Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Эдквист Дагмар: " Гости Анжелы Тересы " - читать онлайн

Сохранить .
Гости Анжелы Тересы Дагмар Эдквист

        Роман популярной шведской писательницы Дагмар Эдквист «Гости Анжелы Тересы» рассказывает о любви шведского писателя Стокмара, поселившегося в Испании, и парижанки Люсьен Мари.
        Острый сюжет, оригинальные любовные перипетии, тонкие и точные психологические характеристики, а так же экзотическая обстановка приморского городка в Каталонии делает роман необычайно увлекательным.

        Дагмар Эдквист
        Гости Анжелы Тересы

        1. …Наказанию подлежит лицо, виновное в совершении преступления

        Он продрог, окоченел, начал просыпаться. Декабрьский рассвет едва просачивался через крохотное окошко, делал беленые исцарапанные стены серыми. Каменный пол. Никакой мебели.
        Это я уже когда-то пережил, подумал Давид, и опять закрыл глаза.
        Я в уборной. В деревенской уборной.
        Но… Какая-то постель, узкая и жесткая. И тесная, неудобная пижама… Нет, просто он спал в костюме, набросив сверху серое казенное одеяло.
        А, да это же каморка Жорди за его лавочкой, поправился он, и в своем полусне ему так захотелось почувствовать облегчение. Мой друг Франсиско Мартинес Жорди - это он дал мне возможность отдохнуть, после того, как я столько времени просидел у постели Люсьен Мари…
        Но страх, как волк, притаился под нарами и не давал ему ни как следует проснуться, ни заснуть снова. Грудь сдавливало смутное, тяжелое сознание чего-то непоправимого.
        Он вскочил, осознав, где находится, когда заскрежетал замок. В двери показалась голова жандарма, рука в оливково-зеленом рукаве опустила кружку и несколько кусочков хлеба.
        - Послушайте,  - закричал Давид ему вслед,  - какое сегодня число?
        Но жандарм поспешно захлопнул дверь, ничего не ответив. Сказать заключенному, какое сегодня число, было бы неслыханным нарушением тюремного устава, а начальство и так рассвирепело после всей этой истории с Жорди; лучше уж держаться от всего подальше.
        Давид задумался. Должно быть, двадцать восьмое декабря. Вот тебе и кофе в постель в День праздника беспорочных детей, подумал он, неся кружку с водой и хлеб.
        Когда он походил немного по камере, чтобы восстановить кровообращение, подошел жандарм и заглянул в смотровое окошко, но сразу же захлопнул его.
        Давид снова опустился на нары и завернулся в жиденькое казенное одеяло. Решетка на окне всегда бросает леденящую тень на тело и на душу.
        Но где-то внутри теплилась и согревала мысль, вот видишь, ты не какой-нибудь там аморальный турист-подонок с валютой в кармане, делающий ни к чему не обязывающий красивый жест. Видишь, и тебя можно заставить действовать.
        Он сидел и смотрел рассеянно на исцарапанную каракулями беленую стену со следами отвалившейся штукатурки - воспоминания о тех, кто сидел здесь до него. Он неслышно разговаривал с другим человеком: я все думаю, Пако[1 - Пако - разговорное от Франсиско.], может быть, и ты сидел в этой камере. Сидел день за днем, чувствуя, как одна за другой текут, вытекают секунды и капают, подобно каплям крови из открытой раны.
        Но судьба нас ждет разная, если даже сейчас я занял здесь твое место. Потому что у меня есть внутренняя убежденность, что для меня все случившееся - это всего лишь мрачный эпизод, не угрожающий ни моему будущему, ни мне как личности. Ведь асбестовая рубашка гражданина демократической страны - прочная, если даже и поцарапана немного…
        Только, может быть, через несколько дней, через несколько месяцев, я буду чувствовать себя уже по-иному?
        Какой срок мне могут дать? (О Господи, что будет с Люсьен Мари?!)
        Он уселся плотнее и прислонился затылком к стене, попытался под закрытыми веками увидеть ту статью в шведском уголовном кодексе, где говорилось о наказании за подобное преступление. Когда-то он знал ее наизусть. Статья эта очень древняя, она сформулирована выразительным языком областных законов, надолго сохраняющихся в памяти, тогда как все новые выветриваются, как пыль и прах.
        «Преступление признается совершенным умышленно, если…»
        Нет, не то, в этом его никто не мог бы обвинить.
        «Соучастием признается… умышленное совместное участие…» Вот оно.
        «…Наказанию подлежит лицо, виновное в совершении преступления… не более чем к 6 месяцам заключения или к штрафу…»
        Не больше, чем к шести месяцам? Он хорошо это помнит? но не больше ли?
        Впрочем, какую это играет роль, если он представления не имеет о том, что об этом говорится в испанском Уголовном кодексе. Если вообще его будут судить по закону.
        Страх поднял одну из своих многочисленных жутких голов, но Давид на него прикрикнул, подумав: по эту сторону железного занавеса неугодные режиму люди не могут так просто исчезнуть.
        Или могут?
        Утро текло медленно. У него забрали часы, и единственное, что ему теперь оставалось, это вслушиваться в тикающий метроном пульса.
        Тюремная камера. Воздушный куб с шестью сторонами и заключенным внутри комком беспокойства - человеком. И стремление, прорастающее из стен, из пола и из потолка, стремление к свободе. Верните мне мою свободу! Если не вернете, воздух здесь, в камере, пропитается такой взрывчатой силой, что в один прекрасный день повалит все ваши железобетонные стены на землю…
        Давид тихо сидел на нарах, но дышал, как после бега.
        Свобода, думал он. Это она составляет такую важную часть жизни. Для Жорди. Для Стенруса. Для меня. Вероятно, и для Люсьен Мари тоже.
        Сегодня трудно понять, что свободу можно воспринимать так же как и полнейшее одиночество…
        2. Солас

        Давид сидел в пыльной конторе ратуши и ждал. Маленький бедный городок и соответствующая ему ратуша: такое помещение мог бы занимать редактор провинциальной шведской газеты, Но человек по другую сторону письменного стола, эль секретарио, так и раздувался от агрессивного сознания беспредельности своей власти. Оно действовало на него изнутри как динамо, разогревая его в этот холодный февральский день так, что он вынужден был снять пиджак и расстегнуть воротничок. Оно исходило от его винно-багровых, туго надутых щек и черных, похожих на пули, глазок, взгляд их внезапно мог стать неподвижным, напряженным и жестоким.
        Нельзя сказать, чтобы эль секретарио был особенно невежлив. Нужно было только выполнить какую-то простую формальность, и Давид был убежден, что его паспорт давным-давно готов - он приходил за ним уже в третий раз - и что все это ожидание являлось своеобразным ритуалом, инсценированным и разыгранным жирным божком за письменным столом в свою собственную честь. Если бы Давид проявил нетерпение, стал бы нервничать и ругаться, если бы вспотел от волнения, божок чувствовал бы себя еще более довольным, он бы просто упивался всем этим как сладостным фимиамом.
        Вместо этого Давид разрешил себе более мягкую форму раздражения божка - тем, что сидел терпеливо и независимо.
        Здесь находился еще один, тоже в ожидании своей участи, бедно одетый человек. Давид встретил его в винном погребке Эль Моно несколько дней тому назад. У него были веснушки и забавный тупой нос, довольно-таки необычный для испанца. Он тоже сидел очень тихо, только время от времени вытирал пот со лба и под носом, быстро, как бы стесняясь. Исхудалое лицо с резкими чертами было бледным, даже серым, поэтому на нем так выделялись веснушки.
        Он сидел тихо, но эта тихость была не раздражением и не смиренно выраженным превосходством: это была непрочная, вот-вот готовая разорваться пленка, прикрывающая очень сильное волнение. Вокруг него так и стояло силовое поле подавленных чувств, и Давид воспринимал это поле в своей груди как физическое воздействие. По своей воле или против, но он чувствовал себя обязанным помочь этому человеку, оба они ненавидели представителя власти за письменным столом.
        Его звали Жорди. Франсиско Мартинес Жорди. Кое-что Давид о нем уже знал. Не то, почему он сейчас сидит здесь, а то, что было с ним раньше. Жорди принадлежал к числу побежденных в гражданской войне; после войны несколько лет просидел в тюрьме. Теперь вышел на свободу - как считалось. Но кто мог помешать без меры усердствующим местным властям уделять ему время от времени особое внимание? Вдруг, ни с того, ни с сего, в его лавку с разной дребеденью для туристов могли нагрянуть жандармы. Эта убогая лавчонка и не давала ему умереть с голоду - поскольку ему не разрешалось продолжать учебу и вообще заниматься какой бы то ни было интеллектуальной деятельностью. Его сажали в тюрьму, а через несколько дней выпускали опять, без каких-либо объяснений.
        Давиду и раньше приходилось слышать, что это отличный, гуманный и удобный способ расправы с людьми, неугодными властям. В частности, это было сказано за стойкой в баре Эль Моно преданным правительству кабатчиком после ухода Жорди, и подобный комплимент вместе с рюмкой лучшей мансанильи получил от кабатчика эль секретарио, оказавший своим визитом честь его бару. Тот осклабился, а его и без того круглое, как арбуз, лицо стало еще шире.
        Кабатчик был жирный и самодовольный, и эль секретарио был жирный и самодовольный, а Жорди совсем истощенный. Наверное, просто потому, что жизнь Жорди была не такой сладкой, как у них.
        Одна мысль вдруг поразила Давида. Неужели именно тот разговор в Эль Моно послужил поводом к тому, что Жорди сидел сейчас здесь?
        Все началось тогда с того, что Давид стоял у стойки, время от времени отпивая глоток мансанильи. Он рассеянно отметил, что хозяин дома, где он снимал комнату, Хуан Вальдес, шепотом сообщал своим сидевшим рядом друзьям-приятелям кое-какие сведения о нем самом и о том, откуда он прибыл. Хуан был добрый малый, иногда он рыбачил, иногда, если начинались археологические раскопки, помогал ученым, но большей частью все же проводил время в кабачках.
        Неожиданно кто-то обратился к Давиду с прямым вопросом:
        - Это в вашей стране все еще есть король?
        Давид огляделся, не видя, кто спрашивает. Во всяком случае, не разбухший же агрессивный тип с глазами, похожими на пули, и не маленький рыхлый кабатчик.
        - Да, у нас,  - ответил Давид Хуану и его приятелям.  - Плюс еще социал-демократическое правительство.
        Молчание. Туго надутый субъект оглянулся по сторонам, неодобрительно раздуваясь на своем стуле.
        - Так долго продолжаться не может.
        - Это продолжается уже двадцать лет, насколько я помню.
        - Красная диктатура,  - буркнул эль секретарио.
        - Совсем нет. Правительственная партия все время вынуждена бороться примерно с такой же сильной буржуазной оппозицией.
        - Которая разрешена?
        - Конечно разрешена. У нас свобода взглядов.
        Худощавый веснушчатый человек, сидевший у самых дверей - один из посетителей, получивший не рюмку, а стеклянную кружку с длинным носиком - вышел вперед и встал рядом с Давидом. Он не произнес ни слова, только сделал тот особый жест, которым показывают хозяину кабачка, что нужно подать еще одну порцию вина.
        Тут кабатчик исполнил настоящую пантомиму. Сначала изобразил изумление; потом повернулся к полкам и, не торопясь, выбрал бутылку с самым дешевым шерри, какое только у него было. Наливая одну небольшую рюмочку, он добавил в нее еще несколько капель своей насмешки и презрения, так что получился целый коктейль. Потом оскорбительно долго, не выпуская из пальцев рюмку, выжидал, пока человек с веснушками вытащил, сколько требовалось, денег из карманов и положил их на стойку. Только тогда он передвинул рюмку Давиду.
        Давид внутренне собрался в комок. Сначала он не понял, что угощение предназначалось для него. Но, встретив быстрый, робкий взгляд карих глаз бледного человека, он понял, что не принять угощения было бы больше, чем преступлением, не говоря уже о том, что в Испании такой отказ вообще воспринимается как оскорбление.
        Дело было не в нем самом. Не проронив ни единого слова, этому человеку удалось произнести тост за демократический строй общества - и сделать это прямо под носом у эль секретарио, самой могущественной личности в городке, и кабатчика Эль Моно, всем известного правительственного шпиона.
        Давид выпил свою плохую мансанилью, преисполненный уважения. Когда он захотел ответить на любезность, человек уже исчез.
        Позже Хуан рассказал кое-что о Жорди, о его прошлом и о тягостном настоящем.
        Поэтому теперь, в участке, Давид глядел на него с беспокойством и размышлял, не приходится ли тому держать ответ за свой импульсивный поступок.
        Давид жил сейчас в стране, где все жгло, как огонь. Его-то самого защищала здесь асбестовая одежда гражданства в демократической стране, его паспорт, консулы, Организация Объединенных Наций и Бог знает что еще. Все это придавало ему мужества и уверенности в себе, можно было отважиться и на игру с огнем. А такие как Жорди? У них не было асбестовой одежды: они и получали раны от ожогов.

        Нетерпеливым движением, как будто теперь ему самому надоело, что Давид все еще сидит здесь в ожидании, эль секретарио протянул ему паспорт. Давид вздрогнул, собрался с мыслями и даже посидел еще немного, подобрав свои длинные ноги; потом заплатил за штамп в паспорте и вышел. Обернулся в дверях, помедлил; подумал, что оставляет Жорди в беде. Решил, что все это вздор, речь наверно на этот раз шла только о торговых делах. Ведь еще при нем эль секретарио вынул пачку бумаг и со снисходительной вежливостью начал: «К сожалению, мы не имеем возможности разрешить…»
        Давид прошел мимо жандармов на первом этаже и кивнул одному из них, сержанту Руису, несмотря на оливково-зеленый мундир и черную лакированную каску, обладавшему обезоруживающей штатской улыбкой. Для отца многочисленного семейства блага, предоставляемые в жандармерии в виде муки и масла, играли весьма существенную роль…
        Давид неторопливо шел по улице в мягких лучах нежаркого солнца; чугунное кружево испанских балконов они вырисовывали на белых стенах домов в смело укороченных пропорциях. Потом остановился в рассеянности перед старинной лавкой, где раньше торговали пряностями, а теперь этикетки с испанским текстом призывали прохожих купить бульонные кубики Магги и стиральный порошок Персиль.
        Тут человек с веснушками вышел из ратуши.
        - Добрый день,  - приветливо сказал Давид. Ему хотелось с ним поговорить.
        - Здравствуйте,  - ответил механически Жорди и прошел мимо, не задерживаясь, не замечая, что почти коснулся Давида. Давид увидел выражение горечи в его лице, опять, как удар, почувствовал внутреннее напряжение этого человека.
        Пока они ожидали в ратуше, началась сиеста, и городок точно весь вымер; ставни были закрыты. Даже бродячие собаки лежали посреди улицы и спали, греясь в скупых солнечных лучах.
        Жорди их не видел, даже наступил на одну. Поднялся лай и тявканье. Собака набросилась на Жорди, он отпрянул назад, сверкнул нож, и быть бы ей мертвой, если бы Давид не схватил Жорди за запястье, одновременно отбросив ногой собаку.
        Разрядка. Компенсирующая разрядка. Жорди, придя в себя, перевел взгляд с ножа в своей руке на Давида.
        - Спасибо,  - вымолвил он только и спрятал нож.
        Не потому, что его земляки восприняли бы патетически смерть какой-то жалкой собачонки, твари без бессмертной души - но хорошо все-таки, что лезвие ножа осталось чистым.
        Как эти испанцы любят доводить каждое чувство, каждое действие до кульминационного пункта, а потом еще его переживать, да с такой явственной драматичностью, подумал Давид. Самого его такие вещи немного стесняли. И у него, и у его соотечественников - скандинавов - заключительная реплика чаще всего оставалась за кадром, а величественный жест редко доводился до конца.
        Однажды он объяснил это и Люсьен Мари. Она даже отважилась посмеяться: как странно! Целая драма, разыгранная в будке суфлера…
        Нет, не совсем так, конечно. Но все-таки многое пребывает внизу, под полом человеческого сознания, в темноте и в грезах. Иногда кое за чем люди спускаются вниз и выносят на свет божий, как запасы из подпола.
        - Не хотите ли выпить со мной стаканчик пива?  - спросил Давид. Бросив взгляд на другой конец площади, он увидел, что почта все равно закрыта.  - Кстати, уже время для эль альмуэрцо. Может, закусим немного?
        Испанец сразу же замкнулся в себе, как обычно, опять стал недоступным.
        - Благодарю вас,  - покачал он головой,  - не сегодня. Мой магазин…
        Они дошли до лавчонки Жорди, на единственном окошке там теснилось несколько пар веревочных туфель и дешевых соломенных шляп.
        - Вы не боитесь показываться вместе со мной?  - спросил Давид.
        Жорди слабо усмехнулся.
        - Пожалуй, это я не могу ни для кого служить примером отличного поведения.
        Он сказал это тихо и печально, как будто сам соглашался с подобной точкой зрения. Давид опять почувствовал горечь в его словах. Каков же был этот человек с веснушчатым несчастливым лицом?
        Раньше он был красным, революционером, сказал бы эль секретарио, и в тоне его послышались бы отголоски террора, того давнего кровавого сна.
        Но Хуан нарисовал другую картину.
        Молодой студент, очень идейный. Один из новых молодых людей, увидевших несообразности феодальной Испании, но по характеру своей натуры более остро ощущавший жажду знаний, чем жажду хлеба. Когда правительство объявило борьбу с неграмотностью, он предоставил себя в его распоряжение, прервал учебу и пошел учителем в деревенскую школу. Внес свой скромный вклад в осуществление жаркой мечты о свободной и просвещенной Испании.
        Пришла гражданская война и потопила мечту в крови.
        Позднее, когда Давиду удалось преодолеть его сопротивление, и они сидели, тихо беседуя друг с другом, Жорди сказал:
        - Мы боролись за веру. Тогда. Мы бы охотно за нее умерли, тогда, Но они отняли у нас ту войну. Началась другая война.
        Вероятно, именно эта мысль, так же как и преследования со стороны властей, оставили глубокие следы горечи в его лице.
        - Что вы имеете в виду, когда говорите, что они отняли у вас войну?
        - Иностранные генеральные штабы использовали положение, заставили испанцев убивать испанцев, а заодно получили возможность прорепетировать мировую войну.
        В Испании Давиду не один раз приходилось слышать это высказывание об otra guerra, о другой войне.
        Или они имели в виду новую войну?
        Нет, отвечал Жорди, нет, отвечали другие, даже те, кто ненавидел еще сильнее, чем он. Только не гражданская война. Никогда в жизни.
        Жорди не был сторонником насилия.
        И все же Давид видел, как в минуту гнева у него в руках очутился нож. Против собаки, конечно. Но для Давида этого было достаточно, чтобы понять что-то важное в людях угнетенных и обездоленных.
        3. Соотечественники

        Почта все еще была закрыта. Да, барышня на почте добросовестно относилась к своей сиесте.
        Что-то случилось с Люсьен Мари, почему она не пишет? Если и сегодня не будет писем, то…
        На пустынной площади показались двое. Туристский сезон еще не начался, приезжих как будто не было, но эта пара все же остановилась и стала с восхищением рассматривать темный чугунный орнамент на белой облицовке колодца. Женщина была выше ростом и дороднее, чем мужчина, держалась с достоинством испанских матрон. Мужчина небольшого роста, подвижный, с конфетно-розовым лицом, голова с клочковатыми седыми волосами в виде кочки. Цвет кожи как у холерика, лицо сухощавое, стареющее.
        Давид вздрогнул, узнав острый птичий профиль: мужчина был шведом, известным стокгольмским врачом. Ему вспомнилась фраза: «Доктор Туре Стенрус и его красивая жена». Так их обычно называли еще лет десять назад.
        Непроизвольно Давид прикоснулся рукой к несуществующей шляпе. В то время он носил шляпу.
        Они ответили на его приветствие с изумлением и плохо скрытой досадой, сказали что-то друг другу и свернули в переулок на берегу.
        У Давида площадь пошла кругом перед глазами. Ведь это самое настоящее оскорбление - когда человек лучше с дороги свернет, чем с тобой встретится. Только откуда у него внутри этот дробный стук больших барабанов страха, откуда этот внезапный трепет от бормашины его совести?
        Он и Эстрид встретились с четой Стенрусов на каком-то званом обеде, давно еще.
        Да, разумеется. Доктор Стенрус был другом Бьёрна Самуэльссона, и вполне понятно, что он занял сторону его и Эстрид. В Давиде же он видел только мужа, бросившего на произвол судьбы свою великолепную жену.
        Доктор Стенрус? Тот, кто когда-то устроил скандал на всю страну, выпрыгнув из окна своей приемной, битком набитой ожидавшими его пациентами, захватив с собой в машину самую красивую медицинскую сестру и оставив своих больных, больницу и семью. Да, целую приемную, заполненную ожидающими его пациентами. И не только жену, но и целый выводок детей.
        И теперь он поворачивается спиной, встретив Давида? А тогда доктору едва удалось замять скандал. Было объявлено, что у него нервное расстройство и потеря памяти, оформили ему долгосрочный отпуск. После различных формальностей, связанных с разводом, медсестра была принята уже в качестве новой госпожи Стенрус, старая исчезла за кулисами. В конце концов эта пара оказалась окруженной неким романтическим ореолом, «доктор Стенрус и его красивая жена».
        Но кто знает, может быть, и у доктора Стенруса имелись свои боевые барабаны, выбивавшие ритмы вражды? Своя бормашина, терзавшая его? Возможно, теперь он ненавидел себя за свой поступок, и ненавидел во сто крат больше, когда видел свое отражение в другом.
        Давид вздохнул спокойнее, разобравшись в нанесенном ему оскорблении, поняв его причины. Подумал: если они останутся, мне придется отсюда убираться.
        Но надеялся все же, что уберутся они. Раньше он не бывал в этой части Испании, Солас только-только начал перед ним раскрываться, приоткрыл свои тайны, свое настроение, свою собственную своеобразную жизнь. Ему не хотелось покидать этот маленький старинный городок, где еще мирно уживались античность и средневековье. Где все двери во внутренние дворики были всегда гостеприимно распахнуты настежь, в крайнем случае с напоминанием на каталонском языке: Dieu vosguard,  - Бог вас видит.
        Давид пошел пообедать в кабачок Мигеля, в котором обычно собирались местные рыбаки. Наученный горьким опытом, нагнулся,  - переступая порог, и вошел в низкое, темное помещение. У входа в бар величиной с домашнюю кладовую: там пропускали рюмочку, закусывая мелкими, жаренными в жиру, каракатицами. Затем сам трактир, старый, с открытым очагом и выщербленным дубовым столом, за которым сидели рыбаки и, потягивая вино из кружек, играли в карты. Подгоняемые голодом, они иногда могли наведаться и к себе домой, но скоренько оттуда возвращались с куском только что зажаренной рыбы между двумя ломтями хлеба, приготовленными для них женой. День они таким образом коротали у Мигеля, а ночью ловили рыбу, и Давид часто спрашивал себя, как складывается их семейная жизнь и какова же, собственно, рождаемость в этом уголке земного шара.
        Внутри самого кабачка имелась еще парадная комната с радио, но туда препровождали только именитых господ и туристов. Постоянная же клиентура чувствовала себя хорошо и уютно и в большой комнате, сидя без пиджаков, в одних рубашках. Они так и проводили здесь всю свою жизнь. Все это был хороший народ, эти рыбаки, они терпеливо сносили присутствие Давида, когда он присаживался к ним после обеда, смеялись над его отсталостью в каталонском языке и изо всех сил старались, чтобы он не пропустил самой соли в их россказнях.
        И теперь, когда Давид вошел в парадную комнату, чтобы приступить к своему запоздалому завтраку, кого же он увидел, как не чету Стенрусов? Он остановился, обескураженный. Отступление было невозможно, поздороваться с ними как со знакомыми после встречи на площади, было еще невозможнее.
        И заняли они как раз его угловой столик.
        Доктор Стенрус поднялся, невинно щурясь через толстые стекла очков:
        - Неужели это нотариус Стокмар? Извините, раньше мы не были уверены, что это вы, и к вам не признались…
        Вот и врешь, подумал Давид. Я-то все хорошо видел… Но сам он уже здоровался с доктором и его супругой, он был хорошо воспитан.
        Она была еще красива, только как-то вся увеличена в размерах и сглажена. Устоялась, как молоко, предназначенное для простокваши.
        - А госпожа Линд-Стокмар не с вами?  - спросила она.
        Давид вздрогнул.
        - Мы ведь в разводе,  - глухо ответил он.
        Супруги Стенрус поспешили извиниться, потом доктор продолжал:
        - Мы очень нерегулярно читаем газеты. Хотя что это я: такие сообщения ведь не публикуются.
        - Она вышла замуж за Бьёрна Самуэльссона,  - произнес Давид тем же глухим голосом.
        За вашего друга Бьёрна Самуэльссона,  - уточнил его мозг сердито; что вы так нелепо упираетесь, смешно, право.
        - Да мы уже три года как не были дома, так что совсем не знаем, что делается в Стокгольме,  - попытался оправдаться доктор.
        Давид совершенно растерялся. Значит, это не они, а… Значит, его собственная мнительность придала оттенок оскорбительности тому, что они перешли на другую улицу. Подобный поступок ничего не прибавлял к личности доктора Стенруса, зато чрезвычайно красноречиво характеризовал его самого. Сердце у него сильно забилось - хуже всего было то, что он зашел слишком далеко и, видимо, промахнулся. Он понял, что выдал себя, не знал только, насколько это было заметно окружающим, и ощущал стыд, как от излишней откровенности. Доктор Стенрус был психиатр. А что, если он сидел сейчас и изучал его, говоря себе: ага, человек страдает манией преследования, только в моральном плане, или как он их там классифицирует, все эти болезненные точки в сознании человека.
        - Последние годы я тоже провел за границей,  - произнес Давид с усилием.
        - О, оказывается, вы тоже обрекли себя на добровольное изгнание?  - оживился доктор Стенрус.  - Дайте я еще раз пожму вашу руку!
        - Изгнание это, пожалуй, слишком сильно сказано,  - пробормотал Давид ошарашенно, и подумал, не выпрыгнул ли доктор с супругой из окна во второй раз, уже всерьез. В таком случае почему?
        Можно было подумать, что доктор услышал его мысли, потому что его узкое лицо из розового постепенно стало пунцовым, как рак, белые волосы совсем встали дыбом, а голос сделался желчным:
        - Человек незаурядный, инициативный, не может больше оставаться в Швеции. Отступи попробуй на шаг от посредственности, и можешь быть уверен, тебя сейчас же обкорнают по всем правилам.
        - Но ведь вы, доктор, были главным врачом в вашей собственной больнице?
        - Да. К сожалению.
        - И могли, наверно диктовать свои условия промышленности?
        Помимо того, что Стенрус считался одним из виднейших специалистов среди психиатров, он в течение десятилетий являлся экспертом-психологом по проблемам сотрудничества, промышленные магнаты верили в него, как в самого Господа Бога.
        - Ну, пожалуй…
        - Мне всегда казалось, что вскоре вы станете таким всемогущим властителем дум, таким единовластным королем, насколько это возможно в современном обществе,  - заметил Давид, улыбаясь.
        Но доктор Стенрус не улыбнулся в ответ.
        - Анкеты туда и анкеты сюда, заседания Медицинского Управления утром, днем и вечером, распоряжения от самого черта и от его бабушки. Можно было ожидать, что власти выкажут хоть какую-нибудь благодарность человеку, посвятившему всю свою жизнь одной задаче - а я стал опасаться, что вдруг обнаружу налоговых шпиков, спрятавшихся среди моих пациентов, или хронометры, вмонтированные в мою мебель, чтобы проконтролировать, а не работаю ли я еще тайком, во внеурочное время.
        - Чтобы работать, гению нужно вдохновение и свобода,  - провозгласила Дага Стенрус, продолжая безмятежно уплетать свою еду.
        Доктор Стенрус выбросил вперед руку, как актер, получивший долгожданную реплику.
        - Да не претендую я на то, чтобы выдавать себя за гения, но давайте без ложной скромности скажем, что несколько работ я выполнил на высшем уровне. И мог бы сделать больше, я еще в форме, но в Швеции никто в этом не заинтересован.
        - Слабоумным почет и уважение, а талантливых людей держат в черном теле,  - снова подбросила супруга.
        Эль секретарио пришлась бы наверное по душе такая новая точка зрения на скандинавскую демократию, подумал Давид.
        - А налоги!  - начал было доктор, задыхаясь, но прервал себя: - Садитесь, господин нотариус, подсаживайтесь к нам…
        - Благодарю, я сяду вот здесь,  - сказал Давид и уселся за столик рядом. Он налил себе рюмку из бутылки с vino negro, он предпочитал его светлому вину. Слова доктора вызвали у него жажду. Официант Мануэль подошел с его тортильей, омлетом с картошкой. Это был стройный молодой человек, с гордой осанкой - он был не слугой, а сыном хозяина.
        Чета Стенрусов также получила свое второе, телячьи котлеты с салатом и жаренную в жиру картошку. Давид не мог не заметить, в каких количествах потребляла еду госпожа Дага, одновременно суфлируя мужу с помощью подзадоривающих реплик.
        - У нас есть здесь домик, вон, на склоне горы, и экономка, так по пятницам она морит нас голодом, но мы вырываемся на волю и отъедаемся у Мигеля,  - сказал доктор, позабыв на минуту о своем возмущении.  - Вы, наверно, знаете, что это местечко славится своей едой? Можно лопнуть от смеха, как подумаешь, что туристы все, как один, пасутся в гостинице Солас и поплачивают двести песет в день за canelones, хотя они там все равно, как тесто, а мясо - так самая настоящая кожа…
        - А вы здесь постоянно живете?  - осведомился Давид с некоторым опасением.
        - Конечно. Уже три года. «Лучше быть первым на деревне»… Хм, да, то есть лучше неизвестным в этой деревушке, чем преследуемым в Швеции.
        И в новом приступе бешенства доктор набросился на котлеты.
        «Да, кажется, не только я в этой компании страдаю манией преследования»,  - подумал Давид, и настроение у него значительно улучшилось.
        - А вы, господин нотариус?  - спросил доктор вежливо, хоть и равнодушно.
        - Во-первых, я уже больше не нотариус…
        Доктор Стенрус сразу же заинтересовался:
        - Ох, вы тоже послали все к черту, не стали больше корпеть и зарабатывать денежки для Вигфорсса, или как его там зовут, того типа-то, нового?
        Он был очень похож на маленького мальчика, который непременно хочет втянуть товарища в свои проказы: иди-ка сюда, иди, ты можешь стать капралом в нашем взводе злопыхателей…
        - Я переменил профессию,  - продолжал Давид.  - Пописываю немного.
        Самоуверенность доктора немного его покоробила. Интересно, почему все-таки такт и обычай требуют этакой ложной скромности, когда речь заходит о свободных профессиях? Ведь говорят: я юрист, я генерал-интендант, я дворник, но: так, пописываю немножко.
        Неужели у этой маленькой ядовитой интеллигентной личности не хватает ума, чтобы об этом догадаться?
        - Ах да, конечно, ведь господин нотариус пишет!  - воскликнула госпожа Стенрус.  - Разве ты не помнишь - мы же сколько раз читали его рецензии!
        Доктор Стенрус приложил усилие, чтобы выглядеть, как человек, который все отлично помнит: ну как же, еще бы… а его супруга поспешно продолжала:
        - Господин нотариус, вы теперь заняты тем, что… нет, я хочу сказать, «господин писатель», или…
        Муж прервал ее:
        - Я предлагаю, чтобы мы, соотечественники в изгнании, перешли на «ты».
        Это не было желание установить дружеские отношения. Скорее смятение ученого перед человеком, только что обладавшим для прикрытия наготы вполне приличным титулом и вдруг оказавшимся совсем голым, раз перед его именем нельзя уже поставить ни «нотариус», ни «доктор», ни «профессор».
        Мануэль стоял в дверях кухни и озадаченно, но с почтением наблюдал за церемонией - может быть, религиозной?  - с поднятием рюмок, пожатием рук и произнесением вслух имен.
        Ла абуэла, бабушка, еще более старая мать старого Мигеля, не поняла торжественности момента, а шлепнула Мануэля по заду большим закопченным веером, которым она раздувала огонь в очаге.
        - Посмотри-ка, сынок, все ли в порядке с котлетами у доктора,  - сказала она,  - он же не заходил сюда и меня не хвалил.
        Доктор Стенрус услышал каркающий старушечий голосок, и вдруг с него спала вся его шведская чопорность. Он стал уютным и немножко божественным доктором, чуть было не забывшим своего любимого пациента.
        - Оле, абуэла!  - закричал он издалека и направился к кухне, и вскоре послышался один из тех веселых испанских диалогов, когда двое шутливо бранятся, с каждой репликой повышая свой голос. Давид улыбался, сидя за своим столиком. Он тоже почувствовал симпатию к сухонькой сгорбленной старушке с хриплым голоском, когда-то наверное умевшей так обольстительно сверкать своими черными очами.
        - Иногда мне кажется, что Туре не хватает его пациентов,  - сказала Дага тихо.  - Они так его всегда обожали.
        - Но почему же он тогда их покинул?  - непроизвольно вырвалось у Давида. Но он сразу же заметил, что ему не следовало задавать такого вопроса. Она помедлила, потом промолвила с горькой объективностью.
        - А что может сделать гордый человек, если его не желают признавать ни начальство, ни подчиненные…
        Ах, вот в чем дело! Доктор Стенрус оказался в конфликте не только с Медицинским Управлением, но и с подчиненными ему врачами. Как же это эксперт с мировым именем по вопросам сотрудничества - и вдруг сам терпит поражение именно в области сотрудничества…
        Но промелькнувшая было горечь в голосе Даги Стенрус снова уступила место обычной самодовольной безмятежности.
        - Туре - человек, который не позволит себя угнетать. Ради свободы он еще может кое-чем рискнуть. У него большие планы. Подождите только, и вы увидите…
        После такого таинственного намека она и Давид сидели молча и слушали доносившиеся к ним возгласы игравших в карты рыбаков, реплики доктора и хриплый смех абуэлы в кухне.
        После завтрака Давид проводил доктора и его супругу до площади.
        Угол того дома, где находилась лавочка Мартинеса Жорди, был срезан, и несколько кирпичей внизу торчали наружу, образуя естественную скамейку. По утрам, когда туда падало солнце, там любили посидеть разные оборванцы и рыночные торговки. Теперь скамейка была погружена в глубокую тень, оттуда так и несло холодом, но тем не менее на ней кто-то сидел, засунув руки в карманы старой изношенной куртки и сгорбившись. Выражение глаз человека говорило о том, что до его сознания не доходит, что он мерзнет. Весь он был окутан серой пеленой одиночества.
        Давид тронул его по-товарищески за плечо, проходя мимо.
        - Adios!  - произнес он обычное приветствие, которое говорят мимоходом.
        - Adios!  - отвечал Жорди, и от удивления у него на мгновение прилила к щекам кровь.
        Супруги Стенрусы обменялись взглядом, а отойдя подальше доктор заметил:
        - Это неблагонадежный субъект, лучше держаться от него подальше.
        Голос Давида звучал не вполне невинно, когда он ответил:
        - Неужели ты считаешь, что неблагонадежно иметь иные взгляды, чем это их теперешнее правительство?
        Очки доктора остро сверкнули.
        - Смотря какое правительство - и какие взгляды.
        - Хм,  - хмыкнул Давид.  - Не знаю, как нужно целиться, чтобы в этой стране не попасть слева от правительства.
        - Как старый либерал я с тобой согласен,  - резко сказал доктор.  - Но Жорди анархист и часто сидит в тюрьме.
        - Анархист?  - переспросил Давид.  - По словам моего собеседника в молодости он был членом социал-демократического клуба. Доведи эту мысль до конца и представь, что за это стали бы наказывать у нас в Швеции. А «сидит часто в тюрьме»… Я помню, как в детстве, когда коллега моего отца - и твоего, кстати, тоже - говорил, что место Брантинга - в лонгхольменской тюрьме. А теперь Брантинг чуть ли не национальный святой…
        - Всякая страна имеет таких святых, каких заслуживает,  - оборвал его Стенрус.
        - …А я был любопытным ребенком, так что сразу же спросил, а что такого сделал Брантинг. Оба промолчали, но мой старший брат сказал: «Он отрицает непорочное зачатие». Я слышал, как они с папой только что обсуждали это выражение и спросил удивленно: «Но ведь папа тоже не верит в непорочное зачатие. Значит, место папы тоже в лонгхольменской тюрьме?»
        Доктор Стенрус невольно рассмеялся.
        - Дети вообще все неприятны. А ты наверняка был особенно неприятным ребенком.
        - …Меня, конечно, сразу же выставили за дверь,  - закончил Давид.
        Доктор Стенрус подавил свое раздражение и какое-то другое чувство - может быть, даже чуточку симпатии. Он протянул Давиду руку движением сверху вниз и прибавил.
        - …Но так или иначе, а приятно поболтать с земляком… Adios!
        - Пока,  - отозвался Давид, и задумался, а не являлся ли великодушный маленький доктор, несмотря на собственное признание в своей либеральности, самым махровым фашистом, попавшим, наконец, в милую его сердцу обстановку - или он был просто одним из тех нередких людей, что, несмотря на возраст, соединяют в себе талант с неистребимым упрямством. Из тех, что всегда хотят иметь под рукой собеседника, с которым они могли бы поспорить и на кого могли бы излить свое негодование.
        Красивая госпожа Дага не принимала участия в их беседе. Она улыбалась и наклоняла голову с неизъяснимо глубоким взглядом людей, предающихся пищеварению.

        Стенрус и Жорди, Один в добровольном «изгнании», другой наполовину арестант в своей собственной стране…
        4. Письмо, сеньор

        Давид пересек площадь и направился к почте. Прямо с улицы человек попадал в комнату с полом, выложенным каменными плитками, и цветастым диваном; на нем, как в гостиной, восседала дама, ведающая корреспонденцией. Если по ходу дела требовалось, она вставала, выходила через дверь и появлялась в окошечке, преображаясь в Почтовое ведомство. Обычно она предлагала Давиду коробку из-под обуви, заполненную письмами до востребования, каждый раз выражая сожаление, что он не директор Ф. Ульсон из Швеции и не может поэтому забрать из ее коробки все растущую пачку писем. Давид, страстно жаждущий получить одно-единственное письмо, чувствовал прямо-таки ненависть и зависть к незнакомому ему директору Ф. Ульсону и его усердному корреспонденту. Сам он в течение четырнадцати дней вынужден был возвращаться с пустыми руками.
        Когда он в этот день только поднял ногу, чтобы переступить несуществующий порог, и неуверенно прищурился в глубь комнаты, казавшейся темной после слепящего света на улице, почтовая дама не поднялась и не прервала разговора с приятельницами, а, помахав пальчиком, крикнула ему оттуда:
        - Нет, сеньор - никаких писем. Но теперь вы должны быть довольны.
        Ее слова показались ему загадочными, пока он не вспомнил, что, действительно, накануне получил денежный перевод. И письма, может быть, тоже, он не помнил: считалось только то, что еще не получено.
        Когда он вышел на улицу, солнечный свет потерял для него весь свой блеск.
        Значит, и сегодня письма от Люсьен Мари нет.
        Быстрыми шагами, втянув голову в поднятые плечи, он пошел к морю, к волшебно красивому пляжу, где синий прибой Средиземного моря мерно набегал на берег и длинными шипящими языками отсасывался морем обратно. Была еще зима, но на полуденном теплом солнце сидели жены рыбаков и чинили сети. Длинные черные сети лежали, растянутые на красно-желтом песке, как изящная траурная вуаль на розовато-золотистой женской коже. А настоящие женщины, все небольшого роста, одетые в черное, сидели, сгорбившись, за своей работой, и лица их были выбелены и высушены солнцем и ветром, А также тяжкой работой и великой бедностью.
        Несколько мужчин сидели рядом и из тонких ивовых прутьев плели корзины для ловли рыбы. Молодой мужчина направлялся к ним, неся свою незаконченную корзину на голове, как бог солнца с ореолом из ивовых лучей на волосах. Давид никого не замечал. Мысли гнались за ним, как рой пчел, он пытался отбиться от них унылым философствованием:
        Сколько страданий причиняет ненаписанное письмо! Написанное всегда выявляет хоть какой-то человеческий недостаток пишущего, оно слишком длинное или слишком короткое, слишком холодное или слишком требовательное. И только то, что мы ждем, но не получаем, может нас полностью осчастливить, оно несет в себе ответ на все вопросы, что мы не в состоянии даже поставить. С каждым часом ожидания неполученное письмо все больше и больше приобретает характер Вещего Слова, колдовского заклинания, которое одно в состоянии изменить всю нашу жизнь. Какое множество изголодавшихся ожиданий устремляется ежедневно к почтовому ящику, и каждое осматривает его и обследует со всех сторон - а потом стоит там, печальное, как собака у могилы хозяина.
        Пчелы все-таки его догнали, они стали уже жалить: он просто надоел Люсьен Мари. Она хочет положить конец их отношениям.
        Горячее, чем дружба, более зыбкие, чем брак, бесплодные, как любовная связь - и все же как крепко они их связывают. Как держат. Как она могла? (О, конечно. Я понимаю, как ты могла, понимаю, что все это тебя не удовлетворяет…)
        А для него их отношения как раз в последние недели стали особенно важными. Теперь, когда он вернулся в Испанию после смерти матери.
        Прошло восемнадцать, нет, девятнадцать месяцев, как он расстался с Люсьен Мари в летний день в Бургони, после крушения его брака с Эстрид. Думал ли он тогда, что они встретятся вновь? Честно говоря, нет.
        Но они увиделись опять. Потом началась переписка. Всякий раз они заверяли друг друга в письмах и при встречах: я не держу тебя. Можешь располагать собой по своему усмотрению. Нас ничто не связывает. Мы встретимся вновь, только если оба решим, что нам обоим это будет приятно.
        Они решили, что будет приятно.
        Приятно! Слово-то какое!
        Но расставаться с каждым разом становилось все труднее. И как раз это вызывало в нем сопротивление. Один раз его уже ввинтили, как болтик, в общественный механизм, в брак с Эстрид; ему не хотелось повторить все сначала. В тот раз он выбрал разрыв и свободу. Выбрал даже побег, когда появилась угроза быть запертым навсегда.
        И вот теперь он получил, что хотел. В тридцать пять лет оказался здесь, без жены, без детей, «без постоянного места жительства», с зубной щеткой и портативной пишущей машинкой в качестве единственного личного достояния.
        Разве он недоволен?
        Ему вдруг пришло в голову: я-то дешево отделался, легко вырвался из железных объятий своей судьбы. Только неужели это и есть воплощение желанной свободы? Тогда он для нее не годится. Такая свобода воспринималась им скорее как освобождение от всех человеческих связей. Гениальный бунт маленького болтика. Гордый жест винтика - лучше выпрыгнуть из нарезки, чем вновь войти как деталь в большую машину.
        Тема для проповеди. Но только и здесь была не вся правда.
        Может быть, это смерть матери что-то в нем изменила? Заставила почувствовать знобящий ветер одиночества. Он помнил охватившее его чувство отчаяния, когда умер отец: отныне я буду жить, одним боком повернувшись к смерти. И нет уже никого, кто бы стоял между нею и мной.
        Отчаяние вернулось опять, явственно, как привидение, когда несколько недель назад он и его братья стояли у открытой могилы матери. Да, теперь они находились на самом краю родовой пропасти, в которую падает каждое следующее поколение. (В такую пропасть бросались в древности старики, не желая быть в тягость своим близким) Пропасти, у которой можно было ожидать только удара дубиной сзади по голове.

        Послышался плач, сопровождаемый настойчивым блеянием. Маленькие козлята без всякого почтения забирались на грязную городскую стену когда-то служившую защитой от морских разбойников и мавров. Теперь она разрезала городок как раз посредине: по одну сторону вверх по склонам подымалась Вилла Виэйя, древний город римлян, с тесными, крутыми улочками, сейчас они кишели ребятишками, кошками и козами, а по другую вдоль берега простирался новый поселок. В отличие от старого города вид поселка то и дело менялся, был лишен постоянства. Задумчивое рыбачье селение походило иногда на деревенскую красавицу, в руках которой оказалась коробочка с косметикой.
        Большая компания играющих мальчишек напугала козлят и заставила Давида очнуться у самого подножия стены. Одного мальчика ребята оставили, а сами убежали. Малыш стоял и, громко рыдая, бился головой о стену. Даже каталонский язык не помешал Давиду понять, что он кричал:
        - Они меня бросили! Они меня бросили!
        У Давида сжалось сердце, когда он услышал, как жалобно кричит его маленький товарищ по несчастью.
        Давид посмотрел на стену и подумал: а может и в самом деле станет легче, если биться о нее головой?
        Большие мальчишки мелькнули наверху, в бойницах на стене. Давид присел на корточки и прошептал: вон они там, наверху. Беги, догоняй их.
        Крик сразу же оборвался. Малыш резвым аллюром пустился догонять своих.
        «А кто утешит меня?» - подумал Давид.

        Последний раз он виделся с Люсьен Мари поздней осенью, когда его неожиданно вызвали домой, к больной матери. Они расстались так внезапно, что не успели сказать друг другу самое важное.
        Дома он застал мать умирающей от рака.
        Шли недели. Ничто его не миновало, да он этого и не хотел, всем своим существом сопереживая глубочайшее страдание другого человека. Снова он стал сыном, снова, как в детстве, сблизился с матерью, но одновременно был и взрослым мужчиной, несшим за нее бремя сознания, когда она сама нести его была уже не в силах. Когда она пыталась найти утешение в одном незабываемом событии своей молодости, и в бреду все возвращалась и возвращалась к тому давнему путешествию на гору Тибидабо.
        Долгие годы он был для нее чужим - с тех пор, как она во второй раз вышла замуж, да и после, когда опять овдовела. Но ее муки и его сострадание открыли какие-то каналы в их памяти и вернули их к прежним временам, вновь наделили ее той властью, которой она, видимо, когда-то - до Эстрид - обладала. (О, их образы - они сплелись теперь у него в один.) Когда наконец наступила развязка, он в полную меру, всеми чувствами, пережил все переплетение острой боли, облегчения и горя.
        В течение всего этого времени он был не в состоянии поддерживать переписку с Люсьен Мари. И, когда возвращался в Испанию, не поехал через Париж. Только что пережитое было еще слишком свежо, ему нужно было побыть одному. Его угловатой скандинавской натуре претил сейчас этот так называемый город радости.
        Но Люсьен Мари было трудно понять то, чего не мог объяснить он сам… И теперь уже молчала она.
        Не замечая пленительной красоты дороги, Давид шагал к дому Хуана Вальдеса, где снимал комнату. Дом стоял в Вилла Виэйя, одной своей стеной опираясь о городской вал.
        Поскольку Хуан часто углублялся в интересные, но бесплодные в смысле добывания денег беседы в Эль Моно или у Мигеля, сеньора Вальдес решила рискнуть и открыла дамскую парикмахерскую, чтобы было что положить в тарелку своим многочисленным отпрыскам.
        Давид часто видел, как к ней входили женщины с гладкими черными волосами, а отходили, пошатываясь, от аппарата для завивки «перманент» с прической зулусских негров. Конечный результат всегда был для всех сюрпризом, и зависел оттого, имела ли сеньора Вальдес возможность в данный момент выкупить на почте последнюю посылку с дорогостоящими снадобьями для перманента или была вынуждена обходиться подручными средствами, потому что деньги пошли на ботинки для Хуанито или на конфирмационную фату для Карменситы.
        Дверь в парикмахерскую всегда была распахнута настежь, и соседки то и дело наведывались, чтобы перекинуться словечком либо с самой Консепсьон, либо с ее жертвой в аппарате. Младшие ребятишки сновали туда и обратно, крикливые, в мокрых штанишках. Внимание Консепсьон мягко рассеивалось сразу в нескольких направлениях: в окно, присмотреть, чтобы младшие мальчики не залезли на стену и не убились, на малютку в колыбели, на котел в очаге, а также и на клиентку, которую нужно было сделать красивой. Действия ее не отличались проворством, зато она обладала особым очарованием, заключавшимся в том, что она никогда не спешила. Мягкими, спокойными движениями она расчесывала волосы щеткой, опираясь животом и тяжелыми грудями на свою клиентку, прислушиваясь к болтовне с присущей ей приветливостью и немного бездумной улыбкой. Время текло для нее, как надежный конвейер, куда все ее дневные заботы подавались таким образом, что ей уже не нужно было тратить на них ни мысли, ни нервы, ни энергию.
        Давид крадучись проскользнул мимо двери в дамский салон и мимо любопытных взоров. О содержании произнесенных шепотом фраз он приблизительно догадывался.
        - Твой новый жилец?
        - Да.
        - Англичанин?
        - Нет, швед.
        - Швед? (Смех, потому что Консепсьон шепелявила и получалось «свет».)
        - Нет, швед - из Стокгольма.
        - Это в Швейцарии?
        Но такой вопрос уже превышал познания Консепсьон о том, где находится Стокгольм.
        Они прислушались, как Давид ощупью пробирается к себе наверх по полутемной лестнице и затем по чердаку.
        - Он, конечно, художник, как и все они?
        В доме семьи Вальдес на крыше имелась терраса с видом на горы и бухту, и приезжие художники часто на нее устремлялись, расставляя там свои мольберты - когда не мешали клетки с курами. Консепсьон предпочитала держать кур на крыше, где им не угрожали ни бродячие собаки, ни мальчишки.
        Консепсьон понизила голос и сказала таинственным шепотом:
        - Нет, этот - писатель.
        - О! А ты видела, что он пишет?
        Консепсьон кивнула, втирая неизвестного происхождения мазь в черную, как конский волос копну волос.
        - Он попросил большой стол и весь завалил его бумагами и книжками. Вот, послушайте, сейчас он будет стучать на своей маленькой машинке.
        Все вытянули шеи и прислушались, выключили даже сушильный аппарат. Но Давид не знал, что от него требуется, и пишущая машинка пребывала в молчании.
        Такая тишина наверху произвела впечатление по-испански вежливого и высокомерного указания. Аппарат был осторожно включен вновь; к жильцу все прониклись уважением.
        - А ты можешь прочесть, что он пишет?  - спросил кто-то.
        Консепсьон не удостоила спросившую ответом.
        - Зато Хуан может,  - заявила она с гордостью спустя некоторое время.
        Эта женщина была достойна искренней любви, потому что обладала способностью не проникать внутрь слишком прозорливым оком, разрушая тем самым иллюзии, которыми человек хотел обладать.
        Тем временем Давид ощупью пробрался к окну и распахнул настежь ставни. Каждое утро Консепсьон закрывала их во время уборки, ничто не могло поколебать ее в убеждении, что солнце для человека пагубно даже в морозном январе.
        Таким образом, она с неосознанной учтивостью всякий раз заставляла Давида снова и снова с радостным удивлением наслаждаться видом, открывающимся из окна.
        Хуан, однако, внес свою лепту, чтобы несколько смягчить подобное переживание. Рядом с окном он приколол цветную открытку с изображением морского берега, как бы говоря: глаза твои тебя не обманывают.
        Над постелью висел святой Хуан, выдержанный в трупно-зеленых тонах, излюбленных у последователей Эль Греко. Возведя очи к небесам, отрок с тошнотворной навязчивостью демонстрировал орудие пытки, послужившее причиной его смерти. На рамке имелась эмблема из рыб и ракушек, но Давид не был достаточно искушен в испанском Житии святых великомучеников, чтобы с точностью определить, кто это - святой Хуан-рыбак, по прозвищу Боанергез или Громовержец, или, может быть, святой Хуан Непомук, самый надежный оплот против клеветы и несчастий на воде; весьма вероятно также, что это был еще какой-нибудь третий святой Хуан.
        Но вообще в комнате все было окрашено в цвета, наполнявшие душу радостью: белые стены, кобальтово-синие потолочные балки, рассохшаяся дверь яркого, чистого зеленого тона. На постели, единственном большом и удобном предмете обстановки, лежало ярко-желтое хлопчатобумажное покрывало.
        Было в этой комнате что-то, приводящее в изумление, что вот-вот могло нарушить всю гармонию - но не нарушало; что-то внутри этих четырех стен придавало синеватую глубину расстояния испанским будням, окружавшим Давида. Над комодом висел составленный из осколков мозаичный фриз, украшавший когда-то виллу знатного римлянина. Как он попал в дом Хуана, не знал наверное ни один руководитель раскопок. Но Хуан родился на этом месте, это место принадлежало ему, и посему полагал, что имеет больше прав на то, что сам находил в этой земле, чем какой-нибудь сеньор из Мадрида.
        На деревянной лестнице послышалось шлепанье босых ног, и вскоре маленькая черноглазая, с блестящими черными волосами девочка просунула в дверь голову. Блеснули ее глаза и зубы.
        - Письмо, сеньор.
        - Письмо? Но…
        Такие малышки ходили теперь в новые школы и изучали там литературный испанский.
        - Да, сеньор. Его принесли сегодня утром, но мы положили его в суповую миску и забыли вам отдать.
        Это было письмо от Люсьен Мари. Так вот почему дама на почте посчитала, что он ненасытен!
        - Спасибо, Карменсита!
        Девочка засмеялась, заблестели черные глаза, и теперь обнаружилось отсутствие двух передних зубов.
        - Лолита, сеньор. Кармен - это моя старшая сестра.
        Давид протянул ей песету. Она не подошла ближе, а стояла, поджидая, как игривый котенок, когда он бросит ей монетку, потом грациозно поймала ее в воздухе, блеснула еще раз зубами и глазами и исчезла. Все девочки здесь были раз и навсегда приучены никогда не переступать порог комнаты чужого господина.
        Давид постоял мгновение, взвешивая письмо в руке. Он немного побледнел. Мысли его за последнее время коснулись множества печальных объяснений, почему письма не было так долго. Его даже чуть укололо, когда оказалось, что оно написано в веселом и даже несколько возбужденном тоне.
        Случилась масса удивительных вещей! Ему ведь уже известно, что вновь пересматриваются суровые приговоры по множеству дел против тех, кто был обвинен в сотрудничестве с врагом и в спекуляциях на военных поставках сразу же после заключения перемирия, и что семейство Вионов косвенным образом тоже было втянуто в один из подобных процессов. Процесс длился долго, тома расследований все росли и росли, никто уж и не надеялся на какой-то результат - и вдруг приговор вынесен. Отец Люсьен Мари посмертно реабилитирован, а мать и бабушка даже получают обратно кое-какие остатки семейного состояния.
        Люсьен Мари писала резко и иронично о последних днях напряженного ожидания во Дворце правосудия, когда адвокаты обеих сторон делали все возможное, стараясь перещеголять друг друга в пафосе, красноречии и брани «Видел бы ты их, Давид, как они просто из кожи вон лезли, и в своем рвении прямо-таки рвались через свои загородки, то брассом поплывут то на спине, по-всякому взывая к слушателям и стараясь разжалобить судей… (Это ты наверно научил меня подмечать все завихрения у моих дорогих соотечественников?) Что касается нас, так мы - это всего лишь ничтожные детали, пылинки в вихре правосудия, а целая серия судебных процессов следует одна за другой и конца-краю им не видно, а теперь уже и обвинитель, и финансовые эксперты сами привлекаются к ответственности…»
        «И мы все еще не можем опомниться,  - писала она далее,  - не знаем, как к чему отнестись, смешно, например, или просто противно, когда видишь, как люди меняют к тебе отношение. А потом еще откуда-то появились всякие другие осложнения… Но об этом напишу в следующем письме, а то я так и не сдвинусь с места».
        Давид повеселел. Это означало, что с Люсьен Мари снято самое тяжелое бремя: необходимость содержать своих близких; чувство семейной солидарности не позволяло ей бросить их на произвол судьбы.
        Это была ее причина отказа выйти за него замуж.
        Сердце его забилось сильнее, он огляделся по сторонам в тщетных поисках телефона.
        Значит, сначала сбежать по лестнице, форсировать огневую завесу взглядов из дамской парикмахерской, потом вниз по крутому переулку к воротам в стене, еще несколько кварталов, и он опять у почтмейстерши на цветастом диване.
        Когда Давид попросил бланк для телеграммы, она исчезла и вынырнула опять в своем окошечке, уже в виде Телеграфного Агентства.
        Давид написал по-французски:
        «Heureka[2 - Heureka - эврика (фр.).], почему бы нам не обвенчаться. Давид».
        По выражению разочарования на лице сеньоры он понял, что она не знает французского.
        Прекрасно - а то у него было подозрение, что все местные новости какими-то неисповедимыми путями разлетаются именно с этого дивана.
        Выйдя на площадь, он почувствовал радостное возбуждение, поднял лицо к солнцу, выпрямился, стал тихонько насвистывать. Подумал: что, получил?
        Кто получил?
        Дьявол сомнений, разумеется, кто же еще? Его персональный маленький бесенок, великий специалист подставить подножку и ввести в заблуждение. Голову не успеет высунуть, а мнение у него уже готово, лаконичное и прямолинейное.
        На следующее утро в руках у Давида было второе письмо от Люсьен Мари. Не в ответ на его телеграмму, а продолжение первого.
        «Как я уже тебе писала, наши знакомые могут теперь позволить себе роскошь нас узнавать. И как ты думаешь, кто вынырнул первым, только теперь уже в качестве жениха? Конечно, мой старый друг Этьен де Ган…»
        Давид застыл на месте. Этого человека он ненавидел, и за то, чем он был сам по себе, и за ту роль, которую сыграл в жизни Люсьен Мари. Он сердито пробормотал: и как только она позволяет… как может мириться…

        «С присущим ему нахальством он отталкивает меня в сторону, потому что сначала наносит визит маме, потом бабушке, и тем самым перетаскивает их на свою сторону; да еще использует их в качестве сватов. Они-то в восторге, считают, что часовые стрелки истории повернулись вспять, что все теперь опять пойдет по-старому. И маленькой Люсьен Мари удастся наконец с помощью замужества войти в семью аристократов. А меня так и подмывает сказать им: да не верьте вы ему, пожалуйста. Он мой старый плутоватый любовник я была ему не пара, когда мы были бедны и о нас ходила дурная молва. Но ясное дело, я им этого не говорю. Кстати, и это меня утешает, мои слова только бы дали ему лишний козырь в руки. Они еще подумали бы, что с его стороны это благородно и красиво - стараться восстановить мою репутацию. (Слышу, как ты ругаешься, спасибо тебе за это!) И все же… Пойми меня, Давид. Я нисколько не обольщаюсь и не строю на его счет никаких иллюзий. Но ты ведь знаешь, в любовных делах отличительной чертой моей нации является наш излишний рационализм, и француженка во мне сейчас вопрошает: а почему бы и не брак по расчету,
в конце-то концов? У нас этот институт весьма и весьма распространен. Ты получаешь законное место в обществе, ты получаешь собственный угол, ты получаешь садик и можешь за ним ухаживать. И не только садик: pas seulement un jardin, mais un verger, un potager…[3 - Pas seulement un jardin, mais un verger, un potaqer - не только сад, но и огород.] Да, Давид, женщина, если ей за тридцать, мечтает не только о розах, но и о le potager de l'amour…[4 - Le potager de l'amour - огород любви.]»

        Давид изменился в лице. Ему показалось, что внутри у него все перевернулось. И все же не мог удержаться от улыбки, читая это непереводимое французское выражение, желание иметь «огород любви». Он попытался себя утешить: она написала так просто, для красного словца. И потом - Люсьен Мари, ухаживающая за капустой?! Он не представлял себе, что ей может когда-нибудь надоесть мистическая роза любви, страсть в ее чистом виде.
        Он читал дальше:

        «…Так рассуждает во мне одна частица. Непритязательная такая частица. Зато другая частица, прошедшая курс обучения у Мориса и у тебя, насмешливо улыбается жениху, выплывающему на свет божий как раз тогда, когда у невесты замаячили денежки на горизонте. И эта частица во мне безмерно возмущена, что он хочет получить не меня саму… (А говорят, между прочим, что денег этих едва-едва хватит, чтобы свести концы с концами маме, бабушке и тете Жанне - но этого он не может знать.)»

