Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Аллен Луиза: " Запятнанная Репутация " - читать онлайн

Сохранить .
Запятнанная репутация Луиза Аллен

        Кто-то не может наладить одну жизнь, а у мисс Филлиды Хёрст их даже три. В одной - она леди, сестра графа Фрэншема, во второй - торговка из бедного лондонского квартала, в третьей… нет, об этой жизни лучше даже не рассказывать. Никто не догадывался о тройной жизни Филлиды. Но однажды из Индии в Лондон прибыл молодой маркиз Эш Герриард. С его приездом у мисс Хёрст возникли серьезные проблемы. Он не только узнал обо всех перевоплощениях Филлиды, но и, покоренный красотой девушки, вознамерился соблазнить ее. Мисс Хёрст влюбилась в красавца маркиза, но ужасная тайна в ее прошлом, которую она тщательно скрывала, заставляла девушку считать себя не достойной его любви.

        Луиза Аллен
        Запятнанная репутация

        Глава 1

        3 марта 1816, Лондонский Пул

        - В самом деле, серый.  - Эш Герриард облокотился о поручни палубы и, прищурившись, окинул взором раскинувшуюся перед ним Темзу, где бросили якорь множество мелких суденышек, гребных лодок и различного рода кораблей, превосходивших по размеру даже их четырехмачтовый «Восточный индиец».  - Я даже представить себе не мог, что бывает столько оттенков серого. Коричневый, местами бежевый и зеленый. Но в основном серый.
        Эш так хотел забыть Лондон, думал, что возненавидит его, что он покажется ему чужим, но перед ним предстал старинный процветающий и удивительно знакомый город.
        - Дождя нет, а миссис Маккензи уверяла, что в Англии всегда дожди.  - Рядом с ним, закутавшись в тяжелый плащ, стояла Сара. Ее голос был веселым и взволнованным, несмотря на постукивающие от холода зубы.  - Здесь прямо как на «Гарден рич» в Калькутте, только суетнее. И намного холоднее. Вон даже крепость, видишь?  - указала она.
        - Это Тауэр,  - усмехнулся Эш, не желая заражать сестру своим дурным настроением.  - Вот видишь, я помню то, о чем читал.
        - Очень впечатляет, дорогой брат.  - Сара подмигнула, но взгляд ее быстро изменился, когда она увидела пару, стоящую вдалеке у поручней.  - Мата очень хорошо держится.
        Эш посмотрел в ту же сторону.
        - Широко улыбается, хочешь сказать? Думаю, они оба хорошо держатся.
        Его отец обнимал мать за талию и крепко прижимал к себе. В этом не было ничего необычного. Родители вели себя демонстративно даже по меркам свободного европейского общества Калькутты, но Эш хорошо знал отца и прекрасно понимал, что означает это спокойное выражение лица, когда стиснуты зубы. Маркиз Элдонстоунский готовился к битве против воспоминаний о стране, которую он оставил более сорока лет назад, однако это ничуть не упрощало положение дел. Отвергнутый собственным отцом и взявший в жены девушку, наполовину индианку, с ужасом принявшую новость о том, что ее супруг - наследник английского титула и однажды будет вынужден вернуться домой, полковник Николас Герриард не торопился покидать Индию и до последнего момента оттягивал возвращение на родину. Но у маркизов долг совсем иной, чем у военных дипломатов Ост-Индской компании, потому полковник прекрасно понимал, что в один прекрасный день унаследует титул и ему придется вернуться в Англию.
        «И его сыну тоже»,  - подумал Эш, подходя к отцу. Будь он проклят, если позволит этой перемене разрушить семью, будь он проклят, если не сможет снять часть груза с родительских плеч, пусть даже ради этого придется превратиться в чуждое ему существо - идеального английского аристократа.
        - Я возьму Пэрота и спущусь на берег, чтобы убедиться, встретит ли нас Томпкинс.
        - Буду тебе очень признателен. Не хочу, чтобы твои сестра и мать ждали его на пристани.  - Маркиз махнул рукой в сторону берега.  - Подай сигнал, когда прибудет карета.
        - Хорошо.  - Эш отправился на поиски моряка и лодки, на которой он смог бы добраться до причала. «Новая страна, новая судьба. Новый мир,  - сказал он себе,  - и новый бой». В конечном счете там его ждут новые земли, которые предстоит завоевать. Уже сейчас Эшу было сложно представить жару, буйную растительность и стремительный поток жизни дворца в Калятве. Эти воспоминания постепенно превращались в сон, утекающий как песок сквозь пальцы всякий раз, когда он пытался мысленно ухватиться за них. Все стало каким-то нереальным, даже боль и чувство вины. «Решми»,  - подумал он и оттолкнул эту мысль почти физическим усилием. Ничто на земле, даже любовь, не возвращает мертвых.

        «Должны же где-то быть надежные, благоразумные и рассудительные люди.  - Филлида прошла от входа в узкий переулок и пристально посмотрела на оживленную набережную Кастомс-Хаус.  - К несчастью, мой брат не из их числа». Удивляться не приходится, поскольку у их отца ни одной надежной кости во всем теле, и беспутная дочь все чаше убеждалась в том, что в его голове ни единой мысли, лишь игры, распутство и мотовство.
        А теперь от Грегори уже сутки нет никаких вестей. Он ушел с деньгами на аренду и, по словам его друзей, растворился где-то между Тауэром и Лондонским мостом.
        Она почувствовала, как ее дернули за шнурки полусапожек. Ожидая увидеть кошку, Филлида посмотрела вниз и с ужасом обнаружила пристальный взгляд черных глаз-пуговиц самой огромной вороны из всех, что ей доводилось видеть. Хотя, возможно, это ворон, которому удалось сбежать из Тауэра? У птицы были странно оттененные серым цветом голова и шея, а также перья, обрамлявшие массивный клюв. Значит, не ворон. Птица бросила на Филлиду надменный взгляд и снова принялась клевать шнурки ее ботинок.
        - Кыш отсюда!  - Девушка отдернула ногу. Птица отпустила шнурки, пронзительно каркнув, и принялась клевать другую ногу.
        - Люцифер, отпусти леди.  - Ворона взмахнула крыльями и устроилась на плече высокого мужчины без шляпы, стоявшего напротив нее.  - Прошу прощения. Его привлекают шнурки, любые нитки, длинные и тонкие предметы. Но по отношению к змеям он, к сожалению, крайне труслив.
        - В Лондоне это не имеет значения.  - К Филлиде наконец-то вернулся голос. Откуда взялся этот красивый, странный, дьявольски фамильярный человек? Филлида взглянула на него, отметив темно-коричневые волосы, прямой нос, золотистого цвета кожу и зеленые, пристально изучавшие ее глаза. «Загорелая кожа в марте?» Нет, это естественный цвет. Почувствуй она сейчас запах серы, совершенно бы не удивилась.
        - Я это уже понял.  - Он посадил птицу на руку и взмахнул ею в воздухе.  - Лети и найди Сару, пернатое чудовище. Он начинает выражаться, если его держать в клетке,  - добавил незнакомец, глядя вслед птице, летящей к стоящим на якоре кораблям.  - Но я боюсь, придется запереть его, пока он не начал соблазнять тауэрских воронов на всякие бесчестья. Если эти птицы в действительности существуют и не являются легендой.
        - Они существуют.  - «Он определенно иностранец». Незнакомец был одет со вкусом, в изящной неанглийской манере. Плотный черный плащ с подкладкой цвета немного темнее его глаз, темный жакет, парчовый жилет, отделанный шелком, белоснежная сорочка изо льна, хотя нет, сорочка тоже из шелка.  - Сэр!
        Он опустился на колено, встав на грязные булыжники, и принялся завязывать шнурки на ее полусапожках, продемонстрировав длинные волосы немодной длины, доходившие до плеч и завязанные сзади у основания шеи.
        - Что-то не так?  - спросил он серьезно, с изумлением подняв на нее зеленые глаза. Прекрасно он знал, негодяй, что именно не так.
        - Вы трогаете мою ногу, сэр!
        Джентльмен покончил со шнурками, напоследок затянув узел потуже, и поднялся на ноги.
        - Боюсь, без этого завязывать шнурки довольно сложно. Куда вы теперь направляетесь? Смею вас заверить, ни я, ни Люцифер не имеем далеко идущих намерений относительно вашей обуви.  - Однако его улыбка внушала опасение.
        Филлида сделала еще шаг назад, но уйти далеко от человека, посягнувшего на ее лодыжки и самообладание, не удалось. Вдоль набережной в их сторону шел, пошатываясь, Гарри Бак в сопровождении одного из своих бандитов. От страха у нее сжался желудок, и она принялась судорожно озираться в поисках укрытия, желая избежать встречи с одним из самых отпетых отморозков Ваппинга[1 - Ваппинг - район в восточной части Лондона.]. Нервное напряжение вызвало приступ дурноты. Если только он вспомнит, что произошло девять лет назад…
        - Этот человек…  - Филлида кивнула в сторону Бака.  - Я не хочу, чтобы он меня увидел.  - У нее перехватило дыхание.  - Он идет сюда.
        О спасении бегством не могло быть и речи, это все равно что бросить клубок шерсти перед кошкой - Бак инстинктивно пустится в погоню. А она даже не позаботилась о том, чтобы захватить шляпу с полями, способными прикрыть лицо. Обыкновенную соломенную шляпку. «Растяпа, как можно появляться на его территории неподготовленной, с неприкрытым лицом!»
        - В таком случае нам придется познакомиться поближе.  - Незнакомец сделал шаг вперед, прижал Филлиду к стене, поднял укутанную плащом руку, закрывая ее от пристани, и наклонился.
        - Что вы делаете?
        - Целую вас,  - ответил он. И поцеловал. Свободной рукой прижал ее к своему крепкому телу, в его бесстыжих глазах читался смех. Возмущенный вздох Филлиды был прерван поцелуем.
        Сзади послышались тяжелые шаги, два грузных тела закрыли собой свет, перекрыв вход в переулок, и грубый голос произнес:
        - Ты на моей территории, приятель, а это, должно быть, одна из моих шлюх, ты мне должен.
        «Одна из моих шлюх. О боже. Меня сейчас стошнит. Только не сейчас! Сейчас нельзя».
        Незнакомец поднял голову, прижал ее лицо к шелковой рубашке.
        - Я привел ее с собой и не намерен делиться. И я не плачу мужчинам за секс.
        Филлида услышала, как телохранитель Бака презрительно усмехнулся. Голос защитника прозвучал уверенно невозмутимо и мягко.
        На секунду повисло молчание, затем Бак разразился хриплым смехом, до сих пор порой мучившим Филлиду в самых страшных кошмарах.
        - Ты мне нравишься. Заходи ко мне, если хочешь сыграть по-крупному. Или найти доступную девку. Спроси у любого в Ваппинге, где отыскать Гарри Бака.
        Послышались шаги, удаляющиеся в сторону переулка.
        Филлида дернулась, обрушивая весь свой гнев на незнакомца:
        - Отпустите меня!
        - М-м-м?  - Его нос находился у основания ее шеи, вынюхивая что-то и слегка касаясь кожи. Несколько минут назад его губы также легко прикасались к ее губам в томительной нежной ласке.  - Жасмин. Очень мило.
        Филлида высвободилась и отступила на шаг, но недостаточно далеко, чтобы чувствовать себя в безопасности.
        Ей вообще не нравилось, когда ее целуют. За этим омерзительным действием следовало не менее отвратительное продолжение. Но этот поцелуй удивил. Он не был омерзительным. Должно быть, все зависит от того, кто целует, и для этого влюбленность не обязательна. Прежде Филлида считала, что только влюбленность способна помочь перенести эту пытку.
        Она глубоко вздохнула, осознав, что вместо запаха серы от него исходит довольно приятный аромат.
        - Сандал,  - неожиданно для себя произнесла она, хотя хотела сказать что-то вроде: «Наглый авантюрист! Самонадеянный негодяй! Да кто ты такой?» В голове пронеслось: «Поцелуй меня еще раз». Странно.
        - Верно. И легкая нотка нарда. Вы разбираетесь в ароматах?  - Он все еще находился слишком близко, прижимая ее к стене рукой.
        - Не намерена обсуждать парфюмерию! Спасибо, что спасли меня от Бака, но теперь прошу вас уйти! Правда, сэр, вы не можете разгуливать по улице и целоваться с незнакомыми странными девушками, когда вам заблагорассудится.  - Филлида вывернулась из-под его руки и оказалась на набережной.
        Незнакомец повернулся и улыбнулся Филлиде, от чего внутри у нее все сжалось. Он не попытался задержать ее, в то же время у девушки возникло ощущение, будто его рука все еще лежит на ее талии. Никто и никогда больше не посмеет удерживать Филлиду против ее воли. Тем не менее этого человека она совсем не боялась.
        «Как глупо. Очарование не делает его менее опасным».
        - А вы странная?  - поинтересовался он, реагируя на ее слова.
        На это можно было придумать множество ответов, правда недостойных леди.
        - Странная только потому, что я до сих пор не влепила вам пощечину,  - отчеканила Филлида. Почему она этого не сделала, когда Бак ушел, загадка даже для нее.  - Хорошего вечера, сэр,  - бросила она через плечо и удалилась. Незнакомец в ответ лениво и самодовольно улыбнулся. Филлиде пришлось приложить немалые усилия, чтобы не побежать.

        У ее губ был вкус ванили, кофе и женщины, а запах напоминал летний вечер в саду раджи. Эш провел языком по нижней губе, наслаждаясь воспоминанием, пытаясь разглядеть английского адвоката отца.
        «Я пошлю за вами семейную повозку, милорд»,  - сообщалось в последнем письме Томпкинса, которое было доставлено маркизу вместе с английскими горничными для маты и Сары и камердинерами для него и его отца. Пэрот - личный секретарь, на вооружении которого были все факты, цифры и детали, касающиеся дел семьи Элдонстоун и их недвижимости, оказался самым полезным из присланных людей.
        «Принимая во внимание скоропостижный отход Вашего отца от дел и факт его прискорбной кончины, заставшей нас врасплох, я взял на себя ответственность не терять времени на дальнейшую переписку и направил вам английскую прислугу и моего самого надежного ассистента».
        Получив неизбежно безрадостные новости, отец не стал долго думать. Эша отозвали из княжества Калятва, где он служил адъютантом при своем прадеде - радже Кират Джосван, личные вещи продали, отдали или упаковали, и семья из четырех человек со своей свитой отправилась на корабле «Восточный индиец» к берегам Англии.
        - Милорд, карета подана. Я отправил весточку его светлости и отослал лодку обратно.
        - Вот и закончились твои хлопоты, Пэрот,  - улыбнулся Эш, шагая по причалу рядом с серьезным рыжеволосым секретарем.  - Должно быть, ты рад вернуться домой после семнадцати недель на борту проведенных в попытках научить нас всему, от арендного права до ограниченного капиталовложениями права собственности, не говоря уже о других скрытых приемах ведения дел семьи.
        - Безусловно, мне приятно снова очутиться в Англии, милорд, и моя матушка будет рада увидеть меня. Тем не менее для меня большая честь помогать вам и вашему отцу.
        «А еще этот несчастный питает нежные чувства к Саре. Так что, вероятно, расстояние пойдет им только на пользу». Отношение Томаса Пэрота к его сестре - единственный недостаток, замеченный Эшем в молодом человеке. Влюбляться свойственно слугам романтикам, поэтам и женщинам. И идиотам, к числу которых Эш себя с некоторых пор не причислял.
        Его отец безрассудно влюбился и женился, что, несомненно, можно считать удачным стечением обстоятельств, поскольку, благодаря этому союзу, на свет появился Эш. Но отец мог распоряжаться своей судьбой самостоятельно. Будучи на тот момент наемным солдатом, он мог делать все, что ему заблагорассудится. «Его сын виконт Клэр должен руководствоваться совершенно другими мотивами при выборе жены» - с содроганием напомнил себе Эш.
        - Милорд.  - Пэрот остановился у красивой черной кареты, с одной стороны которой красовался герб, знакомый Эшу по многочисленным юридическим документам, внушительной величины семейному древу и, кроме того, изображенному на тяжелом печатном кольце отца.
        Облаченные в ливреи слуги спустились с кареты и вытянулись в струнку. Два экипажа скромнее ожидали позади.
        - Это для ваших вещей и прислуги, милорд. Багаж будет доставлен, как только его выгрузят с судна. Надеюсь, этого будет достаточно?
        - Никаких повозок, запряженных волами, и никаких слонов в поле зрения,  - пошутил Эш, оглядываясь.  - Должно быть, мы поедем непривычно быстро.
        - Счета за корм для скота определенно будут меньше,  - с серьезным видом отозвался Пэрот, и они направились к пристани, куда должны были причалить лодки.

        - Вот ты где!  - Филлида бросила шляпку и сумочку на стол и подошла к развалившемуся на диване брату, который лежал словно марионетка с перерезанными нитями.
        - Я здесь.  - Грегори медленно приоткрыл один глаз.  - Ради всего святого, сестра, прошу тебя, не ворчи.
        - Я сейчас не только ворчать буду,  - пригрозила она, бросив накидку на стул.  - Где деньги за арендную плату?
        - А… Ты их потеряла…  - Он кое-как сел и принялся шарить по карманам. Смятые купюры повалились на пол.  - Вот они.
        - Грегори! Ради бога, ответь мне, где ты их взял?  - Филлида упала на колени и стала собирать деньги, разглаживая и пересчитывая.  - Да тут свыше трех тысяч фунтов.
        - Карты,  - произнес он, картинно откидываясь назад.
        - Ты всегда проигрываешь в карты.
        - Все верно. Но ты постоянно упрекаешь меня и требуешь быть более рассудительным и экономным, вот я и решил последовать твоим советам. Ты права, Филл, от меня не было никакого толку, ведь так? Я даже называл твои здравые мысли ворчанием. Но, собрав всю хитрость в кулак, я отправился в новый игорный дом. А они ведь всегда позволяют выиграть в первый раз, не так ли?
        - Я где-то слышала об этом.  - Беда в том, что ее брат вряд ли додумался до такого самостоятельно.
        - Так или иначе, они об этом позаботились, я на самом деле выиграл. Когда они оскалились, довольные как акулы, и предложили мне идти ва-банк, я решил остановиться на сегодня.  - Он был очень доволен собой.
        - И они тебя так просто отпустили?  - Филлида вспомнила Гарри Бака, и по ее спине пробежали мурашки. Он ни за что не выпустит выигравшего человека из своего игорного дома в целости и сохранности. Да и девственницу тоже. Филлида мысленно положила эту мысль в коробку и захлопнула воображаемую крышку.
        - О да. Я пообещал вернуться завтра с друзьями, раз уж я вышел на полосу везения.
        - Они тебя до нитки оберут во второй раз.
        Грегори снова со вздохом закрыл глаза, что означало скорее усталость, нежели приступ похмелья.
        - Я им соврал. Слушай, Филл, я начинаю новую жизнь. Вчера утром я долго и пристально изучал себя в зеркале. Я не становлюсь моложе. Этот факт заставил меня задуматься о том, что ты мне говорила, а я не сомневаюсь в твоей правоте. Мне надоело дрожать над каждой копейкой и смотреть на то, как много ты работаешь. Нужно подыскать мне богатую невесту, в игорных домах Ваппинга таких точно нет. А еще нам надо накопить денег на свадьбу, как ты и хотела.
        - Ты самый лучший брат на свете.  - Это была наглая ложь, и приступ добродетели мог очень скоро смениться чем-то иным, но Филлида любила брата, несмотря ни на что. Может, он и правда повзрослел.  - Не забывай, ты обещал мне, что мы завтра идем на бал к Ричмондам.
        - Тоже мне событие, бал у Ричмондов,  - заметил Грегори, поднимаясь.
        - Если бы это был просто бал, какая в том польза, но Фенелла Ричмонд обожает тех, кто перед ней лебезит. Значит, помимо сливок общества, она пригласит тех, кто будет ей льстить. Я уверена, в гостиных соберется немало родителей, желающих выдать своих дочерей за титулованного жениха в обмен на свои деньги.
        - Торговцы. Мельники. Владельцы фабрик.  - Голос брата стал задумчивым, без претензий, но одновременно в нем чувствовалась досада.
        - Твоя сестра, между прочим, владелица магазина, если ты об этом забыл. Ты прав, они все будут там, воображая себя в высшем обществе. Только представь, если они в восторге от леди Ричмонд, то, безусловно, будут рады встрече с красивым неженатым графом, владеющим загородным домом и большим поместьем. Поэтому, дорогой брат, будь добр вести себя как можно более очаровательно.
        Грегори усмехнулся:
        - Я всегда очарователен. А вот быть хорошим и ответственным и впрямь нелегко. Где ты пропадала целый день, Филл?
        Лучше промолчать о том, что она ходила его искать.
        - Я тоже была в Ваппинге. Покупала веера у торговцев с индийского корабля, прибывшего из Китая.  - «Пережила нападение странной вороны и поцелуй красивого мужчины». Не впервые этим вечером Филлида поборола желание прикоснуться к губам.  - Пойду положу деньги в сейф, скажу Пегги, чтобы приготовила нам ужин.  - Она подобрала свои вещи и, спускаясь по лестнице в подвал, заново перевязала ленты шляпки.  - Пегги?
        - Да, мисс Филлида?  - Кухарка-домработница появилась на пороге кухни, вытирая руки о передник.  - Я вижу, милорд вернулся и мучается от похмелья? Пьянство - это западня и грех.
        - Приготовьте, пожалуйста, ужин для нас, если вас не затруднит.  - Филлида привыкла к резкому осуждению служанки любых форм получения удовольствия.  - Грегори принес деньги на оплату проживания и на зарплату.  - Она отсчитала их и положила на стол.  - Вот. Это ваша зарплата за прошлый месяц и за этот. И Джейн тоже. Анне я заплачу сама.  - Джейн, худенькая девушка, выполняла всю работу по дому. Анна была личной служанкой Филлиды.
        - Слава богу,  - пробормотала Пегги, пересчитывая монеты и разделяя их на стопки.  - Благодарю вас, мисс Филлида. Надеюсь, остальные деньги вы положите в сейф.
        - Непременно. Как раз собираюсь в магазин. Вернусь через полчаса.
        - Тушеный кролик,  - крикнула Пегги вслед поднимающейся по лестнице Филлиде.  - И чизкейки.

* * *

        «Этот начавшийся так неудачно день оканчивается на удивление хорошо,  - подумала она, закрывая парадную дверь и поворачивая на Грейт-Райдер-стрит, пересекая по диагонали Дьюк-стрит в сторону Мейсонс-Ярд.  - С арендой и зарплатой рассчитались. Грегори, слава богу, всерьез задумался над выгодной женитьбой. А на ужин будут чизкейки».
        Вокруг никого не было, Филлида отперла заднюю дверь магазина, аккуратно прикрыла ее за собой и вошла внутрь. Жалюзи закрыты, в помещении темно, но время от времени Филлида видела, как за окном мелькали проезжающие экипажи и лошади, пересекающие Джермин-стрит. «Завтра открою магазин»,  - решила она, опускаясь на колени перед тумбочкой. Вынула стопку бумаг и приподняла ложное дно. За ним находился сейф, скрытый от взломщиков и «займов» брата. Пачка купюр оказалась очень кстати, и Филлида с удовольствием добавила ее к накоплениям, которые про себя называла «брачный капитал».
        Естественно, она копила на свадьбу Грегори, а не на свою. Филлида закрыла тумбочку и, поддавшись внезапно возникшему импульсу, открыла ящик и достала сверток. Из него выкатились индийские ароматические палочки с ярлычком на каждой с надписью на непонятном языке.
        «Роза, пачули, лилия, белый мускус, чампа, ладан… жасмин и сандал». Филлида достала одну палочку и поднесла ее к носу, вздрогнув от нахлынувших воспоминаний. У нее был чистый древесный экзотический запах, как у сегодняшнего незнакомца. Запах опасности и тревоги, происхождение которого трудно объяснить. Хотя, возможно, это запах его кожи. Красивой золотистой кожи.
        Конечно, все это глупости. Он поцеловал ее, защищая, определенно получив удовольствие от сложившейся ситуации, такое кого угодно выбьет из колеи. Ничего удивительного.
        Филлида вышла из магазина и поспешила домой.

        Только переодеваясь в своей комнате, обнаружила, что случайно положила одну ароматическую палочку в сумку.
        «Прошло достаточно времени, чтобы проверить их качество»,  - подумала она и поднесла конец палочки к огню. Оболочка потрескалась, затем задымилась. Филлида воткнула палочку в воск от свечки, стараясь не думать об удивленных зеленых глазах.
        Завтра она опять будет изображать владелицу магазина, потом на пару часов примерит на себя совершенно другой образ на балу у леди Ричмонд. Филлида с нетерпением ждала этого события, несмотря на то что ей придется провести весь вечер, высматривая дебютанток, прицениваясь к их приданому, и не танцевать. Танцы, равно как фантазии о зеленоглазых поклонниках и замужестве, для других женщин, не для нее. Сандаловый дымок змейкой поднимался к потолку, унося с собой ее мечты.
        Глава 2

        - Можно мне пойти за покупками, мата? Я хочу сходить на базар.
        - Здесь нет базаров, Сара. Только магазины и рынки.
        - Один есть! Лондонский Пантеон. Мне Рид рассказывала.
        Эш приподнял бровь и взглянул на отца, подливавшего себе кофе.
        - Он совсем не похож на индийский базар. Я уверен, здесь гораздо спокойнее и никто не торгуется. Больше похоже на ряд небольших магазинов.
        - Я знаю. Рид мне все объяснила утром, когда собирала мне волосы. Ну можно мне сходить туда, мата?
        - У меня сегодня слишком много дел, я не смогу пойти с тобой.  - Быстрый, но выразительный взгляд матери в сторону мрачной тени, которая, как им сообщили, называлась «Маленькой Комнатой для Завтраков» - все слова обязательно с заглавной буквы,  - дал ясное представление о том, чем она собиралась заняться. Эш устроил костры на заднем дворе.
        - Ставлю пятьдесят рупий,  - прошептал он на ухо отцу,  - что к завтрашнему утру мата заставит всех слуг ходить по струнке, и сотню на то, что в течение недели займется перестановкой.
        - Я не спорю о таких очевидных истинах. Но если в ее планы входит убрать эти ужасные шторы, я только порадуюсь. Я тоже не могу пойти с тобой Сара,  - сообщил маркиз, когда девушка перевела умоляющий взгляд на мужскую сторону стола.
        - Я пойду с тобой,  - любезно согласился Эш. Сара делала вид, что все в порядке, но Эш видел, что этот новый мир пугает ее, одновременно восхищая.  - Я все равно собирался прогуляться. Но мы не будем никуда заходить, просто пройдемся мимо витрин. Я не собираюсь ходить по всем магазинам и ждать пока ты выберешь себе безделушки. Я собирался на Джермин-стрит. Мне нужно купить мыло для бритья. Бейтс сказал, там есть несколько подходящих магазинов.

        - Значит, это я должна ходить с тобой по всем магазинам, пока ты будешь выбирать мыло для бритья?  - возмущалась Сара час спустя.
        - Ты тоже купила себе мыло. Трех сортов.  - Эш в очередной раз вспомнил, почему он, как чумы, избегал походов по магазинам с женщинами.  - Посмотри, здесь магазин модных шляпок.
        Эш понятия не имел, модные они или нет. Индийский королевский дворец, где он беспрерывно провел несколько лет, не то место, где можно почерпнуть знания о смешных конструкциях, которые женщины надевают на голову. Модели, увиденные им в Калькутте, вышли из моды как минимум восемнадцать месяцев назад. Но Сара определенно заинтересовалась. Стояла у окна и восторженно вздыхала над изделием из кружева, перьев и сатиновых лент, закрепленных на основе из соломы размером с блюдце.
        - Даже не думай,  - строго сказал Эш, подхватывая ее под руку и утягивая в сторону Дьюк-стрит.  - Я не собираюсь потом объяснять мате, почему ты вернулась домой, одетая как женщина легкого поведения.
        - Не правда ли, Лондон как-то странно пахнет?  - заметила Сара.  - Нет аромата специй и цветов. На улице нет трупов и уличных продавцов.
        - Здесь нет. Это деловой район города. Но если ты так скучаешь по богатым ароматам уличной жизни, здесь есть сточные трубы и конский навоз. А вот тут что-то интересное.  - Эш остановился напротив небольшого магазинчика с зеленой дверью.  - Посмотри на эту фигурку из нефрита.
        - Здесь много всего интересного.  - Сара заглянула в глубь магазина через витрину. Маленькие вырезанные фигурки и украшения были выставлены на красиво задрапированной ткани, миниатюрные картины стояли бок о бок с русскими иконами, а древние терракотовые идолы рядом с японской посудой.
        Эш отступил назад, чтобы прочитать табличку на двери.
        - «Собрание редкостей». Удачное название. Посмотри на кулон из лунного камня, прямо под цвет твоих глаз. Зайдем, посмотрим?  - Сара сжала его руку и юркнула в магазин, как только он открыл дверь. Над их головами звякнул колокольчик, и штора в конце магазина раздвинулась.
        - Доброе утро, monsieur, madame[2 - Месье, мадам (фр.).]. - Судя по всему, хозяйка магазина была француженкой. Она замерла, словно не ожидала их увидеть, затем подошла к прилавку.
        Средний рост, стройная фигура, облаченная в отлично сшитое простое платье коричневого цвета, волосы, спрятанные под аккуратный чепчик, слегка затемненные очки на кончике носа. «Очень по-французски»,  - подумал он.
        - Чем я могу вам помочь?  - спросила она и поправила очки на носу.
        - Мы бы хотели взглянуть на кулон из лунного камня, если вы не возражаете.
        - Certainement[3 - Конечно, безусловно (фр.).]. Не желает ли madame присесть?  - Выходя из-за прилавка, она указала на стул и подняла изысканную цепочку, на которой висели ключи, открыла витрину и положила украшение на бархатную подушечку перед Сарой.
        Эш наблюдал за тем, как сестра внимательно изучает кулон. Она разбиралась в драгоценностях ничуть не хуже его. Какой бы красивой ни была безделушка, ей бы не хотелось покупать бракованную вещь.
        Внимание Эша переключилось, он что-то почувствовал на уровне подсознания, которое считал охотничьим инстинктом. Что-то было не так. Он принюхался и внимательно осмотрел небольшое помещение магазина. За занавеской никого не было, никто не мог за ними следить, в этом он уверен. Кроме них троих, в магазине никого не было.
        «Продавщица». Эш внезапно осознал, что она смотрит на него. Не на кулон, опасаясь за его безопасность, не на Сару как на потенциального клиента. Женщина украдкой смотрела на него. «Интересно». Эш переместился и встал так, чтобы внимательнее разглядеть отражение хозяйки магазина в венецианском шкафу. «Она моложе, чем мне показалось»,  - сделал он вывод, осмотрев гладкую, без следа морщин кожу, высокие скулы, глаза, затененные тонированными очками, и заостренный подбородок. Женщина прикусила нижнюю губу и сделала жест руками, будто пытаясь остановить себя. Что-то в ней показалось Эшу знакомым.
        - Сколько он стоит?  - спросила Сара. Продавщица повернулась и склонилась к ней. Что-то в ее движениях освежило его память. «Неужели?»
        Эш прошелся по магазину и остановился за хозяйкой, будто интересуясь ее ответом. Она отодвинулась, очевидно чувствуя себя неловко в его присутствии, но не стала оборачиваться. Назвала цену, Сара автоматически цокнула языком от недовольства, готовясь поторговаться. Эш наклонился ближе и почувствовал, как женщина напряглась, словно настороженный зверь. По выбившимся из ужасного чепчика локонам он предположил, что у нее каштановые волосы. Они создавали соблазнительную вуаль у основания ее беззащитной манящей шеи.
        - За такую цену я хочу еще и цепочку,  - заявила Сара.
        Эш глубоко вдохнул чудесный аромат женщины.
        - Жасмин,  - пробормотал он ей на ушко. Она затаила дыхание. О да, это была настоящая охота, и он напал на след.  - Это ваш аромат.
        - Вы хотите сказать, аромат моего магазина, monsieur?  - Она говорила твердо, без дрожи в голосе. Какие, должно быть, у нее крепкие нервы.  - На самом деле этот аромат попадает сюда со всего мира. Кстати, кулон очень идет вашей жене, я продам вам его с цепочкой.
        - Но…  - начала было Сара.
        - Тебе он нравится, дорогая?  - перебил Эш.  - Тогда мы возьмем его.  - Осознавать то, что незнакомка с набережной посчитала его женатым, было одновременно и занятно, и слегка оскорбительно. В отместку он решил повременить с прояснением ситуации и не продолжать эту тему в присутствии Сары.
        «За кого она меня принимает, если считает, что я могу целоваться и флиртовать с первой встречной женщиной, имея жену?» Эш определенно не считал себя святым, но он вырос в семье, где каждый божий день перед ним был наглядный пример супружеской верности, и не хотел иметь ничего общего с мужчинами, не хранившими верность своим женам.
        Именно поэтому он будет выбирать супругу с предельной осторожностью. Это Англия, а не Индия, и несоблюдение правил, принятых в обществе, здесь непростительно. Его семья и так порядком нарушала правила, а все по причине разных национальностей в семье, торговой деятельности деда по материнской линии и репутации заядлого распутника деда со стороны отца.
        На Эша возлагалась особая ответственность - жениться, родить наследника, обогатить семейное имя и титул связями, недвижимостью, землями и деньгами. Он взглянул на сестру, в очередной раз напомнив себе о том, что и ее надежды на достойный брак зависели от его добропорядочности. Но он будет навсегда связан с женщиной, которая принесет эти связи и приданое в его жизнь. Поэтому взаимное уважение крайне необходимо, иначе отношения в браке невыносимы.
        О любви он даже не мечтал.
        - Это ваш магазин?  - спросил Эш, высвобождая руки из перчаток и доставая купюры, предоставленные Пэротом. Осматривая магазин, он мысленно прикинул стоимость вещей, расставленных на полках. Прикинув сумму по курсу на индийскую валюту, пришел к выводу, что в магазин вложено немало денег.
        - Да, monsieur.  - Она упрямо продолжала притворяться француженкой. Эш не раз вел в Индии переговоры с враждебными французами и мог по достоинству оценить ее акцент.
        - Впечатляет. Странно, почему магазин называется «Собрание редкостей», а не «Редкостное собрание».  - Без примеси запахов реки и переулка едва уловимый аромат жасмина, исходящий от ее теплой кожи, переполнял его чувства. Эш почувствовал, как его тело начало посылать недвусмысленные сигналы.
        - Я хотела заинтересовать покупателей,  - произнесла она, отдавая ему сдачу. Пальцы Филлиды коснулись его ладони, и Эш сжал руку в кулак, поймав ее пальцы в западню.
        - И потревожить их чувства?  - предположил он. Она напряглась. Ее изящные пальцы были теплыми и трепетными. Эш почувствовал, как с бешеной скоростью забился ее пульс. Он был не одинок в своих ощущениях. «В самом деле, разбудила чувства»,  - подумал он.
        - Чтобы найти здесь что-нибудь по душе, понадобится немало времени,  - произнесла она севшим голосом. Акцент на мгновение исчез.
        - Будьте уверены, у меня его предостаточно,  - пробормотал Эш.  - Я еще зайду к вам. С моей сестрой или без нее.
        Рука женщины напряглась, затем неожиданно расслабилась. Очевидно, его симпатия была взаимной и новость о том, что он не женат, заставила хозяйку магазина вздохнуть с облегчением.
        - Мне нужно упаковать кулон, monsieur.  - Филлида слегка потянула руку, и он отпустил ее. На изящных пальчиках с аккуратными овальными ноготками не было кольца. Охотничий инстинкт снова проснулся, равно как и определенная часть тела, которую стоило бы держать под контролем во время безобидных прогулок с сестрой.
        Эш опустил плоскую коробочку в нагрудный карман, надел перчатки, подождал, пока Сара возьмет ридикюль и зонтик.
        - Ваш магазин работает без выходных?
        - Non[4 - Нет (фр.).]. Я открываю его, когда мне заблагорассудится, monsieur,  - слегка фривольно ответила хозяйка редкостей, снова переходя на французский. Эш заставил ее понервничать, и, казалось, она не могла так быстро успокоиться.  - Я часто хожу за товаром.
        В Лондонский Пул, смею предположить?  - Женщина элегантно пожала плечами, Эш подумал, что она и в самом деле француженка. «Но у нее не было и тени французского акцента, когда мы впервые встретились, да и сегодня он на мгновение исчез».
        - Везде, где я могу найти драгоценности для своих клиентов, monsieur. Хорошего вам дня, monsieur, mademoiselle.
        - Au revoir[5 - До свидания (фр.).]. - Эш посмотрел на нее и с удивлением заметил, как она прикусила нижнюю губу. Она вполне справедливо догадывалась, что он дразнил ее.

        Филлида защелкнула засов на двери и ретировалась в заднюю комнату. «Он здесь». Будто мало ей безнадежных попыток выкинуть этого незнакомца из головы. Она посмотрела на правую руку, которую он совсем недавно удерживал в своем большом кулаке. И впервые чувствовала себя поверженной. Но больше всего пугало то, что ей это нравилось. Сильный, решительный мужчина на фоне ленивого, безответственного Грегори казался… таким надежным. Но и опасным. Филлида напомнила себе, что, несмотря на все свое обаяние, он мужчина и, скорее всего, из тех, кто, ни секунды не раздумывая, возьмет то, что ему нужно, если обаяние не сработает. Мужчины никогда не гнушались использовать свое физическое превосходство, когда нужно завладеть женщиной.
        На этот раз он был без своей дьявольской птицы, зато с очаровательной сестрой. Девушка показалась Филлиде не только красивой, но и умной. Но как он посмел после того поцелуя позволить ей так заблуждаться, принять сестру за его жену! Это, конечно, не означает, что дома его не ждет настоящая супруга. «В любом случае мне совершенно все равно»,  - подумала она.
        Но кто он, этот незнакомец? Расплатился наличными - явный признак принадлежности к высшему обществу. Представители этой части населения обычно дают свои визитные карточки с адресом, по которому можно выслать счет. К тому же до вчерашнего дня она ни разу не видела его, хотя знала всех, кто имел вес в обществе, пусть даже только в лицо. Кем бы он ни был, денег у него куры не клюют. И одет с иголочки, с легким заграничным шиком. Платье его сестры также безупречно, а простая нитка жемчуга на ее шее и жемчужные сережки высочайшего качества.
        «Богатый торговец? Участие в Ост-Индской компании объяснило бы его появление на пристани. Возможно, он судовладелец».
        Филлида обнаружила, что крутит в руках цепочку от ключей, и резким движением отпустила ее. Этот человек единственный, кто смог связать воедино разные стороны ее запутанной жизни. Но, несмотря на это, ему бы не удалось найти общее между миссис Драммонд, рыскающей в Ист-Энде и на пристани в поисках товара для мадам Докур, владелицы магазина редкостей, и Филлидой Хёрст - старшей сестрой графа Фрэншемского. «Он ведь совсем не опасен, правда?»
        «Опасны только твои глупые фантазии»,  - ругала она себя. Филлида ни разу не получила удовольствие от поцелуев, а этот человек определенно знал, что делал тогда у Кастомс-Хаус. Очевидно, у него большой опыт. «Сразу видно, любит флиртовать»,  - подумала она, надевая темные очки и отправляясь открывать магазин.
        «Должно быть, он флиртует со всеми, кто попадается ему на пути».  - Она взглянула на себя в зеркало. Едва ли ее красота могла его настолько смутить, что он перестал себя контролировать. В хорошей одежде и с уложенными волосами Филлида считала себя вполне достойной внимания противоположного пола, но вчера в простом шерстяном платье с кое-как собранными под сеткой волосами она едва ли могла кого-либо заинтересовать. Как раз этого эффекта она и добивалась. Даже этот настойчивый иностранец со своими проницательными глазами не сразу узнал ее в сегодняшнем наряде.
        Становилось очевидным, что Филлида хотела завоевать внимание этого человека. Однако безответственное желание могло погубить всю кампанию, спланированную и начатую ею еще в семнадцать лет, кампанию, очень дорого ей обошедшуюся. «Идиотка,  - ругала себя Филлида.  - Если он и заинтересуется тобой, то лишь в качестве проститутки, собственности, но никак не жены». В ее случае брак всего лишь мечта, не имеющая никакого отношения к реальности.
        - Bonjour[6 - Добрый день, здравствуйте (фр.).], madame.  - Филлида открыла дверь и сделала уважительный реверанс, приветствуя леди Харингтон, которая пронеслась мимо, резко кивнув в ее сторону. Она была постоянным клиентом и, видимо, не догадывалась о том, что не далее как позавчера на музыкальном вечере не менее пятнадцати минут разговаривала с Филлидой, одетой в свое лучшее платье.
        - Я получила небольшую партию элегантнейших вееров с востока, madame,  - произнесла Филлида, освободила веера от шелковой упаковки и разложила перед леди Харингтон.  - Каждый из этих вееров уникален. Я показываю их только тем клиентам, которые смогут по достоинству их оценить.  - «А еще они очень, очень дорогие»,  - заметила про себя Филлида, увидев алчный блеск в глазах миледи. Ничто не помешает ей заработать деньги для того, чтобы реабилитировать их положение и вернуть репутацию Грегори в обществе…

        - Спасибо за подарок, Эш.  - Сара подсунула руку под его локоть. Они прошли по Сент-Джеймс-сквер и свернули на Пэлл-Мэлл.  - Почему ты заставил хозяйку магазина поверить в то, что мы женаты?
        - Я практически сразу ее поправил. Это не ее дело.  - «Хоть она и была заинтересована».
        - Ты флиртовал с ней.
        - Ты-то что знаешь о флирте, позволь узнать? Ты еще не выходишь в свет.  - Одна из проблем неженатого джентльмена состояла в том, что Эш слишком хорошо понимал мысли, желания и позывы всех остальных неженатых мужчин, которые захотели бы пообщаться с его красивой, приветливой и невинной сестрой. Этого было достаточно для возникновения непосильного желания запереть ее где-нибудь подальше от людских глаз и спрятать ключ как минимум лет на пять.
        - Я выходила в свет в Калькутте. Я ходила на балы, пикники и танцы. Где я только не была.  - Она склонила голову и лучезарно улыбнулась, наполнив сердце Эша нехорошим предчувствием.  - Ты просто был в Калятве и не знал, чем я занимаюсь.
        - Здесь все по-другому. Тут тебе придется соблюдать много формальностей и правил. Нарушение даже одного из них может привести к скандалу. Особенно в твоем случае. Это нечестно, но…
        - Я знаю. Молодые леди должны быть недосягаемы, как невинные дети.  - Сара театрально вздохнула.  - Какая жалость, что я уже не невинна.
        «Что?» Эш резко остановился, затем вспомнил, где они находятся, и снова пошел. Даже если ему придется поехать в Индию, чтобы расчленить того, кто посмел прикоснуться к его сестре, он непременно это сделает.
        - Сариса Мелисса Герриард, кто он?  - выдавил из себя Эш.
        - Да никто, глупый. Я имела в виду теоретически. Ты же не думаешь, что мата из тех неразумных женщин, кто не рассказывает своим дочерям о том, что их ждет в первую брачную ночь, или ставят их в неловкое положение, не объяснив, что нужно мужчине, не так ли?
        Эш тихо застонал. Ну конечно. Их мать, воспитанная как индийская принцесса и, скорее всего, изучившая всю теорию, описанную в древних эротических текстах, передала мудрость своей достигшей брачного возраста дочери. Но он совершенно не хотел об этом думать.
        Эш слишком долго не был дома. За это время его младшая сестра выросла. Пока они находились на корабле, особых перемен не прослеживалось. Сара, как и прежде, была веселой, любопытной, к тому же поблизости не наблюдалось молодых людей, с которыми можно пофлиртовать, разве что несчастный мистер Пэрот. Потому Эш все еще видел в ней семнадцатилетнюю девочку, именно такой он ее запомнил до отъезда во дворец двоюродного деда. Сейчас Саре шел уже двадцать первый год.
        - Тогда тебе придется приложить немало усилий, чтобы скрыть свои познания,  - сказал Эш.
        - Безусловно,  - отозвалась его с виду скромная сестра.  - Так ты с ней флиртовал?
        - Нет. Я не флиртую с французскими владелицами магазинов.
        - Хм-м. Вряд ли она так проста, как кажется. На мой взгляд, она притворяется. Возможно, ее смущают развратные джентльмены вроде тебя.  - Они остановились около хаотичных построек из красного кирпича, охраняемых стражей в алых мундирах.  - Что это такое?  - спросила Сара, прежде чем Эш успел поинтересоваться, почему она считает его развратником и по какому принципу их различает.
        - Это дворец святого Джеймса. Очень старый.
        - Плохое оправдание для дворца, самый младший раджа может позволить себе гораздо больше.  - Сара неодобрительно наморщила носик.
        - Давай пойдем в парк.  - Эш провел ее мимо стражи, пока их не задержали за нелицеприятные высказывания или за другое преступление, связанное с государственными зданиями.
        - Значит, ты ищешь себе любовницу?  - поинтересовалась Сара, когда они проходили по Милк-Мейдс-Пэссидж к Грин-парку.
        - Нет!
        «Да». Но Эш не собирался обсуждать это с младшей сестрой. Слишком много времени прошло с момента его последней близости с женщиной. У него были связи после Решми, он не монах, но их путешествие в Англию длилось несколько месяцев, и корабль вполне может сойти за монастырь.
        - Значит, будешь искать себе жену. Мата так сказала. По крайней мере, в Лондоне больше женщин, в которых ты можешь влюбиться, чем в Калькутте.
        - Я не собираюсь ни в кого влюбляться. Я должен найти жену, подходящую на роль супруги виконта. Ту, которая с достоинством будет носить титул маркизы.
        - Но отец и мата женились по любви. О, смотри, коровы. Здесь они, наверное, не священные?
        - Думаю, нет.  - Эш окинул взглядом пасущееся стадо.  - Если только англиканская церковь не начала практиковать странные ритуалы. Смотри, с ними молочницы или пастухи, отсюда не видно. Наши родители встретились и полюбили друг друга до того, как умер дядя отца, тем самым сделав деда наследником,  - напомнил Эш сестре.  - Мата даже попыталась сбежать перед свадьбой, когда узнала об этом. Испугалась, что у нее не получится стать достойной маркизой.
        - Знаю, но это смешно! Она умная, красивая и смелая,  - разгорячилась Сара.  - Что еще для этого нужно?
        - Стоит признать, мата - внебрачная дочь торговца Ост-Индской компании и индийской принцессы, а не обычная английская леди из аристократического общества. Она согласилась выйти замуж за отца и играть столь непростую роль только потому, что любит его. Как ты думаешь, почему он до последнего момента тянул с переездом в Англию?
        - Я думала, он и его отец ненавидели друг друга.
        Тот факт, что дед - конченый пьяница и прожигатель жизни - отправил семнадцатилетнего сына в Индию против воли, можно было объяснить и таким образом.
        - Наш отец добился в Индии хорошего положения и всеобщего уважения. Он не хотел возвращаться, особенно из-за переживаний маты. Но они прекрасно понимали, что это их долг.  - Эш пожал плечами.  - И однажды, надеюсь, не скоро, это будет и мой долг. И я не хочу заставлять какую-либо девушку проходить через все, с чем придется столкнуться нашей матери. Ей нужно так много узнать, кроме того, все будут обсуждать ее, оценивая, достойна ли она этого положения, достаточно ли воспитанна, пристально следить, не допустит ли она ошибку.
        - Я и не представляла, насколько все плохо. Видимо, я все же наивна,  - вздохнула Сара.  - Я сделаю все возможное, чтобы лишний раз не беспокоить родителей.  - Она улыбнулась Эшу.  - Я могу быть хорошей, если постараюсь. И если ты найдешь себе жену, она будет помогать мате, верно?
        - Да,  - согласился Эш, от всей души отгоняя от себя сравнение с покупкой лошади, пришедшее в голову.  - Она сможет сопровождать тебя на балах. К тому же подходящая девушка обязательно должна иметь хорошие связи в обществе и в политической сфере.  - Эш пока ничего не знал об английской политике, но, судя по тому, что читал, интриги индийского двора походили на детскую игру.
        - Я бы хотела найти кого-нибудь, похожего на отца. Бедный Эш.  - Сара дружески взяла его за руку.  - Ты не сможешь жениться по любви.  - Ему стоило бы отшутиться, поскольку сестра слишком хорошо его знала.  - Или у тебя уже есть кто-то на примете?
        - Да. Может быть. Я не знаю,  - пробормотал Эш себе под нос. Прежде он никогда так не делал, всегда удавалось держать себя в руках.  - Я пока так далеко не заходил.
        - Кто она?  - Не услышав ответа, Сара спросила:
        - Она в Калятве?
        «Решми. Нежная, как шелк. Большие серые глаза, порочные губы, радостное сердце и искренний смех».
        - Да.
        - Ты оставил ее там?
        - Она умерла.  - Два года назад. Их совместное будущее было невозможным, он знал это с самого начала и в конце концов слишком резко, оттого что не хотел этого делать, высказал ей все. Ему сказали, что это был несчастный случай - она наступила на крайт[7 - Крайт - ядовитая змея, обитающая в индийских джунглях. Ее яд парализует нервную систему. Если не ввести противоядие, смерть наступает в течение четырех-восьми часов.], прятавшуюся в сухой траве. Эш старательно отгонял от себя мысли о том, что Решми самовольно выбрала для себя такой жуткий и болезненный способ покинуть этот мир. «Она была убита горем, оттого и потеряла бдительность»,  - пытался он хоть как-то успокоить свою совесть.
        Все же, была в том и его вина. После Решми Эш очень осторожно подходил к интимной близости с женщинами. Не скупился на ласки, но делал все, чтобы не возникало никаких недомолвок. И никаких чувств.
        - С тех прошло много времени. Я больше не вспоминаю о ней.  - Эш действительно старался не думать о Решми, воспоминания вызывали боль от утраты, оттого что он никогда уже не сможет прикоснуться к ее сладким губам.
        Он уже никогда не сможет испытать подобное почти невинное чувство - первую любовь. Его отрезали, ампутировали. Оставшаяся пустота и чувство вины и по сей день не давали покоя. Эш никогда уже не будет таким молодым и глупым. В определенной степени этому можно только порадоваться, ибо любовь, как он понял из собственного опыта, приносит влюбленным только боль. Как будет чувствовать себя тот, кто переживет своего возлюбленного?
        Сара, чувствуя настроение брата, наклонилась к Эшу и положила голову ему на плечо. Немного помолчав, она сказала:
        - Посмотри, они доят коров. Разве это не удивительно? Прямо во дворце!
        И отпустила его руку. Побежала по траве, весело смеясь. Эш последовал за ней, сбрасывая с себя гнетущие печали, жару и цвета Индии. Все это осталось в прошлом.
        Глава 3

        - Как же элегантно танцует ваша дочь, миссис Фоджерти.  - Судя по тому, сколько денег было затрачено на наряд мисс Фоджерти, и гладя на вымученную правильность ее манер, «элегантно», пожалуй, оказалось весьма удачным комплиментом заботливой маме.
        - Большое спасибо,  - самодовольно улыбнулась польщенная мать и подвинулась, давая Филлиде присесть на скамейку рядом с ней. По лицу матроны было заметно, что она силилась вспомнить, с кем имеет честь говорить. Филлида не облегчила ей задачу.  - Ее партнер прекрасно танцует.  - Миссис Фоджерти пристально смотрела на Грегори.
        - Граф Фрэншем? Да, в самом деле. Очень старинный род.  - Филлида обмахивалась изысканным веером, позволяя миссис Фоджерти разглядеть антикварные камеи. Она взяла их в магазине, а теперь придется продать их другому торговцу, иначе их могут узнать.
        - Вы родственники?  - Пожилая женщина, очевидно, жаждала подробностей.
        - Дальние.  - Если дело дойдет до брака, Филлиде придется совсем уйти на задний план.  - Большие владения и роскошнейший загородный дом.  - «С дюжинами ведер, расставленных под дырявыми потолками, с крышей, изъеденной точильщиками, прекрасными садами, больше напоминающими дремучие джунгли».  - Хотя,  - она понизила голос,  - многим благородным семьям недостает средств для финансирования.
        - В самом деле?  - Миссис Фоджерти прищурилась и посмотрела на Грегори в безупречном костюме с нескрываемым интересом. К радости Филлиды, она поняла намек, граф ищет богатую невесту, но не в том положении, чтобы обращать особое внимание на родословную.
        Мистер Фоджерти - успешный владелец фабрики в Ланкашире - занимал одно из первых мест в ее списке богатых родителей, подыскивающих зятя из аристократической семьи, а Эмили Фоджерти казалась умной и приятной девушкой, хотя, вероятно, недостаточно сильной, чтобы сладить с Грегори. Тем не менее она не единственная и не самая любимая претендентка. Поговорив с миссис Фоджерти еще пару минут, Филлида извинилась и отправилась на поиски мисс Миллингтон - единственной дочери банкира сэра Ральфа Миллингтона, идеальной кандидатки на роль невестки.
        - Филлида Хёрст!  - Вдовствующая графиня Молдинг стояла напротив главного входа в бальный зал Ричмондов.
        - Мадам.  - Филлида сделала реверанс и улыбнулась. Появление пожилой мегеры заставило моментально испариться половину бального общества, но Филлида знала, какое доброе сердце скрывается под грубой оболочкой.  - Позвольте заметить, на вас сегодня прелестная шляпка!
        - Я в ней как пугало.  - Пожилая леди похлопала по экстравагантной конструкции на голове и злорадно улыбнулась.  - Но она мне нравится. Расскажи-ка мне, как твои дела, моя дорогая?
        Она доводилась дальней родственницей Филлиде по материнской линии и много сделала, чтобы смягчить ущерб, причиненный скандальным браком ее родителей, добившись того, чтобы брата и сестру Хёрст принимали в высшем свете. Поэтому Филлида всегда была готова посплетничать с графиней, послушать критику по поводу своего наряда и поинтересоваться здоровьем ее мопсов Геркулеса и Самсона.
        - Может, мы где-нибудь присядем, мадам?
        - И пропустим всех новоприбывших? Ни за что.  - Леди Моллинг больно схватила ее за руку.  - Дай руку, дитя. Так, кто это у нас? А, всего лишь Джорджина Фаррадей с неестественно белыми волосами. И кого она собирается здесь этим обмануть?
        Музыка затихла, танцующие пары остановились, последняя фраза графини отчетливо прозвучала на фоне других разговоров.
        Филлида выдавила улыбку.
        - Не смею ничего добавить по этому поводу, мадам,  - пробормотала она.
        - Фи! О, а здесь что-то интересненькое. Вот что я называю отличной мужской фигурой.
        Филлида не могла не согласиться. Джентльмену с золотистыми с проседью волосами, стоящему у входа в зал, было около шестидесяти. Простой покрой дорогого костюма выгодно подчеркивал широкоплечую и, несмотря на возраст, подтянутую фигуру. Рядом с ним, держа его под руку, стояла женщина с поразительного золотистого цвета кожей, густыми, темными, почти черными волосами, собранными в сложную прическу.
        - Он определенно красив. Как и его жена. Посмотри, как она грациозно двигается. Должно быть, иностранка, возможно итальянка, как ты думаешь?  - Действительно, на фоне статной фигуры женщины в янтарного цвета шелке все остальные присутствующие дамы казались неуклюжими. Легкая улыбка и высоко поднятая голова только подчеркивали ее статус. Что-то в этой паре показалось Филлиде отдаленно знакомым, хотя она непременно запомнила бы их, встретив раньше.
        - Ну, конечно,  - произнесла вдова, резко кивнув, довольная своим правильным предположением.  - Она не итальянка, она индианка. Это, моя дорогая, маркиз и маркиза Элдонстоун. Если не ошибаюсь, маркиза не было в стране приблизительно сорок лет. Плохие отношения с отцом, за что никто его не посмеет упрекнуть. Теперь, когда старый распутник мертв, они вернулись домой. Говорят, что его жена - дочь индийской принцессы и европейского набоба[8 - Набоб - человек, быстро разбогатевший во времена Ост-Индской компании.] из Ост-Индской компании. Посмотрим, что с ней сделает высшее общество! Или она с ним.  - Маркиза походила на пантеру, окруженную домашними кошками. Безусловно, пантеру с образцовыми манерами среди породистых кошек. «Но если они попытаются наступить ей на хвост, шерсть полетит во все стороны»,  - подумала Филлида, восхищаясь самообладанием маркизы.
        Пара прошла в зал, Филлида ахнула. Следом за ними в зал вошли человек, которого она встретила на пристани, и его сестра. Неудивительно, что пожилая пара показалась ей знакомой. Их сын, а в этом не было никаких сомнений, унаследовал мускулистые, широкие плечи отца и темные волосы и золотистую кожу матери. Волосы девушки были золотистого цвета, такие же, как, видимо, когда-то были у отца, походка напоминала соблазнительное скольжение матери. Подросший детеныш пантеры. Кулон из лунного камня из магазина Филлиды висел у нее на груди.
        Вероятно, она слишком громко выразила свое потрясение. Сидящая рядом вдова смачно усмехнулась:
        - А это виконт. Наследник титула и, очевидно, внешности маркиза. Вот уж кто устроит переполох в голубятне!
        - В этом нет сомнений,  - согласилась Филлида. «В самом деле!» - Дочь очаровательна, не правда ли?  - На секунду показалось, что Филлида теряет сознание. Она мечтала об этом человеке, и вот он собственной персоной во всем своем опасном великолепии. Опасный для самообладания старой девы и еще более для старой девы с секретами.
        - Милая девушка. Одета со вкусом. Как, впрочем, и все семейство. Только вот я сомневаюсь, что их радушно примут в лондонском высшем свете. Поживем - увидим,  - произнесла пожилая леди.  - Мне следует представиться. Ты пойдешь со мной, дорогая?
        - Думаю, нет. Благодарю, мадам.  - Филлида высвободила руку и стала потихоньку продвигаться в глубь толпы, старавшейся скрыть удивление и исподтишка разглядывавшей новоприбывших гостей.
        Боже правый! Филлида дошла до ближайшей свободной ниши и присела, усиленно обмахиваясь веером. Он какой-то там виконт, а его сестра только-только начала выходить в свет, и, скорее всего, семья останется здесь на весь сезон. Он будет везде, куда бы она ни пошла, на всех светских мероприятиях.
        Есть ли надежда на то, что он не узнает ее? Филлида попыталась взять себя в руки и спокойно поразмыслить. Люди видят то, что хотят видеть, она убеждалась в этом не раз, принимая представительниц высшего света в своем магазине. Они всегда видели ее только в сером, совершенно невыразительном платье с волосами, собранными под чепчик.
        Филлида посмотрела на свое отражение в ближайшем зеркале, заметила, что от волнения покусывает нижнюю губу, и прекратила это делать. Так-то лучше. Ничто не связывало элегантно одетую, с уложенными волосами молодую леди, так легко обращавшуюся в светском обществе, с испуганной женщиной, которую он поцеловал на пристани, или с владелицей магазина.
        Прятаться до конца сезона нельзя, необходимо найти невесту для Грегори. Резким движением Филлида открыла веер и направилась на поиски мисс Миллингтон и ее солидного приданого.
        Она решила следовать по залу позади семейства Элдонстоун, чтобы избежать столкновения с мужчиной, которого ее alter ego[9 - Второе «я» (лат.). Реальная или придуманная альтернативная личность человека.] мадам Докур назвала бы Le Vicomte Dangereux[10 - Виконт Опасность (фр.).]. «Хорошо, что он не притащил с собой ту дьявольскую птицу, она бы непременно вызвала переполох».

