Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Чалова Елена: " Дружеские Посиделки Или План Б " - читать онлайн

Сохранить .
Дружеские посиделки, или План Б Елена Эдуардовна Чалова

        Внимание! Запрещается к прочтению лицам, не относящимся к списку (см. ниже) или не читавшим их книги.

        Взглянуть на историю, конечно, можно, но в случае чего, автор ответственности не несёт!

        Что будет, если собрать всех своих любимых героев вместе? Я рискнула это сделать, и получился рассказ-приключение с горсточкой романтики и толикой юмора.

        В рассказе присутствуют персонажи из книг:

        Элен Черс, Анны Елагиной, Анастасии Енодиной, Юлии Богатырёвой, Регины Райль, Gladic, Алёны Волгиной, Александра Гребенкина, Николая Зайцева, Маира Арлатова, ОКит, Лили Серебрянской, Виктора Анохина и Екатерины Елизаровой.

        Спасибо, друзья, что вы рядом! Спасибо за дружеские посиделки!

        Елена Чалова
        ДРУЖЕСКИЕ ПОСИДЕЛКИ, ИЛИ ПЛАН Б

        Глава 1

        Город проснулся и резко засуетился, будто проспал на работу. Люди, как муравьи, побежали нескончаемой вереницей по полосатым бокам «зебр», по тротуарам и площадям. Загудели машины, подмигивая, зевая на светофорах и напевая известные радио-мотивчики. Дома и магазины, как серые складки на полотне городской жизни, застыли в причудливых формах.
        Леонора, жмурясь от неожиданно проскользнувшего между туч солнца, наблюдала за городом сквозь стекло. Девушка ехала в такси и была расслаблена, ведь за дорогой не нужно следить.
        «Не забыть бы Нине позвонить,  — подумала Леонора.  — Надеюсь, она опять не упорхала в гости к какой-нибудь Бабусе Ягусе».
        Впрочем, и вторая её подруга — Гера, запросто могла отчудить и уйти в другой век через картину, оказавшись где-нибудь в галерее, музее или на выставке.
        Жить в мире-перекрёстке было интересно, но иногда накатывала усталость от постоянных сюрпризов и необычностей. Если чудеса становятся повседневностью, то интерес к ним теряется.
        Город упорно делал вид, что он нормальный. Жители исправно ходили на работу, вели разговоры на бытовые темы и, кажется, сами верили в то, что тут можно жить обычной жизнью… иногда. Вот только «приезжие» вносили сумятицу.
        У всех вымышленных персонажей была одна общая проблема — им нужно было где-то находиться, если их книгу не читали, или фильм не смотрели. Как только читатель или зритель начинал следить за сюжетом, то герои оказывались в своих мирах и действовали, как и предписал создатель. Но стоило настать моменту, когда никто не интересовался кем-то созданным шедевром, то и персонажи оставались не у дел. Вот такой эффект наблюдателя: они жили в своих мирах только тогда, когда за ними кто-то наблюдал.
        Мир-перекрёсток стал для них спасением. Этот мир не интересовало, вымышлен ты или реален. Ведь все фантазии реальны, просто размах зависит от опытности и силы выдумщика.
        Леонора добралась на такси до работы. В кабинете её встретила Джелина. По сюжету эта девушка была немой и могла общаться только мысленно, но не в мире-перекрёстке. Тут Джелина болтала без умолку. Впрочем, её общение было позитивным и болтливость красотки с весьма пышными формами, никого не напрягала.
        Джелина, как истинный учёный, предстала перед Леонорой в белом халате и с пробиркой в руке. Эта девушка обожала животных, и если в своём книжном мире с ними было не всё гладко, то здесь, в перекрёстном, различных необычных животных, готовых к диалогу, было хоть отбавляй.
        — Что это?  — Леонора кивнула в сторону пробирки.
        — А-а-а,  — махнула свободной рукой Джелина.  — Лимонный концентрат. Решили чаю с лимоном попить, но лимона не оказалось. Вот я и сделала его.
        — Ясно,  — усмехнулась, но потом добродушно улыбнулась Леонора.
        — Пойдём,  — Джелина позвала её в кабинет, который больше был похож на уютную гостиную.
        Леонора зашла и увидела… лошадь.
        — Доброе утро!  — проговорила красивая лошадь в шляпке.  — Я лошадь по имени Лошадь.
        — Я… я… я Леонора по имени… Леонора,  — опешила девушка.
        Джелина по-хозяйски разлила чай, добавив туда чудо-концентрат. Да, у этой девушки-учёного были свои методы изучения животного мира: например, пить с ними чай и беседовать по душам.
        На запах чая с лимоном, а больше, на запах свежеиспечённых пирожков с малиной, пыхтя и кряхтя, выбрался из-за шкафа добрый дух — домовой Древич.
        — Ой! А ты что тут делаешь?  — удивилась Леонора.  — Ещё вчера должен был к своим друзьям, Копытычу и Шатуну, в деревню отправиться.
        — За-дер-жал-ся,  — развёл руками домовой.
        Джелина без слов поставила ещё одну чашку, и старичок, который был ростом с ребёнка, шустро забрался на высокий стул и сразу потянулся за пирожком.
        Дверь резко распахнулась и на пороге, сияя улыбкой, показался симпатичный паренёк, а рядом с ним — огромный собакокот!
        — Вот,  — выдал парень, обращаясь к Джелине и продолжая улыбаться. Он ткнул пальцем в странного вида животное.  — Мой друг — Зверюга.
        — Какая прелесть!  — прыснула Джелина и заключила в объятья полосатого белого зверя, зубы которого были размером с палец.
        — Это что за котопёс?  — удивился Древич, уплетая уже третий пирожок.
        — Это снежный зубоскал,  — пояснил парень.
        Зверюга и его хозяин, которого звали Илья, присели к столу. Котопсу стул не понадобился, как и Лошади. Два странных зверя тут же нашли общий язык, начав общаться мысленно. Судя по смущению лошадки, зубоскал оказался знатным ухажёром.
        Напившись чая в необычной, но весьма милой компании, Леонора поспешила к себе. По пути она заглянула ещё в один кабинет: дверь в него была самой обыкновенной, но вот внутри помещение походило на вежу. Девушка в расшитой тесьмой и бусинами одежде сидела посередь комнаты-вежи и стучала в бубен, закатив глаза.
        — Доброе утро, Карху,  — приветливо поздоровалась Леонора, сунув голову в дверной проём и не проходя дальше.
        Лопарка Карху тут же бросила своё занятие и, сверкая карими глазами, расплылась в довольной улыбке.