        Слава Богу, она его уже раскусила, подумал Давид. Этого брачного авантюриста! Этого жадного негодяя! Но, поразмыслив еще немного, он вдруг почувствовал, что его бросило сначала в жар, потом в холод. Имелся еще один субъект, тоже посватавшийся к ней именно в такой момент…
        Ну, здесь совсем другое дело! Я ведь только подумал, что теперь она свободна и может располагать собой по своему усмотрению.
        О, разумеется, разумеется. А если она решит, что здесь тоже есть определенная связь?.. «Жених, выплывающий на свет божий именно сейчас…»
        Вот проклятый характер! Да будь она трижды неладна, эта телеграмма, которой он только что так кичился!
        Давид начал рьяно выискивать дату на ее письме. Когда она его написала - после того, как получила его телеграмму? Нет, письмо было датировано днем раньше. Не могла же Люсьен Мари оказаться такой изощренно-ядовитой, чтобы проставить дату на письме на день раньше, дабы иметь возможность высказаться; нет, ясно, его это не касается…
        Стоп,  - осадил он свою фантазию,  - стоп. Опять она была здесь, вечная его склонность себя взвинчивать, давать волю своей болезненной подозрительности. Знает же меня Люсьен Мари, не будет так истолковывать мои слова.
        Неужели? Откуда это ему известно? Кстати, а мог ли он быть так уж уверен, что в его подсознании не велись подсчеты весьма сомнительного свойства - раз его так покоробило случайное сходство с Этьеном де Ганом?
        А может быть, послать еще одну телеграмму… И в ней объяснить… взять назад…
        Нет, тогда-то он уж наверняка сделает себя на всю жизнь посмешищем.
        Оставалось ждать ответа.
        Но день прошел, a ответа не было.
        5. Ночь в Соласе

        Песок, море, горы - все мерцало и переливалось в слабом сиянии звезд. Все было тьмой и тем не менее все светилось. Далеко внизу мягкие округлые очертания бухты с темно-белой пенной каймой прибоя; потом вдруг рой светящихся желтых точек вдоль берега. Это рыбаки зажигали на своих суденышках высоко подвешенные кормовые огни для ночного лова рыбы.
        Давид пробирался вверх по тропинке к заброшенному каменному брустверу на самом краю скалы. От ожидания письма и от попыток работать, делая вид, что ничего не ждешь, у него к вечеру разболелась голова.
        Здесь же, как нигде в другом месте, человек мог оставаться наедине с ночью и морем. Слушать монотонные удары прибоя о берег, доносившиеся снизу как биение мощного пульса. Ощущать дыхание вселенной.
        Один наедине с собой.
        Один? Две тени у горизонта начали вдруг принимать некие определенные очертания на фоне неба - неторопливо, медленно, как слабые изображения в ванночке с проявителем. Люди - животные - каменные изваяния? Судя по форме, едва ли это люди.
        Но он узнал их, это были силуэты жандармов в касках. Их было двое, они сидели вверху, на бруствере - сидели неподвижно, поджидая его. Ночной бриз приподнимал у одного из них плащ, он подбирал его опять бесшумно, как матросы, которые хотят зарифить парус. Дула карабинов высовывались из-под плащей наружу, но только совсем немного; по тому, какими они казались укороченными, Давид мог понять, что они направлены на него.
        Он остановился и зажег сигарету, давая им возможность рассмотреть его лицо. Потом потушил огонек и произнес:
        - Добрый вечер.
        Они промолчали, как будто разочарованные, что не смогли взять его врасплох. Потом пробормотали угрюмо:
        - Здравствуйте.
        У них были не только карабины, у них были и автоматы. Давид вспомнил, что как-то сказал один язвительный каталонец о вооружении жандарма: карабин, чтобы как можно более метко расстреливать своих соотечественников с большого расстояния, автомат, чтобы косить своих сограждан с близкого расстояния, и револьвер, чтобы пустить пулю в лоб самому себе.
        Давид решил, что может продолжать свой подъем дальше, вверх по тропинке, по тень, что была повыше, прокричала предостережение. Он не стал сопротивляться. В Испании мало кто осмеливается вступить в спор с вооруженным жандармом.
        Он вернулся и стал спускаться по тропинке вниз. Теперь она казалась более крутой, ночь приобрела дополнительный оттенок угрозы.
        Там, внизу, в разные стороны разбегались рыбачьи лодки, как рой огненных мух рассеивались по воде.
        Кто-то еще взбирался вверх по тропинке, несмотря на тьму, шел спорым и уверенным шагом. Давид увидел сначала отсвет от фонаря, направленный на землю. Он остановился и зажмурился, когда световой душ из фонаря окатил его с ног до головы.
        - Ах, это вы, сеньор,  - произнес в темноте голос сержанта Руиса.  - Вот и хорошо. А то я как раз вас искал.
        - Меня? Что случилось?
        - Ничего,  - сказал Руис и, казалось, улыбнулся; он привык к тому, что его должность заставляет людей сразу же занимать оборонительную позицию.  - Мне хотелось попросить вас об одной услуге.
        Прежде чем Давид успел ответить, Руис продолжал:
        - Минуточку - я только проверю несколько своих постов. Можете подождать?
        И растворился в темноте.
        Через несколько минут он вернулся.
        - Не любят мои люди стоять на посту в одиночку здесь, наверху, да еще по ночам,  - вздохнул он.  - И во что бы то ни стало хотят быть на посту вдвоем…
        - А для чего вам нужно так много постов теперь, в мирное время?  - удивился Давид.
        Руис рукой призрака показал в сторону исчезающих рыбачьих судов.
        - Вон оттуда они каждую ночь отправляются на лов. Думаете, за пограничной линией, за три мили отсюда, они встречают одних только рыб? А уже потом идут домой, еще до рассвета, загружают машины для Барселоны и для других городов внутри страны. Время от времени мы делаем облаву, но знаем, что большая часть товара проходит мимо нашего носа.
        Давид посмотрел вслед разбежавшемуся рою огоньков на воде, подумал, что, может быть, именно сейчас несколько лодок, потушив огни, скользят вперед, навстречу безмолвным и опасным приключениям.
        - А какую они возят контрабанду?  - поинтересовался Давид.
        - Всякую, практически говоря. Но прежде всего кофе и сигареты.
        Вспомнив о кофе из испанских колоний с его бесцветным вкусом разведенного шоколада, он невольно с благодарностью подумал о тех, кто контрабандой привозил сюда крепкий американский кофе, настоящий эликсир жизни для всякого пишущего.
        Руис зажег свой «caporal»[5 - Caporal - вид табака (исп.).], и его сомнительное благовоние заставило Давида поспешно предложить ему «Виргинию».
        - Контрабандные,  - произнес Руис лаконично, но все-таки взял одну.
        - Я не виноват.
        - Да, конечно, их открыто продают по всей стране, я знаю.
        Давид тактично переменил тему разговора.
        - Если они грузят контрабанду в грузовики с рыбой, то непонятно, почему ваши посты должны стоять здесь, в горах.
        - В последнее время было совершено слишком много облав на автомашины, так что они теперь опять начали пользоваться старыми контрабандистскими тропами,  - объяснил Руис.  - А откуда нам взять столько людей, чтобы охранять еще и горы?
        «Ну, чего-чего, а жандармов у вас более чем достаточно»,  - подумал Давид. Он не забыл палаточный лагерь, увиденный им по дороге сюда: муравейник у муравейника на разграфленных, как по линейке, улицах. Военный лагерь, как во времена Цезаря, только увеличенный до гигантских размеров. «Война с галлами» в постановке Сесиля де Милля.
        - Но вам все же не удалось их запугать, несмотря на все ваши старания?  - спросил он.
        - Нет. Слишком много среди испанцев бедняков. Доведенных до отчаяния, не останавливающихся ни перед каким риском, лишь бы заработать несколько песет.
        В голосе сержанта послышались нотки товарищеской солидарности. Он знал свое дело, делал, что мог, чтобы захватить контрабандистов, но было ясно, что ему не было чуждо понимание причин, ради которых они идут на риск.
        Искорка симпатии сама по себе, без всяких слов и жестов, зажглась между Давидом и стражем порядка.
        Руис продолжал.
        - Сущее наказание для нас эта контрабанда, сеньор. Я часто думаю, может быть нас, испанцев, преследует какое-то особое дьявольское наваждение…
        Он оборвал себя, посмотрел в темноте на Давида и произнес более официальным тоном:
        - Поймите меня, сеньор, я сам состою в жандармерии, я верен режиму. Но ведь я к тому же еще и каталонец. Я знаю, что думают и чувствуют люди в наших краях. Режим жестокий, он подавил буквально всякую форму сопротивления, Но должны же беспокойные души иметь хоть какую-то отдушину.
        Это верно, подумал Давид. Так или иначе, но человек отыщет для себя возможность хоть в чем-нибудь насолить власть имущим.
        Вслух он сказал:
        - А что вы хотели от меня?
        Руис как-то странно засопел и промолвил.
        - Весьма прискорбно. Что им здесь нужно, они даже языка не знают…
        - Не понимаю,  - поднял брови Давид.
        - Появляются здесь на нашу голову ваши земляки. Вот мы и подумали…
        У Давида сразу же испортилось настроение. Нет ничего более неприятного, чем земляки за границей. В особенности земляки, угодившие в полицию. Внезапно он с сочувствием вспомнил о докторе Стенрусе, шарахнувшемся при виде его в первый попавшийся переулок.
        - Что за тип?  - буркнул он.
        - Подождите, увидите. Немножко не в себе, как мне кажется. И без единого сентимо. Но паспорт шведский!  - сказал сержант вызывающе.
        Давид сделал попытку избежать своей судьбы:
        - Арестованный швед без денег - разве это дело не шведского консула?
        - Если бы он у нас здесь был…
        - Кстати, а почему вы его арестовали?  - спросил Давид, внезапно почувствовав себя на стороне неизвестного ему земляка.
        - Его? Да это она, слава создателю,  - хмыкнул Руис. До сих пор он употреблял слово compatriota[6 - Compatriota - землячка (исп.).], слово и мужского и женского рода.
        Ну конечно, какая-нибудь бестолковая туристка - старушенция, растерявшая в дороге все свои капиталы, подумал Давид покровительственно, входя несколько позже в жандармский участок на первом этаже ратуши. Он поправил свой галстук и приготовился к роли Георгия Победоносца, берущего на себя дракона.
        Руис указал ему на стул и отдал распоряжение жандармам. Костлявое коричневое лицо жандарма раскололось на две части в белозубой волчьей улыбке, когда он отдал честь и вышел.
        Возвращаясь обратно, он подтолкнул в дверях перед собой молодую девушку. Девушку с волосами цвета некрашеного дерева, подвязанными наподобие хвоста у тибетской лошадки. Мужская рубашка навыпуск с высоким воротом и видавшие виды зеленые вельветовые брюки по щиколотку. Носки гармошкой и испанские веревочные туфли.
        - Взгляните только, на что она похожа,  - с возмущением сказал Руис. Его идеалом была сеньора Руис, андалузка с иссиня-черными волосами разделенными на прямой пробор, широкобедрая красавица килограмм на восемьдесят.
        - Ш-ш!  - зашипел на него Давид.
        - Не понимает ни звука,  - невозмутимо промолвил Руис, продолжая рассматривать ее тщательно и с интересом истого испанца.  - Не поймешь - парень или девица, а так морочит голову моим гвардейцам, что я не могу ее больше держать у нас здесь. Можете вы мне это объяснить?
        - Они, я надеюсь, ее не тронули?  - резко спросил Давид. Вопрос прозвучал по-викториански строго, но был так же нелеп, как корсет с косточками рядом с этой девушкой, одетой, как приверженка экзистенциализма из квартала Сен-Жермен де Пре - но у нее было круглое шведское личико, тронувшее Давида, несмотря на свой надутый вид.
        Руис засмеялся.
        - Нет - но это уж моя заслуга, а не ее.
        Давид пошел навстречу девушке и пробормотал свое имя.
        Взмахнув своим белесым хвостом, она вялой рукой взяла его протянутую руку.
        - Привет,  - сказала она.  - Вы швед?
        - Да,  - ответил Давид, несколько охлажденный ее равнодушным тоном.
        - Чудненько. Велите тогда им, чтобы меня отпустили.
        - Легко сказать… А почему вы здесь?
        - Эти идиоты думают, что я пыталась провезти контрабанду…
        - Вас вышлют, если будете оскорблять испанцев!  - вскричал Руис. Некоторые слова, к сожалению, интернациональны.
        - Вот этот очень нудный, с другими бы я справилась,  - кивнула девушка с легкой усмешкой в сторону жандарма. Можно было подумать, что его ударило током.
        Круглые девичьи щеки, оказывается, не всегда являются гарантией шведской добротности…
        - Ее поймали на месте преступления,  - сердито сказал Руис.  - Мы делали облаву в автобусе, искали партию кофе, а она, представьте себе, сидит и прячет целый мешок под юбками.
        - Но ведь у нее нет никаких юбок,  - вставил Давид.
        Возражение произвело на Руиса должное впечатление, но девушка сама сразу же опять все испортила.
        - Я держала мешок между коленями, только положила на него свой плащ. Но ведь это была только шутка…
        Давид посмотрел на нее меланхолическим взглядом.
        - Боюсь, в таких случаях у них нет чувства юмора. Зачем вы такое натворили?
        - В автобусе было, конечно, ужас как тесно, а мое место оказалось среди целой компании испанских реб… парней. Они все смеялись и кричали, да еще наступали мне на ноги. Потом вдруг подали сигнал, что идут жандармы - а они мне тогда и говорят: сядь вот на этот мешок. Ну я и села. Но жандармы все равно его нашли, и взяли меня и всех парней.
        Она привыкла говорить ребята, но стиль требует сказать парни, подумал Давид, переводя ее слова и добавляя кое-что от себя о молодости девушки, о всеобщей разболтанности и о полном незнании законов и обычаев страны.
        - Знала она раньше или нет ту компанию в автобусе?  - спросил Руис через Давида.
        - Никогда их раньше не видела,  - ответила она тем же тоном, что и прежде.
        - Хм,  - произнес Руис. Потом потер себе подбородок и добавил:
        - Ну, ладно - честно говоря, думаю, так дело и было. Те-то нам известны… Но все равно - за помощь контрабандистам полагается наказание.
        - Знаете, если у вас нет особых возражений, так, может, вам лучше ее отпустить?  - спросил Давид.  - А то придется нам впутывать сюда консулов, адвокатов - стоит ли?
        Руис задумался.
        - Спросите-ка ее, сколько у нее есть денег, чтобы заплатить штраф,  - сказал он.  - Она из богатой семьи?
        Девушка вывернула наизнанку карманы своих брючек.
        - Переведите ему, что ровно столько же я могу получить из дому. И не стала бы возражать, если бы они оставили меня пожить здесь, в участке, только бы снабжали чернилами и бумагой.
        Давид перевел, и Руис заколебался. Он был озадачен, Потом выпрямился и сказал с пафосом:
        - Мы, испанцы,  - рыцарский народ. Эта женщина нарушила наши законы, но мы не берем с нее штрафа. Сеньор, я вам доверяю: от имени вашей соотечественницы я делаю вам подарок.
        Свои слова он закончил поклоном перед остолбеневшим Давидом. Затем прибавил более естественным тоном:
        - И ради всех святых, постарайтесь, чтобы она отсюда исчезла!
        Девушка перебросила свой лошадиный хвост на спину и засмеялась. Она окинула Давида взглядом с головы до ног, потом с ног до головы; этот взгляд бесстыдно пополз по его коже, по ее нервным окончаниям; ну как, разве не приятно получить такой подарок?
        - Сходите за ее вещами,  - приказал Руис жандарму. И в первый раз обратился к ней самой: - Сядьте пока.
        Она присела на краешек стола, равнодушная и отсутствующая, потом взгляд ее опять задержался на Давиде, в глазах появилось какое-то новое выражение.
        - Вы Давид Стокмар!
        - Да,  - удивленно сказал Давид, он ведь с самого начала так и представился.
        - Я не слышала,  - я вас не узнала…
        - Разве мы раньше встречались?
        - Нет, но я должна была вас все-таки узнать.
        - Простите, а как зовут вас?
        - Наэми Лагесон.
        Руис протянул ему паспорт девушки. Он продолжал обращаться с Давидом, как с единственным разумным существом, присутствующим здесь. Давид прочел: Наэми Альбертина Лагесон, родилась 3 апреля 1927 года в уезде Топпелёса, провинции Иёнчёпинг…
        Двадцать пять лет? А она разыгрывала из себя семнадцатилетнюю.
        Наэми вырвала у него свой паспорт.
        - Ни к чему тебе читать там все это об Альбертине и Топпелёсе…
        Тебе. Шагала она быстро, как на марше, эта девица. А какое поразительное смешение бесцеремонности и шведской застенчивости!
        - А мое имя тебе ничего не говорит?  - спросила она почти робко.
        Тут у него мелькнуло одно воспоминание, и он сообразил, кто она такая. Наэми Лагесон, да это же имя одной дебютантки-писательницы, в прошлом году она начала печататься. Романа ее он не читал, но припомнил, что отзывы в прессе были хорошие. «Хрупкий и своеобразный талант»,  - значилось в издательских аннотациях.
        - Так что мы коллеги,  - улыбнулся он.
        Она кивнула и продолжала поедать его своими раскосыми, широко раскрытыми, очень редко мигавшими глазами.
        - Может быть, я веду себя как ребенок… Но так занятно повстречать писателя старшего поколения…
        Давиду почудилось, что его ударили ногой под ложечку. «Старшее поколение»! Какой жестокий способ обнаружить, что в глазах других ты уже не принадлежишь к молодым дарованиям! Он не мог сдержать в себе протест:
        - Еще и десяти лет нет, как я сам выпустил свой первый роман.
        - Мне кажется, я читала твои книги всю мою жизнь. И вот ты здесь, настоящий, живой. Так странно.
        - И действительно странно,  - согласился Давид и невольно рассмеялся.
        Жандарм вошел с дешевым чемоданом, перевязанным веревкой. Давиду удалось бросить взгляд на часы: десять минут второго. Поздно даже по испанским понятиям.
        - Стоп!  - сказал он.  - На сегодняшнюю ночь она должна остаться в участке. Сейчас уже все закрыто.
        - Ты женат?  - спросила Наэми.
        Давид проглотил чуть было не сорвавшееся с языка «нет» и ответил: да, женат.
        Жаль,  - буркнула она лаконично, надула губы, осела как-то в своей мужской рубашке, пошевелила пальцами ног в своих веревочных туфлях.
        Посовещались все вместе. Было решено, что жандарм унесет ее чемодан обратно.
        - Спокойной ночи,  - сказал Давид.  - Завтра я за вами - за тобой зайду рано утречком.
        - Мужчины всегда врут,  - отрезало хрупкое дарование и поплелось за жандармом.
        Давид и сержант посмотрели друг на друга.
        - Было бы наверно спокойнее - для вас,  - если бы ей дали пару месяцев,  - покачал головой Руис.

        На следующее утро Давид зашел за ней и взял на себя, заботу о перевязанном веревкой чемодане.
        Он был зол, бреясь только что, несколько раз порезал себе подбородок, а она выглядела осунувшейся и немытой.
        - Куда вы собираетесь идти?  - спросил он.
        - Куда идти? Я остаюсь здесь. Если вы ничего не имеете против,  - прибавила она язвительно. Но в безжалостном утреннем свете она выглядела юной и растерянной. Дерзкой, но одновременно и испуганной.
        - Я тут знаю один дом, где ты можешь пока пожить,  - предложил он.
        - Там же где…
        - Нет, я живу в другом месте.
        - Почему ты такой плохой товарищ?  - спросила она жалобно.
        - Извини, я не знал, что ты мечтаешь именно о товарищеских отношениях.
        - Да, плохой товарищ! Да еще так важничаешь.
        Тут Давид засмеялся.
        - Я буду более естественным, когда ты перестанешь изображать из себя enfant terrible[7 - Enfant terrible - ужасный ребенок (фр.).] из асфальтовых джунглей. Паспорт говорит кое-что иное о твоем возрасте и месте рождения.
        Она сказала с горечью:
        - Мне все ясно. Уродилась деревенской дурочкой, значит, навсегда деревенская дурочка.
        - Нет, я не это имел в виду,  - произнес Давид более мягко. Несмотря ни на что в ней было что-то трогательное: как только речь зашла о ее больном месте, она сразу стала естественной, хотя ее защитная окраска его раздражала.
        - Кофе ты пила?
        Нет, кофе она не пила. Они вошли в рыбацкий кабачок Мигеля и заказали черный кофе, горячее молоко и большую тарелку хлеба. Сам патрон стоял в дверях и следил за порядком. У него было что-то с шеей, или со спиной, так что голова была всегда повернута набок и не шевелилась, он изучал людей из-под полуприкрытых век. Свою лысину прикрывал черным беретом и никогда его не снимал. Из принципа говорил лишь по-каталонски и рассматривал испанцев из других провинций своей страны как иностранцев. Поскольку при современном режиме это было довольно рискованно, перед незнакомыми гостями он предпочитал притворяться немым: отвечал пожиманием плеч, подниманием бровей, движениями большого и указательного пальцев.
        - А вот тебе и коллега,  - усмехнулся Давид, наливая кофе.
        - Он писатель?
        - Нет, контрабандист.
        Ходили в городке слухи, что на протяжении десятилетий Мигель был вожаком контрабандистов Соласа, но его никак не удавалось схватить; только негнущаяся шея служила напоминанием о пуле жандарма. Поговаривали также, что Мигель таким путем нажил состояние, и смог поэтому дать дочерям богатое приданое, а сам содержал в Барселоне дорогую любовницу.
        Зато во всем остальном Мигель был добрым католиком и относился благосклонно ко всем процессиям и праздникам, независимо от того, кто праздновал день своего святого-защитника и покровителя - рыбаки, сельскохозяйственные рабочие, таможенники или торговцы. В такой день кабачок закрывался для всех других посетителей и там вкушалась праздничная трапеза. Таким образом Мигель покровительствовал всем святым, а святые покровительствовали Мигелю и умножали его богатства, к обоюдной выгоде.
        Наэми Лагесон шутка не понравилась. Легкость и шутливость не были ее сильной стороной.
        - Почему этот несносный старикашка стоит и все на нас таращится?  - возмутилась она.
        Это была правда, Мигель рассматривал обоих своих ранних клиентов с неподвижной насмешливой улыбкой, воткнув кривую самодельную сигару в свою щучью пасть и придерживая ее уголком рта.
        Давид повел рукой по направлению к окну, как бы показывая пейзаж, и заговорил безличным ровным тоном:
        - Он говорит только на своем диалекте, но оскорбление учуял бы на любом языке.
        - А какое мне дело, если он оскорбится?
        Давид пытливо посмотрел на нее. Нет, она не принадлежит к тем, кто из деликатности постарается не наступать другим на ноги. Вероятно, она относилась к опасному виду людей, полагающих, что пальцы на собственных ногах лучше всего убережешь, если встанешь на чужие.
        - Иностранец, оскорбивший испанца, высылается из страны,  - объяснил Давид.
        - О,  - произнесла она, и было видно, что это она запомнит и будет впредь осторожнее.
        - Мне бы хотелось спросить у тебя одну вещь,  - прищурился он.  - Почему ты вчера разыгрывала Руиса?..
        - Кого это? Полицейского?
        - Да… Что ты не знаешь испанского. А я заметил, что понимаешь ты довольно хорошо.
        Она ответила безмятежно:
        - Во-первых, многих слов я действительно не знаю, а во-вторых, мне не хотелось отвечать на их вопросы о том, откуда я и все такое.
        - Почему же? Ты что, сбежала, не заплатив по счету?  - пошутил Давид, потому что это было самое невероятное, что пришло ему в голову.
        Но она кивнула головой и впервые сказала непринужденно и доверчиво:
        - Вот именно. Ты тоже так делаешь?
        - Ну, знаешь ли!..  - воскликнул Давид.
        Она сразу же беспокойно заерзала на стуле и возразила обиженно:
        - А что тут такого? Я только делаю, как все…
        Некоторое время Давид сидел молча, глядя на нее. Что она, дразнит его, хочет увидеть, как долго он может держать себя в руках?
        - Откуда ты явилась?  - спросил он.  - И кто такие эти «другие», которые делают так же?
        - Мы, художники, ведь не обращаем внимания на деньги,  - заявила она.
        Эти слова можно было принять за богемное легкомыслие, но тут крылось и что-то другое. Что-то надуманное и претенциозное, снобистская поза.
        - Деньги «других»?
        - У нас у самих ведь их нет,  - пожала она плечами и на этот раз победа осталась за ней.
        Потом она вдруг без всякого стеснения рассказала, как она и еще один художник по имени Хенрик поехали на Майорские острова, чтобы там поработать. Но на Майорских островах шведских художников было как собак нерезаных, и Хенрик был все время не в духе.
        - Он ужасно передовой, но когда дело касается женщин, то, ей-богу, считает, что они нужны только для того, чтобы… обслуживать мужчин,  - сказала она, и когда ее слова были циничными, то звучали естественно.
        - Так что, он тебе надоел?
        Она как-то вся обвисла, лошадиный хвост обвис, прядь прямых волос спустилась прямо на лицо.
        - Нет, я ему надоела раньше… Видишь ли, потом деньги кончились, и мы переехали, и так все переезжали и переезжали, и все в более дешевые хаты. В конце концов сняли комнату у одного рыбака…
        - Как Мигель?
        - Нет, что ты - постель без простыни, масло прогорклое, хлеб, как подметка. Бр-р-р! А потом у нас была жуткая ссора, и Хенрик стал бесноваться, и смылся - от платы за квартиру и от всего.
        - Обворожительная личность,  - заметил Давид.
        - Ты же знаешь, наверно, художники - они все такие,  - фыркнула она, пожимая плечами.  - А потом я тоже побесновалась и улизнула со следующим пароходом.
        - А рыбак?
        - Что рыбак? Чего ты на меня так уставился?
        Если Давид сердился особенно сильно, то несколько обычных линий исчезали с его лица - тех, что придавали ему иронически-терпимое или замкнутое и углубленное в себя выражение. Оно становилось гладким и жестким, а глаза делались ледяными. Но внутри у него все кипело.
        Он жил в Испании уже почти два года - и стал сверхчувствительным в одном отношении. В отношении бедности. Голода. Всех этих людей, живущих в постоянных лишениях. И несмотря на бедственное положение какая сама собою рззумеющаяся честность! Какое живое сочувствие к окружающим! Не раз он наблюдал, как хозяева-испанцы, сами бедняки, помогали молодым художникам, попавшим в затруднительное положение, вплоть до того, что буквально делились с ним последним куском хлеба. А что делал молодой художник? В один прекрасный день получал деньги из дому, и либо уезжал восвояси, либо перебирался в хороший пансионат, поскольку полуголодное существование и последний кусок хлеба были не из приятных и не возбуждали в нем ни малейшего чувства благодарности. А бедняк только и видел свои денежки.
        - Я полагаю, все же, что ты должна оплатить тот счет,  - сухо произнес он.
        Наэми хлебнула кофе двумя длинными и звучными глотками, как бы испугавшись, что он у нее отнимет и кофе.
        - Как строго ты говоришь,  - сказала она.  - Ты что, верующий?
        Он был уверен, что она над ним насмехается,  - над тем свойством его натуры, которое требовало уважения к закону. По крайней мере к некоторым законам.
        - Я ненавижу «художников» подобного рода! Настоящие художники не имеют с ними ничего общего!
        - Да, но если нет денег…
        - Ты ведь их потом получила! Сколько у тебя?
        Она ответила хмуро, надув губы:
        - Двести.
        - А сколько вы там задолжали?
        Она так и завертелась на стуле.
        - Не помню…
        - Сколько?
        - За четырнадцать дней.
        - По скольку за день?
        - По тридцать песет.
        Давид нацарапал на бумажке и умножил. Сто восемнадцать крон…
        - Пошли.
        - Ты что собираешься делать?
        - Потащу тебя за шкирку на почту. Чтобы тот рыбак на Майорских островах получил обратно свои денежки.
        - Ты что, не в уме?.. Не буду же я платить и за Хенрика тоже?
        - Вытряхни их у него все до последнего эре, когда вернешься в Швецию. С процентами.
        Она сказала с сердитыми слезами на глазах:
        - Почему тебе жалко рыбака, а не меня? На что буду жить я?
        - Ты-то уж найдешь кого-нибудь, у кого сможешь взять в долг,  - вздохнул Давид. Увы, он догадывался, у кого именно. Он как раз получил немного денег после матери. Немного, правда, но все же какой-то резерв.
        Когда дело было закончено и они вышли от почтовой дамы на цветастом диванчике, Давид вздохнул с облегчением, как будто с него свалилась тяжесть. Он улыбнулся, с некоторым удивлением иронизируя над собой, и повернулся к ней, чтобы объяснить, зачем он вдруг стал ей читать мораль, когда она с уважением и еще с каким-то едва уловимым чувством произнесла:
        - Никогда бы не подумала, что кто-нибудь, кроме верующего, может быть таким строгим.
        В замешательстве Давид понял, что у нее это не было насмешкой.
        - Что ты имеешь в виду? А ты не думаешь, что неверующий тоже может быть честным?
        - Нет, но…  - начала она и казалась совершенно сбитой с толку.  - Там-то, дома у нас, ясно, все знают, что такое грех и проклинают его - но писатели и всякие другие…
        Давид улыбнулся:
        - Ну, не все же писатели оставили в твоей душе такой горький осадок?
        - Я знаю только немногих,  - призналась она.  - В той компании, куда я попала, когда приехала в Стокгольм, было несколько человек из тех, что пишут в газеты - иногда, если удастся пристроить то, что напишешь - и несколько художников. И все они жили, как придется, часто вместе, а деньги - да денег почти ни у кого и не было.
        - А как ты туда попала? И когда?
        - Два года назад. Когда приняли мою книгу. Тогда я должна была податься из дому.
        - Почему же?
        - Ну, понимаешь… мама и все в нашем приходе с ума бы сошли. Это ведь светская книга. Греховная.
        Давид опять испытующе посмотрел на нее, но в ее голосе и намека не было на кавычки.
        Как все люди, выросшие в очень стесненных условиях, она привыкла считать само собой разумеющимся все то, что относится к ее персоне: «мама», «прихожане», эти слова покрывали такие обширные области на карте ее души, что она даже не находила нужным их объяснять.
        Он спросил, как она начала писать. Тут она зажглась:
        - Я не могла не писать! Я писала массу, массу, только потихоньку. Никто не понимал, чем я занимаюсь у себя на чердаке, все думали, что я немножко туповата. А потом, однажды вечером - на богослужении - мне было видение.
        - Видение?!
        - Да. Меня понесло куда-то, люди все исчезли, голоса слышались издалека, только свечки разгорались все ярче, все ярче… Но это не было зовом, призывом к спасению души.
        Она содрогнулась с головы до ног, будучи все еще во власти своего таинственного страха.
        Он спросил неловко:
        - А «видение», «зов» тебе какой был?
        - Что я должна убежать и стать писательницей. Большой писательницей,  - подчеркнула она, с естественным высокомерием избранной и отмеченной.
        Давид долго молчал. Отчасти слова девушки помогали понять ее личность и поведение,  - но не тот необъяснимый факт, что к ней пришла удача.
        - Мне бы хотелось прочесть твою книжечку,  - сказал он.  - Она у тебя с собой?
        Впервые Наэми покраснела, «как молодая девушка».
        - Она у меня здесь,  - застеснялась она и начала теребить узел веревки, обвязывающей чемодан, который нес Давид.
        - Подожди, мы сейчас придем,  - остановил он ее и перешагнул через одну из спящих на дороге собак.  - Вот мы и дома.
        Они благополучно разминулись со стадом коз, маленькая худая женщина босиком гнала их в этот момент вверх по крутой улице. Козы были тоже маленькие и худые, на зимнем пастбище в горах особенно не разгуляешься, но все они весело семенили на утреннем солнышке.
        Женщину прозвали «Поющая Мария», он слышал ее каждое утро. Теперь она тоже пела своим резким голосом какую-то печальную песенку, он мог различить только припев:
        Память, забудь, забудь
        Того, кого помнишь…

        Давид остановился. «…Того, кого помнишь». Наэми тоже остановилась и обернулась вслед козам.
        - Взгляни на их безумные желтые глаза,  - скривила она губы.  - Так и видно, что они злые, эти животные.
        - А разве есть злые животные?  - удивился Давид, ласково глядя на беременную черную козу, так мужественно и старательно шагавшую вперед по каменистой дороге. Она напомнила ему Консепсьон.
        Их встретила старушка, мать самой Консепсьон.
        - Добрый день, сеньор. Вот сюда, сеньорита,  - приветливо прошамкало вставными зубами маленькое сухонькое древнее существо.
        На этот раз над постелью висела икона с изображением самой Мадонны, la Virgen[8 - La Virgen - Мадонна (фр.).], с мечом в сердце.
        Давид по лицу девушки увидел, как она вздрогнула и оцепенела, увидев олеографию: все религиозные символы, видимо, касались ее, как горячими щипцами.
        - Тут у тебя по крайней мере есть крыша над головой,  - сказал он и протянул руку, чтобы попрощаться.
        - Нет… подожди… а книга!  - воскликнула она, в испуге хватаясь за каждый повод, чтобы его удержать.
        Из хаотических внутренностей сумки она извлекла на свет божий тоненькую книжицу. Обложка с абстрактным рисунком ничего не объясняла, только давала толчок, указывала исходное положение фантазии.
        Он перелистал ее, прочел кусочек здесь и кусочек там: беспокойная образная речь могла бы показаться смешной, но смешной не была, потому что в глубине, в ее засасывающих воронках и водоворотах, таилась взволнованность.
        Неужели так может быть, неужели действительно в этих вельветовых джинсах разгуливает настоящий писатель?
        Ну что?  - спрашивал ее взгляд, ее сжатые в кулак руки.
        - Мне хочется прочесть ее как следует,  - признался он и засунул книгу под мышку.
        Она с облегчением вздохнула, как будто бы выслушала положительную рецензию.
        Но тут прилив скромности и естественности ее оставил. Опять она извивалась, опять ее взгляд пополз, как щупальцы присасываясь к его нервным центрам:
        - А когда ты покажешь мне город?
        6. Париж

        Письмо такое веселое.
        Действительность такая унылая.
        Почему человек скрывается под маской от того, кого любит?
        Чтобы его спровоцировать.
        Необходимо, чтобы хоть что-нибудь изменилось, пусть даже в худшую сторону, нет больше сил терпеть, за каждым словом угадывается настойчиво повторяющееся желание переменить обстановку. Каждая клеточка в такой момент томится в человеке от желания взорваться, взлететь - а там будь что будет.
        Даже в отношении Давида?
        Да! Взлететь от него - или взлететь к нему.
        Люсьен Мари плотное закуталась в халат, потрогала батареи. Холодные, как всегда. Она замерзла. На улице забрезжило утро, серое, февральское, оно без всяких прикрас показывало все некрасивое, разрушающееся: испачканную штукатурку, дома, взывающие о ремонте, переполненные бачки с мусором в ожидании опорожнения, людей раннего утра - голодных, замерзших, плохо одетых; поздних дебоширов, с лицами, раздрябшими и выражающими одну безнадежность, одно отвращение и усталость.
        Сгиньте же!  - подумала она в приступе внезапного отчаяния. Спрячьтесь, измените, наконец, форму. Ведь глазам больно от всего этого уныния.
        Возьму и как-нибудь попробую сделать невозможное. Выпрыгну в окно, полечу через крыши - туда, где распускаются розы и восходит солнце.
        Старушка в постели пошевелилась. Люсьен Мари сменила тетю Жанну у постели бабушки, чтобы та могла сходить к утренней мессе.
        Год назад доктор заявил, что бабушке и дня не прожить,  - а она все жила и жила, всегда на границе между жизнью и смертью, жила какой-то таинственной жизнью, как растение. И откуда-то брала силы, тоже как растение, запасающееся питанием впрок, потому что время от времени вдруг открывала глаза и становилась самой собой - произносила изящные шутки, помыкала своей дочерью Жанной, тоже уже старушкой. Могла даже принимать визиты. Но если визит затягивался, то получалось, как с Золушкой во дворце. Наступал час, когда взгляд ее тускнел, она начинала заговариваться. Верной Жанне приходилось быстренько выпроваживать визитеров…
        Люсьен Мари бережно попоила ее с ложечки из стакана с отваром из разных трав, полезным, как говорят, для старых людей. У него был запах полыни, но больше, пожалуй, ничто не объединяло его с напитком Бодлера.
        В квартире так тесно.
        Хорошо бы ей иметь крохотную квартирку, мечтали они с Давидом, где бы он мог ее навещать. Но где ее взять, в сегодняшнем Париже?
        Приходилось радоваться и дивану в холле у трех старушек - в ее семье, и без того живущей в тесноте.
        Но это опасно. Иногда ей казалось, что их воля, их образ мыслей начинают расти над ней, как водоросли, оплетая ее, пока она спит.
        А личной жизнью она жила только, когда куда-нибудь уезжала - или делала вид, что уезжает - и неделю проводила с Давидом.
        Но одной неделей долго не проживешь. Пока солнышко взойдет, трава… пока виноград созреет…
        Терпение, говорит тетя Жанна. Терпение. Скоро будет лучше.
        Да, но теперь ее терпению пришел конец. Может быть, на нее так подействовала «реабилитация» семьи Вионов? Выпрямилась одна пружинка у нее внутри и не желает больше принимать прежнее положение.
        Она решила, что надоела Давиду, и он, готовя отступление, не пишет ей, и не заехал в Париж. И тут вдруг его телеграмма.
        Она вынула из кармашка халата сильно смятый листок бумаги. Но зная об этом, она совершенно так же как он, стояла и рассматривала дату. Он послал его до того, как получил ее второе письмо? Из-за этой дурацкой цензуры никогда не знаешь, сколько времени она идет туда - один или три дня.
        Если это был ответ, спровоцированный ею самой в какую-то минуту слабости, дело менялось мало. Такое-то предложение выйти замуж она могла бы выжать из него и раньше, за все эти годы. Иногда он делал его сам, по своей воле, просто из одного уважения к чувствам дамы.
        Но были и другие послания…
        Письмо, например, полученное ею, когда они расстались после Сен Фуа. В нем была мольба и смятение, и оно не оставило ее равнодушной. «Моя любимая, оставайся только моей любимой - и не приколачивай меня к себе, как гвоздями. Будь той, что убегает, и той, что возвращается - не слушай, когда я прошу, будь моим беспокойством и моим гневом, моей любовью и моим отчаянием. В душе у меня сидит самый бесцветный обыватель, он вовсе не прочь обосноваться в приличной обстановке, где художник обязательно задохнется - помоги мне, чтобы этого не случилось…»
        «Не слушай, когда я прошу…» Да, после этого она всегда послушно говорила «нет». Но бегство и возвращение пало не на ее долго, это стало его прерогативой.
        И вот теперь прошло четыре дня, a она все еще не знала, что ответить па телеграмму. Если бы можно было с ним поговорить…
        Хлопнула дверь. Тетя Жанна вернулась после мессы. Пора одеваться и ставить к завтраку кофе.
        К столу из своей комнаты вышла Фабианна Вион. Ее темные, с металлически-серыми прядями волосы были взъерошены. В своем старом пурпурно-красном халате она была похожа на королеву в изгнании, а тетя Жанна - на старую камеристку.
        Выпили свой кофе, съели свой хлеб - все в полном молчании. Предательница, говорил взгляд матери. Предательница - как раз теперь, когда все могло бы обернуться так хорошо.
        Потому что Люсьен Мари отказала Этьену де Гану в гораздо более резкой форме, чем написала Давиду. А Фабианна восприняла это как умышленную злобную выходку, направленную против страдающей матери.
        Она встала, запахнула свою пурпурную мантию и вознамерилась покинуть сидящих. Но остановилась на пороге:
        - Я думала, теперь наши отношения изменятся,  - но тебе, конечно, хочется все оставить, как есть, чтобы все было по-прежнему омерзительно и унизительно.
        - Милая мама,  - твердо сказала Люсьен Мари,  - я, как и ты, хочу, чтобы все наладилось. А то дело, о котором ты думаешь, здесь совершенно ни при чем.
        - А как ты полагаешь, можем мы получить у адвоката задаток?  - спросила тетя Жанна.  - Бакалейные товары опять все подорожали.
        - Ясно, можем,  - ответила Фабианна.  - Я уже взяла сто тысяч.
        Жанна вздрогнула, потому что сумма была большая - не могла привыкнуть, что франк так обесценен. Даже Люсьен Мари хотела воспротивиться, но промолчала. Наверное, адвокат знал, что делал. Но так или иначе, а сто тысяч все равно были для них устрашающей цифрой, хотя все знали, сколько сейчас стоит франк.
        - Я же хотела готовить тебе приданое,  - простонала Фабианна,  - а теперь…
        Она воздела руки к небесам, но потом опять опустила, тяжело, разочарованно.
        А почему бы Этьену не посвататься вместо меня к маме?  - пришло в голову Люсьен Мари. Они прямо созданы друг для друга. Ни тот, ни другой ничему не научились и все забыли. Хотят поставить себе в заслугу то, за что молодые люди, такие, как Морис, отдали свою жизнь,  - хотя им-то кажется, что все наоборот. Чего они не могут вынести, так это тягот мирного времени, не хотят лишиться своего законного врага. Они консервируют свою ненависть, только с незначительным изменением ее предмета: вместо немцев они везде видят коммунистов - в футляре от часов и в суповой миске. Им бы страшно хотелось, чтобы на французской земле опять выросли концлагеря.
        Самое ужасное, и самое нелепое в том, что мама так горюет по Морису, и полагает, что поступает по его заветам…
        Люсьен Мари взяла плащ и черные перчатки, надо было спешить в свою аптеку. Обычно она шла пешком до Одеона, а там садилась в метро. Волосы у нее были уложены более красиво, чем раньше, она подстриглась, и теперь они изящно облегали голову; на ней был хорошо сшитый черный костюм и желтый шелковый шарф, все купленное в порыве радостного возбуждения после удачного окончания судебного процесса. Могла ли она отныне позволять себе такую роскошь или нет - покажет будущее. Но на этот раз адвокату придется раздобыть им денег, чтобы тетя Жанна смогла уплатить по счету за бакалею.
        На лестнице ей встретился почтальон, он передал письмо с испанской маркой. Она сунула письмо в карман и побежала дальше, чтобы прочесть его в метро.
        В метро в это время дня было так тесно, что вагон чуть не лопался, она висела, уцепившись за ремень, и читала при неровном, колеблющемся свете.
        Письмо начиналось с написанной крупными буквами фразы:

        «ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ОТВЕЧАЕШЬ НА МОЮ ТЕЛЕГРАММУ?»

        но дальше шло совсем другое:

        «…Кроме того, могу рассказать тебе кое-что интересное. Думала ли ты, что в наше время есть последователи Фауста или Петер Шлемиль, продающий свою тень, то есть свою душу, то есть в конечном итоге вексель в обмен на вечность, на успех в этом мире? Заключающие договор с дьяволом?
        Я в это не верил, но оказывается, есть. Одного такого я встретил. И как ты думаешь, в каком обличье он появился в наши дни? Совершенно верно: теперь в прежней роли Фауста выступает Маргарита».

        Здесь Давид слегка коснулся того момента, когда он встретил Наэми Лагесон в Соласском полицейском участке, когда она так рассердила жандарма, пытаясь ввести его в заблуждение.
        «Пока что во всем этом ничего примечательного не было. Я считал, что она самая обычная молоденькая туристка, потерявшая над собой контроль и пустившаяся во все тяжкие, как только попала за границу. Оказалось однако, она все что угодно, только не обыкновенная. Скорее всего это смешение граничащего с глупостью простодушия и изощренной интеллигентности. Или, может быть, даже интуиции. Особая художественная проницательность, точно бьющая в цель. Некоторые вещи она может говорить, как в трансе, не сотовая даже, насколько это глубоки. По крайней мере книга ее производит именно такое впечатление.
        Ее окружение: глухая шведская провинция и приход, носящий имя Святой Троицы. Полнейшая изоляция, отсюда ее стремление вырваться. Отец умер, мать держит магазин бельевых товаров. Мамаша сумела неплохо овладеть методикой покорения бунтующей дочери и разряжать эти бунты окольными путями, с помощью религиозных кризов. Девушка тем временем мечется между сокрушающим чувством своей вины и пламенными экстазами. По совету своих пасторов мать отвечает отказом на все просьбы девушки пойти учиться. А как известно, змей-искуситель подкарауливает свои жертвы на древе познания, в особенности, если это древо произрастает в городском саду.
        Однако то, что она в своей каморке позади лавочки готовит задания для заочных курсов, не считается опасным. А она там пишет. Крадет кипы белой оберточной бумаги и по ночам сочиняет стихи. Да еще умудряется исписывать целые бумажные рулоны, наподобие древних пророков. Созданные ею новеллы она вполне могла бы продавать в своей бельевой лавочке на метры.
        Вокруг матери и дочери плотным, душным хороводом увиваются то хорошо освещенные, то затененные образы их соседей и прихожан.
        И вот наконец однажды, когда мать застает ее в тот момент, как девушка крадет бумагу, разражается бурный скандал. (В скобках скажу, мне почему-то думается, что в действительности дело касалось чего-то совсем иного, может быть, соперничества из-за мужчины, ну, например, из-за какого-нибудь пастора, вообще чего-то такого, о чем в дальнейшем никто из действующих лиц не решается заикнуться.) Девушка теряет над собой власть и бьет мать. Мать цепенеет, и в воздухе повисает ветхозаветное проклятие.
        У дочери начинается нервное расстройство. Она не может заставить себя раскаяться, хотя знает, что неблагодарные дети попадают в ад. Ей не приходит в голову усомниться в истине этих слов: она же чувствует, как ее собственная ненависть лижет ее подобно языкам пламени. Она лежит в постели и, задыхаясь, молит о милости и прощении, но прощение не приходит. Раскаяться она не в силах и поэтому уверена, что навеки обречена на изгнание и проклятие.
        Но тут вдруг появляется Искуситель и обращается к ней. Он молвит: да, ты лишилась вечного блаженства - так к чему же теперь понапрасну молиться и вообще убиваться? Послужи-ка ты лучше мне, и тогда я дам тебе насладиться всеми земными радостями, всеми запретными плодами, о которых ты втайне мечтала. Служи мне, и я тоже подарю тебе бессмертие, только иного рода. Разве ты не знаешь, что ты лучше других? Признайся в этом - смирение у меня не считается добродетелью. Все, все ты должна переучить заново, ведь все у меня наоборот. И неужели ты не чувствуешь неких таинственных сил, когда держишь в руке свое перо? Их дал тебе я. Если ты придешь ко мне и будешь следовать моим заветам, я сделаю тебя большим писателем. Но ты не должна колебаться, и оглядываться назад, или останавливаться на полпути.
        И она пошла на соглашение. Может быть, не так наивно, не так буквально,  - но то фаустовское, то, что пахнет настоящим соглашением с дьяволом, заключается в том, что она действительно, хоть и через угрызения совести, но перешагнула из своего прежнего окружения в новое. Если раньше она должна была соблюдать все заповеди под строжайшим контролем всех своих соседей-прихожан из той же свободной[9 - Независимой от государства.] церкви, то теперь она, наоборот, считала своим долгом их нарушать. Теперь она была «просто обязана жить в грехе, чтобы стать большим художником». И, о небо, как она претворяет эти слова в жизнь!
        Через три дня она уже известная фигура в городе. Женщины при виде ее обмениваются взглядами, уличные мальчишки кричат ей гуд-бай - что на их языке означает - эй, привет,  - восклицание, с которым обращаются к прохожим. Взрослые мужчины раздевают ее своими взглядами.
        Всякий вечер она околачивается в барах, принимая угощение от всех, кто пожелает ей поднести. Если никто не желает - ну что ж, она придумывает повод, чтобы подойти к кому-нибудь самой. Она выступает в роли самой настоящей дешевки - но вместе с тем совершенно неспособна войти с кем-нибудь в контакт.
        Действительно, это и пугает и трогает, такое вот смешение излишней пылкости и ледяного холода. И как же должен тут поступить человек, если он ей земляк и коллега?..»
        Люсьен Мари задумчиво подняла голову, увидела, что проехала свою остановку.
        На щеках у нее выступил румянец, а в глазах зажегся далеко не нежный блеск.
        Как это надо понимать? Сначала делает ей предложение, а потом присылает прочувствованное описание другой женщины…
        Это причиняло боль. Очень сильную боль.
        Она рассеянно поздоровалась с коллегами и продавцами, взяла из шкафчика белый халат, приступила к своему обычному делу. Работала она не за прилавком, а в лаборатории позади него. Там уже лежала стопка рецептов, ими нужно было заняться в первую очередь.
        Она погрузилась в работу, поставила контрольные часы у смеси, которую требовалось разогреть.
        Вот над этим должна была бы трудиться как раз ученица чародея, околдовывающая сейчас ее Давида. Почему бы им не поменяться местами?
        Зазвонил звонок, и у нее появилась другая мысль, более приятная… А может быть, и Давид тоже может снизойти до провокации?..
        Берешь, что под рукой: она - Этьена, он - ту девушку. Некрасиво, но по-человечески понятно.
        Нет, пора им поговорить начистоту. Увидеть друг друга. Заглянуть поглубже друг другу в глаза, увидеть, что там.
        Но ведь сейчас на дворе февраль. Серо. Холодно. И отчаянно далеко до отпуска.
        Рядом, в кладовой, мадемуазель Марто затеяла ссору с провизором. Мадемуазель Марто находилась в опасном возрасте и любила экспериментировать с лекарственными гормонами. Приняв слишком большую дозу, кроткая обычно женщина становилась невероятно воинственной.
        Опасный возраст, подумала Люсьен Мари. А какой возраст не опасен? Тридцать лет…
        Один из молодых аптекарей нашел предлог и направился к Люсьен Мари: попросил объяснить какое-то неразборчиво написанное слово на рецепте. Она охотно помогла, но удивилась, что у него так мало фантазии. Какой неуклюжий, вот бедняга, подумала она, когда его рука коснулась ее. До нее не дошел зов его молящих, преданных глаз: он относился к тем, что для нее были скрыты шапкой-невидимкой.
        Вот бы иметь болезнь, требующую пребывания на юге, хотя бы ненадолго, осенило Люсьен Мари. Она попробовала покашлять, но кашель вышел неубедительным, даже для нее самой.
        Пришел ювелир и попросил отпустить ему царской водки, знаменитой смеси алхимиков, способной растворить золото.
        Ученица чародея…
        Эта смесь часто приводила к несчастью. Если стекло в бутылке было хрупкое, могло, например, отвалиться дно, и тогда лаборант получал ожоги. Может быть, не сильные ожоги… только чтобы… Люсьен Мари содрогнулась от своей собственной мысли и снова почтительно занялась опасной жидкостью; ювелир взял свою царскую водку и ушел.
        Провизор и мадемуазель Марто вновь заспорили, на этот раз о содержимом бутыли, на которой не оказалось этикетки. Чтобы разрешить спор, мадемуазель Вион попросили сделать анализ.
        Люсьен Мари сделала обычную реакцию на кальций, налила щавелевой кислоты и воды в колбу, закрепила колбу в штативе, а под нею поместила бунзеновскую горелку. И потом мечтательно стала глядеть на шипящее пламя. Жара. Солнце. И жимолость. Скоро она будет пылать по склонам испанских гор…
        И всем этим будет наслаждаться Давид вместе с девушкой, заключившей договор с дьяволом.
        Мадемуазель Марто вихрем влетела в комнату.
        - Осторожно!  - крикнула Люсьен Мари, и обе они одновременно схватились за штатив, покачнувшийся от толчка.
        Колба лопнула, и брызги жидкости разлетелись по сторонам. Инстинктивно Люсьен Мари закрыла лицо одной рукой, в то же время с почти веселым удивлением подумав: как раз теперь - надо же, как бывает!
        Мадемуазель Марто громко вскрикнула.
        В следующую секунду Люсьен Мари с профессиональным хладнокровием держала облитые жидкостью руки своей коллеги под краном с текущей водой.
        - Больно вам? Сильно жжет?
        - Щиплет очень,  - поморщилась мадемуазель Марто.
        Но жгучая боль скоро прошла, так как кислота была разведенной и еще не успела нагреться.
        - У вас кровь идет,  - сказала Люсьен Мари, увидев, что вода сделалась красной.
        Мадемуазель Марто вскрикнула вновь,  - потому что в этот момент обе они увидели, что кровь идет у Люсьен Мари. В запястье ее левой руки глубоко засел осколок стекла, а она этого даже не почувствовала, но побледнела немного, когда вытащила осколок и кровь потекла сильнее.
        Преданный молодой аптекарь выбежал на улицу, свистом подозвал такси и отвез ее к врачу.
        - Зачем вы это сделали? Chagrin d'amour - comme oujours? «От горя в любви - быстрая смерть?» - спросил задерганный, циничный доктор. Только вынув еще один осколок, он согласился поверить, что глубокая резаная рана на левом запястье не означала покушения на самоубийство из-за любви.
        Потом он зашил и перевязал рану.
        - Могу я вернуться на работу?  - спросила Люсьен Мари. От местного наркоза у нее слегка кружилась голова.
        - Нет, разумеется,  - сказал врач.  - Нужно прийти через недельку и снять швы. А пока руке надо дать покой.
        Свободна. Целую неделю свободна.
        С изумлением в душе, и с рукой, которую она совсем не ощущала, Люсьен Мари вышла на улицу, в хмурый, серенький февральский день.
        7. Морской грот

        - Пригнись, скалы здесь острые,  - посоветовал Давид. Он пытался удержать лодку посредине узкого отверстия в скале. Но внизу, под ними, неслись потоки и кипели водовороты, казалось, он гребет сломанными веслами. Один раз их совсем закрутило. Напрягая все силы, он вывел лодку из стремнины и только у выступа скалы добрался до спокойной воды.
        - Фу, как тут ужасно,  - прошептала Наэми в свинцово-серых сумерках грота. Она съежилась на дне лодки, прижалась к Давиду. Наэми тоже казалась свинцово-серой: объятый ужасом негр. Лица ее он не видел, только зубы и белки глаз.
        Скалы истекали сыростью, блестели, как антрацит,  - хотя, вероятно, были такого же красного цвета, как те, освещенные солнцем. Вход в грот выглядел отсюда как большое, лохматое А, где перекладинку составляла одна из наружных шхер. Ослепляюще светлое по сравнению с первобытной тьмой, с первобытным холодом здесь, в пещере.
        Это была знаменитая Cueva de mar, приблизиться к ней можно было только с моря, и то при определенном ветре. Наэми во что бы то ни стало хотелось увидеть этот грот.
        - Ну как, хочется еще посмотреть Царство мертвых?  - спросил Давид.
        Она стояла на коленях и пристально глядела через борт лодки вниз, в черноту. Переливающиеся отсветы и похожие на края раковины отблески выдавали таинственные глубинные течения.
        - Я думаю о том, сколько людей здесь утонуло,  - промолвила она, опустив в воду один палец.
        Давид внезапно и с силой оттолкнулся от скалы, так, что они стремительно понеслись к выходу. Один только он знал, что его движение было рефлексом страха: только бы не погибнуть здесь, в этой черной воде!
        Они оба оцарапали себе руки, пробираясь через узкий проход наружу; вышли на солнце, в синюю морскую бухту, снова вокруг было небо и лето.
        Потом опять поплыли к заливу между острозубыми скалами; на этом побережье ни один ледниковый период не смог обточить их когти. Никакой ледяной панцирь не смог подавить их дикости, смягчить их острые и жесткие контуры. Чужое побережье.
        На берегу их ожидал рыбак, он принял у них лодку и получил свою плату, сначала-то он хотел, чтобы они заплатили ему сполна еще до катания.
        По крутой тропинке они вскарабкались вверх, на скалу. Высоко-высоко, потом на другую ее сторону.
        - А когда ты покажешь мне горы?  - спросила она, пока они переводили дух. Она стояла на одной ноге и высыпала песок сначала из одной туфли, потом из другой. И тяжело опиралась на его плечо.
        - Я же работаю, черт возьми,  - сказал Давид грубо, чтобы снять комичность со своей роли Иосифа.
        - Не можешь же ты работать без перерыва,  - упорствовала Наэми.  - Да, кстати, а почему ты делаешь вид, что женат?
        На мгновение глаза Давида вспыхнули синим блеском, потом он ответил:
        - Ты, конечно, можешь меня соблазнить, если пошлешь все к чертям собачьим, но разве не стоит бросить это дело, если я тебе скажу, что влюблен в другую?
        - Ты влюблен?
        Она засмеялась и прыгнула оттуда так, что взметнулся вверх белокурый хвост ее волос.
        Настоящий тролль - она давала ему возможность победить и все-таки каждый раз победа оставалась за ней.
        8. Розы или капуста?

        Что это - или мне померещилось, или я вдруг возомнил о себе?  - подумал Давид. Ему показалось, что все женщины в дамской парикмахерской как будто только и ждали его. Глаза глядели на него от фенов и от тазиков для мытья головы, и он мог бы поклясться, что там царило напряженное молчаливое ожидание, сменившееся жарким шепотом, как только он обратился к ним спиной - звуком таким же отчетливым и коллективным, как жужжание насекомых над лугом.
        Он пробирался в полутьме между непонятным испанским хламом, несколько других очертаний и с другим запахом, чем хлам на шведском чердаке. Потом открыл дверь в ожидании темноты другого оттенка.
        Но сегодня ставни оказались распахнутыми настежь. От неожиданного слепящего света он прикрыл глаза.
        Какое-то благоухание… Кто-то здесь есть…
        Он оцепенел, напрягся, уже знал.
        Секунда отчуждения, почти враждебности.
        Черный дождевой плащ на кровати. Открытая дамская сумочка на стуле.
        Там стояла она, немного позади него, у маленького зеркала на стене, и проводила гребнем по своим черным волосам. Обернулась к нему мягким, гибким движением и с руками, еще поднятыми над головой. Улыбнулась.
        Одна волна накрыла его с головой: смыла недели и месяцы после их последней встречи. Еще одна волна унесла прочь темные гроты, лодки и хвост белокурых волос.
        И еще одна: подняла его к Люсьен Мари.
        Ее руки еще не успели опуститься, они естественным движением легли ему сзади на шею.
        Его губы и не подумали искать слова, они искали ее. Нашли - небольшую жесткость волос, изогнутую линию шеи, ее горячий рот. Ее гибкое тело, устремившееся навстречу его телу, сначала с робостью, потом в приятии.
        - Как ты сюда попала?  - промолвил он, наконец.
        - На самолете.
        - До Барселоны?
        - Да. А потом ехала на трех старых глупых автобусах.
        - И всегда ты на меня действуешь как шок.
        - Благодарение богу,  - прошептала Люсьен Мари. Ее зрачки расширились, тонкие крылья носа трепетали. Да, да - она приехала сюда с целью завоевать его снова - если нужно. Сейчас она была в полнейшей истоме, она дрожала от ликования, что колдовские чары между ними сохранились, остались прежними. Что письма, что слова, по сравнению с этим свидетельством в каждом нерве их тел: мой любимый. Моя любимая. Половина моего я. Мое море, чтобы я мог утонуть. Моя блаженная смерть.
        Он подержал ее на расстоянии, не сгибая рук:
        - Дай мне на тебя поглядеть.
        - Нет…
        - Я тебя все еще не узнаю. Ты стала такой парижанкой.
        Парижанка улыбнулась:
        - Ты меня помнишь, конечно, только в старом пятнистом рабочем халате!
        Да, она стала более утонченной, более женственной, чем прежде. Может быть, это черный костюм делал ее такой? Или короткая стрижка? Или то, что его покрывало так удивительно хорошо сочеталось с ее желтым шарфиком, кокетливо повязанным на запястье?
        Она что-то вспомнила, наклонилась, искоса взглянула на него лукавым взглядом и подняла подол юбки. Hа левой стороне была приколота английская булавка.
        - Неряха,  - сказал Давид нежно, узнавая ее вновь и вновь.  - Ты не совсем изменилась, как я вижу.
        Нет, она не изменилась. Иначе чем объяснить, что в ее манере показывать булавку на подоле юбки было больше женского обаяния, чем у всех женщин, вихляющих бедрами вокруг Пляс Пигаль?
        - Задела за подол каблуком, когда выходила из самолета. Вели мне, чтобы я его подшила…
        Он не слушал. Сел рядом с ней, играя короткими завитками у нее за ухом, наполовину бормоча, наполовину напевая что-то по-испански.
        Она почти все поняла, но на всякий случай спросила:
        - А что это означает?
        Он перевел, приблизительно, но особенно стараясь, старинную народную песню:
        Ты думаешь, нас кто-нибудь слышит?  - Нет.
        Можно, я тебе пошепчу?  - Да.
        У тебя есть возлюбленный?  - Нет.
        Хочешь, чтобы им был я?  -

        Она улыбнулась, и он ее слегка потормошил:
        - Не хватает ответа, ты же слышишь! Хочешь, чтобы им был я?..
        - Да,  - ответила Люсьен Мари.
        Комната вся плавала в золоте. Зеленый великомученик Сан Хуан висел, незаметный, в тени. Фены для сушки волос и женские голоса внизу теперь еще больше походили на жужжание насекомых на летнем лугу.
        И вдруг послышался новый звук: грузные шаги по лестнице, по чердаку.
        Они отпрянули друг от друга. Давид произнес односложное шведское ругательство.
        Стук в дверь. Деликатное выжидание на грубое - да! Давида; потом дверь отворилась и за нею оказалась Консепсьон, улыбаясь так, что были видны все ее десны. На бедре она держала высокий кувшин с водой и в таком виде была похожа на богиню плодородия. Она сказала:
        - Вот вам горячая вода - если сеньора захочет помыться с дороги.
        Против всех и всяких ожиданий оказалось, что Консепсьон, видимо, прочла все-таки какой-то английский роман.
        Давид повернулся к Люсьен Мари:
        - Тебе нужна горячая вода?
        Люсьен Мари в смятении покачала головой и ответила: нет, спасибо, и да, спасибо.
        Консепсьон поняла это как поощрение к дальнейшей беседе. Она поставила кувшин на пол и умудрилась скомбинировать два жеста - скрестить руки на животе и погрозить пальцем Давиду.
        - Я сразу же узнала вашу жену! Добро пожаловать, говорю, проходите, пожалуйста, в его комнату, сеньора!
        - Как узнали?  - повторил Давид глупо.
        - Да по фотографии, она у вас в ящике. А другая вон, на письменном столе. Я же не виновата, что вижу их, когда убираюсь… Ну и хорошо, право, что она приехала, карамба!  - заключила Консепсьон.
        - Что она говорит?  - спросила Люсьен Мари.
        - Она говорит, сразу же узнала, что ты моя жена, и хорошо, что ты приехала,  - перевел Давид неохотно.
        - Ага!  - сказала Люсьен Мари.
        - Почему ты говоришь ага?  - сердито спросил Давид, и настроение его нисколько не улучшилось при виде невольно улыбающихся друг другу женщин.  - В чем дело? Что вы стоите и смеетесь? Кажется, ты уже успела заручиться союзницами там, внизу…
        - Да ведь я их даже не понимаю,  - пожала плечами Люсьен Мари, но опустила глаза.
        - Хорошо - очень хорошо,  - заключила Консепсьон, повела руками от одного к другому, как бы аплодируя, и скрылась за дверью.
        Давид вздохнул. Люсьен Мари также. Им обоим всегда было нестерпимо досадно, когда у них крали мгновения блаженного дурачества. Он вынул из кармана пачку сигарет, предложил ей, услышал, как всегда, ее отказ, зажег сигарету себе.
        - Ну, первый бесплатный совет, чтобы мы поженились, мы уже получили,  - сказал он.
        Люсьен Мари играла концами своего шарфика.
        - Наводит на размышления, верно?
        Этого он, наверное, не расслышал, потому что опять сел на кровать и похлопал по покрывалу рядом с собой.
        - Иди сюда и рассказывай все сначала. Ты - это ответ на мою телеграмму?
        - Да.
        - Но ответ-то - да?
        Но на этот раз уклонилась от ответа она, подняла, прерывая его, руку:
        - Подожди. Раньше наш разговор никогда не состоял из одних только да-да-да и нет-нет-нет.
        - Но не приехала же ты за тем, чтобы сказать нет?
        - Сначала я хочу узнать, почему ты этого хочешь - теперь.
        - Разве мы только что не дали друг другу довольно-таки красноречивого ответа?
        Она улыбнулась.
        - Конечно. Но наши отношения за это время прошли столько фаз, что простыми их никак не назовешь. Мы любили друг друга - и расстались. Ненавидели друг друга (Никогда!  - Нет, почти что)  - и все-таки встретились вновь. Иногда ты меня просто боялся - боялся за свою свободу.
        - Верно,  - согласился Давид,  - но теперь…
        Он прервал себя и последовал за ее взглядом.
        Войдя, он бросил свое пальто на спинку кровати.
        Солнечный луч из окна, пыльный и наглядный, как на иконе, падал сейчас прямо на пальто. Луч блестел на длинном, прямом волосе, застрявшем в его грубом ворсе.
        Люсьен Мари успела раньше. Она взяла этот волосок, обвила вокруг своего тонкого пальца.
        - Белокурый,  - констатировала она с изумлением ученого.  - Не совсем обычно для здешних мест, не правда ли?
        Давид сделал то, чего, неслышно себя заклиная, пытался не делать: покраснел. Покраснел так, что в глазах его промелькнул голубой блеск, а волосы стали еще более песочно-желтыми, чем обычно.
        Но Люсьен Мари улыбнулась. Улыбнулась и поцеловала его, не в хмуро сжатые губы, а в ямочку на подбородке, которую всегда так трудно выбрить.
        - Милый - это вторая причина моего появления здесь самолетом.
        - Какая, позвольте узнать,  - сдержанно и с достоинством спросил Давид.
        - Мне захотелось взглянуть, как у тебя идут дела с ученицей Фауста.
        Давид фыркнул.
        - Здесь тебе нечем будет поживиться.
        Люсьен Мари ничего не ответила, только подняла тот волос и опять положила его на пальто, как червяка на лист капусты.
        Давид тоже взял его, как капустного червяка, подошел к окну и выпустил па волю.
        - Ты решила польстить мне тем, что ревнуешь?
        - Нет, зачем, я же чувствую, как ты меня принял,  - мягко сказала Люсьен Мари.
        - А раньше?
        - Возможно.
        - Непонятно. После того, как меня совесть загрызла, что в своем письмо я так ужасно изобразил бедняжку Наэми.
        Точнее говоря, угрызения совести не давали себя знать, пока обе женщины не оказались в одном месте и появилась возможность их встречи. Раньше он только наметил в своем письме очертания образа Наэми, как они это часто делали с Люсьен Мари, с болтливой нескромностью взаимного глубокого доверия друг к другу.
        - Хм,  - произнесла Люсьен Мари, щуря глаза и поддразнивая его.  - У нас, женщин, есть не один способ учуять опасность.
        - А, тебе наверно что-то сказала Консепсьон?
        - Сказала - не сказала, не больше, чем ты сам слышал.
        - У вас, у женщин, волшебные барабанчики, что ли, есть, может, они предупреждают вас об опасности?  - резко спросил Давид.
        Люсьен Мари сидела на постели, обхватив колени, и глядела на него, сузив глаза. Промолвила задумчиво:
        - Наверно, женщины типа жен единым фронтом стоят против мародеров…
        - Ах, вот оно что! И теперь здешние женщины причисляют тебя к типу жен?
        - Они оказали мне эту честь, месье.
        - А бедняжку Наэми к мародерам?
        - Вот видишь, второй раз ты называешь ее бедняжка Наэми. Почему?
        Давид попытался рассуждать объективно.
        Конечно, она мародер. Конечно, она делала, что могла, чтобы натравить на себя людей - и в особенности женщин типа жен. И все же было что-то глубоко драматичное в ее девчоночьих попытках изображать из себя одинокого волка.
        - Ее раздирают противоречия,  - ответил он.  - Она из тех, что пытаются казаться опасными, потому что» боятся сами.
        Звучало это убедительно - но было ли так на самом деле? Люсьен Мари посмотрела на него внимательно и перевела разговор на другое. Пожалела, что вообще его начала.
        Ах, почему она не такая, как все, почему не обладает способностью своих соотечественниц не давать мужчинам заглядывать в свои карты…
        Давид сидел, опустив глаза, замкнувшись в себе Странно, как только заходила речь о Наэми, казалось, его втягивала окружающая ее атмосфера вызывающего упрямства и сознания вины.
        Ну почему он должен чувствовать себя виноватым? Между ним и Люсьен Мари не требовалось никаких отчетов. (В теории.) Помимо того, он ведь действительно почти буквально держал девушку на расстоянии вытянутой руки. А его ответ сегодня утром?
        В тот момент он им прямо-таки гордился.
        В меру сдержанный, в меру дружелюбный, в меру ироничный.
        А теперь этот ответ так и звенел у него в ушах, и Давид опасался, что они стали малиново-красными. Вот что значит раздразнить женщину, пожелавшую заниматься эротической игрой и сделавшую себя агрессивной стороной.
        Несколько минут царило молчание. Не невыносимое молчание, просто молчание.
        Давид бросил украдкой взгляд на Люсьен Мари. Ее плечи опустились, он вспомнил эту ее особенность, профиль казался слишком тяжелым для ее стройной шеи. Здесь, в Испании, можно было увидеть женщин и покрасивее, можно, наверное, найти и более горячий темперамент. Но ведь не это самое главное.
        Странно все-таки, всегда при свидании как будто отходишь назад, всегда надо начинать сначала, с самых простых вещей. Устанавливаешь то, что уже знал о носе, глазах, ушах, грудях и так далее. Ощущаешь импульсы радости от своей тайной осведомленности о том, что скрыто под одеждой: коричневатые тени живота, нежный двойной изгиб внутренней стороны бедер.
        Но опять же не это самое главное.
        Было еще что-то мимолетное и неуловимое и тем не менее самое существенное из всего: ощущение согласованности во всех отношениях между ними. Человеческие отношения, придающие жизни ее смысл.
        - Так это ты,  - сказал Давид своим обычным тоном.
        Люсьен Мари взглянула на него с изумлением:
        - Что?
        - А кто собирался стать мадам Этьен де Ган и ухаживать за грядками на огороде?
        Уголки губ Люсьен Мари изогнулись вверх, она уставилась на качающийся носок своей туфли.
        - Не собиралась. Только взвешивала. Но…
        - Но?..
        - Эта мысль показалась мне такой нудной…
        Неизвестно почему, по это трезвое выражение заставило их броситься друг другу в объятия.
        - Правда? Тебе не удалось изгнать меня из своих мыслей?
        - Когда я пытаюсь, кровь стынет в моих жилах, а небо становится черным…
        Внезапно Давид испытал сладостное чувство возвращения к себе домой, чувство глубочайшей близости к женщине рядом с собой, как будто она была его соотечественницей. Вот что сделали с ними эти годы, почти против их воли: вырвали обоих из их прежнего окружения, заставили образовать свою собственную крошечную нацию.
        А какую мудрость выказали Консепсьон и ее приятельницы, распознав в Люсьен Мари его настоящую жену. И в самом деле - именно этим она для него и была.
        - Подумать только, что в жизни могут быть такие сюрпризы,  - подивился он.
        - Разве такая уж неожиданность, что наше чувство еще у нас сохранилось?
        - Вероятно, нет. Но человек такой скептик, что часто обманывает самого себя. Не решается принять всерьез свою собственную серьезность…
        Она продолжила его мысль:
        - Думаешь: наши отношения висят на волоске, и в какую-нибудь постылую минуту хочешь его вырвать. Но тут вдруг открываешь, что волосок-то тугой и прочный, как нейлоновая нить, и ты только делаешь себе больно.
        - И потом есть еще кое-что,  - задумчиво произнес он,  - я не сомневался в своей серьезности, или в том, что я могу сохранить тебе верность. (Перестань так на меня смотреть!) Но меня всегда одолевало чувство какой-то безнадежной уверенности - все то, что накрепко запирают, вянет и умирает…
        - Ты и сейчас так думаешь?
        - Нет. Нас с тобой это не касается.
        - А ты больше не боишься, что брак для тебя будет тюрьмой, пленом, где твое искусство умрет?
        Давид помолчал немного, потому что в этих словах в сжатом виде он услышал как раз то, чего так боялся. Только он не знал тогда, что она все это так ясно видит.
        Она продолжала:
        - Один раз ты написал мне письмо, которое меня глубоко взволновало. В нем ты просил меня быть той, кто говорит «нет» - той, кто не разрешит тебе увязнуть в сетях…
        Давид вспомнил ту ночь и то настроение, когда он писал письмо, каким издерганным он себя тогда чувствовал из-за своего одиночества и тоски, как боялся не устоять.
        Это было во время его развода с Эстрид. Как много в нем накопилось тогда угрюмой враждебности, и выходила эта враждебность из него не сразу, а постепенно и болезненно, как кусочки стекла.
        Он потер рукой лоб:
        - Сейчас мне все это кажется таким далеким… Той проблемы для меня уже больше не существует. Во всяком случае в такой плоскости.
        Художник и гражданин. Две половинки его самого. От одной из них он мог раньше ускользнуть к другой, отказаться от нее даже, в зависимости от настроения. Но незаметно они срослись вместе, стали несколько крепче, составили его личность, от которой уже нельзя ускользнуть, когда захочешь.
        - Знаешь, ты изменился,  - покачала она головой. Она, как все женщины, испытывала легкий страх перед всякими переменами.
        Он сказал неуверенно, потому что еще сам не решил этот вопрос для себя:
        - Мне кажется, я полностью изменил свои взгляды. Раньше я смертельно боялся за свою свободу - а имел в виду только свою внешнюю независимость…
        Люсьен Мари вспыхнула; ведь она сама участвовала в Движении Сопротивления.
        - А теперь ты разве не боишься за свою свободу?
        - Больше, чем когда бы то ни было - но я не рассматриваю тебя как ее врага номер один.
        - Давид!  - мягко промолвила она.  - Подумай, может быть это как раз и есть тот случай, когда я должна тебя оградить?
        - Возможно, что и так. Но разве не горько, если тебя лишат возможности изменяться и развиваться только потому, что когда-то ты высказался в таком вот высокопарном духе?
        - Ты уверял меня тогда, что тебе свобода необходима, а теперь хочешь уверить меня в обратном.
        - А ты педантично выполняешь все свои обещания. Боже, как ты меня сейчас раздражаешь…
        Он заглянул в ее темные глаза; она полулежала на постели. Увидел, какой красивой, зрелой женщиной она стала за эти годы: исчезла ее неуверенность, угловатость, характерные для девушки, но остались длинные, стройные линии и изящно закругленные изгибы. Теперь она была в расцвете своих жизненных сил: счастливо сознающей свою телесность, счастливо сознающей свою духовность. Она жаждала услышать нужные ей слова, те, что могли бы осветить тот смутный, неясный пейзаж, ту дорогу, по которой он и она пытались сейчас пробраться. Она завораживала его, она подходила ему во всех отношениях, и тем не менее, иногда ему все же хотелось сохранить тот сумеречный пейзаж своих чувств, с зыбкими очертаниями и таинственным мерцанием, такой естественный для застенчивой души северянина.
        - Ты вынуждаешь меня додумывать до конца то, что продумано лишь наполовину - и как раз тогда, когда я совсем не расположен размышлять,  - сказал Давид и кончиками пальцев обвел контур ее плеча и руки. Когда он опустился к желтому шарфику, она поспешно отдернула руку.
        - А ты, наоборот, действуешь на меня совсем не так. Когда я одна, мысли у меня тусклые и невыразительные, а как только вижу тебя, то как будто масса колесиков приходит в движение, думать становится легко и интересно. Ты ужасно меня стимулируешь.
        - Все зависит от места рождения,  - пожал плечами Давид.  - Мы у себя в Швеции думаем, что работа мозга это препятствие для эротики. А во Франции она средство эротического наслаждения.
        - А у тебя нет француза среди предков?  - прошептала она.  - И вообще, не воображай, пожалуйста, тебе все равно не избежать разговора о свободе…
        - Потом,  - протянул Давид и легонько толкнул ставни, так что они обрезали поток света, и он мог просачиваться только несколькими тонкими струйками.
        Фены для сушки волос больше не жужжали, голоса умолкли.
        - Сейчас у нас в Испании сиеста, сейчас у нас спят,  - пробормотал он.
        9. Розы и капуста

        Давид показывал город. Люсьен Мари легко бежала рядом с ним на своих высоких французских каблуках по крутым улочкам.
        Но вернувшись домой, она сбросила туфли и забралась на желтое покрывало. На римской мозаике лежал свет заходящего солнца.
        Давид стоял в задумчивости.
        - Что ты сейчас собираешься делать?  - спросила она.
        - Писать письмо.
        - Кому?
        - Тебе.
        - Письмо мне - когда я здесь?
        - Да. Ты меня кое о чем спрашивала и потребовала ответа.
        - И устный ответ на это дать нельзя?
        - Да. Поспи еще одну сиесту, а потом принесут почту.
        Но Люсьен Мари покачала головой и поднялась с постели. Она побледнела и на мгновение покачнулась, у нее было ощущение, как будто она только что вышла из самолета.
        - Хочу на минутку исчезнуть. Где это?
        Давид открыл дверь и показал.
        - Через чердак, потом на цементный балкон. В одном углу голубятня с замшелой крышей. Называется эль ваттер.
        - А ты говорил, что в испанском нет заимствованных слов.
        - Нет, есть еще одно. Пиво называется pale ale, выговаривается палле алле.
        - Палле алле и эль ваттере,  - повторила Люсьен Мари.
        Она ожидала увидеть заведение в стиле деревенской уборной, а нашла опрятный туалет с мозаичным полом. На двери висело воззвание, ей удалось разгадать его с помощью карманного словарика. Посетителей убедительно просили не стирать одежду в унитазе.
        Когда она вернулась в комнату, Давид был настолько погружен в свое занятие, что даже не слышал, как дверь отворилась. Она улыбнулась и опять осторожно прикрыла ее за собой. Давид писал быстро, сосредоточенно, как будто под неслышную для других диктовку.