        - Похоже, тебе не составит труда обратить на себя внимания юных леди, Эш,  - коварно усмехнувшись, обратилась к нему мать.
        - Боюсь, я привлекаю внимание только тех женщин, которых оставил без внимания отец,  - шепнул он ей на ухо.  - Тебе нужно что-то срочно предпринять, или его скоро уведет какая-нибудь наглая вдова или влюбчивая матрона.
        - Чепуха. Николас сможет постоять за себя.  - Ануша Герриард положила руку на ладонь сына и кивнула в сторону, где в центре оживленной группы молодых леди в окружении заинтересованных молодых людей стояла Сара.  - Думаю, как и твоя сестра.
        Леди Ричмонд начала представлять гостей, и семейство Герриард вскоре поглотила толпа представлявшихся друг за другом новых знакомых.
        - Это катастрофа,  - проворчал Эш вполголоса.  - По крайней мере, в Калятве приходилось иметь дело только с покушениями на убийство и вероломными французскими дипломатами.
        - Иди пообщайся с молодыми леди, это тебя развлечет, дорогой,  - предложила мать.  - Это поднимет тебе настроение. Я помогу твоему отцу и присмотрю за Сарой.
        Эш улыбнулся ей и стал протискиваться к краю зала. Он не мог подойти к незнакомой леди без сопровождения и находил этот факт одновременно забавным и расслабляющим. Женщин на корабле было немного, и Эш до сих пор помнил, как ему хотелось приобщиться к европейскому обществу, когда он приезжал из Калятвы в Калькутту, поэтому обилие чрезвычайно общительных дам казалось ему странным.
        «Приятно странным»,  - подумал он, позволяя себе пробежаться взглядом по красиво упакованным бюстам в платьях с низкими вырезами и неприкрытым лицам молодых девушек, без стеснения беседующих с мужчинами, не принадлежащими к их семье. «Скоро я к этому привыкну»,  - подумал он, встретившись взглядом с эффектной голубоглазой блондинкой.
        Внезапно его внимание привлекла вспышка яркого зеленого цвета, подобного листьям, распустившимся у колодца. Незамужние девушки предпочитали белые или пастельные тона, замужние дамы драгоценные камни благородных темных цветов. Зеленое платье казалось необычным и радовало своей свежестью. Эш оперся плечом о столб и стал наблюдать за тем, как его владелица беседовала с другой леди.
        Он пришел к выводу, что со спины все платья не менее интригующие, чем спереди. Их владелицы убирали волосы в высокие прически, оголяя белые шейки с беззащитными позвонками, оставляя манящие завитки прядей или длинные серьги. Во всем этом был какой-то особенный эротический шарм.
        Очевидно, прошло немало времени с тех пор, как он в последний раз был близок с женщиной. Эш слегка передвинулся со своего места у колонны, но не отвел взгляда от той особенной шеи, несмотря на то что напряжение в его чреслах от этого только возросло. Волосы леди в зеленом платье были собраны в высокую прическу, и лишь одна прядь лежала на плече. Он представил, как наматывает ее на палец, чувствуя шелковистую мягкость. Он по одной вытащит все шпильки из ее волос, и они всей массой упадут на его руки, накроют грудь, пока он будет высвобождать ее из зеленого шелка…
        К леди подошел молодой человек. Эш сразу же заметил сходство между ним и темноволосой красавицей. Высокие скулы, прямые носы, темные волосы. Видимо, она представляла мужчину своей собеседнице, и, немного погодя, они пошли в центр зала, чтобы присоединиться к остальным парам, готовящимся к следующему танцу. Брюнетка понаблюдала за началом танца, затем отошла к стене.
        Эш прищурился, наблюдая за тем, как она прохаживалась по краю танцевальной площадки, останавливаясь то тут, то там, чтобы поговорить. Прожив три года в окружении женщин, лица которых обычно прикрывали дупатты - длинные полупрозрачные шелковые платки, Эш привык различать девушек по походке, осанке и жестам. Он уже где-то видел эту женщину.
        «Но где?» Заинтригованный, он начал тенью продвигаться за ней по краю зала. Несмотря на светскую неспешную манеру движения, у него сложилось впечатление, будто в этой девушке таится скрытая, желающая вырваться наружу энергия и ей все время хочется куда-то бежать, будто в сутках не хватит времени для всего, что она запланировала сделать. Воображение Эша разыгралось, но быстрые выразительные жесты девушки, заметные, когда она останавливалась поговорить, а также целенаправленность, с которой она переходила от одних знакомых к другим, привлекли его внимание.
        - Клэр.
        Кто-то прервал его приятные эротические фантазии, поэтому Эш не сразу понял, что обращаются к нему. Он остановился и кивнул окликнувшему его человеку. Они были представлены друг другу ранее. Перед ним стоял барон. Лорд Хардинг.
        - Хардинг.
        - Развлекаетесь?
        - Честно говоря, лихорадочно пытаюсь запомнить имена,  - солгал Эш, оправдывая свое замешательство. Ему нравились умные, активные мужчины с хитрым блеском в глазах.
        - Вспоминаете кого-то конкретно?
        - Пытаюсь вспомнить. Кто эта брюнетка в светло-зеленом платье? Она кажется мне знакомой, но не могу припомнить, где ее видел.
        - Хотите, я вас представлю?  - К ней уже направлялся кто-то другой.  - Это сестра Фрэншема.
        - Мисс Хёрст?  - обратился к ней Хардинг, когда они подошли.
        «Мисс, значит, у ее брата другой чин. Виконт или ниже. Это мало что проясняет». Пока Эш размышлял, девушка повернулась.
        - Лорд Хардинг,  - искренне улыбнулась она. Эш отметил про себя теплоту карих глаз, белоснежность зубов и приятный здоровый румянец. Она перевела взгляд на него и побледнела, будто из ее тела моментально исчезла вся кровь.
        - Мисс Хёрст? Вам нехорошо?  - Хардинг предложил ей руку, но она открыла веер и яростно замахала им перед лицом.
        - Прошу прощения, минутная слабость. Здесь душно.  - У нее был низкий хрипловатый голос.
        Эш моментально почувствовал тягу к этой женщине, несмотря на смешанные чувства, возникшие от увиденного. Веер доносил до него легкий аромат жасмина, а карие глаза, прикрытые опущенными веками и порхающим веером, только вчера смотрели на него с возмущением, когда он оторвался от ее губ. «Этих губ».
        - Позвольте мне усадить вас на стул, мисс Хёрст,  - произнес Эш, кладя руку девушки на свой согнутый локоть, и, осторожно вынув веер из ее пальцев, стал обмахивать ее, упреждая действия других мужчин, пожелавших бы к ним подойти.  - Ну, вот мы и пришли.  - Прямо напротив них стояли пальмы в горшках, закрывая проход к окну. Створки были слегка приоткрыты для вентиляции, рядом стояла скамейка, как раз для двоих.  - Все хорошо, Хардинг, я присмотрю за ней. Будь любезен, принеси лимонад для леди.  - Это избавит от него на несколько минут.
        Мисс Хёрст совсем не сопротивлялась, пока он вел ее к мягким сиденьям. На мгновение ему показалось, что ей стало дурно от жары, но, как только Эш присел рядом, по выражению ее лица он понял, что она ничуть не меньше его хотела поговорить с ним наедине.
        - Вы!  - возмущенно прошипела она.  - Что вы себе позволяете?
        Эш приподнял бровь, нарочно поддразнивая ее. Чем сильнее она разозлится, тем меньше сможет себя контролировать.
        - Что я себе позволил, когда мы встретились?  - Он стал загибать пальцы, перечисляя.  - Сошел с корабля, прошелся по магазинам с сестрой, пришел на бал со своей семьей. Совершенно невинные действия, мисс Хёрст, или как вас там зовут. Что вы имеете против них?
        - Вы преследуете меня. Нет, вы бы не стали, правда? Это просто ужасное совпадение.  - Она вздохнула и устало припала спиной к тяжелым парчовым драпировкам, украшавшим шторы.
        - Мне давали разные имена, но ни разу не называли «Ужасным совпадением»,  - произнес Эш.  - А вот и Хардинг с лимонадом. Огромное спасибо. Думаю, мисс Хёрст уже лучше. Я немного посижу с ней, чтобы ее пока никто не беспокоил.  - Он улыбнулся открытой улыбкой, способной уверить большинство людей в его искренних благих намерениях.
        В алькове было откровенно мало места. Хардинг любезно передал стакан и откланялся, оставив их одних в лиственном укрытии.
        - Благодарю вас, лорд Клэр.  - Мисс Хёрст взяла стакан, отпила лимонад и поставила его на подоконник.  - Если бы не вы, мне бы не пришлось так долго приходить в себя.  - Эш хотел было заметить, что все девушки говорят ему это, но по выражению ее лица понял, что время для шуток не лучшее.  - Хардинг так и не успел меня представить. Откуда вы знаете, как меня зовут?  - «Неужели она интересовалась мной?»
        - Мне известен лишь ваш титул, и Хардинг только что назвал вас Клэр, вот и все. Я видела, как вы пришли со своей семьей, и леди Моллинг предположила, кто вы. Я старалась избегать вас,  - добавила она с горечью, очевидно желая подчеркнуть отсутствие заинтересованности в нем.
        - Меня зовут Эш Герриард, мисс Хёрст. Есть ли среди ваших образов те, с которыми мне еще не довелось встретиться?
        - Нет, вы увидели все.  - Она посмотрела на него, слегка склонив голову. Он напоминал Люцифера, оценивающего незнакомый предмет, решая, употребить ли его в пищу, или сначала с ним поиграть.  - Эш. Индийское имя? Я знаю одного торговца на пристани по имени Эшок. Он живет здесь уже много лет, его бизнес процветает, он говорит, что родом из Бомбея.  - Она улыбнулась.  - Тот еще мошенник.
        - Нет, это имя моей бабушки по отцовской линии. Если вам интересно, мое полное имя Джордж Эшборн Тэлиш Герриард.
        - А что означает Тэлиш?
        - Властелин земли.
        - Вполне подходящее имя,  - заметила мисс Хёрст. Она все еще сидела облокотившись на шторы, обмахивалась веером, правда, теперь из ее движений исчезло напряжение.
        - Оно слишком напыщенное,  - согласился Эш.  - Мне его дали в честь прадеда, раджи Калятвы.  - Он мог с тем же успехом придумать это на ходу.
        - Правда?  - Мисс Хёрст выпрямилась, брови взлетели вверх от удивления.  - Значит, вы принц? Мне нужно приветствовать вас реверансом?  - Последняя фраза была сказана с нескрываемым сарказмом.
        - Это значит, моя бабушка принцесса, титул моей матери вообще невозможно определить, поскольку ее отец - англичанин,  - объяснил Эш, неожиданно для себя заставив мисс Хёрст засмеяться.  - Я всего лишь виконт, унаследовал титул.
        - Ваша мать очень красива. И отец также невероятно привлекателен. Не сомневаюсь, большинство присутствующих женщин успели влюбиться в него.
        - В таком случае сначала им придется столкнуться с моей матерью, а она не такая скромная тихоня, какой кажется.  - Эш вытянул длинные ноги и устроился удобнее. По другую сторону зеленых ветвей полным ходом шел бал во всей красоте и блеске. Холодный воздух, просачиваясь сквозь приоткрытое окно, доносил до него легкий, чувственный аромат жасмина и запах женщины. На земле, определенно, были менее приятные места.
        - Тихоня? Лично мне она напоминает пантеру,  - поделилась наблюдениями мисс Хёрст.
        - Действительно, похожа,  - согласился он.  - Как ваше имя? Мне кажется несправедливым, если вы будете знать мое, а я ваше - нет.
        Она с осторожностью на него посмотрела:
        - Индийская бесцеремонность, лорд Клэр?
        - Праздное любопытство, мисс Хёрст.
        Его ответ вызвал у нее очередной приступ смеха, который внезапно прервался, будто она пожалела о том, что позволила себе расслабиться.  - Филлида. Должна признаться, оно мне совершенно не нравится.
        - Милое имя. И это все была Филлида Хёрст - на пристани, в магазине и здесь, в бальной комнате? Или есть другие имена, которыми вы решили со мной не делиться?
        - Я больше ничего вам не скажу, лорд Клэр.
        - Правда?  - Он пристально посмотрел ей в глаза, затем обвел взглядом с ног до головы, начиная с верхушки изысканно уложенных волос, спускаясь ниже к элегантным камеям, лежащим на аппетитной пышной груди. Провел взглядом по изгибам тела, окутанного светло-зеленым шелком, и ниже к туфлям, выглядывающим из-под шикарного платья.  - Очень жаль.
        Глава 4

        Мисс Хёрст начала заливаться краской. Сначала грудь, затем шея и щеки окрасились в розовый цвет. «Как же аппетитно она выглядит,  - подумал Эш.  - Словно струя гранатового сока поверх ледяного шербета в знойный день». Отнюдь не невинный ребенок, раз смогла правильно истолковать значение его взгляда и слов. В то же время не было похоже на то, что она пользовалась особой популярностью.
        «Сколько же ей лет? Двадцать пять? Двадцать шесть? Привлекательна, умна, со вкусом одета, но до сих пор не замужем. Почему?  - размышлял Эш.  - Видимо, это как-то связано с ее тайной жизнью».
        - Я была бы вам крайне благодарна, mi лорд, если бы вы не упоминали о том, что мы с вами раньше встречались,  - попросила она спокойно, однако Эш догадался, насколько это для нее важно и как не хотелось об этом просить.
        - Я полагаю, члены высшего общества не держат магазины?
        - Именно.
        - Хм-м. В таком случае очень жаль, что мой дед по материнской линии набоб.  - Эшу не было никакого дела до того, что думали о его предках другие люди. Он интересовался се реакцией.
        - Если он был неприлично богат и сейчас его нет в живых, наследнику титула маркиза абсолютно не о чем волноваться. Общество имеет удивительное свойство подстраивать свои предубеждения в соответствии с ситуацией.  - Она помрачнела.  - По крайней мере, когда дело касается джентльменов. Леди - совсем другое дело.
        - Значит, я могу разрушить вашу жизнь всего лишь одной маленькой сплетней.
        - Да, и вы прекрасно это знаете. Приличные леди не держат магазинов и не разгуливают где попало, не говоря уже о пристанях, без сопровождения. Признайтесь, лорд Клэр, вы много времени провели в детстве, отрывая крылышки мухам?
        Неожиданно для себя Эш почувствовал укол совести. Видимо, все это было смертельно важно для мисс Хёрст. «Все же непонятно, почему женщина должна вести дело. Может, у нее не хватает денег на карманные расходы?»
        - Прошу меня простить, я и не думал мучить вас. Даю вам слово, что никому ничего не скажу.
        Музыка стихла, танцующие пары начали расходиться по залу. Закончился очередной танец, и Эш понял: ему нельзя больше прятаться под пальмами вместе с Филлидой Хёрст. Кто-нибудь может увидеть их, решив, что у них свидание. Он мог нанести ущерб ее репутации.
        - Позвольте пригласить вас на танец, мисс Хёрст?
        Эш молил небо, чтобы следующий танец был ему знаком. Он совершенно отстал от моды, до Калькутты не успел дойти даже вальс. Ему придется посещать уроки вместе с Сарой.
        - Я не танцую,  - ответила мисс Хёрст.  - И больше не смею вас задерживать.
        - Я как раз собирался уйти. Так благоразумнее. Вы хотите сказать, что никогда не танцуете?
        - Я не люблю танцевать,  - ответила она.
        «Лгунья». Все время, пока они беседовали у окна, она притопывала одной ногой в такт музыке, не замечая этого. «Она хочет танцевать, но по какой-то причине не делает этого. Любопытно». Эш встал.
        - В таком случае я желаю вам приятного вечера, мисс Хёрст. Может быть, мы увидимся в следующий раз, когда я буду прогуливаться по Джермен-стрит.
        - Боюсь, нет. Тамошние цены мне не по карману. Приятного вам вечера, лорд Клэр.
        Эш откланялся и благополучно выбрался из укрытия. Он наблюдал за вальсирующими парами, всерьез подумывая о необходимости профессиональной подготовки перед выходом на танцевальную площадку. Спустя некоторое время появилась мисс Хёрст, направляясь в противоположную часть зала.
        Эш задумался, сможет ли хотя бы одна из присутствующих леди похвастаться столь же удачным сочетанием красоты, стиля, духа и остроумия. Он ожидал, что все девушки на выданье одинаковые, смазливые, глупо улыбающиеся и скучные. «Возможно, поиски жены гораздо интереснее, чем я думал». Мисс Хёрст имела скандальные секреты и была немного старше остальных незамужних девушек. Но она все еще способна родить ребенка, а магазин можно без труда прикрыть.
        Эш нашел родителей. Они наблюдали за Сарой, беседовавшей с группой девушек, о которых он только что думал с таким пренебрежением.
        - Вот ты где.  - Мать положила ладонь на его руку, задерживая.  - Леди Моллинг, позвольте представить вам моего сына, виконта Клэра. Эш, это вдовствующая графиня Моллинг.
        Эш поцеловал ей руку, и они обменялись любезностями. «Филлида разговаривала с этой леди, когда мы прибыли на бал». Не успел он об этом подумать, как увидел ее с молодым человеком, предположительно братом.
        - Вероятно, вы сможете мне сказать кто это, мадам. Высокий человек с темными волосами, слева от композиции из лилий.
        - Грегори Хёрст, граф Фрэншем,  - ответила вдова.  - Симпатичный разгильдяй.  - «Неужели изучение пэрства не пошло ему на пользу?»
        - Я в полном замешательстве. Думал, леди рядом с ним его сестра. Но мне ее представили как мисс Хёрст, а если он граф…
        - А…  - Леди Моллинг понизила голос.  - Она его старшая сестра. Как ни прискорбно об этом говорить, ее родители поженились после ее рождения. Такой скандал в те времена! К сожалению, из-за этого она незаконнорожденная.
        - Но ее ведь принимают в обществе?
        - Да, во многих домах, кроме, безусловно, королевского. Или дома Олмаков. Очаровательная девушка. Но вряд ли ей удастся удачно выйти замуж, если вообще удастся. Даже если закрыть глаза на обстоятельства ее появления на свет, за ней нет ни гроша приданого, один бог знает, как она умудряется так хорошо одеваться и откуда взялись эти чудесные камеи. А Фрэншем распущен до неприличия, ни одна мать не захотела бы такого мужа для своей дочери. Разве что ради титула, конечно. На него вполне может позариться дочь богатого горожанина.
        «Проклятье». Эксцентричность - это одно, но незаконнорожденность, отсутствие приданого и сомнительный способ заработка шли вразрез с качествами, которые он хотел видеть в будущей жене. Внезапно исполнение долга показалось ему абсолютно непривлекательным занятием.
        Размышляя над услышанным, он продолжал смотреть на Филлиду, в этот момент она повернулась и поймала его взгляд. На губах проступила легкая улыбка, она положила руку на плечо брата, будто стараясь обратить его внимание на семью Герриард.
        Пытаясь уложить в голове услышанное, Эш приподнял бровь и, не улыбаясь, поклонился. Заметив радом с ним леди Моллинг, Филлида перестала улыбаться, подняла подбородок и отвернулась. Даже на расстоянии он заметил, как ее щеки порозовели от гнева.
        «Ты неуклюжий идиот». Он повел себя абсолютно не по-джентельменски, пусть непреднамеренно. Он был удивлен, расстроен и… «Тебе нет оправдания. Ты конченый идиот,  - отчитал он себя.  - И что теперь?» Он не мог просто извиниться, поскольку поставил себя в неудобное положение. К тому же что он скажет? «Мне очень жаль. Я только что узнал, что вы незаконнорожденная и бедная как церковная мышь, соответственно, совсем не подходите на роль моей жены, но я совершенно не хотел выказывать свое пренебрежение к вам».
        Внезапно его взгляд остановился на матери - дочери индийской принцессы и торговца Ост-Индской компании, оставившего жену.
        - Очевидно, незаконнорожденность не причина для отказа в появлении в обществе,  - заключила его мать, будто проникнув в мысли сына.
        По взгляду леди Моллинг он понял, что она знает, кем были родители маркизы.
        - Господи, нет,  - произнесла пожилая женщина.  - Все зависит от родителей и манер конкретного человека. И его положения в обществе.
        - И денег,  - ледяным тоном добавила его мать.
        - О, конечно,  - усмехнулась вдова и слегка покосилась на изумительные бирманские сапфиры, украшавшие грудь маркизы.  - Общество всегда может создавать и нарушать правила в зависимости от ситуации. Прошу вас, скажите мне, в какие дни вы принимаете, леди Элдонстоун?
        - Мы принимаем по вторникам, средам и пятницам,  - ответила мата. Только члены ее семьи знали, что она придумала это на ходу.  - Надеюсь, мы скоро увидим вас на Беркли-сквер, леди Моллинг.
        - Я обязательно к вам зайду.
        Эш обвел взглядом комнату. Филлида Хёрст исчезла.

        «Высокомерная скотина».  - Филлида протиснулась сквозь толпу в дамскую комнату, не позволив своей униженной гордости взять верх и подойти через весь зал к Эшу Герриарду и от всей души отвесить пару пощечин.
        Он флиртовал с ней на пристани, даже хуже, чем флиртовал, мило беседовал с ней целый вечер, пообещав сохранить тайну, а как только узнал, что она собой представляет, наградил холодным презрением.
        Она упала на табурет напротив зеркала и посмотрела на свое раскрасневшееся лицо. «Глупо с моей стороны воображать, будто я дебютантка, флиртующая с потенциальным женихом. Глупо думать о браке в принципе». Как она смогла позабыть тот ужасный момент, когда осознала, что никогда не выйдет замуж? «Я не буду плакать».
        - Что-то не так?  - Филлида не обратила внимания, что на соседней табуретке сидела мисс Миллингтон.
        - Мужчины,  - ответила Филлида с горечью в голосе, поправляя шпильки в волосах.
        - О господи. Кто-то конкретно или все сразу? Мне очень нравится ваш брат, мисс Хёрст, он так прекрасно танцует. Надеюсь, это не он вас расстроил?
        - Грегори? Нет, конечно нет.  - Грегори был просто образцом поведения.  - Всего лишь один бестактный, заносчивый франт. Надеюсь,  - продолжила она,  - надеюсь, его обтягивающие брюки разойдутся по швам.
        Мисс Миллингтон засмеялась:
        - Это было бы просто замечательно! Мне кажется, джентльмены не надевают белья, потому что брюки сделаны из слишком тонкого шелка. Хотела бы я это увидеть!
        Филлида на секунду представила полуголого лорда Клэра, длинные ноги и подтянутые ягодицы, поймала на себе взгляд мисс Миллингтон в зеркале и тоже рассмеялась:
        - О, дорогая. Он очень красив, и у него стройная фигура, но, видимо, не стоит на это надеяться.
        Немного подумав, мисс Миллингтон попросила:
        - Не могли бы вы зайти к моей маме, мисс Хёрст? Возможно, я делаю поспешные выводы, но мне кажется, мы могли бы подружиться.
        Филлида быстро огляделась, в комнате больше никого не было.
        - Будем совместно изучать классическую скульптуру или, быть может, анатомию?  - спросила она, улыбнувшись.  - Мне бы очень этого хотелось. Пожалуйста, зови меня Филлидой.
        - А ты меня Харриет.  - Мисс Миллингтон покопалась в сумочке.  - Вот мамина визитная карточка. Она принимает по вторникам и четвергам.
        - Спасибо, я обязательно зайду.  - Совершенно успокоившись, Филлида припудрила щеки рисовой пудрой и отправилась на поиски Грегори.
        Они практически сразу нашли друг друга и решили уйти домой.
        - Я пообщался со всеми шестью леди из твоего списка, отчитался он, помогая сестре надеть пальто в прихожей.  - Еще немного - и я начну путаться в дочерях банкиров, наследницах мельничного дела и потомках морских капитанов, купающихся в деньгах, полученных за боевые достижения.
        - Тебе понравилась мисс Миллингтон?  - спросила Филлида, когда Грегори усадил ее в наемный экипаж.
        - Мисс Миллингтон? Это та высокая брюнетка с приятным смехом и хорошими зубами? В ней определенно что-то есть.
        У меня отличные новости. Она считает тебя хорошим танцором, пригласила меня зайти к ним домой, и мы перешли с ней на ты. Мне она правда очень понравилась, Грегори.
        - Мне тоже,  - признался он.
        - Теперь нам осталось убедиться в том, что она влюбится в тебя, а ты не окажешься в центре какого-нибудь скандала и не разочаруешь ее дражайшего папу.
        - Может, отложим все самые сложные дела на завтра?  - спросил он, ухмыльнувшись.  - Я постараюсь вести себя хорошо, Филл.
        «Хоть бы так и было,  - подумала она.  - И влюбись в Харриет, ради ее же блага. Тогда я смогу спокойно поселиться одна в небольшом домике у парка, посвятить себя поискам товаров для магазина и нанять управляющего. Смогу стать независимой и жить достаточно далеко, чтобы не смущать уважаемого и богатого графа Фрэншема, вдали от окружающей лжи и опасности».
        Все это выглядит так просто. «Слишком просто? Нет, у нас все получится».

        Филлиде удалось сохранить оптимизм по дороге домой, во время чая у камина в своей комнате, переодевания и расчесывания волос.
        Но как только она задула свечу, легла и закрыла глаза, перед закрытыми глазами предстали не счастливые молодожены в облаке белых свадебных цветов, а надменное выражение лица Эша Герриарда, пока он наблюдал за ней через зал.
        «Высокомерная, нахальная скотина,  - подумала она, изо всех сил ударив подушку.  - Твое личное мнение не стоит и секунды моей бессонницы, я так тебе и скажу при следующей нашей встрече».

        Филлида не могла сказать точно, сколько времени она не спала, но могла утверждать, что каждую секунду посвятила не приятной полудремоте или конструктивным размышлениям, в ней боролись стыд и желание. Она потянулась через сложенные в кучу подушки к маленьким прикроватным часам и в тусклом свете взглянула на циферблат. Четверть шестого.
        Пытаться снова заснуть бесполезно. Скорее всего, она провертится в кровати, вспоминая пылающие губы Эша Герриарда, целовавшего ее на пристани, его длинные, изящные ноги, на которые она обратила внимание, когда они сидели у окна. «Нет ничего хуже думать о человеке, презирающем тебя из-за обстоятельств твоего рождения».
        Филлида отбросила одеяло, встала с постели и посмотрела на улицу через просвет штор. День обещает быть хорошим. Раз уж не получается заснуть, можно хотя бы насладиться свежим воздухом. Прогулка по Грин-парку развеет ненужные мысли и придаст позитивный настрой.
        Вода в умывальнике, как всегда, была ледяной, но это не имело значения. Филлида надела простое платье для прогулок и полусапожки, собрала волосы под сетку, взяла чепчик за ленты и накинула на плечи шаль.
        Скоро Анна начнет суетиться на кухне и готовить ей завтрак. Горничная любила начинать день задолго до своей хозяйки. Они могли бы вместе позавтракать и прогуляться.
        Анна уже спускалась по лестнице в кухню.
        - Что вы тут делаете в такую рань, мисс Филлида?
        - Собираюсь позавтракать с тобой. Потом хочу пройтись по парку.
        - Не в одиночку, я надеюсь!
        Горничная подошла к водокачке и набрала в чайник воды. Анна была приземистой женщиной сорока лет с заурядной внешностью и прошлым, о котором никогда не говорила.
        - Нет. Даже в столь ранний час кто-нибудь может меня увидеть, и это отбросит тень на мою безупречную репутацию.  - Филлида взяла буханку хлеба и оглянулась в поисках ножа.
        - Мы же не будем рисковать, не так ли?  - язвительно заметила Анна. Она уже шесть лет работала на Филлиду, знала все про магазин и не стеснялась высказывать свои мысли в адрес хозяйки.
        - Нет, не будем,  - согласилась Филлида без тени улыбки.  - Я пройдусь по парку, а ты можешь взять коврик и газету и подождать меня на скамейке у водохранилища, так приличия будут соблюдены.

        Вначале седьмого они уже направились к парку, петляя по улочкам, ведущим к месту назначения - Грин-парку. Район Сент-Джеймса постепенно пробуждался от сна. Одни горничные подметали парадные лестницы, другие, зевая, шли с пустыми корзинками на рынок за продуктами. Повозки останавливались у задних дверей многочисленных клубов, игорных домов и магазинов, открытых для аристократов, распутников, элитных любовниц и уважаемых семьянинов. Покачиваясь, они катились в разных направлениях - к Сент-Джеймсскому дворцу и дальше к Сент-Джеймсскому парку.
        Филлида понимала, что выбрала не самое лучшее место для утренней прогулки. Дешевые проститутки вскоре начнут покидать свои рабочие места, караульные заспешат в свои казармы.
        Всадники, решившие насладиться утренней прогулкой, предпочтут Гайд-парк, что позволит спокойно погулять в Грин-парке хотя бы до девяти часов.
        - Можешь присесть здесь и почитать, пока я пройдусь до сторожки, вокруг пруда по Конститьюшн-Хилл и обратно. Не хочешь пройтись со мной?  - предложила Филлида, когда они свернули с Квинс-Волк к Пикадилли.
        - Я вижу, вы не в духе, вам хочется развеяться,  - поделилась своими впечатлениями Анна.  - Кто вас расстроил?
        - Один несчастный лордик, недавно приехавший в город, очень удивился, когда обнаружил, что абсолютно случайно стал флиртовать с незаконнорожденной девушкой.
        - Ему же хуже. Вам не стоит из-за него расстраиваться.  - К этому было нечего добавить, и, казалось, Анна все поняла по молчанию Филлиды.  - Мне кажется, он успел вам понравиться.
        - Немного,  - пожала она плечами.
        - Он хорош собой?
        - До безумия, и слишком хорошо это понимает.  - «И кажется, добрый. И с чувством юмора. Любит свою сестру и прекрасно подходит на роль супруга». Если бы Филлида была не тем, кто она есть, этим утром она бы проснулась с надеждой получить от него к полудню букет цветов. Интересно, как это, принимать ухаживания такого человека, надеясь на предложение руки и сердца, с нетерпением ждать будущего счастья и детей?
        - Тогда вам определенно стоит прогуляться и хорошенько пнуть несколько камней, представляя, что это его дурная голова,  - посоветовала Анна, направляясь к скамейкам.  - А я посижу здесь на солнышке.
        - Спасибо, Анна.  - Резкие слова горничной, не лишенные здравого смысла и высказанные без обиняков, вернули Филлиду с небес на землю и избавили от лишних мыслей.  - Если замерзнешь, выходи мне навстречу.
        Филлида махнула ей рукой и направилась по тропе к Квинс-Хаус, расположенному в конце парка. Издалека было видно, как утренние лучи солнца играли на белом камне здания, а флаг на флагштоке безжизненно висел в неподвижном воздухе. Филлида полной грудью вдохнула запах травы, просыпающейся от зимнего сна. Так-то лучше. Ощущение силы и решительности вернется к ней, и тогда бесполезные мечты сами собой отойдут на второй план.
        Грачи кружили над своими гнездами, спрятанными в кронах деревьев, галки кувыркались в воздухе, словно акробаты, привлекая внимание самок или просто наслаждаясь солнечным утром. Прямо перед дорогой сороки нашли труп какого-то животного. С отвращением наблюдая за их ссорой и борьбой за противные ошметки, Филлида предположила, что это была крыса или кролик. Ей пришлось свернуть с тропы, чтобы обойти не унимавшихся птиц.
        Внезапно стая сорвались с места, словно в ее центр прилетел брошенный кем-то камень. Они хлопали крыльями и каркали на что-то, приземлившееся рядом с их добычей. На секунду Филлиде показалось, что это какой-то хищник, но потом птица повернула серую голову с огромным черным клювом и посмотрела на нее оценивающим взглядом умных глаз.
        - Люцифер!  - Неужели город заполонили сероголовые вороны? В этот момент птица перестала обращать внимание на еду и направилась к девушке.  - Нет! Не приближайся ко мне, ужасная птица! Кыш!
        Тут Филлида услышала позади себя топот копыт. Большая гнедая лошадь пронеслась мимо, развернулась и замедлила ход после того, как ее хозяин натянул вожжи, и спокойным шагом приблизилась к Филлиде.
        - Люцифер, ко мне.  - Ворон взлетел и приземлился на плечо всадника, заставив лошадь встрепенуться. Всадник одной рукой натянул вожжи и успокоил лошадь, другой приподнял шляпу и поприветствовал Филлиду:
        - Мисс Хёрст. Простите Люцифера, но, похоже, что вы ему понравились.
        Ну конечно же перед ней был лорд Клэр.
        Глава 5

        Филлида перевела взгляд с птицы на ее хозяина.
        - Смею вас заверить, эта симпатия не взаимна.  - Почему этот лорд Клэр не поехал в Гайд-парк, как все остальные? Почему не дождался обеда, чтобы совершить конную прогулку в компании других молодых людей? Почему совсем не уехал из страны?
        - Видимо, неприязнь распространяется и на меня?  - предположил он.  - Можно пройтись с вами?
        - Вряд ли у меня получится вам воспрепятствовать. Мы в общественном месте.  - Ее ответ прозвучал крайне нелюбезно, но Филлиде не было до этого никакого дела. Она продолжала шагать, ворон вернулся к своей добыче, а Эш Герриард соскочил с лошади и пошел рядом.
        - Правда? Вообще говоря, я тоже так думал, но не вижу здесь других всадников. Уже стал беспокоиться, не нарушаю ли очередное ужасное правило этикета.  - По его голосу было очевидно, что его совершенно не волнуют эти правила.
        - Популярное место для конных прогулок - Гайд-парк,  - сообщила Филлида.  - Даже в столь ранний час те, кто желает насладиться продолжительной конной прогулкой в одиночестве, предпочитают именно его, оставляя пешеходов в покое. Рекомендую вам последовать их примеру.  - «Немедленно».
        Он сделал вид, что не понял намека, продолжая идти рядом с ней на приличном расстоянии, держа в одной руке хлыст, а в другой поводья. Ей было бы гораздо проще понять его намерения, если бы он взял ее за руку. Что ему нужно? «Вероятно,  - подумала Филлида, пытаясь сохранить спокойствие,  - узнав, кто я на самом деле, он собирается сделать какое-нибудь оскорбительное предложение. Поцеловал у реки, флиртовал в зале. Что собирается сделать теперь?»
        - Я как раз направлялся в Гайд-парк. Изучив карту, решил, что это наиболее удачный маршрут. Мне не хотелось протискиваться сквозь улицы. Я и не надеялся встретить вас здесь.
        - Почему вы должны были на это надеяться,  - язвительным голосом поинтересовалась Филлида.
        - Чтобы попросить прощения.
        От неожиданности она остановилась.
        - Извиниться?  - Филлида совсем не ожидала такого поворота событий. Она недоверчиво посмотрела в его зеленые глаза, обрамленные длинными густыми ресницами. Эш ответил на ее взгляд. Несмотря на обычную для джентльменов одежду - костюм для верховой езды, шарф, парадную бобровую шапку,  - он выглядел слегка экзотичным и вызывающим. Больше всего Филлиду смущало выражение его лица. Было не похоже, чтобы он поддразнивал ее или, издевался. С этим бы она справилась. Напротив, судя по всему, он был вполне серьезен.
        - Да, за грубость, которую я проявил по отношению к вам прошлым вечером. Мне нет прощения.
        - Я узнал, что ваш брат - граф, и очень удивился, почему мне представили вас без титула, а вы обернулись как раз в тот момент, когда леди Моллинг мне все объяснила. Я пытался разобраться в услышанном, когда вы на меня посмотрели.
        - Стоит ли вам в этом разбираться, милорд?  - В его простом объяснении не было и тени оправдания, и Филлида почувствовала, как ее сердце начинает оттаивать. «Опасный». Она почувствовала легкий холодок. «Он не сможет быть с тобой ни при каких обстоятельствах, и ты тоже этого не хочешь».
        - Мой мозг сейчас напоминает письменный стол, в котором перемешались все бумаги,  - признался он. Несмотря на свои горькие мысли, Филлида улыбнулась.  - Или шкаф, в который положили слишком много вещей и он лопнул. Даже спустя три месяца, проведенных на корабле, мне все еще приходится напоминать себе, что нужно думать по-английски. В Калькутте существуют определенные правила этикета, сильно отличающиеся от принятых в европейском обществе, к тому же, последние несколько лет я провел при дворе моего двоюродного деда, там совсем другие традиции. А еще нужно разобраться с семейными делами, имением… Не обращайте внимания. Звучит так, будто я собираюсь оправдываться перед вами, а это не входило в мои планы.
        - Вы не хотели возвращаться в Англию, не так ли?  - спросила Филлида. Дело не в количестве информации, которую ему необходимо усвоить. В его голосе она услышала раздражение человека, не желающего утруждать себя подобными знаниями, но одновременно воспринимавшего это как свой долг. «Как интересно». Большая часть лондонского общества считает, что на свете нет ничего прекраснее, чем быть частью этого общества, и с удовольствием впитывает все его условности до мельчайших деталей.
        - Единственный член нашей семьи - мой отец - действительно вернулся в Англию. Для моей матери и сестры этот мир так же чужд, как и для меня. Но я вас обидел и прошу прощения.
        - Извинения приняты.  - «Он и в самом деле чувствует свою вину»,  - внезапно для себя осознала Филлида. Она простила его не только из-за хороших манер. «Почему? Потому что у тебя красивые зеленые глаза? Потому что ты был откровенен со мной? Потому что я обманываю себя?» - Так что же вы собираетесь делать теперь, лорд Клэр?
        - Мы останемся в Лондоне до конца сезона и будем сопровождать мою сестру во время выхода в свет. Нам всем нужно освоиться в обществе, а загородный дом необходимо восстановить после пятнадцати лет запустения. Я должен стать виконтом, наследником и английским джентльменом. Научиться танцевать,  - добавил он угрюмо, вызвав удивленный смех Филлиды.
        Незаметно для себя они вышли на дорогу, ведущую к Квинс-Хаус. Филлида оглянулась и поняла, что они находятся у края парка, недалеко от пересечения Конститьюшн-Хилл с Найтсбридж-Роуд.
        - Вам нужно перейти дорогу здесь, и вы попадете в Гайд-парк,  - указала она.  - Далее можете проехать вдоль парка по Найтсбридж.
        - Значит, где-то недалеко Таттерсоллс[11 - Таттерсоллс - главный аукцион скаковых лошадей в Великобритании.]. Я собирался зайти туда после прогулки.  - Он свистнул. Огромный ворон взмахнул крыльями и приземлился на его плечо, недобрым взглядом уставившись на украшения шляпки Филлиды.
        - Молодым леди не положено этого знать.  - Она попыталась показаться скромной.  - Но он находится за углом возле больницы Святого Джорджа.
        - Благодарю.  - Эш запрыгнул в седло. Филлида обратила внимание на его длинные ноги, обтянутые узкими брюками, и безукоризненную осанку.  - Надеюсь, мы скоро увидимся с вами, мисс Хёрст.
        «Прямо мечта любой девушки»,  - отметила Филлида и содрогнулась от таких мыслей. Она помахала на прощание удалявшемуся всаднику. «Эш был удивлен и шокирован тем, что он узнал обо мне, и честно рассказал об этом,  - подумала она, направляясь к Анне.  - Было очень благородно с его стороны так просто в этом признаться».
        Несмотря на это, Филлиду не покидало ощущение, что в его вчерашнем взгляде крылось нечто большее. Он с обезоруживающей искренностью извинился перед ней, но при этом не сказал всей правды. Нужно быть осторожной с этим лордом Клэром, каким бы вежливым и веселым он ни казался.

        Ему повезло. Эш направил свою арендованную лошадь туда, где, по его предположению, находилась конюшня на Роттен-Роуд. Ему не хотелось спрашивать у кого-либо адрес семьи Хёрст, рискуя привлечь излишнее внимание к своей симпатии в отношении Филлиды. Еще меньше ему хотелось смущать ее своим появлением в магазине. Эта встреча пришлась очень кстати. Вокруг не было никого, кто мог бы засвидетельствовать факт убийства, а Филлида имела полное право убить его за то, как он себя повел.
        Но она не стала этого делать. Держалась с достоинством, как настоящая леди, окатила его волной язвительности, доставив ему этим изрядное удовольствие.
        У нее было все - манеры, внешность, зрелость, позволяющая ей не питать иллюзий в отношении цветов, пламенных сердец и лицемерных признаний в любви. «Черт, она идеальна». Эшу нравилась Филлида, его тянуло к этой девушке, несмотря на то что она совершенно не похожа на Решми, его погибшую возлюбленную. Эш с удовольствием взял бы Феллиду в жены хоть завтра, тем самым завершив утомляющий процесс поиска супруги.
        Однако Филлида Хёрст незаконнорожденная, ведет тайную жизнь, способную в любой момент разрушить ее репутацию, и живет с братом, очевидно далеко не самым завидным родственником. Эта старая карга леди Моллингтон дала понять, что Филлида не подходит на роль его невесты.
        Ее никогда не будут приглашать в королевское общество, она совершенно не годилась в золовки для молодой леди, начинающей выходить в свет и достойной быть принятой в высшие слои общества.
        Эш свернул на узкую тропу в стороне от группы наездников, продолжая рассуждать. Прошлым вечером он узнал, что Филлиде двадцать шесть лет. Она не замужем и незавидная невеста. К этому возрасту все глупые девичьи фантазии о любви должны были улетучиться из ее головы. Можно ли ее заинтересовать незаконными отношениями? При этой мысли его тело напряглось. Он подсознательно хотел этого с тех самых пор, как узнал о ней правду.
        Эш серьезно задумался. Три года он провел в обществе, где общение с порядочными женщинами формально, сдержанно и поверхностно. Полноценное общение могли предоставить только далеко не порядочные женщины, куртизанки, как Решми. У Эша не было опыта сексуальных отношений с женщинами из этого мира. Как вообще можно завести незаконные отношения в холодном, чуждом и новом для него обществе? Он не желал портить репутацию Филлиды, понимал, что придется быть очень, очень осторожным. Зная о тайнах Филлиды, в ее осторожности можно не сомневаться.
        Эш решил подумать об этом позже. Прежде всего необходимо найти хорошую лошадь, поскольку от этой клячи нет никакого толка. Таттерсоллс уже должна была открыться к этому времени, и он наконец-то сможет подобрать себе отличного скакуна благодаря своему отличному вкусу и большим деньгам. С лошадьми намного проще, чем с женщинами.

        - Я разговаривал с тем индийским парнем.  - Грегори вальяжно вошел в зал и бухнулся на диван в своей обычной праздной манере.
        - С Эшем? То есть с лордом Клэром?  - Филлида бросила украшения, купленные у торговца в районе Севен-Дайалс, обратно в коробку, искренне надеясь, что не покраснела.
        - О, ты его знаешь?  - Судя по всему, ее брат не обладал естественными инстинктами шаперона[12 - Шаперон - взрослый человек, сопровождающий молодых людей, не состоящих в браке.]. - Интересный малый. Отлично разбирается в лошадях и может себе позволить подкрепить свои знания деньгами.
        - Ты ведь не был на скачках?  - Сердце Филлиды ушло в пятки. Неужели благие намерения брата в конечном счете так быстро кончились?
        - Нет!  - Он выглядел оскорбленным.  - Я просто гулял недалеко от конюшен, курил и болтал со знакомыми. Ну, ты знаешь. Клэр купил два верховых скакуна для себя, хорошенькую кобылу для своей сестры и двух лошадей для экипажа.
        - Боже правый!  - Она отодвинула шкатулку с украшениями, пытаясь прикинуть в уме приблизительную стоимость.  - Такая огромная сумма за один раз.
        - Я знаю. И все они стоили этих денег. Такого не одурачишь. Помнишь, Фелдшору пришлось продать пару серых лошадей, чтобы расплатиться с долгами? Такие роскошные на вид. Клэр обошел вокруг, заставил их пробежаться рысью и сказал: «Слабые путовые кости». Что ты на это скажешь?
        - Невероятно,  - согласилась Филлида, стараясь вспомнить, что такое путовая кость.  - Надеюсь, ему это все по карману.  - Она живо представила себе Эша, прохаживающегося с гордо поднятой головой по конюшне и разглядывающего чистокровных скакунов, объясняя, почему та или иная лошадь ему не подходит. Тут же в ее воображении Эш превратился в раджу, прогуливающегося по своему дворцу, пренебрежительно отмахиваясь от предоставленных ему на выбор рабынь или манящего пальцем понравившуюся девушку.
        - Его дед был набобом. Отец - маркиз, а он единственный сын. Должно быть, постепенно вживается в роль,  - произнес Грегори с добродушной завистью в голосе.
        - А бабушка была индийской принцессой,  - не смогла удержаться от комментария Филлида.
        - Судя по всему, ты успела с ним пообщаться.
        - М-м-м.  - Филлида попыталась сконцентрироваться на застежке красивого колье из шотландской гальки.
        - Тогда ты не будешь возражать против того, чтобы он поужинал с нами?
        - Что?  - Колье со звоном выпало из ее внезапно онемевших пальцев.
        - Ты против?  - Привычно довольное лицо Грегори исказила гримаса недоумения.  - Тебе не понравилось, как он вел себя с тобой? Или он сказал что-то неприличное? Если так…
        - Ничего подобного.  - Меньше всего ей хотелось, чтобы брат вздумал вызывать Эша на дуэль.  - Он ничего не знал о браке наших родителей и, когда ему все рассказали, удивился. Вот и все. Он попросил прощения.
        - Он тебе нравится, Филл?
        Она выдавила из себя грустную улыбку и пожала плечами:
        - Он умен и красив. К тому же приятный собеседник.
        - Он будет искать себе жену,  - предупредил Грегори.
        - Я знаю… этого следовало ожидать.  - Ее желудок сделал неприятный кувырок. Вот почему он так извинялся. Эш рассматривал ее в качестве потенциальной жены, несмотря на то что прекрасно знал о ее тайной жизни и магазине, вероятно, она даже начала ему нравиться. А потом он узнал правду о ее происхождении и осознал, что она ему совершенно не подходит.
        - Если ты ему понравилась, он мог попросить кого-нибудь рассказать о тебе, а потом все узнал…
        - Что я незаконнорожденная. Скорее всего. Не надо так расстраиваться, Грегори. Мы с лордом Клэром все обсудили. В конце концов, мы же не встречались с ним на протяжении нескольких месяцев до того, как он все узнал, и не успели проникнуться взаимной симпатией. Он очень отличается от джентльменов, с которыми мы привыкли общаться. Мне абсолютно все равно.
        «Нет, не все равно». Филлида поняла это, как только слова слетели с губ. Все прекрасно знали о ее положении. Ее приглашали на множество мероприятий, принимали в лучших домах. Безусловно, никто бы никогда не пригласил ее на бал в Олмак[13 - Олмак - зал для приемов и балов, существовавший в Лондоне с 1765 по 1871 г. Здесь собирался весь свет английского общества. Вечера организовывались группой влиятельных леди из высшего общества, известных как леди-патронессы Олмака.] или на прием к королеве. Шансы на хороший брак практически равнялись нулю, особенно в высшем обществе. Ни одна мать не захочет такую жену для своего сына. Даже богатые выходцы из среднего класса не рассматривали ее в качестве потенциальной супруги, такие семьи хотели подкрепить свои богатства безупречной родословной.
        Прежде Филлиде не было до этого никакого дела. Она всегда прекрасно осознавала свое положение, понимала, насколько необычной была ситуация с браком ее родителей и что это в конечном итоге для нее означало. У нее были свои интересы, свое дело, друзья и амбиции, связанные с женитьбой Грегори. Этого хватало. Конечно, иногда она позволяла себе мечтать, и от этого становилось грустно. Порой даже слишком грустно, особенно когда держала на руках детей своих подруг, но она научилась контролировать и пресекать глупые надежды.
        Все было бы в порядке, если бы не Эш Герриард. Он нравился Феллиде, ее тянуло к нему. Безусловно, об отношениях не могло быть и речи. Последствия поступка, совершенного ею в семнадцать лет, сделали брак невозможным.
        Как бы то ни было, с этим человеком все иначе. Впервые за долгие годы Филлида почувствовала боль обиды на свою судьбу. Она пыталась утешить себя мыслями о том, что они познакомились совсем недавно и, возможно, вскоре мимолетность увлечения станет очевидной. К тому же, скорее всего, со временем Филлида обнаружит в нем кучу недостатков. В конце концов, Эш вообще может прекратить обращать на нее внимание после бала. Несмотря на это, ее переполняла буря эмоций, будто в первый раз узнала о том, что не сможет выйти замуж: шок, ощущение потери, тупая боль где-то в груди.
        «Глупости все это,  - ругала она себя.  - Поцелуй, зеленые глаза, сила и мужественность, и вот ты уже размечталась. Роптать на судьбу и желать, чтобы все сложилось по-другому, бесполезно. Здесь нет будущего, и этого никто не сможет изменить».
        Мысли вихрем пронеслись в голове. Грегори с грустью наблюдал за ней.
        - Я скажу ему, что у нас проблемы с кухней, или под каким-нибудь другим предлогом уведу его в Уайтсам,  - предложил он.
        - Не говори глупостей.  - Филлиде с трудом удалось изобразить улыбку.  - Мы устроим званый ужин, все будет хорошо. Так, кого еще мы сможем пригласить? Я думаю, стоит ограничиться восемью персонами, иначе будет тесно. Пожалуй, можно зайти к родителям мисс Миллингтон и отпросить ее. Если мы пригласим замужние пары, я не думаю, что они откажут. Люси и кузен Питер прекрасно подойдут, уверена, миссис Миллингтон согласится, что баронет и член парламента - прекрасная компания для ее дочери.
        - Тогда нас будет шестеро. Может, пригласить Хардингов, как ты думаешь?
        - Миссис Миллингтон будет на седьмом небе от счастья! Граф, баронет, виконт и барон. Что может быть лучше для визита Харриет к нам. Я навещу их завтра. На какой день ты договорился лордом Клэром?
        - Я сказал, мне нужно обговорить дату с тобой, сообщу ему позже. Его удовлетворил такой ответ.  - Грегори снова нахмурился.  - Надеюсь, он не пытается таким образом сблизиться с тобой.
        - Ясное дело, нет. Никто не пытается сблизиться со мной. Надеюсь, в среду все смогут прийти?

