Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Щеглова Ирина: " Упавший Браслет Или Девушка С Волосами Цвета Луны " - читать онлайн

Сохранить .
Упавший браслет или Девушка с волосами цвета луны Ирина Владимировна Щеглова

        Все, что произошло с героиней романа можно, конечно, списать на стечение обстоятельств и на Его Величество Счастливый Случай. Какая девушка не мечтает о настоящей любви? О встрече с прекрасным принцем, верным и отважным рыцарем?
        Но в реальной жизни приходится довольствоваться самыми обычными парнями. Анне именно такие и попадались, но ей было ужасно скучно с ними, хотя она и не верила в чудеса и счастливую звезду, не ждала алых парусов. Не до парусов, когда протекают сапоги, надо работать и учиться, а на руках единственный родной человек - бабушка. Но чудо случилось…

        Ирина Щеглова
        Упавший браслет или Девушка с волосами цвета луны

        1

        Анна вышла из метро Октябрьская и направилась к Центральному дому художника. Было уже далеко за полдень, Анна устала, еще бы, с утра на ногах! К тому же, на улице, не смотря на зиму, слякотно и ветрено; Аня давно почувствовала, что у нее промокли ноги…
        Она думала о том, что надо бы купить новые сапоги, что утром ей удалось наспех проглотить лишь чашку кофе, и, хорошо бы теперь оказаться дома, ведь бабуля наверняка приготовила что-нибудь вкусненькое…
        Можно, конечно, перехватить что-нибудь в буфете ЦДХ, но это дорого и нездорово, так что лучше уж потерпеть. К тому же, терпеть осталось - совсем чуть-чуть. Она только отдаст заказ и свободна!
        С утра Анна уже обошла несколько галерей, была в саду Эрмитаж, где ее знакомая держит палатку с разными художественными штучками. Сумка Анны стала значительно легче, а в кошельке появились кое-какие деньги. Не Бог весть сколько, но все же должно хватить на ближайший месяц. Может быть, она даже выгадает на новые сапоги, при разумной экономии, конечно.
        Анна взбежала по ступенькам широкого ЦДХовского крыльца, распахнула дверь, кивнула знакомой вахтерше, улыбнулась охраннику.
        А вот и магазинчик, где продаются украшения. Анна остановилась перед витриной, окинула взглядом, кивнула с довольным видом. На витрине не было ни ожерелья из золотистого бисера, ни целого гарнитура: браслет, колье и серьги. Она и не рассчитывала, что эти довольно дорогие вещи так скоро найдут покупателя. Значит, ее художественное чутье снова оправдало себя.
        Анна уже хотела было войти, но заметила сквозь стекло одинокого покупателя. Молодой человек рассматривал серебряные изделия. Анна знала - на планшете, что сейчас лежал перед покупателем, самые дорогие вещицы в магазине. Авторские работы знаменитых ювелиров. Анна невольно начала рассматривать незнакомца. Что и говорить, он был хорош! Анна видела его тонкий, но в то же время, мужественный профиль, прекрасно очерченный, словно над ним работал какой-то гениальный скульптор, густые каштановые волосы, зачесанные назад, были чуть волнистыми и, не смотря на великолепную укладку, все же казались непослушными. «Бабушка назвала бы их буйными кудрями» - подумала Анна и потихоньку улыбнулась своим мыслям. Он был высок, широкоплеч, одет строго, но не без изящества. Анна, как и всякая другая женщина, сразу же определила, что костюм незнакомца, сидит на нем так, как будто сделан специально для него. Что, скорее всего, так и было, но какие же запредельные деньги надо заплатить портному? На нем не было пальто или куртки, наверное, оставил в гардеробе, хотя, почему в гардеробе, такие мужчины пешком не ходят, значит,
где-то рядом припаркован автомобиль, такой же шикарный, как и его хозяин. Анна взглянула на сверкающие чистотой туфли незнакомца и перевела взгляд на свои раскисшие сапожки.
        Незнакомец, тем временем, выбрал понравившееся ему кольцо. Анна видела, как вьется перед ним молоденькая продавщица, как блестят ее глаза, как она бережно упаковывает покупку, не переставая говорить любезности. Незнакомец смотрит на нее и улыбается снисходительно. Вот, он уже расплатился и шагнул к выходу. Анна, опомнившись, в страхе быстро отступила в сторону от двери и отвернулась, как будто что-то увидела в витрине. Она слышала, как незнакомец вышел, как удаляется от нее звук его шагов. Наконец, она разрешила себе чуть обернуться. Незнакомец исчез. У Анны отлегло от сердца: «авось, не заметил» - подумала она, окинув взглядом свое отражение в большом зеркале. «Ну и растрепа!» Она покраснела, судорожно провела рукой по своим светло-русым волосам, поправила несколько прядей, выбившихся из тугого узла на затылке, вздохнула и вошла в салон.
        Продавщица была ей знакома. Заметив Анну, она сразу же мотнула головой:
        - Видала!
        - Кого? - деланно удивилась Анна.
        - Ты что! Только что вышел от нас, ну, такой шикарный Мэн в костюме, - продавщица даже обиделась.
        - Да, какой-то мужчина вышел сейчас, - согласилась Анна.
        - Какой-то… Ну, ты даешь! - возмутилась девушка, - да он нам сейчас недельную выручку сделал! Все, могу закрываться и домой идти.
        - Поздравляю… Подарок кому-то купил? - как можно равнодушнее спросила Анна.
        - Да, сказал: покажите что-нибудь интересное, хочу очень близкому человеку сделать на день рождения подарок, - продавщица многозначительно улыбнулась и продолжила, - я, конечно, спросила: мужчине, или женщине? Он ответил - женщине…
        - Жене, наверное, - Анна пожала плечами.
        - Жене! - продавщица фыркнула возмущенно, - кольца-то нет!
        - Ну, мало ли…
        - Да, - мечтательно произнесла девушка, - такого бы зацепить…
        - Такие - не про нас с тобой, - отрезала Анна.
        - Ладно тебе! И помечтать нельзя, - обиделась девушка.
        Анна примирительно улыбнулась:
        - Иногда золушкам тоже везет, - подбодрила она продавщицу. Та засмеялась и махнула рукой:
        - Это в сказках…
        - Тогда давай вернемся к реальности, - предложила Анна. - Я принесла заказ.
        - Супер! - оживилась девушка. - Твои украшения почти все разобрали. Хозяйка довольна.
        - Я знаю. - Анна бережно достала из сумки коробку со своими изделиями.
        - О! есть что-то новенькое, - обрадовалась продавщица.
        - Я всегда стараюсь изобретать, одно и то же делать скучно, - призналась Анна.
        Девушки принялись вдвоем разбирать украшения. Продавщица Лена записывала изделия в накладную, вешала на каждое ярлык, спрашивала у Анны цену, снова записывала, не переставая при этом охать, ахать и восхищаться. Когда со всеми записями было покончено, Лена выдала Анне отчет о предыдущих продажах и конверт с деньгами.
        - Я хочу сделать тебе маленький подарок, - Анна улыбнулась и подала Лене небольшую коробочку.
        - Это мне? - Лена прижала коробочку к груди.
        - Ты открой, - предложила Анна.
        Лена бережно извлекла из коробочки изящную подвеску, всю из тонких кожаных ленточек, унизанных бисером и разноцветными камешками.
        - Какая красота! - Лена сразу надела украшение. Потянулась губами и звонко чмокнула Анну в щеку.
        - Чем же отдариваться буду? - покачала головой девушка.
        - Лен, перестань, ты и так столько для меня делаешь, - сказала Анна.
        Анна всего несколько месяцев назад решилась продать свои работы. Ее бабушка - замечательная мастерица по бисероплетению, научила внучку основам мастерства, а дальше Анна проявила буйную фантазию, она изобретала немыслимой красоты и сложности украшения, начала использовать помимо традиционного бисера, натуральные камни, кожу, фетр, ракушки. Поначалу она делала украшения для себя и своих подруг. Но потом один художник, бабушкин старинный знакомый посоветовал ей попробовать продавать изделия и порекомендовал несколько салонов, специализирующихся на подобных вещицах. Анна помнила, как она с замиранием сердца почти каждый день приходила в ЦДЛ и смотрела на свои работы, выставленные на витрине. И с какой радостью и немножко с недоумением, рассматривала она первые заработанные деньги. Что и говорить: ее вещицы стали заметным подспорьем для семьи. Бабушкиной пенсии не хватало ни на что, стипендия - это просто копейки. Родители Анны, в прошлом геологи, всю свою молодость провели в экспедициях, а потом осели в Новосибирске, да так там и остались. Они хотели забрать Аню у бабушки, но девочка не прижилась в
чужом для нее городе; так и вернулась в Москву. Блестяще окончила школу и совершенно самостоятельно поступила в университет. Родители, конечно, помогали, чем могли, но им и самим приходилось туго. Зная об этом, Аня решила отказаться от помощи. Она начала подрабатывать, но, конечно, денег катастрофически не хватало.
        Подчас, Анна чувствовала себя белой вороной на фоне разодетых университетских приятельниц, швыряющихся деньгами, разъезжающими на собственных автомобилях и ведущими активную клубную жизнь. Она не ходила на вечеринки, потому что ей просто нечего было надеть, она не могла себе позволить даже просто посидеть в кафе. Их с бабушкой бюджет был расписан до копейки; и, если Анне удавалось немного сэкономить, она покупала себе недорогую ткань и, вдвоем с бабушкой, изобретала практичный костюм, удобное платье, брюки, или юбку. Бабушка когда-то работала театральной портнихой, шила костюмы к спектаклям, создавала какие-то немыслимые шляпки, но особенной ее страстью стали украшения. Она обучила внучку всему, что знала и умела. Анна оказалась способной ученицей.
        Приятно бежать домой, когда в кошельке есть деньги. Бабушка обрадуется. Вечером они будут сидеть в большой комнате за круглым столом, пить чай с абрикосовым вареньем, есть шоколад и мечтать. Они любят вот так помечтать вдвоем…
        Ах, как приятно мечтать вдвоем, когда за окнами наступают ранние зимние сумерки, а над столом уютно светит лампа под старинным абажуром, и бабушка разливает свежезаваренный чай в чашки из тонкого фарфора, чудом сохранившиеся от прежних времен…
        Анна едва не проехала свою станцию, успела выскользнуть из закрывающихся дверей вагона. Настроение ее заметно улучшилось, она торопливо шагала по улице и тихонько напевала. Промокшие сапоги больше не волновали ее; вспоминался почему-то красивый незнакомец, заслонивший собой все события минувшего дня. Анна представила себе, как он идет по раскисшему снегу в своих блестящих туфлях, потому что у него свидание, а машина сломалась; и вот он спешит, встречный ветер треплет его волосы, раздувает полы пальто; но незнакомец не обращает внимания на ветер, он старательно прикрывает рукой пунцовые розы, яркими пятнами лежащие на его груди… Вот, он сворачивает с улицы во двор, подходит к подъезду, открывает дверь, а в подъезде темно, перегорела лампочка, он спотыкается о какие-то коробки, наконец, поднимается по лестнице и звонит, дверь открывается…
        - Привет, бабуль, - улыбается Анна.
        - А, вот и моя красавица вернулась! - радуется бабушка. - Входи, входи скорее. Ой, ноги совсем мокрые.
        - Ничего, - смеется Анна.
        - Да уж, я вижу, что ты в хорошем настроении. Ну, сейчас тебя покормлю, давай, пока, иди, переоденься.
        Она направилась, было, на кухню, но обернулась и сказала:
        - Да, Лола звонила.
        - Спасибо, бабуль, сейчас я ей перезвоню.
        Анна зашла в свою комнату, сбросила одежду и накинула домашний халатик. На столе лежал недавно законченный гарнитур: колье, серьги и браслет - подарок, который Анна сделала ко дню рождения подруги. Это был маленький шедевр, которым Анна могла гордиться - тонкая сетка из зеленого бисера с искусно вплетенными кусочками природного малахита, под цвет глаз красавицы Лолы.
        С Лолой Анна познакомилась еще на вступительных экзаменах. Яркая, рыжеволосая с зелеными глазами - Лола сразу бросалась в глаза. Всегда безупречно выглядевшая, словно над ней ежедневно трудилась группа стилистов, Лола блистала в кругу студенток. Анна никак не ожидала, что такая девушка изберет себе в подруги именно ее. Но как-то так случилось: на первом экзамене Лола оказалась рядом, она что-то спросила, и Анна ответила. Из аудитории девушки вышли вместе. Лола поблагодарила за помощь, Анна смутилась. Перед сдачей следующего экзамена, Лола сама подошла к Анне, поздоровалась, девушки поболтали и пошли сдавать вместе, в одной пятерке.
        Потом обменялись телефонами.
        Лола искренне обрадовалась, узнав, что Анна поступила. Сама-то она стала бы учиться в любом случае, как-то она сказала, что не знает, зачем нужно сдавать экзамены, если заплачены такие деньги…
        После зачисления Лола уехала отдыхать. Но в сентябре появилась, загоревшая и веселая. Она благосклонно кивнула Анне, познакомила ее с несколькими своими приятельницами и молодыми людьми, предложила держаться вместе.
        Приятельницы поглядывали на Анну свысока, молодые люди отворачивались со скучающими лицами. Анна это заметила. Она вообще все подмечала, не обижалась, нет, принимала, как должное. Еще бы, рядом с Лолой Анна казалась себе просто дурнушкой. К тому же, она не могла себе позволить ничего из того, что было у Лолы и ее приятелей. Она старалась быть подальше от их компании, находила разные предлоги, чтоб поскорее убежать домой после занятий. Как-то на первом курсе, Лола все-таки вытащила подругу на вечеринку, устроенную студентами в каком-то клубе. Сначала Лола не отпускала от себя Анну, представляла ее всем своим знакомым, тащила танцевать, уговорила выпить шампанского. Но потом забыла о ней, и Анна просидела весь вечер в углу. В конце концов, она потихоньку улизнула, не простившись; а дома проплакала в подушку ночь, чтобы утром дать себе слово больше никогда не посещать вечеринок.
        Она боялась, что Лола обидится. Но подруга сделала вид, что ничего не произошло, а может, так оно и было. Анна не всегда могла понять ее.
        Анне очень нравилось учиться в университете. Она любила приходить в старинное здание на Манежной площади, любила коридоры с высокими потолками, гулкие аудитории, которые помнили многих знаменитых соотечественников Анны.
        - Я дышу одним воздухом с Чеховым, - говорила Анна свой бабушке.
        Когда заканчивались занятия, Анна потихоньку ото всех уходила в Александровский сад, садилась так, чтобы был виден Манеж и представляла себя булгаковской Маргаритой. Закрывала глаза и ждала, что вот-вот рядом на скамейке появится рыжий Азазелло и станет соблазнять ее иностранцем и золотой коробкой с волшебным кремом. Но вместо Азазелло как-то в феврале к ней подсел худенький длинноволосый парень…
        «Восемнадцать лет - это много или мало? Как посмотреть… Большинство подружек уже давно познали все тайны любви и не забивают себе голову лишними сложностями» - думала Анна, пока хрупкий февральский ледок трескался под каблуками ее сапожек. «А, с другой стороны; во времена моих родителей девушка, не вышедшая замуж к двадцати годам, считалась уже старой девой. И Маргарита вышла замуж в девятнадцать…»
        Для того, чтобы добраться до любимой скамейки в Александровском Саду, потребовалось сосем немного времени. «Вот на этой скамье у Нее было свидание с Мастером, а потом появился Азазелло… Ну и что, с того, что Маргарите было тридцать, а мне всего восемнадцать. Может, я не так красива, но тоже несчастна. И мне нужен Мастер. Или «иностранец», который вывел бы меня в Высший Свет. И без Лолки обошлась бы… Ведь прекрасно знаю, что я нужна ей только для того, чтобы списывать контрольные и оттенять «ее неземную красоту». Ведь сама согласилась на роль дуэньи… Нет, хочу чтобы вот сейчас, сию минуту, мне представили моего любовника, Мастера!»
        - Вы прекрасны, как стая вечерних птиц,
        Что садится на этот город.
        Распахнувши дали своих ресниц,
        Вы во мне породили голод…

