Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Эшворт Адель: " Мой Нежный Граф " - читать онлайн

Сохранить .
Мой нежный граф Адель Эшворт

        # Лорд Грейсон уже почти потерял надежду выдать замуж непокорную дочь Кэролайн. Своевольная красавица рискует остаться старой девой, но… Именно брак с ней может спасти графа Брента Уэймерта от полного разорения. Ведь вернувшись с войны, он обнаружил, что его земли распроданы.
        Уступая уговорам отца, Кэролайн соглашается стать женой Брента, но дает себе слово никогда не влюбляться в этого человека. Она и представить не могла, что ее супруг так внимателен, красив, благороден…
        Кэролайн обжигает страсть, которая уже давно пылает в сердце графа. Он еще не знает, что его возлюбленной грозит смертельная опасность. Его прошлое может ее погубить.
        Сумеет ли Брент спасти свою любовь?

        Адель Эшворт
        Мой нежный граф

        Это художественное произведение. Имена, персонажи, события, места действия - плод воображения автора или использованы в художественных целях. Любое сходство с реальными событиями, местами действия, организациями или людьми (ныне живущими или покойными) совершенно случайно.

        Всем замечательным читателям, которые держали кулаки, надеясь на новое издание…

        Искреннее спасибо доктору философии Мэрилин Прайс-Ларсон за неофициальную критику и превосходное знание Англии и англичан.

        Глава первая

        Англия, 1815 г.

        Кэролайн Грейсон осторожно, избегая шипов, срезала стебель с розового куста и поднесла бутон поближе к глазам, чтобы лучше его рассмотреть. Она взирала на него с беспристрастностью ученого, со знанием дипломированного ботаника, медленно поворачивая розу в руках и пристально изучая ее структуру и нежную окраску.
        Цветок был великолепен - самое красивое и здоровое растение из всех, что до сих пор удавалось выводить Кэролайн. Чтобы найти достойное название, потребуется время. Это должно быть что-то уникальное для такой совершенной розы.
        Внезапно раздавшийся шелест юбок заставил Кэролайн обернуться. Стефани, ее младшая сестра, бежала к ней по саду. Первые лучи утреннего солнца переливались в ее густых белокурых волосах и в складках голубого шелкового платья.
        - Иди сюда, посмотри вот на это, Стефани, - позвала Кэролайн, с улыбкой возвращаясь взглядом к своей розе.
        - Кэролайн, - задыхаясь, на бегу проговорила Стефани, - ни за что не догадаешься…
        - Тише, тише, что за спешка? - укорила сестру Кэролайн, когда та схватила ее за рукав.
        Стефани сделала два глубоких вдоха и смахнула упавшие пряди волос со щек, порозовевших от прохладного утреннего воздуха. Ее глаза были широко распахнуты и горели чудесной, как видно, новостью.
        - Граф Уэймерт, - она жадно глотнула воздух, - здесь, и отец хочет, чтобы ты с ним познакомилась.
        Кэролайн, однако, гораздо больше волновало ее прелестное творение, крепко зажатое в пальцах.
        - Нравится?
        Стефани опустила взгляд на цветок и радостно взвизгнула:
        - Ах, вот это красота! Два оттенка пурпурного!
        Кэролайн засияла от гордости, опуская розу на протянутую ладонь сестры.
        - Скорее лиловый, переходящий в пурпурный. А теперь объяснись. Кто здесь?
        В глазах Стефани заплясали веселые огоньки.
        - Граф Уэймерт, - медленно проговорила она.
        Кэролайн ответила сестре ничего не понимающим взглядом, заставив ту раздосадованно вздохнуть.
        - Право же, Кэролайн! Брент Рейвенскрофт, граф Уэймерт. В обществе о нем уже не первый год сплетничают: кажется, какой-то семейный скандал, но ничего такого, что повредило бы его репутации. Какое-то время он ухаживал за Паулиной Синклер, дочкой Синклеров, тех, что из Харперс-Роу. Потом она послала его к чертям…
        - Стефани!
        - …а все решили, что он злой и жадный или безобразный и со скверным характером, и поэтому она ему отказала. - Стефани понизила голос до шепота. - Но я только что отлично его рассмотрела, и он вовсе не безобразный.
        Кэролайн едва заметно улыбнулась, положила садовые ножницы на мягкую землю и вытерла рукавом вспотевший лоб. Стефани было семнадцать, но во многих отношениях она была сущим ребенком: ей всегда казалось, что мужчине можно простить любой недостаток, если только этот мужчина привлекателен. Судя по всему, лорд Уэймерт виделся ей безупречным.
        - По-моему, не стоит выказывать такой интерес, Стеф, - пожурила Кэролайн, забирая из рук сестры лиловую розу и выходя на каменную дорожку, ведущую к дому. - Ты ведь помолвлена, не забыла?
        Стефани зашагала следом.
        - Я интересовалась им не для себя, Кэролайн, а для тебя.
        - Глупости, - со смехом ответила Кэролайн.
        Стефани тихо простонала.
        - В нашем большом прекрасном мире внимания заслуживают не только растения и… сэр Альфред Маркэм…
        - Альберт Маркэм, - поправила старшая сестра.
        Стефани молчала, пока они не приблизились к дому. Потом она самодовольно объявила:
        - Я думаю, что отец тоже интересуется им ради тебя.
        Не останавливаясь, Кэролайн открыла кухонную дверь, прошла в дом, положила розу на столешницу и решила вымыть руки. Мысль о том, чтобы выйти за кого-то замуж, была настолько дикой и невероятной, что ее даже не стоило обсуждать.
        - Не пойму, откуда у тебя такие сведения…
        - Из отцовских уст, - с сарказмом ответила Стефани. - Я слышала, как он говорил, что отдает тебя графу вместе с чем-то, что ему продает…
        Кэролайн потянулась за полотенцем, задумчиво поглядывая на сестру. От нее не ускользнула лукавая улыбка, играющая на губах Стефани, и огонек в светло-голубых глазах. Это несколько смутило Кэролайн, ибо Стефани была единственной живой душой, которая знала о ее планах покинуть Англию, чтобы учиться ботанике в Новом Свете, и не раз высказывала желание, чтобы старшая сестра осталась где-то поближе к дому.
        Сохраняя скептический настрой, Кэролайн смахнула упавшую на щеку прядь.
        - Я поговорю с ним.
        - Я бы сначала выкупалась, - мелодичным, озорным голоском прощебетала Стефани.
        Пропустив это замечание мимо ушей, Кэролайн подобрала бутон розы и направилась в кабинет отца. Она уверенно подошла к закрытой двери, но не успела постучать, как услышала резкие мужские голоса. Позабыв о приличии, девушка машинально прильнула ухом к двери, чтобы услышать, о чем спорят по другую ее сторону.
        - Я заплачу вам, сколько попросите, но отказываюсь жениться ради того, что по праву принадлежит мне, - услышала она незнакомый низкий голос с хрипотцой. - Мою собственность продали нечестным путем, противозаконно.
        - Все было куплено по закону, Уэймерт, и я могу это доказать.
        Голоса стихли. Какое-то время Кэролайн не могла разобрать ни слова, но потом мужчины заговорили громче, хотя на сей раз накал эмоций поутих - гость пытался урезонить ее отца.
        - Это не имеет к вам никакого отношения, Сайзфорд, но если я решу жениться, то предпочту выбрать невесту сам, а не венчаться с вашей дочерью, которую никогда не видел.
        - Кэролайн родит вам сообразительного, крепкого сына…
        - Сейчас речь не об этом!
        - Мужчина в вашем положении…
        - Послушайте меня внимательно, - расслышала Кэролайн быстрый, угрожающе тихий ответ графа. - Я не хочу жениться на вашей дочери. Мне не важно, сколько достойных дворян просили ее руки. Мне не важно, что она прекраснейшее создание по эту сторону континента, что у нее волосы цвета солнечных лучей, а глаза цвета аметистов. Для меня важна только моя собственность, и, клянусь Богом, вы вернете ее мне, как и подобает. Наш разговор окончен.
        Последовало долгое зловещее молчание, потом Кэролайн услышала глухой рев отца.
        - Возможно, вам следует взглянуть на это…
        Ровно пятнадцать секунд спустя граф завопил:
        - О господи!
        В стол тяжело врезался кулак.
        Отец Кэролайн напыщенно проговорил:
        - Это купчая. Настанет понедельник, и их заберут.
        - Вы не можете этого сделать…
        - Сделаю, если вы не женитесь на моей дочери.
        Потом… ничего. Молчание.
        У Кэролайн гулко стучало сердце. Несколько секунд она не могла дышать - происходящее обрушилось на нее, как кирпич на голову.
        Это невозможно! Она планировала, она мечтала, она… думала, что отец понимает…
        Испуганная и растерянная, Кэролайн ссутулила плечи и поплелась через холл в малую столовую. Солнечный свет струился сквозь фацетированное[Стекло, ограненное по периметру под определенным углом; огранка может быть двухсторонней. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)] стекло, создавая в комнате атмосферу умиротворения, но это не ослабило панику, нараставшую в груди Кэролайн. Она тяжело опустилась на диван и устремила взгляд в холодный камин, стараясь дышать как можно глубже.
        Кэролайн была потрясена. Взбешена. И одновременно испугана. Она шумно сглотнула, чтобы сдержать слезы. Как бы там ни было, нельзя терять способность здраво рассуждать, необходимо все продумать, пока отец не вышел из кабинета и не сообщил, что выбрал для нее мужа.
        Эта мысль заставила девушку содрогнуться от отвращения. В глубине души Кэролайн знала, что отец искренне, всем сердцем любит ее, но в то же время понимала, что из пяти дочерей, которых он породил, она единственная была его разочарованием.
        Будучи средним ребенком, она разительно отличалась от остальных детей. Ее сестер, всех до единой, судьба благословила высоким ростом, грациозной фигурой, белокурыми волосами, светло-голубыми глазами, похожими на материнские, и у всех были идеальные браки. Уже и Стефани недавно обручилась с виконтом Джеймсоном после первого же сезона в свете. К чести сестер Грейсон нужно сказать, что отец очень гордился ими, ибо они чудесно устроились в хорошем обществе.
        Но Кэролайн унаследовала от отца маленький рост, темно-карие глаза и темно-каштановые волосы. «Серая и невзрачная», - так отзывались о ней некоторые. Однако с годами это стало иметь для Кэролайн все меньшее значение, потому что она нашла свое призвание и поняла, что по-настоящему важно в ее жизни.
        Она была умной, чрезвычайно одаренной в математике и ботанике. В четыре года девочка могла подсчитывать числа, умножать их на два, три и даже четыре, не пользуясь ничем, кроме собственной головы, и сбивая всех с толку, больше потому, что была девочкой. Девочкам не положено было разбираться в математике, даже если им это дано от природы. По крайней мере, так ей часто говорили.
        Тем не менее, Кэролайн, не получая формального образования, обладала недюжинными знаниями. К девяти годам она могла подсчитывать не только числа, но также возраст и рост каждого растения в мамином саду. Она часами просиживала с цветами, оценивая структуры роста, определяя возраст, отклонение от нормы цвета и размера с такой точностью, что, не успев отпраздновать свой двенадцатый день рождения, среди большинства людей, включая ее близких, уже считалась самой необычной девочкой в Англии.
        В том возрасте Кэролайн было неважно, что думают остальные. Родные любили ее, несмотря на то что не понимали. Даже отец не мог угнаться за ее выкладками и объяснениями, а ведь он был мужчиной. Кэролайн приводил в ярость тот факт, что, родись она мальчиком, все называли бы ее талантливой и позволили бы учиться в самых лучших заведениях и у самых лучших преподавателей в мире. Будучи же девочкой, она получила ярлык странной и должна была оставаться в четырех стенах своего дома до тех пор, пока ее отец, Чарльз Грейсон, пятый барон Сайзфорд, не сможет для нее что-нибудь сделать. Последнее годами оставалось вопросом без ответа, ведь Кэролайн было уже почти двадцать шесть лет.
        Сколько она себя помнила, ей всегда хотелось изучать ботанику у сэра Альберта Маркэма в Оксфордском университете, но попытки добиться признания в научной среде стали самым тяжким испытанием в ее жизни. Она с ранних лет знала, что женщине трудно пробиться, но никак не ожидала, что сэр Альберт, величайший человек из всех, чьи работы она изучала, откажется принимать ее в Оксфордское ботаническое общество исключительно потому, что она женщина. Всего два года назад она отправила ему исчерпывающее письмо, в котором подробно описала свою работу, сделала доскональный анализ методов скрещивания, которые применяла, чтобы получить драгоценную лиловую розу. И все-таки он отверг ее, намекнув в ответном снисходительном послании, что ей следует оставаться дома, выходить замуж и выращивать цветы на радость супругу и соседям.
        Впрочем, этот сокрушительный удар послужил для Кэролайн важным жизненным уроком: если ты женщина, в мире науки тебя ничего не ждет, но если ты мужчина, у тебя есть шанс. И все-таки она станет учиться в Колумбийском университете города Нью-Йорка, потому что ее принял туда один из лучших ученых, профессор Уолтер Дженсон. Кэролайн не отказали, потому что на этот раз, посылая научные данные, выкладки и информацию о себе и своем опыте ботаника-самоучки, она предусмотрительно представилась мужчиной, мистером К. С. Грейсоном. Принадлежность к женскому полу больше ее не остановит.
        По крайней мере, так ей казалось до сих пор.
        Никто уже не сомневался в том, что она умрет старой девой, и это целиком и полностью совпадало с ее желаниями. У нее нет времени на мужа. У нее есть работа, растения и цветы, а также желание учиться. Теперь же, как видно, все это сметется одним взмахом, потому что отец внезапно, без предупреждения нашел ей мужа в лице графа Уэймерта. Мужа, заботам которого он с радостью передаст самую необычную из своих дочерей.
        Кэролайн встала и на негнущихся ногах подошла к окну. Скрестив на груди руки, она смотрела на сад своей мечты, где цветы распускались капельками красок и переливались всеми оттенками в лучах солнца в это прохладное, ясное утро. Всего пятнадцать минут назад ее мир был наполнен радостью и красотой. Теперь все померкло, а ее надежды испарялись, точно воск горящей свечи.
        Ее планы отправиться в Америку приобрели к этому дню вполне четкие очертания, хотя ей еще предстояло посвятить в них отца, к чему Кэролайн не была готова. Оставалось также привести в порядок и обновить записи и документы и продать изумруды, чтобы выручить деньги на билеты. До сегодняшнего дня ее двумя главными проблемами было найти жилье по приезду в Нью-Йорк и уговорить профессора Дженсона, чтобы тот позволил ей учиться, когда выяснится, что она - женщина. Эти и другие заботы не оставляли Кэролайн ни времени, ни сил для разговора с отцом. А теперь придется говорить с ним о браке…
        Кэролайн понимала, что времени на долгие размышления нет. Сейчас ей как никогда необходимо призвать на помощь всю свою изобретательность, если она надеется выпутаться из этой передряги. Если тщательно продумать свои действия, возможно, она сумеет повернуть ситуацию себе на пользу.
        Прежде всего, лорд Уэймерт джентльмен. Можно предположить, что он поймет ее логику, поскольку, кажется, тоже не хочет жениться - он сказал об этом прямым текстом.
        Во-вторых, уже июль, а она еще не готова собирать чемоданы - ей по-прежнему недостает смелости поговорить с отцом, так как понимает, что запятнает его безупречную репутацию, сбежав из дома незамужней и без компаньонки, чтобы изучать мужскую науку в чужой стране. Только на прошлой неделе девушка написала профессору Дженсону, что приедет не раньше января, поэтому у нее было в запасе несколько месяцев, чтобы все спланировать, обдумать и решить, как вести себя в такой щекотливой ситуации.
        Кэролайн взглянула на изысканную розу, по-прежнему зажатую в руке, и медленно покрутила ее между большим и указательным пальцами. Та была утонченной, сказочно красивой, нежной и шелковистой на ощупь. Как чудесно было бы создавать такие цветы и получать признание своего таланта, своего мастерства!
        Кэролайн снова посмотрела в окно, вздохнула и прижалась лбом к стеклу.
        Опасность навлечь позор на отца - вот что по-настоящему изводило ее. Кэролайн очень любила его за сердечную заботу, которой он окружил ее и сестер. Любой другой отец умыл бы руки и передал своих девочек заботам слуг и гувернанток, но барон Сайзфорд всегда был рядом - выслушивал, беспокоился, советовал и удовлетворял потребности каждой с большой любовью. Он баловал и лелеял их, особенно с тех пор как они остались без матери, которая умерла от лихорадки неполных двенадцать лет назад.
        Но такой поворот событий не укладывался у Кэролайн в голове. Барон Сайзфорд был непрост и, прежде чем действовать, обычно все тщательно планировал и обдумывал. Эта неожиданная идея с браком казалась поспешной, а, насколько знала Кэролайн, ее отец никогда в жизни не спешил.
        Так что же ей теперь делать? Выйти за Уэймерта? И почему из всех холостых джентльменов общества выбор пал именно на него?
        У Кэролайн заныло сердце от тоски, мечты теперь казались как никогда далекими от исполнения. Проклятье! Мужчины отвратительны до невозможности, когда прибегают к помощи своих больших мышц и крошечных, ограниченных умов, чтобы контролировать слабый пол. Кэролайн больше всего на свете хотелось сломать этот обычай. Возможно, эта мысль тщетна и глупа, как время от времени говорили ей сестры. Женщины созданы, чтобы выходить замуж и предоставлять свое тело в щедрое пользование мужу с единственной целью производить на свет наследников и безоговорочно удовлетворять мужские сексуальные потребности. В эту минуту Кэролайн презирала их всех.
        Она смотрела из окна на свою огромную клумбу роз, на душистые нарциссы, тюльпаны, которые ценила, потому что их было трудно выращивать и еще труднее скрещивать. Боже правый, что же ей теперь делать? Все казалось таким унылым, таким безнадежным…
        Потом внезапно, как всегда бывает с острыми умами, маленькая, совершенно крохотная мысль начала появляться из глубочайших закоулков сознания. Она медленно росла, приобретала форму и в конце концов сделалась такой огромной, что даже цветы перед Кэролайн поблекли от ее ослепительного сияния.
        Если она выйдет за него…
        Кэролайн улыбнулась, отскочила от окна и взглянула на свои руки, задрожавшие от внезапного всплеска энергии. Что, если она выйдет за него? Ей не нужен муж, ну и пусть! Если она выйдет замуж за графа, то исполнит желание отца, а потом, спустя какое-то время, можно будет применить во благо все свои таланты и ум, найдя способ оставить супруга и заняться наукой. Уэймерт не станет за нее цепляться, ведь его тоже принуждают к браку с ней, да и жена из нее будет явно не образцовая. Она невзрачная, неуживчивая старая дева…
        Но если граф умен (а Кэролайн молилась Господу, чтобы это было так), возможно, она сумеет заключить с ним сделку и они пойдут каждый своим путем, как поступали многие супружеские пары. Если брак аннулируют, скажем… месяца через четыре, она оставит мужа жить своей жизнью, сядет на корабль до Нью-Йорка и, свободная от тягостных, раздражающих обычаев общества, будет поступать, как ей хочется, вернее, как ей необходимо.
        Это выход. И он падает прямо в руки.
        Кэролайн буквально закружилась на месте, радуясь такому гениальному решению. Потом вдруг из кабинета снова послышались крики, шум борьбы, грохот упавшего стула, затем опять крики.
        Кэролайн закатила глаза. Глупые мужчины.
        - Кэролайн! - взревел несколько секунд спустя отец.
        Она постаралась спрятать ликующую улыбку и спокойно ответила:
        - Я здесь, отец.
        Барон Сайзфорд энергичным шагом вошел в малую столовую. Он как будто удивился, что Кэролайн находилась по другую сторону холла, затем, когда окинул дочь взглядом, его глаза налились гневом.
        - Ты хоть когда-нибудь бываешь чистой, девочка?
        Кэролайн со вздохом отметила завернувшийся воротник и складки на обычно тщательно отутюженной белоснежной рубашке отца, его взъерошенные волосы, конвульсивное подергивание щеки, придававшее оригинальный вид его серо-бурым бакенбардам. Очевидно, они с графом обменялись не только словами.
        Мужчины. Напыщенные глупцы.
        Подняв бутон розы, чтобы отцу было лучше его видно, Кэролайн беспечно ответила:
        - Я скрещивала африканские лилии и подрезала розы…
        - Да-да, - нетерпеливо перебил он. - Граф Уэймерт…
        Вдруг барон как будто растерялся. Глубоко вздохнув, то ли от волнения, то ли чтобы выиграть время, он закончил предложение, добавив просто:
        - Граф хочет с тобой переговорить.
        Кэролайн уперла руки в боки и сердито взглянула на отца.
        - Ты хочешь, чтобы я вышла за него замуж, не так ли?
        Барона явно ошеломила проницательность дочери, но он ответил только взглядом, в котором та прочла глубокое чувство вины, смешанное со сдерживаемой яростью.
        - Почему, отец? - тихо спросила Кэролайн.
        Сайзфорд попытался успокоиться, но, сказать по правде, не сумел. Он стоял прямо, как изваяние, заложив руки за спину.
        - Тебе нужен кто-то, кто заботился бы о тебе, ведь я не вечно буду рядом; и тебе нужен муж, чтобы родить детей…
        - Я не очень-то хочу детей. Ты знаешь, - свирепо перебила Кэролайн.
        Барон не обратил внимания на эту вспышку.
        - Лорд Уэймерт сильный, порядочный мужчина, готовый отдать жизнь за короля и страну…
        - Не сомневаюсь, что граф замечательный и благородный подданный…
        - И он, безусловно, обеспечит тебя. Но, что самое важное, - отец еще раз глубоко вдохнул и с шумом выдохнул, - я не позволю тебе идти против моих желаний, Кэролайн.
        После нескольких секунд напряженного молчания Кэролайн прошептала:
        - Я не пойду против твоих желаний.
        - Или ты выйдешь за него, или…
        - Я выйду за него.
        Барон уставился на дочь в явном недоумении, потом его глаза подозрительно сузились.
        - Если ты надеешься подорвать…
        - Я согласна на этот брак, отец.
        Впервые в жизни у Чарльза Грейсона был такой вид, будто он вот-вот упадет в обморок. Его лицо побледнело, а широкий лоб мгновенно покрылся потом.
        - Я хочу, чтобы ты знала, Кэролайн, - прохрипел он, вытирая щеку манжетой, - что я делаю это ради твоего будущего. Я просто хочу тебе счастья.
        Кэролайн медленно двинулась к нему. Она никогда еще не видела отца таким… растерянным, и это немного пугало ее.
        - Почему ты хочешь этого союза, отец? - медленно спросила она. - Он что-то тебе принесет?
        Барон насторожился.
        - Это ради твоего блага. - Повернувшись к двери и в последний раз оглянувшись на дочь, он пробормотал: - Граф ждет тебя в моем кабинете. Не разочаруй меня, Кэролайн.
        Не успела та найтись с ответом, как барон уже вышел из холла и пропал из виду.
        Кэролайн могла справиться с его угрозами, холодностью, гневом, но она бы не перенесла, если бы отравила его дни еще большим разочарованием, чем уже доставила. Сдерживая слезы, она посмотрела на розу в руке - единственный проблеск радости в ее горькой жизни. Это было Божье творение. Это маленькое, хрупкое чудо ее усилиями могло стать олицетворением красоты. Кэролайн утешало сознание, что ей достался такой чудесный дар, и она не могла позволить чему-либо или кому-либо отнять его у нее. Никогда.
        Полная решимости, Кэролайн повернулась, дерзко подняла подбородок и пересекла холл. Будущий муж хотел поговорить с ней наедине, и это ее вполне устраивало. Кэролайн гордилась своим независимым характером и знала, что в крайнем случае справиться с графом ей поможет незаурядный интеллект. С этой мыслью она взялась за ручку двери и энергичным шагом вошла в кабинет отца.
        К удивлению Кэролайн, граф стоял у окна и смотрел на улицу, вместо того чтобы в ожидании поглядывать на дверь. Хотя ее появление не осталось для него незамеченным, он не повернулся, оставшись стоять к ней спиной, широко расставив ноги, положив руки на бедра и с напускным интересом созерцая зеленый луг.
        Кэролайн ждала, что граф заговорит первым, понимая, что он, вероятно, пытается придумать, как бы помягче предложить ей, незнакомой женщине, руку и сердце. И вдруг ее нарастающее раздражение оборвал вопрос, заданный холодным, равнодушным баритоном:
        - Полагаю, вы девственница?
        Кэролайн настолько застали врасплох эти бесстыдные, грубые слова, что она впервые за всю свою сознательную жизнь не нашлась, что ответить. Залившись краской, девушка пролепетала:
        - Прошу прощения?
        - Вы меня слышали, - невозмутимо ответил граф, по-прежнему глядя в окно.
        Его наглость разожгла в Кэролайн гнев. Сложив на груди руки и собравшись с мыслями, она дерзко парировала:
        - Я слышала вас, лорд Уэймерт. Я просто не уверена, задаете вы вопрос или формулируете утверждение.
        Граф медленно повернулся к ней. Кэролайн не сводила с него решительного взгляда, отметив, прежде всего, впалые щеки и какое-то почти загнанное выражение лица. Его глаза были цвета лесного ореха, только чуть больше зелени, нижняя челюсть была крупной и тяжелой, а темно-русые волосы, подстриженные ниже, чем диктовала мода, вились за ушами и волной спадали на воротник. Одет он был в темные бриджи для верховой езды и легкую хлопчатобумажную рубашку, распахнутую настолько, что обнажилась редкая поросль на широкой груди. При взгляде на графа почему-то казалось, что он несколько дней провел в седле. Его наряд и внешность были совершенно неподходящими и слишком небрежными для джентльмена, явившегося с визитом, особенно учитывая, в какое неурочное время он приехал. Как видно, хорошими манерами граф похвастаться не мог.
        Он был высоким, около шести футов[Приблизительно 183 см.] , и чересчур худым, хотя, как откровенно заявила Стефани, смотреть на него было вовсе не неприятно. Если граф наберет немного веса и прилично оденется, то, надо полагать, будет выглядеть довольно привлекательно, хотя и весьма необычно. Сейчас он просто казался усталым и таким же настороженным, как Кэролайн.
        Граф медленно, откровенно заскользил взглядом вниз, потом вверх по телу девушки, пока их глаза не встретились снова. Выражение его лица оставалось непроницаемым.
        - Не ожидал, что вы будете такой… взрослой.
        Воспитанные мужчины никогда в жизни не обращались так с Кэролайн, и эксцентричная манера собеседника почти лишила ее присутствия духа. Почти. Глубоко вздохнув, Кэролайн посмотрела графу в глаза и с сарказмом ответила:
        - Не ожидала, что вы будете таким… худощавым.
        Она заметила, как челюсти графа сжались от гнева, но глаз не опустила. Потом его рот внезапно изогнулся в многозначительной усмешке.
        - Ваш отец предупреждал, что у вас дерзкий язычок.
        - А не упоминал ли мой отец, что у меня своя жизнь и нет желания выходить замуж?
        Его улыбка испарилась.
        - Это не имеет значения…
        - Не имеет значения для кого?
        Граф на миг задержал на Кэролайн взгляд, а потом продолжил, как будто ее слова ровным счетом ничего не значили.
        - Завтра дадут объявление, а через три недели мы поженимся. Я бы, разумеется, предпочел, чтобы вы были девственницей. Поскольку у меня нет выбора в этом вопросе, я возьму вас и обесчещенной, с условием, что от ребенка, которого вы можете вынашивать, должным образом избавятся сразу после рождения.
        Кэролайн ушам своим не верила; внезапно ею овладело негодование. Стиснув руки в кулаки и прижав их к бокам, она медленно двинулась на графа.
        - Может, мне подвесить бедное дитя за ногти на ногах и оставить на растерзание волкам?
        Похоже, это его по-настоящему потрясло.
        - Вы знаете, что я не это имел в виду, - тихо, оправдываясь, проговорил граф.
        - Тогда, быть может, - с абсолютной нетерпимостью продолжала Кэролайн, - если я не требую слишком многого, вы по-джентльменски попросите меня выйти за вас замуж, вместо того чтобы бросаться фразами типа «Полагаю, вы девственница» и «Я возьму вас обесчещенной, но с условием»?
        У графа задергалась щека, глаза сузились, однако он не сдвинулся с места и не отвел взгляда от лица Кэролайн.
        - Я не имею ни малейшего представления, как услаждать легкомысленных девиц приятными словами, поэтому, с вашего позволения, мисс Грейсон, я скажу лишь вот что, - его голос был низким и звучал безжалостно. - Мне претит сама мысль о том, чтобы жениться на ком-то, о ком я ничего не знаю. В моей жизни есть очень специфические грани, которые требуют от меня полной сосредоточенности, и мне ни к чему, чтобы эту сосредоточенность нарушала хныкающая девица, повисшая у меня на руке и умоляющая о внимании. Я не могу позволить себе безделушки, модные наряды или бесконечные вечеринки. Я не могу позволить себе испанские гобелены или баварский шоколад…
        - Мне не нужен шоколад, - вставила в свою защиту Кэролайн.
        Граф приблизился к ней на шаг, и она инстинктивно попятилась.
        Уэймерт еще раз окинул девушку оценивающим взглядом, и его лицо вдруг потеряло всякое выражение.
        - Честно говоря, я удивлен, что вы не хватаетесь за эту возможность, мисс Грейсон. Уверен, других предложений вы не получите.
        Кэролайн была настолько потрясена поведением графа, что просто уставилась на него, раскрыв рот. Она не могла поверить, что аристократ способен разговаривать с леди подобным образом. Обычно мужчины хотя бы делали вид, что находят ее очаровательной. Впрочем, откровенно говоря, Кэролайн почти не знала мужчин за исключением тех, которые были женаты на ее сестрах.
        Но после минутного колебания, по-прежнему не отрывая взгляда от глаз Уэймерта, Кэролайн решила, что перед ней просто очередной глупый мужчина, который, несомненно, мнит себя умнее ее. Рано или поздно она докажет графу ошибочность его предположений, и эта мысль заставила ее улыбнуться про себя.
        Тяжело вздохнув и почувствовав, что гнев ослабевает, Кэролайн опустила взгляд, резко повернулась спиной к графу и села в огромное кожаное кресло по другую сторону письменного стола. Она откинулась головой на мягкую подушку, положила розу на колени (разве она не собиралась поставить ее в воду?) и закрыла глаза.
        - Что это? - несколько секунд спустя спросил граф.
        Кэролайн бросила осторожный взгляд из-под опущенных ресниц и с гордостью отметила, что граф с любопытством смотрит на ее цветок. Она удовлетворенно улыбнулась и поднесла розу к лицу, чтобы он мог лучше ее разглядеть.
        - Это, милорд, пятираздельный, как правило, душистый цветок, для которого характерны очерёдные сложные листья и стебли с шипами. По-латыни он называется rosa, по-гречески его можно назвать rhodon, а по-английски…
        - Роза… под каким-нибудь еще умным названием?
        Кэролайн его тон показался обидным и требовательным. Поскольку рассказы о хитросплетениях ботаники и выведении новых сортов растений, несомненно, поставили бы графа в тупик, Кэролайн ограничилась взглядом, который задумывался как испепеляющий, и попыталась сменить тему.
        - Могу я спросить, почему вы согласны жениться на мне, если полагаете, что я обесчещена?
        Граф немного помолчал, потом тяжело вздохнул и медленно подошел к девушке, совершенно позабыв о цветке в ее руках.
        - Всего два дня назад я узнал, что ваш отец приобрел мою собственность, и хочу вернуть ее, чего бы это ни стоило, - надменно ответил он, усаживаясь в кресло напротив Кэролайн. - И теперь, чтобы добиться этого, мне, судя по всему, придется жениться на вас, обесчещенной или невинной.
        Изо всех сил стараясь не реагировать на неприязнь, сквозившую в его словах, Кэролайн решила придать беседе новый поворот.
        - Интересно, все остальные леди находят вас таким же очаровательным, как и я, Уэймерт?
        Графу хватило такта хотя бы напустить на себя удивленный вид.
        - Вы находите меня очаровательным, мисс Грейсон? Я не старался произвести такого впечатления.
        Кэролайн подавила смешок. На миг ей показалось, что граф поддразнивает ее. Но, прежде чем Кэролайн успела ответить на его нелепую фразу, он склонил голову набок и впервые посмотрел на нее с интересом.
        - До сегодняшнего дня я ни разу не встречался с вашим отцом, но слышал о нем и его пресловутых дочерях. Честно говоря, я ожидал, что вы будете блондинкой.
        Кэролайн смотрела графу в глаза, вспоминая и укрепляясь в уверенности, что никогда не слышала о нем. В светских кругах он не пользовался особой известностью. Иначе сестры говорили бы о нем, поскольку он был джентльменом брачного возраста и, безусловно, привлекательным. Очевидно, у графа мало денег или же действительно скверный характер. В противном случае его внимания добивалось бы больше барышень, чем Кэролайн могла сосчитать. Неудивительно, что он согласился взять ее в жены. Он нуждается в ее приданом, в которое, к тому же, входит его бывшая собственность. А что? Очень удобно.
        Разобравшись наконец в ситуации, Кэролайн улыбнулась и довольно небрежно бросила:
        - Разве имеет значение, что мои волосы не цвета солнечных лучей, а глаза не цвета аметистов, милорд?
        Он почти рассмеялся. Кэролайн увидела это в темной зелени его глаз. Потом граф как будто осадил себя.
        - В ваши привычки входит совать маленький дерзкий нос в чужие разговоры, Кэролайн?
        Она опустила взгляд на розу, внезапно смущенная тем, как мягко, почти интимно прозвучало ее имя в устах графа.
        Заставляя себя быть смелой, Кэролайн возразила:
        - Право же, я не думаю, что совала маленький дерзкий нос в разговор, который, несомненно, слышали в поместье Ферфилд в шести милях отсюда.
        - Великолепное туше, малышка, - протянул граф.
        Кэролайн вновь на него посмотрела. Граф внимательно наблюдал за ней; он как будто… забавлялся, и от этого ей стало еще неуютнее, ибо они сидели совсем рядом, менее чем в трех футах друг от друга. Достаточно близко, чтобы соприкоснуться… Кэролайн одернула себя. Ему надо побриться…
        - Возвращаясь к вашему вопросу… - равнодушно протянул граф, выпрямляясь в кресле и вновь замыкаясь. - Для меня важно вернуть собственность, которую незаконно продали вашему отцу. Если для этого я должен жениться, да будет так. Ваш отец очень жестко торгуется, мисс Грейсон, но, если хотите знать, мой дом и мое имущество значат для меня несравненно больше, чем вы можете себе представить, а вот цвет ваших волос - ровным счетом ничего.
        Он был прямолинейным и резким. Кэролайн никогда не встречала подобного мужчины, ведь большинство высокородных джентльменов предпочитали ласкать леди цветистыми фразами, нацеливаясь на соблазнение. Этот человек был или просто необычным, или же находил ее до того отталкивающей, что отказывался разговаривать с ней хотя бы с намеком на обаяние. Но она должна помнить, что ей, в общем-то, все равно. У нее своя жизнь, с мужем или без него.
        Кэролайн смерила графа равнодушным взглядом.
        - В таком случае, поскольку нас обоих принуждают к браку, у меня к вам только одна просьба, милорд.
        Его губы искривились.
        - И какая, интересно?
        То, как разговаривал с ней лорд Уэймерт, как смотрел на нее, заставило девушку разволноваться до такой степени, что она опустила ресницы и потупила взгляд в колени.
        - Я работаю с растениями и хотела бы продолжить…
        - Многие дамы занимаются садоводством, - нетерпеливо оборвал ее граф, внезапно вскочив на ноги; его манера и голос без видимой причины вновь стали холодными и отчужденными. - И, глядя на вялое растение в ваших руках, я, безусловно, поддерживаю ваше стремление практиковаться, если вы хотите сделать садоводство своим хобби. Вы никогда никого не поразите розой, настолько плохо выращенной, что распускается двумя оттенками фиолетового.
        - Она лиловая с плавным переходом к пурпурному, - вскипела Кэролайн. - Я сделала это намеренно…
        - Как бы там ни было, - продолжил граф, пропуская мимо ушей ее вспышку возмущения и протягивая руку за пальто, - мне абсолютно все равно, чем вы станете заниматься в свободное время, хотя я ожидаю, что вы будете выполнять свои супружеские обязанности. Мой дом и мое тело нуждаются в женской заботе, а после того, как удовлетворите эти нужды, можете заниматься чем вздумается. Уверен, в вашем возрасте, будучи девственницей или нет, вы понимаете, о чем я.
        Кэролайн изумленно взирала на графа, широко распахнув глаза от недоумения и заливаясь краской от его неприкрытой наглости. Этот человек отвратительно груб и бестактен, и, если бы не тот факт, что он был для нее пропуском в Колумбийский университет, она отвесила бы ему пощечину, повернулась и с радостью ушла бы из его жизни. Однако она не могла так поступить и от сознания этого почти дрожала от ярости, наблюдая, как граф поворачивается и быстро идет к двери. В который раз, как и во всем другом, что происходит в жизни леди, мужчина побеждал.
        Не придумав ничего лучшего и всем своим существом желая шокировать графа, Кэролайн выпалила ему в спину:
        - Думаю, вам следует знать, что я не девственница.
        Уэймерт оглянулся, и его взгляд опять медленно заскользил вниз, потом вверх по ее телу, вернувшись затем к лицу. Помолчав немного, он хрипло прошептал:
        - Теперь, когда я познакомился с вами, Кэролайн, мне, по правде говоря, все равно.
        С этими словами он повернулся и вышел из комнаты, оставив Кэролайн в глубоком потрясении смотреть на удаляющуюся спину и медленно, не отдавая себе отчета, сминать прекрасную розу, пока та не превратилась в мягкую массу на ладони.

        Впервые в жизни Брент Рейвенскрофт, девятый граф Уэймерт, чувствовал себя мастерски, наголову разбитым. Всего пять дней назад он вернулся домой с войны, пережив несколько месяцев ада на земле. Он ожидал, что его радушно встретят верные слуги и накормят прекрасной едой, что он будет выводить своих лошадей на длинные, полные мирных радостей прогулки по своей земле и спать в своей огромной плюшевой постели.
        Вместо этого его ждало самое страшное потрясение в жизни. Его бесценный дом, Мирамонт, был совершенно запущен - почти на грани разрушения; внутреннее убранство распродали, превратив особняк в пустую скорлупу без слуг, а конюшни перевернули вверх дном. Но самым жестоким ударом стала новость, что его племенных красавиц, арабских кобылиц, которых он так холил и лелеял, продали, как свиней, Чарльзу Грейсону - хитрому барону Сайзфорду, который в обмен на них не постеснялся принудить его к женитьбе на своей развратной, засидевшейся в невестах дочери.
        Он убьет за это Реджи, если только кузен еще не сбежал из страны.
        Брент вскочил на спину единственной лошади, которая у него осталась, и пустился в долгий обратный путь к тому, что когда-то было Мирамонтом. Он был обеспокоен и измучен, а небо тем временем затягивалось тучами. По дороге его непременно застанет дождь, а то и нещадный ливень, с его-то везением. Да, погода как раз по его настроению.
        Когда недавно над Европой нависла угроза Наполеона, Брент поспешно уехал во Францию, поручив свой дом заботам кузена Реджинальда Кента. Он думал, что пробудет в отлучке всего несколько месяцев, и хотел, чтобы Кент всего лишь присмотрел за его собственностью, пока сам он будет сражаться за любимую страну. Очевидно, его умение разбираться в людях дало серьезный сбой. Реджи оказался ленивым и импульсивным, а кроме того, влез в огромные долги, с которыми теперь, наверное, полностью расплатился деньгами, вырученными за одних только лошадей.
        Господи, он продал даже его лошадей! Казалось, у Брента на каждом шагу отнимали что-нибудь, чем он дорожил. Он знал, каково оказаться в ловушке в тылу противника, висел на волосок от смерти, но терпел несправедливость жизни и боль потерь. Теперь же граф искренне считал, что его сил не хватит, если судьба нанесет ему новый удар. И вот, проснувшись утром с единственной мыслью, как оставить разруху в прошлом и начать жизнь сначала, Брент столкнулся с новой напастью: женитьбой на мисс Кэролайн Грейсон.
        Жизнь оказалась длинной дорогой, сплошь усеянной несправедливостью, и Бренту вдруг захотелось вытрясти эту дорогу из Чарльза Грейсона. Барон был умен - еще бы ему не быть умным, имея на руках пять дочерей! Но зачем Грейсон провернул этот трюк, Брент понять не мог. Почему ему захотелось избавиться от своей незамужней дочери? Не может быть, чтобы она доставляла настолько много хлопот, ведь она не блещет ни внешностью, ни манерами. Интересен в ней, пожалуй, только дерзкий язычок.
        Женщины для Брента значения не имели, за исключением тех редких случаев, когда ему удавалось переспать с одной из них. Подобно всем здравомыслящим мужчинам своего поколения, Брент не доверял слабому полу, начиная с падших женщин улицы и заканчивая благородными дамами высшего общества. Но не по той тривиальной причине, что в его прошлом таилась боль отверженной любви, а потому что он ясно, до сокровенных глубин понимал ход женских мыслей, женскую логику, будучи незаурядной личностью и благодаря проницательности, внимательным наблюдениям и опыту многих лет. Он десятилетиями наблюдал и терпел женское тщеславие, эгоизм, холодность и лживость и поднялся выше всего этого.
        Но Кэролайн была другой, и это обеспокоило Брента. Она была необычной и слишком уверенной в себе для благородной леди. С первого взгляда девушка показалась ему невзрачной, даже суровой. Ее темно-каштановые волосы были стянуты на затылке в тугой узел, а лицо нуждалось в мытье, ибо было вымазано грязью. Но, немного лучше разглядев мисс Грейсон под чумазой маской, Брент пришел к выводу, что эта барышня, вероятно, может быть весьма привлекательной, когда отмоется. Честно говоря, как только Кэролайн заговорила своим хрипловатым, сексуальным голосом, Брент с досадой заметил, что его плоть радостно возродилась к жизни, а ведь он уже не помнил, когда с ним в последний раз такое случалось. В этот миг он понял, что Кэролайн нужна ему в постели, и не важно, девственница она или нет, ибо, хотя он давно не вспоминал об этом, ему вдруг отчаянно захотелось погрузиться в женское тело.
        И Кэролайн ему прекрасно подойдет. Бренту не удалось толком рассмотреть фигуру молодой женщины в простом сером муслиновом платье, которое на ней было надето, но груди казались довольно крупными, а сама она была маленькой, с чрезвычайно изящными чертами лица. Если ее волосы свободно распустить по плечам, она, вероятно, сойдет за симпатичную.
        Главным, однако, оставался тот факт, что мисс Грейсон станет его женой и удовлетворять его сексуальные потребности будет ее долгом. А если Кэролайн позаботится о его физическом удовлетворении, он начнет изживать из памяти войну, вернет дому прежнее величие и сдвинется в своей жизни с мертвой точки, в чем очень нуждался. В остальном он позволит ей поступать как угодно, ведь, по сути, она была для него всего лишь способом вернуть обожаемых лошадей. В этом отношении Рейвенскрофт считал, что «технически» приобрел мисс Грейсон и через три недели она станет его собственностью.
        Брент чуть не рассмеялся, когда осознал, что с гораздо большей радостью купил бы лошадь Бонапарта. Вероятно, она была бы умнее и уж наверняка красивее.

        Глава вторая

        Свадьба Кэролайн с графом Уэймертом в один из самых дождливых, холодных дней того лета оказалась непримечательным, невероятно скучным событием для всех, и в особенности для нее. Но теперь, всего два часа спустя, выйдя из экипажа графа под мелкий дождь и увидев Мирамонт, свой новый дом в поместье Уэймерта, она поняла, что попала в кошмар наяву.
        Перед Кэролайн высилось массивное здание, вокруг которого был невообразимый беспорядок. В три этажа высотой, оно было сложено из старого серого кирпича. Вокруг дома росли деревья, окаймлявшие подход с дороги, но ни цветов, ни лужаек, ни тем более искусственного ландшафта не было и в помине. Дюжина каменных ступенек вела к огромной парадной двери, но плиты так заросли сорняками и затянулись сухой растительностью, что Кэролайн с трудом различала места, куда можно было ступить.
        Вздохнув и подобрав юбки, Кэролайн принялась взбираться наверх, и, хотя она внимательно смотрела под ноги, к тому времени, как достигла вершины, атласные свадебные башмачки испачкались травой и грязью.
        Брент последовал за ней и неуверенно проговорил:
        - Последние три недели я занимался конюшнями и комнатами внутри, чтобы не так сильно шокировать тебя, когда ты приедешь, Кэролайн. Скоро дойдет очередь и до порога.
        Кэролайн ободряюще улыбнулась:
        - Уверена, в доме все хорошо.
        Но, войдя в высокую дубовую дверь, она поняла, что никогда в жизни не изрекала настолько ошибочного утверждения.
        Внутри было гораздо хуже: комнаты были ободранными, заброшенными и запах стоял такой, будто в них веками не убирали.
        Кэролайн оглянулась по сторонам, чувствуя себя неловко и неуверенно наедине с мужем. Должно быть, граф почувствовал это, потому что он немного расслабился и подошел к молодой жене.
        - Я проведу тебя по дому, чтобы ты освоилась в новой обстановке, - тихо сказал он. - Потом мы поговорим.
        Кэролайн кивнула и взглянула графу в лицо. Кудри его темно-русых волос легко падали на уши, касаясь воротника и рта, мягкого и полного, медленно расплывающегося в улыбке.
        Он сейчас разительно отличался от того, каким Кэролайн увидела его в первую встречу, и его неожиданная привлекательность застала ее немного врасплох. Волосы графа были аккуратно подстрижены, кожа приобрела бронзовый оттенок от многодневного пребывания на солнце, а тело утратило былую угловатость - он, очевидно, взялся за ложку.
        Граф также удивил ее, когда появился на венчании в изящнейшем темно-синем костюме. Кэролайн почти всерьез опасалась, что он оденется небрежно и явится со скучной миной, ведь она прекрасно знала, как граф относится к ней и их браку. Она не видела его с того дня, как они познакомились, поскольку тот больше беспокоился о возвращении своему дому былого величия, чем о том, чтобы навещать невесту, что, честно говоря, ее нисколько не огорчало. Кэролайн знала, что Рейвенскрофта несколько месяцев не было в Англии и его дом запустили. Так что необходимость тратить все свободное время на восстановление Мирамонта, похоже, давала графу отличный повод держаться от нее подальше.
        Но, к чести лорда Уэймерта, нужно признать, что всю свадебную церемонию он вел себя как джентльмен, и Кэролайн успокоилась. Учитывая, что на свадьбу приехали все ее сестры, она была уверена, что граф станет глазеть на них, забыв о ее существовании. Но Уэймерт как будто даже не замечал их, по крайней мере, как красивых женщин, и все свое внимание уделял исключительно ей с той минуты, как она пошла по проходу между рядами, и до того момента, как он скрепил подписью брачное соглашение, нежно поцеловав ее в губы в конце церемонии.
        Теперь же, глядя на твердые скулы графа в контрастном сочетании с его бархатной кожей, Кэролайн ощутила, как по ее телу пробежала дрожь. Она чувствовала, как тепло его большого, мускулистого тела смешивается с ее теплом, и мысль о том, что он еще какое-то время будет находиться так близко, глубоко тревожила ее. Граф был самым… мужественным аристократом из тех, кого она видела в жизни, и своей внешностью затмевал мужей всех ее сестер.
        Кэролайн решительно выдохнула, улыбнулась Уэймерту и отвела взгляд от его пронзительных, откровенных глаз, чтобы наконец оглядеться по сторонам.
        Она медленно прошла вестибюль, заключив, что ее ждет море работы, ибо комната представляла собой грязную, запыленную свалку. Потолок поднимался над головой на высоту самого здания, а пол, выложенный бледно-розовым мрамором, был единственным, от чего не хотелось бежать. Кэролайн отметила, что мрамор, должно быть, привезли из-за границы и довольно давно, потому что кое-где на плитах виднелись следы от ковров, годами лежавших на одном месте.
        По обе стороны от центра были лестницы, ведущие на второй этаж, огибавшие вестибюль и сходившиеся наверху прямо перед ней. Кэролайн робко пошла вперед, а ее муж шел следом и молча наблюдал, как она заглядывает в каждую комнату первого этажа. В ее воображении рисовался дом, когда-то наполненный счастливым смехом, как тот, в котором она воспитывалась, с малой столовой, библиотекой, гостиной, музыкальной комнатой, столовой и большим, элегантным бальным залом. Печально было видеть, что когда-то Мирамонт был прекрасным домом. Теперь от него осталась лишь скорлупа воспоминаний.
        - Единственная комната, в которой я провожу сейчас много времени, - это мой кабинет, - сказал наконец ее муж, когда они вновь остановились в вестибюле. Он показал налево и взял Кэролайн за руку.
        Та вздрогнула от его прикосновения.
        - Все хорошо, Кэролайн, - весело успокоил граф. - Я не укушу.
        Неуверенно улыбнувшись, девушка отважно сжала его пальцы и прошла с ним в кабинет.
        Тот оказался довольно просторным и, в отличие от остальных комнат, имел обжитой вид. В нем было уютно, едва слышно пахло табаком. По обе стороны большого дубового стола располагались два черных кожаных кресла, а напротив камина стояло новое темно-зеленое плюшевое канапе. Стол был завален бумагами, и Кэролайн вдруг стало интересно, чем ее муж занимает свое время.
        - Здесь есть слуги, милорд? - мимоходом спросила она.
        - Меня зовут Брент, Кэролайн, - ровным тоном проговорил граф, отпуская ее руку. - Поскольку мы теперь женаты, можешь называть меня так.
        Несколько неловких мгновений Кэролайн молчала, силясь разгадать, какой реакции от нее ждут, а потом любезно ответила:
        - Разумеется, Брент.
        Граф повернулся к ней лицом.
        - Единственная служанка, которая у меня сейчас есть, это Недда Олбрайт, экономка, которая вернулась вчера из дома викария Дрейкмонда и его жены, где она гостила, пока я был в отъезде. Она сейчас на втором этаже, готовит его для тебя. Есть еще Дэвис, мой объездчик, и три конюха, которые занимаются тем, что когда-то было моими конюшнями. - Он отвернулся от Кэролайн, снял сюртук и повесил его на спинку канапе. - Через несколько дней я уеду по одному личному делу; потом я поищу других слуг или тех, которые работали здесь раньше.
        Кэролайн улыбнулась.
        - Твоими конюшнями занимаются четыре человека, а домом только один?
        Граф снова повернулся к ней, скрестив на груди руки.
        - Как ты можешь видеть, домашнего хозяйства у меня нет, а Дэвис и Недда отвратительные повара. Боюсь, это означает, что нам обоим придется есть хлеб, сыр и фрукты, пока я не найду для кухни кого-нибудь.
        - У Дэвиса есть имя?
        Граф улыбнулся.
        - Уверен, что есть, но я, как и все остальные, уже тридцать лет знаю его как Дэвиса. Если спросишь его самого, он скажет, что тоже забыл свое имя.
        Уэймерт подошел и остановился прямо перед Кэролайн.
        - Впрочем, на вашем месте я бы держался от него подальше, - лукаво добавил он. - Дэвис раздражительный, крикливый и, хотя не часто встречается с леди, всех их называет почтительным словом «кобылка».
        Кэролайн тихо рассмеялась, радуясь, что напряжение немного спало.
        - Я запомню.
        Их взгляды встретились, и в следующий миг сердце Кэролайн бешено заколотилось, ибо граф наклонился так близко, что она смогла различить едва слышный запах мыла и чего-то… мускусного. Мужского. На секунду Кэролайн испугалась, что Брент ее поцелует.
        Его голос сделался глуше.
        - Ты умеешь ездить верхом, Кэролайн?
        - Конечно, умею, - удивившись, призналась она, - хотя уже давно не ездила.
        Кэролайн обхватила локти ладонями, инстинктивно отгораживаясь от невыносимой близости графа.
        - Но готовить ты, пожалуй, не умеешь, не так ли, моя маленькая невеста? - почти прошептал Брент, медленно поднимая руку и проводя большим пальцем руки по открытой ключице Кэролайн.
        Это его движение заставило молодую женщину подскочить.
        - Нет.
        - Нет? - Уэймерт продолжал гладить ее кожу, голос его становился все более глухим и хриплым. - Тогда что ты умеешь?
        Кэролайн пожала плечами, опустила ресницы и уставилась в центр его груди.
        - Я… сажаю растения.
        - Хм-м… опять садоводство.
        Граф положил руки на плечи Кэролайн и стал медленно массировать их.
        Девушка затаила дыхание, завороженная такой его смелостью. Прикосновения графа были не такими уж интимными для супружеской пары, укрытой в тиши своего дома, но все равно заставляли ее нервничать. Кэролайн тревожило, что для графа, вероятно, ее нервозность не осталась незамеченной.
        - Тебе нравится? - бесцеремонно прошептал он.
        Кэролайн едва заметно кивнула. Она, неожиданно для самой себя, казалось, всей кожей впитывала тепло его ладоней.
        - Расскажи мне о своих сестрах. Как их зовут?
        Она заморгала, удивленная поворотом разговора.
        - Мои сестры?
        Уэймерт слегка пожал плечами.
        - Я хотел бы больше узнать о твоей семье.
        Кэролайн не понимала, отчего вдруг графа заинтересовала ее семья, но он смотрел невинным, любопытным взглядом, продолжая нежно ласкать ее плечи.
        Заставив себя расслабиться, Кэролайн пробормотала:
        - Джейн самая старшая, ей тридцать лет, Мэри-Энн - двадцать семь. А я, как ты знаешь, отпраздную свой двадцать шестой день рождения через восемьдесят шесть дней.
        - Восемьдесят шесть дней, Кэролайн? - с улыбкой переспросил граф.
        Она запнулась, но пропустила это мимо ушей.
        - Следующая по старшинству Шарлотта…
        - Шарлотта? - Его руки замерли, а брови сошлись к переносице. - У тебя есть сестра по имени Шарлотта?
        Кэролайн слегка отстранилась.
        - А что не так с именем Шарлотта?
        Брент пристально на нее посмотрел, а потом вернулся к массажу.
        - Продолжай.
        Она глубоко вздохнула.
        - Шарлотте двадцать два года, а самой младшей, Стефани, - семнадцать. Все они замужем, кроме Стефани. Она обвенчается будущей весной.
        - М-м-м…
        Одно неловкое мгновение сменялось другим, пока Кэролайн не вздохнула и не спросила:
        - А у тебя есть какие-нибудь близкие родственники?
        - Нет.
        - О… - Кэролайн выждала. - А сколько тебе лет, Брент?
        - Восемнадцатого марта будет тридцать четыре. - Он ехидно улыбнулся, глядя ей в глаза. - Сколько осталось дней, Кэролайн?
        Девушке хотелось рассмеяться над заносчивым вопросом. Но вместо этого Кэролайн лучезарно улыбнулась, прильнула ближе и прошептала:
        - Ровно двести двадцать четыре, мой досточтимый супруг.
        Брент изумленно уставился на жену, в первые мгновения не сомневаясь, что она назвала число наугад, лишь бы что-нибудь ответить. Но что-то заставило его быстро прикинуть в уме количество месяцев и дней, и, хотя на это потребовалось некоторое время, он понял, что ее ответ, по всей видимости, верен. Чтобы произвести такой подсчет за пару секунд, нужно быть довольной умной, или, скорее, чрезвычайно умной. И вдруг, к своему удивлению, Брент понял, что его жена, когда-то казавшаяся серенькой и неинтересной, теперь стала для него невероятно привлекательной. Смеющиеся глаза цвета темного шоколада и улыбка, обнаруживающая ямочки на щеке и красивые белые зубы, делали ее почти неотразимой. Кэролайн дразнила его, вероятно, сама того не понимая, и Брент поймал себя на том, что ему это нравится.
        - Поразительно… - весело сказал он, слегка приподняв бровь.
        Кэролайн продолжала горделиво улыбаться, расслабляясь, однако, под его ладонями. Руки ее свободно висели по бокам. Брент не оставлял ее плеч, но ему все больше и больше хотелось сжать ее в объятиях. Уэймерт счел внезапное желание, которым он воспылал к молодой жене, вызванным исключительно затянувшимся воздержанием и тем фактом, что у него наконец-то появилась женщина, с которой он может законно спать, когда вздумается. Однако, справедливости ради, приходилось признать, что теперь Кэролайн казалась ему довольно симпатичной.
        Ее свадебное платье было сшито из светло-голубого шелка, свободно ниспадающего до щиколоток, плотный и низко вырезанный лиф чудесно облегал ее груди, полнота которых теперь была хорошо заметна. Волосы Кэролайн были свободно подхвачены жемчугом и закреплены на макушке, и только несколько нежных прядей обрамляли лицо. Глядя на нее, граф едва сдерживался, чтобы не освободить ее темные шелковые косы и не распустить их по спине.
        Она принадлежала ему, и с этой мыслью Брент решил сполна насладиться своим новым приобретением. Быстро, со знанием дела он повернул руку, и костяшки пальцев легко заскользили взад-вперед чуть ниже края лифа по налитым грудям.
        Это заставило Кэролайн вздрогнуть, как и ожидал Брент, но она не отпрянула, а, наоборот, стала поддаваться его ласке; ее глаза широко раскрылись, щеки порозовели, дыхание стало прерывистым.
        - Ты бываешь такой румяной, когда ухаживаешь за своими цветами, малышка?
        Кэролайн молчала, продолжая неотрывно смотреть ему в глаза.
        Несколько мгновений спустя граф перестал поглаживать и дерзко, всей ладонью обхватил грудь.
        Кэролайн резко втянула воздух.
        - Пожалуйста…
        Брент обхватил ее левой рукой за плечи, а большим пальцем правой принялся водить по соску, быстро заставив его затвердеть под тонкой тканью.
        - Пожалуйста что? - прошептал он.
        Кэролайн сглотнула.
        - …Пожалуйста, перестань.
        Графу потребовалась вся его выдержка, чтобы опустить руки и выпрямиться.
        Когда он сделал это, Кэролайн потеряла равновесие и оперлась на спинку канапе, чтобы не упасть, а потом сразу же перешла к кожаному креслу по другую сторону стола.
        Брент внимательно наблюдал за ней, настолько готовый к объятиям, что его плоти стало до боли тесно в бриджах. На минуту воцарилось напряженное молчание. Потом Брент сделал глубокий вдох и направился к жене.
        - Между нами страсть, Кэролайн, и, быть может, лучше утолить ее прямо сейчас, не дожидаясь ночи.
        Она подняла к нему лицо.
        Он обнадеживающе улыбнулся.
        - Признаться, я давно не был с женщиной, но, думаю, еще не настолько разучился, чтобы не доставить тебе удовольствия.
        Вместо того чтобы успокоиться от его слов, Кэролайн ахнула, резко вскочила на ноги и почти бегом кинулась в противоположную часть комнаты.
        Брент застонал, скрестил на груди руки и оперся бедром о письменный стол.
        В очередной раз, а это часто бывало у него с женщинами, прежде чем произнести слова, он не подумал, как они воспримутся. И в очередной раз ситуация складывалась не в его пользу. Брент видел, что напугал Кэролайн - она растерянно смотрела на него большими глазами, нервно одергивая юбку, - и, как ни странно, ему захотелось успокоить ее, быть деликатным к ее чувствам.
        - Кэролайн, - снова начал он, неторопливо подходя к ней, - я просто пытаюсь помочь тебе расслабиться, прежде чем мы станем близки…
        - Я не могу допустить нашей близости, сударь, - перебила Кэролайн, вновь обретая силы.
        Граф резко остановился и уставился на нее.
        - Разумеется, мы будем близки.
        Кэролайн попятилась, насколько позволяла комната, и уперлась спиной в книжную полку.
        - Уверена, рано или поздно так будет, но не сразу.
        Брент улыбнулся. Она была такой прелестной в своем испуге… Снова двинувшись к жене, граф развязал, снял галстук и бросил его на канапе.
        - Я хочу увидеть тебя в моей постели, Кэролайн, и, строго ты воспитана или нет, я уверен, ты тоже этого хочешь. - Брент остановился перед ней и начал расстегивать рубашку. - Обещаю, что наше соитие будет настолько нежным, насколько…
        - У меня идет кровь.
        Граф в растерянности посмотрел на жену. Заметив, как тонкое, изящное лицо Кэролайн стало покрываться легким румянцем, почувствовал смущение.
        Брент знал, что у женщин бывают месячные, но за всю его жизнь ни одна не заговаривала с ним об этом. Это была как раз одна из тех мелочей, о которых мужчины знают, но тактично умалчивают, и до этой самой минуты Брент никогда о ней не задумывался. Впрочем, он думал только о том моменте, когда, раздвинув бедра жены, войдет в ее горячую, мягкую глубину и найдет облегчение, которого так отчаянно просило его тело.
        Брент одарил Кэролайн своей самой обаятельной, успокаивающей улыбкой и протянул руку к шпилькам и жемчужинам, которые удерживали ее волосы. Это движение заставило девушку сжаться - уклониться она не могла, так как граф загородил своим телом все пути к отступлению.
        - Знаю, малышка, что большинство мужчин благородно отошли бы в сторону и позволили этой примечательной силе природы пройти своим чередом. Однако я не такой, как другие мужчины.
        Кэролайн уставилась на него в изумлении и ужасе.
        Брент продолжал вынимать жемчужины и складывать их на книжную полку за ее спиной, позволяя темным, блестящим локонам свободно падать на плечи. Погрузив пальцы в ее волосы, он положил обе ладони ей на щеки и стал нежно приподнимать ее лицо, пока оно не оказалось в нескольких дюймах от его собственного.
        - Я хочу тебя, Кэролайн, - шепнул он, - и знаю, что ты хочешь меня.
        - Нет, - возразила она своим грудным голосом, и у Брента кровь закипела в жилах.
        Он закрыл глаза и медленно опустил голову, легко коснувшись губами ее губ.
        Не имея опыта в искусстве поцелуя, Кэролайн не могла определиться, как ей реагировать на настойчивость его губ. Она уперлась руками Бренту в грудь, но это нисколько его не смутило. Наоборот, он стал таким активным, а его рот таким требовательным, что у Кэролайн заколотилось сердце, а ноги, казалось, превратились в жидкий огонь.
        Это было настолько ошеломляющее ощущение, что она начала сомневаться, так ли уж все плохо. Кэролайн понимала, что ей нужно в какой-то мере утолить мужскую страсть Брента, и, подчиняясь этой рациональной мысли, она закрыла глаза и расслабилась в его руках, позволяя ему продвигаться дальше.
        Их губы слились в поцелуе, и это вдруг оказалось таким же естественным, как дыхание. Ее ладони, упиравшиеся в широкую, мускулистую грудь графа, чувствовали тепло его сильного тела. Кэролайн медленно водила пальцами, рисуя крути на его мышцах, даря себе эту единственную возможность насладиться его мужественностью доступными ей действиями.
        Брент ласкал, дразнил, играл с ее ртом, понимая, что ее сопротивление сломилось под его нежным натиском. Уступая его языку, ее плотно сжатые губы начали понемногу раскрываться.
        Граф застонал, когда Кэролайн обхватила ладонями его шею, привлекая ближе, и этот звук пробудил в ней что-то, чего она не могла постичь, - это было какое-то волшебство. Она затрепетала, когда сильное тело Брента соприкоснулось с ее телом, а когда его пальцы пробежали по распущенным прядям волос, обхватили затылок и прижали ее еще сильнее, Кэролайн поймала себя на том, что тихо стонет от жадной силы его неумолимого рта.
        Этот звук удовольствия и откровенного возбуждения застал Брента врасплох - ведь он, по сути, еще не прикасался к жене по-настоящему. Граф ощутил невыносимое желание, и с этим чувством пришла страстная необходимость ласкать, наслаждаться самому и дарить наслаждение. Он гладил ее плечи руками, его язык, соприкасаясь с ее языком, скользил внутри ее рта.
        О боже, она была такой мягкой, такой женственной, так сладко пахла фиалковой водой и дождем! Близость Кэролайн и ее разрешающие действия делали почти невозможной задачу держать себя в руках. Жена отвечала ему с гораздо большей готовностью, чем он мог надеяться, и, ощущая между пальцев ее шелковистые волосы, всей плотью чувствуя податливое тепло ее тела, Брент понял, что судьба наконец-то его одарила.
        От этой мысли граф потерял всякую власть над собой. Он обнял Кэролайн, уже не сдерживаясь, обхватил ее за спину, чтобы отстранить от книжной полки, положил ладонь на ягодицы и прижал их к своему возбужденному члену. Когда их бедра соприкоснулись, по телу Брента прокатился взрыв чудесных ощущений.
        - Ты будешь такой сладкой, - прерывистым голосом зашептал ей в лицо граф. - Ты уже такая горячая…
        Внезапно Кэролайн начала извиваться в его руках.
        - Не двигайся так, милая. А то меня не хватит, чтобы подняться в спальню.
        И тут же понял, что что-то не так, когда Кэролайн не только не перестала извиваться, но и принялась изо всех сил отталкивать его. Она вертела головой, отстраняясь от его лица.
        - Нет! - сдавленно выкрикнула Кэролайн; в ее голосе были боль и страх.
        У Брента перехватило дыхание, в груди сдавило, и он открыл глаза. Перед ним была его молодая жена, ее щеки горели прелестным румянцем, глаза сверкали, волосы обрамляли лицо и ниспадали до пояса. И она совершенно определенно пыталась высвободиться из его рук.
        - Пожалуйста… отпусти меня.
        Брент ослабил объятия, внезапно почувствовав себя дурным актером в бесталанно разыгранной шекспировской трагедии. Кэролайн с поразительной быстротой очутилась в противоположном углу комнаты, рядом с камином. Она стояла очень прямо, замерев и закрыв глаза; ее грудь тяжело вздымалась, дыхание вырывалось с хрипом. Брент отер вспотевший лоб тыльной стороной ладони; он изо всех сил старался сдерживаться, не понимая, что произошло.
        Так что же, черт возьми, произошло?! Минуту назад она отвечала на его ласки, а теперь хочет сбежать подальше. Возможно, он поторопил события, но ведь она должна понимать, что между ними происходит.
        Граф шагнул к жене, что не ускользнуло от ее внимания, ибо она распахнула глаза и в их темных глубинах вспыхнул страх. Взяв себя в руки, Брент выпрямился и уперся ладонями в бедра.
        - Кэролайн, объясни, пожалуйста, о чем ты думаешь?
        Она резко втянула в легкие воздух и посмотрела ему прямо в глаза.
        - Я не хочу консумировать[От «consumatio» (лат.) - довершение; первое осуществление брачных отношений, а именно половой акт. (Примеч. ред.)] наш брак, милорд, - быстро заговорила она, - и почтительно прошу вас удовлетворять свои сексуальные потребности без моей помощи.
        Еще ни одно заявление никогда так не поражало графа, но настоящую ярость в нем вызвало то безразличие, с которым от него отмахнулись. Он готов был поспорить на крупную сумму, что Кэролайн желала его так же, как и он ее. Но тогда как могла она, только что обвенчавшаяся леди, да еще и после таких страстных объятий, которые они вместе испытали, сказать ему, чтобы он нашел себе любовницу?! Это не укладывалось в голове, и чем больше Брент пытался разобраться, тем сильнее разочарование распаляло его гнев.
        Он медленно пошел к Кэролайн.
        - Ты моя жена, Кэролайн, и я имею полное право заниматься с тобой любовью, - ледяным тоном проговорил граф.
        Но Кэролайн не сдавала позиций, с вызовом глядя в глаза мужу.
        - И ты воспользуешься мной в своем кабинете посреди бела дня, когда твоя экономка ходит по дому…
        - Я не взял бы тебя здесь! - воскликнул Брент, заметив в ее глазах загнанное выражение.
        Граф остановился и потер ладонью затылок. Как можно спокойнее он сказал:
        - Прости, Кэролайн, но, пожалуйста, пойми, что я мужчина, и у меня есть… определенные потребности.
        - Ия даю тебе разрешение удовлетворять их с кем-нибудь другим, - быстро и сухо выпалила она.
        Брент не верил своим ушам. Среди мужчин его круга было принято заводить любовниц. Но получить на это разрешение от собственной жены меньше чем через три часа после венчания, причем от жены, которая только что таяла в его руках от одного лишь поцелуя, казалось невероятно абсурдным, почти смешным.
        - Правильно ли я понимаю, сударыня, - вымолвил наконец граф, - что вы предлагаете мне завести любовницу?
        Кэролайн кивнула.
        Брент хмыкнул и недоуменно улыбнулся.
        - Могу я спросить, почему?
        Она посмотрела на него задумчиво, нахмурив брови. Потом скрестила на груди руки и опустила взгляд на свои испачканные грязью туфельки.
        - Вы меня не любите, - бесстрастно заявила она.
        Разумеется, не любит, и она об этом знает. Тем более странно слышать от нее эти слова. И подозрительно. В любом случае этот предлог выглядел неубедительным. Но, увы, Кэролайн была женщиной, и Брент даже отдаленно не мог представить, какое место может занимать в мыслях ее слабого женского разума. Он решил просто придерживаться логики.
        - Кэролайн, мы знаем друг друга всего один день…
        - Я тоже вас не люблю, поэтому, пожалуйста, не тащите меня к себе в постель, - отрезала она и метнула в графа решительный взгляд.
        Его лицо потемнело, чувства балансировали на тонкой грани между страстью и гневом.
        - Не думаю, что мне придется тащить тебя, малышка. Ты таяла в моих руках, и любовь была совсем ни при чем.
        Кэролайн ни слова не сказала в ответ, но ее щеки зарделись, и это обнадежило графа, который неспешно приближался к ней.
        - Я заставил тебя стонать одним невинным поцелуем, - добавил он с хрипотцой в голосе. - Так подумай, до чего я тебя доведу, когда ты будешь лежать подо мной голая.
        Кэролайн ахнула, отступила на шаг и выпалила:
        - Я не позволю вам распоряжаться моим телом. Если меня принудят, это будет не чем иным, как изнасилованием, независимо от того, жена я вам или нет.
        От этих слов граф замер на месте. У него в голове не укладывалось, как можно так пренебрегать его супружескими правами и мужскими чувствами и говорить ему об этом с такой холодностью. Никогда еще женщины не наносили ему подобного оскорбления, и его всего затрясло от едва сдерживаемой ярости.
        Он стиснул зубы, крепко сжал кулаки и сделал два глубоких вдоха, чтобы не дать воли гневу в единственной комнате, где было хоть что-то ценное.
        А Кэролайн стояла перед ним, готовая защищаться, сверкала глазами и молчала. И он наконец понял: опять все дело в нем. Граф не сумел найти нужных слов, но он ничего не понимал во флирте, соблазнении и создании обстановки, в которой бы медленно разгорался огонь страсти. И теперь, стоя в десяти футах от молодой жены, которая боялась, что он в самом деле может ее изнасиловать, и даже озвучила этот страх, все вдруг открылось ему с шокирующей ясностью.
        В тех немногих супружеских парах, с которыми был знаком Брент, восхищению и уважению почти не было места, а о любви и говорить не приходилось. Любовь была просто физическим ощущением, и это убедительно доказали Бренту одним мрачным, дождливым днем три года назад, когда он застал Паулину, женщину, утверждавшую, что любит его больше жизни, на конюшне в пылких объятиях парня, который ухаживал за охотничьими собаками ее отца. В тот миг он понял, что любовь - всего лишь слово, которое произносят, желая использовать других людей в своих целях. В отношениях его родителей дело обстояло так же. Между ними не было теплых чувств, они лишь оттачивали друг на друге умение манипулировать с личной выгодой. Брент готов был смириться с этим и в собственном браке, ибо, по здравом размышлении, он ничего не испытывал к Кэролайн.
        Но теперь им с обжигающей силой владело желание, которое он даже не вполне понимал: он хотел сына. Если в семейной жизни они с Кэролайн пойдут каждый своим путем, это его нисколько не огорчит, лишь бы она подарила ему сына, который будет уважать его, быть может, даже восхищаться им. Сына, которому он передаст свой титул, поместье с восстановленным Мирамонтом и конюшней, полной племенных арабских скакунов. Как бы там ни было, это долг жены - родить наследника. И разве не об этом говорил ее отец? Кэролайн в самом деле даст ему здорового, крепкого сына. Брент видел ее влечение к нему, она легко воспринимала его ласки, значит, это может произойти очень скоро.
        Кое-как собравшись с мыслями, Брент выпрямился и надел маску равнодушия.
        - Я скажу вам только две вещи, леди Кэролайн, - буквально прошипел он. - Во-первых, я никогда ни при каких обстоятельствах не принудил бы женщину заниматься со мной сексом.
        Граф выдержал паузу, наблюдая, как лицо жены становилось белым, точно снежный сугроб.
        - Во-вторых, даже если вы придерживаетесь свободных взглядов на супружескую жизнь, я их не разделяю. Я решительно намереваюсь консумировать наш брак и не планирую приглашать к себе в постель любовницу. В нынешних обстоятельствах я не могу себе позволить двух женщин, учитывая, как мало у меня денег и времени.
        Граф повернулся и быстро пошел к двери.
        - И еще кое-что, Кэролайн, - добавил он, оглянувшись на жену с выражением мрачного гнева и презрения. - Если я когда-нибудь застану вас в объятиях другого мужчины или узнаю, что вы заводили любовника, находясь в браке со мной, я нанесу удар по его самому больному месту, а вы, моя прелестная женушка, никогда больше не сможете смотреть на цветы, как прежде.
        Он открыл дверь.
        - Вашу комнату покажет вам Недда. Меня ждут более приятные занятия.

