Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Андерсон Сьюзен: " Вверх Тормашками " - читать онлайн

Сохранить .
Вверх тормашками Сьюзен Андерсон

        Моряк #1 Вероника Дэсис вернулась в родной городок, чтобы наладить работу в доставшемся ей по наследству баре. Все вроде идет хорошо, но местные ковбои весьма бесцеремонны - представления о поведении «девочек из бара» не изменились у них со времен Дикого Запада. Ждать помощи не от кого, кроме… грубоватого, но обаятельного парня Купера Блэкстока, всегда готового подставить Веронике надежное мужское плечо.
        Но вот вопрос: а может ли женщина доверять мужчине, о котором почти ничего не знает?..

        Сьюзен Андерсон
        Вверх тормашками

        Непревзойденной искуснице «мозговой атаки» в континентальных Соединенных Штатах и,
        вполне возможно, во всей известной Галактике.
        С любовью, Кэролайн Кросс.
        За то, что с круч заумности
        меня снижала ты
        к земному и вседневному поближе
        и не дала пропасть мне, слабой,
        всяк раз тревожась за меня,
        когда я падала в ухабы.
        И, дружбу эту высоко ценя,
        тебе я посвящаю эту книгу.
        А также памяти тети Джин, кого мне крайне не хватает в жизни.
        Сьюзи

        Детство - это то, чему мы посвящаем всю оставшуюся жизнь в попытке постичь прошлое.
        Неизвестный автор

        Глава 1

        Вероника Дэвис протиснулась в дверь «Хонки-тонка»[Хонки-тонк - непритязательная эстрадная музыка, исполняется на пианино «Хонки-тонк» (расстроенных, без фетра на молоточках), преимущественно в барах или пабах. - Примеч. ред.] на Бейкер-стрит и остановилась. Рев музыки кантри, пивной и табачный дух, точно тяжелый удар по темени, обрушили на нее ворох воспоминаний. И ни одного приятного.
        Она сделала несколько глубоких вдохов, тщательно контролируя себя и глядя, как воздушный поток, вызванный ее вторжением, увлекает за собой тонкий шлейф дыма. Он плыл и вихрился, наслаиваясь на разноцветные огни неоновой рекламы, украшающей бар. Право же, она готова была поклясться, что все здесь осталось, как двенадцать лет назад. В центре каждого стола стояли те же закоптелые стеклянные шандалы. В них так же тускло мерцали приземистые толстые свечи.
        Пока музыкальный автомат переключался на новую песню, наступило короткое затишье, и стали слышны голоса посетителей, то нарастающие, то приглушенные. В углу зала на столе для пула щелкали шары. Звенели пустые стаканы, когда официантка собирала их со столов и ставила на поднос. Внезапная паника, охватившая Веронику, породила ощущение удушья и вынудила ее напомнить себе, что это всего лишь короткий деловой визит.
        Она не работала здесь уже много лет и не собиралась возвращаться. Стало быть, у нее не было никаких реальных оснований чувствовать себя так, что нужно немедленно бежать отсюда наутек. Она должна была познакомиться с новым барменом, нанятым в ее отсутствие Мариссой, и произвести быструю ревизию дел.
        Официантка, балансируя с подносом в одной руке, наклонилась смахнуть со стола накопившиеся брызги. Вероника тут же вспомнила - даже слишком явственно - эту постоянно липкую поверхность, остававшуюся таковой, сколько ее ни отмывай. Столь же памятным было и хамство клиентов, постоянный фактор износа нервной системы, как и сейчас, когда мужчины за одним из столов хриплыми голосами отпускали похабные комментарии в адрес официантки - по поводу ее джинсов и облаченных в них округлых форм.
        О Боже… Учитывая причины, которые на время вновь привели ее в Фоссил, Вероника никак не предполагала, что неприятное чувство подложечкой усилится больше, чем это бывало раньше. Но она ошибалась. По прошлому опыту она хорошо знала, что такое распущенные руки пьяных мужчин, и на этот счет всегда была начеку. Но дело было давнее, и с тех пор ей больше не приходилось попадать в подобные ситуации, и то брезгливое тошнотворное чувство со временем угасло.
        Но сейчас все вернулось на круги своя при виде того, как один из клиентов, воспользовавшись тем, что у официантки заняты обе руки, схватил ее за зад. Осклабившись и хорохорясь перед своими приятелями, мужчина крепче стиснул пальцы и разразился грубой тирадой. Вероника почувствовала во рту, как прежде, хорошо знакомый вкус бессильного гнева. В ярости она шагнула вперед и остановилась как вкопанная, когда нагруженный поднос из рук официантки упал на стол. Пустые стаканы с устрашающим грохотом посыпались на пол. Поднос зацепил подсвечник, который прокатился через стол, но, к счастью, задержался у самого края.
        Все разговоры внезапно прекратились. Поэтому голос взбешенной официантки прозвучал предельно ясно:
        - Вот тебе, получай! - Она вонзила свои кумачовые ногти длиной в дюйм мужчине в руку и, повернув к нему лицо, резко провела пальцами назад.
        Подвыпивший человек в ярости завопил и вскочил из-за стола. Опрокинувшееся кресло стукнуло об пол.
        - Ах ты, сука! - выругался мужчина. Из ссадин, прочертивших его руку, начали проступать капли крови. Он недоверчиво уставился на них, потом сжал кулак и оттянул руку назад, замахнувшись для ответного удара.
        Вероника со сдавленным протестом в горле попыталась пробиться к женщине. Но прежде чем она сумела протиснуться сквозь группу посетителей, повскакавших со своих мест, чтобы лучше следить за этой стычкой, низкий мужской голос взревел:
        - Хватит!
        Как и каждый вокруг, Вероника остановилась, пригвожденная звуком, абсолютная власть которого заставила замереть весь бар, и в следующий момент увидела человека, ответственного за это. Она в изумлении смотрела на него.
        Ну и трусиха! Это, должно быть, и есть Купер Блэксток, управляющий, нанятый Мариссой.
        Новый бармен был крупный мужчина. Он выглядел грозным благодаря твердому, как гранит, телу, прищуренным оценивающим глазам, упрямому подбородку и скулам - достаточно острым, чтобы производить ими нарезку. А его волосы… Вероника не могла оторвать от них взгляд, когда бармен вышел из-за своей стойки. Вот это да! Ничего похожего у мужчин, работающих в подобных заведениях, она еще не видела.
        Неужто красит волосы? В этом небольшом пригороде в восточной части Вашингтона взрослый человек никогда не помышлял о подобных вещах, считая их сугубо женским занятием. Но этот светлый нордический блондин, должно быть, красился. Его короткий ежик, как у панк-рокера, выглядел почти белым по контрасту с лицом оливкового цвета, удивительно загорелым для января. В то же время каемка его остроконечных ресниц и брови вразлет были чернее, чем душа дьявола. У него были непроницаемые глаза - темно-карие, как горький шоколад.
        Фоссил был консервативным городком, и клиенты «Тонка» должны были быть безжалостны к любому человеку, столь отличному от них. Отсюда следовало, что парень совершил необдуманный шаг, проделав над собой этот экзотической эксперимент… если бы не одно «но». В глазах у него было написано: «А пошли вы все к черту!», что свидетельствовало, что ему абсолютно безразлично чье бы то ни было мнение, кроме его собственного. Мужчина шагнул в толпу, как бы говоря своим агрессивным видом:
«Правила здесь диктую я, если вам угодно это знать. В противном случае пошли вы все в задницу!» И люди, которые даже не шелохнулись, когда Вероника пыталась встать на защиту официантки, расступились перед ним, точно Красное море перед Моисеем.
        Когда управляющий подошел к столу, пьяный мужчина вскинул руку для всеобщего обозрения и возроптал:
        - Вон что она со мной сделала! - Вокруг слышались насмешливые замечания по поводу того, что женщина одержала над ним верх. Это только подливало масла в огонь. - Может, я хотел за ней поухаживать! - оправдывался он.
        - Ты не должен был распускать руки. Считай, что счастливо отделаешься, если она не подаст на тебя иск в связи с сексуальным домогательством. - Купер Блэксток поднял упавшее кресло и торжественно поставил его к столу, наградив клиента суровым взглядом. - Ты должен перед ней извиниться.
        - О чем ты говоришь, черт побери! Взгляни на это. Она устроила мне кровопускание!
        - И правильно сделала, - вмешалась официантка. - Как мне все это осточертело! Эти придурки считают, что моя задница и сиськи - общественное достояние! Знаешь что, приятель? - Она протолкнулась мимо бармена и встала лицом к лицу с пристававшим к ней мужчиной. - Я не желаю слушать твои поганые извинения. Можешь катиться с ними куда подальше! - Женщина сорвала с бедер свой белый фартук и, снова повернувшись к бармену, шмякнула его по животу, как раз на уровне солнечного сплетения. Такой силы было бы достаточно, чтобы заставить более субтильного человека согнуться пополам. - Я ухожу! - заявила женщина. - Ты не настолько много мне платишь, чтобы терпеть это дерьмо!
        - Погоди, - сказал Купер. - Не делай этого, Розетта. - Комкая фартук в своем большом кулаке, он наблюдал, как женщина гордо шагает к стойке бара. Она пригнулась и на миг исчезла из виду, затем снова вынырнула из-под прилавка со своей сумочкой. - Постой, Розетта. Мы можем все обсудить и договориться…
        - Нет. Не можем. Я не стану обслуживать этих подонков. Ни под каким видом! Я найду себе работу в другом месте, где не придется иметь дело с такими пропойцами.
        Вероника посторонилась, с молчаливым сочувствием уступая путь официантке, устремившейся мимо нее к выходу. Наблюдая, как женщина исчезает за качающейся дверью, она испытала легкий подъем. Впервые, с тех пор как вернулась домой из Шотландии после известия о смерти своей сестры Кристл. Розетте легко! А Вероника в свое время не могла покинуть этот бар вот так внезапно, хотя порывалась столь часто, что потеряла счет. Но несмотря на страстное желание, она прочно застряла здесь, потому что бар принадлежал ее отцу, а он, закоренелый шовинист, женское мнение не принимал в расчет. Вероника любила отца, это-то и удерживало ее в баре.
        Она повернулась и уже собралась уходить. Вряд ли бармен будет сейчас заниматься с ней, когда ему так не хватает рабочих рук. Чтобы быстро обслужить всех клиентов, ему, вероятно, придется крутиться хуже невольника на пиршестве патрициев. Едва ли у него вообще будет свободная минута, не то что время для отчета о состоянии дел.
        И все же…
        Вероника остановилась. Если она уйдет сейчас, может статься, что навеки. Она не Кристл. Та получала удовольствие от постоянного вертепа, коим всегда был «Тонк». Вероника не могла припомнить время, когда бы она дорожила этим местом. Будь ее воля, ноги бы ее здесь больше не было.
        Но теперь, когда Кристл уже покинула этот мир, настало время оставить свои капризы и вести себя как подобает взрослой. Ничего не поделаешь - нужно выполнять свой долг. Поэтому Вероника психологически настроилась на серьезное испытание и прошла в бар.
        Она наблюдала за толчеей посетителей, осаждавших бармена, чтобы заново наполнить свои пустые стаканы. Но мало-помалу очередь начинала редеть, и наконец бармен отпустил последнего. Вероника воспользовалась передышкой и, расправив плечи, шагнула к прилавку.
        Управляющий поднял глаза и понимающе оглядел ее быстрым, внимательным взглядом.
        - Вы здесь впервые? - сказал Блэксток низким голосом. - Я вас раньше не видел, иначе запомнил бы эту нежную кожу. - Он пробежал глазами каждый дюйм ее тела, прежде чем встретиться с ней взглядом. - Чем могу быть полезен?
        Вероника растерянно заморгала. Просто удивительно, что мужчины Фоссила не боятся за своих жен! И как это они не держат их под замком от этого парня? Даже она ощущала исходящие от него волны сексуальности, хотя вообще такой тип мужчины был не в ее вкусе.
        - Вы мистер Блэксток? - спросила она.
        - Да, но называйте меня просто Куп, - радушно сказал он, ослепив ее улыбкой, казавшейся на удивление очаровательной для человека с таким настороженным взглядом. - Когда я слышу слово «мистер», меня так и подмывает посмотреть вокруг - нет ли рядом папы. Но мой отец давным-давно умер. - Блэксток сменил тон и стал сама деловитость. - Так как вы знаете мое имя, - продолжат он, - я заключаю, что вы здесь по поводу работы.
        - Нет! - Вероника отступила назад, и ее руки взлетели вверх, как бы отвергая саму эту идею. О нет. Нет-нет. Она поклялась, с тех пор как окончила колледж, что в жизни не подаст никому даже кружки пива, и оставалась верной своему принципу. Она не собиралась ему изменять вплоть до смертного часа, когда ее бренное тело закопают в холодную, жесткую землю.
        Темные брови Блэкстока удивленно подтянулись к границе светлых волос. Видя его изумление, Вероника заставила себя ослабить защитные механизмы. Ее вздыбившиеся горбом плечи вновь опустились, и руки упали вдоль туловища. «О, успокойся же, - приказала она себе. - Попытайся свести к минимуму коэффициент скудоумия».
        - Извините, мне следовало представиться, - сказала Вероника с высоко поднятой головой. - Я Вероника Дэвис. - Она тайком поддернула свой блейзер из тонкой шерсти, памятуя о предстоящей длинной поездке назад, и снова шагнула к стойке. - Я наведалась сюда накоротке, просто чтобы удостовериться, как идут дела.
        Блзксток на мгновение опешил. Во всяком случае, ей так показалось. Но уже в следующую секунду он заставил ее усомниться в своем мимолетном впечатлении. Совершенно расслабившись, он вновь улыбнулся ей так же обворожительно, как несколько минут назад. Впрочем, у нее был очень длинный и утомительный день. Поэтому ей могло это и пригрезиться.
        - Вы хотите знать, как идут дела? - невозмутимо спросил Куп. - Я с удовольствием бы вам рассказал, миледи. Прямо сию же секунду, не будь такой запарки. Но это произошло, и коль скоро вы подвернулись мне под руку, приобщайтесь к работе. Здесь и сейчас. - Он кинул ей что-то, и Вероника рефлекторно поймала вещь в воздухе, прежде чем она угодила ей в лицо. - Наденьте это, - приказал он. - И за дело. У нас не хватает официанток.
        Вероника посмотрела на поварской фартук у себя в кулаке, затем уронила его на пол, будто это был таракан. Она вскинула голову и с отвращением взглянула на Купа.
        - Я не подаю спиртное!
        - Послушайте, Принцесса, - сказал он. - У меня кризис - одна официантка позвонила, что сегодня не выйдет на работу, а другая только что ушла. Вы хотите, чтобы «Тонк» закрылся и лишился вечерней выручки? Только не рассчитывайте ошеломить меня своей аристократичностью. Будто вы замараете ваши лилейно-белые ручки, оттого что вам придется отнести несколько стаканов!
        Вероника гневно сверкнула глазами, на что он просто пожал большим плечом и забрал от одного из посетителей пустой кувшин. Затем поставил его в раковину и, взяв чистый, толкнул под кран с пивом. Пока он регулировал струю, Вероника наблюдала за игрой мышц из-под завернутых рукавов его кремового свитера. Она хмуро глядела на грубые, широкие в кости запястья и крупные кисти рук, размышляя, кто он такой, этот человек с телом фермера и глазами воина, чтобы указывать, что ей делать. И кто дал ему право грозить ей закрытием бара? Официально заведение было ее собственностью, она его хозяйка. Так что если кто-то и вправе отдавать здесь приказы, то это она.
        Но сейчас Вероника была слишком измотана, как физически, так и эмоционально, чтобы сражаться. В частности, с таким типом, как этот. Для него борьба была бы наслаждением - и тем большим, чем она грязнее и безобразнее. Не говоря уже о том, что он мог просто уйти, как Розетта, - и тогда бару вообще крышка.
        Несмотря на голос логики, Вероника не переставала негодовать. Что он знает о ней? Он не имеет ни малейшего представления, как ей пришлось вкалывать, чтобы выбраться отсюда. Поэтому как он смеет смотреть на нее как на белоручку, воротящую нос от обыденной работы?
        Разумнее было бы послать все к черту и прямо сейчас уйти, как она сделала это много лет назад. И пусть проклятый бар приходит в упадок. Ей на это наплевать. Она так бы и поступила, но «Тонк» являлся наследством ее племянницы Лиззи, после того как умерла Кристл.
        Умерла… Душу пронзила острая мука. Месяц назад Кристл была найдена убитой. В преступлении обвинили Эдди Чапмена, ее мужа и отца Лиззи. Но что примечательно, судебное определение было вынесено всего через несколько часов предварительного слушания. Тогда Эдди, на время отпущенный под подписку, скрылся из города, сделав Лиззи в сущности сиротой. Сейчас у нее не осталось никого из родных, за исключением Вероники.
        Она расправила плечи. Ее долг перед Лиззи - сохранить «Тонк» в действующем состоянии, пока не найдется покупатель. В сложившейся ситуации при несовершенстве существующей судебной системы одному Богу известно, сможет ли девочка рассчитывать на имущество Эдди. Чтобы обезопасить ее будущее, Вероника была исполнена решимости выкачать из этого бара все до последнего цента.
        Она наклонилась и подняла с пола фартук. Сняла и аккуратно сложила свой блейзер. Затем повязала фартук вокруг бедер и взяла поднос.
        Бармен перестал наливать наполненный до половины кувшин и бегло взглянул на нее.
«Нацистский подонок», - подумала она, встретившись с ним глазами, но вслух просто сказала:
        - Положите это куда-нибудь. - Она передала ему свой жакет и сумочку. - С чего начинать?

        Когда пришло время закрывать бар на ночь, Вероника была совершенно измочалена. Она устало стянула фартук, швырнула его под прилавок в корзину и забрала свои вещи. У нее не было сил даже бросить пасмурный взгляд на Купа. Если бы кто-то спросил ее мнение об этом человеке, она сказала бы, что ему только не хватает, чтобы его называли офицером СС. Не говоря ни слова, Вероника повернулась и поплелась к двери.
        - Спокойной ночи, Принцесса, - сказал Куп ей вслед.
        В ответ она коротко кивнула ему через плечо. Его низкий смех сопровождал ее до самого выхода.
        Дом, где она выросла, находился прямо напротив. Обстоятельство, так оплакиваемое ею в детстве, сейчас было воспринято с благодарностью. Выудив из сумочки ключ, Вероника вошла в прихожую и едва не споткнулась о чемоданы. Она свалила их возле двери несколькими часами раньше. Она приехала в город уже под вечер, так что забирать Лиззи было слишком поздно. Поэтому она бросила свой багаж и направилась через улицу в бар с мыслью отделаться коротким формальным визитом, чтобы больше не мучиться этим вопросом. Потом она собиралась вернуться обратно, распаковаться и упасть в постель, чтобы утром, отдохнувшей, поехать за Лиззи.
        Слишком много благих намерений.
        Вероника, спотыкаясь, прошла в комнату и включила свет. Она удивленно заморгала, думая, что ее обманывает зрение. Все вокруг выглядело медно-красным. Так и должно быть, подумала она. Несомненно, после темного коридора ее ослепил слишком яркий свет. Она прищурила глаза, чтобы лучше присмотреться, но блеск ничуть не потускнел.
        О Боже! Стены были оклеены золотистыми шелковыми обоями с аляповатым красным узором. И вся комната напичкана блестящими побрякушками. Казалось, что позолота не просто покрывает их, но въелась в глубину не меньше чем на дюйм. Вероника еще не видела такого скопления низкопробных украшений в одном помещении.
        - Черт побери, Кристл, - прошептала она, - почему бы тебе сразу не отдать Лиззи на воспитание в бордель? Там и то, наверное, было бы скромнее.
        Вероника изумленно разглядывала настольную лампу с росписью в виде роз, обрамленных золотыми листьями. Прозрачные хрусталики в форме капающих слезинок выбили звонкую мелодию, когда касание руки привело их в движение. На бархатной подушке золотой металлической нитью было вышито: «Рено, самый большой маленький город в мире». Щупая пальцем толстые кисточки, Вероника пыталась отыскать хоть что-то, на чем не было золота, бахромы или вензелей. Каждый новый предмет, на который падал взгляд, казался ей еще более безвкусным, нежели предыдущий. Как профессиональный реставратор, имеющий дело с произведениями искусства, она была в ужасе от увиденного. Черт возьми, когда Кристл успела так захламить дом? Во время своего последнего визита Вероника не заметила, чтобы здесь было столько барахла.
        Неожиданно для себя она пришла в совершенно неконтролируемую ярость.
        - Как это похоже на тебя, Кристл! У тебя никогда не было даже чуточки вкуса. И вообще ты напрочь лишена всякого здравого смысла. Ты просто идешь проторенным путем сообразно своим дурацким представлениям, не так ли? Даже не верится, что ты такой ребенок! - В запале Вероника не заметила, что говорит о сестре в настоящем времени. Она сердито тряхнула головой и поправилась: - Была, я имею в виду. Я не могу представить, что ты б-была такая тупая, неуемная и…
        Но скорбь утраты переломила раздражение. Прижимая к животу подушку, Вероника повалилась на тахту, стоящую под огромным бархатным ковром с изображением тореадора. Согнувшись на пышной парче, она рыдала себе в колени. Слезы лились непрекращающимся потоком, оставляя мокрые круги на ее брюках цвета хаки.

«О Боже, Боже», - повторяла она, все еще не веря, что ее сестры больше нет. И она не просто мертва, с чем вообще человеку довольно трудно смириться, а жестоко убита. Подобное обычно происходит на экране или на страницах книг, но не в жизни, с родными тебе людьми.
        Конечно, Кристл была далеко не ангел. Они чаще ссорились, точно пара котов, нежели жили в мире. Но Кристл была ее старшей сестрой, всегда ее защищавшей, и эти дорогие сердцу воспоминания прочно въелись в память с раннего детства. И потом, она всегда была такая простодушная и забавная, что у Вероники подчас штаны становились мокрыми от смеха. Но смерть от рук взбешенного мужчины вышибла ее сестру из жизни. Нет, Кристл не заслуживала такого конца.
        Какой-то шум у заднего крыльца заставил Веронику поднять голову. Шмыгая носом, она вытерла ладонями слезы со щек и кончиками указательных пальцев смахнула влагу из-под глаз. Она устремила взгляд через арку кухни на дверь, но там ничего не было видно. Вероника пожала плечами. Вероятно, это одна из кошек миссис Мартелуччи, решила она.
        Но в это время через матовое дверное стекло проглянул мужской силуэт. Ее сердце, тяжело стукнувшись о стенку груди, неистово заколотилось. Ручка двери повернулась, и Вероника вскочила с дивана. Подушка скатилась с ее колен и упала на пол. Поискав поблизости какой-нибудь предмет, который можно было бы использовать как оружие, Вероника остановила взгляд на бездарной копии Эрте[Дизайнер, иллюстратор и декоратор русского происхождения (1892-1990). Известен своими работами в парижском мюзик-холле и на Бродвее.] . Затем схватила золоченого идола, обхватив его пальцами за основание. Страх так прочно засел в горле, что почти не давал ей дышать. Она заняла боевую позицию, выученную еще со времен игры в мяч на пустыре позади «Фуража и семян» Мерфи.
        Дверь со скрипом отворилась, и в кухню просунулись колючие светлые волосы. В лучах света, падавшего с крыльца, были хорошо видны мускулистые плечи. Не прошло и миллисекунды, и, прежде чем в перегруженном мозгу Вероники сложился целостный образ, грудной голос иронично произнес нараспев:
        - Бросаетесь ценными вещами, Принцесса?
        Она чуть было не запустила в него статуэткой. Тогда его шрамы на голове рубцевались бы не один год.
        Вероника попыталась вернуть свое галопирующее сердце к нормальному ритму и осторожно повернулась на бок. Однако не позволила себе расслабиться полностью.
        - Что вы хотите, Блэксток? И почему вы курсируете здесь, в доме Кристл, как в своем собственном?
        - В каком-то смысле это и есть мой дом, - сказал он насмешливо. - По крайней мере та его часть, куда я иду. Я живу наверху.
        Шокированная Вероника со всхлипом втянула воздух.
        - Извините, не поняла.
        Мужчина закрыл дверь и прошел через кухню, задержавшись в арке. Сунув руки в карманы джинсов и упершись плечом в косяк двери, он с кривой усмешкой посмотрел на Веронику. И эта легкая полуулыбка каким-то необъяснимым образом заронила искру в ее сознание. Вероника почувствовала, как дрожь пробежала вдоль позвоночника.
        - Я сказал, что живу здесь. Когда миссис Травитс наняла меня управлять баром, она сдала мне внаем мансарду.
        Марисса? Неужели она это сделала? «О Боже, Map, о чем ты думала?»
        Но Вероника тут же устыдилась своих мыслей. Она была в долгу перед Мариссой. Их связывала давняя дружба. Марисса была такая внимательная и заботливая, всегда готовая прийти на помощь без лишних просьб. Марисса разыскала ее во время ее командировки в Шотландию, чтобы сообщить о Кристл.
        Но сдать помещение этому громиле? В доме, где им с Лиззи предстоит жить? Вероятно, это было не самое умное решение с ее стороны, и Вероника не собиралась мириться с этим. Она шагнула навстречу Купу и, откинув голову назад, встретила его взгляд.
        - Надеюсь, этой ночью у вас будет хороший сон, - сказала она твердо, - так как завтра утром вам предстоит подыскивать себе еще какое-то место для жилья.
        Он еще имел наглость засмеяться!
        - Забудьте об этом, моя сладкая. У меня подписан договор аренды. Если у вас какие-то проблемы с жильем, вы и переезжайте.
        - Не говорите глупостей, Блэксток. У Лиззи без того было достаточно переживаний за этот месяц, чтобы сейчас ограничивать ее в правопреемстве. По крайней мере что касается проживания в собственном доме.
        Что-то промелькнуло в его лице, но голос прозвучат презрительно и высокомерно.
        - Похоже, вы полагаете, - сказал он, - что я верю в вашу безмерную заботу о своей племяннице?
        С таким же успехом он мог дать ей пощечину. Голова Вероники резко откинулась назад.
        - Простите? Что вы хотите сказать?
        - Ничего. - Мужчина сделал бесстрастное лицо и пожал плечами. - Не придавайте значения.
        - Черт побери, вы говорите мне такие вещи, а я не должна придавать этому значения?
        Что вы имели в виду?
        - Я имел в виду, что в своем небольшом напутствии вы частично были правы, Душистый Горошек. Мне действительно нужно хорошо выспаться этой ночью.
        Вероника была взбешена его словами. Куп оставил ее кипеть от досады и злости. Он оттолкнулся от косяка и, шагая через две ступеньки, стал подниматься наверх.

