Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Чалова Елена: " Иные Миры Дом Анны " - читать онлайн

Сохранить .
Иные миры. Дом Анны Елена Эдуардовна Чалова

        Елена Чалова
        ИНЫЕ МИРЫ. ДОМ АННЫ

        Сквозь большие окна лился утренний свет.
        — Пора вставать,  — потянулась Анна и выскользнула из-под мягкого одеяла.
        На дворе стояла поздняя осень. Небольшой дом, где последние два года жила Анна спрятался в деревьях сада. Но теперь листва не могла его скрывать, как прежде. А вернее не его, а то что было рядом: дорогу, по которой туда-сюда сновали машины и нарушали идиллию заспанного, с запахом кофе, утра и умиротворённого, с треском поленьев в камине, вечера.
        Этот дом достался Анне по наследству от бабушки. Кроме неё в доме жил попугай Прошка и несколько рыбок в аквариуме, которым она тоже дала имена.
        Сегодня спешить было некуда, выходной день настраивал на осеннюю лень. Но у Анны были планы, и она не желала посвятить весь день лежанию на диване.
        Стук в дверь застал её врасплох, и она с трудом нашла длинный, крупной вязки свитер, чтобы натянуть его на себя и открыть дверь.
        — Вообще-то есть звонок, зачем барабанить…  — бурчала Анна, торопясь к входной двери.
        Недовольная надоедливым стуком, она сразу распахнула дверь.
        — Можно войти?  — спросил незнакомец.
        — А вы кто?  — недоверчивоответила вопросом на вопросАнна.
        — Я из службы доставки.
        — Я ничего не заказывала,  — сделала она шаг назад, постепенно догадываясь, кто может перед ней стоять.
        Незнакомец не пытался войти, но и не уходил. Анна резко захлопнула дверь, закрыв все замки и, прижавшись к ней спиной, учащённо задышала.
        — Я представляла себе его иначе,  — промелькнула у неё мысль.
        — Ты знаешь, что я не уйду!  — крикнул он ей за дверью.
        — А ты знаешь, что я не дам тебе разрешения войти в мой дом и ты не сможешь этого сделать. Вампирам без приглашения в чужой дом не попасть.
        — Ладно. Могла бы умереть быстро и не мучительно, но значит, пойдём другим путём — долгим,  — ответил он.
        Так началась осада.
        — Мой дом — моя крепость. Точнее не скажешь,  — вздыхала Анна и ходила из угла в угол.
        Спустя пару часов вампиру наскучило молча осаждать её дом.
        — Тебе на сколько дней продуктов хватит? Смерть от голода неприятна,  — размышлял он, стоя у окна её спальни.
        — Отстань, кровосос. Я не буду отвечать на твои вопросы,  — сердито ответила Анна и перебралась на кухню.
        Но он тоже последовал за ней к кухонному окну.
        — Так просто не сдашься, вижу. Тогда придётся принимать иные меры,  — сказал он и начал искать что-то у себя под ногами. Вскоре огромный булыжник полетел в окно, но не тут то было: не коснувшись стекла, он резко отскочил, угодив прямо под ноги вампиру.
        — Дом под защитой. Могла бы сразу предупредить,  — как ни в чём не бывало проговорил он.
        — Раз я не впускаю тебя, то ты не можешь сюда попасть. Никак,  — всё же решила ответить ему Анна.
        — А если огнём? Поджечь твой дом и всё. Сама выскочишь,  — размышлял он, не обращаясь к ней.
        — Попробуй,  — самодовольно ответила Анна, но всё же в душе испугалась его затеи.
        На некоторое время повисла тишина. Анна не слышала даже его шагов.
        — Не горит,  — расстроенно выдал он.  — Значит, придётся просто ждать.
        С тех пор, как иные миры проникли в привычный мир Анны, всё изменилось. Да, прошло уже много лет, но Анна ещё помнила, каким был мир без вампиров, оборотней, фей, ведьм и прочих созданий. Она помнила то время, когда нужно было бояться хулиганов на улице, но никак не вампиров или оборотней. Людям было сложно сопротивляться, но они смогли выстоять и занять свою нишу. Среди потусторонних существ также встречались и плохие, и хорошие, были те, для кого люди были помехой или даже обедом и те, кто помогал, обучал и защищал.
        Анна бросила несколько поленьев в камин, который служил не для обогрева помещения, а был скорее приятной частью интерьера.
        В ноябре дни весьма коротки. Очень быстро начало смеркаться.
        — Тишина…  — прошептала она, подойдя к окну,  — неужели сдался?
        Анна бесшумно подкралась к входной двери.
        — А если он прямо за дверью и ждёт пока я высунусь? Нет. Не буду проверять.
        Из нависших тёмных, с разводами, туч вдруг так неожиданно полетел снег.
        Анна расстелила у камина плед и погрузилась в просторы всемирной паутины. Эта объединяющая людей сеть была так величественна и так ничтожна одновременно. Там были фразы, лица, судьбы, советы на все случаи жизни, но сейчас Анна сидела в ловушке в своём собственном доме, и никто не мог ей помочь.
        «Что за парень топчется у твоего дома? Сегодня два раза проезжала мимо и видела его,  — написала ей подруга,  — новый сосед? Он явно ждёт, когда ты выйдешь, чтобы пообщаться»,  — выспрашивала она с полунамёками. Анна долго думала прежде, чем ответить. «Да. Сосед. Видимо знакомится с окрестностями»,  — ответила она и быстро перевела тему.
        — Ох, прав этот вампир насчёт неприятной смерти от голода,  — даже хихикнула Анна, когда живот запел странные лягушачьи серенады.  — Но он не знает, что у меня очень много запасов.
        Анна неторопливо приготовила ужин. Также неторопливо поела и убрала посуду. Теперь ей точно некуда было спешить.
        — А знаешь, я что придумал?  — вдруг услышала она голос у окна и даже вздрогнула от неожиданности.  — Завтра я позвоню твоей сестре и представлюсь врачом, скажу, что ты попала в больницу и нужно привезти кое-какие твои вещи. У неё же есть ключи от дома, верно? Она приедет и…
        — И что?!
        — И я дам тебе сделать выбор: или ты, или она. Если впустишь меня, то мои острые клыки не вонзятся в её нежную шею, а если нет, то… концовку ты поняла,  — довольным тоном объяснил он.
        — Зря ты мне это рассказал,  — подумав, ответила Анна,  — сейчас я сама позвоню своей сестре, подруге и даже маме с папой, хоть они и находятся далеко на отдыхе и скажу им всем, что меня терроризирует телефонный маньяк, который придумывает небылицы и представляется то врачом, то участковым, то ещё невесть кем. Они тебе не поверят,  — теперь уже она довольно ответила вампиру.
        — Хитрая, гадкая дрянь,  — ругнулся он.  — Ну, ничего, времени полно, придумаю ещё чего-нибудь.
        — Это я то дрянь?  — не на шутку возмутилась Анна.  — Ты пытаешься вломиться в мой дом и сожрать меня, а я ещё хитрая, гадкая дрянь!
        — Не нужно было читать заклинание, тогда я и не пришёл бы в твой дом.