        Глава третья

        Кэролайн сидела за кухонным столом с чашкой черного чая в руках. Перед ней стояла миска с нарезанными яблоками. Еще не пробило семь, а она уже два часа отработала в своем новом саду.
        Теперь это стало для Кэролайн обыкновением в Мирамонте, как раньше было дома. Она работала, пока земля была влажной и мягкой, потом делала перерыв на завтрак, а после полудня переходила в теплицу. Беда, однако, заключалась в том, что в Мирамонте не было теплицы, и об этом ей предстояло поговорить с мужем.
        Она сделала большой глоток горячего напитка и отправила в рот кусочек яблока. По утрам они с Неддой и Дэвисом встречались на кухне за завтраком. Кэролайн пробыла в Мирамонте меньше недели и видела их чаще, чем собственного мужа, который явно не искал ее общества. И это девушку вполне устраивало.
        После ссоры, произошедшей между ними в день свадьбы, Кэролайн несколько неуверенно чувствовала себя в присутствии графа. Тогда она сказала ему жестокие слова, но рано или поздно ей все равно пришлось бы это сделать, так лучше было покончить с этим сразу и без обиняков. Теперь граф, очевидно, понял ее, потому что за пять дней супружеской жизни произнес меньше пяти слов.
        Но их с Брентом личные покои разделяла стена и тонкая дверь без замков. Между комнатами не было даже помещения для переодевания, и это тревожило Кэролайн. Но не удивляло: у всех супружеских пар были смежные спальни, и они с Брентом, конечно, не составляли исключения.
        В общем-то, несмотря на скромную меблировку, комната Кэролайн тоже радовала глаз. На окнах были ярко-желтые тюлевые занавески, два желтых кресла с полками для книг стояли друг напротив друга рядом с камином, между окнами находился маленький туалетный столик, удобную кровать покрывала накидка из нежно-розовых кружев. На полу недоставало ковров, которые согревали бы ноги и создавали уют, и Кэролайн хотелось как можно скорее ими обзавестись.
        Возможно, стоит попросить их у мужа - как успела мельком заметить Кэролайн, в спальне самого графа ковры имелись. Вдруг это растопит лед между ними. Вероятно, не стоило этого делать, но, чтобы унять любопытство, она вчера тайком заглянула в комнату Брента. Оказалось, что мебель у него такая же непритязательная и скудная, как и у нее, но отделана с мужским вкусом в насыщенных оттенках красного дерева и ярких, чистых тонах синего цвета. Еще она заметила, что у графа была гораздо более широкая кровать, но Кэролайн не стала рассуждать о том, что ее не касалось.
        Она вздохнула, положила локти на стол и стала наблюдать, как Дэвис ковыряется в грязных ногтях, а Недда носится по кухне. Вьющиеся волосы экономки летали вокруг ее полного, морщинистого лица, когда она выискивала на полках нужные продукты.
        - Приготовить вам на завтрак яичницу, миледи? - с улыбкой спросила Недда.
        Кэролайн бросила взгляд на Дэвиса, сидевшего напротив, а потом быстро глотнула чаю, чтобы Недда не заметила, как она поперхнулась. Их экономка, вне всякого сомнения, была самым плохим поваром в Англии.
        Выпрямившись, Кэролайн вежливо ответила:
        - Не стоит, Недда. Пожалуй, просто гренку.
        - Гренка так гренка.
        Недда повернулась к ним спиной и принялась нарезать хлеб.
        - Не знаю, мэм… - протянул Дэвис, подтрунивая. - Сдается мне, что у такой знатной барышни, как вы, должно быть мясо на костях. Вы слишком худощавая.
        Кэролайн посмотрела на него исподлобья, ибо она вовсе не была худощавой.
        - Вот-вот, - согласилась Недда, разыскивая масло. - Думаю, я все-таки поджарю омлет на случай, если его сиятельство проголодаются этим утром.
        Кэролайн хмыкнула. Если его сиятельство и просыпался до обеда, то никак не обнаруживал своего присутствия.
        Дэвис отхлебнул чай из чашки и, откинувшись на спинку стула, взглянул на Кэролайн.
        - Как вы обживаетесь в Мирамонте, леди Кэролайн?
        Она улыбнулась, глядя в смуглое, обветренное лицо объездчика, но вместо того, чтобы ответить на его вопрос, задала свой:
        - Так откуда именно вы родом, Дэвис?
        - Из Кентукки.
        - Кен… что?
        Он хрипло усмехнулся.
        - Кентукки. Один из Соединенных Штатов Америки. Родился и вырос там, когда он еще не был штатом, конечно.
        - Понятно… - Кэролайн машинально потянулась за следующим куском яблока. - Вы бывали когда-нибудь в Нью-Йорке?
        Дэвис задумчиво нахмурился.
        - Ну… я отплывал оттуда тридцать два года назад, но мало что помню. Приехал сюда, и предыдущая графиня предложила мне работу с хорошим жалованьем, вот я и остался. Научил его светлость всему, что он знает.
        Кэролайн глупо на него уставилась.
        - Всему, что он знает?
        Тут Дэвис смутился.
        - Всему, что он знает о лошадях.
        - Мой муж любитель лошадей?
        Дэвис расхохотался.
        - Разве любовь не прекрасна?
        Кэролайн почувствовала, что ее щеки вспыхнули.
        - Что именно вам известно о вашем муже, леди Кэролайн? - спросил Дэвис некоторое время спустя.
        - По правде сказать, почти ничего, - настороженно ответила она.
        - Почему вы его не спросите?
        - Спросить его?
        Дэвис сдавленно хохотнул.
        - Спросите мужа о его прошлом, о его побуждениях и амбициях. Думаю, вам это будет интересно.
        - Так вот что я пропускаю каждое утро.
        Кэролайн резко обернулась к двери. Ее муж стоял на пороге, небрежно привалившись к косяку. Волосы графа были спутаны, мятая льняная рубашка наполовину заправлена в тугие бриджи. Брент тоже рассматривал Кэролайн, и от его странного, пристального взгляда у нее участился пульс.
        - Вы как раз поспели к завтраку, - по-матерински строго сказала Недда. - Садитесь.
        Кэролайн решила, что граф придумает отговорку, чтобы избежать ее компании и не есть невкусную еду. Но Брент удивил ее: потерев глаза, он медленно прошел к столу и сел справа от нее.
        - Чаю? - спросила Кэролайн, слегка переборщив с любезностью в тоне. Они с мужем разговаривали только во время еды, хотя до сих пор единственной их совместной трапезой был ежевечерний ужин. Беседа в этих случаях оставляла желать лучшего, и Кэролайн, откровенно говоря, уже устала от глупой игры в прятки, которую они затеяли друг с другом.
        - Чаю? Было бы замечательно, - также чересчур вежливо ответил граф.
        Кэролайн смерила его долгим, пристальным взглядом. Потом с улыбкой, которую можно было принять исключительно за саркастическую, медленно поднялась со стула и подошла к рабочему столу.
        - Такое чувство, что тебя выбросили на завтрак прямо из преисподней, мой мальчик, - весело сказал Дэвис.
        Брент откинулся на спинку стула.
        - Я добрался до постели почти в два, но сегодня у меня много дел. Днем я встречаюсь с викарием Дрейкмондом.
        Недда и Дэвис быстро переглянулись. Кэролайн поставила чай перед Брентом и вернулась на свое место.
        - Завтра, - без запинки продолжал граф, - у меня одно личное дело, а потом я займусь поисками слуг. Я недолго пробуду в отъезде.
        - Ты уезжаешь? - вырвалось у Кэролайн.
        Брент повернулся и расплылся в улыбке.
        - Будешь скучать по мне, Кэролайн?
        Она вспыхнула. Граф явно переоценивает свое значение в ее жизни.
        Брент как ни в чем не бывало глотнул чая и заговорил о другом.
        - Чем же ты занимала свое время?
        Кэролайн быстро опустила взгляд на чашку и провела пальцем по фарфоровой кромке.
        - Я работала в саду.
        - Ах… разумеется.
        - И хорошо потрудилась, - добавил Дэвис.
        Кэролайн просияла.
        - Неужели? А для меня ты посадила цветочек, малышка?
        - Нет, - лаконично ответила она.
        - Вот и хорошо, - тихо ответил Брент. - Уверен, что он бы зачах и погиб.
        Кэролайн слегка пожала плечами.
        - Разве что от недостатка внимания.
        Она так мрачно пошутила, надеясь, что граф ее поймет. Возможно, Брент и понял, потому что он на некоторое время притих, а потом сощурился и сказал:
        - Все рано или поздно погибает, Кэролайн.
        Граф говорил так тихо, что Кэролайн едва разобрала слова. Подавшись к мужу и собрав в кулак всю решимость, на которую только была способна, она замерла почти нос к носу с ним.
        - Если я о чем-то забочусь, гибель от недостатка внимания исключена, мой супруг, - хриплым шепотом сообщила Кэролайн. - Мои растения станут самыми красивыми из всех, что ты когда-нибудь видел, и с каждым днем будут только набирать силу. Через несколько недель каждая комната в Мирамонте наполнится чудесными Божьими созданиями, вскармливать и дарить жизнь которым буду я.
        - Включая наших детей?
        Кэролайн резко выпрямилась и широко распахнула глаза, пораженная тем, как Брент превратил ее серьезные, пылкие слова в нечто интимное.
        - Мои дети - это мои растения, - отважно парировала она.
        Он чертовски лукаво улыбнулся.
        - Но я гарантирую, что создавать нашего сына будет гораздо веселее.
        У Кэролайн заколотилось сердце, но она не собиралась отступать перед наглыми, непристойными намеками графа.
        - Откуда ты знаешь, дорогой супруг? Доводилось создавать сына в другом случайном союзе?
        Недда резко вдохнула.
        Дэвис усмехнулся:
        - От скуки мы точно не помрем.
        Кэролайн, не отрываясь, смотрела в глаза мужу в ожидании опровержения.
        Брент тихо рассмеялся.
        - Случайный союз, Кэролайн? Так ты называешь наши отношения?
        Она заерзала на стуле.
        - Полагаю, брак по расчету можно назвать случайным союзом.
        Граф снова повеселел и сказал:
        - В таком случае я уверен, что у меня нет детей от других случайных союзов, Кэролайн.
        - Завтрак? - любезно вмешалась Недда и поставила перед Брентом и Кэролайн по тарелке маисовой каши с подгоревшим хлебом.
        Брент уставился на свою еду. Им срочно нужен повар…
        Они все вместе завтракали, и Брент с удовольствием отметил, что, будь его мать жива, они ни при каких обстоятельствах не трапезничали бы в такой компании. Есть вместе с прислугой было немыслимо. Но война смирила гордыню Брента: на поле брани ему приходилось делить пищу с людьми из всех слоев общества. Когда сражаешься с кем-нибудь бок о бок, многое просто перестает иметь значение. Именно так обстояли дела в его огромном, пустом доме. Их было всего четверо, и потому казалось глупым есть отдельно от Недды и Дэвиса. И, кроме того, не сиди они с Кэролайн здесь, им пришлось бы завтракать на полу.
        Судя по всему, Кэролайн тоже не тревожилась по этому поводу, чем очень удивляла мужа. Брент был уверен, что, женись он на какой-нибудь другой аристократке, та бы упала в обморок при мысли, что ей придется завтракать на кухне, за маленьким деревянным столом вместе с экономкой и человеком, который следит за лошадьми. Граф начинал утверждаться в мысли, что его жена во многих Отношениях уникальна. И эта уникальность ее очень красила в его глазах.
        Игнорировать Кэролайн почти всю прошлую неделю ему было невероятно трудно. Чтобы забыть о ее присутствии, Брент работал, ездил верхом, корпел над книгами, восстанавливал свою разоренную собственность и все-таки не мог освободиться от чувства неудовлетворенности.
        У него была жена. И она желала его физически, но не позволяла к себе прикасаться. Теперь Брент уверился в мысли, что предыдущий любовник плохо обходился с Кэролайн в постели, и этим объясняется ее нежелание и даже страх близости, которая является единственной по-настоящему приятной стороной супружеской жизни. Поняв это, Брент решил не торопить события, ибо Кэролайн была достаточно умной, чтобы раскусить его, если он будет действовать слишком настойчиво или жестко.
        Хорошенько поразмыслив, Брент понял также, что, видимо, по этой причине отец Кэролайн решил спровадить дочку из дому. Естественно, для человека, занимающего отличное положение в обществе, обесчещенная незамужняя дочь означала угрозу краха репутации, если бы правда вышла наружу. А что, если бы она завела еще одного любовника? Общество разорвало бы его на куски.
        Но в Мирамонте, под его супружеским влиянием такое не повторится. Он этого не допустит, что предельно ясно объяснил Кэролайн. Теперь он будет единственным мужчиной в ее постели, и, если боги ему улыбнутся, скоро туда попадет.
        Брент краем глаза поглядывал, как Кэролайн ковыряет ложкой в тарелке. На ней опять было то невзрачное платье, в котором он увидел ее в первый раз, но теперь он смотрел на девушку другими глазами. Хотя на щеке у Кэролайн так же красовалось пятно грязи, а темные густые волосы были туго стянуты в узел на затылке, выглядела она необычайно привлекательно. И все благодаря платью, рассудил Брент, ибо, несмотря на отвратительнейший цвет и фасон с высоким воротом и длинными рукавами, оно плотно облегало ее грудь и талию, подчеркивая чудесный, сексуальный, неприкасаемый силуэт…
        Брент внезапно набросился на еду.
        - Я уезжаю завтра с восходом солнца, - сухо сообщил он. - Домой вернусь через неделю, и я предпочел бы, чтобы ты спал в доме, Дэвис. Не хочу, чтобы эта дама оставалась одна.
        Дэвис кивнул.
        - Кэролайн, - сказал Брент, глотнув из чашки, - сейчас меня ждет работа, но я хотел бы поговорить с тобой до отъезда.
        Не дожидаясь ответа, граф резко встал, подошел с тарелками в руках к раковине и обернулся к жене.
        - С сегодняшнего дня ты перестанешь ходить по дому с завязанными в узел волосами, - непререкаемым тоном приказал он. - Моя жена не будет выглядеть старомодной в двадцать пять лет.
        - Старомодной!
        Дэвис хихикнул.
        Недда улыбнулась.
        Кэролайн прищурилась.
        - Ума не приложу, почему тебя тревожит, как я укладываю волосы. - Она медленно поднялась, чтобы граф не смотрел на нее сверху вниз. - Я предпочитаю затягивать волосы туго, потому что они попадают мне в глаза.
        - Держу пари, Недда найдет пару лент, чтобы убрать волосы со лба, - широко улыбнувшись, предложил Дэвис.
        Кэролайн смерила его тяжелым взглядом.
        - Да что вы знаете о лентах для волос…
        - У меня есть несколько, и я с радостью дам их вам, леди Кэролайн, - с приятной улыбкой вмешалась Недда.
        Кэролайн рассерженно вздохнула:
        - Спасибо, но это мои волосы, и меня такая прическа вполне устраивает.
        - А меня нет, - медленно проговорил Брент, глядя ей прямо в глаза. - А ведь я твой муж и хозяин дома.
        - О, ты хозяин…
        - У вас в самом деле красивые волосы, леди Кэролайн, - мягко вмешался Дэвис. - Жалко, что вы их так закручиваете.
        Брент видел, что Кэролайн свирепеет. Хотя это было странно и, вероятно, не слишком соответствовало благородному воспитанию, но Бренту нравилось выводить ее из себя. Это была восхитительная игра.
        - А в следующий раз вы скажете, что мне стоит работать в саду в чем-нибудь более женственном, возможно, в жемчугах и шелковом вечернем платье?
        Граф чуть не рассмеялся, подумав, что невозможно даже вообразить более женственный наряд, чем платье, надетое на ней сейчас, послушно повторяющее каждый изгиб тела. Кэролайн сердито смотрела на него; ее глаза гневно сверкали, щеки стали пунцовыми. Бренту пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы сохранить нейтральное выражение лица, ибо Кэролайн выглядела просто восхитительно, когда злилась.
        - Боюсь, я не могу позволить себе жемчугов и шелковых вечерних нарядов, - безразличным тоном возразил он. На долю секунды он задержал взгляд на фигуре жены, после чего указал на ее платье.
        - Оно ведь у тебя не единственное, верно?
        Кэролайн вырвалась из гипноза слишком откровенного взгляда графа, решительно подобрала юбки и повернулась к нему спиной.
        - У меня предостаточно платьев, - бросила она через плечо, направляясь к двери. Взглянув на экономку, девушка слабо улыбнулась. - Завтрак был весьма… Спасибо за завтрак, Недда.
        С этими словами она твердым шагом вышла во двор.
        Дэвис усмехнулся. Недда расплылась в улыбке. Брент не обратил на них внимания и направился к двери, через которую входил.
        - Покатаюсь верхом, - устало сказал он и покинул комнату.
        - Я думала, он собирается поработать, - невозмутимо заметила Недда.
        Дэвис просиял.
        - Мальчик сражен наповал.
        - Это верно, - согласилась Недда, - и она тоже.
        - Думаешь?
        Недда кивнула, наклонилась к Дэвису и лукаво добавила:
        - И собираюсь получить удовольствие от каждой минуты, наблюдая, как они с этим борются.
        Дэвис рассмеялся и поднял чашку в шутливом тосте.
        - Итак, веселье начинается.

        Глава четвертая

        Ему не верилось, что он действительно собирается это сделать. Он граф, воспитан по всем правилам, образован лучше большинства… Никогда в жизни ему не было настолько неловко обращаться с просьбой. Никакому другому мужчине даже в голову не пришло бы то, о чем Брент собирался попросить свою молодую жену.
        Он сидел за письменным столом и медленно перелистывал страницы бухгалтерской книги в ожидании Кэролайн, которая должна была вот-вот подойти. Брент потратил несколько дней, чтобы разобраться, как Реджи распорядился деньгами и богатством, которые он оставил ему перед отъездом на континент. Пересчитав цифры несколько раз, граф хотел удостовериться в том, что обнаружил.
        - Прошу прощения, что так долго, но мне нужно было… м-м-м… найти ленту для волос.
        Заслышав ее спокойный, грудной голос, Брент быстро поднял голову и посмотрел на дверь. На пороге стояла Кэролайн, одетая в шелковое дневное платье цвета лайма с глубоким округлым вырезом, который в более чем достаточной степени обнажал великолепную ложбинку между грудей. Ее темные волосы были свободно закреплены на затылке и легкими завитками обрамляли щеки, раскрасневшиеся и влажные после теплой ванны. У графа бурлила кровь, когда он видел Кэролайн такой, а она с каждым днем казалась милее прежнего. И как будто недоступнее…
        Брент поспешил опустить взгляд в бухгалтерскую книгу.
        - С этой минуты ты всегда будешь так причесываться.
        - Таково твое требование, - довольно громко сказала Кэролайн, медленно приближаясь к графу. Последовало долгое молчание, а потом она робко спросила:
        - Брент, ты бы мог рассказать мне, что случилось?
        Граф бросил на жену озадаченный взгляд.
        Кэролайн оглянулась по сторонам и развела руками.
        - Я говорю о Мирамонте. Что здесь случилось?
        Брент вдохнул полной грудью и устало откинулся на спинку кресла.
        - Я думал, Дэвис и Недда тебе рассказали.
        Кэролайн пожала плечами.
        - Я ничего от них не слышала.
        Граф неотрывно смотрел ей в глаза, сохраняя нейтральное выражение лица.
        - Несколько месяцев назад я уехал на континент, чтобы выполнить кое-какую работу для короны, и оставил Мирамонт на кузена, Реджинальда Кента. Я намеревался вернуться прошлой весной, но вынужден был задержаться во Франции. Вернувшись в прошлом месяце, я обнаружил, что кузен без моего ведома продал все, чем я владел, чтобы расплатиться с карточными долгами.
        - Зачем ты ездил во Францию? - мягко спросила Кэролайн.
        Почти с раздражением граф ответил:
        - Я был с герцогом Веллингтоном и сражался с Наполеоном Бонапартом при Ватерлоо.
        Кэролайн широко раскрыла глаза от удивления. Брент произнес эти слова так деловито, так бесстрастно, что если бы она не наблюдала за его лицом, то даже не заметила бы охвативших его чувств. Сквозь маску спокойствия на мгновение проступила хорошо скрываемая боль, но граф тут же стиснул зубы и подавил эту эмоцию.
        Теперь Кэролайн понимала, почему в их первую встречу он выглядел таким худым и измученным, почему он говорил так грубо и прямолинейно и в словах его сквозил гнев. Ее муж был на войне, и она не представляла, что можно сказать в ответ на такое признание.
        Граф выпрямился и быстро встал, опустив глаза на стол. Теперь он снова был уравновешенным и спокойным.
        - Мне нужно, чтобы ты взглянула на это.
        - Конечно, - не задумываясь, Кэролайн подошла к мужу.
        - Я хочу, чтобы ты просмотрела эти цифры и проверила, не ошибся ли я в расчетах.
        Она быстро заморгала.
        - Прошу прощения?..
        Граф едва заметно улыбнулся.
        - Я буду признателен, если здравомыслящий человек еще раз проверит эти цифры, поскольку мне перед отъездом необходимо точно знать, в каком состоянии находятся мои счета. В первую очередь мы нуждаемся в слугах, а кроме того, я хотел бы начать в доме ремонт.
        Кэролайн была крайне удивлена.
        - Ты… ты просишь меня изучить состояние твоих финансов?
        Брент понизил голос и наклонился почти к самому ее уху.
        - Полагаю, что формально это также и твои финансы.
        Кэролайн никак не могла поверить, что граф просит ее об этом, и, если бы не тот факт, что он чуть ли не совал ей в руки бухгалтерскую книгу, она бы никогда не приняла его просьбу всерьез.
        - Ты уверен?
        Кэролайн заглянула в лицо мужа, которое находилось всего в нескольких дюймах от ее лица, и взмолилась в душе, чтобы он не разыгрывал ее, ибо такая шутка сломит ее дух.
        Брент отступил в сторону и жестом предложил жене присесть за письменный стол.
        - Вперед, Кэролайн, - мягко, но настойчиво он подтолкнул ее к своему креслу. Граф вынул из чернильницы перо, вложил его в руку Кэролайн и перешел на другую сторону стола. Усевшись напротив, он прищурился и стал наблюдать.
        Кэролайн поняла, что это - важное, трудное, выпавшее один-единственный раз в жизни испытание ее способностей, и, как ни странно, ей захотелось произвести впечатление. Она медленно опустила глаза на лежащий перед ней документ.
        Брент внимательно смотрел, как она робко принимается за работу. Потом Кэролайн стала быстро перелистывать страницы, продвигаясь по книге с такой невероятной скоростью, что граф какое-то время пребывал в уверенности, будто его не принимают всерьез. Однако, увидев, как Кэролайн закусила нижнюю губу, а ее лицо исказилось от работы мысли, он понял, что это занятие ей в радость. И, что поразительно, она ни разу не воспользовалась пером. Его жена решала математические уравнения и перемножала многозначные числа без всяких записей, в уме. Это было поистине невероятно.
        Наконец она подняла голову; ее глаза сияли.
        - Ты допустил грубейшую ошибку, Брент, - прошептала она и хихикнула.
        Это его задело.
        - Если эта ошибка такая серьезная, почему ты смеешься?
        Кэролайн перестала улыбаться.
        - Посмотри, что ты сделал.
        Она махнула мужу, чтобы тот подошел ближе. Граф медленно поднялся и перешел на ее сторону стола.
        - Видишь, вот здесь. Ты умножил на три, а надо было на триста. Разбрасываешься нулями, растяпа. - Кэролайн смотрела в глаза мужу. - Полагаю, у нас значительно больше денег, чем ты думал.
        Брент пристально на нее посмотрел.
        - Ты обнаружила это, делая вычисления в уме?
        Улыбка сползла с ее лица.
        - У меня это получается само собой, - осторожно проговорила Кэролайн.
        Брент немного помолчал, потом вздохнул.
        - А у меня это никогда не получалось. Я не доверяю управляющим, а вести книги самому всегда было для меня тяжкой обязанностью. Я хочу, чтобы с этого дня финансами занималась ты. Конечно, мне придется и дальше вести дела с банкиром касательно платежей по счетам, но я хочу, чтобы ты следила за движением денег. У тебя удивительный талант, Кэролайн. Его следует использовать.
        Кэролайн заморгала, недоверчиво поглядывая на мужа.
        - То есть постоянно? Из месяца в месяц?
        - Разумеется, постоянно, и мне нужно, чтобы ты начала прямо сейчас. Я почти закончил ремонт на конюшне, но кое-какие внутренние повреждения оказались серьезнее, чем я предполагал. Мне нужно точно знать, какую сумму я могу потратить, чтобы навести порядок, так как в следующем сезоне я хотел бы снова заняться разведением лошадей.
        Кэролайн ошеломленно покрутила головой.
        - Разведением… лошадей?
        Брент странно на нее посмотрел.
        - Да, Кэролайн. Я развожу, выставляю и продаю арабских скакунов. У меня нет ни времени, ни терпения аккуратно вести бухгалтерию, поэтому я хочу, чтобы ты взяла на себя эту обязанность. - Он выдержал паузу. - Ты не возражаешь?
        Кэролайн расплылась в улыбке.
        - Ты доверишь мне это?
        Брент погладил тыльной стороной ладони ее щеку и лукаво улыбнулся.
        - Если бы я не верил, что ты справишься, я бы не просил. Кроме того, если ты попытаешься скрыться со всеми деньгами, я найду тебя в доме соседа, мимо которого ты не сможешь пройти, потому что тебе понадобится срочно подрезать его петунии, разросшиеся до самых границ имения.
        Кэролайн была в восторге. Он верил в ее способности и доверял ей! Никто, даже ее отец, никогда такого не делал.
        - Я с удовольствием сниму эту ношу с твоих плеч, - призналась наконец Кэролайн; она чуть не пела от радости.
        - Хорошо.
        Брент повернулся, но, прежде чем он двинулся к выходу, она схватила его за руку, вскочила с кресла и, заколебавшись всего на долю секунды, крепко обняла.
        - Спасибо, - шепнула она.
        Граф поднял руку, чтобы погладить шелковистые волосы Кэролайн, но не успел он даже подумать об этом, как она быстро, не глядя на него, отстранилась и вернулась в кресло.
        Брент постоял еще минуту, молча рассматривая профиль жены, склонившейся над книгой, потом повернулся и пошел к двери.
        - Увидимся за ужином, - тихо сказал он.
        Для Кэролайн, однако, уже не существовало ничего, кроме финансовых расчетов, лежавших перед ней на столе.

        Глава пятая

        Кэролайн, одетая в бледно-розовое вечернее платье, свободно собрала волосы на затылке маленькой белой лентой и нарочито неспешно направилась в кухню на ужин, полагая, что там ее терпеливо дожидаются Недда, Дэвис и Брент. Но она увидела только мужа, который стоял у небольшого окна, глядя на луга и холмы, затянутые плотной сеткой дождя.
        На столе она увидела блюдо с холодным ростбифом и сыром, хлеб, вазу со сливами, бутылку вина и приборы для двоих.
        - Дэвис и Недда к нам не присоединятся? - робко спросила Кэролайн.
        - Они заняты, - небрежно бросил граф, оборачиваясь. Окинув жену быстрым взглядом, он подошел, помог ей сесть, зажег три свечи на столе и занял место рядом. - Сегодня мы одни.
        - Прекрасно, - быстро проговорила Кэролайн, нервно поглядывая, как Брент наливает вино. Сегодня он тоже нарядился к ужину, надев белую шелковую рубашку с галстуком, серо-голубые бриджи и темно-серый смокинг. Одежда сидела на нем безукоризненно, да и сам он выглядел идеально. Отметив это, Кэролайн улыбнулась.
        - Тебя что-то рассмешило? - спросил Брент, тоже повеселев.
        - Мы нелепо смотримся, сидя на кухне в таких нарядах, - широко улыбаясь, ответила Кэролайн.
        Граф расплылся в улыбке и, поднеся бокал к губам, сделал большой глоток. Потом он медленно поставил его на стол и стал любоваться прозрачной, светлой жидкостью внутри.
        - Кэролайн, - начал он низким голосом, - я должен признать, что ты не самая красивая из женщин, которых я когда-либо знал. Но, вне всякого сомнения, независимо от того, что на тебе надето, ты самая сексуальная.
        Кэролайн поразили его слова, и она почувствовала, как запылали ее щеки. Девушка не представляла, почему продолжает удивляться прямолинейности мужа, ведь за последние несколько дней она уже успела понять, что для него естественно разговаривать в подобной манере. Впрочем, не исключено, что он намеренно направил беседу в такое русло, чтобы она могла ясно изложить свои планы на будущее.
        Потянувшись за бокалом, Кэролайн поднесла его к губам, сделала глоток и, собравшись с духом, выпалила:
        - Думаю, ты имеешь право знать, что я не намереваюсь заводить детей.
        В комнате наступила мертвая тишина. Даже дождь, казалось, перестал стучать в окно.
        Кэролайн смотрела на бокал, ожидая, что муж накричит на нее или отвесит звонкую пощечину. И граф имел полное право на это. Спустя несколько мгновений невыносимого молчания Брент совершенно поверг ее в шок, потянувшись за ее тарелкой и принявшись накладывать еду с блюда.
        - Могу я спросить, почему ты перевела разговор с наших нарядов на детей?
        Кэролайн заерзала от холодного тона его голоса.
        - Я просто подумала, что ты должен знать мое отношение, прежде чем…
        - Прежде чем мы станем близки, Кэролайн?
        Он перекручивал ее слова, как ему было выгодно, и это сводило с ума.
        - Я хочу, чтобы ты понимал.
        - Я хочу сына, мне нужен наследник.
        Голос Брента вновь зазвучал спокойно и сдержанно, как будто он принял окончательное и бесповоротное решение по этому поводу.
        Кэролайн отважно возразила:
        - Я не хочу детей. Пожалуйста, уважай мое решение.
        Ненадолго задержав на жене взгляд, Брент потянулся за своей тарелкой и принялся ее наполнять.
        - Все женщины хотят детей, Кэролайн, в том числе леди благородного происхождения. Мне не верится, что ты отличаешься от остальных, и это подводит меня к мысли, что ты боишься либо родов, либо секса. Я хотел бы знать, чего именно и почему.
        Кэролайн сделала глубокий вдох. Она не могла спорить с Брентом, но и не могла рассказать ему о своих планах, не вызвав подозрений. Поэтому, рассудила она, единственный шанс - это обратиться к его логике, его разуму.
        Еще раз приложившись к бокалу, Кэролайн взяла вилку и начала ковырять в тарелке.
        - Я прекрасно понимаю твои чувства, Брент.
        Он поднял бровь.
        - Понимаешь?
        Она улыбнулась.
        - Конечно, понимаю. Мне понятна твоя потребность в наследнике и понятно мужское либидо. Я знаю, что большинство мужчин пользуются женами снова и снова, потому что не могут себя контролировать. Это абсолютно естественно, вероятно, инстинктивно.
        Брент медленно подался к ней, поставив локоть на стол, подперев ладонью подбородок и всем своим видом показывая, что ему очень интересно.
        - Неужели? Ты все это знаешь?
        Она уверенно кивнула.
        - Как ты образованна, Кэролайн!
        - Что есть, то есть. - Она беззаботно и самоуверенно улыбнулась графу. - Я понимаю, что тебе нужна женщина, которая бы удовлетворяла твою страсть. Я очень практично смотрю на эти вещи и ни капли не приревную, если ты окажешь внимание другой.
        - Очень разумно и щедро с твоей стороны, Кэролайн, - медленно проговорил он, - но, чтобы обладать правом наследования, мой сын должен родиться законно.
        Кэролайн покраснела и, не решаясь развивать эту тему дальше, потупила взгляд в тарелку.
        - Я просто хочу, чтобы ты знал: я спокойно отношусь к тому факту, что желание, которое ты ко мне испытываешь, не что иное, как похоть, которую вызвала бы у тебя любая другая женщина.
        Брент молчал, внимательно наблюдая за Кэролайн, и она неожиданно почувствовала тепло его взгляда. Выдержав минуту неловкой тишины, девушка вновь посмотрела на мужа. Когда их взгляды встретились, он заговорил:
        - Создается впечатление, что ты необыкновенно опытна, Кэролайн.
        - Я обладаю не только опытом, но и знаниями, - храбро заявила она. - Я много раз видела, как спариваются животные, и уверяю тебя, что гон не слишком приятен для самок.
        Брент сложил руки одна на одну на столешнице и близко наклонился к Кэролайн, так близко, что она видела отражение пламени свечи в его глазах.
        - Кэролайн, я пообещаю тебе кое-что.
        Она не мигая смотрела на мужа.
        - Я обещаю, - медленно начал он, - что никогда не сделаю тебе больно. Я обещаю, что никогда не заведу любовницу и не оскорблю тебя, на публике или тайно, флиртом с другой женщиной, будь то аристократка или девушка из народа. Я обещаю, что ты все равно будешь в моей постели, и, даже если на это понадобится целых три дня, я доведу твое возбуждение до самой вершины. Уверен, тебе это понравится. Я обещаю, что ты понесешь и родишь моего законного ребенка. Я обещаю, что в этой жизни у тебя не будет другого любовника. И наконец я со всей искренностью обещаю, что никогда не стану наскакивать на тебя, точно какой-нибудь бык.
        С этими словами он вернулся к еде.
        Кэролайн не знала, наброситься ли на него в припадке ярости или вежливо поблагодарить за слова, которые, вероятно, казались ему красивыми и искренними. В конце концов она решила не делать ни того, ни другого, а просто промолчать.
        Какое-то время они ели в тишине. Кэролайн не чувствовала вкуса еды, а Брент чуть ли не вылизывал тарелку. Потянувшись за добавкой, граф решил снять повисшее в воздухе напряжение, сменив тему.
        - Так почему ты не вышла замуж и не устроила свою жизнь в юном возрасте, как сестры?
        Кэролайн пропустила это мимо ушей и дерзко спросила:
        - Почему ты не женился на Паулине Синклер?
        Брент вздрогнул и резко поднял голову, но потрясение на его лице почти мгновенно сменилось язвительной ухмылкой.
        - Я думал, что из Паулины выйдет подходящая жена и благопристойная мать, и только по этим двум причинам хотел с ней обвенчаться. Однако я оказался ей не нужен.
        - Ты любил ее?
        Он фыркнул.
        - Нет. - Брент со вздохом откинулся на спинку стула и отпил вина из бокала. - А теперь ответь на мой вопрос, малышка.
        Внезапно интерес к отношениям графа и мисс Синклер пропал, его затмила тревожная нерешительность: рассказать ли ему о своем сокровенном желании? Но после короткого колебания, чувствуя внимание мужа, сосредоточенное на ней в ожидании ответа, Кэролайн поняла, что настал момент для откровенности.
        - Я давно распрощалась с детскими грезами о романтике и стала лелеять мечту сделаться одним из ведущих мировых специалистов по скрещиванию растений.
        Брент нахмурился и заметно насторожился.
        Кэролайн задиристо подняла подбородок, продолжая смотреть ему в глаза и каждую секунду ожидая, что он разразится смехом. Теперь ей нечего было терять.
        - Одно время мне больше всего на свете хотелось учиться в Оксфорде под руководством Альберта Маркэма.
        Этими словами Кэролайн всецело приковала к себе внимание мужа, и тот с интересом подался вперед.
        - Я послала ему образцы своих экспериментов вместе с точными выкладками по выведению лиловых роз, созданию цветка с этим уникальным оттенком в климатических зонах, где редко меняются температурные показатели. Насколько мне известно, до сих пор еще никому не удавалось вырастить такие розы, потому что они необычайно чувствительны по своей природе и могут расти только в строго определенных условиях и под неусыпным контролем.
        Кэролайн одернула себя. Она углубилась в сложные и ненужные подробности.
        - Как бы там ни было, сэр Альберт не пожелал со мной встретиться, даже получив подтверждение моего опыта и знаний, и имел дерзость намекнуть, что работу сделал за меня кто-то другой.
        Она бросила салфетку на стол, пытаясь взять себя в руки, но слезы наполнили ее глаза.
        - Не понимаю, почему он хотя бы не встретился с тобой, ведь он умный и увлеченный человек, - тихо, серьезно и как будто даже немного растерянно проговорил Брент.
        Кэролайн посмотрела на него, как на несмышленое дитя.
        - Я женщина, Брент.
        Он тут же выпрямился.
        - Да, ты женщина. - Немного помолчав, он добавил: - И теперь ты застряла здесь со мной и заросшим садом, вместо того чтобы наслаждаться обществом знаменитого сэра Альберта и его знаниями.
        Кэролайн расслабилась и попыталась улыбнуться. Брент старался быть деликатным.
        - Все не так уж плохо.
        Граф усмехнулся в ответ.
        - Тебе нравится выдергивать сорняки?
        Улыбка Кэролайн сделалась шире. Возможно, настал идеальный момент, чтобы заговорить о теплице.
        Ощутив прилив храбрости, Кэролайн склонилась к мужу, надеясь привлечь внимание к своей соблазнительной груди. Брент, будучи мужчиной, естественно, опустил взгляд на ее вырез, и впервые с тех пор, как они познакомились, это заставило ее покраснеть от удовольствия и предвкушения чего-то приятного. Кэролайн первый раз в жизни ощутила свою женскую силу.
        Понизив голос, она положила ладонь на руку графа и шепнула:
        - Я хочу попросить тебя об одолжении, Брент.
        Граф снова посмотрел Кэролайн в глаза, но выражение его лица осталось неизменным.
        - Неужели?
        - Я хотела бы продолжить свою работу, но, оказывается, в Мирамонте нет одной важной вещи, которая мне необходима.
        Он цинично поднял бровь.
        - И ты хочешь, чтобы я тебе ее предоставил?
        - Да.
        - Надо полагать, это что-нибудь маленькое и недорогое?
        - Нет… это серьезнее, - с наивным видом пролепетала Кэролайн. Ее уверенность начала таять.
        Брент откашлялся.
        - Серьезнее, чем что?
        - Серьезнее, чем что-нибудь маленькое и недорогое.
        Она села прямо и убрала ладонь с руки мужа.
        - Значит, ты хочешь, Кэролайн, чтобы я купил тебе что-то большое и дорогое?
        Кэролайн едва заметно кивнула.
        Брент откинулся на спинку стула и принялся внимательно разглядывать жену.
        Кэролайн так сильно нервничала, что у нее дрожали руки, и она прятала их в складках платья. Она чувствовала себя нелепо. Не нужно было вообще заводить этот разговор.
        - Я куплю тебе это, но с одним условием.
        У Кэролайн перехватило дух. Граф был очень серьезен и, если присмотреться, слишком самодоволен.
        - Ты даже не хочешь узнать, что это? - спросила она. К этому моменту близость мужа и его нескромные взгляды совершенно выбили ее из равновесия.
        Брент легонько покачал головой и поднялся. Прежде чем Кэролайн успела возразить, он схватил ее за руку и заставил встать рядом, так что они почти касались друг друга.
        - Мне все равно, что это, - прошептал он и пальцами приподнял подбородок жены. Ей не оставалось ничего другого, кроме как смотреть ему в глаза.
        Граф изучал ее лицо, не пропуская ни дюйма, и на губах его играла коварная улыбка.
        - Но, думается, ты захочешь узнать мое условие.
        Кэролайн попыталась было отступить, но Брент одним ловким движением обхватил ее за талию и с силой прижал к своей груди.
        Это ее взбесило. Вскипая от возмущения, она без обиняков заявила:
        - Мне нужна теплица…
        - Мне нужен сын.
        Кэролайн в ужасе уставилась на мужа.
        - Ты ведь не думаешь… - Брент наклонил голову и принялся водить носом по ее шее. У Кэролайн заколотилось сердце. Мягко оттолкнув его, она гневно потребовала: - Мне нужна теплица.
        - А мне нужна ты, Кэролайн, - прошептал граф. - Полагаю, это будет честный обмен. Мы оба посеем семена.
        На этом Брент отпустил ее.
        Кэролайн попятилась и споткнулась о спинку своего стула. Ее дыхание сбилось, все тело тряслось.
        - Это смешно, - сдавленным голосом проронила она, отходя подальше от мужа и не глядя в его сторону.
        - Подумай об этом, Кэролайн, - посоветовал он, теперь уже позволяя едва слышным ноткам злости и отвращения просочиться в свой голос.
        Кэролайн решительно не понимала, с какой стати Бренту было злиться или испытывать отвращение. Ведь это он ее принуждал, а не она его.
        Кэролайн расправила плечи, пригладила волосы и устремила испепеляющий взгляд на графа, стоявшего по другую сторону стола.
        - Как характерно для мужчины идти на любую хитрость, лишь бы добиться своего, давать жене необходимое только в обмен на сексуальные услуги, - дерзко воскликнула она.
        Брент, глаза которого стали черными от гнева, двинулся на нее. Кэролайн, однако, не сдавала позиций, отказываясь отступать.
        - И как характерно для женщины дразнить мужа, а потом отказывать в сексуальных услугах, пока он не согласится купить ей необходимое, которое я, впрочем, назвал бы излишним, ибо от теплиц столько же пользы, сколько от бриллиантов.
        Кэролайн ахнула и попятилась, потому что граф уже был совсем рядом.
        - Я ни в чем не отказываю и уж точно не дразню тебя. Моя просьба никак не связана с сексом!
        - Разве? - Челюсти графа заметно сжались, а голос стал угрожающе тихим. - Насколько мне помнится, «скромно» прося о маленькой вещи, которая кажется тебе необходимой, ты прижималась ко мне так близко, что твои груди чуть не выпали из платья прямо мне в руки.
        Рот и глаза Кэролайн широко раскрылись от шока.
        - Думала, я не замечу или не пойму, чего ты пытаешься добиться?
        - Как ты смеешь!
        - Скажи, дорогая моя женушка, - проговорил Брент, принимаясь гладить ладонью ложбинку между ее грудей, - твои соски такие же мягкие и розовые, как губы, или темно-коричневые и чувственные, как глаза? Я куплю тебе пять новых розовых кустов, если позволишь взглянуть на них одним глазком, десять, если дашь попробовать на вкус.
        Она ударила его по щеке. Больно.
        Он стиснул зубы, но не сдвинулся с места. Даже его взгляд остался прикованным к ее глазам, бросая вызов, а рука медленно скользнула вниз и обхватила ее левую грудь. Потом с ловкостью, которой Кэролайн не могла предвидеть, он опустил лиф платья и полностью обнажил ее.
        Кэролайн вздрогнула и впервые в жизни почувствовала себя абсолютно беспомощной. Ее руки безвольно висели по бокам; она знала, что должна обороняться, но не могла освободиться от гипноза пронзительных глаз мужа. Брент не опустил головы, не отвел глаз от ее лица, просто его пальцы нежно скользили и возбуждали ее соски, заставляя их твердеть и посылать всему телу мелкие искры необычных сладостных ощущений.
        Внезапно граф задышал так же тяжело, как и она, и без колебания перевел взгляд на ее тело.
        - Брент…
        Она чувствовала себя слабой, трепеща в его руках.
        Граф неспешно, тщательно изучал ее в свете свечей, как будто любовался ценным произведением искусства или бережно хранимой вещью, одновременно медленно водил ладонями по ее соскам, мягко скользил по ним подушечками больших пальцев, а потом нежно обхватывал груди и, как бы массируя, сжимал их.
        И когда Кэролайн показалось, что она вот-вот упадет на него, он поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза.
        - На мой взгляд, цвет изумителен, Кэролайн, - хриплым шепотом сказал Брент. - Темное бургундское на светлом шампанском. Цвета хорошего французского вина. Когда ты будешь готова и позволишь мне оценить его вкус, мне достанется такой деликатес…
        Он вновь обхватил ее груди сильными, теплыми ладонями.
        Когда сладкий, текучий зной разлился по телу и собрался между ног, Кэролайн тихонько заскулила.
        Брент склонил голову и легко коснулся губами ее щеки.
        - Они совершенны, и я так рад, что теперь они мои.
        Тут он без предупреждения дернул лиф платья вверх, прикрывая наготу, а языком скользнул вдоль уха. Такой поворот событий чуть не заставил Кэролайн вскрикнуть.
        - Сладких снов, малышка, - шепнул Брент.
        И покинул комнату.

        Ее разбудил кошмар. Нет, не кошмар…
        Стон.
        Кэролайн резко села на постели, охваченная страхом, ее сердце отчаянно колотилось. Она вновь это услышала. Шум. Хныканье, теперь едва различимое, доносившееся из спальни мужа.
        Она быстро выбралась из постели и в настороженной тишине бесшумно пошла к двери, разделявшей их комнаты. У порога она остановилась, прислушиваясь. Босые ноги зябли на голом полу, сияние луны было лишь слабым, тусклым намеком на свет. По другую сторону двери было тихо.
        Подождав минуту-другую, продрогнув и различая в тишине только тихое потрескивание дров в затухающем камине, Кэролайн решила, что воображение сыграло с ней злую шутку И тут она услышала это снова. Ошибки быть не могло. Из-за стены донесся громкий стон, затем наступила тишина, а потом низкий голос ее мужа прокричал:
        - Нет!
        Кэролайн не знала, что делать. Возможно, он нуждается в ней. С другой стороны, он там наверняка один и никакая реальная опасность ему не угрожает. Быть может, ему снятся кошмары?
        Она собралась было войти и уже взялась за ручку двери, но тут снова воцарилась тишина. Кэролайн прождала у двери, пока не озябла настолько, что невозможно было дальше терпеть, и вернулась в постель.
        Вероятно, графу просто приснился дурной сон, и тут она ничего не могла поделать.
        Кэролайн свернулась калачиком под теплым одеялом и спустя несколько минут провалилась в сон. Когда на рассвете она проснулась, ее муж уже покинул Мирамонт.

        Глава шестая

        Ему просто придется ее соблазнить.
        Промучившись шесть долгих дней яркими воспоминаниями о полных грудях Кэролайн, набухающих в его ладонях, Брент пришел к убеждению, что другого выхода нет. Сегодня утром, запрягая лошадей перед возвращением домой, он понял, как довести до победного конца соблазнение такой независимой и умной женщины, как Кэролайн. Вино не сработало, а сам он никогда не мог похвастаться неотразимым шармом. Он добьется своего, как в ночь перед отъездом заставил ее стонать от желания, таять в его руках, потеряв власть над собой. По правде говоря, это был единственный способ, какой приходил ему на ум, - он добьется своего словесно.
        Брент пустил лошадей по проселочной дороге, позволив им идти шагом последние две мили до Мирамонта. Моросил мелкий дождь, и он поднял откидной верх экипажа, но влага все равно проникала сквозь одежду. Граф замерз, проголодался и хотел только одного: оказаться дома, съесть что-нибудь горячее и принять горячую ванну.
        Результаты его маленького путешествия с лихвой окупали неудобства. Ему понадобилось всего три дня, чтобы уладить вопросы по поместью, нанять необходимых работников, в том числе двух мастеров по отделке помещений, которые со следующей недели начнут ремонт в доме, а также обсудить с банкиром свое финансовое положение. Принимая во внимание его долгое отсутствие, счета находились в относительном порядке. Брент никак не ожидал, что положение окажется таким прочным, после того как Реджи презрел его законные права и распродал почти все имущество.
        Поистине это была загадка. Почему Реджи продал все, что можно было вынести из дома, но оставил на его счетах много денег? Как ему удалось так быстро все это провернуть? И, самое главное, где он сейчас?
        Но особенно Брента обеспокоил визит в Лондон, где он впервые после возвращения из Франции посетил Военное министерство. Несколько часов беседы со своими коллегами и информация, которую он получил, смутили и встревожили его.
        На данный момент от источников с континента не поступало убедительных свидетельств, что Филипп Руссель, этот негодяй француз, убийца, который до сих пор преследовал Брента в ночных кошмарах, мертв или выслан. А если Филипп не умер, то обязательно попытается найти его. Брент знал это так же верно, как то, что завтра взойдет солнце. Руссель презирал Англию, а его ненависть к Ворону (прозвище, которым окрестили Брента хорошо знавшие его французы) заходила так далеко, что задевала не только его гордыню, но, казалось, самую душу. Брент надеялся, что после событий Ватерлоо Филипп считал его погибшим, но полной уверенности у него не было. Это тревожило графа, и, пока оставалось невыясненным местонахождение француза, ему следовало принять меры предосторожности.
        Вот только Брент не знал, какую часть правды раскрыть Кэролайн и стоит ли вообще говорить ей об этом. Собственный опыт подсказывал, что нужно знать врага в лицо и понимать ход его мыслей, чтобы в конечном итоге успешно нанести удар по слабому месту. Однако иногда неведение спасало человеку жизнь, и тогда оказывалось, что лучше блуждать в потемках. Посвятив два дня серьезным раздумьям, Брент утвердился в мысли, что второй вариант лучше. Если Кэролайн будет знать, кто и что такое Руссель, и их пути пересекутся, она умрет, не успев даже понять, что произошло. Ей безопаснее блуждать в потемках.
        Итак, Брент решил молчать, но отправился в Мирамонт в уверенности, что только сам сможет защитить всех, если Филипп жив и знает о его спасении.
        На горизонте показалось поместье. Брента всегда согревало сознание, что все это принадлежит ему. Отца уже двадцать пять лет не было в живых; Мирамонтом с тех пор и до самой своей смерти пять лет назад, как королева на троне, правила мать. Иногда Бренту недоставало ее, но потом он одергивал себя, вспоминая, как она командовала не только своей маленькой армией слуг и наемных работников, но и членами семьи. За тридцать лет леди Мод сумела прогнать из своей жизни всех, кто ее любил.
        Но она оставила ему Мирамонт, и в такие минуты, как сейчас, когда за последним поворотом дороги, за кустами сирени открывался вид на его дом, вспоминалась ему эта надменная, эгоистичная женщина, не любившая никого, кроме себя, и сумевшая отвратить от себя всю семью. Иногда, особенно в такие холодные, дождливые дни, как сегодня, эти воспоминания заставляли Брента чувствовать себя усталым и старым.
        Граф направил лошадей на конюшню. Тут-то он и увидел Кэролайн, бегущую по маленькому лужку в том же направлении, куда ехал сам. Ее влажные волосы развевались за спиной, а мокрое от дождя платье облепляло изящную фигурку.
        В этот миг он понял, что начались неприятности.

        Через два дня, как граф покинул Мирамонт, Кэролайн стала замечать некоторые странности.
        Вначале она не обращала особого внимания, что ее личные вещи стали куда-то пропадать, считая, что сама забывает положить их на место. Как-то раз щетка для волос куда-то запропастилась, потом туфля, а однажды даже кое-какие из ее растений оказались вырванными из земли. Когда Кэролайн узнала от своей новой камеристки, мисс Гвендолин Смит-Майерс, что ребенок одной из служанок без присмотра бегает по Мирамонту и что не более часа назад видели, как девочка с какими-то книгами в руках направляется на конюшню, ее любопытство переросло в дурное предчувствие и она решила немедленно проверить вещи.
        То, что она увидела в своей комнате, привело ее в ярость. Ее записи по выведению лиловых роз были на месте, но, проверив еще не распакованные чемоданы, Кэролайн обнаружила, что не хватает двух вещей: маленькой книжки, описывающей первые французские ботанические сады, учрежденные при университете Монпелье, и ее самого главного сокровища - конспектов лекций Альберта Маркэма, которые она тщательно собирала в течение нескольких лет и в прошлом году переплела, чтобы забрать с собой в Америку. Кто-то украл их, играя с ней в непонятную игру, и Кэролайн пришла в бешенство. Не раздумывая, она бросилась на конюшню.
        К тому времени, как Кэролайн достигла восстановленного строения, ее красивое шифоновое платье насквозь пропиталось водой и было обляпано грязью, но сейчас ее это не волновало. Она распахнула дверь и с шумом ворвалась в конюшню. Вокруг было тихо, только дождь мерно стучал по крыше да одна-две лошади пофыркивали в стойлах. Очевидно, те, кто ухаживал за животными, нашли себе другое укрытие от дождя. Кэролайн никогда не была на конюшне Мирамонта и задержалась на пару секунд, чтобы глаза привыкли к полумраку.
        В этот миг она увидела девочку.
        Ребенок спал, свернувшись калачиком в углу на соломе. Это была маленькая замазуля не старше четырех лет, одетая в мятое, поношенное платье из хлопка. Спутанные, светло-каштановые волосы обрамляли грязное личико, длинные темные ресницы бросали тени на щеки.

«Ангельское лицо под слоем грязи», - подумала Кэролайн, но тут заметила листы бумаги, валявшиеся вокруг.
        Это были ее книги, разорванные на клочки…
        Кэролайн часто задышала, сердце тяжело забилось от ярости.
        Внезапно, будто почувствовав ее гнев, девочка открыла глаза и вскочила на ноги.
        - Ты, маленькая…
        Кэролайн бросилась к ней, но не поймала, и девчушка, промчавшись мимо с юркостью лисы, выбежала за дверь.
        Кэролайн выпрямилась и решительно повернулась к выходу. Но не успела она коснуться двери, как та широко распахнулась и вошел ее муж, держа отчаянно брыкающуюся девочку под мышкой, точно мешок с зерном.
        Кэролайн была так потрясена, увидев графа, что замерла как вкопанная, и если бы девочка не пыталась расцарапать ему живот, она и вовсе забыла бы о ней.
        Они молча смотрели друг на друга. Лицо Брента было усталым и хмурым, одежда - мокрой от дождя, а в пристальном взгляде она без слов прочла вопрос. Кэролайн тяжело дышала и, безусловно, представляла собой неприглядное зрелище, но ей было все равно. Все, что она последние пять лет скрупулезно собирала в персональный учебник, было уничтожено.
        Кэролайн сникла и заплакала.
        - Что она сделала? - тихо спросил Брент, опуская девочку на землю, но придерживая ее за руку, ибо она продолжала вырываться.
        Кэролайн закрыла лицо руками.
        - Она… она уничтожила мои книги, мои записи… - Вдруг она подняла голову и с яростью выпалила: - Избавься от нее!
        Он глубоко вздохнул.
        - Я не могу этого сделать.
        Кэролайн посмотрела на него в изумлении.
        - Она моя дочь, Кэролайн.
        Слова графа не сразу дошли до ее сознания. А когда суть сказанного прояснилась, Кэролайн почувствовала, что сейчас впервые в жизни упадет в обморок.
        - Что?!
        Она схватилась за деревянный столб, чтобы удержаться на ногах.
        Брент еще раз глубоко вздохнул и прижал девочку, которая постепенно успокаивалась, к своему бедру.
        - Ее зовут Розалин. Она моя дочь.
        Кэролайн по столбу сползла на ворох соломы, раскрыв рот от изумления.
        - Я тебе не верю, - шепотом выдавила она из себя.
        - Посмотри на нее, Кэролайн, просто посмотри, - взмолился Брент.
        Она медленно перевела взгляд на ребенка. Большие глаза цвета лесного ореха в обрамлении черных ресниц с любопытством ее разглядывали. Кожа девочки была чуть смуглее, волосы - немного темнее, а лицо - овальное, не угловатое, с более мягкими чертами. Быть может, при хорошем освещении…
        Но тут девочка улыбнулась, и перед глазами Кэролайн возник образ мужа. Улыбки были столь похожими…
        Внезапно ребенок исчез, выскочив за дверь, точно спасающийся от погони кролик.
        Внутри Кэролайн чувствовала пустоту. Откинув голову на загородку стойла, оказавшегося за спиной, она устремила вперед ничего не видящий взгляд.
        Несколько минут оба молчали. Даже дождь затих, и повисшая тишина стала оглушительной.
        Брент понимал, что нужно что-то сказать. Кэролайн выглядела такой несчастной, такой растерянной. Он присел на корточки рядом с женой.
        - Она ненормальная, Кэролайн.
        Девушка резко повернула к нему голову и смерила гневным взглядом. Ее большие глаза сверкали, темные влажные волосы свисали вдоль лица, прилипая к розовым щекам и молочно-белой шее. Поразительно, но в грязном, мокром, прилипшем к телу платье она была необыкновенно притягательна… Брент не знал женщины, которая выглядела бы такой привлекательной, когда плакала.
        - Что с ней не так? - спросила она наконец глухим, разбитым голосом.
        Брент сел рядом с ней на сено, подобрал под себя ноги, уперся локтями в колени и принялся теребить соломинку.
        - Она… дикая. Неуправляемая.
        Кэролайн усмехнулась и повернула голову.
        - И, надо полагать, незаконнорожденная.
        Брент шумно выдохнул, прощая Кэролайн грубость, ибо прекрасно понимал ее чувства.
        - Ее мать была французской куртизанкой…
        - Шутишь, - недоверчиво перебила она.
        - Нет, я не шучу, Кэролайн, - спокойно возразил граф. - Ее зовут Кристин Дюмонт. Это красивая, экзотичная женщина из Лиона, которая пробилась в высшие круги наполеоновского двора.
        Краем глаза Брент заметил, что Кэролайн повернулась и жалобно смотрит на него.
        - Девочка впервые появилась на моем пороге чуть больше четырех лет назад. Представь себе, ее прислали с курьером и запиской от матери, приколотой к одеяльцу. Когда малютка прибыла в Англию, она вся горела в лихорадке и, если бы не Недда, наверняка не выжила бы.
        Кэролайн опустила голову.
        - Я не могу сейчас об этом разговаривать…
        Брент придвинулся к жене. Кэролайн вновь смотрела в пол, не мигая, замерев в неестественной неподвижности. Он понимал, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы копаться в прошлом, но это всегда будет непросто, а Кэролайн должна знать все о ребенке.
        Граф откинулся назад и устремил взгляд прямо перед собой. Очень печально он прошептал:
        - Розалин умственно больна, Кэролайн. Она не способна учиться и почти все время проводит с Неддой. Она дикая, неуправляемая, и с этим никогда ничего нельзя будет поделать.
        Кэролайн молчала. Голос изменил ей, голову затянуло туманом, и, по правде говоря, сейчас ей не было дела ни до девочки, ни до пятен в прошлом мужа. Сквозь пелену сознания проступала только одна мысль: мечта, которая вот-вот должна была осуществиться, теперь валялась на полу конюшни, в клочья разорванная отвратительным, невоспитанным ребенком, который к тому же оказался ее падчерицей.
        Слезы вновь покатились по щекам Кэролайн; ее начало знобить от холода и потрясения. Брент, очевидно, заметил это, потому что поспешно снял пальто и накинул ей на плечи.
        - Почему? - измученно спросила она.
        - Это… сложно объяснить.
        - Я не о тебе говорю! - прокричала Кэролайн, поворачиваясь к мужу. - Я говорю обо всех мужчинах на земле, которые так невероятно затрудняют женщине путь к успеху!
        Брент посмотрел на жену, как на сумасшедшую. Она быстро встала, сбросив его пальто. Граф не менее быстро поднялся и схватил ее за руку.
        - Не прикасайся ко мне, - с убийственным спокойствием сказала она.
        Брент убрал ладонь, сжав челюсти от нарастающего раздражения.
        - Моя жизнь была счастливой, пока я не встретила вас, лорд Уэймерт. Теперь все, к чему я стремилась, рухнуло.
        Граф строго ответил:
        - По-моему, ты слишком близко принимаешь это к сердцу…
        - Слишком близко к сердцу? - Кэролайн отступила на шаг, глядя на мужа, как на прокаженного. - Да знаешь ли ты, каково женщине, которая хочет учиться? Мы не можем посещать занятия и получать образование, как мужчины. Единственное, что нам позволено, если мы происходим из хорошей семьи, это изучать с гувернантками грамматику и музыку, чтобы, став леди, мы могли развлекать мужчин, читая им глупые стихи или часами просиживая за фортепиано. - Она сделала шаг к мужу и ткнула его пальцем в грудь. - Так вот, я родилась одаренной, но с маленькой проблемкой - женщиной. А я уже сказала, как позволяют учиться женщинам, талантливым в таких науках, как естествознание и математика. Нам приходится тайком урывать информацию.
        Граф молча смотрел на жену, которая, уперев руки в боки, продолжала:
        - Несколько лет назад я начала посещать занятия в Оксфордском университете.
        Брент был заметно шокирован, и это рассмешило Кэролайн.
        - Да, мой дорогой супруг, - с сарказмом подтвердила она. - Я начала посещать занятия вместе с несколькими другими отважными женщинами, которые тоже хотели учиться. И знаешь, где мы сидели?
        Она скрестила на груди руки и замерла в ожидании ответа.
        Немного помолчав, граф признался:
        - Понятия не имею.
        Она горько усмехнулась.
        - Мы вообще не сидели! Нас не пускали внутрь классных комнат, Брент. Нам позволяли стоять в коридоре и слушать, при условии, что мы не будем отвлекать тех, кто приходил туда учиться по-настоящему, то есть мужчин. Как предусмотрительно с их стороны придумать эти правила, верно? Мы не могли задавать преподавателям вопросов, не могли писать контрольных работ - это можно было только мужчинам, удобно рассевшимся на стульях.
        Кэролайн прервала свою тираду и вытерла щеки тыльной стороной ладони. Она оглянулась на изорванную бумагу, и ее глаза снова наполнились слезами. Девушка всхлипнула.
        - И все это здесь, - проговорила она сквозь рыдания, указывая на то, что осталось от ее работы. - Пять лет я писала конспекты, сидя на корточках в коридорах Оксфордского университета, пытаясь учиться у величайшего в мире ботаника. Все здесь и уничтожено невоспитанной девчонкой.
        - Кэролайн…
        - Нет!
        Брент протянул к ней руку, но она попятилась в сторону двери. Открыв ее, Кэролайн оглянулась на мужа.
        Он выглядел потрясенным.
        - Твоя ненормальная дочь уничтожила единственное, что было для меня важно. - Она понизила голос до угрожающего шепота. - А ты погубил мою жизнь.
        - Кэролайн…
        Брент потянулся к жене, чтобы утешить, но та, не обращая на него внимания, в ярости кинулась прочь.

        Глава седьмая

        Кэролайн, сидя на канапе перед камином в кабинете мужа, ждала его. Она три дня избегала встречи, с рассвета и до заката работая в своем цветочном саду, бывшем для нее убежищем от бед внешнего мира.
        Однако это были унылые дни, и Кэролайн поняла, что настало время принять решение. Бесполезно сокрушаться о том, что потеряно. Ее бесценного собрания конспектов больше нет, и тут ничего не поделаешь. Зато она в один миг обрела дочь, и пришла пора разобраться с этим. Теперь она мать неуравновешенной маленькой девочки, рожденной от союза ее отца с прекрасной французской куртизанкой.
        Кэролайн закрыла глаза и откинула голову на зеленые бархатные подушки.
        Когда она представляла Брента в пылких, страстных объятиях другой женщины, у нее закипала кровь и вспыхивала кожа. Вероятно, это бывало у него и с другими женщинами. Такое было в обыкновении большинства мужчин, и, к полной растерянности Кэролайн, от этой мысли у нее больно щемило сердце.
        Но как он мог быть таким безответственным? Но тут же Кэролайн поневоле оттаяла, когда подумала о Розалин, невинном ребенке, которого нашли на пороге, страдающем от сильнейшего жара, и о том, что ее муж принял девочку в свой дом. Кэролайн не представляла себе, чтобы кто-то из аристократов осмелился оставить у себя незаконнорожденную, ненормальную дочь, да еще и наполовину француженку. Это было немыслимо. Это был скандал. И ее муж пошел на этот скандальный шаг, потому что Розалин была как раз этой ответственностью - его ребенком.
        Последние три дня Кэролайн много думала о Розалин и пришла к некоторым выводам, которые хотела обсудить с мужем. Девочка, несомненно, была дикой и неуправляемой, но это не все…
        Кэролайн выпрямилась, услышав, как открывается дверь кабинета.
        - Ну что, малышка, ты готова обсудить мою оплошность?
        Кэролайн удержалась от едкого ответа на чересчур небрежный вопрос. Она почувствовала, как участилось ее сердцебиение при виде графа, приближающегося к ней. Брент, вероятно, только что вышел из ванной: его волосы до сих пор были влажными, а хлопковая рубашка и бриджи сияли чистотой и свежестью и слишком плотно облегали его фигуру.
        Кэролайн отвернулась к огню, заметно покраснев. Она не сомневалась, что граф это заметил. Не успела она и глазом моргнуть, как Брент уже усаживался рядом с ней на тесное канапе, прижимая ее своими широкими плечами к зеленой плюшевой обивке. Кэролайн смирилась с его близостью, зная, что любая попытка отодвинуться будет напрасной.
        Так они и сидели какое-то время, ничего не говоря, лишь наблюдая за пляшущими языками пламени в камине и остро ощущая присутствие друг друга.
        Кэролайн первой нарушила молчание.
        - Почему ты называешь меня малышкой?
        Замешкавшись на мгновение, она заставила себя посмотреть на мужа и увидела его напряженный, пронзительный взгляд, прикованный к ее лицу. У Брента были удивительные глаза: карие, когда он злился, и почти зеленые, когда им овладевала страсть.
        - Потому что это на тебя похоже, Кэролайн, - произнес он наконец, всматриваясь в каждую черточку ее лица. - Ты изящное, миниатюрное создание. И невероятно женственное, - ласково добавил он. - В общем, тебе это подходит.
        Кэролайн почувствовала необычайное тепло. Никогда в жизни ей еще не говорили таких чудесных слов.
        - Ты любил ее? - прошептала она.
        Последовавшее молчание было почти непереносимым. Потом Брент вздохнул и убрал волосы с лица жены.
        - Мои отношения с Кристин длились несколько лет, то прерываясь, то возобновляясь. Мне было приятно ее общество, а она… она просто выполняла свою работу. Ее работой было приносить мужчине сексуальное удовлетворение, и у нее это великолепно получалось.
        При этих словах Кэролайн едва заметно втянула голову в плечи. Брент начал тихонько поглаживать ее шею. Она сделала вид, что не замечает.
        - Я никогда не позволял себе эмоциональной близости с женщиной, Кэролайн, по двум причинам. - Он задумчиво наморщил лоб. - Во-первых, мне трудно поверить, что истинная любовь существует на самом деле, поскольку все, кого я знал, использовали это понятие, чтобы манипулировать другими. Я не хотел бы когда-нибудь услышать из твоих уст: «Я люблю тебя», потому что для меня это прозвучит как: «Мне нужно…» К тому же это часто путают с вожделением. Я вожделел Кристин, и она чувствовала ко мне то же самое. Наши отношения четко ограничивались взаимным удовлетворением.
        Кэролайн скорее поразил скептицизм мужа, чем его прямота.
        - Мне кажется, что на жизнь и отношения нельзя смотреть в таком мрачном свете. Ты делаешь из любви какую-то… низменную потребность, а не чувство…
        - Я ощущал низменную потребность заниматься сексом с Кристин, и все, - бесцеремонно перебил он.
        Кэролайн не сдавалась.
        - Но ты мог ощущать низменную потребность заниматься сексом с любой другой женщиной.
        - Правильно.
        Она вздохнула.
        - И, надо полагать, именно такие чувства ты питаешь ко мне.
        Слова сорвались с языка, прежде чем Кэролайн успела подумать, и теперь, глядя, как искривились губы графа, она пожалела о них.
        - Кэролайн, - задумчиво начал Брент, пристально глядя на нее. - Ты нужна мне в постели, и я совершенно ясно дал это понять. Помимо этого я испытываю к тебе только то, что испытывал бы любой другой муж к своей жене.
        - Но многие мужья любят своих жен, - заявила в свою защиту Кэролайн.
        Брент покачал головой.
        - Я так не думаю и свою жену не люблю.
        Кэролайн уставилась на Брента. А он сидел, глядя ей прямо в глаза, как будто они обсуждали меню ужина. И говорил ни холодно, ни жестко… обыденно. Но, осознав это, Кэролайн поняла еще кое-что, и ее вдруг до самых костей как будто пропитал яркий солнечный свет: Брент никогда не был влюблен! Кэролайн не понимала почему, но это привело ее в трепет.
        Она игриво улыбнулась.
        - Что ж, супруг, я тоже тебя не люблю и обещаю, что ты никогда не услышишь от меня такого признания. - Она разгладила юбку. - Итак, ты говорил о двух причинах, я хотела бы услышать вторую.
        Брент медленно выдохнул. С той минуты, как он вошел в кабинет и увидел Кэролайн, такую свежую и милую, одетую в бледно-розовый шелк, гладко причесанную, с белой атласной ленточкой в волосах, у него все внутри сжалось. Теперь, когда она открыто призналась, что тоже никогда его не полюбит, у него начали сдавать нервы. Ему бы радоваться, что Кэролайн не испытывает к нему ничего большего, чем он к ней. А в его мыслях такой лихорадочный беспорядок… С тех пор, как Кэролайн появилась в его жизни, он понимал себя все меньше и меньше, и это злило.
        Удобнее устроившись на канапе, Брент заставил себя продолжать как ни в чем не бывало:
        - Я считаю, что любая эмоциональная близость между мужчиной и женщиной с годами перерастает в то, что я назвал бы… чувством взаимной привязанности. Я ни на секунду не поверю, что жертвой этого чувства можно пасть внезапно: сегодня ты не влюблен, а завтра уже да. Люди, которые говорят, что переживали такое, чувствовали это исключительно у себя между ног.
        Брент видел, как щеки Кэролайн залились краской, что подтверждало его следующую мысль.
        - Я никогда не чувствовал привязанности к женщине, потому что ни одна не желала оставаться со мной достаточно долго, чтобы такая привязанность могла появиться. Женщины, как правило, находят меня грубым, бестактным и не в своем вкусе. - Его лицо едва заметно помрачнело, но голос смягчился. - В любом случае я не любил Кристин, и, когда Розалин появилась на моем пороге, никому не нужная, я вдруг почувствовал к этой женщине безразличие, которого не знал прежде, хотя ее решение вернуть мне ребенка было, вне всякого сомнения, весьма разумным. Кристин куртизанка, а не мать, поэтому Розалин лучше здесь.
        Кэролайн тихо пробормотала:
        - Ты когда-нибудь вернешься к ней?
        Брент расслабился, на губах его заиграла усмешка.
        - С чего бы мне захотелось это делать, если все мои потребности можешь удовлетворить ты, моя милая Кэролайн? - Наклонившись к жене, граф шутливо спросил: - Ты бы расстроилась, если бы я это сделал?
        - Поступай, как знаешь, мой милый супруг, мне все равно, - едко ответила Кэролайн. - Только не впутывай меня в свои знойные приключения.
        Брент приподнял ее голову за подбородок. Сверкая глазами, он прошептал:
        - Ты мое следующее «знойное приключение», милая.
        Кэролайн высвободилась, быстро встала и отошла к камину.
        Она не могла больше смотреть на Брента и находиться так близко от него, опасаясь, что он прочтет ее мысли, расслышит громкий стук ее сердца за легким шумом свежего ветра на улице и потрескивающего огня в камине. А она не могла допустить, чтобы такая близость возникла между ними сейчас. Необходимо было сменить тему.
        - Почему ты не сказал мне о Розалин, Брент?
        Он долго молчал, а потом ответил:
        - Не знаю. В день нашей довольно поспешной свадьбы это казалось несущественным…
        - Казалось несущественным? - громко перебила Кэролайн. - Ты вступаешь в низменную связь с французской проституткой, от которой у нее вне брака рождается дочь, эта девочка живет с тобой, и ты не счел это достаточно важным, чтобы сообщить своей жене? - Она в недоумении покачала головой. - Тебе не приходило в голову, что в твоих действиях была доля обмана?
        Брент стиснул зубы, Кэролайн ясно видела это, но продолжал смотреть ей в глаза.
        - Я не упомянул о существовании дочери, - объяснил он, - потому что понимал твое нежелание находиться здесь, со мной. Мне казалось, что нужно дать тебе немного времени, прежде чем объявить, что ты теперь мать маленькой ненормальной девочки, которая целыми днями бегает по поместью без присмотра и пакостит.
        Кэролайн немного смягчила тон.
        - Почему ты не рассказал мне за завтраком перед отъездом? Я спросила тебя напрямик, есть ли у тебя дети…
        Резкий смех графа оборвал Кэролайн на полуслове.
        - Кэролайн, ты дразнила меня…
        - Глупости. Я не из тех женщин, которые могут дразнить мужчину, с которым едва знакомы.
        Брент с любопытством посмотрел на жену.
        - Ты говорила о детях от «другого случайного союза», имея в виду брак, и поскольку я еще никогда не был женат, полагаю, честно ответил тебе в то утро.
        Кэролайн усмехнулась.
        - Не думаю. Ты намеренно и ловко избежал прямого ответа, и я уверена, что выглядела дурой в глазах Недды и Дэвиса.
        Брент провел рукой по волосам и откинулся на спинку канапе.
        - Ни Недда, ни Дэвис не думают о тебе ничего подобного. Я знаю, они оба считают, что я напрасно утаил это от тебя. Ты им очень нравишься.
        Кэролайн собралась с духом.
        - Больше никого нет?
        - В смысле?
        - Больше нет детей? - чуть не прокричала она с обидой.
        - Нет, - последовал спокойный ответ, - но я намереваюсь вскоре изменить эту ситуацию.
        Кэролайн тайком взглянула на него из-под опущенных ресниц.
        - Ты уверен?
        Брент слабо улыбнулся.
        - Абсолютно. И в том, и в другом.
        Кэролайн не могла придумать весомого возражения на его намеки и отвернулась, принявшись с живым интересом рассматривать часы на каминной полке, как бы завороженная движением маятника.
        - Дочь значит для меня больше, чем ты можешь себе представить, Кэролайн, - тихо признался Брент. - Она часть меня и во многих отношениях, даже своим рассеянным сознанием, очень на меня похожа. Надеюсь, что со временем она и тебе станет дорога.
        Кэролайн не могла об этом думать. Она не хотела ни к кому из них привязываться, чтобы потом, когда уедет в Америку, не мучиться от тоски. Прогнав ненужные мысли, Кэролайн поняла, что сейчас представилась возможность перевести разговор в нужное ей русло и обсудить насущную проблему.
        - У меня есть кое-какие соображения по поводу Розалин, Брент, - сказала она с напускной уверенностью.
        Он шумно выдохнул.
        - Мне не терпится их услышать.
        Кэролайн повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.
        - Она обучена?
        Брент сузил глаза.
        - Чему обучена? Она не собака, Кэролайн.
        - Разумеется, она не собака. - У нее вспыхнули щеки. - Я имею в виду, она обучена облегчаться, как положено, или ей надо менять белье?
        Граф заметно удивился, но не смутился.
        - В целом она может сама за собой следить. Почему ты спрашиваешь?
        Кэролайн посерьезнела и смолкла, собираясь с мыслями. Предположения, которые она сделала относительно своей новой дочери, начали проясняться.
        Набравшись храбрости, она сказала:
        - Мне кажется, что четырехлетний ребенок, который может самостоятельно справлять личные нужды, манипулировать взрослыми, перенося их вещи из одной комнаты в другую, быть достаточно хитрым, чтобы намеренно спрятать мои туфли в голубой комнате…
        - Она спрятала твои туфли в голубой комнате? - спросил Брент сквозь смех, в котором слышалась даже горделивая нотка.
        Кэролайн строго на него посмотрела.
        - Ты не слушаешь, о чем я говорю, Брент.
        - Так о чем же ты говоришь?
        Она быстро выпалила:
        - О том, что, по-моему, она не так уж больна.
        Брента эти слова определенно не впечатлили.
        - Кэролайн, я ее отец…
        - Ребенок, который может думать наперед, планировать свои действия и манипулировать взрослым, - рационален. Она мыслит рационально, а пакости делает, потому что не видит другого способа привлечь к себе внимание.
        - Хочешь сказать, она прятала твои туфли и рвала книги, чтобы привлечь твое внимание?
        - Нет, - твердо возразила Кэролайн. - Я считаю, она делала это, чтобы привлечь твое внимание.
        Брент покачал головой.
        - Я так не думаю, Кэролайн. Будь она рациональной, она не огорчала бы меня. В твоей теории не сходятся концы с концами.
        - Все сходится, если учесть, что она обычная маленькая девочка, которая очень долго не видит своего любимого папу. А когда папа возвращается, он приводит с собой жену Теперь ей вдруг приходится делить человека, которого она любит больше всего, с кем-то другим.
        Кэролайн наблюдала, как Брент наклонился вперед, уперся локтями в колени и сцепил перед собой руки. Он выглядел более чем скептически, что вызвало у Кэролайн желание непременно убедить его. Смело остановившись прямо перед мужем, она заставила его посмотреть на себя.
        - Брент, - медленно начала она, - тебе никогда не приходило в голову, что единственная проблема Розалин в том, что она не слышит?
        Граф презрительно усмехнулся.
        - Разумеется, она слышит.
        Кэролайн слабо улыбнулась.
        - Я думаю, что не следует исключать обратное.
        Она ожидала, что Брент рассмеется или вовсе откажется обсуждать ее мысль, но вместо этого он опустил взгляд, серьезно обдумывая ее слова.
        - Что заставляет тебя так думать? - спросил он наконец.
        Кэролайн отерла лоб тыльной стороной руки.
        - Она не произнесла при мне ни слова, а три дня назад, когда я нашла ее на конюшне, она не слышала, как я вошла. Она спала, но даже глубоко заснувший человек услышал бы меня, лошадей или дождь с ветром, когда я открыла дверь. Она же не услышала ничего.
        Брент недоверчиво покачал головой.
        - Если задуматься, это непонятно, - продолжала настаивать на своем Кэролайн. - Если ребенок развивается гармонично, он должен говорить. Я заключила, что она гармонично развита и все-таки не разговаривает. Практически во всех случаях, когда люди не говорят, они также не слышат.
        Граф посидел, разглядывая ковер у себя под ногами, а потом тихо признался:
        - Мне никогда не приходило это в голову. - Он поднял взгляд на Кэролайн. - Но Недда бы такого не пропустила, как думаешь? Ведь она фактически воспитала Розалин.
        Кэролайн покачала головой.
        - Я думаю, что Недда скорее заботилась о ее потребностях, а не воспитывала. Я уверена, что она кормила девочку, меняла ей пеленки, ласкала, но она ей не мать, а тебя так долго не было рядом, верно?
        Брент едва заметно кивнул.
        - Думаю, что единственным человеком, способным заметить глухоту ребенка, может быть только мать, и только она способна остро осознать проблему. Вы с Неддой заметили, что Розалин не такая, как все, когда она подросла и не научилась разговорной речи. К тому времени она общалась единственным способом, которым пользуется и сейчас, а вы воспринимаете это как проблему с психикой.
        Кэролайн опустилась на канапе.
        - Думаю, она либо родилась глухой, либо потеряла слух от лихорадки, которой страдала, когда ее привезли сюда. Насколько я знаю, такое иногда бывает с детьми, пережившими сильный жар.
        Граф подскочил на ноги и принялся ходить по комнате.
        - Детей, которые не могут слышать, обычно определяют в интернаты, не так ли?
        Кэролайн не пожелала отвести взгляд.
        - Иногда. Я бы сказала, почти всегда, если речь идет о малоимущих. Что до аристократии, тут решение принимают исключительно сами родители.
        - Понятно.
        Брент остановился, скрестив на груди руки и широко расставив ноги, как солдат перед битвой, и посмотрел прямо в глаза жене. У него был грозный, пугающий вид. Кэролайн знала, что сейчас последует.
        - Так вот, я решительно отказываюсь помещать свою дочь в интернат. Это разорвет между нами связь. Я предпочитаю, чтобы она оставалась здесь и жила под моей опекой.
        Кэролайн растаяла.
        - Я надеялась, что ты это скажешь.
        Его брови взлетели вверх.
        - Неужели?
        Она потерла друг о друга сложенные на коленях ладони и заговорила, осторожно подбирая слова.
        - Брент, Розалин не глупая и не сумасшедшая, она глухая. Я хочу, чтобы ты позволил мне научить ее общаться.
        Ее слова ошеломили графа, Кэролайн прочла это в его глазах. Потом он прищурился и стал неспешно приближаться к ней.
        - Если она не может ни говорить, ни слышать, Кэролайн, - подозрительно спросил он, - как ты намереваешься добиться этого?
        Ее лицо посуровело.
        - Она может научиться понимать связь между предметами, формулировать слова, шевеля губами, использовать жесты, чтобы передать их значение. Может научиться писать. Надо думать, возможностей много.
        Брент молчал. Тогда Кэролайн поднялась, взяла в руки его широкую теплую ладонь и нежно сжала ее.
        - Я думаю, что Розалин такая же сообразительная, как любой другой ребенок в ее возрасте, - с чувством сказала она. - И если ты позволишь ей вести себя, как раньше, то есть будешь только кормить, одевать и позволять бегать без присмотра, то окажешь ей медвежью услугу. Она чудесная девочка и заслуживает лучшей жизни.
        Брент долго смотрел на нее. Потом он медленно поднял ее руку к губам и принялся мучительно неспешно целовать тыльную часть запястья. Ее колени подогнулись, а дыхание участилось. Кэролайн попыталась вырваться, но граф не позволил. Уголки его рта приподнялись в улыбке.
        - Ты сделаешь это для нас, малышка? - тихо спросил он.
        Его интимность завораживала ее.
        - Я сделаю это для Розалин.
        Брент продолжал смотреть на жену, сжимая ее ладонь, и глаза его зеленели от силы чувств. Потом он наклонился к Кэролайн и легонько коснулся губами ее виска. Нежность, помноженная на внезапность прикосновения мужа, лишила Кэролайн сил.
        - Если твоя идея сработает, - поцелуй Брента был легким, как перышко, - я должен буду отблагодарить тебя, - снова поцелуй, - лично, - опять поцелуй, - и по всем правилам.
        Он провел языком по ее щеке, поднялся к уху и принялся нежно покусывать мочку.
        Кэролайн вздрогнула и инстинктивно подалась ближе, забыв обо всем, кроме его губ на своей коже.
        Потом Брент властно овладел ее губами в поцелуе, в котором не было и намека на страсть, - только нежность и теплота. Спустя несколько секунд он поднял голову и заглянул ей в глаза.
        - И еще кое-что, Кэролайн, - прошептал он.
        Она остановила на муже затуманенный взгляд.
        Брент усмехнулся и обхватил ее лицо ладонями.
        - Розалин не цветок. Никаких экспериментов над ней без моего одобрения, хорошо?
        Кэролайн кивнула и закрыла глаза, ожидая снова ощутить его губы. Напрасно, ибо в тот же миг Брент отпустил ее пылающие щеки и быстро пошел к двери кабинета.
        - Увидимся за ужином, Кэролайн, и надень что-нибудь другое, - небрежно посоветовал он. - Розовый цвет - для блондинок.
        Кэролайн потянулась за чем-нибудь, чтобы запустить в невыносимого мужа, но тот уже покинул комнату.

