Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Шеппард Франческа: " Ловушка Для Казановы " - читать онлайн

Сохранить .
Ловушка для Казановы Франческа Шеппард

        # Может ли удачливая во всем красотка, искренне желавшая счастья лучшей подруге, в один миг возненавидеть ее настолько, что начнет строить против нее козни? Может ли записной сердцеед пренебречь признанной всеми красавицей и поставить под удар карьеру и деньги ради благосклонности ничем не примечательной особы? А молодая женщина, решившая, что ее удел - хранить верность трагически погибшему мужу, вдруг понять, что жизнь еще не кончена?
        О да! Когда в судьбы людей вторгается такая могущественная сила, как любовь, возможно все!..

        Франческа Шеппард
        Ловушка для Казановы

        Пролог

        - Эй, Стиви, что это с тобой? - обеспокоено спросила Шейла Карлайл своего собеседника, высокого, стройного блондина с необыкновенными ярко-синими глазами, которые в этот момент совершенно утратили всякую живость.
        Молодые люди сидели в небольшом уютном ресторанчике и неспешно потягивали коктейли из высоких стаканов, когда Стивен Палмер вдруг побледнел и замолчал, уставившись в пол.
        - Нет-нет, все в порядке, - пробормотал он. - Не обращай внимания.
        - Хорошенькое дело - не обращай внимания, - надулась Шейла. - Ты названиваешь мне всю неделю, буквально умоляешь пойти с тобой пообедать, а потом молчишь и даже глаз на меня поднять не желаешь!
        Молодая женщина сдвинула полукруглые брови, и ее лицо приняло удивленно-капризное выражение. Темные глаза гневно сверкали, а пухлые, идеально подкрашенные губки, казалось, готовы были скривиться в обиженной гримасе. Конечно, она здорово преувеличила желание Стива увидеться с ней. Если честно, то в последний раз на встрече настояла она. И в предпоследний - тоже.
        - Ох, Шейла, извини, я не хотел тебя обидеть.
        Стив наконец посмотрел на собеседницу и виновато улыбнулся. Перед этой улыбкой бесшабашного бонвивана, которому недавно исполнилось двадцать девять лет, не могла еще устоять ни одна женщина. Пару лет назад он вернулся в Лондон из Франции, где успел вскружить голову не одной прелестнице. Многие его коллеги полушутя-полусерьезно просили его давать уроки по технике улыбки. Стив обычно отшучивался, однако и сам не всегда понимал, что же делает его столь привлекательным в глазах женщин, то ли безупречные манеры, то ли особенное остроумие, то ли запоминающаяся внешность.
        Надо сказать, что природа щедро одарила Стивена. Он был высок, но тонок в кости, и оттого казался необычайно изящным. Кроме того, у него и со вкусом все было в полном порядке. Хотя Стив не носил деловых костюмов, одет он был всегда так, что, казалось, над его гардеробом потрудился профессионал.
        Вот и сегодня голубые джинсы и легкая рубашка в мелкую клетку изумительно оттеняли его светло-пепельные волосы и ясные синие глаза под красиво изогнутыми бровями. Галстуков Стив не носил в принципе, так как не без основания считал себя свободным художником. Он пользовался репутацией отчаянного ловеласа, но никому и в голову не приходило упрекнуть его в этом. Наоборот, не было ничего более естественного в том, что этот красивый, стильный и неглупый мужчина сводил женщин с ума.
        И Шейла не явилась исключением. Впрочем, она и сама была роскошной женщиной. Темные блестящие волосы, чувственный рот, огромные зеленые глаза. Фигура ее была не просто идеальной - в ней чувствовалась настоящая гармония. Какое-то время Шейла даже работала моделью в крупном агентстве, однако ей быстро наскучил напряженный график, постоянная зависть конкуренток и бесконечные кастинги. Да и в деньгах Шейла не нуждалась. Ее родители владели сетью крупных магазинов стильной одежды по всей стране. Когда их красивая, но не слишком практичная дочь на радость семейству ушла из модельного бизнеса, ей подарили небольшой, но очень милый бутик на одной из центральных улиц города. Им она и управляла по мере сил и возможностей. Но основным ее занятием оставалось посещение показов мод - теперь уже в качестве зрительницы - и всевозможных вечеринок.
        Шейла никогда ни в чем не знала отказа, и, когда на одной из таких вечеринок ей представили Стива, она была уверена, что тот немедленно падет к ее ногам. Действительно, поначалу Стивен очень увлекся ею. Однако постепенно он стал все дальше и дальше отдаляться от нее, и Шейла отчетливо ощущала это.
        Вот и сейчас - сидит себе как ни в чем не бывало и думает о чем-то своем. И даже не замечает, что она, Шейла, сегодня благоухает совершенно потрясающим ароматом, который просто обязан привлекать внимание всех без исключения мужчин. Что ж, надо срочно исправлять положение!
        - Заедем ко мне? - спросила она, лукаво взглянув на Стива.
        - Прости, но, кажется, опять не получится.
        Он сокрушенно покачал головой. Получилось весьма натурально, но Стив был хорошим актером, и она знала это.
        - Что, опять срочная статья? - усмехнулась Шейла. - Или на этот раз ты придумал кое-что поинтереснее?
        - Ну, о чем ты говоришь! Мне действительно нужно как следует поработать. Кстати, я подумал, что ты могла бы кое в чем помочь мне.
        - Да? Звучит заманчиво. И в чем же?
        - Понимаешь, мне нужна абсолютно свежая, прекрасная, золотоносная тема! - воскликнул Стив. - С сентября у меня будет собственная рубрика, и начать я должен так, чтобы все ахнули.
        - Вот как? Значит, ты пошел наконец в гору. Поздравляю. И что, у тебя есть какие-нибудь идеи?
        - Ну да, есть одна. Как тебе это? - Стив откашлялся и произнес до смешного патетическим тоном: - «Идеальный мужчина: практическое руководство для новичка». Здорово, а?
        Шейла с сомнением покачала головой.
        - Ничего свежего в этом нет. Об этом не писали только ленивые. Нет, тут надо придумать что-то принципиально иное.
        - Принципиально иное? - Стив рассердился. Он привык, что все его идеи безоговорочно одобряются, хотя в глубине души и чувствовал, что с «Идеальным мужчиной» он, пожалуй, попадет впросак. - Конечно, я мог бы сделать материал о персидских кошечках…
        - Не думаю, что «Казанова» станет публиковать статьи по фелинологии, - пожала плечами Шейла.
        - Ну-ну, не демонстрируй свой интеллект, - поморщился Стив.
        По правде говоря, он считал, что главное в женщине - это красивые ноги и пухлые губы, а ум и душа - ненужные изыски, приносящие одни проблемы. Самое интересное, что подобных взглядов придерживался, пожалуй, весь коллектив глянцевого журнала
«Казанова», в котором трудился Стив. До этого Стив работал в престижном музыкальном издании в Париже и снискал себе славу модного и привилегированного журналиста. Мать его была француженкой, и он с детства владел и французским, и английским языками. И что самое любопытное, писал на них с одинаковым блеском. Однако пару лет назад он решил уйти из музыкальной журналистики, и причины тому были весьма веские. Настолько веские, что ему пришлось бросить все и вернуться в город своего детства, чтобы начать все сначала. Какое-то время Стивен с переменным успехом печатался в развлекательных журналах разного пошиба, пока не попал в
«Казанову».
        Шейла допила коктейль и решительно посмотрела на Стива.
        - Так я не поняла, мы едем ко мне?
        - Ну что с тобой сделаешь, - притворно вздохнул Стив. - Только ненадолго, ладно?
        - А это уж как пойдет, - промурлыкала Шейла, вставая из-за стола. - Если будешь хорошим мальчиком, я, так уж и быть, подскажу тебе гениальную идею, - пообещала она.
        - Ловлю тебя на слове! - отозвался Стив.
        Они расплатились и в обнимку вышли из ресторана.

        Вечером того же дня Стивен и Шейла сидели за столом в ее кабинете. Воздух посерел от табачного дыма, на полу валялись исчерканные листы бумаги. Процесс поиска гениального замысла затянулся не на шутку.
        - Может быть, «Она и ее любимый коврик»? - устало бросил Стив.
        - Чепуха! Никто даже не обратит на это внимания. - Шейла была неумолима и отвергала идею за идеей. Впрочем, и Стив не одобрил еще ничего из того, что она предложила.
        - Ну, тогда, тогда… «Как распознать нимфетку?».
        - Возомнил себя Набоковым?
        - Черт, ну, предложи что-нибудь умное. Ты же у нас светлая голова!
        Стив чувствовал себя измученным до предела, перспектива ведения собственной рубрики уже не казалась ему такой заманчивой. Все, чего он хотел, это поскорее убраться из гостеприимного дома Шейлы, примчаться домой и включить на полную мощность «Пинк Флойд». Шейла скомкала очередной лист, изрисованный стрелочками и спиральками. Внезапно она вскочила из-за стола и пару раз прошлась по комнате.
        - А что, неплохая мысль, - пробормотала она себе под нос.
        Стив с надеждой воззрился на нее.
        - Что-нибудь есть?
        - Вроде того. А что, если тебе написать серию статей на тему «Как соблазнить тихоню?», - предложила Шейла.
        - Ну, скажешь тоже, - разочарованно протянул Стив. - Я думал, и вправду что-то стоящее…
        - Нет, я серьезно, - не сдавалась она. - Ты только представь: все журналы пишут о том, как соблазнить фотомодель, - при этих словах Шейла чуть покраснела, - но никто никогда не писал, как вести себя с добропорядочной тихоней.
        - Да зачем вообще об этом писать? Тут все просто как дважды два.
        - Это ты так думаешь! - с горячностью отозвалась Шейла. - А на самом деле это жутко сложная задача. Спорим, что ты и представления не имеешь, как это делается?
        - Ну, допустим. - Стив был несколько озадачен. - Но только ведь мне это и не надо. Меня, знаешь ли, не интересуют женщины такого типа, поэтому я никогда и не думал об этом.
        - Вот и напрасно! Ты даже не представляешь, насколько это увлекательно!
        Шейла знала, о чем говорит. Вращаясь в кругу фотомоделей и манекенщиц, она уже давно поняла, что чем эффектней и раскованней женщина, тем проще мужчине подобрать к ней ключик. А вот такие, как ее подруга Мэг, вечно себе на уме. И не поймешь никак, то ли и вправду им никто не нужен, то ли они умело скрывают свои желания. Неясно только зачем.
        - Ну что, возьмешься? - спросила она, приобняв его за плечи.
        Стив задумчиво покачал головой.
        - Даже не знаю. Как-то это все странно.
        - Да говорю тебе, вариант беспроигрышный. Эксклюзив… или как там у вас говорят? - убежденно произнесла Шейла.
        - Может, ты и права… - протянул Стив. - Но что-то я не представляю, с чего начинать.
        - Не волнуйся, я тебе помогу. Есть у меня на примете одна тихоня, - усмехнулась она. - Я вас познакомлю - и дерзай, Казанова!
        - Так что, я должен буду ее соблазнять? - недоуменно спросил Стив.
        - Ну конечно! - Шейла упивалась его растерянностью. - Это же чертовски увлекательно! И к тому же ты должен на собственном опыте понять, как это делается. В конце концов, кто из нас журналист? Да не бойся, она же тихоня, а не уродина, - рассмеялась молодая женщина, подметив испуг, мелькнувший на его лице.
        - Ну хорошо, - сдался Стив. - Пожалуй, и вправду может получиться неплохо. Спасибо за идею.
        Шейла порывисто обняла его и потянулась губами к его губам. Стив рассеянно ответил на поцелуй, думая уже о чем-то своем…

1

        Мэг Флейн стремительно влетела в свою квартиру, бросила сумку и ключи у входа и в изнеможении опустилась на кожаный пуфик. Ну и денек выдался! - устало подумала она. Сначала крошка Джейн со своими безумными идеями. Подумать только, она, видите ли, не может найти себе подходящую компанию для путешествия в Грецию. Но почему Мэг должна бросить все и поехать с ней?
        Мэг уже много лет работала художником-оформителем в одном издательстве. Работа составляла значительную часть ее жизни, и молодая женщина всегда уходила в нее, что называется, с головой. Все, за что бы она ни бралась, делала умело и с душой, за это ее и ценили. По крайней мере, у Мэг не было оснований сомневаться в этом.
        Но Бог с ней, с Джейн. Она была и останется наивной и мечтательной девочкой, которой только и нужно, что валяться на песочке и заводить курортные романы. Но вот от Шейлы она такого не ожидала. Предложить познакомить ее с мужчиной, да еще и с журналистом из какого-то сомнительного журнальчика - это уж слишком! Ведь сто раз Мэг объясняла подруге, что совершенно не нуждается в мужчине. У нее есть все, что нужно современной женщине, - достойная работа, своя квартира, две очаровательные кошки, а главное - у нее есть покой и свобода.
        Мэг и представить не могла, что в ее уютной спальне появится особь мужского пола. Зачем? Для чего? Мужчина, каким бы расчудесным он ни был, обязательно нарушит привычное течение ее жизни и создаст множество ненужных проблем. Ей это надо? Разумеется, нет.
        Правда, Шейла никогда не принимала ее доводов всерьез.
        - Ты говоришь так потому, что не можешь найти себе достойную пару, - часами втолковывала ей влюбчивая подруга. - Ты замкнулась в себе и не хочешь понять, что лишаешь себя самого большого счастья.
        Обычно Мэг отмахивалась от ее слов. Нельзя сказать, что она не верила в любовь. Совсем наоборот, она была твердо убеждена в том, что любовь существует, но дается человеку лишь раз. И на ее долю такое счастье уже выпадало…
        Мэг допила чай и в задумчивости подошла к зеркалу. На нее глядели спокойные серые глаза в обрамлении пушистых ресниц. Светлая кожа, не тронутая ни румянами, ни пудрой. Нежно-розовые губы красивой формы, чуть заостренный подбородок. Темные волосы собраны в конский хвостик.
        Мэг вздохнула. На вид ей никак не больше двадцати трех, девчонка девчонкой. Абсолютно невзрачная. Кажется, таких иногда называют «серыми мышками». Впрочем, так было не всегда. Когда-то Мэг часами колдовала над своим лицом и прической и выглядела на все сто. Когда было ради кого. Когда был Дэвид.
        Они познакомились так давно, что Мэг казалось - это было в прошлой жизни. Она только окончила колледж и устроилась официанткой в кафе под нелепым названием
«Свободная птичка» - одно из лучших заведений в их провинциальном городке к северу от Лондона. Она была тогда робкой, наивной девочкой, самым большим достижением которой стало первое место в конкурсе по поеданию пирожков с черникой. А еще у нее были две младшие сестренки, деспотичный отец и вечно усталая, измученная мать. Работа стала ее единственной отрадой, а после смерти отца и единственным средством к существованию. Ей только-только исполнилось двадцать, когда в ее тусклой жизни появился Дэвид. И все изменилось.
        Она до сих пор не могла понять, чем привлекла этого состоятельного, умного и красивого молодого человека, чудом попавшего в их городишко и забредшего в ее кафе. Тем не менее он сделал все возможное и невозможное, чтобы назвать ее своей женой, несмотря на отчаянное сопротивление своего семейства. На свадьбе не было ни одного родственника со стороны жениха, только друзья-приятели. Но Дэвида это, казалось, ничуть не расстроило. Они прожили вместе четыре года, и за это время он ни разу не дал ей понять, что она как-то отличается от людей его круга.
        А разница была. И какая! Но Мэг твердо решила ее преодолеть. Она неустанно заботилась о своей внешности, стараясь быть «на уровне». Разумеется, оставила свою работу и поступила в университет, не без помощи Дэвида. Часами репетировала перед зеркалом, стараясь ничем не отличаться от знакомых мужа. Она отчаянно хотела превратиться если не в светскую львицу, то, по крайней мере, в эффектную жену эффектного мужчины. И в конце концов ей это удалось.
        Но пять лет назад Дэвид погиб, и все это вдруг стало пустым и ненужным. Ей было тогда двадцать четыре года.
        Мэг почувствовала, что на глаза ей привычно наворачиваются слезы. Ну вот, опять расстроила себя, теперь полночи не будет спать. А ведь завтра с утра серьезная встреча в издательстве. Что ж, надо приводить себя в нормальное состояние.
        Мэг наполнила ванну горячей водой, добавила морской соли с расслабляющим эффектом и уже собралась было погрузиться в приятное тепло, когда раздался звонок. Чертыхаясь, она подбежала к телефону и с нетерпением схватила трубку.
        - Мэг Флейн? - Мужской голос, хрипловатый, но, безусловно, приятный, был ей абсолютно незнаком.
        - Я вас слушаю, - с удивлением сказала она.
        - Стив Палмер, - отрекомендовался мужчина. - Буду безмерно рад, если вы согласитесь сегодня поужинать со мной в «Карамельном раю».
        От изумления, смешанного с возмущением, Мэг чуть не выронила трубку.
        - Об этом не может быть и речи! Начнем с того, что я понятия не имею, кто вы такой! - отрезала она и тут же вспомнила, что именно это имя называла ей Шейла.
        Очень интересно, ведь она не дала согласия на это дурацкое знакомство. По какому праву он беспокоит ее?
        - Я мог бы инсценировать случайную встречу, но это глупо, - безапелляционно заявил мужчина. - Разве Шейла не говорила с вами обо мне?
        Хороший вопрос, подумала Мэг. Кажется, подруга поставила ее в совершенно идиотское положение.
        - Представьте себе, нет, - столь же решительно ответила она. - А теперь извините, но у меня нет времени на пустые разговоры. И больше сюда не звоните!
        Мэг собралась повесить трубку… и почему-то не сделала этого.
        - Стоп-стоп-стоп! - запротестовал Стив. - Не горячитесь! Откуда вы знаете, может быть, я окажусь вам полезен?
        - Уверена, что нет, - быстро сказала Мэг.
        - Не делайте скоропалительных выводов, - мягко произнес Стив.
        Было в его тоне что-то завораживающее, что-то такое мягкое, и в то же время непреклонное, и такое притягательное, что Мэг вновь не смогла повесить трубку.
        - Ну хорошо, - произнесла она, - допустим, вы правы. Но я еще не знаю, что вы можете мне дать, зато знаю наверняка, что вы отнимете мое время. Поэтому встречаться с вами я не буду, и…
        Стив прервал ее на полуслове:
        - Я очень прошу вас: не отказывайтесь так сразу. Вы ведь даже не знаете, для чего я предлагаю вам эту встречу.
        Мэг усмехнулась про себя. Она солгала ему насчет Шейлы, и приходилось признать, что она действительно ничего не знает. Глупо сейчас идти на попятную. Тем более что ее собеседник, судя по всему, парень не промах, если сумел поддерживать беседу четыре с половиной минуты. Ведь она собиралась бросить трубку после первого же его слова!
        - Ну так скажите, для чего, и покончим с этим, - сказала Мэг нарочито усталым тоном.
        - Понимаете, это, вообще говоря, конфиденциально, и мне не хотелось бы…
        Тон его стал жутко загадочным, и Мэг с удивлением поняла, что ей хочется узнать, в чем суть дела. Может, Шейла, как всегда, ничего не поняла и свела все к амурной истории, а в действительности у этого Стива совсем другой интерес?
        - Что ж, - сказала Мэг, - пожалуй, я встречусь с вами. Но уж точно не сегодня, а когда мне будет удобно. - Она старалась, чтобы голос ее звучал предельно категорично и в то же время не совсем жестко.
        На том конце повисла неловкая пауза, а через секунду в трубке раздались короткие гудки.

        Положив трубку, Стив почувствовал, что вспотел. Кто бы мог подумать, что этот разговор дастся ему с таким трудом? Ну ничего себе тихоню выискала ему Шейла! Да она любого мужика за пояс заткнет или вообще проглотит и не подавится.
        Возмущению его не было предела. Он прошел на кухню, достал из холодильника бутылку кампари и апельсиновый сок и сделал себе коктейль. Льда в морозильнике не оказалось, и от этого настроение его испортилось еще больше. Он потягивал теплый, на его вкус, напиток и клял себя за то, что так нелепо начал разговор. А впрочем, как еще он мог бы его начать? «Я из журнала «Казанова»? Тогда бы она точно бросила трубку. Шейла ведь предупредила, что она терпеть не может сомнительных журнальчиков. Впрочем, Шейла много чего про нее говорила. Затворница, домоседка, вся в работе и, разумеется, зануда и серая мышка. Что ему, собственно говоря, и требуется. На фотографии, которую показала ему приятельница, она выглядела точно так, как он себе ее представлял. Зализанные волосы, невыразительные глаза, блеклые губы.
        - Что у тебя вообще может быть общего с этой страшилой? - поинтересовался он тогда.
        Шейла смущенно улыбнулась и погладила его по щеке.
        - Ты лучше спроси, что может быть общего у тебя с такой красавицей, как я, - хихикнула она.
        Стив снова и снова прокручивал в голове неудавшуюся беседу. Какая из его реплик оказалась настолько неудачной, что позволила Мэг ставить ему условия? Стив давно привык к тому, что собеседник - будь то личная встреча или телефонный разговор - моментально попадает под действие его обаяния, которое вкупе с отлично подвешенным языком заставляет внимать ему, как пророку. Сегодняшняя осечка была первой за… сколько уже лет? Да, наверное, с тех самых пор, как начал работать в «Ля мюзик франсэз», он не чувствовал себя так глупо, как сейчас. Неужели теряет навыки? Впрочем, все эти тупые интервью с продавщицами из магазинов нижнего белья и безмозглыми фотомоделями для дражайшего «Казановы» любого профи превратят Бог знает в кого.
        Стив поежился и так решительно отодвинул бокал, будто хотел подвести черту под неприятным эпизодом. В конце концов, на этой Мэг свет клином не сошелся. В субботу он пойдет в любой клуб и там, без всяких посредников, познакомится с очаровательной тихоней. Вот только ходят ли тихони в ночные клубы?
        Ерунда это все, решил Стив. Идея с самого начала была дурацкой. Ну, согласилась бы она с ним встретиться, а дальше что? Стив с удивлением понял, что ему действительно интересно, что могло бы быть дальше. Чем черт не шутит? Вдруг эта Мэг выкинет что-нибудь, что развеет тоску, которая в последнее время все плотнее окутывает его? Тем более Шейла говорила, что она чуть ли не мужененавистница, а такие дамочки ведут себя весьма непредсказуемо.
        Стив развеселился и вновь потянулся к бокалу. Попробовав коктейль, добавил в него еще кампари и оставил открытую бутылку на столе. В голове приятно зашумело. Этот напиток всегда оказывал на Стива более чем благотворное влияние. Он не знал лучшего способа расслабиться и прийти в себя после тяжелого дня или неприятного разговора, как сегодня. И чего он распереживался, в самом деле? Позвонит этой Мэг еще разок, и пусть она сама назначит время и место встречи - какая ему разница? Самое главное - это его рубрика, залог его успеха и важная ступенька в тяжелом восхождении к прежней славе, пусть и несколько иного качества.
        Стив встал, прошелся по квартире, подошел к высокому, в человеческий рост, зеркалу. Модный замшевый пиджак, пожалуй, даже слишком модный. Свободные вельветовые брюки, безумно дорогие спортивные туфли вместо домашних тапочек. Все сидит на нем так ладно, что лучше не бывает. Да и вообще, смотрится он просто потрясающе. И чего это он расхандрился? Да бедняжка Мэг упадет от одного взгляда на него. Ему ли не знать! Сейчас он вдруг уверился в том, что с легкостью сумеет влюбить в себя эту женщину.
        Стив посмотрел на часы: двадцать два ноль-ноль. Не в его правилах было ложиться спать раньше трех ночи. Но чем бы заняться? Поработать над очередной статьей или пойти поиграть в бильярд? А может, заехать к Шейле?
        Перед глазами возникло стройное, красивое, идеальное тело подруги. Шейла - девочка что надо, что не говори. Глуповата, конечно. Но где вы вообще видели умную женщину? По крайней мере, она не слишком докучает ему. Хотя в последнее время случаются непонятные стычки, которые порядком действуют ему на нервы. Нет, пожалуй, не стоит звонить сегодня Шейле. Все равно она никуда не денется, привычно подумал Стив. И от этой мысли ему неожиданно стало так муторно, что он чуть было не зашвырнул бутылку в окно. Остановило его только одно: в доме больше не было ни капли кампари. А ему, судя по всему, оно сегодня понадобится.

        Утро для Мэг началось как обычно, с глотка крепкого кофе. Сидя за столом в кухне, она тщетно пыталась привести в порядок свои мысли. Вчерашний звонок, непонятно почему, не выходил у нее из головы. Интересно, почему этот Стив Палмер бросил трубку? Почему не перезвонил? Что ему вообще от нее было нужно? Мэг сильно сомневалась в том, что Шейла сказала ей всю правду о его намерениях. Она искренне любила подругу. Но не могла не признавать очевидного: голова той была слишком забита мужчинами и всем, что с ними связано. Мэг познакомилась с ней три года назад на презентации одной из книг издательства, где Шейла фигурировала в качестве спутницы какого-то высокого гостя. Мэг и сама не могла понять, почему вдруг они разговорились. Тем не менее сразу почувствовала симпатию к этой яркой, но по-своему трогательной молодой женщине. Чем-то она напомнила Мэг ее младшую сестру Лауру. Как бы то ни было, за время их беседы высокий гость куда-то испарился и молодые женщины покинули презентацию вместе. Зашли в ближайший ресторанчик и проговорили несколько часов.
        Мэг вообще-то нелегко сходилась с людьми. Она всегда отличалась скрытностью и подозрительностью. Но в Шейле было что-то такое, что заставило ее забыть обо всем. Она в тот же вечер поведала Шейле историю своей жизни, ничего не утаив.
        - А я все пытаюсь и никак не могу найти мужчину, который бы меня по-настоящему полюбил, - призналась Шейла. - Знаю, это звучит так по-детски.
        - Ты и есть девочка, милая маленькая девочка, - ласково произнесла Мэг.
        Шейла была всего лишь на три года младше, но, казалось, что между ними - целое поколение.
        Нельзя сказать, что они стали неразлучны, нет. Бурная, беспечная жизнь Шейлы слишком не походила на размеренные будни Мэг. Тем не менее они встречались довольно часто, а еще чаще перезванивались. Мэг не особенно интересовалась светскими сплетнями, но подруге удавалось ненадолго пробудить ее любопытство. Но, само собой, излюбленной темой для Шейлы были ее бесконечные романы. Правда, вот уже три месяца как она молчала о них. Что-то тут было не так. То ли на любовном фронте наблюдалось затишье, что вряд ли, то ли в жизни подруги появился кто-то особенный.
        Мэг допила кофе, наскоро причесалась и стянула волосы в неизменный хвостик. Подойдя к шкафу, хотела было достать джинсы и простую серую рубашку. Но тут вспомнила, что сегодня ей предстоит важный разговор с руководством, а значит, следует выглядеть чуть поэффектнее, чем обычно. Впрочем, Мэг ограничилась тем, что вместо рубашки надела строгую белую блузку и чуть тронула ресницы тушью. И так хороша. В конце концов, с ней будут разговаривать серьезные люди и интересовать их должны ее профессиональные качества, а отнюдь не внешние данные.
        Мэг вышла на улицу и направилась к своей машине. Скромный серый «опель» вполне соответствовал своей хозяйке. Вообще-то у Мэг было достаточно денег, чтобы ездить на более дорогой машине. Но ее меньше всего волновал вопрос престижа. После гибели Дэвида ее многое перестало интересовать. Она не ходила больше в кино и в театр, прервала общение с большинством знакомых. В те первые, самые тяжелые дни в ее душе воцарились отчаяние и страх. И хотя прошло уже достаточно времени, Мэг так и не смогла до конца вернуться к нормальной жизни. Она смирилась с этим и продолжала жить, ни о чем не жалея и ни на что не надеясь.

        Издательство «Эквилибро» занимало три этажа огромного офисного центра и было одним из самых крупных и богатых издательств страны. Книги, которые оно выпускало, можно было найти абсолютно в каждом магазине. Самым раскрученным проектом «Эквилибро» была книжная серия «Чехарда». Ее составляли романы современных писателей со всего мира, причем в одной книге прекрасно уживались произведения разные и по жанру, и по стилю. На это-то и была сделана ставка. И, кажется, читатели клюнули на наживку.
        Мэг как раз вела эту серию и планировала заниматься ею еще по крайней мере пару лет. Тем более, что тиражи увеличивались и серия обещала стать еще более успешной…
        Уже подойдя к двери здания, Мэг с удивлением почувствовала, что кто-то похлопал ее по плечу. Она обернулась и увидела совершенно незнакомого мужчину в светло-сером вельветовом костюме. Он был такого высокого роста, что Мэг невольно приходилось смотреть на него снизу вверх. Окинув его быстрым цепким взглядом, молодая женщина отметила, что у него очень выразительные глаза. И глаза эти смотрели на нее как-то уж очень ласково.
        - В чем дело? - быстро спросила она, сурово взглянув на него.
        - Простите, если напугал вас, Мэг, - произнес мужчина, и она сразу узнала его голос. Следовало признать, что сейчас он звучал еще приятнее, чем по телефону.
        Но что здесь делает этот человек? Неужели Шейла дала ему адрес ее офиса? Кажется, подруга перестаралась, надо будет серьезно поговорить с ней. Шутки шутками, но надо и меру знать. Хотя Мэг не могла не признать, что ей отчего-то приятно, что вчерашний собеседник вдруг волшебным образом появился на ее пути.
        - Стив Палмер собственной персоной? - с вызовом спросила она и почему-то бросила взгляд на свои простенькие туфли на низком каблуке.
        - Он самый. Не смею вас задерживать, только хочу сказать, что мое предложение насчет «Карамельного рая» остается в силе. Более того, я готов принять ваши условия насчет времени встречи, - произнес он, не сводя с нее глаз. Мэг почувствовала, что ей неуютно под его взглядом. Она уже и не помнила, когда на нее последний раз вот так смотрели.
        Начиная нервничать и сердясь на себя за эта, Мэг выпалила:
        - Боюсь, вы напрасно потратили время и пришли сюда! Скорее всего в ближайшие две недели я буду очень занята!
        Стив плохо слушал, что она говорит. Он внимательно изучал ее. Что ж, в жизни она, кажется, выглядит еще более блеклой, чем на фотографии. Мелкие черты лица, было бы неплохо выделить их косметикой. Но, судя по всему, в ее лексиконе такого слова нет. Разумеется, никаких украшений. Ворот чопорной блузки наглухо застегнут. На ногах совершенно неимоверные туфли на низком каблуке. М-да, если он появится с ней в приличном месте, друзья перестанут его уважать… и он не станет их за это осуждать.
        Тем временем Мэг закончила говорить и выжидающе посмотрела на него. По выражению ее лица Стив понял, что она задала ему вопрос, который он прослушал.
        Однако он быстро нашелся:
        - Да-да, я вас понимаю. У меня та же проблема - совсем нет времени. Но все-таки я очень прошу вас: найдите хотя бы полчаса, хотя бы двадцать минут!
        В голосе его прозвучали нотки мольбы, и Мэг вдруг почувствовала себя школьницей, который только что признался в любви сам директор. Синий огонь глаз Стивена Палмера прожигал молодую женщину насквозь, и она никуда не могла от него скрыться. Соберись же, Мэг! - приказала она себе. Возьми себя в руки и скажи: нет, нет и нет!
        Вместо этого губы ее выговорили совсем другое:
        - Ну, разве что на полчаса. Сегодня, в восемь ровно вас устроит?
        - О да! - пылко ответил он и тут же упрекнул себя: не стоит торопиться. - Я буду ждать с нетерпением.
        Она кивнула и скрылась за раздвинувшимися дверьми. Стив проводил ее взглядом и усмехнулся. И с чего это Шейла взяла, что соблазнить такую женщину трудно? Кажется, она уже на крючке. Впрочем, не в его привычках спешить с выводами. Подождем до вечера. А там посмотрим.