        «…Не приколачивай меня к себе, как гвоздями, так, по-моему, написал я тебе в тот раз. Нет, забудь эти мои слова, Люсьен Мари. Останься со мной! Опасность для меня вовсе не в том, что мы будем с тобой соединены. Наоборот. Вся жизнь - это само движение, сама подвижность, она насильно двигает нас сразу в нескольких направлениях. Если, конечно, мы сами активно ей не сопротивляемся.
        Почему же ты не понимал этого раньше?  - спрашиваешь ты меня теперь.
        Любимая! Я думал, для того, чтобы писать - чтобы жить так, чтобы я мог писать - главным условием является свобода, та самая безответственная свобода, исключительные, особые условия жизни всякого художника.
        А возможна ли вообще такая свобода? Я лично больше в это не верю. Для меня, по крайней мере, малейшая попытка всерьез ее осуществить лишь еще на один шаг приближает меня к моей гибели, гибели эгоиста, до того уже засохшего, что от меня остается один только жалкий шуршащий прах.
        Лучше ты рассматривай меня просто как старый, сухой кактус с повернутыми вовнутрь колючками!
        Хочу сознаться: мое одиночество с тех пор, как Эстрид вырвалась от меня на свободу, а ты за мной последовать отказалась, подействовало на меня, как лекарство. Оно внушало мне страх, но одновременно дарило опьянение. Весь мир отодвинулся назад, как это бывает, когда смотришь в перевернутый бинокль. Окружающие меня люди стали крошечными, как обитатели муравейника. Только я сам еще оставался размером с человека - кишевшие вокруг меня муравьи нимало меня не интересовали. Все мое интеллектуальное любопытство было обращено теперь вовнутрь, в глубь самого себя. Это было интересно, но в то же время немного противно - как если бы ежедневно с помощью рентгена наблюдать за процессом своего собственного пищеварения.
        Поэтому постепенно это тоже мне надоело и стало казаться скучным и никчемным: зеркало Нарцисса помутнело. Отражение в нем оказалось не в фокусе, потеряло резкость и исчезло.
        Люсьен Мари, не замечала ли ты, как наше «я» тускнеет, слепнет и теряет свое лицо, если у него нет какого-нибудь «ты», держащего перед ним зеркало, по сути дела являющегося этим самым зеркалом?
        Есть, вероятно, люди, кому угодно готовые разрешить играть роль подобного «я»: артистическая публика, например, вообще те, кто и помыслить не может своего существования без зрителей.
        А я артист никудышный, мне публику подавай самую что ни на есть изысканную, мне нужно совершенно особое «ты» одна-единственная, моя любимая и самая близкая. Ты.
        Ты, конечно, можешь меня спросить: а как же Эстрид? Да, Люсьен Мари, она долго была моим «ты» - до тех пор, пока я не повернулся к ней со своим биноклем, тем самым полностью сместив все расстояния и размеры.
        Помоги мне, Люсьен Мари - не разрешай, чтобы я сделал это еще раз!
        Потому что на свете есть ты. Уже тогда, когда наш разрыв с ней был близок, ты была тем «ты», к которому стремилась моя душа. Но разве я это понимал? Ни в коем случае. Вспомни только то письмо, что ты мне сама процитировала. Я сознавал лишь, что мне нужна свобода, но не понимал, что совершенно в такой же степени я нуждаюсь в ощущении близости с кем-то, даже зависимости. А своего порока не видел. Не видел своего увечья - оставшись в одиночестве чувствовать, как одна за другой рвутся все мои связи с окружающим миром.
        Это просто жутко - от рождения обладать взглядом, несущим опасность. Ведь стоит мне только достаточно долго поразглядывать свои чувства, как они тут же умирают. Но когда рядом ты, этого почему-то не происходит. Или когда я испытываю эти чувства вместе с тобой, как со своим медиумом.
        Останься со мной, Люсьен Мари, и помоги мне - не смотреть, а чувствовать. Нет, и смотреть и чувствовать. Приди ко мне, и возьми на себя ответственность, и дай мне почувствовать ответственность за тебя. Давай попытаемся вместе построить такой для нас трудный мостик от «я» к «ты»…»

        Тут вдохновение внезапно его покинуло. Он поднял голову и обнаружил, что времени прошло много, а Люсьен Мари так до сих пор и не вернулась.
        А была ли она здесь вообще?
        Он вскочил с ощущением головокружения: вечно он повторяет одну и ту же ошибку. Когда к нему является сама жизнь, он сидит и пишет. Когда он затем спохватывается и хочет ее удержать, она исчезает.
        Он звал и искал ее везде, повсюду: на крыше среди клеток с курами, и в том месте, где висел призыв не стирать белье. Рискнул даже заглянуть в дамскую парикмахерскую. Но там все было тихо и пусто, салон уже был закрыт.
        Встретив кого-то из старших детей Вальдес, он хотел было спросить, не видели ли они молодую французскую даму, но побоялся услышать в ответ: а какую это французскую даму? Здесь никого не было, сеньор.
        Из кухни донесся голос Консепсьон. Давид устремился туда и нашел там Люсьен Мари с младшим отпрыском Вальдесов на руках. Огонь от плиты освещал снизу ее лицо и красную шапочку малютки Хосе; он восседал у нее на руках с высокомерной терпеливостью маленьких инфантов Веласкеса. Она держала его почтительно, но неловко, головка его неуверенно раскачивалась, пока наконец не нашла опоры на ее голом плече. Глаза его немедленно закрылись, рот округлился и начал делать сосательные движения. Люсьен Мари стояла с потерянным видом. Консепсьон засмеялась и приложила его к своей более щедрой груди.
        Люсьен Мари взяла жакет от своего костюма, который она, войдя, бросила на спинку плетеной детской кроватки, и последовала за Давидом. Взгляд у нее был отсутствующий. Несколько раз она провела ладонью по своему плечу. Всем своим существом она еще ощущала, как малыш пытался сосать ее руку.
        - Ну как, почту уже принесли?  - спросила она несколько напряженным голосом.
        Он с удивлением взглянул на нее, потом вспомнил.
        - Ты надо мной смеешься! Считаешь, что я полоумный, раз пустился писать тебе письмо!
        - Нет. Просто мы оба с тобой какие-то нелепые. Я решила, что нам необходимо именно поговорить - поэтому на самолете прилетела сюда. А потом ты решил: то, что нам надо сказать друг другу, настолько важно, что объясниться мы можем только в письме.
        - Просто мы дополняем друг друга,  - улыбнулся Давид.  - Но если на то пошло, так один раз я уже написал тебе почти такое же письмо.
        - Как написал? Когда?
        - Несколько дней назад. После той телеграммы. Но тогда я его разорвал.
        - Зачем же?
        Он сказал тихо:
        - Испугался, что слишком разоткровенничался.
        - И ты, и я как на войне… сначала - разведка боем…  - пробормотала она.  - А где письмо?
        Он вдруг застеснялся, как гимназист, начал, запинаясь, объяснять, что все это глупо и претенциозно. Люсьен Мари взяла исписанные листки.
        Они опять уселись, как прежде. Через некоторое время она улеглась на живот и продолжала читать в своей излюбленной позе, опираясь на локти и положив подбородок на руки. Он ждал; рука его лежала ладонью кверху,  - беззащитная на желтом покрывале.
        Дочитав до конца, она посидела немного молча, не шевелясь. Потом склонила голову и опустила свой лоб в его ладонь. Это было красивое и церемонное движение, им она отдавала себя Давиду.
        - Можно это считать?..  - спросил он тихо.
        - Да, можно.
        - Ты хочешь?..
        - Да, я хочу.
        - Тогда…  - начал он и одним движением разорвал вдруг листки пополам.
        Она громко воскликнула:
        - Зачем ты, я хочу их сохранить… Они же мои…
        - Прости,  - оказал он и отдал ей кусочки.  - Только зря я все это настрочил…
        - Нет!
        - Да. И как типично для меня - прошу тебя помочь мне избавиться от моей рассудочности - и первое, что я делаю, это объясняю и оправдываю свою рассудительность.
        Внезапно он бросился на колени и спрятал лицо у нее в коленях.
        - Милая, любимая, помоги мне жить.
        - А если ты интенсивнее всего живешь именно, когда ты думаешь и пишешь?
        - Нет! С тобой я просто живу - а все остальное неважно…
        Через некоторое время она сказала:
        - И потом еще… Изменился твой взгляд на свободу, хоть ты и не капитулировал… Но где же сама эта проблема?
        - Здесь ты права,  - сказал он резко.  - Когда приходится сталкиваться с действительными проблемами свободы, то видишь, какие из них - надуманные. Как, например, моя. Не назовешь борьбой за свободу дискуссии о том, что важнее всего в жизни. Не отправляются же люди в пустоту космического пространства только потому, что им мешает сила притяжения земли. Хотя некоторые пытаются.
        Люсьен Мари удивленно замигала.
        - Сила притяжения земли - это ты обо мне?
        - Конечно.
        - О небо, Давид, мне кажется, ты сделал мне роскошнейший комплимент!
        - Так уж получилось…
        Он повторил тихо, с изумлением:
        - То, что важнее всего в жизни… Вот что ты такое, Люсьен Мари. Ну ладно… Когда мы с тобой обвенчаемся?
        - Как только все сумеем оформить.
        Он сжал ее плечо; она вскрикнула от боли.
        - Что такое?
        Только теперь он увидел, что игриво повязанный шарфик прикрывает повязку.
        - Боже, что ты сделала?
        Она рассказала о несчастном случае в своей аптеке.
        - Поэтому я и смогла прилететь в Барселону. А то… ты знаешь, до моего отпуска еще целых полгода.
        - Я и боюсь, и все же рад,  - сказал Давид.  - Больно тебе?
        - Нет, ерунда. Только когда я вспоминаю о своем желании, профессиональная совесть грызет меня - и тогда рука начинает болеть.
        10. Медленный завтрак

        Пальмы сухо шелестели, но солнце светило теплее, чем раньше, потому что наступил март. Свободные от работы жители Соласа стояли и сидели, как обычно, на утреннем солнышке перед гостиницей, около низкой каменной стены, отделяющей пляж от автострады перед отелями.
        Здесь можно было узнать все новости, получить любую информацию.
        Давид угостил нескольких стоявших рядом испанцев сигаретами и сообщил, что он и его жена ищут квартиру.
        Сразу же несколько человек вызвалось сопровождать их в качестве гидов. Оказалось, что чуть ли не у всех у них есть тетушки, тещи или свекрови, жаждущие сдать свои комнаты квартирантам.
        Давид объяснил, что им нужны не комнаты для туристов, а такое жилище, где они могли бы устроить себе настоящий дом.
        Ну, тогда нужно спросить у эль вигилянте, он присматривает за всеми домами, сдающимися в наем.
        Не дожидаясь, пока их попросят, мужчины сходили за эль вигилянте, ночным сторожем. Обитый железом посох, знак своего достоинства, он нес как скипетр. Его встречали с почтением все от мала до велика, начиная от уличных мальчишек и кончая именитыми горожанами. К почтению примешивалась еще и малая толика страха, потому что эль вигилянте был в своем роде всевидящим оком: не спал по ночам и следил, чтобы на улице все было мирно и благопристойно, чтобы не начался пожар, чтобы женатые мужчины не спутали случайно свою жену с чьей-нибудь чужой. Люди боялись языка эль вигилянте больше, чем его посоха. Последним он пользовался главным образом для того, чтобы дубасить в дверь, если кто-нибудь просил его разбудить к утреннему автобусу - в этом городе будильники не требовались. Пресвятая дева, грохот, производимый им, поднял бы на ноги целую пожарную команду и все машины скорой помощи в городе с более слабонервным населением.
        Эль секретарио и жандармерия внушали страх - холодный казенный страх. Они представляли закон, но закон, продиктованный извне, из Мадрида.
        Положение эль вигилянте было иное. Его профессия считалась очень древней и составляла одно целое с самим городом, наподобие его старой стены. Профессия его органично выросла из потребности самих обитателей города в спокойствии и порядке. Ему доверяли, как собственной совести, его можно было провести за нос, совершенно так же, как свою совесть, мог он и вздремнуть на часок,  - опять же так, как наша совесть, и так же мог внезапно очнуться от сна в самый неподходящий момент… У него не было никакой форменной одежды, по которой его сразу можно было бы узнать, он ходил в таких же линялых рабочих брюках, как они сами пропускал стаканчик вместе со всеми в каком-нибудь из баров, когда к вечеру становилось холодно, мог посмеяться и попеть, мог покружиться немного в танце с красивой девушкой; но он был и оставался эль вигилянте, бдительным оком, и почтение окутывало его, как облачный ореол окутывает месяц.
        Эль вигилянте выслушал их пожелания и сказал, что может предложить им прекрасное жилье: дом, настоящий дом для семьи. Владелец принадлежит к одной из самых старых семей города, но сам находится на дипломатической службе.
        Их повели к тому самому дому на площади, у которого были изысканные чугунные решетки на балконах и лестницах. К сожалению, такие же великолепные решетки были и на окнах, и весь интерьер тоже был в восточном стиле, строгий, тяжелый.
        - Хотела бы ты здесь жить?  - спросил Давид.
        - При условии, что стану пить шербет и у меня будет любимый евнух,  - засмеялась Люсьен Мари.
        Когда эль вигилянте заговорил о пятнадцати комнатах и о квартирах для слуг, Давид поспешил объяснить, что ему хотелось бы что-нибудь посветлее - может быть, даже па окраине города.
        Отлично - у эль вигилянте есть еще ключи от виллы, построенной наверху, на склоне горы, одной американской дамой, сейчас она как раз в Америке.
        А квартирная плата?
        Невысокая, как ему кажется.
        Они забрались на крутой склон к оштукатуренному белому бунгало с красной черепичной крышей. Оно красовалось там, белоснежное и яркое среди вечнозеленых растений, с восхитительным видом на залив. Американские удобства, испанские мозаичные полы и увитые розами галереи. Оказалось, там всего четыре комнаты, но они были полны воздуха и света, и потом там имелось абсолютно все, начиная от обитых ситцем шезлонгов и кончая рюмками для коктейля и купальными простынями пастельных тонов. Никогда Давид не предполагал, что Люсьен Мари проявит такое страстное желание жить в этом доме.
        Но ах!  - когда они пришли в квартирное бюро и услышали «дешевую цену», то прямо побледнели. Уехавшая мадам облекла свои пожелания в твердую валюту.
        Давид увидел, какой усталой и огорченной выглядела Люсьен Мари, и взял ее под руку, когда они побрели домой.
        - Знаешь, по-моему, для нас это было бы слишком слащаво, все равно как в кинофильме. Слишком уж отдает причудами американской дамы в этой суровой стране.
        - У меня у самой дамская фантазия,  - жалобно произнесла Люсьен Мари. Она была безутешна.
        Ее туфельки не годились для всех этих крутых тропинок, она решила купить испанские веревочные туфли.
        - Есть у меня здесь один друг…  - начал Давид и повел ее в лавочку Жорди.
        Жорди вышел к ним навстречу. Покрытое коричневыми веснушками лицо его было, как всегда, бледно. Он и виду не показал, что знает Давида. Вероятно, это должно было означать: на знакомство не претендую.
        - Франсиско Мартинес Жорди - моя жена,  - представил их друг другу Давид. Консепсьон поставила их в затруднительное положение, теперь он везде был вынужден представлять Люсьен Мари как свою жену.
        Жорди не выразил удивления, он вообще не выказал никаких чувств, робкий и замкнутый, как всегда. Молча и сдержанно достал туфли, которые у него попросили. У него их было всего два вида, и притом самые простые, поэтому он без комментариев указал, что в магазине выше по улице имеется больший выбор.
        Люсьен Мари взяла черно-белую пару, села и обвязала шнурками крест-накрест ногу немного выше подъема. Давид рассказал о своих безуспешных поисках квартиры.
        Жорди задумался, Он хотел было что-то сказать, но сдержал себя, опять погрузился в свое вялое равнодушие.
        - У вас есть что-нибудь на примете?  - спросил Давид, от которого не ускользнули его колебания.
        - Я подумал о доме Анжелы Тересы. Но он вам, конечно, не подойдет.
        - Почему вы думаете?  - спросили Давид и Люсьен Мари одновременно.
        - Это простая крестьянская усадьба. И потом Анжела Тереса немножко… странная,  - промолвил Жорди, покачав головой.
        Они не настаивали, потому что сейчас им хотелось только одного: сесть и поесть.
        - Вы не хотите пойти с нами к Мигелю и отметить приезд Люсьен Мари?  - спросил Давид.
        К его удивлению Жорди согласился принять его предложение.
        Они выпили по рюмочке шерри в баре. Но когда Давид хотел заказать для всех и завтрак, Жорди пробормотал свое испанское «приятного аппетита» и исчез.
        Давид вздохнул. Тут ничего нельзя было поделать. Только человек собирается сказать: присаживайтесь, сейчас мы с вами закусим, как Жорди говорит: спасибо за компанию, и исчезает. Если бы он был сыт и богат, он бы остался. Тогда бы он просто выполнял обычную социальную функцию, и никто бы не мог заподозрить, что он остался из-за выгоды, из-за еды. Но если ты беден и голоден, то с каждым днем твоя физическая оболочка все уменьшается и уменьшается в твоем поношенном костюме, и тогда гордость требует, чтобы ты сказал: нет, не хочу, спасибо.
        - Какой народ!  - сказал Давид.  - У них убийственная гордость. Ничего удивительного, что на каждой стенке у них великомученик или страстотерпец. Как он тебе понравился?
        - Сначала совсем не понравился,  - созналась Люсьен Мари,  - а потом я поняла, что эта его окаменелость, его безразличие - только скорлупа, а за нею скрывается человек, А вот какой он - еще не разобрала.
        - Здесь есть на то свои причины,  - вздохнул Давид и рассказал то, что знал о Жорди.  - Не знаю, сколько учителей народной школы было расстреляно, когда победили генералы…
        - Шесть тысяч,  - внезапно сказала Люсьен Мари ясным голосом.  - Я помню эту цифру, потому что Морис и его друзья называли ее много раз. Шесть тысяч.
        - Не знаю, верная ли эта цифра,  - произнес Давид с некоторой сухостью; он не любил, когда Люсьен Мари приводила слова своего погибшего брата.  - Во всяком случае Жорди дали семь лет тюремного заключения, но отпустили, когда он отсидел четыре.
        Потому что он сбрасывал иконы - как говорила Консепсьон. И быстро перекрестясь, добавляла: и понятно, такое дело ведь к добру не приведет.
        - О, попроси его прийти опять!  - воскликнула Люсьен Мари. Так много воспоминаний вдруг ожило в ней: время Сопротивления, Морис, все то, для чего они тогда жили.
        У Давида мелькнула гротескная в данном положении ассоциация: Маленький Улле, его мама и медведь: «Мамочка, мама, не надо моего друга пугать/Мамочка, мама, попроси его прийти к нам опять!»
        Посреди завтрака вошла Наэми Лагесон, уселась за соседним столиком и уже не спускала с них глаз. Давид поздоровался, но она ему не ответила. Это была по-детски сердитая невежливость, но она наполнила воздух электричеством. У Давида забегали по спине мурашки.
        Люсьен Мари старательно избегала делать какие-либо комментарии, но ее умные темные глаза говорили, правда, не совсем серьезно: ага, вот и твой друг, ученик чародея…
        Она сидела так, что все время была вынуждена встречаться взглядом с широко открытыми раскосыми глазами, похожими на крыжовник. Она и слова не могла сказать Давиду, эти глаза ее так и поедали.
        Мануэль стал вдруг очень ревностно выполнять свои обязанности по обслуживанию посетителей. Передвигался он шажками балетмейстера, и даже в его черных усиках, казалось, сквозило ожидаемое удовольствие.
        Старик Мигель тоже показался в дверях в зал, наблюдая за ними из-под своих выпуклых полуприкрытых век. Даже ла абуэла со своими угольно-черными глазками так и мелькала теперь в дверях на кухню. Всем хотелось увидеть, все наивно надеялись - что-нибудь произойдет.
        Для них ситуация была ясна. Жена приехала, чтобы перетащить мужа на стезю добродетели. Он не противился. Но любовница так легко не сдается, и теперь она собирается закатить им сцену.
        Если посчастливится, можно стать свидетелем грандиозного скандала. Чего-нибудь, о чем потом можно будет сочинить песенку.
        Масло на сковородке шипело. На стойке звенели стаканы. Девичий голос, поддразнивая, пел:
        «…Я пою, но я в бешенстве,
        Потому что я женщина
        И не могу
        Отомстить за несправедливость…»

        Женщины на кухне сегодня все время смеялись.
        Раньше Давид не замечал, как его раздражает медлительная испанская церемония за обедом. Суп, одно блюдо. Картошка, второе блюдо. Рыба, еще блюдо. Один апельсин, тоже блюдо. Четыре блюда - какая непозволительная роскошь?
        Он очень бы желал, чтобы у него не было тех встреч с Наэми, чтобы она - или он - сидели сейчас в тюрьме, а не в этой комнате.
        Он видел, какая она неспокойная, кок размахивает своим белесым лошадиным хвостом, как животное, когда оно чует в воздухе слепней. Видел, как трепещут ее Нервные ноздри. Она так и нагнетала напряженность - но она же была и ее первой жертвой. Он знал: играть в обычную светскую игру она не умеет, поэтому ее так и подмывает взять и устроить самый настоящий скандал. Сама нас оскорбляет, но если мы отвечаем ей тем же, то чувствует себя невыносимо обиженной. Отбросив все свои прежние авторитеты, она отбросила также и все правила обхождения с людьми.
        Ладно, а разве у нее нет такого же, как и у нас, права сидеть в общественном месте и есть свой завтрак?
        Права так на нас глазеть и даже отказаться поздороваться? Нет, она совершенно сознательно играет роль брошенной любовницы. Бог знает, чего она хочет этим добиться.
        Люсьен Мари, сделав несколько мало удачных попыток продолжить разговор, закусила губу. Она тоже видела бьющую по нервам готовность незнакомой девушки к скандалу, неприятное напряжение Давида, еще никогда не сделавшее ни одного мужчину дипломатом, и безжалостные надежды всех окружающих. Хорошо бы всех надуть…
        Она вынула из сумочки записную книжку и с трудом написала по-шведски:
        «Не хотите ли выпить с нами кофе?» Вырвала листок и попросила Мануэля передать его Наэми.
        Наэми взяла его подозрительно, перечитала снова, как будто небольшая погрешность в шведском языке делала его непонятным, взглянула вопросительно. Люсьен Мари показала рукой на третий стул за своим столиком.
        Наэми казалась совсем сбитой с толку, поднялась наполовину, потом, видимо, раскаялась, но все же сделала несколько шагов к другому столу. Давид представил обеих женщин друг другу. Не выглядел, он счастливым и сейчас.
        Все затаили дыхание, когда Наэми поднялась, надеясь, что теперь-то наконец гром грянет. Когда же она уселась с ними вместе, все разочарованно пожали плечами и вернулись к своим делам.
        Ох, уж эти иностранцы… Ни малейшего чувства стиля. Никакого «фонтана крови с тремя струями…»
        Люсьен Мари быстро произнесла по-французски:
        - Давид в восторге от вашей книги. Я тоже пытаюсь ее прочесть, только дело идет туго.
        Потом она постаралась это перевести, правда, не особенно удачно, но Давид спросил ошарашенно:
        - Когда это ты выучила шведский?
        Она целый год обменивалась уроками с одной фрекен из Скандинавского бюро путешествий, но сейчас ей некогда было объяснять, поэтому она продолжала говорить о книгах - и ей удалось изменить настроение. А когда Давид упомянул, что Люсьен Мари через брата знала литературный кружок в кафе «de Ja Rose», Наэми чуть не почувствовала к ней уважение.
        Но полностью нарушить традицию она была не в силах: прощаясь, криво усмехнулась Давиду, в глазах ее вспыхнул огонек, и она сказала:
        - Я понимаю, ты занят и не можешь показать мне горы… сейчас.
        - Очень занят,  - подчеркнул Давид.
        Он и Люсьен Мари молча шли домой. Надо было, наверное, ее поблагодарить или хоть сказать что-нибудь, но…
        - О чем ты думаешь?  - спросила она.
        - Я почти боюсь тебя. Ты так же искусно обращаешься со мной, как с Наэми? Ведь насколько я знаю, есть только две вещи на свете, которые могут ее заинтересовать. Одна - это эротика, другая - то, что она пишет. Ты так здорово переводила стрелки, что я просто диву давался…
        В одной древней книге сказано: блаженны миротворцы. Но известно также, что именно роль миротворца особенно неблагодарна.
        Как это часто случалось с темпераментной Люсьен Мари, в особенности, когда она пыталась обрести спокойствие и вести себя благоразумно, настроение у нее внезапно полностью переменилось. Она спросила:
        - А, значит, ты предпочитаешь женщин, которые закатывали бы тебе сцены!  - И она бросилась на постель и разразилась рыданиями.
        Сначала Давид подумал, что это шутка, но… она плакала по-настоящему. Почему? Этого она не знала. Но предавалась плачу с упрямым сладострастием, потому что его слова об «искусном обращении» обидели ее, сняв порыв внезапного великодушия с ее поступка; потом ей захотелось прекратить свой плач, но она уже была не в силах, он накатывался на нее волнами.
        Она сама испугалась, села и посмотрела на Давида, повернув к нему свое залитое слезами лицо; проговорила, стуча зубами и запинаясь:
        - Это не я плачу… Я не хочу…
        Он слышал, читал и, вероятно, сам произнес немало иронических слов по поводу женских слез. Но когда они сидели сейчас, обнявшись, как два испуганных ребенка, не зная, что это означает, слезы ее падали ему прямо в сердце, делали его горячим и печальным, беспокойным, наполняя тревожными предчувствиями.
        Должна же быть какая-то разумная причина, что его душой овладела такая печаль? Он не мог удержаться и спросил:
        - Что с тобой, Люсьен Мари?
        Она воскликнула в отчаянии, уже не таясь:
        - У меня болит рука…
        - Что, стало хуже?  - заволновался Давид.
        Она не знает. Но рука пульсирует.
        Он пошел с нею к местному врачу, совсем молодому человеку, тот взглянул на рану и сказал, что, по-видимому, она заживает нормально, но швы снимать еще рано.
        - Сниму швы, когда послезавтра вернусь в Париж,  - сказала Люсьен Мари, успокоившись.
        Давид полагал, что она могла бы остаться у него и никуда не ездить.
        Какое сумасбродство! Нет, ей обязательно нужно домой, уволиться с работы, подготовить своих родных, позаботиться о приданом. И потом, разве они не будут венчаться в Париже?
        Нет, почему же, можно и в Париже.
        Люсьен Мари, как истая француженка, подумала и о приданом. Но в отношении денег она не может ничего обещать…
        - Неважно,  - успокоил ее Давид,  - я получил немного после мамы.
        На жилье и на первое время должно наверное хватить.
        - Вот это хорошо!  - воскликнула Люсьен Мари с неприличной жадностью.  - Если бабушка спросит: а кто же он, за кого ты выходишь замуж?  - я могу ответить: о, он получил наследство, совсем неплохая партия.
        Но Давид знал, что с точки зрения ее семьи он - партия совсем незавидная, скорее даже скандальная: иностранец, протестант, разведенный.
        - А как ты думаешь, что они на это скажут?  - спросил он.
        Она посмотрела на него с лукавой улыбкой.
        - Сначала станут меня попрекать. Будут беспокоиться и бояться, и молиться за нас. Потом утешатся и скажут, что в теперешние времена такое случается даже в самых лучших домах - а месье Стокмар, как говорят, в своей стране очень и очень уважаемый писатель.
        Давид улыбнулся. Сам он по отношению к своей семье был в одно и то же время и более лояльным и более сдержанным. Не стал бы распространяться о ней на словах, но большей частью полностью о ней забывал.
        Кроме последних недель, проведенных с матерью. Неожиданное воспоминание о ней так резануло его по сердцу, что он побледнел.
        11. Горы потемнели…

        Горы потемнели, сделались свинцовыми на фоне прозрачного неба. Наступил вечер.
        На левом берегу реки лежал город с горящими стеклами окон, на правом раскинулись рощицы деревьев, похожих на пинии, как бы дуновение родных мест для Давида. Но когда они прошли еще немного вперед, тропинка начала подниматься вверх - потому что река в самом своем истоке начиналась с горного ручейка - аромат хвои и смолы смешался с каким-то другим благоуханием, еще более нежным и сладостным. Бальзамическое благовоние древних поэтов.
        Люсьен Мари остановилась и глубоко вдохнула напоенный ароматами воздух.
        - О! Апельсиновые деревья зацвели!
        Она ускорила шаг, заторопилась туда, откуда доносился этот волшебный запах, как ребенок, увидев свой дом, вдруг пускается к нему вприпрыжку.
        В ее крови заговорил голос целых поколений, занимавшихся разведением апельсинов. По другую сторону залива, в Провансе, находилась старинная усадьба Вионов. Там она часто и подолгу жила в детстве.
        Они приблизились к усадьбе или поместью. Аллея апельсиновых деревьев вела от реки вверх, к едва видневшемуся дому - но ни изгородь, ни калитка не преградили им путь. Они шли по туннелю из благоуханий под белеющими во тьме лепестками; плоды и ветки казались одинаково черными, но кое-где в вечернем свете поблескивали листья, как оконные стекла, отражающие лучи солнца.
        Вдали залаяла собака. Они пошли медленнее, им напомнили, что они на частной и, может быть, запретной земле. Какие-то строения или предметы неясных очертаний возвышались перед ними, точно тени, будили их любопытство; но невозможно было определить, что же это такое, что за призраки их окружают.
        В затененном деревьями доме в первом этаже зажегся слабый свет. Выглядело это странно и даже драматично - одно освещенное окно в таком большом доме.
        Давид взял Люсьен Мари за локоть, и они повернули обратно. Она замедлила шаг, обернулась назад:
        - Мы еще сюда придем, хорошо? Завтра рано утром…

        Когда они пришли сюда опять, вся усадьба купалась в утреннем солнце. Старый садовник и его помощники срывали с деревьев апельсины.
        Всего несколько дней назад здесь была средиземноморская зима - пронизывающий ветер шуршал в песке и в сухих пальмах. Теперь же сияло солнце и в долине царила настоящая средиземноморская весна. Нежные молодые побеги пробивались среди темной вечнозеленой растительности, деревья и кусты покрылись почками, а то и цветами, прямо на голых ветвях. На поле по одну сторону аллеи крестьянин пахал на муле старинным, мелко берущим плугом. Вдоль другой стороны, сбоку, стояли в ряд высокие желтые прутья, связанные по три, декоративные, как бамбуковые копья.
        Давид спросил старика по-испански, нельзя ли им пройти дальше и осмотреть усадьбу. Тот не ответил, на лице его появилось такое же упрямое, замкнутое выражение, как у кабатчика Мигеля.
        Тогда Люсьен Мари что-то произнесла - целый каскад слов на каком-то странном французском. Давид смотрел на нее с удивлением,  - так же как и старый каталонец. Старик что-то переспросил, как будто неуверенный в том, правильно ли он понял,  - и потом уже они стали вместе, ощупью, пробираться вперед, и в конце концов нашли, видимо, общий язык, понятный им обоим. Это заставляло их часто смеяться и все время переспрашивать друг друга; в конце концов старик спустился с лестницы и угостил их апельсинами из своей корзины. Люсьен Мари поблагодарила, но спросила на своем удивительном французском, нельзя ли им вместо этого сорвать несколько апельсинов прямо с дерева. В ответ садовник притянул к ним ветку, чтобы они сами, могли их достать.
        О квинтэссенция юга, когда ты можешь срывать апельсины с благоухающих, цветущих ветвей!
        Люсьен Мари сказала весело:
        - Недаром мне все время казалось, что я уже где-то совсем близко, вот-вот начну понимать Консепсьон и всех других женщин тоже… Такое впечатление, что достаточно завернуть за угол - и тогда…
        - А на каком языке ты говоришь-то сейчас, на прованском?  - с любопытством спросил Давид.
        Она кивнула.
        - На том самом, на каком обычно разговаривали ребята наших садовников у нас в усадьбе… Мы с Морисом знали его с детства, а потом иногда использовали в качестве нашего собственного тайного языка. И вот теперь вдруг он опять всплыл у меня в памяти, когда я увидела этого старичка с его апельсинами…
        - Сконцы и датчане говорят на эресундском,  - заметил Давид.  - А ты и тот старичок совершенно на другом языке. Интересно. Особый язык жителей Средиземноморья, занимающихся разведением апельсинов… Что же ты ему сказала?
        - Мы с ним беседовали о качестве фруктов,  - объяснила Люсьен Мари.  - Вот эти фразы и пришли мне на память.
        Давид молча поклонился подобной осведомленности.
        - Какая у вас красивая усадьба,  - обратился он к старому садовнику.
        Но садовник отмахнулся от похвалы. Усадьба не его, она принадлежит Анжеле Тересе. Он только арендует землю.
        Бросив на старика вопросительный взгляд, они прошли дальше, к самому дому.
        Навстречу им вышла старая собака, тявкнула было, но решила не затруднять себя лаем, а удовлетворилась тем, что последовала за ними.
        Там, где кончалась апельсиновая аллея, оказалась просторная, неправильной формы лужайка, заросшая травой и окруженная пышной, почти тропической растительностью. Агавы теснились в зарослях бамбука - или это был сахарный тростник? Деревья с хвоей, похожей на изысканные кружева, пропускали рассеянный солнечный свет, другие деревья, настоящие исполины, стояли с набухшими почками на всех ветвях.
        За лужайкой располагался дом, белоснежный, широкий, с наклонными наружными стенами. Шире всего он был у основания, казалось, он уходил в землю корнями. Дом выглядел странно слепым: окна в своем восточном оформлении создавали впечатление забитых раз и навсегда, а единственная дверь была поразительно мала и низка. Можно было подумать, что дом нежилой, если бы не распахнутая половинка двери. Однако вовнутрь заглянуть было нельзя: ее закрывал занавес из деревянных бус.
        Это был таинственный дом. Таинственно притягательный дом. Не было видно ни души.
        Пройти к нему можно было также по тропинке в траве. Рядом виднелся источник с замшелыми ступенями и надстройкой из каменных столбиков. Дальше шла насосная установка и цементированный бассейн, вода в нем непрерывной и упругой дугой струилась вниз из высокого носика. Все вместе покрыто красивой плетеной крышей из бамбука или тростника. Здесь и там разбросаны тачки, ведра, всякий другой садовый инвентарь,  - все старая хозяйственная утварь, но очень изящной формы.
        Люсьен Мари стремительно повернулась к Давиду.
        - Ты прав! Не нужны нам американские игрушечные домики. Только здесь, Давид…
        Низкая, мягкая, теплая от солнца трава, истоптанная поколениями и все-таки свежая, зеленая, как бархат… Ей хотелось сбросить с ног туфли и побегать по ней босиком.
        - Хм. А я стою тут и размышляю, как стучат в занавес из бус…
        Из-за занавеса высунулась чья-то голова, так внезапно, что они отпрянули назад. Маленькая, сгорбленная женщина показалась наполовину, деревянные бусы зашуршали и легли, как фата, на ее плечи. Одета она была в черное выцветшее платье, волосы тоже были черные и выцветшие, а глаза выцветшие и коричневые.
        - Сеньора Анжела Тереса?  - спросил Давид. Это имя он слышал здесь уже несколько раз.
        Женщина, как и садовник, отмахнулась:
        - Нет, нет… Анжела Тереса никого не принимает.
        - Дом кажется таким большим. Мы и подумали, нельзя ли тут снять одну или две комнаты.
        Женщина опять испуганно отмахивается обеими руками:
        - Нет, нет… Анжела Тереса не сдает комнаты.
        Давид и Люсьен Мари посмотрели друг на друга, пожали слегка плечами, окинули прощальным взглядом кружево кедров, источник с его струей и бамбуковой крышей, и сладостную зеленую траву.
        Маленькая щуплая женщина, едва достававшая Давиду до локтя, приблизилась к ним на шаг, спросила своим хриплым голоском:
        - Как вы сюда попали? Кто вам говорил об Анжеле Тересе?
        Никто, чуть было не вырвалось у Давида. Но потом он вспомнил и поправился:
        - Франсиско Мартинес Жорди,  - ответил он, глядя на маленькую женщину.
        - Мартинес Жорди?  - повторила она, посмотрела на него неуверенно - и исчезла за занавеской из бус.
        - Ну, теперь я напутал ее по-настоящему,  - с досадой крякнул Давид.
        - Подожди,  - успокоила его Люсьен Мари.
        И действительно, через некоторое время женщина опять высунула голову.
        - Анжела Тереса не может принять вас сегодня,  - сказала она усталым и печальным голосом, как будто разочарованная и огорченная, и прибавила шепотом: - но приходите еще…
        Теперь их по-настоящему разбирало любопытство. Кто же такая Анжела Тереса? Когда они возвращались домой, Давид спросил:
        - Тебе не показалось, что дом какой-то одинокий и заброшенный? Хотя он рядом с городом и в нем кто-то живет.
        - Да, дом действительно какой-то мертвый,  - отозвалась сразу Люсьен Мари.
        В ее памяти всплыли картины сельской жизни в усадьбах ее детства: люди за работой, дети, животные, старики, машины, вещи - все движется, все живет. И раздаются все звуки, какие есть в букваре: петух кукарекает, собаки лают, гуси гогочут, коровы мычат, кошки мяукают. На этой же усадьбе мертвая тишина, молчала даже старая собака.
        Ну да, случалось, конечно, что в какой-нибудь усадьбе не было детей. Или, допустим, где-нибудь могли не держать домашних животных, а довольствовались тем, что обрабатывали землю. Апельсины ведь не шумят и не возятся.
        - А ты заметил,  - продолжала Люсьен Мари,  - что все дороги там заросли травой? Как будто никто уже туда больше не ездит.
        Утреннее солнце, пробивающееся через переплетение ветвей и льющееся на эту тихую траву Струя источника в своем вечном падении - изящно очерченная арка в тени, но разбивающаяся на бриллиантовые брызги там, где к ней прикасается свет.
        - Так мы можем вообразить, что это заколдованный замок,  - кивнул Давид.  - Ну, а если посмотреть на вещи трезво, как тебе кажется, это усадьба барская или крестьянская? Люсьен Мари тоже этого не поняла.
        - Пойдем и спросим у Жорди,  - предложила она.
        Но тут ее вдруг охватила ужасная слабость, и когда они дошли до города, она предложила ему пойти одному: тогда, может быть, Жорди будет более откровенным.
        - У тебя болит рука?  - ему показалось, что у Люсьен Мари какой-то странный вид.
        - Немножко,  - ответила она уклончиво.  - Пойду-ка я домой и уложу свой чемодан.
        Но про себя подумала: не иначе как у меня грипп, теперь я это чувствую ясно. Хорошо бы завтра успеть на самолет, прежде чем болезнь меня совсем здесь уложит.
        И внезапно она оказалась во власти страстного желания: порошок аспирина, большой стакан воды, тихая и одинокая постель в тихой и одинокой комнате. Никого не ублажать. Целомудренная тетя Жанна в шаркающих войлочных шлепанцах.

        Давид застал Жорди в лавочке одного. У него было обычное застывшее выражение мертвенной серой терпеливости: человек, который ничего не ждет, ни на что не надеется. Может быть, последняя искра бунтарства вспыхнула в нем, когда он угостил Давида стаканчиком вина со значением? Теперь он производил впечатление человека, лишенного всяких импульсов, всякой инициативы.
        Давид сделал попытку что-нибудь у него купить - сигареты, спички… У Жорди не было ни того, ни другого. Тогда Давид купил несколько плохих открыток с видами Соласа и сказал:
        - Сегодня мы ходили вверх по реке, до красивой старой усадьбы. Владелицу, кажется, зовут Анжела Тереса. Это вы о ней говорили?
        - Анжела Тереса Фелиу. Да, я имел в виду ее.
        - Она не захотела нас видеть.
        - Анжела Тереса боится людей.
        - Как? Почему?
        Жорди сказал ровным сдержанным тоном:
        - У нее были свои… горести.
        Человек должен отвечать, когда люди спрашивают; но это и все. Отвечать так, чтобы стало не на много яснее.
        - Как вы думаете, согласится она сдать нам две-три комнаты?  - спросил Давид, потому что сейчас его интересовало только это.
        - Если бы вы могли с нею поговорить…  - замялся Жорди.
        - Иногда поговорить с человеком совсем нелегко,  - сказал Давид многозначительно.
        После того, как появилась Люсьен Мари, Жорди опять ушел в свою раковину, как это обычно делают все одинокие и легко ранимые люди.
        Он бросил на Давида быстрый взгляд, немного менее безразличный, чем прежде.
        - В этой стране есть много длинных ушей,  - покачал он головой.  - Человек здесь привыкает говорить, ничего не сказав. В конце концов оказывается, что и говорить нечего. И мыслей никаких нет.
        На это нечего было ответить.
        Жорди исчез за занавеской из материи, похожей на мешковину. Давид успел заметить, что в его закутке размером с чуланчик, не более, стояла солдатская раскладушка с вытертым серым суконным одеялом. Очевидно, это был весь его дом.
        Жорди появился с бутылкой самого дешевого вина и двумя рюмками, налил одну Давиду, другую себе.
        - Моя очередь,  - сказал он и на мгновение стал мягче и свободнее в манере держаться при мысли о том, что угощает он.  - Вы хотели услышать историю Анжелы Тересы?
        - Если это не тайна,  - сказал Давид.
        - Нет, эта история не из таких.
        Давид ждал, по Жорди, казалось, потерял способность свободно с кем-либо общаться. Слова у него умирали, прежде чем дойти до губ. Он сделал быстрый глоток из своей рюмки.
        - Анжела Тереса,  - промолвил Давид тихо, прислушиваясь к красивому звучанию этих слов,  - молодая и знатная дама, наверно?
        - Анжела Тереса?  - переспросил Жорди и коротко рассмеялся. Смех его походил на сухой кашель.  - Нет, ее сыновья были бы сейчас мужчинами среднего возраста, а старик Фелиу вообще простого происхождения, хоть и заработал небольшое состояние, когда был управляющим, так что смог купить себе эту усадьбу. Нет, Анжелу Тересу не назовешь знатной дамой.
        Для Давида два слова заслонили все другое: были бы…
        - А сыновья?.. Они?..
        - Нет их, обоих,  - произнес Жорди совершенно невыразительным тоном.  - В гражданскую войну они оказались по разную сторону баррикад.
        - Как ужасно для родителей!  - вздохнул Давид.
        - Для Анжелы Тересы,  - поправил сухо Жорди.  - Папаша Фелиу был хитрая бестия, старый крестьянин, не доверявший никакому правительству. Вначале ему даже казалось, он в выигрыше, раз сыновья по обеим сторонам…
        - А сами сыновья были врагами?
        - Нет, что вы. Сначала между Хосе и Эстебаном больших идейных разногласий не было. Оба они были из новой молодежи. Хосе пошел в Фалангу, потому что в то время она обещала реформы и некоторые гарантии против кровавых бунтов. Хосе вообще был человеком, который хотел сам иметь мир и спокойствие и другим их обеспечивать.
        Давид сказал с изумлением:
        - И это вы так говорите о Фаланге?
        На мгновение губы Мартинеса Жорди насмешливо искривились.
        - Вы ошибаетесь - я говорю о Хосе Фелиу. Я был другом и однолеткой с Эстебаном, но мне очень нравился его старший брат Хосе. А его мать…
        Жорди сделал глоток из рюмки, посмотрел в пустое ничто, сказал более молодым, более живым голосом, каким говорил когда-то:
        - Она была такой грациозной, когда шла по траве… Обычно она выходила из дома и давала нам хлеба с кальмаром, а иногда садилась на ступеньку к источнику и смотрела, как мы с Эстебаном играли. Иногда сама разгорячится, характер у нее был такой же живой, как у Эстебана. А теперь…
        Он прервал себя, мельком взглянул на Давида и прибавил другим тоном:
        - Ах да, вы ведь еще не видели Анжелу Тересу. А тогда она была полна огня и жизни, совсем как Эстебан. Эстебана сердила осторожность Хосе. Наступил момент - что выбирать, реформы или безопасность, и он не выбрал безопасность. Когда началась война, Эстебан пошел рядовым на сторону правительства. Его произвели в чин и вскоре он получил повышение. Он был из тех легендарно отважных, что после страшного разгрома могли снова и снова организовывать сопротивление.
        - Вы тогда были его товарищем?
        - Вначале, как рядовой - но вскоре мне прострелили легкое и я выбыл из строя, уже до конца войны.
        - А Хосе? Как воспринял он и все другие, прежние левые, когда Фаланга объединилась с восставшими генералами?
        - Он наверно полагал, что, независимо от этого, должен быть лояльным к ним. Когда фронт народного освобождения потерпел поражение… в последние дни марта тридцать девятого…
        У Жорди пересохли губы и он должен был смочить их вином.
        - …то Эстебана взяли в плен, прислали сюда и отдали под военный трибунал. Как офицер правительственной армии, он принадлежал к категории «врагов», и мог ожидать либо расстрела, либо тюремного заключения на двадцать лет. Его осудили к смерти.
        Хосе тоже был смелым человеком, и получил чин капитана. Он бросился в Мадрид, чтобы выхлопотать брату помилование - и ему это удалось. Об изменении приговора телеграфировали из ставки начальнику тюрьмы. Хосе тоже сразу же отправился сюда, чтобы поддержать мать и отыскать брата в тюрьме.
        Его встретило известие, что Эстебан Фелиу казнен как революционер. Начальник тюрьмы отказался дать какие-либо объяснения.
        Хосе поднял дело - можете себе представить, с каким мужеством и с какими трудностями, в то время, когда военные трибуналы и специальные команды по расстрелу работали день и ночь - и оказалось, что Эстебана не расстреляли, а повесили в тюрьме через два часа после того, как начальник тюрьмы получил телеграмму о помиловании. Когда Хосе потребовал от начальника тюрьмы ответа, тот пожал плечами и сказал, что не мог допустить, чтобы такой храбрый и опасный враг остался в живых. И посоветовал капитану Фелиу больше этого дела не касаться.
        Тогда Хосе выхватил свой офицерский револьвер и застрелил подлеца. А потом застрелил себя. Как уверяли подручные начальника тюрьмы.
        Наступила тишина.
        - Какая ужасная история,  - покачал головой Давид.
        - У нас вообще ужасная история,  - отозвался Жорди.
        Дверь скрипнула, вошла бедно одетая женщина, но решила повернуть обратно, увидев, что там посторонние. Жорди поспешно спросил, что ей нужно. Нет, нет, она просто хотела купить веревочные туфли. Он вынул два своих жалких варианта. Она посмотрела на них, спросила шепотом, нет ли чего подешевле. Дешевле у него не было. Сконфуженно подсчитала деньги в своем потертом кошельке, сказала опять шепотом - из-за Давида, как он решил - что не хватает трех песет, нельзя ли принести их в пятницу? Хорошо, согласился Жорди. Тогда она слабо улыбнулась, взяла туфли, не примерив, и ушла.
        - Вы ее знаете?  - спросил Давид.
        - Нет.
        - Думаете, она когда-нибудь деньги принесет?
        - Она же ведь сказала!  - ответил Жорди немного удивленный.
        Давид подумал, как это теперь с ним часто бывало, что имеет здесь дело с благородными людьми. Он устыдился опять своей позы «культурного человека» с его дешевым скептицизмом по отношению к ближнему.
        - А как сложилась судьба тех, кто остался в живых в семье Фелиу?  - вернулся он к разговору.
        - Остались только отец и мать. Им ничего не сделали, благодаря Хосе. То, что случилось с начальником тюрьмы, сочли делом чести. Им оставили их усадьбу. Так что, можно сказать, расчет папаши Фелиу оправдался.
        - Жестоко сказано.
        Жорди пожал плечами.
        - Возможно. Он принадлежал к людям, которых я никогда не мог принять всерьез - думаю даже когда я был маленьким, а он отцом Эстебана, и иногда нам от него влетало. Так он никогда и не повзрослел. Он не мог считать ничего, кроме денег. Думал о деньгах. Шел в свою рощу пробковых дубов и подсчитывал урожай, гулял и считал свои апельсины. Ходил всегда и ликовал, какой он хитрый и везучий, и угодный Богу, как у него вообще все хорошо складывается. Понимаете, это не Америка и не ваша северная страна: здесь считается, что все то, что есть, таким навсегда и останется, бедняк должен оставаться бедняком, и почти чудо, если он вдруг становится обеспеченным. И было бы кощунством требовать у Бога чуда слишком часто… Так что он ревностно призывал всех своих соседей и работников не требовать невозможного, то есть, чтобы им стало так же хорошо, как ему.
        На мгновение, как солнечный зайчик, мелькнул прежний Мартинес Жорди: студент с горячим чувством социальной ответственности и любовью к своей стране, находящей выражение в нежной и дразнящей иронии.
        - Но все-таки? Ведь оба сына…  - задумчиво произнес Давид.
        - Да, конечно. Только что ему было делать? Он забирался на свой склон с пробковыми дубами, и давай считать. И когда вспоминал, что некому будет продолжать его дело, садился на землю и плакал. А потом опять начинал считать.
        Они умерли, а он был жив, это противоречило законам природы, но так уж получилось, и ему, Педро, нравилось быть живым, если даже кое-кто умер. Ему это нравилось, несмотря на все тяготы старости, то головокружение, то боль в ногах. Ближе к концу появились признаки сильнейшего склероза, о своих мальчиках он говорил с таким выражением лица, как будто в глубине души считал, что просто ему, как обычно, повезло, раз он пережил тех, кто настолько моложе его.
        - Он был намного старше своей жены?
        - Да, порядком,  - ответил Жорди, глядя куда-то вдаль, и прибавил,  - нет, в судьбе Педро нельзя увидеть ничего трагического. Даже смерть не заставила его отнестись к ней серьезно. Подошла однажды к нему сзади, когда он бродил по своей роще, вновь и вновь пересчитывая пробковые дубы, и похлопала его дружески по плечу - вот и все.
        Жорди умолк, удивленный своей собственной разговорчивостью, допил последний глоток из рюмки.
        - А его жена?
        На лице Жорди опять появилось бесцветное, почти тупое выражение, оно, как Давид теперь понял, прикрывало своего рода защитный механизм, нейтрализующую ванночку против таких смертельных жидкостей, как любовь, ненависть, сострадание. Чувство бессилия заставляло всех их течь вовнутрь, разъедая внутренности, превращая все в одно сплошное страдание. Педро Фелиу он мог описать, его он видел снаружи, но не Анжелу Тересу.
        - Она сидит там,  - сказал он, приподнял немного обе руки, потом опять их опустил, как от слишком большой тяжести.  - Минуты идут и идут, а она об этом не знает. Прошло уже двенадцать лет, тринадцать лет… Все для нее делает Анунциата.
        Анунциата, это наверно, та старая женщина, с которой они говорили.
        У Давида мелькнула мысль, такая неприлично эгоистичная в этих условиях, что он ужаснулся и прогнал ее прочь, но она, как назойливая муха, прилетела опять.
        И ты думаешь, это для нас подходящая обстановка, в наш медовый месяц, когда мы так счастливы…
        Они нашли себе белый дом в зеленой долине, таинственно притягательный в тени кипарисов, в апельсиновом благоухании. А он скрывал такие страшные, такие трагические тайны. Казалось, из нарисованной его памятью картины полностью стерли солнечный свет.
        - Почему вы решили, что она может сдать нам комнаты?  - спросил он, немного запинаясь. Он не смотрел на Жорди, боясь, что тот прочтет его мысли.
        Но для Жорди несчастье так долго было чем-то привычным, само собой разумеющимся, что теперь он уже не помнил, что счастье гораздо чувствительнее и требует к себе особого внимания. Он ответил прямодушно:
        - Вам нужна квартира - а Анжеле Тересе, наверно, нужны деньги. Она сдала землю в аренду, но это очень мало, а песета немногого стоит… Но вы понимаете, те две старые женщины не обслуживают туристов. К ним можно обратиться только в таком особом случае, как ваш.
        Давид почувствовал себя гордым за доверие, хотя о нем было сказано лишь намеком. Но он боялся за Люсьен Мари. У нее свои воспоминания о войне, болезненные рубцы после трудно заживающих ран. Не разбередит ли их вновь такая обстановка?
        - Я поговорю с моей… женой,  - запинаясь, сказал он.
        Нет, это слово цеплялось буквально за все.
        Люди говорят обычно, что не придают значения всяким там обрядам и церемониям, но что-то эти церемонии однако все же означают, поскольку приобретают власть даже над нашими тайными помыслами. Смешно, подумал Давид. Его второе «я» требовало ясно и недвусмысленно, чтобы он зарегистрировал свой брак - тогда можно будет наконец допустить такое понятие, как «моя жена» Ну, так в чем дело, пожалуйста, скоро оно получит что хочет.
        - Не можете ли вы пока переговорить с сеньорой Фелиу?
        Жорди покачал головой, опять надел на себя маску отчужденности.
        - Я не люблю туда ходить. Власти должны помнить только, что она мать Хосе.
        - Но…  - начал Давид, его возмущала привычка Жорди рассматривать себя как парию, как человека, загрязняющего людей одним своим присутствием. Он не закончил, уловив взгляд Жорди, усталый, умудренный долгими годами притеснения, немного даже насмешливый.
        - Кроме того,  - продолжал Жорди, как будто не замечая, что его перебили,  - я ей напомню об Эстебане. Но Анунциата иногда заглядывает ко мне, когда идет за покупками, вот я и спрошу у нее.
        Давид протянул Жорди руку и вышел на улицу.
        Как раз вовремя, чтобы зайти за Люсьен Мари и идти завтракать.
        12. Лихорадочные горы. Лихорадочные заросли…