        — Доброе!  — радостно проговорила она в ответ.
        — Иди скорее, там Джелина тебе пирожок с малиной оставила,  — заговорщицки сказала Леонора.
        Карху кивнула, вскочила и помчалась в сторону кабинета-гостиной, радостно напевая песенку про малину.
        Леонора считала, что ей грех жаловаться на коллектив. Все были милыми и приветливыми, хоть и странными с точки зрения простого обывателя. Но странность — это вещь относительная. Никто не знает, где в этом деле эталон нормальности и от чего надо исходить.

        Глава 2

        Вечером Леонора встретилась с подругами — неунывающей Ниной и рассудительной Герой.
        В мире-перекрёстке существовало прекрасное заведение — Таверна. Попасть туда можно было из любого места. Для этого нужно всего лишь открыть любую дверь, подумать о еде и захотеть оказаться в Таверне. И всё. Ты уже там.
        Уютнейшее заведение общепита всегда встречало гостей с распростёртыми объятьями.
        К трём девушкам присоединились ещё друзья — антропоморфная кошка Стелла и её муж — Дарион. Стелла была настолько же умна, насколько и наивна, и это придавало ей особого шарма. Сейчас девушка-кошка выглядела больше всё же, как девушка, и только пушистый рыжий хвост и такого же цвета ушки на макушке, выдавали в ней представительницу семейства кошачьих. Дарион, или просто Дар, развлекал шутками девчонок. Он был талантливым колдуном и не упускал возможности продемонстрировать свои умения.
        — О! Аларик!  — крикнул Дар брюнету, который намеревался присесть за соседний столик.  — Иди к нам, дружище.
        Худощавый, но атлетично сложенный Аларик, подошёл и обворожительно улыбнулся, обнажив белые клыки. Леонора обожала этого парня. Смесь благородства и отменного чувства юмора делали его на редкость душевным человеком… ну, или не совсем человеком.
        — Вампир?  — уточнила Гера, которой по странному стечению обстоятельств, за всё время дружбы с Леонорой не посчастливилось познакомиться с Алариком.
        — Не,  — махнул рукой Аларик.  — Я — кьяри.
        — Сборище ведьмаков,  — пошутила Нина и случайно превратилась в ворону.  — Тьфу,  — ругнулась она, став опять девушкой,  — когда я научусь это контролировать?  — вопрос был риторическим.
        — Не переживай, у меня тоже не всё гладко с превращениями,  — доброжелательно проговорила Стелла.  — Когда волнуюсь, то кошкой становлюсь. Мешает жутко.
        — Китикет, я тебе на хвост наступил, прости,  — пробормотал Аларик, смотря куда-то под стол.
        Все уже привыкли, что подобная вольность с прозвищем позволялась только этому парню. Он умел так незлобно обзываться, что подобное звучало как комплимент.
        — Да, ничего, Аларик, она уже привыкла,  — поддержал Дарион, а Стелла захихикала, соглашаясь.  — Я тоже не всегда под ноги смотрю.
        — Иногда быть вороной — это плюс,  — теперь уже продолжила Нина.
        Вот так они и сидели, весело и душевно общаясь. Отличаться друг от друга — не значит быть чужими.
        Возвращаясь домой, Леонора встретила у подъезда соседа, который был ей лучшим другом, практически братом — Феликса.
        — Что-то случилось?  — взволнованно спросила она.
        — Пока нет, но тебе угрожает опасность.
        — Опасность? Ты почувствовал? Услышал?  — удивлённо уточнила Леонора.
        — Много лет размышлял я над жизнью земной.
        Непонятного нет для меня под луной.
        Мне известно, что мне ничего не известно,  —
        Вот последний секрет из постигнутых мной.

        Феликс процитировал Омара Хайяма. Парень любил поэзию и часто по памяти читал стихи.
        — Если бы я знал!  — схватился он за голову.  — Я услышал тебя лишь мимолётно, но не предупредить не мог. Но ты знаешь, что всё может быть иначе.
        Феликс слышал голоса тех, кому грозила смертельная опасность, и даже мог с ними мысленно общаться.
        — Разберёмся. Не будем паниковать раньше времени,  — успокаивающе проговорила Леонора Феликсу, похлопав его по плечу. Но на душе у девушки заскребли кошки, причём кошки размером со Стеллу.
        — Береги себя,  — заботливо проговорил Феликс и, продолжая перебрасываться дружескими фразами, проводил девушку до квартиры.
        Чего и следовало ожидать — ночью Леоноре не спалось.
        Раскачивающиеся деревья тихо шептались, их тени делали свет от фонарей, разлившийся на полу, размытым и исчерченным тёмными штрихами.
        Девушка, накинув флисовый халат, вышла на балкон, вдыхая прохладный воздух и невольно поёжилась. Простояв так пару минут, она решила всё же отправиться в постель и попробовать заснуть — но не тут-то было.
        Леонора обомлела, когда увидела в дверном проёме фигуру.
        — Ты не принадлежишь ни одному сюжету,  — выдало ей существо в чёрном зловещем балахоне с капюшоном.
        Девушка резко перестала бояться и недовольно поджала губы, задумавшись. Действительно, за всё время её ни разу не забрасывало в книжный или киношный сюжет. Леонора не знала, кто она на самом деле. Вполне возможно, что никто не интересовался книгой или фильмом, но всё равно это было подозрительно.
        — Я отправлю тебя в свой книжный мир,  — продолжило вести беседу существо.
        — Что? Ты с ума сошёл!  — сразу отрезала девушка. Судя по голосу, это «нечто в капюшоне» было мужского пола.
        — Я всё продумал,  — уверенно и мрачно выдал вынужденный собеседник.  — Я знаю, что автор хочет меня убить, всё к этому идёт. У девушки, которую я люблю, уже есть пара. Автор оберегает их любовь. Конечно, они же положительные герои! А отрицательным любовь не положена!  — в его речи был неприкрытый сарказм.  — Я заберу тебя с собой, и ты предупредишь меня. Леонора, ты прекрасно знаешь, что попадая в свою книгу или фильм, мы напрочь забываем обо всём, кроме того, что положено знать по сюжету. Твоё предупреждение поможет мне избежать гибели.
        Его план был настолько прост, насколько и гениален.
        — Ты! Исчадие ада! Демон! Или как там тебя? Судя по одежёнке, явно не ангельское создание. Да ты понимаешь, чем тебе обернётся подобная вольность?

