Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Аллан Жанна: " Преодолей Себя " - читать онлайн

Сохранить .
Преодолей себя Жанна Аллан

        # Элли и Зейн были уже помолвлены, когда случайная подруга Зейна забеременела, и он был вынужден жениться на ней. Элли не может простить ему предательство даже после смерти жены Зейна и переносит эту ненависть на маленькую Ханну, его дочь. Однако все меняется, стоит лишь сделать небольшое усилие над собой…

        Жанна Аллан
        Преодолей себя

        Глава 1

        Тем, кто удостоился чести быть приглашенным на бракосочетание Дженни Лэсситер и Томаса Стила, явилось поистине необыкновенное зрелище. Прием был устроен в старинном частном отеле Стилов в Эспене, штат Колорадо. Огромный богато декорированный холл вмещал друзей, родственников и соседей, дружно поднимавших бокалы за здоровье и счастье молодых. Яркие люстры и многочисленные бра распространяли ослепительный, не уступающий дневному свет, на фоне бледно-сиреневых стен резкими пятнами выделялся желтый шелк мебели и тяжелых портьер.
        Сентябрь стоял довольно прохладный, поэтому в танцевальном зале уже разожгли камины. Гости отеля и туристы с любопытством глазели на прибывших кинозвезд, промышленных магнатов, известных спортсменов и видных политиков, легко пробиравшихся сквозь толпу. Поражало обилие чайных и пурпурных роз, белых лилий, а также различных трав - майорана, плюща, шалфея, - наполнявших воздух пряным, волнующим ароматом.
        Алберта Хармония Лэсситер, сестра невесты, бродила по залу с бокалом шампанского в руке и мило улыбалась гостям, с трудом подавляя в себе желание поскорее покинуть это собрание.
        - Элли, неужели ты еще не готова? - раздался звонкий мальчишеский голос. - Дженни, то есть мама, сказала, что мы можем не оставаться до конца.
        Девушка обернулась и ласково улыбнулась мальчику. Дэйви Стил, племянник Томаса, был младенцем, когда его родители погибли в автокатастрофе, и Дженни сказала ему, что если он захочет, то может называть ее мамой. Дэйви эта идея очень понравилась. Нежно проведя рукой по волосам мальчика, Элли улыбнулась и заговорщически прошептала:
        - Подождем еще немного, пока не разрежут свадебный торт.
        - Но это будет так не скоро, - разочарованно протянул он.
        - Потерпи, дорогой, мы должны. Зато потом ты отправишься на ранчо вместе с бабушкой, Уортом и Грили и покатаешься вдоволь на лошадях, пока у наших молодых будет медовый месяц.
        Медовый месяц. Это казалось почти невозможным. Ведь всего несколько недель назад Дженни познакомилась с Томасом, а сегодня она уже миссис Томас Стил. На глаза Элли навернулись слезы. Двумя годами старше ее, Дженни была самой очаровательной невестой. А сегодня она просто светилась от счастья, излучая какую-то внутреннюю красоту, свойственную лишь поистине любящим женщинам. Элли с грустью подумала, что и в ее жизни была такая любовь. Только она ошиблась тогда…
        - Ох, нет, она опять идет сюда. - Слова Дэйви вернули ее к действительности.
        - Кто идет? - Элли недоуменно посмотрела на мальчика.
        - Она. - Дэйви нахмурился и показал пальцем на маленькую, робко улыбающуюся девочку, которая действительно направлялась прямо к ним. - Никак не могу от нее отделаться.
        Элли никогда прежде не видела этой девочки. Малышке было на вид не более четырех лет. Огненные рыжие локоны обрамляли очаровательное ангельское личико.
        - Она не кажется мне опасной, - улыбнулась девушка.
        Дэйви бросил на нее неодобрительный взгляд.
        - Да, но она пристает ко мне, и мне это надоело. Девочка подошла к ним и протянула мальчику руку, но он грубо оттолкнул ее.
        - Уходи, я не люблю девчонок.
        Из больших голубых глаз потекли слезы.
        - Теперь видишь? - обратился Дэйви к Элли. - Она все время плачет, когда я прогоняю ее. Ну хватит, перестань. Мы сейчас пойдем есть торт. Ты любишь торты?
        Девочка улыбнулась сквозь слезы и кивнула, а Дэйви тяжело вздохнул и взял ее за руку.
        Бросив на мальчика сочувственный взгляд, Элли присела на корточки.
        - Привет. Я - Элли, а это - Дэйви. Как тебя зовут? Малышка сунула палец в рот.
        - Ничего она не скажет. Наверно, просто не знает, - предположил мальчик.
        Девочка сердито посмотрела на него, а Элли рассмеялась.
        - Ну, таинственная незнакомка, тебе нравятся свадьбы?
        Девочка пожала плечами. Потом вынула палец изо рта и дотронулась до платья Элли.
        - Красивое!
        - Спасибо. Мне очень приятно. Но у тебя платьице тоже замечательное.
        Ярко-розовое платье с нелепыми оборками и манжетами было явно велико для такой малышки. Порванная манжета была грубо и неумело пришита. Однако девочка с гордостью и любовью погладила платье.
        - Это мне папа купил.
        - А кто твой папа? - спросила Элли. Глаза ребенка были устремлены на кого-то за спиной девушки.
        - Вот он, - просияла она.
        - Здравствуй, Элли.
        У нее на мгновение остановилось сердце и перехватило дыхание. Что здесь делает Зейн Питере? Его не могло быть в числе приглашенных! И как он осмелился заговорить с ней? Этот человек должен знать, что она никогда не простит его. Никогда. Он разрушил ей жизнь, принес столько боли и горя!
        - Элли, ты чего? Ты сейчас такая смешная! Вставай же. - Озабоченный голосок Дэйви вывел девушку из транса. - Может, позвать бабушку или Дженни, то есть маму?
        - Нет, не стоит. - Элли вымученно улыбнулась. - Все хорошо, просто у меня немного закружилась голова.
        - Позволь, я помогу тебе, - сказал Зейн. Она проигнорировала его слова и с трудом поднялась, пытаясь сдержать предательскую дрожь в коленях. К ней уже бежала старшая сестра.
        - Я тебе сейчас все объясню, - торопливо начала Дженни.
        Проклятье! Пять лет она избегала Зейна Питерса, отчаянно пытаясь выкинуть его из головы. Элли мрачно взглянула на сестру.
        - Ты же знаешь, - Дженни смотрела виновато и тревожно, - Зейн был лучшим другом Уорта.
        - Так это Уорт пригласил его?
        - Нет, я встретила Зейна вчера в городе. В общем, не знаю, как это получилось, но я решила пригласить его. И потом, ты столько раз твердила, что он тебе безразличен. Я и подумала, что в этом не будет ничего плохого. А Уорт так скучал по нему!
        - Мне он ничего подобного не говорил.
        - И не скажет, ты же знаешь своего брата. Но они были когда-то близкими друзьями!.

        - Так ты пригласила его из-за Уорта? - Элли пристально вглядывалась в лицо сестры - Дженни никогда не умела лгать.
        - Ну конечно. Я была уверена, что он тебя давно не интересует. Почему ты так рассердилась, не понимаю.
        Только правила приличия помешали Элли задушить невесту в день свадьбы.
        - Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда суют нос в мои дела.
        - К тебе это уже не имеет никакого отношения, вспыхнула Дженни. - Кроме того, жена Зейна умерла, так что вы с ним могли бы…
        - Мы ничего не могли бы, запомни это, Дженни. Если ты хочешь, чтобы о тебя вытирали ноги бестолковые мужчины, что ж, это твое дело!
        - Мне не нравится такая перспектива. - Чья-то твердая рука обняла Элли за талию. Элли обернулась и увидела улыбающегося Томаса.
        - Может, я и бестолковый, но, кажется, понимаю, что происходит.
        - Прости, у меня это нечаянно вырвалось, - извинилась Элли, - но иногда моя сестра…
        - Что же мисс Любительница Вмешиваться В Чужие Дела натворила на сей раз? - Томас с улыбкой взглянул на свою невесту. - Я безумно люблю вас, миссис Стил, но это не означает, что я слеп.
        Бедная Дженни выглядела такой жалкой и подавленной, что Элли невольно пожалела, что не сдержала эмоций.
        - Не важно. Просто я перенервничала и слишком бурно отреагировала на ситуацию. Все-таки моя сестра не каждый день выходит замуж. Извини, дорогая, я погорячилась.
        Дженни крепко обняла ее.
        - Лгунья, - прошептала она ей на ухо и затем, взяв Элли за руки, громко произнесла:
        - Не беспокойся, ничего не случится, я обещаю. Или… или пусть мое сердце разорвется.
        Элли грозно посмотрела на сестру, и обе рассмеялись.
        Томас молча переводил взгляд с Дженни на Элли.
        - И все же я совсем не понимаю женщин.
        - Это придаст некоторый шарм вашему браку. - К ним незаметно подошла мать Элли, Мэри Лэсситер. - Мой новый внук уже неистовствует - ему хочется поскорее отправиться с Элли на ранчо. Так что поспешите к своему торту. Оказывается, Дэйви больше нравятся лошади, чем свадьбы, - со смехом проговорила она.
        Элли очень шла короткая стрижка. Зейн стоял вдалеке, не в силах оторвать от нее глаз. Когда-то все ее улыбки принадлежали только ему. Он влюбился в Элли десять лет назад. Как давно это было! Многое с тех пор изменилось, но только не его чувство к ней.
        Однако Зейн не имел права любить ее после того, что сделал. И тем более надеяться снова занять место в ее жизни. Он вглядывался в любимое лицо и сгорал от желания прижать Элли к себе, зарыться в ее волосы и целовать, целовать…
        - Даже голодные собаки не смотрят на еду с такой жадностью.
        Зейн сразу узнал голос друга.
        - Когда я вчера случайно встретил Дженни и она пригласила меня, я думал, что… - Он горько усмехнулся. - Элли не знала, что я приду. Дженни ей ничего не сказала.
        - Но ты же понимаешь, что Элли не могла не присутствовать на этой свадьбе.
        - А ты? Неужели Дженни пришлось бы войти в церковь одной, если бы ты знал, что меня пригласили?
        - Я все знал, - последовал ответ. - Дженни рассказала мне о вашей встрече и спросила, кстати, не следует ли ей взять обратно свое приглашение. Но потом решила, что ты все-таки должен прийти.
        Зейн никак не мог понять Уорта. Его обезоруживал этот спокойный и равнодушный тон. Правда, он и в собственных чувствах не мог разобраться. И все же, они ведь столько лет были лучшими друзьями!
        - Когда-то мы вдвоем славно проводили время.
        - Да, я очень скучал по тебе. Но Элли - моя сестра. То, что ты сделал, убило ее. , - Я отдал бы все на свете, заплатил бы любую цену, лишь бы вернуть прошлое и не совершать прежних ошибок.
        - Я знаю.
        Зейн изумленно взглянул на друга.
        - А она?
        Тот пожал плечами.
        - Элли никогда не произносила твоего имени с тех пор, как однажды прибежала домой вся в слезах, униженная и растерянная, и сообщила, что ты женишься на другой.
        - Я думал, она за это время вышла замуж.
        - За Элли многие ухаживали, но ее никто так и не заинтересовал. И вообще, после вашей размолвки она весьма невысокого мнения о мужчинах. Зейн стиснул зубы и сжал кулаки.
        - Ханне очень хотелось попробовать свадебный торт, пойду поищу ее, - нерешительно сказал он. Уорт насмешливо улыбнулся.
        - Раньше ты не был трусом. Впрочем, прошло столько времени… - Резко повернувшись, он отошел к группе гостей.
        Зейн проводил его взглядом. Трус. Вот слово и произнесено. Его внимание привлек громкий смех. Элли стояла с сестрами и Томасом, и они о чем-то оживленно беседовали. Зейн часто представлял, как она смеется в его постели. Он не имел права на подобные фантазии, но запретить себе мечтать не мог.
        Ханна все еще бродила по залу, и Зейн старался не упускать ее из виду. Малышка остановилась недалеко от невесты и смотрела на Элли. Девочки обычно помешаны на свадьбах, но Ханну почему-то очаровала не сама невеста, а ее подружка.
        Многие находили старших сестер Лэсситер очень похожими друг на друга, но как же они ошибались! Сходство было лишь внешним. Дженни - искренняя, приветливая, открытая - была как на ладони. Элли вещь в себе. Только очень близкие люди могли заглянуть ей в душу. Однажды Зейну посчастливилось завладеть ее сердцем, но теперь эта привилегия была им безнадежно утрачена. Он и сейчас видел, что, находясь в огромном танцевальном зале, среди друзей и родственников, Элли глубоко прячет свои чувства. Если бы он мог, то заплакал, закричал бы во весь голос! Ему было больно, но эта боль не могла сравниться с той мукой, которую он испытывал все пять долгих лет без Элли. К сожалению, изменить уже ничего нельзя. Остается бежать, бежать подальше от Элли Лэсситер. Он останется до тех пор, пока Ханна не попробует свадебный торт.
        Приехал Джейк Нортон и присоединился к группе гостей, обняв Элли и ее младшую сестру Грили. Зейн прочитал в газете, что Нортон и его жена остановились на ранчо Лэсситеров, пока кинозвезда снимается в вестерне.
        Естественно, они подружились, и все же Зейн почувствовал безотчетную ревность, когда увидел, как Элли улыбается актеру. Он нетерпеливо огляделся по сторонам. Когда же наконец невеста предложит этот проклятый торт? Тогда, наконец, Ханна получит свой кусок, и они смогут уйти.
        Элли была необыкновенно хороша! Гораздо красивее и женственнее, чем пять лет назад. Он задрожал, почти ощущая вкус ее нежных губ, во рту пересохло, дыхание стало прерывистым. Зейн хотел ее, и желание накатило так внезапно, что он растерялся. Возможно, это оттого, что они давно не виделись…
        Свадебный торт наконец был разрезан и подан гостям. Вот сейчас Дженни бросит свой букет, и Элли со спокойной совестью сможет уйти и переодеться. Под взглядом Зейна она чувствовала себя неловко в облегающем и открытом шелковом платье. Находиться так близко от него и так далеко было невыносимо.
        - Вижу, ты уже знаешь, что Зейн здесь. Я только что видела его. Как ты? - озабоченно спросила Грили. Элли с сияющей улыбкой повернулась к сестре:
        - Со мной все хорошо. А что может случиться?
        - Откуда мне знать? Я тебе сестра лишь наполовину.
        - Грили Лэсситер, ты мне такая же сестра, как и Дженни. И я могу очень рассердиться, слыша подобную чепуху!
        - Уж лучше так, чем стоять с отрешенным лицом, будто ты единственная осталась в живых после ужасной катастрофы.
        - Ошибаешься, Грили, - резко сказала Элли, просто никак не могу оправиться от шока. Я же не знала, что Дженни пригласит его.
        - Я так и знала, что это ее рук дело. Хочешь, я позову его прогуляться и поговорю с ним?
        - Не стоит, Уорт с ним уже поговорил.
        - И попросил уйти?
        - По-моему, нет. Похоже, они просто беседовали. Причем, заметь, даже не пожав друг другу руки.
        - Если бы Уорт пожал ему руку, я перестала бы уважать его.
        Элли с благодарностью взглянула на сестру.
        - Наверно, Дженни все-таки права: Зейн с братом могли бы возобновить старую дружбу. Если, конечно, Уорту нужен такой друг.
        - Если, - выразительно повторила Грили.
        - Меня он больше не любит. Наша любовь умерла пять лет назад. Вернее, не умерла, а смешана с грязью. И ничего не осталось. - Элли приложила руку к сердцу. - Ничего. Смотри-ка, Дженни собирается бросать букет и будет непременно целиться в нас. Ловить придется тебе, потому что я не собираюсь этого делать.
        Под одобрительные возгласы и аплодисменты приглашенных букет невесты, описав в воздухе дугу, полетел по направлению к девушкам. Элли быстро отступила вправо, а Грили в то же время сделала шаг влево.
        - Папа, посмотри, невеста бросила мне цветы! Неожиданно для всех Ханна оказалась между девушками и подняла с пола букет. Расстроенное лицо старшей сестры лишь утвердило Элли в правильности ее предположения.
        - Я здесь ни при чем, - выпалила Грили и быстро отошла в сторону, до того, как Элли успела ее о чем-либо спросить.
        - Они мои, - услышала Элли позади себя решительный детский голосок.
        Она обернулась. Зейн стоял, наклонившись к дочери, всего в нескольких дюймах от нее. Девочка прижимала букет к груди.
        - Не отдам, это мое.
        Тогда он попытался отобрать цветы.
        - Нет, Ханна, они для большой девочки.
        - Я тоже большая, - упрямо твердила малышка.
        - Этот букет - для взрослой леди, - поправился он. - Отдай букет обратно невесте, а мы с тобой пойдем в цветочный магазин и купим другой.
        - Но ведь я поймала его.
        - Пойми, милая, эти цветы не для тебя. Губы девочки обиженно задрожали.
        - Нет, для меня.
        Элли снисходительно улыбнулась. На щеках у Зейна выступили яркие пятна. Он вырвал у дочери букет и неуклюже вытер слезы, покатившиеся у нее из глаз.
        - Мы обязательно купим точно такие же цветы. - В его голосе слышалось отчаяние.
        Элли мягко взяла букет из его рук и наклонилась к малышке:
        - Вот возьми. Ты же поймала их, значит, цветы теперь твои.
        Но девочка убрала руки за спину и сделала шаг назад.
        - Папа не разрешает.
        У Элли не было ни малейшего желания привлекать к себе внимание присутствующих, но с букетом надо было что-то делать.
        - Твой папа - мужчина, а мужчины ничего не смыслят в свадьбах. Букет достается тому, кто поймает его. Это правило, и папа не имеет права нарушать его, - насмешливо произнесла она.
        Но дочка Зейна, упрямо смотревшая в пол, лишь покачала головой.
        - Папа сказал, что этот букет только для леди.
        - Ну, хорошо, вот я и есть леди. Как по-твоему, могу я взять букет себе?
        Малышка немного поколебалась, а затем печально кивнула.
        - Отлично. Раз цветы теперь мои, я могу их подарить кому захочу. А я хочу сделать подарок тебе.
        Девочка протянула руки и тревожно посмотрела на отца. Тот молчал.
        Она робко взяла букет и зарылась лицом в цветы.
        - Как хорошо пахнут! У меня еще никогда не было таких красивых цветов.
        - Что нужно сказать, Ханна? - подсказал Зейн.
        - Спасибо.
        Острая боль негодования захлестнула Элли. Когда-то они с ним мечтали, что первой родится именно девочка и ее назовут Ханной в честь бабушки Зейна.
        Эта малышка могла бы быть ее дочерью. Он украл это имя и назвал им дочь другой женщины.
        - Элли, ну ты готова? - раздался нетерпеливый голос Дэйви.
        Ханна дотронулась до руки Элли.
        - Ты его мама?
        Но мальчик с гордостью показал на Дженни:
        - Вот моя мама. А Элли - моя тетя.
        - А чья же ты мама?
        - У меня нет детей, - резко ответила Элли.
        - Почему? - не унималась девочка. - Они играют с ангелами?
        - Пойдем, Ханна, - сурово произнес Зейн, - нам пора.
        - Но папа, может быть, ее дети знают мою маму? Не говоря ни слова, Зейн подхватил дочку на руки и, ни с кем не попрощавшись, быстро пошел к выходу. Рука брата крепко сжала плечо Элли.
        - С тобой все в порядке?
        - Почему сегодня все спрашивают меня об этом?
        - Просто Дэйви сказал, что ты какая-то необычная.
        - Он всегда так думает, когда видит меня в платье, ответила Элли, пытаясь обратить все в шутку.
        Меньше всего ей хотелось, чтобы родные сочувственно смотрели на нее и обращались как с больной.
        - Ему не терпится, чтобы я поскорее надела джинсы и отправилась на ранчо покататься на лошадях. Кстати, где же он?
        - Прощается с Дженни и Томасом. Последние наставления, объятия и поцелуи, ну ты понимаешь.
        Вдруг громкие голоса привлекли их внимание. Дочь Зейна, держа в одной руке букет, другой вцепилась в колонну, отчаянно болтая ногами.
        - Пусти меня, папа, пусти. , Осторожно поставив девочку на пол, Зейн вытер платком лоб. А малышка подбежала к Элли и протянула к ней ручки так, что той невольно пришлось наклониться. Ханна нежно поцеловала ее в щеку и робко улыбнулась.
        - Пока, ты мне очень понравилась. Потом она вернулась к отцу.
        - Я только хотела попрощаться с Элли.
        Провести оставшуюся жизнь без Элли! Сколько еще он должен расплачиваться за совершенную ошибку? Разве он уже недостаточно наказан?
        У Зейна было пять долгих и мучительных лет, чтобы получить ответ на этот вопрос. На какое-то время ему даже казалось, что он свыкся с мыслью, будто Элли потеряна для него навсегда. Но, увидев ее на свадьбе сестры, Зейн понял, как глубоко заблуждался. Встреча с Элли всколыхнула прежние чувства с новой силой, разбудила страсть и желание.
        Уже в который раз он брался за телефонную трубку и снова опускал ее. Если бы он выпил, это придало бы ему отваги. Но он больше не брал в рот спиртного. Зейну, как никому, было известно, что выпивка делает человека тупым и безрассудным, а вовсе не смелым.
        На свадьбе Дженни Элли явно избегала его. Впрочем, другого Зейн и не ожидал. Девушка, когда-то так любившая его, теперь выражала откровенное презрение.
        Он устало откинулся на спинку стула, чувствуя себя измученным и опустошенным; невидящим взглядом посмотрел в окно. Вечерами, когда Ханна уже спала, ему было особенно невыносимо. Мысли об Элли не давали покоя, а тело отчаянно желало близости с ней.
        Лошади на пастбище привлекли его внимание. Наверно, кобылка где-то в середине. Она не доверяет людям и пытается всегда быть окруженной другими лошадьми. А Элли могла бы помочь ей преодолеть этот барьер и научить доверять человеку. Если он оставит все как есть, то, по всей видимости, потеряет лошадь. Он снова решительно взялся за телефон, но опять что-то остановило его. А вдруг Элли откажется? Как же ему лучше поступить? К черту нерешительность! Лошади нужна помощь, и только Элли в состоянии оказать ее. Будь что будет!
        Сейчас уже Зейн не мог вспомнить точно, как и когда влюбился в Элли. Сначала он воспринимал ее как одну из сестер Уорта, но потом она превратилась из худенькой милой девчушки в очаровательную девушку. Элли буквально завораживала его. Когда ей наконец исполнилось восемнадцать, Зейн сделал ей предложение.
        Мэри Лэсситер - мать Элли - просила их подождать и как следует обдумать свой шаг. Она сама вышла замуж совсем юной и теперь не хотела, чтобы дочь повторила ее ошибку. Боу Лэсситер - отец Элли - был ковбоем. Красивый, отчаянный, своенравный, он был совсем не готов к семейной жизни, его страстью было родео. Когда же Мэри забеременела, Боу, недолго думая, отвез молодую жену на ранчо к родителям. Дома он бывал наездами, совершенно не беспокоясь о ней. Всего несколько раз, когда его сбросил бык, Боу приезжал домой залечивать раны. Но, встав на ноги, он снова надолго уезжал.
        С помощью своего отца Йенса Николса Мэри подняла и воспитала четырех детей, хотя Грили не была ее дочерью. Но никто и никогда не слышал из ее уст жалобы или недовольства в адрес мужа.
        Тогда Зейн считал, что она просто хочет убедиться, готова ли Элли к замужеству, но теперь он был другого мнения. Вероятно, Мэри увидела в нем черты, столь присущие Боу, - импульсивность и безответственность. Но ведь они такие разные. Сейчас ему хотелось во всем обвинить именно отца Элли. Немудрено, что его дети так рано повзрослели. Элли была всего на шесть лет младше Зейна, но он казался просто мальчишкой рядом с ней.
        Не надо ему было приходить на эту свадьбу. Он безрассудно поддался желанию вновь увидеть Элли, но, увидев ее, понял, что она ничего не забыла и не простила. Если бы не дочь, он тотчас ушел бы, но, к его удивлению, девушка была необыкновенно добра к Ханне. По дороге домой девочка без умолку болтала об Элли. Как ни странно, это подействовало на него успокаивающе. Зейн давно ничем не дорожил в этой жизни. Кроме Ханны. Хотя именно ее появление стало причиной разрыва с любимой. Дочь возвратила его к жизни, придав силы и уверенность в себе. И конечно, Элли никогда не стала бы винить во всем Ханну. Потому что больше всего на свете любила детей и животных. Она непременно должна помочь его лошадке. И, глубоко вздохнув, Зейн дрожащими пальцами набрал номер. Услышав ее голос, он, чуть живой от волнения, молчал, не в состоянии говорить.
        Вернувшись домой, Элли вымыла кухню и ванную, убрала за кошкой и отправилась на прогулку с Муни. Они гуляли так долго, что борзая, наверно, вздохнула с облегчением, когда они наконец вернулись. Затем она занялась стиркой, протерла окна, поджарила тосты и, удобно устроившись в кресле, взяла папку с документами туристического агентства, принадлежащего им с Дженни. Она знала, что заснуть не удастся, поэтому ночь обещала быть долгой и тоскливой.
        Сейчас Элли сожалела, что не осталась вместе с Дэйви на семейном ранчо «Дабл Никл». С уходом Дженни их квартирка стала пустой и чужой. В голову лезли грустные мысли, и девушка вдруг почувствовала себя очень одинокой и незащищенной. Если бы кто-нибудь нарушил эту тишину, которая заставляет думать, вспоминать…
        Когда Элли исполнилось десять, она уже выделяла Зейна среди друзей брата, знала его походку, привычки. Ей безумно нравился его низкий, приглушенный смех, немного медлительная манера произносить слова. Она всегда подтрунивала над ним, называя южанином до мозга костей, а не истинным уроженцем Запада. Акцент в речи он унаследовал от матери, жившей в Техасе.
        Как и Мэри Лэсситер, Долли Питере была замужем за ковбоем. Только Бак в отличие от Боу был хорошим семьянином и всегда заботился о жене и детях. Долгое время они жили на семейном ранчо Питерсов в Эспене и только через много лет переехали в Техас, когда престарелым родителям Долли потребовалась помощь. После их смерти Бак и Долли остались в Техасе, а Зейн объезжал лошадей и занимался крупным рогатым скотом в Колорадо.
        Если бы тогда она не прислушалась к совету матери, то сейчас они с Зейном были бы мужем и женой. Хотя ее любовь к нему не была слепой и всепрощающей. Элли не могла не видеть его недостатки. Зейн был склонен к безрассудным и опрометчивым поступкам, любил рисковать. Однажды до Элли дошли слухи о том, что ее жених собирается на вечеринку с друзьями. Она забеспокоилась, что он слишком много выпьет, а потом будет возвращаться верхом на лошади по серпантину. Вернувшись домой на выходные, Элли не смогла удержаться и выговорила Зейну все, что у нее наболело. В ответ он обвинил ее в том, что она ему не доверяет и приставляет своих друзей шпионить за ним. После этих слов она сорвала с пальца кольцо, подаренное ей по случаю помолвки, и засунула в карман его рубашки. Затем она потребовала, чтобы он ушел. В результате Элли не вышла за него замуж.
        Такова была история ее разрыва с Зейном. Если бы он попросил прощения, умоляя взять кольцо обратно, возможно, все было бы иначе, но он не сделал этого. Не говоря ни слова, Зейн резко повернулся, сел в грузовик и уехал, оставив ее на крыльце. Элли душили гнев и отчаяние, но глаза были сухими, и только сердце сжимали боль и щемящая тоска и постепенное осознание того, что жизнь и счастье кончены.
        И сейчас, вспоминая прошлые страдания, Элли вспыхнула от негодования. Сегодня на свадьбе он выглядел… неплохо, только немного похудел и в глазах появилось незнакомое ей какое-то голодное выражение.
        Телефонный звонок отвлек ее от мрачных дум. Она вскочила и поспешно сняла трубку. Услышав голос Зейна, она бессильно опустилась на стул, пытаясь унять предательскую дрожь.
        - Элли, не бросай трубку, пожалуйста. У меня к тебе огромная просьба, это касается одной из моих лошадей.
        Девушка молчала, не в силах вымолвить ни слова.
        - У меня есть одна двухлетка, - продолжал Зейн, ей необходима помощь. Я давно за ней наблюдаю. Она прекрасно выглядит сейчас, но с ней жестоко обращались до того, как я купил ее. Короче говоря, лошадь боится людей. Мне бы очень хотелось, чтобы ты поработала с ней. Я готов заплатить, сколько скажешь.
        Этот беспорядочный поток слов доказывал, что Зейн очень нервничает. Элли хотела уже положить трубку.
        - Только ты сможешь помочь, - торопливо добавил он, словно читая ее мысли. - Стоит ей увидеть мужчину, она начинает так дрожать, что кажется, с нее упадет шкура. Я много раз пробовал к ней подступиться, но безрезультатно. Даже если Ханна и согласится, мне не удастся продать ее.
        - Твоя лошадь вовсе не виновата в том, что не любит мужчин и не доверяет им. Это лишний раз доказывает, какие мужчины мерзавцы, - жестко ответила Элли.
        Наступило напряженное молчание.
        - Так ты не поможешь моей лошади? - наконец решился спросить Зейн.
        - Нет.
        - Может, не следует из-за меня переносить свою ненависть на животное?
        Элли хотела закричать, что он разрушает все, к чему прикасается. Она сжала телефонную трубку с такой силой, что заболели пальцы.
        - Ты и так сказал слишком много сегодня.
        Как он вообще осмелился позвонить ей и еще о чем-то просить? У него куча знакомых, к которым он может обратиться за помощью.
        Эмбер вбежала в гостиную и прыгнула Элли на руки, а затем уставилась на нее желтыми янтарными глазами. Эту трехлапую кошку Элли подобрала полуживой на дороге и выходила ее.
        Человек на том конце провода тяжело вздохнул.
        - Извини, что побеспокоил тебя.
        Поглаживая шелковистую шерстку, Элли уже понимала, что не сможет отказаться. Зейн прав - лошадь ни в чем не виновата.
        - У меня завтра с утра много дел, так что раньше четырех я в «Дабл Никл» не буду. У тебя будет предостаточно времени привезти лошадь туда и благополучно исчезнуть до моего появления.
        - Элли, пойми, я никуда не смогу везти эту кобылку. Она просто сойдет с ума.
        Элли совсем не улыбалась перспектива снова попасть на ранчо и встретиться с Зейном. Эмбер лениво перевернулась на спину, приглашая Элли почесать ей животик. Сейчас она уже не была похожа на скелет, обтянутый клокастой шерстью, когда в тот злополучный день девушка принесла ее домой из ветеринарной клиники. Тогда кошка царапалась и шипела при малейшей попытке приблизиться к ней.
        - Хорошо, я постараюсь взглянуть завтра на твою лошадь, но пока ничего не могу обещать. Тебе не обязательно присутствовать при этом.
        Дрожа, Элли положила трубку. Она оставит ему сообщение на автоответчике. А потом подыщет кого-нибудь из знакомых, кто смог бы заняться кобылкой. Элли сразу стало легче: она сама распоряжается своей жизнью. Она, а не он. И она не станет делать то, что ей не нравится.
        Вздохнув, Элли отправилась спать. Жизнь продолжалась. Оставалось только забыть о существовании Зейна Питерса.