        Кажется, Люсьен Мари прилегла отдохнуть. Он остановился перед дверью и бесшумно ее открыл.
        Она лежала одетая на покрывале, не слышала, как он вошел. Подняв одну руку над постелью, она беспрерывно меняла положение, как будто сильно страдала. Дыхание вырывалось с хрипом, похожим на всхлипывание, но глаза были сухие, широко открытые. Лицо ее выглядело настолько неприкрыто испуганным, что у Давида вдруг прервалось дыхание.
        - Ты больна?  - спросил он, с трудом взяв себя в руки.
        Он подошел к ней с робостью, охватывающей человека, когда нечто хорошо знакомое внезапно обнаруживает чужие, незнакомые черты.
        - Помоги мне… блузку… руку… она распухла…
        Блузка была с короткими рукавами. Правый легкий, свободный, а левый туго натянут… Ей пришлось приподняться, чтобы он смог достать пуговки на спине, но когда ее ноги коснулись пола, она потеряла сознание. Просто тихонько осела, он едва успел ее подхватить, а то бы она упала на пол.
        Он положил ее на кровать, в отчаянии долго возился с пуговицами, снял широкий рукав, но не сумел стащить узкий. Кожа ее пылала под его руками. Эта раздутая, напряженная рука вызывала у него тошноту - он поискал ножницы, не нашел, взял нож, которым чинил карандаши и с трудом разрезал рукав. Прикосновение причинило ей боль, она со стоном очнулась.
        Тут Давид увидел красные полосы на внутренней стороне предплечья.
        Он наклонился над нею, произнес отчетливо:
        - Лежи спокойно… Я схожу за врачом.
        Она открыла глаза.
        - Порошки,  - пробормотала она.  - Посильнее. Чтобы я могла попасть на самолет завтра рано утром. Я должна… Я не могу лежать здесь…
        Но те три идиотских автобуса… Как она доберется до Барселоны - сначала на одном, потом на втором, потом на третьем?
        Ему хотелось попросить Консепсьон подняться к Люсьен Мари, но его испанский вдруг отказал. Испанский язык у него держался пока где-то на поверхности, его легко смывало первой волной, как только наверх подымалось течение из более глубинных слоев. Французский укоренился покрепче, в особенности в разговорах с Люсьен Мари, но в случае острой необходимости самым надежным оказывался вероятно все-таки один только шведский.
        Рыбаки, топтавшиеся на углу улицы, и несколько фланирующих английских туристов с удивлением оглянулись на мужчину, бежавшего по улице бегом.
        В спешке он заблудился в узких улочках, пришлось спрашивать у прохожих дорогу и бежать обратно. Но вот наконец и вывеска врача, доктора Вилларойя.
        В темной приемной сидело вдоль стен несколько человек - он их увидел, как в тумане. Постучал в какую-то дверь, и, не дожидаясь ответа, вошел к красному и разгоряченному молодому врачу, безуспешно пытавшемуся посветить в горло ревущему мальчишке. Робкая тщедушная женщина из народа трясла сынишку и одновременно всячески извинялась перед доктором.
        - Что вам здесь нужно?  - зарычал доктор с досадой и облегчением одновременно.  - Ждите своей очереди. Вы же видите, в приемной полно пациентов.
        - Но это так важно, у нее рука как… да, как при укусе змеи…
        Опять испанский подвел его.
        Доктор повернулся к Давиду спиной и сказал женщине неожиданно добрым, мягким тоном:
        - Подождите там, матушка, и скажите другим - я скоро вернусь. Карамба, ведь сейчас весна, и какого-то туриста угораздило… ну да, его укусила змея…
        Когда они вышли на улицу и пошли рядом, роли переменились. Без белого халата, придающего человеку важность и достоинство, врач оказался тонким, стройным молодым испанцем с напомаженными волосами, кокетливыми усиками и блестящими черными глазами. Если этим и ограничивалась медицинская помощь в Соласе, ситуация выглядела угрожающей.
        - Где человек, которого укусила змея?  - спросил он, когда Давид остановился перед дамской парикмахерской.
        - Здесь, наверху,  - сказал Давид и начал подниматься по лестнице.  - Только змея ее не кусала…
        Тут он вспомнил, что нужно предупредить о притолоке, и это рассердило доктора, который до нее не доставал.
        Лицо Люсьен Мари еще больше, чем прежде, без слов говорило о том, что дело плохо.
        Доктор сразу же ее узнал. Это он вчера сказал ей, что рана так хорошо заживает.
        У него покраснел лоб, а увидев ее руку, он не стал попусту тратить слова.
        - Снаружи рука зажила, но вглубь попала инфекция,  - пробормотал он, открыл свою сумку и поставил градусник в рот Люсьен Мари.
        Давид побледнел, у его рта появились складки.
        - Выйди, Давид,  - пролепетала Люсьен Мари, протянув ему свою здоровую руку.
        Он наклонился и поцеловал ее.
        - Не открывайте рот,  - нахмурился доктор, встряхнул градусник еще раз и снова его поставил, укоризненно взглянув на Давида. С испанской корректностью он добавил:
        - Может быть, ваш супруг предпочитает остаться?
        Немыслимо же оставлять мужчину наедине с дамой в постели - если даже это врач и пациентка.
        Он вынул у нее градусник и ничего не сказал. Проверил ее пульс и ничего не сказал. Послушал сердце - с Давидом в качестве свидетеля - и снова ничего не сказал.
        - Давид, скажи ему, что завтра рано утром я должна успеть на самолет в Париж,  - сказала Люсьен Мари слабым голосом.
        - Отсюда не идет никаких самолетов,  - буркнул доктор.
        Давид, как мог, объяснил ему, что в Барселоне у них уже заказан билет.
        Доктор поманил его, и они вышли за дверь.
        - Она не может поехать?
        - Совершенно исключено. У нее злокачественная инфекция в очень тяжелой форме. Лимфатические железы как узелки.
        - Это… серьезно?
        - Конечно! Ее нужно немедленно лечить. Никак только не могу понять…
        - Не понимаю,  - сказал Давид одновременно с ним.  - Она ведь чувствовала себя неплохо.
        (Разве? Он вспомнил некоторые мелочи, на которые раньше не обратил внимания.)
        - Сегодня утром мы с ней долго гуляли…
        - А, теперь понятно! Не удивительно, что все пошло так быстро,  - возмутился доктор.  - Это все равно, что накачивать инфекцию в кровь. Я должен позвонить в монастырскую больницу.
        - Она единственная здесь?
        - Да. У вас есть телефон?
        Нет, Консепсьон не обзавелась телефоном. Давид ухватился за одного из мальчиков Вальдес и послал его к Гонзалесу за такси.
        - Но мне же нужно домой,  - Люсьен Мари заплакала от сознания своего бессилия.
        Давид закутал ее в плащ, но она сама спустилась по лестнице, землисто-серая, с подгибающимися коленями.
        Консепсьон высунулась из своей парикмахерской, ее голос стал низким и глубоким от сострадания:
        - Матерь божия, какое несчастье! Бедная сеньора, как же она так заболела!
        Она сразу же взяла па себя функцию античного хора: сама печалилась, сама объясняла происходящее и привлекала к нему внимание. Когда Люсьен Мари садилась в такси, вся улица оказалась уже заполненной зрителями.
        Она спрятала лицо измученная, на плече у Давида. Самое невинное любопытство непереносимо для того, кто даже в целях самозащиты не может заставить себя улыбнуться.
        Они сидели, прижавшись друг к другу, в молчании перед тем, что разрушило все их планы. Под своей рукой он чувствовал ее пылающую кожу.
        Давида мучили горькие угрызения совести, Почему он ничего не замечал? Ее слабость и необъяснимые рыдания вчера должны были бы послужить для него предостережением, что тут что-то не так. Но раньше у него не было привычки заботиться о ком-нибудь другом.
        Однако был же он женат?
        Да. Но болел и соглашался принимать заботы и уход он - а Эстрид их только ему оказывала, как всегда, молчаливо, добросовестно. Ему не довелось испытать, как бывает, когда роли меняются.
        Люсьен Мари была гораздо импульсивнее, в любой момент от нее можно было ожидать непредвиденного поступка, как, например, сейчас, с больной рукой: кинулась к нему из Парижа, хоть разум должен был подсказать ей, чтобы она сидела тихонько на месте и ждала, пока выздоровеет. А когда заметила, что болезнь не проходит оттого, что на нее не обращают внимания, а становится хуже, то преисполнилась страха, что будет Давиду в тягость, и притворялась здоровой в надежде успеть домой.
        Может быть, такая реакция была типично женской? В качестве юриста ему приходилось слышать о случаях, когда девушки молчали и таились до последнего момента, пока в один прекрасный день не валились с ног, рожая ребенка прямо на кухонном полу у своих хозяев.
        Но в тех случаях дело объяснялось стыдом, имеющим социальные причины, он не мог иметь места в случае Люсьен Мари. Или мог? Может быть, здесь сказалось неосознанное смущение девушки из французской семьи перед элементом незаконности в их отношениях? Он же не мог заставить себя говорить «моя жена». И ей тоже казалось неестественным думать о нем как о «моем муже», о «моем супруге в горе и в радости», в доме которого ее настигла болезнь. В глубине души оба они все еще были любовником и любовницей, играющими в женатых людей.
        Странно. Неужели действительно несколько строчек, прочитанных над ними мэром или священником могут вызвать какие-то изменения в их душе? Как будто их собственное решение, их собственное желание соединить свои судьбы было не самым главным.
        Им пришлось посидеть в машине и подождать, пока врач пошел в свою приемную звонить в больницу.
        Счетчик в такси гвоздиками прибивал набегающие секунды. Люсьен Мари слабела все больше, ее все сильнее сотрясала дрожь.
        Давида охватило странное чувство, в памяти оно предстало перед ним бесчеловечным и душераздирающим эпизодом. Несколько лет назад, когда он еще был женат на Эстрид, она заболела гриппом. У нее была высокая температура и во избежание заражения она попросила его спать на диване в его комнате. Ночью он проснулся оттого, что звонил звонок, Он вскочил и спросил сонным голосом, не нужно ли ей чего-нибудь. Нет, заверила его Эстрид и попросила извинения, что его разбудила, она только завела будильник, чтобы в назначенное время принять сульфидин. И перевела стрелки на следующий раз.
        Сейчас он вспомнил ее хриплый голос и блестящие от жара глаза, и подумал: бедная девочка, какая она была беспомощная, при всей своей деловитости. Даже когда волны лихорадки, как волны прибоя, накрывали ее с головой, она рассчитывала только на свое собственное умение плавать. Она сама была и пациентом и врачом, он не понадобился даже для того, чтобы подать ей ложечку с лекарством.
        Разве мог он знать, насколько она была несчастлива из-за того, что он этого не сделал?
        Он почувствовал, как Люсьен Мари всей своей тяжестью привалилась к его плечу. Ничто не могло быть ей более чуждым, чем лечить себя по будильнику. Он знал ее способность страстно чему-нибудь отдаваться. А вдруг она так же страстно отдастся и болезни и… Что же так долго не приходит доктор?
        Нет, вот он, наконец-то. Монахини ждут их в своей больнице.
        Шофер поехал зигзагами вверх по склону горы, машина подпрыгивала и сотрясалась. Каждый толчок все более болезненно отдавался в теле Люсьен Мари.
        Монастырь расположился на горном уступе. Белые стены среди кипарисов, лавров и высоких тополей.
        Две монахини в средневековых одеяниях ожидали их у ворот. Они очень приветливо приняли Люсьен Мари, но у Давида появилось знобящее чувство, что их уход за больным и лечение относятся к той же эпохе, что и одежда.
        Казалось, они только и ждали, чтобы он оставил ее им, а сам исчез вместе с машиной, и внезапно он решил так и сделать.
        - Я вернусь опять,  - успокоил он Люсьен Мари, и они с шофером опять со страшной скоростью понеслись на старой колымаге, петляя и подпрыгивая, вниз с горы.
        - Вы не знаете, где живет доктор Стенрус?  - спросил он.
        Ну как же, Гонзалес знал, конечно. И опять они понеслись, петляя по серпантинной дороге, только теперь уже вверх, на склон другой горы, огибая углы, мимо пропастей, и, наконец, подъехали к другому горному выступу, с низким домиком среди тополей и алоэ.
        Госпожа Стенрус вышла на крыльцо, величаво сняла с себя кухонный передник, отложила полуощипанную курицу и заявила, что муж ее лежит в постели.
        - Он болен?
        - Нет, отдыхает перед завтрашним днем. Завтра у него ответственный день…
        В маленькой голой белой комнатке лежал Туре Стенрус в полосатой пижаме, и лицо у него было еще более апоплексически малиновое, чем обычно.
        Давид спросил в отчаянии, сознавая свою беспомощность:
        - Ты не можешь встать и пойти со мной? У Люсьен Мари заражение крови.
        - А кто такая Люсьен Мари?
        Ах да, верно. Опять эта вынужденная ложь, ей бы следовало наконец стать правдой.
        - Моя жена. Разве я тебе не говорил, что женился вторично, на француженке? Она приехала сюда…
        Рана в запястье. Инфекция. Слишком молодой доктор-испанец. Увезли в монастырскую больницу. Очень серьезно…
        И, наконец, крик о помощи, от соотечественника к соотечественнику:
        - Туре, дорогой… Что мне делать, вдруг они станут лечить ее молитвами и пиявками?
        Доктор Стенрус уже скинул свои тощие ноги с края постели. Из-за двери послышался крик:
        - Туре нельзя вставать! У него давление!
        - Молчи, женщина,  - громко сказал доктор Стенрус и оперся о край кровати с блаженной радостью озорного мальчишки: наконец-то ему представился случай быть непослушным.
        Дага Стенрус с ненавистью поглядела на Давида.
        - Люсьен Мари так тяжело заболела,  - промолвил он умоляюще.
        Она немного смягчилась. Ведь оба они боролись за тех, кого любили.
        - Давай сюда костюм,  - распорядился доктор Стенрус, и жена повиновалась, не протестуя, держала брюки, помогая каждым движением, так, как когда-то привыкла ассистировать ему в качестве медицинской сестры. Тем временем Стенрус задавал Давиду четкие, лаконичные вопросы.
        - Ведь Туре психиатр,  - вступилась опять Дага,  - не может же он вмешиваться в компетенцию хирурга?
        - Да, ты, разумеется, не рассчитываешь, что я буду оперировать?  - повернулся к нему доктор Стенрус.
        - Нет,  - успокоил его Давид. До него едва ли что доходило, кроме того, что у него горе, и он кричал о помощи.  - Но с твоим престижем… и знаниями современной медицины…
        Стенрус отодвинул в сторону жену и решительным, хотя и несколько петляющим шагом направился к машине. Дага передала свою курицу прислуге и с неменьшей, чем у него, решительностью, протиснулась на заднее сиденье. Будет по крайней мере с ним и сможет ему помочь.
        Машина понеслась; она трещала и стонала, двигатель то и дело глох, потом неохотно начинал тарахтеть опять.
        Гонзалес вытер пот со своего обветренного лба и сказал Давиду:
        - Я всегда так волнуюсь, когда кто-нибудь болен, и как только моя карета это почувствует, сразу же начинает куролесить. То же самое у меня было, когда я ездил на осле. Ослик сейчас же соображал, что…
        Голос водителя смешался с кашлем двигателя, стал символом некой вечности, препятствием на пути вперед. Вниз, в долину, потом обратно, вверх, на следующую гору. Кошмар езды серпантинами, то туда, то обратно, через иссохшие красные горы, окаймленные серо-зелеными агавами. Горы лихорадки, заросли лихорадки - кто-то ждет тебя, кто-то задыхается, кто-то горит в жару. Нужно вперед, но на пути горы, и бесконечная дорога вверх, вверх, мощными зарослями встает перед тобой колючее алоэ, силы изменяют тебе, лошадиные силы такси тоже не выдерживают, древний кузов сотрясается и громыхает - вот-вот распадется на свои изначальные части. Дыра около тормоза такая большая, что в нее можно опустить чуть ли не всю ногу, а там внизу несется назад дорога.
        Наконец машина остановилась у самой лестницы монастыря, вплотную к ней. Гонзалес придержал дверцу и помог доктору Стенрусу выползти наружу.
        Давид расплатился, а чета Стенрусов поднялась тем временем по лестнице и постучала старинным дверным кольцом в форме ящерицы.
        - А вдруг они не захотят нас впустить?  - начал нервно Давид.
        - Предоставь это мне,  - вполголоса произнес доктор Стенрус, но в этот момент одна из монахинь показалась в смотровом окошке.
        У него были все основания рассчитывать на свой авторитет. Когда только что туда приходил Давид, это был женский монастырь, куда лицам мужского пола вход воспрещен, кроме специально отведенных часов посещения. А когда с сестрой-привратницей поговорил Туре Стенрус, а сестра-привратница сходила за матушкой-настоятельницей, то теперь это уже была больница, где были рады видеть знаменитого доктора из другой страны. А также - хотя и с меньшим удовольствием - и лиц, составляющих свиту знаменитого доктора.
        Они зашагали через прохладные сумрачные сени, через залитые солнцем внутренние дворики, вверх по темной лестнице, через выбеленный известкой коридор, вскоре раздвинувшийся в приемную. Там стояла высокая скамья с прямой спинкой, наподобие хоров в церкви.
        Движением руки настоятельница предложила им присесть.
        - Мне бы хотелось немедленно переговорить с врачом,  - обратился к ней Стенрус.
        Ее тонкая рука в широком рукаве вспорхнула в непререкаемо отклоняющем жесте.
        - Доктор сейчас оперирует, ему нельзя мешать. Посидите пока здесь. Вероятно, это не займет много времени.  - И удалилась, вежливо отступая к дверям. Над ее авторитетом был не властен даже Стенрус.
        Дверь распахнулась, выкатили носилки. Обычные, выкрашенные в белый цвет больничные носилки, окутанные запахом дезинфекции,  - но по белому монастырскому коридору их везла монахиня в своем средневековом одеянии. На носилках без сознания лежала Люсьен Мари.
        Давид громко перевел дыхание. Он уставился в изумлении, все уставились в изумлении - на приближающихся носилках лежала женщина с грудным ребенком.
        Нет, конечно, никакой это был не ребенок, а просто рука Люсьен Мари, положенная высоко на подушку и перевязанная, как толстый узел из ваты и бинтов.
        Еще в своем забрызганном кровью халате и темных резиновых перчатках вошел молодой врач, держа что-то очень маленькое между указательным и большим пальцем.
        - Посмотрите!  - сказал он, показывая Давиду маленький острый кусочек стекла.  - Этот инфицированный осколок парижский хирург взял и зашил ей в руку… Ничего удивительного, что снаружи все залечилось, а в глубине образовалась инфекция!
        Это был вполне понятный триумф молодого и неуверенного в себе провинциального врача, прекрасно понимающего, что все эти иностранцы нисколько не верят в его умение. Доктор Стенрус представился ему, и оба врача погрузились в обстоятельную беседу о пенициллине и ревизии раны, о путях распространения инфекции и угрожающем истаивании лимфатических узелков.
        Давид их не слушал, он быстрым шагом пустился догонять носилки. Он догнал их в тот момент, когда монахиня открыла дверь в одну из палат. И отпрянул назад. На мгновение он увидел смутную картину, но с деталями в стиле сюрреализма: женщин в постелях - белые расплывчатые лица под черными копнами волос, коричневые, как земля, морщинистые лица с льдисто-серыми космами, женщин сидящих, женщин лежащих, сгорбленные спины, руки, перебирающие одеяло… Казалось, он заглянул прямо в «Desastres»[10 - Desastres - «бедствия».] Гойи.
        - Сеньор,  - остановила его молодая монахиня.  - Мужчинам входить в палаты запрещено.
        - Но ради бога, дайте ей отдельную палату!
        Монахиня сказала, тактично опустив глаза:
        - Тогда надо доплатить, а это дорого…
        - Сколько же?
        - Сейчас узнаю.
        Сестра-монахиня поставила носилки в освещенную солнцем оконную нишу и ушла, добавив заботливо:
        - Если она проснется и ее будет тошнить, поверните ей голову на бок.
        Но Люсьен Мари лежала неподвижно.
        Давид зашел поглубже в нишу и сосчитал все, что у него было в бумажнике. Пока есть деньги, Люсьен Мари будет иметь самый хороший уход, какой только можно здесь получить.
        Она пошевелилась, слегка застонала. Давид нагнулся над ней, спросил нежно:
        - Больно тебе?
        Она пробормотала, как во сне: да, очень больно… Тут она открыла глаза и увидела свою забинтованную руку. Зрачки ее расширились: она смотрела и смотрела на этот ватный узел, где открытый кусочек руки казался розовой щечкой, и на ее лице гримаса боли и горячечного бреда сменилась самой женственной мягкой улыбкой.
        Она сделала бессильное, ласковое движение к своей неподвижной руке и опять скрылась в безвестные туманные дали.
        У Давида сжалось сердце. Она, значит, тоже увидела грудного ребеночка, а не комок ваты, но в своем горячечном бреду восприняла его как реальность. И ты тоже, подумал Давид, и это почему-то до глубины души его взволновало.
        Молодая монахиня вернулась со старшей сестрой, назвавшей условия доплаты за отдельную палату. В шведской валюте это было недорого.
        - Она так и не просыпалась?  - спросила сестра, посмотрев на Люсьен Мари.
        - Нет,  - пробормотал Давид, и ему почудилось, что он скрывает какую-то тайну.
        Они повернули носилки и повезли их через боковой коридор к двери в палату, белую и голую, как тюремная камера. Окна палаты выходили в один из монастырских дворов, и там росло дерево с сочными зелеными листьями. Так приятно было о нем знать, если даже монахини, спасая комнату от солнечных лучей, сразу же спустили деревянные жалюзи.
        Сестры ждали, пока он уйдет, чтобы уложить Люсьен Мари в постель.
        - Я еще приду,  - сказал Давид.
        Он встретил доктора с госпожой Стенрус внизу, во внутреннем дворике, оказывается, они заблудились в бесконечных коридорах, разыскивая его в другой половине монастыря.
        - Ты недооцениваешь доктора-испанца,  - покачал головой Стенрус,  - То, что он сделал, было самым целесообразным даже по международным стандартам.
        - А опасность миновала?  - спросил Давид. У него напряглись все нервы при виде того, как замялся Стенрус.
        - Об этом еще рано судить,  - помедлив, ответил он.  - Все зависит оттого, как подействует пенициллин на инфекцию и, тем самым, на температуру.
        - Но теперь, Туре, тебе нужно поскорее в постель,  - заявила Дага Стенрус.  - Вспомни, что тебе предстоит завтра…
        Она была почти бесчеловечна в своем стремлении защитить человека, составляющего единственный интерес в ее жизни. Но Давид внезапно понял ее. Слабо улыбнулся и поблагодарил их за помощь.
        - Мне почти нечего было делать,  - ответил Стенрус с необычной для него скромностью.
        13. Полет в небытие

        Ночь текла.
        Секунды созревали, как капли, отрывались и падали в сумрачный поток времени. Но вместо каждой упавшей тут же начинала формироваться другая, потом третья, и так до бесконечности.
        Монахиня сидела по одну сторону постели и, перебирая четки, читала молитвы.
        По другую сидел Давид. Он взял один из тех стульев с высокой прямой спинкой, что так красиво выделялись на фоне белых стен; зато сидеть на них было настоящей пыткой.
        Он этого не замечал.
        Люсьен Мари лежала в бреду. Сестра отметила еще одно повышение в ее температурном листе. Сорок и восемь.
        Сорок один градус.
        Пришел доктор-испанец, постоял, нахмурив лоб, поглядел на поднимающуюся вверх кривую. Сестра-сиделка сделала Люсьен Мари еще один укол.
        - Неужели нельзя что-нибудь предпринять? Она вся так и пылает,  - сказал Давид.
        - Мы делаем все, что в наших силах,  - отозвался врач.  - Надо надеяться, что скоро начнет действовать пенициллин.
        Потом он ушел.
        Люсьен Мари больше не бредила; она просто лежала, а из горла с хрипом вырывалось дыхание.
        Сорок один и одна - разве так бывает?  - подумал Давид.  - Сколько же еще?  - Здесь его мысли натолкнулись на стену. Раз за разом они в страхе бросались к этой стене, и замертво падали наземь, как птицы со сломанными крыльями.
        Не может же это случиться с нами. Невозможно.
        Но это случается - с некоторыми.
        Глубокой ночью он вдруг заметил, что Люсьен Мари начала потеть, волосы стали влажными, рубашка промокла насквозь. Монахиня побежала за новой сменой белья.
        Люсьен Мари открыла глаза и поглядела на Давида с таким выражением, как будто только что вернулась из путешествия в неизвестное. Пересохшие губы плотно обтягивали ее зубы. Неумелым движением он дал ей попить.
        Теперь жар начал падать, рывками, остановился на делении около сорока.
        Страшная усталость охватила Давида, у него появилось ощущение, что скелет его хочет выпрыгнуть из мускульной оболочки. Но и на этот раз он отказался уйти. Не говоря ни слова, он растянулся на каменном полу, на тонком хлопчатобумажном коврике у кровати.
        Он не слышал, как вошла сестра со шприцем и остановилась в изумлении.
        Другая сестра подняла голову от четок. Они взглянули друг на друга и на него, благо он их не видел, и беззвучно захихикали, прикрывшись рукой, как две школьницы.
        Посовещавшись шепотом, они взяли одно из одеял, сброшенных Люсьен Мари, и покрыли его. Прикусив зубами палец, они ждали - а вдруг он проснется. Он не проснулся. Все было по-прежнему тихо.
        Через некоторое время Давид вдруг очнулся. Он поднялся, совершенно окостеневший, стуча зубами от холода; палату окутал предрассветный сумрак, ночная лампа, казалось, медленно увядает. Согнувшись на стуле, клевала носом монахиня, Люсьен Мари спала, волосы у нее спутались, а черные ресницы резко выделялись на пылающих в лихорадочном жару щеках. Розы эти были обманчивы, но все же сейчас она выглядела лучше, чем с той пугающей землистой бледностью, когда жар еще только поднимался.
        Давид выглянул через жалюзи. Воздух стал прозрачным, и па востоке небо розовело, как перья фламинго. Где-то над морем солнце уже вставало, хотя отсюда его еще не было видно.
        Он слегка дотронулся до плеча монахини.
        - Я скоро вернусь,  - прошептал он.
        Она только кивнула. Благочестивые сестры уже начали примиряться с этими словами длинноногого иностранца. А Давид без них не решался выйти; они были как чурка в двери, не дававшая ей захлопнуться.
        Он спустился вниз по склону тем же путем, по которому мчался в машине день назад.
        День назад? Казалось, что с тех пор прошло очень много времени. И дорога сейчас выглядела совсем по-другому. Срезая путь, он спускался по склонам между пробковыми дубами и виноградниками.
        Какое утро! Перья фламинго теперь развернулись вверх, до самого зенита, а за восточным скалистым хребтом, окаймлявшим морскую бухту кто-то опрокинул котел с расплавленным золотом. Оно стекало на скалы, делая их контуры пылающими, заставило море полыхать огнем.
        Давид, ослепленный, заслонил глаза рукой. Все было слишком роскошно, слишком великолепно после пережитой ночи.
        Поля были безлюдны. Агавы купались в росе, она, как слезы, стекала с запотевшей поверхности листьев.
        Во Франции в это время уже громыхали бы тележки с зеленью, подметальщики трудились бы вовсю; а в Испании все дела были сдвинуты на вечер. Вернее, несколько раньше здесь тоже царила лихорадочная деятельность. Рыбачьи баркасы возвращались с уловом, эль вигилянте колотил своим обитым железом посохом в ворота тем, кто хотел успеть на первый автобус. Сейчас автобус уже ушел, как и грузовики с рыбой для Барселоны. Горожане, рыбаки и эль вигилянте спали глубоким утренним сном. Площадь опустела, только источник посылал в воздух свою вечнопадающую струю.
        Давид подошел к нему и напился, наклонившись над каменным бассейном.
        Вышел мужчина без рубашки, в одних брюках и вылил свой таз в сточную канаву. Жорди.
        Когда он увидел Давида, усталого, небритого и серого в утреннем свете, в его карих глазах зажегся живой блеск, он взял его за плечо и тихо спросил:
        - Она жива?
        - Жива,  - ответил Давид.
        Слова прозвучали как приветствие первых христиан. Известие о болезни Люсьен Мари быстро распространилось по Соласу.
        Они стояли друг против друга, двое худощавых мужчин среднего возраста - Жорди на несколько лет старше - оба с морщинками раздумий на лбу и красивой, характерной для интеллигентов, формой головы. Двое мужчин разной национальности; жизнь их сложилась настолько непохоже, насколько это только возможно, и тем не менее было между ними что-то общее, какая-то прямо-таки физическая взаимная симпатия, как у двух братьев, сейчас еще увеличившаяся оттого, что черты Давида, хоть и по чистой случайности, тоже были отмечены усталостью и страхом.
        Если бы они учились в одном классе, они были бы друзьями, если бы оказались в одном отделении на военной службе - то же самое. Судьба предначертала им понимать молчание друг друга, самочувствие друг друга, язык человеческих чувств за пределами различных национальных языков. Сейчас они встретились при самых различных неблагоприятных обстоятельствах - в качестве туриста и местного жителя в маленьком городке - но их наполовину физическое, наполовину духовное сходство все равно давало себя знать.
        Жорди направился к колодцу и наполнил свой жестяной таз свежей водой.
        - Хорошо бы Консепсьон не проснулась,  - вздохнул Давид.
        Тот понял его страх перед расспросами, перед сочувствием, перед любопытной дамской парикмахерской.
        - Идите сюда и поспите,  - предложил Жорди.
        Давид без размышлений последовал за ним. Когда-то, в своей прошлой жизни, он с жалостью и состраданием смотрел па брезентовую раскладушку с серым солдатским одеялом; теперь же был счастлив, что moi па ней растянуться.

        Когда он вернулся в монастырь, Люсьен Мари лежала, устремив взгляд па дверь, как будто уже давно его поджидала. Она выглядела совсем маленькой под одеялом; положенная высоко на подушке рука, казалось, принадлежала не ей. Раньше Давид не замечал, как красивы ее темные глаза, и какие они блестящие.
        Монахиня у постели чопорно застыла и спрятала руки в рукава, когда Давид подошел и поцеловал Люсьен Мари.
        - Извините, сестричка,  - произнесла Люсьен Мари слабым голоском.
        Давид уселся на красивый стул с прямой спинкой, сохранившийся, вероятно, еще со времен инквизиции.
        - Сколько хлопот я тебе доставляю,  - пролепетала Люсьен Мари тем же тоненьким голоском.
        Давид не ответил. Он не мог, к горлу неожиданно подступил комок, и он заплакал, когда сознание того, что чуть было не случилось, обрушилось на него, как водопад. Он забыл о монахине, спрятал в одеяло Люсьен Мари свое лицо; ее рука все гладила и гладила его волосы.
        Потом он услышал, что к нему обращается монахиня.
        - У нее из-за вас повышается температура!  - повторила она строго.
        Он виновато посмотрел на Люсьен Мари. Да, и в самом деле, глаза ее подозрительно заблестели…
        - Лучше вам теперь уйти.
        - Нет!  - воскликнула Люсьен Мари.  - Клянусь, что жар снижается… Мне так больно… Я умру, если он уйдет…
        - Вот видите, а теперь у нее повышается температура из-за вас,  - укоризненно сказал Давид монахине.
        Но потом они заключили перемирие и уселись опять, каждый по свою сторону ее постели. Люсьен Мари успокоилась, погрузилась в забытье. Через несколько часов, когда она опять открыла глаза, он прошептал по-шведски, как будто монахиня не услышит его через свой головной платок.
        - Ты меня слышишь?
        - Да?  - прошептала она в ответ.
        - Люсьен Мари - что бы я делал, если бы с тобой что случилось? Я это понял сегодня утром - тогда бы солнце взошло для меня черным, и никогда больше не запели бы птицы…
        - О боже, ты говоришь слишком быстро, я не поняла, что ты сказал в конце,  - жалобно промолвила она, и казалось, она получила подарок, а потом его потеряла.
        Но он постеснялся повторить эти слова по-французски. Кстати, тут вмешалась монахиня, осуждающим перстом указывая на Люсьен Мари.
        - Посмотрите, как вы ее волнуете! Я не хочу за это отвечать,  - и она зашагала вон из палаты в своих плоских широких башмаках.
        - О,  - произнесла Люсьен Мари. Они взялись за руки и стали ждать. В ее маленькой горячей руке бешено бился пульс…
        Где-то в глубине его сознания зазвучали слова:
        Солнце взошло, но оно было черным
        Запела птица, но горлышко ее было
        проколото…

        Другая мысль возражала конфузливо: не хватало только, чтобы ты использовал это в каком-нибудь стихотворении… Но ему было безразлично, в одном плане он размышляет или в нескольких, где-то внутри у него все равно звучала печальная песнь птицы, где-то в глубине души он знал, что в конце концов могло тогда произойти.
        Дверь распахнулась и сама матушка-настоятельница появилась в дверях. Монахиня в круглых очках мелькнула было за ней, но аббатисса вошла одна и закрыла за собой дверь.
        Давид поднялся, продолжая держать руку Люсьен Мари в своей.
        Тонкая рука настоятельницы вспорхнула в жесте учительницы, и она промолвила с удивительно веселой иронией:
        - Но, дети мои, надо же быть благоразумными…
        Давиду представились на миг великие аббатиссы прежних времен, тех, что в дни своего величия были знатными дамами, с богатым опытом в женских делах, а уходя в монастырь, отрекались от света - но не от своей осведомленности о нем.
        Возможно, такая судьба была и у этой настоятельницы - во всяком случае по-французски она разговаривала как настоящая великосветская дама.
        Она, разумеется, отлично понимает, что человек волнуется и переживает из-за подобного поворота в болезни, подчеркнула она, но теперь самое главное это предоставить больной полный покой. Ночное дежурство можно полностью отменить, в нем не только нет необходимости, наоборот, оно было бы нежелательно; зато чрезвычайно желательно, чтобы месье смог заходить сюда ежедневно на часок во второй половине дня.
        Губы у Люсьен Мари задрожали.
        - Но, мадам, только благодаря ему я и начала поправляться…
        Но подобные сентиментальности не производили никакого впечатления на настоятельницу.
        - Теперь вам нужно все забыть и только лежать себе, отдыхать и дремать,  - сказала настоятельница.  - Вы и не заметите, как пройдет время, и он опять будет здесь у вас.
        14. Мешок из козьей кожи, из которого вытекло вино

        Давид плелся домой, от всего этого шаганья и карабканья по горам у него, как от тренировок, болели икры ног. День лежал перед ним пустой, как мешок из козьей кожи, из которого вытекло вино.
        Чем же он, интересно, все-таки занимался, пока не приехала Люсьен Мари, и они начали спорить, смеяться, слегка ссориться, гулять, целоваться и вместе спать?
        Работал, разумеется. За это время он совсем запустил свою работу, в глубине души она его очень тревожила.
        Ну, теперь у тебя есть возможность поработать тихо и спокойно, прошептал чей-то язвительный голос.
        Он проскользнул мимо дамской парикмахерской, погрузился в темноту своей комнаты и сразу же почувствовал себя почти что дома. Распахнул ставни и в комнату влился яркий свет. Желтое покрывало опять лежало гладкое, как пустыня после самума. Все было совсем как раньше. И вдруг он увидел черную фигурку на этом желтом фоне… Люсьен Мари не тогда, когда она заболела, а раньше, когда он должен был закончить заказанную ему статью. (Она так и осталась неоконченной, последний лист он вставил в машинку лишь теперь.)
        - Надеюсь, я тебе не помешаю,  - сказала она тогда.
        - Нет, конечно. Сиди, лежи, вообще делай что хочешь,  - ответил он ей.
        И уселся за машинку. Сначала еще нужно было распутать нити, из которых он плел затейливый орнамент в своей работе о современной испанской архитектуре, а приезд Люсьен Мари все их так перепутал.
        Новая испанская архитектура - это Гауди. Теперь он мог позволить себе спокойно сосредоточиться на этом удивительном барселонском архитекторе. Настоящий модернист средневековья: у него архитектура, строительство, скульптура и ремесло сплетаются в единое целое. Но единое целое сложного и неуравновешенного человека нового времени…
        Прообразом и исходным моментом у Гауди было строение человеческого тела. Не римские или мавританские своды, а глазницы и очертания бедер…
        Так, хорошо, а куда же девать его флору океанских глубин, морские звезды и медузы, и фантастические чудища на границе между сюрреализмом и мифом? И мысль о смерти, пронизывающую все, что он создал? Мысль о смерти, зловоние смерти. Неистребимый запах тления в камне.
        Здесь Люсьен Мари переменила положение, он это увидел, не поворачивая головы. Она легла на живот, оперлась на локти, углубленная в свою книгу. Серия изогнутых линий у живого человека, гораздо более привлекательных, чем в созданиях Гауди.
        Черт, дьявол, о моя любимая Люсьен Мари, шла бы ты лучше ко всем чертям…
        Тихо. Сосредоточься. Вызови в памяти портрет Гауди. Задумчивое лицо старого мужчины с бородой. Зигмунд Фрейд… Мог бы быть его близнецом. А почему бы и нет? Сходство есть даже в том, что они оба создали.
        Давид писал с удвоенной энергией, забыв обо всем на свете. Но вот что-то изменилось в самом конце поля зрения: Люсьен Мари шевельнула своими стройными ножками, каблуки ее уставились в потолок. И нить мыслей оборвалась опять. Нервы его натянулись, его охватило раздражение. Люсьен Мари была как волнолом - все волны мыслей, которые должны были бы свободно течь к нему и от него, тут же разбивались о нее.
        Сердце у него сжалось от страха. А что если он был прав, когда писал ей, что стремится сохранить свое творческое одиночество… Что если его фантазия не может работать иначе, как только беспрепятственно заполняя собою всю комнату, свободно проникая через все стены…
        Каждая мысль содержит противоречие, говорит Гегель. Каждое желание тоже содержит противоречие. О будь ты проклят, каждый шепот твоего внутреннего голоса после каждой молитвы, которую так горячо бормочешь: только бы моя молитва не была услышана. Потом опять тот изначальный голос: нет, услышь меня, услышь меня, услышь меня… Настоящая дуэль в галереях души, заполненных эхом.
        Он сидел тогда, невидящим взором уставившись на свою бумагу: наверно, у меня одного такая раздвоенная, расщепленная воля?
        Молчание пишущей машинки оказалось достаточно красноречивым: Люсьен Мари поднялась и, не оглянувшись, ничего не сказав, тихонько направилась к двери.
        Он остался сидеть и дал ей уйти. Но едва только она оказалась за дверью, его зрительные нервы репродуцировали негатив только что увиденной картины. Она уже была не черной фигуркой на желтом покрывале, она была белой фигуркой на каком-то темном фоне. Белая, как лист бумаги, на котором ничего не написано, белая, как пустое пространство…
        Он бросился за ней и догнал ее у обрушенной стены.
        - Вернись, а!  - попросил он.
        - Нет, я тебе только мешаю.
        Он взял ее под руку.
        - А ты знаешь, что случилось, когда ты ушла? В воздухе образовалась дыра. Это непереносимо, теперь я не могу работать совсем. И раз так, мы оба умрем с голоду.
        - Но ты же не мог писать, когда я сидела там.
        - Конечно нет. За один день не научишься быть двумя людьми сразу,  - сознался Давид.
        Они прошлись немного, потом поднялись к себе наверх. В дверях Люсьен Мари сказала:
        - Забудь теперь, что я здесь…
        - Ясно, ясно. Только знаешь, что вытворяют мои мысли?
        - Нет.
        - Они убегают к тебе, как щенки пуделя. Прыгают вокруг тебя, лижут своими красными языками…
        - Мне нравятся их красные язычки. Нет, стоп, расстояние три метра!  - воскликнула Люсьен Мари.
        Давид что-то сказал.
        - Я не слышу,  - отозвалась Люсьен Мари.
        После этого можно было, наконец, по-настоящему углубиться в работу.
        Часы тикали. Стопа исписанных листков рядом с машинкой росла. Люсьен Мари страницу за страницей переворачивала в своей книге.
        Вдруг она почувствовала, что отлежала ногу. Потом пальцы ног свело судорогой. Она попробовала изменить положение, но сдержала себя посреди движения. Давид несколько раз невпопад ударил по клавишам. Наступила тишина.
        Одно мгновение было нестерпимым. Нелепо было так себя сдерживать.
        Они потихоньку взглянули друг на друга, и глаза их встретились.
        - Вот нахалка!  - сказал Давид.  - Лежишь и нарочно подзываешь их к себе…
        И с чувством облегчения он последовал за маленькими черными щенками с красными языками.
        - Плевал я на Гауди. Плевал на Фрейда. Плевал на Каза Батлло и на Ла саграда рамилилиа. Плевал на всех морских звезд и майских жуков, на все анальные плавники, какие только есть во всей Барселоне, мне нужна только ты…
        И она улыбнулась ему и целовала его и играла с ним - пока вдруг не побледнела, побледнела так явно, что, казалось, на ее лицо легли зеленые тени.
        На мгновение он испугался, но она отшутилась, и он ей поверил.
        Когда же он теперь возвращался в мыслях к происшедшему, его поразило, как легкомысленно он прошел мимо самых настоящих предупредительных сигналов и как раздул до проблемы свободы задачу, что так легко можно было решить чисто практическим путем.
        «Так легко». Для скольких людей недостаток в жилой площади, в свободном пространстве, до сих пор является неразрешимой проблемой!
        Внезапно он обнаружил, что сидит за столом и рисует; вот на бумаге появился дом, дом со стенами, свободно расширяющимися книзу. Тот белый дом в долине. Что значат все трагедии прошлого по сравнению с перенаселенностью настоящего, умершие по сравнению с живыми…
        Его рука остановилась, не закончив линию. Что имел в виду доктор, когда говорил об осложнениях?
        Нет телефона. Они никак не могут с ним связаться. Надо бежать в табачную лавочку и…
        Нет, еще рано.
        В шесть часов он вышел из дому, чтобы позвонить. Но когда дошел до табачной лавки, ноги сами понесли его дальше, и он оглянуться не успел, как увидел себя взбирающимся на склоны, мимо всех виноградников и пробковых дубов и высоких кактусов, и вот он опять перед монастырской стеной.
        Ему стало неловко за свою назойливость, когда он постучал в ворота железной ящерицей, по своей природе рептилии казавшейся в руке очень холодной, но сестра-привратница с готовностью, не расспрашивая, открыла ему ворота, и он быстро зашагал по коридорам к палате Люсьен Мари, опасаясь только встречи с настоятельницей.
        Люсьен Мари лежала печальная, рука у нее болела. Но она так обрадовалась, что он, презрев все запреты, явился к ней, что расцвела и как будто отодвинула от себя болезнь.
        То же самое изо дня в день повторялось всю следующую неделю. Пенициллин делал свое дело, заражение крови было приостановлено, но оставалось еще воспаление сухожилий, никак не желавшее залечиваться. Воспаление было упорным и болезненным и могло оказаться опасным, но когда приходил он, все это каким-то образом отходило в сторону. Люсьен Мари побледнела и похудела, но больше не старалась казаться подчеркнуто бодрой, когда он показывался в дверях, и улыбка была естественной.
        Монахиням пришлось примириться, что имелась еще одна лечащая сила, над которой они не были властны. Они больше не противились его посещениям, и бдительная сестра уже не сидела на стуле рядом с ее постелью, пока он был там.
        Случалось, что после ночи со снотворным, не действовавшим па псе больше, Люсьен Мари обретала покой, когда он приходил. Тогда он сидел у открытого окна и смотрел на крону дерева с вечнозелеными листьями. В окно лился солнечный свет, минуты капали, не считанные, одна за другой, в покое, передававшемся от нее к нему, от него к ней. Для него ощущение было ново и неожиданно, он сам себе изумлялся, но это наполняло его тишиной и спокойствием.
        Однако, когда он оставался один, на него нападал страх: а мог он надеяться на то, что все будет сделано, как положено? Не следовало ли ему взять Люсьен Мари, посадить в машину и, несмотря на ее температуру, отвезти в Барселону к специалисту-хирургу, или даже просто сесть в самолет и полететь с ней в Париж?
        15. История I о всемирном менторе

        Однажды он отправился к доктору Стенрусу посоветоваться.
        Из Сахары подули теперь теплые ветры, горные склоны зазеленели. Подснежники, оказавшиеся совсем не подснежниками, окаймляли все тропинки. На крутых склонах в полном разгаре были весенние полевые работы: загорелые худощавые мужчины в грубых синих рубахах, с черным поясом вокруг талии, пахали на мулах. И как только может здесь что-нибудь расти, на этих покрытых тонким слоем земли полях, на этой красной каменистой почве, да еще когда наступает великий летний зной?
        Доктор Стенрус был опять на ногах, еще более юркий и подвижный, чем раньше Они уселись в солнечном уголке сада - еще был март, еще можно было сказать: о чудесное солнце, о друг бедняка. В Испании оно вскоре становилось врагом бедняка.
        Вышла госпожа Стенрус и принесла им кофе со свежими шведскими булочками. Но от беспокойства за Люсьен Мари Давид едва мог глотать.
        Доктор Стенрус отговорил его от каких-либо спасательных экспедиций. Испанский доктор производил впечатление опытного врача, а лечение воспаления оболочки сухожилия требовало терпения и времени.
        Только потом Давиду пришло в голову, что такой совет доктор дал ему в рассеянности и спешке, чтобы, видимо, как можно скорее перейти к тому, что занимало его гораздо больше.
        Дага взяла поднос и ушла в дом.
        Туре Стенрус этого даже не заметил.
        - У меня тут появился один грандиозный проект,  - сказал он и начал в волнении ходить взад и вперед по каменной дорожке шагами, слишком большими для его коротеньких ножек. Волосы у него еще больше вздыбились.  - Грандиозный проект. От него может зависеть будущее всего человечества.
        Теперь Давид действительно раскрыл глаза. Сказать такое вполне серьезно…
        Доктор Стенрус был доволен произведенным эффектом.
        - Ты думаешь, это бахвальство,  - ухмыльнулся он.  - Скоро я докажу тебе, что это не так… Мир вот-вот скатится в пропасть…
        Несколько мгновений Давид сидел ошарашенный, его заворожили сами слова. «Мир» представился ему в виде бильярдного шара, готового вот-вот свалиться в пропасть. Но где была пропасть, если не в самом мире? И как может мир витать на краю пропасти, находящейся в нем самом?
        - В международной мозговой элите нас всего несколько человек…
        (Не ослышался я?)
        - …мы планируем духовное маки. Думаем начать с радиопередатчика свободы - пиратской радиостанции в эфире, которую мы назовем «Голос разума». В простых словах она будет обращаться к народам и правительствам…
        - На каком же языке?
        - На нескольких. На всех великих языках мира. Она будет разоблачать закулисные махинации политических деятелей, объяснять истинные причины происходящих событий…
        - А вы сами-то их знаете?
        Туре Стенрус чопорно поджал губы, его лицо и без того густо-розовое, стало на один нюанс темнее.
        - Мы не берем кого попало,  - возразил он высокомерно.  - Это я. Это один англичанин и один американец - один бывший министр, другой крупный промышленный деятель. Есть у нас и испанец - он, кстати, оказал правительству большую услугу во время войны. Я еще не имею права называть имена, но… те люди, о которых идет речь, знают, что говорят. Их ум и саму их личность можно выразить только такими словами, как «единственный в своем роде».
        Последние слова окончательно повергли Давида в шоковое состояние. Он вспомнил, кто их любил употреблять.
        - Мы будем вводить истинный либерализм. Будем разоблачать всю ту тайную власть черни, что скрывается за так называемой демократией нашего времени. Мы будем ратовать за право на личную свободу, так что она снова станет живой реальностью. В настоящее время она исчезает.
        - Да,  - сказал Давид задумчиво,  - она исчезает.
        - Ха, ты согласен?
        - Я разрываюсь на части от размышлений, когда пытаюсь определить, что же такое свобода.
        - Ну, об этом понятии ведь не может быть двух мнений,  - снова жестко возразил Стенрус.
        - Вот как? Как же ты его определяешь?
        - Свобода,  - провозгласил Стенрус, и глаза его за очками остро сверкнули,  - означает условия, способствующие свободному росту личности. Можно, разумеется, насчитать четыре, пять свобод, которые тоже желательны, но главное, чтобы великую личность не придавливали и не стригли под одну гребенку с остальными.
        Это верно, подумал Давид. Вокруг великих душ должно быть свободное пространство. Но как быть с теми, кто требует для себя привилегий гения, а под этими претензиями скрывает одну лишь свою жажду власти?
        Он возразил:
        - Но если некоторые личности действуют как раковые клетки в живом организме, разрушают и разъедают другие клетки, «свобода», по-вашему, должна гарантировать также и их свободный рост?
        - Ты берешь исключительные случаи…
        - Нет,  - сказал Давид,  - примитивный эгоизм человека безграничен. Тем или иным способом его нужно ограничивать, прежде чем человек будет годиться для жизни среди других людей.
        - Ничего себе учение,  - нахмурился Стенрус и подозрительно посмотрел на Давида.  - Я-то думал, что ты из левых… А ты, оказывается, вероотступник?
        - Ну что ты. Но я же был в прошлом юристом.
        - Ага! Значит, ты придерживаешься всяких параграфов и предписаний,  - обрадовался Стенрус, как будто разоблачая позорную болезнь.
        - Смысл законов в защите человека от человека. Ты считаешь это излишним?
        - Большинство законов людям не нужно,  - заявил Стенрус.  - Они означают внешнее принуждение, а принуждение вгоняет отдельного индивида в оппозицию.
        - И что же ты предложил бы взамен?
        - Просвещение и внутреннее убеждение.
        - Но как же ты получишь это самое внутреннее убеждение без предписания закона? Ты что, веришь в «доброго дикаря»?
        - Разумное воспитание,  - начал было опять Стенрус, но, увидев устремленный в пространство взгляд собеседника, прервал себя.
        - Ну что ты все сидишь и размышляешь?
        - Размышляю, какой свободой мы должны пожертвовать, чтобы предотвратить свободный рост раковых клеток. Террора самых сильных эгоистов.
        - Не можешь же ты бояться этого всерьез,  - отрезал Стенрус, и, разгорячившись, опять начал вышагивать взад и вперед.  - В конце концов это реакционно… Так говорят социалисты…
        Он посмотрел на Давида с неприкрытой злобой, не мог понять, в чем тут дело.
        Как будто трудно сделать себе идеал из своего стремления к беспощадной, неограниченной власти, подумал Давид.
        И сказал горячо:
        - Вероятно, нужно выбросить вон этот парадный лозунг с большим С, и тем надежнее защитить целый ряд более точно определяемых свобод: свободу мысли, свободу слова, свободу веры, свободу передвижения. И в особенности ту, что Спиноза называл «правом оставаться в своем существовании». Все то, что ежедневно попирается в этой стране…
        - Здесь?! Да я знаю несколько человек из власть имущих,  - неохотно сказал Стенрус,  - и могу тебя заверить, что они как раз хотят дать народу больше свободы. Ты не слышал, что кардинал-архиепископ Севильи назвал генералиссимуса слишком либеральным?
        - Да, ужасно трогательно,  - язвительно сказал Давид.  - Архиепископ натравливает своих конфирмирующихся ребят на еретиков, из чистого усердия те выбегают на улицу, бросают камни в маленькую группку евангелистов и бьют у них стекла в домах. Слухи - такая досада - доходят до Франко, который как раз сейчас хочет убедить Америку, что свобода веры здесь развивается вовсю. Он позволяет себе сделать кардиналу-архиепископу маленькое замечание. На что тот мечет громы и молнии и называет Франко опасным либералом…
        Давид встал, гнев не давал ему сидеть на месте.
        На заднем фоне мелькнула обеспокоенная Дага Стенрус. Туре улыбнулся, оскалив клыки, и сказал Давиду:
        - Не накручивай себя, вредно для давления.
        Это был запрещенный удар, но он возымел действие. Давид засмеялся, вскоре попрощался за руку с хозяевами и направился к выходу.
        - Значит, ты полагаешь, надо оставить Люсьен Мари там?  - спросил он в калитке.
        - Подожди по крайней мере несколько деньков,  - посоветовал доктор Стенрус.
        Давид шагал и размышлял о странностях во взаимоотношениях между земляками. Разве мог он отрицать, что как Туре Стенрус, так и он сам терпеть не могут друг друга? Едва ли. Но в трудную минуту он бросился именно к нему, прося о помощи - и был почти уверен, что точно так же поступил бы и Стенрус.
        - Он глуп?  - спросила госпожа Дага, глядя на исчезающего вдали Давида.
        - Нет,  - скривился доктор Стенрус.  - Он не глуп, он ограничен. У него нет понимания чрезвычайных обстоятельств.
        16. Женщина с зелеными глазами

        Теплый ветер из Сахары не унимался. Подниматься на гору к монастырской больнице стало жарко. Так жарко, что однажды Давид разыскал свои трусы, спустился на пляж и выкупался. Жители Соласа были поражены. Их пробивала дрожь при одном виде того, как он раздевается. А сами вы разве не купаетесь?  - поинтересовался он. В июле, отвечали те.
        Вода была холодная, как дома, в Швеции, в начале июня, только самолюбие заставило его броситься в кипящие волны; когда он вышел, кожа у него была красная, как у креветки. Теплые волны в марте придерживаются больше суши.
        В следующий раз, вернувшись от Люсьен Мари, он отправился на дальний пляж, защищенный от взглядов мощными выступами скалы. Там он мог лежать и загорать, не ощущая комичной необходимости представлять потомка викингов.
        Он лежал, вытянувшись, на спине, сквозь закрытые веки солнце виделось ему пурпурным. Пляж выглядел совершенно безлюдным, только вверху на тропе показался и исчез мальчик-рыбак. Песок был теплый на поверхности, но холодный внизу; полежишь немного, и холод проникает вверх. А, дядя Рубен, старый дружище, подумал он в дремоте и неторопливо, как змея, переполз к более теплому местечку. Вдруг он вскочил: его нагретая солнцем рука прикоснулась к чему-то обнаженно-прохладному, неподвижно-живому.
        - Привет,  - послышался голос Наэми Лагесон, как всегда упрямый и робкий одновременно.
        Оказывается, она тихонько подошла по песку и села рядом, не произнеся ни звука. Была она в купальном костюме, свою одежду, видимо, оставила под рыбачьей лодкой. Солнечное тепло ее еще не согрело, и тело покрывала гусиная кожа.
        - Привет,  - отозвался Давид. И прибавил,  - А, это ты. А я думал, что дотронулся до ящерицы.
        Ее раскосые зеленые глаза сверкнули.
        - А что если это змея?  - усмехнулась она.
        - Боюсь змей,  - сказал Давид едко и уселся прямо, охватив руками колени. Не был больше беззащитным перед солнцем и ветром.
        - Я видела, как ты вчера купался на том пляже. А я обычно купаюсь здесь.
        Ее тело, ее бледная кожа уличали во лжи: эту кожу не кусали крутые соленые волны, ни часа не пригревало ее мартовское солнце.
        Но он с ней больше не пререкался. Ее поведение было как всегда вызывающим, но ему противоречила хрупкость и какая-то невинность в самом строении тела. Ее ключицы, и плечи, и колени трогательно просили его не быть с нею жестким.
        - Ну, как ты вообще?  - спросил он.
        - Спасибо, хорошо,  - сказала она, отвернув лицо. Она знала, как надо себя вести, но что-то делало ее застенчивой и непокорной.  - Как поживает твоя… супруга?
        - Спасибо,  - ответил Давид сухо.  - Ей очень плохо.  - Его губы изогнулись, выразив муку. Он здесь у моря, на солнце, а Люсьен Мари в горах, с тампонами в ране…
        Наэми взглянула на него и отвернулась опять, и некоторое время молчала, не решалась высказаться. Ее прежнее «я» подало голос: нет, сейчас никак нельзя… Но фанатичное новое «я», не знающее удержу, сразу же возразило: почему же нельзя? Как раз теперь и можно: он один… и проголодался…
        Давид ощутил ее мысли, как сигналы азбуки Морзе в своих нервах. Внезапно он схватил ее за щиколотку:
        - Ах ты чертенок! Настоящий ученик дьявола! Когда же ты позволишь себе быть человечной?
        - Я кажется достаточно человечна,  - проворковала она и свернулась нежным комочком на песке, до конца используя его мимолетное прикосновение.
        - Нет, ты не человечная. Но ты наверно станешь ею, когда тебя захватит что-то настоящее.
        - Надеешься, что стану верующей?  - спросила она, и ей удалось вложить в хорошо знакомое ей слово оттенок присущей ему независимости, отчужденности.
        Он поднялся и встал над ней.
        - Наверно, только одно это тебя и волнует,  - покачал он головой.  - Пока, я иду одеваться.
        - А ты… не будешь купаться?  - запинаясь, спросила она. И на глазах у нее выступили слезы гнева и унижения.
        - Сегодня мне хочется побыть трусом,  - вздохнул он. Но потом он решил, что холодный душ ему, пожалуй, не помешает. Повернулся на ходу и побежал прямо в волны прибоя. Они двигались на него с ревом, накрыли с головой, наполовину утопили, но потом все-таки оставили на берегу, задыхающегося и хватающего ртом воздух. Он стряхнул воду с глаз, с волос и медленно зашагал по песку обратно. Идти стало вдруг очень тяжело.
        Когда он подошел ближе, она сказала, не глядя на него:
        - Завтра я убываю.
        - Снова в путь?  - спросил он и почувствовал себя как-то странно.
        - Да. Хенрик и его приятели устроились в Банюэле, пишут там свои картины.
        - Помирились, значит.
        Она пожала плечами, не ответила.
        - Смотри, остерегайся впредь парней и мешков с кофе,  - улыбнулся он. Но шуток она никогда не понимала.
        Он протянул ей руку.
        - Тогда до свидания, Наэми, желаю счастья.
        Она не взяла его руку. Ее зубы были так крепко стиснуты, что обрисовывались высокие скулы и упрямые широкие челюсти.
        Насмешки, колкости, грубости, тяжелая артиллерия моралистов - ничто ее не задевало, ничто не оскорбляло,  - кроме одного: в конце концов, напоследок, не одержать победу как женщина. Одна только мысль билась, монотонно отдаваясь у нее в голове: даже сегодня вечером он не хочет… Она сидела смирно, но ей хотелось, чтобы в руке у нее был камень - камень, чтобы его убить.
        Сопротивление - пожалуйста. Ради Бога - долгое, упорное сопротивление - но потом, внезапно, он должен быть побежден, и тем самым превращен в нападающего, жестокого, деспотичного нападающего, а она, уже в качестве победителя, станет плавать в блаженстве, в экстазе своей покорности.
        - Ну, так пока,  - повторил он и пошел к сараю, где лежала его одежда.
        Она проползла несколько шагов и добралась до камня, стоя на коленях, бросила его в Давида. Но поскольку была девушкой, не попала, только песок завихрился у его ног.
        Он обернулся, в изумлении посмотрел сначала на камень, потом на нее. Она сидела, сжавшись, съежившись, как будто только и ждала побоев, она просто уповала на побои.
        Его кинуло в жар. Брошенный в него камень говорил о такой необузданности, что его самообладание выглядело уже странным. Рукоприкладство взывало к рукоприкладству.
        Ну нет, такой язык он не признает. Если ей так хочется побоев и совокуплений, пускай выпрашивает у других. У пресловутого Хенрика, например.
        Он двинулся дальше. Оделся, направился к городу. Сжавшаяся в комок фигурка так и осталась сидеть на песке.
        Боже, как устроена жизнь. У человека, может быть, была идея - никогда никого не обижать, но как ни повернешься, все кого-нибудь да заденешь. То, что тебе кажется добротой, другой воспримет как жестокость. А грубая жадность может иногда обернуться чуткостью и сочувствием.
        Давид посмотрел на берег, и внезапно он показался ему отвратительным. Красный песок, синее море, пенистый прибой - да, конечно. Но чего-то не хватает. Кажется, и раньше не хватало, чего-то существенного. Только чего?
        Внезапно до него дошло: чаек. Чайки не кидались, голося, на отбросы с рыбачьих шхун, не прочерчивали на ветру прихотливых сверкающих узоров.
        Красиво, как на открытке, даже как на картине, но не нравится мне такое бескрылое пространство, подумал он.
        17. Ветер из Сахары

        Оккупированная страна. Земля, где разыгрываются бои. Оборонительные силы, отступающие вначале, но потом изгоняющие оккупантов сперва из одного пункта, затем из всех других.
        Сначала Люсьен Мари почувствовала себя лучше «сама». Потом начала поправляться рука, боли под мышкой прошли, опухоль опала, ночью она больше не лежала без сна.
        Она почувствовала себя выздоравливающей.
        А тем временем на испанскую землю продолжали дышать теплом ветры из Сахары.
        - А я сегодня вставала,  - сказала она однажды вместо приветствия, когда Давид вошел к ней, загоревший, с курткой, перекинутой через руку.
        Жалюзи из деревянных реек раскачивались на ветру, пропуская рассеянный, не слепящий солнечный свет.
        - Наконец-то! Значит, скоро будешь дома,  - обрадовался он.
        Дома! Где же это, интересно?
        - Ну, это еще ничего не значит…  - Она пошевелила своей перевязанной рукой. Маленькая аккуратная повязка, а не пакет с ватой, похожий на… Они помнили, их взгляды встретились. Люсьен Мари произнесла, прерывисто дыша:
        - Давид… мне приснилось…
        Он кивнул.
        - Ты знаешь об этом? Я бредила, да?
        - Да,  - ответил он и провел ладонью по ее щеке.
        Она спросила сдавленным голосом:
        - А другие? Они не слышали? Не поняли они, что…
        - Нет, как раз в тот момент я был там с тобой один.
        Они помолчали немного. Потом она тихо сказала:
        - Знаешь, это было реальнее, чем в жизни, мне показалось тогда, что незачем больше жить, лучше умереть, когда я увидела, что ошиблась.
        Он вспомнил и то утро, когда она все плакала и ее сотрясала лихорадка. Он мог бы догадаться уже и тогда. Вспомнил, как она дрожала, как взволновалась, когда маленький Хосе пытался сосать ее голую руку.
        Она продолжала, тем же напряженным, дрожащим голосом:
        - Но самым удивительным было все-таки не это. А то, что я была я - но вместе с тем та, другая…
        Он поднялся, сделал несколько шагов к окну, постоял, глядя на вечнозеленое дерево. Он уже знал, что за этим последует, знал еще до того, как она это произнесла, оборонялся заранее.
        Она испугалась и замолчала. Но молчание ее было хуже, чем слова.
        - Говори,  - промолвил он, не оборачиваясь.
        Она произнесла прерывистым шепотом, как под тяжестью вынужденной исповеди.
        - Я была Эстрид. Я была она, когда у нее должен был родиться ребенок. Я думала: наконец-то, я так долго тебя ждала…
        Он молчал, поэтому она продолжала шепотом:
        - Откуда у меня это взялось? Ведь я ее даже не видела. И не знаю о ней ничего, так, только с твоих слов. И все-таки - я была ею. Как будто наследство получила от незнакомки.
        Но ведь так оно в сущности и есть, подумал Давид. В этом отношении все они как-то сливаются вместе, все женщины до единой. Превращаются в одну космическую женщину, без всяких индивидуальных признаков. И такими тогда становятся для нас чужими…
        - Давид,  - сказала она, глядя на его спину.  - Давид, я тебя мучаю? Иди сюда…
        Когда он подошел и сел на край кровати, она положила ему руку сзади на шею, притянула его лицо к своему.
        Ветер из Африки дул все сильнее.
        Она больше не была больной, она была горячей, обновленной, в ней кипели силы вернувшегося к жизни человека.
        Внутренний протест у Давида вспыхнул с новой силой - как только что, когда он стоял у окна, всем существом ощущая, как бьется у него сердце.
        Вот лежит Эстрид, рассудительная, несчастливая, никогда не получавшая от него того, что просила. Поэтому она и оставила в нем такую боль, такой несглаживающийся шрам - рваный, болезненный: скупой благодетель, ускользающий должник.
        А вот другая - зеленоглазая, колючая, не признающая никаких законов. Та, что бросила в него камень, раз не получила того, что хотела.
        Теперь он должен отдать им свой долг…
        И вот, наконец, она, его любимая, его Люсьен Мари, та, что зажгла в нем огонь,  - но за ее лицом таились те два, другие.
        Ветер из Африки шуршал в рейках жалюзи.
        Она сумела разгадать его тайну - принимать любовь, даже если она приходит к ней со сжатыми кулаками и искаженным лицом, освобождать ее, преображать. До самых глубин существа делать его необузданным, гордым и свободным - а потом, в то мгновение, когда останавливается дыхание - счастливым до полного самозабвения. Тогда сотрясается земля, и тогда, как лава, тают границы его души.
        Потом лава застывает и человек опять возвращается в свою постоянную форму - но у тела остается воспоминание о том, как это было, воспоминание о своем расплавленном состоянии.
        Они ощущали глубочайшее отдохновение, они были далеко, далеко. Время, не измеряемое никем, длилось бесконечно. Возможно их оцепенение продолжалось не более, чем миг, нужный лепестку, чтобы оторваться от стебля и в медленном скользящем полете опуститься на каменные плитки дворика. А может быть, и все время, пока чья-то робкая рука перебирала регистр органа, разучивая хорал, едва доносившийся сюда из монастырской часовни по другую сторону двора.
        В это время одна из монахинь, совершая обычный обход, решила зайти к Люсьен Мари. Она приоткрыла дверь, но тут же в ужасе ее захлопнула. Это была сестра Флорентина, рыхлая, в круглых очках, простая женщина, она испытывала великий страх перед всем, что запрещено монастырским уставом.
        Придя в себя, она поспешила в покои аббатиссы. Она шагала так быстро, как только ей позволяли ее тяжелые башмаки и сковывающая тело одежда, и влетела в комнату аббатиссы, не дожидаясь, пока ее начальница скажет: «войдите»!
        Настоятельница сидела за своим письменным столом и делала записи в журнал. Стол был роскошный, в стиле испанского ренессанса, он мог бы украсить любой дворец. Аббатисса сдвинула брови у нее была аристократическая неприязнь к легко возбуждающимся женщинам.
        - Почему вы так пыхтите, сестра Флорентина? И входите, даже не постучав?
        - О досточтимая матушка,  - задыхаясь, произнесла сестра Флорентина, держась за свои вздымающиеся перси.  - О досточтимая матушка…
        - Что случилось?
        Сестра Флорентина маленькими круглыми глазками впилась в свое духовное начальство и промолвила:
        - Этот иностранец… этот господин лежит в постели французской дамы.
        Настоятельница приподнялась со стула, кровь прилила к ее увядшим щекам, но потом медленно отлила обратно, точно так же, как она сама, постепенно овладев собой, спокойно и неторопливо опять опустилась на стул.
        - Ну и что?  - произнесла она.  - Сейчас у нас сиеста. Дорога сюда, в горы, долгая и тяжелая. Без сомнения, этот господин, к тому же иностранец, почувствовал себя утомленным и прилег отдохнуть.
        - Но досточтимая матушка! В постель к пациентке!
        - У иностранцев вообще очень странные нравы,  - сказала аббатисса сухо.  - Кстати, они женаты.
        Если она и обладала скепсисом умудренного жизнью человека, то сестре Флорентине она его не показала.
        - Но что же нам делать?  - недовольно пробурчала сестра Флорентина; сделанное ею сенсационное открытие у нее на глазах уходило в песок.
        - Предоставь это мне,  - кивнула аббатисса.
        Когда сестра Флорентина с неуклюжим поклоном вознамерилась уйти восвояси, ее собеседница распорядилась:
        - А вы, сестра, можете спокойно удалиться куда-нибудь в тихий уголок и трижды прочесть там Отче наш.
        Настоятельница осталась сидеть, погрузившись в размышления. Вероятно, мысленно она сделала для себя небольшую пометку в календаре на своем роскошном письменном столе.