        К сожалению дальше ещё не придумал, а потому умолкаю пораженный вашей красотой и одиночеством. Вас как зовут? Меня Питер. Но это не важно, Вы можете меня звать, как Вам захочется, если конечно, захочется. - Собеседник оказался очень разговорчивым молодым человеком. Он мало походил на Мастера, разве, что на мастера после болезни и клиники. Потертые джинсы, видавшая виды кожаная куртка и спутанные длинные волосы дополняли портрет. Остального в наступающих сумерках было не разглядеть.
        - Хотите, я почитаю Вам стихи? - спросил Питер, присаживаясь на скамью рядом, - нет, правда, как Вас зовут?
        - Анна.
        - Ну, зачем же так официально Анечка? А впрочем, как Вам будет угодно. Так хотите?
        - Конечно, хочу. Каждая девушка любит, когда ей читают стихи, только становится прохладно, так, что давайте пройдёмся.
        - С удовольствием. Так на чем мы остановились? - Питер повернулся и в отсветах фонаря стали видны выдающийся во всех отношениях нос и стекла очков «а ля Джон Леннон».
        - На стихах, - проговорила Анна, и сама себе улыбнулась.
        - Да, на стихах, - Питер встал и галантно протянул ей левую руку, правой отбрасывая волосы назад. - Так, вот: Земную жизнь пройдя до половины…
        - Я оказался в сумрачном лесу, - как видите, я могу продолжить это стихотворение не хуже Вас. И Вам не стыдно? А я то думала, что Вы и вправду поэт. Но это было бы и в самом деле исключением.
        - Ну Вы совсем не правы, - я действительно поэт, только вот я совершенно не рассчитывал на подобное развитие событий. И у меня в голове все перемешалось. Не хотите ли пива?
        Итак, он представился Питером, заявил себя поэтом и предложил Анне послушать его стихи. Анна постеснялась отказать поэту, хотя к тому моменту немного замерзла, поэтому предложила пройтись.
        Пива Анна не любила. А еще, она не признавалась даже себе, что побаивалась молодых людей постоянно пьющих пиво. Хотя практически все ее сокурсники и сокурсницы грешили по этой части:
        - Нет, пива я не хочу.
        - Ну извините, больше ничего нет, - Питер зажигалкой открыл небольшую коричневую бутылку и пробка, прочертив в воздухе дугу, шлепнулась в снег.
        И город плыл сквозь зарево огней,
        И небо отливало поволокой,
        Вам не найти кого-нибудь верней
        Меня…

        - Очаровавшись попой… Послушайте, Петя, вы со всеми девушками так разговариваете? Или я - это приятное исключение. Так вот, на будущее, прежде чем пичкать незнакомку плохими стихами, выясните, чем она занимается.
        - И чем Вы, Анна, занимаетесь? - спросил поэт, доставая из сумки очередную помятую папиросу.
        - Но ведь я Вам намекала, когда цитировала Есенина, - Анна закашлялась, - простите, но от ваших сигарет дым, как от горящего овина.
        - От «Неопалимого», - с кривой усмешкой проговорил Питер.
        - О! Вы читали Набокова, и значит одно из двух, либо вы не безнадёжны, либо мы с вами коллеги по филологическому цеху, - предположила Анна.
        - Второе верней, - Питер снял несуществующую шляпу, помахал ей в воздухе и раскланялся. - Позвольте представиться: студент четвертого курса литинститута, поэтический семинар. А вы где учитесь?
        - МГУ, филфак.
        - Ну, куда нам, с нашим свиным рылом, в ваш клан богатых и избранных…
        Стихов он знал великое множество, он прямо-таки сыпал ими, как снежной крупой, которая, как назло зарядила ближе к вечеру. Поэт, казалось, совсем не чувствовал холода, он только достал из кармана поношенной куртки черную вязаную шапочку, натянул ее на голову и продолжил читать. Они прошли от Александровского сада до Храма Христа Спасителя и двинулись по Бульварному кольцу, миновали Гоголевский, Никитский, Тверской; поэт посинел, но читать не прекратил, он бесконечно курил страшно едкие сигареты, буквально прикуривал каждую следующую от окурка предыдущей. Анна замерзла, но прерывать поэта не решалась, на Страстном она робко предложила зайти куда-нибудь выпить чаю, Питер сделал вид, что не расслышал, а может быть, действительно был поглощен своей музой. Анне стало стыдно за свое бесчувствие, она набралась мужества и последовала за поэтом дальше. На Петровском ее мужество иссякло, на Рождественском дрожащим голосом она взмолилась о пощаде.
        - Скоро будет метро, - пообещал Питер.
        По Сретенскому Анна почти бежала, поэт едва поспевал за ней. Кажется, его тоже пробрало, и он предложил Анне поехать к нему в общежитие. Анна отнекивалась, поэт настаивал. Обещал горячий чай, вино и гениев.
        - Ты знаешь, - Питер почему-то перешел на ты, видимо совместное блуждание по морозу сближает, - Серега - он гений, - бормотал поэт, - вот я ему скажу, он тебе почитает. Васька тоже гений, уже печатался. Он тебе подарит сборник со своими стихами. Ильюха - это вообще - сила, - он потрясал в воздухе сухим кулаком.
        - Петя, я не могу, правда, завтра вставать рано, занятия с утра, бабушка будет волноваться, - стуча зубами, оправдывалась Анна.
        - Ты много теряешь, - настаивал Питер.
        - Мне очень жаль, но я вынуждена отказаться.
        - А если это любовь?
        Они, наконец, подошли к метро.
        - Как-нибудь в другой раз, - пообещала она.
        - Я позвоню.
        - Хорошо, - Аня поспешно продиктовала поэту номер телефона.
        Потом она жалела об этом, надо было сказать, что телефона нет, или соврать что-нибудь. Но Анна врать никогда не умела.
        Питер еще долго преследовал ее своими звонками, и между ними происходили долгие мучительные объяснения.
        С тех пор Анна стала осмотрительнее, прогулки по Александровскому саду пришлось прекратить, хотя она часто тосковала по своим тогдашним мечтам.
        Правда, у нее была Лола. Ей Анна прощала все. Лола всегда держалась чуть свысока, но ведь так и должно было быть. Она - красавица, дочь богатых родителей, окружена поклонниками, многочисленными приятелями и приятельницами. Она и Анна - словно девушки с разных планет. Конечно, Лоле трудно понять подругу, но ведь она пытается. За два с половиной года девушки ни разу не поссорились, а это кое-что, да значит. К тому же, Лола познакомила Анну со своей мамой, и сама с удовольствием приходит в гости к Анне, любит поболтать с бабушкой, с восторгом рассматривает старые альбомы, восхищается библиотекой, собранной дедом. Анна любит, когда Лола приходит в гости. Раньше она думала, что бабушка тоже в восторге от ее подруги. Но бабушка как-то обмолвилась:
        - Бог с ней, какая-то она слишком…
        Анна даже растерялась:
        - Как это - слишком?
        - Ее слишком много, - пояснила бабушка.
        - Что ты, бабуль, она такая красавица! - Воскликнула Анна.
        Бабушка покачала головой и улыбнулась грустно:
        - Ах, Анюта, цены ты себе не знаешь… Настоящая красавица - ты.
        - Я? - удивилась Анна. - Вот уж, не вижу ничего красивого.
        - Дай срок, найдется тот, кто увидит, - загадочно пообещала бабушка.
        Анна не придавала бабушкиным словам особенного значения; всем известно, для бабушки нет никого красивее внучки. Но, все-таки, было приятно слушать, когда бабушка расхваливала свою любимицу. Тайком, когда никто не мог ее видеть, Анна становилась перед зеркалом, смотрела на себя, поворачиваясь так и эдак. Она распускала свои густые светлые волосы, разводила руки, приподнимала край платья, чтобы увидеть - стройные ли у нее ноги. Щурила глаза или широко распахивала их, улыбалась, хмурилась, строила рожицы отражению. Иногда она себе нравилась, но потом приходила в университет, смотрела на уверенных в себе студенток, общалась с Лолой и понимала, что она гадкий утенок. Только у Андерсена утенок вырос в прекрасного лебедя, а ей, видимо, так и придется остаться уткой.
        Вот, если бы она могла надеяться, что сегодняшний незнакомец когда-нибудь снова появится в ее жизни! О, тогда бы она знала, зачем живет. Тогда было бы намного легче сносить насмешки сокурсниц, тогда она ни за что не стала бы общаться с другими молодыми людьми. Она бы ждала! Она умеет ждать, только никто не знает об этом. Ожидание она посвятила бы ему - своему прекрасному принцу. Она была бы совсем одна, замкнутая в своем мире, среди книг, музыки и ожидания. Как будто во сне. А потом он пришел бы и разбудил ее. Потому что иначе и быть не могло. Как там в сказке: принц преодолел все преграды, совершил кучу подвигов, добрался до замка, взбежал по лестнице в самую высокую башню, где много лет спала принцесса, ожидавшая его поцелуя.
        Анна представила, как незнакомец заходит в ее квартиру, идет в ее комнату, где она спит, потому что еще очень рано. Он опускается на колени, наклоняется к ней, она чувствует его дыхание; и вот - их губы соприкасаются. Как чудесно!
        - Как чудесно! - запела Анна и закружилась по комнате.
        Вот только, завтра Лола празднует день рождения, и Анне никак не отвертеться от посещения супер модного клуба. Если бы она могла просто поздравить подругу и потихоньку уйти… Анна еще раз взглянула на украшение, бисер вспыхивал зелеными искорками, словно много-много светлячков собрались вместе, чтобы протанцевать мазурку. Лоле должно понравиться. Когда она узнала о том, что работы Анны продаются в нескольких известных салонах, то непременно захотела, чтобы подруга сделала для нее какую-нибудь вещицу.
        Ах, она совсем забыла, ведь надо же позвонить Лоле!
        - Анюта, за стол! - позвала бабушка.
        - Иду, бабуль…
        Анна торопливо набрала номер подруги. Голос Лолы не спутаешь ни с кем:
        - Аня-а, - пропела Лола. - Где ты пропадаешь?
        - Привет, Лол, бегала по делам, только пришла, - быстро ответила Анна.
        - У тебя мобильник отключен, - возмутилась подруга, - я же просила тебя!
        - Извини, - торопливо перебила ее Анна, - совсем из головы вон.
        - Ты что, забыла?
        - Нет, конечно. Как я могла, - успокоила ее Анна.
        - Надеюсь, завтра ты отложишь свои дела и сможешь прийти пораньше, - все еще обиженно спросила подруга.
        - Пораньше? Зачем? - удивилась Анна.
        - О, это сюрприз.
        Анна тяжело вздохнула. Она-то надеялась избежать сюрпризов.
        - Я тебе отвечаю, ты будешь в восторге, - пообещала Лола.
        - Когда? - обреченно спросила Анна.
        - Собираемся у меня в пять.
        - Хорошо, - послушно согласилась Анна. В трубке послышались короткие гудки. Анна положила ее и пошла на кухню.

        2

        Мать и дочь очень похожи. Обе высокие, с горделивой осанкой, длинноногие, зеленоглазые. Конечно Лоле двадцать, а ее матери Виолетте Матвеевне - за сорок, но даже самые строгие знатоки женской красоты задумаются, кому из этих двух женщин отдать первенство. Лоле не хватает изысканности, она порывиста, порой даже вульгарна. С ней трудно поладить. Мать знает об этом, но все-таки пытается иногда наставлять Лолу.
        Сейчас, когда Лола только что закончила говорить по телефону. Виолетта Матвеевна строго посмотрела на дочь:
        - Никак не пойму, что связывает тебя с этой девушкой? - спросила она, пожав плечами.
        Лола обернулась к матери:
        - Аня тебе не нравиться? - усмехнулась она.
        - Почему же, она хорошая девушка, только…
        - Ты хочешь сказать, не нашего круга, да? - уточнила дочь.
        - Да причем здесь круг! - Виолетта Матвеевна гордо выпрямила и без того прямую спину, - Я, знаешь ли, всегда была выше этих предрассудков! - отчеканила она.
        - Так в чем же дело? - улыбка Лолы стала еще шире.
        - Просто, вы с ней очень разные.
        - Ну и что? Она, может быть, не такая продвинутая, как остальные мои приятельницы. Но с ней я чувствую себя в безопасности. Анна абсолютно безобидна, к тому же она честная и у нее всегда можно списать…
        - Вот как, ты уверена в ее безобидности? - Виолетта Матвеевна покачала красивой головой. - Я, на твоем месте, не была бы так беспечна. Девочка настоящая красавица, поверь мне. Этот камешек требует огранки, но как только он ее получит, засияет звездой.
        - Мамуля, ты думаешь, что эта серая мышка может меня затмить? - Лола звонко расхохоталась. - Знаешь, это было бы просто круто! Давай поспорим? Завтра мы все едем в салон, отдадим ее Тонику, пусть выжмет все, что сможет. Потом мы подберем ей платье и все остальное, идет?
        - К чему ты клонишь? - спросила Виолетта Матвеевна.
        - К тому, что курица в павлиньих перьях останется курицей, - бросила дочь. - Так будешь спорить?
        - Лола, я этого не люблю, - поморщилась мать.
        - Отлично! - Воскликнула девушка, - ты просто хотела меня позлить, считай, что тебе это удалось!
        Виолетта Матвеевна томно закатила глаза:
        - Что ты хочешь? - спросила она.
        - Хочу тебе доказать и докажу, - топнув ногой, пообещала дочь.
        - Все это конечно очень глупо, - тонко улыбнулась Виолетта Матвеевна, - но я приму твой вызов. Мои условия такие - выигрывает та из вас, которая уведет самого лучшего молодого человека. Соответственно, если Анна окажется на высоте, выигрываю я, - скромно уточнила она. Кстати, почему ты усложняешь себе задачу? Антон - наш лучший стилист, восходящая звезда. С твоей стороны весьма опрометчиво отказываться от его услуг.
        - Твой хваленый Антон - бездарь и выскочка! - запальчиво крикнула Лола. - Я вообще не понимаю, отчего с ним все так носятся. Без тебя и твоего салона он - ноль!
        - Боюсь, ты ошибаешься, - вздохнула Виолетта Матвеевна. - Но, настаивать не буду.
        - Ты до сих пор не сказала мне, что будет, если проиграешь? - переспросила дочь.
        - Тогда я всю свою жизнь буду утверждать, что моя дочь самая красивая девушка на свете.
        - Этого мало!
        - Что же еще?
        - Ты знаешь, я хочу уехать к отцу в Штаты, - прошептала Лола.
        - Хорошо, - чуть помедлив, согласилась Виолетта Матвеевна.
        - Значит, пари? - прищурив глаза, спросила Лола.
        - Пари…