        Целый день Мэг не находила себе места. Работа валилась из рук, перед глазами все плыло. Она не могла понять, что происходит. Неужели причина в этом франтоватом журналисте? Глупости. Хотя…
        Как ни старалась, она не могла забыть тот взгляд, которым он окинул ее на прощание. Было в нем что-то дьявольское, что-то такое, от чего по телу пробегали мурашки. Вообще говоря, Мэг давно забыла о том, что значит волноваться из-за мужчины. Дэвид был единственным в ее жизни. Единственным и останется. А что до этого Стива… что ж, так и быть, она поужинает с ним сегодня вечером. Первый и последний раз в жизни…
        В половине шестого ей позвонила Шейла.
        - Ну что? - только и спросила она с откровенным ехидством.
        - Ты о чем? - Мэг сделала вид, будто ничего не понимает.
        - Ты встречалась с тем парнем, о котором я тебе говорила?
        - Еще нет, но как раз собираюсь.
        - Ты согласилась? - пораженно воскликнула Шейла. Уж чего-чего, а этого она от Мэг не ожидала. - Да ты же лет пять ни с кем никуда не ходила!
        - Не понимаю, почему ты так злишься, - спокойно ответила Мэг. - Кто, как не ты, настаивал на этой встрече? Кстати, хотела бы я знать почему.
        - Честно говоря, я была уверена, что ты откажешься, - призналась Шейла.
        Ей действительно очень хотелось, чтобы подруга ответила Стиву решительным отказом. Собственно, она и затеяла все это, думая немного сбить с него спесь. При всех своих бесспорных достоинствах Стив обладал и одним существенным недостатком: он совершенно не умел проигрывать. Даже такая мелочь, как отказ девушки пойти с ним на свидание, наверняка выбила бы его из колеи. Тем более такой девушки, как Мэг.
        - Знаешь, вообще-то я и не думала соглашаться. А потом мне почему-то стало любопытно.
        - Да уж, он умеет возбуждать любопытство, - с иронией ответила Шейла. - Держи ухо востро, подружка. Он просто спец по части заморачивания мозгов.
        - Об этом можешь не волноваться, - успокоила ее Мэг. - Я встречусь с ним один-единственный раз.
        Повесив трубку, Мэг задумалась. С чего это Шейла так странно реагирует на все это? Уж не влюблена ли она в Стива? Тогда как объяснить то, что сама предложила познакомить ее с ним? «Один мой приятель ищет себе подругу. Думаю, ты подойдешь ему…» Так, кажется, она сказала. А может, они вместе ведут какую-то игру? В любом случае, в этом надо разобраться. Черт, кажется, все это всерьез занимает ее. Кто бы мог подумать! Давно уже она ни к чему не испытывала такого интереса.
        Добравшись домой, Мэг первым делом достала с полки альбом со старыми фотографиями. С первой же страницы ей широко улыбнулась красивая молодая женщина в короткой юбке и в кофточке с соблазнительным вырезом. Темные волосы блестящей волной падали на плечи, длинная тонкая шея придавала ей сходство с какой-то волшебной птицей. Мэг пыталась вспомнить, где была сделана фотография. Кажется, в Испании, где они с Дэвидом проводили медовый месяц. Интересно, что подумал бы Стив, если бы вдруг увидел ее такой?
        Впрочем, глупости все это. Сейчас она наденет свое желтое платье с глухим воротником - Шейла всегда говорила, что в нем она похожа на мумию, - затянет потуже хвостик, и вперед.
        Она уже подходила к двери, когда ей в голову вдруг пришла странная мысль. Немного помедлив, Мэг сняла свои удобные, порядком разношенные лодочки, достала из самого дальнего угла шкафа туфли на высоких каблуках и всунула в них ноги. Сразу стало тяжело стоять. Сделав шаг, Мэг поняла, что ходить на каблуках разучилась совершенно. Ну, ничего, пару часов выдержит. А потом снова уберет их в самый дальний угол.

2

«Карамельный рай» представлял собой довольно любопытное заведение. Несмотря на очень высокие цены, там всегда было полно народу. Особо страждущие даже заказывали столики за несколько дней. И здесь можно было не только попить кофе с карамельными десертами. В меню значились как самые изысканные, так и самые простые блюда. За это «Карамельный рай» и считался одним из лучших заведений в Лондоне.
        Картину дополняли вышколенные официанты и интересный дизайн интерьера. Столики на причудливо изогнутых ножках, стены, расписанные диковинными цветами, теплый, ласковый свет, льющийся из множества светильников, - все это создавало особенную, очень приятную атмосферу.
        Идеальное место для влюбленных, подумала Мэг, входя. И правда, добрая половина столиков была занята счастливыми парочками, увлеченными, естественно, не столько едой, сколько друг другом.
        Оглядевшись по сторонам, Мэг заметила Стива. Он сидел почти в самом углу. В руках у него тлела сигарета - казалось, он забывал подносить ее ко рту. Мэг никак не могла заставить себя подойти к нему и продолжала стоять у входа и смотреть. Одет он был так же, как сегодня утром. Но тогда она почему-то не заметила, как идет костюм к его светло-пепельным волосам. Он сидел вполоборота, и Мэг невольно залюбовалась его профилем - не хищным, но чувствовалось в нем что-то упрямое и решительное.
        - Добрый день! Желаете столик? Вам в зале для курящих или для некурящих? - внезапно услышала она. Оказывается, к ней подбежала запыхавшаяся хозяйка заведения и спешила оказать все мыслимые и немыслимые услуги одновременно.
        - Спасибо, меня уже ждут, - ответила Мэг и внезапно ощутила прилив гордости от того, что ее действительно ждут. И не кто-нибудь, а красивый мужчина!
        Стив заметил Мэг, когда она уже пробиралась между столиками. То, что он увидел, ничуть его не удивило. Странно, что она не носит огромные очки в роговой оправе, хмыкнул он про себя. Наверняка можно сказать только одно: она явно не толстая. Все остальные подробности фигуры скрывало безобразного покроя желтое платье. Дурацкая сумка - у него язык не повернулся бы назвать ее дамской - била ее по боку. И только походка заслужила его одобрения. Плавная, легкая и в то же время решительная. И очень, очень женственная.
        - Добрый вечер, - без выражения произнесла Мэг, садясь за столик. - Давно ждете?
        - Это не имеет никакого значения, - широко улыбнулся он. - Дама всегда приходит вовремя, во сколько бы она ни пришла. Как прошел день?
        - Спасибо, удовлетворительно, - коротко ответила Мэг и выжидающе посмотрела на собеседника.
        Стив барабанил пальцами по столу и смотрел куда-то вверх. А ведь он нервничает, с удивлением поняла она. В свое время Дэвид научил ее понимать язык жестов, и это очень помогало ей в жизни.
        Прошло несколько минут, в течение которых ни один из них не вымолвил ни слова. За это время Мэг успела тщательно изучить лицо Стива и, в общем, нашла его привлекательным. В нем не было броской красоты, как ей показалось вначале. Сейчас, когда он не улыбался, черты его были даже строгими. Только ярко-синие глаза по-прежнему оставались дерзкими и манящими.
        В это время официант принес меню, и Стив наконец оживился.
        - Конечно, вы бывали здесь раньше, - небрежно бросил он. - Однако все-таки возьму на себя смелость предположить, что никогда прежде вы не пробовали мерлусу по-валенсийски в соусе.
        - Угадали, - кивнула Мэг, в свою очередь изучая меню. - Но, к сожалению, я не люблю рыбу.
        - Жаль, много теряете, - только и сказал Стив. - В таком случае, предлагаю отведать ягненка. И что насчет вина?
        Наконец заказ был сделан, и оба вновь погрузились в молчание. Мэг чувствовала себя последней идиоткой среди этой многоголосой суеты. От ее приподнятого настроения не осталось и следа. В самом деле, зачем она сюда пришла? Сидела бы сейчас дома над очередными эскизами. Так нет же, любопытство взыграло.
        Стив тоже сердился на себя, но совсем по другому поводу. Как ни старался, он не знал, с чего начать разговор и о чем вообще говорить с этой особой. Его «домашняя заготовка» не сработала. Он не мог заставить себя сказать Мэг, как та чудесно выглядит. Во-первых, он так не считал. Во-вторых, боялся ее реакции. Да, вот и найдено слово: неизвестно почему, но он ее боялся. Что за чертовщина! Он, Стив Палмер, известный сердцеед, боится начать разговор с женщиной? И тем не менее это было так.
        Первой не выдержала Мэг. Она решительно подняла голову и выпалила:
        - А теперь позвольте узнать, зачем вы хотели со мной увидеться!
        Стив встретил ее немигающий взгляд. А ведь глаза-то у нее красивые! Вроде бы серые, а вроде бы и голубые, такие глубокие и спокойные. Может быть, чуть узковаты, но это делает их только выразительнее. Внезапно Стив ощутил прилив вдохновения и начал говорить:
        - Видите ли, Мэг, в последнее время я понял, что в моей жизни что-то идет не так. Шейла, конечно, сказала вам, чем я занимаюсь…
        Она кивнула и улыбнулась чуть насмешливо.
        - Вот видите, вы улыбаетесь. Может, это действительно немного смешно. Да, я работаю в журнале, который призван учить мужчин соблазнять женщин. Каждый день мы публикуем десятки статей о женщинах - об их привычках и вкусах, о надеждах и предпочтениях. Кажется, мы должны знать о женщинах все. Но в том-то и дело, что чем больше пишешь, тем меньше понимаешь. Это давно известно…
        Стив перевел дыхание и почувствовал, что теряет мысль. Мэг смотрела на него более чем равнодушно, всем своим видом говоря: а я то здесь при чем?
        Тут весьма кстати появился официант с пузатой бутылкой и двумя высокими бокалами на подносе.
        - Спасибо, я сам разолью, - остановил его Стив и наполнил бокал сначала Мэг, потом себе.
        Они молча сделали по глотку и одновременно поставили бокалы на стол. Стив глубоко вздохнул и продолжил:
        - Так вот, Мэг. Мы целыми днями пишем о женском теле. Мы постоянно общаемся с женщинами - танцовщицами в ночных клубах, поп-певицами, супермоделями. Именно они интересуют наших читателей. За всеми этими юбками, лифчиками и накладными ресницами я уже не могу разглядеть ничего другого. И мне начинает казаться, что все это ненастоящее. Знаете, я просто хочу убедиться, что в мире еще остались женщины, которые способны думать о чем-то еще, кроме новых оттенков губной помады.
        При этих словах Мэг едва заметно улыбнулась и опустила глаза. Стив, ничего не заметив, продолжал:
        - Как-то раз Шейла упомянула о том, что у нее есть подруга, которая весьма отличается от женщин нашего с ней круга. Я очень долго упрашивал ее познакомить нас, и, в конце концов, она согласилась. И вот я здесь.
        Столь прочувствованный монолог дался Стиву с невероятным трудом. Тем более что он никогда не чувствовал и сотой доли того, о чем так эмоционально повествовал.
        Мэг смотрела на него, склонив голову набок.
        - Это, конечно, весьма трогательно, но я не вижу, чем и как могла бы вам помочь, - холодно ответила она.
        - Простите, наверное, я очень путано излагаю. Собственно, я прошу вас лишь об одном: время от времени встречаться со мной… просто для того, чтобы поговорить. Разумеется, я не хочу быть вам в тягость, - поспешно добавил Стив, увидев, что брови ее сурово сдвинулись. - В конце концов, вам решать. Но смею надеяться, что и вы получите удовольствие от общения со мной. А потом, может быть, у нас с вами что-нибудь и получится… - Стив заговорщицки понизил голос и проникновенно посмотрел на Мэг.
        Она потянулась к бокалу и сделала несколько больших глотков.
        - И все-таки я ничем не могу вам помочь. Я не знаю, что вам рассказывала обо мне Шейла. Да меня это, в общем, и не интересует.
        Она расправила плечи, подняла голову и с вызовом поглядела на Стива. Щеки ее разрумянились от вина и от волнения, и Стиву впервые показалось, что лицо ее не такое уж блеклое и невыразительное.
        - Я уже говорила Шейле и теперь повторю вам лично, что не искала и не ищу новых знакомств. Может быть, Шейле я кажусь немного странной, но это моя жизнь. И другая мне не нужна. Я никому не позволю вмешиваться в мои личные дела. Что до вашего предложения, то я нахожу его просто абсурдным. Если я выразилась недостаточно ясно, скажу так: вы мне абсолютно не интересны и в любом случае будете в тягость.
        Тут снова подоспел официант. Тарелки с соблазнительно дымящимися кушаньями перекочевали на стол, но ни Мэг, ни Стив даже не взглянули на них.
        - А что до вашей работы, - вновь начала Мэг, - могу сказать только одно: каждый сам выбирает свой путь. И если вам интересно писать о том, что можно сказать о женщине по форме ее груди, значит, именно так вы на нас и смотрите. Ни один уважающий себя человек в жизни не откроет ваш журнальчик - вы это знаете и без меня. И еще: пока вы не смените свой взгляд на женщин, вам и будут встречаться только такие, которых вы сегодня так красочно описали.
        Стив был поражен той страстью, с которой она говорила. Горечь и обида закипали в нем. Да кто она такая, в конце-то концов?
        - Да, пожалуй, я ошибся, решив, что вы сможете меня понять. Таким, как вы, вообще ни до чего нет дела. Вы сидите в своей скорлупе и боитесь высунуть нос на улицу. Мужчина для вас - существо с другой планеты, вы даже не знаете, как с ним нужно говорить. Да на вас никто не смотрел и никогда не посмотрит, так и будете сидеть, пока не превратитесь в сморщенную старую деву!
        Мэг спокойно выслушала его тираду.
        - Я ни в коем случае не хотела вас обидеть. Просто я всегда говорю то, что думаю, - тихо сказала она. - Спасибо за приглашение, здесь очень мило. А теперь прощайте.
        Она встала и медленно, чуть прихрамывая, пошла к выходу. Стив подозвал официанта, заказал кампари с соком и долго смотрел, как по стенкам стакана поднимаются маленькие юркие пузырьки.

        Мэг вернулась домой в прескверном настроении. Вот это номер! «Время от времени встречаться… просто для того, чтобы поговорить». Какая очевидная глупость! И приходят же людям в голову такие мысли! Да, видно работа в журнале «Казанова» до добра не доводит…
        Мэг не жаловала прессу, а уж к бесчисленным глянцевым журналам вообще относилась отрицательно. Особенно к тем, что именуют себя женскими или, наоборот, мужскими. Ни одной умной мысли, ни одной свежей идеи. Сплошная серость и пошлость. А ведь жаль, что человек с такими глазами и с такой улыбкой проводит жизнь над низкопробными репортажами и сомнительными сюжетами.
        Мэг редко ошибалась в людях - школа Дэвида плюс природное чутье. И Стив Палмер показался ей человеком не глупым, разве что слишком самодовольным. Непонятно, для чего он разыграл этот спектакль. А то, что все это было спектаклем, Мэг поняла с первого слова. Может быть, ему и удалось провести Шейлу, но с ней этот номер пройти не мог. И все же в своем монологе Стив, сам того не подозревая, выдал себя. Его действительно беспокоило все то, о чем он говорил. Вот только помогать Мэг ему не собиралась.
        Она наскоро приняла душ, помазала гудящие от каблуков ноги душистым кремом и улеглась на диван. Рядом с ней уютно устроилась Дарси, ее очаровательная ангорская кошечка. Мэг привычно провела рукой по ее нежной, воздушной шерсти. И вдруг с поразительной ясностью поняла, что отдала бы все на свете за то, чтобы на месте Дарси оказался сейчас мужчина. И не просто мужчина, а Стив Палмер.
        Это открытие настолько поразило Мэг, что она вскочила с дивана и несколько раз прошлась по комнате. Что с ней происходит? Может, баранина в «Карамельном раю» оказалась несвежей? Она годами жила по раз и навсегда принятому ею сценарию. Ни шага влево, ни шага вправо. Да и не хотелось ей никуда шагать. И вдруг среди ночи ей звонит какой-то тип, затем подкарауливает на улице, заманивает на свидание, плетет несусветные глупости, а под конец еще и оскорбляет. И она - подумать только! - уже готова пойти против своих же принципов.
        Самое смешное, что, несмотря на все волевые усилия, Мэг продолжала о нем думать. Перед глазами стояла его роскошная шевелюра, длинные тонкие пальцы. Вот было бы здорово увидеть его во сне! Мэг снова улеглась на диван, свернулась калачиком и погрузилась в приятную дремоту. Подступающий сон перемежался с явью, и в ушах у нее снова и снова звучал его потрясающий голос: «А потом, может быть, у нас с вами что-нибудь и получится…» Вот бы и вправду получилось, подумала Мэг и погрузилась в глубокий сон.

        Придя в редакцию на следующий день, Стив решил сразу же приступить к статье о тихоне. Но почему-то вдруг замер, зажав ручку в длинных тонких пальцах.
        - Эй, приятель, что-то ты неважно выглядишь!
        Озабоченный возглас Джерри вывел Ставена из состояния глубокой задумчивости, в котором он пребывал, сам того не сознавая. Оказывается, он сидел, склонившись над столом, тупо уставившись на девственно-чистый лист бумаги. Господи, сколько же времени он вот так просидел?
        - Знаешь, что-то голова разболелась. Ничего не соображаю, - пожаловался он Джерри, который смотрел на него с неподдельным сочувствием.
        - Да я и смотрю, сидит как неживой и глаза пустые-пустые… - протянул тот. - Неважно спал ночью? - подмигнул Джерри и изобразил на лице невероятно широкую улыбку.
        Стив поморщился.
        - Нет, выспался я прекрасно, - с усилием вымолвил он. - Просто погода такая, что делать ничего не хочется.
        Погода и впрямь не располагала к активным действиям. С самого утра небо затянули противные серые тучи, но дождь все не начинался, и отвратительна духота, казалось, так и вползала в легкие.
        - Над чем корпишь-то? - насмешливо поинтересовался Джерри. На его крупном лице поблескивали капли пота, маленькие глазки под припухшими веками смотрели на Стива с жадным любопытством.
        Джерри Дидс считался наиболее удачливым и нахальным журналистом «Казановы», ему всегда поручали самые скользкие и рисковые темы. И он действительно с честью выходил из двусмысленных ситуаций и клал на стол первоклассные материалы.
        - Заканчиваю «Десять шагов к свободе на кухне», - снова поморщился Стив. - Кажется, получается неплохо. Старик вчера одобрил мои наметки.
        Никто и никогда не догадался бы, как тяжело дались Стивену эти слова. За годы блестящей карьеры он успел забыть о том, что его работу могут не одобрить. Его обижала и даже унижала необходимость о каждом своем шаге докладывать престарелому и, на его взгляд, недалекому главному редактору.
        Тони Хьюстону на прошлой неделе исполнилось шестьдесят два, и все сотрудники
«Казановы» не без злорадства называли его Стариком. Внешне он был воплощением чопорного преподавателя истории искусств. Для всех оставалось загадкой, как и почему такой человек оказался на посту главного редактора одного из самых
«пикантных» журналов города.
        Первое время Стив умирал со стыда, показывая ему свои материалы. Он все время ждал, что этот добропорядочный человек сейчас порвет мерзкие листочки и запустит их ему в физиономию. Однако ничего подобного, разумеется, не происходило. Хьюстон невозмутимо пробегал глазами текст, делал несколько весьма разумных замечаний и, ни разу не улыбнувшись, возвращал материал. Мало-помалу Стив привык к Старику и работал на него почти с удовольствием. Но время от времени на него накатывала тяжелая обида.
        Как вышло, что он, один из самых талантливых и признанных мастеров мира журналистики, оказался прикован к низкопробному журнальчику? И ведь ему не вырваться отсюда, по крайней мере, Стив совершенно не представлял, как это можно сделать.
        Он стиснул зубы и приступил к концовке огромной статьи.

«Как вы поняли, женщины часто рассуждают так: если я целыми днями пропадаю в кухне, муж начинает считать меня распустившейся домашней хозяйкой и перестает видеть во мне личность…» - напечатал Стив и больше не сумел выдавить из себя ни полслова.
        Мысли его были очень далеко от кухонь и домохозяек. А если говорить откровенно, то он мог думать исключительно о Мэг. Стив боялся признаться даже себе, но то, что она ему сказала, никак не выходило у него из головы.
        Если бы объяснить ей, что не всегда он писал о такой ерунде! Как будто он и сам не понимает, что то, чем он занимается, слова доброго не стоит! Но внешне все выглядит хорошо: журнал набирает обороты, он, Стив, получает гонорары… и это его почти устраивает.
        Господи, ну почему же она так выбила его из колеи? Почему он все думает и думает над ее словами? Почему только и мечтает о том, как бы еще раз поговорить с ней и не может решиться? Этак толку не будет! Пора поразмыслить о второй попытке. Кстати, почему бы не посоветоваться с Джерри? Он, конечно, не самый приятный собеседник. Одни его масленые глазки чего стоят - типичный образчик журналиста-пройдохи. Но в таком деле наверняка поможет.
        Посмотрев на часы, Стив с удовольствием отметил, что до обеденного перерыва осталось шесть минут. Вот и славно. Он поднялся из-за стола и прошел в другой конец комнаты, где размещался стол Джерри.
        - Послушай, дружище, ты не против сходить в кафешку? - спросил Стив, положив руку на могучее плечо Джерри.
        - О чем разговор! Я как раз подумал, что неплохо пойти накормить свою уважаемую плоть. - Джерри не к месту расхохотался и похлопал себя по огромному тугому животу.
        Неподалеку от редакции находилось кафе, где можно было весьма недурно пообедать. Туда они и направились.
        Раскрыв меню, Стив с удивлением понял, что не хочет есть, и ограничился чашкой крепкого сладкого кофе. Джерри же заказал себе огромный бургер и две банки безалкогольного пива. Самым поразительным качеством этого типа было то, что он действительно не брал в рот спиртного. На многочисленные вопросы и подколки он неизменно отвечал:
        - Это мой единственный козырь в борьбе против всемирного хаоса.
        Мало кто находил, что на это возразить, и разговор перетекал в другое русло, тем более что Джерри был большим охотником почесать языком. Обычно его нельзя было остановить, и бедный простофиля, задавший ему один-единственный вопрос, выслушивал целую лекцию, в которой подробно освещались по крайней мере десять разных проблем.
        Однако сегодня Джерри был на редкость молчалив и, казалось, тоже думал о чем-то своем. Но Стиву было недосуг размышлять о его настроениях. В конце рабочего дня он должен показать план статьи о тихоне Старику.
        - Послушай, Джерри, а ты каких девочек предпочитаешь? - начал он издалека.
        - Я-то? - пробормотал тот с набитым ртом. - Да так, всяких понемножку, а что?
        - Нет, ты не понял. - Стив придал лицу более серьезное выражение. - Я имею в виду характер, темперамент и все такое. Ну, скажем, решительных, скромных, открытых, замкнутых…
        - А, вот ты о чем… - протянул Джерри, вытирая губы салфеткой. - Никогда не думал об этом специально, но уверен, что такая курочка, как эта твоя Шейла, подходит мне по всем статьям. И по характеру тоже, - хохотнул он.
        Стив поморщился.
        - Я тебя умоляю, не трогай Шейлу. Я вообще удивляюсь, как ты ее запомнил. Вроде всего раз видел, да и было это сто лет назад. Короче, спрошу так: ты когда-нибудь встречался с тихоней?
        - С кем-с кем? - не понял Джерри и удивленно уставился на Стива.
        - Ну, понимаешь, есть такие девушки, вроде все при них, а посмотреть и не на что. По вечерам из дома не выходят, рыбок разводят, книжки читают. Наш с тобой журнал считает их средоточием мирового зла. При всем при этом самомнение у них - дай Бог каждому! Ну, попадались тебе такие? - спросил Стив, и невольно подумал: а правда ли Мэг такая или он сам все это сочинил?
        - Попадались. Последний раз я разговаривал с такой, когда в школе учился, - хихикнул Джерри. - Она была первой ученицей, ну я и пытался как-то наладить с ней контакт.
        - Получилось? - с надеждой спросил Стив.
        - Кстати, нет, - удивленно признался Джерри. Внезапно его лицо приняло озабоченное выражение. - А тебе это зачем?
        - Так, сам не знаю, - бросил Стив.
        Ему внезапно расхотелось просить совета у Джерри. Более того, ему опять показалось, что вся эта затея обречена на провал. Но отступать было поздно. Ничего нового он с тех пор не придумал, а завтра уже должен приступить к написанию первой статьи.
        - По-моему, нам пора, - сказал Стив, доставая бумажник. - А вот и официант. Рассчитайте нас, пожалуйста.
        Официант удалился и через минуту вернулся с кожаной папочкой. Джерри впился глазами в чек и долго и напряженно что-то подсчитывал. Стиву же не терпелось вернуться к работе. Кажется, у него появилась неплохая идея. Наконец приятель подсчитал все, что хотел, они расплатились и вышли на улицу.
        - Черт, стало еще противней, - заметил Джерри, указывая на свинцовое небо, которое с каждой секундой становилось все темнее и ниже. - Работоспособность падает вместе с атмосферным давлением. Я это давно заметил.
        Стив не ответил. Он невольно скользнул взглядом по обрюзгшей фигуре Джерри и не удержался:
        - Приятель, может, подарить тебе абонемент в тренажерный зал?
        Джерри и бровью не повел.
        - Дарили уже, и не раз. Все равно ходить не буду.
        - Неужели тебе не хочется привести себя в порядок? Ты же расползаешься на глазах! - с искренним недоумением продолжал Стив.
        - Ну, не всем же быть такими красавцами, как ты, - неприятно усмехнулся Джерри. - Кому-то надо и писать уметь. С нашей редакции хватит и одного голубоглазого птенчика.
        Стив побелел от обиды.
        - Что ты себе позволяешь? Это я-то не умею писать?
        Джерри ничего не ответил, тем более что они уже дошли до здания редакции. В лифте оба угрюмо молчали. Я покажу тебе, кто из нас не умеет писать, оскорбленно думал Стив, кипя от негодования.
        Но, усевшись за стол, с досадой подумал о том, что, пожалуй, и впрямь начинает терять профессиональные навыки. То ли просто ему все надоело, то ли никак не может прийти в себя после той парижской истории. Столько времени прошло, а вот поди ж ты…
        От злости на себя Стив думал все напряженнее и сосредоточеннее, и в конце концов в голову ему пришла неплохая мысль. Он ухватился за нее и тут же понял, что знает, что и как будет писать о Мэг. Слова ложились на бумагу ровными симпатичными строчками, и в скором времени Стив настолько погрузился в работу, что начисто забыл обо всех своих неприятностях.

3

        Мэг и ее подруга Джейн Сандерс медленно шли по парку. Моросил дождь, но они, казалось, не замечали этого.
        - Неужели так и сказал? - в который уже раз удивленно спрашивала Джейн.
        - Да, представь себе. «Мне кажется, вам пора подняться на новый качественный уровень. Вы становитесь однообразны. Вам нужен свежий ветер!» - горько передразнила Мэг босса.
        То, что произошло сегодня в кабинете мистера Марко, не укладывалось у нее в голове. Подумать только, она-то была уверена, что он собирается предложить ей нечто совершенно особенное, и успела уже настроить радужных планов! А оказывается, он вызвал ее лишь для того, чтобы указать ей на дверь. Не прямо, конечно, но ведь она все поняла и так.
        - Вы не имеете права отбирать у меня мою серию! Ведь она вся сделана моей рукой. Читатели привыкли видеть наши книги именно в таком оформлении! Что, по-вашему, станет с серией, если вы передадите ее кому-нибудь другому? - пыталась образумить его Мэг, чувствуя, что все это бесполезно.
        Она давно работала у Бенджамина Марко. Достаточно давно, чтобы понимать: если этот человек что-то решил, всему остальному миру остается лишь подчиниться.
        - Об этом не беспокойтесь, я уже подыскал толкового человека, - только и сказал он в ответ на ее возмущенную тираду.
        Мэг выбежала от него с потемневшим от гнева лицом.
        - Разумеется, я не приняла его условий, - продолжала она. - И если он продолжит в том же духе, мне, как ни крути, придется подыскивать себе другую работу.
        Джейн смотрела на нее с сочувствием, смешанным с испугом. Она никогда еще не видела Мэг в таком состоянии. Впрочем, это можно было понять. Работа составляла едва ли не смысл ее жизни, и Джейн с трудом представляла, как Мэг сможет без нее обойтись. О поездке в Грецию Джейн больше и не заикалась, но ей безумно хотелось хоть как-то утешить подругу.
        - Мэг, послушай. Я знаю, что ты всего этого терпеть не можешь, но, может, сегодня тебе стоит немного развеяться?
        Мэг подняла на нее усталые глаза.
        - Ты о чем?
        - Почему бы нам с тобой не посидеть в каком-нибудь баре? Выпьем по коктейлю, расслабимся. Вот увидишь, тебе станет немного легче. А завтра ты успокоишься и еще раз все обдумаешь.
        Мэг долго шла молча, смотря себе под ноги. Джейн права, и Шейла права тоже. Она совершенно зациклилась на себе, на своей работе, она отграничила себя от всего остального. И получилось то, что получилось.
        В бар? Почему бы и нет? Зачем идти домой, если делать теперь ничего не нужно? Не нужно мучиться с эскизами, подбирать тона, искать единственно верное цветовое решение. А коли так, не все ли равно, как занять сегодняшний вечер?
        - Хорошо, - равнодушно произнесла Мэг. - Пойдем куда-нибудь. Ты права, мне нужно прийти в себя.
        Подруги еще немного побродили по парку, но вскоре дождь усилился и стал очень холодным. Тогда они зашли в первый попавшийся паб, приличный на вид.
        Едва раскрыв меню, Мэг с удивлением поняла, что хочет пива. Обыкновенного светлого пива. И плевать, что завтра будет болеть голова - ведь она уже долгое время не пила ничего, кроме шампанского на банкетах в издательстве. В эту минуту ей было решительно все равно.
        - Как насчет пива? - нарочито весело спросила Мэг у подруги.
        - Если ты хочешь, - несколько озадаченно протянула Джейн. Насколько она знала, Мэг отдавала предпочтение шампанскому и хорошему вину.
        - Вот и хорошо, вот и прекрасно, - пробормотала та себе под нос.
        Они заказали по кружке пива, и Мэг постаралась забыть обо всем на свете. Веселая болтовня Джейн успокаивала, и вечер прошел вполне сносно.