        Слышали ли они, как закрылась дверь?
        Скорее всего, нет. Орган, на котором монахиня разыгрывала свои упражнения, издавал множество самых разнообразных звуков. Но Давид вдруг заторопился.
        - Галстук правильно завязан?  - спросил он, потому что в комнате не было зеркала.
        Классический час уныния и запоздалого раскаяния.
        Хотя нет, здесь этого не было.
        Он стоял над ней и улыбался, через него еще перекатывались волны возвышенной радости.
        - Послушай-ка, а время не опасное?
        Она посчитала на пальцах. Да, опасное. Оно всегда опасное. От внезапного страха она съежилась под своим одеялом. В этот момент она была истой француженкой, очень далекой от мыслей, когда-то одолевавших Эстрид.
        - Поздно теперь раскаиваться, дорогая,  - сказал Давид с сочувствием.
        - Этого мы не знаем.
        - Да, конечно. А сама-то ты знаешь?
        - Нет… А когда мы сможем обвенчаться?  - спросила она, даже не пытаясь выдать себя за героическую женщину.
        - Как только…
        Он умолк, так как вошла сестра и стала возиться с окном. Потом она удалилась, но появилась настоятельница собственной персоной и встала в ногах у Люсьен Мари. Она постояла немного молча, и эти секунды показались им обоим долгими, потому что они изо всех сил пытались выглядеть безмятежными.
        - Меня радует, что болезнь прошла, и наступило такое быстрое и, я бы сказала, удивительное улучшение,  - промолвила аббатисса, и Давиду послышались в ее тоне нотки иронии.  - У нас больше нет причин задерживать здесь мадам.
        Давид и Люсьен Мари обменялись взглядом, оба подумали: добились-таки. Исключат нас.
        - Меня это тоже чрезвычайно радует,  - произнес Давид, а сам подумал, что тон у него сейчас до смешного елейный, будто специально предназначенный для аббатиссы.  - Но не стоит, пожалуй, делать слишком резкий переход - посмотрим, что завтра скажет доктор.
        Это был тонкий шахматный ход - ла супериора как-то выпустила из виду врача. Но она мгновенно нашлась.
        - Завтра мы узнаем, какой день доктор полагает наилучшим для выписки нашей пациентки.
        Она сделала легкий поклон, как всегда держа руки в рукавах, бронзовое распятие на ее четках зазвенело, ударившись о железную спинку кровати. Выйдя, она оставила дверь в коридор приоткрытой.
        Легко сказать - поехать домой. А куда? В Париж? Если бы только у нее хватило сил…
        Люсьен Мари перебила его мысли:
        - Давид, ты говорил с хозяйкой белого дома?
        - Нет еще. С ней связаны трагические события…
        И он рассказал об Анжеле Тересе и ее сыновьях.
        - О,  - только и могла произнести Люсьен Мари. Вся она как-то поникла и съежилась в своей постели.
        - Я думал, может быть, ты не захочешь жить в тени таких страшных страданий.
        Но тут она уселась в постели, и ее черные глаза заблестели.
        - Бедняжка! Ее же еще и избегают, потому только, что ей пришлось пройти через весь этот ужас…
        - Да, обычно люди так и делают.
        - Но не ты и не я,  - сказала Люсьен Мари.
        - Мне кажется, нам обоим пришлось почувствовать, что несчастья все сторонятся, не правда ли? Мне уже нравится эта сеньора - как ее зовут?
        - Сеньора Фелиу. Но все, по-моему, называют ее Анжела Тереса.
        - Мне уже нравится Анжела Тереса. Мы поймем друг друга.
        - Вот только…  - замялся Давид,  - о ней ходят разные слухи: что она очень странная, и даже недоступная. Боится людей.
        - Еще бы, вполне понятно.
        - И ты все же хочешь там жить?
        - Больше, чем когда-нибудь.
        Люсьен Мари опять опустилась на подушку, сказала мечтательно:
        - У тебя нет такого чувства, что тот белый дом стоит и нас ожидает? И она нас ждет. Чтобы живые люди разорвали вокруг нее круг одиночества и холода.
        - Это можешь сделать только ты, но не я,  - сказал Давид.
        - Ты же сделал это со мной,  - произнесла она тихо.
        - Ну что ты…
        - А как ты думаешь, каково мне было в Сен-Фуа-де-Луп, пока не пришел ты? Заживо замурованная в той маленькой мертвой аптеке… Никто не обращал на меня внимания.
        Он обхватил руками тоненькую фигурку в постели. И они сидели, прижавшись друг к другу, захваченные мессой своих воспоминаний, которую время от времени служат влюбленные в память о своем первом свидании.
        Вдруг она вспомнила то, о чем часто думала по ночам. И прошептала:
        - Видела аббатисса наши паспорта?
        Насплетничать могут и документы.
        Он прикрыл руками ее ухо и прошептал:
        - Сержант Руис их караулит, пока мы их не потребуем.
        Ему было приятно поймать ее удивленно-восхищенный взгляд: вот это мужчина, смог все так здорово устроить. Но потом в ее взгляде появилась усмешка, а в голосе некоторая настороженность:
        - А что поделывает твоя ученица Фауста?
        - Она не моя,  - буркнул Давид с легким раздражением.  - И потом она уже уехала.
        Люсьен Мари опустила глаза, чтобы засветившаяся в них радость не рассердила его еще больше. Такая смена настроений была ее отличительной чертой, и они отражались не только в ее лице, но и во всех линиях еще раз.
        - Что ты сказала?  - спросил он, хотя она не произнесла ни звука.
        Она поманила его пальцем, потом, на ухо, прошептала боязливо:
        - Следует ли нам раскаиваться в том, что произошло сегодня?
        - Почему это мы должны раскаиваться?
        Она пробормотала что-то о монастырском уставе и нарушении доверия.
        Давид, как истый протестант, возмутился:
        - Доверие? Ты заболела и попала в больницу. Ты не давала никаких обетов. Их устав - не наш устав.
        Она с облегчением вздохнула, когда он облек все в ясные, простые слова - потому что ведь точно так думала и она сама.
        Дело было лишь в том, что иногда ей приходили в голову мысли, взаимно исключающие друг друга, и она с чувством глубокой безнадежности бросалась из одной крайности в другую до тех пор, пока кто-нибудь из тех, кому она больше всех доверяла, не выносил окончательного решения.
        Давид сам часто мучился разнообразными сомнениями, но, к своему удивлению, теперь играл роль человека, принимающего решения и выносящего безапелляционные суждения.
        Никто раньше не требовал от него чего-либо подобного. Младший брат, слишком юный супруг…
        У него появилось ощущение, будто все высокие деревья в лесу вокруг него оказались вдруг сваленными ветром, он стоял совершенно беззащитный под высоким небом. Но рядом с ним находился кто-то другой, едва достигавший ему до плеча…
        Это было сладостное чувство.
        Из монастыря Давид спустился другой дорогой, через рощу пробковых дубов Педро Фелиу. Стволы их были наполовину ободраны и черны, как будто их обожгло огнем.
        Старая собака подошла к нему и близоруко обнюхала его брюки. Она задрожала от удовольствия, когда Давид почесал ей за ушами.
        Дом Анжелы Тересы стоял там, где начиналось все великолепие долины. На этот раз Давид подошел к нему с задней стороны, по заросшей тропинке между какими-то одичавшими зарослями, кустами и бамбуковыми рощицами, в два раза выше человеческого роста.
        Зазвенел колокольчик, и из дома вышла Анунциата с кринкой в руке. Она остановилась, поставила кринку и засеменила ему навстречу, восклицая хриплым басом, как многие старые женщины в Соласе:
        - А, это вы! А я уж решила, что вы передумали и уехали.
        Она вытерла пальцы о передник, и они поздоровались за руку. В самом ее приветствии было больше тепла, чем в словах. Давид подумал с удивлением: Люсьен Мари права, они нас и в самом деле ждут.
        Анунциата продолжала:
        - Как-то вечером приходил Мартинес Жорди и говорил с Анжелой Тересой. Уже давненько теперь пожалуй.
        Значит, Жорди поборол все-таки свое сопротивление и навестил старых друзей.
        - Жена моя заболела, вот в чем дело,  - вздохнул Давид.  - Она еще лежит там, в горах, у монахинь в больнице.
        - У las monjas[11 - las monjas - (фр.) монахини.]?  - спросила Анунциата и почему-то рассмеялась. Это было лишь хриплое эхо того смеха, которым она смеялась в молодости. Когда-то он наверно напоминал нежную птичью песенку.
        - Ваша госпожа может меня принять?  - спросил он.
        - Она не совсем подготовлена,  - пробормотала Анунциата нерешительно.
        Давид прожил в Испании достаточно долго, чтобы понять все хлопоты, связанные с приходом в дом гостя и со встречей с женщиной, безразлично, с молодой или старой, которая не была подготовлена.
        - Подождите-ка там,  - посоветовала старая служанка и показала на сад.  - Я ей скажу о вас, может быть, она захочет вас принять.
        Давиду пришлось запастись терпением, потому что прошло четверть часа и еще четверть.
        В этот его приход лужайки были уже ярко зеленые, а на многих деревьях за эти несколько недель появилась листва. Невдалеке стоял готовый распуститься куст сирени. Нет, не сирени, хотя очень похожий по виду. Вероятно, одичавшее комнатное растение, он не мог вспомнить названия. Пеларгония? Фуксия? Бальзамин? Когда цветы распустятся, он наверно вспомнит.
        Здесь, в долине, упрямый ветер не чувствовался. Все было тихо, усыпляюще тихо - это означало, что тишина была полна приятных, однообразных звуков. Жужжали насекомые, высокая струя источника все лилась и лилась, журча и поплескивая в своем стеклянно-прозрачном падении.
        Давид сидел на заросшей мхом ступеньке, и ему казалось, что само неиссякаемое время все течет, течет, и не видно ему ни конца ни края. Но вскоре он забыл и о времени.
        Здесь, сказал Жорди,  - она обычно сидела и смотрела, как играли ее мальчики…
        Сегодня, в том настроении, что царило вокруг, их игры и улыбка матери казались более реальными, чем все то страшное, что пришло позже.
        Дробно зашуршал занавес из бусин. Анунциата поманила его к себе. Когда он подошел, она произнесла официальным тоном:
        - Сеньора Фелиу рада принять Вас у себя,  - и повела его через обычные сумрачные сени в зал, похожий на чистую горницу в шведском крестьянском доме, только более богатом и солидном. Там стояла тяжелая, темная резная мебель. Она не была античной, эта мебель, не было в ней прелести старых, потертых от времени вещей, отличавшей здесь все другие предметы домашнего обихода. Она была точно такой, какую должен был купить себе внезапно разбогатевший испанский крестьянин лет сорок - пятьдесят тому назад, чтобы убедить себя в своем благосостоянии.
        Однако и на мебели, и на всей комнате, выбеленной, с метровой деревянной панелью и темными потолочными балками, лежала печать неизъяснимого благородства и достоинства. Пол тоже был темный, бесчисленное множество раз покрывавшийся лаком, пока не приобрел прозрачного, стеклянного блеска. Давид бессознательно ставил ноги так, как будто шел по льду, направляясь к старой женщине в кресле у окна.
        У нее были снежно-белые волосы, высоко подобранные черепаховым гребнем, и лицо такое бледное, как будто все эти тринадцать лет она не покидала комнату. Как почти все женщины ее поколения, она была одета во все черное, с кружевной мантильей на волосах и со сложенным веером на коленях.
        Она смотрела на Давида большими черными глазами и, еще не дав ему подойти, произнесла с каким-то наивным изумлением:
        - И вы действительно хотите жить здесь, несмотря ни на что?
        Анунциата встала сзади, наискось от стула хозяйки, и делала ему разные таинственные знаки, в данном случае означавшие, насколько прискорбно такое ее поведение. Куда девалась вся воспитанность Анжелы Тересы? Где торжественность, необходимая при первом знакомстве? Где вежливые фразы, которыми следовало бы обменяться, прежде чем переходить к делу… А она-то здесь трудилась, как рабыня, целых полчаса расчесывала ей щеткой волосы и наряжала в лучшее платье, и в мантилью, какую все другие надевают только в церковь…
        Но Давид ответил с облегчением:
        - Да, сеньора, мы бы с удовольствием сняли у вас несколько комнат.
        Сеньора Фелиу вытянула шею, заглядывая ему за спину.
        - А где же она?
        Он обернулся.
        - Кто?
        - Да молодая женщина, что была с вами в тот раз.
        Значит, Анжела Тереса наблюдала тогда за ними, спрятавшись за занавеску.
        Он рассказал о болезни Люсьен Мари.
        - Она у монахинь!  - вставила Анунциата, высунув голову из-за кресла.
        Анжела Тереса наклонилась вперед, спросила испуганно:
        - Она не в тюрьме? Ее не убьют?
        Давид незаметно подался назад.
        - Нет, сеньора,  - только и смог он произнести.
        Анжела Тереса зябко закуталась в свою кружевную шаль, потом, слегка покачиваясь и глядя в сторону, пробормотала:
        - Никто ничего не знает. Они убивают столько людей…
        Анунциата поспешно вмешалась:
        - Теперь так не делают, Анжела Тереса, то было уже давно. А теперь у нас мир.
        Анжела Тереса перевела взгляд своих черных глаз со старой служанки, видимо, своей родственницы, раз та называла ее по имени, на Давида и сказала:
        - Вы ведь иностранец, и можете ответить мне точно: правда сейчас мир?
        - Да, мир.
        Его нахмуренный лоб добавил невольно: каков бы он ни был.
        Анунциата вернула их к действительности:
        - Сеньор желает посмотреть комнаты. Прикажешь мне их показать, Анжела Тереса?
        У нее была особая, независимая манера управлять, прислуживая.
        Женщина со снежно-белыми волосами кивнула - и внезапно исчезла. Она все еще тихо сидела здесь, но полностью погрузилась в себя, покинула их еще до того, как они сами от нее ушли.
        Они поднялись по просторной лестнице на второй этаж. Это была поразительная испанская лестница со ступеньками из плоского обтесанного камня, без перил. Давиду приходилось слышать, что камни прикреплялись к основанию лестницы клеем, секрет изготовления которого неизвестен до сих пор. Это тайна испанских строителей. Он застывал сразу же и становился тверже камня. Какая точность в руке и какой глазомер! Легкое дрожание - и все дело испорчено.
        Весь дом был, видимо, построен по простому плану, но строили его люди с искусными руками и природным чутьем материала, формы и цвета.
        Каменные полы с кобальтово-синими мозаичными плитками. Белые стены, солидная мебель. Изящные детали в оформлении окон, в кованых дверных ручках, в яркой красочной обивке на фоне стены.
        Может быть, только чуточку жестковато и холодновато для северянина, непременно требующего от обстановки тепла.
        На втором этаже было четыре больших комнаты, не считая холла.
        - Это больше, чем нам нужно,  - сказал Давид.
        - Xo,  - усмехнулась Анунциата,  - вы можете использовать сколько хотите комнат, и как хотите, все равно они уже здесь, их не передвинешь.
        Она прошла вперед и с гордостью распахнула дверь в просторную ванную комнату с окнами и душем в потолке. С одной холодной водой, без горячей.
        - Это мальчики сами здесь его провели,  - произнесла она с гордостью,  - и даже пользовались им, не боялись.
        Давид подумал немного - о чем бы ему следовало спросить еще. Ах да, кухня, конечно.
        Анунциата сдержанно ответила, что об этом они как-нибудь договорятся с молодой сеньорой.
        - А цена в месяц?
        - Это решает моя госпожа,  - ответила Анунциата, вновь превращаясь в покорную служанку.
        Давид чуть было не спросил: а имеют ли цифры вообще какое-нибудь значение для старой сеньоры, но вовремя удержался.
        Когда они спустились вниз, Анжела Тереса сидела, как прежде, но удивила его, спросив с известной живостью:
        - Понравились вам комнаты? Видели наш душ?
        Да, он видел душ, он восхищен. Как можно деликатнее он спросил ее о плате.
        И отлично видел, что Анунциата опять делает какие-то режиссерские знаки, теперь за его спиной, хотя Анжела Тереса не обращала на них внимания; она раскрыла свой веер и достала из него бумажку, держа ее на расстоянии, как все дальнозоркие, она прочла несколько отчетливо выписанных цифр, он мог их видеть с того места, где стоял.
        - Нет, здесь слишком много!  - воскликнула она с испугом,  - Нельзя столько платить за жилье… Пако наверно ошибся…
        Пако? Ах, да, конечно, это ведь уменьшительное от Франсиско.
        - Нет, сеньора, это очень умеренная плата,  - возразил он.
        Он произнес это с некоторым усилием. Доходы его были ограниченны, а расходы как раз сейчас большие. С этими старыми женщинами можно было бы так легко сторговаться. Но Жорди определил плату точно: для Давида выгоднее, чем любая квартира в городе, а для Анжелы Тересы - или, что важнее, для Анунциаты - больше, чем они могли мечтать.
        Так вот почему Жорди приходил сюда; он не мог оказать дружескую услугу Давиду за счет этих старых женщин.
        - Мне за глаза хватит и поменьше,  - покорно промолвила Анжела Тереса.
        Проклятый Жорди, подумал Давид, про себя усмехнувшись и выругавшись одновременно,  - так как оказался вынужденным сам навязывать им более высокую плату; а если бы он согласился на более низкую, потерял бы уважение Жорди.
        Договорившись обо всем, Анунциата поспешила за глиняной бутылочкой смородинового ликера, и все выпили за совершенную сделку.
        - Жаль, Люсьен Мари нет,  - вздохнул Давид.
        Но тут Анжелу Тересу охватил новый приступ страха.
        - Господь милосердный, а вдруг они взяли и посадили ее в тюрьму,  - снова со страхом произнесла Анжела Тереса.
        Давид ушел оттуда, размышляя, чем все это кончится.
        18. Гора Тибидабо

        В тот день, когда Люсьен Мари выписали из больницы - прошло еще немного времени - горы стали совсем золотые из-за цветущей жимолости, точно такие, какими она рисовала их в своем воображении угрюмым зимним днем в Париже.
        Давид заехал за ней на такси Гонзалеса, по головокружительной горной дороге они спустились к побережью и добрались до городка, откуда шли автобусы прямо до Барселоны.
        Они изменили свои планы. Решили теперь зарегистрировать свой брак в Барселоне, а потом уже сообщить семье Люсьен Мари как о свершившемся факте, не называя точной даты. Сейчас было бы уже смешно устраивать семейное торжество после такого продолжительного пребывания за границей. Давид собрал все бумаги из Парижа и Стокгольма. Бумаги, бумаги - скоро его самого с Люсьен Мари положат под пресс, а потом вставят в общественный гербарий с официальной этикеткой. И не нужны им будут всякие увертки и мелкая ложь.
        Как горит эта жимолость! И какое божественно синее море!
        Люсьен Мари смотрела, смотрела, не отрываясь, крепко стиснув руку Давида. Ее охватило то чувство возбуждения, какое испытывает узник, после долгого заключения выпущенный на свободу.
        Была у них и другая причина для поездки в Барселону. Доктор посоветовал им показать руку Люсьен Мари врачу-специалисту.
        Зарегистрировать брак и сходить к доктору.
        - Когда я был маленький, люди тоже ездили в Стокгольм, чтобы сходить в театр и сделать операцию,  - заметил Давид.
        Он сразу же раскаялся в своей шутке. Но Люсьен Мари засмеялась и сделала вид, что это ее не касается. Слава Богу, ему хоть не нужно извиняться, она и так понимала ход его мыслей и все его словечки.
        Она наверняка еще чувствовала себя усталой, но виду не показывала. Последнюю неделю в монастырской больнице ей дали отлежаться на солнышке на балконе и вволю гулять во внутреннем дворике.
        Она спросила, знает ли он Барселону.
        Да, он мог ориентироваться в этом городе, после того, как жил там, собирая материал к своей работе о Гауди.
        Но само слово Барселона означало для него что-то еще более давнее: сюда ездили отец и мать, это было великим путешествием их жизни, тем, о чем они потом рассказывали своим детям. Еще за несколько месяцев перед смертью его мать бредила цветочным базаром на Рамбле - его пышными красками, его весельем и толчеей. А канатная дорога! Путешествие, от которого захватывает дух, в корзине по воздуху, над широко раскинувшейся гаванью, к горе Тибидабо, и небо за горой лимонно-желтого цвета… Его мать рассказывала тогда об одном определенном случае, но для него с тех пор небо за горой Тибидабо отныне неизменно было лимонно-желтого цвета, в отличие от таких знакомых, привычно голубых небес в его родной Швеции.
        А как он, еще будучи мальчиком, мечтал совершить туда это длинное, продолжительное путешествие в дальние края, мечтал сам все посмотреть, почувствовать головокружение в той маленькой корзине, на натянутом высоко в небе канате, мечтал увидеть, как под ним сверкает в солнечном свете гавань, удивляясь, как громадные пароходы со всех концов света становятся внизу крошечными, как игрушечные кораблики, сделанные из коры…
        - Поедем прямо к канатной дороге,  - предложила Люсьен Мари.
        Так он и сделал, когда приехал туда первый раз, сказал Давид. Но после того, как туда ездили его родители, там произошло то же, что и во всей Европе - во время войны одна бомба - то ли благодаря искусству бомбометателя, то ли по несчастливой случайности - оборвала стальной канат, и с тех пор его не починили. Вышка канатной дороги так до сего времени и стояла, старая, проржавевшая, полуразвалившаяся.
        Взрослый мужчина, каким он стал теперь, только пожал плечами - но мальчик в его душе заплакал. Можно, конечно, отыскать и другое занятие, необязательно скользить, как птица, над атлантическими гигантами и заглядывать в их мощные трубы, поплевывая в них, в конце-то концов, если уж ты такой прыткий - но фантазия у взрослых такая бессильная, такая беспомощная, никак ей не удается придать ожиданию какого-то события сияние и ощущение бесконечности. Сна просто не в силах раскрасить небо в настоящий лимонно-желтый цвет.
        Никогда ему не подняться на гору Тибидабо.
        Они приехали в Барселону в сумеречный час, или, точнее, в момент, когда зажигаются фонари и свет становится искусственным.
        Толчея на Рамбле была по меньшей мере такая же, как раньше - но не было непринужденности, не было красочной, южной, оживленной толпы. Никто не улыбался. Резкий свет неона делал лица напряженными и жесткими, громкоговорители заглушали человеческие голоса. И повсюду униформы и черные краски… Сколько же, собственно, жандармов в Барселоне, в этом самом больном месте диктатуры?
        Они поселились в отеле в разных номерах.
        Люсьен Мари легла спать сразу же после ужина - она утомилась больше, чем хотела показать.
        А пока она спала, Давид вышел на улицу просто побродить, во второй раз в одиночестве распрощаться со своей холостяцкой жизнью.
        Внизу он повернул с Рамблы направо, и уже на расстоянии ощутил вонь из Баррио Чино, китайского города, города бедняков. Улица, по которой он шел, производила впечатление буржуазно-корректной - но только на первый взгляд. На самом деле, как он потом разобрал, почти в каждом втором доме имелся бордель. Но что это за приюты радости! Никакого вам веселого парижского шума и гама - серьезные, величественные испанцы степенно поднимались по наружной лестнице, звонили, и их впускали как на прием к зубному врачу. На равном расстоянии друг от друга были расположены «клиники», открытые всю ночь, где можно было гарантировать себя от последствий подобной жизни в вихре наслаждений.
        Внезапно он оказался на улице кошмаров. Такой узенькой, что казалось, ветхие, полуразрушенные стены домов наклонились друг к другу, образовав туннель из запахов, звуков и страшной давки. Все голосили на разные лады, чтобы что-нибудь кому-нибудь продать. Слепые выкликали свои несчастья и увечья. Инвалиды на костылях, внушающие ужас калеки на сколоченных из досок подставках на колесиках пытались навязать шнурки для ботинок людям, у которых не было ботинок. Высохший, как мумия, китаец жестами зазывал в свой ресторанчик. Изможденные старцы продавали хлеб, а может быть, его выпрашивали - трудно сказать. Женщины…
        Давиду показалось, что через весь этот гам к нему доносится насмешливый шепот:
        «Ни один испанец не будет страдать от голода, печали, холода, одиночества…»
        Гордая социальная программа Фаланги.
        Эту сентенцию надо бы гигантскими прожекторами высветить на стенах домов. Только скорее всего люди бы даже не усмехнулись иронически. В Китайском квартале благополучно избежали «проглатывания яда, который становится несчастьем отечества», как раньше писала пресса националистов об умении читать.
        И среди всей этой давки и сутолоки люди разбегались в стороны, кричали и прижимались к стенам домов. Потому что зеленая, как майский жук, роскошнейшая машина, издавая гудки, метр за метром продвигалась вперед, и сама элегантность в вечернем туалете, со щекочущим нервы содроганием выглядывая в окна, рассматривала из машины нищету, окаймлявшую дорогу к одному из изысканных ночных клубов Китайского квартала.
        У Давида все кипело внутри. Но - не слишком-то заносись. Ты ведь сам всего лишь турист, тоже гуляешь и смотришь по сторонам. Хотя твой костюм, и твой бумажник более понятны всем им и более приемлемы, чем тот роскошный монстр, проехавший мимо со своими марсианскими жителями.
        Как могла страна позволить своим инвалидам войны жить в такой нищете?
        Ах да, ведь они боролись не на той стороне! Не могут же все красивые, гуманные правила распространяться и на тех, кто дал себя победить, кто так пострадал, кто не смог бежать через границу, кто не был расстрелян. Они не получали пенсии по инвалидности, и если страдали от голода, холода, печали и одиночества, то только потому, что расплачивались за свои деяния.
        A Opus Dei[12 - Opus Dei - Божье дело (лат.).], эта ультракатолическая организация, обладавшая, вероятно, действительной властью в стране, хотя и замаскированная, и с таким искусством устраивавшая своих приспешников на все ключевые посты - неужели христианская совесть не побуждает их помочь своим страждущим ближним?
        - Нет, Opus Dei полагала: весь существующий строй - от Бога, а Китайский квартал определялся существующим строем.
        Давид замерз и зашел в один из множества маленьких театриков, где зрители, глядя на представление, пили пиво и кофе.
        Он был взволнован, его сбивчивые мысли накладывались на впечатления от увиденного и видоизменялись под щелканье кастаньет, бренчание гитар и танцы с покачиванием бедер, исполнявшиеся девушками на сцене.
        И посреди всего этого он тщетно стремился вернуться в мир беззаботности: Э, к черту всю эту нищету! Ну, чем я могу им помочь? Я не революционер, и не меценат, и не великомученик. У меня есть одна только проклятая способность видеть - и вынужденная потребность рассказать. Или, вернее, неспособность моего поколения не видеть. Счастливые вы люди, мои родители, видевшие одну только пышность цветов на Рамбле и катавшиеся по канатной дороге к горе Тибидабо!
        И когда он вспомнил об этом и выпил свое тепловатое пиво, ему вдруг почудилось, что сюда донеслась свежесть и легкость горного воздуха. Потому что вихляющие бедрами танцовщицы скрылись, а на их место вышла красивая и неиспорченная молодая девушка и молодой человек с гитарой. Они пели старинные песни, драматично и безыскусно, как их наверное пели в деревнях в течение столетий:
        Я отдала свою любовь
        Милому Фердинанду,
        Ах, оказалось, что он женат!
        Как жестоко он обманул меня!
        Скажи же мне, моряк,
        Ты тоже красивый парень,
        На каком корабле
        Плавает мой милый Фердинанд?
        Ах, оказалось, что он женат!
        Как жестоко он обманул меня.

        Я отдала всю любовь милому Фердинанду…
        Как жестоко он обманул меня…

        - …пела вся публика, и внезапно как будто по залу прошел электрический ток, всех охватило какое-то волшебное волнение, всех уносило счастливое забвение.
        После печально-веселой песенки о милом Фердинанде девушка и молодой человек с гитарой спели еще одну, грустную и трогательную.
        Она плакала и кричала,
        Темноволосая девушка.
        Под оливковым деревом.
        И ветви его начали трепетать.

        Девушка с нежным телом,
        Темноволосая девушка
        С нежным телом
        Плакала над своим мертвым другом
        Под оливковым деревом,
        И ветви его начали трепетать.

        Смех умолк, взгляды сделались глубже, все почувствовали, как трепещет оливковое дерево, разделяя горе девушки.
        Оливковое дерево, дерево жизни, хлеб Испании.
        Бездумные мужчины с напомаженными волосами, дешевые девочки, которые любят за деньги - все вдруг ощутили живой трепет в крови, всех охватило предчувствие удара, нанесенного кинжалом любви, кинжалом смерти. Las dos punalades fatales.
        И Давид был захвачен общим настроением, он тоже почувствовал свою сопричастность к волнению всех окружавших его людей.
        Но рядом с ним сидел какой-то жирный мужчина, он не смотрел и не слушал, он прямо засыпал над своей кружкой пива. Давид вспомнил жуткую историю об одном очень толстом человеке, любовница пыталась его убить, но так и не достала до живого места.
        Трагичность благосостояния как раз в этом: ничто уже больше не достает до твоего сердца - ни хорошее, ни плохое. Он почувствовал что-то вроде жалости к жирному человечку, потому что это он, а не Давид сидел там, даже не подозревая о своей неспособности к переживанию.
        Выйдя на улицу, он увидел Баррио Чино уже не совсем такой, какой она предстала перед ним прежде. Она уже больше не казалась ему чужой и страшной,  - у всех встречавшихся ему по дороге женщин он видел глаза Люсьен Мари. И в ней текла такая же горячая средиземноморская кровь, в ней бился тот же быстрый пульс, заставлявший сильнее биться и его сердце. Благодаря ей он лучше узнал их, этих женщин.
        Благодаря ей, его источнику.
        Только в коридоре гостиницы он вспомнил: там, за запертой дверью, ей захотелось уснуть сном невесты, и к этому желанию он должен отнестись с уважением.
        19. Букет из бессмертников для невесты

        На другое утро, когда Давид - довольно поздно - постучал в дверь к Люсьен Мари, она сидела, выпрямившись, на краю кровати, еще не одетая. Глаза у нее подозрительно блестели и немного опухли.
        - Мы должны поторопиться, чтобы вовремя успеть в консульство,  - сказал он.
        Она отвернула лицо и ответила едва внятно:
        - Может быть, нам следовало бы подождать…
        - Подождать? Зачем?
        Только сейчас он заметил, что она сидит и беззвучно плачет. Немного виноватый, немного разочарованный, он спросил:
        - Ты огорчилась, что я вчера вечером ушел?
        К его облегчению, она сделала отрицательный жест, отметая подобное подозрение, как бессмыслицу.
        - Тогда в чем же дело?
        С неожиданной резкостью она протянула вперед свою левую руку.
        - Вот в чем! Я не могу…
        Она жалобно закричала, но голос ее пресекся и он едва расслышал:
        - Она ни на что не годится. Я не могу даже одеться.
        В монастыре ее обслуживали полностью. Там было в порядке вещей, что она ничего не может делать сама. Но теперь, когда она оттуда выписалась и должна бы быть совсем здорова…
        Только что, перевязывая себе руку и накладывая на нее широкий пластырь, она увидела, как атрофировались ее мускулы за эти несколько недель. Рука стала в два раза тоньше - как ей показалось - чем раньше, и никак не выпрямлялась. И тут Люсьен Мари охватила паника. Она представила себе, как ее круглая, изящная рука постепенно превращается в громадный кривой коготь - она увидела перед собой свое будущее - будущее инвалида.
        Давид обнял ее и почувствовал, как дрожит все ее тело, как болезненно оно напряжено.
        - Милая моя, дорогая девочка. Как плохо работает моя фантазия во всех практических вопросах… Я бы давно должен был прийти к тебе и помочь,  - с раскаянием произнес он.
        Она его слегка отодвинула от себя.
        - Мы должны все спокойно и трезво взвесить,  - сказала она, хотя дрожь ее тела противоречила словам.  - Я не могу выйти за тебя замуж, если я буду тебе только обузой. Лучше нам немного подождать… А пока я поеду домой.
        Вот что, оказывается, нашептала ей паника. Скорей на самолете в Париж, Заползти в серый, разношенный уют своей семьи, спрятаться среди трех женщин, там, где физические недостатки и недуги естественны и никого не пугают. Никогда больше не лелеять опасных грез о побеге в иную жизнь.
        Давид взял ее за плечи и посадил на край постели. Рассказал, что знал сам, о воспалении мускульного мешочка. Требуется время и упражнения, чтобы потерявшие чувствительность сухожилия и увядшие мускулы смогли начать работать опять.
        - Да, конечно, но…
        - Потом у тебя ведь есть еще и правая рука…
        - Я знаю,  - сказала она, не поднимая глаз.  - Я знаю, я должна быть благодарна, что…
        Она резко втянула в себя воздух, продолжала:
        - Я знаю, что есть на свете инвалиды и всякое такое; весь ужас только в том, что к ним нужно отнести саму себя.
        - Но ведь ты себя к ним не относишь?  - спросил Давид.  - Он заставил ее смотреть ему в глаза.
        Она вздохнула - продолжительно, глубоко.
        - Нет, кажется,  - согласилась она.  - Но кто может поручиться…
        Она прервала себя. Что-то было не то в ее восприятии проблемы, даже перед самой собой. Паника не сама по себе затронула ее, а только в сочетании с судьбой Давида.
        Он сказал интуитивно:
        - Ты мне не слишком доверяешь.
        - Я не доверяю? Прилетела к тебе…
        Он слегка улыбнулся и покачал головой. Оба смутно понимали, о чем идет речь. И тот и другой помнили, как произошел разрыв с Эстрид. Люсьен Мари волей-неволей пришлось узнать кое-что не очень привлекательное о Давиде…
        (Он догадался об этом, стиснул зубы, было мучительно увидеть в глазах другого человека моментальный снимок себя самого в таком неприглядном виде, уже недоступном для ретуши.) Ее любовь уже пережила крушение иллюзий. Она согласилась принять его таким, каков он был: не выдерживающим больших нагрузок. В критические минуты на него положиться нельзя.
        (Но иногда у Давида в душе вновь и вновь поднималось чувство протеста: это не совсем так. Почему она не хочет разобраться?)
        Инстинкт материнства заставил ее напрячь все силы, сделал саму ее слабость действенной: что ж, придется тогда этим заняться мне, взять на себя тот груз, который оказывается самым тяжелым…
        Эта мысль не испугала ее. Наоборот, сняла то таинственное и опасное, чего она боялась в характере Давида.
        Но теперь она попала в противоположную ситуацию. Теперь она сама стала обузой. И ожил опять страх, что Давид изменится, замкнется в себе, станет чужим и непонятным, ускользнет. Страх, трудно выражаемый словами. Холод в руках и дрожь во всем теле. Неверие в возможность выздороветь и наладить свою жизнь.
        - …А ты был таким добрым ко мне все это время,  - прибавила она, смутно ощущая все же угрызения совести.
        Давид стоял молча. Он был достаточно чутким, чтобы хорошо понимать ее чувства,  - и заразительная меланхолия всеми своими щупальцами потянулась от нее к нему. Ощущение беспомощности, того, что как раз тогда, когда мы больше всего нуждаемся в помощи, мы не можем ее ни давать, ни принимать. Именно в этот момент человек осужден на одиночество, никто не в состоянии проникнуть к нему внутрь, никто не достанет снаружи.
        Но попытка оказалась неудачной, щупальцам меланхолии не за что было ухватиться. В следующее мгновение он уже с поразительной уверенностью знал: я могу. Я гожусь. Я в состоянии помочь ей и себе.
        - …«Добрым»,  - усмехнулся Давид.  - Разве человек добрый, если не дает своему ребенку упасть в колодец, а своему дому сгореть?
        - Нет, но…
        - Вот и я «добр» к тебе именно таким образом. Яснее ясного. Потому что ты самое дорогое, что у меня есть. Чего еще у меня нет…
        Он произнес это без всяких сантиментов, поворачивая ее спиной и застегивая бюстгальтер.
        - А моя рука…
        - Плевать мне на твою руку,  - сказал он.
        Тем временем она попыталась надеть себе нейлоновые чулки, но с одной рукой это было особенно трудно, левая ей только мешала. Она так рассердилась, что впилась вдруг в нее зубами.
        Он взял ее ни в чем не повинную руку и поцеловал след от зубов.
        - Ну, ребеночек! Сейчас тебе уже лучше?
        Да, это уже была разрядка. Она устало оперлась на его спину, пока он сидел рядом, наклонясь вперед, и не чувствовала больше никакого стеснения, что он натягивал ей чулки.
        Когда она была уже одета и они стояли друг против друга, слегка улыбаясь, еще не оправившись от смущения, он спросил:
        - Ну, а… с венчаньем как? тебе уже больше не хочется?
        - Нет, что ты. Только… нет, я хочу,  - подтвердила Люсьен Мари.
        - Тогда ты должна обещать мне одну вещь.
        - Ну?
        - Не убегать от меня, если с тобой случится что-нибудь плохое.
        - Со мной?
        - Да, ты-то определенно не оставишь меня в беде, если случится что-нибудь со мной. Дай такую возможность и мне. Подумай о словах в Священном писании: «Ради этого женщина должна оставить тетю Жанну и держаться своего супруга…»
        Она посмотрела в серые глаза Давида, в который раз удивилась его застенчивости, его манере шутливо говорить о самых серьезных вещах. В ней вдруг огнем вспыхнула жаркая надежда на их счастье в браке, на такой союз, в который ни он, ни она не решались верить, не осмеливались мечтать.
        Через некоторое время Давид сказал:
        - Если бы ты знала, как у меня замирает сердце, когда ты перестаешь владеть собой… Была бы ты похитрее, всегда могла бы использовать это для шантажа.
        Люсьен Мари пришло в голову, что нежность и заботливость Давида по отношению к ней не что иное как еще одна сторона его же характера, такого тяжелого во время кризиса с Эстрид. Чего он не мог вынести, так это мысли о том, что он причинил кому-то непоправимое зло. Поэтому он и стал по отношению к ней жестким и ненадежным.
        - Ну как, готова теперь?  - спросил он.
        - Да, все в порядке.
        - Минутку,  - тихо пробормотал он и исчез в своей комнате. И вернулся с букетом. Не с французским букетом для невесты из белых лилий, а с розами нескольких оттенков. В их положении они были более уместны.
        Несколько лощеных молодых испанцев любезно провели их в приемную консульства, предложили посидеть, и на ломаном шведско-английском языке по телефону доложили о них консулу. Через некоторое время консул пришел, представился и пригласил их к себе в кабинет.
        - Какие-то осложнения с паспортами, насколько я понимаю…
        - С паспортами?  - удивился Давид.  - Да, я, конечно, упоминал, что нам бы хотелось иметь один общий паспорт. Но главное - это то, что мы решили зарегистрировать наш брак.
        - Как зарегистрировать? Где?  - в свою очередь удивился консул.
        Давид ошеломленно показал на пол.
        - Здесь. Теперь. В двенадцать часов.
        - Это невозможно. Я не обладаю полномочиями для заключения брака. Кто вам назначил время?
        - Я позвонил сюда. Спросил того, кто мне ответил - консул, мол, уехал - имеете ли вы право нас зарегистрировать, тот ответил, что да, несколько раз, на нескольких языках, и назначил время.
        - Ясно, это Эмилио,  - со вздохом произнес консул.  - Честолюбив до невозможности, да и вообще слишком уж большой энтузиаст. Когда чего-нибудь не знает, все равно отвечает да - и полагается на провидение.
        - А что там у нас не в порядке?  - спросила Люсьен Мари, напряженно прислушиваясь к шведским словам и с пятого на десятое улавливая смысл.
        - Никакой регистрации не будет,  - отозвался Давид.  - Оказывается, недоразумение. Консул не имеет права.
        - О,  - промолвила Люсьен Мари и опустилась на стул. Она посмотрела на свой свадебный букет.  - И что же нам теперь делать?
        Консул подошел к шкафу и вынул бутылку шерри и рюмки.
        - Рановато, конечно, еще день в разгаре, но у нас с вами особые обстоятельства,  - он слегка улыбнулся и налил своим гостям по рюмочке для поднятия настроения.
        - Есть здесь пастор для шведских моряков?  - спросил Давид.
        Да, есть. Консул отыскал его по телефону - но тот тоже не имел права их обвенчать.
        - А почему нельзя у испанского священника?  - предложила Люсьен Мари.
        Консул помог и в этом.
        Первый вопрос испанского священника был: принадлежат ли и жених и невеста к католической церкви. После их ответа отпал и этот вариант.
        - Придется нам съездить в Мадрид, в посольство,  - сказал Давид. В его голосе послышалась вопросительная интонация.
        - Я не уверен в том, что…  - начал было консул, но в этот момент Давид добавил:
        - Нельзя ли мне заглянуть в закон?
        Консул позвонил и через минуту явился обольстительно улыбающийся Эмилио с толстенным томом, называемым «Законами шведского государства».
        Перелистав его привычной рукой, Давид нашел Закон о заключении брака при посредстве шведских властей за границей. «На основании особого решения Его Королевского Величества полномочиями при регистрации браков обладают министры в Анкаре, Берлине, Каире, Париже и Тегеране, а также в Токио и Бангкоке, генеральные консульства в Бангкоке, Гамбурге, Шанхае и Танжере, а также консул в Иерусалиме».
        Мадрида там не было. Дальнейшие изыскания в Своде законов привели их лишь к ограничениям: в одном случае разрешение распространялось на одних только шведских подданных, а в Париже, например, жаждущие сочетаться браком шведы могли это сделать лишь в свободный от праздников вторник.
        - Так или иначе, а все равно, как ни верти, получается Париж,  - резюмировал Давид.  - В свободный от праздников вторник.
        Люсьен Мари казалась смущенной. Когда консула позвали к телефону, она прошептала:
        - Вчера вечером я отправила длиннющее письмо маме, и написала, что мы уже женаты. Я же думала, что мы с тобой на самом деле будем зарегистрированы, когда письмо дойдет. Пришлось мне взывать к ее романтическим чувствам.
        Давид сразу все понял.
        - Ясно, все дело будет испорчено, если мы вдруг теперь явимся туда, как снег на голову, а сами все еще не женаты?
        Давид еще раз просмотрел весь закон.
        - Если только прикинуться кочующими лапландцами. Или миссионерами в Китае. Вот для них имеется два-три гуманных исключения…
        Наконец консул счел нужным пригласить незадачливых жениха и невесту с собой на второй завтрак.
        - Не желаешь ли ты обвенчаться в Тегеране или Бангкоке? Или, может быть, в Иерусалиме?  - с горечью обратился Давид к Люсьен Мари. И, обернувшись к консулу: - А что говорит Союз проживающих за границей шведов по поводу того, что только богатые люди имеют право и возможность сочетаться законным браком?
        Люсьен Мари вдруг засмеялась.
        - Нечего смеяться,  - сказал Давид.  - Ведь это типичный пример того, как мы тут, в Европе, опутаны законами и предписаниями, относящимися еще к прошлому веку. Мы с тобой европейцы, современные люди. Уж должны бы мы иметь те же возможности, что американцы. Наверняка те не страдают оттого, что один из них из Флориды, а другой, скажем, из Коннектикута.
        - Я только подумала, что есть очень простое решение,  - улыбнулась Люсьен Мари.
        - Хотелось бы услышать,  - хмыкнул Давид.
        - Давай переедем границу и попросим мэра в первой же французской деревушке нас обвенчать.
        И консул, и Давид собрались что-то сказать, но, взглянув друг на друга, сбились и умолкли.
        Было как-то даже досадно, как все равно после проигрыша на международных соревнованиях - стоять вот так и смотреть, как Свод Законов бесцеремонно вытесняется Кодексом Наполеона. Но Люсьен Мари была француженка, бумаги у них в порядке, а мэр во Франции действительно имеет право регистрировать бракосочетания.
        - Ты права,  - согласился Давид.  - Едем за границу.
        - Я очень огорчен, что не смогу взять на несколько дней отпуск и отвезти вас в своей машине,  - вздохнул консул; его забавляли их свадебные неурядицы, и, кроме того, хотелось узнать, чем кончится дело.
        - Странно все-таки, что решение нашел человек, менее всех нас сведущий в законах,  - заметил Давид.
        Консул лукаво улыбнулся, но не сказал того, что думал, пока они не собрались уходить, а Люсьен Мари не скрылась в дамском туалете:
        Женщины всегда гораздо хитроумнее и изобретательнее, чем мы, когда дело касается оформления брака, запомните это.
        Волна тепла в марте прошла. Апрель явился в плохом настроении. Барселона была затянута дождем, когда они сели в поезд; через полдня они добрались до французской границы. Дождь и холод сопровождали их, когда они шлюзовались в таможенных очередях по ту и по другую сторону границы. Станционный поселок тоже не выглядел веселее от ненастья.
        - Куда?  - спросил Давид.
        Люсьен Мари закрыла глаза, повернулась кругом и показала рукой - почти точно - на электричку, вот-вот готовую отойти. Они вскочили в нее наугад и вышли в какой-то горной деревушке у самых Пиренеев. Старое баскское селение, оно выглядело бы очень живописным, если бы не дождь и ветер. Затерянный мир среди диких гор.
        Они отыскали гостиницу, а потом постепенно и мэра. Мэр - одетый в рабочую одежду крестьянин - возился у себя во дворе, среди старой хозяйственной утвари. Он оказался скептиком, с дотошной внимательностью просмотрел все их бумаги, как будто заподозрил, что они фальшивые, дал понять, что сначала должен позвонить об их просьбе в Париж, а будущих супругов, с сомнением покачав головой, попросил явиться на следующий день.
        - Видишь, и здесь нам нельзя обвенчаться,  - сказал Давид, разрезая плечом упругий горный ветер, когда они уходили от мэра.  - И в самом деле, пожелать обвенчаться, как это подозрительно! Он сразу же решил, что мы авантюристы.
        - Ну, что ты, он только вид сделал,  - возразила Люсьен Мари, прячась от ветра за спиной Давида. Наверное из-за ветра она решила последовать примеру монахинь и спрятала руки в рукава.
        - С чего ты это взяла?
        - Нет, правда. Я тут разговорилась с его экономкой. У них есть корова, так она вот-вот должна отелиться, поэтому у него просто нет времени быть сегодня мэром.
        Давид засмеялся, но если бы это была не Люсьен Мари, ему стало бы завидно. Люди всегда давали ему официальные объяснения, а ей они доверяли свои истинные побудительные причины - те, что всегда как-то надо оправдать перед собеседником.
        - Ну, пойдем. Купим себе свадебный букет бессмертников, а завтра притащимся сюда, постаревшие еще на один день,  - предложил он.
        На следующее утро корова, наконец, отелилась, и у мэра появилось время быть мэром. Он потушил свой «галуаз», надел праздничный костюм, пригласил экономку и работника в качестве свидетелей, поплевал на палец и стал листать свой справочник.
        Начало он прогнусавил в нос, внушительно, как мессу, но вопросы ее прокричал, как следователь на допросе в полицейском участке.
        Правонарушители каждый раз вздрагивали и отвечали «да» - и стали таким образом мужем и женой. И даже получили об этом письменное свидетельство.
        - Ну так как, теперь у тебя другое самочувствие?  - обратился к ней Давид, когда они опять шагали по двору к калитке. Из хлева, пристроенного к дому, доносилось слабое мычание. Дождик на некоторое время перестал.
        Он ожидал, что она отрицательно покачает головой и улыбнется, отвечая на его улыбку. Но она остановилась, оглянулась вокруг и серьезно произнесла:
        - Ну совершенно по-другому!
        Над серыми домами возвышались горы, там, на горных склонах, рождались облака - белые пушистые клочья, клубящиеся дымы, солнечные дороги из серебра - слоистый, меняющийся, подвижный мир.
        - Совершенно по-другому,  - повторила она и провела рукой по лбу, как будто у нее закружилась голова.
        - Неужели ты это серьезно?  - удивленно спросил он.  - Ведь то была формальность самой чистой воды.
        - Да, но не для меня. Вот стою я сейчас здесь - и фактически я совершенно новый человек. С новым именем. Новой национальности.
        Что-то в ее тоне ужасно его растрогало.
        - Это тебя пугает?
        Вот теперь она улыбнулась и покачала головой. Он просунул свою руку под ее, и они зашагали дальше, в свободном, медленном темпе. Глубоко вздохнули, охваченные одним и тем же порывом, и одновременно произнесли:
        - И не нужно будет теперь больше врать…
        20. Дом Анжелы Тересы

        Ливень хлестал по белым стенам, они стали серыми от стекающих по ним струй. Собственно, даже не ливень, а шуршащий весенний дождь. Но когда налетали порывы ветра и сотрясали деревья, тяжелые капли стучали по окнам и по крыше дробно, как градины.
        Анунциата приоткрыла запертую из-за дождя входную дверь, и, щурясь в надвигающихся сумерках, выглянула между деревянными бусинками занавеса. Вытянула свою коричневую морщинистую шею, прислушиваясь, повернула голову сначала налево, потом направо. Ничего не видно, ничего не слышно. Она вернулась в дом и доложила об этом своей госпоже.
        Анжела Тереса была одета в праздничный наряд, но сидела на своем обычном месте перед пылающим очагом на кухне. Она с волнением ожидала своих гостей, раньше, еще днем, но с каждым разом, как Анунциата возвращалась и отрицательно качала головой, становилась все более покорно-робкой, все более отрешенной, сидела тихо на своем стуле, устало, мертво отдыхая.
        - Так я и знала,  - промолвила она.  - Их не пропускают жандармы.
        - Нет, просто опоздал автобус,  - успокоила ее Анунциата.  - В горах шел дождь, дороги все развезло. Вот только суп-то мой вкусный остывает.
        Они опять прислушались, но не уловили ни звука, кроме шума дождя и ветра. Пришла тьма и повесила на окна свое черное покрывало.
        Анунциата зябко повела плечами и подложила угля и хворосту в огонь, помешала в горшочке.
        - А помнишь, как мы раньше тоже поджидали их с горячим супом?  - спросила Анжела Тереса.
        - Нет!
        - Сначала он подгорел. А потом стал соленым от наших слез. Но какая разница - все равно так никто не пришел, чтобы его поесть.
        - Ну, это еще когда было. Я вообще забыла, что было тогда,  - сварливо ответила Анунциата, потому что такое ожидание действовало на нервы и ей. В темноте ей было трудно стоять на страже и вовремя уследить, когда они пойдут. Разве она успеет тогда ввести Анжелу Тересу в зал, усадить в кресло и расположить на ней мантилью так, чтобы обе они произвели достойное впечатление, чтобы их не приняли за каких-нибудь там нищих старушонок, которые только и делают, что сидят и греются у горячих углей…
        Если бы еще Анжела Тереса захотела ей немножко подсобить, а не сидела тут со своими вечными воспоминаниями…
        - А Пако тоже не придет?  - спросила Анжела Тереса.
        - Нет, не придет,  - отрезала Анунциата и плотно сжала губы.
        - Он в тюрьме,  - кивнула Анжела Тереса с безнадежной убежденностью.
        Анунциата промолчала, потому что Жорди действительно сидел в тюрьме. Глупый Мартинес Жорди - повесил свою вывеску с правой стороны, когда она должна висеть с левой, или сверху, когда она должна висеть внизу - ну и конечно пришли жандармы и закрыли лавку, и взяли его. Просто удивительно, никак человек не может взять в толк, что нельзя делать ничего, что может рассердить жандармов. Конечно, другие владельцы магазинов на площади говорят, что все их распоряжения то и дело меняются, не знаешь, как за ними и поспевать - но все-таки! Другие же не попадают в тюрьму. Боже, как устаешь от людей, из-за которых вечно приходится беспокоиться!
        Из водосточных труб лились целые потоки. Где-то скреблась и скреблась скрипучая ветка в стену дома. Таинственная ветка, в хорошую погоду ее никогда не увидишь.
        В этот момент луч света прорезал одно из окон, задержался на потолке, забежал за угол и тут же исчез.
        Обе женщины проводили его взглядом. Автомобильные фары. Сколько же это лет прошло с тех пор, как машина в последний раз заворачивала к ним во двор?
        - Опять уехали,  - прошептала Анжела Тереса.
        Они прислушались.
        - Нет, он наверно повернул… да, вот он, стоит у двери,  - хрипло сказала Анунциата. Она стояла посреди комнаты, поворачивая голову направо и налево. Ей бы надо было прибрать Анжелу Тересу… Надо бы пойти и открыть… Надо бы… А она не двигалась с места.
        В дверь громко постучали. Она очнулась и поспешила отпереть.
        Там стоял Давид, пытаясь прикрыть Люсьен Мари от дождя. Они появились в комнате, как будто на улице их, как курица яйцо снесла темнота. Шофер вошел следом за ними с их чемоданами. Он засмеялся, они тоже засмеялись - для всех было таким облегчением добраться наконец до места, после путешествия по скользким, вязким горным дорогам. Они поздоровались за руку с Анунциатой, расплатились и попрощались за руку с шофером. Вместе с ними в дом ворвалось дыхание молодости и жизни, у Анунциаты прямо дыхание захватило: она только стояла и улыбалась. И все, конечно, пошло кувырком. Вместо того, чтобы пойти в парадную комнату, гости прямиком направились к открытой двери в кухню.
        - Нет, нет, вот сюда,  - попыталась отговорить их Анунциата. Но они не слышали, не желали слышать. Свет огня, как магнит, притягивал их к себе.
        Женщина с белыми, как снег волосами, хрупкая и худенькая, поднялась со стула. Давид обнял за плечи Люсьен Мари и сказал:
        - Вот моя жена, сеньора.
        Анунциата с удивлением следила за тем, что происходило. Никаких тебе любезностей и приветствий, ни одной из подобающих случаю и положению фраз. Вместо этого обе женщины долго смотрели друг на друга, молча и испытующе. Потом их руки раскрылись сами собой, и они заключили друг друга в объятия.
        - Вы пришли,  - удовлетворенно кивнула Анжела Тереса.  - Вы и в самом деле пришли.
        Какая жалость, подумала Анунциата, ну до чего Анжела Тереса стала теперь непонятливой, не могла поздороваться с ними как-нибудь повежливее. И мантилья у нее сползла, а около уха выбилась седая прядка.
        Но чета иностранцев, видимо, не обращала на это никакого внимания. Если бы Анунциата не знала, что Анжела Тереса едва с ними знакома, то могла бы подумать, что это свидание любящих родственников.
        Они сразу же спросили о Жорди.
        Анунциата кашлянула и тут же вмешалась:
        - У меня готов суп, разрешите, я накрою вам в зале…
        Молодая дама обратилась к мужу, а он сказал по-испански:
        - А нельзя ли нам поесть здесь? Мы ужасно замерзли с дороги.
        Анунциата пожала плечами и взглянула на свою хозяйку, хотя там ей нечего было ждать поддержки. Ладно, она сделала, что могла. А если они хотят есть, как поденщики, за кухонным столом - так пожалуйста, ей-то какое дело. Может быть, в ихней стороне так и принято. Дон Педро - никто кроме Анунциаты не думал о старике Фелиу как о доне Педро - ужас как бы осерчал, если бы увидел их в такой мужицкой обстановке.
        Она налила им горячего супу, подала круглый хлеб и намекнула, что мужчина мог бы налить рюмочку из кувшина с темным вином.
        Уговаривать их не пришлось, они устали и проголодались. Обе старые женщины с удивлением смотрели, с каким аппетитом угощались молодые; сами они ели, как птички в неволе. Это напомнило им о том времени, когда их дом был полон голосов, когда мгновенно опустошались горшки, и куски хлеба один за другим исчезали в широких белозубых ртах…
        Анжела Тереса увидела больную руку Люсьен Мари и спросила участливо:
        - Они вас пытали в тюрьме?
        Люсьен Мари спрятала больную руку в колени. Барселонский врач снял у нее с руки повязку и сказал, что рану можно считать залеченной. Красный, распухший, лучеобразный шрам вскоре побледнеет, а со временем и совсем исчезнет. А если останется, так потом можно будет сгладить его с помощью пластической операции.
        Но пока еще шрам этот все время напоминал о себе, ей не хотелось снимать жакет; она переняла манеру монахинь покрывать одну руку другой или прятать руки в рукава.
        - Мы были не в тюрьме,  - сказала она тихо.  - Но мой брат там сидел - пока они его не убили.
        Давид предостерегающе толкнул ее ногой под столом - зачем касаться такого болезненного воспоминания? Но про себя сразу же отметил, насколько тактичным был ее ответ, как он снял налет необычайности с вопроса Анжелы Тересы. Это был ответ на той же длине волны - и поэтому Анжела Тереса смогла очнуться и на минуту вернуться к жизни.
        - В нашей войне?  - спросила она и наклонилась вперед.
        - Нет, в нашей. Против немцев.
        - А,  - произнесла Анжела Тереса и немного подумала.  - Значит, была еще одна война?
        Мимо нее она прошла, не оставив следа.
        - Расскажите о вашей войне,  - попросила она.
        Наверху в их комнатах им показалось сыро и холодно после теплой кухни. Испанские лампочки одиноко висели где-то высоко под потолком. Оба осмотрелись кругом со сжавшимся сердцем и ощущением чего-то нереального: неужели действительно мы будем жить здесь? Спать, отдыхать, работать? Неужели?
        Анунциата покричала на лестнице и спросила, не нужна ли им бутылка с горячей водой. Давид коротко откликнулся: нет, спасибо.
        - Какое неверие в наши силы,  - пробурчал он.
        - Не хвастайся уж,  - сказала Люсьен Мари.  - Мне бы конечно бутылочка не помешала.
        Ничего, она не замерзнет. Они заснули под шорох дождя, прерываемый дробным стуком тяжелых капель.

        Пока они спали, высоко в небе подул ветер и прогнал тучи. И проснулись в совершенно обновленном мире, где каждая травинка сверкала и переливалась на солнце, а каждый листок напрягся от жизненных соков.
        Давид вошел в купальном халате, с влажными волосами после душа, и принес поднос с черным кофе и горячим молоком.
        Люсьен Мари протерла глаза и села в постели:
        - Ты сварил кофе?
        - Ну, Анунциата, если на то пошло. Хочешь в постель? А то здесь есть солнечное местечко…
        - Иду,  - заторопилась она.
        В холле имелась двойная дверь; казалось, она выходила на балкон. Балкона однако там не было, а одни только чугунные кованые перила, но когда утреннее солнце вливалось в распахнутые двери, человек находился как бы на улице. Они уселись на пол, на подушки, а посредине поставили поднос. Почему и когда фиксируется в памяти какое-то одно определенное мгновение, как некое уплотнение действительности, как концентрация реальной жизни - хотя ничего особенного или нового в сущности не происходит?
        В тот момент, когда Люсьен Мари поднесла к губам свою коричневую чашечку, мир застыл, и ее, как волна, захлестнуло ощущение довольства жизнью.
        Кофе не был контрабандным, поэтому довольно плохой, молоко пахло козой. Хлеб грубый, нарезан крупными кусками.
        А вот и ее партнер, с торчащими вихрами, в распахнутом халате, старый ее приятель Давид, с которым она состояла в законном браке несколько дней, а в незаконном несколько лет. Давид заметил, что внезапно она застыла на месте, и сидел молча, хотя и по другой причине.
        А все вместе было воплощением совершенства.
        - Боже, какая я сильная,  - вдруг сказала она.
        Ну-ну, как раз сила не была ее отличительной чертой последнее время. Она с удивлением услышала свои собственные слова.
        - То есть, я хотела сказать, счастливая,  - поправилась она.
        А может быть это то же самое?
        Она поставила чашку на пол и протянула Давиду руку. Кончики его пальцев встретились с ее пальцами. Через эти пять контактных точек она электрическими разрядами передала ему, что жизнь хороша и любовь восхитительна.
        Конечно, жизнь хороша! Конечно, Люсьен Мари пленительна в своей способности наслаждаться мгновением, с отчаянием подумал Давид. Если сам он видел лишь глубокую тень там, где солнце светит ярче всего, то мог же он по крайней мере заставить себя на эту тень не указывать ей…
        Только что он опять спросил Анунциату о Жорди, и узнал, где он сейчас.
        Открыв шкаф, чтобы повесить туда свою одежду, он обнаружил там несколько костюмов, изъеденных молью, но почти новых. Один светло-серый, другой зеленоватый, какие обычно надевают черноволосые молодые люди, когда танцуют сардану или идут на свидание с девушкой.
        Хосе или Эстебана…
        Он быстро захлопнул дверцу и открыл шкаф в другой комнате. Там лежали рыболовные снасти и принадлежности для игры в мяч. Он не мог скрыть своего волнения, она это заметила.
        У него горячо вырвалось:
        - Разве мы ведем себя прилично? Приезжаем сюда и хотим быть счастливыми в доме, где столько горя… Они тут, вокруг нас, почти живые. Это мы посторонние - а они должны быть здесь - их голоса, их труд, их дети. А я чувствую себя паразитом…
        Он даже не попытался скрыть, что на глазах у него навернулись слезы. И сразу же подумал: ну зачем я должен так тяжеловесно портить ее счастливые минуты? Как будто в ее жизни их было так уж много. Потом заметил, что ощущение счастья у нее настолько глубоко, что его не так-то легко нарушить.
        Она пересела и прижалась к его плечу. Ей хотелось разговаривать с ним тихонько, доверительно, и, не видя его, ощущать близость его тела.
        - Слушай, ну почему мы должны чувствовать себя паразитами? Я смотрю на это совсем по-другому… Мы приходим сюда как друзья, - задумчиво промолвила она.
        - Ну и что, какая им-то от этого радость - мужчинам, которые погибли такими молодыми,  - почти грубо сказал Давид.
        Люсьен Мари сидела, устремив взгляд вдаль, поверх крон деревьев, как будто искала что-то необъяснимое, то, что иногда вдруг мелькает во сне; вся жизнь - это единый поток, целый и неделимый. Но не могла додумать мысль до конца, сказала только:
        - Им, конечно, все равно. Но они, по крайней мере, живут в нашем сознании, если только мы их в своем страхе не вытесним. А это, мне кажется, так жестоко…
        La vie unanime[13 - La vie unanime - единая жизнь (фр.).], подумал Давид. Тихо исчезающий машинист Жюля Ромена. Остается одно лишь воспоминание, солнечный блик здесь, солнечный блик там, потом постепенно исчезает и он.
        Она сказала задумчиво:
        - А ты заметил, как здесь все изменилось после той катастрофы? Она как будто разрезала все пополам. И сам дом стоит, как призрак, и внутри, в комнатах, только две старые женщины да съеденные молью костюмы. (Да, Давид, я тоже их видела.) Сознание Анжелы Тересы или, по крайней мере, ее внимание, остановилось, как часы, на определенной точке. Но нужно, мне думается, только прикоснуться к маятнику, и они опять начнут ходить. Она не мертвая, и не безумная, ей только нужно помочь справиться с ее горем и сделать первый шаг к живому настоящему. А сыновья… Они не должны стать для нас страшными привидениями. Не будем бояться произносить их имена. Пусть. Хосе и Эстебан живут здесь своей жизнью воспоминаний, благодаря нам, пусть живут в нашей памяти. Знаешь, это очень важно.
        Да, важно, чтобы люди помнили тех, что погибли молодыми. Чтобы вспоминали их не со страхом и не для мести, а с печалью и сожалением. Как настоятельный призыв предоставить новому поколению возможность «остаться в своем прежнем состоянии».
        И все-таки. Что-то в Давиде противилось подобным вынужденным воспоминаниям. Ему хотелось иметь самую будничную идиллию с Люсьен Мари, как с солнечным островком во времени, обтекаемым забвением. Бездумно - беззаботно - банально - безответственно - да, благодарствую!
        Он улегся на пол, положил голову ей на колени и прикрыл глаза от солнечных лучей.
        - Не взывай больше артистов на сцену,  - произнес он.  - Трагедия окончена.
        Потому что она ведь наверно окончена?
        Позже, уже днем, когда они бродили вокруг усадьбы, осматривая место, где поселились, им повстречался садовник, арендовавший у Анжелы Тересы землю.
        Он поднялся от грядки с огурцами и пошел впереди, к участку за дом.
        - Вот,  - обратился он к ним, показывая на разбитый там огород. Весь участок был вскопан, разделан на аккуратные, прямые грядки; земля в них была темно-красная, хорошо насыщенная влагой. В середине каждой грядки едва-едва намечался неясный, трепетный узор из чего-то легкого, зеленого, еще неопределенного. Пока всего лишь намек на будущую пышную зелень.
        Люсьен Мари повернулась, вопросительно взглянула на Давида. Как ни странно, он был взволнован.
        - Ваш огород, мадам,  - сказал он.
        21. Часовня для женщин

        Апрель кончился, пришел май. Люсьен Мари ходила по базару и делала покупки. Свое хозяйство она вела рачительно, с французским тщанием; открыла, что мясо здесь дорогое, зато рыбу в киоске около больших весов можно купить дешево. Иногда ей там перепадало и кое-что повкуснее - омары и каракатицы, маленькие кальмары и крупные pullpas, Анунциата была настоящая искусница их готовить.
        Давид сидел дома и писал. Кормилец должен зарабатывать деньги на семью.
        Возвращаясь домой со своей рыбой в корзинке по одной из узких улочек за рынком, Люсьен Мари услышала пение. Оно доносилось из маленькой часовни, низенькой и невзрачной, как усыпальница позади какого-нибудь старого замка. Из любопытства она подошла поближе, увидела, что за красивыми решетчатыми дверями мерцают восковые свечи. Постояла, прислушиваясь к пению.
        Вышла женщина и приветливо придержала ей дверь. Люсьен Мари накинула на голову шарф и вошла, потом присела на ближайший свободный стул. Когда ее глаза привыкли к темноте, она увидела алтарь с изображением Девы Марии, царицы небесной, в короне, с младенцем на руках. Алтарь был украшен розами. В часовне были одни женщины. Большей частью старые, с изящными испанскими профилями и седыми волосами под кружевными мантильями. На стуле рядом с нею сидела высокая, рослая старуха с горделивой осанкой, но одетая в сплошные лохмотья. Здесь не было ни кафедры для проповедника, ни хора мальчиков, ни священника. Не было вообще ни одного мужчины; это была месса для женщин, исполняемая женщинами. Нищенски одетая старуха взяла на себя роль солистки.
        Но когда Люсьен Мари заглянула в ее молитвенник, та прикрыла текст рукой и окинула ее убийственным взглядом. Какой красивой она, видимо, была когда-то! Опасная женщина, пассионария. А теперь от нее пахло старостью и неопрятностью, и ноготь, водивший по тексту, был с трауром.
        Не дожидаясь конца мессы, Люсьен Мари тихонько взяла свою корзинку и вышла.
        Через несколько дней она зашла туда опять. Мессу служили в одно и то же время, и все почти женщины были там снова. Фантастическая старая жрица в лохмотьях сидела на своем месте. Опять было свободным только одно это место рядом с нею. Вполне понятно почему.
        На этот раз Люсьен Мари пришла в черной кружевной мантилье, как все другие. Она поостереглась заглядывать в молитвенник темпераментной старухи. Но, тайком понаблюдав за молодой иностранкой и примирившись с ее присутствием, старая прихожанка пододвинула к ней книгу, чтобы та тоже могла следить за мессой.
        Теперь Люсьен Мари поняла тот ее гневный, протестующий жест: женщины исполняли свою мессу на каталонском языке. Поэтому могли опасаться предательства. Ведь мессу разрешалось служить только на литературном испанском, в дверях церквей стояли жандармы и следили, чтобы священник и его паства не нарушали предписания.
        Но либо местным властям не было известно, что здесь делается, в этой маленькой часовне, либо они махнули рукой - отсталые женщины, что с них спросишь - и смотрели сквозь пальцы на такую древность, как эта месса.
        Освещенная трепещущим сиянием восковых свечей, над ними парила Пресвятая дева Мария, в алом одеянии и синем плаще, чуточку далекая в своей стилизации, с характерными для средневековья истончающимися формами и загадочной улыбкой. Над головой младенца взгляд небесной матери встречался с устремленными к ней взглядами молящихся.
        Женщины взывали к деве Марии о помощи в своих женских горестях. Головы вздымались и падали в монотонном, постепенно повышающемся ритме. Паузы не соблюдались, партии речитатива переходили прямо в гимны. Время от времени раздавался один только звучный альт солистки-старухи, а все другие присоединялись к ней с ответом или припевом.
        Люсьен Мари не старалась следить за мессой на чужом языке. Слова почти не играли для нее роли, главное было выражение лиц, истовость, страстное обращение женских голосов к Богоматери.
        Была ли это христианская служба? Да, все испанки там были набожными католичками.
        Но на этом побережье культурный слой был глубокий, а обычаи древние. Она могла бы спуститься на тысячу лет во времени - и нашла бы такое же богослужение в честь девы Марии, матери Иисуса. И на две тысячи лет, и опять нашла бы женщин перед украшенной розами царицей небесной - только имя ее в этом случае было бы Изида.
        Однако как теперь, так и тогда, женщины поклонялись божественному младенцу у нее на руках и в трепете перед мистерией рождения припадали к ее стопам.
        А до Изиды, вероятно, существовали богини-матери - мощные, древние, врата самой жизни.
        Как много здесь было старых, скорбящих женщин. Они тянулись к излучающей свет молодой матери с младенцем на руках, они получали у нее утешение, на некоторое время сами становились юными и счастливыми.
        Почему же Анжела Тереса не…
        Эстебан.
        Люсьен Мари догадывалась о ее лояльности сверх всякой меры по отношению к самому любимому сыну и его непонятным идеям.
        Женщин среднего возраста почти не было. Им наверно было недосуг, с их подрастающими детьми и хлопотами по хозяйству, но две-три молодых девушки стояли на коленях и молились, горячо, страстно, ничего не замечая вокруг себя. От каких печалей любви искали они утешения у девы Марии?
        Было там и несколько беременных женщин, грузных, тяжелых, погруженных в драму своего ожидания.
        Волна горячей крови вдруг поднялась внутри Люсьен Мари, окатила ее с головы до ног. Да - у нее тоже имелась своя причина обратиться к Младенцу с молитвой. Благоговейно войти в единение матерей.
        Уже второй раз у нее не было месячного очищения. В первый раз она решила, что это от нервного напряжения и вообще от самого ее желания иметь ребенка. Делать анализы, чтобы с помощью опытов на мышах ей научным путем определили, как и что, ей не хотелось. Она решила уповать на старые приметы, выждать некоторое время - полное смутных предчувствий, перемежающееся приливами то надежды, то страха. Она еще не говорила об этом с Давидом. Иногда она по его взгляду видела, что с его губ готов сорваться вопрос, но мгновение проходило, а они так и не решались об этом заговорить.
        Так много другого занимало ее в эти шесть недель. Совершенно новый образ жизни. Давид. Анжела Тереса. Часто она себе говорила: это просто мое воображение, я же ничего абсолютно не чувствую. Я совершенно забыла об этом.
        Разве забыла? О нет, не совсем, ни на минуту даже не забывала. Но и поверить она тоже не могла.
        Но в это мгновение, в этой общности со всеми женщинами вокруг нее, неопределенность превратилась внезапно в полную уверенность. Несколько минут она чувствовала себя совершенно ошеломленной. От страха? От радости? У этого чувства не было названия. Просто ошеломленной. Земля у нее под ногами покачнулась, свечи кругом затуманились. Звуки доносились издалека.
        Она прошептала себе, тому, кто был в ней, внутри ее: ах, как бы мне хотелось побыстрее тебя увидеть. Уж скорей бы. Какой ты? Какая ты?
        Да, я догадываюсь, что ты есть, я уверена в этом. Я уже дышу тобой. Спи, моя крошка, в своем красном гроте. Плавай, моя рыбка, в своем теплом море. А я буду так тебя оберегать, так тебя лелеять. Чтобы всегда тебе было тепло и мягко, и ступать постараюсь полегче, чтобы ни одного толчка ты не ощутила.
        О Господи, как же мне дождаться твоего первого движения? Твоего первого легкого знака, что ты уже есть?
        Потом она пришла в себя. Взгляд ее опять обратился к тем двум, таким грузным, таким тучным, и она мысленно их спросила: ну, как вы? Как вы относитесь к своему положению? Что это для вас - счастье или горе, или всего лишь только немое стремление растения - созреть и дать семена. Как бы мне хотелось, чтобы вы рассказали, что вы чувствуете!
        Внезапно в нос ей ударил запах ладана, восковых свечей и запах соседки. У нее слегка закружилась голова, и она, взяв свою корзинку, вышла на улицу.
        Несколько мгновений Люсьен Мари просто стояла, глубоко дыша, пока не почувствовала себя лучше. Но, обогнув угол и собираясь перейти площадь, она опять ощутила, как мостовая у нее под ногами закачалась, и она испугалась, что упадет в обморок прямо на улице. Она огляделась кругом в поисках какого-нибудь убежища, но ничего не нашла, кроме лавочки Жорди.
        Там было прохладно и полутемно, жалюзи он опустил. Ни одного покупателя.
        Она оперлась на прилавок и спросила:
        - Можно мне присесть на минутку?
        Жорди взял ее за локти и усадил на свой единственный стул; для своих личных нужд он использовал его как стол, а вообще покупатели садились на него, чтобы примерить туфли.
        - Посидите, я сейчас,  - заспешил он, взял глиняный кувшин, быстро сходил на площадь, наполнил его свежей, холодной водой из источника и дал ей попить.
        - Какой вы добрый,  - взглянула она на него с благодарностью.
        - Ну вот еще,  - отмахнулся он, как будто и слышать не хотел об этом.
        Когда она собралась уходить, Жорди пошел ее проводить и взял довольно тяжелую корзинку.
        - А как же лавка?  - спросила она.
        - Покупателей наверно все равно не будет,  - ответил он с горькой беззаботностью.
        Она подумала: вот идиотка, могла ведь у него что-нибудь купить… Нет, хорошо, что этого не сделала. Гордость Жорди была как духовный воздухоочиститель, она, как огнем, выжигала всякую попытку отнестись к нему покровительственно. Поэтому воздух вокруг него был таким чистым.
        Они двинулись дальше, молча, разговаривать им не хотелось. Жорди хорошо понимал ее, когда она говорила по-французски, но предпочитал объясняться с ней при помощи жестов или одного-двух лаконичных испанских слов.
        Подойдя к мосту через реку, они встретили Давида. Тот даже вздрогнул: ему еще не приходилось видеть Люсьен Мари в обществе мужчины. Жорди, как испанец, сразу же уловил его чувства, слегка улыбнулся, приветственно помахал рукой и, передав ему корзинку, хотел уйти, предоставив Люсьен Мари объясниться самой.
        - Нет, не уходите!  - воскликнули они оба одновременно на разных языках, а Давид прибавил:
        - Не хотите взглянуть, как мы там устроились?
        Все это время Жорди ни разу не подавал о себе вестей. Он не навещал Анжелу Тересу. В первый же день после переезда Давид направился в город, чтобы немедля отыскать Руиса и узнать, почему Жорди арестован и что можно сделать для его освобождения. Но, как оказалось, Жорди опять сидел в своей лавочке, его выпустили так же неожиданно и без объяснений, как и арестовали.
        Давид вошел тогда, поздоровался с ним за руку и предложил выпить рюмочку за свободу. Однако Жорди опять находился в своем апатичном и вместе с тем напряженном состоянии, когда человек ничего не воспринимает, кроме того, что его мучает. То, что его вот так, время от времени сажали в тюрьму, постепенно его ломало, на каждое пребывание там наслаивался еще и стыд. Он понимал, что Давид хочет ему добра, но не мог с собой совладать. Не только потому, что участливость Давида оскорбляла его гордость. В душе своей он был настолько испанцем, настолько лояльным к своей родине, что для него было просто невыносимо самому служить поводом для гнева и критики иностранцев, тем более, что он был совершенно беспомощен.
        Давид почувствовал, что в тот момент присутствие его было мучительно для Жорди, и решил деликатно уйти. Последнее, что он видел, были руки Жорди, они у него так дрожали, что он поспешил опереться ими о прилавок.
        Сегодня он выглядел здоровее, и Люсьен Мари удалось даже растопить его улыбку.
        - Спасибо, не теперь,  - ответил он спокойно,  - но как-нибудь в другой раз с удовольствием.
        Они условились о дне, и он отправился к себе домой.
        Давид взял корзинку, просунул руку под руку Люсьен Мари и спросил:
        - Где ты была? Я уже начал беспокоиться.
        Она рассказала о женской часовне.
        - Неужели месса для одних только женщин?
        - Да, и в мае ежедневно - это ведь месяц Марии.
        Месяц Марии. Давид заинтересовался, но почувствовал легкую тревогу, как всегда, когда речь шла о каком-нибудь союзе женщин.
        - Как тебе вообще пришло в голову туда пойти? Из-за местного колорита, или…
        - Не только,  - сказала она мягко.
        Давид потемнел. Неужели Испании удалось сделать то, что не смогли сделать ее семья и церковники - вернуть Люсьен Мари с ее левыми взглядами на стезю тети Жанны?
        Он не мог возражать, так как сам защищал свободу веры. Но врагом номер один у свободы веры была испанская церковь. И вдруг теперь…
        Он поймал ее улыбающийся взгляд сбоку и сбился с мыслей. Нет, здесь, кажется, что-то другое.
        - А как Жорди попал в женскую часовню?
        - Он там не был, я сама к нему зашла,  - сказала она и немного сбивчиво поведала о своем приступе и недомогании.
        Они шли по тропинке через рощу каких-то неизвестных хвойных деревьев, потом началась апельсиновая аллея.
        Он непроизвольно сжал крепче ее руку, несколько раз пытался спросить:
        - Это было… ты не… что это, Люсьен Мари?
        Она остановилась, повернулась, подняла к нему свое открытое лицо.
        - Да, Давид. Так оно и есть.
        Он поставил корзинку, не в состоянии двинуться с места.
        - Ты уверена?
        - Довольно-таки.
        Он нерешительно обнял ее за тонкую талию. Они подумали об одном и том же, улыбнулись, глядя друг другу в глаза. Она покраснела и стала еще привлекательнее. Продолжая держать ее за талию, он поднял ее и закружил, но сразу же осторожно, как стеклянную вазу, поставил на землю.
        - О небо, быть внезапно возвышенным до создателя и отца…
        Люсьен Мари удивленно раскрыла глаза. Что он будет лояльным, что не станет возражать против ребенка, она знала - но что будет так сильно взволнован, так рад, этого она никак не ожидала.
        Ведь когда рядом с ним была Эстрид, беспокойная, терзаемая тщетными надеждами, он совсем не воспринимал ее состояние как что-то, относящееся к нему лично.
        Или, может быть, как раз это и оставило в нем потом такой глубокий след? От самого себя скрываемый страх, что то была его собственная «вина»? Возможно, мужчина такой же чувствительный в этом вопросе, как и женщина…
        Они опять зашагали к дому, обняв друг друга за талию, в одном темпе, в одном ритме - одним телом.
        22. Мужчина и его демон