        - Вам письмо, милорд.  - Дворецкий Херринг подошел с серебряным подносом в руках.
        Эш поддел ногтем печать из красного воска и пробежался глазами по листу бумаги.
        - Мое первое приглашение на ужин,  - обратился он к отцу, сидящему напротив него и внимательно читающему отчет смотрителя поместья Элдонстоун в Хартфордшире.
        - Холостяцкие посиделки?
        - Очевидно, нет. Это от Фрэншема. Я встретил его сегодня в Таттерсоллс. Он говорит, что пригласил лорда и леди Хардинг, они были вчера на балу, сэра Питера Блэкетта, члена парламента, с женой и мисс Миллингтон, кем бы она ни была.
        - Твоя мать грозится устроить званый ужин,  - заметил лорд Элдонстоун, просматривая список приглашенных гостей.  - Думаю, нам не удастся его избежать из-за семи человек.  - Он откинул лист бумаги на край стола.
        - Восьми, если сестра Фрэншема будет вместе с ним встречать гостей.
        Эшу казалось, что он говорит вполне нейтрально, но отец приподнял бровь.
        - Мисс Хёрст? Похоже, что она очень умная и утонченная девушка. Как жаль, что ее отец так беспечно поступил.
        «Да,  - мысленно согласился Эш.  - А еще она загадочная, пахнет жасмином, и у нее острый язык. Я никак не могу выкинуть ее из головы».
        - Неужели в этом отчете настолько дурные вести?
        Его отец нахмурился:
        - Примерно такие, как я и ожидал. Если так же долго не следить за огромным поместьем и выкачивать из него последние деньги, как соизволил делать мой отец, ничего другого и ожидать не стоит.
        - Здесь пахнет большими деньгами. Не исключено, мне не стоило спускать столько денег на лошадей?
        Маркиз покачал головой:
        - Мы сможем без труда с этим справиться, и когда восстановим поместье, появится доход, и все проблемы решатся сами собой. Я собираюсь на следующей неделе съездить туда на несколько дней. Составишь мне компанию?
        Еще на корабле они договорились с Томпкинсом, что он проведет в доме генеральную уборку, пополнит запасы еды, наймет больше слуг и сделает это место пригодным для проживания прежде, чем туда переедет все семейство. Выход в свет, появление Сары в высшем обществе и бесконечные встречи с юристами и банкирами сейчас гораздо важнее загородного поместья.
        - Так скоро?  - Эш понял, что неоднозначно относится к дому в Хартфордшире. Лондон - город, он прекрасно чувствует себя в городах. Однако сельская Англия, зеленая и цветущая, будто там каждый день идут муссонные дожди, совсем другое дело. Вместо охоты на тигров, охота на лис. Вместо сотен крестьян, живущих натуральным хозяйством и готовых выполнить любое пожелание своего раджи, арендаторы земли. Но Эш понимал, что загородное поместье - признак аристократии, и с этим чужим домом теперь связана его судьба, на него возлагается немалая ответственность.
        Он мрачно улыбнулся. Его учили сражаться, а это всего-навсего очередное поле боя, более утонченное, требующее всех его дипломатических навыков.
        - Мы ненадолго. Твоя сестра и мать останутся здесь.
        - Я с удовольствием составлю тебе компанию.  - Отцу была необходима поддержка, хотя он никогда бы в этом не признался. Чем скорее они пройдут это испытание, тем лучше.  - В конце концов, в деревне нет танцев.
        «И мисс Хёрст».
        Глава 6

        К среде Эш и все остальные члены семьи получили целую стопку позолоченных карточек с приглашениями, в которых необходимо было разобраться, и Эдвардс - новый секретарь маркиза - занимался тем, что отвечал на них согласием, в редких случаях вежливым отказом.
        «Этот обед станет скромным началом лондонской светской жизни»,  - подумал Эш, всматриваясь в узкий дом на Грейт-Райдер-стрит. Он поднялся по лестнице, постучал в дверь, которую открыла служанка, и только тогда понял, насколько скромным будет начало. Пэрот объяснил ему, что, как правило, в обеденное время и вечером в доме прислуживает мужской персонал, поэтому увидеть служанку где-либо, кроме комнаты леди, для него в новинку.
        Внутри не было и намека на угнетающее великолепие резиденции Герриардов, эго понравилось. Дом был украшен элегантно, если не сказать просто. Разглядывая обстановку, Эш отметил про себя отличный вкус Филлиды и предположил, что немалую роль в выборе предметов мебели сыграла ее способность торговаться.
        - Клэр! Рад тебя видеть. Добро пожаловать.  - Фрэншем встретил его с распростертыми объятиями и повел знакомить с остальными гостями. Хардинг поприветствовал его как старого знакомого, Эшу также понравилась прямота и дружелюбность его жены. Блэкетт - баронет из парламента - оказался худощавым серьезным молодым человеком, его пухлая веселая жена компенсировала его недостатки. В комнате еще находилась та самая мисс Миллингтон, которую Фрэншем представил как «подругу моей сестры». По ее робкому взгляду на Фрэншема Эш предположил, что она здесь не только по этой причине.
        Филлида вошла в комнату в тот момент, когда он обсуждал с мисс Миллингтон, сколь теплым этим утром было солнце.
        - Вероятно, лорду Клэру оно кажется по-зимнему холодным.  - Она приветственно улыбнулась.  - Добрый вечер, лорд Клэр. Признайтесь, вы не считаете наше скудное солнце достойным этого громкого определения.
        - Должен признаться, мне не было дела до того с тех пор, как мы пересекли Гибралтар. Правда, я не перестаю надеяться, мисс Хёрст, что летом воздух прогреется до температуры индийской зимы. А пока меня греет радушие, с которым меня встретил Лондон.
        - Посмотрите, какой дипломат,  - усмехнулся Хардинг.
        - Можно и так сказать. Я несколько лет помогал при дворе двоюродного дяди раджи Калятвы, приходилось общаться с дипломатами.
        - На каких языках?  - поинтересовался сэр Питер.
        - Хинди и персидском. Я также владею несколькими местными наречиями, хотя и не так бегло,  - признался Эш.
        - Нам стоит принять вас в Министерство иностранных дел.  - Эш так и не понял, насколько серьезно это было сказано.
        - Без сомнения, предложение интересное, но в ближайшее время я буду очень занят делами поместья. Мой дед был не в состоянии следить за ним должным образом.  - Что на самом деле означало: «спустил все деньги на выпивку, азартные игры и распутный образ жизни, в то время как все вокруг постепенно летело в тартарары». Судя по выражениям лиц присутствующих молодых людей, они прекрасно поняли, что Эш имел в виду.
        «Может, они даже знали этого старого дьявола»,  - подумал он.
        - Ужин подан, мадам.
        «Видимо, горничная - единственная прислуга»,  - пришел к выводу Эш, когда они по парам поднимались по лестнице. Он был самым высокопоставленным гостем из всей компании, поэтому Филлида взяла его под руку и усадила по правую руку от себя. Напротив него находилась леди Хардинг. В такой небольшой компании было легко общаться, никто не испытывал неудобства, обращаясь к кому-либо из сидящих на другом конце стола.
        - Вы останетесь в городе до конца сезона, лорд Клэр?  - поинтересовалась леди Хардинг.
        - Моя мать хотела в этом году вывести в свет мою сестру, к тому же мы совсем недавно прибыли из Индии и нужно многое успеть сделать. Задержка в Лондоне до конца сезона вполне соответствует нашим планам. Я всего лишь сопровождаю семью, поэтому не особо заинтересован в этом.
        - Думаю, вы все же сможете найти интерес и для себя,  - усмехнулась леди Блэкетт.  - Какая удача, что после морского путешествия и хлопот, связанных с переездом, вы не унываете. Я думаю, и вы, лорд Клэр, непременно захотите обзавестись женой. Насколько мне известно, ходят слухи, что на рынке завидных женихов появился новый очаровательный холостяк.
        - Смею вас заверить, мадам, у меня и в мыслях такого не было. Для меня это новость.  - Конечно же он собирался найти себе жену, но становиться мишенью для незамужних дам и их родителей ему совершенно не хотелось.
        - Какой ужас,  - театрально прошептал Хардинг, вызвав всеобщий взрыв хохота.  - Мой вам совет: ни в коем случае не ходите в Олмак,  - добавил он.
        - Разве вы не читали «Гордость и предубеждение», лорд Клэр?  - спросила Филлида. Когда он покачал головой, она процитировала: - «Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену». Боюсь, все мамаши, заинтересованные в поиске подходящего супруга для своих дочерей, уже имеют на вас виды.
        - Спасибо за предупреждение. Я приму превентивные меры,  - ответил он.  - Мне не раз приходилось сражаться с тиграми, и я надеюсь, эти навыки помогут справиться с этой ситуацией.
        - Рано или поздно, тебе придется сдаться, Клэр,  - усмехнувшись, заметил Фрэншем.  - Я тоже когда-то был заядлым холостяком, но теперь начинаю осознавать преимущества брака.  - Он ни разу не взглянул на мисс Миллингтон, но она все равно заметно покраснела от его слов.
        - Думаю, где-то в глубине души я тоже это осознаю,  - согласился Эш.  - Дело в том, что я хочу сам определиться в выборе, не стать жертвой охоты какой-нибудь матроны, желающей с потрохами сцапать титулованного зятя.
        - Давайте не будем больше мучить бедного лорда Клэра,  - послышался сквозь всеобщий смех голос Филлиды.  - Он прибыл в Лондон в ожидании увидеть величественные пиры и насладиться утонченными разговорами, а оказался в скромной компании легкомысленных друзей.
        - Очаровательных легкомысленных друзей, должен признать,  - поправил Эш. Он поймал на себе ее взгляд и подумал о том, какие теплые у нее глаза и как она прекрасно выглядит, когда счастлива.
        Как только Эш посмотрел на Филлиду, ее взгляд тут же сделался серьезным, зрачки расширились, и в его воображении возникла картина, как она лежит под ним, слегка приоткрыв рот и устремив на него бездонный взгляд. «О да. Распростершись передо мной на одеялах из зеленого шелка, вздыхая от удовольствия, пока я буду покрывать поцелуями каждый миллиметр ее тела». Мысль о прикосновении кожи цвета слоновой кости к его золотистой крайне возбуждала. Как он мог сомневаться в своих намерениях по отношению к ней?
        Вероятно, его мысли отразились во взгляде, потому что Филлида покраснела и повернулась к служанке:
        - На этом пока все, Джейн. Я позвоню, если понадобится что-нибудь еще.
        Филлида принялась обсуждать с лордом Хардингом оперный спектакль, который он пропустил на прошлой неделе, и разговор постепенно перешел на тему театра. Эш принимал поверхностное участие в беседе, в основном делал вид, что ему интересно, он часто использовал этот прием, исполняя свои обязанности при дворе двоюродного дяди.
        Любая информация об этом новом мире была для него полезна, но Эш поймал себя на том, что обращает внимание только на Филлиду. Она оказалась превосходной хозяйкой, прекрасно поддерживала разговор, вовлекая всех присутствующих в беседу. Комментарии по ходу разговора подчеркивали ее широкий и разносторонний интерес к культуре. С ней не будет скучно не только в постели. От такой любовницы не захочется скорее уйти.
        Наконец-то Эш придумал подходящее слово. «Любовница». Длительные отношения, а не короткие связи, которые у него случались после смерти Решми. В этот раз он научен горьким опытом и не собирается эмоционально привязываться к будущей партнерше, равно как и ей не позволит испытывать к нему какие-либо чувства. Решми была его первой и единственной любовью, и это разбило ему сердце. Теперь он знает, что такое любовь, и не попадется на эту удочку.
        - Говорят, совсем недавно в город прибыла примечательная коллекция китайского фарфора.  - Сэр Питер прервал его размышления.  - Правда это или вымысел, точно не знаю. Возможно, ее выставят на аукцион, насколько мне известно, ни один аукционный дом не заявил об этом.

        - Эта коллекция существует на самом деле, она довольно неплохая, но поставщики собираются распродать ее напрямую торговцам через склад,  - пояснила Филлида. Все присутствующие посмотрели на нее с вежливым удивлением.  - Я… я слышала на днях разговор на музыкальном вечере у Треншоу. Кто-то жаловался на то, что к тому времени, когда эти предметы дойдут до покупателей, цены на них взлетят до небес.
        - Подумать только! Я на минуту представила, как ты, дорогая Филлида, изучаешь товар на каком-нибудь отвратительном складе на пристани,  - произнесла, усмехнувшись, леди Блэкетт.  - Я знаю, как ты любишь хороший фарфор, но это был бы настоящий скандал!  - Она рассмеялась, остальные гости с удовольствием присоединились к ней. Смех Филлиды показался Эшу наигранным, а улыбка Грегори натянутой, но, видимо, кроме него, никто этого не заметил.
        - К тому же там очень опасно,  - добавил Эш.  - Мне удалось побывать в этой части города, и могу с уверенностью сказать, что это неподходящее место для леди.  - На этот раз взгляд Филлиды был далеко не возбуждающим. В ее глазах он увидел сожаление о том, что у нее под рукой нет булавки, которую она с удовольствием воткнула бы ему в ногу.
        - Некоторые несчастные женщины вынуждены ходить в те районы по делам, лорд Клэр. Если это и опасно, то только из-за мужчин, которые прячутся там, пытаясь воспользоваться их положением.
        - Да, но это продажные женщины,  - отозвался сэр Питер.  - Многие из них не лучше…  - Тут он, похоже, вспомнил, что находится в гостях среди разношерстной компании, а не произносит речь в парламенте.  - Не благородные, я хотел сказать. Какой бы вышел скандал, окажись в тех местах порядочная женщина.  - Послышался одобряющий шепот, затем, к удивлению Эша, мисс Миллингтон произнесла:
        - Я уверена, многие леди занимаются благотворительностью в той части Лондона и ходят туда сами, чтобы оказать посильную помощь, в том числе и тем несчастным женщинам, о которых упомянул сэр Питер.
        Разговор перетек к теме благотворительности и наилучшему способу помощи неимущим, которые того заслуживают. Эш привлек всеобщее внимание рассказами о садху - бродягах в священных тряпицах, разукрашенных разноцветной золой и живущих на подаяние прохожих.
        - Почти голые? Вероятно, леди не могут избежать встречи с такими людьми? Неужели это не вызывает общественного негодования?  - спросила леди Хардинг.
        - В Индии нагота может быть шокирующей, эротичной, эстетичной, практичной и религиозной в зависимости от ситуации,  - пояснил Эш.  - К примеру, мои мать и сестра не найдут ничего предосудительного в том, чтобы кинуть пару монет в миску просящего подаяния голого садху, но будут шокированы, если увидят кого-либо из прислуги расхаживающим по дому обнаженным по пояс.  - Все продолжали смотреть на него с недоумением.  - Неужели никто из присутствующих леди никогда не смотрел на обнаженные классические статуи, восхищаясь их эстетичностью?
        Раздался смех, общество было разочаровано тем, что он добился своего.
        - Но холодный белый мрамор - совсем другое дело. Он отличается от живой плоти,  - возразила Филлида.  - Если бы мне довелось увидеть фигуры из мраморной коллекции лорда Элджина, разгуливающие во всей красе по Грин-парку, я была бы шокирована - Эш заметил, как мисс Миллингтон старалась изо всех сил подавить смех, вероятно вызванный их общей с Филлидой шуткой.
        «Вероятно, незамужние леди не столь безразличны к противоположному полу, как мне казалось»,  - пришел к выводу Эш. Он представил Филлиду, разглядывающую эротические барельефы, украшавшие некоторые комнаты дворца в Калятве. Она бы засмущалась или же, напротив, почувствовала интерес и возбуждение. Эта мысль показалась Эшу не менее возбуждающей, он почувствовал, как его намерение сделать Филлиду своей любовницей крепнет, как и тело.

        Удивленный оценивающий взгляд лорда Клэра ввел Филлиду в краску. Казалось, он прочитал ее мысли и услышал их разговор с Харриет Миллингтон, когда Филлида выразила желание, чтобы его узкие брюки порвались. Он умудрялся заигрывать с ней, не говоря ни слова.
        Филлида привлекла внимание женской части компании:
        - Леди, вы со мной?
        Когда дверь гостиной плотно закрылась, Люси Блэкетт воскликнула:
        - Какой шикарный мужчина! Такой экзотичный, с золотой кожей. Как ты могла скрывать его от нас, кузина Филлида?
        - Я никого не скрывала,  - запротестовала она в ответ.  - Он друг Грегори. Они случайно встретились в Таттерсоллс, Грегори пригласил лорда Клэра на ужин. Мне так жаль их семью. Наверное, очень тяжело оказаться в чужой стране и управляться с таким огромным заброшенным наследством.
        Девушки были разочарованы тем, что их предположения о скрытых мотивах Филлиды не оправдались, и разговор плавно перетек в обсуждение планов Харриет посетить вместе с родителями Лейк-Дистрикт этим летом. В самом разгаре обсуждения к ним присоединились мужчины.

        Остаток вечера прошел спокойно. Наконец Джейн вошла в комнату и объявила, что экипажи поданы. Вся компания стала дружно собираться и рассаживаться по каретам.
        Грегори предложил проводить мисс Миллингтон до дома.
        - На обратном пути я смогу нанять экипаж,  - пояснил он, сбегая по лестнице и держа в руках шляпу и перчатки.
        - Прав ли я в своем предположении, что ваш брат желает закрепить свой интерес к мисс Миллингтон?  - Филлида обернулась и обнаружила лорда Клэра в дверном проеме позади нее.
        - Я надеюсь, так и будет,  - призналась она. Джейн держала наготове его шляпу, трость и перчатки, но он, похоже, не спешил их забирать.  - Она мне очень нравится.
        - Могу ли я переговорить с вами, мисс Хёрст, перед тем как уйду?
        Филлида поняла, что, кроме слуг, в доме никого нет. Она должна попросить Джейн посидеть в углу или позвать Анну, но соблюдать приличия, когда рядом никого, кто бы мог укоризненно погрозить пальцем, было глупо.
        Она вернулась в гостиную, обратив внимание на то, что он не закрыл за собой дверь, и с облегчением вздохнула. Казалось, Эш Герриард заполнил собой всю комнату. Ей не хватало воздуха. Пришлось присесть на стул и указать ему на соседний, но Эш остался стоять.
        - Вы собираетесь пойти на склад за фарфором в одиночку, я прав?  - спросил он без обиняков.
        «Ну конечно собираюсь. Если он хотя бы вполовину настолько хорош, как о нем говорят, я куплю столько, сколько смогу себе позволить, и постараюсь получить за него как можно больше денег». Но делиться своими планами она не собиралась даже с ним.
        - Я еще не решила, лорд Клэр.
        - Я же вижу, что собираетесь, понял это по вашему лицу. Но вам туда нельзя, там небезопасно.
        Филлида вскочила на ноги:
        - Лорд Клэр, какое вы имеете право указывать, что мне можно, а что нельзя делать?
        - Джентльмен обязан защищать леди.
        - У меня есть брат, сэр.
        - Судя по всему, он либо не желает, либо не может контролировать вас.  - Эш облокотился на стул. Очевидно, его не смутили ни ее тон, ни выражение лица.
        - Поскольку мы здесь одни, позвольте напомнить вам, милорд, мне двадцать шесть лет, и я не нуждаюсь в контроле. А вот товар высочайшего качества крайне необходим для магазина, этот фарфор, судя по слухам, как раз то, что нужно.
        - Я куплю его от вашего имени.
        Филлида тяжело опустилась на стул.
        - Вы? Что вы знаете о фарфоре?
        - Держу пари, не меньше вашего.  - Теперь, когда она снова сидела, Эш опустился на стул с гораздо большей элегантностью, чем она только что продемонстрировала.  - Я вырос в одном из величайших торговых городов Востока, мой дед занимал высокий пост в Ост-Индской компании, и я провел три года при дворе баснословно богатого принца, увлекавшегося коллекционированием.
        - Я должна сама увидеть товар. Я знаю, что будет продаваться в моем магазине и в какую сумму нужно уложиться.
        - В таком случае я буду вас сопровождать.  - Он вежливо улыбался, словно каменная статуя.
        - И уведете самый лучший товар у меня из-под носа?
        - Теперь, когда я знаю о существовании этой коллекции, выяснение ее местонахождения не займет много времени. Мне вовсе не обязательно вас сопровождать. Я смогу купить все самые лучшие экземпляры завтра утром.
        - Вот как!  - Филлида не привыкла, чтобы ей переходили дорогу в ее мире. Ее возможности ограничены происхождением, секретами и нуждой зарабатывать деньги, эти издержки она научилась контролировать. Но иметь дело с такими невыносимыми людьми, как этот, сидящий напротив нее, ожидая, пока она перестанет злиться и полностью подчинится его воле, не доводилось.
        - Вы, сэр, не джентльмен.  - Она решительно желала поставить его на место.
        - Вы не правы, я джентльмен.  - Эш Герриард встал со стула, она стиснула зубы, поскольку не могла не заметить, с какой легкостью он это сделал. Женский инстинкт заставлял ее смотреть на него, восхищаться им, стараться влюбить его в себя.
        Он подошел и протянул руку. Задумавшись, она в ответ протянула свою. «Может быть, в индийском обществе этот жест означает признание поражения?» Пока Филлида размышляла, Эш потянул ее и поднял на ноги.
        - Дело в том, что я не английский джентльмен,  - сказал он, притянув ее ближе к себе, на расстояние вальса, на расстояние поцелуя.
        «Если он попытается поцеловать меня, я ударю его»,  - решила Филлида. Тем не менее эта мысль не побудила ее высвободить руку. Она посмотрела ему в глаза, всегда казавшиеся немного удивленными, на чувственные губы, решительно приближающийся подбородок и сглотнула ком, подступивший к горлу.
        - Я вырос там, где учат понимать джунгли и распознавать опасность. Ваш Ист-Энд не что иное, как джунгли без тигров и кобр. Но тем не менее это Джунгли. Я не позволю женщине появиться в таком месте без защиты. Это не обсуждается. Мы можем заключить соглашение,  - предложил Эш.  - Вы пообещаете мне, что не пойдете без сопровождения, я пообещаю, что не буду ничего покупать, пока вы не отберете для себя товар.
        - Мы не можем появиться там в шикарной карете с гербом на дверце.  - Филлида поняла, что деваться некуда.  - Нам необходим наемный экипаж.
        - Безусловно, афишировать богатство не стоит,  - согласился он.  - Вы прекрасно понимаете, что это неблагоразумно. И чем же вы до сих пор недовольны?
        Из всех комплиментов «благоразумие» было на последнем месте. Филлида попыталась принять его в том смысле, который имел в виду Эш. Его теплые пальцы все еще овивались вокруг ее пальчиков, он был так близко, что она почувствовала аромат сандала, свежего белья и, если бы попыталась вдохнуть глубже, что, безусловно очень глупо с ее стороны, запах мужчины. Ее благоразумный мозг, по всей видимости, отпросился на выходные.
        - Тем, что мне придется ехать с вами,  - выпалила она.
        Эш не выглядел обиженным, однако брови его поднялись в удивлении.
        - Я настолько вам не нравлюсь?
        - Вы прекрасно знаете, это не так. И не понимаю, чего вы от меня хотите, почему продолжаете общаться со мной? Ищете жену, а я, как нам обоим известно, совершенно не подхожу на эту роль. Знакомый моего брата, джентльмен, ужинавший в нашем доме один раз, не обязан сопровождать меня везде. О чем я должна думать в таком случае?
        - О дружбе?  - предположил он после короткой паузы. Филлиде показалось, будто он чуть было не сказал нечто другое.
        Она пристально посмотрела ему в глаза:
        - В английском обществе мужчины и женщины заводят дружбу в том случае, если они в почтенном возрасте или состоят в близких родственных отношениях.
        - У европейцев в Индии такие же порядки, что касается Индии, там мужчине грозит смерть за малейшую близость с женщиной. Но стоит ли нам соблюдать эти условности? Я люблю новые ощущения.
        Ей лишь оставалось согласиться. Сказать правду, признаться в том, что она не может контролировать себя рядом с ним, она не могла.
        - Хорошо. Вы сможете заехать за мной завтра в десять? И пожалуйста, наденьте что-нибудь неброское.
        - Значит, в десять. Я постараюсь не выглядеть богатым английским коллекционером, которому вкус заменяют деньги.
        - В таком случае до завтра, милорд.  - Она потянула руку, все еще остававшуюся в его руке.
        - Эш, Филлида. Мы же друзья, помнишь?  - Он наклонился и коснулся губами ее пальцев. Она почувствовала теплоту губ, и по телу побежали мурашки, несмотря на перчатки из тонкой кожи, губы раскрылись, будто он прикоснулся к ним.
        - Спокойной ночи.  - Эш наконец отпустил ее.  - Благодарю за прекрасный ужин. Не нужно меня провожать.
        «Мой друг Эш». Услышав звук закрывшейся входной двери, Филлида присела и задумалась над тем, в какую историю она попала. Посмотрела на руки, сложенные на коленях, медленно поднесла ту, которую он поцеловал, к своим губам. «Друзья - это безопасно. Но хочу ли я безопасности? Или согласилась на дружбу с тигром?»
        Глава 7

        Миссис Драммонд ждала Эша на пороге дома. На ней было коричневое шерстяное платье, темно-коричневая накидка с тесьмой, по всей видимости перешитая из другой одежды, простой чепчик, украшенный искусственными цветами, заштопанные перчатки и жесткие ботинки. Под перчатками, присмотревшись, можно было заметить обручальное кольцо. Он прибыл ровно в десять.
        - Боже правый!  - застыл Эш и уставился на нее.  - Ты выглядишь хуже, чем на нашей первой встрече.
        - При чем тут я?  - парировала Филлида.  - Ты на себя посмотри! Что ты надел?
        На нем было пальто из черной парчи с высоким воротником-стойкой, расклешенное от талии до колен наподобие юбки. Брюки темно-красного цвета, заправленные в сапоги из мягкой черной кожи, пояс темно-красного цвета в гон брюкам. Он не стал бриться, утренняя щетина делала кожу темнее. Последним штрихом, окончательно выдававшим в нем иностранца, стали распущенные по плечам волосы. Когда он повернул голову, Филлида заметила золотой гвоздик, продетый в правую мочку уха.
        - Тебе не нравится?  - Эш удивленно приподнял бровь. Филлида готова была поклясться, что он что-то сделал со своими ресницами, чтобы они выглядели чернее, чем обычно. Ей захотелось набраться смелости и разузнать, как ему это удалось, такое могло пригодиться в будущем.
        - Ты выглядишь потрясающе, и прекрасно об этом знаешь,  - набросилась она на него. Только через ее труп он узнает, что является воплощением мечты об экзотичном Востоке.  - Но не ждите комплиментов, лорд Клэр. Эта одежда едва ли подходит для того места, куда мы отправляемся.
        - Я похож на восточного торговца, разбирающегося в китайском фарфоре.
        - Посмотрим, кому из нас удастся заключить более выгодную сделку,  - заметила Филлида.  - Мы знакомы друг с другом?
        - Не думаю. Попрошу извозчика высадить меня на углу и зайду первым.
        - Почему?  - Филлида взяла сумочку и положила туда ключи.
        - На случай, если там опасно, конечно же.  - Эш проводил ее к экипажу, открыл дверь, объяснил извозчику, куда ехать, и они забрались в карету.
        - И что, ты собираешься задушить противников перевязью в случае нападения?
        - Ты более назойлива, чем моя сестра,  - пожаловался Эш.  - Нет, я пырну их одним из трех ножей, которые взял с собой.  - Он удобно устроился на потрепанных подушках и скрестил длинные ноги.
        «Ножи? В наше время джентльмены не разгуливают по улицам Лондона, вооруженные до зубов. Наверное, он пошутил». Филлида удержалась и не стала высматривать на его теле неестественные выпуклости, чтобы он не подумал, будто она разглядывает его.
        - Кто такая мисс Миллингтон?  - спросил он, быстро сменив тему разговора.  - Я не нашел ее имени ни среди пэров, ни среди джентри[14 - Джентри - английское нетитулованное мелкопоместное дворянство.].
        - Ты не имеешь права интересоваться ею.  - Филлида резко выпрямилась и вцепилась в сумочку.  - Она для Грегори!
        - Я и не говорил, что она мне интересна. Я просто пытался разобраться в ее родословной.
        - Ее отец - крупный банкир.
        - А, понял. За нее дадут солидное приданое, а у твоего брата есть титул и земельные владения.
        - Именно. А еще они нравятся друг другу, и, я надеюсь, им будет хорошо вместе.
        - Смею предположить, твоих рук дело?
        - Конечно. Ни для кого не секрет, что наш отец оставил Грегори графство - разваливающийся дом, большой участок заповедной земли в ужасном состоянии и горы долгов. Мы продали все, что могли, чтобы погасить их, но денег на жизнь и на то, чтобы восстановить владения, конечно же не осталось.
        - Значит, ты содержишь себя и брата, работая в магазине. Что будет с тобой, когда Фрэншем женится? Из тебя бы получилась отличная сваха, почему бы тебе не использовать талант в своих интересах?
        - Я никогда не выйду замуж.  - Филлида принялась теребить шов на перчатках.  - В моем положении это невозможно.
        - Чепуха. Кто-нибудь обязательно влюбится в тебя… какой-нибудь врач или младший сын из состоятельной семьи.
        И тогда ей придется поведать ему правду о своем прошлом.
        - Я не выйду замуж,  - упрямо повторила Филлида.  - Я совсем не хочу этого.  - Даже в том случае, если встретится надежный человек и ему не будет дела до обстоятельств ее рождения, прошлого и магазина, сможет ли она быть ему женой во всех смыслах этого слова?
        Она поежилась. Даже если ей понравится мужчина и она станет мечтать о его поцелуях и захочет снова почувствовать прикосновение его пальцев, это не означает, что она сможет это пережить, если все зайдет слишком далеко. Ее инстинктивные реакции на мужское тело вполне объяснимы, но сможет ли она когда-нибудь забыть ужас той ночи? Лучше не рисковать Филлида чувствовала, как Эш подталкивает ее все ближе и ближе к этой пропасти, и не в силах была сопротивляться.
        - Мы почти приехали.  - Она потянула за сигнальный шнур, чтобы кучер остановился.  - Если ты выйдешь здесь, обогнешь угол здания и пойдешь налево, увидишь склад. Прикажи кучеру, чтобы подвез меня к главному входу через несколько минут.

        Филлида вошла на склад. Кивнув охранникам и суетящимся продавцам, посмотрела в зал и увидела знакомые лица. Молчаливые потрепанные фигуры делали непонятные записи в блокнотах, проходя мимо коробок и стеллажей. Коллеги по торговому делу коротко приветствовали ее, смерив оценивающим взглядом. По их пустым, как у игроков в покер, выражениям лиц было невозможно разобрать, о чем они думали.
        Обнаружить Эша оказалось совсем несложно, ин прогуливался между прилавками с презрительной усмешкой на губах. Джо Бертрам - управляющий складом, шел за ним по пятам. Филлида остановилась и увидела, как Эш покачал головой, проходя мимо стеллажа с маленькими фарфоровыми предметами, которыми она как раз заинтересовалась.
        - Кто это такой, черт возьми?  - спросил один из торговцев, подойдя к ней и кивнув в сторону Эша, стоявшего возле большой вазы, закатив глаза.
        - Понятия не имею,  - ответила она, с трудом узнавая надменного индийского джентльмена, на которого они смотрели.
        - Он нагоняет страху на старину Бертрама. Может сбить цену для всех нас,  - сказал он, усмехнувшись, и пошел дальше.
        Эш приблизился к ней, остановился и слегка кивнул. Его лицо абсолютно ничего не выражало, это был всего-навсего приветственный жест, ниспосланный господином низшему существу. Филлида проигнорировала его и притворилась, что изучает большие кувшины, прежде чем перейти к более мелким предметам. Ее сердце забилось с бешеной скоростью, как только она взяла в руки первую хрупкую пиалу. На прилавке стоял декоративный фарфор розового цвета, несколько изысканных бело-голубых курильниц, очаровательных терракотовых фигурок и тарелок. Ей придется тщательно продумать, что она возьмет, и очень хорошо поторговаться.
        Краем уха она уловила, как Эш интересовался набором ваз, в его голосе слышался очень сильный акцент. Она отложила товар, который собиралась приобрести, на одну сторону, добавила туда же несколько предметов, от которых откажется во время торгов, и стала оглядываться в поисках Бертрама или его ассистентов. На пороге послышалась толкотня, смех, поток ругательств - это на склад завалился Гарри Бак и его банда. Все торговцы, стоявшие вокруг нее, тут же расступились, как терьеры перед бульдогом у медвежьей ямы.
        В поле зрения Бака остались только Эш, разглядывающий дно фарфоровой чаши, испуганный мистер Бертрам и Филлида. Он посмотрел мутными карими глазами на Эша, определил в нем иностранца, кивнул Бертраму, тот сразу же поспешил к нему. Взгляд Бака остановился на Филлиде. Она кожей чувствовала его, будто он прикоснулся к ней своими грязными пальцами. Самый страшный кошмар ее жизни связан с ним, с его хриплым смехом, толстыми пальцами и луковым запахом дыхания. «Ну почему он здесь?» Она попала в западню.
        Филлида продолжала смотреть на чашу в своих руках, ее грани были сделаны из такого тонкого фарфора, что сквозь них виднелись пальцы. Она попыталась найти ценник, но, видимо, он стерся. Поставила чашу на место, пока та не выскользнула из дрожащих рук, и притворилась, что делает записи.
        - Кто это у нас тут?  - Бак неторопливой походкой подошел к ней.  - Маленькая шлюшка ищет себе чайничек, а? Это тебе не по карману, дорогуша, иди лучше на рынок. Или я могу подсказать тебе, как заработать деньжат.
        Возможно, Бак ее не узнал. Он еще ни разу не вспомнил ее, хотя неоднократно видел после того случая в Ист-Энде. Филлида делала все возможное, чтобы его взгляд не задерживался на ней. Изо всех сил пыталась заставить себя успокоиться. С чего вдруг он узнает в ней, одетой в потрепанное шерстяное платье, испуганную семнадцатилетнюю девственницу? Сколько отчаявшихся девушек, нуждающихся в деньгах и имеющих лишь одну ценность, которую можно продать, прошло с тех пор через его грязные руки?
        Но Бак ни разу не подходил к Филлиде так близко, не смотрел столь пристально. Когда их пути случайно пересекались, ей всегда удавалось сбежать, исчезнуть за углом, затеряться.
        Теперь она чувствовала его запах: смесь табака, пота, лука и дешевой туалетной воды. Филлида мертвой хваткой вцепилась в край стола, изо всех сил пытаясь побороть желание пуститься наутек.
        - А я ведь знаю тебя, не так ли? Где ты работаешь?  - спросил Бак, внимательно разглядывая ее лицо. Нервы Филлиды были на пределе. Если она выкажет страх, это еще больше привлечет его внимание.  - Как тебя звать?
        - Мне кажется, леди не хочет говорить с вами. Вы отвлекаете ее от выбора товара.  - Спокойный голос с сильным акцентом послышался справа от нее. Филлида почувствовала, как край пальто Эша задел ее юбку, когда он встал между ней и Баком.
        - Ты ведь не отсюда, парень?  - спросил Бак.  - Может, ты и не знаешь, как тут дела делаются. Я вообще-то разговариваю с этой крошкой.
        - Во всем мире дела делаются одинаково,  - уверенно возразил Эш.  - Джентльмен не должен докучать леди.
        - Да? Ну так вот, я никакой тебе не джентльмен, а она уж точно не леди.  - Бак с размаха ударил по краю стола рядом с тем местом, где стояла Филлида. Она отпрыгнула назад и заметила, как один из бандитов подошел к ней сзади, перекрывая путь к бегству.  - Так что давай-ка дуй отсюда, красавчик, пока тебе хуже не стало.
        Филлида заметила резкое движение, вспышку, и через секунду в столе прямо между большим и указательным пальцем Бака качался тонкий нож. От удара фарфор, стоявший на столе, затрясся и зазвенел.
        - Моя рука соскользнула,  - произнес Эш в гробовой тишине.  - Иногда со мной такое бывает, когда я нахожусь в толпе. Будет жаль, если кто-нибудь вдруг упадет и побьет ваш ценный товар, сэр.
        - Мой?  - Бак стоял не шелохнувшись. Его внимание переключилось с Филлиды на Эша. У нее будто гора свалилась с плеч.
        - Смею предположить, ваши деньги стоят за этим товаром, не так ли? Я настоятельно рекомендую вашим людям отойти подальше. Если вдруг у меня закружится голова от страха, я упаду прямо на стенд с вазами времен династии Сун, это будет ужасная трагедия, учитывая то, сколько они стоят, и сумму, которую я собирался потратить на этот набор.
        - В самом деле?  - Бак ослабил руку и убрал ее со стола, не отводя глаз от лица Эша. «Он, конечно, хам и бандит,  - подумала Филлида, пытаясь выровнять дыхание,  - но не настолько глуп, чтобы терять деньги ради того, чтобы доказать свою правоту, особенно если он мог при этом еще и не ударить в грязь лицом».
        - В самом деле, если мы сможем договориться о цене. И если бы вы не спугнули леди, мне кажется, она бы приобрела вещи, которые отложила на край стола.
        Филлида взглянула на Эша, он угрожающе нависал над ней и казался абсолютно спокойным, хотя ее напряжения хватало на двоих. Он пристально посмотрел на Бака, тот засомневался:
        - Сначала покажи деньги.
        - Нет. Сначала мы договоримся о цене. Потом я пошлю за деньгами, и мы совершим обмен.  - Голос Эша прозвучал дружелюбно, будто они вели легкую беседу за чашечкой послеобеденного чая.
        - Договорились,  - хмыкнув, произнес Бак и отошел назад. Его люди прошли между Филлидой и Эшем и последовали за ним.
        - О господи.  - Филлида разжала онемевшие пальцы и принялась судорожно растирать их.  - Неужели мы сможем выбраться отсюда?
        - Если я потрачу достаточно денег.  - Эш пытался сдержать улыбку.  - Ты уже выбрала?
        - Да.  - Филлида понимала, что не может просто взять и убежать со склада, а именно этого хотела каждая клеточка ее тела. Бак снова может переключиться на нее, и Эш что-нибудь заподозрит. Она поправила фигурку, упавшую от удара ножа.
        Эш подозвал Бертрама и стал наблюдать за их сделкой. Поначалу голос Филлиды дрожал, но оживленный спор с управляющим ввел ее в привычный ритм, и она немного успокоилась. Они договорились о цене, и Филлида получила практически все, что хотела.
        - Я заберу их сейчас.  - Она расплатилась, отошла в сторону, ожидая, пока носильщик упакует товар, а Эш договорится о цене за комплект ваз.
        - Они из Северного Суна,  - заявил Бертрам.  - Очень редкие.
        - Нет, это южный селадон[15 - Селадон - разновидность фарфора Древнего Китая. Керамика южного селадона отличалась более тонкой обработкой, чем северный селадон.]. Тринадцатый век. Поздновато для эпохи Сун,  - прикинул Эш.
        «Он знает, о чем говорит». Наблюдать за ним, слушать его убаюкивающий акцент, любоваться плавными движениями рук было удовольствием. Тон голоса и поза, в которой он стоял, выдавали в нем не европейца, а скорее индийца. В знак согласия он не кивал, а плавно качал головой из стороны в сторону в традиционной индийской манере.
        Филлида восхищенно наблюдала за тем, как Бертрам тревожно оглядывался на заднюю часть склада, видимо, получал приказы по поводу цены от самого Бака. Эш собирался платить за ее спасение.
        - Я помогу леди донести покупки,  - произнес он по завершении сделки.  - И пошлю своего человека за деньгами. Ничего не упаковывайте, пока я не вернусь. Мы ведь не хотим, чтобы кто-нибудь нечаянно что-нибудь разбил, не так ли?
        «Или подменил,  - подумала про себя Филлида.  - Кого он собирается послать за деньгами?»
        Эш подозвал ожидающий экипаж, помог Филлиде забраться внутрь и положил ее покупки на сиденье.
        - Поезжай за угол и жди меня,  - сказал он кучеру,  - я вернусь через полчаса. Если увидишь, что кто-то приближается, трогай с места и сделай круг. Я не хочу, чтобы леди кто-либо беспокоил.
        Никто так и не подошел, но несколько минут спустя из склада вышел Бак, облокотился на дверной косяк и уставился в ее сторону. Он и не думал приближаться, однако Филлиде показалось, что его пристальный взгляд проник сквозь перегородку и он увидел ее, зажавшуюся в самом дальнем углу, словно испуганный кролик, попавшийся в ловушку.

        Через двадцать минут появился Эш, держа в руках коробку с вазами. Поставил ее рядом с Филлидой и забрался в экипаж.
        - Все в порядке? Мне пришлось сделать вид, что я ходил за деньгами. Хорошо, они не знали, сколько у меня с собой.
        - Да.
        Эш внимательно посмотрел на Филлиду и на то, как она вцепилась в ременную петлю, несмотря на то что экипаж шел достаточно ровно по выпуклой булыжной дороге.
        - Это ведь был Бак, да? Тот человек с пристани.
        - Да,  - с трудом выдавила Филлида.  - Он считается здесь криминальным бароном. Ему принадлежат все бордели, игорные дома, он берет деньги с владельцев магазинов, предлагая свое покровительство.  - Голос Филлиды был таким же напряженным, как и пальцы, сжимавшие ремень.
        - Ты боишься его.
        - Любой человек в здравом уме боится Бака. Кроме тебя, видимо.
        - Вероятно, я его лишен. Почему ты приходишь сюда, ты же постоянно рискуешь с ним встретиться?
        - Я зарабатываю себе на жизнь.  - Судя по удивленному взгляду Эша, он ее не понял.  - Мне приходится покупать дешевле и продавать дороже, поэтому я прочесываю ломбарды, разговариваю с моряками, затариваюсь на складах, таких как этот. Но если бы я знала, что он принадлежит Баку, ни за что не ступила бы через порог этого дома,  - призналась она.  - И спасибо тебе. Мне следовало сказать это сразу. Ты был… ты отлично с ним справился. Я просто онемела. У меня от него волосы дыбом встают.
        - Он бандит и не станет рисковать жизнью или кошельком. Незнакомый человек, способный постоять за себя, вооруженный и непредсказуемый,  - естественно, он отступил. Но ни ты, ни какая-либо другая женщина не смогла бы ничего сделать в этой ситуации.
        - Да,  - согласилась Филлида. Ее напряженные пальцы практически разорвали кожаные перчатки. «Она все еще в шоке от того, что произошло,  - подумал Эш.  - Напускное спокойствие всего лишь маска».
        - Филлида, нет ничего постыдного в том, чтобы испытывать страх. Это абсолютно естественно, можешь больше не притворяться.
        Она покачала головой и что-то пробормотала себе под нос. Он не смог ничего разобрать, кроме слова «слабая».
        - Все это чепуха,  - резко отрезал он и пожалел об этом, увидев, как задрожала у нее нижняя губа, она тут же с силой прикусила ее.
        - Иди сюда.  - Эш повернулся к ней, и не успела она произнести и слова, как оказалась у него на коленях. Он развязал ее ужасный чепчик и бросил на противоположное сиденье. Затем попытался освободить ее руку из петли. В конце концов она ее отпустила и уткнулась лицом в его плечо.  - Ты можешь поплакать, если хочешь.
        Она глубоко вздохнула, но плакать не стала. Эш обвил руками ее талию, чтобы не сильно трясло в дороге, и стал ждать.
        - Спасибо,  - пробормотала она.
        - Не за что. Я серьезно, поплачь. Не забывай, у меня есть сестра и опыт улаживания подобных ситуаций,  - добавил он через некоторое время.
        Эш почувствовал приглушенный смех в районе плеча. «Она не плачет,  - рассуждал он,  - объятия ее успокоили».
        Сара всегда забиралась к нему на колени, сворачивалась клубком и громко всхлипывала, жалуясь на жизненные неурядицы, маленькие трагедии и несправедливость родителей. С тех пор как его сестренка в последний раз плакала на его плече, прошло много времени. Как только Филлида расслабилась и прижалась к нему, воспоминания о братских объятиях улетучились.
        В последний раз он точно так же прижимал к себе убитую горем Решми, она заливалась слезами горечи и обиды, чувствуя себя преданной, когда он объявил ей, что она не поедет с ним в Англию в качестве любовницы. Они оба понимали, что наследный маркиз не сможет жениться на куртизанке.
        Филлида зашевелилась и устроилась удобнее в крепких и сильных объятиях человека, совсем недавно спасшего ее от опасности. Чувства Эша обострились, раззадоренные стычкой на складе, донесли до него запах ее тела и ощущение близости. Легкий аромат жасмина, теплота Филлиды, усиленная страхом, шелест юбки под простой шерстяной тканью, женственные изгибы, созерцая которые Эш почувствовал, что его тело моментально среагировало. Эш почувствовал напряжение внизу живота, возбуждение от ожидания предстоящей охоты. Он сможет защитить ее от всего и всех. Кроме себя. Он хочет Филлиду, и она будет ему принадлежать.
        Глава 8

        Было бы прекрасно остаться, свернувшись, в объятиях Эша, потонув в сладких грезах, чувствовать себя любимой, знать, что о ней позаботится этот сильный человек, способный унести далеко от всех жизненных неурядиц. «Я люблю тебя, Филлида,  - прошепчет он.  - Меня не волнует, что ты незаконнорожденная и у тебя есть от меня секреты. Я женюсь на тебе, несмотря ни на что».
        Такие сладкие мечты. Хоть бы они задержались еще на минуту. Хотя пора бы им прекратиться. До Филлиды постепенно дошло: как бы галантно он ни защищал ее на складе, какими бы братскими ни были его объятия изначально, сейчас его мысли далеки от родственных.
        Он возбужден. Прижавшись к нему, она безошибочно почувствовала грубую реальность мужского вожделения. Его руки оставались неподвижными но дыхание участилось. Тело напряглось, будто он усилием воли пытался держать себя в рамках приличия. Разрушить этот барьер не составит никакого труда. Филлида не обычная незамужняя леди с предрассудками по поводу правил, которые обязан соблюдать джентльмен, она не раз позволила ему убедиться в своей беспринципности и распущенности.
        Соблазн обвить руки вокруг шеи Эша, найти его губы и вкусить его жар, страсть и силу как ветром сдуло Филлида чувствовала, что он будет нежным и щедрым на ласки любовником, но даже если она сможет перебороть страх физической близости, ей не удастся скрыть от опытного мужчины пережитый когда-то кошмар.
        А что потом? Сможет ли она рискнуть признанием в обществе, честным именем из-за глупой мечты провести час в объятиях мужчины? «К тому же Эш может и не оценить энтузиазма»,  - подумала она про себя. То что его тело реагирует на близость женщины, еще не означает, что он хочет именно ее.
        Шокирующее сравнение с Баком, угроза насилия, леденящая душу, расстроили ее чувства и способность трезво оценивать ситуацию.
        - Боже правый, посмотрите, мы уже почти доехали до Грейт-Райдер-стрит,  - произнесла Филлида с фальшивой легкостью в голосе.  - Что случилось с моим чепчиком?  - С достоинством, на которое только была способна в этот момент, она пересела на свое место и подняла с пыльного пола свой головной убор.  - Спасибо. Я сожалею, что позволила эмоциям взять над собой верх,  - призналась она и принялась с силой стряхивать пыль с несчастной шляпки, угрожая от усердия снести искусственные цветы.
        - Где удобнее выгрузить фарфор, здесь или в магазине?  - спросил Эш таким тоном, будто до этого они вовсе не сидели, обнявшись, на протяжении десяти минут.
        - Сюда, пожалуйста.  - Филлида не позволит ему осознать, насколько близка была к тому, чтобы позволить чувствам возобладать над ней. Экипаж остановился у обочины, Эш помог ей спуститься вниз и взял ключ, чтобы помочь открыть дверь и перенести покупки в коридор.
        - Ты больше не пойдешь туда.  - Эш навис над ней в узком пространстве коридора, Филлида решила от греха подальше не приближаться к нему.
        - На склад? Нет.  - Она искренне верила своим словам.
        - Смею предположить, что просить тебя не ходить в эту часть Лондона бесполезно.  - Эш дотронулся до ее щеки тыльной стороной ладони.  - Мне дважды удалось отвлечь внимание Бака на себя. В третий раз меня может не оказаться рядом.
        - Я буду осторожна.  - Рука Филлиды коснулась руки Эша, хотя она не помнила, как это получилось.
        - Эй, начальник! Дальше едем или как?
        - Извозчик ждет,  - произнес Эш. Он остановился на пороге и прошептал: - Au revoir[16 - До свидания, до встречи (фр.).].
        - Au revoir,  - прошептала Филлида и закрыла дверь. Посреди коридора стояла коробка. Ее необходимо незамедлительно разобрать. Это вернуло Филлиду в реальность. Она набрала воздуха в легкие и позвала:
        - Грегори! Ты дома? Мне нужна помощь.

        - Это от леди Арнольд.  - Ануша Герриард подняла глаза от письма, которое держала в руках.  - Она приглашает нас провести несколько дней в конце недели в ее имении недалеко от Виндзора. Мы беседовали с ней об Олмаке и обсудили важность получения пропуска для Сары. Она сообщила, что у нее будут гостить две патронессы. Очень благоразумно с ее стороны.
        - Мы с Эшем собираемся в поместье Элдонстоун,  - отозвался маркиз.  - Так ли уж необходим этот пропуск?
        - Конечно, необходим, папа,  - укоризненно покачала головой Сара.  - Как ты можешь не обращать на это внимания? Если хочешь выгодно выдать меня замуж лучшего места для поиска женихов просто не найти, там собираются самые лучшие представители брачного рынка.
        - Ужасное выражение.  - Эш вздрогнул и отложил обеденную почту.  - Один знакомый спросил меня, стану ли я активным участником на этом рынке будто это спортивное соревнование.  - «Так оно и есть, если представить, что я - водный козел, преследуемый стаей гончих собак»,  - подумал Эш.
        - Тебе некуда спешить,  - сказала мать, передавая письмо мужу.  - Не смотри на меня с таким недоумением, Эш.
        - Ты же не станешь отрицать, что тебе нужна невестка, которая хорошо ориентируется в местных порядках и знает все ходы и выходы,  - заметил Эш. Печальная улыбка матери свидетельствовала о том, что он принял правильное решение.
        - Судя по всему, на этом вечере тебе представится отличная возможность выбора,  - заметил отец, пробежавшись взглядом по листу бумаги.  - А я смогу встретиться с некоторыми пэрами, с которыми необходимо кое-что обсудить, они, по всей видимости, тоже будут там. Рано или поздно мне придется приступить к политическим обязанностям, а неформальная атмосфера деревенского вечера - отличное место для ее начала.
        - Значит, ты намерен отложить нашу поездку в Элдонстоун?  - спросил Эш.
        - Я бы с удовольствием утвердительно ответил на твой вопрос, но пришло письмо от Пэрота.  - Он передал Эшу лист бумаги через обеденный стол.  - Судя по всему, отца не устраивали картины и статуэтки, оставшиеся со времен предков, дом завален ящиками и коробками, наугад набитыми различными предметами искусства. Пэрот признается, что понятия не имеет, с чего начать, как разобраться в этой куче и отделить ценные вещи от безделушек.
        - Бедняга,  - пробормотал Эш, усмехнувшись.  - Кажется, он очень раздражен. Если хочешь, я могу поехать сам. Как минимум отберу китайский фарфор, изделия из слоновой кости и постараюсь разобраться в драгоценных камнях.  - По выражению лица отца было невозможно определить, о чем он думает, Эш попытался представить, сколько мрачных воспоминаний навеяли мысли о посещении старого дома.  - Конечно, если ты хочешь первым ступить на родную землю.
        - Нет.  - Маркиз покачал головой.  - Я видел это место всего раз. Мои дед и отец были в плохих отношениях. К тому моменту, когда я появился на свет, они уже не разговаривали друг с другом. Я поехал туда в надежде, что он остановит моего отца и не даст отправить меня в Индию. Он не пустил меня дальше кабинета.
        - Тогда я сам туда поеду,  - предложил Эш.  - Думаю, мое появление на брачном рынке может подождать пару дней.  - Чувство облегчения, которое он при этом испытал, удивило его. Он не особенно радовался поискам жены, но и не опасался этого. К тому же поместье Элдонстоун, пропитанное духом предков и обремененное нежелательной ответственностью, едва ли можно было отнести к хорошему времяпрепровождению.
        - Думаю, нам придется нанять эксперта,  - предположил отец.  - Нужно, чтобы кто-то рассортировал оценил все это добро и составил списки.
        Со стороны маты послышалось одобрительное бормотание. Судя по всему, никто не горел желанием разбираться в хаосе, творившемся в большом доме. Всем хватало уныния городской резиденции.
        - Я немного поработала над убранством, отозвалась мать.  - Большую часть мусора вынесли из комнаты для приема гостей, я приказала повесить шелковые шторы кремового цвета, которые привезла с собой. Пойдемте, скажете, что думаете по этому поводу.
        Они проследовали за ней в самую большую комнату в доме, восхищаясь положительными переменам.
        - А у меня как раз есть подходящий подарок для тебя, мата.
        Эш достал селадоновые вазы из упаковки, поста вил их на каминную полку из серого гранита. Еле уловимый зеленый цвет светился в лучах солнца, проникающих сквозь кремовые шторы.
        - Они идеально подходят. Спасибо, дорогой. Где ты их нашел?
        - На складе в Ист-Энде. Мисс Хёрст упомянула о них прошлым вечером, и я вызвался сопровождать ее туда.
        - Мисс Хёрст?  - переспросила Сара.  - Сестра лорда Фрэншема? Зачем она туда пошла?
        План действий четко нарисовался в голове Эша.
        - Она на любительском уровне разбирается в предметах искусства. На самом деле ее уровень чуть выше любительского, но, надеюсь, вы никому об этом не скажете. В Лондоне есть какие-то фонды, и она занимается скупкой понравившихся ей вещей, затем тайно продает их в аукционные дома и тому подобные заведения.  - Он обещал Филлиде никому не рассказывать о ее бизнесе, этой информации вполне достаточно.  - Возможно, вы обратили внимание на прекрасный набор камей, который она надела на бал у Ричмондов. Если бы мы смогли договориться о цене…
        Как он и ожидал, никто из семьи ничуть не удивился.
        - Как ловко придумано,  - одобрила Сара.  - Я знаю, у них проблемы с финансами, меня предупредили, чтобы я не обращала внимания на ее брата, но, должно быть, это приносит неплохие деньги. Неудивительно, что мисс Хёрст всегда так стильно одета. Я сначала подумала о хозяйке магазина с Джермин-стрит, у которой мы купили подвеску, но мисс Хёрст подойдет гораздо больше.
        - Естественно,  - серьезно произнес Эш.  - Мы не станем доверять наше имущество какой-то француженке.
        Мать нахмурилась:
        - Вряд ли мисс Хёрст сможет поехать с тобой без шаперона, Эш.
        - Там неподалеку вдовий дом, где живет двоюродная бабушка Шарлотта. Она может остаться с ней,  - предложил Эш.  - Или же бабушка Шарлотта предпочтет перебраться в наш дом. Если я найму экипаж для мисс Хёрст и ее горничной, думаю, проблем возникнуть не должно.
        - О моей бабушке мне известно только то, она от всей души ненавидела отца,  - заметил маркиз.  - Но я могу написать ей и спросить, согласится ли она нам помочь, если твоя мисс Хёрст окажет нам честь.
        «Моя мисс Хёрст». Что-то в этом определенно было. Эш хранил беспристрастное выражение лица.
        - Я напишу ей на всякий случай. Если бабушка не согласится погостить у нас или принять к себе гостью, придется обдумать другой вариант.  - Как бы то не было, Эш решил предложить Филлиде такую цену, чтобы у нее не возникло потребности ходить в Ист-Энд еще несколько месяцев, в течение которых он убедит ее сдаться и сделаться его любовницей.

