Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Жиголо Дмитрий Щеглов

        # Слухом земля полнится. Федор Боровиков приезжает на черноморский курорт с меркантильной целью - выловить золотую рыбку. Их, богатых и скучающих дам здесь на побережье, сетью греби. Однако вместо красивой ночной жизни по барам и ресторанам сам запутывается в сетях квартирной хозяйки и попадает к ней в сексуальное рабство. Вьюнош на ночь. И вдруг Федору, не успевшему растерять последние остатки лица, показалось, что он нашел то, что искал. Красивая молодая дама, которую он встретил утром в кафе, обращает на него внимание. Он сам не замечает, как увлекается ею все больше и больше. Между тем не все так просто в этой жизни, за все приходится платить. И Федор платит своею гордостью и даже рискует свободой. Дама опытнее старше его, она посеяла в душе Федора семена сомнений из которых со временем должен пробиться росток, тянущийся к настоящей полновесной жизни.

        Дмитрий Щеглов
        Жиголо

        Глава I

        Красавчик вышел из маршрутного такси в фешенебельном районе там, где стояли у моря дорогие отели. Именно здесь последнее время он забрасывал сеть. Попадалась одна мелочь, а ему нужна была белорыбица, жирная севрюга или большая белуга. Она должна была дать ему все: и деньги, и ежедневный сытный обед и ужин, и небольшие накопления.
        Стайки золотой молодежи на Мерседесах и Феррари проносились мимо, бросая на него лишь мимолетный безразличный взгляд.
        Красавчик не отчаивался. Кто ищет, тот найдет. Уезжать из этого курортного города, где народ тратил такие сумасшедшие деньги, он не собирался. «Просто надо изменить тактику», - решил Красавчик. Надо выглядеть не самоуверенным, знающим себе цену мужчиной с туго набитым кошельком, а провинциалом впервые попавшим на курорт. Пусть ты молод, ты красив как бог и у тебя великолепная фигура и мощный торс, но ты - лапоть. Простой деревенский лапоть, который разевает рот на модные витрины дорогих бутиков. А в глазах вожделение и зависть. Для богатых, пресыщенных дамочек такой дивный лапоточек - царская наживка.
        Красавчик принялся за дело.
        Сходил на вьетнамский рынок и оделся соответствующим образом. Белые полотняные тапочки, хлопчатобумажные белые брюки, дешевый ремень и сетчатая тенниска. Поменять окрас не стоило больших трудов. Длинные волосы, еще вчера завязанные на затылке жгутом, теперь ниспадали вьющимися кудрями на мощные плечи. Покрутившись перед зеркалом он оценил результаты собственного труда и остался доволен. Первый парень на селе, красавец!
        На охоту, в район «богатых Буратино», сегодня он приехал пораньше. Сошел с троллейбуса. Через дорогу был богатый закрытый отель с баром и рестораном. Постояльцы обычно в нем завтракали и обедали, но не брезговали и небольшой кафешкой с открытой верандой на берегу моря, к которой подошел Красавчик.
        Федор обвел взглядом пустынные столики, одинокого официанта, и собрался было повернуться и уйти, когда увидел ее. Изыскано одетая дама, разменявшая третий десяток лет, в одиночестве пила сок. Ухоженное лицо, гордая осанка. В ушах две небольшие сережки с прозрачным камнем. Ни цепочек, ни колье, ни браслетов, ни массивных перстней Красавчик на даме не увидел. Отсутствие украшений его не обмануло. Вот она, та, которую он ищет. Пора забрасывать сеть.
        Их взгляды на секунду пересеклись и Красавчик потупил взор. Он строго придерживался выбранной роли несмелого юноши из провинции. «Взгляд изучающе-спокойный», внутренне усмехнулся Красавчик. Несмело пройдясь по веранде, приветливо и чуть виновато улыбнувшись ранней посетительнице кафе, он присел за соседний столик.
        - Что будем? - спросил подошедший официант и протянул Красавчику меню.
        - Яичницу с колбасой! Глазунью, если можно, из шести яиц, салат из помидоров и две бутылки кефира.
        - Есть яичница с беконом, - сказал официант.
        Красавчик хотел спросить, не дорого ли это будет, но потом подумал, что переигрывать не стоит. Чуть заискивая, он спросил официанта:
        - Бекон - это ветчина?
        Краем глаза он увидел, как его соседка едва заметно улыбнулась.
        - Ветчина! - глухо ответил официант.
        - Тогда иди жарь!
        - Повар пожарит, - буркнул официант и, приняв заказ, удалился.

«Что ж, начало неплохое, - подумал Красавчик, - теперь надо повертеть головой по сторонам». Он восхищенно посмотрел на пятизвездочный отель, белым фасадом закрывающий панораму близких гор. Затем перевел взгляд на море. Взял в руки меню. Полистав, отложил в сторону. Теперь пора и на соседку обратить внимание. Красавчик воровато оглядел ее всю с ног до головы, задержался на глубоком вырезе на груди, облизнулся и скромно потупил взгляд. Затем повторил действо. Дама, казалось, смотрела на море, но от ее внимания не ускользнуло, что молодой человек боится смотреть в глаза и постоянно посматривает на ее ноги.
        Все что нужно Красавчик сделал. Показал, кто он, показал, что соседка ему понравилась, что он оторвать взгляда от нее не может. Но спешить со знакомством Красавчик не любил. Если надо женщине, она сама тысячу способов найдет известить его об этом. На руке у соседки он разглядел дорогие часы обрамленные прозрачными камушками. «Бриллиантовая, мяч на твоей стороне», - подумал он, - даже если ты сейчас уйдешь, я тебя все равно на пляже отеля разыщу. Эти закрытые пляжи не такие уж и закрытые».
        Официант принес завтрак. В кафе появились другие посетители. Красавчик принялся за еду, не забывая время от времени бросать затяжные взгляды на соседку. Теперь они не были откровенно изучающими. Он занимался делом. Сковородку из-под яичницы он вычистил хлебом и с сожалением отодвинул от себя. Хотел еще сок от салата допить, но сделал вид что постеснялся. Когда очередь дошла до кефира, дама достала дорогой мобильник, и позвонила:
        - Степа! Как там дети?… Хорошо? Ну и слава Богу…Я?.. Вышла вот на веранду. Кафе у моря… Нет, не в отеле…Пью сок… Погода?.. Погода отличная…Жаль, что дела тебе не позволили приехать!.. Мою машину отогнали на техобслуживание?…Может, прилетишь в субботу на выходные? Одной скучно… Ну, хорошо, пока!.. Я вечером еще позвоню!

«Клюнула рыбка, - мысленно похвалил себя Красавчик, - показала, что до субботы свободна. А сегодня только понедельник. Теперь, только бы не упустить. А главное не торопиться, не форсировать события. Если разговор дамы предназначался для моих ушей, она обязательно найдет предлог для знакомства».
        Соседка по столику неторопливо пила сок. Казалось, ей нет дела до Федора. Но за этот месяц, впервые в жизни проведенный на побережье Черного моря, Красавчик хорошо изучил своих будущих клиенток. Как бы они ни скрывали обуревающие их чувства и желания, женская натура брала свое. Желанный самец, с которым они в нескромных мечтах уносились далеко, заставлял женщин непроизвольно касаться эрогенных зон. Вот и эта красивая и холеная дама помимо своей воли поправила кофточку, коснувшись груди. Затем провела внешней стороной ладони по белой шее.
        Он мысленно усмехнулся. Знала бы ты милая, что я второй раз за утро съел яичницу, от которой меня уже тошнит, дома и тут.
        Красавчик допивал кефир. Пора было кому-то одному из них завязать знакомство. На улице непринужденно не получится. К нему подошел официант со счетом.
        - Может, еще что будете? У нас приличный кофе! Из других отелей, специально, приходят выпить.
        - Вы пробовали? - спросил Красавчик соседку. Она не смогла удержать благодарной улыбки.
        - Еще нет! Я только приехала! - дама кивнула головой в сторону отеля.
        Она давала ему возможность продолжить разговор. Другого толкования и быть не могло. Соседка даже не заметила, как хитро извернулся Федор, заставляя ее своей неспешностью открывать одну за другой карты.
        Официант терпеливо ждал.
        - Пожалуй, тогда принеси два! - сказал Федор. - Вы позволите вас угостить? - спросил он соседку.
        Она вскинула на него удивленные глаза. Федор догадался, что это его «позволите вас угостить» никак не вяжется с тем простоватым парнем, которым он хотел выглядеть. Пришлось исправлять ошибку. Когда официант принес две маленькие чашечки и турку нагретую в горячем песке, Красавчик сделал вид, что учится у дамы пить кофе. Он подождал, пока она поднесла к губам чашечку и сделала маленький глоток. Затем повторил за нею осторожное движение. Можно было бы сделать большой глоток, обжечься, облить себя и напроситься к ней в номер замыть пятна. Еще вчера Федор так и поступил бы. Но не сегодня. Сегодня она сама пусть ведет его на лужок. Разговор теперь обрел благопристойную причину.
        - Правда, вкусно? - спросила дама.
        - Сахар забыл положить! - сказал Федор.
        - Это кофе по-турецки! - улыбнулась дама и еще раз пытливо на него посмотрела.
        - У нас турки соседний особняк строили, - с деланным негодованием возразил Красавчик, - так в каждую чашку кофе клали по пять ложек сахара. И чашки были не такие, а чайные. Знал бы что они дома его без сахара пьют, хоть посмеялся б над ними. А вот кебаб они вкусно готовят. Или рыбу… Любят ее в фольге запекать. Почти как здесь. Только он, - Красавчик кивнул на повара в белом халате, раздувающего уголья для мангала, - в песок здесь сует свою кофеварку, а они в костер. Завернут рыбу в фольгу и в уголья. Такое объедение, пальчики оближешь. А кофе все равно с сахаром вкуснее! - сказал Федор и одним глотком допил ароматную жидкость.
        Дама сделала несколько быстрых глотков и затем, чтобы не утерять нить разговора, спросила, кем он работал?
        - Сначала в колхозе, товарищество сейчас называется, на тракторе и на машине, а потом, когда зимой нам не заплатили, два года мы бригадой строили дом одному нуворишу во Владимирской области. Это под Москвой. А права у меня профессиональные! - похвастался Красавчик.
        - «Новому русскому» строили?
        - Нет, он был наполовину хохол и не любил когда его «новым русским» называли. Я, говорит, «новый хохол».
        К ним подошел официант. Красавчик небрежным жестом достал из заднего кармана брюк толстую пачку пятисотрублевок и напомнил официанту, про два кофе.
        - Непременно, дорогой, посчитал! - сказал официант.
        Из кафе они вышли вдвоем. Официант проводил Красавчика презрительным взглядом. На выходе дама сказала, что ее зовут Виктория, и она остановилась в этом фешенебельном отеле в номере люкс. Хотя обычно она отдыхает за границей.
        - Представляю! - сказал Федор. - Я, может быть, тоже поехал бы куда-нибудь подальше, да не захотелось паспорт заграничный ждать. Поэтому здесь отдыхаю. Хозяин, хоть и жмот был, но с нами честно рассчитался. Я однокомнатную квартиру вчера снял.
        Так оно почти и было на самом деле. Снял он ее на более продолжительный срок с месяц назад, в том районе, который во всех городах называется Черемушками.
        Они шли по набережной. Разговор медленно тек, а откровенные глаза обоих говорили совершенно иное. С вожделением смотрел на Викторию Федор. А та раздумывала.
        Лишь по приезде на море Красавчик ощутил всю силу и обаяние своего вылепленного словно из гранита рельефного тела. На пляже головки дам, как подсолнухи к солнцу, тянулись в его сторону. Вот и сейчас Виктория не сводила глаз с полушарий его груди.
        Никуда не денешься, милая. Красавчик знал, что можно форсировать события, а можно и до вечера подождать, результат будет один и тот же. Номер люкс к его услугам. На пляж идти он не собирался. Жаркое солнце ассоциировалось у него со стройкой, с тяжелой тачкой полной бетонного раствора. Руки деревенели к концу дня, пот заливал глаза. Так что загорать он не пойдет, даже если она предложит.
        Помолчали. Облокотились на парапет.
        Еще вчера Федор с удовольствием оставил бы эту даму до вечера, а сам еще попытал бы счастья в другом месте. Вдруг ему как в кино подвернется красотка на Альфа-Ромео и предложит сесть рядом. И покатят они по побережью аж до самого…аж до самого Фороса или еще дальше. Реалии прошедшего месяца вернули его на землю. Жизнь - не кино. Надо сегодня вспотрошить эту золотую рыбку, пока она не уплыла в другие руки.
        - А вы красивая! Очень! - просто сказал Красавчик и посмотрел ей в глаза. Она, эта старуха, вынуждала его делать комплименты. Он предпочел бы услышать с ее стороны слова восхищения.
        Виктория выжидала, может еще что добавит этот молодой и чуть стеснительный парень. Похоже, он выразил ей лишь дежурное восхищение и наслаждается прогулкой по набережной. Красавчик показал рукой вперед.
        - А море мне зеленым кажется, хотя голубым должно быть. И волны какие-то не такие… Завидую я вам, что вы можете сюда каждый год приезжать.
        Виктория смотрела на море.
        - Я обычно в Италии или Испании отдыхаю. Или еще где-нибудь, - сказала она, - а здесь случайно. От одной фирмы на неделю был забронирован и оплачен номер. Не пропадать же добру. Я сюда даже не планировала лететь. Упросили.
        С завистью в голосе Федор сказал:
        - Грех от такого рая отказываться.

«Ты мальчик, еще рай не видел», - подумала Виктория и непроизвольно покраснела. Она так далеко зашла в своих мыслях, что представила, как раздевает этого теленка.
        С какой гордостью он заявил, что снял однокомнатную квартиру. У нее в тот момент сжалось все внутри. Неужели сразу предложит поехать к нему? Она бы поехала. Но половина обаяния этого необыкновенного утра исчезла бы как легкий туман. Виктория не хотела прозы. Ей всю жизнь хотелось встретить вот такого стеснительного и немного робкого парня. Еще в далекой молодости хотелось. Все же ее знакомые были рукастые, нахальные, после двухчасового знакомства тащили в постель. За такого она и замуж вышла.
        Годы отлетели. Ей уже под сорок и вот она встретила его. Богатая, зрелая, опытная дама. Она именно таким его и представляла всегда: мускулистым, с широкими плечами, чистым белым лицом, чтобы волосы кудряшками ниспадали на плечи, а она их заплетала где-нибудь на укромной скамейке. А потом они шли бы по ночному городу, взявшись за руки. Возможно ли такое? Нет! Ей не семнадцать лет.
        Но и другое она знала, что не отпустит его, не даст чтобы его расхватали. Мысли понеслись вскачь. Только прилетел сизый голубок, не успел даже загореть. Завтра или сегодня выйдет на пляж, разденется и она представила, какими глазами будут смотреть женщины, на этого молодого полубога. Найдутся красивее ее, голодные, без ее комплексов, они любыми путями уложат его в постель. А он и сопротивляться не будет.
        - А какой должна быть красивая женщина? - спросила она Красавчика. Он посмотрел на нее ласковыми глазами.
        - На вас похожая. Гордая. Белая. Строго одетая. Ничего лишнего. Не люблю я когда девчонки на себя цацок понавешают, и думают, что они пуп земли. У красивой женщины, как у вас должен быть широкий таз и красивые ноги. Я пока сидел, рассмотрел, они у вас красивые. И еще мне у вас походка нравится, она, знаете, величественная. Вы как гусыня, вышагиваете. Как лебедь, еще говорят, но я лебедей вживую не видел. Это что насчет тела касается, тут вы любой соплюшке сто очков форы дадите. А насчет вашего воспитания, или как это правильно выразиться, ваших манер, - вы аристократка. Я произнес слово «нувориш», и ударение неправильно поставил, а вы удивленно так на меня глянули и промолчали. Знаете, я очень рад что с вами познакомился в первый же день. Я всегда мечтал встретить женщину на вас похожую. Можно я все откровенно скажу?
        Виктория напряглась, хотя и не подала вида. Что ей сейчас расскажет этот молодой человек, который умудрился не представиться. Она не знала его имени и все же продолжала разговаривать:
        - Вы мне сделаете одолжение, я и так польщена славословиями в свой адрес.

«Белорыбица сама плыла в сеть», подумал Федор.
        - Я хочу поухаживать за вами, - сказал Красавчик, - еще когда мы сидели в кафе, я подумал, вот бы ее пригласить в ресторан. А то не знаешь, что и заказывать и куда садиться. Вы не подумайте, у меня на пару посещений денег хватит. Правда, я не знал, что здесь все так дорого. А то бы не приехал.
        - Тогда бы мы не встретились! - сказала Виктория, - и вы бы сейчас другой в другом месте то же самое рассказывали.
        - Никому я еще не открывался, - сказал Красавчик, - а почему сейчас вам все без страха рассказываю, даже сам не пойму. Может, море на человека так действует - нет, это не море, это вы мне как женщина нравитесь.
        - А это как? - спросила Виктория, поощряя его улыбкой. Неожиданно Красавчик смутился. И так это у него натурально получилось, что собеседнице стало неудобно. Он потупил глаза.
        - Скажу, как хотите. Может вы после этого со мной разговаривать не пожелаете, но я скажу. Чего уж теперь…Мы когда из кафе выходили, вы шли впереди, а я вам в спину смотрел. Я увидел на вас трусики, широкие, не такие, как эти полоски, что на пляж одевают. Не поймешь, зачем они и нужны. У вас они рельефно так выделялись. Вот, хотите я стану на край, - Красавчик показал на парапет, - а вы меня с этой высоты столкните вниз. Но я, простите меня, в это время так захотел вас… повернуть к себе лицом. Мне показалось, что я вас в одних белых трусиках несу на руках по длинной, длинной лестнице. А вы меня обнимаете за шею. А потом ступени кончились, и мы пошли рядом. А я вас все равно сейчас вижу и чувствую, как будто вы без юбки и кофточки. И ничего с собой поделать не могу.
        Красавчик подумал, что если и дальше она будет слушать его порнографический бред, то он уже иссяк. Он на словах сделал все возможное. Рассказал, какая она красивая, даже напустил немного эротического тумана. Сначала он представил ее недоступной, затем на словах раздел, взял на руки и понес. Куда спрашивается, понес? Не до горизонта же?
        И после всех этих словесных упражнений она стоит рядом с ним бесчувственным бревном. Если бы Федор не имел опыта общения с женщинами, то мог бы заподозрить, что безразличен ей, но он отлично видел, каким загорающимся огнем охвачено тело этой действительно красивой женщины. Она, похоже, готова была его слушать до бесконечности, позволяя в мечтах касаться даже интимных предметов туалета. А в реальности была пока недоступна и холодна.

«Бред да и только, - подумал Федор. - И так слишком откровенно сказал. Если еще откровеннее, то это уже съем обычной проститутки, с которой договариваешься за определенную плату». Этого-то как раз и не нужно было Красавчику. Он должен медленно, постепенно подвести ее к определенному состоянию. Она с каждым днем должна глубже и глубже заглатывать крючок. А то ведь может так случиться, удовлетворит минутную страсть, прихоть праздной богатой женщины, а та помашет уму ручкой. С сожалением, но помашет». Опыт был у Красавчика. Рвали с ним, кровоточа душой и сердцем.
        Новоявленный стратег внимательно всматривался в собеседницу.
        Что-то тревожило Викторию, а что, Федор понять не мог? Казалось, он выбрал верную тактику, и она сразу же дала плоды. Виктория сама раскрылась перед ним в кафе. А теперь тень сомнений легла на ее чело.
        Неужели она разгадала в нем обычного охотника? Нельзя исключать и этот вариант. Он откровенно предложил ей свои услуги, а она кочевряжиться. Красавчик в душе оскорбился. Его нежная душа издала стон. Да на мне восемнадцатилетние девственницы гроздьями виснут. Я только свистну, очередь будет стоять. Старуха. Рассматривает исподтишка. Сколько можно перед тобой бисер рассыпать?
        - Мне кажется, вы взялись за непосильную роль! - неожиданно заявила Виктория.
        Что-то в плане Красавчика не выстраивалось. А вроде медленно поспешал. Если она приняла его за провинциального лаптя, каким он хотел перед ней предстать, и разгадала истинные намерения, то должна была бы сказать не «непосильную роль», а
«не свойственную роль».
        Здесь же понимай так, что он не сможет на соответствующем уровне обслужить.
«Мадам, вы глубоко заблуждаетесь!» - мысленно чертыхнулся Красавчик и, мило улыбнувшись, спросил:
        - Почему?
        - Вы спрашиваете, почему вы взялись за непосильную роль, потому что я вас считаю за Казанову. - Виктория прямо посмотрела ему в глаза. Красавчик выдержал ее взгляд и, невозмутимо пожав плечами, сказал:
        - Если женщина понравилась мужчине, и он ей сказал об этом, то это еще ни о чем не говорит.
        - А зачем вы тогда упомянули про однокомнатную квартиру, которую сняли?
        Надо красиво отбить атаку. Красавчик улыбнулся.
        - У меня воды нет. Ее отключили, я только с утра тем и побрился, что в чайнике оставалось. Хозяйка знала, но промолчала. А если вы подумали про постель, то зря. Мне приятно с вами разговаривать, рядом стоять, любоваться вами.
        Виктория рассмеялась. Она хотела продолжения разговора на эту скользкую тему и поэтому прямо посмотрела ему в глаза. Теперь она его провоцировала:
        - Поэтому вы опустились ниже пояса, и упомянули про мои трусики. Сознайтесь честно, молодой человек, что у вас на уме был самый примитивный секс и больше ничего. Увидели одинокую скучающую даму и решили завести курортный роман. Тем более я вам дала повод.
        - Вы меня вызываете на откровенность! - просто сказал Федор, - не хотел бы я, чтобы наше мимолетное знакомство так быстро закончилось. Не казните себя. Я виноват. Накатило на меня. Мы можем сейчас расстаться, но, уверяю вас, я спрячусь где-нибудь вон за теми кипарисами и буду вас каждое утро поджидать. И ничего вы мне не сделаете. Не запретите ни ходить за вами, ни любоваться вами. Вы из моего далекого прошлого.
        Виктория удивилась и непроизвольно сказала:
        - Я вас первый раз вижу.
        - Это вам так кажется, - остановил ее Красавчик, - я еще когда сидел в кафе, все ваши коленки облизал взглядом. Стыдно признаться, но эти две припухлости над коленками сводят меня с ума.
        - А вы не сексуальный маньяк?
        Виктория долгим взглядом окинула молодого человека. Красавчик сделал вид, что обиделся и резко сказал:
        - Не порнушник и не маньяк. Просто я в детстве был влюблен в учительницу географии, а вы - ее удивительная копия. Такая же строгая, белая, у вас такой же разворот головы, такие же складки на пояснице, когда вы в пол оборота стоите ко мне, и такие же трусики как у нее.
        - У вас с нею что-то было?
        Красавчик улыбнулся.
        - Когда ее привел директор в наш класс, мне было двенадцать лет. Он ушел, а она стала развешивать карты. Можете представить, сопливый мальчишка вдруг испытал непередаваемое словами чувство. Я ее вдруг увидел без платья, как будто и нет его на ней. Я даже повертел глазами по сторонам. Вдруг и другие то же самое видят и ощущают. Она повернулась, и я увидел пухлые коленки. У меня сладостно загукало сердце. Я глаз от них оторвать не мог. Через месяц надо мною смеялись. Влюбился. Да, я в нее тогда влюбился. Без памяти влюбился. Ревновал к каждому фонарному столбу. Уроки заканчивались, я выжидал и шел за нею следом, хотя жил на другом конце села.
        А один раз мы вместе вышли из школы. Я даже не помню, о чем мы с ней разговаривали, потому что меня колотил озноб. Мне почему-то казалось, что она теперь будет навеки моей.
        Сейчас я понимаю, что это обычное явление, когда школьники и школьницы боготворят своих учителей. Но у меня было не как у всех. Я, сопливый мальчишка, ее чувствовал как женщину всеми фибрами своей души. Это было что-то непередаваемое. Я выделял в классе тот запах, тот аромат что исходит от нее. Ничего слаще я не знал. Я как собака, проходя мимо нее, втягивал ноздрями воздух.
        Она через четыре года уехала, а до этого один раз я прошелся рядом с нею. И надо ж было так случиться, что нам по дороге встретился метеоролог, он на заочном учился. Пошли втроем. Я молчал, а они перебрасывались шутками. Она напрочь забыла обо мне, а я от обиды и непонятного стыда, вдруг развернулся и резко пошел в обратную сторону. Она позвала меня. Я не остановился, я не мог простить ей измену. Ничего у нее с этим метеорологом не было, это я потом доглядел. Уехала она через четыре года. Потом замуж вышла. Родители ее тоже переехали. А я так и остался верным ей псом. Если бы сейчас она сказала, приезжай, я бы пешком пошел. Она на вас была похожа. За те четыре года, что у нас проучительствовала, так мы с нею ни разу и не объяснились. Вот и все насчет трусиков. И вас я вижу без юбки и кофточки. Второй раз со мною такое творится. Я чувствую ваше тело, хотя не прикасался к вам рукой. Не волнуйтесь, докучать я вам не буду. Звучит это, конечно, как бред, но я, стоя рядом с вами, целую вас в глаза, в губы, я упиваюсь вашим запахом. За духами я чувствую запах вашего тела. И вы думаете, что я вам предложу
пойти в ту жалкую квартиру, где мне сдали скрипучую кровать? Никогда. Вы сейчас передо мною, как она тогда, как не спетая песнь. Я сам думаю, что бы я сделал, если бы ее сейчас встретил, вот так же, как вас, одну.
        - Представить даже не могу.
        Красавчик вильнул хвостом и красиво ушел от собственного вопроса.
        - А она должна быть в вашем возрасте. Дети есть. И помнит, что мальчишка вихрастый ее боготворил. Я бы и сейчас на нее не дышал. Я и на вас налюбоваться не могу. Думаю, сейчас уйдете, сейчас уйдет, та единственная женщина, которая так на нее похожа, и пойдет череда пресных дней.
        - А почему вы не попробовали съездить к ней?
        Федор долго безмолвствовал. Пауза затягивалась.
        - Был бы олигарх, съездил бы. Она теперь богатая. И не вспомнит, наверно.
        Виктория пытливо его оглядела. Сказано было просто, без надрыва, но с легкой тенью печали и сожаления. «Не играет», - решила она. Чистый родник чужих незамутненных чувств вызвал в ней нестерпимое желание освежить подзабытой любовной игрой увядающую женскую плоть и гордо-смятенную душу.
        - Я вот что думаю, - внезапно охрипшим голосом сказала Виктория, - а не представить ли нам, что мы встретились через десять лет. Я это - она. Приехала на море. Муж дети остались далеко. Как вы думаете выглядела бы наша встреча? Одна неделя.
        Красавчик не поверил своим ушам. Неужели клюнуло?
        - Вы, правда, хотите этого? А не испугаетесь? Я ведь мысленно столько раз раздевал вас, то есть ее.
        У нее сладостно защемило сердце.
        - Надеюсь, не как зверь?
        - Ну что вы!
        Виктория благодарно рассмеялась и предложила:
        - А теперь чтобы наша встреча с самого начала пошла без накладок, скажите, как вас звать?
        - Меня? - удивился Красавчик.
        - Вас! Вы не представились, хотя я вам назвала свое имя.
        - Меня звать Федя. Федор Боровиков. Извините!
        - А меня полностью - Виктория Петровна. Сократим имя - Вика Петровна. Устроит вас?
        - Устроит.

        Глава II

        Они отвернулись друг от друга, отошли метра на три и пошли навстречу друг другу. Федор неожиданно остановился перед представительной дамой и воскликнул:
        - Вика Петровна?.. Вы?
        Дама вздрогнула. Долго всматривалась. Строгое ее лицо зарделось радостной улыбкой.
        - Федя. Ты ли это, Феденька?
        Молодая пара проходившая мимо и видевшая их маневры, покрутила пальцем у виска.
        - Артисты, что ли?
        - Репетируют?
        - Наверно.
        А сцена встречи набирала обороты. Федор засмотрелся в глаза своей учительницы, а та его оценивала с ног до головы.
        - Какой же ты стал!
        - А вы такая же красивая.
        - Ну, полно Федя.
        - Вика Петровна, вы на отдыхе?
        - Да, вот в этом отеле живу. Выбралась на недельку от мужа, от детей отдохнуть. А ты то как, расскажи о себе? Чем занимаешься? Где живешь?
        - Ой, Вика Петровна, я вам все расскажу! Я вам такое расскажу, о чем вы даже не подозреваете! Вика Петровна! Если бы вы только знали, как я рад, что встретил вас, что у меня творилось на душе, когда вы уезжали!
        Виктория улыбнулась.
        - Знаю я все, Федя. И помнила тебя всю жизнь. А ты бы мне хоть весточку прислал.
        Федор приложил руки к груди.
        - Я вам мысленно столько весточек посылал, что их на три дерева хватило бы. Роща дерев из моих посланий зеленела бы у вас под окнами. И в сердце для вас у меня есть потаенная шкатулка, куда я складывал письмо за письмом. Не корите меня, Вика Петровна. Я с вашим именем на устах прожил все эти годы. Разумом понимал, что вы для меня потеряны на всю жизнь, а сердце не хотело мириться. Боже мой, какие только словесные узоры не сплетал я, мысленно уносясь к вам. Творец смилостивился надо мною. Радость, счастье разрывают мне грудь. Вика Петровна, я запою сейчас великую песнь любви. И никто меня не остановит. Я столько лет молчал.
        Счастливая, смеющаяся Виктория наложила ему палец на губы.
        - Сладкоречивый мой. Потерпи немного. Обещаю, что я разрешу тебе абсолютно все, о чем ты только возмечтаешь. Ты где остановился?
        - Местные Новые Черемушки. Однокомнатную квартиру снял.
        - К тебе мы не пойдем, а пойдем ко мне. У меня неплохой номер в отеле. Только прошу тебя, не смотри больше на меня так.
        - Как?
        - Как ты всегда смотрел. Я со спины чувствовала твой взгляд. Он прожигал меня насквозь. Боже мой, пойдем скорее, я тебя хоть в номере зацелую. Как я по тебе соскучилась, если бы ты только знал. Я ведь сама тебя мальчишку сопливого из-за занавески высматривала.
        Федор остолбенел.
        - Не может быть!
        - Может, Федя. Еще как может. И дала себе зарок, если когда встречусь с тобою, то первая признаюсь тебе в любви. Мне тоже есть, что тебе рассказать. Только иди рядом, не могу я смотреть, как ты изучаешь мою спину.
        Взяв ключ у навидавшегося всего портье, Виктория с Федором поднялась на третий этаж в номер люкс. Закрыв дверь, Виктория прильнула к губам Федора. Он осторожно обнял ее за плечи, словно это был хрустальный сосуд, и крепко прижал к себе. Дрожь сотрясала ее тело. Оторвавшись от Федора Виктория заглянула ему в глаза.
        - Феденька! Сколько лет прошло! А я думаю все об одном и том же, неужели ты не мог летом залезть ко мне в окно? Я его всегда открытым держала. Надеялась, вдруг, смелости наберешься…
        Федор не снимал руки с ее плеч. Пусть сама ведет партию.
        - А я тысячу раз в саду сидел. У меня масхалат был, из мешковины пошитый, а сверху водоросли. Ночью, если только наступишь на меня, увидишь. Я его у вас на краю огорода прятал.
        - Ах ты, негодник? И ты видел меня раздетую? Я ведь всегда в одних трусиках спала.
        Федор потупил глаза.
        - Вика Петровна. Один раз, даже на подоконник залазил. Мешок, правда, не снял. Вы такая белая лежали, а у меня коленки в земле, на голове труха. Водоросли высыхали, каждый раз новые приходилось, приносить. Я полчаса просидел, любовался вами. У вас тогда родители уехали, и я набрался храбрости. А что бы мы с вами делали? Вы бы могли закричать.
        - Я бы тебя дурачка, вымыла в ванне. Кстати, - вспомнила Виктория, - кто-то говорил, что у него дома нет ни горячей, ни холодной воды. Можешь принять ванну.
        Федор, наконец, отпустил Викторию и прошел в апартаменты.
        - Я тебе сейчас дам халат! - сказала она. - Проходи.
        Федор мельком увидел спальню. На широкой кровати в беспорядке были разбросана дамская одежда. Выбирала, что одеть, усмехнулся про себя Федор. Взяв халат, он направился в ванную. Дверь не стал закрывать.
        Виктория спешно убрала в шкаф одежду и минут через десять постучалась. Джакузи свободно вместило бы обоих. Федор так и подумал, что увидит ее сейчас обнаженной, но ошибся. Она вошла одетой.
        - Я тебя сейчас помою. Феденька. Лежи! У тебя вся голова в репьях. Представь, что это случилось десять лет назад.
        Она наполнила до краев джакузи пеной и принялась за Федора. Пол часа она его бережно скребла, терла, мыла, переворачивала и так и эдак. Федор как кот мартовский блаженствовал.
        - Вика Петровна, ой, щекотно.
        - Щекотки боишься! А не боялся к своей училке в окно лазить?
        Наконец, когда она предложила ему встать и взять полотенце, Федор притянул ее к себе.
        - Ох! - застонала она.
        На пол полетели блузка, бюстгальтер, на юбке он сорвал замок. Тело было красивое, белое, широкое в спине. Она пахла потом и шампунем. Федор на руках донес ее до кровати.
        - Позволь мне хоть душ принять!
        - После!
        - Сумасшедший.

        Откинувшись на его руку, Виктория отдыхала. Вызревшими плодами с древа прожитых лет падали горьковатые на вкус слова:
        - Живу чужой жизнью. Ты своею Федя, а я чужою. Странно как. У меня даже угрызений совести нет. Будто я сменила кожу, подверглась реинкарнации. Завидую я той, желанной тобой женщине, хорошей завистью.
        Федор заигрался с ее локоном.
        - Ясноглазая, жемчужинка моя прозрачная, успокойся. Я ее тела не знал. Я только сейчас представил, каким оно медовым могло быть.
        Виктория оперлась на локоть.
        - Когда я тебя увидела, подумала, что ты пляжный плейбой. А потом решила, что ты подослан сыскным агентством.
        Федор рассмеялся.
        - Я провидением тебе подослан, Вика Петровна. А ты мне судьбою.
        - А что ты делал в этом районе?
        Федор нежно поцеловал ей грудь.
        - Надеялся на случай. Вдруг, думаю, повезет и я ее встречу. А когда тебя увидел, во рту у меня пересохло.
        - И аппетит пропал! - насмешливо сказала Виктория.
        - Аппетит не пропал, так быстро ел, потому что боялся, ты допьешь сок и уйдешь.
        - А ты, правда, разглядел меня сквозь одежду?
        Федор утвердительно качнул головой.
        - Как сейчас. И даже лучше. Только я боялся быть настойчивым. У тебя такая волнующая походка, что я на людях готов был сорвать с тебя юбку и кофточку. Я бы все равно добился тебя. Второй раз ошибку бы не сделал, желанная моя.
        Виктория рассмеялась и игриво похлопала его по щекам, а потом поцеловала.
        - Ох, и хитрец ты. Жаль, не знала, я твоих мыслей. Иначе бы растянула игру на несколько дней.
        Федор потянулся как пресыщенный кот и сказал:
        - А кто нам мешает ее начать сначала? Одевайся.
        - Ты это серьезно?
        - Вполне, только дальше номера я тебя не отпущу. Заправь постель, и разбросай свою одежду.
        - Отвернись!
        - Я не смотрю!
        - А теперь кем я буду? - спросила Виктория.
        Федор двумя мазками нарисовал утреннюю картину.
        - Ты будешь сама собою, так как ты хотела. Ты молча допила сок, встала и ушла, а я не стал дожидаться, когда ты выйдешь в город, пошел за тобой в отель и позвонил тебе через пять минут. Ты открываешь дверь, а я стою на пороге.
        - А как тебя пропустили?
        - Я через ресторан прошел.
        - Гмм! Логично!
        Одетые оба подошли к двери. Тренькнул звонок и на пороге люкса и перед Викторией предстал, тот молодой человек, на которого она обратила внимание в кафе.
        - Я вас слушаю! - вопросительно посмотрела она на него.
        - Я пришел! - вежливо улыбаясь, сказал Федор и протянул Виктории розу. Он прикрыл за собой дверь.
        - А вы, собственно, кто?
        - Я Федор Боровиков.
        - Я вас не звала.
        - Правильно! Вы, Вика Петровна, испугались, что я пляжный плейбой, а потом еще подумали, похож на сотрудника сыскного агентства. Но теперь можете убедиться, что это не так. Я вам даже паспорт могу показать.
        - Зачем мне ваш паспорт? Убирайтесь или я позову охрану отеля.
        Федор удивленно глядел на нее.
        - Но вы только что, когда открыли дверь, были приятно удивлены и нисколько не испугались. И еще подумали, что у вас в спальне не убрано, а в гостиной пепельница с окурками.
        - Вы не могли знать о том, что я думаю.
        Федор снисходительно улыбнулся.
        - Не будем же мы с вами спорить в холле. Неудобно как-то. Я, как порядочный человек выполняю все ваши желания, а вы меня держите за изгоя. Водопроводчик и тот бы удостоился большего внимания.
        - Но вы не водопроводчик.
        Федор улыбнулся.
        - С водопроводчиком вы не позволили бы себе ничего подобного, даже в мыслях. А я к вашему сведению экстрасенс, обладаю даром телепатии и ясновидения. Пока я ел яичницу, вы меня как коня рассматривали исподтишка, и мечтали, извините, уложить с собой в постель. Мысли я улавливаю картинками. Вы не пугайтесь. Даже у самых ответственных и великих людей, голова забита таким мусором, что просто диву даешься. Я ведь запросто мысли людей читаю. А к вам я пришел, потому что вы очень расстроились, когда я проводил вас лишь взглядом.
        Виктория расхохоталась, приглашая Федора пройти в гостиную.
        - Ну, положим, чтобы догадаться, что думает одинокая женщина на отдыхе много ума не надо, и не надо быть экстрасенсом. Вот, например, о чем я сейчас подумала?
        Федор внимательно на нее посмотрел.
        - Вы подумали о том, что я никогда не угадаю, о чем вы подумали!
        Виктория удивленно на него глянула.
        - Гмм. Вы и цифру мной задуманную можете угадать?
        Федор утвердительно кивнул головой.
        - Могу увидеть, но не угадать, и то, если она арабскими цифрами написана. С десятка и до ста. Загадывайте, арабскими цифрами.
        Виктория на минуту задумалась.
        - Загадала.
        Федор посмотрел ей прямо в глаза.
        - Вы только не моргайте. Одной рукой я должен взять вас за руку, а вторую положить вам на колено или на оголенную грудь.
        - Ну, знаете ли?
        - Знаю, вижу. Первая цифра буква «Х», десятка. А дальше вы сморгнули. Я не могу дальше увидеть цифру, вы плохо сохраняете ее в зрительной памяти.
        - Это фокус какой-то, - недовольно заявила Виктория, - никакой вы не экстрасенс. Вы шарлатан и проходимец.
        - А вы сексуальная маньячка. У вас слишком буйные эротические фантазии.
        - Что вы можете о них знать? - нервно спросила Виктория.
        - Я знаю о них все. Но вас в данный момент беспокоит не это, - снисходительно заявил Федор. - У вас голова забита обрывками мыслей. Одна, тем, что на кровати разбросана одежда, и если дело все-таки дойдет до постели…, а вторая мысль - вы подспудно боитесь, что взяли слишком резкий тон в разговоре, и я могу обидеться и уйти. Еще вы начали сомневаться, верить мне или нет. Но главная мысль, которая путает все остальные, которая прессом давит на весь клубок, на весь рой ваших мыслей, это мысль о том, что вам нельзя ни в коем случае думать о сексе, а он выпирает у вас уже из ушей. Вика Петровна, давайте проведем с вами простой эксперимент. Я буду все делать исключительно по вашему желанию и с вашего молчаливого согласия. Если вы посчитаете, что я уклоняюсь от вашей воли, вы меня остановите. Эксперимент будет самый безобидный, по сравнению с тем, что вы представляли. Согласны?
        - А если я скажу, нет?
        - Вы мысленно уже сказали, да! И поставили себя в самые жесткие рамки. За пределы тех пограничных столбов, что вы сами для себя обозначили, я не выйду. Можете даже не просить. Исключительно только ваша воля, в этом эксперименте имеет значение. Согласны?
        Виктория хоть и чувствовала подвох, но согласилась.
        - Согласна.
        Федор торжественно встал и объявил.
        - А раз у нас достигнут консенсус до конца эротического эксперимента, я умолкаю, и беспрекословно подчиняюсь вашей воле. Делайте со мной что хотите. Раздевайте, одевайте, только в горшок не сажайте и в печь не пихайте. А так, я на все ваши фантазии согласен. Но сам ничего делать не буду. Вы мне ничего не позволяете, и я себе не позволю. Только вы и своими руками.
        Виктория, видимо, начала давать установку. Потом, видя, что он не реагирует, расхохоталась.
        - Ох, и прохиндей ты, Федор. Ну же, ответь мне, о чем я сейчас думаю?
        Федор патетически вознес руки к небу.
        - Пусть соберутся тысячи присяжных заседателей. Пусть будут одни женщины. Уверяю тебя моя дорогая, они подтвердят, что я угадал твое желание. Можешь раздеть меня и увидишь сама, совпадает ли оно с твоим желанием. А если мне скажешь, притворное - нет, любовь потеряет свой солнечный свет.
        - Нахал! Ой, нахал! Все экстрасенсы такие прохиндеи? Это же чистая психология.
        Через пять минут они снова мяли белые простыни. Виктория сама его раздела, а он снял с нее лишь последнюю деталь.

        Время в такие прекрасные мгновения летит стремительно. С утра прошло четыре часа. Оба вспомнили, что давно пора заморить червячка. Виктория предложила заказать еду из ресторана.
        - Мне кажется, я килограмма три сбросила. Есть и жить хочется. Ты, Федя - чудо!
        - Хочешь сказать - чудо в перьях?
        - Так интересно я еще никогда не отдыхала.
        - А я прекраснее женщины не встречал!
        - Пожалуй, я тебя никуда из номера не отпущу! - задумчиво сказала Виктория. Тень смутного сомнения вновь легла на ее чело. - Ты, по-моему, не тот, за кого себя выдаешь.
        Федор ушел от ответа.
        - Но ты же загар должна привести. Я вообще-то ничего не имею против. Номер мне твой нравится. Можно неделю безвылазно здесь прожить. Боюсь я, наскучим мы быстро друг другу.
        - А что ты предлагаешь? - быстро спросила Виктория.
        - Давай уедем подальше от этого отеля, чтобы тебя не светить. Ты будешь загорать, а я подойду к тебе знакомиться. И если у нас сладится, мы вместе вернемся.
        - А если нет! Если мне твои притязания не понравятся?
        Федор самодовольно улыбнулся.
        - Ты только быстро не сдавайся.
        - Нахал.
        Виктория его обняла. В Федоре молодого запала, оленьего весеннего гона хватило бы на стадо таких ненасытных самок. Пятнадцать минут молодой олень с замутненными глазами раздувал ноздри. Еще минуты через три скомандовал:
        - Одеваемся. У нас вся ночь впереди.
        - Феденька, мне какой купальник взять?
        - Такой, чтобы интрига была. Самый закрытый.
        - Но ты же знаешь теперь меня всю!
        - Я тебя, Викуша, только начал изучать.
        - Есть у меня купальник моды шестидесятых годов.
        Виктория порывшись в чемодане показала купальник Федору. Он благосклонно отозвался.
        - Самый то!
        - Но на кого я буду похожа? На старую деву, выбравшуюся впервые на море?
        - Отличная идея. Ее и будем развивать.
        Виктория неожиданно заговорщически улыбнулась.
        - Федя! У меня тоже родилась блестящая идея. Прежде, чем я предстану перед тобою на пляже старой девой, я хочу с тобою сходить в дорогой ресторан как богатая дама. Приглашаю тебя. Ты столько трудился.
        Федор неодобрительно посмотрел на нее. Виктория сразу поняла причину недовольства.
        - Чего ты морщишься? Я твои трудовые копейки не трону.
        - При всем желании я не могу позволить себе дорогие рестораны. Как я буду выглядеть? Ты подумала?
        - А что в этом такого?
        - Ты хочешь сказать, что покупаешь меня на неделю?
        - Я тебе этого не говорила.
        Федор насупился.
        - Но думаешь об этом постоянно. Я вижу!
        - Ничего я не думаю! Просто у меня есть лишние деньги, много денег, которые я хочу потратить на нас с тобой.
        Виктория очень внимательно следила за тем, что ответит ей Федор. Многое было вложено в этот вопрос. Бурно начавшиеся отношения требовали некоторой ясности. Он медленно ронял слова, которые как капли расплавленного свинца прожигали ей сердце.
        - Вика, мне с тобой хорошо! Мне с тобой очень хорошо. Ты удивительно прекрасная женщина. У тебя бесподобное тело. Я пропитался тобою, твоими запахами, я растворился в твоей ауре. Я боготворю тебя. И ты хочешь очарование нашей встречи осквернить денежными отношениями?
        О, какое сравнение Федор подобрал. Осквернить! Оно, как удар бича подкинуло Викторию, враз рассеяв все сомнения. Она воскликнула:
        - Федя! Не перечь мне. Я знаю, что делаю! Сначала, натуральный продукт - пища, а потом, производное от него - красота и любовь. Только обедать будем не здесь в отеле, а в любом другом месте. Ты мне сделаешь одолжение, если спустишься один, и подождешь меня на набережной.
        Федор в раздумье молчал. Виктория с тревогой спросила:
        - Что-то не так?
        - Так! Так! Есть все равно надо! Я с голоду помираю. Ну, что ж, разыграем твою блистательную идею с дорогим рестораном. Только прошу, принять в этом случае мое появление как должное. Купальник не забудь. А торжество плоти отложим на ночь. Уверяю тебя, ты получишь удовольствие.
        - Ты что придумал? - с внезапной тревогой в голосе спросила Виктория.
        - Увидишь! Сюрприз!
        Федор с сожалением бросил взгляд на смятую постель, погладил Викторию по бедру.
        - Я такси закажу! - вздрагивая всем телом, сказала Виктория.
        - Лучше не светись. Поймаем частника.