        Глава восьмая

        Две недели Кэролайн старалась научить новообретенную дочь хотя бы спокойно сидеть какое-то время, но раз за разом терпела поражение.
        Розалин проводила большую часть времени с Неддой или же бегала, где вздумается, иногда даже спала в людской, где чувствовала себя уютнее. Кэролайн, однако, хотела положить конец этому, потому что Розалин, хоть и рожденная вне брака, все же была дочерью графа и заслуживала собственной комнаты в господском доме.
        Но это, равно как и многое другое, придет со временем. Кэролайн признавала сложность задачи, но чувствовала, что рано или поздно добьется положительного результата, и наконец на семнадцатый день тяжелой работы ей удалось установить контакт с ребенком.
        Они с Неддой сидели за недавно купленным обеденным столом, попивая чай и обсуждая мелкие хозяйственные вопросы, когда в комнату вошла Розалин. Девочка залезла к экономке на колени, с нетерпением ожидая обычного полдника, на который сегодня полагались корзиночки с малиновым кремом и лимонные кексы. По-прежнему не доверяя мачехе, Розалин вцепилась в Недду и с опаской смотрела на Кэролайн своими пронзительными, зеленовато-карими глазами.
        Кэролайн обычно избегала сладостей, но сейчас представилась отличная возможность наладить общение, а общаться с ребенком лучше всего на его уровне. С этой мыслью она потянулась за пирожным, положила локти на стол и начала есть. Розалин сделала то же самое, и это вызвало у Кэролайн одобрительную улыбку.
        - Она очень похожа на моего мужа, не правда ли?
        Недда улыбнулась и поправила у Розалин выбившийся волосок.
        - Она больше похожа на покойную мать его сиятельства. Леди Мод была красавицей, в свое время весь высший свет лежал у ее ног.
        Кэролайн, с самого переезда в Мирамонт погруженная в собственные размышления и работу в саду, не особенно задумывалась о семье Брента. Вероятно, это было эгоистично с ее стороны, ведь она ни разу не спросила мужа о его детстве, друзьях. А теперь ей стало любопытно.
        - Расскажи мне о лорде Уэймерте, Недда. Каким он рос?
        Недда вздохнула.
        - Что ж, его детство, пожалуй, было таким же, как у большинства мужчин его класса, только он всегда был серьезным, сосредоточенным. Они не ладили с матерью - уж очень были разными, да к тому же мастеру Бренту претило, как она обращалась с родственниками.
        Кэролайн пришла в замешательство.
        - С какими родственниками?
        Она откусила кусочек пирожного и посмотрела на экономку, которая задумчиво нахмурилась.
        - Леди Мод была… требовательной, - осторожно продолжила Недда. - У нее была способность толкать людей в том направлении, какое для них выбирала она, совершенно не считаясь с их желаниями.
        Недда взяла салфетку, чтобы вытереть Розалин рот, но девочка оттолкнула ее руку и потянулась за второй корзиночкой.
        - Как бы там ни было, из-за нее его сиятельство начал работать на правительство и проводить так много времени во Франции.
        - Но какие друзья, - Кэролайн сухо сглотнула, - и женщины были в его жизни?
        Недда задумчиво взглянула на нее.
        - По правде говоря, у мастера Брента почти не было друзей. Он всегда был таким… застенчивым, тихим ребенком, предпочитая общество Дэвиса и своих арабских скакунов. Потом, поехав учиться в университет, он фанатично увлекся работой, ушел в нее с головой, не оставив времени ни для кого.
        Кэролайн была потрясена.
        - Я не знала, что он учился.
        Недда странно на нее взглянула.
        - У него ученые степени по управлению в иностранных государствах и многим французским дисциплинам. Он вам не говорил?
        - Я… не спрашивала. - Кэролайн задумчиво покачала головой. - Французские дисциплины? Это язык или страноведение?
        Недда улыбнулась и оперлась подбородком о голову Розалин.
        - Думаю, и то, и другое. Он изучал язык и культуру. Граф свободно говорит по-французски, миледи, да так хорошо, что вы бы нипочем не подумали, что он англичанин.
        Кэролайн изумленно уставилась на экономку.
        - Я понятия не имела, что он получил образование.
        - Он более чем образован, - широко раскрыв глаза, шепнула Недда. - Я думаю, он блестяще одарен, почти гениален. Хотя во всем, что касается лорда Уэймерта, я человек предубежденный.
        Кэролайн наблюдала, как экономка засовывает в рот половину корзиночки, пятой за это чаепитие, отметила про себя девушка. Шумно глотнув и облизав губы, Недда продолжила рассказ:
        - Ваш муж был необычным ребенком. Некоторые даже считали его странным, но они по-настоящему не знали его. Мастер Брент рос умным, но тихим и очень был привязан к лошадям, а вот люди, похоже, не понимали и поэтому не слишком любили его. Особенно девочки, ну а потом и женщины.
        Кэролайн нахмурилась и неуверенно спросила:
        - А как же Паулина Синклер?
        Недда так наморщила лоб, что Кэролайн чуть не расхохоталась.
        - Мисс Синклер безмозглая, - с неприязнью сказала Недда. - Я видела ее всего дважды, и оба раза она была озабочена исключительно своими волосами и модной одеждой. - Экономка покачала головой и убрала крошки со щеки Розалин. - Не знаю наверняка, но думаю, что, узнав о незаконнорожденном ребенке его сиятельства, она передумала за него выходить. Он тогда еще официально не разговаривал с ее отцом, но собирался к нему пойти, и все об этом знали. - Ее голос смягчился. - Думаю, его сиятельство переживал, но только из-за уязвленной гордости. Я по сей день толком не пойму, зачем он хотел на ней жениться.
        - Она хорошенькая? - как будто невзначай спросила Кэролайн.
        Недда кивнула.
        - Очень. Хотя лорд Уэймерт никогда бы не обвенчался с женщиной только ради ее внешности или положения в обществе. Лично я думаю, что ему больше хотелось получить наследника и мать для Розалин, а мисс Синклер просто оказалась первой женщиной, которая обратила на него серьезное внимание. - Она глубоко вздохнула. - А еще мне кажется, что ему тогда было одиноко.
        В эту минуту Кэролайн впервые ощутила искреннее сочувствие к мужу. Она-то понимала, каково это - жить с ярлыком чудака и почти не иметь друзей и что значит быть совершенно одиноким. Во многих отношениях их с мужем жизни были похожи, и она нашла утешение в растениях, а его отдушиной стали лошади и работа.
        Но что касается женщин, Кэролайн была уверена, что Брент отпугивал потенциальных невест, как только открывал рот и принимался обсуждать, что не так с их внешностью. Или, быть может, он просто садился с ними на диван и прямым текстом объяснял, как будет проходить их первая брачная ночь. С его прямолинейностью ничего нельзя было поделать, потому что он просто таким родился.
        Все-таки она не могла быть единственной на всем белом свете женщиной, находившей графа привлекательным. А на незаконнорожденного ребенка, хотя и нежелательного при выборе мужа, могли закрыть глаза, если другие условия брачного контракта были приемлемы и семья невесты получала за это компенсацию. У многих аристократов были внебрачные дети, хотя, по правде говоря, мало кто жил с ними под одной крышей.
        Недда подтянула Розалин на коленях, чтобы девочка сидела ровнее, и продолжила рассказ.
        - После фиаско с мисс Синклер его сиятельство перестал обращать внимание на барышень, отказался от поисков жены и сосредоточился на работе, а потом ушел на войну. Пока не появились вы, я была уверена, что он никогда не встретит женщину, которая бы подходила его сильному характеру и была бы идеальной в стольких отношениях.
        Кэролайн потянулась за чашкой, чтобы скрыть нахлынувшие чувства.
        Недда опять улыбнулась, прижала Розалин к пышной груди и наклонилась к Кэролайн.
        - Честно говоря, леди Кэролайн, я знаю лорда Уэймерта почти всю его жизнь и никогда не видела, чтобы женщина так смешала ему карты. Вы определенно задали ему встряску, и, как мне думается, к лучшему. Я знаю, это не мое дело, но мне кажется, что вы его совершенно очаровали.
        - Мы даже по-настоящему не знаем друг друга, - дрожащим голосом прошептала Кэролайн, понимая, как нелепо это оправдание.
        Недда откинулась на спинку стула и посерьезнела.
        - Человек, за которого вы вышли, добрый, понимающий и очень преданный. Да, он растерян, потому что увлечен вами и мучим сомнениями, а еще - даже при своем резком характере - очень робок. Но в то же время он мужчина: упрямый, требовательный и умеющий показывать характер так же быстро, как и прятать нежные чувства.
        Недда постучала толстым пальцем по столу, чтобы добавить веса своим словам.
        - Он никогда в жизни не испытывал к женщине серьезных чувств, это я знаю точно. Но думаю, что если он почувствует взаимность, то влюбится в вас пылко, всей душой и с такой силой, что даже вы, наверное, не сможете до конца понять. Это уже происходит. Я вижу его глаза, когда он смотрит на вас, и, откровенно говоря, мне кажется, что, несмотря на все попытки отрицать это, он тоже все понимает. Потому-то и напуган.
        Кэролайн замерла, широко раскрыв глаза. Если Недда считала, что теплые чувства между ними пугали Брента, она даже представить себе не могла, в какой ужас они повергали ее. Кэролайн внезапно ощутила острую необходимость убежать.
        Розалин перестала есть и странно посмотрела на мачеху, очевидно, почувствовав, что настроение той изменилось. Кэролайн медленно поднялась и вытерла руки салфеткой, стараясь спрятать внутреннюю дрожь за натянутой улыбкой.
        - Я только что вспомнила об одном деле, Недда.
        Она направилась к двери, но в ту же минуту Розалин оказалась у ее ног, дергая мачеху за юбку и дико корчась.
        Кэролайн резко остановилась и недоуменно уставилась на девочку. Розалин крепко в нее вцепилась, испуская пронзительные, воющие звуки и пытаясь помешать ей уйти из комнаты.
        Все другие мысли улетучились, когда Кэролайн опустилась рядом с девочкой на колени, схватила ее на руки и подняла с пола, чтобы оказаться с ней лицом к лицу. Розалин несколько секунд продолжала цепляться за мачеху, но понемногу успокоилась и сдула упавшие на глаза волоски, чтобы лучше видеть.
        Они смотрели друг на друга: Розалин - покрасневшая и запыхавшаяся, Кэролайн - полная решимости, но не совсем понимающая, что делать дальше. Она никогда еще не оказывалась настолько близко к падчерице и не хотела терять такой шанс. Недда, благослови ее Господь! похоже, все понимала, ибо тихо сидела на стуле и только внимательно наблюдала за ними.
        Кэролайн медленно опустила девочку, молясь, чтобы та не убежала. Потом заботливо, с чувством, которое должно было бы быть у женщины, породившей это прелестное дитя, что стояло сейчас посреди кухни, она три раза постучала ладонью себя по груди и раскрыла объятия.
        Розалин неуверенно заморгала. Потом как будто солнце внезапно ворвалось в окно и ослепительно засияло в комнате: рот девочки медленно расплылся в милой, широкой улыбке. Молниеносным движением она бросилась к Кэролайн на грудь, обвила руками шею и крепко прижалась к ней своим крохотным тельцем.
        - Ах, боже правый, я никогда не видела, чтобы она такое делала, - изумленно прошептала Недда.
        Кэролайн крепко прижимала девочку к себе, боясь отпустить и чувствуя, что вот-вот заплачет.
        - Она обнимает меня, Недда…
        Та покачала головой.
        - Никогда не думала, что доживу до дня, когда этот ребенок ответит, а не отреагирует. Кажется даже, будто она умеет думать, как нормальная маленькая девочка.
        Кэролайн радостно улыбнулась.
        - Она и есть нормальная маленькая девочка.

        Итак, обучение началось. Прошло два дня, прежде чем Кэролайн смогла увидеться со своей ученицей настолько долго, чтобы можно было попытаться наладить какое-то общение. Но к концу недели девочка уже не отходила от нее ни на шаг.
        Розалин было трудно держать в чистоте, потому что она была дикаркой и ей долгое время позволялось вести себя подобным образом. Кэролайн взялась приучить девочку к некоторым ежедневным процедурам, которых у той просто-напросто не было в первые четыре года жизни.
        Она каждое утро сама купала Розалин, и первые дни та отчаянно сопротивлялась. Потом Кэролайн догадалась запускать в лохань какие-нибудь легкие плавучие предметы и мыльные пузыри, которые отвлекали ребенка, что позволяло ее мыть.
        Она расчесывала и заплетала в косички непослушные волосы девочки, следила, чтобы ее одежда выглядела прилично, и велела Гвендолин стирать и штопать ее платьица по мере необходимости. Всего через три недели после первых объятий в столовой в Мирамонте увидели совершенно другого ребенка, и это превращение всех поразило.
        Кэролайн же продолжала попытки научить девочку общаться, указывая на предметы, руками и пальцами создавать слова, как бы называя их. Она начала с мелочей - миска, щетка для волос, птица, цветок, - снова и снова показывая их жестами. По-настоящему огорчали и утомляли Кэролайн только две вещи: приступы гнева, которые бывали у Розалин от досады, и необходимость постоянно говорить ребенку
«нет», мотая головой из стороны в сторону и поднимая вверх указательный палец как бы в знак протеста. Она все повторяла и повторяла это и через месяц упорной работы была уверена, что Розалин понимает: есть вещи, которые ей нельзя делать, места, куда ей нельзя ходить, и поведение, которое запрещено. Розалин постепенно училась и, проводя с мачехой много времени, стала целиком и полностью ей доверять.
        И ее отец также.
        Вначале граф был полон сомнений. Даже в тот день, когда Кэролайн рассказала, что Розалин обняла ее в ответ на жест, его это не убедило. Потом Брент испытал это сам, и, когда дочь бросилась к нему в объятия, Кэролайн была уверена, что никргда еще не видела столь изумленного мужчину.
        С этой минуты Брент позволил ей работать с девочкой, как она считает нужным, наблюдая за ними время от времени, но всегда при этом держась на расстоянии. Кроме того, граф обуздал свои мужские запросы, и это одновременно радовало и тревожило Кэролайн. Муж разговаривал с ней только о Розалин и делах поместья, но никогда не заводил речь об их отношениях. Кэролайн не знала, что об этом думать, и не могла разобраться в своих чувствах по этому поводу. Бывало, он целовал ее, но это были короткие и нежные поцелуи, без желания и уж определенно без любви. Если граф и испытывал что-то близкое к этому чувству, то тщательно скрывал это. Кэролайн не знала, стала ли она для Брента неинтересной как женщина, или же он последовал ее совету и наслаждался обществом любовницы, и это глубоко ее волновало.
        Она сердилась на себя за то, что оба варианта задевали ее за живое.
        Кэролайн понимала, что теряет ясность видения. До мечты всей жизни оставалось несколько месяцев, и нетерпение начинало сказываться. Она выполнила свою часть работы, установив контакт с американцами, и ее планы по большей части определились. Теперь ей оставалось только ждать ответа, чтобы точно назначить срок, когда она сможет наконец выбросить из головы мужа, его дом и семью и начать настоящую жизнь, которой грезила с двенадцати лет. Нужно только продержаться еще несколько недель, которые, несомненно, будут самыми долгими в ее жизни.
        В том-то и заключалась проблема. Чем дольше она ждала, тем сильнее разгоралась в ней внутренняя борьба. Кэролайн начинала любить Розалин, а после разговора с Неддой о прошлом Брента и его переживаниях, она поняла, что со временем, вероятно, станет им дорожить. Но если такое случится, она никогда не выполнит своего предназначения в жизни, и это ее убьет.

        Глава девятая

        Цветы радовали глаз яркими красками.
        Брент не заходил в сад с первой недели брака, но сегодня любопытство взяло верх. Ему хотелось посмотреть, чего достигла Кэролайн за последние два месяца, и он убедился, что это в самом деле было чудо.
        Обходя сад по каменной дорожке, Брент почувствовал, как окружающее спокойствие коснулось его, благоухание окутало со всех сторон, а солнечный свет растопил холод раннего утра, пробиравший его до костей.
        Прошла неделя с тех пор, как граф обстоятельно побеседовал с Дэвисом - человеком, которому больше всего доверял, - и все это время он много раздумывал над разговором со стариком.
        Дэвис был весьма высокого мнения о его молодой жене, но с глубоким подозрением относился к ее мотивам. Он был уверен, что леди Кэролайн что-то скрывает, и причины, по которым она не хочет консумировать брак, серьезны и запутанны. Возможно, она бережет себя, чтобы брак признали недействительным, а возможно, и для другого мужчины. Брент, однако, как бы высоко ни ценил Дэвиса и его мнение, этому не верил. Кэролайн не девственница, в этом граф был убежден, и о признании брака недействительным не могло быть и речи. Но от Дэвиса не укрылось, что они с женой еще не стали любовниками, и это больше всего беспокоило Брента. Если об этом знал Дэвис, то, вероятно, знали и все остальные в Мирамонте.
        Стыдно, право слово: богатый и могущественный лорд Уэймерт не может переспать с женой, не принуждая ее к тому силой. Многие мужчины уже так бы и поступили к этому времени, но только не он. Брент хотел, чтобы жену привело в его спальню желание.
        Но они с Дэвисом сошлись в одном: Кэролайн не заберется к нему в постель и не соблазнит его по собственной воле. По крайней мере, при теперешнем положении вещей. Вне всяких сомнений, она хочет его, но в то же время обладает недюжинной силой воли и отказывается с ним спать в силу причин, над которыми он ломает голову. Следом, однако, пришла мысль, заставившая графа улыбнуться. Если женщине дать выбор между логикой и желанием, она почти всегда выберет второе. Ему нужно всего лишь ускорить процесс, осуществив свой первоначальный план соблазнения Кэролайн словесно.
        Наконец он увидел ее, ползающую на четвереньках. Кэролайн работала быстро и умело, высаживая цветы в дальнем западном углу сада. На ней опять было некрасивое, облегающее платье, которое в таком ракурсе открывало Бренту ее великолепные ягодицы.
        - Пожалуй, надо чаще выходить и любоваться таким видом, - объявил граф, усаживаясь напротив жены на каменную скамейку.
        Кэролайн подскочила от неожиданности.
        - Я не слышала, как ты подошел, - сказала она, поворачиваясь к Бренту и отирая лоб тыльной стороной затянутой в перчатку руки.
        Кэролайн поднялась, сняла перчатки и ладонями отряхнула юбку. Пока она шла, чтобы присесть рядом с мужем на скамейку, тот с явным восхищением разглядывал ее тонкую, точеную талию, изгибы бедер, высокие, округлые груди. В этот миг он понял, что с радостью отдал бы отцу Кэролайн лошадей, которых за нее получил, в обмен на одну-единственную ночь. Если его предположения о том, как она будет выглядеть в его постели обнаженной, хоть в чем-то верны, если ее волосы рассыплются темным, блестящим шелком до самой талии, а глаза будут гореть желанием его одного, это будет великолепно.
        Брент беспокойно заерзал и оглянулся на сад.
        - Расскажи мне, что ты здесь делаешь, Кэролайн? Что ты высаживаешь?
        - Это, - начала она, положив перчатки на скамью рядом с собой, - плющевидные ипомеи. К следующему лету лоза разрастется отсюда до южной стены.
        - А розы?
        Она одарила его потрясающей улыбкой.
        - Они мои любимцы. Я скрестила белые с желтыми и рассчитываю увидеть бутоны через двадцать семь-двадцать восемь дней. Если они не дадут соцветий или цвет не подойдет, я… - Кэролайн резко остановилась. - Уверена, тебе не хочется это слушать.
        - Хочется, - искренне признался Брент. - Расскажи, как это делается.
        - То есть как скрещивать?
        Брент кивнул и скользнул взглядом по ее лицу. Щеки Кэролайн пылали, темные глаза горели, полные удивления с примесью смущения. Это вызвало у него улыбку.
        - Ты ведь знаешь, как работает скрещивание, не так ли, малышка?
        - Конечно, - выдохнула она в свою защиту. Потом расслабилась. - Вообще-то никто толком не знает, как оно работает. Мы высаживаем семена или, как в случае с розами, кусты, смешивая между собой растения с разным окрасом цветов в надежде получить желаемый цвет или сорт.
        - И какой цвет ты планируешь получить от этих? - мягко спросил Брент, показывая на розы.
        - Я надеюсь, что они будут желтые, бледного, почти прозрачного оттенка, но это выяснится, только когда они зацветут.
        - Но как можно хоть с какой-то долей уверенности предполагать, что из смеси ярко-желтого и белого получится бледно-желтый?
        Кэролайн вздохнула.
        - Никак, любой ученый скажет то же самое. Это как смешивать цвета на холсте, только смешение красок гораздо точнее прогнозируется. Если смешать равные доли ярко-желтого и белого, получится очень нежный бледно-желтый. С растениями иначе, потому что наука не может точно прогнозировать живые существа. Считается, что растения смешиваются, как два родителя, когда создают ребенка, и получаются цветы, соединяющие в себе признаки обоих растений. Например, - она прочистила горло и потупила взгляд в колени, - мать Розалин темная или светлая? Как она выглядит?
        Это еще откуда? Вот уж точно гром среди ясного неба. Брент улыбнулся и непринужденно оперся спиной о стену.
        - Она блондинка и очень красива.
        - Разумеется, - с ноткой раздражения сказала Кэролайн, снова переводя взгляд на сад.
        Улыбка Брента стала шире.
        - Это тебя волнует?
        - Нет, - отрезала Кэролайн. - Совершенно очевидно, что такой опытный и… привлекательный человек, как ты, будет спариваться только с красивыми женщинами. Естественно, как и большинство мужчин, ты предпочитаешь блондинок.
        - Естественно. - Беседа вдруг стала для Брента весьма интересной и приятной. - Ты находишь меня привлекательным, Кэролайн?
        - Уверена, были и другие, - решительно добавила она, пропустив мимо ушей его вопрос.
        - Другие?
        Кэролайн стиснула зубы.
        - Другие красивые блондинки в твоей жизни.
        - Так-таки уверена?
        - Они были, не правда ли? - повысила тон Кэролайн.
        Брент усмехнулся.
        - Я думал, тебя не интересуют мои «знойные приключения», Кэролайн. Но, если тебе вдруг стало любопытно, я с удовольствием подготовлю список…
        - Ни в коем случае! Твое прошлое меня не касается.
        Бренту нравилось ее провоцировать, и сейчас она явно сердилась - это было видно по ее зажатой позе, угрюмой складке губ. Право же, он никогда не думал, что будет получать столько удовольствия, подтрунивая над женщиной.
        Через несколько секунд неловкого молчания Кэролайн потянулась к упавшей на лицо пряди волос и заправила ее за уши.
        - Что касается скрещивания, - как ни в чем не бывало продолжала она, - я хотела объяснить твой случай. Обычно в ребенке получается смесь обоих родителей. Лично я думаю, что Розалин очень похожа на тебя, только волосы у нее немного темнее. Поэтому я предположила, что ее мать темнее тебя.
        Брент глубоко вздохнул.
        - На самом деле, что касается цвета волос, мы с ее матерью схожи. У нее темно-русые волосы, а глаза голубые.
        - Понятно. - Кэролайн снова взглянула на мужа, но ее тон и выражение лица оставались сдержанными. - Наука редко бывает точной с цветом волос и глаз у детей, поэтому нельзя более-менее точно предсказать, что унаследует потомок, за исключением случаев, когда оба родителя очень темные или очень светлые или если две красные розы взяты с куста одного типа. В силу причин, которых никто не понимает, фиолетовая и белая роза иногда дают не лиловую смесь, как это было бы с красками, а что-то близкое к желтому или персиковому цвету. Такие случаи непостижимы и редки, но все-таки они имеют место быть.
        Кэролайн опустила взгляд и принялась изучать грязь у своих ног.
        - Что до Розалин, то ее волосы - это смесь, но глаза твои. Тут ничего не примешалось. - Ее голос стал низким и серьезным - шелковым для ушей Брента. - Она так на тебя похожа, Брент, лицом, мимикой, повадками. Она с головы до пят твоя дочь, чудесный и любящий ребенок. Уверена, когда Розалин вырастет, она будет потрясающе выглядеть. Из нее выйдет настоящая красавица. Если ее мать на самом деле хороша собой, девочка получила этот признак от вас обоих. Ее физическая красота - это смесь, которую вы с ее матерью создали вместе.
        Подул легкий ветерок и подхватил ее тихие слова. Кэролайн по-прежнему смотрела в землю, избегая взгляда графа, но тот все равно был околдован. Из всех женщин, которых знал Брент, ни одна не обнаруживала таких глубоких мыслей о нем и чувств к нему, как Кэролайн. В этот миг у него возникло острое, неодолимое желание схватить жену за талию, крепко прижать ее к себе и целовать, целовать, не сдерживаясь, со всей страстью, положив конец томлению, которое, как он знал, они оба испытывали друт к другу. Вероятно, Кэролайн не осознавала своих желаний, но Брент видел их в ее глазах, в ее теле, в ее работе наконец. Она была подобна уникальному цветку, распустившемуся перед ним в ослепительном сиянии. К своему полному недоумению, Брент поймал себя на том, что, почти благоговея перед ней, бессознательно тянется к ее искренности, ее пламенному стремлению к красоте и всему, что есть хорошего в жизни.
        Граф протянул руку и нежно обхватил подбородок Кэролайн ладонью.
        - Знаешь, о чем я думаю днем и ночью, Кэролайн? - тихо спросил он.
        Она подняла голову и в тревоге широко раскрыла глаза.
        - Уверена, что нет.
        Брент улыбнулся, прищурившись и пристально глядя на жену.
        - Я думаю о тебе.
        Кэролайн растерялась, но не отстранилась.
        Неотрывно глядя ей в глаза, Брент начал медленно гладить ее щеку большим пальцем.
        - Я думаю о твоей молочно-белой коже, твоем прелестном личике, скрывающем тайные желания, которые мне предстоит открыть. Я думаю о твоих глазах, похожих на темные драгоценные камни и горящих болью и радостью, красотой и умом. Я думаю о твоем маленьком, роскошном теле, жаждущем моей ласки. Оно до боли истомлено страстью и желанием слиться воедино с моим телом…
        Кэролайн рывком высвободила подбородок из его руки и резко встала.
        - Мне… мне надо идти.
        Только не теперь! Брент не мог этого позволить - преимущество наконец-то оказалось на его стороне. Он схватил Кэролайн за руку, прежде чем она успела сдвинуться с места.
        - Не надо, Кэролайн, - шепотом взмолился он, обняв ее и крепко прижав к себе. - Не теперь…
        Граф потянул за ленточку в волосах Кэролайн, и блестящие локоны свободно рассыпались по плечам и спине.
        Кэролайн задрожала. Брент зарылся лицом в ее волосы; они пахли фиалковой водой и свежим утром. Вдыхая этот неповторимый аромат, он провел губами по ее уху и шее, запустил пальцы в шелк ее волос. Он ощущал, как груди Кэролайн сминаются под натиском его мускулистой груди.
        - Пожалуйста… - проронила она. То был настойчивый, требовательный шепот, но вырваться Кэролайн не пыталась.
        Оба тяжело дышали, и Брент знал, что она безоружна перед его страстью.
        - Каждую ночь я лежу без сна в своей постели и думаю о тебе, Кэролайн. Я гадаю, спишь ты или лежишь без сна, думая обо мне, желая меня.
        Брент принялся осыпать поцелуями щеки Кэролайн, шею, и от его нежных прикосновений ее бросало в дрожь. Он обхватил обеими руками ее ягодицы и медленно, круговыми движениями ладоней принялся гладить их. Притянув ее к себе, он принудил ее почувствовать свое желание.
        Кэролайн таяла в его объятиях, уступая новым чудесным ощущениям. Она обвила его шею руками, утопив пальцы в волосах. Брент тем временем продолжал прокладывать поцелуями дорожку вдоль ее шеи, за ухом, положив ладонь ей на затылок и прижимая к себе ее голову.
        - Иногда, моя дорогая Кэролайн, когда у меня больше не хватает сил сдерживать желание, я прихожу и смотрю на тебя. Я стою у твоей постели и любуюсь, как ты спишь, вся залитая лунным светом. Смотрю на твое ангельское лицо, такое прелестное и спокойное, и стараюсь угадать, видишь ли ты меня во сне.
        Брент услышал, как Кэролайн едва слышно ахнула, но не знал, от удивления или желания. Он еще крепче привлек ее к себе.
        - Мне необходимо обнимать тебя, чувствовать тебя, - хрипло шептал он. - Но больше всего я хочу внутрь тебя. Мне нужно почувствовать, как ты окружаешь меня, влажная, горячая, вожделеющая. Клянусь, это будет величайшее, никогда прежде не испытанное наслаждение для нас обоих. Я хочу услышать, как ты стонешь подо мной. - Он глубоко вздохнул и зажмурился. - Мне нужно слышать, как ты в порыве страсти выкрикиваешь мое имя, Кэролайн. Мое!
        - Нет…
        Кэролайн попыталась вырваться, но Брент ее не отпускал.
        В одно мгновение его губы завладели ее губами, и в этом поцелуе слились и страсть, и нежность, и грубость, и трепет, и жар бездонного желания.
        Кэролайн попыталась сопротивляться, но он был настойчив, а ее тело зрелой женщины, видимо, требовало свое, и она поддалась. Брент проник в ее рот своим ищущим языком и начал нежно посасывать ее язык и губы. У Кэролайн подогнулись колени. Брент крепко и властно прижимал тело девушки к себе, прислушиваясь к каждому стону, вырывавшемуся из ее груди. Кэролайн пылала страстью. Они оба стремились друг к другу в неистовой блаженной муке. Брент целовал ее, гладил ее спину, прижимал ее податливое тело к своей отвердевшей плоти. Кэролайн поймала его ритм и сладострастно отвечала на его поцелуи. Она стонала и терлась о него бедрами и грудью, инстинктивно входя в дикий и старый, как мир, транс.
        Это было желание. Безудержная жажда наслаждения, страстное томление - все восхитительные запретные плоды готовы были упасть в руки. Чувства Брента в этот момент были схожими, к ним добавлялась жгучая потребность сделать Кэролайн наконец-то навсегда своей. Он понимал, что она точно так же отчаянно томится по нему, понимая, что их слияние неизбежно. Брент видел это в том, как она отзывалась на его прикосновения.
        Но он считал, что еще не время. Терпение будет его девизом, и Кэролайн придет к нему сама.
        С самообладанием, какого он сам в себе не ожидал, Брент заставил тело расслабиться и отодвинулся от Кэролайн, скользнув пальцами по ее щеке и губам. Он услышал слабый всхлип, как будто она не хотела его отпускать.
        - Мы нужны друг другу больше, чем ты можешь себе представить, моя прекрасная жена, - низким, бархатным голосом проговорил Брент. - Придет время, и ты сама ляжешь в мою постель. И у нас получится самый красивый ребенок на свете. - Граф медленно выпустил жену из объятий и напряженно наблюдал за ней, пока она не открыла свои темные глаза, затуманенные страстью. Кэролайн часто дышала, дрожа всем телом. На ее раскрасневшемся лице ясно читалось потрясение, постепенно переходящее в замешательство.
        Брент понимающе улыбнулся и провел тыльной стороной ладони по ее щеке.
        - …Когда будешь готова, Кэролайн.
        С этими словами он повернулся и пошел прочь из сада.

        Глава десятая

        Она долго не могла уснуть. Холодный ветер и дождь весь день набирали силу и теперь бросались на окна ее спальни мощными волнами. Предстояла долгая, тоскливая ночь.
        Кэролайн беспокойно вздохнула и перевернулась на спину. Огонь в камине несколько часов назад прикрыли углями, и в комнате царила почти полная темнота. Время от времени она бросала взгляд на дверь - этот единственный и, как оказалось, бесполезный барьер между ней и мужчиной, за которого она вышла замуж, - тщетно высматривая признаки вторжения.
        С тех пор, как Брент оставил ее в саду этим утром, потрясенную собственным поведением, она не могла сосредоточиться ни на чем, кроме мыслей о нем. Его слова, ласковый голос, руки, рот…
        О господи, он сосал ее язык! И она бесстыдно позволяла ему это делать… Никогда, проживи она даже сто лет, ей не пришло бы в голову сосать мужчине язык, чтобы доставить ему удовольствие. Тем не менее каждый раз, когда Кэролайн вспоминала о том, что происходило утром между ними с Брентом, внизу живота начинали растекаться потоки жара, соединяясь пламенем между ног.
        Она закрыла глаза руками, поглубже закутываясь в одеяла. Кэролайн была настолько подавлена всем, происшедшим с ней в последние дни, что ей хотелось остаться под ними на всю жизнь.
        Да, она хотела Брента в первобытном, физическом смысле. Она - женщина, он - мужчина. Все абсолютно естественно. И приходилось принять как данность, что ей никогда в жизни еще не было так хорошо. Но при мысли, что Брент прокрадывался в ее комнату и смотрел на нее спящую, Кэролайн становилось настолько не по себе, что она едва ли могла рассуждать здраво. Весь день она пыталась выделить причину этого его поступка. В конечном итоге никаких объяснений, кроме физических потребностей графа, ей на ум так и не пришло. И тогда Кэролайн захлестнула паника.
        Она повернула голову к окну и стала смотреть на дождь, который сплошной стеной обрушивался на стекла окон, да слушать неистовые порывы ветра. Будь шум снаружи чуть сильнее, она, наверное, не услышала бы звуков, раздавшихся из соседней комнаты.
        Кэролайн быстро села на кровати. Подождав немного, она услышала его снова - тот же звук из комнаты мужа, который слышала в свою пятую ночь в Мирамонте.
        Отбросив одеяла, Кэролайн ступила на пол, и от его ледяного прикосновения по телу сразу пробежала дрожь. Она быстро надела тапочки и халат и пошла к смежной двери.
        Долгое время стояла тишина. Потом за дверью зашевелились встревоженно и как-то неестественно. Первой мыслью Кэролайн было, что у Брента жар, хотя это казалось маловероятным. Еще утром он был в полном здравии, более того, являл собой превосходный пример возбужденной мужественности. Когда этот образ ярким метеором вспыхнул в памяти Кэролайн, ей пришлось собрать все свое мужество, чтобы взяться за ручку двери, осторожно повернуть ее и открыть дверь.
        В комнате Брента оказалось светлее, огонь в камине еще не погас, и, взглянув на кровать, Кэролайн рассмотрела среди колеблющихся теней очертания крупного тела мужа. Минуту она стояла в жутком оцепенении, наблюдая, как граф бьется под одеялами, а голова его мечется из стороны в сторону на подушке.
        Это был ночной кошмар. Бренту снился отвратительный сон, и его сознание настолько запуталось в цепких лапах этого монстра, что он метался по кровати, не просыпаясь.
        Он чего-то боится.
        Встревоженная и завороженная этим зрелищем, Кэролайн на цыпочках подошла к кровати. Одеяло сползло до пояса, обнажив грудь Брента. Стиснутые в кулаки руки крепко прижимали простыни по бокам, мышцы на его шее и животе напряглись, кожа была влажной и блестящей от пота…
        Вдруг он заговорил по-французски.
        Кэролайн отскочила от Брента, сдавленно охнув. Он дико забился на постели, резко и отрывисто заговорил что-то на языке, которого она не понимала. Внезапно Брент выгнулся всем телом, и в этот момент Кэролайн поняла, что должна что-нибудь предпринять.
        Она глубоко вздохнула и протянула руку к его плечу.
        Кожа Брента оказалась липкой на ощупь. Он метался головой по подушке, и, пытаясь остановить его, Кэролайн наклонилась и положила ладонь ему на щеку.
        В этот миг Брент схватил ее за запястье.
        Она чуть не закричала. Он разыграл все это!
        - Кэролайн!
        Граф сел на постели, широко раскрыв глаза; его дыхание было частым и прерывистым.
        У Кэролайн пересохло во рту, и она вдруг затряслась от холода, нараставшего изнутри.
        - Кэролайн, - снова пробормотал Брент, привлекая ее к себе.
        Она доверилась его рукам; ее мысли путались, тело одеревенело от холода. Кэролайн сглотнула, пытаясь вернуть самообладание.
        - Я думала, тебе снился дурной сон, - хрипло прошептала она.
        Брент в отчаянии схватился за жену, по-прежнему стоявшую у постели, придвинулся к ней и, дрожа, спрятал голову у нее на груди.
        - О боже, Кэролайн, не уходи. Не уходи!
        Мольба и неподдельный, какой-то первобытный страх в его голосе заставили Кэролайн принять иррациональное решение.
        - Все в порядке, - успокоила она мужа, села рядом с ним и обхватила ладонями его голову. - Я останусь.
        Кэролайн почувствовала, что Брент задышал спокойнее, а его рука на ее спине расслабилась. Она сбросила тапочки, забралась к нему на постель и, продолжая обнимать его, закуталась в одеяло.
        Кэролайн прижала голову Брента к своей груди, ласково перебирая его волосы между пальцев и утешая, как ребенка. Она наслаждалась теплом его тела, такого большого рядом с ее миниатюрной фигуркой. Граф не говорил больше ни слова, но не отпускал жену, и, когда его дыхание стало ровным и глубоким, а ветер с дождем стихли и превратились всего лишь в легкие брызги на стекле в холодную осеннюю ночь, она закрыла глаза и уснула.

        Кэролайн пошевелилась, медленно открыла тяжелые веки и в сумраке комнаты увидела глаза цвета лесного ореха, наблюдавшие за ней с расстояния всего одного фута.
        Она была в его постели!
        Он улыбался, опершись локтем на подушку и подставив под голову ладонь, и играл ее локоном, пропуская его сквозь пальцы.
        - Знаешь, чего мне больше всего хочется, Кэролайн? - низким голосом промолвил Брент.
        Голос изменил ей.
        Взгляд мужа медленно, ласково скользнул по ее лицу и вновь встретился с ее взглядом.
        Улыбнувшись еще шире, граф прошептал:
        - Мне больше всего хочется каждое утро до конца своих дней просыпаться вот так рядом с тобой, любоваться твоими волосами, темными волнами рассыпавшимися по моей подушке, и видеть твое милое, красивое, чувственное лицо.
        - Мне пора уходить. Уже светает, - услышала Кэролайн свой собственный, но почему-то такой чужой голос.
        - Останься. - Брент посерьезнел и взял лицо Кэролайн в ладони. - Твое место здесь.
        Простыни и одеяла опять открыли графа до пояса, и вид его мускулистой груди всего лишь в нескольких дюймах от Кэролайн лишил ее спокойствия и уверенности. Она оглядела себя, еще не вполне понимая, в каком оказалась положении, и с облегчением обнаружила, что ночная рубашка и халат по-преж-нему на ней.
        С хладнокровием, которого сама от себя не ожидала, Кэролайн медленно села на постели.
        - Мне в самом деле нужно уходить. Слуги…
        -.. могут катиться ко всем чертям, - закончил за нее Брент, обхватив ее за талию и притянув к себе.
        Кэролайн занервничала.
        - Брент…
        Он приложил палец к ее губам, требуя молчания.
        - Нам нужно поговорить, малышка.
        В его словах одновременно были и ласка, и непреклонность, и резкость - все это услаждало слух Кэролайн. Когда ее взгляд опять невольно скользнул по груди Брента, по бронзовым, покрытым пушком и налитым силой мышцам, ей до боли захотелось преодолеть те несколько дюймов, что их разделяли, и коснуться его. Граф, должно быть, заметил этот взгляд, потому что взял ее ладонь и приложил к ложбинке между своими сосками.
        Глаза Кэролайн метнулись обратно к его лицу. Брент пристально наблюдал за ней, но его веки оставались опущенными. Кэролайн была потрясена и не знала, как поступить, хотя понимала, что нужно отстраниться. Но сколько бы логических доводов ни приводил ее разум против физической близости, она не могла остановить водоворот чувств, завладевших всем ее существом.
        - Все хорошо, Кэролайн, - бархатный голос Брента успокаивал. - Мне хочется, чтобы ты ко мне прикасалась, а остановиться ты можешь, когда пожелаешь.
        Его изумрудные глаза проникали в душу Кэролайн, лишали ее воли. Она скорее реагировала, чем мыслила, и сейчас ей захотелось отдаться чувствам.
        Медленно опустившись на подушки Брента и согревшись под одеялами, Кэролайн заскользила пальцами по его груди, неотрывно глядя ему в глаза. Граф стиснул зубы и часто задышал, но не пошевелил и пальцем, чтобы коснуться ее в ответ. Он лежал совершенно неподвижно, довольствуясь тем, что просто наблюдал за ней. Наконец, когда Кэролайн провела пальцем по соску и начала медленно обводить его, Брент закрыл глаза и тихо застонал.
        Близость его завораживала Кэролайн. Она воспламенялась от одного прикосновения к нему, просто оттого, что смотрела на Брента и чувствовала, как отвечает сильное мужское тело на ее ласки. Она ощущала себя одновременно могущественной и хрупкой, чувствовала свою власть над ним, но осознавала, что и ее саму уносит в каком-то неведомом вихре наслаждения:.
        Задыхаясь, Кэролайн смелее опустила ладонь на живот мужа, лаская гладкую, упругую кожу; теперь ее рука была уже под одеялом. Брент был таким крепким и таким сильным - в точности как она представляла. А когда ее пальцы нашли пупок, у нее не осталось никаких сомнений в том, что граф лежит рядом с ней абсолютно голым и, безусловно, спал так всю ночь. Если она опустит руку еще ниже, то коснется его настолько интимно, насколько жены касаются мужей. Эта мысль одновременно пугала и будоражила Кэролайн, и она чуть было не поддалась соблазну.
        Ее ладонь замерла, Брент открыл глаза. Они долго смотрели друг на друга, позабыв обо всем, и сияние изумрудов сливалось с темным бархатом. Брент ничего не говорил, просто смотрел на Кэролайн с обжигающим желанием, первобытно возбужденный, отделенный от нее всего несколькими дюймами.
        Кэролайн была как будто в плену: ум кричал, что надо бежать, но тело не могло пошевелиться. Томление достигло такой степени, настолько подчинило ее, что она забыла обо всем. Ее возбужденное сознание рисовало, как она окажется под Брентом, как он возьмет ее, вторгнется в ее плоть…
        Будто почувствовав, о чем думает Кэролайн, Брент медленно потянулся за ее ладонью, поднес к губам и стал нежно целовать запястья. Потом без колебаний опустил ее под одеяло и приложил к самой чувствительной части своего тела.
        Кэролайн услышала, как Брент резко втянул в легкие воздух, но ни один его мускул не дрогнул; он продолжал смотреть ей прямо в глаза. Она как будто очутилась в другом мире: сердце билось в каком-то рваном ритме, дыхание участилось, мысли затуманились, но ясно проступили новые, неведомые доселе желания. Брент под ее пальцами был словно горячий, затянутый атласом мрамор, и, переполняемая страстями, которых сама в себе не подозревала, Кэролайн закрыла глаза и повела по нему ладонью, рисуя в воображении совершенство того, что чувствовала рукой.
        Ее рука медленно заскользила вверх, потом неторопливо стала спускаться вниз. Девушка облизала губы и запрокинула голову, дотронувшись до его возбужденного мужского естества. Кэролайн восхитила мужская сила Брента. Она нежно обхватила его рукой, коснувшись костяшками пальцев жестких пружинок волос, и продолжила исследование неведомого прежде органа. Она легонько коснулась верхушки подушечкой большого пальца, обвела ее один раз, и тут Брент схватил ее за руку.
        - Кэролайн…
        Она открыла глаза. Его лицо было мрачным, глаза горели.
        - Хватит. - Он тяжело дышал. - Ты должна остановиться, если еще не готова принять меня.
        Его голос звучал сдавленно, чуть слышно.
        В груди у Кэролайн щемило от эмоций, тело болезненно требовало завершения, хотелось почувствовать на себе прикосновения его ласковых рук, его поцелуи на своих губах. Она молча смотрела на Брента, не убирая рук из-под одеяла, и, казалось, прошли часы, прежде чем она собралась с духом сказать, что думает, но не то, что чувствует.
        - Я… не могу…
        В ответ на эти тихие слова граф закрыл глаза и вернул ее руку обратно на грудь, пытаясь вернуть самообладание.
        Кэролайн тоже закрыла глаза, призывая на помощь здравый смысл. Она чувствовала, как сердце Брента бьется под ее рукой; его тепло впитывалось кончиками ее пальцев. Ей хотелось повалиться на постель и разрыдаться - так тронули ее нежность графа и почтительность, с которой он сдерживал себя. Он заслуживает большего, гораздо большего, чем она когда-нибудь сможет ему дать. Внезапно Кэролайн распознала в себе первый признак реальной угрозы уступить мужской силе.
        Она открыла глаза и увидела, что Брент наблюдает за ней. Девушка боролась со слезами, но явно проигрывала.
        - Не плачь, Кэролайн, - успокоил граф, вытирая пальцем ее влажную щеку. - Придет время, и это случится.
        Кэролайн замотала головой, но ответить не смогла.
        Брент улыбнулся, обхватил ее за талию и привлек к себе. Голову Кэролайн прижимал его подбородок, груди и руки распластались на его груди, пальцы ног терлись о жесткие волосы на его ногах.
        Кэролайн робко шепнула:
        - Иногда ты бываешь чудесным.
        Брент приподнял к себе ее лицо.
        - Только иногда? - Задумчиво сведя брови, он добавил: - Если поразмыслить, это довольно лестный комплимент. Женщины называли меня по-разному, но не припомню, чтобы хоть одна когда-нибудь назвала меня чудесным.
        Кэролайн вытерла глаза и застенчиво улыбнулась.
        - Хорошо. Мне приятно думать, что в чем-то я у тебя первая.
        Брент с улыбкой сказал:
        - Можешь для начала перебраться сюда и спать со мной каждую ночь. Это будет внове для нас обоих.
        - Ума не приложу, почему вам этого хочется, милорд. Другой джентльмен при первой возможности отослал бы жену подальше, лишь бы уютно спать одному в своей постели…
        Граф заглушил ее слова поцелуем.
        - Быть может, если ты окажешься занудой, у меня тоже появятся такие мысли, - резко сказал он несколько секунд спустя. - Но я нахожу тебя чрезвычайно сексуальной и решительно не желаю валяться один в такой огромной постели, когда моя восхитительная жена спит в соседней комнате.
        У Кэролайн опять затрепетало сердце.
        - Никому бы не пришло в голову описать меня таким словом.
        Он фыркнул.
        - Кэролайн, в тот день, когда мы встретились в доме твоего отца, с первого же взгляда ты не показалась мне простушкой, старой или… неинтересной. Я нашел тебя необычайно соблазнительной. С той минуты, как ты открыла рот и заговорила своим грудным голосом, ты ввела меня в эротический транс и удерживаешь в этом некомфортном состоянии уже тем, что разговариваешь со мной каждый день. Ты самая сексуальная женщина из всех, что я знал.
        Кэролайн изумленно уставилась на него, и он усмехнулся.
        - Хочешь верь, хочешь нет, - поддразнил он, - но ты сексуальна даже в той монашеской одежде, которая на тебе сейчас.
        - Это не монашеская одежда, это ночная сорочка…
        - Она отвратительна и оставляет всю работу моему воображению.
        - Как и положено ночной сорочке, - наставительно проговорила Кэролайн.
        - У меня не настолько хорошее воображение, Кэролайн.
        - Уверена, оно достаточно хорошее.
        - Сними сорочку и позволь мне взглянуть, - с плутовской улыбкой предложил граф.
        Кэролайн ахнула и покраснела.
        - Не говори глупостей.
        Брент внезапно перевернулся на постели и оказался над Кэролайн, прижимая ее всем телом и лукаво улыбаясь. Его ладонь медленно заскользила вверх, под сорочку, и остановилась на бедре.
        Кэролайн посмотрела на него, как на непослушного ребенка.
        - Брент…
        Он погладил гладкую кожу ее ноги и наклонился к шее.
        - Тогда, быть может, ты откроешь мне свои завораживающие ножки?
        - Нет, - заявила Кэролайн дразнящим голосом, который поразил даже ее саму.
        Брент медленно поднял голову и задумчиво окинул ее взглядом.
        - Собственно, я не видел никаких частей твоего тела ниже двух довольно пышных, красивых…
        - Перестань, - перебила она, рассмеявшись. - Если будешь продолжать в том же неприличном духе, я никогда не покажу тебе ничего выше лодыжек.
        - Значит, ты милостиво позволишь мне лизать пальцы твоих ног?
        Кэролайн не знала, возмущаться ей или хохотать.
        - Ты бы сделал это? - удивленно спросила она.
        Брент просиял.
        - Разумеется.
        Она недоверчиво на него посмотрела.
        - Звучит отвратительно.
        - Но доставляет сказочное удовольствие. - Граф немного приподнялся на постели и накрутил локон ее волос на палец. - На твоем теле много мест, которые я буду лизать, целовать и гладить, Кэролайн, и, поверь, все это доставит тебе огромное удовольствие. Обещаю.
        Не говори он таким шутливым тоном, Кэролайн соскочила бы с постели. Но Брент беззастенчиво подтрунивал над ней, и она вдруг поймала себя на том, что ей это очень нравится.
        Капризно изогнув губы, она тоже села, прильнула к Бренту и хрипло прошептала:
        - Полагаю, теперь ты скажешь, что на твоем теле тоже есть места, которые и мне не лишне было бы полизать. Я права, Брент?
        Она хихикнула, увидев внезапную растерянность на его лице.
        Но Брент тут же застонал, подкатил глаза и рывком откинулся на простыни.
        - Продолжай, и скоро я потеряю последние крохи самоконтроля. Нам нужно поговорить, но это можно сделать и позднее.
        Кэролайн озадаченно взглянула на него, не зная, как быть, но чувствуя, что ей не хочется лишаться его уютной компании.
        Брент сверкнул лукавой улыбкой.
        - Уходи-ка лучше сейчас, Кэролайн. Я собираюсь вставать, а ты в точности знаешь, как я одет.
        Не успел он договорить этих слов, как Кэролайн вскочила на ноги, схватила тапочки и опрометью кинулась из комнаты.

        Глава одиннадцатая

        Брент предложил пойти на прогулку вместе с Розалин, и Кэролайн не возражала. Солнце сияло все утро, и дождь минувшей ночи уступил замечательному осеннему полдню, манящему даже самых закоренелых домоседов выйти на улицу и насладиться свежим, терпким запахом диких роз и вереска.
        Выкупавшись после работы в саду и пообщавшись с Розалин, Кэролайн бблыпую часть утра провела за письменным столом в гостиной, составляя список продуктов к чаю. Сегодня днем ее сестры Джейн, Шарлотта и Стефани впервые приедут в Мирамонт, и ей хотелось, чтобы все было в порядке. Бедняжка Мэри-Энн дохаживала последние месяцы беременности, и такая дорога была ей не под силу, что, впрочем, вполне устраивало Кэролайн. Ни к чему было так явно напоминать Бренту о необходимости родить наследника.
        День выдался замечательным, теплым. Взрослые молча шли рядом, Брент нес под мышкой одеяло; Розалин бегала вокруг них кругами. Они достигли вершины зеленого холма, с которого открывался вид на дом. Там Брент расстелил одеяло, сел на него и усадил рядом с собой Кэролайн.
        Они сидели тихо и мирно, наблюдая, как девочка прыгает, играет и собирает цветы.
        - Ты совершила невозможное, - признался наконец Брент. - Никогда не думал, что увижу ее чистой и нарядной, играющей, как нормальный ребенок.
        Кэролайн улыбнулась, подтянула ноги под юбку своего нежнорозового дневного платья и обхватила руками колени.
        - Она умная девчушка. Ее просто нужно было немного подтолкнуть в правильном направлении.
        Брент повернулся к жене и вгляделся в ее профиль.
        - Розалин не могла сама научиться успокаиваться и нормально играть, Кэролайн. Благодаря тебе она теперь обнимает меня, держит за руку, машет мне. Я до конца своих дней буду благодарен за то, что ты для нас сделала. - Он понизил голос. - Что ты чувствуешь к ней?
        Вопрос застал ее врасплох.
        - Чувствую к ней?
        Брент смерил ее задумчивым взглядом.
        - Я хочу знать, какие чувства ты испытываешь к Розалин. Нелегко смириться с тем, что у твоего мужа есть внебрачная дочь, и, честно говоря, меня удивляет, что ты так легко справилась с этой ситуацией.
        Кэролайн пожала плечами, не торопясь с ответом. Как объяснить, что ее чувства не имеют значения, так как она скоро оставит Розалин и Брента, чтобы уплыть за своей мечтой?
        Наконец она, тщательно подбирая слова, тихо заговорила:
        - Розалин очень дорога мне, потому что она невинный ребенок. А поскольку я ничего не могу поделать с ее внебрачным рождением, это меня не беспокоит. Твое прошлое касается только тебя, Брент.
        Он изумленно покачал головой.
        - Я никогда не знал такой женщины, как ты, Кэролайн. Ты совсем иначе, чем другие, относишься ко мне и моему прошлому, тебя совершенно не волнует, что у меня были сексуальные отношения с кем-то до тебя. Большинство жен бесконечно жаловались бы или пускали слезу. - Он помолчал и понизил голос. - Не знаю, радоваться или переживать, что ты относишься ко всему этому с таким спокойствием.
        Кэролайн медленно перевела взгляд с него на луг. Ей досадно было сознавать, что прошлая связь Брента с куртизанкой все-таки немного волнует ее, но она хотела скрыть это.
        - Пожалуй, если бы наш брак заключался по любви, это имело бы огромное значение и меня расстроило бы известие о такой связи. Поскольку мы обвенчались по расчету, я принимаю тебя таким, какой ты есть, и помню, что мои чувства к тебе и твоей дочери должны оставаться рациональными и независимыми от твоего запутанного прошлого.
        В этот момент Кэролайн повернулась к мужу и заметила, как сжались его челюсти и сузились глаза. Она запнулась, но продолжила:
        - Я просто хочу сказать, что, если бы мы любили друг друга, мои чувства отличались бы от нынешних. Вероятно, я бы очень ревновала тебя к матери Розалин.
        - Ты намекаешь, что любовь и ревность идут рука об руку? - с сарказмом заметил граф.
        Кэролайн ответила ему улыбкой, которую постаралась сделать ободряющей.
        - Да, как правило. Возможно, всегда.
        Брент крякнул и бросил взгляд на Розалин, которая срывала полевые цветы и собирала их в букет.
        - Так вот, Кэролайн, - мягко проговорил он, - независимо от неуловимого чувства, которое женщины предпочитают называть любовью, с этой минуты я намереваюсь зорко следить за тем, где ты бываешь. Я не только не позволю никакому другому мужчине заявить права хотя бы на часть твоей жизни, я просто не знаю, что мы с Розалин будем делать, если ты исчезнешь из нашей.
        Хотя Брент произнес эти слова шутливым тоном, Кэролайн, как ни странно, они одновременно обрадовали и смутили. Она попыталась улыбнуться, убирая со щеки выбившийся локон.
        - Уверена, вы справитесь. Раньше ведь справлялись.
        Брент подогнул под себя ногу и обхватил руками колено. Помолчав немного, он повернулся к Кэролайн и посмотрел ей прямо в глаза.
        - Мы не справлялись до тебя, малышка, мы еле-еле существовали. Розалин не покидала пределов своего внутреннего мира, а я прятался в своем.
        Кэролайн посмотрела на замолчавшего мужа. Брент выглядел обеспокоенным, сосредоточенным на своих мыслях; на лице его как бы проступили шрамы прошлого, о котором она ничего не знала.
        Не задумываясь о том, что делает, Кэролайн подняла руку и убрала прядь со лба графа.
        - Это связано с прошлой ночью, верно?
        Брент сделал глубокий выдох, его взгляд стал сосредоточенным.
        - Я должен кое-что рассказать тебе, Кэролайн, и в большинстве своем это неприятные вещи. Однако, будучи моей женой, ты имеешь право знать о них.
        Она кивнула.
        Граф провел ладонью по лицу и напрямик сказал:
        - Последние шесть лет я работал на британскую разведку.
        У Кэролайн от удивления отвисла челюсть, но Брент как будто не заметил этого.
        - Первые полтора года я под личиной другого человека, отличного от того, с кем ты обвенчалась, - изощренного, коварного, надменного пробирался в окружение французского правительства и достиг своей цели. Я был совсем как француз. Знавшие меня даже не подозревали, кто я на самом деле, ибо, прежде чем отправляться на континент, я несколько лет усиленно готовился. Я стал французом во всем: прекрасно овладел языком, знал историю и культуру как свои родные, безукоризненно играл свою роль. Меня направили во Францию с заданием проникнуть в среду высшего командования наполеоновской армии, стать одним из них, с чем я отлично справился.
        Брент схватил руку Кэролайн, сплел ее пальцы со своими и мягко сжал их. Когда она посмотрела ему в глаза, он ободряюще улыбнулся.
        - Я шесть долгих лет работал во Франции, то уезжая, то снова возвращаясь, в зависимости от политического климата. - Он помолчал в нерешительности, потом пошутил: - Ты вышла замуж за британского шпиона, Кэролайн.
        Кэролайн сидела, широко распахнув глаза, полные недоумения, ибо ничто и никогда не повергало ее в такой шок. Взгляд Брента был пристальным, будто он ждал ее ответа или какой-то реакции, но Кэролайн молчала.
        Легкий ветерок выхватил прядь ее волос и растрепал по лицу. Брент осторожно поднял руку и убрал локон за ухо. Задержавшись, он провел пальцами по щеке Кэролайн.
        - Ты мог погибнуть, - пролепетала она наконец.
        Он сжал губы.
        - Верно. Это было опасное занятие, и, если бы меня разоблачили во Франции, я не избежал бы петли. - Он пожал плечами и уже веселее добавил: - Или, вернее, гильотины.
        - О господи…
        Кэролайн сделалось дурно, у нее вдруг закружилась голова.
        - Постарайся не думать об этом, Кэролайн, - успокоил Брент. - Эта страница моей жизни уже перевернута. - Он оглянулся на дочь. - Никто на свете не нуждается во мне так, как Розалин, и только после битвы при Ватерлоо и трех дней ада я окончательно это понял. - Он понизил голос до едва слышного шепота. - А еще я понял, как сам нуждаюсь в ней.
        Повинуясь инстинкту, Кэролайн крепко сжала руку Брента. Потрясение в ней начало уступать место любопытству.
        - Расскажи, что случилось.
        Брент чувствовал, как внутри снова появился страх, такой же пронзительный, как в тот день, когда это началось. До сего дня единственным человеком, который знал о его сражении в «яме смерти», был Дэвис. Сейчас его наполняло неконтролируемое чувство паники и беспомощности, и он чувствовал острую необходимость открыться жене.
        Розалин играла недалеко от них. Она не могла их слышать, и все же Брент не заговорил бы о Ватерлоо, находись она хоть немного ближе. Вокруг не было никого, а Кэролайн, милая и невинная, терпеливо сидела и держала его за руку. Брент выпрямился и начал свой рассказ.
        - Я пробыл во Франции почти два года к тому времени, как встретился с человеком по имени Филипп Руссель, французским офицером из низших чинов. Мне он с первого взгляда не понравился: подозрительный, жадный, идущий на что угодно, лишь бы пробиться повыше. Филипп следил за каждым моим шагом, и при нем я всегда был настороже. А обиду он затаил на меня из-за моих отношений с Кристин, которая отвергла его. Его эго было непомерным, Кэролайн.
        Брент внимательно посмотрел на жену, но та лишь едва заметно поджала губы. То, что ей неприятно упоминание а его бывшей любовнице, несказанно обрадовало графа.
        Он погладил большим пальцем тыльную сторону ее ладони.
        - Почти три года мы с Филиппом играли друг с другом в кошки-мышки, и наконец около года назад я узнал, кто он такой на самом деле.
        - И кто же? - прошептала Кэролайн.
        Брент помолчал, глядя на холмы.
        - Ты должна понимать, что основная причина, по которой я все эти годы виделся с Кристин, не была личной. Она редко обсуждала государственные и политические вопросы, но вращалась в нужных кругах и время от времени, сама того не зная, становилась хорошим осведомителем.
        - Как удобно для тебя!
        Граф бросил на жену быстрый взгляд, потом опять отвернулся, решив, что лучше пропустить это едкое замечание мимо ушей, и продолжил рассказ:
        - Как-то вечером, когда мы… были вдвоем, одно ее случайное замечание навело меня на мысль, что Филипп может оказаться моим визави - агентом французской разведки и наемным убийцей. Я сопоставил имеющиеся у меня факты и понял, что мое предположение относительно Русселя действительно было тем, чего я боялся. Он был хорош собой, очень умен и свободно вращался среди людей, бывших как ниже, так и выше его по рангу и классу, разговаривая по-английски, как будто это был его родной язык. За все годы, что я работал на британскую разведку, он был единственным, кто заподозрил, что я не тот, за кого себя выдаю. Наше противостояние достигло апогея в прошлом июне, во время жестокого сражения при Ватерлоо.
        Брент остановился на мгновение, подставив лицо солнцу, словно хотел найти утешение в его лучах или подпитаться спокойствием полудня. Кэролайн ничего не говорила, только сильнее сжимала его руку, словно боясь отпустить его. Она была поглощена рассказом.
        - Филипп возненавидел меня, Кэролайн, - тихо, уныло пробормотал Брент, - и из-за Кристин, и из-за поражения Наполеона и его ссылки на Эльбу, как будто это было моих рук дело. Ненавидел и за то, что я англичанин, и что отказывался убивать беспощадно, считая это самой непростительной из людских слабостей. Сам он убивал безжалостно, уничтожая всех, кто становился у него на пути, невзирая на возраст и пол, убивал даже тех, кто не мог защищаться.
        - Хочешь сказать… хочешь сказать, что ты убивал людей? - спросила дрожащим голосом потрясенная Кэролайн.
        Такие признания не даются легко. Брент сжал руку жены, поднес ее к губам и нежно поцеловал запястье. Заглянув в огромные, полные сомнений глаза, смело признался в том, чего, как он знал, боялась Кэролайн.
        - Меня научили профессионально и быстро убивать, Кэролайн, и я делал это многие годы.
        Брент почувствовал, что она пытается высвободиться, но не отпустил ее. Свободной рукой он крепко сжал ее плечи, заставляя смотреть себе в глаза.
        - Я убивал, только защищаясь, и только тех, кто представлял угрозу моей жизни, моей стране или моему королю. Я, не колеблясь, убью, чтобы защитить свою семью.
        Его голос зазвучал яростно, взгляд сделался жестким.
        - Но я клянусь тебе, Кэролайн, клянусь жизнью дочери, что я никогда не убью и не убивал без разбора, без причины и без жалости, как делал Филипп. Он даже Розалин лишил бы жизни, не моргнув глазом, без всяких сожалений. Именно этим мы с ним отличаемся друг от друга.
        Кэролайн продолжала смотреть на Брента, и он отпустил ее, погладив по плечу. Он, отвернувшись, уставился неподвижным взглядом в поросшую травой землю прямо перед собой.
        - Во время битвы при Ватерлоо я находился в глубоком тылу французских войск и под прикрытием обеспечивал нашим силам хороший опорный пункт. Пруссаки подошли с востока, а наполеоновские войска, какими бы сильными и геройскими они ни были, оказались разрозненными. Вероятно, англичане выиграли войну именно благодаря этому. - Он вздохнул. - Французская кавалерия атаковала центр англичан, и я застрял в самой гуще боя.
        Брент с трудом сглотнул, борясь с раздирающей его болью воспоминаний. Ему, очевидно, уже не удавалось ее скрывать, и Кэролайн рванулась к нему и положила его руку себе на колено. Он ощутил ее мягкость и тепло, запах фиалковой воды, который всегда витал вокруг нее, но воспоминания туманили его разум, душили его.
        - Кэролайн…
        Она нежно гладила его руку.
        - Все хорошо, Брент, все хорошо.
        Граф покачал головой и продолжил рассматривать землю перед собой.
        - Целое поле страдания, целое поле людей, медленно умирающих в невыносимых муках. Я знал, что такое война, и уж точно видел смерть, видел ее лицо и был к этому готов. Но я не был готов к тому, что случилось потом со мной. - Он сделал глубокий, прерывистый вдох. - Я видел, как Филипп шел на меня сквозь пороховой дым, как он бросился, напав с боку, прежде чем я успел защититься. Он сбил меня с лошади, ударив в висок рукояткой пистолета. Я был оглушен, голову пронзила такая боль, будто череп пробили кинжалом.
        Брент горько усмехнулся.
        - В тот день, Кэролайн, ад очень интересным способом настиг французскую кавалерию. Из-за густого порохового дыма и пыли, окружавших нас, никто не заметил рва, пока не стало слишком поздно. Ров был большой и глубокий, фактически спрятанный в зарослях кустарника. Люди и кони внезапно начали проваливаться, кто-то был ранен, но большинство погибали. Через несколько часов сражения французы стали использовать наполнявшийся ров как сложенный из людей мост, чтобы нападать с него на врага.
        - Нет… - прошептала Кэролайн.
        Граф обернулся и увидел выразительные глаза жены, широко распахнутые от ужаса. Кэролайн побледнела, легкие пряди темно-каштановых волос, развевающихся в порывах легкого ветерка, резко выделялись на белой, как мел, коже.
        Брент выдержал ее взгляд.
        - Филипп дрался со мной, снова и снова нанося мне удары пистолетом по голове, пока я не провалился в ров, Кэролайн. Я упал в пропасть с мертвыми и умирающими людьми и лошадьми, сверху меня заливало кровью, горелой и растерзанной плотью, рвотой и экскрементами. Я слышал шум сражения, стоны умирающих, вопли и крики ужаса. Там стояла жуткая вонь, мертвые и истекающие кровью тела давили невыносимым грузом…
        У Брента раздулись ноздри, и он сжал руку Кэролайн.
        - Я пролежал там, обессиленный и оглушенный, три дня и три ночи, пока не убедился, что битва закончилась и французы отступили. Рядом со мной, на мне и подо мной лежали люди. Они стонали, истекали кровью, смотрели на меня уже ничего не видящими глазами. И все это время я не мог пошевелиться, почти не мог дышать. Я то приходил в сознание, то лишался чувств от недостатка воздуха и давившего на меня веса тел. Меня мутило от боли в голове, от запаха рвоты и крови.
        Кэролайн покачала головой, и ее глаза превратились в два озера слез. Брент потер затылок, ощутив под пальцами напряжение, и глубоко вдохнул аромат луга, чтобы вытеснить из памяти запах смерти. Он вовсе не собрался так красочно описывать подробности, но потом решил, что жена должна понять его, и захотел, чтобы она узнала все, что скрывалось в самых сокровенных уголках его души.
        - Когда я все-таки смог вырваться, - тихо и подавленно заговорил наконец Брент, - я был настолько болен, настолько слаб умом и телом, что едва шевелился. Несколько часов я пробовал подняться, спотыкаясь в попытках выбраться изо рва об останки хороших и честных людей. В какой-то момент моя рука проскользнула прямо сквозь человеческое тело, словно через пудинг, и гниющие внутренности просто… выпали из утробы на мою руку, проваливаясь сквозь пальцы. - Он вздрогнул и опустил взгляд на одеяло. - Засохшая кровь застилала мне глаза, и я не мог ее вытереть. Я не мог стереть ее с кожи, с одежды, долго не мог изгнать из памяти ее запах… Я спасался с поля сражения, шагая милю за милей, слепой и беспомощный в холодной безлунной ночи. Я не знал, кто выиграл битву, не знал, куда идти. В конце концов я набрел на какого-то фермера с женой и те позволили мне остаться у них на несколько дней, пока не поправлюсь. Когда я почувствовал себя готовым продолжать путь, выяснилось, что Веллингтон одержал решающую победу, и я примкнул к британскому лагерю. Спустя две недели напряженных дискуссий и бессонных ночей я покинул
Францию, чтобы вернуться в Англию, в тихую гавань своего дома и семьи.
        Граф провел дрожащей ладонью по лицу, стараясь не терять над собой власти и наблюдая, как жена пытается примириться с тем, что он рассказал.
        Брент понизил голос до хриплого шепота.
        - Что-то оборвалось во мне в тот день, когда я лежал в могиле, и единственным, что заставляло меня цепляться за рассудок и жизнь, пока я ждал окончания битвы, было воспоминание о Розалин. Я сосредоточил мысли на маленькой девочке, которая нуждалась во мне, и, лежа под чудовищным фаршем из экскрементов, крови и мертвых тел, я понял, насколько нуждаюсь в ней сам. Я вдруг почувствовал себя нужным кому-то, нужным крошечному хрупкому созданию, и никогда уже не забуду этого.
        Граф сжал руку Кэролайн и с жаром продолжил:
        - Она - единственное, чем я дорожу в жизни, Кэролайн, и она зависит от меня. Никто, кроме дочери, никогда не зависел от меня во всем, и ради нее я никогда больше не вернусь к этой работе. Теперь у моего существования есть цель, которую я отчетливо понимаю. Государственная политика, общественный порядок и борьба могут катиться к черту, если дело касается моей жизни, а моя жизнь - это Розалин.
        На этом Брент совершенно затих, будто выдохся: затих его голос и даже дыхание, и Кэролайн поняла, насколько тронута его словами и что может только смотреть ему в глаза и позволять слезам стекать со щек. Только сильнейшие из людей могли вынести такую бесчеловечность, выжить и найти силы рассказать о ней другим. В этот миг Кэролайн поняла, что ее муж самый сильный человек из всех, кого она знала.
        - Ты такой отважный, - хрипло прошептала она, по-прежнему не в силах отвести взгляд и пошевелиться. Она сидела очень прямо, а ее горло как будто крепко сжимало невидимое кольцо.
        Потом ее рука сама по себе поднялась и погладила графа по щеке. Брент просто смотрел на жену несколько секунд, потом накрыл рукой ее руку, поднес к губам и нежно поцеловал ладонь.
        - Теперь ты понимаешь, почему так нужна мне, Кэролайн, - хрипло и страстно проговорил граф, прижимаясь губами к ее руке. - Вы с моей дочерью поможете мне все простить, забыть и жить дальше. Вы с Розалин подарили мне красоту, а истинная красота всегда затмит и сгладит внутренний страх.
        Слова графа глубоко тронули Кэролайн. Она и представить не могла, что он так сильно любит Розалин. В эту минуту Брент обнажил перед ней душу; она читала боль и откровенность в темно-зеленой глубине его глаз и чувствовала к нему такой прилив нежности и сочувствия, которого никогда в жизни не испытывала ни к одному человеку.
        Будто понимая это, граф привлек ее к груди. Кэролайн доверилась мужу, упав к нему в объятия, и принялась без стыда и раздумий покрывать поцелуями его лицо и шею.
        Брент целовал ее в ответ, отирая губами слезы с ее щек. Кэролайн опустила голову на колени мужа и, постепенно успокаиваясь, устремила взгляд на луг и красивую маленькую девочку.
        Они в молчании наблюдали за ребенком; голова Кэролайн лежала на коленях графа, его рука легонько поглаживала ее шею. Пахли цветы, солнечные лучи пригревали спину, Кэролайн было так хорошо, и она подумала о том, что еще никогда в жизни ни с кем не чувствовала такой эмоциональной близости. Понимая, что с каждым днем все больше уступает мужу, сейчас, когда она была в состоянии полной сосредоточенности и контроля над своими мыслями, ее впервые это не тревожило.
        Вдруг, словно почувствовав спокойствие минуты, Розалин посмотрела на них и улыбнулась. Потом быстро подняла что-то с земли и побежала к ним. Остановившись, девочка протянула руку.
        Кэролайн села и взглянула на раскрытую ладонь ребенка. В ней лежала дикая красная роза. Улыбнувшись, Кэролайн крепко прижала кулаки к груди и сомкнула их между собой, потом раскрыла пальцы вверх и наружу - таким жестом она обозначала цветок.
        Розалин внимательно за ней наблюдала, потом засмеялась и закрутилась на месте. Остановившись, она опять посмотрела в глаза Кэролайн, протянула руку и еще раз указала на розу.
        Кэролайн, не привыкшая видеть девочку такой сосредоточенной, была осторожна. Выдержав короткую паузу, она снова медленно показала руками жест, придуманный специально для Розалин и означающий цветок. Девочка опять указала на розу, теперь уже с большей уверенностью, и ее лицо исказилось от первых признаков недовольства.
        Кэролайн явно была ошеломлена. Ее муж, очевидно, пришел в такое же состояние.
        - Что она хочет? - тихо спросил Брент.
        - Не уверена, - шепнула в ответ Кэролайн. В следующий миг у нее вспыхнули глаза. - Я хочу кое-что попробовать, постарайся ничем ее не отвлекать.
        Сказав это, Кэролайн поднялась на колени, и они с Розалин оказались лицом к лицу. Она стала показывать короткие знаки-жесты, которые сама придумала как буквы. Используя этот алфавит, она «написала» слово «роза».
        Розалин перевела взгляд с ее пальцев на отца, потом опять посмотрела на цветок в руке. И показала на себя.
        Кэролайн почувствовала первый, настоящий прилив радостного волнения. Она быстро вернула руку на уровень глаз девочки и такими же движениями пальцев буква за буквой вывела слово «Розалин».
        - Что ты делаешь?
        - Показываю ее имя по буквам.
        - Что?!
        - Ш-ш-ш…
        Прошло несколько секунд, а Розалин только озадаченно смотрела на мачеху. Тогда Кэролайн опять медленно вывела ее имя с большим ударением на каждой букве.
        Тишина стала оглушительной, даже ветер притих, и Кэролайн, дожидаясь ответной реакции, с трудом заставляла себя оставаться на месте и дышать. Время перестало существовать. И вдруг лицо Розалин озарилось внезапным пониманием. Ее маленький ротик расплылся в очаровательной улыбке, она ткнула себя пальцем в грудь и показала жест, означающий цветок.
        Их взгляды встретились. Кэролайн тоже улыбнулась, энергично закивала и тяжело повалилась спиной на землю.
        Брент мгновенно заметил перемену в жене. За несколько секунд краска сбежала с ее лица. Кэролайн смотрела на его дочь, не в силах произнести ни слова. Брент быстро поднялся на ноги.
        - Что такое, Кэролайн? Что это она сделала?
        Она часто заморгала и шепнула:
        - Она заговорила со мной…
        - Что?!
        - О господи, Брент, она заговорила со мной, - ошеломленно повторила Кэролайн, по-прежнему глядя на Розалин, которая стояла перед ними, держась за подол своего голубого платьица и застенчиво улыбаясь.
        Граф переводил взгляд с жены на дочь.
        - Ты уверена?
        - Да.
        - Что она сказала? - недоверчиво спросил Брент.
        Кэролайн засмеялась и одновременно заплакала, изумленно качая головой.
        - Она сказала: «Я цветок».
        Кровь застучала в висках графа, и он лишь сумел пролепетать:
        - «Я цветок»?
        Кэролайн ликующе хлопнула в ладоши, подняла глаза к небу, потом схватила Розалин и крепко-крепко прижала ее к себе.
        - Она показала на себя, чтобы сказать «я», а потом сделала жест, которым я научила ее обозначать цветок.
        Брент упал перед ними на колени, так как не мог устоять на трясущихся ногах.
        - Я не понимаю…
        Кэролайн смеялась и плакала, прижимая девочку к груди.
        - Она связала «роза» и «Розалин», похожие по написанию и обладающие изысканной красотой.
        Кэролайн оглянулась на мужа; ее глаза были полны слез, а бархатный голос дрожал.
        - Я не знала, откроется ли ей это когда-нибудь, Брент, но это случилось. Она использовала жест, чтобы общаться со мной, говорить со мной, и если она сказала это, то научится говорить все, что угодно. Она уже понимает.
        Вытерев глаза, Кэролайн поднялась и взяла Розалин за руки. Они вместе стали прыгать, смеяться и кружиться по лугу.
        Брент закрыл рот ладонью, слишком взволнованный, чтобы говорить, и впервые в жизни почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, горячие, едкие, застилающие все вокруг. Он заморгал, стараясь смахнуть их, и устремил взгляд на свою необыкновенную жену и прекрасную дочь, обнимавших друг друга и танцующих среди полевых цветов.
        Брент никогда не испытывал такого мощного, острого прилива радости, от которой перехватило дыхание и защемило сердце. Только теперь, глядя, как Кэролайн резвится с его дочкой на лугу, он осознал, что она для него сделала. Сегодня он жив благодаря Розалин и его сильной любви к ней. А благодаря Кэролайн он однажды сможет рассказать ей об этом.
        Брент внезапно оказался на ногах, погнался за ними и, обхватив их, повалил на землю. Теперь они втроем смеялись, барахтались и цеплялись друг за друга, катаясь по траве.
        - Мои девочки, - проговорил он звенящим от счастья голосом. - Мои девочки…
        Брент зарывался носом в их шеи, а они хихикали и изворачивались под ним.
        Кэролайн первой перестала смеяться и двигаться, перекатившись на грудь Брента. Ее волосы растрепались, высвободившись из-под ленты; одну ее руку привалил спиной муж, другая лежала под Розалин, которая теперь оказалась сбоку. Кэролайн улыбнулась, переводя дух, отпустила дочку и убрала волосы с глаз, чтобы видеть лицо Брента.
        Взгляд, которым он ее встретил, был полон тепла и нежности. Граф часто дышал, крепко прижимая к себе Кэролайн, но ее внимание приковали к себе его глаза. Они, две темно-зеленые бездны, искрились благодарностью.
        Розалин вскочила на ноги и побежала к дому. Кэролайн не заметила этого, как и Брент.
        Он ослабил объятия и взял в ладони ее лицо.
        - Моя дорогая Кэролайн, - шепнул он и страстно поцеловал ее, вновь с силой прижав к себе. Это был сокровенный разговор, доступный только им двоим.
        Кэролайн запустила пальцы в волосы мужа, вдыхая его запах, упиваясь его сильным, крепким телом. Она готова была все отдать, лишь бы продлить это мгновение на целую вечность, навсегда потерявшись в его объятиях.
        Кэролайн тихо застонала, когда Брент отстранился. Он тронул пальцами ее припухшие губы и пылающие щеки, погладил темные локоны.
        - Кэролайн… - тихо проговорил Брент, нежно обнимая ладонью ее затылок. - Спасибо тебе.
        Она смотрела в его зеленые, как лесной орех, глаза, сдерживая слезы радости. И в следующее мгновение рядом с ними плюхнулась на колени Розалин и потянула за платье Кэролайн, чтобы та обратила на нее внимание.
        Кэролайн подняла голову, посмотрела в сторону дома и, к своему ужасу, увидела, что три ее сестры стоят не далее как в тридцати футах и смотрят на них в полном недоумении.
        - О боже, они приехали раньше, - пробормотала она, быстро приходя в чувство и отталкивая от себя мужа. Брент удержал ее сильной рукой и усмехнулся.
        - Брент, отпусти, - шикнула Кэролайн. - Они подумают..
        - Что они подумают?
        Граф беззастенчиво сиял улыбкой, и это сводило Кэролайн с ума.
        - Пусти!
        - Поцелуй меня еще раз.
        Кэролайн уставилась на него.
        - Они нас увидят.
        - Они уже видели нас, Кэролайн. Поцелуй меня…
        - Нет!
        Брент распутно улыбнулся.
        - Поцелуй меня, или я дам им по-настоящему хороший повод для разговоров.
        Кэролайн закатила глаза и склонилась, чтобы чмокнуть мужа в щеку. Но граф опять с силой притянул к себе ее голову и принялся ее целовать, пока она не начала задыхаться.
        Наконец Брент отпустил ее.
        - Знаешь, что я думаю, Кэролайн?
        - Мне все равно, - отрезала она, поднимаясь.
        Граф улыбнулся.
        - Я думаю, твои сестры решат, что ты счастлива.
        Кэролайн посмотрела на него, почему-то с удовольствием почувствовав себя проигравшей.
        - Я в самом деле счастлива.
        Быстро отвернувшись, она дрожащими руками пригладила волосы и встала, отряхивая с юбок траву.