        — Почему после его прочтения тебе сразу захотелось меня убить?  — в сердцах высказывала она, вплотную подойдя к окну.
        — Убью тебя, получу книгу и вашему роду конец.
        — Какую книгу?
        — Ты что, глупая? Ты читала заклинание из книги и не знаешь о ней?  — язвительно спросил он.
        — Я прочитала то, что было написано на листке бумаги. Я не знаю ни о какой книге!
        — Тогда поищи её. Текст списан из книги. Этот текст заставляет ближайшего к месту вампира идти на зов заклинания. Я уловил этот зов и теперь хочу уничтожить и тебя, и книгу. После прочтения заклинания твоя кровь наполнилась магической силой, выпив её до капли, я получу эту силу. Но дело не столько в тебе, сколько в книге. Помимо тебя есть ещё твоя мать, сестра, племянник и племянница, они тоже могут прочитать это заклинание, поэтому мне необходимо уничтожить книгу.
        — Зачем её уничтожать, если заклинание даёт тебе возможность получить силу через кровь жертвы?  — опустив подробности о семье, старалась холодно рассуждать Анна.
        — Ты так бестолкова, ты явно не ведьма, пусть и прочитала заклинание. В книге не одно это заклинание написано. Книга, по сути, пособие для ведьм. Изучив её, ты можешь не просто вызывать нас, но и уничтожать. Это касается и многих других существ, пришедших из иных миров.
        Анна судорожно соображала, где могла в её доме храниться подобная книга. Она даже не представляла сколько сюрпризов таит в себе этот старый дом. Получается, что книга была здесь и до того, как миры смешались. Всё это время представители её рода передавали книгу из поколения в поколение. И только совсем недавно потерялась нить знаний, и книга из важной магической вещи превратилась в ненужный пыльный хлам. Она позвонила сестре и помимо рассказа про телефонного хулигана, ещё и выспросила, где могут быть в доме старинные вещи, в том числе и книги. Сестра вспомнила, что было несколько книг, которые мама хотела выбросить, но потом положила их на самый верх книжной полки.
        Спустя какое-то время Анна нашла массивную книгу в тёмно-зелёной потёртой обложке, написанную на непонятном языке. Но начав листать, она с удивлением обнаружила, что понимает текст. И то самое заклинание тоже было здесь: в начале. Анна вернулась к камину с книгой в руках. Она листала страницы, пытаясь найти что-то полезное.
        — «Как воскресить вампира»,  — вслух прочитала она и с негодованием прищёлкнула языком.  — Мне его не воскрешать надо, а наоборот,  — всё также вслух продолжила Анна.
        Не найдя того, что искала, она отложила книгу и вернулась на кухню. За окном лёгким покрывалом уже лёг снег и всё продолжал падать на ещё не до конца пожухшую траву, на тёмные застывшие ветки деревьев, на дощатое крыльцо, которое было видно из кухонного окна.
        — Тебе не холодно на улице, вампир?  — решила она подействовать на нервы.
        — Мы не мёрзнем так как вы,  — отозвался уже знакомый голос.
        — Так как мы? Значит, всё равно морозец чувствителен, да?  — не отставала Анна, потому что ей надоело ощущать себя пленницей в своём же доме, и она решила хоть на словах, но погеройствовать.
        Вампир промолчал в ответ.
        — Молчишь. Значит, я права. И если погодка ухудшится в дальнейшем, то ты сам долго так не протянешь.
        — Я запросто могу уйти куда-нибудь греться, а ты даже не заметишь: ведь ты не знаешь, когда я здесь, а когда нет; когда ушёл, а когда просто притаился и жду.
        Анна расстроено хмыкнула. Она отрезала здоровенный кусок яблока и с трудом запихала его между прутьями клетки. Довольный попугай Прошка принялся строчить узоры на яблочном полотне.
        Время двигалось к полуночи, но Анне было не до сна.
        — Тебя как зовут?  — вдруг спросил, видимо уже вымотанный непогодой вампир.
        — Узнавать имя жертвы — это плохой тон,  — огрызнулась Анна.
        — Плохой тон — это не впускать гостя в дом,  — ответил он и подошёл вплотную к окну.
        — Гостя? Гости не пьют кровь хозяев. Может, в вашем мире всё по-другому, но у нас заведено иначе.
        — Вы сами впустили наши миры в свой.
        — Сами?!
        — Да. Вы получили то, что захотели.
        — Кто захотел?
        — Когда большое количество людей желает одного и того же — это сбывается. Бойтесь своих желаний, люди,  — ухмыльнулся он, и Анна даже рассмотрела его ухмылку в свете фонаря.
        — Мы просто захотели этого и иные миры смешались с нашим?  — отбросив свой издевательский тон, с любопытством спрашивала она.
        — Да. Именно так.
        Анна подумала о том, что действительно в детстве она часто мечтала, чтобы сказочные существа появились в нашем мире, ожили, сошли со страниц книг и стали настоящими. Но она не подозревала, что все злодеи тоже появятся здесь. Но всё же она до сих пор так и не поняла рада она тому, что иные миры стали частью её мира или всё же нет. Бесспорно, были плюсы и новые возможности, но были и минусы, как например, вот этот вампир, пытающийся её убить.
        — Меня зовут Анна,  — вдруг решила она ответить на вопрос.
        — Я Дансар, можно просто Дан.
        — Вот так и познакомились жестокий кровавый убийца и его жертва,  — не удержалась Анна.
        Она протяжно зевнула, прикрыв рот ладошкой.
        — Можешь продолжать дальше мёрзнуть, Дан. Но, а я пошла спать,  — подытожила она.
        Конечно же, выспаться ей не удалось. Беспокойно подремав несколько часов, Анна выползла на кухню. Состояние тревожности и разбитости смешались в общую картину депрессивного настроя.
        Из депрессии Анну выводил шоколад. Чашка горячего шоколада, конечно, была не в силах спасти её от всех приключившихся трудностей, но она могла стать единственной маленькой радостью в сложившейся ситуации.
        Анна, натянув всё тот же уютный свитер, уселась на широкий подоконник на кухне. Удлинённое окно было почти до пола и ей всегда нравилось сидеть на этом подоконнике, подложив под спину цветастую лоскутную подушку.
        — Не удалось выспаться?  — появился у окна вампир.
        Анна от испуга плеснула из чашки шоколад, и он большой кляксой растёкся у её ног по подоконнику.
        — Тьфу. Четыре утра! Что тебе от меня нужно? Нет, я конечно знаю что, но ты меня не получишь. Смирись. Иди обратно к своим кровопийцам!  — вспылила Анна.
        Он довольно хохотнул.
        Анна аккуратно вытерла лужу и снова уселась на своё место, всем своим видом показывая, что ему не удастся нарушить её привычный ход жизни, несмотря на заточение. Дан расположился на крыльце, присев на запорошенную снегом лавку. Анна хмурилась и злилась, отпивая маленькими глотками содержимое своей чашки. И тут она услышала звуки гитары. Анна прислушалась, не веря своим ушам, а потом вглядываясь, попыталась понять, откуда доносится мелодичная игра.
        — Знаешь такую песню?  — снова напугав её, подошёл он с гитарой.