        — Понимаю. И принимаю все риски.
        — Какие у тебя риски? Тебе ничего не грозит, кроме заслуженной расправы автора. А вот я могу просто исчезнуть, попав в чужой сюжет! Меня больше не будет нигде и никогда!
        — Меня это волнует меньше всего,  — хмыкнуло Зло.
        — Ты хоть бы личико показал, «Гюльчатай»!  — Леонора решила через издёвку потянуть время и поискать отступные пути.
        — Не боишься?  — он ответил издёвкой на издёвку.
        — Ууу, я тут такого уже насмотрелась: и вурдалаков, и волкодлаков…
        «Злое Зло» неожиданно вздохнуло и присело в плетёное кресло на балконе, поправив капюшон. Путь Леоноре был открыт, но теперь она решила выяснить всё до конца.
        Исчадие ада нерешительно медлило, но потом в одно мгновение скинуло капюшон, и перед девушкой предстало чёрное лицо, такое, словно хулиганистые ученики выкрасили череп в кабинете биологии чёрной краской. А ещё на этом «миленьком личике» засветились два ярко-синих глаза — словно он стащил лампочки у ёлочной гирлянды.
        Леонора пожала плечами: его облик — это закономерно и неудивительно.
        — Ты демон?  — задумчиво спросила она, нарочито заинтересованно рассматривая тёмный небосклон, голые ветки деревьев и свет в окне соседнего дома.
        — Да. Высший. Самый-самый.
        Девушка издала сдавленный смешок. Она не знала, почему, но «самый-самый» показалось ей забавным.
        Леонора перевела взгляд на собеседника, пытаясь рассмотреть его получше. Она невольно прищурилась, ища, за что можно зацепиться. Хотелось найти хоть одну деталь в его внешности, которая могла понравиться, так вести диалог было бы проще.
        Если нам кто-то абсолютно не нравится, то мы подсознательно начинаем общаться с ним холодно, высокомерно или грубо. В данном случае Леоноре подобного допускать было нельзя.
        — По правде говоря, я не такой,  — печально проговорил демон, будто уловив размышления собеседницы, и предстал пред ней теперь уже в настоящем, истинном виде — брюнет с ярко-синими глазами, достаточно крупными, но обычными, не светящимися.
        — Ёшки-матрёшки! И как только рука у твоей создательницы поднялась такое своё детище загубить!  — в порыве чувств выдала Леонора, но тут же смутилась из-за неуместной бурной реакции.
        — Вот и я думаю, как,  — буркнул он.
        Леонора поёжилась. Хоть створка окна на балконе давным-давно была закрыта, но со временем прохлада только нарастала. По рукам и ногам забегали мурашки, поднимая волоски.
        «Интересно, как Стелла себя чувствует, когда пугается или мёрзнет в образе кошки? Мурашки же неприятные, а тут вся шерсть дыбом должна вставать…» — неожиданно взбрела в голову мысль Леоноре, и она даже разозлилась на себя за это.
        — Пойду спать,  — выдала она.
        — Кто ж тебя отпустит!  — самый-самый Высший демон вновь накинул капюшон.
        — Кто ж тебя спросит!  — гордо ответила девушка.  — В перекрёстном мире убийства запрещены.
        Это было действительно так. И сейчас Леоноре меньше всего хотелось выяснять, насколько нерушим этот закон.
        — Я знаю способ, как затащить тебя в мою книгу,  — парировал он.
        — У тебя имя есть, «Злое Зло»?  — в голосе девушки прозвучала ирония, но у неё был холодный расчёт — как можно больше выяснить об этом опасном персонаже.
        — Кэвин,  — нехотя ответил демон.
        — Хи!  — не сдержалась Леонора.  — Тебя в детстве одного дома не оставляли? Не? Может, поэтому ты таким стал?
        Собеседник закатил глаза и тяжело вздохнул, но, что удивительно, не разозлился.
        — Жалко тебя,  — проговорила она Кэвину, покидая балкон, но потом снова остановилась в дверном проёме.
        — Ж…жалко?  — удивился тот.
        — Угу. Любимая девушка наставила тебе рога, Добро обязательно победит Зло, то есть тебя, да вот ещё и создательница книги хочет убить, а не перевоспитать. Печально,  — пожала плечами Леонора. Тон её был доброжелательный и слегка сочувственный, под стать тем словам, что она говорила.
        — Если жалко, то помоги. Я не хочу мучительно умирать каждый раз. Знала бы ты, сколько человек читают эту книгу! А потом и того хуже может приключиться — вдруг по ней ещё и фильм снимут!  — он проговорил это так, что сомнений в искренности его слов даже не возникло.
        Ведь достаточно было одного наблюдающего за сюжетом человека, чтобы героев затянуло в их мир. Причём, потом уже было неважно — один читает или тысячи, сюжет оживал для героев, и они в нём действовали согласно предписаниям автора, помня и зная только то, что положено знать.
        Леонора давно заметила, что погибающие в книгах и фильмах герои, и тут, в мире-перекрёстке, были менее активны и жизнерадостны. И чем страшней и мучительней была их смерть в сюжетах — тем более несчастными они казались. Умирать каждый раз — занятие не из приятных.
        — Я… я…  — девушка запнулась.  — Найди меня завтра вечером. Я кое с кем посоветуюсь. Возможно, что мы что-нибудь придумаем,  — неуверенно проговорила она.
        — Найду. Не сомневайся,  — немного прохладно, как и положено Высшему демону, ответил Кэвин. Но в синих глазах отразилась благодарность.
        Леонора плотно закрыла дверь на балкон и долго не решалась скидывать халат. Она понимала, что за ней никто не подсматривает, демону явно не до неё, но всё равно не могла перебороть себя. Но надо было хоть сколько-нибудь поспать, потому что часы упорно твердили, что на дворе уже утро, несмотря на то, что за окном было темно.