«И не только это, мой милый, отважный муж, - с тяжелым сердцем призналась себе Кэролайн. - Они решат, что я влюбляюсь в тебя».

        Глава двенадцатая

        По утрам он предпочитал густой, крепкий кофе, но, увы, будучи на задании, приходится чтить местные традиции. К несчастью, он ненавидел чай почти так же, как Англию.
        Филипп Рене Руссель размешивал в чашке крупинку сахара и приятно улыбался толстому мужчине с рябым лицом, сидевшему перед ним.
        - Право же, сэр Стэнли, постель была великолепна, а завтрак и чай - выше всяких похвал. - Филипп выдавил из себя слабый смешок и глотнул из чашки. - Поразительно, скольких удобств не замечаешь, пока не побываешь на войне, верно?
        Сэр Стэнли Гроттон, страдавший от простуды, занимал соседнее место за полированным дубовым столом. К своей тарелке, наполненной сосисками, яйцами и гренками, он не притрагивался, а только раз за разом прикладывал платок к покрасневшему носу.
        - Сказать по правде, я не понимаю, как ваш брат пережил всю эту кутерьму с Бонапартом. Хорошо, что вас так много вернулось домой после эдакой передряги.
        Филипп сжал ручку чашки и сделал очередной глоток, чтобы подавить нарастающий гнев. Не для того он явился в эту вонючую страну, чтобы выслушивать от какого-то старого, жирного ублюдка речи о человеке и ситуации, о которых тот не знает ровным счетом ничего, кроме слухов, разносимых грязными английскими свиньями. А это слово
«передряга»? Как он мог назвать великое, знаковое сражение передрягой?! Филипп содрогался при мысли, что ему, быть может, придется несколько недель жить в этом безвкусно обставленном доме, есть пресную пищу и в придачу слушать пустопорожние разговоры старой свиньи. Однако если его славная миссия требует такой жертвы, он принесет ее и выполнит эту миссию. Все усилия оправдаются, когда он в конце концов поразит свою цель.
        Ворон, как видно, думает, что он, Филипп, считает его мертвым - убитым при Ватерлоо, - иначе он бы не поторопился так беспечно вернуться домой. Тупой английский ублюдок… Но, отправляясь на холодный, грязный, кишащий крысами остров, Филипп знал, что его усилия скоро вознаградятся. На этот раз его оружием будет неожиданность и он с наслаждением доведет дело до конца. Ворон попадет к нему в руки на английской земле, и он, Филипп, посмеется последним, одержит триумф в их долгой и жестокой личной войне.
        Улыбнувшись, он заставил себя расслабленно откинуться на спинку стула.
        - Я слышал, что ваш сосед, граф…
        - Уэймерт, - любезно напомнил Гроттон.
        - Ах да, лорд Уэймерт. Я слышал, что он тоже недавно вернулся с войны, не так ли?
        Гроттон громко чихнул.
        - Отважный парень. Вернулся тощий как жердь и голодный как волк. За все двадцать лет, что мы знакомы, никогда не видел его таким ослабевшим, но, насколько я слышал, он быстро поправляется. Вероятно, потому что у него теперь есть жена…
        Филипп поперхнулся чаем и впервые за девять лет, которые он проработал на правительство, едва не потерял самообладания. Мягко покашляв, чтобы скрыть волнение, он поставил чашку на стол, аккуратно вытер утолки рта белой кружевной салфеткой и переключил внимание на свою тарелку.
        Жена? Жена? Это казалось таким маловероятным и эксцентричным. Непостижимо. Разве может человеку, настолько увлеченному двойными играми и своей работой, прийти в голову жениться? Только не Ворону. Он получал предостаточно секса от Кристин, ведь глупая баба всегда раздвигала для него ноги, стоило ему только щелкнуть пальцами. И, несомненно, были другие, кем он мог пользоваться.
        - Так значит, граф женился после возвращения с битвы? - ровным тоном поинтересовался Филипп.
        Гроттон кивнул и громко дунул в платок.
        - На дочери барона Сайзфорда. Не видал ее, но говорят, что все дочки барона красивые белокурые леди.
        - Как удачно для графа, - признал небрежным тоном Филипп, закипая внутри. Ворон издевался над ним даже издалека, сначала украв его женщину, а потом бросив ее ради красивой, но безмозглой английской девки. Не знай он собственных возможностей, возникло бы искушение поверить, что в мире поистине нет справедливости.
        - Весьма удачно, - провозгласил Гроттон, проявляя наконец интерес к еде и втыкая вилку в сосиску. - Возможно, вы хотели бы познакомиться с ним, мистер Уитсворт. Я могу пригласить их на ужин, пока вы у нас гостите.
        Филипп хорошо скрыл накатившую на него волну паники.
        - Уверен, это было бы чудесно. - Он глубоко вздохнул, непринужденно поднес к губам чашку и допил бледную, безвкусную жидкость, которая могла нравиться только английским слабакам. - Впрочем, - продолжал он, изящно вытирая рот салфеткой, - возможно, будет лучше, если вы пригласите их после того, как я приведу в порядок ваши конюшни. Граф, часом, не любитель ездить верхом?
        Гроттон одним махом проглотил полчашки чая и кивнул.
        - Он превосходный наездник.
        - Вот видите! - Филипп улыбнулся и мягко провел ладонью по столу, оживляясь. - Если он умеет ездить верхом, почему бы не показать ему ваших новых лошадей, после того как их приведут в достойный вид и объездят? Хороший наездник всегда оценит приличного скакуна, а кобыла и жеребец, которых передала вам кузина, поистине превосходные животные.
        Гроттон крякнул и принялся за еду.
        - Чего не понимаю, - сказал он, тщательно пережевывая кусок хлеба с маслом, - так это зачем Марджори вздумалось мне их дарить. Какого черта я должен с ними делать? Я уже много лет не садился на коня.
        Филипп терпеливо покачал головой и чрезвычайно снисходительным тоном ответил:
        - Разве поймешь этих женщин? Все они склонны совершать по меньшей мере легкомысленные поступки.
        Гроттон согласно закивал.
        - Уверен, ей показалось, что вы можете применить их как-то или получить от них какую-нибудь другую пользу, - продолжал Филипп. - И если задуматься, к чему старой деве две лошади, унаследованные от такого старого, замкнутого брюзги, как мой бывший наниматель? Тот умер и отписал ей лошадей вкупе с моими услугами, пока я их не объезжу, а у нее даже не оказалось конюшни.
        - Так зачем было ей их оставлять? Не понимаю.
        Филипп невозмутимо пожал плечами.
        - Она заботилась о нем как соседка и добрая христианка, когда он слег, и я думаю, что, умирая, он не придумал другого способа отплатить ей за доброту. - Он подался вперед и понизил голос. - Признаться, после его смерти я готов был вернуться в город, но мистер Перкинс хорошо мне заплатил, и, думается, мне не доставит особых хлопот объездить этих двух лошадей, которые теперь принадлежат вам. Откровенно говоря, - запнувшись от напускного смущения, продолжал Филипп, - эти лошади, сэр Стэнли, самых чистых кровей. Вы сможете показывать их на выставках, разводить их или, быть может, даже продать одного из их отпрысков самому регенту, если я покажу все, на что способен. - Он откинулся на спинку стула. - Только представьте.
        Гроттон задумчиво глядел на него, теперь уже как следует взявшись за еду. Он поглощал завтрак с такой быстротой, что Филипп не на шутку встревожился, как бы тот не подавился плохо пережеванным мясом. Английское животное. Руссель изучил мистера Гроттона вдоль и поперек, не пожалел времени, чтобы определить его слабости, первой из которых были деньги, второй - спесь, а третьей, с отвращением размышлял он, - вероятно, еда, если судить по его застольным манерам. Но, если толстяк хоть на миг допустит, что принц-регент пожелает купить у него лошадей, которые бесплатно достались ему от кузины, заносчивость и жажда красивой жизни точно не доведут его до добра.
        Приехав только позавчера, Филипп, пуская в ход обаяние и любезное обхождение, уже пробрался в дом Гроттона, Применив выверенную долю мягких уговоров, он предложил остаться и ухаживать за двумя арабскими скакунами, которых якобы привел от бедной кузины Марджори, двоюродной сестры толстяка, с которой тот не виделся многие годы и которая теперь лежала мертвой на дне озера.
        Руссель представился джентльменом с головы до пят, ценителем лошадей, который делает другу одолжение и только вскользь упоминает о плате за оказываемые услуги. Он без конца обсуждал с Гроттоном войну и героизм англичан, чтобы тот захотел оставить хорошо осведомленного и патриотически настроенного собеседника в доме, а не отправил его во флигель для прислуги. В самом деле, Филипп показал себя знатоком конного спорта, стоящим гораздо выше обычных дрессировщиков и конюхов, и, разумеется, разговаривал, выглядел и держал себя как истинный джентльмен. Он заслужил радость мягкой постели и теплых комнат уже тем, что явился на эту гнусную землю, и если тупому толстяку так нравится болтать о войне, ничего, он потерпит.
        Он остановился всего в нескольких милях от Ворона, никто не мешает ему сколько угодно бродить по округе, и за все это ему нужно всего лишь дрессировать двух лошадей. Проще некуда. Только француз может быть таким находчивым и способным, а уж терпением он одарен сполна.
        - Пожалуй, надо написать Марджори и поблагодарить ее за заботу, - заметил наконец Гроттон, откинувшись на спинку скрипучего стула; его тарелка была практически вылизана.
        Филипп улыбнулся.
        - Превосходная мысль. Уверен, почтенной даме будет приятна ваша благодарность. - Тут он нарочито нахмурил брови. - Однако ваша кузина как будто упоминала, что на зиму уедет в Линкольн погостить у пожилой подруги, у которой расстроилось здоровье. - В его голосе опять зазвучали радостные нотки. - Но вы все равно можете ей написать. Рано или поздно она получит ваше послание.
        Гроттон кивнул и в очередной раз высморкался.
        - Боже правый, я уже… пять лет не видел Марджори. Последний раз мы встречались, когда праздновали Рождество у моей тети Хелены. - Он закатил глаза. - Ох и с характером была тетя, доложу я вам…
        Филипп непринужденно откинулся на спинку кресла и с притворным интересом улыбнулся, понимая, что к концу месяца его здоровье тоже даст трещину.

        Глава тринадцатая

        В свой двадцать шестой день рождения, в точности через восемьдесят шесть дней после переезда в Мирамонт, Кэролайн нашла теплицу. Споткнувшись, она чуть не упала на грязное, заросшее плющом стекло. Но, остановившись и присмотревшись, с удивлением увидела, что случайно нашла для себя самый лучший подарок, какой только можно представить.
        Всего через два часа после праздничного ленча с Розалин и мужем Кэролайн решила впервые прогуляться по землям Мирамонта. Она пошла одна, чтобы поразмышлять над переменами в своей жизни. Полдень выдался чудесным, солнце пригревало сквозь ветви деревьев, вокруг стояла тишина. Кэролайн шла, погруженная в свои мысли.
        Прошло почти четыре недели с тех пор, как Розалин впервые заговорила с ними при помощи жестов, и все это время Кэролайн ежедневно терпеливо занималась с девочкой, учила ее новым словам, значение которых та понемногу начинала понимать. Ребенок уже выражал жестами чувства и знал несколько слов, что вызывало изумление у слуг. Даже Брент в конце концов стал учиться новому способу общения, часто останавливая дочь и обращаясь к ней жестом или движением. Кэролайн научила его и алфавиту, так что вскоре они уже могли легко и быстро выводить слова и разговаривать между собой при помощи пальцев и рук. Все должно было наладиться, но время работало против Кэролайн.
        Скоро она уплывет в Америку. Девушка строила планы и убедила сестру Стефани продать изумруды и купить ей билет на корабль. По правде говоря, уговоры дались Кэролайн нелегко, потому что Стефани, юная и романтичная, не могла понять, почему ее старшая сестра по-прежнему желает покинуть Англию и мужа и посвятить жизнь учебе и научной работе. Она высказала свое неодобрение, почти выбранив Кэролайн за упрямство и неуместную твердость в намерениях. Такое давление начинало сказываться.
        Впервые в жизни Кэролайн чувствовала неуверенность в своем выборе. Никогда еще она не разрывалась между двумя возможностями. Логически ей нужны были только ее цветы, растения и драгоценные лиловые розы, выкладки по скрещиваниям и признание ученого-ботаника. Но в душе ей страстно хотелось, чтобы маленькая девочка, которую она научила общаться, взрослела у нее на глазах и видела в ней мать. А еще приходилось признать, что она до боли хочет быть нужной Бренту не только как здоровая женщина, способная вынашивать и рожать детей.
        Граф уже уважал ее, а большинство жен не ждали от мужей даже этого. Он не требовал, чтобы она спала с ним, хотя постоянно заводил об этом речь и беззастенчиво дразнил ее намеками. Позапрошлой ночью Брента опять мучили кошмары, и Кэролайн ходила к нему в спальню.
        Он целовал ее, порой нежно, порой страстно, но никогда не прикасался более откровенно, чем она могла принять. Кэролайн ясно понимала, что страсть, постепенно разгоравшуюся между ними, невозможно сдерживать вечно. Если она останется в Мирамонте, то рано или поздно отринет здравый смысл и выполнит супружеский долг, уступив ласкам графа. Признание этого разрывало ее на части.
        Итак, запутавшись в своих чувствах, она уединилась, чтобы подумать. Кэролайн брела сквозь густой лес, не разбирая дороги, и вдруг увидела перед собой ее, теплицу - старую, заросшую за долгие годы плющом и сорной травой, но все-таки теплицу.
        Медленно оправляясь от первого потрясения и испытывая радостный трепет, Кэролайн обошла прямоугольную конструкцию, обнаружив, что она средних размеров и построена добротно. Дверь в дальнем торце была плотно закрыта и заросла травой.
        Она осторожно потянула за ржавую ручку, но дверь не поддалась, а подходящих инструментов, чтобы взломать ее, у девушки с собой не было. Прикидывая в уме возможности, которые открывались теперь, при наличии теплицы, Кэролайн увидела перед собой море вариантов скрещивания.
        И море вопросов.
        Теплица принадлежит графу? Наверное, ведь она всего в миле от дома, в лесной чаще, но ею определенно не пользовались несколько лет, а то и десятилетий. Так почему же Брент ни разу не упомянул о ней, хотя знал, как она нуждается в подобном строении?
        Знает ли он вообще о ее существовании? Должен знать, поразмыслив, решила Кэролайн, ведь он владеет землями на много миль вокруг дома и каждый день объезжает на лошадях свое поместье. Да, граф наверняка знает, что на его территории есть теплица, так к чему эта скрытность? Кэролайн могла сделать единственный вывод: Брент не хочет, чтобы она пользовалась теплицей, по каким-то личным причинам.
        Это ее разозлило. Она просила теплицу, а он грубо отказал ей, хотя она у него уже была. По правде говоря, она переборщила тогда с кокетством в разговоре об этом. Но ведь это ничего не стоило бы графу, даже времени. И не причинило бы ему никакого беспокойства.
        Чем больше Кэролайн об этом думала, тем больше ее разбирало зло, и со злостью к ней пришло понимание, что она не может признаться в своей находке. Если Брент узнает, что она обнаружила теплицу, то может под каким-нибудь благовидным предлогом запретить ей туда ходить, а Кэролайн не могла этого допустить.
        Итак, рассерженная и решительно настроенная, она повернулась и зашагала к дому. Если Брент держит теплицу в секрете, она тоже будет помалкивать о том, что пользуется ею. Граф, как видно, редко бывает в этих местах, и, если соблюдать осторожность, можно работать там в те часы, когда он занят чем-нибудь другим. Теперь держать теплицу в тайне будут они оба.
        Кэролайн быстро выбралась из зарослей и миновала луг. Ее подмывало немедленно заняться теплицей. Она вошла в дом через заднюю дверь, пересекла столовую и так погрузилась в мысли о предстоящей работе, что чуть не сбила с ног Недду, которая, в свою очередь, выбежала в коридор из гостиной.
        Недда отступила на шаг, тяжело дыша.
        - У нас гости, - взволнованно выпалила она.
        Кэролайн улыбнулась. Кто бы к ним ни приехал, явившиеся без предупреждения посетители явно выбили экономку из колеи. А поскольку сама Кэролайн была одета в простую белую блузку и рабочую хлопковую юбку, ей нужно было срочно переодеться.
        - Почему бы тебе не подать им чай, пока я сменю платье, Недда? Я скоро спущусь.
        Экономка на миг заколебалась и бросила затравленный взгляд в сторону гостиной.
        - Думаю, будет лучше, если вы встретите их сейчас, - пробормотала она и кинулась прочь.
        Кэролайн с любопытством смотрела ей вслед - она никогда не видела Недду такой раскрасневшейся и взволнованной. Решив, что может войти без церемонных объявлений, и совершенно позабыв о своем неуместном наряде, она открыла дверь и быстро вошла в гостиную.
        Первой она увидела миловидную женщину. Та сидела на голубом бархатном диванчике, чопорно выпрямив спину, и затянутыми в перчатки руками нервно теребила ленту от шляпки. На ней было светло-розовое дневное платье, а волосы, убранные в модную прическу, красиво обрамляли белое лицо. На мгновение Кэролайн испугалась, что это Паулина Синклер, явившаяся сюда, чтобы объявить себя матерью второго ребенка ее мужа.
        Женщина подняла голову и слабо улыбнулась. Взгляд ее ярко-голубых глаз был полон тревоги.
        - Здравствуйте, - тихо, неуверенно проронила она. - Мы здесь, чтобы увидеть лорда Уэймерта.
        Гостья обернулась к камину. Кэролайн проследила за ее взглядом и только тогда заметила высокого мужчину атлетического сложения, необыкновенно привлекательного. У него были густые, черные как смоль волосы и такие же голубые глаза, как у явившейся с ним дамы. Он устремил на Кэролайн тяжелый взгляд. Выражение его лица оставалось непроницаемым, но его никак нельзя было назвать приветливым. Наряд мужчины безукоризненно соответствовал визиту, и Кэролайн внезапно почувствовала себя не в своей тарелке.
        - Прошу прощения, - как можно более ровным тоном произнесла она, - но какое у вас дело к лорду Уэймерту?
        Женщина опять бросила взгляд на мужчину, потом быстро перевела его обратно на Кэролайн и заерзала на мягкой подушке дивана.
        - Меня зовут Шарлотта Беккер, а это мой муж Карл. Прошу прощения за появление без предупреждения, но мы только вчера приехали. - Она заметно нервничала. - Вы, должно быть, прислуживаете здесь?
        Кэролайн ошеломил этот дерзкий вопрос, но она быстро пришла в себя, выпрямила спину, грациозно, будто королева, прошла по комнате и непринужденно присела на диван рядом с гостьей.
        - Я графиня Уэймерт, - холодно сообщила она. - Могу я поинтересоваться, откуда вы знаете моего мужа?
        Женщина побледнела и вытаращила на нее глаза. Потом она снова оглянулась на своего мужа, который теперь стоял, невежливо повернувшись к ним обеим спиной.
        - Я… я не знала, - пролепетала она.
        Последовала неловкая пауза, и тут Кэролайн решила, что с нее хватит.
        - Мне очень жаль, но вы разминулись с лордом Уэймертом. - Она резко поднялась. - Быть может, если вы пожелаете заехать в другой…
        Женщина схватила ее за руку.
        - Нет, прошу вас. Простите меня.
        У нее был очень жалкий вид. Кэролайн задержала на ней взгляд на секунду-другую, потом медленно опустилась обратно на диван, решив, что нужно по меньшей мере позволить женщине объясниться.
        - Просто для меня это так… неожиданно, - робко призналась наконец миссис Беккер, отпустив руку Кэролайн и опять потупив взгляд в колени. - Мне хотелось бы думать, что Брент рассказывал вам обо мне. - Она горько усмехнулась и покачала головой. - И я не могу поверить, что он не сообщил мне о свадьбе.
        Озадаченность Кэролайн внезапно уступила место такому приливу ревности, что она не столько рассердилась на эту женщину и Брента за их любовную связь, сколько на саму себя за столь бурную реакцию. Неудивительно, что муж этой женщины выглядит таким раздраженным и ведет себя настолько невежливо. Он, несомненно, пришел в ярость и принудил жену предстать перед графом в его присутствии, не подозревая, что тот и сам женат. Брент, по-видимому, тоже решил сохранить в тайне такое незначительное обстоятельство, как любовница, и теперь все они по его милости оказались в весьма нелепом положении. Тем больше причин без промедления расставить точки над «i».
        - Вы беременны от моего мужа? - спокойно спросила Кэролайн, изо всех сил стараясь держать себя в руках.
        Мистер Беккер так резко обернулся к ней, что она испугалась, как бы его голова не слетела с шеи. Бедняжка Шарлотта побледнела, и казалось, что она вот-вот упадет в обморок.
        Какое-то время все молчали, потом Карл Беккер обратился к Кэролайн:
        - Полагаю, сударыня, что моя жена невольно ввела вас в заблуждение.
        Кэролайн, чувствуя, как бешено у нее заколотилось сердце, перевела взгляд, в который постаралась вложить как можно меньше эмоций, на его лицо. Судя по акценту, мистер Беккер был американцем.
        Он прочистил горло и понизил свой зычный баритон.
        - Шарлотта - сестра лорда Уэймерта.
        Кэролайн, замерев, беспомощно смотрела на него. Потом заставила себя взглянуть на сидевшую рядом женщину.
        Сходство было очевидным: довольно массивная челюсть, полные губы, даже цвет кожи и волос, хотя и то, и другое у Шарлотты было светлее. И глаза в точности как у Брента, только голубые, но такие же выразительные. Кэролайн не верилось, что она сразу этого не заметила.
        У Брента есть сестра… У ее невыносимого мужа есть сестра, о которой он ни словом не обмолвился. Кэролайн возмущало, что она до такой степени опозорилась перед этой женщиной и ее мужем, что оправдаться и уладить ситуацию казалось почти невозможным.
        Сгорая от стыда, но высоко подняв подбородок, она медленно поднялась на ноги.
        - Я буду глубоко признательна вам, миссис Беккер, если вы извините мое отвратительное поведение. Я понятия не имела, что у моего мужа есть близкие родственники.
        Женщина улыбнулась.
        - Я тоже виновата в этом недоразумении. Вам незачем извиняться.
        - Пожалуйста, зовите меня Кэролайн, вы и ваш супруг. - Кэролайн сглотнула, чтобы не расплакаться. - Прошу вас побыть здесь, а я тем временем распоряжусь, чтобы Недда принесла закусок, и лично сообщу мужу о вашем приезде.

        Глава четырнадцатая

        Кэролайн, злая как черт, почти побежала на конюшню, остановившись передохнуть, только когда достигла главных ворот. Там она задержалась, никого не заметила, но с противоположной стороны здания до нее донеслись глухие удары.
        Сурово поджав губы и выпрямив спину, Кэролайн пригладила волосы, собралась с духом и энергично зашагала к северному торцу строения.
        Граф упирался руками в столб, прибивая что-то к изгороди, и, увидев его, Кэролайн раскрыла рот и замерла как вкопанная, ибо он был полуголым, оставив на себе из одежды только тугие черные бриджи и рабочие сапоги.
        Темно-золотистые волосы свободно развевались, падая на лоб и напряженное от усилий лицо. Кожу освещало солнце, лучи которого проникали через открытые ворота, а мышцы на груди и руках блестели от пота, порожденного тяжелым трудом, - Брент забивал огромные гвозди.
        У графа была великолепная фигура: крепкая, сильная, подтянутая. Его бедра были узкими и стройными, а бриджи сползли так низко, что Кэролайн не могла помешать заработать своему воображению или запретить глазам скользнуть по дорожке светло-каштановых волос, густевшей и расширявшейся от пупка к его…
        - Да это же моя милая перепачканная женушка вернулась со своих лесных работ!
        Кэролайн прижала ладони к пылающим щекам. Сердце заколотилось от волнения, и она взмолилась небу, чтобы Брент не заметил, на какой части его тела задержался ее взгляд.
        - У тебя нет более приличной одежды? - проговорилась она. И, чтобы граф не догадался о ходе ее мыслей, быстро добавила: - Ты простудишься в таком виде.
        Брент усмехнулся, перебрался через изгородь и направился к ней. Кэролайн инстинктивно попятилась и прикрыла грудь руками.
        Улыбка сползла с его губ.
        - Боишься, что я наброшусь на тебя прямо здесь, Кэролайн, или просто находишь потных мужчин отталкивающими?
        В его тоне не было и намека на гнев, только… равнодушие, как будто граф сомневался, не обидел ли он ее. Это встревожило Кэролайн.
        - Меня ничто в тебе не отталкивает, Брент, просто я никогда раньше не видела мужчину в таком… - она нервно повела рукой, - таким.
        Подозрительно поглядывая на жену, Брент потянулся за полотенцем и вытер лицо.
        - Каким?
        Кэролайн вздохнула и попыталась переменить тему.
        - Я здесь, чтобы поговорить о другом…
        - Ответь мне, Кэролайн. - Он бросил на нее многозначительный взгляд и слегка приподнял уголок рта. - Ты хотела сказать… сильным?
        Она переступила с ноги на ногу, внезапно почувствовав себя неуютно.
        - Разумеется.
        - Понимаю… - Брент забросил полотенце на столбик слева и медленно пошел к жене. - Может быть, ты думала и о моей мужественности, хм-м-м? В конце концов, я мужчина…
        - Конечно, ты мужчина, - сердито сказала она.
        - Быть может, ты находишь меня… сексуальным?
        Кэролайн заморгала, густо покраснела, но упрямо повторила:
        - Я здесь, чтобы поговорить о другом.
        - А я, - тихо возразил граф, - лучше поговорил бы о нас с тобой, пока мы одни, пока ты стоишь здесь и рассматриваешь меня как женщина, истосковавшаяся по мужчине, пока твое лицо горит от желания, которое ты до конца не осознаёшь.
        Он возвышался над ней, мощный и самоуверенный, гипнотизируя ее взглядом.
        - Ты находишь меня сексуальным, малышка? - прошептал он.
        - Нет, - постаралась как можно тверже ответить Кэролайн, внезапно ощутив жар. Она стала задыхаться, потеряв, казалось, способность шевелиться.
        - Лгунья, - сказал он своим бархатным голосом, легко поглаживая пальцами ее ключицу, прикрытую тонкой тканью блузки. - Для меня, Кэролайн, ты такая сексуальная, такая притягательная. Твои глаза словно густой, черный шоколад, волосы - точно бесценный японский шелк, а тело… - Он мягко улыбнулся. - Обладать таким телом, как твое, большинство мужчин могут только мечтать. С каждым днем ты кажешься мне все привлекательнее и не представляешь, как это сводит меня с ума.
        Кэролайн уже не могла дышать, дрожа всем телом.
        - Ты унижаешь меня.
        Брент сузил глаза и замер.
        - Я никогда не унизил бы тебя, Кэролайн.
        Нежность в его голосе согревала сердце, и ей всем существом захотелось отдаться на волю момента. Кэролайн знала, что через несколько секунд Брент будет целовать ее губы, и тогда уже ей не спастись.
        Граф склонился к ней, легко скользнул губами по щеке, и тут, собравшись с силами, она очнулась и рванула напролом.
        - Почему ты не сказал, что у тебя есть сестра?
        Слова не сразу дошли до его сознания. Он поистине забыл о времени, неподвижно стоя щека к щеке с Кэролайн. Потом медленно отстранился и посмотрел на нее сверху вниз. Его челюсть как будто стала гранитной, но в глазах ничего нельзя было прочесть.
        - У меня была сестра, Кэролайн. Но она умерла.
        Кэролайн продолжала смотреть на него, нисколько не смутившись.
        - В таком случае она, должно быть, поднялась из могилы, потому что в эту самую минуту в нашей гостиной попивает чай прелестная женщина, которая называет себя бывшей леди Шарлоттой Уэймерт.
        Краски сбежали с его лица.
        И это порадовало Кэролайн.
        - А еще у нее, как видно, исключительный вкус на мужчин. Ее муж, Карл, приехал вместе с ней, и если бы я знала, что в Америке живут такие темноволосые, крепкие, привлекательные мужчины, то, несомненно, давным-давно уехала бы туда, чтобы и себе подыскать такого супруга.
        Лицо графа внезапно исказилось от ярости, глаза превратились в темные щелки, кровь прилила обратно к лицу, лишь губы остались бледными. Кэролайн никогда не видела Брента таким и даже на миг засомневалась, вызван ли его гнев возвращением сестры или тем, что она так дерзко отозвалась о ее муже. Впрочем, какая разница, решила она, вспомнив, как опозорилась перед родственниками Брента, потому что он не счел нужным хотя бы раз о них упомянуть.
        Кэролайн спокойно продолжала:
        - Уверена, тебе это покажется весьма забавным, Брент, но, поскольку мы не подозревали о существовании друг друга, Шарлотта приняла меня за служанку, а я решила, что она твоя любовница.
        - О господи…
        Брент запнулся и быстро перевел взгляд в сторону дома.
        Кэролайн саркастически усмехнулась.
        - Веришь, я даже спросила у нее, не носит ли она твоего ребенка.
        Граф смерил жену резким взглядом.
        - Что ты у нее спросила?!
        Кэролайн попятилась.
        - Я подумала, что такая красивая женщина может быть только твоей любовницей. А поскольку она пришла с мужем и казалась очень взволнованной, я предположила, что она беременна от тебя. - Она громко выдохнула и безапелляционно заявила: - К тому же она блондинка.
        - Черт побери, Кэролайн! - Граф в полнейшем раздражении запустил пальцы обеих рук себе в волосы. - Давай кое-что раз и навсегда выясним, прежде чем разбираться с этой женщиной и ее мужем.
        - С этой женщиной? Так ты называешь сестру? И сбавь тон, - потребовала Кэролайн, тоже не на шутку разозлившись. - Дэвис и конюхи услышат, как ты кричишь.
        - Плевать, кто меня услышит! - Брент гневно смотрел в глаза жене, выражение его лица стало холодным, как сталь. - У меня нет любовницы, мне она не нужна. В этих делах мне достаточно хлопот с тобой одной.
        Кэролайн закусила губу и ответила мужу испепеляющим взглядом.
        - Кроме того, не все мужчины хотят блондинок. Некоторые из нас предпочитают женщин, похожих на тебя. Почему это никогда не приходило в твою расчетливую голову?
        Румянец разлился по щекам Кэролайн.
        - Вовсе не обязательно изливать свой гнев на меня.
        Брент оскалился.
        - Почему нет? Ведь это ты меня разозлила!
        У Кэролайн отвисла челюсть, и в этот миг она поистине потеряла последние капли самообладания.
        - Я злю тебя?! Это ты завел привычку гоняться за прекрасными белокурыми женщинами. Что я должна была подумать, когда вошла в гостиную невзрачной, перепачканной старой девой, на которой ты женился, и обнаружила там прелестную блондинку в розовом шифоновом платье? Ведь это цвет, в котором ты предпочитаешь видеть своих блондинок, конечно, когда они одеты. Она нервно ломала руки и говорила мне, как ей жаль, что все мы не знали друг о друге.
        Она говорила все громче, но ей уже было все равно. Глаза ее дико сверкали.
        - Знаешь, что я подумала, когда только увидела ее, Брент? Я подумала, что это прекрасная Паулина Синклер пришла обсудить ребенка, которого вы вместе подарили миру. - Она подняла ладони вверх и посмотрела на графа в притворном изумлении. - Как же я рада, что поставила себя в такое неловкое положение не перед одной из твоих любовниц, а перед сестрой, о существовании которой я даже не знала!
        Кэролайн настолько увлеклась своей тирадой, что поздно заметила перемены в лице Брента. Она быстро заморгала и отступила на шаг от мужа. Ею овладела неуверенность, она поняла, что наговорила лишнего, ибо у графа практически отвисла челюсть, и он уставился на нее с выражением, которое она единственно могла назвать полнейшим изумлением.
        Но в следующий миг его губы расплылись в улыбке, и вот он уже сиял такой радостью, что она была даже в его глазах.
        - Я никогда не спал с Паулиной Синклер, Кэролайн, - легко и беззаботно сказал он.
        Этого Кэролайн не ожидала. Она хотела поговорить о сестре Брента, а не о какой-то вертихвостке, на которой он чуть не женился. Стиснув зубы, девушка почти прошипела:
        - Дело не в этом. Мне плевать, с кем ты спал…
        - Да нет, не плевать…
        Кэролайн бросила на мужа тяжелый взгляд и покачала головой, удивляясь его тупости.
        - Это самое нелепое из всех твоих заявлений.
        В ответ он только рассмеялся.
        - Знаешь, что я думаю, малышка?
        - Я устала выслушивать, о чем ты думаешь, напыщенный слизняк…
        Брент перебил ее, схватив за талию и с силой прижав к себе. Кэролайн инстинктивно уперлась ладонями ему в грудь, отталкивая, но спустя несколько секунд уже поняла свою ошибку. От одного ощущения его голой кожи и тугих мышц ее бросило в сладкую дрожь, а его мускусный запах так затуманил ей сознание, что она забыла, о чем собиралась говорить. Единственное, на что сейчас была способна Кэролайн, это стоять совершенно неподвижно и пытаться не обращать на графа внимания, пока он не сочтет нужным ее отпустить.
        Тут он принялся водить носом по ее шее.
        - Меня безмерно радует тот факт, что ты никогда не боишься о чем-то говорить.
        - Иди к черту.
        Брент снова рассмеялся, поднял голову и с самодовольной улыбкой заглянул в глаза Кэролайн.
        - Я думаю, Кэролайн, что ты не просто хорошеешь с каждым днем. В приступе ревности ты сногсшибательна.
        Ее глаза распахнулись от ужаса.
        - Я никогда в жизни никого не ревновала!
        Брент цинично поднял бровь.
        - Неужели? В таком случае мне приятно знать, что я в чем-то первый.
        Кэролайн оттолкнулась от него изо всех сил, которые только сумела наскрести.
        - Отпусти, упрямый, заносчивый…
        - Слизняк?
        Кэролайн, ноздри которой угрожающе раздувались, оставила борьбу и смерила мужа хмурым взглядом.
        Граф криво усмехнулся и прошептал:
        - Тебе так чужды условности, что я не удивлюсь, если окажется, что ты души не чаешь в маленьких созданиях. Не так ли, Кэролайн? В пауках, змеях и даже таких маленьких слизняках, как я.
        И что же он ожидает от нее услышать в ответ на это? Он идиот, если возомнил, будто она просто уступит его мужской удали, его непомерному эго.
        Кэролайн закрыла глаза и тихо пробормотала:
        - Я не люблю тебя, Брент, если ты об этом.
        Она ожидала, что граф разразится саркастическим, оскорбительным смехом или просто отпустит ее без лишних слов, но ничего этого не произошло. Промучившись несколько секунд, Кэролайн открыла глаза, и серьезный, пронзительный взгляд, который она встретила, лишил ее присутствия духа. Брент схватил ее за подбородок и поднял лицо вверх, вглядываясь в каждую его черточку, и Кэролайн поняла, что ни за что в жизни не отстранится. Потом, ни слова не сказав в ответ, он наклонился и мягко заскользил губами по ее губам.
        Кэролайн знала, что должна немедленно разрушить эту магию, пока та не поглотила ее. Если Брент поцелует ее по-настоящему, обовьет ее своей силой, она погибнет, а он одержит верх.
        - Я не люблю тебя, - повторила она, уворачиваясь от его губ.
        Граф замер, отпустил ее подбородок и поднял голову.
        Кэролайн потупила взгляд, не в силах смотреть Бренту в глаза. Она надеялась, что он примет ее отказ от поцелуя как подтверждение слов, а не как признак трусости и смятения, которые, признаться, в действительности стояли за ее действиями.
        Несколько секунд граф молчал, а потом тишину прорезал его печальный голос:
        - Я и не говорил, что любишь, Кэролайн, но мне кажется, ты так отчаянно хочешь верить в обратное, что пытаешься убедить в этом прежде всего саму себя.
        Кэролайн язвительно усмехнулась.
        - Не волнуйся, Брент. Я не из тех безмозглых барышень, которые могли бы поставить тебя в неловкое положение, признавшись в любви в ожидании, что ты ответишь взаимностью. Я не романтична по натуре, а свою позицию ты выразил предельно ясно.
        Она почувствовала, как тело Брента напряглось, замерло, и он медленно отпустил ее. Кэролайн попятилась, а когда ей хватило духу снова посмотреть на мужа, она увидела, что тот наблюдает за ней с лицом, начисто лишенным какого-либо выражения.
        Граф холодно проронил:
        - Что касается гостей, можешь обходиться с ними, как пожелаешь. Я не признаю их, но позволяю остаться в Мирамонте, пока они не найдут другого жилья.
        Отвернувшись и направившись собирать инструменты, он бросил через плечо:
        - Мне нужно одеться. Что-то холодом потянуло.
        И, не оглядываясь больше на Кэролайн, он исчез за стойлами.

        Глава пятнадцатая

        Кэролайн потребовалось тридцать минут, чтобы собраться с духом вновь предстать перед Шарлоттой, и приблизительно столько же времени, чтобы убедить их с мужем погостить в Мирамонте. У них, естественно, не было особого желания оставаться, а разочарование Шарлотты, хотя та и ожидала, что брат не захочет ее видеть, не стоило даже пытаться скрыть. Это придало Кэролайн еще больше настойчивости. Теперь эти американцы - ее родственники, и она имеет полное право познакомиться с ними.
        За ужином они встретились втроем в огромной столовой и, одетые по всем правилам этикета, вели себя точно на государственном приеме. Заметно недоставало Брента, который предпочел ужинать в детской вместе с Розалин, но Кэролайн изо всех сил старалась не показывать, что ее это огорчает. Она решила, что не позволит Бренту испортить вечер своим отсутствием.
        Пока ели первое, разговор теплился вокруг обыденных тем, но к тому времени, как они почти управились со вторым блюдом, Кэролайн начала докучать эта искусственная болтовня и она решилась перейти к сути дела.
        Промокнув губы салфеткой, графиня откинулась на спинку стула и спросила:
        - Не могли бы вы рассказать мне, Шарлотта, почему Брент не хочет с вами видеться?
        Та бросила на Кэролайн быстрый взгляд, округлила глаза и сухо сглотнула.
        - Это… запутанная история.
        - Мне бы очень хотелось ее услышать, - как ни в чем не бывало ответила Кэролайн.
        Шарлотта неуверенно смотрела на нее какое-то время, явно взвешивая ее слова, потом бросила быстрый взгляд на мужа, который оставил еду и задумчиво на нее смотрел. Наконец миссис Беккер вздохнула, смиряясь с необходимостью, положила вилку и скрестила руки на коленях.
        - Мы с Брентом всегда отличались друг от друга, Кэролайн. Он на шесть лет меня старше, тихий и замкнутый, тогда как я разговорчива, он любит поразмышлять в одиночестве, а мне лучше среди людей. Мы росли вдвоем, и Брент стал моим молчаливым защитником от матери, которая совала нос в дела каждого, и особенно в мои. Он терпеть не мог, когда она нападала на меня по мелочам: придиралась к моей прическе, платью, речи. Брент любил меня такой, какая я была, и желал мне счастья. Мать хотела сделать из меня образец светской утонченности, воплотить во мне все, чем она сама никогда не была.
        Шарлотта нервно потерла руки и безучастно взглянула на свою тарелку с остатками фазана и канадского риса.
        - Семь лет назад брат с матерью нашли мужчину, за которого хотели меня выдать замуж. - Она едко усмехнулась. - Вероятно, это был единственный в их жизни случай, когда они пришли к согласию. Их выбор пал на виконта, приятного, влиятельного и уважаемого человека, хотя и глуповатого. В свои сорок два он успел овдоветь, оставшись с тремя маленькими детьми на руках, и явно подыскивал женщину из хорошей семьи, которая смогла бы взять на себя заботу о детях.
        Кэролайн не могла не перебить.
        - Не могу поверить, чтобы мой муж принуждал вас к такому странному браку, был настолько глух к вашим желаниям.
        Шарлотта покачала головой.
        - Вы не понимаете. Бренту такой жених казался вполне подходящим. Виконт являл собой стабильность, крепкие дружеские узы, уважение общества. С точки зрения брата этот брак был вполне приемлемым и достойным и давал мне возможность покинуть Мирамонт. Брент искренне верил, что обеспечивает мне будущее, помогая сбежать от карги-матери.
        У Кэролайн широко распахнулись глаза.
        Шарлотта слабо улыбнулась.
        - Брент мало что рассказывал вам о ней, верно?
        Кэролайн нахмурилась.
        - Ровным счетом ничего, хотя Недда как-то обмолвилась, что она была красивой.
        Шарлотта закатила глаза и покачала головой с неприкрытым отвращением.
        - Она изысканно выглядела, но внутри была жестокой, тщеславной, требовательной и обращалась со мной и Брентом, как с прокаженными. Светская жизнь была для нее всем, поэтому в обществе нам полагалось вести себя идеально, выставлять себя напоказ, подкрепляя ее статус красивой женщины с ангелочками-детьми. На людях она голубила и хвалила нас, а с глазу на глаз угрожала, старалась унизить и била хлыстом всякий раз, когда мы навлекали на себя ее недовольство, что случалось часто. Когда брат подрос и набрался физических сил, чтобы защищаться от нее, побои прекратились, но она взяла на вооружение слова. Она обзывала нас, рассказывала, какие мы отвратительные и никчемные, что мы загубили ее жизнь.
        Она подняла на Кэролайн ярко-голубые глаза, наполненные грустью.
        - Думаю, Брент потому такой тихий, не спешит верить людям, особенно женщинам. Детство было черной полосой для нас обоих, но Бренту, пожалуй, приходилось еще хуже, чем мне, ведь он чувствовал за меня ответственность. Теперь я понимаю, что ноша на его плечах была невероятной.
        Кэролайн с трудом глотнула, потрясенная до глубины души. Разумеется, Недда не рассказала бы ей таких интимных подробностей о детстве графа и его семье, ведь это явно было преступлением границ дозволенного. Но мать, которая бьет своих детей?! Это столь многое объясняло в характере Брента: его резкость в манере общения, стремление вести разговор прямо, начистоту, как будто он все время ждал отрицательного ответа. Это объясняло, почему он выбрал такую опасную профессию, требовавшую полной замкнутости, почему проводил свободное время в тихой компании лошадей, не верил в романтическую любовь и так сильно, без оглядки любил Розалин.
        Кэролайн постепенно начинала понимать графа, ее сердце щемило, когда она думала о печальном, одиноком мальчике, росшем вместе с сестрой, которую считал своим долгом защищать, и с матерью, которая унижала его.
        Она пригубила вино, пытаясь сдержать эмоции.
        - Если вы были ему так дороги, почему теперь он обращается с вами, как будто вас не существует? - тихо спросила она несколько мгновений спустя.
        - Она вышла за меня замуж, - без лишних отступлений объяснил Карл, откидываясь на спинку кресла.
        Кэролайн переводила взгляд с мистера на миссис Беккер.
        - Я не понимаю.
        Шарлотта подарила мужу легкую, любящую улыбку.
        - Я отказалась выходить за мужчину, которого для меня выбрали. Мы с Брентом несколько раз ссорились по этому поводу, но в конце концов я победила, хотя и не без последствий. Брат дал согласие на брак, были подписаны документы о помолвке и назначен день венчания. За две недели до того, как я должна была пойти к алтарю, я собрала вещи и уехала. Вот так вот. - Она щелкнула пальцами. - Я знала, что нужно бежать как можно дальше, и, будучи наивной, не придумала ничего другого, как уехать в Америку. В Лондоне я продала кое-какие дорогие украшения и купила билет. Через три дня после того, как мы отплыли, я встретила Карла, оказавшегося одним из совладельцев компании, которая строит эти проклятые корабли. - Она поморщилась и вздрогнула. - К моему ужасу, Карл увидел, как меня рвало за борт, и, пожалев меня…
        - Потеряв от тебя голову, милая, - с улыбкой поправил он.
        Шарлотта покраснела и широко улыбнулась мужу.
        - Пожалев меня, он… э… взял меня под крыло, и через три месяца после прибытия в Род-Айленд мы поженились.
        Кэролайн взяла вилку и принялась машинально ковырять ею в тарелке.
        - Полагаю, моему мужу было неловко объяснять виконту, куда вы исчезли.
        Шарлотта усмехнулась.
        - Не думаю, что Бренту когда-нибудь будет неловко кому-то что-то сказать.
        Она смолкла на миг, потом придвинулась ближе к Кэролайн и с болью в голосе продолжила:
        - Брат не признает меня по сей день, возвращает нераспечатанными все письма, которые я ему посылаю - а последние шесть лет я пишу ему каждый месяц, - просто потому, что он нашел мне достойного мужа, занимающего приличное место в английском обществе, а я сбежала и вышла за американца. Вот и все. Для него я умерла.
        Кэролайн не верила своим ушам.
        - Это абсурд, - пролепетала она, переводя взгляд с Шарлотты на ее мужа, который теперь смотрел на свой бокал с вином и крутил его в пальцах.
        Шарлотта улыбнулась и покачала головой.
        - Не совсем. Брент прежде всего англичанин, Кэролайн. Он обожает свою страну, свое наследие и готов отдать жизнь за корону. Мужчина, которого он для меня выбрал, был английским виконтом и отвечал моим социальным и финансовым потребностям; следовательно, я должна была быть счастлива. У моего брата очень практический склад ума, и теперь я для него дочь графа, которая от всего отреклась, сбежав из дома и выйдя замуж не за того, кого искренне полюбила, а за того, чья семья восставала против его короля.
        Конечно, для Брента естественно рассматривать брак с практической, а не с эмоциональной точки зрения, согласилась Кэролайн. Для него обвенчаться по любви - глупость, нерациональное и совершенно нелепое решение.
        - Долго вы пробудете в Англии? - спросила она, немного поразмыслив.
        Карл откинулся на спинку стула и поджал губы.
        - Чуть больше двух месяцев. У меня кое-какие дела здесь. - Он решительно повел головой. - Но, как бы моей жене ни хотелось повидать брата, мы не останемся здесь, если его надменное сиятельство, лорд-невежа не соизволит признать нас и не почтит своим присутствием…
        - Карл!
        Кэролайн прыснула.
        - Что? - возразил непримиримый американец. - Называть его так при жене не более оскорбительно, чем с его стороны отворачиваться от своих единственных родственников.
        - У него есть жена и дочь, дорогой, и он шесть лет как-то обходился без меня.
        - Вы знаете о Розалин? - удивившись, спросила Кэролайн.
        Шарлотта улыбнулась, и в ее чудесных голубых глазах блеснуло понимание.
        - Недда пишет мне несколько раз в год, держит в курсе событий. Я знаю о прелестном ребенке Брента и проблемах девочки, знаю, что сотворил с Мирамонтом Реджи, пока мой брат был на войне. Уверена, она написала и о вас, но, вероятно, мы отплыли прежде, чем письмо достигло нашего дома. - Она наклонилась к Кэролайн и понизила голос до шепота. - Пожалуйста, не говорите Бренту. Он запретит Недде писать, а мне бы хотелось сохранить эти крохи общения.
        Кэролайн перевела взгляд с миссис Беккер на ее мужа, затем снова взглянула на Шарлотту и закивала, понемногу приходя в себя. Потом она негромко объявила:
        - Полагаю, нам нужно устроить званый ужин.
        На лице Шарлотты было написано сомнение, но Кэролайн не собиралась так легко сдаваться.
        - Пригласим моих сестер с мужьями и ваших друзей, если захотите. Это не обязательно должна быть пышная вечеринка - просто уютный вечер в кругу близких. - Она сделала глубокий вдох и уверенно добавила: - Едва ли Брент сможет игнорировать вас на вечеринке, на которой ему придется присутствовать.
        - Вы сумеете уговорить его на это? - прошептала Шарлотта.
        Кэролайн пожала плечами.
        - Я, безусловно, попытаюсь.

        Какой бы уставшей ни чувствовала себя Кэролайн, ей хотелось поговорить с мужем. И как бы это ни тревожило ее, она остро ощущала потребность просто увидеть его, побыть рядом.
        Девушка остановилась у смежной двери и дважды постучала, внезапно почувствовав глупость этого действия. Он наверняка спит, ведь уже пробило полночь. Однако, к удивлению Кэролайн, Брент отозвался почти сразу.
        - Тебе незачем стучать, Кэролайн.
        Самонадеянность графа заставила Кэролайн расправить плечи и войти с гордо поднятой головой. Но напряжение и гнев мгновенно испарились, лишь только она увидела Брента и, переполняемая всеми оттенками сострадания, попыталась представить все хитросплетения его прошлого.
        Света в комнате не было, если не считать пляшущего в камине огня. Граф сидел на маленьком канапе перед ним и смотрел на пламя. Его рубашка была расстегнута, рукава подкатаны, а в руках он держал наполненный до половины бокал бренди. Услышав шорох ее юбок, он поднес бокал к губам, сделал глоток и перевел взгляд в ее сторону.
        - Вижу, ты нарядилась к ужину.
        Его голос прозвучал устало и мрачно, и Кэролайн медленно пошла к нему, изо всех сил стараясь отвечать непринужденно.
        - Разве желтый нравится тебе только на леди с рыжими волосами? Еще немного, Брент, и ты заявишь мне, что брюнеткам лучше вообще ничего не надевать.
        Граф усмехнулся и стал рассматривать янтарную жидкость, поворачивая бокал в руках.
        - Я думал об этом. - Он слегка подвинулся. - Посиди со мной.
        Ей не надо было повторять. Тихо подойдя к мужу, Кэролайн на миг задержала на нем взгляд, затем сбросила туфли и опустилась рядом на мягкую подушку, подобрав под себя ноги.
        Несколько минут они молча смотрели на огонь. Кэролайн расслабилась; в присутствии графа ей было тепло и спокойно.
        - Твой день рождения выдался долгим и интересным, не так ли, малышка?
        - М-м-м… Ты даже не представляешь, насколько.
        Брент взял ее руку и принялся легко поглаживать пальцы.
        - Хочешь бренди?
        Улыбнувшись, Кэролайн перехватила его руку, поднесла ее к своим губам и нежно поцеловала в ладонь. Похоже, это удивило графа, и она улыбнулась еще шире.
        - Я выпила два стакана вина за ужином, - мягко сказала она. - И уже поздно.
        Брент снова посмотрел на свой бокал и сделал очередной глоток.
        - От вина только голова болит, а вот бренди помогает уснуть.
        Кэролайн повела бровью.
        - Звучит как откровение знатока.
        Граф улыбнулся и положил голову на спинку канапе. Он не отпускал руки Кэролайн, но продолжал смотреть на огонь.
        - Я пью бренди каждую ночь, Кэролайн, сидя здесь, у камина, - объяснил он. - Это помогает мне расслабиться и быстрее уснуть. Еще одна из множества вещей, которых ты пока обо мне не знаешь.
        Кэролайн тоже перевела взгляд на очаг, наблюдая за языками пламени, вслушиваясь в тихое потрескивание дров и шипение смолы, чувствуя, как тепло наполняет комнату. Граф прав. Она многого не знает о мужчине, за которого вышла замуж, и, вероятно, так и не узнает, если не сблизится с ним окончательно. И приходилось признавать, что избегать близости с ним становится все труднее и труднее.
        При этой мысли Кэролайн пробила дрожь. Брент, очевидно, почувствовал это, ибо высвободил руку из ее ладоней, потянулся за ней и привлек к груди.
        - Выпей, Кэролайн. Он согреет тебя изнутри.
        Она заколебалась, потом взяла бокал и глотнула обжигающей жидкости, густой и ароматной. Облизав губы, Кэролайн отдала бокал мужу, а тот допил и поставил его на столик. Покончив с бренди, он обеими руками крепко прижал к себе Кэролайн, и она доверчиво положила голову ему на грудь.
        - Пусть это станет традицией, - задумчиво предложил граф, вновь глядя на языки пламени. - Каждый вечер будем вот так выпивать бренди, ты и я. - Он понизил голос. - Я устал быть один, Кэролайн.
        Сделать такое признание графу было нелегко, и, услышав его слова, Кэролайн почувствовала на сердце тепло, счастливо вздохнула и теснее прижалась к нему.
        Она долго лежала на груди у Брента, нежась в спокойной, дружеской близости, слушая стук его сердца, его ровное дыхание. Набравшись смелости, она наконец решилась затронуть тему, которой они избегали.
        - У тебя милая сестра, Брент.
        Граф едва заметно напрягся, но ничего не сказал, и Кэролайн храбро продолжила, повернув голову и заглядывая ему в лицо:
        - Я хочу попросить тебя об одолжении.
        Брент посмотрел ей в глаза.
        Кэролайн набрала в легкие побольше воздуха для уверенности, которой вовсе не испытывала.
        - Я хочу устроить званый ужин для Шарлотты и Карла. Пожалуйста, не говори «нет»…
        Брент оборвал ее, приложив палец к губам.
        Несколько секунд она наблюдала, как мерцают в огне свечей глубокие, коричневато-зеленые его глаза, впивалась взглядом в каждую черточку его лица.
        - Мы с Розалин чудесно поужинали вместе, Кэролайн, - сказал он, наполнив комнату своим сильным, бархатным голосом.
        Кэролайн продолжала смотреть на него с любопытством и неуверенностью, ибо сами по себе его слова означали простое желание сменить тему, но тон был серьезным и скрывал за собой нечто большее.
        Брент сделал глубокий вдох и скользнул пальцем по губам и щеке Кэролайн, а потом сжал в ладонях ее лицо. В его голосе было неподдельное изумление, когда он прошептал:
        - А закончив есть, она подошла ко мне, остановилась прямо передо мной, указала на себя и вывела пальцами «папа». Она назвала меня папой, Кэролайн, а потом обняла за шею, обняла по собственному желанию.
        Кэролайн просияла.
        - Я задумывала, что это слово будет первым, которое она научится показывать по буквам.
        - Знаю. - Он ласково погладил ее шею. - Благодаря тебе Розалин знает, кто я в ее жизни. Она отвечает мне и разговаривает со мной благодаря тебе. Быть может, благодаря тебе она однажды выйдет замуж и подарит мне внуков. Все, о чем я не смел даже помышлять, вдруг становится возможным…
        Он ласково наклонился к жене и поцеловал ее. Его губы, мягкие и теплые, с едва слышным привкусом бренди касались ее губ не страстно, а с нежной медлительностью, искренней благодарностью.
        Нехотя Брент отстранился, поднял голову, и его взгляд сказал ей все, чего не могли передать слова.
        - Ты преподнесла мне самый большой подарок, Кэролайн, - горячо прошептал он, - и я не думаю, что когда-нибудь смогу тебе в чем-то отказать.
        Она прерывисто вздохнула, оставаясь в плену его взгляда, и подняла руку, чтобы провести пальцами по его волосам. Кэролайн знала, что никогда в жизни не забудет этой минуты.
        - Уверена, Розалин знала, что ты любишь ее, еще до того, как я научила ее словам. И я уверена также, что однажды она скажет тебе, как много значит для нее твоя забота, как сильно она тебя любит. - Она провела ладонью по щеке и шее Брента, остановив ее у него на сердце. - Тебе, мой дорогой муж, повезло больше всех на свете.
        Брент шумно сглотнул от переживаний.
        - Да, Кэролайн, - признал он мягким, ласкающим голосом, - потому что я женился на тебе.
        Она замерла. Даже ее дыхание как будто стихло на миг, когда она заглянула в его спокойные, лучистые глаза, выражавшие чувства, которых не хотел признавать его разум и не умело передать сердце. Кэролайн несколько раз моргнула, чтобы сдержать слезы радости, оттого что Брент стал ей таким родным, но одновременно и слезы мучительных терзаний, оттого что он так запутал ее жизнь уже одним своидо существованием. Это были также и слезы горя, ибо она поняла, что ее судьба меняется. В эту самую минуту Кэролайн поняла, что для нее будет значить потерять Брента: никогда уже она не сможет спокойно идти вперед, довольная окружением лишь немых растений. Она начинала любить мужа…
        Брент погладил ее по щеке.
        - Пойдем со мной в постель, Кэролайн.
        Она всем существом понимала, что отказать ему в этом будет самым значительным и самым трудным решением за всю ее жизнь. Она нуждалась в нем, но неопределенность по-прежнему существовала. Если она уступит сейчас, мечте всей ее жизни придет конец.
        Слезы, сдерживать которые она уже была не в силах, наполнили ее глаза.
        - Ты просто не понимаешь, через что мне приходится проходить, Брент.
        Он стиснул челюсти.
        - Расскажи мне, Кэролайн. Чего ты боишься?
        Она покачала головой, не находя ответа, и закрыла глаза. Брент обжигал ее взглядом в смятении, что ничего не понимает, потом обнял ее и привлек к груди.
        - Прости, - шепнула Кэролайн, вытирая глаза тыльной стороной ладони.
        Брент тяжело вздохнул и, ничего не говоря, потянул за ленточку в ее волосах. Он долго прижимал к себе Кэролайн, перебирая пальцами ее густые, шелковистые волосы, пока не почувствовал, что она расслабилась и ровно и глубоко задышала во сне.
        Наконец, когда от огня остались лишь мерцающие угли, Брент осторожно поднял жену на руки и отнес на ее кровать. Тревоги дня так утомили Кэролайн, что она даже не пошевелилась и не издала ни звука, когда он положил ее на простыни. Брент повернул ее на бок, расстегнул платье и стал медленно стаскивать его, приподняв ноги, чтобы освободить их от юбок.
        В тусклом лунном сиянии он окинул взглядом ее фигуру, прикрытую только белой нижней сорочкой, которая плавно повторяла каждый изгиб ее маленького, изящного тела. Темные волосы сияющими волнами лежали на подушке; кожа отливала перламутром, а черные ресницы на белой щеке, казалось, были нанесены искусным художником длинными, чувственными мазками.
        - Ты так прекрасна… - прошептал граф, медленно проведя кончиками пальцев по ее телу. Груди Кэролайн были пышными и округлыми, и сквозь тонкую ткань, прикрывавшую их, можно было разглядеть темные пятна сосков, манивших прикоснуться. С благоговением Брент легко провел ладонью по изгибу ее талии, плоскому животу, и тут у него сдавило горло, почти перекрылось дыхание, ибо, опустив взгляд, он заметил, что тонкий барьер из белого льна не полностью скрывает от него темный треугольник между ее ног. Медленно, очень медленно он провел тыльной стороной ладони по ее бедрам, почувствовав упругую подушку из завитков, покрывающих самую интимную часть ее тела, которую она упрямо скрывала от него.
        - Почему ты не пускаешь меня, Кэролайн? - прошептал он, обращаясь к мирно спящей жене.
        Боль сдавила ему грудь, нарастая и все больше овладевая им. Брент скользнул ладонью по ноге Кэролайн, прикрыл ее одеялом и отвернулся.
        В дверях он оглянулся, чувствуя, что ждать уже не хватает сил, что мучительное желание ее скоро невозможно будет сдерживать. Она сводила его с ума, внушала гордость, но прежде всего она дарила ему счастье своим присутствием в его жизни, а ведь все свои почти тридцать четыре года он не представлял, что женщина может сделать его счастливым.

