Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Янг Бриттани: " Незабываемый Отпуск " - читать онлайн

Сохранить .
Незабываемый отпуск Бриттани Янг

        # Молодая американка Кэра Станоп сопровождает свою сестру, пережившую тяжелую семейную драму, в путешествии по Африке. Они отправились туда, чтобы сменить обстановку, приобрести свежие впечатления, вновь почувствовать интерес к жизни. И сестры не обманулись в своих ожиданиях - Африка пленила их не только экзотикой, но и неожиданными встречами. А уж какой сюрприз поджидал здесь Кэру!

        Бриттани Янг
        Незабываемый отпуск

        Глава первая

        Доктор Лукас Пирсон поднялся на веранду и остановился у верхней ступеньки крыльца. Стянув поношенную панаму, он тыльной стороной ладони вытер вспотевший лоб и, прищурившись от жаркого африканского солнца так, что по загорелой коже на висках разбежались лучистые морщинки, взглянул на небо, надеясь обнаружить там самолет.
        - Джо что-то задерживается, - заметил Крейг, его товарищ и напарник по работе, выходя из комнаты и с шумом захлопывая за собой затянутую сеткой дверь.
        - Наверное, из-за этих чертовых туристов, которых он должен с собой захватить. Не понимаю, зачем мы согласились их принять? У нас ведь заповедник, а не курорт для богатых и скучающих бездельников.
        - Мы согласились их принять потому, что нуждаемся в средствах, - напомнил Крейг. - А они жаждут щедро заплатить нам за какие-то несколько недель гостеприимства.
        Лицо Лукаса сделалось злым.
        - Наше постоянное выклянчивание денег просто выводит меня из себя! - произнес он, на австралийский манер растягивая слова.
        - Что поделаешь, такова действительность. За десять лет, пока мы здесь, пора бы уже привыкнуть.
        Далеко в небе промелькнула движущаяся точка.
        - Должно быть, это они, - сказал Лукас.
        Двое друзей молча смотрели, как точка, приближаясь, обретала форму самолета, готовящегося совершить посадку на плоской равнине, тянувшейся до самого горизонта.
        - Пойдем встретим их, - предложил Крейг. - И будь с ними полюбезнее. Может, они захотят пожертвовать нам что-нибудь сверх положенного. Очень скоро нам понадобится новый грузовик.
        Лукас натянул панаму.
        - Любезничай с ними сам, - пробурчал он, спускаясь по ступенькам, - а меня ждет работа. Скажи Джо, чтобы занес продукты в сарай.
        Крейг кивнул, следя за тем, как его приятель, сев в свой сверхпроходимый
«рейнджровер», резко рванул с места и поехал, вздымая за собой облако пыли. Эти двое знали друг друга с детства, и Крейг давно свыкся с нетерпимостью Лукаса настолько, что она редко его задевала. Вместе им хорошо работалось, потому что каждый действовал в полном соответствии со своими природными склонностями. Для Лукаса Пирсона охрана животного мира Серенгети[Национальный парк в северной части Танзании; основан в 1940 году; площадь - 1 295 000 га. - Здесь и далее примечания переводчика.] была главным делом его жизни. И поскольку для существ, о которых он так заботился, люди являлись врагами, они стали таковыми и для Лукаса. И он нисколько не заботился о том, чтобы скрывать враждебное к ним отношение.
        И вот тут появлялся Крейг - с присущими ему обходительностью и врожденным умением нравиться. Он искусно пользовался этими качествами при всяком удобном случае. Только благодаря его обаянию и способности выманивать деньги у незадачливых туристов работа в заповеднике могла продолжаться. И Крейг немало этим гордился.
        Самолет, коснувшись земли, покатился по сухой, разбегавшейся волнами траве и остановился в пятистах ярдах от дома. Крейг, бодро насвистывая, влез в свой старенький помятый вездеход и направил машину к самолету. Он подъехал как раз тогда, когда появившаяся в дверях молодая женщина собиралась спуститься вниз, и поспешил ей на помощь.
        - Привет, - произнес он с лучезарной улыбкой, беря ее маленькую белую ручку в свою и помогая выбраться из самолета.
        Молодая женщина посмотрела на него широко раскрытыми голубыми глазами и, чуть заметно улыбаясь уголками рта, похожего на бутон розы, тихим голосом ответила:
        - Здравствуйте.
        - Добро пожаловать в Сараджи! Я Крейг Джонсон. А вы?
        - Квинн Уитком. - Она ладонями пригладила за ушами короткие, очень светлые волосы.
        В дверях самолета показалась еще одна юная особа. Густые золотисто-рыжие локоны беспорядочной волной рассыпались по плечам девушки.
        - Моя сестра, Кэра Станоп, - обернувшись, представила ее Квинн.
        - Добрый день, - улыбнулась Крейгу Кэра.
        Крейг тоже ей улыбнулся и протянул руку, чтобы помочь спуститься.
        - И вам того же, - произнес он при этом.
        - Вы, должно быть, доктор Пирсон?
        - Нет, я его компаньон - Крейг Джонсон.
        - О, извините, - сказала Кэра Станоп, беря его за руку и спрыгивая на землю. - Я полагала, нас должен встретить доктор Пирсон.
        Было видно, что столь невинное замечание вызвало во встречавшем их человеке легкое замешательство.
        Крейг слегка кашлянул.
        - У доктора Пирсона неожиданно возникло неотложное дело, требующее его вмешательства. Совершенно неотложное. Такое здесь случается постоянно, как вы сами можете догадаться. Постоянно. Одно за другим.
        Кэра всегда считала, что не так уж сложно определить, лгут тебе или говорят правду. Насмешливо приподняв бровь, она покачала головой, давая понять, что ее не устраивает подобное объяснение.
        - Будто бы! Вы слишком усердствуете, стараясь меня убедить, - сказала она, больше забавляясь, чем негодуя, - и достигаете обратного результата. Не стоит, разыгрывая простенький скетч, изображать шекспировские страсти.
        Эта женщина начинала определенно нравиться Крейгу.
        - Сознаю свою оплошность, - произнес он с притворной серьезностью. - Мне следовало остановиться сразу же после упоминания о неотложном деле.
        Кэра кивнула.
        - Если бы мне пришлось редактировать вашу речь, то именно здесь я бы поставила жирную точку.
        Квинн поглядывала то на одного, то на другого, явно недоумевая, о чем эти двое говорят.
        - Пожалуй. Однако дальнейший текст вызывает у меня некоторые затруднения. Куда мы отправимся с этого места? Образно выражаясь, разумеется.
        - Ну, вы могли бы поведать нам об истинных причинах отсутствия доктора Пирсона, - предложила Кэра.
        - Я так не думаю, - покачал головой Крейг. - С моей стороны это было бы недипломатично.
        - Мы уже взрослые девочки, мистер Джонсон, и, думаю, мужественно примем любое известие, не так ли, Квинн?
        - Избавь меня. Я не имею ни малейшего представления, о чем вы тут толкуете.
        Крейг пожал плечами.
        - Ну хорошо, истина заключается в том, что Лукас не очень-то жалует туристов.
        Губы Кэры изогнулись в кривой усмешке.
        - Он предпочитает наши денежки.
        - Вы отлично все поняли.
        - О да!
        - Ради всего святого, Берти, дай же мне руку! - В дверях показалась еще одна женщина, и ее дородная фигура заняла весь проем.
        - Я пытаюсь, любовь моя, но сначала мне нужно выйти.
        - Неужели я должна все делать сама?
        Крейг проворно двинулся ей навстречу.
        - Разрешите вам помочь?
        Смерив его оценивающим взглядом, толстуха наклонилась вперед, чтобы опереться Крейгу на плечо. Покраснев от натуги, тот успешно стащил ее на землю.
        - Спасибо, молодой человек. Берти? Берти! Перестань там копаться и выходи сейчас же!
        - Да, дорогая.
        Берти, настолько же тщедушный, насколько тучной была его жена, слегка ссутулившись, оперся на руку, предложенную Крейгом, и спрыгнул вниз.
        Уперев руки в бока, толстуха огляделась по сторонам.
        - Нельзя сказать, чтобы это производило глубокое впечатление, - наконец проговорила она. - Надеюсь, жилье тут окажется лучше, чем та жуткая дыра, в которой нас поселили прошлый раз.
        - Не преувеличивай, Хильда, - возразил ее муж, - вовсе оно не было таким уж плохим.
        - Перестань мне противоречить, Берти! Разумеется, то была жуткая дыра!
        Кэра и Квинн сочувственно переглянулись. В тесном самолете их было четверо, не считая пилота, и Хильда с Берти безостановочно пререкались в течение всего двухчасового полета.
        - Ну и пекло! Просто как в аду. Берти, где моя шляпа?
        Маленький человечек, забравшись обратно в самолет, появился оттуда, держа в руках тропический шлем с необыкновенно широкими полями, и протянул его жене. Она напялила его на голову и, нащупав кнопку, включила крохотный, работающий от батареек вентилятор, прикрепленный спереди к тулье. Крейг и сестры изумленно наблюдали за всеми этими манипуляциями.
        - Вот так-то лучше, - сказала Хильда чуть погодя, - хотя и не намного. Полагаю, здешние помещения оборудованы кондиционером?
        - К моему глубочайшему сожалению, вынужден вас огорчить, - любезным тоном произнес Крейг.
        - Что? Почему нет?
        - Эту роскошь мы предоставить не в состоянии, но я уверен, что комнаты вам понравятся. Они очень уютные. И думаю, вы найдете, что вечера здесь довольно прохладные.
        - Да уж, лучше, чтобы они были прохладнее, молодой человек. Пошли, Берти. - И Хильда решительной поступью направилась к вездеходу, а Берти поплелся сзади.
        Крейг посмотрел на Кэру и Квинн.
        - Вы ведь не с ними? Убедите меня поскорее, что вы не с ними.
        - Мы просто встретили их в аэропорту сегодня утром, - шепнула Квинн.
        Крейг перевел взгляд с одной сестры на другую. Более разных девушек трудно и вообразить. Если у Кэры покрытая загаром кожа словно излучала тепло, то у Квинн она была болезненно-бледной. Рост Кэры, на взгляд Крейга, составлял примерно пять футов восемь дюймов, тогда как Квинн казалась дюймов на шесть ниже. Кэра обладала стройной фигурой и тонкой талией, она выглядела явно крепче и сильнее по сравнению с Квинн, представлявшейся почти бесплотной. Но обе сестры были очень хороши собою.
        - Джо, - обратился Крейг к пилоту, с неохотой отводя взгляд от сестер, - помоги мне с багажом. Сначала мы высадим их всех у дома, а потом ты сможешь перевезти продукты к сараю и там выгрузиться.
        - Ладно.
        - Поаккуратнее с моей косметикой, молодой человек, - предостерегла Хильда, высунувшись из кабины, когда Джо доставал из самолета довольно-таки объемистый саквояж.
        - Да, мэм, - вежливо отозвался он, осторожно укладывая саквояж в багажник.
        - Как выглядел огонь, когда вы над ним пролетали? - спросил Крейг пилота.
        - Полоса длинная, но движется не слишком быстро. Я бы сказал, она в двух неделях пути отсюда.
        - Хорошо. Ее, возможно, прибьет дождями, прежде чем она до нас дойдет. Только обязательно сообщи обо всем Лукасу, когда он вернется.
        Кэра с любопытством прислушивалась к их разговору. Сверху, из самолета, она заметила, как внизу стеною вздымалось пламя, и это захватывающее зрелище показалось ей совершенно фантастическим.
        - Здесь, в Сараджи, огонь представляет какую-нибудь опасность?
        - Нет, если мы будем за ним приглядывать. В сухой сезон пожары случаются тут постоянно. Если они подбираются к нам слишком близко, мы принимаем меры, чтобы защитить себя и строения.
        - Вы говорите об этом как о самом будничном деле.
        - Так оно и есть, если прожить здесь с десяток лет. Существует не так уж много вещей, с которыми мы не могли бы справиться.
        Кэра понимающе кивнула и огляделась кругом.
        - Это то самое здание, где мы будем жить? - спросила она, устремляя взгляд на дом с верандой.
        Крейг проследил за направлением ее взгляда.
        - Да, там жилые комнаты. - Он жестом указал на машину: - Ваш экипаж, леди.
        - Если не возражаете, мы пройдемся пешком. Нам и так слишком долго пришлось сидеть. - Кэра взглянула на сестру: - С тобой все в порядке, Квинн?
        - Конечно, - ответила та ровным голосом.
        Кэра улыбнулась Крейгу.
        - Мы встретим вас там. Джо, спасибо за доставку.
        Пилот, симпатичный молодой человек, подмигнул ей в ответ, продолжая выгружать вещи.
        - Тебе что-нибудь о них известно? - спросил у него Крейг, наблюдая, как молодые женщины, взявшись за руки, шли по направлению к дому.
        - Я слышал только, как они разговаривали в самолете, - неохотно отозвался Джо, вытаскивая тяжелый ящик. - Насколько я понял, та из них, которую зовут Квинн, потеряла мужа или что-то в этом роде, впала в депрессию и приехала сюда в надежде от нее избавиться.
        - Что значит «потеряла мужа»? По-твоему, она не знает, где его искать?
        - Он умер.
        - Умер? - переспросил Крейг удивленно. - Какая жалость. Ведь она так молода.
        - Как это ты заметил?
        - А что насчет другой, той, что повыше? - спросил Крейг, все еще глядя на удаляющихся женщин.
        - Насколько я мог судить, ее цель заключается в том, чтобы заботиться о сестре. - Джо хлопнул Крейга по спине, отвлекая от праздного лицезрения: - Ты не испытываешь желания помочь мне? Еще успеешь на них наглядеться.

        Они прошли несколько шагов, и Кэра, вдохнув полной грудью, ощутила какой-то совсем незнакомый ей аромат. Так пахнет сама земля, смутно подумалось ей.
        - Мы здесь уже целых десять минут, - обратилась она к сестре. - Скажи, что ты обо всем этом думаешь?
        - Думаю, что здесь жарко. Невыносимо жарко.
        Кэра засмеялась.
        - Ты говоришь, как Хильда. Нам придется купить тебе такую же шляпу.
        - О небо, только не это!
        Улыбка Кэры угасла.
        - А все-таки, как ты полагаешь, тебе здесь понравится?
        - Нет, я совсем не уверена, что мне здесь понравится.
        - А если ответить по-другому?
        Квинн остановилась и, посмотрев вокруг, словно бы всем своим существом выдохнула:
        - Конечно, чтобы очутиться подальше от всего и всех, лучшего места не найти.
        Слова прозвучали так безнадежно, а вид у нее был такой несчастный, что сердце Кэры болезненно сжалось.
        - Так ведь и было задумано, родная моя.
        - Я знаю. - Квинн уставилась на дом. Довольно большой, но приземистый, он выглядел ужасающе уныло на этом клочке земли, затерянном посреди бескрайней равнины. В некотором отдалении от него виднелись деревянные постройки, крытые тростником и гофрированной жестью, которые даже самый неприхотливый архитектор не смог бы квалифицировать как чье-либо жилище. Не заметно было ни газона, ни цветника. Только пожелтевшая трава, больше похожая на сено. Сухая трава и пыль.
        Пыль, покрывавшая все вокруг.
        От легчайшего дуновения ветерка она поднималась с земли и липла к покрытой испариной коже. Даже редко растущим по равнине акациям с их характерными плоскими кронами не удавалось оживить пейзаж. Квинн считала себя сугубо городским жителем и чрезвычайно ценила комфорт, предоставляемый новейшими достижениями цивилизации. Надеяться на что-либо подобное здесь было бы по меньшей мере глупо.
        - Я уже ненавижу все это, - наконец пробормотала она.
        Кэра с замиранием сердца вглядывалась в окружающий их ландшафт. Первобытность - вот слово, что прежде всего просилось на язык при виде открывающейся ее взору картины. Она попыталась заставить себя отыскать во всем том, что их окружало, и положительную сторону. Деревянный дом, конечно, знавал лучшие дни, но окаймлявшая его веранда имела определенное очарование - если использовать некоторую долю фантазии. Саванна простиралась насколько хватало глаз, словно поле золотистой пшеницы.
        Да, подумала она, следует выработать соответствующий обстановке взгляд на вещи и постараться увидеть все под иным углом зрения: разбросанные по пшеничному полю яркие пятна экзотических акаций - зеленое на золотом; сложенные из отполированных временем гигантских валунов причудливые изваяния - как бы воздвигнутые самой природой памятники древнего искусства.
        - А что думаешь ты? - спросила Квинн, пристально вглядываясь в лицо сестры. - Только будь откровенна. Не говори мне того, что я, по-твоему, хочу услышать.
        Кэра заставила себя улыбнуться как можно веселее.
        - Ну, это… в своем роде нечто необыкновенное.
        - Необыкновенное? Это все, что ты можешь сказать? Ты, записная оптимистка?
        - Дай мне минуту, я сейчас исправлюсь. - Кэра лихорадочно соображала. - Хорошо. Вот теперь готово. Как бы это ни выглядело, время, проведенное здесь, даст нам бесценный опыт, который нас обогатит. Мы вернемся в Чикаго, сознавая, что стали лучше, потому что…
        - …сумели выжить в этих условиях, - закончила за нее Квинн.
        В зеленых, как крыжовник, глазах Кэры вспыхнули смешинки.
        - Точно.
        Они посмотрели друг на дружку и весело расхохотались.
        - Что ж, - немного погодя сказала Квинн, - по крайней мере мы вместе. Между прочим, чья это была идея?
        - Заслугу ее претворения ты целиком можешь приписать себе.
        - Скорее, все объясняется моим кратковременным умопомешательством. Мы могли бы отправиться в Рим или Париж.
        - Там, где ты побывала вместе с мужем, не обошлось бы без печальных воспоминаний. А здесь все выпадает из привычного хода вещей. Именно такое место тебе сейчас и нужно. Ты узнаешь иную жизнь и обретешь пищу для новых воспоминаний…
        - Надеюсь. - Квинн сжала руку Кэры. - Как бы дальше все ни сложилось, хорошо, что ты со мной поехала. Одна бы я ни за что на это не решилась.
        - И я тоже, если бы не обстоятельства.
        Квинн стояла погруженная в задумчивость, когда мимо них проехал вездеход.
        - Кэра, ты когда-нибудь была влюблена?
        Ответ не заставил себя ждать:
        - К сожалению, нет. Был человек, который очень мне нравился. Пожалуй, я даже испытывала к нему какую-то нежность, нечто вроде сестринского чувства. Но по-настоящему я никогда не была влюблена.
        - О, не говори: к сожалению… Меня это коснулось, и по сравнению со мной ты просто-напросто счастливица. Невозможно вообразить участи горше, чем любить и потерять любимого человека… - (Кэра была не согласна с сестрой, но не стала ей возражать. Сейчас не время.) - Да, кстати, - продолжала Квинн, неожиданно вдохновившись затронутой темой, - как ты можешь утверждать, что не была влюблена по-настоящему? Доподлинно выяснить это можно лишь при близком общении. А ты разве позволяла кому-нибудь приблизиться к себе хоть на шаг?
        - И вовсе никому не надо приближаться! Того, кто мне предназначен, я узнаю сразу, как только увижу.
        Квинн покачала головой.
        - Ты не в меру романтична. В действительности такого не случается.
        - Может быть, не со всеми… - Кэра не собиралась отстаивать свою точку зрения - для нее это разумелось само собой. Она всегда верила в судьбу. Что суждено, то и сбудется.
        Сестры стояли, держась за руки и глядя на дом.
        - Что ж, - сказала Кэра спустя мгновение, - давай посмотрим, что за чудеса нас там ждут.
        - Насекомые, рептилии и всякие клыкастые твари, - ответила Квинн, передернув плечами.
        - В Чикаго тоже встречаются насекомые, рептилии и клыкастые твари. И в Риме и в Париже, если уж на то пошло.
        - Ничего себе утешение.
        - Только по большей части они представляют собой их двуногую разновидность, - сдержанно добавила Кэра. - Здесь по крайней мере внешность тебя не обманет. Не будет никаких сюрпризов.
        Как только они дошли до крыльца, из-за угла веранды появился Крейг.
        - Так, Гриффинов я уже разместил, теперь ваша очередь.
        Он подхватил оба их чемодана, а Кэра взвалила на плечи сумки - свою и Квинн.
        - Следуйте за мной, леди. Прошу сюда. - Крейг кивнул в сторону затянутой сеткой двери. - Это наша гостиная, столовая, комната для отдыха и все, что вам будет угодно. Мы собираемся здесь каждое утро в половине седьмого на завтрак и каждый вечер в восемь на ужин.
        У Квинн округлились глаза.
        - Завтрак в половине седьмого утра?
        - Совершенно верно.
        - Это какое-то варварство! Я не могу вставать в такую рань. Пусть подают завтрак попозже.
        - Вряд ли это возможно. Или вы садитесь за стол вместе со всеми, или будете вынуждены сами о себе позаботиться. - Крейг обогнул угол веранды, и Кэра увидела, что дом гораздо больше, чем показался вначале. - Это моя комната, - пояснил он, когда они проходили мимо первой двери, затянутой сеткой. - Следующая - Гриффинов. Вы, Квинн, разместитесь вот здесь, - Открыв третью дверь, также затянутую сеткой, как и все остальные, Крейг отступил в сторону, чтобы дать им пройти.
        Кэра шагнула вслед за сестрой и молча оглядела скудно обставленную каморку. Ей сделалось не по себе. Комната казалась почти голой. Кровать с четырьмя столбиками по углам, на которые натянута москитная сетка, комод с зеркалом и небольшой рабочий стол. В центре потолка медленно вращался двухлопастный вентилятор, отнюдь не навевавший прохлады.
        - О Боже, - сдавленно произнесла Квинн, опускаясь на кровать.
        - Какой чемодан ваш? - спросил Крейг.
        Она посмотрела на него непонимающим взглядом.
        - Простите?
        - Чемодан. Который из них ваш?
        - Ах да. Черный.
        Крейг ласковым голосом сказал Квинн:
        - Я знаю, на первый взгляд все здесь выглядит не слишком шикарно, но потом это впечатление сгладится. Вам непременно тут понравится, уверяю вас.
        Она улыбнулась ему, но губы у нее задрожали.
        Крейг повернулся к Кэре:
        - А ваша дверь - рядом. Вы бы без труда нашли ее сами, но поскольку я гостеприимный хозяин, то уж лучше сопровожу вас туда. - И, подхватив ее чемодан, он отнес его в точно такую же, как и у Квинн, каморку. - Комната Лукаса - по другую сторону от вашей, а следующая - ванная.
        - Ванная? - переспросила Кэра. - Только одна? Для всех нас?
        - Ну, есть и другая, в двадцати футах от дома. Вернее, просто душ. Что-то вроде общественного. Обычно им пользуются окрестные жители. Думаю, вы и ваша сестра предпочтете относительное уединение той, что находится в доме.
        - Одна-единственная ванная… - пробормотала Кэра с полуулыбкой. - Вы сами скажете об этом Квинн или предоставите мне?
        - Конечно, вам. Я приношу людям только добрые вести.
        - Неплохо устроились.
        - Разумеется. У вас в стенном шкафу есть таз и бутылка с питьевой водой на случай, если потребуется наскоро привести себя в порядок. - (Кэра вздохнула.) - Хотя готов признать, что здесь у нас далеко не «Ритц»[Один из самых фешенебельных отелей в мире.] .
        - «Ритц»? Вы, кажется, расположены шутить? - сухо осведомилась она.
        Крейг рассмеялся, но тут же вновь обрел серьезность.
        - Вашей сестре, кажется, не слишком тут понравилось? - спросил он, полностью проигнорировав тот факт, что Кэра и сама была отнюдь не в восторге от окружающей обстановки.
        Она вгляделась в его довольно-таки обыкновенные, излучающие небывалое добродушие черты лица и сказала:
        - С ней все будет в порядке, Крейг. Просто здешние условия очень отличаются от того, к чему привыкла моя сестра.
        - Могу себе представить. Она кажется такой…
        - Хрупкой? - Кэра невольно вздохнула: мужчины неизменно считали Квинн слабой, а Кэру сильной. С течением времени сестры незаметно для себя даже вжились в «свои роли».
        - Да, - кивнул он.
        - Должно быть, это потому, что Квинн такая миниатюрная…
        Крейг нерешительно переступил с ноги на ногу, внезапно ощутив чувство, похожее на стеснительность, которая была ему несвойственна.
        - Джо упомянул, что она потеряла мужа.
        - Да, около года назад.
        - Сочувствую.
        - Все мы очень горевали. Стивен был прекрасный человек.
        - И как она теперь?
        - Так, как и можно было ожидать: депрессия стала для нее серьезной проблемой. Вот почему мы сюда и приехали. Подумали: возможно, перемена обстановки… - Кэра смолкла, не договорив.
        Крейг кивнул:
        - Конечно, я понимаю… Мы окружим ее самой нежной заботой. Даю вам слово.
        Кэра посмотрела на него с уверенностью, что так оно и будет.
        Крейг улыбнулся и бросил взгляд на часы.
        - Сейчас только шесть, - сказал он, - поэтому вы можете помыться и отдохнуть перед ужином, если хотите.
        - Я, пожалуй, лучше прогуляюсь. Мне никогда еще не приходилось бывать в заповеднике. А вы сейчас не заняты? Не сомневаюсь, Квинн по достоинству оценит ваше внимание, если вы покажете ей здешние места.
        Крейг, казалось, пребывал в нерешительности.
        - Боюсь, как раз сейчас я не располагаю временем. Вы сами можете осмотреть окрестности, только будьте благоразумны и не уходите далеко от дома. Здесь очень легко потеряться.
        - Ладно.
        - А после ужина мы сообща обсудим, чем вы, ваша сестра и чета Гриффин захотите заниматься в ближайшие пару недель.
        - Спасибо.
        Крейг повернулся, чтобы уйти, и едва не столкнулся с Квинн, стремительно влетевшей в комнату.
        - Тпру-у! - протянул он с улыбкой, отступив на шаг. - Прошу прощения. Увидимся за ужином, Квинн.
        Она, прислушиваясь к удаляющимся шагам, ждала, пока Крейг не отойдет на достаточное расстояние.
        - Это ужасно, Кэра, просто ужасно! Пойми, я готова переносить известные неудобства, но ты видела, что нас окружает? Это что-то чудовищное!
        - Думаешь, хуже и быть не может? Подожди, я еще не рассказала тебе, как обстоит дело с ванной.
        - О, - простонала Квинн, - я ничего не желаю знать! Я только хочу, чтобы мы перенеслись куда-нибудь, где есть хоть какие-то признаки цивилизации. Мне не надо было сюда приезжать. Да еще тебя тащить с собой…
        Кэра, смеясь, обняла ее.
        - Квинн, я понимаю, в такое трудно сейчас поверить, но, думаю, это место - именно то, что прописал доктор.
        - Так ты намерена остаться? - недоверчиво спросила сестра. - Ты действительно хочешь остаться?
        - Да, хочу. Я не могу этого теперь объяснить, только у меня насчет Сараджи есть какое-то предчувствие. Будто нас ждет здесь что-то хорошее. А кроме того, я потратила кучу денег, чтобы выбраться сюда. И мне хочется вернуться домой, приобретя за время путешествия нечто большее, чем потницу от жары.
        Квинн посмотрела на сестру, улыбнувшись с видимым усилием.
        - Ладно, в конце концов, это только три недели. Надеюсь, я выдержу.
        - Уверена, что не только выдержишь, но и почувствуешь себя значительно лучше.
        - Не слишком увлекайся.
        - Вот увидишь. А что, если нам распаковаться и отправиться на разведку? - спросила Кэра, водружая чемодан на кровать.
        - На разведку? Бродить по незнакомому месту, ежеминутно рискуя столкнуться с каким-нибудь невообразимым чудовищем?
        - Надо же в общих чертах представить, где мы очутились.
        - Нет уж, уволь.
        - Ну пожалуйста, хотя бы ненадолго.
        Квинн покачала головой.
        - Сказать по правде, я немного устала. Мне не помешает слегка вздремнуть.
        - Хорошо, я разбужу тебя перед ужином.
        - Спасибо. - Квинн вышла.
        Кэра аккуратно разложила вещи по ящикам комода. Это не заняло у нее много времени, так как гардероб в данном путешествии был намеренно сведен ею к минимуму. Покончив с делом, она застегнула молнию на чемодане и задвинула его под кровать. Оглядев свою широкую набивную юбку с сине-коричневым узором, Кэра на мгновение задумалась, стоит ли ей переодеваться, и решила остаться в том, в чем была. За исключением прически. Непослушные волосы явно требовалось привести в божеский вид.
        Кэра наклонилась к небольшому зеркальцу, висевшему на гвоздике над комодом, и, вглядевшись в свое отражение, скорчила гримасу. Потом взяла щетку и, с усилием проведя ею по волосам, стянула густые волосы в хвост, завязав его низко на шее голубой лентой. Ей-Богу, она когда-нибудь их все-таки отрежет! Напрочь. Без всякой жалости…
        Бросив щетку на комод, Кэра вышла из комнаты. Дверь с шумом захлопнулась за ней.
        Она пересекла веранду и, опершись на перила, посмотрела вдаль. Солнце уже не было таким жарким, но волны зноя все еще поднимались от земли, искажая перспективу. До нее донеслись какие-то странные звуки, похожие на бормотание, прерываемое хриплыми вскриками и хрюканьем.
        Голоса животных? Ориентируясь по слуху, Кэра прошла по веранде к задней стороне дома и внезапно очутилась словно в другом мире. Прямо перед собой, примерно в пятидесяти футах, она обнаружила целый зверинец: огороженные загоны, проволочные вольеры, обнесенные сплошными стенами укрытия с широкими проходами между ними.
        По вытоптанным тропинкам бродили газели, нисколько не пугаясь присутствия человека. Несколько обезьян, примостившись на голых ветках акации возле самой ограды, верещали как сумасшедшие.
        Кэра завороженно смотрела на эту картину. Потом спустилась со ступенек и подошла к ближайшему загону. Его единственным обитателем был страус, затаившийся в дальнем углу и следящий за ней огромными глазами.
        - Ты выглядишь настоящей красоткой, - сказала Кэра с улыбкой, почему-то решив, что это самка.
        Страус прикрыл веки, опушенные такими необычайно длинными ресницами, каких ей никогда еще не приходилось видеть.
        - Я знаю женщин, которые отдали бы все на свете ради таких ресниц, - добавила Кэра, поглядывая на страуса. Его правая нога сверху была забинтована, но повязка, как ей показалось, еле держалась. Кэра обошла загон, отыскала калитку и, открыв ее, двинулась к страусу, мягко уговаривая его: - Не бойся меня, глупышка. Я только поправлю тебе бинт.
        Страус переступил с ноги на ногу. Кэра осторожно приближалась к нему.
        - Я не причиню тебе вреда. Стой спокойно.
        Страус неожиданно кинулся прямо на нее.
        Кэра, взвизгнув, отпрянула к калитке и, споткнувшись, почувствовала, что падает. Чьи-то сильные руки подхватили ее, приподняв над землей, и грубо оттащили в сторону, а страус стремительно пронесся мимо.
        - Кито! Ладо! - раздался низкий мужской голос с характерным австралийским выговором.
        Кэра, вжавшись в загородку и не имея сил пошевелиться, увидела, как со стороны дома к разбушевавшемуся страусу бегут двое африканцев. Человек, схвативший ее, и двое подоспевших окружили гигантскую птицу. Страус бросился к африканцу, что был пониже ростом. Тот мгновенно попятился. Остальные, стараясь отпугнуть птицу, придвинулись ближе друг к другу и стали отступать к изгороди в направлении калитки. Потом, оказавшись рядом с ней, быстро юркнули в открытую дверцу. Мужчина с австралийским выговором, резко дернув Кэру за руку, вытянул ее из загона, а двое других захлопнули и заперли калитку.
        - Какого дьявола вы здесь делали? - Пылающие гневом синие глаза уставились прямо на нее.
        Кэра с трудом проглотила слюну. Вид у спрашивающего был поистине негодующий.
        - Я только пыталась помочь. Бинт у нее на ноге вот-вот должен был сползти.
        - И поэтому вы вздумали его укрепить? Хотели продемонстрировать свои великолепные медицинские навыки?
        - Нет, я…
        - Повязка в точности такая, какой должна быть. Вы имеете хоть малейшее представление о том, что за опасность вас поджидала? Какую травму могла вам нанести эта птица, не говоря уже обо всех нас?
        Кэра едва верила своим ушам.
        - Да помилуйте, это ведь страус, а не лев! Как может такая красавица причинить кому-нибудь вред?! - (Незнакомец был явно обескуражен ее замечанием.) - Она просто прелесть, вы не находите? - Кэра повернулась, придирчиво оглядывая страуса.
        - Так, по-вашему, несмотря ни на что, эта, как вы выразились, прелесть - воплощение кротости? - (Кэра кивнула.) - У этой кроткой красавицы сзади на каждой ноге имеется коготь, которым она могла бы располосовать вас от подбородка до лодыжек. Запомните: когда птице есть куда убежать, она не страшна. Но, загнанная в угол, она нападает.
        Кэра почувствовала себя должным образом наказанной - ей вдруг стала очевидной вся несусветная глупость собственного поведения.
        - Мне очень жаль. Я не знала.
        - Может, это послужит вам уроком. В следующий раз вы дважды подумаете перед тем, как войти в клетку к дикому зверю.
        - Да, конечно. Честное слово, я никому не хотела доставлять неприятности. - Она протянула руку: - Кэра Станоп. А вы, должно быть, доктор Пирсон?
        Помедлив мгновение, он крепко пожал ее руку.
        - Лукас. Мы здесь не придерживаемся формальностей.
        Кэра улыбнулась ему, ожидая ответной улыбки, но ее не последовало: чары американки явно не действовали на этого парня.
        - А теперь вот что я вам скажу, - продолжил он. - Держитесь от животных на расстоянии, если вас не сопровождает человек, знающий их повадки.
        - Хорошо.
        Пирсон повернулся, чтобы уйти.
        - Можно вас спросить? - обратилась к нему Кэра в безотчетном стремлении завоевать его расположение.
        Лукас посмотрел на часы.
        - Если будете кратки.
        - Что вы сделаете с вашей питомицей, когда она поправится?
        - Мы выпустим ее на волю в том самом месте, где нашли.
        - И с ней все будет в порядке?
        - Я хорошо знаю свою работу, мисс Станоп.
        - Да, разумеется. Мне и в голову не приходило сомневаться. - Кэра вздохнула. - Меня угнетает жуткое подозрение, что все последующие три недели я только и буду, что извиняться за случившееся.
        - Вам, конечно, лучше об этом известно. - Он снова посмотрел на часы. - А теперь, если вы не возражаете, я намерен заняться делами.
        Кэра смотрела, как он удаляется. Сейчас, когда ее больше не гипнотизировал пронизывающий взгляд синих глаз, она была в состоянии заметить и кое-что другое в этом человеке. Например, какой он высокий. Вероятно, шесть футов четыре дюйма или даже больше. Заправленная в джинсы грубая рубашка, потемневшая от пота, неплотно облегала торс, но под ней угадывалось сильное тело. Конан-разрушитель[Сказочный богатырь, который должен найти таинственный камень, спасти принцессу и нанести сокрушительный удар по силам зла.] - вот первое, что приходило на ум при виде его крепкой, на диво ладно скроенной фигуры.
        Он был просто великолепен, несмотря на свою надменность.
        Лукас поднялся на веранду и заговорил с человеком, которого она прежде не видела. Кэра быстро отвела взгляд, чтобы о ней не подумали, что она таращится на вся и всех.
        Поворачивая голову, она краем глаза успела заметить летящую в прыжке прямо на нее расцвеченную яркими пятнами огромную кошку, шкура которой лоснилась от солнца. Тяжелые лапы навалились Кэре на плечи и опрокинули навзничь. Она упала, не успев даже вскрикнуть. От удара о землю, подкрепленного добрым глотком забившей ей рот пыли, Кэра почувствовала, что задыхается. На нее уставились янтарные кошачьи глаза. Непроизвольно вскинув руки, чтобы защитить лицо и горло, Кэра, замерев, ждала, когда последует неизбежная боль.
        Однако ощутила только прикосновение шершавого языка, лизавшего ей ладони. Лишь спустя бесконечно длящееся мгновение Кэра поняла, что ее, кажется, не собираются рвать на куски. Осторожно раздвинув пальцы, прикрывавшие лицо, она одним глазом взглянула на того, кто так внезапно напал, а теперь удобно устроился у нее на груди, будто на любимой диванной подушке.
        Это был гепард.
        Кэра растопырила пальцы другой руки и посмотрела сквозь них на зверя, стараясь не двигаться, так как боялась его рассердить.
        В поле ее зрения возникла пара обтянутых джинсами ног, остановившихся рядом с ней. Раздался хлопок в ладоши, и голос Лукаса произнес:
        - Это еще что такое? Ты прекрасно знаешь, София, что так себя вести не полагается. А ну-ка брысь!
        Не слишком напуганный, гепард, помедлив, с ленивой грацией спрыгнул с Кэры, всем своим видом показывая, что делает это только потому, что сам того хочет, и неторопливым шагом направился к дому.
        Кэра лежала в пыли, глядя на возвышавшегося над ней Лукаса, который стоял скрестив руки на груди. Она подняла ладонь и пошевелила пальцами, одновременно посылая ему свою самую обворожительную улыбку.
        - Надо же, опять вы - и так скоро! С чего бы это?
        Лицо у него напряглось, но Кэра готова была поклясться, что в глубине синих глаз таится усмешка.
        - Я, кажется, начинаю постигать, как вы намерены здесь себя вести.
        - Постойте, постойте. Уж теперь вам не в чем меня обвинить. На сей раз клетку открыла не я.
        - София не нуждается в клетке. - Пирсон протянул Кэре руку и рывком поднял ее с земли.
        - Вы что же, беретесь утверждать, что это - домашнее животное? - недоверчиво спросила Кэра, отряхиваясь от пыли.
        - Настолько, насколько может быть домашним гепард.
        - И она так приветствует всех ваших гостей?
        - София обычно не обращает внимания на посторонних. Видимо, она почувствовала к вам симпатию.
        - Погодите минутку. Давайте уточним, правильно ли я вас поняла. Вы хотите сказать, что это было проявление дружеских чувств? - Вопрос Кэры прозвучал явно скептически.
        - Вы ведь живы, не так ли?
        Уголки ее губ дрогнули.
        - Да, насколько я могу судить.
        - Значит, это было проявлением дружеских чувств. - Лукас взял Кэру за плечи и, повернув к себе спиной, стал отряхивать с нее пыль. - Ну вот, как будто все, - сказал он, снова поворачивая Кэру к себе лицом. - Если вы не против небольшого дружеского совета, я предложил бы вам покончить с такого рода времяпрепровождением и впредь постараться уберечь себя от столь бурных всплесков неравнодушия, по крайней мере в тех случаях, когда дело касается животных.
        Кэра не могла сдержать улыбку.
        - По-вашему, я должна сидеть в своей комнате и носа оттуда не показывать?
        - Вы, конечно, можете пойти в свою комнату, если хотите. Но лично я, - он, протянув руку, легонько притронулся к ее перепачканной пылью щеке, - настоятельно рекомендую вам воспользоваться душем.
        Кэра удивленно взглянула на него, а потом рассмеялась в ответ на его прямоту.
        - Эй, а вы не слишком стараетесь быть образцом для подражания по части хороших манер.
        - Не нахожу нужным затрачивать энергию на подобную ерунду. - Взгляд Лукаса переместился в пространство над ее головой. - Итак, вы собираетесь снова вынудить меня поспешить к вам на выручку - или я могу наконец заняться своими делами?
        Кэра все еще продолжала улыбаться.
        - Не беспокойтесь, со мной все будет в порядке.
        - В таком случае желаю вам всего наилучшего. - Он слегка поклонился и пошел прочь.
        Как и в первый раз, Кэра смотрела на удаляющуюся фигуру Лукаса Пирсона с выражением изумления на лице, бессознательно прижимая пальцы к щеке, которой он касался.