        Глава 2

        Сказать, что Элли чувствовала себя последней дурой, направляясь на следующий день на ранчо Зейна Питерса, - это значит не сказать ничего. Стоял великолепный сентябрьский день. Недалеко от шоссе поблескивал ручей, два оленя неподвижно стояли на скошенном поле, наблюдая за взмывшей в небо стаей сорок. Черно-белые трещотки весело, словно играя, кружились над землей. Солнце пронизывало лучами густую листву деревьев, растущих на склонах, рассеивая теплый золотистый свет. На изгибах дороги открывался вид на Элк-горы. Обычно взгляд на эти суровые вершины наполнял душу Элли спокойствием и умиротворением, но только не сегодня. Девушка не переставала удивляться, почему все-таки Зейн позвонил ей. Ее не тронула его просьба. Она согласилась взглянуть на лошадь из чувства жалости к животному, а вовсе не для того, чтобы возродить отношения с Зейном. Элли и оделась соответственно - в затертые до белизны джинсы, вытащенные из корзины с грязным бельем, и старую рубашку, когда-то принадлежавшую Уорту и на которой сейчас спал Муни.
        Медленно въехав во двор ранчо, девушка остановилась возле конюшен. Ей совсем не хотелось проходить мимо дома. При ее приближении лошадка бросилась к дальней стене загона, недоверчиво и испуганно глядя оттуда на Элли. Что и говорить - кобылка вызывала восхищение: большие белые пятна на черных боках и белая звездочка на лбу. Великолепное мускулистое туловище при сравнительно небольших размерах свидетельствовало о породистости лошади. Морда кобылки была необыкновенно красива и изящна. Для Элли такие лошади всегда символизировали легендарный и романтический Старый Запад. Но во всем ее облике чувствовались страх и напряжение плотно сжатая пасть, раздувающиеся ноздри и широко открытые глаза. Было ясно, что животное отчаянно хочет убежать и скрыться с глаз.
        Элли сразу поняла, что Зейн находится где-то поблизости. Она просто кожей чувствовала его присутствие. И то, что он внимательно наблюдает за ней. Она не позволила ему заговорить первым.
        - Изумительная лошадь, - сказала она. - По-моему, у тебя не должно возникнуть проблем с ее продажей.
        - Ты права, - ответил Зейн, появляясь из конюшни. - Продать эту кобылку на самом деле очень легко. Только это не выход из положения.
        Воцарилось молчание. Элли продолжала наблюдать за лошадью. Она не стала спрашивать Зейна, почему он позвонил именно ей, не заговаривала об их прошлом, о жене и дочери. Им просто было не о чем говорить. Единственное, чего ей хотелось, - это поскорее уйти.
        - Так что же с ней случилось? - спросила она и тут же попеняла себе за внезапно сорвавшийся вопрос.
        Это означало продолжение разговора, а именно разговора она и стремилась избежать.
        - Один недоумок решил поиграть в ковбоев и заняться разведением рысаков. При этом даже не удосужился узнать, что если у одной из пары лошадей ровного окраса есть хотя бы один убывающий ген, то они могут воспроизвести потомство с пятнистой шкурой. Когда этот тип обнаружил, что не может зарегистрировать эту кобылку, он решил попросту избавиться от нее. Потом она попала к парню, совершенно не умеющему обращаться с лошадьми. Он, по-видимому, думал, что перед ним взрослая, объезженная лошадь. Когда же убедился, что кобылка полудикая и с ней нужно много работать, он перепродал ее одной избалованной девчонке. Та в свою очередь считала, что лошадь умная, сообразительная и послушная. Столкнувшись же с полным неповиновением, девушка нещадно хлестала ее, считая это лучшим средством заставить животное что-нибудь понять. В конце концов кобылка попала в руки к мужику, который пытался грубо сломить ее волю, постоянно запугивая и жестоко наказывая ее. Узнав эту грустную историю, я решил вмешаться.
        На первый взгляд их разговор был довольно обычным, но, хорошо зная Зейна, Элли чувствовала, как он напряжен.
        - Ну что ж, я полагаю, можно попробовать начать потихоньку объезжать ее, - с усилием произнесла она.
        - Ты только начни, а я присоединюсь к тебе позже. Первым желанием Элли было тотчас же отказаться, но эта милая затравленная лошадка уже тронула ее сердце. Не правильный подход и ошибка в обращении могут привести к тому, что животное будет потеряно навсегда. Элли вернулась к машине.
        - Я боюсь, это займет много времени.
        - Так ты попытаешься?
        - Посмотрю, как пойдут дела. Сейчас, когда Дженни уехала, на меня свалилось много дел в агентстве.
        - Я слышал, ты больше не преподаешь, - заметил Зейн и, чуть помедлив, спросил:
        - Элли, могу я завтра привезти лошадь?
        - Нет, лучше я привезу Куппера сюда.
        - Тогда, может быть, выпьешь кофе или чаю со льдом?
        - Не стоит, - отказалась девушка, собираясь открыть дверцу.
        Но Зейн не дал ей уехать. Он прислонился к машине и пристально взглянул в лицо Элли. Его серые глаза смотрели настороженно и властно, завораживая и притягивая ее взгляд. Ему столько хотелось сказать ей! О том, как он бесконечно скучает, как сильно жалеет об их разрыве и… как любит ее. Но, словно боясь собственных мыслей, Зейн поспешно произнес: , - Мы с тобой так давно знаем друг друга. Неужели мы не сможем остаться друзьями?
        - Нет. - Она холодно посмотрела на него. - Я привыкла доверять своим друзьям, а ты уже проявил себя. И отойди, пожалуйста, от машины.
        - Поверь, я отдал бы все на свете, если бы мог изменить прошлое.
        - Как драматично! - язвительно парировала девушка. - Ты забыл, что дважды в одну реку не войти?
        Зейну безумно хотелось сломать этот барьер между ними, но он не знал, как это сделать.
        - Я не хотел причинить тебе боль и… Выражение ее лица заставило его замолчать.
        - Ничего, как видишь, не умерла, - жестко ответила Элли и попыталась оттолкнуть его.
        В его глазах она заметила жадный блеск, и ей захотелось дать ему пощечину.
        - Элли, выслушай меня. - Зейн умоляюще сложил руки и быстро заговорил:
        - Помнишь тот день, когда ты прогнала меня, сказав, что я очень похож на твоего отца и между нами все кончено? В тот момент я действительно думал, что потерял тебя навсегда. Ким выслушала меня в ту ночь. Я не собирался спать с ней, чтобы вернуть тебя или заставить ревновать.
        Элли усмехнулась и недоверчиво посмотрела ему в глаза.
        - Хорошо, - свирепо сказал он, - может, я обманываюсь. Может быть, я хотел доказать самому себе, что меня можно любить, несмотря на мои многочисленные недостатки. И что я доказал? Что я безответственный и упрямый человек. Все точно как ты сказала.
        Элли не пыталась даже спорить с ним, а Зейн упрямо продолжал:
        - Сейчас уже неважно, почему мы были близки с Ким, но потом я узнал о ее беременности и что это мой ребенок. Я не мог не жениться на ней.
        Зейну было все равно, верит ему Элли или нет. Он принялся сбивчиво рассказывать ей о том, как в тот злополучный день, не понимая, что делает, он напился. В первый и последний раз в жизни. Уже позже он осознал горькую цену своего сумасбродства, нелепого желания утопить тоску и отчаяние в алкоголе.
        - Да, я знаю, было нечестно жениться на ней без любви. Но я искренне думал, что мы сможем жить вместе и воспитывать нашего ребенка. Я хотел, чтобы у нас был настоящий брак. Во всех отношениях. - Зейн посмотрел на Элли и по ее лицу понял, что она догадалась о значении этих слов. - Но мы не были счастливы.
        - Меня это не касается, - отрезала девушка. Но он уже не мог остановиться. Боль и горечь прожитых лет переполняли его.
        - А ты поинтересуйся. - Зейн сжал кулаки. - Поинтересуйся, почему мы не были счастливы.
        - Я не желаю ничего знать. - Она упорно стояла на своем.
        - Спроси меня, - пробормотал Зейн сквозь стиснутые зубы.
        По лицу Элли он понял, что ей хочется послать его к черту.
        Она тяжело вздохнула и с усилием произнесла:
        - И почему же вы не были счастливы? Ее снисходительный тон приводил его в бешенство. Он уже был готов встать перед ней на колени, но это, похоже, лишь забавляло ее. Элли даже не смогла скрыть презрительную улыбку.
        - Вот почему, - прошептал он и, взяв в ладони ее лицо, властно прильнул к губам.
        Запах ее волос завораживал, тепло нежной кожи звало сделать следующий шаг. Зейну хотелось прижать ее к себе, ощутить упругость ее живота, налившихся грудей, ласкать это восхитительное тело, дотронуться до всех потаенных уголков.
        Элли была настолько ошеломлена, что сразу не оттолкнула его, но и не ответила на поцелуй. Его тело напряглось от возбуждения, когда он раздвинул языком ей губы и скользнул внутрь, ощутив нежный и сладкий вкус ее рта. Зейн чувствовал, что уже с трудом владеет собой. Элли будила в нем самые примитивные эмоции. Он хотел заполучить ее любой ценой. Такие глубокие и первобытные ощущения Зейн испытывал впервые.
        Элли была потрясена не меньше его. Она была не в силах сопротивляться жаркой, тревожной волне, поднимавшейся из самой глубины и, заставлявшей забыть о том, что за человек стоит сейчас перед ней. Он, разумеется, чувствовал ее замешательство, и это возбуждало его еще больше. Может, он допустил ошибку? Ее волосы, бархатистая кожа, ее аромат пьянили его. Женщину, настолько созданную для любви, ему еще не приходилось встречать. Невероятным усилием Зейн заставил себя оторваться от губ Элли и отступить назад. Он стоял перед ней с горящим взглядом и тяжело дышал.
        - Я думаю, теперь ты все поняла. Элли сумела скрыть охватившее ее волнение и выглядеть холодной и безразличной.
        - Понимаю, - кивнула девушка. - Ты испытывал силу своих поцелуев на жене, но они не так ей понравились, как когда-то мне. - Голос у нее задрожал. - Больше не целуй меня.
        Она, как будто нарочно, отказывалась понимать его. Это лишь утвердило его в мысли, что Элли сражается не только с ним, но и со своими чувствами.
        Зейн невольно улыбнулся. Элли вступила на тропу войны, а он любил сражаться. Когда же он победит… Улыбка исчезла с его лица. Он больше не будет таким глупцом и не потеряет ее. Нужно только немного подождать и дать ей время все обдумать и взвесить. Ему безумно хотелось снова поцеловать Элли, но он сдержался и лишь трепетно провел рукой по ее щеке, а потом нежно прикоснулся пальцем к ее подбородку.
        - Я не стану целовать тебя, пока ты сама этого не захочешь.
        Эти слова почему-то прозвучали несколько снисходительно. Глаза Элли гневно вспыхнули.
        - Прекрасно. Значит, мы подождем, пока я сама решу броситься в твои объятия. Только, боюсь, тебе придется долго ждать.
        Принимая его молчание за согласие, Элли решительно открыла дверцу машины. Скорее бы убраться отсюда прочь!
        - Папа, кто приехал? - раздался из дома голос Ханны.
        - Элли Лэсситер. Та самая леди, с которой ты познакомилась на свадьбе, - крикнул Зейн.
        - Хочу увидеть Элли.
        - Мне пора, - поспешно возразила она, но Зейн придержал дверцу:
        - Прошу тебя, только поздоровайся с ней.
        - Мне не очень интересно общаться с твоей дочерью, - холодно и жестко произнесла Элли.
        Зейн отшатнулся, словно его ударили хлыстом. Значит, ничего не изменилось. Глупец же он, что рассчитывал, будто она растает от его поцелуев. Элли никогда не поймет и не простит его. Да, она согласилась помочь и поработать с его лошадью. И будет часто приезжать к нему на ранчо. Они будут встречаться, но за этим ничего не последует. И он должен довольствоваться таким положением дел.
        Ханна подбежала к ним и прижалась к отцу. , - Привет, Элли. Как ты здесь оказалась?
        - Я приехала посмотреть на вашу лошадь, - отрывисто ответила девушка.
        На душе у Зейна было тяжело, но при виде своей дочурки он не смог не улыбнуться. Она выглядела нелепо и неопрятно в грязной рубашке и джинсах. Вдобавок ко всему где-то потеряла пуговицу. Он был чрезвычайно доволен, что девочка начала понемногу обучаться рукоделию. Сам он с трудом вдевал нитку в иголку, которые просто терялись в его огромных руках.
        - Правда, наша лошадка очень красивая? Папа сказал, что ей нужно в школу, а ты учительница.
        - Уже нет. Была когда-то.
        Ханна энергично тряхнула рыжими локонами.
        - Папа сказал, что ты будешь учить нашу лошадку. Он обещал мне это.
        Каждый раз на словах «папа сказал» девочка делала акцент, как будто доказывала себе и другим их значимость. Зейн криво усмехнулся.
        - Твой папа любит давать обещания, а сам не всегда их выполняет. - Элли вставила ключ зажигания, нервно поворачивая его. - Извини, но я больше не приеду.
        Зейн отказывался верить. Он прекрасно знал, как важны для детей определенные вещи. Знала это и Элли. Слова девочки дали ей в руки козырь и возможность к отступлению. Ему захотелось завыть от отчаяния. Боль несбывшихся надежд захлестнула его.
        Резко захлопнув дверцу машины, он склонился к открытому окну.
        - Ну что, Алберта, сейчас тебе лучше? Когда-то я предал тебя, а теперь ты отыгрываешься на несчастном животном и маленькой девочке, которая потянулась к тебе. Неужели ты можешь чувствовать себя достойно, опускаясь до моего уровня? Так вот что я скажу тебе, дорогая. Ты не представляешь, как можно жить, постоянно ненавидя себя, и думать об этом с утра до вечера.
        - Кажется, мы жалеем себя? Почему бы тебе не выпить пива? Ты мгновенно забудешь о своем плохом настроении. Раньше тебя это успокаивало.
        Эти слова причинили ему почти физическую боль. Он отступил, а автомобиль рванул с места, оставляя за собой клубы пыли.
        Добравшись до автострады, Элли съехала на обочину и остановилась. Ее всю трясло. Черт! Зачем судьба снова свела ее с этим человеком? Ей этого совсем не нужно, она не хочет иметь с ним ничего общего.
        Девушка сжала руль до боли в пальцах. В присутствии Зейна Питерса она теряла контроль над собой, и это бесило ее больше всего. Стоило ему приблизиться, как ее тут же охватывала дрожь. Из горла Элли вырвался сдавленный смех.
        Она критически оглядела себя в зеркало. Те же голубые глаза, чуть взлохмаченные светлые волосы, точеный подбородок, аккуратный носик. Только рот был чужим, после того как произнес эти отвратительные слова, произнес спокойным, ледяным тоном.
        Закрыв глаза, Элли откинула голову назад, на душе было мерзко и пусто. Очень хотелось во всем обвинить Зейна, но она понимала, что сейчас была виновата сама, а точнее, ее уязвленное самолюбие.
        Включив зажигание, девушка развернула машину в сторону ранчо.
        Кобылка присоединилась к группе лошадей на близлежащем пастбище. Зейн стоял у изгороди, наблюдая за ними. Девочка сосала большой палец, прижавшись к ноге отца. Элли заставила себя подойти к ним. Зейн никак не отреагировал на ее появление.
        - Я хочу извиниться за свои слова, - выдавила она. - Сожалею, что не сдержалась и наговорила много лишнего в присутствии твоей дочери.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он заговорил:
        - Я не прикасался к спиртному с той самой ночи.
        - Это хорошо, - произнесла Элли. Он имел в виду ночь, проведенную с Ким Тэйлор. Зейн выпрямился и посадил дочку на плечи.
        - Спасибо, что вернулась. Тебе наверняка было нелегко извиниться - и, поверь, я ценю это. - Он повернулся и медленно пошел к дому.
        Элли нервно потерла ладонью шов на джинсах. Зейн не старался сгладить неприятный осадок от их разговора.
        - Завтра не ставь лошадь в загон.
        - Хорошо, - ответил он, не оборачиваясь.
        - Больше ты мне ничего не скажешь? - прокричала девушка ему в спину.
        Зейн остановился и повернулся к ней.
        - Я пытался достучаться до тебя, но потерпел фиаско. Что ты еще хочешь услышать?
        - Ну ты хоть бы немного удивился, когда я вернулась.
        - А я не удивлен. Я был уверен, что завтра ты будешь здесь.
        - Нет, - покачала она головой, - ты знал, что я вернусь именно сегодня.
        Зейн горько усмехнулся.
        - Алберта, иногда мне кажется, что я лучше знаю тебя, чем самого себя.
        - А по-моему, ты совсем меня не знаешь. Иначе тебе было бы известно, что я ненавижу, когда меня называют Алберта.
        - Я это знаю, - ответил он, поглаживая ножку дочки. - Да, Алберта, я был уверен, что ты вернешься именно сегодня.
        Не сказав больше ни слова, он направился к дому, оставив Элли в одиночестве.
        Она стиснула зубы. Боже, как она ненавидела этого человека! Его дразнящую улыбку, манеру говорить и даже девочку, которая не была ее дочкой. Ненавидела его широкоплечую, мускулистую фигуру, его мужественное лицо, ласковый и пристальный взгляд серых глаз, заставлявший ее трепетать и бросаться к нему в объятия. Став опытнее и мудрее, Элли поняла разницу между любовью и обычным физическим влечением. Кроме того, он больше не раскрывал ей объятий. Теперь он обнимал только свою дочь.
        По выражению лица девушки Зейн понял, как был близок к тому, чтобы все разрушить. Единственным оправданием было головокружительное состояние, овладевшее им при виде Элли. И до тех пор, пока она не вернулась, он даже не мог понять, как испуган. Услышав же ее тихий голос, он был готов кричать от радости.
        Его неудачная женитьба и рождение дочери ничего не изменили - он продолжал желать Элли Лэсситер. И сейчас готов был биться об заклад, что она стоит и смотрит ему вслед.
        Зейну безумно хотелось побыстрее уложить Ханну, вернуться к Элли, сорвать с нее одежду и овладеть ею прямо здесь, на земле.
        И тогда потерять ее уже навсегда.
        Ее согласие поработать с лошадью несколько утихомирило его самолюбие. С бедным животным будет масса проблем, поэтому Элли придется часто приезжать на ранчо. Но удастся ли ему за это время сломать возникшую между ними стену непонимания и отчуждения?
        Шлепая по полу босыми ногами, Ханна подбежала к отцу. Зейн ласково улыбнулся девочке.
        - Ну что, милая, готова послушать сказку перед сном?
        Но девочка серьезно взглянула на него.
        - Почему Элли так разговаривала с нами?
        - Видишь ли… - он замялся в нерешительности, не найдя сразу что ответить, а потом посадил Ханну к себе на колени. - Когда людям делают больно, они становятся очень сердитыми. - И, не дожидаясь вопроса дочери, кто же причинил боль Элли, Зейн ловко перевел разговор на другую тему:
        - Помнишь, как однажды ты порезала большой палец на ноге? Девочка кивнула.
        - Мне было так больно, я даже плакала немножко.
        - Ты не просто плакала, а ревела, как голодный медведь. - Зейн грозно зарычал и сделал вид, что хочет укусить ее за шею.
        Но девочка, заливаясь смехом, попыталась увернуться от отца и прокричала:
        - Нет! Я кричала вот так! - Она набрала побольше воздуха и заревела изо всех сил.
        Зейн рассмеялся, крепко прижал Ханну к себе и с наслаждением зарылся в ее волосы, вдыхая запах детского шампуня. Затем встал и, крепко держа дочку, сказал:
        - Пойдем, маленькая медведица, пришло время для вечерней молитвы и сказки. Ты устала.
        Уже лежа в постели, девочка зажмурилась и, соединив ладони, заговорила:
        - Привет, мамочка. Мы с папой сегодня играли в медведей.
        Зейн не понимал, что означают эти ночные разговоры и обращение к матери, которая была далеко не ангелом и не святой. В книге для родителей он не смог найти подсказку, как можно разъяснить ребенку смерть матери. Но Ханна, толком не знавшая и не помнившая Ким, боготворила ее. Зейн очень надеялся, что его дочь никогда не узнает о злости, ненависти, боли и предательстве.
        Он нежно погладил рыжие локоны малышки. Он не сможет всегда защищать ее. Лошади ломают ноги, собаки кусаются, дети в школе бывают подчас очень жестокими. И завершают этот список люди, которые тебя предали. Как уберечь Ханну от мужчин, подобных ему? Мэри Лэсситер оказалась не в состоянии уберечь Элли.
        Куппер радостно заржал, приветствуя Уорта, подошедшего к трейлеру. Тот потрепал коня по холке и с улыбкой обратился к сестре:
        - Тебе помочь?
        - Если ты таким образом пытаешься узнать, куда и зачем я везу Куппера, то не беспокойся - я уже обо всем доложила маме.
        - Мне утром звонил Зейн и сообщил, что ты согласилась поработать с одной из его лошадей.
        Погрузив коня, Элли ободряюще похлопала его по крупу и закрыла дверцу.
        - Я буду помогать не Зейну, а лошади.
        - Хочешь, поговорим об этом? - с готовностью предложил брат. - Я никогда не видел, чтобы вы с ним ссорились, до той злосчастной ночи, когда он отправился в бар. . - Я всегда чувствовала, что в какой-то момент Зейн может стать таким же неуправляемым и сумасбродным, как Боу, - горько усмехнулась Элли. - И не представляла, как была близка к истине.
        Через два дня после их размолвки Зейн вернулся к ней с извиняющейся улыбкой на губах, букетом цветов и кольцом. Она простила его тогда, потому что безумно любила и верила, что со временем он изменится и будет отдавать отчет своим поступкам. Но потом Зейн небрежно упомянул, что после их ссоры он отправился в местный бар и напился, празднуя свою свободу. И, как бы невзначай, добавил, что очень симпатичная барменша настойчиво приглашала его в свою постель.
        - Но это же было пять лет назад, - заметил Уорт. - Зейн тогда повел себя как капризный ребенок. Ты не допускаешь, что за это время мужчина может измениться, и притом в лучшую сторону? По-моему, нельзя не признать, что он достойно несет ответственность за то, что натворил. И заметь, выбрал не самый легкий путь. Зейн вполне мог признать ребенка и помогать ему и при этом не жениться на Ким Тэйлор.
        Элли положила упряжь в трейлер.
        - Ты поступил бы именно так?
        - Нет, я бы женился. Мне, конечно, не в чем упрекнуть маму и дедушку, но я не считаю, что Боу был настоящим отцом для нас. И я никогда бы не оставил своего ребенка.
        Элли пожала плечами.
        - Бесполезные разговоры. Обратной дороги все равно нет.
        Уорт с изумлением взглянул на сестру.
        - Ты рассуждаешь как Йене. Он всегда считал, что любую ситуацию можно разрешить избитой фразой.
        - И был прав.
        - Послушай, Элли, теперь, когда Зейн вдовец, ты можешь снова попытаться устроить свою жизнь.
        Он посторонился, и Муни ловко прыгнул на переднее сиденье.
        - Меня это не интересует, - вяло ответила девушка, садясь за руль.
        Уорт пожал плечами и отступил назад, давая сестре проехать.
        Двигаясь вниз по шоссе, она с раздражением думала, что у брата уже вошло в привычку относиться к ней как к десятилетней девчонке.
        - Ему определенно не идет роль свахи, - сказала она своей собаке, внимательно смотревшей в окно.
        При звуке голоса хозяйки Муни неторопливо повернулся и положил ей голову на бедро. Элли ласково погладила его по голове.
        - Ну кому нужен мужчина, если есть такая замечательная собака?
        Тихое сопение послужило ответом на этот риторический вопрос.
        Мужчины. На них абсолютно ни в чем нельзя полагаться. Они могут подвести и предать в любой момент. Только ее дедушка и брат были приятным исключением. Боу всегда говорил, что Уорту очень подходит его имя. На него всегда можно было рассчитывать в трудную минуту .
        Сворачивая с шоссе, Элли с тоской подумала, что ему лучше было бы не ворошить прошлое. Даже по прошествии стольких лет она болезненно воспринимала случившееся. Никто не властен воскресить их прежние чувства. Человек не должен страдать от неразделенной любви, особенно если так ошибся в своем партнере. . Уорт говорил ей, как трудно было его другу решиться на заведомо неудачный брак. Что ж, Зейн сделал свой выбор. А у нее такой возможности не было. Она должна была просто смириться с его решением.
        Элли сжалась при мысли, какой доверчивой и легковерной она была когда-то. Незадолго до их свадьбы ей уже казалось, что Зейн вполне созрел для семейной жизни и хорошо обдумал свои планы на будущее. Теперь-то она понимала, какое чувство вины испытывал Зейн из-за того, что был близок с Ким. Но Элли и сейчас не могла сказать с уверенностью, что поступила правильно, отказавшись от Зейна. Она внушала себе, что поступить иначе было просто нельзя, и к тому же пять лет назад она была такой неопытной и неискушенной, ничего не знала о мужчинах.
        Ее внимание привлекла осина, блестевшая в лучах осеннего солнца. Тогда стоял такой же солнечный, но весенний день и осины были зелеными. Казалось, все впереди. Элли сидела на террасе, ожидая Зейна, и с радостью думала о предстоящей свадьбе. Она вдруг ясно вспомнила выражение его внезапно осунувшегося и побледневшего лица, когда он медленно произнес роковые слова:
        - Я изменил тебе, Элли, с Кимберли Тэйлор. Она беременна, и я обязан жениться на ней. Между нами все кончено.
        Элли понимала смысл сказанного, но ее мозг отчаянно отказывался верить.
        - Что это значит? Как? Когда? Я не понимаю, о чем ты говоришь.
        Зейн молча стоял перед ней, стиснув зубы и нервно теребя поля своей шляпы.
        - Я был очень пьяным и переспал с ней в тот день, когда ты разорвала нашу помолвку. К несчастью, она забеременела.
        - Я не верю тебе, - прошептала Элли.
        - Как бы я хотел, чтобы это было ложью. У меня нет слов, чтобы выразить все, что я чувствую. Я сыграл с тобой прескверную шутку.
        Элли даже не шелохнулась. Еще немного - и оцепенение пройдет, а на смену ему придут боль, отчаяние и ужас.
        - Ты собираешься жениться? - спросила она, не узнавая собственного голоса.
        - Я столько думал об этом, но это единственный выход для меня. Прости, я ничего не могу изменить.
        - А как же я? Что будет со мной? - Ее трясло как в лихорадке.
        Зейн опустил глаза.
        - Ты найдешь человека, который действительно стоит тебя.
        И, круто развернувшись, он направился к своему пикапу.
        Тогда Элли пронзительно закричала. Она проклинала его, обзывала самыми оскорбительными словами. Зейн стоял около машины и молча слушал. Затем поднял кольцо, которое девушка в сердцах бросила к его ногам, сел за руль и уехал. На следующий день он женился на Ким Тэйлор.
        Сейчас для Элли уже не имело значения, женат он или вдовец. Она приехала на ранчо, только чтобы помочь лошади, а не для того, чтобы увидеть Зейна или его дочь, унаследовавшую рыжие волосы матери.
        Девочка качалась во дворе на самодельных качелях, сделанных из толстой веревки, сунув ногу в петлю. При виде подъезжающей машины малышка коснулась ногами земли, пытаясь остановиться. Элли, не обращая внимания на ребенка, открыла дверцу трейлера и осторожно вывела Куппера.
        - Привет, Элли.
        - Здравствуй, - отрывисто произнесла девушка, желая, чтобы девочка поскорее отошла.
        - Папа сказал, что я не должна надоедать тебе.
        - Он прав.
        - А как зовут твою собаку?
        - Муни. Только не подходи близко и не гладь ее, она может укусить.
        - Какой он забавный, только худой.
        Приказав Муни оставаться возле трейлера, Элли взяла Куппера под уздцы и пошла к пастбищу. Девочка поспешила за ними.
        - Как зовут твою лошадь? Мою лошадку зовут Милая. Меня так иногда называет папа.
        Элли с болью заметила, что манера Ханны говорить и ее мимика напоминают Зейна. Малышка ловко залезла на металлические ворота.
        - Он так называет меня, потому что любит. А я люблю Милую.
        Элли подвела Куппера и испытующе взглянула на девочку.
        - По-моему, папа велел не мешать мне. Возвращайся обратно и покачайся, если хочешь, но сюда не подходи.
        Милая стояла в середине небольшого табуна. Элли с Куппером направилась на пастбище. Гнедая кобыла заржала, приветствуя красавца коня, и он радостно заржал в ответ. Привыкшие к человеку лошади дружелюбно встретили приближение девушки. Их поведение успокоило кобылку.
        Медленно и осторожно Элли оттеснила табун к открытым воротам загона. Лошади послушно одна за другой следовали в загон с пастбища. Получилось, облегченно вздохнула Элли, когда на пастбище осталась только Милая. Не обращая внимания на лошадку, Элли закрыла ворота и пустила Куппера аллюром.
        Сначала кобылка лишь испуганно смотрела на них, но девушка разговаривала с конем тихим и спокойным тоном. И очень скоро лошадь присоединилась к Купперу. Затем, не спеша подойдя к лошадям, Элли принялась гладить и похлопывать коня. Сначала при каждом ее движении Милая отскакивала в сторону, но постепенно привыкла к ним и уже не реагировала так бурно. Когда же девушка открыла ворота, кобылка проскочила мимо нее и присоединилась к другим лошадям. Но, пробежав несколько ярдов, она замедлила шаг, обернулась и посмотрела на Элли.
        - Ну что, старушка, для начала неплохо, - сказала девушка.
        - У тебя терпения больше, чем у кого-либо. Я всегда говорил, что ты была прекрасной учительницей. Ты никогда не выходишь из себя и не повышаешь голоса.
        Внимательно наблюдая за лошадьми, Элли не заметила, как Зейн подошел к ней.
        - Или почти никогда, - добавил он. Он вспомнил тот день, когда, не владея собой, она выкрикивала оскорбления в его адрес.
        - Я никогда не претендовала на роль святой, - парировала она. - А если тебе по душе покорная и сентиментальная женщина, то нечего было со мной обручаться.
        Зейн удивленно поднял брови.
        - Почему такая реакция? По-моему, я сделал тебе комплимент.
        Но Элли резко оттолкнула его руку, когда он попытался поправить седло на Куппере.
        - Я сама позабочусь о своей лошади и не нуждаюсь в твоей помощи и комплиментах. И мне не нравится, что ты следишь за мной и проверяешь меня. Если ты мне не доверяешь, то работай сам, я не возражаю.
        - Я вовсе не собирался проверять тебя. Просто хотел поговорить.
        - Нам не о чем разговаривать. Зейн немного наклонился вперед.
        - Мы еще не обсудили такой щекотливый вопрос, как деньги. Сколько я должен платить в день за работу?
        Элли крепко зажмурилась - ей хотелось закричать во весь голос. Этот человек чувствовал себя в долгу перед ней за полчаса работы, но за то, что он сделал с ее жизнью, ему никогда не расплатиться!
        - Я занимаюсь этой лошадью не из уважения и любви к тебе. - Она резко отвернулась, чувствуя, как в душе закипает гнев.
        - Ханна будет счастлива.
        - Это ваши дела. Я не несу ответственность за твою дочь.
        Серые глаза Зейна сузились.
        - Вот тут ты ошибаешься, Элли, - с расстановкой произнес он. - Ханна - это не ответственность, а награда и счастье.
        Загоняя Куппера в трейлер, Элли была рада, что Зейн не видит ее лица. Когда-то они вместе мечтали о ребенке. Она даже представляла своих детей на плечах у отца, в его крепких объятиях. Ее Ханну. А не эту девочку от другой женщины.
        Элли спрыгнула с подножки и закрыла дверцу трейлера на щеколду.
        - Завтра утром я приеду. И скажи своей дочери, чтобы не мешала. Следуй своим собственным советам. Зейн оглянулся.
        - А где же Ханна? Куда она подевалась? Ей так хотелось посмотреть, как ты будешь работать с лошадью. Да и Рут давно должна была позвать ее обедать.
        Он постоял в нерешительности, а затем направился к дому. Элли вдруг стало неловко за свои резкие слова. Девочка была маленькой и очень многого не понимала, однако было ясно, что она крайне избалована и знает, как манипулировать отцом.
        Девушка тревожно огляделась, ища Муни. Это было так не похоже на собаку - уйти с места, где ей было приказано ждать.
        - Муни, Муни, ко мне, мальчик! - позвала Элли. - Мы едем домой. Домой, Муни!
        Яростный лай был ответом на ее зов. И тут она увидела своего грейхаунда в стойке возле большого, развесистого дерева.
        - Муни, ко мне!
        Но собака громко лаяла, не двигаясь с места. Если только Ханна решила подразнить пса, привязав его, а сама убежала… Элли подскочила к дереву. Муни, не переставая лаять, застыл в напряженной позе.
        Девочка лежала на земле под качелями, у нее по щекам катились крупные слезы, смешанные с грязью.
        - Рука очень болит, - жалобно пролепетала она, увидев Элли.
        - Ханна! - раздался позади голос Зейна.
        - Она здесь. Твоя дочь упала с качелей, - объяснила Элли, виновато отступая в сторону.
        Стараясь не дотрагиваться до больной руки Ханны, он осторожно поднял малышку и крепко прижал к себе.
        - Все в порядке, милая, папа с тобой. Что случилось?
        - Я решила залезть наверх и посмотреть, как Элли будет учить Милую, но не удержалась и упала. - Она попыталась улыбнуться. - Я хорошая девочка, папа. Элли мне велела быть здесь, и я никуда не ушла.