        Поджидал он Викторию на набережной. Она появилась минут через пятнадцать. Волосы были уложены, в руках дамская сумочка.
        - Пляж на сегодня отменяется, - решительно заявила она.
        - Отменяется, значит отменяется! - невозмутимо пожал плечами Федор.
        - Мне мои знакомые рекомендовали ресторан «У Валеры»! - сказала Виктория. - Там, говорят, хорошо кормят.
        Федору было все равно, у кого обедать, «У Валеры», «У Холеры», хоть у черта. Ответил он коротко:
        - Не слышал о таком.
        Частник, которого они остановили, знал, где находится этот ресторан. Он за пятнадцать минут довез их до места.
        Федор проводил Викторию до входа в ресторан и сказал:
        - Как договорились, я скоро подойду.
        Швейцар широко распахнул дверь. Федор перекинулся с ним парой ничего не значащих фраз и минул через пять вошел в зал. Викторию он увидел в дальнем конце зала. Услужливые официанты внутренним чутьем уловили в ней преуспевающую даму и с блокнотиками в руках почтительно стояли у нее по бокам. Виктория делала заказ.
        - И что еще посоветуете, солянку рыбную или уху из стерлядей?
        - Солянка вкуснее.
        Второй официант наклонился к Виктории.
        - Рекомендуем на горячее попробовать тетерева под шафранным соусом.
        Виктория согласилась.
        - Хорошо, запишите и тетерева, но говорят, у вас великолепных омаров подают.
        - Под него у нас есть великолепное итальянское вино «Лакрима Кристи».
        - А что закажете на аперитив?
        В это время к столу подошел Федор. Виктория прервала разговор с сомелье и официантом и подняла на Федора глаза.
        - Здравствуйте! Вы Виктория? Виктория Петровна? - спросил Федор.
        - Да!
        - Я из агентства! Феодор! Можно просто Федор! Прошу любить и жаловать.
        У Виктории непроизвольно вытянулось лицо.
        - Простите, не поняла! Из какого агентства?
        Федор надменно и чуть презрительно смотрел на молодящуюся клиентку.
        - Из агентства элитных услуг. Меня ваша хорошая знакомая Лариса Попель на этот вечер для вас ангажировала, чтобы вы не скучали.
        - Знаете, мне как-то и одной было неплохо!
        - Услуга оплачена, я на работе! - сказал Федор и, отодвинув стул, без приглашения сел.
        Вышколенные официант и сомелье с немыми лицами слушали этот странный разговор.
        - Вы что заказали, Виктория? Можно я вас так буду назвать? - сказал Федор и обратился к официанту, - если этого в заказе нет, то допишите: икра черная, французский паштет из гусиной печенки, балык белорыбий, ваш фирменный салат «На огороде у Валеры». Можно было бы заказать королевские креветки, но я слышал, что будет подан омар. Надеюсь, он тоже королевский, гигантских размеров?
        - Королевских! - подтвердил официант.
        А сомелье спросил, что будет пить гость?
        - Для такого гостя у нас есть «Балантайн», «Чивас ригал» и лед как положено.
        Федор поднял на него недобрые глаза.
        - Я не гангстер из Чикаго, что бы пить эту дрянь-виски двенадцатилетней выдержки! Принесете только то вино, что заказала дама.
        Официант и сомелье ждали, что в итоге скажет Виктория? А та с ехидцей спросила Федора:
        - А вы, Феодор, совсем не будете пить?
        - Я на работе!
        - А у вас есть с собой хоть какой-нибудь документ, бумажка…
        Федор ее мгновенно перебил и полез в задний карман брюк за бумажником.
        - Аусвайс?.. Есть!.. Вы, Виктория, не волнуйтесь, нас каждые три дня в вендиспансере проверяют. У нас элитная фирма. Мы вокруг шеста не крутимся. А справка есть, сейчас покажу.
        Он достал толстый бумажник и начал открывать разные отделения. Из них выпало несколько упаковок презервативов. Официант и сомелье из последних сил удерживали смех. Федор видел, как у них от усилий сводило скулы. Но школа, школа какая, справились с собой, стояли каменными изваяниями. Убирая презервативы обратно в бумажник Федор величественно обозрел Викторию и смилостивился.
        - Вы, Виктория, пока продолжайте заказ, продолжайте. Остальные блюда и закуски можете заказать по своему вкусу. Я не привередлив.
        Бумажка-справка-аусвайс так и не нашлась. Затем Федор, развалясь по-барски на стуле, обвел скучающим взглядом стены и потолок, декорированные в стиле Рококо и пренебрежительно заявил:
        - Под Людовика сделано, а эротики в росписи мало. Вот когда я в Монте-Карло работал, у нас клуб-казино был в старом особняке, так там роспись была не чета этой, такие длинноногие француженки на тебя со стен смотрели! Пальчики оближешь.
        Виктория, наконец, обрела дар речи. Ее душил гнев.
        - И почему же вы, Феодор, там не остались, если в Монте-Карло было все так хорошо и красиво?
        Федор перевел взгляд на нее и невозмутимо ответил:
        - Насчет того что там хорошо, я ничего не говорил. Я сказал, что там красивей было, пышней. Сам воздух там наполнен эротикой. Женщины, как только ступают на землю Монте-Карло мгновенно превращаются в сексапильных самок. Молодому и красивому там тяжело работать. Тянут тебя в разные стороны, того и гляди руки оторвут… Я есть хочу! - неожиданно капризным тоном закончил он свою тираду. Официант и сомелье молчаливо ждали дальнейших указаний Виктории. Та поблагодарила их кивком головы и сказала:
        - Пока достаточно!
        Сомелье ушел, а молодой официант зажег две свечи. Он бросал на Федора удивленно-восхищенные взгляды, затем не выдержал и спросил:
        - А в Монте-Карло тяжело устроиться на работу?
        Федор вежливо ответил:
        - Смотря кем? Официантом практически невозможно, местных только берут. А в казино или в дамский клуб пожалуйста, были бы только данные и хорошее знание нескольких наших языков. Я по нашей богатой публике работал. Дамочки были со всего Союза. Только не понимают наши мамзели, что нам рекомендовано было ими не очень увлекаться. Думают если заплатили, то можно и уздечку в рот совать, и верхом скакать. У нас спокойнее, - сказал Федор и кивком головы указал на Викторию, - здесь еще многие не успели пройти полный курс Камасутры. Ночью можно выспаться!.. ы обслужи нас любезный побыстрее. И принеси кувшинчик клюквенного или другого сока со льдом. Я химию не переношу.
        Официант ушел. А Виктория обиделась и обрушилась на Федора:
        - Ты в каком свете меня выставил? Я чувствую себя безнравственной, развратной, дряной женщиной.
        Федор недобро процедил:
        - Представь, что и я себя точно так чувствовал, когда сюда шел. Плейбой на содержании. Или думаешь, если бы я твоего омара не поел, то ты мне меньше стала нравиться?
        Виктория возмутилась.
        - Но я тебе хотела отблагодарить хоть чем-нибудь. В хороший ресторан пригласила, с приличной кухней. А откуда ты нахватался этих знаний? В стиле Рококо! Людовик!
        Федор рассмеялся.
        - Со швейцаром на входе поговорил.
        Виктория недоверчиво смотрела на него.
        - А про виски откуда знаешь?
        - Названия знаю, а так никогда не пробовал. Совершенно случайно выплыло из памяти. К счастью вовремя.
        - И с Монте-Карло ты придумал?
        - Естественно! Я уверен, что даже ты там не была.
        Виктория взяла его за руку и умоляющими глазами впилась в холодное, чуть брезгливое лицо Федора.
        - А с шестом?
        - А с шестом тем белее.
        - Ох! Мучитель сладкий мой! - простонала Виктория и лишь крепче сжала его ладонь.
        К ним шел официант с подносом. Он заговорщически, многозначительно посмотрел на Федора и стал расставлять еду. Федор быстро переключился на официанта и продолжил прерванный разговор:
        - Кстати, приятель, в Монте-Карло твой дружок виночерпий и близко бы не прошел.
        - Почему? - возразил официант. - Им посетители довольны! Он хороший сомелье.
        - Кто доволен, а кто нет, - возразил Федор. - Зачем он виски упомянул? Виски пьют до обеда или после обеда. Притом хороший виски пьют без льда, чтобы аромат ощутить. Это вульгарные американцы пьют всякую дрянь-пойло, вроде скотча, и лед туда бросают, чтобы нос не затыкать. Говоришь, он хороший виночерпий, а почему тогда не предложил красное вино под дичь? У нас же тетерев будет. Ты ему передай, пусть под дичь нам принесет красное вино. И несет бутылку осторожно, чтобы со дна не поднять осадок. Сомелье! - врастяжку, как меха гармони растянул это слово Федор, - звучит непонятно и красиво. Вроде, как менеджер! То ли инженер, то ли еще выше. А начнешь разбираться, менеджер, это приказчик, или старший приказчик, а сомелье - в лучшем случае виночерпий, чашник. Бармен хоть за стойкой стоит, а этот по подвалам всю жизнь, с крысами. А звучит-то как - сомелье. Сдуру и правда подумаешь, у него ответственная должность. А на самом деле сливать остатки из бутылок. Поэтому, хороших наших сомелье не бывает. Понял, мой юный друг?
        Молодой официант, увидев в Федоре собрата по ремеслу, продолжал его пытать и даже перешел на «ты»:
        - Зря ты не остался в Монте-Карло. Или была уважительная причина?
        Федор махнул рукой.
        - Характер им мой не понравился. Вздорный, мол, он у меня. А чего вздорный? Вот ты сейчас принесешь этого омара, красного, здорового, а он черт те чем питался. Это ж рак натуральный, только в десять раз больше. А мы должны за него кучу денег отвалить, и еще как идиоты охать. Ах, какое мясо, ах какой соус! Ах, ох, разве его сравнишь с крабами и креветками? А я бы вместо этого омара лучше два ведра раков сварил на костре где-нибудь на берегу озера, да с пивом их Жигулевским. Или обратно же этот тетерев. Навтыкаете ему для красоты перьев, и не знаешь, то ли любоваться на него, то ли ноги ему выдирать. Зато звучит как: тетерев в саламандрийском соусе.
        - В шафранном соусе! - со смехом поправил его официант. А Федор продолжал разглагольствовать недовольным тоном:
        - Знаю я все эти трюки. А не остался я в Монте-Карло потому, что меня не оставили, сказали, мерзкий у тебя характер. А какой он мерзкий, если я как японец, сначала привык мясо или рыбу есть, и только потом браться за первое, супом сверху жирное блюдо заливать. Ты любезный принеси все сразу, а я как-нибудь сам разберусь, что за чем. И вообще, стал бы рядом и стоял, а не бегал туда-сюда. И этого дружка своего, пусть не прячется, брашника-сомеля позови.
        - Может лучше директора ресторана позвать? - вкрадчиво спросил официант. Федор смерил его презрительным взглядом.
        - Можешь позвать, но тогда вам обоим тут не работать. Вы столько ошибок понаделали, что в приличном ресторане вас дальше мойки посуды не пустили бы.
        Официант обиженно поджал губы и, гордо подняв голову, удалился буркнув напоследок:
        - Подумаешь, он в Монте-Карло телок развлекал.
        Виктория с удивлением смотрела на Федора.
        - Что на тебя нашло? Почему ты бросаешься на людей?
        Федор понизил голос.
        - Я сам в своих глазах не стою больше этого официанта, а он мне еще завидует. Нашел кому завидовать, постельному мальчику при богатой даме. Я со смехом, с иронией рассказал про Монте-Карло, а он поверил. Давай уйдем, - неожиданно предложил Федор и тут же понял, что сказал глупость. - Давай лучше побыстрее закончим наш обед. А то мне все время кажется, что за нами кто-то наблюдает.
        - И тебе то же самое кажется? - переполошилась Виктория. - Ты знаешь, именно слежки, я больше всего и боялась. Сейчас попрошу счет и уйдем.
        - Как? - удивился Федор, - и все это оставим? Если ты заметила хвост за собой, то должна поступать вопреки логике. Не бежать, а наоборот, создать видимость, что тебе ничего о нем не известно. И потом, чего ты боишься? Я вошел позже, официант, даже два, слышали, как я сказал, что меня послала фирма. Так что, дорогая, у тебя железное алиби перед мужем. В постели он тебя не застукал. Ешь, а потом мы что-нибудь придумаем.
        У Федора были свои причины не светиться по элитным ресторанам, но он не мог сказать об этом Виктории.
        - У меня аппетит пропал! - пожаловалась Виктория.
        - Зря! А я, даже если бы меня приговорили к повешению, перед смертью с удовольствием поел. Извини, что испортил тебе аппетит.
        По принципу перетекающих сосудов, плохое и хорошее настроение поменяли хозяев. Федор с аппетитом ел, а Виктория подозрительно оглядывала полупустой зал. Официант принес на двух блюдах двух огромных омаров. Ярко-красные, как утреннее солнце, они будили в человеке низменные инстинкты. Хотелось их взять руками и содрать с них панцирь, чтобы добраться до нежного мяса. Официант положил рядом с каждым блюдом стальные щипчики и вилочку, разлил по бокалам белое вино и стал рядом выжидая.
        Федор поднял на него глаза и укоризненно сказал:
        - А говорил, большие омары!
        - Это самые большие! - стал уверять официант.
        - Ты больших не видал, - снисходительно заявил Федор, - они раза в два больше и у них панцирь, как танковая броня. Почти как у черепахи. Их такими щипчиками не возьмешь, это каменный век. Вместо щипчиков в Монте-Карло подают омарорез.
        Официант смотрел недоверчиво.
        - Я про него вообще первый раз слышу.
        - Естественно! - сказал Федор. - Где бы ты его видел? Его приносят, когда обслуживают самых крутых, самым богатых. Омарорез по внешнему виду напоминает машинку для стрижки волос, только челюсти у него другие и резак особенный. Официант за своим столиком пилит, режет омара, а тебе на тарелку кладет уже очищенные, нежнейшие кусочки мяса. А ты сидишь и как грак только кайф ловишь. Этот кусочек окунаешь в белый соус, а потом запиваешь белым вином. Вот тут, дорогой, и начинаешь понимать, чем жизнь в Монте-Карло отличается от другой жизни, особенно если ты сидишь за столом, а тебе кто-то этого омара как банан от шкурки очищает. Понял разницу, любезный?
        - Понял!
        Официант ушел, а Федор сознался Виктории, что не знает, как пользоваться этими стальным щипчиками.
        - Как ножницами по металлу! - сказала она.
        - Спасибо, усек!
        Далее обед потек в режиме приехавшей в войсковую часть сытой родственницы и оголодавшего солдата. У Федора усердно работали челюсти, а у его спутницы глаза.
        Тетерева, который мог оказаться не съеденным, Федор предложил официанту завернуть в фольгу.
        - И соус этого петуха гамбургского не забудь в отдельную посудину налить, - строго приказал он, - кстати, как он назывался?
        - Соус?
        - Да!
        - Шафранный! Соус называется! - с ехидцей поддел официант.
        После того, как Федор усердно расправился со всеми блюдами, включая и две солянки рыбные, официант принес на тарелочке счет и поставил перед ним. Федор подвинул тарелку Виктории и сделал замечанию официанту:
        - Брателла! Моя работа, знаешь, в чем заключается? Не опоздать в кабак, прийти и сесть, красиво начать пить и есть, и даму на руках, до ложа, по желанию, донесть. И все! У меня элитная фирма, веников не вяжет! Хочешь, с руководством поговорю, насчет тебя? У нас большая текучка. Многие на богатых женятся.
        - Хочу! - сглотнул слюну доверчивый официант.
        Виктория рассчиталась, и они с Федором вышли из ресторана «У Валеры». В руках у Федора был пакет с курицей, то бишь, с тетеревом, с петухом гамбургским, как он его назвал. Он весело насвистывал.
        - Спасибо, великолепный был обед, - обнял он Викторию за талию. Та испуганно отстранилась.
        - А вдруг за нами кто следит?
        Федор рассмеялся.
        - Кому мы с тобой на этом курорте нужны? Твоему мужу? Да он давно перестал тебя ревновать, раз одну отпустил.
        Виктория, высматривающая на дороге поприличнее машину, без большого энтузиазма согласилась.
        - Компру, может, кто захочет, собрать на меня впрок.
        - Для чего компромат? - не понял Федор.
        - Чтобы потом шантажировать. А муж, это вряд ли! Тут я с тобою согласна. Ему и в голову не придет собирать на меня досье. Тем более, что кроме тебя, Федор, там и собирать нечего. С тобой я оскользнулась. Как с ума сошла. Может мне в сок чего подсыпали, тогда в кафе? Не твоя работа? Я еще там, в кафе сдалась. Тебе осталось только донести меня до постели. Что за магией ты владеешь?
        Федор повернул Викторию к себе.
        - Я же тебе объяснял, ты и еще одна женщина в моей молодости действуете на меня одинаково. Я, не раздевая вас, чувствую ваше тело.
        - И я тоже чувствую!
        - Вот и хорошо! - сказал Федор, - пойдем сейчас на тихий пляж. До вечера далеко. Будешь изображать старую деву. А я тебя буду склонять к соитию. И склоню, к ночи! Прямо на пляже.
        Виктория рассудительно заявила:
        - На этот раз не удастся Федя. И не пытайся. Ты слишком высоко поднял планку своих возможностей и сил.
        - Слепой, сказал, посмотрим!
        - Посмотрим!
        Федор упрямо твердил:
        - Только играй всерьез.

        Глава III

        Часть пути они проехали на троллейбусе. Здесь вдоль дороги стояли бывшие ведомственные пансионаты с полузакрытыми пляжами. Один из них показался Виктории с Федором достаточно уединенным. У него они и сошли.
        - Ну, я пошла.
        - Помни, что ты старая дева, по случаю попавшая в свой шикарный номер. Должен был ехать ваш старый, престарый директор, но его разбил паралич.
        - Хорошо!
        Минут через десять Федор зашел на пляж и покрутил головой. У воды Виктории он не увидел. Он обошел пляж и наткнулся на нее в самой удаленной части, там, где острыми, слоеными изломами вышли на поверхность земли скальные породы. Вот на одном таком изломе-языке и лежала Виктория. Примоститься рядом, нечего было и мечтать. Каменный язычок был единственной площадкой для лежбища в радиусе ближайших трех метров.
        Молодая женщина в старомодном закрытом купальнике спала. Во всяком случае, глаза у нее были закрыты, и лишь ресницы пару раз дрогнули. На губах появилась легкая, довольная улыбка.
        Федор пристроился под уступом, у нее в ногах. Раздеваться не стал.
        - Гражданка, представляете, - с возмущением громко заявил он, - третий день иду вдоль берега моря. Путешествую так сказать для души, и кроме нагого тела, практически ничего не вижу. А рядом пляж соседний, вообще нудисты. Такими глазами меня проводили, будто это я нагой, а не они. Вы спите, мадам?
        - Нет! Дремлю! И слушаю! Вы мне не мешаете!
        - И вы мне не мешаете, - сказал Федор, - терпеть не могу женщин, которые своим телом собираются затмить солнце. Все должно быть в меру. Даже если ты вышел принять солнечные ванны, должны же быть хоть какие рамки приличий. Иной и показывать нечего, а она растелешится, будто кнутом перепоясалась. Ее саму бы этим кнутом…
        - Вы не хотите подремать? - спросила его дама.
        Федору пришлось замолчать. Его самого после сытного обеда и нескольких часов трудов во славу женского тела неимоверно тянуло в сон.
        - Пожалуй, можно!
        Глаза закрывались сами собой. Чтобы не уснуть, Федор периодически больно пощипывал себя за ногу. Минут через пять он увидел, как Виктория, приоткрыв рот, и положив голову на дамскую сумочку, ровно задышала. Федор осторожно поднялся, как кот сделал пару осторожных шагов, собрал всю ее одежду в узелок и сунул его в небольшую расселину. Сверху прикрыл небольшим камнем. Теперь можно было и самому прикрыть глаза.
        Его разбудила Виктория.
        - Федор! Феденька!
        Федор открыл глаза.
        - Что-нибудь случилось мадам?
        - Федор, скажи, что ты нарочно спрятал мою одежду!
        - Мадам, мы с вами незнакомы.
        - Не валяй дурака Федор. Мне не в чем домой идти.
        - У вас здесь есть дом? А я думал, что вы старая дева, прячетесь на верхотуре от народа. Кстати, как вас звать?
        - Виктория.
        - Ну, так-то лучше.
        Виктория изучала лицо Федора и никак не могла понять, он ли спрятал ее одежду или действительно ее украли. Но пропала только одежда, а сумочка, кошелек, мобильник все это осталось при ней. Значит, пока она вздремнула, он одежду спрятал.
        - Федя, и как теперь мне быть?
        - Вы, главное не переживайте, Виктория. У меня есть тетерев, бутылка красного марочного вина и соус шафранный. Как-нибудь до ночи продержимся, а там видно будет…
        - Что видно будет?
        - Как мы с вами, Виктория, поладим, и как до дома добираться будем.
        Солнце только еще собиралось сесть за горизонт. На пляже остались самые стойкие купальщики, в том числе и они.

«Он сумасшедший, маньяк», подумала Виктория. С кем она связалась? А если вечером не отдаст одежду? В чем она в отель войдет? Там ведь везде видеокамеры. Господи! О чем она раньше думала, когда связывалась с этим ненормальным. Эротические игры устроили. А если встать и сейчас уйти?
        Холодный под прошиб Викторию. До отеля ведь еще добраться надо. Они уехали километров на десять. Как она в купальнике будет ловить машину? Кто остановится? Еще один такой же сексуально озабоченный?
        Она глянула на Федора. Тот спокойно раскладывал рядом с нею еду.
        - Не волнуйтесь, Вика. Сейчас по стаканчику вина с вами выпьем и ваше горе горем не покажется. И каплун, то есть тетерев, почти золотой у нас есть.
        Федор протянул ей почти до краев наполненный красным вином пластмассовый стакан.
        - Выпейте за кампанию. Я нынче не на работе, а на отдыхе. Мне сам бог велел выпить. Да и вам, в вашем положении, не помешает.
        Виктория хотела лишь пригубить.
        - Нет, нет! Только до конца, - сказал Федор и сразу же налил ей второй стакан.
        - Чувствуете, как легчает? А сейчас выпьете второй, и мы с вами обсудим, как лучше всего добраться до дома. Вино хорошее, «У Валеры» плохого не бывает.
        Федор заставил выпить ее и второй стакан. Тревога, охватившая Викторию, начала рассасываться. Она смотрела на него уже совершенно другими спокойными глазами.
        - И как ты повезешь меня домой?
        - Тенниску свою отдам. Я бы и брюки отдал, да не влезешь ты. А чтобы в отеле не узнали тебя, я предлагаю тебе лицо и тело сажей измазать. Вроде ты негритянка. Потом отмоем тебя. Правда придется ждать часов до двух, пока все не угомонятся. Мне лично торопиться некуда, меня никто не ждет. Так что я думаю, мы совершенно спокойно тут в укромном местечке просидим. Ночи южные темные, нас никто и не увидит. Хочешь, я тебя сейчас сажей вымажу.
        - А другого варианта нет? - спросила Виктория.
        Федор отвел глаза в сторону.
        - Другой вариант ты сама должна мне предложить.
        - Федя, если ты так глупо пошутил, то отдай одежду! Я не могу здесь на камнях.
        - Куда торопишься. Подождем до ночи!
        Черное покрывало вечера опустилось на землю, тысячи светильников далекими звездами зажглись на небе, когда Виктория разрешила разложить себя на теплых камнях.
        - А не так и плохо под звон цикад и плеск волн, предаваться на теплом камне любви, - вставая и отряхивая с бедер прилипшие невидимые песчинки, смущенно заявила она. Федор, отвалив камень от расщелины, отдал ей одежду. Она быстро оделась и сразу почувствовала себя в своей тарелке.
        - Федя, больше никаких соитий на лоне природы, у нас есть цивильная кровать. Хотя, клянусь, готова повторить.
        Федор вздрогнул от такого предложения. Помолчав, сказал:
        - До отеля мы не раньше чем через час доберемся. Мне нравится ход ваших мыслей. Мы - это завсегда готовы.
        На свет появилась недопитая бутылка вина, пластмассовые стаканчики, а через пару минут Виктория сдувала с ложа-камня невидимые песчинки.

«Баба пошла вразнос», - с тревогой подумал Федор.
        Ехала Виктория обратно в отель задумчивая и сосредоточенная. Нежно погладила руку Федору.
        - Все будет хорошо, мой мальчик.
        - Я буду слушаться тетю! - пошутил Федор.
        - Если будешь слушаться, получишь пряник. Ужинать мы будем в номере! В ресторан не пойдем, - шепнула Виктория и остановила машину около супермаркета. Минут через двадцать они вышли нагруженные под завязку пакетами.
        На этот раз Виктория не скрывала Федора, а прошла рядом с ним в лифт. Вечер, давно превратившийся в ночь, потек по накатанной колее. Колея привела их к большой и широкой кровати.
        Вся последующая неделя была похожа на первый день. Федор изображал то персонального водителя, добивающегося благосклонности хозяйки, то нетерпеливого гусара, привезшего домой певичку, то совершенно стеснительного юношу попавшего в руки опытной дамы.
        Фантазия у Виктории разыгралась не на шутку. За эту неделю она прожила не одну, а несколько упоительных по остроте ощущений жизней. Приближался день отъезда. Она решила серьезно поговорить с Федором и обдумывала, как лучше это сделать.

        Глава IV

        Купец сидел в модном ресторане «Два пескаря», в одном из тех, что как грибы за последние годы выросли по побережью Черного моря. Сидел у своего старого знакомого, у Коли Волосатого, за отдельным столиком и наслаждался спокойной музыкой. Зал был полупуст. Рядом гуляла компания из шести человек, три парня и три девицы, выбравшаяся на выходные дни из столицы. Они сидели в выгороженных нишах в последнем ряду. И сидят одельно, и зал виден, и эстрада - вот она. Не бедные гуляли.
        Минут через двадцать в тот же зал вошла пара: молодой парень с ниспадающими до плеч волосами, с красивым, бледным лицом и тридцатипятилетняя, строго, но модно одетая дама. «Только на прическу, наверно, часа два потратила и уйму денег», - подумал Купец. Метрдотель хотел провести вошедших к эстраде, но дама выбрала столик в углу зала, прямо за спиной Купца. Они заказали сытный, но скромный ужин, бутылку вина и тихо переговариваясь, смотрели только друг на друга. Обычная история для этих мест. Парень сидел так, что ему был виден весь зал, а дама, похоже, старалась избежать любопытных взглядов. За весь вечер она ни разу не повернула головы и не оглядела отдыхающую публику. Интересующий ее объект, молодой, красивый, чуточку вальяжный, сидел перед ней. Он не сводила с него влюбленных глаз, и лишь искорка печали время от времени заволакивала ее взор.
        От нечего делать Купец гадал, кто из них кто? Кто где работает? Дама замужем. Высокопоставленная чинуша. Спутник - обычный плейбой. А большая компания за другим столиком, судя по разговорам, держит несколько обменных пунктов при банке. На их стол работает сейчас половина поваров на кухне. Официант только успевает бутылки и блюда подносить.
        Купец усмехнулся. В их возрасте он тоже обладал отменным аппетитом. И подружки у него были ничуть не хуже чем у этих трех парней. Одна, крашенная блондинка с вульгарно толстым золотым браслетом на руке с вкрапленными бриллиантами, напомнила ему его старую знакомую. Он ее тоже возил на юг, на выходные.
        Наметанным, профессиональным взглядом Купец наблюдал за подгулявшей компанией. Собственно из-за нее и сидел он здесь.
        - Вроде твои клиенты! - позвонил ему хозяин ресторана. - Браслет тысяч на триста.
        - Спасибо, Коля. Буду!
        Хозяин ресторана всегда завышал оценку, чтобы потом его доля выглядела весомей. Купец разглядел украшение. С первого взгляда оно смотрелось вульгарным, но если хорошо всмотреться, то русалка обвивавшая руку, не могла быть худосочной, поэтому и браслет казался толстым… Художник соблюл пропорции. На руке девицы из гуляющей кампании было действительно дорогое украшение. Тысяч двести евро стоит в ювелирном магазине в Куршавеле, если не подделка.
        Как знаток, Купец дал бы за браслет тысяч на пятьдесят меньше. Хотя он помнил, что каталожная цена была именно двести тысяч.
        Казалось, старик дремлет, но от его внимательного взгляда ничто не ускользало.
        Вот один из трех сидевших кавалеров, толстяк снял пиджак и повесил его на спинку кресла, а толстый, похожий на себя бумажник, переложил в сумочку своей знакомой, с пояса которой не снимал весь вечер руку.
        - Маша, ты теперь мой ангел хранитель.
        Девица положила в ту же сумочку толстый золотой браслет, постоянно соскальзывающий у нее с руки.
        - Надоел! Все платье в зацепах.
        - На тебя, моя королева, никогда не угодишь!
        - Ну, положим своей благоверной, ты знаешь, как угодить! Мне побрякушку, а ей особняк на Рублевке.
        - Ничего себе побрякушка, пол Мазаратти.
        - А что ж ты со своею, на две недели в Куршавель, а со мной на два дня сюда. В нашу дыру?
        - Дыра! - возмутился толстяк - Эта дыра завтра будет мировым курортом.
        - Вот когда будет, тогда и привозил бы.
        Купец подумал о том, что к тому времени толстяк забудет капризную спутницу, и приедет сюда с другой молодой, длинноногой. Значит, девиц не здесь сняли, а с собой привезли. А молоденькая спутница толстяка в поездку нацепила на себя все доставшиеся ей за постельные труды драгоценности. Негде больше ими блеснуть. Круг не тот. Вот и злится. Недовольна постельным статусом и хотя богатыми, но достаточно редкими выемками из лопатника дружка. Компания уже достаточно разогрелась.
        И тут же другим краем глаза Купец увидел, как парень, которого он окрестил Красавчиком, пришедший с представительной дамой, застыл с вилкой в руке, узрев толстый бумажник. Узрел, но тут же взял себя в руки, продолжая, спокойно есть. Минут через десять Красавчик встал, медленно прошелся впритирку с компанией, на сотую долю секунды задержался и, резко ускорив шаг, направился в сторону туалета. Купец видел, как в широкий карман его хлопчатобумажных брюк что-то опустилось. На обратном пути парень вновь задержался около компании веселящихся молодых людей, попросил прикурить, а затем спокойно сел на место.
        Ясновидцем Купец не был, но понял, что делать ему здесь больше нечего. Его самым примитивным образом опередили. Ловок, Красавчик! Обошел на повороте. Но почему, если сделал дело, они с дамой не уходят?
        Вечер для старика приобрел профессиональный интерес. Он решил досидеть до конца, досмотреть квалификацию ловкача. Взял один кошелек или еще и браслет? Скоро ли всполошится компания? Если Красавчик не торопится уйти со своей дамой, значит, ничего не боится. Значит, освободился от содержимого кошелька где-нибудь в укромном месте, заодно припрятал браслет. Завтра, вернется и заберет. Вот единственное верное объяснение. Или у него есть сообщник в зале? В туалете отдал? И ценности уже далеко! Вряд ли. Все работники в зале люди проверенные, близкая и дальняя родня хозяина ресторана. На эту добычу, на эту стаю жирных гусей его сам хозяин и нацелил, а этот Красавчик, залетный орел спикировал раньше…
        Официант без устали сновал вокруг говорливой и жизнерадостной компании. Прошло час времени, прежде чем наступила развязка.
        Компания захотела сменить ресторан, продолжить кутить в другом месте. Позвали официанта. Он принес на блюдечке счет. Купец тихо подремывал в своем кресле, наслаждаясь тихой музыкой. Он знал, сейчас грянет гром, если хватятся бумажника и браслета. Их не должно быть в дамской сумочке длинноногой девицы. Сам Купец эту же операцию проделал бы в дверях, нечаянно коснувшись руки длинноногой. Она даже не почувствовала бы исчезновения браслета. И подозрение не пало бы на ресторан. Мало ли где утеряли его, может в такси, а может в кустах. Хозяин ресторана крутил в таких случаях видеопленку посетителям. Смотрите, вот вы выходите с часами, с браслетом, с дамами, в пальто, какие претензии? Пленка действовала отрезвляюще. Конь на пленке был в пальто. Перед хозяином ресторана извинялись.
        Но сейчас ситуация была в корне иной. Пропажа кошелька должна обнаружиться не за пределами ресторана, а внутри него.
        Однако толстяк, владелец бумажника-карася полез за ним в сумочку к подружке, и к немалому удивлению Купца достал его оттуда страшно похудевшим. Он внимательнейшим образом оглядел все отделения. Они были пусты. Толстяк даже потряс этим дистрофиком.
        - Ты из него не брала? - спросил он подружку.
        - Нет!
        - Куда-то деньги подевались! Восемь тысяч…
        А девицу волновал только собственный браслет. Он пропал. В сумочке его не оказалось. Заглянули под стол. Толстяк вывернул все карманы в легком летнем пиджаке. Бледный официант позвал охранника.
        - Ищите, или мы на уши поставим ваш город.
        - А может ментов вызвать?
        - У тебя с головой как?
        - Я застрелюсь, если браслет не найдется!
        Вместо милиции перед московской компанией предстал хозяин ресторана, жгучий брюнет с клешнеобразными волосатыми руками. Он извинился перед гостями и стал уверять, что у него, у Коли Волосатого, никогда ничего подобного не случалось. Не надо милицию вызывать.
        - Зачем мент, когда ты уважаемый клиент. Сиди отдыхай. Будем искать!
        Гости, особенно дамская половина вовсю возмущались.
        - Тащиться в такую даль, чтобы тебя обворовали.
        - Да я за те же деньги в любом массажном кабинете в десять раз лучше бы загорела.
        - Весь вечер на сегодня испохабили.
        - Обижаешь, дорогая, - стал увещевать их хозяин ресторана, - ми тэбе вечер не портил!
        Толстяк же, хозяин кошелька, не на шутку разбушевался. Он заявил директору ресторана и охраннику, что к ним подходил только официант и вот этот молодой человек, что со старой калошей за соседним столиком сидит. Он попросил у них прикурить. А больше никого рядом не было.
        Все это было сказано громко, вызывающе, с неподдельным раздражением. Непонятно только было, называется ли соседний столик в качестве свидетеля или в качестве подозреваемой стороны.
        Реплика брошенная в сторону столика с воркующей парой была слишком оскорбительна, чтобы ее проигнорировать. Дама, пришедшая с Красавчиком поняла, любопытных взглядов не миновать. Поэтому она резко встала из-за стола и, невзирая на успокаивающий жест хозяина ресторана, вытащила из кошелька пятьсот долларов, а затем бросила их на стол.
        - Хватит или еще добавить? - нервно спросила она.
        - Вай! Ты столько не кушала! - ответил он ей, а сам внимательно разглядывал спутника дамы, невозмутимого молодого человека.
        Пострадавшие молодые ребята из подгулявшей компании съели бы пропажу, никуда не делись, не последние деньги у них были, раз такими подарками привыкли разбрасываться, если бы девица, у которой пропал браслет, на этот раз не предложила обыскать даму и ее спутника.
        - О, мой браслет! У них надо посмотреть!
        Ее предложение переходило все границы приличий. Скандал, который можно было незаметно потушить, разгорался. Уже все посетители ресторана, привлеченные шумным инцидентом, с любопытством обернули головы в эту сторону зала. На всякий случай они проверили собственные карманы.
        Спутница Красавчика гневно вскричала:
        - Что вы себе позволяете? Да вы знаете кто я?
        И осеклась!
        - Знаем, кто ты! - ответила ей девица. - Ты нимфоманка.
        За даму вступился хозяин ресторана. Он всеми силами старался потушись разгорающийся огонь пожара, а сам мысленно удивлялся, когда же Купец успел очистить карманы гостей. Он и в мыслях не допускал, что это может быть кто-то другой.
        - Ты что гавариш, разве не видно, она не наркоманка? - вежливо, но напористо одернул он зарвавшуюся девицу.
        А Красавчик держался молодцом. Он заслонил собою красную от гнева спутницу и спокойным голосом сказал, что раз такое дело, то пусть все разденутся догола за их двумя столами. И пусть ищут не в своих карманах, а поищут в карманах своих друзей. Стащив через голову просторную тенниску, Красавчик обнажил бесподобно рельефную грудь.
        - Нам скрывать нечего.
        Затем вытащил из заднего кармана пачку сигарет, положил ее на стол рядом со своим бумажником и предложил компании:
        - А теперь кто-нибудь из вас раздевайтесь. По очереди!
        Его спутница настойчиво тянула Красавчика за руку.
        - Уйдем Федя! Мой хороший! Ты разве не видишь, это объевшиеся хамы!
        И тут случилось чудо. Один из двух других парней из разгульной компании вытащил из собственного кармана тот самый пропавший браслет. Две другие спутницы ополоумевшей от горя девицы, владелицы пропавшего украшения, мгновенно напали на него.
        - Что за розыгрыши, Витек?
        - Опять за старые шутки!
        - Ты еще помидор подложи!
        - Я сам не знаю, откуда он появился у меня в кармане, - озадаченно рассматривая браслет, заявил Витек. Длинноногая мгновенно выхватила у него из рук вновь обретенный браслет и проворно одела на руку. До всего остального ей не было дела.
        Лишь толстяк продолжал трясти собственные карманы. Он пьяно соображал, раз нашелся браслет, то должны найтись и его деньги. А не найдутся, инее надо. В казино он десять раз больше выбрасывал. В компании нашлось еще два толстых бумажника, которые были предложены в качестве расчетного центра. Молодые люди напрочь забыли про соседнюю пару, - Красавчика и тянущую его за руку даму. Дама подобрала тенниску и легонько подтолкнула Красавчика к выходу. А он впервые за весь вечер вспылил.
        - Пусть жлобы за свои слова отвечают!
        Его пятерня осьминогом оплела физиономию толстяка, и сделала с нею то же, что делает на соревнованиях метатель ядра с чугунным ядром. Толстяк не удержался на ногах и улетел на руки дам. Две, рассчитывающиеся с официантом, особи мужского пола, увидев поверженного приятеля, кинулись на обидчика.
        Казалось, силы были неравные. Компания, уговорившая за вечер батарею вин и коньяков, должна была в своей ярости снести питуха единственного бокала сухого вина, этого Красавчика. Между тем победа досталась сухому вину, для ног оно устойчивей оказалось.
        Тем же тычком растопыренной ладони в сквернословящий пятак Красавчик поверг обоих защитников толстяка под ноги визжащих девиц. Триумф был полный.
        Охрана, официанты, директор ресторана китайской стеной отгородили разъяренную компанию от Красавчика. Дама тянула своего отважного спутника к выходу. Он особо не сопротивлялся, но время от времени у тех столиков, где сидели интересные женщины, оборачивался назад и принимал угрожающие позы. Красиво смотрелся Красавчик, разъяренный атлант с мощной грудью.
        - Если вернусь, под стол залезете, брокеры, со скоростью рокеров! - рыкал он аки разъяренный лев.
        - Вернись! Вернись!
        - Мы тебя в бараний рог скрутим и в сумку твоей старой кенгуру засунем.
        Плотно сжав бледные губы, спутница лишь на секунды межевала их.
        - Пойдем, милый. Ты и так слишком много для меня сделал.
        Купец еще минут десять наблюдал за богатой компанией. Они никак не могли разобраться, что это было, то ли их собственный дружеский розыгрыш, то ли действительно из бумажника пропали деньги. Витек, у которого нашелся в кармане злополучный браслет, спросил потерпевшего толстяка:
        - Сколько денег не хватает?
        - Восемь тысяч евро.
        - Всего? Да ладно, за неделю отобьешь, - посочувствовал он.
        - А я бы этому Красавчику врезал! - сказал третий.
        - Может, поищем его?
        Девчата рассмеялись.
        - Его вам, ребята, из кровати этой старой кошелки придется вытаскивать!
        - Да…а! Он теперь в нее таким героем ляжет!
        - А красиво он один троих сделал!
        - Нет, ты видала, грудь какая?
        - Больше, чем у Лёньки живот!
        А Лёнька, так звали толстяка, последний раз спросил:
        - Куда мои деньги подевались? - и подозрительно оглядел свою спутницу, а затем перевел взгляд на двух других девиц. Те подняли возмущенный лай.
        - Лёнь, не греши на нас.
        - Вечно ты их суешь, куда ни попадя.
        - Не первый раз с тобой.
        - Но я же хорошо помню, куда…
        И лишь Купец знал, где деньги. Не зря Красавчик ходил в туалет. В туалете он выпотрошил бумажник, а на обратном пути уже пустой сунул в дамскую сумочку. Но вот когда он с браслетом провернул отвлекающий маневр, этого Купец не заметил. Когда он его Витьку в карман сунул? Ловок проходимец, мысленно похвалил его Купец. Нахален, но не нагл, смел, но не до безрассудства. Правда, один изъян есть, немного на публику работает, но это по молодости. Ишь, один на троих попёр.
        Заезжая компания, наконец, рассчиталась и ушла. Встал и Купец, он положил расчетные деньги в карту меню, там же оставил чаевые официанту и медленно направился в туалет. Первый раз он двинулся туда, по следу Красавчика.
        Просматриваемый видеокамерами в обе стороны коридор. Тут при всем желании нигде ничего не спрячешь. Купец вошел в туалет. Прячут обычно в бачке, в одной из кабинок. С какой начать?
        Начал с крайней. Запер дверь и потрогал крышку бачка. Она просто так не поднималась. Пришлось отвинчивать белую шарообразную ручку. Когда ручка оказалась у него в руках, Купец поднял крышку и заглянул внутрь бачка. Пусто.
        Разочарованно он окинул взглядом пространство вокруг себя. Больше прятать негде. Значит надо просмотреть остальные бачки. Скотчем, должно быть, к крышке бачка прилеплено. Купец закрыл дверь кабинки и увидел глазок камеры видео наблюдения. Он мысленно усмехнулся. Жаль, раньше камеры в туалете не было. Теперь больше одной кабинки, не вызывая подозрений, за один раз не проверишь.
        Купец взял костыль и решил ополоснуть руки в небольшом тамбуре. Взгляд его упал на кадку с чахлой пальмой. Он усмехнулся. Вот трафарет стадного действия и мышления, а лучше сказать старческий маразм. Сразу понесло к бачкам. Ищи, старый чудак, здесь. Купец глянул на потолок. Зрачка камеры в предбаннике не увидел. Не спеша он зарылся руками в цветной гранитный щебень, которым была присыпана земля.
        Довольная улыбка озарила его лицо. Есть. Купец самодовольно хмыкнул, доставая чужую захоронку, упругую резиновую упаковку. В презерватив стервец запрятал. Купец брезгливо вывернул наизнанку резинотехническое изделие, деньги переложил в свой собственный бумажник, а на место денег сунул две аккуратно свернутые бумажные салфетки. Разровнять гранитный щебень не составило долгого труда.
        Через минуту Купец выходил из ресторана. Но перед этим он перебросился парой слов с хозяином ресторана Колей Волосатым и попросил прислать к нему наглого Красавчика.
        - Я его первый раз вижу, Купэц, дорогой. Может, он не придет болшэ ныкогда. Заходы сам в любое врэмя! И по дэлу и без дэла.
        - Я зайду обязательно, - ответил любезностью на любезность Купец, - только это будет не известно когда, а вот этот орел обязательно появится у тебя на этой неделе.
        - Ты думаешь, это он москвичей почистил? - с откровенным любопытством спросил хозяин ресторана, - а то я дорогой, хотэл официанта выгонят. И тэбе он помешал, через дорогу перешел, прямо под носом? Когда успел? Змея подколодный! Такой браслет, как у Киркоров!
        Купец его одернул.
        - Сколько раз я тебе говорил Коля, чтобы ты про меня вообще нигде не упоминал. Не обижайся. Ты пришли его, у меня дело к нему есть! Твой случай здесь ни при чем.
        - Ладно, прышлю!
        Хозяин сам вышел проводить старика, а когда тот, поймав такси уехал, срочно созвал свою команду. Он не поверил ни одному слову Купца. Разговор со своими работниками пошел на повышенных тонах. После закрытия ресторана охрана и официанты осмотрели каждый угол в зале, на пути в туалет, в самом туалете. Под гранитным гравием в кадке нашли массу окурков и презерватив с двумя салфетками, два использованных шприца. Просмотрели все бачки. Ресторан был чист. Нигде никакой захоронки.
        Директор ресторана украсил ответвления своего генеалогического древа в виде дальней и ближней родни работавшей у него высокохудожественными завитушечными словами. Досталось больше всех охраннику.
        - Этот старик, больше вас всех увидел. Что ты сидишь, чмо, целый день перед телевизором, - так он называл монитор видеоаппаратуры, - задницу не хочешь от места оторвать. Иди жди теперь этого Красавчика. Скоро придет за денгами.
        - А ты откуда, хозяин, знаешь? - подобострастно спросил официант обслуживавший столик.
        - Старик наводку дал.
        Охранник зять, топтавшийся тут де рядом, вновь проявил излишнюю осведомленность.
        - Молодой, сволочь, Купцу дорогу перешел! Сам не взял браслет и ему не дал? Дорогой был браслет, очень дорогой.
        Хозяин ресторана, прикинув какой куш прошел мимо его рук, и мимо рук осторожного Купца, взревел на родственника:
        - Сколько нахлебников держу… Охраняешь… Кого ты охраняешь? Он свою жену охранять не может, он мой ресторан охраняет. Откуда такой тупой зять на мой голову? Завтра возьмешь поднос и будешь крючком перед клиентом стоять, а не мои деньги считать. А этому Красавчику я устрою такую почетную встречу. Он плакать будет крокодила слезами. Ведро наплакает. А ты, дорогой зять не путайся под ногами.
        Зять обиделся.
        - Что ты на меня кричишь? Кричи на свою дочку! А если не нравится, я могу так хлопнуть дверью, штукатурка отвалится, а потом потолок упадет.
        Хозяин ресторана сдал назад.
        - Ладно! Ладно! Что ты как кипяток горячий! Иди в постель к жене, остынь немного. Завтра поговорим.