        - Вы хотите, чтобы я поехала в ваше родовое поместье одна?  - выпалила Филлида, пытаясь разобраться в буре эмоций: удивление, волна грешного возбуждения. Необходимость быстро принять решение, ярость, вызванная предположением о том, что все это специально подстроено, радость от возможности заработать такую сумму денег легким путем и в таком окружении.
        - Я прощу вас поехать со мной в сопровождении своей горничной. Двоюродная бабушка Шарлотта согласилась немного погостить в поместье, надо думать, скорее из вежливости, но она вполне сможет сойти за шаперона, если кто-нибудь обнаружит ваше присутствие.
        - Но…
        - Я предлагаю вам щедрую плату за день работы, поскольку мы не имеем представления о масштабе проблемы. К тому же я предоставлю вам возможность первой взглянуть на предметы, которые мы выставим на продажу.  - Эш Герриард уселся на стул, облокотился на кресло, элегантно сложил ногу на ногу и в такой удобной, расслабленной позе ждал ответа.  - На самом деле мы не будем афишировать, что наняли эксперта, не говоря уже о том, кого именно наняли,  - добавил он.
        - Думаю, я смогу сказать, что устала от всех мероприятий, которые посещала в последнее время, и хочу провести пару дней у подруги в деревне,  - подумала вслух Филлида. Щедрая оплата и время, проведенное наедине с Эшем. Это очень соблазнительно. Но стоит ли ему доверять? Или, что не менее важно, может ли она доверять себе?
        - Вам не придется появляться на территории Бака несколько месяцев,  - заметил Эш.
        Трусость? Или прекрасный повод поддаться уговорам Эша? Как бы то ни было, это веский аргумент.
        - Я с удовольствием помогу вам,  - согласилась Филлида, прежде чем ей удалось отговорить себя от авантюры.  - Грегори также собирается посетить леди Арнольд, и мисс Миллингтон будет там. Леди Арнольд обещала приложить все усилия, чтобы получить пропуск в Олмак, поскольку она приходится Грегори крестной матерью и считает Харриет отличной парой для него.
        - А вас не пригласили?
        - Не стоит напоминать патронессам о пренебрежительном отношении наших родителей к браку,  - ответила Филлида с легкостью, которую с таким трудом ей удавалось сохранять прежде.
        - Могу ли я поинтересоваться, что произошло? Не буду настаивать, если вы не хотите об этом рассказывать.
        Анна, сидевшая в углу для приличия и занимавшаяся починкой износившихся вещей, негромко хмыкнула. Филлида вздрогнула.
        - Это ни для кого не секрет. Мои родители были безумно влюблены друг в друга, по крайней мере мама, и сбежали из дома, но отец постепенно начал уклоняться от своего долга жениться на ней. Чего он только не придумывал! Его отец простил бы их в любой момент вернись они домой. Он не пожалел бы денег на приличную свадьбу и на свадебные наряды для моей матери. Ему всего-то и нужно было вернуться к ней в Лондон из Танбриджа, где он зарабатывал деньги на аренду жилья для мамы азартными играми. Один предлог за другим. И когда мама была на сносях, перестала быть той стройной девушкой в которую он когда-то влюбился, отец стал приезжать еще реже. В конце концов он получил гневное письмо которое заставило его вернуться, чтобы жениться на матери. По дороге он напился и появился на день позже. Опоздал, а когда приехал, я уже родилась.
        - Это,  - сурово произнес Эш,  - просто возмутительно.
        - Мама использовала более сильные выражения. Но она любила его. Как минимум настолько, что появился Грегори. После этого мы почти не видели отца. Деньги приходили нерегулярно.
        А потом мама заболела, родственников с маминой стороны уже не было в живых. Филлида отправилась в Лондон, чтобы найти отца. Но это обошлось ей гораздо дороже, чем она предполагала. Она нашла его не сразу. Приходилось платить за жилье и еду. Постепенно она все больше и больше отчаивалась, и, наконец, остался только один выход. Продать единственную оставшуюся ценность или умереть с голоду и подвести родных.
        - Мисс Хёрст?
        Филлида вздрогнула, посмотрела на Эша и увидела, что он, нахмурившись, наблюдает за ней. Его расслабленная поза не сочеталась с напряженным выражением лица.
        - Прошу прощения. Я просто задумалась. Это было не самое счастливое время. Но все в прошлом. Анна, нам нужно упаковать вещи и собраться в дорогу. На сколько, лорд Клэр? Пять дней? Думаю, мы сможем отправиться туда через день, это даст вам фору разведать ситуацию. Мы выедем послезавтра в девять утра.
        - Отлично. Буду ждать вас там.
        Филлида задумчиво уставилась на широкие плечи Эша, наблюдая за тем, как он выходит из комнаты. Совершила ли она ошибку, доверившись его рассудительности? Последствия могли быть очень серьезными. Не для ее репутации, если уж на то пошло, поскольку Эш сказал, что его двоюродная бабушка будет там, значит, скорее всего, так и будет. А вот о ее роде деятельности может стать известно. Причем не только о том, что она разбирается в торговле, но и насколько глубоко в ней погрязла.
        «Это,  - подумала она,  - совершенно несправедливо. Если ухаживания Грегори за какой-нибудь наследницей торгового магната закончатся свадьбой, его будут от души поздравлять, а молодую жену с радостью принимать во всех домах».
        - О чем задумалась?  - Брат стоял на пороге, облокотившись о косяк, и улыбался, глядя на ее отрешенное выражение лица.
        - Я как раз думала о тебе. Ты виделся с Харриет сегодня?
        - Минут десять назад. Я прогуливался с ней по Гайд-парку под неуемным взором ее мамы. Под одобрительным взором, должен признать.  - Он прошелся по комнате и сел на тот же стул, на котором совсем недавно сидел Эш. Еще один длинноногий аристократ облагородил маленькую комнату своим присутствием.
        Филлида почувствовала укол совести.
        - Тебе ведь нравится Харриет, правда, Грегори? То есть, я хочу сказать, ты действительно чувствуешь что-то по отношению к ней? Мне она очень нравится, и я бы не хотела, чтобы в итоге она оказалась проигравшей в сделке между тобой и ее родителями.
        Брови Грегори взлетели от удивления.
        - Ты спрашиваешь меня, буду ли я верным мужем?
        - Ну, видимо, да. А еще будешь ли ты заботиться о ней, хорошо к ней относиться. Она образованная и чувствительная девушка, от такой нельзя просто отмахнуться и пойти шляться по городу, прожигая деньги.
        - Эй.  - Грегори, к ее удивлению, не засмеялся и не разозлился.  - Ты, конечно, права. Если бы она была такой же пустоголовой, как все эти гусыни, которым нужен титул и ничего больше, это не имело бы значения. Но она мне правда нравится, и, кажется, я смогу стать для нее хорошим мужем. Если она захочет этого.
        - Ты собираешься поговорить с ее отцом?
        - Они пригласили меня в свою ложу в театре в этот понедельник. Я намеревался посмотреть на его отношение ко мне. Если все пройдет хорошо, поговорю с ним во вторник. Если напряженно, пущу в ход все свое обаяние и подожду еще несколько дней перед тем, как попытать счастье.
        - Ты не будешь возражать, если я ненадолго уеду из города?
        - Конечно же нет. Куда ты собираешься? К Аманде Льюис из Эссекса?
        Объяснить это оказалось гораздо сложнее, чем она предполагала. Филлида замялась, будто ее совесть была нечиста. «Это всего лишь бизнес»,  - убеждала она себя.
        - Лорд Клэр от лица своего отца попросил меня оценить вещи в их загородном поместье в Хэтфордшире. Мне придется уехать послезавтра. На это уйдет около пяти дней.
        - Отлично,  - сказал Грегори.  - Надеюсь, тебе удастся наладить хорошие отношения с маркизой и леди Сарой. Должно быть, их утомила городская суета и они хотят отдохнуть, не так ли?
        - Вообще-то…  - «О боже, как же это объяснить?» - Они не поедут. Маркиза не поедет. Лорд Клэр пришлет экипаж за мной и Анной.
        - Что?  - спросил он, вскочив со стула.  - Ты хочешь сказать, что собираешься ухать за город с этим бабником?
        - Он не бабник! Правда?  - спросила она, внезапно засомневавшись.  - Откуда ты знаешь?
        - Рыбак рыбака видит издалека,  - мрачно пробормотал брат.
        - Да ладно тебе, Грегори! Либо приведи доказательства об испорченных девушках, пьяных оргиях и трехдневных запоях в игорных домах, либо прекрати порочить честного человека. Я думала, лорд Клэр тебе нравится. К тому же он не будет сопровождать меня в экипаже, а его двоюродная бабка приедет из вдовьего дома в качестве шаперона. Поэтому я в полной безопасности.  - «Я надеюсь».
        - Я должен поговорить с ним об этом.  - Грегори сел обратно на стул и заметно расслабился.
        - Безусловно,  - сказала Филлида, опасаясь, что ее согласие прозвучало как-то чересчур поспешно. «Пожалуйста, не делай этого!» - Я очень ценю твое желание предпринять действия, которые поставят меня в неловкое положение,  - по-сестрински поддела она.
        Он закатил глаза:
        - Думаю, это и вправду будет неловко, если я просто возьму и спрошу о его намерениях. Может возникнуть недопонимание.
        - Смотри сам, Грегори,  - ответила Филлида.  - Больше всего меня беспокоит, что общество узнает причину моего отъезда. Поэтому если кто-то тебя спросит, скажи, что я уехала за город к друзьям на несколько дней, хорошо?
        Грегори кивнул и поднялся:
        - Мне нужно переодеться. Увидимся за ужином, Филл.
        Оставшись одна, Филлида задумалась, правильно ли она поступила, отговорив брата от его намерений. Пять дней с Эшем Герриардом. Чем это обернется, раем или адом?
        Глава 9

        - Доброе утро, мисс Хёрст.  - Лорд Клэр стоял на пороге ее дома и выглядел неуместно выспавшимся, был безупречно одет и похож на красивого жеребца, привязанного за вожжи к ограде. Таким же ухоженным, мужественным и собранным выглядел Люцифер, сидевший на его плече.
        Филлида, напротив, чувствовала себя смущенной, уставшей и уж точно не в настроении развлекать злых ворон. Одно дело согласиться на авантюру, способную опорочить репутацию, и беспокоиться по этому поводу в стенах собственной комнаты. Совсем другое две ночи, проведенные в непрерывных переживаниях вперемешку с порочными фантазиями об Эше Герриарде. Это уж слишком.
        - Лорд Клэр. Как видите, мы готовы. Идем, Анна, не стоит заставлять его светлость ждать.
        К великому облегчению Филлиды, на улице никого не было. До нее только сейчас дошло, что если кто-нибудь увидит, как она садится в экипаж с мужчиной, может разразиться скандал.
        - Вам удобно, мисс Хёрст?  - спросил Эш, глядя на Филлиду, опечаленную тем, что она не подумала прикрепить к шляпке вуаль.
        - Очень, благодарю вас. Анна, опусти, пожалуйста, шторку со своей стороны. Было бы замечательно, если бы мы уехали из города как можно скорее. Не хочу, чтобы меня увидели в подобных обстоятельствах.
        - Безусловно.  - Он закрыл дверцу экипажа, и карета тронулась.
        «Одиннадцать слов. Я едва ли могу заподозрить его в попытках произвести на меня впечатление и соблазнить этим утром,  - подумала она вжавшись глубже в сиденье, искренне надеясь, что никто не сможет разглядеть ее через переднее окно, откуда ей были видны подпрыгивающие спины почтовых лошадей.  - Но тем не менее твоя голова забита фантазиями о том, как он тебя соблазнит. Может быть».
        Затем всадник на гнедом жеребце пронесся мимо ее окна, и Филлида улыбнулась. Почему бы не пофантазировать? Этот мужчина потрясающе смотрелся на коне, да и она не железная. Фантазировать безопасно. Гораздо безопаснее, чем подчиняться импульсам. В ее мечтах страсть была романтичной, приятной. Нереальной.
        - Прекрасная возможность сменить атмосферу,  - сказала она Анне.  - Мы давно не выезжали за город. Интересно, какая она, двоюродная бабушка лорда.
        - Скорее всего, очень строгая,  - ответила горничная, хмыкнув.  - По крайней мере, я на это надеюсь. Если она вообще существует.
        - Ты хочешь сказать, что лорд Клэр выдумал ее и там не будет никого, кто мог бы исполнить роль шатерона?
        - Может, и так.  - Анна поджала губы.  - Или может быть, вы на это и надеетесь, мисс Филлида. Это ведь с ним вы говорили тогда в парке? Красивый как черт.
        - Ерунда. Конечно, только слепой не согласится с тем что лорд Клэр симпатичный молодой человек. Но он ищет себе подходящую жену, поэтому…
        - Я сейчас говорю не о браке, мисс Филлида, вы прекрасно это понимаете. Что скажет ваш брат, если вы приедете домой испорченной?
        «Я уже испорченная». Филлида прикусила язык сильнее, чем хотела, в этот момент карета подскочила на кочке.
        - Я не настолько наивна, Анна. Если лорд Клэр питает ко мне какие-либо иные намерения, кроме дружбы, о которой говорит, я понимаю, что они, скорее всего, бесчестные, и я не намерена пустить свои планы коту под хвост ради мимолетного удовольствия.
        - Рада это слышать, мисс Филлида.  - К ее великому облегчению, Анна устроилась в углу и переключила внимание на пейзаж, проплывавший за окном, оставив ее наедине с неутешительными мыслями.
        А что, если Эш и правда предпримет какие-либо шаги к ее соблазнению? Сможет ли она устоять? «Он привлекателен. Привлекателен настолько, что я могу позабыть обо всех своих страхах и предубеждениях против физических отношений как минимум на первых порах»,  - подумала она, содрогнувшись. Поцелуи и ласки хороши, пока дело не идет дальше. Но Эш взрослый мужчина в самом расцвете сил, страстный и сильный. Она не сможет его контролировать. Филлида вздрогнула. Он тоже ей нравится. Так сильно, что она не способна трезво мыслить.
        Здравый смысл подсказывал ей о том, что, связываясь с Эшем Герриардом, она может поплатиться всеми своими схемами, продуманными планами на будущее. Но тоненький голосок где-то в глубине души говорил, что, если не суждено выйти замуж, она должна испытать то, чего будет лишена. Как независимая женщина она имела право принимать решения касательно своей собственной жизни.
        «Но что скажут Миллингтоны, если случится скандал?  - вопрошал здравый смысл.  - Может, я ошибаюсь насчет Эша, и он просто флиртовал со мной, не имея при этом никаких намерений,  - убедила она себя.  - Со мной все будет хорошо, и единственную опасность представляет мое бурное воображение. Наверное».

        Леди Шарлотта Герриард оказалась старой девой почтенного возраста с римским профилем и потрясающей уверенностью в себе. Она, не стесняясь, высказывала все, что приходило ей в голову. Эша и Филлиду провели в ее гостиную мимо дюжины дерущихся болонок.
        - Лорд Клэр, мисс Хёрст, миледи,  - объявил дворецкий.  - Я распоряжусь, чтобы немедленно принесли чай.
        - Не забудьте побольше кексов,  - Спэрроуина отложила книгу, которую читала, и властно указала на Эша.  - Так это ты сын Николаса и его индийской жены, не так ли? Похож на своего прадеда. Подойдите сюда, мисс Хёрст, и позвольте взглянуть на вас.
        - Кто вы, а?
        - Сестра лорда Фрэншема, мадам.
        - А!  - Она подняла лорнет и надменно посмотрела на нее с высоты своего возраста и положения.  - Те самые Хёрст. Ваш отец был глупцом еще с детства. Так вы ведете свое дело, не так ли? Такой скандал, должно быть, а?
        - Нет, мадам. Я очень осторожна.  - Филлида изо всех сил пыталась держать себя в руках, думая о значительной сумме денег, которую получит за работу.
        - У вас нет иного выбора, ибо не думайте, что я собираюсь тащиться к вам, чтобы целыми днями исполнять роль шаперона! Я буду заходить время от времени ради приличия, поэтому вам, девочка моя, придется быть самостоятельной и отвечать за себя.  - Ее губ коснулась легкая улыбка.
        - Непременно, мадам.  - Филлида задумалась над ее словами, пытаясь представить, что могла натворить леди Шарлотта в юности. Пожилая дама указала ей на стул и, очевидно, потеряла к Филлиде всякий интерес.
        - Клэр, принеси приставные столы для чая и садись ближе. Я хочу поговорить с тобой.  - Эш принес столы и уселся напротив бабушки.  - Будешь ли ты держать себя в рамках приличия с этой леди или мне придется просить горничную присматривать за ней?
        - Смею вас заверить, бабушка, я не сделаю ничего против воли мисс Хёрст.  - Филлида достаточно хорошо знала Эша, чтобы определить, насколько его забавляет старая перечница, хотя и недостаточно хорошо, чтобы понять, сколь двусмыслен его ответ.
        Его слова, по-видимому, не вызвали у леди Шарлотты подозрений. Она приподняла седую бровь:
        - Да, ты определенно напоминаешь мне моего отца.
        - Не его сына, моего деда?  - спросил Эш, очевидно чувствуя себя абсолютно непринужденно, несмотря на допрос.
        Поднос с чаем принесли прежде, чем леди Шарлотта успела ответить.
        - Будьте так любезны, мисс Хёрст, налейте мне чай. Угощайтесь кексом, я составлю вам компанию и побалую себя. Мой доктор запрещает мне их есть, старый дурак.  - Она снова уставилась на Эша.  - Нет, ты не похож на своего деда, скажи спасибо. В семье не без урода, и эта поговорка вполне его характеризует. Сходи прогуляйся по Длинной галерее и полюбуйся на семейные портреты, сам увидишь.

        После мучительного часа, проведенного во вдовьем доме, Эш ехал верхом впереди кареты в которой ехала Филлида. Эш пытался убедить себя в том, что легкий приступ тошноты был вызван отчасти саркастическим допросом леди Шарлотты, отчасти неразумным количеством съеденного им прекрасного лимонного кекса и не имел никакого отношения к тому, что его ожидало в конце подъездной дороги к поместью семьи Элдонстоун.
        Эш сражался под палящим индийским солнцем, имел дело с дворцовыми заговорами предотвратил попытку убийства его двоюродного деда и мог перехитрить любого французского так нервничал здесь, в доме, с которым не связывает ничего, кроме необходимости привести его в порядок?
        Люцифер резко каркнул и сел на его плечо, будто ожидая поддержки. Вдалеке показался дом. Он представлял собой странного вида внушительную массу из серого и красного кирпича, построенную, как ему удалось выяснить в процессе изучения на корабле, во времена правления Карла II, но окончательно оформившуюся во времена Георга I. Эшу привыкшему к маленьким окнам, узорчатым решеткам, шторам и другим элементам декора, показалось, что огромные незанавешенные окна делают дом до неприличия обнаженным. «Почти таким же обнаженным, как английские леди в бальных платьях»,  - подумал он.
        Парадная дверь открылась, навстречу вышли слуги в ливреях, среди них выделялся рыжеволосый Пэрот.
        - Милорд! Добро пожаловать в Элдонстоун!
        Конюхи бросились за лошадьми, слуги выстроились в линию, ожидая, пока дворецкий по имени Стэнбридж их представит, после чего Эш оказался в фамильном доме.
        Он обошел коридор, выругавшись вполголоса по-персидски, видя задымленные шторы на стенах, недостаток украшений и коробки, задвинутые под арку красивых лестничных пролетов.
        Стэнбридж прокашлялся:
        - Его превосходительство не заботился о состоянии дома, милорд. Он говорил, что «не желает тратить деньги впустую» на ремонт или даже уборку, и содержал минимальное количество прислуги.
        - Понятно. Но он здесь жил?
        - Большую часть времени, милорд. Здесь он в основном… э… развлекался.  - Лицо дворецкого было настолько непроницаемым, что он с таким же успехом мог заявить о своем недовольстве.
        - Развлекался? Здесь?  - Эш открыл дверь комнаты, которая когда-то была элегантным залом для приема гостей.
        - Друзей его превосходительства больше интересовала выпивка, охота и молодые девушки, нанятые вместе с прислугой, милорд.
        - Понятно. Недопустимо, чтобы моя мать и сестра здесь жили.  - Картина над каминной полкой заставила даже Эша, привыкшего к эротическим гравюрам, вскинуть брови от удивления.
        - Ваша правда, милорд,  - согласился Пэрот.  - Как бы то ни было, даже самые спорные предметы имеют некоторую ценность, и я не решился избавиться от них. Если не ошибаюсь, вы привезли с собой эксперта?
        - Мисс Хёрст скоро прибудет из вдовьего дома вместе с леди Шарлоттой. Мы начнем работу завтра утром. Приготовьте спальню для леди, Стэнбридж.
        - Будет сделано, милорд. Лакей проводит вас в Садовую комнату - традиционные апартаменты наследника.  - Он, прищурившись, посмотрел на Люцифера.  - Я распоряжусь, чтобы вам принесли большую клетку, милорд. Ужин будет готов через час, если вас это устроит.
        Эш забрался на второй этаж, размышляя над тем, не благоразумнее ли просто сжечь все здание. Но нет. Он остановился и посмотрел вниз на лестничный пролет, на размеры холла. Элегантное, на совесть построенное здание просто было изуродовано и заброшено. Дом еще можно спасти, если избавиться от населявших его призраков.
        - Я рад что приехал один, без отца, сообщил Эш Филлиде на следующее утро.  - Он помнит, каким был этот дом.
        - Здесь нужен целый отряд женщин, чтобы все отмыть, капитальная уборка и семья, которая поживет здесь некоторое время. Тогда дом снова стане уютным,  - решительно произнесла она, пытаясь не поддаваться мрачной атмосфере запущенности и беспорядка.  - С чего начнем?
        - Я думал начать отсюда и перейти в гостиную. Тогда он как минимум станет более приветливым. Затем хозяйский кабинет и комнаты для моей сестры. Должен вас предупредить: некоторые предметы искусства непристойны.
        - Я буду отворачиваться,  - сказала Филлида, и Эш впервые за утро улыбнулся.  - Вы доверяете моему мнению?  - Привести этот бедлам в порядок за три дня - серьезное испытание.  - Можно мне отдавать распоряжения слугам относительно уборки и перестановки?
        - Я полностью вам доверяю,  - заверил он ее.
        - Стэнбридж, пришлите кого-нибудь на помощь мисс Хёрст и наймите дополнительный персонал для уборки. Ей также, несомненно, понадобятся лакеи. А я пойду загляну на конюшню.

        На следующее утро, спустя три часа после завтрака, Филлида заметила, что делает успехи. По ее распоряжению длинный зал превратили в сортировочную комнату. Филлида приказала лакеям принести столы и принялась сортировать вещи из холла и гостиной на те, которые необходимо было очистить, чтобы потом вернуть на место, и те, которые уже нельзя починить, плохого качества, занимавшие много места, ценные вещи сомнительного вкуса и предметы непристойного характера.
        Гобелены фламандской работы из зала отправили вниз на чистку. Служанки оттирали гранитные полы и стены, а Филлиде удалось найти несколько безобидных картин, которые можно было повесить в холле.
        Она закатала рукава льняного халата и принялась копаться в одном из комодов, принесенных из зала. «Хорошо,  - думала она про себя, вытирая пыль с носа тыльной стороной ладони,  - что я приехала сюда не соблазнять Эша Герриарда». Она не только не видела его со вчерашнего дня, но и, должно быть, чудовищно смотрелась по уши в пыли в огромном, позаимствованном у повара фартуке, с собранными под льняным полотенцем волосами.
        Упакованный предмет оказался очаровательной фарфоровой статуэткой леди, исполняющей танцевальное па и протягивающей руку невидимому партнеру.
        - Где же вы, молодой человек! Пробормотала Филлида, снова погружаясь в коробки.  - Ах, вот вы где?  - С торжествующим выражением лица она распаковала фигурку танцора, перевернула ее и внимательно осмотрела подставку.  - Мейсенский фарфор. Мило.  - Она аккуратно поставила фигурки на стол для ценных вещей, взяла подол юбки пальцами одной руки, другую подняла, копируя танцевальное движение.  - Прелестно.
        - В самом деле.  - Чьи-то пальцы переплелись с ее собственными, обернувшись, она увидела Эша.  - Потанцуем?
        Он, несомненно, дразнил ее. Сердце Филлиды так некстати громко забилось, зеки покраснели, когда он элегантно удерживал ее за руку.
        - Менуэт? К сожалению, он давно вышел из моды, милорд.
        - Вы забываете, я ужасно отстал от времени, мисс Хёрст. Для меня это всего лишь танец. Может, попробуем?  - Он провел ее под своей рукой, и Филлида оказалась с ним лицом к лицу. Быстрый панический рывок - и ее рука - на свободе, но лишь чтобы позволить ему обвить руки вокруг талии девушки и притянуть к себе.  - Есть и другие парные танцы,  - предложил Эш хриплым голосом.
        Филлида не могла дышать. Его намерения были очевидны. Но чего именно он хочет? Предложит стать любовницей или просто склонит к близости в те несколько дней, пока они здесь? Любое из этих предположений должно заставить ее пулей вылететь из комнаты, тем не менее прежде чем он успел приблизить голову и поймать ее губы, она не испытывала ни гнева, ни страха, ни чего-либо похожего на то, что должна была почувствовать. Только желание. Желание, не запятнанное ни опасением, ни тревогой.
        Эш придвинул ее еще ближе, Филлида закрыла глаза. Сделала это не из скромности - от удовольствия, чувствуя, как его твердое тело упирается в нее, его силу, мужское тепло и запах. Восхитительная смесь защищенности и опасности. Тогдашний поцелуй на пристани зажег в ней волнующие мечты. И вот теперь губы Филлиды против ее воли раскрылись ему навстречу, и Эш завладел ее ртом. Теперь из человека, которого она так опасалась, он превратился в искусителя, способного заставить трепетать каждую клеточку ее тела.
        Ждет ли он, что она ответит на его ласки? Филлида понятия не имела, как себя вести, но, несмотря на это, ее руки инстинктивно обвились вокруг его шеи, губы раскрылись, язык бессознательно и смело вытворял нечто крайне порочное. «Он думает, что я невинная девственница»,  - убеждала она себя, пытаясь определить сквозь затуманенное сознание, упадет ли в обморок от недостатка воздуха или желания.
        Видимо, Эш почувствовал ее слабость именно в тот момент, когда ее ноги начали подкашиваться. Он оторвался от нее, Филлида открыла глаза, обнаружив, что он все еще прижимает ее к себе, глядя тяжелым взглядом из-под полуприкрытых век.
        - Я так и думал, что не ошибся,  - пробормотал он.
        «Грубиян». Эта мысль молнией пронеслась в ее голове. Она глубоко вздохнула. О чем она только думала? Просто какое-то безумие. Изысканное, волнующее, бесконечно соблазнительное, но абсолютно недопустимое. К тому же из этого не выйдет ничего хорошего. Эш ей нравился, он старался целовать ее нежно и размеренно, доставляя удовольствие, но Филлида не могла гарантировать, что наслаждение не окончится, как только они пойдут дальше.
        - Вы думаете, я настолько доступна?  - набросилась она на него, не собираясь сдаваться. Она собрала волю в кулак, выпрямилась, пытаясь держать под контролем подгибающиеся колени и борясь с настойчивым желанием вновь броситься в объятия Эша Герриарда, чтобы выяснить, сможет ли он сотворить чудо и в конце концов избавить ее от ужасных воспоминаний и кошмаров.
        - Нет, я подумал, что вы страстная женщина и мне доставит удовольствие целовать вас. Предположил что вы ответите на мой поцелуй, если я осмелюсь это сделать.  - Он наблюдал за ней, подобно человеку, оказавшемуся перед лицом неожиданной опасности, спокойный и собранный, одинаково готовый к тому, чтобы получить пощечину или почувствовать тепло ее дыхания и сладость поцелуя.
        - И что теперь?  - спросила Филлида.
        - Может, повторим?  - Выражение его лица было крайне серьезным, но в глазах плескался задорный огонек.
        - Я не об этом! Стоит ли мне ожидать поцелуя всякий раз, когда мы остаемся наедине или вы желаете затащить меня в постель, милорд.
        - Милорд,  - эхом отозвался он.  - Неужели я впал в немилость? Ты бы стала моей любовницей, если бы я попросил? Ибо я хочу именно этого.
        Глава 10

        Филлида замешкалась на предательски долгую секунду.
        - Нет! Конечно же я не стану твоей любовницей!  - Ее руки запутались в переднике, она заставила себя отпустить его и поправить складки.
        Эш что-то пробормотал себе под нос, подошел к столу и принялся изучать статуэтки из мейсенского фарфора, будто желая успокоить ее, отойдя на приличное расстояние.
        - Жаль. Ты мне очень нравишься.
        И провел длинными пальцами по голой руке танцующей леди, Филлида вздрогнула, будто он прикоснулся к ее телу.
        - Ты сказал, что хочешь быть просто друзьями,  - напомнила она.
        - Я всегда дружил с моими любовницами,  - возразил Эш.
        - Как мило с твоей стороны! И так удобно, что я здесь, не правда ли!  - А еще я слабовольная женщина, мечтающая о твоих поцелуях, сильных руках, тяжести тела, и я не настолько опытна в этих делах, чтобы скрыть свои чувства.  - А тебе, судя по всему, нечем заняться для развлечения.
        - У меня много дел, Филлида. Но никакое занятие не способно меня развлечь,  - сухо сказал Эш.  - Не станешь же ты отрицать, что питаешь ко мне определенные чувства? Или я настолько ошибся в знаках, которые ты мне посылала?
        Филлида обошла коробки, радуясь образовавшейся между ними преграде, взяла следующий упакованный предмет.
        - Я приличная женщина, милорд.  - «Лгунья».  - И не могу позволить чувствам взять верх над разумом.  - Упаковка упала обратно в коробку, обнаружив чашу для ароматических смесей. Филлида резким движением поставила ее на стол, хрупкая крышка с дырочками зазвенела, как ее нервы.
        - Значит, ты действительно испытываешь ко мне какие-то чувства?
        - Только осознание того, что ты очень хорошо целуешься.  - Она вытерла руки о передник и снова наклонилась над ящиком. Если она выйдет из комнаты, ни за что не сможет вернуться, а работа все же отвлекает ее от опасных мыслей.  - Думаю, ты много практиковался. Или возможно, это я такая неопытная, а ты целуешься вполне заурядно.
        Эш не удержался и фыркнул:
        - Если я начну страдать от переизбытка самодовольства, ты, Филлида,  - отличное средство от этого недуга.
        Она сняла упаковку со стопки хрупких вустерских фруктовых тарелок, поджав губы и удерживаясь от еще более резкого комментария. Через некоторое время, не дождавшись от него ни слов, ни действий, спросила:
        - Ты хочешь, чтобы твои любовницы питали к тебе чувства?  - Ее взгляд стал непроницаемым.  - Вероятно, очаровываешь их разговорами о любви?  - Своим язвительным замечанием она хотела выказать пренебрежение к тому, как он говорит о чувствах, в то время как всего-навсего хочет затащить ее в постель, однако выражение его лица вдруг стало ранимым. На секунду ей показалось, что его передернуло.  - Эш? Что я такого сказала?  - Филлида поняла, что задела его чувства.
        - Я больше не намерен совершать таких ошибок,  - сказал он строго.
        - Ты любил свою любовницу? Что с ней случилось?  - Спросив это, Филлида посмотрела в его потерянные, потускневшие холодные зеленые глаза и все поняла.  - Она умерла.
        - Да.  - Эш отвернулся и притворился, что изучает фарфор, который она выставила.  - Все это привезено из Европы. Тут есть что-нибудь стоящее?
        - Это отличная работа.  - Если он хотел таким способом перевести разговор на другую тему, у него ничего не выйдет.  - И стоит хороших денег. Но это не имеет значения. Расскажи мне об этой девушке.
        - Думаю, она была моей единственной любовницей,  - произнес он, пытаясь сконцентрировать внимание на фигурке из мейсенского фарфора, которую держал в руках.  - До нее были лишь… физические контакты. После нее - связи. Я хорошо усвоил урок с Решми.
        - Она была индианкой?  - Филлида осторожно взяла статуэтку из его опустившихся рук.  - Расскажи мне.
        - Ее имя в переводе означает «шелковая». Она была куртизанкой при дворе моего двоюродного дяди. Красивая, очень милая, нежная. Особенная.  - Почувствовав укол ревности, Филлида заметила, как Эш прикрыл глаза, отгородившись от нее темными густыми ресницами.  - Я позволил себе влюбиться в нее, но, что еще хуже, позволил ей влюбиться в меня. Хозяйка женского дворца поговорила с раджой, и он дал мне понять, что я поступаю нечестно по отношению к Решми, и это должно прекратиться.
        - Но почему? Вы же любили друг друга?
        Эш открыл глаза и горько улыбнулся:
        - Двоюродный дядя напомнил мне, что я наследник титула маркиза и мне скоро придется уехать в Англию. Он спросил, неужели я собираюсь тащить бедную необразованную индийскую девушку через весь мир, чтобы держать ее в любовницах до тех пор, пока не разлюблю ее? Я запротестовал и сказал, что люблю ее и женюсь на ней. Он попросил не говорить глупостей, подумать об этом.  - Филлида наблюдала, как он прошелся по комнате, подошел к очагу, положил руки на каминную полку и заговорил, стоя к ней спиной.  - И я подумал об этом. Моя мать наполовину индуска, образованная, жившая во дворце, обученная тому, как управлять большим домом, уверенная в себе и привыкшая к европейскому обществу женщина. Но и она, насколько мне известно, боялась переезжать сюда, несмотря на то что пыталась это скрыть. Как я мог оторвать дочь крестьянина от всего, что она знала и к чему привыкла, и к тому же подвести своих родителей под скандал таким неравным браком?
        - Как она на это отреагировала?  - спросила Филлида, боясь услышать ответ.
        - Она плакала и умоляла, а потом, когда я стал непреклонным и жестоким, потому что очень тяжело было говорить с ней об этом, взяла себя в руки, поклонилась и пробормотала, что если этого желает ее повелитель, то так и будет. Она вышла в сады у подножия замка, я отпустил ее, подумав, что ей надо побыть одной, успокоиться.
        - Эш, она же не наложила на себя руки.
        - Нет. Я все время пытаюсь убедить себя в этом. Она наступила на крайт - маленькую смертельно опасную змею - и умерла в муках.
        «О боже». Филлида пыталась подобрать правильные слова, но ничего подходящего не приходило в голову. Эш оттолкнулся от камина и подошел к ней.
        - И когда я прекратил тонуть в бесконечной пучине своего горя, понял две вещи. Во-первых, женюсь на девушке, которая идеально подходит на роль маркизы и станет поддержкой и опорой для моих родителей, а не поводом для смущения и источником проблем в их и без того нелегкой жизни. Во-вторых, отброшу глупые детские мечты о любви, прежде чем я причиню боль кому-либо еще.
        - Эш, любовь - это не просто детские мечты, она на самом деле существует.  - Она взяла его за руку, будто могла таким образом заразить своей верой.  - Неужели твои родители не любят друг друга?
        - Любят. Страстно, без остатка. Такая любовь подобна удару молнии и встречается нечасто.  - Чувства и боль исчезли из его глаз. Он резким движением вырвал руку.  - Все, хватит.  - Он не будет больше открывать свою душу. Пока не будет. Филлида выбила его из колеи, и он сожалел о том, что дал волю эмоциям и обнаружил свою слабость.
        Если хочешь помочь мне, начни распаковывать эти ящики,  - резко сказала Филлида, будто не хотела жалеть его и ту несчастную девушку. «И себя. Ты никогда не сможешь стать для него кем-то большим, чем просто любовницей».
        - Острота твоего языка не может меня не радовать,  - заметил Эш, сменив тон настолько, что Филлида от неожиданности чуть не выронила набор каминных приборов, который обнаружила на дне ящика.
        - В таком случае должна признать, в женщинах вас привлекают самые неожиданные черты характера.  - Судя по выражению лица, Эш пришел в себя, и это не могло не беспокоить Филлиду. На самом деле он, скорее всего, поглубже спрятал свою боль.
        - Кто бы ни упаковывал эти вещи, он явно имел странные представления о том, что можно складывать вместе,  - заметила Филлида и начала оттаскивать пустую коробку к двери.
        - Позволь мне.  - Эш подошел к ней, поднял коробку, отбросил ее туда, где стояли пустые ящики, и взял зубило, которым Филлида поддевала крышки. Почему лакеи тебе не помогают?
        - Я отправила их двигать мебель в гостиной, что бы там можно было помыть пол.
        - В таком случае садись,  - приказал он, приставляя стул к столу, снимая пальто и закатывая рукава.  - Я буду подавать тебе вещи.
        - Хорошо,  - покорно согласилась Филлида. Ноги ее слегка устали, к тому же, доставляло удовольствие наблюдать за тем, как Эш работает, независимо от того насколько не подобает женщине восхищаться игрой мышц на спине и плечах и тем, как узкие брюки обтягивают восхитительные ягодицы, когда он нагибается. Похоже, от работы ему становилось легче.
        Желание увидеть его обнаженным, дотронуться до него пробежаться пальцами по мускулам, по этим твердым ягодицам смешалось с потребностью обнять и утешить. На первое он, без сомнения, согласится, о втором же не стоило и мечтать.
        - Возвращаясь к твоим наблюдениям,  - продолжил он, подняв бронзовую фигурку, поморщился и поставил на стол с ненужными вещами.  - Я провел много времени там, где у меня не было возможности общаться с порядочными женщинами, еще три месяца на корабле, где из представительниц противоположного пола были лишь мать и сестра. Поэтому мне доставляет огромное удовольствие общаться с женщиной, которая не является членом моей семьи, служанкой или…
        - Любовницей?  - пробормотала Филлида, сразу же прикусив язык.
        - Именно.  - Эш вывалил остатки содержимого на стол и подтолкнул к ней стопку плохо обработанных изделий из делфтского фаянса. Филлида оттолкнула их:
        - Они в слишком плохом состоянии.
        - Это последняя коробка из холла. Давай обойдем дом, поможешь мне разобрать коробки в других местах.
        Если он в состоянии действовать, будто ничего не произошло, значит, и у нее получится. Филлида сняла полотенце с головы и попыталась привести выбившиеся локоны в относительный порядок.
        - Где леди Шарлотта?
        - Беседует с поваром. Она утверждает, что нам необходимо приобрести закрытую плиту.
        - Это дорого.  - Филлида сняла передник и вышла в холл.  - Куда пойдем?
        - Я собирался пойти в Длинную галерею, там можно посмотреть на предков.  - Судя по положению его плеч и напряженной линии губ, более подходящей фразой стала бы «столкнуться с ними», если только это не реакция на отказ Филлиды или мучительные воспоминания о Решми.
        - Ты много о них знаешь?  - спросила Филлида, когда они стали подниматься. Ей стоило бы оставаться начеку, ведь она шла в глубину странного дома с человеком, выразившим желание сделать ее своей любовницей, но внутренний голос подсказывал, что Эш не станет давить на нее. Она старалась отогнать мысли о том, что, судя по всему, он не испытывал угрызений совести по поводу своего бесстыдного, выходящего за рамки приличия предложения.

        Эш открыл дверь Длинной галереи. Его тело гудело от неудовлетворенного желания. Сомнений в том, что он хочет сделать Филлиду своей любовницей, не осталось. Он, несомненно, сможет уговорить ее. Вспоминать о Решми было тяжело, но, к своему удивлению, он почувствовал облегчение. Кроме того, теперь Филлида лучше его понимает.
        Эш осознал, что она нужна ему не только для удовлетворения физических потребностей. Он неравнодушен к этой девушке, доверял ей, и быстро отступать в его планы не входило. В то же время он не хотел давить.
        Как только Эш вошел в галерею, его возбужденное и с примесью грусти настроение изменилось, стало мрачным и угнетенным. Немудрено. Если бы он верил в привидения, подумал бы, что в этом месте обитает некий дух, вселяющий леденящую тоску в его душу.
        Эш остановился посреди длинной узкой комнаты и стал разглядывать портрет человека в полный рост, одетого в дутые бриджи и расшитый драгоценными камнями камзол со стоячим воротником. На стене висели и другие портреты предков с одинаковыми носами и точно такими же, как у него, зелеными глазами. У каждого на лице отражалась полная уверенность в том, что они - часть этого дома, а Эш - нет. В их правоте нельзя было сомневаться.
        Якобинские маркизы смотрели на Эша, продвигавшегося мимо них к самым свежим портретам в дальнем конце галереи, свысока.
        - Все твои предки - яркие блондины,  - заметила Филлида.  - Твой портрет будет приятно выделяться на их фоне. Как ты думаешь, твой отец тоже здесь?
        - Думаю, нет.  - Эш не мог определить, заметила ли Филлида перемену его настроении. Он медленно шел по комнате мимо всадников с кудрявыми локонами, красавиц времен династии Каролингов с чересчур обнаженной грудью и выпученными безразличными глазами. На заднем фоне некоторых картин виднелись дом и парк.
        Подойдя к картине, висевшей практически в конце комнаты, он остановился. Филлида пристально посмотрела на изображение в позолоченной раме.
        - Мне кажется, это ваш прадед с покойным дядей и вашим дедом.  - Она указала на молодого человека с непроницаемым выражением лица, мрачно облокотившегося на дерево. Его отец поглаживал гнедую лошадь, старший брат играл со спаниелем, а маленькая девочка с мячом.  - Это леди Шарлотта?
        - Может быть.  - Эш попытался почувствовать связь с людьми, приходившимися ему близкими родственниками, но ощутил лишь неприязнь. Самый младший из них отправил родного сына, который едва не погиб во время путешествия, за тысячу миль, подальше от себя всего лишь потому, что не выносил сходства мальчика с его покойной матерью, и за свое презрение к ней. Самый старший все это видел, но не сделал ничего, чтобы остановить своего беспутного сына или защитить внука.
        Его отец, вероятно, почувствует удовлетворение, когда повесит новый семейный портрет рядом с этим, ведь, несмотря ни на что, он выжил и стал более достойным человеком, чем любой из его предков.
        - Ты чувствуешь связь?  - спросила Филлида. Эш вздрогнул от неожиданности: он настолько глубоко погрузился в свои мысли, что забыл о ее присутствии.
        - Нет.  - Эш чувствовал себя подавленным, будто на него разом навалился груз столетий ожидания. Ожидания, что он продолжит этот род, посвятит себя чужим целям и исполнит долг, который не выбирал.
        - А представь, как, должно быть, тяжело королевским наследникам,  - Филлида будто прочитала его мысли.  - На них сваливается ответственность не только за имя и огромное поместье, но и за всю страну. И только по той причине, что они родились в королевской семье.
        - А как твой брат относится к унаследованному титулу и поместью? Или же он просто воспринял все как должное, поскольку он единственный сын.
        Филлида притихла, словно ее внезапно покинули силы. Эш начал догадываться, что воспоминания о прошлом у нее не самые приятные. Она пожала плечами:
        - Когда Грегори получил наследство, дела шли настолько плохо, что он, как мне кажется, уже не надеялся их наладить. Он был слишком молод для такого рода ответственности и сбежал к друзьям. Поначалу я очень была на него зла, но потом поняла, что он лишь притворялся, будто ему все равно, чтобы защитить себя.
        - Но тебе было не все равно?
        Филлида отвернулась от портретов и подошла к противоположному окну.
        - Я старше Грегори, и, мне кажется, женщины лучше приспособлены к ситуациям, на первый взгляд безвыходным. Грегори смог бы пойти на бои или забраться на гору, если бы все зависело от этого, но справиться с ежедневным угнетающим отчаянием безденежья и огромных долгов без соответствующей подготовки не мог.
        - Складывается ощущение, будто у вашего отца и моего деда много общего.
        - Не удивлюсь, если они знали друг друга.  - У Филлиды скривились губы в презрительной гримасе.
        - Так, значит, выход из ситуации пришлось искать тебе.  - Ее лицо оставалось суровым. Эш представил, как она будет выглядеть в старости - цвет уйдет из ее лица, и лишь изящные скулы сохранят элегантную красоту. Он попытался представить, сколько всего ужасного должно было произойти и как много сил потребовалось для того, чтобы бороться до тех пор, пока их репутация и финансовое положение были восстановлены, а брат созрел для исполнения своих обязанностей.
        - Мне пришлось изворачиваться и пилить брата. Вот ты смеешься над моим острым языком, а он стал таким благодаря брату. Мне оставалось только надеяться, что однажды он повзрослеет, одумается и сам увидит, что если приложить усилия, то можно найти выход.
        - И теперь он повзрослел?
        - Кажется, да. Я надеюсь! Мне кажется, Харриет ему в этом поможет. Грегори не привык рассуждать о своих чувствах, но, думаю, он может влюбиться в нее.  - Филлида взглянула на Эша.  - Почему ты ухмыляешься? Я не согласна с твоим мнением насчет того, что любовь - это редкое и маловероятное явление.
        - Разве я усмехался? Мне просто всегда казалось, что вера в романтичную любовь обрекает людей на разочарование и крушение иллюзий.  - Эш направился в начало галереи, чтобы еще раз взглянуть на портреты Тюдоров.
        - Твои родители - живое опровержение твоих суждений. Одного взгляда на них достаточно, чтобы понять это.  - Филлида последовала за ним, отказываясь, вопреки его надеждам, завершить разговор.
        - Их история больше похожа на сказку - герой спасает принцессу из осажденного замка, они бегут по вражеской земле, сражаясь с бандитами, скрываясь от преследования махараджей. Они просто не могли не влюбиться друг в друга. Наверное, все это проделки какого-нибудь джинна. Мама иногда шутит если вдруг придут тяжелые времена, она напишет роман и заработает кучу денег.
        - Боишься, тебе не удастся найти нечто столь же прекрасное, как у них.  - Эш пожал плечами.  - Поэтому, опасаясь разочарования, решил не надеяться. И не искать,  - заключила Филлида.
        Это был удар ниже пояса. Эш уставился на пару с ничего не выражающими лицами, затемненную толстым слоем лака. Он больше не позволит себе путать привязанность, желание и симпатию с любовью и ни себе, ни какой-либо другой девушке обжечься и страдать так же, как Решми.
        - Я должен сделать осознанный выбор и не слушать сердце.  - Он подавлял приступ ярости.  - Не могу себе позволить отойти от намеченного курса в надежде, что женщина, которую я полюблю, будет хорошо воспитана, с характером и связями.
        - Вместо этого ты собираешься подходить к выбору жены, как к покупке лошади?  - съязвила Филлида неожиданно почувствовав раздражение.  - Кончится тем, что ты будешь смотреть на ее зубы и бедра, проверяя, достаточно ли они подходят для деторождения.
        Терпение Эша лопнуло.
        - Ну и чем же мой подход отличается от твоего способа женить брата? Ты же составляешь списки богатых, подходящих по характеру, красивых девушек и родителей, желающих купить титул.
        - Все совсем не так! Грегори пропадет, если не сможет удачно жениться. Тогда мои старания окажутся напрасными.  - Филлида побледнела, и в ее глазах появились слезы.
        - А моя семья бросила все, что было так дорого и знакомо, чтобы приехать сюда и исполнить свой долг. Лично я вообще плевал на эго.  - Эш обвел рукой пантеон предков.  - Но я найду кого-нибудь, кто может помогать моей матери справляться со светскими обязанностями, с выходами Сары в свет и поможет отцу установить связи в политике и при дворе. Я не могу позволить себе размениваться на романтические мечты.  - «Черт побери, я не собираюсь испытывать чувство вины из-за того, что у нее испортилось настроение! Она первая начала».
        - Я проедусь по окрестностям,  - сказал Эш. Если не уйти прямо сейчас, придется утешать Филлиду, а это в его планы не входило.  - Позовите на помощь лакея и не поднимайте ничего тяжелого.

        Филлида смотрела вслед удаляющейся высокой фигуре, несущейся по Длинной галерее.
        - Я не собираюсь плакать,  - громко произнесла она в тот момент, когда дверь за ним захлопнулась.  - Тебе не нужно убегать.
        Плакать из-за того, что Эш заставил ее, словно в зеркале, увидеть все, чем пришлось пожертвовать, когда от них ушел отец. Работа, усилия и горькие решения - все не имело смысла. Он увидел лишь властную ворчащую сестру, толкавшую непослушного брата на брак ради соблюдения традиций.
        «Неужели со стороны все так и выглядит?» Филлида очнулась от мрачных мыслей и обнаружила, что свернулась калачиком на одном из широких подоконников у окна, выходившего на сад, расположенный на заднем дворе дома, и не имела представления, как там оказалась. Если бы она не была сильной, не ругала, не обманывала и не умасливала, Грегори закончил бы точно так же, как отец.
        Филлида заметила какое-то движение внизу и прекратила заниматься самокопанием. Всадник мчался по парку. Конечно же Эш. Несся, будто его преследовали все демоны ада. На плече, подобно духу тьмы, устроился Люцифер.
        «Эта вспышка гнева не похожа на простое раздражение мужчины, которого заставили обсуждать тему женитьбы»,  - рассуждала Филлида, наблюдая за тем, как всадник скрылся в сени деревьев. Она задела незажившую рану. Любовь. Эш не верил, что когда-нибудь сможет найти ее снова, но его дух бунтовал при мысли о союзе, основанном на холодном расчете. Понимал ли он, что все дело именно в этом? Филлида так не думала. Опираясь на свои опыт, она с уверенностью могла сказать, что мужчины скорее выколют себе глаза раскаленными иголками, чем признаются в своей ранимости. Позволив себе быть откровенным и рассказав о Решми, он тут же закрылся от Филлиды, при этом задев и ее чувства.
        Она подобрала ноги, обхватила их руками и положила подбородок на колени. Неудивительно, что Эш так открыто попросил ее стать любовницей. Он решил не смешивать физическую близость, брак и привязанность, тем самым оградив себя от неприятных, опасных и запутанных чувств.
        Не надо бояться, что любимая жена не будет отвечать взаимностью, если есть любовница, готовая удовлетворять потребности тела за деньги.
        Филлида переживала за него, за всю ту боль, которую ему пришлось испытать, за стены, которые пришлось выстроить вокруг своего сердца. А еще она боялась за себя. Симпатия и желание, которые она испытывала по отношению к Эшу Герриарду, могли легко, слишком легко, перейти в нечто, больше похожее на любовь.
        Глава 11

        Зелень и умиротворенность. «Не это ли типичный английский пейзаж?» - подумал Эш. Он остановил лошадь и окинул взглядом лесопарк, окружающий дом. Вся его злость испарилась на свежем воздухе.
        Самое время подумать о всплеске эмоций между ним и Филлидой в Длинной галерее. Эш понимал, его реакция не совсем адекватна, но объяснить себе причину такого поведения не мог, поскольку был уверен, что взял себя в руки после откровенного рассказа о Решми. Кроме того, он не мог понять, какие именно слова расстроили Филлиду. Она точно не из тех женщин, которые используют слезы в качестве оружия, ее печаль была ненаигранной.
        Эш покачал головой, пытаясь окончательно прийти в себя, посмотрел по сторонам. Природа была прекрасна. Передним высились деревья с верхушками, похожими на груди мифической богини. Чуть поодаль блестела вода, виднелись тонкие деревца, окруженные, в отличие от массивных собратьев, свежей зеленой травой.
        «А ведь за парком должен кто-то присматривать?» Трава была такой высокой, что в ней могла укрыться крупная дичь. В кустах сухие ветки и кирпичи, упавшие с невысокой изгороди. Подойдя к озеру, Эш обнаружил, что оно заросло ряской.
        У его деда было достаточно средств, чтобы содержать все в надлежащем виде, и, безусловно, нашлись бы мужчины, желающие поработать. «Неужели он настолько ненавидел это место?» Эш продолжил изучать, увидел хижину и ворота фермы. Так-то лучше. Злаки и способы их выращивания показались ему странными, но, по крайней мере, было заметно, что за ними кто-то ухаживает.
        - Могу ли я помочь вам, сэр?  - спросил человек с невозмутимым выражением лица.
        «Селянин»,  - подумал Эш, разглядывая крепкую, спокойную фигуру в вельветовых брюках и рабочих сапогах.
        - Я - лорд Клэр.
        Человек снял шляпу, но более не выказал никаких знаков почтения.
        - В таком случае, рад вас видеть в поместье Элдонстоун, милорд. Меня зовут Уильям Гарфилд. Я из Хоум Фарм. Мы с нетерпением ждем появления всей семьи в доме.
        - Боюсь, сначала нам предстоит немалая работа.  - Человек усмехнулся. Скорее всего, она знал, в каком состоянии дом.  - Понятия не имею о том, как возделывают поля в этой стране, но ваша земля, судя по всему, в хороших руках.
        - Я занимаюсь земледелием в этих местах более двадцати лет. Еще мой отец брал эту землю в аренду у маркиза. Надеюсь, у моего старшего сына также будет возможность продолжить семейное дело, когда наступит его черед. Правда, ваши земельные угодья не в столь хорошей форме, ждут вашего финансового вмешательства. Да и постройки тоже.
        Эшу нравился его открытый взгляд и честная критика.
        - Располагаете ли вы временем показать мне все сегодня?
        - У вашего имения есть управляющий мистер Помрет…  - начал Гарфилд.
        - Который допустил такое запустение. Прежде чем разберусь с ним, хотелось бы увидеть все своими глазами.  - Когда стоящий рядом человек резко кивнул, Гарфилд отошел, позволив ему открыть ворота.
        - В таком случае мы начнем с небольших земельных участков, милорд.
        Он пошел вдоль парка, Эш последовал за ним. Он случайно заехал сюда, хотя никогда не проявлял ни малейшего интереса к сельскому хозяйству, но что-то подталкивало его осмотреть эти земли.