        Глава 2

        Наутро Джеймс Купер Блэксток проснулся, как обычно, - с выходом из глубокого сна непосредственно в бодрствование на счет «раз-два». Он перекатился на спину и хмуро уставился в потолок с неприятным для себя открытием. Первая его мысль была полностью идентична той, с которой он засыпал вчера ночью.
        Проклятие! Вероника Дэвис вообще не занимала его ум. Тогда что все это значит?
        Куп отшвырнул одеяла и, встав на ноги, потянулся, пока не захрустели суставы. Он почесал живот и рассеянно погладил себя ниже пупка, чтобы снять утреннюю эрекцию. отом направился в ванную, продолжая размышлять о Веронике Дэвис. И что она так далась ему? Очевидно, потому что внешне в ней не было ничего, схожего с тем, что он ожидал увидеть. Он представлял ее точно такой же, как ее покойная сестра. Хотя он почти не встречал Кристл, последние несколько недель ему довелось слышать множество рассказов о ней. О ее вульгарной сексуальности. Мисс Вероника, с ее глянцевитыми черными волосами, зелеными глазами с поволокой и необыкновенной кожей была похожа скорее на Белоснежку. Кто бы мог подумать!
        О Боже, какая у нее кожа! Белая-белая и гладкая.
        Купер взял зубную щетку и нахмурился. Исходить подобными нежностями представлялось ему младенческой слабостью и вопиющим стыдом. Вероника Дэвис может обтянуть себя хаки, надеть белую тенниску и маленькие балетные тапочки, но это ничего не меняет. Она будет даже производить впечатление принцессы, вынужденной прислуживать в баре, просто потому, что ее заставили подать несколько стаканов. Но это тоже ничего не значит. Она такая же, как ее сестра Кристл. Просто еще одна женщина из породы Дэвис, которая не привыкла заботиться о ком-либо, кроме себя самой.
        Почистив зубы, Купер попрыскался дезодорантом. Наложил на лицо пенистый крем и взял бритву. Он мог даже не встречать Кристл, но это не мешало ему составить о ней точное мнение. Сказывалась выучка его матери. Она воспитала в нем способность распознавать повадки женщин. Из всего, что ему было известно о Кристл, можно было предположить, что кое-чему она научила и свою сестру. Впрочем, это не было чистой предвзятостью, восходящей к его давним убеждениям. О таком типе женщин, как Кристл, он знал как из художественной литературы, так и из телефонных разговоров со своим сводным братом. Эдди, единственный наследник самого богатого человека Фоссила, по-видимому, был милейшим молодым человеком на земле. И одним из тех, кто верил в доброту каждого, даже если это привело его в мир обид. Лично Купер вообще редко верил в чью-либо доброту и, в частности, в добросердечие Кристл. Эта женщина не заслуживала доверия. В двадцать восемь лет она соблазнила Эдди, которому тогда было только двадцать. Купер подозревал, что она намеренно забеременела, чтобы Эдди на ней женился, и тем самым уничтожила на корню планы его
отца. Кроме того, она помыкала своим мужем, используя для этого Лиззи, которую Эдди любил больше жизни. От злости Куп готов был сжевать свои армейские ботинки, если не сказать больше.
        Кристл по натуре была потребительницей, привыкшей выискивать всякие уловки, обыгрывая каждую ситуацию с наиболее выгодной для себя стороны. Это убийство неизбежно должно было случиться. Но Эдди ее не убивал, черт побери! Купер был в этом убежден и, чтобы доказать невиновность брата, приехал в Фоссил.
        Возможность снять эту мансарду и почти на две недели получить в свое распоряжение целый дом была неожиданной удачей. За это время он прочесал здесь каждую комнату, выискивая какие-нибудь улики, которые позволили бы отвести обвинения от его брата. Но все его находки не доказывали ничего. Только подтверждали эгоцентризм Кристл - не более того. Эта особа была занята только собой, о чем свидетельствовали все шкафы, напичканные ее одеждой, и множество фотографий в ярких, пышных рамках. В Кристл Дэвис все казалось вызывающим. Ее каштановые волосы, высветленные
«перышками». Густой слой помады. Джинсы, сидящие плотнее, чем аэрозольное покрытие, и ее топ, расстегнутый до предела, лимитируемого законом. Во всей коллекции фотографий обнаружился только один снимок Лиззи.
        Куп задержал бритву на адамовом яблоке, чтобы не срезать себе что-нибудь, что еще может сгодиться в будущем. Он глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Черт возьми, его брата в одночасье лишили всякого шанса учредить опеку над собственной дочерью. То, что Эдди обвинили в убийстве ее матери, только подтверждало вопиющий факт, как мало в мире справедливости.
        Услышав шум внизу, на кухне, Куп смыл с лица остатки пены, рывком натянул свитер и джинсы. Покинув дом своей матери, он поклялся никогда не заводиться из-за женщин. Но, несмотря на свой зарок, по прошествии более семнадцати лет он позволил себе эту слабость. Вчера вечером маленькая мисс Ронни, которая была ничуть не лучше других женщин, почти достала его.
        При всем его бесчувствии вчера ему стало совестно, что разговорами о «Тонке» он заставил ее осушать слезы на щеках. Но потом она нашла в себе силы и воззвала к имени Лиззи, чтобы принудить его освободить дом. И тогда чувство вины, равно как и расположение, превратилось в дым. Если уж ты так печешься о благе своей племянницы, должна бы притащить свою задницу в Фоссил еще месяц назад.
        Отбросив надежду на изящную беседу, Купер покинул ванную. Черт возьми, по приезде в Фоссил у него и в мыслях не было держать в секрете, что он брат Эдди. Но, узнав, что Лиззи не может остаться в доме из-за того, что ее тете Веронике недосуг возвратиться, чтобы позаботиться о ней, Куп отправился в Блафф представиться женщине, присматривающей за девочкой. Не успел он назвать свое имя, как Марисса Травитс ошибочно приняла его за претендента на освободившуюся должность в баре. Тогда ему пришло в голову, что «Тонк» - идеальное место, где можно собрать информацию, чтобы вернуть Эдди его доброе имя.
        Да и для Лиззи этот вариант был много лучше, нежели неожиданное появление дяди, которого она даже не помнит. Она видела его раз или два, будучи еще совсем крохой. К тому же от такого дяди, ничего не смыслящего в маленьких девочках, для нее было бы мало пользы.
        Куп вприпрыжку сбежал по черной лестнице в кухню и вдруг замер на месте у нижней ступеньки. Вероника Дэвис, небрежно развалясь, сидела в кресле. Верхней части ее тела из-за стола не было видно. Волосы ее были в беспорядке, подбородок подперт кулаком, а опечаленный взор обращен на кофеварку, издающую булькающие звуки.
        Когда Куп рылся в комоде Кристл, ему попадались прекрасные прозрачные ночные сорочки. Одеяние Вероники не имело с ними ничего общего. На ней была бирюзовая термопижама и шерстяные носки. Она явно не разделяла наклонностей сестры щеголять своей сексуальностью.
        Поэтому если некая часть его тела худо-бедно пребывала в полутвердом состоянии, то при виде этого белья, равносильного утепленным кальсонам, тонус ее совсем упал.
        Куп со скрежетом вытащил из-за стола кресло и плюхнулся в него.
        - Я ожидаю вас в «Тонке» к восьми вечера, - сказал он.
        - Ожидайте все, что вам хочется. - Зеленые глаза Вероники плавно прикрылись, хоть и не до конца. Одним глазом она подсматривала за Купом. - Может, вам повезет и вы еще увидите меня там.
        - Может, черт побери! Мы испытывали нехватку рабочих рук, еще до того как ушла Розетта. Но теперь положение просто катастрофическое. Нам нужно гораздо больше помощников, чем мы имеем на сегодня. Я дал объявление в газету, но, пока кто-то откликнется, вся надежда на вас, Принцесса.
        Теперь она открыла оба глаза. И если в них что-то и промелькнуло, то недовольство. Прекрасно. Купа это вполне устраивало, потому как он точно так же был от нее не в восторге.
        Но потом глаза ее прищурились. Настолько, что между черными ресницами остался не более чем слабый проблеск зеленого свечения.
        - Послушайте, Альфонс Желтокожий…
        Куп резко выпрямился в своем кресле и одним взмахом пригнул к столу ее запястье, заковав, как в кандалы.
        - Как вы меня назвали?
        - Ага! Вам не нравятся прозвища? О, извините! Зато я просто обожаю, когда меня называют Принцесса, моя сладкая и сахарный горошек.
        - Душистый Горошек, - поправил Куп, чувствуя, что у него слегка приподнялся уголок рта. - Однако Сахарный Горошек - это совсем неплохо. Нужно будет запомнить. - Он потрогал кончиками пальцев ее предплечье. Кожа на ощупь была такая же нежная, как и на вид. Он тотчас же убрал пальцы из-под свободного рукава ее пижамы. Куп знал, что женщина ожидает, что он сейчас выкажет раздражение на данное ему прозвище. Вместо этого он поднял бровь и улыбнулся - прямо в лучших традициях старого друга. - Хорошо, пусть будет Альфонс Желтокожий. Вообще-то я получил повод покрутить мозгами, в какой мере мне это подходит, и тому подобное.
        - Замечательно, - недовольно сказала Вероника и вырвала из-под его руки свою. Затем встала из-за стола, так как выключившаяся кофеварка перестала булькать, и прошла налить себе чашку кофе. - Возможно, вместо этого мне следовало назвать вас мистер Смирение.
        Неожиданно для себя Куп обнаружил, что эта пикировка доставляет ему удовольствие - даже несколько многовато, - и тоже встал.
        - Можете называть меня как угодно, если это возбуждает ваше воображение, - сказал он, глядя на Веронику сверху вниз. - Только притащите свой зад в «Тонк» к восьми.
        В ее сузившихся глазах блеснул вызов.
        Куп повернулся и вышел из комнаты раньше, чем эти зеленые глаза успели заставить его поверить, что до сих пор он имел дело с другим типом женщины.

        Часом позже Вероника, стоя в спальне, брезгливо морщила нос от тяжелого духа, исходящего от ее блейзера. Стойкий запах сигаретного дыма с волос и кожи удалось смыть, но ее хороший жакет благоухал по-прежнему. Она отбросила его в сторону, чтобы потом отдать в химчистку. Пока они не подыщут новую официантку, вероятно, ей придется самой работать в «Тонке». Но будь она трижды проклята, если позволит себе каждый вечер приносить это амбре домой. Какой пример она подаст своей племяннице?
        Вероника оделась и пошла искать телефонный справочник. Через час она покинула дом на Бейкер-стрит и поехала к Мариссе. Прожив дюжину лет в этом маленьком сонном городке, между своими визитами сюда она не замечала в нем больших изменений. О, разве что несколько яблоневых садов на обоих концах города уступили место новостройкам. И еще на главной улице появилось несколько новых заведений быстрого питания, а на месте старого «Ай-82» построили «Биг-Кей». Но Фоссил продолжал оставаться в высшей степени захудалым городком. Его плоский ландшафт и холмы вокруг, как прежде, щеголяли той же угнетающей коричневой грязью и тускло-бежевыми красками зимы. Березы простирали свои голые ветви к кристально чистому голубому небу, отбрасывая усеченные тени вдоль тротуаров. Пока она ехала по городу, свет свободно лился сквозь ветровое стекло автомобиля. Этим прорывом зимнее солнце встретило ее приезд, оставив сплошную облачность Сиэтлу, где она сейчас жила. И где она будет жить дальше с Лиззи, как только найдется кто-то, желающий купить
«Тонк» и дом?
        Через минуту Вероника въехала на круговую аллею, проходящую позади большого дома из бруса и речного булыжника. Она выключила мотор и несколько секунд просто сидела в машине, глядя на задворки огромного строения. Блафф - так называлась эта часть города с видом на реку и окрестности - населяли богатые люди. Вероника никогда не могла перешагнуть через факт, что ее самая давняя подруга с некоторых пор живет здесь. Марисса определенно прошла длинный путь от Бейкер-стрит, где она обитала раньше, как и Вероника. Их дома были так плотно прижаты друг к другу, что они с Вероникой обычно использовали разделявший их штакетник как промежуточный порог, откуда можно было с черного хода попасть из одного дома в другой. Вероника улыбнулась. Низкая каменная ограда, разграничивающая нынешние владения Мариссы и ее ближайших соседей, была совершенно не похожа на тот рахитичный деревянный и вместе с тем безопасный заборчик. Сейчас, пожалуй, здесь не попрыгаешь, как, бывало, раньше с Мариссой. Если упадешь на камни, можешь убиться насмерть.
        О Боже. Насмерть. Это слово смахнуло улыбку с ее лица. Как можно так легко забыть обо всем? Ведь о смерти Кристл ей стало известно всего два дня назад. Ругая себя за ужасающее бесчувствие, Вероника взялась за ручку дверцы.
        Когда она вылезла из машины, кухонная дверь с грохотом распахнулась и в патио выпорхнула Марисса. Ее руки вскинулись в воздух, точно взметнувшаяся ракета. Крича от радости, женщина побежала через каменный дворик. Они с Вероникой встретились посередине, восклицая и крепко сжимая друг друга в объятиях.
        Много лет назад друзья называли их Матт и Джефф[Клички собак в рисованных рассказах сан-францисской «Кроникл», газете, созданной Бадом Фишером в 1907 г .] , потому что Марисса на пару дюймов недотягивала до шести футов и была крепко сложена, тогда как Вероника была ростом пять футов и пять дюймов, а также тонка в кости. Эти различия и теперь были ничуть не меньше. Но, попав в теплые и мягкие, как подушка, объятия старой подруги, Вероника чувствовала себя как в родном доме.
        Наконец Марисса отступила назад и отодвинула Веронику на расстояние своих длинных рук с безукоризненным маникюром, оглядывая ее с головы до ног.
        - Ты остриглась, - сказала она, касаясь ее коротких гладких волос. - Самый шик! То, что надо. Мне очень нравится. Ты сделала эту стрижку в Европе?
        - Да, в Эдинбурге, - ответила Вероника. Не покидавшее ее с момента возвращения из Шотландии ощущение вины нахлынуло с новой силой. - Рисса, мне так жаль, что я не подумала оставить тебе номер, по которому ты могла бы меня найти. Не могу поверить, что Кристл похоронили почти месяц назад, а ты только сейчас напала на мои след. - Она засмеялась, но это был лишь короткий звук, безжизненный и невеселый. - О Боже, я так ушла в свою работу! Эта реставрация замка - для меня большая удача.
        Я подумала, как это будет здорово для моего бюджета, если закончить все вовремя. Сейчас я чувствую себя такой виноватой. Пока я поздравляла себя с будущими клиентами, которых мне должен принести этот проект, Кристл умерла и уже зарыта в землю.
        Марисса встряхнула ее за плечи.
        - Ладно, прекрати это.
        - Ты права, ты права. - Вероника сделала глубокий вдох, затем медленно выдохнула воздух и отступила назад, распрямляя спину. - Дело не во мне.
        - Разумеется, в тебе. Твоя сестра убита!
        Слова ранили прямо в сердце, но Вероника покачала головой:
        - Нет, дело в Лиззи. Она потеряла маму, ее отца обвинили в убийстве, а ее тетя пропадает без вести, когда девочка нуждается в ней больше всего. Как она сейчас? Во время тех двух коротких телефонных разговоров мне было так трудно это понять.
        - О, Ронни, у меня просто разрывается сердце. - Марисса взяла Веронику за руку и повела в дом. Они прошли по блестящему плиточному полу в кухню с мраморными столешницами, заваленными домашним барахлом, и ультрасовременным холодильником, в изобилии украшенным произведениями детского искусства. - Лиззи ведет себя так, будто ничего не случилось. Но изнутри ее, должно быть, гложет горе. И не только из-за утраты обоих родителей. Ты прекрасно знаешь, что собой представляет этот город, где каждый знает всю подноготную о Кристл и Эдди, где все только и заняты этими разговорами.
        Они устроились в большой комнате на широкой тахте, подтянув к груди головы и подобрав под себя ноги.
        - Но все невзгоды, - продолжала Марисса, - не подвигли девочку еще больше замкнуться в себе. И это чертовски хорошо, учитывая ее робость. - Она протянула конец своей толстой темно-русой косы через кулак, потом через другой. - Мои дети рассказывают, что какое-то время некоторые из одноклассников здорово ей досаждали. Но к счастью, вокруг нее есть много достойных ребят. Видит Бог, наша малявка Десса так неистово отбивает все нападки на нее. Райли тоже на днях защищал ее от одного мальчишки из третьего класса и пришел домой с разбитым носом.
        - У тебя замечательные дети, Марисса, - сказала Вероника.
        На щеках ее подруга обозначились глубокие ямочки.
        - Ах, кто их знает! Иногда я думаю, что не грех бы отдать обоих на выучку в военную школу. Но вдруг они поворачиваются совершенно неожиданной стороной и делают такое, что я готова лопнуть от гордости. - Марисса пожала плечами. - Я подозреваю, у них такой сговор - посмотреть, как скоро им удастся довести меня до безумия. А что может сделать одинокая женщина?
        Вероника фыркнула:
        - Как будто ты стала бы что-то менять, даже если бы могла! Ты делаешь великое дело, воспитывая их одна. Должно быть, это трудно. После смерти Денни.
        -Да, временами бывает нелегко. Но Денни нет уже пять лет, и жизнь продолжается. - Марисса снова пожала плечами. - И ты просто делаешь то, что должна, особенно когда у тебя есть дети.
        - Но то, что ты сделала, - это настоящий подвиг. И вдобавок взяла на себя еще и мои проблемы. - Вероника тронула Мариссу за плечо. - Я так тебе обязана за то, что ты позаботилась о Лиззи и поддержала работу в «Тонке».
        - Фи, какие пустяки! - отмахнулась Марисса. - Кстати, о «Тонке». Разве этот Купер не милый? По-моему, он такой душка!
        Не сказать, чтобы такое определение точно соответствовало первому впечатлению Вероники.
        - Душка?
        - Да. Он такой очаровательный, и с ним легко иметь дело. И потом, он не пропивает весь свой доход, как первый парень, которого я наняла.
        - Так ты находишь, что он душка? - повторила Вероника.
        Очаровательный? И с ним легко иметь дело? Для кого-то, может быть. Но только не для нее.
        - Ну да, я согласна, - засмеялась Марисса, - строго говоря, он не выглядит душкой…
        - По мне, так он похож на одного из тех вампиров, которые в наши дни так популярны на телевидении. Но не из тех новомодных, что всегда пытаются утонченно трансформировать свои порочные наклонности. Мне он напоминает их главаря, мародерствующего злодея, грабящего население.
        - Ну, для вампира он слишком загорелый, - возразила Марисса. - Впрочем, я бы не возражала, чтобы на меня напал такой грабитель. - Она засмеялась и, наклонившись к Веронике, порывисто ее обняла. - О, Вероника, как хорошо, что ты вернулась! Ты всегда отличалась уникальным взглядом на вещи.
        - По поводу моего возвращения не уверена, - призналась Вероника, - но видеть тебя, несомненно, хорошо. И я отчаянно нуждаюсь в твоей информации о жителях Фоссила. - Она провела руками вверх-вниз по бедрам. - В «Тонке» не хватает рабочих рук, и мне сказано, что я должна заменить там официантку, пока все уладится.
        - Ого-го. - Марисса сочувственно улыбнулась. - Могу вообразить, как тебе, должно быть, приятно было это услышать.
        - О да. - Вероника состроила гримасу. - Как только мы с Кристл стали достаточно большими, чтобы держать в руках швабру, наверное, половина наших выходных ушла на уборку этого бара. - Ее антипатия к «Тонку» была тесно связана с их отцом. В ее воспоминаниях о нем причудливым образом переплеталось все хорошее и плохое. Шарм, отсутствие амбиций и врожденное пренебрежение к женскому мнению. - Боже мой, не мне тебе это рассказывать, Рисса. Ты, конечно, помнишь, как я изливала тебе душу относительно папиных воззрений на миссию женщины и маминого потворства, когда она отказывалась на него воздействовать. - Вероника виновато пожала плечами, как бы извиняясь, что снова поднимает избитый вопрос. - Я, конечно, поработаю в «Тонке»: если я хочу его продать, у меня просто нет выбора. Ради Лиззи я готова выжать из этого заведения как можно больше, чтобы она могла свободно распоряжаться своей жизнью. Но как только я найду официантку, ноги моей там не будет.
        - Гм… я не хочу тебя обескураживать, дорогая, - сказала Марисса, - но все завязано на экономику. За последние два года положение изменилось. Я имею в виду, что найти охотников на низкооплачиваемую работу сейчас намного труднее. Так что на это может уйти какое-то время.
        У Вероники упало сердце, но она отбросила удручившую ее новость и расправила плечи.
        - Прекрасно. И поэтому Купер Блэксток живет в доме Кристл?
        - Да. Количество свободных квартир, сдающихся внаем, близко к нулю. Вот я и рассудила: почему бы не поселить его в пустом доме, где он будет полезен еще и как сторож? К тому же под боком у «Тонка». Почему нет?

«Потому что он доставляет мне беспокойство». Вероника вспомнила, как Блэксток смотрел на нее сегодня утром. Перед ее мысленным взором тотчас предстали гладко выбритый твердый подбородок, торчащие светлые волосы и недовольно сдвинутые темные брови. Этот мужчина захватывал большее пространство, нежели занимаемая им доля кухонного стола. Когда он сел напротив нее, его плечи совершенно загораживали ей вид.
        Вероника заставила себя стряхнуть образ. С Блэкстоком она будет иметь дело позже - не сейчас, когда у нее есть реальные проблемы.
        - О Боже! Map, я чувствую себя как в одном из эпизодов «Сумеречной зоны»[Совместный фильм Джона Лэндиса, Стивена Спилберга, Джо Данте и Джорджа Миллера, 1983.] . Знаешь, отчасти я всегда подозревала, что Кристл плохо кончит, но это были лишь смутные представления. Что-то наподобие того, как она, пьяная, садится за руль и разбивает автомобиль. Или как один из мужчин, с кем она играла в свои дьявольские игры, в безумном раже рассекает ей губу или ставит синяк под глазом. - Вероника посмотрела на свою подругу, озадаченную этими ужасными ассоциациями. - Но я никогда не предполагала ничего подобного тому, что произошло. Как Эдди мог это сделать? Я всегда воспринимала его как самого милого, очень сдержанного человека. Надо отдать должное его терпению, потому что мы-то с тобой хорошо знали Кристл. Я знала, что они с Эдди враждовали между собой из-за родительских прав над Лиззи, но я никогда не думала… я ни на минуту не могла вообразить… - Вероника откинула волосы со лба и тяжело сглотнула. - Боже мой, я даже уговаривала Кристл позволить ему воспитывать Лиззи, потому что мне казалось, из них двоих он -
лучший родитель.
        - Он и был лучшим родителем. Я полагаю, он просто не выдержал и сорвался.
        - Значит, у них вполне определенное мнение, что это сделал он? - Вероника нетерпеливо покачала головой. - Ну конечно, это он… не правда ли? Кто же еще! Иначе он никогда бы не убежал и не бросил Лиззи на произвол судьбы. - Вероника почувствовала горький вкус на языке.
        - В тот вечер Кристл и Эдди устроили в «Тонке» у всех на глазах хорошую потасовку, - мягко заметила Марисса. - Он выкрикивал угрозы в ее адрес. И потом, когда в контейнере для мусора обнаружили ее тело, полиция там же нашла кожаный пиджак Эдди. У Кристл под ногтями остались следы той кожи. - Она болезненно поморщилась и сжала Веронике руку. - Извини, бесчувственно с моей стороны говорить об этом. Давай сменим тему. Что ты скажешь?
        - Хорошо. - Вероника с трудом сглотнула, отчаянно желая стереть возникший в сознании образ. - Помоги мне придумать что-нибудь действительно толковое, как мне устроить Лиззи, когда мне придется работать.