        Глава V

        Это был последний вечер Федора с Викторией из той недели, что она была на отдыхе, когда случилась эта памятная история с браслетом. Утром она уезжала, а накануне, вечером Федор пригласил ее посидеть в небольшом уютном ресторанчике с кавказской кухней.
        Веселая компания московских менял испортила прощальный ужин. Разъяренная, с плотно сжатыми губами, Виктория тащила Федора на улицу.
        - Пойдем отсюда, мне скандала не нужно!
        - Но эти хамы…
        Виктория была непреклонна.
        - Пойдем! Я боюсь, что это умело подстроенная провокация. Забрать тебя и меня в милицию. Составить протокол. А потом полоскать белье…
        Быстро вышли из ресторана. Она утащила Федора в боковую улицу, а затем по тропинке на какой-то пустырь.
        - Ты, молодец. Не испугался их троих. Уверяю тебя, если бы мы остались еще на пять минут, приехала бы милиция. А дальше я не представляю, что было бы. Мне ни в какие газеты попадать нельзя: ни в желтые, ни в левые, ни в правые.
        Руки у Виктории тряслись, когда она закурила. Федор прижал ее к себе и погладил по горячей спине.
        - Зря ты столько денег выбросила. Я в две с половиной сотни баксов собирался уложиться. Икру мы не брали, одни их фирменные блюда, да еще бутылку вина. Вино, кстати местное, но, по-моему хорошее. Ты голодна?
        - Нет!
        Медленно они пересекли пустырь и вышли на утонувшую в тени деревьев улицу. Шли тесно прижавшись друг к другу. Со стороны - влюбленная парочка. Они ею и были. Виктория немного успокоилась и говорила уже другим, ровным, извиняющимся голосом.
        - Я каждый день чего-то такого ждала. Горничная два раза в дверь звонила. Один раз ты спал, а второй - телевизор смотрел. Думала, до двери не дойду. А она приходила убираться. Попросила ее через час зайти.
        - Поехали ко мне! - заявил Федор. - Правда, насчет воды не знаю что там, а так все есть. Чистые простыни, два кресла. Небольшой телевизор, если захочешь что посмотреть. Поскрипим на кровати. Я уже соскучился по тебе. А утром я тебя отвезу в отель. А там, на такси и на самолет.
        Виктория нежно обняла его за шею и страстно зашептала:
        - Ой, Федя! Как гора с плеч! А то не дай бог, в последний день, что случится. Не прощу себе! Поехали скорее. Я изнемогаю, так хочу тебя. У меня нервный стресс должен закончиться взрывом.
        Федор засмеялся.
        - Могла бы об этом и на пустыре сказать. Мы бы что-нибудь придумали. На пустыре у нас с тобой еще не было. И вообще если неуютно в своем номере чувствовала, давно бы сказала.
        А Виктория запоздало казнила себя:
        - Номер тебе рядом надо было снять! Я сейчас только об этом догадалась.
        Минут через десять они поймали частника. Федор назвал улицу. Через пол часа были на месте. Блочная пятиэтажка хрущевского типа встретила их замирающей жизнью. Во многих окнах уже не горел свет. Виктория обвела прилегающую территорию взглядом.
        - Ничего, чистенько! Цветы кругом. Я думала, будет хуже!
        Федор пропустил ее вперед.
        - Нам на третий этаж.
        Поднялись пешком. Виктория первой ступила в квартиру и удивилась. Ее встретила стерильная чистота. Аккуратно заправленная широкая кровать. Пол видимо был недавно вымыт. Она заглянула на кухню. За стеклом в небольшом шкафчике стоял минимум необходимой посуды.
        - Хозяйка, видно, убиралась днем, - сказал Федор, - мы с ней договорились, что раз в два дня она будет заходить. И ей спокойнее, и мне. Она неплохая старушка. Чистенькая.
        - Вижу! - сказала Виктория и разулась у порога. - Как в больнице.
        - И воду дали! - обрадовался Федор, пройдя на кухню. - Живем! Вика! Хочешь, душ прими, пока я в магазин сбегаю. Тут есть круглосуточный. Я скоро.
        Хлопнув дверью, Федор скрылся, а Виктория стала оглядываться. Нигде не было бросовой вещи. Глазу не на чем было зацепиться. А где же его вещи? - удивилась Виктория. После вселения к ней в номер обычно нельзя было зайти. Начинались долгие примерки перед посещением обычного газетного киоска. Выбрасывалась из чемодана вся одежда.
        Виктория заглянула в коридоре во встроенный шкаф. Оправдывая себя, она назвала это не тайным обыском, а чисто женским любопытством. Внизу стоял чемодан и пара белых дорогих полуботинок. Под целлофановым чехлом висел персикового цвета добротный летний костюм. Она удивилась.
        А он в чем всю неделю ходил? Вспомнила его хлопчатобумажные брюки и легкую тенниску. Да если бы он прошелся с нею рядом в этом костюме или вошел в ресторан, посетители зарыдали бы от восторга при виде такой как они пары.
        Виктория собралась закрыть дверь шкафа, но смутные сомнения испытанные ею еще в первый день знакомства с Федором, помимо ее воли уже водили ее руками. В костюме ничего не было, пустые карманы. А вот в чемодане. В чемодане в книжке со стихами Блока она нашла фотографию двадцатитрехлетней девушки. Если бы Федор в первый день не рассказал об их поразительной схожести с этой красавицей, то она подумала бы, что это ее собственная фотография сделанная десять лет назад. Одно сходство было, взгляд у обеих был строгий, престрогий.
        Виктория поднесла фотографию к губам и, повинуясь внезапному порыву благодарности к незнакомке, поцеловала ее лик.
        - За тебя, красавица, я расплатилась сполна! Он прелесть родниковая, чистая, не целованная! Прости!
        Ей захотелось, чтобы в этот момент оказался рядом Федор. Она бы на него херувимчика, как на стеклышко нежно дышала, и языком слизывала каждую пылинку. Желание оказаться в его объятиях залило Викторию с ног до головы. И в этот момент, когда она собралась закрыть чемодан, где кроме носков и белья больше ничего не было, в книге самопроизвольно открылась еще одна закладка. Там лежал железнодорожный билет, выписанный на имя Федора Боровикова.
        Машинально Виктория глянула на станцию отправления и на дату. Станция была та, о которой он говорил, захолустная станция …энской области, а вот дата на билете…. Он лгал ей в утро их встречи, когда говорил, что приехал вчера. Приехал он в этот город месяц с лишним назад. Она положила книгу на место и закрыла чемодан.
        Как это понимать? Неужели через его руки пять или шесть женщин? А она седьмая? И всем он рассказывает одну и ту же историю! А она глупая совершенно потеряла голову, как сучонка побежала за ним на другой край города. А здесь, до нее было еще семь, восемь развратных дам. Он скоро начнет ее раздевать и сравнивать с теми, другими. И когда она уедет, то тут будут и десятая, и одиннадцатая.
        А как красиво говорил, что она единственная и неповторимая, какими глазами на нее смотрел, как нежно ласкал. И все это ложь! Ложь! Ложь! Виктория села на кровать и решила дождаться Федора, прежде чем уйти. А у нее насчет него были такие планы! Она хотела сообщить ему их сегодняшней ночью.
        Уйти сразу или подождать и потребовать объяснения. Голова у нее закружилась. Он мне не муж. Я даже с мужа не требую объяснений. Какое я право имею с него требовать. Мало ли что я хотела ему сегодня предложить. Он об этом ни словом, ни духом, ни ухом, ни брюхом.
        Щелкнул замок и на пороге появился Федор. Лицо его блаженно улыбалось. В его руках Виктория увидела два наполненных доверху пакета.
        - Будем гулять до утра! Я взял бутылку коньяка, два шампанского и всякой закуски. Икра правда не черная, а красная. Ты как насчет красной?
        Обычно в номере у Виктории начинались кувырки, после того как она возвращалась из буфета. Он ее доносил до кровати и начинал раздевать, будто они не виделись год и два месяца. Отдаваясь ему, она восклицала, что по такому случаю готова через каждый час снова спускаться в буфет.
        Ненасытными были оба. Федор думал, что и сейчас она его встретит подобным образом. Ритуал отработан. Он или она прямо с порога начинали раздевать друг друга. Но Виктория задумчиво курила. Федор догадался, что эта недоверчивая, эта мнительная женщина проверила его карманы, заглянула под кровать, в чемодан, во все углы и что-то нашла. Что ее может беспокоить? Раскладывая на кухне продукты, Федор вспомнил. Он еще в первый день встречи с нею подумал, что надо бы выбросить билет, он ведь ей сказал, что приехал только вчера. Билет увидала и подумала, что он сюда баб косяками таскал. Или за ресторан надулась? Догадалась! Правильно говорят, ни на минуту женщин нельзя одних оставлять.
        Федор сделал вид, что не замечает скверного настроения гостьи, и стал выставлять на стол тарелки и фужеры.
        - Ты мне поможешь?
        - Помогу! - ответила Виктория. Она в корне поменяла свои планы. Никакого предложения, как задумывалось ранее, а всего лишь у них будет прощальная, незабываемая ночь.
        Когда общими усилиями стол был накрыт, и рюмки с коньяком должны были созвониться, Федор задержал ее руку.
        - Подожди!
        Он сходил в прихожую, достал из чемодана книгу Блока и положил ее на стол.
        - Уверяю, Викуша, ты никогда не угадаешь, за кого я предложу поднять эту божественную влагу в хрустальном бокале. Пусть теснит мое сердце грусть, но в стесненном сердце замирает радость. Я хочу выпить бокал этого жидкого огня, за ту, которая была для меня несбыточной мечтой, а стала светлой и прекрасной явью. Любовь моя! Кипит моя душа, и кровь кипит. Ты, Вика, стала для меня, и солнце жгучее, и уголь антрацит. Я пью за вас двоих божественный напиток, два золотых бруска, я переплавил в новый слиток. За тебя, Викуша.
        Федор торжественно раскрыл книгу и положил перед Викторией фотографию девицы, в которой с большой натяжкой можно было увидеть ночную гостью.
        - Это она? - спросила Виктория.
        - Она!
        Женщины, есть женщины. Пока своего не получит не успокоится. Виктория пригубила бокал с коньяком и стала перелистывать книгу стихов Блока. Якобы, невзначай, она наткнулась на железнодорожный билет и стала его между делом изучать. Затем быстро спросила:
        - Федя, помнишь, ты мне говорил, что ты в тот же день приехал, что и я, а билет за прошлый месяц. Значит, ты мне солгал?
        Федор возвел руки к небу.
        - Я так и знал, что у тебя только одно на уме! Ты уже столько раз пытала меня на эту тему… Да, я приехал раньше, но уверяю тебя, ни одна женщина, кроме, старушки хозяйки, не переступала порог этой квартиры. Тебе, не к кому меня ревновать. Я расскажу сейчас, а ты мне не поверишь. И вообще, почему я должен перед тобой оправдываться?
        Федор сделал вид, что хочет обидеться.
        Виктория его остановила.
        - Если сможешь правдоподобно оправдаться, то уверяю тебя, не пожалеешь.
        Чего скрывать, за недельные труды, за то, что он доказывал ей, что она единственный свет в его окошке, Федор ожидал тяжеловесного презента.
        - Хорошо, я покажу, чем занимался весь этот месяц, только ты отвернись.
        Виктория отвернулась. А Федор вышел в холл, сбросил с себя дешевый, китайский хлопок, и облачился в персиковый костюм, в белые туфли из мягкой кожи, в сорочку в пышным жабо, на голове появилась белая шляпа, а в руках гнутая трость.
        Концом трости он осторожно постучал в полуоткрытую дверь, ведущую в единственную комнату, и нарисовался на ее пороге.
        - Смею ли обеспокоить? Виктория Петровна, здесь собирается почивать?
        Перед Викторией стоял высокий, стройный, молодой мужчина, с чистым лицом и пронзительными глазами. Денди! Джентльмен. Мачо! Все три сравнения легким облачком отразились на ее челе.
        - Собиралась! А сейчас в раздумье!
        Федор стоял в проеме двери.
        - Ваш покорный слуга весь этот месяц до встречи с вами, одевался подобным образом и как форменный идиот, как павлин в гордом одиночестве фланировал по городу. Вы можете достопочтенная Виктория Петровна этому поверить?
        Виктория улыбнулась.
        - С трудом. Но объясни мне Федор, зачем?
        Федор перекинул трость на руку и сказал.
        - Эти ежедневные прогулки не поддаются никакому объяснению. Это клиника. Спросите, что полегче.
        - Спрашиваю, Федя! Ты так ни с одной женщиной и не познакомился?
        Федор отрицательно покачал головой.
        - Были поползновения со стороны слабого пола, но мне некогда было. Я спешил в ремонтную мастерскую забирать Альфа-Ромео! Поэтому вынужден был отклонить несколько заманчивых предложений посетить элитный бар или дорогой ресторан. Сами понимаете, Альфа-Ромео скоростная машина, а если я еще буду под шафе… Дамы входили в мое положение и очень сожалели. Я вежливо откланивался. Ах, вы бы видели, как красиво я их покидал и гордо нес голову. Виктория Петровна, что до встречи с вами, на женщин я смотрел свысока!
        А в тот день, когда я встретился с тобой, я переоделся. Знала бы ты, как после месяца этого идиотизма я хотел женщину. Я тебя видел нагой, у меня мурашки на теле высыпали. А если еще представить, что ты была похожа на нее, - Федор показал на фотографию, - твоя участь была решена. Так что можешь ревновать меня к себе самой, но не к тем продавщицам из дорогих бутиков, в которые я, владелец Альфа-Ромео, входил. И мой бумажник не соответствовал придуманному мной образу. Имидж, как сейчас говорят, боялся уронить. Девки сами падали мне в руки, только моя машина была в ремонте. Я вежливо прощался разочаровывая девиц.
        - Вот теперь я верю тебе! - смеясь, сказала Виктория. Они выпили. Лад и мир установившийся у любовников придает совершенно иное очарование ночи. Ночь истекает дурманящими запахами олеандра. Под окном молчаливыми стражами стоят зеленые кипарисы. Завистница луна льет на льнущие друг к другу тела влюбленных свой далекий, холодный свет.
        - Скажи, негодник, что я самая красивая женщина на свете. - просит Виктория. В лунном свете Федор раздевает свою гостью и заливается соловьем.
        - Хмельней твоей красы не пил я зелья. Что женщины земли, когда твоя нога попрала шар земной. Ты видишь эти линии? Божественный изгиб, нежнейшее творенье. Нога царицы! Белый мрамор! Уста твои - сладчайший мед. Какая сладость, Вика, ты! А грудь твоя, мне кажется, сейчас забрызжет соком. О, женщина, любимая моя. У ног твоих я. Раб я твой! И паж. Исполню я любое приказанье. Ты только молви слово. О, милая! Позволь, мне называть тебя сладчайшей.
        - Говори, еще говори. Не переставая, говори.
        Федор отнес ее на кровать.
        - Когда мои уста, к твоим устам прильнут, я перестану говорить. Тогда любимая, ты вслушайся, в стук сердца моего. Оно стучится в потайную дверь, что ты со страхом в первый день открыла. В кладовой мнительного сердца твоего, несметные богатства я нашел. Любимая, вот нежный поцелуй. Вот локон золотистый. А вот двух белых лебедей-грудей, два пурпурных глазка, два зернышка граната. Неповторимый миг, благоговейный шепот, щекочущий, пьянящий запах - это ты, любовь моя. Ты, словно пойманная дичь, то рвешься с силой из тенет, то сил лишившись на руке моей забвенья ищешь. Любимая…
        Виктория застонала.
        - О, мой сладкоречивый! Неужели это последняя наша ночь?
        Виктория готова была его слушать и днем и ночью. Повторялась как мир старая истина: женщина любит ушами. Федору не жалко было почесать языком, тем более что у него был дежурный запас ласковых слов. Любовная игра со зрелой женщиной доставляла ему самому несказанное удовольствие.
        Но, в отличие от Виктории, проваливаясь в сладчайшую дрему любви и неги, он просыпался с холодным рассудком. Терять голову Федор не собирался. Он лишь чуть-чуть подыгрывал ей, вернее, угадывал ее сокровенные желания и исполнял их. Хочет Виктория, чтобы он был чистым, непорочным, влюбленным только в нее одну? Он таким и будет. За все время знакомства, Федор даже искоса не посмотрел ни на одну встречную женщину или девушку. А сколько было их, молодых и красивых, достойных внимания и восхищения.
        Он знал, по какому сценарию дальше потечет их ночь. Как всегда, она начнет перебирать ему кудри и расспрашивать.
        - Феденька! Ты о себе ничего не рассказываешь.
        - А что рассказывать?
        - Как ты жил, где работал?
        Федор медленно, сквозь сон, роняет редкие слова. Все слова у него в цвет. Пока никто не обижался.
        - Где работал, там и жил. На стройке жил. Дом мы строили одному бизнесмену. Особняк.
        - А почему ушел?
        - Жена бизнесмена часто стала приезжать, командовать. А он, жену ко мне приревновал. Взял и за три месяца вперед мне выплатил, вроде как пособие. Уволил. Чего мне было оставаться.
        - А жена?
        - Что жена?
        - Очень расстроилась?
        - Нет, не очень! Но ребята сказали, перестала после приезжать.
        Виктория начинает Федора тормошить и окончательно будит.
        - У тебя с нею что-нибудь было?
        - С кем?
        - Ну, с женой этого бизнесмена?
        - Нет! У меня с нею ничего не было, это у нее со мною было.
        Федор обнимает покрепче Викторию и кладет голову на ее пухлую, белую руку. Его нос начинает щекотать мускус женского терпкого пота. Он будит в нем желание. Проснувшийся самец старается поладить с податливым и сладким телом, но его отталкивают. Женская логика никак не может справиться с предложенной дилеммой.
        - Как у тебя ничего с нею не было, а у нее с тобою было? Объясни! - спрашивает Виктория. Федор пробует взять ее силой. Сопя и возбуждаясь все больше, он отвечает:
        - Она, дура, в бинокль смотрела со второго этажа, а муж ее застукал. У них вспыхнула гражданская война, а я крайним оказался.
        Виктория слабеет в его руках.
        - А она тебе была безразлична?
        Вожделение, нежность, животная страсть, все вместе двигают языком Федора. Ему кажется, что он не лукавит.
        - Только ты одна, ясноликая, луною светишь мне на небосводе. Одну тебя хочу я пить и целовать. И сладкую твою печать готов я утром, днем и ночью, по взмаху первому ресниц срывать, срывать, срывать!
        Женщина не крепость. Осыпь ее любовными стрелами, и она сама сдастся.
        Виктория провела упоительную неделю. И сегодняшняя ночь, их последняя ночь упоительна. Федор сладкоречив и нежен. Он любуется в лунном свете ее роскошным телом.
        - Вика, ты божественна! Шампанского хочешь, сладкая?
        - Не хочу! Я хочу с тобой серьезно поговорить.
        За окном брезжит утренний свет разгоняя по углам комнаты остатки тьмы. Федор слушает краем уха. Что ему может сказать эта красивая дама, к которой он привык за последнюю неделю? Ничего нового. Федор сквозьполудрему слушает.
        - Федя, ты меня обманул.
        Федор вскидывает голову с подушки. Виктория укладывает его обратно.
        - Не перебивай, пожалуйста. Ты приехал на месяц раньше, а не в тот день, когда мы встретились с тобой. И хотя я сделала вид, что поверила тебе, но это не так. Ты живешь за счет женщин. Мне неприятно это говорить, но твое природное спокойствие я приняла за стеснительность и юношескую чистоту. И обманулась.
        - Разве нам плохо, было? - сквозь сон спрашивает Федор. Он не стал ее разубеждать. К чему? Она сама наглядный пример собственных утверждений. Федору спать хочется.
        - Разговор не об этом, - гнет свою линию Виктория, - разговор о другом. Пойми, ты поставил перед собой низкую жизненную планку. У тебя нет достойной человека-личности цели. Заработать на нас, на женщинах, торгуя своим телом, занятие недостойное настоящего мужчины. Ты мужчина-куртизанка.
        - Я хоть раз о деньгах упомянул? - спокойно спросил Федор, приоткрывая глаза.
        - Не просил, но жил за мой счет.
        Ее слова начали пронимать Федора. Она, Виктория, была права. Но чья бы корова мычала…
        - А ты живешь, за счет своего мужа, и везешь ему в подарок огромнейшие рога. Я ведь тебе ни слова упрека никогда не сказал. И не я вышел в то утро на охоту, а ты. Прости мы квиты, я спать очень хочу.
        Она снова начала говорить. Федор обнял ее одной рукой, а второй надвинул себе на голову подушку. Тщетно. Слова ее жгли.
        - Долг перед собою… Надо сделать не только тело, но душу и ум… Профессия должна быть достойная…. Образование… получить…. Жизнь пройдет, с чем останешься?.. А вдруг в один день муж чей-нибудь тебя покалечит?.. Федя!.. Ты хоть слышишь, что я говорю?
        Он поднял голову. Обрывки фраз занозили его мятущуюся чувствительную душу. Житейский панцирь еще не совсем окостенел. Федор прижался к ее телу.
        - Я сам все время мучаюсь, а ты мне соль на рану сыплешь. Да, ты мне как женщина нравишься. Я всю жизнь мечтал о такой. И никого у меня здесь не было до тебя. Никого я в эту квартиру не приводил, ты одна мне свет и отрада. Ты первая переступила порог. Можешь не верить или смеяться.
        У Федора мелькнула шальная мысль, что Виктория преследует определенную цель, которую боится или не хочет высказать.
        - Федя! Почему ты думаешь затеяла этот разговор. Мне не понравилось твое поведение в ресторане у кавказца. Одно сомнение у меня наложилось на другое. Я допускаю, что ты не жиголо, но тогда получается, что ты вор. А я у тебя все эти дни была естественным прикрытием. Почему толстяк уверял, что у него пропали деньги? Ведь, кроме тебя и официанта к этой компании никто не подходил. Ты ведь не куришь, а взял у меня сигареты, и подошел к ним. Зачем? Разве у меня зажигалки не было? А потом у них пропали деньги.
        Федор хотел сказать, что сначала пропали деньги, а потом он подошел прикурить. Его этот разговор начал тяготить. Красивого расставания, с охами, с ахами, с обещанием звонить изредка или прислать весточку, не получалось. Но и сознаваться Виктории, что это он на ее глазах обчистил толстяка, Федор не собирался. Вор! Как она посмела это слово вслух произнести. Он ведь ее не называет шлюхой, распутной женщиной, сорвавшейся с цепи, заевшейся дамочкой. Как-то надо было объяснить свой визит за спичками к соседям.
        Он злым, прожигающим взглядом посмотрел на Викторию. Та поежилась.
        - Если ты настаиваешь, я могу сказать, зачем я подошел к ним и попросил прикурить. Но, в равной степени это относится и к тебе.
        Федор не пожалел трогательно-нежных и искренних чувств испытываемых к нему этой, чуть старше его красивой женщиной. Плохого, во всяком случае, она ему не желала. Виктория резко отстранилась от него и стала одеваться.
        - Ты и меня хотел обокрасть? Ты вор? Значит ты не жигало, а ты вор! Сказал бы, я тебе эти восемь тысяч так дала. Я так и собиралась сегодня утром поступить. Чтобы не оскорблять тебя, пакетик тебе подготовила. В последнюю минуту хотела передать…
        - Не брал я его восемь тысяч евро!
        - А откуда ты знаешь, что у него были евро?
        - Он сам тогда сказал!
        - Он сказал «восемь тысяч», а чего… не сказал.
        Федор поморщился.
        - Сядь, чего ты вскочила? У вас у всех на уме только одно - деньги! Хотелось бы знать, во сколько ты оценила мои ласки? Пойми, ты не меня оценила, ты сама себя оценила. В том пакетике, что ты мне приготовила лежит твоя любовь. Она плотская, постельная, чувственная, а я хотел любви жертвенной, высокой, хрупкой. Я боготворить тебя хотел. Да, я без ума от твоего тела. Ничего с собой поделать не могу. Твоя роскошная плоть у меня в голове искры высекает. Но не этим ты меня покорила. Я царственной осанкой твоею был сражен, гордым взглядом, изысканными манерами. Ты тянула тогда в кафе этот сок как божественный напиток. Так не сок пьют, а нектар.
        - Я тебя не понимаю!
        - Тут и понимать нечего. Я подумал, что и наши отношения могут быть возвышенными. Чувственными, но возвышенными. Ну, не кот я, и не скот. И не вор. Таким, по крайней мере, я хотел быть с тобою.
        Виктория налила себе в фужер шампанского.
        - Я тебя про другое спрашиваю, а ты увиливаешь от ответа. Скажи, зачем ты подошел к соседнему столику и попросил прикурить? У тебя могла быть только одна цель - бумажник толстяка.
        Федор хмуро сдвинул брови.
        - Ты меня очередной раз вызываешь на откровенность.
        Виктория с явной иронией сказала:
        - Надеюсь, твоя откровенность не нанесет нашим чувственно-плотским отношениям ущерба. Ты так соизволил выразиться, если мне не изменяет память? Отношения… Ха, ха! Отношения молодого самца и красивой самки.
        Федор закинул руки за голову.
        - Точнее будет так: отношения глупого юноши потерявшего от любви голову к успешной и пресыщенной дамочке. Да, Вика, я от тебя без ума. Я тебя боготворю, а себя презираю. Спрашиваешь, зачем я подошел к этому толстяку за соседним столиком? Отвечу. Я этому козлу толстяку, после того, как он мне дал прикурить, дорогой пиджак сигаретой прожег. Поэтому и твою пачку сигарет взял.
        Виктория изумленно глядела на Федора.
        - Ты что, его знаешь?
        - Первый раз видел!
        - А зачем же тогда…
        - Тебе не понять!
        - Странный ты какой-то!
        Федор взорвался.
        - Хотела откровенности, получай ее бочками. Да, я его и презирал и одновременно завидовал ему. Завидовал тому, что он может дарить такие подарки этой молодой, длинноногой сучке, что он жрет, что хочет, и пальцем подзывает официанта, что он сегодня хозяин жизни, а я, который пол года горбился на стройке не могу пригласить даму в ресторан. Да, я сидел напротив тебя, и меня жгла ненависть к этому обожравшемуся хаму, как ты его назвала. У меня язык не поворачивался при них сказать тебе ласковое слово. Рядом сальности, хрюк хряка, а я тебе буду про синий небосвод, чистоту родниковых чувств и вод. Тебя такое соседство совершенно не смущало? Я подумал, а чем ты лучше? Да, да! Не вскидывай на меня осуждающие глаза. Я посмотрел на тебя и себя со стороны и ужаснулся. Хорошо, что у тебя в этот момент был теплый взгляд. Я немного успокоился и решил, что ты другая, что ты намного чище, лучше, что если бы у нас с тобой была не неделя, а отрезок времени длинною в жизнь, то я бы… И еще я подумал, про твой возраст. А чем он мне мешает? Да, я присох к тебе за эту неделю так, что ты даже представить не можешь. Что я
тебе могу предложить? Ничего! Даже крыши над головой у меня нет. Вот этот один дурацкий костюм в шкафу висит и все. Гол я как сокол. И как прикажешь после этого себя чувствовать? От женщины, которую я боготворю и готов всю жизнь на руках носить, мне выпала недельная подачка. Ах, да, еще пакетик! Я хуже, чем жигало и вор. Я сам себя обокрал. Что я смог тебе дать? Молодую плоть! Или секс, как сейчас модно выражаться. Вот и все. Тебе этого не понять. Я пошел и прожег этому козлу пиджак. А с каким удовольствием я размазал бы его по стенке… Извини, не хотел я, чтобы мы так расстались! Ты вынудила!
        - Феденька! - Виктория сбросила с себя платье, сдернула бюстгальтер, зашвырнула под кровать туфли, которые успела одеть и, рыдая, упала ему на грудь. - Феденька! Мой мальчик ненаглядный. У меня самой сердце разрывается. Но что я могу сделать? Федя! Это правда?
        - Мне в окно выпрыгнуть, чтобы ты поверила?
        - О, Федя!
        Их ласки на этот раз были долгими, трепетно-нежными, искупавшими любой грех. Виктория вновь впитала в себя всю страсть и сладость прекрасного юношеского тела. Умиротворенная она откинула на подушку усталую голову и закрыла глаза. Казалось, она уснула. Когда Федор вернулся из ванной, на него смотрела озорным, жгучим взглядом властная, незнакомая ему женщина. От былой Виктории, осторожной, пугающейся каждой тени не осталось и следа.
        - Федя! Присядь на минутку. У меня осталось еще немного времени. Самолет в одиннадцать. Присядь, присядь. Я думала об этом, но никак не могла решиться. А теперь, как головой в прорубь. Я хочу забрать тебя с собою. Не дело, чем ты занимаешься.
        Федор хотел возмутиться, но она остановила его.
        - И не спорь со мною. Я так ни одному твоему слову и не поверила. У тебя сумбур в голове. Ты выстраданные мысли вытащил и разложил передо мною. Хотел выглядеть красиво. Молодец, сумел показать, каким можешь быть нежным и ласковым. Благодарю тебя. Как женщина, поверь мне, я оценила твою преданность, твою любовь и ласки. Я не хочу тебя терять. Сердце екает, но я решилась. Сниму тебе квартиру. Поступишь в институт. Не волнуйся, я за все плачу. Буду к тебе приезжать раз в месяц. Я тебе не надоем. Иначе хоть самой в петлю лезь. А можешь ты меня еще на посошок поласкать? А то когда тебя увижу в следующий раз.
        - Любимая, - патетически он воскликнул, - я чист перед тобою аки покойник пред вдовою.
        Солнце уже заглядывало в окно. Федор впервые увидел у нее две морщинки под глазами и жировую складку на животе. И такой родной ему показалась эта красивая женщина, которая решила принять участие в его судьбе, что он стал целовать ей ступни ног.
        - Пусть будет благословенна земля, по которой ступала эта нога.
        Виктория счастливо рассмеялась и протянула к нему руки.
        - Иди ко мне! Ох, не знаю, чем закончится наша авантюра, но то, что ты попил за эту неделю мои соки, слепой только не увидит.
        - У тебя круги под глазами! - сказал Федор, целуя ее глаза.
        - Замажу! Мне теперь море по колено!
        Солнце с удивлением смотрело на эту ненастную парочку, для которой ночи не хватило.
        Через полчаса Виктория с Федором вышли из дома. Договорились они так, что он ее сейчас не провожает, а приедет в аэропорт. Пусть в отдалении постоит, она на него полюбуется. Виктория оставила ему номер мобильного телефона, по которому, он должен быть ей позвонить по приезде в Москву и объяснила, что этот телефон здесь купила, для него и себя. Этот номер, кроме Федора никто не знает.
        - Значит, ты еще раньше решила, позвать меня с собою, а не час назад? - удивился Федор.
        - Я хотела хоть голос твой услышать. До свиданья, мой золотой!
        В нагрудный карман Федору Виктория положила согнутый пополам конверт. Он протестующе поднял руки.
        - Там только на дорогу, - заявила Виктория. - Здесь я тебя баловать не собираюсь. У тебя и так есть «Альфа-Ромео»

        Глава VI

        Такси отъехало. Федор проводил его задумчивым взглядом. Было еще слишком рано, чтобы ехать в аэропорт. Семь часов. Он решил зайти домой убраться, побриться, переодеться, когда у него за спиной раздался змеиный шепот.
        - Так-то ты, мразь, выполняешь наш уговор? Всякую шваль таскаешь ко мне в квартиру! Меня тебе мало? Я что старше ее? А ну пошли посмотрим, что после себя оставила эта лухудра? Что это у тебя в конвертике? Это она тебе заплатила? И сколько платят таким как ты красавчикам за неделю?
        Перед Федором стояла пышнобедрая крашеная блондинка лет тридцати. Она ела его злым взглядом.
        - Пошли, пошли. Радуйся, что я не застукала тебя с нею. В чем мать родила вылетела бы она из квартиры.
        - Я бы попросил… - попробовал возразить Федор. Но блондинка вошла в раж.
        - Что? Ты будешь мне указывать? Или ты думаешь, я боюсь соседей? Я, таких как ты, меняю как перчатки, каждое лето. Троих, а то и четверых. Я же тебя предупреждала, сюда никого не водить, а раз привел, то плати мне за месяц полностью и еще неустойку. И половину того что получил, отдашь. Чего молчишь? Был уговор?
        - Пойдем в дом, - спокойно предложил Федор.
        В день приезда в город, оставив вещи в камере хранения, он пошел на толчок, где собирались квартирные маклеры. Ему надо было недорого снять однокомнатную квартиру. Федор пришел в своем персиковом костюме, белых туфлях. Чистое лицо, рост, стать, провинциальная смущенная улыбка. К нему сразу подошла эффектная блондинка.
        - Жилье ищете?
        - Однокомнатную квартиру! Недорого.
        - Отойдем в сторону, поговорим.
        В сквере они присели на скамейку. Блондинка его спросила, бывал ли он до этого на море, сколько ему лет, посмотрела паспорт и озадачила его вопросом, зачем ему отдельная квартира? Федор замялся.
        - Понимаете…
        - Понимаю! Клубнички по телевизору насмотрелся, и самому захотелось попробовать. Да ты не красней, все сюда с одной мыслью едут.
        Она назвала цену, тысячу долларов.
        - Дорого!
        - А ты как хотел? Зато у меня идеальная чистота. Языком по полу проведешь, и еще раз захочешь. Меня Катерина звать! А тебя я знаю - Федор. Паспорт смотрела. Ну, что поехали?
        Федор засмотрелся на блондинку. Он бесстыдно пялился в вырез ее платья, а потом на аппетитные коленки.
        - Дорого, я говорю, для меня.
        - Я скину, поехали!
        Когда они шли мимо маклерской толкучки, кто-то бросил ехидную реплику в спину Федору.
        - Гляньте! Катька снова призового жеребчика отхватила.
        - Хорош! Хорош! Ничего не скажешь.
        - Этого она сначала сама заездит, а потом в загон выпустит.
        - А старый где?
        - Разве она скажет? Сбежал, наверно!
        Федор повернул голову. Две сорокалетние дамы бесстыдно оглядывали его с ног до головы. Одна ему озорно подмигнула.
        - Поторопился ты, паря!
        - Чего это они? - спросил он у Катерины. Та небрежно махнула рукой.
        - Конкурентки. Любую подлость готовы сделать. Рынок. Чего ты хочешь?
        У дороги стояла новенькая Шкода. В нее и пригласила сесть Федора Катерина.
        - Ты куришь? - спросила она его.
        - Нет! Я бодибилдингом увлекаюсь. Культуризмом по-нашему. Со штангой в двести килограмм могу десять раз присесть.
        - Вот и отлично. У нас во дворе физкультурный комплекс и спортзал в школе напротив. Пятьсот рублей месячный абонемент. Я тебе покажу.
        - Меня цена вот… - снова начал Федор. Катерина его перебила.
        - Я же сказала тебе, насчет цены договоримся. Где твои вещи?
        - На вокзале.
        Федор чувствовал, что его взяли в жесткий оборот, но причину уразуметь не мог. Через час покружив по городу, они были на месте. Старая блочная пятиэтажка, ухоженный двор. Цветники. В углу двора турник, брусья, лесенки. Пешком поднялись на третий этаж. Катерина открыла ключом дверь и пропустила вперед Федора.
        - Ну, что я тебе говорила. Операционная, а не квартира.
        Федор видел в тысячу раз лучше евроремонт, но здесь все сияло чистотой и белизной. Вылизана была квартира.
        - Только для элитных клиентов! - похвалилась Катерина. Квартира Федору понравилась. Не разуваясь, он заглянул в комнату. Горка с посудой, журнальный столик, большая арабская кровать и переносной телевизор.
        - Ты переодевайся, а я сейчас! - сказала ему Катерина и прошла на кухню. Федор пожалел, что одел свой единственный, парадный костюм сразу в поезде. Зачем? Он прошел в комнату и расстегнул молнию на чемодане. Достал хлопчатобумажные брюки. Когда он бережно положил костюм на кровать и остался в одних плавках, в комнату заглянула Катерина с вешалкой в руках и прозрачным мешком-целлофаном. Федор засмущался.
        - Переодевайся, переодевайся! На меня внимание не обращай. Я тебе помогу!
        Она легонько отодвинула его в сторону, повесила сначала брюки, а потом и пиджак на вешалку, и натянула сверху прозрачный целлофановый мешок. В это время он быстро застегивал брюки. Одел сорочку.
        - Можешь, босиком ходить! - сказала она и, сделав вид, что провела пальцем по полу, облизала его. - Гигиена, прежде всего. Видишь, какая чистота?
        - Вижу!
        - Ну, пошли на кухню, поговорим.
        Федор все-таки одел белые, чистые носки, но обуваться не стал. На кухне на скорую руку был сервирован стол. Бутылка коньяка, дольками порезанный лимон, пара бутербродов с ветчиной, и пара с сыром. Два емких бокала.
        - Открывай! - сказала Катерина.
        - Я не пью крепкие напитки, разве бокал вина!
        Катерина убрала коньяк в холодильник и достала бутылку красного вина. Сменила и коньячные бокалы на фужеры с длинной ножкой. Подала штопор. Федор осторожно вытащил пробку, протер бумажной салфеткой горлышко бутылки, плеснул немного вина в свой фужер, попробовал на вкус и лишь после этого предложил налить Катерине.
        - Неплохое вино.
        Затем наполнил свой бокал на треть.
        Катерина внимательно наблюдала за его манипуляциями.
        - Мои условия такие, - сказала она, - сдам я тебе хату за пол цены, за пятьсот баксов, если ты мне покажешь весь комплекс упражнений по культуризму. И скину оставшиеся пятьсот, если ты сюда баб не будешь водить. Считай, бесплатно месяц поживешь, если со мной в день часок позанимаешься.
        - Два часа как минимум в день надо, - сказал Федор, - чтобы появились результаты. Или по шесть часов через день. А где мы будем заниматься?
        - Давай здесь, и сейчас начнем, - предложила Катерина, - а там видно будет. Так ты согласен?
        - Что согласен?
        - Женщин не водить?
        Федор засмущался и покраснел.
        - За бесплатно, я вас чему хочешь научу. Не только бодибилдингу. Конечно, согласен. Мне раздеться показать, что я умею. Где, какую мышцу, как тренировать?
        - Иди, раздевайся. Я сейчас посуду уберу.
        Он разделся, а она вошла одетой. Федор знал обаяние своего молодого тела. В те полгода, что он провел с бригадой на стройке, шесть часов отдавалось собственному телу. Штанга, гири, гантели, эспандер, скакалка, прыжки и целый комплекс различных упражнений. Через пол года его можно было фотографировать на обложку спортивного журнала. Хозяйка строящегося особняка именно тогда зачастила.

«Может и эта клюнет», - подумал Федор. - А чего, аппетитная бабенка. Аппетитную хозяйку он час уговаривал не стыдиться, раздеться. Уговорил. Разделась. Федор пошел на приступ крепости и взял ее. И в это время ловко расставленная ловушка захлопнулась.
        Когда удовлетворенная хозяйка встала с кровати, то строго заявила:
        - Я не потерплю, Красавчик чтобы кто-нибудь кроме меня лежал с тобой на этой кровати.
        - О чем разговор! - победно облизывая губы, заявил Федор.
        - Если только, вдруг я сама этого не захочу, и не пришлю тебе свою подругу.
        Мимо ушей пропустил ее замечание Федор. Он попробовал еще раз уложить ее в постель. Катерина посмотрела на часы.
        - Потерпи до вечера.
        А вечером появилась с пышной матроной и представила ее как свою дальнюю родственницу.
        - Вот моя кузина, тоже хочет сделать себе тело. Покажи, что ты умеешь. А я ненадолго отлучусь.
        Отлучилась она до утра. Утром матрона оставила на краешке кровати тысячу долларов. Появившаяся вскоре Катерина располовинила сумму.
        - До вечера можешь быть свободен! - заявила она. - Я пока тут уберусь. Иди погуляй или покачайся в спортзале.
        Две недели секс рабом вкалывал Федор на Катерину, пока в один прекрасный день не решил податься на вольные хлеба. Именно тогда он и встретил Викторию.
        Сейчас поднимаясь с Катериной на третий этаж, Федор с ненавистью смотрел в спину хозяйки. Как только за ними закрылась входная дверь Катерина выдернула у него из нагрудного кармана конверт и вытащила его содержимое, тоненькую зелененькую пачку американских купюр. Со скоростью счетной машинки она их сосчитала.
        - Тысяча долларов! - презрительно заявила она. - И ты за тысячу долларов целую неделю обслуживал ее? Мы же с тобой тысячу за ночь имели. У тебя с головой как?
        - У меня с головой нормально! - все также спокойно заметил Федор.
        - Нет, не нормально! - жестко заявила Катерина. - Эту тысячу я конфискую в уплату за квартиру, ты нарушил наш уговор, и самовольно привел женщину, и еще ты мне неделю бесплатно отработаешь. Понял? А не нравится, собирай свой чемодан и выметайся на все четыре стороны.
        - Ты все сказала? - спросил Федор.
        - Да! - ответила Катерина. Она возмущенно сдергивала простыни на пол.
        - А теперь садись и слушай меня! - спокойным голосом сказал Федор.
        - Что…о?
        Катерина собралась вновь наброситься на него, но Федор взял ее за плечи и грубо бросил на кровать.
        - Когда я с тобой разговариваю, будь добра, сядь и внимательно слушай.
        Вместо наивных робких глаз юноши-провинциала на нее сейчас смотрел зверь, удав.
        Катерина со страхом взирала на своего раба квартиранта.
        - Итак, первое. С сегодняшнего дня ты будешь называть меня, Феодор и мой господин. Если спросят, почему? Ответишь, мол, прихоть у него такая. Обращение только на
«вы». Без всякого амикошонства. Деньги, что взяла у меня из кармана, положи на место. Там твоего ничего нет, и не твое дело, сколько мне заплатили.
        - Да, но…
        - Когда я говорю, больше не смей меня никогда перебивать! Теперь следующее. За показ меня и все остальное, цену увеличишь в пять раз. А чтобы богатые дуры не заявили, что слишком дорого, скажешь им что в Монте-Карло я обслуживал суперэлиту, королев и американских миллиардерш. Еще добавишь клиенткам своим, что я незаконнорожденный сын Саддама или Ален-Делона от нашей отечественной красавицы. Скушают твои клиентки, уверяю тебя. Только не вздумай говорить, что у меня под кроватью ядерная бомба. Скажешь она у меня в штанах. Поняла сука? Так! Теперь слушай дальше. По нашему уговору, мне еще жить здесь неделю. А в конце недели мы составим настоящий бизнес-план, а то ты работаешь как колхозница, почитай задарма, за вонючую тыщу, которая на самом деле пятьсот. А если не знаешь, как меня подать, то учись. Поняла? Повторять не надо? И чтобы эту неделю квартира сверкала, как солнце, даю тебе на уборку три часа.
        Катерина задохнулась от ярости.
        - Ты, молокосос, в моем доме будешь мне диктовать условия? Я тебя подобрала…Да, я только заикнусь, моя крыша порвет тебя…
        Федор рывком уложил Катерину себе на колени и, положив ей руку на горло медленно, членораздельно выговорил:
        - В двух остальных своих квартирах, которые ты тоже превратила в дом свиданий, можешь диктовать любые условия, но здесь, предупреждаю тебя последний раз, будет эту неделю так, как я сказал. А там посмотрим, разбежимся мы или продолжим плодотворное сотрудничество. И крышу присылай, посмотрю я, что ты ей скажешь. Кстати, ты еще сама мне за первый день задолжала. По твоей таксе, с тебя причитается тыща. А поскольку с них пятьсот твои, значит твой долг пятьсот баксов.
        - Ну, ты и наглец! Я еще должна тебе заплатить? - изумилась Катерина, пытаясь встать.
        - Ну, не я же? Я удовольствие, в отличие от тебя не получил! - сказал Федор и отпустил хозяйку.
        Катерина встала и отряхнула задравшуюся юбку. Она подумала о том, что любое обращение к крыше потребует дополнительных затрат. Помимо этого, с некоторых клиенток она имела свой отдельный навар, о котором ее сексуальный раб даже не догадывался. Лучше худой мир, чем хорошая ссора, подумала Катерина и сказала:
        - Ладно, подниму я на тебя цену. Будешь побочным сыном Алена Делона… Ну, ты и ухарь!
        Она ходила по комнате и бросала на Федора любопытные взгляды. - А я ведь почти поверила, что ты не целованный монашек. Так робко себя вел. Где практику проходил?
        - Не твое дело! Я вернусь к двенадцати! - сказал Федор вставая. - Хочешь, жди. Не хочешь не надо.
        Выйдя во двор, он минут пятнадцать понаблюдал за подъездом. Катерина не вышла. Значит, не бросилась исполнять угрозу. Убирается.
        Федор поймал машину и попросил водителя отвезти его в аэропорт. Приехал он рано. На одиннадцать часов в Москву был один рейс. Регистрация проходила у третьей стойки. Федор встал у газетного киоска, прямо за спиной очереди начавшей выстраиваться на этот рейс. Здесь его Виктория обязательно увидит. Увидел ее он входящей в зал в сопровождении другой женщины. Они оживленно беседовали и пересмеивались. Носильщики катили за ними тележки. Увидел и внутренне сжался. Спутница Виктории, Ольга была одной из его ночных, платных клиенток. Ее три раза привозила к нему Катерина.
        Федор хотел отвернуться, но не успел. В своем персиковом костюме, молодой, высокий, праздный, он эффектно выделялся среди озабоченного люда. Обе дамы увидели его одновременно и, узнав, не узнали, лишь поздоровались глазами. Федор мысленно вытер пот со лба. Ольга остановилась в хвосте очереди, а Виктория громко сказала, что она, пожалуй, пройдет через VIP зал.
        - Очередь небольшая. Постой, поболтаем! - предложила Ольга. Поколебавшись, Виктория приказала носильщику сгрузить ее вещи. А Федора поразил ступор. Он и хотел и боялся уйти. Дамы стояли в трех метрах от него. Разговор их был ему хорошо слышен. Сначала они вспомнили общих знакомых, кто, где, и чем занят. Затем Ольга оглядела насмешливым взглядом Федора и, показав на него взглядом Виктории, лукаво воскликнула:
        - Какой красавчик! Кого интересно он тут ждет?
        Ему показалось, что она даже подмигнула. Виктория вынуждена была повернуть в его сторону голову.
        - Ты это о ком?
        - Да вот, об этом херувимчике. Даже не посмотрит в нашу сторону. Однако, школа!
        Федор со страхом ждал, что она скажет дальше. Ее последние слова адресовались именно ему, а не Виктории. Надо было что-то сказать или уйти. Виктория внимательно посмотрела на спутницу и прямо спросила:
        - Ты его знаешь?
        Ольга понизила голос до шепота, но он все равно услышал, как она с презрением сказала:
        - Еще как! Дешевка! Ты посмотри, нос воротит! А их, тут таких, можно пачками на ночь купить! Если бы я знала, что ты на неделю вырвалась от своего, мы бы так с тобой гульнули. И этого красавчика в постель уложили. Одного на двоих. Он ничего в постели! Пашет как папа Карло.
        - Я одна хорошо отдохнула! - заявила Виктория и повернулась к Федору спиной.
        - А мне мой, вторую половину отпуска испортил! - недовольно заявила Ольга. - Взял и приехал! Вон, он, кстати идет! Везде у него дела. Даже на самолет опаздывает. А ты уставшая какая-то и счастливая.
        - Представь, великолепно отдохнула! - еще раз повторила Виктория и добавила. - Пожалуй, я пройду через VIP зал.
        Виктория, взявшись за ручку чемодана, прокатила его в дальний конец аэропорта, а к Ольге подошел плотный мужчина. Он поцеловал ее в щеку. И в это время мимо супругов прошествовал Федор. Он вежливо поклонился Ольге и небрежно обронил:
        - Привет, Оленька! Не здороваешься, старых знакомых не узнаешь!
        Направившись к выходу из зала, он слышал как сзади началась семейная разборка.
        - Кто этот молодой красавчик?
        - Я его первый раз вижу! Пошутил, дурак, наверно!
        - А имя твое, откуда знает?
        - Имя?
        Как выпуталась из затруднительного положения его постельная знакомая, назвавшая его дешевкой, Федор не слышал. Уесть, уел он ее, но бальзамом себе душу не окропил. С отъездом Виктории на сердце у Федора поселилась тревога.
        Вернувшись к себе на квартиру, Федор разделся, принял душ и лег на кровать. Катерина оставила ему записку.

«ЗА СВОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ КАЖДЫЙ ПЛАТИТ САМ. МЫ С ТОБОЙ КВИТЫ. ОТДЫХАЙ, НАБИРАЙСЯ СИЛ. МНЕ ТВОЙ ПЛАН ПОНРАВИЛСЯ. НАЕЗДА НЕ БУДЕТ! КИТИ!»
        Он отбросил записку в сторону. Его жгло оскорбленное самолюбие. Как о нем отозвалась в аэропорту эта Ольга? Дешевка! Интересно за что она его так? И ведь специально было сказано о нем в пренебрежительном тоне. На что обиделась? Знала бы свистушка Ольга, кто ей дорогу перешел.… А может, знала или видела Федора с Викторией вместе и куснула знакомую из чувства зависти?

        Глава VII

        В ресторане Коли Волосатого «Два пескаря» Крачавчик появился лишь в конце недели. На этот раз он был с молодой девицей лет восемнадцати. Директору тут же об этот доложила охрана. Он довольно потер руки и спешно позвонил. Не обманул Купец! Красавчик - вор, и гнать его надо. Такой куш из-за него сорвался.
        Минут через двадцать подъехало подкрепление их четырех человек. С переднего сиденья вместительного Ауди вылезла туша килограмм на двести. Рядом вторая образина с мордой крокодила. И сзади еще две гориллы. В ресторан вся эта моральная и физическая поддержка прошла через черный ход. Директор поздоровался с каждым из вошедших за руку, с тушей обнялся и сообщил, что он дополнительно установил еще две видеокамеры. Теперь у него в ресторане нет мертвых зон. А на Красавчика можно через шторку глянуть.
        - Который? - спросила туша.
        - Вон тот, который немного качок! - указал директор на конец зала. Туша нехорошо усмехнулась.
        - Ничего мы и не таких ломали! Кофе черный скажи, чтобы принесли тебе в кабинет.
        Коля Волосатый стоял в почтительной позе, выражая готовность исполнить любую просьбу крыши.
        - Сейчас, Михо!
        - Мне без сахара! - сказал мужчина похожий выпирающей челюстью на аллигатора.
        - Хорошо Крокодил!
        Директор ресторана позвонил по мобильнику.
        - Пять кофе ко мне в кабинет! Моментом! Крокодилу без сахара.
        Пробегавший мимо него официант ответил в свой мобильный телефон идущему рядом директору:
        - Сейчас шеф! Пять кофе, один без сахара.
        Крыша прошла в кабинет директора. Подали кофе. Туша Михо сел напротив монитора, на котором был виден весь зал и стал ждать.
        Минут через двадцать, после того, как принесли заказ, Красавчик вышел в туалет. Убедившись что никого в туалете нет, он сунул руку в кадку с пальмой и удивился. Его захоронки не было. Федор перерыл всю землю, но так ничего и не нашел.
        Когда зашли сзади, он не заметил. Крутили ему руки трое, больше всех старался Крокодил, он все силился тыкнуть Федора лицом в кадку, а четвертый, массивный как гора, лишь наблюдал. Так с грязными руками и привели Федора в кабинет директора.
        - Сам расскажешь, дорогой, что искал под пальмой или тебе помочь? - спросила туша, сделав маленький глоток ароматного восточного напитка.
        - Говори! - открыл вонючую пасть и Крокодил, хотя его никто не спрашивал.
        - Могу я узнать, что будет, если не скажу? - Федор не потерял присутствия духа и совершенно спокойно смотрел на четырех громил и директора ресторана, сидящих напротив него.
        - Одного ребра, точно у тебя не будет! - спокойно ответила туша. Федор серьезно воспринял угрозу.
        - Хорошо, я скажу! Только вам зачем приключения на одно место?
        - Ты меня не боишься? - удивился Крокодил.
        - Ты нам грозишь? - удивилась туша Михо.
        - Боже упаси!
        - Тогда говори!
        Федор улыбнулся краешками губ и сказал:
        - У вас закладка в кадке должна была быть для меня. Понятно я выражаюсь. Вы меня передайте, куда следует, и уверяю, у вас никаких проблем не будет. А если закладку взяли, то верните ее. Больше того, что сказал, я говорить не имею права. Извините.
        - Наркотики? - спросила туша.
        - Зачем наркотики! - пожал плечами Федор. - Мы наркотики сами изымаем! А вы что подумали, что я в вашем ресторане делаю?
        Федор в упор посмотрел на директора ресторана. Выходило, что тот изъял его восемь тысяч евро и еще спустил на него цепных псов, мол, появился артист, который работает на их территории, на территории, которую держит крыша.
        Михо грозно глянул на директора ресторана:
        - Что в кадке было? Ты мне про кадку ничего не говорил. Что он там искал?
        Теперь директору ресторана надо было или сказать про восемь тысяч или промолчать. Если скажешь про восемь тысяч, то надо говорить и про Купца. А Купец ему этого не простит. Коля Волосатый быстро прикинул, что даже если этот Красавчик и выдает себя не за того, кем является на самом деле, упоминать про Купца он не будет. Скажу только про деньги. А после сегодняшней встречи с Михо, этот гастролер и так никогда больше не появится в ресторане. Быстренько прокрутив все эти доводы за и против, директор ресторана почти мгновенно ответил:
        - Михо. Я тебе говорил. Три дня назад у одной клиентки браслет дорогой пропал. Очень дорогой браслет, как два Мерседеса. А он рядом за столиком сидел. Браслет потом нашелся, а восемь тысяч евро не нашлось. Восемь тысяч евро пропало у клиентов. И все на него подумали.
        - А почему сразу не проверил? - спросил у директора ресторана Михо.
        - Как проверишь, он троим в морду дал и ушел.
        Туша повернулась к Федору.
        - Ты кто, каратист?
        Федор улыбнулся.
        - Шахматы! Исключительно шахматы для умственного развития. И немного боевое самбо.
        Директор Коля Волосатый крутился как уж на горячей сковородке.
        - Я подумал, может, залетный на твоей территории работает, Михо.
        - Чем ты думал? - нагло спросил Федор. - Тебе, что надоело ресторан иметь? Я быстро тебе это устрою.
        Четверо приглашенных и директор ресторана озадаченно переглянулись. Даже если этот накачанный сопляк блефует, никак его сейчас не проверишь. Придется выполнить просьбу или распоряжение, это уж как хочешь, понимай, но отвези куда положено. И пальцем не смей трогать. Ресторану он не нанес материального ущерба, клиенты сполна рассчитались. А у директора мало ли какие подозрения могли возникнуть?
        - А паспорт можно или удостоверение? - спросил Михо, желая этим ничего не значащим вопросом скрасить задний ход.
        - Дорогой, - твердо заявил Красавчик, - если я дам тебе в руки свой паспорт или удостоверение, то буду вынужден писать объяснение, кому его давал. Поэтому, приготовьте свои паспорта, а заодно подумайте, что будете писать в объяснительной в управлении, зачем он вам понадобился.
        Михо встал с места и нехорошо посмотрел на директора ресторана.
        - Коля! Слушай, дорогой, когда у тебя нету проблем, не создавай их на пустом месте. Этот человек тебе что-нибудь должен?
        - Нет!
        - Это хороший человек. Подари ему эту пальму. С бочкой подари! Зачем тебе в туалете пальма? Какой функций она выполняет?
        После столь умного вопроса, на который естественно у директора не нашлось ответа, туша и его три молчаливых спутника встали. Михо пожал руку Красавчику.
        - Творческих тебе успехов, дорогой. В твоих интересах очень надеюсь, что ты не шутил! - затем повернулся к директору. - Парень говорит, что у него хорошая крыша. Я ему верю!
        - Зря ты его так отпускаешь! - сверкнув недобрыми глазами воскликнул Крокодил.
        Михо медленно, как бульдозер повернулся на месте.
        - Крокодил, засунь куда-нибудь свой ценный совет.
        Директор ресторана вскочил и уважительно обратился к туше:
        - Прошу, Михо дорогой, в зал. Стол для вас уже накрыт.
        Но Михо на него так свирепо глянул, что он проглотил язык.
        - Как-нибудь в следующий раз. Не провожай!
        Крокодил не прощанье не утерпел и заявил Федору:
        - Мы с тобой еще встретимся!
        - Пасть закрой! - приказал Михо.
        Федор быстро ответил:
        - Обязательно встретимся. Ты как любишь по повестке или чтобы тебя ОМОН доставил?
        Федор, у которого на всем протяжении разговора не дрогнул ни один мускул на лице, быстро соображал, что же случилось? Если его закладки не оказалось на месте, то кто ее мог взять? Ресторанные? Вряд ли. Им и в голову не пришло бы искать ее в земле. А если бы нашли, то на этом бы успокоились и никого не вызывали. Просчитался он. Во всяком случае, тех шальных денег, на которые он рассчитывал, теперь у него не было.
        А кто?
        Кто видел?
        Неужели старик за соседним столиком? Неужели он, сам старый пес, пас эту компанию, а Федор, молодой залетный орел испортил ему всю игру. Федор так и не пришел, к какому-нибудь определенному выводу. Они остались вдвоем с директором в его кабинете.
        - Надеюсь, больше вопросов нет ко мне, - насмешливо спросил Федор Колю Волосатого, - а то меня девочка ждет.
        В кабинет заглянул растерянный охранник, зять его младшей дочери. Он не ожидал такой мирной развязки. Крыша, не захотев отужинать, уезжала.
        - Дверь, дурак, закрой! - рявкнул на него директор. А потом, сомневаясь и переживая, что остается сам в дураках, нехотя выдавил:
        - Тебя, дорогой, хотел видеть Купец.
        Федору это имя ничего не говорило. В самом предложении увидеться непонятно с кем он почувствовал подвох.
        - Я не знаю такого человека! - ответил Федор и собрался встать.
        - Это тот старик, что сидел за соседним столиком!
        - С клюшкой что ли?
        - С палкой!
        - Его палка, как ты ее называешь, - рассмеялся Федор, - стоит шесть тысяч долларов. Одно новое Жигули.
        - Вот он просил, чтобы ты к нему зашел! Адрес возьми. Это пять километров от города. Там, где богатые дачи. Я ему позвоню, скажу, что ты завтра в девять часов придешь!
        - В девять вечера я не могу!
        Директор решил взять хоть маленький, но реванш.
        - Он тебя не кушать зовет! По делу. В девять утра.
        - Ладно, зайду.
        Коля Волосатый недобрым взглядом проводил Федора. Он, наконец, сообразил, что зря вызвал собственную крышу, что те восемь тысяч евро, пропавшие у его клиентов, благополучно осели в кармане Купца. Купец оказался намного умнее его, быстрее раскусил этого Красавчика. И первый проверил кадку. А если этот Красавчик залетный вор, то Михо правильно говорит, надо было его на месте щучить.
        Когда через полчаса Федор со своей спутницей вышел из ресторана охранник доложил директору ресторана, что за вечер, вдвоем с молодой красоткой, они выпили всего полбутылки вина!
        - Что еще?
        - Счет проверил и спросил, почему штамп плохо видно?
        - Сколько дал чаевых официанту?
        Охранник презрительно заявил:
        - Пятьдесят рублей дал! Так дал, как будто двести пятьдесят долларов подарил! Официант, ему сказал не надо, что это очень много!
        - А он?
        - Он их назад взял!
        Директор посмотрел на зятя.
        - Пойди, скажи всем, чтобы меньше языком про него трепали. Понял!
        - А он кто? - спросил охранник, с любопытством глядя на раздраженного шефа.
        - Не знаю! Потерпи! Купец скажет! Купец кого хочешь, разведет. И этого наглого тоже! Но, если выясниться, что он сволочь, под структуры работает, Михо ему этого никогда не простит.
        - Михо никому не простит свой поражений! - подобострастно поддакнул охранник. Коля Волосатый взорвался:
        - Уйди с глаз моих долой, тупой баран!
        Затем снял трубку телефона.
        - Алло! Купэц…Слушай, дорогой, этот парень совсем оборзел, крутой, как вароное яйцо. Он всех нас послал… И Михо в том числе… Только один Крокодил бдытельный очень был.
        Коля Волосатый в течение десяти минут рассказывал, как прошла встреча.
        - Он к тебе завтра в девять утра придет. Посмотри, что за человек. Скользкий, как мыло. Позвони потом!
        Купец слушая оценки Коли Волосатого хищно улыбался. Красавчика он сразу раскусил. Крепости нутряной в Красавчике не было. Наглость, фарт был, а вот стержня металлического в середке нет.