        Глава шестнадцатая

        Гости начинали съезжаться. В гостиной был накрыт стол с хересом и закусками, и гости угощались в ожидании ужина. Кроме четырех обитателей Мирамонта, должны были присутствовать еще десять человек: отец Кэролайн, ее сестры Джейн и Шарлотта с мужьями, Стефани и две подруги Шарлотты Беккер, с которыми та не виделась много лет, в сопровождении мужей. Мэри-Энн не могла приехать, ибо только что родила, и за это Кэролайн была почти благодарна. Четырнадцать человек и без того были внушительной компанией.
        У Кэролайн дрожали руки, когда она надела вечернее платье и повернулась, чтобы Гвендолин застегнула пуговицы на спине. Она позаимствовала его у Шарлотты и велела перешить на свою фигуру за три недели, что готовилась к приему. В ее гардеробе не было роскошных нарядов, а это платье было великолепно.
        - Боже правый, вы чудесно выглядите! - воскликнула Гвендолин.
        Кэролайн подошла к большому зеркалу и вгляделась в свое отражение. Увиденное поразило ее, ибо она выглядела совершенно другой женщиной.
        Платье было насыщенного винного цвета и элегантного покроя с глубоким декольте и завышенной талией. Лиф был прямым и простым, юбки ниспадали к лодыжкам гладким каскадом темного шелка, а короткие рукава были высоко и пышно подбиты. Левую руку, сразу над локтем, Кэролайн обвила ниткой бриллиантов, составляющих комплект с двумя камнями в мочках ушей, а в качестве последнего штриха затянула руки в длинные, шелковые перчатки цвета вина. Девушка не помнила, когда в последний раз так торжественно одевалась. Никогда в жизни она еще не выглядела так привлекательно.
        А все потому, что всего три часа назад разрешила Шарлотте себя подстричь.
        Кэролайн не знала, что на нее нашло и как она могла такое допустить, ибо никогда раньше не задумывалась над своими прическами. Однако невестка не унималась: она хотела подрезать ей волосы впереди так, чтобы прикрыть, как она выразилась,
«довольно широкий, громоздкий лоб». Итак, с опаской, без охоты Кэролайн подчинилась настойчивости Шарлотты и позволила срезать достаточно волос, чтобы полностью закрыть лоб. Проделав это, миссис Беккер завила остальные локоны на горячее железо, собрала их на затылке и свободно подколола, отчего Кэролайн не только стала казаться выше ростом, но и была окружена флером изысканности и грации.
        Разглядывая себя в зеркале, Кэролайн ощутила прилив радости от сознания, что никогда в жизни не выглядела так прелестно. Понадобилось двадцать шесть лет и невестка, обретенная ею всего три недели назад, чтобы увидеть, какой миловидной, почти красивой может сделать ее прическа, если всего-навсего прикрыть волосами лоб. Собственное отражение ошеломило ее.
        - Пожелай мне удачи, Гвендолин, - взволнованно проговорила Кэролайн, поворачиваясь к двери.
        - Она вам не понадобится, леди Кэролайн. Веселого вам вечера!
        Кэролайн глубоко вздохнула, улыбнулась камеристке и вышла в коридор.
        Она редко видела Брента в течение тех трех недель, что его сестра гостила в Мирамонте. Он рано вставал, завтракал на кухне и, как правило, уходил из дому еще до того, как она успевала встать и одеться. Но, увы, даже согласившись присутствовать на вечеринке, граф не пожелал участвовать в приготовлениях к ней, а тем более иметь дело с Шарлоттой и Карлом. Насколько было известно Кэролайн, он лишь изредка бросал на них мимолетный взгляд и коротко кивал в знак приветствия, ни слова не говоря. Она знала, что Шарлотту больно ранило такое отношение, а вот Карл сердился и, в свою очередь, отказывался признавать Брента.
        На сегодняшнем званом ужине им впервые придется долго находиться в одном обществе. Кэролайн надеялась, что обстановка вечера будет достаточно теплой и растопит ледяную стену между братом и сестрой. Если это не сработает, Беккеры наверняка не замедлят покинуть Мирамонт.
        Впрочем, прятки, в которые надумал играть Брент, пришлись Кэролайн как нельзя кстати. Поскольку граф каждый день где-то пропадал, иногда часами, у нее появилась возможность работать в теплице. В первый день пришлось потратить два часа, чтобы сорвать замок, но, когда дверь наконец открылась и Кэролайн переступила порог, ее сердце затрепетало от радости: внутренняя часть была выше всяких похвал. Хотя живых растений не осталось, а почва пересохла, теплицу явно вымыли и вычистили, прежде чем запирать. Кэролайн только так могла объяснить то, что ей осталось убрать всего пару букашек и еще меньше пауков. Внутри теплицы оставили лишь чистые, голые стены и запечатали ее, как будто никогда больше не собирались использовать.
        Кэролайн ожидала, что внешняя заброшенность строения отражает и его внутреннее состояние, но, поскольку правда оказалась прямо противоположной, потребовалась всего неделя, чтобы подготовиться к посадке растений. Два полных дня ушло у нее только на то, чтобы прорвать вокруг теплицы подлесок и позволить будущим питомцам ежедневно получать несколько часов солнечного света. Затем она сосредоточила усилия на внутренней части, наполняя поддоны плодородной почвой. Петли, на которых двигалась крыша, проржавели, но Кэролайн снова и снова капала в них масло, пока они наконец не поддались, позволив свежему воздуху и солнечным лучам проникнуть внутрь сквозь открытые стеклянные окна. Теперь в ее распоряжении оказалась полноценная оранжерея, и за все время пребывания в Мирамонте ее мало что так воодушевляло.
        Кэролайн видела мужа только поздно вечером, когда приходила к нему в комнату в халате и ночной сорочке, чтобы посидеть с ним на канапе и выпить бренди. Поначалу она нервничала, но после трех-четырех вечеров стала с нетерпением ждать этого приятного завершения дня. Однако с ее дня рождения Брент больше не просил ее остаться, и глубоко в душе она знала, как ему больно, что она не приходит к нему по своей воле. Кэролайн видела тоску и смятение, невольно проступавшие в его взгляде каждый вечер, когда она оставляла его спать одного.
        Но ведь она уплывает всего через шестнадцать дней. Все приготовления были окончены. Однако вместо радости Кэролайн мучила тоска, ибо она знала, что уехать - значит сделать окончательный и бесповоротный выбор между двумя страстями - наукой и мужем. Где-то глубоко в душе ей хотелось остаться; хотелось любить Брента, не таясь и не оглядываясь назад. Но она с прежней ясностью осознавала, что никогда не будет счастлива в роли жены и матери, если позволит ботанике, важнейшей части ее личности, измельчать до простого хобби. Если она останется в Мирамонте, то будет всегда терзаться сожалением.
        А теперь, доводя ее до самой настоящей паники, появилась проблема рассказать Бренту о своих планах. Безусловно, нельзя было так затягивать с откровенным разговором, но она просто-напросто не знала, как затронуть эту тему. А время поджимало. Граф тепло относился к ней, где-то даже зависел от нее в том, что касалось Розалин, а ее научные интересы были ему совершенно чужды. Объясниться с ним будет трудно, если не невозможно. Кроме того, Кэролайн не сомневалась, что Брент не станет сидеть сложа руки и не позволит по первому требованию аннулировать брак. Ее ждет тяжелый, бескомпромиссный спор.
        Никогда в жизни Кэролайн еще не чувствовала себя такой расстроенной, эмоционально разбитой и неуверенной в своих будущих действиях. Но через шестнадцать дней придется принять окончательное решение, и все прояснится. Нужно было в это верить.
        Отмахнувшись от тягостных мыслей и переживаний, Кэролайн вошла в гостиную. Все были в сборе и один за другим замолкали на полуслове, останавливая на ней взгляд. Все, кроме ее мужа. Тот в одиночестве стоял у закрытых стеклянных дверей и, глядя в сад, потягивал виски. Разумеется, он выглядел безукоризненно в темно-серых брюках и сюртуке, светло-сером жилете и галстуке, в белой, идеально скроенной рубашке. Он зачесал волосы к затылку, что подчеркнуло правильность черт его лица и выразительные глаза. Надо было признать, что, несмотря на неловкость, которую, как прекрасно знала Кэролайн, испытывал сейчас ее муж, ему чудесным образом удавалось сохранять невозмутимый вид.
        Когда с появлением Кэролайн в комнате постепенно затихли разговоры, Брент медленно повернулся в ее сторону, и, хотя он как раз собирался сделать глоток из бокала, его рука замерла на полпути ко рту, когда его взгляд упал на жену.
        Кэролайн густо покраснела, когда граф откровенно уставился на нее, пробегая взглядом вверх и вниз по ее телу с совершенно непроницаемым выражением лица. Потом он одним залпом осушил свой бокал и поставил его на столик.
        Быстро, пока вернувшаяся нервозность окончательно не вытеснила уверенность в себе, Кэролайн двинулась вперед, чтобы, повинуясь неумолимому этикету, представить гостей друг другу. Несколько минут она болтала с родственниками и друзьями, пока не остановилась поговорить с Джейн и ее мужем, Робертом Уэкстоном. Внезапно Брент оказался рядом с ней и взял ее под локоть.
        - Мне нужно кое-что обсудить с тобой, Кэролайн, - проговорил он низким, мягким голосом.
        Кэролайн подняла на него взгляд, удивленная и раздосадованная, что он так недопустимо ведет себя на людях, но не успела она найтись с ответом, как он коротко извинился и буквально вытащил ее из гостиной, миновал с ней фойе и втолкнул к себе в кабинет.
        Оказавшись внутри, он тихо закрыл за собой дверь и повернулся к жене.
        У Кэролайн колотилось сердце, но она не опускала глаз под напором его пристального взгляда. Нескольких секунд молчания оказалось достаточно, чтобы ее нетерпение переросло в непримиримость.
        - Это было невежливо и бестактно даже для тебя, - бросилась в наступление Кэролайн, надеясь, что в ее голосе больше отваги, чем было на самом деле.
        Брент ухмыльнулся, привалился спиной к двери и скрестил руки на груди.
        - Что ты сделала с волосами?
        Кэролайн нервно потерла затянутые в перчатки руки.
        - Твоя сестра заставила меня их подстричь.
        Он цинично поднял бровь.
        - Неужели? Она держала у твоего виска пистолет, чтобы принудить тебя сделать это, Кэролайн, или села на тебя верхом и отрезала их сама?
        Тут она вскипела.
        - Мне тоже не особенно нравится эта прическа, но славной, наивной Шарлотте показалось, что с ней я буду выглядеть капельку симпатичнее. Очевидно, она ошиблась…
        Граф схватил ее за руки и рывком притянул к себе, заключив в сильные, по-хозяйски властные объятия.
        - Знаешь, что я подумал, когда увидел тебя сегодня вечером, малышка?
        Она смерила его ядовитым взглядом.
        - Не представляю, чтобы у человека, мозг которого не больше, чем у червяка, вообще появлялись какие-нибудь мысли.
        Он нахально оскалился, сузил глаза до темно-зеленых щелей и так прижал ее к себе, что ее грудь вжалась в его жилет.
        Не успела Кэролайн задуматься о намерениях графа, как его губы завладели ее губами опять-таки властно и жадно. Брент обжигал ее горячими, как огонь, объятиями и ненасытно целовал. Кэролайн, как всегда, отвечала ему, позволяя его языку вторгаться в теплые глубины своего рта, обвивала руками его шею, запускала пальцы в его волосы и как можно ближе притягивала к себе его голову. Одной рукой Брент водил по ее спине, а другую положил на ягодицы, нежно и неторопливо массируя их круговыми движениями, пока кровь не вскипела в ее жилах, а дыхание не стало хриплым и прерывистым.
        Через несколько секунд он мягко отпустил ее, медленно поднял голову и заглянул ей в глаза.
        - Пожалуй, ты права, Кэролайн, - сказал он осипшим голосом. - Наверное, у меня не больше мозгов, чем у червяка, если я уже почти четыре месяца женат на тебе и только теперь, когда ты вошла в гостиную, понял, что моя жена роскошная, восхитительная красавица.
        Кэролайн недоуменно смотрела на него.
        - И если тебе вдруг интересно, милая, - добавил он, закладывая пальцы в лиф ее платья и принимаясь водить костяшками взад-вперед, - я думаю, что в этом цвете ты выглядишь ошеломляюще.
        - Это платье Шарлотты, - пролепетала Кэролайн, понимая, что говорит чушь.
        Улыбка графа стала шире.
        - Будучи блондинкой, она наверняка выглядела в бордовом бледной и нездоровой. - Он опустил взгляд на грудь жены. - И уверен, что лиф никогда не сидел на ней так прелестно.
        Это заставило Кэролайн покраснеть.
        - Как неприлично говорить такое о сестре.
        Брент лукаво ухмыльнулся и натянул платье как можно выше, чтобы прикрыть груди Кэролайн.
        - А вырез слишком глубокий.
        Кэролайн храбро, с вызовом посмотрела ему в глаза.
        - Что ж, платье надето, и я отказываюсь его менять.
        - Только смотри не выпади из него, Кэролайн.
        Она на мгновение встретилась с ним взглядом, а потом дрожащим голосом сказала:
        - Думаю, нам пора возвращаться к гостям.
        Брент глубоко вздохнул и, посерьезнев, обхватил ладонями ее горячие, розовые щеки. Тихим голосом он произнес:
        - Я всего лишь хотел прояснить, кому именно ты принадлежишь, Кэролайн, чтобы сегодня вечером не было никаких недоразумений. Не каждый мужчина понимает супружеские клятвы так буквально, как я. И, поскольку сегодня некоторые из них будут пожирать тебя глазами, мне захотелось улучить минутку и напомнить тебе, что ты моя. Вот и все.
        Брент опустил руки, взял Кэролайн под локоть и открыл дверь.
        - А теперь, когда я подрумянил тебе щечки, моя прелестная жена, - любезно добавил он, - пойдем есть. Я умираю с голоду.
        Почти два часа они ели блюдо за блюдом. Брент сидел в противоположном конце стола, что, конечно, держало его на расстоянии, зато открывало отличный вид и возможность глазеть на нее в продолжение всего ужина. Кэролайн по большей части разговаривала со Стефани, сидевшей рядом, обсуждая такие банальные вопросы, как ее предстоящее венчание с виконтом Джеймсоном. Потом ее отец прочистил горло и во внезапно наступившей тишине обратился к графу.
        - Вы отлично поработали над поместьем, Уэймерт, - любезно похвалил он.
        Брент посмотрел прямо на старика.
        - Благодаря вашей дочери.
        - Да, чудесно ты обставила дом, Кэролайн, - подхватила Джейн, намазывая маслом очередной бутерброд. - В Мирамонте так красиво, в какую комнату ни зайди.
        - Обставить дом может каждый, - небрежно продолжал Брент, откидываясь на спинку стула и принимаясь рассматривать вино в своем бокале. Потом он вновь бросил взгляд на жену, повертел ножку фужера в пальцах и уже мягче добавил: - Я говорю о финансах.
        Тут все разом прекратили есть, повернули головы и воззрились на графа. Кэролайн, в горле у которой застрял и начисто перекрыл дыхание кусок сливовой начинки, не составила исключения.
        В комнате воцарилась гробовая тишина, пока Гэвин, муж сестры Кэролайн Шарлотты, не покачал головой и прежде остальных не обрел дар речи.
        - Что может женщина знать о финансах, Уэймерт?
        Брент улыбнулся.
        - О других женщинах ничего сказать не могу. Однако я знаю, что моя жена прекрасно ладит с цифрами, и, поскольку она лучше ведет счета, я попросил ее заняться этим. До сих пор она отлично справлялась и даже отыскала несколько тысяч фунтов, которые я умудрился потерять на бумаге просто потому, что владею математикой не в пример хуже, чем она. То, на что я трачу часы, она делает за считанные минуты.
        Граф отпил вина, смакуя напиток и давая возможность аудитории переварить его слова.
        - Если бы не Кэролайн, - не спеша откровенно закончил он, - мы бы ели ужин на полу деревянными ложками.
        Все в изумлении уставились на графа. На долю секунды тишина стала абсолютной, но потом Шарлотта Беккер нарушила ее, прыснув со смеху.
        - Браво, Брент, - вырвалось у нее. Женщина быстро прикрыла ладонью смеющийся рот и посмотрела на брата искрящимися, полными восхищения глазами.
        Кэролайн медленно опустила ресницы. Ее лицо горело от смущения, ум негодовал на мужа за дерзость, а сердце переполняла такая радость, что она едва сдерживалась. Дрожащей рукой она потянулась за бокалом вина и сделала три больших глотка.
        Тут вмешался ее отец.
        - Вот и славно, мой мальчик, - проронил он, возвращаясь к еде. - Вот и славно.
        Взгляд Кэролайн метнулся к нему.
        Роберт крякнул.
        - Это какой-то фарс, Уэймерт. Вы ведь не думаете, что мы поверим, будто ваши счета ведет жена?
        Джейн бросила на мужа суровый взгляд.
        - Я который год толкую тебе о способностях Кэролайн, Роберт. Почему ты так упорствуешь в своем неверии?
        Роберт посмотрел на жену, как на безумную.
        - Потому что, дорогая, женщины никогда не разбирались в таких вещах. Довольно с вас поэзии, детей и благотворительности. - Он погладил ее по руке. - Ты не хуже других знаешь, что благородной леди не пристало изучать математику. Заниматься этим ненормально и непристойно.
        Это заявление так разозлило Кэролайн, что она чуть не запустила в зятя тарелкой.
        - Не могу сказать, что вполне разделяю ваше убеждение, Уэкстон, - протянул Карл, вступая в разговор и в глубокой задумчивости разглядывая свой бокал вина. - Если бы моя жена Шарлотта имела склонность к какой-нибудь научной отрасли, отданной на откуп мужчинам исключительно в силу условностей, думаю, я бы поощрял ее применять свои познания где только возможно. - Он поднял голову и пожал плечами. - Какой от этого вред?
        У Роберта побагровело лицо, Гэвин онемел и открыл рот. Брент бросил взгляд на отца Кэролайн, но тот лишь с остервенением поглощал еду. Шарлотта Беккер лучезарно улыбнулась и посмотрела на мужа с бесконечным обожанием. У остальных леди и их мужей делался все более смущенный вид, а сестры Кэролайн, благослови их Господь! просто сидели, откинувшись на спинки стульев, как будто вовсе не замечали происходящего.
        Кэролайн хотелось смеяться от нелепости происходящего.
        - Какой от этого вред? - взревел Гэвин, хлопнув ладонью по столу для пущей важности. - Я могу потерять все до копейки, если позволю женщине вести мои счета! - Он немного снизил тон. - Без обид, Уэймерт, но я просто-напросто не верю, что Кэролайн разбирается в цифрах не хуже мужчины. Это не тот случай, когда поле деятельности отдано на откуп мужчинам в силу условности. Математика чужда женщинам по самой их природе.
        Брент сощурился.
        - Неужели? - Он подался вперед. - Вы сумеете умножить триста двенадцать, скажем… на девяносто семь, Гэвин?
        На секунду-другую у зятя Кэролайн сделался ошарашенный вид, потом он быстро взял себя в руки и выпрямился на стуле.
        - Разумеется. Дайте мне перо…
        - Я имел в виду другое. - Граф повернул голову и с улыбкой посмотрел в конец стола. - Кэролайн?
        Она с силой глотнула, пытаясь протолкнуть докучливый кусок начинки.
        - Прошу прощения?
        Все посмотрели на нее, кроме отца, который не поднимал глаз от тарелки.
        - Ты сумеешь умножить триста двенадцать на девяносто семь?
        - Конечно, сумеет, - ответила за нее Стефани. - Скажи им, Кэролайн.
        Та вся сжалась, нервно поглядывая на мужа.
        - Я не думаю, что…
        - Кэролайн… - оборвал Брент, подзадоривая жену, - ты сумеешь умножить триста двенадцать на девяносто семь?
        - Да, - проронила она наконец.
        - Это нелепо! - воскликнул Роберт, бросая салфетку на стол. - Если мне дадут время подумать, я найду ответ в уме. - Затем он повернулся к хозяйке дома и самодовольно улыбнулся ей. «Улыбка безмозглого человека», - подумала Кэролайн. - Кэролайн, дорогая, сумеете ли вы умножить четыреста семьдесят шесть на сто тридцать два?
        В груди у нее клокотала ярость. Она презирала мужчин, которые так вели себя с женщинами, прилюдно унижая их. В любое другое время Кэролайн постаралась бы преуменьшить свои способности, но теперь ей хотелось кричать о своем таланте всему миру, хотелось показать этому напыщенному шуту, как он глуп.
        Она расплылась в ослепительной улыбке и любезно ответила:
        - Шестьдесят две тысячи восемьсот тридцать два, дорогой Роберт, - после чего отправила в рот очередную порцию сливовой начинки.
        - Она ответила наугад, - заявил Гэвин, возвращаясь к еде и принимаясь кромсать утку, будто дубленую кожу.
        Карл медленно поднялся.
        - Давайте проверим.
        - Перо найдется у меня в кабинете, - непринужденно бросил граф, и это были первые слова, которые он сказал зятю. Впрочем, Бренту удалось не встретиться с ним взглядом, потянувшись за вином.
        Десять минут, которых Карла не было в комнате, показались Кэролайн самыми долгими в жизни. В оглушительной тишине все делали вид, что заняты едой. Когда он наконец вернулся, напряжение так уплотнилось, что, будь у Кэролайн меч, она бы все равно не сумела его прорезать.
        Она взглянула в лицо Карлу. Тот улыбнулся ей и, подмигнув, положил на стол листок бумаги.
        - Мне потребовалось чуть больше времени, чтобы умножить четыреста семьдесят шесть на сто тридцать два, но, по-моему, она права, джентльмены. - Карл опять взглянул на нее. - Какое число у вас получилось, Кэролайн?
        Она прокашлялась.
        - Шестьдесят две тысячи восемьсот тридцать два.
        - Что ж, - решительно проговорил он, усаживаясь обратно на стул, - я доверил бы ей свои счета.
        Кэролайн радостно улыбнулась ему, а потом набралась смелости еще раз посмотреть на мужа. Нежный взгляд, который она встретила, переполняли восхищение и гордость. В эту минуту ей захотелось встать, подойти к Бренту, обхватить ладонями его лицо и расцеловать его в губы со всей страстью, которую она питала к нему.
        - Боже правый, неужели уже десять? - чересчур громко спросила Джейн. - Пожалуй, я готова к десерту.
        Все разом заговорили.
        Шарлотта знала, что нужно делать. Наблюдая, как брат смотрит на жену через весь стол, как его лицо выдает глубочайшие чувства к женщине, с которой он обвенчался, она наполнялась пониманием и сопереживанием.
        Судя по всему, Брент и Кэролайн еще не познали близости друг с другом. Шарлотта почти не сомневалась, хотя ни с кем этого не обсуждала. Она читала это во взглядах, которые они с таким томлением украдкой бросали друг на друга за ужином, ощущала это в отстраненной, сухой манере, в которой Кэролайн говорила о Бренте. Что-то удерживало их от близости, и, будучи докучливой, любящей сестрой, Шарлотта почла своим долгом открыть им глаза на то, что они прятали за стеной непонятного упрямства.
        Все разъехались или ушли спать, включая Карла, который с готовностью оставил ее, чтобы она могла поговорить с Брентом наедине. Шарлотта нашла брата за считанные минуты. Он стоял сразу за стеклянными дверьми и, положив руки на поручни лестницы, выходившей в сад, вдыхал холодный ноябрьский воздух и смотрел в чистое звездное небо.
        Плотно закутав плечи шалью, Шарлотта вышла на террасу, тихо подошла к брату и остановилась. Осознав, кто рядом с ним, Брент медленно вздохнул, но ни жестом, ни словом не показал, что узнал сестру.
        - Интересный был вечер, Брент.
        - Сударыня, - довольно сухо проронил он в ответ.
        Шарлотта повернулась и увидела его напряженный профиль.
        - Уверена, ты помнишь мое имя.
        Он ничего не сказал, продолжая безучастно смотреть на звезды.
        В конце концов у Шарлотты лопнуло терпение, и она пробормотала:
        - Кэролайн чудесная женщина. Сегодня вечером ты сделал ей великолепный подарок.
        Брент громко и медленно выдохнул, опуская взгляд на темный сад.
        - Ее родственники должны понимать, что я женился на умной, изысканной леди, а не на серенькой старой деве, которая только и умеет, что сажать цветы.
        Шарлотта тоже окинула взглядом сад.
        - В этом она определенно добилась огромных успехов. Я никогда не видела наш сад таким красивым. - Потупив глаза, она добавила: - Думаю, она талантливее матери…
        - Конечно, талантливее, - неожиданно резко, с отвращением перебил ее Брент. - Это ясно как день.
        Шарлотта смерила брата оценивающим взглядом и смягчила тон.
        - Она тебе очень дорога, верно?
        Брент ничего не ответил, и Шарлотте потребовалась вся ее выдержка, чтобы не стукнуть его по голове за такое ослиное упрямство. Вероятно, он даже себе в этом не признавался. Сложив на груди руки, Шарлотта решила перейти к сути дела.
        - Не знаешь, куда она ходит каждое утро?
        Женщина чуть не улыбнулась, когда всего на долю секунды на лице брата отразилось замешательство и он повернул голову, впервые после ее приезда в Мирамонт посмотрев ей в глаза. Боясь разрушить момент, она просто наблюдала за ним в тусклом свете, пробивавшемся из столовой, неотрывно глядя ему в глаза и принуждая заговорить, прежде чем сама скажет хоть слово.
        Граф подтянулся и выпрямился.
        - Каждое утро Кэролайн занимается с Розалин и работает в саду.
        - Что ж, - невозмутимо ответила Шарлотта, глядя на свои атласные туфельки, - возможно, так и было, пока не приехали мы с Карлом, но в последнее время она каждый день тайком уходит после завтрака. Она никому не говорит, куда направляется, и, как правило, в следующий раз я вижу ее только после обеда, даже ближе к вечеру.
        Шарлотта осторожно бросила взгляд на брата и увидела, каким жестким стало его лицо в попытке замаскировать нахлынувшие чувства.
        - На что ты намекаешь? - спросил он мрачным, угрожающим тоном.
        Какими все-таки предсказуемыми бывают мужчины!
        - Я ни на что не намекаю, Брент, честное слово. Не только я замечаю, что она уходит. Мне просто стало интересно, знаешь ли ты, где она изо дня в день проводит по шесть-семь часов в полном одиночестве.
        Граф медленно отвернулся, схватился двумя руками за поручень и снова устремил взгляд в темноту.
        - Если ты что-то знаешь, так и скажи, а не ходи вокруг да около.
        Она непринужденно пожала плечами.
        - Я ничего не знаю.
        Это была ложь, ибо Шарлотта почти не сомневалась, что Кэролайн, будучи, по собственному заявлению, и это с гордостью признавали все обитатели Мирамонта, ботаником и знатоком цветов, обнаружила теплицу и по каким-то причинам ни единой душе не рассказала о своей находке.
        Брент может узнать об этом позже, после того как обвинит жену в неверности, что, как надеялась Шарлотта, заставит их поговорить начистоту и выпустит на волю их страсть.
        Она положила ему на плечо затянутую в перчатку руку. Он вздрогнул, но не отстранился. Шарлотту печалила их давняя и, с ее точки зрения, нелепая ссора, но она чувствовала, что примирение не за горами. Они разговаривали, она прикасалась к нему - это было началом.
        - Уверена, она еще не спит, Брент. Просто спроси ее, куда она ходит каждый день. - Шарлотта убрала руку с его рукава и повернулась уходить. - Я не могу видеть, как ты мучаешься.
        Она остановила взгляд на потемневшем лице брата, а когда поняла, что тот не намерен отвечать, приподняла юбки и вернулась в дом.

        Глава семнадцатая

        Гвендолин наконец ушла спать, оставив Кэролайн за туалетным столиком. Прикрытая лишь легкой пурпурной шелковой накидкой, она задумчиво расчесывала волосы.
        На ее памяти еще не случалось такого странного, неловкого вечера. Кэролайн никогда не замечала, какими несчастными кажутся ее сестры Джейн и Шарлотта рядом со своими мужьями и как заносчивы мужчины, за которых они вышли, как они даже в мелочах стараются унизить женщин. Впрочем, будучи питомцами благородного общества, они, вероятно, даже не представляли, что можно вести себя иначе.
        Но больше всего Кэролайн удивило немое согласие, которым ее отец встретил новость, что она занимается финансами Мирамонта. Он как будто не поразился откровению зятя: не читал нотаций, даже ничего толком не сказал, а ведь он совершенно не привык держать свое мнение при себе.
        За последние несколько часов Кэролайн ясно поняла, как ей повезло, что у нее есть мужчина, который защищает ее, относится к ней, как к мыслящему человеку, принимает ее как личность и повергает в дрожь одним взглядом, простым прикосновением.
        Положив щетку на туалетный столик, Кэролайн медленно поднялась и направилась к кровати, на которой лежали ночная сорочка и халат. Опустив руку, чтобы развязать поясок на талии, она услышала, как Брент открыл дверь. Не постучал, а просто вошел, как будто она должна была ждать его.
        Кэролайн открыла рот, чтобы отпустить какую-нибудь колкую шутку, но что-то в его взгляде заставило ее смутиться.
        - Каким глупцом я был, Кэролайн, - тихо проговорил он, опершись спиной на закрывшуюся за ним смежную дверь.
        Он уже успел снять жилет, подкатить рукава и расстегнуть рубашку ровно настолько, чтобы обнажилась верхняя часть груди. Кэролайн неуверенно поглядывала на него, начиная нервничать.
        - В чем дело? - спросила она. - О чем ты говоришь?
        Брент смотрел на нее какое-то время, потом угол его рта изогнулся в циничной усмешке, глаза сузились, и он медленно двинулся к ней.
        - Я только что мило побеседовал с Шарлоттой.
        Кэролайн приятно удивилась.
        - Вы разговаривали?
        Граф хранил молчание, пока не навис прямо над женой, и если бы она так не удивилась его словам, то наверняка попятилась бы.
        Он с презрением покачал головой.
        - Я не хотел этого разговора, но он заставил меня прозреть, дорогая.
        Брент поднял голову Кэролайн за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза, которые были холодными и гневными.
        Он понизил голос до шепота.
        - Она оскорбила нас обоих, спросив меня, куда именно ты ходишь каждое утро, и мне пришлось обнаружить полнейшее супружеское неведение, ибо я этого не знаю.
        - Брент…
        - Но ей не пришлось добивать меня ответом, Кэролайн. Раз ты не хочешь заниматься сексом с мужчиной, за которого вышла замуж, совершенно очевидно, что тебе нужно получать удовлетворение от другого.
        Изумленное выражение, ничуть не портившее ее красивого лица, по-видимому, заставило графа запнуться - Кэролайн прочла это в его глазах. Потом он резко убрал руку.
        Глубоко вздохнув, Брент закрыл глаза и положил руки на бедра.
        - Кто твой любовник?
        Кэролайн уставилась на мужа, а когда шок от его слов наконец уступил место негодованию, почти выкрикнула:
        - У меня нет любовника!
        - Не лги мне, Кэролайн. Я знаю, что они были у тебя раньше, ты ясно дала это понять, так что о твоей девственности речь не идет. Мне абсолютно все равно, кто у тебя ее отнял. - Он смерил ее саркастическим взглядом. - По словам Шарлотты, все знают, что тебя каждый день часами не бывает дома. А теперь, поскольку твои прогулки привлекли и мое внимание, я требую ответить, раздвигаешь ли ты ноги для кого-то из моих знакомых или с кем ты встретилась в Мирамонте, а может, делаешь это для мужчины, с которым спишь уже много лет.
        Кэролайн только стояла и смотрела на него. Ее щеки пылали, сердце глухо колотилось. Она хотела отвесить ему пощечину, но не могла этого сделать, потому что ее мозг лихорадочно работал, пытаясь определить, откуда вдруг у него взялись такие дикие мысли. У Кэролайн отлегло от сердца, когда она поняла, что гнев Брента вскипел единственно потому, что Шарлотта видела, как она уходит в теплицу, и нечаянно упомянула об этом при брате. С другой стороны, ей было не по себе: ведь если рассказать о теплице сейчас, Брент вполне может отобрать у нее последний осколок мечты, который ей удалось сберечь. Нужно было признаваться, но осторожно.
        Расслабившись, она одарила мужа приятной, ободряющей улыбкой.
        - Я ухожу, это правда, но ты не поймешь…
        Граф тихо усмехнулся, перебив ее, и с отвращением покачал головой.
        - Пойму, Кэролайн, потому что видел это раньше. Женщины - лживые, эгоистичные и жестокие притворщицы. За всю жизнь я не знал ни одной преданной женщины, и ты прекрасно вписываешься в этот образ, потому что обладаешь способностью целовать, как будто в самом деле меня желаешь, тереться о мое тело с мастерством платной шлюхи, но давать выход своей похоти с другим мужчиной. - Он стиснул челюсти. - Жаль только, что я так долго не догадывался, почему ты меня избегаешь. Ирония судьбы, но только другая женщина смогла указать мне на то, что месяцами лежало у меня под носом.
        Гнев Кэролайн нарастал с каждым словом, которое слетало с губ графа, превращаясь в клокочущую лаву, а он продолжал бессердечно нападать на нее, больно ранить, не позволяя даже объяснить явное недоразумение.
        Сверкая глазами и вскипая от гнева, который не уступал ярости Брента, она возразила:
        - Я наотрез отказываюсь обсуждать с тобой что-либо, пока ты стоишь здесь и орешь, вместо того чтобы выслушать меня. Ты ведешь себя нелогично и глупо, и я требую, чтобы ты ушел.
        Кэролайн отвернулась, давая понять, что он может убираться, но он схватил ее за плечо и рывком повернул к себе. Она открыла рот, чтобы швырнуть ему в лицо вполне заслуженное обидное слово, но дурное предчувствие заставило ее прикусить язык. Черты графа окаменели, глаза потемнели и сузились. Он буравил ее взглядом, крепко сжимая руку.
        - Да, пожалуй, я вел себя нелогично и глупо, когда верил в наше будущее, Кэролайн. Я верил, что у нас может что-то получиться, потому что ты была такой особенной и умной, так идеально подходила мне во многих отношениях. Я даже думал, что начинаю нравиться тебе, что тебе хорошо со мной, что ты хочешь меня как мужчину.
        Брент отпустил ее руку, и Кэролайн отступила на шаг, недоумевая, что услышала такое признание от человека, привыкшего глубоко прятать и ревностно оберегать свои мысли и чувства.
        Граф посмотрел ей прямо в глаза и резким голосом, с каждым словом становившимся все громче от ярости, сказал:
        - Я хотел тебя, Кэролайн. Я хотел тебя с того дня, как мы поженились. Я такой же человек, как и ты, с желаниями и потребностями, с чувствами, которые можно ранить, с надеждами и мечтами, которые можно растоптать. Все они глубоко во мне, и я научился их оберегать, потому что только эту единственную часть моего существа еще никто не вырвал с корнем и не уничтожил. И могу поспорить, что ты ни разу не задумывалась об этом, не так ли? Ты никогда не думала о том, чего я хочу, тебя не интересовали ни мои чувства, ни мои желания.
        Кэролайн не могла заставить себя ответить, не могла даже вдохнуть, так она была ошеломлена. То ли ее продолжительное молчание, то ли выражение ее лица заставило его мрачные, грозные коричневато-зеленые глаза внезапно вспыхнуть. Граф ткнул себя в грудь и с неприкрытой яростью закричал:
        - Так вот чего хочу я, Кэролайн! Я хочу заниматься с тобой любовью! Я хочу прикасаться к тебе и возбуждать в тебе страсть, которой ты не чувствовала ни с кем другим! Я хочу обнимать тебя и каждую ночь засыпать рядом с тобой! Я хочу открыться и показать тебе, что я чувствую глубоко внутри, позволить тебе узнать о том, чего никто никогда обо мне не знал! Я хочу, чтобы ты нуждалась во мне так же, как я нуждаюсь в тебе!.. И вдруг я получаю такой плевок в лицо: оказывается, за четыре месяца, что мы женаты, ты не уделила ни единой мысли моим желаниям, моим потребностям, потому что твой самый большой талант, Кэролайн, - это думать только о себе!
        Кэролайн смотрела на него, не в силах произнести ни слова; во рту у нее пересохло, сердце бешено колотилось. Какое-то время она наблюдала, как он борется со своими внутренними противоречиями, вывернутыми теперь наружу и открытыми ее взгляду. Потом он медленно отступил, провел дрожащей ладонью по лицу и повернулся к двери.
        Задержавшись у порога, Брент оглянулся на жену. В его лице была боль, голос был полон скорби.
        - Я двадцать пять лет прожил с женщиной, которая поносила и презирала меня, которая научила меня радоваться минутам, когда она просто меня игнорировала. Но никогда еще, до этой самой минуты, я не чувствовал себя никчемным и ненужным. Спасибо, Кэролайн, за новый опыт. - Опустив взгляд, он добавил: - Уходи к своему любовнику. Я устал бороться.
        Граф вышел за дверь и захлопнул ее у Кэролайн перед носом.
        Она так и осталась стоять, замерев на несколько минут, пока ее не начало неудержимо трясти. Медленно, прикрывая рот ладонью, чтобы не разрыдаться, она на негнущихся ногах подошла к постели и села.
        Она не хотела причинять ему боль, а теперь стало ясно, что со дня их первой встречи только это и делала. Да, она помогала его дочке общаться, с глубоким пониманием слушала, когда он рассказывал о войне. Ей даже казалось, что с ее помощью Брент и его сестра забудут прошлые обиды. Но все это время, по сути, она только и делала, что обижала его. Впервые осознав это, Кэролайн не могла сдержать слез.
        Он прав. Она с самого начала была эгоистичной и нечестной, заключив с ним брак ради аннуляции, которой - и она поняла это уже в день свадьбы - он никогда бы не допустил. Она, игнорируя его, как будто он и вовсе не существовал, разговаривала с ним в надменном, даже грубом тоне. Брент заслуживает гораздо большего, но женился всего лишь на ней.
        Кэролайн смотрела в пол, безвольно опустив руки, и тут до нее начало медленно доходить, что настал момент, которого она ждала, на который надеялась с тех пор, как переехала в Мирамонт. Выбор между двумя жизненными дорогами разрывал ей сердце, но после такого поворота в отношениях с Брентом аннуляция стала реальной и ее вдруг перестала страшить перспектива заговорить с ним о ней. Поскольку граф считал, что у нее есть любовник, а в супружеские отношения они еще не вступили, у него были основания отпустить ее. Перед ней открывался прямой путь к мечте. Пришла пора сказать Бренту, что она уезжает. Ботаника всегда была и по сей день является истинным стержнем ее личности, и она не предаст ее.
        Кэролайн поднялась с постели. Она поняла, что должна делать, и усиленно повторяла себе, что ее жизнь, ее судьба вовсе не здесь, а в совершенно другом мире. Неслышно подойдя к смежной двери, нажала на холодную, твердую ручку и вошла в комнату Брента.
        Увидев его, она растаяла. Он сидел на канапе точно так же, как в день ее рождения, глядя на пылающий огонь и держа в руках до половины наполненный бокал бренди. И хотя граф услышал, что она вошла, он ни взглядом, ни жестом не показал этого.
        Кэролайн долго стояла, молча наблюдая, как отблески огня танцуют на гладкой, бронзовой коже и с каждой вспышкой выхватывают из тьмы мягкие, сияющие волны его волос. Она чувствовала гнев Брента, его горе, его одиночество и еще что-то новое - первые отблески осознания того, что уже месяцами было у нее под носом, но в чем она упрямо не желала сознаваться. Сколько она себя помнила, ей хотелось лишь красоты своих цветов и сада, а Господь вместо этого подарил ей мужчину, в которого вложил гораздо больше труда, смысла и красоты, чем в самое восхитительное из растений или любых других творений, которые только можно было себе представить. Наконец-то, после долгих месяцев терзаний и противоречивых желаний, для Кэролайн все прояснилось. Ее место здесь. Ее судьба - это Брент.
        - Я хожу в теплицу.
        Слова вырвались из ее груди хрипло и тихо, сущим шепотом по сравнению с треском огня. Кэролайн наблюдала, как до Брента начинает медленно доходить смысл ее признания. На миг его дыхание как будто стихло, тело замерло, и тогда она поняла, что произнесла самые откровенные слова за всю свою жизнь.
        - Я не хотела рассказывать, потому что боялась, что ты отнимешь ее у меня, - созналась она тихим, неуверенным голосом, - а я до этой минуты верила, что это единственный стержень моей жизни.
        Кэролайн медленно двинулась к мужу.
        - Но я ошибалась, ибо теперь понимаю, что никогда не буду счастлива без мужчины, который стал моим рыцарем, который уважает меня, как никто, у которого больше отваги, ума и сострадания, чем у всех, кого я знала раньше. Я должна была довериться тебе, - с болезненной нежностью прошептала она, остановившись рядом с графом. - Прости.
        Немного помолчав, Брент прерывисто втянул в себя воздух и посмотрел на бокал в своих руках.
        - Я могу быть только тем, кто я есть, Кэролайн, - хрипло проговорил он. - Я просто не знаю, чего ты от меня хочешь.
        Глаза Кэролайн заблестели от непролитых слез, она проглотила рыдание и тихим, сдавленным от страсти голосом ответила:
        - Я хочу, чтобы ты сделал меня своей женой.
        На несколько секунд, минут или даже часов - Кэролайн не могла сказать наверняка - время как будто остановилось. Потом Брент поднял голову и пронзил Кэролайн взглядом зеленых глаз, искрящихся в отблесках огня, словно темные изумруды.
        - Ты достойна мужа, который хочет тебя, Кэролайн, такой, какая ты есть, и ты знаешь, что для меня это так. Но как бы я ни нуждался в тебе, я не возьму тебя, если ты пришла сюда из чувства вины, жалости или по каким-нибудь странным соображениям ханжества или долга. - Он опустил взгляд на бокал. - Ибо я также верю, что, несмотря на все мои пороки, я достоин жены, которая разделяет мое желание, хочет меня так же сильно, как я ее. Ради меньшего не стоит терпеть боль.
        Уловив значение его слов, Кэролайн отчаянно заморгала, чтобы набраться сил и разогнать туман, затянувший ей глаза. Потом очень-очень медленно, с напускной смелостью она протянула руку, мягко вынула из ладоней Брента бокал, сделала глоток для уверенности и поставила его на стол.
        Кэролайн посмотрела в лицо графа, красивое, мужественное, и, вытянув руку, ласково заскользила кончиками пальцев по его твердому, совершенному и полному незаурядного изящества телу. Потом, непоколебимая в своем решении, глубоко дыша, она взяла Брента за руку, потерла большими пальцами его ладонь и раскрыла шелковую накидку ровно настолько, чтобы положить ее себе на грудь.
        В тот миг, когда рука графа соприкоснулась с ее кожей, он резко вздохнул и вновь посмотрел на нее, то ли удивленно, то ли смущенно, она точно не знала, но не шевельнулся и не заговорил, просто сидел и смотрел.
        Несколько мгновений Кэролайн смело выдерживала его взгляд, а потом прошептала низким, хриплым от страсти голосом:
        - В одном ты ошибся, Брент. Твои чувства значат для меня все, и я обещаю никогда больше не причинять тебе боли.
        С блаженным согласием в сердце, окончательно и бесповоротно уверившись, что время пришло, Кэролайн медленно закрыла глаза, слегка запрокинула голову и потянула за поясок на талии, раскрывая перед Брентом, обнажая для него всего - глаз, рук и души - единственную часть себя, которой он еще не познал.
        Брент не помнил, чтобы когда-нибудь в прошлом его захлестывали такие первозданные, бурлящие эмоции, пожирая его изнутри и делая слабым. Никогда в жизни перед его глазами не представало такое прекрасное зрелище.
        Кэролайн стояла не дальше, чем в футе от него, левым боком к огню. Ее прелестное лицо было невинным и нежным, волосы падали до талии светящимися волнами. Когда насыщеннопурпурный шелк соскользнул с нее, трепещущие отблески очага изящно заиграли в перламутровых переливах ее кожи, на холмике ее соска и на нескольких темных, сияющих завитках, сбежавших из тени между ног, чтобы отразить свет от камина.
        Брент начал медленно водить кончиками пальцев по ее соску, двигаясь вниз от груди, легко касаясь талии, живота и постепенно переходя к бедру и вниз по внешней стороне ноги. Он почувствовал, как она затрепетала, как под кончиками его пальцев задрожало ее тело, и тогда он нежно двинулся вверх, остановившись на внутренней части ее бедра.
        - Кэролайн…
        - Мне страшно, - шепнула она.
        От этого признания сердце Брента преисполнилось нежности. Опустив руку, он медленно встал перед Кэролайн. Она по-прежнему не открывала глаз, не шевелилась, но он чувствовал ее дрожь. Граф обхватил ее лицо ладонями и, склонившись, легко коснулся губами ее губ.
        - Доверься мне, - тихо попросил он.
        Кэролайн едва заметно кивнула и прошептала:
        - Хорошо.
        В этот миг Брент понял, что принадлежит ей и никому другому. Он провел большим пальцем по ее щеке, положил ей ладонь на затылок и приник губами к ее рту.
        Первый контакт был одновременно потрясающим и сладким, знакомым и в то же время неловким. Да, они целовались раньше, но тогда у них не было взаимного понимания, что между ними произойдет. Сначала Брент целовал почти робко, давая время привыкнуть, потом усилил давление, настойчиво пытаясь приоткрыть ее губы.
        Кэролайн постепенно расслабилась и стала отвечать на поцелуи с нарастающим пылом, подняв руки и пробегая пальцами по его волосам. У ее губ был вкус бренди и запах фиалок, а кожа на ощупь была нежной и гладкой, как лепесток розы.
        Брент скользнул ладонями вниз по ее шее и обхватил ее за плечи под шелком накидки. Его язык мягко двигался у нее во рту, и она повторяла движения за ним, позволяя волшебству поглотить себя. Брент ласкал ее кожу кончиками пальцев, потом осторожно оторвался от ее губ и приспустил накидку с ее плеч.
        Кэролайн открыла глаза и растерянно на него посмотрела.
        - Я… я не знаю, что делать.
        У графа растаяло сердце. Ободряюще улыбнувшись, он поднял руку и положил ее на щеку Кэролайн, другая легла ей на грудь, и его пальцы принялись ее гладить.
        - Сегодня все сделаю я. - И, прежде чем Кэролайн успела понять, что происходит, он дернул пурпурный шелк, и тот, соскользнув с ее тела, упал на пол.
        Брент почувствовал, как по ней пробежала дрожь; она тут же опустила ресницы. Тогда он приподнял ее голову, заставляя смотреть на себя.
        - Не нужно стыдиться, - взмолился он, пронзительно глядя ей в глаза. - Сейчас только я имею значение, а я думаю, что ты прекрасна.
        Впитав в себя эти слова, Кэролайн почувствовала, что вот-вот расплачется, а ей меньше всего хотелось этого в ночь, которую она считала своей первой брачной ночью.
        - Ты первый мужчина, который назвал меня прекрасной, - призналась она глухим, сдавленным голосом.
        Брент усмехнулся.
        - Я знал, что в чем-то буду первым.
        Кэролайн улыбнулась в ответ и осторожно потянулась к пуговицам его рубашки.
        Он тут же накрыл ее руку.
        - Я сам.
        Она опустила руку и замерла перед графом, наблюдая, как он снимает рубашку и бросает ее на канапе.
        Они стояли всего в футе друг от друга, он - раздетый до пояса, она - абсолютно голая и чувствующая себя как никогда уязвимой.
        Брент осторожно протянул обе руки и легко погладил пальцами кончики ее грудей, сорвав с ее губ вздох и заставив подкоситься колени. Лицо графа вновь стало серьезным и напряженным, а взгляд растворился в глазах Кэролайн. Он поглаживал ее грудь, а потом обхватил ее всей рукой, вращая ладонями, так что у нее защипало в сосках и те затвердели под его руками. Через несколько секунд Кэролайн уже задыхалась, вздрагивая от ощущений, разгоравшихся у нее внутри, и вспыхивая не от тепла камина, а от нарастающего внутреннего жара, начинавшего медленно вытеснять все опасения.
        Она инстинктивно потянулась к Бренту, и, понимая ее растущее желание и жажду наслаждения, тот отпустил ее, чтобы снять сапоги. Покончив с обувью, граф расстегнул брюки и, избавившись от остатков одежды, предстал перед Кэролайн обнаженным.
        Кэролайн закрыла глаза. Отчасти из-за того, что не могла заставить себя посмотреть вниз, а отчасти потому, что внезапно так запаниковала, что ей захотелось опрометью броситься из спальни.
        Брент, похоже, уловил ее неуверенность, ибо в следующую секунду обхватил ее и притянул к себе.
        Поцелуй начался медленно, позволяя страсти разгораться в естественном ритме. Брент ласкал спину и шею Кэролайн, блуждал пальцами в ее волосах, все время выдерживая дистанцию, ибо они до сих пор еще полностью не соприкоснулись. Граф раздразнил ее губы, заставив их открыться. Он вторгся в ее рот ищущим языком и принялся сосать ее язык, как восхитительно делал в тот день в саду.
        Как и в прошлый раз, словно внезапный разряд молнии пронзил тело Кэролайн, и между ног вспыхнуло пламя. Предугадав такую реакцию, Брент с силой притянул ее к себе, обняв так крепко, что она не могла не почувствовать каждый мускул, каждую точку налитой твердости, которой он обладал.
        Кэролайн тихо всхлипнула и обвила руками его шею, упиваясь большим, сильным телом мужа, таким крепким и теплым. Волоски на его груди щекотали ей соски. Его мужской член, горячий и твердый, ласкал ее живот, как будто просил внимания.
        Кэролайн обхватила Брента за голову и принялась лихорадочно целовать в ответ. Ощутив ее отзыв на его прикосновения, на его пыл, граф глухо застонал и, неохотно отпустив ее рот, посмотрел жене в глаза.
        Кэролайн стояла, прижимаясь к нему, задыхающаяся и раскрасневшаяся. Глаза Брента сузились, дыхание стало тяжелым, и вот, спустя как будто целую вечность, он подхватил ее под коленки, поднял на руки и понес на постель.
        Она спрятала лицо в изгибе его шеи, цепляясь за него, наполняясь ощущением его тела, его запахом. Когда он положил ее на простыни, она с готовностью растянулась на кровати, ожидая, что Брент ляжет рядом с ней, но он отступил на шаг и стал любоваться ее нагим телом.
        - Брент…
        - Ш-ш-ш… - Граф неспешно скользил по ней взглядом. - Я месяцы хотел этого, Кэролайн. Дай на тебя посмотреть.
        Кэролайн и себе без стеснения позволила посмотреть на Брента, впервые увидеть всего мужчину, и мужчина, стоявший перед ней, выглядел как бог, в точности как она чувствовала его под ладонями и пальцами, - крепкий, сильный, красивый лицом и телом. А когда она перевела взгляд на ту часть, которой никогда прежде не видела, ею овладело острое, отчаянное желание познать непознанное, коснуться его, ласкать и наконец почувствовать, как он входит в нее. Внезапно страсть накрыла ее и страх исчез.
        Для Брента увидеть тело Кэролайн, обласканное светом от камина, ее соски, незащищенные и возбужденные до твердых пиков, ее стройную, точеную талию, переходящую в мягкий изгиб бедер, и гладкие, шелковистые на ощупь ноги, значило не столько насладиться видом, сколько раскрыть для глаз то, что уже неделями пыталось вообразить сознание. Она была совершенной, пышной и в то же время стройной, чарующей и соблазнительной - настолько прекрасной, что он даже не смел себе представить.
        Граф опустился на постель рядом с Кэролайн, прильнул к ней и забросил ногу поверх ее бедер. Левой рукой он поглаживал ее волосы, а правой начал легко ласкать живот, медленно рисуя на нем маленькие круги.
        - Знаешь, что я думаю, Кэролайн? - спросил он тихо, почти задумчиво.
        Она нервно закусила губу и попыталась улыбнуться.
        - Жалеешь, что не женился на ком-нибудь с более длинными ногами?
        Брент усмехнулся и поцеловал ее в щеку.
        - Нет, не то, - пробормотал он и коснулся губами изгиба ее шеи. - Я думаю, что для большинства людей мечты - это недостижимый идеал. - Он провел языком по ее скуле, чувствуя, как она отзывается на его прикосновение. Потом снова встретился с ней взглядом и понизил голос до хриплого шепота. - Но мои мечты о тебе, Кэролайн, оказались жалким подобием реальности. Ты прелестнее всех моих грез.
        Несколько секунд Кэролайн смотрела на графа, потом ее глаза наполнились слезами, и это его погубило. Он обхватил ладонями ее лицо и, целуя ее не ласково и нежно, а без оглядки, алчно, страстно, вытирал большими пальцами капельки ее слез.
        Кэролайн обвила руками его за шею, крепко прижала к себе, и тогда, как будто ждать еще хоть долю секунды сделалось просто невыносимо, он обхватил ладонью ее грудь и принялся мять упругую плоть, нежно сжимать сосок, катать его между большим и указательным пальцем, пока она не застонала.
        Брент начал прокладывать поцелуями дорожку по ее скуле, шее и груди. Кэролайн часто задышала, положив руки ему на плечи, закрыв глаза, и, когда он накрыл ее свободный сосок ртом, она выгнулась и вцепилась в него, притиснулась еще ближе.
        Он тоже придвинулся ближе, посасывая, наслаждаясь вкусом, лаская, как ему уже давно хотелось ласкать, ускоряя темп, чувствуя, как сердце колотится в груди и гонит по жилам кровь. Кэролайн отвечала взаимностью, оживая под ним, позволяя страсти высвободиться. Граф медленно провел ладонью от груди к талии и принялся ласкать бедро, сгорая от желания коснуться ее между ног, погладить, почувствовать, насколько она готова принять его.
        - У тебя восхитительная кожа, - прошептал он сдавленным от желания голосом. - Мне так давно хотелось коснуться тебя.
        Кэролайн никогда не чувствовала себя такой беспомощной перед его алчными порывами и своими отчаянными желаниями, которых не понимала. Брент был таким нежным с ней, таким щедрым, и теперь она хотела его, как никогда ничего не хотела в жизни.
        С этой мыслью она взяла его руку, поднесла к губам, поцеловала ладонь и легко опустила ее к себе между ног.
        Кэролайн вздрогнула от интимности прикосновения. Брент застонал, как будто в жизни не касался ничего более изящного и драгоценного. В следующий миг он уже снова целовал Кэролайн с лихорадочной жадностью. Свободным локтем он обхватил ее за шею, прижимая еще ближе, и начал двигать ладонью и пальцами, сначала медленно, потом все более интимно, пока она инстинктивно не приподняла бедра, моля о большем.
        Кэролайн не могла дышать, не могла думать, ибо в ее голове не осталось ни единой мысли, кроме как о Бренте и волшебстве, которое он творил руками и ртом. Она тихо застонала, когда его язык снова сжал ее рот в уже знакомых объятиях. Сердце гром-, ко колотилось в груди, тело изнывало от желания какого-то другого, большего сближения. Она скользнула рукой по его груди и легко потерла соски подушечками больших пальцев.
        Брент резко втянул воздух и медленно отпустил ее рот, поднимая голову, чтобы взглянуть на нее. Его лицо было жестким, напряженным, глаза сузились и затянулись поволокой, дыхание вырывалось короткими, хриплыми толчками. Граф смотрел на нее, пристально сосредоточившись на лице, и тут она поняла почему, ибо в этот миг его пальцы нежно вошли внутрь нее.
        Она охнула и слегка выгнула спину, закрывая глаза от силы ощущений. Насладившись чувством, что наконец-то он вторгся этой маленькой частью себя во влажное тепло Кэролайн, Брент начал двигаться вверх и вниз, а большим пальцем продолжил водить по входу в ее расселину, теперь медленнее, но с прежней интенсивностью.
        - Ты такая влажная, - сказал он осипшим, дрожащим голосом. - Ты создана для любви, Кэролайн.
        Ее сердце преисполнилось эмоций, и она шепнула в ответ:
        - Я создана, чтобы любить тебя.
        Брент замер в полной неподвижности, замерла его рука, тело, дыхание, и Кэролайн на миг испугалась, что сказала что-то не то. Она открыла глаза и вновь посмотрела на графа, почти уверенная, что убила страсть, раскрыв такую интимную часть себя, но с первого взгляда поняла, что только подлила масла в огонь. Ее слова глубоко тронули Брента, она видела это в его лице, на котором сейчас танцевали отблески огня. Тогда, словно прочитав ее мысли, Брент убрал руку и перевернулся, накрыв ее своим телом.
        Приникая к Кэролайн и распределяя на ней свой вес, он с благоговением целовал ее груди, тонко, легко проводя кончиком языка по каждому соску, потом не спеша двинулся вверх, чтобы покрыть поцелуями шею, щеку, губы, ресницы.
        Кэролайн наслаждалась, чувствуя на себе мужчину, мужа, готового сделать ее своей женой. Повинуясь инстинкту, она шире раздвинула ноги, открывая ему более свободный доступ, запуталась пальцами в его густых, шелковистых волосах и принялась целовать его с такой же трепетной нежностью, как он только что целовал ее.
        Брент чуть приподнялся, чтобы пропустить между ними свою руку. Найдя заветное место, он начал ласкать его, вырывая из ее груди стоны восхищения, радостного предчувствия наслаждения. Потом, когда Кэролайн была готова к его проникновению, он завладел ее ртом, выровнял тело и начал потихоньку продвигаться внутрь нее.
        Она тут же напряглась под давлением его члена, и он прекратил движение. Брент обхватил свободной рукой ее грудь, погладил большим пальцем сосок и повторил попытку, но натолкнулся на такое же сопротивление.
        Легко коснувшись губами ее губ, граф немного отстранился, сдерживая нетерпение. Одну руку он положил на лоб Кэролайн, второй ласково мял ей плечи и прижимал к себе.
        Кэролайн позабыла обо всем, кроме желания чувствовать его. Она поворачивала бедра, чтобы теснее касаться его, томясь по полному соитию, поднимала и разводила ноги, чтобы внутренние части бедер терлись о его ноги. Это сводило Брента с ума. Он стиснул зубы и зажмурился, громко и тяжело дыша, приказывая себе не терять самообладания.
        Она положила ладонь ему на грудь, ощутив сильное, быстрое биение его сердца. Брент подождал еще немного, потом устроился между ее бедер и снова попытался войти, продвинувшись уже чуть дальше, и боль сделалась слишком сильной.
        - Брент…
        Кэролайн съежилась, ее тело утратило податливость. Тут с Брентом что-то произошло. Он медленно приподнялся и заглянул ей в лицо. Его глаза скрывала тень, но черты лица смягчились, и спустя несколько мгновений неуверенности Кэролайн испугалась, что Брент передумал брать ее, потому что в нее трудно было войти.
        - Пожалуйста, не останавливайся, - взмолилась она шепотом. - Ничего, если будет немного больно.
        В воздухе воцарилась гробовая тишина, и вдруг Брент все понял.
        - О, Кэролайн… - выдохнул он мучительно нежно. - Ты никогда этого не делала, верно?
        Кэролайн не верилось, что Брент спросит у нее такое, лежа с ней в постели, почти соединившись с ней. Она думала, что он догадается по ее очевидной неопытности и боязливости, и, как видно, он прочел это в ее ошеломленном лице.
        - Боже мой, - пробормотал он, и в его голосе и выражении лица была смесь недоумения и удивления.
        Кэролайн смущенно следила за его лицом, пока он переживал в себе ее откровение. Она приложила пальцы к его рту, стала очерчивать их кончиками его губы, и он принялся целовать их, сначала медленно, потом не сдерживаясь. Он взял один палец в рот и начал нежно сосать, заставив ее вскрикнуть от острого наслаждения.
        Его рука начала снова ласкать ее грудь, и через несколько секунд желание возродилось во всей своей силе. Брент поцеловал ее ладонь, потом стал покрывать поцелуями лоб и ресницы, щеки и шею.
        Что-то изменилось в нем, Кэролайн чувствовала это, но вскоре она уже не могла ни о чем думать. Брент опять вставил руку между ее ног, нежно поглаживая, пока все остальные ощущения не исчезли для нее, пока ее бедра не выгнулись, сердце не заколотилось в груди, а дыхание не сделалось прерывистым.
        Тогда граф снова поднялся над ней, положил свободную руку ей на щеку и уперся лбом в ее лоб.
        - Обними меня, - мягко велел он, надвигаясь на нее сильным телом и снова нацеливаясь на вход между ее ног.
        Кэролайн кивнула и обхватила его за плечи. Тогда, целиком накрыв ее рот своим, он напрягся всем телом и стремительно вошел в нее, глубоко и полностью заполнив собой.
        Она впилась ногтями в его кожу, выгнула спину и резко выдохнула ему в губы. Слезы наполнили ее глаза, заструились по щекам, и Брент принялся нежно, ласково целовать ее, подхватывая их губами.
        Граф не шевелил ни единым мускулом, если не считать мягких толчков его поцелуев, и через несколько секунд боль внутри и между ногами начала стихать. Кэролайн вдохнула как можно глубже, расслабляясь. Почувствовав, что тревога оставила ее, Брент перенес руку к ее груди и принялся легко поглаживать, сдавливать сосок; его рука скользила тыльной стороной ладони под налитой плотью, мягко массируя, обхватывая всей рукой и лаская. Кэролайн немного заерзала, забеспокоившись, когда напряжение начало нарастать с новой силой, и гадая, что ей делать, но тут почувствовала, что Брент начал двигаться внутри нее.
        Он углубил поцелуй, порхая языком по ее губам, а потом стремительно и полностью погружаясь ей в рот. Кэролайн обняла его за шею и, повинуясь врожденному, старому как мир порыву, начала двигать бедрами в одном ритме с ним.
        Брент испустил стон, часто задышал и ускорил темп. Кэролайн последовала его примеру, отдаваясь во власть неизведанного, волшебного действа, всхлипывая в ответ на его прикосновения, подставляя под его поцелуи крепко зажмуренные глаза, упиваясь чудесными, новыми ощущениями внутри своего существа, чувствуя, как они распускаются и тянутся к свету, словно лепестки роз в лучах утреннего солнца.
        Внезапно Брент оторвался от ее губ и набросился на ее сосок, принявшись сосать, лизать, целовать, дразнить. Потом переключился на второй и проделал с ним то же самое. Кэролайн вжалась в подушку, обхватила бедра Брента ногами, чтобы прижать его ближе, и запустила пальцы в его волосы.
        Он начал вращать бедрами, меняя ритм, и Кэролайн медленно осознала, что он поднимает голову и тело и замирает прямо над ней.
        Она облизала губы, одурманенная желанием, сладострастная, как никогда прежде, С огромным трудом она раскрыла тяжелые веки и увидела, что Брент пристально изучает ее, серьезный и сосредоточенный. Опираясь на одну руку, другой он ласкал ее грудь, шею, а потом щеку мягкими, чувственными касаниями.
        Кэролайн инстинктивно толкала себя ему навстречу все сильнее, быстрее, жестче, встречая каждый его рывок собственным, страстно желая освобождения от муки, тихо постанывая, удерживая его голову запутавшимися в волосах пальцами, закусывая губу, глядя в его серьезные, темные глаза, отчаянно желая раскрыть секрет того, что он ей давал. Потом, где-то в дальнем уголке сознания она услышала его голос.
        - Пусть это случится, моя милая жена…
        Внезапно она словно открыла сокровищницу. Во всем своем блеске и красоте наслаждение охватило ее изнутри и прорвалось наружу сверкающим потоком, заставив ее закричать, вцепиться в Брента, зажмуриться в экстазе, затронувшем собой каждый нерв и прокатившемся по каждой клеточке ее тела.
        - Ты моя, - тихо проговорил граф, наблюдая за ее лицом и проводя большим пальцем по губам. Потом он припал к ней, поцеловал в шею и еще раз шепнул на ухо: - Ты принадлежишь мне.
        Кэролайн спрятала голову в его шее, позволяя дыханию замедлиться. Она плавно спускалась в реальность, чувствуя, как блаженство стихает до умиротворения, зная, что сердце может разорваться от ласки его слов, от нежности в его голосе.
        Брент опять медленно приподнялся и взглянул на жену. Одной рукой он поддерживал себя на постели, а второй ласкал ее шею и груди. Скользнув ладонью ниже, он расправил под собой ее бедра и снова начал раскачиваться, постепенно нагнетая жар до лихорадочного безумия.
        Кэролайн знала, что настала его очередь, и через несколько секунд он уже был в огне; она видела, каким напряженным стало его лицо, как натянулись мышцы на груди. Граф зажмурился, чтобы насладиться этим ощущением, массируя пышные груди, то проскальзывая внутрь, то вырываясь наружу, двигаясь быстрее и глубже с каждым проникновением.
        Кэролайн завороженно наблюдала за ним, впитывая тепло его твердого, мускулистого тела, зная, что через считанные секунды он получит такой же чудесный подарок, который преподнес ей. Больше всего на свете ей хотелось дать ему это.
        Потянувшись за его рукой, она оторвала ее от груди, поцеловала ладонь и приложила к своей щеке.
        - Ты так прекрасен… - чувственно прошептала она.
        При звуке ее голоса Брент замедлил движение, оттягивая момент удовлетворения, слегка отстранился, чтобы остался внутри нее только кончик. На несколько долгих мгновений он замер, сдерживаясь, тяжело дыша, стискивая зубы и отчаянно пытаясь удержать контроль. Потом открыл глаза.
        То, что он прочел в лице Кэролайн, сразило его.
        - О боже… - трепетно, судорожно проронил он, и на лице его медленно отразилось благоговение и радость просвещенного. - Кэролайн…
        Она приложила кончики пальцев к губам Брента, желая, чтобы он помолчал. Встретив его лихорадочный взгляд, она почувствовала, как сдавило горло, ибо она прочла в нем чувства, не уступавшие ее собственным.
        Кэролайн отняла руку графа от своей щеки и крепко переплела их пальцы.
        - Я знаю. Это восхитительно.
        Брент втянул носом воздух и еще раз вошел в Кэролайн, нежно, внимательно вглядываясь в ее лицо, целиком погрузился в нее и замер.
        Она, казалось, целую вечность заглядывала в самые глубины его глаз, потом крепче обхватила его ногами и медленно, без спешки задвигала под ним бедрами.
        - Кэролайн…
        - Отдайся мне, - прошептала она с жаром и страстью, ускоряя движения. - Отдайся мне.
        Внезапно граф изменился в лице, его глаза расширились.
        - О господи, о господи…
        И тогда он с силой рванулся в нее, потом еще и еще, крепко зажмурив глаза, запрокинув голову, цепляясь за ее руки как за спасательный трос. Кэролайн поднималась навстречу каждому его толчку, прижимала его бедра к своим, толком не зная, что делает, но отчаянно желая продлить экстаз, который он находил в ней, из-за нее, внутри нее.
        По-прежнему часто и тяжело дыша, Брент уронил голову и повалился на Кэролайн, потом обхватил ее руками и крепко прижал к себе. Она никогда в жизни не ожидала, что найдет такое удовлетворение, такую несравненную теплоту близости в брачном союзе, и теперь лелеяла ее с большим благоговением, чем свои утонченные лиловые розы. С этого дня муж значил для нее гораздо больше, чем все это.
        Тесно прижавшись к Бренту, она обвила руками его шею.
        - Ты тоже мне принадлежишь, - шепнула она ему на ухо.
        Граф поцеловал ее в щеку, провел пальцами по длинным, рассыпавшимся по подушкам волосам.
        Долгое время они тихо лежали, слушая, как потрескивают догорающие дрова, и ласкали друг друга. Наконец Брент пошевелился и осторожно соскользнул с жены. Но вместо того чтобы устроиться рядом и обнять ее, как ожидала Кэролайн, он повернулся к краю кровати и сел.
        - Почему ты уходишь? - робко спросила она.
        Брент с удивлением оглянулся на нее, а потом понимающе улыбнулся.
        - Я не ухожу от тебя, Кэролайн. Я собираюсь подбросить дров в камин и зажечь пару свечей, чтобы как следует полюбоваться, как моя молодая жена лежит обнаженной на моей постели, а потом помыть тебя там, где сделал больно.
        Это успокоило Кэролайн, пока она до конца не поняла смысл его слов.
        - Уверена, я сумею помыться сама, - тихо возразила она, начиная подниматься.
        Брент прогнулся назад и схватил ее за лодыжку.
        - Ты никуда не пойдешь, и хватит смущаться или бояться, что я увижу тебя или коснусь. - Он отпустил ее и поднялся. - Я еще много лет буду делать и то, и другое.
        Кэролайн заставила себя расслабиться, наблюдая, как муж двигается по комнате, подбрасывает поленья в камин и зажигает свечи у кровати. Потом он налил в миску воды из кувшина, положил туда мягкую мочалку и вернулся к ней.
        Она разглядывала обнаженное тело, дивясь его физической красоте.
        - О чем ты думаешь? - негромко спросил он, убирая с нее одеяло и присаживаясь рядом.
        Кэролайн поежилась от внезапной прохлады, но села чуть выше на постели и откинулась спиной на подушку, опираясь на широкую переднюю спинку кровати из красного дерева и не сводя глаз с лица Брента.
        - Я гадала, почему Господь подарил мне тебя.
        На долю секунды это выбило его из равновесия, но потом он улыбнулся, поставил миску на столик у кровати и выжал мочалку.
        - Чтобы удовлетворить тебя, быть может.
        Кэролайн прелестно хихикнула, зарделась и бесстыдно призналась:
        - И ты великолепно справился с этой задачей.
        В ответной улыбке графа явно читалась гордость и мужское самодовольство. Он наклонился и стал осторожно раздвигать рукой ее бедра.
        Кэролайн неохотно развела ноги и посмотрела вниз.
        - У меня пошла кровь.
        Брент немного подержал мочалку в руке, чтобы она нагрелась, и начал нежно мыть жену.
        - Так бывает у большинства девственниц, Кэролайн. Жаль только, что ты меня не предупредила.
        - Я не должна была предупреждать, - быстро возразила она.
        Он вскинул голову и пристально посмотрел ей в глаза.
        - Я бы никогда не предположил обратного, милая женушка, но ты намеренно подвела меня к мысли…
        - Ты точно так же ответил мне про ребенка, - ничуть не смущаясь, перебила она. - Мы квиты.
        Очевидно, граф не нашелся, что сказать, и, на минуту задержав на Кэролайн задумчивый взгляд, вернулся к мытью.
        - Почему ты не хотела становиться моей женой?
        Это застало Кэролайн врасплох, и сердце у нее защемило. Она и без того причинила ему боль своими тайнами, но если открыть эту правду, последствия могут оказаться катастрофическими. Поэтому, внезапно пересохшими губами, она признала очевидное.
        - Я хотела, но мне было страшно. Несмотря на всю твою привлекательность, ты все-таки не из тех мужчин, которые легко ловят в романтические сети испуганных девственниц.
        Брент снова поднял глаза к ее лицу, настороженно обдумывая ее слова.
        - Если Бог существует, Кэролайн, я уверен, что он послал мне тебя, чтобы наполнить мою жизнь досадой. - И дразнящим, бархатным голосом добавил: - А еще огромным физическим дискомфортом от ожидания, когда же ты станешь моей.
        Она фыркнула и склонилась к нему.
        - Надеюсь, ожидание стоило боли.
        Брент опустил голову и поцеловал ее бедро. Раз. Потом еще несколько раз, то поднимаясь, то опускаясь, пока не подобрался настолько близко к месту, которое вытирал, что Кэролайн легонько постучала его по голове.
        - Уверена, ты не должен целовать меня там.
        Граф медленно поднял голову и распутно улыбнулся.
        - Ты перестанешь так говорить после первого же поцелуя, Кэролайн. Ты будешь так часто умолять меня об этом, что мой рот и язык будут постоянно болеть от изнеможения.
        Кэролайн густо покраснела и ошеломленно воззрилась на мужа. Брент расплылся в широкой улыбке и продолжил нежно мыть ее.
        - Теперь я знаю, - вкрадчиво проговорила она.
        - Что знаешь?
        - Господь послал мне тебя по ошибке.
        Брент усмехнулся, но спустя мгновение поднял бровь и вопросительно на нее посмотрел.
        - Ты веришь в Бога, Кэролайн?
        Кто же не верит в Бога!
        - Разумеется, верю. - Она помолчала. - А ты нет?
        Его черты обмякли, он положил мочалку обратно в миску, улегся на кровати у ног жены и посмотрел на нее. Тихо вздохнув, он ответил:
        - Если Бог и существует, я никогда его не видел.
        Ее лоб испещрили морщинки замешательства.
        - Как можно не видеть Бога? Он спас тебе жизнь на войне, подарил тебе Розалин…
        - Я спас себе жизнь, - оборвал он, - а Розалин мое порождение. Жить стало бы проще и лучше, если бы каждый сам отвечал за свои поступки, а не прятался за невидимым Богом, изрыгающим свой гнев на людей Земли.
        Кэролайн задумчиво смотрела на мужа. Потом, понизив голос и пристально посмотрев ему в глаза, хрипло, страстно проговорила:
        - Я знаю, что Бог есть, потому что каждый день вижу его красоту в радуге, в Розалин и даже в тебе, глупый мужчина. Но и без этого я бы никогда не усомнилась в существовании Бога, ибо знаю, что только Бог мог сотворить нечто настолько прекрасное, как персиковая роза.
        Брент глубоко вдохнул, лежа на боку в ногах кровати и внимательно наблюдая за ней.
        - Ты неповторимая, - проговорил он наконец, приподнимая ее ступню и массируя пальцы. - Воплощение непревзойденного ума, чувственной красоты и глубокой, философской мысли.
        От этих слов у Кэролайн быстрее забилось сердце. Она убрала упавшие на лоб волосы.
        - Ты всегда так романтично разговаривал со своими дамами, Брент?
        Он нахмурился.
        - Романтично разговаривал с дамами?
        Кэролайн хихикнула и пошевелила пальцами ног в его руках.
        - Со всеми дамами, которые спали с тобой до меня.
        Брент устремил в нее пустой взгляд, потом недоуменно покачал головой.
        - Только ты могла заговорить об этом в такую минуту.
        Кэролайн овладело острое любопытство.
        - Итак?
        - Что «итак»?
        Она видела, что Брента забавляет этот разговор. Досада молниеносно захлестнула Кэролайн, и она поняла, что он задумал дразнить ее, избегая прямого ответа, пока она не поставит себя в смешное положение, взмолившись о подробностях.
        Она громко выдохнула и решила поиграть в его игру, не поддаваясь на уловки.
        - Ты говорил с ними по-французски?
        - Даже с француженкой, которая родила тебе ребенка?
        Брент на мгновение задержал на ней взгляд, а потом склонился и поцеловал подошву ее ступни.
        - Щекотно, - сказала она сквозь смех.
        Он поднял голову и бархатным голосом спросил:
        - Тебе это нравится, не так ли?
        Кэролайн выдернула ступню из его рук.
        - Ты не ответил на мой вопрос.
        - А какой был вопрос?
        Она закатила глаза и хлопнула ладонью по постели.
        - Уверена, ты знаешь, о чем я спрашиваю, Брент.
        - Почему?
        - Что значит «почему»? - практически выкрикнула она.
        - Почему ты хочешь знать? - Его взгляд сделался пронзительным. - Тебе настолько важен я и мое прошлое?
        - Конечно, - тихо, застенчиво призналась она, скрещивая на груди руки. Брент довольно заулыбался, и она потупила взгляд. Помолчав немного и по-прежнему не поднимая глаз, она тихо спросила: - Ты бы никогда не подумал меня отпустить, верно?
        - Куда отпустить?
        Кэролайн пожала плечами.
        - Куда угодно.
        Брент взял ее вторую ступню и принялся выводить на ней такие же круги подушечкой большого пальца.
        - Если бы ты оставила меня больше, чем на неделю, Кэролайн, думаю, я был бы раздавлен.
        - Раздавлен?
        Ответ безмерно ее обрадовал.
        - Ты уже планируешь отдохнуть от меня где-нибудь?
        Она стыдливо улыбнулась.
        - Нет. - Кэролайн спрятала глаза от горящего взора мужа и с внезапным интересом принялась разглядывать свои ногти. - Но я решу отдохнуть от твоей постели, если продолжишь увиливать от моих вопросов.
        Внезапно Брент вцепился ей в ногу, стянул ее вниз, к себе, обхватил за талию и буквально подбросил вверх и уложил на себя.
        Кэролайн задорно смахнула с лица волосы, чтобы лучше видеть его искрящиеся, коричневато-зеленые глаза, вокруг которых рассыпались морщинки смеха.
        - Как восхитительно чувствовать тебя сверху, Кэролайн, - шепнул он сквозь стон. - Ты теплая, мягкая и идеально мне подходишь, заставляя меня твердеть и отчаянно желать снова оказаться внутри тебя.
        Кэролайн часто задышала, услышав это замечание, вызвавшее в ней ощущения безрассудства и чувственности, которых она никогда не знала раньше.
        - Боже правый, милорд, твердеть и отчаянно желать? Звучит не очень-то романтично.
        Брент нахально улыбнулся, привлек ее к себе, и они перекатились по постели, так что она оказалась под ним.
        - Не романтично? Быть может. Но зато по делу, моя прелестная женушка.
        Она тихо рассмеялась и сказала:
        - Уверена, что по-французски «твердеть и отчаянно желать» звучит очень романтично.
        - Не думаю.
        - Поговори со мной по-французски, - помолчав немного, тихо попросила Кэролайн.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Да.
        - Нет.
        Она запустила пальцы в волосы Брента и вгляделась в каждую черточку его лица.
        - Ты не помнишь романтичных слов?
        - Помню предостаточно, - похвастался он.
        Кэролайн хихикнула и заерзала под ним, а он уткнулся носом ей в шею.
        - Пожалуйста, Брент.
        Покрыв легкими поцелуями ее шею и лицо, граф слегка приподнял голову и подвинулся в сторону, чтобы освободить ее от своего веса.
        - Мой родной язык английский, Кэролайн. Французский был моей работой.
        - Но…
        Он коснулся ее губ, и его лицо стало задумчивым.
        - Слова одни и те же, они только звучат приятнее, потому что отличаются от наших, и мы не понимаем, что они значат. А важно значение.
        Он повторил кончиками пальцев очертания ее губ и принялся гладить шею.
        Кэролайн отважно вернулась к тому, что действительно хотела узнать.
        - Значит, ты никогда не говорил по-французски с другими дамами, с которыми спал?
        Брент смерил ее странным взглядом, потом недоуменно покачал головой.
        - Уверен, сколько ни проживу на свете, никогда не пойму женщин.
        Кэролайн ничего не отвечала, только невинно смотрела ему в глаза, и, помолчав немного в напускной нерешительности, Брент проронил:
        - Ты в самом деле хочешь знать?
        Она кивнула, обвив руками его шею, чтобы удержать, если ему вздумается совершить попытку к бегству.
        Брент вздохнул и поцеловал кончик ее носа.
        - Я говорил по-французски с матерью Розалин, потому что она не знает другого языка. Но я не разговаривал с ней, когда мы занимались сексом, потому что нам практически нечего было сказать друг другу до, во время или после. - Он обхватил Кэролайн ладонью за подбородок. - Не думаю, чтобы я когда-нибудь проводил с ней в постели больше пятнадцати минут за раз, и, коль уж тебя разбирает такое невероятное любопытство, моя дорогая Кэролайн, позволь сообщить тебе, что всех остальных дам, с которыми я спал, было всего две.
        Она глупо заморгала.
        - Только две?
        Брент скромно улыбнулся и понизил голос:
        - Только две другие дамы.
        Кэролайн удивленно распахнула глаза.
        - Но ведь ты мужчина.
        Это рассмешило его.
        - Причем тут это?
        Кэролайн еще крепче обняла его за шею и пробежала пальцами по его волосам.
        - Наверное, ни при чем. Только вот мужчины, похоже, находят, что их природа требует снова и снова обладать женщинами. После того, что было сегодня ночью, я, кажется, понимаю, какое это наслаждение, и потому удивляюсь, как неженатый мужчина твоего возраста мог воздерживаться от соблазнов.
        Брент прижал ее ноги своим бедром.
        - Образование и работа много значили для меня, Кэролайн, несколько лет подряд требуя почти безраздельного к себе внимания. Иногда я чувствовал себя одиноким, даже ненужным, но мое время было занято другим, и, по правде говоря, женщины не играли особой роли в моей жизни. Потом, во Франции, я встретил мать Розалин, и она удовлетворяла мои физические нужды, когда мне это было необходимо.
        - Звучит весьма бесцеремонно, - с улыбкой сказала Кэролайн, смахивая с его щеки выбившийся локон. - А две другие леди?
        Он усмехнулся.
        - А что с ними?
        Кэролайн посмотрела ему в глаза.
        - Кто они?
        Брент опустил руку и обхватил ее грудь, породив у нее внутри трепет. Кэролайн, однако, не сдавалась.
        - Кто они? - медленно и более решительно переспросила она.
        Он ласково пробежал большим пальцем по ее соску, наблюдая, как он реагирует на его прикосновение, и тихо ответил:
        - Первая была дочерью одной из горничных моей матери.
        Кэролайн устремила на него недоуменный взгляд, и это заставило его еще раз усмехнуться.
        - Ей было девятнадцать, мне - семнадцать, и одним дождливым полднем, прежде чем я успел понять, что происходит, она соблазнила меня на конюшне. Вся наша связь была какой-то неловкой, но она знала, что делает. За два дня мы успели сделать это восемь раз, никому не попавшись на глаза, а потом она покинула поместье в поисках… полагаю, других галантных кавалеров. С тех пор я ее не видел.
        Громко, недоуменно Кэролайн спросила:
        - Восемь раз? Вы сделали это восемь раз за два дня?
        - Мне тогда было семнадцать лет, Кэролайн, - сказал в свою защиту граф, как будто это все объясняло.
        Она продолжала смотреть на него распахнутыми от острого интереса глазами.
        - Ты мог бы сделать это столько же раз теперь?
        Брент начал медленно водить пальцами ног вверх и вниз по ее голени.
        - Сомневаюсь, но буду счастлив попытаться, малышка.
        Ее мысли вдруг переключились на нечто более важное в их теперешней жизни.
        - А если бы она от тебя забеременела?
        - Этого не произошло.
        - Откуда ты знаешь?
        Он нежно сжал ее сосок.
        - Если бы она забеременела, ее семья потребовала бы компенсации от моей семьи, и мне пришлось бы покинуть страну, чтобы укрыться от гнева матери.
        Ответ графа невероятно опечалил Кэролайн, и она подняла голову и поцеловала его в губы. Он тут же откликнулся, заключив ее в объятия, и крепко прижал к себе.
        - А третья? - шепнула она ему в губы.
        Брент без колебаний ответил:
        - Третья - это ты.
        Кэролайн расплылась в довольной улыбке и обхватила ладонями его лицо.
        - Значит, ты в самом деле никогда не спал с прекрасной Паулиной Синклер?
        Быстро и неожиданно Брент навалился на нее всем телом и накрутил ее волосы на пальцы, чтобы надежно удержать ее голову у себя в ладонях.
        - Кто тебе сказал, что она прекрасна? - потребовал он ответа.
        Поскольку Кэролайн не приходило в голову ничего, кроме правды, она в конце концов пролепетала:
        - Недда… упоминала об этом.
        Он тихо, удивленно рассмеялся.
        - Ты спрашивала мою экономку о женщинах моего прошлого?
        Кэролайн фыркнула и закатила глаза.
        - Конечно, нет. - Затем, поскольку такой ответ явно не убедил Брента, она призналась в том, что он уже знал. - Я просто не понимала, почему ты не женился на ней, ведь, если верить Недде, она была воплощением миловидности и светского блеска.
        Его черты смягчились.
        - Не захотел, после того как застал ее на конюшне, занимающейся сексом с другим мужчиной. - Он опять тихо рассмеялся. - Похоже, что после спальни это самое популярное место для первых спариваний.
        Кэролайн потрясенно смотрела на него.
        - Ты застал ее в таком виде?
        - С широко расставленными ногами и юбками, задранными выше талии.
        Кэролайн попыталась представить, каково было Бренту увидеть женщину, на которой он собирался жениться, в таком непристойном виде с другим, и ощутила прилив глубокого сочувствия.
        - Недда сказала мне, что она не захотела выходить за тебя из-за Розалин, - тихо призналась она.
        Брент погладил ее по щеке.
        - Я позволил остальным считать, что она сама отказалась от меня, ибо это был единственный благородный выход. Я не хотел доносить эту новость до общества и губить ей жизнь. Она и сама отлично с этим справлялась.
        Кэролайн обняла его, удерживая голову на уровне своего лица.
        - Я никогда не знала человека, которым бы восхищалась больше, чем тобой, Брент, - с обожанием прошептала она. - Я так горжусь, что ты мой муж.
        Искренность, которая сквозила в ее голосе и выражении лица, как будто ослепила его на миг. Потом его замешательство сменилось нежностью. Брент заключил Кэролайн в объятия и слился с ней в глубоком, пылком поцелуе.
        - Я хочу снова заняться с тобой любовью, Кэролайн, - мягким, охрипшим от страсти голосом сказал он.
        - Я тоже тебя хочу, - шепнула она, безоговорочно отдаваясь его власти, тесно прижимаясь к нему, скользя кончиками пальцев по его спине и целуя мягкими, нежными касаниями. Услышав, как он застонал, и почувствовав его нарастающее желание на своем бедре, она внесла поправку: - Но предоставлю тебе щедроты своего тела с одним условием.
        Брент медленно поднял голову и смерил ее довольным взглядом.
        - Мне поистине страшно спрашивать, каким оно может быть.
        Кэролайн опять расплылась в улыбке.
        - Откуда у тебя взялась теплица?
        Он расслабился, и его глаза блеснули.
        - Она принадлежала моей матери.
        - Твоя мать была ботаником? - удивленно спросила Кэролайн.
        - Пыталась им быть. - Брент накрыл ее грудь ладонью. - Но ей не хватало твоего таланта и усердия.
        Сердце ее преисполнилось радостью от его слов.
        - Можно мне оставить ее? - почти взмолилась она, понимая, что выглядит робкой и неуверенной, но даже в таком порыве дерзости не смея посмотреть Бренту в глаза.
        Вдруг, будто отвечая ей, Брент сдвинулся ниже и обхватил ртом ее сосок. Он принялся искусно вращать языком, посасывать, целовать, лишая ее сил. Кэролайн развела ноги, уступая его настойчивой руке.
        Слова были уже не нужны.

        Он вздрогнул, проснулся и резко сел на постели. Сердце глухо колотилось, тело покрылось потом. Глаза пытались привыкнуть к окружавшей его темноте, а мозг лихорадочно работал, разгоняя туман замешательства и стараясь погасить вспышку внезапно охватившего его страха.
        Стояла глухая ночь, ибо свечи не горели; потух и камин. Он провел дрожащей рукой по голове, и память начала медленно расставлять все по местам.
        Рядом лежала и мирно спала его жена. Когда глаза понемногу привыкли к слабому свету луны, он повернулся к ней. Чем дольше он на нее смотрел, тем больше успокаивалось его тело, расслаблялись мышцы, дыхание становилось глубоким и ровным.
        Ее прекрасные волосы волнами рассыпались по подушке, лицо было повернуто к нему, но глаза плотно закрыты в глубоком сне. Одна грудь выглядывала из-под простыни, ее сосок затвердел от прохлады комнаты. Он машинально протянул руку и заботливо прикрыл ее одеялом. Потревоженная, она быстро перевернулась на живот и спрятала руки под подушку.
        В груди у него защемило при мысли о прошлой ночи, о том, как страстно и красиво она любила его, отдавая ему не только тело, но и душу. И из-за их растущей близости прошлое как никогда наполнило его тревогой и беспокойством. Теперь, когда Кэролайн появилась в его жизни и стала для него всем, самые большие страхи затаились впереди, во тьме неизвестности.
        Филипп узнал, что он жив. Таким был его кошмар, леденящий кровь и слишком похожий на реальность.
        Филипп идет за ним - он чувствовал это в воздухе, в темноте, - и его милая, красивая жена станет мишенью убийцы. Розалин - дочь Кристин, и это сохранит ей жизнь. Он уже знал о ней, и давно. Но Кэролайн англичанка, и она принадлежит ему. И если этот факт станет известен французу, то заденет его за живое. Пока собственными глазами не увидит Филиппа мертвым, он не сможет спокойно жить и кошмарам не будет конца.
        Он снова взглянул на Кэролайн. Лунный свет проникал сквозь окно, скользил по мягким изгибам ее спины, и ему вдруг неодолимо захотелось обнять ее. Он опустил на нее свое тело, накрылся вместе с ней одеялом и приник к ней. Брент привлек жену к себе и легко коснулся ладонью ее руки.
        За всю жизнь, в которой были и одиночество, и разрушения войны, и ужасы смертельного рва, его никогда так не страшило будущее, как сейчас. Вероятно, Филипп уже в Англии, и само существование Кэролайн было теперь в его руках.
        - Я уберегу тебя, любимая, - прошептал Брент в тишину ночи, пряча лицо в ее волосах. - Я уберегу тебя.