        Глава 3

        Прошло несколько часов.
        Когда в дверях, как гром средь ясного неба, появились дети, Вероника уже пришла к некоторым решениям относительно будущего своей шестилетней племянницы. Она оглядела Лиззи, оценивая происшедшие изменения. Девочка шла следом за долговязым восьмилетним Райли, громко препиравшимся со своей сестренкой Дессой. Ее белокурые кудряшки, казалось, вобрали в себя весь заряд статического электричества, генерируемого ее темпераментом, судя по тому, с каким неистовством Десса спорила с братом. Золотисто-каштановые волосы Лиззи, как всегда, были аккуратно причесаны. Она была в гороховом жакете в стиле ретро, новеньких джинсах и тщательно зашнурованных теннисных туфлях. В ее внешности в интересной комбинации нашли отражение гены обоих родителей. От Кристл девочка унаследовала невысокий рост и изящное сложение. Веронике подумалось, что Лиззи выглядит еще более хрупкой в сравнении с экспансивными Травитсами благодаря своей степенной походке и задумчивому выражению. Но лицо ее мгновенно просияло, когда она увидела Веронику.
        - Тетя Ронни! - Лиззи уже начала было снимать ранец, который теперь повис у нее на плече, и вдруг резко остановилась возле столешницы. - Вы здесь!
        Райли с Дессой перестали спорить и молча смотрели на Веронику, поднимавшуюся к ним навстречу. Ранец Лиззи ударился об пол, когда она бросилась к Веронике и споткнулась в нескольких дюймах от нее, прежде чем оказаться в объятиях маминой сестры. Уткнувшись подбородком ей в грудь и согнув худенькие плечики, Лиззи украдкой взглянула на нее сквозь шелковую завесу своей челки.
        От неуверенности в ее взгляде у Вероники разрывалось сердце.
        - Иди ко мне! - Она крепче притянула девочку к груди. - Я тосковала без тебя, Лиззи! Ты знаешь, сколько времени прошло с тех пор, когда мы последний раз были вместе? Ровно два месяца, три недели и…
        - Шесть долгих дней, - закончили они в унисон. Констатировав этот промежуток времени, проведенного в унынии разлуки, Лиззи откинула назад головку и посмотрела на Веронику.
        - Я подсчитала вчера вечером у себя по календарю, - сказала она и расслабилась в объятиях своей тети.
        Когда у Кристл возникали планы на уик-энд, она обычно завозила Лиззи к Веронике. Слишком велико было ее стремление не дать Эдди ни минуты общения с дочерью сверх их соглашения. Поэтому за последний год Лиззи с Вероникой особенно сблизились и ввели этот ритуал с подсчетом дней и недель, радуясь друг другу при каждой новой встрече.
        - Извини, что я не смогла приехать раньше, - сказала Вероника, отводя с личика девочки ее мягкие волосы. - Но вот я здесь, и теперь мы с тобой одна семья. Так что можешь не сомневаться, что я буду заботиться о тебе. Мы начнем прямо сегодня, с твоего возвращения в собственную комнату.
        Вероника вовремя взглянула на Дессу. При виде огорченного лица девочки она поспешила ее успокоить.
        - Ты ведь будешь приходить к нам, Десса? - сказала она с улыбкой. - Надеюсь, ты понимаешь, что вы с Лиззи сможете видеться, когда вам захочется? А на уик-энд, если мама позволит, будешь оставаться у нас на ночь. - Вероника бросила взгляд на Райли, жующего печенье и демонстрирующего свой прохладный интерес к их разговору. - Райли, ты тоже всегда будешь желанным гостем.
        Мальчик закатил глаза к потолку, снова вынул из пачки печенье, запихал за щеку и хрюкнул. Шумно проглатывая печенье, он достал из холодильника пластиковую бутылку с молоком.
        - Очень мне нужно играть с двумя бестолковыми девчонками. - Райли отхлебнул молока и отнял бутылку ото рта. - Вообще-то там рядом с вами живет Брэд Маршалл. Возможно, я мог бы чем-то заняться с ним, пока они играют в свои куколки.
        Марисса встала и вырвала у него бутылку с молоком.
        - Возьми стакан, - сказала она и покачала головой. - Возможно, мог бы… Наглядный пример эффективности нашей школьной системы. Видимо, мне придется заново подумать, стоит ли отдавать свой голос, когда придет время платить налоги.
        Райли без тени раскаяния широко ухмыльнулся и стал удивительно похож на Мармссу, когда та была в его возрасте. При виде этой мужской версии подруги детства Вероника вынуждена была кусать себе внутреннюю сторону щек, чтобы не засмеяться вслух. Но должно быть, у нее дергались губы, потому что Марисса наградила ее суровым взглядом.
        - Не поощряй его.
        - Я не поощряю. Никак нет. - Вероника сделала серьезное лицо и перевела взгляд на Лиззи, все еще обнимая ее. - Тебе нужна помощь, чтобы собрать свои вещи?
        - Н-нет. Я все упаковала еще вчера вечером. Пойти наверх и забрать? Только не уходите далеко - я мигом.
        Веронику очень огорчило внезапное беспокойство в голосе племянницы. Она улыбнулась и сказала, что не собирается никуда уходить. После ее заверения Лиззи почувствовала себя на твердой почве. Высвободившись из объятий Вероники, она уже увереннее повернулась к своей подружке.
        - Не пойдешь ли со мной, Десса? Поможешь мне принести вниз мои вещи.
        Дети втроем потопали наверх.
        - О Боже! - Вероника повернулась к Мариссе. - Я только начинаю входить в свой новый статус. Превращение из тети в маму - такая огромная ответственность. А Лиззи кажется настолько хрупкой, что мне боязно, как бы не перегнуть палку. Рисса, что, если я, не приведи Господь, чем-нибудь ей наврежу?
        - Вдохни поглубже, - приказала Марисса и круговыми движениями принялась массировать подругу между лопатками. - Теперь сделай выдох и послушай меня. Ты ничем ей не навредишь.
        - Откуда ты знаешь?
        - Ты очень добра к Лиззи. Ты без ума от нее и будешь делать все наилучшим образом.
        - Но она никогда не оставалась со мной больше недели. Вдруг моих способностей окажется недостаточно?
        - Их более чем необходимо. Взять хотя бы один этот день. Посмотри, как она успокоилась в твоих объятиях и как вы обе не могли оторваться друг от друга. Ты найдешь себе надежную помощницу, и она присмотрит за Лиззи, пока ты будешь на работе. Ласточка моя, судя по тому, как у тебя все прекрасно получается, ваша жизнь постепенно устроится. Только не берись за все скопом - делай сначала одно, потом другое.
        По возвращении домой Вероника именно так и решила провести остаток дня. Жить одной минутой и заниматься каждым вопросом в отдельности по мере их возникновения.
        Она была довольна, что Купа нигде не было видно.
        - Ух, сколько здесь всего! - Когда они вошли в гостиную, Райли открыл рот, пытаясь объять взглядом все сразу. - У моей мамы в доме нет ничего похожего.
        Лиззи слегка вздрогнула, но ничего не сказала. Райли остался осматривать комнату, ярд за ярдом, тогда как Вероника с девочками пошла наверх. Она наблюдала, как Десса разгружает чемодан Лиззи, а ее племянница расставляет на тумбочке фотографии. Несколько фотографий светловолосого, с золотистым загаром Эдди, одна - Кристл и еще снимок, на котором Лиззи с Вероникой запечатлены в Вудлоне, когда они были в зоопарке прошлой осенью.
        Покопавшись в картонной коробке, Лиззи вытащила альбом с фотографиями. Она поставила его на нижнюю полку тумбочки, потом достала тряпичного пони с ватной набивкой и бережно положила под подушку. Вероника огляделась, чувствуя, как в ней проскочила искра злости против сестры.
        С точки зрения чистоты и порядка все обстояло вроде бы хорошо. Но так безлико могла выглядеть любая другая комната. Здесь же не было ничего, указывающего, что это уголок маленькой девочки, не считая того, что она сама для себя обеспечила. Стены комнаты были выкрашены в белый цвет, кровать застлана простым покрывалом, отделанным светлой синелью, окна закрыты ставнями, выполняющими свое прагматическое назначение.
        Видимо, Кристл ухлопала кучу денег на ту гостиную внизу и на свою комнату, так как ее спальня была обставлена так же бездарно, при том же засилье блестящих украшений, претендующих зваться произведениями искусства. Поразительно. Неужели нельзя было потратить несколько долларов на свою дочь, чтобы ее комната стала чуточку походить на детскую? Вероника вынуждена была признать, что ее сестра, вероятно, не обладала в достаточной мере материнским инстинктом.

«Ориентируйся на радостную сторону жизни, - подбодрила она себя с чувством вины за это легкое воодушевление, - а что касается материнской заботы, ты сумеешь справиться не хуже».
        - Неудивительно, что Эдди в конце концов не выдержал. Кристл не раз похвалялась, что она его обводит вокруг пальца.
        Куп услышал, что кто-то болтает о его брате, и краем глаза посмотрел в ту сторону. Сэнди, официантка, разговаривала с женщиной, которой он сам только что подавал джин с тоником. Он взял тряпку и принялся вытирать прилавок, постепенно подвигаясь ближе к ним.
        - Да? - скептически сказала женщина. - Каким образом? Кристл никогда не производила впечатление великой мастерицы по части тайного обмана.
        - Забавно, - засмеялась Сэнди, - ты в точности повторяешь мои мысли. Я ее как-то спросила: «Ну хорошо, ты и кто еще?»
        - И что она тебе ответила?
        - По сути ничего. Просто ограничилась этой своей улыбочкой. Хитрая задница! Тогда я спросила ее в лоб. И она сказала… - Приглушенный доверительный тон Сэнди внезапно изменился. - Вам принести что-нибудь еще? - спросила она громко.

«Джин с тоником» сначала посмотрела на официантку так, будто та потеряла рассудок. Потом села чуть прямее, когда Сэнди чуть заметно кивнула на Купа. С такого расстояния бармен, безусловно, мог их слышать.
        - О нет, - сказала посетительница. - Спасибо, мне достаточно этого.
        - Ну хорошо. Я должна вернуться к работе. - Сэнди отошла от стола и направилась проведать двух мужчин, игравших в пул в дальнем углу.
        Купер понимал, что, коль скоро он является здесь временным боссом, официантка не хочет, чтобы ее застали за сплетнями. Однако рациональной части его ума противоречило инстинктивное желание. Он хотел зарычать с досады. То, что он сейчас чувствовал, было сродни его врожденному стремлению к лидерству. Он еще надеялся, что их беседа возобновится и что на этот раз у него будет шанс вмешаться в нее. Но пока ему оставалось только распинать себя за упущенную возможность. Почему было не поинтересоваться? Черт побери, что в этом такого? Убийство Кристл, пожалуй, было самой горячей темой в городе.
        Было уже далеко за девять, когда через парадную дверь фланирующей походкой в
«Тонк» вошла Вероника. Этот факт не способствовал улучшению настроения Купера. ерт! Соизволила явиться наконец. Он ударил себя по плечу полотенцем, которым вытирал стаканы, и стал наблюдать за ее приближением.
        Этот вечер был довольно тихим, как обычно по средам. Вообще-то ее отсутствие никому не причиняло неудобства. Они вполне могли справиться и без нее. Но это был непорядок. Тебе сказали быть здесь в восемь - так будь любезна прийти вовремя. Проведя тринадцать лет на флоте, Куп не привык, чтобы его приказы не исполнялись. Тем более какой-то пигалицей, которую он может переломить пополам, не прилагая особых усилий.
        - Добрый вечер, Купер, - сказала она, проходя за стойку взять свой передник и поднос.
        Куп резко повернулся, следя, как она повязывает вокруг бедер белую ткань. На него повеяло еле уловимым ароматом. Он хотел понять его источник. То ли эта тонкая струйка тянулась от покачивающихся гладких волос, то ли от шикарного топа с длинным рукавом и легких черных брюк. Или, может быть, от того нежного белого треугольника в основании шеи, где пульсировала слабая синяя жилка.
        - Вы опаздываете, - проворчал Куп, пытаясь избавиться от навязчивого желания пробегать взглядом белую кожу дюйм за дюймом. - Если я говорю вам быть здесь в восемь, это означает ровно в восемь.
        Вероника оцепенела. Руки ее по-прежнему оставались за спиной и держали тесемки фартука. Ее маленькая грудь выпятилась вперед и уперлась в цепкий бархат ее блузки винного цвета. Несколько коротких секунд было слышно, как в музыкальном автомате Коллин Рей недоумевает, как можно «так быстро променять того, кого ты любишь, на того, кого ты знаешь с давних пор». Потом руки ее вернулись из-за спины и, обняв себя за бока, Вероника преодолела расстояние, отделявшее ее от Купа. Остановившись в нескольких дюймах от него, она подняла подбородок.
        - Давайте внесем ясность, - сказала Вероника, отклоняя голову назад, чтобы установить свой холодный взгляд на уровне глаз Купа. - Вы не мой отец, чтобы указывать, когда мне приходить. Если у вас есть соображения, как лучше наладить работу бара, и вы способны, как подобает взрослому человеку, сесть и составить график, я с благодарностью вас выслушаю. Но только не приказывайте мне. Не вам устанавливать здесь законы. Откуда у вас такая уверенность, черт побери? С чего вы взяли, что со мной можно разговаривать как с нерадивым лакеем, из-за которого срывается торжественный прием? Вы, похоже, забываете, что хозяйка здесь я, а не вы.
        Черт! Он действительно каким-то образом это запамятовал. И она его своим напоминанием уела. Куп хотел посмотреть прямо в те надменные зеленые глаза и сказать: «Прекрасно. Я ухожу». Он выложил бы кучу денег за эту возможность.
        Какое-то мгновение он смаковал свои фантазии, грея себя мыслью о том, с чем останется Вероника Дэвис после его ухода. У нее не будет управляющего и официантки. Ей придется самой заниматься уборкой, составлением смет и заказами на поставки товара. Интересно было бы посмотреть, поубавится ли у нее после этого спеси?
        Но в таком случае прежде всего порушились бы его собственные планы - то, ради чего он подрядился на эту работу. Поэтому Куп оставил свою мысль. Когда он шагнул вперед, Вероника инстинктивно отступила и наткнулась спиной на застекленные полки с бутылками, вцепившись обеими руками в одну из них. К нему моментально вернулось хорошее настроение. Он почувствовал, как у него растягиваются уголки рта в злорадной ухмылке. Вероника Дэвис оказалась не так уж непробиваема, как хотела казаться.
        Куп наклонился и, вскинув свои крупные руки, прижал обе ее кисти, так что костяшки его больших пальцев касались ее нежной розовой кожи.
        - У меня для вас есть коротенькое сообщение, Принцесса, - пробормотал он, вдыхая запах ее шампуня. Нет, это был не тот едва уловимый аромат, которым на него повеяло раньше. Куп снова поглядел на ямочку с мягкой кожей в основании шеи, однако быстро перевел свои блуждающие мысли в деловое русло. - Вы не станете настоящей хозяйкой заведения, - сказал он, - если не потрудитесь приходить вовремя, чтобы протянуть руку помощи другим. В противном случае вы - просто нуль. Пока вас не было, мы с Сэнди были вынуждены закрывать брешь.
        - И я уверена, вы блестяще с этим справились. - Да, справились, черт возьми! Но вы игнорируете суть вопроса, Ронни.
        - Я не давала вам разрешения так обращаться ко мне, - сказала Вероника. Ее подбородок проделал почти невозможное, поднявшись еще на несколько градусов. - Называйте меня Вероника.
        Куп заскрежетал зубами.
        - Отлично. Вы упускаете главное, Вероника. Здесь слишком напряженный ритм, чтобы вы могли устанавливать собственный график и манкировать своими обязанностями. К тому же замечу, как и Розетта с ее крылатой фразой, что мне платят не настолько много, чтобы делать еще и чужую работу.
        Вероника уперлась руками ему в грудь и оттолкнула с неожиданной для такой хрупкой женщины силой. Куп потерял равновесие и пошатнулся назад.
        - Вы превосходный рассказчик, Блэксток. Мастер художественного слова. В вашей декламации есть все - пафос, юмор и главные герои. Безалаберная злодейка и рыцарь без страха и упрека, готовый, невзирая ни на что, спасти бизнес. - И, к удивлению Купа, она наградила его лучезарной улыбкой, исполненной неподдельного восхищения. - Правда, во всем этом есть крошечный изъян. Я не новичок, не случайная залетная птаха. Я выросла в этом баре. По средам в Фоссиле проходят соревнования по боулингу, так что раньше половины десятого в бар вообще никто не приходит. Все начинается гораздо позже. Поэтому я сомневаюсь, что вы тут сбились с ног в мое отсутствие. - Она оглядела их клиентов, рассеянных за отдельными столами. - Семь, восемь, ну, девять человек от силы, - сказала она, потом улыбка ее померкла. Вероника посмотрела Купу в глаза. - Но даже если вы и… Ну… словом, как бы то ни было, я сожалею, что так получилось, но сегодня вечером я должна была сделать кое-что посущественнее.
        - Да? Вы имеете в виду экстренный визит к своей маникюрше или что-то в этом роде?
        - Нет, Купер. Это был важный визит, оговоренный еще вчера. Мне нужно было встретиться с учительницей моей племянницы и директрисой. Я должна была привезти Лиззи сюда, в ее собственный дом, так как не собиралась оставлять ее ни минутой дольше и лишать ее законных прав. Достаточно того, что последнее время ее шпынял целый батальон маленьких одноклассниц. Потом я дожидалась, пока придет миссис Мартелуччи. Я должна была удостовериться, что Лиззи будет с ней хорошо. Эта женщина будет присматривать за ней, пока я на работе.
        - Миссис Мартелуччи? Кошатница с этой улицы?
        - Да. Вы сомневаетесь в ее компетентности? Не смотрите, что у нее полный дом кошек. Просто она очень одинока. Ее сын погиб во время «Бури в пустыне». У нее больше никого нет из близких. Мне ее рекомендовала Марисса, и она права. Миссис Мартелуччи добра и надежна, как швейцарские часы. Она будет трястись над Лиззи, притом искренне. Но я думаю, Лиззи переживет эту небольшую суетность, так же как и перекорм. Ей не мешает немного поправиться. А миссис Мартелуччи хорошо готовит курицу и делает лучший в мире пармезан. - Вероника убрала маленькую прядку волос, упавшую ей на щеку. - Все это меня вполне устраивает.
        - Эй! - завопил мужчина за столиком рядом с музыкальным автоматом. - Кто-нибудь нас обслужит?
        Вероника схватила ящичек с наличностью и быстро пересчитала деньги. Потом сняла с прилавка поднос и поставила на него кассу, уперши край подноса в бедро.
        - Продолжим позже. - Она обошла Купера и, обогнув конец прилавка, пошла в зал. Куп наблюдал за легким покачиванием ее бедер, пока она, лавируя между столами, большей частью пустыми, направлялась к нетерпеливому клиенту и его друзьям. Она наклонилась к столу собрать порожнюю тару и заменить полную пепельницу на чистую. Куп считал, что он хорошо разбирается в людях, но эта женщина опрокидывала все его представления о них. Черт побери, он по-прежнему ожидал увидеть точную копию ее сестры. Но его глазам предстала совершенно другая, самобытная личность, и то, как Вероника Дэвис общалась сейчас с теми парнями в углу, еще более укрепило его новое мнение. Кристл, с ее сексуальностью, как явствовало из всех описаний, одним своим видом как бы приглашала: «Подходи всяк, кому не лень, и бери меня». Поведение Вероники скорее говорило: «Попробуй тронь меня - набьешь шишку на лбу».
        Куп надеялся, что она не зарабатывает на сексе.
        Чертовски любопытно было бы узнать, чем она занимается. Ее неподдельное беспокойство за Лиззи уже почти не вызывало сомнений. Он мог бы даже поверить ей полностью, потрудись она приехать раньше, а не вчера. Наверняка у нее были какие-то коммерческие дела за пределами Фоссила.
        Куп даже не представлял, сколь велико его любопытство, потому что, когда она вернулась с заказом, слова вырвались сами собой:
        - Чем вы занимались раньше, скажите на милость?
        Она растерянно заморгала, но потом ответила:
        - По профессии я реставратор. В некотором роде специалист по внутренней отделке помещений. Я стажировалась на возрождении исторических памятников. - На лице у нее промелькнула быстрая улыбка. - Только что закончила восстановление одного замка в Шотландии. Его так модернизировали, что оригинал было просто не узнать. Экстерьер - тринадцатый век, а интерьер - пятидесятые годы.
        - Так вы не замужем, насколько я понимаю? - Куп сделал шаг назад и, выпрямив позвоночник, вытянулся во весь рост, прямо по-военному. Черт возьми, с чего это вдруг?
        Должно быть, у нее возникло недоумение по этому же поводу, судя по ее застывшей позе.
        - Почему вы так решили? Потому что…
        Он пожал плечами.
        - Потому что ваша работа, по-видимому, заставляет вас надолго уезжать из страны, из дома.
        - Но может, кто-то понимает, насколько для меня важна моя работа и поддерживает меня в моей карьере. Вам это не пришло в голову?
        - О да! Это было первой моей мыслью. Но потом я подумал: почему этот мистер Понимание не приехал сюда помочь вам? И еще я обратил внимание, что у вас на пальцах нет никаких колец.
        Вероника посмотрела на свои руки, потом снова подняла глаза на Купа.
        - Все-то вы видите, мистер Наблюдательность. Ну ладно, вы правы. Сдаюсь. Но в жизни не все так просто. Нужно еще встретить такого мужчину, ради которого я променяла бы мою свободу на стирку его носков. Хотя вы, вероятно, воображаете, что это очень заманчивая перспектива. - Она бросила на Купа быстрый взгляд. - А вы? Вы женаты?
        - Боже упаси. Нет.
        Она улыбнулась уголками губ и взяла у него поднос.
        - Звучит весьма категорично.

«Это еще мягко сказано, Принцесса», - подумал Куп. Она даже наполовину не представляла, как ему ненавистно думать, что это может случиться. Данный вопрос был для него самой большой сердечной болью.
        Куп смотрел, как Вероника направляется с подносом к столу клиентов, и размышлял о ситуации. Если обратиться к прошлому, он никогда не подумал бы, что станет так уж заботиться о реабилитации своего единоутробного брата.
        Когда Купу было восемь лет, его мать развелась с отцом и вышла замуж за Томаса Чапмена, отца Эдди. Мэри Купер Блэксток, с ее снобистскими замашками, всегда выглядела нелепо, учитывая ее чрезвычайно простое происхождение. Возможно, родословная и была первопричиной ее стремления оторваться от своих корней и занять высокое положение в обществе. Это восхождение прервалось лишь однажды, когда она сгоряча вышла замуж. Но потом огонь погас, и все ее усилия переключились на то, чтобы сменить простого каменщика, вполне довольного своей профессией, на более подходящую партию.
        Но будь он проклят, если позволит, чтобы с ним случилось то же, что с его отцом.
        Впрочем, Куп признавал, что у его матери были смягчающие обстоятельства. Все-таки какое-то время она оставалась с ними, до того как в ней взыграло ее честолюбивое желание. Но, встретив Томаса Чапмена, человека, более соответствующего ее мировосприятию, она оставила их с отцом вдвоем, не моргнув глазом. Через год она произвела на свет Эдди, золотоволосого ребенка, тоже более совершенного - сообразно ее представлениям.
        Может, Куп и знать бы не захотел своего единоутробного брата, если бы не солнечная натура ребенка. Во время его редких визитов к матери жизнерадостный мальчуган следовал за ним буквально по пятам. Эдди просто боготворил своего старшего брата. Какое сердце нужно было иметь, чтобы устоять перед такой привязанностью?
        Купу только что стукнуло пятнадцать, когда умер его отец. После этого ему пришлось переселиться к матери. Они с матерью расходились во взглядах, и на этой почве между ними возникали частые ссоры, доставлявшие ему огорчение и страдания. В те годы единственным светлым пятном в его жизни был Эдди. Потом семья переехала в Фоссил, и следующим летом, окончив школу, Куп ушел из дому, в знак протеста против материнских устоев. Вот тогда он и ступил на самостоятельный путь.
        Вероника принесла заказ для новой группы посетителей. Взобравшись на высокий табурет за стойкой, подперши рукой подбородок, она с минуту молча следила, как Куп нагружает поднос.
        - Так чем вы занимались, перед тем как приехали в Фоссил? - спросила она наконец.
        Куп напрягся, но тут же заставил себя расслабиться. Он был подозрителен, как параноик, и не желал, чтобы о нем составляли мнение по фактам его прошлой жизни. Идейное давление матери в детстве не прошло даром. Это было понятно и без похода к психоаналитику.
        Нечего тут допытываться. Совершенно ни к чему знать, кто он такой.
        - Да так, кое-чем, - ответил он. - Мотался туда-сюда.
        - Гм… а точнее? Что значит «мотался»? Чем конкретно вы занимались?
        Закончив подбирать заказ, Куп отставил в сторону поднос. Затем наклонился к Веронике и, вытянув руки на прилавок, заключил ее между своими локтями.
        - Всем понемногу, моя сладкая, - сказал он. В ней было что-то, чем она раздражала его. Но вместе с тем он испытывал удовольствие. Приятно было видеть, как в глазах у нее промелькнуло легкое недовольство. Вероника выпрямилась, когда его лицо внезапно оказалось слишком близко.
        Но она была не робкого десятка и встретила его взгляд с завидным хладнокровием.
        - Из ваших слов следует, что вы летун, не способный удержаться на работе?
        - Э-э, нет. У меня была работа. И она продолжалась больше дюжины лет.
        - И что же вы делали?
        - Бороздил моря. По милости военного флота США.
        - А почему вы сочли, что профессионально пригодны для работы здесь? - спросила Вероника с раздражением.
        - Потому что я умею смешивать напитки для коктейлей и знаю, как пресечь пьяные беспорядки. - Куп отодвинулся от нее назад. - А что, я составляю конкуренцию кому-то? Разве на это место претендует кто-то еще?
        - Нет. Разумеется, нет.
        - Тогда какое имеет значение, чем я занимался раньше? - сказал Купер. - Единственное, что важно, - это насколько я компетентен в том, чего вы от меня хотите. К тому же моя осведомленность не исчерпывается этой работой. Мои способности гораздо шире. Я чертовски хорошо делаю все, за что бы ни взялся. - Перегнувшись через прилавок, он занял прежнее положение и прочертил кончиком пальца кривую на ее руке, от большого до указательного пальца. - Даю вам честное слово, дорогая. Впрочем, если хотите, можете сами проверить мое мастерство. В любое время. Где угодно. - Куп придвинул нос ближе к ее виску, чтобы вдохнуть витавший вокруг нее тот неуловимый аромат. Потом, разозлившись, что он ударяет ему прямо в голову, заправил за ухо ее волосы и, наклонившись к обнажившейся ямке, шепнул многозначительно: - И на чем угодно.
        Вероника соскочила с табурета и потянулась за подносом. Лицо ее пылало.
        - Сделайте одолжение, не дышите на меня. - Она смерила Купа холодным взглядом и удалилась.
        Глядя ей вслед, он подумал, что должен быть доволен своим маневром, отвлекшим ее внимание. Тогда почему он испытывал то же тошнотворное чувство, как обычно, если на него смотрела его мать, когда он не вполне отвечал ее ожиданиям?
        А он уверен, что делал все, что в его силах, чтобы убедиться в ее правоте.