        Глава VIII

        Купец вышел из дома и кликнул собаку. Огромный дог тремя прыжками достиг хозяина и радостно лизнул руку. Из закрытой ладони должна была появиться сахарная косточка. Однако рука была пуста. Пес непонимающе уставился на хозяина нарушившего ежедневный ритуал и убежал в тень каштана.
        Начинало припекать.
        В любую погоду Купец не изменял устоявшейся привычке, сесть на площадке перед домом и наблюдать за белыми треугольникам парусов далеких яхт. Вид изумительный. Чем не красивая старость заслуженному человеку? Кто из его старых знакомых имеет такой дом? Двухэтажный, с четырьмя спальнями, с бильярдным залом, с гаражом на пять машин, с огромной столовой залом на первом этаже, где можно, при желании накрыть стол на двести человек? Никто. И все это на берегу моря.
        Купец, вовремя вытянул тот единственный, счастливый билет, что выпадает человеку раз в жизни. Нет у него сейчас лишнего подкожного жира, да и не надо. Часть того, что у него было, он вложил в этот дом. Сначала казалось, что и на старость с избытком хватит, хотя смета на строительство составленная им самим неожиданно выросла вдвое. Построил он дом таким, каким видел его всю жизнь. На склоне горы на берегу Черного моря, под боком большого курортного города.
        Дешевле было купить особнячок в Греции, только Греция не нужна была Купцу. Он не знал ни одного иностранного языка, а бессловесным не любил быть. То ли дело здесь? Можно любое блюдо в ресторане с официантом или поваром оговорить, можно пальцем щелкнуть и приказать, чтобы сменили скатерть, всю еду и выпивку.
        Такое за границей не приветствуется. Здесь, у себя на Родине, он брался с одной стороны за края скатерти, официант с другой, и этот узел битой посуды вперемешку с едой выносился на кухню. Затем застилалась новая скатерть.
        Многие считали, что за эти купеческие замашки, его еще в далекой молодости прозвали Купцом. В тех заведениях, где знали его как завсегдатая, теперь у него на столе стояла металлическая посуда. Подавали ему на серебре. С кем бы он ни появлялся в злачном месте, вместо рюмок у него на столе стояли кубки, вместо соусниц, тарелок, отливающие чернью блюда, чашки, плошки.
        - Кто это? За что такие почести? - спрашивали обычные курортники, удивленные столь необычной сервировкой единственного стола. Официант низко наклонялся к вопрошающим, и тихо отвечал:
        - Известный московский барыга. Всегда одно и то же! После второй бутылки идет вразнос. Причуда у него такая. Стол освежить любит. Платит! А хозяину надоело посуду покупать.
        Уже с год как Купец перестал платить, закрома с «зеленью», которой, казалось, хватит на безбедную старость неожиданно опустели. Коммерческий банк, в котором Купец держал деньги, в один день сгорел синим пламенем, председатель правления исчез в неизвестном направлении, а клиенты банка образовали инициативную группу по выколачиванию долгов. Только что выбьешь из дырявого мешка? Пыль да былые воспоминания о сытых временах.
        Купец сидел в кресле и обдумывал свое житие-бытие. Можно особняк продать и переселиться в меньший по размеру дом, можно в городе купить небольшую квартиру. С покупкой жилья сейчас нет проблемы. Были бы деньги. Вот только это будет уже не та старость, о которой он мечтал. Одно дело сидеть в кресле и смотреть вдаль на море умиротворенным взглядом, с душой полной покоя и непередаваемой неги, и другой коленкор, ежечасно грызть себя за непростительную в его возрасте глупость и жадность. Погнался за высокими процентами. Рейтинг у банка был высокий! В начале первой сотни печатался.
        Кто-нибудь спросил бы его, Купца, много за свою долгую жизнь он видел людей, готовых таскать для других каштаны из огня? Революционеры, те не в счет, те - блаженные. Пусть пальцем покажут на это диво дивное, он придет, посмотрит. И банк за такое диво принял. Он, Купец, будет кайф на берегу моря ловить, а банкир ему проценты растить. Дурных нема.
        Купец подумал, что и ласковое южное солнце греет не так, когда тревожно на душе. Мысли постоянно возвращались к банку и собственной заначке на черный день. Злую шутку сыграла с ним судьба. Свою заначку он подарил молодому, да раннему, организовавшему контору «рога и копыта» под названием банк. Ищи теперь этого банкира. А если и найдешь, он тебе твое пасхальное яичко не вернет. Не несется петушок. Правда, обещали из страхового фонда обманутым вкладчикам заплатить на рубль пять копеек. Но копейки они и есть копейки, даже если их умножить в сотни раз.
        Делать деньги из воздуха подобно молодым Купец не научился, и если бы не эта подстава, никогда бы в жизни он не взялся за старое. Старое, оно слишком рискованно, да и годы у него уже не те, чтобы самому выходить на промысел. Вот, подсказать молодым, навести на верный след - это пожалуйста, это он готов. И принять посильное участие.
        - Пробьемся! - взбодрился Купец, причесав собственные мысли, - я еще в ванную налью шампанского, в бассейн налью…
        Живописать до конца радужную картину он не успел. В воротах зажужжал зуммер звонка. Пес, мирно дремавший в тени вскочил и, перепрыгивая через пять ступенек, первым побежал к воротам. Купец медленно спустился за ним. Посмотрев в глазок, он открыл калитку, и впустил молодого парня лет двадцати.
        - Проходи, не бойся. При мне не тронет!
        Пес быстро обнюхал раннего гостя и, негромко рыча, пошел рядом с хозяином.
        - Ну, ты и зверюгу держишь! - восхищенно заявил парень, - наверно, есть, что охранять.
        Купец не принял шутки.
        - Было бы что охранять, я бы двуногих цепных псов держал. Ты и близко к моему дому не подошел бы. Чего опоздал, я этого не люблю. Договорились на девять, а сейчас?
        Парень глянул на часы.
        - Пять минут десятого. Не нравится, могу повернуться и уйти.
        Странно они рядом смотрелись. Купец, толстенький коротышка, припадая на палку, одышливо покорял одну за другой ступеньки мощеной дорожки. Подъем в гору давался ему нелегко. На мощном лбу выступили капельки пота. Чуть позади, бесшумно ступая в белых кроссовках, сопровождал его атлетически сложенный парень. Свою угрозу он не выполнил, не повернулся и не ушел. Купец остановился передохнуть и соизволил продолжить разговор.
        - Уйти хочешь? Пожалуйста! Можешь! А куда? Сумки резать?
        Парень насмешливо посмотрел на старика.
        - Обижаешь, Купец. Не пойму я что-то, зачем ты меня пригласил? Ты меня только один раз и видел, в ресторане. Наши с тобой пути нигде не пересекались. Я к тебе лишь из уважения пришел.
        - Благодарю! - ответил Купец.
        Лукавил Красавчик. Пришел он единственно потому, что решил урвать с Купца хоть небольшую долю того, что спрятал в кадке. В отличие от директора ресторана, он сразу определил, кто помог ему освободиться от заначки.
        Федор вертел глазами по сторонам осматривая ухоженную территорию. У Купца действительно было на что глянуть. Весь его большой участок был засажен диковинными растениями, завозным заморским кустарником, пышными цветами. Когда они поднялись наверх и дошли до террасы перед домом в бассейне, закруглявшемся буквой
«S», парень увидел плавающих стерлядей. Хотя он восхищенно смотрел по сторонам, но сказал совсем другое, в третий раз повторил:
        - А уйти я могу хоть сейчас. Меня знаешь, какие женщины добиваются? На Альфа-Ромео я последний раз разъезжал.
        - Пока муж не приехал!
        - Что?
        - Хоть руль от Альфа-Ромео, спрашиваю, тебе достался?
        Федор вконец обиделся.
        - Ну, положим, я никому не набивался, и денег ни у кого не просил. Они сами мне пачками их суют. Не они меня выбирают, а я их. Стоит мне только на пляже раздеться, нимфы рядом места занимают. Смотри старик.
        Парень выгнул грудь колесом и, сцепив руки, отставил одну ногу назад. Так показывают торс культуристы. Федор разыгрывал из себя простачка.
        - Тебе так кажется! - невозмутимо, не считаясь с самолюбием молодого человека, продолжал Купец. - Эти пресыщенные дамочки используют тебя, как хотят. А уедут и не вспомнят. Хоть одна матрона тебе потом звонила?
        На лице Федора отразилось минутное замешательство. Он не знал, как себя вести со стариком. Поэтому зло ответил:
        - А нельзя ли ближе к делу? Я лишь из уважения к тому человеку, что меня попросил, к тебе зашел.
        Не повышая голоса, Купец жестом пригласил парня в беседку на другом конце террасы.
        - Вот это уже лучше, а то под дурака косишь, а сам хочешь разговор вести. Прошу, дорогой, проходи. Разговор - дело умных. А ты уже сделал три непростительные ошибки. Первая - обращаешься к старому человеку, ко мне, на «ты». Вторая твоя ошибка, ты три раза грозился, что повернешься и уйдешь, и все еще находишься у меня в гостях. Я - это не твои великовозрастные киски, которые побегут за тобой и, умоляя, позовут обратно. Если хочешь, можешь развернуться и считай, что я тебя никогда не видел.
        Купец неплохо разбирался в психологии людей. Никуда этот Красавчик не уйдет, пока не выяснит судьбу своих восьми тысяч евро. А он их считает своими.
        Федор, севший за круглый стол в беседке опасливо посмотрел на выход. Пес преграждал ему дорогу. Поэтому он благоразумно решил дослушать коротышку старика. Все равно уже пришел. Любопытно все-таки, что этому старому толстяку от него надо. Федор ненавязчиво, даже чуть насмешливо спросил Купца:
        - И в чем же моя третья ошибка? Что опоздал? Но я же не на свидание шел?
        На этот раз Купец ответил быстро:
        - Твоя третья ошибка в том, что ты никак не можешь избавиться от старой привычки проверять чужие кошельки и слишком часто меняешь окрас. Прямо на глазах, как хамелеон. А может это твой плюс, твое творческое начало? Может ты гений-крутило. Красавчик-динамо.
        Купец поставил в слове «динамо» ударение на последнем слоге.
        Федор побледнел и плотно сжал губы. Значит, правильно он угадал, этот старик облегчил его на восемь тысяч евро. От его благодушия и хорошего настроения не осталось и следа. Федора душила злоба, но он сдержал себя. Что еще ему надо? Деньги взял и еще подставил его директору ресторана. «Зря я пошел сюда» - подумал Федор. Захотелось проверить догадку. Вот и проверил. Медленно выговаривая слова, и постоянно держа пса в поле зрения, Федор напрямую спросил старика:
        - Чего ты хочешь от меня?
        Купец прожигал Федора изучающим взглядом.
        - За жизнь пригласил поговорить. Покушать. Молодых да ранних обожаю. Кстати как тебя звать?
        - Федя! - нехотя ответил Красавчик.
        Купец стал как леденец перекатывать его имя во рту:
        - Федор. Федор! А по батюшке?
        - По батюшке Евсеич.
        - Ну, что ж, Федор Евсеич, перекусим, а там видно будет, до чего мы с тобой договоримся. Может быть даже ты свой процент получишь.
        - Я за проценты не работаю! - высокомерно заявил Федор.
        - Ой, ли!
        Федор неожиданно для себя покраснел.
        А старик взял колокольчик лежащий на круглом столе и позвонил в него. Пес вскочил, и побежал к дому. Открылась стеклянная дверь, устроенная на сенсорных датчиках и из дома вышла девушка, катя перед собою тележку с едой. Федя засмотрелся на нее, открывши рот. Голубые, васильковые глаза, изумительно белая кожа, чистое лицо, красивые ноги.
        Девушка катила тележку, а рядом с нею бежал дог и ловил запахи исходящие от судков.
        - Познакомься, Ия, это Федор Евсеевич, - сказал Купец, - ты нам накрой на стол, мы побеседуем, а потом можешь к нам присоединяться.
        - Дед! Тебе как обычно? - спросила Ия.
        - Да, мне овсянку. И стакан чаю!
        - Федя! - представился Красавчик, встав со скамьи и кивнув головой. Девушка бросила на него мимолетный взгляд и стала выставлять перед ним еду. Икра черная, масло, яйца всмятку, чайник, кофейник, чашки, ложки.
        Федор терялся в догадках, кто перед ним сидит, то ли непонятный альтруист, то ли старый делец видевший его в деле и решивший использовать в своих целях. А кто эта молодая красивая девушка? Жаль, что ему придется уехать из этого города. Федор не желал больше встречаться с двухсоткилограммовой крышей хозяина ресторана с Михо ни под каким видом. Он сегодня же собирался отбыть в столицу. Ели молча, время от времени бросая друг на друга изучающие взгляды. «Выдержку проверяет, - решил Федор. - Проверяй, проверяй, мне торопиться некуда».
        Когда старик доел овсяную кашу, он налил себе в чашку чая и посмотрел в глаза молодому собеседнику.
        - Мой человек за тобой неделю ходил. Порассказал немного о тебе. Мелко ты плаваешь, Федя. Совсем мелко. Стараешься крупную рыбу наколоть, но ничего не получается. И не получится у тебя, поверь мне, старому. Не получится даже тогда, когда крупная рыбина сама тебе в руки приплывет. А она не приплывет к тебе - никогда, потому что ты мелко плаваешь. Бедноватая твоя клиентура. А тот кошелек, что ты взял в ресторане «Два пескаря» мелочь.
        Глаза Федора зло сверкнули.
        - Если для тебя - мелочь, то для меня - это деньги!
        А Купец продолжал изгаляться. Не упоминая больше про кошелек, он решил раннего гостя погладить по шерстке.
        - А вот за отсутствие жадности хвалю. С браслетом ты хорошо придумал. Чистое алиби себе обеспечил. И перед крышей не спасовал. Блеф твой пока прошел на ура.
        Федор понял, что перед ним сидит такой же, как и он жулик, только калибром повыше. И имеет к нему интерес. И за горло не схватишь его. Пес глотку перегрызет. Пой, ласточка, пой, подумал Федор, а я пока помолчу.
        Между тем Купец четко знал свое дело. Он был неплохим психологом. Федор сидит, больше слушает. Надо заставить человека заговорить.
        - То что, Федя, ты хладнокровный человек, мне очень нравится, - заявил Купец, - другой бы на твоем месте потребовал все восемь тысяч евро или хотя бы долю. А ты пока раздумываешь, как к этому делу подступиться. Шансы на возврат взвешиваешь. С процентом никак не определишься. Должен сразу огорчить тебя, шансов у тебя никаких. Придется мне эти деньги потратить на Ию. А тебе, думаю, и тех хватит, что ты в потайном кармане в ручке чемодана держишь. Тайник твой, между прочим, так себе.
        Федор перестал улыбаться. Рука его непроизвольно потянулась к горлу Купца.
        - А вот этого не надо делать, - спокойно сказал старик, глядя прямо в глаза Федору, - человеком должны не чувства двигать, а разум. Успокойся, мне твои крохи не нужны. Просто интересно было узнать, сколько ты смог заработать за месяц.
        - Попробовал бы ты тронуть! - с неподдельной угрозой в голосе сказал Федор. От его показной невозмутимости и высокомерия не осталось и следа. Он понял, что как карась сидит сейчас на крючке у этого непонятного зазывалы, который не раскрыл перед ним ни одной карты, но показал возможности.
        Федор быстро соображал. Сколько времени он у этого старикашки под колпаком? Неделю, со случайной встречи в ресторане «Два пескаря», или больше? Четыре дня это точно. Значит, за ним четыре дня ходил человек, а он даже не заметил этого. И заначка его старику не нужна. Если бы она была нужна, то старик молча изъял бы ее, и Федор даже не догадался бы, кто это сделал. И грешил бы на Катерину, хозяйку квартиры. Однако заначку оставили. Что еще о нем, о Федоре, знает старик? Федор ощутил, как у него на душе выпал неприятный осадок. Или Катька, хозяйка квартиры, связана с этим стариком?
        Нет! Не может быть! Когда они с Викторий появились в ресторане старик уже сидел за столиком. Федор немного успокоился. У его хозяйки свой бизнес, у этого старика свой. Просто он перешел в ресторане старику дорогу, вот он его на правеж и вызвал. Или иное? А вдруг и его квартирную хозяйку тоже Михо крышует? Ха, ха! Вот была бы встреча вчера, если бы она пожаловалась. Да, что ни говори, но он везунчик.
        Федор окончательно успокоился и принял самый невозмутимый вид. Старик его пригласил, пусть старик и говорит.
        А Купец, никуда не торопился. Он подождал, пока его молодой гость причешет собственные мысли, и лишь после этого удивил Федора. Старик достал из собственного кармана паспорт Федора и демонстративно развернул первую страницу.
        - Не обманул ты меня, Федя. Да, ты Федор Евсеевич Боровиков!
        Федор хорошо помнил, как утром сунул паспорт в нагрудный карман и еще застегнул на кармане пуговицу. А старик почти не приближался к нему, пока они поднимались по лестнице на эту площадку перед домом. Когда же он успел вытащить паспорт? Или кто-то другой в дороге это сделал, а потом передал старику.
        Добился старик своего. Федор с уважением смотрел на хозяина дома. Ловкость старческих рук была поразительна. Не приближаясь к Федору, не обнимая его, изъять паспорт из застегнутого на пуговицу кармана, не каждому дано. Да, профессионал высокого класса. Старик передал паспорт Федору, и как ни в чем не бывало, продолжил:
        - Хотел тебе, мой молодой коллега, одно дельце предложить, потому и позвал. По всем параметрам ты подходишь. Молод, статен, ловок, выдержка есть, не паникуешь. Держишь удар, а где надо легко гнешься. И в нашем деле понимаешь. А самое главное еще ни одной ходки не имел.
        - А вы имели? - перешел на более уважительный тон Федор. Старик это отметил про себя.
        - Бог миловал! Зона - не Багамы, туда нечего стремится. А вот ты, Федя, в отличие от меня - потенциальный кандидат на северный курорт. Ты слишком засветился в городе. Тебя местные или на перо поставят или сдадут ментам, или ты сам по глупости подставишься. Вопрос лишь времени. Поверь мне старому.
        - А вы решили мне помочь!
        Старик улыбнулся.
        - Представь, что решил. Мои интересы неожиданно пересеклись с твоими. Я решил взять на себя эту нелегкую миссию. И даже дать тебе вполне приличный процент в будущем деле.
        - И на сколько будет дело?
        - На два миллиона зеленых.
        - А мой процент?
        Старик внимательно посмотрел на Федора.
        - Двадцать пять процентов. Цифра не подлежит пересмотру. Двадцать пять - мои, двадцать пять - твои. двадцать пять - Ии, и двадцать пять - страховой капитал. Его еще называют общаком.
        - Естественно общак будешь держать ты! - возмутился Федор, вновь перейдя на «ты».
        - Правильно думаешь! - сказал старик. - Ты что будешь пить? Чай, виски, кофе, коньяк, пиво? Обмыть надо твое согласие.
        Старик позвонил в колокольчик. На пороге дома снова показалась молодая девушка, со столиком на ножках уставленными разнообразными бутылками.
        - Я еще не дал вам ответа, - снова перешел на «вы» Федор, - я не знаю, в чем ваше дело заключается. Я в стремные игры не играю.
        Купец хотел сказать рассказывай, но пожалел молодое самолюбие. Он видел какими удивленными и восхищенными глазами смотрел Федор на приближающуюся Ию. А та подкативши столик с выпивкой, поставила на стол блюдо с рыбной нарезкой и спросила Купца:
        - Дед, ничего больше не надо?
        - Мне не надо!
        Ия еще раз с любопытством глянула на Федора и медленно удалилась. Гость криво усмехнулся, что не ускользнуло от внимания старика. И лишь когда Ия оказалась вдалеке, разговор возобновился.
        - Верни мне мои восемь тысяч евро и обсудим твое дельце на два миллиона зеленых! - заявил Федор.
        Купец мысленно улыбнулся. Ершистый Красавчик заглотнул крючок. Теперь надо было его не упустить, медленно вывадить и надежно посадить на кукан. Для старого барыги это не составляло труда.
        - Федя, - в голосе Купца появились теплые нотки, - мне нравится ход твоих мыслей, нравится, что ты не сразу отвечаешь, а прежде думаешь, взвешиваешь. Я не загоняю тебя в угол, пойми меня правильно, прежде чем нам вернуться к разговору о твоих деньгах, я должен получить принципиальное согласие. Дело, которое я тебе хочу предложить серьезное, оно не требует спешки. Может быть, оно еще и не выгорит. К нему надо подготовиться, разведку произвести, подходы найти, а на все это нужны деньги. Вот на подготовку и уйдут твои восемь тысяч евро. Обещаю тебе, что все они будут потрачены исключительно на тебя. Одеть тебя надо, машину тебе купить, квартиру снять, жить месяца три в столице. Так что мне еще придется из своего кармана добавлять. А ты говоришь - отдай. Отдам, куда я денусь, но не сразу. Войдешь в курс дела, поймешь, что траты предстоят немалые. Я ведь не обычный карманник щипач, нет. Я работаю только по крупному и без риска. Только вот стар я стал, напарник мне нужен молодой. Опыт передам, мозги, ошибки исправлю. И вас молодых не подставлю, тебя и Ию. Кураж мне твой нравится. Удачливый ты!
        - Как, и Ия в этом деле будет участвовать? - несказанно удивился Федор.
        Хитрый ход сделал Купец. Федор всю глубже и глубже заглатывал крючок.
        - Да, ваша роль, твоя и ее, всего лишь роль подсадных уток. Основную работу беру на себя я. Дело стоит того, чтобы за него взяться.
        - Что за дело? - быстро спросил Федор.
        Купец не выказывая никаких эмоций бросил через стол Федору газету «Светская жизнь». На первой странице красным фломастером была обведена фотография пышной дамы в вечернем платье. Оголенную грудь ее украшало большое колье, на руке был виден браслет украшенный бесцветными камнями. В ушах сверкали массивные сережки.
        Федора больше всего заинтересовала подпись под фотографией - «провинциальная львица недавно перебравшаяся в Москву на вернисаже в Доме Художника затмила стоимостью своих украшений жен олигархов. По самым скромным подсчетам стоимость надетых бриллиантов зашкаливает сумму в два миллиона евро». На другой странице была подчеркнута еще одна статья. В ней речь шла о жене мультимиллионера нефтяника. Ее украшения оценивались уже в сумму в пять миллионов евро.
        - И в чем моя роль будет заключаться, - глядя со скепсисом на старика, спросил Федор, - снять с ее груди бриллианты? Ты предлагаешь мне таскать каштаны из огня непонятно для кого и зачем?
        Купец пропустил мимо ушей колкость гостя. Он разлил по бокалам вино и неспешно сделал глоток.
        - Хорошее вино. Попробуй, Федор.
        Гость помочил губы и отставил бокал в сторону. Он уже смирился с мыслью, что уйдет отсюда ни с чем. Дальше вести разговор не имело смысла. Старик чутко уловил его настроение и продолжил:
        - Снять бриллианты и без тебя будет кому. А я на что? Ты, главное, узнай, где она их складирует. Мы это дело провернем и комар носа не подточит. Они у нее пропадут из сейфа в тот момент, когда ты с нею будешь на другом конце Москвы в постели. Тебя никто и не заподозрит. Будут думать на кого хочешь, только не на тебя. На уборщиц, на охрану, на садовника, на повара, но не на тебя. Твое дело сфотографировать на миниатюрную камеру тот момент, когда она будет их доставать. Мне сейф ее нужен.
        - А как я к ней в дом попаду? Любовником что ли?
        - Вот насчет любовника, ты правильно заметил! - сказал Купец. - Если ты будешь ее любовником, то она постарается не афишировать свою связь и держать тебя подальше от своего дома. Но я знаю психологию этих дамочек, она не утерпит и все равно найдет способ показать тебе свой дом, похвалиться своим состоянием. Ты и чиркнешь всего пару раз камерой- зажигалкой. А потом в ее дом ногой ни-ни. А ценности пропадут через месяц. Кто на тебя подумает? Она и имя твое побоится следователю сказать. Так что ты будешь чист как агнец.
        - А вы как в дом проникнете, - снова перешел на «вы» Федор, - везде ведь видеокамеры стоят, сигнализация есть, наверно, собаки.
        - Вот через собаку и попаду.
        - Как? - удивился Федор.
        - У нее их две. Она сама их возит к ветеринару. Сама случает. Я ей на случку привезу кобеля всего увешанного медалями. Пригласит же она меня после кофе попить. А там и дом покажет. Я думаю, у меня будет пять минут, чтобы подойти к сейфу.
        - А хозяйка где будет в это время?
        - В туалете! У нее после пары капель в кофе вдруг расслабление желудка начнется. Минут на десять гарантирую перерыв в светской беседе о собачьей случке.
        - Ну, хорошо, - задумчиво сказал Федор, - предположим вы в дом попадете через месяц после того, как я запишу на кинокамеру ее подход к сейфу и все удачно сложится. Но вас тут же начнут искать.
        - И пусть ищут!
        Старик открыл коробку стоявшую рядом с ним, достал парик, одел его на голову, за щеки сунул два кругляша, на нос нацепил очки с какими-то неправильными стеклами. Перед Федором сидел совершенно незнакомый человек. Лицо у него округлилось, глаза стали азиатскими, раскосыми. Ушей за благородной гривой не было видно.
        - У меня пальчики нигде не засвечены, - добавил старик, - и клей давно уже есть, который смазывает дактилоскопию.
        - А где я с нею познакомлюсь? Живет, наверно, на Рублевке! - скептически заметил Федор.
        - Эта дура ходит на вернисажи. Приобщается к искусству. Там и познакомишься. А квартиру отдельную с широкой кроватью я тебе обеспечу. Баба пишут, все от жизни старается урвать. Еще вопросы есть?
        Федор надолго замолчал. Старик не торопил его с ответом. Пусть подумает, вникнет. Наконец, Федор спросил:
        - А Ия какую роль во всем этом деле будет играть?
        Старик впервые с начала встречи улыбнулся:
        - Она твоя невеста. Отошьет эту даму, как только ты у нее в доме побываешь. Так что ты самым естественным образом обрубишь концы своей связи. И дама будет о тебе помалкивать. Твой след вообще не должен проявиться. А потом мы соберемся здесь и поделим навар. Реализацию камешков я беру на себя.
        Старик замолчал. Молчал и Федор. Он не принял бы предложение Купца ни под каким видом, если бы… Вот это «если бы» его и угнетало. Если бы Ольга в аэропорту не сказала Виктории, что была с ним, Федор сейчас развернулся бы и ушел. Предложение Виктории помочь устроиться в Москве, вполне его устраивало. А теперь после Ольгиного унизительного замечания, еще вопрос, захочет ли она поддерживать с ним связь.
        Позвонить должен ей он. А вдруг со зла она тогда в аэропорту выбросила мобильник в урну? Баба импульсивная, запросто могла сделать, а потом будет всю жизнь жалеть. И что тогда ему делать? Снова подаваться в гастарбайтеры, таскать носилки с бетонным раствором на третий этаж? Руки отвалятся. Он за месяц здесь на море отвык от тяжелой физической работы, да и не любил ее никогда, если честно сказать.
        А приняв предложение Купца, чем он рискует? Риск есть, притом огромный риск загреметь в северные края.
        Итак, начнем сначала. У него три пути. Первый, связанный с тяжелым физическим трудом, он сразу отвергает.
        Второй путь, человечный, предложенный Викторией, заманчив, но слишком долог - это путь превращения его в независимую, самодостаточную личность. Этот путь остается под вопросом. Федор не знает, в силе ли ее предложение.
        И вот сейчас нарисовался третий путь, зыбкий, рискованный, но с перспективой одним махом, всех побивахом, решить одним ударом все свои материальные вопросы. Двадцать пять процентов - это полмиллиона долларов. Может для кого-то это не деньги, но только не для Федора.
        Федор сидел и думал, что определяется с выбором, хотя выбор им был сделан еще в тот момент, когда он решил приехать на море и половить удачу среди богатых дам. Честолюбивые мысли постоянно возвращали гостя к предложению Купца. «Старик ведь ему ничего нового не предлагает, - подумал Федор, - он всего лишь ставит его в более жесткие и опасные рамки». Чего уж скрывать от самого себя, внутренне он давно созрел для опасного дела. Тоненький росток чести и совести, тянущийся еще недавно к свету, Федор собственными руками переломил пополам.
        - Я согласен! - заявил он.
        - Вот и ладно, - спокойно сказал Купец, - сходи на кухню, помоги Ие накрыть на стол. Отметить такое событие надо.
        Федор встал и направился к дому. Из-за спины он услышал голос Купца:
        - Можешь с этого момента назвать меня - дед!
        Федор чуть не споткнулся на ровном месте. Вот и первый сюрприз. Значит эта Ия ему такая же внучка, как и он внук. Федор вошел в дом и по запаху определил местонахождение кухни. Ия доставала из духовки жареного гуся. Федор засмотрелся на ее красивые ноги.
        - Дед попросил стол обновить! - помявшись, сказал Федор.
        Девушка переложила истекающего жиром птицу с противня на блюдо и, сдвинув брови с угрозой заявила:
        - Имей в виду на будущее Красавчик, я тебя в постели ублажать не собираюсь. Нечего меня облизывать похотливыми зенками и заглядывать куда не положено. Так что держись от меня подальше, если не хочешь неприятностей.
        - Нужна ты мне была, как собаке пятая нога. Юбку бы одела подлиней, срамно на тебя смотреть! - обиделся Федор. - Я пришел тебе помочь.
        - Ширинку застегни, помощник!
        Федор глянул вниз и обомлел. Гульфик был расстегнут.
        - Дед так шутит со всеми кто мимо него впритирку проходит. Учти на будущее. Внизу дернет, а в это время из карманов на груди бабки тю-тю!
        Она презрительно оглядела его с ног до головы.
        - Проспорила я. Дед в тебе не ошибся, сказал, что ты дозреешь, как я гуся дожарю. Слабак ты, привык под бабами лежать, а я таких не люблю.
        - Учту на будущее! - зло сжав скулы, так что заходили желваки, заявил Федор.
        - Учти! Учти! - передавая ему блюдо, сказала Ия. - Ты поступаешь в мое полное распоряжение, что скажу, то и будешь делать.
        Федор осклабился.
        - Ну, это положим, еще бабушка надвое сказала.
        - Не знаю, что там твоя бабушка сказала, но от тебя так бабьем разит… Ты душ хоть принимаешь? Или немытый из одной постели да в другую! Чем от тебя пахнет? Чем-то знакомым, а чем не пойму!
        - Борделем! Чем же еще! К чему привыкла тем и пахнет! - отбрил ее Федор. А Ия будто и не слышала его. Она продолжала измываться:
        - Стахановец, ты наш геройский! Кобелино приблудный. Радуйся. На случку в Москву тебя повезем. Прошел ты успешно испытательный срок. Премного довольны тобой клиентки.
        - Завидки берут? В очередь хочешь встать? - ехидно спросил Федор. Ворохнулась у него в мозгу подозрительная мысль насчет испытательного срока и тут же пропала.
        Ия огрызнулась:
        - В очередь встать не хочу, а вот на поводок тебя посажу, коли ты согласился на поденную работу. Так что привыкай на поводке у ноги моей ходить и команды выполнять. И чтобы никаких побегов на сторону. А то, видишь ли, взял моду, сам обнюхивать сучек. Кстати, ты со своей москвичкой окончательно порвал? Что-то у вас разборки с нею шли до утра, до самого ее отъезда. Торговались вы с нею, что ли? Чего она от тебя хотела?
        - Ничего!
        - А зачем тогда поехал в аэропорт ее провожать? Или у тебя там была еще пассия? Ты знаешь, что муж устроил разборку той даме, что с твоей москвичкой рядом стояла. Тебе это надо было? Ты зачем к ней подошел? Приключений на одно место захотелось? Не волнуйся, приключений теперь у тебя будет, хоть отбавляй, а вот бабья ни одной. Посидишь на диете, чтобы жаром от тебя пыхало даже на старух. И нечего на меня зыркать свирепыми глазами, я тебе ничего нового не сказала. Иди вперед, Красавчик. Скажи деду, сейчас остальное на стол подам. Надо же тебя встретить, как положено.
        - Спасибо, встретила!
        - А ты как хотел?
        - Влюбилась, так и скажи! - поддел Ию Федор. - Только сцены ревности мне не надо устраивать. И по крышам нечего лазить. С биноклем была или как?
        Ия деланно расхохоталась.
        - Чья бы корова мычала… Мартовский кот о любви заговорил. Да ты хоть знаешь, что это такое? Тетки тебе про большую любовь рассказали?
        Как оплеванный с жареным гусем вернулся Федор к столу. Купец окинул его внимательным взглядом, но ничего не сказал, а лишь помог поставить блюдо посреди стола. Когда через несколько минут появилась Ия, на лице ее сияла очаровательная улыбка. Она мило улыбалась Федору.
        - Федя, ты позволишь за тобою поухаживать? Я тебе лучший кусок положу. Грудку.
        Федор покосился на Ию, не вставит ли новую шпильку? Нет, не вставила. Лишь мило и безвинно улыбалась. Перед Федором за долгим и продолжительным обедом, наконец, разложили настоящие, а не крапленые карты. Охота, оказывается, намечается не на ту даму, что в светской хронике мелькнула, а на ее двойника, жену вино-водочного короля. Хотя, какая Федору разница, все они, эти жены нуворишей, поднявшиеся из грязи в князи, одной краской мазаны. Количество бриллиантовых побрякушек, кажется им, добавляет общественного веса и собственной значимости.
        - За удачную охоту! - поднял тост Купец.
        - За молодого охотника! - ласково и лукаво улыбнулась Ия и подмигнула Федору.
        - За удачу! - сказал гость, а теперь полноправный член их команды.

        Глава IX

        После обеда Федор съездил за своими вещами. Квартирной хозяйке он оставил короткую записку.

«УЕЗЖАЮ В МОНТЕ-КАРЛО. БУДЕШЬ В ТЕХ КРАЯХ, ЗАХОДИ В КЛУБ «ЭЛИТНЫЕ УСЛУГИ». ПО СТАРОЙ ПАМЯТИ ТАК И БЫТЬ ОБСЛУЖУ ПО ВЫСШЕМУ РАЗРЯДУ. КЛЮЧИ В ПОЧТОВОМ ЯЩИКЕ. БЛАГОДАРНЫЙ ЗА НАУКУ КВАРТИРАНТ».
        Федор отвернул ручку чемодана и, вытащив затычку, заглянул в тайник. Деньги были на месте. Он переложил их в портмоне. Тот от такой прибавки не стал толще.
        На обратном пути Федора грызла тревожная мысль. Он сознавал, что ввязывается в такую авантюру, из которой не сможет до конца жизни выбраться. Пока есть возможность сесть на первую электричку и уехать подальше от этого курортного города. А там пересесть на поезд и махнуть домой, в деревню! Деньги у него теперь были. На подержанную иномарку хватит. А что дальше? Федор горько пожалел о тех восьми тысячах евро, что прихватизировал Купец. Как раз и на дом хватило бы. Сосед крепкий пятистенок недорого продавал. Завел бы пчел, пруд взял в аренду, карпов стал бы разводить, обустроился с хозяйством. А потом позвонил Виктории. Интересно, как выглядела бы их встреча? И приехала бы она к нему? Приехала бы, прилетела! Чай с медом пили бы на веранде с видом на пруд. Федор неожиданно для себя заметил, что со времени ее отъезда он постоянно о ней думает. И думает хорошо, тепло, с нежностью и непонятной тоской. Забрала она его за живое, приворожила. Не он ей все соки попил, а она замутила ему душу, заглянула на самое донышко и провела ревизию. По полочкам его разложила. И как потерявшемуся кутенку дала реальный
шанс выбраться из джунглей человеческих страстей и пороков на прямую и ровную дорогу. А он? В какую пасть сует голову?
        Троллейбус шел вдоль набережной. Была последняя возможность проехать дальше в сторону аэропорта, но он сошел на той остановке, где выше по переулку располагался дом Купца. Федор мысленно попробовал найти оправдание своему поступку. На ум пришла жалкая отговорка о зависших у Купца восьми тысячах евро. Хоть часть тех денег из него надо вырвать. Троллейбус остановился на остановке и Федор, подхватив чемодан, вышел.
        Рубикон был перейден.
        Прошагав по извилистой дороге метров двести, у знакомой калитки Федор нажал на кнопку звонка. В это время сзади подъехала Тойота. За рулем сидела Ия. Опустив стекло, она заговорщически улыбнулась Федору.
        - Не звони, сейчас открою! - сказала она. В руке у нее появился голышок-дисплей, Она направила его на ворота и створки поехали в разные стороны.
        - Ты за мной следила, - хмуро спросил Федор, - могла бы и подвезти!
        Ия презрительно сжала губы:
        - Еще чего не хватало. За билетами на поезд я ездила. Мы с тобой уезжаем сегодня, а дед завтра с утра на машине. Учти, вилять хвостом уже поздно. Тебя никто за язык не тянул. Сам выбрал свою дороженьку.
        Ия газанула и машина, взвизгнув покрышками, въехала во двор. Федор зашел следом за нею. Купца нигде видно не было.
        - Заноси в дом чемодан, - приказала Ия и добавила, - можешь поплескаться в бассейне, сейчас тебе полотенце дам. Или в душ сходишь?
        - Спасибо! Не хочу! - ответил Федор.
        - Ну, как знаешь! Ехать будем всю ночь и день в двухместном купе. Чужой бабский дух не переношу! Может тебя с хлоркой отмыть?
        Федор уяснил для себя, что, когда они с Ией будут оставаться вдвоем, ему придется сносить ее колкости. Он отделался банальностью:
        - У меня денег не хватит рассчитаться за такой помыв. Дорого, наверно, берешь?
        - Не дороже, чем ты!
        Минут через десять ворота снова открылись, и во двор въехал Форд. Из него вышел Купец. Он приветливо кивнул Федору.
        - Собрались уже в дорогу? - спросил он обоих.
        - Собираемся, - ответила Ия, - еду готовлю.
        - Готовь побольше. Чтобы в ресторане не светились.
        Купец повернулся к Федору:
        - Пойдем в дом, перекинемся парой словечек.
        Он пропустил Федора вперед и, когда вошли в кабинет, кивнул на кресла.
        - Присаживайся.
        Федор сел. Купец достал сигару, откусил щипчиками кончик и прикурил от большой настольной зажигалки.
        - Где щипать так ловко научился? - спросил Купец. Врать не имело смысла, и Федор ответил, что у них в строительной бригаде работал бывший цирковой артист, который и научил кое-каким фокусам.
        - Там же и тело накачал?
        - Там!
        - Хорошо! А еще что умеешь?
        - Стены класть. Носилки таскать.
        Если бы рядом стояла Ия, то не преминула бы заявить, что таскать теперь ему придется баб до кровати. Купец ничего не сказал, и лишь молча достал из стола две тысячи евро и протянул Федору.
        - Из твоих денег. Пока больше не дам. Обоснуетесь в Москве, а я через пару дней подъеду.
        Затем полез в тот же стол и, вытащив из него толстый портсигар, протянул его Федору.
        - Это тебе!
        - Я не курю!
        - Это сверхчуствительная кинокамера. Ия научит тебя как ею пользоваться. А схема остается той ж, что я тебе рассказывал. Наша клиентка ходит на вернисажи. Пока ходит. Ходила по крайней мере. На неделе большая художественная выставка. Должна она там появиться. Вот ее фотография в полный рост.
        Купец положил перед Федором фотографию тучной сорокалетней женщины. Федору стало дурно. Объемы ее тела поразили его. Это была стенобитная машина, арба на двух ногах. Такую даже ему не поднять на двух руках.
        - Придется потрудиться! - сказал Купец. - Игра стоит свеч. У нее драгоценностей, по моим сведениям, миллиона на четыре. Проверить тебе придется. Мне нужна полная информация.
        Федор быстро прикинул свою долю. Выходило миллион.
        - Как раз и получишь обещанные пол лимона, - спокойно сказал Купец.
        - Почему пол, а не весь? - быстро спросил Федор.
        - Потому, что ее драгоценности можно будет продать не более чем за пол цены. Они могут быть в розыске. Придется их переделывать, усекать, найти непритязательного покупателя. Денег все это стоит. За каталожную цену ее бриллианты никто не возьмет. Тебе главное попасть в ее квартиру.
        У Федора почему-то отложилось в памяти, что попасть ему надо будет в загородный дом. Там купец собирался случку собак проводить. А в городской квартире, какая случка? Одна порнография.
        - А разве она не за городом живет? - спросил он Купца.
        - Сейф у нее в городской квартире. Элитный дом. Хорошо охраняется. Три уровня защиты. Два поста охраны, во двор, в дом. Квартира на сигнализации, в милиции и на свою, домовую охрану. Везде видеокамеры. Так что у тебя не очень легкая задача, эту дамочку раскрутить. Я даже не представляю, как ты к ней в дом попадешь. Есть у Ии одна задумка. Да, вот еще вопрос, кем ей будешь представляться? Это достаточно существенный момент. Никакого работягу к себе домой она не пригласит. Ты должен быть носителем определенного имиджа, если не по деньгам, то по статусу своему соответствовать ее кругу. Правда, у нее представления об этом круге специфические. Она ведь начинала свою жизнь в магазине за водочным прилавком.
        - А где вы ее накололи?
        Купец с осуждением посмотрел на Федора:
        - Никогда не употребляй слова из блатного жаргона. Слова имеют свойство выскакивать непроизвольно в самых неподходящих случаях. Дамочка ведь будет к тебе не один день приглядываться, прежде чем ты войдешь к ней в полное доверие. Чудес на свете не бывает. Она прожженная бабенция, а взять ее надо на том, что она больше всего хочет. А хочет она за свои деньги элитарного окружения, общения с театральной и художественной богемой. Баба хочет прыгнуть выше себя, а двери великосветской тусовки перед нею закрыты. После одного раза знаться с нею никто не желает. Слишком вульгарна она.
        Федора, как коня передернуло от нарисованных перспектив. А Купец продолжал:
        Вот и ударилась в другую крайность. Брюликами хочет нос утереть непонятно кому. У нее, по моим данным, самая богатая коллекция безвкусных украшений. Каждый раз одевает новые. Да ты и сам увидишь. Твое дело, узнать место их хранения и записать на камеру ее подход к сейфу. Ну как, справишься?
        - Доплата за утехи с такой мымрой должна быть! - представляя себя в постели с этой коровой в брезгливом оцепенении заявил Федор.
        - Компенсацией тебе Ия будет!
        - А муж у водочной королевы кто?
        - Муж.
        - А что их связывает?
        - Девяносто девять процентов бизнеса на нее записано.
        Купец встал.
        - Сейчас весь пасьянс не разложишь, у нас пара карт пока на руках. Принесешь остальные в клюве, тогда окончательно обмозгуем, как дальше быть. Ну, счастливо доехать, хата вас уже ждет. В гостинице не останавливайтесь.
        Купец вместе с Федором прошел на кухню. Ия заканчивала упаковывать баул с едой. Федор увидел, как в объемной сумке в дополнение к снеди завернутой в фольгу исчезли пара бутылок вина, бутылка виски, бутылка коньяка. Купец ни слова не сказал, а Федор поморщился. Перспектива поездки в одном купе с молодой красоткой и радовала его и пугала. Он вспомнил слова Купца насчет компенсации. То-то девочка готовится. Вполне возможно мужика настоящего давно не видала. Вот и бесится весь день при виде элитного самца.
        - Поезд во сколько? - спросил Федор. Ия протянула ему его паспорт с билетом.
        - Через час двадцать.
        Федор снова был поражен, увидев свой основной документ в чужих руках. Значит, не соврала, когда заявила, что не следила за ним. Куда он без паспорта делся бы? Пешком или на попутках добирался бы до родного села? А еще раскидывал мозгами, уйти или остаться! Ушел бы, до первой проверки милицейского патруля. Круто его взяли в оборот.
        Купец спросил, на чем они будут до вокзала добираться?
        - Я такси вызвала! - сказала Ия. - Водитель уже звонил, что подъехал.
        Сели, как положено, на дорожку. Купец не вышел их проводить.
        В вагоне они сразу отдали билеты, и Ия попросила проводницу их не беспокоить. Хозяйка вагона окинула оценивающим взглядом Федора и едва заметно улыбнулась. Федор чувствовал неимоверную усталость, накопившуюся за последние дни и, готов был хоть сейчас лечь спать. Ия же была неестественно напряжена. Она попросила выйти его в коридор, а через несколько минут позвала обратно. Вместо джинсового костюма на ней был легкий, похожий на пеньюар шелковый халатик. На столике стояла бутылка виски, минеральная вода, а на одноразовых тарелках была разложена зелень, рыбная и мясная нарезка.
        - Выпьем? - спросила Ия.
        Федор не захотел ее обижать и согласился.
        - Выпьем!
        Что будет дальше, он отлично знал. Благопристойно-чопорный разговор постепенно поменяет скованное никчемными условностями русло и выйдет на простор откровенно интимных намеков и шуток. Типичное поведение голодной самки. А дальше вступят в дело руки и губы. Будет показное негодование и сопротивление. А затем бурные ласки и разговоры до утра. А он предпочел бы после любовных утех поспать под стук колес.
        Федор мысленно вздохнул то ли осуждая, то ли благословляя свою участь и плеснул на дно стеклянных стаканов по доброй порции виски.
        - За успех нашего дела! - сказал Федор.
        - Я именно об этом с тобой и хотела поговорить! - сказала Ия и взобралась с ногами на диван. Из под халата аппетитно проглядывали белые трусики. - Тебя не смущает мой вид? А то я совсем хотела раздеться.
        - Не очень!
        Она обрадовалась.
        - Вот и ладно! Хоть один мужик нашелся, который равнодушно на мои прелести посмотрел. А я ведь твою реакцию хотела проверить. Думаю, будет пялиться или нет, а ты сразу нос отворотил. Я это заметила, можешь не оправдываться. Так что, пока у тебя голова ясная и страсть не затуманила мозги, поговорим начистоту.
        - Поговорим! - сказал Федор, а сам подумал про засланного казачка. - Мне скрывать нечего.
        - И мне нечего! - воскликнула Ия и сбросила себя халатик. - Красивое у меня тело?
        - Пожалуй, эталоном можно назвать. Богиня, соперница луны, гоп-топ-поп-модель.
        - И у тебя такое же! Молодой полубог! - спокойно заявила Ия и одела халатик. - Представь, как я должна была сейчас гореть, а мне на тебя тошно смотреть. Дед специально нас вдвоем отправил, чтобы мы потеряли друг от друга голову, тогда ему будет легче нами вертеть.
        - А один нескромный вопрос можно? - уведя глаза в сторону, спросил Федор. - Дед, тебе кто? Родной дед или…
        Ия взяла в руки стакан с виски.
        - Дед меня еще зеленую, вытащил их дома свиданий, из борделя одним словом. Вовремя вытащил, иначе бы я сидела уже на игле или СПИДом была бы больна. Так что я не знаю теперь, кто он мне, то ли благодетель, то ли хозяин моей жизни и тела. Вывез сюда. Поживи, говорит. Живу у него уже почти год. Дедом стала называть. Он ко мне привык, я к нему. У деда нет ни кухарки, ни шофера, ни домработницы, ты обратил внимание?
        - Вроде обратил!
        Ия пригубила стакан с виски.
        - Уединенно жил старичок. Деньгами раньше сорил. Любил со мной по набережной пройтись. Не докучал. Раз в месяц если и зайдет в спальню ко мне, то сначала спросит, не против ли я. А куда против, если с панели подобрал, отмыл, одел, обул и сказал, что я могу в любой день уйти, как только захочу. Только мне некуда идти. Мать у меня спилась, а меня выставила на продажу еще тринадцатилетней девочкой. Так что я много грязи и разврата перевидала. Тебя не шокирует, что я рассказываю?
        - Пока нет! - сказал Федор. Он так и не мог понять, куда клонит его собеседница. Человек, обычно, не большой любитель выворачивать душу наизнанку, а тут ему такие подробности выкладывают, что поневоле хлоркой захочешь отмыться.
        - Ну вот, месяца через три, когда я окончательно пришла в себя, стала по старой привычке лазить по шкафам, деньги искать. Все карманы его облазила, все бумажники, все места, где можно деньги спрятать, нигде ни рубля. Уехать от него я решила, а напрямую побоялась деньги спросить. И тогда в городе пошла я с одним северянином к нему в номер. Раз пропала, второй. На третий раз дед мне и говорит:
        - Денег хочешь заработать?
        Я ему зло отвечаю:
        - Хочу, много денег хочу заработать. Ради них я готова на все!
        Дед спокойный как скала усмехается:
        - Так, только дурную болезнь заработаешь. А большие деньги по-другому зарабатывают! И до старости спокойно, как я доживают на берегу моря. Чего тебе не хватает? - спрашивает он меня.
        - Машину, говорю, хочу! Иномарку.
        Пошли мы на следующий день выбирать машину. Выбрала я Тойоту.
        - Еще что хочешь? - спрашивает он меня.
        А я не знаю, что попросить. Вроде одета, обута. Никто меня не насилует. Понял дед меня.
        - Значит, ты пришла в себя! - делает он вывод. - Тело твое затребовало свое, здоровой любви, а выразить это словами, сформулировать ты не можешь. Вот и беснуешься в золоченой клетке. Природу не обманешь.
        Стыдно мне почему-то стало. Я присмирела на время. А потом ему говорю, что будет если вдруг он умрет? С чем и куда я пойду? У меня ни профессии, ни образования, ни угла. И что за прихоть с его стороны была, подобрать меня на улице и привезти в этот шикарный дом? К качестве кого я здесь?
        Знаешь, что он мне сказал?
        - Хорошо, уже то, что ты задаешь себе такие вопросы. Вот еще до одного вопроса созреешь, и тогда мы с тобой поговорим серьезно.
        - А я зреть не хочу. Я жить сейчас хочу! - кричу я ему и напрямую спрашиваю: - Ты, дед, не боишься, что я один раз ночью тебя убью? Встречу хорошего парня и тебя убью. Или деньги найду у тебя и убью.
        Отвечает он мне так спокойно:
        - Деньги мои лежали в банке, банк лопнул, председатель правления сбежал или плавает где в болоте, никто точно не знает. Так что ты сделаешь мне только одолжение, если перережешь пуповину связывающую меня с этим светом. Я, Ия, жизнь прожил как волк одиночка, греб только под себя, думал, подойдет старость, куплю дом на берегу моря и буду любоваться закатами. А теперь ни семьи, ни друзей, ни денег, ничего. Помнишь сказку про разбитое корыто? Я даже тебе при всем желании не смогу ничего оставить.
        - Почему? Дом же, у тебя есть, - говорю ему, - он миллионы стоит. Приносит он мне кредитный договор и показывает. Дом им заложен в качестве обеспечения кредита взятого в банке. А в другом банке у него был депозит. Там он деньги положил под более высокие проценты, так тот банк лопнул. Так что, заявляет, можешь хоть сейчас мне горло перерезать. Он даже записку оставит, что сам это сделал! И на меня никто не подумает, даже если руки мои по локоть будут в крови. Жалко мне его стало. Обиженный богом и самим собой он человек. Стали мы вдвоем искать выход из этого положения и, кажется, нашли. Дед нашел… Кстати в тот день, когда ты со своей старухой пришел в «Два пескаря», я дежурила перед рестораном в машине. Мы с двух сторон должны были потолкать эту веселую компанию в дверях, и освободить их от лишних ценностей. Дед свое дело знает. Он часы молча с руки снимает, не то что браслеты. А тут ты опередил нас. Ловко у тебя получилось. Дед сказал, что высший класс. И послал меня за вами проследить. Хорошо, что я этот район знаю, я объехала пустырь, а тут вы с другой стороны нарисовались. А потом ты увел свою
кралю к себе на квартиру. А она у тебя в чемодане что-то искала.
        - Знаю я! - сказал Федор.
        - А чего не выгнал ее?
        - Дед тебя тоже не выгнал, хотя ты тоже лазила по его карманам.
        Ия увела разговор в сторону:
        - Ненасытная эта дамочка у тебя. Но с норовом. То оденется, то вновь растелешится и бросится тебе на шею. Вы были как Дездемона и Отелло. А ты, я смотрю, призовой жеребец. Поверь мне, я в этом деле толк знаю.
        Федор подозрительно оглядел Ию. Ворох сомнений осенними листьями кружил и падал на потревоженную душу. От вчерашнего спокойствия не осталось и следа.
        - Зачем ты все это мне рассказываешь? - жестко спросил он ее.
        Ия давно подготовилась к этому вопросу. Она испытывающее смотрела на Федора и сказала:
        - Делиться с дедом не хочу. Если мы с тобой вдвоем провернем это дело, то сам Бог велит нам поделиться поровну. Пятьдесят процентов тебе, пятьдесят мне.
        Федор не торопился отвечать. Предложение было заманчивым, но у него тут же мелькнула мысль, что Ия по заданию Купца проверяет его на вшивость. С какой стати он должен ей верить? Может, поостеречься? А то как дурак попадешься на крючок с самой примитивной наживкой. А с другой стороны, кто ему этот Купец? Никто! Так верить ей или нет? Насколько она искренна? Или она…
        Развить мысль про засланного казачка Федор не успел. Ия оборвала нить его молчаливых рассуждений.
        - Ты мне не веришь, я знаю! Я бы тоже на твоем месте поостереглась сразу вступать в ряды оппозиции.