        — Гитара? Ты решил, что меня можно выжить из дома звуками?
        — Тогда бы я сделал вот так!  — он беспорядочно провёл по струнам ладонью, и гитара издала противные дребезжащие звуки.
        Анна поморщилась.
        — Люблю гитару. Так что, бесполезно,  — ответила она.
        Анна уже привыкла к тому, что нужно постоянно кричать, чтобы он её услышал. Но всё же старые деревянные окна, хоть и тщательно покрашенные и ухоженные, пропускали достаточно много звуков и их общение не вызывало сильных затруднений.
        Вампир пробежался по струнам, и мотив хорошо знакомой песни полился приятными звуками.
        — А эта песня мне даже нравится,  — поймала Анна себя на мысли.
        Потом он заиграл ещё одну, и следом другую хорошо знакомую, но такую грустную мелодию.
        — Всё,  — выдал он,  — пальцы замёрзли, больше не сыграть.
        Анна неожиданно для себя улыбнулась.
        — Может, я заслужил чашку того, что ты там пьёшь за концерт?
        — Ну да, конечно. Пренепременно я сейчас выйду и вынесу тебе чашку. Иди грейся там, где собирался.
        — До чего же вы жадные существа,  — иронично ответил он.
        — Жадные? Нет. У нас хорошо развит инстинкт самосохранения. Вот.  — Подняла она указательный палец вверх.
        — Я всё равно не причиню тебе вреда пока ты сама меня не впустишь или не выйдешь.
        — Как это распространяется на окна и двери я точно не знаю. Одно дело, когда ты пытался бросать камни в моё окно, а другое — если я сама открою окно или дверь,  — рассуждала она.
        Снег то переставал, то вновь кружился бесформенными мокрыми хлопьями. В свете фонарей снежинки напоминали белых мотыльков, которые так часто вились там летом. Стены соседских домов стали однобоко залеплены снежной массой, которая безропотно повиновалась ветру. От окна веяло холодом и свежестью.
        Дан сидел на крыльце, настраивая гитару, которая и так прекрасно звучала.
        — Что я делаю?  — бубнила себе под нос Анна, резко приоткрыв створку окна и выставив на снежный подоконник чашку с горячим шоколадом.
        Вампир молниеносно оказался у окна, в скорости люди им явно не конкуренты, но Анна уже успела закрыть окно: он, увлечённый своим делом, слишком поздно заметил её.
        — Ммм, горяченький,  — проговорил он.  — Спасибо, жертва.
        — Я думала, что вы вообще только кровью питаетесь,  — вздохнув, сказала ему Анна.
        — Мы питаемся тем же, чем и вы. Кровь — это жизненная сила. Можно выжить без еды, питаясь только кровью, но это не лучшим образом сказывается на нас,  — между делом рассказывал он, прихлёбывая из чашки.
        — Значит, мы ваша не основная еда.
        — Вы — источник силы. И да, вампиры вроде меня людей не убивают. Мы пьём небольшое количество крови, лишнего нам не надо. Но есть и те, кто как дикие звери впиваются в каждого встречного и готовы высосать всё.
        — Подожди-ка. Как-то не сходится! Почему тогда ты хочешь выпить всю мою кровь?  — возмутилась Анна его словам.
        — Ты прочитала заклинание — это другой случай.
        — Ну-ну. Не верю я, что есть такие вампиры, которые не убивают, а лишь осторожно делают несколько глоточков и отпускают жертв восвояси. Враки, Дан!
        — Я не собираюсь тебе это доказывать, потому что ты — исключение, другой случай. А так бы я, как ты сказала, «осторожно» вонзил свои клыки в твою тонкую шейку и сделал несколько глотков, как вот из этой чашки,  — указал он взглядом на чашку в своей руке.
        — Хватит рассказывать мне сказки. И вообще, ты слишком много болтаешь с жертвой. Я пойду дальше смотреть свои приятные сны, а ты продолжай мёрзнуть и бессмысленно ждать.
        — А чашечку заберёшь?
        — Оставь себе. На память,  — натянуто улыбнулась она и проследовала в спальню.
        Мысли роились и не давали возможности расслабиться и уснуть, но всё же спустя какое-то время Анна снова провалилась в тревожный сон.
        Проснувшись, она долго лежала в постели, не желая возвращаться к своему теперешнему состоянию пленницы. Девушка на цыпочках вышла из спальни и, аккуратно выглядывая из окон разных комнат, пыталась выяснить, где находится вампир. Но затея оказалась тщетной — его Анна так и не увидела.
        — Слинял,  — сделала она вывод.  — Но не стоит расслабляться, он точно ещё вернётся.
        Полдня Анна провела в приятном одиночестве: он так и не появился. Девушка чувствовала себя в глупом положении: вроде бы никто не караулит её, но и выйти боязно, а вдруг он затаился рядом? Анна принялась изучать загадочную колдовскую книгу. В ней описывалось большинство из потусторонних существ, их слабости и преимущества, их возможности, способы уничтожения или наоборот исцеления и даже воскрешения.
        — Ух. Вот это вещица мне в руки попала. Спасибо, бабуля, если ты меня сейчас слышишь, а в чём я уже не сомневаюсь в свете событий последних лет. Спасибо за то, что сохранила для меня такой подарок,  — подняла онавзгляд к небу, а вернее, к потолку.  — Но откуда такие подробные знания? Значит, то, что сейчас происходит уже когда-то было! Иные миры приникали в наш не единожды, раз накоплены такие сведения.
        Снег за окном давно утих и только редкие капли плюхались с крыши, намекая на недолговечность этой «ноябрьской зимы». Когда капли попадали на подоконник, то разлетались мелкими брызгами, которые размазывались и медленно стекали вниз по стеклу.
        Анна достала своё давно заброшенное вязание, покормила рыбок, прочитала присланные ей сообщения и вздохнула.
        — Если так пойдёт дальше, то придётся придумать причину, по которой я не смогу завтра прийти на работу.
        Их городок был не так уж сильно наводнён всем магическим и потусторонним. Да, была вероятность столкнуться нос к носу с вампиром или оборотнем, но такое происходило крайне редко. Феи вообще были в недосягаемости и общались только с сильными мира сего, как, впрочем, и опытные маги, чародеи и ведьмы. Хотя с ведьмами — это отдельный разговор, они в общем-то и не появились из иного мира, они и так были здесь, просто обрели больше способностей, и их сила возросла. К тому же злых ведьм Анна тоже давно не встречала: они активно принялись выполнять всего рода социальную работу и наводить порядок. Да, она знала, что в крупных водоёмах можно было встретиться с русалками, в лесах — с лешими и низшими лесными феями, плюс где-то обитали огромные существа наподобие драконов… Их было много, но в основном им не было дела до людей. Вот только вампиры да оборотни донимали и то по словам очевидцев и новостных лент.
        Анна приоткрыла форточку и поток свежего холодного воздуха проник в помещение, ища возможности двигаться дальше, создавать сквозняк.
        — Думаю, что чуть-чуть приоткрытая форточка не сыграет никакой роли. Главное, не высовываться наружу,  — успокаивала она сама себя.
        Анна снова уселась на подоконник, взяв с собой спицы и клубки разноцветных ниток. Звуки и холодок с улицы бодрили её.