        Глава 4

        - Тетя Ронни, у нас в доме мужчина! Вы знаете?
        Вероника открыла один глаз. Рядом с ее кроватью, согнув ноги в коленках, в длинной ночной сорочке стояла Лиззи. Ее только что умытое личико находилось так близко, что не вполне попадало в фокус.
        - М-м? - Вероника не принадлежала к числу «жаворонков». Ей требовалась секунда или две, чтобы привести в порядок свой сонный мозг и осмыслить шепотные слова. - Мужчина? - Она покосилась на племянницу.
        Лиззи решительно кивнула.
        - Большой мужчина. У него еще волосы торчат, как щепки.
        Ах, Куп…
        - Это мистер Блэксток. Помнишь, я тебе о нем говорила? Его пригласила Марисса, чтобы… - Вероника осеклась, так как вдруг поняла, что забыла известить о нем девочку. Она резко приподнялась на локте и проглотила ругательство, грозившее сорваться с губ. - Извини, Лиззи. Я собиралась рассказать тебе еще вчера вечером, после того как мы отвезем Райли и Дессу домой. Но потом мы зашли за бакалеей, а позже пришла миссис Мартелуччи, и мне нужно было собираться на работу…
        Вероника замотала головой, тщетно пытаясь найти объяснение необъяснимому. Потом содрогнулась, почувствовав медленно просачивающийся холод.
        Она-то по крайней мере была укрыта одеялом, а ее племянница стояла в одной фланелевой сорочке. Вероника приоткрыла одеяла, поманив девочку к себе, и сказала:
        - Не хочешь погреться, пока тетя Ронни попробует тебе объяснить, почему она такая беспамятная дурочка?
        Лиззи полезла под одеяло.
        - Вообще-то мне некогда, - сказала она, однако тут же закопалась глубже, поближе к теплу. - Я должна собираться в школу.
        Вероника посмотрела поверх ее головы на тумбочку с будильником.
        - Ведь занятия начинаются в девять? - Она притянула племянницу ближе, устраивая ее спиной возле себя, как в ковше. - У тебя еще целая пропасть времени, Лиззи. - Вероника согнула руку, обхватывая девочку за талию. - Ты можешь понежиться несколько минут, потом наверстаешь.
        Девочка с благодарным чувством прижалась к ней.
        - А теперь о Блэкстоке. Он работает здесь управляющим. Марисса наняла его, после того как ты переехала жить к ним. В Фоссиле не так много свободного жилья, поэтому она сдала ему в аренду комнату в мансарде. - В этот момент Лиззи поменяла положение и ступнями коснулась голеней Вероники. - Ой! - Вероника дернулась, так что воздух с шумом вырвался у нее из легких. - Боже мой, твои ноги холодны, как ледышки!
        - Извините! - Лиззи зашевелилась и начала отодвигаться подальше. - Мне очень жаль, тетя Ронни!
        Вероника обняла девочку еще крепче.
        - Пустяки. Холодные ноги - не тот случай, чтобы просить прощения.
        - Это нечаянно. Я не хотела!
        - Милочка, - засмеялась Вероника, - ты женщина. Мы все такие, чуть что - норовим пристроить ноги как можно ближе к чему-нибудь теплому. Господь, слава ему, даровал нам это право.
        Лиззи быстро взглянула на нее через плечо и сделала большие глаза.
        - Так вы на меня не сердитесь?
        - Конечно, нет. - «Черт побери, Кристл! Кто, как не ты, вселила в нее эту неуверенность, готовность брать на себя вину за каждую мелкую оплошность!» - Просто это было немножко неожиданно. Но разве у тебя здесь нет никаких шлепанцев?
        - Какие-то есть в доме у моего папы.
        Вероника понимала, что рано или поздно ей придется говорить с Лиззи о ее родителях. Но сейчас она не могла заставить себя сделать это и перевела разговор на другую тему.
        - Значит, - сказала она, - у тебя уже состоялась встреча с мистером Блэкстоком?
        - Ну да. Когда я увидела, что он на кухне, я подошла к нему.
        - Что было чрезвычайно умно с твоей стороны! Как можно подходить к незнакомому мужчине? Но я представлю вас друг другу, потому что вы, вероятно, встретитесь снова. У него наверху нет своей кухни, так что нам придется довольствоваться одной на всех, - пояснила Вероника. И встречи с ним будут волновать ее не больше, чем Лиззи. На тумбочке зазвенел будильник.
        - Черт! - Вероника перегнулась через девочку, чтобы отключить его. - Я полагаю, нам пора вставать. У тебя в комнате есть халатик?
        Лиззи отрицательно покачала головой и, робко улыбнувшись, сказала:
        - Но там, внизу, теплее.
        - Хорошо. Возьмешь в верхнем ящике пару моих носков. После школы пойдем и купим тебе одежду и тапочки. А еще я хочу, чтобы ты подумала, какой цвет лучше подойдет для твоей комнаты. Ты не считаешь, что те белые стены выглядят уныло?
        В больших карих глазах Лиззи проскочила искорка интереса.
        - Значит, мы будем перекрашивать мою комнату?
        - Я так думаю. Это ее немного оживит. Ты согласна? - Видит Бог, в ремонте нуждался весь дом, так как Вероника хотела его продать, надеясь, что они в скором времени вместе вернутся в цивилизованное место. Переделка комнаты Лиззи будет прекрасным почином и приободрит ее, пока они остаются здесь. - Ну как, ты готова к пробежке на кухню? - Лиззи кивнула. - Хорошо, тогда считаю до трех, - сказала Вероника. - Раз, два, три! Встаем! - Она откинула одеяло, и обе поднялись с постели.
        Лиззи достала себе пару шерстяных носков. Вероника тем временем подбирала для нее одежду на день. У обеих стучали зубы от холода.
        - Боже мой, - зябко ежась, говорила Вероника, - я совсем забыла, как рано сюда приходит зима. Я должна срочно принять ванну. А ты ступай и грейся внизу, - сказала она Лиззи.
        Девочка бросила на нее боязливый взгляд.
        - А что, если Блэксток еще там?
        - О, моя сладкая, он хороший человек и тебя не обидит. - Вероника подумала, как бы молния не убила ее насмерть за такую явную ложь. От Купера Блэкстока исходило слишком много сексуальной энергии, чтобы всерьез полагать, что он не представляет угрозы для маленьких девочек.
        - А нельзя мне остаться здесь и подождать вас?
        - Конечно, можно, если тебе так удобнее. Только надень те носки, пока ты не отморозила свои ножки. Я постараюсь не заставлять тебя долго ждать.
        Вероника не стала дожидаться, пока пойдет горячая вода, зная, что она не скоро пробьется через старые трубы. Она вымыла руки холодной водой, почистила зубы и потом наскоро ополоснулась. Не утруждая себя переодеванием, Вероника закончила туалет в рекордно короткое время.
        - Ну, вот я и готова. Пойдем скорее согреваться! - Они с хихикающей Лиззи сбежали по лестнице вниз.
        Когда девочка ворвалась в кухню, смех неожиданно застрял у нее в горле. Она остановилась и прижалась к Веронике при виде мужчины, читающего за столом газету.
        Обхватив племянницу за плечи, Вероника посмотрела поверх ее головы на Купа. Заметив их появление, он поднял глаза от газеты. Когда он остановил взгляд на Лиззи, губы его изогнулись в удивительно милой улыбке. Его мрачные глаза сразу смягчились.
        - Привет, малышка.
        Вероника стояла как завороженная. Увидеть такое выражение на лице этого демагога она никак не ожидала. Пришлось заставить себя стряхнуть колдовские чары.
        - Гм… Лиззи, это мистер Блэксток. Я тебе о нем рассказывала. Куп, это моя племянница, Лиззи Дэвис.
        На мгновение лицо его напряглось, но тотчас расслабилось, прежде чем Вероника успела проанализировать причину.
        - Рад познакомиться с тобой, Лиззи Дэвис, - сказал он. - Называй меня Куп.
        - Хорошо, - скороговоркой пробормотала Лиззи, продолжая жаться к Веронике, чьи дрогнувшие нервы проделывали необъяснимый легкий танец.
        - Я не ожидала увидеть вас в такую рань, - сказала она. Вчера, когда они встретились в кухне, было около полудня. Если бы сегодня не нужно было собирать Лиззи в школу, она бы еще спала и спала.
        Куп равнодушно повел широким плечом - наверное, в пол-ярда.
        - Мне нужно кое-что сделать. - Он откинулся в кресле, глядя прямо перед собой в свою газету и чашку с кофе. Он был в старых джинсах и расстегнутой рубахе в черную клетку поверх выцветшей черной футболки с бордовым верблюдом.
        Вероника поймала себя на том, что ей трудно отвести от него взгляд, и была этим обеспокоена.
        - Ты права, Лиззи, - сказала она, наклоняясь к племяннице. - Здесь намного теплее. Но ты согреешься еще больше, как только мы тебя накормим. Что бы ты съела на завтрак?
        - Мюсли.
        - И все? Ты не хочешь что-нибудь теплое? Может, хорошую пиалу с горячей овсянкой?
        Лиззи состроила рожицу. Куп засмеялся.
        - Я с тобой солидарен, Лиззи, - сказал он. - Это противная вещь.
        Вероника посмотрела в его сторону.
        - Зато полезная и сытная. Как раз до ленча хватит.
        - Если только полезет в рот, - сказал Куп. - Потому что это невкусно.
        Освободившись из рук Вероники, Лиззи медленно двинулась к нему.
        - Мне не нравится овсяная каша, она вязкая, - застенчиво сказала девочка. Она посмотрела на его волосы и подняла было руку, словно хотела их потрогать, однако тотчас отдернула ее. Но при этом не перестала изучать его серьезным, пристальным взглядом. - Почему ваши волосы стоят прямо, как палка?
        - Сам не знаю, детка. - Куп провел по волосам большой рукой с выпуклыми костяшками. - Так уж они растут, - сказал он, виновато блеснув белозубой улыбкой. - Возможно, потому что я стригусь слишком коротко. Может, если им дать отрасти, они лежали бы лучше. Но за короткими волосами легче ухаживать. - Он нагнул голову к Лиззи. - Хочешь потрогать?
        Она подошла еще ближе. Куп взял ее руку и стал водить ею взад-вперед по кончикам своих волос. Девочка улыбалась уголками губ, ощущая под пальцами его густой ежик. Вероника размышляла, каков он на ощупь, чувствуя, как у нее самой начинают зудеть пальцы от желания его потрогать.
        Куп тоже улыбнулся девочке и сказал:
        - У тебя, несомненно, красивые волосы. Они очень шелковистые.
        - Угу, - важно кивнула Лиззи. - Как у тети Ронни.
        Пристальный взгляд Купа на секунду задержался на Веронике. Она могла только догадываться, на что похожа ее голова. Провести расческой по волосам не значилось в ее списке первоочередных задач на это утро.
        - Да, - лениво согласился Куп наконец. - Как у тети Ронни. Только твои светлее.
        Вероника налила себе чашку кофе и чуть не ошпарила язык после первого глотка. Тогда она открыла буфет и достала пиалу и стакан.
        - Лизагатор[Шутливое обращение, возникшее от соединения имени девочки со словом
«аллигатор».] , в котором часу приходит автобус? Он по-прежнему останавливается в конце квартала?
        - Да. - Лиззи посмотрела на часы над плитой и подпрыгнула. - О, я должна одеваться! - Она помчалась вверх по лестнице.
        Куп вернулся к газете. Переворачивая страницу, он выкроил секунду, чтобы взглянуть на Веронику и бросить камешек в ее огород.
        - Вы знаете верный способ, как освободить помещение.
        Вероника пожала плечами.
        - Я просто еще не повесила ее расписание, - с отрепетированной небрежностью сказала она. Но замечание больно ужалило ее.
        Она призналась себе, что легкость, с какой Куп общался с Лиззи, вызвала у нее приступ ревности. Этот человек без видимых усилий нашел путь к сердцу ее племянницы, чем и вызван был тот вопрос об автобусе. Вероника мысленно поежилась. Как можно быть такой мелочной? Ей не хотелось, чтобы Лиззи его боялась, но точно так же она не желала, чтобы он ей нравился. О чем это говорит?
        Расставив на столешнице тарелки, Вероника достала с полки коробку мюсли и вынула из холодильника пакет молока. Она перенесла все это на стол, пододвинула на край и пошла за кофе. Стараясь вести себя, как подобает взрослому человеку, она изобразила приятную улыбку и села напротив Купа.
        - С каких это пор они стали доставлять «Фоссил трибюн» по утрам? - сказала она, жестом показывая на развернутую перед ним газету.
        - Они не доставляют, - ответил Купер и щелчком отогнул верхний край газеты, чтобы был виден штемпель «Нью-Йорк таймс».
        Это застало Веронику врасплох. В первую секунду она просто удивленно смотрела, потом собралась и подняла бровь.
        - Не так часто встретишь в этом маленьком городе.
        Куп пожал плечами.
        - Я получаю по подписке, эту и «Ю-эс-эй тудей».
        - Подумать только! - воскликнула Вероника. - Как интересно! - Она тут же замахала рукой, отметая свой комментарий. - Извините, но у вас слишком светлые волосы. Создается впечатление, что выделаете все, чтобы бросаться в глаза. - Ее взгляд перекочевал на бледные волосы Купа. - Впрочем, если цвет к лицу… - Она нетерпеливо покачала головой. - Боже мой, откуда только берется этот вздор? Во всяком случае, я думаю, не из многочленного уравнения мисс Клэрол. - «Сколько можно нести чушь, Ронни! Закрой рот! Закрой немедленно!» - Вероника сердито посмотрела на Купа. - Это все из-за вас, вы знаете? Это ваша вина.
        - Да? - Куп поднял черные брови. - И в чем моя вина? В том, что я попал на ваш маленький острый язычок?
        Вероника почувствовала, как внезапный прилив тепла пробежал по веточкам нервов до самых их окончаний. Она наградила Купа взглядом, обычно приберегаемым для нерадивых рабочих, когда те не поставляли ей чего-то вовремя. «Не надо меня дразнить!» - как бы говорила она.
        - Почему вы непременно должны поворачивать все в неприличную сторону?
        - Неужто я это делаю? - спросил Куп.
        - Вы прекрасно знаете, что делаете. И как вам удается меня провоцировать? - Вероника понимала, что, вероятно, поступает не самым умным образом, говоря ему все это. Сейчас он изучал ее с тем откровенным сексуальным интересом, который так ее обескураживал, и единственное, на что ее хватало сейчас, - это не ерзать в кресле. Она подняла подбородок и поспешила сменить тему. - Мне нужен ключ от «Тонка».
        Вероника пожалела о своих словах, не успели они сорваться у нее с языка. Проклятие! «Ты знаешь, что совсем не обязательно обо всем извещать этого человека». Разумные инвестиции делает тот, как сейчас заметила бы Марисса, кто вкладывает понемногу. Но теперь было уже поздно.
        - Хорошо, - кивнул Куп. - Я сделаю сегодня еще один ключ, когда буду в городе.
        - Он мне понадобится раньше, - сказала Вероника. - К одиннадцати. - Это звучало невежливо.
        Куп лениво выпрямился в кресле.
        - Почему к одиннадцати? Что такого знаменательного произойдет в одиннадцать?
        У нее не было никаких серьезных причин скрывать это. К тому же как управляющий он имел полное право быть в курсе дела. И все же каким-то непостижимым образом Вероника уклонилась от прямого ответа.
        - Мне нужен ключ, - сказала она. - Хорошо?
        Ее передернуло, так как у нее это прозвучало в гораздо более оборонительном тоне, нежели того заслуживала ситуация. Вероника условно называла это «фоссилским автоматизмом», рассматривая его как непроизвольную физиологическую реакцию, такую, как, например, коленный рефлекс. Это слишком сильно напоминало ей о прошлом - о том, что она преодолела в себе чрезвычайно тяжелым трудом. Но прежняя привычка, казалось, всякий раз снова поднимала свою уродливую голову, как только рядом появлялся Купер Блэксток.
        Вероника всегда стремилась вырваться за пределы Фоссила, жаждая найти применение своим способностям. Ей всегда, сколько она себя помнила, нравились красивые вещи, а также доставляло удовольствие создавать их своими руками. Но ее любимый папа безжалостно насмехался над ее мечтами, на что она реагировала чаще раздражением, ибо никогда не умела искусно скрывать свои чувства.
        Эти воспоминания заставили ее поморщиться. Но будь она проклята, если позволит себе впасть в ошибки прошлого. Вероника открыла было рот, чтобы извиниться (чем она, похоже, только и занималась все утро) и сказать, зачем ей нужен ключ к одиннадцати часам. Но прежде чем прозвучало очередное «извините», Куп с резким скрежетом отодвинул свое кресло и встал.
        Сейчас он занимал даже больше места, чем сидя за столом. Или, может быть, его осязаемое недовольство создавало это ложное впечатление, поглощая весь кислород и скрадывая пространство вокруг них. Лениво-насмешливое выражение, которое он демонстрировал минуту назад, исчезло, и Веронике пришлось выдержать его суровый взгляд, установившийся на уровне ее глаз. Держа руки на бедрах, Куп отрывисто кивнул:
        - Прекрасно. Вы получите свой несчастный ключ к одиннадцати. Но я должен сказать вам одну вещь, Принцесса. Я удивляюсь, как вам до сих пор еще не свернули эту вашу лилейно-белую шейку.
        Напоследок он сердито сверкнул глазами, повернулся на каблуках и зашагал из комнаты.

        В десять тридцать Куп забросил домой новый ключ и снова вышел, не обмолвившись ни словом с маленькой мисс Вероникой. Садясь обратно в автомобиль, он поклялся себе, что не станет обращать на нее внимания. Пусть делает, что ей хочется. Он близко не подойдет к «Гонку». Но без пяти минут одиннадцать он даже не заметил, что уже выезжает на улицу. Зачем он тратил на это свое свободное время, когда у него были более насущные дела? Шепча ругательства, тем не менее он сделал петлю на асфальте и припарковался неподалеку от бара. Оттуда, точно частный сыщик из недорогой короткометражки старых времен, Куп держал в поле зрения парадную дверь.

«Что в ней такого, в этой женщине?» - размышлял он, хмуро всматриваясь в квартал. Помимо нежной, как у младенца, кожи, Вероника, с ее своеобразной чопорностью и надменностью, пожалуй, была довольно привлекательна, хотя и далека от пышной красоты. Не полногрудая, с роскошным задом, что он всегда предпочитал, а скорее изящная - так почему она словно въелась ему в кожу?
        Готовый зарычать, он потянулся к замку зажигания повернуть ключ, чтобы вернуться обратно. Клещй тоже пробуравливают свои ходы под кожей у человека. Нужно просто выбросить из своей жизни Веронику Дэвис, как он вырвал бы из кожи любого паразита, - одним быстрым, ловким движением. К черту все это! Пора убираться отсюда. Ему своих дел хватает.
        Куп включил сцепление и оглянулся через плечо, перед тем как развернуться. Он был вынужден подождать, пока по встречной полосе проедет большой автофургон, чтобы затем пристроиться к нему в хвост. Но фургон сбавил скорость и остановился у тротуара как раз перед «Тонком». Куп откинулся на сиденье. Он едва успел прочитать на задней дверце название фирмы - «Каскад-Эйр», когда из бара вышла Вероника. Она торопливо затворила за собой дверь и, лавируя в редком потоке машин, направилась к водителю фургона.
        Солнце заслонили грозовые тучи, когда она с необычайной живостью заговорила с атлетического вида человеком в синем комбинезоне. Мужчина улыбнулся ей и подошел ближе. По мнению Купа, гораздо ближе, нежели в этом была необходимость для работника фирмы по обслуживанию систем очистки воздуха. Через минуту Вероника уже вела его в «Тонк».
        Что это значит?
        Куп вылез из машины и зашагал за ними с намерением выяснить, что она собирается делать. Вентиляция в баре работала исправно. Тогда кто этот парень? Старая пассия школьных времен? Нашли подходящее место для совокупления среди бела дня! Ничего не скажешь - семейный бизнес используется по назначению.

«А если и так, - сказал себе Куп, - какое твое собачье дело, Блэксток? Это ее бар». Он постоял какое-то время у «Тонка», держась за ручку двери. Потом рывком распахнул ее настежь и ступил внутрь. Он действует в интересах Лиззи. Черт возьми, это ее бар!
        Пока глаза приспосабливались к полутьме, Куп думал о маленькой девочке. Он не ожидал, что встреча с ней так растопит его сердце. Достаточно было увидеть ее большие серьезные глаза, чтобы вновь испытать те же чувства, как когда-то в отношении ее отца. Ему никогда не удавалось дистанцироваться от Эдди, несмотря на все попытки, поэтому он знал - то же самое ожидает его и с Лиззи.
        Куп полагал, что ему будет несложно наблюдать за своей племянницей со стороны. Его решение не рассекречивать себя было продиктовано двумя соображениями. Во-первых, девочка могла его узнать, если Эдди когда-нибудь рассказывал ей о нем или показывал его фотографии. Кроме того, его инкогнито избавляло Лиззи от необходимости общаться с родственником, который до сих пор фактически был для нее посторонним человеком. И без того в ее жизни было достаточно много бесполезного.
        Его ожидания, что он сможет оставаться в стороне, сейчас, задним числом, выглядели наивными. Но раньше он действительно считал это плевым делом, даже после того как оказалось, что Вероника с девочкой будут жить с ним под одной крышей.
        В чем заключалось обаяние Лиззи? Куп не пытался раскладывать это на отдельные составляющие. В ней было заложено что-то такое, чем она притягивала его к себе каждой своей клеточкой так же сильно, как когда-то Эдди.
        Эти размышления Купа были прерваны голосами в глубине комнаты. Он оттолкнулся от двери. Прошла уже минута, как Вероника находилась там вместе с работником фирмы. Внутренний голос ехидствовал, что тетя Ронни, возможно, преследует личную выгоду. Не обращая внимания на это предположение, Куп протиснул плечи в дверь и медленно вошел в комнату.

        Глава 5

        Видя, как он уверенно, точно хозяин, идет через бар, Вероника напрягла спину.
        - Что вы здесь делаете?
        - Да вот ехал мимо, - сказал Куп, - и остановился посмотреть, не нужна ли вам какая-нибудь помощь. - Губы его изогнулись в приятной улыбке, в то время как темные глаза с настороженным любопытством изучали Коди, монтажника из
«Каскад-Эйр».
        Вероника хотела отвергнуть предложение в совершенно определенных выражениях. В действительности у него не было здесь никаких дел. Однако она подавила свою первую инстинктивную реакцию, тот пресловутый коленный рефлекс. Как управляющий, Блэксток был вправе знать, что она собирается делать с баром. Вероника тяжко вздохнула. Затем, извинившись перед Коди, схватила Купа за локоть и отвела на расстояние, где их не было бы слышно.
        Ей пришлось немедленно пожалеть о том, что она его тронула. Он излучал такое тепло, что этому не могла воспрепятствовать их одежда - тонкий слой ее мягкого вельвета в мелкий рубчик и клетчатый материал рубашки Купа. Она очень хорошо чувствовала под пальцами его мускулистую, жилистую руку.
        Временами она очень явственно ощущала силу этого человека. Даже слишком определенно. Вообще от него с самого начала следовало ждать сложностей. Как она этого не понимала? Подобные угрюмые типы с железными мышцами никогда не были в ее вкусе. Обычно ей нравились мужчины из культурной среды. Они предпочитали носить костюмы от «Брук бразерс», дополняя их хорошими галстуками. Представление Купа о культуре, вероятно, ограничивалось тем, чтобы наливать пиво в керамическую кружку, вместо того чтобы лакать прямо из банки.
        Вероника вдруг устыдилась этих ядовитых мыслей, поражаясь себе. Уж ей ли, выросшей в баре, изображать сноба! Сегодня утром за кухонным столом ей сунули в нос
«Нью-Йорк таймс».
        Она отодвинула в сторону свой стыд. Подумаешь, какое великое дело! Да, он читает газеты. И больше, чем она, если быть честной. Но это еще не говорит, что он интеллектуал, который откажется от спортивного зрелища в пользу музея. Купер Блэксток явно не принадлежал к числу почитателей вечных ценностей, а потому не мог зажечь в ней интерес.
        Хорошо, что в это время они подошли к стойке и можно было отнять руку, чтобы не выдать своего чрезмерного трепета.
        - Дело в том, - начала Вероника, - что я не выношу табачного дыма. Поэтому я намерена установить здесь систему очистки воздуха, чтобы удалять всю эту дрянь.
        - А вы не подумали о том, что мне, как управляющему, было бы нелишне это знать? - Куп произнес это нейтральным тоном и без всякого выражения на лице. Но когда он встал перед ней, скрестив руки на груди, его тело говорило на своем насмешливом языке: «Объяснитесь, мисс!» - С чего вы решили, что бар может себе это позволить? Вы хотя бы бегло прошлись по бухгалтерии?
        Вероника чувствовала, что начинает злиться, однако быстро взяла себя в руки.
        - Вы абсолютно правы, - мягко сказала она с трудно завоеванной сдержанностью. - Я должна была сообщить вам еще утром и прошу меня извинить, что не сделала этого. Но я говорю вам сейчас: если бар не может себе этого позволить, то я просто должна буду заплатить из собственных средств. - Вероника почти улыбнулась, когда Куп настороженно заморгал. Но потом он прищурил глаза, словно пытаясь понять, какая ей от этого выгода. - Видимо, мне следовало также сказать вам, что я собираюсь сегодня в агентство по недвижимости Франклина. Я хочу выставить бар на продажу и, честно сказать, надеялась поднять его цену благодаря новому оборудованию. Но я готова установить его даже безотносительно к этому, потому что ухожу отсюда, вся пропахшая табаком, от волос до нижнего белья. Когда я появляюсь дома, этот ужасный запах восходит до небес. Мне совсем не нравится, что Лиззи должна все это вдыхать. Было бы лицемерно внушать ей о вреде курения, если я сама каждый вечер прихожу благоухающая, как пепельница.
        Куп анализировал это заявление под всеми мыслимыми углами. Он не смог найти в нем ни единого изъяна, но от этого его доверие к ней не сильно продвинулось. Не больше чем на расстояние, на которое он мог перекинуть ее через себя, как при подаче мяча во время игры. Он слегка повел бровью.
        - Так-так, Слива в сахаре. Собираетесь взять деньги, а потом сбежать?
        - Нет, Альфонс Желтокожий. Я собираюсь взять деньги, чтобы сделать вложение в трастовый фонд на имя Лиззи. Но во второй части вашего предположения вы правы. Как только бар будет продан, я забираю Лиззи - и делу конец. И пока мы станем выезжать за пределы города, что займет не более пяти минут, я даже не оглянусь.
        Она собирается увезти Лиззи? Куп был не в восторге от этой идеи. В таком случае его племянница будет поражена в правах. Девочка должна иметь возможность вернуться, как только Эдди будет реабилитирован. Но едва ли сейчас можно было говорить об этом, поэтому Куп ограничился коротким поклоном.
        - Ну что ж. Хорошо, что вы пока еще не уклоняетесь от своих обязательств перед
«Тонком».
        - Вообще-то в связи с этим возникает еще один вопрос. - Вероника стояла прямая, как шомпол, отведя назад плечи, высоко подняв свой изящный подбородок. - Вчера я допустила оплошность, опрометчиво позволив вам устанавливать мне график. Я отнюдь не против работать каждый день, но не рассчитывайте, что я буду начинать раньше девяти.
        Боже праведный! Это еще что такое? В свое время он муштровал инструкторов, но у них не было и половины ее самонадеянности. Глядя на этот упрямый маленький подбородок и холодные зеленые глаза, Куп испытал сильнейший порыв потрепать ее слегка, чтобы убрать с ее лица этот надменный взгляд. У нее был чертовски опрятный вид, с ее блестящими черными волосами. Они были уложены так аккуратно и гладко, что ни одна прядка не нарушала строгого порядка этой несомненно дорогой стрижки. В голове моментально возник образ Вероники такой, как этим утром. Вся взъерошенная со сна, будто только что выскочила из кровати после бурных и жарких утех.
        Эх, дали бы ему двадцать минут - и она действительно бы так и выглядела. От этих мыслей тело его тотчас пришло в боевую готовность. Черт, откуда это? Вероятно, просто одна из тех реакций мужчины на женщину, которая пытается диктовать свои условия. Если ее нельзя поколотить, так покатайте ее под одеялом, пока она поймет, кто из вас двоих хозяин.
        Но ему не было надобности утверждать свои законы через секс, как это ни было соблазнительно. Он являлся здесь управляющим, и никаких других полномочий ему не требовалось.
        - Вы как маленький кадровый генерал о четырех звездах[Генерал-полковник.] , не правда ли? - Он притронулся к ее волосам и, отщипнув тоненькую прядку, переместил ей на щеку. Губы его скривились в насмешливой улыбке, когда Вероника шлепком отбросила его руку в сторону и нетерпеливым жестом водворила прядь на прежнее место. Куп засунул руки поглубже в карманы, стараясь не замечать ощущения, которое, казалось, пристало к кончикам пальцев после прикосновения к тем гладким шелковистым волосам. - Но график здесь устанавливаю я, моя сладкая, - сказал он, зафиксировав на лице выражение, говорившее: «Не надо закручивать гайки». - И если вы будете нужны мне в «Тонке» до девяти, вы как миленькая будете приходить к этому времени, черт побери!
        - Вы так думаете? - Вероника распрямилась и с вызовом посмотрела ему в лицо, готовая померяться силами. - Прекрасно, Блэксток. Хочу сообщить вам одну вещь. Вы можете бить себя в грудь и рвать на себе волосы с таким же успехом, как ждать от быка молока.
        - От козла, - поправил ее Куп. Когда Вероника взглянула на него с искренним недоумением, он пояснил: - В пословице говорится: «Ждать от козла молока».
        - От быка или от козла - какая разница, - сказала Вероника. - Все равно я не собираюсь приходить раньше девяти, за исключением особо срочных случаев. - Куп был удивлен, когда она вдруг слегка поникла и пропустила пальцы сквозь волосы. Между ее тонкими черными бровями пролегла тревожная морщинка. - Сейчас Лиззи больше чем когда-либо нуждается в стабильности. Теперь, когда Кристл м…мертва, а ее отец в бегах, я единственная, кто у нее остался. За исключением какого-то дальнего родственника. Мне не известно, кем он приходится Эдди. Кажется, это его сводный брат или что-то в этом роде. Но я даже не знаю его имени, не говоря уж о том, как с ним связаться. Но этот человек, очевидно, совсем не беспокоится о девочке, иначе бы он приехал поинтересоваться, как она живет.
        Куп поморщился, но Вероника уже отодвинула в сторону свое утверждение как что-то несущественное.
        - Надо признаться, что я ничего не смыслю в родительских делах, - продолжала она. - Но мне кажется, самое важное, что я должна для нее сделать, - это как можно больше времени быть с ней. Я хотела найти специалиста, кто помог бы ей как-то примириться с тем фактом, что ее отца обвиняют в убийстве ее матери. Но детского психолога в Фоссиле днем с огнем не сыщешь. Я не смогу отправиться на работу, пока не уложу Лиззи спать, - сказала Вероника. Ее подбородок проделал поступательное движение вверх, когда она подстроила свой решительный взгляд вровень с глазами Купа. - Вы сами знаете, Купер, что до девяти в баре редко бывает много работы.
        - Хорошо.
        Вероника растерянно заморгала.
        - Оказывается, все так просто, - сказала она, потом подозрительно прищурила глаза. - Но почему тогда это вызывает у меня такое ужасное недоверие?
        - Вы меня чертовски озадачили, Душистый Горошек. Если вам от этого будет лучше, я согласен. Вы привели веские аргументы. Поскольку дело касается ребенка, у меня не будет возражений. Давайте, раз вы так напористы. Но очень скоро вам придется подыскивать себе нового управляющего. Быстрее, чем вы успеете произнести: «Секс на пляже».
        - Почему я должна это произносить? Ах да! Это название коктейля?
        Куп лишь удостоил ее взглядом из-под тяжелых век. Она незамедлительно рассердилась - и его губы растянулись в удовлетворенной ухмылке.
        Тогда Вероника демонстративно улыбнулась, да так любезно, что это затмило все предупредительные сигналы и усыпило его бдительность.
        - Раз вы такой разумный, мне, вероятно, тоже следует вас проинформировать кое о чем. Я собираюсь навести о вас справки.
        Он-то думал, что, возможно, имел о ней неверное мнение. Но это сногсшибательное заявление, подобно разорвавшейся бомбе, вмиг разрушило его фантазии.
        - В полиции? - спросил Куп. - Что за чертовщину вы несете! - Куп шагнул вперед, угрожающе надвигаясь на нее.
        Вероника откинула голову назад и посмотрела ему прямо в глаза.
        - Я буду с вами откровенна, Купер. По правде сказать, я не верю всерьез, что вы можете обидеть Лиззи. Но, судите сами, вы, посторонний мужчина, живете в одном доме с шестилетней девочкой. Будь я проклята, если позволю себе рисковать ее безопасностью. Я скорее кишки себе выпущу! И поэтому говорю вам прямо, я должна удостовериться, что вы никогда не были под стражей. Если я выясню, что вас арестовывали, вы окажетесь на улице. И ваш договор о найме жилья полетит к черту, не успеете вы и глазом моргнуть.
        Она рассуждала здраво, и Куп не мог ее осуждать. Но он чувствовал себя оскорбленным до мозга костей. Он честный человек. Черт побери, он был морским пехотинцем! И тринадцать лет охранял безопасность таких, как она. Но она считает его каким-то извращенцем, зарящимся на маленьких девочек.
        Куп не мог с этим смириться.
        Издав недовольный звук, он повернулся и направился к двери. Вероника с тяжелым сердцем наблюдала, как он уходит, чувствуя, как беспокойство подступает к горлу. Но она обязана защищать Лиззи, поэтому ее намерение собрать данные о Купе - совершенно разумное решение.
        - Вероника?
        Она обернулась. К ней направлялся Коди с бумагами на своем рабочем пюпитре.
        - Я уже сделал разметку, как ты хотела. У тебя есть минутки две, чтобы бегло просмотреть ее вместе со мной?
        В глазах у нее стояло оскорбленное лицо Купа, с его гневным взглядом. И еще, что волновало ее даже больше, с каким-то неуловимым выражением, выглядевшим почти как… боль обиды.
        Вероника тряхнула головой и переключила внимание на Коди. «Не будь дурой. Этого парня и танком Шермана не прошибешь».
        - Да, конечно, - сказала она. - Давай сядем вон там, и ты расскажешь мне, во что это все обойдется.