«Ничего себе оппозиция», - мысленно усмехнулся Федор. Плетет самый настоящий заговор против деда, а хочет представить как невинную шалость. Федор молчал.
        - Доказательства я тебе должна представить, - продолжала Ия, - иначе у нас беспредметный разговор получается. Я по глазам твоим вижу, ты меня за отмороженную стерву принимаешь. Но даже, если я стерва, то хочу ею быть рядом с молодцом, а не со стариком, от которого тянет могильным холодом и тленом. Землей он пахнет, а туда же…
        Куда - туда Ия не сказала. Федор задумчиво молчал. Вариант засланного казачка просматривался все четче и четче. «Дурак, чуть по дешевке не купился», - мысленно обругал он себя. Говорят же, красивая баба раскалывает мужиков как грецкие орехи. И детектор лжи не нужен. Купец не блистал изобретательностью. Пятьдесят процентов, если не больше, разведчиков мира горят на одном и том же - на подведенных, представленных, подложенных красавицах блондинках. Федор окончательно определился - в отношениях с Ией разумная дистанция. Раскусил он их обоих, ее вместе со стариком. Сети расставили, проверяют. Хорошо не пистолет к виску приставили. А он бы их обоих пистолетом проверил. Раньше, до революции, говорят, так в боевых пятерках бомбисты друг друга проверяли. Теперь же он ясновидец не должен выдать себя - никакой снисходительной улыбки на лице. Вслух сказал:
        - Спасибо за предложение. Но я как-то не привык размениваться на тридцать сребреников, даже если они миллион долларов.
        - Значит, не поверил мне! - одобрительно воскликнула Ия. - Это даже к лучшему, что ты не только на сладкое тело не падок, но еще и на большие деньги. Было бы стремнее с тобой договориться, если бы было наоборот. Между тем ты не все услышал из того, что я тебе хотела рассказать. Самое существенное я приберегла напоследок. Скрепляющий нас обоих раствор должен быть.
        Ия откинула полу халата оголяя красивые ноги. Как у оленя при весеннем гоне у Федора непроизвольно раздулись ноздри. С трудом он отвел взгляд от белого девичьего тела. Сглотнув заполонившую весь рот похотливую слюну, глухим голосом сказал:
        - Девочка, я волк - одиночка. Привык ходить сам по себе. А ты хочешь любым способом оседлать меня. Не старайся красивая, не получится.
        - Я на тебя не уздечку одеваю и не седло. Ездить на тебе я не собираюсь. Я просто стараюсь перетянуть на свою сторону. Пойми, одна я не справлюсь с дедом… с Купцом. Он слишком хитер, даже для нас обоих. В дураках мы в конце останемся, попомни мое слово.
        Федор пожал плечами.
        - Я тебе не помощник. Спи!
        Отвернувшись к стенке купе он натянул простынь до подбородка, давая понять что скользкий разговор окончен. Однако спать ему не дали.
        - Не помощник до тех пор, пока я тебе кое-что не рассказала. Не спи, лучше послушай!
        Ия привстала на диване, обняла коленки руками и медленно начала рассказывать:
        - Я поехала за билетами, а потом вспомнила, что права дома забыла. С полдороги вернулась. Обед как раз был. Дед обычно в это время спит. Чтобы его не разбудить я машину оставила за воротами и тихо вошла в дом. Слышу в гостиной голоса, хотя он не говорил, что ждет кого-то. Голос деда:
        - Михо, тут у меня одно дельце в Москве намечается. Когда закончу, одно промежуточное звено надо будет убрать.
        - Ты как всегда хочешь оборвать концы? - спрашивает его другой голос.
        Я похолодела. Неужели думаю, разговор идет обо мне?
        - Береженого Бог бережет, - отвечает дед.
        - Можно хоть узнать о ком речь идет?
        Видно, в этот момент дед протянул Михо фотографию, должно быть твою, потому что вдруг раздался удивленный возглас:
        - Купец, а я ведь его знаю. Он у Коли Волосатого клиентов обчистил. Коля Волосатый мне родственник. Он думает, если он родственник, то мне можно не всю сумму отдавать за крышу. Сколько он отдает, на столько я его защитил, крышу дал. Я отпустил этого парня. Сделал вид что поверил, что он из структур. Клянусь Купец, я бы тебе отказал, но мой Крокодил полез проверять из каких он структур. Чмо он залетный, это Красавчик. Наглый как танк. У меня есть свой такой же Крокодил. Крокодил считает, что я слишком мягкий стал последние годы. Он эту историю с наглым Красавчиком остальным ребятам рассказал. Зубы стал показывать Крокодил. Самостоятельности хочет. Вот пусть с этого и начнет, лично уберет твоего Красавчика. Когда скажешь, дорогой Купец, тогда я тебе его сразу пришлю. Только задачу Крокодилу и все остальное сам поставишь.
        - Что ты имеешь в виду когда говоришь «все остальное»? - спросил дед.
        Михо ответил:
        - Кирпич имею в виду, который на голову Красавчику упадет. И скажи, Купец дорогой, сколько с этого я буду иметь? Крокодил пока подо мною ходит.
        Дед, видимо, давно обдумал свое предложение потому что с ответом ни минуты не промедлил.
        - Михо! Долю этого Красавчика я тебе отдам. Пол лимона зелени. А если в банку его долю положишь, то и весь лимон будет со временем.
        Слышу звук отодвигаемых стульев.
        - Считай, дорогой, договорились!
        Мне показалось, они закончили разговор. Хотела незаметно уйти, когда вновь послышался голос Михо.
        - Купец, я думаю, мне будет много пол лимона. Если ты оставишь все себе и Крокодил больше сюда никогда не вернется, будет по справедливости. Пусть где-нибудь в болоте плавает.
        Слышу дед говорит:
        - Я всегда, Михо, считал тебя мудрым человеком. Мудрым и не жадным. Ты умно сделал, что один приехал и машину оставил у дальней калитки. Пойдем, я тебя провожу, а то у меня пес злой. Ты не обижайся, но я не хочу чтобы нас вместе после этого разговора видели.
        Раздалось ответное алаверды.
        - Купец, ты в два раза умнее меня. Уже лет десять все думают, что ты ушел от дел, только сидишь и смотришь на море. А ты как всегда играешь только наверняка. Когда ждать звонка насчет Крокодила?
        - Думаю, скоро. Может через день, может через неделю, может через месяц, а там кто его знает!
        - Хорошо!

        Глава Х

        Федор до самого рассвета не мог сомкнуть глаз. Сна не было. Покосился на Ию. Она спала по-детски подложив ладошку под щеку.
        Думал. Вспоминал бригаду, с которой строили особняк нуворишу. Бригадир в свое время поколесил по Союзу. Был как волк осторожен, дерзок и хитер. Тому учил и бригаду. После семи рабочих часов, заставлял всех без исключения качаться. Кое-какие приемы показал. Песок в глаза, удар в пах. Удар по колену и встречный в пятак. «У вас, щенки, ни у кого широкой спины нет. Учитесь зубы показывать, иначе стопчут в жизни». Никогда не срывался на ненормативную лексику. Прививая культуру речи, читал вслух великих ораторов: Цицерона, Плевако и почему-то Троцкого. Показывая пальцем на хозяйский дом поучал: «Его жирный кусок со стороны кажется сладким. Жирный кус - округе всей искус. Чуть зевнешь и из-под носа уведут. Если просто уведут, еще спасибо скажи. А может так случиться, ты только кус приволок, лапы на него положил, губы раскатал, собрался в холодке или наоборот на солнышке пообедать, а тебе раз и по яремной вене секачом. И окажется, что зря ты тащил, зря старался. Жена за другого замуж выйдет, другому постель будет стелить. И может быть раз в году о тебе вспомнит. Слышите, орлы? Это вариант для легального
бизнеса. А есть еще вариант криминальный, представьте что вы в него вляпались. Там вот, там с такими как вы лохами церемониться не будут. Отберут все, и вы еще радоваться будете, коли живы останетесь. А чего это не записываете? Записали бы, я ведь умные вещи говорю. Другой вам такого не скажет».
        За глаза первым над бригадиром посмеивался Федор.
        - Зрячий в пропасть не свалится.
        - Сам ничего в жизни не добился, а лезет поучать! - поддакивали остальные члены бригады.
        И вот сейчас ему вспомнились вещие слова бригадира. Как в воду глядел Максимыч. В штормовом житейском море закрутило, завертело лодку Федора. Может выбросить на грозные скалы и никто не протянет спасительную руку. Неужели и Ия так же, как и он одинока и поэтому тянется к нему?
        Первый луч солнца попал в купе, а Федор все никак не мог определиться, с кем он? С союзе Ией или один? Ия проснулась. Молча встали. Перебросившись ничего не значащими фразами, позавтракали. Уже перед самой столицей Федор сказал:
        - Когда приедем в Москву, я найду себе отдельную квартиру. Так лучше будет. А за то, что предупредила насчет Крокодила, спасибо.
        - Деду может это не понравиться! - заметила Ия.
        - Деду или тебе? - насмешливо спросил Федор.
        - Ну, положим, глядя на тебя, я на месяц сбила охотку на мужиков. Так и скажем деду, что для сохранения потенции, ты съезжаешь на отдельную квартиру.
        В словах Ии Федор почувствовал скрытую издевку.
        - Можешь в любое время ко мне заходить! - поправился он поспешно.
        Ия кривила губы.
        - Когда снова причинный зуд появится. Ты это хотел сказать? Так вот знай, я до вашего брата не дюже падка. Глаза бы на вас не смотрели.
        - Обиделась, что ли? - Федор смотрел прямо ей в глаза.
        - При чем здесь обида? - воскликнула Ия. - Или ты ничего не понял? Тебя уберут как лишнее звено, как только ты свое дело сделаешь. А может быть потом и меня!
        Федор по-волчьи в кривой усмешке оскалил зубы. От вчерашнего тепла в глазах ничего не осталось. Взгляд - стальной клинок. Смертельным холодком пахнуло на Ию.
        - Сыграем в паре! Я согласен! - коротко сказал он.
        Федор, наконец, определился. Бригадир Максимыч учил никому не прощать обид. С Крокодилом у него были свои счеты. И Купцу заодно отобьет охотку подличать.
        - А ты хотел один? Против нас всех? - удивилась Ия.
        - Ничего я не хотел! - огрызнулся Федор. - Подъезжаем! Давай вещи собирать.
        - Да, вот еще что, - сказала Ия, - захочешь со мной откровенно поговорить по нашему с тобой делу, потерпи пока не выйдем на улицу.
        - Ты думаешь, на квартире могут быть жучки установлены? - несказанно удивился Федор. - А как же наши с тобой отношения? Кто поверит, что ты против меня устояла? - с легкой иронией спросил он.
        - Ой, только не строй из себя Аполлона Бельведерского. Захочу, ноги целовать мне будешь.
        - Я?
        - Да, ты! Хоть завтра!
        Федор стоял с открытым ртом. Потом возмущенно воскликнул:
        - Забыла? Извертелась ты вчера вся. Ха, ха! Она устояла… Кому скажешь, ржать как кони будут.
        Ия презрительно улыбалась.
        - Пошляк! Все правильно говоришь. Это была плата за твое согласие играть в паре. Если бы я тебе просто так предложила сделку, ты бы мне не поверил. Пришлось для убедительности на алтарь нашего с тобой успеха показать женские прелести. И в придачу козырь выложить - Крокодила. Цени. Не пожалела я ничего. Даже тело готова была в жертву принести. К счастью не понадобилась. Чудак, морковку я тебе для заманухи вывесила.
        Федор стоял как оплеванный. Кого угодно на ровном месте могут уесть женщины. О…о, святая простота. Где элементарная логика? Представить жертвой собственную похоть. Вот кто на самом деле крокодилы - женщины.
        Федор мысленно сплюнул. В купе заглянула проводница и, увидев надутые лица, спросила:
        - Никак поссорились?

        Глава XI

        Таксист через час привез их в Ясенево к названному дому. Поднялись. Трехкомнатная квартира окнами выходила на Битцевский лес. Федор занес в прихожую чемоданы и мысленно похвалил предусмотрительного Купца. Их можно принять за молодоженов или молодую пару, живущую в гражданском браке. Паре легче оградить себя от любопытных взглядов и вопросов соседей. Пожалуй, если бы сейчас им встретилась говорливая соседка, Федору волей-неволей пришлось бы остаться с Ией. Хоть ненадолго и лишь потом хлопнуть дверью.
        С приближением к Москве в нем крепло решение снять отдельную квартиру.
        Нестерпимо хотелось видеть Викторию. А сюда он решил занести чемодан Ии да узнать поточнее адрес. Сейчас он мысленно искал благовидный предлог, чтобы «сделать ноги». И, кажется, нашел его.
        - Дед, я так понял, с нами должен жить! - переминаясь с ноги на ногу, сказал Федор. - А я его рожу не могу видеть.
        - Он отдельно от нас будет жить, - спокойно ответила Ия и тут же с издевкой добавила: - Раздевайся, я на твою целомудренность больше покушаться не буду… Красавчик.
        Федор пропустил мимо ушей издевательский тон и угрюмо заявил:
        - Я пойду, поищу себе отдельный угол. Как найду, приду за вещами.
        Ия его остановила.
        - Ты обиделся на меня? Зря. Пойми чудак, теша свою гордость, ты растаптываешь остатки девичьего стыда. Я ведь тоже человек и, как все хочу, нестерпимо хочу великой любви, хочу рыцарского поклонения, хочу больших букетов из луговых цветов, хочу записок в стихах. Было это у меня? Нет, не было. Рассказать, как было у меня? Молчишь? Я вижу, ты презираешь и брезгуешь мною. Бог тебе судия. Я бы сама тебя вышвырнула отсюда, да дело может стать. А демонстрации и капризы оставь своим дамочкам.
        - Это не демонстрации, - возразил Федор. Ему показалось, что он нашел неотразимый аргумент для достойного отступления. - Я хочу с Крокодилом жестко разобраться. Тебя даже рядом не должно быть в этот момент. Понимаешь?
        - Понимаю!
        Закрывая дверь Федор оглянулся и встретился с обжигающим взглядом. В нем всего было вперемежку: и любовь, и ненависть, и презрение, и нечеловеческая затаенная тоска. Только собачьей преданности не было.

«Сука - жизнь», - мысленно выругался Федор. Желание снять отдельную квартиру и увидеть немедленно Викторию гнало вперед Федора.
        На автобусной остановке в киоске он купил сразу несколько толстых рекламных газет и стал перелистывать их. Вот и первое объявление. Достав из кармана мобильник, Федор позвонил по указанному в газете телефону:
        - Вы квартиру сдаете одинокому студенту? Сдали уже?
        Киоскерша высунула голову в окошко и спросила:
        - Молодой человек, вы квартиру хотите снять?
        - Квартиру! - ответил Федор и почему-то подозрительно посмотрел по сторонам. - У вас есть что на примете?
        - Есть. Однокомнатная квартира. Две остановки отсюда. Вчера освободилась.
        Федор несказанно обрадовался. Удача - редкая птица. Так повезло. Только бы эти две остановки были не в ту сторону, откуда он только что пришел. Столковался с киоскершой он быстро. За шестьсот долларов в месяц. Старушка закрыла киоск, повесив объявление «Перерыв», и пошла впереди Федора.
        - Тут между домами по времени быстрее пройти, чем дожидаться автобуса, - сказала она, - только плата за три месяца вперед.
        Федор сразу согласился. Он в нетерпении ожидал того момента, когда получив ключ сразу же сможет позвонить Виктории. Подаренный ею мобильник лежал у него в кармане. А старушка тарахтела всю дорогу:
        - Зона ветров у нас муссонная. Дай Боже еще второй такой район найти экологически чистый. Дышишь, надышаться не можешь. Парк рядом. Хороший парк. Нашли маньяка. Гуляй теперь спокойно. А ты, касатик, на кого учишься?
        - На эколога!
        - Лучше бы на кинолога.
        - А почему на кинолога лучше?
        - А я тебе кота Ваську оставляю в квартире.
        - А при чем здесь кинолог? Он же спец по собакам!
        Бабка стала втолковывать.
        - Выйду я с Васькой на прогулку. А он негодник увидит пса и прыг сразу на дерево. Никакой силой его оттуда не сдернешь. Шипит, упирается, когтями цепляется. Один раз чуть на поводке не задохнулся. Обмотался вокруг ветки. Собак он у меня Васька боится. А вот если бы, Федя, ты был кинолог, от тебя псиной бы воняло. Привык бы мой Васька к собачьему запаху. Не нервничал бы так. Ну да что сделаешь, раз ты эколог. Конечно, лучше было бы если был уролог.
        - А уролог чем лучше эколога?
        Бабка популярно объяснила:
        - Ваську бы бесплатно кастрировал.
        Минут за десять дошли до дома. Баба Клава, так звали хозяйку, поздоровалась со старушками сидящими на скамейке у подъезда. Те с любопытством посмотрели на Федора. Поднялись на смотрины на четвертый этаж. Баба Клава широким жестом пригласила Федора внутрь квартиры. Федор переступил порог и разочарованно повел глазами по сторонам.
        Спартанская обстановка. Посреди комнаты в кресле, по всей вероятности принесенном с помойки спал сибирский кот. Ночной гуляка не соизволил даже глаза продрать при появлении хозяйки. «Точно, таких кастрировать надо», - мысленно согласился Федор с бабой Клавой.
        В углу комнаты стоял старинный кожаный с высокой спинкой диван с жесткими подушками. Федор заглянул на кухню. Из мебели только стол. И ни одного стула.
        - А где стулья? - спросил Федор.
        - Вот же, кресло есть и табуретки на кухне! - баба Клава сбросила на пол кота Ваську. - Присаживайся, детали обговорим.
        Какие детали, подумал Федор. Платить за три месяца вперед ему расхотелось. Он был разочарован, а потом подумал, что может быть это даже и к лучшему.
        - Я за один месяц заплачу вам вперед! - придав голосу оттенок непреклонности заявил Федор.
        - А где я тебя потом буду искать?
        - И кот мне не нужен! - упорно гнул свою линию Федор.
        - Без кота нельзя! - не менее твердо заявила баба Клава.
        - Почему нельзя? - чуть не к потолку взвился Федор.
        - А потому нельзя, что если я приду в конце месяца и кот жив, значит и ты живешь, не сбежал еще. Значит за следующий месяц заплатишь. А девок можешь таскать сколько хочешь. Только не шумите очень, у меня сосед участковый, не любит он шума. Если хочешь, можешь свою мебель привести. Вот диван оставляю раритет, восемнадцатый век, из гарнитура «мадам Помпадур». А кота вечером выпускай гулять. Не то он загадит тебе все вокруг. Не волнуйся, утром он сам попросится обратно. Правда Вася?
        Федор отказался бы от этой неухоженной квартиры, если бы не ее близость к штаб-квартире и не огромное желание увидеть Викторию. Он достал из кармана шестьсот долларов и протянул их бабе Клаве. Та на пальцах показала цифру три. Минут через пятнадцать сторговались на двух месяцах. Отдав деньги, Федор собирался получить на руки ключи. Не тут-то было. Баба Клава сначала предложила подписать договор и положила на стол несколько отксерокопированных листков.
        - Паспорт Федя давай! Заполню твои данные. Число поставим и гуляй с девками. Вижу, как ты на телефон свой поглядываешь. Боишься не успеешь. Успеешь позвонить. Адрес в договоре указан. Ну, али раздумал? А если раздумал, то неустойку мне плати. Я вон сколько времени из-за тебя потеряла.
        Федор, чувствуя что делает что-то не то, достал паспорт. Бабка профессионально его пролистала, быстро вписала в договор номер, адрес прописки и вернула его новому квартиранту.
        - Это, милой, я на всякий случай от милиции, документ с тебя имею.
        Федор беглым взглядом пробежал многочисленные пункты договора. Подводных камней вроде не было. И подмахнул его. Баба Клава сразу положила ключ на стол.
        - Я приду ровно через два месяца, если ничего не случится.
        - А что может случиться? - не понял Федор.
        - Что может случиться! Что может случиться! Вдруг ты нижние этажи затопишь.
        - Сплюньте через левое плечо! - посоветовал Федор бабе Клаве выпроваживая ее из квартиры. Как только за нею закрылась дверь он достал заветный мобильник и набрал известный только ему номер. Тишина. Федор повторно набрал номер Виктории. Тот же результат. «Надо эсемеску послать, - решил Федор. Прочтет, сама перезвонит. Может быть ей неудобно в это время разговаривать». Он посмотрел на часы. Шел третий безответный час. Федор прилег на диван в ожидании ответного звонка и от нечего делать стал читать свой экземпляр договора. Его изумил пункт, где шел разговор о его прямых обязанностях. Одновременно он касался и кота Васьки.
        Пункт гласил:
        СИБИРСКИЙ КОТ «ВАСИЛИЙ» РЫНОЧНОЙ СТОИМОСТЬЮ 3 (ТРИ) ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ ЯВЛЯЕТСЯ СОБСТВЕННОСТЬЮ АРЕНДОДАТЕЛЯ И НЕ ПОДЛЕЖИТ ОТЧУЖДЕНИЮ (ПРОДАЖЕ), СДАЧЕ ВНАЕМ С ЦЕЛЬЮ УЛУЧШЕНИЯ СОСЕДСКОГО ПЛЕБЕЙСКОГО КОШАЧЬЕГО РОДА ИЛИ ГАСТРОНОМИЧЕСКОМУ ИЗВРАЩЕННОМУ КОРМЛЕНИЮ С УПОТРЕБЛЕНИЕМ СПИРТНЫХ НАПИТКОВ. АРЕНДАТОР ОТВЕЧАЕТ ЗА СОХРАННОСТЬ ИМУЩЕСТВА АРЕНДОДАТЕЛЯ В ПОЛНОМ РАЗМЕРЕ. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МОРАЛЬНЫЙ УЩЕРБ НАНЕСЕННЫЙ АРЕНДОДАТЕЛЮ В РЕЗУЛЬТАТЕ УТЕРИ ЕГО КОТО-ИМУЩЕСТВА ВОССТАНАВЛИВАЕТСЯ АРЕНДОДАТЕЛЕМ В ЛУЧШИХ КЛИНИКАХ И САНАТОРИЯХ СН И ВОЗМЕЩАЕТСЯ АРЕНДАТОРОМ.
        Федор попробовал поднять за шиворот кота, когда почувствовал, что от того несет перегаром. Васька недовольно заурчал и открыл один глаз. Взор был пьяным. Федор брезгливо разжал пальцы и голова кота безвольно упала на лапы.
        Хрипло заурчав, кот сполз с кресла. Федор налил ему большую миску воды. Вылакав всю ее до дна кот снова запрыгнул на кресло. Так они оба и проспали тревожным сном до утра. Один в кресле, а второй на жестком диване.
        Ответного сообщения Федор так и не дождался. В девять часов утра он вышел из дома. А до этого налил коту две миски воды, и оставил открытой балконную дверь. Корм кошачий лежал на балконе в глубокой тарелке.
        Федор медленно дошел да газетного киоска. Вместо бабы Клавы за окошком сидела незнакомая молодая женщина.
        - А где баба Клава? - спросил Федор. Он решил отказаться от квартиры.
        - А вы кто?
        - Племянник! - пошутил Федор и попал в точку.
        Киоскерша поверила или сделала вид что поверила:
        - Баба Клава сегодня на два месяца уезжает на Черное море. Так что, если хочешь ее увидеть, поторопись, она пошла за котом на старую квартиру.
        - За каким котом?
        Словоохотливой попалась сменщица бабы Клавы.
        - Ты че не знал? Она очередного дурачка нашла. Кота сейчас заберет, а потом представит дело таким образом, что квартирант его продал. И выбьет с него отступные. Суд на ее стороне. Она состоит в обществе «Защиты животных». А с этим обществом никто связываться не хочет, они все там чекнутые. Эй, ты куда?
        Ноги сами понесли Федора в обратную сторону. Не хватало ему только судиться. «Нет, мне в моем положении светиться ни в коем случае нельзя. Ха! На ограбление века пошел, чертыхался Федор. И с кем, с этим выжившим из ума Купцом, из которого песок сыплется, с малолеткой Ией, да и сам полный идиот. Бабка всучила ему пьяного кота. А он сдуру согласился присматривать за ним. Дебил.
        И снова Федор вспомнил, как бригадир поучал их, молодых: «Москва - шулер город. Любой москаль хитрее и сквалыжнее двух армян, трех греков и четырех хохлов. Вас сопляков вокруг пальца обведут, вы и оглянуться не успеете». После нравоучений шла очередная байка, в которой бригадир естественно был главным действующим лицом.
        У нас в полку служил прапор москвич. Завскладом был. Месяца за два до увольнения он чуть ли не в открытую стал спирт продавать. Решил к пенсии себе небольшую прибавку обеспечить. Кто-то анонимку на него написал, спирт, мол, весь разворовал. Ревизор приезжает и первым делом просит его к бочкам со спиртом подвести. По учету они полные должны быть. Ан, смотрит, все литры на месте. Все бочки доверху полные.
        Ревизору все понятно. Спирт разбавленный. Сколько литров слил из бочки, столько воды долил. Вставляет в бочку спиртометр. Что за чертовщина, как в аптеке девяносто шесть градусов. А прапор, ему говорит: обижаешь, мол, начальник. А от самого, как из винной бочки разит. Ну, ревизор тоже не лыком шит. Еще и не таких умников раскручивал. Знает этот старый трюк. Гравию, голышей пол бочки накидать, тогда процент не меняется. Берет линейку и сует ее в бочку. Смотрит, до дна линейкой достал. Ничего понять не может В другой бочке то же самое. Градус нормальный, камней нет. Ревизор так и уехал. А прапор к концу месяца почти весь спирт продал, склад как положено по акту приема-передачи сдал. И лишь через четыре месяца вылезло наружу, как он спирт воровал. Вот вы, умники молодые, сообразите, как он это делал?
        Месяц голову ломали, но так и не догадались. А он оказывается в соски наливал воду, завязывал их и опускал в бочку. Объем остается тот же, процент спирта тот же, и если линейку в бочку сунуть, то она шарик-соску в сторону сдвинет.
        Вовремя Федор вернулся. Баба Клава уложила кота в пластмассовую корзину и собралась выходить, когда Федор открыл дверь.
        - Федя, ты? А я подумала, что ты уже ушел в институт. Забыл что?
        - Кота забыл покормить!
        Баба Клава отвела взгляд в сторону.
        - А я вот решила Ваську вывести погулять.
        - В корзинке?
        - У меня и совочек есть. Мы после себя следов не оставляем. А ты что подумал? - перешла баба Клава в атаку.
        - А я подумал, что вы экспроприируете кота. А мне потом придется за недостачу вашего имущества отвечать. Пункт-то такой есть в договоре. Так что если вы его совсем забираете, то давайте этот пункт исключим из нашего договора.
        За обтекаемыми словами просматривался совершенно иной смысл. Это хорошо понимали и баба Клава и Федор. И поэтому злыми глазами смотрели друг на друга.
        - Я его на прогулку забирала.
        Федор повторился:
        - Таких прав договор не предусматривает. Или кота оставьте или давайте этот пункт исключим из договора. - Он решил подкрепить свои слова угрозой. - Или вообще аннулируем нашу договоренность.
        - Ах, так! - воскликнула баба Клава и, вернувшись в комнату, сильно и настойчиво постучала кулаком в стену. Через минуту входная дверь открылась, и в проеме нарисовался мужчина необъятных размеров в милицейском кителе, наброшенном на голые плечи. С порога он наехал на Федора.
        - Клавдия Антоновна, у вас проблемы? Вы кто молодой человек? Документы можно посмотреть?
        - Может быть вы сначала представитесь? - осадил капитана Федор. Вошедший грозно заявил:
        - Я - здешний участковый. Василий Генерал. Попрошу ваши документы.
        Федор непроизвольно улыбнулся. На погонах у самозванца генерала были капитанские звездочки. Капитан продолжал прессовать Федора.
        - И усмехаться не надо. А то вызову сейчас наряд, отсидите три часа в обезьяннике, пока доподлинно установят вашу форменную личность, - и непринужденно добавил, - у меня фамилия Генерал. Можете ко мне по фамилии запросто обраться. Я допускаю такую фамильярность.
        Федор вместо паспорта протянул участковому договор.
        - Пожалуйста, смотрите, пункт 3.1 - и тут же не преминул его уколоть. - А можно, товарищ капитан, я вас буду называть «мой генерал»?
        - Можно!
        Клавдия Антоновна злорадно улыбнулась.
        - Василий Иванович, он над тобою, этот студентик, смеется. «Мой генерал» так Наполеона называли.
        Участковый обиделся.
        - Смеется, говоришь! Сейчас перестанет смеяться! Я к нему как человек, с уважением, не запрягаю его, по холке пока глажу, а он, эпигон, зубы будет скалить, норов показывать. Один такой норов показывал, пока рога я ему не спилил.
        Федор не сдавая собственных позиций попробовал увести разговор в сторону.
        - А вы товарищ капитан не с кордона будете? А то жил у нас один с фамилией Генерал.
        - Не с кордона, - коротко ответил участковый и сбавил тон, - этот пункт в договор я сам вписал, что тебе не понятно?
        Федор с ехидцей смотрел на хозяйку квартиры и сказал:
        - В принципе с этим пунктом мне все понятно. Одно вы, уважаемая Клавдия Антоновна, не учли. Я ведь по договору мог вам через два месяца ваше имущество, кота Василия сдать и в сушеном виде, в виде чучела. И даже суд присяжных был бы на моей стороне. Так что или оставляйте кота Ваську в квартире или забирайте его, но тогда в договоре этот пункт исключаем. Правильно я говорю, товарищ Генерал? В контракте не указано, в каком виде возвращать кота - живым или мертвым.
        Любительница природы сверкала разъяренными глазами. Формулировка этого злосчастного пункта предполагала широкое толкование. Она горько воскликнула:
        - Как же ты, Василий Иванович, так обмишурился. Тебя простой демагог-эколог подковал. А еще в юридическом институте учишься.
        - Я на заочном учусь! - огрызнулся участковый. - Молодой человек, ваш паспорт. У вас регистрация есть?
        Федор снисходительно улыбался, протягивая капитану документы. На этот раз он никак не звал участкового лишь коротко ответил:
        - Я только вчера слез с поезда. У меня билет есть. Я могу три месяца спокойно с этим билетом по Москве ходить.
        Капитан долго изучал паспорт, чуть ли не обнюхал билет. Придраться не к чему было. Разговаривал Федор спокойно, держался уверенно, права качал со знанием дела. С сожалением участковый вернул документы Федору.
        - Боровиков Федор Евсеевич, а вы знаете, что с договора аренды надо налог платить?
        - Знаю! - со смехом ответил Федор. - Вы товарищ Генерал хотите, чтобы я в налоговой проследил, заплатит ли хозяйка, как субъект вещного права этот налог? Мне в налоговую для контроля ксерокопию договора направить? Сделаю, раз велите. Вот только номер налоговой к сожалению не знаю!
        Уел он обоих, ох, как уел. И хозяйку квартиры и ее соседа участкового. Никакой налог с аренды естественно бабка в налоговую не платила. Теперь все трое смотрели друг на друга с неестественно любезной улыбкой. Вслух только не было произнесено:
«чего изволите-с»?.
        - Я думаю, пункт о «Ваське коте» в этом договоре будет излишний, - мудро заявил участковый, - если вы, Клавдия Антоновна, заберете с собой кота. Федор Евсеевич правильно толкует гражданский кодекс. Кот - не бессмертен, он - не Бог. Суд будет на его стороне, если он шкурку представит. Надо будет мне на семинаре по праву задать этот вопрос профессору Зеленинскому. Пусть скажет, как наука фундирует вопрос возмещения ущерба при переходе вещи в инобытие, из полной оргазма живой материи в чучело.
        Участковый Василий Генерал достал носовой платок и вытер вспотевший лоб. Гордость распирала его. Красиво закруглился он, почти как профессор Зеленинский или Спиноза. Не каждому такое дано. Правда хохочут иногда сокурсники над его наукообразными изречениями. Да что с них, с жеребцов, возьмешь, то кровь молодая бурлит, играет.
        К договору было составлено дополнительное соглашение, что пункт 3.1 о «Сибирском коте Василии» считать недействительным. Кот убывает вместе с хозяйкой.
        Перед тем, как разойтись по разным сторонам, участковый, скептически оглядев нового соседа, спросил, зачем он снял квартиру?
        - У меня женщина есть!
        - Красивая?
        - Очень!
        - Ну, если очень красивая, заходи вместе с нею в гости, у меня жена Эдит тоже красавица. Спеси немного с нее собьем.
        - С кого, с нее?
        - С моей жены, а то считает, что красота штучный товар, что под забором красавицы не валяются. А мы ей нос утрем. Покажем, что их пруд пруди.
        Федор знал, что ни в какие гости Виктория не пойдет и, чтобы отделаться от участкового, небрежно ответил:
        - Та, что тут будет гостювать, чадру носит. В гости я с другой хожу, с законной. Она тоже красивая.
        - Ты разве женат?
        - Почти! Дело к этому идет!
        - А ты пока выбираешь, боишься продешевить?
        - Зачем так грубо?
        - Ну, не обижайся. Работа такая. И, небось, обе богатые?
        Федор ушел от прямого ответа.
        - Скажем так, не бедные!
        Участковый уважительно посмотрел на Федора.
        - Да, нынче молодежь практичная. Что хочешь продаст, даже прыщ на теле, абы выгоду поиметь. Ну, пока сосед. А то мне на участок надо, я и так с тобой тут заговорился.

        Телефон, так и не зазвонил. Ничего не осталось Федору, как вернуться назад к Ие. Злой, недовольный собой он позвонил в дверь их лежбища.
        - Ия, это я!
        Она молча открыла ему дверь. Ни слова упрека, и лишь презрительная улыбка на губах.
        - Кто там? - из глубины квартиры раздался голос Купца.
        - Кот с прогулки вернулся.
        Федор прошел в гостиную и поздоровался за руку с Купцом, осведомившись:
        - Давно приехал?
        - Под утро.
        Купец выразительным кивком головы пригласил Федора садиться. Затем недовольно сказал:
        - У нас, кажется, не было уговора, что ты отдельно поселишься.
        - Но и уговора, что вместе будем жить тоже, кажется, не было, - резко оборвал Купца Федор. Его злило, что он так бездарно провел целые сутки, чуть не оказался обманутым старухой, засветился перед участковым. И в тоже время у него мелькнула мысль, что капитан может быть для него великолепным алиби, если он не будет участвовать, в ограблении квартиры, если он будет точно знать время ограбления, если капитан в это время будет дома, если…
        Слишком много было этих если.
        Купец, почувствовал настроение Федора и не стал давить. Хотя еще в дороге решил для себя, что по приезде в Москву покажет этому Красавчику его место. Старик даже себе на хотел признаться, что не может обеспечить в своей наспех сколоченной банде железную дисциплину. Со стороны если глянуть, то она действительно наспех сколочена, а на самом деле какой труд проделал Купец. Пробил Федора по милицейскому компьютеру. В их базе этого осторожного и удачливого молодчика не было. Ни пальчиков, ни приводов, ни фотографий, ничего. И у Купца на него ничего не было, если не считать прокол Красавчика в ресторане. Этим проколом его особо не прижмешь. Прижимают обычно рублем, а Купец нынче на мели. И былой его авторитет для Красавчика - ноль, дырка от бублика. Это Михо может его ценить и знать ему настоящую цену, а такие молодые, как этот Красавчик или Крокодил из бригады Михо не испытывают почтения к старшему поколению. Михо и Купец для них пустой звук. И вот теперь Купец решил выложить на стол один из козырей, показать Красавчику «ху из ху», кто есть кто? Пусть признает его лидером, авторитетом.
        Когда Федор сел в кресло вытянув во всю длину ноги, Купец бросил на журнальный столик паспорт.
        - Держи Федор, в Москве будешь жить по этому документу. Паспорт чистый. И имя тебе не надо запоминать.
        Федор открыл паспорт. С фотографии на него смотрела узнаваемая личность, он сам - Иванов Федор Сергеевич.
        Купец пояснил:
        - Ивановых как собак нерезаных. С такой фамилией по Москве гуляет не одна тысяча человек. Даже если во время дела засветишься и тебя начнут искать, ты всегда под своей настоящей фамилией сможешь уйти на дно. Главное, чтобы пальчиков твоих на настоящую фамилию в милицейской картотеке не было. Эх, прошли благословенные старые времена. Изъять сейчас их оттуда, даже я не смогу.
        Лукавил Купец. Он и тогда их изъять не мог. Федор посмотрел на прописк: н…ский район, село Раздоры.
        - Так что два паспорта одновременно с собой не носи! - сказал Купец. - Мало ли!
        - А вы с Ией тоже поменяли фамилии? - спросил Федор и с удивлением осознал, что кроме клички Купца и имени Ия, ничего другого о своих коллегах по криминальному бизнесу не знает.
        - Нет! - ответил Купец. - Ты будешь на свету, под прожекторами юпитеров. Тебе бы еще поменять внешность. Отращивай усы и примерь очки.
        Купец протянул Федору очечник.
        - Линзы у этих очков посередине простые, а по краям вогнутые и утолщенные. Привыкнуть к ним нужно. Они, эти очки меняют расовую принадлежность. Смотри.
        Купец примерил их на себя. Федор с удивлением увидел, что на него смотрит представительный азиат с раскосыми глазами.
        Затем очки одел Федор.
        - Как? - спросил он, неестественно высоко задрав подбородок. Ия рассмеялась.
        - Ты время от времени чеши подбородок. Тогда совсем будешь похож на небритого абрека. Неплохо смотришься, вот только чего-то в тебе такого не хватает… Усов и еще чего-то неуловимого такого…
        - Шарма ему не хватает! - безапелляционно заявил Купец. - Поехали. Завтра работа! Завтра выставка открывается, а сегодня надо вам еще одеться. Да в ресторан приличный после не мешало бы зайти, отметить такое событие. Так что, Иванов Федор Сергеевич, еще сегодня можно нам всем вместе появляться на людях, а завтра уже все, только по отдельности. Поехали.
        Чувствовалось, что Купец хочет показать им свою Москву.

        Глава XII

        Купец привез их в центр, к средоточию элитных магазинов и бутиков.
        Всю дорогу Купец поучал их.
        - Кем бы вы ни были, вы должны выглядеть респектабельно. Моя задача одеть вас сейчас так, чтобы вас адекватно принимали везде. Что мы обычно думаем, глядя на незнакомого человека? Ничего не думаем, обычно оцениваем его внешний вид, а если это дама, то еще красоту ее ног и округлось филейной части. Это затем уже нам хочется чтобы внешний облик гармонировал с внутренним миром, чтобы медом везде было намазано. Тебе, Федор, придется иметь дело с грубоватой женщиной, поэтому ты должен быть ее антиподом. Каждый элемент твоей элегантной одежды должен нести посыл возвышенного и загадочного. Для нее ты - демон, спустившийся с неба.
        Хоть и старался Федор выглядеть рядом с Купцом уверенно и достойно, но в первом же магазине продавщица-консультант безошибочным взглядом выделила из их троицы инвестора-заказчика. Она мгновенно подошла к Купцу.
        - Вы себе хотите что-то выбрать?
        Купец подмигнул продавщице и распорядился:
        - Давайте вдвоем мы оденем Федю как серьезного молодого человека. Одежда должна подчеркивать его высокие нравственные устои и в то же время отдавать богемностью. Хотелось бы, чтобы изыск, какое-то яркое пятно на одежде было, а там посмотрим.
        - Поняла, - ответила продавщица, принимая правила игры спонсора и оценивая спортивную Федину фигуру, - в голом виде ему подошел бы фиговый листок, а к костюму вместо галстука я бы предложила брошь. Наиболее универсальный цвет костюма - темно-синий. Не очень консервативно, не очень официально. Куда бы ты ни собрался, хоть в мир иной, он хорош и в гробу, и на свадьбу, и на гульбу. Смотрите, вот брюки, подкладка доходит до середины икры, значит, пузырей на коленях не будет. Видите, в поясе в белой корсажной ленте проложена резинка - она не даст рубашке вылезать из брюк. К его небритому лицу, подойдут сорочки насыщенных тонов - оливкового, цвета «океан», бордо. А вот вместо галстука и предложенной ранее броши я бы посоветовала ему на шею уздечку. Или серебряный колокольчик. Будет не только яркое пятно, но еще и звуковое кино. Последний писк моды.
        За разными шторками одевались Ия и Федор.
        - Галстук должен быть темнее рубашки, - слышно было как разговаривают Купец и продавщица-консультант.
        - Совершенно верно, хотя бы на пол тона. А черная рубашка ему не подойдет. У него и так угрюмый вид, надо повеселей что-нибудь.
        Одевали его как коня к парадному царскому выезду. В обувном отделе к двум выбранным костюмам, темно-синему и песочному, долго подбирали кожаные полуботинки. Федор впервые оценил, что такое хорошая обувь. Нога в ней чувствовала себя как в чулке, легко и удобно. Купец сказал, «берем» и прошел дальше по залу. На коробки с обувью сверху легла дюжина черных носков.
        - Носки только черные!
        - А если костюм белый, почему носки должны быть черные? - спросил Федор у продавщицы.
        - Легко объяснимо. Как красная обивка в царской карете. Чтобы кровь видна не была. Так и здесь. Черный цвет - прагматичная вещь, за ней утилитарная цель. Мало ли где вам придется раздеваться. Мировой опыт - против демонстрации грязных носков. В случае чего вы их всегда сможете рядом с ботинками поставить. Они передадут вашу грубую мужскую силу и животное, скотское начало.
        - Я вам вроде на мозоль не наступал! Не слишком ли много вы себе позволяете? - обиделся Федор. Продавщица-консультант смерила его презрительным взглядом.
        - Значит, ты просто Федя! Как там Альфа-Ромео? Взял из ремонта? Нехорошо Феденька! Не здороваешься, старых знакомых не узнаешь!
        Федор увидел, как из недалекой примерочной вышла Ия с платьем переброшенным через руку. Она услышала конец фразы. Федору вдруг захотелось громко воскликнуть, что это провокация, он эту продавщицу впервые видит, но язык присох к гортани. Байку про Альфа-Ромео, про трость, про шляпу тогда оправдываясь, Федор экспромтом придумал для Виктории. История как слетела с его языка, так и умерла с ее отъездом. Эта продавщица ничего не могла знать про Альфа-Ромео. А вот концовка, это его слова в аэропорту брошенные мимоходом Оленьке. Чертовщина какая-то. Как все это понимать? Неужели Ольга и Виктория рассказали все друг другу? Федор крутил головой по сторонам. К нему подошел Купец. В руках у него была коробка с носовыми платками и черная барсетка с множеством отделений.
        - Ну, вот, пожалуй, и хватит нам на сегодня.
        Затем он обернулся к Ие.
        - Внучка, ты выбрала себе что-нибудь?
        Ия насмешливо глянула на Федора и тихо, но многозначительно сказала:
        - Выбрать-то я выбрала, только не знаю, может мне на другом остановиться.
        Купец показал на Федора.
        - А ты Федора спроси. Что ты, Федор, посоветуешь Ие, зеленый цвет ей к лицу?
        - К лицу. Пусть берет, не сомневается.
        Таким двусмысленным разговором закончилось посещение дорогого магазина в самом центре Москвы. Федор не знал, что и думать.

        Затем Купец повез их в один из тех дорогих ресторанов, что считались престижными и в советское, и в нынешние времена. Ох, каким же барином он себя почувствовал. Взгляд зажегся, походка стала тверже, спина выпрямилась. Когда их обслужил официант, Купец поднял бокал за успех предстоящего дела. Начал издалека:
        - Выставка салон - главное событие года. Открываются уникальные возможности купить предметы искусства, походить, посмотреть, показать себя. Что ни говори, а Москва стала светской столицей мира, каждый уважающий себя нувориш, если он хочет, чтобы о нем говорили, обязан зайти на эту выставку. Это престижно, как большой теннис. Пусть ты не коллекционер, пусть ты не ценитель и ничего не понимаешь, но поцокать языком, просто произнести у знакомых или в клубе что был на выставке-салоне, надо. Твоя клиентка, Федор, должна завтра в первых рядах быть. Выставка в десять часов открывается, я думаю, она часам к двенадцати подтянется.
        Посидели хорошо. И уже на выходе из ресторана, Купец решил устроить Федору небольшой экзамен.
        - Я в твои годы, мог пройти в любой ресторан, передо мной швейцары всегда двери подобострастно открывали. Тебе задание намного легче, провести Ию в закрытый клуб. Не понравишься администратору на входе, могут и не пропустить. Прошу. Покажи, на что ты способен. Придумай с ходу что-нибудь.
        Машина остановилась около клуба «Мацарелла» Федор взял под руку Ию и пошел к ярко освещенному входу в клуб перед которым толпились молодые люди. Федор ничего умнее не придумал, как громко воскликнул:
        - Позволь! Расступись!
        Из толпы забившей проход кто-то крикнул:
        - Расступись скорее грязь, к нам в натуре прибыл князь.
        Другой голос, еще более язвительный разбавил сольную партию первого насмешника:
        - Гляньте, скачет гордый кочет, он чевой-то здеся хочет. Конь заржал среди кобыл, обессилел нету сил!
        Далее запели дуэтом.
        - Он чего-то там лопочет, то ли девок всех оттопчет, толь взашей от нас схлопочет. В общем, парень очень хочет.
        Раздался смех и дорогу Федору преградил охранник. Он внимательно оглядел вновь прибывших гостей и отрицательно покачал головой.
        - Вы не наши клиенты. Вы нам не подходите!
        - Естественно, не ваши! - отбрила охранника Ия, - здесь элитной тусовкой и не пахнет. А Федор так и не понял цель, которую преследовал Купец.