        Леонора какое-то время размышляла над случившимся, спрятавшись под одеяло так, что в тусклом фонарном свете были видны только светло-бирюзовые глаза и разметавшиеся по подушке волосы. У неё теплилась одна-единственная надежда — Алдан!
        Алдан был ей как брат. И если Феликс казался девушке младшим братишкой, то Тёмного эльфа она считала старшим. Он всегда поражал её своей мудростью и терпением.

        Глава 3

        Они встретились на лесной опушке. Солнце проглядывало из-за пепельно-синих туч, водя лучиком-зайчиком по пожухшей траве и сосновым шишкам. Алдан подвинулся, освобождая место Леоноре на бревне. Девушка присела рядом. Какое-то время они просто смотрели друг на друга, взгляд: глаза в глаза. Делать так — давно вошло у них в привычку, и кто из них переглядит другого, каждый раз оставалось загадкой.
        Алдан улыбнулся, что означало — признал поражение в этот раз. Тёмный эльф вздохнул и сказал:
        — Всё просто…

        Теперь пришёл черёд улыбаться Леоноре, поскольку после этой коронной фразы друга всегда следовал хитроумный и сложный план.
        — Всё просто,  — повторил Алдан.  — Ты хочешь спасти свою жизнь. А также, как я понял, и жизнь этого демона. Вот только в его планы спасение твоей жизни не входит. Не гармонично получается.
        Леонора понимала, что друг прав и что нужно спасать в первую очередь свою шкуру любыми способами. Вот только печальные синие глаза Кэвина всплывали в памяти и не давали покоя.
        Сделав вывод, что подруга надолго ушла в размышления и вразумительного ответа он от неё не услышит, Алдан продолжил:
        — Я вижу тут только два варианта,  — он многозначительно помолчал, и Леонора сразу оживилась.  — Мы можем не дать ему тебя забрать. У тебя такие друзья, что не то что демону, они тебя даже создателю миров и вселенных не отдадут, будь он хоть трижды оным. У нас есть магия и сверхспособности, и мы их используем.
        Вариант был реальным и вполне возможно, что единственно верным, но второй узнать всё равно хотелось.
        — План Б?  — тёмные брови встали «домиками» над озёрами бирюзовых Леонориных глаз.
        — Отправиться с ним,  — мягко проговорил Алдан.
        — Мне?
        — Нам,  — спокойно и рассудительно ответил Тёмный эльф.
        — А если…
        — Вместе мы сильнее. Да, никто до нас подобного не совершал, но это не значит, что наш план изначально провальный.
        Леонора всё ещё пребывала в шоке от предложения друга, поэтому лишь кивнула, вроде как соглашаясь.
        — Пойдём к Мануле. Она звала на чай,  — Алдан поднялся и протянул руку помощи (во всех смыслах) Леоноре. Девушка вцепилась в его тёплую ладонь, поднимаясь с неудобного бревна, а потом взяла друга под руку, и они двинулись к дому Манулы: домик располагался рядом с Древом Знаний, неустанно шелестящим листьями — книжными страницами, поэтому был виден издалека.

* * *

        Гостеприимная хозяйка сразу засуетилась, встречая гостей. Чуть полноватая смуглая женщина в возрасте всем казалась родной тётушкой, не иначе. Читай книги на Книгочей. нет. Поддержи сайт — подпишись на страничку в VK.VK.(https://vk.com/knigochei_net)
        Сердобольная, деловитая и радушная Манула на самом деле была ещё и весьма сильна энергетически.
        В дом вприпрыжку забежала молоденькая девчонка с пучком пахучих трав в руке.
        — Во-о-от! Для чая!  — бодро крикнула она в сторону кухни, где поварёшничала Манула.
        — Ой! Здрасьте!  — растерялась Киара, а это была именно она, увидев гостей.
        — Привет, Стихия земли!  — веселясь, поприветствовал её Алдан.
        — Эта та самая Киара?  — уточнила Леонора, рассматривая могущественную представительницу магической молодёжи.
        — Ага. Можно просто — Кира.
        Все уселись за стол. Из больших пузатых чашек пахло терпким чабрецом и нежной мятой. Пирог на сиреневом блюде казался произведением искусства, и было жаль отнимать у него кусочки.
        Леонора рассказала о грозящей ей опасности, а Алдан вновь изложил два варианта спасения.
        — Кирочка, детка, поможешь мне?  — ласково уточнила Манула.
        — Без проблем,  — отозвалась девчушка.
        Киара создала прямо на полу на кухне луг с шелковистой травой. Из пустых кастрюль начали выглядывать головки цветков, шкаф покрылся мягким мхом, на чайнике выросли грибы — опята. Гибкие лианы поползли по стенам. Растения воссоздали кусочек нетронутой дикой природы.
        — Ты только мне в кастрюле с супом клумбы не делай,  — усмехнулась женщина, на что девчонка прыснула задорным смехом.
        Манула уселась в центр полянки и закрыла глаза в медитативной позе. Спустя несколько минут, женщина сказала:
        — Как ни странно, потенциал второго варианта больше.
        — Значит, он возможен,  — обрадовано произнёс Алдан.
        — Значит? Ты так уверенно предлагал и не знал, возможно ли это вообще?  — возмутилась Леонора.
        — То, что возможно может стать невозможным. А невозможное — возможным,  — размеренно выдал Тёмный эльф.
        — Алдан!  — закатила глаза Леонора.
        До вечера ещё оставалось время, и они решили не терять его зря. Киара отправилась с ними. Грех отказываться от такого могущественного помощника. Да и человеком эта девушка была на удивление лёгким и позитивным, хоть и порой излишне эмоциональным в силу возраста.
        Чтобы не привлекать лишнего внимания, в Таверне собираться не стали. Нина предложила тихое местечко — дом одной знакомой ей Бабы Яги. Двухэтажный коттедж на индюшиных ножках, с прудом и мощёными дорожками поразил всех. Да, Бабуси Ягуси уже не те и их дома тоже. Впрочем, самой хозяйки особняка не оказалось — она улетела в санаторий на пару недель. Сему факту расстроился только Древич: добрый дух желал обменяться опытом с ещё одним фольклорным элементом.