        Куп, ошеломленный, шагал по улице к своей машине. Обычно свойственные ему рассудительность и логичность сейчас были притуплены яростью. Он так рванул ручку дверцы, что едва не сорвал ее с петель. Сев за руль, он громко захлопнул ее, включил зажигание и отъехал от тротуара.
        Прямо за «Биг-Кеем», на окраине города, он выбрался на скоростную магистраль, соединяющую два штата, и нажал на акселератор. В ту же секунду ведущие колеса лихо понесли автомобиль под уклон. Куп ударил кулаком по CD-плееру и выкрутил звук на полную мощь. Машина с ревущим мотором и орущими динамиками помчалась по шоссе.
        За стеклом мелькали припорошенные снегом серовато-коричневые холмы, голые равнины и яблоневые сады со множеством рядов похожих на скелеты деревьев. Не сбавляя скорости, Куп проехал мимо непримечательных маленьких поселков со зданиями из шлакобетона. Приблизительно в пятнадцати милях от города автомобиль внезапно вырвался на открытое пространство. Тогда Куп включил «дворники», установив регулятор на самую высокую скорость, чтобы очистить быстро запотевшее ветровое стекло. Вернувшись с развязки назад, он снова вырулил на автостраду, ведущую на север, и нажал на педали.
        Начался сильный дождь, и на шоссе скопилось много воды. За несколько миль до Фоссила машина въехала в большую лужу и пошла юзом. Куп, немедленно сбросив газ, стал крутить руль. Он не видел никакого смысла погибать в автокатастрофе, из-за того что Вероника Дэвис страдает подозрительностью.
        Непонятно, почему это вызывало у него такое раздражение. Где-то в дальнем уголке разума он одобрял ее осторожные действия. Она делала все, что могла, чтобы защитить Лиззи. Кто станет с этим спорить?
        Ему стоило адского труда снискать определенную степень уважения к себе. Бог тому свидетель. Собственная мать всегда считала, что он ни на что не годен. Он упорно работал над собой, чтобы опровергнуть ее мнение и обрести чувство собственного достоинства. Черт возьми, он совершенно не заслуживал, чтобы на него возводили поклеп, как на какого-то педофила.
        Но развивать эту тему не имело смысла. Пора уже перестать думать о маленькой мисс Дэвис. За время короткого пребывания в «Тонке» он собирал по крупицам всю информацию о гибели Кристл. Он также прислушивался к тому, что думают люди о причинах ее убийства и почему в первую очередь подозрение пало на Эдди, но все это даже на малую толику не увеличивало надежды восстановить доброе имя его брата. Настало время действовать активнее.
        Куп подъехал к аккуратно вымощенной стоянке в небольшом деловом квартале. Он посидел с минуту, просто прислушиваясь, как сильный дождь выбивает оловянную Дробь по крыше машины, и разглядывая строение из красного дерева, с односкатной консолью в стиле пятидесятых годов. Скромная вывеска наверху гласила: «Юридическая консультация Фоссила».Внезапное и неясное волнение сковало все его тело. Куп сделал несколько энергичных выдохов, чтобы снять напряжение. Он достал из бардачка свою чековую книжку, вылез из машины и быстро запер дверцу. Под обстрелом дождя он помчался к двери. Черт побери, холодно! Нужно было надеть пальто.
        Через секунду Куп стоял перед дверью с табличкой: «Нейл Пиви, адвокат», отряхиваясь, как вымокшая собака. Он вытер руку о сухую часть своей футболки под клетчатой рубахой и повернул ручку двери.
        Дверь отворилась, и над головой у него мелодично звякнул колокольчик. Из-за конторки выглянула молодая женщина.
        - Доброе утро, сэр, - сказала она с отрепетированной улыбкой. - Чем могу помочь?
        Куп прошел по бурому плюшевому ковру к полукруглой сиренево-серой стойке для посетителей.
        - Меня зовут Купер Блзксток. Я хотел бы видеть мистера Пиви.
        - Вам назначено? - уточнила секретарша.
        - Нет. Но если у мистера Пиви нет времени принять меня сегодня, наверное, я бы записался.
        Женщина сняла телефонную трубку и задержала палец на клавише селекторной связи.
        - Мистер Блэксток, я могу передать мистеру Пиви, по какому вы вопросу?
        - Я предпочел бы сообщить ему это лично, если вы не возражаете.
        Профессиональная улыбка секретарши осталась недрогнувшей. Женщина кивнула и нажала клавишу.
        - Мистер Пиви, здесь мистер Блэксток. Он хотел бы с вами встретиться. Да, сэр, Купер Блэксток. - Она послушала секунду и ответила в трубку: - Нет, сэр, он без предварительной за… Да. Да. Хорошо, сэр.
        Женщина положила трубку на место и взглянула на Купа.
        - Через минуту мистеру Пиви должны позвонить. Он проводит видеоконференцию по договоренности с клиентом. Но мистер Пиви сказал, если вы согласны подождать, он уделит вам часть времени от своего ленча.
        - Спасибо. Буду ему очень благодарен. - Куп плюхнулся в неудобное, обитое серой материей кресло в стиле Имзов[Супруги Имз, Чарлз (1907-1973) и Рей (1912-19S0) - известные американские дизайнеры.] и взял первый подвернувшийся под руку журнал. Пролистывание его страниц оставило не более чем сумбурное впечатление о его содержании. Одна половина издания изобиловала рецептами роскошных блюд, тогда как другая, похоже, была посвящена рекомендациям по диете.
        - Мистер Блэксток! - Секретарша положила на стойку регистрационный бланк. - Заполните, пожалуйста. Мне нужна некоторая информация для оформления счета.
        Куп встал и заполнил бланк. Потом вернулся на свое место и взял другой журнал, как оказалось, не совсем свежий номер «Тайм». Но Куп обнаружил в нем статью, которая навела его на интересную мысль. Он углубился в чтение и занимался этим до тех пор, пока секретарша, открыв боковую дверцу, не высунула голову из-за стойки.
        - Мистер Пиви сейчас вас примет.
        Куп записал номер, месяц и год выпуска журнала. Затем поднялся и последовал за женщиной в офис.
        Она остановилась в холле перед закрытой дверью и тихонько постучала. Мужской голос пригласил их войти. Секретарша открыла дверь и отступила назад, пропуская Купа. Потом затворила дверь, как только он вошел в комнату.
        Навстречу ему из-за дубового стола поднялся мужчина, на вид лет сорока с небольшим.
        - Мистер Блэксток? Я Нейл Пиви. - Его каштановые волосы начинали редеть, но чувствовалось, что он в хорошей физической форме и, судя по дорогому костюму, а также холеной внешности, следит за собой. Перегнувшись через стол, он протянул Купу руку с безупречно ухоженными ногтями.
        Мужчины обменялись рукопожатием. Затем Пиви указал на кресло перед столом.
        - Присаживайтесь, пожалуйста, - пригласил он Купа и сам сел в свое кресло. - И рассказывайте, чем могу помочь вам.
        Куп занял указанное ему место и, встретившись с пристальным взглядом адвоката, сказал:
        - Вы можете сообщить мне некоторые сведения по делу Эдди Чапмена?
        Лицо мужчины утратило свое открытое выражение.
        - Вы кто, репортер? Если так, то вам следовало бы лучше знать, о чем можно и о чем нельзя спрашивать. Такого рода сведения не подлежат оглашению. А теперь, если это все, что вы собирались…
        Куп вытянул ноги перед собой и небрежно скрестил лодыжки, устраиваясь прочнее на сиденье.
        - Я не репортер, мистер Пиви, - сказал он, - я… - Куп вытащил из заднего кармана джинсов чековую книжку. - Вот. Позвольте выписать вам предварительный гонорар.
        Пиви сдвинул брови.
        - Почему вы хотите это сделать?
        - Потому что я заинтересован в той же конфиденциальности, за которую ратуете вы в деле Чапмена. Мне нужна уверенность, что все, о чем мы говорим здесь, останется между нами.
        Куп видел, что адвокат раздираем сомнениями, но, как он и ожидал, победило любопытство. Пиви коротко кивнул:
        - Хорошо.
        - Пяти сотен будет достаточно?
        Адвокат подтвердил свое согласие. Куп выписал чек и, вырвав его из книжки, протянул Пиви.
        - Ладно. - Нейл Пиви положил чек перед собой на поблескивающий стол, затем облокотился и посмотрел на Купа. - Но скажите, что стоит за всем этим?
        - Эдди Чапмен - мой брат.
        В глазах адвоката вспыхнула искра гнева.
        - Я не знаю, что вы задумали, мистер Блэксток, - сказал Пиви, - но я думаю, вам лучше уйти. Эдди Чапмен - единственный сын в семье.
        - Он мой сводный брат. Мне следовало это сказать. - Куп пожал плечами, не принося извинений за недоговоренность. Может, они с Эдди в течение жизни встречались нечасто, но это не мешало им всегда считать себя братьями, не задумываясь о юридических удостоверениях. - Эдди - единственный ребенок Томаса Чапмена. Но до того как наша мать связала с ним свою жизнь, она была замужем за Дейвом Блэкстоком.
        Нейл медленно занял свое место.
        - Хорошо, допустим. Но я все равно не понимаю, что вы хотите от меня. Конфиденциальность во взаимоотношениях клиента с адвокатом - вещь незыблемая. Я не имею права обсуждать то, что он сообщил мне.
        - Да я и так знаю, что Эдди невиновен, - сказал Куп. - Поэтому мне нет нужды спрашивать, признался ли он вам в каких-либо действиях. Я просто пытаюсь понять, что вынудило его скрыться от правосудия.
        - Если бы я знал! - Нейл распластал пальцы на письменном столе, изучая свои полированные ногти. Затем поднял глаза на Купа. - Возбуждение уголовного дела - это еще не все. Ваш брат добивался опеки над своей дочерью, и его попытка решить вопрос в судебном порядке вполне могла увенчаться успехом. Что бы там ему ни вменяла окружная прокуратура, для убийства в ту ночь у него не было никаких оснований. Да, между ним и Кристл тогда произошла публичная стычка, но они ссорились и раньше. Единственное доказательство в данном случае - это следы крови на его кожаном пиджаке, но не на нем самом. А он имел привычку забывать свою одежду везде, где бывал. Однажды он даже оставил этот пиджак здесь. Поэтому его мог надеть кто угодно. Мазок для исследования ДНК не брали, Поэтому по закону приписать ему преступление нельзя. И после того как они с Кристл покинули бар, никто не видел Эдди вместе с покойной, не говоря уж о том, что он хватал ее за горло и душил. - На виске Нейла начала пульсировать жилка, и лицо его залилось краской. Он бросил на Купа извиняющийся взгляд и махнул рукой. - Не обращайте внимания. Меня
каждый раз в жар бросает, когда я думаю об этом. Доказательств окружной прокуратуры недостаточно, и у нас были хорошие шансы добиться его оправдания. Он был оставлен на свободе под залог, и все шло хорошо. Но когда вынесли определение, что имеются резонные основания для судебного разбирательства, он убежал. Но ни правоохранительные органы, ни присяжные заседатели не располагали никакими доказательствами, чтобы вынести предварительное обвинение так быстро, как они это сделали.
        - Эдди, должно быть, запаниковал. - Куп выпрямился в кресле. - У вас есть какие-то предположения, что его так испугало?
        Адвокат покачал головой:
        - Нет, к сожалению. Ума не приложу. Если бы он просто сидел и не дергался, сейчас, вероятно, все бы уже закончилось.
        - Так или иначе, - сказал Куп, поднимаясь с кресла, - я намерен разобраться в этом деле.
        Нейл тоже встал и протянул ему руку.
        - Желаю удачи, - сказал адвокат, когда они с Купом встряхнули друг другу руки. - Если узнаете что-то, дайте мне знать. Я буду вам признателен.
        - Обязательно. Может, и вам придет в голову еще что-то, что может пролить свет на это дело. Тогда имейте меня в виду. По вечерам я большей частью в «Тонке». - Куп криво усмехнулся при виде поднявшейся брови адвоката. - В качестве бармена и управляющего - не хозяина.
        Нейл ответил ему отеческой улыбкой.
        - Приятно слышать. Нужно взять на заметку и как-нибудь зайти на кружку пива. - Он подобрал с полированной поверхности стола чек и протянул Купу. - Возьмите. Это неоправданно много для потраченного времени.
        - Засчитайте это время, а остальное положите на мои счет, - сказал Куп. - У меня к вам, вероятно, будут другие вопросы. И еще, я это серьезно говорил по поводу того, что хотел бы, чтобы наша беседа не получила огласки. О наших родственных связях с Эдди знают немногие. Тем лучше, так как это не даст настоящему убийце испортить дело. Или вмешаться еще кому-то.
        Нейл пожал плечами, будто все еще сомневался, оставлять ли ему чек, но в конце концов положил обратно на стол.
        - Хорошо, - сказал он и проводил Купа до двери.
        Когда через несколько секунд Куп вышел на улицу, дождь уже был не такой сильный. Визит оказался не столь информативным, как хотелось бы. Но это было только начало, и нужно было продолжать раскопки дальше.
        Терпение и труд все перетрут. Рано или поздно гордиев узел будет развязан.

        Глава 6

        Закончив серию эскизов для потенциального покупателя дома, Вероника приложила последний чертеж к сопроводительному письму и ранее подготовленной смете. Она заклеила картонный конверт с адресом биржи, чтобы отправить бумаги по почте, когда будет выходить из дома.
        Остановившись в арке между кухней и гостиной, она на секунду задержала взгляд на позолоте убранства. Золото, золото, золото. Все кругом было уставлено и покрыто им. Хорошо, что день выдался дождливый, с иронией подумала Вероника. Она, наверное, ослепла бы, если бы сюда ненароком проник луч солнца. Как это может быть, чтобы у двух родных сестер были столь несовместимые вкусы? Задаваясь этим вопросом, Вероника прикидывала, с чего ей начать разгребать завалы.
        Весь хлам из спальни Кристл был уже убран. Теперь она хотела очистить остальную часть дома. Ее минималистская душа терпеть не могла беспорядочного скопления слишком яркого барахла. Если бы ей предстояло жить здесь более или менее долго, несомненно, она сбагрила бы все это кому-нибудь по почте. На такой случай у нее были и продуманное приемлемое оправдание, и заготовленные слова. Если кто-то станет докучать ей вопросами сейчас, она может сослаться на чрезвычайно малую вероятность того, что отыщется охотник купить этот дом в том виде, в каком он находится.
        Наконец, в такой тесноте вообще с трудом можно было повернуться, чтобы не удариться обо что-то. Где тогда играть Лиззи? Если ужасающая безвкусица не задушила в ней капли жизнерадостности, то засилье бьющихся предметов могло закончиться печально. Двигательная неловкость, свойственная детям, нарушает их способность к перемещению в пространстве без риска травматизма.
        Но вдруг девочке будет крайне неприятно, что ее тетя изменяет что-то в доме ее матери? Новые обязанности свалились как снег на голову. Вероника была просто ошеломлена. Она вдруг почувствовала, что задыхается. В панике она изо всех сил пыталась сделать вдох, чтобы легкие насытились кислородом. Но чем усерднее она старалась, тем, казалось, неосуществимее становилась задача.
        Где-то на задворках сознания неожиданно промелькнула мысль. Гипервентиляция[Избыточная легочная вентиляция, обусловленная глубоким и(или) учащенным дыханием и приводящая к нарушению физиологического равновесия между содержанием углекислоты (снижение) и кислорода (повышение) в крови.] .
        Вероника вернулась на кухню и выхватила из ящика бумажный пакет для ленча. Она быстро села на пол, согнула ноги в коленях и встряхнула пакет. Поднесла его к лицу, сомкнув края вокруг рта и носа, и, упираясь локтями в колени, принялась исступленно дышать в бумажный мешок.
        О Боже, как все так получилось? Она сама ковала свое счастье и только начинала радоваться первым успехам. Карьера ее складывалась удачно. В городе у нее были друзья.
        Она следила за культурной жизнью и в сопровождении учтивых поклонников посещала все мероприятия, вызывавшие у нее интерес. Время от времени она проводила уикэнд со своей племянницей, в полной мере наслаждаясь общением с ребенком, не налагавшим на нее строгих обязательств. И вот теперь ей предстояло полностью вступить в новые, родительские права.
        Как она могла вновь оказаться в Фоссиле, положив столько труда, чтобы выбраться отсюда? Сейчас она опять будет вынуждена работать в баре и жить в доме, где вся обстановка вызывает у нее скрежет зубовный.