        Утром следующего дня Купец встал раньше всех и поднял Федора и Ию.
        - Дамы и господа, вставайте. Сегодня у нас, пожалуй, самый ответственный день.
        - Я к себе схожу! Тут недалеко! - сказал Федор. - А потом на месте появлюсь. Куда ехать?
        Купец назвал адрес.
        Федор в своей квартире снятой на Соловьином проезде оставил включенным мобильный телефон, тот, что дала ему Виктория. Он страстно хотел увидеть ее сообщение, хоть короткую эсемеску. Ни минуты не раздумывая, он оставил бы и Купца и Ию.
        Однако, когда он вытащил мобильник из бокового кармана сумки, то увидел, что ни звонков, ни сообщений не поступало. Федор хмуро сдвинул брови. Тот образ содержательной жизни, к которому его склоняла Виктория, отодвигался в туманную, несбыточную даль. Все упиралось в деньги, в эти проклятые деньги. Учеба платная, жилье платное, с неба бананы не сыплются, выкрой денег еще на еду. А у него всего-навсего. Федор полез в потайной карман. У него всего… В лучшем случае на год учебы. А работать на стройке и учиться не получится. По времени не получится, он это отлично знал. Гастарбайтерам высшее образование закрыто. Огромную силу воли надо иметь, чтобы его получить. И даже получив, без жилья не будешь знать, что с ним делать. А жилье, даже самое захудалое по нынешним временам, по карману только… Непонятно кому по карману. И ипотека не для таких как он.
        Федор попал в заколдованный круг. Красивого жизненного старта не просматривалось. Он уже отстал от своих сверстников, заканчивающих вузы, имеющих все: машины, квартиры, богатых или успешных родителей, и в перспективе престижную работу в солидной фирме. Надо было сразу отвечать согласием Виктории - уже не единожды пожалел Федор. А теперь, чтобы не с нуля начинать, придется соглашаться на скользкое предложение Купца. Не такой он и умный этот старый барыга, как хочет представиться. Швейцары ему подобострастно двери ресторанов открывали. Сейчас! У него самого не срослось. Приходится вновь на старости лет идти на дело. И привлекать молодых - Федора. А ведь Купец - не альтруист.
        Липкий пот неожиданно разлился у Федора по спине. Ия правду сказала. Старик собрался его убрать после дела. Остается одно - или выйти из дела или переиграть Купца.
        - Ах, Виктория, где ты? - заполошно подумал Федор и послал сообщение. «С ума схожу. Отзовись, любимая».
        Закрыв дверь квартиры, Федор вышел на улицу. Если бы он хоть раз оглянулся назад, то увидел бы, что его до самого метро преследовала легковая машина, затем водитель вышел и спустился вместе с Федором в подземку.

        Глава XIII

        Cветское событие в конце лета - открытие антикварного салона и художественная выставка. Неплохой винегрет для тех, кто не все деньги растратил на Лазурном берегу и на Мальдивских островах. Прикупить можно холст на стену. И покичиться перед соседями. Правила хорошего тона среди нуворишей ныне предполагают, что светский, приличный человек может говорить только про «мани». И петь только про
«мани-мани». Все остальное признается за дурной вкус. Старые божки посажены в горшки и выброшены на свалку. Слово «гуманизм», произнесенное невзначай за обильным столом, вызывает ироническую улыбку или циничную насмешку. На уровне подсознания новые хозяева жизни чувствуют, что хотя в кармане у них и звенит, но в душе пустота. Чем ее заполнить? Хоть чем. А лучше всего тем, чем можно нос соседу утереть, правильно вложить «бабки» и еще создать себе славу мецената, коллекционера, особи человеческой приобщенной к высокому и вечному.
        Волчий аппетит заглотнуть побольше и блеснуть поярче тянет нуворишей на разные выставки. Истинных ценителей размазывающих слезы и сопли восхищения среди них практически нет. Но есть другое, то, чего лет двадцать назад и в помине не было. Хвост. Ныне всякая вошь, нацепившая дорогую брошь, почитает его иметь. Хвост-секьюрити. И чем больше у тебя хвост, тем ты успешнее в этой жизни.
        Купец видел, как из Майбаха, припарковавшегося перед Выставочным домом вышла почтенная дама лет сорока пяти, килограммов ста двадцати. Властным жестом она приказала двухметровому охраннику соблюдать дистанцию.
        - А вот и наша птичка! - сказал Купец.
        - Птичка невеличка! - довольно улыбнулась Ия. - Как с ней справится наш Федя! Не надорвался бы, случаем!
        Дед недовольно покосился, на ту, которая считалась его внучкой.
        - Ему не на руках ее носить! Ты лучше скажи, до чего вы договорились?
        - Я его ненавижу!
        - Ох, и темнила ты! Не хочешь, не говори! Твое дело. Я думаю, тебе пора. Пойди, походи за своим голубочком, потом расскажешь, как он работает. Охрану клиентки видишь?
        - Этого верзилу? Вижу!
        - Вот и пропусти их всех вперед.
        Ия выпорхнула из машины, а Купец остался. Он закрыл глаза.

        А выставка шла своим чередом. Народ ходил по залам, выходил, жевал бутерброды на ходу. Двухметровый охранник из Мазаратти шедший за габаритной мадам вдруг увидел знакомого, непроизвольно остановился и воскликнул:
        - Васька! Генерал… ты?
        - Я, Никита! Я! Давно не виделись что ли? Чего шумишь народ пугаешь. Вороны вон от твоего крика повзлетали.
        Амбал Никита дорисовал на лице маску неописуемой радости мазками неподдельного удивления и перешел на спокойный тон.
        - Ты вчера ничего не говорил, что по выставкам шатаешься. Думаешь, сельпо-матушка культурным станешь? Ха, ха! И не мечтай. Кому расскажу, что Ваську Генерала на выставке встретил, ржать будут. Кой черт тебя сюда занес? К зачету бы лучше готовился.
        Они обменялись рукопожатиями.
        - А тебя?
        - Меня? - Никита кивнул головой куда-то вперед, - я на работе. Моя клиентка, обожает всякие вернисажи, толкотню, разговоры о своей персоне. Я ж в сыскной фирме подрабатываю, забыл? Телохранителем при ней. Первый месяц. Вожу ее в две смены, через день. Говорят, никто больше двух месяцев рядом с нею не выдерживает. Вот, мой шеф меня десантуру к ней и приставил.
        - И что у тебя с ней?
        Никита недоверчиво глянул на институтского знакомца.
        - Ничего! Охраняю, как положено! Платят за эту дуру, как за олигарха какого. По двойной ставке.
        Васька Генерал рассмеялся.
        - Чудак. Охраняет он. Кому твоя охрана нужна? Клиентка и тебя попросит заменить в конце следующего месяца, если ты не будешь совмещать приятное с полезным.
        - Ну… Я на это дело не нанимался! Она же старуха. На пятнадцать лет старше меня. И замужем вроде. Я уж подумывал об этом. На черта мне приключения на одно место. Вдруг нас на пленку снимают? Скандал будет выше крыши.
        А Васька Генерал назло гнул свою линию. Ему обидно было, что приятель не поверил в его высокие запросы.
        - Снимут тебя в конце месяца с доходного места, вот посмотришь, Никитка. Тебя же молодого твой генеральный директор на амбразуру кинул. Телом ты ее должен закрыть. Сам же говоришь, по двойной ставке проходишь. Тебе авансом платят. Гы, гы, гы!
        Васька Генерал брал реванш, поставив невоздержанного на язык жеребца Никитку на место. Озадаченный охранник хитро улыбнулся и сказал:
        - Согласен я с тобой. Мне эту мадам терять нельзя. Только не думай, что я пальцем деланный. Раскусил я ее. Я на нее, на эту дуру, другой капкан поставил. Ей не мужика подавай, а славы. Баба признания хочет, блистать хочет, царицей бала хочет быть, а от нее все нос воротят. Она хочет у себя литературный салон открыть. Где она поначиталась такой ерунды не знаю, но считает, что у ее ног должны сидеть молодые поэты и стихи в ее честь слагать.
        - Ну и что, вполне нормальное желание, - пожал плечами Васька Генерал, - в молодости бабу по кустам недотискали. Сейчас она при деньгах. Ей признание нужно, к деньгам общественное приложение. Она готова меценатом стать, театр свой открыть, кабаре, хоть сортир как говорил Нерон, лишь бы на слуху быть. Моя половина от нее недалеко ушла.
        Никита зыркнул недоверчиво на Ваську Генерала и продолжил:
        - Представляешь, Вась, вся себя обвешала бриллиантами. А как только о ней какая-нибудь газетенка два скабрезных слова наберет или фотографию тиснет, эта дура готова весь тираж скупить. Я сначала думал, чтобы от стыда не провалиться, а оказывается, она газеты в свой родной город отправляет, в Дебаньск. Вот такая у меня служба на сегодня. Ты правильно Василий угадал. Нестерпимый зуд у бабы на энто дело. И решил я ей помочь…
        - Сам или нанял кого? - рассмеялся Васька Генерал.
        - Пока только сговорился. Мужика тут одного нашел, портреты пишет. Описал ему всю ситуацию, и сказал, что процент хочу с него поиметь. А бабу миллионершу помогу раскрутить. На живописи тетка помешалась. Богемной жизни хочет. И тебе работа мужик, и мне выгода. На десяти процентах сговорились. Хочешь, пойдем глянем. Художник-борода. Вчера он картины свои развешивал, а я ему лапшу на уши навешивал. Вроде сладились, с каждой картины, что с нее напишет этот мазила будет мне отчислять десять процентов.
        - Про проценты, ты мне уже говорил, - сказал с завистью Василий Генерал. Сделать на охраняемой клиентке деньги - москвичи только на подобное способны.
        - А тебя каким ветром сюда занесло? - спросил Никита. Васька Генерал помялся и потом рассказал.
        - Жена у меня - красавица, сами видели, небось.
        - Да, уж! - рассмеялся Никита, вспоминая старую историю. Пол года назад сдав очередной экзамен вечерники натурально отметили это событие. Завалились в кафе напротив. Васька Генерал сначала не хотел пить, а потом завелся и его понесло. Он и половину генералов в Москве знает, они его дружбаны, шкуру медведя после охоты делили, и космонавты его знакомые, и депутаты. Рассказывал Васька в лицах, красиво брехал. За животы держались. Потом как обычно перешли на баб. Кто-то вспомнил про жен. У Васьки Генерала естественно оказалась самая красивая.
        - Шоколадка она у меня. Такую грех обижать, Побёг я ребята. Спасибо напомнили.
        Тут его Никита и подковырнул. Что ж ты мол, жену одну на юга отпускаешь, она значит у тебя стала как шоколадка, пока ты все лето лямку участкового тянул. Думаешь, она тебе на югах верность блюла?
        На больной мозоль, видимо, наступил Никита Ваське Генералу. Сначала Василий хотел врезать наглецу, да потом вспомнил, что имеет дело с двухметровой колокольней, оторви-головой, бывшим десантником. Быстро, в момент нашел он отговорку, чтобы
«перекрыть кран пошлым инсинуациям всяких рафинированных полуинтеллигентов прыгающих с неба на головы людей и его жены и стряхнуть с собственного мундира нечистоты». Так он сам впоследствии образно выразился, а пока заявил:
        - У меня жена не на югах загорела, а от природы шоколадка. У нее только пятки розовые, а так кругом одна ночь. Я на негритянке женился. Загорать ей сами понимаете ни к чему. Потому я и белый, что мы на солнце не жаримся. Дома она у меня сидит, свою кебабу приготовит и ждет у окна когда с работы вернусь… Свет выключит и ждет.
        Никита снова поддел Ваську Генерала:
        - При свете профиль был бы виден, а без света, чего не сказать, что ждала у окна. Негритянка ведь. Кстати как ее зовут?
        - Эдит! - ответил Васька Генерал.
        Вся кампания однокурсников набилась в гости к Ваське Генералу.
        - Чаем угостишь?
        Васька Генерал показал себя большим хлебосолом.
        - Мужикам настойку из крокодилового хвоста выставлю. А дамам мускус из интимных его мест. По капле, я думаю, нашим дамам достанется. Только аккуратно надо мускусом пользоваться, чтобы бешенство матки не случилось. Мне сам их колдун, когда порошок в мешочек отсыпал, все время про технику безопасности напоминал.
        - Так это порошок или капли? - зубоскалил Никита. Но его уже никто не слушал. На дворе наступило время народных знахарей. А уж если заморский целитель объявился или заморское снадобье… До Васьки долетел тихий шепот сокурсниц:
        - Ой, у моего с потенцией что-то в последнее время плохо!
        - И мой раз в неделю только прижмет.
        Наняли маршрутное такси из экономии, благо конечная остановка была рядом и поехали в гости в Ваське Генералу. Всю дорогу Васька веселил однокурсников подробностями жизни белого человека в тропической Африке.
        - Случайно я в самый центр Африки попал. Мы с Северного полюса летели домой.
        - Ты и на Северном полюсе был?
        - Был!
        - А что там делал?
        - На полюс с парашюта прыгали. Героев за это давали. Ну, вот я сдуру и напросился. Друзья-то генералы у меня. Только потом оказалось, это второй рейс уже был. Первые все героев получили, а когда мы шапку мира оседлали, у бывшего президента с утра настроение с бодуна было. «Ша, а это хто такие»? Орденами от нас отделался. Хотя в наградной отдел, все честь по чести, отдали сколько положено за Героя.
        - И где ж ты деньги такие нашел?
        - А за меня заплатили мои кореша, с кем я летел.
        - За какие такие услуги?
        Васька Генерал покровительственно похлопал по плечу Никиту.
        - Я же медвежатник. Егерством всю жизнь пробавлялся. А на Северном полюсе белые медведи не чета бурым, агромадные, восемьсот кэгэ весом, матлашку даст, голова с плеч улетит и генеральские лампасы не помогут. Вот те герои, которые за медалями летали и сбросили меня первым, чтобы я полюс от мишек очистил. Мало ли как приземление-посадка обернется, вдруг ты ему, родимому, прямо в жаркие объятия свалишься. А он тебя к своему белому тулупчику крепко прижмет и полезет взасос как генсек целоваться.
        - Не уклоняйся в сторону.
        - Спиртного бы прикупить, ребята.
        - Ты про Африку давай, про свою шоколадку.
        Васька Генерал успокоил слушателей.
        - Не волнуйся честной народ, и до Африки очередь дойдет. Ну вот, обеспечил я каждому по роскошной белой шкуре. Всех медведей на расстоянии десять километров от полюса на всякий случай отстрелял.
        - Они же в красную книгу занесены, их отстреливать нельзя! - вновь вылез с контраргументом вредный Никита. Васька Генерал легко отбился.
        - А мы захватили с собой эту красную книгу. Там где про белых медведей написано, я цифру подтер и новую поставил. Я что, арифметику не знаю, двенадцать отнять правильно не смогу? Сошлось все как в аптеке.
        - О…хо…хо!
        - Двенадцать медведей!
        - Не перебивайте его.
        - Ну, вот! Сфоткались значит мы. Флаг установили. Заздравную чару выпили. Пора лететь обратно. Довольны все, сели в самолет. А в какую сторону лететь летчики не знают. Компас на Северном полюсе вроде подследственного, как ты его не верти, какое давление на него не оказывай, не хочет стервец сам на себя, то есть на север показывать. Юлит, вертится в разные стороны. А мы ведь все находимся в самой верхней точке мира. Я глобус видал, ясно представляю, что может случиться, если не в ту сторону полетишь. Почти полный крюк придется давать вокруг земли. Как опасался, так и вышло. Взлетели задом наперед. Смотрим, летим в обратную от России сторону. Ну, пока еще на вершине мира были, можно было завернуть назад, да рули боковые у самолета заклинило. Короче, прошли мы пологую часть земли, на глобусе это особенно хорошо видно, и стали сваливаться с кручи вниз, у летчиков это штопор называется. Самолет с высоты скорость набирает, набирает и по инерции с другой стороны земли как пробка выскакивает. Если бы мы на взлете с направлением не ошиблись, то часа через два уже чукчи нам руками бы махали, а тут мы
Америку, Тихий океан, Южный полюс облетели и выскочили черт те знает где. С другой стороны глобуса, у Африки.
        Народ в маршрутке рассмеялся.
        - С чего ты взял, что вы землю облетели?
        Васька Генерал степенно высморкался в носовой платок.
        - Летчик-инструктор какой-то рядом в кресле сидел, мы награду отмечали, вот он мне все и рассказал. Африку, мол, пролетаем, просыпайся. Ага. Выглянул я в иллюминатор и точно, гляжу земля по очертаниям, вроде, на гроздь виноградную похожа. Значит она, Африка. А я всю жизнь фиников мечтал до отвала наесться. Да что там финики. Вдруг гляжу, внизу что-то блеснуло, и луч от земли стал переливаться всеми цветами радуги.
        Рассказчика снова перебили.
        - Вы должно быть восьмидесятый градус Северной широты пересекли.
        - Чудак, это солнце над горизонтом появилось.
        - В полярную ночь оно так встает.
        Васька Генерал не реагировал на замечания, он самозабвенно продолжал рассказывать:
        - Чудак, не чудак, а я сразу понял, это из алмазной трубки большой алмаз. Мы тоже кое-что про Африку читали. И летчик сосед подтвердил: с футбольный мяч алмаз величиной, не иначе. На поверхности лежит, дождями, должно быть, вымыло. Сижу я и мозгую, что же делать? Нам все равно всем с парашютами прыгать. Рули-то заклинило. Самолет летит по-прямой. Где он сядет? То ли на картофельное поле, то ли сразу от звезд и на погост. Вряд ли по курсу попадется аэродром! Эх, была не была, думаю, спрыгну на ходу поезда. А у меня парашют с собой в рюкзаке. Взял я его да и вышел в тамбур. Подзываю стюардессу. Ты говорю, потом за мной прикрой дверь, чтобы сквознячком остальных не протянуло. Короче - прыгнул на ходу. Смотрю, моя Африка приближается ко мне со скоростью курьерского поезда. Думаю, что за чудеса? Мы же так высоко были, мне часа два до нее лететь, не перелететь.
        Короче. Когда приземлился понял, что я небольшой остров в озере Виктория за всю Африку принял. А пока планировал, протрезвел окончательно. Повезло, мягко сел в болото. А в нем камышовые конги живут, на болоте посреди озара. Это я потом узнал. Они с восемнадцатого века белого человека не видели. Последний, кто у них был, в колодки их соплеменников заковал и вывез по уговору с вождем конгов. Расплатился стеклянными бусами. Между прочим нам сейчас больше перепадает от цивилизованного мира за наших технарей, что уезжают, народ даже сникерсы попробовал. Гуманно с нами с россиянцами англосаксы обращаются. Грех скулить таким патриётам как ты, Никита.
        Рассказчика вновь перебили.
        - Василий, ты отвлекаешься в сторону.
        - Не буду, не буду. Одним словом, сижу по горло в воде. Не вода, а тина одна. Я уж утонуть собрался, когда появились на лодках аборигены. Чунга-Чанга приветствуют. А я знаю перевод, головой мотаю нет, не надо. В общем выдернули они меня как репку из болота и на чистейшем арамейском языке, спрашивают:
        - ять… ять… ять… как тебя брателла, звать? Василий, говорю, Генерал. Уважают, скажу я вам наших генералов даже в джунглях и болотах Африки. Загалдели: «генерал, генерал»! В чистую протоку привезли меня, грязь смыли, а потом вождю племени представили. А вождь у них представьте женщина. Полный матриархат. Днем еще куда ни шло, а вот ночью ей, этой черной амазонке, приспичило белого продолжателя рода зачать. Укладывает меня рядом с собой на ложе и обещает три моих желания исполнить в ответ на ее одну просьбу. Я про ее просьбу не спрашиваю, а сразу свои три желания выкатываю: первое, что для меня слишком большая честь стать здесь продолжателем ее рода; тут же озвучиваю второе пожелание - не могла бы она меня отправить на материк; и почти сразу третью просьбу выкатываю - дай горсть алмазов, что я сверху с самолета видел.
        Все сделаю, говорит, только и ты мою просьбу выполни. Возьми мою любимую внучку Эдит в жены. По-вашему она королева. Красавица и университет Патриса Лумумбы у вас закончила. Был у нее в Москве один генерал, не ты ли это? У меня непроизвольно шея вытянулась. Как скажешь вождю, то ты не тот генерал? В котле сварят. Соглашаюсь сразу. Ведите, говорю, вашу Эдит, я тот генерал. Смотрю, факелы запалили, несут на носилках кого-то. Вглядываюсь со страхом и вижу, вся в золоте и бриллиантах чернокожая Нефертити на троне из слоновой кости сидит. У меня челюсть так и отвисла. А мне пинка сзади два чернокожих амбала дают, и шею пригибают, кланяйся мол. А грудные клетки у каждого, помощней чем у коня Буденного.
        - Ты кто? - спрашивает меня Нефертити.
        - Я, - отвечаю, - Василий Генерал.
        - И документ есть, что генерал?
        - Естественно! - отвечаю. И протягиваю ей паспорт и правительственную телеграмму, где мне орден полагается. Телеграмма ее добила, и особенно то, что с паспортом мои наградные данные сходится. Такое ведь и спьяну не придумаешь. Брык она с трона и мне в объятия. Я тебя, говорит, всю жизнь ждала. Бери у меня, что хочешь, самое драгоценное! Список я написал из того, что хочу. Таможня потом девяносто процентов, конечно, конфисковала, но десять процентов осталось.
        - Золото оставили?
        - Да, да! Мне мое золотце оставили и трон. Гражданство российское ей сразу дали. Моя Эдит теперь первая законная российская королева. Когда вам дверь откроют, вы ее на родном языке поприветствуйте - Чунга-Чанга. Чунга-Чанга и поклонитесь в ноги.
        Когда Эдит открыла гостям дверь эти идиоты так и сделали, стали кланяться.
        - Чунга-Чанга!
        - Чунга-Чанга!
        Наливочки с крокодильим хвостом кое-кому, видимо, захотелось.
        Нежданные гости были поражены. Жена у Васьки Генерала Эдит действительно оказалась писаной красавицей. Только белой, белой! Фурор был полнейший. Смеялись все почему-то над Никитой. Он затаил обиду на Ваську Генерала. Авось еще представится случай отыграться, выставить его идиотом.
        Васька Генерал переспросил Никиту:
        - Каким ветром, говоришь, меня занесло на выставку? Понимаешь, друг, соседка по лестничной площадке квартиру сдала очередному клиенту, а он такой писаный красавчик оказался. Я, конечно, свою Эдит ни к кому не ревную, у меня даже в мыслях этого нет, но как говорили древние философы Рима, доверяй и тут же проверяй. Пошла утром мусор выносить, нет десять минут, пятнадцать. Думаю, куда она запропастилась? Вышел в коридор, гляжу, а она с моим новым соседом, с Красавчиком весело щебечет. И главное смеются оба. А она цветет и пахнет. Увидала меня, смутилась. Вот я и спрашиваю, на черта мне нужен такой сосед?
        Никита мгновенно напрягся. Судьба подбрасывала ему возможность поквитаться с этим пустобрехом генералом самозванцем.
        А Васька продолжал изливать душу.
        - Мы с Эдит - не очень пара. Я мужик, лапоть деревенский. Лысеть начинаю, с брюхом как арбуз, отдышка у меня появляется, если на седьмой этаж без лифта взберусь. Но даже не это главное, а то, что она слишком умна для меня. Она меня на выставку тянет, а мне хочется футбол посмотреть, на диванчике поваляться. Скучно ей со мною. Я ведь знаю, чем это заканчивается. Увидит смазливого соседа, тары бары, то да се, в ход пойдут живые чары. Сморгнуть не успеешь, как они снюхаются. Опасаюсь я Никита… По всем параметрам мой сосед - бабник. Птицу по полету видно.
        - С чего ты взял?
        Василий Генерал замялся.
        - Ключ у меня есть от соседской квартиры. Добыл кое-какие подтверждающие мою версию доказательства. Записку его к хозяйке. В блокноте нашел. Черновик. Он в дамском клубе или работал или подрабатывал. Представляешь, что пишет? «Уезжаю в Монте-Карло. Будешь в тех краях, заходи в клуб «Элитные услуги». По старой памяти так и быть обслужу по высшему разряду. Ключи в почтовом ящике. Благодарный за науку квартирант».
        - Ну, - у Никиты неожиданно загорелись глаза, - тогда сам Бог велел его к нашему делу на процент подсадить. Который твой подопечный?
        Васька Генерал показал на дальний конец зала, на Федора и угрюмо заявил:
        - Вон тот Красавчик, что с умным видом перед картиной стоит.
        Несколько минут Никита наблюдал за Федором, а потом удовлетворенно кивнул головой:
        - Ты прав. Этого фазана художественная мазня совершенно не интересует. Это стрелок по жирной дичи. Га…га….га! Моя матрона ему как раз подойдет. Сейчас я ему ее сосватаю. А ты можешь быть свободен. Вечером доложу, чем дело закончилось.
        Васька Генерал недоверчиво смотрел на приятеля. Глаза его потеплели.
        - Спасибо, а то дел по горло. Отчет срочно надо допечатать.
        - Иди, иди! Мы еще с тобой на этом деле по звездочке заработаем.
        Они пожали друг другу руки. Васька Генерал благополучно отбыл нести нелегкую службу на вверенный ему участок, а Никита достал мобильник. Он звонил художнику.
        - Борода, это я, Никита. Ты вот того Красавчика в персиковом смокинге, что к тебе приближается видишь?
        - Вижу.
        - Это охотник за богатыми дамами. Предложи ему процент с твоей картины. Скажи, одну богатую дуру раскрутить надо. Да не скупись.
        - Сколько предлагать?
        - Штук десять зеленых… в месяц.
        - Смеешься? Где я ему такие бабки найду?
        - Платить тебя никто не обязывает. Со мной он будет дело иметь.
        - Тады ладно. А дура это кто?
        - Я же тебе вчера ее фотографию показывал. Аглаида Зауральская. Моя подопечная. Ты все организовал, как договаривались?
        - Обижаешь. Теле будет в лучшем виде.
        - Ну, тогда она скоро подойдет. А ты с этим павлином по быстрому разберись.
        За спиной Никиты вновь вырос Васька Генерал.
        - Вот, передумал. Вернулся.

        Федор не торопясь шел по залам. Ход конем он уже сделал.
        - Вышла из машины. Идет! - позвонила ему Ия. - Видишь?
        - Вижу!
        Федор приготовился. Он уже час как был на выставке. Вроде бы невзначай он столкнулся на входе с Аглаидой.
        - Пардон, мадам!
        Это лучший способ знакомства с дамами. Старый трюк, но лучше пока никто ничего не придумал. Не спрашивать же который час? После легкого столкновения Федор выронил из рук барсетку. Она упала к ногам Аглаиды. Федор как вельможа при дворе Людовика четырнадцатого учтиво плавно рукой, показывая, что сначала пропустит мадам и лишь затем поднимет упавшую вещь. Он знал, утонченная учтивость служит отличным предлогом к ничему не обязывающему разговору и последующему знакомству. И вдруг вместо ответного «извините», Федор услышал торгашеское, громоподобное алаверды:
        - Куда прешь, зачуханый баклан. Здеся художественная выставка, а не пивной ларек.
        От неожиданности он даже голову в плечи втянул. Две модные девицы стоявшие за мощной спиной Аглаиды ядовито улыбнулись. Они откровенно сочувствовали Федору. В любое другое время он мгновенно отбрил бы эту хамку, а тут пришлось дипломатическую политкорректность проявлять, да еще дать ей возможность вернуть слова назад. Федор членораздельно произнес:
        - Второй раз, Аглаида, вы меня ни за что обидели. А я ведь специально барсетку уронил, познакомиться хотел. Извините!
        Вожделенный объект в лице Аглаиды потерянно улыбнулся. Реакция Федора не укладывалось в поведенческий тип ее обычного окружения.
        - Э…э…молодой…чел…
        Однако Федор подобравший барсетку не оглянулся. Он неплохо разбирался в женской психологии. Никуда теперь ты пташечка, не денешься. Миновав контроль он остановился в отдалении, дав себя хорошо разглядеть. Затем оскорблено сжал губы, будто что-то забыл, быстро прошел мимо. Протестная демонстрация удалась. Аглаида была явно заинтригована. В этом огромном городе, где ты никому не нужен, с нею хотят познакомиться, а она взяла и облаяла. Кто он? Земляк? Ее знает этот серьезный молодой человек. Может на работу хочет устроиться? Тогда сразу бы подошел, без этих подходцев с барсеткой. Я его интересую? Как? Как женщина? Нет, это слишком! Старая и жирная я для него. А может… Как выразился однажды на пресс конференции златоуст бывший премьер-министр: мысли у Аглаиды стали врастопырку.
        А в это время охотник Федор решил - пусть клиент созреет и незаметно для дичи Аглаиды исчез из поля ее зрения. Он спустился в буфет и заказал себе кофе с молоком. Ему надо было срочно придумать простую и убедительную причину жажды знакомства. Ничего умного в голову не приходило. А ведь она задаст этот вопрос.
«Ну и пусть задает, - чертыхнулся Федор. Сама пусть задает, и сама на него отвечает. Буду еще себе голову ломать. Скажу, что на следующей встрече отвечу, если сама не догадается. Все интрига какая-никакая появится в отношениях. Бабы любят заморочки». Федор ни минуты не сомневался, что она обязательно отыщет его в залах и первым делом извинится. А может, и не извинится. Он хохотнул, разлив кофе по столу. Вполне, может.
        Вытерев салфеткой руки Федор решил подняться в демонстрационные залы. Его жертва наверно уже второй круг нарезает по выставке.
        Федор шел по залам, не глядя по сторонам. Он должен нагнать эту миллионершу. Еще сделано только пол дела, даже четверть дела. Он пока рассыпал только просо, курочка еще не клюнула.
        Слишком высокого мнения Федор был о собственной персоне. Аглаида, потеряв его из виду, и не думала его нагонять. Она так и осталась на входе-выходе.
        Вдруг Федору преградил дорогу бородач.
        - Молодой человек. Молодой человек, гляньте на мои шедевры. Куда вы торопитесь. У вас вся жизнь впереди, остановитесь у вечного. Бессмертные полотна Владилена Трески.
        Федор мельком глянул на картины. С них смотрели на Федора портреты людей, которые раньше часто можно было встретить в аллеях трудовой славы. Даже он, не разбирающийся в живописи смог понять, что перед ним не Микеланджело Буонарроти. Статичные позы, невыразительный взгляд. Федор вежливо улыбнулся.
        - Да я по другой части. Я ничего покупать не собираюсь.
        Борода держал его уже под локоть.
        - А я вам и не предлагаю покупать. Я вам предлагаю продавать. И хороший процент я вам предлагаю. Десять процентов от стоимости картины. За сто тысяч евро продадите, десять тысяч ваши. Две картины сможешь реализовать, двадцать тысяч твои. Молодой человек. Даму надо одну охмурить. Жену аптечного короля. Предложить ей мою кисть. Дама уже приехала. Я предложу ее нарисовать рядом с вами. Аполлон и Афродита. Ха… а…ха. И десять тысяч ваши. А лучше пусть два портрета закажет или целую галерею. Молодой человек, о…о, молодой человек, у нее такие дорогие украшения. Я ей предложу под каждое украшение по портрету писать. Представляете, два месяца, год можно только на нее одну работать. А вы и с меня будете иметь свой процент и с нее. Это я вам говорю. Послушайте старого Владилена. А вон и она идет. Согласны молодой человек, двенадцать процентов? Улыбайтесь, улыбайтесь. Два процента с меня.
        Портретист постучал по ширме.
        - Петр, телевидение, твой выход.
        Как из-под земли непонятно откуда объявился длинноволосый Петр с помятым лицом и с профессиональной кинокамерой на плече. Он сунул портретисту микрофон под нос.
        - Поехали что ли. Дубль три.
        На кинокамере зажглась красная точка. Федор понял, что весь этот цирк затеян ради одного человека, именно той матроны, которая интересовала и его. Значит, на ее деньги нацелились не только они с Купцом. Только эти артисты-портретисты хоть занюханный товар ей хотят всучить, а они с Купцом… Федору стало смешно. Он тихо шепнул портретисту:
        - Я согласен на ваш процент. Позвольте только интервью мне взять.
        Федя отобрал микрофон у портретиста.
        - Уважаемые телезрители нашего канала. Мы ведем репортаж с художественной выставки, проходящей в Выставочном доме. Перед нами работы одного из самых известных живописцев конца двадцатого века Владилена Трески. Всмотритесь в лица этих людей. Эта целая эпоха канувшая в лету. Эпоха канула, а лица остались. Владилен Треска живой мартиролог бывшего партийного ареопага.
        Как застоявшийся в стойле конь художник переминался с ноги на ногу и показывал на себя пальцем. Дай, мол, мне слово. Но Федор крепко держал микрофон в руках.
        - Дорогие телезрители. Такое светское событие как художественная выставка привлекает сливки нашего общества, настоящих ценителей живописи, коллекционеров и меценатов. Мы сейчас возьмем интервью у завсегдатая выставок, большого знатока портретной живописи у нашей несравненной и уже достаточно хорошо известной в определенных кругах Аглаиды…
        Федор сунул микрофон под нос подошедшей матроны.
        - Зауральской! - сглотнула слюну интервьюируемая.
        Федор повторил имя:
        - Аглаиды Зауральской. Как мне сказал сам художник Владилен Треска, у стендов которого мы сейчас стоим, он с удовольствием написал бы не один, а два портрета своей почитательницы, один поясной и второй, в вечернем платье. Хочу вам напомнить, дорогие телезрители, что те из вас, кто интересуется светской хроникой знают, что Аглаида Зауралькая не зря носит столь редкую фамилию. Ее бюст и открытая шея почти всегда украшены уральскими самоцветами. Говорят, у нее самая богатая коллекция драгоценных камней в нашей стране. Хотя она и постаралась сегодня прийти на выставку инкогнито, наша программа рассчитанная на элитную публику, смогла еще на входе в демонстрационные залы засечь гламурную даму.
        Мы хотели поблагодарить уважаемого художника Владилена Треску и пожелать ему новых творческих успехов. Надеемся также, что в репортаже со следующей выставки сможем порадовать вас, дорогие телезрители, большим портретом нашей молодой меценатки Аглаиды Зауральской. Благодарим участников передачи. До свиданья.
        Федор стал сматывать шнур микрофона. Потом подозвал Петра.
        - Давай глянем что получилось. Прокрути обратно. Может перезаписать придется. А вы не уходите пока, - Федор жестко приказал Аглаиде, - где-нибудь здесь рядом со мною побудьте. И вообще в следующий раз, не я должен говорить, а вы. Текст надо заранее наизусть выучить. Цицерон и тот экспромты не любил.
        - Я согласная.
        Федор демонстративно отвернулся от меценатки и сказал нервно теребящему руки художнику:
        - Представляешь Владилен, наша красавица Аглаида меня сегодня с утра бакланом обозвала. - Затем он патетически поднял руки к небу и продекламировал:
        - Скажи мне, не кривя душой, работник кисти и резца, на самом деле я похож на благодушного глупца?
        - Ты…
        - Федор! - подсказал Федя.
        - Ты Федор демон, полубог! - пел осанну нежданному помощнику портретист, не зная с какого боку подступиться к богатой клиентке. Никаких членов Политбюро никогда он не рисовал. Но прозвучало красиво. Треска надеялся, что Аглаида поняла о ком речь шла. Он боялся спугнуть удачу.
        Любой, даже самый небольшой коллектив собравшийся для дела и тут же разбежавшийся, выдвигает из своих рядов на время неформального лидера. Лидер командует: ты режь колбасу, ты расставляй стаканы, а ты разливай. Портретист Владилен Треска и сладкозвучная певчая птичка Аглаида молча признали первенство Федора. Он это почувствовал и вдохновенно продолжил:
        - Над ней вознес я всепрощающую длань, живи пока дарую жизнь, Аглая, в знак примиренья я хотел бы дань, с вас получить заместо злого лая.
        У…у! Как красиво закруглился Федор. Главное себя не забыл.
        - Пусть в лучший ресторан ведет! - воскликнул воодушевленный Треска, явив миру тщательно скрываемый порок.
        - Баблом пусть лучше отдаст! - мрачно заявил оператор. - По ящику не каждый день себя увидишь.
        - А сколько надо? - сразу согласилась Аглаида и даже открыла сумочку.
        Оператор недовольным голосом стал считать:
        - Запись - минуты две. Половину вырежут, оставят минуту, а то и еще меньше. С вас три тысячи евро, - небрежно заявил он, - гарантирую показ в вечерней программе новостей.
        Деньги перекочевали из одних рук в другие.
        Через минуту удовлетворенный оператор покидал место съемки. Федору показалось, что он поделился с Треской. Остались втроем: Федор, Аглаида и портретист Владилен Треска. Треска ходил взад-вперед и, потирая вспотевшие руки, громко восклицал:
        - Я такой портрет напишу, я такой портрет напишу. Не сомневайтесь. У меня есть полотно два на три. Загрунтовано уже.
        Федор отвел в сторону Аглаиду. Ему, ни с какого боку не нужен был больше этот неудачник портретист. Но одна шальная, не донца сформировавшаяся мысль остановила Федора. Сказав художнику, что они еще вернутся, он и стал эту мысль развивать.
        - Аглаида.
        Та жеманно улыбнулась и негромко сказала:
        - Мне больше нравится, когда меня Аглаей зовут. Как в ваших стишках.
        Федор ее одернул:
        - О вас, об Аглае, не я, а классик сказал. Я повторил. Но мне тоже имя Аглая больше нравится, чем Аглаида. А я - Федор. Только прошу меня Федей не назвать. Не люблю.
        - А вы тележурналист?
        Федор понимал, что мог бы сейчас тележурналистом назваться. И даже какое-то время продолжить игру. На тележурналиста она уже сейчас подсела, готова вечную дружбу предложить. Хоть это было и невежливо, он ушел от прямого ответа, и сам спросил:
        - Тележурналист - подневольная птица, а я привык к свободному полету. Вы что на выставке делаете?
        Прозвучало почти как «куда суешься, дура, со свиным рылом в калачный ряд»? И в тоже время на Аглаиду смотрели чистые участливые и внимательные глаза. От того, что она сейчас ответит, зависело многое. То ли представится начинающим коллекционером, то ли бескорыстной меценаткой, то ли праздной любительницей всех родов искусств, где богатому человеку хочется засветиться в светской хронике. В любом случае Федор вынужден будет подстраиваться под нее. Купец о ней отзывался пренебрежительно, как о дорвавшейся до власти и денег торгашке-провинциалке.
        - А вообще-то я из деревни! - подсластил Федор пилюлю бестактного вопроса. - Больше строю из себя, чем есть на самом деле.
        Купилась Аглаида на уничижение, на участливые глаза Федора.
        - Правда? А жаргон какой у вас красивый. Прямо как мой первый муж без бумажки шпарите. Хотите немного о себе расскажу, тогда и поймете, что тут делаю.
        - Хочу! - сказал Федор. Было, было такое дело. Располагал к себе человека Федор. Особенно дам, колол их как фундук. Аглаида стала неспешно рассказывать:
        - У меня денег много, а образования никакого. Так получилось. В молодости пивом торговала. В палатке, может, знаете. Я тогда сдобная была. Замуж вышла. А тут и перестройка началась. Мой первый муж вовремя подсуетился. Ваучерный фонд создал и назвал его громко «Газ-маз-алмаз» и попал прямо в глаз, в десятку. Бабки и понесли ему свои крохи, в очередь стояли. Как он с ними потом обернулся не знаю, но я от своего имени носила эти ваучеры на всякие конкурсы. В том городе, где я до этого жила, мне теперь принадлежит завод и семьдесят тысяч рабочих. Сейчас, правда, сорок тысяч только у станков осталось.
        - Тоже неплохо! - сказал Федор. - Выходит вы хозяйка медной горы?
        - Выходит так. Там и еще кроме завода кое-что есть. А вы мне так и не сказали, кем на телевидении работаете?
        - Не работаю я ни на каком телевидении, - взмахнул рукой Федор, - откровенность за откровенность. Я на проценте у этого художника портретиста сижу. Клиентку ему сосватаю, двенадцать процентов мои. И вас мы сегодня с утра поджидали.
        Аглаида расхохоталась.
        - Я так и думала. Видок у этого художника Трески дюже подержанный. Пьет, небось, безбожно. Навидалась я таких еще в молодости.
        Федор понял, что переиграл с откровенностью и поспешно дал задний ход.
        - У него в состоянии легкого опьянения только вдохновение и появляется. Членов Политбюро не начинал рисовать, пока пятьдесят грамм коньячку не примет на грудь. А мастерство, сами знаете, не пропьешь. Вот вы, Аглая, по выставкам ходите, а спроси я вас, что такое искусство, ответить мне внятно вы и не сможете. И не потому что мало по залам ходите, а потому что вам голову задурили.
        Собеседница несказанно обрадовалась.
        - Так вы критик? Слава Богу, хоть лекцию умную послушаю. А то так скучно одной разбираться во все этом. Не поймешь, кто прав, кто виноват.
        Федор мысленно чертыхнулся, ибо сам был в искусстве ни ухом, ни рылом. За высшее откровение он решил выдать тот взгляд, что исповедовал на стройке его бригадир доморощенный философ. Вслух сказал:
        - Не обессудьте, если вас зацеплю. Я просто как крестьянин на мир смотрю с практической точки зрения. Для меня современное искусство, особенно живопись - это красивая цацка для богатых людей. Согласитесь, любой художник работает по наитию, часто как обезьяна неграмотен, но имеет отменный собачий нюх на бабло и такое собачье чутье на хозяина с сахарной косточкой, что куда нам простым смертным до него. Вот здесь он гениален.
        Мне говорят, есть высокое, элитарное искусство - я спрашиваю, для кого оно? Мне говорят - магический квадрат, я смеюсь - это чушь собачья. Мне говорят, человек - венец природы, я утверждаю - он свинья.
        Аглаида его перебила:
        - Это все слишком сложно для меня. Нельзя ли ближе к земле?
        - Принимаю ваше замечание, - невозмутимо пожал плечами Федор. - Козел на крыше подобрался слишком близко к звездам, пора, спустимся в людской загон. Итак, мы с вами исповедуем два разных вида искусства. Я считаю искусством то, что мне нравится, что радует глаз, что требует мастерства, школы и виртуозности. Я - патриций по своим взглядам.
        - А я?
        - А вы горшечница, плебейка. У вас как у собаки Павлова выработан уже устоявшийся рефлекс на картины и имена. Если я скажу Сальвадор Дали, Пикассо, Малевич, вы завизжите от восторга. Если я скажу Владилен Треска, вы в лучшем случае подожмете губы. А из этих четырех фамилий только Треска умет рисовать. Он собаку рисует, прямо как живую. Да такую, что с бодуна глянешь на нее и думаешь, сейчас стерва тебя за ногу цапнет. А от мазни остальных тошнит, хотя их признают гениями. И знаете в чем они гении?
        - В чем?
        - Они смогли себя преподнести. Они раскрутились, как сейчас говорят. Где они, там скандал, экстравагантная выходка, развод, скабрезности, драка. То есть полный набор рекламных трюков. И вокруг агенты, эксперты, выставки, приемы и постоянный ажиотаж и эпатаж.
        - Что такое эпатаж?
        Федор чуть не упал на ровном месте.
        - А это сверхнаглое поведение, когда плюют и сморкаются художники на свою публику. Они их, этих тонких знатоков живописи за кретинос держат, и правильно делают. Я ехал на выставку и газету «Коммерсант» купил.
        Врал он насчет газеты. Ему ее подсунул Купец перед выездом.
        - Хотите, прочитаю вам выдержки из нее. Прямо к нашему разговору о современном искусстве.
        - Хочу!
        - Тогда слушайте. Итак: «Галерея Тейт - это крупнейший государственный музей Великобритании.
        Галерея Тейт пополнила свою коллекцию современного искусства - за 22.3 тысячи евро. Она приобрела баночку экскрементов итальянского художника Пьеро Манзони. В письмах друзьям Пьеро Манзони высказывал надежду, что заветные баночки станут предметом охоты коллекционеров… аналогичные экспонаты есть в любом уважающем себя музее мира, в Центре Помпиду в Париже или Moden Art в Нью-Йорке».
        - Все?
        - Да!
        - Я ничего не поняла! - простодушно заявила Аглаида.
        Федор патетически вознес руки к небу.
        - О мамма мия! Пьеро Манзони супергений рынка. Он наш факелоносец. Он освещает нам путь. Зачем сейчас мольберт? Техника художника нынче, разбрасывание краски по холсту из банки, без помощи кистей. Это - живопись действия или живопись пятнами. Прав он. Живопись дерьмом колоритнее! Поэтому я вам, как истинной ценительнице всего высокого, предлагаю вырастить клиента, вырастить картинную галерею, вырастить модель и не покупать произведения, а продавать их. Надо сформировать у публики определенный вкус, как у собаки Павлова условный рефлекс, чтобы при имени художника Трески геморрой рассасывался. Треска большой мастер кисти. Он…
        - Я согласна с вами, - сказала Аглаида. Федор сурово глянул на Аглаиду и та почтительно замолкла. Он продолжил:
        - Вот поэтому я и говорю, что искусством можно объявить сегодня что хочешь, хоть стилиста и его прически, хоть модельера, хоть сапожника. Можете представить себе, что художник, который не может толком разворот головы или торса нарисовать, признается гением. И платят ведь огромные бабки за такой поп-арт. А последний писк
«боди-арт»? Художник сажает себя голого на цепь и бросается с лаем на зрителей. А затем в лучах скандальной славы продает свои картины. Представьте он успешный художник. А мы с вами чем хуже?
        Аглаида его перебила.
        - Согласна с вашей первой мыслью. Все люди свиньи и только мы человеки. Потому что только мы можем познать сами себя, но не художника. Голой, я еще согласна позировать. Но зачем на цепь?
        Поговорили. Федор удивленно посмотрел на собеседницу, потом вежливо спросил:
        - Вы Треску считаете посредственностью или гением?
        Ни минуты не раздумывая, она ответила:
        - Посредственностью! Рупь ему цена в базарный день.

        И в это время перед Федором предстала красавица Эдит. Она элегантно смотрелась. Подчеркивающее фигуру облегающее платье, туфли на высоком каблуке, великолепная прическа.
        - А вот и я, Федор. Как я рада, что вас встретила. Я не помешала вашему разговору? Вы так увлеченно спорили, что мне даже завидно стало. Думаю, подойду сама. Представь, пожалуйста, меня своей спутнице.
        Федору ничего не осталось, как представить дам друг другу.
        - Аглая Зауральская. Покровитель непризнанных талантов. Сегодня ее можно будет по телевизору лицезреть в программе «Культурная Москва».
        Аглаида не заметив в словах Федора скрытой иронии растеклась в благодарной улыбке.
        - Эдит Генеральша! - представил Федор вторую даму.
        Женщины обменялись рукопожатиями и оценивающими друг друга взглядами. Аглаида с провинциальной непосредственностью сразу спросила:
        - А муж где служит?
        - Работает в министерстве внутренних дел!
        - Ой, скажу своему, вот будет потеха.
        - И о чем вы спорили? - сменила тему разговора Эдит.
        - О современном искусстве, - ответила польщенная Аглаида, - Сальвадор Альенде, Пьер Мацони, про поп-арт и биде-арт. Федор такой умный! Мы с ним даже поспорили.

        Глава XIV

        А в это время на балконе второго этажа Васька Генерал исходил желчью.
        - Никита. Ну, как так можно, только вчера этот Красавчик заселился, только вчера Эдит с ним познакомилась, и уже как собачка побежала к нему на свидание.
        - Случайное совпадение! - сказал телохранитель Аглаиды, хотя ни в какие случайные совпадения не верил. Вероятность случайной встречи двух знакомых в Москве равна одной миллионной. Легче автомобиль в лотерею выиграть, говорил им на семинаре профессор, старый оперативник. Так что, если ваши подопечные встретились, и вам показалось что они встретились случайно, вы отбросьте эту одну случайную миллионную часть в сторону и рассмотрите остальные девятьсот девяносто девять тысяч, и тот интерес что за ним стоит.
        Васька Генерал гудел как рассерженный шмель.
        - Я урою сегодня же этого Красавчика. Представляешь, мозги мне пудрил, что квартиру снял, чтобы с женщиной встречаться.
        - А может так и есть! - лениво ронял слова Никита. - Ты не паникуй раньше времени. Красивая жена, это всегда головная боль и язва желудка. На цепь ты ее не посадишь. Если захочет всегда сбежит, ты и знать не будешь. Успокойся, давай лучше посмотрим, что они дальше будут делать.
        - Тебе хорошо, тебе за это деньги идут, - всплакнул Васька Генерал, - а мне еще на участок надо.
        - А она тебе предлагала пойти на эту выставку? - спросил расстроенного приятеля Никита.
        - Предлагала.
        - А ты что ответил?
        - Я сказал, что лучше сходить на выставку «Охота и рыбалка».
        - В общем так, - поставил разговоре окончательную точку Никита, - если хочешь, я после этой выставки свободен. Мадам меня отпускает. Можем твоего Красавчика попасти, а можем и профилактическую беседу провести. Ну не дурак же он, поймет с кем дело имеет. Даже если свербит у него очень, и то я думаю, отстанет он после разговора от твоей Эдит.
        Никита могутно повел плечами, а Васька Генерал постарался втянуть живот.
        - Распустил я брюшко немного, - виновато завил он с завистью скосившись на Геракла-Никиту.

        А в это время разговор трех любителей живописи вышел на более высокий уровень. Все трое вдруг воспылали любовью друг к другу. Идея иногда может стать материальной силой, сказал в девятнадцатом великий философ, если она овладеет массами. Идея была подброшена Эдит:
        - Если бы у меня были возможности, - сказала она, - то я бы открыла собственную художественную галерею, антикварный салон, окружила бы себя художниками, музыкантами, творческой богемой. Вместо собаки или кота у моих ног возлежал бы молодой паж. А в это время художник писал бы с нас картину. Ах, как бы я красиво выглядела на оттоманке. А потом этот шедевр должен был бы висеть в моей галерее или салоне и иметь такую баснословную цену, чтобы покупатель не мог и помыслить о покупке. На худой случай я и директором салона пошла бы. А то жизнь утекает между пальцев, годы идут. Только раз в месяц и прикоснешься к прекрасному.
        - Я тоже всю жизнь мечтала о своем салоне, - заявила Аглаида, - а ваша идея хороша. Знаете что, поехали ко мне домой, я вас отличным чаем угощу. Заодно и обсудим все проблемы собственной галереи. Вы как, Федор, не против? Эдит я вас приглашаю. У меня и оттоманка есть. Мы Федора у ног посадим.
        Федор промолчал, он был слишком «за». Все выстраивалось в его пользу. То, на что Купец намечал потратить месяц времени, у него выгорело за пару часов. Сама в гости зовет. Федора даже оторопь взяла, как легко это получилось.
        А Аглаида блюла свой интерес. Она хотела дождаться у телевизора вечерних и дневных выпусков новостей. Триумф на людях вдвое слаще. Да похвастаться было чем.
        Поехать в гости Эдит сразу согласилась.
        - Я только мужу позвоню.