        Глава вторая

        Кэра, наклонившись к зеркалу, посмотрела на свое отражение. Лукас, кажется, прав, подумала она, стирая с щеки грязь: ей определенно следует принять душ.
        Взяв полотенце, она вытащила из упаковки мыло, достала шампунь и, захватив с собою короткий махровый халат зеленого цвета, направилась по веранде к ванной. Постучала. Поскольку никто не отозвался, Кэра приоткрыла скрипучую дверь, обитую деревянными дощечками в виде жалюзи, и заглянула внутрь.
        - О Господи, - пробормотала она, входя и оглядываясь по сторонам. То, что она увидела, в какой-то мере соответствовало ее представлению о чистоте, но придавало новый оттенок значению слова «примитив». Помещение вряд ли превышало объем стенного шкафа. Там была небольшая раковина со старомодным краном. Над ней висело зеркало, которое могло бы завоевать главный приз на конкурсе аттракционов: оно настолько искажало черты, что Кэра даже не узнала в нем самое себя.
        Склонившись над раковиной, она отвернула кран с холодной водой. Закапала подозрительная на вид тепловатая жидкость. Завернув его, Кэра открыла другой. Кран с шумом выплюнул воду точно такой же температуры.
        Ну не замечательно ли?
        Ванны здесь не было и в помине, но зато имелся ничем не огороженный душ какой-то странной конструкции. Вентили отсутствовали, хотя сверху спускалась распылительная головка. Как же включить воду? Пока не раздеваясь, Кэра ступила на поддон и, осмотревшись, заметила цепочку.
        Цепочка? Кэра сделала пробный рывок.
        Никакого эффекта.
        Она снова дернула, уже посильнее.
        Опять ничего.
        Решив, что просто оботрется губкой, Кэра, уже выходя из-под душа, не удержалась и, обернувшись, дернула за цепочку в последний раз. Вода хлынула прямо ей в лицо, окатив с головы до ног. Выпустив цепочку из рук, Кэра стояла, промокшая до нитки, ловя воздух ртом. Узенький ручеек стекал у нее по лицу, капая с кончика носа.
        Кэра закрыла глаза и, чертыхаясь, затрясла головой.
        Но уж хотя бы на этот раз Лукас Пирсон не был свидетелем ее промаха!..
        Отойдя в сторону, Кэра стащила с себя мокрую одежду, которая шлепнулась на кафельный пол со звуком, похожим на чмоканье. Взяв шампунь и мыло, она снова шагнула под душ и потянула за цепочку. Вода могла бы быть и потеплее, но чувствовать, как с тела смываются пыль и пот, все равно было необыкновенно приятно.
        Отпустив цепочку, Кэра, мурлыча какой-то мотив, смочила шампунем волосы и не торопясь намылилась. Потом дернула за цепочку и держала ее до тех пор, пока не смыла всю пену. Первый раз за время путешествия ей стало по-настоящему легко.
        Все еще напевая, она потянулась за полотенцем и, набросив его на голову, принялась энергично вытирать волосы. Когда ее ноги коснулось что-то холодное, она, ни о чем таком особенном не подозревая, взглянула вниз, ожидая обнаружить на полу упавший кусок мыла. Но то, что она увидела, заставило ее оцепенеть. К ней подползала змея - огромная рептилия толщиной никак не меньше ее ноги.
        - О Боже! - в ужасе выдохнула Кэра, словно примерзнув к полу. Ей хотелось бежать, но она не смела пошевелиться, боясь, что змея кинется на нее. Они реагируют на звук? Можно ли закричать? И как удержаться от крика? - На помощь! - вырвался тем не менее из горла Кэры сдавленный хрип.
        Змея продолжала ползти, с характерным шорохом свиваясь кольцами у ее ног.
        Сердце Кэры с оглушительным стуком колотилось о ребра.
        - Помогите! - крикнула она чуть громче.
        Тело змеи все так же мерно двигалось, уже почти закрывая собой пол.
        - Помогите! - завопила Кэра во всю мочь. - Помогите, пожалуйста, кто-нибудь!
        Захлопали двери, и раздался гулкий звук торопливых шагов по деревянной веранде.
        - Я в душе! - взвизгнула она. - Скорее!
        Дверь со скрипом распахнулась, и в проеме возник человек, которого она не хотела, но в то же время так надеялась увидеть.
        Лукас, с видом усталой покорности судьбе, смотрел на Кэру, едва прикрытую полотенцем, с рассыпавшимися по плечам влажными волосами.
        - А-а, - протянул он, как если бы случившееся не было для него неожиданностью, - это опять вы!..
        Одной рукой прижимая полотенце, другой Кэра показала вниз.
        - На полу, - пытаясь не впасть в истерику, выдавила она.
        Лукас бросил взгляд на змею, теперь уже целиком вползшую в душ, и на его загорелом лице сверкнула белозубая улыбка.
        Кэрой овладело нестерпимое желание отвесить Пирсону звонкую оплеуху. Она на краю гибели, а он улыбается как ни в чем не бывало.
        - Подобные вещи вас обычно развлекают? - воскликнула она, пылая гневом, вытеснившим страх.
        - Не стоило так пугаться. Старина Джулиус совершенно безобиден. Он никому не способен причинить ни малейшего вреда.
        Кэра с опасливым сомнением посмотрела на змею.
        - Так вам знакома эта рептилия?
        - Разрешите представить: Джулиус Скуизер, собственной персоной. Этот питон - всеобщий баловень.
        Переливающийся чешуйчатый узор так и приковывал к себе взгляд.
        - Тоже домашний экземпляр? - недоверчиво осведомилась Кэра.
        - Наше жилище - в его полном распоряжении. Особенно он хорош, когда требуется отделаться от какой-нибудь надоедливой личности.
        - Подозреваю, что ваше замечание каким-то боком касается меня, однако высказаться на сей счет я теперь не в состоянии. Мне только хочется, чтобы эта тварь была от меня подальше. Как можно дальше!
        - Видимо, Джулиус выискивал местечко, где можно спастись от жары.
        - Уберите его от меня! - Голос Кэры возвысился до крика. - Пожалуйста! Я еще могу вынести, когда на меня кидается страус. Мне даже удается держаться, если сзади на плечи набрасывается гепард и хватает меня за горло. Но змей я просто не выношу! Должен же быть какой-то предел!..
        - Пошли, Джулиус, - Лукас наклонился к питону, - леди хочет принимать водные процедуры в одиночестве. - (Кэра, вжавшись в угол, завороженно следила, как он привычным движением укладывает змеиные кольца на плечи.) - Если в дальнейшем вы не желаете его присутствия при вашем омовении, - сказал Лукас, выпрямляясь, - запирайте дверь. Оставите хоть щелочку - он без труда сквозь нее проникнет.
        - Спасибо за совет, - холодно поблагодарила она. - Куда вы собираетесь его отнести?
        - Под крыльцо.
        - Крыльцо веранды? Той, что окружает дом?
        - Да. Джулиус там живет.
        - А не может он жить где-нибудь еще? - с надеждой спросила Кэра. - Под каким-нибудь другим крыльцом?
        Лукас улыбнулся, но вряд ли эту улыбку можно было назвать дружеской. Она красноречивее всяких слов выражала пренебрежение, если не презрение. В ней сквозила высокомерная уверенность, что Кэра - не более чем слабое и глупое существо, не заслуживающее внимания, и ни при каких условиях существующая между ними дистанция не может быть сокращена - а уж тем более за три короткие недели.
        - Это его дом, и он отсюда никуда не уйдет, - сказал Лукас, поправляя на плечах свою ношу. - Вы же, напротив, вольны покинуть здешние места в любое время. - Слегка кивнув светловолосой головой, он вышел.
        Ну вот, теперь, кажется, ее репутация окончательно подорвана. Она пала в глазах Лукаса бесповоротно. Но ничего. Отныне никаких жалоб, никаких стенаний, никаких страхов. Если Лукас Пирсон думает, что ему удастся легко от нее избавиться, после того как она преодолела столько преград на пути сюда, ему вскоре придется отказаться от этой мысли.
        К тому же тут задето ее самолюбие.
        Что он, черт возьми, о себе воображает?!
        Его гордыне будет нанесен существенный урон, если Кэра Станоп как следует возьмется за дело! Он заговорит по-другому, когда узнает ее получше! С этого момента она намерена взять ситуацию в свои руки! И какие бы препятствия ни встали у нее на пути, она сумеет с ними справиться! И справиться наилучшим образом!..
        Все еще негодуя, Кэра ожесточенно растиралась полотенцем, пока кожа не начала гореть. Выйдя из-под душа, она накинула халат, туго перетянув его поясом, собрала вещи и решительной походкой направилась к себе в комнату.
        Первым делом Кэра придирчиво изучила свой гардероб. Она не имела ни малейшего понятия, что принято надевать к ужину в заповеднике. Ничего особенно шикарного, разумеется. Наконец ее выбор остановился на белых брюках из льна, которые на удивление хорошо выглядели, если учесть, сколько времени им пришлось пролежать в чемодане, и на такой же белой льняной блузке. Наряд довершал широкий зеленый пояс. С прической она решила не усердствовать, прошлась лишь несколько раз щеткой по волосам.
        Прежде чем выйти из комнаты, Кэра глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, изобразила на лице улыбку и лишь затем открыла дверь. На веранде никого не было. Она подошла к комнате сестры и сквозь сетку окликнула ее:
        - Квинн? Ты готова?
        - Войди, пожалуйста. Знаешь, я не уверена, что мне хочется ужинать.
        Кэра приблизилась к кровати.
        - Как ты себя чувствуешь? - тихо спросила она.
        Квинн улыбнулась.
        - Не надо принимать такой встревоженный вид - со мной все в порядке. Я просто слегка утомилась.
        - Но тебе необходимо хоть чуточку поесть.
        - Я не голодна.
        Кэра помолчала. В отношениях с сестрой ей зачастую трудно было понять, стоит ли настаивать на своем. После недолгого колебания она решила отступиться.
        - Может, принести тебе что-нибудь сюда?
        - Нет, спасибо.
        Кэра, склонясь над подушкой, ласковым движением убрала со лба Квинн прядь волос, словно та была ребенком. Ей всегда казалось, что сестра, несмотря на старшинство, постоянно нуждается в защите. Все-таки судьба обошлась с ней слишком жестоко…
        - Хорошо, я оставлю тебя в покое. Но завтра мы непременно отправимся вместе исследовать здешние края. Ты не можешь себе представить, в какую я без тебя влипла историю!..
        - Ты? - переспросила Квинн со слабой улыбкой. - Я потрясена. С каких это пор преподавательницы английского в старших классах с безупречным послужным списком позволяют себе «влипнуть в историю»?
        - С тех самых, как одна из них, имеющая к тебе самое непосредственное отношение, сюда приехала.
        - Не понимаю, с чего ты взяла, что я способна оградить тебя от «историй»?.. Но так уж и быть, я согласна обозревать с тобой окрестности, если самочувствие меня не подведет.
        - Отлично. - Кэра направилась к двери. - Я загляну к тебе, перед тем как лечь.
        - Не буди меня, если я засну.
        - Ладно. - Кэра открыла дверь, но в последний момент заколебалась. - Ты уверена, что с тобой все в порядке?
        - Уверена, - ответила Квинн мягко. - Пожалуйста, не беспокойся так обо мне. С каждым днем мне все лучше. Я понимаю разницу между усталостью и депрессией, и поверь мне, сейчас я просто устала. Я бы сказала, если б было что-то другое. А теперь иди ужинать и постарайся хорошо провести время.
        Кэра улыбнулась и, закрыв за собой дверь, пошла вдоль веранды к переднему крыльцу. На ступеньках сидел Крейг и, глядя вдаль на равнину, дымил сигаретой.
        - Привет, - сказала она, садясь рядом.
        - И вам того же. - Он оглядел ее наряд. Вы запачкаетесь.
        - Пустяки. - Она прислонилась спиной к перилам и устремила взгляд к горизонту. Внезапно мимо них, подскакивая словно на пружинах, пронеслись какие-то животные. - Кто это? - изумленно спросила Кэра, невольно засмеявшись.
        - Антилопы-прыгуны.
        - Какое точное название!
        Те, описав круг, снова промчались мимо, по-прежнему совершая диковинные скачки. Кэра не отрываясь наблюдала за их странным бегом.
        - Многие животные очень быстро усвоили, что здесь им ничто не угрожает, - пояснил Крейг. - Заповедник стал для них чем-то вроде земли обетованной.
        - Я так и поняла. Мне уже пришлось познакомиться с вашим питоном. Мы вместе принимали душ.
        Крейг усмехнулся.
        - Счастливчик. Вы имеете в виду Джулиуса?
        - Именно его.
        - Он всегда подглядывает за дамами. Надеюсь, вы не слишком испугались?
        - Предпочитаю не распространяться на эту тему.
        Улыбка Крейга стала еще шире.
        Кэра обняла руками колени. Она слышала, как где-то рядом кричали обезьяны, но самих их видно не было.
        - Вы давно здесь?
        - Кажется, целую вечность, но на самом деле мы с Лукасом тут около десяти лет.
        - А почему вы выбрали именно Серенгети?
        - Потому, что это уникальное место. И потому, что правительство согласилось предоставить нам свободу передвижения и свободу действий во всем, что касается охраны животных и среды их обитания.
        - А вы тоже занимаетесь научными исследованиями?
        Крейг, прежде чем ответить, сделал длинную затяжку.
        - Нет. В учебе я никогда не отличался особым прилежанием. Наукой заведует Лукас. Я, конечно, по мере возможности оказываю ему посильную помощь, но в основном моя работа связана с финансовым обеспечением.
        - Чтобы содержать все это хозяйство, требуется, должно быть, немало средств.
        Крейг пожал плечами.
        - Мы изворачиваемся как можем. Но, по правде сказать, денег всегда не хватает. Все постепенно изнашивается, что-то без конца выходит из строя, а ремонт нам зачастую бывает не по карману. В первую очередь это относится к вертолету. Без него невозможно обойтись, особенно когда надо наблюдать за миграцией животных, но он у нас из-за поломок по большей части простаивает. Уже два месяца мы не в состоянии его починить. - Крейг искоса взглянул на Кэру. - Я говорю это вовсе не потому, что предполагаю, будто у вас завалялась лишняя тысчонка долларов и вы жаждете пожертвовать ее на заповедник, - произнес он полушутливо.
        Кэра, поначалу рассмеявшись, задумалась. Деньги у нее имелись, и она поймала себя на мысли, что ей хочется помочь заповеднику. Помолчав немного, она спросила:
        - Вы когда-нибудь ощущали здесь одиночество?
        - Ну конечно. Только когда оно меня особенно донимает, я просто сажусь в самолет и на пару дней улетаю в город.
        - А Лукас? - Хотя ей совсем не хотелось обнаруживать своего интереса, она не смогла сдержаться.
        - О чем вы говорите! Да в одиночестве он просто расцветает. Лучшего для него и быть не может.
        - Вообразите, меня это нисколько не удивляет.
        - Да, общество людей его привлекает мало.
        - В особенности если это женское общество, - не преминула заметить Кэра.
        - Насколько я понимаю, вы уже успели с ним познакомиться, - усмехнулся Крейг.
        - Боюсь, не при самых благоприятных обстоятельствах. Могу себе представить, какое ошеломляющее впечатление я на него произвела и в первый, и во второй, и в третий раз…
        - Не беспокойтесь об этом. Со временем Лукас привыкнет к вам и вашей сестре и, возможно, даже почувствует некоторое расположение.
        - Всего лишь некоторое?
        - Не более того. - Крейг окинул Кэру внимательным взглядом. - Не стоит ожидать ничего большего, чем простая вежливость. Иначе вам придется разочароваться.
        - Уверяю вас, если этот человек будет просто вежлив, я, пожалуй, расценю это как предложение руки и сердца.
        На лице Крейга снова возникла добродушная усмешка.
        - Он, должно быть, на самом деле обошелся с вами слишком сурово.
        Кэра, склонив голову, прижалась к коленке щекой.
        - Вы кажетесь гораздо более уравновешенным.
        - О, пусть вас не обманывает мой беспечный вид. Я тоже способен проявлять суровость. Только огромным усилием воли мне удается ее подавить, когда дело касается двух чертовски привлекательных женщин. - Он, полуобернувшись, подмигнул Кэре и добавил: - К слову сказать, где ваша очаровательная сестрица?
        - Отдыхает. У нее был трудный день.
        - Но она ведь выйдет к ужину?
        - Вряд ли.
        - Ну, это мы еще посмотрим. С момента вашего приезда я предвкушал, что поужинаю с вами обеими. Не собирается же она меня разочаровывать. - Он встал. - Прошу прощения.
        Кэра с любопытством смотрела Крейгу вслед, пока он не скрылся за углом. Именно в такого рода внимании и нуждается сейчас Квинн.
        Она, вздохнув, поднялась со ступенек и огляделась по сторонам. Примерно в сотне ярдов от нее тянулась невысокая каменистая гряда. Отличное место, откуда можно полюбоваться закатом, а именно этому занятию Кэра и решила посвятить остаток времени до ужина.
        Она прошла около тридцати футов, когда вдруг почувствовала, что за ней кто-то неслышно крадется. Остановившись, Кэра медленно повернула голову.
        Гепард замер, настороженно глядя на нее, а она во все глаза смотрела на него.
        - Опять ты, - пробормотала Кэра едва слышно. - Думаешь, я успела уже по тебе соскучиться? - (Огромная пятнистая кошка стояла не двигаясь.) - Так вот знай: ничего подобного. - Кэра отвернулась и все так же медленно пошла вперед, каждую секунду ожидая, что окажется сбитой с ног. Ее не оставляло ощущение, что гепард шагает за ней по пятам.
        Продолжая идти, она время от времени украдкой оглядывалась - София следовала за ней, сохраняя дистанцию. В конце концов, может, она и не собирается нападать?
        Дойдя до подножия каменистой гряды, Кэра остановилась и, упершись руками в бока, посмотрела наверх. Вблизи гряда выглядела куда более устрашающей, чем казалась с веранды: валуны были огромными и совершенно гладкими. Она выискала местечко, куда можно поставить ногу, и, собравшись с духом, начала взбираться наверх.
        Поднявшись футов на семь, Кэра испытала величайшую гордость за себя. Последним ее достижением, имеющим некоторое отношение к альпинизму, была высота, завоеванная дома с помощью кухонной стремянки. Возможно, она слишком много о себе возомнила, так как в следующую секунду ее нога соскользнула с валуна, и Кэра, пытаясь удержаться от падения, больно стукнулась коленкой о камень и расцарапала руки о его шершавую поверхность, когда со всей силой вцепилась в него. Упражнений со стремянкой было явно недостаточно для подобного испытания.
        Снова встав на ноги, она замерла на мгновение, чтобы перевести дух, и продолжила восхождение. В конце концов ей удалось добраться до вершины. От земли Кэру отделяло всего десять или двенадцать футов, но чувствовала она себя так, словно покорила Эверест. Находясь далеко не в лучшей форме (всякого рода физические упражнения давно были у нее не в чести), она смогла это сделать и теперь по праву гордилась собой!
        Едва дыша, Кэра с облегчением опустилась на край нагретого солнцем валуна и оглядела равнину. Гепард расположился на камне рядом, не спуская с нее глаз.
        Кэра повернула голову, и их взгляды встретились. Она вдруг осознала, что больше не боится этого зверя. В повадке Софии не было ничего угрожающего. Казалось, будто та присматривается, прежде чем решить, стоит ли завязывать дружеские отношения. Кэра нашла такое поведение вполне обоснованным.
        Она всей грудью вдохнула посвежевший к вечеру воздух, наполненный ароматом саванны, который вряд ли можно было с чем-то сравнить. Он не похож был даже на тот, что она ощущала днем. Казалось, это благоухает первозданная земля.
        А звуки… Они витали вокруг, заполняя небо и землю, и словно пронизывали тебя насквозь. Скрестив ноги, Кэра опустила руки на колени, запрокинула голову и закрыла глаза.
        Из-за угла дома показался Лукас, с влажными после душа волосами, переодетый в чистые, выгоревшие на солнце джинсы и полосатую рубашку. Он привычным взглядом окинул свой любимый ландшафт и, заметив Кэру, невольно остановился, наблюдая за ней.
        Она была совершенно неподвижна. Лукас никогда не видел человека в таком отрешенном состоянии. Рядом, устремив глаза на Кэру, сидел гепард, похожий на изваяние.
        Спустя несколько минут София переменила положение. Она встала, потянулась, выгнув гибкое тело, и, придвинувшись поближе к Кэре, разнеженно развалилась на сохранивших дневное тепло камнях.
        Кэра, почувствовав это перемещение, открыла глаза и, улыбнувшись, посмотрела на Софию, но дотронуться до нее не решилась.
        Никто на свете не был бы больше удивлен увиденным, чем Лукас. Приятно удивлен. Широко шагая своими длинными ногами, он стремительно преодолел расстояние до каменной гряды и, встав возле, прислонился плечом к серому валуну, скрестив на груди руки.
        - Вы когда-нибудь раньше видели африканский закат? - спросил он, глядя в пространство.
        Кэра покачала головой.
        - Нет, - произнесла она шепотом, потому что боялась спугнуть то блаженное умиротворение, во власти которого находилась. Как раз в это мгновение небо словно вспыхнуло, окрасившись в огненно-красный цвет.
        - Зрелище захватывающее, только длится оно недолго. Наслаждайтесь, пока есть возможность.
        Кэре показалась странной такая предупредительность, но ей не захотелось над этим задумываться. Она только старалась запечатлеть в сердце эти волшебные краски, чтобы память о них сохранилась как можно дольше.
        Лукас взглянул на профиль Кэры, четко вырисовывающийся на фоне неба. Какое прелестное у нее лицо, вдруг подумал он. И совершенно открытое. Лицо, не способное утаить секрет или спрятать чувство.
        Он наблюдал за ней, пока небо не угасло и землю не окутала мгла. Кэра взглянула на него, глаза у нее блестели.
        - Это потрясающе! Да и само это место… просто потрясающее! Душу охватывает благоговение, как под сводами древнего храма…
        Выражение лица Лукаса оставалось по-прежнему строгим, даже когда их взгляды встретились. Но Кэре показалось, что между ними уже протянулась какая-то нить, и ей не хотелось ее утерять.
        - Теперь мне понятно, почему вы все тут так любите…
        Лукас, отведя глаза, посмотрел вдаль.
        - С того момента, как мне впервые довелось увидеть здешние края, они стали моим домом.
        - Нетрудно представить.
        - И как же вы себе это представляете? - с любопытством спросил он.
        - Все, что окружает тебя здесь, проникает в самую душу, изменяя и обновляя ее. Звуки. Запахи. Краски. И хотя я тут всего несколько часов, мне никогда уже не взглянуть на мир прежними глазами.
        Брови у него удивленно поползли вверх.
        - Признаться, я поражен.
        Кэра и не пыталась скрыть своего торжества. Оно сверкало в ее глазах, пленяя Лукаса помимо его воли.
        - Чем же? Тем, что я не такая уж легкомысленная пустышка, какой виделась вам раньше?
        - Что-то в этом роде, - добродушно усмехнулся он.
        На губах у нее заиграла лукавая улыбка.
        - Почему вдруг вы сделались таким милым?
        - Я бы не стал это так называть. Просто я вежлив, вот и все.
        - Суть не в названии. Главное - ответ на вопрос: почему?
        - Не беспокойтесь. - Уголки его губ едва заметно дрогнули в неком подобии улыбки. - Так будет и впредь.
        - Рада слышать.
        - Потому что нравится мне это или нет, но вы здесь, и не имеет смысла осложнять наши отношения.
        Кэра театральным жестом прижала руку к сердцу.
        - Помилосердствуйте, подобным обращеньем недолго мне и голову вскружить! - В глазах у нее появилось мечтательное выражение. - Если вы намерены продолжать в том же духе, дело, пожалуй, дойдет и до поздравительных открыток! Уж тут вас ждет несомненный успех! - (Лицо Лукаса оставалось непроницаемым.) - Ах, с какой трудной аудиторией я столкнулась! - провозгласила она.
        На сей раз он улыбнулся, но как-то вымученно.
        Гепард встал, потянулся всем своим длинным телом, спрыгнул с камня и, не оглядываясь, побежал куда-то в сторону.
        - Каким ветром ее сдуло? - спросила Кэра.
        - Видимо, наскучило наше общество.
        Кэра пытливо взглянула на него.
        - А если серьезно?
        Глаза его не отрываясь следили за удаляющейся Софией.
        - Если серьезно, то для нее настало время обеда.
        - Значит, несмотря на одомашненность, она ходит на охоту?
        - Точно. - Лукас посмотрел на часы. - И нам пора к столу. Давайте вернемся в дом.
        Кэра помедлила, прикидывая, как ей лучше спуститься - тем же путем, каким она взбиралась, или просто съехать вниз по гладкому валуну, на котором она сидела, свесив ноги. До земли было около двенадцати футов.
        - Прыгайте, - сказал Лукас, словно прочитав ее мысли.
        Кэра с опаской посмотрела вниз.
        - Неизвестно, смогу ли я потом подняться.
        - Я вас поймаю. - (Она посмотрела на него с подозрением.) - Доверьтесь мне!
        Кэра не стала больше раздумывать, оттолкнулась от валуна, и Лукас, верный слову, подхватил ее, крепко стиснув талию своими большими руками. Потом он осторожно поставил ее на землю.
        Ладони Кэры опустились ему на плечи. Она подняла глаза, собираясь поблагодарить его, но слова застряли у нее в горле. Лукас Пирсон был так близко от нее, что она ощущала его странно волнующий запах, чувствовала его силу. А взгляд его проникал ей прямо в душу, заставляя сердце биться с удвоенной силой.
        - С вами все в порядке? - спросил он, с любопытством глядя на нее.
        - Да. В порядке. В полном порядке, - произнесла Кэра, задыхаясь. - Спасибо, что не уронили меня, Лукас. - Это уже прозвучало чуть лучше. Чуть увереннее.
        Он все еще смотрел на нее.
        Кэра убрала руки. Прикосновение к нему было таким волнующим! Никогда раньше она не испытывала такого чувства…
        По дороге к дому смятение Кэры понемногу улеглось. Она несколько раз украдкой взглянула на Лукаса, не позволяя себе таращиться на него подобно девчонке, ощущающей пробуждение женственности. Она всегда поверяла чувства разумом - свои или чьи-либо еще. Она всегда гордилась, что способна посмотреть на ситуацию со стороны и трезво ее оценить. И в этом случае следует поступить точно так же. Лукас кажется ей таким привлекательным потому, что не поддается приручению в той же мере, что и животные, им покровительствуемые. Рассудком она понимала: с ним не оберешься бед. Он явно представляет угрозу ее душевному равновесию, и она правильно поступит, если будет держаться от него подальше. Только теперь рассудок не в состоянии был справиться с той неведомой силой, что неудержимо тянула ее к нему, отзываясь на его близость.
        Подойдя к крыльцу, они увидели Крейга, который с удрученным видом одиноко сидел на ступеньках.
        - Что случилось? - спросила Кэра участливо.
        - Ваша сестра - крепкий орешек. Я уговаривал ее и так и эдак, но согласия выйти к ужину все равно не добился.
        Кэра, садясь рядом, похлопала его по коленке.
        - Не переживайте. Она на самом деле устала. Завтра все будет по-другому.
        - Не думаю, что вы вполне понимаете, какой это для меня удар, - произнес он уныло. - Мое обаяние еще никогда так меня не подводило.
        - О чем это вы? - спросил Лукас.
        - Ее сестра, - Крейг кивнул в сторону Кэры, - не хочет присоединиться к нам за ужином.
        - Где она?
        - В своей комнате, только…
        Лукас не стал дальше слушать Крейга. Он просто оставил их вдвоем и направился к комнате Квинн.
        - Если уж мне не удалось ее вытащить, непонятно, на что он-то рассчитывает, - сказал Крейг.
        Кэра, ничего на это не ответив, растерла ладонями предплечья, так как внезапно почувствовала озноб. У нее были свои соображения по поводу того, на что способен Лукас.
        - Вы выглядите замерзшей, - заметил Крейг. - Пойдемте в дом.
        Они вошли в большую, ярко освещенную комнату, предназначенную для совместного времяпрепровождения. Джо был уже там. Он стоял возле небольшого бара у противоположной стены.
        - Что вам предложить? - спросил он у Кэры, приветливо улыбнувшись.
        Она хотела было попросить минералки, но потом решила, что ей требуется что-нибудь покрепче.
        - Сухого шерри, пожалуйста.
        - Сожалею, но в таком объеме цивилизация до нас еще не дошла.
        - А что у вас есть?
        Он окинул взглядом батарею бутылок.
        - Скотч, ирландское виски, еще скотч, пиво, еще скотч, еще пиво, содовая, апельсиновый сок, чай, лимонад и вода.
        - В таком случае, будьте добры, апельсиновый сок.
        - Один сок, принято. А тебе, Крейг?
        - Виски, естественно.
        В комнату, грузно топая, вошла Хильда в сопровождении мужа.
        - Видишь, Берти? Я ведь говорила, что мы опаздываем.
        Кэра только что опустилась на диван.
        - Вы не против занять кресло, чтобы мы с Берти сели здесь вместе? - спросила Хильда, возвышаясь над ней как башня.
        - Конечно, нет. - Кэра поднялась, уступая место.
        - Прошу вас. - Джо протянул ей стакан с соком.
        - Спасибо.
        Украдкой подмигнув Кэре, он повернулся к супружеской паре.
        - А что желаете вы?
        - Скотч, если можно, - сказал Берти. Жена, сдвинув брови, смерила его неодобрительным взглядом.
        - Не глупи, Берти. Чай нам обоим. - Она осмотрелась по сторонам. - Полагаю, доктор Пирсон присоединится к нам за ужином?
        Крейг подсел на подлокотник кресла, занятого Кэрой.
        - Он будет с минуты на минуту.
        - Вы случайно не в курсе, какова наша программа на завтра?
        - Это знает только Лукас.
        - Хорошо же у вас поставлено дело, нечего сказать, - с чувством произнесла Хильда. - Деньги, которые мы вам платим за удовольствие находиться в этом ужасном месте, дают нам право иметь самую подробную информацию о том, что нас ждет, пока мы здесь пребываем. Ты согласен, Берти?
        Тот, с головой погрузившись в журнал, взятый им с кофейного столика, машинально ответил:
        - Да, дорогая.
        Кэра, услышав шаги на веранде, подняла глаза как раз в тот момент, когда в дверях показался Лукас. Его пристальный взгляд был направлен прямо на нее.
        Беседа, что вели окружающие, превратилась для Кэры в неясный шум. Крейг тоже что-то говорил ей, но она его не слышала. Ее сознание целиком отключилось от происходящего. И причиной тому был человек, стоявший перед нею.
        Наконец она вспомнила, что ей необходимо хотя бы дышать.
        Крейг тряс ее за руку. Кэра непонимающе уставилась на него.
        - Что?
        - Я говорю: посмотрите, кто к нам пришел.
        Она снова взглянула на Лукаса.
        Крейг, положив ладонь ей на темя, заставил ее повернуть голову вправо.
        - Вон туда.
        - Квинн! - воскликнула Кэра, поднимаясь и делая шаг навстречу сестре. - Как я рада, что ты решилась выйти!
        - Лукасу удалось меня уговорить, - пояснила та с улыбкой.
        Кэра перевела взгляд на Лукаса, и внезапно возникшее - и совершенно невероятное - предположение заставило ее задрожать.
        - Спасибо вам.
        Он посмотрел на нее долгим взглядом, но ничего не ответил.
        - Квинн, - произнес он, продолжая смотреть на Кэру, - вы хотите что-нибудь выпить?
        - А что ты пьешь, Кэра? - спросила та.
        Кэра растерянно взглянула на свой стакан.
        - Это… это…
        - …апельсиновый сок, - закончил за нее Крейг.
        - Отлично. Я буду то же самое.
        Квинн села в кресло рядом с Кэрой, а Лукас направился к бару.
        Кэра не отрываясь следила, как Лукас, наполнив стакан, подносит его сестре.
        - Спасибо, - поблагодарила Квинн с улыбкой.
        Он улыбнулся в ответ.
        Кэра едва верила своим глазам. Этот человек умеет улыбаться, да еще так заразительно!
        - Мне нужно с вами поговорить, - тоном, не терпящим возражений, начала Хильда, обращаясь к Лукасу. - Это касается наших мероприятий. Вы должны нам все разъяснить заранее.
        Лукас сел в кресло по другую сторону дивана, вытянув перед собой длинные ноги.
        - Я уже все обдумал. Предстоящая неделя полностью будет занята сафари.
        - Это как? - спросила Хильда.
        - А так, что каждое утро все четверо уезжают на целый день и вечером возвращаются обратно. На следующей неделе вы отправитесь чуть дальше и поживете некоторое время в лагере, чтобы понаблюдать за животными оттуда. А после вы сами расскажете нам, чем захотите заняться, и мы постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы вам угодить. - Он взглянул на Хильду и Берти. - Надеюсь, такой план заслуживает вашего одобрения?
        Хильда кивнула. Берти, посмотрев на Хильду, тоже затряс головой.
        - Отлично, просто отлично.
        - Лукас, - окликнул его Джо с противоположного конца комнаты, - тебе что-нибудь налить?
        - Нет. Сегодня ночью мне придется совершить небольшую экскурсию.
        - Что можно увидеть в саванне ночью? - удивленно спросила Кэра.
        - Животных, которые прячутся днем. - В его синих глазах ей почудился скрытый вызов. - Хотите со мной?
        - Мне кажется, я вам только помешаю.
        - Что ж, если вы опасаетесь…
        Кэра невольно выпрямилась.
        - Я этого не сказала.
        - Так вы едете или нет? - спросил Лукас уже напрямик.
        Придется ответить. Он считает ее ни на что не годной. Думает, она не справится.
        - Конечно, еду, - сказала она, стараясь, чтобы это прозвучало как можно более небрежно. - Почему бы и нет?
        - Действительно, почему бы и нет?
        Крейг и Джо обменялись недоуменными взглядами. В свои вылазки Лукас никогда не брал с собой никаких туристов.
        - Вам придется сменить туалет. Оденьтесь попроще и захватите что-нибудь теплое.
        - Хорошо.
        Он взглянул на Квинн.
        - А вы не хотите с нами?
        - Нет, нисколечко. Сказать по правде, меня и днем не особенно тянуло выйти. А ночью… Такое позволительно только человеку, привычному к здешним условиям.
        - Тогда, наверное, мне надо остаться с тобой, - нерешительно проговорила Кэра, боясь, что ее слова воспримут всего лишь как уловку.
        - Не будьте глупышкой, - возразил Крейг. - Мы позаботимся о вашей сестре. Кроме того, я гораздо более приятный собеседник, чем Лукас, в чем вы, уверен, вскоре убедитесь на собственном опыте.
        Лукас в ответ только усмехнулся.
        Высокая темнокожая женщина, которой Кэра прежде не видела, вошла в комнату и обратилась к Лукасу на каком-то незнакомом языке. Он, видимо, сказал ей что-то смешное, потому что на лице у женщины появилась широкая улыбка.
        - Шакира, это наши гости, - произнес Лукас уже по-английски. - Мисс Станоп, миссис Уитком и мистер и миссис Гриффин. А это Шакира. Она занимается кухней. Муж Шакиры, Аджани, тоже один из самых лучших наших помощников.
        Женщина слегка поклонилась всем и со спокойным достоинством удалилась - так же неслышно, как и вошла. Джо отправился за ней и вскоре появился снова, нагруженный тарелками с едой, которые он расставил на столе.
        - Помочь? - с готовностью спросила Кэра, приподнимаясь.
        - Нет, спасибо, - отозвался Джо, - я уже почти все принес.
        Пока собравшиеся рассаживались у накрытого стола, он выходил еще два раза. Квинн села между Лукасом и Крейгом, Кэра - между Крейгом и Джо. По другую руку от Джо разместились Хильда и Берти.
        - Шакира к нам не присоединится? - спросила Кэра.
        Лукас отрицательно покачал головой.
        - Она и ее муж - масаи. Вместе со своими соплеменниками они живут в деревне неподалеку отсюда. Думаю, сейчас она уже на пути к дому.
        Кэра окинула взглядом стол. Поданная им еда была самой обычной: баранина с картошкой и консервированные овощи. Никаких экзотических блюд вроде запеченной змеи или седла газели, чего она так боялась.
        Квинн, склонившись над тарелкой, вместо того чтобы есть, рассеянно выкладывала овощи кружком. Заметив это, Крейг сказал:
        - Прощу прощения за то, что они не с грядки, но при всем старании доставлять сюда продукты свежими практически невозможно.
        - Не только продукты, все остальное тоже, - добавил Джо. - Но вы привыкнете. К тому же Шакира неплохо готовит.
        - Мне нравится, - поддержала его Кэра, нисколько не лукавя. Еда, приправленная какими-то неизвестными ей специями, оказалась очень вкусной.
        - Джо, - между тем сказал Лукас, - завтра мне понадобится самолет.
        - Не получится.
        - Почему?
        - Мотор барахлит. Я заметил это как раз перед тем, как нам приземлиться. Думаю, с ремонтом возникнут сложности, у меня нет сейчас нужных запчастей.
        - Ты их заказал?
        - Конечно, но вряд ли кто возьмется предсказать, когда они прибудут. Да ты и сам отлично это знаешь.
        - Тогда нам придется обойтись вездеходом и двумя грузовиками.
        - А что завтра предстоит? - спросила Кэра.
        - Нам нужно перевезти животных из одного района в другой, - ответил, взглянув на нее, Лукас.
        - И как вы это делаете?
        - Выстреливаем в них из специального ружья с усыпляющим средством, укладываем на грузовую платформу и транспортируем в нужное место. - Он положил вилку на пустую тарелку. - Давайте-ка поживей, если собираетесь со мной ехать.
        Кэре хотелось бы, чтоб его обращение к ней прозвучало более вежливо, однако надеяться на это не приходилось, поэтому она, торопливо проглотив последний кусок, встала из-за стола.
        - Я переоденусь и тут же вернусь.
        - Выходите к заднему крыльцу. Я подгоню туда «рейнджровер».
        Кэра бросилась в свою комнату. Поспешно стащив с себя брюки и блузку, она надела джинсы и просторную мужскую рубашку, которая была ей велика на целый размер. Накинув на плечи свитер, завязала рукава на груди и, выскочив за дверь, побежала к машине - и к тому, кто ждал ее там.

