Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хэтчер Робин: " Приют Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Приют любви Робин Ли Хэтчер

        Конец XIX века. Североамериканские Соединенные Штаты. Затерявшаяся среди гор долина в самом сердце страны. Но и здесь, в глуши, кипят бурные страсти. Жестокий отец препятствует счастью дочери, коварная соперница обманом разлучает влюбленных, злодей похищает ребенка. И только любовь может преодолеть все преграды, встающие на пути героев… Но удастся ли им спасти саму любовь?

        Ли Хэтчер
        Приют любви

        ЧАСТЬ I

        Как прекрасна юность! Как блистательна она в своих иллюзиях, стремлениях и мечтах.
    Лонгфеллоу, 1874.

        ГЛАВА 1

        Июнь 1873 - «Хартс Лэндинг»[1 - «Хартс Лэндинг» - название местности, округа; дословно - приют сердец. (прим. ред).].
        Солнце умирающими лучами осветило западный край неба, пытаясь послать тепло и свет на уже начинающую остывать землю. Бренетта Латтимер, откинув назад черные, как смоль, волосы, притаилась на изогнутой ветви огромного дуба и ждала. Он скоро придет искать ее.
        Крик жаворонка разорвал тишину сумерек. Интересно, подумала она, наверное, его гнездо где-то поблизости, но сможет ли она отыскать его. И в тот момент, когда она совсем уже собралась покинуть свой тайник и пойти поискать гнездо, голос достиг ее ушей.
        - Нетта!
        Она затаила дыхание, зная, что он вскоре пройдет этой дорогой. Девочка выглянула из своего потаенного местечка сквозь густую листву, напрягая зрение, чтобы видеть в сгущающихся сумерках. Ага, вот и он. Тело ее напряженно застыло.
        - Нетта…  - снова позвал он.
        Когда он проходил под дубом, она выскочила из своего укрытия и с криком прыгнула ему на спину. Он стремительно повернулся, изловчившись, схватил ее запястья своими сильными руками. Она постаралась освободиться прежде, чем он смог бы прижать ее к земле, но без успеха. Борьба закончилась так же быстро, как и началась. Нетта пристально смотрела в смеющиеся глаза отца, зеленая трава щекотала ей щеки.
        - На этот раз я чуть не поймала тебя, папа,  - заявила она.
        Брент Латтимер громко рассмеялся, и морщинки вокруг карих глаз с золотистыми искрами стали глубже. Точно таких же глаз, что и у нее.
        - Да, Нетта. Ты чуть не поймала меня. Еще пару лет - и я стану совершенно беспомощным перед твоими внезапными нападениями.
        Он поднял ее с земли и посадил к себе за спину. Она обхватила руками его шею и удобно пристроила подбородок на плече, когда он направлялся к дому. Большие шаги отца, к ее недовольству, отмеряли расстояние слишком быстро. Она предпочла бы подольше оставаться наедине с самым любимым человеком на свете.
        Когда они приблизились к большому новому амбару, в поле зрения вырос их дом. Это было двухэтажное бревенчатое строение с большими окнами гостиной и столовой комнат. Из этих окон можно было видеть всю панораму «Хартс Лэндинг» - загоны и конюшни, заполненные великолепными лошадьми, пастбища с сочной травой, на которых виднелся скот, резко вздымавшиеся к небу покрытые деревьями горы; флигеля, сараи, амбары - одни чисто выбеленные, другие с потрепанной наружной обшивкой.
        Бренетта любила стоять у этих окон и осматривать все, что принадлежало ее родителям и, следовательно, ей. Ее десятилетнему сознанию это казалось целым миром. Кроме редких и недолгих поездок в Бойсе, местную столицу, Бренетта не припоминала никаких иных мест. Даже их первый грубый домик остался для нее лишь обрывком сна.
        Выглянув из-за плеча отца, Бренетта увидела свою мать, стоявшую на крыльце у парадной двери. Лицо Тейлор Латтимер осветилось улыбкой, когда они приблизились, она мягко покачала головой, поглядывая на них. Бренетта считала свою мать самой красивой женщиной в мире и знала, что ее отец думает точно так же.
        - Вы двое никогда не изменитесь, не так ли?  - окликнула их Тейлор, в голосе ее прозвучал смех.
        Брент поставил дочь на ступеньки крыльца.
        - Надеюсь, что нет. А твое мнение, Нетта?
        - Никогда,  - твердо ответила она.  - Мы останемся такими всегда.
        - Ну что ж, входите. А вам, юная леди, уже давно пора спать.
        - О, пожалуйста. Можно мне совсем чуть-чуть посидеть с вами, папа?  - умоляюще произнесла Бренетта, зная, каким будет ответ.
        - Нетта, ты слышала, что сказала мама. Отправляйся в постель.  - Твердый тон Брента не оставлял места для споров.
        - Да, папа.
        Бренетта потянулась и нежно поцеловала в щеку мать, потом повернулась к отцу, повторив поцелуй. Он ласково похлопал ее по спине, одновременно подталкивая в дом, к ее комнате. Поднимаясь по ступенькам, она слышала, как отец тихо разговаривал с Тейлор.
        - А сейчас, любовь моя, пришло лучшее время дня. Время, когда ты всецело принадлежишь мне.
        Бренетта обернулась и увидела, как они крепко обнялись, настолько поглощенные друг другом, что уже совершенно забыли о ней. Она ощутила внезапную острую боль ревности. Вряд ли она ясно понимала или вообще осознавала соперничество с матерью, но оно существовало.
        Вздохнув, Бренетта продолжила подниматься. До завтрашнего дня она все равно что невидимка для них. Дом вдруг показался ей слишком большим и пустым.
        Брент закончил поцелуй, но лица не отстранил. Он вглядывался в темно-синие глаза жены, глаза, что очаровали его с первой секунды, как он встретил ее почти четырнадцать лет назад. За это время она очень мало изменилась. Волосы были по-прежнему черными, цвета воронова крыла, длинными и непокорными, с выбивающимися завитками. Кожа все еще оставалась молочно-белой, гладкой и нежной, лишь на высоких скулах играл румянец, как и тогда. Тейлор, стройная, как девушка, была вдвое моложе его. И он любил ее всей душой.
        Его мысли вернулись к теплому осеннему дню. Он вспомнил, как впервые увидел ее, лежащую поверх одеяла на том уединенном лугу, с закрытыми глазами и с самодовольной улыбкой на очаровательных губах. Он подумал тогда, что перед ним ангел.
        - Ты где, дорогой,  - шепот Тейлор вернул его в настоящее.
        Он еще раз поцеловал ее.
        - Я вспоминал южную красавицу, в которую влюбился в один солнечный день, в Джорджии.
        Тейлор вздохнула.
        - Это было целую вечность назад, не так ли?  - спросила она.
        - Здесь мы создали более прекрасную жизнь, Тейлор. Я даже и не мечтал, что моя жизнь станет такой полной и такой счастливой. Ты дала мне все это своей любовью. И когда я думаю, как близок я был к тому, чтобы никогда не получить тебя…
        - Тс-с, Брент. Ты ведь получил меня и дал мне намного больше, любовь моя.  - Она поцеловала его в губы, в нос, глаза, снова в губы.  - Пойдем, посидишь со мной на крыльце,  - сказала она, потянув его за руку.
        Они молча сидели, вглядываясь в молчаливую темноту вокруг. Первое время после женитьбы у них был обычай - проводить вместе каждый вечер несколько спокойных мгновений. В самом начале своей любви - до того, как они поженились - они поняли, что ничто не останется неизменным вечно, что поблизости всегда таятся случайности, ожидая своей минуты, чтобы внести хаос в жизнь людей. Война разлучила их, оставив глубокие шрамы в их душах. И когда судьба вновь позволила им соединиться, они поклялись никогда не терять друг друга, никогда не допускать разлук, всегда быть рядом.
        - Знаешь, мне кажется, Нетта начинает ревновать твою любовь ко мне,  - нарушая тишину, задумчиво произнесла Тейлор.
        - Что?
        - Правда, Брент. Она боготворит тебя.
        Брент отстранился от нее.
        - Ты серьезно? Она любит тебя.
        - Конечно, она меня любит,  - ответила Тейлор с терпеливой улыбкой.  - Но тебя она любит сильнее… или по-другому. Я просто подумала, что тебе следует попытаться понять это. Я не хочу, чтобы она… Ах, я хочу только, чтобы она была счастлива…

* * *

        Рори, закрывая дверь амбара, взглянул на главный дом. Он увидел Латтимеров, залитых светом, падающим от окна дома. Они сидели, прижавшись друг к другу, Тейлор положила голову на плечо мужа. На долю секунды ему захотелось стать частью этой спокойной сцены; потом он пожал плечами и направился к своему дому, скользя в темноте, как бесшумное привидение. Движения его бессознательно стали плавными и грациозными - как у его матери - индианки из племени Чейенн.
        В свои пятнадцать лет Рори - «Медвежий Коготь» - О'Хара работал так же, или даже больше, чем любой другой работник поместья. Он не только любил «Хартс Лэндинг», как свой собственный дом, но и от всей души восхищался и уважал Брента Латтимера и питал сильную привязанность к Тейлор. Он был уже достаточно взрослым, чтобы понять, как много Латтимеры сделали для Гарви О'Хара и его семьи в шестьдесят шестом и шестьдесят седьмом годах.
        О'Хара и Латтимеры находились в одном фургоне обоза, направлявшегося в Орегон. Мать Рори, Белая Голубка, и Тейлор стали довольно близкими подругами. Женщины были одного возраста, у обеих росли маленькие дети, требующие заботы и присмотра. Большинство ехавших с ними в обозе презирали и игнорировали Белую Голубку только за то, что она была индианкой и, следовательно, не такой, как они. Их предрассудки злили Тейлор и еще более сближали с новой подругой.
        Неделя шла за неделей, близость столь многих совершенно разных людей начала действовать на нервы. Гарви О'Хара, никогда не отличавшийся спокойным нравом, постоянно находился в центре большинства ссор, многие из которых заканчивались кулачными боями. Так как их жены дружили, обычно именно Брент вмешивался в драки и тащил Гарви назад в его фургон. Таким образом сблизились и мужчины. Когда Латтимеры решили остановиться в Айдахо, О'Хара остались с ними.
        К весне 1867 года «Хартс Лэндинг» уже превратился в реальность. Молодая сила Брента и его благосостояние, вместе с успешным ведением дел на ранчо Гарви О'Хара, который был старше Брента на двадцать четыре года, вызвали бурные изменения в долине среди гор, которую они выбрали и назвали своим домом.
        Гарви никогда в жизни не чувствовал себя более счастливым человеком. У него была юная жена-индианка, которую он страстно любил, хотя и не всегда демонстрировал это; красивый здоровый сын и хорошие друзья рядом. В пятьдесят семь лет он наконец прекратил бродячую жизнь, которую вел до этого, нашел место, где чувствовал себя своим, людей, близких по духу.
        Потом Белая Голубка скончалась при родах. Дочь родилась мертвой. Сон закончился, начался кошмар. И только крепкая дружба удержала его от попыток найти способ самому опуститься в могилу. Теперь все было не таким, как прежде. Некоторое время он продолжал управлять ранчо, но потерял всякий интерес к работе и постепенно отдалился от дел, уединившись в своей хижине. Сейчас, шесть лет спустя после смерти жены, он редко покидал свой маленький домик, проводя дни на крыльце, а ночи с бутылкой.
        Рори встряхнул головой, отгоняя воспоминания. Это были неприятные мысли о прошлом. Он предпочитал думать о временах, проведенных с семьей Латтимер. Тейлор посвящала много часов его обучению, стараясь на всю жизнь привить ему любовь к книгам. Брент учил его работать на ранчо, начиная с самых основ. В прошлом году он уже допустил Рори к работе с конторскими книгами; «сделаешь из парня чертова банкира», ворчал Гарви, но Брента это не смущало.
        Рори находил удовольствие в общении с Бренеттой, хотя старался не показывать это. Иногда он разрешал ей слоняться поблизости, пока делал обычную работу, и время от времени брал ее с собой на рыбалку к одному из горных ручьев. Ему нравился ее радостный смех, заразительная улыбка, так часто сияющая на ее лице, когда они проходили через лес. Иссиня-черные волосы, всегда аккуратно заплетенные в косы, струились вниз по спине, а в карих с золотистыми точечками глазах плясали веселые огоньки, когда она высматривала маленьких лесных зверюшек.
        Рори остановился, глядя на домик, расположенный в стороне от имения, и мысли о Латтимерах исчезли. Он знал, что надо заглянуть и проверить, как там отец. Он также знал, что тот, возможно, храпит в пьяном угаре. Нет, он подождет до утра. Сейчас слишком поздно.

* * *

        Тейлор заметила, как Рори тихо вышел из амбара. Мальчик работает слишком много, подумала она. У него не хватает времени, чтобы просто побыть счастливым. Да и ей надо забыть на время обязанности. Она прижалась к Бренту. Слабый аромат сена, запах лошадей, кожи и пота успокоил ее. Трудно представить, что когда-то она была избалованной, изнеженной дочкой богатого плантатора, девицей, для которой самая главная проблема дня состояла в выборе нового платья. Трудно поверить, что сейчас она счастлива, пройдя через годы войны. Жизнь до Брента казалась всего лишь смутным сном.
        Тейлор взъерошила волосы на затылке Брента. В ответ он крепче прижал ее к себе, откинув ее голову.
        - Ты - очаровательная нимфа, правда,  - охрипшим голосом прошептал он.  - Пойдем в постель, жена.

* * *

        Бренетта тоже видела, как Рори вышел из амбара. Раздвинув шторы на окне спальни, она облокотилась на подоконник, положив подбородок на ладошки. Она видела, как он помедлил, пристально глядя в сторону дома, потом повернулся и исчез среди ночных теней.
        Милый Рори. Ни у кого не могло быть лучшего брата, чем он. И именно так она думала о нем - как о брате, которого у нее нет. Он являлся и ее лучшим другом. Фактически, ее единственным другом, подходящим по возрасту. В «Хартс Лэндинг» не было других детей. Большинство работников ранчо вели холостяцкую жизнь; многие из них оставались только пару месяцев - на время отлова и перегона скота.
        Но Бренетта не представляла ранчо без Рори. Казалось, он всегда был здесь, вытаскивая ее из одной неприятности за другой, часто спасая ее от порки отца.
        - Спокойной ночи, Рори - шепнула она ему вслед.
        Порыв ветра заставил ее взглянуть на небо. Проносившиеся вверху облака заслоняли звезды. Она ощутила запах дождя, тяжело повисшего среди туч, готовых разразиться потоком воды в любую минуту. Ветер подул сильнее, занавески неистово затрепетали по обеим сторонам от нее. Неожиданно трезубец молнии расколол темноту. Молния была ослепительна в своем величии. Вслед за ней сердито загремел гром, сотрясая весь дом своей яростью.
        Заглушая гром, раздался пронзительный крик Бренетты. Войдя в комнату, отец увидел девочку, лежащую ничком, он быстро поднял ее с пола и крепко прижал к своей груди. Бренетта не могла слышать его напевных, вполголоса, утешений из-за грохота грома, собственных воплей и хныканья.
        - Все хорошо, малышка. Папа не даст тебя в обиду. Это просто молния и гром, Нетта. Все хорошо. Ну тише, тише, любовь моя. Все хорошо.
        Потом к утешениям отца добавились слова матери, ее мягкий акцент успокаивал и баюкал.
        - Все скоро кончится, милая. Мама и папа здесь, рядом с тобой. Все хорошо.
        Наконец Бренетте удалось подавить крик, однако она продолжала хныкать и съеживаться от страха при каждом ударе грома. Она закрыла глаза, чтобы не видеть вспышек молний, но не было спасения от продолжающегося грохота и страха.
        Брент покачивал дочь из стороны в сторону, мысленно проклиная погоду… и генерала Шермана.
        Бренетте было только пятнадцать месяцев от роду, когда начался артиллерийский обстрел Атланты. Конечно, она не помнила этого, но с тех пор испытывала неудержимый страх от громких, трескающихся звуков. Вина Брента равнялась ее страху, так как он в то время сражался на другой стороне, будучи офицером янки под командованием генерала Шермана, и вполне мог уничтожить женщину, которую любил, и ребенка, не зная, не понимая этого. Когда Бренетта зарылась лицом в его грудь при следующем гневном раскате грозы, Брент возблагодарил Бога, что сберег их, и молился о том дне, когда Бренетта забыла бы страх.
        Тейлор нежно прикоснулась ладонью к его руке, давая понять, что читает его мысли, что любит и всегда любила его, несмотря на то, был он янки или нет. Чувство вины уменьшалось. Гроза, как будто связанная каким-то образом с его настроением, ослабела вместе с виной. Остался только отдаленный, уходящий за горы, громовой рокот.
        Посмотрев на дочь, Брент обнаружил, что она спит, напряжение медленно сходило с ее тела, мускулы лица расслабились. Он поцеловал ее залитое слезами лицо и осторожно уложил в кровать. Тейлор накрыла ее одеялом, любовным прикосновением смахнула влажные слезы со щек Бренетты.

* * *

        Тобиас сидел на крыльце дома, откинувшись на спинку стула и положив на перила ноги. Это было настоящим представлением, а сейчас он ждал обещанного дождя. Небеса знают, что мы сможем использовать его, подумал он, вновь затягиваясь сигаретой. Он закрыл карие глаза и прислушался. По-прежнему в воздухе носились раскаты грома. Звук напоминал стадо бегущих буйволов. Он улыбнулся. Он любил грозу с громом и молнией, если только она не вызывала пожаров или панического бегства табунов.
        Улыбка исчезла, когда он вспомнил детский крик. Бедный ребенок. Ее явно испугал шум. В другое время она такая радостная и игривая. Откровенное озорство, вот какая она! «Маленькая проказница»,  - подумал он, и улыбка вернулась.
        Тобиас Леви жил в «Хартс Лэндинг» уже больше трех лет. Он появился во время весенней метели, которая за одну ночь завалила их снегом на целый фут. Бренту понадобилась пара дополнительных рук, и Тобиас предоставил свои. После этого он никогда не испытывал желания отсюда уйти. Хотя ему было всего двадцать три года, он оказался незаменимым и сменил Гарви на должности управляющего ранчо. Он хорошо справлялся с работой и любил ее.
        Тобиас жил один, хотя и не по собственному желанию. Это был высокий, стройный мужчина с крепкими от работы руками и спиной, с резкими чертами лица, на котором выделялся длинный тонкий нос; оливковая кожа потемнела от солнца и погоды, а летом его соломенно-русые волосы становились почти белокурыми. Карие глаза могли искриться смехом или пылать гневом. В данный момент они улыбались.
        - Рори!
        За сердитым криком последовал звон разбитого стекла. Гарви О'Хара, пошатываясь, появился в дверях дома.
        - Где, черт побери, этот парень?  - он врезался в одну из опор на крыльце и сердито выругался.
        Тобиас наклонил стул вперед, отбрасывая окурок сигареты. Капли начинавшегося дождя превратились в сплошную пелену, заглушая ругательства Гарви, но Рори уже появился в дверях дома и пристально вглядывался через дождь в своего отца.
        - Нужна помощь, Медведь?  - тихо спросил Тобиас.
        Рори задумчиво покачал головой, его плоское красивое лицо оставалось безучастным, словно он был невосприимчив к стихии. Рори шагнул в завесу дождя и неторопливо направился к дому отца.
        Тобиас покачал головой. Этому парнишке досталось слишком много. Старик Гарви не заслуживает такого сына.
        - Ты где был, парень?  - закричал на него Гарви.  - У тебя совершенно стыда не осталось, раз ты бросаешь своего собственного отца, когда рядом никого нет. И разве ты не знаешь, что от дождя в моих старых больных костях разыгрывается ревматизм?
        - Я знаю, па. Извини,  - ответил Рори. Он взял левую руку отца и обвил ею свою шею, потом обнял правой рукой спину Гарви и, поддерживая стареющего отца, отвел его назад в дом. Осколки разбитой бутылки от виски усеивали пол. Осторожно переступая через них, Рори прошел к кровати. Он помог отцу лечь и начал молча раздевать его.
        - Я тебя не понимаю, парень. Разве я не делал все для тебя, и чтобы сейчас ты оставлял меня здесь совсем одного? Разве я не дал тебе самый лучший дом, где бы ты жил?
        Слова Гарви перешли в невнятное бормотание, и он тяжело опустился на кровать. Рори натянул одеяло поверх одетого в теплое белье тела отца, заполненного виски, и вышел из дома, молча и одиноко, как и зашел сюда.
        ГЛАВА 2

        Июль 1873 - «Хартс Лэндинг».
        - Рори, пожалуйста, позволь мне поехать. Я не буду причинять никакого беспокойства, обещаю.
        Рори взглянул на умоляющее лицо Бренетты, потом повернулся к лошади проверить подпругу. Она затаила дыхание, зная, что лучше не просить снова, пока он решает.
        Наконец он ответил.
        - Если твой отец не возражает, и ты согласна делать все, что я тебе скажу, тогда можно.
        - Ах, Рори, спасибо!  - Она обвила руками его шею и запечатлела влажный поцелуй на щеке прежде, чем броситься на поиски отца.
        Рори покачал головой. Он был уверен, что пожалеет, разрешив ей пойти с ним, но просто не мог сказать «нет». Не дожидаясь одобрения Брента, в котором он не сомневался, Рори пошел в конюшню Чиппера и вывел небольшого гнедого мерина. До того, как вернулась Бренетта, ведя за собой отца, он вычистил лошадь и оседлал ее.
        Увидев оседланную лошадь, Брент посмотрел на кривую улыбку Рори и, посмеиваясь, сказал:
        - Нас легко уговорить, не так ли?
        - Да, сэр. Легко.
        - Ты уверен, что хочешь взять ее с собой?
        Рори пожал плечами.
        - Она знает мои условия.
        - О, да, да, папа, я знаю. Я буду делать все, что скажет мне Рори.
        Ее глаза, копия глаз отца, сверкали в ожидании.
        - Ну что же, иди тогда собирай вещи. Рори готов к отъезду,  - сказал ей Брент.
        Бренетта исчезла, как молния, ее косички неистово трепыхались по спине. Мужчины наблюдали, как она, перескакивая через ступеньки, исчезла в доме.
        - Куда ты направляешься?  - спросил Брент, поворачиваясь к Рори.
        - На восток. В это время года там самая сочная трава, и я отлично знаю этот район. Не волнуйтесь, сэр. Я обязательно буду присматривать за Неттой.
        - Знаю, Рори. Именно поэтому я и разрешил ей поехать.  - Брент внимательно посмотрел на небо.  - С погодой у вас не будет проблем. Сколько ты собираешься отсутствовать?
        - С Неттой - дня четыре-пять. Если к тому времени я их не найду, мне придется привезти ее назад.
        Брент кивнул, надеясь, что Тейлор не слишком рассердится на него за то, что он позволил дочери ехать.
        - Ну что ж, мне надо присмотреть за починкой забора. Удачи, и до встречи через несколько дней.
        Ожидая Бренетту, Рори крепкой рукой поглаживал бока лошади. Это было упитанное животное, созданное для тяжелой работы на ранчо, обладавшее как скоростью, так и выносливостью. Рори, если ему повезет, понадобится и то, и другое в течение следующей пары дней. Лошадь Бренетты, Чиппер, принадлежал к тому же типу; фактически, лошади были наполовину братьями, являясь отпрысками одного и того же производителя.
        - Я готова,  - подбежала к нему Бренетта, часто и тяжело дыша. В руках она держала скрученную постель и флягу. Хорошенькое личико порозовело от возбуждения.
        - Тогда давай отправляться, малышка, пока день в самом разгаре.
        Рори легко подбросил ее в седло, надежно закрепив позади нее сверток.
        Амен-Ра, арабский племенной жеребец лучших кровей. Потомок Шейха Хазада и Таши. Оба родителя были с известнейшего конного завода «Спринг Хейвен», завода, который опустошили на нужды армии. Когда война закончилась, остались лишь Таша и ее трехгодовалый, цвета меди, жеребенок, которые и пришли на запад с Латтимерами. Вскоре после того, как они устроились в долине, Амен-Ра, стремившийся к свободе, вырвался на волю. Он собрал вокруг себя группу кобыл и с тех пор исправно заполнял горы Идаго своими сыновьями и дочерьми.
        На прошлой неделе пять лучших породистых кобыл «Хартс Лэндинга», недавно разлученных со своими детенышами, ушли с пастбища через незаметную дыру в заборе. Не найдя их поблизости, Брент предположил, что Амен-Ра приобрел пять новых жен для своего гарема. Рори должен был найти и привести их назад.
        Бренетта спокойно следовала позади Рори. Она наклонилась вперед в седле, когда они стали взбираться вверх. Они ехали уже несколько часов. Довольно часто Рори останавливался и внимательно осматривался вокруг, его острые глаза читали приметы, которые Бренетта никогда бы и не заметила.
        Достигнув гребня горы, они увидели еще одну долину. Рори снова остановился, свесился с лошади и пригнулся, проведя рукой по земле. Его черные глаза медленно исследовали окружающую их территорию. Скользнув взглядом по Бренетте, он улыбнулся, слегка приоткрыв чудесные белые зубы.
        - Они у него, малыш, и если только мое предположение верно, они направляются в Каньон Дьявола.
        - Мы их увидим сегодня, Рори?  - спросила Бренетта, спрыгнув на землю рядом с ним, желая понять, как он узнал о лошадях и о том, куда они направляются.
        - Нет, не сегодня вечером. Мы разобьем лагерь возле каньона, а утром войдем в него.
        Бренетта пытливо огляделась.
        - А где Каньон Дьявола?  - спросила она.
        - Отсюда его невозможно увидеть,  - ответил Рори, выпрямляясь и показывая на восток.  - Он скрыт за той линией гор. И если мы намерены добраться туда к вечеру, нам нужно ехать.
        В животе у Бренетты заурчало, когда она забрасывала ногу на лошадь, но она не промолвила ни слова о своем голоде, зная, что Рори проявил великодушие, позволив ей поехать, и решила не причинять ему ни хлопот, ни задержек. Она рано усвоила, что Рори любит ее и уделяет ей время, и научилась не тянуть его назад, когда он стремился куда-то попасть. Если его лицо замыкалось, или появлялись гневные искорки в черных глазах, или молчание становилось каменным, значит, пришло время оставить его в покое. Она и сама толком не знала, почему. Но никогда не видела, чтобы он выходил из себя, утрачивая самообладание. Она тонко чувствовала эту грань и повиновалась ей.
        - Нетта, посмотри,  - шепнул Рори.
        Она проследила за его взглядом. У подножия горы, по которой они ехали, находился небольшой зеленый луг. Застыв среди высокой буйной травы, стояла олениха с двумя пятнистыми оленятами. Они уставились на Рори с Бренеттой, и только их белые хвостики быстро и судорожно подрагивали.
        - Рори, они такие хорошенькие!  - забывшись, воскликнула Бренетта.
        При звуке ее голоса они пришли в движение и, перепрыгивая через покрытые дерном камни, бросились под защиту деревьев. Их хвостики стояли торчком, пока они прыгали над папоротниками и кустами, вскоре вовсе исчезнув из вида.
        - О, извини,  - вздохнула Бренетта.  - Я не хотела их испугать.
        Для нее казалось целой трагедией, что они убежали.
        - Мы увидим других, Нетта,  - как само собой разумеющееся, заявил Рори.
        Пока они двигались дальше, Бренетта поглядывала вниз и назад, думая, какой пустынной выглядит лужайка без прекрасных оленей с белыми хвостиками.

* * *

        Тобиас сдвинул шляпу назад, вытирая рукавом рубашки пот со лба. Он, прищурившись, взглянул на безжалостное солнце, потом поправил шляпу и вернулся к работе. Мужчина ремонтировал пастбищный забор в том месте, которое выбили кобылы неделю назад. Установив столб в только что вырытую ямку, он подумал, как хорошо, что Брент не обнес забором все свои земли. Довольно тяжело заботиться и об одном этом, сделанном только для лошадей. Он с большим удовольствием проводил дни, пася стада, чем управляясь с забором.
        - Тобиас!
        Он поднял глаза и увидел скачущую к нему Тейлор, сидевшую боком в седле на прекрасном жеребце, еще одном сыне Таши. На ней был бледно-голубой льняной костюм для верховой езды. Волосы связаны сзади подходящей по цвету лентой, а на голове - модная шляпка, оттенявшая нежный цвет ее лица.
        - Тобиас, ты не знаешь, где Брент?  - спросила она, останавливая лошадь чуть ли не над ним.
        Он отступил на шаг назад, заметив ее пылающие щеки и сердитые глаза.
        - Думаю, он проверяет стадо на южном пастбище, мэм,  - ответил Тобиас, порешив про себя, что, судя по ее виду, Бренту грозят неприятности.
        - Ты знаешь, что он сделал? Он разрешил Нетте поехать с Рори искать этих кобыл! Я только что обнаружила.
        - С ней все будет хорошо, миссис Тейлор, Медведь не допустит, чтобы приключилась беда.
        Казалось, Тейлор немного успокоилась.
        - Ах, Тобиас, я знаю, что Рори позаботится о ней. Но он сам еще мальчик.
        - Нет, мэм,  - мягко возразил Тобиас.  - Я не считаю Рори О'Хара юнцом. С таким отцом, как у него, ему пришлось слишком быстро стать из подростка мужчиной. Медведь знает, как позаботиться о себе и других. Он присмотрит за Неттой.
        - Ну что ж, полагаю, ты прав… Спасибо тебе, Тобиас. Конечно, я слишком сильно волнуюсь. Просто…  - слова иссякли, и она беспомощно пожала плечами.
        Тобиас кивнул и повернулся к заборному столбу. Он покачал головой. Боже, какая женщина, подумал он. Каждый раз, когда он видел ее, ему хотелось оказаться на месте Брента, хотя она и была на семь лет старше его. Любовь, которую они с Брентом питали друг к другу и Нетте, тоже казалась чудом. Появись у него любимая, Тобиас от всего сердца мечтал о таких же нежных отношениях, как у Брента и Тейлор.
        Ей надо было бы иметь дюжину детишек, подумал он. Тогда у нее просто не осталось бы времени трястись над одним ребенком.
        Тобиас повернулся и наблюдал, как она галопом возвращалась домой. Снова покачал головой. Возможно, не существует пространства красивее, чем это. Имение располагалось в огромной круглой долине, уютно пристроившейся в горах, с небольшой речкой, протекающей через самый центр. Обильная трава, плодородная почва. Дом, амбар и другие строения были симпатичными и прочными на случай суровых зим. Брент Латтимер - состоятельный человек, и «Хартс Лэндинг» демонстрировало это. От усадьбы исходил свет процветания.
        - Но и у него есть проблемы, как у любого другого,  - вслух произнес Тобиас.
        Он сел на свою лошадь и повернул на юг. В одном Тейлор права: Бренту не следовало разрешать тем двоим отправляться на поиски пропавших лошадей. Он был уверен в том, что сказал о Рори, но никогда нельзя точно знать, что может произойти в горах. Кроме того, у него появилось гнетущее подозрение относительно того, где прячется Амен-Ра со своими кобылами, и если он прав, у Тейлор более чем достаточно причин для беспокойства.
        Он пришпорил лошадь в галоп.

* * *

        Каньон Дьявола. Название полностью соответствовало месту. Величественные каменные глыбы возвышались по обеим сторонам узкой тропы. Обвисший сланец и крупные камни падали без всякого предупреждения, совершая одномильный полет к долине с сочной травой, спрятавшейся за каньоном, чрезвычайно опасным; это место было любимым убежищем Амен-Ра.
        Кролик поджаривался на костре, и Бренетта голодными глазами смотрела на него. Лошади со спутанными ногами паслись неподалеку. Рори еще раз перевернул кролика, но его мысли были не об обеде, а о завтрашнем дне.
        Он ломал голову над тем, что сейчас делать с Бренеттой. Он не мог оставить ее здесь без присмотра, а переход через Каньон Дьявола слишком опасен. Он вспомнил данное Бренту обещание заботиться о ней, и его хмурый взгляд стал еще мрачнее, густые черные брови сошлись на переносице.
        Неподалеку призрачными звуками заухала сова. Рори обернулся на крик. Они разбили лагерь в скалах в небольшой нише, поблизости с несколькими соснами, охраняющими вход. На одной из веток ему удалось различить силуэт совы. Мерцающие над деревьями звезды оживляли ночное небо, похожее на черный бархат, покрытый бисером драгоценных камней.
        Рори глубоко вздохнул, ощущая, как ускользают напряжение и заботы. Он почувствовал ритм земли, пульсирующий вокруг и внутри него. В подобные моменты он чуть ли не физически ощущал рядом свою мать, спокойная сила и мужество переходили от ее духа к нему.
        - Рори, он уже готов? Я умираю от голода.
        Он повернулся лицом к Бренетте, удивившись на мгновение, что она здесь.
        - Да, малышка, уже готов,  - ответил Рори.  - Я тоже голоден. Давай есть.
        Они быстро разрезали и поделили между собой кролика. Бренетта нетерпеливо вонзила зубы в сочное мясо, наслаждаясь буквально каждым ароматным кусочком. Оба молчали во время еды. Ночь была тихой, за исключением случайных криков совы и мягкого шороха травы там, где паслись лошади.
        Рори наблюдал, как ест Бренетта, и его тревога вернулась. Единственный реальный выход - взять ее с собой, но он не испытывал удовольствия от такого решения. Он чувствовал необходимость защищать ее. Она была связующим звеном между ним и той лучшей жизнью, возможностью стать частью настоящей семьи. Каким-то образом, она могла внести счастье в его жизнь, чего не удавалось никому другому. Он заметил, что веки ее отяжелели: желудок заполнился, голод утолен. Он улыбнулся, опуская оловянную тарелку.
        - Давай ложиться спать, малышка,  - сказал он.
        Бренетта зевнула.
        - Да, я немного устала,  - пробормотала она. Девочка свернулась калачиком под одеялом, положив голову на седло, и моментально заснула.
        Рори расправил одеяло на ее ногах и вернулся к костру. Он добавил еще пару поленьев, потом проверил лошадей перед тем, как самому лечь спать. Им надо отдохнуть. Завтрашний день обещает быть довольно напряженным для них обоих.

* * *

        Тобиас свернул лагерь с первыми проблесками зари. Вчера в краткие оставшиеся светлые часы он гнал лошадь. Напав на след, он еще раз подумал о том, как трудно было убедить Брента позволить ему уехать одному.
        - Боже милостивый, Тобиас! Если ты прав в своих догадках о том, где они могут быть, мне нужно ехать. Что с ними, однако, произошло? Если что-нибудь случится с Бренеттой, я с него живого шкуру спущу.
        - Брент, успокойся, пожалуйста. Во-первых, я не думаю, что Рори имел в виду Каньон Дьявола, когда уезжал отсюда. Он просто направился на восток, следуя за табуном диких лошадей. Но если они в Каньоне Дьявола, у него возникнут проблемы - оставить Нетту одну, когда сам он войдет в ущелье, брать ее с собой или вернуться домой без кобыл. И ты чертовски хорошо знаешь, что последнего он не сделает. Если он будет так близко от них, то не станет возвращаться без лошадей. Во-вторых,  - глубокомысленно заметил Тобиас,  - если ты, в страхе, помчишься за ними, твоя миссис по-настоящему перепугается. Лучше, если ты внушишь ей мысль, что это всего лишь вылазка на пару суток, какие были у них и раньше.
        Брент обдумал его слова и в конце концов согласился. Тобиас оседлал свежую лошадь и поспешно выехал, но странное гнетущее чувство беспокойства становилось сильнее с каждой пройденной милей. Сейчас он сам находился на расстоянии пары часов езды от каньона и видел следы проезжавших днем раньше этим путем. Бренетта и Рори.
        Если бы только меня не покидало постоянное ощущение, что что-то случится, подумал он, подгоняя лошадь. Он не терял времени на восхищение ландшафтом вокруг. Он не замечал суровой красоты слегка окрашенных пурпуром гор, высоких сосен и белых берез, гранитных скал, черных, как смоль, и обожженных коричневато-желтых сланцев, разноцветья диких цветов, небольшими группками покрывавших землю. Его единственной мыслью было скорее достичь каньона.

* * *

        Ноздри Амен-Ра сердито подрагивали. Он повернул голову по ветру, грива легко танцевала над его шеей. Ведь рыжий, он блестел, как хорошо отполированный и совершенно новый цент. Толстая шея жеребца была изогнута, а сильное мускулистое тело, казалось, готовилось к полету.
        Конь почуял опасность, но еще не видел ничего, подтверждающего ее. Он фыркнул и, тряхнув огненной головой, быстро спустился с выступа. В раздражении он кусал и пощипывал кобыл, сгоняя их ближе друг к другу.
        Наконец он оставил их мирно пастись, но сам был настороже, его инстинкты после многих лет вольной жизни отточились до полного совершенства.
        Бренетта пристально разглядывала отвесные стены каньона. С ее точки зрения, они намного продвинулись, а в действительности - всего лишь на фут. Она следила за дыханием и страстно желала очутиться снова в лагере, а еще лучше - дома.
        Бренетта направляла Чиппера вдоль узкой тропы строго за лошадью Рори. До того как войти в каньон, он предупредил, чтобы она не шумела и осторожно ступала. Им не только не хотелось получить удар от сорвавшихся камней, но и не возникало желания предупреждать лошадей о своем присутствии.
        Сначала Бренетта не боялась. Слишком возбуждающей была мысль, что она увидит легендарного Амен-Ра и его кобыл. Сейчас ей хотелось знать как Рори собирается выводить лошадей, если все же поймает их. Эти дикие лошади явно не будут спокойно следовать за ним, как это делает она.
        Губы Бренетты сложились в жесткую, беспокойную линию, недовольные морщинки залегли на лбу. Она хотела отругать Рори за то, что он привез ее сюда, но не осмеливалась, злясь еще больше. Поездка переставала быть забавной. Она превратилась в тяжелую работу. Солнце безжалостно заливало каньон, жара усиливалась из-за камней. Даже легкий ветерок, несущий облегчение, не достигал тропы. Сама тишина стала гнетущей.
        Бренетта почувствовала, что ей хочется плакать. Это был плохой день.

* * *

        Зола в их костре уже остыла; следы вели дальше в каньон. Тобиас поднялся с земли, вытирая о джинсы запачканные сажей руки и разбрасывая пепел носком ботинка. Потом взглянул на солнце. Он высчитал, что идет за ними с разрывом часа в четыре. Потянувшись через седло, он достал фляжку. Сделав большой глоток, намочил цветной платок, протерев им лицо и шею, потом снова повязал его вокруг горла. Тобиас натянул пониже край шляпы, чтобы тень лучше падала на глаза и уселся в седло.
        Нет смысла терять время, подумал он. Черт бы побрал этих юнцов. Он думал, что у них больше здравого смысла, особенно у Медведя.
        Но Тобиас знал, однако, что Рори не просто злостный упрямец. Возможно, он слишком уверился в собственной способности справляться с любыми трудностями. Въезжая в каньон, он надеялся, что не окажется лицом к лицу с группой лошадей, панически несущихся с другого конца каньона.

* * *

        За Каньоном Дьявола открылась безмятежная долина, трава оставалась зеленой и сочной, благодаря подземным источникам и многочисленным деревьям, дающим тень. Единственный другой путь отсюда кроме того, по которому они пришли, лежал через крутые, неприступные горы; путь напряженный и слишком трудный.
        Рори позволил сорваться с губ краткому вздоху облегчения, когда тропинка привела в ожидаемую долину. Он сделал Бренетте знак молчать, пока выискивал глазами свою добычу. Не обнаружив в поле зрения кобыл, он кивнул, чтобы девочка шла за ним.
        - Первое, что нужно сделать,  - тихо сказал он,  - закрыть этот выход. Ты можешь мне помочь?
        Сейчас, когда каньон остался позади, к Бренетте вернулось стремление к приключениям.
        - Конечно, смогу,  - возмущенно прошептала она.
        - Хорошо. Давай привяжем лошадей и возьмемся за дело. Они могут появиться в любой момент, и мы должны быть готовы.
        Они направились к густым зарослям высоких сосен, где надежно привязали лошадей, но оставили их оседланными на случай, если те потребуются им очень скоро. Потом снова вошли в каньон. В первом же узком месте они уложили столько крупных камней, сколько смогли. Потом притащили поваленные непогодой высушенные стволы сосен и соорудили примитивный забор высотой около пяти с половиной футов. Рори знал, что тот не сможет противостоять сильному напору, но надеялся, что загромождение заставит лошадей повернуть, если они побегут этим путем.
        - Пошли, малышка,  - сказал он, когда они выпрямились и рассмотрели плоды своего труда.  - Давай поглядим, сможем ли мы найти наших пропавших кобыл.
        И Амен-Ра, мысленно добавили они оба.
        Они пошли дальше пешком, держась под прикрытием деревьев и карабкаясь через камни. Потребовалось почти двадцать минут, чтобы отыскать их.
        Табун состоял примерно из двадцати пяти лошадей, из пяти взрослых из «Хартс Лэндинга», шести-семи годовалых и около десяти сосунков. Амен-Ра стоял в стороне от других. Время от времени он поднимал голову от травы и осматривал свое окружение, осторожно втягивая носом воздух, потом продолжал есть.
        Рори и Бренетта подползли на животе чуть вперед, чтобы получше рассмотреть их. Пять кобыл, за которыми они пришли, держались вместе, отдельной группой. Они похудели, на телах выделялись царапины и следы от укусов. Это были племенные кобылы, избалованные с рождения. Их использовали только для воспроизводства потомства. Они не были пригодны для дальнего передвижения, потребовавшегося от них в прошедшую неделю.
        - Рори, посмотри!  - восторженно прошептала Бренетта.
        Следя за направлением ее вытянутого пальца, он заметил кремовую, высокую, с сильными ногами кобылу, щипавшую траву возле деревьев. У нее была изящная, аккуратная головка с широко посаженными глазами.
        - Одна из его лучших добыч,  - прошептал он в ответ.
        - Нет, нет! Не эта. Жеребенок.
        Рори взглянул еще раз. Немного спрятавшись за мать, стояла длинноногая однолетка. Кобыла прошла вперед, оставляя жеребенка на виду. Он полностью заслуживал восхищения Бренетты. Видя его перед собой, Рори понимал это лучше, чем она; блестящая медь кожи жеребенка казалась огненной и горячей. У него была прекрасно вылепленная голова матери, и он унаследовал сильное телосложение обоих родителей. Он явно подавал большие надежды.
        Рори дал знак отползать от края выступа. Пришло время обсудить, как поймать кобыл, за которыми они пришли.

* * *

        Сейчас Амен-Ра был уверен. Он мог почувствовать их запах. Запах людей, кожи и чужих лошадей заполнял его ноздри. Он зло тряхнул головой, прыгнул вперед, возвещая об опасности. Оскалив зубы, он согнал замечтавшихся и отставших коней. Придя в движение, повел своих подопечных к каньону.
        Два всадника появились слишком поздно, чтобы вернуть их, и он воинственно и радостно заржал. Грохот копыт, звучавших в безукоризненном ритме, усиливался в закрытом пространстве долины. Один из людей направил свою лошадь вперед, тщетно пытаясь достичь каньона раньше их.
        С вытянутой головой, развевающимся хвостом Амен-Ра стремительно ворвался в каньон. Неожиданно перед ним замаячила баррикада. За короткое мгновение он приготовился для прыжка. Затем, словно из ниоткуда, за забором вырос еще один человек, выстреливший из ружья поверх его головы. Амен-Ра повернул и с оскаленными зубами ворвался в табун растерявшихся и напуганных кобыл, уводя их назад по пути, по которому они и пришли. Прежде, чем он смог достичь выхода, два человека в долине повернули несколько лошадей из его табуна в сторону крошечного глухого местечка в горах - естественного загона.
        В ярости он остановил остальных, чтобы они не последовали за уже пойманными. Затем в воздухе пролетела веревка, просвистев возле уха, и он пронзительным криком выразил свое бешенство. Встав на дыбы, он бил копытами воздух, ударив при этом ничего не подозревающую лошадь одного из нападавших. С горящими глазами он повернул остатки табуна к противоположной стороне долины - к горам и свободе.

* * *

        Тейлор сидела в тени на крыльце, шитье праздно лежало у нее на коленях. Скоро придет Брент, и надо проверить обед, но вместо этого она сидела, предавшись мечтам. Последние четыре дня были ужасно тихими из-за отсутствия Бренетты. А так как уехали и Рори с Тобиасом, ранчо казалось совсем опустевшим. По вечерам создавалось впечатление, как будто только они с Брентом и существуют в имении.
        Со вздохом Тейлор уронила шитье в корзину возле стула. Она знала, что ей лучше всего заняться делом, иначе Брент вернется к пустому столу. Когда она встала, то мельком увидела всадников. Они возвращаются с лошадьми!
        - Брент! Брент, они вернулись,  - крикнула она в сторону амбара.
        Тейлор сбежала вниз по ступенькам, остановившись у небольшого белого забора, который окружал лужайку. Когда она поняла, что может различить только двоих всадников, то, подобрав юбки, снова побежала вперед.
        Бренетта свернулась калачиком на руках Тобиаса, она крепко спала. Цветной платок был повязан вокруг головы, скрывая порезы и фиолетовые синяки, которые она получила, ударившись о землю.
        Чиппер, с разорванным во время нападения Амен-Ра боком, прихрамывал вместе с кобылами.
        - Тобиас, что случилось?  - крикнула Тейлор, когда они подъехали ближе.
        Тобиас остановил лошадь и передал Бренетту ее отцу, подошедшему вслед за Тейлор.
        - Просто пара царапин, мэм. С ней все хорошо; немного устала, а так все в порядке.
        Бренетта открыла глаза. Увидев родителей, она прошептала:
        - Он был самой прекрасной лошадью, которую я когда-либо видела, у него есть маленький огненный жеребенок, который будет еще красивее.  - На мгновение она закрыла глаза, потом снова открыла их, поворачивая голову.  - Спасибо тебе, Рори, что позволил поехать. Спасибо, Тобиас.
        Тейлор поцеловала дочь в лоб. Она поблагодарила глазами Тобиаса за то, что благополучно доставил Бренетту домой. Потом быстро пошла вслед за Брентом в дом, ее семья стала по-прежнему полной.
        ГЛАВА 3

        Декабрь 1873 - «Спринг Хейвен»[2 - «Спринг Хейвен» («Приют Весны»)  - название местности, округа (прим. ред).].
        Мариль Беллман потуже стянула шаль на плечах, защищаясь от холодного ветра, задувавшего в окна и щель под дверью. Письмо Тейлор и чек из банка лежали перед ней на столе. Она потерла глаза, чувствуя, как напряжение сковывает лоб и стучит в висках; сейчас она была не в состоянии выдержать еще один приступ ярости Филиппа.
        Она встала и подошла к окну, раздвинув тяжелые потрепанные портьеры. Лужайка перед ее домом была коричневой и заброшенной. Последние десять лет за садом и растениями не ухаживали должным образом. Филипп работал, не покладая рук, но при каждой его попытке янки выдвигали очередную преграду, не давая им добиться успеха. Вдобавок к попыткам выращивать хлопок и извлекать прибыль из земли, ее муж каждую неделю проводил несколько дней в городе, в своей юридической конторе, хотя работы у него там было мало. Большинство людей слишком обнищали, чтобы нанимать адвоката; они едва могли прокормиться сами. Поэтому многие из старых плантаций исчезли. Одни были разрушены во время войны; другие проданы за неуплату налогов и стояли пустыми - или, еще хуже, их заняли грязные «саквояжники»: бедняки из белого населения южных штатов. Если бы не помощь Брента Латтимера, та же самая участь давным-давно постигла и Спринг Хейвен. Если бы только он не был сам янки!
        Мариль старалась не держать злобу. Ребенком она не жила в роскоши, а когда вышла замуж за Филиппа, на пороге стояла война. Но хотя бы раз - только раз - ей хотелось прожить один день, не беспокоясь о деньгах.
        Она нежно провела пальцами по портьерам, осмотрев затем комнату. Мебель выглядела облезлой, деревянные полы - истертыми и тусклыми, ковры изношенными. Но она смотрела на них глазами своей юности, когда приехала сюда погостить к своей лучшей подруге, Тейлор Беллман, и заигрывала с ее красивым старшим братом, Филиппом, который, казалось, вовсе не замечал ее существования. Она представила вечеринки, где столы ломятся от закусок, комнаты заполнены очаровательными элегантными людьми, самой насущной заботой которых являлась одна болтовня.
        Но война изменила все.
        - Мисс Марле, этот мальчишка притащил в свою комнату еще одну тварь. Я не собираюсь убирать по новой. Просто не буду.
        Мариль подняла на нее взгляд и вздохнула.
        - Я обо всем позабочусь сама, Сьюзен. Не волнуйся.
        - Не волнуйся, говорите. Все, что мне осталось - одни заботы. Но нет, она говорит…  - голос Сьюзен затихал по мере того, как она спускалась в холл.
        Мариль вздохнула еще раз. Старая Сьюзен находилась с Беллманами с самого рождения. Она не знала точно, сколько ей лет, но предполагала, что около шестидесяти, может быть, больше. Перед концом войны Тейлор предоставила Сьюзен свободу, но она осталась прислуживать «Маста» Филиппу, его жене и их детям. Она отказалась от жалования, которое, по закону, должна была получать, поэтому все эти годы Филипп переводил его на банковский счет на ее имя. Это была преданная старая служанка, и дети любили ее, но Мариль всегда считала ее слегка деспотичной.
        По дороге из комнаты Мариль взяла почту, просмотрела и сунула ее в карман передника, решив прочитать позднее.
        Как она и думала, Мариль нашла сына в его комнате со щенком-дворняжкой, оба они прятались под кроватью. С ними была и его сестра Меган Катрина.
        - Вылезайте, все,  - приказала Мариль. Она подождала, пока они повозились, поворчали и вылезли наконец, встав перед ней с робко опущенными головами.
        - Что ты знаешь о домашних животных в этом доме?
        Девятилетний Мартин Филипп посмотрел на свою младшую (моложе только на десять месяцев) сестру, потом ответил:
        - Нам нельзя держать их, потому что из-за них Алистер кашляет и чихает.
        - А когда вы не слушаетесь, то что тогда?
        - Тогда все приходится вычищать и выскабливать,  - виновато ответила Меган.
        - А кто,  - продолжала Мариль,  - должен тереть и чистить?
        В один голос дети ответили:
        - Сьюзен.
        Мариль окинула их строгим взглядом, откидывая с лица прядь белокурых волос.
        - Да, но не на этот раз. Сегодня вы оба должны будете убрать эту комнату и детскую. Понятно?
        Они кивнули.
        - Хорошо. А сейчас отведите собаку на улицу, где она будет на своем месте.

* * *

        Филипп быстро ехал по дороге. Наступило резкое внезапное похолодание. Филипп едва ли замечал пейзаж, мимо которого проезжал, настолько сильно он был погружен в раздумья. Рождество через неделю, а денег на подарки в детские чулки нет.
        Филипп Беллман выглядел лет на десять старше своих сорока двух. В темных волосах виднелись седые пряди. От тревог и забот вокруг голубых глаз и на лбу пролегли глубокие морщины. Его все еще мучили приступы лихорадки, которую он подхватил в шестьдесят четвертом году, так и не обретя снова свое железное здоровье. Возможно, будь у него время на отдых и больше хорошей еды…
        - Долиддаб, туда,  - он щелкнул кнутом, подгоняя лошадь к дому, где его ожидали теплый огонь и любящая Мариль.
        Одна мысль о ней вызвала улыбку на его лице. Они женаты уже почти тринадцать лет, а с каждым днем он любил ее все сильнее. У них четверо детей - три мальчика и дочь. Казалось, что Мариль и дети остались единственными лучами солнца в его жизни. Если бы только… если бы только «Приют Весны» снова стал таким, каким был когда-то.
        Он свернул на подъездную аллею, и перед ним открылась усадьба. Это был все еще красивый и гордый дом с прямыми широкими колоннами, несмотря на то, что краска местами облупилась. Приют для тех, кто любит эту землю, как и обещало ее название. Но «Приют Весны» сейчас стал тяжелым камнем, висевшим на его шее. Налоги на землю росли с каждым годом, и снова перед ним стояла опасность потерять имение или продать часть земли, которая принадлежала Беллманам почти сто лет.

* * *

        Меган старательно отмывала стены детской. Она была одна в комнате, Мартин исчез, кое-как протерев пол. Она и не возражала. Для разнообразия хорошо побыть в тишине и спокойствии. Наличие трех братьев вызывало у нее иногда страстное желание быть единственным ребенком в семье.
        Меган была хорошенькой невысокой девочкой, унаследовавшей золотистые волосы матери и голубые глаза отца. Она всегда казалась готовой помочь, выполнить какую-то работу, если нужно, но часто, под влиянием рассказов матери, предавалась мечтам о жизни до войны, желая, чтобы у них были десятки слуг, и они устраивали бы многолюдные приемы с музыкой и танцами, и…
        Услышав звук въезжающего в аллею кабриолета, она подбежала к окну. Да, это папа! Она бросила тряпку в ведро и помчалась вниз по лестнице приветствовать его.

* * *

        Мартин Филипп был высоким, худощавым мальчиком с темно-русыми волосами и большими карими глазами, доминировавшими на его продолговатом лице. Когда отец остановил кабриолет перед домом, он устроился на сене в амбаре над стойлами. Щенок-дворняжка, из-за которого он впал в немилость матери, свернулся у его ног с совершенно невинным видом.
        Мартин потрепал уши собачки, ему хотелось, чтобы сейчас была весна и не так холодно. Тогда они могли бы пойти поохотиться на лягушек или еще кого-то. Он чувствовал злость и раздражение, как перед дракой. Почему ему нельзя привести Генерала в дом? Если бы Алистер не был таким малышом, он мог бы держать собаку в доме. Зачем ему вообще такой глупый брат? Все, что он делает - это причиняет заботы другим.
        Пнув ногой рыхлое сено, Мартин подошел к лестнице. Он взял Генерала под мышку и спустился с ним вниз.
        - Ты останешься здесь, Генерал. Я пойду ужинать. А если ты заметишь каких-нибудь янки, пока я буду отсутствовать, убивай их.
        Он сунул руки в карманы брюк, которые уже стали ему коротки, и поспешил к дому. Войдя в парадную дверь, он услышал повышенный голос отца.
        - Разве он не мог подождать, пока я попрошу его об этом? Так ли уж обязательно утирать мне нос? Может, у нас был бы хороший год. Может, нам не понадобились бы его подаяния. Разве он не знает, какие возникают у меня чувства, когда мы получаем эти чеки от него? Мне плевать, что он - брат моей жены; он по-прежнему янки. Всегда был им, им и останется.
        - Филипп, вспомни,  - умоляюще произнесла Мариль,  - он спас «Приют Весны» для тебя, для всех нас. Если бы не его помощь, все уже давным-давно превратилось бы в прах. Пожалуйста, дорогой, не надо так. Ты знаешь, что нам нужны эти деньги. Пожалуйста, успокойся.
        Мартин, застыв, стоял в дверях. Звук, который он слышал сейчас, был ужаснее, чем все слышанные им прежде. Его отец плакал. Рыдания вырывались из его горла с болезненными вздохами. Он продвинулся вперед, чтобы заглянуть в библиотеку. Мама убаюкивала отца, прижав его голову к груди, а по щекам ее сбегали слезы.
        - Бог свидетель, я пытался, Мариль,  - рыдал Филипп.  - Мы знали… мы все знали, что будет нелегко, но… но они не позволяют нам жить. Они втаптывают нас в грязь каблуками своих паршивых сапог.
        Филипп остановился, поднял голову и пристально взглянул в глаза жены.
        - Посмотри на меня,  - хрипло прошептал он.  - Я - неудачник, Мариль. Я - старик в сорок два года. Когда мы поженились, я был богат; передо мной раскрывалась многообещающая жизнь, процветающая плантация, самая лучшая в Северной Джорджии. А сейчас у меня четверо детей и измученная работой жена. Я хочу дать тебе весь мир, а вместо этого вынужден принимать милостыню.
        Мартин круто повернулся и поспешно направился назад к амбару. Он прислонился к амбарной двери, его лицо тотчас покрылось смертельной бледностью, суставы сжатых в кулаки пальцев побелели.
        - Я достану их. Я рассчитаюсь с ними за все, что они сделали с моим отцом - со всеми нами. Я клянусь. Я заставлю проклятых янки заплатить.
        ГЛАВА 4

        Март 1874 - «Хартс Лэндинг».
        Тейлор сидела за туалетным столиком, щетка для волос застыла на полпути в воздухе. Она склонилась ближе к своему отражению, рассматривая крошечные морщинки вокруг глаз. Поискав предательскую седину в волосах, но не найдя никаких ее признаков, она улыбнулась. Тейлор действительно выглядела моложе своих тридцати одного года.
        Синие глаза затянулись мечтательной дымкой, пока она опускала щетку на столик. Как давно у нее не было подобного чувства! Это слишком хорошо, чтобы быть правдой.
        - А, ты здесь, моя красавица.
        Брент небрежно оперся о дверной косяк, наслаждаясь картиной. Его взгляд вызвал вспышку румянца на щеках Тейлор и улыбку на ее губах. Брент пересек комнату и привлек жену к себе, обнимая и звонко целуя.
        - Посмотрите-ка,  - сказал он, отпустив ее.  - Я все еще способен заставлять тебя краснеть.
        - Вы себе льстите, сэр. Сегодня розы на моих щеках цветут совсем от других мыслей.  - Тейлор кокетливо подмигнула и сделала реверанс.
        - Скажи мне, кто он,  - в притворном гневе воскликнул Брент.  - Я вытащу и четвертую его.
        Шутливость исчезла из голоса Тейлор.
        - Серьезно, дорогой, у меня действительно есть еще один.  - Она подняла глаза и, встретившись взглядом с мужем, сказала: - У меня будет ребенок.
        В спальне установилась невероятная тишина. Рот Брента постоянно двигался, но ни единого звука не вырывалось наружу. Тейлор увидела потрясение на его лице.
        - Брент, все нормально? Ты ведь ничего не имеешь против, не так ли?
        - Против?  - закричал он, обретя, наконец, голос.  - Против? Ребенок! У нас ребенок? Я даже не думал… я уже сдался… Может, тебе надо сесть или… или еще что-нибудь?
        Тейлор расхохоталась радостным, звенящим смехом.
        - Не шути. Я не сломаюсь. Может быть, тебе следует присесть. Ты выглядишь не очень хорошо.
        Он послушно сел, потянув ее за собой на кровать, и поцеловал еще раз, сейчас уже нежным, идущим из глубины сердца поцелуем.
        - Я люблю тебя, миссис Латтимер,  - прошептал он.
        - И я люблю тебя, мистер Латтимер. Я люблю тебя.

* * *

        Бренетта сидела на заборном столбе, зацепившись каблучками ботинок за нижнюю перекладину. На ней была одета рубашка с длинными рукавами и джинсы. Косы уложены вокруг головы и спрятаны под фетровую шляпу с широкими полями. Она мрачно разглядывала лошадей.
        Ребенок. У мамы будет ребенок. Она вспомнила сияющее лицо отца, нежную улыбку матери и почувствовала себя совсем покинутой. На ее место они возьмут другого.
        - Эгей, Нетта. Как там наш урожай сегодня?  - спросил Тобиас, вспрыгивая на забор возле нее.
        Она пожала плечами, желая, чтобы он убирался прочь, но Тобиас уже заметил выражение ее лица и остался.
        - Что случилось, баловница? Ты выглядишь так, как будто потеряла последнего друга.
        - Именно так,  - она повернулась и взглянула на него, потом зловеще добавила: - Полагаю, что здесь нет тайны, поэтому я могу сказать тебе, у мамы будет ребенок.
        - Но, Нетта, это же чудесная новость! Твой отец всегда хотел побольше ребятишек. Ну-ка, посмотри на этот большой дом, который они выстроили, и который вы втроем пытаетесь заполнить.
        Ее глаза быстро наполнились слезами.
        - Но, Тобиас, они не будут любить меня так сильно, когда рядом появится малыш. Папа… папа не захочет больше иг… играть со мной.
        - Глупышка,  - грубовато произнес Тобиас, обнимая ее за плечи,  - разве ты не знаешь, что любовь невозможно исчерпать? Чем больше людей ты любишь, тем больше любви, которую ты отдаешь, образуется у тебя внутри. Невозможно, чтобы на кого-то не хватило любви. Любовь не иссякает. Никогда.
        - Это действительно верно, Тобиас?
        - Стал бы я тебе врать, принцесса? Конечно, это правда.
        Заполненные слезами глаза Бренетты вернулись к лошадям и новым жеребятам в загоне. Ей всегда нравилась весна - появлялись детеныши: жеребята и телята, поросята, щенки, котята. Если Тобиас прав, то, возможно, маленькая сестричка или брат тоже будет неплохо. Она смахнула слезы рукавом рубашки и громко вздохнула.  - Спасибо, Тобиас. Я действительно чувствую себя лучше.
        Он отпустил руку и спрыгнул с забора.
        - Никаких проблем, Нетта. Рад, что смог помочь тебе.

* * *

        - Что это означает, что больше нет? Тогда найди мне еще. Или ты позволишь собственному отцу умереть от жажды?
        Рори подхватил пошатнувшегося отца.
        - Па, мне жаль, но я не пойду просить у Латтимеров, а сейчас взять больше негде.
        - Не пойдешь? Ты не будешь делать то, что я говорю тебе? Какой же ты тогда сын?
        Гарви отступил назад и уставился в одну точку затуманенными зелеными глазами. Неожиданно его рука рванулась вперед, опустившись на челюсть Рори. За резким треском последовала гнетущая тишина. Лицо Рори оставалось совершенно бесстрастным, когда он посмотрел на отца.
        - Ради любви Святого Кристофера, парень! Неужели в тебе нет никаких чувств?  - закричал Гарви и рухнул в глубоком обмороке.
        Рори подхватил его и перетащил на кровать. Он смотрел на отца, на его рыжие волосы и такую же бороду, припухшее бессмысленное лицо, и чувствовал, как появляется в груди знакомая боль.
        - Да, отец, у меня есть чувства,  - прошептал он, потом повернулся и вышел из пропахшего дерьмом домика.
        Рори стремительно подошел к своей привязанной лошади. Он расстегнул подпругу и стащил седло. Схватившись за гриву, Рори вскочил на лошадь и повернул к горам. Будь кто-либо поблизости в этот момент, застывшее, как гранит, лицо юноши пресекло бы любые расспросы.
        Путь к вершине был не из лёгких, особенно без седла, но усилия и напряжение снимали, казалось, тяжесть с плеч. К тому времени, как он достиг вершины, в голове Рори прояснилось, хотя на сердце все еще было тяжело.
        Он сел, скрестив ноги, на скалистом выступе, закрыл глаза и слушал, как лошадь щиплет траву, как ветер свистит среди острых вершин, как раскачиваются деревья. Далеко внизу, в долине, он различал приглушенное мычание коров.
        - О мама,  - шептал он,  - я так одинок. Мое сердце все выжато.

* * *

        Брент расслабился в седле. Для столь раннего времени года день был необыкновенно теплым, и он наслаждался легким ветром и солнечными лучами, осматривая стадо. Животные возвращались с зимнего пастбища. Брент с удовольствием заметил, что выглядели они хорошо.
        Он слегка выпрямился в седле, увидев скачущего к нему Тобиаса и мужчину, незнакомого ему. Они пробивались через середину стада, разделяя его, как расходящиеся потоки воды. Пока они приближались, Брент внимательно изучал незнакомца. Это был большой мужчина, как по росту, так и по весу. Длинные темно-русые лохматые волосы окаймляли чисто выбритое - не считая густых усов над тонкими губами - рябое лицо. Лошадь под ним вполне соответствовала ему по размерам, взмыленные бока ее прикрывала накидка из оленьей кожи.
        Тобиас перешел на шаг и остановился возле Брента.
        - Мистер Латтимер, это - Джеймс Хансон. Он говорит, что купил недавно земли Боуманов. Он поехал этим путем, чтобы встретиться с вами и посмотреть место.
        - Рад познакомиться с вами, мистер Латтимер,  - сказал незнакомец, протягивая руку.
        Брент неохотно пожал ее. У него появилось странное ощущение неприязни и недоверия к новому соседу. Причин для этого не было; просто что-то в нем самом…
        - Когда вы выкупили имение Боуманов, мистер Хансон?  - спросил он.
        - Зовите меня Джейк. Сделку завершили на прошлой неделе. Старик и его жена уедут к концу месяца. Тем временем я и моя дочь Ингрид подыщем чуть больше скотины вдобавок к тому, что продали нам Боуманы.  - Он замолчал и оглядел стадо.  - А как вы называете этих? Это явно не Лонхорнсы,  - добавил он со смешком.
        - Эта порода - Херефорды, мистер Хансон. Их привезли сюда из Англии в начале столетия. Я пытаюсь доказать, что они смогут с успехом существовать и на Западе. До сих пор мне это удается неплохо, как вы сами можете видеть.
        - Наверное, им тут нравится. А как насчет лошадей? Слышал, что они у вас тоже особенные.
        Брент похлопал свою лошадь по шее.
        - Да, тешу себя мыслью, что в них течет хорошая кровь,  - только и сказал он.
        - Есть какие-нибудь на продажу?  - настаивал Джейк, его близко посаженные глаза с жадностью бегали по жеребцу под Брентом.
        - В данный момент, нет,  - ответил Брент,  - особенно для тебя,  - мысленно добавил он.  - Нам самим хотелось бы иметь больше.
        - Ну что ж, мистер Латти… то есть Брент, не так ли? Полагаю, что скоро перееду. И так как теперь мы близкие соседи, уверен, что будем видеться часто.  - Он повернулся к Тобиасу.  - Спасибо, что проводили меня сюда. Да, вы не назвали мне своего имени, чтобы я должным образом отблагодарил вас.
        - Тобиас Леви.
        Брови Хансона поползли вверх; дружеская улыбка исчезла.
        - Звучит по-еврейски, не так ли?
        - Возможно, потому что мои родители были евреи.
        Их глаза встретились и задержались в безмолвном поединке. Брент заметил неприкрытое презрение Джейка и негодование Тобиаса перед лицом предрассудков. Наконец, он ударом ноги направил лошадь вперед и встал между двумя противниками.
        - Тобиас, проверьте с Сэмом телят; видишь, он уже подъезжает.
        Брент почти физически ощущал, что воздух заполнен ненавистью, но Тобиас, в конце концов, прервал битву взглядов и поехал выполнять поручение.
        - Вы явно наняли управляющим довольно странную личность, Латтимер,  - с презрительной усмешкой сказал Джейк.
        - Мистер Хансон, боюсь, что мне тоже надо ехать. Желаю Вам всего наилучшего на новом месте.
        Джейк понял, что пора прощаться. С потемневшим лицом он буркнул отрывистое «до свидания» и поскакал прочь.
        У Брента возникло чувство, что он съел какую-то гадость, настолько сильным был ужасный привкус во рту. Он точно знал, что Хансон кое для кого представлял угрозу и неприятности. Он относился именно к такому типу людей.

* * *

        - Мама, можно поговорить с тобой?
        Тейлор повернулась от окна, на которое вешала новые занавески.
        - Конечно, милочка. Дай только я положу их вниз.
        Она повесила шторы на высокую спинку стула у обеденного стола, потом сделала знак Бренетте сесть за длинный, окрашенный под ореховое дерево стол.
        - Я только что заварила чай, ты выпьешь немного со мной?  - спросила она Бренетту.
        - Да, спасибо.
        Обе хранили молчание, пока Тейлор доставала чашки и разливала чай. Она с мягким шелестом юбок устроилась на стуле и взглянула на Бренетту в пыльной рубашке и холщовых штанах, но подавила желание отослать ее в комнату вымыться и переодеться.
        Бренетта слегка покусывала нижнюю губу, нахмурив брови, и двигала чашку по блюдцу. Тейлор терпеливо ждала, пока она заговорит, совершенно точно зная - в чем проблема.
        - Мама,  - начала, наконец, Бренетта,  - почему ты хочешь ребенка?
        Тейлор улыбнулась; ее синие глаза смягчились.
        - Нетта, малыш - это всего лишь часть выражения любви между мужчиной и женщиной. Именно потому, что твой отец и я любим друг друга, мы будем так счастливы иметь еще одного ребенка. Так же сильно хотели и тебя.  - Она наклонилась вперед и взяла руку Бренетты.  - Дорогая, мы с папой любим тебя очень, очень сильно. Ты была сокровищем и радостью в нашей жизни; вот почему мы с таким волнением ожидаем еще одного малыша. Вот увидишь, вчетвером мы станем вдвое счастливее.
        Пока она говорила, Бренетта внимательно наблюдала за ней, в ее хмуром взгляде явно читалась неуверенность.
        - Вы по-прежнему будете любить меня?
        - Любить тебя! Конечно, будем!
        - И вы не отошлете меня куда-нибудь, когда оно появится?
        Тейлор нежно провела руками по волосам Бренетты.
        - Нет, моя самая дорогая дочь. Тебя всегда будут любить, и ты будешь нужна нам точно так же, как и сейчас.
        Темные брови девочки почти сошлись на переносице, пока она боролась со своими противоречивыми чувствами. Наконец она вздохнула и подняла взгляд на маму.
        - Хорошо,  - сказала она.  - Думаю, со мной теперь все в порядке, вы с папой любите меня по-прежнему.
        Тейлор подавила смех над чрезмерной серьезностью девочки и поблагодарила ее поцелуем в лоб. Ее сердце пело от радости - мир был совершенным.
        ГЛАВА 5

        Апрель 1874 - «Хартс Лэндинг».
        Бренетта встала, едва забрезжила заря. Сегодня - ее одиннадцатый день рождения. Как обычно, частью ее праздника было посещение на несколько дней столицы Бойсе. Бренетта не могла дождаться этого момента. Она любила поездки за припасами раз в полгода. Шумная столица их молодой территории всегда возбуждала ее.
        - Я даже не имею ничего против того, что всю неделю придется носить платья,  - подумала она, просовывая голову в одно из них. Хорошенькое бело-голубое платье из набивного ситца доходило до середины икры, что вполне устраивало ее. Бренетта, в отличие от некоторых девочек, совершенно не торопилась вылезать из коротких платьев. С длинными юбками просто намного больше хлопот.
        Она радостно напевала вполголоса, ополаскивая лицо, потом приступила к расчесыванию волос. Скоро придет мама заплетать ей косы, и Бренетте не хотелось, чтобы хоть какая-то мелочь замедлила отъезд. Она была полна решимости расчесать все спутанные клубки к тому времени, когда появится Тейлор.
        Покончив с расчесыванием, но все еще в одиночестве, Бренетта подобрала туфли и принялась зашнуровывать их. Пальцы казались неуклюжими, и дело продвигалось медленно. Ей хотелось бы надеть свои свободные, черные кожаные сапоги, но она знала, что мама не одобрит такой выбор. Тейлор с трудом терпела ее холщовые штаны и рубашки даже здесь, на ранчо. А в городе одежда - совершенно иное.
        Легкий стук каблучков возвестил о прибытии Тейлор еще до того, как распахнулась дверь.
        - Доброе утро, Нетта. Поздравляю с днем рождения.
        Она прильнула к Бренетте и крепко сжала ее в объятиях. Отступив назад, Тейлор сказала:
        - Бог мой, ты выглядишь очаровательно в этом платье. Мне так хочется, чтобы ты почаще одевала юбки.  - Она вздохнула.  - Что же это произошло с моей маленькой деткой - всегда одетой в розовые воздушные платьица, с волосами в кудряшках?
        Бренетта с отвращением сморщила нос.
        - Ну хорошо, я знаю, о чем ты думаешь, юная леди. Подойди сюда, и давай заплетать косы.
        Бренетте очень нравилось, когда мама возилась с ее волосами. Пальцы двигались ловко и проворно, соединяя пряди в толстые косы. Мягкое подергивание кожи на голове каким-то образом успокаивало ее. Она изучала в зеркале лицо Тейлор, пока та работала. Потом перевела взгляд на собственное отражение. Все говорили, что она - копия мамы, и сейчас она попыталась сама это увидеть. У них обеих - небольшой нос и полные губы, высокие скулы, глубоко посаженные глаза и изогнутые брови. У Бренетты точно такие же непокорно вьющиеся черные волосы. Но в глазах Тейлор плескалась темная синева, а у Бренетты на рыжевато-коричневом фоне вспыхивали золотистые искорки. Ее глаза были потрясающим явлением, казалось, что они живут сами по себе, независимо от остальных черт лица. К тому же, кожа Тейлор по-прежнему оставалась нежной и розовато-белой, в то время как дни, проведенные на солнце, заканчивались для Бренетты появлением веснушек на носу. Нет, подумала она, я никогда не буду такой красивой, как моя мама.
        - Ну вот. Все готово,  - сказала Тейлор, целуя Бренетту в макушку.  - Сейчас позавтракаем и отправимся в путь, правда?

* * *

        Тобиас оседлал двух лошадей и занялся другими, впрягая их в повозку. Рори загружал продукты и постель; провианта вполне хватило бы на три дня, хотя нормальная, без происшествий, поездка займет только два. Если же все пойдет гладко, то при хорошей погоде они прибудут в Бойсе к следующему вечеру.
        - Медведь, обязательно проверяй почаще ту пятнистую кобылу,  - сказал Тобиас, подходя к задней части повозки.  - У меня чувство, что она ожеребится раньше времени, а мне это совсем не нравится.
        - Я присмотрю за ней, Тобиас.
        - Я знаю, ты все сделаешь. Да, и Сэму понадобится кое-какая помощь с этими одногодками.
        - М-м-м.
        Бормочущий ответ Рори заставил Томаса бросить на него внимательный взгляд.
        - С тобой все в порядке, Медведь?  - спросил он, замечая жесткую линию подбородка и застывшие глаза.
        - Все хорошо.
        Тобиас отошел от него, почувствовав нежелание Рори разговаривать. Парень в таком состоянии уже несколько дней - нет, если подумать, несколько недель - весь напряженный и ушедший в себя. Тобиас всегда знал Рори как очень замкнутого и молчаливого мальчика, но сейчас он совсем другой. Что-то кипит внутри под его холодной маской. Он подозревал, что здесь вина Гарви, но не знал, чем помочь. Нельзя врываться в личную жизнь другого человека, если тебя не просят. Одно мужчина знал совершенно точно: не важно, какие проблемы его одолевали, Рори безукоризненно выполнял свою работу на ранчо. Всегда можно положиться на Рори О'Хара.
        - Кажется, все готово, Тобиас?
        При звуке голоса Брента Тобиас поднял глаза. Он так ушел в свои мысли, что не слышал, как подошел хозяин.
        - Да, Брент.
        - Тогда я пойду за дамами.
        Тобиас остался ждать возле повозки. Первой из дома выбежала Бренетта. Ее платье взлетало вверх, беспечно открывая взору нижние юбки и штанишки. Лицо девочки сияло от возбуждения.
        - С днем рождения, принцесса.
        - О, спасибо, Тобиас. Замечательный день для поездки, правда?
        - Совершенно точно,  - согласился он, подсаживая ее на сиденье.
        - Доброе утро, Тобиас.
        - Доброе утро, миссис Тейлор,  - Тобиас прикоснулся к шляпе, потом поддержал женщину, пока та забиралась в фургон.
        Бросив еще один быстрый взгляд на оснащение, Тобиас подошел к ожидавшей лошади и сел в седло. Оседланная лошадь хозяина была привязана сзади к повозке, в то время как сам Брент занял место кучера возле Тейлор.
        - Поехали,  - крикнул Брент, стегнув широкий круп лошади.