        - Чем ты занимался целый день, Клэр?  - спросила леди Шарлотта, сидевшая во главе стола. Умирая от любопытства, Филлида смотрела в стоявшую перед ней тарелку, мысленно поздравляя себя с тем, что распорядилась убрать четыре секции длинного обеденного стола.  - Должна признать, мисс Хёрст добилась заметных успехов,  - добавила пожилая леди.  - Я уверена, она бы не отказалась от помощи с твоей стороны, или же полное исчезновение и есть твое понимание приличного поведения?
        Филлида вздрогнула. Старуха не обращала никакого внимания на лакеев, находившихся в комнате, и, несомненно, впитывавших каждое слово.
        - Лорд Клэр очень мне помог,  - поторопилась вставить свое слово Филлида.  - Впрочем, я и сама неплохо справлялась.  - Она рискнула взглянуть на Эша, одетого в безупречный выходной костюм, заслуживший похвалу пожилой женщины. В центре шейного платка красовался огромный изумруд.
        Эш улыбался. На лице не было и намека на напряжение. Филлида напомнила себе, что он был дипломатом.
        - Я осматривал территорию в компании мистера Гарфилда, который арендует земли в Хоум Фарм. Чрезвычайно интересное занятие.
        - Смею предположить, вы практически ничего не знаете о земледелии, милорд,  - отважилась заговорить Филлида.
        - Возможно, именно поэтому меня это так увлекло. Но даже своим неопытным взглядом я заметил возмутительное пренебрежение как землями, так и постройками,  - произнес он без намека на свойственную ему усмешку.  - Арендаторы живут в плохих условиях, земли в ужасном состоянии, что уменьшает урожай и, соответственно, наш доход.
        - Помфрета нанял твой дед,  - сказала леди Шарлотта.  - Сущий дьявол. Не удивлюсь, если он все это время наполнял свои карманы за счет вашего хозяйства.
        - Я собираюсь завтра же освободить его от должности,  - заявил Эш и посмотрел на лакеев.  - Эта новость не должна распространиться до того, как я лично объявлю о ней, вы меня поняли?  - Он проигнорировал нестройный хор, пробормотавший: «Да, милорд», и продолжил: - Его место займет младший сын Гарфилда.
        - Погоди-ка!  - воскликнула бабушка.  - Ты не собираешься обсудить это с Элдонстоуном-старшим?
        - Я не желаю терпеть подобного пренебрежения к хозяйству больше ни дня. Отец непременно со мной согласится.  - Эш взглянул на Филлиду и заметил, что она смотрит на него.  - К моему великому удивлению, я обнаружил, что мне нет дела до моих предков, а беспокоит судьба земель и людей.
        Пожилая леди фыркнула:
        - Я начинаю сомневаться, что в тебе течет кровь Герриардов! Их заботил лишь титул и положение в обществе, особенно последние поколения. Они никогда не думали о землях, которые приносили им доход.
        - Земля и люди - это самое главное.  - По голосу Филлида поняла, что он удивлен гораздо больше двоюродной бабки.
        - Вы успели так быстро влюбиться?  - спросила она, желая разрядить накалившуюся атмосферу, но прикусила губу. Ей не стоило шутить с Эшем по этому поводу.
        - Видимо, да,  - медленно ответил он. Его взгляд погрустнел, когда их глаза встретились.  - В идею. Я почувствовал связь с историей, почувствовал, что принадлежу этой земле, а она принадлежит мне, и понял это гораздо острее, проезжая на лошади по своим владениям, чем за все время, проведенное над книгами о предках или потраченное на прогулки по Длинной галерее.
        - Если не собираешься вытащить это имение из многолетнего запустения, абсолютно не важно, сколь теплые чувства ты к нему питаешь,  - едко заметила леди Шарлотта.
        - Отец давно собирался заняться этим, я буду ему помогать. Понятия не имею, что он решит, когда вернется сюда. Если ему здесь не понравится, думаю, он оставит меня главным.
        - В таком случае тебе необходимо скорее жениться - заметила леди Шарлотта.  - Имеешь ли ты хотя бы малейшее представление о том, какие обязанности у леди?
        - Нет, но думаю, вы мне расскажете.  - Он слегка натянуто, по мнению Филлиды, улыбнулся.
        - Мне не придется этого делать. Женись на правильной девушке, которая этому обучена, и ей пригодятся все ее знания. Это небольшой дом, но его все равно придется привести в порядок, чтобы он стал приличным жилищем девятнадцатого века. Интересно, подойдет ли кто-нибудь из местных девушек на эту роль?  - задумалась она.
        - Это спасло бы вас от скучных вечеров в Олмаке, милорд,  - мило улыбнулась Филлида, пытаясь отогнать от себя мысли о местных девушках на выданье, увивающихся за Эшем. Несомненно, за каждую из них дадут добрый надел земли в качестве приданого.
        - Что-то мне подсказывает, отцу придется отлучиться по делам и он попросит меня сопровождать мать и сестру вместо него,  - мрачно пробормотал Эш.  - Думаю, мне не удастся избежать этого. Я вернусь в город послезавтра.

        Леди Шарлотта, возмущавшаяся по поводу плохого качества китайского чая, удалилась сразу же, как чаи принесли. Эш сбросил туфли и закинул ноги на диван.
        Связь, которую он внезапно почувствовал с этим местом, была похожа на чудо. Будто невидимый ключик открыл замок в его голове, и он тут же осознал значение этого места. Это его дом. Каким-то чудом он почувствовал себя истинным Герриардом из рода Элдонстоун и надеялся, что его сыновья будут такими же, как он.
        Эти рассуждения вернули Эша к неизбежной реальности: ему необходима жена. Каковы обязанности хозяйки такого большого поместья? Совсем скоро его матери придется о них узнать, и невестка, выросшая в похожем имении, станет бесценной помощницей.
        Если бы он только смог представить себе девушку, которую захочет взять в жены. Эш закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Он знал, какими качествами она должна обладать, как быть воспитана, но как она будет выглядеть? Какой у нее будет характер?
        Проблема была в том, что девушка, вырисовывавшаяся под его закрытыми веками, была среднего роста, с карими глазами, ямочкой на подбородке, готовая посмеяться над ним, поспорить с ним, целовать его.
        «Черт побери, мне нужна любовница. Мне нужна Филлида». Эш так и не смог больше сконцентрироваться на образе будущей жены. Он поднялся, нашел разбросанные ботинки и отправился в библиотеку на поиски какой-нибудь скучной книги, которая поможет ему заснуть.

        К третьему вечеру в поместье Элдонстоун Филлида чувствовала приятную усталость, которая наступает после успешного завершения тяжелой работы. Леди Шарлотта обошла убранные комнаты и сказала, что очень довольна холлом, гостиной, спальней леди Сары и кабинетом хозяина. Эша нигде не было видно. Женщины сошлись во мнении, что он осматривает протекающие крыши и поля, нуждающиеся в осушении.
        - Наконец-то мой племянник с женой и дочерью могут спать здесь и не мучиться от кошмаров,  - заявила пожилая леди за ужином.  - Чем раньше мисс Хёрст сотворит чудо с остальными спальнями, тем лучше. За все время, что я провела здесь, мне так и не удалось нормально поспать. В моей спальне стоит чучело медведя, моей горничной пришлось отвернуть к стене большинство картин!
        - В моей комнате есть серия гравюр, я к ним сильно не присматривалась, но, боюсь, на них изображены ужасные китайские пытки и казни,  - вздрогнув, произнесла Филлида.
        - А я использую всего лишь одну свечу в спальне, а одеваться предпочитаю в гардеробной,  - вставил Эш. Он появился незадолго до ужина, весь растрепанный и энергичный.
        За едой все обменивались страшными историями о доме. Обсуждение шло в таком ключе, будто совершенно точно известно, что Филлида вернется и разберется с остальными комнатами, но сама Филлида сомневалась в этом. Она с удовольствием поможет семье избавиться от товаров, которые они желают продать, но перспектива и дальше находиться в непосредственной близости с Эшем и наблюдать за его активными поисками жены ничуть не прельщала Филлиду.
        Он больше не заговаривал о возможной связи и практически не прикасался к ней за исключением редких случаев, требуемых этикетом. «Похоже, теперь я в безопасности. Но он мне слишком нравится,  - размышляла Филлида, рассеянно поедая силлабаб[17 - Силлабаб - сливки, сбитые с вином и сахаром.] и уставившись стеклянным взглядом на уродливую урну рядом с буфетом.  - Если я не буду осторожной, симпатия может перерасти в нечто большее. Так часом недолго и влюбиться».
        - Мисс Хёрст?  - произнесла леди Шарлотта с раздражением.  - Вы грезите наяву. О чем вы думаете?
        Филлида подпрыгнула и чуть было не уронила ложку.
        - Ло…  - «Нет, даже и не думай произносить его имя!» - Простите! Я просто представляла просторные комнаты с чистыми стенами и отполированной мебелью, подготовленные к приезду леди Элдонстоун.
        Эш, обсуждавший с лакеем десертное вино, судя по всему, не заметил ее ступора. Леди Шарлотта пристально посмотрела на Филлиду, но никак не прокомментировала ее замешательство.
        - Если вы готовы, мисс Хёрст, мы можем предоставить лорда Клэра самому себе.
        Филлида вышла из комнаты вслед за пожилой леди, готовясь по дороге выслушать лекцию о том, как неприлично грезить за столом, или же, если леди Шарлотта окажется настолько проницательной, как ей от страха показалось, услышать обвинения в серьезном преступлении, влюбиться в богатого наследника, будучи при этом совершенно неподходящей кандидатурой.
        Но леди Шарлотта делилась лишь местными сплетнями, к которым Филлида была совершенно равнодушна, жаловалась на проповеди нового приходского священника, спросила ее мнение о розах, не согласилась по всем пунктам и, наконец, позвала свою горничную.
        - Я пошла спать.  - Она кое-как встала, отмахиваясь от предложений о помощи.  - Этот мальчик оказался лучше, чем кто-либо мог предположить,  - заметила она Филлиде, которая тоже только что поднялась со своего кресла, благодаря судьбу, что наконец-то сможет расслабиться.
        - Вы имеете в виду лорда Клэра, мадам? Вряд ли его можно назвать мальчиком!
        - И правда, нельзя, не так ли?  - Поблекшие светло-карие глаза леди Шарлотты задержались на Филлиде немного дольше, чем требовалось. Затем пожилая леди развернулась и направилась к двери.  - Надеюсь, он знает, что делает, вот и все. Спокойной вам ночи.
        - Спокойной ночи, мадам.  - «Ради всего святого, что имела в виду эта старая перечница?» Филлида не смогла разобрать, был ли у этого взгляда какой-то скрытый смысл, ее собственные мысли слишком спутаны. «Если Эш хочет попить чаю, он прекрасно может сделать это в одиночестве»,  - решила она, не желая оставаться с ним наедине. К тому же завтра утром они должны отправиться в путь, и ей просто необходимо немного поспать.

        Эш осторожно поднимался по лестницам. Не хотел никого будить в столь поздний час. Будто в подтверждение его намерений, часы в холле пробили два.
        Он чувствовал себя на удивление неспокойно. Не хотел уезжать из поместья, его совсем не радовала перспектива поиска жены, но этих причин недостаточно для подобного состояния. Эш собирался вернуться сюда, как только сможет, и смирился с тем, что поиски жены сейчас на первом месте.
        Мучительное чувство физической неудовлетворенности также для него не ново. «С этим я могу справиться и сам, а пока стоит заняться соблазнением Филлиды Хёрст. Нет, скорее убеждением». Ему не жалко потратить времени, чтобы Филлида решилась на то, чего на самом деле хочет.
        Он прокрался на цыпочках мимо первой двери в спальню. Его большая и мрачная комната «Кабинет наследника», как настойчиво называл его Стэнбридж, располагалась неудобно - в конце дома.
        - Отпустите его!
        Эш резко остановился, и тени от его свечи яростно заплясали на стенах. Тишина, последовавшая за этим призывом, оказалась куда более пугающей, чем сам неожиданный оклик. «Эта дверь ведет в комнату Филлиды,  - догадался Эш.  - Ей приснился кошмар? Или может, еще хуже… Может, на нее кто-то напал? Она заболела?»
        Он повернул ручку, и незапертая дверь тихо открылась. У кровати стоял подсвечник, и в его тусклом свете Эш увидел Филлиду, сидящую на кровати. Она повернулась и посмотрела на него.
        - Филлида?  - Она не ответила. Эш вошел. Дверь со щелчком захлопнулась позади него, негромкий звук для его напряженного слуха прозвучал словно выстрел. Эш затаил дыхание и прислушался. Они были одни, он слышал дыхание Филлиды, чувствовал свое. Больше ни звука.
        Когда он подошел, она неподвижно сидела на кровати и невидящим взглядом смотрела перед собой. «Видимо, кошмар.  - Эш задумался, стоит ли оставлять ее одну, но тут Филлида вздрогнула, потянулась рукой к одеялу, будто желая скинуть его.  - Нет, мне придется ее разбудить. Я не могу допустить, чтобы она ходила по дому во сне».
        Громкий удар подсвечником о ночной столик не разбудил ее.
        - Филлида! Проснись.
        Она издала негромкий вздох и упала обратно в постель. Ее глаза все еще смотрели мимо него.
        - Нет,  - прошептала она и подняла руки, будто пытаясь кого-то или что-то оттолкнуть.
        Эш присел на край кровати и крепко взял ее за плечи.
        - Проснись, Филлида, все в порядке, ты в безопасности. Я здесь.
        В его крепких ладонях ее плечи казались тонкими и хрупкими, хотя Эш видел, как она поднимала тяжелые предметы. Казалось, будто ночной кошмар высосал все ее силы. Филлида моргнула, и он увидел, как к ней постепенно возвращается сознание, будто кто-то медленно наполняет бокал вина.
        - Эш?
        - Тебе приснился кошмар, и я решил тебя разбудить.  - Он старался говорить медленно, будто ничего особенного не произошло.  - Ты ходишь во сне?
        - Много лет не ходила.  - В тусклом свете свечи Филлида выглядела бледной.
        - Это был страшный сон. Я слышал, как ты кричала. Что тебе приснилось?  - «Возможно, если она выскажется, сон перестанет казаться таким уж страшным».
        - Ты,  - прошептала она.
        - Я? Тебе приснился кошмар обо мне?  - От удивления он притянул Филлиду к себе и крепко обнял.
        - Ты не мог выбраться из-под портретов предков, будто они упали со стен и набросились на тебя. Они бормотали что-то жуткое и непонятное.  - Филлида вздрогнула, Эш погладил ее по голове.  - Я увидела твою правую руку, на пальце был перстень твоего отца. Потом ты их отбросил и поднялся, но они продолжали тянуть к тебе руки, и на каждой было такое же кольцо.
        Эш обхватил ее руками, Филлида потонула в его объятиях, уткнувшись щекой в его рубашку и запустив руки под пальто, чтобы крепче прижаться. В этот момент Эш был рад физическому контакту ничуть не меньше Филлиды, хотя мог прекрасно обойтись без жуткой картины, которая вернется к нему в кошмарах. Он собрался пойти в Длинную галерею, как только Филлида успокоится, чтобы лично встретиться с призраками.
        Но сейчас жуткие предрассудки исчезли благодаря ощущению удовлетворения от близости теплой, мягкой женщины.
        - Спасибо, что приняла мой кошмар на себя,  - прошептал Эш ей на ушко. Удивительно, насколько она восприимчива, как точно уловила его настроение, несмотря на скрытность его характера.
        Филлида хихикнула. Вероятно, чувство юмора постепенно возвращалось к ней, по мере того как улетучивались воспоминания о жутком сне.
        - Не думаю, что такое бывает, но, видимо, я стала громоотводом. Спасибо, что разбудил.
        - Я просто проходил мимо.  - Рука Эша сама собой спустилась по мягким изгибам ее спины. Эш почувствовал тепло тела сквозь тонкую ночную рубашку. Медленно провел большим пальцем, выделяя каждый позвонок, она выгнулась под его ладонью, как кошка, которую погладили по голове.
        - Эш.  - Филлида нахмурилась и посмотрела на него. Ей пришлось слегка запрокинуть голову, поскольку они оказались слишком близко.
        Эш не знал, что сказать, не собирался целовать ее, но наклонил голову, нашел ее губы и пропал.
        Глава 12

        Филлида была такая теплая и женственная. Казалось, все страхи растворились как дым, лишь только она пробудилась от кошмара. Ее руки обвились вокруг его торса, он коснулся рукой ее круглой упругой груди и почувствовал, как затвердел сосок под тонкой тканью ночной рубашки.
        Испытывая непреодолимое желание чувствовать прикосновение ее кожи к своей, вырвался из пальто, сорвал шейный платок и стянул через голову сорочку, не переставая гладить и ласкать ее. Она еще теснее прижалась к нему и застонала от возбуждения, когда он стал осторожно покусывать белую дорожку, ведущую от плеча к изгибу шеи и вверх, к соблазнительной мягкой коже за ушком.
        - Эш,  - прошептала Филлида.
        Он поднял голову и прочитал в ее темных глазах сомнение, увидел, как дрожат ее мягкие, полные, жаждущие поцелуя губы. Ему всего-навсего нужно закрыть глаза, обнять ее и довериться своему мастерству - тогда Филлида забудет о своих сомнениях и все будет кончено.
        «Черт побери». Эш не мог так поступить. «Убеждение, не соблазнение». Словно испытывая физическую боль, он заставил себя отстраниться от нее. Его руки скользнули вниз и легли на ладони Филлиды, она обхватила его запястья.
        Прежде все его любовницы были индианками, и Эшу нравилось, как выделялась его светло-золотистая кожа на их темной. А сейчас длинные пальцы Филлиды выглядели в его руках словно сливки на меду. Он наклонился и провел языком по одному из них.
        - Эш, нет. Я не могу. Не могу быть твоей любовницей.  - Она попыталась высвободить руки из цепкой хватки, пока их пальцы не переплелись, как во время неожиданного менуэта несколькими днями ранее.

        - Почему нет?  - спросил Эш, прилагая все усилия, чтобы это не прозвучало как требование. Он пытался затаить дыхание, будто вот-вот возьмет мишень на прицел.  - Когда мы целовались…
        - Я хочу тебя. Я не настолько лицемерна, чтобы притворяться, что ничего не чувствую. Мы говорили об этом. Я не передумала, и, надеюсь, ты меня понял.
        - Я понял. Я понимаю.  - Или все-таки он соврал? Нет, Эш понял, что она имела в виду, но был намерен изменить ее мнение по этому поводу.  - Когда вошел в эту комнату, я лишь хотел убедиться, что с тобой все в порядке. Когда обнял, стремился всего лишь тебя успокоить, но потом,  - Эш пристально посмотрел в ее глаза,  - потом мои намерения изменились. Мне нет оправдания.
        Филлиде следовало бы поднять шум, возмутиться, заставить его почувствовать себя виноватым, пристыдить, тогда, вероятно, он бы никогда не осмелился вновь соблазнить ее.
        - Есть. И довольно веские,  - неожиданно для себя произнесла она.  - Я вела себя так, будто мне приятны твои ласки.  - Филлида пыталась быть как можно более искренней.  - Мне они в самом деле приятны. Я хотела прикасаться к тебе, целовать тебя. Большинство мужчин не остановились бы и оправдались тем, что я сама напросилась.  - «Прекрати притворяться, что не хочешь этого, тебе нужен настоящий мужчина, который сможет показать тебе…» Филлиде с трудом удалось подавить дрожь, чтобы Эш не подумал, что ее трясет из-за него.
        Его обнаженное тело был так близко, ее руки все еще оставались на нем. «Интересно, как это, оказаться в постели с ним?  - подумала она.  - Смогут ли его поцелуи унести так далеко, что все страхи развеются, исчезнут в бурлящих волнах страсти, или же он мягко и нежно выманит ее из пучины ночных кошмаров, осторожно заменив их удовольствием? Или может быть, я впаду в панику, когда ласки зайдут дальше поцелуев?» Филлида закрыла глаза, представив свои крики и ногти, врезающиеся в его щеку. А еще Эш узнает ее ужасный секрет, узнает о том, что она отдалась другому человеку не по любви, а ради денег. Как шлюха. «Не „как“,  - подсказал внутренний голос.  - Ты и есть шлюха».
        - Нет, что ты.  - Эш отпустил ее руки и поднялся.  - Я беру всю ответственность за то, что произошло, на себя. Я, может, и испытываю непреодолимое желание, но я не похотливое животное, идущее на поводу у инстинктов. Как ты себя чувствуешь? Может, стоит позвать горничную и попросить ее принести горячего молока или шоколада для успокоения нервов?
        - Мне понадобится что-нибудь крепче молока, чтобы прийти в себя после такого поцелуя.  - Филлида усмехнулась.  - К тому же стоит ли беспокоить бедную женщину посреди ночи из-за моего плохого поведения?  - Она смотрела, как Эш натягивает сорочку и заправляет ее в вечерние брюки, будто нарочно подбрасывая угли в угасающее пламя, которое сам же и зажег. Ощущение его мощной мускулистой спины, воспоминания о широких плечах и густых черных волосах на груди, будут тревожить ее воображение еще не одну ночь.
        - Спокойной ночи, Филлида.  - Эш взял платок со спинки стула и повязал на шею.  - Пусть тебе приснятся редкий фарфор и драгоценные камни. Приятных снов.

        Филлида спала очень крепко, и даже если ей что-либо снилось, не помнила. Проснулась от бряцанья колец раздвигаемых занавесок.
        - Доброе утро, мисс Филлида.  - Голос Анны был неприлично веселым и бодрым.  - Скорее вставайте! Мы отправляемся в дорогу после завтрака, в восемь.  - Она подошла к кровати, и ее улыбка испарилась.  - Вам нехорошо, мисс Филлида? Вы белая как простыня.
        - Я чувствую.  - Филлида приподнялась на подушках, пытаясь оценить свое состояние.  - Мне кажется, что меня сейчас стошнит, Анна.
        Горничная быстро достала таз из-под умывальника и поставила его Филлиде на колени.
        - Это все из-за той рыбы со вчерашнего ужина. В гостиную для слуг принесли остатки, и Уильям, лакей, поклялся, что она испорчена.
        - На вкус нормальная. Ох!  - Филлида со вздохом склонилась над тазом. Когда все кончилось, легла обратно в постель.  - Надеюсь, леди Шарлотта ее не ела. В ее возрасте тошнота опасна.
        - Большая часть рыбы вернулась на кухню.  - Анна нахмурилась, пытаясь вспомнить события прошлого вечера.  - Именно поэтому ее хватило на слуг. Но ею никто особо не увлекался, все предпочли рагу, которое получилось очень вкусным. Уильям не стал доедать свою порцию, а повар получила нагоняй за то, что приготовила испорченную рыбу. После этого ее убрали со стола. Я принесу вам воды и дам знать его сиятельству, что вы сегодня никуда не поедете.
        - Нет!  - Филлиде надо домой, подальше от Эша и его соблазнов.
        - Лорду Клэру нужно вернуться в город, и я сомневаюсь, что леди Шарлотта согласится провести еще один день в гостях. Со мной все будет в порядке. Просто принеси мне завтрак в постель. Пару тостов, пожалуй.
        Ей кое-как удалось проглотить кусочек сухого тоста и запить его слабым чаем. Она с трудом поднялась с постели, умылась и оделась, чувствуя, как желудок то и дело скручивают спазмы и тело будто ватное.
        Леди Шарлотта пребывала в добром здравии и в таком отличном расположении духа, что даже подставила морщинистую щеку для прощального поцелуя. Затем залезла в дорожную карету и отправилась домой.
        - Давай поскорее сядем.  - Филлида взяла Анну под руку и заспешила к карете, как только кучер доставил ее к дому. Она совершенно не хотела предоставлять Эшу возможность лицезреть свое бледное, зеленоватого цвета лицо при дневном свете. Чего доброго, еще подумает, что она не сомкнула глаз, думая о нем. Признаться в расстройстве желудка ей не позволила гордость.
        К тому моменту, когда он помахал на прощание двоюродной бабке и подошел к их карете, она благополучно сидела в самом темном углу.
        - Вы очень шустрая женщина, Филлида,  - произнес Эш.  - День обещает быть хорошим, и мы быстро доедем до Лондона.
        - Замечательно!  - Ее радостный ответ, должно быть, убедил его в том, что все хорошо. Эш закрыл дверь, забрался на лошадь, и они отправились в путь.
        Спустя десять минут Филлида наконец поняла, почему почтовые кареты называют «желтыми прыгунами». Казалось, их экипаж снабжен дополнительными рессорами, позволяющими пассажирам прочувствовать каждую яму, рытвину, каждый камешек на дороге.
        Филлида старательно жевала листья мяты, добытые Анной на кухне, и пыталась сосредоточиться на высокой фигуре Эша. Но спустя некоторое время ритмичные подскакивания лошади, которые должны были успокоить ее, только усугубили тряску.
        - Меня еще никогда так не мутило,  - пожаловалась она.
        - Ну, вы и испорченную рыбу раньше не ели, не так ли, мисс Филлида?  - заметила Анна.  - Мы остановимся, чтобы поменять лошадей, через час.
        - Целый час!  - Филлида мрачно зажевала еще один мятный листок и попыталась не думать о желудке и плывущей голове. «Единственная положительная сторона такого состояния,  - размышляла она, когда карета наконец-то оказалась в „Кингс-Лангли“,  - это самое надежное средство против мыслей об Эше».
        - Мы останавливаемся, мисс Филлида.
        - Слава богу, а то я сомневаюсь, что мой завтрак задержится внутри еще хотя бы минуту.  - Филлида прижала платок ко рту. Как только карета подъехала к придорожной гостинице, она распахнула дверь, вышла и постучала по колесу кареты, требуя помощи.
        - Что случилось?  - Она не увидела, как подошел Эш, но он уже стоял рядом и поддерживал ее.
        - Отравилась рыбой,  - ответила Анна.  - Ее может стошнить в любой момент, милорд.
        - Держитесь.  - Эш взял Филлиду на руки, вошел в гостиницу и крикнул прислуге: - Комнату, горячую воду и таз.
        - Прошу вас, я сама.  - Она огляделась по сторонам, насколько позволял кружевной платок. Они находились в большой приличной гостинице для проезжающих экипажей, а не в каком-нибудь захудалом местечке, где она могла отлежаться, не беспокоясь о том, что ее кто-нибудь узнает.
        - Пройдемте сюда, сэр. Бедняжка. На сносях, да?  - Женский голос… незнакомый. Филлиду усадили на стул. Кто-то поставил чашу на ее колени.
        Филлиду безобразно вывернуло. Кто-то держал ее за плечи, затем чашу забрали и сунули в руки влажную тряпку с запахом лаванды. Она облокотилась на того, кто ее держал, и сквозь запах лаванды почувствовала аромат сандала.
        - Здесь немного лекарства от сердца из перечной мяты. Вам сразу полегчает, миледи.
        Как в тумане до Филлиды дошло, что Эш, скорее всего, представился и назвал свой титул, чтобы обеспечить надлежащий уход, а женщина приняла ее за жену маркиза. Беременную жену.
        Филлида сделала глоток, и вся комната поплыла перед глазами. Это просто смешно. Она сделана из более крепкого теста.
        - Она сейчас упадет в обморок,  - донесся голос Эша откуда-то издалека.  - Надо уложить ее в постель.
        Филлиде показалось, что она была без сознания не больше секунды. Но, окончательно очнувшись, поняла, что сидит на огромном лоскутном одеяле, облокотившись на подушки.
        - Простите,  - выдавила она из себя.
        - Не беспокойтесь, миледи,  - послышался с порога успокаивающий голос другой женщины.  - Я сбегаю вниз и принесу грелку.
        - Где Анна?  - Филлида безуспешно пыталась расстегнуть корсет, сжимавший грудь как тиски и не позволявший дышать.
        - Она ушла в аптеку за лекарством от тошноты. Что-то не так? Корсет?  - спросил Эш.  - Мне не приходилось иметь дело с такой одеждой, у индийских женщин хватает ума не носить этого, но я постараюсь вам помочь.
        Не успела она ахнуть, как он начал расстегивать пуговицы на платье, а затем принялся за шнуровку на корсете.
        - О, Эш, ты не сможешь.
        - Смогу. Думал, придется разрезать ее, но это оказалось не так уж и сложно. Итак, что дальше?  - Он спустил край платья с одного плеча, все еще придерживая Филлиду над подушками.  - Теперь вот это.  - Он снял корсет, и Филлида с облегчением вздохнула.  - Так лучше?
        - Лорд Клэр со своей женой, говорите? И бедняжка больна? Я должна посмотреть, чем могу помочь. Сюда, где приоткрыта дверь?  - Филлида услышала шуршание юбки, открыла глаза и поняла, кому принадлежал этот пронзительный голос - перед ней стояла леди Каслбридж, жена графа, женщина с самым длинным языком в мире. Она с любопытством разглядывала Филлиду.  - Мисс Хёрст!
        Испустив слабый вздох, Филлида прижалась к Эшу в тщетной надежде скрыть обнаженные руки и грудь. Это полный провал, она не представляла, как выпутаться из сложившейся ситуации, разве что земля немедленно разверзнется и навсегда поглотит ее.
        - Мадам?  - Эш уложил неспособную сопротивляться Филлиду на подушки и накрыл одеялом.  - Я не припомню, чтобы нас представляли друг другу, в противном случае вы бы знали, что я не женат.
        - Все знают вас, лорд Клэр!  - Леди Каслбридж буквально распирало от радости при виде того, как масштабный скандал разворачивается прямо перед ее не в меру любопытным носом.  - Мы ничего не слышали про вашу жену, именно поэтому так неожиданно видеть рядом с вами бедняжку мисс Хёрст, да еще и в интересном положении.  - По шуршанию юбки Филлида поняла, что графиня зашла в комнату. Дверь за ней захлопнулась.  - Меня зовут леди Каслбридж. Безусловно, можете быть уверены, я никому ничего не скажу.
        - Прежде всего, мисс Хёрст не в интересном положении, а страдает от пищевого отравления. Ей стало плохо в дороге, и ее привезли сюда. Мы с ней практически не знакомы, но я не мог не помочь леди, упавшей в обморок у меня на глазах.  - Голос Эша звучал слегка возмущенно и озадаченно, будто он очень удивлен столь наглому вторжению.  - Я вижу, вы близкий друг семьи. Может, подержите чашу, когда мисс Хёрст в очередной раз стошнит, а я пока узнаю, куда запропастилась ее горничная?  - Несмотря на тяжелое состояние, Филлида улыбнулась про себя, когда услышала, как ее светлость поспешно засобиралась.
        - Не настолько близкий. Уверена, мисс Хёрст хочет, чтобы за ней ухаживала ее горничная. Э-э-э, я, пожалуй, поищу ее.
        - Прошу прощения, мадам.  - К своему огромному облегчению, Филлида услышала вежливый, но не терпящий возражений голос Анны.  - Спасибо вам, милорд, теперь я сама со всем справлюсь.
        Дверь закрылась. Немного погодя Анна произнесла:
        - Все ушли, мисс Филлида. Судя по всему, его превосходительство лорд Клэр сумеет справиться с этой любопытной. Как вы себя чувствуете?
        - Ужасно.  - Филлида села и открыла глаза. Ее корсет валялся у кровати, платье было спущено до пояса, и лишь тонкая сорочка прикрывала ее грудь и плечи.
        - Кто помог вам снять корсет?
        - Его светлость.
        - О господи.
        - Вот и я о том же.
        - И старая проныра все видела? Вот, выпейте это, мисс Филлида. Я сбегала в аптеку за лекарством.
        - Она не только увидела меня в объятиях лорда Клэра в одной сорочке. Она еще слышала предположение хозяйки гостиницы о том, что я беременна.  - Филлида выпила горячий отвар и почувствовала, как он постепенно успокаивающе обволакивает больной желудок.  - Кажется, для меня все кончено, Анна.
        - Нет! Завтра же утром вы появитесь в обществе без единого признака беременности,  - запротестовала горничная.
        - Дело не в этом. Я сказала всем, что буду гостить у друзей в Эссексе. Как я объясню, что меня застали в хэмпфордширской гостинице в постели и лорд Клэр снимал с меня одежду? Готова поспорить, эта вездесущая графиня уже разузнала, что мы прибыли вместе, хоть лорд Клэр и не ехал с нами в карете.  - Филлида отбросила одеяло и вскочила с постели.  - Здесь главное дым, Анна. Совсем не обязательно, чтобы был огонь. Не в том случае, когда чье-то положение так нестабильно, как мое.
        «Это катастрофа»,  - думала она, пока Анна помогала ей надеть платье. Служанка затянула корсет, помогла найти шляпку и накидку. Затем Филлида вспомнила про Грегори. «О боже». И присела на край кровати.
        - Что скажет мистер Миллингтон, когда узнает об этом? Он никогда не позволит Харриет выйти замуж за брата после всего этого. Мы должны как можно быстрее вернуться в Лондон. Надо поговорить с Грегори и попытаться убедить мистера Миллингтона, что эта ситуация никак не отразится на его дочери.
        - Мисс Филлида!  - Анна последовала за ней вниз по лестнице.  - Вам нужно поспать.
        - Я смогу поспать в карете.  - Она собрала в кулак все силы и вышла в коридор, надеясь, что трясущиеся ноги ее не подведут.  - Доброе утро, лорд Клэр.  - Филлида остановилась и сделала реверанс.  - Спасибо вам за помощь, но, как видите, я вполне готова продолжить путешествие. Леди Каслбридж! Все в порядке, вы можете выйти из тени, я не заразна, всего лишь отравилась накануне испорченной рыбой. Надеюсь, мы увидимся на музыкальном вечере у Фостерсов.
        Филлида забралась в карету прежде, чем кто-либо из них успел произнести хоть слово. Анна приказала кучеру трогать, они, подскакивая, выехали со двора и направились в сторону Лондона навстречу позору.
        Глава 13

        Эш нашел отца и его секретаря Эдвардса в кабинете. Они разбирали огромную кучу корреспонденции.
        - Как отдохнул?  - Улыбка маркиза улетучилась, как только он увидел выражение лица сына.
        - Сэр, простите за вторжение, но мне необходимо проконсультироваться с мистером Эдвардсом. Какие правила касательно заключения брака существуют в Англии?
        Его отец напрягся и отложил ручку, которую сжимал в руке. Секретарь деловито поправил очки на носу и прокашлялся. Его лицо абсолютно ничего не выражало.
        - Публичное оповещение о предстоящем заключении брака должно быть подано в церковный приход от лица жениха и невесты за три недели до события. Этого можно избежать, как частенько и практикуется в лучших домах Лондона, при помощи получения официального разрешения от епископа. Для заключения брака в более короткие сроки необходимо получить специальное разрешение от архиепископа и посетить коллегию юристов, занимающихся гражданским правом, а также заплатить немало денег.  - Он взглянул на часы.  - Если вам необходимо решить вопрос срочно, боюсь, придется отложить это до завтра.
        - Благодарю вас, мистер Эдвардс, понял. Я не собираюсь жениться в течение недели.  - Эш подошел к камину и поставил одну ногу на решетку.  - Вы не оставите нас на минутку?
        Когда они остались одни, Эш без лишних предисловий заявил:
        - Я скомпрометировал мисс Хёрст. Мне очень жаль, но я должен жениться на ней.
        - Очень жаль?  - Бровь отца поползла вверх от удивления.
        - Она неподходящая невеста. Она незаконнорожденная, ее не принимают при королевском дворе и в Олмаке, поэтому она не сможет помогать матери или Саре.  - Эш не собирался преуменьшать масштаб трагедии.  - Ее брат не имеет никакого политического влияния, его земли находятся на значительном удалении от наших и не могут быть полезны твоему поместью. У нее нет наследства. Более того, она владелица магазина, для которого самостоятельно закупает товары и сама же их продает. Другими словами, она - торговка, и если об этом кто-нибудь узнает, количество домов, в которых ее принимают, резко сократится.
        - Твоя мать незаконнорожденная, ее отец был торговцем,  - произнес отец спокойным тоном, скрывавшим, как Эшу было прекрасно известно, бурю эмоций.
        - Да,  - согласился он.  - Но она дочь принцессы, а ее отец был набобом. Ты - маркиз. В глазах общества ваша ситуация выглядит совершенно по-другому.
        - Каким образом она скомпрометирована? Она в положении?
        - Нет!  - Эш изо всех сил старался держать себя в руках. «Нечистая совесть»,  - подумал он про себя.  - Все получилось вполне невинно и очень глупо. По дороге домой она заболела и упала в обморок в гостинице. Я развязывал ее корсет в спальне, когда вошла леди Каслбридж - обладательница самого длинного языка в Лондоне.
        Маркиз деланно засмеялся.
        - Ничего смешного в этом нет.  - Эшу очень хотелось хорошенько пнуть что-нибудь. Или кого-нибудь. Возможно, себя.
        - Эта ситуация похожа на фарс,  - заключил отец,  - но ничего не поделаешь. Ты прав, ты обязан жениться на этой девушке, а мы постараемся устроить все наилучшим образом.  - Маркиз прищурился и посмотрел ему в глаза.  - Она тебе нравится?
        - Да,  - пожал он плечами.  - Если на то пошло, то жениться на этой девушке - не самая плохая участь.  - «А заниматься любовью с Филлидой будет одно удовольствие».
        - В свете сложившихся обстоятельств специальное разрешение на брак станет оптимальным выходом.
        - Нет. Я много думал об этом.  - «Всю дорогу из Хэртфордшира».  - Полагаю, ущерб будет минимальным, если перед свадьбой я в течение пары месяцев поухаживаю за мисс Хёрст у всех на виду. В этом случае вопрос по поводу ее интересного положения отпадет сам собой, таким образом, все сплетни будут опровергнуты, и к ней вернется ее доброе имя.
        - А есть слухи по поводу ее беременности?
        - Она отравилась рыбой, и ее выворачивало. Хозяйка гостиницы предположила, что мисс Хёрст на сносях, и во всеуслышание заявила об этом.
        Маркиз присел на стул и провел обеими руками по волосам.
        - Боже! А я думал, когда мы приедем в Англию, удастся спокойно влиться в лондонское общество.  - Он саркастически засмеялся, хотя со стороны походило, что его очень забавляет сложившаяся ситуация.  - Нам стоит сообщить твоей матери, что в скором времени ей придется принять новую дочь.
        Отец воспринял все хорошо. Чуждая условностям мать простит его, Сара, романтичный ребенок, решит, что он влюбился, и на радостях не будет обращать внимания на колкие замечания в ее сторону в связи со сложившейся ситуацией. Он бы прекрасно понял, если бы вся семья дружно начала обвинять его в том, что он допустил подобное безобразие.
        Но, вместо порицания, он будет вознагражден за то, что не закрыл двери и не дождался горничную, обязательством взять в жены девушку, которую хотел сделать любовницей. «Нет,  - возразила его неугомонная совесть.  - Если бы ты не был так близок с ней, ни за что не остался бы в ее комнате и уж тем более не стал бы снимать с нее платье и корсет, ты прекрасно это понимаешь».
        А еще Эш понимал, что долг и честь идут рука об руку. Такое ощущение, что в его случае честь требовала того, чтобы он пренебрег долгом. «Что посеешь, то и пожнешь»,  - с горечью подумал он и отправился на поиски матери. Он честно поступит с Филлидой Хёрст. Теперь необходимо выполнить свой долг перед семьей.
        Что касается мисс Хёрст, она будет очень рада. Этот брак - предел ее мечтаний, а всем угрожающим ее репутации тайным жизням можно с легкостью положить конец. От магазина необходимо избавиться, товар распродать. У Филлиды не должно возникнуть возражений.

        - Грегори! О, слава богу, ты дома!
        Брат появился в дверном проеме кабинета без пиджака, волосы дыбом, будто он проводил по ним пальцами.
        - Добро пожаловать домой, Филл. У меня для тебя новости.  - Она вышла на свет, исходящий из гостиной, и Грегори смог разглядеть ее лицо.  - Ты больна! Анна, что с мисс Филлидой?  - Он подошел к сестре и взял ее за руку.
        - Анна, пожалуйста, спустись вниз и попроси, чтобы принесли чай. Это всего лишь пищевое отравление, Грегори. У меня болит желудок, только и всего. Давай пройдем в гостиную, нужно поговорить.
        Филлида позволила брату усадить себя на диван и накинуть на ноги плед.
        - Давай мне шляпку. Сможешь сама снять накидку? Тебе нужно в кровать.
        «Прекрати суетиться!  - хотелось крикнуть ей.  - Не заставляй меня чувствовать себя хуже, чем есть».
        - Спасибо, Грегори. Что за хорошие новости ты хотел мне сообщить?
        - Харриет приняла мое предложение руки и сердца!  - Несмотря ни на что, Филлида обрадовалась, увидев на лице брата искреннюю теплоту и счастье. «Ему и правда нравится Харриет».
        - Слава богу! Как замечательно, Грегори.
        - Ее отец был очень великодушен и дружелюбен. Он очень четко обозначил свои ожидания и условия, и, следует признать, они вполне разумны. Я как раз просматривал бумаги, когда ты вошла. Он требует определенных гарантий относительно будущего Харриет, трастового фонда для детей и так далее.
        - Он видит тебя насквозь, Грегори,  - мягко сказала Филлида, чувствуя сильный укол совести.  - Мне очень жаль. Я совершила настолько глупый поступок, что, боюсь, мистер Миллингтон пожелает отозвать свое согласие на ваш брак.
        - Что?  - Грегори уставился на нее в недоумении.  - Что ты могла такого натворить? Это лорд Клэр? Я так и знал, что не должен был отпускать тебя с ним!
        - Грегори, прошу тебя, присядь. На самом деле это просто ужасное стечение обстоятельств и неосмотрительность лорда Клэра.  - Филлида рассказала брату, что произошло. Все это время брат метался по комнате из стороны в сторону, ругался себе под нос.  - Я должна поговорить с мистером и миссис Миллингтон, прежде чем они услышат об этом от кого-нибудь другого.
        - Господи, да.  - Он упал на стул и медленно провел обеими руками по лицу.  - Я пойду с тобой. Они, безусловно, должны увидеть, что я полностью тебя поддерживаю. Но где лорд Клэр? Он должен уже быть здесь со специальным разрешением в руках и убеждать меня в своих намерениях защитить твою честь.
        - Понятия не имею.  - Филлида закрыла глаза, совсем ослабев от переживаний.  - Я сбежала из гостиницы, прежде чем мы успели что-либо обсудить. Я не хочу выходить за него замуж.
        Но брак ей необходим для того, чтобы уладить скандал и спасти помолвку Грегори. Она ожидала, что он задержит их, остановит карету и потребует обсудить все немедленно. Теперь она с содроганием подумала, что Эш просто-напросто решит никак не реагировать на сложившуюся ситуацию и станет отрицать свою вину. Ее репутация держалась на волоске, она совершенно не годится ему в жены, но он мог сделать что-нибудь, чтобы помочь ей?
        - Будь он проклят!  - прокричал брат.  - Ты должна выйти за него замуж. Я намерен пойти к нему прямо сейчас, и если он не собирается сделать то, к чему обязывает долг, может присылать своих секундантов.
        - Грегори…  - Стук в дверь оборвал ее слова. «Эш».
        - Вам письмо, мисс Филлида.  - Джейн не забыла положить его на серебряный поднос. Письмо было упаковано в хрустящую дорогую бумагу, подписано витиеватым почерком и скреплено тяжелой красной печатью.
        Филлида сразу узнала ее. Сломала печать, развернула единственный лист, встряхнула его и начала читать вслух:

        «Мисс Хёрст,
        Надеюсь, вы оправились от своего недуга и в состоянии прийти сегодня вечером на прием к миссис Лоуренс. Из достоверных источников мне известно, что леди Каслбридж будет присутствовать на этом вечере, равно как и семья Миллингтонов.
        Я намерен пресечь всяческие слухи и успокоить тех, с кем вы желаете породниться, способом, который, уверен, придется вам по душе.
    Ваш покорный слуга, Клэр».

        - Он собирается сделать тебе предложение и объявить об этом у Лоуренсов.  - Грегори вытер платком пот со лба.  - Хвала небесам.
        - Я не хочу выходить за него замуж,  - запротестовала Филлида.  - Если я все объясню Миллингтонам, они смогут с пониманием отнестись к ситуации и вести себя так, будто ничего особенного не произошло, а вскоре станет очевидно, что причиной моего состояния явилось отравление.
        - Ты не можешь отклонить предложение руки и сердца от наследного маркиза,  - возразил Грегори.  - Кроме того, осадок все равно останется.
        - Еще как могу. В противном случае сложится впечатление, будто я специально заманила его в ловушку! Единственное, что меня сейчас беспокоит, твой брак с Харриет. Если нам удастся убедить Миллингтонов в том, что я говорю правду, все будет хорошо.
        Судя по выражению лица Грегори, он готов был убеждать их в этом с утра до ночи, если возникнет такая необходимость.
        - Я буду отдыхать у себя до вечера,  - усталым голосом заявила Филлида и отбросила плед.  - Больше не могу говорить об этом сейчас.

        - Мисс Хёрст, очень рада видеть вас.  - Миссис Миллингтон приветливо улыбнулась и пожала ей руку. Видимо, слухи до нее еще не дошли.  - Не сомневаюсь, лорд Фрэншем уже успел сообщить вам радостные новости,  - добавила она, понизив голос и приглашая присоединиться к ней и ее мужу в тихом уголке подальше от гостей.
        - Безусловно, да. Я предполагаю, об этом не объявят до двадцатого дня рождения Харриет на следующей неделе, но я рада за них обоих. Я уверена, ваша дочь станет прекрасной женой для Грегори, мой брат очень привязан к ней.  - Филлида собрала веер и попыталась разглядеть, не появилась ли на горизонте леди Каслбридж и нет ли Эша среди весело болтающих молодых людей, заполнивших салон миссис Лоуренс.
        - Вам нехорошо, мисс Хёрст?
        Филлида решила воспользоваться ситуацией.
        - Честно говоря, миссис Миллингтон, я неважно себя чувствую. У меня внутри все горит от испорченной рыбы,  - понизила она голос до шепота.  - Вы не против, если мы присядем?
        - Конечно нет. Мистер Миллингтон, прошу вас, найдите официанта и принесите мисс Хёрст бокал вина, она не очень хорошо себя чувствует.
        Филлида подождала, пока мистер Миллингтон вернется с бокалом вина, и, когда поняла, что он собрался отойти, положила ладонь на его руку.
        - Сэр, прошу вас, останьтесь. Должна признать, сегодня утром со мной произошла крайне неудобная ситуация. Мне стало плохо в гостинице, где мы остановились по дороге домой, чтобы поменять лошадей. Я упала в обморок, и лорд Клэр, который, по воле случая, также оказался в этой гостинице, помог мне.  - Филлиде даже не пришлось симулировать дрожь в голосе.  - В тот самый момент леди Каслбридж проходила мимо и, боюсь, могла сделать опрометчивые выводы, когда застала лорда Клэра, который помогал мне. Я бы очень не хотела, чтобы это послужило причиной скандала, это может абсолютно несправедливо отразиться на моем брате.
        - Эта женщина,  - произнесла миссис Миллингтон самым презрительным тоном,  - только и делает, что сплетничает. К тому же она донельзя высокомерна. Я не собираюсь верить ни единому ее слову, дорогая мисс Хёрст, даже если она поклянется, что небо синее.
        Филлида заметила на лице ее мужа тень сомнения.
        - Но разговоры-то пойдут.
        Миссис Миллингтон нахмурилась. Похоже, до нее начала доходить вся щекотливость данной ситуации.
        - Я надеюсь, больше не было ничего такого, что могло бы усугубить ваше положение?
        Филлида почувствовала, как щеки заливает краска.
        - Лорд Клэр развязывал мне корсет, а хозяйка гостиницы решила, что я в положении.
        - Что? Боже мой, какой скандал! Что собирается делать с этим лорд Клэр?
        - Понятия не имею. Он, конечно, знакомый Грегори, но…
        - А вот и он,  - произнесла миссис Миллингтон без малейшего признака волнения в голосе.  - А вот и леди Каслбридж.
        Как и положено, леди Филлида сделал вид, что не заметила приближающегося виконта, и продолжала обмениваться любезностями с Миллингтонами. К ее великому облегчению, они все еще с ней говорили. «Пока».
        - Мисс Хёрст.  - Как она могла забыть его голос, такой глубокий и заботливый? В их сторону начали оборачиваться. Небольшая группа, окружавшая леди Каслбридж, напряженно наблюдала за происходящим, очевидно сгорая от нетерпения.  - Как вы себя чувствуете, мадам?
        - Простите?  - «Что происходит? Какого черта он разговаривает со мной таким заботливым тоном? Его же все услышат!»
        - После того как вы упали в обморок сегодня утром в гостинице.  - На его лице отразился испуг, который, Филлида точно это знала, был ненастоящим.  - Примите мои извинения, мадам. Я должен был предположить, что ни одна леди не хотела бы заявлять во всеуслышание, что она была больна.  - Его голос был все таким же заботливым.
        - Все так, как вы и говорили. Последствия отравления испорченной рыбой уже прошли.
        - Лорд Клэр.  - Он повернулся к миссис Миллингтон и поклонился. Филлида поспешно их представила.  - Мадам?
        - Значит, вы сегодня помогали мисс Хёрст?
        - Как смог.  - Он рассмеялся. Филлида поняла, что все присутствующие смотрят в их сторону, а леди Каслбридж хмурится, очевидно сконфузившись.  - Мне следовало уложить мисс Хёрст на скамью и дождаться, пока ее горничная вернется из аптеки, но что я мог поделать, когда она упала прямо в мои объятия. Ничего не скажешь, прекрасный момент для того, чтобы нас застала леди Каслбридж.
        Так вот как он решил выкрутиться из этой ситуации! Филлиде оставалось лишь подыграть ему.
        - Миссис Миллингтон, я не могу передать словами, насколько мне было неловко,  - весело произнесла она.  - Представьте себе, всюду бегала хозяйка гостиницы, высказывая налево и направо свои предположения по поводу моего состояния, лорд Клэр держал на руках полуодетую девушку без сознания, немудрено, что дорогая леди Каслбридж не знала, что и думать.
        Филлида широко улыбнулась и повернулась к графине, стоявшей задрав нос.
        - Признайтесь, мадам, не правда ли, вышел абсолютный фарс? Если бы мне не было тогда настолько плохо, я непременно бы умерла от смеха.
        - Вышла совершенно необычная ситуация,  - огрызнулась ее превосходительство. Все вокруг присоединились к заразительному смеху Филлиды, и ее милый скандал перевернулся с ног на голову.
        - Вот уж точно.  - Филлида выдавила из себя смешок.  - Боже, мне не стоит смеяться. Здесь же бедный лорд Клэр, не успел приехать в Лондон, как попал под подозрение в тайных отношениях, если не сказать хуже.
        - Мисс Хёрст,  - тепло произнес Эш,  - любой джентльмен, находясь в здравом уме, почел бы за счастье держать вас в объятиях.
        Филлида оказалась в центре толпы. Леди с сочувствием интересовались ее здоровьем, бросая пронзительные взгляды в сторону леди Каслбридж, которая, похоже, слишком часто отпускала нелестные комментарии в их сторону. Джентльмены похлопывали Эша по плечу и упрекали его в плохой сообразительности, поскольку он не воспользовался шансом и не похитил мисс Хёрст.
        - Мастерский ход со стороны лорда Клэра,  - произнесла миссис Миллингтон на ухо Филлиде.  - Я искренне надеюсь, что этого будет достаточно.
        - Вот именно,  - пробормотал ее муж.  - Если эти сплетни не умолкнут, я буду вынужден пересмотреть положение Харриет.
        - Безусловно,  - прошептала в ответ Филлида, чувствуя, как у нее засосало под ложечкой.  - Я все понимаю, но уверена, все уляжется. Если вы позволите,  - добавила она, прибавив голос,  - я, пожалуй, присяду. Кажется, я слегка поторопилась выйти в свет.
        - Могу ли я пригласить вас завтра утром на прогулку в Гайд-парк?  - Несколько молодых леди погрузились в уныние, разочарованные тем, что попросили не их.  - В одиннадцать вам будет удобно?
        - Благодарю вас, свежий воздух пойдет мне на пользу.
        Лорд Клэр поклонился и отошел. Филлида осталась сидеть на скамье, обмахиваясь веером и поздравляя себя с удачным выходом из затруднительного положения. Кончено, она не могла выйти замуж за Эша Герриарда, более того, не хотела и чувствовала облегчение оттого, что теперь ничто не обязывало ее делать это.
        Она мельком взглянула на каменное, ничего не выражающее лицо мистера Миллингтона и попыталась убедить себя, что все будет хорошо. Не может не быть хорошо, ради благополучия Грегори.
        Глава 14

        - Я должен поговорить с Клэром.
        Филлида, стоя перед зеркалом, надевала чепчик, размышляя над тем, не слишком ли правильным стал ее брат.
        - В этом нет необходимости. Мы обсудили все вчера вечером, и ты признал, как ловко он выкрутился из ситуации и выставил виноватой леди Каслбридж.
        Грегори все еще сомневался.
        - Иди погуляй с Харриет, как и обещал. За окном чудесная погода.
        - Клэр обязан жениться на тебе,  - упрямо произнес он.  - Ради тебя и…
        - Что? То, что ты удачно женишься,  - одно дело. Для меня это не выход. К тому же теперь мне не обязательно выходить за него замуж, Миллингтоны относятся ко всему с пониманием, не так ли?
        Грегори поежился, затем передал письмо, которое держал в руке.
        - Я получил его сегодня от Харриет. Она говорит, что ее отец был не в духе сегодня за завтраком. Судя по всему, упомянул скандал, связанный с нашими родителями, и высказался по поводу семьи Клэра. Его мать была рождена вне брака и наполовину индуска. Из-за этого он считает, что Клэр не очень трепетно относится к правилам приличия.
        - Он собирается отозвать согласие на брак?  - От неожиданности Филлида уронила перчатки.
        - Так далеко он не заходил. Думаю, если ты останешься в Лондоне, тем самым развеяв предположения о беременности, а Клэр будет продолжать ухаживать за тобой, отец Харриет успокоится.  - На привычно веселом лице Грегори отразилось несвойственное ему выражение решительности.  - Если он не даст согласие на брак, мы с Харриет сбежим.
        - Что? Грегори, не смей! Отец не даст ей ни гроша, и вы останетесь без денег.
        - Я справлюсь, Харриет сама этого хочет. Она написала в письме. Мы любим друг друга.
        - Нет, Грегори, ты не должен принимать поспешных решений. Я улажу этот скандал, клянусь. А теперь пообещай мне, что не сделаешь ничего из ряда вон выходящего.
        Грегори пожал плечами:
        - Не сделаю, если меня не вынудят.
        К радости Филлиды, Эш явился вовремя. Она была слишком взволнована, чтобы обратить внимания на красивый экипаж, в котором он приехал.
        - Нам нужно поговорить,  - заявил он, направляя карету вверх по Сент-Джеймс-стрит в направлении Пикадилли.
        - Мы уже говорим.  - От мрачного предчувствия ее желудок сжался.
        - Я не имею в виду вежливую болтовню. Где мы можем спокойно все обсудить?
        - Нужно пересечь озеро Серпентин. Я покажу менее популярные места для прогулок, где нам никто не помешает, но мы все же будем оставаться на виду. И я согласна. Нам нужно поговорить. Срочно.  - Эш не ответил, Филлида посмотрела в его сторону, с недоверием остановив взгляд на конюхе, стоявшем за ними.
        - Харрис, ты можешь спуститься и подождать нас здесь.  - Эш остановился у ворот, подождал, пока конюх слез с козел, и пустил лошадей легкой рысью.
        - Итак, как ты себя чувствуешь?
        - Странно,  - ответила Филлида, хмыкнув.  - Мне не по себе.
        - Я имею в виду после отравления.
        - Замечательно, спасибо. И нервы практически восстановились после ужасного спектакля на приеме у миссис Лоуренс. Я уговорила брата не вызывать тебя на дуэль, но, боюсь, его будущие родственники очень серьезно относятся к сложившейся ситуации. Мистер Миллингтон вспомнил о скандале, связанном с нашими родителями, и, прошу прощения, упомянул о не совсем традиционном происхождении твоей семьи.
        - Черт.  - Филлида посмотрела на Эша, его губы были сжаты. Затем он улыбнулся ей.  - Я рад, что лорд Фрэншем воздержался от решительных действий. Мало кто хочет встретиться со своим шурином на промерзшей земле ранним утром.
        - Что?  - Филлида чуть было не уронила зонтик.  - Мы должны вести себя как равнодушные друг к другу знакомые, пока общество не поверит, что между нами ничего нет, я должна как можно чаще появляться на людях, чтобы все сплетни по поводу моего интересного положения улеглись. Тебе совершенно не обязательно жениться на мне.
        - Улыбайся,  - произнес Эш, пуская лошадей спокойным шагом.  - Мне кажется, мы приближаемся к твоим знакомым.
        - Леди Хоскинс.  - Филлида выдала самое дружелюбное выражение лица, на которое только была способна, и широко улыбнулась леди Хоскинс, ее сыну и дочери.  - Какой чудесный день, не правда ли? Это так неловко,  - пожаловалась она, как только они отъехали на безопасное расстояние.
        - Скоро все привыкнут к тому, что я ухаживаю за тобой,  - спокойно ответил Эш, собрав поводья, как только они выехали на мост.
        - Милорд. Эш, остановись.  - Он остановился и посмотрел на нее, приподняв бровь.  - Я не имела в виду, останови экипаж. Я хочу сказать, прекрати нести эту чепуху по поводу брака. Ты прекрасно понимаешь, что я не гожусь тебе в жены.
        - Я пошел тебе навстречу. Ты прекрасно это понимаешь. Я прекрасно это понимаю. И леди Каслбридж тоже это понимает.
        - А тот факт, что я не хочу за тебя замуж, ты не хочешь на мне жениться, а твой отец, должно быть, уже рвет на себе волосы при мысли о такой невестке, тебя совсем не волнует?
        - Это дело чести. Моя семья совершенно со мной согласна. И ничто так не успокоит Миллингтонов, как уверенность в том, что их дочь после заключения брака станет родственницей маркиза.  - Судя по тону, он абсолютно спокойно относился ко всему происходящему.
        Филлида задумалась, не находится ли она в одном из тех кошмарных снов, когда планы главного героя постоянно срываются. Хуже всего то, что она хотела поступить так, как говорит Эш, но знала, что не может этого сделать.
        - Спорить с тобой все равно что уговаривать кота,  - сказала она раздраженно.  - Ты уселся там весь такой спокойный, облизываешь усы, мурлычешь себе под нос и совсем меня не слушаешь.
        - Облизываю усы?  - Наконец-то в его голосе послышалось удивление.
        - Ты понимаешь, о чем я. И если серьезно намерен жениться на мне, почему же не появился у меня на пороге со специальным разрешением в руках?
        - Чтобы подтвердить все слухи? Чтобы все разглядывали твою фигуру в ожидании увидеть семимесячный живот? Благодаря неспешному ухаживанию твоя честь будет восстановлена, репутация незапятнанна, а общество просто решит, что этот инцидент свел нас вместе и разжег мой интерес к тебе.
        - Это твоя честь будет восстановлена, а как насчет меня? Ты думаешь, мне нравится осознавать, что я заманила тебя в ловушку, пусть и не специально?
        - Чепуха. Ты была настолько далека от этого, поскольку отказалась стать моей любовницей.
        - Правда?  - Может быть, обида убедит его в безумности данного плана. Филлида ни в коем случае не сможет рассказать ему, почему она никогда не выйдет замуж.  - Что-то я не заметила, что ты меня сильно уговаривал, даже толком ничего не предложил. А как же драгоценности, платья и шикарные апартаменты, разве они не основные атрибуты сделки? Или ты хотел встречаться со мной в комнатах над магазином и сэкономить деньги?
        Эш натянул поводья, и лошади перешли на шаг.
        - Если бы я был уверен в том, что ты настолько меркантильна, я бы тотчас же поднял этот вопрос.
        - Так, значит, ты думал, что твоих поцелуев будет вполне достаточно?
        - Я надеялся, что не отвратителен тебе. Я понятия не имею, почему у меня сложилось такое впечатление,  - мрачно признался он.
        «Мерзавец».
        - Ты мне не отвратителен и прекрасно об этом знаешь, поэтому прекратите цирк,  - улыбнувшись, несмотря ни на что, произнесла Филлида.  - Я понятия не имею, почему ты мне нравишься. Приказываешь мне, распоряжаешься моей жизнью, пытался соблазнить.
        - Нет,  - перебил Эш.  - Все совсем не так. Я пытался тебя убедить. Соблазнение включает в себя доведение кого-либо до состояния, когда он не может принимать здравые решения.
        - Итак, ты не стал соблазнять меня, чтобы я стала твоей любовницей, зато собираешься заставить стать твоей женой? Что-то не вижу особой разницы.
        Эш снова натянул поводья и на этот развернулся к Филлиде. Пристально посмотрел на нее из-под полуприкрытых век.
        - На самом деле тебя беспокоит мысль о том, что общество подумает о тебе, а также необходимость оградить помолвку брата и мисс Миллингтон от скандала.
        - А как насчет многочисленных причин, по которым ты не можешь жениться на мне?  - В душе Филлида надеялась, что Эш станет отрицать, что ее незаконнорожденность, способ заработка, отсутствие влияния в обществе и денег не имеют никакого значения. Естественно, она ему не поверит, но это успокоит ее самолюбие, а оно очень сильно нуждается в исцелении.
        - Я положу их на чашу весов напротив чести, и совершенно уверен, что все стрелки укажут на брак,  - ответил он с обезоруживающей честностью. Единственное, в чем она не могла его упрекнуть,  - в неискренности. Он всегда откровенен с ней.
        Честность или обман. Из этой ситуации только один выход, и он обезопасит Грегори до того, как вопрос со свадьбой будет окончательно решен, и спасет ее репутацию. Она может соврать Эшу, притвориться, что согласна выйти за него замуж, отвечать на его ухаживания, а затем бросить. Общество, безусловно, согласится, что Эш легко отделался.
        - Понятно,  - медленно произнесла Филлида, прокручивая в голове свой план, стараясь не думать о подлости этого поступка. Но если он спасет Эша от неудачного брака, позволит выполнить долг перед семьей, разве можно называть его подлым? К тому же Филлида уже давно не ведет праведный образ жизни, каждый божий день обманывает все высшее общество.  - Хорошо. Как, по-твоему, мы должны разыграть эти ухаживания?
        - Надо как можно больше времени проводить на людях.  - Он не выразил никаких восторгов по поводу ее капитуляции. Ну а чего она хотела?
        - В таком случае, предлагаю отвезти меня домой через самые популярные места парка. Как долго мы будем ждать того момента, когда у тебя не возникнет страстное, если не сказать глупое желание, жениться на мне?
        - Четыре недели?
        - Значит, четыре недели.  - Насколько она знала, Миллингтоны будут только рады выдать Харриет замуж как можно скорее после помолвки. Ей придется четыре недели изображать растущую любовь к Эшу. Затем пройдет несколько недель после того, как она «примет» его предложение руки и сердца, за это время Грегори женится, и Филлида сможет струсить, или разыграть нервный срыв, или придумать еще какую-нибудь отговорку, чтобы мирно разойтись с Эшем.
        Четыре недели в компании человека, с которым она и сама практически уже хотела быть вместе. Четыре недели в роли счастливой невесты. О том, что должно произойти дальше, думать не хотелось.