        Глава третья

        - Ну что, быстро я? - едва переводя дыхание, спросила Кэра, влезая в кабину.
        Лукас коротко взглянул на нее и включил зажигание.
        - Ждете аплодисментов?
        - Меня бы это порадовало, - улыбнулась Кэра.
        Он покачал головой.

«Рейнджровер», видимо попав в колею, угрожающе накренился. Кэра уцепилась за покрытый пылью приборный щиток, чтобы избежать удара о дверцу.
        - Господи, что это? - вырвалось у нее.
        - Привыкайте.
        Тут же «рейнджровер» завалился на другую сторону, и она со всего размаха врезалась Лукасу в плечо.
        - Из-звините, - пробормотала Кэра, пытаясь обрести устойчивое положение. - Д-далеко на-а-ам ех-х-хать? - с усилием произнесла она, изо всех сил стараясь, чтобы ее голос не походил на жалобное блеяние.
        - Около десяти миль. - Лукас, казалось, не испытывал при разговоре ни малейшего затруднения.
        Свет фар совершал дикие прыжки, выхватывая из темноты куски окружающего ландшафта. Машина ехала на предельно низкой скорости.
        Однако Кэре уже ни до чего не было дела. Ее мышцы совершенно одеревенели от судорожных попыток ухватиться за любую деталь, до которой могли дотянуться руки. Ей казалось, это мучение никогда не кончится. Время тащилось еле-еле. Больше часа тело ее беспрестанно подвергалось пытке. Когда Лукас наконец остановил машину в кустарниковой поросли и выключил мотор, она некоторое время не могла разжать пальцы, впившиеся в подлокотник дверцы.
        - Как вы? - осторожно осведомился он, осматривая салон и собирая раскиданные на сиденьях вещи.
        - Просто прекрасно.
        - Звучит не очень искренне.
        - Неужели?
        Лукас выпрямился и взглянул ей в лицо, освещенное тусклым светом верхней лампы.
        - Такова повседневная жизнь в Серенгети. Вам она уже кажется непосильной, да, Кэра?
        Она ничего не ответила. Лукас посмотрел на нее еще мгновение, а потом вылез из машины. Кэра замешкалась, и он, наклонясь к открытому окну, заглянул внутрь.
        - Вы идете со мной или намерены провести здесь всю ночь?
        - Иду, - буркнула она. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы нашарить дверную ручку. Она уже готова была распахнуть дверцу, но Лукас опередил ее и подал руку. - Благодарю вас, я не нуждаюсь в вашей помощи, - сказала она, поворачиваясь на сиденье и нащупывая ногой землю.
        - Думаю, нуждаетесь.
        - А я говорю, что нет.
        Она встала, но колени у нее подогнулись, и она едва не упала. Лукас успел подхватить ее.
        - Думаю, нуждаетесь, - повторил он.
        Кэра тяжело привалилась к нему. Казалось, земля уходит у нее из-под ног.
        - Боже мой, что это?
        - Не волнуйтесь, - успокоил Лукас. - Через несколько дней вам, как заправскому моряку, нипочем будет качка.
        - Качка?
        - Я имею в виду изрытый рельеф местности. К нему непросто приспособиться, но потом вы привыкнете. Нужно время.
        Она попыталась от него отстраниться, но Лукас только крепче прижал ее к себе.
        - Потерпите минутку.
        Оставаясь в этом положении, Кэра ни на секунду не забывала, что очутилась у него в объятиях.
        - Кажется, теперь все в порядке, - пробормотала она чуть охрипшим голосом.
        Лукас убрал руки, но продолжал смотреть на нее, желая удостовериться, что она твердо стоит на ногах. Она взглянула в его лицо, озаренное лунным светом.
        - Спасибо за помощь.
        Их глаза встретились.
        - Для того я здесь и нахожусь.
        - Вряд ли, но все равно спасибо. - (Листва кустарника, росшего среди камней, казалась серебряной.) - Что нам теперь надо делать?
        Лукас, с удивившей ее мягкостью, взял Кэру за руку и повел за собой к пересохшему ручью. Футов за двадцать до него он остановился.
        - Давайте присядем здесь и немного отдохнем.
        Поморщившись от боли, Кэра опустилась на землю и с облегчением вытянула ноги. Только сейчас она заметила, что Лукас захватил с собой камеру. Луна отражалась на поверхности воды, в небольшом количестве сохранившейся на дне ручья.
        - Зачем мы здесь? - прошептала Кэра.
        - Сюда приходят на водопой ночные хищники. Я стараюсь по возможности не прерывать наблюдения за ними. И вот тут мне нужна камера.
        - Откуда вам известно, что они уже не побывали здесь? Как вы можете знать, не отправились ли они куда-нибудь еще?
        - Ближайший водоем - в пятидесяти милях отсюда.
        - Ничего себе!
        - Тише.
        - Простите.
        Жутко было находиться в этом глухом месте, под бледным светом луны, и слушать странные, таинственные звуки, доносящиеся со всех сторон. Немолчно звучал хор насекомых, сопровождаемый временами чьими-то завываниями.
        Они просидели так довольно долго.
        Внезапно недалеко от них раздалось низкое раскатистое рычание, от которого задрожал воздух.
        - Что это? - прошептала Кэра, придвигаясь к Лукасу поближе.
        - Львы.
        - Понятно. - Она несколько минут прислушивалась к незатихающему рыку. - Не хочу сказать, что я паникерша, но мне просто любопытно: что будет, если львы нападут на нас?
        - Нам не поздоровится.
        - Не очень-то обнадеживающая перспектива.
        Лукас улыбнулся в темноте.
        - Львы обычно не нападают на людей.
        - Обычно? То есть вы имеете в виду, что иногда они это делают?
        - Верно.
        Кэра нервно оглянулась через плечо.
        - Надеюсь, вам никогда не придется зарабатывать себе на жизнь утешительными прогнозами. Потому что в этом случае вас вряд ли ждет повышение по службе.
        - Я вам так скажу если на вас прыгнет лев, я вас спасу.
        - Уже лучше. Только как быть, если лев сначала прыгнет на вас?
        - Тогда вы спасете меня.
        - Вы думаете?
        Рычание раздалось ближе. Пугающее и в то же время завораживающее. Кэра прижалась к плечу Лукаса. Хотя она и знала, что у него нет ружья, рядом с ним ей казалось безопаснее.
        Лукас взглянул на ее макушку, освещенную луной.
        - В детстве вы были сорванцом? - спросил он таким тоном, будто они болтали, сидя в гостиной. - Или больше тихоней?
        - Я любила играть в бейсбол и лазать по деревьям, так что меня можно было бы назвать сорванцом, выражаясь вашими словами.
        - Признаться, мне всегда нравились такие девчонки.
        Она повертела головой, пытаясь точнее определить, где находятся львы.
        - А как насчет трусих? Такие девчонки вам нравятся?
        - Зависит от обстоятельств.
        - Я бы сказала, что обстоятельства для этого сейчас самые что ни на есть подходящие.
        Она почувствовала, как он улыбается.
        - Кэра, вам нечего бояться. Никакой опасности нет.
        Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Они сидели плечом к плечу, и это соприкосновение было тем немногим, что помогало ей сохранять спокойствие. Весьма относительное спокойствие, если уж стремиться к точности.
        Рычание смолкло так же внезапно, как и возникло. Наступившая тишина казалась еще более угрожающей. По крайней мере по звуку Кэра могла бы определить, где находятся львы.
        - Почему они замолчали?
        - Наверное, им хочется подслушать, о чем мы разговариваем.
        - Не стоит пленять их блеском нашего остроумия. Чем менее привлекательно мы будем выглядеть в их глазах, тем лучше. Мне бы даже хотелось, чтобы они почувствовали к нам отвращение.
        - Простите, я и не сообразил.
        Бежали минуты. Кэру не оставляло ощущение тревоги. Лукас настраивал телеобъектив, направляя его в сторону водоема. При этом вид у него был такой, будто он поджидает дорогих гостей.
        Кэре становилось все труднее справиться с ощущением, что за ней следят чьи-то глаза.
        - По-моему, тут кто-то есть, - еле слышно шепнула она Лукасу.
        - И их даже больше, чем вы думаете, Кэра.
        Она, сощурившись, напряженно вглядывалась в ночной мрак и вдруг заметила два золотистых пятнышка, светящиеся в темноте. Присмотревшись повнимательнее, она обнаружила еще два таких же.
        И еще два. Господи, что это?
        Пятнышки, на мгновение пропадая, загорались вновь.
        Судорожно вздохнув, она сжала руку Лукаса.
        - Я так и знала! Кто-то наблюдает за нами! Видите эти светящиеся точки? Смотрите, они мерцают!
        - Это львы, - сказал он. В голосе его не чувствовалось ни капли волнения. - Мы, кажется, в самом центре прайда.
        - Прайда?
        - Львиной семьи.
        Сердце у нее упало.
        - О Боже!
        - Вам не о чем беспокоиться. Сегодня вечером они уже охотились. А теперь пришли, чтобы утолить жажду.
        Эти слова принесли Кэре некоторое облегчение.
        - Значит, вы считаете, они пообедали?
        - Именно так.
        - Следовательно, они больше не голодны, - пробормотала она, адресуя эти слова скорее себе, чем человеку, находящемуся рядом. - Отрадно сознавать. Чрезвычайно отрадно.
        - Вы слишком много разговариваете.
        - Простите.
        - Не извиняйтесь. И держитесь спокойно.
        Кэра убрала ладонь с его руки и замерла, не отрывая взгляда от мерцающих холодным светом глаз.
        Минуты пробегали в молчании. Потом кусты зашуршали, и золотистые пятна пришли в движение. Львы вышли из зарослей и сразу стали на удивление отчетливо видны. В лунном свете их шкуры глянцевито поблескивали. Направляясь к воде, они оставили людей у себя за спиной, словно были уверены, что оттуда им не угрожает никакая опасность.
        Увидев их, Кэра вдруг тоже перестала бояться. Напряжение постепенно отпускало ее. Она смотрела на этих величественных животных, ведущих себя так естественно, словно они не ощущали присутствия человека, и неведомое ей прежде чувство причастности ко всему живому - будто она была такой же частицей природы, как и эти звери, - наполнило ее душу тихой радостью. Никогда в жизни она не испытывала ничего похожего.
        Раздался негромкий щелчок камеры, сопровождаемый едва слышным жужжанием.
        Кэра насчитала у озерца семь взрослых львов и троих детенышей. Однако ей сразу бросилось в глаза, что одна самка, отделившись от остальных, встала поодаль, наблюдая за Лукасом и Кэрой. Потом она сделала несколько шагов в их сторону и, остановившись футах в пятнадцати, подняла голову и втянула ноздрями воздух. Спустя минуту она подошла еще ближе и застыла неподалеку от них.
        Когда львица снова двинулась к ним, то недавно обретенное Кэрой чувство единения со всеми живущими на этой земле мгновенно улетучилось. Львица остановилась и уставилась на нее во все глаза.
        Кэра затаила дыхание, но стук собственного сердца отдавался у нее в ушах оглушительным шумом. Было ясно, что львицу совершенно не интересует Лукас. Казалось, она его знает и доверяет ему, но понятия не имеет, кто такая Кэра и чего от нее ждать.
        Кэра старалась ничем не выдать смертельного страха, из последних сил убеждая себя не шевелиться, а еще лучше - не дышать. Она отвела глаза от леденящих кровь зрачков, чтобы человеческий взгляд не был воспринят зверем как вызов.
        Это продолжалось целую вечность; во всяком случае, именно так показалось Кэре. Наконец львица повернулась и снова пошла к водопою. На этот раз она пила не отрываясь и присоединилась к остальным, когда те двинулись прочь.
        Кэра, прижав руки к сердцу, упала навзничь на сухую траву.
        Лукас посмотрел на нее и усмехнулся. Зубы его сверкнули в лунном свете.
        - Я горжусь вами. Вы прекрасно себя вели. У вас на редкость здоровые инстинкты.
        Кэра в негодовании уставилась на него.
        - Я едва не погибла.
        - Однако ж этого не случилось.
        - Но не благодаря вам. Вы тут углубились с головой в свои дела, а львица смотрела на меня так, будто на лбу у меня крупными буквами было написано: ДЕСЕРТ.
        - Почему вы так решили? Вам часто приходилось бывать «десертом»? - спросил он, явно забавляясь ее видом.
        Кэре совсем не хотелось улыбаться, но против воли уголки ее губ дрогнули.
        - Не столь буквально. И никогда для львов. - Она взглянула на него уже спокойнее. - Итак, доктор Лукас Пирсон, какие еще наводящие ужас приключения припасены у вас для меня на эту ночь?
        - Что, заскучали?
        - Нисколько. Хотя я и начинаю привыкать к мысли, что состояние, при котором душа уходит в пятки, самое естественное для здешних мест.
        - Немножко страху только на пользу, уж поверьте мне на слово. Проживете намного дольше.
        Кэра, внезапно ощутив неудобство оттого, что лежала перед ним распростертой, а он смотрел на нее сверху вниз, села, стащила с плеч свитер и натянула его на себя, проделывая все это больше для того, чтобы скрыть неловкость.
        - В самом деле, довольно прохладно.
        - Привыкайте.
        Она искоса взглянула на него. В свете луны его лицо казалось еще более холодным и отстраненным. Кэра находила эту холодность чрезвычайно привлекательной. Но гораздо сильнее ее влекла к нему та неожиданная мягкость, что таилась под внешней суровостью.
        В зарослях послышался какой-то шорох. Неужели львы вернулись?
        Спустя мгновение Кэра заметила, как оттуда вышла тройка странных на вид существ, похожих на собак, с огромными, стоящими торчком ушами. Их поджарые тела покрывала лохматая шерсть. Вид у них был крайне истощенный и какой-то неряшливый. Так и хотелось их основательно помыть.
        Кэра уже намеревалась спросить, что это за звери, но Лукас, словно угадав ее желание, предостерегающе сжал ей руку. Он, не отрываясь, с тревогой смотрел на них, будто ожидая чего-то еще.
        Его волнение передалось ей.
        - Что случилось? - прошептала она.
        - Я наблюдал за этими собаками последние два года. Самка с двумя детенышами исчезла.
        - Может быть, они появятся позже?
        Лукас покачал головой.
        - Вряд ли стоит на это надеяться.
        Он на самом деле выглядел очень обеспокоенным.
        - Вы предполагаете, с ними произошло что-то плохое? - спросила Кэра.
        - Это очень редкий вид. Почти исчезнувший. Их истребляли, пока не осталось всего несколько сотен. Когда кто-нибудь из них погибает, это удар по всей популяции. Значит, не будет новых щенков. - Лукас смотрел, как они пьют. - Дьявольщина! - вырвалось у него сквозь стиснутые зубы.
        - Мы могли бы их поискать, - предложила Кэра.
        - Вероятность того, что мы их найдем, равна нулю.
        - Давайте все-таки попробуем.
        Лукас задумался.
        - Несколько месяцев назад я проследил их до самого логова, - сказал он скорее себе, чем ей. - Мы могли бы начать оттуда, если я буду в состоянии хоть что-нибудь разглядеть в темноте.
        - Тогда приступим.
        Лукас посмотрел на нее долгим взглядом и кивнул.
        - Хорошо. Пошли.
        Он подобрал с земли камеру, и они вместе направились к «рейнджроверу». Не говоря ни слова, Лукас завел мотор, включил фары и тронул машину.
        Они проехали около двадцати минут - двадцать долгих минут беспрерывной тряски, - когда Кэра в первый раз заговорила:
        - Где они обычно обитают?
        - Я встречал их в копях немного южнее отсюда.
        - В копях?
        - Среди валунов, вроде тех, откуда вы наблюдали закат.
        - О Господи!
        - Там они или нет, приходится только гадать. И если что-то случилось с самкой, шансы у детенышей выжить ничтожны.
        Кэра изо всех сил старалась разглядеть хоть что-нибудь сквозь ночной мрак, обступавший освещенную фарами дорогу. Время от времени Лукас останавливал машину и включал укрепленный на крыше мощный прожектор, поворачивая его во все стороны. В туманных лучах мелькали чьи-то испуганные тени и вспыхивающие холодным огнем глаза каких-то тварей, но ничего похожего на диких собак обнаружить не удавалось.
        Спустя примерно полтора часа, когда прожектор осветил еще одну гряду валунов, Лукас узнал в ней именно ту, которую искал. Он подвел «рейнджровер» к подножию и нажал на клаксон. Тишину прорезали пронзительные гудки - несколько коротких и один длинный. Спустя мгновение послышался шум разбегавшихся в темноте животных.
        - Зачем вы так сделали? - воскликнула Кэра, считая эту выходку с его стороны не слишком удачной.
        - Мне совсем не по душе вступать в схватку с тем, кто может там прятаться.
        Он вышел из машины и, направив прожектор к валунам, стал поворачивать его из стороны в сторону. Никакого движения среди камней заметно не было.
        Кэра вылезла за ним и, держась за ручку дверцы, следила за перемещениями луча.
        - И что вы предполагаете?
        - Пока еще ничего.
        Она терпеливо ждала, продолжая наблюдать.
        - Кэра, - сказал Лукас, влезая в машину за фонарем, - оставайтесь здесь. Мне надо тщательнее осмотреть это место.
        - Почему я не могу пойти с вами?
        - Потому что я не знаю, что там может быть.
        Кэра смотрела, как он приближается к валунам, освещая себе путь большим фонарем. Глядя на пляшущее перед ним пятно света, она ощущала неудержимо нарастающую тревогу. Ей казалось, что кто-то притаившийся в темноте вот-вот бросится на Лукаса.
        Он начал взбираться вверх, попутно заглядывая во все укромные уголки и щели, внимательно обследуя каждый дюйм гряды.
        - Я кое-что нашел! - наконец крикнул Лукас.
        Кэра, не видя его за камнями, бросилась на голос и обнаружила Лукаса лежащим на земле. Рядом валялся фонарь, освещавший небольшую нору. Кэра опустилась на колени.
        - Что там такое?
        - Детеныш, - ответил он, извлекая из норы крохотное тельце.
        - Он живой? - испуганно спросила она, потому что зверек не шевелился.
        - Жизнь в нем едва теплится. Другой погиб.
        Кэра заглянула в нору и увидела мертвого щенка. Глаза ее внезапно наполнились слезами.
        - О нет, - выдохнула она. - Но почему?
        - Думаю, в результате истощения или обезвоживания.
        - А их мать?
        - Боюсь, и она погибла. Иначе не бросила бы щенков. - Он протянул Кэре детеныша, который еще дышал. Она прижала его к груди, а Лукас снял с себя рубашку и подал ей. - Заверните его. Он должен быть в тепле.
        Кэра расстелила рубашку на земле и, бережно положив на нее щенка, тщательно его укутала. Крошечное существо смотрело на нее такими печальными, такими страдальческими глазами, что у Кэры защемило сердце.
        - Теперь тебе будет хорошо, - произнесла она с нежностью, будто детеныш мог понять ее. - Мы позаботимся о тебе. - Она подняла щенка с земли и, снова прижав к груди, пошла за Лукасом к машине.
        - Садитесь на переднее сиденье, - сказал он, открывая заднюю дверцу и что-то доставая оттуда.
        Кэра села, все так же прижимая к себе щенка.
        В руке у Лукаса оказалась бутылка с водой. Сложив ладонь горстью, он плеснул в нее воды, обмакнул туда пальцы другой руки и поднес их к щенячьей мордочке. Детеныш даже не шевельнулся. Лукас снова смочил пальцы и осторожно потер щенку рот. Никакой реакции.
        Лукас вздохнул.
        - Понимаете, - сказал он Кэре, - его организм обезвожен, он остро нуждается в воде, так же как и в пище. Попробуйте заставить его сделать несколько глотков, пока мы будем ехать.
        - Хорошо.
        Он оставил ей бутылку и захлопнул дверцу. Кэра положила завернутого в рубашку щенка на колени и, проделав те же манипуляции с водой, что и Лукас, приложила влажный палец к ротику щенка.
        - Ну давай же, малыш, - уговаривала она его. - Ты можешь это сделать. Всего один глоток.
        Щенок лежал без движения, и только глаза выдавали в нем жизнь.
        Лукас завел мотор, и они пустились в обратный путь. Машину все так же швыряло из стороны в сторону и подбрасывало на ухабах, но Кэра каким-то чудом ухитрялась удерживать равновесие. Щенок у нее на коленях начал скулить, и она взяла его на руки и принялась укачивать, в то же время не забывая смачивать пальцы водой из бутылки и прикладывать их к ротику щенка, побуждая его напиться. Он по-прежнему не реагировал на ее усилия, но и она не оставляла своих настойчивых попыток.
        В конце концов щенок слабо лизнул ее пальцы.
        - Он капельку выпил, - взволнованно произнесла Кэра.
        - Хорошо. Продолжайте в том же духе.
        Кэра поднесла щенка к лицу и потерлась щекой о его пушистую шерстку.
        - Ах ты мой маленький, - произнесла она умиленно. - Давай-ка попробуем снова.
        Щенок лизал ее пальцы розовым язычком и уже норовил забрать их в рот, пытаясь сосать. Кэра не могла припомнить, чтобы за последнее время ее что-нибудь так радовало. Она не чувствовала ни толчков, ни прочих неудобств. Все ее внимание было поглощено щенком.
        Когда они подъехали к дому, Лукас резко остановил машину и поспешно выбрался наружу. Обежав ее, он распахнул дверцу со стороны Кэры.
        - Выходите, - произнес он нетерпеливо.
        Она последовала за ним к дому. Войдя, они прошли прямо на кухню. Лукас снял с полки кастрюлю, поставил ее на плиту и налил туда немного молока. Пока оно подогревалось, он достал из шкафчика детскую бутылочку, ополоснул ее горячей водой из-под крана и наполнил теплым молоком.
        - Вот, - сказал он, протягивая ее Кэре. - Он к вам привык. Дайте ему попробовать.
        Кэра высвободила тельце щенка из рубашки. Детеныш не делал попыток встать. Он лежал без движения и следил за ней блестящими глазками. Она осторожно поднесла соску ему к мордочке. Он, уже привыкший к ее пальцам, лизнул соску язычком и, постепенно забрав ее в рот, принялся сосать молоко.
        Лукас присел на корточки рядом. Он с нежностью потрепал щенка по голове и погладил по шерстке.
        Пока он ласкал детеныша, Кэра смотрела на его лицо. Она видела во взгляде Лукаса все ту же потаенную мягкость, которую угадала в нем прежде.
        - Это самочка, - сказал он немного погодя.
        - Она поправится? - спросила Кэра.
        Лукас выпрямился и неопределенно пожал плечами.
        - Не знаю. То, что она приняла пищу, - хороший знак. Дальнейшее покажет время.
        - И сколько надо времени?
        - К утру все будет ясно. - Лукас накрыл руку Кэры своей и вытянул бутылочку изо рта щенка. - Прервитесь на несколько минут, а потом дайте ей снова.
        Кэра посмотрела на него, и их глаза встретились.
        Лукас первым отвел взгляд.
        - Вам надо отправляться спать. Я останусь с щенком. Он должен получать пищу примерно через каждые тридцать минут в течение ночи.
        - Можно я вам помогу?
        Лукас пристально посмотрел на нее.
        - Вам придется сидеть не смыкая глаз, Кэра.
        - Вот и хорошо.
        Лукас задумался на минуту, потом встал, подошел к другому шкафчику и вытащил оттуда бутылку.
        - Нам понадобится вот это, - сказал он, наполняя бутылку горячей водой из-под крана и протягивая ее Кэре. - И это. - Он снял с плиты таймер. - Я пойду захвачу одеяло для щенка, а вы идите в гостиную.
        Они оба покинули кухню. Кэра, войдя в неосвещенную комнату, одной рукой зажгла неяркую угловую лампу. В другой руке у нее был щенок, а под локтем зажаты бутылки.
        Она устало опустилась на диван. Не прошло и минуты, как появился Лукас.
        - Вот, - сказал он, укутывая ей плечи одеялом, - я подумал, что вы в этом тоже нуждаетесь.
        Кэра, тронутая заботливостью Лукаса, благодарно на него посмотрела.
        - Спасибо.
        Он взял другое одеяло, сложенное в несколько раз, и, положив его Кэре на колени, устроил из него подобие колыбели. В самый низ он опустил бутылку с горячей водой.
        - Я понимаю, вы не уверены, но все-таки скажите: есть надежда, что она выживет?
        - У меня такое предчувствие, что с ней все будет в порядке.
        Кэра взглянула на сонную мордочку щенка, лежащего в уютном гнездышке из одеяла.
        - Вам когда-нибудь раньше приходилось ухаживать за животными? - спросил Лукас, садясь в кресло напротив.
        - Нет. Я всегда жила в городе.
        - Тогда это просто удивительно: у вас есть сноровка!
        Глаза Кэры засветились улыбкой.
        - Комплимент! И совершенно неожиданный.
        - На неожиданности я мастер.
        Они обменялись долгими взглядами.
        - Я и не сомневалась.
        Лукас до встречи с Кэрой имел совершенно определенное мнение о людях такого рода. А теперь он не знал, что и думать.
        Раздался звонок таймера.
        Лукас поднялся с кресла и пошел на кухню. Кэра тихо сидела, поглаживая щенка своими длинными пальцами и ласкою с ним разговаривая.
        Он вернулся через минуту с подогретым молоком. Кэра потыкала соской в ротик щенку. Он слабо пошевелился - а до этого совсем не двигался - и принялся сосать.
        - Ты мой сладкий, - прошептала Кэра. - С тобой все будет хорошо, ют увидишь, я позабочусь об этом.
        - Не давайте ему пить слишком много, - предупредил Лукас, наблюдая за ними.
        Кэра кивнула и отняла бутылочку. Лукас в это время вновь устанавливал таймер.
        Она, откинув голову на спинку дивана, посмотрела на человека, сидящего напротив, и сказала:
        - Предстоит долгая ночь.
        Уголки его губ дрогнули, когда он взглянул на нее.
        - Добро пожаловать в Серенгети, Кэра.