* * *

        Рори поправил упавшие на глаза черные волосы. По коричневому лицу стекали струйки пота. В амбаре было душно даже с открытыми настежь, на свежий апрельский воздух, дверьми.
        У пятнистой кобылы схватки начались около полудня, раньше срока, как и предсказывал Тобиас. Вдобавок, это были трудные роды. Она, как и Рори, была вся мокрой от пота. Каждые несколько минут бедняжка вскидывала голову и пыталась кусануть свой припухший бок. Иногда она начинала вставать, потом снова падала, роняя голову на пол, закатывая глаза, пока не оставались видны одни белки.
        Рори сделал все, что знал. Осторожная диагностика показала, что жеребенок лежит в правильном положении - ноги не заложены, зад не перекручен, но по какой-то причине кобыла не могла его вытолкнуть.
        Он опустился на колени возле ее головы, утешающе разговаривая с ней монотонным голосом, поглаживая ее шею. Ему хотелось, чтобы Тобиас был рядом. Это его кобыла, и вдобавок - любимая. Если с ней что-то случится…
        Вдруг она сильно заржала. Рори мог видеть, как у нее сжимается и разжимается живот. Когда она напряглась, появились два крошечных копытца в оболочке из темного с синими жилками мешочка. Последовала долгая пауза, потом кобыла дернулась еще раз. Ее усилия помогли показаться кончику носа жеребенка. Кобыла отдыхала, и Рори отошел от нее. Похоже, что с ней, в конце концов, все будет нормально. Он облегченно вздохнул.
        Хотя, казалось, она не спешила, конец родов прошел гладко. Проткнув головкой пузырь, жеребенок стоял на полу, когда в амбар вошел Гарви. Рори услышал и узнал его шаги. Он не обернулся, не взглянул на отца, не отрывая глаз от мокрого жеребенка перед собой.
        - Скажи-ка, какой хорошенький малыш для Латтимеров,  - мягко произнес Гарви.
        - Он принадлежит Тобиасу.
        - Ага, так, значит? Ну что же, тогда он стал богаче в этот день.
        Рори пристально посмотрел на него, в глазах читалось недоверие. Странно, его отец казался трезвым. Гарви твердо и ясно ответил на взгляд сына. Жеребенок с трудом встал на ноги, и они снова посмотрели на него.
        - Я жестоко обидел тебя, мой мальчик. Я знаю, что ты пытался сделать после того, как я ударил тебя. Я знаю, ты пытался сделать для своего старого па все, что считал нужным.
        Последовало молчание.
        - Ну, не знаю, смогу ли я стать другим, не тем, что я есть. Я - старый человек, да.
        Жеребенок качался из стороны в сторону на тонких длинных ногах.
        - Ты - замечательный сын, как и твоя ма, которая была чудесной женщиной. Никогда не существовало цветка нежнее Белой Голубки, и я убил ее своей любовью.
        - Па…
        - Нет. Я говорю правду. Я забрал ее из племени совсем молодой, почти ребенком. А я был уже старым. Она умерла при родах, из-за того, что я так сильно хотел ее.
        Рори смотрел на нового жеребенка, который тыкался в вымя матери, в поисках первой в своей жизни пищи. Он думал, как близок был к тому, чтобы увидеть смерть этого малыша. Была ли здесь его ошибка? Или ошибка Тобиаса? Или матери? Нет, это было только частью земного круговорота, биением сердца природы, естественной сменой жизни и смерти, дня и ночи, начала и конца.
        - Я - не плохой человек, Рори,  - продолжал его отец,  - но я утратил весь интерес к жизни со смертью твоей матери. К тебе это не имеет никакого отношения, запомни. Я горжусь, что я - твой отец. Просто я слишком устал. Слишком устал, мой мальчик.
        Рори еще раз посмотрел на Гарви. В первый раз он заметил седину в его рыжих волосах и бороде. Он увидел горечь потери в зеленых глазах, притаившуюся за темными зрачками. Никогда он не видел с такой ясностью, какой ужасной болью была смерть его матери для отца, какой глубокой раной.
        - Па… я…
        Гарви покачал головой, отошел от стойла, свежего запаха сена и новой жизни.
        - Нет, Рори. Не пытайся ничего говорить. Знай только, я горжусь, что ты стал таким, несмотря на своего отца. Ты похож на мать; у твоей силы глубокие и здоровые корни - их имели все поколения ее людей… и твоих людей. Ты обязательно станешь когда-нибудь значительным человеком, с которым будут считаться. Род О'Хара с честью продолжится после того, как я умру,  - он повернулся и с понуро опущенными плечами вышел из амбара.
        Рори смотрел, как он уходит, и противоречивые чувства сражались в душе юноши. С мудростью не по годам он понимал, какой большой жертвы стоило отцу это признание. И все же горячий гнев восстал против сострадания, против жалости, что грозила затопить его сердце. Ему захотелось что-нибудь разбить, причинить боль, пусть даже самому себе. По какому праву Гарви присвоил все горе себе?
        - Это несправедливо!  - крикнул он в пустоту.  - Я ведь тоже потерял ее!
        Рори оглянулся на сосущего жеребенка. Мускулы на его лице подергивались, он боролся с чувствами, пытавшимися переполнить его. Он слишком долго контролировал свои эмоции, чтобы раскрывать их сейчас, даже перед самим собой. Он знал о своем долге, и он выполнит его. Но он никогда - никогда - не раскроется больше обиде, беспомощности, которые чувствовал, когда отец шесть лет назад отторгнул его от себя. Он не будет ни жалеть, ни любить его, он не будет ненавидеть его. Он будет только делать то, что обязан.
        Бесстрастная маска вновь заняла свое место, прекрасно вылепленные черты лица не выражали ничего, черные глаза стали пустыми. В амбаре воцарилась тишина, за исключением чмокающих звуков, раздающихся из теплого стойла.

* * *

        Тело Брента легко покачивалось от движений лошади, широкие плечи расслабились. Руки спокойно лежали на луке седла, а вожжи свободно свисали между пальцами.
        После полудня они оставили позади горы и ехали сейчас через покрытую кустами шалфея пустыню юго-западного Айдахо. Острый запах щекотал ноздри. Он посмотрел вперед, минуя равнину, на пурпурные горы вдали. С самых высоких вершин уже исчезал снег. Внизу, у подножия этих гор, уютно устроившись в речной долине, находилось место назначения.
        Брент вспомнил, как он в первый раз увидел город. Айдахо был подвержен «золотой лихорадке», и столица его территории представляла собой бурлящее, шумное место. С улыбкой припоминал он ужас Тейлор, охвативший ее при виде буйных граждан, заполнявших улицы и питейные заведения. Даже после нескольких месяцев тяжелых испытаний в Орегонском Обозе, она ожидала увидеть место более культурное и современное.
        К 1870 году большинство поселенцев уехали, увозя с собой двести миллионов долларов в золоте, которое они собрали и промыли из земли Айдахо. Численность населения катастрофически упала, особенно пустынным город казался по вечерам. Но сейчас снова начался наплыв, на этот раз гораздо медленнее, но все же они приезжали - мужчины и женщины, такие же, как они сами, стремящиеся выстроить семейный очаг в этой суровой местности, в поисках места, где можно было бы пустить корни для следующих поколений.
        Когда они остановились на отдых, Брент осознал, как чувство глубокого удовлетворения заполняет его. Он взглянул на Тейлор, занятую приготовлением ужина на всех четверых. Она склонилась над костром, натянутое платье обрисовывало округлые бедра и ноги. Брент потихоньку приблизился к ней сзади, обхватил за талию - пальцы его рук почти соприкоснулись.
        - Невероятно,  - прошептал он, покусывая шею Тейлор. Она довольно поежилась, припав к его плечу и закрывая глаза в блаженстве от любовного прикосновения.
        - Ты невероятна,  - повторил он.
        Она повернулась и поцеловала его, прильнув к подтянутому, мускулистому телу мужа.
        - Невероятно или нет,  - хрипло произнесла она, когда их губы разъединились,  - но мне надо приготовить еду. Даже если не голоден ты, Бренетта и Тобиас хотят есть.
        Он рассмеялся и хлопнул ее чуть пониже спины.
        - Твоя взяла. Я ухожу.

* * *

        Он в одиночестве поднимался на крутой утес, расставляя мощные ноги для надежной опоры и продвигаясь вперед. Темно-рыжая кожа блестела на напрягшихся мускулах. На вершине острые глаза Амен-Ра внимательно осмотрели долину. Уши его подрагивали, ноздри втягивали нежный весенний ветер. Удовлетворившись, он покачал благородной головой. Амен-Ра вернулся на свое обширное летнее пастбище.
        Зима была мягкой, и снег рано сошел с равнин. Кормов хватило на весь сезон. Он и его кобылы мало потеряли в весе. Один ранний жеребенок умер, став жертвой койотов. А так он привел назад свой табун в целости и сохранности. Внизу на равнине кобылы мирно щипали траву, некоторые были беременны, а возле других уже стояли маленькие жеребята. Отдельно от них паслись три молодые лошади. Вскоре они попытаются доказать свое право, и Амен-Ра прогонит их. Здесь место только для одного вожака.
        Тряхнув головой, он покинул утес. Снова очутившись у подножия, он не спеша обошел свой небольшой табун, потом спокойно принялся за траву.

* * *

        Подобно магниту, горы тянули Рори О'Хара все выше. Казалось, они обещают ему мир, любовь, чувство принадлежности к ним. И он следовал их призыву, пробираясь еще глубже в высокие леса, ожидая, что их волшебство не обманет его. Холодная вода пенилась и кружила над гладкими камнями. Рори лег на живот, дотянувшись до воды, и сделал большой глоток. Потом, утолив жажду, он сел на корточки и окинул взглядом свои владения. Природа окунула кисти в несколько оттенков зеленого и беспорядочно расплескала цвета по холмам и долинам, деревьям и травам. Пространство голубого неба над головой было безоблачно чисто, и тишина окружала его.
        Удивительно. Он так часто ощущал себя совершенно одиноким, когда был среди других, а здесь, в диком месте, где он действительно один, чувствовал особенную близость со всем миром вокруг. Возможно, это потому, что природа - его самый близкий друг, его верный помощник.
        Вздохнув, Рори вспомнил вчерашнюю ночь. Он пошел навестить Гарви и нашел его, как всегда, пьяным. Его краткое путешествие в трезвость оказалось слишком сильным для него. Единственные слова, сказанные им Рори, снова были полны злобы и раздражения; раздражения, граничащего с ненавистью. Поэтому утром Рори сбежал в тишину и мир, и это дало свои результаты. Холод, сжимавший его сердце, потихоньку ослаблял свою хватку. Юноша начал забывать, что именно привело его сюда, и просто наслаждался тем, что он здесь.
        Рори провел лошадь вдоль потока в густой массив деревьев. Он продолжал подъем пешком, стремясь к скалистому выступу, откуда он мог видеть на целые мили в трех направлениях. Подъем был недолгим, но крутым. Последние двадцать футов за лесом взмывали, казалось, к самому небу. Рори привязал своего мерина к дереву и дальше пошел один.
        Он неторопливо поднимался на утес, каждый раз проверяя, куда поставить ногу, и осторожно следил за руками, совершенно не желая нарваться на спящую гремучую змею. Апрельское солнце согрело камни, и южная сторона была любимым местом рептилий.
        Достигнув вершины, Рори с радостью устроился на отдых. Даже для такого сильного юноши, как он, подъем оказался трудным. Его глаза осматривали долину внизу, пока дыхание не начало успокаиваться. Неожиданно он напрягся и подался вперед. На крошечный луг, который он только что покинул, входил Амен-Ра. За ним следовали его кобылы и жеребята. Чуть подальше шли два - нет, три - молодых жеребца. Судя по их виду, скоро они будут совершенно самостоятельны.
        Лошади быстро выстроились вдоль ручья и начали пить. Амен-Ра подозрительно понюхал воздух и лишь потом присоединился к остальным. Ветер дул Рори в лицо, и он знал, что жеребец не осознает его близкое присутствие. Едва дыша, он пристально разглядывал гордое животное.
        Не удивительно, что лошади Латтимеров так хороши. Кровь этого коня - основа их всех. До того как сбежать, Амен-Ра стал производителем нескольких сыновей и дочерей с кобылами, которых Брент отловил на пастбище или купил у владельцев других ранчо. Хотя они и не были чистокровными, породистыми лошадьми, которых он мог бы получить путем спаривания в другое время и в другом месте, все были выносливыми, крепко сбитыми животными, прекрасно подходящими для жизни на Западе. Досадно, что его так и не поймали вновь, Брент бросил, в конце концов, все попытки, заменив Амен-Ра его сыновьями.
        Рори оторвал взгляд от жеребца и осмотрел остальных. Они представляли собой великолепно выглядевшую группу - сильные и выносливые. Табун перезимовал хорошо. Он узнал кобыл, которых они отловили вместе со своими племенными лошадьми прошлым летом. Они выпустили их, позволив бежать вслед за Амен-Ра, после того, как обеспечили безопасность своих собственных кобыл. Если бы Бренетта не ушиблась, упав с лошади, они с Тобиасом смогли бы попытаться привести их с собой. Но они спешили как можно быстрее добраться домой, не тратя время на борьбу с четырьмя дикими животными.
        Кобылы и жеребята отходили от воды, начиная щипать траву. Амен-Ра направился к выходу из долины, оставаясь настороже. Рори с восхищением смотрел на него, потом вновь перевел взгляд на кобыл. Заметив двухгодовалую лошадь, он задержал взор, желая как можно лучше рассмотреть ее.
        Она очень выросла за девять месяцев, прошедшие с тех пор, как он видел ее. Великолепно очерченная голова поддерживалась тонкой, но сильной шеей. Тело было коротким, созданным для быстрых движений. Длинные прямые ноги обещали скорость. Шкура цвета меди сияла даже сейчас, в конце зимы; она по-прежнему оставалась цветом горячего пламени. «Огонек» - назвала ее Бренетта.
        Я хочу эту лошадь, подумал Рори, сидя на утесе. Я хочу ее… и я обязательно ее получу. Как можно тише Рори двинулся к дальней стороне утеса и начал спускаться.

* * *

        Тобиас, покуривая, стоял на улице перед магазином. Брент оставил его собирать провиант, пока Тейлор потащила мужа еще в один магазин одежды. Бренетта с неохотой отправилась с ними. Тобиас улыбнулся, вспомнив ее мятежный вид, Пять дней, проведенных в платьях, шляпках и кружевных туфельках, начинали действовать ей на нервы.
        Прежде чем повернуться и войти в магазин, он бросил сигарету у ног и старательно втоптал ее в землю. Склонив голову, он не отрывал глаз от своих новых ботинок, поэтому врезался в молодую женщину, выбив у нее из рук свертки и пакеты.
        - О, Боже!  - вскричала она, опускаясь на колени, чтобы спасти свои вещи.
        - Извините, мисс,  - сказал Тобиас, сразу же наклоняясь вниз.
        Головы их столкнулись со звуком «бамс», и она упала назад, не совсем элегантно приземлившись на заднее место.
        - О, Боже!  - снова сказала она.
        Тобиас совершенно разволновался.
        - Мисс, простите, ради Бога,  - сказал он, протягивая руку, чтобы помочь ей встать. При этом он споткнулся о пакет с мукой и, пролетев вперед, опустился перед ней на колени.
        Краска смущения залила его лицо, он осторожно взглянул на нее, ожидая возмущенного замечания, а, возможно, и шлепка за его неуклюжесть или за неуместность выбора места падения, но вместо этого он обнаружил, что ее лицо сморщилось от едва сдерживаемого смеха.
        Кое-как встав на ноги, Тобиас тотчас же поднял девушку.
        - Мисс, я… я… Простите меня.
        Она все-таки хихикнула, прикрывая рот рукой. Он не заметил ни красноты, ни огрубелости этой руки, так как не отрывал взгляда от весело танцующих искорок в небесно-голубых глазах. Вместо того, чтобы почувствовать себя лучше, Тобиас обнаружил, что разволновался еще больше.
        - Я подберу ваши вещи,  - пробормотал он и начал собирать свертки. К счастью, ни один не потерялся и не пострадал. Выпрямившись, он спросил: - Можно мне донести их до вашего фургона? Это самое малое, что я могу сделать в свое оправдание.
        Она к этому времени уже справилась со своим весельем настолько, что смогла ответить.
        - Ну, что ж, спасибо, мистер…
        - Леви, мисс. Тобиас Леви.
        - Спасибо, мистер Леви. Так мило с вашей стороны.
        Он пристроился рядом с ней, когда она медленно пошла по широкому тротуару. Девушка оказалась ниже его на целую голову, хотя на ней была еще выцветшая шляпка. Белокурые волосы падали на шею, выбившись из-под заколок, удерживающих пучок на затылке. Лицо ее слегка загорело, подчеркивая еще больше цвет волос и глаз.
        - Вы живете здесь, в городе?  - спросил Тобиас.
        - Нет, мистер Леви. Мой па со мной… и я,  - быстро поправилась она,  - только что переехали сюда из Техаса. Мы купили небольшое имение на юге, примерно в одном дне езды отсюда.  - Она с очаровательной улыбкой повернулась к нему.  - А вы здесь живете?
        - Нет, я - управляющий на скотоводческом ранчо «Хартс Лэндинг». Возможно, вы слышали о таком?
        Она покачала головой.
        - Не думаю, мой па редко повторяет мне то, что слышал. Уверена, это чудесное место, раз вы там живете.
        Застенчиво, но приободренный ее открытым, приветливым выражением лица, Тобиас сказал:
        - Может быть, вы когда-нибудь захотите увидеть его. Я мог бы зайти и спросить разрешение у вашего отца.
        - О, мистер Леви, думаю, что мне очень понравилось бы там. А вот и наш фургон.
        Они остановились, и Тобиас сложил свертки в его задней части. Снимая с головы шляпу, он снова повернулся к ней.
        - Наверное, самое лучшее для меня - спросить ваше имя и узнать, где вы живете.
        Ее глаза озорно блеснули.
        - Да, полагаю, что это - чудесная идея.  - Она протянула руку для пожатия, что он и сделал.  - Меня зовут Ингрид. Ингрид Хансон. Па купил старый Боу…
        - Убери свою вонючую руку от моей дочери, жид.
        - Па!  - вскрикнула Ингрид, отодвигаясь от Тобиаса.
        От гнева лицо Джейка Хансона пошло пятнами, он схватил Ингрид за плечи и подтолкнул ее к фургону.
        - Залезай туда, дочь, и молчи.
        - Мистер Хансон, я…  - начал Тобиас.
        - Оставьте свои слова при себе, мистер. Меня не интересует, что там хочет сказать грязный еврей.  - Джейк влез в фургон, подтолкнув Ингрид к краю сидения.
        Лишь испуганное лицо девушки удержало Тобиаса от дальнейших высказываний, гнев остыл от беспокойства за нее. Глазами он пытался сказать, что снова встретится с ней. Так или иначе, он обязательно увидит ее. Как-нибудь…

* * *

        Рори шел за ними по пятам четыре дня. Амен-Ра чувствовал его неотступное преследование и уводил табун с головокружительной быстротой. Однако Рори это не волновало; он знал, что придет нужный момент, и тогда Огонек станет его.
        День клонился к закату, когда Рори заметил первую ошибку жеребца. Бессознательно тот свернул в замкнутый каньон. Рори не терял времени. Он знал, что как только Амен-Ра достигнет конечной части, тут же побежит назад. Он вытащил лассо, вывел лошадь через выход из каньона и ждал.
        Рори смог почувствовать бегущих лошадей задолго до того, как увидел их. Земля сотрясалась от грохота копыт. Каждый нерв в теле Рори напрягся и трепетал, мускулы приготовились к действиям. Его настроение передалось и лошади, дрожавшей от нетерпения. Амен-Ра не заколебался, увидев у входа Рори. Он лишь прижал уши к голове и прибавил скорость. У Рори не было намерения пытаться остановить коня. Его интересовала только одна лошадь из табуна, и когда он увидел ее в конце поддавшейся панике группы, то даже отодвинулся дальше, давая Амен-Ра больше места для передвижения.
        Перед тем, как Огонек приблизилась к нему, Рори пришпорил лошадь и с пугающим криком на устах устремился вперед. Удивленные и испуганные животные бросились врассыпную, отчаянно пытаясь обойти его и присоединиться к остальным. Рыжая кобыла сделала петлю и бросилась прочь от него. Когда она поняла, что осталась одна, она предприняла попытку повернуть, но ее преследователь был уже позади нее. Рори несколько раз покрутил лассо над головой, потом выбросил его в воздух. Его прицел был верным: петля опустилась на шею кобылы. Когда она затянулась, Рори придержал свою лошадь, внимательно наблюдая за пойманным животным. Подобно бочонку с динамитом, Огонек взорвалась в воздух. Рори проверил одной рукой подпругу седла, а другой схватил веревку. Его опытная лошадь держалась на расстоянии туго натянутого лассо, оставаясь вдали от обезумевшей кобылы.
        Битва продолжалась более получаса. Огонек снова и снова бросалась прочь от захватчика. Каждый раз дыхание ее прерывалось. Она пронзительно ржала в гневе и страхе, а мучительные крики заполняли пространство.
        Неожиданно борьба прекратилась. Кобыла остановилась, дрожа в изнеможении, опустив голову и почти касаясь носом земли. Крошечные комки грязи покрывали ее кожу там, где пыль смешалась с потом. Усталость затуманила глаза. Рори взглянул на нее - дикое существо, на мгновение побежденное человеком,  - и почувствовал искушение отпустить ее на свободу. Искушение было коротким.
        - Итак, сейчас мы можем познакомиться друг с другом по-настоящему,  - мягко сказал он, направляя свою лошадь на несколько шагов вперед.  - Я - Рори, меня называют также «Медвежьим Когтем». А ты - Огонек.
        Она слегка приподняла голову и повела ушами в его сторону.
        - Да, красавица. В тебе скрывается огромная храбрость. Сейчас ты мне не поверишь, но когда-нибудь мы станем друзьями.
        ГЛАВА 6

        Июнь 1874 - «Хартс Лэндинг».
        Тобиас сидел на покрытом мхом валуне, дым сигареты серо-голубым облаком витал над его головой. Все утро он объезжал границы владений «Хартс Лэндинг», выискивая отбившихся от стада животных. Жизнь его текла тихо и однообразно, и ему это наскучило. Он жалел, что не отправился перегонять скот в этом году. Последнее время чувство странного беспокойства не оставляло его.
        Тобиас сдавил окурок, убеждаясь, что не остается ни одной искорки.
        - Ну, давай заканчивать, Спук,  - обратился он к большой белой кобыле, стоявшей рядом.
        Они медленно двинулись на запад. Скот, пасущийся в этом районе, состоял из коров породы Лонгхорн, привезенных из Техаса год назад. Брент Латтимер экспериментировал со скрещением пород, и наряду с Лонгхорнами и Херефордами он прикупил несколько Шотландских Шортхорнов этой весной. Хозяина данного имения никогда не смогут обвинить в том, что он живет вчерашним днем. Он постоянно пробовал разные новшества.
        Тобиас гордился, что работает у него. Он относился к Бренту как к отцу, которого едва знал. Оставшись в пятнадцать лет совершенно один, после смерти родителей, Тобиас скитался по Западу, пока не обосновался здесь. Он многое повидал за последние десять лет. Возможно, поэтому он так хорошо понимал Рори.
        При мысли о Рори на его обветренных губах заиграла улыбка. Рори вот уже два месяца работал со своей пойманной кобылой, и черт его побери, если мальчишка не обуздает ее. Тобиас смотрел сквозь пальцы на то, что Рори много времени проводит с ней, а не в работе на ранчо. Огонек вошла в сердце Рори, давая ему то, чего у него никогда не было раньше, и Тобиас не собирался мешать.
        У Кривого Ручья он остановился и досыта напился. На другом берегу начинались владения Хансона. Домик прятался за горами на небольшом расстоянии отсюда, но Тобиас не мог его видеть. Он почувствовал, как гнев подступил к горлу. Тех малочисленных стычек с Джейком Хансоном вполне хватило, чтобы вызвать ненависть в его сердце. Ничто не могло заставить Тобиаса Леви так быстро выйти из себя, как намек на пятно на его расовой принадлежности.
        - Пошли, Спук,  - хрипло сказал он. Лошадь спокойно шла за ним вниз по течению ручья.
        Стоявшие вдоль воды белые березы тихо шуршали листвой, когда они проходили мимо. Журчащий ручей стекал в долину, где соединялся с рекой. Смех настолько вписался в радостный хор природы, что Тобиас не сразу распознал его, как таковой. Когда до него дошло, он резко остановился, ожидая снова услышать неожиданные звуки, но те не повторялись. Тобиас покачал головой, удивляясь своему собственному воображению, и пошел дальше.
        Потом он снова остановился. Он не ошибся, он действительно слышал впереди себя смех. Тобиас привязал лошадь к дереву и двинулся осторожно вперед.
        Кривой Ручей впадал в небольшой, но глубокий пруд. Чистую, свежую поверхность воды окружали густые папоротники и деревья, сверкая золотистым отблеском в лучах солнца. Тобиас отодвинул ветку березы, заметив две маленькие ножки, скользнувшие в воду, за которыми последовал, громко шлепая по воде, большой ирландский сеттер. Пловчиха вынырнула из воды на другой стороне пруда, с прилипшими к голове светлыми волосами, повернулась, легко разводя руками.
        - Шона, не надо!  - крикнула она, когда собака, подплыв к ней, положила лапы прямо на плечи, угрожая потопить ее.
        Впервые, после встречи в Бойсе, Тобиас увидел Ингрид Хансон. Он часто думал о ней, но лицо ее отца постоянно врывалось в эти мечты, разрушая их прелесть. Он видел, насколько она привлекательна. Нежная выпуклость груди под поверхностью воды, голубые глаза и почти белые волосы, а также очаровательный смех - все слилось в магнетическом притяжении, которому он был не в силах сопротивляться. Бессознательно он вышел в поле зрения.
        Ингрид испуганно посмотрела на него. Тобиас, как зачарованный, не сводил с нее глаз. Когда ее лицо начало заливаться румянцем, он сразу понял, в какое положение поставил девушку, и быстро повернулся к ней спиной. Он почувствовал себя школьником, щеки пылали от стыда.
        - Я… извините, мисс Ингрид,  - запинаясь, пробормотал он.
        Она подплыла к берегу и схватила свою одежду. Тобиас чувствовал ее движения и боялся, что она убежит, не простив его.
        - Мисс Ингрид,  - сказал он, снова назвав ее по имени,  - пожалуйста, я… мне, правда, очень жаль. Я…
        - Все в порядке, мистер Леви,  - сказала она за его спиной.
        При звуке ее голоса он стремительно повернулся, удивляясь, что она так близко. Нежный румянец все еще покрывал ее скулы, и она, опустив глаза, пристально разглядывала его ботинки. Прекрасные влажные волосы свисали по спине и платью, которое насквозь промокло от них.
        - Я…  - снова попытался Тобиас.
        Она подняла на него взгляд, ее хорошенькое, в форме сердечка, личико было открытым и простодушным.
        - Я думала, что больше не увижу вас после того, что сказал мой отец. Я рада, что ошибалась.
        Рука Тобиаса поднялась сама по себе и нежно смахнула капли воды, стекавшие по ее волосам. Находясь с этой девушкой, он не мог понять, что происходит с ним. Он уже давно не мальчик и знал многих женщин в своей жизни. Так что же это за чувство, которое пытается завладеть им сейчас?
        - Мой отец… он, вообще-то, не всегда такой… такой безрассудный,  - мягко сказала она, умоляя взглядом понять ее.  - Видите ли, именно еврейская семья захватила наш дом. Уверена, если бы он знал вас, он бы…
        Не тратя времени на размышления, Тобиас схватил ее в объятия и, низко склонившись, прижался ртом к ее губам. Ее резкий протест затих в его поцелуе. Временное сопротивление быстро сменилось уступкой, и она растворилась в его объятиях.

* * *

        Бренетта сидела на развилине старого дерева. Платье собралось вокруг бедер, ноги были по-бунтарски босыми. С мрачным выражением лица она положила подбородок на колени.
        - Нетта, пора ехать,  - позвала с крыльца мать, но девочка упрямо осталась на своем месте.
        - Нетта!  - тон отца заставил ее передумать.
        Бренетта быстро сползла по стволу дерева, схватила отброшенные туфли и чулки, помчалась к дому. Ожидавший кабриолет стоял у дверей, Бренетта примчалась в тот самый момент, когда Брент помогал Тейлор подняться на сиденье.
        - Ну, юная леди, где же ты была?  - спросила Тейлор, глядя на пальцы ног, выглядывавшие из-под юбок Бренетты.
        Бренетта мрачно ответила:
        - Так. Ничего особенного. Мне надо обязательно ехать?  - спросила она, обращая умоляющий взгляд на отца.
        Вместо ответа он поднял ее и опустил на сидение рядом с матерью. Брент улыбнулся дочери, забираясь в кабриолет, поощряя ее вести себя хорошо. Она знала, что он тоже не горел желанием ехать и делал это исключительно ради Тейлор.
        Причиной бунта Бренетты, не считая платья и туфель, являлось место их путешествия. Тейлор считала, что они упустили слишком много времени, так и не нанеся должного визита своему новому соседу, поэтому сегодня семья Латтимеров отправилась навестить Джейка Хансона и его дочь, Ингрид. Мнение Брента о личности Джейка ни в коей мере не поколебало ее.
        - Не по-христиански игнорировать их,  - настаивала она, и Брент сдался.
        В довершение всего, Бренетта рассчитывала посмотреть, как Рори тренирует Огонька. Она никогда не видела животного с такой большой силой духа и понятливостью. Это существо буквально очаровало девочку. И Рори тоже поразил ее. Она даже не подозревала, какой у него подход к лошадям. Медленно, но надежно он превращал страх дикой лошади в нерушимое доверие. Пара, если наблюдать за ними, представляла собой настоящую поэзию движений - и сегодня был большой день. Сегодня Рори выводил Огонька для первой скачки за пределами загона. Такой великий момент, а Бренетта пропустит его.

* * *

        Июньское небо над головой было усеяно белыми, как хлопок, облаками, парившая в вышине пара ястребов устремилась вниз в поисках добычи. Высокая трава постепенно становилась из зеленой желтой, по мере того как усиливалась летняя жара. Тейлор впитывала в себя все до последней капли, наслаждаясь великолепием окружающей природы, чувством постоянства, что давала ей эта земля.
        Дом Хансонов представлял собой небольшую бревенчатую хижину, пристроившуюся к скалистому холму. Внешний вид создавал печальное впечатление неопрятности, крыльцо казалось опасно шатким. Рядом с дверью стоял треснувший цветочный горшок, желтые цветы храбро пытались внести оживление в однообразное окружение.
        Брент остановил кабриолет и помог Тейлор сойти, затем подошел к двери и постучал. Он говорил жене, что в это время дня маловероятно, чтобы Хансон или его дочь были дома. Поэтому они оба были удивлены, когда Джейк открыл дверь.
        Тейлор почувствовала, как при взгляде на него улыбка застыла на ее губах. Он был почти шести с половиной футов роста и, казалось, возвышался над Брентом, который сам был далеко не коротышкой. Сильное мускулистое тело Джейка покрывали выпачканная землей рубашка и порванные холщовые штаны. Отросшая за несколько дней щетина торчала на подбородке. У Тейлор возникла ассоциация сходства с одним из угрюмых быков Брента, и она не удивилась бы, если бы он неожиданно зафыркал и начал бить копытом.
        Основываясь на полученном обучении правилам хорошего тона, Тейлор подошла к хозяину, надеясь, что ее улыбка выглядит искренней.
        - Мистер Хансон, как приятно, наконец, познакомиться с вами. Я фактически заставила мистера Латтимера привезти меня сюда. Я - Тейлор Латтимер, а это - наша дочь, Бренетта.
        Джейк посмотрел на Бренетту, потом снова перевел взгляд на Тейлор, ничего не сказав при этом.
        - Ваша дочь дома?  - с надеждой в голосе спросила Тейлор.  - Я подумала, что, возможно, они с Неттой познакомились бы за время нашего визита.
        Джейк сплюнул на землю табачный сок.
        - Нет. Она уже давно ушла и еще не возвратилась,  - он задумчиво помолчал, потом добавил: - Почему бы вам не зайти и не посидеть немного?
        Тейлор удивилась, увидев, как чисто и аккуратно внутри. Внутренний и внешний вид дома находились в резком контрасте друг с другом. Немногочисленная мебель была в идеальном порядке, пол выметен. Две небольшие кровати заправлены. Кроме кроватей и черной печи, из другой мебели стояли только грубо сколоченный стол и табуретки. Тейлор выбрала одну из них и медленно опустилась на нее.
        - Мне жаль, что мы не заехали раньше поприветствовать вас на новом месте, но с отелом скота и клеймением… Да я уверена, вы понимаете, будучи сами владельцем ранчо.
        - Я удивлен, что вы вообще заехали после того, как ваш муж и я побеседовали в первый раз,  - он укоряюще взглянул на Брента.
        Тейлор поспешно вступила в разговор, не желая, чтобы их визит стал еще хуже того, чем оказался.
        - Мистер Хансон, вы откуда родом?  - спросила она.
        - Мы приехали сюда из Техаса. Там почти ничего не осталось после того, как янки выиграли войну и двинулись на нас. После смерти жены мы собрали свои пожитки и переехали сюда. Это место кажется не хуже других,  - он снова сплюнул, на этот раз в плевательницу возле ножки стола.  - Похоже, вы сами с Юга.
        - Вы очень внимательны, мистер Хансон. Я на самом деле из Джорджии. У моей семьи плантация примерно в пятидесяти милях от Атланты. Мой брат по-прежнему живет со своей семьей там, хотя сейчас жить довольно трудно,  - Тейлор знала, что болтает по пустякам и жалела, что не послушалась Брента, настояв на приезде сюда.
        Джейк повернулся к Бренту.
        - У меня сомнения насчет того, что вы - южанин. Я прав?
        - Совершенно верно. Я из Нью-Йорка.
        - Понятно.
        Наступила тишина. Бренетта сменила положение на кровати, куда решила сесть. Тейлор отчаянно пыталась придумать, о чем бы еще поговорить, мысленно ругая Брента за то, что он не стремился помочь ей проявить дружелюбие. Голова казалась совершенно пустой. Она понятия не имела, что бы еще сказать этому человеку, смотревшему на нее со смешанным чувством восхищения и презрения.
        От открытого дверного проема упала тень, и четыре пары глаз повернулись в том направлении. Тейлор подумала, что это, должно быть, Ингрид, и удивилась. Она ожидала увидеть ребенка, сама не зная, почему. Молодой леди, стоявшей перед ней, было на вид лет семнадцать-восемнадцать, хотя она и была чуть повыше Бренетты; она явно возвращалась с купания, так как светлые волосы еще не высохли, свободно падая на плечи и спину. Возбужденный румянец ярко светился на щеках, а губы казались покрасневшими и припухшими. Глаза сверкали теплым, небесно-голубым светом, льющимся изнутри.
        Бог мой, да она влюблена, подумала Тейлор, и только что оставила своего возлюбленного.
        Ингрид быстро наклонила голову, пытаясь скрыть написанные на лице чувства. Тейлор мельком взглянула на Хансона и с уверенностью поняла, что, от кого бы ни возвращалась сейчас Ингрид, ее отец не одобрит это, если узнает, и не одобрит очень сильно.
        Она не хочет, чтобы он знал, подумала Тейлор и резко встала. Пересекая комнату, она протянула ей руку.
        - Ингрид, я так счастлива познакомиться с тобой. Я - Тейлор Латтимер, ваша соседка,  - она встала между отцом и дочерью, повинуясь чувству женского заговора.
        Их взгляды встретились; глаза Ингрид зажглись признательностью, когда она поняла, что пытается сделать для нее Тейлор.
        - Иди сюда, Нетта, и познакомься с Ингрид,  - сказала Тейлор, подзывая знаком Бренетту,  - Почему бы вам не провести время вместе, пока мы, взрослые, поговорим о своих делах? Идите.
        Ингрид беззвучно поблагодарила ее, взяв Бренетту за руку, и вышла. Тейлор на мгновение заколебалась, зачем она так явно вмешалась в совершенно не свое дело, но повернувшись к хозяину, почувствовала, что ее сомнения прекратились. Причина в этом человеке. Он не нравился ей. А вот к Ингрид она испытывала родственное чувство и хотела помочь ей любым способом.

* * *

        - Какая у тебя очаровательная мама,  - сказала Ингрид, когда девочки уселись в тени скалы недалеко за домом.
        - Да, мама действительно очень красива, это правда. Она всегда была такой. А где твоя мать, Ингрид?
        - Моя мама умерла несколько лет назад, работая до изнеможения,  - задумчиво сказала Ингрид.  - Но я думаю, что одно время она была очень хорошей. И она была настоящей леди, несмотря на то, что ее семья обеднела, и она всегда хотела, чтобы я тоже стала леди.  - Ее глаза сверкнули.  - Мне хотелось бы научиться говорить и двигаться так же, как твоя мама. Моя ма проводила целые часы, стараясь обучить меня. Па говорит, что это пустая трата времени, но я стараюсь не забывать, чему она учила меня.  - Она помолчала, потом сказала: - Бог мой, я болтаю без умолку. Расскажи мне о себе, Нетта. Сколько тебе лет? Ты, наверное, просто влюблена в «Хартс Лэндинг»?  - Румянец на ее щеках усилился.
        Бреннета не заметила перемены.
        - О, да. Я люблю наше ранчо, но я не знала, что ты его видела.
        - Да нет, я не видела.
        - Ну что ж, тогда ты должна как-нибудь приехать к нам. Мне одиннадцать лет. А сколько тебе?
        - В сентябре будет восемнадцать.
        - Неужели?  - ответила Бренетта. Она не могла не заметить, что Ингрид выше ее не более чем на дюйм.
        - Угу.
        - Ты ездишь верхом?
        Ингрид покачала головой. Волосы ее начали подсыхать, и тонкие пряди закачались вокруг лица, когда она отвечала.
        - Не часто. У нас только одна верховая лошадь, и нет дамского седла.
        - Тебе совершенно не нужно дамское седло, глупышка.
        Ингрид казалась шокированной.
        - Да не надо оно тебе,  - самодовольно настаивала Бренетта.  - Я все время езжу верхом на обычном седле.
        - Моя ма… она… А как же платье?
        - О, я одеваю штаны и сапоги, как все остальные ковбои.
        - Штаны?
        - Конечно. Во всяком случае, кто хочет носить платья?
        - Я хочу,  - вздохнула Ингрид.  - Мне хотелось бы надеть красивое платье и выглядеть хорошенькой для того, кого я люблю. Мне хотелось бы жить в уютном доме, таком, как те, что ты видишь в городе. Когда-нибудь, когда я выйду замуж…
        - Замуж? У тебя есть парень?
        - Чтоб о… я… нет. А у тебя?
        Бренетта выразительно покачала головой.
        - Только не у меня! Я вообще не собираюсь выходить замуж. Я останусь на ранчо и всю жизнь буду помогать папе,  - она сморщила нос и добавила,  - кроме того, сейчас у меня слишком много друзей. Рори, Тобиас, Сэм…
        - Тобиас?  - прошептала Ингрид.
        - Да, Тобиас Леви. Он наш управляющий. После Рори он - мой лучший друг, даже хотя он намного старше меня.
        - Старше?
        - В прошлый день рождения ему исполнилось двадцать четыре.
        Ингрид улыбнулась, и все ее лицо осветилось.
        - Да, полагаю, тебе он кажется ужасно старым,  - она встала.  - Пойдем в мой сад. Я много трудилась над ним, и мне хочется показать его.

* * *

        Тобиас смотрел вниз с вершины выступа. Ее дом - всего лишь точка на расстоянии, фактически, он даже не мог быть уверенным, что это - так, но ему казалось, что она близко, и он видит ее. На губах остался вкус ее поцелуя. Тобиас по-прежнему чувствовал, как ее маленькое, женственное тело крепко прижимается к нему, всей душой отвечая на его объятие.
        Лишь несколько часов назад он удивлялся, почему ему так неспокойно. Сейчас он знал. Причина была в ней, в постоянных мыслях о ней. Но сейчас он знал также, что она любит его, и ничто другое не имело значения. Эта девушка будет его, согласен Джейк Хансон или нет.
        ГЛАВА 7

        Июль 1874 - «Спринг Хейвен».
        - Черт побери! Если бы мне не надо было заботиться о тебе, я смог бы выкарабкаться, смог бы без денег этого янки. Ты принесла горе в этот дом.
        - Филипп, не надо!  - Их спальня изнемогала от зноя в душной жаре лета.
        Филипп безумными глазами уставился на Мариль, высказывая всю правду. Если бы он не женился на ней, он по-прежнему был бы красивым, богатым хозяином огромной плантации - империи, которую на плодородной земле Джорджии создал его отец, а до него - отец его отца. Каким-то образом она обманула его, она и Тейлор. Да, в этом все дело. Его околдовали.
        Он забыл, как сильно любил ее, он забыл, что она поддерживала его во время рецидивов лихорадки, съедавшей его мозг. Он забыл, что ее любовь ни разу не пошатнулась, когда одна неудача следовала за другой. Он забыл о детях, которых она подарила ему, любя каждого из них так же сильно, как любила его. Он осознавал только желание причинить ей боль и избавить себя от непонятного страха, переполнявшего его.
        - Я убираюсь отсюда. Я не могу выдержать здесь. Ты слышишь меня? Ты заставила меня ненавидеть единственное место, в котором я всегда хотел жить. Ты заставила меня бежать из «Спринг Хейвен», из моего дома. Зачем? Зачем тебе нужно было это делать?
        Филипп, спотыкаясь, вышел из спальни, захлопнув за собой дверь. Он скользил вниз по извивавшейся лестнице, почти повиснув на перилах, чтобы удержаться от падения и не скатиться к подножию.
        Он остановился, холод сжал сердце. «Оно» снова было там. Повернувшись в сторону восточной гостиной, он подавил желание пронзительно закричать. «Оно» стояло в дверном проеме - пустота, черное привидение, что преследовало его. «Оно» манило его, делало знаки подойти, проникнуть в его вечное «ничто». Филипп почувствовал, как его тянет к призраку и с силой вцепился в перила лестницы, дрожа всем телом.
        - Филипп, что случилось?  - Мариль стояла наверху, ее усталые глаза заполняла тревога.
        Привидение отступило, и Филипп повернулся лицом к жене.
        - Ты! Ты принесла это сюда!  - закричал он.
        - Филипп…
        Он выбежал из дома, обезумевший и гонимый страхом.

* * *

        - Что ты собираешься делать, Мартин?
        Мартин поднял глаза и увидел Алана, прислонившегося к перегородке стойла, его рыжевато-золотистые волосы небрежно спадали на лоб.
        - Собираюсь на рыбалку,  - ответил Мартин, поднимая удочку и выпрямляясь.
        - На улице чертовски жарко.
        Мартин пожал плечами.
        - Не важно. Жарко везде, а мы с Генералом намерены порыбачить.
        Мартин не был уверен, нравится ли ему Алан Монтгомери или нет. Это был странноватый на вид парень, лет двадцати шести, с зелеными глазами и большими ушами, торчавшими на голове. Казалось, что он постоянно улыбается, насвистывает или делает что-то еще.
        Алан появился в «Спринг Хейвен» около пяти месяцев назад в поисках работы. Филипп сказал, что у него нет денег, чтобы кого-то нанимать, но разумно позволил провести ночь в амбаре. По какой-то причине Алан остался в имении, работая только за еду и жилье. Будучи крепким, он выполнял обязанности за троих, и постепенно его стали воспринимать как члена семьи.
        Алан собирался еще что-то сказать, но в этот момент в амбар ворвался Филипп, совершенно не замечая их присутствия. Он бросил седло на спину лошади и исчез без единого слова.
        Мартин старательно притворился, что странное поведение отца его не волнует. С видимой небрежностью он перекинул удочку через плечо и охрипшим голосом произнес:
        - Пока, Алан. Пошли, Генерал.

* * *

        Мариль опустилась на верхнюю ступеньку лестницы после бурного взрыва Филиппа. Она закрыла лицо руками, но глаза оставались сухими. Все слезы выплаканы давным-давно. Сейчас ее заполняла только усталость. Когда же в последний раз она чувствовала что-то еще, кроме вечной усталости?
        - О, Филипп. Что происходит с тобою? Что происходит с нами?  - прошептала она.
        В тысячный раз она попыталась точно припомнить, когда впервые заметила перемену в Филиппе. Когда он взглянул на нее со страхом, ненавистью, а не с любовью в глазах? Возможно, это случилось, когда Брент прислал чек, незадолго до Рождества, и Филипп рыдал в ее объятиях. И снова это повторилось в январе, во время приступа лихорадки.
        - Ну ладно, слишком много надо сделать, нельзя рассиживаться весь день,  - ослабевшим голосом произнесла вслух Мариль.
        Она схватилась за дубовые перила и встала на ноги. В платье, свободно висевшем на худых плечах, она спускалась по лестнице, как старуха. Сойдя, Мариль повернула на кухню, решив посмотреть, что готовит на ужин Сьюзен.
        - О! Мистер Монтгомери, я не видела вас,  - вскрикнула она, врезавшись в него у задней двери.
        - Извините, мэм. С вами все в порядке?
        В его голосе прозвучала искренняя забота; руки задержались на ее плечах чуть дольше, чем было необходимо для удержания равновесия. Она взглянула в его смешное лицо и почувствовала странное облегчение.
        - Со мной все хорошо, спасибо, мистер Монтгомери.
        На лице Алана появилась его обычная кривая улыбка.
        - Вам не кажется, что пора называть меня просто Алан? Мне хочется быть для вас другом.
        - Да, конечно, вы - друг… Алан. И я действительно ценю все, что вы сделали для нас.
        Он кивнул и отступил в сторону, давая ей пройти. У Мариль, когда она протискивалась мимо него, возникло странноватое чувство, что все стало не совсем таким, как было несколько мгновений назад.

* * *

        Филипп гнал лошадь через поле, подкованные копыта животного колотили по красновато-желтой земле, выбрасывая комья глины. Сейчас Филипп каждый день проводил вот так несколько часов. Он хотел обогнать привидение на скакуне. «Оно» не могло звать его из-за грохота копыт.
        Июль почти кончился. С того дня, как он стремительно вырвался из дома, Филипп ночевал в своем офисе в городе. Каждый день он ненадолго заезжал повидать детей, обычно оставаясь с ними на ужин. Конец дня он проводил, подготавливая бесполезные правовые сводки - бесполезные, потому что он был Повстанцем, а у власти находились янки,  - или на лошади. Эти скачки стали единственным звеном, связывающим его со здравым умом, и, в минуты просветления, он осознавал это.
        Солнце садилось, яркий оранжевый шар ослепительно висел за вырисовывающимися на его фоне деревьями. Он пришпорил лошадь, и они взлетели над забором. Филипп чувствовал власть над животным и упивался ею. «Почему я боюсь ехать домой?» - мысленно спросил он себя.
        - Я не боюсь!  - произнес он сквозь сжатые зубы и повернул лошадь в направлении «Спринг Хейвен».
        Солнце быстро исчезло, Филиппу пришлось перейти на шаг. На вечернем небе засветились миллионы звезд, и он ощутил странную свободу. Ничто не преследовало его. Наконец ему стало легко, и он снова был в состоянии ясно мыслить.
        Бедная Мариль. Прошла целая вечность с тех пор, как он был с ней вежлив. Их единственная за день встреча проходила натянуто и неприятно, Филипп постоянно искал свой призрак, Мариль наблюдала за ним. Она стала совсем изможденной за последний год. Когда же он видел ее улыбку или слышал смех - смех, бывший таким заразительным, когда они были моложе? Сегодня ночью он возместит ей все. Он будет просить у нее прощения. Он обнимет ее, займется любовью, и все станет так, как было когда-то.
        Филипп молча скакал по полям, с каждым шагом к дому чувствуя себя сильнее. Сейчас безумие и темный туман отступили, и он почувствовал принадлежность к чему-то хорошему. Филипп знал в совершенстве свои земли, так что даже темнота ночи не сбивала его. Скоро он подъехал к жилищам наемных рабочих. Большинство из них стояли пустыми; негры настояли, что будут жить где-то еще, там, где смогут знать, что они свободны. Только Чарли и дядюшка Дэн остались на своем месте, да в одну из хижин въехал Алан.
        Хижины вырастали перед ним сплошной темной линией. Филипп осмотрел подпругу и повел лошадь между ними, с тоской в сердце вспоминая время, когда это место бурлило жизнью, женщины склонялись над люльками, негритята бегали и смеялись вокруг. Старики покачивались на верандах, в то время как мужчины трудились на бескрайних акрах хлопковых плантаций. В его памяти не осталось ни нищеты, ни недостатка, ни отсутствия свободы. Он видел прошлое сквозь розовые воспоминания своего детства.
        Дверь его дома открылась перед ним, и Филипп замер на месте, не желая ни заходить, ни отвечать на какие-либо вопросы. Он спешил к Мариль - сказать ей, что разум его просветлел, страхи исчезли, что сейчас…
        Он услышал ее приглушенный смех и поднял глаза. Золотистый свет из открытой двери окутывал двоих людей на покосившемся крыльце. Алан обнимал ее с видом собственника, проводя любящей рукой по ее распущенным волосам.
        - Я люблю тебя, Мариль,  - тихо произнесенные слова раздались, как гром в ночи.
        Филиппу показалось, что начинает холодеть вдруг воздух. Даже не глядя, он знал, что возвращается призрак, еще чернее и больше, чем прежде. Он повернул голову и смотрел, как приближается его привидение, пронизывая леденящим холодом июльскую жару. «Оно» звало Филиппа, делало знак войти в его пространство, присоединиться к леденящему, похожему на бездну забытью.
        - О, Алан,  - он услышал нежный вздох Мариль.
        Когда ее слова замерли, призрак снова позвал его, уговаривая, обещая место мира и спокойствия, место, где не останется никаких чувств. Подавленный, он вступил в пустоту.

* * *

        Мариль позволила себе остаться слишком долго. Рука Алана лежала поперек ее живота, и когда она попыталась выскользнуть из-под нее, он крепче прижал руку.
        - Не уходи,  - хрипло прошептал он.
        - Мне нужно идти, Алан. Уже поздно, и я…
        Он поцеловал ее в шею, потом легко куснул за ухо.
        - Я знаю,  - выдохнул он возле мочки уха, отчего приятная дрожь пробежала по ее спине.
        Они не спеша одевались, чувствуя спокойствие в присутствии друг друга. Казалось, будто они были любовниками целые годы, а не две коротких недели, Мариль почувствовала себя снова ожившей. Она любила и была любима. Находясь с ним, она забывала обо всем остальном. Она могла притвориться, что они - муж и жена, что существуют только они вдвоем - нет никаких проблем, никаких тревог, разочарований, мыслей о том, что Филипп теряет рассудок… Никаких воспоминаний о забытом детстве.
        - Мариль?
        Она подняла глаза и поверх смятой постели посмотрела на него. Забавно, но он больше не кажется ей смешным. В его приплюснутом носе и коротком туловище есть сила. Яркие зеленые глаза полны любви и заботы. Он заставлял ее почувствовать себя красивой, похожей на юную девушку. Она редко вспоминала, что старше Алана на семь лет. Он казался настолько рассудительнее, что как мог быть при этом еще моложе?
        - Мариль, ты должна решить,  - он подошел к ней, его рубашка все еще была расстегнута, выставляя напоказ густые курчавые волосы на груди.  - Уезжай со мной. Мы не можем продолжать так. Мы уедем куда-нибудь, где никто не будет нас знать. Мы станем мужем и женой.
        - А дети, Алан?
        - Мы возьмем их с собой,  - настаивал он.
        Мариль печально улыбнулась.
        - Алан, будь благоразумным. Они ни за что не поедут. Они слишком большие. Они не оставят свой дом, своего… отца…
        Алан, запрокидывая ей подбородок, обнял ее так, что их глаза встретились.
        - Тогда мы уедем одни. У нас будут свои собственные дети.
        Его настойчивость испугала ее; она испугала ее потому, что Мариль и сама чувствовала то же самое. Она знала, что сможет все бросить, даже детей, и уехать с ним. Она знала, что может поддаться желанию.
        - Алан, я должна вернуться в дом.
        Он ослабил объятие.
        - Хорошо. Я отпускаю - на этот раз.
        Мариль закончила одеваться, но оставила волосы распущенными. Дети и Сьюзен уже спят. Никто не увидит ее. Взяв ее под локоть, Алан открыл дверь, и они вышли на крыльцо.
        - Мы могли бы сбежать на какой-нибудь остров в Южных морях,  - шептал он ей на ухо.  - Ты была бы королевой, сидела на троне и ела ягоды до тех пор, пока бы не лопнула.
        Она рассмеялась, стараясь спрятать смех на его плече. Он крепко обнял ее, проводя рукой по волосам, прожигая ее пламенным взором.
        - Я люблю тебя, Мариль,  - этими словами он снова умолял ее уехать с ним.
        - О, Алан,  - именно этого она и хотела. Она собиралась сказать - да; и они оба знали, что она произнесет это слово.
        Неожиданное движение в тени привлекло их внимание. Человек вскочил на лошадь и галопом промчался мимо них, они мгновенно узнали его лицо, промелькнувшее в свете открытой двери.
        - Филипп,  - в ужасе выдохнула Мариль.
        Они оба заметили в его лице что-то ужасное. Это было не просто отчаяние или презрение, оттого что он увидел их вместе. Это было нечто гораздо худшее.
        - Иди в дом,  - приказал Алан.  - Я отправляюсь за ним.

* * *

        Мартин снова не мог заснуть. Ему снился очередной кошмар, от которого он проснулся больше часа назад. Он встал и зажег свечу. Возможно, если он что-нибудь съест, то станет легче. Мартин взял свечу и пошел к двери. Открывая ее, мальчик бегло осмотрел коридор и поспешил к лестнице. Когда он подошел к ней, входная дверь распахнулась настежь, и вошел Алан, неся на руках мужчину. Тут же, словно ожидая его, из одной из затемненных комнат появилась Мариль.
        - Алан, что случилось? Что это?  - крикнула она, бросаясь к нему.
        - Куда я могу положить его?
        - Вот сюда. Быстрее,  - она повела его в библиотеку.
        Мартин сполз по лестнице и направился вслед за ними. Он задул свою свечу, оставив подсвечник на нижней ступеньке.
        - Что случилось?  - снова услышал он вопрос матери.
        - Должно быть, он пытался заставить лошадь перепрыгнуть через поваленные дубы у реки. Лошадь отказалась. Я нашел его лежащим между деревьями. Выглядит он не совсем хорошо, Мариль.
        Мартин посмотрел на скрюченное тело на диване. Мать осторожно снимала с него куртку. Она взяла платок и промокнула лицо мужчины. Когда она отодвинулась от него, Мартин увидел, кто там лежит.
        Он вихрем ворвался в комнату.
        - Отец! Что случилось? Что с папой?
        Пораженные его появлением, Алан и Мариль на мгновение лишились дара речи. Мариль быстро оправилась, взяла мальчика за руку и крепко прижала к себе.
        - Он упал, Мартин. Мы не знаем, насколько сильно он пострадал. Ты должен быть храбрым, дорогой.
        Мартин опустился на колени возле дивана.
        - Он возвращался домой, не так ли? Он возвращался домой, чтобы снова быть с нами, как раньше.
        Он не видел боли на лице матери.

* * *

        Мариль оставалась около мужа, спала на койке возле его кровати, не отходила от его постели более, чем на минуту, ни днем, ни ночью. Доктор не мог обнадежить их. До тех пор, пока Филипп не придет в сознание, невозможно было сказать, что еще его беспокоит.
        Мариль редко спала. Чувство вины переполняло ее, она отказывалась видеться с Аланом, хотя сердце ее страстно жаждало его утешения. Перед ней постоянно стояло лицо Филиппа, в тот момент, когда он проносился на лошади мимо них, стук копыт выбивал ей слова: виновна, виновна, виновна…
        И только на четвертый день после падения, Филипп застонал, поворачивая голову из стороны в сторону.
        - Филипп, Филипп, ты слышишь меня?  - позвала его Мариль, уговаривая очнуться.
        Он медленно открыл глаза. От совершеннейшей пустоты его взора у нее по спине побежали мурашки. Потом глаза его начали проясняться. Она заметила радость… а потом смятение.
        - Ч… что…  - с трудом выговорил он.
        Мариль поднесла стакан воды к его губам, поддерживая рукой его голову.
        - У тебя было ужасное падение с лошади, Филипп. Ты помнишь это?
        Она видела, как он сосредоточился.
        - Нет,  - наконец произнес он.
        - Ну что ж, сейчас тебе станет лучше, ты поправишься,  - Мариль поставила стакан на стол и встала. Молча она поблагодарила Бога за то, что Филипп, кажется, не помнил события, предшествующие его несчастью. Отворачиваясь, она спросила:
        - Может быть, раздвинуть портьеры и впустить немного солнечного света?
        Не услышав ответа, она снова опустила взгляд на мужа. Его лицо исказилось.
        - Филипп?
        - Я… я не могу двигаться. Мариль! Я… не могу… двигаться!
        ГЛАВА 8

        Сентябрь 1874 - «Хартс Лэндинг».
        Тейлор, ошеломленная, сидела в кресле с письмом в руке. Нет, это не может быть правдой. Филипп парализован? И Мариль. Что-то там все ужасно разладилось; она чувствовала это по недосказанности. Брент, пришедший в полдень на обед, так и застал ее в кресле, с глазами, полными слез.
        - Дорогая, что случилось? Это…
        Она молча передала ему письмо.
        - Я должна поехать к ним, Брент. Я нужна Мариль и Филиппу… О, бедный Филипп!  - она снова залилась слезами.
        Брент нежно покачивал ее, давая ей время выплакаться, прежде чем заговорить.
        - Ты же знаешь, что не можешь ехать, Тейлор,  - сказал он, когда рыдания утихли.  - Сейчас рождения ребенка можно ожидать в любой момент.
        - Я знаю. Я знаю, Брент, я, правда, знаю. Просто… Ах, я чувствую себя так беспомощно, так ужасно.
        Прошло девять лет с тех пор, как она видела их. Филипп был полон решимости вернуть «Спринг Хейвен» былое величие. Мариль, безумно влюбленная в него, стояла рядом, пока они прощались с Тейлор и Брентом, держа на руках маленькую Меган, а маленький Мартин Филипп цеплялся за ее юбки. Забавно, что эта картина так четко запечатлелась в ее сознании. Потом у нее появились еще два племянника, которых она уже не видела,  - Алистер и Кинсли.
        Тоска по дому охватила Тейлор. Ей отчаянно захотелось увидеть брата, Мариль и всю их семью. Сознание, что она, возможно, так и не сможет этого сделать, только усиливало горе.
        Она вытерла глаза, успокаивая дыхание.
        - Со мной все в порядке, Брент. Давай посмотрим, что там с твоим обедом.
        Он, поддерживая Тейлор под локоть, помог ей встать. Она улыбнулась мужу, посмеиваясь над собственной неловкостью. Они медленно направились в столовую, где, ожидая их, стоял накрытый стол.
        - Где Бренетта?  - спросила Тейлор, когда ее муж отодвинул для нее стул.
        - С Рори и его лошадью.
        - Где же еще ей быть?  - подумала Тейлор, так как с тех пор, как Рори привел на ранчо молодую кобылку, Бренетту охватило благоговение. Она проводила столько времени, наблюдая, как Рори работает с лошадью, сколько Рори проводил с Огоньком.
        - Тейлор, я хотел бы кое-что обсудить с тобой,  - серьезно сказал Брент.  - Ты выдержишь?
        - Конечно, дорогой. Все, что волнует тебя, касается и меня. В чем дело?
        - Ты знаешь мои чувства к Рори. Он все время был для меня как сын.
        - Для нас,  - прервала его Тейлор.
        Брент улыбнулся.
        - Для нас. Так вот, с Гарви… Мальчик вырос, Тейлор, но, кроме этой лошади, он мало что имел и мало что видел. У него живой, ясный ум.
        - Тебе совсем не обязательно говорить мне все это. Ведь я обучала его, не забывай.
        - Думаю, что неплохо бы в следующем году отослать его снова в Нью-Йорк. Пусть поработает пару лет учеником в банке. Боб Майклз присмотрит, чтобы он изучил дело до самых основ. Рори увидит немного больше в мире, чем только эти горы.
        Тейлор задумалась.
        - Ты считаешь, что это так важно? Мы ведь были так счастливы здесь,  - она помолчала немного, потом спросила: - Ты думаешь, он захочет поехать?
        - Сначала, может, и нет, но если я попрошу его, он поедет. Для него лучше, если он удалится от Гарви.
        - Да, полагаю, ты прав. Нетта будет ужасно скучать по нему.
        - Я тоже. Но к тому времени у нее появится братик или сестричка.
        Тейлор улыбнулась таинственной улыбкой будущей матери, опуская руку на свой увеличившийся живот.
        - Я надеюсь, что скоро. Очень скоро.

* * *

        - Рори, ты правда думаешь, что она допустит меня?
        - Конечно, малышка. Просто говори ей, что делать, и она сделает это.
        Рори подтянул подпругу, потом подошел к Огоньку и погладил ее по носу.
        - Теперь ты послушай, Огонек. Веди себя хорошо, так как на тебе поскачет Нетта. Не пускай пыль в глаза. Ты слышишь?  - он почесал ее за ушами.
        Довольный, что его послание понято, он взглянул на Бренетту.
        - Садись. Она готова.
        Бренетта с трудом сглотнула. Сон превращался в явь, у нее есть шанс прокатиться на Огоньке, а ее так сильно трясет, и она даже испугалась, что не хватит силы в ногах заскочить в седло. Бренетта сжала губы в мрачной решимости и потянулась к луке седла. Со вздохом облегчения она устроилась поудобнее, глядя вниз на Рори с казавшейся ей величественной высоты.
        - Что сейчас?  - спросила она.
        Глаза Рори расширились от ее вопроса.
        - Я думал, ты знаешь, как управлять лошадью. Если нет, то тебе лучше слезть.
        - О, Рори!  - сердито крикнула Бренетта.  - Ты знаешь, что я имею в виду. Я никогда не была на лошади такой, как эта.
        Он довольно посмеивался.
        - Просто поезжай, малышка,  - сделав пару шагов, он подпрыгнул и уселся на верхней перекладине загона.
        Бренетта тронула поводья, и в течение нескольких минут они бодро двигались внутри загона. Когда она остановила рыжую лошадь перед Рори, лицо Бренетты светилось от радости.
        - О, Рори, она фантастична. Я влюблена в нее. В мире нет ничего чудеснее ее.

* * *

        - В мире есть только одно, что может быть чудеснее, чем это,  - прошептал Тобиас, уткнувшись губами в ее шелковистые волосы.  - Выходи за меня замуж, Ингрид.
        Они лежали на одеяле, голова Ингрид покоилась на груди Тобиаса; их окружали остатки легкого ужина. Теплый воздух и полные желудки повергли их в молчание, пока каждый из них наслаждался близостью другого.
        Ингрид подняла голову и недоверчиво уставилась на него.
        - Замуж за тебя? Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?
        - Ты не хочешь?
        - Тобиас,  - слабо возразила она,  - конечно, я хочу. Но я думала… ну… с моим отцом…
        Мозолистый палец пробежал по ее лбу, переносице, губам и остановился под подбородком, слегка запрокидывая голову Ингрид так, что солнце бабьего лета осветило любимые черты. Охрипшим голосом он закончил за нее:
        - Ты думала, что я не смогу полюбить по-настоящему девушку, отец которой ведет себя так, как твой, девушку, которая убегает тайком на встречи со мной наедине, не имея при этом надежной компаньонки. Ингрид,  - мягко добавил он,  - неужели ты не понимаешь, что все это делает тебя еще более любимой?
        Ингрид отвела от него взгляд. Он видел, как она пытается совладать со своими чувствами. Когда она снова взглянула на Тобиаса, глаза ее были влажными от невыплаканных слез, улыбка приподнимала уголки губ.
        - Ты прав. Я должна была понять. Да, Тобиас. Я выйду за тебя замуж.
        Казалось, сказать больше нечего. Он привлек Ингрид к своему долговязому телу, пристально глядя вверх на небо, точно такого же цвета, как и глаза девушки. Тобиас ощутил почти непреодолимое желание кричать от радости. Вместо этого он еще крепче сжал ее в своем объятии. В ответ она легкими поцелуями прикоснулась к его шее.
        С тихим стоном Тобиас подтянул девушку выше, желая поцеловать ее. Он удивлялся, что она, такая бесстрастная с виду, могла быть такой пылкой, пламенной и страстной внутри. Казалось, губы ее, прижатые к нему, горели. Он почувствовал, как возрастает его желание, и резко перевернул ее на спину, прижав к одеялу. Он приподнялся над ней, стараясь успокоить дыхание.
        - Думаю, тебе пора идти домой, пока не произошло то, что заставит нас сожалеть об этом дне.
        Глаза Ингрид понимающе блеснули, и она поднялась с земли.
        - Я люблю тебя, Тобиас,  - прошептала она.
        - А я тебя, моя маленькая полярная лисичка. Когда мы поженимся?
        Тень промелькнула на ее лице:
        - Па будет в бешенстве. Он… Да ты знаешь, какой он.
        - Да,  - мрачно ответил Тобиас.  - Знаю.

* * *

        Напряжение, повисшее в воздухе с самого утра, сильно не нравилось Бренту. Надвигалась гроза. Трава на полях, высохшая и пожелтевшая, как солома, казалось, затаившись, ждала дождя. Дождя, который, как подозревал Брент, так и не придет.
        Он стоял на крыльце, глядя на мрачные, обведенные желтыми зигзагами облака. Повисла неестественная тишина, даже животные не издавали ни единого звука. Вспышки папиросы Тобиаса, который подходил в это время к дому, показались зловещим знаком.
        - Скверно,  - сказал Тобиас без всяких предварительных вступлений.
        - Да,  - просто ответил Брент.
        Тобиас отбросил окурок, задумчиво изучая западный край неба.
        - Сандман взял с собой трех людей на Южное пастбище, а Том с Вирджином и Баком направились вниз к Кривому Ручью. Я подумал, что надо бы нам с Рори загнать лошадей в загоны.
        Брент кивнул, жестко сжав губы. Тобиас круто повернулся и исчез за домом.
        Предсказание сбылось чуть позже полудня. Сначала налетел ветер, пронесся по долине, разрушая все на своем пути, оставляя после себя воронки в земле. Небо потемнело от зловещих туч, день превратился в ночь. Так же внезапно, как и начался, ветер утих, и долина погрузилась в напряженную тишину. Первый удар грома был чуть ли не облегчением; казалось, земля вновь обрела возможность дышать.
        Несмотря на слабое предчувствие, что в «Хартс Лэндинг» разразится что-то еще страшнее, первой реакцией Брента на грозу было желание вернуться из конюшен домой и проверить состояние Бренетты. Он нашел девочку в гостиной, Тейлор тихо покачивала ее на коленях. На этот раз обошлось без истерик, но ее очень сильно трясло.  - У вас все нормально?  - спросил Брент. Тейлор молча кивнула, встретившись с ним взглядом поверх головы Бренетты; ее глаза говорили, что с ними все будет хорошо. Брент поцеловал обе черноволосые головы и направился к выходу. В дверях он остановился, не в силах унять беспокойное предчувствие, по-прежнему заполнявшее его мысли.
        - Вы с Бренеттой оставайтесь в доме. Не нравится мне эта гроза.
        С чувством, что он запутался в паутине нереальности, Брент вышел на улицу. Он перекинул ногу через лошадь, крупный мерин беспокойно топтался под ним.
        - Ты тоже это чувствуешь,  - сказал Брент лошади, стараясь не выдать голосом волнение.
        Он направил лошадь на юг, пришпорив ее до легкого галопа, ощущая необходимость побыстрее добраться куда-нибудь. Когда очередная вспышка молнии осветила всадника, стремительно мчавшегося в его сторону, Брент понял, что время не терпит. Ужасные новости, которых он ожидал весь день, наступили. Старый ковбой Сандман, в низко надвинутой на глаза фетровой шляпе, резко остановил лошадь, отчего та присела на задние ноги, скользя копытами по грязи.
        - Хозяин! У нас пожар.
        - Где?  - прокричал Брент, перекрикивая грохот грома.
        Они оба перешли на галоп, и только тогда у Сандмана появилась возможность ответить.
        - Индиан Бутте.
        Брент пришпорил коня. Они оставляли за собой милю за милю, с каждым шагом приближаясь к кошмару на ранчо. Пожар. Для Брента было неважно, горит ли лес или пастбище. На «Хартс Лэндинг» имелись оба вида угодий, и пожар на любом из них внушал одинаковый ужас. Как будто для того, чтобы усилить его мучение, вновь поднялся ветер. Брент зло выругался, слова растворились в бушующем воздухе.
        Вскоре к Бренту с Сандманом присоединились другие.
        К моменту, когда они поднялись на холмы, за которыми лежало южное пастбище, все работники, кроме тех, что были уже там, стекались к месту пожара. За ними ехал Джо Саймонс, управляя повозкой, груженной топорами и лопатами.
        Серый дым казался почти белым в сравнении с черными тучами. Он яростно вздымался вверх, а потом клубился к востоку. Прежде чем они смогли разглядеть пламя, с огромной скоростью пожирающее сухие черные сосны, люди начали задыхаться от густого дыма; горячий пепел, разносившийся ветром, сушил ноздри. Молча, мужчины снимали шейные платки и завязывали ими лица.

* * *

        Сначала она не обратила внимания на болезненную тяжесть в спине, отказываясь верить, что ребенок из всех дней выберет для появления на свет именно этот. Но больше она не могла притворяться.
        Тейлор стояла на крыльце, глядя на клубы дыма, поднимающегося и заполняющего все небо. Она испытала такое облегчение, когда гроза в конце концов утихла, и ветер унес прочь темные тучи. Но облегчение испарилось, когда она поняла, почему все работники покинули имение. Сейчас она молча молилась, чтобы пожар погасили как можно быстрее.
        - Мама, а огонь может прийти сюда?  - раздался за спиной голос Бренетты.
        Тейлор обернулась и протянула дочери руку.
        - Нет, милая. Он далеко отсюда. Мы будем…  - еще один приступ боли, на этот раз сильнее и продолжительнее, прервал диалог. Тейлор со стоном опустилась, потянув за собой Бренетту.  - Нетта, я хочу, чтобы ты сбегала к дому Вирджила Хаскина и сказала миссис Хаскин, что мне понадобится ее помощь. Поторопись. Скажи, что проблема в малыше.
        - Он сейчас родится?
        - Да, дорогая. А теперь беги.
        Тейлор смотрела, как Бренетта стремительно пересекла двор и скрылась за домом рабочих, направляясь к хижине Хаскинов. Эрма Хаскин осталась единственной женщиной в «Хартс Лэндинг», так как Джон Вилсон с молодой женой переехал в другое место. Служанка Тейлор, старая Мима, которую она привезла с собой из «Спринг Хейвен», умерла несколько лет назад, и не было никого, кроме миссис Хаскин, кто помог бы ей сейчас.
        Она снова обратила свой взор к югу. Оранжево-красное пламя выделялось на фоне серых клубов дыма. Сердце опустилось в груди, она поняла, что пожар прекратится не скоро.
        - О, Брент,  - шепнула Тейлор.
        - Мама!  - окликнула ее Бренетта, бегом возвращаясь домой.  - Миссис Хаскин нет.
        На мгновение Тейлор растерялась, утратив способность соображать. Что же теперь делать? Вот-вот начнутся роды, а рядом только Бренетта. Неожиданная мысль остановила ее сомнения.
        - Нетта, седлай свою лошадь и скачи к Хансонам. Попроси Ингрид приехать сюда.
        - С тобой ничего не случится, пока меня не будет?
        Тейлор ласково улыбнулась.
        - Со мной все будет хорошо, дорогая.
        Она подождала, пока Бренетта галопом скрылась за амбаром, и вошла в дом. Внешне спокойная, она собрала вместе несколько чистых простыней, бечевку, ножницы и поднялась в свою комнату. Она сложила все принесенное на комоде. Потом налила в таз воды, положив с краю полотенце. С чувством удовлетворения сняла платье и стянула через голову ночную рубашку. Тейлор легла на кровать и стала ждать.

* * *

        Бренетта неистово погоняла маленькую лошадку, стараясь выжать из нее больше скорости. Она не понимала по-настоящему, что происходит с ее мамой. Живя на ранчо, Бренетта знала, что лошади, коровы и другие животные становятся большими и круглыми от детенышей, находившихся внутри них, но родители всегда запрещали ей присутствовать во время отелов, и ей никогда не разрешалось находиться возле жеребцов и быков, когда наступал брачный период. Неизвестность только усиливала ее страхи. Действительно ли с ее мамой все будет хорошо?
        Подъехав к дому Хансонов, Бренетта спрыгнула с лошади, и, подбежав к двери, забарабанила ладонями по деревянной обшивке.
        - Ингрид! Ингрид, ты здесь?  - запыхавшись, кричала она.
        С расширенными от ужаса глазами, Бренетта повернулась к дому спиной. В нерешительности она застыла на месте, пока не заметила перебрасываемое из амбара в загон сено. Она стрелой рванулась от дома, громко крича на ходу:
        - Ингрид! Ингрид!
        Бренетта завернула за угол и врезалась в Джейка Хансона.
        - Ох!  - воскликнула она, когда он схватил ее за плечи.
        - Потише. Что ты здесь делаешь?
        Едва слышно Бренетта ответила:
        - Я ищу Ингрид, мистер Хансон. Она здесь?
        - А зачем она тебе?  - подозрительно спросил Джейк.
        - Моей маме нужна ее помощь.
        Джейк сдавленно рассмеялся.
        - Итак, одной из Латтимеров понадобилась помощь моей дочки, не так ли? Это что-то новенькое.
        Паника снова охватила Бренетту.
        - Пожалуйста, мистер Хансон,  - умоляюще произнесла она в то время, как глаза ее наполнялись слезами.
        - Па, чья лошадь…
        - О, Ингрид. Пожалуйста, пойдем,  - закричала Бренетта, вырвавшись от Джейка Хансона и хватая Ингрид за запястья.  - У мамы будет ребенок, а миссис Хаскин нет, а папа и все остальные на пожаре, и… и ты нужна ей.
        Ингрид крепко прижала к себе девочку, стараясь успокоить ее.
        - Конечно, я поеду,  - мягко ответила она. Подняв глаза, чтобы встретиться взглядом с отцом, она спросила: - Па, что ты с ней сделал, чем так напугал ее?
        - У нас своих неприятностей хватает, не так ли? Что-то они нам не помогают,  - пробурчал он.
        - Па!
        Ингрид потащила Бренетту вслед за собой в сарай. Она набросила седло на чалую лошадь с кувшинообразной головой, которая явно видела лучшие дни. Одевая уздечку, Ингрид сказала:
        - Иди, выводи свою лошадь, Нетта. Я уже выезжаю.
        Бренетта сделала, как ей велели, а Ингрид сдержала слово. Едва Бренетта села в седло и взяла в руки вожжи, как молодая женщина уже выезжала рысцой из сарая. Она подняла серо-коричневую юбку, чтобы та не мешала ей при верховой езде; ни одна из них не вспомнила, как Бренетта предложила ей пользоваться обычным седлом, а Ингрид это страшно удивило. Срочность дела не позволяла пытаться скакать боком или волноваться по поводу условностей.
        Они галопом направились к «Хартс Лэндинг».

* * *

        Слезы оставляли дорожки на покрытых сажей щеках над платком, так как дым ел глаза. Рори казалось, что руки его отваливаются, когда он снова вонзил топор в дерево. Где-то поблизости кто-то - он решил, что это сварливый старый ковбой Сандман, судя по крепким словцам - бормотал, раз за разом опуская лопату на упорно возникающие языки пламени.
        Рори едва расслышал крики Брента о помощи, когда пламя перенеслось через заграждение, с таким трудом построенное ими. Он заставил ноги передвигаться в направлении голоса Брента, спотыкаясь на обуглившейся земле.
        Автоматически, достигнув нового места борьбы, Рори начал взмахивать топором, пытаясь изгнать из сознания усталость в ногах, болезненность в легких и глубокую тяжесть в руках и спине.

* * *

        Ингрид стояла у самой кровати, бессознательно помогая Тейлор тужиться.
        - Давайте еще раз, миссис Латтимер. Мы почти вытолкнули его.
        Ингрид казалась одновременно возбужденной и испуганной. Она помогала отцу принимать телят и жеребят с возраста, когда была еще младше Бренетты, но первый раз ее позвали в качестве акушерки для женщины. Она все еще боялась, что что-нибудь пойдет неправильно по ее вине. Но возбуждение от факта присутствия при начале новой жизни оставалось неоспоримым.
        - Он выходит, миссис Латтимер. Он выходит!
        Спустя всего несколько минут Ингрид опустила младенца в ожидающие руки Тейлор, ослепительно улыбаясь матери и сыну.
        - Спасибо, Ингрид,  - охрипшим голосом сказала Тейлор, взглянув на крошечное существо рядом с ней. Ее черные намокшие волосы прилипали к лицу, но она была по-прежнему прекрасной, освещенная внутренним теплом счастья.
        - Ты не хочешь сказать Нетте, чтобы она пришла посмотреть на своего братика?
        Ингрид закончила скатывать промокшие простыни, отложила ножницы и прочие принадлежности и вышла из комнаты в поисках Бренетты. Вместо девочки она нашла поспешно написанную записку.
        «Ингрид, я думаю, что папе следует знать о ма, поэтому я поеду сообщить ему. Целую, Нетта».
        Ингрид подняла взгляд на лестницу, понимая, как это расстроит Тейлор. Но она не могла придумать никакого выхода, чтобы не сказать ей об этом. Тяжелым шагом она поднялась по лестнице к комнате Тейлор.

* * *

        Гарви несколько часов наблюдал за дымом, говоря себе, что надо помочь бороться с огнем, но зная, что не сможет этого сделать. Что ему действительно хотелось сейчас, так это еще одной выпивки. Он не пил с самого утра, а в домике нет ни бутылки. Ощущая неприятную грань перехода к отрезвлению, Гарви взглянул в сторону большого дома. У Брента наверняка что-нибудь есть. Старый друг не обидится, если он позаимствует немного виски до тех пор, пока сможет пополнить свои запасы.
        Гарви двинулся от домика, но резко остановился, услышав детский плач. Не может быть, чтобы… но это так. У миссис Латтимер родился ребенок. А она, наверное, совсем одна. Он прибавил шагу.
        - Мэм?  - окликнул Гарви, открывая дверь.
        Наверху лестницы появилась Ингрид, склонив вниз лицо.
        - Вы кто?  - требовательно спросил ее Гарви.  - Где миссис Латтимер?
        - Что вы хотите?  - в ответ вызывающе спросила Ингрид.
        - Я - Гарви О'Хара. Я живу здесь,  - он заметил, что она осматривает его с головы до ног, и понял, что вид его не внушает доверия - мятый, неряшливый и маловероятно, что он - часть этой семьи.  - С хозяйкой все хорошо?  - спросил он более мягким тоном.
        Ингрид немного успокоилась.
        - Мистер О'Хара, роды прошли хорошо, но миссис Латтимер ужасно расстроена. Бренетта поехала к отцу.
        - Поехала к… Вы хотите сказать, на пожар?
        Ингрид мрачно кивнула.
        - Скажите миссис, что Гарви О'Хара поехал за маленькой мисс, и пусть она не волнуется. Передайте ей это.