        Она не была счастлива, он не поверил в то, что она сдалась. Он сделал круг и направил экипаж к мосту, через людный Роттен-Роуд.
        Он почувствовал знакомое пощипывание между лопаток, которое часто ощущал, когда кто-то врал ему. Это качество очень помогало в дипломатической деятельности.
        Филлида приняла предложение, но одновременно что-то задумала. «Вероятно, бросить меня, как только скандал уляжется»,  - подумал Эш, скривив губы в мрачной ухмылке. Это решит проблему с неравным браком, но его гордость не позволит допустить такой исход. Эш посмотрел на Филлиду. Она слегка улыбалась, переводя взгляд с одного человека на другого, ее рука то и дело поднималась, приветствуя знакомых или отвечая на их приветствия.
        Почему он раньше не обращал внимания на то, что кончик ее носа слегка вздернут, а ресницы на удивление длинные? «Скорее всего, меня отвлекали ее губы, которые мне все время хотелось поцеловать»,  - подумал Эш.
        - Куда это ты смотришь? У меня грязное пятно на лице или волосы выбились из-под чепчика?
        - Я любовался твоими ресницами,  - признался он. Она отвернулась и засмеялась. Что-то внутри него перевернулось, он почувствовал приятный дискомфорт. Как глупо настолько очароваться смехом другого человека, в особенности если этот человек смеется над тобой. «Если она решит сбежать, это заденет не только мою гордость»,  - понял Эш.
        - Они невероятно длинные.
        - Такие же, как у тебя.  - Она открыто рассматривала его несколько секунд, затем снова отвернулась.  - Но твои ресницы длиннее моих, и это нечестно. Кстати, когда ты на складе был одет, как индус, ты чем-то их накрасил?
        - Сурьмой,  - признался он.  - Я могу тебе ее отдать. Сомневаюсь, что в этой стране она мне пригодится. Когда я служил при дворе двоюродного дяди, она не раз выручала меня, если нужно было проскользнуть незамеченным по дипломатическим делам.
        - Твоя работа была опасной?
        - Иногда.  - Доказательство тому шрам на ребрах и рубец на ключице.
        - Как скоро ты собираешься вернуться в поместье Элдонстоун?  - спросила Филлида, будто этот вопрос был естественным продолжением разговора. Если она интересовалась, как же он теперь будет жить без интриг и опасности, можно было вполне предположить, что вопрос довольно логичный.
        - Где-нибудь на неделе. Но не забывай, мне нужно быть здесь и ухаживать за тобой.
        - А что станет с неразобранными вещами? Я думаю, мне не стоит ехать с тобой, пока о нашей помолвке не будет официально объявлено,  - произнесла она прежде, чем Эш успел ответить.  - Прикажи Пэроту упаковать вещи, которые мы забраковали, и остальные вещи и картины, которые он найдет. Пусть отправит их в Лондон. Я смогу продать их правильным торговцам и аукционным домам под именем мадам Докур. Это избавит твою сестру и мать от лишних хлопот, когда они приедут.
        «Раз она думает о работе, значит, наконец-то расслабилась»,  - подумал Эш.
        - Спасибо, так я и сделаю.
        «Каким бы двусмысленным ни было ее положение, она знает всех, кто имеет какой-либо вес в обществе, и умеет лавировать между подводными течениями и всяческими препятствиями»,  - подумал Эш, наблюдая за тем, как Филлида приветствует знакомых. Эти мысли напомнили ему о менее приятных социальных обязательствах.
        - Я беру уроки танцев,  - признался он.  - Они оказались гораздо хуже, чем уроки персидского языка, но, думаю, вальс и парочку других танцев смогу осилить. Ты потанцуешь со мной?
        - Ты так быстро научился?  - воскликнула Филлида.  - Или в Индии тоже танцевал? Ну конечно же! У вас же там было английское общество. Должно быть, танцевальные вечера проводились довольно часто.
        - Мне успешно удавалось их избегать, хотя порой приходилось танцевать котильон или контрданс,  - признался он.  - Танцевать я научился при дворе в Калятве.
        - Покажешь мне?  - Филлида повернулась к нему, Эш заметил, как ее глаза расширились, она прикусила нижнюю губу от любопытства.
        - В Индии мужчины танцуют с мужчинами. Это зрелище не для женских глаз.
        - О.  - Филлида слегка повернула голову в его сторону. Ее взгляд был полон догадок.  - Значит, ты не можешь мне его показать? Это неприлично?
        - Очень неприлично. Пока мы не поженимся.  - Филлида не ответила на его вопрос.  - Так ты потанцуешь со мной вальс?
        - Леди-патронессы не разрешили мне,  - ответила Филлида. Вся веселость разом исчезла из ее глаз.
        - Они тебе ничего не разрешали,  - возразил Эш.  - Почему ты переживаешь по этому поводу? Если они не пускают тебя в свой душный клуб, еще одно нарушение правил не изменит ситуацию.
        - Ты прав.  - Филлида нехотя улыбнулась.  - Но все знают, что я не танцую.
        - Потанцуешь со мной, и все увидят, что ты передумала. Я же знаю, что ты хочешь, ты же любишь танцевать, не правда ли?
        - Очень люблю, и я танцевала когда-то. Но заботливые мамаши стали напоминать джентльменам о моем положении на случай того, если они забыли. И я перестала.
        Эшу представились еле заметные пренебрежительные взгляды, до него стало постепенно доходить, в чем дело. Теперь, если кто-нибудь посмеет обидеть Филлиду в его присутствии, он заставит ответить за все.
        Тут он почувствовал укол совести. Получается, он единственный, кому позволено причинять ей боль, заставляя ее делать то, чего она не хочет?
        - Там леди Каслбридж,  - произнесла Филлида напряженным голосом.
        - Замечательно.  - Эш стал останавливать лошадей, не обращая внимания на то, что Филлида положила свою ладонь поверх его руки.
        - Я не хочу с ней разговаривать,  - прошипела она.
        - А я очень хочу.  - Их карета остановилась рядом с другой, открытой, в которой сидела леди Каслбридж с тремя женщинами ее возраста.
        - Леди Каслбридж, добрый день. Леди.  - Эш окинул их взглядом, который Филлида назвала про себя «горячий соблазнитель», они переглянулись и улыбнулись ему в ответ.
        - Мисс Хёрст, не думала увидеть вас в компании его светлости. Как вы себя чувствуете?  - поинтересовалась леди Каслбридж, сверля Филлиду глазами.
        - Мисс Хёрст чувствует себя гораздо лучше на свежем воздухе,  - ответил Эш, прежде чем Филлида успела вымолвить хоть слово.  - А я как раз поздравлял себя с тем, что нас свел тот несчастный случай,  - добавил он.  - Конечно же радоваться тому, что леди приболела, совершенно не по-джентльменски, но смею предположить, если бы не происшествие в гостинице, мисс Хёрст вряд ли согласилась бы составить мне компанию и прокатиться в моей новой бричке.  - Четыре пары бровей взлетели вверх от удивления. Филлида, не отпускавшая руку Эша, вцепилась в него ногтями.
        - Я знаю, что нахожусь в надежных руках, милорд,  - с наигранной скромностью произнесла она.
        Эш прикусил щеку, чтобы не рассмеяться.
        - Приятной прогулки, леди.
        Он приветственно поднял хлыст и поехал дальше.
        - Ради всего святого, Филлида, ты чуть было не заставила меня потерять самообладание. Думаю, нам стоит как можно раньше появиться где-нибудь с моей матерью в качестве шаперона.
        - Хм-м.  - В этом звуке было заложено много смысла.
        - Ты не хочешь с ней познакомиться? Вам в любом случае предстоит это сделать.
        - Да, конечно. Я уверена, она очень приятная женщина, но примет ли она меня в качестве своей будущей снохи?
        - Если ты ей понравишься, примет, будь ты дочерью графа или продавца цветов,  - совершенно искренне произнес он. Как только эти слова сорвались с губ, он тут же понял, что они таят угрозу. Если Ануша Герриард решит, что Филлида неподходящая невеста для сына, она свернет горы, чтобы помешать браку, и женщина, сидящая рядом с ним, достаточно сообразительна, чтобы понять это.
        - Я уже сказала, милорд, что подчинилась своей судьбе.
        «Я верю тебе не больше, чем Люциферу,  - подумал Эш.  - Мне придется предоставить мисс Хёрст пищу для ума, чтобы у нее не оставалось времени на планы о побеге».
        Всю дорогу к воротам парка, у которых остался конюх, они вели подчеркнуто вежливую беседу. По дороге к Грейт-Райдер-стрит разговор перетек в еще более нейтральное русло.
        По приказу Эша конюх спрыгнул с козел и подошел к лошадям. Эш спустился, чтобы помочь Филлиде сойти. Эш заметил, что она выглядит более уверенно и расслабленно, вероятно довольная тем, что приехала домой в целости и сохранности, и шпильками, которые успела пустить в его сторону.
        Он поднялся с ней по лестнице к двери, взял ее руку и поднес к губам. Жест довольно неприличный, и он прекрасно об этом знал, но Филлида не стала возражать, после того как убедилась, что он своим телом скрывает происходящее от практически пустынных улиц.
        На ней были элегантные лайковые перчатки. Филлида и глазом не успела моргнуть, как Эш завернул одну из них и добрался языком до ладони, мягко, вкрадчиво, с демонстративным сладострастием лаская ее.
        - Эш.  - Она замерла, ладонь застыла в его руках, аромат жасминовой воды, которую она капнула себе на запястье, переполнял его чувства, пока он посасывал бугорок у основания ее большого пальца.
        - Теперь ты моя, Филлида.  - Он поправил перчатку и освободил ее руку.  - А я держу то, что мне принадлежит, и никогда не отпускаю. Не забывай об этом.
        Глава 15

        «На а пороге моего собственного дома…» Филлида прижала правую руку к груди и не отрываясь смотрела на Эша. Она чувствовала, как в ее ушах отдается биение пульса, все тело напряглось.
        Ей потребовалось немало усилий, чтобы разжать руки, дотянуться до дверного кольца, не отводя глаз от Эша, постучать в дверь и ждать, ждать, пока она откроется.
        - Клэр!  - Грегори широко открыл дверь.  - Проходи.  - Несмотря на радостный тон, он смотрел на Эша тяжелым взглядом.
        - Благодарю.  - Тот отошел, вежливо пропустив Филлиду вперед. Она кое-как сдвинула ноги с места, перешагнула порог и прошла прямиком в гостиную до ближайшей кушетки. Присела, отбросила перчатки, чепчик и накидку и, обессиленная, свалилась на нее, закрыв лицо руками.
        Она услышала, как закрылась дверь и голос Эша, спокойный и доброжелательный, будто это не он несколькими минутами ранее приводил ее в замешательство своим распутным поведением.
        - Надеюсь, ты будешь первым, кто поздравит меня, Фрэншем.
        - Поздравляю. Ты женишься на Филлиде?
        - Видимо, я должен был сначала попросить разрешения у тебя? Просто подумал, что мисс Хёрст совершеннолетняя и очень независимая девушка,  - произнес Эш приветливым невинным тоном.
        - Нет-нет, совсем нет. Я очень рад,  - ответил Грегори с нескрываемым облегчением.  - Но прошлым вечером…
        - Если бы мы объявили о помолвке прошлым вечером, слухи о том, что предосудительные действия имели место быть, подтвердились.
        - Но их не было?
        - Естественно, нет. Но твоя сестра не хочет афишировать то, чем она занималась в поместье Элдонстоун. Она и правда была в моих руках, ее корсет на самом деле был расстегнут, а люди всегда предполагают самое худшее. Теперь они увидят идеальное, традиционное, по всем правилам ухаживание. Я скомпрометировал мисс Хёрст и женюсь на ней, но без неприличной спешки.
        - В таком случае благословляю вас.  - Судя по хлопку, Грегори радостно ударил по ладони Эша и с энтузиазмом пожал руку. Неудивительно. Он тотчас же побежит к Миллингтонам сообщить хорошие новости - Харриет станет родственницей виконта, наследника титула маркиза. Филлида лежала с закрытыми глазами и пыталась взять под контроль свое тело.
        «Как он может столь благочестиво говорить о неприличной спешке? Неприлично! То, что он сделал, граничило с непристойностью!» И теперь она хочет большего, хочет его, и он прекрасно это понимает.
        - Мне нужно откланяться. Могу ли я зайти к завтра, предварительно обсудить кое-какие организационные моменты?
        - Да, безусловно. В три часа удобно?  - Голоса молодых людей стихли, видимо, у двери.
        Филлида лежала на диванных подушках и пыталась разозлиться. Грегори не имеет права контролировать ее деньги, она сама ими распоряжается. Если Эш желает уладить финансовые вопросы, пусть обсудит их с ней в присутствии адвоката.
        Однако в настоящий момент у нее не хватило бы сил на простое сложение столбиком, не говоря уже о сложных витиеватых подсчетах, связанных с браком, от которого она хотела отказаться при первой же возможности.
        - Филл? С тобой все в порядке?  - Грегори радостно забежал в комнату и присел на край кушетки.
        - Я просто устала, ничего страшного. У меня был насыщенный день.  - «Стоит ли рассказать Грегори о своих планах? Нет. Это слишком рискованно,  - подумала она, посмотрев в его радостные глаза.  - Он не сможет сдерживать эмоции, и Эш обо всем догадается».
        Руки Филлиды лежали на коленях. Она собрала ладонь в кулак и почувствовала, что основание большого пальца правой руки было мягче левого. В гадании этот бугорок называется холмом Венеры, название всегда забавляло Филлиду, но Эш прекрасно знал о чувствительности данного местечка и беспощадно использовал свои знания. Что еще он знал, что мог сделать, если она перестанет сопротивляться?
        Между леди, позволявшими себе чуть больше, чем остальные, ходили слухи об эротических картинах и книгах с Востока. Леди Кэтрин Тэйлор призналась, что однажды на верхней, покрытой пылью полке в библиотеке своего деда она нашла такую книгу, но была слишком взволнована и осмелилась посмотреть только несколько шокирующих картинок. На следующий день книга исчезла. Другие рассказывали о барельефах из частных коллекций.
        Филлида представила Эша в окружении красивых индийских женщин, знающих толк в искусстве любви, как он изучает тексты, рассматривает барельефы, оттачивая свое мастерство.
        «Интересно, как это, быть в постели с человеком, который не использует тебя для удовлетворения своих плотских потребностей, а занимается любовью?»
        - Филл? Ты покраснела. Может, приказать принести чай или ты хочешь лечь в постель?
        - Я пообедаю,  - решительно произнесла Филлида,  - затем займусь подсчетами.  - В колонках прихода и расхода не было ничего эротичного.  - И пожалуйста, не принимай завтра никаких окончательных решений. Я бы хотела сначала обсудить все предложения с юристом.  - Старина мистер Додгсон может увиливать от ответа неделями, если с ним хорошенько договориться.
        - Да, конечно,  - с удовольствием согласился Грегори.  - У меня тоже куча дел, связанных со свадьбой. Думаю, теперь, когда ты собираешься выйти замуж за Клэра, с Миллингтонами не будет никаких проблем. Они хотят, чтобы мы с Харриет венчались в соборе Святого Георгия, и меня это вполне устраивает.
        - Так скоро? До того, как разыгрался этот скандал, миссис Миллингтон так не торопилась. Там же столько всего нужно приготовить.
        Грегори наморщился:
        - Кажется, Миллингтон просто выбрасывает деньги на ветер. Его секретарь, судя по тому, что я видел, может организовать вторжение в маленькую страну, кроме того, он нанял двух ассистенток для супруги, которые только и делают, что обсуждают цветы и составляют списки гостей. Я практически не вижу Харриет, она все время проводит на примерках свадебного наряда, поэтому ее родители не так пристально, как обычно, следят за нашей перепиской.
        - Где вы будете жить?  - Филлида снова присела на диван, забыв об обеде и счетах.
        - Ты имеешь в виду, после всех визитов, которые нам необходимо сделать? Скорее всего, нас не будет около трех недель, а к тому времени, когда мы вернемся, загородный дом уже отремонтируют.
        - Наш загородный дом?  - Неудивительно, что Грегори выглядел слегка ошеломленным.  - Но мы сдали его в аренду сэру Натаниэлю Финчу на три года.
        - Мистер Миллингтон сделал ему более выгодное предложение за меньшую плату и на более длительный срок, и тот с радостью согласился.
        - Какой замечательный у тебя тесть.  - Судя по всему, Филлида превзошла саму себя в поисках удачной партии для брата.
        - Думаю, он готов на все ради Харриет. Также с абсолютной уверенностью можно сказать, если я не стану для нее хорошим мужем, мое тело найдут где-нибудь в лесу, разрубленным на очень мелкие кусочки.  - Грегори покраснел и принялся внимательно изучать свои ботинки.  - Не то чтобы я намеревался обидеть Харриет. Я… Я люблю ее, Филл.
        - Это прекрасно.  - Филлида соскочила с дивана и обняла его.  - Вот видишь, все наши проблемы закончились.  - «Пока Эш Герриард не поймет, что я не собираюсь выходить за него замуж».

        На следующее утро почтальон принес ей письмо от леди Элдонстоун. В нем маркиза выражала благодарность по поводу того, что Филлида взяла на себя задачу по устранению ненужных и нежелательных вещей из загородного дома. Она также интересовалась, не согласится ли мисс Хёрст остаться у них, чтобы проконтролировать весь процесс и познакомиться с семьей.
        Записка была написана в дружелюбном неформальном тоне и, несомненно, походила на приказ. «Так вот у кого Эш научился командовать»,  - подумала Филлида. В ответном письме она сообщила, что с удовольствием приедет к ним на следующий день, как предлагала леди Элдонстоун, и очень благодарна за предложение прислать за ней и ее служанкой семейную карету.
        Филлида считала, что умеет сохранять самообладание независимо от ситуации, но сейчас, поднимаясь по лестнице к огромному особняку на Мэйфер-стрит, она чувствовала, как ее руки дрожали. Одно дело, если на самом деле собиралась выйти замуж за Эша, но, поскольку она вынашивала план коварного побега, ее мучила совесть от того, что приняла приглашение воспользоваться гостеприимством его родителей.
        Семья Герриард ожидала ее в большой приемной, оформленной в кремовых и серо-зеленых тонах. Селадоновые вазы, приобретенные Эшем на складе, красовались на каминной полке, дополняя семейный портрет.
        Лорд и леди Элдонстоун сидели, их дети стояли рядом. Очевидно, они разглядывали книгу, которую маркиз держал на коленях. Леди Сара слегка наклонилась вперед, положив руку на плечо отца. Эш улыбался. Они необыкновенно органично смотрелись вместе, было очевидно, что каждый из них чувствовал себя абсолютно легко. При виде этой идиллии на глазах Филлиды навернулись слезы.
        Расти в такой семье, в атмосфере любви и привязанности, должно было быть просто замечательно. Казалось, отсутствие денег или жизненные невзгоды не имели никакого значения, когда все вместе. Филлида сглотнула комок, подступивший к горлу, и быстро заморгала. Что подумает о ней маркиза, если увидит ее в слезах?
        - Мисс Хёрст, а вот и вы.  - Леди Элдонстоун вышла вперед, протянула руки и поймала Филлиду до того, как та успела сделать реверанс.
        - Пожалуйста, не нужно формальностей! У нас семейное собрание.  - Маркиза не отпустила Филлиду и пристально посмотрела ей в глаза.  - С вами все в порядке?
        Очевидно, моргания было недостаточно.
        - На улице сейчас очень пыльно и ветрено. Мне в глаз попала соринка, мадам.
        - В таком случае прошу вас присоединиться к нам, и я прикажу, чтобы подали чай. О, ты уже здесь, Херринг. Возьми, пожалуйста, вещи Филлиды и распорядись, чтобы принесли чай. Итак,  - произнесла она, с нетерпением ожидая, когда Филлида наконец снимет свой чепчик, плащ, перчатки и передаст это все вместе с зонтиком Херрингу.  - Конечно же вы знакомы с моим сыном.  - «Кончено».  - Лорд Клэр.
        Эш кивнул, и его мать продолжила:
        - А это моя дочь Сара и мой муж.
        - Леди Сара, лорд Элдонстоун.  - Филлида попыталась сделать еще один реверанс, но на этот раз за руку ее поймал маркиз и проводил к стулу.
        Сестра Эша, благодаря светлым волосам, золотистой коже и кремово-желтому платью похожая на янтарную статуэтку, присела рядом на подставку для ног.
        - Пожалуйста, зови меня Сарой. Мы же будем сес… Друзьями, не так ли?
        - Я очень на это надеюсь. Зови меня Филлидой.
        - Эш нам все про тебя рассказал.  - Похоже, она не заметила, как Филлида покраснела.  - Он рассказал, как ты усердно работала, чтобы сделать для меня хорошую комнату в Элдонстоуне. Но он не разрешил мне заглянуть в коробки, которые привезли на днях. Там правда что-то неприличное?  - спросила Сара, понизив голос, пока родители отвлеклись на только что принесенный поднос с чаем.
        - Скорее безвкусное,  - ответила Филлида.
        - В таком случае Эшу следовало просто сжечь их и не утруждать тебя лишней работой.
        - К несчастью, некоторые из них имеют ценность, а поскольку они все стояли вперемешку с остальными вещами, мне пришлось их перебрать. Какая очаровательная комната, леди Элдонстоун! Шелка просто изумительны.
        - Благодарю. Кажется, я потратила целую вечность на выбрасывание ненужных вещей. Теперь этот дом постепенно приобретает приличный вид. Шелка - единственное, что я смогла привезти с собой из Индии в большом количестве. Кстати, Николас, это напомнило мне о том, что послезавтра мы приглашены на бал-маскарад. Мы должны пойти в индийских нарядах. Я уверена, что мы сможем найти что-нибудь подходящее и для мисс Хёрст.
        - Но у меня нет приглашения… Если я не ошибаюсь, хозяйка бала - леди Одерли?
        - Вас не пригласили? Я сообщу ей, что у нас в доме гостья и вы придете вместе с нами.
        - Но леди Одерли никогда не приглашала меня на свои вечеринки.  - Филлида мечтала, чтобы этот изысканный шелковый ковер поглотил ее.
        - Из-за того, что вы незаконнорожденная,  - заявила леди Элдонстоун без обиняков.  - Ну что ж, если она отказывается принимать вас, у нее есть все основания не принимать и меня. Учитывая то, сколько распутных и невоздержанных мужчин я наблюдала в самых именитых домах, это чистой воды лицемерие.  - Ее подбородок приподнялся, глаза блестели как кремень, которым ударили по железу. Казалось, она готова схватить рапиру и немедленно заколоть леди Одерли.
        - Мне очень неудобно ставить вас в неловкое положение.
        - Я не позволю, чтобы к членам нашей семьи,  - маркиз прокашлялся,  - или к гостям нашей семьи выказывали подобное отношение,  - моментально поправилась маркиза, уловив намек мужа.
        - Ты выше ее по званию, мата.  - Сара усмехнулась.  - К тому же она влюблена в папу. Ты можешь заявиться на слоне, она не будет возражать. Что уж говорить о такой очаровательно гостье, как мисс Хёрст.  - Сара повернулась к Филлиде, которая разрывалась между желанием поддаться забвению и восхищением маркизой.  - Все леди влюблены в папу,  - пояснила Сара.
        - Почему же не в лорда Клэра?
        - Папа женат. Они могут сколько угодно хлопать перед ним ресницами. Если они начнут строить глазки Эшу, мужья забеспокоятся и запрут их дома.
        - Думаю, ты не очень хорошо поняла, как обстоят дела в английских семьях,  - вмешался Эш.  - Жены делают, что им заблагорассудится, а мужчины после этого вызывают друг друга на дуэль. Я прав, мисс Хёрст?
        - Будучи незамужней женщиной, я не знаю, как ответить на этот вопрос,  - скромно произнесла Филлида.
        - Ну конечно. Вы ведь жили абсолютно невинной жизнью и всегда находились под присмотром шаперона,  - пробормотал он, передавая ей тарелку с печеньями.
        - Безусловно, лорд Клэр.
        - Посмотрим, как мы сможем исправить эту ситуацию,  - прошептал он, заставив Филлиду поперхнуться.  - Так, значит, решено?  - обратился он к семье.  - Мисс Хёрст пойдет с нами на маскарад и станет одной из трех красивых индусок.
        - Может, подберем Филлиде одежду прямо сейчас, мата?  - спросила Сара.  - Мне кажется, ей очень подойдет нефритово-зеленый цвет.
        - Я думаю, мне стоит для начала, приготовить привезенные из поместья вещи к распродаже,  - вмешалась Филлида.  - Специальная распродажа, о которой я говорила вам, лорд Клэр, состоится через две недели. Если мы помедлим, не попадем в каталог.
        - Абсолютно верно. Если вы допили чай, я с удовольствием помогу вам, мисс Хёрст.
        - Благодарю вас,  - произнесла она, вежливо улыбнувшись и подавляя в себе желание ударить Эша, дабы убрать самодовольное выражение с его лица.
        Он проводил Филлиду в пустую комнату, где были сложены ящики, привезенные из Элдонстоуна.
        - Если верить тому, что написал Пэрот, коробки с этим, как бы точнее выразиться, непонятным содержанием, помечены буквой «X». Он вложил записку, признавшись, что не знает, сколько мы тебе платим, но этого недостаточно.
        - Когда зарабатываешь подобными вещами себе на жизнь, перестаешь быть особенно разборчивым,  - прозаично заявила Филлида.  - Нам нужно составить списки. Я буду записывать все сама, поскольку аукционер ждет их от мадам Докур и он знает мой почерк.
        - Тогда я буду распаковывать ящики, описывать предметы, а ты можешь вносить их в список.  - Эш положил на стол бумагу и чернила и подошел к первому ящику.  - Небольшая группа бронзовых сатиров, подписанная «Хилэр».
        Они принялись за работу, Филлида задумалась о том, что бы вообразила какая-нибудь светская леди, если бы подслушала их через замочную скважину.
        - Шесть натуралистичных фаллосов, вырезанных из слоновой кости, скорее всего, сделаны во Франции. Размер неправдоподобный.  - Филлида подняла глаза на Эша, который недоверчиво рассматривал один из предметов.  - Я спрашиваю: ты когда-нибудь видела?.. Нет, конечно нет.  - Он сорвал крышку со следующего ящика.  - Эти вещи имеют такое же отношение к эротике, как вареная капуста.
        - Тебе виднее.  - Филлида подвела аккуратную черту и озаглавила новый список.
        Наконец Эш разобрал последний ящик.
        - К счастью, все. Надеюсь, это того стоило.
        - Здесь наберется примерно тысяча,  - ответила Филлида, проведя пером по листу.
        - Фунтов?
        - Гиней. Джентльмены готовы платить немалые деньги за эротику.
        - Лучше бы они их тратили на живых женщин.  - Эш присел на край стола рядом с ней, болтая ногой, взял из ее рук перо и поставил его в чернильницу.
        - Тебе не нравятся смотреть на них?  - смело спросила Филлида, вспомнив рассказы об индийских любовных текстах.
        - Нет ничего более возбуждающего, чем находиться рядом с красивой женщиной, дотрагиваться до ее кожи.  - Пальцы Эша медленно пробежались по тыльной стороне ее ладони.  - Смотреть, как расширяются ее зрачки.  - Он впился глазами в ее лицо.  - Видеть, как ее кожа приобретает легкий румянец, будто незримый художник окрасил ее в бледно-розовый цвет.  - Другой рукой он провел по ее щеке.  - Эти вещи нужны мужчинам, у которых нет женщины, или тем, кто не умеет любить ту, которая у него есть.
        - Мне казалось, Индия славится эротическими текстами.
        - Они созданы для того, чтобы мужчины и женщины использовали их вместе. На Востоке их называют «записки у изголовья». Они тебе понравятся.
        От этих слов все волоски на теле Филлиды встали дыбом. Она вздрогнула.
        - Когда мы поженимся.
        - Зачем долго ждать?  - Эш запустил свои пальцы в ее волосы и притянул Филлиду к себе, чтобы поцеловать.
        - Не здесь.  - Она заставила себя произнести это.  - Мы не можем…
        - Нет,  - согласился Эш.  - Не здесь.  - Он провел по ее губам твердым настойчивым языком, желая проникнуть внутрь.
        - Я хотела сказать, ничего не будет, пока мы не поженимся.  - Она была обязана что-то возразить, но, открыв рот, совершила ошибку. Ее слова потонули в поцелуе, и она отдалась в его власть, не в силах противостоять чувствам и невыносимому желанию прикоснуться к нему. Эш остановился первым. Филлида знала, что это должна была сделать она, но тем не менее не чувствовала себя виноватой. «Он загипнотизировал меня»,  - подумала она. Ее руки все еще лежали на его плечах, а спина упиралась в стену. Нет, она не могла винить его. «Убедить, а не соблазнить» - так он сказал. Показал ей, чего она хочет, в чем нуждается не меньше его. Сопротивляться этому или нет, она решала сама.
        Глава 16

        - Неужели тебя пугает возможность забеременеть?  - спросил Эш с прямотой, которой она от него ожидала.  - Мы скоро поженимся, и это не должно тебя волновать.
        «Я не могу, потому что я не девственница, и не получится объяснить почему». Как он отреагирует, если узнает правду? С отвращением? Станет ли винить ее, посчитает ли распутной? Конечно, с его стороны это будет форменным лицемерием, но мужчины оценивают женщин по иным стандартам, нежели самих себя.
        Можно было бы попробовать притвориться девственницей, но Филлида понятия не имела как. К тому же боялась обманывать его. «Я не могу, ибо если пересплю с тобой сейчас и ты поверишь в то, что я девственница, ничто не сможет разубедить тебя жениться на мне».
        Филлида положила голову Эшу на грудь, попыталась собраться с силами и вернуть самообладание. Она вдруг поняла, что причины, по которым она отказывается от близости с ним, и то, что общество сочтет ее безнравственной, не имели никакого значения.
        - Нет,  - произнесла она немного погодя. Как долго она так простояла? Эш такой теплый и сильный. Филлида чувствовала, как бьется его сердце, ей было так хорошо в его объятиях, что казалось, она может сидеть так бесконечно.  - Нет. Я хочу тебя, ты прекрасно об этом знаешь. Но нет.
        - Хорошо,  - пробормотал Эш ей на ушко.  - Я понимаю, что должен проявить терпение. Но ты ведь скажешь мне, если передумаешь? Есть много разных способов доставить друг другу удовольствие, сохранив при этом твою невинность.
        - Прекрати!  - Филлида уперлась руками в грудь Эша и высвободилась из его объятий. Она развернулась, вскочила на ноги и ушла в другой конец комнаты. Эш так и остался сидеть на краю письменного стола.
        - Я просто пытаюсь продемонстрировать тебе все прелести брака,  - произнес Эш спокойным голосом.
        - Брак - вот ключевое слово! Я не верю, что тебе есть дело до меня или моих чувств! Ты пытаешься уговорить себя, убеждая в том, что если в постели все будет хорошо, значит, по поводу всего остального переживать не стоит. Твое сбитое с толку чувство долга говорит, что ты должен жениться на мне, но сам ты этого не хочешь. Ни разумом, поскольку прекрасно понимаешь, что я тебе не пара, ни сердцем, ибо я абсолютно не верю, что ты любишь меня.
        - Люблю?  - Эш резко соскочил со своего места.  - Почему ты сюда приплетаешь любовь? Почему все женщины думают, что отношения должны основываться на любви?
        - Я ничего не приплетаю,  - ответила Филлида и почувствовала, как тошнота подступает к ее горлу. «Потому что я почти люблю тебя. Я не осознавала этого раньше, но сейчас в этом уверена».  - Это важный аспект взаимоотношений, вот и все. Женщины говорят о любви, поскольку мы понимаем, что чувства тоже играют важную роль. Здесь нет никакого коварного плана, цель которого заманить в ловушку весь мужской род. Зачем нам это надо, если вы, мужчины, разбираетесь в своих чувствах так же хорошо, как неграмотный человек в литературе!
        Филлида распахнула дверь, вылетела из комнаты, вовремя вспомнив, что это не ее дом и хлопать здесь дверями не стоит. Тут она поняла, что понятия не имеет, куда идти. В свою комнату, если получится ее найти? Или обратно в гостиную, где сидят родители Эша?
        - Ты заблудилась, дорогая?  - Филлида подпрыгнула от неожиданности, услышав мягкий акцент.
        - Леди Элдонстоун. Я как раз думала, куда мне пойти. Я закончила разбирать ящики.
        - Позволь мне проводить тебя в твою комнату. Я уверена, ты будешь рада избавиться от пыли и чернильных пятен. Затем мы сможем пойти в комнату к Саре и посмотреть, что она подобрала для тебя.
        - Спасибо, с удовольствием.
        - К тому же самое время увести тебя подальше от моего сына, пока он не стал настолько невыносимым, что ты передумаешь выходить за него замуж,  - произнесла маркиза спокойным голосом, поднимаясь по лестнице.  - Осторожнее, дорогая, не упади.
        - Эш… Лорд Клэр… Дело в том, что между нами произошло легкое недопонимание, но я уверена, это в порядке вещей.
        Маркиза вздохнула:
        - Порой мужчины думают сначала головой и определенными частями тела. До чувств доходит гораздо позже. Сейчас Эш делает то, что считает нужным. Надеюсь, вы не поймете меня неправильно, если я скажу, что ему понадобится некоторое время, чтобы понять, что ему на самом деле нужно.
        - Я все понимаю, леди Элдонстоун. Дело в том, что я не могу этого принять,  - произнесла Филлида, когда они подошли к двери ее комнаты. «Тем лучше для него. Если бы у него были ко мне чувства, мой уход причинил бы ему боль». Она пыталась убедиться в правильности своих действий.
        - Это мы еще посмотрим. Мне пришлось убежать от его отца, прежде чем он понял, что любит меня. Все произошло очень театрально, я была одета как парень, он схватил меня, стащил с лошади и поцеловал прямо на глазах у изумленных бенгальских торговцев.  - Она грациозно опустилась на стул возле кровати, с завидной легкостью подобрав под себя ноги.
        - Должно быть, на улицах Лондона это бы вызвало настоящий переполох,  - предположила Филлида, наливая воду в раковину, чтобы вымыть руки. Но она все равно бросит Эша. Приняла решение, и оно неизменно. «Если он и правда сын своего отца, то осуществить мой план будет нелегко. Знаю, он будет продолжать бороться не из любви ко мне, а из гордости».
        - На берегах Ганга это тоже вызвало переполох.  - Леди Элдонстоун задумчиво улыбнулась.  - Может, пойдем в комнату Сары? Я получила очень вежливый ответ от леди Одерли. Она будет рада, если ты пойдешь с нами на маскарад.
        «Чем больше меня будут принимать в разных домах, тем лучше для Грегори,  - подумала она.  - Придется засунуть гордость подальше и смиренно принять приглашение».
        - Благодарю за то, что попросили за меня. Уверена, мне там очень понравится,  - вежливо ответила Филлида хозяйке, которая как раз открывала дверь в комнату Сары. Филлида замерла на пороге.  - Боже мой, как ты прекрасно выглядишь.
        Сара вертелась перед большим зеркалом. Ее одежда из обильно украшенного вышивкой золотого шелка разлеталась мерцающим колокольчиком, открыв ноги при движении обтянутые темно-коричневыми шелковыми брюками, доходившими до колена. Между верхней частью ее наряда - чоли, представлявшего собой блузу с глубоким вырезом и короткими рукавами, и брюками, имелся просвет размером с ладонь, сквозь который виднелось голое тело. Чоли подходила по цвету к юбке и волосам, покрытым длинным прозрачным темно-бордовым шарфом, ниспадавшим складками на спине.
        - Тебе нравится?  - Сара остановилась, и золотые браслеты, издававшие нестройный звон, пока она крутилась, упали и собрались на кисти. К лодыжкам были привязаны маленькие колокольчики, в ушах сверкали золотые серьги.
        - На мой взгляд, просто потрясающий наряд. Но голое тело между брюками и блузой выглядит вызывающе,  - заметила Филлида.
        - Я тоже так подумала,  - сказала леди Элдонстоун.  - Думаю, поверх чоли нужно будет надеть жакет, Сара. Мы же не хотим, чтобы шокированные леди стали падать в обморок.
        - Я больше беспокоилась о джентльменах, у которых может случиться сердечный приступ.  - Филлида наблюдала за тем, как Сара надевает крепко застегивающийся под грудью жакет, открывающий верхнюю часть чоли и красиво подчеркивающий бедра.
        - Мата будет в синем, поэтому, я подумала, что тебе больше всего подойдет что-нибудь из этого.  - Сара указала на стопку зеленого шелка, лежащую на кровати. Цвет материала менялся от темно-зеленого оттенка еловых иголок до светло-зеленой травы. Вышивка из золота блестела в падающем из окна свете. При свечах будет выглядеть просто потрясающе.
        - Думаю, мы одного размера.  - Сара подала Филлиде блузу.
        - Примерь ее,  - предложила леди Элдонстоун, сбросив шлепанцы, забравшись на диван и усевшись в свою, по-видимому, любимую позу, поджав ноги.
        - Я помогу тебе раздеться.  - Сара проводила Филлиду за ширму и начала расстегивать ей платье. Филлида, у которой не было сестры, очень смущалась, снимая одежду, особенно когда Сара сказала:
        - Нужно снять все. Чулки, сорочку, все.
        - Даже корсет?
        - Боже мой, конечно! Чоли плотно прилегает к телу и отлично поддерживает все, что нужно,  - ответила Сара, безжалостно завязывая и поправляя чоли.
        - Так непривычно ходить в брюках.
        - Ходить без них куда более непривычно, уж поверь мне,  - сказала леди Элдонстоун.  - Я чувствовала себя не в своей тарелке, когда начала носить европейскую одежду. А в то время юбки все еще были широкими. Мне казалось, ветер может поднять их в любую минуту.
        - Она определенно подчеркивает грудь.  - Филлида с удивлением посмотрела на ложбинку, о существовании которой не подозревала.
        Наконец Сара закончила.
        - Нет, не выходи. Я не хочу, чтобы ты увидела себя до маскарада. Мата, подойди и посмотри на Филлиду. Правда, ей идет?
        - Очень изыскано.  - Маркиза зашла за ширму и изучающе посмотрела на нее.  - Эш будет просто в восторге. Я подберу для тебя драгоценности. А теперь, Сара, помоги Филлиде снова переодеться. Послезавтра мы превратим мою спальню в женский махал штаб-квартиру во дворце,  - пояснила она.
        - На весь день?  - Филлида повернулась спиной к Саре, чтобы та могла затянуть ей корсет.
        - Нам понадобится несколько часов. Принять ванну, собрать волосы, раскрасить руки и ступни хной, одеться, выбрать драгоценности. Мы поужинаем наверху, а мужчины будут с нетерпением ожидать встречи с нами.
        «А мы с ними»,  - подумала Филлида. Она уже имела кое-какие представления о том, как будет выглядеть Эш, судя по индийскому костюму, который он надел на склад. Но представить себе его маскарадный костюм не могла.