        Глава четвертая

        Лукас прошел в свой рабочий кабинет - небольшое помещение, расположенное неподалеку от загонов с животными, - чтобы взять папку с бумагами: необходимо было внести новую запись. Когда он снова появился в гостиной, Кэра посмотрела на него с улыбкой.
        - Думаю, вы были правы насчет малышки, - сказала она тихо. - С каждым кормлением у нее как будто прибавляется сил.
        Лукас положил бумаги на кофейный столик и посмотрел на Кэру.
        - А ваши почти на исходе. Давайте-ка теперь я позабочусь о ней. А вы ступайте в свою комнату и хоть немного поспите.
        - Нет, я прекрасно себя чувствую. Но все равно спасибо. - Она положила бутылочку на диван и взяла спящего щенка на руки. - Сколько ей от роду?
        Лукас сел в кресло и раскрыл папку.
        - Пять недель.
        - А когда она сможет есть твердую пищу?
        - Как только окрепнет. Возможно, на следующей неделе мы введем в ее рацион немного измельченного мяса. Наверняка она уже получала его от матери.
        Кэра, опустив щенка на одеяло, смотрела, как он спит.
        - Должно быть, очень тяжело, когда чувствуешь, что животное невозможно спасти.
        - Да, нелегко.
        Кэра откинулась на спинку дивана.
        - И это не вызывает у вас ожесточения?
        Лукас задумался на мгновение.
        - Я бы не стал употреблять такое слово. Но временами, вдобавок к горькому разочарованию, тебя охватывает гнев, особенно когда гибель животных связана с умышленным уничтожением. Иногда я думаю, что этот гнев помогает выстоять.
        Они посмотрели друг на друга.
        - Вы мне нравитесь, - внезапно сказала Кэра. - Сначала совсем не нравились, а теперь - да.
        - Не слишком увлекайтесь, - мягко предостерег ее Лукас.
        - Я и не жду, что вы мне это позволите.
        Затянутая сеткой входная дверь была распахнута. Снаружи доносилось только стрекотание цикад. Веки у Кэры смежались помимо воли. Осознав это, она сказала себе, что даст глазам отдых всего лишь на мгновение. На один краткий миг.
        Через секунду она уже спала.
        Лукас долго смотрел на Кэру. В ней было что-то бесконечно трогательное. У него промелькнула мысль, что лучше бы держаться от нее подальше, однако он тут же подумал, что все разрешится само собой и никаких осложнений не возникнет. Через несколько недель ее здесь уже не будет, и жизнь войдет в прежнюю колею. Он твердо знал, каково его главное жизненное предназначение, и хотел быть верен ему до конца, несмотря ни на что.
        Тут не место женщине. Зато для него - единственное место, где ему интересно жить.
        Поэтому он может просто наслаждаться обществом Кэры, пока она здесь, и забыть о ней, когда она уедет.
        Однако это не означает, что он намерен давать ей поблажку. Она так забавно выглядит, когда ее подзадоривают. И если он в ней не слишком ошибается, ей самой нравится принимать вызов.
        Наклонившись, Лукас взял со столика таймер и выключил его, чтобы не нарушать сон Кэры. Потом взял у нее спящего щенка и положил к себе на колени для следующего кормления.

        Кэра, вздрогнув, проснулась. Открыв глаза, она сначала не могла сообразить, где находится, но потом вспомнила обо всем, в том числе и о щенке.
        Она стремительно вскочила.
        - А, вы наконец-то проснулись, - услышала она голос Крейга, направлявшегося к ней через комнату со стаканом апельсинового сока в руке.
        - Где щенок?
        - Не беспокойтесь, утром Лукас отнес его служителю в загон. С малышкой все в порядке.
        Кэра с облегчением опустилась на диван.
        - Слава тебе Господи. Я уж испугалась, что он сбежал.
        - Ну, для этого у него не хватит силенок. Он еще слишком слаб.
        - Вы его видели? - спросила Кэра, забирая у него сок. - Как он?
        - Прекрасно. Вам с Лукасом повезло вовремя найти щенка. Если б не вы, он бы погиб.
        - Это, конечно, хорошо, но что с ним будет впоследствии? - спросила Кэра, сделав большой глоток.
        Крейг улыбнулся.
        - Он останется тут до тех пор, пока не подрастет настолько, что сможет существовать без нашей помощи. Потом мы отпустим его на волю.
        - Но удастся ли ему выжить в дикой природе? Не станет ли он слишком домашним?
        - Разумеется, такая вероятность существует. Но со временем и это будет ясно: многие животные, которых мы решаем отпустить на свободу, чувствуют себя в безопасности только в клетке или возле загонов и стремятся держаться поблизости. Мы это учитываем и присматриваем за ними. Здесь не возникнет большой проблемы.
        - Это хорошо. - Кэра потерла глаза и потянулась. - Который час?
        - Около половины шестого.
        - Половина шестого? - переспросила она. - Вы всегда встаете в такую рань?
        - Как правило. Утром, когда прохладно, легче работается.
        - Полагаю, в этом есть резон. - Она зевнула, прикрыв рот рукой. - Простите.
        Крейг усмехнулся.
        - Я уже разбудил вашу сестру. Через час вам положено отправляться на сафари, так что, если вы собираетесь принять душ, вам лучше сделать это сейчас.
        - Гм… Крейг, что касается сафари. Как вы думаете, может быть, взамен нам с Квинн стоит поехать с вами? Сафари - это, конечно, очень мило, но лично мне интереснее посмотреть на вашу работу.
        - Вы шутите.
        - Вовсе нет.
        - Жара и пыль - вот все, что вас там ожидает.
        - Я знаю.
        - К тому же это довольно скучно, а дорога туда нелегкая.
        - Неважно.
        - Я должен справиться у Лукаса.
        - Пожалуйста.
        Помимо того что Кэре самой хотелось с ними поехать, она решила, что это будет полезно и для Квинн. Если уж подобная поездка не отвлечет ее на время от грустных мыслей, то на что-то другое нечего и рассчитывать.
        - А если он скажет «нет», а, скорее всего, так и будет, что тогда? - осведомился Крейг.
        - Тогда нам, как примерным девочкам, останется только принять участие в сафари вместе с Хильдой и Берти.
        Крейг кивнул.
        - Ну что ж, давайте спросим.
        Кэра поставила стакан на стол и вышла за Крейгом через дверь на веранду. Солнце уже показалось над горизонтом, предвещая еще один напоенный зноем день.
        И вдруг глазам Кэры предстало самое странное зрелище, какое она когда-либо видела. Лукас, в шортах, голый по пояс, сверкая мокрым от пота бронзовым торсом, выскочил из-за угла и, совершая огромные прыжки, понесся куда-то, опережая футов на десять детеныша носорога, который, казалось, был полон решимости его настичь. Кэра просто остолбенела от изумления.
        - Опоздали, - констатировал Крейг. - Ну ничего, мы перехватим его, когда он будет возвращаться.
        - Возвращаться? Откуда? - спросила Кэра, не в силах отвести глаза от этой курьезной пары.
        Крейг засмеялся.
        - Я вижу, вы еще незнакомы с Норманном.
        - С Норманном? А кто это?
        - Свирепый Норманн, наш маленький сиротка-носорог. Он нуждается в моционе, но едва ли не единственный способ заставить его поупражняться - пробежка с Лукасом. Мы обнаружили это почти случайно, когда Лукас однажды утром куда-то торопился, а Норманн увязался за ним.
        - Теперь понятно. - Кэра не могла удержаться от смеха, наблюдая за бежавшими. - Я никогда бы не поверила, что смогу сказать такое про носорога, но он сплошное очарование.
        - Согласен. Сейчас он кажется таким беззащитным, но посмотрите на него через год!
        - Где вы его нашли?
        Лицо у Крейга сразу стало серьезным.
        - Случайно наткнулись в саванне. Мы обнаружили его на следующий день после того, как он потерял мать. Это все браконьеры…
        На глаза Кэры навернулись слезы. Ей было известно об истреблении этих животных из-за их рогов. Вот и мать Норманна пала жертвой алчущих наживы преступников.
        - Не знаю, смогла бы я жить здесь, занимаясь тем, что делаете вы, - тихо промолвила она. - Думаю, меня бы все это ужасно угнетало…
        - К таким вещам невозможно привыкнуть, - подтвердил Крейг. - Уверен: Лукас думает то же самое, хотя предпочитает не делиться своими мыслями по этому поводу, вы вряд ли услышите от него что-нибудь подобное. Ему хочется, чтобы в нем видели беспристрастного ученого, охраняющего дикую природу по долгу службы. Он не склонен обнаруживать свои чувства.
        - Да, едва ли можно сказать, что он человек открытый. Иногда его непросто понять.
        - Даже и не пытайтесь. Думаю, он никому не позволит себя разгадать.
        - Но почему?
        - Трудно сказать. Вряд ли кто возьмется утверждать, что знает его хорошо, в том числе и я, хотя мы дружны с детства. Он никогда не любил о себе распространяться. - Крейг взглянул на часы. - Вам лучше поторопиться с водными процедурами. Завтрак будет через сорок минут. Если опоздаете - останетесь голодной.
        Кэра пошла к себе и взяла все необходимое для душа. Не полагаясь на волю случая, она, очутившись в ванной, тщательно обследовала каждый дюйм пола на предмет нежелательных ползучих визитеров и только потом заперла дверь.
        На сей раз обошлось без приключений. Поплескаться под душем доставило ей огромное удовольствие. Нельзя сказать, чтобы он соответствовал общепринятым стандартам, но тем не менее свое назначение оправдывал и уже стал для нее привычным. Слегка обсушив волосы полотенцем, она натянула оливкового цвета шорты с отворотами и белую футболку, а ноги сунула в кроссовки. Потом, собрав вещи, занесла их в свою комнату и отправилась к сестре.
        - Привет! - весело произнесла она, входя.
        - И тебе также, - ответила Квинн с улыбкой. Она разбирала чемодан. В руках у нее была аккуратная стопка одежды, которую она приготовилась разложить по ящикам комода. - Как я понимаю, ты всю ночь развлекалась напропалую.
        - Это на самом деле было потрясающе интересно! - Кэра плюхнулась на кровать сестры и откинулась на подушку, заложив руки под голову. - У меня к тебе есть предложение.
        Квинн искоса взглянула на сестру.
        - О-хо-хо.
        - Думаю, оно тебе понравится.
        - Ничего не остается, как снова сказать «о-хо-хо».
        - Вместо того чтобы ехать на сафари с Хильдой и Берти, не лучше ли отправиться в самую настоящую экспедицию с Лукасом и Крейгом?
        - Ну, я, право, не знаю, Кэра. Хотя могу сразу заявить, что проводить день-деньской в компании семейки Гриффин - это для меня нежелательное испытание.
        Кэра засмеялась.
        - Так ты не против такого предложения, если Лукас согласится?
        Квинн бросила на сестру предостерегающий взгляд.
        - Погоди, дай подумать. Надо определиться, кого предпочесть: Хильду с Берти или Лукаса с Крейгом.
        - Именно.
        - Признаться, выбор нелегкий, но, пожалуй, я склоняюсь в пользу последних.
        - Считаю своим долгом предупредить тебя, что ехать придется далеко не в комфортабельных условиях. По правде сказать, на мне живого места не осталось от тряски по ухабам прошедшей ночью.
        Квинн улыбнулась.
        - Ничего, я выдержу. Если мы не испытаем всех прелестей путешествия, то разве сможем потом сказать, что видели настоящую Африку?
        Кэра, спрыгнув с кровати, кинулась обнимать сестру.
        - Великолепно! Самое то, что прописал доктор. Пойду посмотрю, вернулся ли Лукас после пробежки. Надо получить его согласие.
        - А если он скажет «нет»?
        - Мое дело - спросить. Самое худшее, что нас ожидает, - это сафари с Хильдой и Берти.
        Квинн покачала головой.
        - Не хотелось бы так говорить, но… все что угодно, только не три недели исключительно в компании с Хильдой и Берти!..
        - Это уж точно!
        Кэра выскочила за дверь и устремилась к комнате Лукаса.
        - Эй, - тихо позвала она, - вы там?
        Он выглянул с полотенцем на плече. Волосы его были влажны после душа. Внимательно посмотрев на нее, Лукас произнес:
        - Доброе утро, Кэра.
        Она улыбнулась ему.
        - Привет. Как наша малышка?
        - Отлично. Сегодня утром ей даже удалось сделать несколько шажков.
        - Я очень рада. Извините, что заснула.
        - Не страшно. У вас был трудный день.
        Кэра переступила с ноги на ногу, не зная, с чего начать.
        - Что-нибудь еще? - спросил он после паузы.
        Она кивнула.
        - Итак?
        Кэра слегка откашлялась.
        - Я хотела бы попросить вас позволить нам с Квинн поехать сегодня с вами, вместо того чтобы участвовать в сафари, как было условлено раньше.
        Лукас, ни на мгновение не задумавшись, ответил:
        - Нет.
        - Но почему?
        - Вы нам помешаете.
        - Я ведь не была вам в тягость прошлой ночью?
        - Согласен.
        - Так в чем проблема?
        - Проблема в том, что мне предстоит работа. А я не смогу ее как следует выполнить, если одним глазом буду смотреть за вами, а другим - за вашей сестрой.
        - Нам не нужен присмотр. Мы сами о себе позаботимся.
        - Вы понятия не имеете, как о себе заботиться. По крайней мере в здешних условиях.
        - Постепенно научимся.
        - Поймите, Кэра, тут у вас нет права на ошибку. Одно неверное движение, и вы просто погибнете. Об этом даже скучно говорить. А сафари, которое для вас устраивают, приятное и совершенно безопасное развлечение.
        - А если я не хочу, чтоб было приятно и безопасно?
        - Тогда вы выбрали не то место, куда следовало приехать, - произнес он холодно и посмотрел на часы. - Прошу извинить. Завтрак будет готов через несколько минут, а я еще должен переодеться. - Лукас отвернулся, всем видом показывая, что не намерен больше обсуждать эту тему.
        Кэра, задыхаясь от негодования, обогнула веранду, направляясь в столовую. Прошлой ночью у них установились прекрасные взаимоотношения, и вот чем все кончилось.
        У входа, развалясь на одном из продавленных стульев, сидел Крейг.
        - Вы напоминаете мне участницу торжественной процессии, на которую внезапно обрушилась разбушевавшаяся стихия. И я, кажется, догадываюсь, что это за стихия.
        - Лукас, - подтвердила она, присаживаясь рядом.
        - Так он не разрешил вам?
        - Вы поняли правильно.
        - Не теряйте надежды. Я попробую его уговорить.
        Она с любопытством взглянула на него.
        - Почему вы так заинтересованы, чтоб мы поехали?
        - По некоторым личным причинам.
        - И что же это за причины?
        - Ну, мне хочется иметь возможность получше узнать вашу сестру. А если она отправится в одну сторону, а я - в другую, из этого ничего не получится.
        Кэра, сразу став серьезной, бросила на него испытующий взгляд.
        - Вам известно, что год назад она потеряла мужа?
        Крейг кивнул.
        - Ей пришлось многое перенести. Она до сих пор очень тяжело это переживает.
        - Могу себе представить.
        - Больше всего на свете мне хочется, чтобы она вновь обрела вкус к жизни. И к мужчинам в том числе. Но ее не должно постичь разочарование. Я просто не могу этого допустить. - Она посмотрела ему прямо в глаза. - Вы меня понимаете?
        Крейг наклонился и взял Кэру за руку.
        - Да, понимаю. И поверьте, никогда в жизни я не сделаю ничего такого, что могло бы хоть в малейшей степени повредить Квинн. Не в моих это правилах. Если даже не принимать во внимание то обстоятельство, что в противном случае вы просто-напросто побьете меня камнями.
        Из-за угла веранды показалась Квинн и, подойдя к Кэре сзади, оперлась рукой о спинку ее стула.
        - О чем это вы тут толкуете с таким серьезным видом?
        - О жизни, - ответила Кэра с улыбкой, обернувшись к ней. - Жизнь - серьезная штука.
        - А что сказал Лукас? Мы поедем с ним?
        - Нет.
        - Значит, нас ждет царство дикой природы вкупе с Хильдой и Берти?
        Крейг встал.
        - Не обязательно. Я вернусь через минуту.
        Начали прибывать работники из местных жителей. Одни были одеты в обычные шорты и футболки, другие - в похожие на униформу короткие штаны и рубашки цвета хаки. При виде сестер они приветственно кивали, желая им доброго утра.
        Немного погодя Крейг вернулся в сопровождении Лукаса. Тот взглянул на Кэру с явным неодобрением, а Крейг усмехнулся и подмигнул ей. Не говоря ни слова, они прошли мимо и скрылись за дверью гостиной.
        - Что, по-твоему, все это означает? - спросила Квинн вполголоса, когда они входили за ними внутрь.
        - Скорее всего, Крейгу все-таки удалось уговорить Лукаса, а он, как видишь, нисколько не обрадован.
        Завтрак был уже готов, и сестры, подойдя вместе с остальными к буфетной стойке, взяли тосты с омлетом и, расположившись на диване с тарелками на коленях, с любопытством прислушивались к тому, как мужчины обсуждают свои планы на предстоящий день, попутно распределяя обязанности, касающиеся провианта, вооружения, транспорта, между участниками экспедиции.
        Лукас, быстро покончив с едой, подошел к сестрам.
        - Крейг, кажется, полагает, что вам обеим следует разрешить поехать с нами.
        - А вы? - с надеждой спросила Кэра.
        На скулах у него вздулись желваки.
        - Ладно, я не стану этому препятствовать. Но вынужден предупредить: вы будете держаться вместе с остальными, иначе вас тут же отправят обратно.
        Кэра просияла.
        - Спасибо.
        - Не стоит благодарности, - произнес Лукас бесстрастно, хотя глаза его прожигали ее насквозь. Он, видимо, уже сожалел, что поддался на уговоры. - Имейте в виду, вы беспрекословно должны выполнять все, что вам будет сказано.
        - Непременно, - в один голос заявили Кэра и Квинн.
        - Хорошо. Тогда отправляемся.
        Крейг, схватив сестер за руки, потянул их к двери.
        - Вам надо поторопиться. Есть у вас какая-нибудь одежда на смену?
        - Конечно, - все так же в унисон ответили они.
        - Отлично. - Не выпуская их рук, он быстро шагал вдоль веранды и остановился сначала у комнаты Квинн. - Дорожные сумки найдутся? - скороговоркой спросил он у Кэры.
        - Только те, с которыми мы прилетели.
        - Подойдут. Кэра, пока я буду помогать Квинн, идите к себе и захватите шорты и рубашки, чтобы хватило на неделю. Еще возьмите мыло и полотенце. Набейте сумку потуже, там все пригодится. Ничего страшного, если вещи помнутся. Никто не будет в претензии.
        Кэра бросилась в свою комнату и принялась опустошать комод. Набив сумку до отказа, она с трудом застегнула молнию и тут же услышала стук в дверь и голос Крейга:
        - Собрались? Тогда в путь.
        Выскочив из дома за Крейгом и Квинн, Кэра увидела, что Лукас загружает снаряжение в стоящий у крыльца «рейнджровер».
        - Мы готовы, - выпалила она, едва переводя дыхание. - Могу я чем-нибудь помочь?
        - Все уже сделано, - мрачно изрек он, заталкивая последний ящик в багажник.
        - А куда вы нас посадите? - поинтересовалась Квинн.
        - Она поедет со мной, - поспешно ответил Крейг.
        - Хорошо. Кэра, залезайте ко мне в машину, - скомандовал Лукас.
        - Но я думала, мы вместе с Квинн…
        - У меня нет времени стоять тут и пререкаться с вами.
        Кэра прикусила язычок, сочтя за благо промолчать.
        Уголки его губ дрогнули.
        - Вот так-то лучше. - Он снял с ее плеча сумку и швырнул на сиденье. Потом подал ей руку, помогая забраться в кабину. - Все, поехали.
        Лишь только он сел за руль, как все четыре машины тронулись и, выстроившись друг за другом, двинулись по равнине. Кэра изо всех сил старалась удержаться на сиденье. Пыль клубилась за ними таким густым облаком, что позади невозможно было ничего разглядеть.
        Немного освоившись с тряской, Кэра почувствовала прилив бодрости. Попадались участки, где дорога была почти ровной. Когда «рейнджровер» проезжал одно из таких мест, она, стремясь ничего не упустить, так наклонилась вперед, что едва не уперлась носом в ветровое стекло. Ощущение было потрясающее, даже несмотря на пыль. Никогда ей не приходилось видеть таких необозримых пространств. А сколько тут было животных! Зебры, взрывающие копытами песок и уносящиеся вскачь при их приближении; жирафы, поворачивающие свои маленькие изящные головки на длинных шеях в сторону машин и провожающие их взглядом.
        - Это какое-то чудо! - восторженно воскликнула Кэра, пытаясь перекричать рев моторов. - Я просто глазам своим не верю!
        Лукас, посмотрев на ее светящееся воодушевлением лицо, покачал головой, с трудом сдерживая улыбку. Внезапно он с силой схватил Кэру за плечо и буквально вдавил в сиденье.
        - Что вы делаете?! - только и успела она выкрикнуть, как тут же машина, попав в яму, взлетела вверх и тяжело ударилась о землю. Лукас даже не потрудился снизить при этом скорость. - Ничего себе, - обескураженно пробормотала Кэра. - Спасибо.
        - Вот уж не стоит. Я не могу позволить вашему подбородку повредить мой приборный щиток. Эта рухлядь и так уже на последнем издыхании.
        Кэра засмеялась.
        - Лукас, ты слышишь? Включись, - раздался из микрофона хриплый голос Крейга, искаженный помехами. - К северу от нас стадо гну.
        Дотянувшись до передатчика, Лукас нажал на кнопку.
        - Да, вижу.
        Кэра пыталась разглядеть что-нибудь сквозь клубы пыли на горизонте, но ничего не увидела.
        - Придется проехать сквозь стадо или можно его обогнуть? - спросила она.
        - Надо постараться миновать их.
        - Но где же они?
        - Видите впереди облако пыли?
        - Да.
        - Вот это и есть гну. Очевидно, их что-то напугало. Они бегут прямо на нас, так что мы должны взять немного на запад, чтобы избежать столкновения.
        - Это опасно, если стадо налетит на нас?
        - Опаснее для них, чем для нас. Когда они вот так несутся, то не обращают никакого внимания на препятствия и могут покалечиться. Известны случаи, когда животные тысячами прыгали с обрыва просто потому, что привыкли слепо следовать за вожаком.
        Пока Лукас произносил эти слова, грузовики начали разворачиваться в западном направлении. Машину снова затрясло. Кэра старалась сохранить равновесие, чтобы не пропустить момента появления животных. Когда пыльное облако оказалось от них в нескольких сотнях ярдов, она наконец их разглядела. Это было, пожалуй, самое захватывающее зрелище, какое она когда-либо видела. Гул от тысяч копыт стоял оглушительный. А земля дрожала так, что Кэра ощущала вибрацию даже сквозь тряску
«рейнджровера».
        Лукас и остальные водители дружно надавили на гудки. Кэра не понимала, зачем они это делают, пока не заметила, что стадо, реагируя на звук, постепенно меняет направление, уклоняясь к востоку. Повернувшись на сиденье, она следила за животными, исчезающими в густых клубах пыли.
        - Они когда-нибудь остановятся? - спросила она, все еще не оправившись от изумления.
        - Когда устанут. В этом году гну появились чуть раньше, чем положено.
        - А как им положено?
        - Это мигрирующие животные. Гну приходят вслед за дождями. А раз они уже здесь, дожди не заставят себя ждать.
        - Вот как!
        Они предприняли попытку объехать плотное облако удушливой пыли, но оно заполнило все окружающее пространство. Приходилось либо задыхаться от жары в закрытой машине, либо дышать пылью.
        Кэра предпочла последнее.
        Лукас протянул ей пластиковую бутылку с водой.
        - Выпейте немного.
        - Спасибо. - Она, отвернув колпачок, поднесла ее ко рту и сделала несколько глотков.
        - Ну как, лучше? - спросил он.
        - По вкусу напоминает жидкую грязь, - ответила она, отдавая ему бутылку. - Слишком много пыли.
        - Привыкнете.
        - Ну разумеется. Что еще я могла услышать? - Кэра произнесла это едва ли не про себя, но Лукас каким-то образом разобрал, что она сказала, и, глотнув из бутылки, улыбнулся.
        Они ехали почти пять часов. И когда наконец остановились, Кэре все еще казалось, что она по-прежнему трясется на сиденье.
        Лукас вылез из машины и помахал Крейгу, чтобы тот подошел. Кэра открыла дверцу и осторожно ступила на землю. Ей хотелось сразу подбежать к Квинн, но, чтобы преодолеть разделяющие их десять футов, сначала надо было убедиться, что она сама твердо стоит на ногах, а для этого потребовалось некоторое время.
        Квинн, все еще сидя в машине, посмотрела на сестру сквозь стекло.
        - Ты не предупредила меня, что я на всю жизнь останусь инвалидом, - произнесла она суровым тоном.
        - Прости, я забыла. - Кэра ободряюще улыбнулась. - Может, это послужит некоторым утешением, но мне было сказано, что со временем мы привыкнем.
        - У меня на этот счет несколько другое мнение. Я провела здесь меньше суток, но, думаю, могу с полной уверенностью сказать, что это моя последняя поездка сюда - в эту дивную страну…
        К ним подошел Лукас.
        - Мне надо кое-что разведать, и потому я пойду дальше пешком. Машину поведет другой водитель. А вы вдвоем поедете с Крейгом, чтобы подготовить место для лагеря.
        - Можно я с вами? - спросила Кэра.
        - Это далеко не увеселительная прогулка, - ответил Лукас.
        - Все лучше, чем трястись в машине.
        - К исходу дня вы едва ли сможете это повторить, если отправитесь со мной.
        - Попробую рискнуть.
        Лукас ненадолго задумался.
        - Вам придется не отставать, - сказал он серьезно. - И учтите: никаких скидок на то, что вы женщина и приехали сюда просто отдохнуть.
        - Ничего подобного я от вас и не жду.
        - Тогда все в порядке. Поскольку вы усвоили основные правила. - Развернувшись, Лукас подошел к машине Крейга и вытащил оттуда два рюкзака. Один он швырнул Кэре, и она с трудом его удержала, никак не рассчитывая, что рюкзак окажется таким тяжелым.
        - Что я должна с ним делать? - спросила она, с недоумением глядя на рюкзак.
        - Вы его понесете. Там вода, провизия и кое-какие вещи, которые могут пригодиться, если мы не сможем в ближайшее время присоединиться к остальным.
        - А что нам помешает? - осведомилась Кэра, взваливая рюкзак на плечо.
        - Всякое может случиться. - Лукас с любопытством взглянул на нее, приподняв бровь. - Вас еще не оставило желание меня сопровождать?
        На самом деле Кэра уже сожалела, что вызвалась идти с ним, у нее пропала всякая охота отправляться неизвестно куда.
        - Вовсе нет, - услышала она свой собственный голос. - Я пойду с вами.
        Лукас достал из грузовика винтовку и, продев руку в лямку рюкзака, перекинул его на спину.
        - Тогда двинулись.
        - Только мы? - спросила она, глядя на остальных и думая, насколько было бы безопаснее действовать сообща. В голове у нее вертелась фраза: «В единстве - сила».
        - Только мы. Основная работа предстоит завтра. Остальным необходимо ехать, чтобы успеть разбить лагерь. - И, не удостаивая ее дальнейшими объяснениями, Лукас круто развернулся и зашагал вперед.
        Кэра, округлив глаза, оглянулась на сестру и, поправив рюкзак, поплелась вслед за ним.
        Шум моторов у них за спиной был почти не слышен, когда они вступили в места, где грузовики едва ли смогли бы проехать. Равнину сменил гористый ландшафт, изобиловавший крутыми впадинами и скальными выступами.
        Лукас шел, не поднимая глаз от земли.
        - Что вы там выискиваете? - поинтересовалась Кэра.
        - Улики.
        - Что?
        - Следы. Очевидно, этим путем уже кто-то прошел.
        Кэра тоже принялась внимательно осматривать землю. Она разглядела примятую траву, но определить, когда и кем она была примята, казалось ей совершенно невозможным.
        Они все шли и шли. Солнце пекло так, что Кэра чувствовала: под знойными лучами солнца ее силы словно испаряются. Она перекидывала рюкзак с плеча на плечо, но он становился все тяжелее и тяжелее.
        Кэра изнывала от жары.
        Лукас обернулся, чтобы проверить, как она держится, и заметил, что у нее сильно покраснело лицо. Он ничего не сказал, но спустя несколько минут остановился у акации, отбрасывающей тень.
        - Давайте немного передохнем и чего-нибудь выпьем.
        Кэра с облегчением сбросила с себя поклажу и, не раздумывая, уселась прямо на пыльную землю. Лукас достал из своего рюкзака пластиковую бутылку с минеральной водой, открыл ее и протянул Кэре.
        - Вот, возьмите, - сказал он, стоя рядом с ней, - это поможет.
        Она с признательностью взглянула на него, принимая протянутую бутылку, и отпила несколько глотков. Вода нагрелась и нисколько не освежала.
        - Спасибо, - поблагодарила она, отдавая ему бутылку.
        Сам он пил долго, время от времени посматривая на Кэру.
        - Разве вам не жарко с распущенными волосами? - спросил он, завернув колпачок и вытерев рот тыльной стороной руки.
        - Ужасно жарко.
        - У вас есть чем их подвязать?
        - Я как-то не подумала об этом, когда собиралась.
        - А может, отрезать их? - неожиданно предложил он.
        Кэра, прищурившись, посмотрела на него долгим взглядом.
        - Вы, надеюсь, шутите?
        Лукас, даже не улыбнувшись в ответ, засунул бутылку в свой рюкзак и вытащил оттуда огромный нож с длинным лезвием, зловеще сверкнувшим сталью на солнце.
        - Шутите? - повторила она с нервным смешком.
        Лукас, не отвечая, наклонился и срезал ножом длинный пучок травы. Все так же не говоря ни слова, он воткнул нож в землю и принялся быстро переплетать стебли.
        Кэра изумленно наблюдала, как мелькали ловкие пальцы, сплетая длинную косичку. Закончив, он опустился позади нее на колени и одной рукой приподнял пышную копну рыжих волос.
        - Мокрая, как губка, - проговорил он, проведя пальцем по ее покрытой испариной коже.
        - Очень душно. Я и не предполагала, что так будет.
        Лукас тихонько подул ей на шею. От восхитительного ощущения прохлады Кэра закрыла глаза.
        - Какое блаженство. Можно еще разок?
        Лукас смотрел на склоненную голову Кэры, на плавный изгиб ее шеи, казавшейся такой беззащитной. Приподняв ей волосы повыше, он снова дунул, начав от завитков у корней волос и опускаясь по линии плеча. От ее кожи исходил сладкий запах, щекочущий ноздри, теснивший грудь.
        Кэра вздохнула.
        - Думаю, теперь станет полегче, - сказал он, сверх ожидания умело затягивая шнурком из травы волосы Кэры наподобие хвоста.
        Кэра повернула голову и посмотрела на него.
        - Спасибо.
        Лукас встал с колен, ничего не ответив.
        Кэра, тоже поднявшись, принялась отряхивать шорты.
        - Вы можете идти дальше? - спросил он.
        Она молча кивнула.
        - Если вам тяжело, скажите прямо, стыдиться тут нечего.
        - Знаете, я не привыкла отлынивать от дела, если уж решилась за него взяться.
        - Допускаю, что нет - при обычных обстоятельствах. Только данные вряд ли можно назвать обычными.
        - Вы сказали, что никаких скидок не будет. И я согласилась.
        Он пожал плечами.
        - Как вам будет угодно.
        Что мне угодно, подумала Кэра, так это очутиться сейчас в номере комфортабельного отеля с кондиционером и отсыпаться там по меньшей мере целую неделю. Казалось невероятным, что можно сделать еще хоть шаг. Прошедшая жизнь не подготовила ее к подобному испытанию. Но желание доказать, что она способна выдержать его до конца, придавало ей сил.
        - Пошли.
        Однако Лукас ее уже не слышал: он ушел вперед футов на двадцать. Кэра, тяжело вздохнув, взвалила на спину рюкзак и побрела вслед.