        3

        Анна провела тревожный вечер и не менее тревожную ночь. Еще неделю назад они вдвоем с бабушкой сшили платье специально для завтрашнего торжества. Анна долго стояла перед зеркалом, задумчиво разглядывала себя, поворачивалась так и эдак. Несомненно, платье было замечательное, но когда Анна представляла себя, входящей в этом платье в модный клуб, ей становилось не по себе. Как будто она - будучи белой вороной, попыталась выкрасить перья в привычный черный цвет.
        - Нет, это не для меня, - шептала девушка. Она пришла в отчаяние. И было от чего. Если бы ее изысканное платье было сшито из дорогой натуральной ткани, еще куда ни шло, но она смогла купить дешевый искусственный шелк, и, как ни старалась бабушка, платье смотрелось жалким подобием, попыткой бедности выдать себя за роскошь.
        Утром Анна выгладила белую блузку, достала из шкафа серый костюм, в котором обычно ходила в университет, гладко зачесала волосы и заколола их на затылке. Чтобы как-то украсить себя, надела на запястье браслет из бирюзы, самое любимое свое украшение. Теперь она чувствовала себя более уверенно.
        Бабушка, оглядела ее молча, только вздохнула.
        - Я не надолго, - пообещала Анна, целуя бабушкину щеку.
        - Храни тебя Господь, - сказала Зинаида Павловна и трижды перекрестила внучку. Она стояла у раскрытой двери до тех пор, пока Анна не вышла из подъезда.

        4

        Лола жила вместе с мамой в огромной двухуровневой квартире на Рублевском шоссе. Отец Лолы несколько лет назад перебрался в Штаты, оставив жене и дочери крупный счет в банке. Виолетта Матвеевна не сидела, сложа руки. Она занялась бизнесом и вполне преуспела, стала владелицей нескольких салонов красоты, причем салонов престижных.
        Мать и дочь не ладили. Лола считала мать виновницей развода с отцом и периодически грозилась уехать к нему. Анна не знала о противостоянии, в котором находились лучшая подруга и ее мать. Лола никогда бы не призналась ей.
        Всякий раз с замиранием сердца заходила Анна в этот дом. Ее пугали огромные окна, из которых, казалось, можно было шагнуть прямо в небо; сверкающий паркет, по которому страшно было ступать, непривычная мебель, картины, писанные маслом и снабженные автографами знаменитых художников; барная стойка навевала на нее тоску, кухня приводила в ужас обилием незнакомых механизмов. Комната Лолы, выполненная в розовых тонах, вызывала недоумение, так непохожа она была на свою хозяйку.
        Сегодня квартира была непривычно наполнена голосами и суетой. Лола сама открыла двери и, едва увидев подругу, поспешно схватила ее за рукав, втащила в прихожую, стянула с нее пальто и быстро провела в гостиную.
        Там уже во всю готовились к празднованию дня рождения Лолы.
        Виолетта Матвеевна, кивнув Анне, продолжила говорить:
        - Так вот, сюрприз, о котором вам говорила Лола, такой: сейчас мы все вместе поедем в один из наших салонов, где вами займутся лучшие стилисты. Возражения не принимаются, - Виолетта Матвеевна предостерегающе подняла руку. - Считайте, что это костюмированный бал.
        Многочисленные приятельницы Лолы принялись ахать, кто-то говорил о том, что лучше любого стилиста знает, как надо выглядеть, кто-то восторженно галдел. Несколько девушек плотно обступили хозяйку дома и принялись у нее выспрашивать подробности.
        Анна опешила. Она не заметила, как Лола подошла к ней и вздрогнула, когда подруга обняла ее за плечи:
        - Как тебе наша идея? - спросила Лола.
        - Боюсь, что я не готова, - тихо ответила Анна.
        - Брось, - засмеялась Лола, - ты же видишь, никто не готов. Это - сюрприз. - Она подтолкнула Анну к остальным. - Да расслабься ты, у меня же день рождения сегодня! Не будь букой. Мы все устроим. Пока тут болтают, поднимемся ко мне, подберем тебе что-нибудь…
        - Я не могу, - взмолилась Анна. - Но было поздно. Лола схватила ее за руку и повела вверх по лестнице.
        Оказавшись в своей комнате, Лола бросилась к дверям, ведущим в ее гардеробную. Вскоре она швырнула на кровать целый ворох одежды:
        - Вот, выбирай, - велела она, - впрочем, нет, я сама выберу. Ты же сейчас снова отнекиваться начнешь, так мы с тобой ни до чего не договоримся.
        Лола окинула взглядом застывшую подругу:
        - Кажется, это подойдет, - сказала она, доставая из груды платьев что-то золотисто-зеленое. Это было потрясающее вечернее платье, нежный шелк тек и переливался между пальцами; Анна едва коснулась его и сразу же отдернула руку.
        - Я не могу…
        - Не нравиться? - с нарочитым удивлением произнесла Лола. - Это же Prada! Я его в Париже купила. Надевала только один раз. Так что, не волнуйся…
        - Лола, я знаю, что ты делаешь это от чистого сердца, но я не могу.
        - Хоть померяй, - настаивала подруга. - Я прошу, я требую! У меня день рождения, а ты не хочешь сделать такую малость, как померить платье? Нас там ждут, между прочим, - не унималась она.
        - Ну, хорошо, - сдалась Анна.
        Платье оказалось чуть великовато, но Анна, глядя на себя в зеркало, все равно испытала невыразимый восторг; ей оказалось, что там, за стеклом она увидела себя в другой жизни. Из зеркала на нее смотрела изящная блондинка, облитая драгоценным шелком, блондинка улыбалась, Анна улыбнулась ей в ответ.
        - Прекрасно! - убедительно кивнула Лола. - Жаль, что у нас с тобой размер обуви разный. Ну, ничего, сейчас решим. У мамы, кажется, подходящий. Вперед!
        Когда они спускались по лестнице в гостиную, все подняли головы и с любопытством посмотрели на Анну.
        - Мы готовы ехать, - провозгласила Лола. - По машинам! Аня, ты со мной.
        Салон, куда они направились, находился недалеко от дома. Так что вскоре возбужденные девушки были рассажены по креслам и над ними принялись колдовать мастера. Виолетта Матвеевна с довольным видом поглядывала на приятельниц дочери. Заметив Анну, стоящую в стороне, Виолетта Матвеевна поманила ее пальцем:
        - А тебя, девочка, я сейчас познакомлю с Антоном.
        Антон оказался молодым человеком с немыслимой прической, в полосатой рубахе на выпуск и рваных джинсах.
        - Антон, познакомься, это Анна, - Виолетта Матвеевна церемонно представила их друг другу. - Посмотри, что можно сделать, - негромко сказала стилисту.
        Он окинул Анну оценивающим взглядом. Девушка смутилась, вспыхнула, опустила голову.
        - Привет, Тоник, - голос Лолы прозвучал совсем рядом. - Ну как, сделаешь из нашей Аннушки принцессу?
        Анну слегка покоробил тон, с которым Лола, обратилась к Антону. Но, молодой человек, казалось, не обратил на это никакого внимания, он посмотрел на Анну и неожиданно тепло улыбнулся ей.
        Анна как-то сразу забыла о своем страхе.
        - Прошу, - Антон жестом пригласил ее следовать за ним. И Анна подчинилась.
        - Сейчас восходящая звезда покажет, на что он способен, - донеслось до Анны. Она хотела обернуться, но Антон неожиданно твердо взял ее за руку и увлек в свой кабинет. Там он усадил ее во вращающееся кресло, встал за спинку и их взгляды встретились в огромном зеркале.
        - Антон, - попросила девушка, - пожалуйста, не творите ничего экстремального, иначе я буду чувствовать себя не в своей тарелке.
        - Хотите анекдот? - неожиданно спросил Антон.
        Анна неуверенно кивнула.
        - Так вот, на заре моего творческого пути, когда я только начал работать в крохотной парикмахерской в городском предместье ко мне пришла девушка и спросила могу ли я сделать ей кретинскую стрижку.
        Анна улыбнулась уголками губ.
        - Это не вся история. Я, честно говоря, сначала растерялся. Но, положение обязывает, отвечаю: могу мол сделать не только кретинскую, но и болванскую, и вообще, какую только она пожелает. Девушка задумалась, видимо сомневалась в моих способностях. Наконец, она решила проверить меня еще раз. «Вы можете меня клонировать?» - спрашивает. Нет, говорю, не могу. «То есть, вы отказываетесь?» - возмущается девушка. Отвечаю: «Категорически!» Она обиделась и заявила, что напишет на меня жалобу. «Пишите, - согласился я, - только вы уж непременно там укажите на тот факт, что я отказываюсь вас клонировать не только из вредности, или неумения, но, в первую очередь, выполняю распоряжения Папы Римского и нашего Святейшего Патриарха!»
        Анна рассмеялась и ей сразу стало легче.
        - Послушайте, - все еще улыбаясь, сказала она, - но ведь девушка просто могла не знать, как правильно произносится название понравившейся ей стрижки и способа окраски волос. Креативная и колорирование - это профессиональные термины, не так ли?
        - Алиса не произноси слова только потому, что они красивые и длинные, - кажется так сказано у Льюиса Кэрролла?
        - Примерно так.
        - Вы подруга Лолы? - спросил Антон.
        - Да, мы дружим с первого курса.
        - Я вас раньше не видел.
        - Неудивительно, - сказала Анна, - я не посещаю салонов красоты…
        - Вот как? - удивился Антон, - вы позволите? - он указал на ее волосы.
        - Ах, да, конечно, - Анна поспешно потянулась к заколке.
        - Давайте, я, - Антон ловко распустил ее узел, разбросал пряди по плечам, всмотрелся в отражение, - Могу поспорить, вы никогда не красили волосы, - сказал он.
        - Да, это мой натуральный цвет, - согласилась Анна, - бабушка говорит, что краска вредит волосам.
        - Правильно говорит. У вас прекрасные волосы и цвет совершенно потрясающий, лунный.
        - Какой?
        - Лунный, - повторил Антон. - Давайте так, мы с вами все оставим как есть, я только слегка придам вашим волосам форму, идет?
        - Идет
        - В таком случае, приступим…

        Когда Антон вывел преображенную Анну из кабинета, все голоса смолкли и несколько десятков пар глаз устремились на нее.
        - Волшебник! - произнес кто-то.
        - Браво, - насмешливо сказала Лола и трижды хлопнула в ладоши. Но ее сарказм потонул в шквале аплодисментов: аплодировали мастера, стилисты, косметологи, аплодировали подруги Лолы, аплодировала Виолетта Матвеевна.
        Анна стояла ни жива ни мертва. Ей казалось, что она стоит на эшафоте, прожекторы слепят ей глаза, и дула автоматов направлены в сердце.
        - Молодчина, Антон, - Виолетта Матвеевна с материнской нежностью коснулась руки стилиста.
        - Я здесь ни при чем, - ответил он. - Здесь творил Господь Бог, я только жалкий подмастерье.
        - Не юродствуй, Тоник, - Лола скривилась, - скромность - не твой конек.
        Антон снова никак не отреагировал.
        - Аня, детка, надо немного поправить платье, - поспешила загладить бестактность дочери Виолетта Матвеевна, - иди, мои девочки все сделают.
        Анна с тревогой обернулась к Антону.
        - Удачи, - улыбнулся он.
        Как только Анна вышла, Лола мгновенно оказалась рядом с Антоном и матерью:
        - Тоник, ты превзошел все мои ожидания, - бросила она небрежно, - мама, дай мальчику сто долларов.
        - Лола! - попыталась остановить ее мать.
        - Что? У тебя нет налички? Зато у меня есть. - Лола подошла вплотную к Антону и затолкала в карман его рубашки стодолларовую купюру.
        Антон почти не изменился в лице, только чуть побледнел. Он взял Лолу за руку, достал из кармана купюру, насильно вложил ей в ладонь, сжал пальцами:
        - Это подарок, ко дню твоего рождения, - ответил он. - Виолетта Матвеевна, я увольняюсь, - добавил Антон, круто развернулся и направился к выходу.
        - Антон! - крикнула Виолетта Матвеевна, - поговорим завтра.
        Молодой человек не обернулся.
        - Ну, чего ты добилась?! - набросилась мать на Лолу.
        - Избавилась от твоего любовника, - дерзко ответила дочь.
        - Ты с ума сошла! Это был наш лучший стилист. Он же уведет с собой часть клиенток!
        - Ничего, найдешь другого. Невелика потеря, - фыркнула Лола.
        - Как ты смеешь так говорить с матерью! - вспыхнула Виолетта Матвеевна.
        - Так, как ты того заслуживаешь! - парировала Лола.
        - Лола, - Виолетта Матвеевна едва сдерживалась, - ты хочешь войны?
        - Надеюсь, ты не забыла о нашем споре? - дочь строптиво вскинула голову.
        - Если ты имеешь в виду это глупое пари, то я предлагаю тебе отказаться от него.
        - Ни за что! - отрезала Лола.
        - Ты что, ослепла?
        - Я выиграю!
        - Ну, что же, - вздохнула Виолетта Матвеевна, - пора тебе взрослеть.
        В этот момент вошла Анна в сопровождении двух девушек. Платье сидело великолепно. Девушки незаметно скололи его нитками на плечах и груди; блестящие волосы, искусно уложенные Антоном, струились по золотистому шелку, изысканный макияж настолько точно соответствовал облику девушки, что был незаметен. Она была несколько бледна от пережитого волнения, но эта бледность делала еще более выразительными ее темно голубые глаза.
        - Ты похожа на ангела, - сказала Виолетта Матвеевна.
        - Крылышек не хватает, - подхватила Лола. - Что ж, я, видимо, всех задерживаю, - нарочито веселым голосом воскликнула она. - О, какой милый браслетик, - Лола взяла Анну за запястье, рассматривая украшение. - Кстати, как там мой заказ? Ты, кажется, обещала?
        Анна спохватилась:
        - Ах, конечно! Лола, ведь я так и не поздравила тебя. Все это, - она обвела рукой зал салона, - так неожиданно… Я, очень надеюсь, что тебе понравиться мой подарок. Он, конечно, очень скромный, но…
        Анна поискала глазами свою сумку.
        - Сейчас. - Анна торопливо раскрыла сумку, бережно достала красиво упакованную коробку. Подруги Лолы тесно сгрудились вокруг девушек. - Вот, Лола, это - тебе.
        - Посмотрим, - Лола сорвала упаковку, открыла крышку…
        - С ума сойти! - воскликнула одна из девушек.
        Лола осторожно достала тончайшее ожерелье, оно было сделано в виде широкой пелерины, которая представляла собой сеть из изумрудного бисера, с кусочками малахита в узелках.
        - Вот это да! - восхищались подруги.
        - Похоже на кружева.
        - Что там еще?
        - Браслет и серьги…
        - Целый гарнитур!
        Лола захлопнула коробку.
        - Ты угадала, подруга, спасибо. Девочки, я иду переодеваться, - обратилась она к присутствующим.
        Большинство из них уже были готовы к выходу в свет. Кто-то торопливо заканчивал свой туалет. Ждали Виолетту Матвеевну и Лолу.
        Вскоре именинница и ее мама появились. Виолетта Матвеевна предстала в длинном вечернем платье, достаточно традиционном и даже строгом.
        Лола же потрясла всех своим совершенно безумным платьем, сотканном, казалось, из сверкающий зеленых чешуек. Ожерелье Анны как нельзя лучше дополняло этот наряд.
        - Царица!
        - Хозяйка медной горы!
        Подруги рассыпались в комплиментах. Лола с самодовольной улыбкой посматривала на них и на Анну. Виолетта Матвеевна, улыбалась, щуря глаза.
        - Едем! - крикнула Лола.