        Глава восемнадцатая

        Он наблюдал, как она идет к двери строения, а ее темные волосы свободно развеваются за спиной на ветру. В грязных руках она несла какую-то лозу, которую, по всей видимости, собиралась посадить внутри. Она не заметила его, прячущегося в густом кустарнике, и вообще, похоже, не подозревала о его присутствии в последние пять дней.
        Это как нельзя радовало Филиппа.
        Англичанка и брюнетка, она была маленькой уродиной, хотя, по правде говоря, он видел ее только издали, но каждый раз она была одета в лохмотья и покрыта грязью. Он едва назвал бы ее миловидной и уж точно не блондинкой. Тупая английская свинья! Если бы он не перепроверил факты, то наверняка убил бы не ту.
        Впрочем, пристально вглядываясь в женщину, Филипп находил ее все более интересной, и фигура у нее была восхитительная, что, несомненно, послужило причиной, по которой на ней женился Ворон. Пышногрудая, с тонкой талией, она одним своим видом доставляла чувственное наслаждение. Ее бедра так эротично покачивались при ходьбе, что даже он приходил в возбуждение каждый раз, когда видел ее. Он бы многое отдал, чтобы удивить жену Ворона, эту английскую потаскуху, взобравшись на нее и заставив уступить его французской страсти, прежде чем перерезать ей горло.
        Он пожирал ее взглядом, пока она не открыла дверь и не исчезла внутри. Отточенный подготовкой ум Филиппа впитывал каждую деталь. Он понимал, что теперь наконец-то все сложится, ибо у него есть самое необходимое. Он знал, в котором часу она приходит, сколько времени проводит здесь каждый день, и она почти всегда была одна, за исключением редких случаев, когда брала с собой больную дочку Кристин, маленькую английскую полукровку.
        Да, жена Ворона - это его слабость, изъян в его броне, независимо от того, дорога она ему или нет, потому что заносчивые английские подонки носятся со своими наследниками и родословными, как с писаными торбами. Но он возьмет на себя труд лишить англичан еще одного чистокровного наследника, избавившись от племенной кобылы, прежде чем отомстить единственному человеку, дерзко возомнившему, будто он взял верх над великим Филиппом Русселем, сумел внедриться во французское высшее общество и не поплатиться за это.
        Он медленно отступил назад и бесшумно скрылся за деревьями, Было уже поздно; воздух, и без того холодный, становился морозным, и жирная английская свинья, наверное, уже удивлялась, почему его так долго нет.
        Но скоро это закончится, и он устроит себе долгие каникулы с парой бутылочек красного бордо и приветливой француженкой, готовой согреть его ледяное тело. Он заслужил эти радости, прожив так долго в кромешной грязи, и с каждой новой неделей его нетерпение нарастало. Пришло время нанести удар.
        Через несколько дней все будет кончено.

…надеюсь, вы без дальнейших задержек покинете Англию, ведь мы уже больше года с нетерпением ждем вас, чтобы объединить наши эксперименты.
        Кстати, мистер Грейсон, нам наконец удалось получить лиловые образцы, однако они нестабильны и не всегда дают пурпурную кайму. Мы, безусловно, будем премного благодарны, если вы присоединитесь к нам на постоянной основе…

        Кэролайн свернула письмо и положила его рядом с пачкой заметок на столе. Стефани только сегодня днем принесла его ей вместе с остальной корреспонденцией и невинным сообщением, что будет надевать изумруды старшей сестры на светские мероприятия грядущих праздников. Стефани честно призналась, что и не думала продавать драгоценности, чтобы помочь ей купить билет. Она-де была уверена, что сестра образумится, признает, что дорожит мужем, и останется в Англии. У Кэролайн в голове не укладывалось, как можно быть такой милой и наивной и одновременно такой расчетливой.
        Довольная собой, она вздохнула и вернулась к растениям.
        Нужно написать профессору Дженсону и все ему объяснить, но при одной мысли об этом Кэролайн делалось невероятно грустно. Хотя они с мужем уже почти три недели были нетерпеливыми и страстными любовниками, душа ее по-прежнему не находила покоя. Ее ум и непревзойденный талант ботаника навсегда останутся безвестными и не раскрытыми до конца. Никогда не сбудется ее мечта стать ведущим европейским специалистом по селекции растений, а все потому, что она позволила сердцу затмить рациональную мысль в ту ночь, когда отдалась мужу.
        Какая ирония, что она позволила своему чудесному, щедрому мужу отнять у себя единственное, чем она действительно дорожила! Она чуть не рассмеялась от горечи, когда подумала, что, отказывая ей в том давнем письме, сэр Альберт оказался прав. Муж и семья, безусловно, будут гордиться ее достижениями. Возможно, она даже найдет для себя какую-то малую толику удовлетворения, живя с Брентом в Мирамонте. Но ей было больно и обидно, что только родственники смогут оценить ее мастерство.
        Но больше всего Кэролайн задевало, что мужчины в этом мире опять одержали верх. Ей просто не посчастливилось родиться в том времени, когда женщинам позволено будет достигать успеха и получать признание. Но, постепенно начиная понимать жизнь во всей ее сложности, Кэролайн осознала, что нужно просто быть благодарной за то, что имеешь. Даже если сердце сжимается от боли всякий раз, когда она думает о мире познания и приключений, которым она пожертвовала ради любви, жизнь придется принимать такой, какая она есть. Обратной дороги нет. Придется довольствоваться этим.
        Но все-таки у нее есть теплица, и это чудесно. Последние две недели Кэролайн начала наполнять ее зеленью и цветами с земель поместья, наблюдая, как они принимаются в почве, а некоторые почти сразу пускают новые побеги. Но большинство растений были пересажены из отцовской оранжереи и отличались от тех, что росли в саду. Кэролайн ожидала, что в ближайшие месяцы стеклянное строение заполнится великолепными цветами, и ее питомцы будут разрастаться там не хуже, чем на открытом воздухе.
        Она тринадцатый день работала с лозой, и жимолость уже принялась, но огненно-красная фасоль обещала доставить много хлопот, ибо в северном климате ее выращивали исключительно в декоративных целях, а Кэролайн надеялась дать ей возможность засеять своими съедобными бобами теплицу, как это происходит в тропиках - естественной для этого растения среде. Ботаника, как и любая другая наука, обычно открывала необозримые просторы неизведанного, а не давала ответов, и Кэролайн с радостью принимала вызов.
        Через неделю она планировала вернуться к рододендронам, фиалкам и гвоздикам. После этого она вновь погрузится в работу по выведению своих драгоценных лиловых роз. Загруженная работой на месяцы вперед, Кэролайн надеялась, что ей некогда будет раздумывать об Америке и о том, что могло бы быть, окажись она там.
        Хвала Господу, что у нее есть муж, который позволяет ей заниматься чем нравится.
        При этой мысли она улыбнулась и погрузила руки в почву. Брент уходил с первыми лучами солнца и не любил рассказывать о своих планах на день. Ну и пусть. Работа занимала все ее мысли, а этот секрет она выведает у мужа позднее.

        Он тихо открыл дверь, держа коробку в руках и пытаясь сладить с эмоциями, охватившими его при виде строения, которое напомнило одну из причин, по которой их семья разлетелась на куски больше тридцати лет назад.
        - Я… никогда не видел ее такой зеленой, Кэролайн.
        Она проворно обернулась, встретив его улыбкой.
        - Да это же мирамонтский шпион опять незаметно подкрался к своей жене!
        Брент усмехнулся и шагнул внутрь, оглядывая теплицу.
        Кэролайн поставила в центре два больших, продолговатых стола, и оба они были почти полностью покрыты зеленью. Сразу при входе, слева от него, стоял небольшой письменный стол, заваленный бумагами, книгами и тем, что он счел заметками, а справа, вдоль стеклянной стены, торец к торцу расположились три небольшие деревянные скамьи, за которыми, в дальнем северо-восточном углу, находился резервуар с водой. Помимо этого, в теплице не было ничего, кроме растений, грязи и инструментов. Здесь был настоящий дом Кэролайн, и в порыве раскаяния Брент пожалел, что не пустил ее сюда раньше.
        Отобрать у нее теплицу будет нелегко. Оставалось надеяться, что его маленький подарок смягчит удар.
        - Я принес тебе кое-что, - лукаво проговорил граф, неторопливо направляясь к жене.
        - Подарок? - с улыбкой отозвалась она и потянулась за полотенцем, чтобы вытереть руки.
        Брент остановился перед одним из столов и поставил небольшую, перетянутую лентой коробку на единственное пустое место, которое смог найти.
        - Однако я потребую компенсацию за свои усилия, - поддразнил он, скрестив на груди руки и привалившись бедром к деревянной поверхности стола.
        Кэролайн искоса глянула на него, хитро улыбнулась в ответ и медленно двинулась к нему, уперев руки в боки.
        - Компенсацию? Быть может… цветок для твоего подоконника?
        Она остановилась в двух футах от мужа, склонилась над столом и взяла в руки маленький горшок с каким-то безобразным зеленым растением с вялыми листьями.
        - Это… не совсем то, о чем я думал, - пробормотал он, глядя на натянувшуюся на ее груди блузку, когда она потянулась за горшком. Этой картины оказалось достаточно.
        Брент быстро подошел к жене и остановился прямо за ней, прижав ее к столу. Он потянул за ленточку в ее волосах и зарылся лицом в длинные, сияющие пряди, когда те рассыпались по ее спине.
        - Ты намерен воспользоваться своей женой в теплице? - любезно поинтересовалась Кэролайн, как будто не чувствовала его за спиной, не ощущала, как трется о нее сзади его восставшее мужское естество.
        - М-м-м…
        Она громко вздохнула, откидываясь головой на грудь Брента.
        - Спаривание в грязи не очень романтично.
        - Оно не обязательно должно быть романтичным. Это может произойти быстро и неистово.
        - Быстро и неистово?
        - И доставить не меньше удовольствия, - хрипло пообещал он, обнимая ее сзади и лаская живот.
        Кэролайн тихо рассмеялась и попыталась повернуться. Но Брент уже потянулся вниз и начал задирать ее юбку, крепко удерживая у стола. Он почувствовал, как по телу Кэролайн пробежала дрожь, когда его левая рука принялась мять ее грудь, а крошечный бутончик затвердел под его ладонью.
        - Брент…
        - Розалин с Шарлоттой. Мы совсем одни, малышка.
        - Ты это спланировал, - сурово сказала она.
        Он уткнулся носом ей в шею.
        - Разумеется. Не зря же я пришел пешком в такую даль.
        - А как же мой подарок?
        Он медленно поднял ее юбку, собрав ее складками на поясе, и, прежде чем она успела возразить, стал поглаживать кончиками пальцев внешнюю сторону бедра.
        - Открой, - шепнул он.
        Дыхание Кэролайн уже начало учащаться, кожа вспыхнула прелестным румянцем, но Брент знал, как и любой мужчина, что никакая женщина не откажется от подарка, если тот будет стоять перед ней, приглашая открыть и заглянуть внутрь.
        Кэролайн потянулась за коробкой, тщетно пытаясь оттолкнуть руку мужа от своей груди. Брент цепко держал ее одной рукой, другой водил по бедру, но когда она наконец развязала атласную ленточку, быстро накрыл крышку рукой.
        - По-моему, ты говорил, чтобы я ее открыла, - с напускным раздражением воскликнула Кэролайн.
        Брент медленно поцеловал ее ухо.
        - Сначала раздвинь для меня ноги.
        Она резко повернула голову и смерила его испепеляющим взглядом.
        - Это грязно и непристойно, нахал.
        - Знаю. - Он усмехнулся. - И ты не представляешь, как я рад, что ты ничего не надеваешь под свои рабочие платья. Будь мне известен этот маленький факт, я бы уже давно им воспользовался. - Он понизил голос и без стеснения повторил: - Раздвинь ноги, Кэролайн, или подарка не будет…
        Казалось, прошли часы, а она все стояла. Потом, стыдливо улыбнувшись, повернулась обратно к коробке и развела стопы ровно настолько, чтобы открыть ему доступ. Когда она сдалась, Брент начал легко двигаться пальцами по бедру, потом между ногами, внутрь, а затем накрыл ладонью эту самую интимную часть ее тела.
        Она резко втянула воздух, когда он начал водить пальцами взад-вперед по расселине, которая загорелась огнем и увлажнилась под его прикосновениями. Он убрал руку с крышки коробки и вернул ее на грудь, массируя через мягкую ткань блузки и легко водя ладонью по соску.
        - Теперь открой, - шепнул он.
        - Ты мучаешь меня, - проронила она грудным голосом.
        - Я твой муж, и это моя обязанность.
        Кэролайн положила руку на коробку.
        Брент поцеловал ее в шею, сдавил сосок пальцами и продолжил ласкать его.
        Она подняла крышку… и почти перестала дышать, замерла в полной неподвижности.
        - Вот что ты для меня значишь, моя милая Кэролайн, - проговорил он низким, хриплым шепотом, поглаживая ее между ног и возбуждая грудь, медленно выводя на ней круги кончиками пальцев.
        Какое-то время она, не шевелясь, смотрела на коробку.
        - Не плачь. - Брент ласково целовал ее ухо и шею. Его пальцы скользнули между ее складками, нашли крошечную горошину, так интимно скрытую в них, и начали нежно и быстро гладить ее, вырвав из ее груди громкий стон. - Сейчас ты нужна мне.
        - Как ты…
        - Ш-ш-ш…
        Она запрокинула голову назад, закрыв глаза под натиском ощущений, и быстро, неровно задышала. Брент по-прежнему прижимал ее к столу бедрами и грудью, не давая возможности пошевелиться; одной рукой он ласкал ее груди, а другой - между ног, под столом и юбками, подталкивая ее к себе и все быстрее и жестче двигая умелыми пальцами.
        Кэролайн стонала, и он ускорил движения, скользнул языком по уху и понял, что она близка к кульминации.
        Брент уткнулся носом ей в шею, вдыхая ее запах, прижимаясь к ней сзади возбужденным членом, стараясь изо всех сил сохранять контроль.
        - Мы не должны… - Она схватила его за руку. - Брент…
        - Я обожаю, когда ты называешь меня по имени, - прошептал он ей в ухо, еще раз нежно сжимая сосок. - Я обожаю видеть тебя возбужденной, обожаю проникать в тебя руками, чувствовать твой влажный жар, переполняющий меня мучительным желанием оказаться внутри тебя, частью тебя. - Он усилил давление и еще быстрее задвигал пальцами, заставляя ее всхлипывать, а бедра - ритмично, инстинктивно двигаться навстречу его руке. - Я обожаю прикасаться к тебе, Кэролайн…
        Вдруг ее ногти вонзились ему в руку.
        - Брент…
        Из груди Кэролайн вырвался крик, она вцепилась в Брента, сотрясаясь всем телом в его объятиях. Он крепко держал жену, чувствуя пальцами ее конвульсивные спазмы, и продолжал ласкать, сосать мочку уха, снова и снова целовать шею и щеку, пока не услышал, как она тихо засопела от удовольствия, замедлила движения под его рукой и ее тело не начало расслабляться.
        Кэролайн тяжело и хрипло дышала, ее глаза были закрыты, лицо залил чудесный румянец. Потом она медленно, на дрожащих ногах повернулась, и на этот раз Брент позволил ей сделать это, убрав руку и отпустив юбку, которая тут же опала до земли.
        Она прислонилась к нему, упершись головой и ладонями в грудь, ее волосы разметались по лицу. Брент обнял жену, осыпая ее волосы легкими, нежными поцелуями, и замер в неподвижности, слушая ее тихое дыхание, а также шелест деревьев, доносящийся снаружи через открытые окна теплицы.
        И тут Кэролайн медленно заскользила рукой вниз по его животу, пока не дошла до вспучившегося под рейтузами места.
        Брент глубоко вдохнул, но не шевельнулся и не выпустил ее. Она заглянула ему в лицо: сияя довольством и теплотой, она полностью и безоговорочно отдавала ему себя.
        У Брента ускорился пульс, кровь забурлила в жилах, и Кэролайн улыбнулась, словно прочла его мысли. В следующую секунду она протянула руку и начала расстегивать его рубашку, двигаясь все быстрее с каждой новой пуговицей. Брент поднял руки, чтобы помочь, но она отмахнулась от него и почти сразу же стянула рубашку с его тела и бросила ее на лавку за его спиной.
        Нежно, неотрывно глядя в глаза мужу, она скользнула пальцами в завитки волос на его груди, заставляя его изнывать от желания, потом подразнила соски подушечками больших пальцев.
        Он застонал, с силой притянул к себе Кэролайн и впился в ее рот с жадностью и страстью, властно целуя и врываясь в ее рот ищущим языком. Внезапно, с бесстыдной интимностью, неожиданно для самой себя, она схватила его язык точно так же, как он это делал много раз, и начала нежно сосать, заставив его колени подогнуться от потрясающих все тело ощущений.
        Брент коснулся ее плеч, но она вновь оттолкнула его и потянулась к его рейтузам. Кэролайн скользнула пальцами под пояс, у самой кромки, и начала медленно водить ими туда-сюда по мягкой подушке волос внизу живота. Потом быстро, пока у Брента не рассеялась дымка желания и он не понял, что она делает, Кэролайн просунула пальцы ниже, коснулась его набухшего члена и обхватила кончик.
        - Кэролайн… - шепнул он.
        Она отклонилась назад, и он открыл глаза.
        На него смотрели темные, затянутые поволокой страсти глаза жены. Ее черты были прелестными и мягкими, щеки горели, и на лице ясно читалось выражение довольного котенка, готового прыгнуть в гнездо, полное птиц.
        Продолжая смотреть ей в глаза, Брент глубоко вдохнул в попытке сохранить контроль. В следующий миг Кэролайн проворно и быстро, как будто долгие годы только тем и занималась, расстегнула его штаны, нырнула под них ладонями и стянула вниз ровно настолько, чтобы обнажился кончик его плоти. Не успел Брент даже подумать о том, чтобы коснуться ее, как она уперлась ладонями ему в грудь и толкнула его к скамье за спиной. Он легко сдвинулся с места, позволяя Кэролайн вести себя, и наконец сел на твердую деревянную поверхность, прямо на рубашку, которую она стащила с него и отбросила всего несколько минут назад.
        Застенчиво улыбнувшись, Кэролайн опустилась, чтобы снять с него сапоги. Стянув их один за другим, она оттолкнула их в сторону и, когда кожа Брента уже горела огнем, а ожидание стало невыносимым, одним быстрым движением стащила рейтузы с его тела.
        И не подумала потупить взгляд. Она стояла перед ним полностью одетая, а он сидел на деревянной скамье абсолютно голый, чувствуя себя как никогда возбужденным и очень уязвимым перед женщиной. Она всецело захватила контроль, и он был очарован.
        Вдруг она оказалась на коленях, склонилась над ним и поцеловала его плоть.
        Брент закрыл глаза и уперся затылком в стекло, запутываясь пальцами в волосах Кэролайн, сопротивляясь дикому желанию просто раствориться в этом мгновении. Ее губы двигались вверх и вниз по его члену, нежно целуя; ее язык медленно гулял вокруг его кончика, даря мучительное блаженство. Как будто почувствовав его нетерпение, Кэролайн приподняла голову и начала осыпать крошечными поцелуями его бедра, возвращаясь то к одному, то к другому, потом двинулась вверх, к его животу, обжигая голую кожу горячими, влажными губами.
        Она легко обхватила ладонью и начала нежно массировать, поглаживать твердую плоть, заставляя Брента стонать. Кэролайн продолжала целовать его живот, блуждать пальцами в волосах, окружавших его ствол, и наконец села сверху, поставив широко разведенные колени на скамью и уложив между их телами подобранную юбку.
        Брент потянулся к ней, но она схватила его за запястья.
        - Коснись меня, и я прекращу, - прошептала она, заглядывая ему в глаза.
        Не допуская никаких возражений, она обхватила член и подвела его конец к своему входу, мягко двигаясь взад-вперед, пока он не проскользнул внутрь.
        Она была горячей, влажной, тугой внутри, окружая его с мягкостью бархата и сводя с ума мучительным желанием прекратить сопротивление и излиться в нее.
        Она начала двигаться, услаждая его плоть, и он упивался этими ощущениями, любовался ею и еще раз попытался прикоснуться, протянув руки, чтобы обхватить ее груди поверх блузки. Кэролайн тут же остановилась.
        - Я сказала «нет».
        Это чуть не убило его.
        Должно быть, Кэролайн заметила муку на его лице, ибо в следующий миг взяла его за руки и положила его ладони себе под юбку, на бедра.
        И вновь она принялась подниматься и опускаться над ним, медленно и размеренно, блуждая пальцами в волосах на его груди.
        У Брента бешено колотилось сердце, болело в горле; его изводила отчаянная необходимость дать себе выход, особенно теперь, когда он видел Кэролайн оседлавшей его, когда ее длинные, лоснящиеся волосы рассыпались по плечам и правой груди, тому самому месту, которого он жаждал коснуться, накрыть ртом. Она была прекрасной: розовые губы блестели влагой, потемневшие глаза горели, бархатная кожа словно светилась изнутри. Он уже давно целиком предал себя в ее власть, и, каким бы пугающим ни было это открытие, такое чувство было упоительным.
        Внезапно Кэролайн замерла, положила ладони ему на щеки и подозрительно посмотрела в глаза.
        - Как ты достал заметки сэра Альберта? - спросила она дерзко.
        Брент изысканно подразнил ее, легко поводив кончиками пальцев по бедрам. Потом осторожно ответил:
        - У меня есть знакомые.
        Кэролайн покачала головой и приподнялась над ним, так что только его кончик остался внутри.
        - Мало.
        Брент собрался с мыслями, пытаясь сохранить самообладание.
        - У меня есть знакомый, который знает его секретаря, Стивена Фельпса. Тот много лет систематизирует для сэра Альберта тексты его лекций. - Бросив мимолетный взгляд на пышные груди жены, он добавил: - За эту работу пришлось заплатить огромную сумму, но я думаю, что ты того стоишь.
        Кэролайн усмехнулась и сузила глаза до щелочек, горящих скептицизмом.
        - Годы заметок в одной этой коробке?
        - Большая часть, - как можно непринужденнее ответил Брент. - Кое-что он утерял или выбросил, но я просил дать мне все, что было.
        Он начал продвигаться вверх по ее бедрам, отвоевывая пальцами дюйм за дюймом в надежде, что она не заметит.
        - Брент…
        Она заметила. Он успел подняться по ногам достаточно высоко, чтобы она почувствовала, как его большие пальцы легко касаются волосков в том месте, где сходились бедра, но звук ее голоса заставил его замереть. Кэролайн хотела доминировать в этой любовной игре, и Брент был одновременно заинтригован и восхищен такими смелыми действиями со стороны женщины.
        Он выжидающе замер и прошептал:
        - Я в вашем распоряжении, миледи.
        Заслышав это признание, Кэролайн улыбнулась еще шире и медленно соскользнула обратно на Брента, туго охватив его собой.
        - Потребовались, наверное, недели, чтобы их переписать.
        Брент посмотрел ей в глаза.
        - Уверен, что потребовались.
        - И все равно они отличаются от моих.
        - Но они похожи, и ты никогда не сможешь найти чего-то более близкого по содержанию.
        Она провела по его губам кончиками пальцев.
        - Не могу поверить, что ты сделал это для меня.
        Брент ответил ей тяжелым, лихорадочным взглядом, глубоко дыша, чтобы сдержать мощные, накатывающие волнами и сбивающие с толку эмоции.
        И тогда она сдалась, закрыв глаза и прильнув к нему, чтобы забыться в поцелуе, заблудиться пальцами в его волосах.
        - Коснись меня… - взмолилась она ему в губы.
        Больше ему ничего не надо было говорить. Схватив Кэролайн за бедра, он крепко прижал ее к себе, лишая возможности двигаться и с упоением чувствуя ее на себе и вокруг себя. Он был близок к завершению уже только оттого, что смотрел на нее, чувствовал ее тепло, знал, что она контролирует действия, как только развела над ним бедра, прижимая его к скамье.
        Кэролайн опять медленно заскользила по нему, задвигала ягодицами по его бедрам вверх и вниз, одной рукой упираясь ему в грудь, другой закрывая его щеку. Губами она легко касалась его губ, потом стала осыпать детскими поцелуями его лицо. Брент потянулся одной рукой, обхватив ее грудь поверх блузки; другую он положил туда, где встречались их тела и снова начал нежно ласкать ее горошину пальцами.
        Кэролайн тихо застонала и запрокинула голову. Он мял ее восхитительные груди, ласково поглаживал сосок, пока тот не затвердел под его пальцами. Он гладил ее, дразнил, любовался ею, наслаждался потоками первобытного наслаждения, которое она с готовностью дарила ему каждый раз, когда приподнималась, чтобы потом устремиться вниз, все быстрее и жестче, заставляя его совершенно обессилеть от страстного желания.
        - Ты нужна мне, - хрипло, почти неслышно признался Брент.
        Кэролайн вцепилась ему в плечи и открыла глаза, глубоко тронутая его словами.
        - Я твоя.
        Брент убрал руку от ее соска, обхватил ее ладони и крепко сжал их у себя на груди. Потом он потянулся назад и обхватил ягодицы, удерживая ее и поднимаясь навстречу. Он ускорил ритм, зная, что она близка к завершению, ибо уже облизывала губы и двигалась все быстрее.
        Внезапно ее глаза расширились, и она устремила на него прожигающий насквозь взгляд.
        - Ты нужна мне вся до последней капли, Кэролайн…
        С этими словами она достигла вершины, запрокинув голову и оглашая воздух вокруг его именем, крепко зажмурившись от глубокого проникновения его мужской силы, цепляясь за его руку, быстро и неровно дыша.
        Увидев, что она еще раз достигла пика наслаждения, Брент ничего уже не мог с собой поделать. Он встречал каждый ее рывок собственным, все глубже и сильнее, крепко прижимая ее к себе, и всего через несколько секунд, осознав, что уступает покоряющему жару, притянул ее руку к губам.
        - Кэролайн… Моя жена…
        Он взорвался внутри, испустив утробный рев удовлетворения и наполнив ее своим семенем до краев и обняв так крепко, как только мог.
        Кэролайн душила его в объятиях, понемногу замедляя движения, позволяя своему весу обрушиться на его мускулистое тело, целуя его лицо, шею и губы сначала страстно, а потом, когда его дыхание замедлилось, нежно.
        Брент обхватил ее лицо ладонями, чувствуя под пальцами шелк волос, и принялся осыпать крошечными поцелуями ее виски и щеки, а она делала то же самое с его шеей, плечами и грудью.
        Он еще долго обнимал Кэролайн, слушая ее выравнивающееся дыхание и шум ветра снаружи, заставлявший деревья за стеклом раскачиваться. Вокруг них сгущались сумерки, и казалось, что они были вдали от цивилизации, такой дикий вид всему придавали темнота и уединенность теплицы. Это напомнило Бренту, зачем он, собственно, сюда пришел.
        - Становится поздно, милая, - тихо проговорил он, передвигаясь на скамье, чтобы аккуратно выскользнуть из Кэролайн.
        Она повела бедрами и еще теснее прильнула к его телу.
        - Я не хочу уходить.
        Брент мягко провел пальцами по ее волосам.
        - Уверен, милая, что если Розалин, Шарлотта или ее - как ты говорила? - крепкий, привлекательный муж зайдут сюда посмотреть, почему мы задерживаемся, мне бы не хотелось, чтобы меня застали в таком виде.
        Брент усмехнулся.
        - Учитывая, что ты сидишь на мне верхом одетая, а я под тобой голый, могут заподозрить, будто ты соблазнила своего мужа.
        Кэролайн прелестно хихикнула и, лукаво сверкая глазами, прикрыла рот тыльной стороной ладони.
        - Я ведь так и сделала, разве нет?
        Он кивнул и хвастливо добавил:
        - Но не без содействия с моей стороны.
        - Твое слово против моего.
        Кэролайн поцеловала его в подбородок, лотом повернулась на бок и поднялась с него, присев на скамье рядом с его длинным, сильным телом. Вдруг она бросила на него взгляд и рассмеялась.
        - Он не казался вам смешным, когда так тесно и приятно ютился у вас внутри, миледи, - с напускной серьезностью заявил Брент, поднявшись на ноги и грозно нависая теперь над ней, уперев руки в боки.
        Кэролайн подняла глаза к его лицу, пытаясь скрыть разбиравший ее смех.
        - Это никак не относится к твоей исключительной анатомии, Брент. Просто мне показалось смешным, что мужчины могут так носиться со своим эго, быть такими напыщенными и уверенными в своем превосходстве. Но, видя тебя таким, я понимаю, насколько все вы на самом деле уязвимы перед нами.
        Он бросил на нее задумчивый, оценивающий взгляд, потянулся за штанами и быстро натянул их на бедра.
        - Я всегда считал, Кэролайн, что женщины рождаются наделенными способностью манипулировать мужчинами. Теперь, узнав тебя, я понимаю, что это не манипуляция со стороны женщины, а уязвимость мужчины.
        Кэролайн с любопытством смотрела на Брента, а тот выхватил из-под нее рубашку, надел и стал застегивать пуговицы, продолжая говорить:
        - Мужчинам свойственно быть уязвимыми перед женщинами, которых они обожают, но они должны казаться более сильными умом и телом, потому что только так они могут сохранять контроль над своей жизнью. Всех мужчин приучают верить - через обучение, культуру или воспитание в семье - что, прибегая к физическому или умственному контролю, они могут легко манипулировать женщинами, а женщинам якобы свойственно использовать сексуальный контроль или демонстрацию слабости, чтобы, в свою очередь, манипулировать мужчинами.
        Брент тяжело опустился на скамью и, продолжая смотреть в глаза Кэролайн, потянулся за сапогами.
        - Но это просто запутанная игра, Кэролайн. Теперь я понимаю, что ты манипулируешь мной не больше, чем моя сестра, или она манипулирует своим американским мужем, или твои сестры манипулируют своими мужьями, или Стефани манипулирует твоим отцом…
        Тут она засмеялась.
        - Суть в том, что это не манипуляция и никогда манипуляцией не было. Из века в век мужчины и женщины не манипулируют друг другом, а являются уязвимыми друг перед другом, потому что нуждаются друг в друге на эмоциональном и физическом уровнях.
        Брент опять встал перед женой, уже полностью одетый.
        - Твоя женская сила, Кэролайн, не в том, чтобы манипулировать мной, а в том, кто и что ты есть. - Он скромно улыбнулся. - Уверен, я еще пожалею об этом откровении, но я не что иное, как масло в твоих руках, малышка. И, вероятно, я единственный в истории мужчина, который признался в этом женщине.
        Улыбнувшись, Кэролайн встала и обхватила его лицо ладонями.
        - Я не представляю тебя маслом, мой супруг, я представляю тебя… шоколадом.
        Он вопросительно поднял бровь и на всякий случай скрестил на груди руки.
        - Шоколадом?
        - М-м-м…. Ты таешь в моих руках, но ты слаще масла и восхитителен на вкус, ты самый редкий и ценный из всех деликатесов.
        - Тебе нравится пробовать меня на вкус?
        Кэролайн громко вздохнула, покачала головой, потом опустила руки, отвернулась от Брента и быстро подошла к столу, чтобы накрыть крышкой коробку, которую он ей подарил.
        - Только мужчину прежде всего волнует секс, а не любовь.
        - Хочешь сказать, что любишь меня, Кэролайн?
        Слова сорвались с его губ, прежде чем он успел подумать над ними. Ему хотелось вернуть их назад или сдобрить юмором, но одновременно он почему-то отчаянно хотел услышать из уст Кэролайн ответ.
        Она медленно подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза, выискивая проблеск озарения в безмятежном выражении его лица. Потом хитро улыбнулась, взяла коробку и беззаботно зашагала к письменному столу.
        - Я ни за что не скажу тебе этого первой, Брент.
        Она опять намекала на их первый разговор о любви и с помощью этой уловки намеренно придерживала часть себя, не признаваясь в чувствах, о существовании которых они оба знали. К своему неудовольствию, Брент внезапно понял, что сердится.
        - Полагаю, ты хочешь сначала услышать это от меня? - спросил он напрямик.
        Кэролайн пожала плечами, но не подняла головы, складывая книги в стопки.
        - О, я совершенно уверена, что ты никогда не скажешь этих слов, потому что не разглядишь любовь, даже если она ударит тебе в лицо…
        - Не уходи от темы, Кэролайн, - быстро и сухо перебил Брент; его голос стал сдержанным и жестким.
        Кэролайн явно смутила такая его реакция и внезапная холодность в голосе. Она всего лишь подтрунивала над ним, говорила шутя, но, задев сбивающие с толку чувства, снедавшие его изнутри, невольно вызвала его гнев.
        Однако Бренту следовало бы знать, что уж кто-кто, а его жена не станет равнодушно относиться к его настроению и словам.
        Кэролайн вытянулась всем телом, выпрямила спину, и Брент заметил, как на долю секунды ее черты исказились раздражением. Потом она уперла руки в боки и уставилась на него буравящим взглядом.
        - Ты меня любишь? - убийственно спокойным голосом спросила она.
        Брент не был готов к такому прямому вопросу, и, прежде чем он успел представить все осложнения, прежде чем сумел разобраться со своими чувствами и выразить их словами, единственной возможностью, которую он перед собой увидел, было пойти простейшим путем.
        - Нет, - решительно и лаконично ответил он, чувствуя, как заколотилось сердце.
        Взгляд Кэролайн слегка дрогнул - единственный признак того, что его ответ не оставил ее равнодушной. Потом она потянулась за коробкой и взяла ее в руки.
        - Этим ответом ты не только глупо прикрываешь свою мужскую гордыню, но говоришь мне, что я, быть может, только что зачала твоего ребенка от такого же обыденного, бессмысленного спаривания, какие у тебя были с куртизанкой. Мне омерзительна эта мысль. - Она с вызовом подняла подбородок и повернулась к двери. - Ты лжешь нам обоим, Брент, и мне больше нечего тебе сказать.
        Ничто так не выводило Брента из себя, как разговор, обрываемый женщиной, когда той заблагорассудится. Мать и сестра годами поступали так, и теперь он решительно не желал пускать Кэролайн по этой дорожке.
        - Тебе придется на какое-то время забыть о теплице, - холодно потребовал он, сдерживая нарастающий гнев.
        Потрясенная, Кэролайн резко остановилась и повернулась к нему.
        - Почему? - медленно, глухим шепотом спросила она.
        Брент стоял неестественно прямо, с вызовом выдержав ее взгляд.
        - Потому что я так сказал.
        Мгновение, всего лишь короткое мгновение у Кэролайн был такой вид, будто она способна убить.
        - И все? Сначала ты мне что-то даешь, а потом без разумных объяснений отбираешь? - Не дождавшись ответа, она стиснула зубы и выровняла тон. - Как же это по-мужски - наказывать меня контролем за то, что я не доставила тебе удовольствия, сказав первой, что люблю тебя.
        Глаза Брента сузились, превратившись в осколки твердого, холодного льда, и он двинулся к Кэролайн.
        - Не думаю, что слышал от тебя что-нибудь настолько же глупое, Кэролайн.
        Он видел, как она заколебалась и окончательно утратила самообладание, обмякнув всем телом и расширив глаза, ставшие озерами боли и смятения, что, в свою очередь, принесло ему весьма необычное, постыдное чувство уверенности. Бренту не слишком нравилось это чувство, но он был взбешен дерзостью жены и словами, которые, если спокойно и честно разобраться, довольно точно отражали истину. Все это, однако, не имело значения, ибо факт оставался фактом: он должен защитить ее, не раскрыв при этом себя. Это оправдание было по меньшей мере рациональным.
        - Я говорю, чтобы ты не ходила в теплицу, потому что я твой муж и мое слово окончательно. Я не должен ничего объяснять. - Он остановился прямо перед Кэролайн и взглянул в ее утратившее краски лицо. - Теперь можешь идти.
        Она смотрела на него, хрупкая и растерянная, прижимая к себе коробку с заметками; крошечные слезинки стекали из глаз на щеки, а она даже не замечала этого. Потом Кэролайн опустила взгляд на его живот.
        - Ты не муж, - сдавленно прошептала она, - ты дьявол.
        Ее слова глубоко задели его, быстро переплавив ярость в вину, потом в сожаление и наконец в скорбь. Он потянулся к ней, но она отбросила его руку.
        Не глядя на Брента, Кэролайн с поразительной легкостью наклонилась и поставила коробку на пол.
        - Мне от тебя ничего не надо.
        Не задерживаясь, она повернулась и грациозно вышла из теплицы.

        Глава девятнадцатая

        Шарлотта поняла, что беременна. Вероятно, она зачала в Мирамонте, там, где сама появилась на свет двадцать восемь лет назад, но своего сына она родит в Америке, где он будет расти свободным от классовых условностей и станет кем захочет, где его будущее начнется с блестящих возможностей и светлых перспектив.
        При этой мысли Шарлотта улыбнулась, окинула взглядом сад и вдохнула запах окружавших ее цветов. Она сидела на каменной скамейке, и полуденное солнце пригревало ей спину.
        Карл должен узнать об этом первым, решила она, но ей не хотелось рассказывать ему, пока они не сели на корабль, ибо он превратится в беспомощного, потерянного щенка, если узнает, что его жена, которая так долго не беременела, зачала наконец его сына.
        Шарлотта знала, что это будет мальчик. Должен быть мальчик. Потом, быть может, Господь благословит их девочкой…
        Она вздохнула и, плотнее завернувшись в темно-серую шерстяную накидку на меху, опустила взгляд в землю.
        Единственной причиной, по которой она все еще оставалась в Мирамонте, была проблема отношений с братом. Ей очень хотелось наладить нормальное общение с ним. Временами Брент заговаривал с ней и Карлом, но разговоры эти были до смешного формальными и натянутыми. Он продолжал прятаться, ни на секунду не желая расслабиться и насладиться их обществом, и Шарлотта начала бояться, что нанесенные ими друг другу раны могут и не зажить до ее отъезда.
        Это настолько сильно ее тревожило, что последние два дня она находилась в состоянии глубокой задумчивости. Из-за повышенной чувствительности и эмоциональной неустойчивости Карл буквально потребовал, чтобы она гуляла на свежем воздухе. Бедняга! Что он почувствует, когда узнает, что она огрызалась на него, потому что носит под сердцем его ребенка? Он, наверное, в обморок упадет.
        Шарлотта тихо засмеялась этой мысли и подняла голову. Как будто зная, что он ее головная боль, перед ней внезапно возник Брент, закрыв солнце своим мощным телом и глядя на нее, как будто она виновата в какой-нибудь проделке. Невольно нахлынули воспоминания…
        - Цветочный сад моей жены кажется тебе забавным, Шарлотта? - непринужденно спросил он.
        Она вздохнула и откинулась на спинку.
        - Нет, я нахожу его прекрасным и именно поэтому сижу здесь. Забавными мне кажутся мужчины, что, собственно, тоже привело меня сюда.
        - Ах… Мужчины.
        Брент присел рядом с ней на каменную скамью, широко расставил ноги и нагнулся вперед, опершись локтями на колени.
        - Удивительно, что кто-то из нас хоть что-то делает правильно.
        Она мимолетно улыбнулась.
        - Кажется, я могу припомнить пару случаев.
        Он усмехнулся, Шарлотта разглядела это в уголках его устремленного в землю лица. По-видимому, брат пытался разбить лед, а значит, представился идеальный случай немножко поднажать, ведь кроме них вокруг не было ни души. Шарлотта не видела и, в общем-то, не знала брата больше шести лет, но прежде они были очень близки, и она хотела вернуть эту близость. Брент был ее единственным родным человеком, и, несмотря на все обиды, она по-прежнему любила его всем сердцем.
        - Тебя что-то гнетет? - невинно спросила она, прекрасно зная, как знали все до единого обитатели Мирамонта, что он определенно встревожен.
        Он громко выдохнул.
        - Я просто… думал… - Он помолчал, потом оперся спиной о стену и устремил взгляд на розы, которые цвели перед ним. - Ты ведь знала, что она ходит в теплицу, не так ли?
        Пришла пора Шарлотте усмехнуться, наблюдая нелегкую борьбу Брента со своими мыслями.
        - Разумеется, знала, и если бы ты потратил десять минут, чтобы нормально все обдумать, то и сам бы догадался.
        - Объяснись, - велел он.
        Шарлотта пожала плечами.
        - Любовь слепа.
        Он закатил глаза и покачал головой.
        - Женщины, женщины…
        Шарлотта чуть не расхохоталась, разглядывая его озадаченное лицо. Она еще никогда не видела брата, девятого графа Уэймерта, таким растерянным.
        - И ты наговорила мне все это после званого ужина, потому что знала, как я отреагирую и что произойдет между нами, - неуклюже объявил он.
        Шарлотта посерьезнела и смягчила тон.
        - Да, я решила попытаться этого добиться.
        - А вам не приходило в голову, сударыня, - начал он официальным, обвинительным тоном, - что у нее, быть может, есть любовник или она уютно согревает мою постель, а ваши слова только усугубят ситуацию?
        Его слова повергли ее в шок.
        - Брент, даже чужому человеку достаточно было взглянуть на Кэролайн, поговорить с ней о тебе не больше пяти минут, чтобы без сомнений заключить, что она все еще девственница.
        В его чертах проступило напряжение, губы сжались в суровую линию, и Шарлотта поняла, что он вот-вот взорвется. Этого нельзя было допустить.
        Она потупила взгляд в колени, уступая.
        - Возможно, это неправда. Вероятно, я заметила это, потому что женщина и когда была в ее…
        Брент оборвал ее, взял за руку и горячо сжал.
        - Спасибо, - угрюмо шепнул он.
        Это настолько удивило Шарлотту, что она немедленно почувствовала острое желание расплакаться.
        - Ты мой брат, - тихо проговорила она.
        Они молчали, держась за руки. Выдержав несколько минут, чтобы собрать в кулак бурлящие чувства, и инстинктивно догадавшись, что Брент пришел к ней, потому что нуждался в женском совете, Шарлотта решила просто быть откровенной и как можно деликатнее завела речь о главном.
        - Кэролайн любит тебя так же сильно, как ты любишь ее, и я уверена, что даже неимоверное ослиное упрямство не мешает тебе в глубине души понимать это. Тебе нужно признаться в этом себе самому, а потом пойти и сказать жене.
        Брент резко встал и принялся медленно вышагивать перед ней взад-вперед.
        - Она два дня со мной не разговаривает, Шарлотта. Не очень-то похоже на проявление беззаветной любви.
        Шарлотта вздохнула, уверенная, что Кэролайн избегает ее брата из-за конфликта по поводу теплицы, как раз два дня не приближаясь к любимому строению. Только это, рассудила она, могло иметь настолько большое значение, чтобы за вечер между ними пробежала такая гигантская трещина. Впрочем, она не выспрашивала. Если Брент захочет, то рано или поздно посвятит ее в подробности.
        - Знаешь, Брент, - поведала она, становясь серьезной и тихой, - четыре года назад я двадцать два дня не разговаривала с Карлом, потому что он подстрелил кота на вечеринке и проиграл в карты рубиновую брошь, которую ты подарил мне на шестнадцатый день рождения.
        Шарлотта услышала, как Брент раздраженно крякнул, но продолжала говорить, пока он не придумал какой-нибудь язвительной фразы.
        - Из всех вещей, которые я привезла в Америку, только эта имела для меня ценность и глубоко личное значение. И вдруг в мгновение ока ее не стало. - Неожиданно улыбнувшись воспоминаниям, она добавила: - Ему пришлось отдать один из своих кораблей, чтобы вернуть мне ее, но он сделал это, потому что я почти месяц не спала с ним в одной постели. Я никогда больше не видела его таким напуганным.
        Брент снова приподнял в улыбке уголки рта, и это придало Шарлотте сил.
        - Суть в том, что я простила его в конце концов, уверена, что Кэролайн поступит так же. И еще я уверена, что мы с Карлом будем жить вместе, прощая друг другу то одно, то другое, потому что слово «прощение», как я хорошо поняла за эти годы, всего лишь синоним слова «брак».
        Брент прекратил ходить, задумчиво опустил глаза и оторвал лепесток с одной из нежно-желтых роз.
        - Она вывела их.
        - Знаю, они прелестны. Сейчас они уже должны увядать, но, по-видимому, зима выдалась довольно теплая.
        - Дело не в погоде, Шарлотта, а в ее таланте, - с горячностью возразил Брент. - У Кэролайн будет расти все что угодно.
        Шарлотта немного подождала, не добавит ли он чего-нибудь еще.
        Но Брент умолк, и тогда она набралась смелости и решила поговорить начистоту.
        - Ты не рассказывал ей о матери, не так ли?
        - Нет, - шепотом ответил он.
        Она заинтригованно подалась вперед, ибо почти не сомневалась, что именно в этом кроется корень всех его тревог.
        - Скажешь, почему?
        Брент резко повернулся к сестре лицом и впервые за все время, пока они были в саду, посмотрел ей в глаза.
        - Сама не догадываешься?
        Она пожала плечами.
        - Нет. Ума не приложу, почему ты не хочешь этого делать.
        Брент поднял руку и с силой швырнул лепесток по ветру, как будто бросал камешки в озеро.
        - Карл хороший человек, Шарлотта, - спокойно объявил он, помолчав немного. - Умный, трудолюбивый, благородный, насколько я его знаю, и, похоже, души в тебе не чает. Он стал тебе хорошим мужем.
        Шарлотта понятия не имела, откуда он это взял, поэтому просто продолжила смотреть на брата озадаченно и, по правде говоря, немного недоверчиво.
        Лицо Брента раздраженно вытянулось.
        - Ты не понимаешь, не так ли?
        Она покачала головой.
        Брент зашагал обратно к скамейке, сел рядом с ней и вновь устремил взгляд на розы.
        - Все это время ты думала, что я не хочу иметь с тобой Ничего общего, потому что ты сбежала и вышла замуж за американца, человека, которого, как ты предполагала, я презираю в принципе. - Поколебавшись, он угрюмо сказал: - А правда в том, Шарлотта, что шесть с половиной лет я не хотел иметь с тобой ничего общего, жил так, как будто тебя не существовало, не потому, что ты оставила меня и вышла за американца, но потому, что ты вообще меня бросила.
        У Шарлотты пересохло во рту, и она ошеломленно уставилась на брата.
        - Тебе не приходило в голову, что твой импульсивный отъезд преподнес меня леди Мод на блюдечке с голубой каемочкой. Мне пришлось принять на себя всю тяжесть ее негодования и враждебности, потому что ты была ее драгоценной жемчужиной и она до глубины души верила, что твой побег был моей идеей, моей провинностью. - Он подвинулся к краю, уперев локти в колени и устремив перед собой ничего не выражающий взгляд. - В ее глазах я всегда все делал неправильно - ты это знаешь, - но, когда ты уехала, она напустилась на меня со всей злобой, отказавшись разговаривать со мной и даже смотреть на меня с тех пор. Когда ты уехала, у меня не осталось никого.
        Глаза Шарлотты наполнились слезами.
        - Я не знала, - пролепетала она.
        - Что ж, теперь знаешь, - резко парировал он.
        Наступила неловкая пауза, после чего Брент устремил на сестру горящий взгляд и сдавленным голосом проговорил:
        - Ты была всем, что я имел, Шарлотта, и когда ты ушла из моей жизни, мне показалось, будто кто-то вырвал у меня из груди сердце. Ты была единственным человеком, который любил меня таким, какой я есть, и вдруг ты оказалась на другом конце света. Не думаю, что ты когда-нибудь сможешь представить мои чувства в то утро, когда я понял, что ты сбежала.
        Эти слова ворвались Шарлотте в самую душу, заставив увидеть истину в страдающих, зеленых, как лесной орех, глазах брата. За все годы разлуки у нее ни разу не мелькнула мысль, что в ней и только в ней единственная причина его обиды, его горечи. Она всегда считала, что дело в Карле и его происхождении, в том, что его родители не носили никаких титулов и вырастили его в колониях. Впрочем, теперь она, охваченная пониманием, подумала, что, возможно, это было всего лишь оправдание себя. Гораздо легче было шесть лет верить, что она умерла для Брента из-за своего мужа, а не потому что глубоко ранила его своим отъездом.
        - Прости, - сказала она дрожащим, охрипшим от волнения голосом и, не в силах больше сдерживать слез, позволила им заструиться по щекам.
        - Не плачь об этом теперь, - со вздохом сказал он, выпрямился и принялся вытирать ей слезы. - У меня были годы, чтобы со всем этим примириться, и теперь я понимаю, что человек, которого я тогда выбрал тебе в мужья, не вполне соответствовал твоим эмоциональным потребностям. - Он улыбнулся и смягчил тон. - Я просто хотел, чтобы ты была счастлива, Шарлотта, и, если подумать, ты нашла свое счастье и спаслась от леди Мод одним иррациональным поступком. А у меня это заняло годы.
        Брент старался быть с ней деликатным, освободить от чувства вины, и это было так на него похоже. Шарлотта никогда еще не встречала человека с таким чувством долга, и, разумеется, об этом ей тоже не следовало забывать. Брент всегда, с того дня, как она родилась, считал делом чести защищать ее от матери, от внешнего мира, прося в ответ лишь благодарности и любви, а она фактически растоптала все это одной грозовой ночью почти семь лет назад, когда собрала чемоданы и покинула Мирамонт.
        Шарлотта вытирала глаза тыльными сторонами ладоней, постепенно проникаясь пониманием и сочувствием.
        - В этом-то и проблема, верно? Ты боишься потерять Кэролайн.
        Произнесенные шепотом слова были едва различимы на холодном, зимнем ветру, но Шарлотта знала, что Брент услышал их, потому что его черты смягчились, и он опустил взгляд.
        - Ты боишься, что она оставит тебя, и поэтому не рассказывал ей о матери, скрывал от нее теплицу. Могу поспорить, что ты не… - Она запнулась, широко распахнув глаза от накатившего волной понимания. - Не могу поверить, что ты сказал ей…
        - Я скажу кое-что тебе, Шарлотта, - спокойно вставил Брент, - скажу что-то, в чем никому не признавался и ни с кем не обсуждал.
        Он длинно выдохнул, не поднимая глаз от земли.
        - Я прожил почти тридцать четыре года, и годы эти были по большей части наполнены горечью, неуверенностью в себе, разочарованиями и периодами острого одиночества. Но среди всего этого было кое-что, затмевавшее убогость и заполнявшее пустоту, и я говорю не о своем блестящем образовании, напряженной работе или красоте и силе моих племенных лошадей, что могло бы послужить утешением для большинства мужчин.
        Брент повернулся и посмотрел в глаза сестре. Голосом, в котором вдруг появилась глубина и страсть, он признался:
        - Источником величайшей радости, удовлетворения, гордости и - это самая нелепая часть - величайшего спокойствия в моей жизни были три поистине прекрасные женщины: ты, Розалин и Кэролайн. У тебя теперь своя жизнь в другой стране, Розалин тоже может однажды покинуть Мирамонт и даже Англию. Это ее жизнь, и она ждет ее. - Он понизил голос до хриплого, злого шепота. - Но Кэролайн моя, Шарлотта. Она единственная прекрасная женщина, с которой я намерен прожить и которую хочу обожать до конца своих дней. Я настолько непреклонен в этом, что отказываюсь позволять тебе или кому-то другому вести разговоры, которые могут посеять тревогу или сожаление…
        - Ты ведешь себя как эгоист, - перебила его Шарлотта.
        Он оцепенел и вновь посмотрел на розы.
        - Возможно. Но потерять жену для меня немыслимо. Я ни за что не стану рисковать.
        Шарлотта смотрела на него, тая от любви и сочувствия, понимая его, хотя и считала его страхи безосновательными. Она глубоко вздохнула, собираясь с силами, и положила руку ему на плечо.
        - Кэролайн не планирует от тебя уходить, ей бы в голову такое не пришло, даже если бы ты рассказал ей о прошлом матери. - Она наклонилась к брату и с уверенностью добавила: - Для нее важнее всего в жизни ты, Брент, ты, а не цветы и не теплица…
        - Уверен, она тебе такого не говорила.
        - Я знаю это, - не задумываясь, заявила Шарлотта. - Ей не двадцать один год, и она не бежит в Америку, спасаясь от мегеры мамаши. Кэролайн твоя жена. Возможно, она вышла за тебя не по любви, но, связав себя брачными узами, она безоговорочно стала твоей.
        Шарлотта расслабилась и улыбнулась.
        - Пойди и скажи жене, что любишь ее. И когда она ответит, что тоже в тебя влюблена, можешь спокойно рассказывать ей все свои секреты, не боясь, что ботаника окажется для нее важнее тебя.
        Какое-то время он молча сидел, задумчиво нахмурив брови, потом медленно покачал головой.
        - Все не так просто.
        - Возможно, это будет непросто в первый раз…
        - Два дня назад я сказал ей обратное.
        Шарлотта растерянно на него посмотрела.
        - Что сказал?
        - Сказал, что не люблю ее, - прошептал он.
        Шарлотта не сразу пришла в себя от такой, присущей всему мужскому полу глупости, а потом с отвращением покачала головой.
        - Это был несчастный случай?
        Брент повернулся и недоуменно взглянул на нее.
        - Что за вопрос?
        Пожав плечами, она как ни в чем не бывало пояснила:
        - Слова сорвались с твоих губ в приступе безумия? Ты много выпил или мстил в припадке злобной ревности?
        Его глаза потемнели от раздражения.
        - Она прямо спросила, люблю ли я ее, и я сказал «нет».
        - Но почему?!
        Похоже, вопрос поставил его в тупик.
        - Что значит «почему»?
        - Почему ты сказал «нет», если так просто было сказать «да»?
        Брент громко выдохнул, тяжело навалился спиной на каменную стену и неуклюже пробурчал:
        - Я отказываюсь говорить это первым.
        У Шарлотты буквально отпала челюсть, и она подумала, что, даже если проживет сотню лет, понимать мужчин не научится.
        - Ну, - саркастически протянула она, - тогда все понятно…
        - Это игра, Шарлотта, - с чувством перебил Брент. - Это игра, в которую мы с Кэролайн играем, потому что сразу после свадьбы я сказал ей, что не верю в любовь и она никогда не услышит от меня слов признания. Она ответила, что тоже никогда не признается мне в любви, и я совершенно уверен, что она сказала так, потому что считала мою точку зрения глупостью.
        - Глупость она и есть.
        - Любовь - это глупость, Шарлотта. Ей трудно дать определение, она иррациональна, сложна…
        - К любви, безусловно, применимы все эти эпитеты, - с нежностью в голосе подтвердила Шарлотта, беря брата за руки, - но это не значит, что ее не существует. Как бы там ни было, любовь реальна, Брент, и, невзирая на все неурядицы, любовь к мужу - самая большая радость в моей жизни, которая становится еще светлее от сознания того, что он любит меня в ответ. Для вас с Кэролайн открыта та же дорога, только попробуй сделать первый шаг.
        Брент внезапно сорвал с какого-то растения лист и стал задумчиво крутить его в пальцах.
        Шарлотта наблюдала за братом, уверенная, что ему просто тяжело смириться с осложнениями, которые может вызвать такое прямое и открытое признание. При всем своем уме, рациональности, преданности семье Брент никогда не подходил настолько близко к тому, чтобы отдать другому человеку эту частицу себя. Он любил Кэролайн и, вероятно, питал это чувство уже давно, но для большинства мужчин принять любовь и затем признаться в ней было все равно, что позволить раздеть себя догола и с ножом у горла читать Драйдена[Джон Драйден (1631-1700 гг.) - английский поэт, драматург, критик, баснописец.] или Поупа[Александр Поуп (1688-1744 гг.) - английский поэт.] тридцати старым, толстым леди, которые попивают чай, грызут цукаты и глядят на тебя с напускным интересом на собрании Дамского общества почитательниц великих английских поэтов. Для многих мужчин признание в любви означало показать свою уязвимость, выставить себя в глупом и нелепом свете.
        Брент продолжал молча смотреть на лист, и Шарлотта решила действовать, ибо для нее тоже настал момент откровений. После обеда стало теплее, воздух прогрелся, и, поскольку Шарлотте требовалось время, чтобы привести в порядок мысли и подобрать нужные слова, она с мрачной решимостью отпустила руку брата, расстегнула накидку и медленно сняла ее, аккуратно положив сзади себя на каменную скамью.
        Проведя по лбу тыльной стороной ладони, она повернулась к Бренту и внимательно на него посмотрела.
        - У меня был ребенок, Брент, - тихо проговорила она.
        В этот миг она была уверена, что никакие другие слова еще не повергали его в такой шок. Осмыслив их, Брент повернулся и ошеломленно посмотрел на сестру.
        Она улыбнулась, встретив его взгляд.
        - Около трех лет назад я поняла, что беременна. Я страдала от тошноты, потери, а потом набора веса, подавленного настроения, сменявшегося припадками эйфории, плача без причины - словом, от всего, через что проходит женщина, когда вынашивает ребенка…
        - Шарлотта…
        Она сжала его за руку, прося помолчать.
        - Дай мне закончить.
        Пытаясь успокоиться, она посмотрела на свои колени, соединила руки, вцепившись ими в складки персикового дневного платья, и продолжала:
        - Что до ужасов беременности, то меня не минуло ничего, кроме серьезных осложнений, и все эти месяцы Карлу не было равных. Он массировал мне уставшую спину и стопы, не раз поддерживал голову, когда меня неожиданно начинало тошнить. Он был галантен и внимателен, а я, чаще в муках, чем в нормальном состоянии, но от первого и до последнего дня была на седьмом небе от счастья, потому что долго пыталась зачать и наконец должна была подарить мужу ребенка.
        Воспоминания заставили ее запнуться, но она взяла себя в руки.
        - Последние два месяца перед родами я обставляла детскую, вязала кружевные занавески на окна, кружевное одеяльце, шила крошечные детские вещи. Карл мастерски вырезает по дереву, и он смастерил чудесную колыбельку.
        Шарлотта подняла голову и посмотрела на темно-розовые цветы перед собой, крепко сжимая руки и начиная непроизвольно вздрагивать от картин прошлого, еще слишком живых в ее памяти.
        - Второго октября тысяча восемьсот тринадцатого года, после двух дней сложных, изнуряющих родов у нас появилась дочь. Красивая, здоровая малышка весом в шесть фунтов с папиными волосами и подбородком и дядиными глазами. - Она снова посмотрела на брата. - Твоими глазами, Брент. У нее был громкий голос и крепкая хватка, и все, особенно отец, безмерно любили ее с первых минут жизни. Мы дали ей имя Маргарет в честь матери Карла, а звали Мегги…
        Голос Шарлотты затих, и по щекам покатились слезы, которые она уже не в силах была сдерживать. Но она продолжала отважно смотреть в глаза Брента, и тот не шевелился и не издавал ни звука.
        - Шестого декабря, ровно через девять недель, два дня и одиннадцать часов после того, как ее впервые спеленали и дали мне в руки, я положила Мегги подремать в ее чудесную колыбельку, и она больше не проснулась. Моя малышка была такой здоровой, Брент, такой сильной, и никто никогда не узнает чувств, которые переполнили и раздавили меня в тот миг, когда я вошла в комнату и нашла свою прелестную малышку мертвой в колыбели. А я ведь просто покормила ее и положила спать…
        Шарлотта смолкла, наблюдая, как потрясение искажает лицо брата по мере того, как смысл ее слов доходил до его сознания. Он понимал чувства боли и утраты, которые она пережила тогда и заново переживала теперь. С тех пор эта боль каждый божий день преследует ее и будет преследовать до конца жизни. Брент понимал ее чувства, потому что сам был отцом.
        Покачав головой, чтобы вернуть равновесие, Шарлотта вытерла щеки и продолжила.
        - Никто не воспринял ее смерть тяжелее, чем Карл, - шепотом проговорила она. - Следующий год был ужасен для нас, потому что мы не понимали и до сих пор не понимаем, как здоровый ребенок без повреждений и болезней мог просто… внезапно умереть. А поскольку мне было так трудно зачать в первый раз, наш гнев и боль дополнял невысказанный страх, что Мегги могла оказаться нашим единственным ребенком.
        - Прости, Шарлотта, - пробормотал Брент.
        Она резко встала, внезапно почувствовав озноб. Обняв себя за плечи, чтобы успокоиться и согреться, пошла по тропинке к розам, глядя на них и внимательно обдумывая свои следующие слова.
        - Я знаю, какие чувства ты испытывал ко мне, Брент, когда я уехала, и мне кажется, что во многом они оправданы. - Она повернулась и посмотрела на него. - Но никогда в жизни я не ощущала себя такой отверженной, злой и обиженной, как когда ты перестал меня признавать, когда я писала тебе, а ты все до единого письма возвращал нераспечатанными. Я зачала ребенка, прошла через девять ужасных месяцев беременности, тяжелые роды, потом пережила смерть своей малышки, а ты этого не знал. Я писала тебе каждый месяц и рассказывала обо всем, как сама воспринимала, а ты ничего не знал, потому что даже не считал нужным читать мои письма.
        Шарлотта внимательно наблюдала, как ее брат начинает медленно осмысливать все, что она говорит.
        - У тебя была племянница, Брент, такая же прелестная, как твоя собственная дочь, и если бы я не настояла, чтобы мы приехали сюда и остались в Мирамонте, даже когда я поняла, что мне здесь вовсе не рады, ты бы так и не узнал.
        Брент медленно опустил взгляд. Он явно прятал в себе страдание, а Шарлотта этого не хотела. Она не для того вернулась к страшной странице своей жизни, чтобы заставить его мучиться болью и чувством вины.
        Шарлотта грациозно подошла к скамейке, остановилась перед братом и, глядя на его макушку, заговорила мягким, чистым голосом:
        - Я не стараюсь причинить тебе боль, Брент. Мне просто хотелось, чтобы ты увидел свою жизнь в другом свете.
        Граф поднял голову, и Шарлотта быстро села рядом с ним и обхватила ладонями обе его руки.
        - Я рассказала тебе об этом не для того, чтобы открыть старые раны, но чтобы открыть тебе глаза, - спокойно проговорила она, пристально всматриваясь в коричневато-зеленые глаза, так откровенно переполненные сочувствием и раскаянием. - Не теряй времени, бесконечно возвращаясь к ошибкам прошлого или упущенным возможностям. Меньше всего мне хочется, чтобы ты сокрушался, что не знал о моей дочери или обо мне и шести с половиной годах, которые мы с тобой потеряли и которые уже не вернешь. Впереди еще долгая жизнь, нам нет причин оглядываться назад. Со смертью Мегги я потеряла часть себя, и эту часть уже ничто не заменит. Но еще я поняла, что жизнь драгоценна и коротка, и мы можем в любой момент лишиться людей, которых любим.
        Шарлотта прикоснулась кончиками пальцев к лицу брата и с трепетной улыбкой скользнула взглядом по нему.
        - Лови момент, Брент. Живи ради будущего. Я здесь вместе с замечательным мужем и хочу, чтобы вы подружились; у тебя есть красивая, здоровая дочка, которая теперь развивается и учится, и ты женат на умной, обворожительной женщине, которая не уверена в глубине твоих чувств к ней.
        Она понизила голос до пылкой мольбы:
        - Найди Кэролайн и скажи ей, Брент, чтобы потом не сожалеть. Придержи гордость, посмотри ей в глаза и, ничего не тая, признайся, как сильно ее любишь. Думаю, дальше она все скажет сама.
        Граф долго смотрел на сестру, ничего не говоря, а она не сводила с него глаз, не шевелилась и даже не убирала ладонь с его щеки. Потом Брент удивил Шарлотту, схватив ее руку, поднеся к губам и нежно поцеловав тыльную сторону ладони.
        - Думаю, моя сестра так же умна, как моя жена.
        Шарлотта тихо рассмеялась, и напряжение стремительным потоком сбежало с нее, как талый снег с горы.
        - Тогда, раз уж я вдруг оказалась такой умной и проницательной, воспользуюсь, пожалуй, собственным советом и пойду искать Карла. - Ее глаза блеснули. - Если завтра ему на голову упадет люстра, я не хочу, чтобы он лег в могилу, не узнав, что я ношу его сына.
        Брент просиял.
        - Я снова буду дядей?
        Она сжала его руку.
        - В августе, лорд Уэймерт.
        - Как ты себя чувствуешь?
        Шарлотта улыбнулась, и от искренней заботы в голосе брата на глаза ее опять навернулись слезы. Вот он, Брент, каким она его помнила.
        - Как видишь, я немного эмоциональнее обычного, - ответила она, вытирая щеки, - но плохо мне еще ни разу не было. Я полна энергии и с небывалой жадностью поглощаю шоколад и пирожные. Уверена, что наберу сотню фунтов, но мне все равно. Все оправдается, когда я положу малыша на руки мужу Брент тепло улыбнулся сестре. Потом неожиданно и искренне привлек ее к себе, заключив в горячие, сильные объятия и крепко прижав к груди. Этот простой братский жест вскрыл наконец нарыв годами накапливающихся обид и горя, и Шарлотта разрыдалась Бренту в рубашку, изливая их в слезах.
        - Прости… - прошептала она сквозь сдавленные всхлипывания.
        - И ты прости меня, Шарлотта, - тихо, ласково проговорил Брент, водя подбородком по макушке сестры. - Я обещаю быть хорошим дядей этому малышу. Боль ни к чему, ведь прошлое осталось в прошлом. Ты на многое открыла мне глаза. Спасибо тебе.
        Шарлотта наслаждалась близостью, которой ей недоставало так много лет, успокаиваясь в объятиях брата, ощущая тихую радость, умиротворение и внезапное, ослепительное счастье. Сбылась мечта, которую она лелеяла, когда возвращалась в Мирамонт в надежде, что Брент простит и вновь примет ее как сестру. Теперь она может плыть в Америку, в свой дом в Род-Айленде с радостным сердцем, ребенком под ним и братом, которого наконец вернула.
        Она выпрямилась на скамейке, вытирая ладонями глаза, а потом мокрую хлопковую рубашку Брента.
        - Ну вот, теперь тебе нужно переодеваться.
        - Да, но это спасет меня от необходимости снимать всю одежду и принимать ванну.
        Шарлотта рассмеялась, все еще хлюпая носом, и похлопала его по колену.
        - Пойди и поговори сначала с женой.
        Брент со стоном поднялся на ноги и вдруг увидел перед собой Розалин. Девочка часто и тяжело дышала от быстрого бега, ее лицо раскраснелось, волосы растрепались, а лиловое платье было забрызгано грязью.
        Прибежав, она тут же принялась нетерпеливо дергать отца за ногу.
        Брент сразу опусти лея перед девочкой на колени, лицом к лицу, и, обхватив ее одной рукой за плечи в попытке удержать на месте, второй принялся убирать с ее порозовевших щечек непослушные локоны.
        Розалин, успокаиваясь и понимая, что безраздельно завладела вниманием взрослых, целенаправленно стиснула перед собой кулачки, а потом одним быстрым движением раскрыла их.
        - Как думаешь, что это значит?
        - Это значит «цветок», - почти рассеянно шепнул Брент, и лицо его исказилось от напряженной работы мысли.
        - Цветок?
        Розалин пыхтела в ожидании ответа, устремив на отца круглые, как бусины, глаза, потом повторила жест еще выразительнее.
        Брент внимательно на нее смотрел, но ничего не делал, только слегка покачивал головой, показывая, что не понимает. Тогда Розалин стала дергать его за рубашку.
        - Что-то случилось, - пробормотал он, крепко схватив дочку и заставив ее стоять на месте. Он поднял правую руку и сделал перед лицом Розалин четыре движения пальцами.
        К полному изумлению Шарлотты, Розалин тоже подняла правую ручку и в точности их повторила. Подчас ей приходилось видеть, как племянница показывает что-нибудь жестами. Но сейчас девочка использовала пальцы для того, чтобы выразить что-то.
        Бесконечно заинтригованная, Шарлотта опустилась рядом с братом на колени.
        - Это буквы, верно?
        - Да…
        - И что она пишет? - взмолилась об ответе удивленная Шарлотта.
        - «Мама».
        - Цветок… Мама?
        Брент опять покачал головой, и Розалин, в лице которой уже явно читалась досада, снова быстро задвигала пальцами, добавив на этот раз три новые буквы.
        Внезапно Брент побледнел.
        - Она говорит: «Маме плохо».
        Шарлотта с замиранием сердца смотрела, как брат еще раз выводит по буквам «мама», потом сжимает перед собой кулаки и раскрывает их в таком же жесте, какой показывала его дочь.
        Розалин энергично закивала.
        - О боже…
        Теперь и Шарлотта испугалась.
        - Брент…
        Он схватил ее за запястье, сцепил ее руку с ладошкой дочери и посмотрел ей прямо в глаза.
        - Кэролайн в теплице, и ей грозит опасность, Шарлотта, - тихо и четко произнес он сдавленным от страха голосом. - Забери Розалин в дом и оставайся там, пока я не вернусь.
        - Я тоже должна пойти…
        - Черт возьми, Шарлотта, хотя бы раз в жизни просто сделай, как я говорю!
        Этот взрыв негодования настолько потряс Шарлотту, что она кивнула и взяла за руку его дочь, а та, чувствуя недоброе, начала вырываться.
        Брент поднялся на ноги, уже спокойный и уравновешенный.
        - Со мной все будет хорошо. Никому не говори, куда я пошел, и ни на секунду не выпускай Розалин из виду, иначе она побежит за мной. Понятно?
        Шарлотта еще раз кивнула, и Брент ушел.