* * *

        Бренетта нервничала все больше и больше. День убывал; почерневшее от дыма небо переходило в вечернюю темноту, а она все еще не могла отыскать отца. Горло горело от густого дыма, руки устали от борьбы с пугливым пони. Казалось, щелканье и потрескивание огня раздается со всех сторон, местность в оранжевом сиянии и дымовой завесе стала совсем незнакомой.
        Она уже была готова повернуть назад и ехать домой, когда ей показалось, что кто-то зовет на помощь. Как будто, голос отца, и она потянула вожжи в направлении, откуда послышался голос. Нетта была уверена, что вскоре увидит его. Вместо этого она неожиданно очутилась перед стеной огня. Лошадь, резко выгнув тело, попятилась назад. Ее передние ноги взмыли в воздух, глаза стали дикими, ноздри пылали. Застигнутая врасплох, Бренетта вылетела из седла, перекувыркнулась назад и приземлилась с глухим стуком. Воздух вырвался из ее легких, и она осталась лежать бесформенной массой, в то время как обезумевший пони рванулся прочь.
        Огромным усилием Бренетта оторвалась от земли, ловя ртом воздух. В желудке возникло ощущение, будто он наполнен свинцом, когда она уставилась на огонь, истребляющий местность. Она уже не понимала, в какой стороне дом; казалось, что повсюду только огонь. Бренетта поднялась на ноги и побежала, увертываясь от языков пламени, поглощающих деревья и кусты, в поисках выхода из этого ада. Вовремя не заметив узкого оврага, она свалилась в него.
        Гарви не терял времени, пересекая окрестности между домом и Индиан Бутте. Он никогда бы не определил, куда уехала Бренетта, не зацепись ее пони поводьями за поваленное бревно. Его полные ужаса крики пронзали воздух, они и привели Гарви на окраину леса. Его собственная лошадь начала спотыкаться и нервно приплясывать, когда он остановился возле попавшего в западню животного.
        - Нетта!  - позвал он. Никакого ответа.
        Он освободил пони и, надеясь, что кто-нибудь из работников, сражающихся с огнем, заметит их и приведет помощь, отпустил обеих лошадей. Когда он в одиночестве бросился вперед, выкрикивая ее имя, то заметил огонь, перепрыгивающий с одной кроны дерева на другую и понял, в какой он западне.

* * *

        Бренетта, кашляя и чихая, пришла в себя. Все тело болело от падения на каменистое дно. Было больно открывать глаза, а жара стала невыносимой. Она поползла на четвереньках по оврагу, тихие испуганные всхлипывания срывались с губ.
        Когда она первый раз услышала зовущий ее голос, то подумала, что ей показалось. Но нет! Там действительно кто-то звал.
        - Здесь, я здесь!  - полукрикнула, полувыдохнула она, стараясь выкарабкаться наверх.
        - Нетта, девочка моя, ты ушиблась?  - спросил Гарви, появившись над ней и протягивая к ней руки.
        - Не совсем, мистер О'Хара.
        - Тогда пошли. У нас мало времени.
        Он схватил ее за руки и потащил за собой. Снова и снова они были вынуждены менять направление. Бренетта брела вперед, полностью утратив чувство пространства и времени, она настолько устала, что даже не обращала внимания на свой страх. Ее глаза, как приклеенные, не отрывались от земли, внимательно смотря, куда она ставит ногу - девочка опасалась еще одного падения. Поэтому Нетта уже не поднимала глаз на пляшущие вокруг языки пламени.
        Гарви резко остановился, дыхание с трудом вырывалось из его горла. Он быстро осмотрелся. Пожар пошел по собственному следу, как он и боялся, приближаясь к ним со всех сторон. Они оказались в кольце огня!
        - Девочка моя, нам придется пройти через него.
        Ее золотистые глаза широко распахнулись от ужаса; пламя, отражающееся в них, придавало им темно-красный цвет. Лицо Бренетты почернело от сажи, блузка в нескольких местах разорвалась, волосы, выбившиеся из косичек, развевались, и Гарви почувствовал тяжесть на сердце. Мог ли он спасти эту девочку ради Брента, единственного друга, который у него был? Он должен спасти ее. Он сам был всего лишь ничтожеством, пустым пьяницей-лодырем, но Брент Латтимер никогда не оставлял его. Сейчас Гарви должен отплатить за все спасением его дочери. Если он не сможет это сделать, то лучше ему умереть.
        Гарви снял холщовую куртку и закутал голову и плечи девочки.
        - Мы побежим,  - сказал он, поднимая ее и крепко прижимая к своему мягкому, бесформенному животу.  - Дитя мое, ты только не дергайся.
        Бренетта думала, что они умрут. Закутанная в темную куртку, она боялась, что задохнется от жары. Она была уверена, что огонь достанет ее и ждала, когда же его пламя прорежет ее кокон. Но вместо этого ее вдруг бросили на землю и грубо прокатили, руки Гарви постоянно хлопали по ее ногам. Куртка упала с лица, и Бренетта снова могла видеть, что происходит. Брюки ее обгорели, но боли она не ощущала. «Мы пробились!» - удивленно подумала она.
        - Пойдем, девочка,  - закричал на нее Гарви. Он подтолкнул ее вперед; когда они побежали, огонь, казалось, все еще окружает их.  - Только не останавливайся, дитя. Я буду… позади. Просто… все время беги.
        И она бежала. Бежала, будто по пятам за ней гнался сам дьявол, спотыкаясь и падая, но все время поднимаясь. Мысли исчезли, кроме одной - бежать. Просто бежать. Бежать. Бежать. Бежать.
        Рори, Бак Франклин и Джо Саймонс устало тащились позади Брента; лопаты и топоры покоились у них на плечах. Их глаза стали пустыми из-за усталости, но тела оставались готовыми для борьбы. Они не могли все бросить до тех пор, пока не победят.
        Рори первым заметил ее. Несмотря на густой дым, дикий и растрепанный вид, он узнал ее. Он бросил топор и, крикнув Бренту, бегом отделился от остальных. Рори схватил девочку как раз в тот момент, когда она споткнулась и плашмя падала на землю.
        Глядя на него и не веря своим глазам, Бренетта прошептала:
        - Рори? Ах, Рори, мы сделали это. Мы в безопасности.
        Брент взял у Рори дочь.
        - Нетта! Нетта, что ты здесь делаешь? Что с тобой случилось?
        - О, папа,  - крикнула она,  - я пришла, чтобы найти тебя, но заблудилась. Мистер О'Хара спас мне жизнь.
        - Рори спас тебя?  - удивленно переспросил Брент.
        - Нет, не Рори, мистер О'Хара. Он там, сзади меня.
        Рори оглянулся. Сквозь обуглившиеся деревья пожирающей волной накатывался бушующий ад.
        - Па. О, Боже, только не папа.
        ГЛАВА 9

        Ноябрь 1874 - «Спринг Хейвен».
        Мариль сидела в кабриолете, стоявшем возле небольшого белого дома на окраине Бельвиля. Она задумчиво смотрела на него, вспоминая, какой счастливой росла она здесь. Ее отец, преподобный Стоун, был любящим, нежным, хотя временами и строгим отцом. Рядом постоянно находились друзья и родственники: Тейлор и Филипп, доктор Рид с женой и дочерью Элизабет, кузены Джеффри и Роберт Стоуны. Отец умер сразу после конца войны. Когда Элизабет Рид признали психически ненормальной, доктор и миссис Рид уехали в поисках помощи для нее. Мариль слышала, что Элизабет повесилась, находясь в сумасшедшем доме. Тейлор уехала так далеко, что все казалось почти сном. А ее дорогие кузены… Джеффри пал геройской смертью в разгар войны между Штатами, а Роберт потерял руку.
        Она старалась не думать о визитах Филиппа в этот дом в то время, когда он ухаживал за ней. Ах, какой счастливой и возбужденной была она. И отец… Он так гордился, что его дочь выйдет замуж за человека из рода Беллманов. Для Мариль это стало счастливым концом ее собственной сказки - бедная девушка выходит замуж за прекрасного принца.
        Но брак окончился неудачей, и воспоминания только причиняли лишнюю боль.
        Слегка стегнув лошадь, Мариль отъехала от дома, направляясь назад в «Спринг Хейвен». Она не спешила, возвращаться ей совсем не хотелось. Все, что ее там ожидало - это большой, погруженный в гробовую тишину дом, дети, ходившие только на цыпочках и разговаривающие шепотом.
        - Но когда придет весна, так тихо не будет,  - произнесла она вслух.
        Мариль только что нанесла визит доктору. Он подтвердил ее догадки. Она снова беременна. Но радости она не испытывала. Она носит под сердцем ребенка Алана, а сам он уехал. Мариль отослала его прочь сразу после несчастного случая с Филиппом, потому что вина тяжелым грузом давила на сердце.
        - Я уеду, если ты хочешь этого, Мариль,  - сказал Алан в тот последний вечер.  - Но я вернусь. Когда-нибудь ты почувствуешь необходимость во мне, и я буду здесь.
        - Нет, Алан. Ты не должен возвращаться. Наша любовь преступна. Посмотри, что она сделала с Филиппом.
        Он крепко сжал ее в объятиях, его мрачное лицо стало совсем злым.
        - Это сделала не наша любовь, Мариль, и никогда не говори так. Филипп уже был болен, когда я появился здесь, и ты знаешь это. Что случилось с ним, произошло бы так или иначе.
        Потом он поцеловал ее и ушел. На следующее утро он исчез; и Мариль понятия не имела, куда.

* * *

        Филипп сидел в кресле возле окна, пристально разглядывая тихий ноябрьский день. Он никогда не покидал свою комнату. Он обнаружил, что надо гораздо больше сил, чем у него было, чтобы сталкиваться лицом к лицу с цветущим миром внизу, поэтому он оставался в своей комнате, всегда угрюмый, часто испуганный и одолеваемый жалостью к себе.
        Филипп так и не смог воспроизвести события, предшествующие его падению. Но он помнил, как долго его преследовал призрак. Казалось, он понимал, что стал его жертвой, но больше тот не звал Филиппа. Однако ощущение, что «оно» где-то поблизости, не покидало его. Вот и сейчас, призрак пошевелился в углу, пронизывая холодом всю комнату. Он ждал… Ждет, все время ждет. Когда наступит благоприятный момент, он сразу же схватит Филиппа.
        Итак, они оба ждут.

* * *

        Мартин поморщился, но не издал ни звука, и учитель еще раз опустил линейку на его раскрытые ладони.
        - Вот так, господин Беллман. А сейчас посидите вон там до тех пор, пока класс разойдется. Полагаю, это послужит уроком не повторять свои оскорбления.
        Мартин ничего не ответил. Его большие карие глаза были наполовину скрыты под опущенными веками, когда он решительно направился к табурету в углу. Мальчик сжал страдающие от жгучей боли ладони в кулаки, стараясь подавить набегавшие слезы. Кто-то из ребят захихикал, но строгий взгляд мистера Йорка мгновенно установил тишину.
        Неприятности начались сегодня утром, когда Питер Хейл стал насмехаться над потертыми брюками Мартина. Питер был сыном янки-саквояжника[3 - Янки-саквояжники - население Севера Америки, после гражданской войны 1861-1865 гг. (прим. ред.).], который купил Розвуд за налоги, точнее сказать, украл Розвуд. Когда класс разошелся на обеденный перерыв, Мартин присоединился к Меган, Алистеру и Кинсли на школьном дворе. Питер и еще два парня подошли и возобновили насмешки. Он смог не обращать на них внимания до тех пор, пока Питер не зашел слишком далеко в своих колкостях.
        - Не удивительно, что вы не можете получать прибыль с плантации, чтобы купить кое-какую одежду. Ведь у тебя сумасшедший калека вместо отца.
        Питер не успел сбежать. Мартин так быстро налетел на него, что застал всех врасплох. Склонив голову, он ударил обидчика в живот, а потом начал бешено работать кулаками, постоянно выкрикивая:
        - Ты, грязный ублюдок янки!  - он ни за что не остановился бы, если рука мистера Йорка не схватила его за воротник, резко отбрасывая назад и лишая воздуха.
        Сейчас он сидел, мысленно проклиная учителя из Новой Англии, сына саквояжника - это белое ничтожество, и судьбу, которая, казалось, действовала против него.
        ГЛАВА 10

        Март 1875 - «Хартс Лэндинг».
        Она почувствовала, что он изменился. Он стоял по другую сторону ограды, опираясь на перила и внимательно глядел на нее. Огонек повела в его сторону ушами и тихонько заржала.
        Трехлетняя кобыла огненного цвета с крепкими, развитыми мускулами рысью пересекла загон, направляясь к своему хозяину. Она ткнулась в его плечо мягкой мордой, словно прося, чтобы он погладил ее по шее. Она давно забыла тот ужасный момент почти год назад, когда его лассо стянуло ее шею. Сейчас она смотрела на него доверчивыми глазами, прислушиваясь к его успокаивающему голосу, пока он почесывал ее.
        - Рори, это правда?
        Он отвернулся от рыжей кобылы и смотрел, как Бренетта подбегает к нему.
        - Это правда?  - снова спросила она - Ты действительно уезжаешь?
        - Да, это так.
        - Но почему?
        Рори молча смотрел на нее, стараясь запечатлеть в памяти ее образ, чтобы сохранить его на месяцы, а может быть, и годы предстоящей разлуки. В свои почти двенадцать лет Бренетта была тощей, как жердь, почти бесформенной под мешковатыми брюками, которые она носила по-прежнему. Начинающие развиваться груди скрывались под просторной рубашкой. Видавшая виды шляпа тщетно пыталась спрятать от солнца густо усыпанный веснушками нос. Он улыбнулся, подумав, как сильно ему будет не хватать ее постоянных надоедливых просьб поехать с ним, куда бы он ни отправлялся, прокатиться на Огоньке, сделать это, увидеть то…
        - Я еду, потому что этого хочет твой отец,  - ответил Рори, поворачиваясь лицом к кобыле.
        Бренетта дотронулась до его локтя.
        - Но ты не хочешь ехать в Нью-Йорк, не так ли?
        Минуту он молчал. Нет, он не хотел ехать; он не хотел покидать свой дом, друзей, эту землю. Но после всего, что Брент Латтимер сделал для него, как он мог отказать ему? Здесь с ним всегда обходились, как с родным сыном. Его обучали, поддерживали, воспитывали как равного себе. Они ни разу ни слова не сказали против его отца, ни до, ни после его смерти. Фактически, они считали его настоящим другом, который погиб, спасая их дочь. Поэтому, если Брент хотел, чтобы он ехал в Нью-Йорк обучаться банковскому делу и посмотреть другую жизнь, он согласен. И сделает все от него зависящее, чтобы добиться наилучших успехов.
        Поглаживая Огонька по носу, Рори ответил:
        - Я буду скучать по тебе, малышка. И буду скучать по Огоньку.
        Бренетта протянула руку и тоже погладила лошадь, морща в задумчивости лоб.
        - Ты не создан для того, чтобы запирать себя в клетке, Рори.
        - Как и Огонек, но посмотри, какая довольная она сейчас. Я хочу, чтобы ты взяла ее, Нетта. Ты будешь заботиться о ней, любить ее так же, как я?
        - Я? О, Рори, ты правда хочешь, чтобы я взяла ее?
        - Она твоя,  - ответил он.  - Хорошенько присматривай за ней.
        Он пошел прочь, оставляя возбужденную Бренетту, скользнувшую через ограду, наедине с ее новым другом. Сунув руки в карманы, Рори быстро подошел к амбару, оседлал лошадь и поскакал в направлении Индиан Бутте.
        Невысокие зеленые побеги храбро пробивались сквозь обуглившуюся землю, обещая в скором времени скрыть опустошение, что оставил после себя пожар прошлой осенью. К счастью, тогда вовремя хлынул ливень, предотвратив уничтожение более сотен акров земли. Пастбищные угодья остались целы, но часть скота, попавшая в западню каньона, там и погибла.
        Рори подъехал к месту, где они нашли его отца. Гарви умер ужасной смертью, и Рори старался не вспоминать этого. Он даже не понимал, почему вообще приехал сюда, чувствуя только, что ему необходимо сделать это перед отъездом. Он остановился среди пустынного пейзажа, сел на корточки, отдыхая.
        Последние полгода для Рори были очень трудными. Он боролся с чувством вины, словно каким-то образом подтолкнул отца к смерти. Если бы только он выражал больше понимания, терпения, помощи, больше… чего-то еще. Слезы медленно скатывались по его смуглым щекам. Отец погиб, спасая жизнь Бренетты. Он пришел только ради нее. Неужели он умер, так и не узнав, как сильно Рори любил его?
        Как он мог знать об этом? Даже себе Рори отказывался признаться в любви к отцу.
        - О, па, мне жаль. Мне так жаль, что я не понял этого вовремя.

* * *

        Тихонько покачиваясь, Тейлор баюкала малыша. Юному Карлтону Дэвиду Мартину Латтимеру было уже почти шесть месяцев. Ему дали второе имя отца - Карлтон, и первые имена обоих дедушек. Имя казалось ужасно длинным для столь крохотного малыша, но Тейлор знала, что он вырастет до нужных размеров. Сейчас, наблюдая, как ребенок жадно сосет грудь, она не была так уверена, что все будет хорошо. Она не могла больше притворяться. С Карлтоном что-то неладно.
        Оторвав взгляд от него, Тейлор с трудом удерживала слезы. Как ей сказать Бренту? Он так гордится сыном. Пропустив развитие Бренетты и увидев ее лишь в полтора года, сейчас Брент был очарован буквально всем, что делал этот крошечный Латтимер. Как она могла высказать свои подозрения, что маленький Карл слепой?
        Удовлетворив свой аппетит, малыш выпустил сосок и довольно зачмокал. Его глаза, такой же темной синевы, что и ее, пристально смотрели вверх, и Тейлор пыталась притвориться, что он смотрит на нее.
        - О, пожалуйста, увидь меня, Карлтон,  - прошептала она.  - Пожалуйста, увидь меня.

* * *

        Ингрид поставила перед отцом тарелку, потом положила себе. Она знала, что не сможет проглотить ни кусочка: ее желудок словно связали миллионы узелков.
        Она села напротив и наблюдала, как Джейк уплетал печенье с густым кремом, в то время как она катала вилкой свою порцию.
        - Па.
        - Да?
        - Мне надо поговорить с тобой, па.
        - Так говори,  - пробормотал он с набитым ртом.
        Ингрид судорожно глотнула и быстро произнесла:
        - Па, я выхожу замуж.
        Он уставился на нее, крем застыл в уголках рта.
        - Ты собираешься выйти замуж?
        Ингрид попыталась воспринять его слова как оскорбление.
        - Ты думал, что никто не посватается ко мне?
        Глаза Джейка Хансона сузились, он отодвинул от себя тарелку.
        - Хочешь еще?  - нервно спросила Ингрид, порыв ее храбрости улетучился.
        - Кто он, и когда ты виделась с ним, так что он даже смог сделать тебе предложение?
        Ингрид вскочила и начала убирать со стола, боясь взглянуть на отца. Она не могла отступать, так как пообещала Тобиасу, что именно сегодня скажет отцу.
        - Я… я встретилась с ним в прошлом году в Бойсе. Он - работник на ранчо; нет, он - управляющий ранчо. Это ведь очень ответственная должность, правда? Возможно, когда-нибудь у него появится собственное имение. Я думаю, он понравится тебе, если ты получше узнаешь его.
        Она осторожно взглянула на отца. Он тщательно засовывал за щеку щепотку табака, откинувшись на стуле.
        - Как его зовут, дочка?
        Она больше не могла уклоняться. Ингрид повернулась к нему, расправив хрупкие плечи, храбро вздернув подбородок; в ее глазах сверкнула независимость.
        - Тобиас Леви,  - четко произнесла она.
        Не сводя с нее глаз, Джейк сплюнул табачную жвачку на пол. Лицо его оставалось твердым, как гранит, и Ингрид с уверенностью поняла, что сердце его изо льда, настолько холодным стал его взгляд. Ее отец всегда был человеком грубым и вульгарным, но она никогда не боялась его. До этого момента.
        Наклонив стул вперед, Джейк встал. Он подошел к двери, открыл ее, потом повернулся и еще раз взглянул на дочь.
        - Может, ты и не шлюха, насколько я знаю…
        - Па! Я никогда…
        - …но ты никогда не выйдешь замуж за еврея. Даже если мне придется держать тебя на цепи, как бешеную собаку. Нет, если бы у меня была бешеная собака, я пристрелил бы ее. А сейчас не смей выходить из дома до тех пор, пока я не вернусь. Ты слышишь меня, дочь?

* * *

        Корова сломала шею, упав в овраг, и теленок вопил от голода, когда Тобиас нашел его. Для теленка лучший шанс выжить - фактически, его единственный шанс - если Тобиас возьмет его с собой домой. Там они могли бы попытаться поместить его к какой-нибудь корове, заставив ее принять еще одного детеныша, а если не удастся, то кормить его с рук.
        Тобиас обхватил теленка и поднял его на лошадь, положив поперек седла, прежде чем сесть самому.
        - Еврей!
        Он быстро обернулся и увидел перед собой Джейка. Тобиас не удивился. Он весь день ожидал этого визита.
        - Мне следует пристрелить тебя, грязный сукин сын. Я говорил, что тебе лучше держать свои вонючие лапы подальше от моей дочери.
        - Мистер Хансон, я люблю…
        - Заткни свою пасть, Леви, или я заткну ее за тебя.
        Тобиас пристально смотрел на громадного мужчину, стараясь предугадать, что же сказать, чтобы образумить его. Но понял,  - это все бесполезно. Он повернулся к лошади, собираясь сесть в седло и уехать, не тратя лишних слов.
        Приклад ружья треснул, когда Джейк со всей силы опустил его на голову Тобиаса. Тот упал навзничь, не чувствуя второго удара, распоровшего ему плечо.
        Брент нашел его на следующий день. Сначала он думал, что парень мертв. Земля вокруг него потемнела от крови. Лицо было синевато-белым с фиолетовыми кругами под глазами. Очевидно, пару раз он приходил в себя, так как короткий кровавый след указывал на то, что он пытался ползти вперед.
        - Боже! Что произошло?  - пробормотал Брент, опускаясь на колени возле друга. Он начал приподнимать его за плечи, но болезненный стон Тобиаса, почувствовавшего тошнотворную боль в плече и предплечье, остановил его.
        С помощью двух работников Брент соорудил носилки, и они перенесли Тобиаса на ранчо. Тейлор поместила его в комнате рядом со своей. Пока Рори бегал за доктором, они постарались устроить его как можно удобнее. Потом им оставалось только ждать.

* * *

        Ингрид механически бросала цыплятам корм, даже не замечая их. На прошлой неделе ей удалось дважды ускользнуть из дома, но Тобиас не появился в их условном месте встреч, и не было никаких признаков, что он был там. Возможно, она не волновалась бы так сильно, если бы ее отец не стал внезапно таким равнодушным. Он не упоминал ни имени Тобиаса, ни ее планов выйти за него замуж. С каждой минутой ее охватывала все большая уверенность, что с Тобиасом случилось что-то ужасное.
        Ингрид резким движением запустила в цыплят миску с кормом, вызвав громкий протестующий писк и шум хлопающих крыльев. Решено, она не собирается больше ждать здесь.
        Отец уехал примерно полчаса назад и не вернется в течение часа или даже больше. Ей вполне хватит времени съездить в «Хартс Лэндинг» и узнать, что произошло.
        Так как в доме не было другого седла, Ингрид неуклюже соскользнула с забора на широкую спину лошади. Было трудно охватить ее бока ногами из-за сбившейся юбки, но она все же пустила лошадь галопом, крепко вцепившись ей в гриву.

* * *

        Бренетта с Карлтоном сидели на полу. Малыш улыбался ей, пока она помогала ему вставать; маленькие ножки распрямились и снова сгибались под ним. Девочка с трудом верила, что он - слепой, хотя врач и сказал это родителям. Доктор предложил, чтобы ребенка, когда он подрастет, посмотрели специалисты. Это была единственная надежда, которую он смог дать им.
        - Бедный Карл,  - сказала ему Бренетта.  - Ты не можешь увидеть, как красив мир.
        Он рассмеялся, услышав ее голос, и она засмеялась в ответ. Его жизнерадостность была заразительной.
        - Пошли. Давай погуляем. Я покажу тебе свою новую лошадь. Мне дал ее Рори. Ее зовут Огонек, потому что она такая рыжая и сверкающая, что кажется огненной.
        Посадив ребенка на бедро, Бренетта вышла из дома в направлении к загону. Огонек увидела ее приближение и подошла к ограде. Она потянулась было обнюхать Карлтона, но удивленный крик малыша испугал ее, и она отбежала назад.
        - Карл, это - Огонек. Она не обидит тебя. Иди сюда, Огонек, и познакомься с моим братиком. Подойди, девочка. Все хорошо. Иди сюда.
        Огонек осторожно шагнула вперед, поводя ушами. Бренетта взяла маленькую ручку Карлтона и погладила ею морду Огонька.
        - Когда-нибудь ты будешь скакать на лошади, такой, как эта, Карл, если тебе повезет,  - пообещала Бренетта.  - Когда-нибудь, когда ты сможешь видеть.
        Огонек резко вскинула голову и с тихим ржанием устремилась к противоположной стороне загона. Бренетта посмотрела в том направлении и увидела Рори, легким шагом направляющегося к ним. Казалось, Огонек дрожит от нетерпения, зовя его. Сердце Бренетты упало.
        Огонек никогда не станет действительно моей, подумала она.

* * *

        Тобиас пошевелился, и боль огромным кинжалом впилась в голову, руку и отдалась в позвоночнике. Врач привел в порядок руку и перебинтовал вывихнутое плечо. Понадобилось двадцать пять стежков, чтобы закрыть рваную рану на голове. Тобиас осторожно открыл глаза. Свет, льющийся из окна, причинял боль, но он упорно держал их открытыми.
        - Как ты себя сегодня чувствуешь, Тобиас?  - спросила Тейлор, склоняясь над ним.
        - Лучше,  - стиснув зубы, ответил он.
        Каждый раз, когда он просыпался, Тейлор была здесь. Интересно, подумал он, спит ли она вообще когда-нибудь. Раньше - это было вчера или позавчера?  - Брент тоже сидел рядом. Он попытался узнать у Тобиаса, что произошло, но Тобиас симулировал полное незнание. Не мог же он сказать им, что отец Ингрид старался убить его. Это - его личное дело, и он сам позаботится о нем.
        - Как ты думаешь, ты сможешь что-нибудь съесть?  - спросила Тейлор.
        - Да, я постараюсь.
        Врач сказал, что пройдет несколько месяцев, пока полностью заживут рука и плечо, но он не собирался долго оставаться прикованным к постели. И ему надо увидеть Ингрид. Он должен дать ей знать, что любит ее и что не по своей воле не приходит к ней.

* * *

        Ингрид почти свалилась с седла, оставив лошадь перед домом. Придерживая юбки, она стремглав взбежала по лестнице и постучала в дверь. Никто не отозвался, и она постучала еще раз.
        - Привет, Ингрид.
        Она резко обернулась и увидела перед собой Бренетту и смуглого юношу примерно ее возраста с широкими плечами и понимающим взглядом.
        - Нетта, где Тобиас?  - выпалила Ингрид.
        - Тобиас?  - эхом отозвалась Бренетта.  - Он наверху. Я думала, что ты знаешь… Ох!  - закончила она, заметив выражение лица Ингрид, и до нее дошло, в чем дело.  - Пойдем. Я отведу тебя к нему.
        Бренетта передала Карлтона Рори, попросила отнести малыша в детскую, взяла Ингрид за руку И повела в дом. Они поднялись по лестнице, и Бренетта остановилась перед дверью, за которой Ингрид помогала Тейлор произвести на свет Карлтона. Она тихонько постучала.
        - Кто там?
        - Это я, мама. Здесь кое-кто хочет повидать Тобиаса.
        - Он не спит. Входите.
        И только в этот момент Ингрид полностью уверилась, что с Тобиасом действительно что-то случилось. Она боялась зайти в комнату, испугавшись того, что увидит там.
        Тейлор, заметив, что их гостья ни кто иной, как Ингрид Хансон, удивленно приподняла изогнутые черные брови. Тобиас и Ингрид? Святые небеса. Не удивительно, что девушка так боится, что ее отец узнает правду. Брент передал ей колкие выражения Джейка по поводу Тобиаса.
        - Входи, Ингрид. Тобиас, посмотри, кто пришел.
        Она заметила, как взволнованные глаза девушки метнулись к кровати и поняла, что сбылись самые худшие опасения Ингрид, когда она увидела молодого человека.
        - О, Тобиас,  - крикнула Ингрид, опускаясь на колени возле кровати.  - Что случилось?
        - Так, всего лишь несчастный случай. Все будет нормально.
        - Как он мог поступить так?  - она тихо заплакала, уткнувшись в его здоровое правое плечо.
        Тейлор заметила, как Тобиас быстро взглянул на нее и начала все понимать. Это сделал с ним Джейк Хансон. Тобиас молча просил ее не сообщать никому то, что она узнала.
        - Простите меня,  - сказала Тейлор, откладывая в сторону вышивание.  - Сейчас, когда здесь Ингрид, чтобы присмотреть за тобой, я проверю, как там Карл.
        Тобиаса обрадовало, что она поняла его просьбу. Он был уверен в доверии Тейлор. Его взгляд снова вернулся к Ингрид.
        - Я счастлив, что ты пришла,  - сказал он ей.
        - Я должна была. Я знала, что произошло что-то страшное, раз ты не показываешься. О, Тобиас, мне так стыдно за него.
        Она заплакала, и Тобиас, протянув руку, похлопал ее по спине.
        - Но со мной все в порядке, Ингрид, и мы поженимся. Не плачь, любимая.
        Ингрид оторвала от его плеча залитое слезами лицо.
        - Я не вернусь туда,  - с жаром поклялась она. Я никогда не вернусь туда. Я останусь здесь с тобой. Я достаточно взрослая, чтобы решать, что я хочу, а что - нет.
        - Ну хорошо. Хорошо. Мы поженимся прямо сейчас. Никто не заставит тебя уезжать.

* * *

        Брент ждал, когда он придет. С того момента, как Тобиас и Ингрид сказали ему, что собираются пожениться, он понял, что Джейк обязательно появится. Он также догадался, что произошло с Тобиасом, и от гнева кровь кипела в жилах Брента.
        - Не трудитесь спускаться, Хансон. Вы не пробудете здесь долго,  - сказал с крыльца Брент.
        - Я приехал за своей дочкой. Где она?
        - Наверху. Со своим будущим мужем.
        Джейк переменил в седле положение своего громадного тела.
        - А ну-ка, пришлите ее ко мне, Латтимер. Вы не имеете права утаивать от человека его родственников.
        - Я имею полное право приказать человеку, пытавшемуся совершить убийство, убираться с моей земли.
        Рука Джейка потянулась к ружью.
        - Не делай этого, Хансон,  - предупредил Брент.  - Ты умрешь прежде, чем успеешь прицелиться.
        Джейк проследил за взглядом Брента. Из-за дома вышел Рори с ружьем наготове. Два человека подходили к нему от амбара, направляя стволы ружей прямо на него. Краем глаза он мог заметить и других. Джейк убрал руку с приклада.
        - На этот раз ты выиграл, Латтимер. Но я не прощу тебе этого. Ты не всегда будешь так подготовлен. Когда-нибудь мы встретимся, вдвоем - только ты и я.
        Брент кивнул. Он был уверен, что Джейк говорит серьезно.
        - Ты помог погубить мою дочь, и ты ответишь за это.
        Интересно, подумал Брент, действительно ли Джейка так волнует судьба Ингрид.
        - Если это как-то поможет,  - сказал он,  - судья зарегистрирует их брак как можно скорее.
        Джейк дернул поводья.
        - Никому это не поможет,  - прорычал он и галопом рванулся прочь.
        Брент провожал его взглядом, пока он не скрылся из вида.
        - Спасибо, парни,  - сказал он, оглядываясь на остальных.  - Думаю, мы последний раз видели его в «Хартс Лэндинг».

* * *

        Завтра уезжает Рори. Она не увидит его долго, очень долго. Уже сейчас Бренетта чувствовала себя покинутой и одинокой.
        Они молча ехали верхом. Бренетта впереди, указывая путь. Она понимала, что Рори хотел знать, куда они направляются, но он ни разу не спросил об этом. Когда они, наконец, остановились, и Бренетта нашла нужное место, Рори вопросительно взглянул на нее.
        Она ослабила подпругу и спрыгнула с лошади.
        - Рори, надеюсь, ты поймешь меня, и еще надеюсь, не рассердишься.  - Она стянула седло со спины Огонька.  - Огонек никогда не будет принадлежать никому, кроме тебя, и если я попытаюсь удержать ее, она скончается в своем загоне. Ее место на свободе или рядом с тобой.  - Бренетта сняла уздечку.  - Совсем как и ты, Рори. Твое место здесь, в «Хартс Лэндинг». Ты не принадлежишь этому закрытому городу. Я не могу помешать этому, но я могу помочь ей.
        Быстро повернувшись, Бренетта стегнула Огонька по крупу и пронзительно крикнула. Вздрогнув, Огонек отпрыгнула вперед. Она колебалась только мгновение, пока не услышала команду Рори «ху-а». Потом перешла на галоп, стремительно уносясь прочь.
        Бренетта подождала, пока она скрылась из виду, и повернулась к Рори. Он смотрел на нее странным пристальным взглядом, и она неуютно поежилась, усомнившись в правильности сделанного.
        Казалось, черные глаза Рори проникли вглубь, потом он неожиданно улыбнулся.
        - Спасибо, малышка. Ты понимаешь гораздо больше, чем я думал. Когда-нибудь мы снова поймаем ее, ты и я, и она будет принадлежать нам обоим.
        Он протянул руку, посадил ее на лошадь позади себя, и они направились к дому.
        ГЛАВА 11

        Апрель 1875 - «Спринг Хейвен».
        - Пожалуйста, Сьюзен. Позволь мне взглянуть на младенца,  - охрипшим голосом прошептала Мариль.
        Это были трудные и долгие роды, и временами Мариль казалось, что и она, и ребенок умрут. Но они выжили. Она услышала, как маленькая девочка зашлась здоровым криком, уже протестуя против жестокости жизни.
        Сьюзен положила завернутого младенца на руки матери. Мариль взглянула на сердитое красное личико. Светлый пушок рыжеватых волос покрывал голову, крошечные кулачки били по воздуху.
        - Не плачь, девочка, тише. Твой папа всегда был таким веселым; он не хотел, чтобы ты была грустной, и делал все для того, чтобы и я была счастлива.
        Филипп услышал плач ребенка и выругался. Еще один рот, который надо кормить, а он сам бесполезен и беспомощен, как младенец. Зачем надо было Мариль приносить еще одно отродье в эту несчастную семью? Разве нельзя просто придушить его и прекратить эти вопли?

* * *

        Мартин поверить не мог, что Эрин Аланна такая хорошенькая. Прошло всего две короткие недели, и она утратила свои сморщенные черты. Он не хотел бы, чтобы кто-нибудь узнал, насколько очарован он своей маленькой сестричкой, но хватался за любую возможность помочь матери с ней.
        Мартин никогда не испытывал такого покровительства к Меган или двум младшим братьям. Может быть потому, что сейчас он в доме - мужчина. В конце концов, ему почти одиннадцать, а его отец… Ну что ж, его отец просто не в состоянии заботиться о них всех.
        Мартин старался не думать об этом. Было так страшно видеть, как разрушается когда-то веселый и полный жизни человек. Казалось, что в школе мальчик постоянно находился под угрозой драки из-за подлых замечаний о «безумном искалеченном папаше». Но это правда. Филипп не хотел больше быть ни с женой, ни с детьми. Он даже отказался взглянуть на малышку.
        А хорошо бы ему увидеть ее, подумал Мартин. Полюбив девочку, возможно, он скорее поправится.
        Он быстро вытащил ее из плетеной колыбели и вынес из детской.
        Филипп повернул голову, когда открылась дверь. Он наблюдал, как призрак медленно передвигался из угла к окну. Первый раз со времени падения, он, казалось, был готов поманить Филиппа, дать возможность исчезнуть в его пустоте.
        - Папа, я… я принес Эрин Аланну,  - объявил Мартин дрожащим голосом.
        - Уходи, Мартин,  - резко оборвал Филипп.  - Я не хочу ее видеть.
        Мартин шагнул поближе.
        - Но, папа, она такая хорошенькая. Мне кажется, она поможет тебе почувствовать себя лучше.
        Он протянул вперед ребенка, и взгляд Филиппа упал на спящего младенца. На секунду воцарилась гробовая тишина. Потом Филипп застонал, крепко закрыв глаза.
        Он снова был там - стоял в темноте возле хижин рабов. Они были любовниками, и в этом его вина, его собственная вина. Своими постоянными отказами видеть ее, он сам подтолкнул ее туда. Он довел их всех. И это… это - ребенок Алана.
        Филипп не обратил внимания на поспешное бегство Мартина. Он открыл глаза и увидел призрак, плывущий за окном. Иди сюда, казалось, звал он. Пойдем со мной, и ты найдешь покой. Пойдем. Пойдем, иди за мной.
        - Да. Да, я иду. Подожди! Подожди меня.
        Он повернул кресло к окну. Схватившись за выступ подоконника, он вытащил из кресла безжизненную нижнюю часть тела.
        - Подожди! Подожди меня!

* * *

        Мартин нашел мать за прядением шерсти в гостиной возле больших окон, где было светлее.
        - Мама, с папой что-то случилось. Пойдем быстрее!
        Она вскочила, сбив на пол прялку.
        - Что произошло?  - спросила она.
        - Я не знаю. Я принес ему Эрин Аланну…
        Мариль остановилась и уставилась на Мартина.
        - Боже праведный!  - в ужасе прошептала она. Подхватив юбки, она взбежала по лестнице, крича: - Филипп! Филипп, пожалуйста…
        Мариль поняла, что он в конце концов вспомнил. Все ее кошмары, ужасные сны превращались в явь. Она не знала, что будет делать, но сердце замирало от страха. Ворвавшись в дверь в тот момент, когда Филипп перекидывался через окно, она увидела, как он протягивал руки, услышала его крик:
        - Пожалуйста, подожди!  - пока он летел из окна к своей смерти.
        ЧАСТЬ II

        Невозможно любить, оставаясь благоразумным.
    Френсис Бэкон, 1625.

        ГЛАВА 12

        Май 1879 - Нью-Йорк Сити / «Спринг Хейвен».
        - Доброе утро, мистер О'Хара.
        - Хороший день сегодня, мистер О'Хара.
        - Успехов Вам в столь чудесное утро, сэр.
        Рори кивал в ответ разным клеркам по пути в свой кабинет. Он очень смутно напоминал парнишку, который четыре года назад оставил «Хартс Лэндинг». Черные волосы были коротко подстрижены, а на смену штанам, рубашке с открытым воротом и куртке из оленьей кожи пришел строгий костюм. Прогуливаясь, он шагал широко и свободно. Строгие, приятные черты лица возмужали, заставляя знакомых дам уповать на то, что он обратит на них внимание. Однако, несмотря на приобретенную за годы жизни в Нью-Йорке уверенность, Рори оставался спокойным, замкнутым - хотя и дружелюбным - молодым человеком; человеком, по-прежнему стремившимся к горам Айдахо.
        - Мистер О'Хара, вам пришла телеграмма. Она на вашем столе.
        - Спасибо, Джонсон. Мистер Майклз уже здесь?
        - Нет, сэр.
        - Когда он появится, передайте, пожалуйста, что я хотел бы поговорить с ним.
        - Да, сэр.
        Рори закрыл дверь кабинета. Он все еще не мог привыкнуть к своему повышению в должность администратора с собственным кабинетом и секретарем. Все, включая Рори, знали, что его готовят как прямого наследника этого банка и его финансово-кредитной компании в Нью-Йорке. Он ненавидел «расшаркивающихся и расстилающихся», как он называл их, сопроводителей его новой должности. До этого он был просто бухгалтером среди многих клерков, сейчас он стал Мистер О'Хара, протеже Брента Латтимера.
        Сев за стол, Рори раскрыл телеграмму и начал читать.

        Шанс для Карлтона прозреть, Тейлор и я сразу же везем его в Лондон. Нетта поедет в «Спринг Хейвен». Встречай в Атланте и отвези ее туда. Поезд 20 мая. Брент.

        Рори повернулся на стуле лицом к окну. Он посмотрел на оживленные улицы внизу. Это было помилование. Возможность сбежать из заточившего его города. Может быть, если бы он хоть раз сказал Бренту о своих чувствах… но Рори считал себя в долгу перед Брентом и Тейлор, и поэтому старался стать тем, кем они хотели его видеть.
        - Извини, Рори. Можно войти?
        Боб Майклз закрыл за собой дверь. Одетый в серый костюм хорошего покроя, Боб представлял собой образец преуспевающего человека. Сейчас ему было около шестидесяти, он прошел путь до самой вершины, начав учеником у Дэвида Латтимера, потом работал с Брентом и в конце концов стал генеральным компаньоном, с тех пор, как Брент уехал за тысячи миль.
        - Я получил телеграмму от Брента. О, я вижу, тебе тоже пришла. Похоже, мне придется смириться с твоим отсутствием месяцев на шесть, может, чуть больше. Все зависит, полагаю, от того, как пройдет операция.
        - В моей телеграмме сказано довольно мало, мистер Майклз. Просто, что я должен двадцатого встретить Бренетту на железнодорожном вокзале в Атланте.
        - Ну что ж,  - сказал Боб, усаживаясь в кресло напротив Рори,  - полагаю, тебе лучше всего привести все дела в порядок. У тебя времени только на то, чтобы успеть добраться туда.
        Итак, Рори снова очутился в незнакомом городе. Однако на этот раз он был уже не просто неотесанным парнем из лесной глуши. Четыре года жизни в Нью-Йорке научили его ходить, разговаривать и поступать так, что люди с готовностью помогали ему, в полной уверенности, что он - молодой человек с влиянием и достатком.
        Рори прибыл в Атланту на два дня раньше, так что у него было время познакомиться с городом. Свидетельства разрушений, которые претерпела Атланта десять лет назад, быстро исчезали. Жители казались стойкими и трудолюбивыми, и несмотря на присутствующих повсюду янки и саквояжников, город преодолевал свои бедствия. Выгоревшие кварталы отстраивались заново, повсюду зарождались и процветали новые отрасли промышленности.
        Единственное, чему не научили его за четыре года в Нью-Йорке - это как жить на завоеванной территории южных Штатов, где презирали каждого, кто не являлся южанином. Рори вынужден был признать, что эта ненависть очень тонко маскировалась. Презрение скрывалось под преувеличенной вежливостью. Южанки довели свое искусство до невероятного совершенства, «сводя вежливость в могилу», как они сами называли это.
        Утром двадцатого числа Рори отправился на железнодорожную станцию. Одетый в серый полосатый пиджак и жилетку с черными брюками с подходящим по цвету фетровым котелком на голове, он выглядел настоящим франтом. Благодаря широким плечам Рори даже при своем среднем росте - около пяти футов и восьми-девяти дюймов[4 - Примерно 173-175 см.] - казался необычайно сильным молодым человеком. Направляясь быстрой походкой к вокзалу, он ловил взгляды не одной рано вставшей красавицы, отвечая на их робкие поглядывания широкой улыбкой, открывающей блестящие белые зубы, казавшиеся еще белее на фоне кожи оливкового цвета.
        Придя лишь за пару минут до прибытия поезда, он с волнением стал ожидать появления маленькой девочки с косичками.

* * *

        Самой приятной частью пути для Бренетты стала поездка от Чаттануги. Родители нашли пожилую попутчицу, которая согласилась присмотреть за девушкой во время путешествия, но старая дама проспала почти всю дорогу, предоставив Бренетте свободу поступать как ей вздумается. Юная леди с внешностью и обаянием Бренетты не могла долго оставаться одна, не обратив на себя внимания молодого человека. На этот раз она познакомилась со Стюартом Адамсом.
        Стюарт не мог не заметить ее. Она была одета в бледно-желтое дорожное платье с присобранной и стянутой сзади юбкой. Соломенная шляпка, украшенная желтыми перьями, с небрежным изяществом находилась на тщательно уложенных черных локонах. Девушка улыбалась и охотно смеялась с пассажирами, сидевшими рядом, но нечто большее, чем ее необычные глаза, приковывало всеобщее внимание.
        Бренетта перехватила его пристальный взгляд вскоре после того, как он сел на поезд в Чаттануге. Она подняла свои миндалевидные золотисто-карие глаза, бросая украдкой быстрые взгляды из-под завесы тяжелых черных ресниц, от легкой улыбки вздрагивали уголки очаровательного ротика. Она знала, что он понимает, что она наблюдает за ним, но продолжала играть в застенчивость, дожидаясь, чтобы он первый начал переговоры. Когда молодой человек встал и сделал пару шагов в ее направлении, ее охватила бурная радость от сознания своей женской власти. Бренетта даже не догадывалась, как это весело - быть хорошенькой шестнадцатилетней девушкой. Холщовые брюки, кожаные сапоги и болтающиеся косы ушли, казалось, в далекое прошлое.
        - Простите, мисс. Я знаю, что мне не следовало бы заговаривать с вами, не будучи представленным вам должным образом, но надеюсь, что вы простите мою смелость и позволите присоединиться к вам.
        Бренетта решила, что он крайне привлекателен. Безупречно одетый в прекрасно сшитый костюм из дорогой ткани, хотя немного поношенный и потертый в некоторых местах, он обладал склонностью к проказам, что так нравилось ей, а васильковые глаза и рыжеватые волосы Стюарта просто привели ее в восторг. Он был на дюйм-два выше шести футов[5 - Примерно 185,5 см.]. Что тоже понравилось ей, так как при росте пять футов восемь дюймов[6 - Примерно 172,5 см.] она возвышалась над большинством женщин и над многими мужчинами. Хотя она и не знала точно, почему, Бренетта нашла его ленивое протяжное произношение, свойственное жителям Каролины, очаровательным.
        - Меня зовут Стюарт Темплтон Адамс… из Чарлстона, мисс, и я еду в Афины, штат Джорджия,  - сказал он, усаживаясь напротив Бренетты.
        - Очень приятно, мистер Адамс,  - ответила Бренетта, бросив быстрый взгляд на свою все еще спавшую компаньонку, а потом скромно опустив взор на сложенные на коленях руки.  - Я Бренетта Латтимер из «Хартс Лэндинг», Айдахо, еду навестить родственников неподалеку от Атланты.
        - Айдахо? Боже мой, Вы путешествуете издалека. Вы говорите, у Вас семья в Атланте?
        - Нет, не в Атланте. На самом деле у них плантация около Беллвиля. Она называется «Спринг Хейвен».
        Стюарт задумался.
        - Хм-м-м-м. Кажется, я что-то слышал о ней. Как фамилия ваших родственников?
        - Беллман.
        - Вы - родственница тех самых Беллманов из графства Бэрроу? Мой отец раньше часто рассказывал о старом Мартине Беллмане, утверждая, что он создал самую превосходную плантацию, которую когда-либо видела Джорджия.
        Бренетта весело рассмеялась.
        - Господи, неужели они действительно так известны?  - спросила она.  - Моя мама из рода Беллманов; Мартин Беллман - это ее отец. Ее брат, мой дядя Филипп, и его жена после войны остались там же, а мои родители переехали на Запад. Я собираюсь погостить у тети Мариль, пока мама с папой будут в Англии.
        Интерес Стюарта возрос еще больше.
        - Ваши родители путешествуют за границей? Почему вы не поехали с ними?
        - Это не развлекательная поездка,  - ответила Бренетта, сердито хмуря лоб.  - Они повезли моего меньшего брата, чтобы узнать, можно ли делать ему операцию на глазах. Маленький Карл слеп.
        - Как ужасно,  - мягко произнес Стюарт, выражая сочувствие.
        Бренетта кивнула, находясь мысленно с ними за многие мили. Потом она снова улыбнулась, стряхивая краткую меланхолию.
        - А зачем вы едете в Афины, мистер Адамс, если не секрет?
        - Я еду погостить у моих друзей. Фактически, мы дальние родственники. Наверное, я пробуду там пару месяцев, а потом вернусь домой в «Виндджэммер». Это моя рисовая плантация,  - он слегка нахмурился.  - Хотя не могу сказать, что у нас большие урожаи риса сейчас. Просто невозможно заставить свободных темнокожих работать должным образом.  - В его голосе послышалась горечь.
        - Тогда почему вы не нанимаете белых людей?  - наивно спросился Бренетта, подумав при этом о Тобиасе Леви, и Джимме «Сандмэне» Сандерсе, и Баке Франклине, и всех остальных работниках «Хартс Лэндинг».
        Стюарт раздражительно рассмеялся.
        - Боюсь, это не так просто, моя дорогая мисс Латтимер.  - Резко меняя тему разговора, он спросил: - Это ваш первый визит в Джорджию?
        - Я родилась на «Спринг Хейвен», но совершенно ничего не помню о нем. Мой отец был офицером Армии Объединенных Штатов. Мои родители предпочли начать все заново в Айдахо, чем жить в Нью-Йорке, откуда родом папа, или на Юге, на плантации мамы. Они мало говорят на эту тему, по крайней мере, со мной, но мне кажется, маме было довольно трудно здесь, ведь она вышла замуж за янки в середине войны, и все такое прочее.
        - И как же живется в Айдахо?
        - О, там просто чудесно. Наше ранчо - «Хартс Лэндинг». У нас несколько тысяч акров пастбищ, множество гор и лесов. Мой отец выращивает скот и лошадей. У нас примерно около двадцати-тридцати работников в основное время года, и все они как будто часть нашей семьи. Конечно, во время загона скота рабочих рук чуть побольше.
        Стюарт улыбнулся в ответ.
        - Должно быть, это замечательно… и очень захватывающе.

* * *

        Когда из вагона спустилась, опираясь на руку высокого, хорошо одетого юноши, молодая женщина в желтом, Рори лишь мельком взглянул на них. Молодая пара, наверное, молодожены, его не касались. Он уже начал думать, что Бренетта опоздала на поезд, и заволновался.
        - Понятия не имею, куда запропастился Рори. Папа сказал, он встретит меня здесь.
        Рори быстро повернулся на звук голоса, но единственными людьми, которых он мог слышать так четко, оказались молодожены. Пока он смотрел на них, мужчина склонился над рукой своей дамы.
        - Мне действительно нужно возвращаться в вагон. Но если вы считаете, что мне следует остаться, пока он не появится, я сделаю так, мисс Латтимер.
        Глаза Рори расширились от удивления. Разве он слышал то, что услышал? Это Бренетта? Он оставлял покрытую веснушками, худощавую, маленькую девчонку-сорванца. Неужели этот яркий цветок, эта высокая, стройная, с хорошими формами и нежной кожей лица, как покрытый росой персик, леди - та самая девчушка?
        - Нетта?
        Оба они - она и ее друг - повернулись к нему.
        - Рори?  - спросила она с таким же удивлением. Он забыл, как сильно сам изменился за эти годы.
        - Малышка, это действительно ты!  - воскликнул Рори.
        Бренетта бросилась вперед и крепко сжала его в объятиях. Шляпка сбилась набок, когда она отступила назад, глаза ее сияли, на губах играла счастливая улыбка. Их взгляды легко встретились, они были почти одного роста.
        - Рори, я даже не узнала тебя!
        - Ты не узнала меня? Я искал маленькую девочку, а вместо нее нашел прекрасную молодую даму. Что случилось с девочкой, которую я звал «малышкой»?
        - Ах, Рори,  - сказала она, не обращая внимания на его вопрос.  - Я хочу, чтобы ты познакомился с моим новым другом. Стюарт Адамс. Мистер Адамс, это - мой самый лучший друг во всем мире, Рори О'Хара.
        Пока они пожимали руки, Рори изо всех сил старался казаться дружелюбным, подавляя неожиданный, необъяснимый порыв посоветовать Стюарту держаться подальше от Бренетты. Совсем, как сверхбдительный старший брат, подумал он и улыбнулся.
        Стюарт сразу же разглядел в Рори камень преткновения для своего только что построенного плана. Рори создавал впечатление проницательного и умного парня, и в нем чувствовалось влияние на Бренетту. Стюарту придется действовать с осторожностью, если он хочет избежать разоблачения со стороны этого подозрительного метиса.
        - Очень рад познакомиться с вами, мистер О'Хара. Мисс Латтимер много рассказывала мне о доме, о вас и той лошади, что вы поймали - «Пламя», да?
        - Огонек,  - вставила Бренетта.
        - Ах, да. «Огонек». Очень интересно. Ну что ж, вам надо простить меня. Я должен возвращаться на поезд, иначе отстану. До свидания, мистер О'Хара,  - Стюарт снова взял затянутую в перчатку руку Бренетты. Поднося ее к губам, он сказал: - Я буду с нетерпением ожидать встречи с вами, мисс Латтимер. И я обещаю, что обязательно еще увижусь с вами.  - Он поцеловал ее руку и быстро направился к вагону.
        Оказавшись снова на своем месте, Стюарт осторожно выглянул в окно, стараясь увидеть их, не будучи замеченным Рори.
        Рори и Бренетта все так же стояли на платформе. Бренетта оживленно о чем-то рассказывала, щеки ее пылали румянцем. Рори слушал ее с терпеливым и обожающим выражением на лице.
        Стюарт никогда не встречал прежде столь очаровательной, живой и красивой девушки - по крайней мере, в полном сочетании всех трех качеств. И еще важнее, что она обладает тем, в чем он больше всего нуждается - богатым, любящим ее до безумия отцом. Стюарт многое узнал из веселой болтовни Бренетты за время, проведенное вместе, включая тот факт, что она простодушна в отношении мужчин. Стюарт был умным, а также доведенным до отчаяния, молодым человеком; и он мог распознать, когда благоприятный шанс постучится в его дверь. Бренетта Латтимер - ключ к спасению «Виндджэммера», и он не намерен упускать ее. Это - его последняя возможность.

* * *

        Эрин Аланна первой увидела подъезжающий кабриолет.
        - Мама, мама. Гости!
        Мариль услышала ее из-за дома, где она стирала белье. Вытирая о фартук руки, она поспешила через кухню к парадной двери.
        Эрин Аланна прыгала по веранде, хлопая от возбуждения в ладоши, ее светло-желтые локоны весело подпрыгивали. Она любила, когда к ним приезжали гости. Зеленые глаза девочки сверкали от радости, когда Мариль взяла ее на руки.
        Кабриолет остановился перед домом. Кучер, крепкий парень чуть старше двадцати, спрыгнул на землю и помог сойти одетой в желтое платье девушке. И только когда та с ослепительной улыбкой повернулась к ним, Мариль поняла, кто ее гости.
        - Бренетта?  - вскрикнула она, чуть не уронив Эрин Аланну, и сбежала по лестнице.  - Неужели ты действительно малышка Тейлор?  - Бренетта рассмеялась, смех ее настолько был похож на смех матери, что все сомнения сразу исчезли. Мариль крепко обняла ее, потом отступила на шаг, чтобы получше разглядеть.
        - Я просто не могу поверить. Ты была всего лишь крошкой, когда я видела тебя в последний раз. Тебе не исполнилось и двух лет тогда. Бог мой, послушайте только, что я болтаю. На случай, если ты еще не догадалась, я - твоя тетя Мариль, а это - моя младшая, Эрин Аланна.
        - Я так счастлива, что я здесь, тетя Мариль. Мама рассказывала мне о вас и «Спринг Хейвен» всю мою жизнь; мне кажется, что я уже давно знаю тебя. Тетя Мариль, это - Рори О'Хара.
        - Здравствуйте, миссис Беллман. Рад познакомиться,  - вежливо произнес Рори.
        - Ну, входите же. Извините, что не подготовилась получше к встрече. Записка Тейлор была нацарапана в спешке, как курица лапой, чудо, что я вообще поняла, что вы приезжаете. К сожалению, никого из остальных детей сейчас нет дома. Они сегодня в школе. Садитесь, пожалуйста, устраивайтесь поудобнее, пока я принесу нам что-нибудь попить.
        Бренетта посмотрела вслед поспешно удалявшейся тете. Трудно поверить, что тетя Мариль только на год старше Тейлор. С седеющими светлыми волосами и морщинистой кожей, Мариль выглядела почти на пятьдесят лет. Ее худоба граничила с истощением. Должно быть, она стала очень одинокой после смерти дяди Филиппа, подумала Бренетта.
        Она быстрым взглядом окинула комнату, в которой находилась. Помещение не оправдало ожиданий, возникших в результате рассказов матери. Все было ужасно изношенным. И все же Бренетта могла заметить спокойную элегантность дома; попав сюда, она захотела узнать, что же это такое - вырасти здесь. Ей также было интересно, как чувствовала себя здесь мама во время войны. Существовало много тем, о которых ее родители отказывались говорить. Возможно, ее пребывание в этом доме решит кое-какие загадки.
        - Вот, пожалуйста. Кто-нибудь хотел бы сливки, сахар?
        - Мне нет, спасибо, миссис Беллман,  - ответил Рори, пока Мариль ставила поднос возле него.
        Отвлекшись от своей мечтательности, Бренетта в ответ покачала головой.
        - Мистер О'Хара, насколько я поняла, вы останетесь выполнить кое-какие дела для Брента,  - сказала Мариль, налаживая беседу.
        - Да, Брент хочет, чтобы я проверил плантацию, полученную в наследство от отца, «Дорсет Холл». Мне надо рассмотреть несколько альтернатив прежде, чем принять решение, что с ней делать.
        Мариль поставила чашку на блюдце.
        - Вы хотите сказать, что он может продать ее? О, Боже. Это было бы ужасно. Так обидно, что Латтимер не сможет вечно владеть своей собственностью, процветает она или нет. Но, небо свидетель, Брент ухлопал достаточно денег на это имение без всякой выгоды для себя, чтобы беспокоиться еще и о том, что его отец оставил ей… и волноваться по поводу «Дорсет Холла».

* * *

        Первыми домой прибыли Мартин и Меган. Меган бегом поднялась по лестнице и чуть не столкнулась на площадке с Бренеттой.
        - О!  - вскрикнула Меган, отскакивая назад.
        - Привет,  - сказала Бренетта.  - Ты, должно быть, Меган Катрина.
        - А ты - кузина Бренетта! Как замечательно. Какую комнату тебе отдала мама?
        Бренетта приподняла край юбки и повернулась, чтобы идти вместе с Меган.
        - Она сказала, что это - бывшая комната моей мамы.
        - Правда? Я всегда хотела в ту комнату сама. Это - самая чудесная комната во всем доме. Но мама никогда не разрешала никому пользоваться ею. Берегла ее для тети Тейлор, если та приедет когда-нибудь домой, говорила она. Но, конечно, тетя Тейлор так и не приехала, поэтому она предоставила ее тебе. Ты пробудешь у нас долго?
        - До тех пор, пока родители с Карлом не вернутся из Англии.
        Меган открыла дверь в комнату.
        - Мне так жаль твоего брата. Надеюсь, у него все образуется.
        - Спасибо. Я тоже надеюсь на это, Меган.

* * *

        Мартин подозрительно рассматривал смуглого парня, копошившегося возле старого плуга. На незнакомце были дорогие брюки, но он разделся до пояса, обнажив крепкую спину и мускулистые плечи, блестевшие от пота.
        - Что это ты там делаешь с плутом?  - угрожающе спросил он.
        Рори на секунду поднял глаза, потом снова обратил внимание на свои руки.
        - Надеюсь починить его.
        Мартин медленно продвинулся вперед взглянуть, чем он занят.
        - Тебя наняла моя мать сделать кое-какую работу в имении?
        - Нет,  - проворчал Рори, ослабляя проржавевший болт. Повернувшись к юноше, он протянул руку.  - Меня зовут Рори О'Хара. Я работаю у Брента Латтимера, и привез сюда погостить твою кузину Бренетту.
        Мартин посмотрел на протянутую руку, но не пожал ее. Янки, со злостью подумал он. Янки в «Спринг Хейвен»!
        С лицом, потемневшим от гнева, Мартин набросился на мать в кухне.
        - Что они здесь делают?  - требовательно спросил он.
        Мариль взглянула на сына. Его худое лицо покрылось от злости пятнами, голос прерывался, когда он говорил. В свои почти пятнадцать лет Мартин был нескладным, как годовалый жеребенок, но хотел, чтобы к нему относились, как к мужчине в доме, и Мариль обращалась с ним как с таковым.
        - Мартин, разве подобным тоном говорят о собственной кузине? Бренетта - член семьи, к твоему сведению,  - она продолжала месить тесто на хлеб, пока говорила, надеясь, что оно достаточно поднимется, чтобы накормить всех.
        Мартин мрачно уселся на стул возле печи, наблюдая за ее занятыми делом руками.
        - Мартин, ты должен постараться быть дружелюбнее с Бренеттой и мистером О'Хара, пока они здесь. Похоже, это продлится несколько месяцев, и я не вынесу, если ты будешь полон ненависти к ним.
        Мариль провела много часов в беспокойных думах о своем старшем ребенке. Даже в то время, когда он был совсем маленьким мальчиком, его заполняла чрезмерная злоба ко всем, кто не жил и не воспитывался на Юге. Она охватывала все стороны его жизни. В каждой возникающей трудности, во всех проблемах и неудачах он обвинял янки. Он даже клялся, что именно янки стали причиной смерти его отца.
        Она глубоко вздохнула, откинула с лица выбившиеся волосы вымазанной в муке рукой.
        - Пожалуйста, будь приветливым, Мартин. Пожалуйста,  - мягко попросила она.

* * *

        - Миссис Беллман, вы должны понять что я лучше знаком с финансовым положением этой плантации, чем вы. Брент оказывал вам только ту помощь, которую вы просили, и как я сейчас вижу, ее едва хватало, чтобы выжить, ваш свояк будет в ужасе, узнав, как в действительности обстоят дела.
        Мариль взглянула на него через огромный дубовый стол, круги под ее глазами казались еще темнее из-за тусклого освещения кабинета.
        - Полагаю, это правда. Но, Рори, Филиппа обижали деньги, присылаемые Брентом. Наверное, я просто привыкла к его постоянным отказам и научилась обходиться тем, что есть.  - Она вздохнула.  - Возможно, мне надо было забрать детей и переехать снова в город после смерти Филиппа. Если бы не Мартин, я бы так и поступила, но эта усадьба принадлежит ему. Я не могу лишить его собственности.
        Рори встал и подошел к окну.
        - Миссис Беллман, если в ближайшем времени не предпринять срочных мер, то Мартину вообще не останется ничего. Брент и Тейлор могут спасти имение от продажи за неуплату налогов, но если оно не начнет давать доход, это будет равносильно тому, что оно продано. Вы медленно убиваете сама себя. Это ясно даже глупцу.
        - Но что я могу сделать?  - прошептала Мариль, опуская голову на руки.
        Рори хлопнул ладонями по столу прямо над ней, заставив ее от неожиданности резко вскинуть голову.
        - Вы должны разрешить мне спасти вас. Вы можете прекратить пытаться все делать самой. Мартин и Меган оба достаточно взрослые, чтобы выполнять большую часть вашей работы. Нетта с удовольствием поможет. Она хоть и леди, но не забывайте, что она выросла среди работы на ранчо; она разделит ваши заботы. И не надо жить на гордости, миссис Беллман. Позвольте Бренту по-настоящему вложить деньги в это имение. Оно может снова приносить доходы, если мы приложим усилия. Не забывайте, Тейлор по-прежнему любит это место и считает его своим вторым домом. Оно принадлежит ей, точно так же, как Вам и Мартину.
        - Хорошо, Рори,  - измученно улыбаясь, ответила Мариль.  - Ты победил. Я все отдаю в твои руки. Я сделаю все, как ты скажешь.
        Все сидели за обеденным столом из черного дерева, ожидая, пока он заговорит. Поверхность стола тут и там покрывали царапины, но благодаря усилиям Мариль он был отполирован до блеска. Рори мог даже видеть отражения лиц. В дальнем конце стола сидела Мариль, ее небольшая фигура казалась еще меньше в кресле с высокой спинкой. Справа от нее сел Мартин, высокий и долговязый; его круглые карие глаза осторожно изучали Рори. Слева от Мариль находилась Меган, мечтательная, иногда впадавшая в дурное настроение девчонка, быстро превращающаяся в молодую девушку. Рядом с Мартином и Меган друг против друга сидели Алистер Джеймс и Кинсли Стоунволл. Они были одногодками, настолько похожими друг на друга - оба темноволосые и голубоглазые,  - что их принимали за близнецов.
        Около Алистера сидела Эрин Аланна. У Рори создавалось впечатление, будто девочка принадлежит этой семье по ошибке, так сильно отличалась она от всех остальных. У нее был коротенький приплюснутый носик, покрытый веснушками. В ярких зеленых глазах вспыхивали золотистые искорки, а волосы напоминали по цвету персиковое варенье Тейлор - светло-золотисто-оранжевые локоны.
        И, наконец, справа от Рори сидела Бренетта. Высокая и хорошо сложенная, она смотрела на него с легкой улыбкой на полных розовых губках. Льняное синее платье еще больше подчеркивало ее фигуру, связанные лентой в тон платья волосы были высоко подняты вверх. Ее внешний вид почему-то смущал Рори.
        Он откашлялся, их пристальные взгляды заставляли его нервничать сильнее, чем даже во время первого выступления на заседании правления банка.
        - Ваша мать попросила меня поговорить с вами. Надеюсь, вы выслушаете внимательно и согласитесь последовать моим рекомендациям и указаниям. Вы, возможно, считаете, что это совершенно не мое дело, но я хочу, чтобы вы поняли - меня действительно волнует то, что здесь происходит.
        «Спринг Хейвен» находится в серьезном положении. Вы все достаточно взрослые, чтобы понять это. Я подготовлю специальный займ для вашей матери. Если мы добьемся успеха и «Спринг Хейвен» станет производящей плантацией, она выплатит его сразу. Если нет, не будет никаких штрафов. Но в ваших же интересах сделать имение прибыльным.
        Рори помолчал, переводя взгляд с одного на другого. Заметив, как наливается кровью лицо Мартина, он решил начать с самого трудного.
        - Мартин, «Спринг Хейвен» когда-нибудь перейдет в твою собственность, так что ты - хозяин дома. Надеюсь, что увижу тебя работающим усерднее всех остальных. Завтра мы с тобой поедем по угодьям и решим, какие зерновые еще не поздно высадить в этом году и разработаем планы на следующий сезон.
        - Почему ты считаешь, будто знаешь, что надо выращивать на плантации, такой, как наша?  - заносчиво спросил Мартин.  - Ты ведь не южанин.
        - Нет. И я не знаю,  - последовал правдивый ответ Рори.  - Но я прекрасно знаю работу на скотоводческом ранчо. Я знаю, что она требует планирования, мастерства, риска, пота и ежедневных молитв. Настоящий ты мужчина, или настоящий южанин, чтобы решиться и рискнуть?
        Перчатка была брошена к его ногам и, как с облегчением заметил Рори, Мартин поднял ее.
        - Я смогу сделать все, что потребуется,  - проворчал он.  - Я буду работать в два раза больше, чем ты или кто-то еще!
        На губах Рори промелькнула улыбка.
        - Хорошо. Всем придется потрудиться, чтобы сделать то, что мы должны.
        ГЛАВА 13

        Сентябрь 1879 - «Спринг Хейвен».
        Было нелегко, но они постепенно добились своего. «Спринг Хейвен» выдало великолепный урожай хлопка. Конечно, он представлял собой жалкие крохи по сравнению с периодом до Гражданской Войны[7 - Гражданская Война в США 1861-1865 гг. между Севером и Югом Америки.], но, принимая во внимание последние пятнадцать лет, это был колоссальный успех. К тому же Рори пересмотрел сев и сбор зерновых и пшеницы, а также занялся большим садом. Разбогатеть они не разбогатеют, но могли получить неплохую прибыль. И во всяком случае, они нарушили монотонность существования.
        Прислонившись к новому фургону, который Рори купил на часть денег от займа, Мартин ожидал заказанный ранее провиант, чтобы загрузить его и отправиться в путь. Летние труды превратили Мартина в настоящего мужчину. Худоба приобрела гибкую силу. Кожа стала почти такой же смуглой, как и у Рори, а в волосах появились выгоревшие от солнца золотистые пряди. Хотя он часто жаловался матери, что ему приходится «вкалывать, как негру», но в глубине души он наслаждался чувством, которое давала ему работа - чувством силы, когда обрабатывал землю, ощущением причастности к природе и творческому процессу, даже простой физической усталостью, от которой он засыпал по ночам, как только голова касалась подушки.
        Увидев, что бакалейщик мистер Уолкер направился к двери, Мартин оторвался от фургона и, перепрыгивая через три ступеньки, влетел в магазин, прежде, чем мистер Уолкер подошел к крыльцу.
        - Для тебя все готово, Мартин,  - медленно произнося слова, сказал седоволосый мужчина. Мистер Уолкер заправлял этим магазином еще со времен дедушки Мартина и знавал буквально всех в округе. Если бы только Мартин намекнул, что у него есть свободное время, он начал бы рассказывать одну историю за другой о прежних временах в Беллвиле, о первом Мартине Беллмане и его очаровательной второй жене, матери Тейлор.
        - Спасибо, мистер Уолкер.
        Мартин перекинул через плечо мешок с сахаром и вынес его на улицу. У него слюнки потекли при мысли о деликатесе. Мартин не мог даже припомнить, когда они в последний раз были в состоянии позволить себе роскошь пить чай с сахаром. Забросив мешок в заднюю часть фургона, он повернул назад к магазину и увидел прямо перед собой Питера Хейсса.
        - Хей, Кори,  - обратился Питер к мальчишке возле себя.  - Взгляни-ка на этого олуха с красной шеей. Не он ли называл меня «белым отродьем»?
        Мартин свирепо посмотрел на него, но не произнес ни слова.
        Питер захихикал.
        - Он выглядит совсем, как тот краснокожий, что его мамаша приютила у себя.
        Молниеносно повернувшись, Мартин направил кулак в челюсть парня, голова Питера резко откинулась, а сам он, споткнувшись, врезался в стену напротив. Мартин ждал ответного удара. Он уже не был школьником, безрассудно бросающимся в драку. Он многому научился у Рори О'Хара за последние четыре месяца, включая искусство самоконтроля и ясности мысли.
        Когда Питер бросился к нему, Мартин дождался самого последнего момента и слегка отступил в сторону, предоставив разъяренному противнику возможность обрушиться на фургон. Испуганная лошадь рывком рванулась вперед, и Питер кувыркнулся на землю, упав лицом в грязь.
        Мартин настороженно взглянул на Кори, но тот склонился над пытавшимся встать Питером. Безвольно опустил руки, создавая впечатление полной расслабленности и уверенности в себе. Казалось, его поза еще больше взбесила Питера. Однако на этот раз он не бросился к Мартину. Вместо этого он медленно приближался, намереваясь ударить. Сбить с ног ударом кулака в живот. Питер кружил вокруг него, заставляя Мартина повернуться спиной к Кори на тот случай, если ему понадобится помощь. Мартин разгадал тактику и старательно избегал западни, подбираясь ближе к фургону.
        - Иди сюда, грязный зачинщик. Я научу тебя некоторым манерам.
        - Что?  - спросил Мартин.  - Чтобы научить им, нужно самому их знать!
        Питер широко размахнулся, а Мартин в этот момент нанес еще один удар в челюсть, за которым последовал удар левой по ребрам. Питер был захвачен врасплох, как последовательностью ударов, так и их силой. Он согнулся пополам, и Мартин, опустив обе руки, сжатые вместе, на шею Питера, отбросил его на землю.
        Убедившись, что в данный момент Питер не собирается подниматься, Мартин повернулся к Кори:
        - Может быть, ты что-то хочешь сказать обо мне или моей семье?
        Тот быстро замотал головой, лицо его побелело, когда он взглянул на своего огромного друга избитого и стоявшего на коленях в грязи у ног Мартина.
        - Вот и хорошо,  - оживленно произнес Мартин, стряхивая пыль с брюк.  - Тогда я снова займусь делами.

* * *

        Мариль с легким удивлением читала письмо от Темплтона Эшли. Темплтон был ее отдаленным родственником по материнской линии. Она не видела его и не имела никаких вестей с тех пор, как началась война, поэтому сгорала от любопытства узнать, почему он решил написать ей сейчас. Оказалось, что его сын, Джозеф, и молодой родственник жены Темплтона собирались проехать по Атланте и остановиться в «Спринг Хейвен». Письмо заканчивалось вопросом, будет ли ей это удобно.
        - О, Боже,  - со вздохом произнесла Мариль.  - Только разобрались со сбором урожая, а сейчас придется принимать гостей.  - Ее тонкие, похожие на птичьи лапы, пальцы нервно барабанили по крышке стола.
        В детстве, когда были лучшие времена и округ населяли благовоспитанные южане, а не этот сброд янки, можно было совершенно свободно нанести визит и остаться на месяц, а то и больше. Никто не испытывал недостатка ни в помещениях, ни в чем-то другом. Существовали рабы, заботившиеся обо всем необходимом и исполнявшие любое пожелание, и все, казалось, принадлежали к одной большой семье, не важно, были ли они родственниками или нет.
        Услышав легкий шорох юбок Бренетты, когда она входила в столовую, Мариль оторвала глаза от письма. На мгновение, как это происходило не раз, ей показалось, что это - Тейлор, настолько они были похожи.
        - Тетушка Мариль, ты хорошо себя чувствуешь?
        Мысли о Тейлор улетучились.
        - О… да, прекрасно, дорогая. Входи, пожалуйста, и посиди со мной.
        Бренетта одела бледно-коричневое платье из превосходного муслина, ткань такая же легкая, как сентябрьский ветер, едва шевеливший за окнами листья дуба. Как хотелось, чтобы и у ее дочери было подобное платье, но сейчас счастьем приходилось считать то, что она одета вообще. У нее вырвался еще один вздох.
        - Нет, действительно, что-то не так, тетя,  - сказала Бренетта, сев за стол напротив нее.  - Ты не хочешь рассказать мне, в чем дело?
        - Я только что получила письмо от одного из моих кузенов. Похоже, у нас на неопределенный срок появятся гости. Я просто ума не приложу, как развлекать их.  - Она подняла большие карие глаза, пытаясь ободряюще улыбнуться.  - Я утратила практику, у нас так мало всего, нет прислуги, и дом выглядит совсем ветхим и…  - слова иссякли.
        Бренетта мгновение молча изучала ее, красивые глаза заполнились сочувствием и состраданием. Потянувшись через стол, она коснулась руки тети.
        - Расскажите мне, тетя Мариль. Расскажите мне о жизни здесь, в «Спринг Хейвен», когда вы с мамой были девушками. Расскажите мне о вечерах и ваших поклонниках,  - нежно просила она.
        Казалось, морщинки на лице состарившейся женщины разгладились, когда она с легкой тоской предалась воспоминаниям.
        - «Спринг Хейвен» был просто великолепен в пору моей юности. А твой дедушка, Мартин Беллман был настоящим мужчиной. Я не знала его первой жены, матери Филиппа, но мать Тейлор… вот это была красавица! Она приехала из Нового Орлеана и любила развлечения. Барбеню[8 - Барбеню - пикник с традиционными блюдами мяса, зажаренного на решетке над углями.], танцы, обеды… Конечно, я была слишком молодой, чтобы посещать большинство вечеринок, но мы с Тейлор наблюдали с лестничной площадки, каждый раз, когда мне разрешали приходить. Когда твоя мама вышла замуж за Дэвида…  - она резко остановилась.
        - Я знаю, что мама была замужем прежде, тетя Мариль. Продолжай, пожалуйста.
        - Я… я не была уверена, что ты знаешь.  - Еще одна задумчивая пауза.  - Стоял такой чудесный день. Все в доме сверкало и блестело. Цвели сады, а лужайка напоминала толстый ковер. Филипп нанял оркестр, и кружившие пары заполнили обе гостиные, блеск драгоценностей и шелков ослеплял глаза. А еда! Я могла бы целый год кормить детей тем, что выбросили потом!
        Мариль замолчала, покачивая головой и еще раз вздохнула.
        - Чудесные были времена.
        - Тетя Мариль, почему бы нам не устроить бал, когда прибудут гости? Ты ведь знаешь, как это делать,  - предложила Бреннета, от возбуждения проглатывая слова.
        - Бал? Ах, ты даже не подозреваешь, сколько это будет стоить - угощение, слуги, наряды…
        - Предоставь это мне…

* * *

        Он помогал Мартину разгружать провиант, когда Бренетта стремительно вырвалась из дома, кораллового цвета платье обвивалось вокруг изящных ног. Он все еще поражался перемене, происшедшей в ней за эти четыре года. Он по-прежнему ожидал увидеть длинные, болтающиеся за спиной косы, короткие ножки в поношенных брюках. Он вспомнил, как она смотрела снизу вверх на него, когда просилась поехать с ним куда-нибудь.
        А она уже не та маленькая девочка. Бренетта расцвела и стала стройной гибкой женщиной с тонкой талией, округлыми бедрами, высокой крепкой грудью - перемены, приводившие его в замешательство, заставляя ловить себя на мысли, что смотрит на нее глазами мужчины, а не брата.
        - Рори! Рори, мне надо поговорить с тобой.
        Ее лицо раскраснелось, голос зазвенел от нетерпения. Может, она стала женщиной, но он с радостью заметил прежнего восхищенного, нетерпеливого, даже немного требовательного ребенка.
        - Конечно, малышка,  - сказал он, откладывая мешок назад в фургон.  - Что ты хочешь?
        - Рори, ты должен дать тете Мариль еще денег. Если ты не сделаешь этого, клянусь, я напишу папе и расскажу, какой ты скряга, и как всем здесь плохо.
        Черные глаза Рори расширились от удивления.
        - Прости, я что-то не понял?
        Бренетта уселась на пень от старого дерева.
        - Да, ты явно многое упустил. Целые месяцы все работали, не покладая рук, и пора всем немного передохнуть. К тете Мариль приезжают в гости родственники, и она страшно волнуется по этому поводу.
        - Конечно, она знает, что у нас хватит съестных припасов на…
        - Дело не в еде, глупый ты человек. Мы должны устраивать вечеринки. В этом доме уже целую вечность не было никаких развлечений, а моя тетя и кузен с кузиной заслужили небольшое веселье. Мы наймем слуг, купим всем новые наряды, разошлем приглашения и…
        Рори начал смеяться, прервав поток ее указаний.
        - Хорошо, хорошо, я сдаюсь,  - сказал он, подавляя веселость, так как ее глаза блеснули забавным негодованием.  - Ты все спланируешь, я позабочусь, чтобы все оплатить.