        На следующий день Филлида составила окончательный список для распродажи и отправилась в аукционный дом, прикинувшись француженкой. Эш вместе с отцом провели весь день в кабинете, разбирая бумаги по недвижимости, и появились только за ужином.
        Семья Герриард нравилась Филлиде все больше и больше. Они не придерживались строгих традиций, очень чутко относились друг к другу, а их взгляд со стороны на общество, к которому Филлида так привыкла, был крайне забавным. Сара и ее мать относились к ней так, будто она уже член семьи, Филлида начала быстро привыкать к наличию сестры и матери после стольких лет борьбы за выживание без какой-либо помощи со стороны.
        Утром в день маскарада леди Элдонстоун объявила, что после обеда вход в ее комнату лицам мужского пола запрещен.
        Филлида не знала, чего ожидать, но спустя полчаса, поняла, что попала в мир арабских ночей. Гардероб был наполнен ароматным паром, исходящим от трех ванн, разделенных прозрачными перегородками. Они полежали в ванне, помылись ароматным мылом, очистили кожу скрабом, затем вышли из-за ширмы, завернутые в полотенца, в комнату, где им расчесали волосы, после чего собрали их в косы. Как только их кожа совсем высохла, леди Элдонстоун и Сара принялись расписывать ступни и ладони искусными узорами.
        - А эту краску можно будет смыть?  - спросила Филлида, стараясь не дергаться от щекотки, когда перо прикасалось к коже ладони.
        - Через некоторое время. Она сходит постепенно. Эта не самая концентрированная хна.
        Они потратили много времени, подбирая три комплекта украшений. Филлида изо всех сил старалась сдерживать себя и не сидеть с открытым от восхищения ртом при виде золота, серебра и драгоценных камней, но не смогла скрыть восторга, созерцая набор из бирманских сапфиров, которые леди Элдонстоун выбрала для себя.
        - Они очень красивые, правда? Свадебный подарок моего дяди - раджи. Сара, возьми себе желтые бриллианты, а Филлиде лучше всего подойдут изумруды.
        - Но… леди Элдонстоун, они слишком дорогие. Если бы вы позволили мне одолжить несколько браслетов и серьги, этого было бы вполне достаточно.
        - Ты член семьи Герриард и наденешь семейные драгоценности.  - Леди Элдонстоун подняла руку в знак протеста.  - Возможно, пока это не стало достоянием общественности, но ты станешь женой Эша. Одеть тебя несоответственно твоему статусу означает проявить неуважение к вам обоим. Прошу тебя, сделай мне одолжение.
        Оставалось подчиниться. Они слегка перекусили и наконец оделись. Филлиде выдали сандалии. Тяжелые серьги с изумрудными капельками свисали с мочек ушей, на руках и щиколотках бряцали браслеты, на груди висела золотая цепочка с единственным изумрудом в соблазнительной ложбинке между грудей. Наконец, к волосам прикрепили прозрачную ткань, Филлида была готова.
        - Теперь можешь посмотреть.  - Сара развернула ее к зеркалу.
        - Это не я.  - Экзотическое, увешанное драгоценностями существо с шелковистой кожей, большими глазами и красивыми формами не могло быть Филлидой.
        - Нет, это ты,  - заверила Сара.  - Любой махараджа гордился бы нами, правда, мата?
        - Правда. А теперь мы покинем женскую территорию и отправимся шпионить за мужчинами через мраморную решетку. Помашем юбками, чтобы аромат парфюма спустился вниз, и подразним их, но мы должны быть осторожными на лестнице.  - Она передала девушкам маски, а сама надела свою.  - Меня и Сару узнают все, но ты, Филлида, будешь загадкой. Эш заревнует, когда ты произведешь фурор.
        Филлида ничуть не сомневалась, что Эш обладал обостренным чувством собственника, но насколько он неравнодушен к ней, чтобы испытывать ревность?
        - Мужчины будут ждать нас в коридоре?  - поинтересовалась она, размышляя над тем, как они смогут незаметно подглядывать за ними с лестницы.
        - Конечно,  - ответила леди Элдонстоун, самодовольно улыбнувшись.  - Разумеется, мы опаздываем.
        Они направились к лестничному пролету по покрытому коврами полу. Сандалии издавали едва уловимый звук. Широкие юбки и облегающие брюки показались Филлиде странными и одновременно не сковывающими движения. Когда они подошли к лестнице, леди Элдонстоун приложила палец к губам, перегнулась через перила. Сара и Филлида с обеих сторон от нее сделали то же самое.
        Внизу, медленно прохаживаясь по мраморному полу, стояли мужчины. Волосы Эша были распущены и лежали на воротнике. Он был одет в золотисто-коричневого цвета жакет и узкие ярко-оранжевые брюки, костюм дополнял такого же цвета шарф. Когда он двигался, длинная цепочка пуговиц спереди жакета блестела золотом. На его отце красовался темно-зеленый жакет, черные брюки и черный шарф. Пуговицы на жакете блестели зеленым цветом, очевидно, это были изумруды.
        Маркиза выдернула цветок из вазы, стоявшей в нише у начала лестницы, и перебросила через перила. Он спустился вниз по спирали и приземлился на полу между мужчинами. Они одновременно посмотрели наверх, улыбнулись, сложили руки лодочкой, будто приготовились произнести молитву, и поклонились.
        - Вот так,  - показала Сара Филлиде, когда они пошли к лестнице.  - Мы не делаем реверансов и не пожимаем руки. Глубина поклона показывает уважение к положению в обществе или к возрасту.
        Филлиде показалось, что они очень долго спускались. Она немного отстала, пропуская маркизу и ее дочь вперед. Лорд Элдонстоун подошел к подножию лестницы и подал руку жене.
        - Как тебе удается выглядеть красивее с каждым днем?  - спросил он у нее, наклоняясь поцеловать в щеку.
        Филлида обратила внимание на то, как они открыто выражали свои эмоции. Настоящий брак по любви. Неудивительно, что у них такая прелестная дочь. Он улыбнулся Саре, и Филлида заметила в мочке его уха изумрудный гвоздик.
        - Мисс Хёрст, вы выглядите…
        - Очаровательно,  - закончил за отца Эш.  - Волшебно.  - Филлида осторожно сложила ладони и поклонилась. Он сделал то же самое, улыбнувшись ей, отчего кожа вокруг глаз образовала морщинки. Эш выглядел неприлично эффектным, как показалось Филлиде, охваченной волной желания.
        - Нас будет сопровождать вооруженная охрана?  - спросила она, желая разрядить напряжение, повисшее между ними.  - На нас надеты самые красивые драгоценности. Мы просто мечта всех грабителей.
        - Мы сами вооружены,  - ответил Эш.
        В том, что Эш мог спрятать ножи по всему телу, не было никаких сомнений. То же самое мог сделать и его отец. Но…
        - Как, все?
        - Естественно. У Сары и у меня есть вот это.  - Леди Элдонстоун перекинула толстую косу через плечо и вынула из нее декоративную шпильку, оказавшуюся длинной и, вероятнее всего, смертельно опасной, если использовать ее в качестве шпаги.  - Хочешь такую же? Думаю, у нас есть шпилька покороче, которую можно спрятать в твоих волосах.
        - О нет, нет,  - возразил Эш.  - Вы знаете, как ими пользоваться. Филлида либо уколет какую-нибудь пожилую даму, либо насквозь проткнет какого-нибудь посла одним резким поворотом головы.  - Он надел маску и стал еще более экзотичным и загадочным.  - Я обещаю защищать вас, если на вас нападут грабители.
        Филлида вздрогнула.
        Карета ожидала у порога. Маркиз помог жене и дочери забраться внутрь, но повернулся, когда Эш произнес:
        - Если мы сядем туда впятером, шелка наших леди помнутся. Я заказал почтовую карету, мы поедем за вами.
        - Без шаперона?  - Но похоже, маркиза не нашла в этом ничего предосудительного или просто не расслышала, поскольку лакей уже закрывал дверь кареты.
        - Разве мне нужен шаперон?  - спросил Эш, когда подъехал их экипаж.
        - Да не тебе, нахал! Что, если кто-нибудь увидит, как мы приедем вдвоем?  - спросила Филлида, когда Эш подал ей руку, помогая залезть внутрь.
        - Мы прибудем сразу же за остальными, не беспокойся,  - ответил он и наклонился поправить прозрачную ткань на ее плечах.
        - Ты нервничаешь. Успокойся. Ты восхитительно выглядишь. Никто и не узнает, что ты здесь, поэтому расслабься и наслаждайся моментом.
        - Успокойся? Я еду ночью одна с мужчиной, который все время пытается меня соблазнить, прошу прощения, убедить переспать с ним. На мне чужие драгоценные камни и золото стоимостью в целое состояние. Великолепный наряд, который по непонятной причине кажется мне неприличным, и ты просишь меня успокоиться?
        Эш сел рядом с ней. Филлида напряглась, но сиденье было слишком узким и не позволяло отодвинуться подальше. Через тонкую шелковую ткань его бедро прожигало Филлиду как клеймо.
        - Когда я займусь с тобой любовью, нам будет не до сна,  - пробормотал он мурлыкающим голосом.  - Я обещаю. Эта одежда кажется тебе неприличной, потому что в ней ты лучше чувствуешь свое тело и лучше понимаешь, чего оно хочет. Что касается украшений, я буду защищать и их и тебя.
        - А кто будет защищать меня от тебя?  - Она пыталась скрыть дрожь в голосе.
        - Никто.  - Эш приподнял ее и усадил к себе на колени. Его руки сомкнулись на ее талии.  - Я хочу тебя, Филлида. Хочу освободить твое тело от этих шелков и накрыть своим.  - Филлида громко вдохнула, когда он нашел чувствительный угол между шеей и плечом и языком начат вкрадчиво подбираться к мягкой коже под ухом.  - Я хочу любить тебя, пока ты не попросишь пощады.
        Они ехали в карете по улицам Мэйфер. Эш никоим образом не мог выполнить свои угрозы или обещания. Правда, Филлида и сама хотела его. Застонав, она запустила пальцы в его волосы, удерживая голову, будто испугавшись, что эта сладкая пытка вот-вот прекратится.
        Эш сказал что-то на незнакомом языке, Филлида почувствовала его горячее дыхание, затем его губы коснулись ее губ, и она выгнулась ему навстречу, грудь в узкой чоли жаждала прикосновений, очертания сосков, не прикрытых ни корсетом, ни сорочкой, проступили сквозь шелковую ткань.
        - Эш. О, Эш, да.
        Филлида не знала точно, на что она соглашается, чего просит. Если это и есть сумасшествие, ей все равно, потому что сегодня они оба потеряли рассудок.
        Глава 17

        Карета резко остановилась. Это вернуло Филлиду к реальности и разбудило здравый смысл.
        - То есть нет!  - воскликнула она и спешно сползла с колен Эша, позабыв о чувстве собственного достоинства, которое должна демонстрировать каждая леди.
        - Безусловно. Здесь совсем не время и не место,  - согласился он.
        - Это…  - Увидев родных Эша, ожидавших у кареты, Филлида потеряла дар речи. Она поспешно нацепила маску на лицо, пока Эш выходил из кареты, а когда он протянул ей руку, спустилась с замершей улыбкой.
        Их компания уже начала привлекать всеобщее внимание. То тут, то там Филлида слышала, как кто-то шепотом произносил фамилию Элдонстоун, видела в глазах гостей, собравшихся на пороге, интерес или одобрение и чувствовала себя настолько расслабленной, насколько могла себе позволить женщина, чье сердце колотилось с безумной скоростью, а колени подкашивались.
        Если бы это случилось не во время непродолжительной поездки, а в любом другом месте, она бы не смогла устоять перед его напором. «О, да будь же откровенной сама с собой. Ты не можешь сваливать всю вину на него. Ты хочешь его, у тебя просто-напросто не хватает сил сопротивляться этому». Существует ли вероятность, что рано или поздно ее чувства преодолеют страхи и сомнения? И как она сможет ему отказать?
        Зал был уже заполнен людьми. Шум, смешение ароматов, запахов и цвета словно окатили ударной волной. Она еще ни разу не была на маскараде подобного уровня.
        - У меня такое ощущение, будто мы вернулись в Индию,  - произнесла леди Элдонстоун, засмеявшись, когда к ним подошел крестоносец в кольчуге из серебряных ниток и пригласил ее на танец.  - Сколько цветов и шума! Почему бы и нет, сэр, этот танец я никому не обещала.  - И она, даже не оглянувшись, закружилась в танце.
        - Удивительно, какой освобождающий от церемоний эффект имеют эти маски,  - заметил маркиз.  - Никаких представлений, никаких имен. Как я буду присматривать за нашими юными леди?
        - Мы постараемся вести себя благоразумно, папа,  - пообещала Сара.
        - Ни шагу на балконы, террасы и в маленькие ниши в стене,  - предупредил Эш.
        - Дорогой брат, неужели распутники поступают так? Заманивают девушек в подобные места?  - спросила она, широко раскрыв глаза под маской, изображая невинность.
        - Именно так они и поступают, и ты прекрасно об этом знаешь.
        Высокий молодой человек в костюме Пьеро предстал перед Сарой.
        - Прекрасная леди, окажите мне честь.
        - Только пальцем ее тронь, и я оторву тебе руку,  - вежливо произнес Эш, когда его сестра положила свою руку на ладонь незнакомца. Молодой человек бросил на него испуганный взгляд и поспешил увести Сару в противоположную часть зала.
        - Позвольте вас пригласить?  - Маркиз протянул руку Филлиде.
        - Конечно.
        - Покинутый, брошенный.  - Эш тяжело вздохнул.
        - Я уверена, вы найдете способ утешиться,  - сказала Филлида сладким голосом, уходя на танцевальную площадку с его отцом. Она заставила себя посмотреть ему в глаза и чуть не ахнула. Несмотря на шутливый драматичный тон, на его лице не было и тени улыбки. Оно выглядело напряженным. Филлида шла, будто спаслась от огня.
        Лорд Элдонстоун оказался превосходным и веселым партнером. Постепенно Филлида растворилась в танце и расслабленной атмосфере, которая передавалась от партнера к партнеру благодаря анонимности. И все-таки она увидела несколько знакомых лиц, уверенная, что ее тоже узнали.
        Она старалась не выпускать из виду сестру Эша, но каждый раз, когда смотрела в ее сторону, Сара вела себя прилично, грациозно танцевала и не флиртовала, в отличие от других девушек, которые, к несчастью, чувствовали себя достаточно свободно. Герриардов было трудно не заметить даже в центре: оживленной толпы в ярких, необычных костюмах, среди драгоценностей. Они выделялись экзотическим блеском. «Я, должно быть, выгляжу так же»,  - осознала Филлида, услышав завистливое перешептывание девушек, восхищавшихся ее драгоценностями, когда другой джентльмен пригласил ее на танец.
        К тому же танцевать после стольких лет воздержания было очень приятно. Ее ноги начинали болеть, но это не волновало. И вот объявили вальс, запретный танец, который она никогда не танцевала на публике. Широкоплечий рыцарь с каштановыми кудряшками на парике, ниспадающими на его бархатный пиджак, поклонился и протянул ей руку.
        - Мадам, для меня будет большой честью, если…
        - Вот вы где,  - возник рядом Эш, очаровательно улыбаясь. Его внезапное появление, видимо, смутило молодого человека.  - Спасибо, что не дали заскучать моей леди, сэр, но я должен ее украсть.
        - Но…  - Он посмотрел на улыбающегося Эша и, очевидно, решил удалиться.  - Мое почтение, сэр, мадам.
        - Как грубо,  - упрекнула Филлида.
        - Это было необходимо,  - ответил Эш, взяв ее за руку.  - Ты видела размер его ноги?
        Похоже, он был настроен пошутить. Филлида почувствовала облегчение от того, что не придется испытывать неловкость от его чувственной энергетики.
        - Твои разве меньше? С каких пор ты умеешь вальсировать? В последний раз, когда мы обсуждали танцы, ты только начал брать уроки.
        - Все просто.  - Эш смотрел на нее поблескивающими из-под маски глазами и обольстительно улыбался.  - Я обнимаю тебя, и мы двигаемся. Ритмично.
        Он говорил не о танцах. Филлида посмотрела на него, невинно улыбнувшись, и сделала вид, что не поняла намека.
        - Прекрасно. Оркестр сегодня очень хорош, ты не находишь?
        - Когда ты говоришь, я слышу только твой голос,  - пробормотал Эш, плавно ведя ее в танце.  - Когда дышу, чувствую только аромат твоего тела. Когда смотрю на женщину, вижу только тебя. Ты все еще считаешь, что я не хочу на тебе жениться?
        - Эш.  - Он не хотел этого говорить, просто не мог, но темный мед его голоса, жар его тела, сильные руки, обхватившие ее, превратили страсть его слов в нечто физически ощутимое, проникающее в тело, поднимающее настроение и заставляющее подступить слезы к ее глазам.
        Они танцевали так, будто вокруг больше никого не было. В тишине и гармонии. Глаза Филлиды были закрыты, словно она хотела ухватить этот момент, удержать его, сохранить для тех времен, когда игра в счастливую пару закончится навсегда.
        - Филлида.
        Она моргнула и открыла глаза. Музыка стихла, пары беседовали, ожидая, пока настроится для следующей мелодии оркестр. Филлида тоже должна была что-то сказать, начать светскую беседу, даже слегка пофлиртовать. Но она не могла этого сделать. «Я люблю его,  - подумала она и проглотила подступивший к горлу комок.  - Я люблю его и могу выйти за него замуж. Неужели я не могу себе этого позволить?»
        - Филлида? Я что настолько плохо танцую?
        - Нет.  - Она выйдет за него замуж, если расскажет правду о том, что она будет заниматься с ним любовью не в полной мере. Возможно, не сможет родить ему детей.
        Наконец мужество и голос вернулись к ней, Филлида засмеялась:
        - Ты отлично танцуешь. Просто я так давно мечтала о вальсе, и это было просто волшебно. Такая красивая мелодия, не правда ли?
        - Красивая,  - согласился Эш, но по его глазам она поняла: он говорил не о музыке.
        Внезапно почувствовав себя смущенной, Филлида опустила глаза и отвернулась.
        - Как здесь тесно!  - На другом конце комнаты вспышка золотого и янтарного цвета привлекла ее внимание. Сара уходила из зала. Но дамская комната в другом конце.  - Эш, возможно, я скажу глупость, но Сара только что вышла из комнаты, хотя для этого нет веской причины.
        Нахмурившись, Эш посмотрел в ту же сторону, но золотое пятно уже исчезло.
        - Ты уверена?  - Не дождавшись ответа, он стал пробираться к выходу.
        Филлида пошла за ним и взяла его за руку.
        - Спокойнее, не горячись.  - Они подошли к плотно прикрытой двери.  - Постой здесь лицом к комнате и пропусти меня вперед. Через минуту последуй за мной. Нам совсем не нужно привлекать внимание.
        Филлида открыла дверь и, прячась за широкой спиной Эша, проскользнула в проем и оказалась в узком коридоре. В другом конце виднелся свет и слышались голоса. Она побежала к пятну света, исходившего из-под двери в служебное помещение. Перед тем как открыть ее, остановилась. Теперь она отчетливо слышала голоса Сары и рыцаря с каштановыми волосами.
        - Будьте так любезны, отведите меня обратно в зал, сэр. Это не буфет, и вы прекрасно это знали!
        - Не притворяйся, что поверила мне. Такая маленькая шалунья, как ты, не может расхаживать по залу, увешанная дешевыми побрякушками, выставив напоказ свои прелести, не пытаясь привлечь внимание мужчин.
        - Это желтые бриллианты чистейшей воды, ты, неотесанный болван! А моя одежда, да будет тебе известно, придворный костюм в Калятве!  - Голос Сары был разъяренным, но совсем не испуганным.
        - Тогда дай мне его потрогать… оу!
        Филлида выскочила из-за угла и увидела рыцаря, свернувшегося на полу и схватившегося за промежность, и Сару, достающую кинжал из косы. Она отбросила его шикарный парик в сторону и сорвала маску.
        - Стой, убери шпильку назад,  - предупредила она,  - я его знаю. Это лорд Превитт. Он настоящая свинья, но мы не станем его убивать.
        - Неужели?  - спросил Эш, пройдя мимо Филлиды и схватив негодяя за галстук.  - Назови своих секундантов, Превитт.
        - Эш.  - Филлида схватила его за руку.  - Если ты вызовешь его на дуэль, случится скандал, который ты не сможешь контролировать.
        Он отпустил вздохнувшего от неожиданности барона, тот свалился с глухим ударом и неуклюже встал на четвереньки.
        - Ты предлагаешь убить его здесь?
        - Я предлагаю сделать так, чтобы он очень пожалел о содеянном. Может быть, он хочет извиниться и пообещать, что ни слова не скажет о случившемся?
        - Я все понял,  - пролепетал Превитт.  - И в мыслях нет кому-нибудь об этом рассказывать. Мне очень жаль.
        - Еще бы.  - Эш поднял его на ноги, подождал, пока он выпрямится, со всей силы ударил его по лицу и повернулся к Саре.  - Достаточно?
        - Достаточно,  - согласилась она. Они развернулись и ушли в зал.
        При хорошем освещении Филлида разглядела лицо девушки, по ее щекам текли слезы, она прикусила дрожащую губу.
        - Эш, найди мать и попроси ее прийти в дамскую комнату. Мне кажется, леди Саре стоит поехать домой.
        - Конечно.
        Он исчез в толпе. Филлида провела Сару по комнате, изображая веселую беседу.
        - Такой шум, неудивительно, что у тебя случилась мигрень. Давай найдем спокойное место и присядем.
        - Я не знала, куда он меня ведет,  - жалобно прошептала Сара.  - Думала, что мы идем в буфет.
        - Ты отлично с ним справилась,  - успокоила Филлида.  - Посмотри, твоя мама пришла.  - Вместе с ней пришел и лорд Элдонстоун, казалось, его яростный взгляд мог убить любого, кто попадется на пути.
        - Она не пострадала, только слегка испугалась,  - объяснила Филлида леди Элдонстоун, которая присела рядом с дочерью и обняла ее за плечи.  - Не думаю, что кто-нибудь заподозрил неладное. Эш расправился с обидчиком, тот не посмеет рассказать о случившемся.
        - По мнению мисс Хёрст, расчленить его на месте было бы мало,  - произнес Эш.
        - И скорее всего, она права,  - ответил отец.  - К сожалению. Эш, не проводишь ли мисс Хёрст домой? Мы с твоей матерью и сестрой поедем сейчас. Если кто-то из нашей компании останется, это предотвратит ненужные сплетни.
        Эш проводил их взглядом, взял Филлиду за руку и завел ее в одну из ниш, по поводу которых была предупреждена Сара.
        - С тобой все в порядке? Ты прекрасно справилась с ситуацией, разобралась с Превиттом, успокоила Сару, но для тебя это, должно быть, тоже шок.
        - Нет.  - «Осознание того, что я влюбилась в тебя, вот это шок». Все произошло так быстро, что Филлида не успела подумать, чем для нее обернутся эти чувства. Одно она знала наверняка: они причинят боль. Любит она его или нет, не важно. В любом случае она никогда не станет женой Эша Герриарда.
        На самом деле любовь к нему сделала ее еще более решительной. Филлида заставила себя улыбнуться, поскольку он все еще смотрел на нее с серьезным видом.
        - Со мной все в порядке, правда. Я просто боюсь, что эта ситуация могла пошатнуть доверчивость Сары.
        - Я уверен, она была отлично подготовлена к трюкам, которые могут выкинуть грабители,  - печально произнес он.  - Но определенно не собирается умирать за лондонское общество.
        - Танец-разоблачение!  - крикнул кто-то, и оркестр заиграл вальс.
        - Итак, Филлида, может, снимем маски перед всеми? Сделаем еще один шаг в наших отношениях?
        - Почему бы нет?  - ответила она с легкостью, которую не ощущала.  - Должно быть, в мои обязанности входит помогать тебе совершенствовать мастерство танцора.
        - Между прочим, это не я наступал на ноги партнеру.  - Эш надел маску и повел ее в центр зала.
        - Ничего подобного! Это вранье,  - возразила Филлида. Они прошли мимо группы замужних женщин, державших в руках маски, одетых в обычные вечерние платья. Филлида увидела, как они быстро переглянулись, заметила поднятые от удивления брови и поняла, что ее узнали. Незавидная невеста мисс Хёрст танцует запрещенный вальс с одним из самых завидных женихов лордом Клэром. Видимо, слухи о том, что Эш ухаживает за ней, уже ходили. Филлида поняла это по тому, как пристально за ними наблюдали.
        Вероятно, их появление на маскараде привлекло всеобщее внимание, поскольку слухи об их необычной встрече в гостинице были всего лишь грязными сплетнями, тогда как в том случае, если Эш и правда решит принести себя в жертву ради ее репутации, вот тут-то уже будет что обсудить старым перечницам.
        - Я вижу, за нами наблюдают.  - Эш тоже заметил пристальные взгляды.
        - Я не удивлена. Ты восхитительно выглядишь в этом костюме.  - Он прекрасно об этом знал, судя по его саркастической улыбке.
        - Конечно. Я же приехал с родины павлинов.
        Заиграла музыка. Эш обнял девушку за талию, и они закружились в танце.
        На этот раз Филлида не закрывала глаз и была начеку. Может быть, в первый раз их и не заметили, но сейчас они определенно в центре внимания.
        - Здесь как минимум две патронессы,  - сказала она, изучив лица людей.
        - Что они могут сделать?  - Эш нарочно уводил ее в смелый поворот.  - Они окружат нас, как на ритуале изгнания дьявола, сбрызнут плохим красным вином и объявят непригодными для Олмака? Или быть может, церемония будет выглядеть по-военному, с нас сорвут эполеты и разжалуют в рядовые.
        - Глупости!  - Филлида безуспешно пыталась побороть желание рассмеяться.  - Думаю, меня будут просто игнорировать, а с тобой, поскольку ты красивый мужчина, все будет в порядке.
        - Ты пытаешься раздразнить меня, Филлида?
        - Я?  - Она открыла глаза от удивления и посмотрела на него.
        Эш притянул ее к себе, выходя за рамки приличия, так близко, что она коснулась грудью его торса. Со стороны все выглядело так, будто они идеально соблюдали правила хорошего тона, в то время, как она изо всех сил пыталась совладать со своим дыханием, а он продолжал светскую беседу без малейшего намека на интерес к женщине в своих объятиях.
        - Негодник,  - пробормотала Филлида. Эш улыбнулся ей, и ее сердце сжалось. Ей очень нравился этот мужчина, она любила его и желала. Она бы с удовольствием вышла за него замуж, родила детей и разделила его тепло и веселый нрав. Прежде жизнь ее устраивала, она смирилась со всеми запретами и наслаждалась свободой, которую себе обеспечила. Теперь же чувствовала себя выпущенной из тюрьмы, в которую придется по своей воле вернуться обратно.
        Музыка стихла. Все вокруг замерли в ожидании полуночи. С первым ударом часов Эш поднес руку к ее маске, а она к его. Он наклонился поближе, она не стала отодвигаться, чувствуя жар его дыхания на своих губах. Смотрела в его загадочные глаза, все еще оттеняемые черным вельветом.
        С последним ударом часов, сняв ее маску, Эш придвинул Филлиду к себе. Сейчас он ее поцелует на глазах у всех, обозначив свои серьезные намерения. Она задержала дыхание и замерла, как статуя посреди смеющейся толпы, радостных криков узнавших друг друга людей и аплодисментов.
        - Дыши,  - прошептал Эш, отступил назад и поцеловал кончики пальцев ее руки.  - Я не собираюсь сегодня устраивать настолько сильный переполох.
        Очевидно, гости не намеревались расходиться и бал продолжится до утра. Эш подвел Филлиду к хозяйке маскарада, чтобы поблагодарить ее.
        - Замечательный бал, леди Одерли. Очень жаль, что мои родители рано уехали: у сестры началась сильная мигрень, пришлось вернуться домой.
        Ее превосходительство любезно выказала сочувствие по поводу недомогания Сары, глядя на Филлиду с едва заметной злобой.
        - Вы прекрасно выглядите, дорогая. Очень многие заметили, как поразительно вы смотритесь с лордом Клэром.
        - Благодарю вас, мадам,  - скромно улыбнулась Филлида,  - своим видом я обязана леди Элдонстоун, которая одолжила мне этот красивый костюм и драгоценности.  - «Пусть не забывает, что имеет дело с протеже маркизы».
        - Очень великодушно с ее стороны,  - оценила пожилая леди.  - Надеюсь, буду иметь удовольствие и впредь видеть вас здесь.
        Филлида подождала, пока они не оказались одни в карете.
        - Эш, мне нужно с тобой поговорить. Сегодня,  - решилась она.
        В свете мелькающих за окном кареты фонарей, игравшем на лице Эша, Филлида заметила, что он догадался о ее намерениях.
        - Мы поедем в квартиру над магазином,  - сказала она и укуталась в теплый бархатный плащ.  - Там нам никто не помешает.
        Глава 18

        «Наконец-то». Эш ничего не ответил, лишь дернул сигнальный шнур, высунулся из окна и сказал кучеру:
        - Высади нас в начале Хэймаркет. Мы пройдемся пешком. Скажи прислуге, чтобы закрыли все двери, а парадную дверь на ключ, но не на засов. Потом все могут идти спать.
        Карета снова тронулась. Эш приоткрыл окно. Филлида выглядела бледной, хотя, возможно, в этом было виновато плохое освещение. Итак, она решила прекратить сопротивление, прийти в его объятия и согласиться с тем, что брак неизбежен. Его тело было напряжено и горело желанием, кровь кипела после встречи с Превиттом и опьяняющего танца с Филлидой. Но, помимо предвкушения удовлетворения желаний, было что-то еще. Где-то в глубине души у Эша возникло чувство к этой вызывающей, скрытной, необыкновенной женщине.
        - Ты приняла решение?  - спросил он, удивляясь волнению, от которого у него внезапно сел голос.
        Филлида подняла взгляд от сложенных на коленях рук.
        - Да,  - ответила она.
        Несмотря на краткость, ответ прозвучал довольно тревожно. «Тоже нервничает»,  - подумал Эш, специально не предпринимая никаких попыток дотронуться до нее. Его мучила совесть. Следовало бы отвезти Филлиду домой и пожелать спокойной ночи, невинно поцеловав в щеку. Но инстинкт диктовал, чтобы он получил свое. Если Филлида отдастся ему, значит, точно выйдет за него замуж.
        Доехали довольно быстро. Эш вышел из кареты и помог ей спуститься, прикрывая своим телом от суеты все еще людных тротуаров. Толпа, фланирующая по улицам в столь поздний час, неподходящая компания для леди. Несколько женщин поймали его взгляд и недвусмысленно помахали рукой. Их не зря называли товаром с Хэймаркета. Эта улица - излюбленное место их охоты. Эш узнал об этом очень рано, как только приехал, во время своих ночных прогулок по тогда новому для него городу.
        - Я должен был попросить довезти нас до Джермин-стрит,  - произнес он.  - Я совсем забыл, сколько проституток осаждают этот район.  - Эш почувствовал, как Филлида вздрогнула. Вероятно, ходила в Ист-Энд исключительно днем и не видела самое худшее, или же продажные девки, обслуживающие трущобы, вели себя не так вызывающе.
        - Ничего страшного,  - ответила Филлида.  - Здесь безопаснее. К тому же мы почти пришли.
        Они повернули на Джермин-стрит, миновали закрытые витрины многочисленных роскошных магазинов, двери которых были слабо освещены светом, падающим из квартир этажом выше.
        - Здесь в основном снимают комнаты одинокие мужчины,  - объяснила Филлида.  - Я, кстати, хотела отремонтировать комнаты наверху и сдавать их, но они оказались мне нужны, я там сортирую товар.
        Эш не стал говорить о том, что, когда они поженятся, она сможет сдавать их в аренду вместе с магазином или все продать. Что-то ему подсказывало, что Филлиде будет очень тяжело расстаться со своим бизнесом.
        - К тому же в прошлом году, когда мы с Грегори постоянно ссорились из-за его пристрастия к азартным играм, они служили мне мирным убежищем.
        - К счастью, он больше не играет.
        - Да. Поначалу я даже не верила. Он сказал, что как-то посмотрел на отражение в зеркале и понял, что не становится моложе, и задумался о жизни. Грегори повстречал Харриет в нужный момент, и, что более всего меня радует, они на самом деле любят друг друга.
        - Ты ведь и не надеялась на это, когда подыскивала ему богатую жену. Почему же сейчас так рада?  - Толпа молодых разгильдяев, не на шутку пьяных после долгой ночи, выползла из-за угла и направилась в их сторону. Эш подвинул Филлиду к нише в стене и закрыл ее своим телом.
        - Эй, посмотрите, это Клэр!  - Один из них остановился напротив Эша.  - Пойдем с нами, мы собираемся найти себе компанию, ну ты меня понимаешь!  - Он захохотал во все горло над сомнительной шуткой и заглянул Эшу за спину в тень дверного проема.  - А, я вижу, ты себе компанию уже нашел. Молодец!
        - Может быть, в следующий раз, Гровер,  - ответил Эш, стараясь, чтобы его голос прозвучал весело.
        Они, пошатываясь, прошли мимо, помахав им руками и выкрикивая напутствия.
        - Прости за это.  - Эш помог Филлиде выйти из ниши.
        - Мне кажется, каждой леди стоит хоть раз пройтись по Хэймаркету ночью, чтобы понять, что на самом деле представляют собой мужчины.  - В ее голосе был какой-то странный Надрыв, показавшийся ему подозрительным.
        - Я не из тех, кто шляется ночью по улицам в нетрезвом состоянии в поисках дешевых проституток, если ты на это намекаешь.
        - Я уверена, ты ведешь себя сдержаннее, у тебя более изысканный вкус,  - вежливо ответила она.
        - Я не это хотел сказать. Я не ухаживаю за женщиной, которой не могу быть верным. И не буду содержать любовницу, если женюсь.
        - О,  - и более мягко,  - о.
        Эш резко посмотрел на нее, но в темноте невозможно было разгадать, о чем она думает. «Разочарование в голосе? Безусловно, ни одна женщина не хочет, чтобы у мужа была любовница».
        - Сюда,  - позвала она, свернув в переулок, прежде чем он успел спросить вслух.  - Подожди, пока я достану ключ.  - Филлида наклонилась, послышался скрип кирпича о камень, и она поднялась с ключом в руке.  - Фу. Я прячу запасной ключ за выдвижным кирпичом и поддерживаю перед ним грязную лужу, чтобы никто туда не залез.
        Она пропустила его внутрь, брезгливо отряхивая пальцы, свернула в дверной проем и стала подниматься по узкой лестнице в комнату, которая, как предположил Эш, занимала все пространство над магазином.
        - Там на столе огниво. Не мог бы ты зажечь свечу? Я вожусь с ним битый час и в конце концов обязательно ломаю ноготь.  - Филлида задернула шторы и принялась нервно прохаживаться по комнате. Драгоценные камни и вышитая золотом одежда делали ее похожей на экзотического мотылька, порхающего в темноте.
        «Боже, как она переживает,  - подумал Эш, выбивая искру. В конце концов у него получилось, и он зажег фитиль.  - Я должен быть очень, очень осторожен и нежен с ней, ведь это для нее впервые».
        Он зажег от горящего фитиля остальные свечи в комнате. Опасения не оправдались, вместо обыкновенной кладовой он увидел уютно обустроенную женскую комнату. Стены завешаны потрепанными, но дорогими старинными с оттенком розового, голубого и золотого гобеленами. Бархатные шторы на окнах темно-красного цвета, очевидно, были переделаны из портьер, добытых в какой-то шикарной комнате. Его стопы утонули в коврах, постеленных для того, чтобы скрыть потертости и выщербины в полу.
        В комнате также был стол, стул, глубокое кресло, кушетка и забитая книгами книжная полка.
        - Какая красивая комната,  - он нарушил молчание,  - напоминает палаты во дворце двоюродного дяди, этакие уютные уединенные роскошные пещерки.
        - Вся эта роскошь обветшала и не так хороша, как кажется.  - В ее голосе опять послышалась горечь, как будто она высмеивала сама себя.
        - Филлида, что случилось? Ты же знаешь, я бы никогда тебя не заставил и счастлив заняться с тобой любовью сейчас, но если ты захочешь уйти, я пойму.  - Эш выдвинул стол из-под рабочего стола и присел. Сидеть, когда женщина стоит, совсем не по-джентльменски, но он не хотел нависать над ней.
        - Я должна тебе кое-что сказать.  - Филлида упала на край кушетки совсем неподобающе для леди, будто ноги внезапно подкосились.  - Ты не захочешь жениться на мне, как только все узнаешь.
        - Очень сомневаюсь,  - уверенно ответил Эш, пытаясь подавить мрачные предчувствия. «Скорее всего, долги, но тут не о чем беспокоиться». Филлида снова встала, на этот раз Эш тоже поднялся, что-то в выражении ее лица подсказало ему, насколько для нее все серьезно. В любом случае она не преувеличивает важность события, что бы то ни было.
        - Я не девственница,  - произнесла она, будто вынося себе смертельный приговор в суде.
        Эш моргнул. «Ну, все не так плохо».
        - Как ни странно, я тоже.
        Ее губы вытянулись в тонкую линию.
        - Мужчины обычно очень трепетно относятся к девственности.
        - Ты все еще встречаешься с ним? Я могу с ним познакомиться?  - Филлида покачала головой.  - В таком случае, если ты сможешь удержаться от сравнения, я буду тебе очень благодарен. Не вижу большой проблемы.  - Сказав это, он понял, что идея разрядить обстановку была неудачной шуткой.
        - Конечно нет! Ты же не даешь мне все толком объяснить.
        - У тебя есть ребенок?  - Эш изо всех сил хотел понять ее, распознать, что же выражал ее голос, ее скованное тело. Он попытался взять ее руки, но Филлида оттолкнула его:
        - Слава богу, нет.
        И тут он все понял.
        - Филлида, ты не хотела? Миа джаан.  - «Моя дорогая».  - Эш обнял ее и прижал к себе, несмотря на все ее попытки вырваться, укачивал ее, пока она не успокоилась и не положила голову ему на грудь.  - Сахи джаани,  - шептал он ей на ухо слова любви, поглаживая ее по голове.  - Скажи мне, кто это сделал, и я принесу тебе его сердце и мужское достоинство на блюдечке.
        - Это было давно. Когда мне только-только исполнилось семнадцать лет,  - произнесла она таким низким голосом, что Эш едва сумел различить слова.
        «Все хуже и хуже, а казалось, что уже некуда. Такая молодая, такая невинная».
        Филлида напряглась.
        - Отпусти меня, пожалуйста. Я…  - Эш разжал объятия, Филлида села на кушетку, крепко скрестив руки на груди.  - Ты тоже садись, Эш. Я рассказала тебе, ты имеешь право знать. Я не думаю, что смогу заниматься любовью, не вспоминая о случившемся и не поддаваясь панике. Прости, что позволила тебе поверить, позвала сегодня для этого.
        Эш задумался, пытаясь подобрать правильные слова.
        - Когда я целую тебя, Филлида, ты отвечаешь на мои поцелуи. В карете, когда я ласкал твою грудь, чувствовал, как в тебе разгорается пламя. Заниматься любовью с человеком, который заботится о тебе, совсем не похоже на то, когда тебя заставляют силой, причиняют боль.
        - Я не выйду… Я не могу выйти за тебя замуж, не зная, смогу ли переносить эту сторону брака. Я должна была рассказать об этом с самого начала.
        - Ты тогда не очень хорошо меня знала. Теперь, мне кажется, доверяешь мне гораздо больше.  - Это не был вопрос, но она кивнула.  - Ты же знаешь, Филлида, я никогда не заставил бы тебя делать что-либо против воли.  - На этот раз он ждал ответа. С его стороны подло играть на ее низменных желаниях. Он делал все возможное, чтобы убедить ее переспать с ним, несмотря на сопротивление. Тогда это была всего лишь игра. Теперь Эш не мог с уверенностью сказать, сможет ли он простить себя.
        - Конечно знаю.  - Казалось, его вопрос удивил ее. Филлида посмотрела на него, и ее несчастное лицо расплылось в такой нежной улыбке, что сердце Эша растаяло.  - Но я, вероятно, не смогу иметь детей.
        Эш встал и подошел к окну. Чтобы обдумать эту мысль, необходимо двигаться. Наследник. Сын, которому он смог бы передать владения, спасенные от разрухи, и титул, который однажды к нему перейдет. Дочери, другие сыновья. Эш никогда не думал о них всерьез. Но тут перед ним предстали призраки реальных детей, которых у него могло не быть.
        - В таком случае я поменяю тактику и вместо уговоров использую соблазнение,  - сказал он.  - Мы ведь оба знаем, что я могу целовать тебя, обнимать и даже ласкать, и ты не боишься. Ты получила серьезную рану, но она не смертельна. Ты поправишься при правильном лечении. Мы потратим на это столько времени, сколько потребуется.  - Эш говорил уверенно, хотя на самом деле сомневался, одновременно был настроен серьезно. Он посвятил себя этой женщине и не собирался покидать ее теперь.  - Ты подумаешь об этом?
        - Я не выйду за тебя замуж, пока…  - Она вздохнула и посмотрела на него.  - У меня никогда не было другого мужчины, понимаешь? Поэтому я не знаю, смогу ли заниматься любовью. Возможно, я создаю проблему на ровном месте.
        - Такая жестокость не прошла бы бесследно. Но если ты убедишься в том, что близость между мужчиной и женщиной не имеет ничего общего с тем, что с тобой произошло, верю, ты сможешь разделить эти события в своем сознании.
        Филлида кивнула:
        - Я и не ожидала, что ты отнесешься с таким пониманием. Не знала, как рассказать тебе об этом, но понимала, что должна это сделать.
        «Так вот откуда сомнения по поводу брака. Она не решила, сможет ли поведать об этом, и, будучи порядочной женщиной, не могла выйти замуж, не рассказав правды».
        Филлида наклонилась и обвила руками его шею.
        - Может, мы попробуем? Займись со мной любовью, Эш.
        Он не ответил, позволив ей притянуть себя ближе, пока не поцеловал ее мягко, глубоко, с нарастающей страстью, чувствуя, как она начала таять в его объятиях. Он взял инициативу в свои руки, дождавшись момента, когда она совершенно расслабилась и начала дразнить его, покусывая и посасывая его губы и проводя пальцами по волосам.
        Эш слегка отстранился, расстегнул жакет, бросив его на пол, снова обнял Филлиду и стал целовать, разбираясь с застежками на плотно прилегающем к телу жакете. Филлида не оказала сопротивления, когда он стащил его с ее плеч, открыв пышную грудь, поддерживаемую чоли. Эш целовал нежную кожу, лаская пальцами обнаженный живот.
        Если бы только она совсем чуть-чуть расслабила спину, он мог бы уложить ее на кушетку, но Филлида все еще была напряжена, и он подумал, что пока этого делать не стоит. «Как же мне ее успокоить?»
        Он лег на спину и улыбнулся ей. Посмотрев на него, она кивнула, будто поняла, чего он от нее хочет, наклонилась и поцеловала его. «Какая же она милая и неуклюжая,  - подумал он и с удивлением, когда она сменила положение на кровати, осознал, что должен вести себя мягко и поддерживать ее.  - Это нелегко, но она пытается осознать, что доставляет ей удовольствие,  - внезапно понял он и еще она пытается понять, что доставляет удовольствие мне».
        Ее рука задела его правый сосок. Скорее всего, случайно, но Эш был так напряжен, что застонал от внезапного ощущения.
        - Эш?  - Ее глаза были широко раскрыты, зрачки расширены.  - Тебе больно?
        - Нет,  - соврал он. Это была изысканная пытка.
        - Ты не хочешь накрыть меня собой?  - спросила она беспокойно.
        «Да».
        - Нет,  - снова соврал он. В ее голосе отчетливо слышался страх. «Этот ублюдок, скорее всего, завалил ее на спину и придавил своим весом, поймав в ловушку. Нужно каким-нибудь способом дать ей почувствовать, что она может контролировать ситуацию, в любой момент сбежать».  - Тебе нравится, когда я делаю так?  - спросил Эш, смело коснувшись ее груди и проведя большими пальцами по напряженным соскам, обтянутым шелковой тканью.
        - О да.  - Ее веки сомкнулись, губы слегка приоткрылись, испустив сладострастный стон, заставивший и без того напряженного Эша приподняться на кровати. Он нащупал завязки на ее поясе и начал развязывать их, пока не добрался до плавного изгиба живота. Нежная кожа вздрагивала от прикосновений, Филлида не стала отталкивать его.  - Эш, мне страшно.
        - Не бойся.  - Он осторожно притянул ее к себе, уложил рядом и уткнулся лицом в ее шею, с жадностью вдыхая аромат жасмина и соблазнительный запах возбужденного тела. «Осторожно,  - приказал он себе,  - очень осторожно».  - Ты позволишь мне доставить тебе удовольствие?
        - Как?  - Филлида напряглась и отодвинулась.  - Ты же не…
        - Нет. Я не сдвинусь с места и буду лежать рядом с тобой. Просто позволь мне ласкать тебя.
        Эш чувствовал, каких усилий ей стоило довериться ему, позволить провести пальцами по завиткам внизу живота, скользнуть пальцами между мягкими влажными складками. Наконец он нашел, что искал, и начал осторожно и ритмично поглаживать упругий бугорок, от чего она приподнялась.

        - Эш!  - Филлида ожидала, что почувствует дискомфорт. «Как бы нежен ни был мужчина, все, что он делает там, должно причинять боль, ведь так?» Но вспышка удовольствия, внезапно пронзившая тело, пробежала как удар молнии, переходящий от кончика его пальца к чреву, груди, к каждой клеточке дрожащего тела.
        - Приятно…  - произнес он хрипло.  - Милая. Расслабься, позволь себе получить удовольствие.
        «Позволь?» Филлида, ожидавшая почувствовать боль, изогнулась в исступлении, не зная, как реагировать на подступающие волны удовольствия. Она не контролировала себя, полностью растворившись в реакции своего тела. Филлида изнемогала, все, что ей было нужно в этот момент,  - ощущать теплоту Эша рядом, лежать в его объятиях и чувствовать, как его грешные пальцы сводят ее с ума.
        - Я не знаю как,  - вздохнула она.
        - Просто расслабься. Твое тело знает.  - Он поцеловал ее, и неожиданно наслаждение, граничащее с болью, заставило ее закричать и выгнуться навстречу ласкающей руке, желая, мечтая, чтобы эта пытка длилась вечно. Филлида полностью забылась, прильнув к Эшу, понимая, что может не пережить этого опустошающего ощущения.
        - Филлида,  - услышала она его голос, низкий и мягкий, как прикосновение темного бархата, чувственный, как грехопадение, и нежный… «принадлежащий мужчине, которого я люблю».
        - Что это было?  - Филлида все еще лежала рядом с ним на кушетке в одежде, хотя и слегка смятой и расстегнутой. Тело томилось от глубокой чувственной разрядки и вздрагивало от последствий полученного наслаждения.
        - Это был оргазм.
        Филлида вспыхнула. Она слышала это слово, даже знала его значение.
        - Но его испытывают только мужчины.
        - Оба партнера, занимающихся любовью, могут достигнуть его.  - Эш придвинул ее ближе, чтобы было удобно лежать рядом, прижавшись щекой к его груди.
        - Но ты не достиг.
        - Нет. Я могу подождать.
        Филлида посмотрела вниз. Он определенно возбужден. Она где-то слышала, что такое состояние приносит мужчинам дискомфорт и раздражает.
        - Правда?  - Филлида положила руку на бугорок, мысль о котором так ее пугала, Эш вздохнул. Он в ее власти. Филлида могла заставить его застонать, подняться навстречу к ней, умоляя не останавливаться. Если он смог доставить удовольствие, прикасаясь к ней, могла ли она сделать то же самое?
        - Позволь мне.  - Прежде чем Эш успел возразить, она расстегнула ремень на его брюках и запустила в них руку. Она ожидала, что он будет твердым и горячим. Однако представить себе не могла, какой мягкой и чувствительной окажется кожа, набухающая от прикосновений.
        Филлида двигалась неуклюже, застенчиво и понимала это, но не испытывала страха ни по отношению к Эшу, ни к тому, что делала. Он хотел было помешать ей, но передумал и упал на кушетку, отдав себя в ее власть. Двигался навстречу ее руке, задавая нужный ритм, вселяя уверенность, что она не причиняет ему боль и может быть резче и смелее. Он вздохнул, выгнувшись дугой, подался вперед, врезаясь в ее сомкнутые кольцом пальцы, Филлида почувствовала, как по ее пальцам растекается горячая жидкость.
        Она обняла его, наслаждаясь расслабленностью, мускусным ароматом, тем, как изменилось ощущение его тела, когда он успокоился. Минуту спустя Эш взял ее руку, поднес к губам и поцеловал кончики пальцев.
        - Прости, милая, должно быть, это все потрясло тебя,  - прошептал он.
        - Мне понравилось,  - пробормотала Филлида, уткнувшись в его рубашку, стесняясь посмотреть ему в глаза.  - Эш, мне кажется, все будет хорошо. Я хочу сказать, когда мы займемся любовью по-настоящему.
        - Это и было по-настоящему.  - Эш сел на кушетку.  - Любовью можно заниматься по-разному. Представь себе банкет с разными блюдами. Огромная порция жаркого, воздушные взбитые сливки, одни грешные и сладкие, другие опасные и острые.
        Он стоял за ширмой, пытаясь что-то там найти.
        - В этом большом кувшине вода? Да. Немного мутная, очень холодная, но пойдет. И полотенце.  - Послышался плеск воды. Филлида села и накрыла покрывалом голые ноги.
        - Хочешь сделать это еще раз?  - Ощущение того, что она может лежать рядом с мужчиной, принадлежать ему и наслаждаться этим, было нереальным и приносило большое облегчение. Однако рано или поздно близость непременно перейдет в кошмар, случившийся с ней в борделе в Вапинге. Кошмар, за который Гарри Бак дал ей денег.
        Глава 19

        То, что совершила Филлида, сделало ее шлюхой. Без сомнения, любой мужчина подтвердит это. Она позволила Эшу думать, что ее заставили. На самом же деле Филлида взяла деньги, разделась, легла на кровать и не оказала никакого сопротивления. Тот факт, что в ином случае она бы умерла с голоду, а деньги ей были необходимы на поиски отца, чтобы заставить его вернуться или дать ей денег на еду и лекарства для матери, оплату жилья для всех них, не мог вернуть ей честь и доброе имя.
        Двойные стандарты приводили ее в бешенство, но она ничего не могла поделать со сложившейся ситуацией. И если бы опять пришлось пройти через это, если бы от этого зависела чья-то жизнь или Грегори оказался в опасности и это был единственный способ спасти его, она бы снова продала свое тело без капли сомнения. Ее крики, как она выяснила той ужасной ночью, только разогревают кровь мужчины.
        - Я использовал только половину кувшина.  - Эш вышел из-за ширмы.  - Сделать это еще раз? Я бы с удовольствием, но не сегодня. В следующий раз мы обсудим, что из богатого меню ты хочешь попробовать. Можешь выбрать, что мы будем делать и когда. Все зависит от тебя. Нет необходимости торопиться.
        Проходя мимо, Филлида с благодарностью посмотрела на него, зашла за ширму, чтобы умыться и поправить наряд. «Его прошлое не так уж невинно,  - вспомнила Филлида улыбку, с которой он признался, что тоже не девственник.  - Но он порядочный и честный человек». А она хотела обмануть его.
        Филлиду мучила совесть. Она не собиралась заниматься любовью, когда звала его сюда, лишь признаться в том, что не девственница. Его близость, отзывчивость нарушили моральные принципы, уничтожили сомнения, не оставив ничего, кроме желания быть в его руках.
        Теперь она знала, какую совершила ошибку, поддавшись этой слабости. Будучи честным человеком, Эш хотел жениться на ней. Существовало множество причин, по которым она не подходила на роль его жены, но Эш уверен, что знает их все и готов принять, несмотря ни на что. Он признался, что Филлида ему нравится. Даже тот факт, что она не девственница, его не смутил. К тому же она понравилась его родителям и сестре. Они готовы принять ее в семью. Про выгоду для нее и Грегори можно и не говорить.
        «Я люблю его и позволила себе вообразить, что смогу выйти за него замуж. Эш, любовь, дети. Вместе до конца жизни».
        «Тогда,  - науськивал соблазн,  - не говори ему правду. Представляешь, что с ним будет, если он узнает?»
        «Но разве отношения в браке не должны основываться на честности и открытости»,  - рассуждала Филлида, пытаясь справиться с завязками на юбке и брюках, надеясь прийти к какому-нибудь выводу прежде, чем выйдет из-за ширмы. Если бы она его не любила, все было бы гораздо легче, можно было всего-навсего никогда не говорить о прошлом. Но она любила его и чувствовала, что обязана все рассказать. Если он отреагирует плохо, а какой мужчина отреагирует иначе, она навсегда его потеряет.
        «Но я не должна выходить замуж в любом случае,  - напомнила она себе горькую правду.  - Брак - это мечта, счастливое будущее с Эшем тоже. Наши дети никогда не родятся».  - Филлида облокотилась на стену, зажав рукой рот, чтобы остановить непонятно откуда взявшиеся рыдания.
        «О, Эш, любимый». Ей не стоило говорить о детях, не стоило давать надежду. Теперь, решив уйти, если даже он ее не любит, она ранит его чувства, а не только гордость.
        - С тобой все в порядке?  - спросил Эш спокойно.
        - Да.  - Филлиде кое-как удалось добавить светлую нотку в тон.  - Должна признаться, я сейчас как в тумане.
        Эш усмехнулся. У нее голова шла кругом от его ласк. Вероятно, поэтому было так трудно рассуждать логически и закончить этот фарс. Когда-нибудь они снова займутся любовью. Это неизбежно, как восход солнца.
        - Который час?  - Филлида заставила себя выйти из-за ширмы. Ей было трудно смотреть ему в глаза, хоть она и чувствовала себя в безопасности рядом с ним. «Это все угрызения совести».
        - Три. Пора домой. Вот твой жакет.  - Он остановился и дотронулся пальцем до правой груди.  - Что это? Родимое пятно? Я хотел спросить, когда ты сняла жакет, но отвлекся.
        - Да.  - Филлида покосилась на коричневое пятно размером с клубнику, которое Эш поглаживал пальцем.  - К счастью, оно сбоку и, если правильно подобрать платье, его совсем не видно.
        - Но почему ты его прячешь?  - Эш помог ей надеть жакет.  - Оно имеет форму сердца и выглядит просто очаровательно.
        - Это дефект.
        - Чепуха. Оно невероятно притягательно смотрится на твоей белой коже. Пообещай мне, что больше не будешь его скрывать.  - Эш наклонился и поцеловал родимое пятно, сдвинул полы жакета и стал застегивать крохотные пуговицы.
        - Хорошо.  - С вечерними платьями не будет никаких проблем, и если ему так нравится родимое пятно, она сделает так, чтобы его было видно. Всего только и нужно, что убрать часть кружев на вырезе. Осталось всего несколько дней, прежде чем всему этому придет конец. В платьях, которые она носит днем, высокие воротники, и грудь совсем не видно.
        - Эш, прекрати, или мы никогда отсюда не выйдем!  - Он засмеялся и перестал щекотать ее между петлями пуговиц.
        - Тогда пойдем. Пока ты снова меня не соблазнила.

        На следующий день, когда пришел Грегори, Филлида сидела в гостиной рядом с Сарой и занималась шитьем. Леди Элдонстоун настояла на том, чтобы она отдохнула после утренней суеты с отправкой ящиков для аукциона. Филлида не стала терять времени даром и решила убрать лишние кружева с вечерних платьев, скрывающие родимое пятно.
        Филлида понимала, что в ее поступках отсутствует логика, она предпринимает действия, которые только разожгут в Эше страсть и еще сильнее осложнят ее коварные планы бросить его. Филлиде казалось, что в ней живут две девушки, честная, хладнокровно планирующая разрыв с женихом ради его же блага, и безрассудная влюбленная девчонка, забывающая обо всем в его объятиях.
        Сара позвонила, чтобы принесли напитки, Грегори сел рядом с сестрой, вытянув длинные ноги в узких брюках и блестящих ботфортах.
        - Ты выглядишь как настоящий лондонский джентльмен,  - поддела Филлида.  - Чистый, опрятный, респектабельный молодой человек. И новая прическа очень тебе идет!
        Грегори добродушно улыбнулся:
        - Харриет она тоже нравится. Кстати, я пришел сюда именно из-за нее. Боюсь, нас с тобой пригласили на семейный ужин завтра вечером.
        - Боишься? Я думала, ты в хороших отношениях с семьей Харриет.
        - В хороших, но к ним приехал дядя, о котором все и думать забыли. Брат мистера Миллингтона и, очевидно, паршивая овца. Он благополучно жил на Ямайке и работал кем-то вроде агента по продажам земельных участков, и, как мне кажется, все надеялись, что он там и останется. Как бы то ни было, нас пригласили разрядить обстановку. Кроме нас, там еще будут кузины и двоюродная бабка.
        - Будет очень неудобно, если он решит остаться, не так ли? Или быть может, он изменился?  - спросила Сара.  - Изволите угоститься стаканчиком шерри или мадеры, лорд Фрэншем?
        - Благодарю. С удовольствием. Миллингтон, судя по всему, хотел выставить его за дверь, но его супруга хочет дать ему второй шанс. Отсюда и званый ужин,  - объяснил Грегори и потянулся за графином, в то время как Сара наливала чай.
        - Я спрошу у леди Элдонстоун, нет ли у нее планов на вечер,  - произнесла Филлида. Ситуация складывалась не совсем удобная, но если ее присутствие поможет Миллингтонам, она готова пойти на это.
        - На завтрашний вечер ничего не планируется,  - сказала Сара.  - Я знаю, поскольку папа собирается на лекцию в Королевском научном обществе, а мама сказала, что неплохо было бы посидеть дома после всех этих развлечений.
        Филлида отпросилась у хозяйки дома и, когда ушел Грегори, снова принялась спарывать кружева со своего темно-зеленого вечернего платья. Оно прекрасно подойдет для ужина у Миллингтонов. Возможно, слегка формальное, но порой формальность выручает в затруднительных ситуациях в обществе.
        Эш оказался менее снисходительным к планам Филлиды, нежели маркиза.
        - Я надеялся, что смогу провести с тобой вечер на Джермин-стрит,  - прошептал он ей на ухо.
        - Я бы с удовольствием,  - также тихо ответила она под звуки скучной фортепьянной сонаты. Леди Элдонстоун настояла на том, чтобы в этот вечер они посетили музыкальный салон.  - Я буду скучать по тебе.

        В семь часов вечера следующего дня Филлида вышла из кареты Элдонстоунов, остановившейся напротив дома Миллингтонов.
        Она мысленно расправила плечи, готовясь к напряженному ужину, и пожалела, что рядом нет Эша. Грегори будет развлекать Харриет, а ей предстоит поддерживать светские разговоры ни о чем с остальными родственниками, негодующими по поводу возвращения мистера Филиппа Уилмота.
        - О, подождите, мадам, этот плащ не до конца застегнут.  - Горничная, которую приставила к ней леди Элдонстоун, стояла в дверях кареты, когда из тени выскочила темная фигура.
        - Эй, убирайся, ты!
        Человек навалился на Филлиду, прижав к карете. «Совсем обнаглевший грабитель, решивший напасть возле дома прямо на Мэйфер-стрит?» Слишком удивленная, чтобы испугаться, Филлида схватила крепче свою сумочку, готовясь оказать сопротивление. Плащ слетел с плеч на землю.
        На минуту показалось, что перед ней незнакомец, но как только на его лицо упал свет, она узнала его. Гарри Бак.
        - Привет, дорогуша,  - прохрипел он, усмехнувшись.  - Ты показалась мне знакомой.  - Филлида вздрогнула, когда его глаза спустились с ее лица на грудь, подчеркнутую глубоким вырезом совсем недавно переделанного платья.  - Я помню его. Думал, что ошибался.  - Филлида попыталась прикрыть родимое пятно рукой, но было уже поздно, Гарри Бак заметил.
        Горничная звала на помощь, передняя дверь дома распахнулась, с козел соскочил кучер с хлыстом в руке. Бак исчез так же внезапно, как появился.
        Если бы не дверь, Филлида упала бы, силы покинули ее, земля будто уплыла из-под ног. Сбылся самый страшный кошмар. Гарри Бак, человек, купивший девственность, узнал и выследил ее.
        К ней подбежал дворецкий:
        - Мисс Хёрст, с вами все в порядке?
        Филлида заставила себя выпрямиться:
        - Да. Это всего лишь какой-то пьяница. Неприятная встреча, но он не сделал ничего плохого. Пожалуйста, ничего не говорите миссис Миллингтон, не стоит ее волновать.
        Каким-то чудом она поднялась по ступеням и вошла в дом. Дворецкий объявил о ее приходе, и хозяева с ней поздоровались. Кое-как она добралась до дивана и села, прежде чем ноги совсем отнялись. Очевидно, ужас и страх не отпечатались на лице, поскольку никто не обращал на нее особого внимания после того, как представили сомнительному родственнику. Лицо Филлиды ничего не выражало. Она сидела склонив голову, надеясь, что миссис Миллингтон спишет ее поведение на застенчивость, вызванную присутствием печально известного нежеланного гостя.
        Миссис Миллингтон нарушила правила посадки гостей, очевидно желая поместить юных леди подальше от брата. Филлида сидела между пожилым кузеном, биржевым маклером, и мистером Миллингтоном.
        Филлида кое-как досидела до окончания ужина. Грегори мужественно пытался поддержать будущих родственников и занимал Уилмота разговором. Филлиде становилось всё хуже и хуже, пока в конечном счете не стало совсем плохо. Она встала и подошла к брату:
        - Грегори, очень жаль, но, похоже, мне нужно домой.
        - Да, конечно. Я только попрощаюсь с Харриет.
        Филлида развернулась на каблуках и буквально врезалась в миссис Миллингтон.
        - Простите, мадам, у меня так разболелась голова. Вы не обидитесь, если Грегори проводит меня домой? Очень жаль, что ему придется уйти, но…
        - Дорогая, я сейчас же пошлю за каретой.  - Судорожно размышляя о том, что делать дальше, Филлида, дрожала от страха.