        5

        Грохот музыки сразу же утомил ее. Анна, по обыкновению, пробралась к самому дальнему столику и села там на низкий кожаный диван, в надежде, что здесь-то ее никто не потревожит. Пока шла, так сказать, официальная часть празднества, со всеми многочисленными поздравлениями и тостами в честь именинницы, Анна вынуждена была стоять рядом с Лолой.
        Пришлось соответствовать: она то и дело с кем-то здоровалась, бесконечно пожимала протянутые руки, вздрагивала, когда молодые люди обнимали ее за талию, целовали в щеку, тянулись своими бокалами к ее, чокались.
        Лола блистала. Она явно была в ударе, рвалась танцевать, хохотала, висла у кого-то на шее. Она опорожнила залпом несколько бокалов с шампанским, в то время как Анна еще не осилила и одного.
        Лица: мужские и женские постепенно сливались и становились похожими на цветные пятна. Анне стало душно. К тому же она почувствовала, что нитки, которыми слегка наживили ткань, чтобы подогнать по фигуре платье, разошлись; лямка то и дело сползала с плеча и ее приходилось придерживать рукой.
        На сцене, сменяя друг друга, пели мальчики и девочки, какой-то выпуск Фабрики звезд. Но Анна почти не слушала их. Лола исчезла среди извивающихся в цветном полумраке тел. Анна сразу воспользовалась нечаянной передышкой и удалилась на диванчик. Теперь она могла расслабится и немного отдышаться. Надо было что-то придумать с платьем, но, откровенно говоря, больше всего на свете Анна хотела очутится дома. Пока она прикидывала месторасположения дамской комнаты, где можно будет спокойно переодеться, от толпы отделился молодой человек и направился прямо к ее дивану.
        - Не помешаю? - весело спросил он.
        Анна повернула голову и она узнала: темные волосы, непослушная прядь на лбу, точеный профиль… Только одет он был по-другому. Исчез официальный костюм, вместо него тонкий светлый пуловер и джинсы. Он казался моложе и как-то бесшабашнее, что ли…
        Молодой человек уселся рядом и, наклонившись к самому ее уху, представился:
        - Олег.
        Анна почувствовала тепло его дыхания на своей щеке. Она растерялась. Поспешно схватилась рукой за сползающую лямку, чуть не пролила бокал с выдохшимся шампанским.
        - Аня… Анна, - поправила сама себя.
        - Со стороны жениха или невесты? - он улыбался.
        - Что?
        - О, извини, я пошутил. Знаешь, все эти торжества, по-моему, на один манер. Я хотел спросить, какими судьбами?
        - Я подружка невесты, - растерялась Анна, и сразу же засмеялась, - именинницы, конечно!
        - Я так и понял.
        - А вы… то есть, ты, тоже?
        И тогда он засмеялся, откинувшись на спинку дивана:
        - Прости, я не то хотела… - Анна мучительно подбирала слова.
        - Нормально, - Олег смотрел на нее и глаза его продолжали смеяться. - Я, как раз, нет, - ответил он. - Я, скорее, со стороны жениха. На самом деле, меня пригласила Виолетта.
        - Мама Лолы?
        - Не вижу здесь другой Виолетты, стало быть - мама Лолы. Мама пригласила своих друзей, дочь - своих. Так что, народ подобрался весьма разнообразный, многие не знают многих. Я, кстати, тебя не знаю.
        Анне захотелось сказать: «а я вас знаю, видела вчера в ЦДХ, когда вы покупали кольцо в салоне». Но она вовремя прикусила язычок. Вместо этого она призналась, что учится с Лолой на одном курсе, и Олега тоже не знает.
        - Значит, нам повезло, - ответил он. - представь себе: мы все время были рядом и не встречались, и, вдруг: средь шумного бала, случайно, в тревогах мирской суеты, тебя я увидел… - пропел Олег.
        - Олег, вот ты где! - Виолетта Матвеевна подошла к их столику. - Извини, - обратилась она к Анне, - я на минутку уведу твоего собеседника, только представлю гостям.
        Анна испуганно кивнула в ответ.
        - Я сейчас вернусь, - пообещал Олег.
        Анне ничего не оставалось, как сидеть и наблюдать. Она видела, как Олег и Виолетта идут к Лоле. Платье Лолы вспыхивает отблесками цветных огней, она ослепительно улыбается Олегу. Вокруг них тут же собираются другие гости, говорят о чем-то, смеются. Олега совсем не видно. Тесный круг распадается, царственная Виолетта, сопровождаемая свитой, идет по залу. Анна провожает ее глазами; теперь она снова может видеть Олега, он все еще рядом с Лолой. Вот она прильнула к нему, целует в щеку, он улыбается. Лола приподнимает свой бокал, Олег тоже, но Лола останавливает его, пропускает руку с бокалом под его локоть, они пьют брудершафт. Шампанское выпито, Лола забрасывает обнаженную руку ему на шею, кажется, теперь он целует ее. Несколько человек смеются и аплодируют. Лола тоже смеется, красиво запрокинув назад рыжую голову. Она забирает у него пустой бокал, ставит на стол и тянет танцевать. Олег смотрит в сторону Анны, Анна поспешно опускает голову. Когда она решается снова взглянуть, то видит Олега в самой гуще танцующей толпы, рядом немыслимо изгибается Лола.
        - Что и требовалось доказать, - шепчет Анна, но тоска жестким обручем стискивает ее сердце, слезы сжимают горло, лямка злосчастного платья ползет, обнажая плечо, но Анна не обращает на нее внимания. - Неужели я ревную? - спрашивает она себя, - вот уж - глупость! Нет-нет, пора уходить, пора бежать отсюда, от этой чужой, непонятной, искусственной жизни. Чужое платье и модный стилист, удачно нарисовавший ей новое лицо, лишь слегка прикрыли Анну настоящую. Но платье опадает на ней, словно лепестки увядающего цветка, косметику смоет вода, волосы вскоре примут прежний вид, и она будет все той же девушкой из бедной семьи. Зачем притворяться и ждать чуда? Зачем обманывать себя? Она бросила последний взгляд на Олега, он уже не танцевал, теперь они с Лолой просто стояли у стены и о чем-то разговаривали.
        Анна не могла слышать их разговора. Она просто сидела и смотрела на Олега, забыв о смущении, она жадно впитывала в себя его облик, она прощалась со своей мечтой, и никто не мог запретить ей сейчас, в последний раз насладиться им, чтобы потом, навсегда разорвать эту тонкую паутину памяти, вычистить, вымести вон из души и сердца.
        Олег тоже смотрел на Анну, несколько раз порывался подойти к ней, но Лола удерживала его, задавая бесконечные вопросы, на которые приходилось отвечать, чтобы не показаться невежливым.
        - Ты просто пожираешь глазами эту блондиночку, кто она? - спросила Лола, кивнув в сторону дивана, где сидела Анна.
        - Ты знаешь ее лучше чем я, - усмехнулся Олег.
        - Впервые вижу, - равнодушно бросила Лола.
        - Разве это не тоя гостья?
        Лола сделала вид, что внимательно рассматривает Анну:
        - Не помню, чтобы я ее приглашала, - задумчиво произнесла она. - Ну, что ж, раз пришла, пусть будет… Хотя, надо бы предупредить охрану, - она стрельнула глазами на Олега.
        - Зачем? - он опешил.
        - Действительно, зачем, - согласилась Лола. - Бедной девочке хочется немного заработать, а здесь все-таки лучше, чем на улице торчать. Меня только удивляет, как ей удалось сюда пройти… Ладно, - она беспечно махнула рукой, - пойдем танцевать!
        - Погоди, - Олег остановил ее, - ты хочешь сказать, что эта девушка, там на диване, что она…
        - Проститутка? - усмехнулась Лола, - конечно. Ой, извини, может, ты увлекся, а я так беспардонно нарушила романтику вечера. Прекрасная незнакомка, музыка, полумрак, все так таинственно…
        - Да, но она совсем не похожа…
        - Сразу видно человека неопытного. Присмотрись: платье явно с чужого плеча, видимо одолжила на вечер, а может, украла. Тоже случается. Никаких украшений, только дешевенькая фенечка на запястье. Кстати, ты видел е обувь?
        - Обувь? - переспросил Олег, - нет, как-то не обратил внимания.
        - А ты присмотрись. - Лола взяла его под руку, - ну, идем же танцевать!
        Олег покорно побрел за ней. Но во время танца он все крутил головой, искал глазами светловолосую девушку, боялся, что она сбежит, уйдет, и он так и не узнает кто она такая и зачем здесь.
        Анна поднялась со своего места и пошла к выходу. Олег нагнал ее, когда она уже надевала пальто в гардеробе. Он сразу увидел все то, о чем говорила Лола. Платье действительно было велико, пальто, хоть и довольно приличное, но все же сшитое из дешевой ткани, сапожки старенькие…
        - Анна! Ты уходишь? - он приблизился и помог ей надеть пальто.
        - Да, мне пора, - пряча глаза, ответила Анна. На подставке у зеркала стояла большая сумка, девушка взяла ее, и хотела проскользнуть мимо Олега.
        - Погоди, - он немного растерялся и не знал, что надо сказать ей, чтобы успокоить, или расположить к себе. И еще, она никак не походила на проститутку, это совсем сбивало с толку. Наконец, Олег догадался:
        - Ты испугалась? Не бойся, я тебя не выдам.
        Девушка удивленно посмотрела на него.
        - Послушай, ты сейчас свободна? Хочешь, поедем ко мне?
        Анна отступила на шаг.
        - Нет-нет, не уходи, - он взмахнул руками, загораживая выход - Считай, что я назначаю тебе свидание. Но ты не волнуйся, я заплачу сколько надо.
        Девушка ахнула, и по ее щекам покатились частые слезы. Олег опешил, он шагнул ей навстречу и нежно взял ее руки в свои:
        - Тебя кто-то обидел? - спросил он, пытаясь заглянуть в лицо. Но она упорно отворачивалась. И, вдруг, рванулась с неожиданной силой. Что-то щелкнуло в руке у Олега, он разжал кисть, браслет с глухим стуком упал на пол. Олег наклонился, чтобы поднять его. В этот момент Анна бросилась к дверям и исчезла в зимних сумерках.
        Олег выскочил следом, пробежал по улице. Остановился, пытаясь рассмотреть что-нибудь в обманчивом свете фонарей. Люди серыми призраками скользили по тротуарам, проносились, шурша шинами и разбрызгивая снежную кашу, автомобили.
        - Анна! - позвал он. Несколько человек шарахнулось от него в стороны.
        Он вернулся в клуб, сел на какой-то стул и сидел так несколько минут, рассматривая бирюзовые камешки и массивную застежку из тусклого желтого метла.
        Вечеринка, тем временем, вошла в полную силу. Гости изрядно подгулявшие разбивались на микрогруппы, что называется - по интересам. Уединившиеся парочки отчаянно целовались по углам, Лола, окруженная поклонниками, громко хохотала, Виолетта, собрав вокруг себя гостей постарше, говорила с ними о чем-то, танцевали наиболее тренированные, а может, упорные… Все были при деле. Только у Олега настроение резко испортилось, захотелось домой, в тишину и одиночество. Он хотел, было, незаметно покинуть сей праздник жизни, но у барной стойки заметил хорошего знакомого. Тот тоже был в одиночестве, если не считать стакана и бутылки Red liable.
        - О, Антоха, привет! - обрадовался Олег.
        - Зддо-р-рово! - с трудом выговорил стилист, это был именно он.
        - Ты чего так надрался?
        - Праздничек у нас, не видишь… А ты че, один?
        - Девушка от меня бежала.
        - Да ну! - Антон отставил стакан и уставился мутным взглядом на приятеля.
        - Представляешь, как-то пробилась сюда, видимо, в надежде заработать, а потом испугалась, что я ее вычислил, - объяснил Олег.
        Антон поднял палец, внимательно на него посмотрел и поводил у Олега перед носом:
        - Профессионалка? Исс-клчено!
        Олег пожал плечами и положил на стойку браслет.
        Антон застыл, уставившись на украшение. Видимо в голове его возникло смутное воспоминание, изрядно затуманенное алкоголем.
        - Девушка с волосами цвета луны, - наконец, тщательно выговорил он.
        - Что ты сказал? - Олег схватил его за плечо.
        - Я сказал, откуда у тебя Анечкин браслет, - дернул подбородком Антон.
        - Чей браслет?
        - Да что ты все переспрашиваешь, - возмутился Антон, - я внятно говорю: Анькин это браслет.
        - Кто такая Анька? - не унимался Олег.
        - А тебе какое дело? Не скажу!
        - Антоха, да ведь девушку, которая от меня сбежала и обронила этот браслет тоже зовут Анна, и у нее волосы светлые…
        - Ну да, я же сказал: цвета луны, - кивнул Антон.
        - Значит, она не проститутка?
        - Кто, Анечка? - Антон покрутил пальцем у виска, - какая она тебе… она, вроде, подруга Лолкина. Просто бедная девочка, понимаешь? Бедная девочка, а я ей укладку сделал… Что за чушь! С чего ты взял, что она проститутка?
        - Но мне же Лола сама сказала, - растерялся Олег.
        - Лолка? Эта стер-рва?! Нашел кого слушать, да она мать родную ни во что не ставит, а ты хочешь чтобы она о подругах хорошо говорила… Эх, не хотел идти… Пришел, нажрался, а она теперь всю ночь будет грезиться мне в винных парах…
        - Кто?
        - Виолетта…
        - Ты влюблен в Виолетту?
        - Да! - Антон вскинул голову, - и горжусь этим! В конце концов, мне почти тридцать, а ей всего лишь немного за сорок. Разница пустяковая, я говорил, я много раз говорил…
        - И что же, - переспросил Олег.
        - Ничего. Лолка решила сжить меня со свету. С тех пор, как она поняла, что я предпочел Виолетту, жизнь моя превратилась в сущий ад. Я терпел до последнего. Ты знаешь, я мастер международного класса, у меня наград больше чем у космонавта. Меня рвут с руками и ногами, а я сижу в этом глупом салоне, лишь бы быть поближе к Виолетте… Но сегодня я решил: ухожу! В конце концов, уйти из салона, не значит уйти от Виолетты.
        - Правильно, - согласился Олег, забирая браслет со стойки. - А теперь скажи мне, ты знаешь, где живет Анна?
        - Откуда? Я ее сегодня первый раз в жизни видел.
        - Ладно, найду… Тебя подвезти?
        - Я горд! Но я пьян… Подвези, - царственным жестом Антон закинул руку на плечо Олега. - Веди, друг!
        Пока Олег вез домой перебравшего Антона, тот все говорил и говорил. Он поведал приятелю о том, какая исключительная на самом деле женщина Виолетта, как она не смотря ни на что, не склонилась под ударами судьбы, и сумела заново устроить свою жизнь.
        - Ты думаешь, ей легко было, когда муж от нее в Штаты с молодой вертихвосткой удрал? - спрашивал Антон, и сам же отвечал, - не-ет, брат, не легко ей было. Она же в глазах всех этих баб, подруг, так называемых, жен друзей мужа, и так далее… О чем это я?
        - О женах, - напомнил Олег.
        - О женах, да… Так вот, Виолетта в глазах нашего высшего общества, черт бы его побрал, была брошенной женой, понимаешь?
        - В общих чертах.
        - Неважно! Женщина молодая, красивая, умная, и вдруг - полный вакуум. Все забыли, телефон молчит… При этом, заметь, она, имея образование, никогда не работала. Муж, видите ли, запрещал. И она выстояла, все заново, все с нуля… Это тебе как?
        - Что ж, молодец, - согласился Олег.
        - А я тебе больше скажу, - Антон попытался удобнее сесть, он все время сползал по гладкой коже сиденья. - Слушай, зачем ты купил салон с кожаной обивкой? - неожиданно выпалил он.
        - Так получилось.
        - Ер-рунда! Да, я говорил о Виолетте. Вот, что я тебе скажу: в такую женщину невозможно не влюбиться, понимаешь?
        Олег кивнул.
        - Ну, я и влюбился, - обреченно сообщил Антон, - сразу, так - р-раз! И все! Как только увидел.
        - А она?
        - Она? Эх, она… Не было у нас ничего, не было, понимаешь? Только раз, когда ей совсем дерьмово было, только раз она пожаловалась мне, даже не пожаловалась, а так, разговорилась, поделилась… Я ей признался, а она меня по голове гладила и все повторяла: «мальчик мой, милый мальчик…». Какой я ей мальчик! - Антон горько вздохнул и продолжил, - вот нас тогда Лолка и застукала. Орала, ужас! Обвинила мать, что та любовников меняет без разбора, мол, и отец из-за этого ее бросил, грозилась уехать…
        - Да, веселая у тебя жизнь, - посочувствовал Олег.
        - Куда уж веселее…
        Когда подъехали к дому Алексея, он совсем осоловел и уснул. Олег извлек его из автомобиля и, взвалив худенького, невысокого стилиста на плечо, донес до квартиры, промучившись с ключами и замками, наконец, дотащил Антона до кровати, уложил; сам же устроился на диване, смирившись с тем, что домой он сегодня не попадет.
        С Виолеттой Олег познакомился несколько лет назад, когда ей понадобился специалист по интерьерам, для отделки ее первого салона. Олег тогда совершал свои первые шаги в бизнесе, как и сама Виолетта. Это их и сблизило.
        Виолетте хотелось чего-то необычного. Олег сразу же уловил ее настроение и предложил отказаться от традиционной отделки. В результате их первый салон изнутри стал похож на некий космический корабль: абсолютно белое пространство, прозрачные перегородки из светло-зеленого стекла, невидимый свет, рабочее место каждого мастера - стилизованный пуль управления. Оборудование и инструменты Олег сам заказывал в Европе, чтобы цвет обивки кресел и другой мебели соответствовал общему тону пространства.
        Салон производил впечатление даже на самых искушенных. Он скоро стал одним из самых модных в городе. Виолетта собралась расширять свой бизнес, а Олег получил за свой проект первую премию на конкурсе дизайнеров по интерьерам.
        В следующем салоне сделали прозрачный пол, где в толще застывшего стекла плавали задумчивые рыбы и причудливые водоросли. Оптический эффект достигался при помощи сложной подсветки, но действовал на клиенток безотказно. Идею пола Олег украл у царя Соломона, который таким образом обманул царицу Савскую, заставив ее приподнять платье. Олег рассказал эту историю Виолетте, и она пришла в всторг.
        - Слушай, неужели действительно у нее были кривые и волосатые ноги? - ужасалась Виолетта.
        - Этого я не знаю, - смеялся Олег, - но по легенде, она была очень красивая женщина, имела множество любовников, но никогда, даже в пылу любовных утех, не обнажала своих ног. Соломон и придумал эту шутку со стеклянным полом. Правда, говорят, что у него действительно под стеклом была вода, и там плавали рыбы. Так вот, когда царица вошла в тронный зал, от неожиданности охнула и приподняла юбку, жест вполне естественный для женщины. Все увидели, что ноги у нее кривые и волосатые.
        - И что было дальше?
        - Говорят, Соломон так сильно смеялся, что не мог остановится. Разгневанная царица покинула его дворец и уехала в свою страну. Соломон послал за ней гонца со средством для удаления волос. Гонца она казнила.
        - Какой ужас!
        Итак, Виолетта и Олег сдружились, так как у них обнаружились общность интересов и полное взаимопонимание. Следующий салон был сделан как Римская терма: колонны, мозаика, грандиозный бассейн, он уже носил название spa-салона. Имена Виолетты и Олега стали известны не только узкому кругу посвященных; о них заговорили, салоны Виолетты рекламировали во всех модных женских журналах, фирма Олега процветала. Соответственно популярности росли доходы. Крепли дружеские отношения. Первая размолвка и единственная произошла из-за Лолы. Девушка наотрез отказалась менять интерьер квартиры, в которой они жили. Она считала, что все должно остаться таким, как было при отце. Именно поэтому квартира производил такое странное ощущение - сумбурной помпезности. Мать и дочь устроили свои комнаты в соответствии со своими вкусами. Так возникла ядовито-розовая спальня Лолы в пику королевскому будуару Виолетты.
        Олег так и не был допущен.
        Но каприз Лолы почти никак не отразился на взаимоотношениях Олега и Виолетты. Они по-прежнему часто встречались, осуществляли совместные проекты, приглашали друг друга на вечеринки.
        Олег долго ворочался на диване у Антона, все никак не мог уснуть. Вспоминал знакомство с Виолеттой и Лолой, перебирал в уме подробности прошедшего вечера и думал, думал, бесконечно и мучительно думал о своей ошибке и о девушке с волосами цвета луны.