        Глава пятая

        Кэра плелась сзади, не осмеливаясь роптать вслух. Но если бы Лукас проникся ее ощущениями, то обнаружил бы, что ноги у нее отваливаются, рюкзак тянет к земле, в голове мутится. Никогда в жизни она не чувствовала себя так ужасно.
        Зной был настолько всепоглощающим, что ничего другого Кэра уже не воспринимала. Удушающе влажная жара окутывала ее словно толстым одеялом. Пот заливал лицо и стекал струйками по груди.
        Ей необходимо остановиться. Если она не остановится, то просто умрет. Лукас оглянулся.
        - Как вы?
        - Замечательно. - В подкрепление своих слов Кэра улыбнулась, чтобы он не вздумал сомневаться.
        - Не хотите передохнуть?
        - Что ж, если вы считаете это необходимым… - Она остановилась, едва держась на ногах. Сначала наземь упал рюкзак, а потом, рядом с ним, Кэра.
        - Вы уверены, что с вами все в порядке? - спросил Лукас, стараясь не выдать своего изумления.
        Она снова улыбнулась ему.
        - Ну да. Я прекрасно себя чувствую. Просто прекрасно.
        Он вынул бутылку с водой и протянул ей.
        - Спасибо. - Кэра поспешно выхватила ее и принялась жадно пить. Вода стекала по подбородку, но ей было все равно - пока она не заметила, какими глазами Лукас смотрит на нее. Кэра остановилась и, не стирая капель с лица, вернула бутылку. - Жутко хотелось пить, - сказала она, словно оправдываясь.
        - Я так и понял.
        Лукас приложил горлышко к губам и запрокинул голову, устремив взгляд в небо. Кэра не отрываясь смотрела, как сильные мышцы покрытой загаром шеи ритмично двигались в такт глоткам. Он опустил бутылку и повернулся к ней. Их глаза встретились. Как ни казалось это невероятным, но Кэра покраснела еще больше, хотя и не догадывалась, насколько ясно ее чувства отражаются у нее на лице. Но, к счастью, она об этом и не подозревала.
        Лукас смочил пальцы водой из бутылки и опустился на колени перед Кэрой. Только она собралась спросить, что он намерен делать, как влажные пальцы коснулись ее лба, прошлись по щекам и опустились к шее.
        - Кажется, вас сейчас хватит удар.
        - Я…
        - Знаю, - произнес он сдержанно, - вы чувствуете себя прекрасно. Просто прекрасно.
        На ее губах появилась обезоруживающая улыбка.
        Первый раз Лукас заметил, как на правой щеке у нее обозначилась ямочка. Усилием воли он заставил себя убрать руку.
        - А ну-ка говорите правду.
        - Видите ли, я…
        - Правду.
        Кэра, вздохнув, опустила глаза и принялась рассматривать свои руки.
        - Я чувствую себя так, будто сижу в раскаленной духовке, а при мысли, что надо двигаться дальше, меня охватывает ужас.
        - Почему же вы сразу не сказали?
        - Потому что вы от меня только и ждали, что я буду жаловаться на жару и стертые ноги.
        - И что из этого?
        - А то, что мне совсем не хотелось, чтобы эти ожидания в точности подтвердились - к вашему полному удовлетворению. Я собиралась доказать, что сделана из более прочного материала.
        Он резко приподнял ее голову за подбородок - теперь она смотрела ему в лицо, - плеснул на руки воды и легонько прикоснулся ладонями к ее разгоряченным щекам.
        - Почему?
        - Что «почему»?
        - Почему вас волнует, что я о вас думаю?
        Кэра, помедлив мгновение, ответила, пожав плечами:
        - Не знаю. Но это так.
        - Так не должно быть. Вы приехали ко мне только затем, чтобы провести свой отпуск в заповеднике. И, говоря откровенно, если б не нужда в деньгах, я не стал бы терпеть ваше присутствие. - (Кэра поежилась.) - Это правда. - Он завернул колпачок на бутылке. - Вы голодны? Хотите перекусить?
        - А что у вас есть?
        Он потянулся к своему рюкзаку и вытащил пакет.
        - Вяленое мясо. - Открыв пакет, он передал его ей.
        - Спасибо. - Кэра извлекла оттуда тоненький ломтик.
        Лукас достал еще один - для себя.
        - Что именно вы с таким тщанием высматривали, пока мы шли? - спросила она.
        Лукас сел с ней рядом.
        - Я обнаружил там свежий след носорога. К несчастью, и человеческий тоже.
        - Почему «к несчастью»?
        - Скорее всего, это браконьеры. Никто не может попасть в заповедник без особого на то разрешения.
        Их присутствие явно встревожило каких-то птиц, которые, громко хлопая крыльями, перелетали с дерева на дерево, выражая свое недовольство пронзительными криками.
        - Что происходит? - спросила Кэра. Она слышала похожие звуки и раньше, но сейчас это было что-то особенное.
        - Они предупреждают животных об опасности.
        Кэра смахнула с шеи букашку.
        - Своего рода система оповещения в Серенгети?
        - Точно.
        Она с беспечным видом огляделась по сторонам. Пожалуй, с несколько преувеличенно беспечным.
        - Так вы говорите, они предостерегают животных об опасности? А может, стоит внять этому предостережению и нам?
        Лукас внимательно посмотрел на нее и поднялся с земли.
        - Пошли, - только и сказал он, протянув ей руку.
        Она, воспользовавшись его помощью, встала на ноги.
        - Вы, видимо, думаете, что это риторический вопрос?
        Он, не отвечая, пошел вперед.
        - А вот и нет, - пробормотала она, хватая рюкзак и пытаясь поспеть за ним.
        Он, полуобернувшись, коротко взглянул на нее.
        - Мы всегда должны быть настороже. Но это не означает, что надо постоянно бояться. Я здесь уже больше десяти лет и за все это время подвергался нападению всего лишь несколько раз.
        - И кто же нападал?
        - Самые разные звери. Но они никогда не подкрадывались. Я заранее узнавал, что на меня собираются напасть.
        Она, кивнув, с подозрением оглянулась через плечо.
        - Раз так, вы меня здорово успокоили.
        - Положитесь на меня, Кэра. Я сумею вас оберечь.
        В этот самый момент она зацепилась ногой о корень, спрятавшийся в высокой траве, и пролетела вперед на несколько шагов, стремясь удержаться от падения. Ей удалось обрести равновесие, прежде чем она сообразила, что произошло.
        - С благополучным приземлением!
        - Спасибо, - сухо поблагодарила она. - А что вы, собственно, имели в виду, говоря, что будете оберегать меня? Теперь-то мне ясно, что следует полагаться только на себя.
        - Следует. Но в разумных пределах.
        Внезапно они вышли из зарослей высокой травы на открытое место. Перед ними тянулась полоса ровной, выжженной солнцем земли, покрытой растрескавшимся илом. Знойное марево поднималось от нее ввысь дрожащими волнами. Кэра остановилась, слегка приоткрыв рот.
        - Что это?
        - Русло реки. По крайней мере ее тут можно увидеть во время сезона дождей.
        - И надолго она пересыхает?
        - Примерно на четыре месяца.
        - Где же животные пьют?
        - Травоядные получают воду вместе с зеленью. Слоны способны взрывать землю бивнями и иногда находят подземные источники. Остальные пьют там, где сохраняется немного влаги. Помните, как было прошлой ночью?..
        На противоположном берегу справа Кэре почудилось какое-то движение. Повернув голову, она увидела перед собой жирафа, который, грациозно изогнув шею, объедал листья с верхушки невысокого дерева. Рядом стоял детеныш, едва достигавший взрослому до плеча. Кэра тронула Лукаса рукой и кивнула в сторону жирафов.
        - Почему они не убегают от нас?
        - У них нет особых причин бояться человека, и, видимо, они это знают. К тому же ветер дует в нашу сторону.
        Когда они уже пересекли русло и взбирались на другой берег, Кэра увидела, что к жирафам присоединилась небольшая группа газелей и зебр, мирно щипавших траву. Она потянула Лукаса за рукав, чтобы он остановился и дал ей возможность полюбоваться животными, опасаясь, что, если они сделают еще один шаг, те испугаются и убегут. Лукас нетерпеливо обернулся, но, заметив выражение ее лица, тут же остановился, попеременно взглядывая то на нее, то на пасущееся впереди стадо.
        Он стоял не шевелясь, вдруг вспомнив, что испытывал сам, когда впервые увидел этих экзотических животных среди дикой природы, не отделенных от него ни решетками, ни рвами. Восхищение, трепет, благоговение. И пронзительное ощущение их беззащитности. Нетрудно было догадаться, что те же чувства владеют и Кэрой.
        Кэра повернула голову и встретилась с ним взглядом.
        - Кажется, в первый раз я по-настоящему начинаю понимать, - произнесла она тихо, - какое притягательное место Серенгети и что оно значит для вас.
        - Не романтизируйте здешние места. Иначе вы совершите ошибку.
        - Поверьте, это самое последнее, в чем меня можно упрекнуть, пока я стою здесь, чувствуя, как пот стекает у меня по спине, а ноги невыносимо ноют. Но годы спустя я забуду, как тяжко мне пришлось, и буду вспоминать только то, что вижу сейчас, - частицу подлинной Африки.
        - Годы спустя для любого из нас дикая Африка может стать всего лишь воспоминанием.
        - Неужели положение настолько безнадежно? Он кивнул, продолжая смотреть на пасущихся животных, уже слегка встревоженных звуком доносящихся до них голосов.
        - С одной стороны - браконьерство, с другой - стремительно вторгающаяся цивилизация, посягающая на среду обитания животных. Вот почему я не вижу будущего для этой земли.
        - И все-таки вы вкладываете в нее все силы.
        - Кто-то ведь должен о ней подумать. Нанесенный вред исправить уже невозможно. Но если люди узнают об истинном положении вещей и объединят свои усилия, нам, возможно, удастся спасти хоть что-нибудь.
        Глаза у Кэры потеплели. Не без некоторого удивления, если учесть ее прежнее мнение об этом человеке, она вдруг поняла, что восхищается им.
        - Пошли, - сказал Лукас резко, будто совсем не одобряя перемену, которую почувствовал в ней. - Нам предстоит долгий путь.
        На этот раз, когда они преодолели противоположный берег и направились в сторону пасущихся животных, она шла рядом с ним, не отставая ни на шаг. Газели, вскинув головы, начали тревожно нюхать воздух. Жирафы повернули шеи в их сторону. Зебры, на мгновение замерев, пустились наутек. Газели бросились за ними. Жирафы удалялись плавными скачками, не слишком торопясь.
        Кэра изо всех сил старалась не отставать.
        - Так идти гораздо интереснее, - сказала она, слегка задыхаясь от быстрого шага.
        - Как это - так?
        - С высоты равнина кажется такой открытой, но здесь, внизу, понимаешь, насколько это впечатление обманчиво. Высокая трава, нагромождение скал, масса оврагов - сверху я бы ни за что их не заметила. Должно быть, в этих местах ничего не стоит затеряться. Наверное, потому так и сложно обнаружить браконьеров.
        - Это, безусловно, существенное обстоятельство. Заметить их с воздуха не так-то просто. Но главное то, что приходится контролировать обширнейшую площадь, на которой браконьеры могут действовать. Невозможно защитить от них разом всю территорию. И к тому времени, когда мы обнаруживаем, что они побывали в каком-то определенном районе, обычно ничего уже нельзя исправить.
        Они пробирались сквозь густую траву, вспугивая не смолкающих ни на мгновение, стрекочущих на все лады насекомых, нестройный хор которых сопровождался криками птиц, взлетающих у них над головами. Так продолжалось около часа, пока заросли наконец не начали постепенно редеть и они не вышли на открытое пространство, где чахлая растительность едва достигала щиколоток. Лукас внезапно остановился и пригнулся к земле.
        Кэра склонилась к нему.
        - Что там такое?
        - След. Здесь прошли два человека и животное. Совсем недавно. Может быть, за день или полтора до нас.
        - Вы можете определить, что это за животное?
        - Предположительно носорог. Точнее сказать не могу, потому что след затоптан людьми. - Лукас выпрямился и пошел дальше, не отрывая взгляда от земли.
        Примерно через сотню ярдов они набрели на потухший костер. Лукас поддел ногой обуглившиеся головешки, следя, как оседает пепел.
        - Ну что? - спросила Кэра.
        - Скорее всего, и костер, и следы принадлежат одним и тем же людям. - Разворошив золу, Лукас едва слышно выругался.
        - Что вы теперь намерены делать?
        - Еще час можно пройти по следу, но потом придется прерваться, чтобы до темноты успеть дойти до лагеря. - Он двинулся вперед, определяя направление только по одному ему известным приметам.
        Продолжая идти, Лукас достал из рюкзака передатчик и, приблизив его к губам, проговорил:
        - Крейг? Ты слышишь меня?
        После паузы, сквозь потрескивания и щелчки, раздался голос Крейга, измененный помехами:
        - Я здесь, Лукас. Что там у вас?
        - Я обнаружил стоянку. По некоторым признакам можно заключить, что люди отсюда недалеко.
        - Браконьеры?
        - Возможно. Вы разбили лагерь?
        - Да. Только что закончили, - ответил Крейг и сообщил координаты.
        Лукас взглянул на часы.
        - Хорошо. Скоро стемнеет. Мы направляемся к вам.
        Слегка свернув в сторону, они двинулись через низкий кустарник. Следуя за Лукасом, Кэра шла молча, погруженная в собственные мысли.
        Некоторое время спустя он оглянулся на нее.
        - Вас совсем не слышно. Я уж было подумал, что вы потерялись.
        На мгновение на щеке у нее появилась знакомая ямочка.
        - Не надейтесь, что вам так повезет. Я все еще здесь.
        Он, чуть задержавшись взглядом на ее лице, тряхнул головой, продолжая идти вперед.
        Кэра смотрела ему в спину, отмечая про себя, как целеустремленно шагает своей упругой, размашистой походкой Лукас Пирсон, как ладно сидит на нем взмокшая от пота рубашка, какие широкие у него плечи, и чувствовала, что безгранично доверяет ему.
        Примерно через полтора часа они уже входили в лагерь. Крейг выбрал для него площадку, поросшую низкой травой. Небольшие палатки были расставлены полукругом в виде подковы. За длинным раскладным столом у одного его конца сидели, болтая и пересмеиваясь, несколько человек, занимаясь чисткой ружей.
        Кэра остановилась, оглядываясь по сторонам. Лукас, завидев Крейга, направился к нему. У одной из палаток появилась Квинн.
        - Кэра! Долго же вы сюда добирались. Ну, как прошла твоя первая пешая экспедиция по Серенгети?
        - Чего я от нее ожидала, то и случилось.
        - Что ты имеешь в виду?
        - А то, что я отдала бы все на свете за пару настоящих дорожных башмаков.
        - Так нелегко пришлось?
        - О, Квинн, если я сейчас же не намажу ноги каким-нибудь целебным снадобьем, то, наверное, потеряю способность ходить.
        - Думаю, у них непременно найдется что-нибудь в этом роде. А каково было провести целый день с Лукасом?
        - Очень любопытно, - ответила Кэра с улыбкой. - Знаешь, он оказался совсем не таким, каким я его себе представляла.
        - Лучше или хуже?
        - Гораздо лучше. - Она сбросила рюкзак. - Здесь можно помыться? Не помню, чтобы я когда-нибудь была такой грязной.
        - Крейг выделил для нас местечко. Идем, я покажу.
        Квинн повела ее вдоль лагеря. Вскоре Кэра увидела, что пространство между двумя палатками огорожено простыней, перекинутой через натянутую веревку. За ней был установлен складной столик с тазом, полотенцем и мочалкой в виде махровой рукавички. Рядом на земле стояло несколько кувшинов с водой.
        - А как устроились остальные? - спросила Кэра.
        - У всех мужчин есть такие же столики с тазами. Простыня - привилегия женщин.
        - А где наши вещи?
        - Дорожная сумка с одеждой уже у тебя в палатке. Я сама ее туда отнесла.
        - Спасибо.
        Быстро стемнело, и сразу стало прохладнее. Потянуло дымком от костра. Чей-то голос объявил, что ужин готов.
        - Ты уже не успеешь помыться, - заметила Квинн.
        - Я только ополосну лицо и руки и сейчас же приду.
        - Ладно, я предупрежу, что ты задерживаешься.
        Кэра откинула полог палатки и заглянула внутрь - понятие «крошечный» обрело в данном случае свой истинный смысл. Внутри можно было только лежать. Для переодевания уже требовались акробатические способности. Порывшись в сумке, она отыскала мыло и вылезла наружу за простыню, чтобы умыться и хотя бы на несколько минут опустить ноги в таз с водой.
        Когда она присоединилась к остальным, все уже выстроились в очередь, чтобы получить свою порцию еды. Лукас стоял в конце. Он вручил Кэре столовый прибор и уступил место перед собой.
        - Спасибо.
        Повар, высокий худой африканец, дружелюбно улыбаясь, положил Кэре на тарелку что-то вроде тушеного мяса и протянул большой ломоть хлеба. Вместе со всеми она направилась к столу, тому самому, где раньше чистили ружья, и села на край лавки. Отсюда ей хорошо были видны все присутствующие. К ее удивлению, Квинн прошла мимо нее, чтобы занять место рядом с Лукасом. Кэра смотрела на их лица, озаренные неярким светом фонаря, работавшего от аккумулятора.
        - Из чего я делаю вывод, - услышала она голос Лукаса, - что браконьеры опережают нас на сутки. Думаю, они преследуют одного или, может быть, двух носорогов. Сложно сказать определеннее, потому что следы затоптаны.
        - И что мы предпримем? - спросил Крейг.
        - Завтра я хочу захватить с собой Суди и Аджани и продолжить поиск с того места, где остановился. - (Те согласно кивнули.) - Крейг, вы с Кито и Ладо держитесь на расстоянии мили от нас с грузовой платформой наготове. Постоянно будьте с нами на связи. Если носорог там и мы обнаружим его прежде браконьеров, то усыпим и отправим в Сараджи, до того как транспортировать в безопасную зону. Вопросы есть? - Он окинул взглядом лица сидящих за столом.
        Кэра, слегка откашлявшись, вдруг спросила:
        - Можно мне с вами?
        Лукас удивленно посмотрел на нее.
        - После сегодняшнего перехода вам не терпится вернуться туда завтра?
        - Да.
        - Ну, не знаю… Это ведь может быть опасно.
        - Думаю, идти или нет, решать мне, если только вы не боитесь, что я помешаю.
        - Последнее слово в вашей фразе - ключевое.
        - Но я ведь правда не помешаю. Согласитесь, сегодня я держалась совсем неплохо.
        - Не спорю.
        - А это немаловажно, - вставил Крейг. - Думаю, придется разрешить.
        Лукас в раздумье постукивал ложкой по тарелке.
        - Что ж, ладно. Если уж вам так хочется. А теперь всем пора отправляться на покой. Нужно лечь пораньше, чтобы завтра встать на рассвете. - Он поднялся, остальные мужчины, за исключением Крейга, последовали его примеру.
        Улыбнувшись, Крейг взглянул на Квинн.
        - А вас разве не прельщает возможность принять участие в пешей экспедиции?
        - Ну уж нет! Я, конечно же, хочу познакомиться с Африкой, только наше знакомство не должно быть настолько близким.
        - Тогда вам придется остаться со мной. Позволительно ли будет доставить дам к их апартаментам?
        Они поднялись и неторопливо пошли сквозь окутанный ночной мглой лагерь. Крейг, проводив сестер, пожелал им доброй ночи и отправился к себе. Кэра, оставшись одна, сняла висевший на крючке у входа фонарь, единственный во всем лагере, и зашла за простынный полог.
        Лукас, незаметный в темноте, сидел напротив, возле своей палатки, и, задумавшись, смотрел в пространство. Рассеянным взглядом он следил, как Кэра, скрывшись за простыней, поставила фонарь на землю позади себя, не догадываясь, что силуэт ее четко обозначился на простыне, словно на экране.
        Она, подойдя к столику, налила в таз воду, нагнулась и стала мыть голову. Закончив, обернула ее полотенцем и начала раздеваться. Сбросив одежду, Кэра окунула мочалку в воду, намылила ее и принялась тереть лицо, потом шею, грудь и все остальное тело. Несмотря на вечернюю прохладу, прикосновение мокрой мочалки к запыленной коже было так приятно, что она не торопилась.
        Кончив намыливаться, Кэра обмакнула мочалку в свеженалитую воду и, подняв ее над собой, выжала, наслаждаясь ощущением стекающей по телу воды.
        Лукас наблюдал за всей этой процедурой, стиснув зубы. Внезапно он встал со стула и подошел к пологу.
        - Кэра? - окликнул он ее вполголоса, опасаясь кого-нибудь разбудить.
        Она, схватив полотенце, проворно в него завернулась.
        - Кто это?
        - Лукас.
        Кэра подошла к простыне и, отвернув край, выглянула.
        - Что вам нужно?
        - Мне кажется, у вас за левым ухом осталась мыльная пена.
        Она нахмурилась.
        - О чем вы?
        - В следующий раз, когда будете мыться, или воспользуйтесь более плотной занавеской, или ставьте фонарь так, чтобы ваша тень не падала на простыню.
        Кэра, едва не задохнувшись, мгновенно погасила свет.
        - Как вы смеете за мной подглядывать!
        - Я и не думал подглядывать. Сидел себе у палатки, размышляя о том о сем, а вы так бесцеремонно вторглись в мои мысли.
        Кэра, продолжая стоять за простыней, закрыла глаза.
        - Вместо того чтобы глазеть, могли бы сказать мне об этом.
        - Вот я и говорю.
        - Теперь мне ужасно неловко.
        - Вам не из-за чего испытывать неловкость. Вы прекрасно сложены.
        - Да разве дело в этом!
        - Спокойной ночи, Кэра.
        Она некоторое время вслушивалась в звук удаляющихся шагов. Затем, не решаясь снова зажечь фонарь, наспех вытерлась полотенцем и, натянув чистую рубашку, влезла в палатку и легла, опустив на раскладушку москитную сетку.
        Как досадно быть застигнутой врасплох!
        Да еще Лукасом.
        В особенности Лукасом.
        Надо хорошенько все обдумать. Просто необходимо. Но мысли путались. По всему телу разливалась усталость. Чем упорнее она боролась со сном, тем неотвратимее смыкались веки. Сегодня был такой долгий, такой утомительный день…

        Пронзительный вой разорвал ночную тишину. Кэра вскочила на постели, словно ее подбросили. Сердце билось так, будто готово было выпрыгнуть из груди.
        Завывание повторилось вновь. Казалось, существо, способное издавать такие душераздирающие звуки, находится совсем рядом, прямо за стенкой ее палатки.
        Кэра осторожно сползла с раскладушки и в кромешной тьме нащупала сумку, надеясь обнаружить там что-нибудь пригодное для защиты. К несчастью, самым грозным оружием из имеющегося арсенала оказалась лишь щетка для волос.
        Зажав ее в ладони и смутно осознавая всю нелепость своих действий, Кэра подняла руку, приготовясь, если понадобится, нанести удар. Она, сдерживая дыхание, напрягала слух, но снаружи не раздавалось ни звука.
        Кэра на коленях подползла к выходу и, приникнув глазом к щелке, попыталась хоть что-нибудь рассмотреть сквозь окружающий мрак.
        Никто как будто не собирался на нее нападать.
        Не меняя позы, по-прежнему сжимая щетку, Кэра минут десять выжидала, не выдаст ли себя зверь каким-либо движением. Но все было тихо. Однако Кэра знала, что теперь ни за что не сможет уснуть.
        Она, продолжая оставаться на коленях, приподняла полог палатки и посмотрела на едва различимую в ночной мгле палатку Лукаса. С ним ей бы не было так страшно. Приподнявшись и набрав полную грудь воздуха, будто готовясь нырнуть в ледяную воду, Кэра стремглав бросилась к спасительному убежищу и с размаху влетела внутрь противоположной палатки.
        - Что за черт! - не понимая происходящего, воскликнул Лукас.
        - Это всего лишь я, - произнесла Кэра прерывающимся шепотом. Она опасливо выглянула наружу, чтобы убедиться, что за ней никто не гонится.
        Лукас тряхнул головой, прогоняя сон.
        - Что такое с вами стряслось?
        - Там по лагерю бродит какая-то зверюга.
        - Надеюсь, еще не все они перевелись.
        - Не смейтесь, я серьезно. Она жутко выла - и наверняка от голода.
        - Ох, так из-за этого… - Лукас вздохнул и запустил пальцы в шевелюру. - Скажите, вы первый раз ночуете в палатке?
        - Да.
        - Закройте вход.
        - Но…
        - Закройте его, Кэра.
        Она нерешительно задернула полог и повернулась к Лукасу.
        - Мне очень жаль, что я вас разбудила.
        - Не беспокойтесь об этом.
        Кэра повертела головой, пытаясь сориентироваться в темноте.
        - Я только посижу здесь в уголке, пока не рассветет. Вы даже не будете знать, что я здесь.
        - Ну, это вряд ли.
        - О Господи. - Что-то хрустнуло у нее под ногой, когда она сделала шаг, стремясь пробраться в глубь палатки.
        Лукас, с шумом выдохнув воздух, отчетливо произнес:
        - Подойдите сюда.
        - Мне и здесь хорошо.
        - А мне нет. Думаете, я могу уснуть, пока вы там возитесь в темноте? Так что марш сюда, и без разговоров.
        Кэра в замешательстве закусила губу.
        - Я чувствую себя круглой идиоткой. Не стоило вас будить. Сейчас я уйду.
        - И что? Будете всю ночь глазеть в потолок и дрожать от страха? К тому же я уже проснулся. Так что давайте-ка сюда, раз пришли, и ложитесь, чтобы мы оба могли хоть немного поспать.
        Она нехотя двинулась на его голос.
        - Раскладушка такая узкая.
        - Что ж, вы всегда можете улечься на полу, в обнимку с тем, кто там ненароком окажется.
        - Нет! - вздрогнула она, нащупывая раскладушку руками и садясь на край. - Тогда мне точно крышка.
        Даже не видя его в темноте, она почувствовала, как он улыбается.
        - Если не будете слушаться, такое не исключено. - Лукас отодвинулся, освобождая место, и, взяв ее за плечо, потянул вниз, так что спустя мгновение она уже лежала рядом с ним, укрытая толстым одеялом. - Ну как, удобно?
        Кэра с трудом справилась с комом в горле. Только что ее сердце трепетало от страха, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что она испытывала сейчас. Одна его рука была у нее под головой, а другой он обнимал ее за талию.
        - О да. - Голос у нее предательски дрогнул. Слегка кашлянув, она сказала: - Все хорошо.
        Подбородком Лукас уткнулся в мягкую копну ее волос, всей грудью вдыхая их запах и ни на миг не переставая думать, как гармонично сочетаются их тела. Оставаться бесстрастным он уже не мог.
        Как и Кэра. Ее собственный отклик был таким сильным, что дрожь волной пробежала по всему ее телу.
        Лукас заботливо укутал нежданную гостью одеялом до самой шеи, прекрасно понимая, что холод тут ни при чем.
        - Спокойной ночи, Кэра, - произнес он едва слышно прямо ей в ухо.
        - Спокойной ночи, - прошептала она в ответ.
        Хоть это казалось невероятным, но все переполнявшие грудь Кэры тревожные чувства без остатка растворились в одном восхитительном ощущении безопасности, усталость наконец взяла свое, и она уснула.
        Лукас вслушивался в ее легкое дыхание. Сна как не бывало. Удивительно, но ему доставляло наслаждение лежать рядом с Кэрой и вдыхать ее сладкий запах.
        В эту ночь Лукас больше не сомкнул глаз.