        В отсутствие хозяйки за домом следил довольный жизнью чёрный кот. Он, как дворецкий, встретил гостей и показал, где что находится.
        Все быстро освоились. Моментально привыкать к изменившимся обстоятельствам — качество присущее любому книжному герою.
        Леонора, стоя в гостиной, окинула взглядом дружескую компанию, готовую к приключению: Алдан вёл беседу с Лошадью о смысле жизни, Стелла болтала с тем самым чёрным котом, Дарион и Аларик увлечённо обсуждали, что будет, если кьяри попытаться пролететь сквозь защитный купол колдуна, Илья и Киара хохотали над Зверюгой, который ловил созданную девушкой лиану, Феликс и Гера неожиданно нашли общие темы и теперь цитировали друг другу стихи, Нина, Джелина и Карху, судя по доносившимся голосам, хлопотали на просторной кухне, доставая чашки, а Древич им помогал, уж кто-кто, а домовой умел заниматься домашними делами, как никто другой.
        «И вот этих замечательных существ я хочу поставить под удар?  — у Леоноры защемило сердце от этой мысли.  — Я, конечно, полностью доверяю тётушке Мануле, но вдруг что-то пойдёт не так?»
        Пушистый кончик хвоста пощекотал руку Леоноры. Стелла встала рядом, обвив себя и подругу этим самым рыжим хвостом.
        — В наших книгах мы и не из таких передряг выбирались,  — ласково проговорила Стелла.  — За счастье и за жизнь надо бороться, если того требуют обстоятельства.
        Леонора обняла подругу, а та замурлыкала в ответ. Эти звуки были поистине волшебными и всегда успокаивали.
        Долго обсуждая и предлагая варианты реализации плана, они пришли к выводу, что без зачинщика им всё же не обойтись. Леонора мысленно воззвала к Кэвину, как ни странно, но он отозвался сразу, и в одно мгновение в углу комнаты появилась мрачная фигура в капюшоне.
        — Вот только народ не пугай!  — тяжело вздохнула Леонора. Впрочем, Зверюга вместо грозного рыка, наоборот, обрадовался странному гостю и начал скакать вокруг него. Маги и колдуны были не из робких. Правда, Древич всё же спрятался за Лошадью, так, на всякий случай.
        Кэвин скинул капюшон и изучающе посмотрел на присутствующих взглядом синих глаз, а потом почтительно кивнул, изобразив приветствие. Пусть он и был Высшим демоном, но справиться с таким магическим кружком вряд ли бы смог, если что.
        Демон узнавал подробности плана, и его васильковые глаза становились всё больше и больше от удивления. Он снял свой плащ-балахон, аккуратно повесив его на спинку стула.
        — Нет, я, конечно, предполагал, что друзья Леоноры безбашенные, но что бы настолько! Всё. Я перехожу на сторону Добра. Тут гораздо прикольней. Мой злодейский план — детский лепет по сравнению с вашим добреньким замутом!
        Подобной репликой Кэвин всех развеселил, впрочем, именно этого он и добивался.
        День, как птица, медленно складывал светлые крылья, пропуская вперёд тёмную летучую мышку ночи. Когда начало смеркаться, неожиданно пошёл снег.
        — Карху!  — крикнули все почти одновременно, увидев неровные большие хлопья снега за окном, которые быстро устилали землю ковром и облепливали деревья.
        — Ну, красиво же,  — как ребёнок, проговорила девушка-шаманка. С ней невозможно было спорить.
        В свете фонарей, дизайнерски расставленных на участке Яги, падающий снег выглядел как волшебство сам по себе, и без всякой магии.
        Лопарка Карху обернулась медведем и пошла валяться в снегу вместе со Зверюгой. Илья, Феликс и Киара затеяли игру в снежки: в битве со Стихией земли у них было мало шансов, но Кира старалась не помогать себе магией. Стелла и Дарион догоняли друг друга, и девушка-кошка беззаботно и заразительно хохотала. Древич наблюдал за молодёжью из окна, устроившись у камина в уютном Ягусином кресле с клетчатым пледом. Кот-хозяин расположился рядом.
        Вскоре игра в снежки затянула всех остальных, даже Алдан и Лошадь временно прекратили свои философские разговоры и увлеклись зимней забавой. В своём сюжете Алдан неплохо умел пулять шишками, но как выяснилось, и на снежки это распространялось. Лошадка же сдвинула шляпку на глаза, и та стала похожей на каску, и принялась умело отбивать копытами летящие в неё снежные комья.
        Кэвин стоял на крыльце, наблюдая за ребячеством сильнейших представителей магического, и не только, мира. Неожиданно ему под ноги прилетел упругий снежок, который даже не развалился от удара. Демон поднял снежное оружие и прицельно запустил им в Леонору. Но снежок не достиг цели, так как был ловко словлен вездесущим Алариком. Кьяри подмигнул понявшей в чём дело Леоноре и без слов предложил атаковать обидчика вместе — он с воздуха, а она — с земли. Порция снежных боеприпасов обрушилась на Кэвина. Вдобавок, боевую вылазку заметила Карху и наградила демона поистине медвежьим снежком. Кэвин впервые искренне хохотал, пытаясь стряхнуть с себя толстый слой снега.
        Потом все грелись у камина, а Древич хлопотал, принося одеяла и пледы, разливая чай и по-отечески бубня, что так недолго и простудиться.
        Получились на редкость душевные дружеские посиделки.
        — Есть лекарство от душевных мук,  — Феликс поднял свою чашку с ароматным чаем.
        — Чашка чая, пирога кусок,  — добавила Лошадь, укладывая шляпку рядом с камином — на просушку.
        — Ощущать тепло надёжных рук,  — подхватила Гера, мечтательно улыбнувшись.