        Глава двадцатая

        В тот миг, когда она увидела незнакомца, чутье подсказало ей, что она допустила страшную ошибку, придя сюда потихоньку от всех.
        Нарушая волю мужа, Кэролайн пробралась в теплицу вовсе не для того, чтобы остаться и работать. Она просто хотела забрать письмо профессора Дженсона, которое забыла два дня назад, когда в спешке уходила отсюда. Как бы она ни сердилась на напыщенного глупца, за которого вышла замуж, она решила рискнуть, побаиваясь, что Брент поймает ее на горячем и обрушит на нее свой гнев, но не позволить ему узнать о своем первоначальном плане уехать в Нью-Йорк.
        Итак, она решительно переступила порог стеклянного строения. Почти сразу же, как только она взяла со стола сложенный лист бумаги, в теплицу вошел мужчина. Он держался так свободно и непринужденно, как будто был здесь хозяином, и совершенно ошеломил Кэролайн не только своим неожиданным появлением, но и ослепительной внешностью.
        Выглядел он изумительно: белокурые волосы доходили ему до плеч, короткие бачки обрамляли массивную нижнюю челюсть, аспидно-серые глаза были окружены густыми ресницами, а рот был изящно очерчен, почти как у греческих статуй. При взгляде на него буквально перехватывало дух, и Кэролайн впервые в жизни лишилась дара речи просто потому, что стоявший перед ней мужчина был настолько привлекательным физически.
        Но, приглядевшись внимательнее, Кэролайн уловила в его внешности что-то странное, хотя никаких явных недостатков как будто не находилось. Незнакомец был одет с иголочки: легкие брюки темно-рыжего цвета, светлая хлопковая рубашка, накрахмаленная, без единой складочки и застегнутая на пуговицы по самое горло, черные сапоги для верховой езды, натертые до блеска и чистые, будто никогда и близко не касались грязи и даже лошади; на согнутой в локте руке висело черное шерстяное пальто. Если бы она собственными глазами не видела, что это не так, она бы поклялась, что на нем костюм для верховой езды, хотя даже он непременно должен был где-то испачкаться или помяться, когда мужчина ехал на лошади или входил в теплицу. Этот чрезвычайно красивый человек выглядел так, будто вышел в лес прямо из ванной.
        Незнакомец заговорил с Кэролайн, и та почувствовала, что у нее без всяких причин становятся дыбом волоски на шее. Он представился Питером Уитсвортом, объездчиком лошадей, работающим на их соседа, и, по его словам, совершенно неожиданно наткнулся на теплицу, когда осматривал местность. Увидев, как она вошла, он решил представиться.
        И все-таки с ним что-то было не так. Он идеально говорил по-английски, но его манеры и чрезмерно приятный тон интуитивно тревожили Кэролайн. Он был каким-то слишком правильным, слишком любезным, и, учитывая странность ситуации, чутье подсказало ей, что нужно приступить к работе, а не пытаться уйти. Непринужденно улыбнувшись, Кэролайн уронила письмо обратно на стол и стала переносить растения с одного стола на другой.
        Почти десять минут мистер Уитсворт ходил за ней по пятам, осыпая любезностями и сетуя на холодную английскую зиму, что само по себе было странно, ведь в этом году холода как будто не спешили наступать на их землю. Только когда он положил пальто на одну из скамей и завел разговор о ней самой, его голос начал меняться, делаясь глубже и гуще, а устремленные на нее глаза стали темнеть.
        - По пути сюда я видел маленькую девочку, - спокойно проговорил он, шагая рядом с Кэролайн, которая, взяв в каждую руку по растению, направилась к резервуару с водой. - Прежде чем я успел с ней заговорить, она убежала. - Он ухмыльнулся. - Я ведь не кажусь вам таким уж страшным, не так ли?
        Кэролайн попыталась улыбнуться, избегая его взгляда и изо всех сил стараясь выдерживать любезный тон.
        - Это моя дочь, и боюсь, что девочка не привыкла к незнакомцам.
        - Ваша дочь? Неужели? - Он понизил голос. - Как удивительно, она вовсе на вас не похожа.
        Она тут же вскинула голову. Мистер Уитсворт стоял в двух футах от нее, и его губы были изогнуты в улыбке, но глаза оставались неподвижными. Не теряя самообладания, Кэролайн проронила:
        - Она больше похожа на родственников моего мужа.
        - Ах…
        Желание спасаться бегством жгло ее. Если бы только подольше продержать этого мистера Уитсворта в приятном расположении духа, заговорить его, может, кто-нибудь в доме хватится ее, решит, что она здесь, и пойдет искать. С другой стороны, ни у кого не было причин думать, что в теплице ей может угрожать опасность. Забеспокоится только Брент, но она не разговаривала с ним два дня и понятия не имела, где он теперь.
        Становилось ясно, что нужно предпринять осторожную попытку уйти.
        Кэролайн вытерла руки висевшим у резервуара полотенцем.
        - Что ж, мистер Уитсворт, очень приятно было с вами познакомиться, но мой муж…
        - Давайте поговорим о вашем муже, - мягко перебил он, медленно проводя пальцем по ее руке.
        Кэролайн вздрогнула, широко распахнула глаза и встретила серый, внезапно ставший злым взгляд незнакомца.
        - Чего вы хотите? - холодным, ровным тоном спросила она.
        Он едва заметно улыбнулся.
        - Вы в самом деле audacieuse[Смелая, дерзкая (фр.).] , не так ли, petit dame[Дамочка (фр.).] ?
        Кэролайн лишь смутно представляла, о чем он говорит, но точно знала, что он говорит по-французски. Она сопоставила факты - странное поведение незнакомца с требованием Брента держаться подальше от теплицы, - и ее мысли прояснились: она поняла, кто перед ней на самом деле.
        Как будто прочитав ее мысли, а может быть, из-за страха, от которого остекленели ее глаза, француз посмотрел на нее по-другому.
        - Некрасивая прическа, невзрачные черты, но изумительные глаза и фигура… tres voluptueuse et erotique[Очень соблазнительная и эротичная (фр.).] . - Он протянул руку и грубо схватил ее за грудь. - Думаю, Ворон знал, что выбирает.
        - Да, я знал.
        Громкий, сильный голос Брента, прозвучавший с порога, поразил ее даже больше, чем француза. Но она не могла отвести глаз от мужчины, стоявшего рядом с ней, не могла пошевелиться, парализованная волной первобытного страха. Француз поглаживал ее грудь через платье, провоцируя ее и насмехаясь над ее мужем; потом он опустил руку на ее талию, крепко обхватил ее и повернулся к Бренту. В его глазах вспыхнула концентрированная ненависть.
        - Что ж, mon ami[Друг мой (фр.).] , мы снова встретились.
        Краем глаза Кэролайн заметила, что Брент невозмутимо сделал три шага вглубь теплицы, остановившись рядом с ближайшим из продолговатых столов, с невинным видом отодвинул несколько горшков с растениями и, подпрыгнув, уселся, не глядя на нее прямо, а сосредоточив выжидательный взгляд на французе.
        Тот, напротив, перевел внимание на нее, подняв палец и нежно погладив ее щеку.
        - Она маленькая и заурядная, Ворон. Не пойму, зачем ты на ней женился.
        - Она очень хороша в постели. - Брент непринужденно отклонился назад, опираясь на ладони. - Что ты здесь делаешь, Филипп?
        Ошарашенная Кэролайн медленно повернулась и посмотрела на мужа. Он был так спокоен, рассудителен, выдержан и как будто безразличен к ней и грозящей им опасности. Единственным признаком тревоги, каких-то эмоций на фоне апатии, которую он изображал, была крошечная капелька пота, соскользнувшая с его левой брови на скулу. Брент бежал к теплице, Кэролайн не сомневалась в этом, а сейчас с невозмутимым и спокойным видом отчаянно пытался спасти ей жизнь.
        Француз притянул ее к себе, заломил ей руку за спину и вновь грубо схватил за грудь, заставив ее охнуть.
        - Я пришел за тобой, mon ami, - любезно ответил он, с вызовом поглядывая на Кэролайн. - Но, полагаю, раз твоя жена такая соблазнительная, ею я тоже займусь.
        У Кэролайн заколотилось сердце и округлились глаза. Она нервно сглотнула, чтобы удержать контроль над страхом, и продолжила неотрывно смотреть на мужа, который как будто и не замечал ее вовсе, а видел только мужчину, провокационно гладящего ее через нежный шелк дневного платья.
        Выдержав невыносимо долгую паузу, Брент мрачно проговорил:
        - Я так не думаю.
        - Non?[Нет? (фр.).] Пользуешься моей женщиной, а свою попробовать не даешь? - Он усмехнулся. - Французы любят делиться своими дамами, Ворон. Я думал, ты это знаешь.
        - Французы делятся своими шлюхами, Филипп, как ты делился своей, но англичане не делятся своими женами. - Он иронично повел бровью. - Я думал, ты это знаешь.
        Взгляд Филиппа потемнел и стал угрожающим. Он убрал руку от груди Кэролайн и еще крепче сжал ее заломленное запястье.
        - А ты англичанин, не так ли, лорд Уэймерт?
        Медленно, слог за слогом, тот подтвердил:
        - До мозга костей.
        Случись этот разговор в другом месте и в другое время, при любых других обстоятельствах, Кэролайн могла бы рассмеяться. Они ругались, как дети, не поделившие солдатика или место для игры, но боль в руке убеждала ее, что это нешуточный спор. Само зло сгустилось вокруг них - Кэролайн чувствовала, как оно прорезает неподвижный, холодный воздух, - и это настоящее противостояние. Один из них наверняка умрет.
        Кэролайн задрожала, и Филипп удовлетворенно заметил:
        - Ты уже боишься меня?
        В ее глазах блеснул вызов.
        - Да, боюсь, - прошипела она холодным, срывающимся голосом. Храбро и толком не задумываясь о последствиях, она с презрением добавила: - Ты дикарь, животное. Неудивительно, что Кристин Дюмонт тебе отказала…
        - Кэролайн!
        Крик мужа донесся до нее сквозь громоподобный звук удара, раскатившегося по комнате, прежде чем она почувствовала жгучую боль от руки обозленного француза на своем лице. Кэролайн налетела на резервуар с водой и попыталась свободной рукой удержать равновесие, но, хотя внезапные действия Филиппа оглушили ее и заставили подчиниться, он схватил ее за волосы и ударил второй раз, да с такой силой, что она повалилась лицом на пол.
        - Еще раз тронешь ее, Филипп, - осторожно, взвешивая каждое слово, пронизанное ненавистью, пригрозил Брент, - и я отрежу тебе яйца, засуну их тебе в горло и буду смотреть, как ты сдыхаешь от потери крови.
        Француз снова усмехнулся и намеренно наступил на подол платья Кэролайн, чтобы не дать ей уползти. Дрожа и хватая ртом воздух, она попыталась подняться на четвереньки, силясь вытереть слезы боли и облизывая окровавленные губы. Кожа на лице горела, щека мучительно пульсировала, а череп раскалывался так, будто его били тупым предметом. Но как бы плохо и больно ей ни было, она собралась с силами и посмотрела на Брента.
        В точности как раньше, он сидел на столе, откинувшись назад и опираясь на руки, спокойный и невозмутимый, будто ее вообще не было в теплице.
        Внезапно он заговорил по-французски, и Кэролайн не разразилась испуганными всхлипываниями только потому, что изумилась, как неуловимо изменился его голос, мимика. С гордостью и в полнейшем недоумении она неотрывно смотрела на него. Брент не просто свободно говорил по-французски, как намекала ей Недда, он владел языком изящно, красноречиво, можно сказать, в совершенстве.
        Брент почувствовал, что единственный способ отвлечь взимание Филиппа от своей жены - это быстро сменить предмет разговора, найти другую общую тему. И, честно говоря, ему хотелось переключиться на другой язык, ибо он решительно отказывался терять свою прекрасную, смелую Кэролайн просто потому, что она дала отпор и нанесла оскорбление профессиональному убийце. Какой бы умной и отважной она ни была, она плохо себе представляла, на что способен Филипп. А это, в свою очередь, делало ее хрупкой и беспомощной, не оставляя шансов выжить, если только он быстро не предпримет каких-нибудь действий. Брент надеялся, что, перестав понимать их разговор, Кэролайн будет держать язык за зубами.
        - Ты по-прежнему не назвал причины, по которой пришел ко мне, Филипп, - спокойно заметил он, с трудом сдерживая кипящую ярость и леденящий душу страх и изо всех сил стараясь не смотреть на жену. - Я больше не представляю для тебя угрозы, а рисковать и возвращаться в Англию после падения императора кажется немного глупым даже для тебя.
        Француз как ни в чем не бывало махнул рукой.
        - Ватерлоо закончилось, мой друг, но нашей битве не будет конца, пока кто-то один из нас или мы оба не умрем. Ты знаешь это.
        Брент безразлично пожал плечами.
        - Как ты узнал, что я не погиб во рву?
        - Отвратительное место для последнего вздоха, Ворон, - спокойно ответил Филипп, глядя Бренту в глаза и опуская руку, чтобы погладить волосы Кэролайн, заставив ту съежиться от своего прикосновения. - Но думаю, что радость, которую я испытал, получив наконец возможность героически уничтожить грозу императора в открытом бою, превзошел восторг, охвативший меня при новости, что ты не умер. Ты несколько дней провел в аду, не так ли? - Он усмехнулся, и его глаза блеснули, точно озера из холодной серебристой стали. - Жить в болоте смерти еще хуже, чем умереть в нем. Я заставил тебя страдать во Франции, и теперь ты умрешь в Англии. Лучше не придумаешь.
        Брент подался вперед, уперев локти в колени, и бросил мимолетный взгляд на жену, которая по-прежнему сидела, съежившись, у резервуара и смотрела теперь в пол перед собой. Он не хотел провоцировать Филиппа, ибо знал, что Кэролайн - его мишень и при малейшей попытке вывести его из равновесия он мог ударить ее чем-то более опасным и разрушительным, чем кулак. Тем не менее, предпринять такую попытку было необходимо, потому что поймать француза врасплох стало их единственным шансом. К сожалению, Брент не мог придумать, как это сделать, не ставя под угрозу жену. Придется просто вспомнить все, на что он способен, быть быстрее и умнее убийцы, до которого всего несколько футов.
        - Война закончилась, Филипп, - с презрением усмехнулся он. - Англичане победили, французы пали. Тебе не за что бороться теперь, когда Бонапарта навсегда отправили в ссылку, войска расформировали, а деньги растратили. Зачем ты приехал сюда продолжать тактические игры, если можно было остаться на континенте и начать новую жизнь? - Он издевательски ухмыльнулся. - Возможно, стоило махнуть на меня рукой и потратить время на что-то более конструктивное, например… поучиться доставлять женщине достаточно удовольствия, чтобы она всю ночь не уходила из твоей постели. - Он мягко усмехнулся. - А что, это интересная мысль!
        Канаты сильных мышц вспухли на шее убийцы под накрахмаленным воротником, бачки встали дыбом на стиснутых скулах, и Брент приободрился.
        - Ты глуп, Ворон, - зло прошипел Филипп. - Но мне следовало разгадать твою глупость в том, кем ты являешься, - английским ублюдком, который, несмотря на всю свою образованность и дедуктивное мышление, не может взять в толк, почему я здесь.
        Впервые с тех пор, как Брент вошел в теплицу, им овладела неуверенность. Филипп презирал его и желал ему смерти, но правдой было и то, что, явившись в Англию, в Мирамонт, он пошел на огромный риск - никогда не вернуться на родину. Мастерством они не уступали друг другу, но на этот раз преимущество было на стороне Брента, потому что он стоял на своей земле. Филипп знал это.
        Словно увидев замешательство врага в его нерешительном молчании, француз рассмеялся.
        - Все дело в ней.
        Еще несколько секунд Брент пребывал в неуверенности, но потом туман рассеялся.
        - Кристин.
        - Кристин, - с надменной улыбкой повторил Филипп. - Женщина, которая раздвигала для тебя ноги, но сердце которой принадлежало Франции.
        Филипп крутил между пальцами прядь волос Кэролайн. Бренту пришлось собрать в кулак всю силу воли, какая у него была, чтобы не броситься на француза за то, что он прикасается к его жене, пугает ее, использует ее, чтобы разозлить его. Он поставил руки на стол, по обе стороны от бедер, и сжал их, пытаясь сохранить самообладание.
        Внезапно Филипп намотал волосы Кэролайн на кулак и рывком поднял ее на колени.
        - Брент!
        Этот крик ужаса и боли поглотил его, и он вскочил на ноги; его глаза горели яростью, лицо исказилось от смертельной ненависти.
        - Оставь ее в покое, - шепотом предостерег он.
        Взгляд Филиппа сделался тяжелым, пронзая врага, толкая его к нападению. Француз крепко держал Кэролайн и ждал.
        Но Брент отказывался на нее смотреть, подсознательно понимая, что иначе потеряет те крохи самоконтроля, которые у него еще оставались, и она умрет, прежде чем он успеет что-то сделать. Кэролайн тихо плакала, сложив руки на коленях и закрыв глаза, - это он видел, даже не опуская глаз. Граф не сходил с места и стоял перед ними, с вызовом расправив плечи, широко расставив ноги и уперев руки в бедра.
        Филипп медленно покачал головой и снова поменял язык, очевидно, в попытке расстроить и запугать Кэролайн английскими словами, ставшими резкими и грубыми.
        - Думал, ты такой умный, что, трахая ее, узнаешь от нее обо мне и моих способностях? Но тебе ни разу не пришло в голову, что она знает, что ты английская свинья и что она использует тебя и ненавидит.
        Брент схватился руками за бедра, когда его сознание наконец впитало сказанное.
        - Она специально рассказала тебе обо мне, Ворон, чтобы завоевать твою привязанность, твое доверие…
        - Она не добилась ни того, ни другого, - почти неслышно ответил он.
        На щеке убийцы дернулся нерв, и он еще туже намотал волосы Кэролайн на руку.
        - Я пришел на эту грязную землю, к тебе домой, мой старый друг, осознавая риск, просто чтобы посмотреть тебе в глаза, когда скажу, что французам тебя предала Кристин.
        Брент медленно прошептал:
        - Я знаю.
        Глаза француза расширились совсем чуть-чуть, но Бренту хватило этого, чтобы понять: он поразил врага своим признанием. На самом деле он ничего не знал, но это не имело значения. Его удивляло, как Филипп узнал, что он англичанин, если за шесть лет этого никто не заподозрил, и почему Кристин не только отказалась от Розалин, но и презирала малышку. Куртизанка подбросила их дочь ему на порог не в Англии, когда девочке было семь месяцев, как он сказал Кэролайн, чтобы не раскрывать секретов своей французской жизни, а через несколько дней после родов и по единственному известному ей адресу - в его дом на улице Политики в центре Парижа.
        За все годы, что он спал с этой женщиной, она получала удовольствие от совокуплений, но никогда не хотела близости сама, никогда не хотела по-настоящему поговорить, только задавала ему вопросы, если это касалось Наполеона, его двора, его управления - предметов, которые не должны были интересовать представительницу ее профессии. Сам того не подозревая, он позволил Кристин шпионить за собой. Ее наверняка умышленно подсунули ему в любовницы, потому что Филипп с первого взгляда заподозрил его. Да, он никогда не раскрывал ей важной информации и того факта, что он англичанин, но со временем Кристин разгадала правду. Она была идеальным осведомителем, а у него ни разу не возникло даже тени сомнения, что она не та, за кого себя выдает.
        Сохраняя спокойствие, Брент тихо, жалостливо рассмеялся.
        - Филипп, мой старый друг, я знал все о Кристин с самого начала, - многозначительно ответил он, допуская в тон лишь малую толику сарказма. Затем он опустил взгляд на стол и смахнул пальцами случайные пылинки. - Я понимал, кто ты и в какую игру она играла, когда пускала меня к себе в постель, и это я смеялся в душе всякий раз, когда она раздвигала для меня ноги. Я использовал ее, а ты мог спасти себе жизнь, если бы сообщил мне эти устаревшие данные, когда напал на меня при Ватерлоо.
        Брент снова посмотрел в лицо убийцы, в пронизывающие серые круги злобы, в которых теперь вместо льда горел огонь, вместо уверенности бушевала ярость.
        Осторожно, негромко он добавил:
        - В конечном итоге она предала тебя, потому ты здесь, Филипп. Кристин была твоей слабостью. Она оставила тебя в дураках, и привязанность к шлюхе тебя убила.
        Француз оцепенел, его глаза как будто остекленели. Сдавленным голосом он ответил:
        - Но я не умру, пока не убью твою, mon ami.
        Все стало неподвижным, воздух загустел от напряжения и запах не цветами, а потом и страхом. Кэролайн крепко зажмурилась и не открывала глаз, она знала, что жить ей осталось считанные секунды. Муж не мог ее спасти, он был безоружен и находился слишком далеко, чтобы просто напасть на Филиппа, а тот железной хваткой держал ее за волосы. Француз сломает ее беззащитную шею, прежде чем она успеет понять, что происходит.
        Кэролайн подняла веки, чтобы в последний раз посмотреть на мужа. В ту же секунду она почувствовала какое-то движение и свист, услышала, как сумасшедший рядом с ней тяжело застонал. Он медленно отпустил ее волосы, отшатнулся от нее, рухнул на заднюю стеклянную стенку и сполз на пол.
        Кэролайн хватала губами воздух и неистово дрожала. Ее сердце бешено заколотилось, когда она заставила себя оглянуться на француза.
        Тот смотрел на Брента широко раскрытыми от ужаса глазами с выражением полного недоумения на лице, а в груди у него торчала тонкая, из слоновой кости рукоять ножа. На глазах у Кэролайн он протянул руку, отчаянно пытаясь вытащить нож, но силы быстро покидали его вместе с кровью, которая густой, красной, как рубин, струйкой текла из раны на белоснежную рубашку.
        Внезапно рядом с ней оказался Брент. Он схватил ее под мышки, поднял на ноги и прижал к груди.
        - Не смотри, Кэролайн, - потребовал он нежным, ласковым шепотом, обхватывая ее голову ладонями.
        Она зарылась лицом в его рубашку, с трудом держась на трясущихся ногах. Она старалась спокойно дышать и сдерживать слезы, которые сами по себе текли из ее крепко зажмуренных глаз. Она чувствовала напряжение в руках Брента, слышала, как сильно колотится возле ее уха его сердце, и сознание того, что он был испуган не меньше ее, совершенно потрясло Кэролайн, и она безудержно разрыдалась.
        - Он… ударил меня… Моя г-голова…
        - Ш-ш-ш… Я знаю, милая, - выдавил из себя Брент. - Теперь ты со мной. Ты со мной.
        Он крепко обнимал ее, позволяя наплакаться вволю, целуя ее в висок, разглаживая пальцами волосы и тихонько покачивая.
        - Как… как т-ты… Как ты у…
        - Розалин сказала мне, - успокаивающе ответил Брент, понимая, что Кэролайн хочет знать, но слишком скована шоком, чтобы сформулировать вопрос. - Она нашла меня, взволнованная, и, сделав несложные выводы, я догадался. - Он нежно коснулся губами ее лба. - Я схватил первое оружие, какое смог найти, и побежал так быстро, как никогда прежде не бегал. Остановился только перед теплицей, чтобы перевести дух, а когда почувствовал, что настал подходящий момент встретиться с французом лицом к лицу, заткнул нож за пояс и вошел внутрь, чтобы спасти мою прекрасную жену, которая опрометчиво решила дать отпор убийце.
        Снова ощутив внутреннюю дрожь, Кэролайн отрицательно покачала головой, зажмурилась и прикрыла рот рукой.
        - Ты спас мне жизнь, - шепнула она себе в ладонь.
        При этих словах Брент зарылся лицом в ее волосы и кротче сжал сильные руки вокруг ее спины и талии.
        - Я бы никогда не допустил, чтобы с тобой что-то случилось, Кэролайн.
        От нежности в его голосе ей захотелось раствориться в нем, стать его частью. Она обвила Брента руками и сдавила в неистовых объятиях.
        - Прости меня.
        Он нежно обхватил ладонями и поднял к себе ее лицо. Отерев слезы Кэролайн, он подождал, пока она успокоится и поднимет черные, влажные ресницы.
        - Слушай меня внимательно. Тебе нужно быстро вернуться в дом, найти Хэрольдса или Крессинга или даже Дэвиса и послать кого-то из них за властями. Потом пришли ко мне одного Карла. И никого другого.
        - Я не хочу уходить без тебя…
        - Ты должна это сделать, - настаивал Брент. Он прочел неуверенность в глазах жены и покачал головой. - Я должен остаться здесь, чтобы ничего не тронули и не передвинули, пока не прибудет судья-магистрат. Полагаю, будут расспросы и полное дознание, и боюсь, что я окажусь в самой гуще.
        Поколебавшись мгновение, Кэролайн едва заметно кивнула.
        - Все в порядке, малышка, - с улыбкой утешил он. - Ты нарушила запрет своего мужа, и придется тебя наказать. Вот и подумай над этим, пока я не вернусь.
        Кэролайн встретила его смягчившийся взгляд и коснулась его лица кончиками пальцев.
        - Брент…
        - Я знаю, - шепнул он, целуя ладонь жены и угадывая ее желание во взгляде. - Я знаю, Кэролайн, но не здесь. Скажешь мне позже.
        У Кэролайн сдавило горло, но она кивнула в знак понимания и согласия, и Брент медленно отпустил ее. Она пошла к двери и, бросив на прощание неуверенный взгляд, покинула теплицу.
        Брент подождал, наблюдая, как она исчезает в густой листве и спускающихся сумерках раннего вечера, и повернулся к Филиппу.
        Тот умер в оглушительном сознании, что проиграл Ворону и всем англичанам на их земле. Какая ирония судьбы! Даже с печатью смерти на лице он выглядел холодным и отстраненным, всматриваясь в небытие серыми, безжизненными, как у куклы, глазами.
        Брент не хотел закрывать их, не хотел даже прикасаться к Филиппу. Его вдруг наполнило сознание того, что на остатках его жестокого прошлого, сложенного из разрушений, смерти и крови, обид и одиночества, наконец поставлена точка. Война закончилась, страха больше не было, и теперь наконец-то кошмары перестанут мучить его по ночам. Лучшая часть его жизни только начиналась. Им овладела полная безмятежность.
        С этой ободряющей мыслью он намеревался подойти к одной из скамей и свалиться на нее, позволив телу сбросить изнуряющее напряжение в ожидании дознания. Брент повернулся и увидел маленький, сложенный пополам лист бумаги.
        Скорее всего, он бы вовсе не заметил его, если бы тот лежал на столе вместе с другими бесчисленными заметками Кэролайн, но он упал и белел на темном полу. Без всякой задней мысли Брентлюднял бумажку и положил ее на место. Однако листок оказался не заметкой, а письмом, распечатанным и открытым взгляду, и его необычность привлекла внимание графа. Нахмурившись, он начал читать.

20 ноября 1815 г.
        Уважаемый мистер Грейсон!
        Мы с радостью получили Ваше последнее письмо, в котором Вы сообщаете о своих планах посетить Колумбию этой зимой. В приложении Вы найдете учебное расписание и список американских ботаников, с которыми Вы можете по желанию вести независимую переписку. Разумеется, мы сожалеем, что Вы не присоединитесь к нам раньше, как изначально намеревались, но мы также понимаем осложнения, с которыми приходится сталкиваться, обращаясь к новому источнику образования. Надеюсь, вы без дальнейших задержек покинете Англию, ведь мы уже больше года с нетерпением ждем вас, чтобы объединить наши усилия по экспериментам с розами.
        Кстати, мистер Грейсон, нам наконец удалось получить лиловые образцы, однако они нестабильны и не всегда дают пурпурную кайму. Мы, безусловно, будем премного благодарны, если вы присоединитесь к нам на постоянной основе.
        До встречи в январе,

    Уолтер П. Дженсон,
    Профессор ботаники, Колумбийский университет
        Брент перечитал три раза и медленно сложил письмо. Потом, устремив перед собой пустой взгляд, оцепенев от того, что только что осознал и принял, лишенный каких-либо мыслей и чувств, он тяжело опустился на холодный, твердый пол теплицы и опустил затылок на стекло, наблюдая, как сгущающийся мрак окутывает безмолвные джунгли, окружившие его со всех сторон.

        Глава двадцать первая

        Кэролайн медленно открыла глаза под лучами утреннего солнца. Измученное тело ныло, веки слипались, и зрение не сразу приспособилось к яркому свету дня.
        Кэролайн никогда не залеживалась долго в постели, а теперь явно было больше десяти. Гвендолин должна была уже попытаться ее разбудить. Но, когда воспоминания о вчерашнем дне нахлынули на Кэролайн, она догадалась, что события последних восемнадцати часов, должно быть, всполошили всех слуг и те были немного не в себе.
        Вернувшись вчера вечером домой и выполнив приказания Брента, Кэролайн насладилась долгим купанием в горячей ванне, спокойно ответила на утомительные вопросы двенадцати представителей властей, поковыряла вилкой в тарелке за поздним ужином, вкуса которого даже не могла припомнить, а потом, ожидая возвращения мужа, поддалась соблазну своих мягких подушек. По всей видимости, он освободился только под утро, если не пришел к ней и не отнес ее в свою постель. Да, он просто решил дать ей выспаться после ужасов вечера.

«Это так похоже на Брента», - подумала Кэролайн, облизала губы и медленно села на краю кровати. Она наверняка проспала не меньше десяти часов, и все-таки ей приходилось заставлять себя двигаться. Она старалась не прислушиваться к пульсирующей боли в голове и саднящей щеке.
        Умывшись ледяной водой и пробежав гребешком по волосам, Кэролайн надела утреннее платье из синей бумазеи[Плотная хлопчатобумажная ткань саржевого, реже полотняного переплетения с начесом на одной, обычно изнаночной, стороне.] с длинными, прямыми рукавами и скромным вырезом, перевязала темнокаштановые локоны белой лентой и бросила быстрый взгляд в зеркало для уверенности. По крайней мере, она выглядела прилично, хотя верхняя губа треснула, на правой щеке была ссадина, и она распухла и переливалась всеми оттенками пурпурного.
        Дом казался опустевшим в сравнении с хаосом ночи, но, заглянув в столовую, Кэролайн нашла экономку, которая пересчитывала недавно приобретенный хрусталь.
        - Доброе утро, Недда. Ты не видела лорда Уэймерта? - дружелюбно спросила она.
        Недда повернулась к ней, и ее полное лицо расплылось в улыбке.
        - Не видела уже несколько часов, но, перед тем как уехать, сегодня утром он попросил передать, чтобы вы пришли к нему в кабинет в полдень.
        - Он уехал?
        Недда кивнула.
        - Ускакал на рассвете, вроде один, ничего мне не сказал, только велел, чтобы вы ждали его, когда он вернется.
        - Понятно…
        Экономка задумчиво нахмурила брови и направилась к Кэролайн.
        - В доме-то и нет никого. Дэвис уже позавтракал, а Розалин играет на улице. Беккеры еще не спускались этим утром, похоже, спят. Я знаю, что мистер Беккер вернулся из теплицы очень поздно. - Недда склонилась к Кэролайн и нахмурилась. - Скверный синяк. Могу сделать вам холодный компресс, леди Кэролайн.
        Кэролайн нежно коснулась плеча экономки.
        - Не нужно. Он почти не болит. Я выйду в сад.
        Почти два часа Кэролайн занимала себя несложной работой, стараясь отвлечься от запутанных и тревожных мыслей. Казалось странным, что Брент уехал, не повидавшись с ней. Ей определенно нужно увидеться с ним, спрятаться в его объятиях, рассказать ему все. В конце концов, сидя на канапе в кабинете мужа, размышляя над своими вопросами и глядя в бушевавший перед ней огонь, Кэролайн начала чувствовать себя почти обиженной его внезапным отъездом.
        Дверь со щелчком открылась, и Кэролайн улыбнулась в попытке прогнать раздражение. Но с первого взгляда на жесткое выражение лица Брента она поняла, что случилось нечто страшное. Он должен был улыбнуться в ответ, почувствовать облегчение при виде ее, обнять. Но, проходя по комнате к письменному столу, граф смотрел на два листа бумаги, которые нес в руке, не удостоив жену даже мимолетным взглядом.
        Медленно встав, Кэролайн с неуверенностью вгляделась в ничего не выражавшее лицо, в грозную позу мужа. Лицо Брента выглядело очень усталым, что неудивительно, ведь он, по всей видимости, почти не спал ночью, но двигался он легко, одетый в удобные темно-синие брюки и кремовую шелковую рубашку.
        - Прости, что не встретилась с тобой раньше. Я проспала, а Гвендолин не…
        - Я уволил ее сегодня утром, - оборвал ее Брент, по-преж-нему не глядя на нее и раскладывая два листа на поверхности стола, один рядом с другим.
        Холодность и резкость его слов поразили Кэролайн.
        - Уволил ее? Почему?
        - Я дал ей образцовые рекомендации, и, насколько я знаю, жене лорда Хестершира нужна камеристка.
        У Кэролайн заколотилось сердце.
        - Что случилось? - в тревоге спросила Кэролайн, схватившись для уверенности за спинку канапе.
        - Я составил для тебя документ, Кэролайн, - просто ответил он, потянувшись за пером и удобно устроившись в большом кожаном кресле за письменным столом. - Я провел утро со своими адвокатами, обсуждая денежные вопросы и определенные меры, которые нужно предпринять, прежде чем ты уедешь.
        Она быстро заморгала.
        - О чем ты, черт возьми, говоришь? Я никуда не собираюсь.
        - О разводе не может быть речи, - спокойно продолжал граф, не поднимая ни головы, ни глаз. - В моей семье никто никогда не разводился, и я не вижу причин делать это теперь, при условии что мы заключим приемлемое соглашение.
        Он смолк на мгновение и начал что-то писать на бумаге, лежавшей перед ним. В этот момент первая искра тревоги поразила Кэролайн, да так быстро и действенно, что у нее затряслись руки и ноги, и она не смогла больше стоять.
        Опустившись на канапе, она посмотрела на Брента широко распахнутыми от потрясения глазами. Сделав судорожный вдох, попыталась внести в происходящее какую-то логику.
        - Я требую, чтобы ты объяснился, Брент, потому что твои слова и резкое обращение начинают меня пугать.
        Граф медленно поднял голову. Кэролайн ожидала увидеть огонь или холодность, возможно, необъяснимый гнев или обиду, даже отвращение, но выражение его глаз внушило ей такой страх, какого она еще в жизни не испытывала. Впервые за все время, что знала Брента, она не видела в его глазах никаких чувств, абсолютно ничего.
        - Я нашел письмо профессора Дженсона, Кэролайн. Теперь я понимаю, почему наш брак был для тебя фиктивным. И оказывается, что это откровение уже давно снизошло на весь Колумбийский университет. Как видно, свобода… грязь и растения нужны тебе больше, чем я, Розалин и Мирамонт, и, откровенно говоря, я больше не хочу, чтобы ты жила здесь со мной.
        Брент снова устремил взгляд в стол, и когда значение его слов дошло до сознания Кэролайн, когда понимание вспыхнуло внутри, поглотив и взбудоражив ее, ей вдруг показалось, будто ее ударили кулаком в живот; дышать стало невозможно.
        - Я зарезервировал и выкупил тебе билет на корабль до Америки - тот же корабль, на котором через три недели уплывут Шарлотта и Карл, - безжалостно продолжал граф. - До тех пор можешь оставаться здесь, потому что после обеда я уезжаю в Лондон, где меня ждет затяжное правительственное дело. Розалин отправится со мной, и мы вряд ли вернемся раньше, чем ты уплывешь, поэтому между нами не будет никаких конфликтов.
        - Я… Ты не понимаешь, Брент.
        - Вероятно, это самые искренние слова, какие ты мне говорила, - резко, с ноткой сарказма возразил он. - Я не понимаю, как ты могла ожидать, что тебя примут в учебное заведение, когда поймут, что ты не мужчина. У тебя слишком пышная фигура, чтобы скрыть свой пол.
        - Позволь мне объяснить…
        - Итак, прежде чем ты уедешь, я должен знать, есть ли у тебя какие-то подозрения, что ты носишь моего ребенка. Ощущаешь ли ты какие-нибудь симптомы беременности?
        Если бы не охвативший Кэролайн леденящий ужас, нелепость вопроса могла бы ее рассмешить. Но грубость Брента, его непроницаемое лицо и реальность происходящего внезапно наполнили ее странной смесью страха и гнева, горячего, сильного и сочащегося из каждой поры ее кожи.
        - Как ты смеешь, - прошипела она, медленно поднимаясь. - Как ты смеешь гнуть свою линию, будто меня не существует, будто мое будущее ничего не значит, а в прошлом я была для тебя не более чем… племенной кобылой для удобного использования. Я имею право, по крайней мере, объяснить ситуацию.
        Граф глубоко вздохнул, тяжело откинулся на спинку кресла и обратил к жене лишенное всякого выражения лицо.
        - Начать с того, Кэролайн, что ты все предельно ясно объяснила, когда вышла за меня замуж, намереваясь аннулировать брак. Во-вторых, ты для меня ровным счетом ничего не значишь, потому что наши отношения строились на лжи, следовательно, этих отношений не существует и все, что произошло между нами за последние пять месяцев, сводится на нет. И наконец, леди Кэролайн, ваше будущее больше меня не касается. Пожинайте, что посеяли. - Он сощурился и понизил голос до резкого шепота. - Итак, есть ли у вас подозрения, что вы беременны моим ребенком?
        Кэролайн смерила его испепеляющим взглядом.
        - Я совершенно определенно не беременна вашим ребенком, лорд Уэймерт, и в эту минуту я рада этому как никогда.
        Никак не отреагировав, Брент медленно вернул перо в чернильницу, повернул бумаги к Кэролайн и подвинул их в ее сторону.
        - Я распорядился, чтобы вам каждый месяц высылали деньги на содержание…
        - Ты просто хочешь сделать мне больно…
        - …в количестве, которое я счел справедливым, - непоколебимо продолжал граф. - Я также оставил за вами право заводить любовников, когда вам будет угодно, равно как и сам буду заводить любовниц; этот пункт, однако, требует дополнительных пояснений.
        - Пояснений? Это уже не укладывается ни в какие рамки! - возмущенно воскликнула Кэролайн.
        Пропустив ее слова мимо ушей, граф подался вперед и уперся локтями в столешницу.
        - Поскольку я спал с вами меньше месяца, шансов, что вы беременны, почти нет. Как бы там ни было, ребенка, которого вы родите в ближайшие восемь-десять месяцев, я буду считать своим и воспитывать соответственно. Ребенок, которого вы родите по истечении названного десятимесячного срока, будет на вашей и только на вашей ответственности. Вам понятны эти положения?
        У Кэролайн отнялся язык. Она с отвращением и недоумением смотрела на мужчину, который всего три дня назад признавался, как ею дорожит, теперь своими словами и поведением ввергал ее в пучину страха и отчаяния.
        Граф медленно поднялся.
        - Поскольку вам, очевидно, не удается сразу воспринять суть моего вопроса, позвольте разъяснить. Милостиво позволяя вам учиться в Америке, к чему вы, по всей видимости, стремитесь уже достаточно давно, «вкладывая средства в ваши интересы», как умело сформулировал мой адвокат, не навлекая скандала ни на вашу, ни на свою семью грязным бракоразводным процессом, который, несомненно, стоил бы многих средств и усилий, я ставлю только два условия.
        Брент перегнулся через стол, уперев кулаки в твердую дубовую крышку, и вновь без всякого выражения посмотрел в глаза жене.
        - Во-первых, вы никогда больше не станете искать меня и просить больше денег. Того, что я буду вам высылать, более чем достаточно для женщины, которая вышла замуж обманным путем. Второе и самое главное условие нашего соглашения, Кэролайн, состоит в том, что, если ты беременна, ты вернешь мне моего законного ребенка в течение шести месяцев после его рождения. Я воспитаю его, как должно, а ты навсегда исчезнешь из его жизни.
        - Это безумие, - пробормотала Кэролайн, хватаясь за складки платья.
        Брент постучал пальцем по одному из листов.
        - Я потратил все утро, чтобы изложить эти условия здесь. Ты должна подписать обе бумаги, одну для себя и одну для меня. - Подавшись вперед и понизив голос до хриплого шепота, он с вызовом бросил: - Если ты не подпишешь их, Кэролайн, то ничего не получишь. Выбирай: можешь отправиться в Америку, как намеревалась в день нашей свадьбы, с условием, что ты исчезнешь из моей жизни и отдашь мне моего ребенка, если носишь его, или отправляйся туда без всяких средств, кроме своего изворотливого ума и роскошного тела. Итак, все наконец прояснилось?
        Кэролайн ошеломленно смотрела на него, своего мужа, сидевшего всего в пяти футах, который так бессердечно гнал ее прочь, будто она никогда ничего для него не значила. Гнев переполнял ее и рвался наружу, пульс ускорился от недоумения и шока, и все-таки с выдержкой, которой Кэролайн сама от себя не ожидала, она неторопливо подошла к столу, глядя Бренту прямо в глаза.
        - Это наверняка незаконно, - процедила она и, наклонившись к графу, прошептала: - Я ничего не подпишу.
        Брент покачал головой и окинул ее взглядом.
        - Это не для меня, Кэролайн, это для тебя. Я ничем тебе не обязан, но, если ты хочешь жить в чужой стране хоть с каким-то намеком на достоинство, советую тебе как следует обдумать это соглашение.
        Он уперся ладонями в стол и наклонился так близко, что Кэролайн ощутила тепло его кожи.
        - С этой минуты я не желаю иметь с тобой ничего общего, но поскольку юридически ты по-прежнему останешься моей женой, твое обеспечение налагает определенные обязательства…
        - Я не собственность, от которой можно избавиться по первому капризу! - в ярости выкрикнула Кэролайн.
        У графа задергалась щека, но он не шевельнулся.
        - Согласно закону, ты являешься моей собственностью.
        Кэролайн знала, что должна сохранять спокойствие. Если Брент даст ей возможность объяснить, она заставит его образумиться.
        Она выпрямилась и сказала:
        - Я хочу остаться с тобой…
        - Наглая ложь, Кэролайн. Ты никогда меня не хотела.
        Впервые с тех пор, как Брент вошел в комнату, Кэролайн заметила эмоцию в его словах, произнесенных с горечью, почти грустно.
        Она смягчила тон до нежной мольбы.
        - Да, я не хотела тебя, когда мы поженились, но теперь ты мой муж, Брент, во всех отношениях. Я не хочу покидать тебя. Я нуждаюсь в тебе и Розалин.
        Его глаза потемнели, как грозовые тучи.
        - Я не игрушка, которой можно забавляться, когда тебе вздумается, Кэролайн, а Розалин моя дочь, и ты не имеешь к ней отношения. Твои желания теперь к делу не относятся.
        Брент больше поразил ее своим высокомерием, чем словами. Кэролайн, однако, была готова к борьбе и не желала просто так сдаваться. Она решила прибегнуть к другому подходу, воззвать к логике графа.
        - Похоже, вы забываете, милорд, что без меня у вас не было бы Мирамонта, - решительно и без лишних эмоций напомнила она. - Вы с моим отцом заключили соглашение и не можете заставить меня покинуть мой дом.
        На секунду Брент нахмурил брови, потом его глаза широко распахнулись от внезапного понимания.
        - Так вот что ты думала? Мирамонт всегда был моим, Кэролайн. Кузен не мог продать его. Я согласился жениться на тебе и взял тебя у отца как довесок в обмен на право купить у него девять лошадей, дорогая, вот и все. Как ни абсурдно, - язвительно улыбаясь, добавил он, - твой отец, милейший барон Сайзфорд, получил большую выгоду от нашей сделки, потому что избавился от тебя.
        Опустив глаза в стол, как будто не замечая потрясенного взгляда жены, Брент невозмутимо продолжал:
        - А что касается твоего дома, Кэролайн, Мирамонт никогда им не был. Ты всего лишь временно задержалась в нем, ожидая случая выпутаться из досадного осложнения и сбежать. А теперь подпиши это и убирайся. Мне надо работать.
        Стоя у пылающего камина, Кэролайн вдруг ощутила пронизывающий холод, и, хотя она изо всех сил старалась сдерживаться, ее глаза медленно наполнились слезами.
        - Я не могу поверить в то, что ты делаешь с нами, - произнесла она хриплым, отчаянным шепотом, обхватив себя руками, чтобы согреться и успокоиться.
        - Нет никаких нас, Кэролайн, и никогда не было.
        Он снова удобно уселся в кресле, достал бухгалтерскую книгу и принялся перелистывать ее, игнорируя жену.
        Кэролайн овладела нарастающая паника.
        - Я никуда не пойду и ничего не подпишу, пока ты не выслушаешь меня. Я не какая-нибудь юная и наивная девочка, и я этого не потерплю, Брент. Ты не можешь отмахнуться от меня так же легко, как от Шарлотты. Я не своенравная сестра, я твоя жена.
        Брент поднял голову.
        - Ты упускаешь один момент, Кэролайн. Шарлотта оставила меня, и я прогнал ее из своих мыслей. Ты же никогда не существовала.
        - Что это значит? - едва ли не закричала она. - Я никогда не существовала в твоих мыслях? В твоей постели? - Она пыталась сдержать слезы, отказываясь отводить взгляд. - Все, что между нами было, реально, и ты это знаешь. Ты никогда не сумеешь убедить меня или себя, что случившееся между нами в ночь, когда ты сделал меня своей женой, или восхитительная близость в теплице три дня назад, ничего не значили. Я совершенно ясно помню все, что видела в твоих глазах и слышала из твоих уст. Это было по-настоящему, Брент, и продолжает существовать даже теперь.
        Этим она разожгла в нем какую-то искру. Брент поджал губы, стиснул челюсти, а мягкий шелк его рубашки натянулся на груди над вздувшимися мышцами. Эта гневная реакция была определенно лучше холодности и равнодушия, и так же внезапно, как изменилось настроение Брента, Кэролайн захотелось рассказать ему все начистоту.
        Успокоившись, она смело ринулась в бой:
        - Я признаюсь, что хотела уйти от тебя, когда мы венчались. Я хотела аннулировать брак. Ты тоже меня не хотел, так что, даже если тебе неприятна эта мысль, ты по меньшей мере должен это понять. Многие супружеские пары расходятся и живут отдельно или аннулируют брак, и у меня были все основания полагать, что мы пополним их число.
        Кэролайн бесстрашно выпрямилась и посмотрела прямо в глаза Бренту.
        - Но наши чувства друг к другу все изменили. Я не рассчитывала, что любовь сделается частью наших отношений, но она возникла, Брент, она, вне всяких сомнений, связывает нас теперь, и ты знаешь это…
        Граф так быстро встал, что его кресло с грохотом повалилось на пол, и впервые с тех пор, как он вошел в кабинет, его черты исказила дикая ярость.
        - Любовь? - гневно прошептал он. - Думаешь, это любовь? Любовь никогда не строится на лжи, Кэролайн, а это единственное, что связывало нас.
        Продолжая смотреть в глаза мужу, Кэролайн бесстрашно, с вызовом ответила:
        - Что бы ты ни думал обо мне, Брент, клянусь, я никогда не лгала тебе…
        - Ты лгала мне, когда произносила чертовы клятвы! - взорвался граф. Испепеляя жену горящим от ярости взглядом, он грозно навис над ней. - Ты лгала мне со дня нашей первой встречи, а я был глупцом, потому что мне даже в голову не приходило, что женщина может быть такой вероломной и бессердечной!
        Кэролайн смотрела на него, изумленная и оглушенная силой этой вспышки, отвращением в его голосе, уже не обращая внимания, что по щекам текут горячие и соленые слезы.
        Брент тяжело и часто дышал, мышцы на его шее вздулись, натянув воротник.
        - Одного не понимаю: как можно было, имея хоть каплю соображения, думать, что после такой аферы получится умыть руки? Как ты собиралась заговорить со мной об аннуляции? Намеревалась просто прийти и сообщить мне об этом, объяснить свои тщательно выстроенные планы, после того как закажешь билет и соберешь свои записи? Или, быть может, тебе хотелось выждать момент, когда я буду наиболее уязвим, потому что тебе просто нравилось дергать меня за ниточки, как марионетку?
        - Такого… такого никогда не было…
        - Так было с первого до последнего дня, Кэролайн! Ты дразнила меня своим телом, умело поворачивала мои чувства к своей выгоде, причиняла мне боль, а потом лгала, что больше никогда этого не сделаешь. Ты тактично намекала, что мы с Розалин обойдемся без тебя, ты предусмотрительно хранила в тайне свои чувства. Ты мастерски избегала брачного ложа, пока тебе самой не потребовалось удовлетворение, а потом, лежа передо мной голой, невзначай поинтересовалась, дам ли я тебе уйти.
        Он с изумлением воздел руки.
        - Даже Дэвис предвидел это и давным-давно предостерегал меня против твоей расчетливости, но я отказывался слушать, ибо находил немыслимым, непостижимым, чтобы моя жена оказалась настолько неверной, настолько коварной, что единственной причиной обвенчаться с мужем ей могло послужить предположение, будто от него легко будет уйти.
        Оглушенная, Кэролайн оперлась дрожащей рукой о стол, чтобы не упасть.
        - Все… все было не так, - хрипло прошептала она опять. - Прошу…
        - Чего ты просишь? - Он ударил кулаком по столу. - Чего ты просишь? Простить тебя? Забыть об этом? «Прошу… давай начнем сначала?..» Господи, Кэролайн, какая ты жалкая!
        Ее тело обмякло, она уронила голову, не в силах больше смотреть на Брента и уже не заботясь о том, что слезы капают с подбородка и скул, оставляя пятна на синей ткани платья.
        - Ты проникла в новый дом, в новую жизнь, - медленно, спокойно продолжал граф, - замарала грязными руками драгоценную доверчивость глухой девочки, даже не задумываясь, какой раздавленной она будет, когда ты уйдешь.
        Тут он без предупреждения перегнулся через стол, крепко схватил ее за подбородок и заставил поднять голову.
        - Посмотри на меня, - прошипел он.
        Кэролайн раскрыла влажные ресницы и сквозь туман увидела перед собой суровые, холодные глаза, наполненные презрением и страданием.
        - Ты не любишь ни меня, ни Розалин, ты любишь только себя. Ты использовала меня и манипулировала мной, когда пришла в мой дом и мою постель, ты лгала мне, когда произносила клятвы верности, намереваясь покинуть меня с первого дня нашей встречи; ты ни на секунду не задумывалась, каково мне будет потерять жену, женщину, которую я перед алтарем поклялся лелеять и защищать до конца жизни. Ты самый жестокий, самый эгоистичный человек из всех, кого я знал, Кэролайн, и мне тошно от одного твоего вида.
        Он резко убрал руку от ее лица, подтолкнул к ней перо, а потом повернулся, чтобы поднять кресло.
        - Подпиши бумаги и возьми с собой один экземпляр, если не хочешь кончить на улице. Потом убирайся. Я больше не хочу тебя видеть.
        Оцепенев, Кэролайн снова опустила взгляд в ковер под ногами и внезапно осознала, что ее выбор, ее судьба, куда бы та ни вела, бесповоротно определилась в ту минуту, когда она согласилась выйти за графа, как он верно заметил, обманным путем.
        Он прав. Она была вероломной и лживой, и теперь он дает ей возможность уйти, сделать то единственное, чего она хотела с первых дней их брака. Только теперь она не чувствовала ни восторга, ни радости, напротив, ей казалось, что она тонет в море пустоты.
        Дрожа, Кэролайн взяла в одну руку перо, пальцами второй вытерла глаза, постаралась как можно тверже встать на ноги и вписала свое имя в соответствующие строчки двух лежавших перед ней страниц. Затем решительно и со странным чувством отчужденности взяла один из листов, повернулась и на свинцовых ногах прошла к камину.
        Остановившись, она посмотрела в огонь, позволяя слезам боли и беспомощности струиться по щекам, потом быстро, без колебаний швырнула бумагу в огонь.
        - Я не потерплю от тебя такого унижения, как бы я перед тобой ни провинилась, - хрипло сказала она. - Оставь свои деньги себе.
        Граф ничего не ответил. Он опять непринужденно сидел за письменным столом, погруженный в бухгалтерскую книгу.
        Кэролайн повернулась и пошла к двери.
        - Надеюсь, вы найдете удовлетворение, скрещивая розы, сударыня, - сухим, официальным тоном проговорил Брент, не посчитав нужным даже поднять головы. - Растения могут потребовать от вас такого же внимания и заботы, как мы, но они ничего не дадут вам взамен, и уж тем более дружеского тепла. Помните об этом в те одинокие годы, которые ждут вас впереди.
        Тихо, изнемогая от боли и разочарования, Кэролайн повернулась и покинула кабинет, осторожно прикрыв за собой дверь.

        Глава двадцать вторая

        Джейн протянула затянутую в перчатку руку одному из четырех лакеев в начищенных до блеска ливреях и вышла из экипажа. Утро выдалось солнечным и ясным, в воздухе витал запах весны. Замечательный февральский день для стычки с надменным зятем.
        Она уверенно поднялась по ступенькам к парадной двери и была тут же формально приглашена в дом служанкой, которая приняла ее накидку и без малейшего намека на интерес сообщила, что ей следует подождать лорда Уэймерта в гостиной.
        Так она и поступила. Но минуты шли, и Джейн начала терять терпение и сердиться. Граф и в самом деле невыносим, как без колебаний отозвалась о нем Кэролайн. Он умышленно заставляет ее ждать, сидеть в кресле и смотреть на слабые язычки пламени в камине.
        - Ну, наконец-то. Вот и номер один.
        Джейн повернулась на звук его голоса.
        - Прошу прощения, лорд Уэймерт? - сказала она, поджав губы и дерзко осматривая его с головы до ног.
        - Номер один, в смысле вы, Джейн.
        Выразительное лицо графа казалось изможденным, как будто он проснулся рано утром, вернул обратно излишки виски и метался, жалея себя. Вот и хорошо. Она надеялась увидеть его несчастным.
        Граф был небрежно одет в хлопковую рубашку, темно-ко-ричневые бриджи и черные, потертые сапоги. Очевидно, он наряжался не для того, чтобы принимать гостей, а чтобы выехать верхом. Увы. Уэймерт выслушает ее, даже если ему придется собственноручно выбросить ее из дому, что, как видно, было единственным делом, в котором он преуспел касательно женщин.
        На мгновение задержав на Джейн задумчивый взгляд, граф медленно двинулся к ней.
        - Почему вы так задержались?
        - Уверена, я не понимаю, о чем вы говорите.
        - А я уверен, что понимаете, - протянул он, тяжело опускаясь в кресло напротив. - Зачем вы здесь?
        - Чтобы поговорить о Кэролайн, - прямо ответила Джейн.
        Граф запрокинул голову на мягкую кожаную спинку и сузил глаза.
        - Неужели? Другие дочери барона Сайзфорда приходили умолять за нее перед тем, как она уехала. И кстати, где ваш отец? - подозрительно добавил он. - Он не предпринял никаких попыток связаться со мной.
        Джейн смахнула со лба прядь белокурых волос.
        - Я здесь не для того, чтобы рассказывать вам, как горько Кэролайн раскаивается в том, что совершила, - отрывисто сообщила она. - Что до моего отца, он полагает, что вы примете ее назад, поэтому предпочитает не вмешиваться.
        Граф поднял брови.
        - Даже если бы я вдруг захотел ее вернуть, как бы я это сделал, если она покинула страну несколько недель назад в погоне за… блистательными грезами о цветах.
        Джейн пропустила его слова мимо ушей.
        - Я не буду играть с вами, лорд Уэймерт, - невозмутимо продолжала она, бросая графу вызов своим решительным взглядом. - Мои сестры любят Кэролайн, как и я; однако, будучи самой старшей и самой практичной из них, я пришла сюда не для того, чтобы говорить вам, что она любит вас больше роз, что вы нужны ей больше теплицы или что она отдаст за вас жизнь и тому подобную чепуху. Это романтические разговоры, и они меня не касаются. Я здесь, чтобы среди прочего сказать вам, что в день вашей свадьбы Кэролайн твердо намеревалась добиться аннуляции брака. Мне это известно наверняка.
        Это заявление удивило графа, ибо он едва заметно повел бровью. Джейн гордилась тем, что обладает невероятно острой восприимчивостью и проницательностью, и как раз по этой причине решила навестить лорда Уэймерта.
        Она начала медленно стаскивать перчатки.
        - Во-первых, я объясню вам, сударь, зачем пришла, а затем расскажу вам кое-что о вашей удивительной супруге.
        Брент устало застонал и потер глаза.
        - Не вижу смысла повторять на новый лад старую ложь, которую я пытаюсь стереть из памяти, Джейн. - Подняв голову, он открыто посмотрел ей в глаза и добавил: - Незачем все это обсуждать.
        В ее чертах проступила угрюмая решимость.
        - Если вы дадите мне возможность, уверена, я заставлю вас увидеть смысл.
        Граф с презрительной улыбкой покачал головой.
        - Кэролайн не захотела принять то, что я предлагал, и пусть теперь разбирается сама. - Он пожал плечами. - А мне все равно…
        - Разумеется, вам не все равно. Не мелите чепуху, - отрезала Джейн, внезапно поднимаясь на ноги. Она бросила перчатки в кресло, энергичным шагом подошла к окну и остановилась.
        Ее взгляд скользнул по залитым солнцем пастбищам и обрывкам белых облаков в небе. Она с жалостью покачала головой.
        - Все знают, что вам не все равно, и потому мы больше досадуем на вас, чем беспокоимся о благосостоянии моей сестры. Ради всего святого, одного взгляда на вас достаточно, чтобы все понять. Вы не спите, наверняка пьете слишком много виски, а складки на вашем лице говорят о большом волнении. Мэри-Энн вообще считает, что сейчас вы больше злитесь на себя, чем на Кэролайн. И я с ней согласна.
        Джейн повернулась лицом к графу и, пронзив его уверенным взглядом, твердо и с удовольствием заявила:
        - Все знают, что вам небезразлична моя сестра. Вы уже очень давно любите ее, Уэймерт, и по-прежнему влюблены. Однако, как это ни странно, вы единственный, кто еще не принял этого. Вне всяких сомнений, вы самый упрямый и глупый мужчина на свете.
        Джейн остановилась, ожидая, что графа разозлит ее наглость, и высматривая на его лице сигналы надвигающейся словесной атаки или возмущенного опровержения. Вместо этого граф долго смотрел ей в глаза, потом медленно потупил взгляд в начищенный пол и подался вперед, уперев локти в колени.
        - Зачем вы пришли? Отчитывать меня, Джейн? - спросил он скрипучим шепотом, - Все это уже не имеет значения.
        Она глубоко вдохнула воздух и смело ответила:
        - Потому что пока Кэролайн живет у меня. Она никуда не уехала.
        Его голова тут же взмыла вверх.
        - То есть, она пока никуда не уехала.
        Это известие глубоко поразило графа, как и надеялась Джейн. Она наблюдала, как на его лице сменяют друт друга мощные эмоции потрясения, растерянности, ликования, надежды и печальной неуверенности, что ее обнадежило.
        Внезапно граф спрятал переживания под непроницаемую маску и откинулся на спинку.
        - Пока?
        Джейн двинулась к нему.
        - Кэролайн оставалась в нашей стране в надежде, что вы образумитесь, простите ее и себя и попросите, чтобы она вернулась в Мирамонт вашей женой. Однако, поскольку вы не наводили никаких справок относительно ее жизни в Америке, адресов, по которым ее можно найти, и вообще не интересовались, покинула ли она Англию, Кэролайн постепенно пришла к мысли, что вам действительно больше нет до нее дела. Из-за вашего равнодушия через три дня, в пятницу, она поплывет в Нью-Йорк.
        - Как она? - робко спросил Брент, рассматривая свои руки.
        Это вызвало у Джейн улыбку.
        - В точности как вы. Сердита, расстроена, обижена и одинока, потому что ужасно скучает по вас и Розалин.

«А еще заметно беременна», - но это к делу не относилось, и Джейн промолчала. Если графу нужна его жена, он примет ее назад ради нее самой, а не потому, что она носит его наследника.
        - Она знает, что вы здесь?
        - Нет, - быстро ответила Джейн. - Иначе она бы только разозлилась на меня, и, как уже сказала, я приехала не для того, чтобы убеждать, как вы ей дороги, или заявлять, что вы напрасно ее прогнали…
        - Она лгала мне, - холодно перебил он, как будто это все объясняло.
        - Святые угодники! Да мужья и жены постоянно лгут друг другу. Тоже мне новость, - раздраженно отмахнулась Джейн. - Кроме того, к вашему случаю это не относится. Кэролайн не лгала, она просто таила от вас свои чувства.
        - Хотите сказать, тщательно продуманные планы.
        Граф продолжал рассматривать свои руки, поэтому Джейн воспользовалась случаем вернуться к главному.
        - Я здесь по двум причинам, лорд Уэймерт. Первая из них - поведать вам кое-что очень личное и удивительное о вашей жене. И я совершенно уверена, что о многом из того, что я скажу, вы не имеете ни малейшего понятия. Я хочу открыть и обсудить эту информацию с вами единственно потому, что считаю вас исключительным человеком, говорю это не для того, чтобы раздуть ваше эго. Я говорю это, потому что думаю, что Кэролайн нашла в вас редкий алмаз.
        Граф поднял голову и робко, застенчиво на нее посмотрел.
        Она тяжело вздохнула.
        - Поймите, я знаю, что такое брак для леди нашего круга. Мой не исключение. Муж добр ко мне, Уэймерт, но для него я собственность, женщина, которая заботится о нем и рожает ему детей. Ничего более. Он заводит любовниц и теперь спит с баронессой Монтейн. Он понятия не имеет, что я знаю о его связях, потому что не представляет, как быстро жены узнают подобные вещи. - Она понизила голос и с чувством продолжила: - Как и все леди нашего положения, я терплю своего мужа, использую его для стабильности, а он точно так же годами терпит мои обычные фривольности, лишь бы я родила ему сына. Если бы Кэролайн вышла за такого мужчину, как Роберт, я бы всеми силами постаралась убедить ее уехать, но она стала вашей женой. - Джейн положила обе ладони на спинку кресла и легко нажала на мягкую кожу. - Кэролайн вышла за вас, чтобы потом аннулировать брак, вы это знаете. А не знаете вы, как мне кажется, почему…
        - Я прекрасно знаю почему, - резко перебил граф. - Розы ей дороже самой жизни.
        Неистово сверкая глазами, Джейн процедила:
        - Вы еще никогда и ни в чем так жестоко не ошибались.
        - Неужели? - недоверчиво протянул он. - Вам так чутье подсказывает, Джейн, или это очередной вымысел Кэролайн?
        Раздраженная его сарказмом, Джейн помолчала, чтобы собраться с мыслями. Потом, задумчиво глядя на графа, решила сменить тактику.
        - Помните числа, которые вы попросили ее перемножить во время вашего званого ужина, Уэймерт?
        На мгновение у него сделался смущенный, а потом раздосадованный вид.
        - Я смутно помню тот вечер.
        Граф умышленно раздражал ее, но она сочла за лучшее не обращать внимания на его дерзость и продолжала гнуть свою линию.
        - Кэролайн выполняла такие действия в уме, когда ей было четыре года, - коротко сообщила она.
        Медленно, по мере того как смысл доходил до его сознания, у графа округлялись глаза, и наконец он ошеломленно уставился на Джейн, и тот факт, что он не сумел скрыть изумления, настолько порадовал ее, что она одарила зятя широкой улыбкой.
        - Вы думали, что обвенчались с умной, талантливой, острой на язык женщиной, но все гораздо сложнее. Кэролайн не просто опытный ученый, не просто женщина, которой хотелось бы сравниться с мужчинами. Она выдающаяся личность, человек, наделенный большим интеллектом, чем мне когда-либо приходилось встречать. Ей не нужно было учить математику - она уже обладала этими знаниями, когда пришла в наш мир двадцать шесть лет назад. - Джейн выдержала паузу, позволяя графу уловить и усвоить всю важность ее слов, потом вдруг начала мерить шагами комнату. - С первых мгновений жизни она отличалась от других, и родители рано поняли это, потому что Кэролайн сильно опережала сверстников во всем, что делала. В семь месяцев она ходила, в десять четко выговаривала слова, а когда ей минуло чуть больше года, начала составлять короткие предложения. - Она дернула запястьем. Какие-то дети учатся быстрее, какие-то медленнее, поэтому естественно, что отец с матерью отмахивались от этого, как от простых особенностей развития. Но когда Кэролайн начала демонстрировать, что она умеет делать с числами, родители поняли, что уже не
могут игнорировать ее способностей, ибо постепенно становилось ясно: их средняя дочь не просто развита не по годам - она исключительно талантлива. В свой первый день рождения она досчитала до двадцати, в восемнадцать месяцев - до ста. Ей не было еще двух, когда она начала складывать предметы, которые видела вокруг себя, удивляя всех фразами вроде: «У Мэри-Энн четырнадцать ягод голубики, а у меня только двенадцать» или «На лугу девятнадцать коров, и шесть из них очень толстые». - Джейн усмехнулась. - На второй день рождения Кэролайн мать положила перед ней горстку камешков, и Кэролайн с одного взгляда определила, что их ровно шестьдесят семь. Пересчитав сама, мать чуть не упала в обморок. - Джейн остановилась и посмотрела на пол. - Без всякой помощи и обучения Кэролайн начала читать, когда ей было три, и, заметьте, не какие-нибудь детские сказки. Она начала читать книги, Уэймерт. Вы не представляете, как поражались отец и мать, видя, что их маленькая девочка, совсем еще ползунок, увлеченно изучает произведения Драйдена, Чосера[Джеффри Чосер (ок. 1343-1400 гг.) - виднейший из английских поэтов
Средневековья.] , Шекспира, возможно, не схватывает взрослых понятий, но, тем не менее, читает слова и понимает смысл.
        Джейн подняла голову и повернулась к графу. Его лицо ни о чем ей не сказало, но взгляд, такой выразительный и напряженный, выдавал глубокий интерес, восхищение и изумление. В точности как она предполагала. Он ничего этого не знал.
        Джейн продолжала, тщательно подбирая слова.
        - В семь лет Кэролайн начала работать в саду, и это занятие сразу ее увлекло. Думаю, мать умышленно подтолкнула ее в этом направлении, потому что никто в нашей семье не знал, с какой стороны к ней подойти. И вдруг она уже не просто ковырялась в саду, а выращивала то, что не должно было выживать в нашей почве, сажала цветы, чтобы посмотреть, зацветут ли они в неположенное время года, и могу добавить, что некоторые из них цвели.
        Она покачала головой, подошла к своему креслу и, опершись о спинку, повернула лицо к огню, предаваясь трепетным воспоминаниям.
        - Мне хорошо запомнился день, когда она начала скрещивать растения. Ей было девять, Уэймерт. - Она метнула в сторону графа быстрый взгляд, но тот лишь наблюдал за ней, и она продолжила: - Кэролайн решила скрестить белую розу с темно-красной. Сама, без чьей-либо помощи, не зная ровным счетом ничего о том, как это делается. Они расцвели посреди лета, и я никогда не забуду выражения гордости и абсолютного счастья на ее лице, когда она пришла в сад и обнаружила здоровые бутоны смешанного розового цвета. По ее собственным словам, она нашла свое предназначение и решила посвятить жизнь выведению новых сортов.
        Джейн умолкла на мгновение и обошла кресло, чтобы снова сесть. Находясь в четырех футах от графа, она окинула его взглядом, отметив крупное телосложение, точеные черты лица и живые, внимательные коричневато-зеленые глаза. Кэролайн в самом деле повезло, ибо этот мужчина не только обладал исключительной привлекательностью, но умел с интересом слушать, когда женщине было что сказать. Поразительно.
        Тихо вздохнув, Джейн сдвинула брови, сосредоточившись, перед тем как перейти к сути дела.
        - Через два года после первого скрещивания, когда Кэролайн было почти двенадцать, она узнала о человеке по имени Альберт Маркэм, который пытался вывести лиловую смесь из двух уникальных и чрезвычайно неустойчивых видов. Полагаю, вы знаете, кто этот человек, поэтому не буду петь ему дифирамбы. - Она задумчиво потупила взгляд в колени. - Кэролайн сделалась его безвестной почитательницей и уже в таком нежном возрасте принялась с энтузиазмом и рвением изучать его работы. Несколько лет она только тем и занималась, что ловила каждое слово о нем и его экспериментах, с рассвета и до заката трудилась в саду и теплице, скрещивала розы, меняла температуры, насколько позволяли условия, высчитывала структуры роста, оттенки цветов и различные условия почвы и, кроме того, вела записи обо всем, что делала. - Джейн подняла глаза, чтобы еще раз взглянуть на зятя. - В детстве и отрочестве розы были в центре ее жизни, лорд Уэймерт, потому что ее необычный талант к разведению цветов не только давал ей возможность получать удовлетворение от чего-то, чем она обожала заниматься, но и позволял скрыться от общества, в
котором ее окрестили странной с момента, как она покинула колыбель.
        Это привело графа в замешательство.
        - Кэролайн никогда не казалась мне женщиной, которой хочется скрыться от общества, Джейн. Она необычайно умна, и, возможно, другим леди не по себе в ее обществе, но она также изысканна и прекрасно справится с любым светским мероприятием. Я видел, как она себя ведет, и ее никак нельзя назвать застенчивой.
        - Я говорю о другом, - покачав головой, ответила Джейн. - Конечно, она умеет себя вести, как и положено леди, но вы просто описываете благовоспитанную, любезную светскую даму. - С глубоким чувством Джейн склонилась к графу и понизила голос до пылкого шепота. - У Кэролайн не было друзей, Уэймерт, ни единого друга. Дети находили ее странной, когда она в семь лет тараторила по памяти сонеты Шекспира или невинно объявляла что-то вроде… «До Рождества осталось сто сорок три дня». Никто ее не понимал, а ведь дети могут быть очень жестокими, и в конце концов, когда слезы высохли и она смирилась с тем фактом, что отличается от остальных, она укрылась в саду. Кэролайн прятала боль одиночества и горечь отверженного ребенка единственным способом, который знала: с головой уходила в мир растений.
        Джейн медленно выпрямилась в кресле. Сузив глаза, граф буравил ее взглядом, словно проникал в самую душу, проверяя, нет ли лжи или искажений в ее рассказе о событиях прошлого, и она твердо, почти свирепо отказывалась уступать.
        Потом постепенно, вместе с глубоким вдохом к Бренту пришла ясность. Его взгляд опустился на пол, черты лица и грозная поза смягчились, и он тяжело откинулся на спинку кресла.
        - Почему она никогда не рассказывала мне об этом, Джейн? - тихо спросил он.
        Та пожала плечами.
        - Честно говоря, я думаю, что она стыдилась этого, но в первую очередь, вероятно, боялась отвратить вас от себя.
        Граф вскинул голову.
        - Отвратить? Разве может ум вызвать у меня отвращение?
        - Вы не понимаете, - осторожно проговорила Джейн. - Когда Кэролайн встретила вас, вы ей были не нужны и она не придавала этому значения. Незачем было вам что-то рассказывать. А полюбив, она испугалась, что может вас потерять. Все очень просто.
        Он быстро встал, подошел к камину и, прямой как аршин, стал смотреть на пляшущие языки пламени.
        Джейн ждала и, когда стало ясно, что граф не хочет озвучивать своих мыслей, решила просто продолжать рассказ.
        - В шестнадцать лет Кэролайн начала посещать лекции Маркэма в Оксфордском…
        - В шестнадцать? - недоверчиво переспросил он.
        Джейн улыбнулась.
        - Да, в шестнадцать.
        - И ваш отец просто позволил ей туда ходить?
        - Мой отец тревожился за Кэролайн с первого дня ее жизни. Он никогда толком не знал, что с ней делать. Поэтому, когда она начала уговаривать и увещевать его, он в конце концов согласился и позволил ей посещать Оксфордский университет в сопровождении компаньонки и с условием, что никуда, кроме лекций Маркэма, она ходить не будет.
        - И она ходила на них пять лет, - тихо, не поворачиваясь, проронил граф.
        - Насколько мне известно, она не пропустила ни одной лекции, хотя к тому времени я уже вышла замуж и жила в другом месте. - Тщательно подбирая слова, Джейн продолжила: - С юного возраста Кэролайн была поглощена работой, а потом учебой. Но с годами она все больше разочаровывалась и падала духом, потому что - но это уже мое личное мнение, - взрослея, она все яснее понимала, что к ней всегда будут относиться не как к уважаемому, одаренному ученому, а как к женщине. Вы понимаете, что в нашем мире это совершенно разные вещи. - Голос Джейн задрожал от сострадания, но она не умолкла: - Ни разу за все годы, что она стояла за дверью классной комнаты Маркэма, ей не позволили войти или заговорить с ученым. Она не писала контрольных работ, не получала никаких научных степеней и признания. Студенты Маркэма потешались над ней, высмеивали ее и обзывали всякого рода словами, которых не пристало слышать леди. Некоторые даже заявляли, что ей прямая дорога в ад, потому что хотеть стать мужчиной - богохульство. Это глубоко ранило Кэролайн, потому что ей всегда была присуща искренняя вера в Бога и любовь к нему.
        Граф повернулся на негнущихся ногах и смерил Джейн внимательным взглядом.
        Она сцепила руки на коленях, сидя очень прямо и пристально глядя ему в глаза.
        - Но моя талантливая сестра не сдавалась, потому что скрещивание цветов было ее страстью. Она вела конспекты, читала опубликованные работы Маркэма и, как могла, повторяла его эксперименты дома. И вот в прошлом году, опираясь только на свой ум и кое-какие достижения Маркэма, записи о которых вела годами, Кэролайн открыла, как можно создавать лиловые розы с темно-пурпурной каймой, над которыми безуспешно бились известные ботаники мира. В сущности, они с Альбертом Маркэмом раньше всех остальных создали чрезвычайно необычный и чувствительный сорт. С восторгом и гордостью, изложив некоторые подробности, но не раскрывая всех секретов, Кэролайн написала Маркэму и рассказала об этом, прося, чтобы ей только позволили встретиться с ним, поработать под его руководством, можно тайно, если ему так удобнее, и желая, чтобы ее труд оценили по достоинству.
        - Я видел ее… - нахмурившись, прошептал Брент.
        Джейн заморгала.
        - Вы видели ее? Розу?
        Граф едва заметно кивнул.
        - Кэролайн принесла ее с собой в тот день, когда мы встретились. - Его губы изогнулись в улыбке. - Я даже покритиковал ее за то, что она плохо выращивает цветы, и потому они распускаются двумя разными оттенками пурпурного.
        Джейн смотрела на зятя, сдерживая смех и представляя, как, должно быть, отреагировала Кэролайн на такое заносчивое и невежественное замечание.
        - В таком случае, - заявила она, - у вас в то время было много общего с сэром Альбертом, потому что вместо признания и благодарности за неоценимую помощь ботаническому сообществу она получила от него письмо, которое сокрушило ее дух. Ученый намекал, что выкладки за нее сделал какой-нибудь мужчина, и в снисходительном тоне советовал ей сидеть дома, воспитывать детей и выращивать цветы, чтобы произвести впечатление на мужа.
        Джейн с отвращением прищелкнула языком.
        - Вам такой ответ может показаться обычным, даже ожидаемым. Но представьте на минуту, что бы вы почувствовали, обладая столь блестящим умом, учась годами и работая ради единственной цели, в которой видели смысл своего существования, а потом внезапно и как-то даже обыденно получили страшный удар от того самого человека, которым восхищались и которого превозносили больше всех на свете. И все только потому, что родились не того пола.
        Граф медленно опустил взгляд.
        Джейн смело поднялась.
        - Вы, как никто другой, должны понимать, как неискоренима в Кэролайн радость жизни. Она знала, что для кого-то ее эксперименты будут что-то стоить, но ей также пришлось усвоить очень жестокий урок. Когда Маркэм не захотел иметь с ней ничего общего, она написала в Колумбийский университет, только на этот раз представилась мужчиной. Незачем говорить, что ее приняли с распростертыми объятиями, рукоплескали ее работе и практически умоляли немедленно садиться на корабль. - Она помолчала и, осторожно подбирая слова, добавила: - Но на пути к тому единственному, чего она хотела почти пятнадцать лет, по-прежнему стояло одно огромное препятствие.
        - Ваш отец, - тихо проговорил граф.
        - Мой отец.
        Сложив на груди руки, Джейн двинулась к нему, понижая голос до лихорадочной мольбы.
        - Вы должны понять одно, лорд Уэймерт: она никогда не хотела причинять вам боль. Мой отец любит Кэролайн, но он английский барон, которому нужно защищать незамужнюю дочь и поддерживать безупречную репутацию. Его доброе имя могло существенно пострадать, если бы в обществе узнали, что та самая незамужняя дочь уплыла в Америку одна, намереваясь изучать мужскую науку в заграничном университете. Кэролайн знала об этом. А как бы пострадала его репутация, если бы американский университет отослал ее прочь, узнав о том, что она женщина, и ей пришлось бы возвращаться домой? В свете могли поползти бог знает какие слухи о ее поведении и даже добродетели. По меньшей мере аннуляцию в обществе восприняли бы сравнительно мягко, вероятно, даже забыли бы о ней со временем. Ни вас, ни моего отца не винили бы в ее непристойном поведении. В вас отец нашел для нее достойного мужа, а у вас были личные причины желать аннуляции. Пострадать могла только репутация Кэролайн, но ее это по большому счету не волновало.
        - Но она не думала о том, как я буду себя чувствовать, - почти со злостью выпалил граф, - как я восприму ее желание уехать.
        Джейн тихо усмехнулась.
        - Вы пришли и весьма своевременно предоставили Кэролайн блестящую возможность высвободиться из-под опеки отца без скандала. Она никак не предполагала, что ее мысли и планы будут как-то беспокоить и уж тем более ранить вас. Вы были просто джентльменом, а за двадцать пять лет еще ни один джентльмен не обратил на нее ни малейшего внимания. Она не сомневалась, что вы позволите ей заниматься, чем ей хочется, и только обрадуетесь, когда она заведет речь об аннуляции…
        - Если она с самого начала хотела признать брак недействительным, я не понимаю, почему она не попросила меня об этом, - быстро, с возмущением возразил граф. - Я бы, по крайней мере, прислушался к ее потребностям.
        Джейн покачала головой.
        - По правде говоря, лорд Уэймерт, насколько я вас знаю, вы бы ни за что не аннулировали свой брак и не дали бы жене развод. Вы слишком верны ей и клятвам, которые произносили у алтаря, чтобы даже допустить такую мысль. И мне кажется, что после венчания Кэролайн тоже начала это подозревать.
        Она застыла в нерешительности, а потом подошла ближе.
        - Но главная причина, по которой Кэролайн не затрагивала с вами этой темы, состояла в том, что ее совершенно сбило с толку ваше взаимное влечение друг к другу. С первого дня брака ее тянуло к вам, и с каждым днем вы становились ей все дороже. В ответ она видела, что вы хотите ее как женщину, и я уверена, что это решительно поставило ее в тупик. Еще ни один мужчина не желал ее, и она никак не ожидала, что вы составите исключение. Она была засидевшейся в невестах старой девой, необычной, слишком взрослой и непривлекательной…
        - Для меня она была прекрасной, - шепнул граф.
        Это тихое признание заставило Джейн улыбнуться.
        - Она прекрасна, но при этом так же уникальна, как ее лиловая роза. Вы любите ее не за внешность, а за то, кто она такая, и это единственная причина, по которой я сижу сейчас здесь, а не помогаю ей собирать вещи для поездки в Нью-Йорк.
        Джейн встала прямо перед графом, в двух футах от него, боком к огню, пылавшему за каминной решеткой у ее ног.
        - Я говорила, что пришла к вам по двум причинам, лорд Уэймерт. Первой было рассказать вам о моей сестре, а вторая состоит в следующем. - Она спокойно выждала, пока граф встретит ее взгляд и обратит на нее все свое внимание. - Целеустремленность Кэролайн не знает пределов, и почти всю свою жизнь она мечтала только о том, чтобы стать знаменитым ботаником. Она бы никогда не пришла к вам в постель, если бы не хотела этого и только этого, потому что, становясь вашей женой физически, она полностью осознавала, что ставит крест на мечте всей своей жизни.
        Граф странно на нее посмотрел, вероятно, шокированный словами, которые благовоспитанные леди не смеют произносить в присутствии малознакомых мужчин, независимо от того, какие между ними существуют родственные связи. Джейн, однако, до смерти надоели такие условности. Взрослые, женатые люди занимаются сексом, все это знают. Об этом вполне можно говорить, если не касаться интимных подробностей.
        - Поскольку вы не из тех мужчин, которые принуждают своих жен, - дерзко продолжала она, не выказывая ни малейшего намека на смущение, - лично я полагаю, что Кэролайн стала вашей женой лишь в ночь после званого ужина почти три месяца назад. Кэролайн не говорила мне этого, но я сама видела обожание в вашем лице и глазах, которых, кстати сказать, вы почти четыре часа с нее не сводили. Разумеется, это всего лишь гипотеза, но в нее вписывается еще один факт, о котором я сейчас скажу. - Она умолкла, задумалась, а потом добавила: - Я понимаю, что это не мое дело, но меня определенно стоит послушать.
        - Не представляю, как может быть иначе, - протянул граф, внезапно повеселев.
        Джейн посмотрела ему прямо в глаза.
        - Моя сестра нуждается в вас и хочет быть рядом, но она слишком горда, чтобы вернуться сюда, после того как вы так бессердечно вышвырнули ее вон.
        У графа раздраженно вспыхнули глаза, но Джейн упрямо продолжала:
        - Я нисколько не сомневаюсь, что в пятницу она уедет в Америку. Намерения Кэролайн ясны, и решение принято. Однако вы не знаете вот чего. Уезжая в Колумбийский университет, она едет ни с чем. У нее нет почти никаких записей по выведению своих привередливых роз, нет полного текста выкладок и, самое главное, нет никаких доказательств, что она и есть тот ученый, который создал их, потому что, - Джейн сделала глубокий вдох, - в прошлом ноябре она отослала в Оксфордский университет все, что у нее было.
        Джейн внимательно наблюдала за графом. В первый миг он казался растерянным; потом медленно, по мере того как ее слова доходили до сознания, кровь отлила от его лица, он опустил глаза и уставился в пол.
        - Что бы ни произошло между вами в ночь после званого ужина, это все изменило, - осторожно, негромко добавила она. - На следующий день она перевязала в один пакет годы работы, оставив лишь короткие записи, чтобы можно было в свое удовольствие выводить новые виды роз в Мирамонте, и отослала все Альберту Маркэму. Несмотря на пренебрежительное отношение к ней сэра Альберта и восторги иностранного университета, она отправила свои работы ему, человеку, которым восхищалась, потому что он ее наставник и англичанин, и ей хотелось, чтобы он и Англия прославились выведением этой уникальной розы.
        Под пристальным взглядом Джейн на лице графа быстро сменились шок, гордость и печаль. И это принесло ей радость, какой она никогда не знала раньше.
        - Она сделала это не только для вас, лорд Уэймерт, - добавила она охрипшим от волнения голосом. - Вы ведь знаете, что розам дают имена.
        Граф снова посмотрел ей в глаза.
        - В письме, вместе с которым Кэролайн отправила сэру Альберту свои записи, она подчеркнула, что, великодушно отдавая ему розу, взамен просит одно: чтобы ей дали имя «Розалин».
        Брент впился в нее немигающим взглядом, в котором сначала не было даже эмоций. Потом, когда произнесенные лихорадочным шепотом слова достигли цели, острая боль вспыхнула в его глазах и он снова перевел их на огонь, медленно поворачиваясь лицом к камину. Он стиснул челюсти, явно потрясенный и глубоко тронутый, и несколько раз быстро моргнул, чтобы сдержать охватившие его чувства.
        Джейн не пожелала отступить или отвернуться, слушая частое дыхание графа и гулкий стук собственного сердца. Никогда в жизни ей так не хотелось доказать свою правоту.
        - Я знаю о вашей матери, Уэймерт, - осторожно призналась она. - Я все знаю.
        Только через минуту Брент окончательно понял, на что она намекает, но Джейн сразу уловила этот момент, потому что граф внезапно замер.
        - А Кэролайн? - глухо вырвалось из его горла.
        Джейн обняла себя за талию, собираясь с духом.
        - Нет, и я никогда ей не скажу. Правда не только шокирует Кэролайн, как она шокировала меня, но, учитывая теперешнее положение вещей, просто уничтожит ее. - Понизив голос до едва слышного шепота, она смело предостерегла: - Тайны, которые берут с собой на брачное ложе, могут приводить к опустошительным последствиям, лорд Уэймерт. Теперь-то вы это знаете. Но мне кажется, что страшнее вашей лжи между вами еще не было.
        Джейн умолкла, ожидая ответа, но граф ничего не говорил, ничего не делал. Просто смотрел на горящие языки, будто завороженный мерцающими узорами загустевших синего и желтого света и уютом их обволакивающей теплоты. Он слышал ее, понимал весь подтекст ее слов, но, кроме частого дыхания и судорожных сглатываний, не видно было никаких признаков, что сказанное как-то на него повлияло.
        Наконец Джейн повернулась и решительно пошла к креслу, чтобы забрать перчатки. Она сделала все, что в ее силах, но графа нельзя было заставить уступить жене, которая, как ему казалось, предала его. Пусть даже с точки зрения логики его чувства были необоснованны. Это уже не в ее власти. Их будущее с Кэролайн теперь в его руках.
        - У вас три дня, - мягко предупредила Джейн. - Если хотите ее вернуть, думаю, вы знаете, что вам надо делать.
        Она смолкла в ожидании. Потом, не услышав ни слова в ответ, не заметив хотя бы движения, Джейн понурила голову, признавая свое поражение, и неслышно направилась к двери.
        - Благодарю, что уделили мне время. Не провожайте, я сама найду выход.
        Услышав эти последние, вежливые слова, граф смягчился. В мертвой тишине Джейн явственно расслышала тихое проклятье.
        Она резко обернулась на звук этих приглушенных слов, и почти так же молниеносно разительно изменилось поведение графа. Он стоял очень прямо, в официальной, чопорной позе, сцепив за спиной руки и по-прежнему не сводя глаз с камина.
        Потом он спокойно проговорил:
        - Я был бы признателен вам за помощь, Джейн.
        Никогда еще восемь слов, произнесенных обыденным, ровным тоном, не сражали ее такой мощной волной облегчения.
        - Что я могу сделать?
        - Мне нужен завтрашний день, - тихо, задумчиво промолвил он, - но сможете ли вы устроить так, чтобы в четверг она пришла в теплицу одна?
        Джейн крепко сжала перчатки и закусила губу, чтобы не улыбнуться. Она поняла, что задумал граф.
        - В котором часу?
        - В три?
        - Безусловно. - Она помедлила в нерешительности. - Передать ей что-нибудь?
        - Не говорите ей ничего, - поспешил буркнуть он. Потом смягчился и посмотрел в пол. - Говорите все, что необходимо, лишь бы она пришла туда, но не больше.
        Джейн не смогла больше сдерживаться и расплылась в широкой, довольной улыбке.
        - В четверг, в три часа Кэролайн будет в теплице.
        Брент громко выдохнул и пальцами обеих рук взъерошил волосы.
        - С тех пор, как я женился на вашей сестре, я понял две вещи. - Он повернулся лицом к Джейн. - Во-первых, никогда нельзя недооценивать ум дочерей барона Сайзфорда.
        - А во-вторых? - спросила Джейн, и в глазах у нее заплясали огоньки.
        Брент фыркнул и покачал головой, приподняв уголок рта в легкой усмешке.
        - Землю унаследуют не кроткие, а женщины. Я уверен в этом, как ни в чем другом.
        Джейн рассмеялась и кивнула.
        - Всего доброго, лорд Уэймерт.
        - Всего доброго, сударыня.