        Глава шестая

        - Подъем, - громко произнес Лукас, тряся Кэру за плечо. - Это второй звонок. Третьего не будет. - (Кэра приподнялась на раскладушке, удивленно озираясь.) - Давайте-ка поживее!
        Ей понадобилось всего мгновение, чтобы сообразить, где она. В своей собственной палатке! Но каким образом она здесь очутилась? Очевидно, Лукас перенес ее сюда. Это единственно возможное объяснение. А она спала как убитая и даже ничего не почувствовала.
        Как неловко все получилось! Повод, по которому она появилась у Лукаса в палатке, скорее всего, показался ему достаточно надуманным. Должно быть, он решил, что она вешается ему на шею. А может быть, так оно и есть?..
        Что ж, остается только надеяться, что Лукас Пирсон окажется в достаточной степени джентльменом, чтобы не вспоминать о минувшей ночи.
        Нащупав ногами пол, она встала, быстро сняла с себя рубашку, служившую пижамой, и натянула шорты и просторную футболку. Откинув голову, собрала волосы в хвост и перевязала их шнурком из травы, сплетенным накануне Лукасом.
        - Вы идете, мисс Станоп? - зычно крикнул Лукас, явно находясь уже вне пределов лагеря.
        Кэра схватила рюкзак и, выскочив из палатки, побежала на голос, туда, где Лукас, Суди и Аджани поджидали ее с перекинутыми через плечо ружьями.
        - Извините, - пробормотала она, запыхавшись.
        - Ничего, - ответил Лукас и посмотрел на ее рюкзак. - У вас еще осталась вода?
        - Да.
        - Тогда пошли. И чтоб не отставать!
        - А Квинн…
        - Она побудет здесь со всеми до тех пор, пока они не понадобятся нам там.
        Времени на прощание не было. Лукас со своими спутниками уже шагал впереди, удаляясь от лагеря.
        Они добрались до того места, где накануне прекратили поиски, и снова пошли по следу. Мужчины рассредоточились. Все старались быть предельно внимательными, чтобы ничего не пропустить.
        Так продолжалось больше двух часов. Вдруг Суди остановился и, опустившись на колени, начал что-то внимательно рассматривать. Кэра, подойдя к нему сзади, тоже наклонилась, пытаясь понять, что же его заинтересовало.
        - Что там такое? - спросила она.
        - Носороги, - ответил он, жестом подзывая Лукаса и Аджани. - Их двое.
        - Похоже, самка с детенышем, - сказал Лукас, бросив быстрый взгляд на следы. Выпрямившись, он прошел еще несколько ярдов. - Дьявол! - Остановившись, Лукас подобрал что-то с земли.
        - Что это? - спросила Кэра, подходя к нему.
        - Окурок.
        - Думаете, браконьеры?
        - Не сомневаюсь, - произнес он мрачно и приблизил к губам передатчик. - Крейг? Мы кое-что нашли.
        - Что именно? - отозвался почти мгновенно Крейг.
        - Тут прошли два носорога и прямо за ними по крайней мере один браконьер.
        - Как давно?
        - Сутки назад. Может, меньше. Я хочу, чтобы ты опередил нас миль на пять и поехал навстречу. Если браконьеры еще где-то здесь, надо попытаться зажать их в тиски.
        - Хорошо. А как насчет Кэры?
        Лукас посмотрел на нее.
        - Я останусь с вами, - твердо произнесла она.
        - С Крейгом в грузовике вам будет безопаснее.
        - На самом деле вы хотите сказать, что с Крейгом в грузовике я не буду путаться у вас под ногами.
        - И это тоже.
        Кэра взглянула ему прямо в глаза.
        - Обещаю, я не стану для вас обузой. И нисколько не помешаю ловить ни носорогов, ни браконьеров. У вас со мной не будет никаких хлопот. Если только я почувствую, что хоть в малейшей степени становлюсь помехой, то сейчас же исчезну. Вы с Аджани и Суди делайте то, что находите нужным, а я буду где-нибудь рядом. Но вы даже не узнаете, где я. Правда.
        Лукас испытующе взглянул в ее полное решимости лицо.
        - Крейг? - снова произнес он, нажав на кнопку передатчика. - Кэра останется с нами.
        - Ты уверен, что это наилучший вариант?
        - Не слишком, но тут уж, видно, ничего не поделаешь.
        - Ладно, мы снимаемся.
        Кэра, верная слову, отстала от остальных, стараясь держаться как можно незаметней. Время от времени Лукас оглядывался на нее, чтобы удостовериться, что она поблизости.
        Вскоре они наткнулись на угли костра - его разжигали совсем недавно. Продолжая идти по следам, взобрались на невысокий холм. Тут Кэра услышала, как Лукас громко выругался.
        Она подбежала к нему и увидела с обратной стороны холма у подножия неподвижно лежащее на боку тело детеныша носорога, сплошь изрешеченное пулями. Рога были безжалостно обрублены топором. Никогда еще Кэре не приходилось видеть воочию такое варварство. Она медленно спускалась по склону, слезы ручьем катились у нее из глаз, оставляя на покрытых пылью щеках дорожки.
        Лукас встал перед ней, загораживая собой безжизненное тело носорога.
        - Не стоит вам на это смотреть.
        Она, судорожно сглотнув, подняла на него глаза.
        - Что же это за люди, способные на такое?
        - Им наплевать на все, кроме денег, - произнес он с холодной яростью в голосе. - Рога этого малыша вряд ли весят больше четырех-пяти фунтов.
        К ним приблизился Суди.
        - Его застрелили около четырех часов назад. И поблизости - никаких признаков матери.
        - Она не могла уйти далеко от своего детеныша. Браконьеры тоже об этом знают. Надо постараться как можно скорее отыскать ее.
        По голосу Лукаса угадывалось, что у него мало надежды найти мать детеныша живой. Он приподнял лицо Кэры за подбородок и с поразившей ее нежностью отер ей слезы.
        - Вы принимаете все слишком близко к сердцу.
        - Я справлюсь.
        - Понимаю, вам тяжело. Даже мне не по себе, хотя за десять лет я должен был бы привыкнуть.
        Она молча кивнула.
        Пытливый взгляд Лукаса медленно скользнул по ее лицу и остановился на дрожащих губах. Он легонько коснулся их пальцами и тихо сказал:
        - Вам не место здесь.
        - Наверное, вы правы. Я не ожидала увидеть ничего подобного.
        - Хотите вернуться в Сараджи? Я могу отправить с вами одного из моих людей.
        Уголки ее губ дрогнули.
        - Ваша предупредительность мешает мне учиться преодолевать трудности.
        - Однако вы не ответили.
        - Я имею право быть там, где хочу.
        - Какая же вы упрямая.
        - Обычно нет.
        - Тогда надо трогаться. Мы должны найти мать.
        Как только Лукас отошел в сторону, Кэра снова увидела лежащего перед ней детеныша. Ей было больно смотреть на него. Вместо того чтобы последовать за Лукасом, она подошла к мертвому носорогу и опустилась возле него на колени.
        - Мне так жаль, - прошептала она, положив руку ему на шею.
        Воздух был неподвижен, словно и на него распространялась власть смерти.
        Лукас обернулся, намереваясь что-то сказать Кэре, но ее не оказалось рядом. Досадуя на задержку, он уже готов был резко окликнуть ее, но, увидев, как она склонилась над детенышем, не решился заговорить, а просто подошел и положил ей руку на плечо. Кэра, словно очнувшись, подняла голову.
        - Как вам удается преодолевать гнев, Лукас?
        - Не могу сказать, что мне это удается.
        Она кивнула, поднимаясь с колен.
        - Вы собираетесь похоронить малыша?
        - Предоставим это природе.
        - Понятно.
        - Мы не можем больше терять время, Кэра. Или идемте со мной, или я должен буду принять меры, чтобы отправить вас обратно в Сараджи.
        - Я иду. - Кэра устремилась за Лукасом. - Вы полагаете, браконьеры уже нашли мать?
        - Скорее всего.
        - Как может человек так безжалостно убивать беззащитное животное и потом спокойно спать? И зачем? Что такого особенного в этих несчастных рогах, из-за которых уничтожение носорогов стало таким обычным делом?
        - За них платят огромные деньги. Говорят, что в рогах носорога заключена необыкновенно целебная сила. Якобы растертый в пудру рог увеличивает потенцию. Это, разумеется, чушь, но искоренить издавна бытующее суеверие невероятно трудно. Всего двадцать лет назад в Кении насчитывалось больше десяти тысяч черных носорогов, а теперь их осталось меньше пятисот, и большинство из них - в заповедниках, оборудованных электрифицированным ограждением, чтобы браконьеры не могли до них добраться.
        Кэра взглянула на него с недоверием.
        - Меньше пятисот?
        - Звучит неправдоподобно, не так ли?
        В этот момент выкрикнул что-то Суди, и Лукас припустил бегом. Кэра старалась не отставать от него. Они обнаружили африканца сидящим на корточках в высокой траве у дерева. По его знаку Лукас остановился, жестом предупредив Кэру, что надо держаться как можно незаметнее. Очень медленно, пригнувшись, он приблизился к Суди. Кэра, по-прежнему не отставая, пробиралась за ним.
        - Вы можете в это поверить? - прошептал Суди, указывая вперед.
        На открытом пространстве, встревоженно задрав голову и принюхиваясь, стояла самка носорога.
        Лукас осторожно снял с плеча ружье, заряженное усыпляющим средством, и прицелился. Прогремел выстрел. Животное, дважды повернувшись на месте, пустилось наутек. Все бросились за ним вдогонку. Кэра старалась не отстать от мужчин. Легкие у нее готовы были разорваться, но она крепилась как могла.
        Они пробежали больше мили, прежде чем вновь увидели самку. Она стояла в каком-то оцепенении. Потом ноги у нее подогнулись, и животное повалилось на бок.
        - Оставайтесь на месте, - скомандовал Лукас Кэре, в то время как сам вместе с остальными двинулся вперед.
        Самка билась о землю, грозя всякому, кто оказался бы поблизости, нанести удар своим смертоносным рогом.
        Лукас достал передатчик.
        - Крейг, ты слышишь меня?
        Сопровождаемый треском, прозвучал голос Крейга:
        - Да, Лукас.
        - У нас тут взрослый носорог, которого необходимо транспортировать.
        - Сообщи, где ты.
        Лукас назвал координаты.
        - Будем у вас через пятнадцать минут.
        Кэру поразила не столько способность Лукаса определить, где они находятся, сколько уверенность Крейга в том, что он сумеет найти их в незнакомом месте.
        Лукас, отдав передатчик Суди, подошел к носорогу поближе. Теперь гигантское животное лежало неподвижно, и только по вздымавшимся бокам можно было понять, что оно живо. Оглядев его, Лукас жестом указал Кэре на круп самки:
        - Видите, в нее стреляли, но пуля только оцарапала шкуру.
        Кэра шагнула к Лукасу, чтобы рассмотреть рану. Носорог не шевелился. Лукас подошел к нему спереди и присел на корточки перед его мордой. Кэра опустилась на колени рядом с ним.
        - Как долго она останется неподвижной?
        - Достаточно долго, чтобы успеть переправить ее в загон в Сараджи.
        - А потом?
        - Мы организуем ее транспортировку в безопасное место. Точнее сказать, в более безопасное.
        - Можно я ее потрогаю? - спросила Кэра.
        - Конечно, - сказал Лукас.
        Кэра прикоснулась к шершавой, серой от пыли шкуре.
        - Я и не представляла, что они такие огромные.
        - Разве вы не видели носорогов в зоопарке?
        - Разумеется, видела. Только там они кажутся не такими большими.
        - Я как-то над этим не задумывался, но, полагаю, вы правы. Настоящее представление о животном получаешь только тогда, когда оказываешься в непосредственной близости от него.
        Суди, взобравшись на дерево и стоя на прогнувшейся под его тяжестью ветке, всматривался в даль.
        - Едут! - крикнул он спустя несколько минут.
        Вскоре послышался шум мотора. Лукас, поднявшись, пошел в том направлении, откуда раздавался звук, чтобы встретить машины и показать, куда следует подъехать.
        Первым на своем вездеходе появился Крейг. Остановившись, он высунулся из окна и подмигнул Кэре. Из кабины вышла Квинн и встала около, наблюдая, как устанавливают платформу рядом с лежащим носорогом.
        Оживленно переговариваясь, несколько человек ловко обвязали носорога за шею и ноги веревками. С удивившей Кэру легкостью им удалось подвести под него брезентовое полотнище, которое они затем прицепили к лебедке. На этом брезентовом ложе носорог был поднят в воздух и успешно перенесен на платформу. Канаты, пропущенные сквозь боковые борта грузовика, скрепили с веревками, опутывающими носорога, чтобы обезопасить его и людей на случай, если он вдруг очнется от наркоза. Еще одно брезентовое полотнище натянули поверх платформы, чтобы защитить животное от палящих лучей полуденного солнца.
        - Что теперь? - спросила Лукаса Кэра.
        - Я буду сопровождать платформу в Сараджи. Необходимо удостовериться, что не произошло ничего непредвиденного, когда закончится действие лекарства.
        - А как же мы?
        - Возвращайтесь в лагерь. Я туда приеду завтра, и мы займемся обезвреживанием браконьеров.
        - Хорошо. Жаль будет, если они уйдут и все им так и сойдет с рук.
        - Это вполне вероятно, - сказал Лукас.
        - Уверен, что нет: ведь они все еще надеются обнаружить мать, - вставил Крейг. - А если так, им от нас достанется.
        - Что касается меня, то полагаю, они уже далеко, - возразил Лукас. - Прими в расчет, как легко нам было добраться до самки. А они опережали нас по крайней мере на несколько часов. И по какой-то неизвестной причине оставили поиски задолго до того, как мы здесь появились.
        - Возможно, они не настолько уж умелые следопыты, - предположил Крейг.
        - Трудно в такое поверить.
        - Сколько нужно времени, чтобы их поймать? - спросила Кэра.
        - Мы сможем потратить на это еще день, а потом придется вернуться к нашим обычным делам.
        - Что?! - возмущенно воскликнула Кэра. - Вы собираетесь ловить этих скотов, убивших несчастного малыша, всего лишь один день?
        Лукас вздохнул: как сложно несведущим людям вникнуть в реальную обстановку…
        - Сейчас самое важное то, что спасена самка. Браконьеры могут оказаться где угодно, а у нас не хватает людей, чтобы рыскать за ними по всему заповеднику.
        - Так, значит, вы позволите им уйти после всего, что они натворили? - Голос ее звенел от негодования.
        - Я сделаю все от меня зависящее, чтобы помешать им в этом. А сейчас я просто пытаюсь растолковать вам истинное положение вещей. Это ведь не телевизионное шоу, которое через час завершается неизбежным благополучным концом. - (Она молчала.) - Поймите, Кэра, - терпеливо продолжал он, - наши возможности ограниченны. У нас нет денег, нет людей.
        - Но если завтра вы их не поймаете, они снова будут убивать.
        - По всей вероятности. И когда нам в конце концов удастся их изловить, на их место придут другие.
        Глаза Кэры наполнились слезами.
        - Это так несправедливо, Лукас.
        - Да, несправедливо, - тихо согласился он. - Мы пытаемся что-то изменить, но результат ничтожен. Мы стремимся наверстать упущенное, но все больше отдаляемся от цели. Вам впервые довелось столкнуться с такого рода жестокостью, а мы боремся с ней постоянно.
        - Неудивительно, что вы избрали такой путь.
        Бровь его поползла вверх.
        - Это какой же такой путь я избрал?
        - Не думаю, что мне стоит вдаваться в подробности. Да вы и сами прекрасно понимаете, что я имею в виду.
        - И что же, этот путь не кажется вам достойным преодоления? - спросил он чуть небрежно.
        - Еще вчера не казался.
        К ним торопливо подошел Суди.
        - Нам пора уезжать.
        - Вы возвращаетесь в лагерь или едете со мной в Сараджи?
        - В лагерь, - не колеблясь ответила Кэра. - Я хочу быть там, когда завтра поймают этих парней.
        - Если поймают, - поправил он.
        У Кэры дрогнули губы.
        - Когда.
        - Пожалуй, мне лучше вернуться в Сараджи, - неожиданно вмешалась Квинн. - Боюсь, я несколько пресытилась походной жизнью. Впечатлений хватит до конца моих дней.
        - О, прости, я не подумала об этом! - сокрушенно воскликнула Кэра. - Тогда и мне надо с тобой.
        - Вовсе не обязательно.
        - Мы же обещали держаться вместе.
        - Нет никакой необходимости сопровождать меня только из-за моего настоятельного желания очутиться там, где можно заметить - ей-Богу, мне самой не верится, что я это говорю, - хоть какие-то признаки цивилизации.
        Кэра взглянула на нее с улыбкой.
        - Вот видишь, как все переменилось за один день.
        - Опять ты за свое! Кроме того, - продолжила Квинн, понизив голос и увлекая ее в сторону, - я хочу оказаться подальше от Крейга.
        - Почему? Он ведь такой славный.
        - Предоставляю тебе сколько угодно наслаждаться его обществом. А с меня довольно. И даже с избытком - для одного отпуска.
        - По правде сказать, я в некотором роде надеялась, что вы…
        Квинн предостерегающе подняла руку:
        - Даже не произноси этого. К тому же если бы я позволила себе заинтересоваться кем-то, то это был бы Лукас, а не Крейг.
        Кэра, отвернувшись, посмотрела на платформу, где все суетились вокруг носорога.
        - Лукас?
        - Он по крайней мере хоть что-то из себя представляет.
        - Но ведь ты не можешь серьезно…
        - Перестань, прошу тебя! - Кэра согласно кивнула, и Квинн похлопала ее по плечу. - И не будь смешной.
        - Я?
        - Думаешь, не заметно, как ты на него поглядываешь? Но это явно не твой тип. Он совершенно тебе не подходит.
        - Возможно, именно поэтому меня к нему и тянет.
        - Не позволяй себе увлечься им.
        Кэра пристально посмотрела на сестру:
        - Тебе не кажется, что ты излишне категорична?
        - Я только не хочу, чтобы ты понапрасну мучилась. А кроме того, мне невыносима мысль, что ты проведешь остаток жизни в этом Богом забытом месте. Я слишком нуждаюсь в тебе. Ты моя единственная опора. Не знаю, что бы я без тебя делала весь этот год. Думаю, просто не смогла бы выжить. - Квинн крепко обняла сестру. - Ты по-прежнему необходима мне.
        Кэра молча сжала ее в объятиях.
        Квинн осторожно высвободилась и направилась к машине.
        Лукас, сказав что-то Суди, спрыгнул с платформы и подозвал Крейга. Они несколько минут тихо переговаривались, а потом Лукас подошел к Кэре:
        - Старайтесь держаться подальше от неприятностей.
        - Попробую.
        - И не наделайте глупостей.
        Она улыбнулась ему, но улыбка получилась какой-то вымученной. Порой ей казалось, что от ее воли ничего не зависит, и сейчас наступил именно такой момент.
        - Вся сложность в том, как заранее распознать, что это глупость.
        Он тряхнул головой.
        - Почему меня преследует ощущение, будто, оставляя вас здесь, я совершаю ошибку?
        - Не знаю.
        Лукас поднял руку и коснулся ее перепачканной щеки.
        - Вам снова придется мыться. Только сначала удостоверьтесь, что делаете это не принародно. - (У нее порозовели щеки.) - Не стоит смущаться. Мною, во всяком случае, владели совсем иные чувства.
        Она покраснела еще больше.
        - Вы ужасный человек.
        - И, невзирая на это, вы находите мою персону достаточно привлекательной, разве не так? А может быть, именно потому?
        Кэра посмотрела в его синие глаза и поняла, что он прав. Потом бросила взгляд в сторону Квинн и увидела, что та наблюдает за ними из кабины.
        - Прощайте, - сказала она отстраненно. - И прошу вас, постарайтесь обходиться помягче с моей сестрой по дороге в Сараджи. Если вы дадите ей шанс, то, думаю, сможете убедиться, какой она замечательный человек.
        Лукас отвел руку.
        - Единственное, чего бы мне хотелось, - это избавиться от ощущения, что я обязан взять вас с собой.
        - Все будет хорошо. Правда. Я сама о себе позабочусь.
        - Я уже видел, как это у вас получается.
        - А если что-нибудь и произойдет, одной отдыхающей, доставляющей вам лишние хлопоты, станет меньше, только и всего. - (Лукас даже не улыбнулся.) - Вы не находите это забавным?
        - Пожалуйста, будьте осмотрительнее.
        Она сдвинула брови.
        - Буду.
        Лукас снова подошел к Крейгу.
        - Что такое? - спросил тот.
        - Не знаю почему, но у меня какое-то недоброе предчувствие. Не спускай глаз с Кэры. Не давай ей без спросу и шагу ступить.
        Крейг с любопытством посмотрел на приятеля. За все годы, что они провели здесь, Лукас впервые проявлял такое беспокойство о постороннем человеке.
        - Я знаю, - сказал Лукас, словно угадывая его мысли, - это трудно объяснить. Я, во всяком случае, не хочу и пытаться. Только присмотри за ней - ради меня.
        - Хорошо. Считай, что сделано.
        Лукас сел за руль. Суди дважды стукнул по крыше кабины, и грузовик, кренясь на ухабах, двинулся вперед.
        Кэра смотрела ему вслед, пока он не скрылся в облаке пыли.
        Подошел Крейг и, встав рядом, обнял ее за плечи.
        - У приговоренных к смерти и то, должно быть, более счастливые лица. - Он легонько стиснул ее плечи.
        Она с трудом выдавила из себя улыбку.
        Он покачал головой.
        - Невыносимо жалостное зрелище. Что случилось?
        - Чтобы от отпуска был какой-то прок, надо, оказывается, еще вывернуться наизнанку.
        - Это в каком же смысле?
        - В смысле саморазоблачения.
        - Что-то такое, что могло бы заинтересовать и лично меня?
        Кэра повела плечами.
        - Не знаю, Крейг. Живешь себе и живешь, воображая, что достаточно хорошо осведомлен о собственной персоне, но вдруг происходит что-то такое - и ты уже не узнаешь себя. - Она, повернув голову, посмотрела на него. - Вам это знакомо?
        - Да. Немножко напоминает бред сумасшедшего.
        - Может быть.
        - А позвольте узнать, не имеет ли к этому какое-либо отношение мой компаньон?
        - Самое прямое.
        - Вы, часом, не увлечены им? - спросил Крейг.
        - Надеюсь, что нет.
        - То есть вы не слишком уверены?
        - О, несомненно, какие-то чувства к нему я испытываю. Мне только необходимо побыть одной, чтобы разобраться в природе этих чувств и понять, что они означают.
        Так вот что произошло, подумал Крейг, улыбаясь про себя. Известно ведь: противоположности сходятся.
        - А если я все-таки возьму на себя смелость поговорить о вашем к Лукасу отношении?
        - Лучше бы мне никак к нему не относиться, - сказала Кэра тихо. Она смотрела, как медленно оседает на землю поднятая колесами пыль. - Вот только я не убеждена, что этим можно управлять.
        - Полностью согласен с вами.
        - Но, поддается это управлению или нет, мне выбирать не приходится: у меня есть обязательства перед другими людьми.
        - А теперь мы говорим о вашей сестре, не так ли?
        Она посмотрела на Крейга.
        - Я приехала сюда только потому, что надеялась: это путешествие пойдет на пользу Квинн. Я не стремилась изменить что-то для себя.
        - Послушайте, вы слишком много размышляете. Предоставьте событиям развиваться своим чередом.
        - Это безответственно.
        - Вы не можете отвечать за все на свете. Поймите, заботясь о других, не следует отказываться и от собственной жизни.
        Ответом ему было молчание.