        6

        Зинаида Павловна открыла дверь и ахнула. Ее Анюта, ее любимая внучка, растрепанная, мокрая и дрожащая шагнула в квартиру и в изнеможении опустилась на пол.
        - Анюта, деточка моя, что с тобой? - только и могла вымолвить испуганная бабушка.
        Она селя на пол рядом с внучкой, обняла ее за плечи, гладила по голове. Девушка беззвучно рыдала, закрыв лицо руками.
        - Господи, да что же это?! - причитала Зинаида Павловна. - Милая моя, не молчи, ответь мне! - Она попыталась поднять Анну, но внучка замотала головой и слезы с новой силой потекли по ее щекам.
        - Аня, Анечка! Что же мне делать? Что мне делать, Господи?! Не пугай меня, дитя мое, скажи что-нибудь!
        - Ба… бабуля, - послышалось сквозь рыдания, - почему? Почему?
        - Что случилось? Ты вся мокрая. На тебя напали? Ты упала? Не молчи же!
        - Ах, нет, - Анна качнула головой, - я бежала… снег идет… мокрый…
        - От кого бежала?
        - Бабуля, прошу тебя, не спрашивай меня ни о чем!
        - Ах, ты, Боже мой. - Зинаида Павловна с трудом поднялась и помогла подняться Анне. - Давай, сейчас снимем пальто, переобуемся, я наберу тебе ванну, сделаю горячего чая… Пальто-то какое мокрое, хоть отжимай. Что за платье на тебе? Тонюсенькое. Не удивительно, что ты так дрожишь, озябла…
        Анна подчинялась, вяло и безучастно выполняя бабушкины требования.
        - Это Лолино платье, у меня не было возможности переодеться. Надо завтра отдать.
        - Отдадим, отдадим, - соглашалась Зинаида Павловна. - Ох, как бы ты не простудилась!
        Не смотря на принятые с вечера меры, Анна все-таки слегла. Ночью у нее начался жар, она бредила и металась. Зинаида Павловна вызвала скорую помощь. Усталый доктор предположил, что девушка подхватила грипп. Зинаида Павловна испугалась еще больше. Анне сделали укол, после которого она затихла и уснула. Доктор велел утром вызвать врача, чтобы тот поставил более точный диагноз.
        Всю ночь Зинаида Павловна провела у постели внучки.
        Наутро температура снова поднялась. Участковый врач, осмотрев больную, покачал головой.
        - Боюсь, что у вашей внучки пневмония, - констатировал врач.
        В тот же день Анну положили в больницу. Диагноз подтвердился.

        7

        В понедельник Анны не было в университете. Лола очень удивилась. Анна редко пропускала занятия, только если имелась уважительная причина. Но Лола вспомнила вечеринку, и то, как незаметно исчезла из клуба подруга-тихоня, а следом за ней пропал красавец Олег. Помнила она и то, как пыталась оговорить Анну, как наврала Олегу с три короба, лишь бы он остался с ней, с Лолой. Это была нечестная игра, но ставки были слишком высоки, и Лола не удержалась, попыталась блефовать. Теперь она понимала, что игра проиграна. И, скорее всего, Анна увела Олега. Значит, милуются где-нибудь, как голубки, а об университете Анечка и думать забыла. Лола злилась. Утром она выскользнула из дома, стараясь не попасться на глаза матери. Мудрая Виолетта вышла победительницей, а их, как известно, не судят. Лоле бы смириться, но она злилась еще сильнее, как будто мать была виновата в ее проигрыше. Ведь предупреждала же она ее, говорила о том, что не бывает безобидных подружек, и о беспечности предупреждала, и даже предлагала отказаться от пари! Как будто знала заранее. Значит, получается, что серенькая мышка Аннушка действительно
красивее ее - Лолы? Мало того, это известно всем, кроме самой Лолы. То есть, ее обвели вокруг пальца, использовали и оставили в дураках, точнее - в дурах? Ну, уж, нет!
        Планы мести один за другим рождались в голове у Лолы, она жаждала реванша. Надо было немедленно нанести по противнику последний сокрушительный удар. Но какой?
        Лола еле дождалась окончания лекций.
        Ответ явился сам собой.
        Лола увидела его сразу, как только покинула аудиторию. Олег стоял у стены, разглядывая всех выходящих девушек.
        - Привет, - весело поздоровалась Лола. - не меня ли ждешь?
        Он замялся, проводил взглядом замешкавшихся студенток, вздохнул, ответил:
        - Привет. Честно говоря, я ждал другого человека.
        - И где же он? - Лола обернулась, - не пришел? Может, опоздал, еще появится…
        - Лола, - перебил ее Олег, - зачем ты соврала мне вчера?
        Девушка расширила удивленные глаза:
        - Я тебе соврала?
        - Да, конечно. Не притворяйся, пожалуйста, я этого не люблю.
        - А я не люблю, когда мне хамят, - Лола развернулась, чтобы уйти.
        Он успел схватить ее за руку, пальцы ощутили прикосновение колючего бисера:
        - Осторожно! - невольно вырвалось у Лолы.
        - Подожди. Я хотел спросить тебя о той девушке, об Анне. Где она сейчас?
        - Об Анне? - Лола высвободила руку, поправила браслет из зеленого бисера с малахитовыми камешками на запястье и победно ухмыльнулась. - Я ничего не знаю ни о какой Анне, и знать не хочу!
        - Но она твоя подруга!
        - Подруга? Кто тебе сказал?
        - Антон, - ответил Олег и сразу пожалел об этом. - Антон сказал, что он делал ей укладку.
        - Ах, он делал ей укладку?! - Лола откровенно издевалась над Олегом, она скрестила руки на груди и смеялась ему в лицо.
        - Лола, будь человеком, дай мне ее телефон, или адрес. Я все равно узнаю, просто потрачу на это чуть больше времени.
        - Так узнавай! Давай! - воскликнула девушка, - только не от меня! Ясно?!
        На этот раз он не стал удерживать ее. Лола круто развернулась на каблуках и быстро удалилась с гордо поднятой головой. Возмущенный стук ее каблуков долго разносился по коридору, пока, наконец, не затих.
        Олег остался один.
        Что же делать? - думал он. - Можно, конечно, обратиться в деканат, но там спросят фамилию, а фамилия-то и неизвестна. С другой стороны, он не знает наверняка, действительно ли Анна учится в университете. Она представилась студенткой, но на лекциях ее не было. Может быть, она студентка, но другого ВУЗа? Антон говорил, что она бедная девушка. Бедная девушка может быть кем угодно, даже родственницей. Допустим, приехала из провинции погостить к богатой тете… Значит, она живет у Виолетты? Стоп! А если она приезжала на день рождения Лолы? К примеру: приехала и сегодня утром уехала. Тогда ее вообще не найти! Хотя, почему же не найти? Находят. У него есть Максим, он - частный детектив, как раз специализируется на таких делах. Ну, не совсем на таких, больше на бракоразводных, ну и что? Пусть хоть раз в жизни поможет другу.