        — Могу поспорить, что ты заскучала тут одна,  — отчётливо услышала она голос.
        — Опять ты? Я уж думала, что не вернёшься,  — без каких-либо эмоций ответила Анна, продолжая своё занятие.
        — Даже форточку открыла. Осмелела,  — заметил вампир.
        — Погрелся? Покушал? Полон сил?  — издевательски спросила она и снова уткнулась в своё рукоделие.
        — Да,  — ответил он, произнеся это с наигранным придыханием.
        — Дан, проваливай. Мне завтра на работу надо идти.
        — На работу? Как мелки твои желания в масштабах происходящего.
        — Это вы, расчудесные существа, питаетесь кровью, цветочной пыльцой или ещё чем-то там, а нам нужно трудиться в поте лица дабы добыть себе пропитание,  — натянуто улыбнулась она ему в окно и сразу же отвернулась.
        Данухмыльнулся и ушёл на свой постоянный пост — на крыльцо.
        — Анна, а давай объявим перемирие?  — вернулся он с неожиданным предложением.
        — Это как?!
        — Ну, будем общаться так будто бы я не хочу тебя слопать, а ты не хочешь меня убить, идёт?
        Анна не удержалась и расплылась в искренней улыбке.
        — Это самое странное предложение, которое ко мне когда-либо поступало,  — продолжала она улыбаться.  — И что нам… мне это даст?
        — Приятные эмоции перед смертью. А то с обиженным лицом погибать как-то неэстетично,  — окончательно пошатнул он все устои Анны.
        — Дансар… Верно, да?  — пыталась она припомнить его полное имя.  — Ты точно самый странный вампир из всех существующих.
        — А тебе приходилось встречать других?
        — Ну… Да. Но я с ними не общалась…  — замялась она.
        — Тогда почему ты считаешь, что я самый странный? Ты просто не знаешь наш вампирский род — мы все весьма интересны.
        — Ага, давай нахваливай мне тут вампиров!  — снова заулыбалась Анна.  — Ладно. Перемирие так перемирие. Всё равно мой замечательный дом защищает меня от тебя, поэтому я могу делать, что захочу. Даже поцеловать тебя могу через стекло, милый кровопийца,  — откровенно глумилась она, вытянув губы очаровательной уточкой и оставив след от своего тёплого поцелуя на холодном стекле.
        — Могу предложить тебе только отменный засос на шее в ответ,  — поддержал Дан её настрой.
        Девушкав возмущении взмахнула руками и один тугой клубок свалился с подоконника и совсем как сказочный Колобок попытался удрать, запутывая ножки рядом стоящего стола. Догнав беглеца, она решила не возвращаться на подоконник и вышла из кухни. Смятение терзало Анну, ей не нравилось то, что их общение переросло в приятельское. Но в то же время ей не угрожала опасность в стенах дома и можно было временно расслабиться.
        — Дан!  — вернулась она на кухню и подошла к окну,  — может, сгоняешь за молоком? А то горячий шоколад не получится приготовить,  — довольно проговорила Анна, чувствуя себя хозяйкой положения.
        — Что? Продукты начали заканчиваться? Подожди. То ли ещё будет,  — теперь уже он довольно потёр руки.
        Анна взяла книгу и показала её ему через стекло.
        — Эта книга?  — спросила она и так зная ответ.  — Пойду искать рецепты зелья, чтоб никогда не есть и всегда быть сытой,  — издевалась Анна.
        — Там такого нет.
        — Откуда ты знаешь?
        — Это тебе надо в глупых женский журналах искать в рубрике «Диеты для похудения».
        — Ты хочешь сказать, что мне нужна диета?  — увела она тему в другое русло.  — Я что, толстая?!  — еле сдерживая хохот, вопрошала Анна.
        — Через стекло, да ещё и в этом бесформенном вязанном свитере я не могу рассмотреть…  — не закончил он фразу.
        Анна подпёрла руки в боки.
        — Но, надеюсь, что нет. Потому что от твоей комплекции зависит время осады: чем больше жирка, тем дольше продержишься,  — продолжил вампир.
        — Дан, иди-ка ты знаешь куда? А на крыльцо!  — проговорила Анна и плотно закрыла форточку, не потому что обиделась, а просто уже стало холодно и неуютно от усилившегося ветра, который рьяно пробирался в дом.
        Ранние, вполне даже обеденные, а не вечерние сумерки захватывали сад и дорогу чуть вдалеке, погружали углы комнат в вязкую, отталкивающую темноту. В этой тоскливой обстановке вновь захотелось общения, пусть даже и такого, на грани сумасшествия, общения со своим потенциальным убийцей. Но Анна решила ещё поизучать книгу и не поддаваться этим глупым душевным порывам. Из книги она поняла, что для уничтожения кого-то нужны заклинания, зелья, магические атрибуты и полное понимание того, что ты делаешь. И наличие ведьмовской силы, само собой. Для исцеления — набор тот же самый. Для воскрешения ещё и важный для почившего существа предмет, который принадлежал ему при жизни.
        — Сколько тонкостей. И как мы распрекрасно жили без всего этого,  — проговорила вслух Анна,  — или же, наоборот, скучно и рутинно мы жили. Воевали друг с другом и миром правили деньги. Сейчас же вся эта магическая братия быстро развела людей по разным углам ринга и наши войны стали бессмысленны, равно как и наличие больших денег не давало никаких гарантий.
        Анна вернулась на кухню и занялась приготовлением ужина.
        — Что на ужин?  — спросил вампир, подойдя к окну.
        Анна снова приоткрыла форточку на маленькую щёлку.
        — Рис с овощами и рыбой. Иди-иди на свой пост. На крыльцо, Дан, на крыльцо,  — шутливо отмахнулась она.
        Когда ужин был почти готов вдруг неожиданно погас свет. Анна, отодвинув шторку, бросила взгляд на дома соседей — всё в порядке, электричество исчезло только у неё.
        — Ну, ладно. Фонарь на улице неплохо освещает обеденный стол, можно есть и так. Мимо рта не пронесу,  — подбодрила она себя.
        — Как тебе сюрприз?  — радостно спросил Дан, когда она уже практически завершила свой ужин.
        — Сюрприз?!
        — Отсутствие электричества — это неработающий холодильник, духовка, микроволновка, чайник, ах да, и невозможность подзарядить любое устройство. Если и осаждать твой дом, то надо как-то же усложнять тебе жизнь.
        Анна аж побагровела от злости, но потом сделала несколько глубоких вдохов.
        — Плита у меня газовая, а газ ты вряд ли будешь мне перекрывать, поскольку это чревато не только моей смертью… И да, у меня много круп и различных консервов. А разряженный телефон — это не так и страшно, потому что я всё равно никому звонить не буду,  — ответила она, артистично захлопав ресницами.
        Вампир тяжело вздохнул.
        — Посмотрим, насколько тебя хватит…
        — Моя жизнь мне дороже любых удобств, ты уж поверь. И вообще, темнота — друг молодёжи,  — неунывающе сказала Анна, пытаясь его разозлить.
        Она деловито расположилась на своём любимом подоконнике и продолжила вязание в свете фонаря.