        Глава 3

        Элли тяжело переживала случившееся. Это было смешанное чувство вины и самобичевания. Зейн, разумеется, не упрекал и не обвинял ее в том, что она оставила маленького ребенка одного на качелях, но от этого было не легче. Элли понимала, что именно она виновата в том, что произошло с девочкой.
        Грили вошла в приемную эспенской больницы и, поискав глазами сестру, быстро подошла к ней.
        - Как Ханна? - с беспокойством спросила она.
        - Ничего хорошего. Перелом лучевой кости левой руки. К счастью, без смещения. Сейчас накладывают гипс. А ты что здесь делаешь?
        - Когда ты сообщила маме, она тут же перезвонила мне по мобильному телефону. Я как раз ехала в Эспен, чтобы доставить скульптуру. Мне пришлось заехать к Зейну, забрать Муни и отвезти его домой. Я покормила его и Эмбер, но твой пес не пожелал остаться дома, поэтому я привезла его сюда.
        Грили присела рядом с Элли.
        - Мама сказала, что ты очень расстроена.
        - И напрасно. Я же ничего себе не сломала. Но во всем виновата только я.
        - Ты столкнула Ханну с качелей? - Грили сознательно задала этот вопрос. Ей невыносимо было видеть сестру в таком состоянии.
        - Я прогнала ее - приказала идти на качели и оставаться там.
        - Только не говори мне, что Зейн в чем-то обвиняет тебя.
        - Он и словом не обмолвился, а должен был. Если бы я так резко не обошлась с ней, то…
        - Для девочки было бы куда опаснее, если бы она залезла на ворота, пока ты работала с лошадью. Ты правильно поступила, отослав ее, - перебила Грили.
        - Все равно мне не следовало с ней так строго разговаривать.
        - Строго или твердо? Элли сжала руки.
        - Таким тоном я обычно читаю нравоучения мальчишкам, дерущимся на игровой площадке.
        - Взрослые иногда обязаны ставить детей на место. И не надо делать из мухи слона.
        - Я не хотела навредить малышке.
        Грили положила руку на дрожащие пальцы сестры.
        - Конечно, не хотела.
        - А почему ты так уверена в этом? - запальчиво спросила Элли. - Может, я подсознательно стремилась причинить ей боль, может быть, мечтала о том, чтобы она исчезла не только в тот момент, а вообще?
        - Что с тобой, Элли? Не надо все так драматизировать.
        - Я серьезно, Грили. С тех пор как мы встретились с Зейном, я постоянно думаю о его предательстве и о том, как я ненавижу его и ту женщину, на которой он женился.
        - Да как же это связано с падением Ханны?
        - А ты не понимаешь? - Элли устало прислонила голову к стене. - Зейн женился на Кимберли Тэйлор только потому, что она ждала ребенка. Ты и представить не можешь, как все мое существо негодовало и затаило злобу на эту девочку. Это необъяснимо, безумно, бесчеловечно, безобразно, но это так. Много раз я пыталась уговорить себя, что ребенок ни при чем, но… - Голос у нее предательски задрожал, а на глаза навернулись слезы. - Не могу не думать о том, что если бы она не была зачата и не родилась, то я…
        - Мне и в голову не приходило, что ты можешь так думать, - медленно произнесла Грили. - Почему же ты все скрывала от меня?
        - А что тут скажешь? - всхлипнула Элли. - Просто не хотела выглядеть еще большей дурой, чем была когда-то. Я так сильно любила Зейна! Что можно сказать о женщине, если она безнадежно любит мужчину, который принес ей только одни страдания? Конечно, во всем виноват только он, но в проигрыше почему-то осталась я. Знаю, что бесполезно так мучиться, но это сильнее меня. Прошлого уже не вернешь, но не думать об этом я не могу. Грили крепко сжала руку сестры.
        - А теперь послушай меня, Элли Лэсситер: хватит изводить себя, все уже произошло. Постарайся понять это раз и навсегда. Предательство Зейна не должно больше волновать тебя. Как ты думаешь, мама ошиблась, выйдя замуж за Боу?
        Элли посмотрела сестре в глаза.
        - Да.
        Грили состроила гримасу.
        - Я тоже так думаю, но это плохой пример. И потом, мама всегда впускала отца, когда он возвращался, хотя знала наперед, что он изменял ей. Конечно, у вас с Зейном несколько другая ситуация.
        Грили кое о чем промолчала. Добрая и мягкая мама никогда не испытывала чувства злобы или ненависти к ней только потому, что она была дочерью Боу и другой женщины.
        Элли в отчаянии прикрыла глаза.
        - Я бы очень хотела быть похожей на маму, но, к сожалению, я совсем другая. И сейчас могу думать только о том, как дочь Зейна перевернула мою жизнь. Она еще ребенок, но я ненавижу ее, Грили.
        В тот момент, когда Элли увидела на земле плачущую Ханну, ей захотелось упасть перед девочкой на колени и молить о прощении. Мысль о том, как низко она пала, затаив злобу на ребенка, заставила ее содрогнуться.
        - Мне трудно находиться рядом с ней, - сказала Элли с мукой в голосе. - Я не могу назвать ее по имени, говорить с ней, смотреть на нее.
        - Тебе больше не придется это делать!
        У Элли перехватило дыхание, а перед глазами поплыли круги. Зейн незаметно подошел к ним и слышал ее отчаянные слова. Его суровый и разгневанный взгляд ясно говорил, что он не нуждается ни в объяснениях, ни в извинениях.
        - Спокойно, Зейн, не поступай опрометчиво, вмешалась Грили. - Все сейчас расстроены, но главное, что с твоей дочерью уже все в порядке. Разве не так? Где Ханна?
        - Медсестра отвела ее в ванную комнату, а я хотел поговорить с Элли. Каким же я был дураком, полагая, что она беспокоится о девочке.
        Зейн говорил резко и отрывисто, серые глаза гневно сверкали.
        - А вот и мы. - Улыбающаяся медсестра вошла в приемную, держа Ханну за руку.
        - Посмотри, Элли, доктор сделал мне гипс. - Губы девочки жалобно скривились. - У меня рука болит.
        Девушка вдруг почувствовала себя страшно усталой и опустошенной.
        - Мне жаль, - безучастно ответила она. Зейн презрительно взглянул на нее.
        - Поедем домой, милая, - ласково обратился он к дочке.
        - Ты обещал купить мне мороженое в вафельном стаканчике. И Элли тоже. - Ханна взглянула на Грили. - А ты кто?
        - Я сестра Элли. Меня зовут Грили.
        - Хочешь мороженого?
        - Нет, спасибо. Муни с удовольствием съест мой стаканчик, - улыбнулась она.
        - Папа, вот здорово! Муни тоже любит мороженое.
        - Что ж, мне пора. - Грили встала, и Элли в панике посмотрела на нее. - Мне нужно еще заехать на ранчо, взять упряжь и поставить Куппера в конюшню. Я сяду за руль, а Зейн позаботится о Ханне.
        - Спасибо, но я могу взять Элли с собой. Нет смысла дергать тебя.
        Элли тяжело вздохнула.
        - Ты прав, я и так задержала Грили. Она молодец, что позаботилась о Муни и Эмбер.
        В ответ на испытующий взгляд сестры Элли успокаивающе кивнула. Ей совсем не улыбалась перспектива ехать с Зейном, но им надо поговорить.
        Муни радостно залаял, когда они вышли из больницы. Грили открыла дверцу грузовика, и пес бросился к хозяйке, облизывая ей руки теплым шершавым языком.
        - Собаку мы не возьмем, - решительно сказал Зейн.
        - Но я хочу ехать с Муни, - заплакала Ханна. - Он мой друг.
        - Муни очень умный и ласковый пес и не причинит вреда девочке, - вмешалась Элли, жестом приказывая собаке сесть.
        Зейн осторожно поместил дочку на заднее сиденье и пристегнул ее ремнями безопасности. Когда он выпрямился, Ханна настойчиво пропищала:
        - Я хочу ехать с Муни.
        - Ну разреши, Зейн. Может, это отвлечет ее немного.
        Зейн укоризненно покачал головой, но ничего не сказал.
        Когда они выехали на шоссе, девочка уже крепко спала, положив больную руку на голову пса. Муни сидел на удивление тихо и спокойно.
        Не отрывая глаз от дороги, Элли сказала:
        - Ханна заснула, и мне кажется, нам нужно поговорить. Ты слышал, что я говорила в больнице, и я бы хотела…
        Но Зейн перебил ее:
        - Оставь эти объяснения при себе, мне они неинтересны. Когда приедем на ранчо, забирай свою собаку, лошадь и уезжай. И, если мы случайно встретимся когда-нибудь, можешь не здороваться со мной. Мне не нужны твои благосклонность и расположение.
        - Зейн… - Элли мягко дотронулась до его руки. От этого прикосновения он вздрогнул и выпустил руль. Машина резко рванула вправо. С трудом справившись с управлением, Зейн процедил сквозь зубы:
        - Не прикасайся ко мне больше и ничего не говори, или, клянусь Богом, я высажу тебя и остальной путь ты проделаешь пешком. Просто помолчи.
        Этот жесткий, бескомпромиссный тон лишь разозлил ее.
        - Я не собираюсь молчать, а ты не посмеешь вышвырнуть меня. Тебе придется выслушать то, что я скажу, хочешь ты этого или нет.
        - Прекрасно, говори. Ты всегда поступаешь по-своему.
        - Я не знаю, что именно ты слышал в больнице…
        - Вполне достаточно, чтобы понять, как ты ненавидишь мою дочь. Элли, черт возьми, Ханна не имеет отношения к тому, что случилось между нами. Как можно упрекать ребенка в том, что он появился на свет?
        - А как ты мог поступить так со мной? - вспыхнула девушка.
        - Ни о ком, кроме себя, ты думать не можешь, усмехнулся Зейн.
        Почувствовав озноб, Элли накинула на плечи куртку.
        - Сейчас разговор не о нас, - ответила она, стараясь не повышать голоса, - а о твоей дочери. Мне стыдно за то, что я обвинила и возненавидела девочку, которую толком и не знаю. Она выглядела такой беззащитной, но очень храбро вела себя. То, что я сказала сгоряча, и то, что я думаю на самом деле… Это необъяснимо, и я не могу убедить тебя, но поверь, мне искренне жаль, что Ханна сломала руку.
        Элли и не ждала, что Зейн что-то скажет в ответ. Естественно, он рассердился - ведь она говорила такие ужасные вещи, выместила свою боль и отчаяние на маленькой девочке. Мать Ханны умерла. Элли не было тогда в Эспене, и она никогда не спрашивала у родных, присутствовал ли кто-нибудь из них на похоронах Ким.
        Подавив вздох, она уставилась в окно. Сквозь быстро проплывающие темные облака уже мелькали бледные звезды. Когда-то они с Зейном любили лежать в траве и смотреть в небо. Он называл ей звезды и созвездия, но дальше Полярной звезды и Большой Медведицы они не продвигались, потому что начинали целоваться, забывая обо всем на свете. Его губы всегда были теплыми и нежными, они дарили ей такие удивительные ощущения!
        Элли украдкой покосилась на Зейна. Она знала каждую черточку его лица, до сих пор помнила аромат его кожи и вкус его губ. Как будто не прошло пяти лет, как будто они расстались только вчера.
        Зейн остановился около дома.
        - Проклятье! - пробормотал он. - Только не сейчас.
        Проследив за его взглядом, Элли увидела незнакомый темно-синий «седан», стоявший неподалеку.
        - Гости?
        - Не совсем, - нахмурился Зейн. Затем, глубоко вздохнув, он наклонился над спящей дочкой.
        - Проснись, милая, мы уже приехали.
        Элли поспешила к дому, чтобы открыть ему дверь.
        Муни весело побежал за хозяйкой и проскользнул в дом.
        - Пошел вон! Уберите его! Берн, помоги! Зейн бросился на доносившиеся из гостиной крики. Элли последовала за ним, чтобы забрать собаку. Пес сидел, слегка наклонив голову, и внимательно наблюдал за высокой, грузной женщиной, забравшейся на софу. Женщина размахивала руками и визгливо кричала.
        - Сожалею, что собака вас напугала, - смущенно сказала Элли. - Но она не укусит вас. Это очень добрый пес. Муни, ко мне.
        Пес послушно подбежал к Элли и уселся у ее ног.
        - Такую большую собаку следует держать на поводке и в наморднике. - Гостья бросила на девушку сердитый взгляд и слезла с софы, тяжело дыша. - Кто вы такая?
        - Элли Лэсситер.
        Понимая, что женщина напугана, Элли, оправдывая ее поведение, старалась отвечать спокойно и дружелюбно.
        Скептически осмотрев девушку с головы до ног, гостья фыркнула и вдруг увидела Зейна с Ханной на руках.
        - Так эта страшная и отвратительная собака укусила мою девочку?
        - Я сломала руку, бабушка Тэйлор, - с гордостью произнесла Ханна.
        Неужели стоящая перед ней грубая и неуклюжая женщина была матерью Ким?
        - Зейн, ты не представишь меня? - капризно спросила женщина.
        - Эди Тэйлор, - процедил он.
        Элли еще не успела ничего ответить, как из кухни вышел невысокий мужчина крепкого телосложения, на ходу заправляя рубашку в брюки.
        - Что здесь за крики? Увидев Зейна, он остановился.
        - Где, черт возьми, тебя носило?
        - Здравствуйте, Верн. Рад вас видеть. В его тоне Элли уловила легкий сарказм.
        - Разве ты не слышал, что я звала тебя? - недовольно обратилась Эди к мужу. - По-моему, ты окончательно оглох. Эта проклятая собака чуть не съела меня, а ты не мог вылезти из кухни.
        - Эди, - мужчина прижал руку к сердцу, - я не виноват. Рут приготовила такой вкусный морковный пирог.
        Но женщина небрежно отмахнулась от него.
        - Лучше расскажи ему о причине нашего визита.
        - Я отлично знаю, зачем вы приехали, - заявил Зейн. - Забудьте об этом. Ребенок останется со мной.
        Боже правый! Элли не верила своим ушам. Родители Ким хотели забрать девочку с собой! Она увидела, как Ханна прижалась к отцу и в недоумении смотрела на взрослых. По-видимому, и она почувствовала напряжение. Бабушка и дедушка знали, что, потеряв мать, девочка безумно боялась, что отец тоже может исчезнуть. А Ханна очень любила Зейна.
        - Верн, скажи хоть что-нибудь, - снова вмешалась Эди, - будь мужчиной.
        - Давайте отложим этот разговор. Ханна устала и еще не обедала. - Зейн взял дочку на руки и понес ее в столовую.
        Между тем Тэйлоры расположились на софе. По выражению их лиц было видно, что они не уйдут, пока не выскажутся.
        Элли уже незачем было оставаться. Вопрос о девочке ее не касался, но было странно, что Эди и Верна, казалось, вовсе не беспокоила сломанная рука Ханны. Ни один из них не сделал даже попытки обнять и поцеловать ребенка. Какие бы отношения ни связывали Зейна и родителей Ким, Элли считала, что в первую очередь нужно считаться с интересами девочки. Она сама была в долгу перед малышкой. По ее сигналу Муни ушел в угол и улегся, не спуская с хозяйки преданных глаз.
        Скоро Зейн вернулся в гостиную.
        - Рут сейчас кормит Ханну.
        Взглянув на Эди, он сузил глаза и холодно сказал:
        - Я последний раз обращаюсь к вам и больше повторять не буду. Ханна - моя дочь, и ее место здесь, со мной.
        - Но вы живете в таком уединении, - недовольно произнесла теща. - Девочка должна жить в городе. Там она сможет ходить в школу.
        - Для школы она еще слишком мала, - возразил Зейн.
        Эди скрестила руки на полной груди.
        - Я не вижу причин, почему мы не можем вести себя цивилизованно. Мы же думаем только о Ханне. Моя девочка нуждается в матери. А поскольку матери нет, то лучший вариант для девочки - это бабушка. Если ты, Зейн, любишь свою дочь так, как говоришь, ты просто обязан позволить нам позаботиться о ней.
        - Ценю ваше внимание, - насмешливо произнес он, - но все же Ханна останется со мной.
        - Ты не в состоянии ухаживать за ней, - наконец вспылил Верн.
        - Рут мне поможет.
        - Рут, - скептически усмехнулась Эди. - Она не такой уж хороший помощник.
        - Конечно, она прекрасно готовит, - вмешался Верн, - но этого, безусловно, недостаточно.
        - Моя бедная девочка. - Эди приложила платок к тазам. - Не представляю, как это могло случиться.
        - Такое впечатление, что за ребенком никто не смотрит, - с готовностью подхватил Верн.
        - Она упала с качелей. Такое иногда происходит с маленькими детьми, - объяснил Зейн.
        - Это ты так говоришь. Но мы-то знаем, как ты обращался с бедной Ким, - всхлипнула Эди.
        - Я уже говорил вам раньше, что не намерен обсуждать с вами мой брак. Ханна никуда не поедет. И точка.
        - Тебе придется выслушать нас, Зейн. Мы нашли хорошего адвоката. Он сказал, что по закону, так как Ким не составила завещания, ты не вправе владеть всем. Она бы нам непременно что-нибудь оставила.
        - Я уже неоднократно говорил вам, что вы можете взять все, что принадлежало вашей дочери. В конце концов, я могу положить на ваш счет в банк некоторую сумму. - Зейн старался не повышать голос, но Элли чувствовала, что он еле сдерживает себя.
        - Не так уж и много для девушки, вышедшей замуж за одного из богатейших владельцев ранчо в округе, - криво ухмыльнулся Верн. - Немного одежды, несколько лошадей да пара тысяч долларов.
        - Ким не желала ничего оставлять на черный день.
        - Просто ты не давал ей такой возможности. Она говорила, что ты очень скупой. Мы столько раз твердили нашей девочке, чтобы она бросила тебя! Суд заставил бы тебя заплатить. К счастью для тебя, она умерла, - язвительно сказала Эди, и ее глаза злобно сверкнули. - Мы с Верном могли бы нанять хорошего детектива и еще раз расследовать этот так называемый несчастный случай.
        До Элли никогда не доходили никакие подозрительные слухи о смерти Ким. Жена Зейна погибла в автокатастрофе, когда, не обратив внимания на запрещающий знак, не снизила скорости и ее пикап на полном ходу врезался в грузовик. Если бы она пристегнулась ремнями безопасности, у нее был бы шанс выжить.
        - Вы думаете только о деньгах. Да будь они прокляты! - презрительно сказал Зейн.
        - Адвокат сказал, что мы можем оформить опекунство над ребенком. - Эди Тэйлор победно улыбнулась. - Ким была права - тебе нельзя доверять девочку. Мы словно чувствовали, что что-то случится. И пожалуйста - Ханна сломала руку.
        - Я ее отец, и Ханна останется со мной.
        - Не будь идиотом, Питере, - жестко произнес Верн. - Девочке нужна полноценная семья. Не похоже, чтобы ты собирался жениться и обзавестись новой матерью для Ханны.
        Элли пристально посмотрела на Тэйлора.
        Мэри Лэсситер столько раз твердила о том, что иногда решение проблемы лежит на поверхности, нужно просто быть повнимательнее. Несколькими словами она могла сейчас искупить за все свои ужасные слова и мысли в отношении девочки. Она не переходила дорогу Зейну, но невольно навредила его дочери. Ханна не должна потерять отца.
        Подойдя к Зейну, Элли накрыла ладонью его руку.
        - Я думаю, пришла пора сказать Тэйлорам нашу новость. Поскольку это дедушка и бабушка Ханны, они должны знать.
        Зейн напряженно взглянул на нее и выдавил улыбку.
        - Что ж, скажи им сама.
        - Хорошо. - Элли смущенно опустила глаза. - Мы с Зейном собираемся пожениться. - Она почувствовала, как он вздрогнул.
        - Пожениться? - одновременно воскликнули Тэйлоры. - Зейн, ты никогда не упоминал о женитьбе.
        - А мы решили это только сегодня по дороге домой из больницы, - мягко ответила Элли. - Как вы верно заметили, миссис Тэйлор, Ханна действительно нуждается в матери.
        - А ты говорил мне, что так много работаешь, недоверчиво обратилась Эди к Зейну. - Как это у тебя нашлось время встречаться с женщиной?
        - Наши семьи были дружны много лет, - быстро ответила Элли. - Мы с Зейном давно не виделись, а когда случайно встретились на свадьбе моей сестры, то… - Она бросила на мужчину влюбленный взгляд.
        Уголок его рта дернулся вниз, но он ничего не сказал, а лишь задумчиво посмотрел на девушку.
        - Когда же вы поженитесь? - не унималась Эди.
        - Мы еще не наметили дату, но думаю, скоро. Зейн криво усмехнулся.
        - Элли, - протянул он, - Эди и Верну мы можем сказать. Свадьба будет в понедельник.
        Элли испуганно подняла на него глаза. Неужели он не понял, что она решила дать ему время поразмыслить, как избежать вмешательства Тэйлоров в его жизнь и жизнь Ханны?
        На самом деле у нее не было ни малейшего желания выходить замуж за Зейна.
        - Почему вы так торопитесь? - раздраженно спросила Эди. - Она что, тоже беременна?
        - Мы безумно любим друг друга и не хотим откладывать нашу свадьбу.
        Элли открыла рот - этими словами Зейн просто убивал ее.
        - Моя невеста не хочет пышных торжеств, - как ни в чем не бывало продолжал он. - Ведь только что вышла замуж ее сестра. Поэтому мы хотим устроить все в узком кругу. Вы, разумеется, приглашены. Когда мы обговорим детали, я позвоню и сообщу.
        Кровь прилила к щекам Элли. Что случилось с Зейном? В своем ли он уме? Ей безумно захотелось дать ему молотком по голове, чтобы привести в чувство. Если они не поженятся в понедельник, Тэйлоры сразу поймут, что это блеф, и тогда уже наверняка не успокоятся, пока не отнимут Ханну.
        - Нам некогда, - недовольно проговорила Эди, идем, Верн.
        - Минутку, - холодно остановил ее Зейн. - Элли не беременна, но, даже если бы и была, это не ваше дело. Только посмейте распускать слухи о нас - и двери этого дома навсегда будут для вас закрыты. Я не посмотрю на то, что для Ханны вы бабушка и дедушка.
        Дверь за Тэйлорами с шумом закрылась. Элли моментально забыла про все свои обиды.
        - Что же это за люди? Они даже не попрощались с внучкой! Ни один судья, находясь в здравом уме, не разрешит им опекунство над девочкой. - Затем она хмуро посмотрела на Зейна. - Что за чепуху ты говорил насчет свадьбы? Ты же знаешь, что мы никогда…
        - Давай сначала поужинаем, - спокойно перебил ее Зейн. - Рут приготовила столько вкусного. А после того, как я уложу мою бедную больную крошку, мы сможем поговорить.
        Внезапно подступившая тошнота заглушила чувство голода, но Элли послушно последовала за ним на кухню.
        После ужина она пошла вниз, оставив Зейна с дочерью наедине.
        Сидя на софе и машинально поглаживая Муни, который с готовностью положил ей морду на колени, Элли с любопытством огляделась. Она не была в этом доме пять лет, но с тех пор ничего не изменилось. Ким Тэйлор вторглась в их жизнь, родила Зейну дочку, но не оставила никакого следа в доме. Та же мебель, знакомые картины на стенах. Элли и не предполагала, что снова может оказаться здесь, да еще в роли жены.
        - Спасибо, что побыла с нами. - Зейн устало опустился в старое кожаное кресло. - Обычно Ханна очень послушна и вовсе не капризна. Я стараюсь не баловать ее, но в то же время не ограничиваю ее свободу. Эди права только в одном - девочке нужна мать.
        - Не только ей. Любой ребенок нуждается в матери. Ты сказал, что после ужина мы обсудим сложившуюся ситуацию.
        - Мы и обсуждаем. Помнишь того черного Лабрадора? Забыл, как его звали. По-моему, Тень. Он был кожа да кости, когда ты уговаривала Уорта оставить его у вас.
        - Он и сейчас живет в «Дабл Никл», только стал совсем старым. Плохо видит, плохо слышит, но еще шустрый. Целыми днями лежит и греется на солнышке. Если ты больше ничего не хочешь сказать, я отправляюсь домой. И конечно, замуж за тебя я не собираюсь, будь у тебя хоть дюжина детей.
        Зейн немного наклонил голову и прикрыл глаза.
        - Я готов поклясться, что, когда Тэйлоры были здесь, ты хотела это сделать.
        - Единственной причиной, заставившей меня сказать это, было желание расстроить планы твоих родственников и помочь тебе. Да ты сам все прекрасно понимаешь, Зейн.
        - Ты когда-нибудь отказывала в помощи животному, попавшему в беду? - Он наклонился и ласково погладил Муни по голове. - Тень, Эмбер, моя лошадь. Бесчисленное множество других беспомощных существ. Таких, как Ханна.
        Не обращая внимания на его просящий тон, Элли решительно возразила:
        - Ханна вовсе не беспомощна - у нее есть ты.
        - Но я должен каким-то образом защитить ее от домогательства Тэйлоров. - Зейн говорил тихим и спокойным голосом, но Элли не сомневалась, что это действительно мучит его.
        - Почему они так хотят забрать у тебя дочь? Мне даже не показалось, что они любят ее.
        Зейн открыл глаза и насмешливо посмотрел на Элли.
        - Просто они ненавидят меня так же сильно, как и ты.
        - Но почему? Неужели ты их тоже предал?
        - Не в этом дело. Они считали, что им крупно повезло, когда Ким вышла за меня замуж. Они постоянно просили у нее деньги, вещи. После ее смерти кран был перекрыт. Врожденная жадность и беспринципность заставляли их обращаться ко мне, но у меня больше не было причин что-либо давать им.
        - Но какое отношение это имеет к Ханне? - недоуменно спросила девушка.
        - Денежное обеспечение. Тогда они смогли бы получать от меня довольно круглую сумму, но никто не докажет, будут ли эти деньги потрачены на девочку.
        - Уверена, что нет, - убежденно ответила Элли. Как учитель, она знала, что подобные вещи иногда случаются, но никогда не могла понять, как можно использовать ребенка в корыстных целях.
        - Ты жила в достатке и комфорте, у тебя была любящая и нежная мать, красивая одежда, вкусная еда. А Ким жила с родителями, которым было на нее наплевать. Они совершенно не интересовались, ходила ли она в школу, как училась, что ела на завтрак и есть ли у нее платье для танцев. Я знаю одно: с Ханной не должно случиться подобное.
        Взглянув Зейну в глаза, девушка почувствовала, как у нее сильнее забилось сердце.
        - Никто не посмеет отнять у тебя дочь.
        - Только в том случае, если мы поженимся.
        - Не будь смешным, Зейн. Даже если я открыла рот и сморозила глупость, кто тянул тебя за язык, будто свадьба будет в понедельник? Мы могли бы растянуть нашу мифическую помолвку на долгие годы, а затем сказать, что передумали.
        - Ты не знаешь Эди. Если мы упомянули о свадьбе, то должны будем рано или поздно пожениться, иначе она очень ловко использует это обстоятельство против нас.
        - Зейн, у тебя нет никакого права просить меня о помощи.
        - Я и не прошу тебя помогать мне. Помоги Ханне. Или все твои слова были пустой болтовней, а истина заключается в том, что ты ненавидишь девочку только потому, что она наша с Ким дочь?
        - Папа! - Малышка стояла в дверях, и по ее лицу текли крупные слезы. - У меня очень болит рука. Мне не понравилось падать с качелей.