* * *

        В «Спринг Хейвен» бурлила деятельность, которую этот дом не видел слишком долго. Наняли слуг, и плоды их трудов под неусыпным оком Мариль начали проявляться повсюду. Даже потертые ковры и мебель смотрелись новее.
        Меган стояла перед зеркалом, лучи полуденного солнца, струившегося через окно спальни, отражались на ее волосах. Голубые глаза изумленно расширились, когда она взглянула на свое отражение. Она не могла поверить, что будет носить такое платье. А другие, разложенные на кровати, самых разных цветов и фасонов, придавали праздничный вид комнате.
        - Оно смотрится чудесно на тебе, Меган, удачно сочетается с твоими глазами,  - Бренетта улыбнулась своему отражению в зеркале.
        - Ты правда так думаешь?  - спросила Меган, кружась, чтобы посмотреть, как широко разлетается юбка, каждый ярус которой украшен голубой лентой, как и та, что опоясывает ее тонкую талию.  - Оно для взрослых дам, правда?
        Бренетта весело рассмеялась.
        - Конечно, глупышка. Оно смотрится так, потому что ты сама уже взрослая.
        - Да, ты права, я выросла и стала хорошенькой, не так ли?
        - Да, Меган, я считаю, что да. Ну, а сейчас, как бы нам лучше уложить твои волосы?
        Пока Бренетта занималась чудесными локонами сестры, Меган предавалась мечтам о предстоящих вечеринках. Мама разослала приглашения на пикник. Меган помогала ей подписывать адреса на белых конвертах, и ее удивила неожиданная перемена в матери и то, какой красивой и помолодевшей она казалась. Ее удивляло и то, что так много людей из числа приглашенных знала Мариль, людей с именами известными и старыми, как и сам штат Джорджия.
        Чудеснее даже, чем пикник, были планы Бренетты по поводу бала-маскарада в начале ноября. Бренетта хотела, чтобы вечерние костюмы состояли из платья и маски, напоминающих известных людей настоящего или прошлого. Главной частью праздника станет определение «кто есть кто». Меган нашла идею совершенно романтичной, совсем как в сказке, и она была просто уверена, что в ту ночь произойдет что-то волшебное.
        В перерыве между этими двумя главными мероприятиями предстояло развлекать кузена и его друга, или кем он был. Интересно, красивы ли они и обратят ли на нее внимание. Взглянув в зеркало на отражение Бренетты, она решила, что нет. Но, возможно, если она… В этот момент послышалась суматоха в холле, и Алистер с Кинсли, спотыкаясь друг о друга, ворвались в комнату.
        - Они здесь!  - возбужденно объявил Алистер.
        - Они только приехали,  - добавил Кинсли.  - Мама сказала, чтобы вы спускались.
        - Разве вы двое не знаете, что надо постучать прежде, чем входить в комнату к даме?  - потребовала ответа Меган, сердито поворачиваясь от зеркала.  - Убирайтесь, оба!
        Когда за ними закрылась дверь, Бренетта сказала:
        - Иди вниз, Меган. Я хочу привести себя в порядок. Я не задержусь.
        Поэтому Меган спустилась по извилистой лестнице в одиночестве.

* * *

        Стюарт несколько месяцев вынашивал тщательные планы относительно этого визита. Это казалось слишком невероятным, чтобы быть правдой, когда он узнал, что семья хозяина находится в дальнем родстве с вдовствующей тетей Бренетты Латтимер. Но он был не из тех, кто упускает хоть малейшую возможность, и почти сразу же запустил дело в оборот, что в конечном итоге привело их сюда. Сейчас он устроился в удобном, хотя и слегка потертом кресле, прислушиваясь краем уха, как Джозеф расточает галантные комплименты хозяйке дома.
        Он внимательно следил за дверью, ожидая ее появления. Шорох юбок привел его в состояние боевой готовности. Стюарт поднялся, когда она завернула за угол и остановилась. Но это была не Бренетта. Маленькая, почти хрупкая, с золотистыми волосами, бледной и свежей, как взбитые сливки, кожей и спокойным взглядом. Длинные волосы были зачесаны назад и стянуты блестящей атласной лентой. Вряд ли ей больше пятнадцати лет, но она обладала чудесной фигурой, встречающейся не часто. Она застенчиво улыбалась, и все же Стюарт ощутил скрытую браваду, амбиции и примесь безрассудства в ней.
        - Меган, входи и познакомься с гостями,  - позвала ее Мариль. Пока она пересекала комнату, ее мать представила их друг другу.  - Это - моя старшая дочь, Меган Катрина. Меган, это - твои кузены, Джозеф Эшли и Стюарт Адамс.
        Ее глаза расширились, когда она повернулась к нему.
        - Мы родственники?
        - Очень дальние, и приходимся ими только через сложный лабиринт браков наших близких, мисс Беллман,  - ответил Стюарт, склоняясь над ее рукой.
        - А вот и Бренетта,  - оживленно сказала Мариль.
        Он убрал от Меган руку и повернулся с приветствием к Бренетте.
        - Мистер Адамс!  - воскликнула она прежде, чем Мариль успела представить его.  - Вы один из кузенов?
        Стюарт приятно улыбнулся.
        - Кажется, да, мисс Латтимер.
        - Вы знаете друг друга?  - спросила Меган, явно оскорбившись отсутствием его внимания к ней.
        - Да, мы встретились в поезде в мае,  - ответила Бренетта. Потом обратилась к Стюарту: - Как чудесно, что это - Вы. А это, должно быть, Джозеф Эшли. У нас такие замыслы на время вашего визита, мистер Эшли, я предчувствую, что у вас с мистером Адамсом будет чудесный отдых.
        Она во всем была совершенно очаровательна и безупречна. Она украсила бы дом любого мужчины, внесла в него неуловимую прелесть. Ее голос успокаивал, а манеры восхищали. Будучи молодой и сильной, Бренетта способна родить здоровых детей, которые унаследуют потом отцовскую землю. И так как у нее есть и богатый отец, Стюарт знал, что не сделает ошибки, приударив за ней. Он с легким сердцем отбросил первоначальное притяжение к Меган.
        ГЛАВА 14

        Сентябрь 1879 - Лондон.
        Кабинет врача казался невероятно темным и замкнутым, стены обшиты деревянными панелями орехового цвета, письменный стол напоминал тяжелое черное чудовище, а на полу лежал рыже-коричневый ковер. Тейлор сидела напротив доктора, Карлтон тихо пристроился у нее на коленях, его пустые глаза ничего не видели, однако он тоже насторожился. Она почувствовала, как малыш слушал доктора - так же внимательно, как и она сама. Возможно, он понимает даже больше, чем я, подумала она. Карлтон - очень смышленый мальчик.
        - Мистер Латтимер,  - продолжал доктор, обращаясь к Бренту, который стоял позади Тейлор, положив руку на ее плечо.  - Я не могу обещать, что процедура восстановит его зрение, но я совершенно уверен, что это - очень хороший шанс. Конечно, вы знаете, как мои уважаемые коллеги уже говорили вам, что операция может быть опасной. Мы будем оперировать на глазах…
        Голос доктора монотонно бубнил, повторяя то, что она уже слышала много раз от разных врачей. Тейлор ощутила страшную усталость и волнение. Ей хотелось, чтобы они просто сделали операцию и покончили с этим делом. Она начинала ненавидеть Лондон, стремясь всем сердцем к открытым пространствам «Хартс Лэндинг», к своей семье и друзьям. Она ненавидела туман, дождь, испытывала отвращение к застывшим больницам с их специфическими запахами - слишком много болезненных воспоминаний об искалеченных молодых парнях, солдатах, лишившихся рук, ног, глаз…
        Брент прервал врача.
        - Доктор Смайз, извините, но мы так много раз говорили об этом летом. Мы рассмотрели все варианты, и я думаю, понимаем все осложнения, которые могут возникнуть. Нам кажется, что пришло время решения. И Карлтон тоже так думает, правда, сын?
        - Да, сэр,  - отчетливо ответил Карлтон.
        Почувствовав, как рука Брента сжала ее плечо, Тейлор умоляющими глазами взглянула на врача, спросила:
        - Доктор, пожалуйста, скажите нам, когда ВЫ сможете начать операцию.
        Смайз откинулся вместе со стулом назад, засовывая большие пальцы под лацканы пиджака. Он посмотрел на нее поверх очков, находящихся на кончике носа.  - В эту пятницу.
        ГЛАВА 15

        Октябрь 1879 - «Спринг Хейвен».
        Смех Бренетты легко разносился в осеннем воздухе от веранды до сарая, где Рори подковывал лошадь. Капельки пота выступали над бровями, и когда он вскинул голову, взглядывая на дом, крупная капля скатилась к носу. Рори стряхнул назойливую влагу и отвел взгляд от жизнерадостной сцены. Бренетта раскачивалась на качелях возле Стюарта. На двух стульях напротив них расположились Меган с Джозефом. Мариль сидела в стороне от молодежи, ее руки ловко работали с мотком шерсти и парой спиц.
        Чуть раньше Бренетта звала его сделать перерыв и присоединиться к ним, но он отказался, сказав, что слишком много работы, и он лучше займется делом. Мартин, предпочитая не присоединяться к веселой компании, держал под уздцы лошадь, пока Рори крепил ей подковы. В то время, как лицо Рори не выражало абсолютно ничего, Мартин мрачно нахмурился.
        Заметив быстрый взгляд Рори, он сказал:
        - Некоторые люди имеют все. Посмотри на этих двоих. Им совершенно нечем занять свою жизнь, кроме как рассиживаться с парой глупых девиц и упражняться в красноречии. Меня тошнит от одного вида, как Стюарт Адамс ловит каждое слово Нетты. Они так мило обходятся друг с другом, что можно удавиться.
        Рори откинул старую подкову, выпрямился и еще раз пристально взглянул на веранду. На Бренетте было легкое льняное бледно-лиловое платье; постоянно обмахиваясь веером такого же цвета - она делала жест привлекательный, но дающий слишком мало прохлады в этот на удивление жаркий осенний день. Даже на расстоянии Рори мог различить, как заботливо Стюарт склонялся к ней. Когда он заговорил, Бренетта приподняла подбородок с улыбкой на губах, пока ее глаза кокетничали с ним. Рори не мог видеть их, но он знал, что это так.
        - Уведи лошадь. Я закончу позже,  - тихо сказал Рори Мартину и вошел в сарай.
        Через пару минут он выехал верхом на своем любимом жеребце. Скинув рубашку и ботинки, он поскакал без седла. Застывшее лицо казалось каменным, когда он рысью пронесся мимо Мартина по направлению к реке. Рори не смотрел ни вправо, ни влево, переходя на галоп, как только выехал со двора. На мгновение восприятие мира исчезло, осталось только ощущение восточного ветра на теле и скачущей лошади под ним. Он неожиданно освободился от мыслей - о плантации, банке, даже семье Латтимеров. Будучи «Медвежьим Когтем», храбрым Чейенном, сыном «Белой Голубки» и внуком «Бегущего Медведя», он был частью земли и воздуха, свободным, как ветер.

* * *

        Улыбка застыла на губах Меган, и она надеялась, что выглядит не так фальшиво, как чувствовала себя. Ее юное сердце разбилось, пока она наблюдала за Стюартом и Бренеттой. Застигнутая мучительной болью первой любви, она была уверена, что ничто не наладится вновь.
        Мысли вернулись назад к барбеню. Съезжались ближние гости, прибывая в самых разнообразных экипажах. Большинство из них принадлежали к поколению, которое помнило величественные балы и пикники, охоту на лис и лошадиные скачки, красивые одежды и полное благополучие. Сейчас для многих богатство и все, что оно приносит, безвозвратно исчезло, но воспоминания их остались живыми и яркими, и они уверяли, что этот прием был совсем таким, как в старые добрые времена. Их дети не могли помнить дней, о которых они говорили, но для них это стало грандиозным событием. Столы ломились от угощений, повсюду слышался веселый разговор, и погода стояла великолепная.
        Меган находилась рядом с мамой и Мартином, встречая гостей. Она с изумлением слушала и наблюдала, как ее мать молодела прямо на глазах.
        - Мариль, ты совершенно не изменилась. Такая же хорошенькая, как в тот день, когда Филипп умчал тебя в Чарльстон на медовый месяц.
        - Мариль Беллман, ты, должно быть, украла этих детей. Ты слишком молода, чтобы действительно быть их матерью.
        - Почему мы так редко видим тебя, Мариль Стоун? Ты просто должна начать принимать приглашения, которые, я уверена, ты получаешь. Времена, может, и тяжелые, но мы-то, южане, знаем, как веселиться.
        - Я открыто объявляю, что эти Беллманы всегда захватывали самых лучших и красивых девушек во всей Джорджии.
        - Мариль Беллман, ты все время была такой любезной хозяйкой. Преподобный Стоун - успокой Господь его душу - не смог бы достичь ничего, если бы рядом с ним не было его очаровательной дочери. Бог свидетель, то же самое можно сказать и о твоем покойном муже.
        Меган смотрела на мать новыми глазами. Бог мой, они ведь правы! Ее мама была когда-то молодой и привлекательной. Она была девушкой, совсем как Меган сейчас, и влюбилась в отца Меган, испытывая то же самое, что испытывает сейчас она.
        Много позже, или ей так показалось, она смогла отойти и присоединиться к гостям помоложе. Неожиданно она перестала ощущать себя бедной Меган Беллман в трижды залатанном платье. Она была хорошенькой дочкой когда-то известного плантатора и юриста. Ее дом - это величественная плантация «Спринг Хейвен», а дни - беззаботны, заполнены только мыслями о нарядах, безделушками и пустой болтовней с такими же, как она, девицами. Она заставляла себя верить в это.
        - Вы выглядите очаровательно, мисс Меган.
        Она взглянула в его красивое лицо, улыбка на его губах была столь теплой, ее сердце растаяло:
        - Ах… но, спасибо, мистер Адамс.
        - День сегодня просто великолепный, а барбеню имеет грандиозный успех. Могу я принести что-нибудь вам, например, пунш?
        - Нет. Нет, спасибо.
        Он взмахнул рукой, показывая в сторону.
        - Не посидите ли вы со мной минутку?
        Присаживаясь на скамейку, стоявшую за деревьями, Меган бережно расправила платье. Ее сердце воспарило, взлетев на крыльях новых надежд. Может, она ошиблась, что он предпочитает Бренетту. В конце концов, они только прибыли, и Стюарт уже знал Бренетту. Возможно, между ними вообще ничего нет.
        Улыбаясь самой очаровательной улыбкой, весело смеясь его историям о жизни на рисовой плантации, она отвечала на все вопросы о «Спринг Хейвен», о том, что они выращивают здесь, богатый ли у них урожай, всегда ли у нее были такие красивые наряды, и многое, многое другое. Совершенно естественно она перешла к женскому искусству кокетства. Ей не требовались ни подсказки, ни указания более взрослых девушек. Оно пришло к ней естественно, как надевание платья по утрам или расчесывание волос. Меган знала, что нравится ему. Она видела это в его глазах. Все шло как нельзя лучше.
        Вскоре в поле зрения появилась Бренетта в окружении нескольких молодых людей, старающихся поразить ее своими ухаживаниями. Стюарт встал, прося извинить его. И поспешил за Бренеттой, оставляя Меган обиженной и сердитой. Она увидела, как он взял Бренетту под руку и увел ее от остальных. День был загублен безвозвратно.

* * *

        - Меган, ты не слушала, что рассказывал кузен Джозеф,  - с притворной строгостью пожурила ее Бренетта.
        Стюарт увидел, что она очнулась от своих грез - не слишком приятных, судя по опущенным уголкам рта. Он искренне жалел Меган в ее горе, но помочь ничем не мог. Он делал то, что должен был делать, и не мог позволить Меган разрушить свои мечты.
        Он так же хорошо помнил день барбеню. Разыскав Меган, он осторожно узнал все детали, убедившись в том, что уже подозревал: «Спринг Хейвен» не имела денег, необходимых ему для его целей. Бренетта Латтимер оставалась его единственной надеждой. Он ушел от Меган, понимая, что никогда не должен снова позволять себе минутные слабости, ища союза с нежной душой, которую почувствовал в Меган. И если он хочет спасти свое имение от постоянно маячивших кредиторов, он должен сохранять хладнокровие и тщательно обдумывать все, что делает.
        Внешность Стюарта была безупречной, манеры совершенными, улыбка обвораживающей. Он осознавал каждый свой жест и делал все с чрезвычайной тщательностью. Стюарт обратил свой взгляд на Бренетту.
        - Мисс Бренетта, кажется, мне надо размять ноги. Не будете ли так любезны составить мне компанию и прогуляться по парку?
        - С удовольствием, мистер Адамс,  - ответила Бренетта, опуская ладонь на услужливо согнутую руку Стюарта.
        Бренетте нравилось ощущать, как он прижимает ее руку к себе. Покровительство Стюарта заставляло ее чувствовать себя более спокойной и защищенной. Последние несколько недель так отличались от всего, что она знала и испытывала раньше, что Бренетте казалось, будто она стала совершенно другой. Находясь на Юге уже больше четырех месяцев, Бренетта впервые ощутила вкус южного образа жизни и гостеприимство местной аристократии. До сих пор она работала так же, как и все остальные, даже старательнее, чем на «Хартс Лэндинг». Но неожиданно, с помощью денег отца при заботливом хозяйствовании Рори, произошло волшебное изменение, принесшее с собой новые наряды, вечеринки и красивых молодых людей.
        Сейчас она понимала особое отношение своей матери к «Спринг Хейвен». Оно действительно очаровывало. Застигнутая волшебством, Бренетта чувствовала, как ее беспомощно затягивает в паутину ухаживаний Стюарта. Далекое детство не оставило никаких воспоминаний о поклонниках, Стюарт был первым мужчиной, который обращался с ней не как с несмышленым ребенком или очередным ковбоем.
        - Мисс Бренетта, я говорил вам, что ваш смех - самый легкий и жизнерадостный звук, который я когда-либо слышал? Нет? Ну что ж, я говорю это сейчас, и мне очень хотелось бы слышать его постоянно.
        - Мистер Адамс, правда…
        Он остановился.
        - Неужели не пришло время называть меня Стюартом? В конце концов, вы же зовете Джо по имени.
        Поднимая золотисто-карие глаза, обрамленные густыми черными ресницами, Бренетта застенчиво улыбнулась, вспыхнувший румянец окрасил скулы.
        - Но Джозеф - наш кузен,  - нерешительно возразила она.
        - Я тоже!  - воскликнул он с обиженным видом, хотя она знала, что это всего лишь шутка.
        - Ну хорошо. С этого момента, вы - кузен Сью. Так лучше?
        Подметая землю в преувеличенном поклоне, он ответил:
        - Дама моего сердца, хотя мне не нравится, когда меня называют Сью, но если это имя слетит с ваших королевских уст, я полюблю его навечно.
        - Ах, прекратите!  - вскрикнула Бренетта, хихикая над его нелепой фразой.
        Он минуту пристально смотрел на нее, засмеявшись вместе с ней. Потом в мгновение ока улыбка исчезла, и он придвинулся так близко, что Бренетте пришлось откинуть назад голову, чтобы встретится с ним взглядом.
        - Вы должны знать, что я никогда не прерву Вашего смеха без причины,  - хрипло прошептал Стюарт.  - Бренетта, чтобы я ни сделал… каким бы я ни казался, я считаю вас замечательной девушкой. Я хочу… я… я надеюсь, я… Если я когда-нибудь причиню вам боль, я буду знать, что утратил собственное сердце, потому что только бессердечный дурак может поступить так.
        Легкая дрожь пробежала по спине Бренетты. На мгновение она решила, что Стюарт постарается поцеловать ее, и размышляла, позволять ли ему это. Но мгновение прошло. Он отступил в сторону, снова предложил ей руку, и они молча направились дальше.

* * *

        Он был так же неподвижен, как и скала, на которой сидел. Черные глаза вспыхивали, пока он размышлял о своих заботах. Почему он до сих пор ничего не замечал? Неужели он настолько глуп? Образы Бренетты проносились перед мысленным взором Рори - Бренетта на Огоньке скачет через поле; Бренетта, спотыкаясь, бредет из объятого огнем леса, лицо ее выпачкано сажей, одежда опалена; Бренетта, видение в желтом, на железнодорожной станции в Атланте; Бренетта со Стюартом - глаза ее вспыхивают от его остроумия.
        Он, Рори О'Хара, влюбился. Как это случилось? Она была всего лишь ребенком. Она была ему как родная сестра, его «малышка». Если бы он вовремя разглядел ее…
        Рори вскочил на ноги и свирепо взглянул на реку. Итак, он влюблен. Что же ему теперь делать? Он снова представил Бренетту и Стюарта, представил, как Стюарт целует ее, обнимает, любит… Это было невыносимо.
        - Я должен оставить все и уехать домой, туда, к чему я принадлежу,  - вслух произнес он.
        Домой. Домой в Айдахо. Он устал играть роль банкира, плантатора, компаньона. Он хотел чувствовать бодрящий утренний воздух, увидеть стада, разгуливающие по полям, купаться обнаженным в ручье. Он стремился почувствовать запах сосен и полыни.
        Но он не мог уехать. Чувство долга не отпускало его. Он обещал Бренту, что позаботится о его дочери и делах в «Спринг Хейвен», и поэтому он должен остаться. Возможно… просто допуская, подумал он, что я смогу заставить ее увидеть меня как мужчину, а не только как друга. Возможно, если повезет, она тоже полюбит меня.
        ГЛАВА 16

        Ноябрь 1879 - Лондон.
        Брент медленно одевался. На нем был серый в полоску костюм, который он приобрел за время их длительного визита в Лондон, и который прекрасно подчеркивал его высокую, статную фигуру. Он выглядел лет на десять меньше своих сорока пяти, и его это радовало. Имея такую красивую и моложавую жену, как Тейлор, ему нужно держаться постоянно на высоте, чтобы отражать тех, кто пытается нарушить его семейное счастье. Это была нелепая мысль. Тейлор не смотрела ни на кого, кроме своего мужа. Но этим утром Брент не думал ни о костюме, ни о поклонниках жены. Его мысли находились в крошечной, мрачной комнате за несколько кварталов.
        Он вышел из гардеробной и взглянул на огромную кровать в центре спальни их номера. Тейлор все еще спала, черные длинные локоны разметались по простыням и подушке, создавая иллюзию черного пятна на чистом листе бумаги. Она казалась такой безмятежной. Бренту страшно не хотелось беспокоить ее, но было уже поздно. Быстрыми шагами подойдя к кровати, Брент наклонился и поцеловал жену.
        - Тейлор, любимая, уже утро. Просыпайся.
        Розовые губки сложились в недовольную гримасу, когда она приоткрыла один глаз и взглянула на Брента.
        - Так быстро?
        Он еще раз поцеловал ее в губы.
        - Да, так быстро.
        Она схватила его за руку, когда он собрался отойти, и потянула на кровать возле себя. От движения простыня соскользнула с ее плеч. Под голубой атласной рубашкой вздымались и опускались от легкого дыхания белые округлые груди. Он почувствовал охватывающее желание, находясь так близко. Брент быстро натянул простыню назад.
        - Вставай,  - приказал он, голос резко отозвался у него в ушах.  - Мы должны отправляться в больницу.
        Тейлор тут же открыла глаза.
        - Этот день настал.
        - Да, родная,  - ответил Брент, возвращаясь в гардеробную.  - Сегодня - именно тот день.
        Через пару часов врачи снимут повязки с глаз Карлтона, и они узнают, сможет ли он видеть или нет. Сердце Брента изболелось за сына. Это был смелый малыш, смышленый и жизнерадостный, и Брент желал ему всего самого доброго. Он хотел, чтобы его сын стал полностью здоровым. Он мечтал видеть, как мальчик скачет в седле по просторам «Хартс Лэндинг», управляется со скотом, борется с молодыми волами и видит все, что его родители сделали для него.
        Тейлор села на край кровати, удерживая Брента за руку. Она не была уверена, чем вызвана ее дрожь - опасениями за сына или за себя. Возможно, и тем, и другим.
        Осознав, что сегодня за день, она стремительно встала и оделась. Несмотря на волнение, выглядела она чудесно - темные волосы закрывала белая шляпка, синие глаза потемнели от тревоги, щеки горели румянцем.
        Доктор Смайз аккуратно снимал повязку с головы Карлтона. Казалось, его руки двигаются ужасно медленно. Ее возбуждение росло с каждой секундой, и она взглянула на Брента в поисках уверенности и силы, опираться на которые научилась так много лет назад. Он улыбнулся ей, слегка кивая головой. Потом подошел ближе и обнял рукой за талию.
        - Как ты себя чувствуешь, сынок?  - мягко спросил Брент.
        - Хорошо, папа.
        - Ну вот,  - сказал доктор,  - повязка снята.  - Он уронил на пол конец длинной ленты.  - Опустите шторы,  - приказал он ассистенту, который быстро направился к окну.
        В комнате потемнело. Тейлор крепче сжала руку мальчика.
        - Сейчас я сниму марлю с глаз,  - сказал им доктор Смайз.  - Карлтон, я хочу, чтобы ты открывал их очень медленно, и тогда мы узнаем, можешь ли ты видеть.
        Брент так сильно сжал ее талию, что она чуть не вскрикнула от боли. Комнату заполнила напряженность, и Тейлор отчаянно захотелось хоть глотка свежего воздуха. Глаза Карлтона открылись и снова закрылись. Они так долго находились забинтованными, что не хотели повиноваться ему. Наконец, ему удалось удержать их открытыми.
        - Ты можешь видеть что-нибудь в темноте?  - спросил доктор.
        - Н… нет, сэр. Кажется, нет.
        - Давайте приоткроем немного шторы, Карлтон, ты скажешь мне сразу же, как только сможешь увидеть что-нибудь. Даже если это будет просто какой-то свет.
        Карлтон кивнул. Шторы бесшумно раздвинулись. Тейлор заметила, что задерживает дыхание, и обессиленно прислонилась к плечу Брента. Он должен видеть, думала она. Он должен видеть.
        Утренний свет хлынул в комнату.
        - А сейчас ты что-нибудь видишь, Карлтон?
        - Нет, доктор Смайз. Давайте, раздвигайте шторы. Я готов.

* * *

        Брент обнимал ее, пока она плакала. Рубашка промокла насквозь от ее слез. Тело судорожно сотрясалось, пока она изливала свое горе в отчаянии. Она обеими руками схватилась за его пиджак.
        Она была такой храброй. Все эти годы с тех пор, как они обнаружили неполноценность Карлтона, она, казалось, спокойно воспринимала это, не теряя оптимизма ни на день. Она старалась всегда обращаться с ним, как с нормальным ребенком, любя и воспитывая его точно так же, как и Бренетту. Когда они приехали в Лондон, именно она внешне казалась абсолютно спокойной, хотя он знал, как сильно она желала, чтобы их мальчик получил возможность видеть. Она, не теряя надежды, выдерживала одно испытание за другим. И, наконец, эту операцию.
        Даже утром, когда они поняли, что операция не удалась, Тейлор сохранила внешнее спокойствие. Брент поразился той силе, которой она обладала в минуты кризиса. Дрожь возбуждения, охватившая ее во время снятия бинтов, исчезла. Она поцеловала Карлтона, сказала ему, какой он чудесный мальчик, и что скоро они вернутся. Потом они долго находились в кабинете врача, выслушивая его объяснения о ходе операции и надежду на то, что зрение Карлтона может восстановиться не сразу. Такие вещи иногда случаются.
        Возле больницы Брент нанял кэб. Он чувствовал себя так, как будто получил сильный удар в живот. Он все время поторапливал возницу. Тейлор сидела рядом с ним со спокойным и ровным выражением на лице, полностью владея собой. Брент знал, что это внешнее спокойствие может вскоре разрушиться.
        Как только они оказались в номере, он обнял ее, и плотина рухнула… Вся ее боль, накопившаяся за пять лет, вырвалась наружу, сотрясая тело и оставляя после себя слабость и беспомощность.
        Брент покачивал жену, пока приступ не утих. Так много боли. Она столько вынесла. Он удивился, что же он за мужчина, если не смог защитить ее от жестокости жизни. Разве не достаточно того, что ее заставили выйти замуж - дважды - за людей, которых выбирала не она? Разве не достаточно, что их разъединяли обстоятельства, война, смерть? Разве не достаточно того, что она родила его дочь в одиночестве, согласившись на любой скандал, любую ложь, только чтобы иметь от него ребенка, хотя они еще не были даже женаты? Разве всего этого не достаточно? Неужели она должна еще страдать?
        - О, Тейлор, любимая моя,  - прошептал он, уткнувшись в ее волосы.  - Пожалуйста, не плачь больше. Мы так много прожили вместе. Мы принадлежим друг другу. Мы пройдем и через это. И наш Карлтон крепкий и смелый. Он победит недуг, и мы будем гордиться им. Не плачь, дорогая. Не плачь. Мы поедем домой. Пора ехать домой, Тейлор.
        ГЛАВА 17

        Ноябрь 1879 - «Спринг Хейвен».
        Мартин с радостью покинул дом и пошел проверять скот. Он никогда не видел так много болтливых идиотов, собравшихся в одном месте в одно и то же время. Весь дом, казалось, с ума сошел от этого дурацкого костюмированного бала. Он был счастлив, если бы все уже кончилось.
        Его недовольство было вызвано собственной неуверенностью. Пятнадцать лет - неподходящий возраст для подростка - он сам не знает, хороши девчонки или нет, но его неодолимо влечет к ним, как бабочку на огонь. И видя свое отражение в зеркале, Мартин убеждался, что ни одна девушка никогда не заинтересуется им. Он был слишком высоким и худым; и сам себе казался ужасно неуклюжим, напоминающим пугало.
        В сарае он встретил Рори. Тот ухаживал за недавно ощенившейся собакой, застилая ей чистую солому в угол, который она выбрала для себя и детенышей. За те месяцы, что Рори О'Хара пробыл в «Спринг Хейвен», Мартин проникся к нему заслуженным восхищением и бессознательно подражал многим его манерам. Хотя он все еще сохранил холодную злобу против северян, Мартин оправдывал возрастающую дружбу с Рори, уговаривал себя в том, что он - в действительности не янки. Он - метис, сын ирландца и индианки. Неохотно включая в свой список и Бренетту, он понимал, что ее отец был не только офицер-янки, но вступив в брак с сестрой его отца, тем самым невольно он погубил его. Бренетта выросла на Западе, и Мартин обнаружил, что она просто нравится ему, как бы упорно он не старался отрицать это.
        - Привет, Мартин! В доме наконец-то угомонились?  - спросил Рори.
        Мартин уселся на кипу сена, положив локти на колени, спрятав подбородок в ладони.
        - Нет. Меган желает быть кем-то еще, кроме Красной шапочки. Она хочет быть очень «заманчивой и романтической»!  - цитируя слова Меган, он понизил голос, приложив руку ко лбу и закатывая глаза.
        Рори усмехнулся.
        - Похоже, ты тоже не слишком рад этому балу.
        - Нет. А какой у тебя будет костюм?
        Рори присел на корточки.
        - Я исполню роль Робин Гуда. А ты?
        - Я выбрал то, что легко одевать и пошить. Я буду Франсисом Марионом, «Болотной Лисой».
        Мартин присоединился к Рори, присев рядом с попискивающими щенками. Осторожно он вытащил одного и положил себе на руки.
        - Похоже, что старик Генерал снова стал папашей.
        - Да, я тоже уловил сходство. Кстати, где он сам?
        - В моей комнате. Забился туда примерно с час назад.
        Рори встал на ноги, направившись к лошадиным стойлам, Мартин шел позади.
        - Рори?  - нерешительно произнес Мартин, все еще сомневаясь, можно ли полностью доверять этому парню.
        - Да.
        - Ты… ты влюблялся когда-нибудь?
        Рори какое-то мгновение внимательно смотрел на него, потом отвел взгляд. У Мартина вырвался легкий вздох облегчения.
        - Да. Я любил. А почему ты спрашиваешь?
        - Я… я просто… Знаешь, я просто не очень уверен в этом костюмированном бале и… и во всем остальном.
        Улыбка приподняла уголки губ Рори.
        - Значит, ты хочешь узнать о любви и о женщинах? Так?
        Мартин в смущении кивнул.
        - Садись, Мартин.

* * *

        Костюм Бренетты доставили от портного рано утром вместе с костюмами Мариль и Меган. Девушки бросились в свои комнаты примерять их, и в ту же секунду, когда Меган увидела Бренетту в греческом наряде Афродиты, богини любви, она сразу прониклась ненавистью к своему нелепому костюму героини детской сказки и начала плакать. Мариль не выразила никакого сочувствия, сказав ей, что она еще слишком молода и если будет продолжать вести себя как ребенок, то вообще все пропустит, проведя все время вместо бала в своей комнате.
        Хотя Бренетта немного жалела Меган, она не стала задерживать внимание на инциденте. Она была слишком довольна своим костюмом и уверена, что ни у кого не будет ничего подобного. Бренетта снова кружилась у зеркал, изогнувшись, стараясь увидеть себя со спины.
        Платье было сшито из простого белого хлопка. Спадая складками по ее высокой стройной фигуре, оно обнажало икру правой ноги. Золотистый шнур красиво подчеркивал грудь, опоясывая талию, и спускался до пола вдоль левого бедра. На ногах у нее будут золотистые сандалии с такой же тесьмой, оплетающей ноги чуть ли не до колен. Она подобрала еще один золотистый шнур, решив его замысловато повязать вокруг головы, спустив концы вдоль спины.
        Бренетта знала, что это довольно смелый костюм, и выход в нем привлечет к ней много поклонников. Но единственным, на кого ей действительно хотелось произвести впечатление, был Стюарт. Интересно, подумала она, все ли чувствуют то же самое, когда влюбляются в первый раз.

* * *

        В назначенный день бала Стюарт поднялся очень рано. Он спал мало, нервы его были напряжены, мысли тревожны. Быстро одевшись и проскользнув по черной лестнице вниз, он удалился по направлению к реке. Сцепив за спиной руки и не отрывая глаз от земли, он размышлял над положением, в котором оказался.
        Он не мог понять всего. Ему был присущ инстинкт выживания; он все время распознавал самый надежный путь к достижению своей цели и шел по нему, не обращая внимания на тех, кого приходилось отталкивать в сторону или через которых он перешагивал. Он признавал собственную жестокость в делах, имевших для него важность. Считая неизбежным злом то, что ему приходится чувствовать, он стремился выжить в этом безумном мире, в котором рожден.
        Кроме того, Стюарт знал, что он - безупречный актер. Он достиг такого мастерства в создании любого желаемого чувства, что иногда задумывался, а способен ли он вообще испытывать какие-то действительно настоящие чувства. Через неделю ему исполнится девятнадцать, но тем не менее многие годы он поступал как умудренный опытом человек. Он вспомнил, что мальчишкой всегда использовал хитрость и сообразительность. Так как же это случилось, что девушка, почти ребенок, вскружила ему голову?
        Стюарт при мысли о ней зло пнул землю ногой. Хорошенькой Меган никогда не стать тем, чем является красавица Бренетта, и, возможно, она никогда не достигнет естественной легкости и шика своей старшей кузины. Она избалована, своенравна, порывиста. Но сердцем он тянулся к Меган. Именно ей он желал обладать.
        - Черт!  - сквозь зубы выругался Стюарт.
        Он не мог позволить себе думать о ней. Это разрушит все его планы. Он потеряет сосредоточенность, свою уверенность, а именно сейчас наступает решающий момент. Последнее время он ухаживал только за Бренеттой, со всем старанием и пылом, на которые только способен. Он понимал, что довел ее до нужного состояния, и сегодня вечером намеревался сделать ей предложение. Если ему удастся добиться положительного ответа, он сможет полностью исправить свои финансовые дела. Как только он объявит о помолвке, кредиторы станут спокойнее. Они-то знают, что имение его тестя для них более прибыльно, чем вымученная и гибнущая плантация, в которую превратилась «Виндджэммер».

* * *

        Меган тоже проснулась рано. Возбуждение от предстоящего бала, смешанное с уверенностью, что единственный человек, которого она могла бы полюбить, потерян для нее навсегда, не давали ей снова уснуть. Думая, что в этот предрассветный час, кроме нее, никто еще не поднялся, накинув поверх ночной рубашки теплый халат, она вышла из комнаты, не потрудившись даже привести в порядок волосы.
        Легкая изморозь покрывала лужайку перед домом. Она порадовалась, что одела теплые шлепанцы и халат, хотя для ноября было крайне тепло, и Меган точно знала, что день для бала будет чудесный. Сев на каменную скамейку среди кустов роз, она закрыла глаза, обхватив руками плечи. О, как ей хотелось бы иметь своего кавалера на сегодняшний вечер. И как же ей хотелось, чтобы им оказался Стюарт. Подняв глаза, ей показалось, что ее просьба услышана. Стюарт, глубоко задумавшись, быстрыми шагами отходил от дома. Ни секунды не задумываясь ни о приличиях, ни о том, как сейчас она выглядит, Меган поспешила за ним, не замечая больше бодрящего утреннего воздуха. Прислонившись к дереву, Стюарт остановился; она остановилась тотчас же, стараясь успокоить бешено бьющееся сердце, уверенная, что он слышит его биение. Меган смотрела на него какое-то время, изучая его лицо, фигуру и фантазируя, какие ощущения вызвал бы его поцелуй.
        - Меган?  - Он увидел ее.
        Она шагнула вперед.
        - Меган, что ты здесь делаешь в такую рань?
        Ее вдруг охватили озноб и неуверенность. Она задрожала.
        - Я не могла спать… я… я увидела, как Вы выходили и пошла следом. Извините. Я не хотела мешать вам. Я… я пойду.  - Она начала поворачиваться.
        - Нет! Нет, не уходи,  - остановил он ее.
        - Меган.
        Стюарт произнес ее имя нежно, душевно, и она повернулась, заметив, как близко находятся его глаза от нее.
        - Меган, почему ты пришла?
        Вся страсть ее четырнадцатилетнего сердца выплеснулась наружу, все остальные мысли безнадежно исчезли.
        - О, Стюарт, я люблю тебя. Пожалуйста, не говори Бренетте. У нее так много всего. Я не хочу никого, ничего, кроме тебя. Разве ты не видишь, что без тебя мне не жить? О, полюби меня, Стюарт!
        Она бросилась к нему, откинув назад голову. Стюарт колебался лишь мгновение, потом обнял ее, и губы их слились. Меган переполняли чувства, вызванные его поцелуем. Инстинктивно она крепче прижалась к его плотному телу.
        - О, люби меня, Стюарт,  - выдохнула она, когда он снова стал целовать ее.  - Люби меня.
        Да. Да, он будет любить ее. Почему нельзя иметь обеих: Бренетту ради ее денег, а Меган ради… ради ее чувств. Она желает этого. Она пришла к нему и потребовала его любви.
        Стюарт ощущал сквозь одежду прикосновение ее груди и хорошо чувствовал ее изгибающееся в томлении тело. Осторожность исчезла. Единственная оставшаяся у него мысль - была та, что он хочет ее, и он будет обладать ею сейчас, прямо здесь, холодным утром, среди деревьев, которые станут их спальней, и сосновых игл вместо постели.
        Он немного отпустил ее, взглядом подыскивая подходящее место. Неожиданно его глаза встретились с холодным пристальным взглядом Рори О'Хара. Рывком он грубо отбросил Меган; споткнувшись, она упала.
        - Стюарт!  - удивленно вскрикнула Меган.
        Он не ответил, так как осторожно наблюдал за медленным, но твердым приближением Рори.
        - Адамс.
        - О'Хара.
        От удивления Меган открыла рот. Вскочив на ноги, она потуже закуталась в халат. Ни один из мужчин не обратил на нее внимания, когда она сделала шаг в сторону Стюарта.
        - Мисс Беллман,  - спокойно произнес Рори, останавливая ее.  - Полагаю, вам следовало бы быть в доме. Пойдемте за мной.
        После этих слов дуэль взглядов закончилась. Они удалились. Стюарт запаниковал. Что, если он расскажет Бренетте?
        - Мне надо подумать,  - сказал он вслух.  - И я должен думать быстро.

* * *

        Бренетта оделась этим утром с особой тщательностью. Найдя комнату Меган уже пустой, а дом все еще погруженным в тишину, она спустилась в библиотеку. Ей хотелось освежить в памяти историю жизни Афродиты, чтобы сыграть роль со знанием дела. Выбрав книгу о греческой мифологии, она удобно устроилась в огромном кожаном кресле и принялась за чтение. В дверях появился Стюарт, слегка удивив ее.
        - Я искал вас,  - сказал он.
        Он такой красивый, подумала Бренетта, откладывая книгу в сторону и делая ему знак присесть рядом. Она широко улыбнулась, глаза не скрывали ее чувств. И только когда Стюарт расположился напротив нее, она заметила слишком серьезное выражение его лица.
        - Бог мой, Стюарт, в чем дело?
        - Мисс Бренетта, я… я немного не уверен, как лучше рассказать вам то, что я должен сказать.
        - Неужели это так ужасно?  - спросила она, улыбаясь ему.
        Он протянул руку и накрыл своими ладонями руки Бренетты, лежащие на коленях. Глядя ему в лицо, она ощутила толчок в сердце. Он действительно очень взволнован. Может быть, он уезжает. Как это было бы плохо!
        - Мисс Бренетта, вы знаете, что я люблю вас. И я думаю… я надеюсь, вы тоже испытываете какие-то чувства ко мне.
        - Вы знаете, что да, Стюарт.
        - Только потому, что, надеюсь, вы знаете и понимаете меня хорошо, я чувствую, что могу поговорить с вами о… неудачном стечении обстоятельств.
        Бренетта находилась в полном недоумении. Что же могло заставить его так печалиться?
        - Сегодня рано утром я вышел на улицу, подышать свежим воздухом, и случайно встретился с мисс Меган.  - Он опустил глаза, щеки покрылись румянцем; откашлялся и снова продолжил: - Она явно ждала кого-то и была одета в… э… довольно неприлично.
        - Меган?
        Он привстал.
        - Извините, мисс Бренетта. Мне кажется, я не должен вам рассказывать. Она - ваша кузина и подруга, и я не думаю…
        - Вы сядете и расскажете мне, Стюарт. Судя по выражению вашего лица, кто-то в семье должен знать это.
        С видом благодарности за ее понимание он опустился в кресло и стал продолжать.
        - Услышав мои шаги, она стала звать меня,  - помолчав, он добавил: - Звать меня другим именем.
        - О, боже! Чьим?
        - Ах… я…
        - Чье имя она назвала?
        - Ро… мистера О'Хары.
        Бренетта поднесла руку к губам.
        - Нет! Не хотите же вы сказать, что Меган и Рори…
        - Боюсь, что так,  - ответил Стюарт с несчастным видом, как будто это была его вина.
        - О, что же мне делать?  - простонала Бренетта.
        - Но это еще не все, мисс Бренетта. Когда Меган поняла, что это я, она… э… она бросилась ко мне. Она поклялась, что если об этом кто-то узнает, то она объявит, что встречалась со мной. Потом она поцеловала меня… это довольно неожиданно для ее возраста, мне стыдно говорить…
        - О, Меган. О, боже!
        - …и когда она отпустила меня, появился он.
        - Рори?
        Стюарт кивнул.
        - Да. Он предложил ей руку, и они вместе ушли.  - Стюарт выглядел крайне несчастным.  - Я не знал, что делать в этой ситуации. Не мог же я рассказать миссис Мариль, что ее дочь устраивает… любовные свидания с… с мистером О'Хара.
        - Святые небеса, конечно, нет!  - воскликнула Бренетта, спрыгивая с кресла. Она подошла к окну и уставилась на лужайку.
        - Но,  - продолжал он,  - я подумал, что кто-то в семье должен знать об этом, прежде чем она попадет действительно в неприятности и будет уже слишком поздно.
        Бренетта повернулась к нему лицом. Ее выражение отражало внутреннее смятение.
        - Вы поступили правильно, сказав мне, Стюарт. Я сделаю все, что смогу.
        Он пересек комнату, взял ее руки в свои, крепко сжал их, потом поцеловал одну за другой, пристально, с любовью и тревогой, всматриваясь в ее глаза.
        - Вы знаете, что я сделаю все на свете, лишь бы оградить вас от неприятностей. Если бы был еще другой способ…
        - Я знаю, дорогой Стюарт. Спасибо.
        После этого он ушел, а Бренетта повернулась к окну, ничего не видя перед собой. Меган и Рори. Она не могла поверить; и все же, если Стюарт сказал правду, как она может не верить ему?

* * *

        Мариль, одетая в костюм Марии-Антуанетты, приветствовала прибывающих гостей. На ней был напудренный парик с окрашенными под топаз стеклянными камнями. Огромная, с фижмами юбка поддерживала платье из парчи цвета бронзы. Жесткий корсет высоко поднимал грудь под низко вырезанным лифом, а шею украшали медные и бронзовые цепочки.
        Весь день она была настолько занята, что не заметила натянутых отношений между Меган, Бренеттой, Рори и Стюартом. Никто из них еще не спускался. Алистер и Кинсли в костюмах придворных шутов оживленно сновали, выполняя поручения матери и ранних гостей. Мартин делал все, что в его силах, выполняя роль хозяина, вращаясь среди приглашенных, раздавая комплименты и строя самые смелые догадки, предполагая, кем они могут быть и кем являются на самом деле.
        Большинство из приглашенных Мариль узнавала по голосам, но когда вошел мужчина, одетый, как арабский кочевник - может быть, один из сорока разбойников Али-Бабы,  - и отказался произнести хоть слово, она зашла в тупик. Его лицо закрывали складки материи. Цвет глаз изменяла падающая от тюрбана тень. Он быстро поприветствовал ее на восточный манер и сразу отошел, оставляя Мариль гадать, кто же это такой.
        Мысли ее отвлекли три кабриолета и кареты, заполненные сверх меры и остановившиеся в одно и то же время у дверей. Смех и веселая болтовня парили над лестницей, пока прибывшие гости расправляли юбки и капюшоны, разбирали мечи и копья. Мариль почувствовала, как стремительно поднимается ее настроение. Опасения и тревоги, что не все так безупречно, как она хотела, исчезли. Она снова была молодой и собиралась повеселиться, как никогда прежде.

* * *

        Меган встретилась со Стюартом в конце лестницы. Лицо ее стало ярко-малиновым, почти такого же алого цвета, что и костюм. Она не видела его с утра, и ей казалось, что еще чувствует его грубый толчок, от которого она упала на землю. Ей отчаянно хотелось забыть свой позорный уход.
        Рори не произнес ни слова, пока они не оказались внутри. Остановившись и мрачно глядя на нее, он произнес:
        - Не забывайте, что вы - молодая женщина, мисс Беллман, и дочь благородной дамы. Никогда и ни при каких обстоятельствах не забывайте, кто вы.
        Потом он ушел, оставляя ее терзаться и мучиться от стыда.
        Но не что иное, как сцена с Бренеттой, промелькнула в ее мозгу, когда Стюарт слегка поклонился ей и поспешно спустился по лестнице, как будто он брезгует ей. Поздним утром к ней в комнату заходила Бренетта. Она остановилась в дверях, вертя в руках платочек и покусывая нижнюю губу.
        - Меган, я должна поговорить с тобой,  - в конце концов сказала она.
        - О чем, Нетта? Что-то не так с подготовкой к вечеру?
        Бренетта покачала головой.
        - Нет, Меган. Дело касается тебя и… того, что случилось сегодня утром.
        Меган побледнела.
        - Как ты узнала?
        - Это не важно, Меган,  - ответила Бренетта, проходя и садясь рядом с ней на кровать.  - Дорогая, я действительно очень волнуюсь. Ты давно встречаешься с ним вот так?
        - Ах, нет,  - взволнованно заявила Меган.  - Это произошло случайно. Я не думала, правда, не думала. И это не его вина. Я… я сама пошла за ним следом,  - о, ей было так стыдно.  - Я очень люблю его, Нетта, и мне только хотелось, чтобы он полюбил меня.
        Бренетта обняла Меган за плечи и успокаивающе прижала к себе.
        - Я знаю, дорогая. Он - добрый и замечательный человек. Я всегда это знала. Но я не уверена, что он подходит тебе. Тебе только четырнадцать.
        - Я действительно люблю его, Нетта. Я правда люблю его.
        - Тогда, если это должно случиться, все образуется. Я хочу только, чтобы ты была счастлива, и если ты любишь его, а он любит тебя, то, в конце концов, вы будете вместе. И я буду счастлива за вас обоих.
        Меган удивили слова Бренетты. Она была уверена, что Бренетта сама увлеклась Стюартом.
        - Ну что ж,  - продолжала Бренетта,  - я больше не скажу об этом ни слова и ничего не расскажу тете Мариль. Мы просто забудем о том, что произошло сегодня, если ты пообещаешь вести себя более достойным образом.
        - Я обещаю.
        Меган обрадовалась, когда Бренетта ушла. Она была уверена, что Рори не скажет никому, но Бренетта знала, и следовательно, это Рори выдал ее. Сейчас, глядя на Стюарта, убегающего по ступенькам прочь от нее, у Меган подступили к глазам слезы. Это Рори во всем виноват. О, как она ненавидела его в эту минуту!

* * *

        Стюарт, одетый в нарядный костюм римского Центуриона, задуманный для роли Марка Антония, чувствовал, что она наблюдает за ним. Он улыбнулся хозяйке, не переставая мысленно проклинать ее дочь. Его сегодняшний промах из-за ее распутного поведения мог стоить ему всего, достигнутого ранее. Это всецело ее вина, и он не собирался позволить подобному повториться. За часы, прошедшие после чуть не случившейся трагедии, Стюарт с холодным расчетом и искусством хирурга вырвал из своего сердца все романтические чувства, что испытывал к Меган.
        Одно хорошо - Бренетта прекрасно попалась на его историю. Даже волнуясь, он сыграл так хорошо, как никогда раньше. Он улыбнулся, вспоминая свои действия и слова. Это было превосходно.
        Стюарт оглянулся в поисках Бренетты. Комнаты постепенно заполнялись десятками одетых в костюмы людей - Генрих VIII, Наполеон, Джефферсон Дэвис, Жозефина, королева Виктория и многие другие, в которых можно было сразу распознать известную личность. Бренетту он среди них не нашел.
        Зато заметил входившего Рори, наряженного в зеленый костюм Ноттингема, с колчаном стрел за спиной и длинным луком в руке. Их взгляды встретились и на мгновение замерли. Стюарт с досадой обнаружил, что первым отвел глаза.
        Он начал осторожно перемещаться среди гостей. Он знал, как это важно - пользоваться авторитетом в нужных кругах. Даже в те времена, когда многие бедствовали, как и он, влияние некоторых лиц имело определенный вес. Он увидел Беллвильского банкира (никто больше не мог быть таким толстым) и ненавязчиво, но уверенно двинулся в его направлении.

* * *

        Наконец-то Бренетта осталась довольна своей внешностью. Ее костюм действительно оказался до неприличия открытым, но ее это не волновало. Единственное, что имело сейчас значение это ее великолепный вид. Стюарт не сможет не объясниться в любви, увидев ее такой.
        Туника мягко спадала вдоль тела, подчеркивая буквально каждый изгиб фигуры. Она нанесла на веки золотистую пудру. Умело подвела глаза, подрумянила щеки и губы, восхищаясь достигнутой переменой.
        Бренетта медленно прошла по верхней площадке и остановилась у извилистой лестницы. Внизу вовсю гудел бал. Мельком заметив Рори, она нахмурилась. Бренетта так и не нашла возможности поговорить с ним сегодня. Она по-прежнему удивлялась признаниям Меган в любви к нему. Странно, но она чувствовала, что эта мысль задевает ее самолюбие.
        Потом кто-то заметил ее, и шум в комнатах начал стихать. Люди подходили к дверям посмотреть, что явилось причиной такой тишины. Забыв обо всем остальном, Бренетта оглядывала помещение, пока отыскала Стюарта. И, не отводя от него взгляда, стала медленно спускаться по лестнице.
        Она была очень красивой. Рори никогда не видел ничего подобного. Казалось, она плывет по лестнице, окидывая присутствующих беглым взглядом. Может быть, она молода, но на всех вечеринках и танцах, которые он посещал в Нью-Йорке, подобного эффекта не производила ни одна красавица.
        Рори пробирался сквозь толпу. Сердце забилось сильнее, еще сильнее. Он хотел обнимать ее, любить, лелеять всю жизнь. Может быть, сегодня вечером…
        Он резко остановился. Из круга любопытствующих вперед выступил Стюарт. Он протянул к ней руку, и Бренетта положила ладонь на нее. Как король и королева среди своих подданных, Стюарт и Бренетта направились к восточной гостиной, собравшиеся расступались, уступая им дорогу. Оба высокие, стройные, элегантные, они составили потрясающую пару.
        Очарование разрушилось, когда они покинули вестибюль. Публика начала возбужденно переговариваться.
        - Вы видели что-нибудь романтичнее?  - спрашивал кто-то неподалеку.
        - Ах, если бы хоть один мужчина посмотрел на меня так, я сделала бы для него все, что угодно!
        Рори понял, что все слишком поздно. Он потерял ее…
        ГЛАВА 18

        Ноябрь 1879 - «Веселая девица».
        Корабль поднимался и опускался уже много часов подряд, но Тейлор упорно цеплялась за поручни палубы. Соленая вода брызгами падала на лицо, вызывая жгучую боль в глазах. Она ничего не имела против неудобств, они отвлекали ее мысли от воспоминаний о днях в Лондоне.
        Брент, не теряя времени, договаривался об отъезде. Тревога за жену и сына заставляла его торопиться домой, и Тейлор согласилась с ним. Она хотела уехать домой. Она должна была ехать домой. Она надеялась, что никогда больше не увидит тумана и не услышит британского акцента. Бренту удалось достать места на «Веселой Девице», американском клипере[9 - Клипер - быстроходное парусное судно.], направляющемся в Нью-Йорк. Они были единственными пассажирами только потому, что назначение корабля состояло в перевозке грузов, а не людей. Капитан любезно предоставил свою каюту Тейлор и Карлтону, когда они поднялись на борт.
        - Рад приветствовать вас на борту, мэм. И осмелюсь заметить, дела пойдут лучше для вас и вашей семьи, как только вы снова ступите на родную землю,  - сказал он в приветствии.
        - Спасибо, капитан. Уверена, что так и будет,  - ответила Тейлор.
        Когда солнце стало опускаться в море, Брент присоединился к ней на палубе.
        - Карл спит,  - сказал он, цепляясь за поручни, чтобы удержать равновесие.
        - Хорошо. У него был плохой день. Его снова тошнило утром.
        - Он скоро привыкнет к качке.
        Она согласилась.
        - Может быть, завтра успокоится.
        Линия горизонта окрасилась красным цветом. И голубизна неба уже становилась темно-серой. Тейлор смотрела на живописный вал, устремляясь вперед и умоляя корабль быстрее двигаться к дому, в то время как руки Брента обнимали ее за талию.
        ГЛАВА 19

        Ноябрь 1879 - «Спринг Хейвен».
        После позднего ужина Стюарт вышел с Бренеттой на улицу. Они мало разговаривали этим вечером, больше смотря друг на друга. Это было не в интересах Стюарта. Только слепец и полный идиот мог не хотеть ее. Но и он действительно стремился к ней. Это была очень желанная женщина. В роли Афродиты она казалась ему доступнее, чем прежде. Уводя Бренетту в парк, он напоминал себе о необходимости не торопиться, чтобы не спугнуть ее.
        Они сели на каменную скамью в парке, где единственным освещением была полночная луна, лучи которой проникали сквозь голые ветви. Стюарт сел на почтенном расстоянии и еще раз пристально взглянул на Бренетту. Она отвела в сторону взор, скромно сложив руки на коленях.
        - Мисс Бренетта?
        Она подняла глаза и взглянула на него.
        - Я знаю, что должен был поговорить сначала с вашим отцом. Я знаю, я не имею права просить…  - Он сделал многозначительную паузу.
        - Да?  - подогнала его Бренетта.
        Самым доверительным тоном Стюарт продолжал:
        - Мисс Бренетта, вы не…  - он снова замолчал и опустился на колени.  - Не окажете ли вы мне честь принять мое предложение руки и сердца? У меня нет никого и ничего, кроме вас - только «Виндджэммер», и он требует много работы, но я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы вы были счастливы.
        Наступило краткое молчание, прежде чем ответ Бренетты нарушил тишину.
        - О, Стюарт. Я с удовольствием стану вашей женой.
        Она упала в его объятия. Пока он обнимал ее, мысли его, вместо того чтобы наслаждаться ощущением ее тела через легкий костюм, перенеслись в «Виндджэммер». Он сможет засеять больше полей, нанять больше рабочих. Сможет пополнить запасы. Он видел себя, одетым в прекрасные новые костюмы, верхом на горячей лошади объезжающим свое королевство. И в этой мечте не было места только Бренетте.

* * *

        Многие гости уехали, те, которые оставались на ночь, разошлись на покой. Мариль, измученная, но веселая, пожелала спокойной ночи Чарльзу Смиту, его жене и Бетти Эллен, и потом, повернувшись, заметила, что за ней наблюдает таинственный кочевник. Никто так и не угадал, кто бы это мог быть, он весь вечер так и не проронил ни слова.
        - О!  - выдохнула она.
        Он сделал ей знак молчать, потом предложил руку. Мне не следует опираться на нее, думала Мариль. Возможно, он ей вовсе не друг, и все это очень странно. Но, однако, она взяла предложенную руку.
        Он повел ее по коридору к задней двери, через которую они вышли из дома. Кавалер ни разу не оглянулся на нее, просто шел размеренным шагом, пока они не подошли к затемненным заброшенным лачугам рабов. Там он отпустил ее и, не поворачиваясь, начал разматывать свой тюрбан.
        Мариль ждала, почувствовав легкое возбуждение. Казалось, сердце застучало в висках, когда он повернулся к ней лицом.
        - Бог мой,  - прошептала она, и ноги ее подкосились.
        Он поймал ее прежде, чем она упала, его губы коснулись лица Мариль.
        - Алан. Алан, это правда ты?
        - Правда, любовь моя. Это я,  - ответил он.
        - Я должна была узнать твои глаза. Даже в тени, я должна была узнать их. Ах, Алан, как много времени прошло!
        Он помог ей встать на ноги. Снова взяв ее за руку, он ответил:
        - Ты отослала меня прочь. Не я выбрал отъезд.
        Мариль кивнула.
        - Я должна была так сделать.
        - Я знаю. Но я обещал вернуться. И вот я здесь.
        Она указала на его одежды.
        - Как ты узнал, что надо прийти в костюме?
        - Этот бал был темой разговоров трех округов уже целый месяц. Я просто не мог не услышать о нем.  - Он улыбнулся своей кривой улыбкой.  - Ты была восхитительной Антуанеттой.
        Мариль присела в низком реверансе.
        - Спасибо. И ты был замечательным ханом, мой повелитель.
        Они рассмеялись, когда он еще раз по-восточному поприветствовал ее. Затем, становясь серьезным, он сказал:
        - Мне очень жаль, что с Филиппом случилось такое.
        Мариль не возразила, когда он снова взял ее за руку и провел в старую хижину, внутри которой они уселись на тонкий тиковый матрас.
        Алан прижал ее голову к своей груди.
        - Расскажи мне все,  - мягко подбодрил он.
        - Не сейчас, Алан.  - Мариль перевернулась в его руках, прижалась губами к его губам.  - Не сейчас. Просто держи меня крепче и позволь убедиться, что ты действительно здесь.

* * *

        Рори закрыл чемодан. Все, что ему нужно взять с собой, внутри, кроме костюма, который он наденет. Он уедет с рассветом, сначала в Атланту, а там сядет на первый поезд в Нью-Йорк.
        Поискав, но не найдя Мариль, он решил, что она отдыхает, и не хотел нарушать ее покой. Рори оставил для нее записку, в которой просто сообщил, что неотложные дела вызывают его в Нью-Йорк, и он не уверен, сможет ли вернуться назад, добавив лишь общие слова прощания с Бренеттой и всеми остальными.
        Рори налил себе неразбавленного виски и задумался - может, его отец знал больше, чем он считал,  - залпом опрокинув жидкость в горло, чувствуя, как она прожигает себе путь вниз к желудку.

* * *

        Первой встала Меган, так как она отправилась спать раньше других. Ей пришлось пропустить поздний ужин, и она все еще чувствовала себя обиженной из-за того, что подобным обращением ее относят к категории детей. А ведь у нее мог бы быть выбор из нескольких молодых кавалеров вчера вечером, если бы она захотела. Бренетта не являлась единственной хорошенькой девушкой.
        Несмотря на ранний час, в буфетной уже накрыли несколько столиков к завтраку. Присаживаясь за стол, она увидела входящих Мариль и Бренетту. Никто из них не произнес ни слова, пока они наполняли тарелки, но у Меган возникло ощущение, что им обоим есть что сказать.
        Бренетта, слегка надкусив колбасу, положила вилку на стол.
        - Тетя Мариль, я просто не могу больше ждать, чтобы не сказать тебе. И тебе тоже, Меган. Стюарт вчера вечером просил меня выйти за него замуж. Я ответила согласием.
        Меган чуть не подавилась булочкой.
        - Ах, я так счастлива! Я напишу сегодня своим родителям и сообщу об этом. Мне так хочется, чтобы они были здесь. Конечно, папа должен встретиться со Стюартом и дать свое разрешение до того, как официально… о, как вы думаете, он ведь согласится, не так ли? Папа полюбит Стюарта, правда?
        Мариль улыбнулась.
        - Я уверена, что он одобрит Стюарта, Бренетта, и я вижу, что ты очень сильно влюблена. Остается один-единственный путь.  - Она закончила довольным вздохом, лицо ее раскраснелось от возбуждения.
        Меган едва удавалось сдерживать слезы. Она быстро опустила глаза в тарелку. Бренетта выходит замуж за Стюарта! И это после того, что она говорила вчера насчет надежды, что любовь Меган к нему приведет к счастливому концу. Она - лгунья. И вор! Она украла Стюарта.
        - Я с трудом могла заснуть прошлой ночью,  - продолжала Бренетта.  - Я не могу поверить, что это правда! Подождите, я пока расскажу Рори.
        - Рори уехал,  - резко сказала Мариль.
        - Уехал?  - эхом отозвалась Бренетта.
        - Мне очень жаль, дорогая. Он оставил записку. Пишет, что его вызвали в Нью-Йорк, и уехал рано утром. Я хотела сказать тебе сразу, но забыла. Особенно после твоей новости.
        - Все хорошо, тетя Мариль, но мне так хочется разделить с ним мое счастье.
        Меган больше не могла это выносить. Разрыдавшись, она выбежала из комнаты. Она ненавидит их. Ненавидит их всех.
        Бедняжка Меган, подумала Бренетта после того, как девушка исчезла. Рори уехал, даже не сказав ей «до свидания».
        ГЛАВА 20

        Декабрь 1879 - Нью-Йорк.
        Рори сидел за большим письменным столом, уставившись на бумаги перед собой. Казалось, все документы собрались здесь, и он, сдавшись, сдвинул их в сторону.
        Вот уже больше месяца, как он вернулся в Нью-Йорк, а единственное, о чем мог думать это Бренетта. Почти каждый вечер его видели то с одной, то с другой прекрасной юной особой, которых он выводил в театр и оперу, ходил с ними в ресторан и на частные вечеринки. Человек с состоянием, совершивший немало выгодных сделок со времени приезда в Нью-Йорк в семьдесят пятом, Рори являлся весьма желанной добычей в глазах многих молодых дам и их родственников. Но с кем бы он ни был, в сердце его по-прежнему жила только Бренетта, и он переходил от одного краткого романа к другому.
        Вчера вечером, как обычно, он вернулся поздно, и сейчас боролся со сном, давившим на веки. Он не поднял головы, когда услышал, как открывается дверь, надеясь, что посетитель, кто бы это ни был, уйдет.
        - Рори, я слышал, что ты безрассудно тратишь свои силы. Сейчас я могу видеть, что это правда.
        Рори вскочил на ноги, совершенно проснувшись.
        - Мистер Латтимер, когда вы вернулись?
        Они обменялись дружеским рукопожатием. Прошло почти пять лет с того времени, как они виделись в последний раз, и они пристально разглядывали друг друга, подгоняя старые воспоминания под новые образы.
        - Зови меня Брент. Мы приехали вчера. Тейлор и Карл отдыхают в гостинице. Поездка была не из легких. Почти все время держалась плохая погода.
        - Вы, наверное, тоже устали,  - сказал Рори.  - Давайте сядем.
        Они прошли через комнату к стульям возле большого окна, выходящего на оживленную улицу.
        - Как Карл? Операция прошла успешно?
        Брент резко покачал головой.
        - Нет.
        - Мне очень жаль, Брент.
        Рори не мог придумать, что бы еще сказать, и они погрузились в молчание.
        - Рори, я…  - Боб Майклз внезапно остановился.  - Боже всемогущий. Брент!
        Снова пожимались руки и раздавались шлепки по спине. Когда они расселись, Боб откашлялся.
        - Я послал тебе телеграмму. Но вижу, что ты ее не получил. Почему ты не сообщил нам, что возвращаешься?
        Вместо ответа Брент еще раз покачал головой.
        - Операция не удалась,  - ответил за него Рори.
        - Брент, мне очень жаль.
        - Спасибо. Что ты сообщал мне в телеграмме?  - спросил Брент, меняя тему разговора.
        - Новости о твоей дочери.
        - Бренетта? С ней все в порядке?
        - О, да. Все прекрасно. Она просто просила меня связаться с тобой, думая, что я смогу добраться до тебя быстрее.
        - Что за новость?  - нетерпеливо спросил Брент.
        - Похоже, она увлеклась одним парнем откуда-то из-под Чарльстона. Она хотела попросить тебя дать «добро» их помолвке. Кажется, она совершенно без ума от него, судя по ее письмам ко мне.
        Рори молча слушал, сердце его похолодело в груди.
        - Что ты знаешь об этом, Рори?  - спросил Брент, переводя на него взгляд.
        Каким-то безликим голосом Рори ответил:
        - О помолвке я не знал. Это произошло после того, как я уехал. Конечно, я встречался с ним. Он гостил, пока мы там жили.
        - Гостил?
        - Да, сэр. Он дальний родственник кузенов мисс Меган.
        Брент потер глаза, выглядел он совершенно сбитым с толку.
        - Что ты о нем думаешь?
        Лицо Рори не выражало его истинных чувств.
        - Она любит его, сэр. Это во многом говорит в его пользу.
        - Нет, Рори. Так не пойдет. Что ты думаешь об этом парне?
        - Я не знаю, мис… Брент. Честно говоря, я слишком опекаю Нетту.  - И сам влюблен в нее, пронзительно кричало его сердце.  - Он парень приятного вида, выходец из хорошей семьи, у него плантация в Южной Каролине, которой он ужасно гордится. Я думаю, вам лучше встретиться с ним и решать самому.
        - Да, именно так я и сделаю. И скоро.

* * *

        Тейлор сидела в темно-пурпурном, обтянутом ситцем кресле, пристально рассматривая картину на стене, но мысли были далеко отсюда. Она вспомнила, как в первый раз приехала в Нью-Йорк девятнадцать лет назад. Тогда ей было восемнадцать, ее переполняли любопытство, жажда жизни и возбуждение молодости. Ее первый муж, Дэвид Латтимер - отец Брента - привез ее сюда на время длительного, нежного, затянутого путешествия в медовый месяц. Сейчас она улыбалась при мысли о кричащем, безвкусном номере, в котором они останавливались. Ее гораздо больше привлекала теплота этой комнаты. Может быть, потому, что рядом с ней Брент и их сын.
        Поднявшись с кресла, Тейлор подошла к окну. Внизу она могла видеть модные экипажи, развозившие своих пассажиров по проспекту. Возницы плотно кутались, защищаясь от морозного воздуха, пряча лица за шерстяными шарфами, а руки в рукавах тяжелых пальто. Время от времени один из снующих экипажей останавливался перед каким-нибудь магазином, и его обитатели выходили и скрывались внутри.
        Сильных холодов не было, когда она останавливалась здесь с Дэвидом. Стояло позднее лето, и Тейлор испытывала наслаждение, гуляя по широким улицам с украшенным оборками зонтом в руках, в сопровождении своей служанки Дженни, и покупала все, что душа пожелает, пока Дэвид занимался делами в банке. По вечерам они обедали в лучших ресторанах, и их принимали в домах нью-йоркской элиты.
        Но больше всего ей запомнился обед с Брентом. О, как он взбесил ее своими «предрассудками янки». Сейчас она осознавала, что в действительности именно притяжение к Бренту взволновало ее, но тогда она не поняла истинной причины.
        - Здравствуй, любимая,  - сказал Брент, открывая дверь.
        Поворачиваясь, она подумала про себя - тогда я даже представить не могла, что этот мужчина заполнит мою жизнь любовью и радостью. Она поспешила в объятия мужа, поднимая лицо навстречу его поцелую.
        - Где Карл?
        Взяв его за руку и направляясь к дивану, она ответила:
        - Играет в своей комнате.
        - У меня есть новости о Бренетте.
        - Правда? Как она?
        - Точно не знаю.  - Он обнял жену за плечи.  - Рори и Боб сказали мне, что она влюбилась и приняла предложение выйти замуж.
        - Бренетта выходит замуж?
        Брент рассмеялся над ее недоверчивым восклицанием.
        - Не надо так удивляться, дорогая. Вспомни себя, ведь ты была ничуть не старше.
        - Но я и не была влюблена,  - рассудительно ответила Тейлор, недавние воспоминания еще не ушли из памяти.  - О Брент, я хочу только, чтобы она была счастлива.
        - Я знаю, Тейлор. Именно поэтому мы сложим вещи и отправимся в «Спринг Хейвен». Я намерен познакомиться с этим молодым человеком и посмотреть, подходит ли он моей маленькой девочке. Мы выезжаем завтра.
        Тейлор прильнула к его груди; его руки крепче сжали ее. Бренетта помолвлена? Боже, она всего лишь ребенок! Нет. Нет, Тейлор должна признать, что Бренетта больше не дитя. И если она встретила человека, которого любит, и эта любовь взаимна, то Тейлор могла только порадоваться за них обоих.
        ГЛАВА 21

        Декабрь 1879 - «Спринг Хейвен».
        Бренетта не могла поверить телеграмме. Ее родители вернулись из Англии и будут в «Спринг Хейвен» на Рождество. Быстро надев пальто, она отправилась на поиски Стюарта. Найдя его с Аланом Монтгомери в сарае, где они наносили мазь на плечо поранившегося жеребенка, Бренетта постояла мгновение, наблюдая за ними. Она никогда не видела раньше Стюарта в работе. Сбросив верхнюю одежду и закатав рукава рубашки, несмотря на холод, он, с небрежно упавшими на лоб волосами, удерживал жеребенка, пока Алан втирал лекарство. Бренетте понравилась перемена в нем. Она раскрывала его теплоту и любовь к животным, которой, она знала, он обладал.
        Когда они отпустили малыша, он с тихим ржанием ринулся к своей волнующейся матери. Бренетта неспешно вошла внутрь.
        - Стюарт, они приезжают! Мама и папа выехали из Нью-Йорка и будут здесь до Рождества.
        Стюарт откинул с лица волосы и натянул пальто.
        - Это замечательно, Бренетта, я думал, они все еще в Англии.
        - Я тоже. Но, оказывается, нет. Они почти что здесь. Ах, Стюарт, папа познакомится с тобой, и мы сможем назначить день свадьбы!
        Он слегка поцеловал ее в лоб.
        - Ничто не может доставить мне большего счастья. Чем скорее ты станешь моей невестой, тем лучше.  - С улыбкой на лице он взял ее под руку и повел к дому.
        Одно его прикосновение, казалось, сжигало ей кожу. Ей хотелось, чтобы он обнял ее и поцеловал по-настоящему. Он всегда держал себя настолько прилично и сдержанно. Хотя бы раз он выразил свою любовь взглядами и поцелуями, как делали, она это видела, ее родители:
        Бренетта краем глаза взглянула на него и побранила себя. Как могла она желать, чтобы он был каким-то другим, не таким, какой есть? Он абсолютно безупречен. И он принадлежит только ей.
        Стюарт открыл перед ней дверь, и Бренетта вошла в вестибюль. Все изменилось коренным образом с тех пор, как она приехала сюда в мае. С помощью Рори Мариль наняла пару слуг для работы в доме. «Спринг Хейвен» хоть и проявляло еще признаки тягот прошлых лет, но приобретало вид все более процветающего имения, как в доме, так и на земле. Припоминая только что увиденную работу Алана, Бренетта признавала, что многие из последних достижений можно отнести на счет мистера Монтгомери.
        В возбуждении от помолвки и отъезда Рори, Бренетта даже не заметила, когда он укоренился как член семьи Беллманов, но он им стал. И только прошлым вечером до нее дошло, что ее тетя любила этого странно выглядевшего парня.
        Бренетта сняла накидку, и Стюарт повесил ее на один из крючков возле задней двери. Она слегка дрожала от холодного воздуха, ворвавшегося вместе с ними.
        - Давай-ка отведем тебя к огню,  - сказал Стюарт.  - Я не могу допустить, чтобы ты заболела.
        В восточной гостиной в одном камине ярко пылал огонь. Мариль сидела на стуле с высокой спинкой, перед ней находилась рамка с круглыми пяльцами. Надев очки в металлической оправе, она полностью сосредоточилась на вышивании.
        - Тетя Мариль, мама с папой приезжают сюда на Рождество,  - объявила Бренетта, не в состоянии удержать новость.
        - Что?  - вскрикнула Мариль. Она настолько углубилась в работу, что не услышала, как они вошли, и поэтому ее ошеломил и голос Бренетты, и ее присутствие.
        - Правда, тетя. В данный момент они едут на поезде.
        Пока она говорила, Стюарт подвел и усадил ее напротив Мариль. Оставив ее там, он подошел к длинному застекленному шкафу из красного дерева и достал графин, наливая себе бренди. Вернувшись, он встал за Бренеттой, положив руку ей на плечо.
        - Как вы думаете, миссис Мариль? Одобрит мистер Латтимер нашу помолвку?  - спросил он.
        Бренетта подумала, что вопрос прозвучал довольно нервно.
        Мариль сняла очки и положила их на колени. С мягким выражением на лице она ответила:
        - Я уверена, что он одобрит, Стюарт. Он не может не заметить, что вы любите друг друга, а если я помню верно, Брент никогда ни в чем не отказывал ни Тейлор, ни дочери.
        Бренетта потянулась, взяв руку Стюарта в свою.
        - Тетя Мариль права, Стюарт. Единственное, что волнует моих родителей - будешь ли ты любить меня и заботиться обо мне.

* * *

        Стюарт ворочался и метался в постели, сон не приходил к нему. Он не знал, были ли это угрызения совести или просто волнения. Если он действительно чувствовал себя виноватым, то это происходило с ним в первый раз за долгие годы.
        Отбросив одеяло, он встал с кровати и надел брюки. Он зажег свечу и направился в библиотеку, решив, что раз он не может заснуть, то мог бы заняться чтением.
        Дом был погружен в тишину предрассветных часов. Стюарт поспешно направлялся к библиотеке. Разведя огонь и согревшись, он зажег лампу, которая осветила полки с рядами книг.
        Библиотека в «Спринг Хейвен» представляла собой настоящий музей. В ней находилось огромное количество книг, многие из которых датировались годами до Американской Революции, а некоторые были изданы еще раньше. Книжные стеллажи занимали полностью три стены, тяжелый дубовый стол, окруженный такими же стульями, занимал центр комнаты. Несколько кресел теснились возле камина, и, выбрав книгу, Стюарт устроился в одном из них.
        Но вместо чтения он не сводил глаз с огня. Не замечая языков пламени, он предался воспоминаниям о «Виндджэммере», Боже, как хорошо было бы вернуться домой. Он так долго отсутствовал, что даже представить не мог, в каком состоянии найдет имение. Его мать была беспомощной, слабой женщиной. Дядя, который жил с ними, сколько Стюарт себя помнит, оказался тоже совершенно неприспособленным человеком. Отец Стюарта унаследовал «Виндджэммер» от своих родителей, постоянно достраивая и улучшая его. Однако дядя Стюарта, Джеймс, принадлежал к тому особому типу людей, единственное предназначение которых в жизни - быть веселым и беззаботным транжирой, никогда не задумываясь о какой-то работе.
        Но Стюарт не такой. Когда умер отец, ему было только тринадцать лет, но к тому времени он впитал всю его любовь к постоянной работе и знания, которые тот передавал своему сыну. Единственное, чего он не мог завещать - это деньги, необходимые для воплощения этих знаний. Стюарт трудился с рассвета до заката, стараясь удержать плантацию на плаву, но он сражался против течения, которым являлись его собственные мать и дядя. Наконец, видя постоянные неудачи, он стал учиться жить собственным умом, беря все, что можно, и достигая этого любым доступным путем. Единственная вещь, имевшая для него значение - это «Виндджэммер», и он сделает все возможное и невозможное, чтобы сохранить свой дом.
        Стюарт закрыл книгу. Бесполезно, читать он тоже не в состоянии. Измученный мыслями о кредиторах, маячивших перед ним, как стая голодных волков с высунутыми из мощной пасти языками и капающей на землю слюной, он надеялся, что дядя Джеймс сумеет использовать свое умение, удерживая их чуть дольше, пока не появится официальное объявление о его помолвке с Бренеттой Латтимер.
        Сразу после женитьбы он может возвратиться домой. И легко превратить «Виндджэммер» в то, чем оно было для его отца, деда и прадеда. Что же касается Бренетты, она вольна поступать так, как захочет, после погашения всех долгов. Может оставаться или уезжать; ему это безразлично. Временами его самого удивляла прохладность чувств к будущей новобрачной, и именно это не давало ему заснуть сейчас. Как можно было не проникнуться любовью к столь очаровательному и восхитительному созданию, какой являлась Бренетта, он не понимал. Но факт оставался фактом - он холоден и безразличен к ней. Действительно, безразличен.
        И в этом заключалась проблема. По словам Бренетты, единственное, что желают ее родители - чтобы он любил ее. Напряжение от мысли, что нужно постоянно быть «начеку», уже действовало на нервы, а ведь его работа только начинается. В течение всей помолвки ему придется изображать влюбленного. Если он намерен справиться с ролью, то надо настаивать на скорой свадьбе.