        Попугай недовольно покричал, потоптался на жёрдочке, но тут же задремал.
        "Фильтр у рыбок тоже не работает теперь, надеюсь, что ничего не случится",  — подумала Анна, бегло соединяя петельки на будущем тёплом шарфе.
        — Дан!  — позвала его Анна и он неторопливо вернулся к окну.  — А как вы размножаетесь?
        — Хм. Анна, что за вопросы?  — поставила она его в тупик.
        — Просто интересно. Я этого не знаю.
        — Я могу не рассказать, а показать, стоит тебе только впустить меня в дом,  — оживился он.
        — Дан, ты не вампир, а обычный пошлый мужик. Фу! А ещё магические существа,  — укоризненно выговаривала Анна, пытаясь спрятать улыбку.
        — А ты не жертва, а настоящая…
        — Кто же?
        — Провокаторша. Вот кто,  — заулыбался он.
        — Нет, ну правда, я ж с научным подходом к тебе обратилась, а ты всё перевернул.
        — Зачем тебе знания, если всё равно скоро умрёшь?
        — Значит, умру умной. Да и вообще, я умирать не собираюсь. По крайней мере в ближайшие лет пятьдесят точно.
        — Оптимистка. Уважаю.
        — А ты где так на гитаре научился играть?
        — Тебя первый вопрос уже не интересует?  — подтрунивая, спросил вампир.
        — Интересует. Но ты же не отвечаешь.
        — Если ты и правда так хочешь это знать, то отвечу. Вампиры практически не отличаются от людей в физиологии. Поэтому всё аналогично. Единственное, что есть определённые трудности, как бы естественный фактор, который сдерживает численность населения…
        — Вас не должно быть слишком много, да?
        — Точно.
        — Ну так, всё ясно. Мог бы сразу ответить,  — развела руками Анна и чуть было снова не уронила клубок с нитками.
        — Более того. Сейчас даже есть гибриды.
        — Кто?!  — не поняла она.
        — Полукровки. Наполовину вампиры, наполовину люди.
        — Это как же так людей может угораздить влипнуть? Если только под страхом смерти!
        — Скорее удивляет, как вампиры могут опуститься до такого, но не в этом суть. Гибридные создания оказались весьма жизнеспособны,  — рассказывал он, присев на подоконник с обратной стороны.
        — Сами у себя кровь что ли пьют?  — хихикнула Анна.
        — А зря ты смеёшься. Ты близка к истине. Им попросту не нужно пить кровь, потому что она всегда у них внутри. Получается, что постоянно есть жизненная сила и не надо её подпитывать извне. И соответственно, все наши возможности у них сохранились: неуязвимость, скорость, выносливость, обострённое обоняние и зрение, повышенная физическая сила, иное восприятие холода и жары…
        — Союз людей и нелюдей пошёл на пользу природе. Эволюция прям,  — не знала, как реагировать Анна.  — А почему вы не сгораете на солнце?
        — А потому что это сказки,  — довольно улыбнулся Дан,  — не действует солнечный свет на нас.
        — А кол в сердце? Чеснок? Серебряная пуля?..
        — Аналогично. Нас невозможно убить.
        — Да ну, прям,  — не поверила Анна.
        — Невозможно человеческими способами, а магией можно.
        — Вот. Другое дело.
        — А вас можно вообще любыми способами,  — издевался он.  — Вы — тупиковая ветвь этой самой эволюции.
        — Это мы ещё посмотрим. Как видишь, не вымерли.
        — Пока.
        — Так. Всё. Пойду я.
        — Подожди. А как же второй вопрос? Не хочешь узнать ответ?
        — Будешь обзываться, уйду,  — проговорила Анна, вонзая спицы в клубок и складывая недовязанный шарф.
        — С детства играю на гитаре. Это моя страсть,  — поделился вампир.
        — У тебя хорошо получается. Жаль, что такой талант попал не в те руки,  — уколола она.
        Анна лениво потянулась и отправилась в спальню. Кромешная темнота не пугала, но была неприятна. Окно в спальне выходило на другую сторону и там не было фонарей.
        — Надо беречь зарядку,  — подумала она и выключила телефон.
        Не спалось. Было слишком рано. И тревога никуда не делась. Второй день сидеть взаперти, да ещё и с постоянной угрозой для жизни — это нелегко.
        — Чай, чай… нужен чай,  — бубнила Анна, спеша на кухню.
        Старая металлическая турка дождалась своего звёздного часа — сегодня она стала спасительным чайником. Вскипятив воду, Анна заварила себе ароматный чай и подошла к окну. Дан был тут как тут.
        — Не поделюсь,  — опередила она его,  — не надо было мне свет вырубать.
        — Говорил же, что ты жадная. И никакой это не инстинкт самосохранения,  — припомнил он.
        Анна снисходительно улыбнулась. Она выдвинула ящик, в котором хранились разные редко надобящиеся безделушки и достала несколько свечей. Вскоре на кухне появился тусклый мерцающий свет, который пусть и не давал нужного эффекта, зато мягко обволакивал и создавал уют.
        А за окном завывал ветер, и тучи, быстро двигаясь, оставляли за собой драные клочья. Иногда среди них проглядывало чистое небо и даже несколько звёзд успевали блеснуть в образовавшихся оазисах, но ветер снова нёс тёмно-серую массу вперёд, безжалостно замазывая эти «небесные глаза».
        И тут почему-то на Анну напала тоска. Такая щемящая, подходящая комом к горлу. Почему она радуется разговору с этим убийцей? Неужели она так низко пала, так не уважает себя, что даже такое мужское внимание ей стало приятно? Анна всегда задирала планку для себя и для других так высоко, что некоторые мужчины даже боялись к ней подойти. Кто-то считал её высокомерной куклой, кто-то девушкой с ледяным сердцем, другие наоборот видели в ней скучную особу, у которой самым интересным занятием в жизни были книги. Она так затейливо вмещала в себя эти образы, чужие мнения, но на самом деле была другой. Ей хотелось быть любящей и нежной, домашней, заботливой, той, которая всегда была бы не просто спутницей, а настоящим другом. Она могла всё это подарить тому, кто бы не испугался этой искусственно созданной ширмы. Но таких не было. Её не боялись только глупцы, которые в упор не видели ничего: ни напускного, ни настоящего. А быть рядом с таким человеком было для Анны самоубийством, она не хотела превращать свою жизнь в болото, не хотела разрушать свою личность лишь ради того, чтобы быть не одной.
        — Не грусти, Анна, скоро всё закончится,  — «подбодрил» её Дан.
        Она вновь присела на подоконник с чашкой в руках.
        — Дан, тебя дома кто-нибудь ждёт?  — поделилась она своим настроением с ним.
        — Нет,  — мрачно, как приговор самому себе, прозвучал его ответ.
        — И меня никто никогда не ждёт. Лишь попугай и рыбки,  — робко улыбнулась Анна.  — Родители и сестра заботятся обо мне, переживают, но это не то.
        — Одиночество в толпе.