        На следующий день Мэг ушла с работы пораньше и заехала в салон красоты. Она ни за что не решилась бы на такой шаг, но Уэнди, сестра ее дорогого Дэвида, пригласила ее на свой день рождения. Вообще-то Мэг пряталась от всего, что напоминало ей о прошлом, и никогда бы не переступила порог дома, где испытала столько унижений и пролила столько слез. Но она смутно ощущала, что ей нужно хоть немного отвлечься от всего, что так тревожило ее в последнее время. Стив и неожиданные неприятности на работе. Это ворвалось в ее жизнь практически одновременно и совершенно выбило из колеи.
        Пожалуй, в сложившейся ситуации ей не помешала бы встряска, пусть даже не слишком приятная. Главное - перестать напряженно думать над словами сладкоголосого журналиста, не позволить червячку сомнения перерасти в огромную зубастую ящерицу.
        А кроме всего прочего, Мэг знала, что очень обидит Уэнди своим отказом, а ей вовсе не хотелось этого делать. С ней Мэг связывали тесные дружеские отношения. Она одна относилась к ней хорошо с самого первого дня. Чудесная, добрая девушка. Не то что ее родители, Патрисия и Патрик Флейн.
        От одного звучания их имен Мэг делалось не по себе. Эти люди были и оставались снобами, они никогда не верили в нее. И теперь она не имела права показать им, что у нее что-то не в порядке. Они не виделись уже несколько лет, и Мэг ничуть об этом не жалела. Но раз уж судьба уготовила ей еще одно испытание, она обязана не ударить в грязь лицом. И вот специально для грядущего вечера Мэг снова лепила из себя образ успешной и роскошной женщины, которой не смогла остаться наяву.
        В общем, она отдавала себе отчет в том, что покорно сдалась на милость судьбы. С теми деньгами и связями, что тогда имела, Мэг могла бы сделать сногсшибательную карьеру. Вместо этого предпочла неплохую, но весьма скромную работу в издательстве. Нельзя сказать, чтобы она об этом жалела. Вовсе нет. Но былое тщеславие иногда просыпалось в ней. А не зря ли я покинула поле битвы? - порой спрашивала она себя. Вот и сейчас, сидя в парикмахерской, Мэг снова подумала об этом. И тут же мысли ее перескочили на заносчивого журналиста, который так раскритиковал ее.
        Вот бы он увидел ее такой, какой она была пять лет назад, - смелой, раскованной, яркой, безупречно красивой! Да еще и под руку с Дэвидом, самым роскошным мужчиной на свете! Тогда бы он не посмел сказать про сморщенную старую деву. Нет, все-таки они правы - и Стив, и Шейла. Зря она так наплевательски относится к своей внешности. Зря закрывается от любого общения. В конце концов, разве жизнь остановилась? Нет, она идет вперед, постоянно меняется. И разве это разумно - запирать себя в темнице прошлого?
        Думая так, Мэг робко взглянула на себя в зеркало. Да ведь она красивая женщина, на самом-то деле! Прекрасные, полные, манящие губы, тонкие черты лица, красивые миндалевидные глаза. А как блестят длинные темные волосы!
        Словно прочтя ее мысли, молодой парикмахер с восхищением сказал:
        - У вас самые роскошные волосы на свете! - А потом пристально поглядел на Мэг и добавил: - И они - как достойная оправа для вашего великолепного лица.
        Господи, как давно ей не приходилось слышать комплиментов! Мэг с ужасом осознала, что совершенно забыла, как нужно на них реагировать: то ли поблагодарить, то ли кокетливо усмехнуться. А может быть, сверкнуть на него равнодушным взглядом красотки, утомленной мужским вниманием?
        Вместо этого Мэг приветливо улыбнулась парикмахеру и отправилась в соседний зал. Теперь ей предстояло поработать над лицом.
        Визажист - приятная, обаятельная женщина чуть старше Мэг - долго и пристально вглядывалась в ее лицо.
        - Ну что, какой образ будем создавать? - спросила она.
        - Скорее, скорректируем тот, что есть. Вы только немного подскажите мне, что и как нужно делать. Честно говоря, я уже давно не пользовалась косметикой, - трогательно призналась Мэг.
        - Что ж, это можно понять, - кивнула женщина. - У вас красивое, правильное лицо, и скрывать вам нечего. Но вот подчеркнуть кое-что - почему бы и нет? Да вы и сами знаете, как могут заиграть ваши глаза!
        И закипела работа. Опытный мастер несколькими легкими движениями подчеркнул овал лица, оттенил румянами скулы. Две тонких карандашных линии выделили глаза Мэг, которые сразу стали и ярче, и глубже. Но особое очарование ее лицу придавали четко очерченные темные брови, не слишком тонкие, но необыкновенно красивой формы.
        - Ну, любуйтесь! - воскликнула визажистка, закончив работу.
        - Да вы настоящая волшебница! - не удержалась Мэг, недоверчиво глядя в зеркало. - Просто невероятно!
        - И при этом невероятно просто! - улыбнулась та ей в ответ. - Честно говоря, вам достаточно пятнадцати минут, чтобы превратиться в королеву.
        - Ну уж, - неопределенно хмыкнула Мэг, а потом вдруг расправила плечи и сказала совсем другим голосом, звучным и глубоким: - А знаете, пожалуй, вы правы. Спасибо.
        Из салона Мэг вышла другим человеком. Если бы сейчас ее встретил кто-нибудь из издательства, наверняка не подумал бы, что эта яркая молодая женщина та самая Мэг Флейн, над которой нет-нет да и подшучивали стервозные секретарши.
        Теперь надо было заехать в магазин к Шейле, та обещала дождаться ее. Хорошая все-таки подруга, хоть и докучает порой разговорами о мужчинах.
        Шейла встретила ее в дверях, сияя улыбкой и совершенно невообразимой серебристой маечкой.
        - Привет-привет! А я тебя уже заждалась. Как настроение? - защебетала она. - О, да ты, я вижу, преобразилась!
        Шейла с удовольствием оглядела Мэг. Распущенные волосы и легкий макияж почти до неузнаваемости изменили ее облик. И все-таки, подумала Шейла, дело тут не только в мастерстве визажиста. Этот блеск глаз - его никуда не спрячешь! А чего стоит странная улыбка, блуждающая по губам подруги. Да и вся сегодня какая-то другая, новая.
        - Прекрасно выглядишь, всегда бы так! - подколола ее Шейла. - Сначала поболтаем, а потом посмотришь платья или наоборот?
        - А давай одновременно, хорошо? - улыбнулась Мэг. - Мне бы что-нибудь такое… ммм… облегающее. Это раз. А еще мне нужно несколько кофточек, и еще пару юбок, не слишком коротких, ну и какие-нибудь брюки…
        - Облегающее? - переспросила изумленная Шейла. - Какие-нибудь брюки? Пару юбок? Это что-то новенькое! Нет, дорогая, о платьях потом. Выкладывай, что с тобой произошло!
        - Со мной? Ничего. - Мэг пожала плечами. - Я же говорила, в субботу день рождения сестры Дэвида. Святое семейство решило допустить меня в свои покои, и я должна выглядеть на все сто.
        - Это понятно. А все-таки ты сегодня какая-то особенная. Меня не проведешь, я же вижу.
        - Честное слово, ничего не случилось. Ну, разве что… Понимаешь, сегодня, сидя в парикмахерской, я впервые за все эти годы подумала о том, что, может быть, зря прятала голову в песок. Может быть, я и вправду обкрадывала себя, запершись в четырех стенах и наплевав на собственную внешность?
        Шейла во все глаза смотрела на подругу.
        - Господи, да я уже сколько времени тебе это втолковываю! Нет, воистину человек неисправим. Но все-таки, что заставило тебя вдруг измениться?
        И внезапно Шейла поняла, что знает ответ. Ну конечно же все дело в Стиве! Как она сразу не догадалась! Кстати, что-то он уже давно не звонит ей и сам на звонки не отвечает. Неспроста все это, ох неспроста. Шейла почувствовала, что в сердце проникает не то чтобы ревность, но какая-то тревога.
        - Это из-за того парня, Стива, ведь так? - тихо спросила она, не глядя на подругу.
        - Да что ты! - Мэг махнула рукой. - Я уж и думать о нем забыла… - бодро начала она и внезапно умолкла.
        О Господи, а ведь Шейла, пожалуй, права. С того самого дня в ее душе поселилось сомнение: а правильно ли она живет? А все ли у нее в порядке? И глупо было бы отрицать, что причина этому - короткое и не слишком приятное общение со Стивеном Палмером.
        Мэг внимательно посмотрела на Шейлу и заметила, что лицо ее как-то потускнело. А ведь у нее со Стивом что-то есть, поняла Мэг. Что ж, надо успокоить бедняжку, ведь ничего не произошло и никогда не произойдет. А что она думает и делает с собой - это ее личное дело.
        - Стив тут ни при чем, - как можно убедительнее повторила Мэг. - Просто, наверное, пришло время по-другому взглянуть на себя.
        Интересно, почему оно пришло именно теперь? - подумала Шейла. Но вслух ничего не сказала. В конце концов, она сама заварила всю эту кашу.
        - Ладно, давай подберем тебе что-нибудь обтягивающее, - вздохнула она. - Как насчет этого? Мне кажется, бирюзовый цвет тебе к лицу.
        И Шейла показала платье, которое, по ее мнению, лучше всего подошло бы чопорной подруге.
        - Да, очень мило, - с сомнением сказала Мэг, разглядывая длинное и все-таки очень строгое платье. - Но мне хотелось бы что-нибудь повыразительнее.
        Шейла пожала плечами. Кажется, подруга задалась целью удивить ее до смерти.
        - Ну, тогда давай попробуем вот это.
        Теперь перед Мэг раскинулось ярко-зеленое шелковое платье, узкое в талии и широкое в подоле.
        - В нем ты будешь как сказочная принцесса! - заверила ее Шейла.
        - Может быть. Но больно оно слишком… ну, детское, что ли? - ответила Мэг.
        - Ты с ума сошла? - воскликнула Шейла. - Хорошо, давай нарядим тебя в чисто взрослый прикид!
        Шейла произнесла это таким уморительным тоном, что они обе весело рассмеялись.
        Мэг провела в магазине больше часа. Сама себе удивляясь, она мерила все новые и новые платья, одно откровеннее другого, и безжалостно отбраковывала их. Но никому, даже себе не осмелилась бы признаться, что привередничает потому, что хочет продлить волшебное ощущение своей привлекательности.
        Наконец она остановила свой выбор на роскошном серебристом платье, которое высоко открывало ноги, но в то же время не было неприлично коротким. К тому же его покрой как нельзя лучше подходил ее фигуре. Помимо платья Мэг действительно купила несколько пар брюк, три замечательные кофточки и две яркие юбки. Она с умилением складывала покупки в большие пакеты и не замечала, что взгляд Шейлы все больше тускнеет, а губы поджимаются в недружелюбной гримасе.
        - Что ж, надеюсь, на этом вечере ты будешь блистать! - довольно неискренне сказала Шейла, когда подруга наконец собралась уходить.
        На этот раз Мэг ничего не заметила и широко улыбнулась своей новой, яркой улыбкой.
        - Я уж постараюсь!
        Домой она летела как на крыльях. Едва зайдя в квартиру, бросилась разбирать покупки, а через минуту уже вертелась перед зеркалом. Она даже не вспомнила о том, что надо бы покормить кошек, которые обиженно мяукали где-то на заднем плане.
        - Ну что, Мэг Флейн, ты опять на коне? - шепнула она и подмигнула своему отражению.
        Отражение широко улыбнулось в ответ, лукаво прищурив ликующие глаза.
        И только в глубине души Мэг понимала, что сейчас смотрит на себя глазами Стива. Она могла сколько угодно упрекать себя за подобные глупости - изменить это было не в ее власти.

        Шейла сидела одна в своей роскошной гостиной и предавалась печальным раздумьям. Что-то происходило со Стивом, и ей все это очень не нравилось. Во-первых, последние недели он был сам не свой. Как будто его взяли и подменили. Где тот холодноватый шарм, безграничная уверенность в себе, аккуратный цинизм? С каждым днем Стив становился все мрачнее и, как ни странно, в чем-то мягче. Во-вторых, Шейла начала замечать, что он все неохотнее соглашается на встречи, ссылаясь на такие нелепые причины, что в них не поверил бы и пятилетний ребенок.
        А она, напротив, сходила по нему с ума. Уже давно Шейла позабыла всех своих кавалеров, да и на вечеринки выбиралась все реже. Зачем, если Стива там все равно не будет?
        Медленно, скрупулезно она перебирала в памяти все их встречи и все отчетливее понимала, что влюбилась всерьез. И вот незадача: из головы никак не выходило сияющее лицо Мэг, которое так поразило ее тогда в магазине. Шейла просто не могла отделаться от мысли, что причина тому - ее знакомство со Стивом. В глубине души она тысячу раз пожалела о том, что так опрометчиво навела Стива на Мэг.
        Молодая женщина поднялась и несколько раз прошлась по комнате. Кто знает, что на уме у Стива? Неровен час, он всерьез увлечется Мэг! От одной этой мысли Шейла пришла в неистовство, ее бросало то в жар, то в холод. Стоп, может быть, все еще можно поправить. Может…
        Шейла подошла к столику, на котором стоял модный телефонный аппарат, и решительно сняла трубку. Но ощущение у нее было такое, что вместо трубки она сжимает в руке пистолет, который в любой момент может выстрелить. Только неясно, в кого.
        Внезапно ей расхотелось звонить Стиву. Телефонный разговор тут не поможет. Нет, она должна поговорить с ним с глазу на глаз, и не откладывая. Кто знает, может, сейчас дорога каждая секунда?..
        Шейла открыла шкаф и в задумчивости уставилась на длинный ряд вешалок. Что бы такое надеть? Мини-юбку? Ведь Стиву так нравятся ее безупречные ноги! А с другой стороны, вот в этих белых брючках она невообразимо сексуальна! Или, может, сделать упор на романтику? Вот премилое платьице в цветочек. Она в нем похожа на маленькую нежную девочку. Правда, злость, застывшая в глазах, слегка портит картину.
        В конце концов, Шейла решила облачиться в кожаные брючки и яркий джемпер с крупным узором на груди. Губы она накрасила лиловой помадой, в уши вставила модные крупные серьги.
        - Ну, держись, мистер Журналист! - сказала она самой себе и, схватив сумочку, выбежала из дому.

        Стив дописывал последнюю фразу новой статьи. Был час обеденного перерыва, и коллеги давно уже разбрелись. Внезапно дверь редакции распахнулась и на пороге появилась Шейла. Как всегда, она была одета безупречно-вызывающе. Вместе с ней в комнату ворвался терпкий запах дорогого парфюма - не иначе из последней коллекции
«Эсте Лаудер». Стив с унынием констатировал, что совсем не рад ее видеть.
        - Привет, - сухо произнес он, уклоняясь от поцелуя. - Что ты здесь делаешь?
        - Ничего особенного, дорогой. Извини за вторжение.
        Голос ее звучал тревожно и чуточку виновато, и у Стива засосало под ложечкой. Что могло случиться?
        - Ну, не тяни. Говори, что там такое, - нетерпеливо бросил он.
        - Понимаешь, та девушка, Мэг, о которой мы говорили…
        - Ну и?..
        - Надеюсь, ты еще ничего не успел о ней написать?
        - Очень даже успел. А в чем дело?
        Шейла выдержала нужную паузу и сказала проникновенным тоном:
        - Понимаешь… В общем, мне жаль, но все отменяется. Не трогай ее. Найди себе какую-нибудь другую жертву. Или вообще придумай что-нибудь еще.
        Еще пять минут назад Стив был просто в отличном настроении, но теперь пришел в бешенство.
        - Какого черта? - Он сам не заметил, как повысил голос. - Подкидываешь совершенно бредовую идею, настаиваешь на ней, заставляешь меня ломать голову над этой ерундой, а потом заявляешь, что все отменяется?
        Голос Шейлы стал еще более виноватым.
        - Пожалуйста, не сердись. Признаю, это была плохая идея. Я погорячилась и раскаиваюсь в этом. Теперь я поняла, что не имела права заваривать эту кашу.
        - О каком таком праве ты говоришь?
        - Мэг - моя подруга. Хорошая она или плохая, но я ее люблю и уважаю. Сама не знаю, что на меня нашло в тот вечер. - Шейла перевела дыхание и продолжила миролюбивым тоном: - В конце концов, ты всегда можешь придумать что-нибудь в сто раз интереснее.
        - Я мог бы что-нибудь придумать, если бы ты с самого начала не заморочила мне голову своей тихоней! - закричал Стив, приходя в неистовство. - И что теперь прикажешь делать? Так и знал, что ты подложишь мне свинью! От тебя вечно одни неприятности!..
        - Стив! - В голосе Шейлы неожиданно появился металл.
        Ого! Что-то новенькое!
        - Я не позволю тебе кричать на меня. В конце концов, у тебя своя голова на плечах. Но имей в виду: если статья появится в печати, ты больше никогда меня не увидишь!
        Шейла развернулась на каблуках и решительной походкой удалилась. Стив бросился было за ней, но у самой двери вдруг остановился и вернулся к своему креслу. Первый раз он видел Шейлу в таком состоянии, но бежать за ней, пожалуй, было глупо.
        И все-таки на месте ему не сиделось. Стив вышел в коридор и достал сигареты. Закурив, он в задумчивости уставился на бледно-желтую стену. Что-то все не очень здорово складывается. Нет, конечно, он зря накричал на Шейлу. В конце концов, время у него еще есть, немного, но все-таки. Можно разработать десять идей, она другой лучше. Но отчего-то ему было ужасно обидно отказываться от «Укрощения тихони», как он уже назвал свой проект.
        А может быть, все-таки рискнуть? Плохо, конечно, но что делать. Вот Джерри знает, что если всегда вести себя хорошо, то не напишешь ни одного мало-мальски стоящего материала. Так ничего и не решив, Стив потушил сигарету и вернулся в редакцию.
        А Шейла шла по улице с пылающим лицом и чувствовала себя крайне скверно. Не зря ли она так резко произнесла последнюю фразу? А что, если Стив еще больше рассердится и совсем порвет с ней?
        Дура, дура, какая же я дура! - твердила она себе. Все не так сделала, все не так! Надо было действовать ласково и тактично. А она что? Какие-то идиотские ультиматумы! Шейла не узнавала себя. От тоски и страха ей хотелось плакать. Ведь Стив так зло смотрел на нее! Так ужасно накричал! Правда, его, кажется, совершенно не волнует Мэг, и это хорошо.
        И Шейла принялась уговаривать себя, что на самом деле все прекрасно. Мистер Журналист нервничает, но ему это даже полезно. Ничего, пусть выкручивается… И все-таки кое-что не давало Шейле покоя. Внутри нее так и зрело враждебное чувство к Мэг, и она ничего не могла с этим поделать.

        Следующие дни Стив был занят сверх всякой меры. К октябрю должен был выйти юбилейный номер «Казановы», и Старик нагрузил сотрудников по полной программе. И, само собой разумеется, Стив не переставал думать о своей рубрике. Что-то не хотелось ему снова вступать в сделку со своей совестью. Слишком болезненные воспоминания остались у него от подобных дел.
        А самое неприятное - он по-прежнему много думал об этой женщине. Слишком много. Ее образ то и дело возникал у него перед глазами, и, как он ни старался его прогнать, все было зря. Два вечера подряд Стив даже провел в любимом баре, в чисто мужской компании. Они цинично хохотали над пошлыми анекдотами, рассказывали всякие байки и много пили. Вот только Мэг решительно не желала покидать голову бедняги.
        В пятницу Стив впал в легкую депрессию и полночи просидел перед телевизором со стаканом кампари. Зато субботнее утро оказалось очень плодотворным. До полудня он успел закончить пару репортажей, которые давно висели над ним, и даже набросать план любопытной статьи «Стерва или ведьма?».
        Стив как раз решил сделать небольшой перерыв и выпить кофе, когда раздался телефонный звонок.
        - Привет! Неужели мистер Казанова изволил ночевать у себя дома? - Голос в трубке был насмешливым, но добродушным. - Ты не забыл, что сегодня мы празднуем мой день рождения?
        Это была Уэнди Касперс, подруга его безоблачного английского детства. Они не виделись уже давно, и Стив успел соскучиться по этой веселой, беззаботной и очень общительной девушке. Теперь, правда, она была уже замужем, но это ничуть не отразилось на ее характере. Скорее наоборот, Уэнди стала еще веселее и жизнерадостнее. Эх, бывают же на свете счастливые браки!
        В детстве Стив и Уэнди очень дружили. А когда ему исполнилось восемнадцать, он позволил себе слегка влюбиться в нее. Впрочем, это чувство прошло, уступив место всегдашней дружбе. И вот теперь Уэнди приглашала его на свой день рождения. Что ж, по крайней мере, можно будет развеяться. Определенно, вечеринка подоспела как нельзя кстати. Глядишь, познакомится там с какой-нибудь красоткой и забудет наконец эту Мэг, будь она неладна.
        - Конечно, я приду, - со вздохом ответил он.
        - Жду с нетерпением. Народу будет - тьма! - весело сказала Уэнди. - Как-никак, двадцать пять. Это уже серьезно! - добавила она и тут же расхохоталась.
        - До встречи, целую, - пробормотал Стив.
        Звонить Мэг он не стал.

4

        В доме Флейнов все было готово к приему гостей. На свое двадцатипятилетие Уэнди пригласила чуть ли не половину Лондона. На первом месте - бесконечные друзья семьи. Все эти чопорные Квисти, Даррелы, Доннелы и прочие занудные, но необходимые каждому добропорядочному семейству люди. А Флейны, вне всякого сомнения, были весьма добропорядочны.
        С самого детства родители внушали Уэнди, что она должна вести себя как подобает дочери богатых родителей голубых кровей. Ее же всегда раздражали подобные предрассудки. Да, она училась в одном из самых престижных колледжей Англии. Да, она изучала искусство в Италии. Да, родители всегда тщательно следили за кругом ее знакомых. И, тем не менее, жизнь неуклонно прорывалась сквозь эти рамки.
        Уэнди помнила, каким ударом стала для родителей женитьба ее старшего брата Дэвида на девушке-официантке. Какой скандал разразился тогда в их доме! Уэнди до сих пор делалось муторно, когда она вспоминала об этом. А теперь Дэвида нет, и какое значение имели все эти склоки и ссоры! Тем не менее, когда сама она пожелала связать свою судьбу с простым смертным, барабанщиком по имени Питер Касперс, родители вновь устроили сцену. Однако на руках у них оставалось все меньше козырей. Уэнди непреклонно боролась за свое счастье и победила. Теперь они с Питером живут в огромном доме Флейнов вместе с ее родителями.
        А бедняжку Мэг так и не приняли в семью. А уж как она старалась стать им если не родной, то, по крайней мере, не совсем чужой. В конце концов, внешне отношения более-менее наладились. Но внутренний ледок так и не растаял. И теперь, через пять лет после гибели Дэвида, она вновь войдет в их дом. Интересно, как поведет себя Мэг? И как ее воспримут?
        Уэнди в последний раз окинула придирчивым взглядом роскошную гостиную. Вроде бы все на месте. Через полчаса начнут прибывать первые гости. Мама скрепя сердце согласилась не вмешиваться в приготовления к празднеству. Сидит сейчас в своей спальне и злится.
        Сама Уэнди злиться просто не умела и поспешила развеять мрачное настроение матери. Сегодня прекрасный день, и все должны веселиться вместе с ней. А как же иначе?

        С четырех часов дверь особняка Флейнов открывалась буквально каждые пять минут. Все гости - пожилые, молодые, надменные друзья семьи и бесшабашные приятели Питера - первым делом бросались к Уэнди и спешили поздравить ее.
        Мэг же в этот день слишком долго и тщательно готовилась к выходу и слегка припозднилась. Когда она приехала, почти все были уже в сборе, а особенно ретивые - уже навеселе.
        - А кто эта прелестная леди? - елейным голоском пропела Патрисия Флейн, сразу же выхватив ее острым взглядом. - Неужели крошка Мэг?
        Головы всех присутствующих как по команде повернулись в ее сторону. Мэг застыла в дверях, не зная, войти или сразу убежать куда глаза глядят. Кажется, все гости Флейнов, даже те, кто совсем не помнил, кто она такая, с пристрастием изучали ее. Что ж, на здоровье! Сегодня она могла позволить себе тысячи придирчивых взглядов.
        На Мэг было надето изумительное платье из тончайшей серебристой парчи. Оно так выгодно подчеркивало точеную талию и высокую грудь, что ей могла бы позавидовать любая модель. Обута она была в потрясающие босоножки, их тонкие ремешки изящно оплетали ноги и зрительно удлиняли их. На груди красовался серебряный кулон - разумеется, подарок Дэвида. Мэг знала, что выглядит безупречно, и решительно шагнула навстречу хозяйки дома.
        - Здравствуйте, миссис Флейн. Рада вас видеть. Выглядите просто чудесно, - светским тоном сказала она.
        Патрисия во все глаза смотрела на нее.
        - Как твои дела, девочка? - вымолвила она наконец, беря ее под руку и ведя в глубь гостиной, где Уэнди принимала поздравления и подарки.
        - Спасибо, все просто замечательно, - ответила Мэг и ослепительно улыбнулась. - Мне жаль, что я не могла выбраться к вам раньше.
        - Нам тоже очень жаль, что ты так надолго пропала. Ты, наверное, много времени проводишь в Ледимонте, у своей мамочки? - не удержалась Патрисия.
        То, что Мэг родилась не в столице, было в глазах миссис Флейн неискоренимым недостатком.
        - Конечно, я часто навещаю ее.
        - Ты, конечно, уже стала знаменитой художницей? - И вновь в голосе Партисии прозвучали язвительные нотки.
        - Нет, - сдержанно ответила Мэг. - Всего лишь работаю художником-оформителем в одном издательстве.
        - Что ж, весьма достойное занятие, - ответствовала Патрисия тоном вдовствующей королевы. - Ну, не буду больше тебе докучать, иди поздравь Уэнди.
        И она царственной походкой отошла от Мэг. Наконец-то. Нет, эта женщина ничуть не изменилась за прошедшие пять лет. Те же выражения, тот же тон. Впрочем, какое это теперь имеет значение?
        Мэг нашла глазами Уэнди. В белом шелковом платье она напоминала воздушное облачко. Вокруг нее толпились разодетые в пух и прах молодые люди - привычное окружение Флейнов. Заметив подходящую Мэг, Уэнди помахала ей рукой.
        - Иди скорей сюда, мне не терпится услышать твое поздравление!
        Мэг поспешила к подруге и нежно обняла ее.
        - От всей души поздравляю. Желаю тебе всего самого доброго и прекрасного в твоей прекрасной жизни, - с чувством произнесла она и протянула небольшой сверток.
        - Ой, какая же ты милая, Мэг! Уверена: это нечто сногсшибательное! - прощебетала Уэнди.
        - Разверни потом, хорошо? - попросила ее Мэг.
        - Ладно, как скажешь, - улыбнулась Уэнди и поцеловала подругу в щечку. - Кстати, ты потрясающе выглядишь. Все мужчины глаз с тебя не сводят.
        - Да ладно тебе! - отмахнулась та. - Скажи лучше, где я могу спокойно посидеть, чтобы меня никто не трогал?
        - Спокойно посидеть? - воскликнула Уэнди. - Ну уж нет, насидишься дома, а сегодня все будут веселиться! Ты тоже. И насчет мужчин я говорю совершенно серьезно. Посмотри вон на того блондина. Он же просто прожигает тебя взглядом.
        Мэг повернулась и посмотрела, куда указывала ей Уэнди. То, что она увидела, повергло ее в легкий шок. Шагах в двадцати от нее стоял несравненный Стивен Палмер и пристально ее разглядывал. Он был облачен в темно-синий джемпер простого покроя, но, судя по всему, дорогой, и в модные брюки, подчеркивавшие его длинные, безупречной формы ноги. Вот это номер! Что, интересно, он тут делает?
        - А кстати, кто он? Ты его знаешь? - Мэг снова повернулась к Уэнди, но той уже и след простыл - унеслась встречать новых гостей.
        Мэг рассеянно оглянулась по сторонам. Да, за пять лет в этом доме мало что изменилось. Почти всех присутствующих здесь она знала, кроме разве что молодых друзей Уэнди. Вон чета Трумэн, владеющая сетью крупных универмагов. А вон у того седоватого джентльмена превосходный ювелирный магазин, именно там Дэвид покупал ей все драгоценности. Но как затесался в это славное общество мистер Журналист? Сейчас мы это выясним. И Мэг решительным шагом направилась к нему.
        - Вечер добрый! - проворковала она, глядя ему в глаза, в те самые волшебные глаза, которые преследовали ее с самой первой их встречи. - Какими судьбами?
        Стив восхищенно посмотрел на нее и сказал чуть растерянно:
        - Чертовски рад буду поболтать с вами. Но разве мы знакомы?
        Мэг чуть не расхохоталась ему в лицо. Неужели она действительно так не похожа на себя обычную? Вот здорово!
        - Так давайте познакомимся. Маргарет Уилсон Флейн, художница, - сказала она, целиком и полностью войдя в образ.
        - Стивен Палмер, - ответил он. - Безумно счастлив познакомиться со столь очаровательной женщиной.
        Так-то, мальчик, подумала Мэг. Теперь тебе уже не приходится кривить душой и придумывать невероятные истории. И забытое чувство власти над мужчинами обдало ее теплой волной.
        - Не желаете ли чего-нибудь выпить? Может быть, шампанского? Красного вина? Пунша?
        - Не хочу обидеть обитателей этого дома, но такого вина, как в «Карамельном раю», здесь нам наверняка не предложат, - сказала Мэг и чуть заметно улыбнулась.
        По лицу Стива скользнула неясная тень.
        - Подождите, как вы сказали… Маргарет Уилсон Флейн? Мэг Флейн? Нет, не может быть, невозможно! - в смятении воскликнул он, скользя взглядом по ее лицу и фигуре.
        - Отчего же? Я рада, что вы наконец узнали меня, - ответила она.
        На Стива жалко было смотреть. Куда девался его уверенный вид? Сейчас на Мэг, на роскошную красавицу Мэг смотрел испуганный и удивленный мальчишка.
        - Какая неожиданность встретить вас здесь! - вымолвил он наконец. В голове его крутилось одновременно множество мыслей, но ни одна не желала складываться в осмысленную фразу.
        - Поверьте, для меня это не меньшая неожиданность, - сказала Мэг. - Может быть, вы принесете мне шампанского и мы с вами продолжим столь приятную беседу?
        - Конечно. Я сейчас! - выпалил Стив с явным облегчением и умчался.
        Мэг удовлетворенно улыбнулась. Пусть придет в себя, подумает, как ему теперь себя вести. А она пока поговорит с кем-нибудь из гостей. Вон там, кажется, Эмили Бриджтаун. Когда-то они с ней были очень дружны. Может, и теперь найдется о чем поговорить? И Мэг направилась к Эмили, которая тоже заметила ее и призывно помахала рукой…
        Стив пребывал в полнейшем смятении и недоумении. Как могла здесь оказаться эта женщина? Что общего у нее с Флейнами? И тут его осенило: ну конечно, фамилия! Черт, этого еще не хватало! Она что, их родственница? Но почему он раньше никогда не слышал о ней? Ведь он, можно сказать, вырос в этом доме.
        Если Стив и преувеличивал, думая так, то ненамного. Его родители познакомились с Флейнами на каком-то благотворительном ужине. Между их семьями сразу завязалась довольно тесная дружба. Несмотря на то, что Палмеры жили намного скромнее, нежели Флейны, они принадлежали к одному и тому же обществу и общались вполне на равных.
        Стиви было тогда пять лет. В семье Флейн росли двое детей - крошка Уэнди и любимец Дэвид. По мальчишеским меркам разница в возрасте между Стиви и Дэйви была огромная, просто непреодолимая. Но, вопреки всем законам, между ними сложились очень тесные отношения. Правда, были они скорее братскими, чем дружескими.
        Стив вернулся из Франции два года назад. Тяжелым ударом для него стало известие о гибели Дэвида. Он пытался узнать как можно больше о жизни друга и задавал множество вопросов. Но ни разу не услышал в ответ ни одного упоминания о его вдове, ни полслова. Не было ее и на фотографиях в семейном альбоме.
        Какое-то время Стива занимал этот вопрос, но не то чтобы очень сильно. К тому же мистер и миссис Флейн всем своим видом показывали, что и слышать об этом не желают, а Уэнди в то время училась в Италии. Со временем интерес Стива к этому обстоятельству угас. Тем более, что у него и без того было о чем подумать.
        Так что же получается, Мэг и есть эта таинственная вдова? Уму непостижимо. Впрочем, зачем спешить с выводами. Может, она всего-навсего какая-нибудь племянница, или троюродная сестра, или совсем уж дальняя родня. Стив не любил неопределенности. Найдя глазами Уэнди, он тут же подошел к ней.
        - Скажи-ка, а кто такая та яркая брюнетка в серебристом платье, с которой ты разговаривала?
        Уэнди загадочно улыбнулась.
        - Что, понравилась? Я заметила. Но, боюсь, у тебя нет шансов. Эта женщина была женой моего брата. А по сравнению с ним, скажу тебе откровенно, ты смотришься весьма бледно.
        - Так это правда? Она была женой Дэвида? - Черт, все-таки он не мог в это поверить. Хотя после метаморфозы, произошедшей с Мэг с момента их последней встречи, Стив был готов поверить во многое.
        - Ну да. А почему тебя это удивляет? - пожала плечами Уэнди. - А, понимаю, ты никогда и ничего о ней не слышал. Естественно, мои родители сделали все, чтобы стереть ее имя из истории нашей семьи. Вот уже пять лет, как Мэг исчезла из этого дома, сразу после… несчастья. Когда ты вернулся в Лондон, Мэг для них уже не существовало.
        Стив ошарашенно смотрел на Уэнди.
        - Черт, да у вас все в лучших традициях Шекспира! - воскликнул он.
        - Ну да. Как ты понимаешь, мне всегда было наплевать на эти предрассудки. Мэг - отличная девчонка, вот и все. Я продолжаю общаться с ней, нечасто, конечно. Знаешь, она стала очень странной. Эта трагедия с Дэвидом… она подкосила ее. Мэг очень изменилась, замкнулась в себе. Купила крошечную квартирку и фактически заперлась в ней.
        - Но разве может человек вот так сразу взять и перестать общаться с десятками людей, с которыми встречалась в повседневной жизни? Невероятно. - Стив искренне недоумевал, хотя уже и начал кое-что понимать.
        - На самом деле она так и не вошла в наш круг до конца. И все это понимали. Она просто любила Дэвида, очень любила и хотела быть с ним. Все остальное было ей глубоко безразлично. Она только терпела все это ради него. А когда его не стало, ей не зачем было больше пытаться жить по нашим правилам. И я прекрасно ее понимаю. Такая вот история, - заключила Уэнди, покусывая губу.
        - Да, такая вот история, - в задумчивости повторил Стив. - Слушай, кажется, у тебя испортилось настроение? Прости. Я не хотел портить тебе праздник. Просто любопытно стало.
        - Ох уж это твое любопытство! - улыбнулась Уэнди и похлопала его по плечу. - Ладно, не унывай. У нашего семейства столько тайн, что никакое журналистское расследование не поможет. А насчет Мэг могу сказать тебе только одно: она далеко не так проста, как кажется.
        - Да, я уже это понял, - пробормотал Стив себе под нос.
        - Да ты не тушуйся. Хочешь с ней познакомиться - дерзай, - подбодрила его Уэнди. - Правда, в ее глазах даже супермен всегда будет лишь жалкой тенью Дэвида, - вздохнула она.
        - Ну, спасибо за предупреждение!
        Стив приобнял ее и побрел искать, что бы такого выпить. Наполнив бокал кампари - на этот раз никакого сока! - он призадумался. Нет, с Мэг он сейчас общаться не в состоянии. Всю эту информацию надо переварить. Может, потом он и позвонит ей. А может, и нет. В конце концов, зачем ему все это нужно? С другой стороны, он шел на эту развеселую вечеринку главным образом для того, чтобы тень Мэг навсегда ушла из его сердца. И вот вам пожалуйста - она появляется там, где он меньше всего ожидает ее встретить, да еще в умопомрачительном виде!
        Надо сказать, новая Мэг Флейн как нельзя больше соответствовала его идеалу женской красоты. И от этого Стиву делалось ужасно обидно. Да что же это такое! Единственный раз в жизни решается на встречу с девушкой совершенно непримечательной внешности, а она буквально на глазах превращается в настоящую красотку! Просто волшебство какое-то! Кому рассказать, не поверят. Только он рассказывать об этом не будет. Тем более Шейле.
        Вечерника тем временем была в разгаре. Шум голосов и музыки вокруг него достиг предельной концентрации. Но Стив не мог заставить себя ни с кем общаться, тем более танцевать. Все, на что он был способен, - это опрокидывать один за другим бокалы с розоватым напитком. И так преуспел в этом занятии, что скоро вообще перестал понимать, где находится и что происходит вокруг.
        В голове его кружились странные картины: то он видел Мэг в дурацком желтом платье, то Шейлу в бикини, то улыбающуюся Уэнди. Все они кружились вокруг него и на все лады повторяли: «Стиви, ты в порядке? Стиви, ты в порядке?». Голоса их звучали так мелодично и кружились они так плавно и красиво, что Стив чувствовал себя на седьмом небе.
        Внезапно голос одной из них стал жестким и резким. Стив смутно почувствовал, что пора открыть глаза, но сделать этого просто-напросто не мог.
        - Стив, вы в порядке? - снова прозвучал у него над ухом совсем уже встревоженный голос.
        Он снова попытался открыть глаза, и наконец ему это удалось. Перед ним стояла молодая женщина и трясла его за плечо.
        В порядке ли он? Глупый вопрос, кажется, что он даже не понимает, где находится.
        - Стив, вы можете встать? - спросила она, в упор глядя на него серо-стальными сглазами. А ему почему-то вдруг показалось, что они должны быть небесно-голубыми.
        - Конечно! А что, я разве не стою? - вдруг удивился он и тут только понял, что все это время полулежал в странной позе в неудобном маленьком кресле. Рядом с креслом валялся опрокинутый бокал.
        - В некотором роде, нет, - сухо произнесла женщина. - Я прошу вас, соберитесь с силами и встаньте. Уже давно пора ехать домой.
        - Домой так домой, - буркнул Стив и пожал плечами, не очень хорошо понимая, о чем ему говорят. Разве он не дома? И кто это вообще разговаривает с ним таким тоном?
        С превеликим трудом Стив поднялся из кресла.
        - Ой, кажется, со мной что-то не так… - протянул он, увидев, что мир вокруг ведет себя как-то странно, а пол так и норовит уйти из-под ног.
        - Надо думать. Держитесь за меня, я помогу вам.
        Он покорно оперся на ее плечо и тут только начал понимать, что происходит. Вот эта молодая женщина - Мэг Флейн, та самая тихоня, которая вдруг оказалась не тихоней. И находятся они в доме Флейнов. Потому что у Уэнди, кажется, день рождения. А теперь, судя по всему, вечеринка подошла к концу. И пора ехать домой. Эта женщина так любезна, что согласилась помочь ему дойти до дверей. Потому что он чертовски пьян. Да, похоже на то, что так он не напивался со времен своей разгульной юности…
        Размышления его прервал чей-то возглас:
        - О, Стиви, наконец-то! Мы так беспокоились за тебя! - Так, это Уэнди, чертовски усталая. - Где ты его нашла?
        - В кресле в комнате для гостей, - ответила Мэг. - Ума не приложу, как он туда забрел.
        - Привет, Уэнди! - улыбнулся Стив, глядя на нее. - А что, все уже разошлись? Какая незадача! Я так хотел пригласить кого-нибудь потанцевать…
        Тут он споткнулся и чуть не повалился на свою хрупкую провожатую.
        - Эй, полегче на поворотах! - предупредила его Мэг.
        Она, конечно, могла бы оставить его ночевать у Уэнди, ничего бы с этим сокровищем не случилось. Но ей почему-то казалось, что следует отвезти его домой. Может быть, потому, что Мэг чувствовала себя отчасти виноватой в том, что он так напился. Нет, конечно, все это глупости и она тут ни при чем. А все-таки будет лучше, если она лично доставит его домой.
        - Мэг, да не возись ты с ним! У нас прекрасная спальня для гостей, там он будет чувствовать себя как дома и даже лучше. А завтра придет в себя и поедет, куда ему нужно, - в который раз сказала ей Уэнди.
        Мэг успела поведать подруге об их странном знакомстве. Та в свою очередь не могла не пересказать ей их со Стивом разговор. И все-таки Уэнди удивляла та заботливость, которую Мэг проявила к Стиву. Неужели он все-таки запал ей в душу?
        Впрочем, это ее не касается. Пусть поступает, как знает.
        - Ну что ж, еще раз с днем рождения тебя. Надеюсь, еще увидимся, - сказала Мэг на прощание.
        - Конечно, увидимся, что это еще за «надеюсь»? Ты, главное, сама не пропадай, - весело сказала Уэнди. А потом наклонилась и что-то прошептала Мэг на ухо.
        - Не волнуйся, - усмехнулась подруга. - Я буду сама осторожность. Стив, спокойно, спокойно, я здесь…
        И Мэг со Стивом наконец покинули особняк Флейнов. Было уже очень поздно, и темнота заполняла собой все вокруг.
        - Где вы оставили машину? - спросила она своего незадачливого спутника.
        Стив издал какой-то невразумительный звук.
        - Вы помните, где оставили свою машину? Впрочем, что это я. Ваша машина нам все равно не поможет. Надеюсь, вы хотя бы помните, куда вам ехать.
        - А куда нам ехать? - тупо переспросил Стив. Свежий воздух более-менее привел его в чувство. По крайней мере, он уже шел, не держась за Мэг. Но соображал все еще с трудом.
        - Я так полагаю, что вам сейчас нужно попасть домой, - заметила Мэг. - И мне хотелось бы знать, где именно вы живете, чтобы доставить вас по нужному адресу.
        - Доставить по нужному адресу? - пробормотал Стив. - Что я вам, коробка с пиццей?
        - Послушайте, - сказала Мэг, начиная сердиться, - в конце концов, я вовсе не обязана терять с вами время. Я просто хочу вам помочь - сама не знаю почему.
        И правда, почему это она решила взять на себя труд отвезти домой малознакомого мужчину? Вряд ли дело тут в милосердии или в чем-то таком. Положа руку на сердце, ей просто хотелось еще немного поговорить с ним, насладиться своим триумфом… и заодно узнать что-нибудь о его жизни. Ведь на вечеринке он так и не подошел к ней снова. Предпочел напиться в одиночестве. А того, что рассказала Уэнди, хватило, чтобы возбудить ее любопытство, но не утолить его.
        Впрочем, подруга довольно уклончиво отвечала на ее вопросы о Стиве. Друг семьи, жил в Париже, года два назад вернулся, неплохой парень, но сердцеед - вот, собственно, и все, что Мэг удалось узнать. Весьма любопытно. Почему же она раньше не слышала об этом друге семьи? Что-то тут не так.
        Тем временем они подошли к ее маленькому серому «опелю».
        - Вот моя машина, - сказала Мэг Стиву. - Залезайте на заднее сиденье и можете там уснуть, только скажите сначала, куда вас везти.
        Стив с видимым трудом открыл дверцу и забрался в салон. Крошечная машина явно не подходила для такого высокого мужчины, каким он был. Но что же делать, другой нет.
        Мэг уселась за руль и оглянулась. Стив уютно расположился на заднем сиденье и стал похож на маленького мальчика, который, набегавшись за день, уснул прямо в одежде. Лицо его выглядело расслабленным и умиротворенным. Теперь он ничем не напоминал самоуверенного красавца, каким, судя по всему, был на самом деле.
        - Стив! - окликнула его Мэг. Он не отозвался. - Стив, не могли же вы так быстро заснуть! Скажите, куда нам ехать?
        Молчание.
        Мэг перегнулась через сиденье и потрясла его за плечо. Сначала легонько, потом сильнее. Никакого эффекта. Похоже, он действительно отрубился. Ну и что теперь ей делать? Не везти же к себе домой?
        Поразмыслив немного, Мэг решила, что иного выхода нет. Глупо ждать, пока он проснется и соизволит назвать свой адрес. В конце концов, ей тоже хочется спать. А дома она вполне может уложить его в гостиной, а сама преспокойно ляжет в сбою постель. Не дело это, конечно, но сама виновата. Раз уж взялась, придется теперь доводить дело до конца.
        Мэг тяжело вздохнула и завела мотор. В такой час движения на улицах почти не было, и до дома она доехала минут за десять, хотя днем потратила на тот же путь добрых полчаса. Припарковавшись, Мэг вылезла из машины. Теперь предстояло вытащить на свет Божий мистера Журналиста. Интересно, по силам ли ей эта задача?
        Она открыла дверцу и приступила к делу. К ее удивлению, мучиться совсем не пришлось. От ее прикосновения Стив моментально проснулся и живенько выбрался из машины. Он с недоумением осмотрелся по сторонам, затем взгляд его остановился на Мэг.
        - О, прекрасная леди, куда вы меня привезли? - спросил он страдальческим тоном, не сводя с нее глаз.
        - Вопросы потом. Просто идите за мной, - приказала Мэг.
        Она вдруг почувствовала, что чертовски устала. Компания полумертвого Стива уже начала надоедать ей. Очень хотелось надеяться, что завтра он проснется пораньше и уберется с глаз долой до того, как она выставит его. Романтический порыв давно погас. И теперь Мэг досадовала на себя за то, что ввязалась в это.
        И все-таки в глубине души, там, куда никому нет хода, она понимала, что поступить иначе просто не могла.