        Глава 4

        Если бы Зейну удалось получить разрешение на брак, он женился бы уже сегодня, но, к сожалению, раньше понедельника это было невозможно. Женитьба на Элли. Он вдруг вспомнил, какое выражение лица было у девушки, когда в комнату вошла его дочь.
        Ханна появилась очень кстати. Даже если бы он попросил ее об этом, девочка не могла бы выбрать более удачный момент. Элли объяснила, что хотела дать ему время поразмыслить над ситуацией, но, как ни странно, Тэйлоры нисколько не волновали Зейна. А тем более их беспочвенные обвинения в плохом обращении с ребенком. Ложь этих людей не причиняла ему боли. А что касается вины, то к этому чувству он давно привык. Он старался быть хорошим мужем для Ким и относиться к ней с уважением, но для нее этого было недостаточно. Интересно, как бы Элли отреагировала, расскажи он ей, как сильно Ким ненавидела ее. Он ни разу в разговорах с женой не упомянул об Элли, но Ким слышала об их помолвке и всегда знала и чувствовала, как он любил свою бывшую невесту.
        Да и Зейн не мог заставить себя разлюбить Элли, как никто не властен остановить восход и заход солнца.
        Он поднял глаза и посмотрел в потолок. Какое счастье, что здесь не было зеркал! Горе-любовник. Он занимался сексом с одной женщиной, а разрушил три жизни. Даже четыре, если считать Ханну. Да поможет ему Бог, если Тэйлоры не откажутся от идеи заполучить его дочь! Он знал, что Эди способна на любую подлость и готова использовать против него все возможные средства.
        С тех пор как Ким умерла, Тэйлоры постоянно находились рядом, следили за ним, ища возможность вытянуть деньги. Сейчас у Зейна появился шанс жениться на Элли и тем самым уберечь Ханну от их посягательств. Но главным, конечно, было его чувство к ней, которое не только не ослабло, а, наоборот, расцветало, как пересаженный в теплицу цветок.
        Мысль заняться любовью с Элли превратилась в наваждение. Зейна очень волновало, что девушка, поразмыслив на досуге, возьмет назад свое слово, и он назначил день свадьбы с таким расчетом, чтобы у Элли не оставалось времени на раздумья. Честно говоря, он просто боялся. Для сказок со счастливым концом он был слишком стар. Одно дело - жениться на Элли, приняв как жертву ее желание помочь, другое просыпаться рядом с ней каждое утро, ласкать и целовать ее.
        Даже спустя пять лет он помнил те ее слова - жестокие, хлесткие, оскорбительные, - которые она бросила ему в лицо, узнав о предстоящей женитьбе на Ким. Это решение было очень мучительным для Зейна, хотя он с самого начала знал, как ему следует поступить. Из-за его слабости и безрассудства на свет появится ребенок, его ребенок. И он, как настоящий мужчина, не должен был бежать от ответственности. Конечно, он совершил непростительные вещи, но в глубине души надеялся, что Элли, фактически выросшая без отца, поймет, что бросать своих детей - подло.
        Даже в ночных кошмарах Зейн не мог представить, что она может возненавидеть Ханну, но судьба распорядилась по-своему. Как бы он хотел не слышать тех слов, которые в сердцах бросила Элли своей сестре в больнице! Потом она извинилась, объяснив, что сказала эти слова сгоряча. Ему очень хотелось ей верить, ведь Ханна - лучшее, что у него есть. Если бы только Элли могла полюбить девочку так же, как он! Но это были лишь мечты. Зейн понимал, что в жизни так не бывает. Женщина привязывается к ребенку с момента рождения. Как же можно ожидать, что Элли примет и полюбит девочку, рожденную от другой женщины!
        Да, убеждать ее выйти за него замуж было сумасшествием. Человеку не дано изменить прошлое, и он не вправе ожидать счастливого конца. Зейн не знал, существует ли та, прежняя Элли. Может быть, он убил и ее. Он вдруг вспомнил ее руки, ласково гладившие коня. И страстно пожелал, чтобы эти руки нежно и трепетно прикоснулись к нему.
        Нет, она не могла сильно измениться. Ханна с первой же встречи потянулась к Элли, а доверие его дочери нужно заслужить. Девушка была добра с ней. И только. И все же Зейну казалось, что, находясь рядом с малышкой, ее нельзя было не полюбить. Элли могла заменить ей мать, в которой девочка так нуждалась. А ему хотелось иметь жену, любимую и желанную.
        Внезапно Зейн почувствовал себя счастливым. Он приведет Элли в свой дом. Он любит ее и нуждается в ней. Этот брак осуществится. Он не вынесет, если вновь потеряет ее. Зейн провел рукой по простыне она была гладкая и прохладная, как грудь Элли. Кровь забурлила у него в жилах, его жгло и мучило невыносимое желание. Он мечтал схватить ее в свои объятия и закружиться вместе с ней в диком вихре сладостного восторга.
        - Мама просила передать, что все ждут тебя внизу. - С этими словами Грили заглянула в комнату сестры.
        - Я не готова выходить замуж.
        Грили недоуменно перевела взгляд с висевшего на дверце шкафа подвенечного платья на небрежно валяющиеся на полу чулки и белые туфли.
        - Хорошо, я передам маме. - И тихо закрыла за собой дверь.
        Элли привстала с кровати и обвела взглядом спальню, как будто впервые находилась здесь. Как будто не провела здесь множество бессонных ночей, мечтая о Зейне. Девичьи мечты в девичьей комнате с кремовыми обоями, лилово-фиолетовым покрывалом на кровати и маленькими легкими занавесками, трепетавшими от легкого ветра.
        Чуть раньше девушка увидела из окна, как машина Зейна въехала через большую деревянную арку и остановилась у главного входа на ранчо. На воротах была крепко прибита табличка с чуть стертой надписью: «Долина надежды». Да, именно так Анна Николе, прабабушка Элли, назвала это место, где она вышла замуж и начала свою счастливую жизнь, но для себя Элли не видела столь радужных перспектив. Зейн использовал Ханну, чтобы манипулировать ею, спорил, убеждал, доказывал. Они проговорили всю ночь, и Элли в конце концов сдалась. Суета и подготовка к свадьбе в течение последних дней занимали почти все ее мысли, и только сегодня она в ужасе задумалась о том, что ее ожидает. Разве сама идея о браке не была нелепа изначально?
        Сестра Зейна приехать не смогла, но с утра она позвонила и поздравила жениха и невесту. Его родители прилетели из Техаса и сейчас сидели в гостиной. Мать Элли телеграфировала Дженни и Томасу, проводившим свой медовый месяц на каких-то экзотических островах. В планы Элли и Зейна медовый месяц не входил. Не было и никакой свадебной репетиции и торжественного обеда, предшествующих самой церемонии. Венчаться в церкви Элли отказалась наотрез. Она не хотела выходить замуж за Зейна Питерса.
        Раздался тихий стук в дверь, и Мэри Лэсситер осторожно вошла в комнату.
        - По-моему, ты собиралась переодеться полчаса назад. Что случилось? Почему ты еще не готова?
        - Я решила не выходить замуж, вот и все, - раздраженно ответила Элли и перевернулась на живот. Ничего не случилось, просто она пришла в себя. - Передай, пожалуйста, всем, что можно расходиться.
        - Включая жениха? - спокойно спросила мать.
        - Жениха в первую очередь.
        - Когда ты позвонила мне в тот вечер и сообщила о своем решении, я не задавала никаких вопросов. Ты заявила, что не хочешь пышной церемонии и много гостей, я и с этим согласилась. Но я не могу позволить моей дочери выходить замуж без свадебного торта. Вставай, дорогая, и приведи себя в порядок. Не очень вежливо заставлять людей так долго ждать. Элли ничего не ответила и не двинулась с места. Тогда Мэри присела на краешек постели.
        - Твой дедушка Йене обычно обвинял меня в том, что я всегда слепа, когда дело касается любви. И я опять верна себе.
        Элли зарылась головой в подушку, чтобы скрыть от матери глаза, полные слез. Хотя плакать у нее не было причин. Может быть, это обычное волнение невесты, даже если она и не собиралась быть ею?
        Мэри ласково погладила дочь по голове.
        - Хочешь поговорить об этом?
        Но девушка молча покачала головой.
        - Можно? - раздался из коридора голос Уорта. И, не дожидаясь разрешения, он вошел в комнату. - Грили сказала, что ты передумала.
        - Я полагаю, ты пришел напомнить мне, что, раз Долли и Бак уже здесь, а мама приготовила свадебный торт, менять что-либо слишком поздно.
        - Ошибаешься. Вообще-то я хотел узнать, можно ли мне прямо сейчас съесть кусочек торта, ведь шоколадный торт - мой любимый.
        - Уорт! - смеясь, запротестовала Мэри, а Элли подняла голову и подозрительно посмотрела на брата.
        Она ожидала насмешки, но увидела в его лице лишь любовь и понимание.
        - Я считаю, что мы должны еще раз поговорить и решить все окончательно.
        Элли уловила вопросительный взгляд, брошенный Уортом на мать.
        - Я уже все сказала раньше, если ты об этом.
        - Как хочешь, никто не будет принуждать тебя, сказал брат, присаживаясь на постель с другой стороны.
        - Ну что ж, хорошо. - Мэри встала. - Я спущусь вниз и сообщу о твоем решении.
        Она вышла, и в комнате воцарилось молчание.
        - Ну, начинай, - наконец сказала Элли, - облегчи душу. Скажи, что я хочу, чтобы мама сделала за меня всю грязную работу.
        - Не беспокойся об этом, я думаю, гостям сейчас не до тебя. Долли и Бак заняты Ханной, а судья вертится вокруг мамы. Мне кажется, он претендует на роль кавалера. - Уорт горько усмехнулся. - А мама меньше всего нуждается в новом Боу.
        Элли наклонила голову.
        - Да, он был никудышным отцом. Я понимаю, что детям нужны отец и мать, но нам было вполне достаточно одной мамы.
        Уорт мрачно взглянул на нее.
        - Поэтому ты решила так неожиданно выйти замуж? Из-за Ханны? Я так и думал, Дженни перед свадьбой только и твердила о том, как она любит Томаса. А вы с Зейном ни разу не упомянули о любви.
        Элли пожала плечами - ей не хотелось сейчас говорить об этом с братом.
        - Ханна похожа на маленькую куклу в своем пышном розовом платьице. Она принесла с собой цветные маркеры, и теперь ее гипс сразу бросается в глаза. Дэйви безумно злится, что не сломал руку.
        - А как… - Девушка опять зарылась в подушку.
        - Зейн? - договорил Уорт. - Его уже ветром сдуло. Подумать только, он надеялся, что сможет жениться на тебе!
        - Не говори глупости. - Элли подняла голову. - Что-то я не слышала, чтобы уезжала какая-нибудь машина.
        - Ну, или значит, мама уговорила всех остаться на обед.
        Элли недоверчиво посмотрела на брата.
        - Неужели ты и впрямь думаешь, что сейчас кто-то в состоянии есть?
        - Ты же знаешь маму. Она никого не отпустит голодным, даже несмотря на то, что ее дочь передумала выходить замуж.
        - Я не смогу смотреть Зейну в глаза! Неужели я обречена навсегда остаться здесь?
        - Не знаю, дорогая сестра. А разве ты скрываешься?
        - Уорт, ты не можешь не читать проповедей. «Исполняй свои обязанности, Алберта».
«Твое поведение может расстроить маму, Алберта». «Мама хочет как лучше, Алберта».
«Поступая таким образом, ты плохо выглядишь в глазах окружающих, Алберта».
        - Что-то не припомню, чтобы говорил тебе подобные вещи.
        - Ты думаешь так, и этого достаточно. Уорт положил руку ей на плечо.
        - Замужество очень ответственный шаг. Мы все хотим, чтобы ты была счастлива.
        - Я уже все решила: не будет никакой свадьбы.
        - О'кей. - Он встал. - Если не хочешь видеть Зейна, я принесу тебе обед на подносе.
        Элли повернулась и резко села на кровати.
        - Я ненавижу тебя, Уорт Боугарт Лэсситер. Ты такой милый и внимательный, что предлагаешь принести мне еду, заставляя меня чувствовать себя трусихой! Ты, конечно, считаешь, что я сама должна поговорить с Зейном.
        - Он в гостиной. Хочешь, я позову его? Бросив на брата уничижительный взгляд, девушка кивнула, а затем схватила подушку и прижала ее к себе.
        Уорт вышел, тихо закрыв за собой дверь, и вдруг увидел Зейна. Тот стоял в коридоре, прижавшись щекой к стене.
        - Ты что-нибудь слышал? Зейн кивнул.
        - Первое, что я должен был сделать сегодня утром, - это привести ее в здание суда.
        Он так и собирался сделать, но его родители очень хотели попасть на свадьбу и просили не начинать без них. Из Сан-Антонио они прибыли только днем, так что у Элли было время обо всем подумать. Все вышло именно так, как он и предполагал.
        - Моя сестра уверена, что ты женишься на ней из-за Ханны, но ведь это не правда? Во всяком случае, для тебя?
        - А как ты думаешь?
        - Я думаю, что ты поставил перед собой непосильную задачу. Если у Лэсситеров есть что-то общее, так это упрямство. Мама сильная и несгибаемая женщина, но даже она не бывает такой воинствующе упрямой, как ее дочери. Эту черту она унаследовала от Йенса. - Уорт немного помедлил. - Что бы Элли ни решила, Лэсситеры безоговорочно поддержат ее. - Он кивнул Зейну и стал спускаться в гостиную.
        Зейн вошел в спальню. Лицо у Элли было безучастным, но глаза выражали целую гамму чувств: смятение, осторожность и враждебность. Зейну захотелось схватить ее, взвалить себе на плечо, отнести вниз, поставить перед судьей и не отпускать до тех пор, пока она не произнесет клятву. Счастье было так близко. Будь все проклято!
        - Ханна очень возбуждена по поводу нашей свадьбы, - сказал он. - Она настаивает, чтобы я переодел ее в вечернее платье.
        - Ты не можешь заставить меня чувствовать себя виноватой. Вспомни, как ты пришел ко мне за неделю до нашего венчания и сказал, что женишься на другой.
        Зейн расстегнул пиджак и сунул руки в карманы.
        - Должен ли я сейчас кричать и плакать, как ты?
        - А как я должна была, по-твоему, реагировать? Поздравить тебя? Пожелать счастья? Ни одна женщина не сделала бы этого. А я уже заказала цветы, платье, торт, разослала приглашения.
        - Ты повторяешься, Элли. Я сломал наши жизни, а ты думаешь только о том, что я разрушил твои планы.
        - Ты не оставил мне выбора. У всех был выбор, кроме меня. Ты спал с Ким, и вы решили пожениться. Никого не заботило, что по этому поводу думаю я. Неужели ты действительно думал, что женишься на мне и я стану матерью для дочери Ким? Неужели ты мог представить, что я смогу простить тебя?
        - Разве это невозможно?
        - Нет. И сейчас выбирать буду я, - тихо и твердо произнесла девушка.
        - Почему? Отвергая меня, ты чувствуешь себя лучше?
        Элли подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза.
        - По крайней мере я буду удовлетворена, если скажу, что не выйду за тебя замуж, даже если бы ты остался последним мужчиной на земле.
        - И ты не будешь жалеть об этом? Элли решительно покачала головой.
        - Это не ошибка, Зейн. Сейчас у меня есть возможность самой определить свою судьбу. Я не хочу быть твоей женой.
        Зейн подошел к окну и распахнул его.
        - У меня и тогда не было выбора. Когда Ким пришла ко мне и сказала, что беременна, меня охватил ужас, потом паника и отчаяние. Я хотел послать все к черту и повернуть время вспять. В тот момент я думал, что, если она уйдет, если не будет этого ребенка, мне удастся сделать так, что ты ничего не узнаешь. Я даже хотел откупиться от нее деньгами, лишь бы она оставила меня в покое. Ким рыдала, пыталась что-то сказать, и вдруг я осознал, что она говорит о моем ребенке. Моем. Подумать только! Я хотел избавиться от собственного ребенка!
        Элли молчала. Зейн заставил себя продолжать:
        - Я никогда не считал себя идеалом, но должен признать, что тогда повел себя как законченный подлец. Самым страшным для меня было признаться во всем тебе, Элли. Видеть твое лицо, разочарование, боль, презрение. Но я взял себя в руки и ценою нашего счастья отказался от тебя. - Он глубоко вздохнул. - У меня нет слов, чтобы выразить, как я сожалею о случившемся.
        Но Зейн знал, что его извинения ничего не изменят. Глупо верить, что можно избежать плена прошлого, стоит лишь назвать пароль. Повернувшись, он прислонился к подоконнику.
        - Я почти уговорил тебя выйти за меня замуж ради Ханны, и ты согласилась. - Он заметил, как Элли вздрогнула. - Мы надеялись, что сможем вынести церемонию, жить в одном доме, есть за одним столом и спать в разных постелях. Я был готов жениться на тебе на любых условиях, но мы постоянно возвращаемся к прошлому, играем друг у друга на нервах, пытаясь уколоть побольнее. Ты права - ничего не получится.
        Элли уселась на кровати. Она упорно не смотрела на Зейна.
        - Все это - пустое сотрясение воздуха. Я не выйду за тебя замуж.
        Но Зейн знал одно: нельзя дать ей уйти - на этот раз уже навсегда.
        Должен же быть какой-то выход, лихорадочно думал он. Отчаянная мысль пришла ему в голову. Терять все равно было нечего. Сжав кулаки, Зейн решил рискнуть.
        - Я так хочу, чтобы мы поженились, Элли. Послушай меня, - с силой произнес он. - Подари мне один месяц нормальной жизни. Только месяц. Если за это время мы поймем, что не сможем быть вместе, что ж, тогда расстанемся. А с Эди и Верном я найду способ справиться.
        Но девушка молчала. Зейну на мгновение показалось, что время остановилось. Затем она подняла голову и пристально взглянула на него.
        - Нормальная жизнь? Почему бы тебе прямо не сказать, что ты хочешь спать со мной?
        Зейн не был близок ни с одной женщиной с тех пор, как женился на Ким. Единственная женщина, которая волновала и возбуждала его, находилась в этой комнате.
        - Я безумно этого хочу.
        Элли уронила голову на колени.
        - Уходи, Зейн.
        Но он продолжал стоять в нерешительности. Должны же быть какие-то слова и доводы, способные поколебать ее решение и заставить выйти за него замуж. Но в голову ничего не приходило. Его рискованная затея лопнула как мыльный пузырь. Он резко повернулся и пошел в гостиную за своей дочерью.
        Элли раздраженно швырнула подушку ему вслед. Этот мужчина нервировал ее, как никто другой. Как он мог рассчитывать, что она согласится стать его женой после всего? Если бы Зейн действительно любил ее и хотел быть с нею, то он бы вернулся к ней еще пять лет назад! Ему, как никому другому, должно быть известно, что ее слова, брошенные сгоряча, ничего не значили. Но Зейн использовал их как повод, чтобы спать с другой женщиной. Она не позволит ему снова сломать ей жизнь.
        И как он смеет просить ее забыть о прошлом, пытаясь найти оправдание своему безрассудству и делая вид, что это было просто стечением обстоятельств!
        Элли вновь почувствовала, как ее охватили гнев и отчаяние. За все свои грехи Зейн был вознагражден дочкой, а она так любила его - и была подло обманута. А теперь он еще хочет, чтобы они жили как муж и жена. Как будто она только этого и ждала долгие годы, изнывая от любви.
        Да, сейчас Элли была уверена в своем решении, как никогда. Больше всего ей хотелось разбить ему голову или пустить на него табун лошадей и затоптать его в грязи. Она страстно желала причинить ему боль и взять реванш.
        Вдруг Элли на мгновение замерла. Она сможет стать прежней, если только отомстит за себя, за свою поруганную честь. Она разделается с Зейном Питер-сом раз и навсегда.
        Элли задержала взгляд на подвенечном платье, и в ее голове внезапно мелькнула идея. Будучи замужем за Зейном, ей будет легче отомстить ему.
        Он просил ее о месяце. Что ж, она подарит ему любовь, ласку, внимание на это время. Она будет самой прекрасной женой, подругой, любовницей, завладеет его разумом и чувствами. И тогда Зейн просто не сможет больше существовать без нее.
        При мысли о близости с ним Элли покраснела. Как же она сможет заниматься с ним любовью, если у нее в душе лишь злоба и ненависть? Но она тут же мысленно одернула себя: многие так поступают. Зейн спал с женщиной, которую, по его же словам, не только не любил, но даже не уважал. Элли достаточно взрослый человек, чтобы отвечать за свои поступки. В свои двадцать шесть лет она в состоянии заставить себя заниматься любовью с ним. Только это будет не любовь, а всего лишь секс. Просто физический акт любви, который не затронет ее душу и сердце. И Зейн никогда не узнает, что она чувствует на самом деле.
        Дальше - Ханна. Как быть с ней? Для девочки она будет гостьей, приехавшей к ним на месяц. Они будут вместе проводить время, развлекаться, а потом она уедет. Так же как и родители Зейна, приехавшие из Техаса. И потом, она вовсе не претендует на роль матери для Ханны. У девочки, в конце концов, есть отец и Рут. Когда Элли покинет ранчо, малышка с легкостью забудет о ней.
        Девушка провела рукой по фате, висевшей на дверце шкафа. Она сделает то, что задумала. Заставит Зейна без памяти полюбить ее и поставит его на колени. А потом перешагнет через него, как он когда-то, не раздумывая, перешагнул через ее жизнь.
        Элли даже улыбнулась от удовольствия. Это будет достойная месть. Если бы она была Эмбер, то, наверно, замурлыкала бы.
        Снизу доносились оживленные и громкие голоса. Похоже, гости уже собирались расходиться. Взяв фату, девушка осторожно надела ее на голову, быстро спустилась и остановилась в дверях гостиной. Все сидели за столом. Только Уорт с большим ножом стоял перед свадебным тортом.
        - Подожди, жених и невеста сами разрежут этот торт после венчания, - заметила Элли.
        В гостиной мгновенно воцарилась мертвая тишина. Первой заговорила Мэри Лэсситер:
        - Элли, что происходит? Фата и джинсы! Что ты собираешься делать?
        - Элли! - радостно воскликнула Ханна и взмахнула вилкой.
        - А я думал, вы не будете жениться, - разочарованно протянул Дэйви.
        Но девушка ни на кого не обращала внимания. Ее взгляд был прикован только к Зейну. Он сидел к ней спиной. Когда она заговорила, то просто физически почувствовала, как напряглось его могучее тело. Элли ждала. Наконец он повернулся к ней. Брови были изумленно приподняты, в серых глазах промелькнуло недоверие.
        - Мы можем подождать, пока ты переоденешься. Все и так слишком долго тебя ждали, так что несколько минут не играют роли, - сказала Мэри. - Элли, ты мне нужна на кухне.
        Когда они вышли, Мэри обратилась к дочери:
        - Что с тобой, детка? Ведь полчаса назад ты мне говорила совсем другое.
        Но девушка пожала плечами.
        - Считай это предсвадебным волнением.
        - Мне кажется, что я должен принять участие в вашем разговоре, - раздался позади них голос Зейна. Мэри Лэсситер внимательно посмотрела на него.
        - Не знаю, что ты наговорил моей дочери. Я лишь хочу быть уверена в том, что она поступает правильно.
        - Я всегда все делаю правильно. Но мать покачала головой.
        - Мне бы следовало запереть тебя в комнате. - - Ты не сможешь остановить меня, мама. Если ты против, то свадьба будет в другом месте. Но я уже все решила. - Элли взглянула Зейну в глаза. - Я выйду за тебя замуж, и немедленно.
        Он спокойно и серьезно смотрел на нее. Кухня наполнилась ароматным запахом жареных цыплят.
        - Тебе нельзя оставаться в этих джинсах, - проговорила Мэри. - Если тебе не нравится платье Дженни, выбери любое другое.
        Элли поправила фату, не отводя глаз от Зейна.
        - Либо ты берешь меня в таком виде, либо…
        - Я беру тебя.
        Сердце девушки учащенно забилось. Зейн взял ее за руку, и Элли ощутила, как по ее телу прошел электрический разряд. На минуту она растерялась, мужество покинуло ее. Зейн крепко держал ее руку, словно понимая, что с ней творится. Ей передалось его нетерпение. Она снова взглянула ему в глаза, смотревшие на нее удивленно, но доверчиво.
        - Я согласилась только из-за Ханны. , - Знаю.
        Элли попыталась вырвать руку - его прикосновение было невыносимо, но Зейн поднес ее дрожащие пальцы к губам и нежно поцеловал их.
        - Алберта Хармония Лэсситер, ты выйдешь за меня замуж?
        Элли, собрав остатки разума, хотела отказаться, но не смогла и лишь безвольно кивнула. Зейн продолжал внимательно смотреть на нее. Он должен был увидеть в ее глазах растерянность и панику. И отпустить ее. Но он этого не сделал. Его губы растянулись в улыбке.
        - Тогда, если ты готова, пойдем к судье, - произнес он.
        - Элли. - В кухню вошел Уорт и протестующе поднял руку. Из-за его плеча выглядывала Грили. - Подожди, пока не будешь уверена в себе.
        - Я уверена.
        Ее слова прозвучали неубедительно.
        - Хватит поучать ее, Уорт, - нетерпеливо произнес Зейн. - Элли знает, что делает.
        Неужели он разгадал ее замысел? Нет, это невозможно. Она тут же отбросила эти мысли. Он не мог догадаться. Через месяц Зейн все поймет, когда она бросит его.
        - Элли… - снова начал Уорт, но Грили перебила его:
        - Оставь ее. Ты же знаешь, какой упрямой может быть наша сестра.
        - Я и не собираюсь уговаривать или переубеждать ее. Я только хочу быть уверенным в том, что она сама решила это, без постороннего вмешательства, - добавил он и искоса взглянул на Зейна.
        - Ей уже не десять лет, она достаточно взрослая и в состоянии сама принимать решения, - заступилась за нее Грили. - Элли хочет, чтобы у девочки была мать.
        - Замужество очень важный шаг, - ответил Уорт. - Элли нужен муж, которого бы она любила и которому бы всецело доверяла. А я далеко не уверен, что Зейн именно тот человек.
        - В первую очередь Элли заботится о счастье Ханны, - сказала Грили, - и этого нельзя не учитывать.
        - Уорт, Грили, я понимаю, что вы очень переживаете за Элли, но все же пусть она сама разберется в своих чувствах, - спокойно заметила Мэри. - Думаю, что на сегодня вы оба достаточно высказались.
        В кухне воцарилось неловкое молчание. Элли переводила взгляд с Грили на расстроенное лицо Уорта и на кажущуюся спокойной мать.
        - Если кто забыл, то я хотела бы выйти замуж до того, как наступит двадцать первый век, - нарочито весело сказала Элли.
        И, взяв Зейна под руку, она направилась к гостям. Мэри поспешила следом.
        - Элли, дорогая, может быть, ты все-таки переоденешься?
        - Все в порядке, - усмехнулся Зейн. - Зато будет о чем вспомнить на пятую годовщину нашей свадьбы.
        Элли старалась выглядеть веселой и беззаботной, несмотря на тяжелое, гнетущее ощущение. И только сейчас почувствовала, как она голодна.
        - Давай поскорее поженимся, тогда я наконец поем.
        - Подождите! - Ханна соскочила со стула и выбежала из гостиной.
        Через минуту она вернулась, держа в руках букет из почти завядших полевых цветов.
        - Вот цветы, - торжественно заявила она, - я собирала их сама. Этот букет должна бросить невеста.
        - Ох, Ханна, - огорчилась Мэри, - я забыла поставить их в воду.
        Но Элли бережно взяла букет.
        - Все равно они замечательные. Спасибо. Гости понимающе заулыбались, одобряя ее вежливость и тактичность. Но тут они ошибались. Увядшие цветы, подаренные невесте, символизировали скорый конец брака, а вовсе не счастливое будущее.
        Стоя перед судьей бок о бок с Зейном, Элли произнесла брачную клятву, удивляясь, как твердо звучат ее слова:
        - Я беру в мужья Зейна Питерса, обещаю быть с ним в горе и в радости…
        Итак, они поженились. Ханну отправили с Лэсситерами на ранчо «Дабл Никл», а Элли с мужем остались наедине. Зейну все еще не верилось, что она его жена. Слова клятвы ничего не значат, Элли все равно поступит по-своему. Так было всегда. Но в течение этого месяца она будет рядом с ним.
        Он поставил чемоданы на крыльце и открыл дверь. Будь что будет! Девушка могла заставить Уорта и Грили поверить, что выходит замуж исключительно ради Ханны, но Зейн знал, что намерения Элли не имели никакого отношения к его дочери. Он подозревал, что она захочет отомстить ему, превратив их жизнь в ад.
        Правда, это было не похоже на Элли - она просто не умела плохо обращаться с людьми. Даже поступив необдуманно, она всегда потом терзалась чувством вины.
        Открыв дверь, Зейн поднял Элли на руки и крепко прижал к себе.
        - Что ты делаешь? Отпусти меня сейчас же! Не обращая внимания на протесты, он внес девушку в дом.
        - Добро пожаловать, миссис Питере! Ему очень понравилось, как это прозвучало. У Элли был обескураженный и недовольный вид, но его это мало заботило. Он страстно желал, чтобы она обняла и поцеловала его. Но она лишь натянуто улыбнулась и слегка отстранилась от него.
        - Благодарю.
        Зейн нехотя разжал объятия и отпустил жену. Он почувствовал себя неловко.
        Элли столько раз твердила ему, что пять лет назад он не оставил ей выбора. Зейн глубоко вздохнул. Конечно, ему меньше всего хотелось этого, но сегодня он все исправит.
        - Ханна обычно спит в комнате для гостей, а я в своей прежней комнате. Если не возражаешь, - он откашлялся, - ты сможешь переночевать в ее комнате.
        - А почему не в… - Элли, не договорив, открыла дверь в спальню хозяев. - Разве твоя мама не забрала в Техас свою любимую мебель?
        - Это в прошлом. Ким решила все изменить по своему вкусу.
        - Да? Как жаль! Мне всегда нравилась твоя спальня, - дружелюбно ответила Элли и с любопытством осмотрелась.
        Вместо старых и приятных взгляду вещей появилась светлая и дешевая мебель, безвкусные аляповатые обои и пышные розовые занавески. Девушка надавила на кровать, но тут же отдернула руку и вскинула на Зейна глаза.
        - Это водяной матрас, его тоже приобрела Ким, ответил он на ее удивленный взгляд.
        Элли прикусила губу и смущенно потупилась.
        - Когда Ким умерла, я закрыл эту комнату. Сюда никто не входит, кроме Рут.
        Элли присела на кровать, а затем легла навзничь, скрестив руки на груди.
        Когда она посмотрела на потолок, то не смогла сдержать возглас изумления:
        - Никак не могу понять, на что это похоже - на старомодный бордель или место из рекламного проспекта для проведения медового месяца.
        - Ким была бы довольна, узнай она, какое впечатление произвела на тебя ее любимая спальня. - Зейн тоже поднял голову, чтобы увидеть в зеркальном потолке лицо жены. - Ты не будешь здесь спать, - жестко произнес он.
        - Да я и не уверена, что смогла бы здесь заснуть. Наверно, меня бы мучили кошмары. Зейн, послушай, а это не опасно? Если вдруг зеркала не упадут и не разнесут нас на кусочки, то мы, возможно, утонем.
        Она сказала «мы». Он ждал этого так долго, желал ее так страстно. И едва отваживался верить, что она когда-нибудь будет в его объятиях, в его постели.
        - А может быть, стоит подать эту идею Томасу? Он сможет установить зеркальные потолки в номерах своих отелей. По-моему, это очень сексуально, - заметила Элли и расстегнула верхнюю пуговицу блузки. - Хочешь спать здесь?
        Их брак с Ким был обречен с самого начала. Оскорбленная до глубины души тем, что Зейн никогда не полюбит ее, она нашла способ отомстить ему. Пока Ким была жива, он смотрел на ее похождения сквозь пальцы. Когда она умерла, он не сожалел о ней. Просто почувствовал облегчение.
        Эта спальня символизировала их несчастливую и неудавшуюся жизнь. Рут всегда тщательно убирала и проветривала комнату, но ему казалось, что здесь все еще сохранялся запах дешевой парфюмерии. Зейн не знал, да и не хотел знать, скольких мужчин принимала здесь Ким. Сам он никогда не был одним из них.
        - Я не буду спать с тобой здесь, - решительно сказал он Элли и, резко повернувшись, вышел из спальни, оставив девушку в одиночестве.