        Василий Генерал непроизвольно дернулся, когда у него на поясе зазвонил мобильный телефон. Он отлично видел, как его драгоценная половина поднесла к уху трубку.
        - Василий - это я. Я тебе с выставки звоню. Меня в гости пригласили, ты не будешь против, если я приму приглашение.
        - А кто пригласил?
        - Кто? Ах ты, мой ревнивец. Замечательная женщина. Аглая Зауральская. Рядом со мною стоит. Меценат между прочим. Я, думаю, ненадолго. Нет, не в ресторан. К ней на квартиру. Ну хорошо, мой ненаглядный, я тебе перезвоню.

        Никита слышавший весь разговор насмешливо сказал:
        - А про твоего соседа Красавчика ни слова. Интересно, возьмут они его с собой или нет? Не хочешь поспорить на бутылку коньяка долларов за пятьдесят?
        - Возьмут! - сказал Васька Генерал.
        - И я думаю, возьмут! - сказал Никита.
        - Тогда вскладчину бутылка долларов за двадцать.
        - Идет!
        Внизу обе дамы собрались покинуть выставку, когда Федор напомнил Аглаиде, что они обещали художнику Владилену Треске вернуться.
        - Заказывать портрет будете у этого артиста?
        - А кто это? - спросила Эдит. Федор и тут не стал темнить.
        - Я у этого художника вроде коммивояжера. На проценте сижу. Неплохой, кстати, портретист. Если его сильно раскрутить, то и за первого мазилу в странах СНГ сойдет.
        - Пожалуй, закажу портрет! - сказала Аглаида. - С него и начнем галерею.
        Когда подошли к Треске он чуть ли не подпрыгивал на месте, во всяком случае лицо было напряженно и скула сведены. Чего это он? - подумал Федор. Нервничает что ли из-за заказа? И лишь большой специалист по продаже в розлив пива, Аделаида правильно оценила причину зажатости мастера кисти. Она громко шепнула:
        - В туалет даже не сбегал родимый, все боялся, что мы мимо пройдем. А вы Федор говорили, что он членов Политбюро рисовал.
        - Вот оттуда и дисциплина! - ответил Федор. - Потому и не бегал, что вас к члену Политбюро приравнял.
        Аглаида благодарно улыбнулась.
        Подошли к художнику. Потертый замшевый пиджак, платок на шее создавали ему достаточно богемный вид. Эдит стала рассматривать его немногочисленные портреты, не вступая в общий разговор. Аглаида сразу взяла быка за рога.
        - Владилен. Писать меня вы будете разную, от ноги и выше. Я подумала и решила вас сделать своим личным живописцем.
        Федор втянул голову в плечи.
        Для тонкой, ранимой души художника это прозвучало, почти как «я вас решила сделать личным конюхом». Владилен Треска налился краской, губы вытянулись в презрительной гримасе, одну руку отвел за спину, вторую выбросил вперед. Федор подумал, что сейчас грянет гром. Но художник всего лишь, высоко задрав подбородок, с вызовом спросил:
        - Если я вас правильно понял, то вы меня покупаете? С потрохами?
        - А что тут обидного, - невозмутимо спросила Аглаида, - футболистов покупают, хоккеистов покупают, и я вас хочу купить. Лет на пять. В год десять портретов осилите? Осилите. Итого за пять лет напишите для меня пятьдесят портретов. В месяц по портрету. И еще будете иметь в году два месяца отпуска. Мне кажется это нормальное предложение. И не надо будет лаять на площади в голом виде. Мы вам такую рекламу сделаем. Баночки с вашим дерьмом в Англии покупать будут коллекционеры. Под Хохлому баночки распишем.
        Не вынесла тонкая душа художника искушения сладким звоном монет и он, отведя взгляд в сторону, глухо спросил:
        - Может лучше небольшие бочонки?
        - Чего бочонки?
        - Под хохлому распишем!
        Пока Аглаида проникалась величием замыслов не раскрученного гения, гений вступил на рыночную тропу. Последовал меркантильный вопрос:
        - Во сколько вы оценили мое творчество?
        Аглаида фыркнула:
        - Конь у меня в конюшне стоит, два миллиона долларов стоит. Вот его я оцениваю в два миллиона долларов. Своего агента Федора вы оценили в двенадцать процентов, а он больше стоит! - и тут же резко спросила: - А вы сами сколько просите? Только не думайте долго, говорите сразу. Я жду. Ну?
        - Десять миллионов долларов! - брякнул Владилен Треска и уставился на Аглаиду извинительно-беспомощным взглядом. Аглаида жестко заявила:
        - Ты? Как пять жеребцов? Ты что афонарел? Дам я за тебя пол жеребца, один миллион долларов, плюс мой стол, мои краски и моя арабская кровать.
        У всех троих: у Федора, у Эдит, и у Трески вытянулись лица. С деньгами все понятно, а что означает кровать?
        Владилен Треска мгновенно превратился во Владилена Тоску. Он жалобно проблеял:
        - Пять миллионов и без кровати. Кровать, руке обремененной кистью не создает вдохновения.
        Эдит и Федор отвели в сторону смеющиеся глаза.
        - А на чем я буду позировать? - резко спросила Аглаида. - Моя последняя цена, миллион сто двадцать тысяч. Сто двадцать тысяч, это процент вот этого юноши, - она показала на Федора, - а начальником Треска у тебя будет Эдит. Мы свою галерею создаем. Проникайся идеей. Я тебе завтра с юристом пришлю договор. Пойдемте, господа.
        Художник стоял как оплеванный. Когда Аглаида отошла, он услышал возмущенную реплику новоявленной хозяйки.
        - Понимать надо куда тебя приглашают, чмо академическое. Аглаида Зауральская - не занюханный член Политбюро.
        Федор задержался с Владиленом Треской.
        - Соглашайтесь Владилен без разговоров. Договор подпишете, там видно будет.
        Художник мялся. Федор подумал, что тот начнет просить у него денег взаймы. Ошибся.
        - Федор, у меня мастерской нету!
        - А куда она делась?
        Владилен Треска неопределенно покрутил рукой.
        - Понимаешь, то…се…развод…долги. Подвал в доме культуры и тот отобрали.
        - Под что?
        - Под платный туалет.
        Федор легче смотрел на жизнь.
        - Ну, тогда вам сам Бог велел соглашаться. Я завтра приду. Как вас найти? Где живете? Визитка есть? У меня рука везучая. Не переживайте. Эта мадам Аглаида Зауральская еще будет вам чай с поклоном подносить. Увидите.
        - Лучше бы что покрепче поднесла!

        Глава XV

        Никита охранник встречал Аглаиду на выходе из Выставочного дома. Хозяйка приказала ее с гостями отвезти домой. Никита подогнал машину к парадным ступеням. Сели. Федор рядом с водителем, дамы сзади. В такой дорогой машине как этот «Майбах» Федору еще не приходилось ездить. Когда машина тронулась первой начала разговор Аглаида:
        - Не переоценила ли я этого художника, как ты думаешь Федор?
        Он усмехнулся.
        - Пятьдесят картин за миллион? Даже не думайте. Представьте, что один из ваших портретов попадет в Третьяковскую галерею. Триста лет пройдет, экскурсовод будет водить народ и рассказывать: «А это портрет художника Трески, знаменитая Аглая Зауральская. Единственная женщина догадавшаяся запечатлеть себя на пятидесяти полотнах одного и того же художника. Никто из современников не предполагал такого ошеломляющего успеха. Как сказал великий философ девятнадцатого века Георг Вильгельм Фридрих Гегель эта идея бесконечно законченного в себе бытия или абсолютного духа, то есть духа «в себе и для себя» открылась ей во время посещения выставки в Выставочном доме. Озарение свыше, первобытный эрос перерос себя и выкристаллизовался в гарантированное удовольствие личностного восприятия в форме иконического полотна близкого себе по образу и подобию». И тут кто-нибудь из экскурсантов спросит, а где остальные полотна? И получит ответ: «В лучших коллекциях мира».
        - Ой, как вы красиво выражаете свои мысли! - воскликнула Аглаида, - почти как эксперт или критик, ничего не поймешь, но так умно и здорово. Я от вас без ума. А вы что скажете, Эдит?
        - По поводу художника или Федора? - с легкой, едва уловимой иронией спросила Эдит.
        - По поводу художника. Мне кажется, он неплохо рисует, себя я думаю можно будет узнать, но вот фамилия - Треска.
        - Вас она смущает? Чем?
        - А вдруг, кто подумает, что это название картины?
        Услышав ответ Аглаиды Федор неожиданно закашлялся и низко опустил голову. Подъехали к элитному кирпичному дому в центре Москвы. Никита приспустил боковое стекло и кивнул охраннику в будке головой. Шлагбаум поднялся. Федор фиксировал все рубежи защиты дома. Остановка у подъезда. Никита выходит и открывает двери автомобиля.
        - Ты можешь быть на сегодня свободен! - говорит Аглаида Никите. - Завтра как обычно. С утра в бассейн.
        Федор обратил внимание, что охранник Никита погнал автомобиль к воротам в подземный гараж.
        Вошли в подъезд. И тут Федора ждал сюрприз. Два дюжих охранника с немигающими взглядами сидящие за пуленепробиваемым стеклом жестко сказали гостям:
        - Дамы и господа. Вы у нас первый раз, приготовьте паспорта.
        Федор даже вздрогнул.
        - А отпечатки пальцев снимать не будете? - спросила Эдит. Федор долго ковырялся, прежде чем расстался с документом, который всучил ему Купец. Охранник посмотрел на Федора, сличил его с фотографией и передал паспорт напарнику. Тот быстро сделал с него ксерокопию. Федор скрипнул зубами. Он засветился здесь как Иванов Федор Сергеевич. Сволочь Купец. Сделал подарочек, называется. Федор вспомнил, что участковый видел у него его оригинальный паспорт. Там он был собою - Боровиковым Федором Евсеевичем. Вот незадача. Подставил старик. Эдит, жена участкового, может случайно здесь узнать одну фамилию, а дома от мужа другую.
        У Федора вспотел лоб. Или Аглаида спросит утром у охраны, дайте глянуть на ксерокопию его паспорта. А потом как-нибудь обмолвится в разговоре с Эдит.

«Надо баб-с развести по разным углам», сообразил Федор. Иначе, нам удачи не видать. С нехорошим чувством он поднимался в квартиру миллионерши. Лифт открылся посредине какого-то ботанического сада. Федор настроенный на видеокамеру даже растерялся. От самого входа в дом он держал в руках портсигар и снимал, снимал, снимал все на миниатюрную видеокамеру.
        - Гости проходите. У меня целый этаж! - похвалилась Аглаида и крикнула, - Хасюмото! Карасава! У нас гости.
        Оставив Федора с Эдит в гостиной, хозяйка вышла в соседнюю комнату.
        Федор думал, что выйдут два японца, но вышли два огромных пса, черный мастифф и черный дог. Дог уперся лапами в грудь Федору. Федор боялся шевельнуться. В это время мастифф обошел его сзади и потянул за брюки. Эдит захохотала и сбросив туфли забралась на диван. Федор проклял тот день, когда позарился на большие деньги. Как его смог уговорить Купец? Чем он думал? Голова на плечах у него была?
        Вошла Агаида и рявкнула на собак:
        - Хасюмото! Карасава! Что б вы сдохли! Пошли ублюдки вон.
        Минут через десять появилась тетя Глаша, а вместе с нею легкая закуска, выпивка. Аглаида включила телевизор. Потек ни к чему не обязывающий пустой разговор. Женщины могут часами говорить ни о чем. Федор сидел и думал о том, что ему надо отделаться от Эдит. И кто его только за язык дернул, надо ж было сказать соседке, что он хочет пойти на художественную выставку. Не дай Бог еще этот участковый увидит его со своей женой. А ведь возвращаться придется вместе.
        Пробило три часа. Аглаида стала переключать каналы и вдруг вся засветилась счастьем. Шел показ художественной выставки. Сначала камера наехала на сам Выставочный дом. Затем пошла съемка первых двух залов. За кадром потек комментарий корреспондента, а в кадре на фоне картин Трески появилась Аглаида. Голые плечи, голая грудь. Картинка сменилась. Появилась работы другого художника и вновь показали Аглаиду. Федор несказанно удивился. Теперь у нее на груди сияло огромное бриллиантовое колье. Когда успела одеть? Это ж отличный монтаж. Оператор честно отработал свои деньги.
        Аглаида цвела и пахла.
        - Вы видели? Вы видели? Эдит, Федор, что скажете? Интересно, через сколько времени повторят. На Урал надо позвонить, у меня подружка одна в «Электронике» работает. Пусть весь магазин включает. Позвоню.
        Вдруг Эдит воскликнула:
        - Аглая. С тебя колье на выставке сняли. На тебе колье было, когда ты интервью давала. Где оно?
        Аглаида счастливо, словно девочка теребила на себе платье.
        - Не брала я его. Просто этот оператор меня уже снимал. Он знает, что я благодарна буду, если в кадр попаду. Здесь и старая пленка и новая. Я на всех выставках нонсенс, всегда в кадр попадаю.
        - Не может быть! - добродушно рассмеялась Эдит. Аглаида с воодушевлением воскликнула:
        - Хочешь я тебе это колье покажу. Увидишь, что на мне оно еще лучше смотрится, чем в телевизоре. Пойдем в мой будуар. Сейф у меня там.
        Федор напрягся. Или пан или пропал. Второго такого удобного случая может больше и не быть. Он воскликнул:
        - Я один с Карасавой и Хасюмотой не останусь. Девочки, я с детства этих тварей боюсь. А они чувствуют и наглеют. Только и ждут, чтобы я остался один в гостиной.
        - Они играть хотят! - воскликнула Аглаида.
        - Нет, нет! - Федор первым проскользнул в соседнюю комнату и мгновенно обвел ее взглядом. Здесь на входе он должен оставить портсигар. Но в какую сторону его направлять? Диван вдоль стены, оттоманка у окна. Сейф не может быть у наружной стены. «Рискну», - решил Федор. Он оставил портсигар в нише, так чтобы он просматривал всю правую сторону будуара, и быстро прошел и прилег на оттоманку. Эдит села на диван. А Аглаида отошла к противоположной стене. Федор достал зажигалку и нажал на пуск. Заработала вторая камера. Но к ней, второй камере Аглаида стояла спиной. И тут Федор увидел как наискосок в зеркале, вделанном в боковую стену, отражается появившаяся в нише дверца сейфа. Теперь широкая спина Аглаиды ничего не скрывала. Шифр мог сниматься с двух разных точек. Федор подумал, что в жизни так не бывает. Ему слишком везет. Мгновенное знакомство, сразу приглашение в дом, теперь сейф. И точно, накаркал ворон.
        Когда Аглаида посчитав, что прикрылась от них спиной и начала крутить колеса на дверце сейфа, Эдит попросила у Федора сигарету. Свои она оставила в гостиной. Федору ни в коем случае нельзя было трогаться с места. Как же выкрутиться. Портсигар в нише. И тут его осенило…
        Федор вытащил изо рта незажженную сигарету с изжеванным и обслюнявленным фильтром, которую на манер ковбоя гонял из одного уголка рта в другой и протянут ее Эдит.
        - Давай сначала ты, а потом я.
        Она смотрела на него широко открытыми, удивленными глазами. Такую сигарету и бомж побрезгует в рот сунуть.
        - У тебя что, больше нету?
        - А разве нам одного косячка на двоих не хватит? - как ни в чем не бывало спросил Федор. Обе камеры продолжали работать. Эдит сначала непонимающе на него таращилась, а потом подавилась смехом.
        - Вы чего там? - повернула голову к гостям Аглаида осторожно вынимая из сейфа первое украшение. Эдит продолжала смеяться. Потом громко сказала:
        - Федор расстроился. Собаки, говорит, всю закуску поедят, пока вы тут примеркой будете заниматься. Он хочет вернуться в гостиную.
        Выходя из будуара Федор забрал портсигар.
        Минут сорок он наслаждался кулинарными изысками тети Глаши. Она в самом деле оказалась отменным поваром. Федор много чего выпытал у нее.
        - Аглаида дурочка. Муж гуляет напропалую, а ее под круглосуточную охрану МВД посадил. Оперативники ее охраняют. Накупил ей бриллиантов, специально накупил, чтобы без охраны никуда. По трое со всех сторон окружают.
        - А я сегодня только одного видел! - с деланным равнодушием заметил Федор. Тетя Глаша была, видимо, в курсе всех дел дальней родственницы, волей случая вознесенной на денежный Олимп.
        - Правильно. Еще двое или в машине другой сидят или по бабам своим разбегаются, если она без брюликов выходит из дома. Умные все стали по нынешним временам, задницу боятся лишний раз от стула оторвать. А денежку справно между прочим получают. Я сколько раз ей говорила, поставь вопрос ребром, прямо в лоб, где полный комплект бойцов? Ты со всех сторон должна быть окружена мужиками, почему около тебя вечно один, а вдруг что случится? А она смеется, если что случится, то можешь не сомневаться тетя, те двое быстро подскочат на место.
        Хотелось Федору задать вопрос, а кто муж у Аглаиды но он промолчал. И так словоохотливая родня выложила слишком много.
        Через полчаса Федор вместе с Эдит наконец вышли из дома.
        - Я домой. Могу подвезти, - сказал Федор. Эдит согласилась, чтобы ее подвезли. Федор поймал машину и помог Эдит сесть. Свою часть плана, что предлагал ему выполнить Купец он сделал. Остальное его не волновало.

        Глава XVI

        Никита, после того как он хозяйку отвез домой, с Васькой Генералом встретился на стоянке перед супермаркетом. Так договорились. Обычно здесь Никита оставлял свою собственную машину, на которую пересаживался после работы. И под видеонаблюдением, и недалеко от охраняемого объекта, от дома Аглаиды. Вот и сейчас, после того как он загнал Майбах в подземный гараж, чтобы дойти до стоянки перед супермаркетом у него ушло пять минут. Васька Генерал его уже ждал. Никита давно послал бы сокурсника куда подальше и отправился по своим делам, да собственный интерес двигал Никитой. Васька Генерал, этот провинциальный малый устроившийся в Москве участковым, был действительно на короткой ноге с высоким начальством Никиты. Никита попросил за него замолвить словечко. Васька обещал и сделал. На Никиту уже документы затребовали. Как теперь отказать дружбану, как не вытереть сопли и заодно отвадить от красивой жены сокурсника незваного ухажера.
        - Это мы за милую душу, сейчас прессанем орла, - пообещал он приятелю.
        - Надо бы!
        Только Никита знал, что всех ухажеров таким методом не отвадишь. Выбрал красивую, майся до конца жизни.
        - Твоему козлу как объяснять, по жесткому варианту или с уважением? - спросил Никита Ваську Генерала.
        - А с уважением - это как?
        - С уважением - это когда он на стуле сидит с руками назад, а ты ему политику партии объясняешь, пока он не поймет, что другой политики не будет.
        - А жесткий вариант? - Васька Генерал со смешанным чувством почтения и недоверия смотрел на Никиту.
        - А жесткий вариант? - Никита показал чайник-кулак. - Перво-наперво в торец, что б с копыт слетел стервец. Ну, а дальше берешь за шкирман и со свирепым видом спрашиваешь, как тебя холостить, кобель? На психологию бьешь. Какой бы орел перед тобой ни лежал, это не тот случай, чтобы геройство проявлять. Ты ему ничего не делаешь, наоборот выбор даешь, или ходи отсюда далеко-далеко, чтобы тебя никогда видно не было, или можешь ходить тут, но тогда, козел, у тебя интерес пропадет, тогда мы тебя серпом по я… Выбирай, дорогой. Представь, правильно выбирают.
        - Ты где служил Никита?
        - Там где ботинки высокие и на шнуровках.
        От супермаркета в бинокль неплохо просматривался подъезд дома Аглаиды. Никита с Васькой дождались, пока вышли Федор с Эдит и сели на хвост пойманного ими частника. Сели профессионально, пропустив машину далеко вперед. Кратчайшая дорога отсюда в Ясенево была одна. На Большую Пироговку, на третье кольцо, а там выбор: через Ленинский на Профсоюзную, или с Загородного шоссе на Севастопольский проспект и до конца, до упора. На въезде на третье кольцо с Лужнецкого проезда Никита последним проскочил на красный свет. Чисто профессионально он держал в пределах видимости частника. Неожиданно тот свернул к Лужникам.
        - Куда это он? - спросил Никита. - Москву не знает?
        - Но Эдит-то знает!
        - Я про водилу! - сказал Никита.
        - Думаешь, он не знает? Или… - у Васьки Генерала был растерянный если не сказать придурковатый вид.
        - Что не знает?
        - Дорогу!
        Поговорили. С эстакады вслед за частником съехало пять машин. Шестым был автомобиль Никиты. На повороте цепкая память оперативника зафиксировала номера всех пяти машин. Никита думал, что частник свернет на проспект Вернадского, а тот развернулся под Лужнецким мостом и вновь выехал на третье транспортное кольцо. Три машины следовавшие за частником с Большой Пироговки повторили его маневр, только поменялись местами.
        - У наших пташек на хвосте три машины сидит! - присвистнул от удивления Никита.
        - Кто? - не понял Васька Генерал.
        - Конь в пальто. Три машины говорю, на хвосте сидят. Наша четвертая. А кто, пока не знаю.
        - Никита, ты наверно ошибся!
        - Ошибся. Нет уж, любезный. Это мой хлеб. Я по профессии своей топтун. Нас специально учили вычислять наружку и уходить от слежки. А тут какие-то дилетанты. Хвост павлиний распушили. Эх, и вовремя частник крюк дал. А то бы я только через полчаса всех их вычислил.
        В Никите взыграл азарт охотника и профессионала.
        - Ладно, не переживай Василий, кто предупрежден, считай, тот вооружен. Мы сейчас их как орехи будем колоть. Поглядим, поглядим, что за птицы интересуются нашими подопечными. Отмоем твоего кобеля добела.
        Никита намеренно далеко отстал от преследуемой машины частника, в которой сидели Эдит и Федор. И лишь когда тот выехал на Севастопольский проспект обогнал всю кавалькаду. В том месте, где из-за ремонтных работ дорога, как горлышко у бутылки сузилась до одного ряда и скорость потока упала до пяти километров Никита въехал на огороженную забором территорию перекопанного участка. Любой проезжающий мимо должен был подумать, что здесь стоит автомобиль мастера или начальника участка по прокладке теплосети.
        - А теперь смотри и учись, - козырял настоящей ментовской выучкой Никита, - сейчас все четыре машины медленно мимо нас проползут. Им не до нас будет, только бы без аварий разъехаться. Поэтому на нас с тобой они вообще не обратят внимания, а мы их всех как под микроскопом рассмотрим и на камеру снимем.
        Никита рассмеялся.
        - Ты, Василий, голову не прячь за подголовник, у меня стекла зеркальные, снаружи ничего не видно. А вот и наш частничек от светофора первым рванул.
        Приближались Жигули, «пятерка» в которых сидели Федор и Эдит. Федор сидел на переднем сидении и, видимо, рассказывал что-то смешное потому что хохотали и водитель и Эдит.
        - Ну, вот, а ты приревновал, - подбодрил приятеля Никита, - если бы у них был какой-нибудь «лямур», они бы как голубки сидели на заднем сидении и перышки друг другу чистили, а не ржали как жеребцы.
        - Да, но…
        - Погодь! Через одну машину за ними едет Порше. Он десять раз уже мог бы это Жигули уделать. Гля, мадам какая классная за рулем. Лет тридцать пять ягодке. Если больше, то значит хорошо за собой следит. И курит сигарету за сигаретой. На номер обратил внимание?
        - Нет!
        - Зря. Госномер сто. Один раз увидишь и надолго не забудешь, а теперь смотрим, кто у нас следующий?
        Василий Генерал ошалело-недоверчивым взглядом проводил дорогую машину:
        - Сколько она может стоить?
        - Четверть лимона. - Никита насильно повернул Голову Василия в сторону ползущего мимо потока автомобилей. - Ты не туда смотришь. Гляди Форд приближается. Два отморозка впереди сидят. Окна по бокам и сзади затемнили, а лобовое стекло оставили прозрачным. Спрятались, идиоты, называется. Они думают, их сзади будут догонять и сбоку фотографировать. А мы их спереди, спереди. Качки какие-то. Вася, эти мне совсем не нравятся. Номер запомнил?
        - Да! - воскликнул Васька Генерал, - я в записную книжку номера записываю.
        - Ты лучше в мобильник их вместе со снимком заноси.
        - А где третья машина? Ты про три упоминал! - с некоторой долей торжества, что друг профессионально прокололся, воскликнул Васька Генерал. Никита снисходительно заявил:
        - Третья не местная. У нее девяносто третий регион - это Краснодарский край, и номер незапоминающийся - восемьсот девяносто шестой. «Тойота». Она близко не приближалась. Или я нюх потерял, или она сейчас появится.
        И точно, как и предсказал Никита, не на хвосте, а на расстоянии двух светофоров появилась «Тойота» с номером восемьсот девяносто шесть. За рулем сидела молоденькая, удивительно красивая девица лет восемнадцати, а в пассажирском кресле благообразный старик профессорского вида. Бородка клинышком, в руках резная трость. Они спокойно разговаривали друг с другом и, кажется, никуда не торопились.
        - С этими ты ошибся! - сказал Васька Генерал. - Померещилось тебе.
        - Н-да? А ты знаешь, что девица, как и мы рванула перед третьим кольцом почти на красный свет. Если она никуда не торопится, а дед тем более, то зачем было нарушать правила? Чтобы теперь тащиться еле-еле? И там под Лужнецким мостом дали крюк за этим леваком, который толком дорогу не знает, помнишь? А…а, что с тобой разговаривать. Ты мне лучше скажи, ты кого-нибудь из этой компании знаешь?
        - Естественно! - с жаром воскликнул Васька Генерал. Как легавая на охоте Никита мгновенно напрягся.
        - Слава Богу, хоть какая нить. Кого знаешь?
        - Жену Эдит и этого козла соседа Красавчика.
        Никита чуть не взвыл.
        - Генерал! Васька! Тебе бы только следователем работать, ты бы ни одного дела никогда не распутал. При чем тут твоя жена и этот сосед кобель? Я тебя про остальных в трех машинах спрашиваю? Ты про них что-нибудь знаешь?
        - А на фиг они тебе нужны?
        - Как? - Никита никак не мог понять своего собрата по охранному цеху. - Они же все сели на хвост этому Красавчику или твоей жене прямо от дома моей клиентки, этой миллионерши Аглаиды. Вспомни прямо у ее дома Красавчик и твоя Эдит поймали частника. Какого черта им слежку за ними устраивать, а может быть и охоту. Что им надо? И вообще кто такой этот Красавчик? Как его хоть звать?
        Васька Генерал стушевавшись под напором Никиты недовольно буркнул:
        - Звать его Федор, на него у меня есть все данные. Боровиков Федор Евсеевич. Он с соседкой моей договор подписал и деньги вперед отдал. Ключ запасный от соседской квартиры у меня есть.
        Васька Генерал промолчал, что просмотрел уже вещи соседа и ничего предосудительного в них не нашел.
        - Как ты говоришь, его звать? - удивленно спросил Никита.
        - Боровиков Федор Евсеевич. А что?
        Никита протянул Ваське Генералу копию того паспорта, что у Аглаиды в доме отксерокопировали охранники.
        - А это как понимать? Кто тогда этот Иванов Федор Сергеевич? У тебя версии есть?
        Ты мне про тех двух кабанов что в Форде только что проехали, что скажешь? Что им от Красавчика надо? Или не от него?
        - Ничего себе! Вот ухарь! - присвистнул Васька Генерал. - Давай Никита, как говорит профессор Лебедянский, начнем с исходной посылки. Что есть такого у этого Красавчика чтобы ехать с таким почетным эскортом? Я думаю, что все что у него ценного есть, все это преспокойно умещается в его штанах. Вот поэтому и мадам на Порше за ним несется, коготочки точит и сигарету за сигаретой смолит. Дед с внучкой везут дробовик в багажнике. Я, Генерал, ревную его к моей несравненной красавице Эдит. А те два отморозка на Форде бейсбольными битами сегодня его отметелят в темном углу.
        Никита расхохотался:
        - За что? Ты Генерал может с остальными и прав, а вот с этими двумя битюгами не вытанцовывается у тебя сюжет, фантазии не хватает. Это тебе не след лисы по моче определять.
        - Когда я след по моче определял?
        - Ну, ладно, давность следа определял. Сам же нам рассказывал, возьмешь кал зверя в руку, разомнешь его, понюхаешь и знаешь когда зверь проходил.
        - Кончай трепаться. Поехали!
        Никита сдал назад с ремонтируемого участка.

        ГЛАВА XVII

        К дому Васьки Генерала Никита подъехал первый. По совету ревнивца-хозяина он занял такую позицию, что с него просматривался и подъезд дома и окна квартиры и улица. А вот и частник. Седоков подвез он прямо к подъезду. Федор вышел первым и, открыв заднюю дверь Жигулей, подал руку Эдит. Она весенней улыбчивой птахой выпорхнула из машины. Частник уехал, а Эдит и Федор продолжали болтать у подъезда. Затем Эдит стала сдувать пылинки с плеча Федора. Васька Генерал загудел вомущенно:
        - Ты глянь Никита, она с этого молодого паскудника перхоть стряхивает. А я, когда капитанские погоны получил, ну хоть бы полюбовалась на них. Не…е, - рыкал медведем Васька Генерал, - куплю ей щетку. Пусть меня как коня скребет и драит. На людях пусть драит. Как на Кавказе. Был я на Кавказе. У одного аксакала было три дочки, красивые как гурии в раю. Приехали они домой с мужьями. Пока учились в России замуж повыскакивали. Мужья русские. Все три пары вышли в воскресенье во двор, стоят дышат, себя показывают, с народом здороваются. Народ на базар идет. У них по воскресеньям базар был, вроде нашей ярмарки. Мужья - два в пальто стоят, один в шинели. На одном шляпа, на втором фуражка, а третий лысый. Не шляпе дело, а дело в том, что пока народ мимо их дома шел, жены вокруг мужей со щеточками крутились. И там сдуют пылинку, и тут стряхнут шерстинку, красота. О, какой они цирк устроили. Казак так коня не чистит, как они скребли своих жеребцов. Обзавидовался я тогда.
        - Может быть и твоя цирк устраивает?
        - Пусть она со мной цирк устраивает! - взревел очередной раз Васька Генерал. Взревел не только он. Взревел рядом Порше. Так взревел, что еще долго воняло паленой резиной. Вихрем унеслась Красотка. С этой все было понятно. Вторая машина со стариком и молодой блондинкой за рулем, посмотрев некоторое время на это действо сдувания пылинок медленно проехала по улице вперед до разворота, спустилась с пригорка вниз и повернула к одному из домов в Соловьином проезде.
        - Кто они, мы с тобой потом выясним! - успокоил Ваську Генерала Никита. - Ты за этими бандюками на Форде гляди. У меня глаз наметанный на крутых. Я их по распальцовке узнаю. Ждут козлы чего-то. А чего?
        В это время, наконец, Федор и Эдит соизволили зайти в подъезд. Ваське Генералу стало не до Форда и его седоков. Он загудел как паровоз:
        - Никита они домой вошли.
        - Ну и что?
        - Как что? Она же с него пылинки сдувала!
        - Ты говорил, что это перхоть!
        - Никита!
        - Ну чего?
        - Ты сам видишь каких красоток этот Красавчик объезжал. И на Порше и молодых семнадцатилетних блондинок. Боюсь, моя не устоит против него!
        - Не бойся! Мужнину честь она должна защищать, а не ты.
        - А я что должен делать?
        - Ты обязан репутацию жены поддерживать незапятнанной, даже если под тяжестью рогов голова по земле волочится.
        - Сволочь ты Никита.
        - Не мешай наблюдать.
        Никита в бинокль рассматривал Форд двух качков. Спроси его кто-нибудь, что он хочет увидеть, вразумительного ответа никто так и не дождался бы. И в это время на поясе у Васьки Генерала зазвонил мобильник. Несчастный даже вздрогнул и неожиданно расцвел.
        - Да, моя дорогая.
        Никите отлично был слышен весь их разговор.
        - Тебе что приготовить, Василек, я смотрю ты даже на обед не приходил. Как это на тебя не похоже. Проблемы на работе?
        Васька генерал зачастил:
        - Начальство президенту срочный доклад готовит, консультирую. Скоро буду. А ты что делаешь?
        - На выставку выбралась художественную. Сроду не угадаешь, кого там встретила.
        - Почему не догадаюсь. В новостях уже показывали.
        - Кого показывали?
        - Мужика с рогами показывали. Главный экспонат выставки. Не имплантированные, а натуральные рога. А рядом другой мужик черенками-отростками торгует, а покупателей нету.
        - Ой, смеешься как всегда, за что я тебя и люблю. Встретила я там нашего соседа. Федора.
        - Ну, и…
        - Ну, и предложил он мне выкурить косячок.
        - Что…о?
        Васька Генерал так по-генеральски рявкнул, что у Никиты чуть барабанные перепонки не лопнули.
        - Я отказалась, конечно. Не кричи. Это еще не все.
        - А что еще?
        - Когда мы вместе домой приехали, он мне на время предложил стать его любовницей.
        Что за дикие крики услышал Никита. Васька Генерал хватался за пояс на которой должна была висеть кобура. Покрылся весь пятнами и изошел потом. Стал хватать воздух и пучить глаза.
        - Ман…ман…манн…
        - Что ман? - обеспокоено спросил Никита.
        - Монтировку дай!
        И в это время снова пробилась по телефону Эдит.
        - Василий, ты как всегда все наизнанку вывернул. Он попросил, чтобы я стала его любовницей прямо здесь на тротуаре. На несколько минут.
        - Он что совсем обкурился?
        - Нет, просто его хотят женить, невеста за ним из машины наблюдала, из «Тойоты». А он им хотел показать, что у него есть женщина другая. И попросил, чтобы я с него пылинки сдувала. Они на «Тойоте» всю дорогу у нас на хвосте сидели. Представляешь… Ты приходи скорей обедать, а то я по тебе соскучилась. Все остальное я тебе потом расскажу. Я с такими интересными людьми познакомилась. Мне работу предложили. Галеристом. Я не отойду от окна пока ты не придешь.
        Васька Генерал отобрал бинокль у Никиты и воочию убедился, что его благоверная стоит у окна с телефоном в руках. Никита ухмыльнулся:
        - Ну что убедилось чучело, что зря себя мучило. Отдай бинокль, я кое-что интересное у этих двух придурков разглядел.
        Когда он навел бинокль на то место, где стоял Форд, там парковалась другая машина. Никита выругался.
        - Упустили орлов. Эх, сейчас бы проследить куда они поехали. Может быть, и догадка моя подтвердилась бы.
        - Какая догадка. Ты на что намекаешь? - возмутился Васька Генерал. - Ой, живот с голоду нарывает. Идем ко мне домой. Сначала пообедаем, а потом примемся за все остальное. Я думаю, за это время Красавчик никуда не уйдет. Не надо его сразу задерживать.
        Эдит красиво встретила гостя. Быстро накрыла стол, выставила графинчик. Только мужики оказались какие-то несерьезные. Периодически бегали к двери и смотрели в глазок. Никита тихо шепнул Ваське Генералу:
        - Чует, мое сердце, твой сосед на брюлики моей хозяйки нацелился. Что скажешь?
        Васька Генерал развел в стороны руками.
        - Если бы я по следу шел, тогда другое дело. Я б тебе ответил, что у него на уме? А так, ничем помочь не могу. А паспорт думаю, на Иванова липовый.
        - Я тоже так думаю! - сказал Никита, - липу показывают там, где хотят пустить по ложному следу. Боровиков Федор его настоящее имя.
        - И я так думаю.
        - Гм. Обратно коньяк пополам?
        Они ударили по рукам.

        А в соседней квартире за стенкой Федор лежа на кровати обдувал свое житие-бытие. Мысли встревоженным роем вились в голове. Вляпался в авантюру. Добраться до этого сейфа в квартире миллионерши Аглаиды Зауральской можно только одним способом. Если умыкнуть весь дом. Да он лучше охраняется, чем любой музей. Отдам этот портсигар Купцу и выхожу из игры. Срочно надо уезжать.
        Сразу возникла дилемма. Что взять за пленку? Только восемь тысяч евро? Восемь тысяч евро можно взять. К Аглаиде они никакого отношения не имеют. «Восемь тысяч евро возьму, - решил Федор, - и ни копейки больше. Восемь тысяч евро он должен мне отдать».
        Затем мысли унеслись в другую сторону.
        Почему не звонит Виктория? Обиделась, отказалась от него? Кто виноват? Он? Ольга? Или может что другое? Незаметно для себя Федор уснул. Когда открыл глаза, за окном было темно.
        Вернулся к сегодняшнему дню. Купец вместе с Ией наверно думают, что он специально тянет время, проверяет их нервы.
        Федор вышел из квартиры и вызвал лифт. Он решился. Выходит из игры. Отдам пленку. За пленку не осудят. С опозданием, но уеду. Федор порвал на мелкие кусочки паспорт на имя Иванова и выбросил его в мусоропровод.
        Мосты сожжены. Все, назад ходу нет.
        Он не видел, как в свете уличных фонарей за ним крадется машина. Дойдя до Соловьиного проезда где остановились его подельники Федор остановился у семнадцатиэтажного дома, набрал код и вошел в подъезд.
        - Хотелось бы мне знать в какую квартиру он пошел! - с досадой сказал Никита.
        - Нет вопросов, - воскликнул Васька Генерал, - в этом подъезде только в шестьдесят восьмой никто не живет. Я свой район как облупленный знаю. Муха мимо меня незамеченной не пролетит. Там эти с «Тойоты» поселились, блондинка с дедом профессором. Кстати дед хромой. Это тебе что-нибудь говорит?
        Привирал Генерал. Вчера случайно он попал в этот дом и разговорился с уборщицей и старшей по подъезду. Та ему все и выложила, что в шестьдесят восьмой, наконец, появился ее хозяин, дедок с клюшкой, а то вечно ящик для писем был переполнен рекламой. Вселился с молодой блондинкой. А кто она ему пока не знает.
        Никита медленно объезжал двор. Тойоту с черноморскими номерами они увидели сразу, а вот Форд чуть было не пропустили. Выучка Никиты сработала. Форд стоял в торце соседского дома. Оба седока были на месте. Один чем-то смахивал на крокодила. Курили. Никита припарковался у них за спиной, метрах в пятидесяти.
        - Теперь сидим, ждем! - сказал он.
        - А эти орлы нас не видели? - с беспокойством спросил Васька Генерал. Никита его успокоил:
        - Они слежки за собой не боятся. Нет, мы их не интересуем.
        - Как ты можешь об этом знать? У них что об этом на лбу написано? - возмутился Васька Генерал. Никита пожал плечами.
        - Написано, конечно. На лбу у них написано, что они только что, может быть пять часов назад выехали на охоту и еще ничего натворить не успели. Сидим ждем.
        - Блефуешь Никита.
        - Не веришь, пожалуйста. Пари. Коньяк пятьдесят долларов.
        Васька Генерал отвернулся.
        - Со зверьем в лесу легче.
        - Не скажи!

        А в Форде с бандитами шел свой разговор.
        - Как будем убирать этого Красавчика? - спросил амбал Крокодила. Крокодил нехорошо улыбнулся.
        - Вырубим его тут, сунем в машину, вывезем в лес, а там мне еще с ним поговорить надо. Очень скользкий тип.
        - Как скажешь Крокодил, - согласился амбал, - давай сегодня и кончим это дело. Не люблю в долгий ящик откладывать.
        - Согласен дорогой Солидол. Только прошу тебя, ты мне помоги его вырубить, он немного качок.
        - И не таких ломали. А когда мы его должны… А то надоело ждать!
        Крокодил посмотрел наверх, на окна:
        - Раз Купец вызвал на сегодня, значит даст отмашку. Куры!
        - А мы его совсем или ребра только поломаем?
        - Купец скажет! А почему у тебя, дорогой, кликуха Солидол?
        Амбал нахмурил брови.
        - Менты мне ее дали. Я новенький трактор с базы на своем горбу по-тихому уволок. Два километра пер. Потом выдохся. След собаки взяли. Из кустов меня вытащили, где я спрятался. Тащи, говорят, обратно. Пришлось те же два километра только в обратную сторону. А начальник смеется:
        - С него уже, говорит, не пот капает, а солидол.
        Крокодил с недоверием смотрел на амбала.
        - Ты что, правда, трактор на свой горбу тащим?
        Амбал рассмеялся:
        - Почему все думают, если трактор, то обязательно Кировец. Трактор небольшой был, снег убирать. Четыреста пятьдесят килограмм всего весил. Его удобно было на спине за два колеса держать.
        - Вах, вах дорогой. Тебе надо избранный профсоюз всупат.
        - Это куда же мне надо вступать?
        - Носильщик рояль.

        Глава XVIII

        Федор прошел мимо Форда с двумя бандитами, поджидавшими его и даже не заметил их. Квартиру открыл сам Купец. Встретил он как всегда приветливо. С порога стал нахваливать Федора.
        - Молодец. Видела Ия всё. Видела. Профессионально работаешь, на высоком уровне. Ну что скажешь за Аглаиду? Продвинулся насчет сейфа вперед?
        Федор небрежно развалился на диване.
        - Купец, как ты просил, так я и сделал. С двух точек снял ее сейф. - Федор небрежно кинул портсигар Купцу и бережно поставил на стол зажигалку, - если твоя аппаратура сработала нормально, ты увидишь шифр, который Аглаида набирала.
        Купец с любопытством смотрел на Федора.
        - Прикажешь мне верить?
        - Хозяйское дело. Твои шпионские штучки перед тобой.
        Дальше случилось удивительное. Купец открыл второе потайное дно портсигара и подключил его к телевизору. Ия села рядом с Федором.
        На экране телевизора пошла картинка. Купец и Ия буквально прильнули к телевизору. Богатая гостиная миллионерши. Два огромнейших пса. Аглаида и Эдит. Пошел разговор между двумя дамами.
        - Хочешь я тебе это колье покажу. Увидишь, что на мне оно еще лучше смотрится, чем в телевизоре. Пойдем в мой будуар. Сейф у меня там.
        Картинка на экране телевизора поплыла. Послышался голос Федора.
        - Я один с Карасавой и Хасюмотой не останусь. Девочки, я с детства этих тварей боюсь. А они чувствуют и наглеют. Смотрите, псы только и ждут, чтобы я остался один в гостиной.
        - Они играть хотят! - воскликнула Аглаида.
        - Нет, нет! - воскликнул Федор и первым проскользнул в соседнюю комнату.
        - Я положил портсигар в нишу на входе, - прокомментировал он свои действия. - Потом пошел и лег на оттоманку. Эдит села рядом. А эта дура-миллонерша посчитала, что закрылась от нас спиной. Что-нибудь видно?
        - Отлично видно, - сказал Купец, - ты просто молодец Федор. Давайте молча досмотрим до конца.
        Дальше пошла сцена с сигаретой, с изжеванным и обслюнявленным фильтром, и то, как удачно Федор вывернулся с косячком. Кино кончилось. Цифры шифра были отлично видны. Однако Федор хотел полного триумфа.
        - У меня еще и со второй точки есть пленка. Но я думаю там аналогичное. Через боковое зеркало я снимал на зажигалку. - Федор задорно крикнул Купцу: - Кинщик крути новое кино.
        - Не торопись!
        - Прямо не вериться! - воскликнула Ия.
        Просмотрели и вторую часть. Тот же самый будуар, дверца сейфа, те же цифры шифра.
        Когда Купец выключил телевизор, Федор обратился к нему, членораздельно выговаривая слова:
        - Купец. Уговор дороже денег. Я свою часть работы выполнил. Картинку сейфа, шифр на стол тебе положил. Как ты собираешься к сейфу подступится, я даже не представляю. Там пять степеней защиты: охрана дворовая - раз, охрана в подъезде - два, в квартире кодовые замки - три, два огромных пса постоянно дома - четыре, и пять - тетка вместе с нею живет.
        - Ты все сказал? - спросил Федора Купец.
        - Нет. Не все. Пока ты будешь думать, как найти подход к сейфу, верни мне восемь тысяч евро.
        Купец достал из кармана бумажник и отсчитал положенную сумму.
        - Еще что?
        Федор неожиданно поменял принятое ночью решение выйти из игры и, скептически глядя на Купца, спросил:
        - Когда я смогу прийти к тебе за своей долей? У нее в сейфе восемь равноценных комплектов украшений. Из них мои два. Я хотел бы натурой их получить. Так когда зайти?
        Тон, которым было сказано о собственной доле был пренебрежительно-покровительственный и ироничный. Федор насмехался над стариком. Купец не обиделся. Он молча посмотрел на ручные часы.
        - Когда спрашиваешь? Сейчас час ночи. Сегодня, пожалуй, уже не получится, а вот завтра часам к пяти вечера, я думаю, рассчитаюсь с тобою. Окажи честь, зайди, если сможешь. Зря торопишься, остался бы чаю выпил. Куда на ночь глядя. Разве кто-нибудь тебя ждет? Мог бы и навсегда остаться.
        Федор встал.
        - Вы хотите сказать, что завтра в это время драгоценности будут у вас руках?
        Купец спокойно ответил:
        - Ты Федор спросил, я ответил. Заходи. Будет твоя доля.
        - Федор, останься! - приказала Ия. - Федор!
        Федор медленно шел на свою квартиру. Двор был тускло освещен. Сзади хлопнула дверца машины, одна, затем вторая. Второй хлопок насторожил его. Вроде никто не парковался. Федор незаметно оглянулся и в свете уличного фонаря узнал Крокодила. Эту мерзкую рожу с кривыми и желтыми зубами не легко забыть. Ходячая смерть. А сзади метрах в десяти топотал второй громила. Убегать не имело смысла. Не здесь достанут так в другом месте.
        Федор лишний раз удостоверился, что по уши сидит в криминальном болоте. Кто ему протянет спасительную руку? Никто. Только одно существо на свете готово было… А сейчас выбор вообще сузился до обрывистой тропки бытия. Доигрался.
        И еще вспомнил Федор как двусмысленно ему Купец заявил: «окажи честь, зайди, если сможешь». И еще: «разве тебя кто-нибудь ждет»? Ждет! По твоей наводке Купец, ждет и давно ждет. В темном углу ждет.
        Во времена оные, когда Федор работал на стройке, бригадир Михалыч учил свою молодую бригаду: «Мразь она любит сзади нападать. А чем ты ее можешь встретить кроме копыта? Ничем! Так что мой совет - носите сапожки с набойками на каблуках, да с острыми, медными носами. Авось пригодится». И еще одному фокусу научил. Разминка была у них, удар ногой в голову с подвешенной гирей. Гиревики руками жонглировали тяжестями, а его бригада ногами.
        После того как гиря снималась с ноги, появлялось ощущение, что ты слона можешь завалить простым ударом. Бригадир поставил им четыре страшных боя. «Бой должен быть смертельным, - обычно говорил он, - если ты в три боя не уложил противника бери руки в ноги и скачи как олень». А четвертый, последний бой Федор не хотел даже вспоминать - зубами в пульсирующее горло.
        До угла дома оставалось еще метров пять, когда Крокодил бросился на него. Федор чуть присел и вдруг его кованая пятка поцеловала выпирающую вперед челюсть Крокодила. В ночи раздался хруст. Однако Крокодил устоял на ногах, он лишь удивленно сплюнул себе в ладонь три золотых зуба. Не мешкая ни минуты Федор нанес второй страшный удар в ту область, что имеет отношению к генеалогическому древу. Род Крокодила на этом должен был бы закончить свою историческую летопись, но и второй бой оказался не на убой. Крокодил обиделся:
        - Сиволоч! Я тэбэ толко дэло хотел предложит, отделно от Купца и Михо…
        - Э…, парень ты что? Он закурить хотел попросить! - донесся до Федора голос второго преследователя.

«Знаем, ваше закурить», ожгла заполошная мысль Федора. Он вдруг оказался между двумя бандитами. Оба хищно улыбались беря его в клещи. Крокодил сплюнул кровавой слюной себе под ноги.
        - Слюшай, Красавчик, ты на меня пяткой наехал, я тэбя прошаю! Друг, давай поговорым!
        - Пой, ласточка, пой! Ситец неба такой голубой!
        - Кто? Я ласточка, я голубой? Ты пожалеешь, что сказал мой адрес…
        Крокодил рванулся к Федору. Надо было бежать, но куда? И тут Федор совершил гениальный маневр. Он прыгнул на капот стоящей рядом иномарки, затем на крышу, с нее перепрыгнул на следующий автомобиль и понеслась родимая.
        Сейчас в Москве во дворах, на улицах, в переулках так плотно стоят автомобили, что по ним не ступая на землю можно пробежать пару кварталов. Отвязанная молодежь столицы сделала из этого себе развлечение. Свои рекордсмены появились: двадцать, тридцать, сорок машин. Все бы ничего, да вот шумовой эффект от такой пробежки получался поразительный, сигнализация срабатывала. Откуда мог знать Крокодил, что владельцы иномарок уже вторую неделю пасут во дворе хулиганов. Гордым, оскорбленным орлом Крокодил взлетел вслед за Федором на крышу чужого автомобиля и бросился в погоню.
        Хлоп, хлоп, хлоп! Москва - город богатый. Хлопали проминаемые крыши иномарок. Во многих окнах зажегся огонь. Народ высунул головы в окна.
        - Вон они мерзавцы!
        - Их двое!
        - Лови козлов.
        - И третий, третий вон он, назад повернул.
        Из дальних кустов выскочила засада - мужиков двадцать. За мужиками взревела сиреной милицейская машина. Водитель включил дальний свет. Федор и Крокодил неслись прямо в руки милиции и разъяренной толпе. Федор посчитал, что лучше встретиться с одним Крокодилом чем с двадцатью владельцами машин и быстро развернулся лицом к преследователю.
        Развернулся Федор прямо на машине Никиты. Из нее как раз, отдуваясь, вылезал Васька Генерал.
        Федор узнал своего соседа и закричал, пуча со страху глаза и указывая на Крокодила:
        - Товарищ Генерал - это Крокодил.
        Васька Генерал вытащил пистолет и гаркнул:
        - Стой стрелять буду.
        - Милиция!
        - Стой.
        Федор тоже крикнул:
        - Стой! - и прыгнул навстречу Крокодилу. Кто бы ты ни был, хоть жаба земноводная, но, если весь свет ополчился на тебя, железное сердце может дрогнуть. Крокодил развернулся на сто восемьдесят градусов и понесся назад. Не каждый день на тебя устраивают охоту во главе с генералом. Он почувствовал как его настигает Федор.
        Сзади раздался выстрел. У Крокодила за спиной выросли крылья. Он боялся глянуть назад, да и впереди выскочил мужик с палкой. Мужик замахнулся. Крокодил со страха спрыгнул в кусты, пробежал метров пять и вдруг почувствовал режущий удар в спину. Палка волшебным образом материализовалась в монтировку. Крокодил взвыл, но не остановился. Ноги сами несли его дальше и дальше от злополучного двора.
        Он оббежал два дома, чуть не попав под машину, пересек улицу и очутился в Битцевском парке. Только здесь он смог перевести дух. Дрожащими руками он набрал знакомый номер.
        - Купец - это я Крокодил.
        - Слушаю тебя, дорогой.
        - Извины, Купец. Я не смог тэбэ ничем помоч. Этот твой Красавчик структура работает. Михо прав. Ему сам генерал чест отдавал. Вирючи, пожалуйста. Помогы до дома доехат. На вокзал, аэропорт не могу. Меня там милиция ждет.
        - А что случилось, дорогой. Я же тебе человека дал. Где человек?
        - Его арестовали, наверно.
        - А ты?
        - А я убежал. Двадцат ОМОН за мной бежалы. Один Генерал. Милицеская машина с автоматчиками. Этот Красавчик стрэлял.
        - Ты ранен?
        - Нет, не ранен, но три зуба в битвэ потэрял. Виручи дорогой. Я отказваюс от твой прэдложения. Мыхо прав. Крокодил не может высоко голову задират.
        Купец помолчал и спросил, где тот находится?
        - В лесу отдыхаю. Курорт здес. Улица рядом называется «Соловьиный поезд».
        - А вертолет не летает?
        - Нет, комар летает!
        Через минуту Купец сказал:
        - Отдыхай пока там до утра. А дальше так, тихо пройдешь через весь лес на другую сторону. Выйдешь на Улицу Красного Маяка, дом номер тринадцать. К тебе в восемь часов утра подойдет человек, скажет: «У тебя с головой как»? Ты должен ответишь,
«пусто, и еще три зуба нету». Он тебя отвезет домой. Только ты очень осторожно через парк иди, там милиция маньяка ловит, смотри не попадись.
        - Не волнуйся за мэня Купец, я как змея, как крокодил проползу через лес.