        Глава седьмая

        Лежа на раскладушке, Кэра никак не могла заснуть. Она ворочалась с боку на бок, прислушиваясь к отдаленным раскатам грома.
        Мысли о Лукасе не давали ей покоя. Она все вспоминала, как сладко было засыпать в его объятиях. Когда он притрагивался к ней, пусть случайно, сердце у нее стремительно падало, все происходящее воспринималось ею как нечто естественное и правильное и не нарушало блаженного ощущения защищенности. Между ними протянулась незримая связь. Вопреки всем различиям, их разделяющим, связь была - неуловимая, но очевидная. И пугающая, потому что Кэра едва знала этого человека.
        И в то же время ей казалось, что они знакомы целую вечность.
        Вздохнув, Кэра зажгла фонарь и осветила циферблат, чтобы посмотреть, который час. Два. Абсурд какой-то. Если так будет продолжаться, ей всю ночь не сомкнуть глаз.
        Сев, она ощупью нашла шорты, надела их, потом натянула носки и обулась. Тихо выскользнула из палатки, огляделась. Лагерь был погружен во тьму.
        Что бы сейчас пригодилось, подумала Кэра, так это книжка. Толстая книжка, навевающая дремоту. Но ничего подобного здесь, разумеется, не было. Следовательно, надо пойти прогуляться и утомиться так, чтобы перестать вообще думать о чем бы то ни было.
        Сжимая в руке фонарь, она вышла из лагеря, не собираясь уходить от него далеко. Сухая трава похрустывала под ногами, но ночные звуки саванны заглушали шум шагов. Освещая себе путь фонарем, Кэра пошла по едва заметной в траве тропинке. Пучок света выхватывал из темноты силуэты редко растущих деревьев. Она неустанно внушала себе, что необходимо запоминать дорогу, но вскоре, задумавшись о своем, отвлеклась. Практичной Кэру можно было назвать лишь с большой натяжкой, хотя она и старалась казаться энергичной и деловой. Ей гораздо лучше удавалось заботиться о других, чем о самой себе.
        Вдали неистовствовала гроза. От раскатов грома, похожих на взрывы, дрожала земля.
        Кэра не любила грозу, но сегодня ночью она рада была приветствовать разбуженную стихию. Словно та была с ней заодно.
        Фонарь высветил из темноты плоский валун, и Кэра направилась к нему. Преодолеть четырехфутовую высоту и забраться на верхушку валуна не составило особого труда. Ночной воздух бодрил, наполняя легкие живительной силой.
        Лежа на спине на плоском камне, Кэра смотрела вверх. Молнии пронизывали темноту, озаряя равнину беспорядочными вспышками. Гром раскатисто грохотал, сотрясая землю. Но с неба не упало пока ни единой капли дождя. Может быть, надвигается сезон дождей? - подумала Кэра. Ей хотелось бы дождаться его прихода. Во всяком случае, она надеялась увидеть Серенгети в цвету, прежде чем уедет.
        Вслушиваясь в звуки ночи, Кэра вдруг поняла, что уже привыкла к ним. Они ее больше не пугали - наоборот, действовали подобно успокоительному средству, замедляющему пульс, расслабляющему мышцы.
        Но заставить ее перестать думать они не могли.
        А все ее мысли были заняты Лукасом Пирсоном.
        Избавиться от него было совершенно невозможно. Каждый раз, когда Кэра закрывала глаза, Лукас моментально возникал перед ней. Она открывала глаза, и он все равно оставался тут же. Что-то подсказывало ей, что в ее жизнь внезапно ворвался тот самый человек, в ожидании которого она провела все свои двадцать пять лет. Неужели такое бывает?
        Вдруг ее ноздри уловили странный запах, как будто что-то горело.
        Она резко подскочила и всей грудью вдохнула воздух. Да, так и есть: пахнет гарью.
        Кэра пристально вгляделась в темноту, но ничего необычного вокруг себя не обнаружила.
        Она повернула голову и посмотрела назад - с той стороны саванна горела. Должно быть, молния подожгла траву, и пожар двигался к Кэре.
        Дорога в лагерь была для нее теперь отрезана: ее преграждало пламя. Мозг Кэры лихорадочно заработал. Ей не удастся обойти огненную полосу, которая тянулась прямой линией насколько хватало глаз. Тогда, может, постараться опередить огонь?..
        Кэра соскользнула с валуна и бросилась бежать.
        - Не паниковать, - повторяла она себе, задыхаясь от бега. - Только не паниковать, и все время быть впереди.
        В первый раз до нее дошел истинный смысл выражения: «распространяться со скоростью степного пожара». Трава была такой сухой и легкой, что вспыхивала, как порох. Огонь двигался за ней по пятам. Казалось, он вот-вот настигнет ее. И как ни старалась Кэра бежать быстрее, расстояние между ними неумолимо сокращалось.
        Задыхаясь от усталости, Кэра остановилась и огляделась по сторонам в надежде отыскать безопасное место, чтобы укрыться в нем, пока пожар не стихнет. Она чувствовала, что теряет самообладание, и не знала, что ей делать.
        Закрыв глаза, Кэра из последних сил старалась успокоиться. Нельзя позволить себе впасть в истерику, твердила она.
        Солнце уже встало над горизонтом, а Кэра даже не заметила, как оно взошло. Молнии по-прежнему бороздили небо, и все вокруг сотрясалось от грома.
        - Кто-нибудь слышит меня? - прокричала Кэра и прислушалась.
        Но ответом был лишь рев огня.
        - Лукас! - закричала она еще громче.
        Жаркое дыхание пламени опалило ей лицо. Она вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха. Нет, она не будет вот так просто стоять здесь и ждать, когда ее поглотит огонь!
        Страх придал ей сил. Она снова пустилась бежать, в надежде отыскать укрытие и слабо веря в то, что это ей удастся.
        Внезапно кто-то схватил ее сзади. Кэра порывисто обернулась, не зная, чего ожидать. Это был Лукас!
        - Как вы здесь оказались? - выдохнула она.
        - Искал вас. - Он схватил ее за руку и потащил за собой. - Я знал, я предчувствовал это еще до того, как уехал вчера. Если и быть беде, то уж вы непременно очутитесь в самом ее центре.
        - Я вышла прогуляться, - задыхаясь, произнесла Кэра в попытке оправдаться. Она старалась не отставать от Лукаса, который бежал в таком исступлении, что ей казалось: упади она - и он ее потащит за собой по земле. - Почему вы так скоро вернулись?
        - Я же сказал, у меня было предчувствие: случится что-то недоброе. Как только носорог встал на ноги, я тут же отправился в лагерь, вместо того чтобы остаться на ночлег в Сараджи.
        - Они там в безопасности?
        - Да. Огонь движется в сторону от них.
        - Как же вы его миновали?
        - Нашел просвет.
        - А мы не можем вернуться тем же путем?
        - Просвет сомкнулся почти сразу, как я прошел сквозь него. Пути назад нет. А теперь постарайтесь успокоиться. Экономьте дыхание во время бега.
        Казалось, это никогда не кончится! Они достигли сухого русла, которое пересекли два дня назад, и остановились посередине. Кэра выпустила руку Лукаса и, согнувшись в три погибели, ловила ртом воздух, пытаясь отдышаться. Лукас тоже тяжело дышал, но стоял прямо, оглядываясь вокруг.
        - Зачем нам здесь задерживаться? - с трудом выдавила Кэра.
        - Здесь нет травы. Нет деревьев.
        - И нет воды.
        - Вы не поняли, - торопливо возразил он. - Тут нечему гореть. Только слишком узко.
        - Узко для чего?
        Лукас не стал объяснять, а просто снова схватил ее за руку и побежал вдоль изгиба русла, пока они не достигли места, где от берега до берега было не меньше пятидесяти футов.
        - Вот это годится, - сказал он.
        Кэра недоуменно посмотрела на него.
        - Годится? Мы останемся здесь? Просто будем стоять и ждать огня?
        - Будем сидеть и ждать огня. - Он нажал ей рукой на плечо и заставил опуститься на землю. - Согните колени.
        Она подчинилась.
        Лукас сел позади Кэры, широко раздвинул колени и притянул ее к себе так, что она оказалась прижатой спиной к его груди.
        - Обхватите руками ноги и пригните голову к коленям.
        - Зачем это?..
        - Не задавайте вопросов. Делайте, что говорят.
        Она послушалась.
        Лукас обнял Кэру и приник лицом к ее волосам.
        - Огонь скоро будет здесь, но с нами ничего не случится, - проговорил он, приблизив губы к ее уху. - Не бойтесь.
        Кэра подалась чуть назад, чтобы теснее к нему прижаться. Лукас сомкнул руки кольцом.
        Стена бушующего пламени надвигалась на них. Кэра слышала, как трещат горящие деревья и с глухим стуком падают сучья. Лукас слегка приподнял голову, и Кэра взглянула в ту же сторону, что и он. Невдалеке от них, у излучины, где русло сужалось, языки пламени вздымались высоко в воздух. Горящие листья и траву широко разносило ветром и перекидывало на другой берег, где вскоре занялся пожар.
        А потом огонь добрался до них. Жар был нестерпимым. Кэра закрыла лицо руками. Стало нечем дышать.
        Рев стоял оглушительный. Кэра была уверена, что они сгорят заживо.
        Она ждала боли.
        Но через некоторое время, показавшееся ей вечностью, яростный шум постепенно начал стихать.
        Кэра почувствовала, как Лукас пошевелился. Она открыла глаза, щурясь от едкого дыма.
        Русло, где только что прошел огонь, выглядело обуглившимся пепелищем. Некоторые деревья еще горели, но это были уже отдельные пылающие островки.
        Кэра посмотрела вокруг. Там, где они сидели, пламя не было настолько сильным, зато в том месте, где русло сужалось, огонь кубарем перекатился на противоположный берег и продолжал свое шествие сплошной стеной.
        Лукас поднялся первым и помог Кэре встать.
        - Вы в порядке? - спросил он, обхватив ладонями ее перепачканное сажей лицо и заглядывая ей в глаза.
        Она прикрыла его ладони своими и кивнула.
        - А как вы?
        - Нормально.
        - Мне просто не верится, что мы живы. И что вы нашли меня.
        Внезапно Лукас притянул ее к себе и без лишних церемоний поцеловал. Это был бездумный порыв; поцелуй, грубый, страстный, заставил тело Кэры откликнуться на него, ее губы раскрылись, словно приглашая Лукаса следовать дальше. Он руками обхватил ее бедра и так крепко прижал к себе, что сомнений не оставалось: он хочет ее, хочет сильно, прямо здесь и сейчас. Казалось, что пожар, незадолго до этого настигший Кэру и Лукаса, зажег огнем и их кровь.
        Они оба опустились на колени. Лукас оторвался от ее губ, чтобы покрыть поцелуями нежную шею, и Кэра изогнулась ему навстречу, запрокинув лицо.
        Он, погрузив пальцы одной руки в копну ее золотисто-рыжих волос, снова приблизил свои губы к ее. Другая его рука проникла под рубашку Кэры и ласкала ей спину, опускаясь все ниже.
        Кэра открыла глаза и посмотрела ему в лицо.
        Рука его вдруг замерла.
        - Не останавливайтесь, - прошептала она.
        Но Лукас в ответ лишь глубоко вздохнул и крепко обнял ее.
        - Почему? - спросила Кэра, пытаясь по выражению его лица понять, что случилось. - Я сделала что-то не так?
        Лукас покачал головой:
        - Нет-нет.
        - Я, кажется, влюбилась в вас, - тихо сказала она.
        - Не говори так, Кэра.
        - Вот почему я не спала прошлой ночью. Вот почему к утру я ушла из палатки. Мне хотелось разобраться в себе…
        - Не в чем разбираться.
        - Ты ничего ко мне не чувствуешь?
        Лукас, присев на корточки, взглянул на нее:
        - Я испытываю к тебе то же, что любой мужчина испытывает к привлекательной женщине.
        - Но ведь только что…
        - Только что, - перебил он ее, - я хотел, чтобы ты мне принадлежала. Мы едва не погибли, и после всего пережитого самая естественная на свете вещь - броситься друг другу в объятия. Но идти дальше было бы ошибкой - по крайней мере для тебя.
        - А для тебя?
        Он коснулся ее щеки.
        - Для меня это был бы только физический контакт, и ничего более.
        Кэра с трудом сглотнула слюну. Ей почему-то никогда не приходило в голову, что мужчина, в которого она наконец-то влюбится, отвергнет ее любовь.
        - Понятно.
        - Надеюсь на это.
        Над их головами пророкотал грозовой раскат.
        - Нам надо попытаться вернуться к остальным, - сказал Лукас, отворачиваясь от нее. - Наверное, часть дороги можно пройти руслом.
        Очень трудно было не чувствовать себя униженной, но Кэра крепилась изо всех сил. Да и что ей оставалось? Самое лучшее, что она могла придумать, - сделать вид, будто ничего не случилось.
        Но ведь это случилось.
        Пока они шли, Кэра заметила, что яркое утреннее солнце все больше затягивается грозовыми облаками. Вскоре стало так темно, что показалось, будто наступила ночь. Озаряя небо, сверкали молнии, и земля сотрясалась от грома.
        Наконец упали первые, невероятно крупные капли дождя. Шлепая по воспаленной коже, они причиняли боль, а попадая на еще тлеющие деревья и траву, росшую по берегам высохшей реки, мгновенно испарялись, шипя и испуская струйки пара.
        Лукас не говорил ни слова. Он просто шел и шел вперед. Как и Кэра.
        Стоило ей свыкнуться с дождем, как он стал даже доставлять удовольствие. На удивление холодная вода остужала жар тела, смывая с него копоть. Вымокшие грязные пряди волос не казались ей неряшливыми. Кэре было все равно, как она сейчас выглядит. А ведь еще совсем недавно собственная внешность доставляла ей столько забот. И комфорт казался важнейшим условием существования.
        Досадным следствием спасительного дождя явилось то, что русло начало быстро заполняться жидкой грязью. Лукас вскарабкался на берег и протянул Кэре руку, чтобы помочь ей выбраться. Она колебалась, принять ли его помощь.
        - Я не кусаюсь, - сказал он.
        - Вы это уже сделали раньше. - Она вложила свою руку в его ладонь и позволила себя вытащить.
        - Дождь как следует промочил землю, так что идти равниной теперь безопасно.
        - Вы говорите это с такой уверенностью, будто подобное происходит постоянно.
        - Пожары здесь обычная вещь. Хотя оказываться в самом пекле приходится не часто.
        - Как же получается, что они обходят Сараджи стороной?
        - Для этого существует противопожарная полоса. А кроме того, рядом с домом нет деревьев. Смотрите, куда ступаете. - Он подставил ей руку и помог перешагнуть через упавший ствол акации, продолжавший тлеть, несмотря на низвергавшуюся с небес влагу.
        Дождь усиливался. И уже не доставлял былых приятных ощущений.
        Там, где находился только сухой растрескавшийся ил, теперь возник бурлящий поток. Он прибывал на глазах, превращаясь в стремительно несущуюся настоящую реку. Кэре такие превращения казались просто невероятными.
        - Вы знаете, куда мы идем? - громко, стараясь перекрыть шум дождя, спросила она.
        - Да.
        - А вам не хочется со мной поделиться?
        - Обратно в лагерь.
        - Уверены, что идете правильно?
        - Разумеется.
        Они свернули в сторону от реки.
        Дождь кончился так же внезапно, как и начался. Тучи рассеялись. Молнии, вспыхивавшие с раннего утра, постепенно исчезли.
        Кэра, откинув мокрые волосы с лица, ужаснулась тому опустошению, какое оставил после себя пожар.
        - Как скоро все снова зарастет травой? - поинтересовалась она.
        - Вы сможете увидеть ее уже завтра.
        - Завтра? - переспросила она потрясенно.
        - Для новых деревьев, конечно, потребуются годы, но трава начинает расти прямо сейчас.
        - Как это может быть?
        - Огонь бежит быстро. Он опалил только верхний слой почвы, не повредив корней, спрятанных в глубине. В некоторых районах местные жители сами поджигают траву, чтобы уничтожить старую, сухую и дать вырасти молодой.
        - А как же животные?
        - Их приспособляемость просто изумительна. Увидев такой пожар в первый раз, я был уверен, что из-за него погибнет масса животных, но пострадали всего лишь единицы. Возможно, звери инстинктивно знают, как себя обезопасить.
        - В отличие от некоторых людей, - добавила Кэра сдержанно.
        Лукас усмехнулся.
        - Это точно.
        Их взгляды, встретившись, задержались друг на друге.
        Кэра первой отвела глаза.
        - Квинн приехала в лагерь или вы оставили ее в Сараджи?
        - Она осталась там. Думаю, ей до конца дней хватит походной жизни в Африке.
        - Она вам сама так сказала? - решила уточнить Кэра.
        - Она выразилась достаточно определенно, чтобы дать мне понять, что у нее несколько другие представления о рае.
        - А по-вашему, рай именно такой?
        - Возможно, эти края были похожи на рай лет пятьдесят тому назад. А теперь они напоминают поле битвы.
        - И все-таки вы не согласились бы жить в каком-нибудь другом месте?
        - Я почувствовал, что здесь мой дом, с того самого момента, как только ступил ногой на эту землю.
        - Здешняя земля для вас больше чем дом. Она - ваша возлюбленная, - сказала Кэра тихо.
        Он пристально посмотрел ей в глаза.
        - Это правда, Кэра.
        С холма навстречу им со всех ног бежали Крейг и Аджани. Крейг, первым увидев Кэру, подскочил к ней и, схватив в охапку, закружил.
        - Так вот вы где! Я уж было подумал, что найду вас поджарившимися до хрустящей корочки.
        Кэра, когда он поставил ее на землю, засмеялась.
        - Мы только слегка подрумянились.
        - И в какое такое место вам вздумалось отправиться после того, как я оставил вас в целости и сохранности в палатке, да еще подоткнув одеяло?
        - Мне не спалось, и я решила прогуляться. Все бы обошлось благополучно, если б не пожар.
        - В следующий раз я крепко-накрепко привяжу вас к колышку. - Крейг, покачав головой, взглянул на Лукаса. - А ты тоже хорош. После стольких лет, прожитых здесь, тебе следовало бы проявить осмотрительность, а не срываться с места одному и мчаться сломя голову неизвестно куда.
        - Помощь пришла бы слишком поздно. Она могла погибнуть.
        Крейг взглянул на Кэру. Она кивнула:
        - Да, к моменту вашего появления я уже превратилась бы в головешку.
        Он придирчиво осмотрел Кэру со всех сторон.
        - Вы уверены, что с вами все нормально?
        - Убеждена.
        Крейг вздохнул.
        - Что ж, тогда вам повезло больше, чем нашим браконьерам.
        - Что ты имеешь в виду? - спросил Лукас.
        - Мы обнаружили их тела в полумиле отсюда. Думаю, они не успели даже осознать, что им пришел конец.
        - Сколько их было?
        - Трое.
        - Опознать можно?
        - Боюсь, что нет.
        - В таком случае нам незачем здесь задерживаться, - сказал Лукас. - Возвращаемся в Сараджи.
        Все четверо с трудом прокладывали себе путь сквозь полусгоревшую местность. Они шли около полутора часов. Потом пожарище кончилось; до лагеря оставалось еще минут тридцать ходьбы.
        Крейг выстрелил в воздух, чтобы оповестить остальных об их приближении. Вскоре группа благополучно достигла лагеря.
        Избегая встречаться взглядом с Лукасом, Кэра помогала упаковывать и грузить снаряжение, в точности выполняя то, что ей поручалось. Работа не казалась ей такой уж сложной, как представлялось вначале.
        Напрасно она тревожилась о том, чтобы не столкнуться с Лукасом, - он занимался своими делами, не обращая на нее никакого внимания.
        Крейг временами бросал на них любопытные взгляды.
        - Ты ничего не хочешь мне сказать? - наконец не выдержал он.
        Лукас как раз загружал в кузов тяжелый стол и недовольно пробурчал:
        - О чем ты?
        - О тебе и Кэре. Между вами что-то произошло, я же вижу.
        - Все нормально.
        Крейг подал ему скамью.
        - Ты будешь последним дураком, если позволишь ей уехать.
        - Не твое дело.
        - Мы с тобой друзья, Лукас. И мне далеко не безразлично все, что касается тебя. Я не хочу, чтобы ты совершил ошибку, о которой будешь сожалеть всю жизнь. - (Лукас затолкал скамью в кузов грузовика.) - Она просто создана для тебя. Уверен, ты и сам это прекрасно понимаешь.
        Лукас, стиснув зубы, посмотрел на своего приятеля.
        - Что я понимаю - так это только то, что жизнь в здешних краях не сулит радостей и состоит из ежедневной тяжелой работы и подстерегающих на каждом шагу жестоких испытаний. Поэтому не имеет значения, каковы мои чувства к Кэре. Ей здесь не место. Представь только, что станет с нами лет через десять. Случаются дни, когда возвращаешься в Сараджи настолько опустошенным, что тебе нечем поделиться с тем, кто рядом, кем бы он ни был. Какая женщина, если она в здравом рассудке, захочет пройти через все это? И какой мужчина заставит женщину, если он только любит ее, принести себя в жертву ради него?..

        Глава восьмая

        Когда они приехали в Сараджи, Кэра, уже собираясь спрыгнуть с подножки грузовика, в котором она ехала вместе с Крейгом, увидела Квинн, выбежавшую из дома к ней навстречу.
        - О, как же я рада тебя видеть! Говорят, поблизости от вас был пожар…
        - Со мной все в порядке. Мне только нужно хорошенько вымыться.
        Лукас поставил свой вездеход рядом с грузовиком Крейга и вылез из машины. Ни на кого не взглянув, он молча прошел к задней части дома.
        - Что происходит? - спросила Квинн.
        - Ничего. - Кэра попыталась улыбнуться, но улыбка вышла довольно жалкой.
        Это «ничего» явно выглядело как «что-то», но Квинн решила не торопиться с расспросами. Из-за плеча сестры она посмотрела на Крейга. Он сделал жест в сторону гостиной, и она понимающе кивнула.
        - Тебе на самом деле нужно принять душ, Кэра. Ты вся покрыта сажей.
        Как только Кэра, обогнув веранду, скрылась за углом, Квинн вошла в комнату, где ее уже ждал Крейг.
        - Итак? - промолвила она, усаживаясь на подлокотник дивана и вопрошающе глядя на него. Он плеснул в стакан содовой. - Что произошло?
        - Ваша сестра и Лукас, очевидно, поссорились.
        Квинн улыбнулась.
        - Они постоянно ссорятся.
        - Но это особый случай.
        - С чего вы взяли? И что значит «особый»?
        - Если моя догадка верна, они влюблены друг в друга.
        На лице у Квинн появилось саркастическое выражение.
        - О, не преувеличивайте. Мимолетное увлечение - это я еще могу понять. Но любовь? Между ними нет абсолютно ничего общего.
        - С каких это пор людям надо иметь что-то общее, чтобы влюбиться?
        - У нас с мужем было много общего. Мы во всем были согласны друг с другом.
        - В таком случае вы представляли собой уникальную пару, с чем я вас и поздравляю. Только не думаю, что успех в их взаимоотношениях может основываться на вашем личном опыте.
        - Но я…
        - Кэра не такая, как вы. Конечно, я не могу похвастаться, что хорошо знаю ее, однако, по-моему, это очевидно.
        - Возможно, в ваших словах есть доля правды. Но Кэра, как только мы возвратимся в цивилизованный мир, снова станет прежней.
        Крейг допил воду и поставил пустой стакан на стойку бара.
        - Что ж, Квинн, из нашей беседы я заключаю, что у нас совершенно противоположные намерения.
        - В каком смысле?
        - Я хотел поговорить с вами о том, как устроить, чтобы они снова помирились. Но вас, по-видимому, такой оборот совсем не устраивает.
        - Все, чего я хочу, - это чтобы моя сестра была счастлива, а Лукас определенно не тот человек, который ей нужен.
        Крейг с удивлением воззрился на нее.
        - Ну-ну. Вы, я вижу, весьма решительная женщина.
        - Я могу быть и такой.
        - А Кэра продолжает думать, что вас необходимо всячески опекать.
        - Мы с ней одна семья и обе должны заботиться друг о друге.
        - По-вашему, проявлять заботу о Кэре - это переложить на нее ответственность за ваше состояние?
        - Я была больна. Вы же знаете, у меня умер муж.
        - Но вам теперь лучше, не так ли? Гораздо лучше, чем предполагает Кэра.
        - Я люблю свою сестру, - сказала Квинн.
        - Тогда, может быть, вы, хотя бы для разнообразия, подумаете о том, что нужно ей, чтобы чувствовать себя счастливой? - Он склонил голову в полупоклоне. - Всего доброго.
        Квинн долго сидела в комнате одна, потом вышла на веранду и окинула взглядом простирающуюся до самого горизонта равнину. Невозможно позволить Кэре остаться здесь. Просто нельзя. В подобном месте ничего хорошего ее не ждет.

        Кэра закончила мыться и, выйдя из-под душа, надела широкую мужскую рубашку, заправив ее в джинсы. У нее не было настроения ни с кем общаться. А кроме того, ей захотелось проведать щенка.
        Сойдя с веранды, она увидела Аджани, направляющегося к загонам, и окликнула его.
        - Привет, - обернулся он, одарив ее широкой белозубой улыбкой. - Теперь вы выглядите малость получше. - В его произношении явно угадывался британский выговор.
        - Я и чувствую себя получше. Как поживает носорожиха?
        - Что уж говорить, в саванне-то ей было раздолье. Пойдемте, я вам покажу.
        Они прошли в центральную часть зверинца, где из толстых кольев, вбитых в землю и скрепленных проволокой, был сооружен загон. Внутри его что-то трещало, и весь он сотрясался от могучих ударов.
        Аджани залез на помост, высота которого доходила до половины загородки, и подал руку Кэре, чтобы помочь ей взобраться.
        - Видите, - сказал он, указывая на самку носорога, - она очень недовольна.
        - Может быть, ей тоскливо без детеныша.
        Загон был совсем небольшим и не оставлял пространства для маневра, однако животное было таким огромным, что, когда оно атаковало колья, содрогалась земля.
        - Странно, что я так мало слышала об угрозе исчезновения носорогов, тогда как по поводу слонов то и дело возникают разговоры.
        Аджани улыбнулся.
        - Слоны вызывают больше сочувствия. И на фотографиях они лучше получаются. Гораздо легче уговорить людей помочь животным, которые вызывают симпатию.
        Кэра окинула самку придирчивым взглядом.
        - Мне кажется, она очень мила. Вид у нее, конечно, довольно устрашающий, но все равно она славная.
        - Тут, наверное, и скверный нрав сослужил им недобрую службу.
        Самка бросилась в очередную атаку на загородку.
        - Будешь иметь скверный нрав, когда тебя вот так запрут.
        - Ваша правда. Только, скажу честно, это не такое животное, с каким хотелось бы иметь дело, даже если б его и не запирать.
        - Когда вы ее перевозите? - спросила Кэра.
        - Завтра на рассвете.
        - Вместе с Лукасом?
        - Да, - прозвучал знакомый голос, - я тоже еду.
        Вздрогнув от неожиданности, Кэра посмотрела вниз. Сердце у нее учащенно забилось.
        - Можно я поеду с вами, чтобы…
        - Нет.
        - Но…
        - Я сказал - нет.
        Аджани поглядывал на них, пытаясь скрыть улыбку.
        - Почему я не могу поехать? - не сдавалась Кэра.
        Лукас, запрокинув голову, посмотрел ей прямо в глаза.
        - Потому что вы вечно попадаете в неприятности, а у меня больше нет времени, чтобы заниматься вами.
        Возразить было нечего. Неприятности, казалось, преследовали ее по пятам.
        - Аджани, мне нужна твоя помощь, чтобы справиться с жирафом.
        - Конечно. - Тот спрыгнул с помоста, и они ушли.
        Самка носорога продолжала таранить колья, сотрясая загон. Наблюдая за ней, Кэра со страхом подумала, что произойдет, если они в конце концов не выдержат такого натиска. Ей все еще трудно было свыкнуться с мыслью, что этих удивительных животных осталось ничтожно мало в дикой природе. Что-то необходимо предпринять.
        Позади себя она услышала взволнованные голоса и, обернувшись, обнаружила, что Суди и еще один африканец гонятся за двумя слонятами, которые, размахивая хоботами, улепетывают от них со всех ног.
        Кэра быстро соскочила с помоста и бросилась вдогонку.
        Аджани и Лукас, видимо услышав, что происходит что-то необычное, выбежали и тоже присоединились к погоне, стараясь направить виновников переполоха к просторному вольеру. Когда Кэра подбежала к нему, дверца за слонятами уже захлопнулась.
        - Где вы нашли их? - спросила Кэра.
        - Скорее, это они нас нашли, - ответил Суди, с трудом переводя дыхание. - То ли отбились от стада, то ли у них погибла мать.
        - Как вы это выясните?
        - О, это просто. Если появится слониха - значит, за ними.
        - А если не появится?
        - Тогда нам самим придется о них позаботиться.
        Кэра перегнулась через невысокую изгородь и протянула руку к слонятам. Они оба подошли к ней и, привлеченные новым запахом, выставив хоботы, принялись исследовать ее ладонь.
        - У вас здесь словно приют для сирот, - промолвила Кэра. - Место, где их накормят и защитят. Страшно представить, что бы случилось с ними, не попади они сюда.
        - Вот потому-то мы здесь всегда и будем, - произнес Лукас и, войдя в вольер, начал осмотр.
        - А если у вас закончатся деньги?
        - Найдем выход. Всегда удается что-нибудь придумать.
        Кэра наблюдала, как Лукас тщательно осматривал каждого слоненка.
        - С этими двумя придется понянчиться, - наконец объявил он. - Суди, разведи концентрат молоком и дай им прямо сейчас.
        Тот мгновенно исчез.
        - Чем я могу помочь? - спросила Кэра.
        - Возвращайтесь в Чикаго, - ответил он без тени улыбки. Ей не удалось скрыть боль, мелькнувшую в обращенном к нему взгляде. - И не смотрите так, - сказал Лукас, выпрямляясь.
        - А как я должна на вас смотреть?
        - Разгневанно.
        - И не подумаю доставить вам такое удовольствие. Кажется, вы намеревались меня обидеть. Только без намерения у вас это получается несравненно лучше.
        Лукас подошел к ней. Слонята потянулись вслед за ним и снова принялись обнюхивать руки Кэры.
        - Я надеялся, что мне удастся настолько вас рассердить, что вы захотите отсюда уехать.
        - Но зачем?
        - Полагаю, случившееся между нами сегодня утром является достаточной причиной.
        - Что уж такого особенного между нами случилось?
        - Я не могу позволить себе увлечься вами.
        - А разве за три недели вы способны серьезно мною увлечься?
        - Серьезнее, чем мне бы хотелось. Однако я предпочел бы, чтобы этого не произошло.
        - Думаю, если бы вы только это позволили, - сказала Кэра, в то время как один из слонят обвивал хоботом ее руку и настойчиво тянул к себе, - то обнаружили бы, что я далеко не самый худший представитель рода человеческого. Возможно, мне даже удалось бы вам понравиться.
        - Мне все равно, какая вы, и я не хочу, чтобы вы мне нравились.
        - Чего вы так боитесь, Лукас?
        Он шагнул из вольера, запер дверцу и приблизился к Кэре вплотную. Его синие глаза потемнели.
        - Не провоцируйте меня, Кэра. Вас может не устроить конечный результат.
        Кэра смотрела, как он уходит, и сердце глухими толчками отдавалось у нее в груди. Ни один человек даже отдаленно не оказывал на нее такого воздействия, как Лукас. Это повергало ее в смятение, более того - просто пугало.
        Один из слонят, вытянув хобот, взлохматил ей волосы и тут же начал отфыркиваться. Кэре стало щекотно, и она засмеялась.
        Но мысли о Лукасе по-прежнему не оставляли ее.

        Она провела со слонятами целый день, наблюдая за их кормлением и играя с ними. Они совершенно ее не боялись и были просто восхитительны.
        Когда пришла пора обедать, Кэра сполоснулась под душем, переоделась, выбрав блузку с легкой цветастой юбкой, и вошла в гостиную. Квинн, стоя у шкафа, разглядывала корешки книг, но, заметив сестру, обернулась к ней.
        - Где ты пропадала? - спросила она Кэру, которая, подойдя к бару, налила себе минеральной воды.
        - В зверинце. Там сегодня появились слонята. Ты непременно должна на них посмотреть.
        - Нисколько не сомневаюсь, что они забавны.
        Кэра, взяв стакан с водой, присела на диван.
        - Сегодня был длинный день. Я невероятно устала.
        Гепард, развалившийся в кресле, встал, потянулся и вспрыгнул на диван рядом с Кэрой.
        - Похоже, ты нашла себе подружку, - заметила Квинн.
        Кэра, взглянув на Софию, улыбнулась.
        - Ну разве она не красавица?
        - Думаю, в виде манто этот зверь смотрелся бы лучше.
        - Квинн! Что за ужасные вещи ты говоришь! - Кэра опустила ладонь на шею Софии, словно стремясь оградить ее от опасности.
        - Знаешь, твоя возросшая сознательность просто смехотворна. - Квинн, мимолетно взглянув на гепарда, вздохнула. - Признаюсь, я не испытываю большой симпатии к тварям, которые при случае с удовольствием бы мною закусили.
        - Эта славная киска не заслуживает таких слов.
        - Ты можешь возиться с ней сколько тебе угодно, а меня уволь.
        - Тебе правда здесь совсем не нравится? - тихо спросила Кэра.
        - Я дни считаю до отъезда. - Вытащив из шкафа книгу, Квинн села в кресло. - А ты как будто в восторге от всего этого.
        - Мне здесь очень хорошо. Я словно у себя дома. - (У Квинн при этих словах округлились глаза.) - Да и ты, сестренка, выглядишь поздоровевшей. У тебя явно прибавилось сил.
        - Это всего лишь вынужденная самозащита. Попробуй только проявить слабость, и тебя мгновенно слопают живьем.
        О том, что приближаются Хильда и Берти, можно было догадаться еще до их появления. Когда они вошли в комнату, сестры удивленно переглянулись. На лице у Хильды сияла довольная улыбка. Кэра привстала с дивана, собираясь уступить им место, но Хильда замахала на нее рукой:
        - Сидите, сидите. Мы с Берти найдем, где пристроиться.
        - Вы хорошо провели время? - поинтересовалась Кэра.
        - О, это было просто как в сказке, - ответила Хильда, плюхаясь в кресло. - Боюсь, вы лишились массы удовольствия, не поехав с нами на сафари. Джо оказался потрясающим гидом. Он безукоризненно выполнял свои обязанности.
        - Значит, стоило терпеть неудобства? - улыбнулась Кэра.
        - Ну, пускаясь в столь рискованное путешествие, вряд ли следует рассчитывать на хороший, комфортабельный отель. Тут уж ничего не поделаешь, приходится мириться с обстоятельствами…
        В дверях показался Крейг и, чуть усмехаясь, оглядел присутствующих.
        - Извините за опоздание. Что вам предложить?
        Кэра приподняла стакан.
        - Я уже себе налила, спасибо.
        Хильда, начав говорить, просто неспособна была остановиться. Она во всех подробностях поведала им о каждом увиденном ею животном, о каждой особенности ландшафта, не забывая упомянуть, какое они произвели на нее впечатление, и сопровождая свои описания обрывками сведений, почерпнутых из объяснений экскурсовода.
        Вскоре появился Лукас и, ни слова не говоря, направился к письменному столу в дальнем конце комнаты.
        Кэра пыталась заставить себя не смотреть в его сторону, но ее глаза тянуло туда, будто магнитом.
        Квинн, сжав рот, украдкой наблюдала за ними.
        На ужин была подана традиционная американская еда - гамбургеры и обжаренный во фритюре картофель. Вместо того чтобы собраться за общим столом, все разбрелись по комнате и расселись где попало с тарелками на коленях, за исключением Лукаса, который предпочел остаться в своем углу.
        Хильда продолжала тараторить.
        Незаметно подкрался вечер, и в гостиной зажгли огни. Крейг включил музыку.
        - Потанцуем? - обратился он к Квинн.
        Она изумленно уставилась на него.
        - Простите?
        - Я пригласил вас на танец, - сказал он, беря ее за руку и вынуждая подняться.
        - Но я не…
        - Что еще за «не»? Не хотите доставить всем нам удовольствие? - Он, отступив на шаг, заставил Квинн сделать стремительный поворот и снова притянул к себе. - Обманщица. Вы превосходно танцуете.
        Квинн засмеялась и покачала головой. Не так-то просто было устоять перед обаянием Крейга.
        Несколько минут спустя Хильда и Берти последовали их примеру. Они представляли собой странную пару, но каким-то образом им удавалось подлаживаться друг к другу.
        Кэра в очередной раз посмотрела на Лукаса. Он все так же, не притрагиваясь к еде, сидел за своим столом, спиной к остальным, и что-то писал. Она поставила тарелку на низкий кофейный столик и молча вышла. София последовала за ней.
        Вместе они направились к каменистой гряде, но на этот раз Кэра решила не взбираться наверх. Она просто встала у подножия и устремила взгляд на узкий серп луны. Из дома до нее доносились негромкие звуки музыки. Прикрыв глаза, она тихонько закружилась им в такт.
        Вдруг уверенная рука обхватила ее за талию.
        Кэра, распахнув ресницы, встретилась взглядом с Лукасом.
        Он молча смотрел на нее, а их тела, подчиняясь музыкальному ритму, слились в едином движении. Боясь разрушить колдовское очарование момента, молчала и Кэра. Казалось, скажи она хоть слово - и Лукас растворится в ночи так же внезапно, как и возник.
        Одна его рука лежала у Кэры на талии, а другой он прижимал ее ладонь к своей груди.
        В свете луны, под взглядом горящих глаз Софии, они, соприкасаясь телами, медленно покачивались в такт музыке.
        Кэра приникла щекой к его плечу, а Лукас, отпустив ее руку, погрузил пальцы в рыжий водопад волос, разметавшихся у нее по плечам.
        Глаза гепарда завороженно следили за медленно кружащейся парой, озаренной бледным светом луны.
        Музыка оборвалась.
        А Лукас продолжал смотреть Кэре в лицо, белевшее в ночном сумраке. Ей хотелось понять, о чем он думает в эти мгновения.
        Потом он осторожно прошелся пальцами по бархатистой коже ее лица. Затем руки его опустились, и Лукас исчез в темноте так же безмолвно, как появился.
        Кэра глядела ему вслед, не предполагая, что увидит его снова только через две недели.
        И не подозревая, что ее сестра всматривается с веранды сквозь ночную мглу в их туманные силуэты и что сердце Квинн сжимается от тревожного предчувствия.
        Кэра, сложив руки на груди и прислонившись спиной к теплому валуну, смотрела на простиравшуюся перед ней бескрайнюю саванну, в которой скрылся Лукас. Раньше ей никак не удавалось понять своего отношения к нему и это мучило ее. Он возбуждал в ней чувство, какого прежде ей никогда в жизни не приходилось испытывать.
        Но теперь все сомнения разрешились. Она твердо знала, что любит его. И то, как он держался с нею сейчас, доказывает, что и он ее любит.
        Нежная улыбка тронула ее губы. Ведь где любовь, там и надежда.