        Глава 5

        Не веря своим глазам, Элли уставилась ему вслед. Как же так? Перед свадьбой Зейн ясно дал ей понять, что хочет заниматься с ней любовью. Она вышла за него замуж, приняла его условия, пусть по известным ей причинам, а теперь он отвергает ее!
        Она медленно поднялась с кровати и направилась в холл. Дверь комнаты Зейна была приоткрыта, и Элли, зажмурившись, смело вошла. Он стоял около стула, снимая пиджак.
        - Что это значит? - требовательно спросила девушка. - Ты вовлек меня в этот нелепый брак, а теперь отказываешься от меня! Ты не смеешь так обращаться со мной!
        С трудом отведя взгляд от его смуглой мускулистой груди, она упрямо продолжала с обидой в голосе:
        - В нашем случае только я вправе отказывать тебе. Ты и так в большом долгу передо мной. Внезапная догадка осенила ее.
        - Теперь понятно. Я ведь слишком тощая. А твоя жена, если не ошибаюсь, была сложена как модель.
        Зейн устало повесил пиджак на спинку стула, а затем нарочито медленно стал расстегивать рубашку.
        - Дело не в этом.
        - Тогда почему ты не хочешь спать со мной?
        - А кто сказал, что не хочу? - Сев на край постели, он стал развязывать ботинки.
        Элли чуть не задохнулась от возмущения.
        - Ты. Именно так ты мне сказал. В той комнате.
        - Я же не сказал, что не хочу спать с тобой здесь, в этой комнате.
        Элли невольно отпрянула.
        - Но это чудовищно узкая кровать, здесь невозможно выспаться.
        Зейн подошел к ней, решительно положил ей руки на плечи и притянул ее к себе. Элли услышала его тяжелый вздох.
        - Меньше всего сегодня я думаю о сне.
        В глубине его серых глаз вспыхнуло желание, и Элли охватила странная истома, похожая на легкое опьянение, ноги подкашивались. Она растерянно уперлась руками в его грудь, пытаясь оттолкнуть, но поняла, что не в силах оторвать ладони от гладкой, шелковистой кожи. Зейн не двигался, было слышно только его учащенное, прерывистое дыхание.
        - Ты сказала, что имеешь право отказать мне. Значит, ты мне отказываешь?
        - А если и так? - Она провела пальцами по его груди и, нащупав плоский мужской сосок, нежно надавила на него.
        Из груди Зейна вырвался стон.
        - Выбирай, - прохрипел он. - Я не стану целовать тебя, пока ты не захочешь.
        - Ах, так. - Элли ласково провела ладонью по его ключице. - Я думала, что ты сам позаботишься обо всем.
        Он улыбнулся.
        - Значит ли это, что я могу наконец поцеловать тебя?
        - С каких это пор ты стал спрашивать разрешения на это?
        - Я расцениваю твой ответ как «да».
        Он растянул губы в улыбке и порывисто обнял ее. Когда их тела соприкоснулись, у него прервалось дыхание. Элли прижалась к нему, и, ощутив легкое головокружение, Зейн понял, что она всегда будет волновать его глубоко и сильно.
        Ее руки нашли его плечи и стали нежно гладить их. Зейн осторожно отвел ее голову назад, и она встретилась с его напряженным взглядом, который, казалось, проникал в самое сердце. В следующую секунду он уже завладел ее ртом, и мир закружился вокруг них.
        Элли с готовностью раскрыла губы, словно приглашая его продолжить эти ласки, и по ее телу пробежала сильная дрожь. Вторжение его языка вызвало новый взрыв ощущений, приведя ее в лихорадочное состояние. Она откинула голову, и губы Зейна коснулись ее шеи, в то время как руки пытались расстегнуть блузку. Она ощутила на теле обжигающее прикосновение и сжала его плечи, с нетерпением ожидая момента, когда он доберется до ее трепещущих грудей. Почувствовав, как его пальцы принялись ласкать возбужденные соски, Элли вся выгнулась ему навстречу, и ее затопила жаркая волна желания.
        Зейн подхватил девушку на руки и бережно опустил на постель. Торопясь, словно боялся не успеть, он покрывал поцелуями веки Элли, уголки рта, ямочки за ушами. Их тела трепетали в едином ритме, как будто они были уже одним существом.
        С трудом оторвавшись от ее губ, Зейн прошептал:
        - Я столько раз представлял твое лицо на моей подушке. Неужели это правда? У тебя самые сексуальные губы на свете.
        - Такие же, как у Дженни.
        - Нет, твои лучше, - выдохнул он и снова жадно прильнул к ее губам.
        Его ласки становились все более интимными, уверенными. Зейн обхватил Элли за бедра и прижал к себе, чтобы она почувствовала нарастающую силу его возбуждения. Она провела руками по его груди, ощущая бешеный стук его сердца, жар сильного тела, дрожь сдерживаемого желания. И все это из-за нее! Это она заставила его испытать подобное!
        Они одновременно подошли к пику наслаждения, и Элли не нужно было притворяться. Сила их страсти ошеломила ее. Она догадывалась, каким великолепным любовником может быть Зейн, но действительность превзошла все ее ожидания.
        Подняв голову, он немного отодвинулся, чтобы освободить ее от тяжести своего тела, и с сожалением подумал о том, как все быстро закончилось. Но ничего, у нас все впереди, сказал себе он и скользнул ладонью по изгибу ее бедра.
        - Спасибо, - тихо произнес он, еще не совсем опомнившись от пережитых страстных мгновений, - было очень мило.
        Все теплые чувства к Зейну моментально исчезли. Мило. Как Элли ненавидела это слово! Все сочувствовали ей и называли ее милой, когда он женился на другой; называли милой, когда она отказалась осуждать и обсуждать брак Зейна с Ким. Слово
«милая» больше подходит для пожилых леди, предлагающих вам чашку чая, для вежливых маленьких девочек, а также подростков, учтиво открывающих перед вами дверь. Но то, что произошло между ними, нельзя было охарактеризовать как «мило».
        Если бы Зейн сейчас сказал Элли, что любит ее, она бы поверила ему и отказалась от своего плана. Но он не сказал о любви ни слова, а секс назвал милым. Теперь уж она осуществит задуманное. Она еще припомнит ему это «мило».
        Закрыв глаза, Зейн лег на спину. Его губы еще хранили вкус поцелуев Элли. Она ни словом не обмолвилась о любви. Конечно, он не заслужил этого, но ощущал, как ему не хватает ее слов.
        После их столь волнующей близости Элли перевернулась на другой бок и заснула. Когда же он, изнемогая от страсти, разбудил ее ночью, она охотно, но молча занялась с ним любовью. Каждым своим поцелуем, каждым прикосновением он старался заставить ее поверить, как сильно любит ее. Зейн получал несказанное наслаждение, слыша ее стоны и чувствуя, как ее тело откликается на его ласки, с какой готовностью она отдается ему.
        Сначала он и для Ким старался быть хорошим любовником, но, к своему разочарованию, она очень скоро поняла, что он только старался. И после этого в их и так непростых отношениях наметился серьезный кризис.
        А сейчас в его распоряжении целый месяц, чтобы доказать Элли, что у них еще есть шанс. Убедить ее в том, что он уже не такой безответственный человек, каким был пять лет назад.
        Зейн протянул руку и погладил девушку по обнаженному бедру. Он слышал ее равномерное дыхание, чувствовал тепло прекрасного, ставшего родным тела.
        - Доброе утро, миссис Питере.
        - Мисс Лэсситер, - сонно пробормотала она.
        - Только не говори мне, что ты снова свободная женщина, - улыбнулся он.
        Элли открыла глаза и повернулась лицом к мужу. Ее пальцы под одеялом игриво дотронулись до его живота, нажали на пупок и двинулись вниз…
        - Для тебя это проблема?
        - Не знаю. По-моему, я очень старомоден. Если ты просветишь меня по поводу преимущества иметь в женах свободную женщину, буду счастлив.
        Откинувшись на пассажирском месте, Зейн надел свою широкополую шляпу.
        - Я могу очень скоро привыкнуть к тому, что женат на свободной женщине.
        - Не стоит обольщаться. - Элли надеялась, что он не заметит, как краска залила ей щеки. В ее планы не входило так бурно реагировать на его близость. - Не волнуйся, это не будет часто повторяться.
        - Я имел в виду, что ты будешь водить машину. А ты, по-моему, говоришь о чем-то другом.
        Элли решила проигнорировать его удивленный тон.
        - Мне нужно привезти кое-какие вещи, а на заднем сиденье твоего пикапа и так разместятся Ханна, Муни и Эмбер.
        - Вот будет радость для Ханны. У нас жили кошки при конюшне, но в доме еще не было. Моя дочь так ждала, когда вы все переедете к нам. - Он усмехнулся. - Я пытался объяснить ей, что Муни - твой пес, а не ее, но она еще так мала, что не чувствует разницы.
        - Муни - терпеливый и ласковый пес и очень любит детей. Я даже как-то брала его в школу. Мои ребята были от него без ума.
        - Ты скучаешь по школе?
        - Очень скучаю по детям, а родительские собрания я никогда не любила.
        - Элли, скажи честно, тебя не смущает, что приходится проводить так много времени с пожилыми и беспомощными людьми?
        - С нашими клиентами могут возникнуть определенные сложности - у каждого свои запросы, и с этим нельзя не считаться. Но их неудержимое желание продолжать жить, не оставаться замкнутыми в четырех стенах просто поражает. Мы разбиваем их на маленькие группы, стараемся узнать получше и удовлетворяем их желания - конечно, в пределах разумного.
        - Почему ты вдруг решила заняться этим?
        - Все очень просто - с легкой руки Дженни. - Ее подруга обратилась к ней за помощью по поводу своих престарелых родителей, и Дженни так успешно справилась с этим, что решила и в дальнейшем организовывать интересные поездки для пожилых людей. - Она бросила школу и предложила мне заняться созданием небольшой туристической фирмы. И потом, мы работаем не только с пожилыми людьми, очень много заявок на семейный отдых. До свадьбы Дженни я работала только во время школьных каникул. И сейчас еще не могу полностью оценить объем всей предстоящей работы.
        - Слышал, что ты приглашаешь своих клиентов в «Дабл Никл».
        - Обязательно. Надо же им показать традиции Запада. Мама всегда устраивает для них вкусные обеды, а Уорт обычно беседует с ними. Поездки на ранчо мы, как правило, проводим летом.
        Но к Зейну она уже никого не пригласит, так как на следующее лето ее здесь не будет.
        Затормозив перед входом в отель, Элли посмотрела на часы.
        - Мы как раз вовремя.
        Ханна стояла рядом с Баком Питерсом. Увидев отца и Элли, девочка радостно замахала им рукой и бросилась к ним. Девушка засмеялась и крепко поцеловала малышку, а затем взяла ее на руки.
        Зейн нахмурился.
        - Она слишком тяжела для тебя.
        - Ничего, - улыбнулась Элли. - Она замечательная. Ты хорошо провела вечер? - обратилась она к Ханне.
        - Да. Мы так много играли с Дэйви. Ты знаешь, его мама и папа вместе с ангелами, как и моя мама. Но у него сейчас новая мама. Я и не знала, что у детей могут появляться новые мамы.
        Пока Элли несла ее в холл отеля, Ханна болтала без умолку. Элли остановилась перед входом в ресторан. Она ожидала увидеть родителей Зейна и была приятно удивлена, увидев Дженни и Томаса.
        - А вы что здесь делаете?
        Томас приблизился к Элли и чмокнул ее в щеку.
        - Ты прекрасно знаешь свою сестру, зачем же спрашиваешь?
        Он протянул руку Зейну:
        - Томас Стил. Теперь мы братья. А Элли обратилась к сестре:
        - Дай-ка мне угадать. Ты, наверно, думаешь, что за время твоего отсутствия я развалю наш бизнес и мы обанкротимся?
        - Не глупи, - смеясь ответила Дженни. - Я просто хотела поздравить жениха и невесту. - Она потянула сестру за руку, и они отошли в сторону.
        Элли вопросительно подняла брови.
        - Поздравить или допросить? Дженни взглянула на Ханну, крепко обнимавшую Элли за шею.
        - Мне бы хотелось услышать, что ты действительно любишь его. Я сказала Томасу, что возникли проблемы в фирме. Что же ты наделала? Мы хотели вернуться до вашей свадьбы, но, к сожалению, не получилось.
        - Ты все равно не смогла бы мне помешать.
        - Помешать чему? - раздался позади них голос Зейна. Он незаметно подошел к девушкам и обратился к дочери. - Иди ко мне, милая, Элли и так слишком долго держит тебя. Да слезай же, наконец!
        Зейн поставил девочку на пол, и она сердито затопала ножками. Зейн же смотрел на Элли, дожидаясь ответа. Дженни в замешательстве взглянула на него, а затем, выдавив улыбку, дотронулась до его руки.
        - Все очень просто, Зейн. Конечно, я бы помешала Элли предстать перед судьей в голубых джинсах. Как только ты допустил это?
        - Честно говоря, Дженни, я больше беспокоился о том, чтобы твоя сестра не надела лошадиную попону. Когда пришло время садиться за стол, Зейн оказался между Дженни и Грили, которые по очереди с видом заговорщиц расспрашивали его о чувствах к Элли. Время от времени они угрожали Зейну расправой, если он снова причинит ей боль. Конечно, все это было шуткой, и он не обращал внимания на их остроты. Он не сводил глаз со своей жены, сидящей напротив.
        Зейн ни секунды не сомневался, что Дженни солгала ему. Они определенно обсуждали их свадьбу. О чем же они говорили? Но спустя мгновение он почувствовал уверенность и удовлетворение. Если Элли что-то решила, то уже не отступит. Вспомнив прошлую ночь, Зейн почувствовал приятную истому во всем теле. Элли была так нежна и искренна. Она заслуживает верности и преданности, любви и заботы. Они непременно повторят это. Когда же наконец все разойдутся и они останутся вдвоем?!
        Элли выглядела удивительно красивой, весело разговаривая с Уортом и Томасом. Если бы Зейн не видел, с какой любовью Томас смотрит на Дженни, то с удовольствием ударил бы по носу своего новоиспеченного брата. Ханна уютно устроилась на руках у Элли. Его дочь словно приклеилась к ней, да и Элли, несмотря на его настойчивые просьбы, не отпускала девочку. Слушая брата, она играла рыжими локонами малышки, иногда легко касаясь губами ее макушки. А когда Ханна подняла голову и улыбнулась Элли, у Зейна перехватило дыхание: его дочь и его жена. Элли не сможет бросить их через месяц. Теперь они уже одна семья. Неужели удача наконец повернулась к нему лицом?
        Когда они выходили из ресторана, он обнял Элли за талию. Ему было так приятно прикоснуться к ней, и сейчас Зейн хотел только одного - немедленно вернуться домой и как можно скорее утолить страсть, переполнявшую все его существо.
        Элли встретилась с ним взглядом, и щеки у нее вспыхнули. У Зейна было такое ощущение, что она читает его мысли. Затем Элли посмотрела куда-то поверх его плеча, и по ее лицу пробежала тень. Зейн обернулся и увидел Верна Тэйлора.
        - Рут сказала, что вы здесь. Пойдем со мной, Зейн. Я хочу представить тебе кое-кого.
        Предположив, что Верн не станет устраивать скандал в одном из лучших ресторанов Эспена, Зейн, извинившись, последовал за ним в бар.
        У стойки бара стояла Эди. Ее зеленое платье казалось ярким и безвкусным пятном на фоне кремовых стен. Она не сразу заметила Зейна. Когда же он подошел, она с нескрываемым торжеством взглянула на него и язвительно улыбнулась.
        - Хорошо, что ты пришел. Познакомься, это Шон Дойль. - Она кивнула на стоящего рядом мужчину.
        Зейн почувствовал боль, как будто ему нанесли удар ниже пояса. Только одна причина могла побудить Эди и Верна встретиться с этим человеком. Но он взял себя в руки и вежливо представился:
        - Рад познакомиться. Зейн Питере. Эди злорадно следила за ним.
        - Ты же узнаешь Шона, не так ли?
        Шон Дойль был телевизионной звездой и старым другом Ким Тэйлор. Причем очень близким.
        Эди вдохнула поглубже в предвкушении удовольствия и добавила:
        - Он - отец Ханны.
        Зейну казалось, что он готов к тому, что услышит, но теперь он понял, что ни один человек не может подготовиться к воплотившемуся наяву ночному кошмару. Невообразимый страх овладел им, и он сжал кулаки, стараясь не потерять контроль над собой.
        - Это чертовски глупая шутка, Эди. Мы оба прекрасно знаем, что я отец Ханны.
        - Разве? - ядовито переспросила женщина. - Расскажи ему обо всем, Шон.
        - Это правда, Питере, - вступил в разговор Дойль. - Ребенок Кимми мой, и я хочу забрать девочку к себе.
        - Ложь, - ответил Зейн, тяжело дыша. - Ханна моя дочь. Я не знаю, на что вы рассчитывали, направляясь сюда, Дойль, но если вы будете распространять эту чушь, то я намерен возбудить против вас дело за клевету. Не думаю, что это поможет вашей блестящей карьере. А что касается вас, - он с презрением взглянул на Тэйлоров, - что же вы за родители?! Лжете и порочите имя собственной дочери. Вы обязаны думать о будущем Ханны.
        - Ким умерла, ей уже ничто не повредит, - пробормотал Верн. - А для девочки будет лучше жить с настоящим отцом.
        - Я настоящий отец, - с силой произнес Зейн.
        - На твоем месте я не была бы столь самоуверенна, - мрачно вставила Эди.
        Зейн с ненавистью взглянул на свою бывшую тещу.
        - Что же вам нужно?
        - Я хочу только, чтобы моя девочка была счастлива. Ее лицемерная добродетель превращала это заявление в фарс.
        - Так сколько вы хотите? Эди притворно возмутилась:
        - Ты не сможешь купить Ханну. Суд отнимет у тебя ребенка и по праву передаст его Шону.
        - Боюсь, придется разочаровать тебя. Мы не будем сражаться за девочку в суде и втаптывать имя ее матери в грязь. Она моя.
        Затем Зейн обратился к актеру, который до сих пор молча наблюдал за этой словесной баталией:
        - Будьте вы прокляты, Дойль! Вы не должны так поступать с ребенком. Это негуманно. Если вы когда-то любили Ким, не ввязывайтесь в это дело и забудьте обо всем.
        - Когда Ким забеременела, она призналась, что это мой ребенок, и просила помочь ей.
        Эти слова привели Зейна в состояние бессильной ярости. Он почувствовал непреодолимое желание выплеснуть свой гнев наружу, но, справившись с собой, сказал:
        - Ханне сейчас четыре года. Если Ким говорила вам о ней, почему же вы ждали столько времени? Почему не пытались встретиться со мной? Я отлично знаю почему. Потому что вы бессовестно лжете.
        - Я был женат, - последовал ответ. - У меня двое маленьких детей. Жена могла устроить скандал и всячески шантажировать меня, могла забрать моих мальчиков, наконец. - Он поднял бокал с пивом и сделал несколько глотков. - Что же мне остается делать, если женщины сами бросаются на меня? Я не ищу их общества.
        - Ничего не желаю знать о ваших любовных похождениях, Дойль. Ханна не ваша дочь, а моя. Зарубите это себе на носу.
        - Мне очень жаль, Питере, я вполне понимаю ваши чувства, но Ханна - моя дочь. По правде говоря, я действительно забыл о ней, но когда встретил стариков Ким в баре, где она работала, то не выдержал и все рассказал им. Они правы. - Он искоса взглянул на Тэйлоров. - Я должен исполнить свой долг и поступить по совести.
        - О каком долге ты говоришь? - не выдержав, зарычал Зейн. - Перед женщиной, которая уже не сможет защитить свое имя, или вот перед этой парой, которая видит в тебе золотую жилу?
        - Перед Ханной, - невозмутимо ответил Дойль.
        - Пошел ты к черту!
        Разговаривать с ним было пустой тратой времени. Зейн резко повернулся, собираясь уйти, и вдруг увидел Элли. Она стояла всего в двух футах от него. На ее лице застыло выражение ужаса.
        - Что тебе надо? - свирепо спросил он. Элли перевела взгляд с Зейна на Тэйлоров и Дойля и снова на Зейна.
        - Ханна очень устала, - ответила она, - я пришла узнать, готов ли ты ехать.
        - Я готов ехать хоть к дьяволу, - хрипло проговорил Зейн и направился в холл, где его ждала дочь.
        Сидя в темной гостиной, Элли наблюдала, как Зейн спустился и молча прошел в прихожую. Входная дверь открылась и закрылась. Было видно, что он не находит себе места, меряя широкое крыльцо шагами из угла в угол.
        Выйдя из ресторана, они вежливо попрощались с родителями и сели в машину. По пути домой он не сказал ни слова, а Элли не стала задавать лишние вопросы в присутствии Ханны. В считанные секунды девочка заснула, а Зейн надвинул шляпу на глаза, давая понять, что ему не до разговоров. Чтобы молчание не было столь гнетущим, Элли включила радио.
        Уже дома Зейн, как обычно, разговаривал и смеялся, а потом, взяв Ханну на руки, отправился укладывать ее спать. Внешне все выглядело вполне нормально. Если бы Элли не зашла в бар, она никогда бы не подумала, что с Зейном происходит что-то неладное. Он определенно не хотел посвящать ее в свои проблемы. Но все же она хотела знать, что случилось. Из их разговора Элли поняла, что Шон Дойль назвал Ханну своей дочерью и хочет забрать ее. Но что заставило знаменитого актера говорить такую чепуху?
        Бедная девочка! В столь юном возрасте она уже потеряла мать, а теперь над ней нависла угроза потерять и отца. Да, Элли хотела отомстить Зейну, но это вовсе не означало, что она не хотела помочь малышке, к которой уже успела немного привязаться. А если для этого потребуется вмешаться в его дела, что ж, придется вмешаться.
        Муни, скуля, подбежал к хозяйке и уткнулся мордой ей в колени. Элли не была уверена, что его пора выгуливать, но, если она выйдет с ним, у нее появится предлог подойти к Зейну и поговорить.
        На фоне ночного неба вырисовывались неясные очертания гор. Зейн стоял, крепко держась за перила, и, казалось, ничего не замечал вокруг. Муни быстро сбежал с крыльца, потрусил по двору и скрылся в высокой траве.
        Элли подошла к Зейну.
        - Возьми пиджак, ночи сейчас довольно прохладные.
        Он не ответил. Тогда она сама накинула ему пиджак на плечи.
        - Иди спать, Элли, - наконец произнес он. Неужели Зейн не догадывался о том, что было для всех очевидно: у Ким были любовники. Обманутый муж всегда все узнает последним. Элли почувствовала удовлетворение: пусть Зейн на своей шкуре ощутит, каково быть обманутым. По слухам, у Ким Тэйлор было много мужчин. Шон Дойль и Зейн должны сочувствовать друг другу, а не враждовать из-за этого.
        - Я не могу понять, - начала Элли, - почему Дойль назвал Ханну своей дочерью?
        - Ты видела цвет его волос?
        Она не нашлась сразу что ответить.
        - Да, но я…
        - Рыжие, вьющиеся, как у Ханны. Элли нахмурилась. Неужели Зейн так серьезно воспринял это заявление?
        - Да у многих рыжие волосы. У Ким, например. Правда, не такого оттенка, как у Ханны, но в этом нет ничего необычного.
        - У Ким были светло-каштановые волосы, и притом совершенно прямые. Все остальное - дело рук парикмахера.
        - Но тогда, может быть, у кого-то из ее родственников были такие волосы или у твоих. Кто знает, от кого девочка могла унаследовать это!
        - Будь проклята эта Ким! - Он сжал кулаки. - Как она могла так поступить со мной?! Когда она забеременела, я женился на ней и никогда не задавал никаких вопросов, так как был уверен, что ребенок мой.
        - Неужели ты думаешь, что Дойль отец Ханны? спросила Элли. - Как ты мог поверить подобной глупости? Я не узнаю тебя, Зейн. Конечно, он просто блефует.
        - Ким говорила мне, что это он.

        Глава 6

        - Значит, Ким была беременна не от тебя? - выпалила Элли первое, что пришло ей в голову. - Зачем же ты женился на ней?
        - Она мне призналась в этом уже после свадьбы, мрачно ответил Зейн. - И сейчас это не имеет никакого значения.
        - Но не для меня, - бросила она, вздернув подбородок. - Подумать только! Ты бросил меня ради женщины, которая носила не твоего ребенка! Ты уверен в этом? Почему ты думаешь, что Ким не солгала?
        - Я старался сделать ее счастливой, дал все, что мог. Но я не любил ее. А она отчаянно желала быть для меня любимой и единственной. Ким была совсем неплохой. Потом родилась Ханна. Я был рядом в тот момент. Когда я увидел ее сморщенное красное личико, крошечные ручки и ножки… - Он замолчал.
        Элли уже поняла, что он хотел сказать.
        - Ты полюбил ребенка, но не любил мать. Только сейчас Элли почувствовала боль и отчаяние Ким. А также безысходность ее положения. Как, должно быть, невыносимо для женщины сознавать, что муж любит не ее, а ребенка!
        Сначала Элли воспринимала Ким как некое чудовище, а теперь ей было просто жаль эту по-своему одинокую и несчастную женщину. Меньше всего она ожидала найти в себе сочувствие к сопернице.
        - Она была любящей и нежной матерью, но очень легкомысленной и безответственной. В этом мы чем-то похожи, - горько усмехнулся Зейн. - Я всегда говорил ей, что если она будет чаще бывать дома и заниматься дочкой, то Ханна полюбит ее так же сильно, как и меня. Но Ким вбила себе в голову, что девочка предпочитает меня и Рут.
        - Наверное, поэтому и сказала, что ребенок не твой. Возможно, она хотела сделать тебе больно. Как это чувство было ей знакомо!
        - Когда она рассказала тебе о Дойле?
        - За полгода до смерти. Просто упомянула, что уже была беременна, когда спала со мной.
        - Она лжет, Ханна твоя дочь.
        - Но Ким назвала имя Дойля как отца девочки, печально заметил Зейн. - Тогда я подумал, что она хочет заставить меня ревновать, ведь Дойль уже был знаменитостью. Похоже, эта игра ее очень забавляла. Она сходила с ума по мне, но в то же время уверяла, что Ханна не моя. Затем она брала свои слова обратно и клялась, что солгала. - Зейн ударил кулаком по перилам. - Но я уже не верю ничему.
        Муни подбежал к крыльцу, пристроился у их ног и тихо заскулил. Элли наклонилась и ласково потрепала собаку за шею. Она твердила себе, что Зейн не заслуживает ни жалости, ни сочувствия, но не могла не проникнуться серьезностью его положения.
        - На другой день после смерти Ким я случайно увидел Дойля в одной телевизионной передаче и сразу обратил внимание на его волосы. Тогда я понял, что она не солгала. Но это ничего не меняет, я не отдам Ханну.
        Что ж, Зейн Питере получил по заслугам. Теперь он знает, как это страшно, когда рушится вся жизнь, как мучительно тяжело терять любимого человека. Элли хотела реванша, но ей и в страшном сне не мог привидеться такой поворот событий. Никогда ее уход не причинил бы ему такую боль, как потеря Ханны. Можно праздновать полную победу - Зейн в конечном итоге страдал, как когда-то страдала она. Но почему-то никакого удовлетворения Элли не испытывала. Только чудовище могло радоваться подобному горю.
        Элли мягко дотронулась до его руки.
        - Успокойся, Зейн, никто не посмеет отнять у тебя дочь.
        Но он резко оттолкнул ее.
        - Разве ты не читала газет? Детей буквально вырывают из рук любящих родителей только потому, что какие-то идиоты заявляют, что они были донорами спермы!
        - Ты не потеряешь Ханну. Ты пройдешь тест на отцовство, и все разъяснится. Зейн вдруг рассвирепел.
        - К черту тесты! Я не стану ничего и никому доказывать!
        Элли взяла его под руку.
        - Сегодня уже ничего нельзя сделать, пойдем спать.
        - Иди одна, я не в настроении. Гнев и раздражение овладели Элли. Его слова попали в цель.
        - Как будто я в настроении! - взорвалась она. - У тебя такие проблемы, а ты считаешь, что я думаю только о сексе!
        - Я вовсе не это имел в виду.
        - А что ты имел в виду?
        - Забудь об этом. Просто сейчас я не могу ясно мыслить и выражаться. - Зейн притянул ее к себе и уткнулся носом в ее макушку, с наслаждением вдыхая аромат женских волос. - Извини, Элли.
        Ее злость мгновенно исчезла. Действительно, в таком состоянии он не мог отвечать за свои слова. Элли лихорадочно обдумывала ситуацию. Она могла уйти от Зейна и отказать ему в помощи, наслаждаясь его страданиями. Или лучше забыть о реванше хотя бы до тех пор, пока не решится вопрос с Ханной. Воспоминания о том вечере, когда он укладывал спать плачущую дочурку со сломанной рукой, рассеяли все ее сомнения.
        - Я думаю, что тебе нужно как следует выспаться. Утро вечера мудренее. Мы найдем способ остановить Дойля.
        Зейн с благодарностью взглянул на жену.
        - Завтра я переговорю со своим адвокатом.
        Где-то вдалеке послышались раскаты грома. Неясная тревога охватила Элли, как будто эти зловещие звуки несли с собой несчастье. Ветер усиливался, в ночном небе мелькали зарницы, чувствовалось приближение грозы.
        Настроение и беспокойство Зейна невольно передались ей. Как ни странно, но у нее не было сомнения в том, что он отец Ханны. Стоило только взглянуть на них - сходство было очевидным.
        Когда Элли вошла в спальню, Зейн уже был в постели.
        Прежде чем он успел что-либо сказать, Элли быстро проговорила:
        - Я не могу спать на этой водяной кровати под зеркалами. И если ты мне скажешь, Зейн Питере, что намерен заниматься со мной любовью, я натравлю на тебя Муни.
        Элли погасила свет, легла в постель и натянула одеяло.
        - Успокойся и постарайся заснуть. Долгое время они молчали, затем Зейн тихо сказал:
        - Если я потеряю Ханну, я умру.
        Это было не в правилах Элли - отворачиваться от несчастья и боли других. Даже если это был Зейн. Кроме того, разве в ее планы не входило стать для него самой замечательной женой? Она обняла его за шею и, крепко прижавшись к нему, прошептала:
        - Запомни, Ханна - только твоя дочь. И всегда останется ею.
        - Спасибо тебе за поддержку. Я не вправе был рассчитывать на это. Понимаю, что все это ради девочки, я ведь знаю, что ты думаешь обо мне. - Он взял ее руку и нежно поцеловал ладонь.
        Элли ничего не ответила. Прислонившись щекой к теплой спине Зейна, она лежала, желая, чтобы он поскорее заснул. Гроза благополучно прошла стороной, и, когда легкий ветерок шевелил занавески, девушка следила за движением лунного света на потолке.
        Мысли невольно возвращались в прошлое. Пять лет назад на смену безумной любви пришли отчаяние и ненависть. Элли затаила это чувство, пестовала его до тех пор, пока ей в голову не пришла идея о реванше.
        Сейчас же, столкнувшись с положением Зейна, его страданиями, она поняла, что мысль о мести больше не для нее. Но как бы глубоко он ни страдал, его бедствия не могли изменить ее жизнь. Ни в прошлом. Ни в настоящем. Ни в будущем. У Элли возникло чувство, что она осталась без руля. Словно в ее душе возникла пустота, в которой не оставалось ни любви, ни ненависти, ни жажды мщения. Больше у нее не было никакой цели. Зейн перестал быть смыслом ее жизни.
        Она даже засомневалась, любила ли она его когда-нибудь. Элли была так молода, когда они встретились, а Зейн был состоятелен, привлекателен и очень сексуален. В него просто невозможно было не влюбиться.
        После его женитьбы на Ким ей было легче ненавидеть его, чем начать новые отношения. Она решила, что Зейн и Боу преподали ей хороший урок.
        Однако сейчас ненависть исчезла, и Элли не знала, чем заполнить образовавшуюся пустоту.
        Ровное дыхание мужа говорило о том, что он заснул. Элли ощущала его тепло через тонкую пижаму. Она не могла отрицать, что ей было приятно чувствовать его горячее и сильное тело. Ей нравился запах, исходящий от него, - настоящий, мужской. Ее реакция на ласки Зейна прошлой ночью удивила ее самое. Элли никогда не считала себя чувственной и страстной женщиной. Когда-то она называла это любовью, но сейчас она уже знала, что это обычная физиология, вожделение, связь одинокого мужчины с одинокой женщиной. Но разумеется, не любовь. А существует ли она вообще, эта любовь? Дженни и Томас, пожалуй, могли бы дать ответ на этот вопрос. Элли усмехнулась. Они так увлечены друг другом, что эта пара не в счет. А вот Мэри Лэсситер определенно еще верит в любовь. Элли перевернулась на другой бок и закрыла глаза. Но спать почему-то не хотелось.
        Пятнистая кобылка навострила уши в сторону въехавшего на ранчо автомобиля, а затем испуганно забила копытами и заржала. Элли мысленно обозвала идиотом человека, столь невовремя подъехавшего к дому. Она возобновила свои занятия с лошадью, пытаясь сделать ее невосприимчивой к различным пугающим звукам. Окончив работу, она решительно похлопала лошадь по крупу и выпустила се на пастбище.
        Теперь пришло время обратить внимание на странного гостя. Перед домом остановилась красная спортивная машина. Какой-то мужчина стоял на крыльце и, прищурившись, смотрел на приближающуюся хозяйку. Его ярко-рыжие волосы сверкали на солнце. Шон Дойль! В этот момент ей захотелось исчезнуть, только бы не видеть этого человека.
        - Чем могу вам помочь? - вежливо спросила она.
        - Я ищу Питерса или Ханну. - Он оценивающе смерил ее взглядом.
        - Я жена Зейна. Мы виделись с вами в баре прошлым вечером, помните? - Элли не посчитала нужным объяснять, что Зейн уехал по делам и взял дочь с собой.
        Актер протянул ей руку и обольстительно улыбнулся.
        - Да-да, я помню вас. Я - Шон Дойль. Полагаю, муж рассказал вам, что я отец Ханны.
        - Он сказал мне, что вы объявили себя отцом девочки, но мы-то с вами понимаем, что это чушь.
        Дойль внимательно посмотрел на нее голубыми глазами и неуверенно добавил:
        - Ким и я были… ну, в общем, вы понимаете. Она призналась мне, что это мой ребенок. Ким спала с Питерсом, желая вызвать у меня ревность и заставить меня жениться.
        - Так почему же вы этого не сделали? - Элли уселась на стул, не желая приглашать мужчину в дом.
        Рут приготовила обед и ушла домой, больше поблизости никого не было.
        - У меня уже была семья.
        Девушка холодно взглянула на него. Его очаровательная мальчишеская улыбка не произвела на нее никакого впечатления.
        - Понятно.
        Дойль слегка наклонился и честно сказал:
        - Поймите меня правильно, это вовсе не означает, что я сплю с каждой хорошенькой девушкой, которая постучится в мой номер. Я действительно увлекся Кимми. И если бы она не выскочила замуж за Питерса, я бы непременно помог ей.
        Элли невольно стало жаль актера. Однажды его яркая внешность поблекнет, и он останется ни с чем.
        - Мистер Дойль, - сдержанно и спокойно ответила она, - Ханна - не ваша дочь.
        - Зовите меня просто Шон. Но Кимми так сказала. Что ему ответить? Что Ким Тэйлор - бессовестная лгунья?
        - Хорошо, Шон. Теперь приложите ваши мизинцы один к другому. Вот так. - Элли соединила свои ладони.
        Непонимающе взглянув на нее, Дойль в точности повторил ее движение.
        - Видите, - торжествующе заметила она, - ваши пальцы полностью соприкасаются друг с другом.
        - Ну и что? Так почти у всех, - ответил актер, пожимая плечами.
        - Нет. - Элли решительно покачала головой. - У Зейна не так. У него они немного искривлены, и поэтому между ними образуется пространство. То же самое у его матери, у сестры и… - Элли сделала паузу, - и у Ханны.
        - Пальцы ровным счетом ничего не доказывают. Такое встречается у большинства людей. Я собираюсь связаться с адвокатом и вернуть дочь через суд.
        - Зачем вам это нужно?
        - Я не хочу, чтобы меня называли никудышным отцом.
        Он ждал ровно четыре года! Элли не уставала поражаться, как ловко Тэйлоры обработали его.
        - Возвращайтесь-ка лучше обратно в Калифорнию и будьте достойным отцом для ваших сыновей.
        - К сожалению, я не смогу этого сделать. Моя жена и ее адвокат поставили мне условие, и я имею право проводить со своими детьми только одну неделю в месяц. Когда же Ханна будет со мной, Джесси поймет, какой я заботливый и любящий отец.
        - Но вы же не отец девочки, - мягко возразила Элли, стараясь держать себя в руках.
        Она не заметила, как пикап Зейна въехал в открытые ворота и остановился около конюшен. Она нервничала и хотела как можно скорее избавиться от незваного гостя.
        - Преследуя нас, вы напрасно теряете время и деньги.
        - Меня не волнуют деньги, у меня их достаточно, - последовал жесткий ответ.
        Элли нетерпеливо вздохнула, поражаясь тупости и упрямству этого человека.
        - Мистер Дойль, то есть Шон, я сегодня сделала несколько звонков. Есть очень простой тест на ДНК, с помощью которого можно безошибочно установить отцовство ребенка. Это абсолютно безболезненно и анонимно.
        - Вы имеете в виду, что мне надо сдать кровь?
        - Нет. Подумайте в последний раз. Этот тест докажет, что вы не отец Ханны.
        - Элли! Элли! - кричала малышка с заднего сиденья пикапа.
        Зейн успел увидеть припаркованный к дому «сааб» Элли. Машина его жены. Ему нравилось думать об этом, знать, что она ждет его дома. Он был очень тронут ее участием и горячим желанием помочь в трудный момент его жизни. Она давала ему чувство надежности и спокойствия.
        Остановившись за конюшнями, Зейн выпрыгнул из пикапа, открыл дверцу и выпустил Муни. Затем отстегнул ремни безопасности и поднял Ханну на руки. Он внимательно вгляделся в детское личико, пытаясь найти в нем сходство с собой, матерью и сестрой. Голубые глаза девочки весело смотрели на него.
        Он так и не смог поговорить с адвокатом сегодня, встречу решено было перенести на завтра. Зейн был готов заплатить любые деньги, сделать все возможное и невозможное, лишь бы избавиться от Дойля. Ведь тот знал в течение четырех лет, что, возможно, является отцом девочки, но ничего не предпринимал. Это, безусловно, дает лишний козырь Зейну.
        - Папа, отпусти меня, - попросила Ханна, - мы с Муни хотим поздороваться с Милой.
        - Только не подходи близко к загону, стой у изгороди.
        - Ладно. - Девочка побежала через двор, Муни неотступно следовал за ней.
        С минуту Зейн смотрел им вслед, а потом направился к дому. Ханна всегда была послушной, а ему не терпелось увидеть жену. Он заметил издалека, что она с кем-то разговаривает, но не смог разглядеть лицо гостя. Не доходя до крыльца, он услышал голоса. До него донеслись обрывки слов Элли:
        - Тест на ДНК… докажет… вы… отец Ханны. Зейн застыл на месте, не веря собственным ушам. Прошлой ночью, когда, казалось, весь мир перевернулся для него, она протянула ему руку помощи, придала сил, поддержала, продемонстрировав преданность. Кто же мог подумать, что Элли способна на такое коварство?
        Он чуть не задохнулся от острой боли, пронзившей его грудь. Значит, она все-таки не отказалась от мысли расквитаться с ним. Женщины, которую он так любил, боготворил, больше не существовало. Если бы Элли мстила только ему! Самым чудовищным было то, что она избрала своим орудием Ханну! Стиснув зубы и сжав кулаки, Зейн взбежал на крыльцо. Элли и Дойль изумленно обернулись.
        - Вон отсюда, Дойль, пока я не вышвырнул тебя, прорычал он.
        Но Элли подошла к мужу и мягко взяла его за руку.
        - Не горячись, Зейн. Я думаю, что вам с Шоном надо поговорить.
        Как мило! Они уже называют друг друга по имени. Резко оттолкнув ее, он вплотную подошел к актеру.
        - Ты слышал меня? Убирайся! Дойль нерешительно отступил.
        - Но Элли сказала, что мы должны пройти тест на отцовство.
        - Моя жена, - язвительно ответил Зейн, - много чего говорит. Мне не нужен этот проклятый тест. Я уверен, что Ханна моя дочь. И оставь нас в покое.
        Молча наблюдая, как Дойль садится в машину, Зейн лихорадочно думал, что же делать дальше. Он запрет ворота и прикажет Рут никогда больше не впускать этого человека.
        - Мы все обсудим, когда уложим Ханну, - спокойно произнесла Элли.
        Им больше не о чем разговаривать. Единственное, о чем он мог ее спросить, - как скоро она сможет уложить свои вещи и покинуть ранчо.
        - Элли! - Ханна подбежала к девушке. - Папа купил нам с Муни мороженое.
        Элли ласково погладила ее по голове.
        - А мне? - требовательно спросила она. Двуличная, бесчувственная женщина! Как хорошо она разыгрывает свою любовь и внимание к девочке! А ведь совсем недавно Элли уже проявила свою сущность в больнице. Его ошибка заключалась в том, что тогда он поверил ей. Зейн украдкой взглянул на жену. Старенькие джинсы обтягивали ее длинные стройные ноги и круглую попку. Зейн с трудом удержался, чтобы не дотронуться до нее. Он все еще страстно желал Элли.
        Услышав шаги Зейна, Элли отложила журнал.
        - Она легла?
        - Да.
        Сухие и короткие ответы мужа раздражали ее, но она напомнила себе, что у него сейчас очень непростой период.
        - Только не кусайся, пожалуйста, - пошутила она. Зейн стоял к ней спиной и смотрел в окно.
        - Хорошо, что ты не перевезла все свои вещи. Я даю тебе полчаса, чтобы собраться и покинуть мой дом. О своей лошади не беспокойся. Утром я отправлю ее в «Дабл Никл».
        Элли изумленно смотрела на него.
        - О чем ты, Зейн? Я не собираюсь никуда уезжать. Он с силой ударил костяшками пальцев о подоконник.
        - У меня к тебе только один вопрос. Ты имеешь какое-то отношение к появлению Дойля или для тебя это неожиданная удача?
        Бешенство и неприкрытая ярость в его голосе потрясли ее так же, как и сам вопрос.
        - До прошлого вечера я даже не знала, что Ким и Дойль вообще знакомы.
        - Так ты должна, наверно, плясать от радости, когда узнала, как обстоят дела! Поздравляю! Ты всегда умело скрывала свои чувства, а прошлая ночь лишь доказала, как ты в этом преуспела.
        Элли умоляюще сложила руки.
        - Зейн, в чем ты меня обвиняешь? Я не понимаю тебя.
        - Брось притворяться, это уже не сработает. Я знаю, почему ты вышла за меня замуж.
        Он не мог знать, пронеслось в голове у Элли, и она стойко выдержала его взгляд.
        - Так почему же?
        - Месть, - отрезал он. - И не пытайся отрицать.
        - Хорошо, не буду.
        - Будь ты проклята, Элли, - устало сказал он. - Я не смею винить тебя, но зачем втягивать в это Ханну?
        - Я не очень хорошо тебя понимаю, но у меня и в мыслях не было хоть как-то навредить твоей дочери.
        - Тонкий женский расчет, - жестко ответил Зейн. - Я был уверен, что ты не будешь действовать обычным способом, а найдешь что-нибудь пооригинальнее.
        - А я никогда не думала, что буду брошена еще до свадьбы. Это избито, но мерзко и отвратительно.
        - Знаю, что мой поступок непростителен, но я не могу изменить прошлое. Я догадывался, почему ты согласилась на этот брак, но у меня и в мыслях не было, что ты способна причинить боль Ханне. Вот что происходит, когда не думаешь, что делаешь.
        - Это твоя обычная проблема, - огрызнулась Элли. - Как же, интересно, судя по твоим словам, я собираюсь навредить девочке?
        - Думаю, ты надеешься, что я потеряю дочь, и тогда твоя уязвленная гордость будет удовлетворена.
        Элли заставила себя успокоиться. Зейн Питере понял слишком много, но сначала она должна выяснить, почему он во всем обвиняет ее.
        - Ты встретился с адвокатом? Ответом ей послужил холодный, презрительный взгляд.
        Она попыталась снова:
        - Я сегодня позвонила кое-куда и…
        - Не сомневаюсь. - Зейн не дал ей договорить. Элли глубоко вздохнула и продолжала:
        - Я вспомнила, что в какой-то газете читала о клинике, где проводят тест на ДНК. Потом я отправилась в библиотеку, нашла эту статью и записала номер. Это быстро и анонимно. От тебя, Ханны и Шона только потребуется послать им образец слюны.
        - Лично я не намерен ничего никуда посылать.
        - Образумься, Зейн. Это самый быстрый и надежный способ избавиться от домогательств Дойля. У тебя на руках будут все доказательства твоего отцовства, и тогда никто больше не посмеет заявлять свои права на Ханну только потому, что он когда-то спал с Ким.
        Зейн подошел к ней и положил руки на спинку стула.
        - Ты убеждала меня посмотреть в зеркало - я посмотрел. Цвет волос Ханны, ее маленький носик, аккуратный подбородок - в ней нет ничего от меня и Ким.
        - Она же девочка, и ей только четыре года. Конечно, у нее маленький носик и не такой волевой подбородок, как у тебя.
        Элли и сама не понимала, почему она так разволновалась. Она никак не могла достучаться до него, заставить увидеть очевидное. Но она не сдавалась:
        - Если не хочешь проходить этот тест, мы будем по-другому сражаться за Ханну. Ты ее воспитывал, заботился о ней, в то время как Шон вообще не вспоминал о девочке. Она любит только тебя. Мы обратимся к психиатрам, достанем их заключения, представим доказательства, показания людей, какой ты хороший отец. Сделаем все возможное и невозможное.
        - Ты что, никогда не читаешь газет? - прорычал Зейн. - Судьи не посчитаются с чувствами ребенка и с легкой душой передадут мою дочь Дойлю.
        Но Элли не отступала. Только не сейчас, когда она была так уверена в своей правоте.
        - Я не понимаю, почему ты так упорно отказываешься верить в то, что Ханна твоя дочь?
        Он вздрогнул, как будто она ударила его. Глаза потемнели от боли. Но Элли заставила себя продолжать:
        - Ты не можешь опорочить Ким. Она - мать девочки. Если ты не пройдешь этот тест, Шон отправится в суд, и дело будет предано огласке. Ты этого хочешь?
        - Занимайся лучше своими делами, - перебил он.
        - Подумай о Ханне. А если Шон приедет, когда она будет гулять? Если он вздумает сказать ей, что он ее настоящий отец? Хочешь, чтобы Ханна услышала это от него? В суде тебя все равно заставят пройти этот тест. Так что лучше сделай сам.
        Глаза Зейна сузились.
        - Дойль ведь не знал об этом, пока ты ему не рассказала?
        - Так ты поэтому так разозлился на меня? Вытащи голову из песка, Зейн. Первое, что тебе посоветует твой адвокат, так это пройти через эту процедуру.
        - Не уверен. Я имею полное право отказаться. Он знал, что не откажется. Элли прочла это в его глазах, прежде чем он снова отвернулся к окну. Затем она встала, вынула из кармана клочок бумаги и протянула его Зейну.
        - Вот возьми. Это адрес клиники и номер телефона Шона. Он пока остановился в Эспене. Я понимаю, что творится у тебя в душе, поэтому не стану обращать внимание на твои беспочвенные обвинения. Когда результаты будут у нас на руках, мы продолжим этот разговор.
        Зейн резко повернулся к ней.
        - Что ты собираешься делать?
        - Пойду выйду с Муни, мне надоели твои бредни. Я подожду, пока ты успокоишься и все утрясется.
        - И когда же это случится? - язвительно спросил он.
        - Не знаю. - Элли пожала плечами. Она сделала шаг к двери, но, подумав, остановилась.
        - Я не могу спать на этой водяной кровати. Если тебя не устраивает мое общество, можешь лечь на пол или сам спи на ней. А можешь пойти в гостиную. Я буду спать в твоей постели - с тобой или без тебя.
        Эту ночь Зейн провел на софе в гостиной. Утром, еще до прихода Рут, Элли быстро убрала его постель, но в последующие вечера он упорно ложился на софу.
        Сидя за столом и оттачивая карандаш, Элли от души надеялась, что ночами он спал не лучше, чем она. Не надо было выходить замуж за Зейна, даже на месяц. Долгое время ей казалось, что, выйдя за него замуж, она будет счастлива. И вот они поженились, но счастья не было. Они жили в этом большом доме как посторонние люди - вежливые, учтивые, но абсолютно чужие и далекие. Если бы не Ханна, то, наверное, Зейн не спускался бы к обеду и не возвращался бы домой к вечеру. Создавалось впечатление, что он просто вычеркнул Элли из жизни. С той брачной ночи он больше не прикасался к ней.
        Еще до свадьбы Элли предупреждала его, что через месяц покинет этот дом, но нелепые и чудовищные обвинения Зейна заставили ее передумать, и она не могла понять, что заставляет ее упорно оставаться на ранчо.
        - А почему папа сам не ложится спать? - неожиданно спросила Ханна. Она сидела за столом и рисовала, а сейчас подняла голову и внимательно посмотрела на Элли. - Он так сердито разговаривал со мной, но я не обиделась.
        Усилия Зейна скрыть раздражение и напряженность, возникшие между ними, а также желание уберечь дочь от надвигающейся опасности возымели обратное действие.
        - Когда взрослых что-то беспокоит, они кажутся немного сердитыми.
        - А о чем папа беспокоится?
        Элли немного подумала и осторожно ответила:
        - Да эти взрослые всегда о чем-то беспокоятся.
        - Я не хочу быть взрослой.
        - Всему свое время, милая.
        Девочка отложила карандаш и удивленно посмотрела на Элли.
        - Почему ты называешь меня милой? Только папа меня так называет. Он любит меня. А почему он тебя не зовет милой? Дэйви сказал, что он и тебя любит тоже.
        - Дэйви не знает, что говорит, - резко заметила девушка.
        - Знает, знает, - настаивала малышка, - Дэйви уже большой, он все знает.
        И, обиженно опустив голову, она снова стала рисовать.
        Элли попыталась заняться делами, но у нее все валилось из рук. Она никак не могла простить себе, что была резка с Ханной. Во всем виноват только Зейн!
        Элли наклонилась к малышке.
        - А что ты рисуешь?
        Девочка опустила руку с карандашом.
        - Картину.
        - Что же на ней изображено? Можно мне посмотреть?
        Ханна поколебалась, но потом решительно протянула Элли листок бумаги.
        На нем было нарисовано три человечка. У самого высокого были темные волосы, у среднего - желтые, а у самого маленького - рыжие кудри. Рот у человечков был в форме полукруга, концы которого почему-то были опущены вниз.
        - Объясни мне свой рисунок, - попросила Элли.
        - Это мы - я, ты и папа.
        - А почему мы такие грустные? Знаешь, чего нам не хватает?
        Девочка недоверчиво взглянула на Элли.
        - Мороженого?
        Каждый раз, когда Элли уезжала, Зейну казалось, что она больше не вернется. Он пробовал успокаивать себя, убеждая, что без Куппера она не уедет, но тут же вспоминал, что сам предлагал ей привезти коня в трейлере на следующий же день. В конце концов, она могла прислать за ним Уорта.
        У Зейна заныла спина. Каждый день он вставал с этой проклятой софы совершенно разбитым. А ведь ему принадлежала кровать - огромная, мягкая, уютная. Он вполне мог спать на ней вместе с Элли, как она и предлагала. Стоило посмотреть, как быстро она сбежит от него в другую комнату. А если она не уйдет, тогда ему придется лежать с ней рядом. Зейн прекрасно понимал, к чему может привести одно только прикосновение к ее шелковистой коже. Ему не следовало заниматься с ней любовью даже в их первую ночь. Его заветная мечта жениться на Элли осуществилась, но девушка сыграла с ним злую шутку. Разрушила любовь, которую он пронес через столько лет! Зейн больше уже не сможет никого полюбить. Разве этого недостаточно для нее? Неужели она сделает так, что он потеряет и Ханну?! Никогда он не думал, что настанет день, когда он возненавидит Элли Лэсситер.