5

        Квартира Мэг располагалась в современном многоэтажном здании на Хоули-стрит. Этот квартал никак нельзя было назвать фешенебельным: здесь жили люди со средним достатком и уровнем притязаний. И Мэг вполне это устраивало. Главное, район спокойный, да и от работы не так далеко. А что еще нужно?
        Мэг вошла в подъезд, поднялась на третий этаж. Стив покорно следовал за ней. Она открыла дверь, и к порогу сразу кинулись обе ее кошки.
        - Не обращайте внимания, проходите, - бросила она Стиву, включая свет.
        - Позвольте узнать, я в данный момент нахожусь у вас дома? - спросил он, делая неверный шаг вперед.
        - Вы очень догадливы. Пожалуйста, снимайте обувь и проходите налево, - резко сказала Мэг.
        - Да-да, спасибо, вы очень добры, - бормотал Стив, тщетно пытаясь снять ботинки. - А как я, собственно, здесь оказался?
        - Отгадайте с трех раз, - иронично сказала Мэг.
        Оставив своего гостя воевать с обувью, она юркнула в спальню и первым делом сняла вечернее платье. Облачившись в домашний костюм и удобные мягкие тапочки, Мэг снова вышла в холл и обнаружила потрясающую картину. Стивен Палмер сидел на полу в одном ботинке, одной рукой поглаживая белую кошку Дарси, а другой - серую, Грету.
        - Вижу, вам понравились мои кошечки, - сказала Мэг и улыбнулась. - Давайте помогу вам снять ботинок и покажу, где вы будете спать.
        - Спасибо, Мэг, - ответил он. - Не хотел бы злоупотреблять вашим гостеприимством, но я был бы безумно рад, если бы вы угостили меня чашечкой кофе.
        Стив наконец отделался от второго ботинка и теперь стоял напротив Мэг и весьма осмысленно глядел ей в глаза.
        - А может, вам лучше уснуть прямо сейчас? - с сомнением спросила Мэг.
        - Поверьте, я знаю себя. Одна чашечка кофе приведет меня в чувство. Обещаю, что не буду мешать вам. Вы и так оказали мне услугу, которой я не заслужил.
        - Да ладно вам, - смутилась Мэг.
        В его голосе она услышала нечто такое, отчего ей на мгновение стало очень тепло. Тепло и спокойно. Как будто так и должно быть: его фигура у стены, кошки у него под ногами, чашка кофе для того, чтобы привести его в чувство… Странно все это. Впрочем, к чему сейчас об этом думать? Надо пойти и приготовить кофе. Ей и самой сейчас необходима чашечка-другая.
        - Что ж, идите в кухню, я сейчас все приготовлю.
        Она указала Стиву, куда идти, а сама направилась в гостиную, чтобы постелить ему постель.
        Квартира Мэг Флейн была очень маленькой - и очень уютной. И состояла всего из двух комнат - ее спальни и гостиной, в которой никогда не было никаких гостей. Просторная кухня, которая заодно служила столовой, и ванная были отделаны с большим вкусом, как и остальные комнаты. Но поскольку в них всегда царил творческий беспорядок, детали интерьера не бросались в глаза. В спальне ее стояла небольшая кровать, трюмо и несколько шкафов. В гостиной мебели было и того меньше - журнальный столик, симпатичный диван и одно большое кресло, всегда занятое кошками.
        Вернувшись в кухню, Мэг обнаружила, что Стив стоит у окна и задумчиво смотрит вдаль. Она невольно залюбовалась его спиной - широкой и в то же время какой-то… грациозной, что ли? Вообще, в этом человеке было много грации, это бросалось в глаза, даже когда он не двигался, как сейчас.
        Мэг вдохнула и занялась приготовлением кофе. Через несколько минут по кухне поплыл его аромат. Стив отвернулся от окна и встретил взгляд Мэг.
        - Кофе готов. Садитесь, - без выражения сказала она и сама села за стол.
        Несколько минут они молчали. Затем Стив глубоко вздохнул, словно решившись на что-то, и начал говорить:
        - Мэг, во-первых, я хочу поблагодарить вас за то, что вы сделали, хотя, признаться, не понимаю, что заставило вас так поступить. Во-вторых, приношу извинения за мой непотребный вид: сам не знаю, что со мной случилось. Может, они что-то подсыпали в вино? - слабо улыбнулся он. - А в третьих, я хочу выразить вам свое восхищение: никогда еще я не был так потрясен при виде женщины, как сегодня вечером у Флейнов. Да что там, я был просто сражен, увидев вас! - горячо закончил Стив.
        Мэг видела, что он не лжет, тем более что еще помнила тот жадный взгляд, который так польстил ей.
        - Но вы, конечно, и не подумали, что это я, - усмехнулась Мэг. - Неужели вы и вправду меня не узнали?
        - Конечно, нет! Видели бы вы себя тогда, когда мы встречались с вами в этом дурацком «Раю»… - начал он и тут же осекся. - Простите, я не то хотел сказать. Вы и тогда выглядели хорошо, просто… просто…
        - Не трудитесь быть деликатным, - прервала его Мэг. - Я прекрасно понимаю, что вы хотите сказать.
        - Зато я не понимаю, - возразил Стив, с сомнением глядя на нее. - Как можно, имея такую потрясающую внешность, строить из себя серую мышку? Просто диву даешься, как это вам, женщинам, удается творить с собой такое? И главное, зачем?
        - Неплохая тема для вашего журнальчика, а? - лукаво спросила Мэг.
        - А вы, пожалуй, правы, - оживился Стив. - Черт, это идея! Мы-то, мужчины, по глупости своей считаем, что женщина всегда стремится выглядеть лучше, чем она есть на самом деле. Ан нет, бывает и наоборот!
        - Откуда вы знаете, какая я на самом деле? - серьезно спросила Мэг, не глядя на него.
        - А ведь и правда не знаю, - согласился он. - Но очень хочу узнать.
        Мэг быстро посмотрела ему в глаза. В них не было и тени насмешки, только живой интерес. Что же это? Неужели интерес Стива ей так приятен? Отчего сердце бьется все быстрее, а глазам все чаще хочется встречаться с его глазами?
        - Я тоже хочу кое-что узнать о вас, - призналась Мэг, стараясь, чтобы голос звучал как можно равнодушнее.
        - С удовольствием отвечу на любой вопрос, - улыбнулся Стив. - Приятно иногда побыть по ту сторону стола. Очень скучно все время задавать кому-то вопросы и никогда не отвечать самому.
        - Понимаю, - ответила Мэг. - Так, значит, вы хорошо знаете Флейнов. Откуда? Как давно?
        Вопрос явно дался ей с трудом. Мэг даже почувствовала, что руки ее слегка дрожат. Почему-то ей было очень страшно услышать ответ. Был ли он знаком с Дэвидом? И если да, то насколько близко? И что все это значит? Простая случайность или нечто большее?
        Она налила себе еще кофе и приготовилась слушать. Однако Стив молчал, разглядывая свои длинные тонкие пальцы.
        - Стив, вы не уснули? Если не хотите отвечать, ради Бога. Пожелаем друг другу спокойной ночи, и никаких проблем.
        - Нет-нет, Мэг, дело не в этом. Просто на такой вопрос коротко не ответишь. Если вы настроены выслушать длинную романтическую историю, я готов рассказать вам ее. Но не хочу злоупотреблять вашим вниманием. Я и так уже порядком напряг вас.
        - Что вы! - в свою очередь возразила Мэг. - Во-первых, я почему-то абсолютно не хочу спать. Во-вторых, я с удовольствием послушаю эту вашу историю. Видите ли, дела семьи Флейн мне не совсем безразличны. И что самое обидное, до сих пор.
        Стив по-прежнему молчал и смотрел на нее с любопытством. Мэг же все время прокручивала в сознании одну и ту же мысль. Интересно, что рассказала Уэнди о ней? Насколько подробно? И имеет ли смысл откровенничать с ним? Хотя я-то жду от него именно откровенности, внезапно поняла Мэг. Причем для меня это как бы само собой разумеется. Но, если разобраться, с какой стати Стив должен раскрываться передо мной?..
        Размышления ее были прерваны звуком его голоса. В который уже раз она подумала, что никогда не слышала голоса более приятного и располагающего к доверию. Наверное, у него это профессиональное, решила Мэг. Она почти не вникала в смысл того, о чем он говорил, пока до ее сознания долетела фраза:
        - …И вот когда мне исполнилось шестнадцать, родители увезли меня в Париж. И пошла совсем другая жизнь. Учеба во французском колледже, общение с юными француженками - все это было настолько ново и непривычно, что я не успевал фиксировать ощущения. Первые полгода я жил как в горячке. Потом, конечно, начал привыкать. Но старая жизнь, старые друзья просто вылетели у меня из головы. Из головы, но не из сердца.
        Он на мгновение замолчал.
        - Вы не возражаете, если я закурю? - спросил Стив и, получив разрешение, достал из кармана пачку сигарет.
        - Вот только пепельницы у меня нет, извините, - сказала Мэг и дала ему блюдечко. И тут же с удивлением поняла, что ей неприятно и неловко оттого, что она не может предложить Стиву пепельницу. Странно, ей очень хотелось во всем угодить ему.
        Но Стива, похоже, нимало не смущало отсутствие этой детали. Невозмутимо стряхнув пепел на край блюдца, он продолжил:
        - Французский я изучал с детства. Так что в этом смысле проблем у меня практически не было. Я поступил в университет на отделение романской филологии. Сам выбирал, - с гордостью заявил он.
        - Наверное, в Париже совсем другая жизнь? Это ведь здорово - изучать филологию в Париже? - осторожно спросила Мэг.
        - Здорово, конечно. Только филолога из меня не вышло. Бог знает кто из меня вышел, - усмехнулся Стив. - В общем, в Лондон я вернулся в позапрошлом году.
        - Вместе с родителями?
        Стив поморщился, и Мэг поняла, что вопрос был не самым удачным.
        - Нет, один, - ответил он. - Слава Богу, у нас оставалась здесь неплохая квартира. Так что крыша над головой у меня была, а о большем я и не мечтал.
        - Вот как? - Брови Мэг поползли вверх. - Глядя на вас, никак не подумаешь, что ваши запросы так невелики.
        Стив не обратил внимания на ее последнее замечание. Или, по крайней мере, ей так показалось.
        - Когда я вернулся в Лондон, - произнес он, старательно гася окурок о блюдце, - то, конечно, снова долго не мог понять, что к чему. Все-таки лет прошло немало. Я даже по-английски говорил с легким приятным акцентом. Естественно, первым делом я стал разыскивать старых друзей. Дэвиду я тоже позвонил. И узнал, что он погиб в горах три года назад. Вот и все, что мне тогда сказали. Потом-то я уже заезжал в гости к Флейнам - Патрисия любила меня, да и мистер Флейн всегда неплохо ко мне относился. Я просил их рассказать что-нибудь о Дэвиде. Они рассказывали, и много. Вот только об одной сфере его жизни мне говорили ровно два слова: был женат. Ни имени, ничего другого я не узнал. К тому же я быстро понял, что в доме явно избегают говорить на эту тему. Ну, я и не стал упорствовать, тем более что, по большому счету, мне было абсолютно все равно, на ком он был женат.
        Стив виновато взглянул на Мэг.
        - Если вам неприятно…
        - Нет-нет, напротив. Мне очень интересно, - ответила Мэг и сцепила руки в замок.
        - Дэвид был старше меня, ненамного, но все-таки. И он всегда хотел быть первым во всем. Иногда меня это обижало. Порой просто из себя выводило. Но все это мелочи, на самом деле я всегда уважал его, даже любил. Как мальчишка может любить и уважать старшего друга. Это трудно объяснить, особенно женщине.
        - Почему это? - мгновенно отреагировала Мэг. - При чем тут мужчина или женщина?
        - Ну как же, есть вещи, которые женщине понять не дано, - убежденно ответил Стив.
        - Вот как? Достопочтенный «Казанова» явно повлиял на ваше мировоззрение, - отозвалась Мэг.
        - Много вы понимаете! - с обидой отозвался Стив. - Наш журнал занимает вторую строчку в рейтинге…
        Она не дала ему договорить:
        - Знаю я все эти рейтинги. Чем больше секса, тем выше рейтинг. Я не права?
        - Даже если и так, что с того? Что, в конце концов, плохого в сексе? - спросил Стив с вызовом.
        - Речь не об этом. Просто то, чем вы занимаетесь… Все эти пошлые статейки, все эти дурацкие советы… Понимаете, вы словно всеми силами стараетесь убить в людях то хорошее, что в них еще есть.
        - Ах, я сейчас расплачусь! - саркастически заметил Стив. - Я пишу то, за что платят, и меня это устраивает. Вот и все.
        Он внимательно посмотрел на свою собеседницу. Лицо ее было напряженным и в то же время удивительно красивым. Теперь ему нравилось в ней все - и задумчивые миндалевидные глаза, и нежные губы, и кожа чуть бледнее обыкновенного.
        Сейчас Мэг сидела перед ним в черной футболке и в простых домашних брюках и все же выглядела замечательно. Что же с ним происходит? Может, он теперь смотрит на нее другими глазами?
        - Впрочем, не будем об этом, - поспешно оборвал он разговор, заметив, что лицо Мэг становится все более и более мрачным. - Я знаю, о чем вы подумали. О том, что Дэвид Флейн никогда бы не стал заниматься подобной ерундой.
        Мэг отрицательно покачала головой.
        - Вовсе нет. Во-первых, я не имею никакого права сравнивать вас с Дэвидом и не делаю этого. А во-вторых, я просто высказала свое мнение. Если вас это так злит, значит, вы и сами чувствуете, что здесь не все гладко.
        Черт, а ведь она права. И тогда, в ресторане, и сейчас она взяла и высказала то, в чем он себе боялся признаться. Разумеется, то, чем он занимается, не дело. Однако, похоже, ни на что другое он уже не способен. Грустно, но факт.
        Какое-то время они молчали, не глядя друг на друга. Каждый чувствовал какую-то невысказанную боль. Все, что их связывало, - это тень Дэвида, не более того. Но отчего же Мэг было так мучительно жаль прерывать разговор и идти в спальню? Почему ей все отчаяннее хотелось, чтобы его длинные пальцы накрыли ее маленькую ладонь?
        - А вы ведь, наверное, и в любовь не верите? - вдруг спросила она.
        - Как вам сказать… - Стив чуточку растерялся, но попытался это скрыть. - Честно говоря, у меня не остается времени думать об этом. Девочек мне хватает, а так, чтобы серьезно, как-то не доводилось. - Он пожал плечами и лучезарно улыбнулся ей.
        - Мне вас жаль, - только и сказала Мэг. - Искренне жаль.
        - О, поверьте, не стоит жалеть меня. У меня все хорошо - любой бы позавидовал! Я умею делать все, о чем пишу в своих статьях. Махни я рукой - десятки женщин с радостью пошли бы со мной к алтарю. Просто мне пока этого не нужно. - Тон его вновь стал высокомерным.
        Мэг мучительно старалась понять, когда он говорит искренне, а когда играет. Где маска, а где лицо? Какой Стив настоящий - циничный журналист из «Казановы» или тонкий, ранимый творческий человек, который нет-нет да и дает о себе знать?
        - А вы точно знаете, что вам нужно? - задала Мэг следующий вопрос.
        - На сегодняшний момент - да. Я должен раскрутить свою рубрику и, так сказать, добиться широкой известности в узких кругах. Тщеславие, тщеславие, одно лишь тщеславие. - Стив развел руками.
        - Вот, значит, как. Одно лишь тщеславие. - Мэг задумчиво разглядывала свои ногти, короткие, но очень аккуратные. - Весьма любопытно. А если не секрет, что в жизни вы ставите на первое место?
        - А может, вы предложите мне варианты ответа?
        - Пусть будут стандартные: любовь, деньги, карьера. Ну?
        - Что ж, врать не буду. Карьера, деньги, любовь, - отрапортовал Стив. - Вы довольны?
        - Вполне. А вы?
        - А мне выбирать не приходится, - сказал Стив и усмехнулся.
        - Что ж, мне и вправду жаль вас, - грустно ответила Мэг. - Скажите мне, и покончим с этим: зачем вы позвонили мне тогда? Для чего вам понадобилась та встреча? Я никак не могу понять и все время думаю об этом.
        Стив долго молчал, соображая, что бы такое потрогательнее соврать. Мэг не сводила с него настороженного взгляда.
        - На самом деле Шейла как-то рассказала мне о вас. Не все, конечно, так, несколько слов. Дескать, есть такая Мэг, очень интересный человек, ну и все такое… - Он смешался и замолчал.
        - Вы с Шейлой - любовники, - полуутвердительно сказала Мэг.
        - Нет, с чего вы взяли? - поспешно возразил Стив. - Мы с ней добрые знакомые, не более того. И иногда, что называется, секретничаем. Клянусь вам: мне первый раз в жизни всерьез захотелось с кем-то познакомиться - не из-за длинных ног и высокой груди. А просто потому, что меня заинтересовал образ мыслей и поведение этого человека.
        Стив напряженно следил за реакцией Мэг. Уф, вроде бы он на правильном пути. Теперь главное не сбиться.
        - Вот я и решил свалиться вам на голову. Так я обычно поступаю, если хочу сразить женщину.
        - Значит, вы решили меня сразить? - насмешливо протянула Мэг.
        - Нет, я не то хотел сказать, - быстро ответил он. - Мне было любопытно пообщаться с вами. И я, конечно, хотел произвести определенное впечатление. Заинтриговать, что ли? Скажите, мне это удалось хоть чуть-чуть?
        Стив смотрел на нее с таким комичным ожиданием согласия и одобрения, что ей стало по-настоящему смешно.
        - Нет, нет и нет, - решительно ответила она. И тут же вспомнила, как ломала голову, почему же не перезвонил этот таинственный Стивен Палмер. И как отчаянно хотела вновь услышать его голос.
        - А вот вы, Мэг, если говорить откровенно, сразу заинтересовали меня.
        Заметив ее недоверчивый взгляд, Стив протестующее взмахнул рукой.
        - Я не утверждаю, что вы понравились мне внешне, по крайней мере сначала. Но кое-что в вас я заметил сразу, и это меня зацепило.
        Мэг молчала.
        - Вас не интересует, что я имею в виду? - обиженно спросил он, так и не дождавшись вопроса с ее стороны.
        Мэг продолжала сидеть без движения и не произносила ни слова.
        - Ну хорошо, вы не хотите слушать, а я все равно скажу. Сам не пойму почему, но меня очень тянуло к вам. Я не сразу признался себе в этом, но к чему скрывать? Вы не выходили у меня из головы с того самого вечера в «Карамельном раю», - признался Стив, не глядя на нее.
        Господи, ведь сейчас он сказал чистую правду, и ему все труднее становилось подбирать слова. Оказывается, врать гораздо легче, чем выражать истинные чувства. А он уже, кажется, забыл, что такое искренность.
        - Мэг, вы мне не верите, - грустно констатировал Стив, поймав ее взгляд. - Я же говорю сейчас совершенно серьезно. А когда я увидел вас на этом приеме, честное слово, чуть с ума не сошел.
        Мэг закусила губу. Сердце ее колотилось в бешеном ритме. Может ли быть, что он произносит эти слова? Может ли быть, что они так приятны ей? Что, если она сошла с ума от одиночества и, словно тринадцатилетняя девочка, грезит о прекрасном принце?
        Но нет, это была явь - напротив нее за столом сидел приятный ей мужчина и говорил приятные ей вещи. Да если бы неделю назад кто-нибудь предположил нечто подобное, Мэг бы рассмеялась ему в лицо!
        Внезапно ей стало трудно дышать. Рука Стива, до этого спокойно лежавшая на столе, вдруг потянулась к ее руке. Вот оно, прикосновение, обжигающее мужским теплом. Какое блаженное ощущение! Как давно она не испытывала ничего подобного!
        - Мэг, вы мне нравитесь, - тихо сказал Стив. - Правда.
        Мэг пристально взглянула на мужчину. Его глаза, чуть грустные, внимательно смотрели на нее в ожидании ответа, Мэг почувствовала, как его рука осторожно поглаживает ее руку, отчего приятное тепло разливается по всему телу. Она сидела как завороженная, не в силах отвести глаз, не в силах убрать руку. А ведь это нужно сделать, и как можно скорее, пока она не оказалась полностью под властью обаяния этого мужчины, столь внезапно встретившегося на ее пути.
        Огромные черные стрелки кухонных часов мерно отсчитывали время. Сколько они сидят вот так? Минуту? Больше? И почему этот Стив по-прежнему молчит? Или это еще одна профессиональная журналистская уловка?
        Положение спасла Грета, как всегда неслышно проскользнувшая через неплотно прикрытую дверь в кухню. Она прыгнула хозяйке на колени, задев пушистым хвостом по ее лицу. Мэг убрала руку, которую продолжал поглаживать Стив, и прижала кошку к груди.
        - Грета, ты, кажется, соскучилась по своей мамочке, - сказала она, стараясь, чтобы голос звучал как можно обыденнее. В этот момент Дарси стала виться у ее ног. - Похоже, вы обе проголодались.
        И Мэг поднялась, чувствуя облегчение оттого, что можно покончить с неловкой ситуацией. Однако, доставая из шкафчика кошачье лакомство, она по-прежнему чувствовала, как горят ее щеки и колотится сердце. Проклятое наваждение, подумала она. Этого еще не хватало! И чтобы окончательно прийти в себя, сказала с натянутой улыбкой:
        - Вот видите, какая же я рассеянная! Совсем забыла о Дарси и Грете! Они привыкли ужинать в десять, а сейчас… - Мэг запнулась, взглянув на часы, - уже два ночи.
        Хотя она стояла к Стиву вполоборота, от нее не ускользнуло то, как помрачнело его лицо.
        - Если я правильно понял, вы меня выгоняете?
        - Нет-нет, что вы, куда вы пойдете в такой час! - поспешила ответить Мэг. И удивилась: не она ли еще два часа назад кляла все на свете, сажая в свою машину пьяного мужчину?
        Мэг заметила, как потеплел взгляд Стива при последних словах, и подумала: уж не возомнил ли он, чего доброго, что я позволю ему провести ночь в моей постели? Но, как ни странно, при этой мысли не почувствовала ни капельки возмущения, хотя старалась убедить себя в обратном. Вместо этого у нее сладко защемило сердце, а кровь снова прилила к щекам.
        Она обернулась к Стиву.
        - Я постелила вам в гостиной. Пойдемте, я покажу, - тихо произнесла Мэг. - Уже поздно.
        Стив поднял на нее глаза. В этот момент Мэг показалась ему еще более привлекательной, чем на вечеринке. Там она ослепила его, вдребезги разбила его представление о «тихонях» в нелепых желтых платьях. Сейчас все было по-другому. На Мэг уже не было шикарного наряда. Но обтягивающая футболка и простые домашние брюки только подчеркивали ее естественную красоту, плавные линии красивого женского тела.
        Стив сделал еще один глоток кофе и поставил чашку на стол. Словно только что выпил не один бокал кампари… Кофе не только не взбодрил его, как обещала Мэг, а, напротив, будто опьянил еще больше. Или это на него так действует присутствие хозяйки квартиры? Но разве он не предпочитает красоток из модельного бизнеса вроде Шейлы, а эту женщину выбрал всего лишь как «материал» для написания статьи? Стив аж вздрогнул, до того ему вдруг стала омерзительна вся эта затея про тихонь. Поймав на себе удивленный взгляд Мэг, он встал из-за стола и последовал за ней в гостиную.
        Пестрый диван превратился в широкую кровать. Вместо тумбочки Мэг пододвинула к нему журнальный столик, на который поставила лампу под кремовым абажуром. По гостиной разливался мягкий розоватый свет.
        - Располагайтесь, - торопливо сказала она, собираясь уйти.
        Но тут мимо ее ног прошмыгнули два пушистых комочка и в ту же секунду в гостиной погас свет.
        - Черт бы побрал этих кошек! - в сердцах воскликнула Мэг, догадавшись, что шалуньи умудрились выдернуть из розетки шнур от лампы.
        Она стала шарить по стене, чтобы включить люстру, и неожиданно почувствовала, как рука Стива коснулась ее плеча. Мгновение - и женщина оказалась в крепких объятиях.
        Стив и сам толком не понял, как все произошло. Очутившись в кромешной тьме, он инстинктивно протянул руку вперед, а дотронувшись до плеча Мэг, словно обжегся. На долю секунды мужчина заколебался: каким бы он ни был ловеласом, ему не следует злоупотреблять радушием хозяйки. Он не должен позволять себе ничего лишнего. Но голос разума мгновенно заглушил неистовый стук сердца.
        Руки сами обвились вокруг талии Мэг. Не почувствовав сопротивления, он наклонился и нашел ее губы. Мэг только сильнее прижалась к нему, когда он жадно поцеловал ее. Затем его губы коснулись нежной шеи, нашли трогательную ямочку, стали спускаться ниже, ниже, куда только позволял глубокий вырез майки. Обоим казалось, будто горячая волна накрывает их и уносит куда-то далеко.
        Мэг почувствовала, что едва держится на ногах. Ее пьянил жар, исходящий от сильного мужского тела. Давно забытые ощущения просыпались в ней. Подобное она испытывала только… только…
        Острая как игла мысль пронзила все существо Мэг. Дэвид! Подобное она испытывала только с Дэвидом! Как она могла забыть его! Сколько раз твердила себе, что больше никогда не сможет быть с другим мужчиной! И оказалась в объятиях журналиста, которому только и нужно, что новые ощущения, которому прискучили красотки, жалкие звезды его грязных статеек!
        Она резко отстранилась.
        - Что с тобой? - донесся до нее чуть хриплый голос Стива.
        За эти несколько минут глаза Мэг успели привыкнуть к темноте. Она нашла наконец выключатель и зажгла свет.
        Первым ее желанием было выставить наглеца из дому. Но глубокий, проникающий в самое сердце взгляд синих глаз остановил ее. В нем не было высокомерия покорителя женских сердец, которое ожидала увидеть Мэг. Вместо гордого соблазнителя - растерявшийся мальчишка.
        - Прости, Мэг… Я не должен был, но…
        И уж совсем не это ожидала она услышать.
        - Если проснетесь раньше меня, просто захлопните за собой дверь… - еле слышно произнесла она и вышла из комнаты.
        Стив остался один. Он услышал, как щелкнул замок в спальне Мэг. Не раздеваясь, он лег на диван. Но через пять минут встал и начал ходить по комнате. Бессильная злоба душила его. Злоба на самого себя.
        Не то чтобы он жалел, что упустил шанс провести ночь с женщиной. Просто никак не мог понять, что же с ним происходит. И это выводило его из себя. Чтобы он так вел себя с женщиной! Как… как влюбленный мальчишка! И эта, он саркастически усмехнулся, романтическая обстановка, просто смешно!
        Мэг стоило только сильнее прижаться к нему и обвить его шею руками - и вот он в ее власти! Ничего себе «тихоня»!
        А потом эти извинения, которые он бормотал. Когда она зажгла свет, он чувствовал себя точно юнец, впервые поцеловавший девушку и которого тут же застукали родители.
        Однако мало-помалу его гнев остыл. Стив присел на край дивана. Неожиданно он подумал, что Мэг, наверное, уже разделась у себя в комнате и легла. Интересно, она спит в рубашке или голая? И тут же отругал себя за эту мысль. Раздевшись, Стив юркнул под одеяло.