        — Да, точно. Столько людей вокруг, но я засыпаю и просыпаюсь одна, никто мне не кричит вслед: «Надень шапку, сегодня холодно!». Никто не сидит на кухне до полночи и не выслушивает о моих передрягах на работе, о потрясающе красивой рыбке, которую я видела в зоомагазине, о тех местах, куда мне непременно нужно попасть хоть раз, о цвете обоев, которые давно пора заменить в прихожей…
        — О новой мелодии, которая крутится в голове и всё никак не удаётся подобрать её на гитаре,  — продолжил он,  — о фильме, который примитивен и безвкусен, но всем вокруг он почему-то нравится, о бесподобном кофе, который готовят в маленьком кафе за углом…
        Они замолчали. Повисла давящая тишина, усугублённая темнотой обесточенного дома, сквозящей холодом щелью в форточке, грязным, затянутым тучами небом и такой же грязной, с остатками снега землёй. Странная внутренняя боль пронзила сердце и мурашками выступила на руках и ногах. Анна провела пальцем по стеклу, на котором не осталось никакого следа.
        — Попытаюсь уснуть,  — тихо проговорила она.  — Спокойной ночи, Дан.
        — Спокойной ночи, Анна.
        Она легла в постель. Слёзы горячими струйками поползли по щекам, незаметно исчезая в подушке. За образом самоуверенной и принципиальной девушки скрывалось живое, ранимое сердце, трепещущее от ласковых слов, ищущее того, кто действительно поймёт, не осудит. Когда-то она надеялась, что появится принц и будут они жить долго и счастливо, вместе с юным возрастом исчезли и подобные взгляды на жизнь. Потом она уходила с головой в книги и фильмы, влюблялась во всех, кто только мог показаться ей привлекательным и заранее рисовала себе образ этого человека, которому он, конечно же, не соответствовал. А потом вдруг как-то неожиданно для себя просто смирилась. Смирилась с этой одинокой жизнью молодой девушки и даже начала находить в этом плюсы. Но в душе она не хотела быть одна, ей проще было принять все возможные семейные трудности, чем жить этой пресной, размеренной жизнью, где всегда и всё решала она сама. Эти противоречия воспитали в Анне одну не очень полезную черту — она всё делила на чёрное и белое, плохое и хорошее, неправильное и правильное… И ей было крайне сложно избавиться от уже привычного
дуального взгляда на жизнь.
        Утро разбудило голубым небом и ярким солнцем. Дом вновь был залит светом и играл знакомыми красками.
        Анна позвонила на работу и, сославшись на нездоровье, отпросилась на несколько дней.
        — Доброе утро, Дан,  — уже по привычке начала она общение.
        — Кому доброе, а кому холодное, морозное…  — проговорил он, как всегда у кухонного окна.
        Анна полностью открыла створку, накинув на плечи старую бабушкину шаль, которую она бережно хранила и никогда бы не променяла её ни на какую новомодную вещь.
        — Чаю хочешь?
        — Ты так близко, но магия не даёт мне до тебя дотянуться.
        — И хорошо, что не даёт,  — ответила Анна.  — Где провод оборвал, электрик? Сколько же можно жить без электричества?
        — До конца жизни,  — ответил он и мило улыбнулся.
        Они о чём-то непринуждённо болтали и со стороны эта картина была такой странной, непонятной, на грани безумства.
        Анна решила больше не выключать телефон и ближе к обеду раздался звонок.
        — Я собралась к тебе заскочить в обед на работу,  — возмущалась сестра,  — но мне сказали, что ты приболела. Анна, что случилось?
        — Ничего страшного. Мелочи.
        — Знаю я тебя. С голосом явно что-то не то. Я тебя проведаю и всё расскажешь. Опять проблемы на работе или действительно заболела? Я заеду через полчасика.
        — Нет!  — выпалила Анна.  — Не надо!
        — Да, что такое там у тебя происходит? Подругу твою вчера встретила, она говорит, что света в доме не было, когда мимо проезжала. Это как-то связано с тем телефонным хулиганом?
        — Всё в порядке. У меня всё хорошо.
        — Ты сама то себя слышишь? Голос дрожит!
        — Давай, я сама к тебе приеду завтра, идёт?
        — Жду тебя вечером. Сегодня! Если не приедешь, то я приеду сама, так и знай. Ты меня пугаешь! Какие-то маньяки-хулиганы за тобой охотятся, без света сидишь, на работу не ходишь. И как нарочно мамка с папкой на отдыхе, а то давно бы их к тебе отправила.
        Анна вернулась, как в воду опущенная.
        — Дан, если ко мне приедет сестра, какие будут твои действия?  — в лоб спросила она.
        — План действий не изменился.
        — Натура кровожадного вампира всегда побеждает здравый смысл, всё ясно,  — расстроено сказала Анна.
        — Если б не это твоё заклинание, то я давно бы ушёл. Ты не из тех, кого мне хотелось бы убить,  — ответил он в своё оправдание.
        — У тебя нет выбора, как и у меня,  — расплывчато ответила Анна.
        В окнах соседских домов то тут, то там вспыхивал свет. Люди возвращались с работы: кто с тяжёлыми сумками, кто с хрустящим багетом под мышкой, но практически никто — с пустыми руками. Некоторые тут же выходили гулять с собакой, другие ещё долго стояли у дома и ждали пока наиграются дети, которые тщетно пытались слепить снежки из остатков грязного, бугристого снега. Семьи готовили ужин; холостяки строили перспективные планы на вечер; старики, словно мышки, прятались в свои дома — уютные норки, потому что вечер — это точно не их время суток. Жизнь шла своим чередом. Будто бы и не было всего этого потустороннего и волшебного в их жизни.
        Анна ходила из угла в угол и часто незаметно поглядывала в окно. Ещё издалека она заметила приближающуюся женскую фигуру, которая не торопясь двигалась к дому. Когда девушка проходила мимо фонарей, стоящих вдоль дорожки, они поочерёдно гасли вслед ей, но потом зажигались вновь и светили, как ни в чём не бывало.
        — Агнесса!  — прошептала Анна и сердце забилось быстрей.
        Девушка смело подошла к дому, и вампир не предпринял даже малейшей попытки напасть на неё.
        — Анна! Ты как? Всё в порядке?  — зычно крикнула Агнесса, завидев маячащую в окне Анну, и прошептала какие-то слова, повернувшись к Дану, после чего он схватился за голову и опустился на одно колено. Агнесса аккуратно разложила вокруг него несколько белых камней, которые достала из холщёвого мешочка.
        — Выходи! Тебе больше ничто и никто не угрожает,  — скомандовала гостья.
        Анна впопыхах набросив куртку и натянув сапоги, выбежала на улицу и молча встала рядом с Агнессой.
        — Ждём Лео. Он будет с минуты на минуту,  — объяснилата Анне.
        — Лео? Без него не справишься?
        — Одной не потянуть. Непростой экземплярчик попался,  — Агнесса бросила небрежный взгляд на вампира, который уже пришёл в норму, но не мог выбраться из каменной ловушки: камни были выложены в форме круга и при его малейшем приближении к невидимой черте начинали светиться ярким бело-лунным светом. Он прекратил свои попытки выбраться и теперь уже просто стоял в центре этого круга.
        — Анна, ты молодец! Это уже какой по счёту?
        — Четвёртый,  — отрешённо ответила она Агнессе.