«Экая беда! Не ты одна с такими великими проблемами. Когда ты успела стать таким нытиком, Дэвис?»
        Надежды ее вскоре оправдались. Бумажный пакет и углекислота сделали свое дело, и Вероника, закончив эксперимент, поднялась на второй этаж.
        Довольно причитать и взывать к сочувствию, приказала она себе. Может, это и приятно качаться на волнах жалости, вопрошая, как все случилось, но совершенно бесполезно. Факт свершился, и нужно приспособиться к изменениям, так как впереди слишком много дел.
        Вероника отыскала картонную коробку и еще раз обозрела комнату, решая, с чего начать. Она все еще раздумывала, когда задняя дверь открылась и в дом неторопливо вошел Купер.
        Он проследовал в гостиную и, встав прямо у Вероники за спиной, наклонил голову, пока его губы почти коснулись ее уха. Она чувствовала жар, исходящий от его тела, и от теплого дыхания, обвевавшего ее ухо, у нее забегали мурашки по коже.
        - Любуетесь всем этим блеском? - сказал Куп.
        - Конечно. - Она повернулась к нему лицом. Ей очень хотелось сделать гигантский шаг в сторону, но она подавила это желание. Своим отступлением она доставила бы ему большое удовольствие. Что в нем такого, в этом парне? Когда он подходил ближе, у нее начинался зуд в коже, и гормоны устраивали пляску под мелодию «Кукарачи».Куп быстро взглянул мимо Вероники на гостиную.
        - У вашей сестры, несомненно, был занятный вкус. В тайских публичных домах и то меньше блеска.
        - Вам это, должно быть, доподлинно известно. Я в этом не сомневаюсь. - Вероника не хотела даже думать о тех образах, которые возникли у нее в уме. - Только не говорите, что вам это не нравится. - Она прикоснулась к груди кончиками пальцев и сделала большие глаза, изображая удивление. - Станете уверять, что вас вовсе не захватывает это зрелище, и будете смотреть мне в лицо честными глазами?
        Куп прошелся по ней пристальным взглядом, лишив ее на секунду дара речи. В глубине его глаз внезапно возникло интенсивное свечение, отчего его резкие скулы, казалось, даже заострились больше, чем обычно.
        Вероника распахнула глаза от любопытства, но тут же устроила себе мысленную взбучку.
        - Разве я вам не говорила, что я специалист по интерьеру? Это особенная комната. Правда, чтобы это понять, совсем не обязательно быть опытным профессионалом. - Она бросила на Купа вальяжный взгляд и мелодраматично вздохнула. - Просто обожаю все блестящее. Это моя жизнь.
        Куп окинул ее с головы до ног темными глазами.
        - Нетрудно догадаться, судя по тому, как вы одеваетесь.
        Вероника посмотрела на свой черный свитер, брюки болотного цвета и гимнастические черные тапочки. Чем плоха ее одежда? Тем, что она неяркая? Но это еще не означает, что она плохая.
        - А эта тара, я полагаю, - продолжал Куп, постучав по коробке, которую Вероника держала у бедра, - для того, чтобы…
        - Ну, разумеется, чтобы складывать в нее отобранные ценности для моего личного пользования. - Вероника схватила одну из самых уродливых безделушек и показала Купу. - Посмотрите! Ну чем не прелесть? - Она швырнула вещь в картонную коробку и отобрала другую, потом еще одну.
        -О Боже, надеюсь, я не обчищу всю комнату, а то иногда я бываю такая жадина. - Своим присутствием он в значительной степени помогал ей паковаться. Но Вероника никогда бы не призналась в этом.
        В считанные секунды она заполнила коробку из-под джема - и наконец показался свет в конце тоннеля. Столик для кофе и диван с двумя приставными тумбочками теперь были свободны. Вероника взглянула на Купа, подпиравшего широким плечом витую лепнину арки. Он чувствовал себя прямо как дома.
        - Конечно, я зарезервировала для себя и для Лиззи самые сливки. Но вы не стесняйтесь, пожалуйста. Отберите из этого урожая что-то и себе тоже. - Вероника одарила его самым невинным взглядом. - Судя по вашему облику, вы из тех, кто получает наслаждение от хорошего боя быков. Или, во всяком случае, в значительной мере разделяет эту глупость. Так что, возможно, вам понравится та бархатная картина с матадором? У нее такая очаровательная рама в стиле рококо.
        Куп едва мог скрыть свое отвращение, взглянув на упомянутую вещь. Но когда он перевел взгляд обратно на Веронику, губы его растянулись в кривой ухмылке.
        - Вы очень добры. Но я не смею даже думать о том, чтобы лишить вас такой редкой драгоценности. - Он поднял бровь. - И потом это не бык.
        Вероника засмеялась, совершенно искренне. Но потом взгляд ее упал на фото, которое она подобрала, чтобы положить в коробку. В мозгу пронеслась тысяча воспоминаний, и второй раз за этот день она ощутила нехватку воздуха. Куп наблюдал, как ее лицо, только что светившееся юмором, внезапно погасло. Хотел бы он знать, что случилось. Но он тут же сказал себе, что не хочет ничего знать. Черт побери, ему вовсе не улыбалось вновь очутиться втянутым в ее орбиту. Однако дело всегда заканчивалось этим, когда он оказывался поблизости от этой женщины. Вероника Дэвис притягивала его словно магнит. Умный мужчина в таком случае должен был повернуться и немедленно уйти прочь. Но вместо этого Куп наклонил голову, чтобы взглянуть на фотографию, которую Вероника держала в руке.
        - Это ваш отец?
        - Да. - Вероника удрученно погладила большим пальцем снимок, запечатлевший темноволосого смеющегося мужчину. - Он умер два года назад.
        - О, мне очень жаль, - сказал Куп. - Терять родителей всегда тяжело. Мой отец умер, когда мне было пятнадцать, а матери - около сорока. - Он хотел прогнать печаль с лица Вероники. Поэтому, чтобы отвлечь ее, он показал пальцем на женщину в кадре на заднем плане. На фотографии у нее был очень изнуренный вид. - А это кто? Прежняя официантка?
        - О Боже! Почти. - Вероника издала нервный смешок. - Это моя мать.
        - О, извините. Я просто подумал, что…
        - То же, что подумал бы любой другой, - сухо сказала Вероника. - Так что не волнуйтесь по этому поводу. - В голосе у нее звучало своего рода презрение. Но когда она посмотрела на фото в рамке, брови ее сдвинулись над тонкой переносицей, и весь ее вид, казалось, выражал сплошное страдание. - Мама своей работой свела себя в могилу раньше времени, а папа это допустил. Нет - хуже, он это поощрял. Он считал, что долг женщины - делать все, чтобы ее мужу жилось легче. Папа, естественно, принимал клиентов и занимался напитками, а мама протирала пальцы до кости, едва успевая справляться со всем остальным. - Вероника втиснула рамку с фотографией в крошечное пространство в углу коробки, которую еще раньше поставила на диван, и просто смотрела на переполненный контейнер.
        Пока она стояла так несколько секунд, наклонив голову, Куп был вынужден засунуть руки в карманы брюк, чтобы преодолеть искушение притронуться к ее обнаженной шее.
        - И вас, конечно, возмущало его поведение? - сказал он слегка запальчиво. - В какой-то степени. Но главным образом меня приводило в негодование, что мама это позволяет. За все те годы она могла занять твердую позицию, но никогда этого не делала. - Вероника пожала плечами. - Я только знаю, - сказала она, повернувшись к Купу, - что со мной этого никогда не будет. Я не собираюсь подставлять хребет мужчине. Если я когда-нибудь полюблю, то такого человека, который не станет взваливать на меня свою ношу, а будет видеть во мне равного партнера.
        - Могу себе представить, как ваш отец, вероятно, растерялся после смерти жены, - сказал Куп, удивляясь себе. Какого черта, что здесь происходит? Ему ничего не известно ни о ее отце, ни о том, что чувствовал тот человек. Но он был убежден, что, как бы то ни было, нужно ее утешить. Откуда у него этот безумный порыв? Качнувшись на пятках назад, он бесцеремонно добавил: - Должно быть, он ощутил, как ему ее не хватает, после того как вся работа застопорилась, если не сказать больше.
        Вероника издала пессимистический звук.
        - Несомненно, ему не хватало мамы, ее навыков. Она была управляющим, официанткой, уборщицей. Но папа считал, что мы с Кристл пойдем по ее стопам и возьмем на себя все ее обязанности. Он был уверен, что мы заинтересованы в «Тонке».
        Куп фыркнул:
        - Ха, могу вообразить вашу реакцию! Держу пари, вы послали его куда подальше. Да?
        - Не совсем так, - сказала Вероника. - Я работала в «Тонке», пока не окончила колледж.
        - Вы, наверное, шутите?
        - Нет, - возразила она. - Мое отношение к папе было неоднозначным. Я и любила его, и возмущалась им. Пожалуй, вы правы - после смерти мамы он в каком-то смысле действительно пребывал в растерянности. Но вероятно, по ряду причин, а не только из-за работы. Я имею в виду, что он любил маму. Я знаю, он любил ее. Похоже, он просто не понимал, что ее попытки в угоду ему везти на себе весь воз убивают ее. - Вероника подобрала маленькую аляповатую пастушку из фарфора и, задержав руку над коробкой, посмотрела на Купа. - Он не был плохим человеком. Я не хочу, чтобы у вас сложилось о нем превратное мнение. Да, в своем пренебрежении к женщинам он был худший из шовинистов. Но в то же время он был забавный и добрый. И потом, он ведь… мой отец. Только он никогда и знать не желал, что я думаю и чего хочу.
        - А вашу сестру он понимал? - спросил Куп, придвигаясь ближе.
        Вероника затряслась от смеха.
        - О да. Они - два сапога пара. Кристл тоже любила «Тонк». В этом отношении она вся в отца.
        - То есть?
        - Она так же, как папа, любила находиться среди клиентов. И у нее был такой же талант - по возможности отлынивать от работы.
        - А как насчет вас? - спросил Куп. - Вы…
        Его слова заглохли в какофонии звуков. В это время дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетела Лиззи, а за ней кудрявая белокурая девочка примерно того же возраста и долговязый мальчик несколькими годами старше. Из-за шума Купу потребовалась секунда или две, чтобы разобраться, кто есть кто в этой маленькой компании. Наконец он понял, что весь этот тарарам исходит от двух незнакомых детей. Лиззи, как обычно, чинная, с улыбкой слушала своих друзей и гладила пушистого котенка, которого она держала у себя под подбородком, прижимая к гороховому жакету.
        - О Боже, только не это, - глухо прошептала Вероника, взглянув на племянницу с маленьким котенком. - Пожалуйста, не дай этому случиться! Мне только этого не хватает!
        Куп чувствовал, что мольба ее обречена на провал, видя, как засияло лицо Лиззи, когда она заметила их через арку.
        - Тетя Ронни, Куп! - воскликнула она. - Посмотрите, кого мне подарила миссис Мартелуччи. Когда я шла от автобуса мимо ее дома и увидела этого котенка, она сказала, что я могу оставить его у себя, если вы не будете возражать. - В глазах девочки светилась надежда. - Ему шесть месяцев, и он приучен выходить во двор. Поэтому нам не придется ничего покупать ему для туалета.
        - Проклятие, - прошептала Вероника себе под нос. Куп изумился, как при такой страстности слова ее почти не были слышны. - Проклятие, проклятие, - повторяла она, едва шевеля губами. Потом она вздохнула и, повысив голос, сказала: - Хорошо.
        - Так я могу его оставить?
        - Конечно. Почему нет? Райли, закрой дверь, дорогой, чтобы он не убежал. Он должен привыкнуть к новому месту. Вы с Дессой знакомы с мистером Блэкстоком? Куп, вы знаете Мариссу Травитс, а это ее дети.
        - Здравствуйте, мистер Блэксток, - почти одновременно сказали Десса и Райли. Потом оба улыбнулись и толкнули друг друга плечом.
        - Зовите меня Куп, - сказал Блэксток, обменявшись с ними приятной улыбкой.
        Вероника прошла через комнату и забрала котенка из рук Лиззи, приблизив его клипу, нос к носу. У котенка была шерсть средней длины, и он был совершенно черный, за исключением белого галстука и одной белой лапы. Он шлепнул ею Веронику по щеке и посмотрел на нее своими медными глазами величиной с пенни.
        - Как его зовут?
        - Бу. В честь какого-то мужчины по имени Бу Рэдли, как объяснила миссис Мартелуччи. - Лиззи равнодушно пожала плечиком, выскочившим из ее кофточки, когда она стягивала с себя одежду. - Я не думаю, чтобы он жил где-то по соседству.
        Вероника сдавленно засмеялась, издав рокочущий горловой звук. А Куп заулыбался.
        - Если бы у меня был кот, - вскользь заметил Райли, - я бы назвал его Прохиндей или Репей. Или придумал бы еще что-то, такое же клевое.
        - Плевое? - тупо повторил Куп.
        - Клевое, - пояснила Вероника. - Первая буква «к». «Клевый» означает «модный». Крутой. Обалденный. - Она неожиданно сверкнула ослепительной улыбкой.
        - А-а. - Куп поймал себя на том, что сам улыбается в ответ. - И почему я вдруг чувствую себя таким старым?
        Райли пожал плечами, как бы говоря, что с этим все ясно. Но Лиззи выступила вперед и осторожно тронула Купа за руку.
        - Это потому, что у вас нет своих детей, - сказала она доверительно. Потом посмотрела на него и растерянно заморгала. - Или есть?
        - Нет, - сказал Куп.
        Вероника ухмыльнулась, заметив поспешность, с какой он дал этот ответ. Куп перехватил ее взгляд и прищурил глаза.
        Тут Лиззи увидела коробку с безделушками. Она слегка нахмурила лоб и посмотрела на Веронику.
        - Вы хотите избавиться от всех маминых украшений?
        - Украшений? - повторила Вероника. - Она так их называла?
        Лиззи кивнула.
        - Мама говорила, что мы не должны их трогать.
        - Я просто аккуратно их упаковываю, чтобы в комнате стало свободнее. Тогда ты сможешь играть и не бояться что-нибудь разбить. - Вероника присела на корточки перед племянницей. - Хорошо?
        Лиззи подняла свои плечики.
        - Думаю, да.
        - Но если ты не согласна, я положу все обратно.
        - Нет, я согласна.
        Вероника отвела со лба девочки ее челку.
        - Хочешь потом просмотреть коробки, чтобы отобрать несколько любимых вещей для своей комнаты?
        - А можно? - Золотисто-карие глаза Лиззи загорелись интересом.
        - Даже не сомневайся.
        - Ладно, - сказал Райли, - пойдемте наверх играть в короля пиратов.
        Десса толкнула брата.
        - На этот раз королем буду я!
        - Как бы не так! Ты всего-навсего девчонка! Королем может быть только мальчик.
        - Тогда я буду королевой пиратов!
        Поднялся дикий галдеж.
        - А я тебя приглашал в королевы пиратов? Ты можешь играть девочку-безбилетницу, которая прокралась на борт и хочет стать юнгой. - Не дожидаясь ответа, Райли повернулся, чтобы вывести своих подчиненных через кухню на лестницу.
        Светлые кудряшки Дессы казались наэлектризованными от негодования.
        - Я не хочу быть юнгой! У пиратов это всегда заканчивается плохо. Я не хочу идти по доске[Пиратский обычай заставлять своих пленников идти с завязанными глазами подоске, положенной на борт судна, пока они не упадут в море.] ! - Она энергично устремилась за братом, бросая на ходу обвинения.
        Лиззи задержалась на мгновение - забрать от Вероники котенка - и застенчиво улыбнулась Купу. Потом затопала по ступенькам догонять своих друзей.
        Куп взглянул на Веронику и ухмыльнулся.
        - Вы не считаете, что вам придется популярно пересказать ей «Убить пересмешника»? И еще кто-то должен объяснить Райли, что никогда нельзя говорить девочке, что она
«всего лишь девчонка». Это чревато неприятностями.
        Вероника засмеялась и таким очаровательным изъявлением своего согласия привела Купа в смятение. До сих пор он был уверен, что точно знает, что собой представляет Вероника Дэвис. Ее образ прочно укоренился у него в уме, еще до того как они встретились. Но всякий раз наблюдая, как она ведет себя с Лиззи, Куп отмечал, что ее действия явно противоречат сложившимся у него представлениям.
        Не сказать, чтобы он доверял ей. Пусть она не носила джинсов в обтяжку и не накладывала лопатой макияж. Не прибегала к объемной прическе, дабы придать себе сексуальный вид. Не флиртовала без разбора и не щеголяла экипировкой, чтобы «быть на высоте». Но маленькая мисс Ронни столь же успешно, как и ее более откровенная сестра, использовала каждую крупицу своей сексуальности. Куп не знал, как она это делала. Но черт возьми, в ее поведении, несомненно, было что-то такое, что притягивало к ней мужчин. Он сам видел сегодня утром, во время ее разговора с тем парнем из фирмы. И на себе он это чувствовал тоже.
        Нет, она определенно не внушала доверия. Он не какой-нибудь простачок, чтобы его было так легко обмануть. Хотя, что касается ее обязательности в отношении племянницы, может быть, он и не прав.
        - Почему вам понадобилось столько времени, - сказал он, глядя на Веронику сверху вниз, - чтобы добраться сюда и позаботиться о Лиззи? - Куп был вынужден тут же одернуть себя. Ему-то какое дело? Может, у нее были уважительные причины.
        Он расправил плечи. У него были все основания ее спрашивать. Он беспокоился о Лиззи. Вероника посмотрела на него так, будто он потерял рассудок. Это заставило Купа смущенно поежиться, правда, только мысленно.
        - Я не понимаю, - медленно проговорила Вероника, - почему вы считаете, что это касается вас каким-то образом. Но так или иначе, я вам скажу. Во-первых, Марисса не знала, как связаться со мной в Шотландии, поэтому мне ничего не было известно о смерти Кристл. Я узнала об этом только в воскресенье, поздно вечером, когда вернулась в Сиэтл. Во-вторых, я должна была урегулировать вопрос с моим расписанием. Мне нужно было свободное время, чтобы находиться здесь с Лиззи, пока я занимаюсь продажей «Тонка» и привожу в порядок хозяйство Кристл.
        По лестнице, громко топая, сбежали вниз дети.
        - Тетя Ронни, - тихим, тонким голоском позвала из кухни Лиззи. - Можно нам взять печенье?
        Вероника вышла к ним навстречу.
        - Конечно. Вы все знаете, где находится банка с печеньем. Молоко в холодильнике. - Она взъерошила волосы Райли, направлявшегося к столу с уже открытой банкой под мышкой и запихивающего в рот печенье. - И возьми стакан, приятель. Мы в нашем женском семействе не любим, когда в молоке попадаются какие-то инородные примеси.
        Райли осклабился, показывая полный рот наполовину разжеванного печенья. Он шмякнул на стол банку и взял чашку, которую ему протянула Лиззи.
        - Хорошо, хорошо. А можно, я навещу моего друга Брэда, когда мы поедим? Он живет как раз на другой стороне Супер-Сейв.
        - Почему бы тебе вместо этого не позвонить ему и не спросить, может, он придет поиграть сюда? - Вероника взяла из банки печенье и откусила кусочек. - А позже мы выясним, что думает твоя мама по поводу будущих визитов. Хорошо?
        Мальчик издал продолжительный страдальческий вздох.
        - Хорошо.
        Взяв печенье, Куп извинился перед маленькой компанией и направился к двери.
        Вскоре он поднимался по мелким бетонным ступенькам в здание библиотеки Эндрю Карнеги, вспоминая, как Вероника общалась с детьми. Мысль о ней не выходила у него из головы. И перед этим он, похоже, был бессилен.
        Он просто был обречен стать жертвой женщины с материнской жилкой. У его собственной матери таковая отсутствовала, поэтому все другие женщины, проявлявшие доброту к детям, казались ему совершенно неотразимыми.
        Когда Куп открывал большую двустворчатую дверь библиотеки, у него сосало под ложечкой и сердце билось слишком часто.

«Ну, теперь ты счастлив, парень? Довольно трудное это дело - удержаться, чтобы ее не трогать даже тогда, когда ты считал ее эгоистичной стервой и расхлябанной, нерадивой опекуншей. И что же ты будешь делать теперь?»

        Через несколько секунд после того, как Куп исчез в библиотеке, рядом с «Тонком» притормозила машина. Как всегда, когда этот человек проезжал мимо, у него возникало непреодолимое желание снизить скорость и коротко взглянуть на забегаловку. Он совершал наезды в этот район отнюдь не потому, что у него здесь были какие-то дела. Его влекло сюда - это было то место, где все началось в один памятный вечер. Когда сзади раздался нетерпеливый автомобильный сигнал, мужчина снова набрал нормальную скорость. Он удовлетворенно улыбнулся.
        Это было идеально исполненное преступление. Разве нет? Он убил Кристл Дэвис, и ни одна собака этого не заметила. Благодаря его сообразительности это дело было ловко пришито Эдди Чапмену.

«Эй, эй, эй, чик-чик!»
        Он громко рассмеялся, потому что рефрен из старого мультфильма был его персональной мантрой. Он всегда был умнее, нежели среднестатистический обыватель.
        Вообще в его планы не входило убивать Кристл. Но планы меняются, черт возьми! Во всяком случае, она сама во всем виновата. У нее были все возможности этого избежать, если бы вела себя воздержанно и вовремя остановилась. Но разве она послушалась? О нет, она продолжала давить на него.
        Какая-то проститутка с Бейкер-стрит будет грозить его уничтожить? Ну нет! До сих пор он никогда не волновался, что его репутация может пострадать, как хромированный бампер от столкновения. Он годами упрочивал свое положение в этом городе. И не для того он потратил столько сил, чтобы позволить какой-то алчной потаскушке все разрушить и уйти от заслуженной вендетты.
        Эта женщина просто получила то, что заслуживала. Но Боже упаси, чтобы он испытывал от этого удовольствие или что-то в этом роде. Хотя, разумеется, высоко оценивал свою находчивость. Если бы он мог все рассказать кому-нибудь, любой наверняка согласился бы, что это было блестяще сработано. Подозрение в конечном счете легло на Чапмена.
        Получилось и в самом деле «чик-чик».
        Несомненно, он куда умнее среднестатистического обывателя.

        Глава 7

        Куп так редко пользовался своим сотовым телефоном, что обычно даже забывал о его существовании. Поэтому когда поздним утром в пятницу его глубокий сон прервал звонок, он протянул руку к тумбочке и хлопнул по кнопке будильника. Телефон зазвонил снова. Тогда Куп приподнялся на локте.
        - Ах это… - Он схватил телефон, откинул крышку и нажал кнопку микрофона. - Да!
        - Куп? Это Стив Парриш. Марджери с тобой связалась?
        - Нет. А что? Она пыталась?
        - Уже два дня. Сегодня утром она первым делом позвонила мне, выяснить, не знаю ли я, где ты. Черт побери, чудило! Для чего предназначен сотовый телефон? Разве не для того, чтобы ты был доступен в любое время, в любом месте?
        - Во всяком случае, это распространенная точка зрения. - Куп швырнул подушку под спину и сел в кровати. Стив был его литературным агентом, а Марджери Келлерман - редактором. За тринадцать лет службы на флоте Куп побывал в самых горячих точках. Перемещаясь по миру во главе спецгруппы Второго разведывательного батальона, он по ходу дела вел дневник. Со временем эти путевые заметки навели его на мысль написать книгу. Он принялся кропать первые главы рукописи на страницах своих перекидных блокнотов. Впоследствии этот процесс привел его к покупке компьютера, и в итоге появилось законченное произведение. Чтобы предложить его издательствам, нужно было присмотреть себе агента. Когда Стив заинтересовался книгой, Куп чувствовал себя так, будто сорвал джекпот. Тут же был подписан контракт с «Парриш зйдженси», и через несколько месяцев рукопись выставили на аукцион. За триллер на военную тему между издателями разгорелась настоящая война. Четырнадцать месяцев спустя у Джеймса Ли Купера произошел настоящий прорыв. Его альтер эго попало в список наиболее продаваемых авторов, и он быстро приобрел известность. - И
что нужно Марджери? - спросил он. - Холодная струя обдула его голые плечи. Куп подтянул одеяло.
        - Она хочет сообщить тебе хорошие новости. Два небольших приятных известия.
«Летящий орел» будет переиздан тиражом десять тысяч экземпляров, и на очереди
«Причина для тревоги». Так что это еще семь пятьсот. Твои разъезды и накладные расходы на оптовиков, без сомнения, окупаются. Из Интернета и от Леви снова пришли большущие заказы.
        - Ты не шутишь? Это великолепно.
        - Да, я подумал, что тебе будет приятно. Раздави бутылку-другую хорошего пива. Может, это не столь захватывающее событие по сравнению с теми временами, когда ты пробился в список «Нью-Йорк таймс». Но оно положительно заслуживает, чтобы его отпраздновать.
        После того как они со Стивом закончили разговор, Куп еще размышлял какое-то время. Бесконечные проповеди матери о том, как надо жить, вызывали в нем инстинктивную реакцию протеста. Флот научил его держать глаза открытыми, а рот на замке. В промежутке между двумя периодами жизни Куп усвоил привычку сохранять все в секрете и перенес это правило также на свою новую профессию. Хотя карьера его едва ли была тайной, тем не менее он не рассказывал об этом каждому встречному. Он считал, что на эту тему лучше помалкивать.
        Но у него всегда был Эдди, кому можно было позвонить вот в таких случаях, как сейчас. До настоящего времени он никогда не сознавал до конца, как много это значит для него. Эдди не скрывал своей гордости за брата и был бесконечно щедр на похвалы. От этого Куп ощущал себя ростом целых десять футов, но что гораздо важнее - членом единой семьи. Новости, подобные сегодняшним, по его честному признанию, не могли принести прежней радости, если ее не с кем разделить.
        Куп откинул одеяло и встал с кровати. Он чуть слышно выругался, когда его теплые ноги коснулись пола. Пальцы буквально примерзли к неровным дубовым доскам.
        Он считал себя чрезвычайно удачливым. Столько людей из пишущей братии едва сводили концы с концами. В отличие от них он зарабатывал достаточно, чтобы поддерживать приличное существование. Частью этого успеха он был обязан обстоятельствам. Возгоревшееся в нем желание писать пришлось на благодатное время, когда читающая публика испытывала голод по литературе такого рода. Не говоря уже о том, что ему повезло с издателем и агентом. Первый знал, как обыграть интерес к актуальным событиям, а второй - как обеспечить максимальную выгоду своему клиенту. По всей вероятности, даже на маму его успехи произвели бы впечатление, доживи она до этого времени.
        Однако история с младшим братом, по уши увязшим в неприятностях, омрачала радость успеха. Куп чувствовал за собой долю вины в связи со своим недавним турне. Он увеличил доходы за счет новых тиражей. Но по той же самой причине Эдди не мог связаться с ним и получить помощь, когда он в ней больше всего нуждался. И еще одно упущение, черт побери! Наверное, нужно было делать над собой усилие и чаще навещать Эдди в Фоссиле. Возможно, тогда он мог бы принести больше пользы Лиззи сейчас. Но он ждал, пока Эдди сам заедет к нему во время своих редких командировок. Эдди был гораздо лучшим братом, нежели наоборот.
        Услышав слабое царапанье внизу, Куп бесшумно вприпрыжку сбежал по ступенькам и распахнул чердачную дверь. Маленький котенок Лиззи - Бу - зашипел и отскочил назад, его черная шерстка даже вздыбилась на хвосте.
        Куп присел на корточки.
        - Привет, приятель! Я тебя напугал?
        Бу важно прошествовал мимо него.
        - Ищешь компанию, да? - ухмыльнулся Куп. - И ты решил, что лучше уж я, чем ничего. Ладно, я согласен.. Я здесь повсюду встречаю такое отношение. - Он схватил свои джинсы и стал натягивать на себя, пока Бу обследовал комнату. Котенок бросился за тенью и обнаружил шнурки от старых армейских ботинок. Потом прыгнул на болтающийся рукав, когда Куп доставал из ящика свой свитер.
        Подхватив котенка одной рукой, Куп высвободил из тонкой красной шерсти кошачьи коготки. Он мягко опустил котенка на середину кровати. Натянул через голову свитер и присел, чтобы надеть носки и ботинки. Бу тотчас взобрался к нему на колени, переминаясь на своих когтистых лапках и сворачиваясь клубочком. Куп почувствовал, как острые иголочки через джинсы впились ему в кожу. Но через секунду котенок расслабился и растянулся у него на бедре, с низким рокочущим звуком в горле наподобие работающего миксера.
        Домашний звук и приятное тепло напомнили Купу о том, что он пренебрегает реальной дружбой. За время своего пребывания в Фоссиле он не удосужился позвонить ни одному из тех немногих людей, кого можно было считать настоящими друзьями. Он взглянул на свои ручные часы и протянул руку к телефону. В Северной Каролине было почти три часа дня. Если Зак находился в стране, к этому времени он должен был освободиться. Куп набрал телефонный номер, который знал наизусть.
        Ему ответили после второго звонка.
        - Да?
        - Смирно! Направо!
        На долю секунды в трубке наступило молчание. Потом грудной голос спросил:
        - Блэксток, сукин сын! Это ты?
        - Как дела, Закери?
        - О, знаешь, все так же. Израсходовал почти все свои пули на Бали.
        Кун закатил глаза к потолку. Они с Заком Тейлором разыгрывали друг друга с первого дня их знакомства в учебном лагере для новобранцев. Двое зеленых юнцов, боясь показаться салагами, сочиняли всякие глупости, чтобы выглядеть настоящими мачо.
        - Ну и брехун ты, Тейлор! На Бали больше ничего не происходит.
        Зак засмеялся.
        - Я знаю. Просто я подумал, что такой маститый писатель, как Джеймс Ли Купер, оценит аллитерацию.
        - Подобные претенциозные глупые враки? Черт побери, боюсь, что любой идиот распознает такую аллитерацию, если ее вколачивать в его нахальную задницу. Рассказывай, как живешь? - Куп почесал котенку голову. Бу продемонстрировал свое одобрение и убрал несколько коготков. - Я скучаю без тебя, Зак. Здесь нет никого, кто скармливал бы мне мою дневную порцию болтовни. - «Может быть, за исключением Вероники». Но со вчерашнего дня Куп всеми силами убеждал себя, что ее не существует.
        - У меня все прекрасно, - сказал Зак. - В следующем месяце перебираюсь в Пендлтон. - Несколько минут они с Купом обсуждали предстоящий переезд, потом Зак спросил: - А как ты? Как продвигаются поиски твоего младшего брата?
        - Без больших успехов. Подслушивал разговоры в баре. Если кто-то начинал обсуждать отношения Эдди с Кристл, расспрашивал людей. Ты позавидовал бы, с какой тонкостью я это делал. И еще я разговаривал с его адвокатом. Но пока в этом проклятом деле я не раскопал ничего, что заслуживает внимания. - Куп погладил котенка по спине от головы до хвоста. Бу заурчал на несколько децибелов громче.
        - Что у тебя там? - спросил Зак.
        - Ты о чем?
        - О тех чертовых звуках. Что это?
        - Ничего. - Куп остановил руку. - Бетономешалка на улице.
        - Боже, что они там размешивают? Гальку размером с шары для пинг-понга?
        - Неужели так сильно шумит? - Куп усмехнулся и почесал Бу пониже подбородка. Котенок незамедлительно увеличил громкость звука.
        - Эти маленькие города у меня обычно ассоциировались с чем-то тихим и пасторальным.
        - Да, - шутливо согласился Куп. - Очередной прокол в американском фольклоре.
        Зак саркастически рассмеялся, но тут же перешел на серьезный тон:
        - Выходит, что ты ничего не добился?
        - На сегодняшний день все, чего я достиг, - сказал Куп, - можно резюмировать как
«слишком мало и слишком поздно». Мне следовало быть здесь раньше. Пока Эдди не пустился в бега. Я приобрел этот телефон, но чересчур поздно. Если бы у меня был сотовый месяц назад, Эдди не пришлось бы оставлять мне на автоответчике те безумные сообщения, которые раз от разу становились все хуже. И в них он даже не упоминает о дочери. Сейчас я стараюсь следить за Лиззи, насколько возможно. Но какой от этого прок, если я даже не могу открыть ей, что я ее дядя?
        - Куп, ты правильно делаешь, что не информируешь каждого, кто ты. Настоящий убийца ее матери, кто бы это ни был, будет гораздо больше настороже, если узнает о ваших родственных связях. А так у тебя будет возможность подловить его на ошибке и добыть какие-то улики.
        - Да. В теории я согласен с твоим проектом. Но с одной поправкой. Лиззи - не
«каждый», как ты выразился. Она - милый ребенок, лишившийся разом своих мамы и папы. И это еще одна причина для беспокойства. Я имею в виду отношение Эдди к дочери. Во время каждого телефонного разговора с ним, с того дня, когда Лиззи только появилась на свет, я только и слышал о ней. О том, на сколько она прибавила в росте и весе, каким новым вещам научилась после нашего предыдущего разговора. Эдди без ума от нее, Зак, если я еще что-то понимаю в этой жизни. Я абсолютно уверен, что он вернется, будь то апокалипсис или Всемирный потоп. Он не сможет оставаться вдали от Лиззи долгое время.
        - И это тебя беспокоит?
        - Это очень сильно меня тревожит, - сказал Куп. - Так как его потребность видеть Лиззи может возрасти в такой степени, что ему станет все нипочем. И тогда его можно будет легко упрятать в казенный дом. Притом на такой срок, что Лиззи стукнет тридцать, прежде чем ее папа увидит белый свет. А я, черт возьми, несомненно, ничем серьезным не могу им помочь, если даже не смею сказать Лиззи, кто я.
        - Возможно, я ошибаюсь, но не важнее ли для тебя выйти полностью из тени? Может, лучше признаться ей, тем более что у нее больше никого нет.
        Куп запустил пальцы в шерстку Бу.
        - Ну, вообще-то у нее есть тетя Ронни.
        - Сестра ее матери?
        - Да.
        Зак резко зашумел в трубку.
        - Это паршивое дело. Если тетя Ронни окажется чем-то наподобие того, что рассказывали о Кристл, тогда не о чем говорить.
        - Нет, Вероника совсем не похожа на Кристл. Сначала я тоже думал, как и ты, но… она по-настоящему добра к ребенку. Лиззи ее любит.
        - И?
        - Что значит это «и»?
        - Не знаю… у тебя как-то изменился голос.
        - А вот и нет!
        - А вот и да. Я не могу полностью поручиться, но… - Зак умолк на секунду, затем в трубке послышался звук, напоминающий щелчок пальцами. - О Боже, я догадываюсь, что это! Тебе приспичило! - Он сдавленно засмеялся. -Скажешь, не так? Черт побери, это и без слов ясно. Айсберг хочет в трусики к тете Ронни!
        Услышанное флотское прозвище вместе с томлением по лилейно-белой коже Вероники вынудили Купа ответить с излишней категоричностью:
        - Чушь собачья!
        - Погоди, - возразил Зак. - Не горячись, Блэксток. Было бы не грех хорошенько подумать, прежде чем с ходу это отрицать. Помнишь Пиноккио, который хотел из деревянного мальчика стать настоящим, и его нос - детектор лжи? Так вот, Джеппетто никогда не рассказывал ему, что у настоящих мальчиков есть некоторые части тела, которые отрастают сами по себе. Он говорил только, что деревянные усыхают каждый раз, когда мальчики говорят неправду.
        Куп машинально стиснул бедра. Но несмотря на эту непроизвольную реакцию, ответил резким контрударом.
        - Все верно, - насмешливо сказал он. - В таком случае нам нужно изменить твое имя на Зелду, потому что большего лгуна свет еще не видывал.
        - Ох, какой ты речистый! Но я как раз о том и говорю. Послушай, настоящие мальчики могут солгать своим женам, обмануть правительство. Но они никогда не врут другому солдату морской пехоты, когда дело касается секса. Обведешь вокруг пальца человека, прикрывающего твои тылы, - и тот маленький опасный фактор, как в случае с Пиноккио, немедленно вступит в действие. Это тебе гарантировано, можешь мне поверить.
        - Ладно, - согласился Куп, - может, я и хотел залезть к ней в трусы, но это уже вчерашний день. Сейчас я это преодолел.
        - Осторожнее, мальчик. Ты только что понес легкие потери.
        - Было бы что терять. К счастью, мне не нужно экономить.
        - Речь идет не о твоем самолюбии, мой дорогой. Твоя штука может выкручиваться к коленям, но запомни, я жил с тобой в одном бараке. Поэтому мы оба знаем, что это пустое дело. А будешь лгать дальше, у тебя не останется сил, чтобы доставить дамочке наслаждение, если она когда-нибудь решит, что пришел твой звездный час. - Явно довольный своей аллегорией, Зак раскатисто захохотал на другом конце линии.
        - Великолепно, - кисло сказал Куп. - Ты гогочешь. Я рад, что тебя это так развеселило. Я пытаюсь исполнять свои служебные обязанности, фактически являя собой одну огромную разъяренную эрекцию. А ты воспринимаешь это как уморительную шутку.
        Зак аж взревел от хохота.
        Куп отпустил своему другу минуту, дожидаясь, пока его хохот иссякнет сам по себе, потом сказал:
        - Угомонился наконец?
        - Почти, - весело ответил Зак.
        - Так вот, - продолжил Куп, - коль скоро я обосновался в доме Кристл, я перевернул там все вверх дном. Но я так и не нашел ключ к разгадке. Не понимаю, зачем кому-то понадобилось ее убивать? Разве что за ее подход к воспитанию ребенка и страсть к украшениям.
        - А как насчет квартиры Эдди? Там есть что-нибудь ценное?
        - А черт его знает! У меня нет доступа в его дом.
        - Ну и в чем проблема? Вскрой замок, дорогой.
        - Если я за что-то люблю тебя, Тейлор, - засмеялся Куп, - то за это. Ты не очень церемонишься с законом, если он стоит у тебя на пути. - Он подумал секунду. - Впрочем… пожалуй, это можно будет сделать через адвоката Эдди. Он один во всем городе знает, кто я. Попробую выяснить, может, у него есть ключ.
        - Ну что ж, это тоже мысль. Хотя в данном случае это будет не столь быстро.
        - Я рад, что позвонил тебе, Зак. Твой испорченный взгляд на мир всегда помогал мне лучше уяснять некоторые вещи. - Рад стараться, дружище. А теперь расскажи поподробнее об этой тете Ронни. Держу пари, она высокая и загорелая, с прелестной укладкой. И к тому же, вероятно, блондинка. Я угадал?
        - Абсолютно точно. - Куп криво усмехнулся, снимая Бу со своих коленей. Он опустил котенка на пол и встал с кровати. - Просто удивительно, как тебе это удается.