* * *

        Всю дорогу от Атланты в карете было неуютно и холодно, несмотря на одеяла, обернутые вокруг ног. Брент сидел напротив Тейлор, держа на коленях Карла. Оба спали. Тейлор придвинулась к створке окна. Чуть больше холодного воздуха не имело значения, а ей хотелось увидеть местность. Она не могла поверить своим глазам. Казалось, будто она и не уезжала отсюда. Несмотря на появление новых домов, все выглядело, на удивление, очень знакомым.
        Когда они проезжали Беллвиль, возбуждение Тейлор возросло. Поистине она оказалась на родине. Она наклонилась вперед, всем сердцем стремясь к дому своей юности. Сломайся сейчас карета, она нашла бы дорогу даже с завязанными глазами.
        - Брент. Брент, проснись. И ты тоже, Карлтон. Брент, мы почти приехали. Посмотри!
        Пересадив Карлтона к себе на колени, Тейлор начала рассказывать о проносившемся мимо них пейзаже. Вдоль дороги стоят дубы, совсем такие же, на которые ты взбирался дома. Ты помнишь? Только сейчас их ветви совсем обнаженные, но летом они образуют чудесный прохладный навес. А если мы остановимся, то можем спуститься к реке, и она приведет нас почти к самой задней двери «Спринг Хейвен».
        Она замолчала, погрузившись в воспоминания. Дорога убегала назад под цокающими копытами и вращающимися колесами.
        - О, Карл, сейчас я вижу крышу. Мы почти на месте.
        Они съехали с дороги. Кучер пустил лошадь медленным шагом.
        - Все совсем так, как я помню,  - вздохнула Тейлор, когда показался дом. Она крепко прижала к себе Карлтона, страстно желая, чтобы он тоже смог увидеть его. Как объяснить все мальчику, который с рождения ничего не видел?
        Прежде, чем она сделала попытку привстать, открылась входная дверь, и из дома начали высыпать люди. Они стояли на веранде, ожидая, пока подъедет карета. Едва кучер натянул поводья, Тейлор принялась стягивать одеяла. Брент открыл дверцу и спрыгнул на землю, протягивая руки к сыну. Не успела Тейлор коснуться ногами дорожки, как к ней с объятиями бросилась Бренетта.
        - Мама! Ах, мама, ты чудесно выглядишь. И ты тоже, папа.  - Она звонко расцеловала их закончив Карлтоном.  - Привет, маленький братишка. Я так рада, что ты вернулся. Я ужасно скучала по всем вам.
        Тейлор смотрела на дочь, не веря своим глазам. Она не осознавала - или просто забыла - как повзрослела Бренетта. Тейлор по-прежнему видела в повзрослевшей дочери прежнюю девочку. Но казалось, что именно сейчас она уходит от нее навсегда.
        - Давайте же, поздоровайтесь со всеми,  - подгоняла их Бренетта.
        Мариль стояла наверху лестницы, ожидая своей очереди. Они крепко обнялись, заливаясь слезами. Потом Тейлор стала знакомиться с детьми.
        - Маленький Фил?  - прошептала она, пожимая руку Мартина.
        Он пожал плечами.
        - Это имя не пристало ко мне. Меня зовут Мартин.
        Повернувшись к хорошенькой блондинке с подозрительными голубыми глазами и легкой недовольной гримасой в уголках губ, Тейлор сказала:
        - Неужели это Меган Катрина?
        Меган чмокнула ее в щеку, но не произнесла ни слова, и Тейлор пошла дальше.
        Алистер и Кинсли были совершенно другое дело. Они ликующими возгласами приветствовали тетю и дядю. Тейлор рассмеялась под их восторженными объятиями и пыталась отвечать на их многочисленные вопросы о ранчо, Лондоне, корабле и…
        Эрин Аланна, очаровательная маленькая девочка, дружелюбно улыбалась ей. Ее нельзя было назвать действительно хорошенькой, по сравнению с ее сестрой или кузиной Бренеттой, но в ней был свой шарм, и Тейлор сразу же полюбила малышку.
        - А это - друг тети Мариль, мистер Монтгомери,  - сказала Бренетта, завершая знакомство.
        - Как поживаете, мистер Монтгомери?  - спросила Тейлор, протягивая ему руку.
        Улыбнувшись кривой улыбкой, он крепко пожал ей руку.
        - Очень хорошо, спасибо, миссис Латтимер. Надеюсь, ваше путешествие было не слишком утомительным.
        Ее глаза быстро метнулись к Эрин Аланне, потом вернулись к нему с проблеском догадки. Но она быстро отбросила свое подозрение, как совершенно невозможную вещь.
        - Нет, мистер Монтгомери. Не слишком.
        - Говоря об удобствах,  - вмешалась Мариль,  - давайте войдем в дом, где теплее.
        Она взяла Тейлор под руку и повела внутрь. Алистер и Кинсли быстро окружили Карлтона в качестве его проводников и опекунов, уводя его наверх в свою комнату. Элиза, одна из служанок, взяла их пальто.
        Тейлор и Брент удобно устроились на диване перед камином, и Бренетта снова приблизилась к ним, но на этот раз под руку с чрезвычайно красивым молодым человеком.
        - Папа, мама. Мне хотелось бы представить Стюарта Адамса. Стюарт, это - мои родители.
        Стюарт всмотрелся в пару глаз точно таких же, как у Бренетты. Только это были глаза гораздо проницательнее, они принадлежали человеку, умудренному опытом и видевшему жизнь в самых разных проявлениях. Одурачить такого человека будет не легкой задачей.
        С ленивой улыбкой на лице, придававшей ему вид большей самоуверенности, чем он чувствовал, Стюарт пожал руку будущему тестю.
        - Мистер Латтимер, я долго ждал этой встречи. Наверное, позже мы сможем поговорить наедине.  - Повернувшись к Тейлор, он произнес с поклоном: - Теперь я ясно вижу, откуда Бренетта получила свою красоту, миссис Латтимер.
        - Спасибо, мистер Адамс. Пожалуйста, присядьте, и мы сможем отдохнуть и дружески поговорить.
        Взяв Бренетту под руку, Стюарт подвел ее к стоящему поблизости дивану. Они сели, Стюарт смотрел на нее - как он считал - с безграничной любовью.
        - Как я поняла, у вас плантация недалеко от Чарльстона, мистер Адамс,  - сказала Тейлор.
        - Да, мэм.
        - Давно ваша семья владеет ею?
        Здесь Стюарту не надо было притворяться. Он охотно отвечал Тейлор.
        - С начала 17 века, миссис Латтимер. Это - прекрасная старая усадьба, построенная крепко, чтобы выдерживать дожди, и ураганы, и другие стихии.
        Брент задумчиво нахмурился.
        - Я был в армии Шермана, когда она проходила Чарльстон. Вам повезло, что вы сохранили свою плантацию.
        Челюсть Стюарта окаменела.
        - Я, конечно, этого не помню. Мне было тогда около четырех лет. Но я слышал рассказы моего отца о том времени. Они оставили нам крайне мало, это правда. Посевы риса были уничтожены, амбары сгорели, заборы разрушили. Только провидение спасло дом. Моя тетя была больна сифилисом, поэтому солдаты не подходили близко к усадьбе. Когда они ушли, она сказала, что счастлива, спася «Виндджэммер» от этих - прошу прощения, сэр,  - грязных янки. Потом она умерла.
        - Мистер Адамс,  - тихо сказал Брент.  - Я провел почти пятнадцать лет, стараясь забыть, что мы сделали с Югом. Я не горжусь этим. Я только рад, что все кончилось, и Тейлор с Бренеттой и я смогли уехать и найти место, где можно начать все сначала.  - Он замолчал, встал и подошел к Стюарту.  - Мне хотелось бы думать, что Юг может простить мне участие в разрушении. Я начну с вас.
        Стюарт тоже поднялся. Двое мужчин внимательно изучали друг друга, комната погрузилась в полное молчание. Потом Стюарт взял руку Брента.
        - Сэр, Юг может пережить все. Я полюбил Бренетту. И, конечно, не могу держать зла на ее отца за то, что он - янки.
        Они крепко пожали друг другу руки, и Стюарт понял, что он завершил дело. Судьба предоставила ему редкую возможность, и он сумел ухватиться за нее.
        ГЛАВА 22

        Февраль 1880 - «Спринг Хейвен».
        Решительно вздернув подбородок, Меган быстро шла вдоль улицы. В этой части на окраине Атланты не было даже тротуаров, одни лишь выщербленные фасады зданий. Сердце бешено забилось в груди, когда она остановилась перед убогой лачугой, которая была целью ее путешествия. На двери косо висела голубая табличка, объявляющая, что здесь проживает Мама Ру. Меган постучала. Дверь со скрипом отворилась перед ней, но она ничего не могла разглядеть. Внутри царила кромешная темнота; тяжелый воздух, пропитанный запахом фимиама[10 - Фимиам - благовонное вещество для курения (прим. ред.).], вырвался ей навстречу.
        - Белая девушка, у тебя дело к большой Мама Ру?
        Меган по-прежнему ничего не видела, но, проглотив комок в горле, ответила низкому голосу:
        - Да… пожалуйста.
        - Входи, девушка.
        Подавив стремление повернуться и убежать, Меган заставила себя шагнуть в темноту. Дверь медленно закрылась сзади нее. Потом кто-то взял ее за руку и провел еще через один дверной проем, приподняв тяжелое одеяло, служившее в качестве двери.
        Глаза Меган постепенно стали привыкать к темноте, и она смогла разглядеть низкий стол в окружении оборванных подушек. Ее сопровождающий - сейчас она увидела, что это мужчина - знаком показал, что ей нужно сесть на одну из них, и Меган быстро повиновалась. По дереву чиркнула спичка. Неожиданная вспышка бросила зловещий контраст света и тени на его лицо, придавая древнему негру угрожающее, злобное выражение. Он ткнул спичкой в пепельницу, стоявшую на середине стола, раздувая затем крошечное пламя. Тяжелый дым кругами поплыл к потолку.
        Из-за другой занавески вышла Мама Ру. Массивная черная женщина, с намотанным красным тюрбаном на голове, в ниспадающем обширном одеянии, она плюхнулась на подушки напротив Меган, впившись в нее холодным взглядом.
        Меган хотелось встать и убежать, но ноги не повиновались ей… Ей даже казалось, не видит ли она все это во сне, настолько неестественной была эта картина.
        - Тебе нужно колдовство от Мамы Ру,  - сказала женщина.
        Меган утвердительно кивнула.
        - Ты хочешь, чтобы Мама Ру вернула тебе мужчину.
        - Да,  - прошептала Меган.  - Да, это правда.
        Где-то начал бить барабан, медленный ритм которого отдавался в висках Меган. Бессознательно покачиваясь ему в такт, она отвечала:
        - Да. Да, что-нибудь.
        - Любовь влечет за собой тяжелую работу.
        - Я… мне все равно,  - ответила Меган.
        - И дорого стоит.
        Меган едва открыла глаза, не переставая качаться в такт барабанам, достала спрятанный в рукаве кошелек и бросила его через стол. Мама Ру вытряхнула содержимое на стол. Глаза ее заблестели при виде покатившихся перед ней монет.
        - Мама Ру вернет тебе мужчину.

* * *

        Мариль сидела в бархатном кресле, глядя на рулоны тканей, что мисс Харбаро разложила перед ней.
        - Что ты думаешь, Мариль?  - поторопила ее Тейлор.
        Мариль покачала головой.
        - Я не знаю. Они все такие красивые, я просто не могу решить. Выбери ты, Тейлор.
        - Но не я же буду с ними жить, Мариль. Нет, ты должна решать сама.
        Мисс Харбаро подошла поближе.
        - Может быть, миссис Монтгомери хотела бы посмотреть что-то другое?
        Мариль взглянула на женщину, очаровательная улыбка промелькнула в, ее глазах. Как ей нравилось, когда ее так называют!
        - Нет, спасибо, мисс Харбаро. Этого вполне достаточно. Я просто еще немного рассмотрю их.
        - Хорошо, мадам.
        Хозяйка магазина отошла на почтительное расстояние, ожидая, пока Мариль попытается возобновить выбор ткани.
        - Мариль, ты снова грезишь?  - шепнула ей в ухо Тейлор.
        С глуповатым видом Мариль вынуждена была признать, что это так, и виновато кивнула.
        Тейлор встала, ее синие глаза заговорщически поблескивали.
        - Мисс Харбаро, боюсь, нам придется прийти в другой раз с окончательным решением. Миссис Монтгомери сама не своя сегодня.
        Она взяла Мариль под руку и вывела ее на улицу.
        - Тейлор, мне, правда, очень жаль.
        - Не глупи, Мариль. И потом, ты, возможно, права. Наверное, лучше мне выбирать. Ты слишком поглощена любовью, чтобы думать о новых материалах для обивки мебели. Если предоставить выбор тебе, ты, скорей всего, остановишься на каком-то ужасном сочетании цветов, чем окончательно расстроишь пищеварение обедающих.
        Румянец окрасил щеки Мариль. Она была «миссис Монтгомери» всего четыре недели и обнаружила, что так же беспомощна и бестолкова, как любая другая молодая жена. Ее мысли постоянно, чем бы она ни занималась, уносились к мужу. Церемония прошла тихо и спокойно в доме приходского священника в Беллвиле. В присутствии только своих детей, Брента и Тейлор, и Бренетты со Стюартом, Мариль и Алан повторили клятву и стали супругами. Временами ей не верилось, что это правда.
        Мариль была уверена, Тейлор догадалась что Эрин Аланна - ребенок Алана, и испытывала благодарность к подруге, ни разу не упоминавшей о том, что знает правду. Никто больше, казалось, не замечал сходства. Может быть, они слишком привыкли к внешности девочки, забыв о присутствии Алана в «Спринг Хейвен» до того, как она родилась. Как бы то ни было, Мариль радовалась, что ей не приходится признавать всенародно свою вину.
        Конечно, Алан знал, он догадался в тот же момент, как услышал имя девочки, и тогда, когда узнал, что Мариль родила еще одного ребенка, даже до того, как увидел ее. Слава Богу, он никогда не относился к ней иначе, чем к остальным детям, только потому, что она - его собственная кровь и плоть. Он любит всех одинаково.
        Тейлор повела ее в столовую гостиницы. Сев за столик у окна, Тейлор заказала чай.
        - Наверное, нам следует вернуться в «Спринг Хейвен», а через пару недель в Атланту,  - сказала она Мариль, когда официант ушел.  - Свадьба еще через четыре месяца. Мы сделали довольно много.
        - Да, возможно, ты права. Кажется, мы отсутствуем долгое время.  - Тейлор не спеша пила принесенный чай.  - Как ты считаешь, может, Меган захотела бы присоединиться к нам?
        Мариль покачала головой.
        - Сомневаюсь, что она вернулась из магазинов. Она, наверное, вне себя от радости. Помнишь, когда мы были девочками, какой радостью было это для нас?

* * *

        Меган, с застывшим взором, спотыкалась по неровной поверхности пыльной дороги. В руке она крепко сжимала крошечный пузырек, который перед уходом дала ей Мама Ру. Она должна была выпить содержимое, когда будет наедине со Стюартом.
        Мама Ру обещала и гарантировала, что он не сможет тогда устоять перед ней.
        Элиза, нервничая, ждала там, где Меган оставила ее.
        - Мисс Меган, я так страшно волновалась.
        Меган ничего не ответила, продолжая идти дальше. Элиза присоединилась к ней, в руках у нее были свертки, которые Меган купила до того, как отправилась к Маме Ру. Придя в гостиницу, Меган сразу пошла к себе в комнату, легла на кровать и быстро заснула, в ушах ее по-прежнему звучал непрекращающийся бой барабанов.

* * *

        Бренетта бесцельно слонялась по дому, лениво проводя рукой по стоявшей поблизости мебели. Она чувствовала тревогу и скуку и жалела, что не поехала с мамой и тетей в Атланту. Она собиралась, но передумала сразу, как узнала, что едет и Меган. Бренетта не понимала состояние Меган за последние месяцы. То, что зарождалось как теплая дружба между двумя кузинами, неожиданно закончилось полным провалом, Меган становилась грубой и раздраженной всегда, когда они оставались вдвоем. В присутствии других сна держалась с холодной вежливостью, но Бренетта постоянно ощущала скрытую нить враждебности, вплетаемую в каждое ее слово и каждый поступок.
        Остановившись у окна столовой, Бренетта пристально смотрела на лужайку у дома. Трава уже начинала слегка зеленеть. Скоро деревья будут в цвету, птицы начнут вить гнезда на их кроне. Она представляла, как будет проходить здесь среди гостей, в подвенечном платье своей бабушки Кристины, совсем как ее мама двадцать лет назад. Она прижалась лбом к прохладному стеклу. О, как бы ей хотелось, чтобы уже наступил июнь. И еще сильнее, чтобы вернулся Стюарт. Она чувствовала себя покинутой без него.
        Вскоре после начала нового года Стюарт поехал в «Виндджэммер», но обещал вскоре вернуться, объяснив Бренетте, что там необходимо выполнить обязательные дела для того, чтобы в июне они приехали вместе.
        - О, жаль, что папа не позволяет нам пожениться скорее,  - громким шепотом произнесла она.  - Я уже была бы с ним там.
        - Итак, вся эта любовь и наплыв чувств привели к тому, что ты утрачиваешь рассудок, беседуя сама с собой в пустой комнате.
        Бренетта стремительно повернулась, увидев дразнящее лицо Мартина. Она улыбнулась в ответ.
        - Боюсь, что так, кузен. Сейчас ты знаешь всю правду. Пожалуйста, не говори ни единой душе.
        - О, не скажу. Как бы я выглядел, если б признал, что у меня есть кузина, разговаривающая одна в пустой комнате? Это останется нашей тайной.
        Бренетта рассмеялась над его притворной серьезностью. Со временем Мартин понравился ей гораздо больше, чем при первой встрече. Даже его ожесточенность к ее отцу ушла в прошлое. Она знала, что дружба с Рори изменила его больше, чем что-то еще; и знала так же, что Мартин регулярно переписывается с ним. Сама она посылала письма Рори лишь пару раз. Ответы его казались поверхностными, но она обратила на это внимание спустя какое-то время. Все быстро забывалось в возбуждении, царившем в «Спринг Хейвене».
        - О, Бренетта. Тебе письмо.
        - От Стюарта?  - Она поспешно ступила вперед, лицо ее просияло.
        Мартин вытащил конверт, потом быстро убрал, с озорной усмешкой пряча его за спину.
        - И что, если так?  - спросил он.
        Ее улыбка исчезла.
        - Ты отдашь мне это письмо, Мартин Беллман.
        Немедленно!  - Она угрожающе взмахнула рукой.
        - Хорошо. Хорошо. Не теряй только чувства юмора из-за него. Я думаю, он этого не стоит.
        Лицо Бренетты потемнело от оскорбления. Имел ли он что-то в виду или нет, ее это возмутило. Забрав письмо, она удалилась от него в гостиную, сев напротив большого окна, и распечатала долгожданное послание.

        Бренетта (без «дорогая», с разочарованием заметила она).
        Прошу прощения, что пишу редко. Здесь очень многое надо сделать, и мало времени, чтобы выполнить все. И боюсь, денег недостаточно. Мама вновь посылает тебе наилучшие пожелания и с нетерпением ожидает встречи с тобой в июне. Я вернусь в «Спринг Хейвен» недели через три. Передавай всем привет. Я люблю тебя и скучаю.
        Искренне твой,
        Стюарт.

        Бренетта с легким вздохом опустила листок на колени. Его письмо было слишком кратким. Ей хотелось бы, чтобы он более чувственно и подробно рассказывал о своих занятиях.
        - Опять я начинаю,  - пробормотала она.  - Думаю о том, каким образом мне хотелось бы изменить его. А ведь я люблю его просто таким, какой он есть. Только…  - Ей мечталось, чтобы он страстно сжал ее в объятиях, умоляя сбежать с ним в Новый Орлеан, или Рим, или Лондон. Если только…
        - Привет, Нетта. Как поживает моя любимая дочь?
        Бренетта подняла глаза, когда ее отец вошел в комнату. Весь день работая, он выглядел очень усталым.
        - Прекрасно, папа. Сядь, я принесу тебе выпить. Чай? Бренди?
        Брент знаком показал, чтобы она не вставала.
        - Нет, спасибо, родная. Просто посиди со мной. Это все, что мне сейчас нужно. Только твоя компания.
        Бренетта сжала его сильную руку, нежно смотря на него.
        - Ты очень скучаешь по маме, правда? Даже несмотря на то, что она отсутствует всего пару дней.
        Неожиданно, благодаря своей любви к Стюарту, она ясно поняла близость между родителями.
        - Ты поймала меня,  - с коротким смешком ответил Брент.  - Без нее я - ничто.
        Бренетта положила голову ему на плечо, по-прежнему держа его руку. Она закрыла глаза и расслабилась.
        - Когда ты понял, что хочешь жениться на маме? Много времени прошло после смерти дедушки?
        - Не помню, дорогая моя. Мне кажется, я всегда любил ее.
        - Я знаю, папа. Но когда ты понял, что влюблен? Как ты это чувствовал?
        Брент погладил ее волосы.
        - Я всего несколько раз встречался с твоей мамой до того, как началась война. Она была настоящей красавицей-южанкой и сделала моего отца очень счастливым.
        Мысль, что ее мать была замужем за ее дедушкой, находясь в том же возрасте, что сейчас и Бренетта, всегда казалась ей невероятной. Родители весьма сдержанно говорили на эту тему. Сейчас она настояла.
        - Ты влюбился в нее, еще когда дедушка был жив?
        Его рука на секунду остановилась. Бренетта почти ощущала, как он борется в поисках нужных слов. И Бренетта не удивилась выбору.
        - Да, Нетта, еще тогда. И очень страдал из-за этого. Но твоя мама любила своего мужа; и я уехал, чтобы не волновать и не причинять боль никому из них.
        - А потом началась война,  - продолжила за него Бренетта,  - и ты прошел через вражескую территорию, чтобы проверить, все ли там в порядке, а так как дедушка умер, ты сделал предложение, и вы тайно поженились.
        Он глубоко вздохнул.
        - Да,  - в конце концов произнес Брент.  - Так все и было.
        Бренетта села и, повернувшись, поцеловала его в щеку.
        - Ну что ж, как бы чудесно не было у вас с мамой, я буду еще счастливее, потому что у нас со Стюартом нет никого, кто разлучил бы нас.
        - Моя дражайшая дочурка,  - нежно ответил Брент.  - Никто не может быть счастливее за тебя, чем мы с мамой.

* * *

        Чуть позже Брент вышел из комнаты. Он чувствовал себя неловко, когда Бренетта начинала спрашивать о тех ранних годах его молодости. Он не мог лгать ей. А правда только причинила бы ей боль.
        И совсем не все - ложь, подумал он, выходя из дома. Он действительно уехал, чтобы уберечь от травмы отца. И Тейлор, и Брент - оба отказывались от своей любви, чтобы защитить Дэвида. Но когда Брент вернулся во время войны и узнал, что его отец мертв, убит Мэттом Джексоном, их любовь расцвела. О, он отчаянно хотел жениться на ней, но как они посмели бы? Офицер янки в тылу повстанцев. Брент отчетливо помнил день, когда Джеффри Стоун обнаружил его и предупредил, что ему следует исчезнуть, или он будет схвачен. Он рассчитывал, что Тейлор уйдет с ним, и они поженятся, как только покинут пределы Юга, но она отказалась идти. Позже они оба осознали, что она неправильно поняла случайно услышанную фразу, решив, что он не любит ее. Поэтому он ушел один, даже не подозревая, что она ждет от него ребенка.
        Поглощенный воспоминаниями о прошлом, Брент прошел за сарай и через парк вышел к реке. Подойдя к валуну, он выдернул из земли сухой сорняк. Сунув его в рот, он, пожевывая травинку, продолжал вереницу размышлений.
        Доведенная до отчаяния и покинутая - так она считала - Тейлор вышла замуж за двоюродного брата Мариль Джеффри. Он был неплохим человеком и полюбил ее. Брент не таил на него зла, несмотря на то, что именно Джеффри, хотя и косвенно, заставил его бежать без Тейлор. Джеффри знал, чьего ребенка носит под сердцем Тейлор, когда женился на ней, и знал, что она любит отца своего будущего ребенка. Но с этим любовь к ней не уменьшилась. Да, Джеффри Стоун был хорошим человеком. Его смерть, как и все остальные за эти ужасные четыре года, явилась печальной утратой.
        Может быть, они неправы, скрывая от Бренетты всю правду? Но что это может изменить? В таком юном возрасте невозможно понять все, что им пришлось пережить, тот риск и страдания из-за своей любви.
        Нет, подумал Брент. Лучше всего, если они никогда не расскажут ей. Никто во всей округе, кроме Мариль, не знал всей истории. Бренетта выросла в Айдахо, где не подвергали сомнению брак ее родителей. Она выросла, окруженная любовью и спокойствием, а не стыдом и недоверием.
        - И, черт побери, она никогда ничего не будет знать, кроме любви, с моей помощью,  - сказал Брент, обращаясь к реке, бросая в нее сорняк и наблюдая, как он стремительно уплывает по течению.
        ГЛАВА 23

        Март 1880 - Нью-Йорк Сити.
        Резкий ветер со свистом вырывался из-за угла здания, задувая в лицо, пока он выходил из кареты. Вполне подходящая погода для настроения Рори. Он быстро схватился за шляпу, чтобы ее не сдуло, стремительно направляясь к двери, услужливо открытой для него улыбающимся швейцаром.
        - Доброе утро, мистер О'Хара,  - поприветствовал он Рори.
        - Доброе утро,  - последовал краткий ответ.
        Его окаменевшее лицо предупреждало служащих, что в этот день лучше не обращаться к нему без крайней необходимости, и большинство из них с деловым видом склонились над бумагами. Рори прошел в свой кабинет, плотно закрывая за собой дверь.
        Небрежно бросив шляпу на вешалку, он снял пальто и сел за стол, повернувшись затем на стуле лицом к окну.
        Нью-Йорк. Оживленное место, врата Америки. Монополия коммерции, промышленности, капитала и возможностей, являющееся приютом бездомных, нищих и потерявших надежду. Рори был сыт всем по горло; он выдохся. Утром он проснулся с мыслью невыносимости этой жизни. Как только он все устроит, он уедет домой в Айдахо. Если он не нужен Бренту на «Хартс Лэндинг», то будет добывать пропитание на другом ранчо. Это не имело значения, главное - выбраться из Нью-Йорка.
        На робкий стук в дверь последовало ворчливое «Входите».
        Миссис Уолтерс, молодая вдова, занявшая место его секретаря, мистера Джексона, приотворила дверь ровно настолько, чтобы просунуть голову.
        - Я принесла вашу корреспонденцию, сэр.
        - Спасибо, миссис Уолтерс. Положите на письменный стол.
        Невзрачная маленькая женщина, одетая в простое черное платье, со скромно зачесанными назад волосами, собранными на затылке в пучок, быстро повиновалась. За краткое время, проведенное здесь, она научилась распознавать дурное настроение шефа и оставлять его, по возможности, в покое до тех пор, пока не сменится его настроение. Наблюдая, как она торопится покинуть кабинет, Рори вздохнул. «Бог мой!  - подумал он.  - Я стал настоящим тираном. Нет, мне действительно пора убираться отсюда».
        Просматривая конверты, он обратил внимание на небрежный почерк Мартина. Сомневаясь, хочется ли ему узнать, что нового в «Спринг Хейвен», и все же не в силах противиться, он распечатал письмо и начал читать его.
        Дорогой Рори.

        Ты с трудом узнаешь имение, которое оставил. В подготовке к большой свадьбе буквально все переделывается, заменяется, переставляется, благодаря усилиям дядюшки Брента и тетушки Тейлор. (Мой отец, должно быть, переворачивается в гробу!)
        Алан заявляет о своем присутствии на полях. Я могу уже заметить, что урожай будет вдвое больше прошлогоднего. Он заставляет парней и меня вкалывать, как негров,  - но так же поступал и ты! И я, честно говоря, ничего не имею против. Наверное, он мне все-таки нравится. Я сомневался, стоит ли маме выходить за него замуж, но думаю сейчас, что все было правильно. Он довольно забавный внешне, как я уже писал тебе раньше, и семья его не из знатных, насколько я слышал, но он справедлив со всеми и любит маму. Мне кажется, ты не узнал бы ее, настолько она счастлива.
        Стюарт Адамс, предположительно, вернется буквально на днях, и я искренне рад этому. Нетта слоняется, безучастная ко всему, как заболевший теленок. Ее Очаровательный Принц не увлекается писанием писем.
        Меган по-прежнему ведет себя странно. Мне даже кажется, что это - совсем другой человек. Иногда создается впечатление, что она смотрит внутрь тебя, делая глаза жесткими и холодными, как лед. Ты поймешь, что я имею в виду, когда приедешь на свадьбу.
        Надеюсь, у тебя в Нью-Йорке все хорошо.
        Твой друг,
        Мартин Беллман.

        - Когда я приеду на свадьбу,  - пробормотал Рори. Как бы сильно не старался он забыть, сердце по-прежнему болело при мысли, что Бренетта выйдет замуж за кого-то чужого. Он не думал, что сможет вынести поездку на свадьбу.
        Снова стук. Миссис Уолтерс заставила его поднять голову.
        - Мне очень жаль беспокоить вас еще раз, мистер О'Хара, но тут один джентльмен настаивает на разговоре с кем-то из руководства. Мистер Майклз появится гораздо позже. Не могли бы Вы поговорить с ним?
        Рори попытался успокаивающе улыбнуться, надеясь уменьшить ее страх перед своим плохим настроением.
        - Конечно, я встречусь с ним, миссис Уолтерс. Пригласите его сюда.
        Джентльмен, который проскользнул мимо миссис Уолтерс, был, казалось, не в лучшем настроении, чем сам Рори. На его круглом властном лице ясно читалось возбуждение. Седеющие усы подергивались, пока он пристально пристраивал очки на короткий широкий нос.
        Рори поднялся со стула.
        - Я - мистер О'Хара. Чем я могу помочь вам?  - Указывая на стул напротив себя, он добавил: - Садитесь, пожалуйста.
        - Меня зовут Пинкам, Росс Пинкам,  - сказал мужчина, устроившись и ставя на колени свой портфель.
        Рори кивнул и подождал, пока мистер Пинкам продолжил.
        - Мистер О'Хара, у моей семьи небольшой коммерческий и товарный бизнес в Южной Каролине. Мы не очень богаты, но пытались помогать соседям и друзьям, чем только могли. Иногда мы продлеваем кредиты на основные предметы торговли в нашем магазине. Или даем ссуду деньгами, под будущий урожай.  - Мистер Пинкам поерзал на стуле, поправляя очки средним пальцем левой руки.
        Рори терпеливо ждал, гадая, куда же он клонит. Мелкому бизнесмену нет смысла проделывать столь долгий путь из Южной Каролины в Нью-Йорк, чтобы взять здесь заем. Росс Пинкам откашлялся.
        - Мистер О'Хара, одна из семей, которой мы пытались помогать с тех пор, как их постигли тяжелые времена, стала… в общем, они слишком уж пользовались нашей порядочностью и, так же, порядочностью других. Я стараюсь сказать следующее - они очень много заняли у всех в округе.
        - Боюсь, я не прослеживаю связи с нашим банком, мистер Пинкам. Эта семья занимала и у нас?
        - Нет, по крайней мере, насколько мне известно. Нет, мистер О'Хара, мое дело гораздо более личного плана.
        - Продолжайте, пожалуйста.
        - Ну вот, казалось, что лишение права пользования плантацией неизбежно. Мы все считали, что вдова, ее сын и брат покойного мужа вскоре останутся без крова и без гроша. И поверьте мне, в наши трудные времена плантация не сможет принести все те деньги, которые они должны вернуть. Только более мощные кредиторы выиграют от заклада имения.  - Он еще раз поперхнулся.  - Но затем парню удалось устроить блестящую партию с девушкой из состоятельной семьи, так что мы продолжаем ждать.
        Смутная тревога забилась в глубине сознания Рори.
        - Недавно нам обещали выплатить все долги сполна сразу после свадьбы в июне,  - продолжал мистер Пинкам.  - Именно это и привело меня в Нью-Йорк. Пока другие согласились потянуть чуть подольше, мы, боюсь, если не получим хоть часть наших денег сейчас, окажемся в такой же серьезной ситуации, как и…
        - Как и семья Адамсов,  - тусклым тоном закончил Рори.
        Мистер Пинкам опустил глаза на руки, по-прежнему сжимая портфель. Он кивнул.
        - Значит, мистер Адамс пообещал кредиторам, что его тесть, Брент Латтимер, оплатит все его долги?  - спросил Рори.
        Пинкам снова кивнул.
        - Мистер Пинкам, я не имею права снимать денежные средства с личного счета мистера Латтимера, а он сейчас в Джорджии, в ожидании свадьбы. А о какой сумме идет речь?
        Посетитель Рори открыл портфель и передал через стол папку. С сомнением, Рори открыл ее, чтобы взглянуть на цифры. У него перехватило дыхание.
        - Так много?  - спросил О'Хара мистера Пинкама.
        - Боюсь, что у Джеймса Адамса очень убедительная речь. Мы все время верили, что выплата не за горами - прямо за углом, так скажем.
        - Но пять тысяч долларов? Маленькому товарному магазину?  - мысленно удивился он.  - Если вам он задолжал столько денег, то каким должен быть его общий долг?
        Мистер Пинкам пожал плечами.
        - Каким бы он ни был, он довольно велик, можете быть уверены.
        Рори повернулся на стуле к окну. Он был уверен, что Брент не подозревает об этих старых долгах и требованиях оплаты. Он понятия не имел, какое приданое, или наследство, оговорили Брент со Стюартом, но он точно знал, что вопрос о долгах не обсуждался. Хотя Стюарт никогда не притворялся, будто «Виндджэммер» является процветающей плантацией, но он произвел на всех - включая и Рори - впечатление, что вполне способен содержать жену. Предположим, что его единственный повод для женитьбы на Бренетте - ее деньги? Рори был убежден, что это именно так. Зачем еще понадобилось бы Стюарту скрывать правду? Если бы он сказал, как в действительности обстоят дела, все распознали бы в нем охотника за состоянием. Но если он действительно любит Бренетту, разве не захотел бы он рассказать ей буквально все? Разве не был бы он честным с Брентом, сообщив ему, в каком ужасном положении находится? Рори следует выяснить правду, и он должен сделать это, не откладывая. Он уедет из Нью-Йорка до конца недели.
        Резко повернувшись, он обратился к ошеломленному мистеру Пинкаму:
        - Я лично оплачу этот долг, сэр, но только при условии, что вы не сообщите остальным кредиторам. Я составлю необходимые бумаги. А сейчас извините меня, мне нужно заняться делами.
        ГЛАВА 24

        Март 1880 - «Спринг Хейвен».
        Бренетта прислонилась к плечу Стюарта, пока они стояли рядом на веранде. Тихий весенний вечер окутал плантацию тишиной и спокойствием, и Бренетта чувствовала, как радость заполняет ее сердце. Дом погрузился в безмолвие; все остальные уже давно отправились спать. Находясь возле своего будущего мужа, Бренетта мечтательно представляла их будущую жизнь в «Виндджэммере». Легкий вздох сорвался с ее приоткрытых губ.
        - Пора возвращаться в дом, Бренетта,  - сказал Стюарт.
        - О, еще немножко, Стюарт. Ты так долго отсутствовал, и мы так мало побыли вместе.
        - Но я теперь с тобой. Я много проехал сегодня и устал.
        Ей стало стыдно.
        - Конечно. Прости, что я веду себя как эгоистка.
        Стюарт поцеловал ее в щеку.
        - Я провожу тебя до твоей комнаты. Пойдем.
        У двери Бренетты он еще раз чмокнул ее и, направляясь вдоль длинного коридора, исчез за поворотом. Она снова вздохнула. Чувство удовлетворения исчезло почти так же быстро, как и пришло. Она ужасно хотела проводить с ним больше времени. Почему он никогда не испытывал то же самое? «Может, мужчины так сильно отличаются от женщин, или он лучше контролирует свои эмоции?» - подумала Бренетта, закрывая за собой дверь.

* * *

        Стюарт помедлил у своей комнаты, оглядываясь назад. В сотый раз он чувствовал отсутствие всяких чувств к Бренетте. Коль на то пошло, у него вообще не осталось чувств к кому бы то ни было.
        Он открыл дверь, ожидая найти комнату темной. Вместо этого, на тумбочке у кровати мерцала свеча, свет которой отбрасывал колышущиеся тени на стены. Одна из этих теней отделилась.
        - Меган? Что ты здесь делаешь?
        Он видел, как она быстро выпила что-то из крошечного стеклянного пузырька прежде, чем ответить.
        - Я должна была увидеться с тобой наедине, Стюарт,  - сказала она, отбрасывая пузырек в угол комнаты.
        Стюарт провел рукой по волосам, чувствуя, что слишком устал, чтобы разбираться еще и с этим. Он был чересчур измучен, чтобы притворяться, взвешивая каждое свое слово, как это приходилось делать с Бренеттой. Опускаясь в кресло, он устало спросил:
        - Что ты хочешь?
        - Я хочу тебя. Разве ты не знаешь, что я люблю тебя? Я сделаю для тебя все. Абсолютно все.
        Стюарт пристально посмотрел на нее. Ее глаза показались ему одурманенными. Она распустила волосы, и золотистые длинные локоны свободно рассыпались по плечам.
        - Меган, уходи. Я не люблю тебя. Я не хочу, чтобы ты находилась здесь. Единственное, что я желаю - это жить в «Виндджэммере» и наслаждаться в спокойствии тихой жизнью, что вели мои предки.
        - Ты думаешь, Бренетта сможет дать тебе эту приятную жизнь? Так вот - не сможет. Она не сможет!
        Голос ее повысился до опасного уровня, и Стюарт вскочил со стула. Он зажал ей рукой рот, но Меган высвободилась.
        Перейдя на шепот, с широко раскрытыми глазами, она продолжала:
        - Мама Ру обещала, что ты не сможешь устоять.
        - Что…  - начал Стюарт.
        Руки Меган обвили его шею, и она дерзко поцеловала его, часто и тяжело дыша. Она изогнулась, стремясь слиться с его телом, требуя близости.
        - Меган, прекрати,  - пробормотал он, сопротивляясь ей.
        - Нет, я не остановлюсь,  - закричала она, когда Стюарт оттолкнул ее.  - Я не остановлюсь. Взгляни на меня, Стюарт. Ты должен полюбить меня. Ты должен!  - Она вцепилась в его рубашку и рванула к себе. Ткань треснула от ее неистовой силы, обнажая грудь.
        - Ты с ума сошла,  - прошипел он.
        - Да! Да, я схожу с ума по тебе.
        С удивительной быстротой Меган схватилась за ворот собственного платья, разорвав лиф, крошечные пуговки от которого разлетелись во всех направлениях.
        Стюарт открыл от изумления рот, гадая, что с ней делать. Затем он неожиданно понял, что хочет сделать. Он грубо схватил Меган рукой за волосы, откидывая ей назад голову и целуя в открытый рот. Когда их губы разъединились, его глаза стали такими же безумными, как и у Меган. Он нетерпеливо подтолкнул ее к постели.

* * *

        Очнувшись в предрассветные часы, Меган с удивлением обнаружила, что находится в незнакомой спальне. Повернув тяжелую от боли голову в сторону по-прежнему горевшей свечи, она испустила вздох удивления. Возле нее лежал Стюарт, его обнаженная грудь поднималась и опускалась в спокойном сне. На самой Меган тоже не было никакой одежды. Она ощутила боль во всем теле, словно ее избили. Но самое страшное было то, что она ничего не помнила с того момента, как зашла в комнату Стюарта и стала ждать его.
        Каким-то образом она чувствовала, что обратного пути нет, что бы ни произошло прошлой ночью. Какой бы наивной она не являлась, но Меган знала, что только супругам разрешено разделять одну спальню и одну постель. Наверное, Мама Ру сдержала свое обещание. Сейчас Стюарт действительно принадлежит ей.
        Меган выскользнула из-под одеяла, собрав разорванное платье и нижнее белье, и прокралась из его комнаты в свою.
        Стюарт лежал неподвижно, притворяясь спящим, до тех пор, пока она не ушла. Когда дверь с тихим щелканьем закрылась за Меган, пристально уставился в потолок. Самодовольно улыбнувшись, он смог убедиться, что способен еще на какие-то чувства. Нет, это была не любовь. Он - хороший игрок, но никогда не лгал самому себе. Хотя на мгновение, когда впервые увидел Меган, засомневался, не влюбился ли он; на самом же деле он ощутил тогда просто желание, страсть обладать ею.
        Меган оказалась неистовой и безрассудной любовницей, и сейчас он понимал, что ее девственное тело пришло в возбуждение и опьянение после выпитой жидкости. Не важно, по какой причине это случилось, но когда он снова захочет ее, то возьмет. Так как его уверенность в себе возросла, то он не видел оснований, чтобы не поступать так, как хочется.
        Стюарт перевернулся и заснул.

* * *

        Рори приехал без предварительного извещения. Обнаружив, что дом пуст и в сарае тоже никого нет, он отправился на поле. Как только работающий там мужчина поднял глаза, заслышав стук копыт его лошади, Рори понял, кто это. Только один человек мог подойти под детальное описание Мартина. Перед ним был Алан Монтгомери.
        - Мистер Монтгомери? Я - Рори О'Хара.
        - Ну что ж, мистер О'Хара, я очень рад познакомиться с вами. Вас ожидали? Я уверен, зная о приезде, Мартин встречал бы вас.
        - Нет. Никто не знал, что я собираюсь приехать,  - сказал Рори, отвечая на дружеское рукопожатие Алана.  - А где все?
        - В городе большая вечеринка для Бренетты и Стюарта. Что-то типа празднества в честь помолвки, устроенное высшей знатью из Беллвиля.
        - А почему не поехали вы?  - спросил Рори.
        Алан пожал плечами.
        - Моя кровь недостаточно голубая, я не совсем вписываюсь, это моя собственная вина, а не чья-то еще.
        Рори понял и ощутил родство с ним.
        - Бог мой, вы же только прибыли и, должно быть, проголодались. Давайте вернемся в дом.
        - Спасибо. Да, я не прочь перекусить,  - ответил Рори.
        Они как раз заканчивали легкую трапезу, когда двери распахнулись настежь, и вестибюль заполнился людьми.
        - Эй,  - окликнул Алан.  - Посмотрите-ка, кто приехал.
        В следующее мгновение Рори окружили радостные лица - Алистер и Кинсли, все такие же приветливые и жизнерадостные, как и всегда; Мариль, выглядевшая ярче и моложе, ее чрезмерно худое лицо сейчас приятно пополнело; Брент и Тейлор, оставшиеся без изменений; Меган, с легким беспокойством в глазах, причину которого ему предстоит выяснить позже; и Мартин, искренне обрадованный встречей с другом, ставший более взрослым, чем Рори помнил его.
        Последними в дверь вошли Бренетта и Стюарт. Она бросилась к нему с объятиями.  - Рори, какой чудесный сюрприз. Знаешь, каким капризным я тебя посчитала, когда ты так неожиданно уехал? Мой самый лучший друг с тех пор, когда я едва начинала ходить, отсутствует во время самого прекрасного события в моей жизни.
        Рори едва удержался от стремления прижать ее сильнее и не отпускать. Вместо этого, он нежно отстранил Бренетту на расстояние вытянутой руки, заметив, что она стала еще очаровательнее и более женственной.
        - Извини, я ничего не мог поделать. Стюарт, приятно снова видеть тебя.
        Стюарт вышел вперед, и они пожали друг другу руки.
        - Спасибо, Рори. Мне тоже. Насколько я понимаю, Нью-Йорк некоторое время сможет обойтись без тебя.
        Рори постарался улыбнуться.
        - Им придется обходиться гораздо дольше. Я собираюсь остаться до свадьбы.
        - О, Рори!  - воскликнула Бренетта.  - Это же просто великолепно.

* * *

        - Рори, если это именно то, чего ты хочешь, тогда, конечно, я не стану возражать. Жаль, что я не знал твоих переживаний; ты мог бы вернуться домой давным-давно.
        Рори с Брентом закрылись в кабинете. У обоих в руках рюмки с виски, но Рори даже не прикоснулся к своей. Они стояли у холодного камина, положив руки на каминную решетку.
        - Я сам с трудом разбираюсь в своих чувствах. Кроме того, я не жалею о прожитых годах. Я стал другим человеком благодаря им, и, надеюсь, гораздо лучшим человеком. Я увидел новые места, новых людей. Даже книги, которые я так люблю читать, не могут дать тех ощущений, что дает сама жизнь.  - Рори помолчал, потом добавил: - Пожалуйста, не считайте меня неблагодарным, мистер Латтимер.
        Брент покачал головой, заметив, что Рори снова перешел на официальное обращение. Он протянул руку и сжал плечо Рори.
        - Я никогда не считал так. Ты много работал, даже больше, чем я просил, оставаясь человеком, на которого я мог положиться. Я понимаю твое стремление вернуться домой. И сам готов отправиться туда хоть сейчас. Я по горло сыт цивилизацией.
        Сердце Брента сжалось при этих словах, напомнивших, что, когда он уедет, он навсегда простится с дочерью, отправив ее навстречу жизни под защитой другого мужчины, и она будет принимать решения без советов своего отца.
        Из глубины души - отцовского сердца - возник образ Бренетты, какой он увидел ее впервые и заслонил собой настоящее. Показалось, что снова сентябрь. Он вернулся из Атланты, оставив победившую армию. Он приехал за Тейлор, чтобы наконец-то соединиться с ней, и он ехал встретиться со своим ребенком, с дочерью, о существовании которой узнал всего лишь пару недель назад. Она была прекрасна, просто чудо. Вьющиеся черные волосы и сияющее личико, уже на редкость смышленое в ее полтора года. То, что это безупречное существо являлось частью его, плотью от плоти, казалось просто невероятным и удивительным. Они вместе, отец и дочь, гуляли по рощам - среди тех самых деревьев, что стоят за окном, нетронутые временем,  - полные ручки и ножки Бренетты крепко прижимались к нему, когда он носил ее на спине, звонкие радостные крики весело звучали в ушах.
        Брент отбросил воспоминания, смахнув сентиментальную слезу. Так быстро, время пролетело так быстро. И я, должно быть, старею, подумал он.
        - Ну что ж, Рори, по крайней мере ты останешься здесь до свадьбы. Мы все очень рады этому. Было бы обидно, если бы ты уехал раньше.
        - Да, я останусь до свадьбы.
        ГЛАВА 25

        Май 1880 - «Спринг Хейвен».
        Меган осторожно прокралась на цыпочках в дом, держа туфли в руках. Поспешное причесывание мало помогло исправлению ее растрепанного вида, но ее это не волновало. Остальные обитатели «Спринг Хейвен» давным-давно улеглись. А Стюарт не вернется, поддерживая версию, что он якобы заночует в городе.
        Она улыбнулась, когда нога коснулась нижней ступени черной лестницы. В действительности оказалось так легко и так просто заставить мужчину полюбить тебя. Она не понимала, почему женщины делали из этого тайну. Скоро Стюарт скажет Бренетте, что не может жениться на ней, что он любит Меган, а не ее. Улыбка Меган стала еще шире. Это докажет «Мисс Чудеснице», что она не так уж и совершенна. Изменения, происшедшие в Меган, должны были вызвать озабоченность, если бы весь дом и его домочадцы не ушли с головой в подготовку к свадьбе. В действительности, все были слишком заняты, чтобы обращать внимание на новое спокойное выражение ее глаз или сладострастное покачивание бедер. Они не обращали внимания на ее коварные взгляды и прохладные ответы. Они сквозь пальцы смотрели на ее отрывистые реплики, порой граничащие с грубостью, относя их за счет беспокойства.
        Тихие голоса заставили Меган застыть на месте, безмолвно ожидая на ступенях. Установив направление, откуда исходит звук, и не в состоянии подавить любопытство, она поставила туфли на лестницу, направляясь в сторону кабинета. Дверь была полуоткрыта. Меган осторожно заглянула внутрь и увидела Тейлор, сидевшую в большом кресле у письменного стола. Брент стоял позади нее, мягко массируя ей шею.
        Тейлор тихо смеялась, закрывая от удовольствия глаза.
        - Ах, но ты понятия не имеешь, как он, должно быть, сомневался, беря в жены ту девушку.
        - Возможно, но ни Бренетта, ни Стюарт ни в коей мере не кажутся неуверенными. Конечно, Бренетта ужасно взволнована, но Стюарт - самый спокойный жених, которого я когда-либо видела. И ни один из них не производит впечатления сомневающегося.
        Тейлор повернулась лицом к Бренту, взяв его за руку и потянув к столу, на который он и облокотился.
        - О, дорогой,  - сказала она.  - Помнишь нашу собственную свадьбу? Казалось, ты совсем не нервничал и был таким красивым в своем костюме, я гордилась и так радовалась, что стану твоей женой.
        - И ты, моя очаровательная невеста,  - хрипло сказал Брент,  - ты, возможно, даже не знала, что творилось в моем сердце в тот день. И увидеть нашу любимую дочку, плод огромной любви, стоявшую рядом с нами, когда ты обещала навеки быть моей.
        - Если бы только они нашли счастье, которое нашли мы, не испытывая при этом трудностей и сердечной боли,  - прошептала Тейлор, и их глаза встретились в понимающем взгляде.
        Меган скользнула прочь, мозг ее стремительно обрабатывал то, что она подслушала. Их дочь на их свадьбе. Неужели это правда? Улыбка вернулась на ее лицо. Ах, Бренетта, у меня такой сюрприз для тебя!

* * *

        Стюарт проснулся, все тело онемело от ночи, проведенной на земле. Первые лучи зари только начинали пробиваться через кроны деревьев, и ему надо подождать еще час, прежде чем отправиться обратной дорогой домой. Он искупался в реке, потом переоделся в запасной костюм.
        Дожевывая печенье, которое он взял на кухне, Стюарт обдумывал свое нынешнее положение. Оно было почти забавным, если бы не было таким утомительным. Прошел месяц с тех пор, как он приобрел невесту, мало интересующую его, за исключением приданого. Да, она - красивая девушка, и он предполагал, что интимные моменты брака с ней принесут удовольствие, но тем не менее он женился бы на ней, будь она толстой и уродливой, потому что она - дочь Брента Латтимера.
        А потом возникла эта маленькая кузина, Меган. Какое пламя, какая страсть скрываются за ее невинным юным личиком. Он провел с ней много восхитительных часов после той бурной ночи, скрываясь в уединенных рощицах и темных комнатах. И ее так же легко одурачить, как и других. Она действительно думает, что он бросит Бренетту ради нее. Такая глупая… но она узнает жизнь. Стюарт и раньше встречал таких, как она. Меган еще молода. Она научится.
        - Ты бессердечный, Стюарт Темплтон Адамс,  - сказал он вслух.  - Холодный, бесчувственный человек.
        Он ухмыльнулся. Фактически, он забавлялся. Он одурачил всех. И это оказалось совсем не так трудно, как он опасался. Единственным, кто внушал ему тревогу, был Рори, подозревавший его в самом худшем. Но даже Рори начинал верить в его искренность. Он понимал это по его взгляду.
        Стюарт потянулся. Да, возможно, и утомительно все время притворяться, но все-таки интересно. А скоро он будет дома и с притворством будет покончено. О, ему совсем не хотелось, чтобы Бренетта почувствовала себя несчастной, но он не собирается тратить время на ее прихоти.
        «Виндджэммер». Он сделает его снова великолепным.

* * *

        Бренетта высунулась из окна, закрыв глаза, подставляя лицо утреннему теплу, свет окрасил ее густые черные ресницы синеватыми бликами.
        Она полной грудью вдыхала свежий майский воздух. Один месяц. Всего еще один месяц, и она станет миссис Адамс.
        Так чудесно ощущать себя влюбленной. Ей хотелось громко кричать об этом всему миру. Она открыла глаза, улыбка играла на ее губах. Стюарт вернется через несколько часов. Он уехал всего на один день, но она так соскучилась по нему. Сердце пело в ожидании его возвращения.
        Бренетта быстро оделась и, перескакивая через ступеньки, спустилась в столовую. Родители и тетя Мариль уже находились там. Меган возле буфета наполняла тарелку, стоя спиной к Бренетте.
        - Доброе утро всем,  - звонко сказала Бренетта, слова ее прозвучали как радостная песня.
        - Доброе утро, родная,  - ответил ее отец.
        - Доброе утро, дорогая,  - эхом отозвалась Тейлор, подставляя щеку под поцелуй Бренетты.
        - Прекрасный день, не так ли?  - спросила Бренетта, взяв тарелку и накладывая изрядные порции на нее.
        Брент подмигнул Мариль.
        - Вы знаете? Стюарт должен вернуться сегодня утром?
        - Нет!  - выдохнула Мариль в притворном удивлении.
        Бренетта села между матерью и тетей и с удовольствием принялась за еду. Она ничего не имела против их добродушной подначки. Сегодня будет совершенно необычный день, но она не знала, почему. Может быть, потому, что она проснулась от пения птиц. Может, потому, что ей приснился приятный сон. Как бы там ни было, сегодня день для того, чтобы любить и быть любимой.
        Покончив с едой, она сказала матери:
        - Я пойду погуляю. Может быть, по дороге встречу Стюарта.
        - Хорошо, дорогая,  - ответила ее мать с терпеливой улыбкой.  - Но вряд ли он вернется так рано.
        - Нетта?  - неожиданно сказала Меган.  - Можно, я немного пройдусь с тобой?
        Бренетта была удивлена. Разногласия, происшедшие между ними прошлой осенью, превратились в почти непреодолимую пропасть.
        - Если хочешь,  - ответила она.
        Они молча прошли длинную подъездную аллею, Бренетта слегка укорачивала шаги ради младшей кузины.
        Когда дом скрылся из вида, Меган резко остановилась.
        - Нетта, подожди. Вообще-то я не хочу гулять. Я знаю, что ты ждешь Стюарта и не желаешь, чтобы я стояла рядом. Давай присядем на это старое бревно и поговорим, хорошо?  - Они сели на поваленный дуб.  - Нетта, я вела себя просто ужасно с тобой, и я хочу сказать, как я жалею об этом. Ты примешь мои извинения?
        Бренетта мгновение скептически осматривала ее, потом улыбнулась. Как она могла не простить? Мир слишком замечателен, чтобы не выполнить сейчас просьбу.
        - Конечно, Меган. Мне хотелось бы снова стать твоим другом.
        - Ах, я так рада,  - звонко воскликнула Меган, обнимая Бренетту.  - Я просто ревновала. Ты была такой счастливой, а я чувствовала себя такому не нужной, не имея того, кто любил бы меня.
        - Я тоже рада, Меган. Мне не хватало задушевных бесед с тобой.
        - Мне тоже. Ты приобрела столь особого парня, как Стюарт, который сделал тебя счастливой. В конце концов, не каждой девушке так везет. И, конечно, не многие мужчины согласятся взять в жены девушку, родители которой не состояли в браке, когда она родилась. Наверное, теперь это устарело, но мой дедушка был священником, как ты знаешь, и я слышала, как он часто… Бренетта, почему ты так странно на меня смотришь? Что-нибудь не так? О! О, мой… Ты не знаешь, что я… О, дорогая, я понятия не имела.  - Меган вскочила.  - Я лучше пойду.
        Бренетта вскинула руку, вцепившись в запястье Меган.
        - О чем ты говоришь?
        Глаза Меган в ужасе округлились, она энергично замотала головой, плотно сжав губы.
        - Рассказывай!  - прикрикнула на нее Бренетта.
        По щекам ее покатились слезы, и Меган всхлипнула.
        - Я понятия не имела, что ты не знала, Нетта. Это правда.
        - Знала что?  - хрипло спросила Бренетта.
        - Как что? Твой отец женился на твоей матери, только тогда, когда ты была уже достаточно большой, чтобы ходить.
        - Откуда ты это взяла?
        - О, Нетта, пожалуйста, отпусти меня,  - умоляюще произнесла Меган.
        Хватка Бренетты стала еще крепче, заставив Меган вскрикнуть от боли.
        - Ну хорошо! Хорошо, Нетта, я… я не помню, кто сказал мне. Просто я всегда знала. Возможно, я подслушала разговор своих родителей, когда была маленькой. Ах, мне так жаль, Нетта.
        Бренетта отпустила ее.
        - Пожалуйста, уйди, Меган.
        - Нетта…
        - Уходи. Пожалуйста, Меган. Просто уйди.
        Она тихо сидела, в голове не было ни единой мысли, все ощущения притупились. Вокруг весеннее утро оставалось таким же блистательным, что и прежде, но сейчас Бренетта ничего не замечала вокруг. Лишь спустя долгое время оцепенение постепенно исчезло, а на его место пришли понимание и стыд. Недавно мама осторожно и с любовью объяснила ей акт замужества, рассказывая о чудесных ощущениях интимной любви с законным мужем. Но она и он… они не были женаты!
        Бренетта сжимала и разжимала руки. Лицо жарко пылало, потом нахлынула мертвенная бледность, когда она представила, что могло бы случиться. И тогда то ужасное слово вошло в сознание; слово, которое она услышала от одного из ковбоев. Она изводила Рори до тех пор, пока он не сказал ей, что оно означает. Она - внебрачный ребенок. Плод не состоявших в браке людей. Незаконный отпрыск!
        О, нет! Только не я. Стюарт. Что, если он узнает?
        Она вскинула голову. Он не должен узнать. Она умрет, если потеряет еще и Стюарта!

* * *

        Произошло ужасное. Это было написано на ее лице. Стюарт остановил лошадь и внимательно посмотрел на нее. Она с чем-то боролась, с каким-то страшным решением. Тревога забилась в затылке Стюарта. Может быть, она узнала, что Меган и… Если эта маленькая шлюха рассказала Бренетте, он убьет ее. Своими собственными руками он убьет ее.
        - Бренетта?  - мягко окликнул ее Стюарт.
        Боль и страх, заполнившие ее яркие темно-желтые глаза, когда она подняла на него взгляд, проникли даже в его черствое сердце. Он соскользнул с седла.
        - Бренетта, любовь моя, что случилось?
        Она разрыдалась, и Стюарт прижал ее лицо к своей груди, давая ей возможность выплакаться. Чувствуя, что она полагается на его силу, он, по крайней мере, уверился, что произошло не то, чего он боялся. В чем бы ни состояла проблема, она по-прежнему обращается к нему. Когда слезы стали утихать, Стюарт протянул ей свой платок. Она осушила глаза, потом деликатно высморкалась.
        - Ты не хочешь рассказать мне, в чем дело?  - спросил он.
        - Нет,  - приглушенно ответила Бренетта.  - Просто скажи, что ты любишь меня, Стюарт. Пожалуйста.
        Он погладил ее чудесные, черные, как смоль, волосы.
        - Конечно, я скажу тебе. Я люблю тебя, Бренетта Латтимер.
        Стюарт почувствовал, как от тяжелого вздоха дрогнули ее плечи, по-прежнему не понимая, что же случилось.

* * *

        В ощущениях Меган смешивались торжество и паника. Неделю назад, видя лицо Бренетты, когда она разорвала свою маленькую бомбу, Меган с уверенностью решила, что позор Бренетты закончится расторжением помолвки. Вместо этого Стюарт приободрил и нежно успокоил ее.
        Но сейчас… сейчас все по-другому.
        - Но как женщина узнает, Элиза?  - спросила она негритянку этим утром.
        - Мисс Меган, вам следовало бы спрашивать свою мать о таких вещах.
        - Элиза, прекрати вертеть шторы и подойди сюда,  - приказала Меган.  - Ты знаешь, как ведут себя матери. А сейчас отвечай мне.
        Итак, она точно убедилась. Она зачала от Стюарта ребенка. Теперь ему придется жениться на ней. Меган громко рассмеялась пришедшей мысли. Совсем как родители Бренетты, вот чем заберет она у нее Стюарта. И мы будем любить друг друга так же, как и они, подумала она.
        Меган начала энергично причесываться. Сегодня она сообщит ему.

* * *

        Целыми днями Бренетта наблюдала за родителями, отыскивая ключи к своему немому вопросу. Ответ не пришел, а скрытое семя горечи постепенно пустило корни в глубину подсознания и пышно расцвело гневом. Лгуны. Ее жизнь - только ложь, и они это сделали.
        Бренетта сидела на затемненной веранде с матерью и тетей. Каждая из них была занята вышиванием одежды к свадьбе. Брент и Алан стучали вдали молотками, починяя амбары, а Рори с Мартином уехали в Беллвиль за провиантом. Меган покинула их, сославшись на головную боль и сказав, что собирается немного вздремнуть. Младшие мальчики забрали Эрин Аланну с собой на рыбалку. Стюарт давно заперся в кабинете с бумагами от дяди Джеймса.
        - Бог мой, Бренетта,  - говорила ее тетя.  - Время летит так быстро. Я начинаю сомневаться, успеем ли мы все сделать к сроку.
        С трудом вернувшись мыслями к настоящему, Бренетта ответила:
        - Для меня недостаточно быстро, тетя Мариль.
        - А, нетерпение юности,  - вздохнула Мариль.  - Помнишь, как это было, Тейлор?
        - Да, помню.
        - Неужели ты испытывала такое нетерпение, что не могла выйти сначала за него замуж,  - мысленно вскрикнула Бренетта. Она чувствовала, как пальцы крепко сжимаются на тонкой материи салфетки, которую она вышивала.  - Я ненавижу тебя! Я ненавижу вас обоих. Ложь. Всю мою жизнь вы только обманывали меня.
        - Мама, извини, но боюсь, что я, кажется, заразилась головной болью Меган. Я поднимусь наверх и прилягу.
        - Бренетта, ты не заболеваешь?  - Тейлор подошла к поднявшейся дочери и положила ладонь на ее лоб.  - Температуры нет, но ты вся раскраснелась.
        Бренетта едва подавила стремление уклониться от прикосновения матери.
        - Со мной все будет прекрасно после небольшого отдыха.
        Бренетта поспешно направилась в дом. Почти миновав дверь кабинета, она вдруг остановилась и резко повернулась. Ее глаза не отрывались от тяжелой, тисненой двери, золотистые крапинки внутри карих глаз, казалось, вспыхивали.
        - Стюарт? Стюарт, могу я минутку поговорить с тобой?  - прошептала она, тихо постучав.
        Сначала ответа не было. Даже не последовало никаких звуков. Затем до нее донеслись хлопок двери стенного шкафа, скрип стула и приближение быстрых шагов. Приоткрылась дверь, за которой появился Стюарт, выглядевший слегка возбужденным.
        Бренетта отступила назад.
        - Я… прости, Стюарт. Я потревожила тебя, когда ты работал. Извини,  - повторила она.  - Я пойду.
        - Нет,  - сказал он, быстро улыбнувшись.  - Нет, пожалуйста, входи.
        Взяв за руку, он потянул ее в комнату. Стюарт мягко посмотрел ей в лицо. Она выдержала взгляд, пытаясь передать свою любовь.
        Почти непроизвольно Бренетта обвила руками его шею. Она потянулась к его губам, вложив в поцелуй всю страсть, гнев и разочарование, что хранила внутри, казалось, целую вечность. Сначала он отвечал так же сдержанно и пристойно, как и всегда, но потом что-то вспыхнуло между ними. Что-то, чего Бренетта не испытывала раньше, обожгло ее внутри, в ногах появилась слабость, когда Стюарт крепко прижал ее к себе. Она открыла глаза и увидела его вопросительный взгляд. Задрожав всем телом, Бренетта ответила взглядом на его вопрос.
        - Я люблю тебя, Стюарт,  - прошептала она.  - Не заставляй меня ждать.
        Не веря или просто не понимая, он не сводил с нее глаз.
        - Уведи меня куда-нибудь, Стюарт. Возьми меня сейчас.
        - Нетта, ты уверена, что…
        - Да!  - в отчаянии вскрикнула она.  - Да, я уверена.
        Стюарт взял ее руку в свою. В его голосе чувствовалось такое же нетерпение.
        - Хорошо, Бренетта. Недалеко от реки есть старая хижина. Мы отправимся туда. Пошли.

* * *

        Меган с трудом их слышала из-за своего испуганного дыхания. Крошечный стенной шкаф, куда Стюарт впихнул ее, был душным и жарким, и она ощутила закрадывающуюся в сердце панику.
        Но все-таки она услышала… и поняла. Подождав какое-то время, чтобы точно удостовериться, что они ушли, она открыла дверь шкафа. Нужно остановить их. Она должна. Он не может так поступить. Если бы только у нее хватило времени рассказать ему о ребенке.

* * *

        - Рори! Рори, мне надо поговорить с тобой.
        Он перебросил седло через перегородку.
        - В чем дело, Меган?
        - Ты должен остановить их. Она совершает ужасную ошибку.
        Рори поднял руку, делая ей знак помолчать.
        - Помедленнее. Кого я должен остановить? И от чего?
        Губы Меган задрожали, но она, удерживая слезы, медленно продолжала:
        - Это все моя вина. Я не знала, честно, я не знала, что от Бренетты утаивали правду. Поэтому, когда я сказала, что ее родители поженились после рождения Бренетты, она ужасно расстроилась. Думаю, это свело ее с ума, потому что сейчас они со Стюартом идут в какое-то место вдоль реки… она сказала ему, что хочет… не ждать свадьбы. Рори, ты должен остановить их.
        Рори выслушал, ни единым жестом не высказывая свои мысли. Когда Меган остановилась, с ожиданием глядя на него, он не мог отрицать, что на лице ее ясно читается волнение. Так же постоянно что-то подозревая в Стюарте, он чувствовал неискренность и в этой девушке. Не имело значения то, что она сказала о родителях Бренетты. Сейчас важно только то, что могла сделать Бренетта под влиянием Меган.
        - Когда они ушли, Меган?  - спросил Рори, забрасывая седло на место.
        - Минут пятнадцать назад, может, двадцать.
        - Я найду ее.
        Рори вскочил в седло и быстро выехал из сарая. Лицо его было неподвижно, но в голове стремительно проносились мысли. Ему было невыносимо предположение, что Бренетта обратилась к Стюарту в смятении и обиде. Если бы только она пришла вместо Стюарта к нему…
        И Стюарт. В конце концов Рори оказался прав на его счет. Если он воспользуется ее внутренним состоянием…
        Он пришпорил лошадь, прибавляя скорость.

* * *

        Сейчас, когда они пришли, Бренетта почувствовала неуверенность, что поступает правильно. Из-под опущенных ресниц она наблюдала, как Стюарт открывает дверь небольшого бревенчатого домика, страстно желая, чтобы он ощутил изменение ее чувств и увел домой. Но просить она не могла: ей не позволяла гордость. Жребий был брошен.
        Дом состоял из двух скудно обставленных комнат. Тонкий слой красноватой пыли лежал повсюду, но внутри все казалось уютным и обжитым. Однако у Бренетты не хватило времени удивиться этому, так как все ее внимание поглотила кровать в крохотной спальне. Стюарт, подумала она. Ах, Стюарт, отведи меня домой. Давай подождем и сделаем все, как надо. Относись ко мне так же, как ты делал это раньше. Ты должен понять мои чувства, если ты действительно любишь меня.
        Но когда он повернулся к ней, отбросив замок, она увидела огонь страсти в голубых глазах и инстинктивно поняла, что сейчас обратного пути нет. Он заключил ее в объятия и жадно поцеловал. Потом его губы скользнули к ее шее, к уху, снова к губам. И все время он поглаживал руками ее напряженную спину, постепенно направляя ее к спальне.
        - Стюарт…
        - Ш-ш-ш.
        Казалось, его движения стали жесткими и нетерпеливыми. Одной рукой он вытащил шпильки из ее волос, и тяжелые локоны каскадом спустились по спине. Она не заметила, как ловко он расстегнул пуговицы платья, начиная стаскивать его с плеч.
        Испугавшись, она закричала:
        - Стюарт!
        - Все будет прекрасно. Я не причиню тебе боли. Просто наслаждайся. Доверься мне, Нетта. Ты такая красивая.
        Она постаралась расслабиться, пытаясь уступить его ласкам, насколько она знала, как сделала бы в нужное время. Пока они не женаты, но она скоро узнает, что такое любовь в постели. Бренетта не смогла бы его остановить сейчас.
        Она не могла… но тяжелые удары сделали это за нее. Стюарт застыл, прислушиваясь.
        - Открой дверь, Адамс,  - прогремел голос Рори,  - Нетта, выходи оттуда.
        Стюарт отступил от нее, как будто обжегшись.
        - Боже, что мне сейчас делать?  - прошептал он.
        Бренетте не довелось узнать, какие действия предпринял бы Стюарт, так как в этот момент дверь с грохотом упала на пол под тяжестью тела Рори. Его мощная фигура, казалось, заполняла все пространство вместо упавшей двери. Бренетта встретилась с ним взглядом, в этот момент ей не хотелось жить.
        - Иди сюда, Бренетта.
        - Минутку, Рори,  - начал Стюарт.  - Это не…
        Быстрый взгляд Рори заставил его замолчать.
        - Иди сюда,  - повторил он тихо, но твердо.  - И приведи в порядок одежду,  - добавил он.
        Возможно, из-за стыда или смеси смущения и напряжения, но Бренетта почувствовала, как ее заполняет негодование.
        - Нет, я не пойду,  - вызывающе ответила она.
        Бренетта на мгновение уловила удивление в его черных глазах, затем сменившееся холодом равнодушия.
        - Уходи, Рори. Это тебя не касается.
        Его упорство было сильнее. Он быстро пересек комнату и потянул ее за собой прежде, чем она или Стюарт успели сделать шаг. Слова Рори прозвучали тяжело и расчетливо.
        - Хорошо, малышка. Может быть, это и не мое дело. Я не знаю, почему мне приходится проводить жизнь, любя тебя и заботясь о твоем счастье. Тебе это совершенно не надо. Поэтому я забуду, что любил тебя. Все кончено. Но, черт побери, Бренетта! Ты не имеешь права поступать так ради твоих родителей.
        - Ты ничего не знаешь о них,  - отпарировала Бренетта.  - Ты не знаешь, что они сделали со мной. Обманщики. Я ненавижу их обоих.
        Позже, когда она вспоминала этот эпизод, ей показалось, что Рори удивился так же, как и она, ударив ее по лицу. Голова ее откинулась в сторону, и когда она медленно выпрямилась и взглянула на него, он отпустил ее руку.
        - Бренетта Латтимер,  - произнес он почти шепотом,  - никто из нас не знает, что в действительности произошло между твоими родителями, и я не могу сказать, правильно они поступили или нет. Но каждый из нас в этой комнате знает, что то, чем пришла заниматься сюда ты, порочно. Если это то, чего ты хочешь - если ты хочешь его - тогда пошли вы оба к черту. Я умываю руки.
        Он уходил не спеша. Бренетта подавила стремление побежать за ним, попросить прощения. Она не осознавала полностью, что он говорил о любви к ней, но она знала, что Рори всегда был ее самым дорогим другом. Сейчас она потеряла его и своих родителей.
        - Бренетта - заговорил Стюарт, нежно обняв ее за плечи.  - Ты вся дрожишь. Пойдем сядем.
        Он подвел ее к кровати и тихо сел рядом. Она не плакала, положив голову на его плечо. Она просто тряслась от эмоций, захвативших ее. Бренетта не могла заставить себя ответить на его поцелуи. Потом Стюарт целовал ее снова, ощупывая руками ее тело, и она поняла, что он все еще намерен заниматься любовью.
        - Перестань!  - крикнула она, вскакивая на ноги.
        - Не заставляй меня прекращать - умоляюще произнес Стюарт, идя за ней и хватая ее за руки.
        Она, не веря, оттолкнула его от себя.
        - Ты что, не понимаешь, что произошло здесь?  - закричала она.  - О, Стюарт, оставь меня одну!
        Спотыкаясь на ходу, Бренетта побежала от домика, и только тогда, наконец, появились слезы.

* * *

        Она не могла слышать, что они говорили, но из своего укрытия Меган с удовлетворением наблюдала за результатами. Она уж было решила, что ее план провалился, когда Рори выбежал из хижины, оставив Стюарта с Бренеттой наедине. Но потом выбежала удрученная горем Бренетта и скрылась среди деревьев.
        Меган подумала, как великолепно сработала рассказанная правда, или, по крайней мере, приближение к ней, это намного лучше, чем любая придуманная история. Она уверенно поспешила прочь. Все кончилось именно так, как ей и хотелось.

* * *

        Стюарт выругал себя за собственную глупость. О чем он думал, нажимая на нее подобным образом? Неужели он такой дурак?
        При звуке шагов по упавшей двери, он вскинул голову, надеясь на чудо, что Бренетта вернулась. Вместо нее он увидел Меган, вошедшую с самодовольным видом.
        - Не сейчас, Меган - устало произнес он.
        - У меня что-то важное для тебя, Стюарт.
        Не проявив к этому ни малейшего интереса, он вздохнул.
        - Давай, рассказывай.
        - Тебе не придется волноваться по поводу того, как объяснить Нетте причину размолвки. Стюарт, у меня будет ребенок.
        Показалось, что он свалился в ледяную реку. Холод охватил его, проникая до самых костей. Лишь огромным усилием он не допустил состояния шока.
        - А почему ты так уверена, что от меня?
        Ужаснувшись, Меган не нашлась, что ответить.
        - Извините, мисс Беллман, но я отказываюсь подвергаться шантажу со стороны девицы сомнительной репутации. Если вы действительно беременны, то полагаю, вам лучше поискать отца для ребенка в другом месте. Вы явно обратились не к тому человеку, придя ко мне.
        - Стюарт, о чем ты говоришь? Ты знаешь…
        Он быстро протиснулся мимо нее, остановившись посреди комнаты. Собрав все резервы, он напустил самоуверенный вид и небрежно бросил:
        - Никто никогда не поверит твоим предположениям. Все знают, как я предан своей горячо любимой невесте. Гораздо более вероятно, что столь позорное поведение припишут бродяге, типа Рори О'Хара.  - Он кивнул.  - Всего хорошего, мисс Беллман.

* * *

        Большое количество виски, выпитого им, уже затуманило сознание, когда она нашла его. Рори не возражал, видя, как Меган взобралась на последнюю ступеньку стремянки и достигла его убежища на сеновале. Она, не говоря ни слова, устроилась поближе к нему, пока он допивал еще один стакан обжигающей жидкости.
        Он понятия не имел, сколько они так просидели - он на полу с хрустальным графином между скрещенных ног, она - на кипе соломы, упершись подбородком в ладони и внимательно глядя на него. Он не знал, поздно сейчас или нет; время не имело для него значения.
        - Мне кажется, ты понимаешь, не так ли?  - спросил он, нарушая тишину. Слова прозвучали невнятно, но он не заметил этого.
        - Да.
        - Ты знала, что я люблю ее?
        - Нет.
        Голос Меган звучал удивительно по-доброму, и он неверно оценил это.
        Рори снова выпил.
        - Как ты узнала, где искать меня?
        - Я видела, как ты взял виски и пошел к сараю. Когда ты не появился за обедом, я подумала, что лучше проверить, здесь ты или нет. Я знала, что Бренетта не пойдет, а больше никто не знает, что случилось.
        - Ты очень милая, Меган. Очень. Да, ты очень милая.
        Он снова замолчал, сосредоточив все внимание только на выпивке, осушая стакан и вновь наполняя его из графина. К тому времени, как последняя капля исчезла в его горле, сарай поглотила чернота ночи.
        - Рори. Рори, пойдем. Я должна отвести тебя в дом. Нельзя, чтобы кто-нибудь увидел тебя в таком состоянии. Пойдем. Обопрись на мою руку.
        У Рори было ощущение, что все тело налито свинцом, он тяжело повис на ее плече, когда она обхватила его рукой за шею.
        - Да, Меган, ты очень милая.
        Он так никогда и не вспомнил, как они спустились с лестницы и добрались до его комнаты, но они сделали это. Меган помогла ему лечь на кровать, потом закрыла дверь и зажгла лампу. Свет отбрасывал пляшущие тени на стены; неожиданно комната начала кружиться и дико расти. Держась руками за голову, он перевернулся со стоном, Меган подставила ему таз, как раз в тот момент, когда его вытошнило.
        Последнее, что он помнил до того, как полностью отключиться - Меган вытирала ему лицо влажной тканью. Он не знал, когда она осторожно раздела его, затем разделась сама. Он утратил всю связь с действительностью, чтобы заметить, как она скользнула под одеяло к нему. Смотря в потолок, Меган, ждала, когда наступит рассвет и их обнаружат.
        ГЛАВА 26

        Май 1880 - «Спринг Хейвен».
        Это была мрачная свадьба.
        С лица жениха, после происшедшей пять дней назад истории, не сходило угрюмое выражение. Глаза невесты покраснели, щеки припухли от рыданий. Рори спокойно повторял слова священника, обещая любить, беречь и заботиться о ней до самой смерти. Точно так же Меган обещала любить и повиноваться своему мужу.
        Бренетта, стоя между Стюартом и Брентом, наблюдала за церемонией с тяжелым комом в горле. Атмосфера безысходности окружала присутствующих, и она не могла избавиться от мысли, что скоро очнется и этот ужасный сон кончится. Взглянув на Рори, она снова испытала острую боль вины. Она твердо верила, что виновата во всем сама. Если бы ему не пришлось приходить за ней, если бы он не был в шоке от того, что она собиралась сделать, он не напился бы, и тогда они не должны были…
        - Можете поцеловать новобрачную,  - закончил священник.
        Бренетта почувствовала, как расслабилось тело Стюарта, как будто с этими словами решились все проблемы прошедшей недели. Он так раскаивался после того, что произошло в домике, но она не могла не простить его. В конце концов, она так любит его. Бренетта постоянно ощущала смутное, скрытое напряжение, особенно, когда поблизости находилась Меган.
        Пока Рори слегка прикасался к щеке молодой жены, Бренетта гадала, каким предзнаменованием эта свадьба обернётся для ее собственного супружеского блаженства, которое наступит всего через две недели.