        — И найти потерянный носок,  — добавил Древич, сняв валенки и обнаружив пропажу.
        Все, как один, засмеялись. Люди, создавшие таких персонажей, не могли не поделиться с ними частичкой души, а значит, и знаниями, и умениями, и творческими талантами, и чувством юмора.
        Просмеявшись, все утихли, и на какое-то время воцарилась тишина. Её нарушали лишь: треск поленьев, шуршание снежинок по стеклу и громкое сопение Древича.
        — Вы, что, правда, пойдёте со мной?  — посмотрев на всех, а потом переведя взгляд на огонь в камине, спросил Кэвин.
        — Не с тобой, а с Леонорой,  — шутливо уточнила Джелина, запихивая в рот шоколадную конфетку.
        — Когда-то я тоже считал храбрость — идиотизмом,  — усмехнулся Аларик.
        — А нам вообще не привыкать. Мы спокойно в сюжетах не живём,  — добавил Дарион.  — Ни дня без приключений — вот девиз автора наших книг!
        — И у нас так,  — хихикнула Киара.
        — И мне достаётся,  — кивнул Илья. Зверюга издал громкое «ррр-мяв», соглашаясь со словами друга.
        — О, а я вообще молчу о сложностях, которые мне каждый раз приходится преодолевать,  — махнула рукой миловидная Гера.
        Все подхватили эту общую тему, и завязался увлекательный, пёстрый разговор.
        Кэвин незаметно улизнул, поднявшись по широкой лестнице на второй этаж. Огромные окна в пол открывали чудный вид на заснеженные деревья. Снег всё шёл и шёл, превращая лес в мордочку кота, испачкавшегося в сметане.
        По контуру окна забегала синяя гирлянда — под цвет глаз демона.
        Леонора решила проследить за ним, уж очень он подозрительно смылся.

        Девушка абсолютно бесшумно (этому она научилась у Стеллы) поднялась по ступеням и увидела, что Кэвин всего лишь бесхитростно смотрит в окно.
        Она сделала ещё несколько шагов вперёд, и под ногу ей попал ворсистый ковёр, Леонора зацепилась за край и полетела вперёд, а если быть точнее, то аккурат в спину парня.
        Из угла показался довольный чёрный нос енота Бедотворца — его манёвр с ковром удался. Из другого угла ему погрозил кулаком Древич. Бедотворец виновато пожал плечами и кивнул в сторону парня и девушки, а потом подмигнул домовому и исчез.
        Реакция у Высшего демона была отменная, поэтому он сразу же обернулся, услышав странные звуки за спиной, и получил в свои объятья Леонору, которая практически впечаталась в него.
        Какое-то время они так и стояли,  — обнявшись. Леонора пришла в себя после испуга и, упершись в плечи Кэвина ладошками, отстранилась от него.
        — Я так могла и в окно улететь,  — нервно хохотнула девушка.
        — От меня так просто не улетают,  — чарующе проговорил Кэвин.
        — Я, что, похожа на твою неудавшуюся любовь?  — изогнула бровь Леонора, чувствуя на себе излишне заинтересованный взгляд.
        — Ни капельки!  — честно признался демон.
        Неожиданно для себя Леонора расстроилась этому факту, но виду не подала, а лишь пожала плечами и направилась к лестнице, не объясняя причин своего появления на втором этаже. Почти у самых ступенек, сделав несколько размашистых шагов, Кэвин догнал её.
        — Спа-си-бо,  — прошептал он ей на ухо и, обогнув её, резво спустился вниз.
        Что это было, Леонора не поняла, но сердце начало неистово отплясывать чечётку.

        Глава 4

        Реализацией Плана Б занялись на следующий день. Как только автор продолжил писать книгу, Кэвин оповестил Леонору и её друзей и своим хитроумным способом переместил всех в сюжет. Все угодили как раз в тот момент, когда решалась судьба демона. В том, что исходом битвы Добра и Зла будет смерть Кэвина, сомнений ни у кого не осталось.
        Благодаря магии и своим способностям, дружеская компания создала защитный и одновременно скрывающий их купол. Кэвин предполагал, что не поверит никому в сюжете, поэтому собственноручно написал себе письмо, зашифровав его. Он был уверен, что это сработает.
        Находясь внутри купола, все посмотрели сначала на Аларика, потом на Алдана, а потом на скромно стоящего Феликса.
        — У тебя вид интеллигентный, ты вызываешь доверие,  — выдала Нина.
        Феликсу всучили письмо и практически вытолкали за пределы магического купола.
        Теперь силы приходилось тратить на защиту Феликса, и «невидимкой» пришлось пожертвовать. Вся толпа спряталась за ближайшими кустами, сохранив только защитный купол.
        Эйден — один из охотников на демонов, участвующий в сюжете, заходил с тыла и обнаружил странную компанию: толпа с волнением следила за битвой из-за кустов. Девушка-кошка нервно била рыжим хвостом, карлик с бородой, эту самую бороду теребил и охал. Лошадь в шляпе прижалась к странному большому полосатому котопсу…
        — Привет!  — добродушно улыбнулась ему девица, похожая на представительницу народов крайнего севера. Вся толпа обернулась и шикнула на девушку, а потом все резко исчезли.
        Эйден протёр глаза, растерянно посмотрел по сторонам и зашагал в другую сторону.
        — Вроде не демоны. Нет, надо больше спать. Это уже перебор. Так и свихнуться недолго,  — бубнил Эйд, продолжая оглядываться.
        Тем временем Феликс размашистыми шагами бесстрашно шёл к «Злому Злу». Враги и поборники зла недоумённо смотрели на приближающегося высокого парня с татуировками, который продолжал при этом выглядеть интеллигентом.
        — Ну и страшен ты в этом ненастоящем виде,  — озвучил мысли Феликс, подойдя вплотную к Высшему демону.
        — Ты кто?  — опешил Кэвин. Так бесцеремонно ещё ни одно существо не смело прерывать великую битву Добра и Зла.
        — Кто-кто, друг.  — Феликс протянул демону письмо.
        Кэвин, чем больше читал, тем больше удивлялся.
        — И что теперь делать?  — растерялся Высший демон.
        — Бежать!  — скомандовал Феликс и указал в сторону тех самых кустов.