6

        Если бы постороннему человеку вдруг пришло в голову разузнать о характере Шейлы Карлайл, он бы столкнулся с весьма непростой задачей. Спросив двух человек из окружения этой блистательной особы, он наверняка получил бы совершенно разные ответы. Дело в том, что Шейла обладала противоречивым и изменчивым характером. От природы у нее было доброе, отзывчивое сердце и легкий, общительный нрав. Она тонко чувствовала настроение окружающих ее людей, старалась всеми силами помочь человеку, если у того возникали проблемы. Могла часами выслушивать сердечные излияния подруг, и те частенько делились с ней своими переживаниями. Для каждой у Шейлы находились слова утешения. В такие минуты она являла собой воплощение милосердия и кротости.
        Но стоило какой-нибудь подруге перейти ей в чем-то дорогу, нежная голубка превращалась в разъяренную тигрицу. В модельном агентстве, где она раньше работала, ее частенько называли за глаза стервой. Считалось, что Шейла готова на любые козни, лишь бы обойти соперниц как в карьере, так и в личной жизни. Никому и в голову не приходило, что все свои победы она воспринимала как нечто само собой разумеющееся. Она бы искренне удивилась, услышав, что кто-то зовет ее интриганкой. Какие могут быть интриги, если она просто берет то, что ей принадлежит по праву? А та, что возомнила себя более красивой или же удачливой, должна знать свое место. В чем, собственно, она, Шейла, и дает ей убедиться. Она никому не желает зла. Она вовсе не виновата, что у нее чуть больше обаяния, чем у других. Зачем же они претендуют на то, что может достаться только ей? И зачем потом обижаются на нее?
        Самоуверенность Шейлы было легко объяснить. С самого детства она ни в чем не знала отказа. Единственная дочь богатых родителей, да к тому же красавица, Шейла получала все, что хотела. Это не могло не сказаться на ее характере. Взбалмошная, капризная, нетерпеливая - такой она становилась, если что-то шло не так, как хотелось ей. В нее словно вселялся бес, и тогда от спокойной, доброжелательной Шейлы не оставалось и следа…
        Впрочем, в то утро молодая женщина пребывала в весьма миролюбивом настроении. Сегодня она проспала до часу дня. Пожалуй, это даже слишком. Теперь весь день будет ходить как сонная муха. Однако неожиданно в голову ей пришла одна мысль, и в зеленых глазах тут же вспыхнул лукавый огонек.
        Как там Мэг? Как прошла вечеринка? - подумала Шейла, и ее охватило безудержное любопытство. В том платье, которое они вчера вместе выбрали, подруга была неотразима. Настолько неотразима, что Шейле стало немного завидно. Вроде сидит себе Мэг тихо у себя дома, настоящая серая мышка, а тут на тебе, собралась на вечеринку. И к кому? К самим Флейнам! Да еще в таком наряде! Наверняка подцепила там кого-нибудь. Хотя, зная характер подруги…
        Шейла мечтательно прикрыла глаза. Жаль, ее там не было! Она бы уж точно сумела воспользоваться и шикарным платьем, и умопомрачительной прической. Все мужчины были бы у ее ног…
        На секунду красивое лицо Шейлы помрачнело. Все ей как раз и не нужны. В последнее время она что-то уж очень увлеклась Стивом. Или это оттого, что он охладел к ней? Все же надо было уговорить Мэг взять ее с собой. Нельзя же так зацикливаться на одном мужчине, иначе он может возомнить о себе слишком много и совсем перестанет обращать на нее внимание. Впрочем, эти Флейны с их аристократизмом, кажется, не особо жалуют фотомоделей! Шейла презрительно фыркнула. Строят из себя невесть что, а за платьями и костюмами бегают в бутики Карлайл.
        И все-таки ужасно интересно, как развлеклась вчера Мэг.
        Шейла взглянула на часы. Не в привычках подруги спать до часу. Скорее всего она уже давно сидит за очередным эскизом. Надо будет пригласить ее к себе - пусть расскажет, что нового творится в «великосветском» обществе. И Шейла с горящими от нетерпения глазами схватила телефон и стала набирать номер.
        Ну что же она так долго не берет трубку! - сетовала Шейла, машинально считая гудки. Неужели ушла на работу? Нет, даже Мэг вряд ли способна на такое в выходной день. Наконец послышался щелчок, трубку взяли. В первую секунду Шейле показалось, что она ослышалась. Вместо тихого вежливого «слушаю» подруги до нее донесся до боли знакомый бархатистый мужской голос.
        - Стив? - в растерянности пробормотала Шейла, не веря своим ушам.
        - Шейла? Да, это я.
        Похоже, я разбудила его, подумала Шейла. Такой голос может быть лишь у человека, который только-только открыл глаза.
        А в следующую секунду она с облегчением рассмеялась.
        - Прости, я хотела позвонить Мэг и случайно набрала твой номер.
        Надо же, этот мужчина настолько занял ее мысли, что она даже номер его машинально набрала!
        - Нет-нет, Шейла, ты не ошиблась. - В голосе Стива звучало явное смущение. - Ты действительно позвонила Мэг, просто, просто… - Он замялся.
        - Просто - что? - еле выговорила Шейла.
        - Просто она, кажется, в ванной, - ответил Стив, прислушиваясь к шуму воды, доносящемуся в его комнату. - Ну, и я взял трубку…
        Так. Значит, отношения с мисс Тихоней дошли уже до того, что он заявляется к ней с утра пораньше, побледнев от злости подумала Шейла, совершенно забыв, что злополучная идея принадлежит именно ей.
        - Что, пошла мыть чашки? - язвительно поинтересовалась она. И, догадавшись по молчанию, что Стив не понимает ее, добавила: - Я хочу сказать, вы уже успели попить кофе?
        - Еще нет, - совершенно спокойно, не замечая тона собеседницы, ответил он. - Честно говоря, я только проснулся. Не знаю, может, Мэг уже давно встала.
        Шейла и представить не могла, какое убийственное впечатление произведут на нее слова Стива. Сердце забилось быстро-быстро, на лбу выступили капельки пота.
        Неужели Стив провел ночь с Мэг? С этой тихой, невзрачной Мэг, которую она сама же ему подсунула! Но она не ожидала, что подруга согласится на близкие отношения с мужчиной, тем более так быстро! И уж совсем не думала, что от этого ей будет так больно! Стив, в объятиях которого она провела столько незабываемых минут, сегодня ночью забавлялся с Мэг!
        Настолько невыносима была эта мысль, что Шейла не выдержала:
        - Ну и как тебе тихоня в постели? Наверное, собрал неплохой материал для своих паршивеньких статей? - стиснув зубы, чтобы не разрыдаться, процедила она.
        Из трубки донесся все тот же спокойный, теперь только немного удивленный голос Стива.
        - Да что с тобой, Шейла? Я не понимаю… - Он вдруг помолчал, потом протянул: - А, кажется, до меня дошло. Не в моих правилах оправдываться перед кем бы то ни было, но тебе я скажу. После вечеринки у Флейнов…
        - Так ты тоже был у Флейнов? - перебила его Шейла. - Какого черта ты там оказался?
        - Шейла, перестань кричать! - повысил Стив голос. - Я не обязан отчитываться перед тобой, где и почему я был. А Мэг просто приютила меня, потому что я… я оказался не в состоянии добраться до дому.
        - Я вроде бы и не просила никаких объяснений, - ехидно произнесла Шейла, с трудом взяв себя в руки. - Только поинтересовалась, каковы были твои ощущения…
        На сей раз не выдержал Стив.
        - Можешь думать что угодно, но мы спали с Мэг в разных комнатах. И если хочешь знать, я уважаю ее за это. И мне теперь противно, что я взялся за эту твою затею. Просто не представляю, как…
        В трубке послышались гудки.
        Стив тоже со злостью швырнул в трубку. Хорошенькое начало дня! - подумал он. Надо же было ему подойти к телефону!
        Он прекрасно знал, что Шейла любит иногда покапризничать, но такой вспышки ревности от нее не ожидал. Тем более утром, когда он только открыл глаза. Вообще-то обычно ему даже нравилось, что женщины так себя ведут из-за него, но сейчас почему-то почувствовал отвращение.
        Какое право имеет Шейла оскорблять подругу? Ведь сама же его с ней познакомила!
        На секунду Стив представил обеих женщин рядом. Роскошная, но стервозная Шейла и мягкая, утонченная Мэг… Пусть Мэг и не кажется такой яркой, как ее подруга, но зато в ней чувствуется какая-то загадка. Взять хотя бы ее появление на вечере у Флейнов, повергшее его в шок. И потом снова превращение из сказочной принцессы с бала в обыкновенную, земную женщину. Потрясающую женщину, вдруг подумал Стив, невольно вспомнив мягкие губы Мэг, страстно прижавшиеся к его губам, ее упругую грудь, нежную как шелк кожу. Он вдруг ощутил непреодолимое желание снова заключить эту женщину в объятия…
        В дверь осторожно постучали. Стив вздрогнул. Мэг! А он сидит на диване в одних трусах.
        - Минутку! - крикнул он и стал лихорадочно одеваться.
        Через полчаса они с Мэг как ни в чем не бывало сидели в кухне, допивая кофе. Стив твердо решил ничего не говорить о звонке Шейлы, но Мэг сама спросила:
        - Надеюсь, мне никто не звонил, пока я была в ванной? - И лицо ее стало сосредоточенно-серьезным. - Хотя бы на выходные забыли про меня в издательстве!
        Стив бросил на Мэг взгляд, в котором читалось искреннее сочувствие. Знакомая ситуация! Несмотря на свой достаточно свободный график, он не раз просыпался в ранний час - а утро начиналось для него не раньше двенадцати - от звонка главного редактора. С сильной головной болью и весьма туманными воспоминаниями об очередной вечеринке он мчался в редакцию только потому, что Старику пришло в голову дать своему сотруднику очередное «специальное» задание.
        - Нет, Мэг, можешь не волноваться, - улыбнувшись ответил Стив, - как раз из издательства тебе никто не звонил.
        - А кто звонил?
        Стив понял, что проговорился. Нечего сказать, опытный журналист! Загляделся на посвежевшее после сна личико Мэг и сболтнул лишнего. Что ж, придется выкручиваться.
        Однако Мэг оказалось не так-то просто провести.
        - Шейла звонила, - признался после нескольких неудачных попыток Стив.
        Он взглянул на слегка побледневшее лицо Мэг, чувствуя себя провинившимся школьником. Он бы очень удивился, если бы узнал, что и Мэг чувствует себя так же.
        После минуты неловкого молчания женщина произнесла:
        - Мне очень жаль. Я совсем не хотела, чтобы из-за меня у вас с Шейлой испортились отношения.
        - С чего ты взяла, что у меня с Шейлой что-то есть? - резко перебил ее Стив. - Я, кажется, вчера еще сказал, что мы всего лишь старые добрые друзья.
        Мэг рассмеялась, откинув голову назад, так что ее блестящие темные волосы рассыпались по плечам.
        - Стив, я же не маленькая…
        - Ну хорошо, хорошо, - сдался он. - Мы с ней встречались раньше, но потом…
        - Потом вам обоим захотелось чего-то новенького и Шейла подсунула тебе свою верную подругу Мэг, - закончила за него молодая женщина. Последние слова она произнесла с горечью в голосе.
        Стив почувствовал, что краснеет.
        - Мэг, пожалуйста, не надо, не говори глупостей!
        Однако ее было уже не остановить.
        - Но, похоже, Шейла в своих расчетах упустила одну деталь. Если Дэвида и нет рядом со мной, это вовсе не значит, что я его забыла! Я всегда буду любить мужа и не предам нашей любви ради грязных развлечений. И второй раз замуж я выйду только тогда, когда встречу человека, которого смогу полюбить. В чем я сильно сомневаюсь. Так, как Дэвида, я никого больше не полюблю!
        Все это Мэг произнесла на одном дыхании. На глазах ее блестели слезы, и Стив вдруг увидел, как одна слезинка проложила ровную дорожку по нежной щеке женщины. Мэг быстрым движением вытерла ее, словно стыдясь собственной слабости, и глухо сказала:
        - Я не должна была говорить все это, все равно тебе не понять.
        - Благодарю за оказанное доверие! - с обидой в голосе ответил Стив. - Кажется, еще сегодня ночью на мою голову сыпались упреки в том, что я провожу границу между мужчиной и женщиной, а что я слышу теперь?
        Мэг вспыхнула.
        - Похоже, мистер Журналист, вам пора на работу, там вы сможете в свое удовольствие брать интервью и придираться к словам.
        А она умеет постоять за себя, подумал Стив. Такая хрупкая и нежная с виду, а коготки выпускает не хуже Шейлы.
        - Но если уж мы снова затронули эту тему, - продолжила она, - скажу, что мои слова относились не ко всем мужчинам, а лишь к одному из них.
        Мэг заметила, как сузились глаза Стива, отчего взгляд стал холодным и острым как лезвие ножа.
        - Можно поинтересоваться, почему мне не дано понять обыкновенных человеческих отношений?
        - Да просто потому, что ты в них не веришь. Вряд ли бы ты пошел работать в
«Казанову», если бы считал, что между мужчиной и женщиной может быть что-то еще, кроме секса. Тебе вполне хватает «отношений» с девочками, как ты выразился, и других отношений ты в принципе представить не можешь. Вся твоя жизнь - сплошные развлечения сомнительного толка, которые потом ты с таким удовольствием смакуешь в своих статьях. Если бы тебе довелось испытать хоть капельку того, что я испытывала к мужу, у тебя рука не поднялась бы писать обо всей этой грязи.
        Стив чувствовал, как в нем закипает гнев. Да какое право имеет эта женщина вмешиваться в его жизнь! Что она вообще знает о нем, о том, что он на самом деле чувствует? И, в конце концов, о его работе? Он живет так, как ему нравится, и не намерен ни перед кем отчитываться в своих поступках…
        Но в то же время Стив понимал, что Мэг права. Только что она так точно описала его жизнь, а ведь знакомы они всего ничего. Сам он никогда бы не признался себе в том, что Мэг с легкостью сформулировала в двух-трех фразах, показавшихся ему сначала такими обидными. Он и правда только и делает, что гоняется за развлечениями. И Мэг должна была стать одним из таких развлечений. Мэг, эта тонкая, ранимая Мэг, выше всего ставящая любовь к погибшему мужу, должна была послужить ему средством для написания пошлой ерунды!
        Однако одновременно другой голос насмешливо спрашивал: Стиви, неужели в тебе заговорила совесть?
        От всех этих противоречивых мыслей и чувств Стиву стало не по себе. Лучше будет, если он уйдет. И больше не встретится с этой женщиной, которая за одну минуту сказала ему все, в чем он не решался признаться себе уже столько времени!
        Не говоря ни слова, Стивен встал и направился в прихожую.
        Мэг не провожает его и правильно делает. Ему уже давно следовало уйти. Не начинать этот бесполезный разговор. «Просто захлопните за собой дверь…» - вспомнилось вдруг ему.
        Неожиданно он услышал за спиной странные звуки. Быстро обернувшись, он увидел, что Мэг стоит посреди кухни и безудержно рыдает, закрыв лицо руками.
        Стив подбежал к ней и крепко обнял за содрогающиеся плечи.
        - Мэг, что случилось, Мэг? Перестань! Это из-за Дэвида? Я вовсе не хотел оскорбить твои чувства к Дэвиду, между прочим, он был моим другом, не забывай этого.
        Стив провел рукой по темным шелковистым волосам. Мэг была в той же футболке с глубоким вырезом. Опустив глаза, он заметил, как поднимается и опускается ее упругая грудь. Легкий аромат духов странным образом пьянил его. Стив почувствовал, как помимо воли в нем растет желание.
        Стоп, Стиви! Ты сейчас совсем потеряешь голову и наделаешь еще больше глупостей!
        - Мэг, присядь. - Стив усадил женщину на табурет и сам сел рядом. - Выпей немного и успокойся, - сказал он, наливая воды из графина, стоящего на столе.
        Теперь, когда Мэг сидела рядом, он вздохнул с облегчением. Напряжение, которое он испытывал, стоило ей оказаться в его объятиях, понемногу спадало.
        Да и Мэг вроде бы успокоилась. Сделав два глотку, она виновато взглянула на него.
        - Прости, Стив… я… - Она с трудом подбирала слова. - Понимаешь, после смерти Дэвида со мной такое иногда случается. Сначала даже частенько бывало, сейчас реже, но все равно случается. Я, конечно, не имела права говорить плохо о твоей работе и вчера ночью, и сегодня. И о твоей жизни тоже… Я не должна вмешиваться и тем более сравнивать тебя с Дэвидом, ты просто живешь, как считаешь нужным…
        - Тсс, Мэг, не надо. Ты во многом права, но не будем больше об этом, Я не настолько бесчувственный, чтобы не понимать, как тяжело терять близкого человека. Не важно, муж это или друг детства.
        Мэг хотела что-то сказать, но Стив продолжил:
        - Я тоже не хочу упрекать тебя в чем-то, но ты же не можешь горевать вечно. Ты затворилась дома, как в скорлупе, и не хочешь больше ничего. Но так нельзя. Вряд ли Дэвиду это понравилось бы. Если он тебя любил так, как ты говоришь, то наверняка хотел бы видеть тебя веселой, улыбающейся, а не проливающей слезы, как сейчас. Ты должна больше общаться, встречаться с разными людьми…
        Стив не понимал, откуда берутся у него слова утешения, тогда как еще минуту назад не знал, что сказать. Голос его звучал завораживающе мягко. Он словно окутывал Мэг с ног до головы теплым покрывалом, и ей становилось все теплее и спокойнее.
        Она взглянула на Стива и поразилась нежности, читающейся в его глазах. Она вдруг почувствовала огромное желание рассказать этому человеку все.
        - Но я не могу… - начала Мэг и остановилась. - Не знаю, как это сказать… Но я… я не могу представить на месте Дэвида другого мужчину, - выговорила наконец она и опустила глаза.
        - Ты не обидишься, если я спрошу?
        - Нет.
        - Сегодня ночью ты потому так резко оттолкнула меня, что вдруг вспомнила о муже? - осторожно произнес Стив.
        Мэг только слегка наклонила голову, внутренне удивляясь его проницательности.
        На сей раз он не нашел, что сказать, и решил переменить тему.
        - Мне стыдно признаться, но у меня даже фотографии Дэвида не осталось. С этими переездами из Лондона в Париж, из Парижа в Лондон…
        Не говоря ни слова, Мэг поднялась и куда-то ушла. Скоро она появилась со свертком в руках.
        - Что это? - спросил Стив.
        Вместо ответа Мэг развернула бумагу и на стол высыпались фотографии, разные по формату. Почти на всех были изображены она и Дэвид.
        - Это то, что не поместилось в альбомы, - пояснила Мэг, словно оправдываясь за то, что фотографии лежали вперемешку, многие вверх ногами.
        Стивен брал одну за другой и внимательно разглядывал.
        Вот Дэвид и Мэг в обнимку где-то на природе. Их улыбающиеся лица светятся счастьем. А вот Мэг одна, загорает, растянувшись на палубе корабля. Стройное, еще только слегка тронутое загаром тело и безмятежное выражение лица. Наверное, Дэвид подкараулил жену, когда та задремала, нежась на солнышке. А на этой, наоборот, Мэг застала мужа врасплох, за своими мыслями. Дэвид о чем-то задумался, отчего лицо его приняло серьезное, почти суровое выражение. И снова Мэг и Дэвид вместе, обнимаются, целуются, дурачатся…
        Надо же, он и понятия не имел об этой стороне жизни Дэвида. Похоже, за время своего пребывания во Франции он пропустил целую эпоху в жизни своего друга. Самую, наверное, для Дэвида важную. И последнюю.
        Стивену стало вдруг тяжело при мысли, что все это осталось только на этих снимках да в памяти Мэг.
        - Можешь взять любую или даже несколько, - сказала она.
        Увидев, что Стив не выпускает из рук одну фотографию, Мэг наклонилась к нему. И сразу же отвернулась.
        - Это уже после… Вообще-то в последнее время я редко фотографируюсь, но тут Шейла настояла.
        Со снимка на Стивена смотрела Мэг в простом летнем платье. Видимо, подруги гуляли где-то в парке, Шейла немного задержалась, а потом окликнула Мэг, чтобы та оглянулась. Молодая женщина успела слегка улыбнуться, но глаза остались грустными.
        Стив никак не мог оторвать взгляда от снимка, до того красивой показалась ему здесь Мэг. Совершенно другая, чем девицы с обложки «Казановы». Раньше он считал их эталоном красоты. Теперь, в сравнении с Мэг, они казались ему вульгарными…
        Мэг заметила, что Стивен в нерешительности вертит в руках все ту же фотографию.
        - Что-то не так? - спросила она, вглядываясь в его лицо.
        Стив помолчал немного, словно все еще в чем-то сомневаясь, потом спросил:
        - Мэг, можно кроме фотографий Дэвида я возьму еще и эту?

7

        Эта глупышка Мэг здорово окрутила его, без конца повторяла себе Шейла, расхаживая по огромной гостиной. И еще говорит, что Стив ей не нужен! Что они провели ночь в разных комнатах! Да за кого они ее принимают? С таким мужчиной, как Стив, разве можно провести ночь в разных комнатах?
        Конечно, она не поверила ни единому слову этой тихони. И ведь знала же, что с такими, как Мэг, нужно быть настороже. Но та совсем запутала ее бесконечными рассказами о Дэвиде, которого якобы никак не забудет. Неплохое прикрытие. Да эта Мэг лишь строит из себя святую, а на самом деле не лучше потаскушек из модельного агентства!
        Еще никто не уводил у нее из-под носа мужчину, не выйдет это и у Мэг! Стив, хочет он того или нет, будет принадлежать ей, Шейле. Она, кажется, ясно дала понять Мэг, что они со Стивом были любовниками.
        Шейла еле сдерживалась, чтобы снова не позвонить подруге, которую уже считала бывшей. И почему она не рассказала о новой рубрике Стивена со всем, что отсюда вытекает? Но ее настолько разжалобила «трогательная» история Мэг о фотографиях, кошках и тому подобной ерунде, что это просто выскользнуло из головы. Раньше Мэг всегда откровенничала с ней! Или ей просто было нечего скрывать?
        Нет, Мэг должна узнать настоящую причину, по которой Стив решил завязать с ней знакомство. Пусть не строит из себя невесть что!
        И Шейла вспомнила роскошное платье, в котором Мэг отправилась на вечер к Флейнам. При этом воспоминании ее буквально затрясло от ревности к подруге, и Шейла схватилась за телефон.
        Однако какая-то мысль внезапно пришла ей в голову, и она положила трубку так же быстро, как и взяла.
        Если она сейчас позвонит и срывающимся голосом будет что-то говорить Мэг, та только посмеется над ней и не поверит. Ей и так в прошлый раз в голосе подруги послышались нотки жалости, жалости к ней, Шейле Карлайл, которой такие, как Мэг, должны только завидовать.
        На красивом лице Шейлы появилась злорадная усмешка.
        Она будет действовать по-другому. Мэг узнает все, но позже. И тогда-то уж она ей поверит. Только сначала надо наладить отношения со Стивеном. А это не составит особого труда.
        Однако в последнем Шейла ошиблась. Ее сердце замерло, когда, набрав номер, она услышала в трубке ледяной голос журналиста. Но она собралась с духом и ангельским голосом произнесла:
        - Стиви, только не говори, что обиделся. Правда, я вела себя немного грубо, но ты же прекрасно знаешь почему. - Она понизила голос: - Мне вовсе не безразлично, где и с кем ты проводишь ночь…
        - Я же тебе объяснил, - нетерпеливо перебил ее Стив.
        - Да, но я была тогда так расстроена, что не поверила. Потом, хорошенько подумав, я успокоилась. Естественно, что с Мэг у тебя ничего не может быть…
        Стив хотел что-то сказать, но Шейле совсем не нужно было, чтобы он признавался сейчас в обратном. Это бы только все испортило. Когда-нибудь потом он расскажет ей все, как было, и они вместе весело посмеются. Поэтому постаралась сменить тему:
        - Думаю, ты и без того собрал достаточно материала, чтобы закончить статьи о тихонях.
        - Шейла, я решил бросить эту затею. И потом, я что-то не пойму - на днях ты врываешься в редакцию и просишь, чтобы я не писал эти статьи, теперь говоришь совсем другое…
        По раздраженному голосу чувствовалось, что Стивен по-настоящему рассердился. В последнее время он все чаще повышал на нее голос. Шейла вся съежилась, словно мужчина стоял и кричал на нее прямо здесь, в комнате. Тем не менее как ни в чем не бывало продолжила:
        - Как раз об этом я и хотела поговорить. Но не сейчас, я тороплюсь. Встретимся завтра в шесть в нашей любимой кафешке, - сказала она тоном, не терпящим возражений, и положила трубку.
        Стив чуть не задохнулся от возмущения. Он не привык, чтобы кто-то, тем более женщина, диктовал ему условия. Стивен Палмер никогда не шел ни у кого на поводу!
        Да что себе позволяет эта шальная девица! Может быть, она вместо него будет вести рубрику?! А он будет помогать ей дурацкими советами…
        Несмотря на раздражение, Стив невольно улыбнулся, представив Шейлу в редакции. Да ведь она и строчки написать не сумеет! Только и может, что закатывать истерики по телефону!
        Зато сколько самоуверенности! - не успокаивался Стив. Но ума явно не хватает! Неужели она и вправду решила, что он придет завтра в шесть, как послушный мальчик? Ну уж нет! За эти два дня Шейла порядком ему надоела, притом что он даже с ней не виделся. И желания увидеться как-то не возникало. Довольно с него последней встречи, когда она подбросила ему эту идиотскую идею! Что на сей раз взбрело ей в голову? Нет никаких сомнений, что встреча в кафе всего лишь предлог, чтобы потом пригласить его к себе. Стивен прекрасно знал все эти женские уловки.
        Конечно, он не станет отрицать, что провел с Шейлой немало приятных минут. Он здорово увлекся ею в самом начале их знакомства. Но теперь ее назойливость только отбивала желание встретиться. К тому же их роман уже в прошлом, хотя сама она, кажется, так не считает. Ничего, завтра в шесть Шейла убедится в этом собственными глазами, когда увидит, что он не пришел на встречу.

        День выдался солнечным, но довольно прохладным. Виною тому был пронизывающий ветер. К вечеру небо заволокли тучи и стал накрапывать мелкий дождь.
        Шейла вышла из дому и поежилась. Легкая облегающая блузка и шелковая юбка - она явно оделась не по погоде. И, как назло, забыла захватить пиджак. Неудивительно, в такой-то спешке! Только полчаса назад от нее вышел стилист. Она не думала, что он так долго провозится с ее прической. Зато теперь она выглядит просто ослепительно!
        Разглядывая себя в зеркале в прихожей, Шейла усмехнулась. И что она так разволновалась! Мэг ей и в подметки не годится.
        Молодая женщина юркнула в поджидающее у дома такси. Поеживаясь от холода, взглянула на изящные золотые часы на тонком запястье. Десять минут седьмого. Стивен, наверное, уже давно пришел. В том, что он придет, Шейла даже не сомневалась.
        Ничего, пускай подождет, с улыбкой подумала она. Зато не устоит, когда увидит ее. Так тщательно она не одевалась, даже когда работала в агентстве.
        Через десять минут такси остановилось у небольшого, но, судя по припаркованным автомобилям, дорогого ресторанчика. Шейла направилась к двери. Небрежно ответила на учтивое приветствие метрдотеля и прошла в глубь зала, успев отметить, как несколько мужчин одновременно обернулись ей вслед. Но в ту минуту ее интересовало одно: пришел Стив или нет. Почему-то в этот последний момент ее охватили сомнения. Не переоценила ли она собственные силы? Подобные опасения крайне редко закрадывались ей в душу, и потому сейчас она почувствовала себя очень неуютно.
        Шейла резко остановилась перед пустым столиком. Сердце ее замерло. Не пришел…
        В оцепенении стояла она и смотрела на табличку с надписью «зарезервировано».
        Вдруг кто-то осторожно коснулся ее плеча. Шейла резко обернулась.
        - Мне очень жаль, но этот столик был зарезервирован заранее. Молодой человек, с которым у вас назначена встреча, ждет в соседнем зале. Здесь, к сожалению, свободных мест не осталось. - И сочувственная улыбка показалась на лице услужливого метрдотеля.
        Она машинально последовала за ним. Второй зал ресторана был поменьше. Здесь царил мягкий полумрак. У Шейлы мелькнула мысль, что здесь даже лучше, чем там, где они привыкли сидеть со Стивеном. Почему-то сюда они раньше никогда не заглядывали.
        За столиком в углу молодая женщина увидела Стива и сразу же воспрянула духом. И как только она могла допустить мысль, что он не придет?! Вот он, сидит и терпеливо дожидается ее. Судя по выражению лица, сейчас еще станет просить прощения за то, что накричал на нее по телефону.
        Действительно, лицо мужчины трудно было назвать веселым и беззаботным. На нем отсутствовала обычная бесшабашная улыбка, делающая его особенно неотразимым в глазах женщин. Стивен сидел сгорбившись, подперев рукой подбородок. Казалось, его что-то гнетет. При виде Шейлы он еще больше нахмурился.
        Недоумение молодой женщины усилилось, когда он не поднялся с места при ее появлении, не обнял и не чмокнул в щечку в знак приветствия, как бывало прежде. Она-то ожидала совсем другого.
        - В чем дело, Стиви? Ты не рад меня видеть? - проворковала Шейла, садясь напротив. - Уж не хочешь ли ты извиниться за вчерашний… - И осеклась, поймав раздраженный взгляд мужчины.
        Стивен отметил, что она сегодня выглядит особенно привлекательно, но это не произвело на него должного впечатления. Он не переставал корить себя за то, что все же пришел сюда. Вчера вечером он твердо решил проучить Шейлу и не ходить в
«Прайм». Он лег довольно рано, но никак не мог уснуть, вспоминая события последних двух дней. Лежа в темноте с открытыми глазами, он думал о Мэг. Постепенно Шейла совсем улетучилась из головы, досада улеглась, остались только мысли о Мэг Флейн.
        Чем больше размышлял Стив о ней, о несчастье, постигшем ее, так свято верившую в любовь, тем сильнее ощущал, как небывалая нежность просыпается в его сердце. Чувство, которое он прежде не испытывал ни к одной из женщин. Чувство, которое разбивало вдребезги все его представления о мужчинах и женщинах, почерпнутые большей частью из «Казановы». Он вспомнил, как оттолкнула его Мэг, несмотря на сильное к нему влечение, а в том, что она хотела его в тот момент, он не сомневался. Вспомнил ее грустный, задумчивый взгляд во время рассказа о Дэвиде. Вспомнил ее на фотографиях, счастливую, улыбающуюся…
        Одно воспоминание сменялось другим. И Стивен все яснее осознавал, что теперь ему будет не так-то просто забыть о Мэг.
        Проснувшись в бодром расположении духа, он решил наведаться в редакцию. Разговор с Шейлой совершенно выскочил у него из головы. Стива занимала одна мысль: что ему придумать для новой рубрики вместо пресловутых «тихонь». Хорошо, что времени у него еще достаточно.
        Однако, едва переступив порог, понял, что в редакции творится что-то неладное. Царило какое-то всеобщее напряжение. Сотрудники ходили большей частью молчаливые и нахмуренные.
        - Эй, Стив! Витаешь в облаках? - окликнул его Джерри. - Сейчас не время.
        - А что? - растерянно спросил Стив.
        - Ты разве не слышал? - Масленые глазки Джерри засветились от удовольствия.
        - Я только что пришел.
        - Ну, так вот. Пока ты развлекался со своими красотками, Старик тронулся умом. - Джерри понизил голос: - Хочет обскакать конкурентов.
        - И что из этого? - все еще не понимая, спросил Стив.
        - А то, что завтра всем нужно сдать статьи. Особенно тем, кто ведет рубрики. И еще Старик сказал, что не потерпит халтуры.
        С этими словами Джерри хлопнул Стивена по плечу и, довольный произведенным эффектом, куда-то умчался.
        Стив в изнеможении опустился в кресло. Так, у него не готово даже одной статьи. А то, что написал, он публиковать не собирался. Из-за Мэг. Это было бы несправедливо по отношению к ней. И к тому же неправда. Она совсем не такая, какой он ее изобразил в статье…
        Раньше ты особо не задумывался над вопросами морали, когда писал свои статьи, напомнил ему внутренний голос. Что произошло? Тихоня, о которой ты так блестяще начал сочинять, запудрила тебе мозги? Ну что с тобой, Стиви? А как же рубрика, которой ты так долго добивался? Завтра Старик передаст ее кому-то другому. Нет, ты должен, ты просто обязан закончить начатое. Статьи принесут тебе успех.
        Взглянув на часы, Стив вдруг вспомнил о Шейле. До встречи с ней оставалось два с половиной часа. Но он не пойдет. Это он решил твердо. Хотя, если подумать…
        Стиви, что же ты теряешься? - снова зашептал внутренний голос. Она помогла тебе в тот раз, придумает что-то и в этот.
        Но в тот раз она заварила кашу, которую мне приходится теперь расхлебывать, попытался возразить Стивен сам себе.
        Не выдумывай, она подсказала тебе блестящую идею. Пусть ума у нее не так уж и много, зато интуиция отличная. Она безошибочно чувствует, что понравится читателю, а что нет. Она подскажет, как закончить статью.
        Нет-нет, об этом не может быть и речи, воспротивился Стив.
        Тогда придумает что-нибудь новенькое, последовал немедленный ответ.
        Но я не люблю, когда мне диктуют условия. И я не хочу ее видеть, выдвинул журналист новый аргумент.
        Значит, завтра не увидишь больше своей рубрики…
        Но разве я не могу ничего написать сам?..
        В ближайшие два дня вряд ли. Мэг развела сопли о том, как это недостойно работать в «Казанове», и теперь каждая строчка, которую ты напишешь, будет вызывать у тебя бо-о-льшие сомнения…
        Стоп! Только не надо так отзываться об этой женщине!..
        Ха-ха-ха! Уж не влюбился ли ты, парень?..
        Стивену стало тошно от всех этих рассуждений. Он схватил со спинки кресла пиджак и выскочил на улицу. Первый же сильный порыв ветра остудил его пылающую голову. Стив вспомнил, что ничего не ел с самого утра, и зашел в первое попавшееся кафе. Пообедав, он решил больше не возвращаться в редакцию. Ему как раз хватит часа, чтобы не спеша дойти до «Прайма».