        8

        С Максимом Олег дружил давно, еще со школы. Жили в одном дворе, вместе росли, вместе играли, бедокурили, дрались, ходили в один класс. Потом Максим учился на юридическом факультете университета, а Олег пошел в архитектурный институт. Оба преуспели в жизни. Олег стал совладельцем фирмы, специализирующейся, в основном на интерьерах. Максим же, поработав в разных конторах, в конце концов, решился и открыл собственное детективное агентство. Олег иногда посмеивался над ним, называя то Пинкертоном, то Холмсом, Максим в отместку называл его прорабом.
        Но когда Максиму нужна была помощь специалиста, он неизменно обращался к Олегу. В частности, Олег разработал интерьер для агентства Макса, помог, когда друг взялся за строительство загородного дома и еще много раз давал разные консультации не только Максу, но и его клиентам, многочисленным приятелям, знакомым и малознакомым людям. Невероятное обаяние Макса притягивало к нему людей, он общался много и с удовольствием. Каждый раз, когда он обращался к Олегу с просьбой, Макс требовал, чтобы друг так же пользовался его услугами. Олег же, смеясь, обещал, что как только он женится, то непременно попросит Максима следить за его женой.
        Позвонив другу, Олег узнал, что тот сидит у себя в агентстве. Ругаясь на робки, так как уже был конец рабочего дня, Олег протискивался на своем BMW между плотными рядами других автомобилей, виртуозно лавировал, перестраивался, так что ему удалось, в конце концов, пробиться на Покровку, вскоре он нашел нужную улочку, свернул и припарковался недалеко от входа в агентство Макса.
        - Буэнос диас! - радостно крикнул Макс, увидев друга. - Погоди, я скоро закончу и буду в твоем распоряжении.
        - Ты же не говоришь по-испански, - засмеялся Олег.
        - Для того, чтобы поздороваться с тобой моих познаний вполне хватает, - парировал Максим.
        - Я к тебе по делу, - начал Олег.
        - Как, неужели, женился!? - Макс сделал страшные глаза, - и не позвал друга на свадьбу! Вот, погоди, вместо того, чтобы следить за твоей женой, я у тебя ее отобью!
        - Это мы еще посмотрим, - улыбнулся Олег. - А пока, помоги мне ее найти.
        - Кого?
        - Будущую жену, конечно.
        - Ну, ты даешь! Ради такого случая, все брошу и буду рыть землю. - пообещал Максим. - Кого будем искать?
        - Анну…
        - Ты знаешь ее имя! Уже хорошо. Некоторые не знают имен избранниц, это, как ты понимаешь, создает определенные сложности. Дополнительные сведения?
        Олег молча положил перед другом бирюзовый браслет.
        - Так-так, - сказал Максим, рассматривая браслет, - вещица интересная, сразу могу сказать - не рыночная. Обрати внимание, эти кусочки бирюзы настоящие, хоть я и не специалист по камням, но на этом уровне все-таки соображаю. К тому же, бирюза старинная, видишь, отверстия просверлены очень давно. Могу даже сказать, что раньше, эта бирюза была ожерельем, потому что бусины разного диаметра. Но потом ожерелье порвалось, а из бирюзы сделали браслет. Причем, делал мастер. Бусины подобраны со знанием дела, сложное плетение, необычный узор. И, что важно, застежка у браслета скорее всего, та самая, старинная. Таких сейчас не делают. Ведь это - золото, довольно массивная застежка, но старенькая, изношенная, оттого и расстегнулась. - Он внимательно рассмотрел застежку, - смотри-ка, здесь есть гнездышки, когда-то в них были вставлены камешки, скорее всего - бриллианты.
        - Что нам дает эта информация? - спросил Олег.
        - Может, ничего не дает, - пожал плечами Максим, - во всяком случае, я сейчас напоминаю себе того гонца, который бегал по окрестностям и примерял хрустальную туфельку хорошеньким девушкам.
        - Ты все шутишь, а у меня душа болит. Ведь я ее обидел, понимаешь? Принял за проститутку… Ума не приложу, как я только подумать мог! К тому же, она этот браслет из-за меня потеряла, а он ей дорог, это же ясно…
        - Так ты извиниться хочешь и украшение вернуть? - насмешливо спросил Максим.
        Олег вздохнул и развел руками.
        - Понятно с тобой все, - сказал Максим, - Извините меня, дражайшая донна Анна, и примите сию фамильную драгоценность в знак нашего примирения и вечной дружбы!
        - Прекрати! - рассердился Олег. - Ты мне поможешь, или нет?
        - Помогу, конечно, - миролюбиво кивнул Максим. - Расскажи мне еще раз все, что ты знаешь об этой девушке.
        - Да не знаю я почти ничего, вот в чем проблема. Могу тебе описать ее внешность: она такая изящная, даже хрупкая. У нее длинные волосы, - Олег улыбнулся, - цвета луны…
        - Какого цвета?
        - Лунного. Это не я сказал, это Антон.
        - Антон, который стилист? - уточнил Максим.
        - Да.
        - Значит, он ее знает?
        - Он делал ей укладку перед вечеринкой.
        - Уже тепло, - обрадовался Максим. - Как она попала в салон к Виолетте?
        - Царственная Виолетта всем подружкам Лолы устроила такой сюрприз.
        - Значит, девиц украшали в салоне?
        - Да. Так Антон познакомился с Анной.
        - Надо ему позвонить и выяснить, что там происходило. - Максим сделал пометку в блокноте. - Кстати, а почему ты не поговорил с Виолеттой?
        - Честно говоря, мне это не пришло в голову, - признался Олег.
        - Что еще?
        - Был в университете, - добавил Олег, - надеялся, что встречу Анну там. Но видел только Лолу.
        - И?
        - Поругались. Она не хочет говорить об Анне, мне не удалось ничего у нее выспросить. Хотя… - Олег задумался.
        - Что?
        - У нее на руке, я точно помню… На руке у Лолы был браслет. Я еще палец поцарапал…
        - Так-так.
        - Зеленый браслет, такой, из бисера, как будто сеточка, а в узелках камешки покрупнее, похоже на малахит. В общем, я тогда подумал, словно оба браслета: бирюзовый и Лолин сделал один человек.
        - Браво! - воскликнул Максим.
        - Чему ты радуешься? - удивился Олег.
        - Любой возможности. - Максим явно развеселился. - Я должен увидеть этот браслет. Если то, что ты говоришь, подтвердиться, то можно поискать того, кто эти украшения делает. Тоже зацепка. Поброжу по салонам, авось, что и узнаю.
        Друзья расстались, договорившись, что будут держать друг друга в курсе событий.

        9

        Поговорить с Виолеттой удалось далеко не сразу. Несколько дней ее не было в городе, потом были какие-то неотложные дела и встречи. Наконец, Олегу улыбнулась удача. Договорились посидеть вечером в уютной кофейне, в центре.
        Однако, разговор с Виолеттой почти ничего не дал. Да, она знает Анну, но никогда не интересовалась ни фамилией девушки, ни адресом. Да, вроде бы учится вместе с Лолой, но в одной ли группе, в разных ли - не помнит.
        - К чему тебе все это, Олег? - удивлялась Виолетта Матвеевна.
        - Я должен вернуть ей одну вещь, - неохотно признался Олег.
        - Так отдай Лоле, она передаст, - Виолетта пожала плечами.
        - Я не уверен.
        - Почему?
        - Видишь ли, я говорил с Лолой, она наотрез отказалась мне помочь.
        - Кажется, я начинаю понимать, в чем дело, - загадочно улыбнулась Виолетта.
        - Поделись, потому что я как раз ничего не понимаю.
        - Видишь ли, здесь есть и моя вина, - призналась Виолетта. - У нас с Лолой сложные отношения. Она девушка избалованная, с характером. К тому же, очень переживает из-за нашего разрыва с ее отцом, считает меня виноватой. Любую критику в свой адрес воспринимает в штыки, поэтому я почти не вмешиваюсь в ее жизнь. И тут - эта девушка, Анна. Несомненно, девушка незаурядная, уже сама зарабатывает себе на жизнь, насколько я знаю. Я же вижу, Лола ей помыкает, а та терпеливо сносит и, вроде бы, даже радуется, как будто так и должно быть. Это не похоже на заискивание, в этом чувствуется даже некоторая гордость бедной девушки, просто она думает, что Лола имеет право так себя вести. Вот я и сказала дочери, что она слишком самонадеянна, что не бывает безопасных подруг, в общем, всякие женские тонкости. Слово за слово, мы поспорили. Стыдно признаться, ну да ладно: предметом нашего спора стала Анна. Лола утверждала, что Анна дурнушка, а я, наоборот, считаю ее красавицей. В итоге мы договорились до того, что заключили пари. Если Анна на вечеринке, в честь дня рождения Лолы произведет фурор и уведет у Лолы парня, то
выигрываю я, если же Лола затмит свою подружку, то победительница она.
        - Виолетта, ты хоть понимаешь, что вы наделали? - возмутился Олег. - Анна живой человек, а ты провоцировала избалованную дочку, чтоб та удовлетворяла свои или твои амбиции!
        - Олежек, дорогой, ну кто же знал, что моя великовозрастная дура сразу же из бедной Аннушки сделает врага номер один. Таким врагом всегда была я.
        - Так поговори с Лолой, - попросил Олег.
        - Поговорить-то я могу, только это ничего не даст. Мы, видишь ли, сейчас в ссоре. Лола требует, чтобы я отпустила ее к отцу…
        - Пусть едет. Она достаточно взрослая.
        - Не все так просто, - вздохнула Виолетта, - Лола считает отца эдаким идеалом, а меня - виновницей всех бед. И мне не хотелось бы ее разочаровывать. Видишь ли, мой бывший муж ведет в Штатах довольно жалкое существование. Деньги он спустил в каких-то финансовых махинациях, причем я перевела на его счет все, что он нам с Лолой оставил. Дала себе слово не быть ему ни чем обязанной. Как только заработала, сразу расплатилась. Но его это не спасло. Отец Лолы - нищий.
        - Жаль разочаровывать девушку, но все же, лучше ей знать правду, - сказал Олег.
        - Спасибо за совет, знаешь, я сейчас подумала, что слишком долго жила во лжи. Устала. - призналась Виолетта. - Но, вернемся к нашему разговору, - продолжила она, - ты действительно вызвал меня сюда только ради этой Анны? - Виолетта маленькими глотками пила кофе и с любопытством рассматривала молодого человека.
        - Действительно, - подтвердил Олег, - Извини, по-видимому, я зря отнял у тебя время.
        - Ну, сделанного не воротишь, - успокоила его Виолетта, - но, раз уж ты все равно отнял у меня время, то хоть удовлетвори мое любопытство, скажи, что за вещь ты должен вернуть Анне? Если, конечно, это не строжайший секрет.
        - Нет, секрета, пожалуй, нет никакого, - Олег бережно достал из внутреннего кармана пиджака маленький сверток. Виолетта отставила чашку.
        - Вот, - сказал Олег, развернув сверток.
        - Ах, какая прелесть! - Виолетта взяла бирюзовый браслет и, положив на запястье, залюбовалась. - Припоминаю эту вещицу, - сказала она. - Лола как-то обмолвилась, что Аня сама делает украшения. Наверное, и этот браслет тоже.
        - Я видел у Лолы подобное украшение.
        - Да, кстати, - вспомнила Виолетта, - Аня подарила Лоле целый гарнитур из зеленого бисера с малахитом. Очень достойная работа! Ну, мне пора. Дел по горло.
        - Виолетта, так что мне делать? - взмолился Олег.
        - Ты бы сходил в университет, поговорил бы там девочками, ее кто-нибудь знает, наверняка.
        - Я хожу туда каждый день. Анну не видел ни разу. Студентки от меня шарахаются…
        - Это Лола мутит воду, узнаю доченьку, - сообщила Виолетта. - Найми детектива, - предложила она.
        - Уже нанял.
        - Тогда жди, - посоветовала Виолетта.
        У выхода из кофейни она обернулась, скользнула по лицу Олега зелеными, как у дочери глазами и сказала:
        - Все-таки я выиграла!