        Глава 7

        Войдя в прохладную полутемную прихожую своего дома, Зейн почувствовал аромат готовящегося обеда. Из кухни доносились приглушенные голоса и веселый смех. Он прошел по коридору и остановился в дверях.
        Элли сидела в неуклюжей позе на стареньком стуле, поставив ноги на маленькую скамеечку. Ханна примостилась рядом на табуретке.
        - Я думаю, что твой папа не захочет, - сказала девушка.
        - Захочет, захочет, - настаивала малышка.
        - Чего же захочет папа? - спросил он.
        - Папа! - радостно воскликнула Ханна и бросилась к нему.
        В левой руке она держала пузырек с лаком, а в правой - кисточку. Теперь, когда боль прошла, девочка с легкостью орудовала рукой.
        - Ты только посмотри, папа, - она выставила вперед ножки. - Элли покрасила ногти мне, а я ей.
        Зейн опустил глаза. Действительно, ногти на ногах дочери были ярко-оранжевыми, а у Элли - бледно-лиловыми. Он заставил себя посмотреть на жену. Она весело улыбалась ему, и Зейн немедленно насторожился.
        - Правда, красиво? - с гордостью спросила Ханна. - Мы можем покрасить и тебе. Зейн растерялся.
        - Да, но я… Элли рассмеялась.
        - Ну что я тебе говорила? Мужчины никогда не оценят красивые ногти.
        - Папа, почему ты не любишь накрашенные ногти? - не унималась Ханна.
        - Мне нравятся накрашенные ногти у девочек, а не у мужчин.
        - Но Элли не девочка, она уже старая.
        - Старая? - наигранно возмутилась Элли. - Если я старая, то твой папа совсем древний.
        Зейн бросил на нее подозрительный взгляд, и у него сжалось сердце. Открытое, доброе лицо. Как могло за ее теплой улыбкой скрываться такое коварство? С трудом оторвав взгляд от ее губ, он обратился к дочери:
        - Я имею в виду, милая, что мужчины вообще не красят ногти, так же, как и не носят платья.
        - Мы так хотели быть красивыми на вечеринке, папа.
        - Какой вечеринке? - Зейн недоуменно посмотрел на жену.
        - Мы пригласим к нам гостей и купим много-много мороженого, - радостно сообщила Ханна. - Приедет Дэйви и все-все вместе с ним.
        - Просто соберется вся семья. В воскресенье, пояснила Элли.
        - Рут не работает по воскресеньям.
        - Ну и что? Устроим барбекю. Каждый что-нибудь принесет. Мама, Уорт, Грили, Дженни с Томасом.
        - И Дэйви, - нетерпеливо добавила Ханна.
        - Ну конечно, и Дэйви, - улыбнулась девушка. - А еще мы хотим пригласить Тэйлоров.
        Так вот к чему привели все ее улыбки! Злость и бешенство овладели Зейном.
        - Надеюсь, ты послала приглашение Дойлю? - язвительно спросил он.
        - Нет. Я же сказала, что соберется только наша семья, - спокойно и серьезно ответила Элли.
        О чем только думала Элли, устраивая этот проклятый вечер, когда все было так неопределенно! Если это дань приличию или последний акт доброты по отношению к Ханне, то еще слишком рано праздновать победу.
        Зейн все-таки послал по почте образец слюны для теста и был почти уверен в результате. Кроме того, за время ожидания можно было обдумать план дальнейших действий.
        Может быть, ему нанять частного детектива и разузнать какие-нибудь пикантные подробности из жизни Дойля? О том, что он может потерять Ханну, Зейн старался не думать.
        Он открыл стенной шкаф и достал постель. Затем остановился. Будь все проклято! Почему он должен спать на софе? Это его дом и его кровать. Элли принесла ему одни лишь несчастья, сломав жизнь и разбив сердце, но разрушить его привычный жизненный уклад ей не удастся. Решительно открыв дверь, он направился в спальню. Свою спальню.
        Когда Зейн вошел, Элли подняла на него глаза и спокойно сказала:
        - Перед тем как я разошлю приглашения на воскресенье, я бы хотела задать тебе один вопрос. Зейн усмехнулся.
        - Только один? Я почти уверен, что ты задашь мне гораздо больше вопросов.
        Она уткнулась в блокнот, который держала в руке, и сделала какие-то пометки, пропустив мимо ушей его реплику.
        - Итак, я хотела спросить, ты пробовал когда-нибудь жарить мясо на рашпере?
        - Что? - Он ожидал услышать все что угодно, только не это.
        - Тебе случалось готовить мясо на рашпере, как это обычно бывает на барбекю? Уорта просить бесполезно: что бы он ни делал, все превращается в головешки. А Томас, я подозреваю, никогда и не был на настоящем пикнике. Остаешься только ты, Зейн.
        - Элли… - запинаясь, начал он и замолчал.
        Как можно мужу заводить разговор о предательстве жены, когда она настроена на обсуждение кулинарных вопросов?
        - Знаю, знаю. Трудно ждать, что ты сейчас способен думать о барбекю, но ради Ханны я хочу, чтобы этот вечер удался, даже если на нем будут присутствовать только члены семьи.
        - Элли… - снова попытался Зейн, но она перебила его:
        - Дело в том, что Уорт у нас жуткий консерватор и считает, что мясом должен заниматься только мужчина. Чтобы не обидеть его, мы с ним не спорим, но, к сожалению, я вынуждена признать, что он самый никудышный повар во всем Колорадо. Если он увидит меня около рашпера, то непременно возьмет все в свои руки, а если ты сам займешься этим, то он просто будет спокойно стоять рядом и развлекать тебя разговором о спорте и политике.
        - Хорошо, я постараюсь. Думаю, у меня получится лучше, чем у твоего брата.
        - Отлично. - Элли что-то записала в свой блокнот. Что, черт возьми, происходит? Зейн ощущал себя беспомощным и растерянным. Такое чувство он однажды испытал, когда проснулся в постели Ким Тэйлор пять лет назад. Элли предала его, а сейчас как ни в чем не бывало обсуждает проблемы предстоящей вечеринки. Она снова взглянула на него.
        - Чего ты хочешь?
        Его взгляд невольно остановился на плотно сжатых губах Элли. Он безумно хотел ее тепла, ее ласки, ее любви. Без нее окружающий мир казался блеклым. Элли была источником его счастья и страданий одновременно. Эти желания глубоко поразили Зейна. Она перевернула всю его жизнь, а он хотел приникнуть к ней и ни о чем не думать. Желая Элли, он предавал Ханну.
        Не дождавшись ответа, Элли продолжала:
        - Я планирую подать бифштексы, но если ты лучше готовишь гамбургеры, то пусть будут гамбургеры. Она еще думает об этом проклятом барбекю!
        - Мама принесет шоколадный торт, Грили сделает свой фирменный картофельный салат. Мы с Ханной испечем хлеб и купим сдобные булочки с изюмом. На гарнир будет фасоль. Далее - лимонад, чай со льдом и, конечно, мороженое. Может быть, ты еще что-нибудь посоветуешь?
        Неужели ей не надоело разыгрывать эту комедию? Элли всегда отлично скрывала свои чувства, но сейчас определенно достигла совершенства. Если бы Зейн не знал, что произошло, то со стороны могло показаться, что любящая супружеская пара спокойно перед сном обсуждает меню для предстоящего приема гостей.
        - Я не могу больше спать на этой чертовой софе. Это мой дом и моя постель, и я буду спать здесь, хочешь ты этого или нет.
        - Спи где хочешь, - равнодушно заметила Элли.
        - Так я и сделаю.
        Не сводя с нее глаз, Зейн снял ботинки, расстегнул рубашку и взялся за ремень на джинсах. Элли не шелохнулась. Не надо быть хорошим психологом, чтобы увидеть огонь желания в ее глазах, почувствовать исходящий от ее тела неумолимый и властный призыв. Меньше вопросов - больше действий! Он почувствовал, как его охватывает возбуждение. Ее жажда мести убила в нем любовь, Элли теперь ничего не значит для него, но из этого вовсе не следует, что он не может использовать ее. Может быть, стоит забыть обо всем сейчас и утолить страсть, наполнявшую все его существо? Элли продолжала смотреть на Зейна. Он быстро снял джинсы, бросил их на пол и лег в постель. Затем взял из ее рук блокнот и карандаш и положил их на тумбочку…
        Элли бросила сахар в лимонад и с наслаждением сделала несколько глотков.
        Попытка поддерживать нормальные отношения с Зейном ради Ханны вовсе не означала, что она не должна оставаться женщиной и забыть обо всем в его объятиях. Она могла бы лучше контролировать себя, если бы он не был столь искусным любовником.
        Конечно, их чувства далеки от любви. Зейн просто хочет секса, чтобы уйти от мрачной действительности и переживаний последних дней. Элли подозревала, что он воспользовался ею - примитивно и бессердечно! Он незваным гостем вошел в ее жизнь и сломал ее. Он внес смятение в ее душу, вытащил ее из уютной раковины, в которой она жила, отгородившись от мужчин. Что ж, почему бы и ей не использовать его? Но когда она старалась проанализировать свои ощущения прошлой ночи, то думала исключительно о ласковых руках Зейна, глубоких и волнующих поцелуях, красоте его тела. Если мужчина безразличен женщине, она не испытывает такого удовольствия от близости с ним, желания полностью раствориться в его объятиях. Элли нравилось чувствовать его дыхание на своем лице, чувствовать тепло мужского тела. Ей нравилось просыпаться рано утром, наблюдать рассвет, слышать пение птиц и знать, что, проснувшись, Зейн снова будет желать ее.
        В печи медленно запекалась фасоль, на решетке остывал свежеиспеченный хлеб, в холодильнике ждали своего часа бифштексы, трехслойное мороженое и чай со льдом. Элли завершала последние приготовления перед приходом гостей, а Зейн купал Ханну.
        Удивительно, как это она вышла замуж за мужчину с ребенком, даже не представляя себе, как он воспитывает дочь! Увидев, как он обращается с Ханной, Элли поняла, что ему присущи твердость, терпимость и мягкость. Он обожал, всячески защищал и пестовал свою малышку, и конечно, дочь восхищалась отцом.
        - Нет, не хочу! Не люблю тебя, папа. Я все скажу Элли! - Пронзительный голосок слышался даже со второго этажа.
        Ханна выскочила из детской и стала быстро спускаться, жалобно и требовательно зовя Элли. Губы у малышки дрожали, а из глаз капали слезы.
        - Элли! Папа сказал, что я должна надеть ботинки.
        - Ты в этом будешь сегодня вечером? - спросила девушка, скептически разглядывая ярко-розовое платье.
        Ханна сделала пируэт.
        - Это мое вечернее платье.
        Поправив оборки, она с грустью взглянула на свои оранжевые ногти.
        - Если я обуюсь, то гости не увидят мои красивые ногти. Скажи папе, чтобы он не заставлял меня.
        - Ладно, только не плачь.
        Элли услышала вздох и увидела стоящего в дверях Зейна. Подняв одну бровь, он ждал, что последует дальше.
        - Так как это барбекю, мы с папой будем в джинсах.
        - А я хочу платье! - упрямо твердила девочка.
        - Хорошо, - нехотя согласилась она, - оставайся в платье, а на ноги надень сандалии. Тогда твои пальцы будут видны.
        Зейн скрестил руки на груди.
        - У нее нет сандалий, есть ботинки и белые туфли. Элли перевела взгляд с отца на дочь. На одном лице читался вызов, на другом - мольба и ожидание. Замечательно. Теперь она знала, как чувствовал себя Соломон, верша свой суд.
        - Ханна, послушай, у нас есть выход. Надевай свои ботинки.
        - Не-ет.
        - Дай мне закончить. В ботинках ты будешь на улице, но по дому и по крыльцу сможешь ходить босиком.
        - Ладно. - Держа в руках чулки и ботинки, девочка исподлобья посмотрела на отца. - Видишь, папа, мрачно сказала она, - я же говорила, что Элли знает все.
        - Иди. - Зейн легко шлепнул дочку. - Надо больше уважать своего папу. Ханна повернулась к отцу.
        - Я очень люблю тебя, - серьезно сказала она, только ты ничего не понимаешь в красивых ногтях.
        - Понимаю, милая, я многое понимаю. Я, например, могу съесть тебя с горчицей и кетчупом за ужином.
        - Нет! - Ханна радостно взвизгнула и, хихикая, выбежала из комнаты.
        Улыбка на лице Зейна постепенно угасла. Он чуть сгорбился и задумчиво смотрел в окно.
        - Я не понимаю в таком случае, почему меня так беспокоит меню на ужин, - шутливо произнесла Элли. Зейн пожал плечами и искоса взглянул на жену.
        - Хороший вопрос. А почему ты вообще беспокоишься?
        - Мы же устраиваем вечеринку и должны быть уверены в том, что нашим гостям у нас понравится.
        - А зачем мы ее устраиваем? Чтобы отпраздновать, какой я был дурак, что женился на тебе?
        Элли положила ложки и вилки, а затем открыла печь, чтобы проверить фасоль.
        - Идея свадьбы, по-моему, принадлежала тебе, ответила она и тут же осеклась, вспомнив, что именно она заговорила об этом.
        - Элли. - Зейн мягко положил ей руки на плечи. - Что с нами происходит? Я никогда не хотел ссориться с тобой, но меня сводит с ума мысль…
        Элли сжала кулаки до боли в руках.
        - Не стоит меня во всем винить. Я не из тех, кто спит с кем попало. Зейн резко отпрянул.
        - Все сводится к одному и тому же, не так ли? Элли взорвалась:
        - Ты предал меня. Чего ты еще ждал? Сделав над собой усилие, чтобы остаться спокойным, Зейн молча смотрел на нее. Элли глубоко вздохнула.
        - Сейчас нет смысла ворошить прошлое. По-моему, уже достаточно. Бифштексы в холодильнике. Ты подготовил рашпер?
        - Да, он на огне.
        Ей безумно сейчас хотелось остаться одной, чтобы не продолжать этот беспредметный разговор. Воцарившееся молчание усиливало напряженность. Зейн подошел к ней совсем близко и ласково провел руками по спине.
        - Элли, - тихо сказал он, - мы можем попытаться начать все сначала. Сейчас мы старше и мудрее, и, возможно, нам еще удастся стать счастливыми. Если, конечно, ты этого хочешь.
        От удивления ложка выпала у нее из рук. Ей так хотелось сказать ему «да», но от волнения она не могла произнести ни слова. Заниматься любовью с Зейном было намного проще. Ее душа была в смятении. Элли тяжело вздохнула. Она чувствовала, что счастье где-то рядом, нужно только протянуть руку и…
        - Привет! Дома есть кто-нибудь? Зейн резко убрал руки.
        - Забудь об этом, слишком поздно. Извини, я не хотел начинать этот разговор.
        - Зейн! - в отчаянии воскликнула Элли, но безразличие и холодность в его глазах заставили ее замолчать.
        - Мне кажется, что пришли гости, - сдержанно произнес он и вышел из кухни.
        Элли недоуменно посмотрела ему вслед. Она отказывалась понимать поведение Зейна. Ему почему-то упорно хотелось верить в ее предательство и усматривать злой умысел во всех се поступках. И в то же время он предлагал ей попробовать сохранить брак. Элли просто не знала, как себя держать с ним, что отвечать, а в его глазах ей не хотелось выглядеть смешной и глупой.
        Теперь он знал, зачем она устроила эту бессмысленную вечеринку. Его жена (в мыслях он продолжал ее так называть) отлично разыграла удивление, увидев Дойля в числе приглашенных. Но Зейна было трудно провести. Элли слишком хорошо умела скрывать свои подлинные чувства. , Зейн рассеянно перебирал рыжие локоны Ханны, которая, вдоволь набегавшись, наконец устало прижалась к его ноге. Родные Элли так хвалили девочку, сделали ей столько комплиментов, сказали так много теплых слов, что малышка немного оробела, но была несказанно счастлива.
        - Как хорошо, что мы встретились. Я до смерти хотела познакомиться с вами. - Жена Джейка Нортона, высокая темноволосая женщина, присела рядом с Зейном.
        - Почему же? - Он явно не был настроен на беседу.
        - Я так давно мечтала увидеть мужчину, разбившего сердце нашей Элли. - Кристи Нортон послала ему чарующую улыбку. - Конечно, это не самая приятная тема для начала разговора.
        - Вы правы.
        Женщина рассмеялась и накрыла его пальцы своей белой холеной рукой.
        - По крайней мере честно. Я очень счастлива за Элли. Это просто замечательно, что они с вашей дочерью так полюбили друг друга.
        Зейн не стал ее переубеждать. Во всяком случае, она была права в отношении Ханны.
        - Когда Дженни рассказала мне о вас и Элли, я была просто потрясена. Вы должны позволить Джейку включить вашу историю в будущий сценарий. Боже мой, невеста в голубых джинсах! Это так романтично. Наверное, Элли была прекраснейшей из невест. - Она внимательно посмотрела на Зейна.
        - Да, - отрывисто произнес он.
        - Извините моего мужа за то, что он привез с собой Шона Дойля. Я отговаривала его, убеждала, что нельзя появляться с незнакомыми людьми, тем более что мы не были приглашены сами. - Она запнулась. - В общем, Дженни сказала, что наше появление будет сюрпризом для всех вас. Впрочем, не все сюрпризы хороши.
        - Друзья Элли всегда желанные гости в моем доме, - выдавил Зейн.
        - Понимаете, Джейк сейчас ставит новый вестерн, и Шон играет в нем одну из главных ролей. Эта роль поможет его карьере, но, скажу вам по секрету, мне кажется, что она ему не очень подходит.
        - По-моему, все женщины просто очарованы Дойлем, так что…
        - Только девушки. Безусловно, он очень хорош собой, но эту роль должен играть актер другого плана волевой, мужественный и даже немного грубоватый. Вот, например, как вы или Уорт. Как ты думаешь, дорогая, - обратилась она к Элли, - Зейн сможет сниматься в вестернах? Он у тебя такой сильный, решительный и сексуальный.
        Ее слова были встречены громкими одобрительными аплодисментами Уорта и Нортона, а Элли бросила на мужа пристальный взгляд.
        - Извините меня, я должна пройти на кухню. Зейн, проигнорировав всех, наблюдал только за женой. Он было подумал, что она уже избавилась от своей привычки уходить от неприятного разговора, вместо того чтобы лгать и лицемерить. Зря беспокоилась - ему было уже абсолютно все равно.
        - Мне не нужно помогать, - сказала Элли.
        - А мы пришли к тебе не помогать. - Грили подошла к сестре и взяла ее за локоть, а Дженни плотно закрыла дверь. - Что с тобой?
        Зная своих сестер, Элли поняла, что неприятного разговора ей не избежать.
        - Все в порядке. - Она попыталась улыбнуться. - Мне надо проверить фасоль.
        - Зачем ты устроила эту безумную вечеринку?
        - Почему же безумную? Просто мне захотелось сделать для Ханны праздник, и мы с ней решили позвать близких нам людей.
        - Подожди, Элли, - перебила ее Грили, - что между вами происходит? Глядя на Зейна, можно подумать, что он вот-вот взорвется, да и ты не выглядишь счастливой женой.
        - Успокойтесь, ничего не случилось. Мы с Зейном вместе еще ни разу не устраивали таких приемов. Но Дженни и Грили недоверчиво смотрели на нее.
        Тяжело вздохнув, Элли поняла, что просто так ей от них не отделаться, и она сдалась.
        - Грили, помнишь, когда тебе было десять или одиннадцать лет, ты пришла домой из школы вся в слезах, потому что кто-то сказал тебе, что ты не похожа на нас с Дженни. Тебе показалось, что они думают, будто ты не являешься членом нашей семьи.
        Та кивнула.
        - Конечно, помню. Уорт так трогательно утешал меня. Сказал, как я должна быть счастлива, что не такая высокая и худая, как вы. Вы с Дженни требовали, чтобы передо мной извинились. Мама уверяла, что самое главное в человеке - это душа, а не внешность. А дедушка просто пошутил, говоря, что все мы напоминаем ему крупный рогатый скот.
        Сестры дружно рассмеялись, и Элли почувствовала некоторое облегчение.
        Дженни с любопытством взглянула на сестру.
        - Почему ты сейчас заговорила об этом?
        - Наблюдать за разными людьми, оценивать, кто и как к кому относится, стало своего рода игрой для нас, и мне это очень пригодилось. В наши дни у детей столько мачех и отчимов. Зная, чего ждать, можно уберечь себя от многих не правильных выводов и поступков.
        - Элли. - Дженни предостерегающе подняла руку. Но девушка продолжала:
        - Зейн думает, что Ханна не его дочь.
        - Звучит весьма серьезно, - вмешалась Грили. - Это с такими-то бровями. И потом, разве у нее не такие же искривленные пальцы, как у Зейна?
        Элли кивнула.
        - Откуда у него возникла эта сумасшедшая идея? поинтересовалась Дженни.
        - От Ким Тэйлор. Конечно, когда будут известны результаты тестов, которые я уговорила его сделать, все станет на свои места.
        Дженни внимательно посмотрела на сестру.
        - Что еще ты нам не рассказала? Элли пожала плечами.
        - По-моему, и этого достаточно. Он взбесился, увидев Шона Дойля. Похоже, считает, что это я его пригласила.
        Элли не хотела всего этого говорить, но она так долго держала все в себе, что слова буквально вылетали из ее уст.
        - Зейн думает, что именно я причастна ко всем козням против него. Он вбил себе в голову, что моя цель - заставить его страдать, потеряв Ханну. Видимо, он считает, что таким образом я хочу отомстить ему за предательство. Действительно, я призналась ему, что хотела мести, выходя замуж, но как он мог подумать, будто я замешана в столь недостойном деле? Дошло до того, что он в порыве отчаяния потребовал, чтобы я уехала, но потом попросил остаться. А в итоге заявил, что мы уже упустили время. Он мечется, и я не понимаю, как себя с ним вести. Мне так трудно. Я не должна была соглашаться на этот брак.
        - Во всем виновата только я, - огорченно проговорила Дженни. - Мне не следовало приглашать Зейна на свадьбу.
        - Давайте-ка не будем сожалеть о том, что уже сделано, - сказала Грили. - Нам сейчас нужно помочь Элли разобраться во всем.
        - Это очень легко, - раздался голос Мэри, - нужно просто убить его.
        - Мама! - От неожиданности Элли подпрыгнула на месте. - Сколько ты уже стоишь здесь?
        - Достаточно, чтобы понять, что, если бы Зейн был лошадью, я бы посоветовала его хозяину обуздать его. Если у лошади проблемы, то нужно вызывать специалиста.
        Элли очень не понравились слова матери.
        - Я не виновата, что Зейн не доверяет мне. Он бросил меня, но я не стану платить ему той же монетой. Я и так совершила непростительную ошибку, выйдя за него замуж.
        - Но, Элли, - мягко перебила ее мать, - я слышала, что ты сказала. Ты вышла замуж за Зейна, чтобы отомстить ему.
        - Мои планы давно изменились, - оправдывалась девушка.
        Мэри понимающе взглянула на дочь.
        - Когда-то ты сама говорила, что если есть проблемы с лошадью, то нужно взглянуть на них глазами самой лошади.
        - Мне ужасно стыдно, но я не понимаю, что ты имеешь в виду. С точки зрения Зейна, я так низко пала, что помогаю Тэйлорам и Дойлю отобрать у него дочь.
        Дженни и Грили многозначительно переглянулись и потихоньку вышли из кухни, оставив Элли и мать наедине.
        Мэри присела на стул.
        - Но почему ты считаешь, что Зейн так плохо думает о тебе?
        - Откуда я знаю? - вздохнула Элли. - Наоборот, я старалась помочь ему, поддержать его. Разузнала все о тестировании, дала номер телефона Зейну, убедила Дойля пройти через это.
        - Любовь приносит много сложностей, не правда ли?
        - Мама, я мечтаю не о любви, а хотя бы о доверии. А Зейн не доверяет мне. Я затеяла этот разговор о тесте на ДНК, так как думала, что для него и Ханны это наилучший выход. Почему же он не хочет этого понимать?
        Мэри Лэсситер положила руку на плечо дочери и крепко сжала его.
        - Ты должна быть очень терпеливой с мужем. Ким была жалкой лгуньей, и, как ни странно, ей удалось убедить его, что он не является отцом девочки. Девочки, за которую он не только чувствует глубокую ответственность, но и которую нежно любит.
        - Я не Ким Тэйлор.
        - Я знаю, Элли. Но взгляни на свое поведение глазами Зейна и постарайся понять его. Грили мне рассказала о вашем разговоре в больнице в тот день, когда Ханна сломала руку, и о том, что Зейн слышал твои слова. Затем ты заявляешь, что выйдешь за него замуж, но в день свадьбы отказываешься от своего решения, а потом, ничего никому не объяснив, все-таки выходишь за него. Откуда он может знать, чего еще от тебя ждать? Вскоре после свадьбы ты признаешься ему, что сделала это из желания отомстить. И вполне естественно, что сейчас он растерян и больше не верит тебе. Он просто не знает, чего ты хочешь от него. Разве я не права?
        Элли молчала, задумчиво глядя на мать.
        - А теперь, - продолжала Мэри, - мне нужно вернуться к гостям. Я еще не спросила Кристи, как она переносит беременность.
        Элли снова осталась одна. Она проверила фасоль, приготовила салфетки, но все делала машинально, мыслями возвращаясь к разговору с матерью. Да ничего ей не нужно от Зейна Питерса. И уж конечно, она не хотела бы забеременеть, как Кристи Нортон.
        Когда они с Зейном были помолвлены, им доставляло огромное удовольствие строить планы на будущее, придумывать имена для своих будущих детей и выбирать крестных. Интересно, хотел ли Зейн еще ребенка от Ким? Любопытство порождает новые и новые вопросы.
        Все, хватит! Элли решительно тряхнула головой. А сможет ли она и дальше жить с ним только ради благополучия Ханны? На этот вопрос она еще не знала ответа. Положительные результаты тестирования ничего не изменят.
        Сначала она не понимала, почему Зейн так ухватился за се предложение пожениться, сейчас ей все понятно. Ким убедила его, что он не является биологическим отцом Ханны, и он надеялся, что женитьба даст ему в руки козырь в опеке над девочкой, когда откроется правда.
        Элли почувствовала, что нервы у нее на пределе. Тяжело вздохнув, она отправилась искать Зейна, чтобы узнать наконец, готов ли он жарить бифштексы.
        Осмотревшись вокруг, она обнаружила его у рашпера. Рядом стоял Шон Дойль. Внешне не было заметно, чтобы они ссорились, но Элли поспешила к ним. Увлекшись разговором, мужчины не заметили ее появления.
        - Я не оставлю Ханну с вами, - говорил Дойль. - Какой-нибудь дотошный репортер может выкопать эти факты, все выплывет наружу, и я потеряю половину моих поклонниц.
        - Быть отцом девочки - это одно, а карьера другое, - жестко отвечал Зейн. - Она нуждается только во мне. - Он замолчал, а потом добавил более мягко:
        - И я так люблю ее.
        - Бог видит, как я сожалею, Питере. Знаю, в этом нет твоей вины, и мне тоже трудно и тяжело забирать у тебя дочь. Но поверь, для тебя это только к лучшему. У меня больше никогда не будет детей, а Элли тебе подарит столько ребятишек, сколько захочешь. И ты даже не вспомнишь о Ханне.
        Лицо Зейна потемнело от гнева.
        - Ты недостоин быть вообще ничьим отцом, Дойль. И даже Элли тебе в этом не поможет.
        Элли тихо ахнула и закрыла рот рукой. Зейн резко обернулся, а Дойль, пробормотав что-то невнятное, отошел к группе гостей.