        Позже, в тот же день, по возвращении в пустой дом Вероника позвонила на телефонную станцию Сиэтла справиться о звонках в ее отсутствие. Потом в ответ на негодующее сообщение, оставленное на автоответчике, потратила некоторое время на розыски большого шкафа, недостающего для ее работы в Шотландии. Мастер, отвечавший за его восстановление, находился в Портленде, и к тому времени, когда он откликнулся на ее звонок, Вероника уже начинала терять терпение.
        - Вы обещали еще до моего отъезда из Гленкенчи, - сказала она, отметая его оправдания, - что все будет закончено и доставлено на место. Не вы - я выгляжу несостоятельной в глазах заказчика, из-за того что вы не управляетесь в срок. Вы подводите меня. Честно вас предупреждаю, Майкл, еще один тревожный звонок от клиента - и я поищу исполнителя для моего заказа где-нибудь еще. Мне нужны мастера, которые дорожат своим словом!
        С расстройства Вероника отправилась в гостиную, чтобы занять себя работой. Когда очистка комнаты от оставшегося китча Кристл близилась к завершению, с улицы кто-то тихонько постучал в дверь. В тот момент Вероника, присев на корточки у дивана, смахивала пыль с ножек небольшого пристенного столика в стиле Файфа Дункана[Файф Дункан (1768-1854) - американский дизайнер шотландского происхождения, представитель неоклассицизма. Известен как непревзойденный мастер-краснодеревщик.] . Прежде чем она успела разогнуть спину, дверь отворилась, и показалась голова Мариссы.
        - Привет, - сказала она и огляделась вокруг. - О! Совсем другое дело.
        - Я знаю. - Вероника поднялась и бросила на пол пыльную тряпку. - Несомненно, комната сейчас кажется больше без всего этого барахла. Правда?
        - Да, действительно. И выглядела бы еще больше, если бы вы сменили эти до ужаса безвкусные обои на что-нибудь светлое.
        - Это следующий пункт в моей программе, - сказала Вероника. - После того как мы покрасим стены в комнате Лиззи. Хочешь кофе? - Не дожидаясь ответа подруги, она направилась в кухню и спросила через плечо: - Так что привело тебя сюда в середине дня?
        - Подготовка к Зимнему фестивалю. Меня выбрали председателем городского комитета на этот год. Разве я тебе не говорила?
        - Нет, конечно. - Вероника замерла на месте. Затем, медленно повернувшись, изумленно воззрилась на свою лучшую подругу. - А я - королева Мая! - Уголки ее рта изогнулись в улыбке. - Считай, что я уже почти на вашем празднике. - Вероника взяла кофейник и налила в чашку кофе. - Я бы сейчас прослезилась, - сказала она поверх ароматного пара, - если бы за полжизни не была наслышана, что ты думаешь о женщинах, несущих добро в массы.
        - Оказывается, не на все сто процентов.
        - Вот как?
        Марисса не рассмеялась и не завопила от восторга. И улыбка Вероники постепенно угасла.
        - О Боже, ты это серьезно, Map? Ты вступила в «Молодежную лигу»?
        - Я не знаю, как это получилось! - Марисса взяла у Вероники чашку и поставила на стол. Потом села и мрачно посмотрела на подругу. - При жизни Денни тамошние матроны даже не знали, что я вообще существую. Или не хотели знать. Для них я была какой-то мелкой сошкой, выскочкой с Бейкер-стрит. Они терпели меня только потому, что Ден имел там слишком большое влияние. Но в основном они меня игнорировали, причем исключительно меня. Но когда Ден умер… О Боже, Ронни, я никогда не была столько времени так одинока. Я не знаю, что с ними случилось. То ли ко мне перешло его влияние, то ли они почувствовали жалость ко мне, только я вдруг превратилась в
«бедную, дорогую Мариссу». Но прежде чем я успела понять, как это произошло, я стала ходить на их собрания и заседания комитета. И по правде сказать, за редким исключением они оказались очень приличными женщинами. Во всяком случае, я так думала до того, как они решили доверить мне в этом году украшение города к Зимнему фестивалю. Мне нужно было сказать им: «Нет, спасибо». Я так и собиралась сделать, но вместо этого согласилась. Не спрашивай меня, зачем я это сделала. Я до сих пор никак не опомнюсь, вздохнуть не могу спокойно. Даже не представляю, с чего начать. Работы там непочатый край.
        - Ну хорошо. Хотя бы сейчас дыши глубже и пей свой кофе. - Когда подруга немного успокоилась, Вероника ласково улыбнулась и спросила: - Ты сказала, что возглавляешь комитет, так? У всех этих комитетов и прочих посиделок есть положительная сторона. У тебя под началом много других женщин, у них должна быть куча идей. Почему просто не сесть вместе и не обдумать все спокойно? Может, кто-то выскажет дельное предложение. - Она перегнулась через стол и поддела Мариссу локтем. - А после того как мероприятие увенчается огромным успехом, ты, как главное действующее лицо, вправе претендовать на все лавры.
        Марисса ответила ей слабой улыбкой.
        - Я восхищалась твоей изобретательностью. Но в чем я действительно нуждаюсь сейчас, так это в твоих советах как декоратора. Мы собираемся в воскресенье. В комитет, как я уже говорила, входят приличные женщины, за редким исключением. Ты помнишь?
        - Угу. То пресловутое исключение. - Вероника выпрямилась в кресле. - Я понимаю. - Их двое. Анджела Тайлер-Джонс и Диана Уэнтуорт, еще известные как «стервозная королева снобов» и ее «верховная жрица». Они просто пережить не могут, что меня избрали председателем комитета.
        - Погоди, я догадываюсь. Позволь мне сказать. Это женщины с хорошей стрижкой и крепкими сфинктерами. Они родились и выросли в Блаффе. Они твердо уверены, что другие посланы на эту землю служить им.
        - Ты абсолютно права, подруга.
        - И я предполагаю, те леди считают себя гораздо более достойными этого поста, так как они взрастили принцесс Холли-драйв?
        - Ронни, они ставят мне подножку на каждом шагу. Они хотят, чтобы я показала себя не с лучшей стороны на воскресном заседании. Но меня убивает то, что они скорее всего окажутся правы. Я не вижу выхода из сложившегося положения. Не знаю, о чем думали люди, когда сажали меня в председательское кресло.
        - Наверное, они видели, что ты способная и отзывчивая женщина. Добрая ко всем, независимо от занимаемого положения. Или, может быть, они понимают, что ты разобьешься в доску, но сделаешь, если что-то задумала.
        - Едва ли моего опыта хватит, чтобы справиться с этим.
        - Ах, того, что у тебя есть, более чем достаточно.
        - Что? У меня?
        - Я тебе говорю.
        - Да? - Марисса слабо улыбнулась. - Миссис реставратор, специалист-проектировщик Зимнего фестиваля. Ты не должна брать все это на себя, Ронни. Я не смею даже думать об этом. Просто подскажи мне верное направление. - Она с надеждой взглянула на подругу. - Если, конечно, ты не возражаешь. Мне неловко просить тебя. У тебя свои дела отнимают достаточно много сил и времени. - Марисса сделала паузу, чтобы перевести дух, и украдкой взглянула на Веронику. - И потом, нагружать тебя проектом декораций для Зимнего фестиваля - это все равно что стрелять из гранатомета по комарам, не правда ли?
        Помощь подруге была мизером в сравнении с тем, что Марисса сделала для нее. А от того, что Марисса так верила в ее способности, Вероника чувствовала себя значительной, точно кинозвезда. Она махнула рукой и весело сказала:
        - Ну, ты же знаешь нас, девушек с Бейкер-стрит. Серийные убийства - наш образ жизни. «Королева снобов» и ее «верховная жрица» не подозревают, что их ждет. - Вероника встала взять из ящика блокнот с карандашом и снова опустилась в кресло. - Итак, рассказывай. Что у нас предусмотрено в бюджете?

        Глава 8

        В субботу Вероника разобралась с одеждой своей сестры и сложила все барахло в большой разукрашенный чемодан, который она окрестила парадным сундуком. Вечером, собравшись на работу, она спускалась в гостиную. Первое, что она там увидела, это Лиззи и Дессу, лежащих на животе на полу. Обе вырядились, как дешевые проститутки: Лиззи - в платье-дудку из ярко-синего эластика с черными блестками, Десса - в цветастую зелено-желтую ночную рубашку и черный шелковый пеньюар поверх нее. Если у Кристл подол, вероятно, заканчивался где-то на середине бедра, то у маленьких девочек он достигал лодыжек. Они густо нарумянили щеки, накрасили губы алой помадой и щедрой рукой наложили себе перламутровые тени от ресниц до бровей.
        Десса выверила стопы, приспосабливаясь к плоскости пола. Белые туфли-лодочки, которые были ей слишком велики, смотрели мысами в разные стороны. Лиззи, согнув ноги в коленях, скрестила лодыжки в воздухе. Одна из розовых туфель на высоком каблуке валялась на боку рядом с ней на полу, другая болталась на пальцах ее правой ноги, грозя упасть в любую минуту.
        Вероника подошла к девочкам и, встав перед ними, шлепнула себя в грудь.
        - Леди, вы выглядите превосходно! - воскликнула она с грассирующим «р».
        Девочки заулыбались, невероятно довольные собой, и оторвались от своей книжки с рисованными картинками. Первую секунду Лиззи еще держала карандаш в дрогнувшей руке и водила им по контурам рисунка. Потом застенчиво улыбнулась и опустила голову.
        - Сегодня вы чем-то напоминаете мою маму, - сказала она, глядя сквозь челку на свою тетю.
        Миссис Мартелуччи отвлеклась от телевизора, где показывали сериал, посмотреть на Веронику.
        - Пресвятая Богородица, нынче вечером здесь все наряжаются. Ронни, дорогая, у вас просто праздничный вид!
        Вероника немного смутилась. Она затеребила серебристые и бронзовые звездочки, свисающие с мочек ушей. Потом двинула руку вниз и быстро прошлась по вишневому кашемировому джемперу проверить, все ли у нее в порядке. И вправду вырядилась. Но не только. В ход была пущена тяжелая артиллерия - дерзкое бюстье, чуточку приоткрывающее ложбинку на груди.
        Все эти усилия были предприняты, с тем чтобы изменить свой облик и выглядеть не так… буднично. В своих попытках добиться желаемого эффекта Вероника пошла до конца. Сейчас на лице у нее было больше косметики, нежели всегда. Она вылила на голову пригоршню геля и нацепила термобигуди, завершив потом процедуру расческой с заостренным концом, чтобы придать пикантность прическе. Вчерашнее язвительное замечание Купа по поводу ее вкуса не прошло даром, вызвав это внезапное желание сделать свой имидж менее строгим. Хотя бы только на сегодня. А то вчера вечером Блэксток вдруг перестал ее замечать, словно она и не существует вовсе.
        - Как вы находите, девочки, - спрашивала Вероника, широко раскидывая руки, - не слишком много изменений, так вот сразу?
        - Нет, все очень красиво, - заверила ее Лиззи.
        - Правда, красиво, - поддержала ее Десса. От их серьезных похвал Вероника почувствовала некоторое стеснение в груди. Присев на корточки, она поцеловала ту и другую в лоб.
        - Спасибо, мои маленькие тыковки, - сказала она. - Комплимент от двух таких щеголих дорогого стоит. Несомненно, вы знаете, как сделать человеку приятное.
        Лежавшая рядом хозяйственная сумка, где находилось еще несколько книг, внезапно запрыгала на полу, и оттуда высунулась голова Бу. Вероника почесала его между глаз и снова повернулась к девочкам.
        - Ну, мне пора. Надеюсь, вы будете слушаться миссис Мартелуччи. У вас есть видео?
        -Угу. Вот здесь. - Лиззи вытащила из-под вороха одежды для Барби кассету показать Веронике название мультфильма Диснея.
        - Хорошо, дорогая. Миссис Мартелуччи даст вам попкорн, когда закончится ее программа. Вы с Дессой посмотрите свой кинофильм и отправитесь спать. Пожалуйста, не спорьте и не подлизывайтесь. Никакого дополнительного времени не будет, даже не мечтайте. К моему возвращению вы обе должны быть в постели.
        Лиззи послушно закивала, а Десса просто ухмыльнулась, показывая щербины на месте передних, наполовину выросших постоянных зубов, сменивших молочные. Вероника невольно улыбнулась в ответ.
        - Ну хорошо, - сказала она, - вероятно, пижамный вечер не может быть без чуточки подхалимства. И все же будьте умницами. Поцелуйте меня. - После того как обе, вытянув в трубочку свои напомаженные глянцевые губы, чмокнули ее в щеку, она поднялась с пола. - Увидимся завтра утром. - Вероника направилась к двери, на ходу влезая в свой утепленный жакет. - Лиззи, здесь нигде нет фотоаппарата? - спросила она, оглядываясь назад. - Мы должны запечатлеть вас обеих на пленку. Не каждый день маленькие девочки выглядят так шикарно.
        Туфля, остававшаяся на ноге Лиззи, упала на пол. Девочка вскочила и побежала на кухню. Через секунду Вероника увидела, как она придвигает к холодильнику стул. Вскарабкавшись на него, Лиззи остановилась и запихнула под мышку скользкий подол платья. Привстав на цыпочки, она осторожно попыталась дотянуться до верхнего края холодильника.
        - Минуточку! - Вероника прошла в кухню. - Так это там? - Она заглянула наверх, высматривая фотоаппарат в куче барахла.
        Лиззи с нетерпением кивала:
        - Нуда. Он там, сзади.
        - Хорошо, - сказала Вероника. - Я сейчас его найду, а ты шлепай обратно.
        Через минуту она щелкнула несколько кадров, с довольной улыбкой глядя, как Десса, явно переигрывая, позирует перед объективом. Лицо Лиззи светилось улыбкой, гораздо менее робкой, чем обычно.
        Вероника пожелала обеим спокойной ночи. Она предупредила миссис Мартелуччи, что выпускает Бу, застав его перед парадной дверью пробующим свои силы в телекинезе, и очутилась на улице. Она быстро перешла на другую сторону и переступила порог
«Тонка».
        В первую же секунду она была приятно поражена тем, что не наткнулась на стену табачного дыма. Улыбаясь этому факту и своим мыслям о Лиззи и Дессе, облачившимся подобно примадоннам, Вероника стянула свой жакет. Ее взгляд плавно скользнул мимо Купа и быстро вернулся назад, поймав его в фокус. Куп стоял неподвижно посреди зала и смотрел на нее так пристально, что она в смятении остановилась. Это был чисто мужской взгляд. Сексуальный. Под таким взглядом женщина гарантированно должна ощущать себя нагой и уязвимой.
        Вероника почувствовала, как сердце совершило сильный толчок о грудную клетку, словно сорвавшаяся гончая, напавшая на след кролика. Жар распространился по коже вверх, к шее. Она молилась, чтобы тусклое освещение бара помешало Купу увидеть на расстоянии ее покрасневшую кожу. Он как ни в чем не бывало повернулся и показал ей спину, будто только что не смотрел на нее. Словно не было того жгучего взгляда, достаточного, чтобы расплавить ее подошвы и приварить ее к полу. Сердце ее ударилось еще тяжелее, но на этот раз, будучи оскорбленным, - с гневом.
        Каждый ее контакт с Купом вызывал в ней выброс гормонов. Подобные химические реакции, происходящие в человеческом организме, не были для нее сенсацией, но вызывали беспокойство. Как взрослая женщина, она понимала разницу между неуместным сексуальным влечением и действиями, направленными на его реализацию. Куп с лихвой перевыполнял все нормы, подвигая ее к осознанию его власти над ней с первой минуты их встречи. Но теперь он вдруг начал вести себя так, будто ее не существует. Ее захлестывала ярость.
        Так легко ему это не сойдет.
        Вероника прошествовала к стойке и, откинув планку, прошла к прилавку.
        - Добрый вечер, Купер, - сказала она в его широкую спину.
        - Да, Вероника… - Он даже не потрудился повернуться.
        Возмущенная его грубостью, она, скрежеща зубами, стала убирать свою одежду и сумочку. Потом схватила чистый фартук и повязала вокруг бедер. У нее было такое замечательное настроение, когда она увидела своих девочек вырядившимися. Она не собиралась позволять ему втянуть ее в свару, чтобы испортить то приятное ощущение тепла. Может, вместо этого ей следовало вырвать страницу из книги Купера Блэкстока с названием «Я дышу, следовательно, возбуждаю сексуальные чувства». Он делал все возможное, чтобы заставить ее осознать это еще лучше. До вчерашнего вечера он был сам мистер Тачи-Фили[Touchy-Feely - термин, означающий открытое выражение страсти или других эмоций, особенно через физический контакт. Этот принцип положен в основу методики тактильного восприятия как формы развития взаимопонимания в групповом психологическом тренинге.] . Он оказывал на нее давление, прикасаясь к ней.
        Он делал это, несмотря на то что между ними не было ничего, кроме необъяснимого и непреходящего влечения. Так почему не подобрать мяч, который он швырнул, и не бросить в него? Очевидно, это будет только справедливо.
        Все ее рабочие принадлежности находились в другом конце, где стойка поворачивала под углом к соседней стене, образуя дополнительную подсобную площадь. Оглядевшись вокруг и убедившись, что никто не обращает на нее внимания, Вероника украдкой дотронулась до глубокого выреза своего джемпера и выровняла его по центру, чтобы лучше была видна ложбинка. Потом вдохнула поглубже и, повернувшись к Купу, провела пальцами по его руке.
        - Вы не передадите мой поднос?
        Куп в это время нарезал лимоны и лаймы. Засученные рукава свитера обнажали его загорелые предплечья, и с каждым движением его крупных запястий было видно, как двигаются длинные мышцы. Он не был волосатым человеком, и Вероника очень хорошо ощущала под пальцами его гладкую, теплую кожу. На секунду его мышцы напряглись, но Куп, не говоря ни слова, отложил свой нож и подал Веронике поднос.
        - Спасибо. - Она провела кончиком пальца вдоль одной из его мягких вен, выпуклыми змейками протянувшихся на внутренней стороне предплечья. - И еще мне нужен мой кассовый ящичек.
        Куп шлепнул его на поднос.
        - Спасибо, Купер. Похоже, посетители прибывают, так что я лучше пойду работать. Хотя болтать с вами - сущее удовольствие.
        Голова его резко повернулась, и в то же мгновение темные глаза остановили Веронику на месте, придавив ее с такой силой, что она усомнилась в здравости своего намерения. Тыкать палками в тигра, без сомнения, было менее рискованно, чем состязаться с Купером Блэкстоком. Особенно на ринге, где она выступала в лучшем случае в ранге любителя. Это было покруче, чем напяливать чрезмерно открытый джемпер, надевать сексуальные серьги и намазывать губы красной помадой, чтобы окупить свои небольшие издержки, как она себе внушала. Как ей вообще пришла в голову эта мысль? Нервы ее вибрировали от напряжения, разгоряченная кровь бешено устремилась по венам. Умная женщина пела бы осанну, что Купер Блэксток, с его дьявольской сексуальностью, до сих пор еще держит себя в узде, а не испытывала бы его способности.
        Не выдержав взгляда его свирепых карих глаз, Вероника отдернула от него руку и оглядела бар. Она просияла и улыбнулась от облегчения:
        - О, смотрите, там Коди. - Может, ей нужно было на нем опробовать свои хитрости, прежде чем очертя голову замахиваться на высшую лигу. Не то чтобы Коди так уж отставал от Купа, чтобы котироваться по низшему разряду. Но он по крайней мере не оказывал на нее такого влияния, как Блэксток.
        Когда Вероника повернулась, чтобы уйти, Куп поймал ее за руку.
        - Сделайте сначала свою работу, прежде чем флиртовать с вашим любовником, - приказал он.
        - Моим любов… - Первым ее желанием было вырвать от него руку и огрызнуться, но она подавила в себе этот порыв. Вероника перевела взгляд с удерживавшей ее руки на прищуренные глаза Купа и одарила его легкой улыбкой. Она искренне надеялась, что это придаст ей вид самой знойной или по меньшей мере… загадочной женщины. Но Куп внезапно отпустил ее руку и сделал шаг назад. Лицо его утратило всякое выражение. У нее сразу пропало настроение. Она поняла, что выглядит неестественно. Это было совсем не то, к чему она стремилась. Она схватила свой поднос и зашагала прочь. На кой черт она затевала эти ослиные игры? В седьмом классе и то было больше ума.
        Вероника направилась прямо к столу Коди. За те два дня, пока он монтировал систему, между ними возникло полное понимание. Он был красивый, спортивный и непринужденный. С ним было легко разговаривать, и она чувствовала себя уютно в его обществе. Смена обстановки после времени, проведенного в компании Купа, должна была подействовать успокаивающе.
        - Привет, Коди, - сказала Вероника, ставя поднос на его стол. - Тебя уже обслужили? - Ее напарница Сэнди отвечала задругой участок, где находился стол для пула. На этой половине зала она только замещала Веронику, пока та не появлялась на работе.
        Коди поднял глаза. От улыбки на его худощавых щеках пролегли морщинки.
        - Нет, - сказал он. - Но я только что пришел.
        - Я тоже. Что тебе принести? - Когда он заказал пиво местного производства, Вероника сделала запись в блокноте, затем переместила свой поднос в более удобное положение. - Знаешь, - сказала она, - я как раз тебя вспоминала, как только вошла в дверь. Как хорошо, когда в нос не шибает табачным дымом. Не говоря уже о том, что я больше не принесу этот запах домой на ночь. Та система, которую ты установил, оправдывает себя до последнего пенни. - Вероника подумала, что нужно будет сказать Купу о возмещении расходов. Но не сейчас. Нужно было дать ему немного времени успокоиться. Она снова улыбнулась Коди, благодарная Богу за то, что на свете есть сдержанные мужчины. - У меня есть еще несколько заказов. Я сейчас обслужу других людей и потом вернусь с твоим пивом.
        Откинувшись в кресле, он взглянул на нее из-под полуопущенных век.
        - Жду с нетерпением.
        То ли у нее было просто хорошее настроение, то ли это зависело от чего-то еще, но сегодня ей, похоже, везло с клиентами. В этот вечер здесь собрался довольно приличный народ. Несколько человек подошли к ней сказать, что они слышали о несчастье с Кристл, и выразили свое сочувствие - по-доброму, дружески.
        Вероника работала здесь, еще учась в колледже, и о том времени у нее сохранились не лучшие воспоминания. В основном ей приходилось иметь дело с пьяными клиентами, которые нахально лапали ее и доставляли кучу неприятностей скабрезными замечаниями по поводу ее скудных форм. Наверняка приходили также и хорошие, милые люди, жившие по соседству с баром. Но от них не осталось и следа в памяти, видимо, потому что тогда, в юном возрасте, оскорбительное поведение посетителей затмевало все остальное.
        Каковы бы ни были причины, сейчас ее восприятие изменилось. Сегодня, принимая заказы от клиентов, она улыбалась и разговаривала больше, чем за все прежние годы, вместе взятые.
        Вероника танцующей походкой подошла к стойке и взобралась на свободный табурет. Наученная опытом, она старалась использовать каждую свободную минуту, чтобы дать отдых ногам. Когда Куп с другого конца, где он готовил новую порцию для кого-то из клиентов, подошел к ней, она наградила его одной из самых лучезарных улыбок.
        - Мне нужен один «Будвайзер», «Том Коллинз»[Коктейль, приготовленный из водки или джина с содовой, сахаром, лимоном или лаймом.] , кувшин «Хайнекена» и четыре стакана, «Манхэттен», диетическая пепси и текила «Санрайз». - Когда музыкальный автомат заиграл «Дай этому волю», Вероника бодро вместе с хором присоединилась к Джаддсу, притопывая в такт мелодии.
        - Вы чертовски веселы, - мрачно сказал Куп, собирая напитки для ее заказа. - У вас позже назначено романтическое свидание или что-то в этом роде? С тем парнем, что занимается холодильниками?
        Вероника перестала петь и удивленно посмотрела на него.
        - Вы о Коди? Он и в холодильниках разбирается?
        На это Куп дернул плечом.
        - О, это очень хорошо. - Вероника притронулась кончиками пальцев к его запястью, когда он продвинул поднос через прилавок. - Спасибо, - сказала она и соскочила с табурета забрать свой заказ. - Ой, я только сейчас заметила - мы сегодня с вами как близнецы - оба в красном. Мой джемпер точно такого же оттенка, как ваш.
        Куп посмотрел прямо на ее ложбинку, скромно выглядывающую из-под низкого выреза джемпера. Затем его взгляд лениво проследовал на грудь, шею и лицо, пока их глаза наконец встретились.
        - О да, мы с вами прямо как настоящие Буббси с Боббси.
        Вероника почувствовала, что у нее краснеют щеки. Но она посмотрела ему прямо в глаза и подняла одну бровь. Этот прием обычно приводил в бешенство Кристл.
        - Буббси с Боббси? Гм… и тогда кто из них - вы? - Не дожидаясь ответа, она подхватила поднос и пошла прочь.
        Она оставила пиво Коди напоследок и сначала обслужила три других стола. Женщины из компании, занимавшей второй стол, с похвалой отозвались об отсутствии дыма в баре. Когда Вероника сказала, что она установила новую систему очистки воздуха, завязался короткий доброжелательный разговор. Через несколько секунд она извинилась и, запихнув в ящичек с кассой щедрые чаевые, приняла новые заказы. После этого направилась к столу Коди.
        Она поставила перед ним его пиво и перешла к делу без всякого предисловия:
        - Куп говорит, что ты разбираешься в холодильных установках. Это правда?
        - Угу.
        - Тогда мне явно повезло, - сказала Вероника, сверкнув своей ослепительной улыбкой. - Ты побудешь здесь еще какое-то время? Если я позвоню подруге, чтобы она приехала прямо сейчас, ты не поговоришь с ней? Их комитет хочет украсить город к Зимнему фестивалю ледяными скульптурами. Мы с ней только что потратили целый день, ломая голову, как не дать им растаять. Или по крайней мере чтобы они простояли полные три дня, если это осуществимо.
        Коди откинулся в своем кресле и посмотрел на нее.
        - Я еще побуду здесь, - сказал он. - Но так вот, с ходу, вероятно, я смогу высказать твоей подруге не более чем несколько самых общих соображений. Такой проект требует обдумывания.
        - Годится. - Вероника распрямилась. -Я иду звонить.