        10

        Максим не сидел, сложа руки. Первым делом, он наведался в салон, где раньше работал Антон. Но оттуда его вежливо выпроводили. Дело оказалось не легким, пришлось звонить Антону, потому что в салоне обслуживались в основном, постоянные клиенты, человеку с улицы попасть к мастеру было практически невозможно. К Виолетте за рекомендацией решили не обращаться. В результате потеряли неделю, потому что Антон укатил в Германию, то ли на стажировку, то ли на конкурс. Максим не отчаивался. Пока ждали Антона, он обошел несколько ювелирных салонов, был в университете, но узнал не много.
        Наконец, Антон вернулся, но он и слышать не хотел о своей прежней работе. Олег бился с ним несколько дней, чтобы получит от него рекомендацию для Максима к какому-нибудь стилисту. В начале Антон отказался наотрез, мотивируя свой отказ тем, что ушел со скандалом, не хочет ворошить прошлое, и вообще не представляет себе, каким образом он будет рекомендовать своего друга чужому мастеру.
        Пришлось признаться ему, что Максим в данном случае, выступает только как детектив.
        - Помнишь Анну? - спросил Олег.
        - Девушку с волосами цвета луны? - улыбнулся Антон.
        - Я должен ее найти, - твердо сказал Олег.
        - Я тебя понимаю, старик, - вздохнул Антон и взялся за телефонную трубку.
        Обаятельный Макс очаровал не только девушку Марину, которая трудилась над его прической, но и практически весь рабочий коллектив слона Виолетты Матвеевны.
        - Заметь, - заявил он Олегу, когда они встретились, - я жертвую ради тебя всем: личным счастьем, здоровьем и самым дорогим, что у меня есть - свободой! Вчера я почти сделал предложение.
        - Как это, почти? - усмехнулся Олег.
        - Я увлекся, - сказал Макс. - Ушел с головой в роль скучающего дельца, от нечего делать посетившего салон красоты. Голова и подвела меня, - посетовал он.
        - Ты что, перевозбудился? - хмыкнул Олег, - Не бывает скучающих дельцов, - поправил он друга, - им некогда скучать.
        - Я же скучаю, - пожал плечами Макс.
        - Во-первых, я ни разу не видел тебя скучающим, во-вторых, кто тебе сказал, что ты делец?
        - Хорошо, я был дельцом на отдыхе, - согласился Макс. - Между прочим, Марина поверила!
        - Женщины вообще народ доверчивый. Что тебе удалось узнать у этой Марины?
        - Все, что только можно. Марина отлично помнит день, когда Виолетта привезла всех этих девиц. Им быстренько поправили макияж, сделали укладочки, в общем - рутина. А твоему Антону как раз досталась Анна. Марина говорит: бедная такая девочка, мол, совсем не похожа на остальных. Была очень скована, платье на ней, явно с чужого плеча. Вот Тоник, то есть Антон, с ней и поработал. После чего все ахнули, потому что он из лягушки сделал царевну. Послушай, Олег, ты любишь бедных девушек?
        - Не отвлекайся, - попросил Олег. - Что еще?
        - Марина говорит, что толком не поняла, кто эта девушка: бедная родственница, или подруга. Но хозяйка и дочка с ней очень носились. Потом у них была ссора, судя по всему, опять из-за Антона.
        - Почему из-за Антона?
        - Да, ладно, не прикидывайся! Все знают, что у Виолетты с Антоном что-то есть, дочка ревнует. Вот она его и выживала, пока не выжила.
        - Допустим, - кивнул Олег, - но что на счет Анны?
        - Анна подарила Лоле гарнитур из зеленого бисера с малахитом. Марина говорит, что Анна сделала его сама.
        - Виолетта говорила мне об этом.
        - Я еще не все сказал, - остановил друга Макс, - девушка, над которой в тот день работала Марина, говорила о том, что Анна, вроде бы, продает свои изделия.
        - Как зовут девушку?
        - Кто из нас детектив, ты или я? - Макс насупился.
        - Ты.
        - В таком случае, молчи и не перебивай.
        - Молчу.
        - Я слежу за Лолой, каждый день бываю в университете, но твоя Анна, как сквозь землю провалилась. И тут, понимаешь, до меня дошло.
        - Не тяни! - взмолился Олег.
        - Я стараюсь быть последовательным, - заметил Макс, - так вот, до меня дошло: если Анна не появляется в университете, то, возможно, она заболела, взяла академический отпуск, уехала куда-нибудь, понимаешь?
        - Допустим.
        - Поэтому, я завтра с независимым видом явлюсь в деканат и спрошу, как долго будет отсутствовать их студентка Анна, а там уж, возможно, мне удастся выспросить еще что-нибудь.
        - Дерзай, Антонио, - пошутил Олег.
        - Попрошу без фамильярностей. Меня зовут Макс, в крайнем случае, ты можешь обращаться ко мне - Максимус. Это я еще готов стерпеть, но не смей путать меня со стилистом!
        - Ладно, - засмеялся Олег, - стилист - отличный парень.
        - Я тоже отличный парень, два отличных парня имеют право на два отличных имени.
        - Не заводись, - Олег миролюбиво хлопнул друга по плечу.
        - Ауфидерзейн, майне кляйн, - съязвил Макс напоследок.

        11

        Новогодние праздники Анна провела в больнице. Поправлялась она медленно, не смотря на усилия врачей и бабушкин уход. Зимняя сессия была пропущена, Зинаида Павловна уговаривала внучку взять академический отпуск.
        - Ты еще очень слаба, и врачи то же говорят. Лучше отдохнуть несколько месяцев. Осенью восстановишься. Родителям говорить необязательно, чтоб не волновались…
        - Бабуля, я хочу перевестись на заочное отделение, - сказала Анна.
        - Зачем? - всполошилась Зинаида Павловна.
        - Так, - неопределенно ответила внучка.
        На самом деле ей совсем не хотелось возвращаться в университет. Прежняя жизнь казалась ей далеким страшным сном, в котором лучшая подруга забывает тебя, а мужчина твоей мечты пытается купить твою любовь за деньги.
        После того, как болезнь немного отступила, Анна первым делом поинтересовалась у бабушки, звонила ли Лола. Нет, Лола не звонила. Тогда Анна попросила принести мобильный телефон. Лола не отвечала на звонки. Анна начала беспокоится, домашнего телефона Лолы она не знала. Тогда Анна решила позвонить старосте группы, но и тут ее постигла неудача. Видимо, ее сокурсники разъехались на праздники, кто-то готовился к сессии, кто-то был поглощен подготовкой к Новому году. Никому не было до нее дела.
        - Бабуля! - вспомнила Анна, - я же платье не вернула!
        - Не волнуйся, я привела его в порядок. Стало лучше, чем было. Скажи адрес, я отнесу.
        Зинаида Павловна отвезла платье и записку для Лолы, но узнать ей удалось не много. Сначала она долго уговаривала консьержку, потом та сжалилась и позвонила в квартиру Лолы. Платье и записку забрала угрюмая женщина, по-видимому, домработница. Она сказала, что дома никого нет, на вопросы Зинаиды Павловны ответить отказалась. Зинаиду Павловну выручила все та же консьержка, она сообщила, что Лола и Виолетта Матвеевна здоровы и у них все в порядке. Лола в университет убежала с утра, а Виолетта Матвеевна вообще целыми днями работает.
        - Голубушка, - попросила Зинаида Павловна консьержку, - вы уж передайте, пожалуйста, Лоле, чтоб непременно позвонила моей Анечке.
        - Как увижу, передам, - согласилась женщина.
        Анна ждала хоть какой-то весточки. Отправила несколько sms-ок, на которые так и не получила ответа, как, впрочем, и на свою записку. Тогда она поняла, Лола просто игнорирует ее. Вся их дружба на самом деле была не более чем мыльный пузырь, его время кончилось, и пузырь лопнул. Кончилось радужное счастье.
        С этим чувством Анна проводила старый год. А первого января неожиданно начал звонить телефон. Звонили хозяйки галерей и салонов, справлялись о здоровье, поздравляли, сетовали, что все работы Анны проданы, приглашали, ждали, звонили бабушкины подруги и друзья, знакомые, соседи…
        - Откуда они знают мой номер? - удивлялась Анна.
        - Я всем сказала, что буду у тебя в больнице на праздники и сообщила твой номер, чтоб люди не мучились и зря на домашний не звонили, - невозмутимо ответила бабушка.
        Анна только качала головой. Ее боль немного отступила, будущее не казалось беспросветным мраком, скорее оно сулило новую жизнь. Неведомую, неизвестную, но этой неизвестностью интересную. Анна ощутимо поняла, что необходимо многое изменить и переосмыслить, а для этого надо сделать первый шаг в эту самую манящую неизвестность.
        - Бабуль, знаешь, я бы вообще ушла из университета, - призналась Анна.
        - Что ты, деточка! Как же без образования?
        - Почему без образования, - успокоила ее Анна, - я бы хотела изучать прикладное искусство, историю костюма, все, что мне близко, чем я люблю заниматься. Сама посуди, к чему мне знания, которыми я не воспользуюсь?
        - Тебе решать, - согласилась Зинаида Павловна, - но столько времени потеряно, разве не жаль?
        Нет, ей было не жаль. Последние два с половиной года ее жизни не прошли даром. И Анна сегодняшняя ни за что не отказалась бы от полученного путем проб и ошибок опыта. В самом деле, если бы не было университета, не было бы и Лолы, разве смогла бы Анна понять разницу между настоящей дружбой и использованием. Ведь Лола использовала ее, надо честно признать это. Лола, сама того не желая, помогла Анне постичь простую житейскую мудрость - там где есть неравенство, не может быть дружбы. И дело здесь не в деньгах и социальном статусе, дело в самих человеческих отношениях. Анна позволяла Лоле обращаться с собой, как с куклой, которую достают из коробки лишь тогда, когда хотят играть. Анна вспомнила и безумного поэта, заставившего ее гулять с ним по февральской Москве. Она никогда не забудет этой бесконечной прогулки по бульварам, холода, скуки и отвращения. Все потому, что она не смогла вовремя сказать нет. А говорить нет иногда просто необходимо, подчас от этого слова может зависеть не только сегодняшний вечер, но и вся дальнейшая жизнь. Смогла же она сказать нет мужчине своей мечты! А если бы не сказала?
Чем обернулась бы для нее ночь, которую он хотел купить? Нет, нет, прочь порочные мысли, что сделано, то сделано, прошлого не вернешь. А если бы можно было вернуть? Если бы она снова оказалась там, в клубе, лицом к лицу с Олегом, что бы она сделала? О, нет, она не убежала бы, она спросила бы у него прямо: кто дал ему право оскорблять ее? Как бы ей хотелось еще раз поговорить с ним… Как бы хотелось…

        12

        После того, как Макс потерпел фиаско в деканате, так и не сумев добиться от занудной девушки-секретаря нужной информации, он приуныл, и от расстройства даже пытался приударить за Лолой. Он лихо познакомился с ней, применив безотказный прием: купил огромный букет самых разных цветов и рассыпал их под ноги Лоле, когда она вышла из здания университета после занятий. Подружки ахали. Лола поглядывала на молодого человека благосклонно, Макс нес полную чушь, по обыкновению. Когда Лола не выдержала и начала хохотать, Макс предложил поужинать вместе. Лола, сбитая с толку, неожиданно для самой себя, согласилась.
        Чтобы не спугнуть девушку, Макс ни звуком, ни вздохом не упоминал Анну, он даже думать о ней боялся; усилия не пропали даром, ему удалось проверить телефонную записную книжку Лолы. Но, там ничего похожего на телефон Анны не оказалось. Макс не знал, что злопамятная Лола просто стерла номер Анны из своего телефона.
        Потом он все-таки всеми правдами и неправдами выведал фамилию девушки у ее сокурсниц и заметно повеселел.
        - Теперь я смогу найти ее, - пообещал он Олегу.
        Потом он снова исчез на несколько дней, а когда объявился, бодро сообщил, что Лебедевых в Москве много, но поиск идет.
        Все это время Олег угрюмо бродил по офису, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на кого-нибудь из сотрудников. Между тем, его сотрудники весело готовились к корпоративной вечеринке, что-то сочиняли, придумывали программу, приглашали знаменитостей, обзванивали клубы и рестораны. Волей-неволей, он вынужден был принимать участие в общем проекте. Несколько раз он ловил себя на рассматривании витрин в ювелирных и художественных салонах, порывался съездить в ЦДХ, что на Крымском Валу, но ему катастрофически не хватало времени. Браслет из бирюзы он постоянно носил с собой, каждую минуту надеясь на нечаянную встречу. На Макса он перестал рассчитывать, скорее ждал чуда.
        30 декабря позвонила Виолетта и пригласила вместе отпраздновать Новый Год. Олег начал вежливо отказываться, но Виолетта остановила его:
        - Если ты до сих пор держишь на меня и Лолу зло, то самое время простить нас. Тем более, что Лола улетела к отцу.
        - Ты все-таки отпустила ее? - удивился Олег.
        - Послушалась твоего совета.
        - Я рад.
        - Твой голос говорит обратное. Ты уже нашел свою Анну?
        - Нет еще.
        - Приходи, у меня есть для тебя новости. Антон очень хочет тебя видеть.
        - Хорошо, - с бьющимся сердцем пообещал Олег.
        - Приглашение я тебе отослала на рабочий адрес, посмотри в почте. И не волнуйся, будут только свои, почти семейный праздник. Кстати, мама твоя тоже приедет.
        Виолетта не покривила душой, вечеринка действительно была тихая. В небольшом зале ресторанчика гостей собралось немного, в основном старые друзья и близкие хозяйки. Звучала тихая музыка. Виолетта грустила. Она немного оживилась, увидев Олега, пошла к нему навстречу, расцеловала в обе щеки.
        - Ну, здравствуй, я уж думала, не придешь.
        Рядом возник немного смущенный Антон, протянул руку, Олег крепко пожал ее. Хозяйка повела Олега к гостям, представила тем, кого он не знал, хотя таких было мало. Заметив нетерпение Олега, Виолетта предложила:
        - Поговорим?
        Они немного отдалились от остальных гостей.
        - Лола перед отъездом оставила сверток, - сказала Виолетта. - Я тебе его сейчас покажу.
        К ним подошел Антон, принес сверток - измятая почтовая бумага, на ней аккуратным почерком написан адрес Виолетты, под ним другим почерком накарябано семь цифр, ручка в нескольких местах порвала бумагу. Далее следовали два слова «передай Анне».
        - Это номер телефона? - догадался Олег.
        - Да, видимо, домашний. Только там никто не берет трубку. Я звонила, - сказала Виолетта.
        - Что в пакете? - спросил Олег.
        - То самое платье.
        - Больше ничего?
        Виолетта покачала головой.
        - Номер начинается на двойку, это в центре.
        - Да, я теперь вспоминаю, Лола как-то говорила, что Анна живет в центре.
        - Почему не отвечает телефон? - задумчиво спросил Олег.
        - Лола могла перепутать цифры, - предположил Антон.
        Олег набрал номер на своем мобильнике, послушал длинные гудки.
        - Можно я возьму сверток? - попросил он.
        - Конечно, - согласилась Виолетта.
        - По номеру можно попытаться узнать адрес, - подсказал Антон.
        - Я хочу передать Максиму пакет, может, он что-нибудь выудит, - сказал Олег.
        - Надо идти к гостям, - напомнила Виолетта.
        Антон потихоньку сообщил последние новости: оказывается, Лола почти бежала. Отец прислал ей приглашение, Лола, ничего не сказав матери, начала оформлять документы. Когда она получила визу, то просто поставила Виолетту перед фактом, той ничего не оставалось, как только отпустить дочь.
        - Это еще не все, - рассказывал Антон, - муж Виолетты хотел, чтобы они приехали вместе. Лола не сказала об этом матери. Конечно, Виолетта все равно не полетела бы, но сказать-то надо было. Теперь Виолетта чувствует себя виноватой, мол, не смогла воспитать дочь и все такое…
        - Вы помирились? - спросил Олег.
        - Она сама позвонила, - сказал Антон.
        - Ты вернешься?
        - У меня другие планы, - уклончиво ответил стилист.
        Олег с трудом дождался полночи, выпил глоток шампанского и, распрощавшись с гостями, поспешил покинуть скучную вечеринку. Виолетта с Антоном улизнули даже раньше него.