        - Ну ладно, ладно, забудем все наши ссоры. Прости, если наговорила лишнего, - не переставала ворковать Шейла.
        Стив внимательно посмотрел на молодую женщину и увидел искреннее раскаяние в ее глазах.
        - Ты, кажется, хотела поговорить со мной о статьях.
        На сей раз Шейла пристально взглянула на собеседника. Притворяется, что сделал мне большое одолжение, согласившись прийти сюда. Но здесь что-то не так, подумала Шейла. Подождем, что он дальше будет говорить.
        Она молчала, уставив немигающий взгляд зеленых кошачьих глаз на Стива, словно приготовившись слушать. Попался! - подумала Шейла, когда мужчина, не выдержав затянувшейся паузы, заговорил…
        Так вот в чем дело! Ему понадобилась помощь. Помощь ее, Шейлы! - еле сдерживала радость молодая женщина.
        - Говоришь, нужно сдать статьи завтра?
        Стив кивнул.
        - Мой тебе совет: не бросать то, что начал.
        Стивен поморщился. Кажется, дело не обошлось без Мэг, со злостью подумала Шейла. Да-да, это из-за нее он не хочет публиковать статьи о тихонях. Ничего, никуда не денется.
        - Я не понимаю, почему ты передумал. У меня, конечно, тоже были кое-какие сомнения, тогда, когда я просила тебя не писать об этом. Но теперь уже поздно. Лучше доделать старое, чем браться за новое.
        - Понимаешь, Шейла, после того, как я познакомился с Мэг поближе, я понял, что то, о чем начал писать, неправда. Мэг не такая, какой я себе ее представлял.
        Глаза Шейлы сверкнули. И он еще отпирается, что провел с Мэг ночь! Молодая женщина подавила вспышку гнева, чуть было не прорвавшуюся наружу.
        - Но Мэг не читает «Казанову». Даже в руки не берет. Так что ничего не узнает.
        Стив заколебался. Заметив это, Шейла поспешила продолжить:
        - Давай так сделаем: ты отдаешь мне то, что уже написал. Назавтра все будет готово.
        Брови Стива удивленно поползли вверх.
        - Ты с ума сошла! Ты же не умеешь писать статьи! И я не хочу, чтобы кто-то другой делал за меня мою работу.
        - Насчет «не умеешь», ты меня обижаешь. - Шейла кокетливо улыбнулась. - А насчет второго… вовсе не обязательно, что ты сдашь эти статьи. Это будет всего лишь запасной вариант на случай, если за ночь ты не успеешь придумать что-то новенькое! Идет?
        Ее лицо выражало такое искреннее желание помочь, что Стивен согласился. Конечно, он рассчитывал, что Шейла просто подскажет ему какую-то другую идею. Но то, что она предложила, звучало не так уж и плохо. Хотя о журналистских способностях бывшей модели он слышит впервые. Впрочем, не исключено, что, вернувшись домой, он сядет и напишет что-нибудь.
        Стивен знаком подозвал официанта и сделал заказ. Они с Шейлой поужинали…
        Когда тот же самый официант принес счет, Стив достал бумажник, чтобы расплатиться. Когда он доставал деньги, оттуда выскользнула белая карточка и упала на пол. Шейла моментально нагнулась. В ее руках оказалась фотография. Перевернув ее, молодая женщина замерла. Мэг! Она сама ее фотографировала.
        Шейла не верила своим глазам. Чтобы Стив бережно хранил чей-то снимок! Он же всегда смеялся, когда Шейла предлагала подарить ему свою фотографию, называя ее сентиментальной. А ведь с ней он встречался чуть побольше, чем с Мэг. Мэг, Мэг!.. Кто бы мог подумать, что невзрачная Мэг встанет на ее пути!
        Шейла почувствовала, что вот-вот потеряет над собой контроль.
        - Стив, у тебя что-то упало, - сказала она дрожащим голосом и, положив на стол снимок белой стороной вверх, добавила: - Здесь жарко. Я лучше подожду тебя на свежем воздухе.
        И она направилась к выходу, еле сдерживая слезы.

        - Ну хорошо, хорошо. Только объясни, ради Бога, зачем тебе понадобилось все это? Не поверю, что ты решила освоить новую профессию, - говорил Гаролд Остин, школьный товарищ Шейлы, бывший журналист.
        - Объясню, но как-нибудь потом. Только помоги мне, пожалуйста, - услышал он в ответ измученный голос молодой женщины.
        - Ладно, подруга, признавайся, не влипла ли ты в историю? К чему такая спешка?
        Когда же он прекратит эти расспросы?!
        Шейла нервно теребила в руках исписанные Стивом листы. Она уже пятнадцать минут втолковывает Гаролду, что к чему, а он не перестает сыпать вопросами.
        - Я же сказала: потом все объясню. Мне сейчас очень нужна твоя помощь. У тебя же талант, Гаролд. Тем более что часть материала уже написана. Ты быстро разберешься, что к чему! А я подскажу, в каком направлении работать.
        То ли ему польстил комплимент, то ли его поразил непривычно усталый голос собеседницы, но, так или иначе, он вдруг смягчился.
        - Ладно, чего не сделаешь ради такой красотки, как ты! - Он помолчал, потом добавил, ухмыляясь: - Признаться, никогда раньше не доводилось получать гонорар из рук фотомодели… Почту за честь.
        Шейла выругалась про себя. Гаролд еще в школе ухитрялся продавать друзьям купленную по дешевке жевательную резинку. Из любого дела он всегда стремился извлечь материальную выгоду. Такой не постыдится взять деньги с родного отца. Ну да ладно, лишь бы статьи как следует написал… А ведь сдерет лишнего за то, что готовы они должны быть уже к завтрашнему утру.
        - Но не будем терять время, - продолжал Гаролд, довольный, что выпал случай подзаработать. - Через полчаса заеду, заберу твой материал, а заодно ты мне растолкуешь, что к чему. Только, чур, фотографии за тобой.
        - Какие фотографии? - удивилась Шейла.
        В трубке послышался добродушный смех.
        - Как какие? Ты мне все уши прожужжала, что все должно быть на высшем уровне. Где ты видела хорошие статьи без снимков? Тем более что, судя по теме, они предназначаются для какого-то глянцевого журнальчика, а он-то весь пестрит цветными картинками.
        - Хорошо, что-нибудь найду.
        - Спорим, все это ради твоего очередного дружка. Наверняка какой-нибудь красавчик журналист, который и строчки написать не может! - разошелся Гаролд. - Знаем мы таких.
        На сей раз Шейла не выдержала.
        - Стив - первоклассный журналист!
        - Ага, вот она, причина… - торжествующе протянул Гаролд. - Знавал я одного Стива. Тот тоже был красавчиком и первоклассным журналистом, но кончилось все тем, что он задолжал мне кругленькую сумму и сбежал. Стив - звезда «Ля мюзик франсэз» - продекламировал он с иронией.
        - «Ля мюзик франсэз»? - переспросила Шейла, вдруг вспомнив, что Стив как-то упоминал это название.
        - Так называлось французское музыкальное издание, где мы работали с Палмером. Палмер - фамилия Стива, - пояснил Гаролд.
        Вот так номер! - поразилась Шейла. Еще одно доказательство тому, что мир неимоверно тесен. И что тайное всегда становится явным. Как бы старательно ни скрывал от нее Стив загадочную парижскую историю, она всплыла самым прозаическим образом.
        - Да уж, - задумчиво произнесла молодая женщина. - И много он остался тебе должен?
        Услышав ответ, она присвистнула. Узнай Гаролд, для кого будет писать статьи, не преминул бы воспользоваться этим. Надо, чтобы он не пронюхал, иначе у Стива возникнут проблемы. Еще бы, такие деньги! Странно, что Гаролд еще не разыскал
«должника».
        И нарочито равнодушным тоном Шейла спросила:
        - А почему ты не нашел его?
        - Не все так просто, подруга. Он настолько быстро исчез, что я потерял его след. По моим расчетам, он укатил в Штаты и неплохо там живет. К тому же, свяжись я с ним тогда, мог бы не только потерять работу, как он, но и нажить себе еще больше проблем. Но я не оставил надежды, тем более что сейчас ничем не рискую. Я хорошо заработал во Франции и теперь могу позволить себе поразвлечься.
        Однако подработками ты не брезгуешь, усмехнулась про себя Шейла.
        - Ладно, время не терпит, - заторопился Гаролд. - Выезжаю к тебе.
        Положив трубку, Шейла задумалась. При первом удобном случае надо предупредить Стива, чтобы был осторожен. И как его угораздило вляпаться в историю с деньгами?! Хотя не исключено, что Гаролд подставил друга, с него станется…
        Постепенно мысли Шейлы переключились на то, зачем, собственно, она и разыскала Гаролда. Если так пойдет и дальше, Мэг скоро узнает, для чего познакомился с ней Стив. Оставалось только найти фотографии. Но где их взять?
        Внезапно в голову ей пришла идея. Шейла достала из стеклянного шкафчика несколько толстых альбомов и стала лихорадочно перелистывать их.
        Как же раньше она не сообразила? А вот и фотография. Точно такая же, как та, что выпала из бумажника Стива, только увеличенная. Шейла чуть не захлопала в ладоши от радости. Отлично! Когда Мэг увидит еще и свою фотографию на развороте, то вряд ли захочет продолжить знакомство со Стивом. Единственная сложность - чтобы Стив не заметил. Но это пустяки. Завтра она сама явится в редакцию. Раньше, чем он даже проснется.
        В том, что Стивен не придумает ничего нового, Шейла даже не сомневалась. Довольно усмехнувшись, она вытащила из альбома фотографию подруги и стала дожидаться прихода Гаролда.

8

        После встречи с Шейлой Стивена стали одолевать сомнения. Он твердил себе, что другого выхода у него не было, прекрасно понимая, что этим лишь оправдывается перед самим собой. Посадив молодую женщину в такси, он решил немного прогуляться по вечернему городу.
        Перемена в настроении Шейлы не ускользнула от проницательного журналиста. Он заметил, как она буквально впилась глазами в фотографию, выскользнувшую из его бумажника. Да, Шейла болезненно ревнива, ничего с этим не поделаешь. И все ее выходки объясняются ревностью и стремлением во что бы то ни стало обойти соперницу.
        Стив тяжело вздохнул. Сегодня он впервые согласился на то, чтобы его работу выполнил кто-то другой. Раньше такого с ним не случалось. В свое время он бы не раздумывая сел и написал эти чертовы статьи. Хотя кто мешает ему сейчас? Впереди целая ночь. Но после разговоров с Мэг с ним что-то произошло. Ей почти удалось убедить его в том, что работа в «Казанове» совсем не то, чем следует заниматься мужчине.
        Внезапно он вспомнил, что Мэг живет где-то неподалеку. И почувствовал, как его непреодолимо тянет снова увидеть это красивое бледное лицо, коснуться чувственных губ, дотронуться до упругой груди. Стивен обнимал Мэг всего каких-то несколько минут, но воспоминание об этих минутах обжигало его, словно он провел с ней ночь…
        - Это у всех журналистов манера являться без приглашения или только у тебя, Стив? - смеясь спросила Мэг, когда на пороге квартиры узрела знакомую фигуру. - Вот уж кого не ожидала увидеть! Ладно, проходи. - И отвернулась, чтобы скрыть вспыхнувший на щеках румянец.
        Как Мэг ни старалась, Стивен не выходил у нее из головы все эти дни. Она то и дело вспоминала малейшие детали их последней встречи, отчего становилась рассеянной и невнимательной. Это невероятно удивило коллег. Те привыкли видеть Мэг Флейн сосредоточенной, а теперь она словно витала в облаках. Сама Мэг ругала себя за это, но ничего не могла с собой поделать. Даже воспоминания о Дэвиде невольно соединялись в ее сознании с мыслями о Стиве.
        Вот и теперь, когда сидела на полу в гостиной, с разбросанными по полу эскизами, она думала о нем. После смерти мужа Стив стал первым мужчиной, который привлек ее внимание. И не просто привлек, а по-настоящему ее заинтересовал. И Мэг не могла не признать этого. Прошло всего два дня, как они расстались, а она уже скучала по нему. При каждом телефонном звонке бросалась к аппарату с затаенной надеждой услышать низкий волнующий голос Стива.
        Разбирая бумаги, Мэг поймала себя на том, что без конца повторяет брошенную им фразу: «Ты затворилась дома, как в скорлупе, и не хочешь больше ничего. Но так нельзя. Вряд ли Дэвиду это понравилось бы…». То же самое твердят ей подруги. Но как решиться на новую жизнь? Жизнь, в которой Дэвида заменит другой мужчина… И неужели она сможет полюбить кого-то еще? Стивена, например? Нет, вряд ли такое возможно. То, что она испытывает к этому человеку, не более чем физическое влечение. Ну и какая-то симпатия. И все. Но почему тогда ей так не хватает его?..
        Стив шагнул в прихожую. Он заметил, что, хотя Мэг старается вести себя естественно, она напряжена. И почему-то тоже почувствовал себя неловко. Что это ему вдруг взбрело в голову сюда прийти? Мэг его не звала.
        - Я ненадолго. Просто проходил мимо, - попытался он оправдаться.
        По пристальному взгляду Мэг Стив понял, что попытка оказалась неудачной. Тем не менее не подал виду.
        - Ого, вижу, что оторвал тебя от работы, - сказал он, бросив взгляд в гостиную.
        - То же самое и в кухне, - отозвалась Мэг, словно извиняясь за беспорядок.
        - Тогда, быть может, я загляну в другой раз?
        - Нет! - неожиданно для себя самой чуть ли не выкрикнула Мэг и сразу же смутилась. - Я… я… хотела сказать, что мы можем выпить по чашечке кофе в моей комнате. Заодно я покажу тебе книги, которые оформляла. Если, конечно, тебе это интересно.
        - С удовольствием, - ответил Стив, удивляясь себе.
        Никогда раньше он не испытывал смущения, когда женщина приглашала его в спальню. Он прекрасно понимал, что следует за подобными приглашениями, и был уверен в победе. Но теперь даже не знал, как себя вести. Ему вдруг вспомнилась реакция Мэп в тот раз, когда погас свет. Похоже, сейчас они и вправду проведут вечер за рассматриванием книг и эскизов. И самое главное - Стивен чувствовал, что будет не против, лишь бы Мэг не выгнала его. А ведь в прошлый раз она имела на то полное право.
        - Проходи, я пока приготовлю кофе.
        Спальня Мэг больше напоминала кабинет. Стеклянные шкафы, полностью заставленные книгами, большой письменный стол у окна, глубокое кожаное кресло и рядом журнальный столик, похожий на тот, который стоит в гостиной. Если не считать бумаг на столе, в комнате царил идеальный порядок.
        Стивен уселся в кресло. Через несколько минут пришла Мэг с подносом, на котором дымились чашки с ароматным напитком.
        Она поставила поднос на столик и присела на стул у двери, так и не взяв свою чашку. Стив тоже не притронулся к кофе. Он смотрел на Мэг и снова чувствовал, как в нем стремительно растет желание. И если минуту назад он был готов рассматривать картинки в книжках, то присутствие Мэг разом все изменило.
        А она словно поняла это и сидела, не решаясь заговорить. На щеках ее играл легкий румянец, от которого у Стива просто захватывало дыхание.
        Напряженную тишину нарушил Стив.
        - Сядь ко мне ближе, - прошептал он, жадно глядя на молодую женщину.
        Но Мэг в нерешительности покачала головой. Внутри нее боролись два человека: осторожная, робкая, осмотрительная Мэг, какой она старалась быть последние годы, и страстная, горячая, истосковавшаяся по любви Мэг, какой она была на самом деле.
        Стив продолжал пожирать ее взглядом, уже не в силах справиться с собой. Желание переполняло его, рвалось наружу и, казалось, заполняло собой всю комнату.
        - Иди ко мне, - сказал он тихо и очень серьезно. Он чувствовал, что с шутками покончено раз и навсегда и что дольше ждать бессмысленно.
        Неведомо, каким образом поняла это и Мэг, потому что порывисто поднялась и сделала несколько шагов к нему. Прочь от прошлого, Тень которого все это долгое время властвовала над ней! Она словно почувствовала, что Дэвид отпускает ее навстречу новой любви. Видит Бог, это был едва ли не самый трудный путь в ее жизни, хотя и занял он всего-то несколько секунд.
        А мгновение спустя Стив уже сжимал ее в объятиях и покрывал жадными, настойчивыми поцелуями ее лицо и шею. Мэг чувствовала себя очень странно. Стив будил в ней все самые тайные и горячие желания, это правда. Но она не могла довериться ему, не могла открыться и поэтому боялась дать волю нахлынувшим чувствам.
        А Стив самозабвенно целовал ее, одновременно неловко пытаясь снять с нее блузку. Вся его самоуверенность, вся легкость в обращении с прекрасным полом внезапно растворились, будто утонули в глазах этой непонятной женщины. Он был сейчас перед ней таким, какой есть, - без мишуры, без притворства.
        Обезумевший от желания, напряженный и встревоженный, Стив показался Мэг в тысячу раз прекраснее, чем когда-либо прежде. Его нежные, красивые пальцы ласкали ее спину, и Мэг вдруг почувствовала, что ей совершенно все равно, что будет потом. Сейчас она должна сделать только одно - отдать всю себя, бескорыстно и безоговорочно, во власть этого мужчины.
        Приняв решение, она обвила шею Стива руками и потянулась к его губам. Поцелуй потряс обоих. Сначала их губы встретились, словно враги, напряженно и мучительно. Но постепенно словно оттаяли и теперь лишь покорно следовали за движениями сердец. Язык Мэг был чарующе мягким, Стив подчинился ему безоговорочно и отвечал с той же нежностью и свободой. А потом вдруг оказалось, что они лежат на широкой кровати и исступленно ласкают друг друга. Причем Мэг делала это настолько искусно, что довела Стива до полного исступления.
        Вдруг она с удивлением заметила, что Стив все еще полностью одет, и поспешила исправить положение. Она быстро сняла с него свитер и невольно залюбовалась его торсом, мужественным и в то же время на удивление грациозным. Затем ее пальцы потянулись к ремню, немного поколдовали над блестящей пряжкой - и через мгновение брюки Стива оказались на полу, обнажив длинные мускулистые ноги. Немного полюбовавшись ими, Мэг прижалась к Стиву насколько могла сильно, и тут же ее обдало пьянящей горячей волной.
        Она ощущала терпкий, резкий, дразнящий запах его туалетной воды, прикосновение горячих, нетерпеливых рук, его прерывистое, обжигающее дыхание. И все это слилось для нее в единое обещание еще никогда не испытанного блаженства.
        А Стив уже давно не контролировал свои ощущения, он просто отдался им, забыв обо всем на свете. Каждый миллиметр тела Мэг, до которого он дотрагивался, будил в нем все новые и новые желания. Никогда еще он не встречал женщины, которая одной своей молчаливой покорностью довела бы его до такого исступления.
        Стив долго и жадно целовал ее красивую тонкую шею, упиваясь откликами отзывчивого тела, затем начал осторожно спускаться ниже. Когда его язык замер на пупке, Мэг сладко застонала и обхватила руками его голову. И хотя Стив был полностью поглощен своим занятием, он все-таки почувствовал пьянящее прикосновение нежных пальцев Мэг к своим волосам.
        Потом его язык скользнул еще чуть ниже, а руки плотно обхватили упругие ягодицы Мэг. Ей показалось, что время не просто остановилось - исчезло, что сам мир не существует и никогда не существовал и все, что когда-либо было создано Богом, - это ласковый, теплый, неутомимый язык Стива.
        И вдруг, словно открытая волшебным ключиком, в Мэг окончательно проснулась вся ее чувственность. Не дав Стиву опомниться, она решительно поднялась, обняла его и начала покрывать поцелуями его плечи, грудь и живот. Стива бросало то в жар, то в холод, перед глазами полыхали ослепительные молнии.
        И вдруг откуда-то с высоты прозвучал тихий, чистый голос Мэг:
        - А теперь войди в меня. Да, да…
        И Стив повиновался. Он вошел в Мэг со всей силой бушующей страсти. Стив и сам не представлял, что способен испытывать такое. Чутко улавливая ее желания, он то глубоко проникал в нее, то словно дразнил, и тогда она чуть подавалась ему навстречу в молчаливой мольбе. Губы их слились в неистовом поцелуе, тела двигались все быстрее в извечном и всегда новом ритме двоих.
        - Тебе хорошо? - едва слышно прошептал Стив ей на ухо и нежно поцеловал маленькую мочку с крошечной жемчужной сережкой.
        - О да, да, - выдохнула Мэг. - Пожалуйста, не останавливайся.
        Но Стив и не думал останавливаться. Наоборот, теперь он проникал в нее еще глубже и резче и все сильнее сжимал в объятиях узкую талию. Их тела пламенели, сплавляясь воедино, движения становились все неистовее… И вдруг тишину ночи нарушил хриплый, протяжный стон, а вслед за ним раздался высокий вскрик. Мэг и Стив слились в утомленном объятии. Они достигли своего пика один за другим, почти одновременно…
        - Господи, ты прекрасна! - прошептал Стив, когда смог наконец совладать с дыханием.
        Мэг молчала. В голове ее, еще за мгновение до этого блаженно пустой, появилась одна-единственная мысль: как она раньше могла жить без Стива? Как?

        Стивен открыл глаза и в первую минуту никак не мог понять, где находится. Чуть повернув голову, он увидел рядом с собой спящую Мэг. Шелковистые волосы разметались по подушке. Одна прядь лежала на груди, оттеняя белизну кожи. Длинные загнутые ресницы бросали тень на лицо молодой женщины, делая его еще более красивым. Пухлые губы алели, как спелые вишни.
        События прошедшей ночи живо встали перед глазами. Улыбка заиграла на его губах, и Стив сладко потянулся. Снова откинувшись на подушку, он тихо вздохнул, отчасти от приятных воспоминаний, отчасти от сожаления, что ночь позади. Приятная истома наполняла все тело. Он поймал себя на мысли, что давно уже не чувствовал себя так легко и спокойно.
        Стивен прикрыл глаза, но тут неожиданная мысль заставила его мгновенно вскочить и сесть на краю кровати. Статьи! Как же он мог забыть? Но он и представить не мог, что Мэг оставит его у себя. Ее неземные ласки заставили его забыть обо всем на свете. Раньше он никогда бы не подумал, что в этой внешне спокойной, уравновешенной женщине таится столько страсти. Он вполне понимал теперь Дэвида, наперекор мнению семьи не порвавшего отношения с Мэг.
        Стив дотянулся до тумбочки и посмотрел на часы. Двенадцать. Это значит, что теперь ответ на вопрос, будет ли он и дальше работать в «Казанове» или нет, зависит только от одного человека. От женщины. От Шейлы Карлайл.
        На лице Стивена отразились сомнения. Вряд ли стоило рассчитывать на то, что она что-то написала. На секунду промелькнула мысль послать все к чертям. Но он тут же прогнал ее. В «Казанове» платили прилично. Значит, надо срочно позвонить Шейле.
        Он вспомнил, что телефон находится в гостиной. Взглянув на улыбающуюся во сне Мэг, он встал, оделся и вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. Только он оказался в коридоре, на него накинулись Дарси и Грета и стали виться у ног. Стараясь не наступить кошкам на лапы, Стив вошел в гостиную. Переступая через разбросанные повсюду эскизы, добрался до телефона и набрал номер Шейлы.
        После долгих гудков в трубке раздался веселый женский голос:
        - Стиви, доброе утро! Я только пришла домой и собиралась тебе позвонить…
        У него упало сердце. Шейла не ночевала дома, значит, его надеждам не суждено сбыться. Конечно, как он мог поверить в то, что она что-то напишет. Шейла искренне хотела ему помочь, но уж если даже он, опытный журналист, не сумел написать… И Стивен приготовился выслушать сожаления и извинения.
        - Я все уладила, Стиви. Твой редактор оказался на редкость нудным, но мне удалось уговорить его принять две статьи вместо трех. Я сказала, что ты серьезно заболел и не успел закончить третью. Да, честно говоря, ему и этого хватит. Он, кажется, сам не рад - теперь его просто завалили статьями…
        В первую секунду Стивен подумал, что ослышался.
        - Шейла, - перебил он нескончаемое щебетанье, - ты действительно хочешь сказать, что дописала мою статью и написала еще одну самостоятельно?
        - Ну… не совсем самостоятельно, - протянула Шейла. - Однако можешь не беспокоиться: человек, который мне помогал, не проболтается от этом. - Испугавшись, что Стивен начнет возражать, Шейла быстро добавила: - Я даже фотографии отнесла в редакцию.
        - Какие фотографии? - удивился Стив.
        - Как это «какие»? Ты же хочешь, чтобы статья привлекла внимание, разве нет? - неуверенно произнесла Шейла, силясь вспомнить, что ей объяснял Гаролд насчет снимков.
        - И какие именно фотографии ты отнесла?
        Шейла совсем смутилась. Чем больше вопросов задавал ей Стив, тем сильнее она сомневалась, а правильно ли вообще сделала, что отправилась в редакцию, не предупредив его.
        Молодая женщина в нерешительности пробормотала:
        - Я покопалась в альбомах и нашла несколько снимков Мэг.
        - Мэг?!
        - Ну да, статья ведь о ней… Или почти о ней. Ты же ее брал за образец.
        - Да ты с ума сошла! - не выдержал Стив. - Какого черта ты относишь фотографии человека, даже не спросив, хочет он того ли нет? Да в редакции нашлась бы куча подходящих снимков!
        - Но я же не знала… - протянула Шейла. - И потом, Мэг их все равно не увидит. Она терпеть не может твой журнал.
        - А если увидит?
        - Обрадуется, что хоть раз попала на страницы журнала.
        Голос Шейлы стал ехидным. Ее начинало злить, что вместо благодарности она слышит от Стива одни упреки.
        - Могла бы хоть со мной посоветоваться, - недовольно проворчал Стив и тут же вспомнил, что не ночевал дома.
        Шейла что-то ответила, но он не расслышал, потому что в эту минуту из соседней комнаты раздался голос Мэг.
        - Ладно, Шейла, спасибо, конечно, ты мне очень помогла, но мне надо бежать.
        - Только не в редакцию. А то этот ваш Старик поймет, что мы его надули.
        - Хорошо, хорошо, - заторопился Стив. - Поговорим потом, где-нибудь в другом месте, идет?
        - Целую тебя, дорогой, - пропела Шейла в трубку, расценив последние слова Стивена как намек на близкую встречу.
        Он вернулся в спальню. Мэг лежала, опершись на локоть.
        - Ты с кем-то разговаривал по телефону?
        - Да, надо было позвонить в редакцию, - нарочито небрежно бросил Стив.
        Мэг внимательно посмотрела на него. Значит, ей просто послышалось, что он называл имя Шейлы… Или он обманул ее, сказав, что с Шейлой уже давно не встречается…
        Сердце молодой женщины болезненно сжалось. Стивен заметил, как омрачилось лицо Мэг. Наклонился и поцеловал ее в губы. В тот же миг он почувствовал, как руки Мэг крепко обвились вокруг его шеи. До него донесся шепот:
        - Стив, прошу тебя, не обманывай меня никогда, слышишь, никогда…

9

        - Да ведь ему просто надо было написать статью! Статью для «Казановы»! Понимаешь? И даже не одну, а несколько. Поэтому он и держал тебя на крючке так долго. О, моя дорогая, моя бедная Мэг! Неужели ты поверила, что он влюблен в тебя?
        Мэг молчала. В сердце ее заползал жутковатый холод. Да и что тут можно было возразить. Все доказательства налицо. Статья под нелепым названием «Укрощение тихони» и ее фотография. Та самая, которую Стив выпросил у нее, когда она расчувствовалась. Правда, увеличенная, но это ничего не меняет.
        Какая чудовищная ложь! Даже в голове не укладывается…
        Мэг вдруг вспомнила все те нежные слова, которые говорил ей Стив в последнее время. Дошел до того, что обещал подумать над ее предложением уйти из «Казановы». Значит, все это время он только и делал, что наблюдал за ней, как за подопытным кроликом, чтобы потом выставить на всеобщее посмешище.
        - Я же тебя предупреждала, будь с ним осторожнее! - не унималась Шейла. - Он умеет рассказывать сказки на ночь. - Она хохотнула. - Уж я-то знаю, подруга.
        Мэг взглянула на Шейлу. Лицо той светилось откровенным удовольствием. Она торжествовала победу над соперницей.

«Какая я тебе подруга!» - захотелось Мэг выкрикнуть ей в лицо. Совершенно ясно, что без Шейлы тут не обошлось. Но она сдержалась. Сама виновата, что дала себя обмануть. Никто не мешал ей сразу послать Стива куда подальше.
        И ведь с самого начала были у меня такие подозрения, в отчаянии подумала Мэг.
        Ну почему она не прислушалась к голосу сердца? Да потому, что поверила Стиву, его бархатистому голосу, проникновенному взгляду синих глаз, обжигающим ласкам. Поверила настолько, что предала Дэвида, убедив себя в том, что нашла наконец настоящую любовь…
        - Ну, не расстраивайся ты так! - донесся откуда-то издалека голос Шейлы.
        Она почувствовала, как чья-то рука провела по ее волосам, подняла взгляд и отшатнулась. Прямо на нее с притворным сочувствием смотрели змеиные глаза Шейлы. Не говоря ни слова, Мэг схватила с дивана сумочку и выскочила из дома…
        Она брела по тихой улице и никак не могла понять, где находится. Лондон ли это или какой-то враждебный город, заселенный жестокими и грубыми существами, которые только и могут, что издеваться над ней?
        Нужно было время, чтобы как следует осмыслить то, что сообщила ей Шейла. Пока Мэг понимала только, что снова осталась одна. Совсем одна, как раньше, как обычно. Сладкий мираж действительно оказался миражом и рассеялся. И она оказалась посреди пустыни, где нет ни глотка воды, ни надежды. Дэвид, Дэвид… Первый раз в жизни мне плохо не из-за тебя, устало подумала она. Стив. Еще одно имя, которое всегда будет воскрешать в ее памяти и неземное блаженство, и неземную боль…

        - Поздравляю тебя, поздравляю! Ты всех нас приятно удивил, дружище! Я теперь, кажется, понимаю, почему рубрику отдали именно тебе… - Голос Джерри вместо насмешливого был слащавым и даже несколько заискивающим.
        Стивен насторожился.
        - Разве новый номер «Казановы» уже вышел?
        - Стиви, ты со своими девочками забыл обо всем на свете. Думаешь, я поверил, что ты болен? Меня не проведешь. И теперь-то я уж точно знаю, какие тебе нравятся. - Джерри выдержал эффектную, по его мнению, паузу и громким шепотом произнес: - Тихони!
        Стива передернуло. Теперь, когда в его жизнь вошла Мэг, его отношение ко многим вещам круто изменилось. По правде говоря, в последнее время он чувствовал себя настолько счастливым, что совсем забыл про всю эту историю со статьями. Он даже начал подумывать оставить работу в «Казанове» и перейти в какое-то более серьезное издание. Поэтому звонок Джерри стал для него чем-то вроде грома среди ясного неба.
        - Знаешь, мне даже самому захотелось укротить какую-нибудь очаровательную тихоню. - В трубке раздался квакающий смех. - Типа той, что на фотографии. Я почему-то раньше был уверен, что все тихони страшные уродины. Признайся, это тоже твоя подружка?
        Стивен на миг представил, как фотографию Мэг, его любимой Мэг будут рассматривать тысячи таких, как Джерри, отпуская при этом всякие сальности, и ему стало противно. И что самое главное - в этом была его, Стивена, вина.
        - Послушай, Джерри, я, и правда, немного приболел. Поговорим на эту тему потом.
        И он положил трубку.
        Взглянув на часы, Стив понял, что безбожно опаздывает. Они с Мэг договорились поужинать в «Карамельном раю» в восемь.
        Черт бы побрал этого Джерри! - раздраженно подумал он. Мало того, что напомнил о том, что ему хотелось забыть, да еще и время занял пустыми разговорами. И ведь прекрасно почувствовал, откуда ветер дует. Его, Стива, кажется, угораздило попасть в любимчики к Старику, и Джерри первый, кто решил к нему подлизаться.
        Стивен вдруг поймал себя на мысли, как мало теперь его волнует то, что творится в редакции. Раньше он из кожи вон лез, чтобы заполучить рубрику, а сейчас ему от этого ни тепло, ни холодно. Он усмехнулся. А все-таки молодец тот парень, что дописал за него статью! Надо попросить Шейлу познакомить его с ним и поблагодарить.
        Стивен невольно поморщился при мысли о необходимости снова слышать голос бывшей подружки. Странно, в последнюю неделю она ни разу ему не позвонила. Ждет его звонка? Или Мэг ей все рассказала и она не хочет им мешать? Было бы очень мило с ее стороны, но Стив знал, что это совершенно на нее не похоже… Однако надо торопиться, иначе он опоздает в «Карамельный рай».