* * *

        У Меган снова выступили слезы, когда мать обняла ее. Она чувствовала себя покинутой и совершенно одинокой сейчас, понимая, что Стюарт нагло лгал и пользовался ею. Она не хотела выходить замуж за Рори. Она не хотела быть беременной. И больше всего, она не хотела покидать «Спринг Хейвен».
        Стюарт, во всем обвинив ее и сославшись на Рори, тем самым подвел Меган к хорошей идее, которая никогда бы не пришла ей в голову. Заметив Рори с графином виски в руках, зная, что он не прикасается к спиртному, она быстро сообразила, как поступить и что это наилучший способ решения проблемы. Они обвинят его в том, что он воспользовался неопытностью юной девушки, которая еще не может отдавать отчет своим поступкам, а потом с позором вышлют прочь. После рождения ребенка все подумают, какая она замечательная девушка - прошла через такое ужасное испытание на удивление хорошо.
        Только все обернулось иначе. Предприняв единственный честный путь, Рори предложил жениться на ней. К ужасу Меган, Алан и ее мать согласились, решив, что для Меган лучше всего уехать с Рори в Айдахо прямо сейчас, увезти ее от болтливых языков, которые, несомненно, начнут сплетничать о ней. События такого рода всегда просачиваются среди любителей позлословить.
        Меган почти не видела Рори с той минуты, когда Алан, искавший его для нужной работы, обнаружил их. Рори по-прежнему пребывал в глубоком сне, действие алкоголя крепко удерживало его даже при утреннем свете. Меган была настолько уверена, что каким-то образом сможет уклониться от брака, избегая встречаться с Рори после того, как ее вытащили из постели и завернули в простыню. Она все еще не забыла потрясение и ужас, появившиеся на его лице, пока ее уводили. Но ей не удалось выкарабкаться из ситуации. И теперь она - его жена.
        Когда Бренетта вышла вперед обнять ее, Меган встретилась взглядом со Стюартом. В этот момент отчаяние исчезло, оставив пламя ненависти и мести, горевшие в ее сердце. Чувство борьбы вернулось к Меган Беллман О'Хара.
        - Я еще расквитаюсь с тобой, Стюарт Адамс,  - пообещал ему ее взгляд.  - Когда-нибудь я рассчитаюсь с тобой!

* * *

        - Скажи Тобиасу, мы прибудем домой недели через три,  - сказал Брент, пожимая руку Рори.
        - Обязательно, сэр,  - снова официальность.
        - Рори,  - сказал Брент, пытаясь перекинуть мост через стену, которую за одну ночь Рори воздвиг между собой и всеми остальными, любившими его.  - Сынок. Запомни только, что мы - сами кузнецы своего счастья. Ты правильно поступил, женившись на этой девушке; теперь от тебя зависит, станет ли этот брак удачным.  - Он похлопал Рори по плечу.  - Многие браки начинались еще хуже, а потом превращались в счастливый союз.
        Он опустил руку.
        - Ну ладно, я не собирался произносить речь. Все будет хорошо. Благополучно доберитесь домой.
        - Спасибо, мы прекрасно доедем.
        - Рори.
        Голос Бренетты прозвучал нежно и взволнованно. Он отвернулся от Брента, чтобы взглянуть на нее, заставляя себя сдержать нахлынувшие эмоции.
        - Рори, я так надеюсь, что ты будешь счастлив,  - сказала Бренетта.  - Я… прости меня за все беспокойства, что я причинила тебе.
        Он попытался улыбнуться.
        - Ты никогда не была источником моих забот, малыш.
        Она поцеловала его в гладкую щеку и добавила:
        - Я… я не осталась там после твоего ухода.
        В глазах ее заблестели слезы.
        - Я знаю.
        - Прости меня,  - повторила она.
        - Не надо, Нетта, все хорошо. Жаль, конечно, что нам придется пропустить твою свадьбу. Меган хотела быть подневестницей, но мы правда должны незамедлительно ехать домой.  - Рори старался, чтобы слова прозвучали естественно.
        Она молча кивнула.
        - Извини,  - добавил Рори охрипшим голосом, чувствуя себя неловко от разговора с Бренеттой.  - Думаю, пора забрать мою… жену… и отъезжать, а то мы опоздаем на поезд. До свидания, малышка.
        - До свидания, Рори. Будь счастлив.
        Бренетта пошла вслед за Меган в ее комнату, чтобы помочь ей переодеться в дорожный костюм. Меган уже сбросила на пол хорошенькое голубое в крошечных кружевах платье, которое было на ней во время венчания. Когда вошла Бренетта, она со злостью пинала его по полу носком.
        Отводя взгляд, Бренетта сказала:
        - Я пришла помочь тебе переодеться, Меган.
        Неприкрытая ненависть в глазах Меган была подобна злобному удару.
        - Это ты во всем виновата, Бренетта!  - закричала на нее Меган.
        - О, Меган, прости меня. Но вы с Рори всегда любили друг друга. Он будет хорошим му…
        - Любили друг друга?  - крикнула Меган.  - Это смешно. И держу пари, я знаю, кто вбил тебе в голову эту мысль. Рори и я едва интересовались существованием друг друга с тех пор, как он приехал с тобой в прошлом году. Фактически, мы даже недолюбливали друг друга, когда он снова появился здесь. Кроме того, он любит тебя.
        - Меня?
        Меган выдернула из шкафа платье, единственное, оставшееся неупакованным.
        - Не изображай идиотку, Нетта.
        Бренетта опустилась на кровать, с неожиданной ясностью вспомнив, что сказал ей Рори в том домике. О, боже мой, подумала она. Что же я с тобой сделала, Рори? Что же я натворила?
        - Ты думаешь, я выбрала бы в мужья полукровку, имея других парней?  - продолжала Меган, застегивая платье на груди.
        - Но тогда почему ты…
        Меган схватила щетку для волос и с бешенством швырнула ее в сторону кровати к Бренетте. Щетка, не попав в цель, с резким стуком ударилась в стену, от чего ручка сразу раскололась. Меган зарыдала, лицо ее исказилось нелепой ненавистью, отчаянием и жалостью к себе.
        - Меган,  - мягко начала Бренетта, надеясь покончить с уродливой сценой, происшедшей между ними.
        - О, ты глупа!  - снова закричала Меган, вытирая слезы. Затем истерика исчезла и холодным, неестественным для нее тоном она продолжала: - Бренетта Латтимер, я влюбилась в Стюарта в тот самый день, когда он приехал, но у меня не было шансов. Ты набросилась на него. Я так же красива, но просто недостаточно состоятельна. Но он полюбил меня, в то же время планируя свадьбу с тобой и продолжая любить меня. А Рори даже не прикасался ко мне; он слишком напился. Я обманула его. Я обманула вас всех,  - закончила она с торжеством в голосе.
        Чувствуя, что не в силах выдавить из себя даже короткое слово, Бренетта шепнула:
        - Почему?
        - Потому что я беременна от Стюарта. Но он не женится на мне. Он сказал… он… О, я ненавижу его! Ну что ж, он потерял и тебя, так что мы квиты.  - Меган снова повернулась к зеркалу.  - Уходи, Бренетта. Иди, ищи своего предателя и скажи ему, что ты знаешь всю правду.
        Ей было трудно выйти из комнаты, ноги сгибались под ней. В коридоре Бренетта прислонилась к стене. Боже милостивый, взмолилась она, это не может быть правдой. Не допусти, Господь, чтобы это было так. Стюарт не может предать меня. Он любит меня. Он любит меня.
        Бренетта заставила себя открыть глаза, выпрямиться и медленно направилась к лестнице. Она слышала приглушенные голоса из вестибюля внизу. Какое отличие от праздничного события, ожидающего ее - гости приедут со всей округи, оркестр, танцы, угощения, напитки.
        Она солгала, подумала Бренетта, спускаясь по лестнице. Она расстроена, напугана, ей просто стыдно. Я случайно оказалась той, на кого она выплеснула свои чувства. Конечно, она солгала. Он любит меня.
        Она отыскала взглядом Стюарта. Интересно, подумала она, не страх ли промелькнул на его лице прежде, чем он улыбнулся, посылая ей любящий взгляд. Но, конечно, Бренетта знала, что это - глупость. Ему нечего опасаться.
        ГЛАВА 27

        Июнь 1880 - «Спринг Хейвен».
        Тейлор отбросила одеяло и поспешила к окну. Небо все еще сохраняло серый предрассветный оттенок, но обещало быть ясным. Опираясь локтями о подоконник, она обнаружила, что погрузилась в воспоминания о дне своей собственной свадьбы, что состоялась двадцать один год назад.
        О, он так отличался от свадьбы дочери. Она не знала человека, за которого должна была выходить замуж. Он приехал из другой местности спасать «Спринг Хейвен». Но все обернулось так хорошо. Позже она научилась любить его, и благодаря ему в ее жизнь вошел Брент. Но, боже! День свадьбы был настоящей пыткой.
        Тейлор улыбнулась. Настолько лучше жизнь была для Бренетты, ведь она так любит Стюарта, а Стюарт любит ее. Они станут жить так же счастливо, как жили - и живут - они с Брентом.
        Брент заворочался и открыл глаза.
        - Уже проснулась?  - спросил он сонным голосом.
        - Ммм. О дорогой, день будет великолепным.
        - Иди сюда,  - позвал он ее,  - и расскажи мне, какие мысли пробегают в твоей хорошенькой головке.
        Босые ноги Тейлор мягко касались пола, когда она у постели встала коленями на сброшенное покрывало, положив голову на грудь мужа.
        - Я сравнивала свою свадьбу с той, которая будет у Бренетты.
        - Жаль, что я так и не увидел тебя тогда в платье.
        - Но ты увидишь в нем Бренетту, и она будет еще красивее. Кроме того, не платье главное при венчании, а любовь.
        Брент подтянул ее на постель, нежно целуя.
        - Тогда у нас было самое главное.
        - Да, это так.
        Неожиданно он шлепнул ее ниже спины и перебросил через себя на другую сторону кровати.
        - Ну что же, любовь моя, в такой день, как сегодня, я сам снова бы женился на тебе, но слишком много надо еще успеть.  - Он спрыгнул и налил воды в умывальный таз, потом сполоснул лицо. Оглянувшись на Тейлор, он сказал: - Давай вставай, лежебока. Посмотри на меня, я поднялся раньше тебя.
        Тейлор, весело смеясь, показала ему кулак. Да, день был восхитителен.

* * *

        Бренетта проснулась раньше матери. Она тоже подошла к окну и пристально посмотрела на небо. Но интересовала ее не погода. Она искала ответ. Она знала, что не чувствует себя влюбленной невестой в день свадьбы. Последние две недели днем и ночью Бренетту одолевали сомнения. Она ловила себя на мысли, что пристально вслушивается и тщательно анализирует все разговоры Стюарта. Она взвешивала каждый его поступок в поисках скрытого смысла, который подсказал бы ей, что он в действительности думает и чувствует.
        А в глубине сознания постоянно присутствовала мысль о Рори, который, Бренетта знала, любил ее, и Меган, ненавидевшей их обоих. Она разрушила их жизни. Неужели она разрушит свою и Стюарта? Если бы только она могла поговорить с кем-нибудь, но все, казалось, были настолько уверены в ее счастье, что она не знала, как поступить.
        Долгий вздох вырвался у нее, когда она отворачивалась от окна. По крайней мере, она не испытывает больше гнева на родителей. Зная, что ни к кому из них нельзя обратиться с подобными расспросами, и все же чувствуя, что должна узнать правду - правы они были или нет,  - Бренетта пошла к тете Мариль. Та рассказала ей о невыполнимом желании ее родителей пожениться в разгар войны, о мучительных попытках Тейлор найти священника, чтобы обвенчаться тайно. Она рассказала и о трагическом недоразумении, разлучившем их, вынудившем Тейлор выйти замуж за ее давнишнего друга, Джеффри Стоуна. Бренетта плакала, слушая, как ее мать узнала правду о любви к ней Брента накануне ее рождения, и еще раз всплакнула, услышав о том, как нежно Джеффри любил дочь другого человека. Уходя от Мариль, она лучше поняла близость, существующую между ее родителями.
        Припомнив историю отца и матери, Бренетта осознала, что именно в ней ответ на ее вопросы. Недоразумение - глупое недоразумение - явилось причиной невыносимой боли как для Тейлор, так и для Брента, потому что никто из них не удосужился выяснить, что в действительности было сказано.
        - Я не допущу, чтобы такое произошло и со мной,  - сказала она пустой комнате.  - Я обязательно поговорю с ним.

* * *

        Стюарт стоял, обнимая одной рукой мать. Миссис Адамс была высокой, похожей на спицу, женщиной. Она нервно перебирала пальцами, и у Брента возникло уверенное ощущение, что она делает это, не переставая, с того дня, как родилась.
        - Миссис Адамс, мы так рады, что Вы наконец приехали,  - говорила ей Тейлор.  - Жаль, что вы не смогли это сделать на прошлой неделе, чтобы мы лучше узнали вас. Входите, пожалуйста, и посидите.
        Миссис Адамс тревожно взглянула на сына и пошла вслед за Тейлор в западную гостиную. Комната уже начала заполняться рано прибывшими гостями, поэтому Тейлор провела их в укромный уголок, где они расселись на тесном диване.
        - Жаль, что дядя Джеймс не смог приехать,  - сказал Стюарт Тейлор и Бренту,  - но он никак не может покинуть сейчас «Виндджэммер», даже на мою свадьбу.  - Он взглянул на мать.  - И мама так давно не путешествовала, что, боюсь, поездка вымотала ее. Может быть, я отведу ее в комнату отдохнуть.
        - О, бог мой! Как невнимательно с моей стороны,  - воскликнула Тейлор.
        - Стюарт?
        Все повернулись, когда подошла Бренетта. Брент подумал, что она выглядит ужасно измученной и хотел бы знать, спала ли она вообще последние пару ночей.
        - Бренетта, любимая. Приехала мама. Познакомься с ней.
        Вслед за его представлением Бренетта поцеловала миссис Адамс в обе щеки, затем сказала:
        - Я так хотела познакомиться с вами, мама Адамс. Я могу называть вас так?
        - Конечно, дитя мое. Какая ты хорошенькая. Стюарт не говорил мне, что ты к тому же и красива.
        - Мама,  - быстро вмешался Стюарт,  - ты не хочешь отдохнуть перед церемонией?
        Она кротко кивнула, заламывая пальцы еще быстрее.
        - Тогда я провожу тебя,  - сказал Стюарт.
        Бренетта удержала их.
        - Стюарт, но я действительно должна поговорить с тобой.
        - Пойдемте со мной, миссис Адамс,  - сказала Тейлор, беря ее под руку.  - Я провожу вас наверх, а молодые люди смогут пару минут побыть наедине до того, как начнется лихорадочная суматоха.
        - Пойдем на улицу, Стюарт,  - предложила Бренетта.
        Брент снова подумал, что что-то не так, но не знал, что сделать.
        Стюарт боялся этого момента с тех пор, как Меган объявила о беременности. Он видел ненависть в ее глазах и знал, что она расскажет Бренетте. Но Рори с Меган уехали, а не было высказано ни слова. Со вздохом облегчения Стюарт надеялся, что неприятный инцидент исчерпан. Сейчас он засомневался в этом.
        Они молча спустились к реке, подальше от гостей, слуг и родных. Стюарт ждал, когда она начнет, стараясь казаться спокойным и уверенным в себе.
        Остановившись на берегу речки, Бренетта наконец заговорила.
        - Стюарт, ты любишь меня?
        - Ты знаешь, что да. Разве я не говорил тебе этого?
        - Да. Ты говорил. А как жизнь в «Виндджэммере»?
        Стюарт облегченно вздохнул. Она лишь нервничает, а не подозревает его. С этим он сможет справиться.
        - Ты будешь очень счастлива там,  - ответил он.  - Рисовые участки заметно отличаются от ваших хлопковых полей, и дом не такой большой и не так богато обставлен, но в «Виндджэммере» есть свой особый стиль, уверенность прочности, как будто имение говорит: «Я - личность здесь, и всегда буду ей». Ты поймешь, что я имею в виду, когда мы приедем туда.
        Бренетта смотрела через реку, всматриваясь вдаль за горизонт.
        - Скажи мне, Стюарт, какая сумма потребуется, чтобы вновь поставить имение на ноги? Я знаю, папа согласился выдать нужную сумму для того, чтобы я ни в чем не нуждалась.
        - Он обсуждал это с тобой?  - спросил Стюарт, но увильнуть от ее вопроса не удалось.
        - Потребуется очень много денег?
        Стюарт кивнул, надеясь, что дает правильный ответ.
        - Да, Бренетта, много. Я принял щедрое предложение твоего отца помочь восстановить «Виндджэммер» до прежнего состояния, и есть немного внешних долгов, которые необходимо выплатить. Я не согласился бы, если бы не желал самого лучшего для тебя. Тебе нет нужды волноваться об этих делах, я всегда буду заботиться о тебе.
        Когда Бренетта подняла на него глаза, Стюарт встретился с пристальным, испытующим взором, который способен проникнуть в самые отдаленные, тайные уголки его души. Он не смог выдержать этот взгляд, опустив глаза на берег реки у своих ног.
        - И ты любишь меня,  - едва слышно прошептала Бренетта.
        - Да, я люблю тебя. Бренетта, что я должен сделать, чтобы убедить тебя, успокоить сомнения?  - Он чувствовал, как вместе с голосом повышается и его паника.
        - Как насчет ребенка Меган?
        Стюарт не мог видеть, как он побледнел, поворачивая к ней испуганное лицо.
        - Меган что? О чем ты говоришь?
        - Меган была беременна, когда выходила замуж за Рори.
        - Нет. Я не могу поверить в это. Я понятия не имел, что мистер О'Хара опустился так низко.  - Стюарт, чувствуя, как к нему возвращается уверенность, обнял Бренетту за плечи.  - Это расстроило тебя, моя дорогая. Я знаю, он был твоим другом. Стыдно так поступать, с его стороны… Меган… Ну, она была своевольным ребенком. Ты должна признать это.
        - Да,  - тихо согласилась Бренетта.  - Мне лучше вернуться в дом.
        Итак, он удачно выкрутился. Осталась пара часов, и все будет хорошо.

* * *

        Платье принадлежало ее бабушке Кристине. Тейлор тоже одевала его. Сейчас пришла очередь Бренетты. Усеянное жемчугом кружево и блестящий атлас остались такими же свежими, как и сорок лет назад. Тейлор нежно надела на голову Бренетты фату, расправляя тонкое кружево на волосах и плечах.
        Бренетта наблюдала за матерью в зеркале. Она ясно видела радость на ее лице.
        - Ты - самая красивая невеста, которая когда-либо одевала это платье,  - сказала Тейлор, целуя Бренетту.  - Я горжусь тобой.
        - Спасибо, мама.
        - Я так желаю тебе счастья, Нетта. Запомни только, пока вы любите друг друга, все остальное будет чудесно. Будь всегда честной; никогда не скрывай ничего и не храни в себе. Впусти его в свой мир, в свою жизнь. Ты никогда не пожалеешь об этом.  - Тейлор еще раз поцеловала ее.  - Я пойду вниз. Пора начинать.
        Снова оставшись одна, Бренетта повернулась к зеркалу. Она критически вглядывалась в себя. Ей пришлось признать, что невеста напротив, смотревшая на нее, замечательна. Розово-белая кожа была гладкой, детские веснушки давно поблекли. Волосы, чистые и блестящие, на фоне белого кружева фаты казались чернее, чем обычно. Они завивались тугими колечками, вызывая воспоминания о девических днях Тейлор; от высоко поднятого на затылке пучка локоны спускались на спину. Желто-карие глаза в обрамлении темных ресниц, казалось, впитывали в себя свет, становясь еще золотистее, чем обычно. Такая красивая невеста.
        - Но я не хочу выходить за него замуж,  - прошептала она.
        Бренетта с трудом подавила слезы, последовавшие за словесным признанием. Нет, она не хотела выходить замуж за Стюарта, понимая почему, зная, что он в действительности не любит ее, что его привлекают только деньги, сопровождающие их союз. И с болью в сердце она поняла, что поверила последним словам Меган.
        Она была уверена, что Рори ни с кем не мог так обойтись, как заверял ее Стюарт. Как бы там ни было, Бренетта в конце концов поняла, что Стюарт далеко не тот человек, каким она его себе представляла.
        По щекам скатились слезинки.
        - Но я так любила его. Я и сейчас люблю,  - сказала она своему отражению.  - Неужели ты действительно любишь Стюарта после того, что он сделал?  - удивилась она.  - Да. И нет. Я не знаю. Я не знаю. Что же мне делать?
        Стук в дверь заставил ее судорожно схватить платок, чтобы промокнуть слезы.
        - Да.
        Брент, очень красивый в черном костюме, с серым шелковым галстуком и запонками с бриллиантом, просунул в дверь голову.
        - Ты готова? Мне можно войти?
        - Да, входи, папа.
        Бренетта попыталась изобразить на лице самую ослепительную улыбку. Ведь именно этого он ожидал от нее.
        О, папа, что мне делать? Я не могу позорить тебя и маму, отказавшись сейчас от свадьбы. Как бы это выглядело? Я не смогу разочаровать всех таким поступком. Вспомни, что вы сделали для меня и моей свадьбы. И тетя Мариль, и мальчики, и Эрин Аланна, и наш маленький Карлтон. Они все такие восторженные и счастливые. Ты всегда много делал для нас. Я хочу, чтобы ты гордился мною. Иногда, чтобы сделать счастливыми других, надо принести в жертву немного себя. Разве не так?
        - Моя маленькая девочка,  - сказал Брент, покачивая головой.  - Где моя маленькая девочка?
        Бренетта, обняв его, снова заплакала.
        - Я здесь, папочка. Я по-прежнему твоя маленькая девочка.
        - Конечно,  - прошептал Брент.  - Откуда эти слезы, Нетта?
        Она попыталась смахнуть их.
        - Все невесты плачут. Разве ты не знаешь, папа?
        Брент прикоснулся к ее щекам.
        - Ну, если только так.  - Он протянул ей согнутую в локте руку.  - Пора идти.
        Бренетта проглотила панику, засевшую в горле, опустила на лицо вуаль и взяла его под руку. Брент положил правую ладонь на ее руки, пока они медленно выходили из комнаты, проходя коридор, и спускались по лестнице. Через раскрытые двери Бренетта услышала гул гостей, собравшихся на лужайке. Когда она с отцом проходила по веранде, голоса постепенно затихли, оркестр заиграл свадебный марш, и Брент повел ее к концу прохода.
        Бренетта взглянула на травяной ковер внизу, где ее ожидал Стюарт. Или на самом деле он ждал Брента? Слезы снова угрожающе подступили к глазам. Она храбро вздернула подбородок, отказываясь причинять боль своей семье.
        Она почувствовала, как бешено забилось в ее груди сердце, когда Брент вдруг наклонился и шепнул ей в ухо:
        - Бренетта, какой бы ни была причина, если ты не хочешь выходить замуж за Стюарта, то не делай этого. Мы с мамой хотим тебе только счастья.
        Бренетта удивилась, насколько ясно он прочел ее чувства, но твердо покачала головой. Она зашла слишком далеко и выдержит до конца.
        Не отрывая глаз от небольшой платформы на возвышении, Бренетта, опираясь на руку отца, сделала первый шаг. Стюарт казался замечательно красивым; ее сердце сжималось в сомнениях, но ноги упрямо несли вперед.
        Рядом со Стюартом стоял Мартин в качестве шафера, а возле него ожидал Карлтон, держа в руках атласную подушечку с лежащими кольцами. Когда Меган уехала, Бренетта попросила тетю Мариль стать свидетельницей с ее стороны, и сейчас она расположилась напротив Стюарта. Маленькая Эрин Аланна, разбросавшая по тропинке лепестки роз, ждала рядом с матерью. Целая толпа незнакомых людей, лица которых сливались в сплошное пятно, глазели со всех сторон, но Бренетта едва замечала их, подходя все ближе и ближе к Стюарту. Брент передал ему руку дочери, и Стюарт приблизил ее к себе. Бренетту охватил озноб, сердце окаменело в груди.
        Вглядываясь в его лицо из-под прикрытия вуали, ей показалось, будто она замечает маску, которую он тщательно носит. Я даже не знаю тебя, подумала Бренетта. Я люблю кого-то, кто, может, и не существует. Боже, если бы я любила тебя, я не боялась бы так. Но как это больно. Я должна любить тебя. Только ты не тот человек. Стюарт, кто ты? Почему ты брал Меган в свою постель? И почему ты лгал мне?
        Я не могу! Не могу! Сердце болезненно стучало в груди.
        Она быстро выдернула свою руку, убегая от него.
        - Я не могу, Стюарт. Я не могу!  - громко крикнула она, уносясь назад к дому.
        Гробовая тишина сопровождала ее до самой ее комнаты, где она бросилась на кровать, безудержно рыдая.

* * *

        Тейлор обняла Бренетту за плечи, пока они стояли возле кареты. Брент поднимал Карлтона на место рядом с возницей. Ему обещали, что он сможет поехать там.
        - Мне будет ужасно не хватать вас всех, Тейлор,  - сказала Мариль, и новые слезы скатились по заплаканному лицу.
        - Я надеюсь, что пройдет не так много лет, прежде чем мы увидимся снова.
        Они знали, что, возможно, вообще не увидятся, но не высказывали это.
        Брент пожал руку Алана, потом хлопнул Мартина по плечу.
        - Ты проделал замечательную работу, Алан. И ты тоже, Мартин. «Спринг Хейвен» восторжествовало, как и все Беллманы.  - Он отошел назад и обнял Бренетту.  - Нам надо ехать. Мы должны успеть на корабль в субботу. До свидания.
        - Мы будем писать,  - обещала Тейлор, пока Брент помогал Бренетте, а потом и ей, подняться в карету.
        - И мы будем писать в ответ. Берегите себя. Мы любим вас,  - ответила Мариль.
        Карета тронулась, и Тейлор, обменявшись красноречивым взглядом с Брентом, повернулась к окну. Она покидала Джорджию, на этот раз без ожидания приключений, горевшего в ней, когда они уезжали в 1866 в Айдахо.
        Последняя неделя была настоящим кошмаром. Бренетта отказывалась говорить, почему она передумала, но Тейлор ясно видела, что сердце ее дочери разбито. Она стала равнодушной буквально ко всему. Не встречалась со Стюартом, отсылая его от своей двери всякий раз, когда он пытался поговорить с ней. В конце концов произошла безобразная сцена между Стюартом и Брентом - так подозревала Тейлор. Беседа проходила в библиотеке, плотно закрытые двери приглушали повышенные голоса. Стюарт уехал в тот же день, подавленный, но совсем не такой расстроенный, каким был раньше. Когда она допытывалась у Брента, каков финал, он лишь ответил, что пришел к соглашению, откупившись от Стюарта.
        Один лишь раз Бренетта встряхнулась от своей летаргии. Она умоляла, чтобы они не возвращались домой, хотя бы какое-то время. Ей было все равно, куда они направятся, но она только не хотела возвращаться в Айдахо. Ни Тейлор, ни Брент не спросили дочь, почему. Если она так решительно настроена не ехать домой, то они не станут заставлять ее. Сегодня они отправились в Чарльстон, а там сядут на корабль, отплывающий во Францию. Тейлор не испытывала желания еще раз ехать за границу, но ради дочери…
        Бросив искоса взгляд в сторону Бренетты, она молилась, чтобы, какой бы ни была причина и боль, ее дочь снова обрела покой в своем сердце.
        ЧАСТЬ III

        Никакие воды не могут загасить любовь, и никакой поток не унесет ее.
    Песнь Соломона 8:7

        ГЛАВА 28

        Март 1881 - «Хартс Лэндинг».
        Тяжелые черные тучи могли позавидовать мрачности его лица, когда он захлопнул за собой дверь дома. Рори поднял воротник, склонившись навстречу ледяным мартовским ветрам. Одна ужасная ошибка дала ему хороший урок, и он поклялся никогда больше не прикасаться к спиртному, но в данный момент жалел, что дал эту клятву. Единственное, чего он хотел сейчас - это полного забвения.
        Животные своим теплым дыханием согревали сарай изнутри. В воздухе сладко пахло соломой. Быстро закрыв за собой дверь, Рори глубоко вздохнул, стараясь успокоить кипевший в нем гнев.
        Эта женщина! Иногда ему хотелось…
        Рори сел на кипу сена, наблюдая за недавно появившимся на свет черным жеребенком, жадно присосавшимся к вымени матери. Однако, вместо спокойствия, эта сцена добавила раздражительности, напомнив о ребенке Меган.
        Прелестная малышка Беллами Старр. Такая светловолосая, с большими голубыми глазами, милая и веселая. Но это не его ребенок - и совершенно не нужный собственной матери.
        С самых первых дней жизнь с Меган была настоящим адом. Всю дорогу до Айдахо она жаловалась и хныкала, убивая всю радость от возвращения домой. Тобиас так обрадовался, что Рори вернулся, а Ингрид сделала все возможное, чтобы и Меган чувствовала себя как дома. Бедняжка Ингрид! Она старалась изо всех сил, но Меган не замечала ее усилий.
        Когда она объявила, что ждет ребенка, Рори удивился, очень обрадовавшись. Он любил детей и хотел иметь их много. Однако Меган совершенно не изъявила желания принимать его любовь, а когда это случилось, вела себя с таким презрением и негодованием, что его попытки становились все реже. Он надеялся, что со временем она простит его за то, что он лишил ее девственности в пьяном угаре, и полюбит его.
        Гордый от будущего отцовства, Рори с нетерпением ожидал рождения ребенка. Он ни разу не вышел из себя, общаясь с Меган, угождая всем ее капризам, обращаясь с ней, как с хрустальной, постоянно смотря на календарь и ожидая появления малыша. Но почти на два месяца раньше срока, холодным декабрьским утром, Меган разрешилась здоровой, полностью доношенной девочкой, и Рори понял, как он жестоко обманут. Но он смог полюбить ребенка всем сердцем.
        Но не Меган. Она желала как можно меньше общаться с малышкой. Как-то утром она даже вообще отказалась вставать и кормить ее, поэтому Рори пришлось отыскать женщину-индианку, вдову охотника-француза, которая стала кормилицей девочки. Собственный ребенок Нежной Лани погиб при пожаре, унесшим и жизнь ее мужа, оставив ее без средств с тоскующим от одиночества сердцем. Она с радостью согласилась заботиться о Старр.
        Беллами Старр О'Хара. Первое имя частично показывало ее принадлежность к роду Беллманов, а в переводе с французского «Старр» обозначало - прекрасный друг, дающий свет любви, который будет окружать ее всю жизнь, на что надеялся Рори. «О'Хара» - потому что он любил девочку и не хотел, чтобы она склоняла голову от позора за свое происхождение. Он никогда не дал понять Меган, что знает правду, и та наивно верила, будто одурачила его.
        Рори старался быть терпеливым с женой; он хотел жить дружелюбно, даже если они так никогда и не полюбят друг друга. Но сегодняшний вечер вывел его из себя.
        Они сидели, ужиная, за столом. На Меган была одета хорошенькая коричневатая юбка и белая блуза, яркая желтая шаль - рождественский подарок Ингрид - окутывала ей плечи. Она казалась очень привлекательной, мягкий отблеск каминного огня играл на ее золотистых прядях. Пока они ели в тишине, нарушаемой лишь потрескиванием поленьев в камине да цоканьем вилок, она выглядела ранимой и совершенно безвредной. Старр спала в своей корзинке в другом углу комнаты. Нежная Лань находилась рядом на стуле.
        Потом ребенок зашевелился, захныкал, осознав, что хочет есть. Рори наблюдал, как Нежная Лань склонилась над корзинкой и начала менять пеленки, не переставая нежно ворковать. Это была очень приятная женщина, спокойная и скромная, любящая и заботливая. Он улыбнулся, подумав, как сегодня все мирно.
        - Если ты так хочешь ее, почему не предложишь? Она - простая служанка,  - резко произнесла Меган.
        Рори взглянул на нее.
        - О, не надо казаться таким шокированным. Я знаю, ты хочешь близости с ней. Вы, мужчины, постоянно только об этом и думаете. Это отвратительно. И единственное, что получает женщина - дом, полный орущих младенцев.
        - Меган!
        - Посмотри на Ингрид. Она имеет четырех мальчишек и вот, снова готова рожать. Совсем как племенная кобыла. Она ведет себя без всякого стыда, иначе прекратила бы после первых двух.
        Хныканье Старр перешло в горькие вопли. Нежная Лань замешкалась, не успевая накормить ее.
        - Ради всего святого, заткни рот этому отродью!  - закричала Меган.  - Ты что, настолько туна, что даже это не можешь сделать как следует?
        - Меган, хватит,  - предупредил ее Рори.
        Глаза ее стали голубыми, как северное небо, и ледяными, когда она обратила взгляд на Рори.
        - Конечно, если кормилица не должна заботиться о ребенке, то можешь брать ее хоть сейчас в постель для утех. Ну, давай. Мне плевать. Только не лезь ко мне в поисках ласк.
        Его охватило непреодолимое желание ударить ее, и пока Рори не утратил контроль над собой, он встал из-за стола, надел пальто и выскочил из дома.
        Как часто в подобные моменты мысли Рори обращались к Бренетте. Интересно, где она в эту минуту, что делает, думал он. Улыбается ли она? Преодолела ли свою страсть к Стюарту или по-прежнему любит его, как Рори ее? А может быть, она заинтересовалась кем-то другим? Может, она танцует сейчас в объятиях французского герцога или отдыхает в загородном поместье возле Парижа? Возможно, она…
        Молодой жеребенок, насытившись, прекратил шумное посасывание и удовлетворенно заржал. Мать выгнула шею и обнюхала его. Мысли Рори снова вернулись к его проблемам.
        Нежная Лань обращалась с ребенком так же мягко, как и эта взрослая лошадь, ее темно-карие глаза всякий раз наполнялись теплотой и любовью, когда она обращалась к девочке. Она обладала застенчивой улыбкой и острым умом, а оскорбления Меган, казалось, совсем не трогали ее. Года на два старше Рори, женщина оставалась стройной, ее тонкую фигуру покрывали платья, выделанные из шкуры оленей, украшенные бахромой и цветными замысловатыми узорами. Она заплетала черные волосы в две косы, спускавшиеся ниже спины, а вокруг головы повязывала узкую ленту с бисером.
        Рори не воспринимал серьезно предложение Меган. Он знал, что мог бы принять Нежную Лань второй женой; она бы не возразила. Хотя между ними и не было страсти, но они хорошо удовлетворяли бы друг друга. Она заботилась бы о нем, согревая постель и смягчая его страдающее сердце. В ответ, он скрасил бы ее одиночество и подарил других детей, взамен того, которого она потеряла.
        Он не думал серьезно об этом, лицо Нежной Лани сменилось в его сознании другой женщиной, с черными, как смоль, волосами и кожей, белой и блестящей, как перламутр, и он знал, что никогда не сможет поступить так…

* * *

        Тобиас наблюдал за Рори из другого конца сарая. Его присутствие осталось незамеченным. Он решил, что лучше на какое-то время оставить его наедине с собой.
        Тобиас покачал головой. Конечно, он не знал Меган до того, как Рори привез ее сюда, но не мог не удивляться, что заставило того жениться на этой девице. С ее лица не сходила недовольная кривая гримаса; она была эгоистичной, тщеславной и избалованной девушкой, каких он никогда не встречал. Он видел, как множество раз она давала отпор попыткам Ингрид завязать дружбу, и думал о Меган не совсем хорошо. А брани, которой она поливала Рори, вполне хватило бы, чтобы заставить человека сбежать в монастырь.
        Тобиасу повезло иметь такую женщину, как Ингрид, и он знал это. Они прожили уже шесть лет, и каждый день был лучше предыдущего. Она искрилась смехом, заражая радостью всех окружающих. Она подарила ему четырех здоровых сыновей, а в августе появится еще один Леви. Бог Абрахам явно благословил его большой семьей. Единственной тенью на их счастье оставался отец Ингрид. Он отказывался видеть и ее, и детей, заявив, что его дочь умерла для него в тот день, когда вышла замуж за еврея.
        Тобиас шумно откашлялся, выходя из стойла. Когда Рори взглянул в его сторону, он сказал:
        - Красивый жеребенок, не правда ли, Медведь? Эта кобыла всегда приносит настоящую драгоценность.
        - Я как раз думал то же самое, Тобиас.
        - Боюсь, ночью опять пойдет снег.
        - Наверное, ты прав.
        - Дома все нормально, Медведь?
        - Хорошо. Просто хорошо.
        - Вот и нормально.
        Они замолчали, пристально глядя на лошадь. Рори первым прервал молчание.
        - Думаю, мне пора идти.
        Тобиас кивнул.
        - Эй, Медведь, я чуть не забыл сказать. Получил известие от Брента. Его семья через пару месяцев приедет домой. Говорит, что у них есть сюрприз для нас. Ты не думаешь, что Нетта нашла себе другого парня?
        - Вполне возможно, Тобиас,  - ответил Рори натянутым тоном.  - Вполне возможно.
        Рори толкнул дверь, оставляя Тобиаса наедине с животными.
        ГЛАВА 29

        Март 1881 - Имение «Марчлэнд».
        Маркиз Марчлэнд, член местного джентри[11 - Джентри - нетитулованное местное дворянство.], прислонившись к массивному мраморному камину, подробнейшим образом рассказывал о событиях утренней охоты. Это был человек лет тридцати трех, среднего роста, с длинным прямым носом и удивленно приподнятыми бровями. По мнению Бренетты, щеголь. Он уже смертельно утомил ее, и ежедневно она жалела, что папа принял приглашение маркиза остановиться в «Марчлэнде» во время их визита в Англию. Она знала, что в глубине его карих глаз таится предложение руки и сердца, и любой ценой стремилась избежать его. Он был не первым ее кавалером с тех пор, как они покинули Чарльстон. Ей даже делали предложение на борту корабля. Но она горевала по Стюарту, не волнуясь из-за того, что ответить им. Лично они не имели никакого отношения к ее отказам.
        Маркиз - совсем другое дело. Она просто - и постоянно - не могла выносить его. «Блестящая партия», сказали бы люди, прими она его предложение, но Бренетту дрожь пробирала от одной мысли стать его женой.
        Время по крайней мере залечило ее разбитое сердце. Она не верила, когда ей говорили, что все пройдет. На Париж и Вену она смотрела через пелену слез, когда они прибыли в Рим, боль ослабела, а в Англию она приехала с полностью восстановленной жизненной силой. Сейчас она вспоминала Стюарта с чувством спокойствия и временами с тоской думала о том, что могло произойти.
        - Прости меня, Марч,  - сказала она, прерывая его, называя по прозвищу[12 - Марч - граница; Марчлэнд - пограничная полоса.], которое он настоятельно просил всех использовать, обращаясь к нему.  - Боюсь, у меня начинается мигрень. Я думаю, мне лучше подняться наверх и немного полежать. Встретимся за ужином.
        Маркиз поклонился ей.
        - Я могу проводить вас до вашей комнаты, дорогая моя?
        - О, не утруждайте себя, пожалуйста. Я уверена, мама сгорает от желания услышать весь рассказ об охоте. Я дойду одна.
        Она быстро вышла, успев перехватить пронзительный взгляд, брошенный в ее сторону разгневанными синими глазами матери. Бренетта молча рассмеялась, зная, что Тейлор испытывает те же самые чувства к их привередливому щеголеватому хозяину, что и она.
        Поднимаясь по лестнице, Бренетта провела рукой по темной стене. Имение «Марчлэнд» было старинное, с богатейшей историей. Она подсознательно сравнивала его с «Хартс Лэндинг», построенном менее двадцати лет назад на границах страны. Хотя этот дом с его многочисленными залами и гостиными, золотом и серебром, роялями и коврами можно было назвать прекрасным, но Бренетте он казался унылым. Она стремилась к «Хартс Лэндинг», к его простой жизни, борьбе за выживание, и людям, оставшимся там - Тобиасу, Ингрид, Сандману, Рори…
        Рори. Письмо, сообщающее о рождении Беллами Старр, они получили в Риме. Мариль писала, что Старр повезло - она выжила, родившись раньше срока. Бренетта сразу же после того, как Тейлор закончила читать письмо, пошла к себе в комнату и легла на постель, уставившись в потолок и сожалея о Рори. В то время, как она болезненно избежала трагической ошибки, Рори не повезло. Она надеялась, что они полюбят друг друга и он простит Меган за ее обман и хитрость. Что касается ее собственных чувств к Меган, то обида исчезла. Осталось только сожаление за произошедшую глупость Меган и ее бессердечное преследование собственных целей.
        Да, подумала Бренетта, открывая дверь в свою комнату, пришло время возвращаться домой.

* * *

        Каждый день они сидели вот так - отец и сын - под искривленным старым деревом, Карлтон, в очках и с сосредоточенным выражением на лице, держал в руках книгу. Толстые очки делали мальчика похожим на большую комнатную муху, но Брента совершенно не волновала его внешность. Он ни на что не обращал внимания, слушая, как его сын читает старый букварь.
        Когда Карлтон впервые пожаловался на боль в глазах, Брент не был до конца уверен. Сначала они подумали, что это - результат усталости, наступившей после отъезда из «Спринг Хейвен», но он никогда не забудет той минуты, когда понял, что Карлтон воспринимает какой-то свет. Они находились в гостинице в Вене. Брент вошел утром в комнату сына и увидел, что тот уже встал и сидит на кровати.
        - Доброе утро, Карл.
        - Доброе утро, папа.
        Брент поднял шторы, и комната заполнилась светом. При этом он посмотрел на Карлтона в висевшее зеркало, заметив, как мальчик быстро поднес к глазам руку, словно защищая их от солнца.
        Брент стремительно повернулся.
        - Карл, почему ты так сделал?  - требовательно спросил он.
        Медленно опустив руку, но все еще не открывая глаз, он ответил:
        - Глаза болят. Я только прикрыл их.
        - Иди сюда,  - приказал Брент, и голос его из-за возбуждения прозвучал сердито.  - Открой глаза.
        - Мне больно, когда я так делаю.
        - Открой,  - настаивал Брент, потом взял Карлтона за руку, подводя его ближе к окну.
        С протестующим усилием и дрожащими веками, Карлтон повиновался отцу. Как только на глаза упал свет, он заморгал, вновь поднимая руку, чтобы прикрыть их.
        - Боже милостивый!  - прошептал Брент. Потом закричал: - Тейлор, Тейлор, иди сюда!
        Он подхватил Карлтона на руки и закружил его по комнате.
        - Разве ты не понимаешь, мой мальчик? То, что причиняет тебе боль, это свет! Карл, ты можешь видеть!
        - Что такое? Что случилось?  - крикнула Тейлор, спеша на его зов, наспех набросив халат.
        - Он будет видеть. Он будет видеть.  - Только это и смог выговорить Брент, задыхаясь от избытка чувств и подступивших слез.  - Он будет видеть.
        Понемногу зрение Карлтона улучшалось, боль от света постепенно сменилась различением теней, потом цветных, хотя и неясных, объектов, пока, наконец, с помощью очков, он стал пробовать читать.
        Слушая монотонный голос Карлтона, Брент обнял сына за плечи.
        - Я люблю тебя, мальчик мой.
        Карлтон оторвал взгляд от книги.
        - Я тоже люблю тебя, папа.
        - Почитай мне еще немного. Мне нравится слушать тебя.
        - Конечно,  - с улыбкой ответил Карлтон.  - Я люблю читать.
        ГЛАВА 30

        Июнь 1881 - «Хартс Лэндинг».
        Это был один из тех редких июньских дней, когда температура в их долине поднимается выше тридцати градусов. Ни единый порыв даже слабого ветерка не нарушал неподвижность воздуха.
        Кузнец ушел вместе со стадом во время весеннего перегона, поэтому Рори сам подковывал свою лошадь, когда возле дома остановился кабриолет. Пот заливал лицо, он бросил короткий взгляд в сторону экипажа, снова склонившись к большому копыту, зажатому между ног. Но взволнованный пронзительный крик Ингрид заставил его все бросить и помчаться к дому. Вместо неприятности он увидел крепко обнявшихся Ингрид и Тейлор.
        - Рори?  - громко приветствовал его Брент, похлопывая удивленного Рори по плечу.
        - Брент, мы не ждали вас так скоро.
        - Я знаю. Мы решили удивить вас. Сюрприз удался,  - Брент повернулся к Тейлор.  - И у нас есть еще больший сюрприз, правда, дорогая?
        Тейлор сияла от радости.
        - Да, конечно. Карл, подойди сюда.
        Рори хватило беглого взгляда на очки с толстыми стеклами, водруженные на нос мальчика, чтобы понять, что произошло.
        - Карл, мой юный друг, ты превратился в довольно взрослого парня с тех пор, как я видел тебя в последний раз,  - серьезно произнес Рори, пожимая руку Карлтона.
        Карл внимательно осмотрел его, потом сказал:
        - Ты - Рори? Ты выглядишь совсем не так, как я представлял тебя. И ты намного темнее остальных.  - Возвращаясь к приветствию Рори, он ответил: - Это из-за очков я выгляжу по-другому. Я могу даже читать в них.
        - Читать? Уже? Поразительно.
        - Это замечательно, не так ли, Рори?  - сказала Бренетта, спускаясь из кабриолета.
        С испуганно забившимся сердцем Рори повернулся к ней. На ней было розовато-лиловое платье, и она казалась спокойной и чистой, несмотря на жаркое и пыльное путешествие. Она зачесала волосы набок, связав их красивой лиловой лентой. Улыбка на губах была теплой, озарявшей все ее лицо.
        - Бренетта, я так рад видеть тебя.
        - А я тебя, Рори. Так приятно снова быть дома.
        Мудрая. Именно это слово приходило ему на ум при взгляде на Бренетту. Не просто светская барышня, какой она была в шестнадцать лет, а знающая и понимающая жизнь женщина. Он подумал, в каком виде предстал перед ней - голая грудь с каплями пота, блестевшими на коричневой коже, влажные волосы, прилипшие к голове, пыльные джинсы,  - а потом представил мужчин, с которыми она наверняка встречалась в Европе - учтивых, утонченных графов и герцогов. Сейчас он чувствовал себя более неотесанным мужиком, чем когда впервые появился в Нью-Йорке.
        - Рори О'Хара, мог бы сказать мне, что все уже здесь.
        Рори вздрогнул от резких слов Меган. Ну и парочку они составляли. Растрепанный неуклюжий метис и его жена, пронзительно кричащая, сварливая женщина.
        - Меган, как приятно видеть тебя,  - мягко сказала Тейлор, приветствуя свою племянницу нежным поцелуем.  - Давайте войдем в дом, там прохладнее. Меган, мы так хотим взглянуть на твою малышку.
        - Неужели? Ну что ж, чуть позже, я скажу кормилице принести ее в дом,  - ответила Меган.
        Брови Бренетты вопросительно поползли вверх.
        - Кормилицы?
        - Это - няня Старр,  - ответил Рори.
        - Девочка болеет?  - спросила Тейлор.
        Меган покачала головой.
        - Нет, конечно. Но кто-то должен присматривать за ней, нельзя же ожидать, что я буду сидеть с ней днем и ночью.
        - О,  - одновременно выдохнули Бренетта и Тейлор, обмениваясь понимающими взглядами.

* * *

        Индианка сидела на диване рядом с Рори, опустив глаза и сложив на коленях руки. Рори держал светловолосую голубоглазую девочку, нежно разговаривая с ней и не обращая внимания на беседу остальных в комнате. Меган все еще изливала на Тейлор и Брента придирки по поводу трудностей, в которых она вынуждена жить в этой примитивной обстановке и жаловалась на замужнюю жизнь, в особенности на материнство. Тейлор прилагала все усилия, чтобы отвечать вежливо и тактично.
        Бренетта тем временем продолжала скрытое наблюдение за троицей на диване. Нежная Лань действительно была ласковой женщиной, выглядевшей почти экзотически, с широко расставленными карими глазами, высокими тонкими дугами бровей, квадратным подбородком и широким, слегка приплюснутым носом. Держалась она скромно и послушно, и все же за прямой осанкой безошибочно угадывалась ее гордость.
        Бренетта перевела взгляд на Рори и не могла не задуматься - а не любовники ли они? Казалось, они так хорошо подходят друг к другу. Она не посмела бы осуждать его, особенно после столь долгого выслушивания Меган, но надеялась, что это не так. По какой-то причине она знала, что Рори не остался бы тем же человеком, которого она всегда знала - и любила - войдя в любовную связь с другой женщиной.
        Лицо Рори светилось, пока он держал ребенка на руках. Сердце в груди Бренетты разрывалось от сознания, что это не его дочь. Но видя, как он нежно любит чужую девочку, она ощутила особую близость к нему. Любой, способный на столь бескорыстные чувства - поистине редкостный человек.
        Старр громко смеялась, радостный звук звенел над безостановочной речью ее матери. Потянувшись к кормилице, малышка схватилась за лиф ее платья и начала тянуть его.
        Нежная Лань взяла девочку из рук Рори и встала.
        - Я пойду,  - тихо сказала она, кивнула остальным и вышла.
        - Тебе очень повезло найти эту женщину,  - сказала Тейлор Рори.
        Ей ответила Меган:
        - Ах, мы терпим ее, поскольку это самое лучшее, что мы можем сейчас подобрать, но я не уверена в ней. Знаете, никогда нельзя по-настоящему доверять индианке.
        Бренетта заметила, как гнев подступает к лицу Рори.
        - Простите,  - пробормотал он,  - мне нужно выйти.
        Бренетта пару минут подождала, потом поднялась.
        - Я, наверное, пойду к Ингрид проведать ее детей.
        - Тебе не хватает маленьких плутов?  - с сарказмом выкрикнула ей вслед Меган, когда Бренетта быстро выходила из дома.
        Рори стоял, прислонившись к ограде загона. Не говоря ни слова, она положила руку на его плечо. Он не поднял глаз, не давая понять, что заметил ее присутствие.
        - Ты снова дома, в Айдахо,  - сказала, наконец, Бренетта, когда сумерки сгустились вокруг.  - И у тебя есть прекрасная дочь.
        Его голос прозвучал словно из-под земли:
        - Я люблю эту малышку больше собственной жизни.
        Она почувствовала боль и разочарование в его словах. Стараясь успокоить Рори, Бренетта прижалась щекой к его спине.
        - Я хочу, чтобы тебе стало лучше.
        - Ты знаешь, не так ли?  - Вопрос прозвучал едва слышно.
        - Да.
        - И поэтому ты не вышла за него замуж.
        - Частично, да.
        Рори повернулся к ней с бесстрастным лицом.
        - Тогда, если мой брак спас тебя от долгих страданий, мне стоило сделать этот шаг.
        - Нет, не стоило.
        Он ласково потрепал ее волосы, заставив себя улыбнуться.
        - Ну что ж, ты дома, там, где твое место. Как и у всех нас.
        Впервые за многие месяцы Бренетте захотелось заплакать. Рори заметил и тут же раскаялся в своих словах.
        - Тебе было очень трудно? Ты все еще любишь его?
        - Нет,  - ответила она, качая головой и смахивая слезы.  - Сначала было ужасно, но я больше не люблю его. Когда думаю о нем, уже ничего не чувствую… кроме жалости ко всем, кто пострадал из-за меня.  - Она наклонилась.  - Я хочу только, чтобы ты стал счастливее,  - прошептала Бренетта, едва касаясь, поцеловав его щеку.

* * *

        Ингрид, выглядевшая от беременности квадратной, отбросила пряди волос, прилипшие к влажному лицу. Она рано поднялась, чтобы испечь хлеб, надеясь обогнать наступающую жару, но утреннее солнце принесло с собой еще один необычайно теплый день, превращая маленькую кухню в настоящую печь.
        Пятилетний Ройбин усердно трудился над ивритом. С тех пор, как они поженились, Тобиас черпал все больше и больше энергии из веры своих предков; веры, которая прошла мимо него в пору юношества. Он стал обучать сыновей, едва они выбрались из пеленок, читая им азбуку, уходившую корнями в историю четырехсотлетней давности. И Ингрид, ради любви к Тобиасу, приняла его веру, ощущая себя еврейкой, словно имя ее - Ханна или Симона. Сейчас, наблюдая за маленьким сыном, сосредоточенно морщившим лоб, она чувствовала, как огромная гордость заполняет ее. Воистину Бог благословил их союз.
        Отряхнувшись, она поспешила закончить утреннюю работу. Скоро проснутся Исаак, Илия и Давид и шумно начнут требовать завтрак. После того, как их отец ушел на перегон скота, Ингрид занималась домашними делами с рассвета до заката.
        - Тук-тук.
        Ингрид, подняв глаза, увидела Бренетту, смотревшую на нее из раскрытых дверей.
        - Входи, Нетта. Ты рано вышла из дома. Садись.
        - Вообще-то, сесть надо тебе. Пора немного передохнуть.
        Ингрид рассмеялась.
        - А кто же тогда будет печь хлеб, стирать одежду и готовить еду?
        Бренетта села за стол напротив Ройбина. Глядя на мальчика, она задумчиво произнесла:
        - Удивительно, как он вырос со дня моего отъезда. Все из них. А сейчас у тебя есть еще и Давид, а скоро будет еще и другой. Как ты управляешься, Ингрид?
        - С помощью большой любви и веселого нрава,  - ответила Ингрид, поцеловав сына в макушку.
        - Меган не может совладать даже с одним.
        Ингрид поджала губы.
        - Боюсь, Меган думает только о Меган.
        - Поверишь ты мне или нет, Ингрид,  - сказала Бренетта,  - она не была такой раньше.
        Ингрид фыркнула.
        - Она всегда была такой, как ты выразилась, с того момента, как появилась здесь. Бедный Рори. Иногда я…  - Ингрид присела к столу.  - Нетта, ты бы видела его, когда он ждал рождения ребенка. Как будто он первый отец на земле. Как бы злобно и нагло не вела себя эта девица, он обращался с ней, как с хрустальной. Конечно, ее обман ошеломил нас всех. Всех, кроме нее самой.  - Она резко остановилась, поняв, что сказала лишнее.
        - Не волнуйся, Ингрид. Я знала это раньше. Продолжай.
        - Нетта, можно было подумать, что солнце встает и садится по прихоти Старр. Мой Тобиас всегда был страшно доволен, но Рори… Да, Старр значит все для него. В его сердце - пустота, и он пытается заполнить ее любовью к девочке, если ты хочешь знать мое мнение.
        - Он настолько несчастен?
        С трудом высвобождая свое испачканное мукой тело из-за стола, Ингрид смогла только кивнуть в ответ.
        - Но, Ингрид, внешне с ним все в порядке.
        - Нетта, ты выросла рядом с ним. Тебе следовало бы знать, как он ухитряется скрывать все эмоции за ничего не выражающим лицом. Может быть, я вижу это потому, что сильно люблю Тобиаса, и для меня все ясно, как на ладони. Рори приехал с Востока с беременной новобрачной, но любил он другую - и любит до сих пор.
        - Так долго?  - мягко спросила Бренетта.  - О, Ингрид, надеюсь, что ты ошибаешься.

* * *

        Рори вцепился в хвост лошади, и крупный гнедой жеребец потянул его на крутой каменистый склон. Мощным прыжком лошадь вынесла их обоих на вершину. Рори дал передохнуть и себе, и животному, пока его глаза пробегали по низине, что-то высматривая.
        Когда он год назад вернулся домой, часто думал о поисках Огонька, но Рори чувствовал, что не может захватить ее в плен, так как сам ощущал себя в ловушке. Теперь все изменилось. Он искал кобылу, чтобы преподнести ее Бренетте, как подарок в связи с возвращением домой.
        След, по которому он шел, был почти свежим. И Рори не хотел отставать. Он вспрыгнул в седло, разворачивая лошадь на восток.
        Рори нашел их в середине дня. Ему пришлось проползти на животе вдоль утеса, чтобы поближе рассмотреть их. Первым потрясением стал новый жеребец, появившийся вместо Амен-Ра. Значит, старый вожак умер, подумал Рори, оценивающим взглядом окидывая захватчика. Интересно, что же случилось с Амен-Ра. В том году ему исполнилось бы девятнадцать лет. Внешне этот жеребец - его сын. Хотя он и не был такого же сияющего медного цвета, но унаследовал красиво очерченную голову, сильные ноги, короткую спину, а также широкую грудь своего отца. Он был гнедой, со светло-желтой гривой и хвостом.
        Отыскав взглядом Огонька, Рори еще раз удивился. Конечно, он знал, что она стала старше на шесть лет, но совершенно не ожидал, что рядом с ней может стоять жеребенок. Но вот он, перед ним. Это был хорошенький маленький детеныш, примерно трехмесячного возраста, не такой рыжий, как его мать, но достаточно яркий. Как искра от огня, подумал Рори, давая жеребенку имя.
        Выпрямившись, он поспешно скрылся из вида, подойдя к своей лошади. Он нашел ее. Теперь начиналась настоящая работа.

* * *

        Бренетта сидела под плакучей ивой, когда Меган отыскала ее. Дневная жара угнетала, ей хотелось побыть одной. Она совсем не обрадовалась, заметив подходящую к ней Меган.
        - Дома еще жарче,  - сказала Меган,  - но это слабое утешение, не так ли?
        - Да, весьма слабое.
        Меган расправила пышные юбки вокруг себя, опускаясь на траву.
        - Ты дома уже больше недели. Как тебе здесь после Европы?
        - Я предпочла находиться здесь.
        - Ты, должно быть, шутишь! Мне так хотелось оказаться на твоем месте.
        Ты заняла мое место до того… со Стюартом, не удержалась от мысли Бренетта.
        - Меган, это была не экскурсия. Я уехала туда, чтобы спрятаться.
        С выражением полной невинности на лице - в конце концов, подумала Бренетта, разве она не изучила мастерство обмана до последней тонкости?  - Меган спросила:
        - Почему ты разорвала помолвку? Я не знаю причин.
        - Просто я обнаружила, что недостаточно люблю его,  - ответила она.  - Недостаточно для того, чтобы жить с его ложью и обманом.
        - Ты разбила его сердце,  - продолжала Меган.
        Зачем мы притворяемся? Почему мы ведем себя так, как будто не существовало того разговора, и ты не говорила мне, что беременна от Стюарта? Меган, кому еще ты причинишь боль?
        - Возможно, его сердце и испытало боль, но сомневаюсь, что оно разбилось. Уверена, к этому времени он уже полностью оправился,  - произнесла она вслух.
        Бренетта выглянула между ветвями и увидела кормилицу, направляющуюся к горам. На спине она несла Старр, а в руках держала корзинку.
        - Куда идет Нежная Лань?  - спросила Бренетта.
        Меган пожала плечами.
        - За ягодами. Или на сбор корней и трав. Кто знает? До тех пор, пока Старр с ней, меня это не волнует.
        - Она кажется такой ласковой,  - задумчиво сказала Бренетта.
        - Конечно, но все это - притворство. Она думает, что одурачит меня, но я-то знаю, что происходит.
        - Что такое, Меган?
        - Она охотится за моим мужем, но не знает только, что мне плевать. Может забирать его, по крайней мере на ночь, чтобы он оставлял в покое меня.
        Бренетта постаралась скрыть шок, зная, что именно такой реакции и ожидает от нее Меган.
        - Конечно, нельзя ожидать, чтобы дикари вели себя так же, как цивилизованные люди. Они ничего не знают. Совсем как негры у нас дома,  - закончила Меган.
        - Дикари?  - воскликнула Бренетта.  - Меган, Рори - намного образованнее, честнее и умнее большинства мужчин, которых я встречала по обе стороны Атлантического океана. Я никогда не поверю, что он обманывает тебя.
        Меган собиралась отпарировать, но в этот момент их внимание привлекла какая-то суматоха. Рори скакал к загону с лошадью на поводу. Ройбин, бежавший впереди, возбужденно кричал.
        - Огонек!  - воскликнула Бренетта, вскакивая на ноги, и рванулась к ним. Она подбежала к загону как раз в тот момент, когда Рори отпустил повод.
        - О, Рори, ты привел Огонька! Как чудесно! Она даже красивее, чем раньше!
        - Да, еще красивее. Совсем как ее хозяйка.
        - Хозяйка?
        - Бренетта, она - твоя.
        - Моя?  - эхом отозвалась Бренетта.
        - Разве ты не помнишь, малышка? Я подарил ее тебе несколько лет назад.
        Бренетта остановилась рядом с ним, прислонившись к ограде загона.
        - Но я отпустила ее на свободу.
        - А я снова привел ее к тебе,  - сказал он громче.  - Но, - добавил он,  - жеребенок предназначен для Старр.
        Пораженная чувствами, Бренетта руками обвила его шею и порывисто сжала в объятиях.
        - Спасибо, спасибо тебе!
        - Разве не смешно?  - язвительные слова Меган как холодной водой окатили ее.
        Бренетта отошла от Рори.
        - Меган, взгляни, он привел Огонька,  - сказала она, стараясь спрятать неожиданно покрасневшее лицо, отворачиваясь к лошадям.
        - Уверена, что это просто замечательно.
        - Меган, пожалуйста,  - сказал Рори, подтягивая ее поближе к ограде.  - Посмотри на жеребенка. Он для Старр. К тому времени, как он будет готов скакать под седлом, она подрастет, чтобы сесть на него. Прекрасный жеребенок.
        - Как и кобыла. Почему ты даришь ее Нетте? Почему не мне?
        Вздох Рори можно было скорее почувствовать, чем услышать.
        - Потому что она принадлежала ей раньше.
        - Она не слишком хотела ее, раз выпустила на свободу.  - Меган обратила холодные голубые глаза на Бренетту.  - Возможно, ты просто всегда забираешь то, что должно быть моим.  - Взмахнув юбками, она покинула загон.
        Бренетта почувствовала тошноту.
        - Извини, Рори, мне надо идти,  - мягко сказала она.  - Еще раз, спасибо.
        ГЛАВА 31

        Август 1881 - «Хартс Лэндинг».
        Меган запустила журнал мод через всю комнату. Он ударился о стену и упал на пол, разорванная обложка закрыла смятые страницы.
        Все, абсолютно все замечательное происходило в другом мире, а она торчит здесь, в этом Богом забытом месте.
        - Ненавижу! Я все ненавижу здесь. Так помоги мне, дай уехать отсюда. Я должна как-то заставить Рори увезти меня.
        Странно, но Меган не испытывала желания поехать домой, в «Спринг Хейвен». Там тоже ничего не происходит. Если бы только ей удалось заставить его взять ее в Нью-Йорк, или Новый Орлеан, или Саванну. Даже Денвер лучше, чем эта дыра.
        Меган вскочила, смотря на себя в маленькое зеркало, висевшее над умывальником. Она внимательно рассматривала свое лицо. Оно все еще оставалось безупречным; в конце концов, ей только шестнадцать. Она научилась накладывать румяна на щеки и губы, сохраняя при этом естественность. Тело расцвело после рождения дочери, придавая женственную округлость груди и бедрам. Если одеться так, как надо…
        - Так помоги мне, Господи, отсюда выбраться, а потом хоть ад, хоть потоп.
        В этот момент дверь открылась, впуская кормилицу и ребенка. Индианка снова ходила собирать ягоды, корзина была наполнена с верхом. Она опустила Старр, и малышка тут же поползла вперед. Она старательно избегала Меган на своем пути, единственный способ обращения матери с ней состоял из окриков и шлепков. Любопытство Старр привело ее к камину. Нежная Лань спокойно перебирала ягоды, подняв глаза как раз вовремя, чтобы заметить, как девочка взяла холодный уголек, готовясь засунуть его в рот.
        - Старр, нельзя.
        Ребенок испуганно замер, и Нежная Лань быстро отобрала у нее уголек, но та успела вымазать и лицо, и одежду.
        - Старр, осторожнее,  - мягко сказала Нежная Лань.
        Меган тряхнула головой.
        - Ради всего святого, это не убедит ее.  - Она грубо выхватила Старр из рук индианки. Опустившись на колени у камина, она показывала на холодную золу, грубо приговаривая: - Нельзя, Старр. Нельзя. Нельзя. Нельзя.  - При каждом слове она с силой била дочь по спине и рукам, пока вопли ребенка не заполнили весь дом.
        Дикий гнев закипел внутри Меган, ослепляющий гнев, которого она не испытывала прежде. Она должна прекратить крики этого отродья. Ударив ребенка по губам, она закричала:
        - Замолчи, Старр. Слышишь меня? Замолчи!
        Малышка крутилась и извивалась, пытаясь вырваться. Меган сильнее затрясла ее. Нежная Лань быстро подошла к ней, вырвав девочку из ее рук, и прижала испуганного ребенка к груди.
        - Мама уже достаточно наказала дочь,  - успокаивающе произнесла она.
        Лицо Меган побелело, в глазах горело бешенство.
        - Я сама знаю, когда хватит, глупая индианка! И если она будет снова орать, как сейчас, я накрою ее голову подушкой и придушу ее. Ты поняла меня? Тогда тебе придется уйти. Здесь у тебя не будет работы, и я не позволю тебе оставаться лишь для того, чтобы спать с моим мужем.
        Нежная Лань повернулась и пошла в маленькую комнату Старр, закрыв за собой дверь.

* * *

        Мягкий утренний свет струился сквозь легкие шторы через окно в спальне. Он падал на золотистые волосы жены, разметавшиеся, как крылья ангела, по подушке и простыне.
        Рори оперся на локоть и внимательно всматривался в нее. В спокойном состоянии ее лицо нежное, рот полуоткрыт. В такие моменты он почти верил, что эти губы могут искренне улыбаться. Она выглядела такой беззащитной, вряд ли способной совершать зло - а зачастую и подлость - как это было вчера вечером.
        Придя домой после долгого, жаркого дня, проведенного в погоне за полудикой лошадью, Рори встретился у дверей с кипевшей ненавистью женой. Сейчас он научился распознавать ее настроение и испытал искушение повернуться и сбежать до того, как она дойдет до безумства.
        Она упрашивала его увезти ее отсюда. Он имел деньги - сотни, тысячи долларов, лежавшие мертвым грузом в банке. Если Рори не хочет уехать, пускай отпустит ее туда, где она купит себе приличную одежду и пообщается с элегантными людьми.
        - Ни в одном другом месте нет ничего лучше того, что ты найдешь в нашей округе,  - ответил он.
        Меган швырнула в него книгу.
        - Рори О'Хара, ты - подлый, скупой полукровка! Ты увез меня из родного дома. Ты обманул меня. Лишил того, что могло бы принадлежать мне по праву. А теперь проводишь время, флиртуя с грязной индианкой, мечтая о той шлюхе из дома. Ну что ж, и не рассчитывай на взаимность со мной. Спи с теми тварями, там твое место!
        В немой ярости он рывком распахнул дверь, которую она закрыла на ключ перед его лицом. Он не хотел ее, он не испытывал никакого стремления к ней. Но ее слова обожгли его, разбудили силу, готовую сжать ее в объятиях, сдавить в поцелуе. Она впилась ногтями ему в лицо, когда они, споткнувшись, упали на постель. Он срывал с нее одежду, полный решимости отомстить ей за причиненные ему мучения. Но в этот момент благоразумие вернулось к нему. Он прекратил борьбу, чувствуя отвращение при мысли, что едва не изнасиловал собственную жену. До чего же она довела его.
        - Хорошо, Меган. Твоя взяла,  - проворчал Рори.  - Будет тебе поездка.
        - Куда?
        - Куда захочешь.
        После этого она обняла и поцеловала его, потом перевернулась на свою сторону и мгновенно заснула, оставив Рори, смотрящим в потолок темной комнаты, испытывать стыд и отвращение.
        Сейчас он попал в западню по собственной вине и знал это. Она добьется всего, что захочет, напоминая о его поведении вчера ночью. Если бы он только не потерял уверенность в себе и спокойствие.
        Он выскользнул из постели и тихо оделся. Меган проспит еще много часов. Он вышел из спальни, заметив сломанную щеколду и свисавшие петли. Позже надо починить все. Дверь в комнату Старр была открыта. Койка Нежной Лани стояла пустой, как и детская кроватка Старр. Подумав, что они встали еще раньше, Рори повернулся и вышел из дома, навстречу еще одному дню изнурительной работы, надеясь, что она будет достаточно тяжелой, чтобы изгнать бесов из его головы.

* * *

        Тобиас знал, где кончаются границы владений Латтимера, даже без оград. Он знал эту землю так же хорошо, как и свое лицо. И лошадь под ним чувствовала, что они у цели.
        Уходя на перегон скота, Тобиас не мог знать, что задержится так надолго. Сначала из-за панического бегства стадо разбрелось, задержав ковбоев на время, пока они не собрали всех животных. Потом им пришлось идти в обход недавно огражденной фермы. Другие просто перерезали бы колючую проволоку, пройдясь по чужой земле, но Брент никогда не позволял подобного, так же поступал и Тобиас. Когда прибыли в Додж, у него добавилось много забот по продаже скота по подходящей цене. Но когда деньги уже лежали у него в кармане, его чуть не ограбили. Тобиасу удалось отразить нападение вора, но тот успел ударить его ножом и сломать четыре ребра.
        Получив много времени просто полежать и подумать, пока поправлялся, он решил, что пора обзаводиться собственным домом. У него четыре сына, а к этому времени, возможно, родился еще один. Брент всегда был великодушен с ним. Он знал, что для начала ему хватит денег.
        Ну вот, дело сделано. По пути назад, Тобиас нашел землю, которую хотел, недалеко от «Хартс Лэндинг». В кармане рубашки лежал листок бумаги, удостоверяющий его право на нее. Тобиас Леви стал землевладельцем. Он купит у Брента хороший скот, зная, что он разрешит ему перегонять по весне животных вместе со своим стадом, что позволит ему сэкономить на работниках и избавит от других забот. Кроме того, так как вернулись и Брент, и Рори, он мог оставить «Хартс Лэндинг» без угрызений совести.
        Тобиасу оставалось пару часов езды до дома. Расслабившись в седле и позволив лошади перейти на свободный шаг, он в сотый раз начал представлять дом, который построит для Ингрид и детей. Он будет большим. Конечно, не таким, как у Брента, но больше того, который у них сейчас. Высокие сосны создадут тень и защиту от ветра. В доме будет два этажа, с множеством комнат для детей. Если все пойдет хорошо, они смогут переехать до первого снега.

* * *

        Ингрид, сидя в тени, кормила грудью ребенка. Маленький Калеб родился две недели назад; пятый их сын. Если бы только вернулся Тобиас, и она сможет перестать волноваться. Другие ковбои передали ей письмо, в котором он сообщал, что все будет нормально, просто какое-то время ему нельзя садиться на лошадь, и просил Ингрид не беспокоиться. Она подумала, что ему легко советовать «не волнуйся». У нее, с другой стороны, только собственное воображение, и оно могло создавать самые разнообразные впечатления, большей частью - неприятные.
        Ингрид и младенец почти заснули, когда он нашел их. Заметив сквозь полузакрытые веки упавшую тень, она испуганно поднялась. Мгновение не верила, что это - действительно он, испугавшись, что грезит. Она не вымолвила ни слова, пока он подходил и опускался возле нее. Когда он склонился к ребенку на ее руках, Ингрид заметила шрам, протянувшийся через правую щеку, и другой, видневшийся через расстегнутую рубашку.
        - Девочка?  - спросил Тобиас.
        - Нет. Это - твой сын. Калеб.
        - А остальные?
        - Бренетта читает им, давая мне время передохнуть. Я позову их.
        Он остановил ее, кладя руку на плечо.
        - Подожди. Я хочу хоть минутку побыть только с тобой… Или почти с тобой,  - добавил он, снова взглянув на Калеба, тихо лежавшего в корзине возле них.
        Неуверенно Ингрид потянулась и провела рукой по красной полосе на его щеке. Тобиас поднял взгляд, печальная улыбка тронула его губы.
        - Все хорошо. Хотя до этого я представлял печальное зрелище.
        - Ах, Тобиас, я так боялась,  - сказала Ингрид, падая в его объятия.
        - Па!
        Они отодвинулись друг от друга как раз вовремя чтобы заметить несущегося со всех ног к ним Ройбина. Не отставая - насколько было возможно - за ним бежали его братья. Они повисли на отце, руки и ноги торчали, казалось, со всех сторон. Ингрид наблюдала за сценой с чувством полного удовлетворения. Это - ее семья, ее жизнь, и сейчас, когда вернулся муж, они снова все вместе.
        Тобиас с трудом вырвался на свободу. Прокричав «стоп» бурным объятиям, он велел мальчикам выстроиться в ряд, чтобы как следует посмотреть на них.
        Как ступеньки лестницы, выстроились они по росту в соответствии с возрастом. Ройбин в пять с половиной лет был полной копией отца. Такой же долговязый, с рыжеватыми волосами, карими глазами и длинным тонким носом. Он обещал стать таким же высоким, как и его отец. Исаак, напротив, унаследовал светлые волосы и голубые глаза матери и был намного ниже своего старшего брата, хотя их разделяли всего девятнадцать месяцев. Следующим стоял двухлетний Илья. Светловолосый и кареглазый, он, казалось, был похож лишь на самого себя, и характер его тоже отличался независимостью. Последним шел Давид, на год младше Ильи. С лицом в форме сердечка, светлый и голубоглазый, он представлял собой уменьшенную копию своего брата Исаака.
        - Ребята,  - улыбаясь, начал Тобиас.  - У меня есть сюрприз для вас и вашей мамы.  - Он повернулся к Ингрид.  - Мы переезжаем.
        - Переезжаем?
        - Я нашел плантацию к северу отсюда. Она наша.
        Ингрид лишилась дара речи. Оставить «Хартс Лэндинг»? Это невозможно.
        - Мы будем выращивать свой скот, у нас будет собственный дом. Когда мальчики вырастут, у них будет наследство и дом для их семей.  - Он остановился.  - Ингрид, ты не рада?
        Она прочитала в его глазах гордость за выполненное дело и улыбнулась.
        - Конечно, я рада, Тобиас. Просто это так неожиданно, что я растерялась.
        - Когда-нибудь оно будет замечательным местом,  - сказал Тобиас, снова садясь рядом с женой.
        - Конечно, Тобиас. Как может быть иначе, если это - твое?
        - Наше,  - поправил он Ингрид.
        Она кивнула, и взор ее обратился на их маленький домик. Когда они находятся в нем все вместе, из-за тесноты невозможно дышать, не говоря о движении. Хорошо бы иметь жилище просторней. И все-таки это - их первый дом. Именно сюда они пришли после свадьбы, именно здесь были зачаты и рождены все их дети. Этот домик стал местом любви.
        Она перевела взгляд на Тобиаса и поняла, что на самом деле он - вместилище любви. Значит, любовь будет там, где находится он.
        Куда бы ты ни пошел, я пойду с тобой, сказала про себя Ингрид, целуя шрам на щеке мужа, и где бы ты ни поселился, я буду с тобой рядом.