* * *

        …и Кэвин побежал…
        «Постойте-ка! Куда побежал? Зачем?»
        Автор увлечённо стучала по клавиатуре.
        «Побежал к Алдану. Какому Алдану? А, к Аларику. Аларику?! Чёрт! Надо сделать перерыв».
        Девушка поднялась с кресла, и её место тут же занял кот. Она прошагала на кухню, поставила чайник и отрешённо открыла дверцу холодильника. Губы её чуть заметно шевелились, сюжет крутился в голове.
        — О!  — воскликнула девушка.  — Э,  — тут же махнула она рукой, найдя свою гениальную мысль провальной.
        Пакетик чёрного чая с фруктовой добавкой нырнул в белую чашку. Создательница книжного мира посмотрела на тёмное чайное озеро в чашке, подёргала пакетик, как удочку, отчего по глади пошли волны.
        — Волна!  — победоносно подняла она палец, схватила чашку, даже не почувствовав, что та горячая, и умчалась в комнату. Творожный сырок, с которым писательница собиралась пить чай, так и остался лежать на столе.
        …создалась сверхмощная энергетическая волна…

* * *

        — Меня утягивает обратно!  — констатировал Кэвин, ощущая, что его как магнитом тянет туда, где он должен находиться по сюжету. Демон пребывал под защитным куполом в компании странных, по его мнению, существ, которые пытались ему помочь.
        — Мы не учли силу создателя книги. Предупредить — это одно, но мы не знаем всего сюжета, ведь книга только пишется, мы не знаем, как это остановить,  — проанализировав, выдал Алдан.
        Леонора вцепилась в руку Кэвина. Она сделала это в порыве чувств и эмоций, пытаясь не дать его в обиду. Демона этот жест навёл на мысли, что можно утащить её с собой и поставить под удар — так он мог выиграть время. На войне все средства хороши. Ведь он — Повелитель Тьмы, Зло во плоти! Но взглянув в светло-бирюзовые глаза девушки, в которых плескалось столько тревоги и боли, Кэвин сам убрал её руки от себя и лишь благодарно, но и обречённо кивнул.

* * *

        …волна неистовой энергетической силы неслась, сметая всё на своём пути…
        «Зло должно быть повержено,  — выстукивали аккуратные наманикюренные пальчики писательницы.  — Яркий свет взорвал демона…  — Стёрла текст.  — Яркий свет рассеялся и все увидели девушку рядом с Кэвином…»
        «Откуда ты, дорогая?  — хихикнула автор.  — Может быть, там целая толпа сидит за кустом? Откуда вы сегодня берётесь! Ладно. Пусть так. Эх, такая задумка была! Смерть злыдня — это эпик. Но спасение благодаря девушке, хм…  — это задел на следующую книгу. Будем действовать по Плану Б: казнить нельзя, помиловать».

        … - Спасибо, Леонора!  — сказал Кэвин…
        «Так. А откуда он её знает? Да не суть. Леонора, так Леонора. Не каждый день так легко имена героям придумываются…»
        Писательница зевнула, взглянула на часы, ужаснулась, и решила, что продолжит завтра.
        «Можно будет сделать из Кэвина отличного парня благодаря дружбе, нет, благодаря любви. Во! А на роль нового злыдня можно кого-то неприятного и страшного придумать…»,  — думала девушка-автор, лёжа в постели и медленно проваливаясь в сон.

* * *

        — Ура! Идём в Таверну!  — бросил клич Дарион, когда вся компания вернулась в мир-перекрёсток. Фиолетовые глаза парня сияли от радости. Друзья вышли победителями из этой сложной ситуации.
        Илья, поддавшись всеобщему ликованию, довольно хлопнул в ладоши, чем вызвал небольшой электрический разряд. У всех, у кого была шерсть — она встала дыбом. Впрочем, и волосы у остальных созданий тоже уложились в экстравагантные причёски.
        — Хи!  — Стелла посмотрела на свой «игольчатый» огромный хвост. Джелина достала из кармана, который многим казался бездонным, антистатическое средство и быстро привела всех в порядок.
        Гера увидела неподалёку здание и зазывно махнула рукой. Друзья выстроились в очередь, заходя в дверь друг за другом.
        Посетители недоумённо пожали плечами, когда в Таверну с победными криками ввалилась огромная разношёрстная толпа.
        Столы сдвинули и богато накрыли. У компании друзей был настоящий праздник.
        — За жизнь! За дружбу! И за любовь!  — поднимали они бокалы с компотом.
        После пышных празднеств, уже поздно вечером, когда все разбрелись по домам, Леонора и Кэвин стояли у её подъезда. Снег Карху добрался и до здешних мест. Небольшие сугробы мистически мерцали под слабым светом апельсинового фонаря.
        — Недавно ты спрашивала, похожа ли ты на мою неудавшуюся любовь,  — неожиданно проговорил Кэвин, когда их молчание затянулось,  — так вот, не похожа: ты лучше неё!
        Щёки Леоноры вспыхнули, по сердцу разлилась теплота. Но потом она вдруг подумала, что эти слова — всего лишь благодарность за спасение.
        — У меня не было выбора,  — решила она говорить то, что думает.  — Мне пришлось тебя спасти, иначе ты уничтожил бы меня. Ведь без мощных магических сил, как мы все прекрасно поняли, в том мире не выжить бы. Не будь у нас хотя бы одного звена, мы все могли исчезнуть навсегда… а уж я одна и подавно.
        — Я благодарен тебе,  — кивнул демон.  — Но ты неправильно меня поняла: я сказал это не из благодарности, а потому…  — он запнулся на полуслове.
        Леонора не знала, что лучше: чтобы собеседник продолжил фразу или не продолжал.
        — В такие моменты у меня проблемы с красноречием,  — тихо проговорил Кэвин, ругая себя за малодушие.
        — Объясни на пальцах, жестами, знаками,  — девушка увела беседу в шутливое русло, понимая, что ничего вразумительного от него уже не добьётся. Она артистично изобразила глухонемую, продолжая подшучивать.
        — Да, жестами проще,  — кивнул демон и сделал шаг вперёд. Его лицо было близко-близко, горячее дыхание приятно согревало на морозном воздухе, Леонора на миг выпала из реальности, посмотрев в синие глаза.
        Он поцеловал её… в щёку и сразу же восстановил приличную дистанцию между ними. Они перекинулись ещё парой фраз и попрощались.