        Хотя прошло не так уж много времени с тех пор, как они с Мэг стали встречаться, у них уже вошло в традицию ужинать именно там. Идею предложила Мэг, когда они случайно проходили мимо ресторана. Стив сначала заколебался, но через четверть часа они сидели за тем же самым столиком и, смеясь, вспоминали их первую встречу здесь…
        Оставив машину на стоянке, Стивен направился к ресторану. Он улыбнулся при мысли, как же ему не терпится увидеть Мэг, несмотря на то что встречались они только накануне.
        Подойдя к столику, Стивен замер от удивления. Мэг сидела в нелепом платье желтого цвета, том самом платье.
        - Вот так сюрприз! - рассмеялся он, садясь напротив. - Мэг, ты что же, хочешь заставить меня краснеть, напомнив о том, как я себя отвратительно вел на нашем первом свидании? В таком случае твоя шутка удалась и я еще раз прошу меня простить!
        Он потянулся, чтобы поцеловать Мэг, как вдруг заметил, что та едва сдерживает слезы.
        - Да что с тобой, Мэг?
        В ответ Стив услышал срывающийся от гнева голос:
        - Просто я подумала, что тихоня должна соответствовать образу. Ты же написал, что тихони, как правило, носят желтые платья…
        Только сейчас Стив заметил, что на столике лежит «Казанова». Он побледнел. Значит, Мэг прочитала его статью. Статью, которой он сам еще даже не видел.
        - Ты же не читаешь глянцевых журналов, - в растерянности пробормотал он.
        - На это, кажется, и была сделана ставка, - сухо сказала Мэг. Видимо, ей удалось взять себя в руки. Голос ее больше не дрожал. - Кто же согласится быть подопытным кроликом?
        - Мэг, Мэг, перестань. - Стив только сейчас в полной мере осознал произошедшее. - Я все объясню, только выслушай меня!
        - Да уж, с твоей-то фантазией! - Голос ее стал ледяным. - Шейла права, ты умеешь рассказывать сказки.
        - Значит, это Шейла подсунула тебе журнал, - догадался Стив.
        - А вы разве с ней не заодно? Идея написать о тихонях принадлежала ведь ей, признайся!
        Стив виновато кивнул.
        - Но это было сначала, когда я тебя не знал. Потом все изменилось…
        Мэг не дала ему договорить.
        - Потом, когда Шейла сделала свое дело, ты стал действовать самостоятельно. Для начала выпросил у меня фотографию.
        - При чем здесь фотография?
        Не говоря ни слова, Мэг стала листать «Казанову». Остановилась на какой-то странице и бросила журнал перед Стивом.
        - А при том, что ты настолько увлекся погоней за деньгами и карьерой, что не останавливаешься ни перед чем.
        Стивен взглянул на разворот статьи «Укрощение тихони» - и ему показалось, что земля уходит у него из-под ног. Та самая фотография, которую ему подарила Мэг! Он смотрел и не верил своим глазам. Но ведь у него и в мыслях не было ничего подобного, когда он попросил у Мэг этот снимок. И откуда он в журнале?
        - Говорят, тебя можно поздравить с повышением? Ты неплохо постарался, чтобы намарать эту статью. Теперь, полагаю, я тебе больше не нужна и наше знакомство подошло к концу.
        С этими словами Мэг резко поднялась и направилась к выходу.
        Стив был настолько ошеломлен произошедшим, что даже не попытался ее удержать…

        Шейла закончила смотреть свой любимый сериал, выключила телевизор и сладко потянулась. Давно у нее не было такого хорошего настроения. Наконец-то сбылась ее мечта: она поставила эту ничтожную Мэг на место.
        Снова и снова перебирала она в памяти мельчайшие подробного сегодняшнего дня. Самая запоминающаяся - и Шейла ехидно улыбнулась - перекошенное лицо Мэг, когда та увидела себя в журнале. Все-таки она здорово придумала эту шутку с фотографиями. Теперь Мэг вряд ли захочется продолжать встречаться со Стивом. Она едва ли сможет простить, что над ней так жестоко посмеялись.
        Из всего этого следует только одно: Стивен Палмер будет принадлежать ей, Шейле, и только ей.
        Молодая женщина положила ноги на спинку дивана. Да, ей есть чем гордиться. Фигура у нее безупречная. Ну и внешность, конечно, тоже. Это само собой разумеется. Чего еще нужно этому журналисту? Кажется, он попросту зазнался. Хотел испытать свое мужское обаяние на неприступной крепости по имени Мэг Флейн. Вряд ли у него к ней могут быть какие-то серьезные чувства. А Мэг, похоже, и впрямь в это поверила. Старше ее, Шейлы, на три года, а ведет себя как наивная девчонка. Так что в какой-то мере она даже оказала подруге услугу, вовремя открыв глаза на истинное положение вещей. А то Мэг продолжала бы видеть все в розовом свете.
        Представляю лицо Стива, когда эта тихоня выскажет все, что о нем думает, подумала Шейла. Он не потерпит, чтобы на него кричали, он же не выносит скандалов. В этом Шейла убедилась на собственном опыте. Наконец-то он поймет, что игра с крошкой Мэг несколько затянулась, и вернется к ней. А уж она-то сумеет утешить красавчика. Так, что он даже и не вспомнит о Мэг.
        Шейла уже мысленно видела, как Стив подходит к ней, нежно обнимает за талию, начинает ласкать ее. У нее даже дыхание захватило от мысли, что это произойдет совсем скоро, может быть даже сегодня. Как же она истосковалась по его любви! Они так давно не были вместе!..
        Сладкие грезы молодой женщины прервал звонок в дверь. У Шейлы замерло сердце. А вдруг это Стив?! Он уже наверняка успел поссориться с Мэг и пришел к ней, чтобы отдохнуть, расслабиться.
        Шейла открыла - перед ней, и правда, стоял Стивен Палмер собственной персоной. Неужели ее мечтам суждено сбыться прямо сейчас?
        Мужчина переступил порог, и она порывисто обняла его, прижавшись всем телом. Но, вопреки ожиданиям, Шейла не ощутила ни прикосновения губ к щеке, ни даже легкого объятия. В тот миг, когда она, словно кошка, прильнула к нему, Стив резко оттолкнул ее.
        Шейла недоуменно посмотрела на него.
        - Стиви, что с тобой? - произнесла она тоном обиженного ребенка. - Я так рада тебя видеть, а ты так грубо…
        - Помолчи! - бросил Стив.
        В следующую секунду он схватил ее за руку и потащил в гостиную.
        - Да перестань ты! Мне больно. Что происходит? - вскрикнула Шейла.
        Наконец ей удалось вырваться, и она отскочила в дальний угол комнаты. Потирая запястье, настороженно смотрела на Стива.
        - Зачем тебе понадобилось рассказывать все Мэг? - без предисловий спросил он.
        - Ты о чем, Стиви?
        - Не притворяйся! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!
        - Так ты о статьях… - протянула Шейла. - Между прочим, я думала, ты хоть спасибо скажешь за помощь.
        - Не увиливай, я задал тебе вопрос, будь добра ответить.
        Шейла поняла, что шутить не время.
        - Ну хорошо, хорошо. Мэг зашла меня проведать, а я читала журнал. Она и заметила фотографию.
        - И ты была рада случаю все ей рассказать.
        - Она сама все поняла, сопоставив факты. Я просто подтвердила ее догадки. Но, разумеется, я не все сказала. Зачем мне это?
        Невозмутимый тон Шейлы еще больше выводил Стивена из себя.
        - Зачем? Я объясню тебе зачем. Ты хотела нас поссорить, потому что не можешь пережить, что мужчина, за которым ты охотилась, достался другой.
        Шейла откинула голову назад и громко расхохоталась.
        - Ты себя, что ли, имеешь в виду? Послушай, мой дорогой Стиви, - голос ее стал сухим и надменным, - мне не надо ни за кем охотиться, у меня есть с кем встречаться. И если я тебе помогала со статьями, то только в память о том, что когда-то мы неплохо проводили время вдвоем.
        Стив понял, что сказал лишнее.
        - Тогда зачем тебе понадобилось отдавать в редакцию именно эту фотографию? - уже сдержаннее произнес он.
        - Ты опять говоришь загадками…
        - Ты видела у меня снимок Мэг и специально нашла у себя такой же. Наверное, весь дом перерыла.
        А ты недалек от правды, подумала Шейла.
        - Да, конечно, а потом наняла частного детектива, чтобы следить за вами обоими! Стиви, тебе надо не в «Казанове» работать, а в криминальной хронике.
        Он смешался. Стив не обладал кошачьим чутьем и изворотливостью Шейлы, и чем больше слушал, тем больше ему казалось, что все ее доводы логичны.
        И что это ему взбрело в голову, что Шейла подстроила все специально? Конечно, она ревнива, но не до такой же степени, чтобы умышленно навредить Мэг! Просто он очень расстроился из-за ссоры в «Карамельном раю». Но нельзя же по этой причине портить настроение всем окружающим, тем более срывать злость на ни в чем не повинной женщине. Она, кажется, и впрямь не хотела сделать ничего плохого.
        - Прости, Шейла, - устало произнес он после минутного молчания. - Я погорячился. Ты просто не представляешь, как на меня подействовала размолвка с Мэг. Сам не ожидал.
        Шейла раздраженно закусила губу. Снова Мэг! Да когда же он выкинет из головы это имя!
        Она подошла к Стиву и положила ладонь на лоб.
        - У тебя наверняка болит голова. Тебе лучше остаться здесь. Располагайся, а я принесу твой кампари. Тебе надо хорошенько отдохнуть. А потом мы вместе придумаем, как вернуть Мэг.
        Стивен не заметил, каким недобрым огнем блеснули глаза молодой женщины при последних словах.

        Мэг попрощалась с коллегами и вышла на улицу. Она глубоко вздохнула. Чего стоило ей сегодня как ни в чем не бывало прийти на работу, улыбаться, разговаривать, тогда как единственным ее желанием было зарыться в подушку и рыдать.
        Бессонная ночь оставила следы на лице женщины. Мэг выглядела бледнее обычного, глаза покраснели. Все валилось из рук, целый день она просидела, уставившись на белый лист, едва тронутый карандашом. Наконец, не выдержав, сослалась на головную боль и отпросилась с работы.
        Впервые в жизни она столкнулась с предательством. Снова и снова задавала себе Мэг один и тот же вопрос: как не догадалась, что ее обманывают, как не почувствовала фальши в поведении Стива? Но она так увлеклась им, что не замечала очевидных вещей. Взять хотя бы то утро после ночи, когда она отдала себя Стиву целиком, без остатка, забыв о Дэвиде. А он, едва проснувшись, бросился звонить Шейле! Более оскорбительного поведения представить было трудно.
        Мэг почувствовала, как в ней снова закипает гнев, смешанный с отчаянием. Стоп, сказала она себе. Я должна раз и навсегда выбросить этого мужчину из головы!
        По привычке Мэг обвела глазами стоянку в поисках своей машины, но потом вспомнила, что сегодня добиралась на работу на такси: она была просто не в состоянии сесть за руль. И тут за ее спиной раздался мужской голос. До боли знакомый голос. Голос, который она никогда не перепутает с другим.
        На секунду ей пришла в голову мысль сделать вид, будто она не слышит. Она ускорила шаг.
        - Мэг, подожди!
        Мэг резко остановилась. В противном случае она бы просто налетела на Стива, преградившего ей дорогу.

«Уходи!» - первое, что готово было сорваться с ее губ. Но вместо этого Мэг молчала, не в силах отвести взгляд от синих глаз мужчины. Она замерла, пораженная впечатлением, которое он произвел на нее. Вместо равнодушного презрения, которое, как ей казалось, она должна испытывать к этому человеку, ею снова овладело непреодолимое желание.
        - Не убегай, Мэг, прошу тебя. Нам надо поговорить!.. - умоляюще начал Стив.
        - Нам не о чем говорить, разве это непонятно? - произнесла она, стараясь казаться спокойной, хотя голос предательски дрожал.
        - Ты так быстро ушла из «Карамельного рая», что я не успел тебе ничего объяснить.
        - Не хватило фантазии выдумать что-то на ходу? - выпалила Мэг.
        - Перестань, ты даже не представляешь, как ошибаешься…
        Но Мэг не дала ему договорить.
        - Ошибаюсь? Я ошиблась только в том, что связалась с тобой.
        - Ну, зачем ты так? Ты можешь спокойно выслушать то, что я скажу?
        - У меня мало времени. Прибереги свое красноречие для «Казановы».
        С этими словами Мэг сделала попытку уйти, как неожиданно до ее слуха донеслись слова:
        - Я больше не работаю в «Казанове».
        Мэг резко остановилась и взглянула на Стива. В ее взгляде читалось изумление, которое в следующую секунду сменилось недоверием.
        - Да-да, Мэг, ты не ослышалась. Я ушел из «Казановы» и больше никогда туда не вернусь. Сегодня утром я подал заявление об увольнении. - Стивен помолчал. - И сделал это из-за тебя.
        Глаза Мэг насмешливо заблестели.
        - Знаешь, это уже слишком. В это даже ребенок не поверит. С меня хватит, дай мне пройти!
        Но Стивен схватил ее за руку.
        - Мэг, ну что мне сделать, чтобы ты поверила?
        - Как я могу тебе верить после того, как ты поступил?
        - Ну хорошо. Сначала я действительно познакомился с тобой, чтобы написать статью. Шейла подбросила мне эту бредовую идею, - в отчаянии произнес он. - Но потом… потом все изменилось. Я даже забыл обо всех этих статьях, для меня существовала только ты, слышишь? Только ты!
        - Насколько я помню, в твоем рейтинге лидировали карьера и деньги, понятие
«любовь» туда не входило вообще.
        Стивен опустил голову и тяжело вздохнул:
        - Знаю, знаю, но теперь я вижу, что ошибался. Благодаря тебе я, кажется, стал понимать, что к чему.
        Мэг молчала. Как же хочется поверить тому, что он говорит! - пронеслось в ее голове. Но нет, она не даст обмануть себя во второй раз. Просто в Стиве взыграло самолюбие, он привык, что женщины вешаются ему на шею, вот и сейчас потчует ее новыми сказками.
        Между тем Стив, воодушевленный молчанием Мэг, продолжил:
        - Если бы я по-прежнему ставил на первое место деньги или карьеру, в чем ты меня упрекаешь, разве ушел бы я тогда из «Казановы»?
        Звучит убедительно, подумала Мэг. Но скорее всего это очередная выдумка.
        Она чувствовала, что чем дольше слушает Стива, тем больше попадает под власть его мужского обаяния. Один только звук его голоса заставлял трепетать каждую клеточку ее тела, как ни стыдно ей было в этом признаться. Если она сию минуту не уйдет, ему снова удастся ее разжалобить. И так уже червячок сомнения заполз в ее душу. Этот мужчина удивительно хороший актер. За какие-нибудь десять минут он сумел почти убедить ее в своей искренности.
        Мэг пожала плечами.
        - Не знаю, почему ты ушел из «Казановы», - сказала она холодно, - но не по моей просьбе точно. Могу предположить, что тебя переманил более крупный журнал.
        Несмотря на прохладную погоду, у Стива на лбу выступили капельки пота. Что сделать, чтобы Мэг поверила мне? - в отчаянии подумал он. Ну почему люди не верят именно тогда, когда им говорят правду?
        - Да нет же! - с силой произнес он. - Просто я действительно занимался не тем, чем нужно. Ты открыла мне глаза.
        - Ты тоже открыл мне глаза на многие вещи, - горько усмехнулась Мэг. - Пожалуй, ты оказался прав в своей статье: тихони бывают очень наивными.
        - Мэг, - неожиданно тихо сказал Стив, - я знаю, что обидел тебя. Но ты должна меня простить.
        Тонкие дуги бровей удивленно взлетели вверх.
        - Должна? И позволь узнать, почему же?
        - Потому что я люблю тебя.
        И Стив привлек женщину к себе. Его губы с силой прижались к губам Мэг. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она ответила на поцелуй. И в тот же миг почувствовала, как земля уплывает у нее из-под ног и все перестает существовать, кроме этих горячих влажных губ и крепких мужских рук, не дающих ей уйти.
        Однако острая как игла мысль не дала Мэг в полной мере насладиться поцелуем. Не верь ему, предостерегающе шепнул внутренний голос, и она отшатнулась.
        - Стив, что ты себе позволяешь? - переведя дыхание, воскликнула она.
        Он, очевидно, понял, что в этот момент происходит в душе Мэг. Отступил на шаг и внимательно посмотрел на нее. Мэг опустила глаза, не в силах выдержать его взгляда. Непонятно было, чего в этом взгляде больше: глубокой нежности или глубокой печали.
        - Разве запрещается целовать женщину, которую любишь? - еле слышно спросил Стив.
        Борьба, которая происходила в сердце Мэг, наконец стала невыносимой. Доводы разума оказывались бессильными перед словами этого мужчины, и она почувствовала всю свою беспомощность. Но страх оказаться снова обманутой доводил ее до исступления. Почему, ну почему она не ушла сразу же, как увидела его? Сейчас было уже поздно.
        - Замолчи, я не верю ни единому твоему слову! - закричала она, чувствуя, что и сама не верит своим словам. - Убирайся к своим многочисленным подружкам и среди них ищи тихоню, а ко мне ни на шаг не приближайся!
        По лицу Стива прошла судорога. Он резко повернулся и зашагал прочь.
        Мэг в оцепенении смотрела вслед удаляющейся фигуре, не замечая, как горячие слезы струятся по ее лицу.

10

        - Хочешь заработать еще, Гаролд? - без обиняков начала Шейла, усевшись напротив невысокого коренастого мужчины с копной рыжих волос.
        На мгновение на веснушчатом лице мелькнуло хищное выражение и тут же исчезло.
        - Очередная статья? Думаю, в прошлый раз ты хорошо насолила подружке с моей помощью. Твое точное описание плюс мое легкое перо, вдобавок ко всему фотография - все это должно было дать отличный результат. Мы попали в цель?
        Шейла смутилась.
        - С чего ты взял, что этой статьей я собиралась кому-то насолить?
        - Да это же очевидно.
        От сверлящего взгляда его широко расставленных глаз Шейла поежилась. С этим типом и правда надо держать ухо востро.
        - Не понимаю, почему это так очевидно, но ты угадал, - быстро произнесла она. - Ты прав: все сработало как нельзя лучше.
        - Что же на сей раз тебе не дает спокойно спать?
        Да он словно читает мои мысли! - подумала Шейла и промолчала.
        - О чем должна быть следующая статья? - спросил Гаролд, гипнотизируя ее взглядом.
        А вот здесь ты ошибся, дружочек!
        - На сей раз заказ покрупнее, чем обычная статья, - подражая ему, проговорила Шейла.
        - Соответственно, и оплата выше?
        И снова хищное выражение появилось на лице мужчины.
        - Соответственно, если мы будем играть по моим правилам, - как можно жестче сказала Шейла. Благодаря природному чутью она практически всегда безошибочно определяла, как себя вести с тем или иным человеком.
        - Ого, подруга, откуда у такой нежной девушки подобный тон? - поинтересовался Гаролд.
        - Хватит уже болтать, слушай меня внимательно. Мне удалось, как ты выразился, насолить подружке, но легче от этого не стало. Стив, за которого ты писал статьи, не выкинул из головы эту дурочку Мэг, хотя они поссорились. На меня же он по-прежнему даже не смотрит! - с возмущением закончила Шейла.
        - Что-то я пока не понимаю… я-то здесь при чем?
        Шейла помолчала.
        - Я подумала, что смогу снова вернуть его, если он будет во мне нуждаться. Во мне или… в моих деньгах.
        По взгляду Гаролда Шейла поняла, что тот принимает ее за сумасшедшую.
        - Ты позвонишь ему и потребуешь у него сумму, которую я скажу…
        Гаролд не дал ей договорить.
        - И он пошлет меня куда подальше. Ты, я вижу, совсем рехнулась со своей ревностью. - Он зло посмотрел на Шейлу, как человек, который попусту теряет драгоценное время. - Счастливо оставаться!
        И он поднялся, намереваясь уйти.
        - Сядь и дослушай, - остановила его Шейла. Ее лицо стало сосредоточенным. - Следи за моей мыслью. После твоего звонка Стиву придется обратиться ко мне за помощью, он знает, что средства у меня есть. В результате он будет обязан мне и не сможет так просто уйти от меня. Я получу свою любовь, а ты - деньги.
        - Со своей изумительной женской логикой ты упустила одну деталь, - произнес Гаролд тоном, каким разговаривают с капризным ребенком. - Почему он вдруг согласится отдавать деньги какому-то типу?
        Оказывается, ты не настолько догадлив, каким себя считаешь, подумала Шейла.
        Она помедлила, чтобы потом сполна насладиться эффектом от своих слов, и сказала, растягивая слова:
        - Потому что Стивен Палмер задолжал тебе эти деньги.
        Услышав знакомую фамилию, Гаролд вздрогнул. Однако почти не изменился в лице, только немного побледнел.
        - Да-да, ты не ослышался. Это тот самый Стивен Палмер, которого ты разыскиваешь. Только он не в Штатах, а у себя на родине, и у тебя есть реальный шанс вернуть должок.
        Гаролд молчал. Ну, никак не мог он предположить, что писал статьи для Стивена Палмера, найти которого уже почти отчаялся.
        - Наконец-то ты перестал меня перебивать. - Шейла еле скрывала злорадство. - Слушай теперь мои условия. Ты потребуешь у Стива только половину, потому что я сейчас не смогу выплатить всю сумму, да и Стив не попросит у меня столько. А я хочу, чтобы он больше ни к кому, кроме меня, не обращался. Остальные деньги ты получишь, только позже. Ну что, идет?
        Шейла с беспокойством поглядывала на собеседника.
        - Пожалуй, нам стоит обговорить детали, - последовал незамедлительный ответ.
        Шейла долго раздумывала, прежде чем решиться на такой шаг. С вечера она никак не могла уснуть и, ворочаясь в постели, взвешивала все «за» и «против» новой затеи.
        Она отлично понимала, что тем самым создаст проблемы не только Стиву, но и себе. По меньшей мере ей придется как-то объяснять родителям, куда исчезла довольно крупная сумма с ее счета. Да и самой ей не слишком хотелось расставаться с деньгами. В этом случае она должна будет повременить с открытием нового бутика сети «Карлайл», на сей раз собственного.
        Но игра стоила свеч. В том, что Стив обратится за помощью именно к ней, Шейла не сомневалась. Сработало в первый раз, сработает и во второй. Ему просто деваться некуда. С тех пор, как Стив ушел из «Казановы», ему поступило несколько выгодных предложений о сотрудничестве, но он отверг их не раздумывая. Шейла презрительно фыркнула. А все из-за чего? Вернее, из-за кого? Из-за Мэг Стив оказался без работы!
        Он просто свихнулся! Никак не может свыкнуться с мыслью, что его отвергла женщина. Как это не похоже на Стивена Палмера! То, что Стив мог полюбить Мэг, Шейла даже мысли не допускала. Просто уязвленное мужское самолюбие, говорила она себе.
        Однако совсем не так представляла Шейла последствия своей затеи со статьями и фотографией. Поначалу ей даже казалось, что Стив найдет ее забавной. Отличный способ завершить затянувшуюся интрижку. Шейла вспоминала, как раньше он смеясь рассказывал о разных хитростях, которыми пользовался, когда хотел прекратить отношения. Она и сама испытала их на себе, когда Стив охладел к ней.
        Вот и рассчитывала, что окажет Стиви услугу, дав предлог для расставания с Мэг. Когда же он явился к ней и с порога стал кричать на нее, Шейла сначала опешила, а потом, подумав, сказала себе: да он просто не наигрался игрушкой по имени Тихоня Мэг! И этот вывод не слишком ее огорчил. Скорее даже порадовал. Стиви расстроился из-за злюки Мэг? Это только козырь в ее руки! Она станет сама нежность и ласка и утешит обиженного малыша. Он забудет о старой игрушке, потому что та причинила ему боль, и увлечется новой, которая ничего, кроме наслаждения, ему не принесет.
        Убедив Стива, что вовсе не хотела, чтобы Мэг узнала историю со статьями и что она сама горько сожалеет о случившемся, Шейла приступила к решительным действиям.
        - Ты же обещала, что подскажешь, как вернуть Мэг! - захмелевшим голосом произнес Стив, когда Шейла села рядом с ним и потянулась поцеловать его.
        Эта тихоня и вправду хорошо потрепала тебе нервы, подумала молодая женщина, ласково глядя на мужчину, развалившегося на диване. Обычно ты так быстро не пьянеешь от кампари, а сейчас тебя здорово развезло. Не иначе как на нервной почве. Наверняка дело не обошлось без скандала, а ты их не выносишь, уж я-то знаю. Мэг промахнулась: криками от Стива Палмера ничего не добьешься…
        - Давай поговорим об этом завтра, - томно протянула Шейла. - Сейчас тебе нужно прийти в себя, расслабиться… - И провела рукой по густым волосам Стива.
        Он словно не заметил этой осторожной ласки и продолжал сидеть, уставившись куда-то в пустоту. Тогда длинные пальцы Шейлы начали медленно расстегивать пуговицы на его рубашке. Она была настолько уверена, что Стив не устоит, что вздрогнула, когда он, не поворачивая головы, отчетливо произнес:
        - Нет, Шейла, не надо.
        Затем поднялся с дивана и, покачиваясь, вышел из гостиной.
        - Ты куда? - бросилась за ним Шейла.
        - В комнату для гостей.
        - Но… я думала… Разве… разве ты не хочешь остаться здесь?.. На диване хватит места для двоих. Или пойдем в спальню…
        Шейла говорила и понимала, что выдала себя, недвусмысленно намекнув на свои желания.
        - Я иду в комнату для гостей, чтобы спать один.
        Шейла взглянула в пьяные глаза Стива.
        - Стиви, - проворковала она, обнимая его за шею, - да ты напился и не знаешь, что говоришь. Нам вдвоем будет лучше, ты согреешь меня…
        Но он решительно убрал ее руки.
        - Нет, хорошо мне только… только с Мэг. И завтра ты поможешь мне ее вернуть. - И, издав еще какой-то невразумительный звук, он повернулся и стал подниматься по лестнице, которая вела в комнату для гостей.
        Шейла прекрасно понимала, что, будь Стив трезв, никогда бы не сказал такого. Тем обиднее ей было слышать то, что он думает на самом деле. Она побледнела от злости. Чем таким приворожила его эта серая мышка, что Стив отказывается провести с ней, Шейлой, ночь?! Да разве Мэг может знать, что нравится мужчинам? В ее жизни был только один, а она уже вообразила себе…
        Остается надеяться, что завтра все уляжется, Стиви забудет Мэг и станет снова таким, каким я знала его раньше, успокаивала себя Шейла.
        Но дальше пошло еще хуже. С самого утра Стив куда-то засобирался. Шейла вздохнула с облегчением, услышав, что в редакцию. Значит, одумался и пошел пожинать плоды успеха, которые на самом деле принадлежат не ему.
        Молодая женщина прождала целый день в надежде, что он вернется в отличном настроении и наконец отблагодарит ее за помощь… и не только на словах. И вечером Стив действительно вернулся, но в каком состоянии!
        Да он выпил раз в пять больше, чем вчера, подумала Шейла, когда, открыв дверь, увидела, что Стив еле держится на ногах. Из его невразумительного бормотания она сумела все-таки понять, что он ушел из «Казановы» и виделся с Мэг, но та прогнала его.
        Шейле ничего не оставалось, как уложить Стива спать. Зато сама она провела бессонную ночь, все еще не веря, что разрыв с женщиной может оказать на него такое влияние.
        Но следующие дни окончательно убедили ее в этом. Стив спал до трех часов дня, только и говорил о Мэг и вообще напоминал помешанного. Вечером, несмотря на просьбы Шейлы, он уходил, а потом возвращался за полночь пьяный. Ни разу не проявил желания даже поцеловать ее…
        Но наконец Стив начал потихоньку приходить в себя. Однако перестал появляться у нее. Шейла знала, что целыми днями он сидит дома, но ничего не могла с этим поделать. На все ее предложения Стив отвечал вежливым отказом.
        Вот тогда ей и пришла в голову мысль рассказать Гаролду о Стиве. Это хорошенько встряхнет его, заставит очнуться от летаргического сна и понять, что ему не пристало распускать сопли. По сравнению с проблемой достать деньги разрыв с Мэг будет выглядеть пустяком. А в своих поисках он непременно придет к ней, Шейле. И в этот раз уже не сможет так просто уйти…

        Стив возвращался домой. Раньше он не любил гулять в парке, считая это уделом стариков. Сам же он пребывал в постоянной спешке: интервью, репортажи, специальные задания днем, а вечером шумная компания в каком-нибудь лондонском баре. Сейчас все изменилось. Спешить стало некуда. «Казанова» ушел из его жизни раз и навсегда. Мысли о том, чтобы подыскать другое место, наводили тоску.
        Стив и сам не понимал, что с ним творится. Деятельный и энергичный раньше, теперь он мог часами бродить по парку, смотреть на голубей, клюющих крошки. Иногда что-то внутри него шевелилось и говорило: старик, да у тебя депрессия. Но он прогонял внутренний голос и снова впадал в апатию.
        Единственное, что вызывало в нем какие-то эмоции, - это воспоминания. Воспоминания о Мэг. Но они отдавались в нем такой болью, что он спешил переключиться на что-нибудь другое. И все же Стива частенько мучил один вопрос. Как его угораздило за полтора месяца знакомства влюбиться в женщину, на которую раньше он даже и не взглянул бы?! К тому же влюбиться так, что без нее жизнь превратилась в череду пустых серых будней.
        Ну почему Мэг такая упрямая и не верит ему? Конечно, он жестоко поступил с ней. Но он же искренне раскаялся! К тому же если и обманывал ее, то только вначале, а потом влюбился как мальчишка и даже мысли не допускал, чтобы обидеть ее. Но, очевидно, судьба распорядилась по-своему и наказала его. В общем-то, есть за что.
        Он вспоминал, как непонятно было ему раньше, что Мэг не может забыть давно погибшего мужа. Вспоминал и понимал, как заблуждался насчет тех отношений, о которых с таким чувством рассказывала ему когда-то в кухне Мэг. «Карьера, деньги, любовь…» - сказал он тогда Мэг, Теперь он бы ответил на ее вопрос по-другому. Только ей до этого нет никакого дела…
        Свернув на боковую аллею, которая вела к выходу из парка, Стивен вдруг резко остановился и хлопнул себя по лбу. Как он мог забыть! Сегодня истекает срок, который дал ему Гаролд. Все-таки сумел отыскать его и свалился как снег на голову!
        Стив горько усмехнулся. Шейла правильно говорит: у каждого в жизни светлая полоса сменяется темной. Еще недели две назад он чувствовал себя таким счастливым, а потом проблемы посыпались одна за другой.
        Он представил на секунду веснушчатое лицо Гаролда, сверлящий взгляд, и его передернуло. За то время, что они не виделись, бывший коллега из «Ля мюзик франсэз» стал еще неприятнее. И теперь от него точно не убежишь, как тогда, два года назад. Откуда Гаролд узнал его адрес? И как вообще разыскал его спустя столько времени?
        Но надо взять откуда-то деньги. Своих ему явно не хватит, слишком уж велика сумма. Раньше внезапное появление Гаролда повергло бы Стива в шок. Это значило потерять тот комфорт, с которым он привык жить, красоток, с которыми привык развлекаться, и многое другое. Но сейчас Стив воспринял его философски. Он даже забыл о долге на какое-то время и вспомнил только сейчас.
        И все-таки нужно достать денег, тем более что Гаролд и так пошел на большую уступку - требует с него только половину. Хотя, возможно, что-то здесь не чисто.
        Другого выхода все равно нет, устало подумал Стив, глядя на стайку воробьев, с громким чириканьем деливших кусок хлеба. Придется принять помощь Шейлы. Похоже, эта женщина действительно его любит. Она так заботилась о нем, когда ему было плохо после разрыва с Мэг, когда он по-свински напивался в компании сомнительных типов и возвращался за полночь. Терпеливо выслушивала его рассказы о ссоре с Мэг, а ведь могла выгнать его из дому, вместо того чтобы утешать. А он был к ней несправедлив, подозревая в каких-то выдуманных им самим интригах.
        Пребывание в доме Шейлы вспоминалось Стиву в каком-то тумане, зато сама Шейла представлялась этаким нежным существом, настоящим ангелом милосердия.
        Вот и теперь, подумал он, она так расстроилась, когда узнала о Гаролде. Сразу же пообещала что-то придумать и позвонила тем же вечером.
        Стив был поражен, услышав, что она предлагает ему необходимую сумму целиком.
        - Я не могу взять у тебя столько денег, - растерянно произнес он, тем не менее отлично чувствуя, как велик соблазн.
        - Но друзья должны помогать друг другу, - настаивала Шейла. - К тому же ты отлично знаешь, что для меня ты намного больше, чем просто друг.
        Голос ее был ангельски кротким. И, слушая его, Стив раскаивался в том, что частенько про себя называл Шейлу стервой.
        - Нет, я не могу.
        - Но ты же не возьмешь их безвозвратно, - не сдавалась Шейла. - Ты отдашь долг, как только сможешь. Ты же не собираешься вечно сидеть дома без работы. Это будет для тебя стимулом.
        А она права, подумал Стивен и, помолчав немного, сказал:
        - Хорошо, Шейла, я подумаю над твоим предложением… И скорее всего приму его. Но я просто не знаю, как тебя отблагодарить. Не каждый предложит помощь в такой ситуации.
        - Мне ничего от тебя не нужно. Только вот… - Шейла замялась, - можно мне тебя тоже кое о чем попросить? - вкрадчиво произнесла она.
        - Конечно, все что угодно!
        - Мне сейчас очень тяжело. Я тебе рассказывала, что собиралась открыть новый бутик, свой собственный, без помощи папы. Но мои дела что-то не ладятся. Одна я, боюсь, не справлюсь. Мне нужен человек, который бы поддерживал меня, утешал, направлял, понимаешь? Я прошу тебя: не мог бы ты на какое-то время переехать жить ко мне?..
        Идея жить с Шейлой под одной крышей не слишком обрадовала Стивена. Он прекрасно понимал, на что намекает молодая женщина, говоря об утешении, поддержке и тому подобных вещах. Но он также прекрасно понимал, что другого выхода у него нет.
        Стив поежился и с тем же задумчивым видом продолжил путь. Он не спеша шел вдоль решетчатой ограды парка, когда в его голове созрело наконец окончательное решение.
        Да, он примет помощь Шейлы. Сегодня же вечером Гаролд получит свои грязные денежки и исчезнет раз и навсегда из его жизни. А сам он… он переедет к Шейле.
        А как же Мэг? - спросил он себя. И сразу же ответил: ее не вернешь. Если сначала и теплилась у него какая-то надежда, то теперь почти угасла. Скоро его апатия распространится и на воспоминания о ней, и они постепенно исчезнут. Шейла ему в этом поможет. Когда-то ведь они жили вместе. И он вспоминает об этом времени не без удовольствия. Может, ей удастся вновь пробудить в нем былое влечение к себе.
        Стивен ускорил шаг. Вот и ворота парка. Через минуту Стивен оказался на довольно оживленной улице Лондона. Поймав такси, он назвал адрес Шейлы Карлайл.