        Когда она вошла в дом, Эш мерил шагами вестибюль, держа в руках книгу.
        - Добрый вечер,  - улыбнулся он.  - Все настолько плохо, как предполагал твой брат?
        - Хуже.  - Филлида посмотрела ему в глаза. Перед ней стоял мужчина, которого она любит, ее любовник. Мужчина, который все еще хотел жениться на ней из-за того, что у нее не хватило смелости положить этому конец с самого начала.  - Эш, мне нужно с тобой поговорить.
        - Конечно.  - Он открыл перед ней дверь библиотеки.  - Дома никого нет. Что случилось?
        - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Как только слова слетели с ее губ, Филлида поняла, что поступает правильно и должна сказать это. Теперь, когда Бак узнал ее, Филлида знала, что не посмеет выйти замуж за Эша, не сможет и дальше скрывать свои намерения.
        Она ни за что на свете не сможет сказать ему, что натворила, не перенесет того, как изменится его лицо, а симпатия и желание исчезнут, уступив место отвращению, когда он поймет, что она была не жертвой надругательства, а по доброй воле продала себя. Стала шлюхой. Филлида слышала, как он отзывался о проститутках с Хэймаркета, знала, что любой мужчина подумает о женщине, поступившей так, как она.
        Ей придется сделать то, что она и собиралась сделать, как только у Грегори все наладится: уехать из Лондона и найти пристанище во Вдовьем доме.
        Эш замер в ожидании, остановившись у входа в библиотеку. Затем отложил книгу, которую держал в руках.
        - Почему? Неужели потому, что ты мне рассказала прошлой ночью? Или из-за произошедшего между нами?
        - Нет,  - соврала она.  - Я была не права, когда согласилась на твой план по спасению меня от скандала. Согласилась только потому, что могла отказать тебе в конце, но позволила себе увлечься… сильнее, чем собиралась изначально. Думаю, я больше не нуждаюсь в твоей защите. Слухи улеглись, никто ничуть не удивится, если твой интерес ко мне угаснет. Мы абсолютно не подходим друг другу, и глупо обрекать себя на безразличие пожизненно.
        - Не подходим. Безразличие. Понятно. Не думал, что могу так ошибаться в понимании своих и твоих чувств.  - Он выглядел так, будто слушал сухую политическую речь. Лицо походило на маску внимания. Эмоций не было.  - Так, значит, ты использовала близость со мной, чтобы преодолеть свои страхи?
        - Плохие воспоминания. Да,  - согласилась Филлида. Если он поверит, что она использовала его, он не будет с таким рвением бороться за нее и еще раз убедится в том, что не должен жениться на ней.
        - Я рад, что оказался полезен.  - Эш посмотрел ей в глаза, и только сейчас Филлида осознала, насколько он зол. Просто в ярости, но полностью контролировал себя и от этого был только опаснее. «Если бы я была мужчиной, он непременно бы ударил меня»,  - подумала она без страха. Всепоглощающая тоска. Эш пальцем ее не тронет, несмотря на то что она использовала его в хорошо продуманном плане по избавлению от кошмаров.
        - Я завтра же с утра уеду домой.  - Филлида последовала его примеру и взяла себя в руки.  - Объясню леди Элдонстоун, что мы не подходим друг другу. Она вздохнет с облегчением.
        - Она разочаруется от того, что ошибалась в тебе. Так же, как и я.
        - Я с самого начала предупреждала, что не пара тебе.  - Будет лучше, если она оборвет непрочную связь, возникшую между ними на почве желания и симпатии, которая с ее стороны переросла в любовь. «Слава богу, Эш не любит меня и не станет бороться за меня, несмотря ни на что».  - Ты захотел поиграть в благородство, поступить как честный человек, хотя это шло вразрез с твоим долгом перед семьей,  - добавила Филлида, желая подлить масла в огонь.
        План сработал. Эш вскочил и пошел на нее. Филлида отступала, пока не уперлась спиной в дверь.
        - Пытаться вести себя как честный человек входит в исполнение моего долга перед семьей и именем,  - с трудом выдавил он из себя.  - И мне показалось, что я нашел женщину, достойную этого имени, которая будет поддерживать меня и мою семью, помогать вернуть положение в обществе и земли в то состояние, в котором они должны находиться. Я ошибся.
        Эш отступил, Филлида отвернулась прежде, чем он успел разглядеть в ее глазах слезы, которыми обливалось ее разбитое сердце. Она вышла из комнаты, не проронив ни слова, и поднялась в свою комнату. Какая-то глупая часть заставила Филлиду остановиться в надежде услышать, как хлопнет дверь, и Эш позовет ее. Но конечно же этого не произошло.
        «Удивительно, как болит разбитое сердце,  - размышляла она, стоя в своей комнате и пассивно ожидая, когда горничная распустит ей волосы и снимет платье.  - Мама, любившая отца до безумия, умерла от разбитого сердца. У дочери не будет даже этого облегчения, придется жить с этой глубокой раной всю жизнь».
        Глава 20

        Леди Элдонстоун была добра и подчеркнуто вежливо выразила свое сожаление, когда Филлида сделала непростое для нее признание и объявила о том, что, по ее мнению, они с Эшем не подходят друг другу и лучше, если они больше никогда не встретятся. Она была уверена, что под маской спокойствия этой женщины скрывалась немалая доля злости на девушку, посмевшую отвергнуть ее сына, в то время как должна быть ему безгранично благодарна.
        Филлида уехала до завтрака, и новость о том, что Грегори не будет дома несколько дней, поскольку он решил поддержать Миллингтонов и пожить у них, пока они думают, что делать со своим беспутным родственником, только обрадовала ее.
        - С вами все в порядке, мисс Хёрст?  - Анна забрала чемодан из ее рук и вгляделась в лицо.  - Вы выглядите так, будто полночи проплакали.
        - Чепуха.  - «Я проплакала целую ночь, разрываясь между слезами и леденящими душу сомнениями. Что делать? Куда бежать?» - Просто, видимо, подхватила простуду или что-то в этом роде.
        - Я сделаю вам лекарство,  - сказала горничная.  - Ах да, вам письмо. Я уже собиралась отправить к вам сына Перкина.
        Филлида взяла конверт. Почерк оказался ей незнаком. Адрес выведен на обыкновенной бумаге широкими неуклюжими буквами. Филлида прошла в гостиную, присела и без особого любопытства вскрыла письмо. «Скорее всего, очередной счет»,  - решила она.
        Из конверта вылетела большая визитная карточка. Филлида подняла ее с пола.

        «ДОМ УДОВОЛЬСТВИЙ
        МИСТЕРА ГАРРИ БАКА
        для джентльменов с хорошим вкусом»

        и ниже:

        «Три часа дня, сегодня. Возвращайся к работе. Не опаздывай. Нужно подсластить пилюлю, чтобы я сохранил секрет».

        Филлида отбросила визитку, будто та зашевелилась в ее руке словно гадюка. Филлида почувствовала приступ тошноты, схватила миску с края стола, ее стошнило.
        - Боже правый! Что опять случилось?  - тут же подбежала к ней обеспокоенная Анна.
        Филлида закрыла глаза и поднесла руку к губам.
        - Не знаю. Наверное, съела что-то испорченное. Прости. Я помою миску, тебе не стоит этого делать.  - Филлида собралась с мыслями и перестала дрожать как осиновый лист.
        - Ничего подобного! Вы сейчас же отправитесь в постель, моя дорогая, а я пошлю за доктором и его светлостью.
        - Нет! Только не лорда Клэра!
        - Я имела в виду вашего брата. А теперь давайте поднимемся. Облокотитесь на меня.
        - Хорошо. Спасибо, Анна. Не надо посылать за доктором. Со мной все будет хорошо. И не стоит беспокоить Грегори, он сейчас нужен мисс Миллингтон. Я ненадолго прилягу, а после обеда мне нужно будет кое-куда сходить.
        - В таком состоянии? Вы не сделаете этого, Филлида. Это вредно для вашего здоровья.

        Эш завтракал с непроницаемым лицом, в то время как члены семьи усиленно делали вид, будто ничего особенного не произошло, они никогда не принимали гостью, им совершенно неинтересно, что заставило Филлиду столь внезапно уйти.
        Позавтракав, он отправился в «Брукс клаб», мысленно дав себе подзатыльник, когда заметил, что отводит взгляд от поворота с Сент-Джеймс-стрит на Джермин-стрит.
        Эш уже успел познакомиться с достаточным количеством джентльменов, чтобы превратить попытку спокойно войти в дверь и незамеченным пройти в дальний угол, спрятаться за газетой. Но очевидно, посетители привыкли к тому, что многие приходят в клуб в поисках спокойствия и умиротворения после тяжелой ночи, и, судя по всему, никто не обиделся на его короткие приветственные кивки.
        Новостные статьи расплывались перед глазами, он не мог сконцентрироваться на чтении. «Чертова женщина». Он не спал всю ночь, разрываясь между злостью и возбуждением.
        Филлида не хотела замуж, считала, что их брак стал бы пожизненным приговором, и не испытывала к нему желания. Она занялась с ним любовью только ради того, чтобы преодолеть трагическое событие прошлого.
        Эта боль внутри вызвана уязвленной гордостью. И неудовлетворенным желанием. Филлида просто использовала его. Использовала, чтобы избавиться от скандала, преодолеть страхи, и теперь, когда он стал ей не нужен, просто ушла. Видимо, ее нежелание выходить замуж пересилило его богатство и ожидания.
        Эш резким движением сложил газету и с силой кинул ее на стол. Он испытывал сильное желание ударить кого-нибудь. Дадут ли ему сдачи, не имело значения, просто необходимо найти выход отрицательной энергии.
        Он подозвал официанта и спросил:
        - Есть ли где-нибудь поблизости боксерский клуб?
        - Есть, милорд. Совсем недалеко. «У джентльмена Джексона», безусловно, самый лучший. Я могу рассказать, как туда пройти. Или можете взять карету, любой кучер отвезет туда.
        - Спасибо, я пройдусь пешком.  - Эш взял листок бумаги, который передал официант, и отдал ему монету.  - Благодарю.

        Целый час он выколачивал все, что можно, из боксерского мешка, затем поборолся с одним из ассистентов клуба, громилой, нанятым на один день. Стало немного легче. Боль ударов и синяков отвлекала от внутренних переживаний. Он съел горячий пирог и выпил черного пива в «Красном льве» в переулке у Пэлл-Мэлл, заставив себя сосредоточиться на вкусе еды, так же как сосредоточивался на ударах в боксерском поединке.
        Пообедав, отправился на север, не имея конкретной цели, просто испытывая необходимость двигаться.
        - Милорд!
        Эш резко остановился и обернулся. Его окликнула женщина в простом платье и плаще. Судя по виду, служанка. Он узнал Анну, горничную Филлиды.
        - Милорд, я как раз собиралась вас найти,  - остановилась она рядом с ним, тяжело дыша,  - и тут увидела, что вы идете по площади Сент-Джеймс.
        Эш оглянулся и обнаружил, что практически дошел до Хэймаркета.
        - Что вам нужно?  - резко спросил он.
        - Я беспокоюсь за мисс Филлиду. Она пришла сегодня утром с таким видом, будто проплакала всю ночь, но мне сказала, что всего лишь простыла. Потом она прочитала почту - какие-то счета,  - ее стошнило, она задрожала как осиновый лист. Я проводила ее в постель, но она сообщила, что ей нужно будет уйти после обеда. Она ушла, надев ту ужасную одежду, в которой обычно ходит в Ист-Энд. Прежде она говорила, что больше никогда туда не пойдет.  - Анна вздохнула и смерила его осуждающим взглядом.  - Может произойти нечто ужасное, милорд, готова поспорить, вы сыграли в этом не последнюю роль, поскольку мисс Филлида сказала, что вы больше не придете, а когда я поинтересовалась почему, нагрубила мне. Итак, что вы с ней сделали?
        - Ничего. Ваша хозяйка решила, что не хочет иметь со мной никакого дела.  - Эш развернулся и пошел прочь. Не хватало ему еще отчитываться перед какой-то прислугой посреди улицы.
        Два шага. «Филлида плакала всю ночь. Ну что ж, это она разорвала отношения». Пять шагов. «Больна, задрожала как осиновый лист. Она заслужила это. Мне тоже плохо». Десять шагов. «Отправилась в Ист-Энд, в трущобы, в опасный мир Гарри Бака и его бандитов».
        Эш оглянулся. Анна все еще стояла там, где он оставил ее, но, как только увидела, что он обернулся, сразу подбежала к нему:
        - Милорд?
        - Какие письма она получила?
        - Там было одно письмо. Она не сказала, от кого оно.
        - Где она сейчас?
        Анна наморщилась, пытаясь вспомнить.
        - Не знаю. При ней не было никакого письма, когда я провожала ее наверх. Думаю, она обронила его в гостиной, когда ей стало плохо.  - Анна положила ладонь на его руку.  - Вы думаете, в письме нечто ужасное?
        - Понятия не имею. Но это все, что у нас есть. Пойдемте.

        Анна обнаружила визитку под диваном. Эш прочитал ее в первый раз, не веря своим глазам, во второй раз с леденящей душу яростью. «Возвращайся на работу». Ее никто не насиловал, она была проституткой. Соврала ему, не рассказала о своем позоре, и только угроза разоблачения заставила прервать отношения. А ведь он мог жениться на ней. И что бы случилось, если бы объявился один из ее бывших клиентов?
        «Пошла к черту, она заслуживает всего, что с ней может произойти». Эш разорвал визитку, заставил себя взглянуть на нее еще раз, вспомнить женщину, которую он знал, а не ту, которая задела его гордость.
        Филлида, вне всякого сомнения, была неопытна и нервничала, когда он ласкал ее. Эта тварь Бак, скорее всего, воспользовался ею только раз. И теперь шантажирует, чтобы она вернулась в бордель и стала работать на него.
        Возможно, ему нужны не только деньги. Филлида могла и не догадываться об этом, но Эш умел читать между строк, и от осознания опасности, которая ей угрожала, по спине побежали мурашки. Она в большой опасности, и все обиды отодвинулись на второй план.
        - Вы слышали о Гарри Баке?  - спросил он Анну.
        - Да,  - ответила она и побледнела.  - Он опасный негодяй, по которому виселица плачет.
        - Где находится его бордель?
        Анна уставилась на него, раскрыв рот, затем поняла, что он не шутит.
        - Я слышала, у него полдюжины борделей, но я понятия не имею где.
        Сколько потребуется времени, чтобы обыскать все трущобы Ист-Энда без помощи, не зная местности? Даже если удастся найти брата Филлиды и все ему объяснить, нет гарантий, что Грегори знает, куда идти. Судя по всему, он был завсегдатаем игорных домов, но вряд ли посещал бордели в столь неприятном месте.
        Внезапно он вспомнил, что когда Филлида спрашивала, как его зовут, поинтересовалась, значит ли имя Эш то же самое, что Эшок. Она знала индийского торговца с таким именем, обитавшего на пристани. По ее словам, он мошенник, но у него доброе сердце.
        - Я найду ее, Анна,  - пообещал он.  - А ты останься здесь на случай, если она вернется раньше меня.  - Эш выбежал из дома.

        В доме никого не было. Эш взбежал по лестнице и схватил ножи и пистолеты. Он сбежал вниз, перепрыгивая через три ступеньки, и выбежал на площадь в поисках извозчика.
        - На пристань,  - крикнул он самому плечистому.  - Заплачу в два раза больше, если доставишь меня туда как можно скорее.  - Эш устроился в углу повозки и стал рассовывать оружие по карманам. Если с головы Филлиды упадет хоть один волосок, кое-кто за это ответит.

        Филлида не помнила дороги. Знала только, идти надо куда-то по лабиринтам переулков и дворов, зажатых между Батцерс-роу, Пиллори-Лейн и Нью-стрит, где шум и запахи Смитфилдского рынка соперничали с вонью нечистот, через переполненные кладбища и кожевенные заводы. Она однажды ходила этой дорогой, дрожа от страха и боли, в ужасе от того, что с ней произошло, сжимая горстку монет, которую дал ей Гарри Бак.
        Только потом осознала, как ей повезло. Бак сдержал слово и воспользовался ею только раз, а мог просто повернуть ключ в замочной скважине, сделать ее своей заложницей и пользоваться снова и снова.
        Полненькая девушка в красной накидке и с открытой практически до неприличия грудью должна знать дорогу.
        - Ты знаешь, где находится дом Гарри Бака?
        - А что? Ищешь работу?  - Девушка презрительно посмотрела на поношенное платье и коричневый плащ Филлиды.  - Что-то уж больно хорошо выглядишь для этого.
        - Слышала, он ищет повара.  - Она произнесла гласные мягче, чем обычно, и пропустила букву «х».  - Я ‘ороший повар.
        - Да ладно! Его заповедник с кисками сразу за поворотом.  - Продажная девка кивнула в сторону Смитфилда.  - Тебе в самый лучший дом.
        - Спасибо.  - Филлида заставила ватные ноги идти. Она понятия не имела, как будет выпутываться из этой ситуации, но прекрасно понимала необходимость незамедлительных действий, прежде чем Бак растрезвонит на весь мир, что сестра лорда Фрэншема обычная шлюха.
        Приступ тошноты настиг, как только она увидела дом, три этажа представительного вида кирпичного здания, черного от сажи и грязи. Только парадная дверь была чистой. Красная, гладкая, освещенная свисающими лампами, будто приманивала посетителей.
        Филлида поднялась по лестнице и постучала в дверной молоток. Створка на двери открылась, из нее высунулся парень со сломанным носом и изучающе уставился на нее. Она отпрянула, узнав одного из постоянных телохранителей Бака.
        - Мистер Бак попросил меня прийти к нему сюда,  - произнесла она.
        - Правда, что ли? Ты, видно, умеешь делать что-то особенное, раз он желает тебя видеть.  - Створка захлопнулась, послышалось лязганье замков, и дверь открылась.  - Ну, заходи, раз пришла, хозяин дома.
        Открыв дверь на втором этаже, он вгляделся в ее лицо:
        - Ты та торговка, да?
        - Да,  - ответила она, замявшись, перед тем как войти в логово.  - Я перекупаю товар.  - «А не продаю свое тело».
        - Что там?  - резко спросил Бак, как только она вошла.  - Что ты там говоришь, Джем?
        - К вам перекупщица товара с того склада, хозяин. Ну, вы помните. Покупала китайское барахло, когда тот индийский нахал позволил себе наехать на вас.
        - Нет, это наша новая проститутка, вот кто она.
        Филлида подняла взгляд от извилистых узоров на турецком ковре, посмотрела на Бака, покачивавшегося на стуле за огромным письменным столом.
        - Что ж ты так плохо оделась, дорогуша. Вчера на ужин к своим порядочным друзьям ты вырядилась совсем по-другому.  - Громила закрыл за ней дверь. Филлида выпрямилась и посмотрела Баку прямо в глаза. Она не доставит ему удовольствия лицезреть то, что на самом деле чувствует, находясь в его обществе. Но, несмотря на всю решительность, воспоминания начали всплывать в ее голове, заволакивая отвратительным туманом разум.
        «Ты хорошенькая. Думаю, я сам тебя опробую. Почему бы и мне не развлечься время от времени».
        Толстые пальцы. Грязное тело. Боль и стыд.
        - Я здесь. Что ты хочешь за свое молчание?
        - Денег, дорогуша, я же уже сказал.
        - Сколько?
        - Сто.
        Филлида могла без проблем достать эту сумму, но понимала, что этим дело не кончится.
        - После этого мы в расчете? Ты будешь держать язык за зубами?
        - Не будь глупышкой. Мне нужны эти деньги каждый месяц. Если денег не будет, придешь сюда и отработаешь. Ты платишь или работаешь, и я ничего не говорю,  - злобно улыбнулся Бак.  - Ты тогда была совсем худышкой, но я запомнил твои глаза, большие и круглые, такие же, какими ты смотрела на меня на складе. И еще родимое пятно на груди в форме сердца. У меня очень хорошая память, о да. Я следил за тобой, пока не вспомнил, кто ты такая.
        Шантаж - серьезное преступление. А еще шантажистам всегда мало денег. Она прекрасно это понимала. Бак никогда от нее не отстанет.
        - И этого достаточно, чтобы посадить меня,  - согласился Бак, самодовольно ухмыльнувшись.  - Но кому ты об этом скажешь?
        Ответ ясен - никому. Филлиде нужно было время на раздумье. Теперь, когда она знала, чего он от нее хочет, нужно придумать, что она может ему противопоставить. Может, удастся разузнать нечто такое, чем она станет шантажировать его в ответ? Хотя, скорее всего, Гарри Бак уже совершил все возможные преступления и по-прежнему на свободе. Никто не смел тронуть его.
        - Я не могу сразу дать тебе денег. Мне нужно время, чтобы собрать нужную сумму.
        Бак смерил ее сальным взглядом с головы до ног:
        - Я знаю, ты врешь. Начнем сегодня, ты не против? Я получу сотку с твоего тела. Сегодня у меня небольшая вечеринка. Ты понравишься моим гостям.
        - О нет.  - Филлида метнулась к двери, толкнула ее и попала прямиком в объятия Джема.
        - О да,  - произнес Бак.  - Леди остается, Джем. Отведи ее в комнату наверху и запри. Мы же не хотим, чтобы она заблудилась и нашла неприятности, не так ли?
        Филлида попыталась пробиться, колотила по пропахшему потом шерстяному пальто, понимая, что это совершенно бесполезно. Джем схватил ее и перебросил через плечо, как маленького ребенка.
        Комната, в которую он ее привел, очевидно, оборудована для развлечения клиентов. Рассматривая безвкусные занавески из красного бархата, огромную кровать и зеркала, Филлида гадала, была ли это та же самая комната, в которой она оказалась в прошлый раз. Все как в тумане. Она отчетливо помнила лишь лицо склонившегося над ней Бака, тяжесть его тела, боль, чувство беспомощности и абсолютный ужас.
        Но теперь она уже не беззащитная девчонка и готова на все. Филлида раскрыла окно и высунулась наружу, опершись руками на грязный подоконник. Комната, в которой ее заперли, находилась на третьем этаже. Окна выходили в переулок. В пределах досягаемости ни козырька, ни водосточной трубы. Выйти оттуда можно либо через окно, либо через дверь.
        Филлида сняла плащ, повесила его на зеркало, сняла полусапожки и ударила по зеркалу каблуком. Стекло разлетелось на части. Она взяла один из осколков, случайно порезав палец, стянула с кровати покрывало и принялась нарезать его на ленты.
        Глава 21

        - Ты сделаешь это?  - спросил Эш на хинди. Высокий индиец улыбнулся.
        - Конечно, брат. Ты - враг Бака, он - мой враг. Мы союзники, не так ли? И мне совсем не нравится, как этот парень обращается с женщинами.  - Эшок выругался и сплюнул.  - Пойдем. Посмотрим, что удалось выяснить моим людям.
        Эш подозревал, что Эшок - он не назвал другого имени - ничуть не лучше Бака. Может, он и не торговал женщинами, но Эш чувствовал запах сырого опиума, а тяжелые замки и расставленное повсюду оружие свидетельствовали о том, что в сарае, являвшемся штаб-квартирой Эшока, занимались контрабандой.
        Найти его не составило труда для человека, говорившего на хинди. Эш подошел к первой попавшейся ему на глаза группе индийских моряков. Сначала они удивились, что к ним обращается на родном языке человек, одетый по последней моде, но разговорная речь Эша, видимо, покорила их, и они без дальнейших колебаний отвели его к Эшоку.
        Эш объяснил, чего хочет, проглотил жидкий опиум с ладони одного из людей Эшока, поделился последними новостями из Калькутты и теперь сидел на шелковых коврах, скрестив ноги и попивая шербет, собрав в кулак весь свой дипломатический опыт, чтобы не схватить Эшока за горло и не потребовать незамедлительных действий. Но здесь индийские порядки, Эшока окружали его люди, к тому же только он сможет вызволить Филлиду из логова Бака.
        - Да, брат, она все еще там. Я постоянно слежу за этим местом, как и полагается поступать с врагами. Твоя леди зашла в дом бледная, одетая в обычный коричневый плащ, и до сих пор не вышла. Теперь мы подождем до вечера.
        - Нет. Она в опасности. Даже сейчас, пока мы здесь разговариваем, они могут…
        - Подождем до вечера, когда придут клиенты. Они ее держат там для них. Ты - очередной английский джентльмен, и тебя с радостью пустят внутрь. Часть моих людей прорвется через заднюю дверь, остальные пройдут за тобой через переднюю.  - Индиец потянулся за сладостями.  - Когда найдешь Бака, вызовешь его на дуэль?
        - Дуэли для джентльменов.  - Эш достал нож из рукава и осторожно провел ногтем по острию.  - Он не джентльмен.
        - А,  - улыбнулся Эшок.  - Нет, не джентльмен. И мы не хотим, чтобы он попал в руки судей, он слишком много обо мне знает. Возможно, с ним произойдет несчастный случай. Кстати, раз уж нам все равно придется ждать. В последний раз, когда мы имели дело с твоей леди, ей понравились мои жемчуга, но она сказала, что для нее это слишком дорого. Не хочешь ли ты взглянуть на них?
        «Моя леди. Да неужели?» Эш постарался избавиться от этих мыслей. Сейчас самое главное вытащить Филлиду оттуда. Потом уж он попытается разобраться, что она значит для него, а он для нее.

        «Нет ничего тяжелее ожидания»,  - думала Филлида, стоя за дверью. Окно прямо напротив двери было распахнуто настежь, и ветер беспощадно трепал занавески. Она выяснила, что вертикальные балки по углам кровати не были надежно закреплены и служили лишь для крепления наручников. Вздрогнув при мысли, как они могли использоваться, она сняла непристегнутые наручники, привязала к освободившемуся креплению один конец сделанной из порезанных простыней веревки, другой выбросила в окно вместе с наручниками. Самодельная веревка не выдержит ее вес, но сможет послужить отвлекающим маневром, ее захватчики ринутся к окну, у нее появится шанс улизнуть через дверь.
        Ей показалось, что прошло несколько часов, прежде чем дом ожил. Каждый раз, когда мимо двери кто-то проходил, мышцы напрягались до предела, но в дверь так никто и не зашел. Женские голоса, мужчины, отвечающие низкими голосами, взвизгивающий смех и захлопывающиеся двери. Внезапно послышались громкие крики, удары и выстрелы. «Власти решили совершить облаву?» Филлида не смела надеяться на такой подарок судьбы.
        Дверь открылась, хотя Филлида и не слышала никаких шагов. Она приготовилась бежать. Какой-то мужчина шагнул на середину комнаты, и сразу же за ним залетела большая черная птица, приземлилась на пол и громко каркнула.
        - Люцифер!
        Мужчина повернулся в ее сторону:
        - Филлида!
        - Эш. Эш!  - Она бросилась в его объятия, смеясь и всхлипывая одновременно.
        - С тобой все в порядке? Они не?..
        - Нет. Нет, я просто очень испугалась,  - призналась Филлида.
        - Видимо, не настолько, чтобы перестать думать,  - заметил Эш, окинув взглядом открытое окно, разбитое зеркало и веревку, ведущую от кровати к окну.
        - Ловко придумано. Это могло сработать.
        - Ты!  - Бак ворвался в дверь. С его лица стекала кровь, в руках он сжимал жуткий нож. Замахнулся им на Филлиду.  - Попалась, сука.
        - Сначала тебе придется сразиться со мной.  - Эш вынул длинное лезвие из рукава. Из коридора послышались торопливые шаги и приближающиеся голоса, говорившие на непонятном языке.
        Бак был похож на загнанную крысу. Он оскалил желтые зубы и посмотрел на Эша:
        - Как-нибудь в другой раз. Ты поплатишься за это.
        В мгновение ока он оказался у окна, перебросил ноги через подоконник и схватился своими огромными грязными руками за веревку. Резко каркнув, Люцифер вылетел в окно.
        - Нет! Она не выдержит!  - крикнула Филлида, но Бак уже исчез из виду.
        Снаружи послышалось резкое карканье Люцифера, крик Бака: «Убирайся с моих глаз, ты…», затем жуткий глухой звук.
        Комнату, молча, заполнили мужчины в тюрбанах. Один из них выглянул в окно и заговорил с Филлидой на незнакомом языке. Затем так же неожиданно, как появились, исчезли, оставив их с Эшем наедине.
        - О боже. Я убила его?  - Филлида не собиралась никого заманивать в ловушку, она сбросила веревку как отвлекающий маневр.
        - Ты не виновата. Он сам выбрал такую жизнь и умер от ее последствий,  - резко ответил Эш.  - Если его кто и убил, то Люцифер. Пойдем.
        - Куда исчезли все люди?  - Филлида спускалась за ним по лестнице.
        - Судя по звукам, отчаянно сражаются с парнями Эшока в подвале.
        Филлида увидела, как он посмотрел на лестницу и как напряглось его тело.
        - Иди, со мной все будет хорошо.
        - Нет.  - Эш отвернулся и повел ее к двери.  - Теперь это битва Эшока. Мы договорились, что он займется Баком и его людьми и заберет трофеи себе. Я должен был найти тебя.
        - Что бы ты сделал, если бы Бак не упал?
        Эш взял ее под руку и повел к рынку Смитфилд. Наемный экипаж остановился у обочины, он подозвал его, затем повернулся к Филлиде:
        - Он обидел тебя, угрожал и напугал. А теперь давай поскорее уберемся отсюда, пока кто-нибудь не позвал представителей закона.
        Эш убил бы Бака, Филлида поняла это по холодному тяжелому блеску его глаз, по тому, как он стиснул зубы, и мысленно поблагодарила Господа за несчастный случай, благодаря которому руки Эша не запятнаны кровью.
        - Что же теперь будет?  - спросила она, когда они устроились на потрепанных сиденьях кареты и тронулись с места.
        - Я отвезу тебя домой, мы никому ничего об этом не скажем. Я зайду к Эшоку утром, чтобы убедиться, все ли в порядке.
        «Убедиться в том, что Бак мертв»,  - подумала про себя Филлида, но вслух ничего не сказала.
        - Я и не думала, что Эшок больше чем торговец осмелилась она сменить тему. Казалось, Эш еще не готов говорить об их отношениях.
        - Он по-своему такой же жестокий и беспощадный как Бак,  - ответил Эш.  - Ты больше не должна ходить в Ист-Энд. Ты привлекла к себе слишком много внимания.
        Она хотела возразить против его командного тона, но понимала, что он прав. Она и сама об этом думала.
        - Я собиралась нанять управляющего в магазин, как только Грегори женится на Харриет. Придется сделать это сейчас. Я подумываю нанять мужчину из аукционного дома.
        - Чем ты собираешься занять свободное время?  - спросил Эш.
        Крохотный огонек надежды, появившийся, когда Эш обнял ее в той омерзительной комнате, замерцал и исчез. Он не собирался делать вид, что ничего не произошло и все как прежде, до того, как она снова столкнулась с Баком. Да и с чего бы он этого захотел? Эш знал, что Филлида продала себя и была готова скрывать это от него, рискуя поставить под угрозу репутацию его семьи в случае, если этот секрет всплыл бы наружу. К тому же в глубине души Филлида понимала, что их брак невозможен.
        - Я сделаю то, что давно планировала, уйду во Вдовий дом.  - Повисла гробовая тишина, настолько плотная, что казалось, ее можно потрогать руками. Затем Филлида заговорила: - Я расскажу, что произошло, когда…
        - Нет. Я ничего не хочу слышать. Это не мое дело.  - Эш уставился в окно на Лиденхол-стрит, будто ожидая, что там произойдет нечто необычное.
        - Ты только что спас меня. Ты знаешь, что он собирался со мной сделать.
        - Я сделал бы это для любой женщины,  - вежливо ответил Эш, будто она благодарила его за спасение своего зонтика от резкого порыва ветра.
        «Я люблю тебя».
        Они сидели молча, пока экипаж не свернул на Кинг-стрит. Они проехали Олмак и вскоре должны были выехать на Грейт-Райдер-стрит.
        - Я бы не вышла за тебя замуж. Я не собиралась этого делать,  - быстро заговорила Филлида.  - Не могла этого сделать из-за того, что произошло, из-за того, как это произошло. Мне нужно было быть сильнее. Я была не права, позволив тебе поцеловать меня, допустив этот фарс с ухаживаниями, я просто размечталась. Ты не хочешь меня выслушать, я тебя прекрасно понимаю. Ты очень зол, я доставила тебе немало хлопот, не говоря уже о проблемах и опасности. Но хочу, чтобы ты знал: я никогда бы не поставила под угрозу твою честь, став твоей женой.
        Я бы не смогла выйти за тебя замуж и хранить этот секрет, даже если бы твоя честь для меня ничего не значила.
        Карета остановилась, Филлида достала ключи. Распахнула дверь и спрыгнула на тротуар, прежде чем Эш успел пошевелиться. Она обернулась и посмотрела на него долгим прощальным взглядом:
        - Я люблю тебя, понимаешь? Прощай, Эш.  - Филлида развернулась, взбежала по лестнице, повернула ключ в замке, забежала в дом, не услышав, как тяжелые ботинки Эша ударились о тротуар.
        «Я люблю тебя, понимаешь?  - Дверь захлопнулась.  - Прощай». Все кончено.
        - Вы зайдете обратно, господин, или это все?  - спросил кучер.
        Эш сказал адрес и забрался обратно. «Это все?» - засел у него в голове вопрос извозчика. На самом ли деле все? Он должен радоваться: Филлида в безопасности, он спасся от невыгодного брака, трущобы избавились от Гарри Бака - отвратительного паразита, использовавшего женщин и получившего по заслугам.
        «Я люблю тебя. Она же не серьезно, правда?» Эш не проявил эмоционального участия, Филлида не пыталась удержать его, не умоляла остаться. Когда сказала, что любит его, ее глаза были сухими.
        Почему он отказался выслушать ее? Если у Филлиды хватило духу рассказать об этом, Эш должен был проявить терпение. Тут он понял, что ему потребовалась бы немалая доля храбрости просто сидеть и слушать, ведь для него это не просто рассказ о надругательствах, которые происходят каждый день. Ее история особенная, Филлида ему небезразлична.

* * *

        Когда Эш вошел в гостиную, Сара сидела одна.
        - Чем это ты занимался? У тебя такой вид, будто ты с кем-то подрался!
        - Я подрался.  - Эш уселся на диван рядом с ней и положил раскалывающуюся от боли голову на мягкие подлокотники.  - Ничего не говори маме, не надо ее волновать.
        - Конечно. Ты победил?
        - Думаю, да.
        - Молодец.  - Сара взяла вышивание и собралась уйти, чтобы дать ему спокойно отдохнуть.
        - Сара, можно кое-что у тебя спросить? Это может немного шокировать. Мне неудобно спрашивать тебя об этом, но мне нужно знать.
        - Об этом тоже нельзя говорить маме? Конечно, спрашивай.
        Эш сел, положил локти на колени, опустил голову и уставился на скрещенные пальцы.
        - Что могло бы тебя заставить продать себя? Отдаться незнакомцу, от которого тебя мутит. Голод?
        - Нет!  - Сара с негодованием замотала головой.  - Я бы лучше умерла от голода.
        - Деньги?
        - Ну, возможно, деньги. Иначе зачем вообще этим заниматься? Но…  - На несколько секунд она замолчала.  - Я бы сделала это, если бы это спасло маму от смертельной опасности. Или тебя. Или отца. Если бы кто-нибудь из вас заболел, а денег на доктора и на лекарства не было, все остальное не важно.
        Сара была откровенна и, очевидно, поступила бы именно так. Немного подумав, она села поближе к Эшу, положила ладонь на его руку.
        - Ты поэтому подрался?
        - Да. Она была очень молода.
        - О, бедняжка,  - сочувственно произнесла Сара.  - Могу ли я чем-нибудь ей помочь?
        - Нет, теперь она в безопасности.  - «Я разбил ей сердце, но она в безопасности». Эш встал с дивана.  - Я ухожу. К ужину, скорее всего, не вернусь.

        Эш нашел брата Филлиды в клубе «Уайт». Он сидел в углу библиотеки, склонившись над газетой.
        - Клэр! Выпей со мной.  - Он махнул официанту и отложил газету.  - Ты как-то непривычно серьезен.
        Прежде чем выйти из дому, Эш умылся, переоделся, но улучшить настроение не удалось.
        - Я хотел спросить у тебя кое-что личное, возможно, ты не захочешь об этом говорить. Это касается Филлиды, и я должен знать.  - Понять не только Филлиду, не только то, что заставило ее так поступить, но и разобраться в себе. Понять, что чувствовал к ней, почему ему так тоскливо на душе, почему ему хуже, чем когда умерла Решми.
        - Хорошо.  - Грегори выпрямился и налил себе бренди.  - Спрашивай. Я всегда могу ударить тебя, если ты зайдешь слишком далеко.
        - Филлида рассказала мне о ваших родителях, почему они не поженились до того, как она родилась. Но что произошло, когда умерла ваша мать? Она ничего не говорила об этом.
        Фрэншем нахмурился.
        - Боже, это было ужасное время. Она рассказала тебе, каким ненадежным человеком был наш отец? Он проводил с нами все меньше и меньше времени. И денег, соответственно, не давал. А потом мама заболела.
        Врач сказал, что у нее чахотка. Мы делали все, что в наших силах. Мне было пятнадцать. Я устроился на работу к местному аптекарю мальчиком на побегушках, зато он платил мне лекарствами. Филлиде было семнадцать. Она занималась домом, ухаживала за мамой и продолжала писать отцу. Он так и не ответил, поэтому Филлида взяла денег на дорогу и отправилась в Лондон, надеясь найти его. Она вернулась через месяц. Выглядела просто ужасно. Сказала, что отца убили в пьяной драке. Он слишком много выпил, и его ударили по голове. Титул графа перешел ко мне, и это ненадолго задержало кредиторов. Но маму уже было не спасти. Она скончалась через несколько недель после того, как вернулась Филлида.
        - Если она взяла денег только на дорогу, на что она жила в Лондоне?  - спросил Эш, слишком хорошо зная ответ на этот вопрос. Она могла сразу вернуться домой. Но не сдалась и продолжила поиски, несмотря на то, что пришлось голодать.
        - Наверное, нашла какую-нибудь подработку. Я никогда не спрашивал, чем она занималась, с мамой и новостями об отце было не до этого.  - Грегори потер рукой лицо.  - Я должен был догадаться. Она была худая, как спичка. Ей с трудом удалось восстановить прежний вес.
        Значит, она продала себя ради того, чтобы найти отца, потому что мать и брат могли умереть с голоду. Если бы тайна раскрылась, все бы подумали, черт возьми, он бы и сам подумал, что этим поступком она обесчестила себя. Да и Филлида была уверена, что, выйдя за него замуж, лишила бы чести и его.
        - Я поссорился с Филлидой,  - признался Эш.  - Обидел ее и сомневаюсь, что она когда-нибудь меня простит.
        - Мне нужно позвать секундантов?  - спросил Грегори, резко поставив стакан на стол.
        - Нет. Тебе нужно дать мне ключи от двери и не приходить сегодня на ужин. Вообще я предлагаю тебе пойти к Миллингтонам и попроситься к ним на ночлег.
        - Да ладно!  - воскликнул Грегори, но все же достал ключ.
        - Ничего не спрашивай, и мне не придется тебе врать. Спасибо.
        - Будет лучше, если ты женишься на ней. Я был чертовски ужасным братом, но теперь хочу исправиться.
        - Я сделаю предложение. Филлиде решать, примет она его или нет,  - ответил Эш и положил ключ в карман.
        Глава 22

        Эш вошел в дом на Грейт-Райдер-стрит с осторожностью вора. На первом этаже никого не было, но из подвала доносились голоса и звон медной посуды. Эш подкрался к лестнице и прислушался. Разговаривали три женщины. Филлиды среди них не было.
        Они преданы ей, Эш понял это, наблюдая за Анной. Сыграет ли преданность прислуги ему на руку и они помогут ему или же порежут на мелкие кусочки ножами для разделки мяса, он не знал. Но ему не удастся спокойно побыть с Филлидой наедине, если они не будут знать о его присутствии с самого начала.
        - Добрый вечер.
        Кухарка уронила половник, молодая горничная вскрикнула от испуга. Анна, чинившая одежду, сидя на стуле возле плиты, вскочила и уверенно подошла к Эшу:
        - Что вы с ней сделали? Вы спасли ее от Бака, за это я вам благодарна, но теперь она заперлась в спальне, не разговаривает со мной и отказывается выходить оттуда. Если вы обидели мисс Филлиду, его светлость вышибет вам мозги, и мы ему поможем!
        - Я ничего плохого не делал,  - ответил Эш, обескуражив Анну, которая не знала, как реагировать на джентльмена, лениво прохаживающегося вдоль стола и стащившего без спроса теплые пирожные с джемом со стола повара.  - Я сказал одно, когда должен был сказать другое, и это большая ошибка. Поэтому обидел ее, но не в том смысле, в котором, как мне кажется, вы подумали, Анна.  - Эш положил ключи на стол.  - Кстати, это лорда Фрэншема. Он знает, что я здесь, и его не будет до завтра.
        - Значит, вот как.  - Анна тоже присела.
        - Если вы будете еще кексы, я поставлю чайник,  - сказала повариха, тут же претворив свои слова в действия.  - Джейн, подай-ка коробку с чаем.
        - Вы влюблены в мисс Филлиду?  - спросила Анна. Брови Эша взлетели вверх от удивления, но ее было не так просто сбить с толку. Анна пристально смотрела на него в ожидании ответа.
        «Влюблен ли я?»
        - Вы думаете, я признаюсь вам раньше, чем ей?  - спросил он.  - Не собираюсь причинять ей боль, обещаю.
        Повариха передала ему чашку чаю и пододвинула тарелку с пирожными:
        - Вот, подкрепитесь. Силы вам еще понадобятся,  - мрачно произнесла она.
        «Я не смогу просидеть в комнате до конца жизни,  - рассуждала Филлида.  - До конца дня тоже, раз уж на то пошло».  - Она спустила ноги с кровати и почувствовала, как силы покинули ее.
        «Так не пойдет. Жизнь продолжается, к тому же Грегори и прислуга будут переживать, если я закроюсь тут, как страдающий от безответной любви подросток. Столько всего нужно сделать. Найти управляющего в магазин, привести вдовий дом в надлежащий порядок, подготовиться к свадьбе Грегори. Да я буду так занята, что за пару дней забуду об Эше Герриарде. О, кого я собираюсь обмануть? Уж точно не себя».  - Филлида легла обратно в постель, свернулась клубком и приказала себе не плакать. «Девушкам полагается скорбеть один день, когда их сердце разбито»,  - сказала она себе, в жалкой попытке пошутить.
        Дверь открылась.
        - Уходи, Анна, я не хочу, чтобы меня беспокоили.  - Дверь закрылась, но в комнате послышались мягкие шаги и дыхание.  - Анна, прошу тебя, уходи. Скажи, что я не буду ужинать, а лорду Фрэншему передай, что у меня болит голова.
        - Лорд Фрэншем не придет к ужину. Он сегодня останется у Миллингтонов.
        «Эш?» - Филлида выпрямилась и села в кровати:
        - Какого черта ты здесь делаешь? Я попрощалась с тобой и больше не желаю видеть.  - Как он посмел прийти к ней в дом и издеваться над ней?
        Эш присел на край кровати.
        - Я был зол. Меня трясло, я был напуган, и, помимо всего прочего, мне было больно, я не знаю почему,  - выпалил он.  - А потом я поразмыслил. Женщина станет продавать себя либо в случае крайней необходимости, либо по глупости, наивно предполагая, что проституция - легкий способ заработать на жизнь. Ты не похожа ни на глупую, ни на распутную женщину. Я должен был расставить все точки над «i». Вспомнил, что ты мне рассказывала об отце, о том, как он оставил вашу семью, и пошел к Грегори, чтобы расспросить его о том, как вы жили незадолго до того, как умерла ваша мать.
        - Ты рассказал ему, что я сделала?  - Грегори умрет, если узнает, до чего она докатилась.
        - Нет, конечно.  - Эш провел рукой по лицу.  - Должно быть, я совершенно его запутал, но он понятия не имеет, почему я его об этом спросил. То, что он мне рассказал, открыло мне глаза, я понял: у тебя не было выбора. Черт побери, Филлида, если мужчина отправляется на войну и убивает людей ради чести и защиты своей семьи, все одобряют это и считают его героем. Если женщина проходит через все муки ада ради своей семьи, жертвуя самым дорогим, что у нее есть, все ее считают шлюхой, и ее репутация безвозвратно испорчена.  - Эш повернулся посмотреть ей в глаза.  - Я должен был сразу подумать об этом, сказать тебе еще тогда. То, что ты сделала для своей семьи, очень отважный поступок, достойный уважения. Когда ты хотела рассказать мне об этом, я должен был выслушать и успокоить тебя.
        «Эш считает меня отважной? Он извиняется, несмотря на то, что я воспользовалась им, не рассказав правду?»
        Лишившись дара речи, Филлида уставилась на него. Любимое лицо, искаженное болью, угрызениями совести и сожалением. Эш встал:
        - Я не надеюсь, что ты сможешь простить меня за это. Как самонадеянный идиот я попросил Грегори не ночевать сегодня дома, сказал, что был груб с тобой, но хочу все исправить и жениться на тебе. Я не прав. С моей стороны это бестактно. Прости меня, Филлида.  - Он положил руку на ручку двери, прежде чем она нашла в себе силы сказать:
        - Эш, я люблю тебя.  - Он неподвижно стоял к ней спиной, будто не мог пошевелиться.  - Я все понимаю и все прощу. Ты не обязан жениться на мне, ни к чему такие жертвы. Мне достаточно знать, что ты меня понимаешь, ни в чем не винишь и простил за затянувшийся маскарад с ухаживаниями.
        - Почему ты считаешь наш брак жертвой?  - Его голос, всегда такой сильный и уверенный, дрожал.
        - По причине, которую мы с тобой уже обсуждали. Рано или поздно последствия моей незаконнорожденности и прочих секретов могут разрушить брак. Я лучше останусь одна, чем разрушу твою жизнь.
        Только сейчас Эш понял, насколько Филлида сильная женщина. Отпустить любимого человека, а теперь он знал это наверняка, самый сложный и самый смелый поступок в ее жизни.
        - Ничто из этого не имеет значения, если я люблю тебя,  - ответил он уверенно и устремил на нее взгляд зеленых, полных решимости и спокойствия глаз.  - Ты нравишься моей семье. Скоро они полюбят тебя как дочь и сестру. И если мы будем любить друг друга, все перешептывания о твоей незаконнорожденности будут нам ни по чем.
        - Но ты…  - Эш говорил правду, Филлида чувствовала это. Тяжесть, сковывавшая грудь, куда-то исчезла, сердце забилось с такой скоростью, что у нее закружилась голова.
        - Я люблю тебя. Мне пришлось многое пережить, прежде чем я осознал, почему мне было так плохо.
        Чувства, которые я раньше называл любовью, не идут ни в какое сравнение с тем, что происходит со мной сейчас. Твоя любовь - это чудо, которого я недостоин. Но возможно, наши дети получат ее сполна.  - Его чувственные губы преобразились в первую за столько дней улыбку.  - Выходи за меня, Филлида. Позволь мне любить тебя. Забудь про все свои секреты, пусть они останутся в прошлом и канут в небытие. Будь со мной, позволь мне наполнить твою жизнь счастьем.
        - Да. О да, Эш.  - Филлида кое-как сползла с кровати и распростерла объятия ему навстречу, он обнял ее, они стояли, прижавшись друг к другу так сильно, что она не могла дышать, но это было не важно, потому что Эш любит ее.
        Эш слегка отстранился и сказал:
        - Такое ощущение, что с моих плеч свалился огромный груз. Ты не хочешь сказать Грегори и моей семье, чтобы готовились к нашей свадьбе?
        - Нет,  - засмеялась Филлида, увидев удивление на его липе.  - Грегори все равно сегодня не будет дома, ты сам его отправил к Миллингтонам. Ты же собирался остаться здесь, со мной, не так ли?
        - Да. Но я уже понял, с моей стороны было бестактно и самонадеянно предположить, что ты хочешь именно этого.  - Эш провел пальцами по ее щеке, опустился к губам, растрепал волосы, будто впервые увидел ее после долгой разлуки.
        - Это именно то, чего я хочу,  - прошептала Филлида, поднялась на цыпочки и поцеловала его.  - Я хочу показать, как сильно тебя люблю. Хочу почувствовать, как сильно ты меня любишь.
        - Ты не боишься?  - прошептал он ей на ухо.
        Филлида сглотнула.
        - Немного. В определенный момент мне будет больно, я знаю это.
        - Нет, не будет,  - сказал Эш уверенно.  - Для начала, с тобой еще никто не занимался любовью. Даже если кто-то пытался, это был не я.
        - Ваша самоуверенность, лорд Клэр, не знает границ!  - заметила Филлида.
        Эш пытался справиться с завязками ее помятого платья.
        - Вовсе нет. Я знаю, что делаю, не смотри на меня так. У меня было много женщин, но ты - последняя. Последняя и единственная.  - Платье упало к ногам Филлиды, корсет тоже.  - Как я уже говорил, я обучался искусству любви и могу доставить удовольствие женщине, которую люблю.
        Эш скинул с себя плащ и жилетку, сорвал шейный платок и снял рубашку через голову.
        - Иногда уместно раздеваться медленно и не спеша. Но не сейчас. Тебя, дорогая, нужно окончательно убедить, что все будет хорошо, именно этим я собираюсь заняться.  - Его ботинки полетели в стороны, брюки упали к ногам. Филлида в отчаянии схватилась за сорочку, обнаружив, что находится во власти голого возбужденного мужчины.
        - Боже мой.  - Ее глаза расширились.
        - Теперь в самом деле твой.  - Эш снял с нее сорочку, укладывая на кровать и целуя в губы.  - Я понимаю, тебе немного страшно. Обещаю, не буду принуждать тебя.  - Эш лег на нее и почувствовал, как ее ноги инстинктивно открылись навстречу, чтобы принять его. Он перенес вес тела на плечи и посмотрел на Филлиду.  - Тебе хорошо?
        - Да. Да, все прекрасно.  - Она говорила правду. То, что чувствовала сейчас, не шло ни в какое сравнение с тем, что произошло много лет назад с Баком. Рядом с ней Эш, он любит ее и собирается доставить удовольствие. Филлида потянулась и распустила его шелковистые волосы, провела по ним рукой и вздохнула, когда он наклонился, подразнив кончиками локонов ее грудь.
        Он легонько поцеловал ее в губы, скользнул вниз, к груди. Покусывал соски до тех пор, пока она не застонала от вожделения, посасывал их и ласкал языком, пока она не приподняла бедра, ее пальцы утонули в его волосах, будто она решала, хочет ли удержать его или оттолкнуть, чтобы положить конец этой изысканной пытке.
        - Эш. О, пожалуйста.
        Он перенеся вес тела на одну руку, позволив освободившейся скользнуть вниз, между бедер, туда, где у нее все горело, пульсировало, где сосредоточилось желание, доводящее до изнеможения, испытать то восхитительное ощущение, к которому он подвел ее несколько дней назад.
        Эш опустил руку, Филлида вздохнула, но он прошептал: «Сладкая, такая сладкая», и снова завладел ее губами, спустившись пальцами вниз, дразня, возбуждая. Филлида часто дышала ему в лицо. Так близко к блаженству, так близко.
        Внезапно жар его тела заставив потянуться к нему. Филлида открыла глаза и увидела темноволосую голову там, где только что была его рука. Локоны порхали над ее бедрами, выделяясь на фоне белой кожи. Эш уверенно, но осторожно раздвинул ей ноги и поцеловал, одновременно введя в ее лоно два пальца. От неожиданности Филлида напряглась. Сейчас будет больно, она знала это.
        - О,  - прошептала она, глубоко вздохнув. Инстинктивно напрягла бедра, бессвязно умоляя, однако, не останавливаться, потому что она уже почти достигла невероятного ощущения, выходящего за пределы реальности.
        Эш уже был над ней, ласкал ее, шептал слова любви на непонятном языке. Он вошел в нее одним резким движением, и Филлиде показалось, что от пережитого восторга мир вокруг разлетелся на мелкие кусочки.
        Вернувшись к реальности, она поняла, что удовольствие не закончилось, а лишь стало иным. Эш двигался внутри ее, его тело слилось с ее, страстные вздохи потонули в ее стонах. Филлида обвила ногами его бедра, приподнимаясь до тех пор, пока он не проник в нее настолько глубоко, насколько она могла принять, и не смогла сдержать возгласа: «Я люблю тебя, я люблю тебя». Эш застонал, Филлида почувствовала, как его тело напряглось, когда он испытал высшее блаженство…
        Они лежали обнявшись, разгоряченные тела сплелись поверх смятых простыней. Филлида поцеловала Эша в шею, единственное место, до которого могла дотянуться.
        - Ты совершенно не самонадеян. На самом деле ты слишком скромен.
        Эш приподнялся на локте и улыбнулся ей:
        - Я рад, что ты так считаешь. Означает ли это, что ты не передумала?
        - Да. Я собираюсь сделать из вас настоящего мужчину, милорд.  - Филлида вырвалась из его объятий и прошлась по комнате.  - Только посмотрите на это! Ваши брюки свисают с моего зеркала, один ботинок в коробке из-под шляп, а это ужасное коричневое платье безнадежно испорчено. И подумать только, до того, как ты вошел, я лежала и пыталась убедить себя в том, что еще никто не умирал от разбитого сердца, надеялась разлюбить тебя.
        - Как ты думаешь, у тебя бы получилось?
        - Разлюбить тебя?  - Филлида приставила указательный палец к середине подбородка, изобразив глубокую задумчивость.  - Думаю, возможно, могла бы устать от тебя. Спроси меня, скажем так, лет через восемьдесят.
        - Я сделаю отметку в записной книжке,  - ответил Эш с напускной серьезностью.  - Обожаю, когда ты напускаешь на себя умный вид.
        - Ты можешь воспользоваться случаем.  - Филлида провела ногтем по его груди, опускаясь ниже, к плоскому животу и интригующей полоске волос и пощекотала его пупок.  - Я собираюсь быть возмутительно легкомысленной и чрезвычайно непослушной.
        - Замечательно,  - прошептал Эш, подчиняясь ее рукам.  - Я сделаю все возможное, чтобы прожить так восемьдесят лет, любовь моя, но хочу тебя предупредить: нам придется как можно больше практиковаться.  - Тут он замолчал и еще полчаса был не в состоянии произнести и двух связных слов.

        notes

        Примечания

        1

        Ваппинг - район в восточной части Лондона.
        2

        Месье, мадам (фр.).
        3

        Конечно, безусловно (фр.).
        4

        Нет (фр.).
        5

        До свидания (фр.).
        6

        Добрый день, здравствуйте (фр.).
        7

        Крайт - ядовитая змея, обитающая в индийских джунглях. Ее яд парализует нервную систему. Если не ввести противоядие, смерть наступает в течение четырех-восьми часов.
        8

        Набоб - человек, быстро разбогатевший во времена Ост-Индской компании.
        9

        Второе «я» (лат.). Реальная или придуманная альтернативная личность человека.
        10

        Виконт Опасность (фр.).
        11

        Таттерсоллс - главный аукцион скаковых лошадей в Великобритании.
        12

        Шаперон - взрослый человек, сопровождающий молодых людей, не состоящих в браке.
        13

        Олмак - зал для приемов и балов, существовавший в Лондоне с 1765 по 1871 г. Здесь собирался весь свет английского общества. Вечера организовывались группой влиятельных леди из высшего общества, известных как леди-патронессы Олмака.
        14

        Джентри - английское нетитулованное мелкопоместное дворянство.
        15

        Селадон - разновидность фарфора Древнего Китая. Керамика южного селадона отличалась более тонкой обработкой, чем северный селадон.
        16

        До свидания, до встречи (фр.).
        17

        Силлабаб - сливки, сбитые с вином и сахаром.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к