        Глава 8

        По лицу Элли было невозможно понять, что она чувствует. Она мило улыбалась гостям, была заботлива и внимательна к Ханне и Дэйви, но Зейна не оставляло ощущение, что мыслями она где-то далеко отсюда.
        Уорт и Грили определенно игнорировали ее. Может быть, они каким-то образом узнали о том, что она задумала, и этим выражали свое неодобрение? Когда же он видел жену вместе с Дойлем, всякий раз злоба и ярость охватывали его, и он сдерживался изо всех сил, чтобы не вышвырнуть актера из своего дома, - Зейн, закрой глаза, - раздался позади веселый голос Дженни.
        - Что такое? - переспросил он.
        - Закрой глаза. И ты, Элли.
        Виновато улыбнувшись ему, Элли встала рядом и послушно прикрыла глаза. Зейн тоже зажмурился.
        - Ну что, готово? - крикнул Уорт. - Отлично.
        - Только не открывайте глаза, пока я не скажу. Пойдемте. - Дженни взяла за руку Зейна, а Томас - Элли.
        Они медленно пошли через двор по направлению к воротам.
        - Подождите меня! - закричала Ханна и схватила отца за рукав.
        - Раз, два, три. Теперь можно! - дружно закричали гости.
        Элли и Зейн нерешительно открыли глаза и увидели перед собой груду спаянных вместе проржавевших металлических пластинок.
        - Наш подарок новобрачным, - торжественно произнесла Грили.
        - Ох, Грили, - восторженно произнесла Элли, как замечательно!
        Зейн еще раз бросил взгляд на металлическое творение Грили. Он вспомнил, что не так давно читал статью о том, как она занимается сваркой ржавого металла, и все почему-то называют это искусством. Он почувствовал, что от него ждут каких-то слов. Он сделал шаг назад, отчаянно всматриваясь в бесформенную груду и пытаясь понять, на что это похоже.
        - Это же лошадь! - наконец воскликнул он. Гости сочувственно посмотрели на него. Зейн снова внимательно всмотрелся.
        Да нет, не одна лошадь, а целых три. Две большие и одна маленькая. Что бы это значило? Внезапно он все понял. От волнения у него перехватило дыхание. Широко улыбнувшись, он обратился к Грили:
        - Я читал о твоем творчестве в газете. Тебя называют новым талантом. И, как я понял, вполне заслуженно.
        - Спасибо, милая Грили, - поблагодарила Элли сестру. Она дотронулась до маленькой лошадки. - Как красиво!
        Да, это был свадебный подарок для них. Он взглянул на жену. Она кивнула ему, но выглядела какой-то смущенной и растерянной. Видно, и для нее это было сюрпризом. Интересно, подумал Зейн, кто-нибудь еще заметил, как у Элли задрожал голос, а в глазах заблестели слезы?
        - Лошадь совсем не похожа на настоящую, - разочарованно протянула Ханна, и все дружно рассмеялись.
        - Грили и не пыталась, чтобы лошади выглядели как настоящие. Она хотела изобразить душу лошади. - Элли взяла малышку за руку и отвела от статуи на несколько шагов. - Закрой глаза. А теперь представь на минуту, что ты эта маленькая лошадка, которая бежит вместе с папой и мамой. Посмотри, вот это твой хвост.
        Ханна наклонила голову, и глаза у нее засияли от радости и восторга.
        - Я вижу мою маленькую лошадку. Как она мне нравится! Она моя?
        Грили поцеловала девочку в щечку.
        - Это мой подарок всей вашей семье. А ты не хочешь узнать, - обратилась она к Зейну, - как я назвала эту композицию?
        - Как же?
        - «Семья Ханны», - с вызовом ответила девушка. Должно быть, Грили ничего не знает, а сейчас не время рассказывать ей об этом. Но очень скоро все станет известно. Возможно, Дойль даже устроит пресс-конференцию по этому поводу. Зейн стиснул зубы.
        - Мы следующие! - крикнула Дженни и протянула Элли блестящий сверток.
        Девушка натянуто улыбнулась, разорвала бумагу и заглянула внутрь. Затем она передала подарок мужу. Это были рекламные брошюры.
        - Выбирайте, где проведете свой медовый месяц. Первоклассные номера отелей Стилов к вашим услугам. Вы определитесь со сроком и местом, а я тогда дам соответствующие распоряжения, - пояснила Дженни. - О Ханне не волнуйтесь, мы о ней позаботимся.
        Не глядя на Элли, Зейн выдавил:
        - Замечательно.
        - Теперь наша очередь, - сказала Кристи. - С этими подарками трудно сравниться, но мы даже и не пытаемся.
        И, словно по волшебству, в руках у Джейка появилась большая красивая коробка, перевязанная ленточкой. Наверно, он успел вытащить ее из машины, пока они стояли с закрытыми глазами.
        - Теперь пусть Зейн первым посмотрит, - раздались голоса.
        Он нехотя принял подарок. Его никогда не интересовали подобные вещи. Когда он женился на Ким, все было совсем иначе.
        - Папа, я тоже хочу посмотреть. Зейн присел на корточки и дрожащими пальцами развязал ленточку и открыл коробку.
        - Какие красивые шары! - воскликнула девочка. Кристи засмеялась и погладила ее по голове.
        - Специально для вашей рождественской елки. Зейн вдруг почувствовал острую боль. К Рождеству Элли уже не будет здесь.
        А если еще он потеряет и Ханну… Что ж, она сможет выбрать самый красивый шар и взять его с собой, если, конечно, Дойль позволит. А с другими пусть Элли делает все, что захочет. Без нее и дочери он все равно не собирался праздновать Рождество, как, впрочем, и все другие праздники.
        - А сейчас последний, но не менее важный, - провозгласил Уорт и протянул Элли и Зейну белый пакет. - Примите с любовью от меня и от мамы.
        - Открой сама, - сказал Зейн, но Элли в ответ молча покачала головой.
        - Я могу помочь, - с готовностью подхватил Дэйви. Все рассмеялись. Дженни уже хотела объяснить мальчику, почему ему нельзя этого сделать, но Зейн опередил ее:
        - Пусть посмотрит. Мы с Элли не возражаем. Дэйви радостно разорвал пакет, и у него в руках оказалась фотография гнедого мускулистого рысака.
        - Это Джэкпот, - улыбнулся Уорт. - Пятилетний жеребец от Баллока. Теперь он принадлежит тебе и Элли. Дай мне знать, когда доставить его.
        Зейн с трудом сдержался, чтобы не разорвать фотографию. Когда-то они с Уортом любили обсуждать, как объединят свои владения, как скрестят одну из кобыл Зейна с жеребцом Лэсситеров после свадьбы. Только потом свадьбы не последовало. Да и сейчас праздновать было нечего.
        Где-то вдалеке прогремел гром. Гроза налетела быстро, но быстро и закончилась. Муни, нервничая, без устали бегал по дому и громко лаял. Ханна спала как убитая.
        Элли знала, что Зейн не спит.
        - Я говорила им, что не нужно никаких подарков, - словно оправдываясь, произнесла она, но он ничего не ответил.
        Лучше бы он накричал на нее, тогда она ответила бы ему тем же; а это молчание действовало ей на нервы.
        - Ты собираешься дуться вечно? - спросила Элли. Ответа не последовало.
        - Мы не обязаны продолжать влачить совместное существование из-за нескольких пустяковых подарков.
        - Как раз подарки-то и не пустяковые, - наконец ответил он.
        - Как бы то ни было, Грили от чистого сердца подарила нам эту скульптуру. Шары для елки - тоже весьма кстати. А от Дженни и Томаса мы получили только предложение, а принять его или нет - это уже наше дело.
        Она ничего не сказала о последнем подарке. Зная о давних планах Зейна и Уорта, Элли понимала, что эта лошадь значит для него.
        - Почему ты не рассказала им о Ханне? Стараясь не замечать раздраженного тона мужа, Элли осторожно ответила:
        - Рассказала.
        - Тогда почему Грили назвала так свою скульптуру? - жестко спросил он. - Ей не следовало этого делать, если она знала, что Ким забеременела от Дойля.
        - Отчего же? Она знает только о претензиях Дойля. И Дженни знает. И мама. Но никто не принимает всерьез его заявлений. Все считают, что именно ты настоящий отец Ханны. Да почти всему Западу понятно, что девочка похожа на тебя, только четыре тупицы твердят обратное. Ты, Шон и Тэйлоры.
        Зейн повернулся спиной к жене и попытался заснуть. Но в эту ночь ни он, ни Элли не сомкнули глаз.
        Когда рассвело, он выскользнул из постели, взял в охапку одежду и вышел из спальни. Входная дверь с шумом захлопнулась. Элли вскочила и подбежала к окну. Зейн стоял неподвижно и, не отрывая глаз, смотрел на металлическую скульптуру. Ханне очень понравились лошади. Как же объяснить девочке, что с подарком придется расстаться? А если попросить Грили переделать свою работу? Например, убрать кобылу, а двух оставшихся лошадей соединить друг с другом. Отец и дочь. Что может быть прочнее этого союза!

        На столе Зейна лежала почта. Он молча смотрел на аккуратно сложенные конверты и счета, не в состоянии дотронуться до них. Через открытое окно послышалось ржание лошади. Должно быть, Элли занимается с кобылкой. Зейн был слишком взволнован, чтобы усидеть на месте, и поспешил выйти на свежий воздух, понимая, что если останется в комнате хоть на минуту, то взорвется от напряжения.
        До сих пор он старался не попадаться жене на глаза, пока она работает с лошадью, чтобы не давать ей повода обвинить его в слежке. Но сейчас его это мало заботило. Он даже хотел, чтобы его появление вызвало у нее раздражение и обиду. Все что угодно, лишь бы не думать об этом проклятом конверте. Грустные мысли сверлили ему голову, отдаваясь болью в сердце.
        Куппер стоял около загона, в седле сидела довольная Ханна. Элли размахивала потником около лошади, которая с интересом наблюдала за ее действиями. И сейчас, глядя на Милую, Зейн с трудом узнавал в ней ту самую пугливую кобылку с дикими глазами, которую привез однажды на ранчо.
        Почувствовав его присутствие, лошадка навострила уши, но не двинулась с места. Элли посмотрела в его сторону и улыбнулась.
        - Смотри, Зейн, она кокетничает с тобой.
        - Папа! Папа! - закричала Ханна. - Я катаюсь на Куппере!
        - Вижу, милая.
        Девочка уже каталась на одной из его лошадей, а Куппера он знал давно, еще с того времени, когда бывал на ранчо у Лэсситеров. Это был добрый и надежный конь, поэтому Зейн нисколько не волновался за дочку.
        Неприятные и тяжелые мысли не оставляли его ни на минуту. Сейчас он вернется, распечатает конверт и… больше никогда не сможет назвать себя отцом Ханны. Любовь, забота, воспитание - ничто не идет в расчет. Только кровное родство. Будь все проклято!
        Элли исподтишка наблюдала за мужем. Широкополая шляпа была надвинута на глаза, но она не могла скрыть его осунувшееся, бледное лицо и дрожащие губы. Во всей позе Зейна чувствовался какой-то внутренний надлом. По-видимому, случилось что-то ужасное.
        Лошадка почувствовала напряжение девушки и с любопытством посмотрела на нее. Элли могла бы улыбнуться ее проницательности, но теперь, когда ее внимание было целиком сосредоточено на Зейне, она не могла больше продолжать занятия. Что же произошло?
        Она открыла ворота и выпустила кобылку на пастбище, но та, пробежав немного, оглянулась и посмотрела на Элли и лишь потом с удовольствием присоединилась к другим лошадям.
        - Милая слушалась тебя? - озабоченно спросила Ханна.
        - Конечно. Она же знала, что ты наблюдаешь за ней.
        - Я гладила ее, папа, - с гордостью сказала девочка, - и ей это понравилось.
        Элли нахмурилась, видя, как Зейн проверяет седло.
        - Я бы не позволила Ханне сесть на лошадь, если бы не была уверена, что седло надежно прикреплено, - резко заметила она.
        Он отрешенно посмотрел на нее.
        - Что ты сказала?
        Элли протянула руки и помогла малышке слезть с коня.
        - Иди в дом и как следует умойся, а я позабочусь о Куппере и приду к тебе.
        - Не хочу идти в дом! Не хочу умываться!
        - Рут готовит спагетти. После того как ты вымоешь руки, достань красивые салфетки и положи на стол.
        Ханна радостно побежала к дому, а Элли взяла Куппера под уздцы и, взглянув на мужа, мягко дотронулась до его руки.
        - Я хочу его расседлать и выпустить на пастбище, а ты иди к Ханне.
        Ни слова не говоря, Зейн сунул руки в карманы и направился вслед за дочерью. Элли задумчиво смотрела ему вслед, как вдруг внезапная догадка озарила ее. Она же сама принесла почту и видела письмо, адресованное Зейну. Его поведение могло означать только одно. На мгновение ей показалось, что она задыхается. Влетев в комнату, она бросилась к мужу.
        - Нет, это не правда. Ты должен снова сделать тесты. Я уверена, что они все перепутали. Они обязаны…
        - Я вообще ничего не помню, что произошло той проклятой ночью. Я был слишком пьян и пришел в себя только утром, когда проснулся обнаженным в постели Ким. У меня чертовски раскалывалась голова, перед глазами все плыло. Поверь, мне тяжело сейчас вспоминать все эти отвратительные подробности. Позже она так смеялась надо мной! Сказала, что искала достойную замену, так как Дойль наотрез отказался жениться на ней, узнав о беременности. Ким клялась, что между нами ничего не было, потому что я был просто не в состоянии заниматься сексом.
        - Но ведь все же произошло, хочешь ты этого или нет. И Ханна - наглядное доказательство тому. Не стоит придавать такое значение словам Ким, так же как и тесту.
        - Хватит притворяться и лицемерить, Элли! Я могу потерять дочь! Разве ты этому не рада?
        - Да как ты смеешь обвинять меня в этом? - взорвалась девушка. - Ты просто слеп! Я больше чем уверена, что с анализом что-то напутали, поэтому необходимо его переделать. А если и во второй раз мы получим отрицательный ответ, то обратимся в другое место. Не хочу больше ничего слушать. Никто не посмеет отобрать у тебя дочь.
        - Неужели? - скривил он губы в злобной усмешке. - Уж не ты ли помешаешь этому? Элли передернуло, как от пощечины.
        - Что написано в письме? - Она повернулась к столу и чуть не вскрикнула от удивления - письмо было не распечатано.
        Идиот! Он даже не удосужился прочитать! Элли решительно вскрыла конверт со штампом клиники и, глубоко вздохнув, пробежала глазами по бланку. Зейн неподвижно стоял рядом, никак не реагируя на ее действия.
        - Прочти! - Взволнованная Элли протянула ему бумагу.
        Но он резко отвел ее руку.
        - Зачем? Я и так знаю, что там написано.
        - Вот уж не подозревала, что у тебя талант читать нераспечатанные письма.
        - Уходи, Элли, оставь меня в покое. Думаю, что ты и так уже повеселилась от души.
        - Что? - спросила она срывающимся голосом. - Я еще не начинала веселиться по-настоящему. Мне хочется пробить тебе голову, потому что ты безнадежно упрям и туп. Вот это будет действительно забавно! А когда Ханна спросит меня, что происходит, я отвечу, что стараюсь привести в чувство ее тупого и бестолкового отца.
        - Что ты сказала? - сдавленно произнес он и наконец посмотрел жене в глаза.
        - Я сказала, тупого и бестолкового отца.
        - Дай, дай мне это скорей. - Зейн попытался выхватить бланк из ее рук.
        - Зачем тебе это? Ты и так знаешь, что там написано.
        - Элли! - Он чуть повысил голос, но она спрятала письмо за спину и состроила насмешливую гримасу.
        - По-моему, ты хотел, чтобы я ушла. Что ж, я оставляю тебя наедине с твоими мыслями.
        Она поспешно вышла из комнаты, но уже в коридоре Зейн, тяжело дыша, догнал ее и вырвал письмо из рук.
        - Оставь меня, - прохрипел он. Но Элли не ушла. Она прислонилась к стене, внимательно наблюдая за его лицом.
        - Я - отец Ханны, - тихо сказал Зейн, словно не веря тому, что произнес. - Я ее отец. Значит, Ким все-таки солгала мне.
        На глаза Элли навернулись слезы.
        - Я же говорила тебе. Но ты не хотел ничего слушать.
        - Ханна - моя дочь. - Он рассмеялся и подбросил вверх шляпу. - Моя, моя, моя!
        Солнце скользнуло за горизонт, в последний раз перед наступлением темноты сверкнув оранжевыми и красными лучами. Когда Зейн поднялся в спальню, Элли стояла у открытого окна.
        - Похоже, опять будет дождь, - сказала она, не оборачиваясь.
        - Да.
        Элли заслужила его благодарность - она сообщила ему радостную весть. Что ж, он не будет несправедливым и предоставит ей долгожданную свободу. Так что конец этому фальшивому браку. Теперь они расстанутся, и Зейн останется для нее в далеком прошлом.
        Он подошел к Элли и тихо коснулся ее плеча.
        - Извини. Возможно, я был немного груб за обедом, но мне…
        - Я все понимаю.
        В течение всего вечера Зейн был не в состоянии взглянуть на дочь. Когда девочка случайно пролила молоко, он поцеловал ее в нос и сказал срывающимся голосом, что любит ее больше жизни.
        - Я не буду сейчас ничего рассказывать Ханне. Она еще слишком мала. Может быть, позднее. - Он вздохнул. - Хотя я до сих пор не уверен, что ей следует знать такие вещи о матери.
        - Не нужно сейчас думать об этом. Наверное, Ким и сама точно не знала, кто отец ребенка. А если она была близка одновременно с двумя мужчинами, это говорит не в ее пользу.
        Зейн кивнул.
        - Когда Дойль отказался жениться на ней, она решила этот вопрос по-своему. Бедная женщина. В итоге она осталась ни с чем, зато подарила мне Ханну.
        Элли про себя горько усмехнулась. Она никогда не сможет подарить ему ребенка.
        - А Дойля мне искренне жаль, - продолжал Зейн. Теперь, зная правду, он мог быть великодушным. - Он потерял семью, а его надежды обрести дочь не оправдались.
        - Мне жаль его сыновей, - ответила Элли. - Когда расходятся родители, главным образом страдают дети. Слава Богу, что нам не пришлось испытать подобное, каким бы плохим отцом ни был Боу.
        - Благодаря тебе Ханна не будет страдать.
        - Я тут ни при чем, все равно когда-нибудь правда выплыла бы наружу.
        - Ты была так уверена в этом?
        - Не только я. Это было очевидно для всех, кроме тебя, конечно.
        - Я звонил сегодня родителям. Мама сказала, что у моей прабабушки были рыжие вьющиеся волосы.
        Элли охватила целая гамма чувств. С одной стороны, она была бесконечно счастлива за Зейна и Ханну, с другой - ее душили горечь и обида за его недоверие.
        Загрохотал гром, и резкий порыв ветра ворвался в комнату. Элли закрыла окно, и как раз в этот момент крупные капли дождя застучали по крыше, по крыльцу, по листьям деревьев. Она обхватила себя руками, пытаясь унять озноб. Теперь она не нужна Зейну - у него есть дочь.
        Сон не приходил. Зейн открыл глаза, напряженно всматриваясь в темноту. У него осталась Ханна, но Элли он потерял. С того момента, как появился Дойль, он жил в постоянном кошмаре и все свои эмоции вымещал на жене, обвиняя ее в лицемерии и предательстве. И сейчас, лежа в постели рядом с Элли, он не знал, что сказать, как извиниться за те горькие дни, которые она пережила по его милости.
        - Ты не должен беспокоиться по поводу Тэйлоров, больше они уже при всем желании не смогут причинить вред тебе и Ханне, - вдруг тихо произнесла Элли.
        Зейн вздрогнул.
        - Я думал, что ты давно спишь.
        - Нет, как видишь. - Сердце у нее учащенно забилось. - Но ты не беспокойся, я завтра уеду. Он до боли сжал кулаки.
        - Мы же договорились дать себе испытательный срок на месяц.
        - Это было до того, как ты приказал мне собирать вещи и покинуть этот дом. А сейчас уже слишком поздно - от нашего брака остались одни обломки.
        - Я так виноват перед тобой, Элли, извини меня. Она ничего не ответила.
        - Понимаю, мне нет оправдания, - хрипло сказал он. - Вместо того чтобы довериться тебе, я повел себя как круглый дурак. Я не должен был обижать тебя. Будь я проклят!
        - Ты хочешь, чтобы я осталась ради Ханны, или тебя гложет чувство вины за твои дерзкие и неоправданные подозрения?
        - Ради счастья Ханны.
        Но это была не вся правда. Он сгорал от желания. Ее тело, волосы, глаза… Они так возбуждали его, что он едва сдерживался, чтобы не застонать. Зейн порывисто обнял Элли, с силой прижимая ее к себе.
        - А ведь нам с тобой действительно хорошо, - нетерпеливо сказала она. Глава 9
        Эти неожиданные слова заставили его рассмеяться.
        - Очень, - удивленно ответил он.
        - Подожди, - сказала Элли, мягко отстраняя его. - Однажды мы уже думали, что любим друг друга, но это принесло нам лишь боль и разочарование.
        - То, что произошло, не имеет ничего общего с нашими чувствами. Да, я повел себя отвратительно, но ведь прошло столько времени. Мы стали старше и терпимее к чужим недостаткам, да и вообще во многом изменились.
        Зейн вглядывался в любимое лицо, пытаясь запомнить каждую черточку. А вдруг Элли все-таки захочет уйти и это их последняя ночь?
        - Мы были такими молодыми и неопытными и так верили в счастье и преданность. Ее слова больно задели Зейна.
        - У нас с тобой много общего - проговорил он, образ жизни, воспитание и даже привычки. Мы оба выросли на ранчо. И, несмотря на то, что случилось, я думаю, у нас одинаковая система ценностей. Если мы забудем обо всех обидах и постараемся понять друг друга, мне кажется, у нас еще есть шанс быть счастливыми.
        - Ради Ханны?
        - Не только. Ради нас самих. Ты согласилась пробыть здесь месяц. Но может быть, тебе стоит остаться на более длительный срок и попробовать?
        - Я не очень уверена, что наш брак пойдет на пользу твоей дочери. Она уже потеряла мать. Что с ней будет, когда я уеду?
        Элли сказала «когда», даже не «если». А он клялся, что в конце этого месяца
«когда» превратится в «никогда». Только бы ему удалось убедить ее остаться!
        - Будь по-твоему, Элли. Если из нашего брака ничего не получится, мы расстанемся. Тогда Ханна сможет навещать тебя в Эспене или в «Дабл Никл».
        - Неужели ты и вправду веришь, что мы сможем сохранить дружеские, платонические отношения?
        Ее встревоженный тон доказывал, как много это значит для нее.
        - Нет.
        Элли судорожно вздохнула.
        - По крайней мере честно. С нашим прошлым трудно смотреть в будущее. И уж конечно, между нами не Может быть разговора о дружбе.
        Приподнявшись на локте, Зейн сказал:
        - Я не знаю, сможем ли мы быть друзьями, но я не представляю наши отношения только платоническими. Ты же сама сказала, что нам очень хорошо вдвоем.
        - Я сказала просто «хорошо», - пробормотала она. Зейн засмеялся и дрожащими от нетерпения пальцами стал расстегивать пуговицы ее пижамы. Одним уверенным движением он снял ее, и Элли оказалась перед ним обнаженной. Это короткое мгновение было последним, когда она еще могла думать, ибо в следующую секунду его губы жадно прильнули к ее груди и ее затопила волна наслаждения, заставив забыть обо всем на свете. В этом жарком слиянии они полностью отдались страсти. Бешеный стук его сердца, хриплое, прерывистое дыхание, касавшееся ее распухших от поцелуев губ, потрясли Элли. Она была почти счастлива, чувствуя себя такой желанной.
        Все произошло именно так, как и мечтал Зейн. Кроме одного: Элли не любила его. Он уже понимал, что не сможет жить без нее. Прежняя любовь вспыхнула в нем с новой силой, сметая на своем пути все сомнения и неуверенность.
        Элли никак не могла понять, почему она проявила слабость и осталась на ранчо по прошествии месяца. Ханна особенно и не нуждалась в ней. Впрочем, как и Зейн. Зачем же он тогда попросил ее остаться? Может быть, он истосковался по физической близости и ему просто нужна женщина? Но она тотчас отвергла это предположение: такой мужчина, как Зейн, мог иметь любую, стоило только пожелать. Ким Тэйлор была не в состоянии оценить его, если спала с другими. Слава богу, что Зейн и Ким не любили друг друга. Элли улыбнулась.
        - Почему у тебя такое лицо? - Голос Дженни вывел ее из задумчивости.
        - А почему бы нет? Сегодня такой дивный день. Взгляни, как красиво смотрятся сосны на фоне безоблачного неба! А какие астры! Просто загляденье.
        - Ну и ко всему этому Зейн наконец получил результаты тестов и теперь знает правду, - лукаво заметила Дженни.
        - И это тоже.
        Дженни бросила взгляд на заднее сиденье, где Ханна и Дэйви весело играли, и, немного понизив голос, спросила:
        - Надеюсь, ты не унижала его за все эти беспочвенные подозрения и обвинения в твой адрес?
        - Нет. Зейн извинился и, похоже, действительно был огорчен.
        - Ты хочешь сказать, что он просто извинился за то, что сделал?
        - Ладно тебе, Дженни, - ответила девушка, - ему и так было плохо.
        - Если ты защищаешь его, значит, есть надежда на лучшее.
        Элли очень не хотелось обсуждать этот вопрос с сестрой. Это Томас считал, что на Дженни свет клином сошелся. Когда-то и Зейн думал так…
        Она затормозила и медленно въехала в открытые ворота.
        - Я никогда не думала, - продолжала Дженни, что Томас будет так переживать отчужденность в отношениях с братом. С его смертью, казалось, ушли все разногласия и споры, но у моего мужа больше никогда не будет брата.
        Элли тяжело вздохнула.
        - Дженни, ну что за уныние! Не думай об этом. При этом отметила, с какой нежностью и любовью ее сестра произнесла имя мужа. Томас любил Дженни не потому, что она была удивительная. Он любил ее просто потому, что она Дженни. Как, наверно, замечательно любить и быть любимой именно так!
        Элли остановила машину. Лошади на пастбище с любопытством смотрели на них, жеребята испуганно жались к кобылам.
        - Приехали. - Она повернулась к детям. - Только не делайте резких движений. Если мы медленно и осторожно пойдем к ним, они тоже подойдут к нам.
        Как и Уорт, Зейн занимался жеребятами прямо с рождения, постепенно приучая их доверять людям и не бояться их.
        - Дэйви, смотри! - радостно воскликнула Ханна. - Вон Москито, а это Имоджин. Привет вам! - Она весело замахала руками.
        - Неужели она знает всех лошадей по именам? тихо спросила Дженни.
        - Конечно. Зейн всегда брал ее с собой, и она знает гораздо больше, чем положено четырехлетнему ребенку.
        - Хочу тебе заметить, что он очень изменился, сказала Дженни. - Я с трудом узнаю в нем человека, которого знала когда-то. Но безусловно, все, что случилось с ним… с вами, не прошло бесследно.
        Элли сидела в кресле на крыльце и наслаждалась тихим осенним вечером.
        Солнце уже скрылось за горами, но его красноватые лучи еще подсвечивали облака. Становилось прохладно.
        - Папа, а Дэйви так испугался наших лошадей, зевая, сказала Ханна, свернувшись калачиком на коленях отца.
        Зейн с улыбкой нежно гладил ее по голове, накручивая на пальцы рыжие локоны.
        - Когда дедушка Бак брал тебя на родео, ты сначала испугалась клоунов, помнишь?
        - Я же не знала, что это его друзья. И никогда не видела клоунов раньше.
        - Милая, Дэйви просто не успел привыкнуть к лошадям. Он все время жил в большом городе, в котором машины, автобусы, метро. Только лошадей там нет.
        - Что такое метро?
        - Ну это поезда, которые идут под землей.
        Глаза у девочки округлились, а Элли вернулась к своим грустным мыслям.
        Как бы хорошо сейчас ни складывалась ситуация, она не могла повернуть время вспять. Пять лет назад захлопнулась дверь перед ее будущим, о котором она так мечтала, и этой счастливой мечте уже не суждено было сбыться никогда. Хотя Ким и умерла, Элли не могла забыть, что та была женой Зейна, что он занимался с ней любовью и имел от нее дочь. Факты - упрямая вещь, с ними трудно спорить.
        У Элли не было выбора, когда Зейн разорвал помолвку, зато сейчас она могла выбирать. Сегодня, завтра, через неделю она может уехать и навсегда расстаться с ним, если захочет. Или, наоборот, остаться с Зейном, стать ему верной женой, заменить Ханне мать. Но это было, конечно, не то, о чем она мечтала.
        - Элли, я хочу к тебе. - Девочка пересела к ней на колени. - Ты так приятно пахнешь. Совсем как мама. - Потом она обратилась к отцу:
        - Папа, расскажи мне сказку про девочку.
        - Нет, милая. Лучше я расскажу тебе про медведицу, которая отправилась со своими медвежатами в гости. Подозреваю, что Элли ее не знает.
        - Нет, я хочу про девочку, как она стала мамой для птенчиков. Элли это тоже не знает.
        Но Элли хорошо знала эту сказку. Она в изумлении уставилась на Зейна. Он отвел взгляд.
        - Итак, жила-была девочка.
        - Джейн Донут, - подсказала Ханна.
        - Да, именно Джейн Донут. Однажды она возвращалась из школы домой на автобусе…
        - Со своим братом и двумя сестрами.
        - Кто рассказывает - ты или я? - Зейн притворно нахмурился.
        Ханна захихикала.
        - Ты, папа.
        - Ну так слушай, а не перебивай. Итак, Джейн нашла…
        - Птенчиков. Их папа и мама в это время играли с ангелами. - Малышка звонко захлопала в ладоши.
        Конечно, Элли не могла не знать эту историю. Еще девочкой она выходила птенцов, которых нашла на дороге, возвращаясь из школы. Взрослых птиц съела кошка.
        Когда Зейн закончил, Ханна весело рассмеялась.
        - Папа знает столько сказок про эту Джейн. Она всегда помогала животным и птицам, потому что была очень добрая и любила их. Правда, папа?
        - Она и сейчас их любит, милая.
        - Так ты знаешь ее?
        - Я любил ее.
        - И я тоже, - решительно заметила девочка. - Мы оба очень любим ее, да?
        Зейн не ответил на вопрос дочери. Он просто не знал, что сказать.
        На следующее утро за завтраком Элли поняла, почему он промолчал.
        Он сказал «любил», и это было в прошлом. Любовь. Как она ненавидела это слово! Означает ли это дрожь желания, когда мужчина как-то особенно смотрит на тебя? Или это непередаваемые ощущения восторга, когда он занимается с тобой любовью? А может быть, это тихие и спокойные вечера, когда тебе уютно в его обществе и ничего не надо говорить, а просто наслаждаться его присутствием?
        Элли растерянно крутила кольцо на безымянном пальце.
        - Ты почему-то никогда не спрашивала меня о нем, - сказал Зейн, пристально глядя на жену.
        Она знала, что это кольцо принадлежало его прабабушке. И именно его Элли бросила в грязь, когда Зейн сообщил ей о предстоящей свадьбе с Ким.
        Выходя замуж, она наотрез отказалась носить его, но Зейн убедил ее, заверив, что Ким Тэйлор оно никогда не принадлежало.
        - Ты никогда не спрашивала меня, почему я купил ей другое, - продолжал Зейн.
        - Мне казалось, ей хотелось что-то более современное.
        - Ким никогда его не видела, это кольцо всегда было только твоим.
        Элли взволнованно посмотрела на мужа, не зная, что ответить.
        - Спасибо, что составила мне компанию за завтраком.
        - Пожалуйста.
        Она сама не понимала, почему встала так рано, чтобы приготовить ему яичницу с беконом. Зейн встал из-за стола.
        - Сегодня у меня очень много дел, не знаю, когда вернусь. Если буду задерживаться, обедайте без меня. Желаю вам хорошо провести день.
        - И тебе.
        Как по-домашнему звучит их разговор! Но Зейн не уходил, продолжая смотреть на Элли. И ей вдруг захотелось броситься ему на шею, прильнуть губами к его рту и раствориться в дарившем такое наслаждение поцелуе. Она густо покраснела и поспешно опустила глаза, чтобы он не увидел промелькнувшего в них желания.
        - Это самый лучший завтрак в моей жизни.
        - Да ничего особенного, - смущенно пробормотала Элли, - просто я вспомнила, как ты любишь яичницу с беконом.
        Но Зейн, подойдя к ней, взял ее за руку и заглянул в глаза.
        - Спасибо, Элли.
        И в следующую секунду он наклонился и поцеловал ее. Она забыла обо всем на свете и затаила дыхание. Его губы были такими теплыми и нежными и… такими требовательными.
        Ресницы у Элли затрепетали, веки вдруг стали тяжелыми, и она закрыла глаза, поглаживая его шею. Кто бы мог подумать, что вкус кофе, яичницы и бекона может быть таким волнующим!
        Нехотя оторвавшись от жены, Зейн прошептал:
        - Будь они прокляты, эти дела! Если я не приеду вовремя, то Вэлли сам заявится сюда и будет немало удивлен, увидев, как мы с тобой занимаемся любовью прямо на столе.
        - Не говоря уже о Рут, - подхватила Элли.
        Он улыбнулся и нежно провел рукой по ее щеке.
        - Это ты виновата, что выглядишь сегодня необыкновенно сексуальной.
        Элли, смеясь, оттолкнула его.
        - Иди на работу.
        Проводив Зейна, она, весело напевая, отправилась в ванную и с наслаждением встала под теплые струи, но ее мысли неуклонно возвращались к разговору с мужем и к тем ощущениям, которые она испытала от его объятий и поцелуев. Отчаянно ненавидя Зейна за боль и унижение, Элли не заметила, как вновь полюбила его.
        Ее муж никогда не был святым - у него была масса недостатков, но сейчас им был дан еще один шанс. Так стоит ли его игнорировать? Элли не надеялась, что жизнь с ним будет проста и безоблачна. Возможно, им предстоит пережить ссоры, обиды и разочарование, но вместе, рука об руку, они справятся со всеми трудностями. Так было с появлением Шона Дойля, и так будет, если им судьбой уготовано еще пережить что-то. Элли не была полностью уверена в любви Зейна, но твердо знала, что сама любит его, любит Ханну. А для начала это не так уж и мало.
        В дверь раздался громкий стук.
        - Элли! Я хочу к тебе.
        Сквозь стеклянную дверь ванной она увидела Ханну. Теперь это ее дочь.
        Она быстро выключила воду, оделась и взяла на руки заспанную, улыбающуюся девочку.
        - Как ты рано, - сказала Рут, увидев Зейна.
        - Старался, как мог, - ответил он. - Не терпелось поскорее вернуться домой. А где же…
        - Элли поехала в Эспен и взяла Ханну с собой. Рут всегда называла имя Элли с особой теплотой.
        - Правда? И взяла Ханну? - недоуменно переспросил он.
        - И что же? Разве это плохо?
        - Да нет, только немного неожиданно. Элли не говорила мне, что собирается уезжать.
        - Она и не собиралась. Просто, пока Ханна завтракала, твоя жена захотела подстричься. Ну и взяла девочку с собой, чтобы она не скучала.
        - Ты знаешь. Рут, я всегда волнуюсь, когда моя дочь ездит на машине.
        Пожилая женщина внимательно посмотрела на него.
        - Думаю, они уже скоро вернутся. И не беспокойся, Элли не допустит, чтобы с девочкой что-то случилось. Она любит ее по-настоящему, в отличие от Тэйлоров.
        - Ты права, как всегда. - Зейн попытался улыбнуться. - Они приедут раньше, чем я успею отмыться.
        Ханна в безопасности вместе с Элли, убеждал он себя, вставая под душ. Это все равно как если бы она отправилась с Рут. Но непонятное, тревожное чувство не оставляло его. У Зейна вошло в привычку: если Ким была с ним мила и приветлива - не жди добра. И сейчас он не понимал, почему Элли сегодня встала так рано, приготовила ему завтрак и была такой нежной и ласковой. Как бы он хотел проникнуть в ее мысли! К сожалению, этого никому не дано. Мужчина никогда не в состоянии понять, что хочет женщина и что у нее на уме.
        Нет, он не волновался, он был раздражен. Элли обязана была сказать ему о своей поездке. А что, если бы у него были другие планы в отношении Ханны? Например, прокатиться верхом или просто отправиться погулять. Ах да! Он ведь говорил жене, что, по всей видимости, задержится. Но все равно она должна была поставить его в известность.
        Приняв душ и переодевшись, Зейн вышел на крыльцо, не сводя глаз с дороги.
        Примерно через час во двор въехала машина Элли. Он торопливо сбежал по ступенькам и тут же оказался у машины.
        - Где вы были?
        - В Эспене, - удивленно ответила Элли. - Разве Рут тебе не сказала?
        Затем, окинув его взглядом, улыбнулась.
        - Ты сегодня рано.
        - Папа, смотри, у меня новая шляпа! Элли купила, - с гордостью сообщила девочка.
        Он открыл дверцу и взял дочку на руки.
        - А это что? - спросил он, указывая на многочисленные свертки и пакеты, заполонившие все заднее сиденье.
        - Мы ходили по магазинам. А это мои новые сандалии. Они такие красивые и удобные! Как у Элли.
        - Вы что, скупили все магазины?
        - Почти. Но нам понравилось, да, Ханна?
        - Очень. А еще мы купили желтые туфли и новую одежду для школы, - весело щебетала малышка.
        - Для какой школы? - Зейн опустил дочку на землю и растерянно посмотрел на жену.
        - Для детского сада, - объяснила Элли. - Ханна будет ходить туда один раз в неделю.
        - Папа, я буду там играть с детьми и петь песни.
        - Мне никто об этом не говорил.
        Элли подошла к мужу и легко коснулась губами его щеки.
        - Я поговорила с одной своей знакомой. У нее замечательный детский сад. Я сама собираюсь работать там раз в неделю и в этот день буду брать Ханну с собой.
        - Папа, правда, здорово? Мы с Элли вместе пойдем в школу.
        Зейн почувствовал легкое раздражение.
        - Тебе следовало сначала спросить мое мнение на этот счет, - жестко сказал он, обращаясь к жене.
        - Я решила, что глупо упускать такую возможность. Пойми, для Ханны это наилучший вариант.
        - Мне лучше знать, - последовал ответ. Элли озадаченно взглянула на него.
        - Что-то не так? Ты против?
        - Нет, ничего. Просто, как отец…
        - Папа, посмотри! - перебила его дочь. - Я стала как Элли!
        Она сняла свою новую голубую шляпу, и Зейн остолбенел. Его малышка, ее замечательные рыжие локоны. Теперь у девочки была короткая модная стрижка.
        Из груди у него вырвался мучительный стон, и лошади, беззаботно бегающие по пастбищу, остановились, тревожно глядя на хозяина.
        - Ты не должна была этого делать, не посоветовавшись со мной, - сердито выговаривал Зейн спустя несколько часов, давая волю накопившемуся гневу.
        Он едва сдерживал себя за обедом, пока наконец не уложил Ханну в постель. И теперь, оставшись в гостиной наедине с женой, шагал из угла в угол, сжимая кулаки.
        - Зачем ты заставила подстричься мою дочь? Да еще отправила ее в детский сад. Ну хорошо, с этим я готов смириться, но эта стрижка! О чем ты думала, Элли? Ты сделала это нарочно, назло мне? В тебе еще бродят эти глупые мысли о мести? Все никак не можешь забыть прошлое?
        Элли в ужасе смотрела на него, прижав к груди подушку. Как она могла так ошибаться! Как могла поверить, что у них с Зейном есть будущее!
        - Запомни, при всем желании ты не сможешь отобрать у меня дочь. С Дойлем у тебя не получилось, так ты решила этот вопрос по-другому. Накупила ей одежды, обуви, превратила в свое подобие. Резко повернувшись, он уставился в окно.
        - Я и не пыталась, - слабо возразила Элли.
        - Она моя дочь, понимаешь, моя! - Он снова подошел к ней, дрожа от ярости. - Только я решаю, что ей носить, и сам покупаю одежду. Я решаю, пойдет она в детский сад или нет. И только я могу съездить с ней в салон и сделать ей стрижку. Ты поняла меня? Здесь я хозяин!
        Элли медленно встала.
        - Не нужно кричать, Зейн, мне все ясно. Ханна никогда не будет моей дочерью. Я просто не правильно расценила твои слова, когда ты так красноречиво убеждал меня, что девочке нужна мать. Видит Бог, я хотела ею быть, но, как всегда, ошиблась.
        Она бросила подушку на софу и направилась к двери.
        - Куда ты? - подозрительно спросил он.
        - Наверх, укладывать вещи. Все сразу я увезти не смогу. Позвони мне и скажи, когда будет удобно забрать оставшееся. Ханне объяснишь все сам.
        - Какие вещи? Ты что, уезжаешь?
        - Конечно. После того, что ты сказал, я и минуты здесь не останусь.
        - Но почему? - Зейн нервно провел рукой по волосам. - Ладно, извини, я был не в себе. Но почему ты решила ее подстричь? Наверняка знала, что мне это не понравится.
        - Если бы я знала, зачем бы мне делать это? Я не уговаривала ее, Ханна сама захотела подстричься.
        - Чтобы быть похожей на тебя.
        - И тебя это беспокоит? Ты просто ревнуешь, Зейн, и очень боишься, что девочка будет любить меня больше.
        - Не будь дурочкой, - рявкнул он, понимая, что жена не так уж далека от истины.
        - Разве? - насмешливо спросила она. - Но речь ведь не об этом. Ты не доверяешь мне, и неважно, что я скажу, все равно ты будешь думать, что я хочу причинить вред твоей дочери. Что бы я ни сделала, ты во всем будешь видеть негативную сторону.
        - Я этого не говорил. Я сказал, что она моя дочь, и попросил тебя советоваться со мной, прежде чем ты предпримешь какие-то действия в отношении Ханны.
        Но Элли уже ничего не слушала. День, начавшийся так радужно, закончился кошмаром. Проглотив горько-соленый ком, подступивший к горлу, она вышла в коридор. Муни и Эмбер тихо сидели у дверей спальни. Элли хотела оставить их до утра, но животные упрямо следовали за ней, словно понимая, что она хочет уехать. Уже стоя в дверях, она обернулась к Зейну. Он не сделал попытки остановить ее и только молча стоял, прислонившись к стене, сосредоточенно наблюдая за действиями жены.
        - Если хочешь, я подыщу котенка или щенка для Ханны.
        - Забудь об этом, нам от тебя ничего не нужно.
        - Знаю.
        Бросив на него последний взгляд, она захлопнула дверь. Ей было почти так же больно и обидно, как пять лет назад.
        На полпути к Эспену Элли остановилась, достала телефон и дрожащими пальцами набрала номер брата.
        - Элли, это ты? Что случилось? - взволнованно спросил Уорт.
        - Я ушла от него, - прорыдала она.
        - Ты где? В Эспене?
        - Нет, я около заправочной станции.
        - Вытри слезы и успокойся. В таком состоянии нельзя сидеть за рулем. Я выезжаю к тебе.
        Элли сидела, вцепившись побелевшими пальцами в руль, ничего не видя перед собой, слезы застилали ей глаза.
        Уорт, наверное, поставил скоростной рекорд, потому что через полчаса он уже подъехал к станции. Бросившись к машине сестры, он открыл дверцу и крепко обнял заплаканную девушку.