11

        - Мэг, тебя там спрашивает тот же самый мужчина, что и вчера, - сказала Элис.
        Мэг обернулась к коллеге.
        - Он не сказал, что ему нужно?
        - Нет, просто хочет поговорить с тобой. Приходит уже второй день. - И, понизив голос, Элис добавила: - Неужели ты наконец нашла себе кого-то?
        Мэг неодобрительно посмотрела на Элис. Та прямо светилась любопытством. Когда же она перестанет совать нос в ее личную жизнь? Да, в большом коллективе без сплетен и пересудов не обходится ни одно, пусть даже малейшее, событие.
        - Я понятия не имею, о ком идет речь.
        - Если бы ты не ушла вчера так рано…
        Дальше Мэг не слушала. Вчера у нее снова сильно разболелась голова. Эти приступы мучительной головной боли преследовали ее с тех пор, как Шейла раскрыла ей глаза на истинные причины знакомства с ней Стивена Палмера.
        Стив… При одном воспоминании о нем у нее сжималось сердце. Прошло уже немало времени, а она никак не может его забыть, несмотря на то что он причинил ей столько страданий.
        Уэнди как-то на днях говорила, что видела Стива вместе с Шейлой. Он помогал ей выйти из машины, а потом они направились в один из бутиков Карлайлов. Уэнди не успела окликнуть их, но и без того было очевидно, что живут они вместе. Может, даже собираются пожениться.
        Мэг почувствовала, как при этой мысли слезы сами наворачиваются на глаза. Что ж, они отличная пара. Шейла гораздо больше подходит Стиву, чем она. Одного поля ягоды, горько усмехнулась Мэг.
        И все-таки она не могла не признаться себе, что искра надежды теплилась в ее душе. Сердце отказывалось принять доводы разума. Вот и сегодня утром, когда Элис сообщила о вчерашнем таинственном посетителе, Мэг невольно подумала: а вдруг это Стив? Целое утро она безрезультатно пыталась отогнать эту мысль. Достаточно было спросить у Элис, как выглядел тот человек, но у Мэг не хватало решимости разом прервать сладкий обман.
        И вот он снова пришел и ждет ее внизу, в холле. Мэг в очередной раз перебрала в уме всех знакомых, пытаясь угадать, кто все-таки это может быть. Но в последнее время их у нее практически не осталось, к тому же те, кто ее знал, могли позвонить по телефону.
        Снова сердце ее замерло в безумной надежде. Ладно, сейчас она развеет иллюзии. И, собрав всю силу воли, Мэг спросила:
        - Скажи, как выглядит этот человек?
        Элис удивленно взглянула на нее. Она была уверена, что Мэг знает мужчину внизу, только скрывает это.
        - Признаться, у меня отвратительная память на лица. Ну, в общем… высокий мужчина… блондин… Да, такие выразительные глаза, больше всего запоминаются…
        Мэг выбежала в коридор. Неужели и правда Стив? Она мигом забыла все данные себе обещания больше никогда не видеться с этим человеком. Забыла обиду, нанесенную им. В эту минуту ей хотелось лишь одного: только бы это оказался Стив!
        Мужчина, разглядывавший огромную картину в холле, услышат приближающиеся шаги и обернулся. Мэг замерла. Да, Элис не ошиблась. Выразительные, запоминающиеся глаза. Только не синие, как у Стива, а карие. Она почувствовала, как разочарование накатило на нее огромной волной и накрыло с головой.
        - Мэг Флейн, - сухим, тусклым голосом представилась она. - Что вам угодно?
        Мужчина был одет в темно-синий костюм в полоску. Галстук - в тон костюму. В левой руке незнакомец держал черный кожаный портфель и всем своим видом производил впечатление делового человека. Об этом же говорило и сосредоточенное выражение не совсем уже молодого лица.
        - Рад с вами познакомиться, миссис Флейн.
        - Откуда вам известно, что я миссис Флейн? - удивилась Мэг. Обычно незнакомые люди обращались к ней иначе.
        - Мне также известно, что вы вдова. Впрочем, я лучше представлюсь. Джошуа Соулз, юрист.
        - Очень приятно, хотя ваша осведомленность настораживает. Зачем вы искали меня?
        - Не беспокойтесь, я сейчас все объясню. Дело конфиденциальное, поэтому я решил поговорить с вами с глазу на глаз.
        - Да что произошло? Это как-то связано с моим мужем? - спросила молодая женщина.
        - Вы почти угадали. Дело в том, что совсем недавно обнаружилось, что Дэвид Флейн оставил завещание.
        - Завещание? Первый раз слышу!
        - Да, никто этого не ожидал, если учитывать то, что ваш муж погиб в результате несчастного случая.
        - Но почему вы обращаетесь ко мне? В первую очередь вам следовало бы сообщить о завещании его семье… родителям… Флейны всегда очень ревностно относятся к соблюдению приличий.
        Мистер Соулз усмехнулся.
        - Знаю, знаю. Я бы так и поступил, тем более что веду некоторые другие дела Флейнов и хорошо знаком с этой семьей…
        - И что же в таком случае вам помешало? - нетерпеливо прервала его Мэг.
        - Одно маленькое, но существенное «но». К завещанию была приложена записка, что вскрыть его должны вы. В присутствии юриста, конечно. Очевидно, потому, что деньги достанутся вам.
        - Деньги?
        - Дэвид, не мне вам говорить, был состоятельным человеком. Вполне логично, что он завещал деньги, и скорее всего вам.
        - Но мне не нужны деньги, - сказала Мэг. - Я работаю и ни в чем не нуждаюсь.
        - Дело не в этом. Вы просто должны соблюсти формальности и вскрыть завещание, выполнив волю погибшего мужа.
        - Неужели без меня никак нельзя обойтись?
        - Миссис Флейн, вы теряете и свое, и мое время.
        - Ну хорошо. Только объясните, что и когда мне нужно сделать.
        - Для начала мы должны все обговорить в моем офисе. Вот моя визитка. Подъезжайте, когда вам будет удобно. Только не тяните.
        Мэг взяла протянутую ей карточку.
        - Спасибо, я заеду на днях.
        - Всего доброго, миссис Флейн.
        - До свидания.
        Мэг вернулась в офис в глубокой задумчивости.
        Если окажется, что Дэвид оставил все ей, скандала не избежать. Флейны подобных обид не прощают.

        - Ты совсем, что ли, рехнулся? Звонить мне домой! - Шейла была вне себя от ярости.
        Невозмутимое лицо Гаролда, сидящего напротив, еще больше выводило ее из себя.
        - Я же не знал, что подойдет он. Да и потом, Стив меня не узнал.
        - А если бы узнал? Как бы я объясняла ему, откуда у тебя мой номер?
        - Сказала бы, как есть: школьный друг.
        - Чтобы Стив обо всем догадался?
        - А куда, по-твоему, я должен звонить, чтобы узнать, как поживают мои денежки? Точнее, их вторая половина.
        - Что за спешка, Гаролд? Я же сказала: как только у меня будут деньги, я сразу же дам тебе знать.
        - Прошло уже больше месяца, - мрачно заметил Гаролд.
        - Ну и что из этого? О конкретных сроках мы не договаривались.
        - Шейла, - сказал он, и женщина вздрогнула от того, как резко прозвучало ее имя, - в тот раз ты произнесла такую фразу: «Я получу свою любовь, а ты свои деньги». Я не ошибся?
        Она отрицательно махнула головой, чувствуя, как от стального голоса собеседника по ее спине пробежал холодок.
        - Замечательно, - продолжил он. - Ты получила, что хотела: Стив живет с тобой. Я тоже хочу получить свое. То есть, как ты понимаешь, деньги.
        Шейла опустила глаза.
        Да, со стороны все выглядело именно так. Она добилась, что Стив живет с ней. Но получила ли она любовь? Вряд ли. Этот месяц оказался для нее сплошным разочарованием. Совсем не так представляла она совместную жизнь со Стивом. Внешне он вел себя безупречно. Ни разу не сказал грубого слова, был всегда внимателен к ней, исполнял ее капризы. Шейла боялась, что по вечерам он будет где-то пропадать, но ее опасения не подтвердились. У Стива не возникало ни малейшего желания куда-то от нее улизнуть. Они проводили вечера дома, как самая настоящая супружеская пара. И Шейла не раз ловила себя на мысли, что Стив напоминает образцового мужа… после десяти лет совместной жизни.
        Она не могла не чувствовать, как сквозь маску нежности и предупредительности проглядывает глубокое равнодушие. Шейле иногда казалось, что от Стива веет холодом. Его улыбка была по-прежнему ослепительной, но улыбались только губы, а в глазах сверкал лед. Сколько бы отдала она за один-единственный теплый, ласковый взгляд!
        Даже в постели он оставался немного сдержанным. Находясь в его объятиях и чувствуя на себе его поцелуи, Шейла все же никак не могла отделаться от ощущения, что Стив всего лишь исполняет супружеский долг. И невольно вспоминала пронизанные страстью ночи, когда не сомневалась, что Стив находится только с ней. Сейчас, глядя на его отстраненное лицо, она невольно задавалась вопросом: а с кем он сейчас на самом деле, с ней или с другой? Ей казалось, что Стив сравнивает ее с кем-то и сравнение явно не в ее пользу, несмотря на безупречную фигуру и внешность.
        Сразу же после того, как Стив удовлетворял желание, он засыпал. Ни одного ласкового слова, в лучшем случае сухой поцелуй в лоб. Шейла чувствовала невыносимое одиночество, слушая его мерное дыхание. Обычно она еще долго ворочалась с боку на бок, прежде чем уснуть. И в одну из таких ночей услышала, как Стив что-то говорит во сне. Она наклонилась к нему, прислушалась. Мэг - имя, которое повторял он.
        С каждым днем Шейла все больше убеждалась, что Стив живет с ней только потому, что чувствует себя обязанным. Если бы не долг, ноги его здесь не было бы. И она уже отчаивалась исправить положение. Все ее ласки, слова любви и нежности разбивались о его холодное равнодушие. Стивен оценил то, что она сделала для него, но от этого не стал любить.
        Скорее его отношение к Шейле напоминало отношение к сводной сестре. Она, возможно, и обладала всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами, но оставалась чужой. Шейла это прекрасно чувствовала, но ничего не могла изменить. Прошло больше месяца, а ей так и не удалось растопить лед в сердце Стива.
        Невеселые мысли вихрем пронеслись в голове Шейлы. А перед ней по-прежнему сидел рыжеватый коренастый человек и сверлил ее взглядом.
        - Но у меня нет сейчас таких денег. Как появятся, сразу же отдам!
        Гаролд ухмыльнулся.
        - Знаешь, чего я не люблю больше всего? Неопределенности. Через месяц ты снова скажешь то же самое. И это будет длиться вечно.
        Шейла попыталась возразить, но он не дал ей и слова сказать. Немного повысив голос, он продолжил:
        - Вот что, подруга. Деньги мне нужны через неделю.
        Шейла вздрогнула. При всем своем желании она не смогла бы найти такую сумму в столь краткий срок.
        - Но у меня нет денег.
        Гаролд рассмеялся неприятным колючим смехом.
        - Не выдумывай. Чтобы у «Карлайл» не было денег?!
        - Но это правда… - умоляющим голосом протянула молодая женщина.
        - Верится с трудом. На открытие нового бутика у тебя хватает…
        И это ему известно! - с каким-то суеверным ужасом подумала Шейла. Тем не менее не преминула уцепиться за последние слова.
        - Вот именно, все ушло на бутик! - радостно подхватила она. - Я так и думала, что ты сможешь меня понять!
        Гаролд улыбнулся. У него был вид хищника, знающего, что жертве не избежать его цепких когтей.
        - Надеюсь, ты тоже понимаешь, что меня это ни капли не волнует. Либо ты отдаешь причитающуюся мне сумму через неделю, либо Стив узнает правду о твоих милых проделках.
        Шейла побледнела. Ну и влипла же я, пронеслось у нее в голове.
        - Ты что же, Гаролд, собрался меня шантажировать? - дрожащим голосом спросила она.
        - Ни в коем случае. Просто предложил тебе выбрать из двух вариантов. Впрочем, есть еще и третий.
        В его голосе появилась странная нотка. И Шейла насторожилась.
        - Какой же?
        Гаролд метнул взгляд на глубокий вырез кофточки Шейлы.
        - Ты отдашь деньги, когда тебе заблагорассудится. А пока расплачиваться придется другим. Это чтобы ты не забыла про должок.
        Краска бросилась Шейле в лицо.
        Да что вообразил себе этот мерзавец! Хочет, чтобы она спала с ним! Да как только у него могла появиться такая нелепая мысль! Чтобы она согласилась! Нет, это уже слишком!
        Видимо угадав, что творится в этот момент в душе Шейлы, Гаролд невозмутимо произнес:
        - Не понимаю, почему тебя это так задевает. Ты работала фотомоделью. У вас же принято спать с теми, кто дает вам работу.
        Он похотливо взглянул на молодую женщину и провел рукой по нежному изгибу ее запястья. Шейла вырвала руку и вскочила.
        - Найди себе потаскуху, - прошипела она. - Хотя сомневаюсь, что тебе это удастся. Такого, как ты, самая грязная шлюха сразу же пошлет не раздумывая, хоть золотые горы обещай.
        И, схватив сумочку, Шейла бросилась к выходу из кафе. Вне себя от ярости, она хлопнула дверью так, что задрожали стекла, а немногочисленные посетители удивленно посмотрели ей вслед.
        Гаролд побагровел. Ни одна женщина еще так не оскорбляла его. Ладно, терпение у него иссякло. Шейла поплатится за свою выходку.

        Стивен возвращался домой с работы. Сегодня был его первый рабочий день. Он послушался наконец совета Шейлы и принял одно из предложений. За последнее время их стало совсем мало. Крупные глянцевые журналы, которые поначалу наперебой приглашали его, уже через неделю забыли о существовании Стивена Палмера, оскорбленные его молчанием. Да Стив и не жалел об этом. Он устроился на скромное место в одном небольшом, но подающем надежды музыкальном издании.
        Его не смущало, что в первые месяцы он будет получать гроши по сравнению с тем, что зарабатывал в «Казанове». Главное, теперь он будет заниматься любимым делом и ему не придется ни перед кем краснеть за свою профессию. Хотя в том кругу, где он продолжал вращаться благодаря Шейле и ее богатству, это не вызывало особого восторга. Но Стивену было все равно. Рано или поздно он сумеет расплатиться с Шейлой и будет предоставлен сам себе. А может, она настолько привяжет его к себе, что ему уже не захочется уходить. Кто знает? О такой, как она, многие могут только мечтать… О Мэг Стивен старался больше не вспоминать.
        Он вышел из машины и собрался открыть ворота, ведущие на территорию особняка Шейлы, как кто-то неожиданно хлопнул его по плечу. Стив обернулся и узнал Гаролда. Несмотря на довольно пасмурную погоду, тот был в темных очках.
        - Гаролд, ты? Какого черта ты снова нашел меня? Откуда ты знаешь, что я живу здесь?
        - Шейла - моя школьная подруга…
        - Шейла - твоя школьная подруга? Первый раз об этом слышу. Если тебе так хочется с ней повидаться, приходи в другой раз, когда меня не будет. Я не горю желанием тебя снова видеть. Мы рассчитались, и…
        - Не до конца, - перебил его Гаролд, ухмыляясь. - А что касается Шейлы, она вряд ли обрадуется, увидев меня здесь. Поэтому предлагаю пойти в ближайшее кафе, поговорить.
        В «Синей птице» они оказались единственными посетителями. Стивен сел за первый попавшийся столик и нетерпеливо произнес:
        - Что еще тебе от меня нужно, Гаролд? Когда ты наконец оставишь меня в покое?
        - Как только ты отдашь мне вторую часть долга.
        - Вторую часть долга? Но ты же сказал, что тебе достаточно половины. Еще болтал про какие-то веские причины…
        - Мне было достаточно половины, когда я знал, что вторую заплатит твоя подружка. Но Шейла оказалась на удивление несговорчивой девушкой.
        - Шейла? При чем тут Шейла? Ты с ней, что ли, по телефону успел поговорить?
        - И не только по телефону…
        Стив бросил на Гаролда презрительный взгляд.
        - На что ты намекаешь? Если думаешь, что известие об измене Шейлы меня расстроит, то сильно ошибаешься. Мне глубоко плевать.
        - Если бы речь шла об измене… - рассмеялся Гаролд. - Но с Шейлой и в любовных делах договориться так же трудно, как в денежных.
        Заметив недоуменный взгляд Стива, он с неприкрытым злорадством произнес:
        - Стиви, сейчас я поведаю тебе увлекательную историю про хорошенькую девочку Шейлу, которая так здорово умеет разыгрывать саму невинность. Часть первая: статьи про Тихоню…
        Когда через полчаса Стив вышел из «Синей птицы», в его голове царил полный хаос. То, что рассказал ему Гаролд, звучало невероятно, чудовищно, но это была правда. Правда, которая пока еще никак не могла уложиться у Стива в одну четкую схему. Он то вспоминал слова Гаролда, то сопоставлял их с поступками Шейлы, многие из которых еще раньше казались ему странными. И фоном всем этим мыслям звучала одна-единственная фраза: «Должок остался за тобой, Стиви, и только попробуй снова улизнуть».
        Он сел в машину, припаркованную за углом. Первым намерением было вернуться в особняк Карлайл, схватить Шейлу за плечи и трясти до тех пор, пока она не признается во всем. Однако в следующую минуту Стив почувствовал, как в его сердце заползает презрение к этой женщине, а вместе с ним какая-то гадливость.
        Только бы ее не было дома, подумал он. Собрать вещи и больше никогда не видеть эту тварь. Нет, один раз с ней все же придется столкнуться: он должен во что бы то ни стало вернуть деньги. Грязные деньги, которыми она хотела купить его самого, любовь и счастье. Возможно, первое ей удалось…
        Стивен вдруг стал противен сам себе. Мэг правильно сделала, что прогнала его тогда. Он не достоин ее, но только сейчас в полной мере осознал это. А ведь Шейла сыграла с ним такую же шутку, какую он помимо воли сыграл с Мэг. Как хорошо он теперь понимает ее! Вероятно, она чувствовала по отношению к нему то же, что он сейчас к Шейле. Презрение, и только.
        Стив завел мотор и подъехал к дому Шейлы. Уже стемнело, но в окнах свет не горел. Он вздохнул с облегчением. Кажется, ему удастся избежать скандала и неприятных объяснений.
        Он открыл дверь своим ключом и вошел. Быстро поднялся на второй этаж в свою комнату, собрал вещи. На все про все хватило пятнадцати минут. Спустился с сумкой вниз и в последний раз окинул взглядом просторную прихожую. Возможно, он что-то и забыл взять, но это неважно. Скорее бы исчезнуть из этого ужасного дома, где каждая вещь пропитана ложью.
        Стив бросил ключи на тумбочку у огромного зеркала, открыл дверь… и столкнулся лицом к лицу с Шейлой.
        Она кинула быстрый взгляд на сумку Стивена, и недоброе предчувствие сдавило ей грудь.
        - Стиви, что произошло? Ты куда-то уходишь?
        Он пристально посмотрел в зеленые глаза.
        Затем сухо произнес:
        - Да, ухожу. Навсегда. Гаролд мне все рассказал. О деньгах не беспокойся, отдам как можно скорее. А теперь пропусти меня, Шейла.
        Она посторонилась.

        Стив сидел в комнате, служившей ему кабинетом, и смотрел в окно. Наступили выходные, а он так и не придумал, где достать деньги. Теперь он должен сразу двум людям, одинаково ему ненавистным. Один из них когда-то разрушил его карьеру, другой - личную жизнь. Ведь кто знает, как сложились бы его отношения с Мэг, если бы не козни Шейлы…
        Он до сих пор не понимал, как может таиться столько дьявольской изобретательности в одном человеке, тем более в такой красивой женщине, как Шейла. Как ловко подстроила она все со статьей и фотографией Мэг! Как пришла ей в голову идея с деньгами… Уму непостижимо!
        Но хватит о ней, устало решил Стив. Пора задуматься о более насущных вещах. Деньги, деньги и еще раз деньги.
        Хорошо, что у него остались еще настоящие друзья. Такие, как Уэнди, например. Его единственная надежда. Он позвонил ей на днях и все рассказал. Кажется, она тоже была потрясена, узнав о проделках Шейлы. И очень обрадовалась, когда Стив сообщил ей, что порвал с ней окончательно. Похоже, она и раньше недолюбливала Карлайл, как и все Флейны.
        Уэнди обещала помочь с деньгами, хотя всю сумму, естественно, одолжить не могла. Сказала, что позвонит в выходные. Но вот наступило воскресенье, а от нее никаких вестей.
        Стив уныло посмотрел на часы. Половина четвертого. Наверное, у Уэнди возникли какие-то проблемы и она забыла о своем обещании, решил он.
        Звонок в дверь заставил Стивена вздрогнуть. Он вскочил со стула и кинулся в прихожую.
        Кто бы это мог быть? Неужели Уэнди?! - мелькнула у него отчаянная мысль. Как было бы здорово!
        Чем ближе он подходил к двери, тем больше укреплялся во мнении, что Уэнди все-таки помнит о нем. Распахнув дверь, Стив замер от неожиданности.
        - Мэг? - едва выговорил он, не веря своим глазам.
        Да, на пороге стояла Мэг. Удивительно красивая и такая… родная.
        - Проходи, - машинально произнес Стив. Он все еще не мог прийти в себя от изумления. Вот уж кого он действительно не ожидал увидеть…
        Мэг нерешительно переступила порог.
        Не говоря ни слова, Стив помог молодой женщине снять плащ и жестом пригласил войти в гостиную.
        Все так же неуверенно Мэг зашла в комнату.
        - Садись, - просто сказал Стив.
        Но Мэг покачала головой и осталась стоять посреди комнаты. Стивен тоже стоял, не спуская глаз с ее лица. Только сейчас он понял, как сильно ему не хватало ее все это время. Последний месяц он жил словно в кошмарном сне… Но зачем она пришла?
        Словно прочитав его мысли, Мэг сказала:
        - Я всего лишь на минуту.
        Она замолчала, поймав на себе его пылающий взгляд. И по выражению ее лица Стивен вдруг понял: он ей все еще небезразличен! Это открытие наполнило его сердце трепещущей надеждой.
        - Уэнди мне все рассказала, - наконец выговорила Мэг.
        Она целый день представляла, что скажет Стиву, но в его присутствии слова ускользали от нее, как мотыльки.
        Робкая надежда, поселившаяся в сердце Стива, разбилась вдребезги. После того, что сказала Уэнди, Мэг наверняка презирает его еще больше.
        - У Уэнди сейчас нет таких денег, - продолжила она, и с каждым словом голос ее звучал увереннее. - Но в ее деньгах нет необходимости. Дело в том, что Дэвид, как оказалось, написал перед смертью завещание, о котором стало известно совсем недавно. В этом завещании он оставил огромную сумму. Половина принадлежит тебе. Нужно оформить некоторые бумаги, и ты сможешь распоряжаться ею по своему усмотрению.
        Стив молча смотрел на Мэг. В последние дни с ним произошло столько всего, что известие о завещании, которое являлось, по сути дела, его спасением, он воспринял довольно спокойно. Удивился только тому, что не чувствует радости, которую должны были принести слова Мэг. Сейчас его волновало другое.
        - Мэг, ты пришла только для того, чтобы сообщить мне о завещании? - осторожно поинтересовался он.
        Молодая женщина бросила на него удивленный взгляд. Теперь он словно читал ее мысли. Затем опустила глаза и тихо сказала:
        - Нет, Стив, не только. Я пришла потому, что хотела попросить прощения.
        - Прощения? - Он был готов услышать что угодно, только не это.
        - Да, я была тогда несправедлива к тебе. А оказалось, что мы оба попались в ловушку человека, имени которого я не хочу произносить. Уэнди рассказала мне и это. Не знаю, сможешь ли ты меня простить. - Последние слова Мэг произнесла почти шепотом.
        Стив почувствовал, что какой-то комок в горле мешает ему говорить. Не раздумывая ни секунды, он шагнул к Мэг и крепко обнял ее.
        - Мэг, моя дорогая Мэг, это я должен просить у тебя прощения, я, а не ты, понимаешь? Но, поверь, несмотря на все то, что произошло за этот месяц, я тебя по-прежнему люблю. Наверное, это звучит странно. Ты будешь смеяться надо мной и конечно же имеешь на это полное право, - сдавленным голосом произнес Стив, - но у меня нет никого дороже тебя.
        Мэг подняла голову, и Стив увидел ее мокрое от слез лицо.
        - Если можешь, Мэг, прости меня. Я понимаю, что после всего, что сделал, на взаимность рассчитывать мне не приходится. Но давай хотя бы останемся друзьями…
        - Стив, - дрожащим от сдерживаемых рыданий голосом сказала Мэг, - ты не должен был говорить этого. Я не могу быть тебе другом, потому что… люблю тебя. И мне очень тяжело без тебя. Я поняла, что ты совсем не такой, как я думала. Давай забудем все и начнем сначала, - робко предложила она.
        Мэг произнесла эти слова и ощутила небывалую легкость. Словно какой-то груз наконец упал с ее души.
        Стив взял ее руку и приложил к левой стороне груди.
        - Слышишь, как бьется мое сердце?
        Мэг почувствовала исходящую от Стива жаркую волну, которая опьянила ее до головокружения.
        - Оно принадлежит только тебе, - донеслось до нее - Тебе одной. Навсегда.

        Эпилог

        Парижский аэропорт «Шарль де Голль» был похож на огромный улей. Мэг Палмер сидела в относительно спокойном месте и то и дело смотрела на часы. Уже скоро полчаса, как Стив пошел забирать багаж, оставив ее здесь. Конечно, все бывает, и ничего в этом страшного нет, но Мэг почему-то начинала беспокоиться. Ей ужасно не хотелось оставаться одной - хотя бы и на полчаса.
        И вот Стив вынырнул из многоликой толпы - высокий, стройный, в свободном дорожном костюме. За собой он вез два огромных чемодана, но шел удивительно легко. Едва завидев Мэг, он начал улыбаться, и с каждым шагом его ослепительная улыбка становилась все шире.
        - Стиви, наконец-то! - воскликнула Мэг и порывисто обняла мужа.
        Он ответил ей нежным, долгим поцелуем. Когда Стив целовал ее так, она вообще забывала обо всем на свете. Вот и сейчас, с трудом оторвавшись от его губ, Мэг с искренним удивлением обнаружила, что они находятся посреди бурлящей суеты аэропорта.
        Стив присел рядом с Мэг, и рука его заскользила по ее талии.
        - Прости, что так долго. Багаж здорово задержали. Я уж думал, не перепутали ли чего-нибудь. Знаешь, однажды мы с приятелем двое суток проторчали в Брюсселе, потому что наши чемоданы преспокойно улетели в Цюрих. - И он рассмеялся, вспомнив злоключения далеких дней.
        Мэг хитро улыбнулась.
        - А знаешь, в этом что-то есть. Провести медовый месяц в аэропорту - по крайней мере, это стопроцентный эксклюзив.
        Теперь уже они оба весело рассмеялись.
        - Нет уж, хватит. Из-за этого эксклюзива чуть не пошла под откос вся моя жизнь, - немного погодя сказал Стив, ласково и чуть виновато глядя на Мэг.
        - Слышать не хочу об этом! - возразила она, притворно сердясь. - И вообще, мистер Журналист, кто это вам сказал, будто язык создан для того, чтобы разговаривать?
        И Стив тут же с удовольствием показал ей, для чего на самом деле создан язык.
        Они целовались, как влюбленные школьники, и ни один не мог заставить себя остановиться.
        Наконец Стив перевел дыхание и спросил:
        - Эй, а не утащат ли наши чемоданы?
        - А зачем они? - откликнулась Мэг. - Все, что мне нужно в этой жизни, здесь. - И она положила ладонь ему на грудь. - До остального мне дела нет.
        - Правда? - Стив неожиданно почувствовал, как сердце его наполняется острой, трепетной нежностью. Он крепко обнял Мэг, так что у нее даже дух захватило. - Ну тогда… тогда…
        И они целовали друг друга снова и снова, пока идеальное журналистское чувство времени не подбросило Стива на ноги.
        - Похоже, миссис Палмер, вы хотите сразу же разозлить вашу свекровь?
        - А в чем дело?
        - Мамочка обещала закатить потрясающий ужин по случаю прибытия блудного сына, да еще и с очаровательной женой. И по ее подсчетам мы уже должны оставить вещи в отеле и во весь дух мчаться к ним.
        - Ах вот как? Что ж, тогда в путь. Я и вправду очень надеюсь понравиться твоей маме, - призналась Мэг.
        - Можешь не беспокоиться. Наши с ней вкусы совпадают во всем!
        - Означает ли это, что она не может прожить без кампари? - поддела мужа Мэг.
        - Знаешь что, дорогая женушка, воспитательные беседы о вреде алкоголя мы, пожалуй, отложим до лучших времен, - хохотнул Стив. - А пока смотри по сторонам: мы вступаем в райский город, где твой дражайший супруг провел свои лучшие годы!
        - Вот уж нет! - шутливо возразила ему Мэг. - Лучшие твои годы еще впереди!
        Стив на мгновение остановился и пристально посмотрел ей в глаза.
        - Знаешь, я в этом даже не сомневаюсь, - произнес он очень серьезно.
        И чарующий взгляд Мэг без слов сказал ему, что он не ошибся.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к