        Весь день Давид ходил в каком-то возбуждении. Он не мог взглянуть на Люсьен Мари, ласково до нее не дотронувшись, или не спросив: ну как? Ты что-нибудь чувствуешь? Тебе не хочется отдохнуть?
        В конце концов, защищаясь от него, ей пришлось сказать с улыбкой:
        - Не будь несносным, Давид. Я совершенно такая же, как всегда,  - и продолжала полоть свои грядки - эта работа ей особенно нравилась, потому что здесь она не чувствовала себя неуклюжей и не роняла вещи, когда забывала следить за своей левой рукой.
        Вечером именно он из-за необычности положения не мог заснуть. Он долго лежал в ее привычном уже тепле - и слышал, как ее дыхание постепенно стало ровным, тихим, и она погрузилась в сон. Между грубыми рейками жалюзи яркая звезда просунула свой светлый нос. Северная звезда. Она светила ведь и над…
        В его сознании рухнула, наконец, ледяная стена. Наконец-то он решился заглянуть в то пустое пространство, где жили тогда он и Эстрид.
        Сколько тепла, сколько нежности может появиться между мужем и женой. Как надеялась Эстрид, что оно будет и у них с Давидом. Да и он тоже. Но никогда не обращался он с ней так, как с Люсьен Мари, не пытался ей помочь, освободить от скрытых в ней сил.
        На мгновение он представил себе, до глубины души прочувствовал, что должна при этом ощущать всякая женщина - и Эстрид тоже - какое глухое отчаяние ее охватывало, если она была парализована своей неспособностью найти нужные слова, нужный тон, которые помогли бы ей пробиться к нему, к ее любимому.
        Каким же слепым он был! Как не понимал ее горе! Почему? Ведь он же «любил» ее…
        Вопросы жгли его, пока не разбудили воспоминания о том, юном Давиде. Да, он ведь и сейчас еще существовал в нем, тот Давид, он тоже тогда испытывал горе, только иного рода. Тот Давид чувствовал, как его связывают по рукам и ногам, как сужается перед ним горизонт, как ему душно от одного сознания того, что его лишают свободы, лишают возможности - устроить-свою-жизнь-так-как-ему-самому-пожелается - от тоски по внутреннему освобождению. По всему тому, что он называл словом «писать».
        А Эстрид не могла понять, откуда у него в душе такой бунт. У нее тоже была своя пелена на глазах.
        Но не ее была вина, что тогда он еще не созрел, что еще не был готов для совместной жизни. И не его тоже. Просто уж так все получилось.
        Если бы она пришла к нему так же доверчиво, как Люсьен Мари, его ответ - его внутренний, честный ответ - в тот момент был бы другим. Наверное, он бы попытался вести себя более прилично, но чувствовал бы себя зато еще-более-зам-кнутым-еще-более-под-угрозой - перед всеми этими пеленками и детским криком.
        А сейчас - ничего похожего на то, что было раньше.
        Люсьен Мари и он оказались под воздействием одних и тех же сил, оба они поступали согласно и непосредственно перед тем, что с ними происходило, поступали, как две птицы во время высиживания птенцов.
        Какая горестная судьба ожидает ту женщину, что исполнения желаний в жизни ожидает от отсталого в своем развитии мальчика, подумал Давид. От того, кто еще не чувствует желания создать свое собственное гнездо и детей. Пока ему не стукнет тридцать пять…
        Он повернулся на другой бок, приподнял свое легкое одеяло, чтобы охладиться, глубоко вздохнул. Но сон к нему не шел.
        Вместо этого ему привиделась сцена с двумя тенями, тени двигались, что-то делали, разговаривали. Это была Эстрид и он - нет, они изменились, и имена у них были теперь другие. Он знал их обоих, как свои пять пальцев, как свое сердце, но не мог предугадать заранее, что они будут делать дальше. Иногда они обменивались какими-то репликами, как будто кто записал их заранее. Неужели это он их произносил? Неужели это говорила она? Нет, все их слова были сказаны теперь. Но сказаны так печально, как будто люди, их произносившие, знали, что они все равно не поймут друг друга. Это было какое-то странное расщепление,  - потому что в тот момент, когда его наполняла печаль этих сцен, сам он пылал от глубокого счастья, от божественной горячей радости наслаждения.
        Его вдруг поразила мысль: в эту ночь, когда я люблю Люсьен Мари больше, чем когда-либо раньше, я лежу и думаю об Эстрид. Прямо как неверный муж.
        Прошло несколько дней. Давид был нежен и заботлив, но молчалив. Он работал над эссе об испанской поэзии, о безымянных песнях, изливающихся из самых глубин души народа. Тех, что овладели Гарсией Лоркой и пели его устами.
        - Ну что, не получается?  - спросила Люсьен Мари, проходя через комнату и видя, что он сидит и качается на стуле, как школьник, когда весеннее солнце врывается в окно класса.
        - Нет, никак,  - вздохнул Давид и запустил пальцы в волосы.  - Сдается мне, что получается какая-то несусветная кустарщина. И для чего я вообще этим занимаюсь?
        На это она поостереглась ответить. Ей не хотелось также напоминать ему, что всего несколько недель назад он только и жил этой испанской лирикой, преследовал ее этой лирикой и на кухне, и в постели. К ее удовольствию. Именно из-за этой его увлеченности она не мыслила себе жизни с кем-нибудь другим.
        Она прошла дальше и уселась под крышу из луба, устроенную ими между несколькими стволами, чтобы иметь местечко, куда не проникает зной. Рядом сидела Анжела Тереса и непоследовательно, без конца и без начала, без объяснений, рассказывала о прежних временах, еще более загадочных для них из-за трудностей с языком. Но именно поэтому ее рассказы приобретали магическое очарование народной песни и старых мозаик. Мозаик, наполовину занесенных песком, омываемых морскими приливами и отливами. Оставался только сам эпизод, исполненный чувства. Где, когда, как, кто в нем участвовал? Этого уже никто не мог объяснить. Рассказчица или умолкала, или повествовала дальше.
        Люсьен Мари слушала и шила - насколько можно шить, когда ты не в состоянии как следует держать работу левой рукой.
        Шумели кроны деревьев. Изгибаясь высокой дугой, все падала и падала струя источника, уже одно сверкание ее воды утоляло жажду и являло собой отраду для глаз.
        Как все-таки удивительно. Эта легкая, переливчатая игра воды положила начало усадьбе и стала ее необходимым условием, условием ее существования.
        На следующее утро Давид попросил себе пакет с бутербродами. Он решил немного побродить в горах, поразмять ноги. Вскоре он исчез между деревьями. Но через несколько сот метров появился опять, крошечной фигуркой на вершине ближайшего горного гребня. Несколько мгновений фигурка была еще видна сквозь трепетную солнечную дымку, уже подымавшуюся от горы, потом исчезла вновь. Но помахать Люсьен Мари сверху, как он это обычно делал, Давид забыл. Она поняла, по какой дороге он пошел. Они как-то уже бродили с ним там, в солнечном ветре, по узким тропинкам, между жимолостью и высохшими колючими растениями. Там, в горах, раскинулась вересковая пустошь, она тянулась до самого горизонта, где край скалы дикими уступами спускался прямо к морю. Само направление, в котором он пошел, вызвало в ней тревогу. В тот раз, когда она была с ним, они пробирались через сухой, исхлестанный ветром хвойный лес, и у самого обрыва увидели заброшенный жилой дом. Вид оттуда был величественный, внизу Средиземное море дробилось на многоцветные потоки и пенящиеся разломы. Им вдруг взбрело в голову, как в детстве, побежать к дому,
шлепнуть ладонью по стене и закричать: чур, я первый!
        Но потом…
        Когда-то это, наверное, была маленькая нарядная дача. Теперь крыши не было, комнаты стояли голые под открытым небом. По выложенному узорами каменному полу в кухне шла по диагонали широкая густо заросшая травой и разными растениями трещина. Одна половина дома судорожно нависла над самым обрывом. Газовая плита, ошеломившая их газовая плита, выставляла напоказ свои витки из ржавых, перекрученных труб.
        Невозможно было догадаться, кто были хозяева и что с ними произошло. Никакой мебели не осталось, кроме прикрепленной к стене дубовой скамьи. На ней и на выкрашенных масляной краской стенах виднелись нацарапанные кем-то имена - вероятно, молодежь забрела сюда как-нибудь в воскресенье, и птицы оставили на них отметины своим пометом. В углах скопились целые кучи хвои и мха.
        Вид дома с другой стороны подтвердил их догадку о насилии и внезапном тяжелом убийстве. Розовая когда-то штукатурка на наружной стене была пробита и продырявлена выстрелами из винтовки. Или очередью из пулемета? Недалеко от этого места все ржавела и текла, ржавела и текла водосточная труба. Казалось, дом когда-то истек кровью. Следы от выстрелов и растекшееся ржаво-коричневое пятно разбудили у Люсьен Мари такие страшные воспоминания о войне, что Давид поспешил увести ее оттуда.
        Ей не понравилось, что он пошел той дорогой. В самом солнечном сиянии там, наверху, ей вдруг почудилось что-то опасное.
        Давида не было целый день. Он вернулся лишь к вечеру, когда уже начало смеркаться - усталый, проголодавшийся и такой обгоревший, что облез нос, но в глазах его еще сохранился блеск далекого счастья и отрешенности.
        В душу Люсьен Мари мгновенно скользнула мысль, эхо от вопроса девушки с зелеными глазами: а когда же ты покажешь мне город? Эту мысль она отогнала, как недостойную, девушка ведь давным-давно уехала. Но вопросы рождались сами собой: где ты был? Что делал? Я-то боялась бог знает чего, в голову так и лезли бездонные пропасти и сломанные ноги…
        Она произнесла вопрос, не подумав, как это обычно делают все жены - с ласковыми руками, со слезами во взоре и сердитыми нотками в голосе.
        Давид сразу же незаметно замкнулся, ответил уклончиво и мало убедительно, что заблудился. Совсем забыл о времени.
        Но Люсьен Мари взяла себя в руки. Все-таки она не молоденькая девочка-жена, а интеллигентная женщина, знала, за кого выходит замуж. По своей бесшабашной импульсивной манере она немедля дала задний ход.
        - Ах, Давид, не обращай на меня внимания. Я была бы просто разочарована, если бы тебе время от времени не приходила мысль побродить по пустыне, видеть видения, слышать голоса и питаться диким медом и кузнечиками.
        И этими словами сразу же вернула его себе. Улыбнувшись ей в ответ, он похлопал себя по впалому, голодному животу и заявил, что такая тощая диета его не устраивает.
        Пока он смывал с себя под душем дневную пыль и пот, она накрыла на стол в саду. Была первая теплая летняя ночь в этом году, пламя свечей в двух подсвечниках на столе ровно и неподвижно поднималось вверх и образовывало маленький-маленький грот из света под мощным сводом темноты. Она знала - Давид любил, чтобы вся еда подавалась сразу, и поставила мясо, жаренную в жиру картошку Анунциаты и свежий салат из своего огорода.
        - Да, это получше, чем кузнечики,  - заявил он после небольшой паузы. Прислушался и добавил: - Лично мне они нравятся больше как музыканты.
        И действительно, кузнечики давали свой оглушительный концерт. Звук был таким высоким, что долгое время его можно было совершенно не замечать - но как только вы обращали на него внимание, он оказывался пронзительно громким и звучным. Ему аккомпанировали древесные лягушки в пруду, во время своих неутомимых свадебных игрищ они испускали самые разнообразные трели и рулады.
        Они вместе убрали со стола, потом уселись опять, с черным кофе. Давид тихо покачивался на стуле - теперь наступила запоздалая реакция после стольких часов ветра и солнца… и того, другого.
        - Как нам хорошо,  - сказал он и протянул через стол раскрытую руку. Она положила в нее свою, так они и остались сидеть. Говоря это, они не имели в виду только свое физическое самочувствие, хотя и оно играло определенную роль[14 - Она посмотрела наверх, на кружевные узоры освещенных свечами ветвей на фоне черного неба, пронизанного звездным светом, и слегка поежилась в древнем страхе перед завистью богов.]. Вот в чем полнота жизни… Подарите нам ее, те, кто наверху, не притесняйте нас…
        Он думал: как легко мне дышать рядом с тобой, как жарко и быстро течет моя кровь по жилам, как все легко и просто. Как непохоже на чувства, вызванные отзвуками прошлого, что я испытывал сегодня днем там, у того дома - тихое, разъедающее душу ощущение растоптанной свободы, утерянных возможностей, какой-то сухости, и тоски, и стремления вырваться, и, наконец, приступы дикого голода. Но может кто понять, для чего я опять, снова и снова, должен там бродить, именно теперь?
        И почему как раз острота этих переживаний оставляет после себя чувство очищения, какого-то почти постыдного освобождения?
        Классическая задача всякого стихотворения. А как ты изумлен, когда она оказывается близкой к твоей жизни, так мало похожей на классическую.
        Он сказал:
        - Меня осенила идея…
        - Да неужели?  - спросила Люсьен Мари, и у нее весело заблестели глаза.  - Интересно, как бы я могла этого не заметить.
        - Я просто был вынужден побродить немного в одиночестве, чтобы она у меня приняла какие-то определенные очертания.
        Еще пока он говорил, ему стало неприятно, зачем он сам коснулся тех своих переживаний. Стало страшно, что волшебная птица может вспорхнуть и улететь. Эстрид подобная таинственность всегда страшно сердила и раздражала. Придется ему, вероятно, учитывать ошибки прошлого.
        - Это история о мужчине и женщине… об их браке…
        - О нас с тобой?
        У нее это вырвалось быстро, совершенно непроизвольно.
        Давид помолчал, ошарашенный. Потом улыбнулся:
        - О женщина! Если у тебя в доме писатель, так он обязательно должен быть трубадуром!
        Люсьен Мари смутилась и поэтому сказала резко. Более резко, чем обычно:
        - Потому что вы, писатели, смотрите на брак все равно как на сыр! Достаточно ли он выдержан? Пахнет ли? Достаточно ли в нем червячков? Чудно, тогда это лакомый кусочек для писательских уст, тогда мы можем его взять…
        Давид даже не нашелся сразу, что ответить.
        - Хорошо бы нам с тобой никогда не дойти до кондиции, угодной любителям такого сыра,  - прибавила она, немного волнуясь.
        - Аминь,  - тихо произнес Давид.
        Он поднялся, обошел вокруг стола, обнял ее сзади, поцеловал в порозовевшую шею.
        - А как провели сегодняшний денек вы?  - тихонько спросил он, не отнимая от нее своих рук.
        Постепенно они наверно привыкнут, не будут относиться к этому, как к чему-то совершенно невероятному. Но пока еще для них обоих такое обращение как «вы» было ошеломляющим.
        Они едва решались дышать, стали тихими, как окружавшие их деревья. Обе свечи совсем почти догорели, их крошечное пламя уже едва виднелось под колпачками. Вокруг спустилась интенсивная испанская ночь.

        Они завели привычку купаться утром на самом дальнем пляже, прежде чем раскалится песок и целые сонмища туристов ринутся к морю.
        Люсьен Мари и Давид шли мимо переполненных гостиниц, где люди, у которых гораздо больше денег, чем у них, сидели и грелись на солнце за своим утренним кофе или ранним стаканчиком вина. Но они бы не согласились обменяться с ними местами.
        Guapa, guapa[15 - Красавица, красавица.], кричали вслед молодые мужчины, когда Люсьен Мари проходила мимо в своем белом пляжном платье и большой соломенной шляпе.
        Она вздрагивала, как от прикосновения, но Давид гордо посматривал вниз на свою жену, на «красавицу».
        Однажды утром, когда они медленно, чтобы не вспотеть сразу же, шли по пляжу, она спросила:
        - Придумал ты название для того, что пишешь сейчас?
        - Да. Я назвал это «Слепые».  - И прибавил задумчиво: - хотя с таким же успехом можно было бы сказать и «Глухие». Ты заметила, что семейные люди отгорожены от всех других непроницаемой стеклянной стеной? Их все слышат и понимают, что они говорят, а они других - нет.
        Она крепко схватила его за локоть:
        - Я не могу, чтобы это случилось с нами… Мы с тобой должны изобрести какую-нибудь азбуку Морзе, которая проходила бы через эту стеклянную стену - теперь, пока еще мы видим и слышим - и, главное, чувствуем…
        Он остановился и поцеловал ее прямо на мосту. В этот момент им повстречались возвращавшиеся с речки женщины с высокими бельевыми корзинами на голове. Самая молоденькая уронила свою корзину на землю.
        - У нас не будет стеклянной стены,  - успокоил ее Давид.
        Нет, никакой стеклянной стены, никакой ледяной стены. С наивной уверенностью Люсьен Мари считала, что у нее есть тот огонь, что поддерживает жар в мужчине и мешает вырасти такой вот стене. Но она подумала также: а вот когда ты пишешь, то уходишь в четвертое измерение. Тебя окружают невидимки, ты общаешься с ними, с ними ты страдаешь и переживаешь. От тебя тогда надо держаться подальше, а то может ударить током… Когда я вхожу к тебе в комнату и ставлю на твой стол чашку с кофе, ты смотришь на меня пустым, стеклянно прозрачным взглядом… Такой взгляд заледенил бы меня на месте, если бы я не знала, что он относится не ко мне, а к тем, к другим.
        Ты такой, какой есть, и должен быть таким, это одно из условий нашего с тобой существования. С фундаментальными условиями жизни не вступают в дискуссию, как ты однажды выразился. Да, но как раз это и приходится делать. Не всегда легко взять и перестать трясти тебя, напоминая о том, что я существую. А, да в общем я и не требую, чтобы мне было легко. Кстати, у меня тоже есть своя тайная жизнь, есть свои связи с неким существом, пока невидимым для других.
        И с уверенностью лунатика Давид продолжал выполнять свой сложный цирковой номер с балансированием: в реальной жизни жил в одном браке, а в вымышленном мире - в другом, с лучом прожектора, иногда неожиданно прорезающим то один его брак, то другой.
        И они не смешивались?
        А откуда он мог знать - как именно переживания человека смешиваются в хмельную жизненную брагу?
        23. История II о всемирном менторе

        Соласцы решили устроить танцы и танцевать свою сардану при свете факелов на площади в Вилла виэйя.
        Жорди зашел за Давидом и Люсьен Мари.
        Он опять стал приходить в дом Анжелы Тересы. Да, если бы он захотел, обе старые женщины приняли бы его к себе как сына.
        Однажды вечером, когда все сидели в саду, под чьими-то ногами заскрипел гравий - всего лишь несколько шагов - потом стало тихо, как будто кто-то хотел дать знать о своем присутствии. После этого на неслышных веревочных подошвах в комнатку без стен, образованную одним только сиянием свечей, вошел Жорди, Робко постоял немного и вскоре попрощался - но лед был сломан, он стал приходить к ним опять. Иногда молчаливый, и, казалось, замерзший в разгаре знойного летнего дня, готовый вот-вот выпустить свои сверхчувствительные усики-антенны, чтобы проверить, не мешает ли он здесь кому-нибудь своим присутствием.
        А иногда мог промелькнуть новый Жорди, с проблесками былого веселого нрава. Он играл на гитаре так, как это умеют только испанцы - но упросить его удавалось не часто. Он знал бесчисленное множество старинных народных песен - настоящий золотой клад для Давида.
        Анжела Тереса сидела иногда, положив руку на плечо Жорди, беседуя о прошлых временах, как будто они были настоящим, как будто позабыв обо всех мучительных годах, отделявших прошлое от настоящего. Один раз она помахала ему рукой и сказала: передай привет маме, Пако. Он поднял руку, но не ответил. Его мать давно умерла.
        В другой раз она засмеялась, как в молодости, и заметила, что он чем-то похож на своего предка - епископа.
        - А я думал, что у епископов не бывает потомков,  - сказал Давид.
        Да, конечно, но тем не менее многие старинные каталонские семьи считают свое происхождение либо от епископов, либо от святых.
        Отец Пако был редактором одной либеральной газеты в Барселоне. Когда он умер, вдова со своим маленьким сыном переехала в Солас, где жизнь была гораздо дешевле, и оказалась ближайшей соседкой семьи Фелиу.
        Прошло несколько лет. Каждый год с наступлением зимы мать Пако стала устраивать в Барселоне пансион для него и для мальчиков Анжелы Тересы.
        - И это называется дама из хорошего общества!  - ворчала Анунциата. Отсюда следовало, что сама она и ее кумир, дон Педро, не принимали своих интеллигентных, но бедных соседей так же безоговорочно, как Анжела Тереса и ее сыновья.

        На узких улочках толпилась масса народу, когда Жорди, как лоцман, вел их к месту, откуда все было хорошо видно. Ощупью они пробрались вверх по томной лестнице в степе крепостного вала, вышли на узкий балкончик сторожевой башни с бруствером. Оттуда можно было обозревать всю площадь и расходящиеся от нее улицы.
        Свет факелов отсвечивал красным на светлых летних платьях и блестящих черных волосах. И на еще более блестящих черных касках жандармов.
        Заиграл духовой оркестр, жарко засверкала медь. Мужчины и женщины взяли друг друга за изящно поднятые руки, образовав одно большое кольцо внутри другого.
        Раз, два, три, четыре, направо, налево, вперед, назад…
        Юбки у девушек развевались, мужчины распрямились и выпятили грудную клетку. Молодежь останавливалась в нерешительности перед каждым новым движением, перед каждой фигурой старинного танца. Но несколько пожилых женщин в черных платьях хорошо его знали. Многие смотрели на него, как на простое народное развлечение, но все равно танцевали с ритуальной серьезностью, ставили ноги с неизменным изяществом и точностью. Они почитали своей обязанностью передать свое унаследованное умение дальше, новому молодому поколению.
        - Танец наверно очень старый?  - спросила Люсьен Мари.
        - Даже древний,  - отозвался Жорди.  - Когда финикийцы подошли на судах к этому побережью, они вышли на берег, чтобы начать торговать с местным населением. Но скоро заторопились обратно на свои корабли, подняли якоря и сказали: нельзя торговать с людьми, если они считают даже тогда, когда танцуют.
        - Да уж, что скупы, то скупы, и каталонцы, и мы, жители южной Франции,  - сказала Люсьен Мари и засмеялась.
        Раз, два, три, четыре - теперь темп увеличился, и фигуры в танце закаливались высоким прыжком.
        Большой открытый автомобиль нахально протискивался через толпу, но жандармы его остановили - и он был вынужден дать задний ход.
        - Неужели там был доктор Стенрус?  - удивился Давид.
        Доктор и еще два седовласых господина на заднем сиденьи - и очень элегантный испанец среднего возраста за рулем.
        Жорди долго глядел им вслед.
        - Бог ты мой, какие дела могут быть у твоего земляка с Эль Бурреро?  - пробормотал он, и губы его изогнулись в усмешке.
        Эль Бурреро, погонщик ослов. Давид вопросительно посмотрел на Жорди.
        - Возможно, я ошибаюсь,  - сказал Жорди, пожав плечами.  - Может обмануть освещение… Но мне кажется, я узнал человека за рулем. Негодяй, каких свет не видел. Когда-то ему удалось продать одну партию мулов нашим войскам, а деньги получить два раза - и все-таки мулы оказались по другую сторону. С тех пор его и зовут эль Бурреро.
        Давид вдруг вспомнил слова Стенруса о человеке, «оказавшем правительству большую услугу…»
        Нет, невозможно, Стенрус ведь психолог, человек проницательный.
        - Ты, наверно, ошибся. Освещение-то какое, посмотри, факелы чадят и качаются,  - сказал он.  - Пожалуй, пора домой, пошли ужинать.
        Они встали по обе стороны Люсьен Мари и покинули площадь.

        Примерно через неделю к ним на лужайку перед домом с рычанием завернуло такси. Люсьен Мари еще утром пошла к Консепсьон, чтобы помыть волосы, а Давид сидел один и писал за спущенными жалюзи, когда к нему вошла Дага. Глаза ее были расширены, волосы растрепались.
        Давид вскочил. Уже само появление всегда непоколебимо безмятежной женщины, да еще в таком виде, было сигналом бедствия.
        - Помоги мне,  - простонала она.  - Туре исчез.
        Она грузно опустилась на стул, совершенно раскисшая от жары и отчаяния. Но в таком виде она была более человечной.
        - Что случилось?  - спросил Давид.  - И где ты его искала?
        - Случилось так много всего,  - промолвила она устало.  - Все оказалось сплошной липой. Он одурачил и Туре, и министра и мистера Мак Кёллена. Мы потеряли все наши деньги. Но все это неважно, лишь бы только Туре…
        У нее перехватило горло, и она с трудом продолжала:
        - Нам все стало известно вчера, мы как раз подумали, что теперь все в порядке, и скоро начнется радиопередача. Первую большую речь в эфире должен был сказать сам министр.
        - А разве здесь есть частные радиостанции?
        - Нет, по другую сторону границы.  - Она назвала место и продолжала.  - Когда Туре туда поехал, там его просто не поняли, никто никаких денег не получал и вообще никто ничего не знал. Документы, контракты, телеграммы - все было сплошным надувательством со стороны сеньора Касаверде. Мне бы надо было забеспокоиться, потому что Туре воспринял все это невероятно спокойно. Ты-то знаешь, как он обычно рвет и мечет… А тут он только молчал. Потом пошел и лег. А сегодня вдруг исчез.
        Сперва я решила, что он пошел выкупаться, хотя ему это запрещено. Но на берегу его не было. И в городе тоже. И на дорогах в горах его не видели. Сначала я повсюду бегала сама, а потом взяла такси и весь день колесила по городу. Ну что могло случиться?
        - Может быть, ему просто захотелось побыть одному, пережить удар,  - предположил Давид. В конце концов ему удалось уговорить ее отдохнуть, а сам он решил заняться поисками вместо нее.
        Она произнесла едва слышно:
        - Больше всего я боюсь, чтобы этот Касаверде из страха перед Туре…
        Она совсем сникла на диване у Давида.
        - Сеньор Касаверде наверно уж давно отряхнул прах со своих ног,  - хмыкнул Давид.
        Поскольку такси Ганзалеса, все еще сопя и всхрапывая, стояло на лужайке перед домом, он поехал на нем в город.
        У доктора Стенруса и в самом деле было высокое давление, верно также, что его мог хватить инфаркт во время купания или в горах. Но прежде чем допустить такой катастрофический исход, Давид решил поискать его в тех местах Испании, которые казались ему наиболее подходящими для убитого горем человека.
        В Эль Моно его не было.
        Хозяин и эль секретарио посмотрели на Давида задумчивым взглядом, когда он на несколько минут присел на то место у двери, где обычно сидел Жорди.
        Его перестали рассматривать как туриста, он уже начал вписываться в местное население городка.
        Не было доктора Стенруса и у Мигеля, и Давид собрался было следовать дальше, но у стойки стояли эль вигилянте и сержант Руис. Они крепко похлопали его по плечу и сказали, широко улыбаясь: Hombre[16 - Hombre - (исп.) человек.], мужчине рюмочка никогда не повредит, а в особенности, если он окружен одними женщинами!
        Но в этот момент Давид увидел, что сам старый Мигель стоит в дверях во внутреннюю комнату и делает ему какие-то знаки бровями, повернув негнущуюся шею.
        В маленькой комнатушке, неизвестной раньше Давиду, восседал Туре Стенрус собственной персоной, в полном одиночестве и царственно пьяный. Перед ним стояла бутылка мансанильи.
        Мигель безмолвно поставил еще одну рюмку.
        - Что ты имеешь сказать?  - спросил Стенрус воинственно.
        - Твое здоровье,  - сказал Давид, улыбнувшись.
        Стенрус посмотрел на него долгим взглядом. Его переполняли кристалльно-ясные идеи, было необходимо поведать их миру, и поэтому он нуждался в аудитории.
        - Вот это и есть в тебе самое плохое,  - начал он.  - То, что ты говоришь, еще не так возмутительно, как то, что у тебя на уме. Как, например, сейчас. Ведь ты сидишь и думаешь: так и надо этому старому ослу. Дать себя одурачить какому-то даго…
        - Это слово не мое.
        - Нет, разумеется, так сказал министр. Но он-то в таком же положении, что и я. А я… Старый тщеславный идиот. Не может успокоиться, что уже вышел в тираж. Не ввели в правительство собственной страны, так дайте ему, видите ли, местечко повыше здесь, дайте стать гласом божьим в эфире, всемирным ментором, распределяющим кнуты и пряники между правительствами. Кстати, а какое до всего этого дело тебе?
        - Да Дага очень волнуется,  - объяснил Давид.
        Доктор Стенрус величественным жестом отмел Дагу в сторону. И закончил этот жест, приставив свой острый указательный палец к груди Давида.
        - Ты суешь свой нос куда не следует. Ты думаешь. А думать опасно.
        - Слушай, а не поехать ли нам лучше домой?  - предложил Давид.
        Стенрус отмел в сторону также и свой дом.
        - Хочешь знать, о чем ты сейчас думаешь?
        - Нет,  - поспешил Давид.
        - Ты думаешь: вот сидит старый человек, загубивший напрасно свои последние годы, самый драгоценный отрезок своей жизни, когда мог бы еще работать и работать. Как избалованному ребенку, ему захотелось убежать из дому, чтобы отечество стало клянчить и умолять его вернуться обратно…
        Стенрус опрокинул в себя свою рюмку.
        - А его никто и не думал просить,  - произнес он изменившимся голосом.
        Вот, оказывается, каким он может быть к себе беспощадным, под вечной маской желчности и язвительности, подумал Давид с удивлением и сочувствием.
        - То, что ты обо мне подумал, задевает мою честь, продолжал Стенрус.  - Если бы ты не был в два раза моложе и в два раза выше меня, я бы вызвал тебя на дуэль.
        - А на чем бы мы дрались?  - с интересом спросил Давид.
        Но Стенрус уже ударился в другую область.
        - А Мак Кёллен?
        - Мультимиллионер. Половые швабры. Человеколюб, хотел «послужить человечеству». Ну, этого типа так легко не выдоишь. Для него это всего лишь укус блохи в шубу миллионера. В швабру миллионера, ха-ха-ха!
        - Тогда вы сможете начать все сначала - если верите в свою идею.
        Стенрус посмотрел на него с отвращением. Если. Начинать все сызнова с проколотой шиной.
        - Вы что, организовали акционерное общество, или…
        Стенрус кивнул, глаза у него были совсем остекленевшие.
        - Каждый из нас. Внес свой вклад. Министр - связи и деньги. Мак Кёллен - только деньги. Я - псих… психологическую проницательность и деньги. Лопнуло все.
        - А идею подал Эль Бур…, то есть я хотел сказать Касаверде?
        - Да. Чертов кот, так нагадить,  - отчетливо произнес Стенрус, и после этого увял совсем.
        Когда Давид и Мигель деликатно помогли ему добраться до вновь вызванного такси Ганзалеса, он на секунду проснулся и сказал жалобно:
        - Где Дага? Она же знает, что мне нельзя пить!
        24. Три «Аве»

        В переулке перед дамским салоном Люсьен Мари столкнулась с Кармен, двенадцатилетней дочкой Консепсьон; та выбежала из дома с плачем, закрывая лицо руками. Однако, увидев, на кого налетела, Кармен отняла руки, и тут весело блеснули ее глаза и зубы, но когда из двери высунулась мамаша Консепсьон, девочка вновь надела на себя печальную мину. Люсьен Мари обратила внимание, что Кармен была в черной мантилье, как будто собралась в церковь.
        - А что случилось с Кармен?  - спросила Люсьен Мари, глядя вслед удаляющейся фигурке.
        Консепсьон обратила к небу глаза и руки.
        - Матерь пресвятая Богородица!  - воскликнула она,  - неужели еще недостаточно, что и так забот полон рот, то аппарат испортится, то мальчишки свалятся со стены и разобьются, неужели еще нужно, чтобы люди злословили о Кармен, ведь она еще ребенок!
        Последние слова она произнесла таким громким голосом, чтобы услышали не только клиентки в парикмахерской, но и соседки, стоявшие в раскрытых дверях по всей улице.
        Они вместе вошли внутрь. Там сидели три клиентки, но тишина стояла совершенно особая, напряженная. Одна женщина привела себя в порядок, заплатила и удалилась со своей свитой - те две приходили сюда с ней только за компанию. Люсьен Мари уселась на стул возле умывальника.
        Консепсьон закрыла окно.
        - Это все Серафина,  - объявила она.  - Старая грымза, и зубы у нее как у козы, чтоб они совсем у нее повывалились! Работать она, видите ли, больше не может, а вот бегать повсюду и в каждый угол совать нос, так на это она мастерица, а потом разносит все свои сплетни по домам. Старый человек, а туда же, забралась по крутой стене во-он в тот сад наверху… Не удивлюсь, если она, как кошка, начнет ходить по крышам и хватать наших цыплят!
        Пока Консепсьон гораздо более чувствительно, чем обычно, намыливала ей волосы, Люсьен Мари осторожно поинтересовалась, какое отношение все это имеет к Кармен.
        - Так она ее и увидела - го есть, как она уверяет, что увидела - с Пакито. Да вы знаете, темный такой мальчик, еще смеется всегда, он помогает отцу продавать рыбу в ларьке, у самых весов. В его саду, наверху, на уступе, как уверяет Серафина. Где каменные скамейки и кусты все подстриженные. Ходит и болтает всем, что они целовались!
        - А Кармен?..
        - Говорит, что играли в пятнашки и так запыхались, что чуть не упали, и тогда Пакито одной рукой охватил дерево, а другой ее, и они так хохотали, что и в самом деле повалились.
        Последнюю фразу Консепсьон произнесла совсем тихим шепотом, едва удерживаясь от слез.
        - Ну, наверно, не так уж все опасно?
        - Не опасно?  - снова воскликнула Консепсьон и стала весьма энергично прополаскивать волосы Люсьен Мари.  - Ей двенадцать лет, она рано развилась, уже полгода, как она женщина, вы понимаете, о чем я говорю. А дети теперь имеют такую волю, что только будет дальше? Мы-то знаем, как пойдет дело - или как, сеньора?
        Люсьен Мари вздрогнула и невольно выпрямилась. Но Консепсьон улыбнулась так, что показались ее розовые десны, и прошептала:
        - Спокойно, сеньора,  - знаю только я одна. Я сразу же все поняла, как только увидела, как вы держитесь и как ставите ноги. Раньше вы ходили такими же большими шагами и так же быстро, как эль сеньор Стокмар.
        После этих, заключенных в скобки слов, она опять вернулась к Кармен.
        - А она только смеется, и все отрицает. Ах, как нелегко нынче быть матерью. Но ведь девочек надо сначала запутать как следует, чтобы не играли с мальчиками слишком долго. Вот я сейчас и послала ее исповедаться. Ей, конечно, не понравилось, но пришлось все-таки идти. Уж так я жалею, что отец Себастьян умер! Он-то умел говорить о вечном суде и о неразумных девах, так и почувствуешь, как пламя лижет кожу.
        Люсьен Мари с изумлением взглянула на кроткую, добродушную Консепсьон.
        - Я не знала, что вы такие… такие набожные,  - сказала она, не находя более точного слова. Хуан всегда был непрочь подчеркнуть свою нелюбовь к церкви.
        На лице у честной Консепсьон отразилось смятение и обида, как у человека, стоящего перед тяжелой проблемой. Такое выражение придало патетический оттенок ее бедным, убогим словам, когда она проговорила:
        - Нет, конечно, но… когда все стало таким, как оно сейчас есть… и потом все равно надо платить за все, за церковь и за священника… так должны же мы иметь от них хоть какую-то пользу! И потом… Мы ведь видели что случилось с теми, кто срывал иконы.
        Тут загрохотал фен, и разговор пришлось прервать. Стало жарко, Консепсьон распахнула окна и дверь.
        Вскоре в одном окне показалась развевающаяся мантилья, и перед ними уже стояла Кармен, глаза ее так и искрились веселым смехом.
        - Три «Аве»!  - крикнула она матери.  - Три «Аве», всего-навсего! Я уже их прочитала!
        - Три «Аве»!  - повторила ее мать.  - Какое же это покаяние?! Разве он не запретил тебе встречаться с Пакито?
        - Нет!
        - Не читал тебе строгую мораль?
        - Нет!
        - Неужели он тебя не наказал? И не предупредил никак?
        - Нет, нет, нет.
        - Значит, ты не сказала ему правду!
        - Нет, сказала…
        Последнее «нет» звучало не совсем уверенно.
        - Посмотри на меня, Карменсита. Как могло случиться, что священник дал тебе прочесть «Аве» только три раза?
        Кармен покачалась с носков на пятки, потом всей своей красивой, стройной фигурой выразила недоумение, а также нежелание задерживаться на этом вопросе.
        - А это был новый священник из Мадрида…
        - Святый боже,  - еще один из Мадрида!.. Ну?
        - Сначала он не слышал, что я говорила…
        - Да?
        - И сказал: дитя мое, говори погромче… Но я испугалась и не могла говорить громче. Тогда он сказал: дитя мое, говори по-испански, а не по-каталонски… но…
        - Кармен! Ты притворилась, что знаешь только каталонский?
        - Да,  - прошептала Кармен, и глаза ее заблестели.  - А потом он не понял, что я говорила… и не хотел показать, что не понимает… Потому что довольно скоро он сказал мне: иди с миром, дитя мое. И прочти три «Аве». Так что я сказала правду, и получила отпущение грехов.
        Консепсьон обернулась к своей клиентке с выражением досады и гордости. Ну и дочка, сумела провести священника из Мадрида…
        Но отпущение грехов есть отпущение грехов, спорить теперь было не о чем.
        Консепсьон начала расчесывать щеткой волосы Люсьен Мари прежними покойными движениями, от всей ее фигуры веяло теплотой и добродушием. Но вдруг она что-то вспомнила и прорычала в окно:
        - Ну, смотри, голубушка, увижу тебя еще раз с твоим Пакито, не миновать тебе валька!
        Что делать бедной матери? Должна же она как-то обеспечить добродетель своей дочери и ее будущее счастье?

        Люсьен Мари рассказала вечером об этом эпизоде Давиду, после того, как он сплавил доктора Стенруса потрясенной супруге, время от времени повторявшей: о господи, ему же запрещено пить…
        Давид засмеялся и сказал:
        - В мире религиозных идей существует точка зрения лягушки, только ее трудно принять даже язычнику.
        - А я понимаю Консепсьон,  - заключила Люсьен Мари.  - Она любит своего ребенка, и ей дела нет до того, консервативно она сама настроена или революционно, набожная она или язычница.
        - Вот эта типично женская точка зрения и пугает мужчин,  - вздохнул Давид.
        Люсьен Мари сразу вспыхнула:
        - А тебе не кажется, что есть и мужская точка зрения, и она пугает нас никак не меньше? Вспомни жертву Авраама.
        - Не вынуждай меня защищать такие жестокие мифы. Но смысл их наверно в том, что мужчина, любящий всей душой, в состоянии пожертвовать всем, даже своим ребенком, богу. Тому, что он называет богом,  - уточнил Давид.
        - А женщина, любящая всей душой, в состоянии пожертвовать всем, даже богом, ради своего ребенка.
        - Главное в обоих случаях это все равно преданность…
        - Да, но ведет она к различным результатам,  - упрямо продолжала Люсьен Мари.  - Или ты хочешь пожертвовать людьми ради своей идеи,  - или своими идеями ради одной человеческой жизни.
        - В этом, действительно, основное различие,  - согласился он.  - Но бог знает, где здесь проходит граница, только ли между мужчиной и женщиной… У тебя у самой разве не бывало иногда идеи, за которую стоило пожертвовать жизнью? И потребовать жертв?
        У Люсьен Мари перехватило дыхание. Как порыв ветра пронизало ее воспоминание о страхе, который она испытывала в войну. Ожидание. Потом небрежный посвист смерти - и наконец все, гибель. Уничтожение.
        Или ожидание смерти в тюремной камере. Ее ожидал Морис. Ее ожидал Эстебан. Разве не пережила она в мыслях каждую из минут тех, приговоренных к смерти?
        Она произнесла дрожащими губами:
        - Мне кажется, все неумолимые жестокие идеи, требующие человеческих жертв, это плохие идеи.
        - А тебе ведь своего родного отца хотелось назвать предателем за одно только подозрение, что он попытался купить жизнь Морису?
        Она помолчала, потом приподняла немного руки и сказала:
        - Тогда я ожидала ребенка.
        - И спряталась у него в объятиях, ища защиты.
        - Давид, что мы делаем! Как только мы решились дать жизнь ребенку в таком мире, как наш?
        Чтобы было за что умереть без колебаний,  - подумал Давид, лежа на спине и глядя в темноту.
        Может быть, ты и Консепсьон правы. Идеи сбываются с рук, как фальшивые монеты, золотое обеспечение слов и выражений куда-то исчезло. Но одно остается: обновление всего живого. Ребенок на руках у матери.

        Он был совсем юным, даже мальчиком; в руке он держал цветы. Он нанялся юнгой, но сбежал с финикийского корабля, стоявшего сейчас в бухте на якоре. Цветы он должен был возложить на алтарь богини, настолько прекрасной, что лицезреть ее могли только женщины.
        Он пробирался через залитую туманом равнину, через заросли агавы. Ни жриц, ни служительниц при храме, тех, кто охранял вход, не было видно.
        Наконец, он добрался до места. Вот, сейчас… Но святость храма настолько его парализовала, что он не мог поднять взгляд. Опустив глаза, он возложил свой дар у подножия божества.
        Надо возвращаться. Но кругом опасность. Теперь он видел то, чего не замечал раньше: колючие заросли были не чем иным, как стайками женщин, все эти неясные, туманные, переливающиеся волнами кустарники были, оказывается, женщинами. Агавы пытались захватить, опутать его.
        Агавы, агавы…
        В эту минуту женские существа тоже его увидели, стали его хватать. Дикие, как вакханки, они пустились за ним вдогонку, и все те, кто находился в парикмахерской, тоже бросились за ним в погоню, он чувствовал за собой горячее дыхание и пыхтение сушильных аппаратов…
        Он проснулся.
        Да, летние ночи теперь знойные, их стало трудно переносить, человек просыпался утром до нитки мокрый от пота.
        25. Долорес

        День клонился к вечеру. Был конец августа. Погода стояла жаркая, но ветреная, ожидалась гроза. Они вышли из комнаты, сонно потягиваясь после сиесты, и тут услышали голоса с первого этажа, из сеней. У Анжелы Тересы были гости. Или у Анунциаты - ее голос резко и отчетливо доносился к ним снизу.
        - Так что нам-то не важно - но мы ведь сдали и ванную комнату тоже…
        Пауза. Несколько слов, произнесенных шепотом. Потом опять Анунциата:
        - К сожалению, теперь распоряжаются наши жильцы…
        - Это по нашему адресу,  - прошептал Давид.  - Пожалуй, тебе следует спуститься вниз и выяснить, в чем там дело.
        Он ушел и занялся кофеваркой, присланной им родственниками Люсьен Мари. Вместе с бельем и всякими другими вещами. Их глубоко возмущало легкомысленное отношение молодых к хозяйственным вопросам.
        Анунциата и незнакомая женщина средних лет, энергичная с виду, с наивным, безыскусным удовлетворением смотрели на Люсьен Мари, спускавшуюся с лестницы.
        - Это акушерка, сеньора,  - представила Анунциата.
        Люсьен Мари остановилась, как вкопанная. Что это значит? Она хорошо видела взгляд, с профессиональной цепкостью остановившийся на ее фигуре.
        Не замечая этого молчаливого интермеццо, старая служанка продолжала:
        - Ей бы хотелось ненадолго занять ванную для одной своей пациентки - для нашей соседки Долорес, вы ее знаете, такая маленькая, черная, у нее еще детей много. Но я конечно сказала, что ничего не выйдет…
        Обе выжидательно посмотрели па Люсьен Мари. И она не разочаровала их в их ожиданиях. Попросила распоряжаться ванной комнатой как у себя дома, а они заявили, что не могут принять такую любезность… Наконец акушерка сказала то, чего все ожидали:
        - Через часок тогда, хорошо?
        Вслед за тем она начала заполнять водой самые большие котлы и ставить их па огонь.
        Люсьен Мари охватило тайное волнение: она сможет увидеть эту женщину, опытную, уже испытавшую все на себе, узнает немного о том, что предстоит ей самой. Ее только смутило странное желание вымыться в ванной в чужом доме. Придя в кухню, она спросила:
        - Что, у нее уже скоро?
        - Хорошо бы, если бы так!  - сказала акушерка, возведя глаза в небо.  - Она уже переходила, и, что еще хуже, ребенок-то уж определенно мертвый. Надо вызвать роды, чтобы мать не получила отравления трупным ядом.
        Люсьен Мари побледнела, как полотно, и оперлась на стол. Война, чума, болезни - никакое несчастье, как ей теперь казалось, не могло сравниться с тем, что умрет нерожденный ребенок или новорожденный.
        - Как она это переживет?  - тихо спросила она, покачав головой.
        Анжела Тереса, сидя в своем кресле, услышала последние слова и взяла ее руку. Но акушерка произнесла рассудительно:
        - Да простит меня святая дева, но Долорес повезло. Детей у них и так много, а Луис зарабатывает, ох, как мало.
        - А правда, что он был пьяный и ударил ее ногой в живот?  - спросила Анунциата, ловившая слухи отовсюду, неизвестно из каких источников.
        - Долорес говорит, что неправда,  - сказала акушерка и заторопилась за своей пациенткой из хижины по другую сторону поля.
        Анунциата фыркнула.
        - И всегда эта Долорес защищает своего Луиса…
        Успокоившись немного, Люсьен Мари начала размышлять более трезво:
        - А не делаем ли мы ошибки? Может быть, мы действуем слишком кустарно? Наверно, нам бы следовало вызвать врача… Или вообще отправить ее в больницу?
        Обе женщины посмотрели на нее непонимающим взглядом. Акушерка опытная, ходила на курсы. Это вам не обычная «comadre», «со-мать», не забежавшая помочь соседка, как это может быть и делается в… других странах. Никто не мог оказать помощь лучше, чем она. И уж никак нельзя вмешивать сюда врача, мужчину, в дело, которое касается исключительно только женщин.
        Люсьен Мари больше об этом не заговаривала. Она поднялась к себе и посоветовала Давиду отправиться на дальнюю прогулку, или же держаться в своей комнате: сейчас настал час женщин.
        Вскоре вдали появилась акушерка со своей пациенткой, они медленно, как процессия, двигались через поле.
        Долорес оказалась маленькой робкой женщиной, до немоты испуганной необходимостью вторгаться в дом к чужим людям. Проходя мимо живой изгороди, она сломала себе ветку, полную свежих зеленых листьев. Непроизвольно она, как амулет, стискивала эти листья своей маленькой смуглой рукой. Беременность проходила у нее исключительно тяжело, кожа пылала коричневыми пятнами, но все равно было видно, что она миловидна, что у нее изящные руки и ноги, и яркие, глубокие глаза.
        - Пойдемте наверх,  - сказала Люсьен Мари дружелюбно и взяла ее под руку, а все другие опять занялись котлами с водой на кухне. Вода еще не нагрелась как следует.
        Люсьен Мари открыла и показала ванную комнату с развешенными банными простынями, но Долорес от них отказалась, по ее словам, у нее было с собой белье.
        Она положила на стул тоненькое, плотно свернутое личное полотенце.
        Они посмотрели тайком друг на друга, немного смущенно, но мгновенно прониклись обоюдной симпатией. Мария и Елизавета,  - подумала Люсьен Мари, вспомнив наивную старинную картину: две средневековые дамы с округлыми животами.
        Она открыла дверь в спальню.
        - Посидим пока здесь и подождем,  - предложила она и показала на кровати место рядом с собой.
        Долорес постеснялась сказать что-нибудь в ответ, присела только тихонько на краешек постели со своей зеленой веткой и даже отважилась на слабую улыбку в ответ на слова приветливой иностранки, так смешно говорившей по-каталонски, но, видимо, почти все понимавшей.
        Люсьен Мари прониклась горячим сочувствием к несчастью этой женщины. Впереди ту ожидала целая бездна таких страшных страданий - и без надежды, придающей смысл всем мукам… Она глубоко вонзила себе ногти в ладони.
        - Мне так жалко…
        - О милая,  - тихо сказала Долорес, забыв свою робость и похлопав ее утешающе по плечу.  - Не волнуйтесь, все будет хорошо. Это ваш первый?
        - Мне жалко вас,  - пробормотала Люсьен Мари, не уверенная, что не сказала бестактность.
        Но Долорес была безыскусной душой, не умевшей воздвигать вокруг себя оборонительные валы. Глаза ее расширились, серьезные и удивленные, все тело обмякло и выглядело еще более усталым, когда она произнесла:
        - Все говорят, что я должна радоваться. Но ведь верно, детей, которых носишь, хочешь родить живыми…
        В одном порыве они обнялись и заплакали обе жаркими слезами, приносящими женщинам такое утешение и освобождение.
        Но уже другая мысль, вслед за первой, пробивалась у нее наружу. Долорес выпрямилась, вытерла слезы с воспаленного, заплаканного лица и сказала:
        - И все же это правда, сеньора,  - у нас, у бедняков, слишком много детей, мы не можем всех их прокормить. Мне двадцать семь лет, сеньора, а у меня уже пятеро.
        Эта изможденная женщина на три года моложе меня!  - подумала Люсьен Мари, говоря:
        - Тогда вы должны сделать перерыв.
        Долорес ответила гордо и смущенно:
        - Но Луис молодой и сильный… и страстный…
        - И разве вы не можете попросить акушерку вас научить?
        - О сеньора!  - воскликнула Долорес, не отчужденно, а безнадежно.  - Я знаю одну женщину, она спросила - и тогда ей сказали, что, во-первых, это запрещено церковью, а во-вторых, что акушерка этим живет.
        Послышались шаги, тяжелое дыхание и звон ведер на лестнице.
        - Приходите ко мне сюда, когда все кончится,  - пригласила Люсьен Мари.
        Они торопливо пожали друг другу руки и вытерли слезы одним и тем же носовым платком.
        - Может быть, я могу чем-нибудь помочь?  - спросила Люсьен Мари, когда Долорес с трепетом вошла в заполненную паром ванную.
        Акушерка покачала головой, но Анунциата взглянула на кофеварку.
        - Кофейку после ванны?
        - Моя пациентка вас благодарит,  - подхватила акушерка.  - Крепкий американский кофе особенно хорошо бы помог.
        Люсьен Мари довольно долго поджидала со своим кофе, пока они вышли. Обе были сильно разгорячены и с жадностью выпили по две чашки кофе.
        - Ну как, чувствуешь что-нибудь, Долорес?  - время от времени спрашивала акушерка, но та отвечала отрицательно.
        Когда они попрощались и стали спускаться с лестницы, Долорес вдруг сделала странный полуоборот и со стоном вцепилась в перила.
        - Теперь нам нужно торопиться,  - покачала головой акушерка.
        Но не так-то легко торопиться с женщиной, когда она не может двинуться с места.
        - Здесь есть еще одна спальня,  - предложила Люсьен Мари.
        Но Долорес взяла себя в руки и шаг за шагом спустилась с лестницы.
        Внизу, в сенях, ее схватило с такой силой, что она ловила ртом воздух и наконец в страхе воскликнула:
        - Не могу больше… Боже милостивый… Пришло…
        - Стисни зубы, Долорес,  - посоветовала акушерка и взяла ее за плечо.  - Это пройдет. Ты же знаешь, роды у тебя всегда затяжные. Дом совсем рядышком.
        Но Долорес не могла больше ступить ни одного шагу; на каменном полу показалось большое темное пятно.
        Акушерка быстрым взглядом окинула всех присутствующих, как бы ожидая попреков, и нервно повторила еще раз:
        - Ты же знаешь, у тебя все проходит так медленно?..
        Но было ясно, что на этот раз Долорес не потребуется много времени. Все сразу же взялись за дело, кто как мог и как сумел. Люсьен Мари сбежала вниз и взяла Долорес под другую руку. Анжела Тереса, слабенькая, хрупкая, поспешила к своему большому сундуку и начала вынимать простыни.
        - Долорес останется тут,  - распорядилась она.
        Анунциата принесла со двора совок с песком и засыпала пятно с тем, чтобы потом его как следует замыть.
        Женский вариант песка и крови…
        Они уложили Долорес в комнату за кухней и запретили Люсьен Мари к ней входить. Так что теперь она могла только сидеть, сжавшись на своей постели, слыша через пол, как страшно, как лошадь в смертных муках, кричит внизу женщина, в бурном натиске внезапных родов.
        Там ее и нашел Давид, вернувшись домой. Он встретил Анунциату и знал, что произошло. Он сел рядом с ней, прижал ее голову к своей груди, как бы желая защитить ее от стонов.
        - Не бойся,  - сказал он.
        - Я не боюсь,  - с отсутствующим видом вымолвила Люсьен Мари.
        На лестнице показалась Анунциата.
        - Не может ли кто сходить за Луисом? Плохи ее дела… Он работает в порту, на строительстве.
        - Когда все кончится, ребенка у нее не будет,  - объяснила Люсьен Мари.  - Тогда она…
        Давид спросил с беспокойством:
        - Могу я оставить тебя? Кто-нибудь ведь должен предупредить Луиса…
        - Я иду с тобой,  - заявила Люсьен Мари и пошла с ним, в чем была.
        Но дошла только до другой стороны поля, до хижины Долорес и Луиса.
        На земле перед хижиной играли два маленьких мальчика; с помощью нескольких пустых жестяных банок им удавалось извлекать довольно много шума. Две тощих курицы клевали сожженные солнцем коричневые травинки, у дерева стояла привязанная коза. Воздух был муаровым от зноя и струился над плоской крышей.
        Внутри хижины с утрамбованным земляным полом сидела щупленькая сгорбленная старушка, наверное бабушка, и кормила трех маленьких детей из одной общей миски. У стены стояла кровать, чистые простыни па ней резко выделялись на фоне всей этой убогой, нищенской обстановки. Люсьен Мари сообразила: здесь будет лежать Долорес. Два поколения женщин сделали все, что могли, чтобы дом с честью мог принять акушерку.
        Своими черными миндалевидными глазами дети смотрели на посетительницу. Бабушка, казалось, с трудом понимала ее каталонский, и в ее ответах звучал один только страх перед зятем.
        - Долорес рожает у Анжелы Тересы! Что скажет Луис?
        Люсьен Мари спросила, нельзя ли ей взять к матери самую младшую девочку.
        Бабушка отрицательно покачала головой, но взяла тряпку, вытерла девочку, что называется, с обоих концов и покорно передала ее гостье.
        И вот Люсьен Мари стоит с маленьким смуглым комочком, совершенно голым, если не считать рваной рубашонки. Малышка еще не умела ходить, едва только училась стоять и делать один-два неверных шага.
        Люсьен Мари пошла дальней дорогой по апельсиновой аллее, потому что там была тень. Несколько раз ей приходилось присаживаться отдыхать - девочка, такая маленькая, а оказалась удивительно тяжелой. В конце аллеи ее догнал Давид. Луиса он не нашел, как ему сказали, тот повез на лодке целую компанию туристов, но Давид велел разыскать его во что бы то ни стало и предупредить о возможном несчастьи.
        Давид взял у Люсьен Мари девочку, она сосала пальчик, без капризов пошла к нему на руки. Он посмотрел на нее удивленно, потом спросил:
        - У ее матери будет еще один? Ведь и эта родилась недавно.
        - Ну, наверное, ей уже годик,  - сказала Люсьен Мари,  - но все равно…
        Когда они вернулись, для Долорес все уже кончилось. Ребенок умер во время родов, «не успел даже получить крещение как человеку положено».
        Люсьен Мари подождала немного, чтобы дать ей возможность немного прийти в себя, потом вошла.
        Долорес лежала белая и опустошенная, казалось, ей уже никогда более не поднять век. Люсьен Мари молча положила девочку ей на руку. Едва оказавшись рядом с матерью, девочка начала лепетать и агукать. Застылые синеватые губы Долорес смягчились, забрезжила легкая улыбка, она потрогала рукой маленькие теплые ножки.
        - Хотите поспать? Взять мне ее?  - шепотом спросила Люсьен Мари.
        Долорес чуть заметно повела головой, все еще не в силах поднять веки. Девочка прижалась к ней, свернулась калачиком, она вот-вот уже готова была уснуть.
        Пока все шло хорошо. Долорес была в высшей степени измучена, но страдания были позади. Она могла заснуть, находя утешение в теплоте детского тельца. Они лежали рядом, не мешая друг другу, как самка зверя со своим детенышем.
        Люсьен Мари вышла к акушерке и спросила, что будет с Долорес.
        - Наверное поднимется температура,  - ответила та,  - но теперь хоть есть от нее лекарство. А раньше - вероятно, все бы окончилось иначе.

        Долорес лежала у них шесть дней, и все в доме как могли баловали ее и маленькую Анжелиту. Сначала ей было все безразлично. Потом она стала протестовать против такой греховной роскоши. И, наконец, заставила себя наслаждаться, как милостью с небес, этим единственным отпуском в своей жизни.
        На седьмой день пришел Луис, красивый сумрачный черноволосый мужчина, и высказался в том духе, что теперь ей пора домой, пора приниматься за работу.
        Люсьен Мари увидела, как по всему телу Долорес пробежала дрожь, как на бледно-смуглых щеках выступили красные пятна. Кончился ее отпуск и кончился ее отдых. Грубые требования Луиса возвращали ее к обычной жизни.
        В дверях они столкнулись с приходским священником, пожелавшим навестить больную. Он вернулся с ними, поддерживая Долорес, когда все они пошли через поле. Луис нес дочку.
        Давид и Люсьен Мари стояли в дверях верхнего холла и смотрели им вслед.
        - Хорошо бы Долорес пришла сюда, когда поправится. Я бы ее кое-чему научила,  - вздохнула Люсьен Мари.
        Они так неожиданно расстались, что не успели даже поговорить наедине.
        Давид глядел на удаляющуюся группу, двигающуюся по полю: тонкая женская фигурка между одетым во все черное священником и Луисом с самоуверенной осанкой матадора.
        - Сомневаюсь, что она когда-нибудь появится здесь,  - покачал он головой.
        26. Смотрите, наш учитель с книгой!