        Глава двадцать третья

        Брань была не в ее характере, и такие сочные эпитеты никогда не входили в привычный словарь Кэролайн. Но в последнее время она ловила себя на том, что придумывает подходящие красочные выражения, которыми могла бы описать своего высокомерного поганца мужа.
        День выдался прохладным и облачным, хотя для февраля довольно приятным. Но за последний час небо потемнело до мрачного, дымчато-серого цвета, а воздух сделался почти неестественно неподвижным.
        Затишье перед бурей.
        Кэролайн не желала заходить в дом, но, чтобы попасть в теплицу, необходимо было пересечь земли рядом с южной стеной. С достоинством и страстной мольбой к Господу, чтобы тот сделал ее невидимой на час, она подала руку одному из лакеев, который как будто даже не узнал ее, вышла из экипажа и отправилась в короткое путешествие по лесу.
        Кэролайн подозревала, что кто-то из сестер рассказал ее мужу, что она еще не уехала из Англии, но это не имело особого значения, и она, вероятно, так и не узнает, кто. Важно было то, что, по словам Джейн, Брент сегодня на весь день уехал в Лондон и потребовал, чтобы в его отсутствие она вернулась за старыми бумагами, которые этот идиот нашел в теплице и даже не счел нужным ей отослать. Как видно, время его не смягчило.
        Подавив первое за долгие недели желание расплакаться, Кэролайн опустила голову и решительно зашагала к лесу.
        Довольно горевать и злиться. Нельзя падать духом, нужно оставаться сильной, ибо она беременна его ребенком и завтра уезжает на другой конец земного шара.
        Слава Богу, беременность сделала ее раздражительной, а не скорбной.
        Она уже обожала ребенка, и это ее немного удивляло. Кэролайн никогда особенно не хотела детей, но теперь, когда в ней рос этот малыш, при одной мысли о дурацких требованиях Брента она вскипала от негодования. Когда ребенок появится на свет, только сам Господь сможет вырвать его у нее из рук. Бренту придется перерезать ей горло, если он захочет забрать своего сына и выбросить ее из его жизни. Как ни печально, но, зная, как теперь относится к ней муж, Кэролайн почти боялась, что он задумается над этим.
        Ей также досаждало, что при таких темпах, какими растет сейчас ребенок, через шесть месяцев она будет похожа на кита. Конечно, маленький рост и изящная фигура не помогали скрыть живот и ее беременность уже начинала бросаться в глаза, хотя, даже если зачатие произошло в первую брачную ночь, с ее начала не могло пройти больше тринадцати недель. Вероятно, она вынашивает собачий приплод.
        Вот и поделом заносчивому глупцу. Пусть его наследником будет щенок. А когда тот нагло сделает лужицу на туфли великого графа Уэймерта, быть может, его сиятельство соблаговолит отдать своего отпрыска под ее опеку.
        Едва не хихикнув от этой мысли, Кэролайн разглядела между деревьев теплицу. Вздохнув, она подошла к двери и бесшумно ее открыла. Хотя еще не пробило трех, внутри было довольно темно из-за пасмурной погоды, и, давая глазам привыкнуть к полумраку, Кэролайн остановилась на несколько секунд, глубоко вдыхая запах зеленых растений и цветов. От французского убийцы не осталось ничего, кроме ярких воспоминаний о том страшном дне, да и те со временем поблекнут, сделавшись далекими и полузабытыми. Даже теперь, стоя в одиночестве посреди сумрака, Кэролайн не испытывала страха. Теплица была ее любимым тихим уголком.
        В первую очередь Кэролайн обратила внимание, что внутри почти ничего не изменилось. Кто-то поливал растения, пока ее не было. И это, по всей видимости, был ее муж, ибо сейчас он стоял к ней спиной в дальнем углу теплицы, так что только его силуэт вырисовывался среди теней.
        Кэролайн прикрыла рот, чтобы не ахнуть, ее сердце быстро и сильно застучало, и она остановилась в нерешительности.
        - Я… я думала, что ты уехал, - сухо проронила она дрожащим голосом, надеясь, что не показывает, насколько разволновалась.
        Он резко повернулся.
        - Уехал? Я только что прибыл, леди Кэролайн, и уже сражен вашим талантом. Ваша жимолость и барвинки растут довольно хорошо, учитывая плотность грунта, которую вы выбрали. - Он свел темные брови и потянулся на край стола, чтобы коснуться какого-то листика. - А здесь вы пытаетесь скрестить лозы? Трудная задача, ничего не скажешь. У этой огненно-красной фасоли необычайно здоровый вид для такой температуры.
        Внезапно Кэролайн охватило оцепенение. Она почувствовала, как от ее щек отливает кровь, все тело сковывается и дышать становится невозможно.
        - Мне бы также очень хотелось взглянуть на ваши записи по разновидностям гортензии. Они вовсе не кажутся стерильными, - приятным тоном добавил он, нисколько не смущаясь ее молчанием и не замечая ее изумления. Потом он оглянулся на нее, и от улыбки вокруг его глаз рассыпались тонкие морщинки-лучики. - Когда вы вошли, я как раз искал какой-нибудь источник света, чтобы лучше разглядеть вашу работу. Пока что я под сильным впечатлением. Как видно, ваша способность выращивать лозы не уступает умению выводить новые сорта роз.
        Тут Кэролайн пришлось схватиться за стоявший слева письменный стол, чтобы не упасть. Она не видела его почти пять лет и никогда еще не подходила к нему так близко. Но в серой неподвижности раннего вечера, в своей теплице, она стояла в десяти ярдах от сэра Альберта Маркэма.
        Комната осветилась, когда он зажег одну из маленьких ламп, стоявших на крышке дальнего стола.
        - Так гораздо лучше, - проворковал он. - А теперь давайте-ка посмотрим.
        Сэр Альберт вновь повернулся к Кэролайн, и она тут же признала свою первоначальную ошибку. Со спины он был вылитый граф Уэймерт - высокий, крупный, только волосы немного темнее. Но при взгляде в лицо становилось ясно, что он намного старше и больше напоминает не Брента, а…
        Догадка поразила Кэролайн, будто удар молнии. У Альберта Маркэма были мужские черты, но лицом он как две капли воды походил на ее дочь.
        Кэролайн затрясло.
        Он был похож на Розалин.
        - Леди Кэролайн?
        Он выглядел в точности как Розалин!
        Внезапно Кэролайн поняла, что вот-вот упадет в обморок. Не успела она схватиться за стол, чтобы устоять на подкосившихся ногах, как сэр Альберт оказался рядом.
        - Боже правый, милая барышня, да на вас лица нет, - с неподдельной тревогой воскликнул ученый, без колебаний обхватывая ее за талию и усаживая на ближайшую скамью.
        - Я… я беременна, - пролепетала она, жадно хватая губами воздух и медленно опускаясь на твердую деревянную поверхность.
        В его голосе и выразительном лице отразилось удивление.
        - Ай-ай-ай! Брент не сообщил мне этой радостной новости. - Он тяжело опустился на скамью рядом с Кэролайн. - Просто… расслабьтесь. Отдышитесь.
        Кэролайн не хотелось расслабляться, ей хотелось утопиться в озере. Сэр Альберт у нее в теплице, сидит рядом с ней, по-отцовски держит ее за руку, разговаривает с ней, и за все годы, что она мечтала об интеллектуальной беседе с этим человеком, первыми же словами, которые вырвались из ее уст, было напоминание, что она женщина.
        Кэролайн не могла поверить, что допустила такую глупую оплошность.
        - Прошу прощения, сэр, - прошептала она, стараясь вернуть хоть каплю самообладания, хоть толику достоинства.
        - Не извиняйтесь передо мной, дорогая, - добродушно пожурил он, похлопывая ее по руке. - Мой племянник сказал, что вы удивитесь, но забыл предупредить меня о вашем деликатном положении.
        - Он не…
        Кэролайн оборвала себя, и ее взгляд снова метнулся к лицу сэра Альберта.
        Мой племянник сказал, что вы удивитесь…
        И тогда она поняла. Его глаза - выразительные, темные, цвета лесного ореха, - пронизывающие ее своей ясностью и умом. Глаза Розалин. Глаза Брента…
        - Леди Мод была вашей сестрой, - прошептала она.
        Похоже, сэр Альберт уловил, что Кэролайн только сейчас это поняла. Он моргнул, отклонился назад и задумчиво на нее посмотрел.
        - Брент не рассказывал вам о нас - обо мне и Мод.
        Кэролайн поджала губы и покраснела.
        - В крошечном, ничтожном мозгу моего мужа, сударь, хранится больше секретов, чем накопилось в сейфах всего Военного министерства Британии со дня его основания. - Она фыркнула от гнева и отвращения, потупила глаза в пол и проворчала: - Я убью его.
        Сэр Альберт рассмеялся громко, от всей души и дружелюбно сжал ее руку.
        - Не будьте к нему так суровы, леди Кэролайн. Его жизнь была довольно тяжелой, и вы, должно быть, стали ее светом, иначе меня бы вообще здесь не было.
        Это смутило и одновременно согрело ее. По мере того как Кэролайн набиралась спокойствия и уверенности в присутствии этого великого человека, необъяснимые совпадения начали одно за другим выстраиваться в ее сознании, и через несколько секунд у нее уже было полно вопросов. Прежде чем она успела открыть рот, чтобы начать дознание, сэр Альберт стал сам на них отвечать.
        - Это была моя теплица, - тихо проговорил он, оглядываясь вокруг и вспоминая.
        У Кэролайн перехватило дух. Она несколько месяцев работала в теплице Альберта Маркэма и не знала об этом! Брент не просто погибнет от ее рук, он умрет в страшных муках.
        - Однако я уже почти тридцать лет в нее не заходил, - продолжал сэр Альберт, отпуская ее руку и непринужденно откидываясь спиной назад, - с тех пор, как мы поссорились с Мод.
        - Я… Простите меня, сэр. - Кэролайн повернулась и взглянула ему прямо в лицо. - Кажется, я ничего не понимаю: почему вы здесь, почему меня послали сюда сегодня, почему муж не говорил мне, что вы его дядя. - Она пристально смотрела ему в глаза. - Признаться, я совершенно сбита с толку.
        - Вы сбиты с толку? - с улыбкой воскликнул сэр Альберт. - Я был потрясен, когда вчера Брент пришел в мой кабинет в Оксфорде, чтобы поговорить со мной всего лишь второй раз за несколько десятилетий. И вообразите мое изумление, когда он сообщил, что его жена и есть та женщина, которая прислала мне записи о годах напряженной исследовательской работы с той самой розой, в мучениях над созданием которой я вырвал себе все волосы.
        - Но я больше года назад посылала вам письмо с копиями выкладок и условий роста, но вы не заинтересовались моими находками, - быстро парировала Кэролайн.
        Сэр Альберт громко вздохнул и раздраженно помахал рукой.
        - Брент рассказал мне об этом. Простите, леди Кэролайн, но всю мою университетскую переписку ведет секретарь. Докучливый малый, но расторопен, поэтому я держу его у себя на службе. К сожалению, из-за этой-то его расторопности я и не получил вашего первого письма, лишившись возможности оценить ваши находки. В противном случае я был бы заинтригован и сгорал бы от нетерпения обсудить их.
        - Понимаю… - удрученно пролепетала Кэролайн.
        Его голос и выражение лица смягчились.
        - Я знаю о вашей работе, леди Кэролайн, и, откровенно говоря, нахожу ее выдающейся. Вы сделали замечательные открытия, а вашему таланту и знаниям нет равных, насколько я могу судить, на сегодняшний день. Растения в вашем саду здоровые и ухоженные для этого времени года, ваши методы выведения новых сортов логичны и убедительны, а ваши скрещивания, в чем-то стандартные, в чем-то необычные, перспективны и приносят отличные плоды. Кроме того, я был просто ошеломлен убедительным собранием записей, которые вы прислали мне в ноябре. Я преподаю уже больше двадцати лет и никогда еще не встречал более организованного и, как выясняется, более целеустремленного студента, чем вы. Я говорю это не потому, что вы женщина или жена моего племянника, но потому, что вы, вероятно, самый одаренный ботаник из всех, кого я знал за многие годы.
        Кэролайн сияла. Осознав всю искренность его слов, она была потрясена и глубоко тронута. Вцепившись в края теплой накидки, она изо всех сил старалась не терять самообладания. Сэр Альберт Маркэм был здесь, сидел рядом с ней и говорил, что считает ее одаренной! Выходило, что эта случайная встреча приносит ей больше волнения и радости, чем любое ботаническое открытие. Если она завтра же прекратит научную работу и больше никогда к ней не вернется, она все равно будет знать, что достигла чего-то уникального, добилась уважения коллеги, заслужила его доверие.

«Пожалуйста, Господи, - молилась она в душе, - пожалуйста, не дай мне расплакаться!»
        - Мой муж говорил вам, что я годами изучала ваши работы?
        Сэр Альберт опять улыбнулся и подался вперед.
        - Ваш муж так гордится вами, что я решил, будто вижу перед собой сумасшедшего влюбленного, который до небес превозносит какой-нибудь незначительный успех предмета своих мечтаний, - с лукавым видом признался он. - Разумеется, это было до того, как я понял, что он женился на той самой женщине, которая прислала мне ворох записей, собранных ею касательно знаменитой теперь лиловой розы. Той самой женщине, которая была одной из немногих, кто стоял за порогом моей классной комнаты и слушал мои лекции. Если бы я мог позволить себе какие-то вольности, сударыня, я бы с радостью пригласил вас и других заинтересованных леди присоединиться к нашему обсуждению внутри классной комнаты, но, увы, наша культура этого не допускает, и я должен придерживаться университетских правил.
        Кэролайн заморгала.
        - Вы бы сделали это?
        Он усмехнулся.
        - Как бы там ни было, но моя сестра заставила меня с ранних лет иначе смотреть на жизнь и на женщин, но, пожалуй, будет лучше, если я начну сначала. Если Брент ничего вам не рассказывал, вы, вероятно, несколько озадачены.
        - Сказать «озадачена», значит ничего не сказать о том, как я сейчас себя чувствую, - призналась Кэролайн. - «Ошарашена» несколько ближе к истине.
        Сэр Альберт опять тихо засмеялся, склонился вперед, уперев локти в колени, и вновь перевел взгляд в другой конец комнаты. Как он похож на ее мужа позами, манерой держаться, голосом! Странно, что она никогда раньше не обращала внимания на эти общие черты. Вероятно, причина в том, что она никогда не подходила к ученому настолько близко, не видела его много лет, или, скорее, в том, что она не считала возможным такое невероятное совпадение. Слишком невероятное совпадение.
        - Сестра родилась всего на одиннадцать месяцев позже меня, - размеренно начал сэр Альберт, - но была гораздо более озорным и агрессивным ребенком. Она всегда видела во мне обидчика, угрозу. Отчасти так получилось оттого, что мы были очень близки по возрасту, но главным образом потому, что мы были разного пола, а значит, к нам по-разному относились. Сколько я себя помню, Мод принимала это близко к сердцу, чувствовала себя заброшенным ребенком, искренне считала, что родители дарят мне больше любви, больше… свободы и уважения. С каждым годом она все более негодовала на свой пол, положение в обществе и на меня.
        Он медленно поднялся и подошел к продолговатым столам.
        - Я заинтересовался растениями в очень раннем возрасте. Я был очарован, но не цветами и их внешним видом, а тем, как они растут, их разнообразными структурами, загадками уникальных строений каждого отдельного растения. С годами я заметил, что все больше и больше увлекаюсь этим, и наконец, приблизительно когда мне исполнилось пятнадцать, понял, что хочу сделать ботанику делом своей жизни.
        Он повернулся к Кэролайн, опершись бедром о стебли лозы, разросшиеся поверх толстой деревянной плиты.
        - Все это, - неторопливо продолжал он, показывая рукой на комнату, - началось с ненасытного стремления Мод иметь все, чем обладал я. Она хотела быть ботаником, потому что я хотел быть ботаником, и считала, что превзойдет меня, если только ей дадут возможность себя показать. Но Мод никогда бы не смогла добиться такого, потому что была неорганизованной, до крайности эгоистичной и ужасно недисциплинированной. Она была умна, но, когда доходило до науки, оказывалась одной из тех, кто хочет, чтобы им давали готовые ответы, вместо того чтобы зарабатывать их своим трудом. У нее не было своих идей, она терпеть не могла, если ей говорили, что она, упаси боже, в чем-то неправа, а когда нужно было выучить что-то новое, у нее не хватало терпения. Мы с вами знаем, что для ботаника терпение не добродетель, а необходимость.
        В стекло начал брызгать дождь, создавая глухой, барабанящий звук и нарушая спокойствие внутри теплицы.
        Кэролайн мягко покачала головой.
        - Не понимаю, как можно хотеть чего-то настолько сильно, но не вкладывать в это свой труд. Не будь у меня ни капли таланта, я бы все равно каждый день пропадала в теплице, потому что мне это нравится.
        Маркэм кивнул и подошел к ней, снова усаживаясь на скамью.
        - Совершенно верно. Именно поэтому я сам в ней работал. Вы, леди Кэролайн, рождены с даром, любовью к науке и стремлением преодолевать трудности. Меня судьба талантом не наградила, но я тоже любил науку и хотел преодолевать трудности. Единственная разница между нами в том, что я должен упорно трудиться над тем, что дается вам само собой. Для меня это небольшой минус, но, поскольку я обожаю свое дело, то работаю больше и этим достигаю таких же результатов. В любой сфере жизни мы должны понимать и принимать свою ограниченность и пользоваться тем, что нам дано. - Он горько усмехнулся. - Но у моей сестры не было ни дара, ни желания работать. Она затеяла со мной неистовое соперничество, хотя с самого начала была обречена на поражение, потому что не любила ботанику. Она не была ученым, ей это было не дано, но, как ни абсурдно, она хотела им стать, потому что этого хотел для себя я.
        Кэролайн знала, что между братьями и сестрами могут вспыхивать серьезные конфликты. Более того, она испытала это на собственном опыте, особенно с Мэри-Энн, общительный характер и необычайная красота которой долго не давали ей покоя. Но со временем Кэролайн переросла зависть к сестрам и нашла силы в себе самой. Как ни печально, леди Мод, по всей видимости, так и не нашла себя, потому что, по иронии судьбы, была слишком увлечена именно собой. Предметы зависти становились для нее врагами, мишенью ненависти, потому что она была чересчур эгоистичной и не могла трезво оценить качества, которыми обладала сама.
        - Но больше всех этих проблем, вместе взятых, - с чувством, почти с жаром проговорил Маркэм, снова беря Кэролайн за руку и тем самым вырывая ее из плена задумчивости, - моей сестре Мод было противно сознание того, что у нее нет врожденного дара. Она овладела садоводческим искусством, могла заставить растения зеленеть, а сады цвести, если у нее была охота потратить на это время, но это было пределом ее возможностей и никогда не давалось ей легко. А Мод хотела жизни легкой.
        - Но врожденный талант невозможно измерить, - спокойно возразила Кэролайн. - Многие известные ботаники испытывают трудности при выращивании цветов…
        - Как раз об этом я и говорю, моя дорогая, - перебил ее сэр Альберт. - Я один из таких ботаников, а ведь мое имя, простите за нескромность, известно по всему миру. Но Мод была ненавистна мысль, что у нее нет природной склонности к ботанике, и она просто-напросто не хотела приложить усилия, дисциплинировать себя и учиться, как учился я. Она возмущалась, что ее успехи зависят исключительно от нее самой, а причину того, что со временем становилось ее неудачами, видела во мне. И винила меня.
        - А еще своих детей, - уныло сказала Кэролайн.
        - А еще своих детей, - тихо подтвердил сэр Альберт. - Всегда легче выместить гнев, обижая тех, кто мал, зависим и находится под твоим полным контролем.
        Кэролайн не представляла, что сказать в ответ на эту печальную истину.
        Маркэм вздохнул и отпустил ее руку.
        - В любом случае я покинул ее и Мирамонт, который по праву принадлежал мне, около тридцати пяти лет назад, потому что не мог больше выносить ее обидчивости. Мод любила манипулировать, и если у нее и был какой-нибудь дар, то он заключался в ее способности заставить любого человека чувствовать себя виноватым. Мои родители чувствовали себя виноватыми, поэтому они построили для нее эту теплицу. Однако работал в ней я, и она заставляла меня чувствовать за это вину. Я был ботаником, но отец отдал теплицу Мод.
        Сэр Альберт язвительно фыркнул, так живо напомнив Кэролайн мужа, что она с трудом сдержала внезапное желание рассмеяться.
        - Со временем, - продолжал он, - осознав, что меня интересует не брак и семья, а преподавательское дело, я решил, что мне не нужны ни поместье, ни теплица, ни что-либо другое, связанное с сестрой, которая меня презирает. Поэтому я без сожалений отдал все ей и ее мужу, предыдущему графу Уэймерту. Тот не мог похвастать богатой собственностью, когда женился на Мод тридцать шесть лет назад, и, честно говоря, я думаю, он подозревал, что однажды Мирамонт может перейти к нему, потому что моя жизнь к тому времени повернулась в совершенно другом направлении. Я также считаю, - без обиняков добавил ученый, - что именно по этой причине он захотел обвенчаться с Мод. А еще потому, что она была красива и обладала светским лоском.
        - А потом вы начали преподавать в Оксфорде, - пробормотала Кэролайн.
        - Я не сразу пошел в преподаватели, - мягко поправил он. - Какое-то время я учился на континенте - сначала в Париже, потом в Германии и Италии и в конце концов добрался до Северной Африки, где прожил три года, прежде чем вернуться в Англию. Но я учился, леди Кэролайн, и много работал. В 1799 году король Георг посвятил меня в рыцари за мои достижения. Я произвел впечатление на мировое ботаническое сообщество и Его Величество подробным анализом методов скрещивания, главным образом роз, и исчерпывающим описанием пятнадцати лет работы со…
        - Стерильными лозами… - шепотом закончила за него Кэролайн, глядя в пол и медленно поднимаясь на ноги. - Я прочла большинство ваших опубликованных работ, сэр, и очень внимательно следила за вашими исследованиями. Я обожаю выводить новые сорта роз, потому что их цветы такие нежные, а окраска так разнообразна и приятна глазу, но, как и вы, нахожу самыми сложными и интересными лозы.
        - С ними бывает на редкость трудно, - признался ученый.
        - Это правда, - согласилась Кэролайн, подходя к столу, чтобы взглянуть на здоровую, бархатистую гортензию. - Меня как будто тянет ко всему сложному, и это заставляет меня вернуться к вопросу, с какой все-таки целью вы пришли сюда, сэр Альберт. - Она обняла животик под теплой накидкой и повернулась к ученому. - Я по-прежнему не понимаю, причем здесь мой муж.
        Сэр Альберт смерил ее долгим, пристальным взглядом и потер ладонью скулу.
        - Думаю, я просто позволю ему все подробно объяснить самому. Кстати, он здесь, в доме.
        Кэролайн почувствовала, что ее пульс ускорился, а лицо вспыхнуло.
        - Брент здесь? В Мирамонте?
        Маркэм лукаво усмехнулся.
        - Я сказал ему, что пришлю вас, когда мне будет удобно, и уверен, что сейчас он как раз протаптывает дырку в ковре, волнуясь по этому поводу. Но повторяю, не будьте к нему слишком суровы. Он пережил трудные времена, и чтобы прийти ко мне вчера, пригласить меня обратно в мою теплицу, потребовалось мужество. Он и его сестра - мои единственные живые родственники, и я только раз или два в год получаю вести от Шарлотты.
        Кэролайн смотрела на него, лихорадочно соображая. Брент хочет, чтобы она вернулась домой, и решил разбить лед, отправившись к сэру Альберту и попросив его встретиться с ней. И как бы она ни досадовала на собственную слабость, приходилось признать, что его метод сработал. Ее сердце оттаивало.
        - Так почему же он не разговаривал с вами все эти годы? - спросила она и с сарказмом добавила: - То есть, мой муж, конечно, обожает выбрасывать людей из своей жизни, это подпитывает его эго. Но почему вас? Почему так надолго?
        Маркэм глубоко вздохнул и снова посерьезнел.
        - Он обижался на меня, потому что видел во мне причину, по которой его не терпела мать. Однако он не выбрасывал меня из своей жизни и не делал вид, что меня не существует. Просто все эти годы у него не было поводов искать со мной встречи…
        - Но вы его дядя, - сердито воскликнула Кэролайн.
        Сэр Альберт кивнул.
        - Да, но его тяготило мое общество. Я напоминал ему, почему его мать не любила мужчин, включая его самого. Понимаете, Мод хотела быть ботаником. Я отказывался принимать ее в качестве студентки или коллеги, потому что ей недоставало таланта, самодисциплины и желания усердно трудиться. В результате она стала безумно завидовать моим успехам. Брент понял это, когда повзрослел и осознал, что Мод всего лишь эгоистичная, коварная женщина, которая использует людей и манипулирует ими любыми возможными способами. Но, кроме того, она была его матерью и ему всегда казалось - быть может, без всяких на то оснований, - что, если бы я не отказал ей в том, что она считала своим по праву моей сестры, она бы растила его с более теплым сердцем.
        Сэр Альберт понизил голос до шепота, едва различимого за грохочущим по стеклу дождем.
        - Бренту всегда казалось, что из-за любви к ботанике у Мод не осталось любви к нему. Для ребенка было вполне естественно верить в это, потому что у Мод хватало жестокости именно так ему и заявлять. Но в браке с вами, леди Кэролайн, он понял, что его мать никогда не любила ботанику. Ей никогда не хотелось к чему-то прикладывать усилия, будь то выращивание и скрещивание растений, работа в теплице или воспитание детей в любви и уважении, потому что она никогда не любила никого и ничто, кроме себя.
        Кэролайн глубоко задумалась над словами сэра Альберта и вдруг почувствовала, что у нее стынет в жилах кровь. Брент не рассказывал ей об одержимости матери и своем происхождении и утаил, что Альберт Маркэм - его дядя, потому что боялся, что наука значит для нее больше, чем он. Ведь именно так, по его мнению, было у них с матерью. Ответы на вопросы, которые мучили ее последние несколько месяцев, внезапно оказались перед ней как на ладони.
        - Я наконец-то понимаю, - прошептала она, дрожа. - Он не рассказывал мне, что вы его дядя…
        - Потому что, леди Кэролайн, он наверняка до смерти боялся потерять вас, не выдержав соперничества с наукой. Когда он узнал о ваших планах учиться в Америке, этот страх разгорелся с новой силой и усугубил его давнишнюю неприязнь к ботанике как таковой. Изгоняя вас из своей жизни, он пытался оградить себя от вполне реальной и глубоко засевшей боли - боли отверженного человека.
        - Если бы он только позволил мне объяснить ситуацию, до такого бы не дошло, - выпалила Кэролайн в порыве раздражения. - И если хотите знать, сэр Альберт, он не просто вежливо попросил меня уйти, а практически вытолкал меня из дома взашей.
        Маркэм тихо усмехнулся и медленно встал.
        - Что ж, как уже говорил, я, пожалуй, предоставлю вашему мужу самому объяснять свои действия и уверен, что вам так же не терпится услышать эти объяснения, как ему не терпится увидеть вас. Между тем мы собираемся работать вместе, и я буду очень признателен, если вы станете называть меня дядя Альберт.
        Желудок Кэролайн свернулся в комок, и она быстро заморгала в полной уверенности, что неправильно расслышала.
        - Прошу прощения?
        Маркэм странно на нее посмотрел.
        - Вы бы предпочли работать отдельно, леди Кэролайн, или вам просто неловко переходить на неформальное обращение?
        Кэролайн сглотнула, стараясь оправиться от изумления.
        - Вы хотите со мной работать?
        - Естественно, - удивленно ответил он. - Вы так трудолюбивы, организованны, талантливы. С моей стороны было бы глупо упустить такую возможность, и, строго между нами, леди Кэролайн, я не мог бы чувствовать себя честным человеком, если бы вся слава за создание лиловой розы досталась мне одному.
        Маркэм снова опустил глаза в пол, задумавшись, и медленно подошел к ней.
        - Я намеревался предложить вам начать с «Розалин». - Бросив на Кэролайн мимолетный, пронзительный взгляд, он добавил: - Кстати, назвать сорт в честь моей внучатой племянницы было блестящей идеей. Чудесное имя для розы. Я также хочу, чтобы вы подключились к моим экспериментам с ядовитыми ягодами, главным образом с плющом, остролистом и сладкогорьким пасленом, а также занялись скрещиванием двух североафриканских ползучих растений. Я уже несколько месяцев собираюсь поработать с ними, но мое время ограничено. Если вы беспокоитесь по поводу приличий или рождения ребенка, то не стоит - в этой теплице достаточно места, и вы можете работать здесь без лишних наблюдателей. Я могу навещать вас раз в месяц или около того, чтобы сравнивать записи и сверять ваши успехи с моими, а после того, как родится малыш, мы можем составить расписание, которое будет вам удобно, учитывая новые обязанности. Моя личная теплица находится всего в трех часах езды отсюда, так что можно будет при случае разбить график на дежурства.
        Маркэм остановился прямо перед Кэролайн и подхватил ее ладонями за локти.
        - К несчастью, я не смогу платить вам за ваш тяжелый труд или предложить вам научную степень, и об этом я искренне сожалею. Но для вас это превосходная возможность учиться и общаться с некоторыми лучшими ботаниками Англии. Я также обещаю приложить все усилия, чтобы ваша работа получила должное признание.
        Он улыбнулся, глядя сверху вниз в ее изумленное лицо.
        - Прошу вас, скажите «да», леди Кэролайн. Вы станете отличным коллегой, а я отчаянно нуждаюсь в помощи человека, который больше заинтересован в ботанике, чем в рыцарском звании.
        Никогда в жизни Кэролайн не чувствовала себя удостоенной большей чести. И такой польщенной. И если бы этот странный поворот событий не наполнил ее ощущением нереальности происходящего, она бы наверняка разразилась ливнем радостных слез. Сбывалось самое невероятное из всех ее чаяний, и эту мечту ей собственными руками дарил умный, прославленный ботаник, стоявший перед ней и говоривший с ней не как с женщиной, а как с равной. Это самый прекрасный и важный момент в ее жизни, и память о нем всегда будет согревать ее.
        Улыбаясь от восторга и сдерживая волну эмоций, грозивших лишить ее дара речи, Кэролайн протянула руку.
        - Буду счастлива работать с вами, сэр. И, пожалуйста, зовите меня Кэролайн.
        - Дядя Альберт, не забыли? - поправил Маркэм, улыбаясь в ответ и беря ее за руку. Он крепко сжал ее на мгновение, а потом похлопал по пальцам. - А теперь, пожалуй, вам пришло время побеседовать с мужем. Он определенно дурак, если вытолкал взашей такую очаровательную леди, и я надеюсь, что вы зададите ему за это хорошую взбучку. - Он наклонился к ней и лукаво улыбнулся. - Только, пожалуйста, не убивайте его.
        Кэролайн рассмеялась.
        - Я постараюсь сдерживаться.
        Маркэм повернулся и окинул взглядом комнату.
        - А пока вы сдерживаетесь, чтобы не совершить убийства, я, пожалуй, осмотрюсь в вашей теплице, сделаю кое-какие заметки и оставлю на столе список того, с чего советовал бы вам начать работу. Я вернусь через две недели, и мы перейдем к более подробному обсуждению. Все честно?
        Кэролайн хотелось расплакаться.
        - Спасибо, дядя Альберт.
        Он снова улыбнулся и кивнул в сторону двери.
        - Дождь стихает.
        Как бы ни волновалась Кэролайн перед встречей с мужем, она быстро направилась к выходу, последний раз оглянулась для уверенности, потом подняла капюшон накидки и твердым шагом вышла из теплицы.

        Глава двадцать четвертая

        Возможно, потому что дождь еще моросил, а может быть, просто случайно, Кэролайн шла, опустив голову. Вдруг, меньше чем в двадцати футах от двери теплицы, прямо посреди грязной тропинки она нашла первую розу.
        Кэролайн не на шутку удивилась, увидев на коричневой лесной земле изумительный, персикового цвета бутон, и, заинтригованная, нагнулась за ним и легонько стряхнула с лепестков капельки воды. Не успела она удивиться, как сюда попала роза, как нашла вторую, точно такую же, потом еще и еще…
        У Кэролайн заколотилось сердце. Чем ближе она подходила к дому, тем сильнее нарастало в ней тревожное нетерпение и тем больше прекрасных роз она сжимала в руках.
        Она поняла, что они от Брента, и, к тому времени как достигла черного входа в дом, уже задыхалась от желания скорее увидеть его, от волнения перед встречей после долгих недель разлуки и надежды. Кэролайн хотелось обрушить на мужа всю силу своего гнева, но этот его поступок был задуман, чтобы смягчить удар. И замысел оправдывался, ибо ее сердце уже наполнилось нежностью, а руки - двадцатью тремя розами, все идеального персикового цвета от первой до последней, с длинными стеблями без шипов.
        Кэролайн глубоко вдохнула влажный воздух и переступила порог кухни. Она оказалась совершенно пустой, за исключением тоненького следа на темном, начищенном до блеска полу.
        Лепестки персиковой розы.
        Кэролайн медленно пошла по следу, согреваясь уютом своего дома и чудесным запахом цветов. Ее вели ноги и сердце, а голова Кэролайн была затуманена и слегка кружилась. Наконец она оказалась у двери своей спальни, где дорожка из лепестков обрывалась.
        Она взялась за ручку и толкнула дверь.
        Ее комната выглядела в точности как раньше. Постель была идеально застелена, мебель очищена от пыли и натерта до блеска. Единственное заметное отличие составляли три белых плюшевых коврика, покрывавших голый прежде пол. Брент побеспокоился об этом, пока ее не было.
        Дорожка из лепестков прямой линией вела к смежной двери. Кэролайн долго стояла в нерешительности. Потом, окинув себя быстрым взглядом и удостоверившись, что живот не виден под складками свободной накидки, она высоко вздернула подбородок и уверенным шагом направилась к двери.
        Сначала она увидела мужа, сидевшего на подоконнике слева от нее, но образ графа быстро размылся в окружившем ее великолепии.
        Он наполнил комнату розами - желтыми, белыми, розовыми, темно-фиолетовыми, бордовыми и несчетным количеством персиковых. Кэролайн насчитала двадцать пять заполненных до отказа ваз, стоявших вдоль каминной полки, на двух подоконниках, на комоде красного дерева, на столах рядом с канапе, по обе стороны и в ногах кровати. Ее позабавило, что Брент догадался приспустить покрывало и усыпать лепестками роз простыню.
        Довольно самонадеянно, но, к его чести, очень романтично.
        Краем глаза Кэролайн заметила, что он встал. Тогда она собралась с духом и посмотрела ему в лицо, укрывшись за непроницаемой маской, крепко прижав к себе розы и стараясь унять дрожь в руках.
        Брент смотрел на нее. Она не могла представить, о чем он думает, только видела, что он нервничает, чего прежде никогда за ним не замечала. Их глаза встретились, потом Кэролайн заскользила по нему взглядом, впитывая каждую черточку лица и сильного тела, отметив, как восхитительно хорош ее муж в темно-синих брюках и белой шелковой рубашке, плотно обтянувшей грудь.
        В руках он держал двадцать четвертую персиковую розу. Две идеальные дюжины…
        Кэролайн стояла перед ним, сдержанная, грациозная, с высоко поднятой головой, и в ее дерзком, пронзительном взгляде бушевал огонь.
        - Я убила бы тебя…
        - Я люблю тебя, Кэролайн.
        Она застыла в полной неподвижности, так как не ожидала этого признания, во всяком случае, так сразу. Хотя уже давно знала о чувствах Брента, ничто не могло сравниться с моментом, когда он произнес эти слова.
        Лицо графа лишилось и твердости, и решимости.
        - Я не понимал, как сильно люблю тебя, пока ты не ушла. Я не могу точно сказать, когда начал тебя любить, хотя думаю, что почувствовал это в первый вечер, когда мы вместе ужинали на кухне. Ты рассказала, что мой дядя отверг твою работу, что тебе нужна теплица, а я, вместо того чтобы дать ее тебе и все рассказать, чуть не сорвал с тебя одежду от самого острого и дикого желания, какое только испытывал, став взрослым мужчиной. Я был ревнив и эгоистичен и так быстро покорялся твоему очарованию, что меня это пугало. - Он резко вдохнул. - Но я точно знаю, что любил тебя всей душой той ночью, когда ты пришла ко мне в постель и стала моей женой. Я любил тебя тогда и знал об этом без всяких сомнений, но это чувство повергало меня в смятение и страх, и я не мог признаться в нем ни себе, ни тебе. Я уже много месяцев люблю тебя, Кэролайн, - прерывистым голосом признался он, - и сожалею, что до сих пор не сказал тебе об этом.
        Брент замолчал, и в комнате наступила мертвая тишина, ибо дождь за окном прекратился.
        Кэролайн, сердце которой отчаянно колотилось, а глаза наливались слезами, отказывалась шевелиться, отказывалась даже менять выражение лица из страха потерять самообладание. Да, Брент ждал от нее ответного признания в любви, и он его услышит. Но она помнила, что он вытолкал ее из дома, утаил от нее очень многое, и, самое главное, он ставил крест на их браке. А теперь пусть немного помучается в неведении.
        Граф сделал нерешительный шаг в сторону Кэролайн и остановился. Тревога в его лице читалась все яснее по мере того, как окружавшая их тишина становилась оглушительной.
        Собрав в кулак все силы, какие у нее были, и до глубины души поражаясь, что способна на это после того, что услышала от Брента, Кэролайн отвернулась от него, тихо прикрыла за собой дверь и опустила капюшон накидки.
        На тумбочке, по правую сторону кровати, она заметила пустую вазу, спокойно подошла к ней, игнорируя ошеломленный взгляд мужа, и не спеша, одну за другой идеально расставила в ней каждую розу. Покончив с этим, Кэролайн опять повернулась к Бренту, по-прежнему избегая его взгляда, и освободила волосы от ленты, распушив их руками и стряхнув капли влаги.
        Внезапно Брент громко, с раздражением выдохнул и начал постукивать розой по бедру.
        - Вам нечего сказать, сударыня?
        Кэролайн захотелось рассмеяться, когда она посмотрела в зеленые, как лесной орех, глаза, выражающие неуверенность. Брент пытался быть сердитым, грозным, но с треском проваливался, потому что его голос тревожно дрожал.
        Кэролайн разгладила волосы, переложив их на левое плечо, и невозмутимо опустила руки.
        - Нет, мне есть что сказать.
        Он ждал.
        - И?
        Смерив мужа испепеляющим взглядом, она выпалила:
        - Я закопаю тебя живьем, если хоть одна из этих роз попала сюда из моего сада.
        Граф заморгал и побледнел.
        - Это все?
        - Пока да, - промурлыкала Кэролайн.
        - Что это значит? - рявкнул Брент.
        Кэролайн сохраняла спокойствие и уверенность в себе.
        - Не знаю, что ты хочешь от меня услышать, Брент. Как плохо и одиноко мне было последние десять недель? Какой раздавленной я себя чувствовала, когда собственный муж безжалостно выгнал меня из дому? Как отчаянно мне хотелось почувствовать вокруг себя твои руки и насладиться вкусом твоих губ с того вечера, когда ты так благородно спас меня от французского чудовища? Хочешь услышать, как мне не хватало тебя и моей дочери, как больно было проводить Рождество одной, без семьи? Или как я потрясена и зла, что Альберт Маркэм - родной дядя моего мужа, а ты, мой дорогой, утаил от меня эту несущественную деталь? - Она сощурилась и поджала губы. - Все это так и даже хуже, сударь, однако мне кажется, что вы хотите услышать нечто иное.
        Брент ошеломленно наблюдал за ней, с каждой секундой все больше теряясь и нервничая. Она ведет себя не так, как он ожидал? А чего он хотел? Неужели ему хватило наглости предположить, что она бросится к нему в объятия и попросится обратно домой? Если такая мысль хоть на секунду мелькнула в его голове, его разум, как видно, помутился. Кэролайн никогда этого не сделает. По крайней мере, не раньше, чем собьет с него спесь своим острым язычком. Да и любит ли она его вообще? Он был так уверен в этом, а между тем Джейн ни словом не обмолвилась о ее любви к нему. И потом, всегда оставалась вероятность, что даже если она любила его когда-то, то за последние несколько недель навсегда утратила это чувство.
        Однако прошлое не в счет. Кэролайн здесь, в их спальне, и, глядя на нее, стоявшую всего в нескольких футах, он понял, что сейчас не время для словесных перепалок. Сейчас он должен уступить и полностью раскрыться перед Кэролайн. С того дня, как они поженились, он был во многом несправедлив к ней, и, даже если теперь она вернулась, чтобы пронзить его сердце отравленным клинком, он должен это узнать.
        На лбу Брента выступил пот, сердце быстро и тяжело заколотилось в груди, и в этот миг он понял, что ему еще никогда в жизни не было так страшно.
        - Мне нужно услышать, что ты тоже меня любишь, Кэролайн, - глухим шепотом признался он.
        Кэролайн, как ему показалось, еще много долгих часов молча смотрела ему в глаза, не шевелясь. Потом, едва слышно вздохнув, опустила ресницы и начала расстегивать накидку.
        - Полагаю, поскольку ты мужчина, любовь, которую я питала с самого начала, была для тебя закрыта. Ты отмахивался от нее, когда она тебя путала, и не обращал на нее внимания, когда это было тебе удобно. Я прощаю тебя, потому что с природой ничего не поделаешь, а мужчины, как правило, открываются любви гораздо неохотнее женщин, особенно когда она расцветает у них под самым носом и они ума не могут приложить, что с ней делать.
        Кэролайн бросила на мужа быстрый взгляд и, глядя в пол, медленно прошлась по комнате.
        - В отличие от тебя, я точно знаю, когда начала любить тебя, Брент, и это случилось в день нашей свадьбы. Ты совсем меня не знал, но с искренним интересом расспрашивал о моей семье, переживал за меня, когда я пришла в твой пустой дом всего с парой чемоданов. Ты приготовил чудесную комнату для меня, жены, которую тебе навязал хитрый тесть. А когда я не захотела тебя физически, ты не ударил меня, не стал унижать словами или силой брать то, что полагалось тебе по закону.
        Брент ожидал простого ответа, но Кэролайн выбрала изощренный, умный способ в свою очередь полностью раскрыться перед ним, рассказать все, что он давно должен был понять сам. Как это похоже на Кэролайн - замечать хорошее в жизни и лелеять хорошее в нем!
        Она остановилась у окна, справа от него, сильная и красивая.
        - Моя любовь начала расцветать несколько дней спустя, когда ты поручил мне вести свои финансы, - ровным тоном продолжала она. - Ты был знаком со мной меньше недели, тогда как отец знал меня двадцать пять лет, и все же он не спешил полагаться на меня, а ты доверился. Думаю, именно тогда я поняла, что обратной дороги нет, потому что судьба благословила меня необычным мужчиной.
        Ее голос задрожал, но она не сдвинулась с места, продолжая смотреть мужу в глаза.
        - Я полюбила тебя еще сильнее, когда познакомилась с твоей внебрачной дочерью и поняла, что ты взял чудесную, глухую девочку к себе в дом, прекрасно сознавая, как это осложнит твою жизнь в обществе, и любил ее, тогда как любой другой джентльмен видел бы в ней исключительно пятно на своей репутации. Мои чувства к тебе стали еще глубже в тот день, когда твоя дочурка начала общаться, потому что в тот восхитительный полдень я осознала, что и ты влюбляешься в меня, невзрачную старую деву, навязанную тебе в жены, которая только и умеет, что хорошо выращивать цветы и быстро складывать числа.
        Кэролайн глубоко вдохнула и обняла себя за плечи.
        - И точно так же, как ты, Брент, я знала, что люблю тебя всем сердцем, в ту ночь, когда ты впервые любил меня. Ты был нежным и терпеливым, щедрым и страстным. В твоих руках я чувствовала себя прекрасной богиней, и, клянусь тебе, ничто и никогда не рождало во мне таких ощущений.
        - Кэролайн…
        Брент шагнул к ней, но остановился в нерешительности.
        Она покачала головой, расправляя плечи.
        - Вы сказали свое слово, лорд Уэймерт, а теперь моя очередь. Даже не думайте приближаться ко мне, пока я не закончу и не дам вам на это разрешение.
        Смесь раздражения и нежности в ее голосе согрела Бренту сердце. Он соскучился по острому язычку жены почти так же сильно, как по ее ласке.
        - Простите, сударыня, - легко и весело сказал он, - но желание скорее заняться с вами любовью плохо сказывается на моих нервах.
        Кэролайн фыркнула, но его слова потрясли ее - это читалось в ее лице, в том, как она нервно затеребила пуговицы накидки.
        - Как самонадеянно с вашей стороны полагать, будто я вам позволю.
        - И вы позволите, - мягко настоял он.
        Кэролайн изумленно уставилась на мужа.
        - Пожалуйста, продолжайте, - попросил он. - Мне не терпится услышать остальное.
        - Ты, как всегда, высокомерен.
        - Но тебе этого не хватало.
        - Вовсе нет, - возразила она.
        Брент усмехнулся.
        - Ты скучала по моему высокомерию почти так же, как я скучал по твоей раскованности, малышка.
        - Глупости.
        - Я люблю тебя, Кэролайн, - мягко и быстро проговорил Брент, застав ее врасплох своей безграничной нежностью. - Продолжай, пока я не решил, что с меня хватит разговоров, не сорвал с тебя одежду и не показал, насколько сильно.
        Глаза Кэролайн вспыхнули, то ли от досады, то ли от желания - Брент не мог сказать наверняка, - но она не смутилась. Скорее наоборот, стала более решительной и смелой.
        - В тот день, когда мы обвенчались, где-то глубоко в душе я поняла, что никогда тебя не оставлю, - сказала она. - Но я с самого начала прятала и подавляла свои чувства, потому что очень долго стремилась к другому. Впрочем, как бы я ни старалась, я не могла отмахнуться от желания быть с тобой.
        Она покачала головой и понизила голос до страстной мольбы.
        - Как я могла не любить мужчину, который очаровал меня, хотя никто не находил его очаровательным, который относился ко мне с таким уважением, хотя сам никогда не видел уважения от знавших его женщин? Как я могла не любить мужчину, который спас мне жизнь, который подходил мне по уму и духу, словно мы были рождены друт для друга, который жил одиноко, как и я, чувствовал себя таким же отверженным и с таким же отчаянием, как и я, хотел, чтобы его любили и ценили?
        Брент ни слова не сказал в ответ, и Кэролайн отвела взгляд и начала снимать накидку.
        - Учитывая обвинения, с которыми ты вышвырнул меня вон, Брент, позволь мне все прояснить.
        Небрежно бросив накидку на подоконник, Кэролайн опять смело встретила взгляд мужа.
        - С момента нашей встречи я восхищалась тобой, желала тебя и прежде всего чтила тебя и буду чтить всю оставшуюся жизнь. Я любила тебя двести четыре дня, мой прекрасный, отважный муж, и клянусь сейчас, что буду любить вечно. - Бархатным, страстным шепотом она добавила: - Ты это хотел услышать?
        У Брента сдавило горло, и он лишился возможности ответить. Впрочем, это не имело особого значения, ибо он даже не представлял, какими словами можно описать то, что он чувствовал в эту минуту. Он скользнул взглядом по платью жены, и его дыхание сбилось, а на лице отразилось глубокое удивление.
        - Ты носишь моего ребенка, Кэролайн… - с благоговением проговорил Брент. Дерзко задрав подбородок, Кэролайн легко коснулась едва заметно выступающего живота.
        - Я ношу вашего сына, милорд, я знаю, что это мальчик, потому что он очень большой и уже сейчас доставляет мне проблемы с пищеварением.
        Брент ощутил неодолимое желание смеяться и плакать одновременно, но ему не представилось возможности сделать ни то, ни другое, ибо в эту минуту, как по мановению волшебной палочки, солнце прорвалось сквозь тучи и ослепительно засияло, осветив его жену, как небесное видение.
        Как она была изящна! Она грациозно стояла в окружении роз, напоминая Бренту редкую китайскую куклу с роскошными, темными волосами, струящимися по плечу, гладкой кожей цвета слоновой кости, отражавшей солнечные лучи в разительном контрасте с насыщенно пурпурным шелком платья. А ее глаза, неповторимые и прекрасные, будто отполированный обсидиан, ярко горели, излучая нежность. Она была изумительна, элегантна и величественна, а самое главное, от нее исходило внутреннее сияние, от которого у Брента захватывало дух.
        И тогда он понял.
        Он понял, почему пережил несчастливое детство, почему пережил войну, почему спасся из рва, просуществовав три кошмарных дня посреди разложения и смерти, почему в дни тяжелых испытаний и одиночества ему подарили чудесную дочь, И наконец он с абсолютной ясностью понял, почему такая потрясающая женщина стала его женой.
        - Я верю в Бога, Кэролайн, - тихо сказал он.
        Она ответила ему неуверенным взглядом, потом крепко обхватила себя руками и задрожала.
        Улыбаясь и испытывая внезапное спокойствие, Брент прошептал:
        - Никто, кроме Бога, не мог сотворить нечто настолько прекрасное, как ты.
        Кэролайн медленно закрыла глаза, поднесла ладонь ко рту, и тут по ее ресницам и щекам покатились слезы.
        - Кэролайн?..
        В ту же секунду, когда Брент протянул к ней руку, она открыла сияющие глаза, взяла розу из его пальцев и шагнула к нему в объятия.
        Брент привлек ее к себе, крепко обнимая и чувствуя, как она каждой линией тела приникает к нему, ощущая тепло ее кожи, биение ее сердца.
        - Я сожалею, что причинил тебе боль, - дрожащим голосом произнес Брент, зарываясь лицом ей в волосы.
        - Еще бы, - укорила она, всхлипнув.
        Какое-то время Брент держал жену в объятиях, наслаждаясь покоем и ее близостью. Наконец он набрался смелости и объявил:
        - Ты самое лучшее, что случалось со мной в жизни, Кэролайн. Пожалуйста, возвращайся ко мне.
        Кэролайн медленно подняла голову, положила руку ему на щеку и посмотрела в глаза.
        - Я уже вернулась.
        В стремительном жесте примирения и прощения Кэролайн подняла губы к его губам и поцеловала его с глубокой страстью и любовью, обвив руками шею, прижимаясь к нему всем телом.
        - Я чувствую малыша, - пробормотал Брент.
        - Ты не чувствуешь малыша, ты чувствуешь мой живот.
        - Ты уже такая большая.
        Кэролайн провела языком по его губам, вырвав стон из его груди и мгновенно пробудив желание.
        - Господи, как приятно к тебе прикасаться! Ты пахнешь дождем и цветами.
        Брент нежно обхватил ее груди, заставив охнуть, когда его большой палец легко погладил скрытый под шелком сосок.
        - Я так по тебе соскучился, Кэролайн.
        Она быстрыми, легкими, как перышко, касаниями целовала его подбородок и щеки.
        - Где все? Где Розалин?
        Пальцем одной руки Брент повел по ложбинке между ее грудей, а другой начал нежно ласкать ягодицы, прижимая к себе.
        - Я всех разогнал до воскресенья. Слуги отпущены, а Недда с Розалин поехали на выходные к викарию и его жене.
        Кэролайн, не глядя, бросила розу, которую до сих пор держала в руке, на подоконник, рядом с накидкой, и быстро занялась пуговицами его рубашки, расстегивая их с поразительной ловкостью.
        - Мы одни, - протянула она грудным, возбуждающим голосом.
        - На три дня, - шепнул ей в ухо Брент. - С моей стороны это эгоистичная попытка… воспользоваться моментом и злоупотребить расположением жены, чтобы наверстать упущенное. - Кэролайн повела бедрами, коснувшись мужа так, чтобы он понял, что она сделала это нарочно.
        - Я по-прежнему ужасно сержусь на тебя, - пробормотала она, прокладывая поцелуями дорожку вниз по его груди.
        - О боже, прошу, не сердись, - взмолился Брент. - Все женщины, которых я знаю, на меня сердиты. Розалин закатывает истерики, а Шарлотта не разговаривала со мной и не писала мне с тех пор, как ты ушла. - Он принялся расстегивать ее платье. - В то утро, когда я думал, что ты уплыла из моей жизни, я стал пить и не останавливался, пока не осушил две бутылки. Три дня у меня раскалывалась голова, а Недда наотрез отказывалась не греметь посудой. - Он застонал. - А что до твоих сестер, у меня просто нет слов.
        Кэролайн тихо засмеялась, и от этого прелестного, мелодичного звука сердце Брента наполнилось радостью. Обхватив ладонями, он повернул к себе ее лицо и заглянул в ее прекрасные глаза, излучавшие прощение и нежность.
        - Я люблю тебя.
        Она ласково провела пальцами по его щеке.
        - Я знаю. И всегда знала. Ты моя мечта, Брент, и моя любовь. В моей жизни нет ничего важнее тебя. Никогда не сомневайся в этом.
        Брент прильнул к жене, нежно скользя губами по ее губам.
        - А в моей жизни ты всегда будешь светом и надеждой, - прошептал он, - моя дорогая Кэролайн…

        Эпилог

        Брент дважды постучал и вошел в кабинет барона Сайзфорда, тот самый кабинет, где почти семнадцать месяцев назад началась его новая жизнь.
        - Проходи, мой мальчик, проходи, - добродушно скомандовал Сайзфорд, медленно поднимая солидное тело с кресла за письменным столом. - Я надеялся выпить с тобой рюмочку за праздник. Мы давненько не говорили по душам, и я уверен, что тебя утомили тщетные попытки докричаться до кого-нибудь в комнате, полной дам.
        Брент тихо усмехнулся и закрыл за собой дверь.
        - Все остальные мужья тактично удалились, и я решил последовать их примеру.
        Барон подошел к дубовому застекленному шкафчику, достал с верхней полки два бокала и потянулся за бутылкой.
        - Портвейн?
        - Благодарю.
        Брент подошел к одному из кресел и тяжело опустился в него, утонув в мягкой кожаной обивке. Похоже, его нисколько не тревожила опасность помять свой официальный наряд. День выдался долгим, скоро должны были накрыть рождественский ужин, и сейчас, как видно, барону подвернулся идеальный случай для частной беседы с зятем, о чем тоже давно подумывал Брент.
        - Кэролайн говорит, что вы планируете поездку в Америку, - оживленно сказал Сайзфорд, глядя на бокалы и наливая в них портвейн.
        - Мы уплываем в апреле, - ответил Брент, - и вернемся только к концу лета. Я хочу погостить у сестры и ее мужа, увидеть своего племянника, быть может, оценить красоту местных пейзажей. Если Кэролайн захочет, могу свозить ее в Колумбийский университет.
        - Отличная идея, - похвалил Сайзфорд, поворачиваясь к зятю с выпивкой в обеих руках и медленно продвигаясь в его направлении. - А как девочки? Я почти не видел их сегодня за таким несметным количеством дам.
        Брент просиял улыбкой гордого отца.
        - Розалин поглощает знания с неимоверной скоростью. Я наконец нашел и нанял гувернантку из Уэльса, которая несколько лет назад присматривала за глухим ребенком. Кэролайн сразу привязалась к мисс Дарси, научила ее нашему алфавиту и жестам, которые мы используем для общения, и та уверена, что Розалин скоро начнет читать.
        - Читать? Не представляю себе глухого ребенка, который бы читал. - Сайзфорд вернулся в свое кресло и посмотрел на зятя через письменный стол. - А как мои другие внучки?
        Брент сделал щедрый глоток хорошего вина.
        - Леди Маргарет похожа на Кэролайн, а леди Лили на меня, - похвастался он, самодовольно улыбаясь. - И я уверен, что к шести месяцам они уже будут ползать.
        - С Кэролайн была та же история. Возможно, они будут такими же одаренными.
        - Я знаю, что они будут такими же красавицами.
        Сайзфорд смягчил тон.
        - Я искренне рад, что моя дочь стала тебе дорога, Уэймерт. Ты счастливый человек.
        - Совершенно верно, - согласился Брент, благодарный, что тесть дает ему возможность подвести беседу к теме, которая не давала ему покоя многие месяцы.
        Поставив бокал на стол, он непринужденно откинулся на спинку кресла и задумчиво посмотрел на барона.
        - Вы все это спланировали, не так ли, Чарльз?
        Барон едва заметно приподнял брови.
        - Нет, я просто помог этому случиться.
        Слова тестя привели Брента в замешательство, но в то же время он отказывался верить, что они с Кэролайн сошлись исключительно по воле случая. Кэролайн тоже не верила в такие случайности, и, обсуждая этот вопрос последние несколько недель, они пришли к выводу, что ее отец был замешан в том с самого начала. Наиболее убедительным представлялся тот простой факт, что шансы Кэролайн случайно выйти замуж за племянника Альберта Маркэма были ничтожны.
        Сайзфорд, заметив его колебания, вдруг крякнул и улыбнулся.
        - Кроме твоей жены, Уэймерт, у меня есть другие умные дочери. - И вдруг совершенно спокойно признался: - Это была идея Стефани.
        Брент недоуменно смотрел на него.
        Барон Сайзфорд усмехнулся и выпрямился в кресле.
        - Мои дочери - это моя радость, Уэймерт, и у каждой из них свой характер. Джейн своенравна и независима. Мэри-Энн общительная, безмерно обаятельная чаровница. Кэролайн острая на язык красавица с непревзойденным интеллектом. Шарлотта склонна быть застенчивой и милой, если только не приносит домой беспомощного щенка с тремя лапами. А Стефани… - Он широко улыбнулся и покачал головой. - Стефани интриганка, которая еще не научилась держать язык за зубами.
        Брент потер пальцами висок.
        - Хотите сказать, что мое будущее было в руках семнадцатилетней девочки, Чарльз?
        - В то время ей было шестнадцать, - с гордостью возразил барон.
        - Боже правый…
        Тесть какое-то время следил за Брентом сощуренными глазами, а потом понизил голос до шепота.
        - Сейчас я скажу тебе кое-что, Уэймерт, чего не говорил еще ни единой живой душе. И надеюсь, что сказанное не выйдет за пределы этой комнаты.
        - Я слушаю, - тихо ответил Брент.
        - Я души не чаю в дочерях и каждую обожаю такой, какая она есть, но Кэролайн всегда была и остается моей любимицей. Ее сестры, все до единой, пошли в мать, прекрасную леди, которую я безмерно любил почти двадцать лет. Но Кэролайн была создана по моему образу и подобию, не такой, как остальные, похожей на меня характером, внешностью, взглядами на жизнь и мышлением.
        Сайзфорд резко откинулся на спинку и махнул рукой.
        - О, я знаю, что родителям не положено выбирать любимого ребенка, и, поверьте, это никак не связано с ее феноменальным умом. Я бы никогда и на секунду не посмел предположить, что она унаследовала его от меня. Но каждый раз, когда я смотрю на нее, разговариваю с ней, меня переполняет гордость и теплота, потому что я вижу в ней столько от себя.
        Брент молча потянулся за бокалом, и в мыслях не имея прерывать такое интересное и глубокое откровение.
        Сайзфорд вздохнул.
        - Около двух лет назад Стефани пришла ко мне с новостью, что Кэролайн планирует учиться в Нью-Йорке. Я, разумеется, пришел в ярость, потому что она решилась на это без моего ведома и одобрения. Но, кроме того, я ужасно расстроился. Дело не только в том, что я не хотел расставаться с ней, быть может, на долгие годы. Хотя к тому времени Кэролайн уже была двадцатипятилетней и самодостаточной, я по-прежнему оставался ее отцом, и мне в голову тут же полезли всяческие ужасы, которые могут случиться с леди, которая с самого рождения была под опекой и вдруг оказалась одна перед необходимостью самостоятельно устраивать свою жизнь на чужой земле, без друзей и знакомых. Я просто не мог отпустить Кэролайн, но и не знал, как удержать ее здесь.
        Он вдруг рассмеялся.
        - Стефани обладает сверхъестественной способностью угадывать, что именно нужно сказать и в какой момент, и я никогда не забуду, как она сделала это в тот день. Она выждала секунд тридцать, чтобы я переварил новость о скором отъезде моей любимой дочери в Америку, а потом хитро, тихим, сладким голоском сказала:
«Кажется, у меня есть идея, папа». Вот так. Она уже все устроила, это я сразу понял, ибо в противном случае вообще не обратила бы моего внимания на планы Кэролайн.
        Он глотнул портвейна.
        - Стефани начала размышлять, чем можно удержать Кэролайн от поездки, и, по правде говоря, я сомневаюсь, что в таком нежном возрасте ей могло прийти в голову что-то другое, кроме брака. Поскольку моя младшая дочь настоящая светская красавица, она начала расспрашивать на различных приемах и раутах о неженатых молодых людях. Она совсем недавно дебютировала в обществе, поэтому в ее интересе к холостякам не видели ничего предосудительного. В конце концов от кого-то она узнала, что мисс Паулина… - Сайзфорд бросил на зятя любопытный взгляд. - Как ее звали?
        Брент громко глотнул, чтобы тесть не заметил, как он чуть не поперхнулся от неожиданности.
        - Синклер.
        - Точно. Так вот, она узнала, что мисс Синклер недавно дала от ворот поворот… - Сайзфорд бросил на зятя быстрый взгляд. - Это Стефани так выразилась, Уэймерт.
        - Не сомневаюсь, - протянул Брент.
        Барон глубоко вдохнул.
        - Одним словом, не знаю от кого, но очень деликатно, Стефани выведала, что ты, тихий, замкнутый бывший почитатель мисс Синклер, кроме всего прочего, приходишься сыном одной великосветской даме, брат которой прославился в области ботаники. После этого она около месяца ходила на нужные вечеринки, чтобы узнать о тебе все, что возможно, и, к радостному удивлению, обнаружила, что ты не только свободен, финансово стабилен и носишь высокий титул, но также приходишься племянником Альберту Маркэму.
        - Поверить не могу, что такое возможно, - медленно пробормотал Брент, покачав головой.
        Сайзфорд допил портвейн, откинулся на спинку кресла и довольно заулыбался.
        - Тогда-то Стефани и пришла ко мне со своей идеей. Вначале я сомневался, стоит ли предпринимать попытку, в результате которой моя дочь в лучшем случае окажется замужем за человеком, который никогда не оценит ее талантов и красоты, но мой выбор был, скажем так, весьма ограничен. Через несколько дней тягостных раздумий тревога за Кэролайн одержала верх над совестью, которая говорила мне, что я не должен манипулировать твоей жизнью, и я решил, что не будет никакого вреда, если я хотя бы посмотрю на тебя как на потенциального зятя.
        С быстротой, противоречащей своему возрасту и солидному положению, барон Сайзфорд вскочил с кресла и принялся шагать по комнате.
        - С самого начала меня больше всего беспокоило твое участие в войне. Я не знал, что это могло за собой повлечь и вернешься ли ты вообще домой живым. Но в конце концов мне пришлось предположить, что у тебя больше шансов вернуться невредимым. Тогда я решил навести о тебе справки…
        - Что вы решили? - громко, недоуменно воскликнул Брент.
        Барон не смотрел на него, просто ходил взад-вперед, скрестив на груди руки и понурив голову. Во всяком случае, ему хватило приличия напустить на себя смущенный вид.
        - Я приношу свои извинения, Уэймерт, но это был единственный способ узнать о твоем характере, твоей… личности и взглядах на жизнь. - Сайзфорд быстро повернулся и посмотрел прямо на Брента. - Ты бы предпочел, чтобы я узнал это от стайки незамужних леди, которые проводят полуденные часы, перемывая косточки каждому холостяку в Англии? Если бы я ничего не предпринял, то за дело взялась бы Стефани, а ее ресурсы ограничивались досужими сплетнями, которые распускают на вечеринках. Думаю, ты согласишься, что я не мог отдать дочь за беспринципного повесу.
        Брент провел ладонью по лицу и, почувствовав, что тоже не в силах больше сидеть, быстро встал и, обогнув стол, подошел к окну. Упершись обеими ладонями в подоконник, он окинул взглядом холодный, спящий цветочный сад внизу.
        - Когда я понял, насколько ты подходишь Кэролайн, - продолжал Сайзфорд, - и выяснил, что ты благороден, образован и происходишь из уважаемой семьи, идея Стефани начала все четче вырисовываться у меня в мыслях и я понял, что она и впрямь недурна.
        - И вас не смутила моя внебрачная дочь? - язвительным тоном поинтересовался Брент, поворачиваясь к тестю. - Вы ведь, несомненно, узнали о ней в ходе своего исчерпывающего расследования.
        Сайзфорд фыркнул.
        - Розалин беспокоила меня меньше всего. Ты не первый джентльмен, который становится отцом вне брачных уз, но я знал, что Кэролайн это ничуть не смутит. Другие леди могли бы лишиться чувств от шока, но только не Кэролайн. - Он покачал головой. - Нет, я больше переживал за тебя, гадал, как устроить вам с Кэролайн встречу, когда ты вернешься с войны, и как заключить брак между мужчиной, поглощенным работой и лошадьми, и женщиной, поглощенной возней с растениями.
        Барон остановился в центре комнаты и посмотрел на ковер у себя под ногами.
        - Наконец в мае, за два месяца до твоего возвращения, шанс, которого я ждал, можно сказать… преподнесли мне на блюдечке с голубой каемочкой. От человека, которому я поручил навести о тебе справки, я узнал, что у твоего кузена сложилось впечатление, будто ты скоро вернешься, и он пытается продать кое-что из твоей собственности. Естественно, я живо заинтересовался и немедленно устроил с ним встречу.
        Сайзфорд поднял голову, и в глазах у него заплясали лукавые огоньки.
        - Я купил все, Уэймерт: мебель, картины, фарфор, хрусталь и лошадей. Потом продал все, кроме лошадей, и анонимно положил вырученные деньги на твои банковские счета, почему, собственно, по возвращении у тебя их и оказалось так много. Ты бы что-то заподозрил, если бы я купил только твоих драгоценных скакунов, и, по правде говоря, я подумал, что, заново обустраивая дом, вы с Кэролайн быстрее найдете общий язык после свадьбы. Как бы там ни было, этот ход обернулся на пользу всем нам, поскольку я не сомневаюсь, что кузен продал бы твои вещи кому-нибудь другому. Я хорошо ему заплатил, чтобы он растворился в толпе людей, покидающих страну, что он и сделал. А я оставил при себе лошадей - имущество, которым ты дорожил больше всего, чтобы использовать их, когда вернешься и у нас с тобой зайдет речь о браке с моей дочерью. Затем я сложил руки и принялся ждать.
        Когда Сайзфорд договорил, Брент был потрясен до глубины души и не мог разобраться в собственных чувствах. Он понимал, что должен быть взбешен наглостью тестя, с которой тот умышленно изменил естественное течение его жизни. Но, кроме того, он увидел определенную мудрость в действиях барона. Как бы поступил он сам, если бы одна из его дочерей оказалась такой же решительной, как Кэролайн, и захотела пойти на какой-нибудь дерзкий шаг, могущий оказаться сомнительным, даже опрометчивым?
        Ответ был очевиден. Реши барон открыто противостоять Кэролайн, она бы с еще большим упорством ринулась осуществлять свои планы, ни перед кем и ни перед чем не останавливаясь. Брент знал это наверняка. Сайзфорд же повернул ситуацию к своей выгоде и, в конечном итоге, выгоде Кэролайн, отыскав для нее достойного мужа. Тот факт, что достойный муж оказался родственником наставника его дочери, был просто свежими сливками для коблера[Напиток из вина с сахаром, лимоном и льдом.] . Барон не мог рассказать этого Кэролайн, иначе она заподозрила бы его в манипуляции, но он знал, что рано или поздно правда откроется ей, и тогда ее мечта окажется у нее в руках.
        Нет, то, что сделал барон, было сделано ради дочери, а не ради себя, невзирая на связанный с этим риск и тот факт, что он хотел оставить Кэролайн в Англии по эгоистичным причинам. Барон Сайзфорд потратил огромную сумму денег, поставив их на карту в опаснейшей игре, потому что любил Кэролайн и беспокоился за нее. И Бренту приходилось признать, что этот поступок, несмотря на все свое коварство, был самым благородным из тезе, что он видел за многие годы.
        - А если бы я вообще не вернулся домой? - подавленно спросил наконец Брент.
        - Не знаю, - честно признался Сайзфорд. - Полагаю, я бы открыто выступил против планов Кэролайн.
        - А если бы Кэролайн отказалась выходить за меня замуж?
        Барон снова крякнул и с многозначительным видом вновь зашагал к дубовому шкафчику.
        - Если я и был в чем-то уверен, Уэймерт, так это в том, что Кэролайн пойдет на мои условия, намереваясь аннулировать брак.
        Брент быстро заморгал.
        - Такая мысль приходила вам в голову?
        Сайзфорд повернулся к зятю, улыбаясь и держа в руках бутылку портвейна.
        - Еще?
        Брент кивнул.
        - Возвращаясь к твоему вопросу, - невозмутимо продолжал барон, наполняя два новых бокала, - я знал, что Кэролайн задумает аннулировать брак, потому что она умна, может позволить себе немного коварства и из всех дочерей больше всего похожа на меня. Она думает, как я, Уэймерт, и на ее месте я бы тоже принял во внимание такую возможность.
        Сайзфорд принес зятю еще один до половины наполненный бокал, остановился рядом, и они оба повернулись, чтобы посмотреть в окно.
        - Я очень надеялся, что вы с моей дочерью станете дороги друг другу. Но, даже если бы этого не случилось, я достаточно знал о тебе и не сомневался, что ты будешь уважать ее, и, в крайнем случае, вы поладите ничуть не хуже других пар вашего круга.
        Барон громко выдохнул.
        - В конце концов, все-таки решив устроить ваш брак таким жульническим способом, я знал наверняка, что Кэролайн подведет ее желание остаться непорочной. Она методична, изобретательна и подчас невероятно упряма, Уэймерт, но под этой броней скрыта любящая, щедрая женщина, которая ко времени вашей встречи отчаянно нуждалась в обществе и поддержке мужчины. Я знал, что, если ты проявишь достаточную настойчивость, она рано или поздно не устоит перед тобой и исполнит брачные обеты. И оказался прав, ибо вот тому доказательство.
        Брент оглянулся и увидел, что из сада вместе со Стефани выходит его жена. Одну его малышку держала на руках она, другую - ее сестра, а Розалин бегала перед ними вприпрыжку. Малюток тепло закутали, пряча от морозного декабрьского воздуха; светило солнце, и Брент видел их розовые щечки и улыбающиеся личики.
        Барон опустил взгляд.
        - Если ты кому-то расскажешь об этом, Уэймерт, я буду все отрицать, но, - он поднял бокал и осушил содержимое, - мне никогда не нужен был сын, чтобы чувствовать себя полноценным мужчиной, и, честно говоря, я рад, что у меня его не было.
        Брент посмотрел на тестя, мягко говоря, удивившись такому странному заявлению аристократа.
        Улыбнувшись, Сайзфорд понизил голос, как бы оглядываясь в прошлое.
        - Если бы я породил сына, то провел бы жизнь, воспитывая из него барона, и во многих отношениях, вероятно, забросил бы своих девочек. Так постоянно происходит в нашем кругу. И я уверен, что многие годы был предметом насмешек и жалости тех мужчин, которые настолько надменны, что не могут понять и оценить великого значения женщин в их жизни.
        Оглядываясь на своих дочерей, барон с теплотой признался:
        - Я не могу передать свой титул ни одной из них, но они никогда не знали недостатка в моей поддержке, совете и любви, и я уверен, нет на земле человека с пятью сыновьями и без дочерей, который мог бы больше моего гордиться своими детьми.
        Брент смотрел на Кэролайн, своих прелестных малюток, свою замечательную дочку, которую приняли в семье жены как родную. Когда он женился на Кэролайн, он ничего не хотел от их союза, кроме сына, и, хотя это стремление частично оправдывалось фактом, что только мужчины наследуют титулы и собственность, теперь он понимал всю его тщету. Сейчас его мир был до краев полон радости и счастья, и если ему была известна какая-то абсолютная истина, то это великая ценность женщин в его жизни.
        - Хорошо сказано, Чарльз, - прошептал он. - Хорошо сказано.

        Послесловие автора

        Я позволила себе определенную вольность, написав историю о женщине-ученом и развернув сюжет в Англии начала девятнадцатого столетия. Кэролайн пыталась учиться в университете, но в действительности этого бы не потерпели в то время и уж точно не в Оксфорде. Да, отдельные американские университеты еще до начала двадцатого века позволяли некоторым отважным женщинам стоять за порогами классных комнат и слушать лекции, как слушала Кэролайн, но подобные послабления были редкостью даже для одаренных.
        Мое искреннее признание доктору философии Клавдии Кэнэди за кладезь информации по логопедии и поведению детей с нарушениями слуха.

        notes

        Примечания

1

        Стекло, ограненное по периметру под определенным углом; огранка может быть двухсторонней. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)

2

        Приблизительно 183 см.

3

        От «consumatio» (лат.) - довершение; первое осуществление брачных отношений, а именно половой акт. (Примеч. ред.)

4

        Джон Драйден (1631-1700 гг.) - английский поэт, драматург, критик, баснописец.

5

        Александр Поуп (1688-1744 гг.) - английский поэт.

6

        Смелая, дерзкая (фр.).

7

        Дамочка (фр.).

8

        Очень соблазнительная и эротичная (фр.).

9

        Друг мой (фр.).

10

        Нет? (фр.).

11

        Плотная хлопчатобумажная ткань саржевого, реже полотняного переплетения с начесом на одной, обычно изнаночной, стороне.

12

        Джеффри Чосер (ок. 1343-1400 гг.) - виднейший из английских поэтов Средневековья.

13

        Напиток из вина с сахаром, лимоном и льдом.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к