        — Наступит день, и мы изведём эту нечисть окончательно. Есть немало плюсов в том, что иные миры проникли в наш. Вот даже взять нас: до этого ведьмы были мифологическими персонажами, элементами фольклора и не более того. А теперь мы — сила. Но есть и минусы в лице этих отвратительных существ. Вампиры, оборотни и прочие злобные твари теперь тоже тут и угрожают нашему существованию: угрожают нам, нашим семьям, нашему мироустройству,  — торжественно проговорила Агнесса.
        — Недооценил…  — с сожалением, наконец, вмешался в разговор вампир.  — Хотя… ты просто приманка.
        — Анна не просто приманка, она — ведьма. А ты её учебный материал. У неё всё впереди. Сейчас она ученица, но станет и учителем,  — спокойно ответила Агнесса.  — Сегодня я хочу, чтобы ты участвовала, если сможешь сделать это сама, то я скоро тебе не понадоблюсь,  — предложила она Анне, не обращая внимания на того, с кем готовила расправу.
        — Что? Я? Я ничего не умею. Нет. Мы договаривались, как обычно: я читаю заклинание и жду вас.
        — Ты же не хочешь сказать, что планируешь всегда быть, как он сказал «приманкой»? Это твой шанс стать сильнее.
        — Те вампиры, что попадались ранее, они были другие…  — начала рассуждать Анна.
        В её памяти всплыл жуткий мужик с клыками, который бросался на дверь дома и только выл; странная бледная женщина с горящими глазами и тоже с какими-то завываниями; и вампир, похожий на старого бомжа с косматыми длинными волосами и злобным оскалом. Анна поёжилась от этих воспоминаний.
        — Почему он другой? Он больше похож на нас, чем на них…  — вопрошала Анна.
        — Разные уровни развития. Кому-то достаточно удовлетворять только низменные потребности, ну а кто-то стремится к знаниям и прогрессу в своей жизни. Как, впрочем, и у людей,  — объяснила Агнесса.
        На обочину свернула машина и свет её фар скользнул по фасаду дома.
        — Лео приехал!  — радостно объявила ведьма.  — Хочешь сказать последнее слово?  — цинично и издевательски продолжила она, обращаясь к пленнику.
        Вампир промолчал. Агнесса поспешила к машине.
        — Ты можешь этого не делать, Анна. Почему они используют тебя, чтобы ловить нас? Разве Агнесса не может сама прочитать заклинание?  — взволнованно начал Дан, как только они остались вдвоём.
        — Они меня обучают…  — растерянно ответила Анна.
        — Только ли поэтому?!
        — Не важно. Я нужна им, они нужны мне. Иначе ты ворвался бы в мой дом и впился бы в мою шею. Даже сейчас ты сделал бы то же самое, будь у тебя шанс,  — в сердцах закончила Анна.  — Молчишь? Значит, я права,  — сказала она фразу, которую уже однажды говорила ему.
        Ничего не ответив, он опустился на колени.
        — Анна, не убивай! Не будь как я.
        — Я не могу! Если я отпущу тебя, то ты вернёшься за мной, за моей семьёй. Да и просто будешь обескровливать, уничтожать других людей, пусть даже мне не знакомых.
        Дан поднялся.
        — Подойди ближе.
        Анна наоборот сделала шаг назад.
        — Не бойся. Теперь я пойман в клетку.
        Она приблизилась и встала рядом с одним из камней.
        — Не позволяй им мучить меня. Сделай это быстро. Хорошо?  — заглянул он в её глаза и впервые за эти три дня их взгляды встретились.
        — Они никого не мучают.
        — Тех, может и да. Но я сильнее.
        — Ну, почему ты вампир?!  — не сдержала эмоций Анна.
        — А почему ты ведьма?  — с грустной улыбкой ответил он.
        — Я не была ею, пока ваши миры не стали нашей проблемой. Но ты говорил, что мы сами этого захотели, может и так. Агнесса права: есть плюсы и есть минусы.
        Анна сделала полшага вперёд и встала вплотную к невидимой стене.
        — Мне очень жаль, правда. Ни Агнесса, ни Лео не поймут, почему я не хочу тебя убивать. Ты ворвался в мою жизнь бездушным, кровожадным зверем, а уходишь из неё человеком…  — тихо проговорила она и с каждым следующим словом голос её всё больше дрожал.
        — Значит, буду погибать не в качестве твоего врага — хоть какое-то утешение перед смертью,  — то ли в шутку, то ли всерьёз сказал Дан.
        У Анны по щеке блестящей горошиной скользнула слеза.
        — Пытается разжалобить?  — появилась за её плечом Агнесса.  — Не поддавайся. Могу убрать камни, и он сожрёт тебя. Хочешь?  — играла на чувствах расчётливая ведьма.
        — Я точно не буду в этом участвовать. Вы лучше без меня…  — сорвался голос у Анны, и она отошла в сторону.
        Мужчина средних лет стоял рядом и просто наблюдал.
        — Лео!  — умоляюще посмотрела на него Анна.
        — Привет, Анна.
        — Мне нужно кое-что у тебя спросить,  — отвела его чуть поодаль девушка.  — Можно сделать это быстро? Я не хочу, чтобы вы его мучили,  — и снова слёзы потекли ручейками по щекам,  — Агнесса не поймёт моей просьбы.
        — Слишком похож на человека, да? Это уже не те чудовища, с которыми тебе приходилось иметь дело,  — похлопал её по плечу Лео, так, как делают старшие братья по отношению к своим сёстрам.
        В глазах Анны промелькнула благодарность за понимание.
        — Хорошо. Он не почувствует боли. Обещаю,  — заверил её ведьмак.
        Лео вернулся к Агнессе, которая раскладывала странные магические штучки и вчитывалась в заклинания, которые принесла с собой.
        — Вы обещали мне последнее слово,  — уже совершенно спокойно напомнил вампир.
        — Говори. Кто ж тебе мешает,  — ухмыльнулась Агнесса.
        — Анна, читай свою книгу, а не только одно заклинание. У тебя может быть своя дорога,  — неожиданно он обратился к девушке.
        — Мда. Вижу, дружок, у тебя совсем поехала крыша,  — дотронулась пальцем до своего виска Агнесса,  — советуешь ей изучать то, что ты сам хотел уничтожить любой ценой. Книга даст ей знания, способные стереть с лица земли ваш род.
        — Не позволяй им манипулировать собой. И вообще никому не позволяй,  — не обращал он внимания на Агнессу.
        — Что за драму ты тут разыгрываешь? Никто ею не манипулирует!  — не выдержала ведьма.  — Чтобы пользоваться книгой, нужно уметь её читать и в этом мы ей хотим помочь. Да что я тут перед тобой распинаюсь!  — разозлилась скорее на себя Агнесса.
        Анна задумалась. Заклинание, которое дала ей Агнесса было из книги, но почему тогда она про книгу ничего не сказала? И более того, текст книги оказался ей понятным.
        — Ты веришь нам или ему?  — заметила её смятение Агнесса.
        — Придёт время, и ты всё узнаешь. Нельзя перепрыгивать, начинать надо с малого,  — успокаивающе проговорил Лео.