        Глава 5

        Пока Леонора поднималась по ступенькам в подъезде, проронила пару-тройку слезинок. Она понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать.
        — Да уж, я лучше неё, но его сердце навсегда принадлежит ей,  — прошептала девушка, снимая обувь.  — Ну, или пока автор не придумает ему другую любовь всей жизни.
        Было ощущение, что не хватает воздуха, так трудно дышалось, будто комок застрял в груди. Леонора щёлкнула кнопку электрического чайника и распахнула дверь на балкон, сразу открыв створку окна там. Она вышла и сделала пару глубоких вдохов — стало чуть легче. В лёгкой одежде тут же почувствовался холод, и девушке пришлось возвращаться в помещение.
        Леонора, потирая глаза, в которых уже не было слёз, ушла с балкона… нет, она подумала, что ушла, но на самом деле врезалась во что-то, стоящее в дверном проёме, вернее, в кого-то.
        — Кэвин?!  — удивилась она, пытаясь высвободиться из его объятий, в которые опять нечаянно угодила, но он её не отпускал.
        — Не тот жест, и не те слова. Всё не то,  — полушёпотом проговорил ей демон.
        Леонора прекратила попытки выбраться из его цепкой хватки и наигранно вздохнула. В душе же она ликовала!
        Кэвин, наконец, сделал то, о чём они оба мечтали — поцеловал свою спасительницу.
        Когда твоих губ касается кто-то, кто тебе далеко не безразличен, то возникает спокойствие и восторг одновременно. По телу пробегает тёплая волна, а сознание временно отключает тебя от проблем бытия, утягивая в мир ощущений.
        Чайник громко щёлкнул, вскипятив воду. Этот звук заставил девушку и парня оторваться друг от друга. «Горячий сводник» явно приглашал их на чаепитие, и отказы не принимались…

* * *

        Девушка по имени Элеонора проснулась в своей постели в дачном домике. Здесь она и её семья обитали каждое лето, а также в новогодние праздники. Их «домик» больше смахивал на двухэтажный мини-коттедж, в котором было уютно и вполне комфортно жить.
        Электронная книга оказалась у Элеоноры где-то в районе ног, одеяло закрутилось посередине, изобразив бант. Синяя гирлянда на окне продолжала мигать, но была едва заметна на свету.
        Любимец семьи — чёрный кот, высунул ушастую морду из-за двери, послышав шорохи, и теперь, убедившись, что хозяйка проснулась, гордо протопал в её комнату, запрыгнул на кровать и «боднул» в подбородок, довольно замурлыкав. Точно так же, как Стелла из сна.
        Следом за кошачьей ушастой головой, в дверь просунулась другая ушастая голова — голова старшего брата девушки.
        — Наконец-то проснулась наша спящая красавица!  — игриво проговорил он.  — Леонор, тебя ждём. Даже не завтракали ещё. Мама сказала, что ничего нам не даст, а то мы всё сожрё… съедим и тебе не достанется…  — громко сказал парень, уже удаляясь от двери.
        Леонорой её называл только брат, специально проглатывая «Э»: так, по его мнению, имя звучало мягче.
        — Нельзя читать по десять романов сразу!  — подняв указательный палец вверх, выдала Элеонора за завтраком, а домочадцы улыбнулись этой реплике.  — Такая каша в голове. Зато мне сегодня такое приснилось! Мммм,  — протянула она. Вспомнив синие глаза демона, девушка слегка приуныла, но потом заулыбалась вновь.
        После завтрака она вышла на крыльцо в папиных валенках, хрустя снежком под ногами. Крыльцо выглядело так, будто неведомый кондитер украсил его взбитыми сливками. Леонора слепила упругий снежок, и он прилип к её варежке. Она подняла руку, а снежок так и держался на варежке, словно по волшебству. Она махала рукой, а снежный ком всё не отваливался.
        Девушка услышала смешок.
        — Привет!  — проговорил ей «автор смешка».
        — Привет!  — улыбнулась Элеонора, отодрав, наконец, снежный ком от варежки.
        Судя по всему, перед ней стоял новый знакомый её брата. Семья этого парня недавно купила здесь дачу.
        Незнакомец ловко поднялся на крыльцо, и Элеонора обомлела, увидев его глаза — ярко-синие!
        Парень смутился от пристального взгляда сестры приятеля.
        — Это линзы. Двоюродная сеструха подарила,  — вздохнул он, оправдываясь.  — Сказала, что круто и что обидится, если носить не буду. Зрение у меня не очень.
        — Сестра права, очень круто смотрится,  — искренне подбодрила она его, придя в себя.
        — О! Кэвин!  — задорно проговорил вышедший брат и протянул руку парню.
        — Кэвин?!!  — Элеонора приоткрыла рот от удивления.
        — Да вчера его родичи уехали в город, а его случайно закрыли на ключ снаружи. Вот и сидел он весь день один дома! Кэвин же, не иначе!  — Братец любил подшучивать надо всеми.
        На волне новогодних праздников, старые добрые фильмы у всех были на слуху. Подобные шутки все сразу понимали.
        — Очень смешно!  — проговорил «Кэвин», но тут же улыбнулся, явно не обижаясь на придуманную кличку.
        Брат Элеоноры предложил приятелю устроить дружеские посиделки дома, а не идти туда, куда они собирались, шутливо назвав изменение маршрута — Планом Б.
        — Леонора, отдай отцу валенки, он их ищет по всему дому!  — брат указал пальцем на обувь сестры.
        — Ой-ё!  — спохватилась девушка.
        Троица дружной гурьбой завалилась в дом. На коврике у двери, снимая валенки, Леонора споткнулась и не удержала равновесие, но её вовремя подхватил «Кэвин», который был на самом деле Максом. Они сначала смутились, потом захохотали. И Элеонора была готова поклясться, что в этот момент увидела в углу чёрный нос енота Бедотворца… Но это уже совсем другая история.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к