        Осень пришла с порывистыми ветрами над землей, до того выжженной, что напоминала красную золу. Тем не менее виноградные гроздья наливались соком на этой сухой земле, а черные оливы обещали богатый урожай, если только ночная буря как-нибудь не собьет их преждевременно. Остроконечные вершины гор резко выделялись на фоне желтого вечереющего неба, и когда приходила созревшая тьма, просвечивающие насквозь гроздья звезд казались подвешенными ниже и ближе, чем раньше, как будто их тоже собирались срезать, как гроздья винограда.
        Туристы приехали и уехали, оставив после себя тонны мусора на пляже, общий подъем в торговле и нескольких девушек в несчастье.
        Лавочка Жорди тоже переживала свой скромный расцвет. В один прекрасный момент он вдруг увидел все ее убожество - и решил поправить дело. Ночью выкрасил прилавок и свой единственный стул в синий цвет, да, он даже раздобыл кусок синей материи и завесил им дверь чуланчика за прилавком.
        Свой единственный костюм он обычно чистил с помощью кофе, а брюки стал класть под матрас накануне вечером, если собирался навестить Анжелу Тересу и ее постояльцев.
        Он опять начал читать, Разговоры и споры с Давидом, перелистывание его книг вновь пробудили в Жорди прежнюю жажду чтения. С удивлением, как будто бег времени застал его врасплох, он заметил, что начинает становиться дальнозорким. Достал себе очки, и теперь часто сидел вечерами под своей единственной тусклой лампочкой и читал взятые у Давида книги или свои собственные старые, он держал их в ящике под постелью. Увидев свое отражение в черном стекле окна, усмехался, как будто видел старого знакомого в маске.
        - Разве здесь нет библиотеки?  - спросил однажды Давид.
        - Нет, вздохнул Жорди.  - То есть, была тут маленькая библиотечка, но фашисты ее конфисковали, и теперь книги валяются, как хлам, на чердаке ратуши.
        - Хорошо бы до них добраться,  - произнес Давид задумчиво, потому что книги вообще были дорогие, а этот год порядком порастряс его ресурсы.
        - Я-то не являюсь в том месте персоной грата, а ты мог бы попробовать,  - сказал Жорди.
        Давид пошел в ратушу, выбрав то время, когда, как он надеялся, эль секретарио отправился завтракать. Ему повезло также и в том, что он увидел сержанта Руиса, мирно сидевшего и орудовавшего таким невоинственным оружием, как зубочисткой.
        - Книги?  - протянул тот удивленно.  - Нет здесь никаких книг. Ах, на чердаке, ну, правильно, лежит там какая-то старая рухлядь…
        И, взяв ключ от висячего замка, он поднялся на чердак в сопровождении Давида. На полу валялись кипы книг, покрытых паутиной и крысиным пометом; это было самое разнокалиберное собрание, начиная от Сервантеса и Кальдерона и кончая романами, принадлежащими перу английских мисс. Там были Лорка и Бейтс, писатели, доступ к которым был запрещен. В Соласе, видимо, не сжигали книг на кострах.
        - Берите все, что хотите,  - предложил Руис с врожденной щедростью настоящего испанца.
        Вообще говоря, Давид начал за него немного беспокоиться. Могло ли так продолжаться и дальше для человека в его положении, если по характеру он был порядочным, прямодушным, доверчивым?
        Спустившись в экспедицию, Давид написал расписку. Руис в недоумении огляделся кругом, как бы решая, что ему с ней делать; потом его взгляд упал на какой-то штемпель, и он тиснул его в самом низу бумаги с улыбкой школьника, ожидающего похвалы. Потом опять уселся на стул и скрестил на груди руки.
        - Ну, так как обошлось дело с вашей пленницей? Отсюда она во всяком случае исчезла.
        - Моя пленница, спасибо вам,  - сказал Давид ворчливо. Немного слишком ворчливо.
        Руис произнес мечтательно.
        - А ведь, действительно, есть что-то в этих сердитых и зеленоглазых, замечаешь это только потом… Но я понимаю, у меня у самого есть жена.
        С сердитыми и зеленоглазыми можно было бы еще примириться, если их рассматривать только с точки зрения Руиса. А вот если в их распоряжении оказывается еще хорошая голова и пишущая машинка…
        Наэми бросила в него камень, когда они расставались. А потом еще один…
        Накануне он получил тоненький сборник новелл с посвящением, только что из типографии. «Д. от-ми».
        Одна новелла называлась «Последние люди» и повествовала о мужчине и женщине на берегу моря. У женщины богатство чувств, она - само здоровье и расцвет, она связана с землей и морем. Мужчина с виду мужественный и сильный, но замкнут, недоступен для женщины в своем сухом, бесплодном морализировании.
        Это была новелла без всякого действия, просто живопись настроения, построенная вокруг темы разочарования и бесплодия. Давида ожидал там укус скорпиона; он и сам был недоволен своей склонностью к замкнутости и отчужденности. И все же в этом случае с полным основанием мог бы сказать - если бы было кому - что она прибегла к фальсификации. Потому что ограничила повествование двумя персонажами, не показав третьего, незримо присутствующего, объясняющего все поведение мужчины. А в картине жизни, созданной Наэми Лагесон, не было третьего действующего лица, там были только Он и Она, и холодность по отношению к этой Она оказывалась предательством по отношению к силам самой жизни.
        И все же можно было сказать, что тот мартовский день принес по крайней мере хоть это терпкое яблоко, этот маленький горький октябрьский плод.
        Давид попрощался с Руисом, пошел к Жорди и выложил обретенный им плод - растрепанные книги на его синий прилавок.
        Жорди начал их перелистывать, и лицо его опять прикрыла серая маска, появлявшаяся всегда, когда что-то прикасалось к его наглухо закрытым чувствам. Он взял одного из испанских классиков и посмотрел форзац - лист на свет, так что стал виден штамп. «Народная библиотека, Солас, 1936».
        - Это был наш первый опыт,  - глухо сказал он.  - Нет теперь больше в Соласе бесплатных книг для народа.
        Его прервал ужасный шум на площади, крики и топот копыт. В Вилла виэйя началась ярмарка скота, крестьяне из горных селений спустились сюда, чтобы продать выращенный за год скот. Жорди и Давид вышли па крыльцо и стали смотреть. Мимо них двигалась целая кавалькада верховых коней, мулов и ломовых лошадей. Зрелище было красивое: все животные вычищены до блеска, a сопровождающие их мужчины в ярких рубашках, с шелковыми поясами, туго затянутыми вокруг талии. Но это не были звезды арены. Это были простые сельские жители, со свежим цветом лица и грубыми руками.
        Высокий молодой человек с черными, как смоль, волосами вел двух годовалых жеребцов, прямо-таки состязаясь с ними в силе: он шел, всем корпусом, всей тяжестью отклонившись назад, чуть не висел на узде, то и дело ему приходилось бежать и подпрыгивать. И все же он едва справлялся с огневыми норовистыми конями, они неслись вперед, ржали и вставали на дыбы. Они прошли совсем близко от Жорди и Давида. Над блестящим крупом коня глаза молодого человека встретились со взглядом Жорди и вдруг широко раскрылись - погонщик его узнал.
        - Смотрите-ка, учитель с книгой!  - воскликнул он, и зубы его блеснули в улыбке.  - Добрый день тебе, Франсиско Мартинес!
        Жорди машинально заложил пальцем книгу, которую он только что читал, и стоял, держа ее в руке, как учитель перед детьми в классе. Он улыбнулся и произнес тихо, глядя вслед быстро удаляющемуся молодому человеку:
        - Добрый день тебе - Хуан или Хосе, не знаю, как тебя зовут…
        Его звали не Хуан и не Хосе, его звали Серапио, как они вскоре узнали, придя на площадь в Виллу виэйю, чтобы посмотреть на ярмарку. Коммерческие операции были уже почти на исходе, люди собирались в процессию в честь какого-то святого, а затем был назначен обед в кабачке Мигеля.
        Первым шествовал священник в праздничном одеянии с мальчиком из хора, затем показался выточенный из дерева бородатый святой на носилках, украшенных осенней листвой и гроздьями винограда, и, наконец, сама процессия земледельцев, но народу было мало и они немного конфузились, а в арьергарде шла солистка из часовни Марии, та старуха в своих лохмотьях. По обеим сторонам стояли рыбаки Соласа и без всякого стеснения потешались над процессией. Вон конские барышники своего святого несут, говорили они. Но упаси боже, если бы кто осмелился посмеяться над их собственной процессией в честь Сан Педро, великого рыбака!
        Старый Мигель сегодня был полностью на стороне крестьян и их святого, сам затаскивал прохожих в процессию, сам - угрюмо, как всегда - посылал всех своих сыновей и их жен заполнять бреши в рядах. Поэтому бар его был пока закрыт, но ла абуэла, бабушка, оставшаяся одна дома готовить угощение, с заднего хода впустила Давида и Жорди с их вновь обретенным другом Серапио, и подала каждому вино в кружке с острым носиком.
        - Мы тебя часто вспоминаем у нас в селении, Франсиско Мартинес - как ты учил нас читать и петь - хотя за некоторые твои песни нам здорово попало, начальство желает, чтобы мы их позабыли раз и навсегда…
        И Серапио с воодушевлением, блестя глазами, спел несколько тактов Интернационала.
        У Жорди навернулись на глаза слезы, но Серапио был такой молодой, в то время ему было лет десять-двенадцать, и он не переживал гражданскую войну как свою личную трагедию.
        - А какие стычки приходилось выдерживать из-за нас, ведь старики в нашей деревне считали, что совершенно пи к чему посылать детей в школу! И ко мне ты самолично наведывался три раза, когда отец вместо школы посылал меня пасти скот - помнишь?
        - Как же, еще бы,  - промолвил Жорди, и мысли его унеслись далеко-далеко. В прошлый мир, когда земные слои воздуха были насыщены веселящим газом. Когда перед ним расстилалось одно дело за другим, и все его существо томилось жаждой взяться за каждое из них. Даже за самые неблагодарные: он и многие другие студенты прервали свои занятия в университете, как только правительство обратилось к ним за помощью, чтобы сообща начать большое наступление на неграмотность. Сердца их горели любовью к бедным, невежественным испанским крестьянам.
        Не везде их встречали с распростертыми объятиями, и тяжкий учительский труд там, как впрочем и везде, имел также и свою однообразную будничную сторону, но все равно, для Жорди он никогда не казался скучным или унылым. Его ощущение, что он переживает захватывающее приключение, передавалось и его ученикам, поэтому те годы и пролетели так быстро.
        Он не считал, что останется там навсегда. Были и другие возможности.
        Потом война… и поражение… и долгие годы тюрьмы. И, наконец, существование, как прозябание… тяжелое… серое… жестокое. Без малейшего проблеска надежды на примирение в будущем или хоть на какую-то ожидавшую его цель. Потому что поражение проникло до самых глубин его души. Не из страха, не из-за того, что некоторые взгляды не выдержали проверку временем - нет, пожалуй, немного и из-за этого тоже - но больше всего из-за того, что люди, перенесшие ад братоубийственной войны, предпочитали погибнуть сами, но не ввергать в нее свой народ еще раз.
        Так как полагали, что пусть лучше такой молодой человек, как Серапио, останется в живых и водит своих жеребцов в ночное, чем станет правильно думать и размышлять.
        И все же, достаточно было одного только блеска глаз у молодого человека, узнавшего вдруг своего учителя и обрадовавшегося встрече, так как когда-то он получил от него нечто ценное, чтобы покрывшаяся золой надежда вспыхнула в Жорди с новой силой. Надежда на что? Ни на что. На все. На исполненную смысла жизнь, вопреки всему.
        - Как же все-таки обернулось дело со школой?  - спросил он.
        - Много лет у нас совсем не было никакой школы. А теперь за ее организацию взялись иезуиты.
        Жорди поперхнулся вином.
        - Почему ты не приходил к нам, не навестил нас ни разу?  - спросил Серапио.  - У нас есть кружок, мы продолжаем встречаться по вечерам в субботу, играем на гитаре и поем.
        - У меня была ограниченная возможность передвижения,  - ответил Жорди сухо.
        - Вот как,  - сказал Серапио, не удивляясь и не выражая протеста, привычно, как все простые люди, принимая жизнь такой, какая она есть.  - Да, честно говоря, у нас там в селении болтали, что тебя отправили на тот свет,  - и мы, твои бывшие ученики, сложились однажды и поставили за тебя свечку.
        Давид бросил быстрый взгляд на Жорди, чтобы посмотреть, как тот отреагирует, но Жорди воспринял это так, как было сказано, как добрые слова в свой адрес.
        - А кто еще был там, кроме тебя? Фернан, тот, что пел, как маленький ангел? И Николас?
        - Теперь Фернан поет басом. Николас умер. А я…
        Серапио протянул вперед обе свои сильные руки с растопыренными пальцами…
        - …Помнишь, как ты хотел выучить меня держать гитару, а пальцы у меня были слишком маленькие? Теперь же они такие грубые, что едва помещаются на струнах.
        - А ты все еще играешь? Собираешь старые народные песни?  - спросил Жорди.
        - Ну, вот вам, Франсиско Мартинес совсем не изменился!  - воскликнул Серапио, обращаясь к Давиду, и хлопнул себя по колену,  - Сколько раз я слышал, как отец и другие старики говорят друг другу: странный он был человек, этот Франсиско, с идеями какими-то новомодными; повидали мы, чем все это кончилось для таких, как он! Но старину нашу он любил больше, чем мы сами. Свадебные обряды и песни, одежду и упряжь и даже никому не нужные старые картины, до всего-то ему было дело. И боже сохрани, если бы мы только надумали продать что-нибудь скупщикам из Барселоны…
        - Сыграй-ка ты лучше что-нибудь из своих песен Серапио,  - прервал его Жорди.
        - Нет, ступайте теперь отсюда, а то Мигель рассердится,  - торопливо сказала ла абуэла, не забывая однако же обернуться к Давиду и добавить: - Извините, пожалуйста! Процессия уже возвращается.
        - Пойдемте к нам,  - предложил Давид.  - У нас тоже есть гитара.
        Но Серапио поблагодарил его застенчиво и отправился по своим делам.
        Давид и Жорди посмотрели друг на друга и улыбнулись. Молодой человек, в городе бывает редко - неудивительно, что у него иные планы на сегодняшний вечер.
        - Как же это он не повстречался тебе раньше, в другие базарные дни?  - удивился Давид.
        Деревня находится далеко отсюда, крестьяне обычно устраиваются со своими делами в других городах, поближе, но на этот раз отец Серапио решил, видимо, продать своих молодых жеребцов повыгоднее, за особенно высокую цену.
        - Собираешься навестить своих учеников?  - поинтересовался Давид.
        Жорди отрицательно покачал головой.
        - Нельзя возвращаться туда снова. Так или иначе, а они ведь поставили за меня свечку.

        Но вечером он сидел и вспоминал о том времени, когда жил в горной деревушке. Об удовлетворении от работы. О необходимости образования, в котором по-прежнему многим было отказано. О своей собственной жалкой жизни. Он боролся с собой, но тоска, жажда деятельности, заставила его написать письмо, вернее, подать прошение.
        Он предложил свои услуги - учить детей в любом отдаленном горном селении, на любых условиях. Написал, сколько лет учился в университете и сколько проработал учителем. Ссылался на то, что не был осужден за какое-либо преступление, а только как политический противник. Заявлял, что под честное слово готов дать обязательство ни единым словом не обмолвиться детям о политике - тем более, что теперь он сам убежден в том, что нельзя было смешивать политику и образование. Он обращался к властям с просьбой о том, чтобы…
        Закончив, он прочел написанное. Охватившее его возбуждение проходило. Как он мог еще раз попасть на удочку к своим собственным чувствам? Он же хорошо знал, что с точки зрения властей он совершенно не годился в качестве учителя, какие бы заверения ни давал, потому что никогда бы не мог преподавать согласно трем существующим теперь правилам: 1) ничего против догматов; 2) ничего за пределами догматов; 3) повторять, но не дискутировать.
        Он взял исписанные листки и медленно разорвал их пополам, потом на мелкие кусочки.
        Несколько дней он не приходил в дом Анжелы Тересы. Он не мог бы вынести разговоров о стране на севере, где люди его толка, люди, верившие в социальные преобразования без насилия, находились у власти, а не сидели в тюрьме.
        27. Осень

        В тот же день Люсьен Мари пошла в город и на рыночном автобусе отправилась в горы, в монастырь.
        Она взялась за дверной молоток и ощутила в ладони холодок железной ящерицы, помедлила минуту, чтобы умерить сердцебиение… «Возвращается к месту преступления…»
        Сестра-привратница сперва ее не узнала, но потом улыбнулась и поздоровалась, с любопытством разглядывая ее своими угольно-черными глазками.
        Аббатисса дала ей аудиенцию за своим роскошным письменным столом, и даже ее строгость и сдержанность несколько смягчились, когда она увидела цветущую, полную жизненных сил, Люсьен Мари. Но деликатно говорила о погоде, интересовалась, как ее рука, пока, наконец, Люсьен Мари без обиняков не спросила, может ли она рассчитывать у них на комнату во время родов.
        - А когда это будет?  - подняла брови настоятельница, рассеянно перелистывая календарь.
        - К рождеству, так говорит доктор.
        - Так, 19 декабря, значит,  - пробормотала аббатисса, отодвинув от себя календарь.
        Люсьен Мари вздрогнула. Что это значит? Но в следующее мгновение ей стало совершенно безразлично, что имела в виду эта старая женщина в монашеском облачении. Пусть у стен действительно есть глаза и уши - все равно ребенок делал ее совершенно неуязвимой, и она радовалась каждой минуте его становления.
        - Вам надо еще учесть, что это может случиться и несколько раньше, поскольку вы первородящая,  - заметила настоятельница.
        - Хочу надеяться,  - сказала Люсьен Мари, вздыхая. С одной стороны, ей хотелось поскорее изведать неизведанное, а с другой стороны она начала тяготиться своими размерами.
        Ее мать, Фабианна Вион, в таких случаях говорила: даже самые наши близкие друзья - и те не могли догадаться, что я ожидаю ребенка. Посмотрела бы она сейчас на меня, подумала Люсьен Мари, а вслух сказала:
        - Я уж думаю, а вдруг у меня близнецы?
        - Едва ли, непохоже что-то,  - улыбнулась аббатисса.  - Но мы можем это легко проверить…
        Она позвонила и распорядилась сделать просвечивание. Рентгеновский аппарат являлся гордостью монастыря. Аббатисса проследовала через вестибюль в тот момент, когда Люсьен Мари направлялась к выходу.
        - Так добро пожаловать к нам в декабре,  - обратилась она к ней по-французски. И добавила по-испански: «Por Navidad».
        Что означало «рождество», но было также старинным словом для такого понятия как «рождение».
        Люсьен Мари начала спускаться с горы, но оказалось, что даже и спуск гораздо более утомителен, чем она ожидала. Она обрадовалась при виде мужчины, спешившего ей навстречу.
        - Ты что, с ума сошла, решила приключений поискать? Одна пустилась в такой путь!  - воскликнул он, искренне рассердившись.
        Люсьен Мари почтительно выслушала его и чмокнула куда-то в рукав, что привело его в замешательство.
        - Господи, до чего же я обрадовался, когда увидел, что это ты,  - сознался он, стискивая ее плечи.
        - Ничего удивительного, раз человек заслоняет большую часть любого пейзажа. Но это не близнецы, это одиночка,  - успокоила она его.
        Защищая себя, она подшучивала над своим состоянием, потому что в тот момент чувствовала себя очень неуверенно. Нервы ее теперь вибрировали, как антенны, перед жестокостью и насилием, опутавшими весь мир, она уже заранее предугадывала опасности, угрожавшие как всем рожденным, так еще и не родившимся. Она еще не облекала свои мысли в слова, она просто чувствовала, чуяла дым пожарищ, носившийся в воздухе.
        Когда ее охватывало подобное настроение, она льнула к Анжеле Тересе. И Анжела Тереса была, как высохшая земля, принимающая дождь и вновь возрождающаяся к жизни.
        Анунциате обе они казались свихнувшимися. Часто и Давида тоже ужасно раздражало их отношение друг к другу. Ему хотелось оставаться единственным другом Люсьен Мари, ее единственной защитой.
        Мимо них легкой, быстрой походкой прошла молодая девушка. Люсьен Мари поглядела ей вслед.
        - Какая красивая,  - не удержалась она.
        - Банальная слишком,  - заметил Давид.
        В этот период его взгляд на женщин стал немного астигматичным, на стройных девушек он смотрел, как поклонники искусства Эпстайна и Генри Мура смотрят на все изящное и грациозное.
        - Что говорить, твоя верность действительно не знает предела,  - пошутила Люсьен Мари.
        Она не сомневалась, что он просто хочет ее утешить, но дело было не только в утешении. Он боролся за ее благосклонность, оказывал ей несколько ревнивое внимание, как мужчина, знающий, что у него есть опасный соперник.
        Жорди?
        Нет, не друг Пако.
        Давид сам бы громко рассмеялся, если бы ему кто сказал, что он ревнует ее к своему неродившемуся ребенку.
        День померк, в воздухе появились редкие дождевые капли. Сухая земля их не принимала, они испарялись, не оставляя следа.
        - Что гусь по сравнению с агавой!  - сказал Давид, обнаружив, как равнодушно отталкивает от себя влагу жировая пленка мощных листьев агавы.
        - Они такие же гордые, как сами испанцы,  - отозвалась Люсьен Мари.  - И голодные, и пить хотят, но попробуй, уговори их принять угощение.
        Но на этот раз дождь оказался упорным, он возвращался вновь и вновь, дорога почернела, а покрытая пылью зелень стала темной. Когда они были уже недалеко от дома, ливень обрушился на них со всей силой, им пришлось искать защиты под пробковыми дубами Педро.
        - Как сегодня, хорошо поработалось?
        Давид сознался, что занимался совсем другими делами.
        Фурия, принуждавшая его писать, выдохлась через три месяца. Потом наступил интенсивный, но более трезвый период работы, когда ему приходилось уже бороться со своим материалом, страница за страницей, слово за словом. И теперь он в любой момент мог бы отослать в издательство небольшой роман.
        - Духовных-то детей, я вижу, получают быстрее,  - с некоторой завистью сказала Люсьен Мари.
        - На сей раз. Но с таким же успехом это могло занять и три года.
        Он имел в виду свои испанские эссе, требовавшие большой начитанности и напряженной работы, хотя в смысле денег они определенно не сулили особой выгоды. Иногда Давид спрашивал себя, почему он берет такую невыгодную работу - вопрос был только в том, он ли выбирал себе работу или работа его.
        Годы, проведенные во Франции и Испании, позволили ему изучить латинскую культуру, и теперь он мог бы познакомить с нею также и своих соотечественников. Он был один из тех многочисленных толкователей-переводчиков, которых требовало время - если общность культурных ценностей означает нечто большее, чем торговые договоры и брошюры для туристов.
        Ему пришлось порядком поломать себе голову над резкими противоречиями у этого народа. Мистика страдания (Сан Хуан Кризостомо: «Мученики украшали себя страданиями пыток, как весенними цветами…») и веселый цинизм (Архиепископ Хитский: «Мир существует для двух задач. Первая - это добывать одежду и пищу, вторая - добиваться близости с приятной женщиной»).
        Разукрашенная цветами лирика. Мужественно суровая проза.
        Высокомерная нетерпимость. Живое сочувствие и приветливая доброжелательность.
        Хотя не стоило, в общем, слишком идеализировать ту работу, к которой его самого так сильно тянуло; кроме того, она выполняла чисто практическую задачу и для него самого.
        Он не обладал бьющей через край силой воображения, как, например, Стриндберг. В периоды депрессии, в периоды отлива творческой энергии, так тяжело переживаемые всеми художниками, хорошо иметь нечто такое, во что можно вгрызться зубами, в то, что требует напряжения всех духовных сил, в период засухи, когда неудержимо влекут к себе алкоголь и возбуждающие средства, как самое легкое решение всех вопросов.
        Люсьен Мари была рада, что после такого долгого отсутствия он вернулся к ней. Молодожен, занятый ею одной, не чурающийся обычной, будничной жизни. Но в глубине души сознавала - то, что придает таинственный трепет их отношениям, это именно проблески того, другого, неприрученного, как себя, так и ее подвергающего беспощадным терзаниям вдохновения.
        Дождь лил все сильнее, стало холодно, пробковые дубы не могли больше служить им защитой.
        - Пойдем домой и затопим печку,  - сказал Давид и накинул ей на плечи пиджак, когда они выскочили под дождь. Впервые они с радостью вспомнили, что в двух комнатах у них есть печки.
        Но топить их было опасным предприятием, дым чуть не выкурил их из дома, как пчел.
        Они совали палку в трубу, они жгли бумагу.
        Дым шел вовнутрь.
        Давид стал охотиться за трубочистом, но безрезультатно. Они взяли напрокат электрический камин, но это оказалось дорого и, может быть, даже незаконно - об этом ходили разные слухи. Да и помогал камин, кстати, лишь на короткое время.
        Старые испанские каменные дома были построены с расчетом противостоять жаре и хранить холод. Летом это было просто замечательно. Но не тогда, когда зарядят зимние дожди и ночи становятся холодными.
        Пока пригревало утреннее солнышко, Давид сидел, все позабыв, и энергично писал о жизнерадостном епископе и его мудрых советах в искусстве любви, но когда небо хмурилось и температура падала, а архиепископа тем временем бросали в тюрьму из-за его бесшабашных стихотворений, тогда он вспоминал о печках. Чем страшнее становилось в средневековых застенках, тем сильнее стучали у Давида зубы от холода, и в конце концов ему приходилось идти на улицу и вновь охотиться за трубочистом.
        Потребовался целый месяц, но зато у них было теперь две комнаты, в которых можно было поддерживать тепло.
        28. «Вы должны сшить себе габардиновый костюм в Испании!»

        У Жорди были те же проблемы, но меньше удачи в их разрешении. Пол в его лавке был из кирпичей и расположен прямо на земле. Печки не было совсем. Именно у него конфисковали когда-то принадлежавший ему электрический камин, а местные власти систематически отказывали ему в его ходатайствах о разрешении поставить печку с трубой. И в этом году они поступили точно так же, указав на опасность пожара.
        Жорди не мог принять очередной отказ с таким же стоическим равнодушием, как все прежние годы.
        Конечно, теперь у него было место в доме Анжелы Тересы, где он мог обогреться, но с него он мог начинать также и свои сравнения.
        Стоял ноябрьский вечер. Все сидели у огня и жарили каштаны, а у Жорди появилось желание сыграть на гитаре. Постепенно к нему стало возвращаться его прежнее умение, он мог заставить гитару звучать как чембало. Они болтали и пели в этот уютный вечер, только Пако постигла маленькая неудача: он задел за плетеный стул и разорвал рукав пиджака.
        Люсьен Мари предложила его заштопать, но Жорди и слышать об этом не хотел.
        Когда он уходил, они стояли в раскрытых дверях на верхнем этаже и махали ему вслед. Он видел их силуэты на фоне освещенной комнаты.
        Холодный ночной воздух стекал с горных склонов, как ледяная вода. Люсьен Мари содрогнулась на сквозняке и закрыла двери, потом вернулась к печке, к огню.
        - Тебе не кажется, что Пако стал гораздо более живым? Помнишь, какой он был окаменелый…
        Да, согласился Давид, он действительно стал как-то мягче.
        - Но у тебя есть какое-то но, ты что-то скрываешь?  - продолжала Люсьен Мари настойчиво.
        Ей так горячо хотелось, чтобы Жорди и Анжела Тереса опять стали счастливыми.
        История ее и Давида была ведь такой банальной, она могла произойти где угодно; но Люсьен Мари хотелось верить, что имелся какой-то более глубокий смысл в том, что оба они, она и Давид, приехали именно сюда - смысл сделаться мостиком в жизнь для двух людей, выброшенных судьбой на обочину дороги.
        Давиду тоже этого хотелось. Но иногда у него появлялось тягостное чувство, что он против своей воли играет роль богача, а Жорди - бедняка, получающего от него лишь остатки с барского стола.
        Но что тут можно сделать? Не мог же он сказать: вот, пожалуйста, входи и бери что хочешь, бери мою жену, мой дом, мою работу, мою национальность.
        Судьба Жорди внушала ему смутное беспокойство, иногда походившее на нечистую совесть. А что, если они взялись за такое дело, с которым не смогут справиться?
        Время от времени они рассуждали о возможностях для Жорди начать новую жизнь, ну, например, в Париже.
        Но не говоря уже о сложностях, связанных для Жорди с выездом из Испании и с устройством в другой стране, оба они слишком хорошо знали, насколько беспощадной была судьба к изгнанникам-иностранцам во Франции, испытывающей острый жилищный кризис. Трудно было надеяться, что там ему будет лучше.
        - Мне кажется, ему станет легче и здесь, как только он вырвется из своего состояния безнадежности, когда опять обретет чувство собственного достоинства.

        Да, хорошо им так говорить. Но когда он шагал под промозглым ноябрьским дождем и, оборачиваясь, видел две фигуры на теплом, освещенном фоне, в душе Жорди подымалась буря, заставлявшая его чувство собственного достоинства биться и трепетать, как изорванный штормовой парус на мачте.
        Он так упорно боролся за это свое мертвое спокойствие. Он достиг такого трудного равновесия, научился обходиться физическим и духовным минимумом. Жестким аскетизмом и погашенными желаниями…
        Притушенный огонек жизни был для него это время необходимой мерой предосторожности.
        И теперь вдруг другие раздули у него этот огонек, огонек разгорелся - и вот он стоит здесь, со своей неутолимой жаждой жизни, со своими жестоко подавленными, но не умершими чувствами.
        В таком смятенном состоянии, упрямый и униженный, он направился прямым путем к Розарио, старой портовой шлюшке; это была добрая душа, она принимала его даже тогда, когда он возвращался из тюрьмы, не имея ни сантимо в кармане.
        Но теперь он больше не был лунатиком, действовавшим бессознательно, как во сне. Его отвращение раньше его только подзадоривало, а на этот раз он вдруг увидел, что ее нищета еще больше, чем его, и сострадание к ней сделало все совершенно невозможным.
        Он оставил ей свои гроши и ушел, не дотронувшись до нее. Это задело ее самолюбие так, что она бросила деньги ему вслед, сопровождая их потоком брани.

        После того, как туристы уехали, торговля в его лавчонке опять стала такой же убогой, как прежде. Она позволяла ему не умереть с голоду, но не больше. Один за другим он представлял властям планы расширения торговли, чтобы иметь возможность заработать хоть сколько-нибудь, но каждое его прошение о ходовых товарах отвергалось. Ему разрешалось продавать дешевые веревочные туфли и соломенные шляпы - и баста.
        Рассмотрев при утреннем свете дыру в своем единственном костюме, Жорди расстроился. Она требовала большего умения держать иглу, чем он обладал, а кроме того, оказалось, что брюки и рукава внизу обтрепались.
        Он направился к портному и спросил, сколько тот возьмет, чтобы починить костюм как следует.
        - Нисколько,  - ответил портной и показал ему брюки на свет, так что стали видны и просвечивавшие насквозь колени.  - Нисколько, потому что костюм починить нельзя. Придется тебе купить новый.
        - Но у меня же нет денег! Не мог бы ты продать мне костюм в долг, а деньги я бы отдал тебе весной?
        - Я бы продал тебе, если бы мог, но мне ведь тоже нужно жить,  - вздохнул портной.
        Никто не понимал этого лучше Жорди. Весь вопрос был в том, как поступить ему самому.
        В ушах его иронически зазвучали слова, сказанные одним туристом другому, тут же, у него в лавочке, у его собственного синего прилавка:
        - Вы должны воспользоваться случаем и сшить себе габардиновый костюм здесь, в Испании, это так дешево.
        Ах да, конечно, так дешево - для всех, кроме самих испанцев.
        Для Жорди одежда была вопросом самолюбия, и это его очень угнетало. Он не хотел приходить к своим друзьям-иностранцам в лохмотьях.
        29. Утро в декабре…

        На траве лежала роса, туманно-серое покрывало, скрепленное жемчужными пряжками.
        Люсьен Мари прогуливалась по апельсиновой аллее, наслаждаясь бледными солнечными лучами, то и дело зажигавшими в листве китайские фонарики апельсинов. Старый садовник хлопотал у своих деревьев. Сегодня он казался хмурым, неразговорчивым, почти сердитым. Она решила: боится, что холодные ночи повредят урожаю.
        Дыхание выходило изо рта облачками пара, вокруг стояла полная тишина. Явственно доносилось стеклянно-прозрачное падение водяной струи источника в бассейн. Напор ее увеличился теперь, когда горные реки начали заполняться водой после дождей.
        Какой-то рабочий в синей спецовке прошел мимо, бросил садовнику:
        - Они взяли троих, но двое убежали.
        - Слышал я об этих троих… а как те двое, их узнали?  - вполголоса спросил садовник.
        - В том-то и дело, теперь жандармы лютуют, что их упустили.
        - А кто такие?
        - Один из Барселоны. И Франсиско Мартинес.
        Садовник даже присвистнул от удивления. Рабочий кивнул, как бы соглашаясь, и пошел дальше.
        - Что такое случилось?  - спросила Люсьен Мари.  - Мне показалось, вы назвали Жорди…
        - Сегодня ночью устроили облаву на контрабандистов,  - ответил старик.  - Немного дольше и посерьезнее, чем обычно. Вы слышали, что произошло.
        - Этого не может быть,  - встрепенулась она.  - Жорди не контрабандист…
        Старик промолчал.
        Она изо всех сил заторопилась домой. Давид сидел и писал у топящейся печки, повсюду вокруг него были разбросаны листы бумаги и книги. На столе рядом лежала недошитая детская кофточка, Люсьен Мари сидела и шила, когда ей вдруг захотелось выйти и подышать утренним благоуханием апельсиновых деревьев. Типичная буржуазная идиллия, она могла бы относиться к любому веку.
        - Слушай, может случиться что-то ужасное,  - с порога сказала она.  - Они нарочно втянут Жорди в какую-нибудь историю с контрабандой.
        Она рассказала, что услышала в саду, и заключила взволнованно:
        - Никогда в жизни не поверю, что там мог участвовать Жорди! Он такой щепетильный, что не может взять в долг пять песет.
        Давид поступил как садовник, он ничего не утверждал. Он стоял и размышлял.
        - Никогда в жизни,  - повторила Люсьен Мари.  - Как раз теперь, когда он только-только начал опять оживать…
        Да, разумеется, думал Давид, теперь он ожил, стал более активным. Но на что он может употребить эту свою активность?
        Некоторое время назад им показалось, что Жорди нашел, где себя использовать. Он стал помогать Давиду с трудным текстом об одном старом поэте - речь там, кстати, шла о тюрьме и изгнании, не такой уж необычной судьбе испанских интеллигентов.
        - Мой отец тоже писал очерки примерно в таком же духе, об истории культуры,  - внезапно сказал Жорди.
        - А тебе никогда не хотелось пойти по его стопам?
        - Я как раз и собирался. Только видишь, что потом получилось. Я вот думаю…
        Он не закончил фразу, но рукой сделал в воздухе такое движение, как при письме.
        - Слушай, попробуй опять,  - предложил Давид.  - Материала здесь уйма, вот, пожалуйста. Ничего страшного, если мы даже где и столкнемся, я ведь все равно пишу на другом языке.
        Но Жорди предпочел писать о том, что знал и пережил сам. Он сделал два коротких очерка о свадебных обрядах в горных селениях. Давид обнаружил, что язык у него мужественный и лаконичный, начисто лишенный красивостей стиля многих латинских литературных течений.
        Жорди послал их в журнал - и, к своему изумлению, получил ответ, где его благодарили и просили написать еще. Статья была принята для печати.
        В тот день казалось, что Франсиско Мартинес помолодел на десять лет.
        Но на следующий день пришло еще одно письмо, где сухо выражалось сожаление, что произошла ошибка. Очерки им не подходили.
        Жорди усмехнулся сухими обтянутыми губами, на лице его застыла гримаса.
        - Этого можно было ожидать,  - глухо произнес он.  - Не повредило бы только это первому редактору - тому, что плохо смотрел.
        - Пиши все равно,  - сказал Давид, потому что уже тогда ого охватило беспокойство.  - Будет же когда-нибудь просвет, а у тебя материал уже готов.
        Но Жорди покачал головой и после этого долго к ним не показывался. Поэтому сейчас Люсьен Мари была безутешна, а Давид пробормотал:
        - Не вытворил бы только чего с отчаяния…
        Пока они стояли так и тихо совещались, на дворе послышались жесткие шаги.
        Сама манера печатать шаг уже служила первым предостережением о безграничной власти и насилии.
        В дверь громко постучали. Мужские голоса. Голос Анунциаты, громкий, протестующий.
        Давид сбежал вниз, чтобы посмотреть, что случилось,  - и был встречен дулом карабина и краткой командой оставаться наверху и стоять тихо. Он поймал их на слове, остановился на лестнице. Оттуда в косой перспективе дверного проема он мог следить за тем, что происходило внизу, на первом этаже.
        Четверо мужчин в оливково-зеленых мундирах, в черных касках, четверо жандармов прямо-таки исходили служебным негодованием. Двое стояли на страже в дверях, двое делали грубый обыск во всем доме, от подвала до чердака. Они резко обрывали все вопросы, рылись в каждом уголке, выбрасывали одежду из всех шкафов, даже перевернули большой сундук с бельем у Анжелы Тересы.
        - Совсем как во время оккупации,  - прошептала Люсьен Мари, побледнев. Она подошла и встала на лестнице позади Давида.
        - Не бойся,  - сквозь стиснутые зубы сказал он и нашел ее руку.  - Нам они ничего не могут сделать.
        Огонь и асбестовая одежда. Когда кругом горит, ты должен быть доволен, что она у тебя есть.
        Единственным человеком, не обращавшим внимание на вторжение, оказалась Анжела Тереса. У нее был один из тех дней, когда душа ее отсутствовала. Она еще не вставала, сидела в постели в своей ночной рубашке с высоким воротом и бормотала про себя что-то непонятное, белые пряди волос торчали из-под шали, накинутой на ее голову и плечи Анунциатой. Жандармы посмотрели на нее смущенно и оставили в покое, но их начальник вернулся назад и пошарил под кроватью стволом карабина.
        - Ты что ищешь, Педро? Горшок или шлепанцы?  - спросила Анжела Тереса и уставилась на него пустым взглядом.
        Жандармы фыркнули, а молодой начальник вспыхнул и поспешил далее.
        Потом они отодвинули в сторону чету Стокмаров и также методично прошлись по второму этажу.
        Обыскивая один из шкафов, они выронили из него коробку с детской одеждой, и Люсьен Мари вскрикнула. Тогда они особенно тщательно обследовали этот шкаф, обстукали его стенки, подошли поближе к Люсьен Мари и подозрительно ее осмотрели. Губы Давида искривились, но он сдержал свою реплику про себя: «Нет, дорогие друзья, под ее широким жакетом не скрывается контрабандист…»
        - Давид,  - прошептала Люсьен Мари,  - мне плохо…
        Начальник, видимо, лейтенант по чину, начал допрашивать Давида. Он уселся за письменный стол и вынул блокнот.
        - Ваше имя?
        - Мой паспорт в правом ящике.
        Лейтенант вынул паспорт и списал что-то себе в блокнот.
        - Женщина?
        - Это моя жена.
        - Ее нет в паспорте.
        - Можете посмотреть свидетельство о браке. Паспорт был выдан раньше.
        Лейтенант оставил свой вопрос и перешел к главному.
        - Вы знаете некоего Франсиско Мартинеса Жорди?
        - Да.
        - Вы близкие друзья?
        - Мы друзья.
        - Когда вы видели его в последний раз?
        - Примерно неделю тому назад.
        - Не вчера вечером?
        - Нет.
        Лейтенант вытянул вперед голову:
        - А сегодня утром?
        - Нет!
        - Вы прячете Мартинеса Жорди здесь в доме?
        - Прячем здесь?
        - Это я вас спрашиваю!
        - Нет.
        - Можете подтвердить это под присягой?
        - Да, могу.
        Жандарм вперил в него свой взгляд, обошел кругом и накинулся снова:
        - Вы коммунист?
        - Кто, я?  - не удержался Давид.
        - Отвечайте на вопрос!
        - Нет. И Жорди тоже.
        - Давид,  - позвала Люсьен Мари.
        - Отвечайте на вопросы. Вы сочувствуете коммунистам?
        Агрессивность вызывала ответную реакцию, она начала отзываться на нервах Давида. Люсьен Мари схватила его за локоть, и Давид подумал, что она, как все женщины, хотела помешать ему разозлиться и дать неосторожный ответ.
        Но тут он вдруг увидел ее лицо.
        - Что такое, Люсьен Мари?
        - Мне кажется, нам нужно ехать,  - промолвила она незнакомым ему голосом.
        Жандарм нахмурился, так как они говорили по-французски, и повысил голос:
        - Вы знаете место, где может укрываться Франсиско Мартинес Жорди?
        - Нет… да… я думаю… разве вы не видите, у меня жена больна? Я должен найти какую-нибудь машину… Нам нужно в монастырь…
        Испанец посмотрел сначала на одного, потом на другого, как будто и тут ожидал подвоха.
        - Почему в монастырь?
        Давид сжал кулаки и сказал:
        - Вы можете быть акушеркой? Я, например, не гожусь… Если бы здесь был Руис,  - он бы понял, что нам действительно надо ехать.
        - Нечего тут толковать о сержанте Руисе!..  - рявкнул лейтенант, и лицо его окаменело.
        Но в это мгновение он увидел, как на лбу Люсьен Мари выступили капельки пота, и тогда послал одного жандарма на велосипеде за машиной.
        Когда лейтенант спустился вниз, Люсьен Мари вдруг промолвила:
        - А сейчас ничего абсолютно не чувствую. Подумать только, наверно это были просто нервы.
        - Все равно нам лучше уехать,  - сказал Давид, нашел ее сумку и начал собирать разбросанную по полу детскую одежду.  - Тебе надо сделать вид, что у тебя боли.
        Но ей не пришлось делать вид, это была только пауза между схватками.
        - Где у тебя болит?  - нагнулся к ней Давид, когда они сидели в машине, и он услышал, что ее дыхание стало прерывистым, а ногти так впились в его руку, что потом остался след.
        Она подождала, пока ее отпустило, потом сказала:
        - Боль не в одном определенном месте… Нет, пожалуй, в пояснице… Кажется, будто кто-то пытается у тебя вытащить зуб мудрости, только не совсем уверен в себе и не знает точно, где именно.
        Давид погладил ее руку, глядя в затылок жандарму, сидящему рядом с шофером.
        - Боишься?
        Люсьен Мари бледно улыбнулась.
        - Душа-то неустрашима, а вот тело, чувствуется, трусит,  - согласилась она.  - И потом Пако…
        Давид приложил палец к губам. Загорелые уши под черной каской выглядели бдительными.
        В монастыре ее приняли без удивления, хотя до предполагаемого срока оставалась добрая неделя. Ее сразу же осмотрели, но посоветовали не ложиться, а пока еще некоторое время побыть в движении. Она попросила оставить ей для компании мужа. Благочестивые сестры заколебались, но потом все-таки позвали Давида. Несколько часов Давиду и Люсьен Мари пришлось вышагивать туда и обратно, туда и обратно в самом дальнем, пустом коридоре время от времени она останавливалась у оконной ниши и стонала, или судорожно хваталась за спинку высокого резного стула.
        - Царапай меня, кусай, делай что хочешь, если тебе от этого будет легче,  - сказал Давид, чувствуя себя несправедливо пощаженным - и несправедливо обойденным.
        Люсьен Мари улыбнулась одними искусанными губами, с которых сошла вся ее пунцовая помада, с видимым усилием взяла себя в руки и торопливо сказала:
        - Увидишь Пако, скажешь, пусть попытается перейти границу. Потом пускай разыщет нашего адвоката…
        Тихо и отчетливо она произнесла имя и адрес, и он их повторил.
        - Он участвовал в Сопротивлении, он сделает, что сможет.
        - Вполне вероятно, что Жорди сразу же уехал на какой-нибудь рыбачьей лодке. А может, отлеживается где-нибудь в укромном месте…
        - Сходи в город и разузнай, что говорят люди,  - сказала она, но тут бессознательно вцепилась ему в руку. Теперь она не могла больше думать ни о чем другом, физиологический процесс захватил ее целиком и нес, как течение в мощной реке.
        И Давид как раз в этот момент был гораздо сильнее занят Люсьен Мари и тем, что с ней происходило, чем Жорди. Но в этот момент к ней подошли монахини и взяли ее на свое попечение, ему там было нечего больше делать.
        Он еще немного побродил по коридорам с ощущением полного своего бессилия, пока не вышла сестра сказать, что до конца, во всяком случае, еще очень далеко. Он ведь может прийти сюда опять, часов этак через шесть-восемь.
        - Шесть-восемь часов! Да ведь ей не выдержать!  - воскликнул он испуганно.
        - Ну, есть такие, что лежат и по нескольку суток,  - дружелюбно сказала монахиня.
        Ничего не видя, Давид чуть не ощупью стал спускаться вниз с тех же самых склонов, по которым так усердно взбирался весной, поблуждал немного по улицам, как только что по монастырским коридорам, и в конце концов забрел в бар Мигеля.
        Выпив в молчании свою рюмку, он ощутил внутри приятное тепло, постепенно пригнавшее страх. Внезапно он обнаружил, что там царит подавленное настроение, хотя едва ли у всех у них жены находились в родильном доме… Никто не заговаривал о ночной облаве на контрабандистов, что было совершенно неестественно - пока он не увидел серо-зеленые брюки, мелькнувшие во внутренней комнате, и тут уразумел, чем объясняется царящее в баре молчание.
        Он вышел и опять начал блуждать по улицам. Везде черные каски, поредели группы гуляющих на пляже, все молчаливы и сдержанны.
        Перед закрытой лавочкой Жорди жандарм.
        Значит, все, пожалуй, правда.
        Только повстречав Хуана Вальдеса, своего бывшего хозяина, он узнал, как все произошло. Хуан шел со связкой рыбы через плечо, наверно, нес корм своим прожорливым птенцам.
        Да, так от высокого начальства вышло распоряжение покончить с контрабандой, взять в ежовые рукавицы всех контрабандистов в Соласе. Прошлой ночью сержант Руис произвел молниеносную облаву, да так неудачно, что теперь трое рыбаков, все отцы семейства, попали под замок.
        Здесь Хуан чуть было не перекрестился. Но что гораздо хуже, прибавил он, еще двоим в темноте удалось бежать. Один из них Жорди.
        - Знает кто-нибудь, где он?  - спросил Давид.
        - Нет,  - ответил Хуан и посмотрел на него исподлобья.
        Давида это стало немного раздражать. Видимо, не одни только жандармы считают, что он каким-то образом причастен к исчезновению Жорди.
        - Почему вы сказали «что гораздо хуже»?  - спросил он.
        Вообще-то говоря, никто не мог заподозрить Хуана, что он так уж всей душой стоял на страже закона.
        - Потому что Руиса и его помощника они упрятали в тюрьму,  - объяснил Хуан.
        - Неужели это возможно?  - покачал головой Давид.
        На мгновение он почувствовал озноб. Такой был приятный, этот сержант Руис.
        Хуан пожал плечами.
        - У жандармов такое правило. Если кем-либо узнанный человек убежит, наказывают их начальника.
        - Какое жестокое правило!
        Хуан опять пожал плечами.
        - Теперь и жандармы рассвирепели, назначили премию за поимку Жорди.
        - Никак не могу понять, как туда попал Жорди,  - пробормотал Давид.
        - Хм, понять не так уж трудно. Если на человека все нажимать и нажимать,  - а человеку нужны деньги…
        Не имело смысла говорить с Хуаном о своем разочаровании. Хуан не ведал нюансов в такого рода вопросах, у него был удобный кодекс чести, такой широкий, что его можно было взять за концы и растянуть в разные стороны.
        Жорди же тонко чувствовал границу между дозволенным и недозволенным, она была, в сущности, его становым хребтом. Границу между тем, что запрещено по политическим мотивам, и тем, чего не дозволяли законы, обычаи, совесть. Его поддерживала гордость человека, преследуемого за политические убеждения: они сажают меня в тюрьму, но закона, настоящего закона, я не преступаю.
        А может быть, я его просто романтизирую?  - хмуро подумал Давид.
        Ясное утро перешло в холодное серое ненастье, пошел мелкий ледяной декабрьский дождь. Где-то сейчас скрывается Жорди?  - подумал Давид и ему стало зябко от сочувствия, когда он увидел, как хребты гор теряют свои контуры в расплывающейся сырой хмари.
        Шесть-восемь часов, сказала монахиня. Прошло только два. Но не имело смысла тащиться домой по дождю, все равно работать он не сможет. Кстати, и жандармы там наверно все еще рыщут. Так им и надо, продолжайте и дальше в таком же духе.
        Он вернулся в кабачок Мигеля, со стыдом сознавая, что ужасно проголодался. Но уселся не в комнате, предназначенной для туристов, а у рыбаков перед пышущим жаром очагом. Их было мало сегодня, не слышалось обычного уютного хлопанья от бросаемых с размаху карт. Мигель расхаживал вокруг с угрюмым видом, ему были не по душе события, мешавшие коммерции. Зато Давид избежал вопросов о жене, что уже было для него облегчением.
        Ему пришло в голову: а разрешается ли роженице пить и есть, и если разрешается, так покормят ли ее там? Он представил себе, что ей сейчас хочется пить, и это была мучительная мысль.
        Когда прошло четыре часа, он сидел, держась руками за скамейку, чтобы удержать себя на месте, а когда прошло пять, подумал вдруг, что монахиня ошиблась и он уже опоздал, и так заторопился, что едва успел расплатиться.
        Но мысль о том, что ей хочется пить, не давала ему покоя, и по дороге он купил гроздь винограда.
        Уже от сестры-привратницы он услышал: сеньор, еще рано, ничего еще нет. То же самое сообщили ему и монахини в самом монастыре. Ему хотелось навестить ее, но его не пустили. Тогда он написал записку - любовное письмо на бумаге от пакета - и попросил передать ей вместе с виноградом. Монахини заколебались, но поскольку подобный случай не был предусмотрен уставом их монастыря, сделали, как он просил.
        Через некоторое время одна из сестер высунула из двери голову:
        - Она просит сказать, что виноград придал ей новые силы.
        Давид вздохнул с облегчением и улыбнулся, как будто выполнил трудную задачу.
        У монахинь не хватило духу выгнать его на дождь, и ему было разрешено посидеть в приемной, где они поддерживали небольшой огонь.
        Наступил вечер, и все еще ничего не произошло. Время от времени он выходил в коридор и прислушивался; конечно, со всех сторон к нему неслись разнообразные звуки и голоса, но Люсьен Мари он среди них различить не мог.
        - Она страдает?  - спросил он одну сестру, вышедшую из ее палаты, это была та толстая, с круглыми очками.
        - Да, конечно,  - ответила сестра Флорентина.  - Но в Священном писании сказано: в муках будешь рожать детей своих…
        Хорошо тебе так говорить, и мина у тебя благочестивая, довольная, тебе-то никогда не приходится рисковать,  - подумал Давид, и у него появилось такое чувство, что он во что бы то ни стало должен прорваться к Люсьен Мари, как-нибудь ей помочь.
        Фантастические видения у него становились все более несуразными. Зря она сюда приехала, думал он. Концентрированная девственность всего этого заведения накладывается на нее и мешает ей рожать. Сам воздух здесь оказывает сопротивление.
        Незаметно его мысли перенеслись от Люсьен Мари к ребенку. Ах ты, малышка, с нежностью думал он, от тебя сейчас тоже требуется немало усилий. Никто тебя не просит, и все равно - ты работаешь в слепом желании появиться на свет.
        Он задумался над мистерией рождения. Интересно, правда ли, как говорят психологи, что рождение есть первое большое потрясение, первый страх, или это только тема для научной статьи?
        Темно и тесно, душно. Самое раннее впечатление от жизни - это смертельная борьба за нее, первое железное объятие бытия, которое так потом никогда по-настоящему и не разжимается.
        И это после райского периода в бессознательном состоянии. Морской анемон в теплом ночном море, лишь изредка освещаемом мерцающим розовым светом.
        Ему снились морские анемоны. Ему снились морские чудища с мощными когтями.
        Он проснулся оттого, что монахиня трясла его за плечо.
        - Все, кончилось,  - сообщила она.  - Все благополучно.
        Он вскочил, пристыженно коря себя за предательство. Оказался не в состоянии прободрствовать одну-единственную ночь.
        - Девочка?
        - Мальчик.
        Жаль. Здесь, в Испании так много красивых имен для девочки.
        - Его пришлось тащить щипцами?  - ужаснулся он.
        Она была ошарашена.
        - Нет. Мы послали за доктором, и он уже собрался идти, но… потом все обошлось.
        - А Люсьен Мари?
        - Можете навестить ее через несколько минут. Хотите посмотреть вашего сына?
        Давид последовал за нею с ясным ощущением нереальности происходящего.
        Женщина в белом халате и без монашеского головного убора подошла к нему с каким-то белым свертком. Крошечное старообразное существо с мокрыми черными волосами и сморщенным личиком. Сердится и кричит.
        Боже милостивый, подумал Давид. Конечно, я не красавец, но неужели же обязательно, чтобы он-то был таким безобразным?
        - Смотрите, как ребенок хорошо сложен.
        Давид сказал, запинаясь:
        - Но голова… Она такая странная.
        - Это иногда случается при родах. Ничего, потом пройдет.
        Люсьен Мари дали ее прежнюю палату.
        Он вступил в нее с трепетом.
        Но попробуй, разберись в женщинах!
        Он ожидал увидеть ее измочаленной, истерзанной, такой измученной, что голову не смогла бы поднять с подушки - а она, оказывается, сияет. Увидев выражение ее лица, он понял значение слов «освободившаяся от бремени». Минуту они молчали, переполненные чувствами. Потом она спросила:
        - Ты его видел?
        - Да,  - сказал Давид, и, чтобы избавить ее от шока, добавил: - Придется тебе приготовиться к тому, что он больше похож на меня.  - И не понял, почему эта фраза зажгла такое веселье в глазах Люсьен Мари. Она промолвила сдавленным голосом:
        - Не смеши, а то мне ужасно больно… Конечно, он похож на тебя!
        Вошла няня с ребенком, завернутым, как все грудные дети. Люсьен Мари протянула к нему руки, и на лице ее отразилось блаженство: можно было подумать, что более красивого ребенка она в жизни не видела.
        Она лежала, поглаживая одним пальцем черные волосики, целовала крошечные трепыхающиеся ручки, не могла вдоволь налюбоваться на такое чудо.
        - Возьми его,  - предложила она.  - Подержи немножко.
        - Я?  - удивился Давид.
        - Ну конечно. Тебе ведь, наверно, надо ему представиться.
        Давид со страхом, непривычными руками, взялся за маленькое тельце, поднял его, прижал к себе. Выглядело все это очень неловко, и монахиня-няня хотела вмешаться, но Люсьен Мари сделала предостерегающий знак за спиной Давида.
        - Такой маленький комочек, а какой тяжелый,  - сказал он уважительно, он ожидал веса целлулоидной куклы.
        - Три с половиной килограмма,  - подтвердила монахиня.
        Давид взялся поудобнее, чтобы увидеть малютку в лицо. Отошел к окну и повернулся к женщинам спиной.
        - Привет, малыш,  - сказал он своему сыну очень тихо, по-шведски.  - Добро пожаловать.
        - Теперь им нужно отдохнуть,  - сказала сестра и подошла, чтобы взять у него ребенка.
        Мальчик залился криком.
        - А у меня не плакал,  - подумал Давид с удовлетворением и почувствовал себя избранным и признанным.
        30. Беззвездная ночь в декабре…

        Берег был окутан влажной черной пеленой с туманным отсветом от города снизу, когда он шел по шоссе, длинным обходным путем. В такой тьме прямую дорогу не найдешь.
        Тьма? Всего лишь серый туман по сравнению с чернотой туннеля под апельсиновыми деревьями. Здесь он пробирался между стволами деревьев ощупью, шаг за шагом.
        Внезапно какое-то неведомое чувство подсказало ему, что вблизи есть люди.
        - Есть здесь кто?  - спросил он вполголоса.
        В то же мгновение свет от фонарика ударил ему прямо в лицо. Сноп света был резкий, как взрыв, ослепленный, он выпрыгнул прочь из светового шара. Его остановил грубый окрик, дуло карабина ткнулось в световой круг и прокричало ему свое круглое О.
        Давид поднял руки вверх, он увидел рукав мундира и отблеск света на черной каске.
        Их, как всегда, было двое.
        Не он, сказали они друг другу. Это не Жорди, это иностранец.
        Давид обрадовался. Значит, Жорди по-прежнему на свободе. Он бежал, возможно, он уже во Франции.
        Когда свет фонарика переместился, он увидел их красные от холода носы и подумал: вот бедолаги, стоять на посту в такую ночь. Ему хотелось сказать: плюньте вы на все, ребята, пошли, опрокинем стаканчик за моего сынишку.
        Но дуло карабина умерило его благожелательность ко всему свету.
        - Что это вы здесь караулите?  - поинтересовался Давид.  - Ведь вы же сами видели: Жорди здесь нет.
        - А вдруг он придет? И потом, кто-нибудь может прийти его навестить,  - сказали они многозначительно.  - Где вы были так поздно?
        Нет, в таких крестных он не нуждается.
        - Моя жена только что родила, это наш первенец. И она еще в больнице. Спросите ваше начальство, он ехал с нами в машине до самой монастырской больницы,  - объяснил Давид.
        Тогда они что-то проворчали - может быть, даже поздравили - и пропустили его.
        Дом был тоже погружен во тьму, не виднелось ни полоски света. Конечно - обе старушки спали. Эх, хорошо бы ему удалось их не разбудить… Ключ… ах да, верно, он у него с собой, в кармане куртки.
        Он повернул ключ так бесшумно, как только мог, но замок тихонько скрипнул, дверная пружина тоже. К его удивлению, в доме совсем не было темно. В холле горела лампа, но снаружи ее свет совершенно не был виден. Он посмотрел на окно. На окне висела штора, как во время затемнения, несмотря на закрытые ставни.
        - Заприте,  - послышался голос Анунциаты.
        Он механически послушался и круто обернулся. Вот же они стоят - прямо за дверью в кухне, их глаза блестят в полумраке. Как странно - они полностью одеты и стоят так, как будто за ним следят…
        - Это только он,  - произнесла Анжела Тереса вполголоса.
        Только он?
        - Как мило с вашей стороны, что вы не спите и ждете…  - начал было он.  - Мальчик. Оба хорошо себя чу…
        Дальше сказать он не успел, потому что кто-то еще оказался рядом с обеими женщинами. Не важно, что освещение слабое…
        - Пако!  - ахнул он и застыл от нахлынувших на него противоположных чувств. Облегчения, что его друг на свободе. Страха, что он именно здесь, у него дома, ощущения, что его самого засасывает водоворот событий…  - Ты здесь? Когда кругом выставлены посты, везде полно жандармов!
        - Мы знаем,  - сказала Анжела Тереса.
        Давида почти затошнило от мысли о только что высказанном им тщеславном предположении.
        - Пойдем наверх, поговорим,  - сказал он. Теперь он понял, для чего была нужна штора - у него тоже появилось ощущение, что у замочной скважины и у щелей есть глаза.
        Обе старые женщины пошли к себе, с явным облегчением перекладывая всю ответственность на мужчину.
        Давид начал медленно подниматься по лестнице. Он так устал, что шатался, но сон как рукой сняло.
        Жорди шел сзади. Видно было, что он спал в костюме, что давно не брился, щеку пересекал красный рубец, как от удара хлыстом. Позже Давид узнал, что это пуля прошла так близко. Жандармы стреляли в темноту, наугад, когда он бежал.
        Он еще не произнес: пи слова. Был просто телом, находящимся там, где ему быть не следовало, душой, спрятавшейся за беспокойными, воспаленными от усталости глазами.
        Он подождал на лестнице, пока Давид на виду у жандармов подошел к окнам и опустил жалюзи. Когда Давид повернулся, то Жорди стоял там с дрожащими от напряжения мускулами, ежесекундно готовый к побегу. Побегу, заранее обреченному на неудачу.
        Давид пошел к нему навстречу.
        - Здравствуй,  - сказал он и взял его за плечо.  - Садись. Рассказывай. Как ты сюда попал?
        Он находился здесь еще с той самой ночи.
        - Что?  - воскликнул Давид и выпрямился на стуле.  - Ты был здесь, когда тебя разыскивали жандармы? Это невозможно.
        Нет, возможно. Он пришел сюда на рассвете. Кто-то, наверно, видел его на дороге, раз жандармы искали его так упорно именно здесь. Анунциата его впустила, а Анжела Тереса спрятала в потайном месте, которое когда-то Эстебан приготовил для себя, но не смог им воспользоваться.
        - Где же это?
        - В полу под кроватью Анжелы Тересы есть лаз. А внизу, в земле, выкопана небольшая яма, нора.
        У Давида перехватило дыхание, когда он вспомнил, как лейтенант шарил там стволом своего карабина. А Анжела Тереса казалась тогда такой старой, такой отсутствующей… И откуда только у нее взялись силы так убедительно сыграть свою роль?
        Хотя, по всей видимости, она даже не играла. Сознание у нее раздвоенное; есть поверхностный слой, где она кажется вялой, неподвижной старухой, но Пако и Люсьен Мари удавалось из-под наслоившихся лет извлекать живую, темпераментную женщину. Поэтому в минуту тяжелой депрессии для нее, возможно, не составляло особенного труда найти себе убежище именно в своей немощной оболочке и даже преувеличить ее. Найти защиту в своей дряхлости.
        Жорди подошел к столу, налил стакан воды и жадно выпил.
        - Сначала бежишь вслепую, как зверь, к месту, где ты можешь найти себе укрытие. Но потом у меня было время подумать. Тебе никак нельзя быть замешанным.
        - Я уже замешан,  - хмуро сказал Давид.
        - Нет. Ты ничего не знал - и тебе не нужно ничего знать. Скоро я отсюда уйду.
        - А жандармы?
        - Я могу проскользнуть мимо них незаметно. С этой стороны они меня никак не ожидают.
        - А потом?
        Жорди провел ладонью по отросшей щетине на щеках, произнес устало:
        - Раньше или позже, какая разница. Все равно схватят, Я все себя спрашиваю, зачем мучаю себя и других, зачем сопротивляюсь?
        Он выпил еще глоток и добавил:
        - Но человек всегда сопротивляется. Пока есть силы.
        - А как ты влип в эту историю с контрабандистами?  - вырвалось у Давида.
        Жорди вздрогнул, к его щекам прилила кровь.
        - Как бы я тебе ни объяснял, тебе этого не понять. Ты слишком обеспечен,  - с горечью сказал Жорди.
        - Но не так глуп, чтобы не понять то, что мне объясняют. Тебе были нужны деньги?
        - Да. Тысячу песет, Давид. В твоей валюте это гроши. Цена одного костюма.
        Давид молча на него уставился.
        - Деньги,  - промолвил Жорди.  - Ты настолько наивен, что можешь позволить себе говорить о них легкомысленно. Я тоже был таким. Ведь у нас в Испании считается даже не совсем приличным касаться их в разговоре. О деньгах мы упоминаем, как в светском обществе о функциях кишечника и об уборной: нечто необходимое, чем занимаются вдали от посторонних глаз. Деньги… Исходят из того, что они у тебя есть. Но в один прекрасный момент оказывается, что они нужны для самых насущных потребностей - а их у тебя нет. И что же тогда прикажешь делать?
        - Ты сам испанец,  - сказал Давид.  - Мы догадывались, что ты в затруднительном положении и хотели… Но ты и заикнуться нам не давал о деньгах.
        - Не ругай меня за это, по крайней мере,  - сказал Жорди.
        - Вот ведь в чем загадка. Ты считаешь себя слишком хорошим, чтобы взять в долг - а чтобы заниматься контрабандой?..
        - Долг я не мог бы отдать, и я не какой-нибудь нищий!
        Ах, эта запальчивая гордость, «я не какой-нибудь нищий!» Но почему же тогда не сказать: «Я не какой-нибудь контрабандист»? Жорди, должно быть, догадывался о подобном возражении, потому что вскинул голову, как конь, когда ему досаждают мухи, и сказал сдавленным голосом:
        - Что дальше спорить? Я ведь тебя не прошу о помощи.
        Когда Давид хотел его перебить, он поспешно продолжал:
        - У тебя жена - и ребенок… Вполне понятно, что ты не хочешь иметь со мной дела. Я ухожу.
        - Спокойно, Пако,  - произнес Давид и, взяв его за плечи, прижал к стулу.  - Люсьен Мари будет верна своим друзьям до самой смерти, я не могу быть хуже ее. Обе старые женщины, там, внизу, тоже, они не слишком задумываются о том, что ты делаешь, для них Пако просто всегда Пако. Нет, действительно, только я - бывший юрист Давид Стокмар - должен был бы понять, почему такой честный человек, как ты, мог выбрать незаконный способ добывания денег, хотя имелся и другой выход.
        Жорди все же поднялся и стоял за стулом, как обвиняемый у скамьи подсудимых.
        - Ты живешь в свободной стране, ты не понимаешь состояния негласной войны между нашим правительством и такими, как я. Из года в год, из года в год они к нам цепляются и прижимают, как могут. А потом нам становится невмоготу, и тогда начинаем давить мы.
        - Это я понимаю.
        - Тысяча песет!  - произнес Жорди язвительно, зло, и стал нервно шагать взад и вперед.  - Они украли у меня будущее. Они препятствуют малейшей моей попытке заработать хоть немного денег, чтобы можно было свести концы с концами. Если бы ты знал, с каким наслаждением я бы надул их проклятых таможенников на тысячу песет… Но побеждают, как всегда, они. Они побеждают в каждом заходе.
        - Нет, Пако,  - покачал головой Давид.  - Мы еще не видели последнего захода.
        Жорди взглянул на него, немного подозрительно, уловив изменение в его тоне.
        - Прости, что я заставил тебя произнести целую речь в свою защиту,  - сказал Давид.  - Ты выиграл процесс.
        Он подразумевал при этом, что готов ему помочь.
        Как будто он не сделал бы этого и так!
        Да, разумеется, но сделал бы по принуждению и неохотно, сердце его не участвовало бы. Мысленным взором он видел перед собой заголовок статьи: «Известный писатель замешан в историю с контрабандистами», и он бы страшно терзался.
        Смешно так дотошно добиваться определения своих поступков?
        Нет. У него такое же право быть чувствительным к нарушению закона, как у Жорди к нищенству. Зато теперь он мог, слава тебе боже, спокойно перенести любые заголовки, какими бы они ни оказались.
        - Садись, и давай решать, что делать,  - сказал он, протянув Жорди сигарету.
        Жорди посмотрел на пачку - и улыбнулся. Американские. Прошел по комнате и поднял банку с кофе, стоявшую рядом с кофеваркой, потом поставил ее обратно, ничего не сказав.
        - Они были в свободной продаже, я купил их в бакалейной лавочке здесь, в городе,  - пояснил Давид.
        - Конечно,  - согласился Жорди.  - Тем не менее это контрабанда. Тем не менее кто-то рисковал жизнью - или по меньшей мере тюремным заключением - чтобы вы могли их купить.
        - Господи, и сам я обыватель,  - произнес Давид по-шведски. Законопослушание, проявленное им только что, встало у него поперек горла, когда в ослепительном свете одного мгновения он увидел все предписания и параграфы, опутывающие простого человека и нарушающего великие, простые и важные законы человеческого общежития. Он спросил с вызовом:
        - Выпьешь чашечку контрабандного кофе?
        - Да, с удовольствием,  - согласился Жорди.
        Давид поставил кастрюльку с водой на спиртовку, осмотрелся кругом.
        - Как ты думаешь, где у Люсьен Мари печенье?
        Между ними опять установились простые, дружеские отношения. И оба почувствовали, как им не хватает Люсьен Мари.
        - Как она… Как они?  - деликатно спросил Жорди.
        - Надеюсь и верю, что хорошо. Она передает тебе привет.
        Они размешали в чашках кофе и стали пить. Давид отставил в сторону чашку, посмотрел на свои ладони, взвесил их в воздухе.
        - Я его подержал,  - похвастался он.  - Настоящий маленький живой человечек. Тяжелый, ты не поверишь. Почти что четыре килограмма. Просто непостижимо, верно?
        Жорди смотрел на Давида, улыбнулся слегка. Давид Стокмар в качестве гордого отца; да, довольно-таки непривычное зрелище.
        В следующее мгновение выражение его лица изменилось, он весь напрягся, как струна, стал прислушиваться так напряженно, что на лбу вздулась жила: может быть, там чьи-то шаги? Или просто ветка задела за стекло? А что, если в следующую секунду они услышат зловещие удары в дверь?
        Давид взглянул на него, и внезапно ему передалось от Жорди страшное чувство незащищенности, нависшей опасности. Как будто он завернул за угол и был встречен бурным натиском ветра. Его охватило то же нервное напряжение, он так же стал прислушиваться к звукам за дверью, к шороху за окнами - но потом взял себя в руки и сказал:
        - Сегодня ночью они не придут, а то уж зашли бы вместе со мной. А поскольку я абсолютно ничего не знал, то говорил убедительно, и они мне поверили.
        - Я тоже не думаю, что они явятся сегодня ночью,  - глухо сказал Жорди,  - но что будет потом - никто не знает.
        - Во всяком случае нам надо поспать. Хочешь лечь здесь наверху? Ведь все комнаты свободны.
        - Нет, лучше я буду в спальне у Анжелы Тересы, на полу. Около своей крысиной норы…
        Но они сидели еще целый час и строили планы.
        31. «Что-то случится со мной… Печальное мое сердце, Что мне нагадаешь?..»