* * *

        Кормилица со Старр не возвращались, и он стал догадываться, что индианка не собирается приводить маленькую девочку назад домой.
        - Рори, ради всего святого, успокойся,  - раздраженно сказала Меган.  - Она позаботится о ней. Если ей так сильно нужна Старр, то, может, ребенку будет лучше с ней. Возможно, нам просто следует забыть, что она вообще родилась.
        Холодным тоном Рори ответил:
        - Я не хочу верить, что ты можешь говорить такое, Меган. Нежная Лань - хорошая женщина, и она любит Старр, но дело в том, что она забрала мою дочь, и я пойду за ними.  - Он пронизывающе взглянул на нее.  - Я не верю, что она забрала бы девочку, если бы не считала, что Старр в опасности.
        - Пойдешь за ней!  - воскликнула Меган, не восприняв его последних слов.  - Но ты обещал, что мы съездим куда-нибудь. Почему бы не позволить этой женщине присматривать за Старр до тех пор, пока мы не вернемся? А тогда, можешь идти искать их, где хочешь.
        Рори открыл дверь и, повернувшись, взглянул на нее.
        - Меган, ты - моя законная жена. Если я захочу, могу развестись с тобой или просто выйти через эту дверь и никогда не вернуться. Я знаю, что ты обманом заставила меня жениться, прикрываясь беременностью. Я знаю, кто ее настоящий отец. Даже несмотря на это, я оставался с тобой. Догадываешься, почему? Из-за Старр. Я очень люблю ее. Она - моя дочь, независимо ни от чего. Я хочу, чтобы ты помнила мои слова, пока я буду отсутствовать.  - Он повернулся, сделал шаг, потом снова повернулся к ней.  - И еще одно тебе следует запомнить. Ты никогда не будешь и наполовину такой женщиной, как индианка. Я не люблю ее и не желал близости с ней, но я уважаю ее, как настоящую женщину, какой ты никогда не станешь. Меня тошнит от тебя. И не бойся, что я снова появлюсь в дверях твоей спальни.
        Рори поразился, как быстро Нежная Лань двигалась с ребенком. Она мастерски запутывала следы, заставляя его снова и снова кружить по пройденному пути. Он не держал зла на эту женщину, зная, что ею движет любовь, но когда наступил третий день, страх закрался в его сердце. Что, если он никогда не найдет их, если он навсегда потеряет Старр? Тогда у него ничего не останется. Некому будет дарить любовь. Только жене, которую он уже ненавидит, как и она его.

* * *

        Бренетта нервно ходила по веранде. Рори явно должен был вернуться несколько дней назад. С ним могло случиться все, что угодно. Он мог свалиться в пропасть, или столкнуться с медведем, да мало ли что еще…
        - Бренетта, сядь,  - сказала ей Тейлор.  - Ты проложишь тропу в досках.
        Опустившись на ближайший стул, Бренетта спросила:
        - Как ты думаешь, с ним все в порядке?
        Меган заставляли объяснить внезапное отсутствие Рори, но она свела объяснение к словам, что кормилица сбежала со Старр, а Рори отправился на поиски их. Бренетта понимала, что она не договаривает.
        Рори. И Старр. Оба они где-то в горах. Хотя она много раз ходила с ним в походы, еще будучи подростком, и знала, как он опытен, в ее сознании он стал таким же беспомощным, как и Старр. О, ничего не должно случиться с ним. Просто не может такого быть!
        - Нетта,  - мягко произнесла Тейлор.
        Бренетта отмахнулась от тревожных мыслей.
        - Да, мама.
        - Нетта, ты должна быть осторожной.
        - Осторожной?
        После долгой паузы Тейлор ответила:
        - В том, что любишь мужа другой женщины.
        - Мама, что ты…  - Она остановилась на середине предложения, быстро поняв смысл сказанного.  - Я действительно люблю его, ведь так?
        - Да, Бренетта. Боюсь, что так.
        Бренетта закрыла лицо руками.
        - О мама, что же мне делать?
        - Может быть, тебе следует на некоторое время уехать?  - предложила Тейлор.
        - Нет. Нет, я уже убегала один раз. Я не хочу снова бежать.
        - Тогда, дитя мое, мне остается только пожелать, чтобы ты лучше научилась скрывать это чувство, и никто больше не догадался.
        Они замолчали, Бренетта задумалась над словами матери. Да, ей надо научиться контролировать свои эмоции и выражения так, чтобы никто не узнал правду. Но я чувствую, что он все еще любит меня и тоже скрывает это. Что же мне делать?

* * *

        Рори нашел Нежную Лань с индейцами. Это было большое племя Сиоксов, насчитывающее пятнадцать человек. Они покинули резервацию в поисках лучших мест охоты и забрели так далеко, чтобы избежать высылки в место, которое они ненавидели. Нежная Лань вышла навстречу ему; хмурый, но уверенный парень, скрестив руки на груди, с расстояния наблюдал за ними.
        - Я пришел за Старр.
        - Старр останется со мной.
        - Нежная Лань, я заберу дочь домой. Там для нее нет опасности.
        - Та женщина ушла?
        - Нет, но Старр не останется с ней. Принеси мою дочь, Нежная Лань. Я не уйду без нее.
        Она смерила Рори оценивающим взглядом, потом, повернувшись и оставив его, вошла в хижину. Вернувшись, она держала на руках девочку. Увидев отца, малышка радостно закричала, приветствуя его.
        Прежде чем передать ему ребенка, Нежная Лань сказала:
        - У Медвежьего Когтя много силы, раз он терпит белую злую женщину. Я буду просить Богов, чтобы они послали Медвежьему Когтю спокойствие, мир и большое мужество.
        - Нежная Лань - мудрая женщина,  - ответил Рори, забирая Старр и крепко прижимая ее к себе.  - Она любит малышку, и мое сердце полно благодарности. Я буду просить Богов послать много ребятишек Нежной Лани.

* * *

        Меган с того момента, как уехал Рори, разрывалась между гневом и страхом. Она была настолько уверена, что взяла над ним верх, но, вероятно, слишком оттолкнула его, не проявляя заботы о ребенке, и утратила все, что приобрела. Как он сейчас поступит? Она никогда не задумывалась над тем, что он может развестись с ней. Если он сделает это, куда ей идти? Она не могла вернуться в «Спринг Хейвен» презираемой всеми женщиной. Кроме того, хотя это и не слишком бросалось в глаза, Рори был богатым человеком, и Меган не собиралась упускать возможность воспользоваться его деньгами.
        К тому времени, как вернулся Рори, Меган дала себе обещание быть более внимательной и играть роль обожающей жены. Она могла казаться настолько убедительной, что даже сама забывала, что притворяется.
        Увидев, как въезжает Рори, Меган бросилась приводить себя в порядок. Но он не пошел к их дому, вместо этого направился к имению Брента.
        Разозлившись, но сдерживая гнев, Меган поспешила за ним.
        Дверь была открыта, и, поднимаясь по ступеням, она могла увидеть Рори в гостиной. Перед ним стояла Бренетта, держа на руках Старр.
        - Ты сделаешь это для меня, малышка? Для Старр?  - спрашивал ее Рори.
        - Ах, Рори, ты же знаешь, что да. Я люблю ее так же, как и ты. Но Меган…
        - Нет, Бренетта. Она не получит ребенка.
        Меган поспешно вошла.
        - Рори, ты нашел ее?  - вскрикнула она, забирая у Бренетты Старр.  - О, мое дитя. Моя маленькая девочка. С тобой все хорошо? Твоя мама так волновалась за тебя.
        Малышка сразу забеспокоилась, оказавшись в руках матери, боясь ее больше всех. Меган удалось скрыть раздражение, но ненадолго.
        - Ах, дорогая, она ужасно устала, не так ли?  - пробормотала она.
        Рори взял у нее девочку, и крики Старр утихли.
        - Бренетта, отнеси, пожалуйста, Старр в детскую. Мне надо поговорить с Меган наедине.
        Бренетта молча вышла с ребенком. Пока она не скрылась из вида, в комнате царила зловещая тишина. Чувствуя необходимость сделать первый шаг, Меган подошла и прикоснулась к руке Рори.
        - Я действительно чуть не обезумела от тревоги, Рори.
        Она не могла не заметить, что нежное выражение, заполнявшее его глаза, пока здесь находился ребенок, сменилось холодным, как камень, взором.
        - Меган, я сказал, что с сегодняшнего дня Старр останется здесь. Нетта позаботится о ней, как это делала раньше Нежная Лань. А я перенесу сегодня же свои вещи в свободный дом. Не беспокойся, я присмотрю, чтобы тебя обеспечивали всем необходимым, а если ты хочешь вернуться домой в Джорджию, я оплачу дорогу.
        Казалось, вся кровь отхлынула от ее лица.
        - Рори, ты не должен так поступать со мной. Я… я совершила несколько ошибок. Ужасных ошибок. Я изменюсь. Я буду хорошей женой… и хорошей матерью. Я обещаю. Я обещаю, что сделаю это. Пожалуйста, не уходи. Пожалуйста, не ставь меня в неловкое положение.
        - Не ставить тебя в неловкое положение? Моя дорогая женушка, в этом тебе не нужна моя помощь.
        Утратив самообладание, Меган топнула ногой и отпарировала:
        - Ты не можешь оставить меня. Ты обещал заботиться обо мне, беречь меня. Разве ты не человек слова?
        - Я же сказал - о тебе позаботятся.
        - Ты обещал мне поездку. Помнишь? Это было как раз после того, как ты сломал мою дверь и накинулся на меня.  - Ее голос поднялся до истерических воплей, проникая в самые отдаленные комнаты.
        Лицо Рори потемнело.
        - Я сдержу свое обещание, Меган, но когда сочту нужным.  - Он сжал ее руку и вывел из дома.
        Она совершила еще ошибку, зайдя слишком далеко. Почему она так неосторожна?
        - Рори, прости. Мне, правда, очень жаль. Я просто так расстроилась и не понимаю, что говорю. Ты забрал моего ребенка, а теперь я теряю и тебя.  - Ей удалось выжать несколько слез.  - Разве ты не знаешь, что я полюбила тебя?
        Он резко остановился и пристально посмотрел на нее. Она продолжала убедительно плакать, сжимая от безнадежности плечи. Она видела, как дрожит его челюсть, выражая внутреннюю борьбу с самим собой.
        Наконец совершенно хладнокровным тоном он произнес:
        - Хорошо, Меган. Я не уйду из дома. Я останусь в комнате Старр, но она не вернется.
        - Спасибо, дорогой,  - покорно, не поднимая глаз, ответила Меган.  - Я обещаю, что покажу тебе, какой хорошей женой я могу быть.
        Ночью, лежа в постели, Рори размышлял, что еще мог сделать в этой ситуации. Он не доверял Меган, не верил, что она полюбила его, как сказала днем. Но он был человеком слова. Он взял ее в жены. Мог ли он поступить с ней иначе? Разве не должен он попытаться дать ей все шансы?
        Неожиданно возник образ Бренетты с девочкой на руках. Женщина и ребенок, которых он любит - и ни одна из них ему не принадлежит.
        ГЛАВА 32

        Октябрь 1881 - «Хартс Лэндинг».
        Яркие золотистые цвета осени быстро исчезали. Утренний воздух был бодрящим и свежим, но через пару часов солнце принесет приятное осеннее тепло. Бренетта для верховых прогулок предпочитала это время года.
        Лошадь тоже была в великолепной форме. Бренетта чувствовала, как кобылу переполняет сдерживаемая энергия, и, выехав на ровную поверхность, дала ей волю. Бренетта низко пригнулась в седле, крепко держа руками поводья по обе стороны шеи лошади. Ветер свистел в ушах, обжигая глаза. И ей было жаль снова переводить Огонька на шаг после мили бешеной скачки.
        Она похлопала блестящую рыжую шею.
        - Хорошая девочка. А сейчас нам лучше перейти к делу.
        Бренетта, как и все остальные работники «Хартс Лэндинг», выехала на поиски следов растлеров[13 - Растлер - человек, занимающийся кражей и клеймением чужого скота.]. За пару месяцев эти негодяи превратились в настоящее бедствие. При последнем подсчете оказалось, что не хватает двухсот голов скота. Утешение, что «Хартс Лэндинг» - не единственное ранчо, которое постигла такая участь,  - помогало крайне слабо. Тобиас пострадал еще больше. Половина его стада исчезла.
        Размышляя о пропавшем скоте, Бренетта вспомнила Тобиаса и Ингрид. Они переехали на новое место в прошлом месяце, после того как на строительстве дома перебывала буквально вся округа. Бренетта старалась вырваться к ним в гости каждую неделю. Ингрид выглядела очень счастливой в своем новом доме, как, впрочем, и мальчики.
        Сейчас мысли ее вернулись к последнему посещению. Дом был теплым и дружелюбным, с главной комнатой на первом этаже. Спальня Тобиаса и Ингрид находилась позади нее. Наверху располагались четыре комнаты, одну из которых занимали три старших сына. Остальные стояли пустыми. Давид спал в комнате родителей, как и крошка Калеб.
        - Что вы будете делать с этими лишними комнатами?  - спросила Бренетта.
        - Надеюсь, что мы заполним их,  - с легким румянцем на щеках, ответила Ингрид.
        Это была очень радостная семья, полная проказ и веселья. Единственной тучей на их горизонте оставался отец Ингрид. Бренетта знала, что Ингрид после рождения Калеба еще раз пыталась навестить его, но Джейк Хансон, ее родной отец, вытолкал ее прикладом ружья. Бренетту этот случай шокировал.
        - Как это ужасно для тебя, Ингрид,  - воскликнула она.
        - Боюсь, после стольких лет, надо было ожидать подобного, но я продолжала надеяться. Все так печально, Нетта. Он очень ожесточился и совсем одинок. Он постарел, а дом пришел в запустение. Он никогда и не был богатым, но…  - Она вздохнула.  - Он мог бы порадоваться за своих внуков, если бы не был таким упрямым. Возможно, когда-нибудь…
        Снова вспомнив, как Ингрид простила Джейка даже за то, что он чуть не убил Тобиаса, Бренетта решила, что подобные поступки равносильны святости. Конечно, она - счастливая женщина, ее так любят и муж, и дети.
        Мысли о детях Леви напомнили ей о Старр. Последние несколько недель с тех пор, как девочка появилась у них в доме, она стала смыслом жизни Бренетты. Сейчас она действительно полюбила ребенка, как своего собственного.
        Одно-два мгновения, когда она смотрела на Старр и отчетливо видела сходство со Стюартом, потрясли ее. Они вызвали острое чувство боли и печали по потерянной любви. Но довольно быстро исчезли, сменившись другой болью - любовью к Рори.
        Рори, любимый. Она не могла прикоснуться к нему, обнять и поцеловать, потому что он принадлежал Меган. Бренетта знала, что он по-прежнему любит ее. Она читала это в его глазах и голосе всякий раз, когда он приходил к дочке, но он никогда не признается ей из-за Меган.
        Черт бы побрал эту девицу! Она разрушила жизнь им всем, особенно Рори. Бренетта с горечью понимала, что он в западне собственных чувств долга и чести. Но будь он другим, любила бы она его?
        Образы Рори промелькнули в ее сознании. Рори, ребенок девяти лет, на похоронах матери и новорожденной сестры; в тринадцать помогает пьяному отцу добраться до хижины; склоняется над уроками в кабинете Брента, когда Тейлор учила его; в шестнадцать приручает Огонька, уезжает в Нью-Йорк. Рори, ставший мужчиной, встречает ее на вокзале в Атланте, такой красивый и изменившийся; работает в «Спринг Хейвен», обнаженная кожа блестит от пота на широкой, мускулистой спине и груди; во время своей свадьбы с каменным лицом; и снова дома, с обожаемой чужой дочерью, гордый, решительный человек… человек, женатый на Меган.
        Ее мысли всегда возвращались к этому факту, который она не в состоянии изменить. Она понимала, что Рори делает все возможное, чтобы улучшить отношения. Она также знала, что Меган притворяется, будто желает то же самое, и это притворство раздражало Бренетту.
        Неожиданно раздавшийся грохот заставил Огонька резко взбрыкнуть задними ногами, Бренетта избежала открытой опасности, но, не удержавшись в седле, упала на край каменистого оврага. Она скользила и перекатывалась по его склону, пока не упала на самый низ.
        Поводья лошади запутались между камней, когда Рори набрел на нее. Сначала он решил, что Бренетта привязала ее, отправившись осмотреть место. Потом заметил, что одно стремя отсутствует. Присмотревшись, он обнаружил, что оно оборвано. Ноги Огонька были изранены и кровоточили, как будто она отчаянно пыталась освободиться.
        - Бренетта,  - позвал Рори.
        Никакого ответа.
        Рори снял поврежденное седло, оставив его у тропы, намереваясь забрать позже. Вскочив на свою лошадь, он пошел назад по следам. Усталая кобыла поплелась за ним.

* * *

        Джейк Хансон никогда не думал, что будет рад услышать предупреждающий грохот обвала, ему без сомнений повезло. Не случись этого лошадь не сбросила бы Бренетту и она обнаружила бы его и скот, который он перегонял из «Хартс Лэндинг». А встретившись с ней, ему не хотелось стрелять в хорошенькую молодую даму.
        Когда рыжая лошадь в панике рванула прочь, Джейк осторожно приблизился к краю оврага. Он был уверен, что она мертва. Никто не мог лежать в такой неестественной и неподвижной позе, оставаясь в живых. Он быстро вернулся к лошади и поскакал прочь, бросив позади скот, который с таким трудом собрал сегодня утром.
        Джейк сплюнул табачную жвачку, наблюдая, как Том Паркер меняет клеймо. Брат Тома, Пит, помогал ему; оба молодых человека работали в хорошо отлаженном ритме. За последние месяцы Джейку и братьям Паркерам удалось добавить около четырех сотен голов к стаду Хансона. Распустив слух, что и у него пропадает скот, он исключил себя из числа подозреваемых, а присутствие такого мастера по клеймению, как Том Паркер, давало гарантию невозможности обнаружить ворованный скот.
        Все началось с желания навредить Бренту Латтимеру, человеку, к которому Хансон питал глубокую ненависть. После последней попытки Ингрид повидаться с отцом, Джейк поклялся, что рассчитается с ними со всеми. Раз начав и обнаружив, что это доступно, он расширял круг действия, пока не занес руку в каждое ранчо на расстоянии пятидесяти миль.
        Однако, после сегодняшнего провала, Джейк решил, что пришло время затаиться и передохнуть. Надо прекратить кражу скота до поздней зимы или ранней весны. Может быть, даже дольше. За это время ему удастся придумать что-нибудь получше, приводя в действие свою месть.

* * *

        Бренетта пришла в сознание. Интересно, как долго она оставалась в забытьи. Она была уверена, что подтянулась на несколько шагов, как снова острая боль лишила ее движений. Бренетта постаралась определить, сколько времени остается до темноты, но поняла, что зрение подводит ее. Один глаз пострадал, в двух местах были глубокие раны, левая рука сломана, а все тело ломило от боли.
        Иногда ее охватывало отчаяние. Если никто не найдет ее до наступления ночи, то без помощи она умрет. Наверное, было бы легче просто лежать и ждать смерти, чем терпеть усиливающуюся боль при попытках вползти по каменистому склону на дорогу.
        Бренетта заскрежетала зубами.
        - Я не умру,  - выдохнула она, цепляясь за пучок дикой травы, отталкиваясь рукой и опираясь на слабые силы, оставшиеся в ногах.  - Я… не… умру.
        Приступы боли в ногах отдавались в спине. Беспомощная сломанная рука покрылась новыми ссадинами, пока Бренетта ползла по камням, чувствуя, что снова теряет сознание, но она мужественно боролась. Она не должна терять сознание, не должна…
        На этот раз очнуться было труднее. Бренетте казалось, что ее несет по черным волнам небытия. Достигнуть суши сознания означало снова почувствовать боль. А если бы она осталась здесь, то не ощутила бы ничего. Совсем ничего. Нет. Нет, она должна попытаться. Заставив себя полностью очнуться, Бренетта обнаружила, что лежит на спине. Должно быть, она перевернулась, когда теряла сознание, или скатилась назад вниз. Увидев над собой лицо Рори, она решила, что бредит.
        - Нетта. Нетта, ты слышишь меня?  - спрашивал он.
        Она шевельнула губами, но не вымолвила ни звука. Он осторожно поднял ее и понес наверх.
        - Мне надо найти какое-нибудь укрытие,  - сказал он ей.  - Я вернусь.
        Снова теряя от боли сознание, Бренетта знала, что все будет хорошо. Рори рядом, он поможет ей. Рори всегда приходил ей на помощь…

* * *

        Вид лежавшей внизу Бренетты перепугал его. Он был уверен, склоняясь над ней, что она мертва, и хотел только умереть вместе с ней. Рори перевернул девушку на спину, она застонала, и он сразу понял, что Бренетта жива. Сейчас ему надо сохранить ее в этом состоянии.
        Приближалась ночь, обещая быть очень холодной. Температура быстро опускалась. Самым лучшим было бы добраться домой, но Рори знал, что Бренетта вечером не перенесет поездку.
        Небольшая пещера, которую он нашел, напоминала волчье логово. В ней нехорошо пахло, но было тепло, и ветер не задувал внутрь. Рори подложил Бренетте под голову свою куртку, потом пошел к лошади за свернутой постелью. Прежде чем накрыть Бренетту одеялом, он проверил ее повреждения. Кажется, в ногах переломов не было, но левую руку надо установить и закрепить как можно лучше. Пока она не очнулась, Рори сходил на поиски крепкой палки для фиксации сломанной руки.
        Сделав все, что мог, он промыл порезы и царапины водой из фляги. Потом развел костер у входа в пещеру и лег возле Бренетты, чтобы согревать ее своим теплом. Он облегченно вздохнул, когда она начала шевелиться.
        - Рори?  - прохрипела Бренетта.
        - Да, я здесь.
        - Я умираю?
        - Нет, малышка. Ты не умрешь. Я с тобой.
        - Я люблю тебя, Рори,  - прошептала она и снова забылась.
        Он нежно обнял ее, стараясь не причинять лишней боли. Она сказала, что любит его. Может ли это означать… смеет ли он надеяться, что она действительно любит его?
        - Нетта, не оставляй меня,  - прошептал он ей.  - Я всегда буду твоим, даже если мы не вместе. Я люблю тебя, малышка. Ты поправишься. Ты нужна Старр. Ты нужна мне.

* * *

        Бренетта проснулась в одиночестве. Костер потух, но ей было тепло, Рори плотно укутал ее одеялом. Солнечный свет, проникая в пещеру, согревал ее. Она попыталась поднять голову, но боль остановила ее. Тело одеревенело, совершенно не подчиняясь ей.
        У входа появился Рори.
        - Ты проснулась? Я соорудил для тебя носилки. Ты вынесешь передвижение?
        - Я вынесу,  - твердо ответила Бренетта.
        Открыв вновь наполненную флягу, Рори помог ей напиться. Он откинул назад ее спутавшиеся волосы и снова опустил голову на куртку, нежно поглаживая каждый синяк на ее лице.
        - Ну и зрелище я, наверное, представляю собой.
        - Да уж.
        - Спасибо, что ты пришел, Рори.
        - Разве я мог не прийти.
        Несмотря на ноющую боль в теле, Бренетте хотелось, чтобы он обнял и поцеловал ее. Она желала, чтобы они остались здесь и никогда не возвращались домой. Только они вдвоем, здесь, среди дикой природы.
        - Сейчас я вынесу тебя отсюда,  - предупредил ее Рори.  - Я буду действовать осторожно. Ты готова?
        Она кивнула, внутренне собираясь.
        - Я готова.
        Несмотря на все ее усилия, Бренетта снова потеряла сознание, придя в себя уже лежа на носилках, укутанной в одеяло и надежно стянутой ремнями, чтобы не упасть во время езды.
        - Будет жестковато,  - предупредил он ее.
        - Все хорошо, Рори. Извини, что я не выдерживаю и постоянно теряю сознание.
        Проводя пальцем по ее лицу, он сказал:
        - Ты держалась очень храбро, малышка. Давай отправимся домой.

* * *

        Меган была в бешенстве. Он не вернулся домой прошлой ночью, а она приготовила особенный обед и нарядилась. Последнее время она держалась очень осторожно, никогда не повышала голос, постоянно заботилась о его нуждах, притворялась, что интересуется его дневной работой. Она искренне не возражала против того, что он по-прежнему спал в комнате Старр. Если существовал способ завоевать Рори, не разделяя с ним постель, она была бы только рада. Меган обнаружила, что секс не всегда приносит удовольствие и может лишь спутать планы девушки. Она была уверена, что он поверил в ее любовь к нему. Мужчины такие глупые, думала она.
        Но он не пришел домой… и Бренетта тоже. Когда Меган узнала, что Бренетта исчезла, сразу поняла, что они вместе. Итак, он все время обманывал, постоянно повторяя, что их жизнь может улучшиться. Бренетта, девица, имевшая все, что не доставало Меган - богатство, красоту, путешествия, прекрасный дом, красивые одежды,  - сейчас охотилась за единственным связующим звеном, при помощи которого Меган получила бы то же самое: ее мужем. Но Меган не намерена допустить, чтобы та победила. Ни за что!
        Когда появился Рори, она ожидала на веранде с тетей Тейлор, умело маскируя ярость, по-прежнему кипевшую в груди. В ее чувствах мало что изменилось, когда она увидела травмированную Бренетту и слушала рассказ Рори. Пока существует угроза потери мужа, она не снизит бдительность ни на секунду.

* * *

        Бренетта сидела в кресле-качалке у окна спальни, когда Меган зашла проведать ее. Три недели, прошедшие после несчастного случая, стерли припухлость на ее лице и уменьшили боль. Только рука доставляла еще беспокойство, но как обещал доктор, до полного выздоровления осталась еще пара недель.
        Бренетта не очень обрадовалась, увидев в дверях Меган.
        - Можно войти?  - нежно спросила Меган.
        - Конечно.
        Меган присела на край огромной постели Бренетты, скромно скрестив на коленях руки, пряча их в складках яркой юбки.
        - Нетта, мне надо попросить тебя об одолжении. Я знаю, ты ничем мне не обязана, но тем не менее я должна спросить.
        Бренетта молча ждала.
        - Ты так хорошо заботишься о Старр ради меня…
        Ради Рори, мысленно поправила Бренетта.
        - …я понимаю, я не заслужила этого. Единственное мое оправдание - то, что я молода и чувствую себя не в состоянии справиться с мужем, которого едва знаю, и вдобавок с ребенком. Все произошло так быстро.  - Она вздохнула, напустив на себя беззащитный вид, под стать ее речи.  - Нетта, сначала Рори мне даже не нравился, после того, что случилось, но он оказался таким замечательным, милым и добрым, я… я полюбила его очень сильно.
        Бренетта туже закуталась в шаль, почувствовав внезапный озноб.
        - Мне кажется, он тоже увлекся мной и… я думаю, у нас мог быть удачный союз, если… если только… О, как мне сказать? Если бы не ты!
        В глазах Меган блеснули слезы.
        - Так что там со мной, Меган - прошептала Бренетта, в то время как холод сдавливал ее сердце.
        - Ты любишь его, и он думает, что по-прежнему тебя. Я не знаю. Может, и так. Но, Нетта, я - его жена!
        - Я знаю.  - Бренетте показалось, что она задыхается.
        - Тогда, Нетта, пожалуйста. О, пожалуйста!  - воскликнула Меган, падая на колени у ее ног.  - Скажи Рори, чтобы он оставил тебя. Скажи ему, что не любишь его. Дай мне шанс. Как только я узнаю, что Рори навсегда останется моим, я заберу домой Старр, и мы будем настоящей семьей. Пожалуйста, Нетта. Не разрушай мою жизнь!
        Боже Всевышний, помоги мне, молилась Бренетта. Что мне ответить ей?
        В глубине души она знала, что Меган лжет, в ней нет любви ни к Рори, ни к Старр, ни к кому-то еще, кроме самой себя. И все же она не могла отрицать, что Меган просила по праву.
        - Не волнуйся, Меган. Между нами ни разу не было ничего непристойного. И не будет. Рори - твой муж; я не забуду об этом.
        Меган быстро поднялась.
        - Спасибо, кузина,  - сказала она, целуя Бренетту.
        Она отвернулась к окну, когда вышла Меган. Осенний мир превратился в уродливый мрак.

* * *

        Рори с ребенком зашел к Бренетте, как всегда, сразу после ужина. Как только он увидел ее лицо, понял, что она чем-то обеспокоена.
        - Я немного устала сегодня, Рори. Мне кажется, тебе не стоит быть долго,  - сказала она, когда он сел.  - Но я хочу переговорить с тобой.
        - О чем?
        - Рори, я думаю, мы должны положить конец этим встречам. Тебе следует приносить Старр к ее матери, а не ко мне. И находиться со своей женой.  - Бренетта говорила быстро, как будто много часов репетировала слова.  - Я знаю, ты приходишь, потому что мы - старые друзья и ты беспокоишься обо мне, но твой первый долг - твоя семья. Если ты все еще чувствуешь, что Меган не готова заботиться о ребенке, я буду рада помочь, и моя мама тоже. Ты должен идти домой, к Меган.
        Бесконечно повторял себе Рори, что он делает все возможное для налаживания жизни с Меган, но на пути постоянно вставала любовь к Бренетте, все время жила неослабевающая надежда, что они смогут быть вместе, несмотря на путаницу, которую он внес буквально во все. Сейчас Бренетта захлопнула дверь надежды, отправив его назад к Меган и холоду его маленькой комнаты.
        - Конечно, ты права, Нетта,  - жестко произнес он.  - Я не замечал, что отнимаю у тебя так много времени. Я зайду к тебе как-нибудь. Береги руку.
        Поспешно выходя из дома, Рори не слышал ее приглушенных рыданий.
        Меган победила. Ей с трудом удалось удержаться от самодовольной улыбки, когда Рори сообщил ей, что они уедут в восточные Штаты, а с наступлением весны - в Европу.
        - Спасибо, Рори,  - нежно прошептала она, вкладывая это значение в поцелуй, но не в свое сердце.  - Я так благодарна тебе, мой дорогой.
        Ей было безразлично, что Рори стоял, как каменный, в ее объятиях. Она поедет в Европу. Она оставит этот «неженский» уголок земли, чтобы увидеть настоящий мир. Она победила!
        ГЛАВА 33

        Апрель 1882 - «Хартс Лэндинг».
        Брент и Рори выехали на заре. Вчера поздно вечером они обнаружили, что пропало еще двадцать животных. Растлеры вернулись. Всю зиму скот провел спокойно, но сейчас, с приближением весны, воровство возобновилось. Брент на этот раз был полон решимости поймать их.
        Они напали на след примерно час назад. Продвижение шло медленно. Тропа тянулась вдоль склона горы, с одной стороны обрываясь в бездну. Они осторожно двигались вверх. Наконец им пришлось остановиться, чтобы дать отдых лошадям.
        - Я возненавижу день, когда ты уедешь, Рори,  - сказал Брент, возобновляя разговор. Он присел на корточки, отдыхая.
        - Мне это тоже не нравится, Брент. Но путешествие очень важно для Меган.
        Важно для Меган? Более, чем важно. Только об этом она и думала утром и днем, вечером и ночью. Иногда ему казалось, что он сойдет с ума от ее болтовни. Рори признавал, что она стала мягче, но до полного счастья было еще далеко. Он знал, что она взвешивает каждое свое слово и тщательно просчитывает любое действие, ища свою выгоду. Спустя какое-то время Меган перестала говорить ему о своей любви, поняв наконец, что ему совершенно безразличны ее чувства, пока он жив.
        Рори смирился с той жизнью, которую вел, но иногда воображение рисовало ему совсем другое. Он бросил взгляд на Брента, с завистью думая, как ему повезло. Он вспомнил утреннюю подготовку к отъезду, как Тейлор страстно целовала его, умоляя беречь себя, взглядом доказывая, что он нужен ей и как много он значит для нее. Все, что они делали, они делали с мыслью друг о друге.
        Рори старался избежать мечтаний о подобной сцене между ним и Бренеттой. С того дня, как она отослала его к Меган, ясно давая понять, что у них нет будущего, Рори отгонял подобные мысли. Они только увеличивали ощущение пустоты.
        И действительно, подумал он сейчас, моя жизнь не настолько бессмысленна. Я живу и работаю в прекрасной стране. У меня есть обожаемая дочь, мои друзья, всегда готовые помочь, и я ни в чем не нуждаюсь. Не многие могут сказать о себе такое. Это - довольно неплохая жизнь.
        Тогда почему в его сердце пустота?

* * *

        - Очень мило с твоей стороны, что ты снова зашел навестить меня, Том,  - сказала Бренетта и поставила поднос с чайными принадлежностями рядом на столик.  - Жаль, что ты не встретился с папой.
        - Я думаю, к этому времени вы уже поняли, что я прихожу не к вашему отцу, Бренетта.
        Приветливая улыбка Тома Паркера открывала слегка искривленные зубы на фоне потемневшего от загара лица. Это был высокий мужчина с обычной внешностью. Он приходил к ней с ноября, и Бренетта была уверена, что предложение о замужестве не за горами. Интересно, что ей ответить, когда Том сделает его.
        В действительности Бренетта знала о нем очень мало. Он сказал, что приезжал работать на Джейка Хансона в прошлом году, но у него есть и собственная земля неподалеку от Бойсе. Он надеялся, что в этом году сможет вернуться для работы в свое имение. Он обладал превосходным чувством юмора, часто веселя ее. Бренетте нравился Том, и он отвлекал ее от мыслей о Рори.
        Поглядывая на Тома из-под опущенных ресниц, Бренетта размышляла, не принять ли ей предложение, даже если она и не любит его. В конце концов, годы идут. Ей перевалило за девятнадцать, и поклонники не ломились в ее дверь. Если она выйдет замуж за Тома, они уедут на его ранчо, навсегда покидая Рори и Меган. Если ему нужны деньги на обработку поместья… ну что ж, у нее есть деньги. Я становлюсь циничной, думала Бренетта.
        - Бренетта, ты не слушаешь меня,  - сказал Том, щелкая пальцами перед ее носом.
        - Что? Ах, извини. Я замечталась. О чем ты говорил?
        Он рассмеялся.
        - Ничего важного. Просто, что я подумываю о возвращении в Бойсе. Я устал делать грязную работу для Хансона.
        - Грязную работу?
        - Я хочу сказать, работу, которую он не любит делать сам.
        - Забавно. Мистер Хансон никогда не производил на меня впечатление человека, который любит делать хоть что-то.
        Том выглядел немного смущенным.
        - На самом деле я имел в виду, что устал работать на него. Я готов отправиться домой.
        - О, это я могу понять.
        В гостиную вошла Тейлор.
        - Привет, Том,  - рассеянно сказала она, подходя к большому окну, выходившему на долину.
        - Мама, что-то случилось? Ты беспокоишься?
        - Не знаю, Нетта,  - ответила Тейлор, не оборачиваясь.  - Просто сегодня я постоянно думаю о твоем отце.

* * *

        Джейк тщательно прицелился. Шанс был слишком велик, чтобы упустить его. На этом месте они не смогут найти укрытия. А если он промахнется, местность слишком крутая, чтобы пускаться за ним в погоню. Фактически, они не смогут даже увидеть его.
        Между выстрелами из ружья и падением Брента с лошади промелькнула доля секунды. Потом это мгновение будет снова и снова замедленно прокручиваться в мозгу Рори, с мучительной ясностью каждой детали. Прежде чем Рори успел сориентироваться, еще одна пуля, предназначенная на этот раз ему, разорвала воздух. Она пролетела мимо на расстоянии менее дюйма. Он чувствовал, как она просвистела над правым плечом и вонзилась в камни за ним.
        Лошадь Брента, оставшись без седока, пустилась вскачь. Рори спрыгнул на землю, стараясь взглядом определить место, откуда стреляли. Убийца сбежал, так как больше выстрелов не последовало.
        Опустившись на колени возле Брента, Рори с болью понял, что его друг умирает. Он безнадежно пытался остановить кровотечение, хлеставшее из раны в боку Брента.
        - Держись, Брент. Держись,  - шептал Рори.
        Веки Брента затрепетали, с трудом он взглянул в глаза Рори.
        - Рори,  - хриплым, слабым голосом сказал он.
        - Я здесь. Держись, приятель. Держись.
        - Скажи Тейлор… я… люблю ее…
        Слезы заполнили глаза Рори, вздрагивающее лицо Брента расплывалось.
        - Скажешь ей сам,  - задыхаясь, ответил он.
        - Ты… самый лучший сын… который… может быть… Позаботься… о всех.  - Он слабел, слова перешли в едва слышный шепот.  - О Тей… лор… Нетте… Карле… Сейчас… ты… нужен… им… всем…  - Последнее слово прозвучало как выдох. Вдоха за ним не последовало.
        - Брент! О, Боже,  - вскрикнул Рори, прижимая безжизненное лицо Брента к груди, печально покачиваясь взад и вперед.  - Брент… Брент… Брент…

* * *

        Она всегда говорила, что почувствует, если с ним что-то случится. В те ужасные годы войны она цеплялась за веру, крепко держалась за нее, как за спасательный трос, уверенная, что он жив, и она снова найдет его. Тейлор была права. Она действительно сильно ощущала связь с ним.
        Когда она увидела Рори, ведущего за собой его лошадь, Тейлор, даже не спрашивая, знала, что через седло перекинуто тело Брента. Как будто она ожидала этого. Тейлор стояла на веранде, опираясь рукой на перила, глаза ее были сухими, лицо невозмутимо на вид. И только подергивающаяся рука выдавала шок, охвативший ее.
        Рори остановился у подножия лестницы. Его лицо исказилось. Горе было настолько велико, что его невозможно было скрыть.
        - Тейлор, я…
        - Не надо,  - мягко сказала она.  - Заноси его в дом.
        Она не стала ждать, а повернулась и вошла внутрь, подойдя к дивану - длинному синему дивану, который они купили вместе в маленьком антикварном магазине в Бойсе - и положила пару подушек, на которые он преклонит голову в последний раз.
        Услышав звук приближающихся шагов, Тейлор подняла голову и увидела, как Рори и Сандман вносят тело Брента. Странно, он выглядит совершенно нормально. Темные взъерошенные волосы, как и всегда, легкомысленно падали на лоб.
        Совсем как в тот день, когда мы встретились. Веки опущены, скрывая золотистый блеск, таившийся в глубине темно-желтых глаз. Губы, готовые улыбнуться или произнести, что он любит меня. Он всегда любил меня.
        Опустившись на колени, Тейлор взяла его руку, уже холодную, прижимая ее к своей щеке. Такая сильная рука. Он сражался ею на войне. Спас ее жизнь, привез на Запад и построил это ранчо. Гладил ее щеки, руки, тело.
        - Брент,  - прошептала она, и одинокая слеза скатилась по щеке,  - ты говорил, что никогда не покинешь меня снова.

* * *

        Брента похоронили на холме, с которого открывался вид на его владения. День был прохладным, с порывистым ветром. Серый апрельский день.
        Семья Латтимеров - мать, дочь и сын - стояла возле могилы. Они стояли выпрямившись, с поднятыми головами и сухими глазами. Ветер раздувал черные платья Тейлор и Бренетты, и казалось, что за их спинами трепещут крылья, готовые унести их прочь. Карл крепко держался за руку матери, отчаянно стараясь выглядеть настоящим мужчиной, каким хотел видеть его отец.
        За ними находились остальные - друзья и соседи, пришедшие проводить всеми уважаемого человека. Рори и Меган О'Хара. Тобиас и Ингрид Леви со своими детьми. Работники ранчо и их семьи - старый Сандман, Сэм Уоллас, Бак и Мари Франклин, Джо Саймонс, Вирджил Хаскинс и его жена, Эмма, и все другие. Том Паркер тоже был здесь, а также Эйб Эванс из ранчо «Сойдон Хилл», и Рик О'Кейси из «Лейзи С», и Марк и Мэтью Джеймс из «Рокинг Дабл». Были прибывшие из Бойсе - крупные чиновники, представляющие столицу их округа. Тейлор никогда не видела этих людей прежде, но они знали ее мужа.
        Пристально глядя на простой сосновый гроб, Тейлор удивлялась, как резко изменилась ее жизнь и тому, что может вызвать одно краткое мгновение. Никогда больше не услышит она его шаги, не отбросит волосы со лба. Никогда не услышит, как он смеется на залитом солнцем лугу, не промчится рядом с ней на горячей лошади, и горный ветер не будет целовать его щеки.
        Прощай, моя единственная любовь. Лишь дни, прожитые с тобой, достойны названия «жизнь». Я никогда не забуду их… и тебя. Прощай, Брент, моя жизнь.
        ГЛАВА 34

        Май 1882 - «Хартс Лэндинг».
        В кабинете стояла страшная тишина, когда Боб Майклз снял очки и положил их на завещание. Его глаза переходили с одного лица на другое, ожидая реакции, но все, казалось, погрузились в собственные мысли.
        Боб засвидетельствовал окончательное завещание Брента в прошлом году, когда впервые приехал в «Хартс Лэндинг». Он был единственным, кто, кроме самого Брента, знал содержание.
        Взгляд Боба остановился на Тейлор. Все еще красавица, но в волосах появилась седина, которой не было прежде. Приятная белизна лица стала почти прозрачной. Он с тяжестью в сердце видел молчаливое страдание, таившееся в глубоких синих глазах. Брент оставил ей большое состояние, достаточное на безбедное содержание целой тысячи вдов, но самым значительным и ценным наследством была любовь, переступившая смерть.
        Потом он взглянул на Бренетту. Она сидела возле Тейлор, одетая, как и мать, в черное. Они выглядели почти одинаково, за исключением глаз. И разница заключалась не только в цвете. Вместо горя во взоре Тейлор, в глазах Бренетты стояла дикая ярость. После смерти отца она думала только о мести. Брент оставил дочери половину «Хартс Лэндинг» и значительное наследство.
        Юный Карлтон, не достигший еще и восьми лет, уже старался взять на свои плечи ответственность за овдовевшую мать и сестру. Боб заметил это в тот же момент, как он появился. Карлтон, без сомнения, достойный сын своего отца. Он был красивым мальчиком с темными волосами Брента и синими глазами матери, и его приятную наружность не портили даже очки с толстыми стеклами. Ему предназначался один из сюрпризов. Вдобавок к материальному наследству, отец оставил ему посмертный дар:
        «Карлтон, сын мой. Как я гордился тобой все время. С самого раннего возраста ты был храбрым и очень смышленым. Если я не доживу и не увижу тебя взрослым, я хочу убедить тебя разделить со мной мою мечту. Я оставляю тебе - под опекой до достижения двадцати одного года - «Латтимер Банк и Кредит». Однако, я прекрасно понимаю, что ты можешь избрать другой вид деятельности. В этом случае ты имеешь право ликвидировать или сохранять свои капиталовложения в банке в любой подходящей для тебя форме до достижения тридцати пяти лет. Карл, ты выразил желание стать врачом. Это - трудный вид деятельности, но более уважаемой и благородной профессии не существует. Иди вперед, сынок. Стремись познать как можно больше. Будь скромным, но решительным. Помни, я горжусь, что я - твой отец».
        Несмотря на усилия сохранить невозмутимость, лицо Карлтона просияло. Он получил благословение отца стать тем, кем хотел быть. Его не заставят учиться на банкира или фермера.
        Взгляд Боба двинулся дальше, остановившись на Рори и его жене, Меган. Они представляли собой поразительную пару, сильно отличаясь друг от друга. Рори такой смуглый, а девушка совершенно светлая. Но Боб абсолютно ясно видел, что молодой человек пребывает в шоковом состоянии. Рори, Медвежьему Когтю, О'Хара Брент оставил другую половину «Хартс Лэндинг». Он дал указания, что никто из них - ни Бренетта, ни Рори - не могут продавать свою долю до того времени, как Бренетта выйдет замуж, и с правом передачи ее своему партнеру. Это был необычный пункт завещания, и никто не оказался готов к подобному.
        К Тобиасу Леви Боб ощутил мгновенное расположение, еще когда они только встретились. Никто не сможет лучше использовать оставленные ему Брентом деньги, чем Тобиас. Он по-прежнему упорно трудился над процветанием собственного владения, и много времени проводил, помогая Бренту выслеживать растлеров. Он был спокойным, дружелюбным, надежным и не витающим в облаках парнем, относясь к тому типу людей, которые, придя на помощь друзьям, отдают все. Десять тысяч долларов, завещанные Брентом, станут серьезной опорой для Тобиаса и его семьи, и Боб верил, что это - заслуженный дар.
        Остальным, постоянно работавшим на ранчо многие годы, Брент оставлял по тысяче долларов каждому. Никто из них не присутствовал при чтении завещания, но Боб сообщил им ранее о подарке Брента.
        Он откашлялся и встал.
        - Полагаю, ни у кого нет вопросов относительно завещания. Я пока выйду подышать горным воздухом.
        Стоя на веранде и положив на перила руки, Боб ощущал тишину и спокойствие этого места. Не удивительно, что Брент оставил Нью-Йорк ради него. В то же время Боб чувствовал необходимость вернуться. Его ежедневные банковские проблемы звали домой, и он знал, что пора уезжать. Здесь он выполнил свой долг.
        Тейлор медленно встала и повернулась к присутствующим.
        - Я не думаю, что по завещанию Брента у кого-то из нас есть сомнения.  - Она помолчала.  - Я решила отвезти Карлтона на какое-то время назад на Восток. Не знаю, как долго мы там пробудем. Если Карл решил стать врачом, моего обучения недостаточно. Я должна найти подходящую школу для него. Забота о ранчо поручена Бренетте, а Рори, конечно, поможет ей. В конце концов, сейчас они - партнеры.

* * *

        - Извини, Меган. Но сейчас о нашей поездке не может быть и речи.
        Она почувствовала, как краска гнева заливает ее лицо. Сжимая и разжимая кулаки, Меган пристально смотрела в серьезное лицо Рори. Она ненавидела его. Больше всего на свете она ненавидела Рори О'Хара. Чтобы получить обещанную поездку, она притворялась, будто испытывает чувства, которых никогда не имела. Она была смиренной и послушной, проводя много часов со Старр, только чтобы доставить ему удовольствие. А сейчас, из-за того, что Брента Латтимера угораздило попасть под пулю, ей придется отказаться от долгожданного путешествия за границу.
        - Рори, ты прекрасно знаешь, что Тобиас, или Сандман, или любой другой в состоянии оказать ей необходимую помощь. Ты обещал мне эту поездку, и никакие мелкие проблемы ранчо не удержат меня от нее.
        - Мелкие проблемы! Боже милостивый, Меган, убили человека, растлеры выкрали сотни наших животных, а ты называешь это мелкими проблемами.
        - Ну хорошо. Может, они и не мелкие, может, они и важны. Но почему я должна менять свои планы? Разве, оставаясь здесь, я что-нибудь изменю? Верну его насад?
        Рори повернулся к ней спиной, и Меган заметила, как вздулись мускулы на плечах под рубашкой. Она прикусила губу, останавливая поток ругательств. Дождавшись, пока успокоилось дыхание, она снова заговорила.
        - Рори О'Хара, если у меня не будет моей поездки, я уеду назад в «Спринг Хейвен» и заберу с собой Старр,  - спокойно сказала Меган.
        - Ты не возьмешь Старр,  - ответил Рори, снова поворачиваясь к ней лицом.  - Я запрещаю тебе.
        Меган резко рассмеялась.
        - Какое ты имеешь право запрещать мне? Она даже не твоя дочь.
        Лицо Рори потемнело, глаза стали жестокими. Меган ощутила, как по жилам растекается удовлетворение от власти, которой она обладает, потому что Старр - полностью ее.
        Когда Рори заговорил, тон его был глухим.
        - Ее имя - О'Хара, Меган, и она - мой ребенок. Ты не заберешь ее из «Хартс Лэндинг».
        - Тогда мы отправляемся в путешествие.
        Рори круто повернулся и стремительно вышел из дома Меган смотрела ему вслед с легкой улыбкой. Они, несомненно, скоро уедут.

* * *

        Боб Майклз и Карлтон уже находились в кабриолете. Тейлор стояла возле него, крепко сжимая в объятиях Бренетту. Отойдя на шаг назад, Тейлор внимательно вгляделась в лицо дочери.
        - Мама, ты уверена, что поступаешь правильно, покидая дом?  - спросила ее Бренетта.
        Тень улыбки промелькнула на лице Тейлор. Ее кожа по-прежнему оставалась без морщин, хотя через месяц ей исполнится сорок. Лишь круги под глазами выдавали страдания. Седина в волосах, вместо того чтобы старить, придавала ей таинственность.
        - Я уверена. Не волнуйся, пожалуйста. Со мной все будет хорошо.
        - Но ты кажешься такой…
        - Такой одинокой?  - со вздохом спросила Тейлор.  - Мы почти двадцать лет были вместе, Нетта. Именно поэтому я одинока сейчас. Но есть Карл, о котором надо подумать. У Брента была мечта насчет сына. Я сделаю все, чтобы она осуществилась.
        - Мама, я люблю тебя,  - вскрикнула Бренетта.
        Тейлор протянула затянутую в перчатку руку и погладила ее по лицу.
        - Я знаю, дорогая. Я тоже люблю тебя.  - Она взяла руку Бренетты, прижимая ее к своей щеке.  - Нетта, послушай меня. У тебя здесь так много всего, и я уверена, ты все сделаешь правильно, примешь необходимые решения, касающиеся ранчо. Но будь осторожна со своим сердцем. Никогда не выходи замуж, если не уверена, что любишь этого человека всем сердцем. Не обманывай ни себя, ни его. Запомни, я познала и то, и другое, так что знаю наверняка. Даже если тебе кто-то сильно понравится, все равно, это не то же самое, что любовь.
        Бренетта опустила глаза к земле.
        - Нетта,  - шепнула Тейлор,  - никогда не теряй надежды. Никогда. Если ты любишь так же, как я любила твоего отца.
        Она быстро прижала к себе дочь, поднялась в кабриолет и, взяв Карла на руки, села рядом с Бобом. Экипаж тут же тронулся. Прежде чем они немного отъехали, Тейлор, не удержавшись, повернулась и взглянула назад.
        - О, пожалуйста, пусть мой совет окажется правильным,  - прошептала она.  - Пусть она будет счастлива!
        Бренетта не сводила глаз с кабриолета, пока он не скрылся из вида. Сердце в груди стало тяжелым, как свинец. Она осталась одна. Совсем как мама. От нее зависит процветание «Хартс Лэндинг». От нее… и Рори.
        Почему папа так поступил - оставив половину ранчо ей, а другую - ему? Конечно, она хотела этого. Ведь «Хартс Лэндинг» - ее дом; она любит его. Но почему делить с Рори? Это может вызвать сложности.
        Бренетта повернулась и взглянула на дом. Том ждал ее на веранде, держа в руках шляпу. Она вздохнула. Бренетта знала, что вскоре, как только истечет период ухаживаний, он сделает предложение, которое она не сможет принять. Ее мама права. Она выйдет замуж только за того, кого любит; за человека, с которым хотела бы проводить все дни своей жизни.
        Том Паркер спустился с веранды и приблизился к Бренетте. Она подумала, что он изменился с тех пор, как убили ее отца. Но ведь она тоже стала совсем другой.
        - Бренетта,  - сказал Том, останавливаясь около нее.  - Извини, что вторгаюсь сегодня. Я не знал, что твои родные уезжают.
        - Все в порядке, Том.  - Она пошла к дому, он сразу последовал за ней.
        - Бренетта, я знаю, сейчас не время, но я должен поговорить с тобой.
        Она мельком взглянула на него, но не остановилась.
        - Я уезжаю сегодня. Возвращаюсь к себе домой, Я не могу остаться еще на день.
        - Я понятия не имела, что ты так быстро уедешь. Мне будет не хватать твоих визитов.
        Он положил руку ей на плечо, останавливая ее и поворачивая к себе лицом.
        - Правда, Бренетта? Тогда почему бы тебе не выйти за меня замуж?
        - О, Том,  - она вздохнула, искренне желая, чтобы он не заговаривал об этом, особенно сегодня, когда она чувствует себя такой разбитой.  - Том, я не могу выйти за тебя замуж.
        - Я знаю, это слишком скоро после смерти твоего отца, но…
        - Нет, не из-за этого. Я просто не могу выйти за тебя замуж.
        - Почему?
        Бренетта старалась объяснить искренне и доброжелательно.
        - Том, ты мне нравишься. Очень. Но я не люблю тебя.
        - Это может прийти со временем.
        - Нет. Это должно быть до того, как мы поженимся.
        Он нахмурился.
        - А что, если убийца твоего отца сейчас охотится и за тобой?  - спросил он, оглядываясь через плечо и понижая голос.  - Позволь мне увезти тебя от опасности.
        - Нет, Том,  - повторила Бренетта.  - Я не собираюсь никуда, кроме этого дома.
        - Тогда я прощаюсь с тобой. И буду скучать по тебе, мисс Латтимер.
        - А я по тебе, мистер Паркер.
        Бренетта смотрела, как он уходит, чувствуя лишь слабую жалость. Потом она, резко тряхнув головой, вошла в дом. Рори, Тобиас и Сандман ждали ее в кабинете отца.
        - Не вставайте,  - сказала она, когда они приподнялись при ее появлении.
        Она села за блестящий стол и положила на него руки. Видя знакомые лица перед собой, Бренетта удивлялась, как она сможет руководить ими. В конце концов, они все старше ее и видели, как она росла. Они были рядом, когда она падала с деревьев или сбивала коленку, да и при многих других детских несчастьях.
        Ледяную тишину нарушил Рори.
        - Бренетта, я хочу, чтобы ты знала - в действительности «Хартс Лэндинг» на сто процентов твое. Мне кажется, Брент оставил мне половину только для того, чтобы успокоиться тем, что рядом с тобой постоянно будет тот, кому он всегда доверял. Он не имел в виду, что часть «Хартс Лэндинг» перейдет мне.
        - Почему же нет, Рори?  - спросила Бренетта.  - Он считал тебя сыном. Он горячо и искренне любил тебя. Разве не естественно, что он завещал половину ранчо тебе?
        Она перешла к другой теме.
        - А сейчас о деле,  - сказала она.  - Ранчо довольно неплохо обходится работниками, которых мы имеем сейчас. Большинство из них служат у нас много лет и знают свои обязанности. Я хочу поговорить с вами насчет поиска убийцы отца. Это - единственная и самая важная проблема, которую мы должны решить в первую очередь. Тобиас, ты поможешь нам?
        - Конечно, ты же знаешь это. Твой папа никогда не колебался, помогая мне, когда я нуждался в этом.
        Сандман сдвинул жалкую шляпу на затылок и почесал начинающую лысеть макушку.
        - Мисс Нетта, что именно вы ожидаете от нас? Мы уже проверили каждый дюйм в тех горах, где застрелили вашего отца. Это случилось более месяца назад. След давным-давно исчез.
        - Я знаю, Сандман,  - ответила Бренетта,  - я просто хочу сказать, чтобы каждый из нас постоянно был начеку в поисках ключа, который мог бы помочь нам найти убийцу. Где-нибудь, как-нибудь, это произойдет. Может, не сейчас и не в этом году, но мы найдем его.
        Энергия в ее глазах была настолько ошеломляющей, что ни у кого из мужчин не осталось сомнений в том, что она сделает так, как сказала. Бренетта Латтимер намеревалась отыскать убийцу своего отца.
        Она встала.
        - Спасибо, что подождали меня. Я знаю, может быть, это не так важно, но мне было нужно высказаться.  - Когда трое мужчин направились к выходу, она добавила: - Рори, можно на минутку поговорить с тобой?
        Рори остановился и подождал, пока Сандман и Тобиас вышли из комнаты. Тобиас закрыл за собой дверь.
        - Рори, у нас не было возможности побеседовать после вскрытия завещания. Знаешь, папа был прав. Ты действительно нужен мне здесь. До тех пор, пока не случилась беда, я думала, что знаю много о том, как управлять ранчо, но оказалось, что я вообще ничего не знаю.  - Она протянула Рори руку. Когда он взял ее, Бренетта сказала: - Добро пожаловать в свой дом, мой партнер.
        Ответный взгляд Рори был непонятным, но рукопожатие - сердечным и теплым.
        ГЛАВА 35

        Июль 1882 - «Хартс Лэндинг».
        Бренетта не смогла совладать с тошнотой. Она прислонилась к скале, и ее вырвало. Снова и снова желудок выворачивало наизнанку. Слезы резали глаза. Она даже не взглянула, когда Тобиас сочувственно прикоснулся рукой к ее плечу.
        Вытирая платком рот, она простонала:
        - Зачем?
        - Для них стало слишком накладно продолжать воровать. Сдай они скот на рынок, то сразу были бы пойманными.
        - Но сделать такое!  - воскликнула Бренетта.  - Зачем им понадобилось делать это?
        Перед ними лежала сцена невероятной бойни. Луг стал красным от крови убитых животных. Тобиас был сражен. Вчера семья Леви приехала навестить Бренетту и осталась на ночь. Ей было так хорошо с ними, и она решила проводить их до дома. Бренетта и Тобиас, отправившиеся верхом, прибыли раньше Ингрид с детьми, следовавших за ними в коляске. Они спустились к пастбищу, где выгуливалось его стадо. Вместо мирной картины они обнаружили дикий кошмар.
        Бренетта сменила вопрос.
        - Кто это мог сделать, Тобиас?
        - Наверное, те же растлеры, что и раньше.
        Это было сделано со злобы, явной и неприкрытой. Бренетта посмотрела на Тобиаса, ее глаза были полны сочувствия и сострадания, так как она понимала, как тяжела для него эта потеря.
        - Ты можешь взять столько животных, сколько понадобится тебе на восстановление поголовья. Возьми самых лучших, какие только есть в «Хартс Лэндинг».
        Тобиас пожал плечами.
        - Посмотрим.  - Поворачиваясь спиной к месту трагедии, он добавил: - Давай поднимемся к дому, пока Ингрид не отправилась искать нас. Я не хочу, чтобы она увидела это.
        - Тобиас,  - сказала Бренетта, перекидывая ногу через седло,  - мы должны что-то сделать, надо остановить их. Кража скота - одно дело, но сейчас мы имеем дело не просто с ворами. Кто бы ни стоял за смертью моего отца и этой… этой резней, он - безумен.
        Тобиас молча ехал рядом с ней, постоянно смотря на бревенчатый дом, к которому они быстро приближались. Бренетта чувствовала, что он испытывает поражение и крушение надежд. Она отвернулась, не в состоянии вынести его горе.
        Когда он заговорил, голос прозвучал настолько тихо, что она с трудом услышала его слова.
        - Когда мы найдем его, Нетта, я убью его. Голыми руками. Я убью его.

* * *

        Лицо Бренетты мягко освещал золотистый свет лампы. На ней была широкая юбка, которую она не снимала в последнее время. Костюм позволял ей скакать верхом и в то же время подчеркивал ее женственность. Свет отбрасывал тени на ее лицо, делая его более привлекательным. Рори придвинулся ближе.
        Склонившись над столом, он ощутил нежный запах легкого одеколона, слушая наполовину, пока она показывала различные места на своей карте. Он думал, как было бы хорошо спрятать лицо в ее черных, как смоль, волосах, вдохнуть ее чистый свежий запах. Он с трудом сопротивлялся желанию протянуть руку и погладить ее.
        Такие встречи с Бренеттой всегда были трудными для Рори. Он с волнением ожидал их, а потом на протяжении всей беседы терпел пытку от ее притяжения. Она никогда не высказывала никаких чувств, кроме дружбы. Ее краткое признание в любви казалось давно забытым, если она вообще именно это имела в виду.
        Тем не менее Рори ценил мгновения, проведенные вместе с нею. Вот и сегодня, пока она в общих чертах набрасывала планы, собираясь дополнительно нанять людей для выслеживания растлеров, он испытывал радость просто от того, что она рядом.
        - Ну как, что ты об этом думаешь, Рори?  - спросила Бренетта, поднимая глаза от карты.
        Я думаю, что ты прекрасна, мысленно ответил Рори. Он быстро опустился на стул, говоря при этом:
        - Если они все еще поблизости, у нас есть неплохая возможность определить их местонахождение. Скоро они совершат ошибку.  - Он помолчал, глядя на решительную линию подбородка Бренетты и жесткий блеск в ее глазах, появившийся, как только она заговорила о захвате.  - Бренетта, не зацикливайся на этом так сильно.
        - Я ничего не могу поделать с собой. Пустые лица постоянно преследуют меня. Я вижу их даже во сне.  - Она встала с кресла и подошла к окну.  - Иногда,  - тихо продолжила она,  - я почти знаю, кто они. Если бы мне удалось поспать чуть подольше, я приблизилась бы и ясно рассмотрела его. Если бы только я могла спать…
        Она показалась вдруг такой хрупкой и одинокой…

* * *

        Пит Паркер пришелся Джейку по душе. Он был жадным. Он думал так же, как и Джейк, и они хорошо сработались. Хотя его брат, Том, казалось, подавал неплохие надежды, Джейк без сожаления расставался с ним. К несчастью, Том не только обладал угрызениями совести и чувством порядочности, но еще и увлекся этой шлюхой Латтимер.
        Джейк нахмурился и сплюнул в кусты, гадая, что так задерживает Пита. И снова он задумался о Томе и о том, какими разными были братья. Хотя оба - исполнительные работники. Было нелегко тайно перевести весь скот из укрытия, но они сделали это. Теперь у Джейка Хансона денег больше, чем он имел за всю свою жизнь. И будет еще больше. Нехотя признавая в душе, что своим успехом обязан знаниям и опыту Тома Паркера, его искусству выжигания клейма. Пока он сидел на лошади, осматривая пустой каньон, где они так долго скрывали украденный скот, Джейк вспоминал последний разговор с Томом. Тот был страшно зол.
        - Я согласился помочь украсть часть скота. Но я никогда не давал согласия участвовать в убийстве.
        - Ничего нельзя было сделать, Том,  - ответил Джейк.  - Они шли за мной по пятам.
        Глаза Тома блеснули.
        - Не лги мне, Джейк. Ты хладнокровно убил его по своим подлым причинам.
        - И что, если так?  - спросил Джейк, ковыряя в зубах грязным пальцем.
        Том ничего не мог сделать. Выдай его, и он оказался бы повешенным сам. Джейк улыбнулся, наблюдая, как молодой человек борется со своей совестью.
        - Сегодня я встречусь с ней и попрошу выйти за меня замуж. Потом я уеду, вернусь домой. Мне не нужны деньги, заработанные таким способом. На них слишком много крови. Забудь, что мы когда-то встречались.
        Джейк хихикнул, закончив воспоминания. Дурак. Не только отказался от денег, которые мог бы иметь, но и девчонка дала ему от ворот поворот.
        - Шеф,  - окликнул его Пит.  - Извините, что опоздал. Вы готовы?
        Джейк снова сплюнул.
        - Да, я готов. Пошли.
        Кровавая бойня скота, принадлежащего его зятю, произошла почти случайно. Он видел, как семья Леви отправилась к «Хартс Лэндинг» и решил взглянуть на их имение. Временами он скучал по своей дочери и хотел просто посмотреть, как она живет. С ним был Пит, который стал ради забавы гоняться за животными на огражденном пастбище. Один из жеребят запаниковал, запутавшись в перекладинах забора. Пит выстрелил, чтобы прекратить его судорожные рывки. А в следующее мгновение они стреляли уже вдвоем, убивая одно животное за другим. Нажимая на курок, Джейк представил отчаяние Тобиаса Леви и смеялся, пока слезы не покатились по лицу.
        Да, все началось случайно, как и охота на Брента Латтимера. Появилась возможность, и он ухватился за нее. Но Джейк не собирался продолжать подобным образом. Теперь он намерен действовать по плану. Он не должен доверять случайностям, желая получить то, что хочет.
        И Джейк делал это. Он разрушал Латтимеров и Леви. Он разрушал тех, кто презирал его, кто считал себя лучше, потому что богаче, и образованнее, и по другим причинам. Когда-нибудь вся эта долина станет его. А тем временем он будет вредить им любым доступным способом.
        - Слышал, что в большом доме великое собрание. Придет множество народа, насчет работы у мисс Латтимер. Не возражал бы и я позаботиться о парочке вещей для нее,  - сказал Пит, когда они повернули лошадей на юг.
        Джейк смерил партнера взглядом.
        - Думай пока о делах, друг мой,  - сказал он.  - Развлечения позже.

* * *

        Бренетта, уперев руки в бока, стояла в комнате, полной мужчин. Она туго стянула волосы в пучок, удерживаемый тонкой лентой шляпы, болтавшейся на спине. Темно-коричневая юбка и белая блузка подчеркивали ее командный вид.
        - Если вы хотите работать, и работать упорно, тогда для вас здесь найдутся места. Если нет, вам не стоит наниматься ко мне.
        Ее глаза переходили с одного лица на другое, подзадоривая сделать замечания по поводу ее внешности или принадлежности к слабому полу. Ни один не решился.
        - Рори О'Хара - мой управляющий и мой партнер. Он определит ваши обязанности. Мистер Леви остается за старшего, если не будет О'Хары или меня. Каждый из вас должен следить, чтобы не пропадал больше скот; и я надеюсь, что преступники, занимающиеся кражами и убийством, скоро будут пойманы. Награда в тысячу долларов будет выплачена человеку или людям, кто приведет бандитов живыми. Вопросы есть?
        В комнате наступила тишина.
        - Хорошо,  - сказала Бренетта, немного расслабившись и слегка улыбнувшись.  - Кто решил остаться, может подойти на веранду к Рори О'Хара. И добро пожаловать в «Хартс Лэндинг».
        Бренетта быстро вышла и поднялась к себе в комнату. Через открытое окно до нее доносился низкий рокот мужских голосов, круживших вокруг стола, за которым Рори записывал их имена и необходимые данные.
        Вздохнув, Бренетта прилегла на постель, вовремя вспомнив о своей шляпе, чуть не раздавив ее. Она чувствовала усталость в каждой клеточке тела. Вспоминая пастбище Тобиаса, она не могла изгнать из памяти кровавую картину. И тело отца, лежавшее на диване, снова и снова не покидало в мыслях наяву и преследовало ее во время беспокойных снов. Она должна найти их. Она должна.
        - Бебе!
        Бренетта перевернулась на живот, устремив взгляд к дверям, где появились миссис Райхвайн со Старр. Грузную немку наняли в качестве поварихи и экономки, но по мере того, как увеличивались заботы Бренетты, оставляя ей все меньше времени на Старр, миссис Райхвайн превратилась в няню маленькой девочки и получала истинное удовольствие от этой возможности.
        - Входите,  - сказала Бренетта, протягивая руки ребенку.
        Малышка с просиявшим лицом подбежала к Бренетте. Они любили друг друга, и никакие трудности никогда не изменят это чувство. Попытки Меган продемонстрировать свои материнские инстинкты оказались недолговечными. Она быстро бросила притворство, осознав, что в нем нет необходимости для достижения ее целей. Бренетта была единственной мамой, которую знала Старр, а Старр не могла быть роднее для Бренетты, будь она даже ее собственной дочкой.
        - Бебе,  - снова сказала Старр, забравшись на постель возле Бренетты.
        Бренетте нравилось имя, которое дала ей девочка.
        Она не могла позволить, чтобы ее звали «мама», а мысль, что этот дорогой ее сердцу ребенок станет называть ее «тетя Нетта», вызывала отвращение. Так или иначе, когда Старр только училась говорить, имя Бренетты получалось у нее как «Бебе», так оно и осталось.
        - Как поживает моя маленькая, сияющая звездочка?  - спросила она, обнимая ребенка.
        - Прекрасно.
        - А что ты будешь сегодня делать?
        - Помогать повару.
        Бренетта взглянула на женщину в дверях.
        - Это правда, мисс Райхвайн? Старр будет готовить нам обед?
        - Да, будет. Пойдем, милая. Нам надо начинать.
        Старр обхватила руками шею Бренетты, запечатлев влажный поцелуй на ее щеке.
        - Пока, Старр. Бебе потом зайдет к тебе.
        Старр соскользнула с постели, быстро засеменив маленькими толстыми ножками вслед за миссис Райхвайн.
        - Ты - самая лучшая часть моей жизни,  - прошептала ей вслед Бренетта и снова погрузилась в одиночество.

* * *

        Рори проснулся еще до рассвета. Он тихо лежал на кровати, не давая забываться сну, который он видел до пробуждения. Рори пытался представить, каким был бы конец.
        Он сидит в кабинете с Бренеттой, слушая ее разговор о поимке бандитов, понимая, что она не успокоится до тех пор, пока они не будут схвачены. Он осторожно берет ее за плечи и заставляет подняться. Пристально смотрит ей в глаза, говорит:
        - Малышка, я нашел их. И твой отец не умер. Это был кто-то другой.
        Она ослепительно улыбнулась.
        - О, Рори, спасибо. Я так люблю тебя.
        Она обнимает его, стремясь губами к его лицу…
        Всегда одно и то же. Прежде, чем он успевает ощутить самый кульминационный момент, он просыпается и снова оказывается в своей жалкой комнате, зная, что наяву такое не произойдет никогда. Вместо этого ему приходится выслушивать умоляющие просьбы Меган о поездке или ее жалобы, что они еще здесь. Он будет рядом с Бренеттой, но никогда не сможет обнять ее, прикоснуться к ней, по-настоящему любить ее.
        - К черту это место,  - пробормотал он и начал одеваться, думая, что страдания персонажей Шекспира - ничто, когда дело доходит до бредовых мучительных воспоминаний.
        Июльское солнце стояло над краем долины, когда Рори закрывал дверь домика. Он глубоко вздохнул, наполняя легкие свежим утренним воздухом. Судя по ясному голубому небу и яркому, плывущему над кромкой гор солнцу, прохлада, ласкающая сейчас лицо, скоро уйдет, уступая место гнетущей, без единого ветерка жаре.
        Одетый в простую рубашку, потертые джинсы и кожаные сапоги, каждый шаг которых сопровождался звоном шпор, Рори не спеша направился к домам нанятых рабочих. Большинство парней уже поднялись, и он собирался позавтракать с ними, прежде чем заняться утренней работой. Он испытывал удовольствие от духа товарищества, царившего среди ковбоев, и жалел, что не может перебраться к ним. Но он дал обещание Меган жить дома.
        - Привет, Рори.
        - Доброе утро, Сандман. Как дела? Доброе утро, Бак.
        - Хорошо. Все идет хорошо, Рори.
        Оба ковбоя пошли рядом с Рори. Они работали в «Хартс Лэндинг» столько, сколько и Рори, и он чувствовал себя легко и непринужденно в их компании. Он восхищался Сандманом, признавая в этом иссохшем и сморщенном пожилом человеке способность быстрого восприятия любой ситуации и нахождения самых разумных решений. Возможно, только Тобиас был ему ближе Сандмана.
        Рори обрадовался возвращению Тобиаса в «Хартс Лэндинг». Он никогда не чувствовал способности управлять имением лучше, чем это делал Тобиас. Ингрид с детьми осталась дома и каждую неделю Тобиас на пару дней уезжал к ним. Он твердо решил, что, пока не пойманы бандиты, он ни за какую работу не возьмется дома.
        - Рори,  - заговорил Сандман.  - Мне кажется, нам лучше покрутиться возле Березового Ручья сегодня. У меня такое чувство, будто там что-то замышляется.
        - Что навело тебя на такую мысль?  - спросил Рори старого ковбоя.
        Он пожал плечами.
        - Не знаю точно. Просто предчувствие. Видел, как наблюдали за мной и другими парнями на том месте пару дней назад. Я не смог хорошенько рассмотреть его и потерял след. Может быть, это все пустяки, но…
        - Нет. Нет, ты прав. Если ты что-то подозреваешь, я полагаюсь на твою интуицию. Возьми человек пять - шесть. Мы отправимся туда сразу после еды.
        Большая кухня и столовая позади дома уже наполнялись людьми. В комнате стояло несколько длинных столов с крепкими скамейками. Миссис Райхвайн переворачивала оладьи на огромной сковороде, а в воздухе витали ароматы жареной свинины с яичницей и свежей выпечки. Входя в комнату, Рори хлопнул пару парней по спине, остановившись перекинуться словами по пути к столу. Он был поглощен беседой с Джо Саймонсом, когда вошли Бренетта и Старр.
        - Доброе утро, мисс Латтимер,  - раздался чей-то голос, и приветствие повторилось много раз.
        Увидев их, Рори почувствовал наплыв сердечных чувств.
        - Папочка!  - звонко крикнула Старр, вырываясь из рук Бренетты.
        Улыбка осветила смуглое лицо Рори, обнажив ровные белые зубы, Старр подбежала к нему, и он, подхватив девочку, покружил ее несколько раз. Ему так нравилось чувствовать маленькие ручки на своей шее и знать, что она любит его. Прекратив с ней вращаться, он заметил пристальный восхищенный взгляд Бренетты.
        - Старр выразила желание позавтракать сегодня с папой. Это ничего?  - подходя к ним, сказала она.
        - Ничего? Это замечательно. Присаживайся с нами, Нетта. Ты тоже должна есть.
        - Спасибо. С удовольствием.
        Рори наполнил два стакана, поставив один перед Бренеттой. Потом сел сам, взял на колени Старр, и они принялись за еду.
        - Рори, сегодня утром я хочу выехать с вами - сказала Бренетта, сделав пару глотков - Я сойду с ума, ожидая здесь. Я знаю, и здесь дел навалом, но я ни о чем не могу думать в данный момент.
        Рори кивнул, откусывая сосиску. Он делал вид, что не смотрит на нее. Однако заметил, какой худой и измученной она выглядит. Бренетта всегда казалась ему настолько совершенной и прекрасной, что он до этого не замечал изменений в ней.
        - Тебе будет полезно проехаться. Можешь присоединиться к нам сегодня. Мы собираемся проверить местность у Березового Ручья.
        - Спасибо, что понимаешь меня, Рори.
        Он молча сжал ее руки, лежавшие на столе. Бренетта взглянула на него. За болью от потери отца, за волнениями по поводу ранчо и одержимостью поимки убийц отца, Рори заметил блеск чего-то другого, предназначенного только ему. Он крепче сжал ее руки.
        Меган остановилась в дверях, взглядом отыскав мужа и ребенка как раз в момент нежного рукопожатия. Ее лицо налилось кровью. Как он смеет так смотреть на Бренетту, когда не может даже провести и пяти дружелюбных минут с женой? Сердито тряхнув головой, она крутнулась на каблуках и вернулась домой. В последний раз она допустила подобное.

* * *

        Эти жеребята были гордостью «Хартс Лэндинг». Если им с Питом удастся перегнать их в каньон, моральному состоянию мисс Латтимер будет нанесен жестокий удар. Кроме того, они не клеймены, и когда будут куплены, то принесут хороший доход.
        Джейк расположился у горы. Он смотрел, как Пит осторожно переправляет стадо племенных животных вверх по ручью, чтобы избежать преследования. Джейк настолько увлекся, восхищаясь искусным управлением Пита, что чуть не забыл об осторожности. Взглянув в сторону, он заметил приближающихся людей, но было уже поздно.
        Всадникам оставалось несколько метров, чтобы их обнаружить. Времени для перегона животных на свою землю не хватало. Оставался только один шанс, и Джейк не побоялся воспользоваться им.
        Пришпорив лошадь, он понесся вниз с холма, копыта жеребца цеплялись за твердую почву, спускаясь вдоль ручья. Пит удивленно поднял глаза, услышав приближающегося к нему Джейка.
        - Не спрашивай ничего. Просто стреляй,  - крикнул ему тот, вытащив свой пистолет и выстрелив в ближайшую к нему лошадь.
        О Пите можно было сказать только одно - он выполнял все приказы. Не моргнув и глазом, Пит пристрелил трех кобыл и двух жеребят. Повернувшись к Джейку, он улыбался, до тех пор пока не увидел перед собой направленный револьвер. Все произошло в одно мгновение. Он лежал на земле с удивленным выражением, застывшим в мертвых, остекленевших глазах. Джейк стоял над ним, ожидая, пока подъедут всадники из «Хартс Лэндинг».