        Купец сразу сделал два звонка. Когда на том конце подняли трубку он коротко сказал:
        - Это снова я, ваш заказчик номер семь. Крокодила, на этот раз прошу подобрать в восемь часов утра на улице Красного Маяка около дома номер тринадцать и отвезти в Черноморск. И только туда.
        Затем последовал второй звонок.
        - Михо, извини что поздно звоню. Найди через пару дней хорошего дантиста.
        - Что случилось, дорогой Купец?
        - Да ничего серьезного. Крокодилу три зуба надо будет вставить. Он тихий приедет. Хвост ему здорово здесь прищемили.
        - Спасибо дорогой Купец, за хвост. А нельзя его хвост еще раз так прищемить, чтобы я и окулиста искал?
        - Уже нельзя.
        - Он на катафалк приедет?
        - Нет не на катафалке, но триумфа не будет. Сдулся Крокодил.
        - Ну, хорошо пусть возвращается.

        Глава XIX

        Васька Генерал и Никита кое-как отбили у толпы Федора.
        - Я ваш участковый Генерал. Вы меня должны знать.
        - Не волнуйтесь.
        - Разберемся.
        - Разберемся.
        - Он с нами поедет.
        Никита совал мужикам удостоверение оперативника. Федора в сопровождении милицейской машины Никита с Васькой Генералом увезли не в отделение, а на его же квартиру. Милицейский УАЗик уехал. Федора посадили на табуретку, а сами устроились напротив.
        - Ну, ты и орел! - с поддельным восхищением воскликнул Никита, - столько народа вокруг себя на уши поставил. Порода прямо редкостная какая-то. Аж двоишься у нас в глазах с Генералом. Не просветишь нас любезный, чего электорат от тебя хочет, и кто ты есть на самом деле?
        Федор сразу скис, он понял, о чем пойдет разговор. О двух разных паспортах. К счастью он вовремя избавился от второго. Поэтому спокойно сказал:
        - Я, ребята, совершенно не в теме, о чем разговор.
        Никита обиделся.
        - Ты дурочку не крути, а отвечай, почему здесь ты Боровиков, а когда я тебя в гости возил к Зауральской Аглаиде, ты был Иванов. Или тебе ксерокопию паспорта показать?
        - Не надо показывать! - сказал Федор. - Я понял вашу логику. Вы думаете, что я пришел обворовать вашу Аглаиду. Но клянусь, я ее до вчерашнего дня в глаза не видел. Она сама подошла ко мне на выставке. Я и жену товарища Генерала тоже не знал до вчерашнего дня.
        - Ты жену мою не трогай! - взъярился участковый, до этого не принимавший участия в разговоре.
        Федор быстро сменил тему разговора:
        - А насчет паспортов у меня амнезия. Хоть убейте, ничего по ним не могу сказать.
        Никита нехорошо улыбнулся.
        - Ладно, к паспорту мы еще вернемся. Давай последнее твое приключение разберем. Почему тебя хотел Крокодил убить? Надеюсь ты знаешь, кто такой Крокодил? Если бы не мы с Генералом, ты бы уже давно в морге в холодильничке лежал. Какие у тебя дела с черноморской группировкой?
        - Никаких! - мрачно ответил Федор. - Дурак попросил закурить, а я сказал, что не курю. Ему видно не понравилось.
        - Значит, ты не куришь? - с ехидцей сказал Васька Генерал. - А кто мою жену косячком угощал? Портсигар вытаскивал, зажигалкой чиркал.
        - Ничего я не знаю! - устало завил Федор.
        - Значит, не веришь, что тебя заказали?
        - Не верю!
        Никита позвонил по мобильному телефону.
        - Поднимайся, коллега.
        Федор с любопытством ждал, кто же войдет. Вошел тот второй бандит, что брал Федора вместе с Крокодилом в клещи.
        У Федора вытянулось лицо.
        - Ему удостоверение показать или так поверишь что мы опера? - спросил Никита.
        - Пусть покажет!
        Бандит вытащил из кармана куртки удостоверение сотрудника МУРа. Оно было подвешено на цепочке. Федор его внимательно прочитал. Он вообще ничего не понимал.
        - Скажи Олежек, что должен был сделать с ним этот Крокодил? - попросил Никита.
        - Сам не маленький, не хуже меня знает! - ответил оперативник похожий ухватками на медведя. - Отвезти в лес и там пристукнуть.
        А Федор впал в ступор. Как же так? Откуда рядом с Крокодилом мог оказаться сотрудник милиции? Что за чертовщина? Крокодила должен был вызвать Купец и дать ему задание. Дать крышу над головой. Дать подмогу. Дать оружие на месте. Кто подставил Крокодила? Ия? Ну не Купец же? Просветление мозгов не наступало.
        Никита самодовольно улыбнулся.
        - Надеюсь, теперь Федор ты понимаешь, что мы о тебе слишком много знаем и давно ведем всю вашу компанию.
        Федор замыкался все больше и больше. Самому на себя наговаривать не хотелось. Кто его знает, может у Купца ничего не выгорит, вероятнее всего так оно и случится, и тогда Федор будет чист и свободен, и ни от кого не зависим. А все остальное, пока разговоры для слабонервных. Расскажи он сейчас, в подготовке чего участвовал и срок обеспечен.
        - Ничего не знаю! - сказал Федор.
        Никита понял его настроение. Он решил сделать небольшую передышку:
        - Федя, ты позволишь в твоих вещах без ордера покопаться?
        - Копайтесь!
        Олежек-медведь и Никита скрупулезно, метр за метром осмотрели всю квартиру Федора. Смотреть особо нечего было. Порылись в его вещах. Нашли паспорт на Боровикова, второй мобильный телефон. Никита увидел как напрягся Федор.
        - Гм… - со смешком сказал он, - посмотрим куда это наш Федя звонил и эсэмески посылал. Ох, мать честная, да тут одна поэзия: «любимая, водою сквозь песок, уходят дни и ночи, любимая, есть в этом мире кто-нибудь, тебя жесточе»? Ого и снова «любимая… и снова… а вот тут уже страждущий… а вот бессердечная».
        Федор вскочил с табуретки и вырвал у Никиты телефон:
        - Никто никому не давал права лезть в чужую душу.
        Тот только рассмеялся.
        - Федор, я тебе сделку предлагаю. Ты мне рассказываешь все, что знаешь про старика с молодой блондинкой и все остальное, а я тебя хоть завтра свожу с твоей женщиной. Я так понял из всех твоих сообщений, что ты не знаешь ее адрес. Гарантирую, завтра днем она будет здесь. Ну как, поторгуемся?
        Федор ничего не ответил.
        - Молчишь? Зря! Не веришь мне. А хочешь я скажу, как ее зовут? Обрати внимание в эсэмесках нигде нет ее имени. Ну и как? Мне громко сказать или шепнуть тебе на ухо?
        Федор скептически смотрел на оперативника. Будет сейчас в догадки играть.
        - Говори громко.
        Никита все же нагнулся к уху Федора.
        - Виктория… Правильно?.. Правильно! Лицо широкое, на груди почти нет украшений. В ушах небольшие сережки. Юбка удлиненная. Возраст - лет тридцать пять. Сильно обижена на тебя.
        Федор молчал. Тогда Никита зашел с другого боку.
        - Не хочешь разговаривать, Федор, не надо. Но, вот что я тебе скажу. Если сейчас где-то происходит такое, что ты мог бы предотвратить, а ты сидишь здесь и обеспечиваешь себе алиби, то не надейся. Дохлый номер. Пойми, дурачок, тебя кто-то хотел убрать, а ты по отношению к нему играешь в благородство. Смотри, поздно будет.
        - А ты откуда ее знаешь? - невпопад спросил Федор.
        Никита мысленно улыбнулся и сразу поставил маленький капкан:
        - Чудак, она сама обратилась ко мне.
        - А вот тут ты врешь! - рассмеялся Федор.
        У Никиты на такие случаи всегда в запасе имелось несколько заготовленных ответов. Он снова нагнулся к уху Федора.
        - Я у нее раньше охранником подрабатывал. Она мне доверяет, а ты нет. Ты мне снова не веришь? Хочешь на нее глянуть?
        Никита полистав фотографии на мобильнике показал Викторию на Порше.
        Федор сдался.
        - Ладно скажу. Сегодня ночью или завтра сейф Аглаиды Зауральской вскроют. Вот все, что я знаю. Давай адрес и телефон Виктории как условились.
        Васька Генерал от удивления присвистнул. А Никита с оперативником Олежкой-медведем клещом вцепились в Федора.
        - Погоди, погоди ты со своей Викторией, никуда она от тебя не денется. Сегодня весь день у тебя под окнами простояла, и завтра будет стоять, захочешь, сам к ней спустишься. Ты лучше скажи: кто будет сейф вскрывать? Там ведь шифр очень сложный, последняя швейцарская разработка.
        - Тот, кто будет вскрывать сейф, уже знает шифр! - похвастался Федор. Кто его за язык тянул.
        - И ты знаешь?
        - Нет! Знал бы прикуп…
        Никита тут же позвонил в охрану дома. Затем разбудил среди ночи хозяйку и попросил проверять наличие ценностей. Через минуту она отзвонилась. Оказалось все на месте. Никита кипел энергией. Он связался со своей сыскной фирмой и вызвал подкрепление к дому Зауралькой. Затем вышел на кухню и пошептался с коллегой Олежкой-медведем. Вернулся обратно. И сказал Ваське Генаралу, что тот ему больше не нужен. Пока все в порядке.
        О! С каким удовольствием участковый слинял. Он даже руку на прощание Федору пожал.
        И в это время зазвонил тот заветный телефон, что оставила Федору Виктория. Он только и смог коротко ответить:
        - Вика!
        А с той стороны лился нескончаемый поток жалоб и упреков. Наконец и Федор смог ответить:
        - Это не очередная пассия, это соседка. Жена нашего участкового Васьки Генерала. Не веришь? Могу пойти и разбудить, пусть подтвердят, что она специально мне пылинки сдувала, ревность у него хотела вызвать. Он мне уже претензии высказал, с пистолетом за мной гонялся. Клянусь, нет, ничего не было и не будет. Я хочу тебя видеть. Когда? Всегда. Дать ему трубку? Он успокоился и ушел к себе домой. Если хочешь, могу пойти поднять.
        Разговор влюбленных пошел по второму кругу. Оперативникам Олежке и Никите надоело слушать чужие охи и ахи. Они махнули на Федора рукой:
        - Никуда не денется. Поехали к Зауральской. Лучше сами посмотрим, что еще можно для охраны придумать.
        - Поехали! - согласился Олежек. - Крокодил говорил, что Красавчик - всего лишь подсадная утка. Сразу после дела его убрать. Неужели дело уже провернули?
        - Но хозяйка сказала, драгоценности на месте.
        - Что-то здесь нечисто. Двинули. На месте разберемся.
        - А этого? - Олег кивнул головой на Федора. Никита пренебрежительно махнул рукой.
        - Никуда не денется. Он для всех отработанный материал. Пусть Васька Генерал с ним с утра еще поговорит.
        - Может старика пощупать? - спросил Никита.
        - А чего его щупать? - отмахнулся Олежек-медведь. - Это он сдал Крокодила.
        У Федора от всего услышанного поехала крыша. Как мог Купец сдать Крокодила, если сам просил его прислать? Крокодил по его просьбе приехал в Москву. По его просьбе он должен был мочить Федора.
        И тут Федор догадался в чем дело, в мозгах, наконец, наступило просветление. Эти менты-оперативники, а по совместительству охранники при нуворишах водят его за нос. Подбрасывают разные версии, авось где-нибудь да клюнет, авось проговориться парень. В мутной воде ловят рыбешку. Ах так? И Федор уже вдогонку уходящим гостям небрежно бросил сахарную косточку, больше похожую на обглоданную кость.
        - Никита, зря суетитесь. Мне кажется, что завтра часам к пяти вечера драгоценностей в сейфе Зауральской уже не будет.
        - Да пошел ты…
        Второй опер оказался более вежливым.
        - Спать ложись. И дверь поплотнее закрой. Охранять тебя мы не нанимались.
        - А десять минут назад что говорил? - спросил с издевкой Федор.
        Входная дверь захлопнулась. Федор выглянул в окно. Оперативники бегом неслись к машинам. Федор не успел поправить подушку на кровати, как раздался звонок. Он вышел в коридор и посмотрел в глазок. Эдит оттаскивала от двери разъяренного Ваську Генерала. Слышались громкие крики:
        - Пусть докажет мне этот Красавчик…
        - Что он, Вася, может доказать тебе?
        - Я ему не верю?
        - А если не веришь то как тогда он докажет тебе, как убедит тебя? Зови его на чай! Ты же культурный человек. У нас и поговорим.
        - Что? Я его на чай? Я его еще и кормить должен. А ну пошли домой!
        Федор с облегчением вздохнул. Гром грянул, молния сверкнула и гроза пронеслась мимо.

        Глава XX

        Утром Крокодил вышел из лесу. Он так торопился, что забыл посмотреть на часы. Влюбленные часов не наблюдают и он не наблюдал. Крокодил появился на месте на два часа раньше обусловленного времени. На улице Красного Маяка у дома номер тринадцать он увидел человека явно кого-то ожидающего. Крокодил обрадовался и заторопился к мужику. Видок у Крокодила был потрясный. Будто через Полесские болота совершил марш-бросок с полной выкладкой.
        На голове парик из болотной тины. Грязные усы обвисли. Башмаки хлюпали водой. Подсохшая одежда стояла колом.
        - Дорогой! Дорогой! - радостно воскликнул Крокодил, - я уже сдэса!
        - Откуда такая халабуда?
        - Здрасти! Оттуда! Из леса!
        Мужик брезгливо оглядел болотное чудо-юдо тянущее ему руку в приветствии и неожиданно произнес пароль:
        - У тебя с головой как?
        Крокодил обрадовано заулыбался и произнес заранее оговоренную фразу:
        - Плохо! И еще три зуба нету! Золотой зуба.
        - Это совсем плохо. А деньги есть? - мужик откровенно веселился.
        - Есть! Есть! Дорогой!
        - А чего ты такой грязный?
        - В воде сидел. Конный милица на меня сверху смотрел, а я как крокодил под водой не дышал. Потому грязный. Тебе Купец сказал, чтобы ты меня домой отвез? Я тебе заплачу. Хочешь валюта, хочешь золотом отдам. Никакой инфляци.
        - Золотом! Каким?
        Крокодил разинул щербатую пасть. Пещера Аль-Гаруна наверно была беднее. В утренних лучах солнца вонючая пасть заиграла благородным блеском.
        - Вот таким, висший проба.
        Мужик воровато оглянулся по сторонам.
        - Пойдем, немного голову поправишь.
        - И поедем на Кавказ?
        - Да! Да! Где-то через час!
        Вывернулся Крокодил из-за угла только часа через четыре. В дугу пьяный, с синяком под правым глазом.
        А за два часа до этого, как и было оговорено, ровно в восемь часов утра, у дома номер тринадцать по Красному Маяку остановилась легковая машина, заказанная Купцом. Из нее вышел картинный гангстер. Темные очки, черная шляпа, черные брюки, черная сорочка, черные ботинки и сигара в зубах. Гангстер должен был встретить Крокодила. А узнать его по золотой челюсти.
        Гангстер из сыскного агентства «Деваляй» замучился ждать клиента. Он уже не к одному мужчине подходил с дурацким вопросом «У тебя с головой как»? Вместо отзыва
«Плохо и три зуба нету» его посылали куда подальше. Наконец, часа через два ему показалось, что появился тот, кого он ждет. По приметам идущий ему навстречу пьяный бомж был похож на описанного его начальником Крокодила. Гангстер задал дежурный вопрос:
        - У тебя с головой как?
        Бомж в ответ шамкнул:
        - Плохо и еще совсем зубов нету! - и как перед дантистом открыл рот.
        Вместо собственных зубов зев Крокодила украшала искусственная челюсть. Встречающий отвернулся. Не его клиент.
        - Пшел вон, скотина, а то сейчас милицию позову.
        Крокодил от рождения ходил в любимицах фортуны. Не успел гангстер произнести слово
«милиция», как из-за угла выехал милицейский УАЗ.
        Крокодил панически боялся блюстителей порядка. Опыт, сын ошибок трудных, видимо, подсказал ему, что лучше с нею дела не иметь. Грязный, пьяный, избитый, без мобильника и документов он испуганно скрылся в лесу. Потом до самой осени, пока не стал лед ходил слух, что в Битцевском парке водится крокодил. Говорящий. Народ не верил. Очевидцы горячились. Выползет из канавы гад и просит:
        - Мине тот город надо, где будет олимпиада. Что б я тэбя до конца жизни не забыл, помоги чоловек. Виручи.
        Крокодил! У меня сейчас денег нету, но я могу финасовый пирамида делат, а потом отдавай тебе. Будь другом! Поехали на курорт. Э…э! Друг! Не веришь, что будем барашка резат?
        К осени, говорят, пропал.

        Глава XXI

        Никита с Олежком всю ночь продежурили в доме Зауральской. Утром появилась вчерашняя «Тойота». За рулем вместо молоденькой красавицы блондинки сидел старик. Прежде чем выйти из машины, он зорко огляделся по сторонам и лишь затем протянул паспорт охраннику в будке. Охранник долго сличал фотографию водителя «Тойоты» с оригиналом. Не обнаружив ничего страшного в старце из которого сыпался песок он открыл шлагбаум. Старик вошел в подъезд. Никита прошел за ним.
        - Кто это? К кому? - спросил он охрану.
        - Зауральская приказала пропустить и тебе, кстати, велела вместе с ним подняться в квартиру. Фамилия его Лодырдель.
        Никита сел на тот же лифт, что и старик.
        - Вам какой?
        - Восьмой!
        - И мне восьмой!
        Оба осмотрели друг друга оценивающим взглядом и промолчали. В руках у старика был старинный саквояж, наподобие тех, что снимали в американских ковбойских фильмах.
        - Грабить? - подковырнул Никита старика показывая на саквояж. - Позвольте вас, уважаемый господин Лодырдель, похлопать по карманам. Я, видите ли, личный телохранитель Аглаиды Зауральской.
        Старик поднял руки и насмешливо сказал:
        - Вот и отлично. Проверьте и саквояж на предмет ядерной бомбы.
        Никита тщательно прощупал старика. Оружия не было.
        Встретила их сама хозяйка. Она явно была не в своей тарелке. Непонятный страх и одновременно едва уловимая надежда курились по уголкам глаз. Дог и мастифф подбежали и обнюхали гостя. Хозяйка пригласила Никиту и старика присаживаться.
        - Только после вас, - сказал ранний гость.
        - Кофе, чай господин Лодырдель! - предложила хозяйка.
        - Я бы предпочел перейти к делу! - сказал старик.
        Аглаида согласно кивнула головой и сглотнула слюну. Почему она волнуется, не мог понять Никита. Купец аки Геракл сразу взял быка за рога.
        - Госпожа Зауральская. Свои услуги я оцениваю в те драгоценности, что вы изволите носить. Это восемь комплектов украшений каталожной стоимостью двенадцать миллионов долларов. Позвольте только предварительно мне взглянуть на них. Не являются ли они искусной подделкой. Сами понимаете, иногда неискушенным покупателям подсовывают вместо бриллиантов стразы.
        Аглаида Зауральская оскорблено поджала губы:
        - Я ночью сама смотрела, все было на месте. А подделки не может быть, потому что все украшения я покупала в Куршавеле.
        Господин Лодырдель в миру Купец снисходительно на нее посмотрел.
        - Вот потому, что покупали в Куршавеле и позвольте на них посмотреть. У нас у всех еще с советских времен бытует уверенность, как зараза какая в нас сидит, что если Швейцария, то это обязательно высочайший знак качества и деловая порядочность. А они первостатейные мошенники. Только в смокингах и тросткой в зубах.
        - Куршавель - это французские Альпы! - сказала Аглаида. Старик и ухом не повел на замечание. Он даже обрадовался.
        - Тем более я этим лягушатникам никогда не доверял.
        - Ну, хорошо, - растерянно сказала хозяйка, - я только сейчас вспомню шифр. Забыла, куда утром записную книжку сунула.
        Никита мысленно улыбнулся про себя. Старик, будь он разведчик или наводчик банды, сделал отличный ход конем. Он пришел с каким-нибудь идиотским предложением скрестить ежа и ужа, а выудил сведения про блокнот, где записан шифр сейфа. А добыть его из блокнота у женщины-раззявы никогда не составит труда. А дальше под видом доктора, массажиста, сантехника, полотера, зубодера, неважно кого, можно проникнуть в дом.
        На непроницаемом лице Никиты ничего не отразилось, но он мысленно торжествовал. Открытая книга для него чужие мысли. И тут старик его удивил.
        - Не суетитесь Аглаида, я знаю ваш шифр. Вы только покажите, где сейф.
        Хозяйка переглянулась с Никитой.
        - Этого не может быть!
        - Покажите сейф, голуба.
        Прошли в соседнюю комнату. Аглаида отодвинула картину в сторону. Открылся сейф. Приглашающий жест рукой.
        - Прошу!
        Старик уверенно набирал цифры и крутил круглые ручки. Через пминуту без скрипа толстая дверца сейфа подалась. У Аглаиды поползли глаза на лоб.
        - Как вам это удалось?
        - Я же сказал, все про вас знаю!
        Купец достал первый ларец. Вынул из него тяжелое колье, взвесил на руке и удовлетворенно хмыкнул. В глаза ударили радужные блики. Никита напрягся. Он до деталей знал всю механику этого мошенничества. Сейчас старик откроет саквояж и достанет оттуда лупу. Затем рассмотрит через нее камни и положит их обратно в сейф. И одни за другими проверит все драгоценности. А когда завтра владелица захочет продать свои бриллианты, то выяснится, что половина из них стекло. Старый трюк - подмена драгоценностей на глазах у клиента. Здесь главное - ловкие руки старика. Не доглядишь, долго потом кашлять будешь. Поэтому Никита глаз не отводил от тонких пальцев старика.
        Однако тот не стал возвращать ценности на место, а стал аккуратно складывать в свой саквояж.
        - Лучше сразу их на место положить! - сказал он Аглаиде. - Так я думаю будет сохраннее и целее, пока мы все вопросы не оговорим.
        Та только поддакнула в ответ.
        - Да! Да! Конечно лучше их в саквояж сложить. Помогите Никита.

«Околдовал или загипнотизировал бабу», - решил про себя Никита. А вслух сказал:
        - Позвольте, я его подержу.
        - Подержи, подержи! - с насмешкой сказал старик. Перед тем как отдать саквояж Никите, он достал из него папку с бумагами.
        - Сядем в сторонке или пусть и ваш охранник смотрит? - участливо спросил он Аглаиду.
        - В сторонке! - резко ответила Аглаида и предложила старику пройти в дальний конец гостиной. Сели на диване и старик достал папку.
        Никита сожалел, что в гостиной нет ни одной камеры и жучка. Выстрой попробуй потом целостную картину из чужого разговора. Долетали лишь обрывки фраз:
        - Аглая в школе… пивом торгует шалява… а вот и малышка …узнаешь детдом…а это загс… муж вообще ничего не … А это справка о ее смерти…
        Голоса зазвучали глуше. Никита ничего разобрать уже не мог. И вдруг Аглаида заволновалась.
        - Ой, как похожа… А вот и родимое пятнышко… и пупок наружу… она… Моя копия в молодости… Она знает обо мне?
        - Нет!
        - А чем она до этого занималась?
        - Захочет - расскажет.
        - Здорова она хоть?
        - Ну и сука ты мамаша! Ты лучше о другом подумай. Дочь про отца спросит. Что скажешь? Эти справки покажешь? Так вот, я твои бриллиантовые цацки все забираю. А теперь, дешевка, садись и пиши от руки бумагу, чтобы твои волкодавы мне кости не переломали. Или у тебя еще вопросы есть?
        - А если это не она?
        Купец дал понять, что разговор окончен.
        - Будь моя воля я б тебе, стерве, все ноги повыдергивал. А если это не она, то ты, бездетная дура, будешь иметь дочь сиротинку из детского дома. Но имей в виду, если она останется со мною, когда я умру, я ей в завещании про твою мерзость все напишу, - он встал с дивана, - ну-ка, папку возвращай. Мы уезжаем с твоей дочкой. Захочешь, найдешь нас. А пока давай девке на приданное свои брюлики. Мне не вечно жить, замуж хочу ее выдать за нормального парня.
        Аглаида была сражена его напором. Она тихо спросила:
        - Почему ты так много просишь?
        Купец раздумал уходить. Он бросил саквояж на стол.
        - Тебе в базарный день червонец была красная цена, ты хочешь, чтобы я и дочку твою так оценил? Курва! Пиши бумагу.
        Мастифф предупреждающе зарычал, а дог и ухом не повел на резкий тон старика. Он улегся у его ног в позе охранника..
        - Что писать? - спросила Аглаида.
        - Пиши: я такая-сякая немазаная шалява, за воспитание моей дочери до совершеннолетия выплачиваю ее благодетелю и воспитателю господину Лодырдель в миру носящему имя Купец, скотскую дань. А именно восемь комплектов бриллиантовых украшений стоимостью двенадцать миллионов долларов.
        От ребенка отказываюсь второй раз. Стерва мать - Аглаида Зауральская. Написала?
        - Написала.
        Купец взял записку и быстро пробежал ее глазами.
        - Я так понял, что ты от дочки не отказываешься?
        - Не отказываюсь!
        - Поставь число и подпись. Поставила?
        - Да!
        - А теперь собак убери в соседнюю комнату, я тебе еще чего хочу сказать.
        Аглаида беспрекословно выполняла все приказания Купца.
        - Хасюмото. Карасава!
        Она вывела собак в соседний зал и закрыла за ними дверь. Затем обернулась к Купцу. У того, как у фокусника из рукава вдруг выскочила плеть и оказалась зажата в руке. Аглаида не могла понять ее предназначения, пока Купец не замахнулся.
        Вжик, и красный рубец заалел наискосок на спине. Купец бросил плеть на пол и сказал вскочившему Никите:
        - Бери саквояж, поехали за товаром.
        - За что? - воскликнула Аглаида.
        - Было бы за что вообще убил бы.
        Никита вопросительно смотрел на хозяйку. Прикажет, он тут же заломает старика. Но хозяйка молча снесла унижение.
        - Что мне делать? - обиженно подрагивающими губами спросила она Купца.
        Перед тем как выйти из квартиры Купец приказал:
        - Стол накрывай, мамаша. Давай суетись! А ты, - он пальцем подозвал Никиту, - возьми саквояж. Поможешь нести.
        До лифта бежала за ними Аглаида.
        - Езжайте быстрее. Я, наверное, не дождусь. Умру от счастья.
        Дверца лифта закрылась за Купцом и Никитой. Купец посмотрел на часы.
        - Час двадцать и двенадцать миллионов в кармане. Работать молодой человек надо так, чтобы милиция тебе честь отдавала. Неси, неси. Я тебе сейчас вместо этих бриллиантов «золотце» на семьдесят килограммов отвалю.
        Внизу к Никите присоединился Олежек-медведь и еще пара серьезных мужчин. На их вопросительные взгляды Никита развел по сторонам руками.
        - Пока все нормально. Едем за товаром.
        - А что за товар?
        - Самому хочется глянуть!

        Глава XXII

        Повозка времени неспешно дотащилась до бархатного сезона. Купец в одиночестве сидел в кресле на площадке перед домом и смотрел на море. С улицы позвонили. Купец не торопился вставать. Он теперь никуда не торопился. Вниз по дорожке поскакал огромный дог. Собака через минуту прибежала обратно.
        - Кто там? - спросил пса Купец. - Я никого не жду. Молчишь тварь бессловесная? Ну, молчи, молчи. Придется идти мне встречать.
        Старик оперся на костыль и стал медленно пересчитывать ступени. Тридцать их было от дома до калитки. Открыл.
        - Федор! Какими судьбами? Проходи, - затем прикрикнул на собаку, - чему радуешься дурак. Если я помру, этот архаровец продаст тебя только так. И не ластись к нему. Или запах Ии учуял?
        Старик покосился на Федора, вдруг, что скажет в ответ. Молодец промолчал. Сели в беседке. Купец выставил на стол бутылку вина.
        - Не обессудь. Хозяйки нету, разносолов нема. А для разговора бокал вина самый раз. Спазмы в горле расширяет. Выпьем?
        - Выпьем.
        Выпили по половине бокала. Помолчали. Федор был голоден и поэтому предложил:
        - Может на кухню сходить, что-нибудь приготовить?
        - Не надо! Ты лучше со мной поздоровайся, а то вино уже пьешь, а еще «здравствуй» не сказал. Ты вроде раньше до вина не был охоч.
        - Я и сейчас не охоч, - ответил Федор. Он видел, что старик раздражен, сдал за те два месяца, что они не виделись. Мог бы к вину подать кусок сыра, но не захотел. Кажет обиду на весь мир. То пес был за все в ответе, теперь гость виноват. Федор не захотел поддерживать настроение Купца. Каждый сам себе выбирает по жизни суму. Сколько донесешь, то и твое. Не Федор виноват, что ты в конце жизни встречаешь закаты с собакой.
        Вино растеклось по старческим жилам разгоняя постоянную усталость и сон. Старик поднял голову и внимательно посмотрел на собеседника:
        - Когда ты ко мне пришел первый раз Федя, у тебя в глазах, в глубине, там на самом донышке, был запрятан испуг. Вот как у этого дурака, - старик показал на дога, - сам большой, сильный, а каждый день боится остаться один. Я усну, а он прибегает и нюхает, живой ли я. Значит, чует мою смерть близкую. Я и сам ее чую, не за горами она. Так что вовремя ты, Федя, зашел. А то появился бы через месяц, а тут не то что меня, а и собаки знакомой не встретил.
        Старик ждал, что ответит ему гость, но тот предпочел промолчать. Тогда старик спросил:
        - Ты сам, Федя, сходишь на кухню или мне старому идти закуску готовить? - Старческая желчь и тут не преминула выделиться. - А то скажешь, гостя встречает, будто тещу в объятья заключает.
        Федор сходил на знакомую кухню. Холодильник был забит под завязку разной снедью. Из любопытства гость вытащил кастрюлю с первым и помешал варево половником. В мучнистой воде плавало несколько кусков мяса. Непонятно было, то ли это была похлебка собаки, то ли старика, то ли они вместе ее ели. Последнее было вероятнее всего. «И ведь не скряга, а повариху не наймет», - подумал Федор, вымыл половник и повесил его на место.
        Нашел сыр, ветчину, рыбную нарезку, маслины, икру и складировал все это на сервировочный столик. Затем сделал салат из помидоров, прихватил пару рушников и повез в беседку. Старик усмехнулся:
        - Ты прямо как с голодомора. Хотя, сам я, когда молод был, отсутствием аппетита не страдал.
        Они долго еще говорили ни о чем, за жизнь. Наконец, когда графин вина опустел, старик сказал:
        - А ты жидкий на расправу оказался. Испугался ко мне в тот же день зайти за своей долей.
        - Чем это я жидкий на расправу? - обиделся Федор. Купец будто и не слышал собеседника. Он задумчиво сказал:
        - За долей, за долей пришел? Или нет?
        Федор улыбнулся и не ответил на вопрос. Он подковырнул старика:
        - Мне кажется, Купец, ты замаливаешь грехи молодости. Ия тебе какая-нибудь дальняя родственница, которую ты как кукушка постарался подсунуть в чужое гнездо, к миллионерше Аглаиде Зауральской.
        Купец ничего не ответил и лишь глухо сказал:
        - Рассуждаешь не по делу. Пойдем, я тебе кое-что покажу!
        Федор думал, что старик поведет его в дом к потайному сейфу. Ничего подобного. Старик пригласил его пройти к резному загону, где хрюкала небольшая свинья из тех, что элитными называют. Их еще на поводке продвинутые нувориши водят на прогулку. Вот такая небольшая свинка и бегала по загончику.
        - Машка! Машка! Ах ты, красавица моя!
        Федор оторопел. В ушах у Машки были белого прозрачного камня массивные подвески, а на груди огромным детским слюнявчиком или лучше сказать бородой-лопатой висело алмазное колье.
        Старик наслаждался произведенным впечатлением. Потом сказал:
        - Приезжала их бывшая владелица вместе с Ией, спросила, что я сделал с ее бриллиантами? Машка свинья их и продемонстрировала. Ия обхохоталась, а Аглая кровно обиделась. По-моему неплохо смотрится, - с издевкой сказал Купец, - ты как думаешь?
        - Неплохо! - согласился Федор и добавил, - у меня к тебе Купец будет большая просьба. Позволь я завтра к тебе в гости зайду с одной дамой. Пусть Машка еще денек покрасуется в этих подвесках.
        Старик изучающее посмотрел на молодого человека.
        - Ты хочешь сказать, что не забираешь свою долю?
        Федор равнодушно смотрел на свинью. От былого его удивления не осталось и следа.
        - Я могу до завтра этот вопрос оставить открытым? - спросил он Купца.
        - Можешь!
        - Тогда завтра я тебе Купец и отвечу заберу их или нет. Мне подумать до завтра надо. Ты бы, Купец, другое мне объяснил, за что Аглаида тебе бриллианты отдала?
        Купец насмешливо смотрел на Федора:
        - За молчание отдала. Глупость в молодости сделала. Ребенка сдала в детдом. Там его то ли продали за доллары, то ли правда плохо кормили, но когда мамаша уже миллионершей заявилась к директрисе, ей показали справку из морга. Пришлось напомнить мамаше о родительском долге. Папку документов показал и живьем дочь. Точная копия ее.
        - А родинка как же? - с сомнением спросил Федор, - у Ии родинка была на теле. Старик без долгих раздумий ответил:
        - Чудак ты, Федя. Сейчас из мужика бабу делают и наоборот, а ты про родинку спрашиваешь. Родинка на своем месте и оказалась. Родинка! Родинка что, мелочь! Южную ночь из родинок при желании можно сделать. Места бы на теле хватило. Сейчас вообще панты оленьи мужикам в голову вживляют. Вот где прогресс. Хоть и верится с с трудом, но говорят клиенты нашлись. Ты за долей пришел? - вновь спросил Купец.
        Федор с раздражением ответил:
        - Сказал же, завтра за ней приду. Не один, а с женщиной. Пока.
        У старика в доме громко зазвонил телефон. Настойчиво звонили. Недовольный Купец покинул беседку Он попросил Федора задержаться.
        Вернулся не скоро. И тут же непреклонным голосом сказал:
        - Федя, ты должен мне определенно заявить, берешь ли свою долю или отказываешься от нее.
        - Я же сказал, Купец, - с явным раздражением ответил Федор, - завтра с дамой приду.
        - Мне ответ сейчас нужен.
        - Зачем?
        - А затем что игра, мне кажется, несколько затянулась.
        - Какая игра? - ничего не понял Федор, но непроизвольно остановился.
        Купец предложил ему сесть.
        - Не гоношись, Федя! Дамы этого не любят. Как ты представляешь завтрашнее посещение? Придешь в гости с дамой и предложишь ей в подарок то колье, что висят на свинье? И что она тебе после этого ответит? Хочешь показать ей от чего ради нее отказываешься? У тебя с головой как? Привык за счет баб жить и тут хочешь нахаляву в рай въехать?
        - Что-то я тебя не пойму, Купец! - угрюмо сказал Федор. Зацепил его старик за больное место, наступил на больной мозоль.
        - А тут и понимать нечего. Требуют от тебя наши дамы определенного ответа.
        - Какие дамы?
        Купец с презрением смотрел на Федора.
        - Те, которых ты отлично знаешь! Оленька и Виктория. Оленька сегодня хочет знать, как ты поступишь. А Виктория завтра никуда с тобой не пойдет. -
        Старик наслаждался произведенным впечатлением. Он еще раз пригласил Федора задержаться, а когда Федор сел, сказал:
        - У тебя, Федя, я смотрю, и вопросов нет ко мне, а я бы кучу их задал. Ну, хотя бы первый: откуда я знаю твоих клиенток - Оленьку и Викторию.
        Федор вновь перешел на вежливую форму обращения:
        - Ну и откуда вы их знаете?
        - А они, мой дорогой, одна - хозяйка сыскного агентства, а вторая - риелторской кампании. Когда у меня туго стало с деньгами и сбег директор банка где мои денежки лежали, я обратился в сыскное агентство, а заодно и риэлторскую кампанию, чтобы они мне подобрали жилье поменьше и нашли беглеца. Обе дамы тогда и прискакали. Одна - Оленька быстро с тобой снюхалась и все обзывала тебя скот. Рассказывала за столом, какой ты супермен.
        - Так и называла, скот? - хмурясь, спросил Федор.
        - Животное начало в тебе как в человеке превалирует над всем остальным, - утверждала она. А вторая - Виктория, с ней не соглашалась, упирала на то, что человек духовное существо и его поведение зависит от той среды, в которой он вращается, но даже и тогда гомо сапиенс может стать выше обстоятельств, выпрыгнуть из штанов. Оленька, мол, видит только самца в мужике, а она Виктория прежде всего его душу. Короче, поспорили они жестоко и, Оленька, предложила пари Виктории. Дала тебе пару дней отдыха от собственной персоны, а ты кобелино сразу и вышел на охоту не подозревая, что тебя обложили как зверя. В кафе на набережной Виктория расставила сеть.
        - Вау…у! - волком взвыл Федор. На него жалко было смотреть. А Купец наслаждаясь произведенным впечатлением продолжал рассказывать:
        - Никто и предположить не мог, что вы на неделю пропадете. Ольга кровно обиделась на Викторию и пока вы пили любовный нектар предложила мне сыграть с тобой злую шутку, решила доказать подруге, что ты дешевый жигало. Она придумала эту Аглаиду Зауральскую.
        - А как же газеты? Ты же Купец мне вырезки обведенные ручкой показывал! - с возмущением воскликнул Федор. Старик довольно улыбался.
        - Что их долго на компьютере набрать? Ия трудилась не покладая рук.
        - А Аглаиду где вы взяли?
        - На рынке чебуреками торговала.
        - Вау…у!
        - В общем бабы, которые тебя не поделили вразнос пошли. Одна в любовь ударилась, а вторая тщилась доказать что она ничуть не хуже первой. Ольга сама нашла и художника Владилена Треску и место ему сняла на выставке. И даже квартиру свою предоставила.
        - Не верю!
        Купец подозвал дога.
        - Хасюмото! Чья это была квартира, ну-ка вспомни? Кто тебе ее на время сдал? А вот наш гость, Федор, видно был в таком мандраже, что не узнал тебя, хотя ты лез к нему целоваться. А какого дружка ты в Москве себе приобрел- Карасаву.
        - Вау…у! - зарычал на этот раз Федор, - А дальше?
        Купец откровенно смеялся:
        - А дальше тебе сразу обе дамы знак подали, что это розыгрыш. Помнишь, в магазине, когда покупали тебе костюмы, что тебе сказала продавщица? «Как там Альфа-Ромео? Взял из ремонта? Нехорошо Феденька! Не здороваешься, старых знакомых не узнаешь». Ты мог бы скумекать тогда, что дело нечисто. Что тебя разыгрывают. А потом мы пошли в клуб «Мацарелла», там тебе была подготовлена незабываемая встреча. Не знаю, почему вас с Ией не пропустили. Кто-то постоянно палки в колеса вставлял. Ольга очень расстроилась.
        Так значит бриллианты фальшивые были?
        - Чешская бижутерия! - согласно кивнул головой Купец. Федор немного пришел в себя. Внешне успокоившись он продолжал рассказывать:
        В клубе «Мацарелла» тебя поджидали Ольга и Виктория. Кое для кого сюрпризом большим был бы твой приход туда с Ией. Почему тебя в клуб не пропустили, я не знаю. Считай, тебе крупно повезло в тот раз. Этим ты развязку оттянул.
        - Ну, я пошел! - Федор резко встал.
        Купец его попридержал за руку.
        - Не кипятись. Ольга не любит проигрывать. Ее задело твое отношение к Виктории и пренебрежение к ней. Она решила идти до конца.
        Гость с сомнением спросил:
        - Ты что же, хочешь сказать, что на свинье настоящие бриллианты?
        - Да! Она привезла два комплекта, один - искусная подделка, второй - настоящие. Их невозможно друг от друга отличить. Сейчас многие миллионеры так поступают, заказывают себе копию и в них блистают на раутах. Вот они обе и ждут сейчас, хотят посмотреть как ты поступишь?
        - То есть? Они что, наблюдают за нами? Откуда? - Федор стал вертеть головой по сторонам. Метрах в двухстах, в доме находящемся на вершине горы, ему померещились блики окуляра бинокля. И на втором этаже в доме Купца шевельнуль шторы.
        - А ты думаешь, зачем мы с тобой все время сидим на виду в беседке? - с насмешкой в голосе спросил старик, - давно ты друг ситный под колпаком. Но шансы на выигрыш у тебя, Федя, есть: пятьдесят - на пятьдесят.
        Старик положил на стол футляр. Затем открыл его. На красном бархате лежало такое же колье и такие же сережки, что видел недавно на свинке Федор. Купец спросил:
        - Ну что, Федя, сыграешь в рулетку? Только знай, если ты выберешь футляр или пойдешь снимать драгоценности со свиньи, Виктория проиграла.
        Федор скрипнул зубами.
        - А ты, Купец, не можешь мне подсказать, что выбрать?
        Старик показал головой.
        - Нет. Все по-честному. Я сам не знаю, где стразы, а где бриллианты?
        Федор тянул с ответом, а Купец за ним с любопытством наблюдал. Вдруг Федор увидел глазок камеры видеонаблюдения приткнувшийся подл стропилами беседки. Он резко встал.
        - Я так понимаю, обе дамы у тебя на втором этаже в экран уткнулись! Вот в этот глазок Правильно?
        - Положим.
        Голос Федора приобрел металл.
        - Сделай одолжение, Купец, я у тебя где-то плетку видел. Не мог бы ты мне ее на время одолжить?
        Мазохистская улыбка растеклась по лицу старика.
        - Нет вопросов, дорогой. Возьми. Она всегда со мной!
        Федор взял плетку в руки и резко взмахнув ею, ударил по столу. В окне второго этажа мелькнули две женские тени, затем на мраморной лестнице, ведущей на второй этаж, раздался стук каблучков. Купец едва уловимым движением руки, в которой держал пустой бокал, быстро мазнул им по колье лежащем в футляре. На бокале не осталось царапин. Он отрицательно покачал головой. Федор показал глазами, мол, понял.
        Дамы вскочили из дома. Ольга вышагивала уверенной поступью, а у Виктории подгибались ноги и в глазах стояли следы. Из-за их спины Ольги выскочил мастифф Карасава и побежал к Хасюмото. Собаки, забыв про хозяев, затеяли свою собачью игру.
        - Феденька, прости! - воскликнула Виктория.
        Федор с гордым видом постукивал рукояткой плетки по столу. Купец сидел с отрешенным видом, а Ольга от порога сразу заявила:
        - Ну, ты Красавчик, знай на всякий случай, это частная территория. Я купила этот дом. Если ты поднимешь на меня руку, то ответишь по закону как за нападение со всеми отягчающими последствиями. На видео все записывается, на всякий случай.
        Купец подвинувшись, предложил дамам располагаться поудобнее.
        - Никого он не тронет. Присаживайтесь.
        Однако ни Ольга, ни Виктория не собирались садиться. Они напряженно чего-то ждали. Ольга резко заявила:
        - Если ты такой гордый и не хочешь участвовать в розыгрыше, прошу покинуть территорию частного владения, а цирк нечего мне здесь устраивать.
        - Ну, почему же, - перебил ее Федор, - ты меня с животным грязным сравнила и чтобы я ни сделал, ты вряд ли поменяешь свое мнение. Так что я еще раздумываю, что мне выбрать? Просто я сначала хотел, дорогая Оленька, узнать у тебя, кто раскладывал приз?
        - Естественно, я! - зло ответила Ольга. Федор, положив плетку на стол, с усмешкой сказал:
        - Прежде чем я сделаю свой выбор, ты позволишь мне вслух порассуждать?
        - Порассуждай, порассуждай!
        - Ну, так вот…
        - Феденька, неужели ты будешь тянуть? - побледнев лицом вдруг спросила Виктория. Федор даже не глянул в ее сторону. Виктория стояла понурив голову.
        - Ну, так вот, взвесим все «за» и «против», - сказал Федор, - перво-наперво, что приходит на ум так это то, что ты хотела унизить меня. А поэтому настоящее бриллиантовое колье должно быть на хрюшке. Ты ведь как думала? Если выиграет, он Красавчик, как ты меня называешь, так пусть тогда своей ненаглядной дарит колье снятое со свинской шеи, не жалко с таким и распрощаться. А я потом буду всем об этом рассказывать. Теперь второе «за», на том колье, что висит на поросе, я увидел следы губной помады. Значит, ты с ним на всякий случай прощалась.
        - Где ты там разглядел губную помаду?
        Федор расхохотался:
        - Неужто померещилось мне. Значит, хрюшка тоже красит губы. И третье, ты никогда бы не простила себе, если бы я выбрал футляр и в нем оказались настоящие драгоценности.
        - Повторяешься, милый.
        Федор глянул гордым соколом и громко объявил:
        - Так что настоящее бриллиантовое колье с сережками на свинье!
        - Значит, ты его выбираешь? - невозмутимо спросила Ольга. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Федор подумал о том торжестве, с которым сейчас она вручит ему приз. Плевать ей на его стоимость, она в любом случае выйдет победительницей этого дьявольски-мстительного пари.
        Федор потянул еще несколько секунд с ответом и уже спокойным тоном сказал:
        - Нет, дорогая Оленька, я не возьму ни это, - он показал взглядом на футляр, и затем повернул голову назад, - ни то. Мне от жизни много не надо.
        Затем обернулся к Виктории.
        - Погода великолепная, Вика, пойдем по набережной прогуляемся.
        Церемонно он подал ей руку. Кивнул на прощанье головой новой хозяйке дома, Купцу и, до самой калитки, так ни разу и не оглянулся. Провожали их с Викторией Хасюмото и Карасава. На улице Виктория припала к его плечу:
        - А я подумала…
        - Ты мой бриллиант!
        - Ох!
        - На что хоть заключали пари?
        Виктория жалобно прошептала:
        - На тебя. Если согласишься тянуть, то я никогда с тобой больше встречаться не буду.
        - Я, приблизительно так и подумал.
        Вдруг впереди них раздался шлепок и послышался негодующий Ольгин возглас:
        - Забирай от меня, Виктория, бриллиантовый подарок для своего чмо. Ты выиграла пари.
        На тротуаре лежало бриллиантовое колье и пристегнутые к нему сережки. Виктория хотела нагнуться и поднять свалившийся с неба презент, но Федор ее опередил. Носком ботинка он поддал его и колье теряя на асфальте прозрачные камушки улетело в кусты.
        - Зря ты так, - осуждающе сказала Виктория, - от подарка не отказываются, тем более ты его заслужил.
        Федор рассмеялся и показал на ближайший взгорок.
        - Я с утра в кустах сидел, наблюдал за домом. У старика была еще одна, третья копия. Не только в футляре, но и на хрюке была подделка. Так что когда вы предложили мне выбирать, выбирать там не из чего было. Настоящее колье на хрюшке он под носом у Оленьки подменил. Купец одним словом. Купил красиво он всех нас.
        Когда Федор произнес эти слова, они с Викторией проходили мимо «Тойоты» стоящей на обочине дороги. Из машины высунулась головка Ии.
        - Купил, да не всех.
        Ия откровенно наслаждалась произведенным впечатлением. На сиденье рядом с нею Федор увидел красный футляр для драгоценностей.
        - Настоящие камушки у меня! - сказала она.
        - У тебя искусная подделка! - рассмеялся Федор. Лицо у Ии вытянулось.
        - А где же тогда подлинник?
        С ловкостью фокусника Федор вытащил из кармана точно такое же колье, которое недавно пнул ногой.
        - Вот он.
        - Я так и знала! - воскликнула Ия и резко ударила по руке Федора. Драгоценности и сережки на долю секунды оказались в воздухе. Как ястреб сгребла свою добычу Ия.
«Тойота» взвизгнула покрышками и, оставив на асфальте паленый след резины, торпедой унеслась вперед.
        - Федя! - воскликнула Виктория. - Мы же с тобой договорились, что ты никогда, ни в чей карман… Ты мне можешь объяснить, что все это значит?
        - Объясню. А это значит, что кое-то оказался умнее тех, кто затеял этот розыгрыш. С большого каравая воробей утащил крошку.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к