        Макс обладал удивительной способностью исчезать и появляться неожиданно, как снег на голову. На этот раз он даже не потрудился позвонить, хотя Олег разыскивал его несколько дней. Явился счастливый, шумный, нагруженный свертками и заорал с порога:
        - Эврика! Нашел!
        - Ты теперь специализируешься на греческом? - спросил Олег.
        - Не язви, между прочим, мне было гораздо труднее, чем Архимеду, - парировал Макс. - Ну, что же ты не бросаешься мне на грудь? Не поешь дифирамбы, не жмешь с признательностью мою мужественную длань?
        - Послушай, я и так смотрю на тебя глазами преданной собаки, - отмахнулся Олег, - говори!
        - В ЦДХ! - выпалил Макс. - Ее работы продаются в ЦДХ. Узнал совершенно случайно. Знаешь, я стал тупо обходить все салончики, которые там есть и спрашивать продаются ли у них украшения из бисера. Когда мне показывали какие-то вещицы, я спрашивал имя автора. И вот, в одном таком магазинчике милая девочка Лена рассказала мне, что у них действительно продавались совершенно уникальные работы, которые приносила Анна Лебедева. Она даже подарила девочке подвеску, я ее видел. Та самая техника! Сказала еще, что Анна давно не была, приходила ее родственница, кажется, бабушка, оказывается, Анна лежит в больнице. Я, естественно, спросил, могу ли я сделать заказ этой художнице, с намеком получить телефон. Но девушка телефон дать отказалась, пообещала узнать у автора, а потом уже перезвонить мне.
        - Погоди, - остановил его Олег, - ты говоришь, в ЦДХ? Там такой магазинчик по периметру, рядом еще зеркало, кажется…
        - Вроде того, - подтвердил Макс.
        - По-моему, я там покупал подарок матери, - вспомнил Олег.
        - Возможно, а что?
        - Так, вспомнилось почему-то… Кстати, на счет телефона, - Олег протянул Максу измятый сверток, - Телефон у меня есть, только там никто не берет трубку.
        Макс вцепился в сверток обеими руками, внимательно осмотрел его со всех сторон.
        - Ты еще понюхай, - предложил Олег. Макс замахнулся на него свертком, но Олег увернулся.
        - Квиты, - он поднял руки, - сдаюсь.
        - То-то! - буркнул Макс, - здесь еще что-то начеркано, вроде схема была нарисована. Откуда пакет? - спросил он.
        - Виолетта отдала, - пояснил Олег. - В свертке платье в котором Анна была на той вечеринке, когда мы познакомились. Платье принесла бабушка Анны. Лола так и не развернула его. Но, перед отъездом написала номер телефона и это «передай Анне». Больше ничего. Виолетта звонила, я звонил, без толку.
        - Я же говорю: Анна лежит в больнице, бабушка, наверное, у нее.
        - Ты знаешь, что с ней?
        - Лена не говорила, но, я думаю, ничего серьезного, иначе она бы не обещала мне.
        - Почему Лола написала домашний телефон? - спросил Олег.
        - Она его просто забыла. Она и адрес забыла, поэтому пыталась нарисовать схему, как пройти. Видишь, нарисовала, а потом зачеркнула, даже название улицы написала, - он всмотрелся, - что-то, начинающееся на Л, или П… нет, все-таки Л.
        Друзья склонились над свертком.
        - Начинается на Л, заканчивается на Я, - сказал Макс.
        - Все, что угодно, например Левобережная, Лесная, Люсиновская…
        - Стоп! - воскликнул Макс, - точно! Люсиновская!
        - Ну и что? - вздохнул Олег, - ни номера дома, ни квартиры.
        Макс покровительственно похлопал его по плечу:
        - Еще семь тысяч ведер и ключик у нас в кармане! - пошутил он. - Эх ты, бедолага, да зачем нам теперь адреса и номера. Мы ее нашли, понимаешь, нашли! Сейчас, прямо при тебе позвоню Лене и спрошу, как идут дела.

        13

        Анну выписали в самый канун Рождества.
        Бабушка запекла в духовке курицу, вдвоем они накрыли стол, зажгли свечи. Бабушка все подкладывала на тарелку Анны лучшие кусочки и сетовала, что она так мало кушает. Анна слушала ее и улыбалась. Ей казалось, что с того злосчастного вечера миновало много-много лет. Она скиталась где-то все эти годы, и вот, наконец, вернулась домой, а здесь все по-прежнему, ничего не изменилось, так же сумерки прячутся по углам, так же уютно горит лампа под старинным абажуром, скрипят и охают рассохшиеся половицы, замер, погруженный в воспоминания, величественный комод орехового дерева - ровесник прошлого века, вытертый бурый ковер ласково прильнул к ступням.
        - Как хорошо вернуться домой, - вздохнула Анна. А потом, неожиданно для самой себя, рассказала бабушке о том, что произошло на дне рождения Лолы.
        - А ты не думай, брось, - посоветовала бабушка, - там люди совсем другие, и жизнь у них другая, они, может, в тысячу раз несчастнее нас с тобой.
        - Почему несчастнее?
        - А хотя бы потому, что не умеют так страдать от несправедливости. Потому, что вещи для них - пропуск в рай. А рай - это всего лишь тот мирок, в котором они все вынуждены толкаться.
        Анна тихонько засмеялась.
        - Вот и слава Богу, - обрадовалась бабушка.
        - Ты у меня мудрая, - сказала Анна, нежно прижавшись к ней.
        - Поживешь с мое, помудреешь, - пообещала Зинаида Павловна. - Жизнь, она все расставит на свои места. И принцев еще на твоем веку будет - всяких!
        - Бабуль, я там браслет потеряла, прабабушкин, тот из бирюзового ожерелья, - призналась Анна.
        - Значит, он кому-то нужнее, чем тебе.
        Анна задумалась:
        - Да, наверное, - согласилась она.
        На следующий день утром раздался телефонный звонок.
        - Аня, с Рождеством тебя и выздоровлением!
        - Спасибо…
        - Не узнала? Это я - Лена, продавец из ЦДХ.
        - Ой, Леночка, здравствуй! С праздником! Спасибо, что позвонила, - обрадовалась Анна.
        - Я по делу.
        - Что случилось?
        - Тут приходил мужчина, спрашивал, можно ли сделать тебе заказ. Он ищет мастера по бисероплетению, так я ему о тебе рассказала, даже подвеску твою показала. Больше у нас не осталось ничего, все разобрали еще перед праздниками. Я пообещала, что переговорю с тобой, ты как? Когда собираешься к нам прийти?
        - Спасибо тебе огромное, очень кстати твой заказчик. Ты назначь ему время, скажем, дня через три, и мне перезвони, хорошо?
        - Ок, будет сделано! Мы тебя ждем.
        Анна положила трубку и закружилась по комнате.
        - Бабуля! - крикнула она, - поздравь меня, у меня появился заказчик. Я становлюсь знаменитой. Скоро будем грести деньги лопатой, заживем!
        - Погоди ты делить шкуру неубитого медведя, - проворчала бабушка, - утро вечера мудренее.

        14

        С утра похолодало, столбик термометра понизился до отметки - 15.
        - Грядут крещенские морозы, - забеспокоилась Зинаида Павловна, - может, отложишь встречу? Все-таки ты еще слабенькая.
        - Бабуля, не волнуйся, я надену свитер под пальто, здесь же совсем рядом. Посмотри, какой день солнечный, мне все равно надо гулять, вот и повод.
        Вчера позвонила Лена и сказала, что договорилась с заказчиком.
        Итак, они встречаются сегодня в два. Анна вышла из подъезда. Снег, ослепительно яркий под солнцем, заставил ее зажмуриться. Не смотря на мороз в воздухе, почему-то, носился запах весны. Анне стало весело. Она тихонько засмеялась, подставив лицо солнцу.
        Все будет хорошо! У нее есть работа, она будет учиться, и всего-всего достигнет в этой жизни. Она миновала закоулки двора и пошла к метро, стараясь дышать носом, как учила бабушка.
        Город медленно приходил в себя после затянувшихся праздников. Вялотекущая автомобильная проба заполнила Большую Серпуховскую улицу и заливалась звуками клаксонов. Шуршали шины, торопились по своим делам люди, бродили озабоченные голуби, вскрикивали воробьи. Город жил, дышал морозной пылью, работал, любил, растил детей.
        Анна шла по улицам города и чувствовала себя частью огромного живого организма, она тоже жила, дышала, работала, любила. Она хотела рожать и растить детей, а потом состариться и стать мудрой, как бабушка. После больницы она испытывала невероятное ощущение свободы, словно еще чуть-чуть и она оторвется от асфальта и полетит, весело болтая ногами и распевая песни.
        Все-таки она немного продрогла, пока бежала к ЦДХ. Вот оно - знакомое крыльцо, афиши, женщина на вахте улыбнулась ей, как раньше…
        У стеклянной витрины стоял он. Анна сразу узнала его, она ни с кем не спутала бы Олега, даже если бы между ними действительно промчались годы. Что там - жалкие недели!
        Анна резко остановилась, она почувствовала, как холод слегка тронувший ее щеки и пальцы рук, вдруг двинулся по венам и потек к самому сердцу. Она задохнулась, почувствовала, как слабеют колени. Олег шел к ней на встречу и розы алыми пятнами распластались у него на груди.
        Анна отступила назад, как тогда в клубе, схватилась обеими руками за сумку, словно хотела заслониться ей от него.
        - Анна, простите меня, я очень виноват перед вами, - он неловко протянул ей розы, большой букет, пунцовые бутоны на длинных колючих стеблях. Он укололся шипом, рука дернулась, и розы стали падать к ее ногам.
        - Анна, я совсем не то хотел сказать там, в этом проклятом клубе, - он развел руки, словно не зная, не решаясь добавить еще что-то к уже сказанному.
        - Я искал вас все это время.
        - Молодые люди, подберите цветы! - строго крикнула вахтерша.
        Анна быстро присела, чтобы собрать розы, Олег склонился, они чуть не стукнулись головами, оба покраснели, молча собрали цветы, выпрямились. Теперь и у нее и у него в руках были розы. Из салона выглядывала знакомая продавщица и махала рукой.
        - Идите сюда!
        Анна пошла к ней, Олег двинулся следом.
        - Анна!
        У самых дверей она обернулась.
        - Анна, я хотел вам вернуть браслет, вы обронили тогда.
        - Спасибо, - чуть слышно проговорила она.
        - Да идите же сюда, - продавщица сделала большие глаза, - на вас все смотрят!
        Как только они вошли в салон, Лена сразу призналась:
        - Аня, это не твой заказчик. Твой заказчик сидит у меня за прилавком и пьет кофе. Макс почтительно привстал и поклонился.
        - Но пришли они вместе, - сказала Лена, - этого молодого человека я знаю, он у нас кольцо покупал, правильно? - обратилась она к Олегу.
        - Да.
        - Я помню, - неожиданно призналась Анна.
        Олег удивленно посмотрел на нее.
        - Да, я вас видела здесь еще до той вечеринки в клубе. И потом в клубе, я вас сразу узнала, даже хотела сказать, но в вашей среде нельзя говорить то, что думаешь.
        - Это неправда, - подал голос Макс, - я, например, всегда говорю то, что думаю.
        - Анна, может быть, мы можем поговорить в кафе? - спросил Олег.
        - А вы не постесняетесь сидеть в кафе с девушкой, одетой в старый свитер и джинсы?
        - Я? Нет, конечно.
        - Тогда идем, - согласилась Анна.
        - Цветы оставьте, - посоветовала Лена, - а то опять начнете по полу разбрасывать. - Она забрала розы, положила на прилавок и выпроводила Анну и Олега за дверь.
        В кафе, когда они уселись за столик, Олег сказал:
        - Вот я и нашел вас, девушка с волосами цвета луны.
        Анна встрепенулась:
        - Как вы сказали?
        - Это не я сказал, это сказал Антон.
        - Я его знаю, - улыбнулась Анна.
        - Он тогда в клубе узнал ваш браслет и рассказал о вас и о Лоле.
        - Он очень хороший человек.
        - Очень… Анна, я пока вас искал, позволил себе отдать ваш браслет ювелиру, чтобы он починил застежку.
        - Что вы, зачем…
        - Мне хотелось что-то сделать для вас, даже тогда, когда я не знал, увижу ли вас когда-нибудь, мне казалось, что если я буду для вас что-то делать, то вы скорее найдетесь. Ведь не может быть иначе. Если думать о человеке непрерывно, то он это почувствует и найдется.
        - Вы так думаете?
        - Да, - просто ответил он. - Позвольте, вашу руку?
        Она протянула ему руку, и Олег надел на ее запястье бирюзовый браслет. Бирюза, заново отшлифованная, сияла весенними небесами, на желтых боках отреставрированной застежки искрились бриллианты.
        - Что это! - ахнула Анна.
        - Анна, - он сжал ее руки, - не гоните меня, пусть я глуп, и груб, и не стою вас, но я постараюсь быть лучше. Дайте мне шанс!
        - Я не гоню вас, - совсем тихо ответила Анна.
        Они долго сидели так, держась за руки, по весеннему яркое солнце сквозь огромные окна заливало жидким золотом ЦДЛовский буфет, сияло счастьем в васильковых Аниных глазах.
        - Я люблю тебя, Анна, - шептали губы Олега, - я люблю тебя…
        И тогда Анна решилась. Она вспомнила свои наивные полудетские мечты, вспыхнула, подалась к Олегу и сказала:
        - Олег, я хочу, чтобы ты завтра рано-рано утром разбудил меня. - Сказала и испугалась. Вдруг, она ошиблась, вдруг, он не тот!?
        Олег улыбнулся, прижал ее ладонь к своей щеке:
        - Я приду к тебе, как только взойдет солнце. Ты еще будешь спать, я тихонько войду в твою комнату, и поцелую тебя. Ты проснешься - а я рядом.
        Анна закрыла глаза:
        - Поцелуй меня сейчас, я так долго ждала.

        Эпилог

        Лола улетела в Штаты, вроде бы на зимние каникулы, но ходили слухи, что навсегда. Признаться, никто особенно не жалел, может только Виолетта Матвеевна.
        Антон открыл свой собственный салон, говорят, совместно с Виолеттой, вроде бы ее видели там несколько раз.
        В квартире Зинаиды Павловны начался ремонт, естественно, под чутким руководством Олега; сама Зинаида Павловна живет в его загородном доме вместе с Анной, разумеется. Кстати, самым большим открытием для Олега явилось давнее знакомство его матери с бабушкой Анны. Оказывается, он вместе работали в одном театре.
        - Представляете, - рассказывал он двум женщинам, - мы с Максом сбились с ног, разыскивая Анну, а ведь достаточно было поговорить с мамой и показать ей браслет.
        - Кто знал, - глубокомысленно произнесла Зинаида Павловна.
        А еще, говорят, что осенью Анна с Олегом поженятся.
        Пакет со злополучным платьем Олег и Макс решили сжечь, и торжественно сожгли в тайне от всех.
        Макс по-прежнему одинок, но что-то зачастил в ЦДХ, может, решил стать художником? Или детективом, специализирующимся на произведениях искусства… Кто знает?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к