        Утро.
        - Спрячься,  - вполголоса сказал Давид.
        Жорди заполз в свою черную нору.
        Давид осторожно закрыл крышку, подвинул на нее кровать.
        Они распахнули настежь окна и двери, разговаривали, носили дрова, подзывали свистом старую собаку.
        Так должен выглядеть дом, в который каждый может заглянуть, если пожелает.
        Они были актерами, только играли, не зная, есть ли у них зрители, потому что сейчас жандармов не было видно.
        - Вы не хотите сходить в город, сеньор Стокмар? Надо тут кое-что купить, а у меня сегодня, как на грех, много дела!  - прокричала снизу Анунциата.
        Давид взял сетку и отправился за покупками. На базаре он купил овощи. Потом пошел за рыбой к некоему Антонио. Антонио был для него важнее, чем рыба. Но его нигде не было. Ни среди отдыхающих на пляже. Ни в баре Мигеля.
        Когда люди многозначительно ему подмигивали и улыбались, и говорили: ну как, можно поздравить? то Давид всякий раз должен был брать себя в руки, чтобы не показать, насколько далеки его мысли от жены и сына.
        Искушенные в таких делах отцы семейства воспринимали это как горделивую застенчивость новоиспеченного отца, смеялись и хлопали его по плечу, а Мигель так даже угостил всех присутствующих своей мансанильей.
        В Соласе семейные новости распространяются с телепатической быстротой.
        Давид охотно повторял, каким тяжелым был мальчик и как хорошо выглядела Люсьен Мари, но самое плохое было то, что он не мог спросить об Антонио. Жорди особенно настаивал, чтобы он никого о нем не спрашивал.
        Ему ничего не оставалось делать, как идти домой и ждать следующего дня.
        На мосту он мог опять вспомнить «другую сторону», ту, светлую, где не было места страху. Даже вернулся обратно и купил цветы. Однако и эта сторона оказалась не так уж начисто лишенной страха, обнаружил он, когда поднялся к монастырю и подарил по розе каждой монахине, повстречавшейся ему по дороге. Теперь он любил их от всего сердца - за то, что они дали пристанище Люсьен Мари и малышу, и ему хотелось попросить прощения за то, что он так плохо о них думал. Он ожидал увидеть идиллию с мадонной и младенцем, как прошлой ночью, нежную и кроткую в мягком свете декабрьского солнца; но у Люсьен Мари поднялась температура и она беспокоилась, что малыш не хотел брать грудь.
        Сестра отвела в сторону Давида и сказала, успокаивая его:
        - Знаете, вечно ведь все матери взвинчивают себя понапрасну, когда у них первый ребенок. Ну, а потом-то, конечно, начинают относиться ко всему поспокойнее.
        Давид сидел у постели Люсьен Мари и держал ее руку, но был молчалив.
        Он собирался рассказать ей, как странно все получилось с Жорди, но если она уже и без того взвинчена и у нее температура, то решил, что не стоит расстраивать ее еще больше.
        Она сразу же спросила, не поймали ли Пако - и обрадовалась, услышав его односложное «нет».
        Все ее интересы были теперь настолько тесно связаны с ребенком, что она едва была в состоянии вспомнить о ком-нибудь другом.
        - Как же мы его назовем, Давид? Мы ведь с тобой придумывали имена только для девочки, а не для мальчика.
        - А ты как думаешь?  - спросил он ревниво, а сам с неудовольствием подумал: опять она, конечно, скажет «Морис»…
        - Мне кажется, у него должно быть шведское имя,  - задумчиво сказала Люсьен Мари, и Давид устыдился своих опасений.
        После долгих споров и размышлений они решили пока назвать его Пером. Пер Стокмар.
        Конечно, все это было важно и необходимо, но Давид сидел, как на иголках, ему не терпелось узнать, что делается дома, у Анжелы Тересы.
        В конце концов Люсьен Мари попросила его отправить телеграмму о событии в ее семье.
        Ну, конечно, так обычно и делают. Как это он сам не догадался? Просто забыл. Надо бы уж, действительно, разориться и на телеграмму его старшему брату о прибавлении семейства.
        Он с готовностью ухватился за мысль о телеграмме - по крайней мере есть повод снова пойти в город и поискать Антонио.
        На этот раз он нашел того, кого искал. Антонио оказался на берегу, возился у своей лодки. Он был один, потому что уже спускались сумерки.
        Ветер мерзлыми волнами шелестел в сухих пальмах и увядшей траве. Место было рискованное, видное отовсюду, но зато никто не мог услышать их здесь в грохоте волн.
        Давид свернул к нему, шагая по песку, и сказал:
        - Добрый вечер.
        - Здравствуйте,  - отозвался Антонио и вопросительно посмотрел на него, не выпуская концы веревок, которые распутывал. У него было обветренное лицо и вьющиеся волосы; он производил впечатление добродушного человека, но глаза были острые и дерзкие.
        - Хочу передать вам привет от Жорди,  - продолжал Давид.
        - Его взяли?  - спросил Антонио, не меняя выражения лица.
        - Нет, он скрывается.
        - Где?
        - Это я скажу, когда вы ответите на один мой вопрос,  - сказал Давид.  - Вы можете взять его и перевезти во Францию?
        Антонио прошелся разок вокруг лодки, что-то поделал, тянул время.
        Каким серым может быть Средиземное море. Даже песок, всегда такой красный, сегодня казался блеклым.
        - Я сейчас не во Францию,  - произнес он наконец.
        Давид назвал сумму, которую они могут заплатить. Прибавил, что очень торопятся, что они больше не могут его прятать.
        - Я отвечу завтра,  - заключил Антонио.  - Идите теперь, и больше меня не разыскивайте. Куда вы обычно ходите, не привлекая внимания?
        - За покупками.
        Антонио покачал головой.
        - Хожу еще навещать жену в больницу. Около одиннадцати. По прямой дороге вверх по склону с пробковыми дубами.
        - Вот это подойдет,  - согласно кивнул Антонио.  - Я где-нибудь там вынырну.
        Свернув на первую же поперечную улицу, Давид увидел двух жандармов, и сердце у него заколотилось от страха.
        Неужели это я?  - подумал он с изумлением. Ни во что не вмешивающийся наблюдатель. Законопослушный гражданин.
        А при виде полицейского первый мой импульс - спрятаться…

        Дом Анжелы Тересы был заперт, демонстрация с распахнутыми дверями закончилась, и они выпустили из подполья Жорди.
        Давид нашел его поникшим на стуле. Он был еще более небрит, чем когда-нибудь, костюм его выглядел совсем плачевно. Человек, распадающийся на части.
        - Господи, как хорошо, что вы, наконец, дома,  - сказала Анунциата и вздохнула с облегчением.
        - Да, мы вас так ждали,  - добавила Анжела Тереса.  - Я жду вас еще с тех пор, как исчез Эстебан…
        - Ш-ш-ш,  - покачала головой Анунциата.  - Опять ты все смешала.
        Давид посмотрел на всех троих, глаза их с надеждой были устремлены на него. С детской надеждой освободиться, наконец, от страха.
        Он, собственно, должен их ненавидеть. Не спрашивая его согласия, они вовлекли его в ситуацию, в которой он должен был стать либо подлецом - если откажется помочь своему другу, либо преступником - укрывая его у себя. Но тут же подумал, что никогда еще так сильно не охватывало его чувство солидарности с другими людьми, за исключением разве что Люсьен Мари.
        - Сейчас ты должен принять горячую ванну и почувствовать себя человеком,  - обратился он к Жорди.  - Бритва и всякое такое в ванной комнате, бери, что тебе надо. И вообще отныне чувствуй себя как дома. «Мой дом это твой дом», как вы говорите.
        Он вынул рубашку, брюки и толстый пуловер.
        - Не могу я…  - начал Жорди.
        - Нет, можешь,  - прервал его Давид.  - Не хочешь ли помочь мне с переводом, когда будешь готов?
        Ему хотелось занять Жорди трудной работой, не давать ему времени для размышлений.
        Но очки Жорди остались у него в лавке, опечатанной жандармами, читать он мог очень недолго. Им нужно было как-то пережить период пассивного ожидания. Труднее всего он был для Жорди, потому что сам он ничего не мог предпринять, только ждать и ждать, в абсолютной зависимости от других.
        - Как ты думаешь, могу я выйти поразмять ноги, когда совсем стемнеет?  - спросил он.
        Давид покачал головой.
        - Нет, Пако.
        Жорди встал и прошелся по комнате взад и вперед, охваченный волнением. Давид сделал вид, что не замечает его тревоги, он понимал муку заточения.
        И не только заточения.
        - Каким я был безумцем,  - глухо промолвил Жорди, размышляя вслух.  - Все эти годы одна только мысль поддерживала меня, как спасательный круг. А именно: они меня наказывают, но без законных оснований. А теперь…
        Давид не понял, была ли такая реакция Жорди неизбежным следствием всего хода дела или ее вызвали его слова накануне вечером. Теперь же она его только рассердила:
        - Держись своей ненависти, как вчера,  - резко сказал он.  - Она еще тебя поддержит впредь.

        На другой день Давид отправился к монастырю кратчайшей дорогой, вдоль крутого склона, между рощей пробковых дубов и виноградником. Воздух был прохладным и чистым, небо над горами отливало холодноватым розовым светом.
        Внизу, в белом доме, притаился страх - и Давид больше не мог его вынести. Он забыл, что стал взрослым, что ему уже не одиннадцать лет, и был исполнен страшного щекочущего напряжения.
        Как Антонио даст о себе знать, может быть, птичьей трелью?  - Два раза он останавливался, прислушиваясь к птичьему щебету - только для того, чтобы убедиться, что щебетали действительно птицы.
        Антонио сидел, поджидая его, в зарослях агавы. Листья высотой в человеческий рост хорошо скрывали их обоих. Он мог сообщить следующее:
        Он согласен помочь Жорди - но ему нужно время. Сам он не может подойти к французскому берегу, но попытается устроить ему встречу с одним рыбаком - французом, он его знает, и как-нибудь ночью Жорди сможет перейти из одной лодки в другую. Он лично не возьмет никаких денег - Жорди его товарищ, как он сказал,  - но французу придется заплатить.
        Кажется, он вздохнул с облегчением, увидев, что Давид согласен уплатить названную сумму и что он сразу же вынул свой бумажник.
        - Я дам о себе знать, как только договорюсь с французом,  - сказал он и исчез.

        Нежные розоватые краски были такими красивыми, но предвещали они шторм, как сказали рыбаки. И действительно, разразился страшный шторм, так что три дня в море было выйти нельзя.
        Антонио не появлялся.
        Зато появились жандармы.
        Давид и Жорди сидели и играли свою бесконечную партию в шахматы, прислушиваясь к завыванию бури в деревьях, к тысячам скрипучих звуков в старом доме, когда в дверь постучали. С лестницы показалась голова Анунциаты, в ее глазах был страх.
        - Это он, лейтенант…
        - Один?
        - Да.
        - Пойдите и откройте, быстро,  - распорядился Давид.  - И пусть все двери стоят настежь.
        У Жорди не было времени спускаться в свой тайник, он только успел броситься под кровать Давида, положившись на провидение. В последнюю секунду Давид рывком задвинул за ним его кофейную чашку. Только что на столе стояла роковая лишняя чашка.
        Давид сидел и играл сам с собой в шахматы, когда к нему поднялся лейтенант.
        Он понюхал воздух, глаза его обшарили каждый уголок.
        - Разве в эту игру можно играть одному?  - осклабился он.
        - У меня нет другого выхода, пока не вернется жена,  - пожал плечами Давид.  - Не хотите ли сыграть со мной, хотя бы одну партию?
        Лейтенант отклонил предложение.
        Формальным поводом его прихода было зачитать протокол, составленный во время обыска, и получить подпись Давида. Да, все верно. Потом он попросил разрешения воспользоваться туалетом - и ему удалось заблудиться, так что по дороге он смог заглянуть в два шкафа, прежде чем добрался до места.
        Но на этот раз настоящего обыска не было.
        - Уфф,  - произнес Давид после ухода лейтенанта и опустился на стул, почувствовав слабость в коленях.
        Жорди был так бледен, что казался зеленоватым, и поэтому резче проступили его веснушки.
        - Сегодня вечером я пойду и сдамся,  - сказал он.
        - Черта с два!  - сердито воскликнул Давид.  - Сейчас ты связался со шведом, а мы народ упрямый…
        Но вдруг его поразила одна мысль:
        Неужели он стоит тут и корчит из себя героя за счет Жорди?
        У Мигеля - где располагался его пост подслушивания, жандармы исчезли и старички вновь вернулись к своим излюбленным занятиям. Наконец-то они могли поговорить о рыбаках, взятых во время облавы.
        - Теперь их упекут как следует,  - передавалось из уст в уста.
        «Упекут как следует». Мрачно, но ничего катастрофического.
        Бежавшим контрабандистам грозила смерть. Оставшихся и осужденных к наказанию ожидало тюремное заключение (и штраф, но на нет, как говорится, и суда нет).
        - Слушай, Пако, риск очень велик. Ты не хочешь лучше быть наказанным вместе с другими?
        В конце концов Жорди давно уже успел познакомиться с тюремными стенами, а ущемлением гражданских прав его особенно не застращаешь.
        Жорди взглянул на Давида и закусил губы, чтобы не сказать лишнего.
        - Давай, выкладывай!  - сказал Давид.
        - Ты наверно думаешь, что меня ждет такое же наказание, как и других?
        - Но ведь… наказание должно как-то соотноситься с содеянным…
        - Не для того, кто стоит вне закона,  - ответил Жорди.
        И опять на Давида повеяло леденящим ветром страшной опасности.
        - Значит, ты собирался сдаться из-за нас? Чтобы не скомпрометировать нас?
        Жорди кивнул, но сразу же поправился.
        - Нет, я сам никуда уже не гожусь. Не имею достаточно сил и уверенности в себе. Да и надежды на лучшее будущее тоже.
        Давид взглянул на эту тщедушную сломленную фигуру, и лицо его стало упрямым, а голос мягким:
        - Пако, дружище,  - проговорил он. Я принадлежал к зажиточным людям в зажиточной стране. Никто от меня никогда не требовал, чтобы я рисковал своей шкурой ради человека или ради идеи. Но на этот раз я получил вызов и не отступлюсь ни за что на свете.
        - Кто не отступится?  - пробормотал Жорди. Мысли его были далеко.
        - Возьми себя в руки, Пако! Не сдавайся. Мы доведем дело до конца.
        - Что ты имеешь в виду - «до конца»?  - спросил Жорди. Взор его остановился на голых декабрьских ветвях, штормовой ветер то капризно сплетал их вместе, то грубо отдирал друг от друга, все время в одном и том же направлении. Исполинские подводные растения в стремительном невидимом потоке.
        - Пока не увижу, что ты свободный человек, что начинаешь новую жизнь в свободной стране. Извини, что я так патетичен, но таково мое мнение.
        - А есть такая страна и такая жизнь?  - криво усмехнулся Жорди.
        Давид смолчал. Он вспомнил эмигрантов в Париже, коротающих свой век в нужде и лишениях. Он вспомнил сердитые высказывания доктора Стенруса в отношении шведской бюрократической машины, заграбастывающей все подряд, так что судьбы отдельных людей оттеснялись на задний план. И то же горе у американцев, и у англичан. Передвинешь одну пешку в шахматной игре, называемой современной жизнью, так того и гляди, что от нее останется одна лишь бумажная масса.
        Резкое и неожиданное чувство начисто смело эту мысль; мысль принадлежала Стенрусу, а не ему. Он верил в возможности, предоставляемые его собственной страной.
        - Мы переедем в Швецию, как только малыш сможет перенести дорогу,  - заключил он.  - Поезжай за нами следом. Там нужны преподаватели испанского языка. Учеников я тебе наверняка достану.
        А пока ему придется как-то устроиться в Париже с помощью знакомых Люсьен Мари.
        Жорди прислушивался к голосу Давида, он слышал в нем настоящую, искреннюю надежду. Может быть, и в самом деле там, на севере, его ожидало какое-то будущее?

        - Ну видишь, какая я стала тонкая?  - спросила Люсьен Мари в первый же день, как ей разрешили вставать с постели.  - Чувствую себя какой-то выдолбленной, так и хочется съежиться и наклониться вперед… Давид, ты должен принести сюда мою одежду, только все самое красивое, слышишь? Неохота мне щеголять больше в этой старой палатке…
        Давид взглянул на нее, улыбнулся понимающе - но не слышал ни единого слова из того, что она сказала.
        - Что случилось, Давид?  - спросила она другим тоном.
        - Что? А, ничего. Я… просто думал о другом.
        - Хм,  - сказала Люсьен Мари.  - А почему ты так странно отвечаешь, когда я спрашиваю тебя о Пако Жорди?
        Давид бросил взгляд на дверь. Закрыто. Никто не мог их слышать, кроме малютки Пера, а он развлекался собственными силами, создавая им звуковой занавес.
        - Пако дома у нас,  - выговорил он.
        Люсьен Мари резко вдохнула в себя воздух. Давид рассказал, как обе старые женщины спрятали у себя Жорди, и как он сам оказался втянутым в эту историю.
        Люсьен Мари прервала его, внезапно она горячо поцеловала в губы.
        - Я так и знала!
        - Как знала?!
        Она не стала объяснять, но Давид догадался, что сейчас она сравнивала его с Морисом. Он даже покраснел, не зная даже, от раздражения или гордости.
        - Я приду домой и вам помогу,  - сказала она.
        - Нет, Люсьен Мари, я надеюсь, что Пако будет уже в пути, прежде чем вы вернетесь домой. Ты же знаешь, как все здесь ненадежно,  - забеспокоился Давид.
        Она не ответила, взяла проголодавшегося малыша и приложила к груди. Он перестал кричать и предался новому занятию с наслаждением, отдававшимся во всем тельце: крошечное существо, полностью сконцентрировавшееся вокруг сосущего рта. Когда самая большая спешка миновала, он открыл глаза и поверх материнской груди поглядел на отца. Поглядел? Нет, он позволил отцу взглянуть вниз, вглубь, в эти таинственные колодцы нашей первобытной сущности - в глаза очень маленького ребенка.
        Давид заключил их обоих в объятия в порыве немой и сильной любви. Но губы его уже говорили:
        - Надеюсь, Антонио даст знать о себе сегодня. Шторм кончился.
        - Хорошо бы нам выбраться домой послезавтра. Знаешь, это ведь рождественский сочельник.
        - Нет, ради бога, милая, дорогая,  - воспротивился Давид,  - притворись более больной, чем ты есть, и останься здесь еще хоть на несколько дней…
        Ему не хотелось рассказывать о нервном напряжении, как смрад стоявшем над домом Анжелы Тересы и делавшем пребывание там совершенно невыносимым. Обе старые женщины весь день-деньской сидели на страже, их тусклые глаза в каждом кусте видели жандармов. А нервы и вообще здоровье Жорди оказались совершенно подорванными всеми этими годами безнадежного отчаяния, он едва держался; так и казалось, что он вот-вот сорвется. Потайное место под полом его окончательно доканало. Оно ему снилось во сне, вызывало тошноту; однажды ночью Давиду пришлось с ним даже бороться, чтобы тот не выбежал из дома на улицу.
        Нет, не могут они держать только что родивших женщин и грудных младенцев в своем осажденном доме.
        - Если бы ты знала, какая это для меня разрядка - пройтись сюда и побыть здесь хоть несколько часов в день,  - тихо сказал он.
        Каждый раз, уходя из дома, он всей спиной, как судорогу, ощущал на себе долгий взгляд Жорди, заточенного у него в доме.
        Приближалось рождество, праздник торжественного покоя…
        Только на следующий день Антонио вынырнул на том же месте, что и раньше. Он связался с тем французским рыбаком - да, да, это отняло много времени, но что вы хотите, это ведь не только оставить письмо на почте и дать его проверить цензуре…
        Самым скверным было то, что на француза можно было рассчитывать только после рождества. Он не хотел выходить в море в праздники.
        На одно мгновение Давида охватил самый настоящий панический страх перед этой дополнительной отсрочкой. Как ему это пережить?
        Антонио назвал место встречи: скалистый мыс несколько километров севернее Соласа, между часом и тремя ночи на третий день рождества. Жорди должен будет добраться туда заблаговременно и быть наготове.
        - Ты можешь выписать что-нибудь, чтобы давать, как успокоительное, Пако еще в течение четырех дней?  - спросил Давид, когда опять пришел в монастырскую больницу. Люсьен Мари - его персональный фармацевт - подумала и выписала рецепт. Потом коснулась рукой его щеки - ей показалось, что щеки его стали такими исхудалыми и впалыми за эти дни и ночи бессонницы и беспорядочного сна.
        - А для тебя?  - мягко спросила она.
        В дверь постучали и вошла настоятельница. Она, как веселый рождественский подарок, принесла весть о том, что госпожу Стокмар можно будет выписать на второй день рождества; она уже поправилась, а палата нужна для нового пациента.
        Настоятельница попрощалась и вышла. Давид потемнел.
        - Ну что ты, это хорошо,  - заметила Люсьен Мари.  - Что может быть лучше такого камуфляжа, как малыш и я?
        - А если что-нибудь случится?  - спросил Давид.
        …то я хочу, чтобы вы были в надежном месте,  - подумал он.
        …то я хочу быть рядом с тобой,  - подумала Люсьен Мари.
        Она посмотрела на мужа. Однажды ей уже пришлось пережить с ним один кризис, но тогда в нем было что-то непонятное ей, какая-то раздвоенность, что-то абсолютно ненадежное. То было тяжелое переживание, оно вынудило ее позаботиться об опоре для себя - какой бы она теперь ни оказалась.
        Сейчас он тоже находился в напряжении. Оно давило его, это сразу бросалось в глаза, он никогда не был твердокаменным, он относился к людям совершенно особого сорта, к людям чрезвычайно чувствительным, ранимым, тем не менее на всех окружающих он производил впечатление человека уверенного и спокойного. Он был цельным, не стоял в оппозиции к самому себе. Или к ней.
        Давид пошагал в Солас и зашел с рецептом в аптеку. Пожилой аптекарь с отвращением вернул бумажку обратно.
        - Рецепт выписан не врачом,  - проворчал он.
        Да, в отношении лекарств в Испании и тени не было французского легкомыслия. Как, впрочем, и в Швеции.
        Давид шел домой по улицам, бурлившим от рождественского ажиотажа и суматохи. Украшались дома, украшались церкви. Витрины магазинов соблазняли сладостями с мавританскими названиями. Ребятишки возились в сточных канавах, лепили из глины «nacimientos», маленькие фигурки младенца в яслях. Хозяйки готовили позднюю рождественскую трапезу - после мессы, в Nochebuena, в священную ночь, в веселую ночь, когда никто не помышлял о сне.
        Давид остро ощущал, что он здесь чужой, среди всех этих веселых приготовлений. Ощущение породило осознанную мысль: надоело мне быть посторонним. Хочу домой, хочу к себе.
        Он зашел и купил разных вкусных вещей для своих женщин, но от рождественских подарков воздержался. Деньги все пошли на побег Жорди.

        В рождественский сочельник в белом доме произошло два события. Одно веселое, другое пугающее.
        Первый раз Анунциата крикнула: - Посмотрите-ка в окно!
        Жорди устремился к себе в убежище, но Давид воскликнул со смехом: нет, иди сюда, ты погляди только…
        Из апельсиновой аллеи на лужайку перед домом вышла гигантская невеста. Покачивая бедрами, шествовала Консепсьон, а на голове у нее возвышалась детская кроватка, нечто вроде корзины с развевающимися занавесками. Зрелище было фантастическое, оно веселило глаз и душу.
        Жорди остался наверху, а все другие встретили ее праздничными пожеланиями, угостили марципанами и самой лучшей мансанильей, имевшейся в доме.
        - Я обещала сеньоре одолжить мою колыбельку, чтобы вам не пришлось ее покупать,  - объяснила Консепсьон.  - Успею еще получить ее обратно до следующего раза. А клиентки мои помогли сшить покрывало и занавесочки.
        Обе старушки заявили, что колыбелька просто мечта. Давид, взрослый мужчина, чуть не заплакал, что посторонние женщины, едва сводящие концы с концами, согласились пожертвовать свое время и свой труд, чтобы выразить внимание к его ребенку.
        Многое в этой стране было отталкивающим - но Давид глубоко и навсегда полюбил простых испанских женщин, женщин из народа, их живую человеческую теплоту. Он расцеловал Консепсьон в обе щеки, что вызвало целую бурю и веселое оживление в кухне Анжелы Тересы.
        В дверях она обернулась и произнесла другим тоном:
        - Если я буду нужна вам или вашей сеньоре, я в вашем распоряжении.
        Давид поблагодарил и подумал про себя: что это - обычная испанская вежливость - или Консепсьон о чем-то догадывается и хочет таким способом выразить свою поддержку?
        Этот визит внес в их дом оживление. Все собрались на кухне и с аппетитом поели миндального супа, рождественского лакомства, приготовленного Анунциатой по старинному рецепту; но тут Жорди заметил мелькнувший в глубине аллеи мундир.
        Они спрятали Жорди в убежище и подвинули на него кровать, открыли дверь настежь и уселись за стол; однако, жандарм больше не появлялся.
        Они ждали, не зная, вернется он обратно или нет, не решаясь выпустить Жорди хоть ненадолго - пока не услыхали громкий стук снизу, из подполья.
        Когда Жорди выбрался наверх, он казался совершенно невменяемым, начал драться, так как во что бы то ни стало хотел на волю, на воздух. Давид схватил его, пытаясь удержать. Они упали на пол и стали бороться на полу.
        - Пако… дружище,  - тяжело дыша, промолвил Давид,  - приди в себя! Ведь ты рискуешь жизнью, если выйдешь сейчас на улицу…
        Жорди обмяк, лежал тихо, потом поднялся и почти официальным тоном попросил у Давида извинения.
        - Можешь ты, наконец, понять,  - сказал он,  - что человек сходит с ума, если его тринадцать лет держат запертым в землянке.
        Давид и обе старые женщины мгновение стояли неподвижно, потом медленно, в испуге и удивлении посмотрели друг на друга. Жорди тяжело поднялся по лестнице на второй этаж.
        Когда Давид вошел к нему, он сидел, съежившись на стуле. Они не возвращались больше к странным словам, сказанным Жорди только что на кухне. Потом, попозже, они опять сели играть в шахматы - свою скучную, растянутую, рассеянную партию, пока спускались сумерки; они прислушивались ко всем доносившимся снаружи звукам.
        Еще три ночи, подумал Давид.
        32. Снег в горах

        Первый день рождества прошел.
        Жорди ночь не спал, потом лег днем и заснул.
        Давид сидел у Люсьен Мари и малыша так долго, насколько только отважился.
        Они не знали, что делается в их доме.
        Еще две ночи.

        Утро второго дня рождества было ясным.
        Над горным хребтом, у горизонта появилось белое сияние, обычно тех гор совсем не было видно.
        Давид увидел это сияние с одного определенного места на лужайке перед домом, где имелся просвет между ближайшими вершинами. Он позвал Анунциату, но пришла Анжела Тереса; она подняла руку к глазам:
        - В горах выпал снег.
        - А здесь, в долине, он тоже может выпасть?  - поинтересовался он, когда они вошли в дом.
        - Да,  - ответила Анжела Тереса.  - Семь лет назад тоже выпал снег или, может быть, двенадцать.
        Анунциата поправила ее, как обычно, и тоже поспешила выйти во двор, посмотреть на горы. Один только Жорди сидел, как будто ничего не слыша, погруженный в себя.
        Женщины сделали уборку в доме, а Давид истопил печки, чтобы Люсьен Мари и малышу было тепло, когда они придут домой.
        Люсьен Мари права, хорошо, что они будут здесь, подумал Давид, глядя на неподвижную фигуру на стуле.
        Каждый раз, выходя за дровами в сарай с бамбуковой крышей, он останавливался, чтобы поглядеть на волшебное сияние только что выпавшего снега. Гора Тибидабо…
        Хотя нет, она в другой стороне.
        Он вышел за новой охапкой дров, оставив дверь за собой открытой.
        Выйдя из сарая с дровами на руках, он увидел Жорди, большими шагами неторопливо идущего по двору, открыто и вызывающе. В дверях стояла Анунциата и испуганно делала ему знаки, чтобы он вернулся. Но он шел, обернувшись к ней спиной, и не видел ее знаков, а она не смела его окликнуть.
        Давид опустил дрова наземь, чтобы встретить его и привести в себя.
        Зачем я рассказал, что снег сияет,  - подумал он, потому что Жорди остановился как раз на том месте, откуда были видны вершины далеких гор. Жорди испустил такой глубокий вздох, с таким облегчением, как будто его фантазия о землянке и о тринадцати годах в ней были истинной правдой.
        Он стоял с поднятой головой, погрузившись в рассматривание сияющих горных вершин, не замечая направлявшегося к нему Давида.
        В этот момент раздался выстрел. Два, три выстрела. Давид ринулся в сторону, когда что-то жгучее пролетело мимо его уха. Жорди упал.
        Он упал ничком, пуля попала ему между лопаток. Хлынула кровь, много крови. Она сразу же впитывалась вечно жаждущей испанской землей.
        Он сделал слабую попытку подняться, на губах его выступила кровавая пена, но опять упал. Когда Давид подошел к нему, он был мертв. Насколько мог судить не специалист.
        Зашуршали кусты и из них вышел поджарый молодой жандарм с волчьей улыбкой. Сейчас он не улыбался, и все же в уголках рта поблескивали его белые зубы.
        Давид закричал в бешенстве, совершенно не владея собой:
        - Вы что, стреляете в безоружного?!
        - Я застрелил преступника при попытке к бегству!  - закричал в ответ жандарм.
        Он был возбужден, показывал куда-то своим карабином.
        - Он стоял на месте,  - глухо сказал Давид.
        Жандарм за полсекунды оценил обстановку: потом ударил его наотмашь, ладонью по лицу. Давид не был подготовлен к удару, он не отпрянул назад и не отклонился в сторону, но увидел желтый блеск в глазах жандарма.
        Наконец-то ты попался, говорил его взгляд. К дьяволу твой паспорт и твое консульство и как оно там все называется, что делало тебя таким недоступным, таким неуязвимым. Теперь ты, наконец, в наших руках.
        С глухим удивлением Давид почувствовал горячую боль от удара. Так вот как это ощущается? Когда у тебя уже нет никакой защиты от огня?
        Откуда ни возьмись появились зрители: Анунциата, старый садовник, несколько прохожих по дороге к мессе.
        Они были молчаливы и испуганы, но когда жандарм ударил Давида, в толпе раздался глухой ропот.
        Жандарм закричал им резким мальчишеским голосом:
        - Он скрывал у себя преступника! Он сам преступник! Ну, подождите, вот придет начальство.
        - Кто-нибудь должен сходить за врачом,  - сказал Давид, глядя на Жорди.
        Жандарм сделал по направлению к Жорди какое-то движение и Давид вздрогнул; но на этот раз обошлось без насилия, просто жандарм бесцеремонно повернул Жорди на спину. Стало ясно, что никакой врач Жорди уже не поможет. Даже если приедет, завывая скорая помощь с хирургами наготове для переливания крови.
        Давиду стало плохо от запаха крови, внутри у него все обмякло, все горело - ему стало тошно от одного страха, что он испугается.
        В дверях дома показалась Анжела Тереса. На голове у нее была черная шаль, она шла своими медленными, неверными шагами, опираясь на палку. Когда она подошла к кучке окружавших Жорди людей, перед нею все расступились, даже жандарм отошел в сторону.
        Она остановилась и посмотрела вниз, на Жорди. Друг ее сыновей; последний из ее сыновей.
        Дымка одиночества сразу окутала их обоих, хотя она не плакала и не произнесла ни слова. Губы ее тихо шевелились, шепча то ли молитву, то ли проклятие; вокруг нее образовалось силовое поле, заставившее перекреститься нескольких стоявших рядом.
        Она подняла свои померкшие глаза.
        - Внесите его в дом,  - сказала она, не повышая голоса.
        Никто не двинулся с места, все только угрюмо взглянули на жандарма.
        - Мой товарищ пошел за подкреплением,  - буркнул он.
        Она оперлась на палку, немного выпрямилась.
        - Внесите его, - сказала она, не повышая голоса.
        - Остаться здесь!  - резко приказал жандарм Давиду, но не стал возражать, когда садовник и кто-то еще пошли к сараю и, сняв с петель дверь, осторожно положили на нее Жорди, затихшего и выпрямившегося.
        - В зал,  - показала рукой Анжела Тереса.
        Получилась целая процессия - мужчины, несшие покойного, Анжела Тереса, опиравшаяся на руку Давида, Анунциата, жандарм с карабином, несколько простых прохожих, на которых он рявкнул, когда они тоже хотели войти в дом. Они сразу же повиновались, вернулись обратно и остановились у кровавого пятна.
        Дверь положили на четыре стула, два в изголовье и два в ногах.
        - Оставьте его Анунциате и мне,  - сказала Анжела Тереса.
        Кто поклонился, кто перекрестился, потом все вышли, прикрыв за собой двери.
        Жандарм показал карабином на стул в холле. Давид сел. Было слышно, как обе женщины сходили за бельем и водой.
        Жандарм зажег свой «капораль», сделал несколько нервных затяжек. Руки его слегка дрожали. Возможно, он в первый раз убил человека.
        Несколько запекшихся пятен крови на полу безмолвно выкрикивали свое обвинение. Резким тоном он приказал Анунциате их вытереть.
        Он не мог оставаться безучастным к глухому молчанию, к избегавшим его взорам. Но в его взгляде хищного зверя, в желтых с крапинками глазах не было раскаяния, был только страх, который мог обернуться жестокостью.
        «Подкрепление» заставляло себя ждать. Начальство праздновало рождество со своими домочадцами, наверно им думалось, что вообще преступление и кровопролитие не уйдут от них и после праздников.
        Человек в оливково-зеленом мундире храбрился и потому начал бахвалиться.
        - Думаете, вы нас тогда провели,  - сказал он, небрежно поигрывая карабином.  - А некоторые решили, что Жорди удалось сбежать в Барселону. Но мой товарищ и я, мы-то оказались похитрее, чем они. И чем вы. Мы внушили вам, что у нас нет никаких подозрений. Вы нас не замечали, а мы за вами все время следили. Мы-то знали, что рано или поздно вы осмелеете и себя выдадите.
        Какое там «осмелеете»! Когда того несчастного от страха одолевает чувство удушья и он выбегает, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха… Вот как, должно быть, произошло. Это было единственное объяснение, почему Жорди выбежал на улицу прямо средь бела дня.
        Но кое-что оставалось непонятным. Он ведь не бежал. Он шел спокойным шагом. Остановился и стал смотреть на горы с таким выражением, как будто прошел насквозь через свой страх и вышел уже с другой стороны. Это не было ошибкой. Давид видел его спереди, в свете яркого дня.
        Неужели он стоял там, предлагая свою грудь в качестве мишени?
        И был застрелен в спину этим хвастливым, трусливым болваном.
        Давида охватило такое непреодолимое отвращение к стоящему перед ним человеку, что свое ощущение он воспринял как исходящую от жандарма резкую вонь.
        Минуты шли. Человек в оливково-зеленом мундире расхаживал вокруг вызывающей походкой, подрагивая икрами. Давид упрямо смотрел в пол. Если бы тот встретил его взгляд и понял, какие чувства в нем вызывает, карабин выстрелил бы сам собой.
        А там, в горах, в монастыре, сидит Люсьен Мари и ждет, и с каждой минутой беспокоится все больше, почему я не иду. Она понимает - что-то случилось, но что именно - не знает, и начинает себя взвинчивать, а я даже не могу послать ей весточку…
        Анунциата распахнула обе половинки дверей в глубине комнаты. Давид поднялся, он и жандарм посмотрели друг на друга, потом оба направились к дверям. Но из вежливости он пропустил Давида впереди себя.
        - А вы останьтесь там,  - сказала Анжела Тереса своим угасшим, надтреснутым голосом убийце. Последнее слово осталось в воздухе невысказанным.
        Жандарм вздрогнул, покраснел, пришел в ярость - но остановился.
        Откуда взялась у нее эта сдержанность, эта внушающая уважение строгость?
        В комнате было темно, потому что ставни они закрыли. Свет шел только от двух стоявших по обе стороны изголовья высоких серебряных канделябров с зажженными свечами.
        Там, на самом нарядном белье Анжелы Тересы с ручной вышивкой, покоился Франсиско Мартинес Жорди. В чертах его не было видно боли, не было видно следов насильственной смерти; не было также и суровости. Его лицо с задорным тупым носом и веснушками разгладилось и помолодело. Глаза были закрыты, губы сомкнуты, но казалось, на них витает какая-то неизъяснимая слабая улыбка, как будто теперь он чувствовал себя надежно защищенным и мог позволить себе беззлобно поддразнивать своих преследователей.
        - Пако,  - произнес Давид сдавленным голосом, ничего не различая, кроме трепетного сияния свечей.
        Вот и конец его мечте о том, чтобы хоть раз сделать настоящее дело - помочь человеку вырваться на свободу. Еще бы один только день…
        Послышались шаги и голоса - прибыло «подкрепление». Раздался резкий вопрос лейтенанта.
        - Где он?
        Но войдя в комнату и увидев Жорди на смертном одре и Анжелу Тересу рядом с ним на стуле, он невольно сдержал себя, сделал крестное знамение и одно мгновение стоял строго по стойке смирно.
        Давид тем не менее заметил, что тыльной стороной руки он дотронулся до руки Жорди и убедился, что она действительно холодная.
        - Скоро придет машина и заберет его,  - прогремел он, пытаясь приглушить свой командирский голос.
        - Нет,  - прервала его Анжела Тереса.  - Сегодня ночью мы будем здесь читать молитвы над моим сыном.
        - Вашим сыном?  - Лейтенант перевел вопросительный взгляд с нее на Давида.
        - Над моим сыном Эстебаном,  - ответила Анжела Тереса.  - Мы ждали долго - и вот теперь он пришел.
        Лейтенант сделал Давиду знак следовать за ним в холл. Потом прикрыл за собой дверь.
        - Что это значит?  - нахмурился он.  - Сошла с ума или притворяется?
        - Нет, она не притворяется,  - покачал головой Давид.  - Я склонен думать, что границы реальной жизни у Анжелы Тересы очень зыбкие: они как волны, ходят то туда, то обратно, между настоящим и прошлым.
        - Ну, во всяком таком я не разбираюсь.  - Лейтенант нетерпеливо передернул плечами.  - Я только считаю, что плохо, когда в деле замешаны женщины. Но эта хоть не кричит и не плачет.
        Давид его не слушал.
        У нее не было больше сил желать, чтобы сыновья вернулись к жизни. Но все эти годы она так печалилась, что не могла оказать им последнюю услугу, как это делают все старые женщины, подарить им достоинство и смертный покой. О господь милосердный, не дай никому отнять у нее веру, что желание ее исполнилось!
        - Мне все равно,  - заявил лейтенант.  - Мне не жалко, пусть стоит здесь, а завтра рано утречком его похоронят.
        - Так быстро?
        - Таков закон. Что касается вас…
        Их прервали тихие голоса за дверью на улице; кто-то хотел войти, кому-то не разрешалось, кто-то все-таки вошел.
        - Она говорит, что здесь живет,  - начал оправдываться часовой у дверей перед лейтенантом.
        Люсьен. Мари тихо вошла с ребенком на руках, он был у нее завернут в полу плаща. Как у всех рожениц, лицо ее было прозрачно-бледным, а страх, испытанный только что при виде собравшихся около ее дома людей и кровавого пятна на дворе наверно вызвали такие глубокие фиолетовые тени под глазами.
        Она и Давид встретились в порыве быстрого взаимного волнения. Они почти не говорили, не поцеловались на глазах у бесцеремонных свидетелей, но тела их на одно мгновение оказались рядом, они успели послать весточку, утишающую отчаяние: ты мой муж… ты моя жена… я слышу твое дыхание… узнаю тепло твоей кожи через эту грубую одежду… кто-то умер… кого-то не стало… но не ты… не тебя…
        Анунциата выглянула из двери в кухню, как зверек из своей норы. Да, она совсем сгорбилась от страха и потрясения, так что казалась наполовину ниже, чем обычный человек.
        Всю жизнь она верховодила в доме, и знала, что нужно делать и как; но то, что произошло здесь сегодня, было намного выше ее понимания. Она обрадовалась при виде Люсьен Мари. Обрадовалась возможности опять сделаться служанкой, не несущей бремя ответственности.
        - Ах, сеньора, какая радость - в этот день таких несчастий!  - воскликнула она и заплакала, не скрывая своих слез. Давайте сюда плащ… дайте, я займусь малюткой…
        Люсьен Мари похлопала ее по коричневой морщинистой руке и отдала Пера на ее попечение. Сейчас ее мысли были заняты совсем не ребенком.
        - Можно мне его посмотреть?  - спросила она тихо.
        Давид переадресовал вопрос лейтенанту, и тот кивнул утвердительно. Они вместе вошли в безмолвную комнату за двухстворчатыми дверями.
        Лейтенант посмотрел на свои часы и начал нервно ходить взад и вперед по комнате. Все это дело было ему не по душе. Он быстро обрезал попытку ретивого жандарма похвалиться своим подвигом; он уловил выражение отвращения у Давида, и, что еще хуже, смог его понять. Он тут же выслал жандарма из комнаты.
        Ему не стало легче, когда молодая женщина, заплаканная, вышла от покойного вместе с Давидом. Он пошел навстречу Давиду, кашлянул и сказал:
        - Я должен отправляться. Вы идете со мной.
        - Нет!  - воскликнула Люсьен Мари, это был скорее стон, чем слова. Давид сжал ее руку, успокаивая, призывая к молчанию.
        - Я иду,  - сказал он.  - Я задержан?
        - Да.
        - За что?
        Офицер сказал возмущенно:
        - Вы давали ложные показания и скрывали у себя преступника. Вы это отрицаете?
        - Нет. Я только хотел услышать официальное обвинение,  - сказал Давид.
        Ему было разрешено взять с собой портфель с принадлежностями для туалета, и после некоторого колебания лейтенант дал Люсьен Мари разрешение его проводить.
        - Если вы даете честное слово не делать попытки к бегству,  - тут же оговорился лейтенант.
        - Даю честное слово,  - заверил Давид.  - Больше того: заявляю, что ни при каких обстоятельствах бежать не намерен, и если через какое-то время меня вдруг найдут, застреленным при попытке к бегству, так это будет убийством.
        Офицер потемнел от ярости.
        - Это оскорбление,  - вспыхнул он,  - Вы живете в государстве правопорядка!
        Давид ничего не ответил, но взгляды обоих непроизвольно обратились к закрытым дверям.
        Они остались одни. Одни - несколько украденных минут. Казалось, Люсьен Мари вот-вот упадет в обморок; Давид в тюрьме, и опять она во власти страха и нависшей опасности, как во время оккупации.
        Он взял ее за плечи и попытался вдохнуть в нее мужество. У него тоже была минута слабости, но ее страх и тревога вернули ему спокойствие.
        Мы знали, на что шли. Мы ведь не жалеем, что поступили именно так, скажи?
        Нет, она не жалеет.
        Деньги. Он не успел их получить, а те, что у него были, он отдал как задаток Антонио.
        - У меня есть,  - неожиданно сказала она.  - То есть у Пера, Вчера я получила письмо из дому, и в нем был чек, подарок Перу ко дню рождения.
        - Рано ему приходится содержать своих престарелых родителей,  - невесело усмехнулся Давид.
        Но сегодня они не могли улыбнуться по-настоящему; просто черты лица у них обострились еще больше.
        - Как ты думаешь, сколько…  - спросила она с трепетом.
        На это он не мог ответить.
        - Будет суд, так большой срок дать мне не могут. А вот если все пойдет втихомолку - тогда тебе придется поехать в Париж и обратиться там в консульство и к юристам…

        Анжела Тереса вышла в холл в тот момент, когда они собрались уходить. Она спросила оскорбленно:
        - Вы уходите - сегодня?
        - Мне совершенно необходимо, сеньора Анжела Тереса.
        - Пойдемте,  - приказал лейтенант.
        Тогда Анжела Тереса все поняла - и засмеялась. Это были довольно-таки жуткие звуки - смех, потерпевший крушение, чувство, сошедшее с рельсов. Было видно, что лейтенанту хотелось убежать.
        Не колеблясь, она сделала вызов представителю власти:
        - Вы собираетесь арестовать его за то, что он помогал Эстебану? А он и понятия об этом не имел! Он ведь иностранец и знать ничего не знал о том, что мы здесь замышляли! Пойдемте, вы увидите, как все было хорошо подготовлено. Пойдемте, я покажу вам убежище. Анунциата, отодвинь кровать!.. Что там такое?  - спросила она и внезапно остановилась, увидев ребенка на руках у Анунциаты.
        Но теперь уже заинтересовался лейтенант. Он приказал жандармам отодвинуть кровать, и тут обнаружил лаз, а под ним подполье.
        Он обернулся и посмотрел на Давида. Оба они вспомнили, как хитроумно провела его Анжела Тереса, когда он собрался пошарить под кроватью.
        - Вы знали об этом,  - сдвинул лейтенант брови.
        - Тогда нет,  - покачал головой Давид.  - Потом, разумеется, узнал.
        - А вы?  - продолжал он, указывая на Анунциату. Люсьен Мари поспешно взяла ребенка, потому что Анунциата так затряслась, что чуть его не уронила. Она упала на колени, подняла вверх сцепленные руки.
        - Это все Анжела Тереса!.. Это она меня заставила… Ведь она здесь хозяйка… а я только бедная служанка… я всегда ее предупреждала и говорила, что не повезло Мартинесу Жорди…
        Она была такая маленькая, сгорбленная. Маленькая, недалекая и напуганная. Для нее жизнь, сама сладостная жизнь, была только будничными хлопотами по хозяйству в чужом доме. Она любила эти хлопоты. Чужой дом? Ах, до чего же неважно, кто записан на бумаге его владельцем, когда приходит старость! Никто не может ходить больше, чем по одному полу, сидеть больше, чем на одном стуле, умереть больше, чем в одной постели; а потом тебе вообще не нужно уже ни пола, ни стула, ни кровати, ты не можешь взять их с собой. Всем этим она пользовалась так же, как Анжела Тереса, поэтому этот дом был также и ее домом. Больше даже ее, потому что все эти вещи знала и использовала именно она. Она никогда не знала мужчины, но любила старый большой веер, которым каждое утро раздувала огонь в очаге, и выкрашенный в черную краску горшок, в котором они варили себе рыбу и картошку. У нее не было детей, о которых ей нужно было бы горевать или заботиться, зато она всегда очень аккуратно, вечером и утром, выпускала погулять старую собаку и клала кости из супа в ее миску.
        Нельзя сказать, чтобы она не любила Жорди, или еще кого-нибудь, но мысль о том, что ее могут заставить покинуть этот дом и все, к чему она здесь привыкла, была для нее непереносимее, чем смерть Жорди или кого-нибудь другого.
        Она была как старая кошка, привыкшая больше к дому, чем к людям.
        Давиду и Люсьен Мари было тяжело смотреть на эту сцену, и они отвернулись, лейтенант сделал движение, заставившее ее замолчать и стушеваться.
        Единственным человеком, не испытывавшим ни страха, ни волнения, оказалась Анжела Тереса. Она просто ничего не слышала. Села на свой обычный стул с высокой спинкой. Она очень устала. Она сказала то, что хотела сказать, на жандармов и на их рыскание по дому она не обращала внимания. Теперь она сделала слабую попытку поиграть с ребенком на коленях у Люсьен Мари, но он был для этого еще слишком мал.
        Она была в своем роде уникумом: человеком, не привязанным уже ни к каким вещам. Ее ни капли не беспокоила ее собственная судьба. Она осталась здесь для того, чтобы читать ночью молитвы над усопшим и принять к себе в дом этого крошечного человечка.
        Люсьен Мари поняла это как следует только когда Давид ушел с лейтенантом, и одиночество зажало ее в свои тиски. Анжела Тереса ее не утешала, но сама ее отрешенность, ее незатронутость страхом несли успокоение и прохладу, как воздух над вершинами гор.
        Весть о преступлении уже успела распространиться по Соласу. Поскольку был праздник и месса кончилась, делать было особенно нечего, и многие решили прогуляться.
        Сначала все поступали так, как та маленькая группа сразу же после убийства, толпились вокруг все еще отчетливо видневшегося пятна крови и боязливо посматривали на дом.
        Но этого им казалось недостаточно. Всем хотелось увидеть Жорди.
        Чем более недоступным и охраняемым выглядел дом, тем сильнее становилось желание увидеть покойного.
        Некоторые женщины взяли с собой из дому цветы, чтобы положить их на его смертное ложе. Смерть ведь всегда смерть.
        На часах стоял один-единственный жандарм. Сначала он всем отказывал, но когда все больше и больше женщин стало теснить его и требовать, чтобы он их впустил, он сдался под их напором.
        Получилась пробка, так что ему пришлось открыть заднюю дверь, чтобы дать им возможность выходить оттуда. Он создавал видимость нерушимой силы, поддерживая строгий порядок в очереди.
        Таким образом, целый поток жителей Соласа прошел мимо смертного одра Жорди, и его белые простыни оказались в конце концов засыпанными цветами и зелеными веточками.
        Когда женщины увидели его и вспомнили, каким одиноким он был при жизни и как коварно его убили, многие из них заплакали. Мужчины тоже были взволнованы и старались сказать о нем что-нибудь хорошее, что-нибудь, возвышавшее его и вместе с тем не низвергавшее в несчастье их самих.
        Они не могли коснуться его политического прошлого, об этом следовало молчать; не говорили также и о его печальной попытке стать контрабандистом, даже, если кое-кто из проходящих мимо него и имел повод, жалея его, втайне порадоваться своему собственному везению.
        Тогда один из них решился сказать: он был хорошим каталонцем.
        Они посмотрели друг на друга, поколебались, но потом закивали одобрительно; наверно, можно ведь сказать, что он был хорошим каталонцем. Таким же каким был его отец, и его дед, до самого святого епископа.
        Это не было демонстрацией. Просто так получилось, что тому, кто, всеми пренебрегаемый, тихо и незаметно жил среди них, в этот последний вечер оказывались почести, как самому знатному гражданину.
        Анжела Тереса смотрела, как жители города приходят и уходят, но ни с кем не пускалась в разговоры. В глазах ее светилась затаенная гордость.
        А Жорди улыбался своей таинственной улыбкой.
        33. Бегство в Египет

        Прежде чем передать Давида часовому, который должен был отвести его в камеру, лейтенант спросил Давида, нет ли у него какого-либо пожелания.
        Есть, ответил Давид. Чтобы его сторожил не тот жандарм, что застрелил Франсиско Жорди.
        Его просьба была удовлетворена.
        Через сутки он подумал: почему я вместо этого не попросил сигарет, или писчей бумаги, или книгу - все равно чего, лишь бы только заставить время идти хоть немного быстрее…
        У него было достаточно времени, чтобы подумать, увидеть, как все произошло,  - но также и произвести переоценку ценностей, подвергнуть все сомнению.
        В первый день ему казалось, что он окружен неким ореолом героизма: все-таки он что-то совершил. Пытался помочь человеку выбраться на свободу.
        На второй день слова «если бы» стерли весь ореол.
        Если бы Жорди не… Если бы я не…
        …то, может быть, бродил бы сейчас Жорди живым-живехонек среди своих веревочных тапочек.
        А сам он не сидел бы в тюремной камере.
        Медленно тускнел дневной свет в крохотном окошке, надвигалась еще одна ночь.

        …с моим морским вертолетом мы можем опуститься на самые большие глубины, сказал Юрген, его старый школьный товарищ, собиравшийся стать океанографом.
        Они спускались вниз, через первобытные девственные леса раскачивающихся водорослей, целые миры исчезали вместе с корнями у них над головами.
        Наконец они оказались внизу, во тьме, среди пугающих, таинственных форм жизни, среди каких-то хрящеобразных плиток, расположенных на дне слой за слоем, как исполинские грибы семейства polyporos. Они были на пороге мира в двух измерениях, где все было только протяженностью и ничего глубиной или высотой.
        Это так действует давление, сказал Юрген. Давление сверху.
        Каракатицы, похожие на переливающиеся диски, присасывались к стеклу, угри, тонкие, как хлысты, оставляли снаружи, в кромешной тьме, фосфоресцирующие следы в виде одних линий. Но вот в круге света от их прожектора появилась серебристо-серая рыбина, не похожая ни на диск, ни на хлыст…
        Теперь будем подниматься, сказал Юрген.
        Давид протянул руку через толстое стекло и схватил рыбину, ему захотелось взять ее с собой, в головокружительное путешествие наверх.
        Но когда они поднялись в те слои моря, где свет солнца отливал зеленым и леса водорослей шевелились в медленных, плавных ритмах, серебряная рыбина лопнула. Взорвалась, исчезла.
        Давление!  - закричал Юрген. Это противодавление!
        И морской вертолет рухнул в пустоту…
        Давид поднялся с полу, окоченелый, со сдавленным сердцем; он упал со своих узких нар. Но то ли ему снился этот сон потому, что он упал, то ли он упал потому, что снился такой сон, он не понял. Боже, какие идиотские у меня эти морские сны…
        Он их стыдился. Писака, которому снятся литературные сны; личность, подвергающая себя психоанализу: через некоторое время ей удастся видеть сны в таких именно символах, какие требуются; от подобных снов всегда за версту несет фальшью.
        Но что это означало, как не то, что и ночью мозг его работал - или играл - теми же орудиями, которые случайно оказались на виду, забытые после трудового дня.
        Он защищался от этого сна. Сон делал его ответственным за смерть Жорди.
        Не в том наивном смысле, что «если бы не…» Не из-за того или иного поступка, которого можно было бы избежать.
        Сон показывал только взаимосвязь явлений.
        Весь образ жизни Жорди был для него терпимым, пока он жил среди других, приспособленных к тому же давлению - немного более сильному, немного более слабому, но в сущности одинаковому.
        Он, Давид, и Люсьен Мари сделали этот образ жизни для Жорди непереносимым.
        Они сделали его непереносимым, не видя необходимости и не имея возможности пропустить Жорди через шлюз в свой собственный мир. В мир, где давление сверху меньше и жизнь имеет какую-то возможность развиваться в различных формах.
        С нестерпимой болью Жорди понял, что тот, кто слишком долго приспосабливается к обстоятельствам, чтобы выжить, становится в результате расплющенным и желеобразным в духовном отношении.
        Несколько раз Жорди принимался бунтовать. Неловко, неумело. Но в конце концов он избрал для себя самое простое: выйти из дома и посмотреть на горы, где воздух такой легкий.

        О Господи, если бы только можно было начать все сначала…

        Давида вызвали на допрос к лейтенанту, в ту же контору, где он столько раз по-дружески болтал с сержантом Руисом.
        Руис… Теперь его товарищ по несчастью.
        Допрос ни к чему не привел.
        Его вызвали снова, теперь уже к эль секретарио. Этот был еще более туго надут, чем когда-либо, его похожие на пули глазки источали враждебность. Эль секретарио все время возвращался к вопросу о том, не помогал ли Давиду кто-нибудь еще при подготовке побега. Он пытался застращать, он делал вид, что все и так знает, но ничего не добился.
        - А вы?!  - кричал он злобно.  - Кто вам платит за то, что вы вмешиваетесь в эту историю с контрабандистами?
        - Платит?  - вспыхнул Давид, а сам подумал о своих потерянных деньгах. Не без удовлетворения он отметил, что сидевший в глубине комнаты лейтенант выглядел смущенным.
        Эль секретарио опять уселся на стул и расстегнул свой воротничок.
        - Значит, это было сделано по «идейным» мотивам?  - он произнес это слово так, что из него фонтаном забил сарказм.
        Давид промолчал.
        Эль секретарио, как пистолет, направил на него свой указательный палец.
        - Иными словами: настоящая провокация! Вы так называемый писатель?
        - Да.
        - И теперь хотите поехать домой, чтобы в марксистской печати распространять лживую пропаганду о терроре во франкистской Испании?
        - Я не работаю ни в какой «марксистской печати»,  - сдерживая себя, возразил Давид.
        - А как мы можем поверить вашим словам?
        - Как раз это проверить легко. Книга - это ведь официальный документ. А в нашей стране есть ваше консульство.
        Эль секретарио задумался.
        Дались нам эти новые инструкции, по возможности избегать недоразумений с людьми из стран с демократическим строем. То ли дело было раньше, когда можно было проводить политику твердой руки…
        Эль секретарио вышел из помещения и стал вполголоса совещаться с лейтенантом. Возвратившись, он решил переменить тактику и сделал попытку прийти к соглашению.
        - Вы стали соучастником преступления по ввозу контрабанды. Вас может ожидать долгое тюремное заключение. Вы это знаете?  - обратился он к Давиду.
        - Да,  - пересохшими губами вымолвил Давид.
        - Но допустим, мы вас помилуем. У вас есть жена и маленький ребенок, не правда ли?
        И на этот раз Давид сумел выдавить из себя только хриплый звук, означавший утвердительный ответ.
        - Предположим, как я сказал, мы вас помилуем. Согласны ли вы дать честное слово, что никогда ни слова не напишете о деле Жорди - или вообще что-нибудь против режима в нашей стране?
        На стене тикали часы. Эль секретарио улыбнулся чарующей, по его представлению, улыбкой. Давид вытер рукой лоб, как когда-то - он видел - в этой же комнате делал Жорди.
        Было бы так просто… Он не был писателем-памфлетистом. А политическим писателем и того меньше. Какое бы имело значение, если бы он…
        Но честное слово… его он не сможет нарушить. Оно будет у него затычкой во рту, оно станет душить его писательский голос.
        - Нет,  - ответил Давид напряженным, глухим голосом.
        Неужели Морис и его сподвижники никогда не испытывали сомнений в подобной ситуации, никогда не знали искушения? Тогда он не из их породы.
        Эль секретарио в бешенстве указал ему на дверь.
        Давида увели обратно в камеру.
        На следующий день его привели опять - на допрос, как он полагал.
        На этот раз эль секретарио был застегнут на все пуговицы и в белом воротничке. Нет, никогда испанец не бывает смешным, даже этот маленький жирный человечек. Он стоял, а сзади него наискосок застыл лейтенант. Серьезность окутывала их, как плащи окутывают тореадоров. На миг Давид увидел их, как на картине - портреты испанцев, любого столетия: оба их лица, одно жирное, другое сухощавое и широкое, с крепко сжатыми губами и черными, непроницаемыми глазами католиков.
        Эль секретарио держал в руках какую-то бумагу.
        - Вот ордер на вашу высылку,  - заявил он.  - В течение двадцати четырех часов вы обязаны покинуть Испанию.
        Давид не понял.
        - Но ведь я не давал честного слова,  - сказал он немного испуганно, как будто честное слово они могли вырвать у него во сне.
        Эль секретарио и бровью не повел.
        - Через двадцать четыре часа вы должны быть по другую сторону границы,  - повторил он, повернулся на каблуках и вышел из комнаты.
        Давид вопросительно посмотрел на лейтенанта.
        - Вы свободны,  - подтвердил тот.  - Можете идти домой. При условии, о котором вам только что сообщили.
        - Почему же я так легко отделался?  - спросил Давид, как будто опасаясь расставленной ловушки.
        Лейтенант пожал плечами:
        - Вот видите, мы можем проявить и мягкость. К тому же оказалось, что ваше участие во всей этой истории было самым пустяковым.
        Давид резко вскинул голову. Но слова, вертевшиеся у него на языке, к счастью, так и остались непроизнесенными.
        Они ничего не узнали об Антонио.
        Давиду выдали его портфель и под эскортом проводили до двери. Не нужно было даже возвращаться в камеру.
        Его выставляют из страны.
        Теперь мимо «Магги» и «Персиля», к площади с белым каменным фонтаном и балконами.
        Там, у поворота, по другую сторону площади, пустая лавочка Жорди.
        Люди останавливались, глядели ему вслед, множество глаз следило за ним из магазинов и из почты.
        Удивлялся исходу дела не он один.
        Он ни с кем не здоровался, никто не осмеливался поздороваться и с ним.
        Четыре дня в тюрьме,  - а у него было такое чувство, будто он восстал из могилы, будто снова вернулся к живым из мертвых.
        Теперь он бы лучше понял Жорди.
        Перед кинотеатром сторож наклеивал новую афишу о фильме с боем быков в новогодний вечер: «Завтра: эль матадор». Слово, как рыбья кость, застряло у него в горле. Эль матадор - это убийца. Тот, кто себе и публике доставляет изысканное наслаждение, закалывая затравленное животное.
        Только когда он прошел мост и неизменных женщин, стирающих белье в реке, до него, наконец, дошло: я свободен. Я иду домой к Люсьен Мари и малышу.
        Он пустился бегом.
        Через пять часов они сидели в такси Гонзалеса и смотрели через большую дыру у тормоза, как красно-бурая земля убегает назад.
        Дома у них началась страшная паника, когда Давид обнаружил, что они не успеют перебраться через границу до назначенного срока, если поедут завтра, хотя бы и утренним поездом.
        И поэтому опять теперь бешеная гонка, с горы на гору, по скользкой дороге, с зияющими безднами по одну сторону - и с исполненными очарования пейзажами по другую.
        - А вы не боитесь ехать с такой скоростью, сеньор Гонзалес?  - спросила Люсьен Мари, едва решаясь дышать от страха.
        - Никогда - ведь со мной за рулем сидит мой ангел-хранитель,  - объяснил Гонзалес.  - Вот, посмотрите - часто я вообще снимаю одну руку с баранки и даю править ему…
        Они закрыли глаза, им оставалось только одно - положиться на искусство ангела-хранителя Гонзалеса.
        Только что;
        Печальное прощание с Анжелой Тересой, лежащей в постели, откуда ей, видимо, уже никогда больше не встать - далекой, отсутствующей, и с Анунциатой, ухаживающей за ней. Верной - как кошка.
        С Консепсьон, их преданным другом; они оставили ей все, что не могли взять с собой.
        Давид заглянул также и к Мигелю, немедленно напустившему на себя мину владельца кабачка - противника всех и всяческих субъектов, преследуемых полицией. Но потом, не поднимая век своих циничных глаз, он огляделся кругом. Убедившись, что поблизости нет ни одной оливково-зеленой личности, он сделал знак головой на своей негнущейся шее и провел Давида в свою личную комнату, пожал там ему руку и подарил на дорогу бутылку своего самого лучшего коньяка.
        Старый король контрабандистов - не затрагивай только его святых и праздничных процессий, и он проявит широчайшую терпимость как к своему, так и к вашему прошлому.
        По дороге домой Давид встретил Антонио. Они задержались на какую-то часть секунды, глядя в глаза друг другу. Это был прямой и честный взгляд, говоривший: он мертв. Нам не повезло.
        Потом разошлись, не поздоровавшись.
        После этого Давиду не хотелось больше ни с кем видеться.
        Когда он вошел в рощицу из хвойных деревьев, в одиночество, где его никто не мог видеть, до него впервые в полной мере дошел весь трагизм судьбы Жорди, теперь уже без всяких побочных мотивов, часто вводящих в заблуждение. Его тело начали сотрясать рыдания, он обхватил руками ствол дерева и стал оплакивать своего друга Пако и свою, приведшую к катастрофе, попытку прийти ему на помощь.
        Они успели к поезду, благодаря Гонзалесу и его искушенному в вождении машины ангелу-хранителю.
        Туристский сезон еще не начался, им достались хорошие места. Они втащили свои чемоданы. Поезд тронулся. Они были в пути. Вместе.
        Они тяжело опустились на деревянные скамейки, как будто у них подогнулись ноги.
        Малыш заплакал, но вскоре опять заснул в своей корзиночке. Похищенный ими маленький испанец.
        Люсьен Мари посмотрела на Давида, как будто не была уверена, что увидится с ним вновь.
        - Куда мы едем?
        - Домой.
        - В Париж?
        - Сначала. А потом - в Швецию. Если хочешь?
        - Куда хочешь ты,  - ответила Люсьен Мари.
        Коротко об авторе

        Дагмар Эдквист принадлежит к числу наиболее любимых и читаемых писателей Швеции. Ее произведения издаются стотысячными тиражами, что для небольшой по размерам страны - цифра довольно значительная. Д. Эдквист продолжает традиции скандинавского социально-психологического романа: она пишет о сложных взаимоотношениях мужчин и женщин, о любви и ревности, зависти и равнодушии, ненависти и страсти.
        Д. Эдквист возглавляла союз писателей Швеции, после чего ее выбрали главой писательского союза г. Мальмё. По ее произведениям написаны сценарии кино- и телефильмов, поставлен ряд спектаклей.

        notes

        Примечания

        1

        Пако - разговорное от Франсиско.
        2

        Heureka - эврика (фр.).
        3

        Pas seulement un jardin, mais un verger, un potaqer - не только сад, но и огород.
        4

        Le potager de l'amour - огород любви.
        5

        Caporal - вид табака (исп.).
        6

        Compatriota - землячка (исп.).
        7

        Enfant terrible - ужасный ребенок (фр.).
        8

        La Virgen - Мадонна (фр.).
        9

        Независимой от государства.
        10

        Desastres - «бедствия».
        11

        las monjas - (фр.) монахини.
        12

        Opus Dei - Божье дело (лат.).
        13

        La vie unanime - единая жизнь (фр.).
        14

        Она посмотрела наверх, на кружевные узоры освещенных свечами ветвей на фоне черного неба, пронизанного звездным светом, и слегка поежилась в древнем страхе перед завистью богов.
        15

        Красавица, красавица.
        16

        Hombre - (исп.) человек.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к