        Глава 10

        - Но ведь почему-то Зейн настаивал на вашем браке? - задумчиво произнесла Грили.
        - Конечно, он женился на мне не просто так. Зейн полагал, что таким образом он навсегда избавится от притязаний Тэйлоров. А кроме того, ему был нужен секс.
        - Думаю, что с сексом-то у него проблем не было. Кстати, и жениться для этого вовсе не обязательно.
        - Секс на стороне? Только не для благородного и честного Зейна Питерса. Он всегда в первую очередь думает о дочери.
        - А ты, Элли, всегда поступаешь разумно? Или принимаешь решения очертя голову?
        - Сейчас я разумна, как никогда. Может быть, я и заблуждалась в чем-то, но Зейн отрезвил меня. Ты бы послушала его, Грили! За все время, что мы были женаты, он постоянно повторял: мой дом, мои лошади, моя дочь. Все его! Он никогда не сказал
«наши».
        - Вчера Ханна звонила на ранчо. Рут помогла набрать ей номер. Девочка спрашивала маму о тебе.
        Элли стиснула зубы. Бедная малышка! Только о ней девушка думала с теплотой и нежностью, покидая ранчо. Невинная жертва несостоявшихся отношений взрослых.
        - Все равно рано или поздно я бы уехала оттуда. Лучше, наверное, сейчас.
        - Ты могла хотя бы поговорить с ней, - мягко упрекнула сестру Грили.
        - И что бы я ей сказала? Что ее отец боится, как бы я не задушила ее прямо в кровати или что-то в этом роде?
        Грили покачала головой.
        - Ты безумно любишь его. Скажи, Элли, ты когда-нибудь говорила Зейну об этом?
        - Почему я должна говорить ему о своих чувствах?
        - Ты просто боялась довериться мужу.
        - Я выжидала, - наконец сдалась Элли. - Когда-то я верила Зейну, как самой себе, и что из этого вышло, помнишь? Если бы ты видела его лицо, когда он говорил мне совершенно ужасные вещи! Но у меня и в мыслях не было навредить Ханне. Никогда. Как только он мог подумать такое!
        Грили сочувственно взглянула на сестру.
        - Я очень хорошо помню наш разговор в больнице.
        - Но я… мне казалось, что с этим давно покончено. Я действительно хотела, чтобы наш брак удался. Но Зейн не поверил мне и не поверит никогда. Поэтому мне пришлось уехать. Со временем мы возненавидели бы друг друга, и я уверена, что так будет лучше для всех нас.
        Зейн отказывался понимать, почему разговор повернулся таким образом. Он лишь упрекнул Элли в том, что она подстригла девочку, а в результате его жена не отвечает на телефонные звонки. Когда же он встретился с Дженни, та обдала его таким холодом, будто он совершил нечто ужасное. Рут откровенно игнорировала его, быстро готовила еду, убиралась и тут же уходила.
        Что же касается Ханны, то за один день она превратилась из милой и послушной девчушки в капризное и раздраженное существо. Малышка постоянно хныкала, звала Элли, Муни и Эмбер. Зейн предлагал дочери завести котенка или щенка, но Ханне нужны были только питомцы Элли.
        Как объяснить девочке, что его жена не любит ее, потому что она дочь Ким Тэйлор? Он пытался не думать об Элли, но это было бесполезно - его тело отчаянно желало ее. Он не находил себе места, безумно скучал по ней и, понимая, что должен негодовать, не в силах был подчиниться доводам разума.
        Сидя за столом напротив отца, Ханна еле ковыряла в тарелке.
        - Не хочу, мне это не нравится. Зейн медленно досчитал до десяти и спокойно спросил:
        - В чем дело? Ты же всегда любила спагетти с сыром.
        Он специально попросил Рут готовить только самые любимые блюда его дочери.
        - Я больше не люблю спагетти. Элли никогда не заставляла меня есть через силу.
        - Элли здесь нет.
        - А я хочу, чтобы она вернулась, мне скучно без нее, - заплакала малышка.
        Зейн не знал, что ответить девочке. Он и сам страстно желал этого. Если бы только Элли могла понять его. Ханна была смыслом всей его жизни. Он кормил ее, пеленал, купал, укладывал спать и рассказывал сказки. Когда она болела, он ночи напролет проводил у ее кроватки.
        Девочка откинулась на спинку стула и положила ноги на стол.
        - Что ты себе позволяешь? Только не говори, что Элли разрешала тебе это!
        - Я хочу, чтобы Элли покрасила мне ногти. Зейн схватил дочь за ногу.
        - Послушай, а у меня возникла идея! Я могу помочь тебе.
        Ханна на секунду задумалась, но потом обреченно махнула рукой:
        - Элли увезла лак с собой.
        - Ну и что? Мы купим новый, это не проблема.
        - Нет, - опять захныкала она, - хочу лак Элли! Зейн мрачно посмотрел на дочь.
        - Запомни, она больше не вернется.
        Малышка заплакала с новой силой, и Зейн закрыл уши руками. Он мог дать своей дочери все что угодно. Кроме Элли. Если бы только его жена была более терпимой! Он так любил ее, и со временем стал бы безоговорочно ей доверять. Если бы и она любила его, то все поняла бы правильно и не уехала бы сразу после первой же ссоры.
        Зейн стоял на крыльце и смотрел, как к его ранчо подъезжает пикап. Но это, конечно, не Элли. На это он и не надеялся.
        Грили въехала во двор и вышла из машины, громко хлопнув дверцей.
        - Привет.
        - В чем дело? Она что-то забыла? Девушка удивленно подняла брови.
        - А как насчет того, чтобы поздороваться?
        - Что тебе нужно? - резко спросил он.
        Грили пожала плечами.
        - Меня послала Дженни. Она сама хотела приехать, но Томас запретил ей вмешиваться. Мы помним, что через две недели у тебя день рождения. Я привезла тебе подарок, хотя, по-моему, ты не заслуживаешь его.
        - От Элли? - проговорил он срывающимся голосом.
        Грили насмешливо посмотрела на него.
        - Боюсь, что, получив подарок от Элли, ты бы тотчас выбросил его. Ведь ты, Зейн, - у нее на лице появилось отвращение, - самый большой идиот, каких я только знаю. Если ты любишь ее, зачем бежишь от любви? Как же можно своими руками разрушать счастье? Не понимаю.
        - Кто тебе сказал, что я люблю ее? Вместо ответа Грили протянула ему большой конверт.
        - Дженни нашла это в ее вещах. Элли хотела вручить тебе его в день рождения. Но я убью тебя, если ты скажешь Томасу хоть слово.
        Она смерила его презрительным взглядом, села в машину и уехала.
        Скорее всего, это документы на развод, с горечью подумал Зейн. Он медленно разорвал конверт, и фотографии разноцветным веером выпали из него прямо на деревянный пол. Зейн наклонился и дрожащими руками поднял их.
        На первой карточке была изображена Ханна. Она сидела на траве, согнув колени, и сосредоточенно рассматривала книжку. Рядом с ней лежал Муни, с обожанием глядя на девочку. Зейн невольно улыбнулся и взялся за второй снимок. Элли и Ханна пускали мыльные пузыри. У них были такие смешные и трогательные лица, что он не удержался и засмеялся в полный голос. Снова Ханна - усталая, но счастливая, с коротко подстриженными волосами, она сидит на руках у Элли. И только сейчас он заметил, как они похожи.
        Пока он был занят собственными переживаниями, пытаясь разобраться в душивших его противоречиях, Ханна привязалась к Элли и полюбила ее. И теперь, держа в руках фотографии, Зейн вдруг ясно увидел, с какой любовью и нежностью Элли смотрит на девочку. Его жена всегда была очень замкнута и не позволила бы выставлять напоказ свои чувства. Значит, это произошло непроизвольно. Волею случая фотограф сделал удачные снимки.
        - Что это, папа? - Ханна подошла к нему, показывая пальцем на фотографии. - Как ты их получил? - Она недоуменно посмотрела на отца. - Разве сегодня твой день рождения?
        - Нет, милая. Впрочем, в каком-то смысле - да.
        - И у нас будет торт и мороженое?
        - Обязательно будет. Но только не сегодня.
        - А я хочу сейчас. - Ее губы жалобно дрогнули. - Без торта и мороженого день рождения не бывает.
        - Слушай меня внимательно. - Зейн взял девочку за руку. - Сейчас нам нужно собрать вещи. Я уезжаю в Техас по делам, а ты останешься с Элли.
        - Правда? - Глаза Ханны засветились от счастья, плохого настроения как не бывало. Она обвила ручонками шею отца. - Я так люблю тебя! Ты видел все фотографии? Элли сказала, что ты обязательно увидишь.
        - Увижу что?
        - Любовь на этих карточках.
        - Да, милая.
        Но уже вечером, перебирая фотографии, девочка недоуменно сказала ему:
        - Я не вижу здесь любовь, папа. Зейн бережно взял снимок и коснулся пальцем лица Элли.
        - Посмотри, как сильно она любит тебя.
        - И тебя она тоже любит, - отвечала малышка. Его сердце неистово забилось.
        - Почему ты так решила? Элли тебе говорила об этом?
        - Но папа, - сказала Ханна тоном, не терпящим возражений. - Конечно же, Элли любит тебя. Дэйви так сказал.
        Элли не могла представить, кто мог с такой настойчивостью звонить в дверь ее квартиры в шесть часов утра. Проведя почти бессонную ночь, она с трудом открыла глаза, потянулась и нехотя отправилась в коридор. Муни отчаянно лаял, виляя хвостом, Эмбер мяукала. Наверно, Уорт, подумала Элли и, зевая, открыла дверь.
        - Доброе утро, Элли. Надеюсь, ты не спала.
        - Привет, Элли.
        Она в изумлении уставилась на Зейна и Ханну, стоящих на пороге и весело улыбающихся ей. Должно быть, это сон. Она протерла глаза, но Зейн мягко отодвинул ее в сторону и поставил на пол маленький чемоданчик. Затем поднял дочь и поцеловал ее в щечку.
        - Ну, будь здорова, милая.
        Обернувшись к Элли, он крепко обнял растерянную девушку и прижал к себе.
        - Увидимся через несколько дней.
        - Что происходит, Зейн? - Элли наконец обрела способность говорить.
        - Когда я вернусь, первое, что я сделаю, - это повешу дощечку с нашими именами над дверью нашего дома.
        Элли схватила его за руку.
        - Ты не можешь уехать просто так. Куда ты отправляешься? О чем ты вообще говоришь? Я ничего не понимаю.
        - Я спешу, милая. Мы с Вэлли едем в Техас покупать новых лошадей. Номер моего сотового ты знаешь.
        - Пока, папа, - попрощалась Ханна. - Поцелуй меня еще раз.
        Зейн послушно наклонился к дочке, а затем приблизился к Элли. Он страстно прильнул к губам жены, и волна жаркого желания накрыла ее, смывая гнев и обиду. Она даже не пыталась вырваться. Она впитывала этот поцелуй, мгновенно забыв о боли и горечи расставания. Руки ее скользнули к затылку мужа, зарываясь в его волосы, и, уже не сдерживаясь, Элли прижалась к его жаркому телу. Казалось, их поцелуй длился вечность. Но вот Зейн, с трудом оторвавшись от нежных губ жены, мягко отстранился, не сводя с нее горящего взгляда.
        - Мне пора, я должен идти. Буду страшно скучать по моим самым любимым женщинам. Элли недоуменно посмотрела на него.
        - Ты собираешься оставить Ханну со мной?
        - Ну конечно. Рут едет вместе с нами. И потом, мне будет очень приятно, что вы вместе с нетерпением ожидаете меня. Не забудь, Ханна, о чем я тебе говорил. - С этими словами он вышел из квартиры.
        Элли медленно закрыла за ним дверь и посмотрела на девочку. Ханна улыбалась, и было видно, как она рада этой встрече.
        - Ты уже завтракала? Малышка радостно кивнула.
        - Я полагаю, папа велел тебе быть послушной, да? Но Ханна захихикала и покачала головой.
        - О чем же тогда он просил тебя?
        - Он сказал, что ты моя новая мама. Можно я буду так называть тебя?
        Элли ахнула и прижала ладони к губам. Теперь ничто не могло остановить ее слезы.
        Сделка прошла нормально. Все это время Зейн находился в радостно-приподнятом настроении, которое охватывает человека в преддверии большого счастья. Он ни на минуту не мог забыть их последний поцелуй. Он несколько раз звонил Элли, но не так часто, как хотел бы, опасаясь, что у нее могут возникнуть ненужные подозрения.
        По телефону они не смогли откровенно поговорить, беседуя в основном о делах и погоде, но каждый раз, звоня Элли, он собирался сказать, как сильно любит ее, и почему-то робел. Зейн предупредил жену, что вернется через два дня утром, но, гоня машину с бешеной скоростью, он оказался на ранчо поздно вечером.
        Машина Элли стояла под окнами. На негнущихся ногах он поднялся на крыльцо и открыл входную дверь.
        - Папа, нет! - закричала Ханна. - Уходи! Такого приема Зейн никак не ожидал.
        - Элли! Мама Элли! Папа вернулся. Мы не можем сейчас впустить его.
        Наверху громко играла музыка. Он с трудом различил голос Элли.
        - Я не слышу, милая. Что ты сказала?
        - Папа вернулся!
        - Выключи музыку и повтори еще раз.
        Зейн вошел в гостиную и прислонился к двери.
        - Она сказала, что папа вернулся.
        - Как же так? Ты сказал, что будешь только завтра утром, - обескураженно проговорила Элли.
        В душе у Зейна все оборвалось. А он-то думал, что они обрадуются его приезду.
        - Ты испортил весь сюрприз, папа.
        Только сейчас Зейн огляделся по сторонам. Комната была оклеена новыми светлыми обоями, мебель переставлена, начищенные деревянные полы блестели. Элли, вся в белой краске, смущенно стояла перед ним. Зейн облегченно вздохнул.
        - Как я вас люблю!
        - Мы так хотели быть красивыми для тебя, - протянула девочка, - но не успели.
        - Вы и так прекрасны, я вас обожаю.
        - Особенно я, - заметила Элли. - Наверное, я похожа на героиню какого-нибудь фильма ужасов.
        - Ты выглядишь как самая красивая и желанная женщина. Как моя жена. Как мать моей дочери. - Он рассмеялся. - Как мама Элли.
        Элли улыбнулась и смахнула слезы, предательски навернувшиеся на глаза.
        - А ты выглядишь как мужчина, который провел в дороге несколько дней и которому необходим душ, хороший ужин и поцелуй от жены и дочки. Но только в такой последовательности.
        - Ты уже здесь. - С этими словами Элли вошла в спальню. - Похоже, мне придется подстричься - краска не смывается. Что это?
        - Старый матрас Ханны. - Зейн бросил на него две подушки. - Пока мы все не расставили по местам, надо же нам с тобой где-то спать.
        - Но мы же не можем спать прямо на полу.
        - Что делать, если ты сама переставила мебель.
        - Это ты виноват, Зейн, что приехал сегодня, улыбнулась она.
        - Элли. - Он взял ее за плечи и пристально посмотрел в глаза. - Не знаю, простишь ли ты меня, я так глупо вел себя тогда… Я безумно боялся, что потерял тебя навсегда. Ты нужна мне не из-за Ханны, все эти годы я любил только тебя, Алберта Лэсситер, всем сердцем и душой.
        - Я панически боюсь потерять тебя, - прерывисто прошептала Элли. - Однажды мое сердце уже было разбито, Зейн. Я почувствовала, как оно раскололось на две половинки, это было очень больно. Второй раз я такого не вынесу.
        Зейн обнял и прижал ее к себе.
        - Ты больше не потеряешь меня, милая, - нежно проговорил он, закрывая глаза и касаясь щекой ее волос. - Любимая, я чувствую то же самое. Конечно, мы не можем предугадать, что нас ждет впереди, но я знаю, что с тобой мне хорошо, а без тебя плохо. Жизнь слишком коротка, чтобы мы могли терять время на разлуку. Хочу кое-что сказать тебе. - Зейн мягко взял ее за подбородок. - После того как мы с Ким поженились, я не мог заставить себя спать с ней в той комнате, которую мечтал разделить с тобой. Мы жили в комнате для гостей. - Он немного помолчал. - А после нескольких недель нашего брака я переехал в свою комнату, а Ким оставалась здесь. И с тех пор никогда…
        - Это в прошлом, - решительно возразила Элли. - Ким подарила нам чудесную дочь, и мы должны быть ей благодарны за это.
        - Но тогда я потерял тебя… Элли сладко потянулась.
        - Ты собираешься проговорить всю ночь или мы все-таки пойдем спать? - Она положила голову мужу на плечо, а он обнял ее и крепко прижал к себе.
        - Тебе не терпится посмотреть, как это будет выглядеть на потолке?
        Краска смущения залила щеки Элли.
        - У меня просто не было времени сломать все твои зеркала, но обещаю, что в ближайшее время в нашей спальне ничего подобного не будет.
        - Я не поэтому женился на тебе, - пробормотал Зейн, нежно целуя жену в шею.
        - Знаю. - Элли закрыла глаза. - Ты хотел спать со мной.
        - Не только. - Его пальцы ласково прикоснулись к ее груди. - Кто-то же должен был красить ногти Ханне.
        - Лгунишка. Ты хотел только меня, потому что тебе со мной очень хорошо.
        - Надо ли так понимать, что я вырос в твоих глазах? В прошлый раз ты сказала просто «хорошо».
        - Выключи свет, и давай спать.
        - Если мы выключим свет, то не увидим себя в зеркалах.
        Элли засмеялась и поцеловала мужа в плечо.
        - А сейчас, - продолжал Зейн, доставая из кармана кольцо, - надень это и сними с себя все остальное. Теперь ты моя навсегда.
        Теперь это действительно была их спальня, их дом, их жизнь, их любовь. Не иллюзия, не мираж, а счастливая явь, в которой Зейн любил Элли, а она любила его, и все было замечательно просто и ясно.
        - Элли.
        Она открыла глаза и перевернулась. Мужа рядом не было.
        - Зейн! - нерешительно позвала она.
        - Я здесь, милая.
        Он стоял у окна.
        - Иди ко мне, я хочу кое-что показать тебе. Накинув рубашку, Элли подошла к мужу.
        - Что ты делаешь?
        Он обхватил ее за плечи и показал пальцем в окно.
        - Посмотри туда.
        Перед домом стояла скульптура Грили, залитая лунным светом.
        - Ну да. Семья Ханны - ты, я и наша дочь. Рука Зейна крепче сжала ее.
        - А теперь смотри правее.
        Небольшой кустик, растущий рядом, отбрасывал тень, удивительно похожую на маленького жеребенка, который стремился навстречу дружной тройке.
        - Семья уже из четырех, - прошептал он. - Что вы думаете об этом, миссис Питере?
        - Я думаю, что надо попросить Грили снова взяться за инструмент и исправить ошибку.
        - Да, милая. И чем скорее, тем лучше. - Он нетерпеливо притянул жену к себе.

        ЭПИЛОГ

        Отдаленное уханье совы разбудило Элли. Зейн крепко спал, уткнувшись лицом в шею жены. Если бы зеркальные потолки не были сняты, то наверняка в них отразилась бы ее блаженная улыбка.
        Выйдя замуж за Зейна девять месяцев назад, она ни разу не пожалела об этом. Ханна была светом в глазах отца и огромной радостью для Элли.
        В агентство они с Дженни наняли нескольких сотрудников и теперь обе могли проводить больше времени со своими семьями.
        На ранчо построили пару конюшен - лошадей стало намного больше. Эмбер принесла котят, с которыми девочка постоянно возилась.
        Элли взглянула на спящего мужа. Ей так хотелось обнять его и сказать, как сильно она любит его. Она выскользнула из-под одеяла, чтобы больше не искушать себя, подошла к окну и вдохнула свежий утренний воздух. Свет фонарей освещал скульптуру. Элли радостно улыбнулась и погладила свой округлившийся живот.
        Почувствовав, что жены нет рядом, Зейн проснулся и тихо подошел к ней.
        - Как наша маленькая Хармония?
        - Извини, я не хотела будить тебя. - Элли прижалась к мужу. - Но Хармония может оказаться мальчиком.
        - Ни в коем случае. - Зейн шутливо погрозил ей пальцем. - Меня должны окружать только прекрасные женщины.
        - Шовинист! - Элли смеясь оттолкнула его. - Неужели для тебя так важно, мальчик это или девочка?
        - Конечно, нет, милая. Я хочу иметь здорового ребенка и здоровую мать. Когда ты собираешься раскрыть всем нашу тайну?
        - Чуть позже. Но пока об этом будем знать только мы.
        - Если бы ты знала, как мне не терпится поделиться нашей радостью, - признался Зейн. - Ты и наши дети - вот что составляет мое счастье.
        - Что происходит, мистер Питере? Вы, никак, опять признаетесь мне в любви, - тихо рассмеялась Элли.
        - Я не только признаюсь, я готов доказать это. - Он поднял ее на руки и понес в постель.
        И Элли знала, что их любовь никогда не угаснет, что у них впереди еще много счастливых мгновений, которые рано или поздно, так или иначе приходят в жизнь всякого человека…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к