        — Пора с ним расставаться, иначе он ещё что-нибудь выдумает,  — махнула рукой ведьма.
        — Может, я прав, поэтому вы так нервничаете?
        — А может, ты цепляешься за любой способ, чтобы избежать своей участи?
        — Может и так,  — с безысходностью ответил вампир.
        — Эх, не был бы ты вампиром с удовольствием бы тебя отпустила. Слишком умён,  — ухмыляясь, сказала Агнесса, окинув его взглядом с головы до ног,  — и весьма неплох собой,  — с издёвкой продолжила она, рассматривая его неприлично похотливым взглядом.
        Лео с некоторой укоризной посмотрел на Агнессу и можно было поклясться, что самоуверенная ведьма засмущалась.
        Анна снова подошла вплотную к месту казни.
        — Прощай, Анна,  — с наигранным спокойствием сказал Дан.
        — Прощай. И прости… Прости!  — повторила она дважды и закусила губу.
        Лео и Агнесса начали читать заклинание, взявшись за руки и над каждым камнем полыхнул столб света.
        Анна сломя голову, не оглядываясь, помчалась в дом. Она сползла по стене в прихожей и села, как маленький ребёнок, обхватив колени руками. Яркая вспышка озарила дом, пробежала отблеском сквозь открытую дверь на кухню. Свет скользнул по старым, ненавистным обоям, которые действительно давно пора было сменить. Дом снова погрузился в темноту: ни звуков, ни шорохов. Даже неугомонный попугай вдруг притих.
        Впервые за долгое время Анна не знала, кто плохой, а кто хороший в этой ситуации, её сложившиеся стереотипы так жестоко были разрушены. За эту минуту, проведённую в тёмной прихожей, как в убежище, вся её жизнь окончательно и бесповоротно изменилась. Анна несмело выглянула наружу: Агнесса убирала камни обратно в свой мешочек, Лео собирал остальные атрибуты.
        — С ними проще. Вспышка света и нет тебе никакого трупа, никакого жуткого зрелища. Был вампир и нет его,  — как ни в чём не бывало шутливо общалась Агнесса с Лео.  — Но хорош был гад.
        — Хочешь сказать, что даже рука дрогнула?  — стоя к ней спиной, проговорил Лео.
        — У кого? У меня? Нет уж. С этими тварями по-другому нельзя: или ты их или они тебя.
        — Может быть, может быть…  — как-то невпопад бубнил себе под нос Лео.
        Наконец, они обратили внимание на Анну. Она стояла бледная, как лист бумаги, пальцы дрожали, но взгляд был непоколебимый, уверенный.
        — Досталось тебе. Извини, что так долго. Я то думала, что мы прям в тот же день и приедем, но ты же знаешь, я тебе писала, что срочное дело появилось. Оборотни совсем страх потеряли, нужно было разобраться, на кону стояло много жизней. Вот как только вернулись, сразу к тебе,  — оправдываясь, рассказывала Агнесса.
        Анна молча слушала и ничего не отвечала.
        — А что со светом?  — по-хозяйски поинтересовался Лео.
        — Провод… оборван. Завтра вызову электриков. Починят,  — отрывисто ответила Анна.
        — Бывай, «младшенькая»,  — кивнула Агнесса.  — Надеюсь, что ты восстановишься и снова в бой. Мы неплохо сработались. Если боишься за книгу, то можешь нам отдать. Я то думала, что если ты о ней не будешь знать, то меньше станешь переживать. Твой дом всегда под защитой и без книги, мы уж постарались на славу, чтобы тебя обезопасить.
        — Я бы посоветовал тебе поехать к родственникам. Как же ты одна тут будешь в тёмном доме сидеть?  — заботливо проговорил Лео.
        — Ну так, она уж и привыкла, наверное,  — расслабленно засмеялась Агнесса,  — не первый день одна в темноте сидит.
        — Я была не одна,  — всё также отрешённо проговорила Анна.  — Хорошо. Я поеду к сестре, она меня сегодня ждёт.
        Агнесса и Лео уехали.
        Анна остановилась на крыльце, словно боялась войти в дом. Лавка была полностью запорошена свежевыпавшим снегом, который ветер рьяно сюда наметал. Уличный фонарь, как и прежде, щедро освещал крыльцо и заливал свет в дом сквозь большое кухонное окно, за стеклом которого виднелась лоскутная подушка и бабушкина шаль на широком подоконнике. Взгляд Анны наткнулся на что-то, чего здесь не должно быть: прислонённая к лавке, бережно укрытая от снега, там стояла та самая гитара. Девушка осторожно, будто наиважнейший подарок взяла её и занесла в дом. В темноте она вскипятила себе чай в старой турке и села на свой подоконник, согреваясь о чашку. Снег падал пушистыми хлопьями, кружил подхваченный ветром, убаюкивал землю, насыпал затейливые холмики снаружи на подоконник.
        Анна заглянула в аквариум: «Живы, малютки. Завтра всё будет хорошо. Фильтр снова заработает. Всё будет, как надо, как прежде…»,  — поговорила она с рыбками и позвонила сестре, сказав, что скоро к ней приедет.
        Ожидая такси, Анна снова села на подоконник и, взяв в руки гитару, начала сначала сбивчиво, а потом вполне достойно бегать пальцами по струнам.
        — Я так и не успела сказать ему, что тоже умею играть. Не так мастерски, но всё же…  — испугавшись своего голоса, проговорила она вслух.
        На следующий день сестра приехала вместе с Анной, чтобы проконтролировать починку проводов и убедиться, что точно всё в порядке с домом и с самой Анной.
        Они пили горячий шоколад и болтали о мелочах.
        — Ты знала, что в нашем роду были ведьмы?  — вдруг серьёзно спросила Анна.
        — Слышала об этом от бабушки,  — удивила её сестра.
        — И?
        — Что и? Раньше не верила, считала сказками, теперь то понятно, что это правда. Но мы уже все знания точно растеряли, до нас эстафета не дошла.
        — Дошла,  — потупила взгляд Анна.
        — Так вот в чём дело… И поэтому книги старые искала? Значит, будешь одной из них?  — с укоризной посмотрела она на свою младшую сестру.  — Ну, а с другой стороны, людям в таких условиях сложней всего. Я тебя не осуждаю. Более того, если всё получится, то это будет гарантией безопасности для нашей семьи.
        — Только я не хочу никого убивать.
        — Ты об этих жутких оборотнях? Или вампирах? Или…
        — Вообще никого. Я пойду другим путём. Своим.
        Сестра ненадолго вышла из комнаты. А Анна достала с полки книгу в тёмно-зелёной обложке и присела у камина, перебирая тонкими пальцами грубые, плотные листы. Она наткнулась на уже знакомое заклинание: «Как воскресить вампира». На секунду Анна замерла и, теребя обложку, бегала взглядом по страничке, не вчитываясь в содержимое.
        — Поеду домой…  — начала свой монолог сестра, войдя в комнату.
        Анна тяжело вздохнула и захлопнула книгу, резко поставив её на полку. Сестра что-то всё говорила и говорила, а Анна смотрела на гитару, стоящую у дивана и на книгу, торчащую тёмно-зелёным корешком в центре книжной полки…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к