* * *

        При первом выстреле Рори остановился.
        - Нетта, оставайся здесь,  - строго сказал он и галопом помчался в сторону выстрела, остальные последовали за ним.
        Бренетта подождала несколько минут. Стояла зловещая тишина, выстрелы прекратились так же быстро, как и начались. Она прильнула к лошади, не желая больше ждать в укрытии, и стала осторожно двигаться, не зная, что найдет впереди. А нашла она мертвого окровавленного человека, лежавшего наполовину в ручье. Вокруг него были трупы животных. Рядом стояли Рори, Сандман и Джейк Хансон.
        - Я не мог сделать ничего другого,  - говорил Джейк, когда она приблизилась к ним.  - Я пытался остановить его, а он направил ружье на меня.  - Джейк покачал головой.  - Я понятия не имею о Пите. Подумать только, он воровал у меня… и у всех остальных. Может быть, это он застрелил мистера Латтимера?
        - Рори?  - тихо сказала Бренетта.
        Его черные глаза блеснули в гневе за ее появление здесь, но он не произнес ни слова.
        - Мисс Латтимер, я не стану притворяться, будто между нами не было трений,  - вступил в разговор Джейк.  - У нас с вашим отцом были разногласия, но я не нанял бы человека, который сделал то, что сделал он. Если бы я только знал.  - Его голос скорбно понизился.  - Если бы я знал, что Пит Паркер стоит за всеми этими кражами и убийствами, что происходили в нашей округе, я пристрелил бы его раньше.
        - Паркер? Это - брат Тома Паркера?
        - Конечно.
        Бренетта подошла поближе к лежащему телу. Она взглянула на удивление, замершее на чисто выбритом лице, на пустые светло-карие глаза, устремленные к небу. Почему этот незнакомый им человек хотел убить ее отца?
        - Вы хотите сказать, мистер Паркер так долго работал у вас, а вы ничего не подозревали?  - спросил Рори Джейка.
        - Он и его брат работали у меня время от времени. Они не жили со мной и не говорили, чем занимаются, когда не работают в моем имении. А я никогда не спрашивал. Не в моих правилах совать нос в чужие дела.
        - Почему вы оказались здесь, мистер Хансон?  - спросила Бренетта, все еще не отрывая глаз от лица Пита.
        - Я искал отбившихся от стада животных и увидел его с этими лошадьми. Подошел спросить, что он делает на вашей земле с вашими лошадьми, а он достал ружье и начал стрелять, пытаясь убить меня, но я оказался точнее. Полагаю, больше у нас не будет краж.  - Джейк отвернулся и вскочил на своего рослого жеребца.  - Ну ладно, мне еще надо найти отбившихся от стада животных,  - сказал он.
        Бренетта смотрела, как он отъезжает; его огромное тело, казалось, с силой давило на лошадь под ним. Он мало изменился с того дня, когда их семья посетила его для знакомства. Бренетте он не понравился тогда и не нравился сейчас. Но если с убийствами покончено…
        - Нетта, ты дрожишь,  - сказал Рори, беря ее за руку.  - Давай я отвезу тебя домой.
        - Да,  - ответила она, и голос ее задрожал.
        - Сандман, позаботься здесь обо всем. Я вернусь после того, как отвезу Нетту в дом.
        - Не волнуйся, Рори.
        Пустив лошадей вольно, Бренетта оглянулась через плечо и прошептала:
        - Неужели все кончилось, Рори?
        - Надеюсь, что так, малышка.
        ГЛАВА 36

        Август 1882 - «Хартс Лэндинг» / Сан-Франциско.
        Меган смотрела в окно на казавшуюся бесконечной пустыню. Пыль, песок, кактусы, кусты шалфея. От монотонного пейзажа и тоски, сопровождающей ее несколько дней, ей хотелось пронзительно закричать. Постоянная тряска дилижанса еще больше ухудшала ее настроение.
        Она потеряла счет дням, проведенным в пути. Дома, в то последнее утро, дождавшись, пока Рори, Бренетта и остальные уехали, она проникла в кабинет и забрала из сейфа все деньги. Бренетта никогда не запирала его, слишком доверяя всем. Меган была готова сбежать в одночасье, когда в памяти всплыла мирная домашняя сцена завтрака Рори, Бренетты и Старр - свидетелем которой она была. Нет уж, она не допустит, чтобы подобное удовольствие превратилось для них в обычное дело. Застав миссис Райхвайн и Старр по-прежнему в кухне, Меган сказала:
        - Миссис Райхвайн, я решила взять Старр и навестить миссис Леви и ее мальчишек. Нас не будет несколько часов.
        Она оставила записку для Рори, сообщив, что забрала Старр, надеясь, что они с дочерью привыкнут друг к другу и просила пару дней не беспокоить их. Она рассчитывала на то, что Рори, Бренетта и Тобиас не вернутся домой, по крайней мере, дня три: срок вполне достаточный, чтобы удалиться на безопасное расстояние.
        Меган гнала лошадей изо всех сил. На станции, где она села в дилижанс, ей удалось продать упряжку семье, направляющейся в Орегон. Меган надеялась, что ее трюк задержит Рори чуть дольше, если он вздумает преследовать ее.
        Многие пассажиры, менявшиеся в пути, отмечали, что у нее такой очаровательный ребенок. Меган было приятно слышать это, но она предпочла бы услышать подобное в свой адрес. Старр вела себя хорошо, но временами немного беспокойно. А Меган ломала голову над тем, что она будет делать с девочкой в Сан-Франциско, явно не испытывая ни малейшего желания обременять себя там ребенком. Похоже, что, пытаясь досадить Рори, она только создала лишние трудности себе.

* * *

        Кровь отхлынула от лица. В ногах появилась слабость, Рори уставился на Ингрид, не в состоянии поверить тому, что она сказала. Меган у нее нет; они со Старр вообще не появлялись в ее доме.
        - Рори, тебе лучше сесть,  - сказала Бренетта.
        Меган и Старр исчезли. Что могло случиться с ними? Может, они мертвы? Если бы только он проверил их раньше. Если бы он знал о визите Меган до того, как Тобиас поехал домой. Если бы…
        Словно читая его мысли, Бренетта сказала:
        - Ты не мог всего знать. Здесь нет твоей вины.
        Когда Рори узнал, что Меган с ребенком поехали навестить Ингрид, он предположил, что они вскоре вернутся. Тобиас находился уже два дня дома, не зная о предполагаемом посещении Меган.
        Новая мысль поразила Рори.
        - Деньги! Бренетта, Меган забрала деньги из сейфа!
        Они обнаружили пропажу вчера. Приближался день выплаты жалованья, и Бренетта открыла сейф первый раз за неделю, обнаружив пропажу. До этой минуты им в голову не приходило, что это Меган взяла всю наличность.
        Сегодня утром, по-прежнему не имея никаких вестей ни от Меган, ни от Тобиаса, Рори решил, что ждать хватит. Он решил поехать за ними сам. Бренетта присоединилась к нему.
        - Куда, ты думаешь, она поехала, Рори?
        Он взглянул на Ингрид и ответил:
        - Только не назад в Джорджию. Не думаю, что ей хочется снова жить там, даже чтобы удрать от меня.
        - Рори,  - сказала Бренетта,  - она взяла Старр для того, чтобы сделать тебе больнее. Ребенок ей безразличен.
        - Я знаю. Я надеялся на другое, когда думал, что она поехала сюда… Я должен ехать за ней, вернуть их назад.
        Ингрид потянулась и дотронулась до его руки.
        - Извини, Рори. Жаль, что я не знала всего.
        Он кивнул.
        - Скажи Тобиасу, что я буду очень благодарен, если он присмотрит за имением в мое отсутствие.
        - Обязательно.
        Они быстро вскочили на лошадей и галопом помчались назад.
        - Я поеду с тобой,  - прокричала Бренетта, перекрикивая топот копыт.
        Рори замедлил ход лошади.
        - Нет.
        - Да.
        Он остановил лошадей.
        - Почему ты хочешь ехать? Я буду быстро скакать из последних сил. Я не знаю, куда направлюсь, и когда вернусь, и в какие неприятности могу попасть.
        - Послушай-ка, Рори О'Хара. Я могу скакать верхом так же долго, как и любой мужчина. Я не замедлю твое передвижение. И я не собираюсь ждать здесь, терзаясь мыслями о Старр. И о тебе. Я еду.

* * *

        Меган понравился Сан-Франциско. Это был шумный, суетливый, большой город с разнообразными мужчинами, каких только можно представить. Здесь были испанцы, и китайцы, и негры. Рудокопы, ковбои и моряки. И все они считали ее хорошенькой.
        Вскоре после прибытия в Сан-Франциско Меган нашла женщину, которая за умеренную плату оставила девочку в своем доме. Она заплатила миссис Блэк за три недели вперед и выбросила все мысли о ней из головы. Она приехала в Сан-Франциско развлекаться, а не заботиться о настырном ребенке.
        И Меган действительно развлекалась. Почти каждый день она отправлялась за покупками новой одежды, обедала в лучших ресторанах, посещала театры с новыми друзьями и проводила время, флиртуя с поклонниками. В глубине сознания она вынашивала мысль о том, как бы найти мужчину, который, в обмен на ее любезности, взял бы ее на свое попечение. Ей и в голову не приходило, что она играет с огнем.

* * *

        - Ну как же, я их помню. Продала свой кабриолет и лошадей какой-то семье. Она села в дилижанс, направляющийся в Калифорнию.
        - Калифорнию?  - повторила Бренетта.
        - Да. Купила билет до Сан-Франциско, точно. Сейчас она там уже около недели. А что, у нее какие-то неприятности?
        - Нет,  - ответил Рори, а про себя добавил: надеюсь, что нет.
        Несколько драгоценных дней ушло у них на сбор сведений о Меган. По крайней мере, сейчас они знали место, где она может быть. Без слов Рори с Бренеттой сели на усталых лошадей, повернув их на запад. Если повезет, они надеялись до заката оставить за собой еще двадцать пять миль.
        Когда стемнело, им пришлось разбить лагерь. Пока измученная Бренетта подогревала еду на костре, Рори напоил лошадей и, спутав им ноги, пустил пастись. Затем он подошел к Бренетте, взяв протянутую ему оловянную миску.
        Рори настолько был поглощен преследованием Меган, что не мог думать ни о чем другом, совсем не замечая озабоченного выражения на лице Бренетты, наблюдавшей, как он поставил миску на колени, совершенно забыв о еде, погрузившись в свои мысли. Он должен найти ее. Он должен.
        - Рори, тебе надо поесть.
        Нежная просьба, прозвучавшая в ее голосе, заставила его очнуться и оторвать взгляд от костра. Ему мерещилось лицо девочки - в слезах и в смехе. Он слышал ее лепечущий голос и радостные выкрики.
        - Рори, пожалуйста. Ты не ел по-настоящему уже несколько дней.
        - Думаю, я просто не очень голоден,  - пробормотал он, ковыряя вилкой бобы в миске.
        И снова мысли его унеслись вдаль. Ему казалось, что он слышит плач Старр. Она заблудилась и испугалась. Она звала его. Она звала папу и Бренетту. Ей нужна его помощь, а он не может найти ее. И ее голос становился все слабее.
        Рори вскочил на ноги, миска с грохотом скатилась на землю. Быстрым порывистым шагом он направился в темноту и шел, пока его путь не преградила гряда скал. Прислонившись лбом к камням, еще сохранившим дневное тепло, он зарыдал. Боль, отчаяние, крушение надежд, скопившиеся за месяцы, изливались сейчас наружу. Рука, прикоснувшаяся к его спине, была легкой, как пушинка. Он даже не понял, что это Бренетта, идущая вслед за ним, пока не услышал ее голос.
        - Все будет хорошо, Рори. Я обещаю.
        На мгновение он сделал попытку скрыть боль, вновь стал серьезным, как раньше. Но через секунду он оказался в объятиях Бренетты и снова рыдал, положив голову ей на грудь, а она, прижавшись губами к ней, шептала слова утешения и сочувствия, успокаивая его, как мать успокаивает своего ребенка, и постепенно рыдания затихли.
        Когда произошло это? Рори не знал. Только что она утешающе обнимала его, а в следующее мгновение он сжимал ее в объятиях страсти. Прикосновение ее губ было подобно неожиданно зажженной спичке в темной комнате. Казалось, оно вызвало вспышку света и жара во всем теле. Бренетта задрожала в его руках, и тихий стон вырвался из ее горла.
        - Я люблю тебя, малышка,  - шепнул он.
        - А я люблю тебя. Я люблю тебя.
        Желание, нахлынувшее при втором поцелуе, охватило его всего. Прозвучал еще один стон, на этот раз сорвавшийся с губ Рори. Вслед за ним он поднял Бренетту на руки и направился назад к лагерю. Она спрятала лицо на его груди, крепко обняв за шею. Желание близости с ней сжигало его. Ему показалось, что он слышит бешеный стук своего сердца в ночной тишине.
        Рори нежно опустил ее, потом прилег рядом. Он целовал ее шею, губы, щеки. Их тела слились, и мир закрутился вокруг. Он тонул в своей любви и желании. Протянув руку, он коснулся пуговиц на рубашке Бренетты.
        - Рори. Пожалуйста. Мы не должны.
        Сказанный шепотом отказ пронзил его сердце кинжалом. Он открыл глаза и пристально взглянул на нее, безмолвно умоляя не останавливать его.
        - Я люблю тебя, Рори. И я хочу тебя. Я отчаянно хочу тебя. Но не так. Не сейчас, когда у тебя есть жена - жена, которая исчезла с твоим ребенком. Я хочу тебя, когда это будет по праву… и навсегда.
        Он видел, как по щеке ее скатилась слеза, оставляя влажный след. Она права. Рори знал, что она права. Нежно поцеловав Бренетту в губы, он перевернулся на спину.
        - Малышка,  - прошептал он,  - когда мы найдем Старр, я разведусь с Меган. Что бы мне не пришлось вытерпеть, я освобожусь от нее. Я не стану счастливым до тех пор, пока ты не будешь моей.
        Бренетта придвинулась к нему поближе, нерешительно коснувшись его груди.
        - Я действительно твоя, любовь моя. Уже давным-давно.
        Они заснули под усеянным звездами небом, окутанные надеждой своей любви.
        ГЛАВА 37

        Октябрь 1882 - Сан-Франциско.
        Меган все еще чувствовала кровь на порезанной губе. Она колебалась, открывать ли ей глаза, боясь, что он по-прежнему здесь. Но не могла же она находиться здесь вечно. И ей ужасно хотелось в туалет. Она медленно приоткрыла глаза и с удивлением обнаружила, что еще темно. Комнату заполнял тяжелый запах рыбы и соленой воды. Через крошечное окошко в стене ее комнаты на втором этаже доносился шум бьющихся о причал и корабли волн.
        Меган села, натягивая грязное и разорванное платье, чтобы прикрыть синяки на груди. В голове мучительно пульсировала боль; желудок урчал от голода. Трудно поверить, что две недели назад она смеялась и флиртовала с мужчинами в ярком свете гостиничного холла и в оперном театре.
        Впервые она увидела его в ресторане. Это был настоящий Адонис, греческий бог, спустившийся порадовать своей красотой простых смертных. Меган вспыхнула, когда он перехватил ее пристальный взгляд, изучающий меню. Он появлялся везде, где была она, вскоре представившись ей.
        Ричард Санди. Он говорил ей все, что ей нравилось слышать - какая она красивая, остроумная и очаровательная - а потом он предложил ей свою любовь, обещая содержать ее так, что она ни в чем не будет нуждаться. Судя по стилю его одежды, изящности речи и образу жизни, Меган решила, что он так же богат, как и красив. Придя в восторг, услышав его предложение, она везде и всюду была с ним. Кроме того, ее деньги кончались, а отчаяние росло.
        Но ее мечта обернулась трагедией. Два дня он прятал ее в своей роскошной квартире, а потом познакомил с первым «другом». Меган слишком поздно поняла, какой ценой нужно платить за заботу и содержание. Она отказывалась делать то, что он заставлял, со злостью ругаясь, как только могла. Она и сейчас еще видела его холодную, бесчувственную улыбку, которая была его единственным ответом.
        Три дня спустя он привел ее сюда.
        - Чтобы немного поубавить сварливость,  - сказал он.
        Ее держали под замком в этой комнате, кормили только хлебом и постным супом. Несколько раз вонючие, грязные парни, что жили и работали на пристани, насиловали ее.
        - Ты будешь рада видеть меня, когда я вернусь,  - оставляя ее здесь, сказал Ричард.
        - Никогда!  - она плюнула ему вслед.
        Но он оказался прав. Она обрадовалась его возвращению. По крайней мере, мужчины, которых приводил он, были чистыми, большей частью богатыми и более нежными в своем подходе, мягкими в желаниях. Она могла носить красивые платья и снова выходить на вечеринки. Да, она сделает все, чтобы только выбраться отсюда.

* * *

        При каждом повороте они упирались в тупик. Огромный город проглотил Меган, как кит Иону. Нигде никаких следов. Все, что у нее было с собой, осталось в номере гостиницы. И что еще хуже, те, кто встречали ее, никогда не видели с ней ребенка. Старр исчезла раньше своей матери.
        Бренетта наблюдала за Рори, пока они шли по улице. Его отчаяние с каждым днем становилось отчетливее. Ее сердце разрывалось от боли.
        Наверное, я неправа, что заставляю его ждать, думала она. Может быть, если бы он обладал моим телом…
        Рори распахнул двери, и они вошли в очередной салон. Это было роскошное заведение. Уютный вид придавали красно-золотые обои, сочетающиеся с ярко-зелеными игровыми столами. Богатый бар, сделанный из хорошо отполированного красного дерева, создавал атмосферу комфорта. В углу весело наигрывало пианино, ярко одетые женщины находились возле мужчин. Постояльцами здесь являлись не покрытые пылью ковбои и не пропахшие рыбой портовые рабочие. Сюда приходили состоятельные люди Калифорнии, со вкусом одетые богатеи, ведущие праздную жизнь.
        От столика неподалеку поднялся мужчина, направившись к ним большими шагами. Высокий и стройный, на вид ему лет тридцать пять. Облегающий белый льняной пиджак подчеркивал широкую спину. Русые волосы касались воротника рубашки, густые усы с примесью рыжеватых волос гордо торчали над улыбающимся ртом.
        - Добро пожаловать в «Морскую Богиню»,  - сказал он, протягивая руку.  - Я - Ричард Санди.
        Рори обменялся с ним рукопожатием.
        - О'Хара. Рори О'Хара.
        - А этот очаровательный цветок рядом с вами - миссис О'Хара?  - спросил Ричард, повернувшись и слегка поклонившись Бренетте.
        - Я - Бренетта Латтимер, мистер Санди.
        - Мне приятно познакомиться.  - Еще раз взглянув на Рори, он продолжал: - Вы недавно в нашем прекрасном городе, я прав? Что привело вас в «Морскую Богиню»?
        - Мы ищем кое-кого,  - ответил Рори.
        - Так давайте присядем. Я знаю почти всех. Может быть, я смогу помочь вам. Не желаете выпить?
        - Нет, спасибо, мистер Санди…
        - Ричард. Я не люблю формальностей.
        Рори согласился.
        - Ричард. Я ищу свою жену и дочь. Они приехали в Сан-Франциско больше месяца назад и исчезли.
        Ричард нахмурился.
        - Сан-Франциско может быть грубым городом. Вы предполагаете что-нибудь неприличное?
        - Я… я не знаю. Возможно, она просто скрывается от меня.
        - О, понимаю,  - сказал Ричард, скользнув взглядом по Бренетте.
        Она ощетинилась.
        - Я кузина миссис О'Хары.
        Ричард понимающе улыбнулся, ничего не ответив.
        - Мистер Санди, я был почти везде. Я ищу хоть малейшую зацепку. Что-нибудь. Вот почему я захожу даже в салоны. Если появится хоть слабый шанс, что кто-то что-то знает…
        Ричард сделал бармену знак принести ему выпить.
        - Хорошо, приятель. Я вижу, что вы стремитесь отыскать свою семью. Опишите их, хотя сомневаюсь, чтобы я встретил здесь мать с ребенком.
        - Мою жену зовут Меган. Хотя она могла и не назвать моей фамилии. Говорит с явным южным акцентом. Она из Джорджии. У нее золотистые волосы и голубые глаза, она невысокая и довольно хрупкая на вид.
        - А ребенок?
        - Старр. Ей нет и двух лет. Светловолосая и хорошенькая, как и ее мать.
        Бренетта увидела, как Ричард покачал головой. Ей показалось, что прямо на глазах тает его уверенность.
        - Жаль, Рори, но я никогда не видел их. А если встречу, где мне найти тебя?
        - В «Чапарале»,  - ответила Бренетта.  - Пожалуйста, если все-таки встретите ее, дайте нам знать.

* * *

        Меган сидела за туалетным столиком, расчесывая волосы. Ее все еще мучила лихорадка, и временами она сгибалась от приступов резкого кашля. Но она знала, что должна выглядеть великолепно. Хотя он и не говорил, она чувствовала, что Ричард отошлет ее назад на пристань или еще хуже, если она не будет привлекательна для клиентов, которых он присылает.
        Меган вздрогнула от щелчка открываемого замка двери. Так рано она никого не ожидала. Меган встретила в зеркале взгляд Ричарда, и дрожь пробежала по ее спине. За его вежливой улыбкой скрывалась страсть садиста, которую она познала.
        - Мег, голубка моя,  - произнес он хорошо поставленным голосом.  - Сегодня ты чувствуешь себя лучше?
        - Да,  - солгала она, пытаясь удержать очередной приступ кашля.  - Мне немного лучше, спасибо, Ричард.
        Он сел на стул у двери, перекинув ногу за ногу и скрестив на груди руки.
        - Я хочу задать тебе пару вопросов, Мег. И пожалуйста, не лги мне. Я знаю больше, чем ты думаешь, и если соврешь, то пожалеешь об этом. Ты поняла?
        Меган повернулась на табурете.
        - В чем дело, Ричард?
        - Расскажи мне о своем браке и муже, миссис О'Хара.
        Она затряслась. Меган везде представлялась как «Беллман». Никто не знал ее имени по мужу… Прежде, чем Меган успела ответить, она снова зашлась кашлем, глухим отрывистым кашлем, разрывавшим ей легкие. Когда приступ отступил, на платке остались пятна крови. Меган слегка скомкала его в руке, пряча от глаз Ричарда.
        - Тебе совсем плохо, не так ли?  - вздыхая, спросил Ричард.  - А сейчас выкладывай, пока я не потерял терпение.
        - Мой муж - Рори О'Хара. Он - метис, из Чейеннов. Я встретила его в Джорджии, куда он приехал по делам. Он - компаньон в «Латтимер Банк и Кредит» и владелец половины крупного ранчо в Айдахо.
        - Значит, очень богатый человек. Почему же ты, так любя деньги, оставила его?
        - Потому что мы с самого начала презирали друг друга,  - ответила Меган со всей горячностью, которую смогла выразить,  - и он очень скупой человек.
        - А твоя дочь? Где она?
        - Старр?  - Меган за все время ни разу не вспомнила о ребенке.  - Я оставила ее у женщины, по имени Браун или Блэк, заплатив ей вперед. Полагаю, что она там.
        Ричард встал и, улыбнувшись, продолжил:
        - Мег, ты - совершенно бессердечное создание. При других обстоятельствах мы могли бы составить подходящую пару. Мы так похожи.  - Он открыл дверь.  - У меня есть приятель, который хочет встретиться с тобой сегодня вечером, Мег. Постарайся понравиться ему. И избавься от этого кашля.
        - Подожди! Ричард, почему ты хотел узнать о Рори?
        - Разве я не сказал? Он в городе, ищет тебя.
        - Рори? Ах, Ричард, когда он придет за мной?
        Ричард презрительно рассмеялся, откидывая голову, как от великолепной шутки.
        - Дорогая Мег, как ты наивна. Он не придет за тобой. Он все еще ищет. И никогда не найдет тебя.
        Меган рванулась к нему, но вместо Ричарда врезалась в закрытую дверь.
        - Ричард! Ричард, пожалуйста!  - крикнула она. Прижавшись щекой к двери, она медленно сползла на пол.  - О, Рори. Помоги мне,  - тихо всхлипнула она.

* * *

        Мистер О'Хара, у меня есть информация о местонахождении вашей жены и дочери. Пожалуйста, придите завтра в два часа дня в «Морскую Богиню». Ричард Санди.

        Рори перечитывал записку, наверное, в сороковой раз. Ее принес вчера поздно вечером уличный мальчишка, неряшливый и голодный на вид. Он с трудом верил содержанию послания. Прошло больше десяти дней с тех пор, как они с Бренеттой зашли в «Морскую Богиню», спрашивая о Меган. И вот, наконец, появилась надежда отыскать Старр.
        - Нетта, пора идти,  - крикнул он в соседнюю комнату.
        Она появилась в дверях, одетая в льняной, бронзового цвета костюм. Веселенькая шляпка в тон платья кокетливо украшала голову, а на плече покоился зонтик от солнца. Полная противоположность ее обычным юбке для верховой езды и сапогам.
        - У меня такое чувство, словно сегодня праздник,  - объяснила Бренетта.  - Я уверена, что мы найдем их.
        Рори не сдержал улыбку. Какую силу придавала ему эта девушка! Он мог признаться в этом, все время полагаясь только на себя и все же не зная, смог бы он пережить эти последние недели, не будь рядом с ним Бренетты.
        - Пойдем, любимая. Заберем нашу девочку,  - охрипшим голосом произнес он.
        Они наняли кабриолет и поехали в «Морскую Богиню», не зная, найдут там Меган и Старр или нет.
        - Мои новые друзья,  - приветственно окликнул их Ричард, когда они прошли через вращающиеся двери.  - Входите. Садитесь. Жуан, принеси нам немного бренди. Самого лучшего.
        Рори почувствовал, как вновь появляется надежда. Судя по оживленному виду Ричарда, у него хорошие новости для них. Салон был почти пуст. В углу шла игра в карты, несколько салонных девиц, скучая, бродили по залу.
        - Что вы должны передать нам, Ричард?  - нетерпеливо спросил Рори.
        - Я знаю довольно отвратительного типа, которого попросил кое-что проверить. Вчера он объявился и сказал, что знает, где ваша жена, но информация не бесплатная. Конечно, я не могу гарантировать, что он говорит правду, но он дал мне вот это.
        Он положил на стол золотое кольцо. Рори взял его и прочел надпись - «М. на счастливые будущие дни вместе. Р.».
        - Это ее. Сколько он хочет?  - спросил Рори.

* * *

        У Бренетты перехватила дыхание. Пять тысяч долларов. За местонахождение Меган и дочери. Пока Рори обдумывал ответ, Бренетта уловила движение за спиной Ричарда. Молодая девушка-мексиканка, примерно такого же возраста, что и она, медленно подходила к лестнице. Быстрым, но неприметным взглядом она сделала Бренетте знак идти за ней. Интуиция подсказала Бренетте, что это важно.
        - Извините, мистер Санди,  - прервала она, яркий румянец покрыл ее щеки.  - Есть здесь… не могли бы вы сказать, где я…
        Ричард улыбнулся.
        - Конечно.  - Бросив взгляд через плечо, он окликнул девушку, которая уже повернулась к ним спиной и стояла у лестницы.  - Калида! Проводи мисс Латтимер в дамскую комнату.
        - Си, Рикардо. Пойдемте со мной, синьорита.
        Бренетта, склонив в смущении голову, пошла за ней. На верхней площадке Калида внимательно огляделась по сторонам, потом кивнула на комнату перед ней, и они вместе вошли туда.
        - Синьорита,  - быстро прошептала Калида,  - я должна торопиться. Рикардо, он лжет. Это ему нужны ваши деньги. Та девушка, что вы ищете, Мег, да? Она сильно больна. Он отослал ее на пристань в притон Ханны. Я думаю, она умирает.
        - Умирает?
        Калида кивнула.
        - А ребенок?
        - Малютка? Я не видела, но Рикардо ищет ее. Она дорога вам, не так ли?  - Калида положила руку на дверной замок.  - Если он догадается, что я рассказала вам это, он убьет меня, синьорита.  - Она выскользнула и исчезла из вида, захлопнув за собой дверь.
        Бренетта, потрясенная, уставилась на закрытую дверь. Меган умирает, она - пленница этого Ричарда Санди? Но ведь такого больше нет. В конце концов, сейчас девятнадцатый век. Но что, если это правда? Тогда они должны поторопиться и разыскать притон Ханны.

* * *

        Иногда события разворачиваются иначе - и даже лучше - чем человек задумывает. Ему повезло нарваться на Ричарда Санди, и еще больше повезло, когда тот поручил ему эту работу. Он не ожидал, что все окажется таким легким для него. Мистер Санди никогда не узнает, какое значение для него имело это поручение.
        Он опустил взгляд на лежащую на постели девушку, вспоминая, что видел ее раньше. Тогда она была хорошенькой крошкой. Сейчас уже нет. Под запавшими глазами черные круги, трещины и волдыри на губах. Она была слишком больна и слаба, чтобы приподняться с кишевшего паразитами матраса.
        - Мисс, мне плевать, добьюсь ли я сведений, причиняя вам боль или нет, но для вас лучше, если мне не придется этого сделать. Скажите, где мне найти ее? Мистер Санди теряет терпение… и я тоже.
        - Я говорила уже,  - ответила Меган.  - Ее зовут Блэк или Браун. У нее меблированные комнаты, и она берет на содержание детей.
        - Вам не понравится то, что я сделаю с вами, маленькая леди,  - угрожающе проворчал он.  - У меня богатая фантазия.
        - Пожалуйста, не надо,  - умоляюще произнесла Меган и зашлась приступом кашля.
        - Где?  - требовательно спросил он, когда приступ прошел.
        - Тот дом… в доме два этажа. Коричневый. Он был коричневый. На улице под названием Лос-чего-то-там-еще. Там, где в город въезжает дилижанс. Пожалуйста. Это все, что я помню.
        Мужчина положил огромную, грубую ладонь на ее плечо.
        - Хорошо, мисс. Я поверю. Но если мне придется вернуться, вы пожалеете об этом.

* * *

        Здание казалось опасно покосившимся на один бок, обшитые досками стены обесцветились за многие годы до серовато-белого состояния от солнца, ветра и соленой воды. Запах рыбы вызывал тошноту. Бренетта натянула на плечи шаль, как защиту от настырных и мрачных взглядов рабочих на пристани. Дом Ханны явно имел дурную репутацию, обслуживая местных рыбаков и матросов. Ее дух восставал при одной мысли, что надо войти в такое место, но предположительно, Меган находилась внутри и, по словам Калиды, была очень больна.
        Перед выходом из «Морской Богини» Рори пообещал Ричарду, что они вернутся на следующий день с нужной суммой. Выслушав Бренетту о рассказе мексиканки, он навел справки о местонахождении дома Ханны, и их прислали сюда.
        Мулат, открывший дверь, был мужчиной гигантских размеров, явно способным предотвратить вторжение любого, кто будет ему не по душе.
        - Мы пришли за Мег,  - сказал Рори, называя имя, которым пользовались и Калида, и Ричард.  - Я - ее муж. Мистер Санди сказал, что она больна. Он хочет, чтобы я забрал ее домой.
        Мужчина молча кивнул и указал на дверь в задней части здания. Бренетта не отставала от Рори, чувствуя, как озноб и сырость начинают пробирать ее до костей. Если Меган больна, то это - самое последнее место, где ей следует находиться.
        Дверь оказалась не запертой и сразу же отворилась. Не было причин замыкать ее. Девушка, лежавшая на грязной постели в темной комнате, была слишком слаба, чтобы пытаться сбежать. Меган подняла руку, прикрывая глаза от непривычного яркого света, и тут ее снова охватил приступ дикого кашля.
        - Бог мой,  - прошептала Бренетта.  - Меган?

* * *

        Дом оказалось найти не трудно, а миссис Блэк представляла собой легко поддающуюся запугиваниям старую деву.
        - Видите эти руки, мэм?  - сказал он, протягивая одну для осмотра.  - Они могут свернуть вашу шею прежде, чем вы поймете, что к вам прикоснулись. Они убивали раньше и не побоятся этого теперь. Подумайте об этом до того, как сказать что-то другое. Понятно?
        Женщина энергично кивала.
        - Итак, что вы расскажете?
        - Девочка умерла. Подхватила ужасный кашель и умерла. Не зная, где искать ее мать, я похоронила малютку сама.
        - Верно. Наслаждайтесь деньгами, что я вам дал, но если вы возьмете большую сумму от кого-то другого и измените свой рассказ, я вернусь. Запомните это.

* * *

        Меган чувствовала, что умирает, несмотря на все усилия и уверения Бренетты в обратном. Комната, в которую они перенесли ее, была теплой и яркой от солнечного света, но ее все время сильно знобило. Она не могла приподняться или самостоятельно есть. Когда Меган вносили сюда, она заметила свое отражение в зеркале. Больше у нее не возникало желания взглянуть на себя снова.
        Сейчас у ее кровати сидела Бренетта, тихо читая из книги стихи. В поэтических строках шла речь о восторженной любви и воплотившихся в жизнь мечтах. Меган слушала с ненавистью. Ни одна из ее грез не сбылась. Ни разу. За всю ее жизнь. Она злилась и боялась. С усилием она вытянула руку и дотронулась до колена Бренетты.
        - Что случилось, Меган, дорогая? Тебе что-нибудь принести?
        - Нет,  - хрипло ответила она. Недели беспощадного кашля иссушили горло, превратив в сплошную рану. Каждое слово причиняло невыносимую боль.  - Нетта, я умираю. Доктор сказал тебе, что это правда, не так ли? Ну и ладно, мне все равно. Ты можешь не отвечать. Это не имеет значения.
        Приступ кашля на минуту прервал ее речь. Когда он закончился, Бренетта стерла кровь с ее губ, и Меган продолжала:
        - Мне только семнадцать. Я хотела так много. Я хотела путешествовать, стать нужной и значимой,  - она задохнулась.  - Я не была плохой. Не совсем плохой. Правда, Нетта? Я никогда этого не хотела. Я ведь действительно не была плохой, да? Везде, куда бы я ни отправилась, мужчины считали меня хорошенькой. Даже здесь. Особенно здесь. Я могла бы выбрать любого мужчину в Сан-Франциско. И была бы такой красивой… А посмотри на меня сейчас, Нетта. Я умру безобразной. Я не хочу умирать уродливой!
        - О, Меган. Не надо!  - умоляюще произнесла Бренетта.
        Меган попыталась улыбнуться. Волдыри лопнули и начали кровоточить.
        - Неужели ты никогда не устаешь быть любящей и великолепной? Меня это утомляет. Посмотри на все, что я сделала тебе. Я отняла у тебя Стюарта. В то время, как он изъяснялся в любви тебе, он спал со мной. Рори по-настоящему любил тебя, но я не отдала тебе и его. И у меня была Старр. Я имела мужчину, который должен был быть твоим. Я эгоистка настолько, что даже бросила собственную дочь. Почему ты не испытываешь злобы ко мне, Нетта? Я бы тебя возненавидела. Я и так ненавижу тебя. Рори не может видеть меня. А ты почему нет?
        Бренетта опустилась на колени у самой кровати, взяв руку Меган в свои.
        - Меган, Меган. Он не испытывает к тебе ненависти. Совсем нет!
        Ее снова охватил приступ кашля, но ослабшее и измученное тело уже почти не реагировало на него. Частое дыхание было едва слышным. Открывая запавшие и наполненные болью глаза, Меган прошептала:
        - Тогда он еще больший дурак, чем я его считала.
        Теряя сознание, она закрыла глаза.

* * *

        - Как она?  - спросил Рори, снимая куртку.
        - Плохо, Рори. Она чувствует, что умирает. Мне кажется, нам надо вызвать священника.  - Бренетта помолчала, потом спросила: - Рори, ты нашел ее?
        Он покачал головой, видя, как слабо поднимается и опускается грудь Меган.
        Очнувшись, Меган открыла глаза.
        - Рори?
        - Я здесь.
        - Старр?
        - С ней все в порядке, Меган. Ты должна поскорее поправляться. Ей нужна ее мама.
        Улыбка Меган стала насмешливой.
        - Не придумывай. Она не будет скучать по мне. Она даже не вспомнит меня. Но я рада, что с ней все нормально.
        - С ней все хорошо,  - повторил Рори.
        - Рори О'Хара,  - прошептала Меган, веки ее, затрепетав на мгновение, закрылись.  - Прости меня. Не то, чтобы я хотела причинить боль тебе или Старр. Я просто хотела… я просто хотела… что я хотела.  - Неожиданно глаза ее широко раскрылись, охваченные ужасом.  - Не дай мне умереть, Рори. Я не хочу умирать!
        ГЛАВА 38

        Октябрь 1882 - Сан-Франциско.
        Рори нежно закрыл пустые глаза, подойдя к окну и уставившись на город, который возненавидел. Сан-Франциско забрал их обеих.
        Он солгал Меган, давая умирающей жене небольшое спокойствие, которое мог, сказав, что нашел девочку, в то время как на самом деле Старр не нужен никто и никогда не потребуется. Ее больше нет. А сейчас умерла и Меган.
        - Она мертва,  - тихо сказал он.
        - Да,  - ответила Бренетта,  - ее страдания кончились.
        Рори стремительно повернулся лицом к ней.
        - Не Меган. Старр! Старр умерла.
        - О чем ты говоришь?
        - Моя маленькая девочка умерла! Она скончалась неделю назад.
        Бренетта подошла к нему. Он мог прочесть собственную боль, отразившуюся в ее глазах, блеснувших от невыплаканных слез.
        - Она была радостью моей жизни, Нетта. Не важно, что она - не родной мой ребенок. Это никогда не имело значения. Она стала моей дочерью.
        - Я знаю, Рори.
        - Я старался полюбить ее мать. Я пытался быть хорошим мужем и хорошим отцом.
        - Ты был им.
        - Тогда почему я потерял ее?  - спросил он.
        Бренетта поцеловала его в щеку.
        - Не знаю, любовь моя. Почему умер мой отец? Потому что смерть просто часть жизни, и те из нас, кто остался, должны идти дальше. Мы должны продолжать жить.
        Рори обнял ее, чувствуя благодарность за то, что она рядом с ним. Так они и стояли в солнечном свете, сжав друг друга в объятии, защищавшем от всего мира, от жизни и смерти.

* * *

        Бренетта внимательно посмотрела на себя в зеркало. Она выглядела уставшей и намного, намного старше своих девятнадцати лет. У нее было чувство, что она старуха. За последний год она видела слишком много смертей.
        Они вернулись с кладбища. Меган осталась покоиться под могильным камнем, на котором значилось ее имя и имя Старр. Там не было тела девочки, но Рори пожелал, чтобы их имена остались вместе. По возвращении Бренетта удалилась в свою комнату. Рори вышел на улицу.
        Отвернувшись от зеркала, она снова подумала, что они скоро уедут. Она была готова хоть сейчас вернуться в Айдахо, вырваться из этого злосчастного места. Нет больше причин задерживаться здесь. Похоже, что Ричард Санди понесет должное наказание, хотя люди с таким влиянием, как у него, часто отделываются гораздо легче, чем заслуживают того.
        Тихий стук в дверь прервал ее размышления. Открыв, Бренетта с удивлением увидела перед собой приветливую мексиканку из «Морской Богини».
        - Калида!
        - Добрый день, сеньорита,  - неуверенно произнесла Калида.  - Извините, если я помешала.
        - Нет, нет, Калида. Входи, пожалуйста.
        Бренетта подвела девушку к креслу, а сама села напротив.
        - Сеньорита, мне так жаль Мег и малютку. Если бы только я могла сказать кому-то раньше, но…  - ее голос замер, и она виновато опустила взгляд.
        - Ты ничего не могла сделать, Калида. Ты была такой же пленницей, как и Меган, и рисковала собственной жизнью, помогая ей.
        Калида робко улыбнулась.
        - Благодаря вам я больше не пленница, как вы сказали. Именно поэтому я и пришла. Я уезжаю домой. Рикардо больше не может держать меня здесь, а мои родители - они простили меня и прислали деньги, необходимые для поездки домой.
        - А где ваш дом, Калида?  - удивленно спросила Бренетта.
        - Имение моих родителей в двух днях пути к югу отсюда. Это очень красивое место. У меня там много братьев, сестер и родственников. Мне не следовало уезжать оттуда, и я рада, что вернусь.  - Улыбка исчезла.  - Но прежде чем уехать, я должна сказать вам, как мне жаль… и я очень благодарна вам. Вы освободили меня, сеньора. Вы и сеньор.
        - Пожалуйста, называй меня «Нетта». Я рада, что ты пришла и что ты можешь уехать домой и начать все заново. Уверена, у тебя будет хорошая жизнь.
        - Спасибо, сеньора, Нетта.
        Снова раздался стук в дверь.
        - Прошу прощения, Калида.
        На этот раз Бренетта открыла дверь неряшливому уличному мальчишке. Как и тот, что принес записку Ричарда, он держал мятый конверт, явно видавший лучшие дни.
        - Да?
        - Вас зовут «Ладимар»? Тогда это вам,  - сказал он, протягивая ей письмо.
        - Спасибо,  - пробормотала Бренетта и достала монетку из сумки.
        Закрыв дверь, она разорвала конверт и бегло прочитала краткое послание.
        - Сеньорита, что случилось?  - крикнула Калида, когда Бренетта тяжело опустилась на пол.
        Это неправда. Это не может быть правдой.
        «Мисс Латтимер, у меня девочка, Старр О'Хара. Я заплатил мисс Блэк за ребенка и за ложь, будто она умерла. Я забрал ее в Айдахо. Когда вы вернетесь, я сообщу, сколько нужно заплатить, чтобы заполучить ее назад. Один старый приятель».
        На Бренетту навалилась темнота, она потеряла сознание.
        Рори постучал в дверь Бренетты и удивился, услышав незнакомый голос: «Входите». Он открыл дверь и обнаружил смутно знакомую девушку, которая стояла на коленях над лежавшей Бренеттой, неистово размахивая конвертом в надежде привести ее в чувство.
        - Что здесь произошло?  - требовательно спросил он.
        Девушка явно была очень напугана.
        - Пришло вот это, и она потеряла сознание.
        Рори взял у нее лист. Записка, написанная грубым, почти неграмотным почерком, едва не заставила его самого лишиться чувств.
        - Что ты здесь делаешь?  - закричал он, борясь со слабостью в ногах.  - Ты принесла это? Ты кто?
        - О нет, сеньор! Я ничего не приносила. Я - Калида. Из «Морской Богини». Я пришла поблагодарить сеньориту и вас за то, что могу вернуться домой. Прошу вас, сеньор, я ничего не делала.
        Рори поднял Бренетту с пола и отнес на постель.
        - Я понял, Калида. Извини, что накричал на тебя.
        - Я принесу воды для сеньориты,  - сказала она.
        - Нетта? Нетта, очнись,  - мягко окликнул ее Рори.  - Нетта, это я, Рори. Очнись.
        Она застонала, веки ее задрожали.
        - Старр,  - прошептала она.
        - Я знаю. Я видел записку.
        - Но кто?  - спросила Бренетта, открывая глаза.
        - Не знаю, Нетта, но мы отыщем его, кто бы он ни был.
        Калида вернулась с кувшином воды и полотенцем.
        - Вот, сеньорита. Давайте я оботру вам лицо.
        - Спасибо,  - Бренетта с облегчением вздохнула, когда прохладная ткань прикоснулась к ее лицу.  - Рори, кто мог это сделать? Неужели это правда?
        - Не спрашивай меня почему, но я уверен, что это - правда. Я схожу к миссис Блэк, чтобы удостовериться, но да, думаю, это правда. А что касается того, кто это сделал, я не знаю. Кто бы он ни был, он следовал за нами из Айдахо и знал, по какой причине мы здесь. Боюсь, мы его знаем.
        Бренетта села.
        - Но, конечно, кто-то из наших людей!
        - Нет, Нетта,  - мрачно ответил Рори.  - Он дорого заплатит, когда я найду его. Без всяких сомнений.
        - Рори, мы должны немедленно узнать. Мы не можем рисковать жизнью Старр.
        - Не волнуйся. Мы отправимся в путь завтра на рассвете. Тем временем, мне надо подготовить припасы в дорогу. Не забывай, снег может выпасть раньше, чем мы доберемся до дома. Кроме того, мне надо еще навестить миссис Блэк.
        Рори взял шляпу и направился к двери. Когда он дотронулся до ручки, его остановил голос Бренетты.
        - Будь осторожен, Рори.

* * *

        Пансионат миссис Блэк представлял собой приятное двухэтажное здание на пути дилижансов и почтовых карет, въезжающих в Сан-Франциско с северо-востока. Рори привязал лошадь к столбу у входной двери и, перепрыгивая через ступеньки, поднялся по лестнице. Дверь открыла сама миссис Блэк. Ее глаза расширились при виде Рори.
        - Мистер О'Хара! Почему вы вернулись?
        Рори заметил, что она подумывает, не закрыть ли дверь, и бросился вперед, предотвращая ее действия.
        - Миссис Блэк, я должен задать вам пару вопросов.
        - Но я ничего не знаю,  - ее просто затрясло, когда она отвечала.
        - Думаю, что знаете, миссис Блэк,  - тихо произнес Рори, входя в дом.  - Почему бы нам не пройти и не поговорить.
        Спустя пятнадцать минут Рори стоял на тротуаре перед пансионатом. Описание внешности, которое дала ему миссис Блэк, могло подойти только одному человеку из тысячи, и определенно тому, кого знали и он, и Бренетта. Похитителем являлся Джейк Хансон.
        ГЛАВА 39

        Ноябрь 1882 - «Хартс Лэндинг».
        - Это не может быть правдой. Никогда не может быть правдой.
        Три пары сострадательно-сочувствующих глаз смотрели на Ингрид в то время, как она качала головой и бормотала, все отрицая.
        Бренетта отвернулась к окну. Она смотрела на первый выпавший снег. Ее реакция была точно такой, как и у Ингрид - полное неверие. За двенадцать дней, что потребовались им на поездку домой, Бренетта поверила в правоту Рори. Отдельные детали начали складываться в единое целое, пока картина не стала полной. Они имели дело с человеком, ненависть которого к Латтимерам и всему, принадлежащему им, перевернула его сознание, в своей злобе он был готов на все.
        - Хотите, я схожу к нему?  - спросил Тобиас.
        - Нет, это небезопасно для тебя и Старр,  - ответил Рори.
        Снова заговорила Ингрид:
        - Но почему он последовал за вами в Калифорнию? Почему он забрал невинного ребенка, которого раньше никогда не видел?
        - Потому что, убив Пита Паркера, он сорвал собственные планы по краже и перепродаже чужого скота,  - сказала Бренетта, не поворачиваясь к ней.
        Рори был согласен.
        - Сначала он поехал за нами просто так, без всяких замыслов. Или, может быть, хотел убить Нетту и меня. Как-то он смог найти Меган раньше нас, разузнал, где находится Старр, и взял ее только ради выкупа. Наше единственное преимущество - в том, что мы знаем, кто похититель, в то время как он считает, что мы повязли в догадках.
        Когда он замолчал, Бренетта села на диван рядом с ним. Рори взял ее руку и ободряюще сжал, что заставило Тобиаса и Ингрид понимающе переглянуться.
        - Неужели он действительно так сильно изменился, Тобиас?  - спросила Ингрид.
        Тобиас обнял ее за плечи.
        - Какое-то время я подозревал его. Он становится невменяемым, когда дело касается Латтимеров… или меня.
        - Но тогда вам всем угрожает опасность!  - крикнула Ингрид.
        Рори покачал головой.
        - Нет, не сейчас. Пока у него Старр, он будет торговаться, стремясь получить то, что хочет.
        В комнате воцарилась тишина, каждый из них подумал о девочке, оказавшейся пленницей ненормального человека. Кормит ли он ее, заботится ли о ней? Хорошо ли с ней обращается? Где он держит ее? Может быть, она мучается от холода, страха и боли?
        Они напряженно ожидали, пока Джейк сам вступит в контакт.
        Прошло несколько мучительных дней, прежде чем пришло ожидаемое послание.

        «Мисс Латтимер. Принесите мне документы на передачу «Хартс Лэндинг» и можете забирать девчонку. Ждите меня на следующей неделе во вторник у развилки Кривого Ручья в полдень. Приходите одна. И никаких фокусов, иначе она умрет. Если вы принесете документы, я отведу вас к ней. Если нет, я вручу ее тело».

        В записку был вложен завиток светлых волос Старр. Бренетта прижала его к щеке, передавая письмо Рори. Он быстро прочел его, потом взглянул на нее.
        - Что ты будешь делать?  - спросил он.
        - Отнесу ему документы, конечно.
        - Просто так? Ты отдашь за нее это ранчо?
        - Рори О'Хара, а что будет, если я не сделаю этого?  - отрывисто ответила Бренетта, гнев и недоверие смешались в ее голосе.  - Она - мой ребенок, и не говори, что это не так. Она точно так же принадлежит мне, как и тебе. Я любила ее, заботилась, кормила, съездила за ней на побережье и обратно. Я не могу поверить…
        Рори поцелуем заставил ее замолчать.
        - …что ты сомневался во мне?  - тихо закончила она, когда их губы разъединились.
        - Извини, Нетта. Я прекрасно понимаю. Пойдем в кабинет. Нам надо все продумать.
        Рори вынул из ящика стола карту «Хартс Лэндинг» и расстелил ее, прижав углы книгами. Бренетта наклонилась вперед, чтобы увидеть, что он показывает ей.
        - Вот место встречи. Мне будет легко незаметно наблюдать за тобой из этой рощи, но если он поведет тебя на свою территорию, а он несомненно это сделает, мне придется отстать, чтобы не привлечь его внимание. Нам повезло, что лежит снег. Будет легче идти за вами.
        - Но, Рори, он сказал, что я должна прийти одна. Не лучше ли сделать так, как он требует?
        Рори положил руки ей на плечи и пристально посмотрел в глаза.
        - Бренетта, я люблю тебя. Я не собираюсь отпускать тебя к этому негодяю одну. Я не доверяю ему, не верю, что он выполнит свое обещание.  - Он отпустил ее и повернулся к карте. Обводя границы имения, он добавил: - Кроме того, я не хочу отдавать ему ранчо. Твой отец создал его, и оно - твое. Я хочу, чтобы так и было.
        - Ты забыл,  - прошептала Бренетта.  - Это - наше ранчо.
        Рори снова поцеловал ее, на этот раз дольше, пытаясь ощутить вкус жизни, которая для них начнется.
        - Наше ранчо. И нашей девочки,  - добавила она, когда поцелуй закончился.
        - Наше и Старр,  - эхом отозвался Рори.

* * *

        Она была похожа на забавную игрушку. Но он убьет ее, если будет необходимо. Сейчас он зашел слишком далеко, чтобы отступать от своих угроз. В конце концов, повесить его можно только раз.
        Джейк плюнул в плевательницу возле стола, которую ему подарила Ингрид много лет назад. Тогда она еще любила своего па и заботилась о нем. До того, как этот проклятый еврей вскружил ей голову и украл ее. Джейк сплюнул еще раз.
        Откинув стул назад, он надел меховую шапку и натянул теплое пальто.
        - Утихомирь этого ребенка, слышишь?  - сказал он костлявой девице, лежавшей на кровати рядом со Старр.
        - Слышу,  - последовал сердитый ответ.
        Он нашел эту девицу в Сан-Франциско после того, как забрал Старр из пансионата миссис Блэк. Джейк заплатил тридцать долларов ее папаше, пьянице, готовому на что угодно, лишь бы добыть деньги и купить виски. Он даже не поинтересовался, что Джейк собирается делать с его дочерью, в конце концов, у него дома навалом детишек и без нее. Она была довольно невзрачной на вид, но сильной, как бык, несмотря на хрупкое тело, следила, чтобы ребенок не путался у него под ногами, и прибирала в лачуге. Он не знал даже ее имени и ему плевать на все, пока она делает, как ей приказывают. Когда Старр исчезнет, он прогонит ее. Девчонка слишком молода и простодушна, чтобы принадлежать к типу женщин, с которыми он любил развлекаться.
        Сильный порыв ветра приветствовал его на пороге, когда он распахнул дверь своего жилища. Похоже, что снова пойдет снег. Джейк натянул пару перчаток, зная, что вряд ли они спасут от низкой температуры, и сел на лошадь. Из-за снега и льда подъем становился трудным, но он торопливо направлял лошадь вперед, так как хотел прибыть на назначенное место раньше Бренетты Латтимер.
        Приехав из Калифорнии, Джейк отвел обеих девчонок в закрытый каньон, держа их там в крохотной хижине. Если ни одна душа не обнаружила украденный скот за все время, что он скрывался там, то никто не найдет маленького ребенка, запертого в старой заброшенной лачуге. Вход в каньон искусно скрывался за лабиринтом замысловато расположенных огромных валунов, а дальше его прятала густая стена вечнозеленых растений. Джейк обнаружил убежище совершенно случайно, когда пару лет назад искал пропавшего теленка. Находка оказалась очень полезной.

* * *

        Бренетта отчетливо увидела его издалека: и он, и его лошадь темным пятном выделялись на белом фоне. Когда она подъехала ближе, снова пошел легкий снег. Все ли в порядке у Рори, думала она, ведь он столько часов провел на холоде. Он покинул ранчо рано утром, чтобы найти удобное укрытие до прихода Джейка. И с тех пор ее не оставляла тревога за него.
        Бренетта остановила лошадь у ручья напротив Джейка Хансона. Мгновение они пристально разглядывали друг друга. Потом Джейк пришпорил лошадь, и конь, поднимая кучу брызг, перепрыгнул через ледяную воду.
        - Вы принесли документы?  - спросил он.
        - Да.
        - Давайте их мне.
        - Нет, не отдам, пока не увижу Старр и не узнаю, что с ней все в порядке.
        Внешне Бренетта не проявляла никаких признаков беспокойства от его свирепого взгляда, но она боялась, понимая, что именно он хладнокровно застрелил ее отца.
        - Ну, хорошо. Следуйте за мной. И никаких глупых фокусов.
        Бренетта кивнула, направляя Огонька через ручей. Ей хотелось обернуться, поискать взглядом Рори, но она знала, что не должна. Это могло выдать его.

* * *

        Рори настолько онемел от холода, что с трудом смог двигаться. Он быстро соскользнул на землю, растирая руки и ноги, чтобы согреться. У него не так много времени. Рори был одет во все белое, что помогало укрываться от глаз, пока он преследует их. С ружьем в руках он быстро двинулся за ними, со скоростью, с которой мог идти целые часы.
        Пока что было нетрудно преследовать их, но падающий снег беспокоил его. Если он усилится, то Рори скоро потеряет их след, а это недопустимо. На карту поставлены две жизни - Бренетты и Старр. Он начал сокращать расстояние, рассчитывая, что белое одеяние позволит ему остаться невидимым.

* * *

        Джейк заметил, как она в третий раз пытается незаметно от него оглянуться назад. Значит, кто-то следует за ними.
        - Стоп.
        - Мы почти на месте?  - спросила она.
        Джейк остановил лошадь возле Бренетты.
        - Нет, но ваш друг почти здесь.
        Он ударил ее кулаком в подбородок, и, не удержавшись, Бренетта упала с лошади. Джейк поймал поводья Огонька прежде, чем та успела сбежать, потом спрыгнул на землю. Бренетта была настолько ошеломлена, что не могла сопротивляться, пока он тащил ее к кустам, где привязал лошадей.
        - Безмозглая дура,  - бормотал он, грубо вставляя ей кляп и связывая руки.  - Ты думаешь, я не предполагал такой трюк? Наверно, мне придется убить и тебя.

* * *

        Рори ощутил мгновенное предостережение, интуиция подсказывала ему, что он не один, и тут же раздался выстрел. Пуля попала ему в ногу. Он упал и скатился с насыпи вниз. Спрятавшись за скалу, он ожидал следующего нападения с ружьем наготове. Боль усиливалась, руки и ноги онемели от холода, кровь стучала в висках, как отсчитывающие секунды часы.
        После паузы, показавшейся целой вечностью, Рори выполз из своего укрытия. Джейк, наверно, решил, что он или мертв, или тяжело ранен, и можно не преследовать его.
        При помощи шарфа он обмотал ногу, останавливая кровотечение. Хоть боль была сильной, но он определил, что рана не слишком серьезная. В конце концов, ему сейчас не до этого. От него зависит жизнь Бренетты.

* * *

        Он грубо втолкнул ее в дверь. Бренетта споткнулась и ударилась плечом о стену хижины. Слезы подступали к глазам, но она упорно подавляла их. Он, может быть, убил Рори и убьет ее, но она никогда, никогда не позволит ему видеть ее плачущей. Она не станет пресмыкаться перед этим чудовищем. Никогда.
        Внутри вряд ли было теплее, чем снаружи, если только не сидеть возле печки. Именно там и съежилась Старр на руках девушки, которая сама еще ребенок. Бренетта заметила: та испугалась, видя перед собой связанную женщину с кляпом во рту, с беспорядочно свисающими волосами. Она подумала, а помнит ли ее Старр после четырехмесячной разлуки.
        - Ты, девушка, развяжи ее, пока я спрячу лошадей,  - приказал Джейк из-за спины Бренетты. И обращаясь к ней, добавил: - Не старайся бежать. Я пристрелю их обоих.
        Во рту у Бренетты пересохло, запястья покрылись синяками и были стерты веревками до крови, но она не думала об этом, бросившись к Старр.
        - Старр, это Бебе. Ты помнишь меня?
        После секунды страха последовала улыбка. Бренетта потянулась к девочке и взяла ее на руки, и в этот момент нахлынули слезы. Она тихо плакала, качая Старр на руках.
        Я не буду думать о Рори. Я буду думать только о Старр. Она жива и здорова. Я заберу ее отсюда. С нами все будет хорошо. Просто прекрасно.
        Молодая девушка легла на пол, у огня, и Бренетта перевела на нее взгляд.
        - Ты кто? Почему ты здесь?  - доброжелательно спросила она.
        - Меня зовут Джейн. Он,  - она кивнула в сторону двери,  - заплатил за меня моему отцу, чтобы я присматривала за ребенком.
        - Он купил тебя? Но это невозможно.
        - Когда ты действительно беден, то продаешься, как вещь.
        - Не…
        Дверь ударом распахнулась и, громко ругаясь, вошел Джейк.
        - Чертова скотина. Надо было пристрелить ее.  - Он обвиняюще взглянул на Бренетту.  - Мне следовало пристрелить эту твою проклятую лошадь до того, как она сбежала.
        Огонек сбежала? Как же ей теперь выбраться отсюда.
        - А впрочем, не имеет значения. Она больше не понадобится,  - продолжал Джейк, снимая пальто и усаживаясь за стол.  - Пора позаботиться о делах, мисс Латтимер. Где документы?

* * *

        Рори никогда не нашел бы проход, если бы не Огонек. Рана сильно кровоточила, и у него не оставалось сил на изготовление какого-нибудь костыля. И в тот момент, когда отчаяние переполнило его, среди деревьев показалась Огонек, с тянувшимися по земле поводьями.
        Рори свистнул, не зная, послушается ли она так, как делала это в загоне. Лошадь остановилась. Он снова свистнул, на этот раз она пошла на звук и с тихим ржанием остановилась около него.
        - Привет, Огонек,  - прошептал Рори.  - Как насчет прогулки? Отвезешь меня к Нетте?
        Он застонал, перекидывая поврежденную ногу через седло, борясь со слабостью, охватившей его.
        - Давай, девочка,  - задыхаясь, произнес он, поворачивая ее в направлении, откуда она пришла.
        Рори направлял ее по собственным следам, надеясь, что она не долго бродила вокруг, пока вышла на него. Пошел снег. И снова исчезла надежда, но тут тропа привела в каньон. С места, где он остановился, виднелась хижина, из ее трубы вился дым. Рори нашел их.

* * *

        Бренетта задохнулась, когда Джейк еще раз поцеловал ее, отросшей щетиной царапая щеку. Он заламывал ей руки, когда она попыталась сопротивляться, рывком подтянув их выше. Бренетте показалось, что руки выворачиваются из суставов. Она пронзительно закричала. Джейк, посмеиваясь, оттолкнул ее. Бренетта упала спиной на кровать.
        - Пожалуйста, мистер Хансон. Пожалуйста, вы получили документы. Позвольте нам уйти.  - Она ненавидела себя за эти просьбы, но не могла допустить, чтобы он убил их.
        Он снова рассмеялся, большими шагами подходя к ней.
        - Ты думаешь, я позволю вам сейчас уйти? Тебе или этим двум? Да через неделю я буду висеть на каком-нибудь дереве.
        - Но они узнают.
        - Нет, не узнают. У меня есть план, как одурачить их.  - Он оперся руками на кровать и склонился над ее лицом.  - Но сначала я покажу тебе, что ты ничем не отличаешься от любой другой женщины только потому, что твое имя - Латтимер. Я воспользуюсь тобой точно так, как и всеми остальными.
        Он придавил ее своим телом, приподнимая подбородок и снова целуя.
        - Нет. Не-е-е-е-т,  - стонала Бренетта, отчаянно пытаясь сбросить его.
        Неожиданный прыжок Джейка с кровати ошеломил ее. Он схватил Джейн за шиворот у раскрытой двери и отбросил ее через всю комнату, где она врезалась в стену; ее попытка побега потерпела крах. Бренетта безумными глазами смотрела в сторону Старр, съежившейся от страха в углу, гадая, что сделает он в следующую минуту.
        Джейк все еще стоял в дверях, пристально вглядываясь наружу.
        - Кажется, я не убил его,  - сказал он, оборачиваясь, щеколда закрылась за ним.  - На этот раз я должен все сделать как надо.
        Джейк привязал их к кровати и снова натянул пальто. Беря ружье, он сказал:
        - Подумай, как мы повеселимся, когда я вернусь. Ты слышишь меня?
        ГЛАВА 40

        Ноябрь 1882 - «Хартс Лэндинг».
        Рори увидел, как открылась и закрылась дверь. Он понял, что Джейк его заметил. Он привязал Огонька прямо у входа в каньон и начал болезненный спуск, стараясь держаться вне поля зрения. С такой раной, как у него, ему придется добиваться преимущества положением, а не силой.
        Снег пошел сильнее, когда он достиг дна каньона и начал медленно продвигаться вдоль стены. В белой одежде, Рори надеялся, что снег обеспечит ему подходящую маскировку, пока он не доберется до края, выходящего к хижине.
        А попав туда, он сможет лучше продумать, как проникнуть внутрь и спасти своих любимых.
        Он не знал точно, какой именно звук предупредил о присутствии Джейка. Рори не видел его, но чувствовал, что тот поблизости. Он покрепче втиснулся в снег, моля Бога, чтобы кровоточащая рана на ноге не окрасила белый покров, являющийся сейчас его единственной защитой. Он ждал, прислушиваясь, сопротивляясь безудержному желанию вскочить и начать стрельбу вслепую. Джейк знает эту местность лучше, чем он, и, несомненно, выйдет победителем из дикого противоборства.
        Джейк двинулся к выходу из каньона, предоставив Рори свободу попытаться достичь хижины. И он должен добраться до нее быстро. Он понимал, что слабеет с каждой минутой.
        Бренетта боролась с веревкой на запястьях. Она тихо всхлипывала, вывертывая сначала одну руку, потом другую.
        - Рори. О, пожалуйста, Рори,  - шептала она снова и снова.
        Она должна освободиться. Она должна помочь ему. Ему нельзя умирать. Она любит его. Он не должен умереть.
        - Бесполезно, он знает, как завязывать крепкие узлы,  - сказала ей Джейн.
        Бренетта не обратила внимания на ее слова. Рыдая, она продолжала тереть веревки.

* * *

        Джейк нашел рыжую, как медь, кобылу и кровавый след, тянувшийся от нее. Злобная улыбка исказила его лицо. Рори О'Хара позаботился облегчить свои поиски. Как большая ищейка, Джейк чувствовал легкое убийство и ускорил шаги. Чем скорее он найдет этого вонючего индейца, тем лучше.
        Метель усиливалась, покрывая яркие красные пятна на снегу, превращая их в розовые, а потом полностью закрывая. Но Джейку казалось, что Рори направляется прямо к хижине.
        Ну что ж, Джейк остановит его.

* * *

        Когда дверь распахнулась настежь и ввалился Рори, Бренетта не смогла удержать крик. Белая материя на ноге стала алой, а сам он с трудом держался на ногах.
        - Рори! О Боже, ты ранен.
        Он сделал знак молчать и закрыл дверь. Потом опустил на пол ружье и подошел развязать их.
        Освободившись, Бренетта сползла с кровати и обвила руками его шею.
        - О, Рори. Ты спас нас. Мы все живы.
        - Мы еще не спасены,  - ответил он, отводя ее руки.  - Нам надо выбраться отсюда. Это кто?  - спросил он, глядя на Джейн.
        - Хансон взял ее присматривать за Старр. Она хорошо поработала. Мы должны взять ее.
        Рори кивнул.
        - Одевайте пальто и будьте готовы,  - сказал он, хромая обратно к двери.  - Как только мы выйдем, никто не должен произносить ни звука. Понятно?
        Бренетта поспешно укутала Старр в одеяло, потом надела пальто и перчатки. Куртка Джейн была сильно изношена, и Бренетта накинула на нее одеяло с кровати.
        - Пошли,  - прошипел Рори.  - Метель затихает, и нас будет легче заметить. Как только мы окажемся снаружи, мы пойдем вон туда,  - сказал он, указывая на восток,  - пока не достигнем края каньона. Там мы поднимемся как можно выше. Готовы?
        Бренетта кивнула, прижимая к груди ребенка.
        - Рори, ты сможешь идти?  - спросила она.
        - Да, смогу.
        Он вышел первым, огляделся, сделал им знак дулом ружья, беззвучно прошептав «быстрее», когда они проходили мимо него. Сам он пошел последним.
        Бренетта изо всех сил бежала по сугробам, сердце бешено стучало в груди. Она боялась смотреть куда-то еще - только вперед - из страха, что увидит догоняющего их Джейка. Казалось, легкие леденеют внутри, так жадно глотала она холодный воздух. Метель почти прекратилась, когда первый выстрел разорвал тишину.
        - Иди дальше, Бренетта!  - крикнул ей Рори, когда она заколебалась, оглянувшись назад. Он упал на землю и поворачивал ружье, стараясь отыскать Джейка.  - Иди!  - крикнул он снова, видя, что она по-прежнему стоит на месте.
        Бренетта снова побежала, страх сжимал горло. Достигнув относительно безопасного места, усеянного валунами у восточной стены каньона, она сунула Старр в руки Джейн.
        - Послушай, Джейн. Я не знаю тебя, и ты не знаешь меня. Но мне приходится доверить тебе девочку. Не важно, что случится с нами, ты вынесешь ее отсюда. И расскажешь любому, кого встретишь, кто ты и что здесь произошло, и о вас обеих позаботятся до тех пор, пока моя мать не вернется из восточных штатов. Понятно? А теперь иди. Торопись… и будь осторожна.
        Снова прозвучал выстрел, затем еще один. Бренетта отвернулась от Джейн, молясь про себя за жизнь Рори. Она не знала, что делать, но не могла стоять просто так и наблюдать, как в него стреляют.
        Она видела, как ружье, описав дугу, выпало из его рук, и поняла, что последняя пуля попала в цель. Самые худшие страхи ее сбылись.
        - Рори!  - закричала она, забывая обо всем на свете.

* * *

        Пуля задела его плечо, выбив из руки ружье. Поначалу было удивление. Она только оцарапала его, а он стал совершенно беспомощным, ружье отлетело далеко в сторону. Рори был в шоке, не имея даже сил попытаться достать ружье.
        Когда Бренетта, подбежав, опустилась на колени возле него, он смог только слабо улыбнуться ей.
        - Я же сказал тебе идти,  - проговорил он.
        Она поцеловала его в бровь, положила голову себе на колени.
        - Рори, ты нужен мне. С тобой все должно быть хорошо.
        - Дай мое ружье.
        - Ты не должен оставлять меня! Ты нужен мне!  - Она была на грани истерики.
        - Подай мне ружье,  - крикнул он.
        Его тон вернул ей разум и она быстро повернулась выполнить его просьбу.
        - Бесполезно, его нигде нет.
        Рори взглянул в дуло ружья, направляемого на него Джейком, запах пороха резко ударил в нос.
        - Не могу решить, хочу ли я, чтобы ты увидел смерть дамы,  - сказал он,  - или чтобы она увидала твою. Наверно, сначала я прикончу тебя. Я обещал ей повозиться с ней до того, как она умрет.
        - Хансон, тронь ее только, и я…
        Ружье ткнулось в его раненое плечо.
        - Ты не в том положении, чтобы что-то сделать, метис. Слышишь? А сейчас попрощайся с дамой и умри, потому что смерть твоя здесь.
        Бренетта бросилась на него, прикрывая своим телом.
        - Я не хочу жить без тебя, Рори. Я не буду жить без тебя,  - прошептала она ему.
        Здоровой рукой он попытался сдвинуть ее.
        - Малышка, уходи. Ты нужна Старр.
        Бренетта упрямо качала головой, и он понял, что никакие его слова не изменят ее решения. Медленно он перевел взгляд на Джейка… К своей собственной смерти.
        Он услышал звук выстрела и ждал, что ощутит, как пуля проходит сквозь сердце. По крайней мере, он умрет в ее объятиях; они умрут вместе. Вместо боли он удивленно заметил, как ружье Джейка медленно падает из его рук.
        На лице Джейка промелькнула растерянность. Правая рука скользнула к груди, сразу покрывшись кровью. Удивленные глаза его метнулись к Рори, и тут же он повалился на снег, упав рядом с ними.

* * *

        В поле зрения медленно появилась женщина, все еще крепко сжимавшая дрожащими руками большой пистолет. Она остановилась возле трупа, бессмысленным взглядом рассматривая его, бывшего ей когда-то отцом.
        - Ингрид?  - услышала она шепот.
        Кто эти люди? Почему они так смотрят на нее? Она хотела убежать, спрятаться, застонать. Но ноги не двигались с места. Она могла только стоять, держа в руках невыносимо тяжелый пистолет, и всем телом дрожать.

* * *

        Бренетта бездумно смотрела на огонь в камине. Она была дома, в своей комнате, окруженная теплом и любящими ее людьми. Рори лежал в спальне. Раны еще беспокоили его, но доктор обещал, что вскоре он встанет на ноги, и все обойдется. Старр снова находилась в детской, смех медленно начинал возвращаться к ней. Кошмар закончился.
        Раздался легкий стук в дверь.
        - Да?
        Тобиас просунул голову.
        - Я не помешаю тебе? Миссис Райхвайн сказала, чтобы я поднялся наверх.
        - Нет, входи, Тобиас,  - ответила Бренетта.  - Как дела у Ингрид?
        Прошло больше недели с того ужасного дня. Бренетта слышала, что на следующий день Ингрид родила ребенка, на этот раз девочку.
        - Прекрасно. И у младенца тоже.
        - Ей, наверное, ужасно тяжело, Тобиас? Знаешь, она не сказала нам с тех пор ни одного слова. Ни единого.
        Тобиас сел в другое кресло возле камина.
        - Было трудно. Да и сейчас еще,  - согласился он,  - но она оправляется от шока. Думаю, помогло рождение Адины.
        - Она… она говорила тебе, почему? Как?
        - Да, она рассказала мне… обрывками и урывками,  - ответил он и молча вглядывался в мерцающие языки пламени, потом продолжил: - Она отчаянно хотела верить, что ее отец на самом деле не совершал того, в чем мы его обвиняли. Может быть, именно беременность подтолкнула ее на безумный шаг. Она не знала о записке с требованием выкупа - о месте встречи, документах на передачу имения и прочем. Она просто решила повидаться с ним. Конечно, ни слова не сказав мне. Я никогда не позволил бы ей в ее положении сесть на лошадь и не отпустил бы одну.
        Бренетта дружески участливым жестом коснулась его.
        - Я знаю.
        - Она услышала выстрел, когда была в его доме, поэтому, взяв револьвер, пошла посмотреть, что происходит. По кровавому следу Рори она дошла до каньона. Остальное… ну что ж, ты знаешь.  - Он немного помолчал.  - Она… она просит, чтобы вы простили ее за смерть Брента.
        Слезы скатились по щекам Бренетты.
        - Простить ее? О, Тобиас, за что? Она спасла мою жизнь, жизнь Рори…
        - Я знаю. Знаю,  - сказал он, сжимая кулаки,  - но ей все еще кажется… если бы она сделала что-то раньше, тогда…
        Бренетта сжала его руку.
        - Скажи своей жене, что я люблю ее и жалею, что она тоже потеряла отца, но ей не за что винить себя. И передай, что вскоре я приеду навестить ее и Адину. Скажи ей это за меня.
        - Спасибо, Нетта.
        Она поднялась вслед за Тобиасом и крепко обняла его.
        - Тобиас Леви, ты всегда был моим другом, как и Ингрид. Ничто не сможет изменить эту дружбу. Она стала еще крепче. А сейчас пойдем, поздоровайся с Рори. Он смертельно скучает и мается, прикованный к постели.
        Бренетта оставалась в спальне еще долго после того, как ушел Тобиас. Они молчали, не испытывая неловкости, просто наслаждаясь радостью держать друг друга за руки и быть вместе.
        Рори нравилось, как свет от камина отбрасывал синие блики на ее черные волосы. Любимое лицо стало еще милее в спокойном умиротворении, слабая улыбка украшала пухлые губы, золотистые искорки плясали в глазах. Длинная, изящная шея так и просилась на поцелуй, и он потянул к себе Бренетту, не в силах противостоять желанию.
        Бренетта тихо рассмеялась, когда он отпустил ее.
        - Я думаю, ты почти здоров,  - охрипшим голосом сказала она.
        Он взял ее за подбородок. Ее улыбка исчезла, как только она заметила, как серьезно он смотрит.
        - Бренетта Латтимер, я люблю тебя. Сегодня я люблю тебя сильнее, чем вчера, а завтра буду любить еще больше, чем сегодня. Мне хотелось бы найти слова, чтобы высказать тебе все мои чувства. Но слов не хватает, чтобы полностью выразить их. Нетта, ты была для меня моей малышкой почти всю свою жизнь… и большую часть моей. И все же я чуть не потерял тебя до того, как узнал, что ты значишь для меня. Я только начинаю осознавать это и никогда не хочу останавливаться. Я хотел тебя и стремился к тебе целую вечность, но я не мог обладать тобой до сих пор. Малышка, ты выйдешь за меня замуж? Ты выйдешь, если это возможно, за меня завтра?
        Для немногословного человека это была длинная речь.
        Бренетта нежно поцеловала его. Слезы подкатили к ее глазам. Она ответила:
        - Ты для меня - все, ты - моя жизнь. Я умру для тебя. Но предпочитаю жить ради тебя. Я выйду за тебя замуж в любой момент, как только ты скажешь. Я разделю с тобой твою жизнь и твою постель, твои радости и печали. Я буду растить твоих детей и стареть вместе с тобой, разделяя каждый твой день до последнего вздоха. Рори «Медвежий Коготь» О'Хара, я принадлежу тебе навсегда.
        ЭПИЛОГ

        Бренетта глубоко вздохнула, прежде чем спуститься с лестницы. Она слышала веселые разговоры гостей, дом заполнило тепло родственников и друзей, от которого забылись холодные январские ветры за окном. Свадьба двух юных влюбленных всегда была радостным праздником.
        Она задержалась в дверях, обводя всех взглядом. Ее мама была поглощена беседой с Тобиасом, вспыхивая глазами в дружеском споре. Казалось, время не оставило никаких следов на лице Тейлор Латтимер.
        Рори стоял возле большого окна гостиной. Его окружали давнишние приятели - Сэм Уоллас, Бак Франклин, Вирджил Хаскин. Пришел даже старый Сандман, хотя ему уже трудно было выбираться куда-то. За ними Бренетта видела панораму «Хартс Лэндинг», покрытую снегом землю, не нарушенную стадами животных, что появятся здесь через несколько месяцев, когда возвратятся с зимних пастбищ.
        Ингрид сидела около камина с детьми, беседуя с отцом Дугганом и Рабби Джакоби. Она была одета в желтое платье и едва ли выглядела на достаточно зрелую женщину, имеющую такое большое семейство.
        Так много любимых людей. Бренетту неожиданно охватило желание плакать при воспоминаниях о радости и горе, которые она разделила с ними всеми.
        - Чувствуешь себя немного тоскливо, большая сестренка?  - спросил Карлтон, подходя к ней.
        Бренетта кивнула и тихо вздохнула.
        - Да, Карл. Не каждый день твоя дочь выходит замуж. И не каждый день начинается новый век.
        Карлтон сжал ее в объятиях и повел за собой в гостиную. Рори поднял глаза при их появлении, глаза, полные гордости, когда он встретился взглядом с Бренеттой.
        - Ты хороша, как невеста,  - прошептал он ей.  - Не будь я уже женат, я тотчас бы попросил твоей руки.
        Бренетта мягко улыбнулась и положила руку на его плечо, чувствуя уверенность от того, что он рядом.
        1 января 1900. Она все еще не могла поверить. Казалось невероятным, что более семнадцати лет пролетело со дня ее собственной свадьбы. Тот день был совершенно не похож на сегодняшнее торжественное событие. Только она, Рори и священник. Но несмотря на это, у них никогда не возникало недостатка в любви и счастье.
        Что произошло за годы между этими событиями? Чего они достигли? Они вместе пережили в «Хартс Лэндинг» удачные и плохие годы, засухи и болезни, успех и процветание. Вместе наблюдали, как растут их дети - две дочери и два сына, Старр и Катлин, юный Брент и Трэвис. Ее брат, которому было всего семь лет, когда он покинул Айдахо, вернулся высоким, красивым мужчиной - доктором медицины. Доктор Карлтон Латтимер имел преуспевающую практику, и у него вскоре должна состояться свадьба.
        Мир стремительно изменился. Телефон. Электричество. Автомобили. А здесь, в глуши Айдахо, все оставалось таким же, как раньше. Как может ей быть почти тридцать семь, если она по-прежнему чувствует себя семнадцатилетней?
        - Я люблю тебя, Бренетта О'Хара. Сегодня сильнее, чем вчера,  - сказал Рори, крепче обнимая ее. Он понял ее мысли и проникся ее чувствами. Почему бы и нет? Он знал ее лучше, чем она сама.
        Бренетта поцеловала его в щеку, на губах снова заиграла улыбка. Это был великолепный день. И великолепная жизнь. Через несколько минут ее дочь, Беллами Старр О'Хара, спустится по лестнице в свадебном наряде своей прабабушки Кристины, сшитом из целых ярдов старинного французского кружева и блестящего атласа, усеянного сотней крошечных жемчужин. И спустя всего несколько минут она станет женой Ройбина Джакоба Леви, старшего сына Тобиаса и Ингрид, и погрузится в приключения собственной жизни.
        Да, это была великолепная жизнь. И так она будет продолжаться. Другие дети подрастут, заведут семьи, разойдутся по своим дорогам. Они столкнутся с испытаниями и радостями. Будут приходить и уходить друзья. Мир будет изменяться, стремясь вперед.
        Но ничто не изменит О'Хара. Их любовь останется такой же, как и всегда. Потому что друг в друге их сердца обрели покой.

        notes

        Примечания

        1

        «Хартс Лэндинг» - название местности, округа; дословно - приют сердец. (прим. ред).
        2

        «Спринг Хейвен» («Приют Весны»)  - название местности, округа (прим. ред).
        3

        Янки-саквояжники - население Севера Америки, после гражданской войны 1861-1865 гг. (прим. ред.).
        4

        Примерно 173-175 см.
        5

        Примерно 185,5 см.
        6

        Примерно 172,5 см.
        7

        Гражданская Война в США 1861-1865 гг. между Севером и Югом Америки.
        8

        Барбеню - пикник с традиционными блюдами мяса, зажаренного на решетке над углями.
        9

        Клипер - быстроходное парусное судно.
        10

        Фимиам - благовонное вещество для курения (прим. ред.).
        11

        Джентри - нетитулованное местное дворянство.
        12

        Марч - граница; Марчлэнд - пограничная полоса.
        13

        Растлер - человек, занимающийся кражей и клеймением чужого скота.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к