        Глава девятая

        Кэра, одетая в бело-голубую полосатую рубашку, которую она даже не потрудилась заправить в шорты, сбежала с крыльца и направилась прямо в зверинец. Она делала это каждое утро вот уже в течение последних двух недель.
        Сначала она навестила щенка дикой собаки. Колючка - так окрестила ее Кэра за острые, как иголки, зубы - сразу же выбежала ей навстречу, лишь только Кэра вошла в просторный, защищенный от солнца вольер, целиком принадлежащий щенку. Она опустилась на колени и позволила Колючке всласть напрыгаться около нее.
        Крейг, перегнувшись через загородку, с улыбкой наблюдал за ними.
        - Вид у нее хоть куда, - заметил он.
        - Просто милашка!
        - Сейчас она очень ласковая и забавная, но с возрастом будет все больше дичать.
        Кэра изумленно взглянула на него.
        - Вы на самом деле так думаете? Даже несмотря на то, что она растет здесь, среди людей?
        - Сложность в том, что ее поведение невозможно предсказать. Никогда не удастся полностью одомашнить дикую собаку.
        - А как же София? Гепарды ведь более опасны, чем собаки.
        - Гепарды - это совсем другое. Они отличаются даже от прочих особей породы кошачьих. От льва, например. Вы ни при каких условиях не добьетесь от него такого же поведения, как у Софии. У них совершенно разные темпераменты. То есть я хочу сказать, можно держать льва в качестве домашнего любимца, но, в отличие от гепарда, в его присутствии следует быть всегда настороже. Льву никогда нельзя доверять целиком.
        - А как насчет малыша носорога?
        Крейг усмехнулся.
        - Вы имеете в виду Норманна? Трудно сказать. Хотя я не думаю, что решусь повернуться к нему спиной, когда он станет взрослым.
        - Какая досада, что ему не удалось поладить с самкой, которую мы нашли…
        - Такое случается.
        - Просто трудно представить, что все они когда-нибудь вырастут. Как бы мне хотелось быть здесь, чтобы это увидеть!
        - А что вам мешает? Оставайтесь в Сараджи.
        Кэра почесала щенка за ухом и встала.
        Крейг пристально смотрел на нее.
        - Так что же?
        Она сосредоточенно возилась с дверцей, пытаясь ее запереть.
        - Ничего.
        - Если судить по вашему лицу, за этим «ничего» явно что-то кроется.
        Кэра устремила невидящий взгляд в сторону вольера.
        - Крейг, могу я вам задать один вопрос?
        - Сколько угодно.
        - Две недели назад Лукас уехал, чтобы доставить носорога в безопасное место. Когда он возвращается?
        На мгновение Кэре показалось, что Крейг почувствовал неловкость.
        - Ну, у него были еще кое-какие дела.
        - Понятно.
        - Мне очень жаль, Кэра.
        Ей с трудом удалось улыбнуться.
        - Все в порядке. Вам не о чем сожалеть.
        - Если это может послужить хоть в какой-то мере утешением, то, должен заметить, я никогда не сомневался, что вы идеально ему подходите, и он будет круглым дураком, если откажется от вас.
        Краска бросилась ей в лицо.
        - Я и не предполагала, что для вас это так очевидно.
        - Может, вы и старались скрыть свои чувства, но ваши глаза их выдали. Именно потому я и говорю, что вы ему подходите.
        - Кто знает, - сказала она тихо. - Только я тоже так думаю…
        - Тогда скажите ему.
        - Это несколько затруднительно, когда его здесь нет.
        - Дождитесь.
        - Не могу.
        - Почему?
        - Потому что мы с Квинн собираемся завтра уезжать.
        - Пусть Квинн едет одна.
        - Нет, так нельзя. Она нуждается во мне.
        - Ну, опять вы за старое, - произнес Крейг с коротким смешком. - Допустим, вашей сестре какое-то время необходима была поддержка, но сейчас-то она в полном порядке. Она гораздо сильнее, чем вы полагаете. Перестаньте за нее беспокоиться и подумайте лучше о себе. - (Кэра молчала.) - И вот что я вам еще скажу. Думаю, причина, по которой Лукас так долго не возвращается, заключена в вас.
        - Каким образом?
        - Лукас всегда старался избегать осложнений во всем, что имеет отношение к чувствам, но никогда прежде это не принимало такой острой формы. До вашего приезда. Предполагаю, он плохо представляет, как можно совместить свою жизнь в Африке с женщиной, детьми и тому подобным.
        - Великолепно, - заметила она сухо. - Только я-то в таком случае что могу поделать?
        - Не знаю, - ответил Крейг мягко. - Что касается меня, то я считаю так: вы должны сесть вместе и все как следует обсудить. Сложность только в том, что Лукас может и не вернуться до вашего отъезда. - (Кэра вздохнула.) - Но тут уж вы не виноваты.
        - Мне надо повидать слонят, - вдруг сказала она и повернулась, чтобы уйти.
        Крейг молча последовал за ней.
        Когда они дошли до загона, оба малыша, которые теперь, должно быть, принимали Кэру за мать, шумно ее приветствовали. Она открыла воротца и выпустила их наружу.
        - Мы пойдем к реке, - пояснила Кэра. - Через час вернемся.
        - Как здорово, что у нас теперь поблизости настоящая полноводная река!
        - Просто невероятно! А меня еще особенно удивило то, что вода поднялась словно по волшебству… Быстро… И вокруг все так зазеленело!.. - Один из слонят слегка ткнул Кэру в бок. Она засмеялась. - Хорошо-хорошо, иду.
        - Ну, счастливо, увидимся за обедом. Не забудьте потом поделиться со мной размышлениями на тему, как вам здесь задержаться.
        - Не забуду. Спасибо, Крейг.
        И она направилась к реке, а слонята бежали чуть впереди. Обогнув дом, Кэра вдруг заметила стоящий у веранды «рейнджровер».
        Остановившись, она смотрела, как Лукас вылезает из машины.
        Он, повернув голову, тоже ее увидел.
        - Привет, Кэра.
        - Привет. Как носорог?
        - Отлично. Он успешно привыкает к новой среде обитания.
        - Замечательно.
        Лукас кивнул в сторону слонят, которые, заметив, что Кэра отстала, вернулись к ней.
        - Вы, как я погляжу, завели себе новых друзей?
        - Я умею дружить. Жаль только, что мне нельзя забрать их с собой. - (Лукас на это ничего не ответил.) - Я, пожалуй, пойду.
        Они обменялись долгими взглядами.
        Кэру снова ощутимо толкнули в бок.
        - Вы еще побудете здесь? - торопливо спросила она.
        - Да.
        - Это хорошо. Может, попозже нам и удастся поговорить.
        Лукас снова ничего не ответил. Он только смотрел, как она уходила, сопровождаемая своими подопечными.
        Когда они добрались до воды, слонята бросились вниз с берега, поднимая тучи брызг. Кэра зашла за ними в неглубокую реку и, зачерпывая воду горстями, принялась обливать им спины, в полном неведении, что Лукас, шедший за ней следом, стоит теперь, опершись плечом о дерево, и наблюдает за ними.
        Слонята резвились довольно неуклюже и частенько сбивали Кэру с ног, но всякий раз помогали ей подняться, протягивая хоботы. Один из них, казалось, испытывал особое наслаждение, когда, набрав в хобот воды, окатывал Кэру будто из брандспойта.
        Спустя минут двадцать малышам надоело играть, они выбрались на берег и затрусили к дому.
        Тогда Кэра и увидела Лукаса.
        - Вы вымокли до нитки, - сказал он, выходя из-за дерева.
        - Так всегда и бывает, но я не возражаю. Играя с ними, получаешь такое удовольствие!
        Он пошел с ней рядом.
        - Мы должны поговорить.
        - Да, должны. - Она, опустив глаза, мельком оглядела свою насквозь промокшую одежду, досадуя, что ее в очередной раз застали врасплох.
        - Я многое передумал за эти две недели.
        Сердце у Кэры упало.
        - Вы очень красивая. - Лукас посмотрел ей прямо в глаза. - Немножко недотепа, но сердце у вас золотое. - Она улыбнулась, и он улыбнулся в ответ. - Но это место не для вас, Кэра.
        - Откуда вы…
        - Дайте мне закончить. Может, вам и будет тут хорошо - несколько месяцев, пусть даже год, но в конце концов вам здесь станет невмоготу и вы уедете. Мне ни к чему лишние страдания. Тут их и без того хватает. Я не могу позволить вам войти в мою жизнь, в мою душу только затем, чтобы потом вас потерять, ибо вы просто здесь долго не выдержите.
        - Неправда.
        - Не спорьте, Кэра! Что до меня, то я живу в этих краях, не поступаясь ничем. Я не собираюсь уезжать отсюда через год или два. Я тут насовсем. Это мой дом, моя жизнь. Но она не для вас, и вы никогда не будете здесь счастливы.
        - Предоставьте мне решать, в чем мое счастье.
        - Вы говорите так потому, что руководствуетесь чувством, а не разумом.
        - Иногда это наилучший путь.
        - Только не в данном случае.
        Кэра посмотрела на него долгим взглядом.
        - Вы любите меня, Лукас?
        - Это ничего не значит.
        - Нет, значит. В этом все дело.
        Он покачал головой.
        - Значение имеет лишь то, что такая жизнь не для вас. Я видел, что происходит здесь с другими людьми. Я испытал на себе, насколько сурова африканская действительность. Не нужно, чтобы и вы это узнали. Ваше нежное сердце заслуживает гораздо большего, чем я могу вам предложить.
        - Я хочу остаться с вами.
        - Нет.
        - Я люблю вас.
        Он снова покачал головой.
        - Сожалею.
        Кэра изо всех сил старалась сдержать слезы.
        - Лукас, не обманывайте меня. И сами не обманывайтесь. Вы знаете, что я вам небезразлична. Я вижу это по вашим глазам. Не гоните меня только из превратно понимаемых рыцарских побуждений.
        - Я не хочу, чтоб вы были здесь.
        - Но…
        Его взгляд прожег ее насквозь.
        - Вы не нужны мне.
        Она почувствовала, как внутри у нее словно что-то оборвалось.
        - Прощайте. - Лукас повернулся и пошел прочь.
        Кэра осталась стоять, провожая его взглядом. Ей хотелось броситься за ним вдогонку, но гордость взяла верх.
        Ни она, ни ее любовь не нужны ему.
        Тяжкий вздох вырвался у нее из груди. Разве так должно было случиться? Когда встречаешь того, кого ждешь всю жизнь, почему-то кажется, что этот человек непременно должен в тебя влюбиться. Но на самом деле все бывает не так.
        Что-то теплое ткнулось ей в колени. Она опустила глаза и увидела Софию.
        Кэра присела и обняла гепарда за шею.
        - Как же мне теперь быть, киска? - спросила она.

        Глава десятая

        На следующее утро Крейг подвез сестер к самолету. Джо был уже там, готовил машину к отправке. Молча загрузили багаж.
        Джо сел за штурвал, и Крейг помог Квинн забраться в салон. Потом, прежде чем подсадить Кэру, он положил ей руку на плечо и посмотрел в глаза.
        - Вы делаете ошибку, - сказал он тихо. - Знаю, Лукас далеко не лорд Байрон по части выражения чувств, но я вижу, каковы они, каждый раз, когда он на вас смотрит.
        - Он сказал, что я ему не нужна. Выразился предельно ясно, не так ли?
        - Дорогая, Лукас желает вам только добра. К несчастью, он думает, что для вас самое лучшее - это вернуться в Штаты, чтобы быть как можно дальше от него. Вы знаете, что он заблуждается.
        Глаза Кэры наполнились слезами.
        - О, Крейг, я больше ничего не знаю. Потом еще Квинн. Когда мы вчера говорили с Лукасом, я даже о ней не вспомнила. Если я останусь здесь, кто же о ней позаботится? Она будет так одинока.
        - Ваша сестра, - понизив голос, произнес он, - гораздо сильнее, чем кажется. Если вы предпочтете ее, то совершите просто-таки непростительную ошибку. Вас с Лукасом - неважно, признает он это или нет, - ждет любовь, которая бывает только раз в жизни.
        - Кэра, не задерживайся, - послышался голос Квинн. - Если мы сейчас же не взлетим, то опоздаем на пересадку.
        Крейг взял Кэру за руку.
        - Не уезжайте.
        Кэра прикоснулась ладонью к его расстроенному лицу.
        - Вы очень хороший человек и замечательный друг. Но Лукасу, а не вам следовало бы просить меня здесь остаться. - Она отвернулась и стала взбираться в самолет.
        Как только Джо запустил двигатель, Крейг захлопнул дверцу и отошел. Кэра, наблюдая за ним сквозь стекло, помахала ему рукой. Он стоял и махал ей в ответ, кляня в душе ослиное упрямство своего друга и напарника.
        Кэра, откинувшись на сиденье, закрыла глаза, но спустя некоторое время выпрямилась и выглянула в иллюминатор, следя, как самолет сначала развернулся, а потом, подпрыгивая на покрытой травой взлетной полосе, набрал скорость и, оторвавшись от земли, взмыл над саванной.
        Наклонившись вперед, Кэра смотрела вниз. Они были в воздухе уже минут десять, как вдруг она заметила машину Лукаса. Но сколько ни напрягала зрение, его самого ей рассмотреть не удалось.
        Снова откинувшись на спинку, Кэра глубоко вздохнула.
        Квинн легонько похлопала ее по коленке.
        - Все это к лучшему, поверь мне.
        Ответом ей было молчание.

        Лукас стоял под деревом, когда услышал рокот самолета. Он, сощурив глаза от яркого солнца, следил за ним до тех пор, пока тот не скрылся из виду.
        - Прощай, Кэра, - тихо сказал он.

        Полет продолжался два часа. Кэра всю дорогу молчала. Рассудок и гордость говорили ей одно, сердце - совсем другое.
        При высадке Джо помог выбраться из самолета сначала ей, а потом Квинн. Кэра несла дорожные сумки, Джо тащил чемоданы, и все трое, пройдя по бетонированной площадке, вошли в небольшое здание аэровокзала, где Квинн и Кэре предстояло дожидаться самолета до Момбасы, чтобы оттуда уже улететь домой.
        - Вам сюда, - сказал Джо, ставя чемоданы в конец очереди, выстроившейся за билетами к единственной кассе.
        - Благодарю вас за все, Джо, - сказала Кэра с грустной улыбкой.
        - Берегите себя и приезжайте к нам снова. - Он повернулся к Квинн: - И вы тоже.
        - Спасибо, Джо.
        Кэра смотрела, как он уходит.
        - Ну не надо так. - Квинн, взяв сестру под руку, сжала ей локоть. - Ты забудешь и Лукаса Пирсона, и Сараджи, как только мы доберемся до дома.
        - Нет, - возразила тихо Кэра.
        - Уверяю тебя. Все это приключение - не более чем эпизод в нашей жизни. Следствие кратковременного помрачения ума. Нам не надо было сюда приезжать.
        Кэра взглянула на сестру.
        - Мы приехали сюда ради тебя, и ты не можешь отрицать, что результат превзошел все ожидания. Ты почти совсем оправилась.
        - Не согласна. Я нуждаюсь в тебе, как прежде.
        Очередь постепенно продвигалась.
        - Ты слышала, что я тебе сказала? - спросила Квинн, потому что Кэра молчала.
        - Да.
        - Без тебя я ни за что бы не смогла пережить смерть Стивена.
        - Но он умер уже больше года назад. Пора тебе встать на ноги и идти по жизни самой.
        - Что ты такое говоришь!
        - Я просто хочу сказать, что не в состоянии до конца дней быть ответственной за твое самочувствие.
        Подошла их очередь. Кэра поставила чемоданы на площадку рядом с кассой.
        - Два билета до Момбасы, пожалуйста, - сказала она. Оттуда им предстояло лететь дальше на другом самолете.
        - Из нас двоих ты всегда была сильнее. После того как умер отец, я во всем привыкла полагаться на тебя и на маму. А теперь, когда нет ни мамы, ни Стивена, ты - это все, что у меня осталось в этом мире…
        Кэра смотрела, как служитель привязывает ярлык к ручке ее чемодана.
        - Я не могу это сделать, - вдруг произнесла она.
        - Что? - переспросила Квинн, уже предчувствуя недоброе.
        - Не могу вот так уехать.
        - Но как же…
        Кэра, чмокнув Квинн в щеку, заглянула ей в глаза.
        - Ты моя сестра, и я очень люблю тебя. Так будет всегда, но и Лукаса я люблю тоже. Всем сердцем. Я просто не в силах его покинуть.
        - Кэра, этот человек в тебе не нуждается! Он сам тебе так сказал.
        - Да, я знаю.
        - Тогда почему?..
        - Пожалуйста, прошу тебя, не заставляй меня выбирать между вами.
        Выражение лица у Квинн внезапно смягчилось.
        - Догадываюсь, что лучше мне этого не делать, потому что тогда я окончательно тебя потеряю. - (Кэра промолчала.) - Хорошо. Иди к своему Лукасу. Только, когда он разобьет твое сердце, не говори, что я тебя не предупреждала. - Ответом было крепкое объятие. Квинн ласково погладила сестру по плечу. - Я тоже люблю тебя. Поторопись, а не то упустишь самолет Джо.
        - Прости меня, - пробормотала Кэра, выхватывая свой чемодан из рук слегка испуганного служителя, который как раз собрался его унести.
        - Напиши мне! - крикнула Квинн ей вдогонку. - Дай знать обо всем, что случится!
        Кэра, замешкавшись у выхода, обернулась и посмотрела на сестру. Они обменялись прощальными взглядами, потом лицо Кэры вдруг озарилось счастливой улыбкой, и она выбежала из дверей.
        Джо был уже в самолете. Он как раз начал выруливать к одной из двух дорожек на взлетной полосе, когда краем глаза заметил какое-то движение.
        - Джо! - крикнула Кэра, отчаянно махая ему рукой. - Подожди!
        Он, прежде чем остановиться, развернул самолет и направил его в ее сторону. Кэра бросилась к распахнутой дверце и, добежав, встала, пытаясь отдышаться.
        - Мне нужно вернуться в Сараджи. Вы довезете меня?
        Симпатичное лицо Джо расплылось в улыбке.
        - Уж будьте уверены! - Он спрыгнул вниз и взял у нее чемодан. Спустя мгновение Кэра уже сидела на пассажирском месте. - Готовы? - спросил Джо, усаживаясь за штурвал и застегивая на себе ремень. Она, взглянув на него, торопливо кивнула. - Тогда поехали.
        Когда крохотный аэродром остался позади, Кэра устроилась поудобнее в своем кресле. Ею овладело удивительное спокойствие. У нее не осталось никаких сомнений, что она поступает правильно.
        Конечно, Лукас вряд ли будет так же рад их встрече, как она. Но постепенно все переменится.
        Все два часа полета Кэра провела, целиком погрузившись в свои мысли. Джо не делал попыток с ней заговорить. Он, казалось, интуитивно чувствовал, что не стоит ее трогать.
        - Уже Сараджи, - сказал он только, когда они должны были приземлиться.
        Кэра, выглянув в иллюминатор, увидела знакомый приземистый дом, над которым они, снижаясь, пролетали, и ощутила, как душа у нее переполняется радостью. И в этот момент она поняла, что он стал ей родным, со всеми его архитектурными причудами и прочими неожиданностями.
        Когда самолет, совершив круг, пошел на посадку, ее сердце забилось так, что едва не выпрыгивало из груди. Она знала, что ее появление вызовет отпор, но была полна решимости бороться.
        Никто не вышел их встретить. Кэра и Джо направились к дому. Джо внес ее чемодан на веранду и дружески подмигнул.
        - Желаю удачи.
        - Спасибо.
        Кэра на минуту задержалась перед дверью, чтобы собраться с духом. Потом, глубоко вздохнув, приоткрыла ее и вошла в гостиную.
        Крейг, оторвавшись от газеты, уставился на нее, как на привидение. Потом, отшвырнув газету в сторону, подскочил к Кэре и заключил ее в объятия.
        - Я так и знал, что вы останетесь.
        - В таком случае вы знали больше, чем я сама. - Она оглядела комнату. - Где Лукас?
        - К сожалению, он уехал.
        - Куда?
        - Он появился пару часов назад, побросал вещи в машину и сказал, что вернется, когда сочтет нужным.
        Кэра медленно опустилась в кресло.
        - О, нет…
        - Ничего, ничего. - Крейг похлопал ее по плечу. - Самое главное, что по возвращении его ждет невероятный сюрприз.
        - Уверена, ему и без того неплохо, - сухо заметила Кэра.
        - Если б вы видели, с каким лицом он уезжал, то не стали бы так говорить. - Крейг взглянул на часы. - Будете обедать? Мы уже ели, но наверняка удастся отыскать что-нибудь на кухне.
        - Я не голодна, спасибо. Пожалуй, пойду немного пройдусь.
        - Хорошо. Только попрошу вас быть поосторожнее, хотя бы до приезда Лукаса.
        - Постараюсь.
        - Имейте в виду, я говорю совершенно серьезно.
        Кэра поднялась с кресла и направилась к двери.
        - Да, Кэра, а как Квинн восприняла ваше бегство?
        Кэра ответила не сразу:
        - По-моему, с ней все хорошо.
        - Так и будет.
        - Надеюсь на это.
        Кэра вышла на веранду и всей грудью вдохнула предвечерний воздух саванны, наполненный только одному ему присущим ароматом.
        Она улыбнулась про себя. Ее не было здесь всего несколько часов, а казалось - миновали долгие месяцы.
        Кто-то неслышно встал рядом с ней. Ощутив ногой теплое прикосновение, она опустила глаза и, увидев Софию, потрепала ее по голове.
        - Привет, моя кисонька, видишь, я дома.
        Гепард сошел со ступенек и направился к валунной гряде. Через несколько шагов он остановился и, обернувшись, посмотрел на Кэру, словно зовя ее за собой.
        И Кэра пошла за ним.
        Она легко взобралась на камни и села на знакомый выступ, собираясь полюбоваться закатом. София удобно расположилась рядом.
        - Лукас, - прошептала Кэра, - вернись домой. Вернись домой, ко мне.

        Лукас лежал на земле у костра, подложив руки под голову. Ночное небо мерцало мириадами звезд. Потрескивал огонь. Воздух полнился криками ночных животных.
        На протяжении многих лет он бывал в саванне бессчетное число раз, обретая здесь утешение и душевный покой.
        Но сегодня все было по-другому.
        Еще никогда он не чувствовал себя таким одиноким.
        Каким образом женщина, с которой он был знаком не так уж долго, смогла полностью изменить его привычный мир?
        Как удалось Кэре настолько прочно утвердиться в его сердце, что он знал: она останется в нем навсегда?
        И как ему прожить оставшуюся жизнь с мыслью, что Кэра существует где-то на земле, но без него?
        Лукас тяжело вздохнул, и этот вздох вырвался словно из глубины его души.
        Прежнего уже не будет.
        До появления Кэры он жил только работой. Она занимала все его помыслы, поглощала все его внимание. Помимо нее его мало что волновало.
        Но теперь жизнь словно распалась надвое: до Кэры и после.
        И все, что не касалось Кэры, теряло свое значение.
        Лукас ни на минуту не сомневался, что поступил правильно, вынудив ее уехать. Он слишком любил ее, чтобы позволить ей остаться.
        Тогда почему было не уехать вместе с ней? Ответ напрашивался сам собою, стоило только оглядеться вокруг.
        На свете есть вещи настолько важные, что принесенные ради них жертвы не в счет. Он должен употребить все силы, чтобы попытаться спасти окружающий мир. За годы, проведенные в Серенгети, ему посчастливилось добиться некоторых результатов, но как много еще предстоит сделать и как мало тех, кто способен действовать! Выживание целых видов животных зависит от того, удастся ли в течение ближайших двадцати лет сохранить в неприкосновенности девственную природу Африки хотя бы на ограниченных пространствах. Кто-то ведь должен быть ответственным за это…
        Он любит Кэру, и до встречи с ней даже не представлял, что можно так любить.
        Ему хотелось бы, чтобы все сложилось по-иному.
        Но действительность такова, какова она есть.
        Только потому, что он сам избрал эту жизнь, было бы жестокостью заставлять так жить Кэру.
        И вот он здесь один, смотрит в ночное небо, страстно желая того, что могло бы быть, и безнадежно скорбя о том, чего не будет никогда.

        Кэра сидела на камне, любуясь закатом, как делала это каждый вечер со дня своего возвращения, и София была рядом с ней.
        Уже неделю она находилась в Сараджи, а Лукас все не возвращался. И поэтому Кэру не раз охватывало чувство тревоги.
        Когда совсем стемнело, она спустилась с камня вниз и пошла к дому. Крейг сидел на веранде, раскачиваясь в плетеном кресле.
        - Он должен бы уже вернуться, - проговорила Кэра, усаживаясь на верхнюю ступеньку крыльца и оглядывая равнину.
        - Лукас вернется, когда покончит с делами.
        - Его когда-нибудь не было так долго?
        - Нет.
        - И вас это не тревожит? Может, стоит послать отряд на поиски?
        - Что пользы переживать? Он появится, когда освободится, и не раньше. - Крейг встал с кресла и приблизился к Кэре. - Сегодня был длинный день. Пора на боковую. - Он поцеловал Кэру в макушку. - Да и вам время ложиться.
        - Сейчас пойду. Спокойной ночи.
        - С ним все в порядке, Кэра.
        Она кивнула.
        Оставшись одна, Кэра вслушивалась в ночные звуки. Не раздастся ли рокот мотора или любой другой шум, который возвестил бы о появлении человека?..
        Но ничего похожего не было слышно.
        Она поднялась и направилась в комнату Лукаса. Ей пришло в голову переночевать там, чтобы не пропустить момента его приезда, если он вернется, когда она будет спать. София увязалась за ней и улеглась на коврике перед дверью.
        Кэра сняла одежду и вместо пижамы натянула одну из рубашек Лукаса. Ей захотелось всей кожей ощутить вещь, принадлежащую ему.
        Она легла на краю широкой двуспальной кровати, обхватила руками подушку и прижалась к ней щекой. Однако уснуть никак не удавалось. Если Лукас завтра не вернется, она не посмотрит на то, что говорит Крейг, и отправится его искать. Суди и Аджани ей помогут…
        Спустя час, когда Лукас подъехал к дому на своем «рейнджровере», Кэра его уже не услышала.
        Выйдя из машины, он прошел по веранде к своей комнате. В дверях мимо него прошмыгнула София.
        - А ты еще тут зачем? - пробормотал Лукас.
        Гепард исчез за углом.
        Не зажигая света, Лукас швырнул панаму на комод и, не раздеваясь, лег на кровать. Через несколько секунд он понял, что находится в комнате не один: слышалось чье-то легкое дыхание.
        Лукас протянул руку и включил настольную лампу. Рядом с ним, в ореоле рыжеватых локонов, спала Кэра.
        Сердце у него замерло.
        - Кэра, - прошептал он чуть слышно и, повернувшись на бок, коснулся ее щеки, едва веря своим глазам. - Кэра, проснись.
        Ресницы ее дрогнули. Несколько мгновений ей понадобилось, чтобы осознать реальность происходящего, но, когда она окончательно очнулась ото сна, лицо ее озарилось такой безудержной радостью, что вопрос, готовый сорваться у Лукаса с языка, замер у него на губах.
        - Ты здесь! - с восторгом воскликнула она и обвила его шею руками. - Тебя не было так долго!..
        Он крепко стиснул ее в объятиях, погрузив лицо в копну рыжих волос. Их запах, казалось, проникал ему в самую душу.
        Но постепенно Лукас овладел собою. Отпустив Кэру и опершись на локоть, он склонился над ней, всматриваясь в ее черты, словно проверяя, таковы ли они, какими он их помнил.
        - Как ты тут очутилась? Тебе надо быть уже в Чикаго.
        - Я передумала ехать.
        - Да уж вижу. Но почему?
        - Потому что я люблю тебя и могу быть только здесь.
        Лукас убрал у нее со лба завитки волос.
        - Но, Кэра, разве я не говорил, что все это не для тебя?..
        Она посмотрела ему прямо в глаза.
        - Я буду с тобой, где бы ты ни оказался. Как ты мог предположить, что я просто уеду и стану жить по-прежнему, так, будто нашей встречи и не было?.. Ты для меня всё в этом мире. И не пытайся убеждать себя, что не испытываешь никаких чувств по отношению ко мне. Я знаю лучше.
        Лукас притянул ее к себе.
        - Мне так хорошо чувствовать тебя рядом! - выдохнул он.
        Кэра погрузила пальцы в его густые волосы и уткнулась лицом ему в грудь.
        - Я люблю тебя, - прошептал он ей в самое ухо.
        Она откинулась на подушку и испытующе посмотрела на него. В глазах у нее сверкали слезы.
        - Это значит, что мне можно остаться?
        Уголки его губ дрогнули.
        - Думается, что бы я ни сказал, ты все равно настоишь на своем…
        Кэра улыбнулась, но улыбка ее постепенно исчезла. Она протянула руку к его лицу и коснулась небритой щеки.
        - О чем ты сейчас думаешь? - спросила она.
        Он, наклонив голову, поцеловал ей ладонь.
        - Меня немного пугает твоя власть надо мной, - произнес он тихо. - Ты держишь мое счастье в своих нежных руках. Когда я уехал, ничего не оставалось, как только смириться с мыслью, что никогда уже мне по-настоящему не быть счастливым. Я думал, что должен буду провести остаток своей жизни, ощущая в сердце пустоту, которую ничем невозможно заполнить. А теперь ты здесь. И хотя я знаю, что мой долг - отказаться от тебя, сделать это не в моих силах. Боюсь, меня можно счесть эгоистом, но я не хочу, чтобы ты уезжала. - Он, наклонившись, почти касался губами ее губ. - Я не могу без тебя.
        Кэра, подавшись ему навстречу, торопливо обхватила его руками и как можно крепче прижала к себе. Но Лукас осторожно высвободился из ее объятий и произнес:
        - Мне до сих пор не верится, что ты здесь…
        - Знаешь, - сказала Кэра, глядя ему в глаза, - я в первый раз почувствовала, что на самом деле живу, только когда встретила тебя. Ты - это все, что мне нужно в этой жизни. Все, о чем я мечтала. И мысль, что я дальше буду жить без тебя, была мне невыносима. Мне необходимо было вернуться, понимаешь? Я должна быть с тобой.
        Лукас откинулся на спину и, потянув Кэру к себе, заключил ее в кольцо своих рук. Головой она приникла к его плечу, а он щекой потерся о ее волосы.
        - Завтра мы поженимся.
        - А сегодня, сейчас? - спросила она тихо.
        Он медленно провел пальцами по изгибу ее талии и остановил ладонь на бедре.
        - Сегодня, - произнес он со вздохом, - нам остается только запастись терпением.
        Кэра прижалась губами к его шее, потом, приподнявшись на локте, принялась целовать его грудь, расстегивая рубашку и опускаясь все ниже.
        Когда она тронула последнюю пуговицу, Лукас, порывисто вздохнув, поймал ее руку.
        - Я так долго и так мучительно желал тебя, что мне не просто будет удержаться.
        Кэра, передвинувшись повыше, прошептала:
        - Я хочу, чтобы мы стали близки. Так близки, как это только возможно.
        Лукас притронулся губами к ее лбу.
        - Я тоже. И так будет. Но сначала нам надо пожениться. Сделать все как положено.
        - Ты уверен, что хочешь именно этого? - спросила она.
        Он слегка откинулся, лаская ее взглядом.
        - Совершенно уверен. Ты слишком много для меня значишь, чтобы согласиться на меньшее. Я хочу, чтобы нас связывала не только ночь, или неделя, или месяц, а гораздо большее. Я хочу провести с тобою всю жизнь, хочу, чтобы мы были мужем и женой.
        Лукас обнял ее и прижал к себе.
        Вот мое истинное место, подумала Кэра. Здесь, у этой груди. А остальное неважно.
        Впервые в жизни она со всей полнотой ощутила, что судьба не обманула ее ожиданий.
        И она будет благодарна ей за это до конца своих дней.

        notes

        Примечания

1

        Национальный парк в северной части Танзании; основан в 1940 году; площадь - 1 295
000 га. - Здесь и далее примечания переводчика.

2

        Один из самых фешенебельных отелей в мире.

3

        Сказочный богатырь, который должен найти таинственный камень, спасти принцессу и нанести сокрушительный удар по силам зла.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к