        Марисса не хотела подходить к телефону, когда раздался звонок. В кои-то веки она осталась одна в доме. Оба ребенка отбыли в одно и то же время, так что в ее распоряжении был весь вечер. Она тяжко вздохнула и нажала на «стоп» видеомагнитофона. Это мог звонить Райли или Десса. Но она забыла включить автоответчик радиотелефона и не могла знать, кто ее спрашивает. Поэтому пришлось взять беспроводную трубку, которую она оставила под рукой.
        - Алло?
        Взволнованный голос Вероники велел ей найти кого-нибудь присмотреть за детьми, а самой оторвать от дивана свой зад и ехать в «Тонк». Марисса уже собиралась отказаться, когда ее подруга добавила:
        - Рисе, у меня здесь один парень, который кое-что знает о заморозке.
        - Ты серьезно? - Марисса выпрямилась. Это был шанс получить ответ на вопросы, которые возникали у них с Вероникой сегодня во время их «мозговой атаки». - Райли нынче ночует у Джереми Уитмора. Я еду прямо к тебе.
        Марисса схватила в прихожей пальто и собралась в гараж, но по дороге увидела себя в зеркале. Боже милостивый! Она похолодела и остановилась. Не хватало только появиться на публике в таком виде! Она вернулась и побежала наверх менять удобный тренировочный костюм на «ливайсы» и новенький свитер ручной работы. Потом быстро расплела косу и провела щеткой по волосам. Подкрасила тушью ресницы, растерла на скулах крошку румян и уже на пути к машине наложила губную помаду.
        Не прошло и десяти минут, как Марисса входила в парадную дверь «Тонка». Заметив Веронику возле стойки, Марисса направилась прямо туда. Как только она приблизилась, мужчина, сидевший рядом с ее подругой, встал с табурета. Он бросил на прилавок пару банкнот и удалился, кивнув ей напоследок.
        - Отлично, - сказала Марисса, занимая освободившееся место. - Это, что называется, поймать момент.
        - Марисса! - Вероника наклонилась к ней, обнимая ее одной рукой. Устраиваясь удобнее на своем табурете, она оглядела подругу. - О! Ты великолепно выглядишь. Мне нравятся твои волосы.
        - Ты и сама смотришься потрясающе. Красная помада, Ронни? Какой-нибудь особенный случай?
        - Да нет. Просто мне вдруг захотелось немного изменить свой облик. - Вероника повысила голос. - Бармен! Вы не принесете моей подруге чего-нибудь выпить? - Криво усмехнувшись уголком рта, она легонько толкнула Мариссу локтем в бок.
        Куп неторопливо двинулся от противоположного конца стойки. Взял с прилавка ящичек с кассой, потом вытер прилавок чистым полотенцем.
        - Добрый вечер, Марисса, - сказал он, окинув ее оценивающим взглядом. - Вы сегодня выглядите особенно хорошо. Как настроение и самочувствие?
        - После такого комплимента я чувствую себя просто прекрасно. Спасибо большое. А как вы? Сегодня вечером много народу. Не слишком тяжело с работой?
        - Нет, я вполне справляюсь. - Куп быстро положил перед ней бумажный поддон. - Что вам принести?
        - Я выпью бокал фирменного белого.
        - Шардоннэ - как раз для прекрасной леди. - Он повернулся и направился к середине стойки.
        - Для прекрасной леди. - Марисса заулыбалась, глядя на Веронику. - Он просто сама сладость, не правда ли?
        - Это то самое слово, которое я подобрала бы для него. - Вероника посмотрела туда, где Куп отбирал бокал для вина. У нее на лбу пролегла крохотная складочка. - Даже слаще, чем капля лимонного сока. - Я подозреваю, ты просто поддакиваешь мне, но он - душка. А ты видела эти большие руки? - сказала Марисса, дотошно разглядывая его. - Ты не думаешь, что в человеке все соразмерно? - Она снова повернулась к Веронике и ухмыльнулась. - А что? Это мысль, держу пари, он может достать у девушки до потаенного местечка.
        Вероника на секунду заерзала на табурете, то скрещивая, то разнимая ноги. Марисса наблюдала, как ее подруга подпирает рукой подбородок и молча следит за упомянутыми руками. Когда они успешно покончили сразу с тремя бокалами, на щеках у нее вспыхнул яркий румянец.
        - Я не думаю, что у меня есть потаенное местечко, - проговорила она наконец, поворачивая голову и лукаво взглядывая на Мариссу. - Когда-то было. Но сейчас, должно быть, атрофировалось за недостатком использования.
        - Ой, что я слышу! Право же, после твоего рассказа я передам эту историю о горькой женской доле в местную прессу. По крайней мере, когда тебе выпадет счастливый случай, необязательно, чтобы об этом узнал весь мир. Хотя, если бы лично я нашла парня унять мой зуд, - сказала Марисса, - об этом, наверное, заговорил бы весь Блафф, еще до того как стихнет последний стон.
        - Ладно, - засмеялась Вероника. - Ты меня убедила. Твоя сексуальная жизнь еще более жалкая, чем моя.
        - Но это не повод для уныния.
        - Правда? У меня отличное настроение. Лучшее, какое я только помню. А так как я не желаю его растрачивать, давай сменим тему. Map, видела бы ты наших девочек! Они сегодня так вырядились! Боже мой, это было так забавно! Помнишь, как мы с тобой обычно устраивали такие же маскарады? - Вероника сгребла пригоршней волосы за ухом и улыбнулась. - Я никогда не испытывала особой потребности экстренно заводить потомство. Но сегодня, видя, как твоя дочь и Лиззи делают то же, что когда-то делала я сама, я подумала о преемственности поколений. Знаешь, я действительно это почувствовала. Я нащелкала кучу снимков. Закажу для тебя несколько копий, когда буду отдавать пленку в печать.
        В это время перед Мариссой был поставлен бокал с вином. Она подняла глаза поблагодарить Купа, но его внимание было где-то в другом месте. Взгляд его был устремлен на Веронику. Что такое? Марисса выпрямилась и насмешливо ухмыльнулась. Ах вот почему ее подруга так заерзала при упоминании о его руках. Все приобретало совершенно новый смысл. А она-то начала было строить планы.
        Ну хорошо. Марисса оставила свои смутные фантазии, отделавшись лишь самой легкой мимолетной болью. Через минуту Куп забрал деньги за вино и пошел в другой конец бара принимать заказы. Марисса повернулась спросить, что будет дальше, но Вероника проворно слезла с табурета и взяла поднос с напитками, которые Куп доставил вместе с вином Мариссы.
        - Пойдем, - сказала она, - я сначала представлю тебя Коди, а потом отнесу эти.
        Марисса последовала за ней. В голове у нее жужжал целый рой вопросов, но прежде чем она сумела сформулировать хотя бы один, Вероника остановилась у стола.
        - Рисса, это Коди, - сказала она, указывая на человека, удобно расположившегося в кресле, вытянув под столом длинные ноги. - Коди, я хочу познакомить тебя с моей подругой Мариссой.
        Мариссе достаточно было только взглянуть на него, как у нее тут же испарились все мысли.

        Глава 9

        Чуть позже, выйдя из подсобки, Куп увидел Сэнди. Официантка подошла к стойке, устало потирая поясницу. Он направился прямиком туда и нырнул под перекладиной за прилавок.
        - Ну что, выкроила наконец свободную минутку? Сделай перерыв, Сэнди. - Куп приветливо посмотрел на нее, когда она засуетилась со своей кассой. - Я не требую, чтобы ты работала весь вечер без отдыха. Хочешь содовой?
        - Спасибо, - сказала Сэнди, залезая на свободный табурет. - Это было бы замечательно. - Женщина, казалось, была довольна. Бармен приметил ее любимый напиток. Она села на табурет так, чтобы подчеркнуть свой пышный бюст, наблюдая за Купом из-под опущенных ресниц.
        Он налил содовой в стакан со льдом и подал ей.
        - Я только что искал водку в подсобке, - непринужденно начал он, - чтобы пополнить запас. Конечно, я совсем не знал Кристл, но должен сказать, организованной она не была.
        Сэнди фыркнула:
        - Не идет ни в какое сравнение с вами. Положение намного улучшилось, с тех пор как вы здесь руководите.
        Куп пожал плечами:
        - Вообще-то я не руководитель. Это заведение принадлежит Веронике.
        - Разумеется. Но она достаточно сообразительна, если позволила вам вести дела. Слава Богу, что она не такая безалаберная, как ее сестра. Кристл большую часть времени точила лясы с мужчинами. С шашнями у нее получалось гораздо лучше, чем с бизнесом.
        - Я тут как-то случайно услышал, как ты отзывалась о ней в этом плане. - Куп облокотился на прилавок и наклонился к официантке с небрежной улыбкой. - Не самого блестящего ума женщина, насколько я понимаю?
        - Да уж.
        - Так ты думаешь, ей кто-то помогал дурачить Эдди?
        - Вообще-то я задавала ей этот вопрос, но она не отвечала ни «да», ни «нет». Она просто жеманно улыбалась этой своей, как я ее называла, улыбочкой и говорила, что про то только ей одной знать.
        Вопрос в том, каким образом она дурачила Эдди, подумал Куп, когда через несколько минут Сэнди вернулась к своим обязанностям. Кристл получала от Эдди почти все, что ей хотелось. Единственное, что ей требовалось для достижения этой цели, - ее дочь. Лиззи была разменной монетой в игре матери. Если вместо этого Кристл руководствовалась каким-то изощренным планом, вряд ли она могла создать его собственными силами. Для этого она была недостаточно умна, судя по тем отзывам, что Куп о ней слышал. Он хотел понять, кто мог ей помогать. Но если Кристл и встречалась с кем-то, то Сэнди об этом не слышала, однако она указала направление поиска. Эта мысль заставила Купа улыбнуться, но спустя короткое время его настроение испортилось.
        Вероника уже вытирала последний из ее столов перед закрытием бара. Видя, как она вертит задом в такт «Дикси-Чикс», Куп моментально впал в то же отвратительное состояние, в каком пребывал весь вечер.
        Это явилось большой неожиданностью. Многократно размышляя о своем ненормальном влечении к Веронике Дэвис, он с методичным педантизмом, принесшим ему признание в разведке, решил сделать гигантский ответный ход. Твердое намерение держаться на расстоянии от этой женщины было правильным решением. И до сегодняшнего вечера все шло просто замечательно. До того момента, пока она своей танцующей походкой не вошла в бар. В облегающих джинсах, в узком джемпере слишком неплотной вязки, чтобы считаться джемпером. Тонкая шерсть облепляла ее грудь, самую соблазнительную и маленькую грудь, какую Куп когда-либо видел. И в довершение к этому - как соль на раны - ложбинка, мелькающая туда-сюда в глубоком вырезе. Она была до того привлекательная и нежная, что от одной мысли о ней даже сейчас, когда она благополучно выпала из поля зрения, Куп был вынужден опускать руку, дабы незаметно привести себя в порядок.
        Он отвел взгляд от покачивающихся маленьких ягодиц и тупо уставился на бумажку со счетом в своей руке. Проклятие! Совершенно непонятная вещь. Обычно его привлекала женская грудь, достаточно большая, чтобы ее обхватить двумя руками с расставленными пальцами. Но грудь Ронни, точно два маленьких кекса из формочек, поместилась бы не то что в пальцах, но даже в одной ладони. Однако ему хотелось смотреть на нее, трогать, и это желание было так сильно, что становилось практически осязаемым.
        Куп облизнул губы и нахмурился, потому что, кроме того, он хотел вкушать ее грудь. Его мысли были нарушены тревожным голосом Сэнди.
        - У меня не сходится касса или что-то еще не так? - сказала она.
        Только тогда Куп осознал, что смотрит отсутствующим взглядом на ее выверенный счет.
        - Нет, все прекрасно, - заверил он официантку, хотя знал, что она вполне могла ошибиться. Правда, Сэнди еще никогда не всучивала ему неправильных счетов. И если даже на этот раз, по странной прихоти судьбы, произошла ошибка, Куп готов был сам покрыть разницу. Он просто хотел, чтобы скорее закончился этот злосчастный вечер.
        - В какой-то момент мне показалось, что вы очень недовольны.
        - Я просто думал о чем-то другом, - сказал Куп. «О том, как выключить ум из этого проклятого полета фантазии». Он выдавил из себя слабое подобие привычной непринужденной улыбки. - Почему бы тебе не пойти домой, Сэнди?
        Он понял свою ошибку, как только произнес эти слова. С уходом Сэнди он останется наедине с Вероникой. Но не успел он отозвать свое предложение, как официантка уже одарила его сияющей улыбкой:
        - Спасибо! - Путаясь в ворохе ткани, Сэнди сорвала с себя фартук и затем схватила пальто и сумочку. В следующий миг Куп только успел увидеть качнувшуюся дверь, которая шлепнула женщину по заду и закрылась за ней.
        Сделав глубокий вдох, он медленно выдувал из легких воздух с каменным лицом и по-прежнему не замечал Веронику, заканчивавшую работу в своем секторе. Она опрокидывала стулья ножками вверх и укладывала на столы. Куп скрежетал зубами, слыша, как она напевает вместе с музыкальным автоматом. Вот разошлась! Мало того что нарядилась, как секс-бомба, так еще вдруг превратилась в мисс Обаяние. Куда девалась ее обычная холодная сдержанность, делавшая ее реальным олицетворением принцессы? Ах, как бы это могло сейчас помочь мужчине! А это фальшивое пение напропалую? Она пела, совершенно пренебрегая тональностью.
        Куп видел, с каким воодушевлением она общается с посетителями. Вероятно, ее веселое настроение как-то было связано с тем, что случилось до ее прихода на работу. Он частично слышал, что Вероника рассказывала Мариссе о том, как наряжались Лиззи с Дессой. Куп старался об этом не думать, потому что она говорила о девочках с такой задумчивой грустью, что в тот момент у него защемило сердце.
        Проклятие! Здесь было так душно. Куп запустил обе руки в волосы и провел по голове, упершись пальцами в затылок, пытаясь размять тугие узлы мышц. Ему хотелось уйти отсюда на волю, где можно было бы свободно дышать. Он должен был привести в порядок свои мысли. Немного холодного, бодрящего воздуха могло решить дело. Все, что от него сейчас требовалось, - это продержаться еще пять минут. Однажды в пустыне он терпеливо пролежал за песчаной дюной семь часов, выжидая, пока можно безопасно продолжить разведку. Отчего же так трудно пробыть здесь какие-то паршивые пять минут?
        Вероника закончила уборку своего рабочего места и, положив руки на поясницу, потянула усталые мышцы спины. Это был длинный, хотя и довольно забавный вечер. Она вдруг ощутила, что из нее вышел весь пар, двигавший ею в этот вечер.
        Ее попытки заявить о себе перед Купом потерпели полный крах, и сейчас у нее было единственное желание - сдать кассу и отправиться домой спать. Или, если удастся прободрствовать достаточное время, понежиться в своей старой ванне. Как приятно было бы полежать минут пятнадцать в горячей воде!
        Бездарная трата сил из-за раннего подъема вместе с Лиззи, а потом работа допоздна в «Тонке» начинали сказываться. Каждое утро Вероника должна была уговаривать себя оторвать от постели усталые косточки. Она пробовала давать себе поблажку и прикорнуть в течение дня, чтобы частично наверстать недобор ночного сна, но из этого ничего не получалось. У нее и днем постоянно находились какие-то побочные дела.
        Взяв свой поднос и кассу, она направилась к стойке. Купер по-прежнему ее не замечал, и она твердо решила держаться с ним равным образом. Поэтому она стала молча сверять счета.
        Каково же было ее удивление, когда он внезапно спросил:
        - Что там у Мариссы с вашим любовником?
        - Психологическая совместимость. Мгновенная и тотальная. - Вероника подняла глаза и увидела, что ее слова пришлись в его загорелую шею. Она стиснула зубы. Он отказывался даже повернуться к ней лицом. - А Коди, - добавила она, с трудом сохраняя хладнокровие, - просто мой друг. Не знаю, почему вы думаете иначе.
        Тем более что он все видел. И то, что едва они взглянули друг на друга, как между ними вспыхнула страсть. И как они сидели голова к голове, разговаривая приглушенными жаркими голосами. Как кружились в медленном танце между музыкальным автоматом и переполненными столами. Даже то, как примерно через час они удалились вместе. Марисса, казалось, была ошеломлена больше, чем после прямого попадания молнии, когда она подошла к Веронике сказать, что уходит домой и уводит с собой Коди. Это было совершенно на нее не похоже, и, когда Вероника сказала ей об этом, она просто ответила: «Я знаю». И препроводила свои слова легкомысленной сладострастной улыбкой. Вероника представила, чем они с Коди вероятнее всего заняты в настоящий момент. Совершенно естественно, что это вызвало в ней острую зависть, но ей не хотелось в этом признаваться. Прошло столько времени с тех пор, как она испытывала подобное влечение к мужчине. У нее вырвался непроизвольный вздох.
        - Я рада, что хоть кто-то счастлив, - пробормотала она себе под нос. - Видит Бог, со мной такого не было целую вечность.
        Куп медленно повернулся. Когда он шагнул к ней, его высокие скулы в свете, падавшем от полок с бутылками, выступили еще рельефнее.
        - А вам хотелось бы? - спросил он. Резкий тон его голоса остро прошелся по ее накаленным нервам.
        Да. Ей хотелось. Она пристально посмотрела на Купера. Светлые, стриженные ежиком волосы выглядели еще экзотичнее, чем обычно. Темные глаза обещали сексуальное наслаждение, какое только возможно. О да. Она бы этого очень хотела.
        Но мало ли чего она хотела! Иногда ей не терпелось гнать по шоссе со скоростью до ста миль в час. Но желание еще не означало действия. Вероника обеими руками держалась за свое решение.
        - Нет.
        Каждый мускул его тела напрягся, и в какой-то момент он действительно выглядел опасным. Он был выше ее на целую голову и раза в полтора шире. Если бы он вздумал реализовать свое желание, превосходство было бы не на ее стороне. Когда Вероника осознала это, ее спина покрылась гусиной кожей. Но что по-настоящему ее напугало - это трепетное, чисто женское чувство при мысли о том, как он все это проделывает с ней.
        Куп отступил назад и дернул широким плечом. Он посмотрел на нее из-под свинцово тяжелых век, словно говоря: «Мне нравится мой откровенно сексуальный взгляд», что у него так хорошо получалось.
        - Вы много теряете, Принцесса. Я мог бы доставить вам действительно приятные ощущения.
        Именно это ее и пугало. Вероника подняла подбородок.
        - Экое диво! Это может сделать и мой БНБ.
        Черные брови Купа сошлись у переносицы. От этого он, казалось, сразу стал еще огромнее.
        - Это что еще за чертов БНБ?
        - Мой бойфренд на батарейках, - сказала она.
        Куп расслабился и смерил ее оценивающим взглядом, задержавшись на миг на вырезе ее джемпера.
        - Вибрирующая игрушка, да?
        Черт побери, тетя Ронни пробавляется такой мелочевкой!
        Чувствуя, как лицо ее заливает краска, Вероника в приступе раздражения издала грубый звук.
        - В этом нет никакой мелочевки, приятель.
        Он усмехнулся уголком губ. Натянутая обстановка, казалось, чуточку разрядилась. Последует ли за этим открытая улыбка? Но прежде чем Вероника успела задаться этим вопросом, Куп снова повернулся к ней спиной. Касса со звоном открылась, и он стал вываливать ее содержимое в банковскую сумку.
        - Вы уже сверили свою кассу? - спросил он, бросая через плечо ничего не выражающий взгляд.
        Вероника посмотрела на счет у себя в руке и молча вычла чаевые, которые она еще раньше положила в карман.
        - Хорошо, - угрюмо сказал Куп. - А теперь отправляйтесь домой.
        Вероника взглянула на поднос, который все еще держала в руке, и угол стойки, где она оставляла его каждый вечер после работы. Купер снова загораживал ей проход. Секунду она размышляла, стоит ли просить его забрать у нее поднос и положить на место. Но жесткие очертания его плеч отбили у нее охоту делать это. Дразнить его сейчас было не слишком удачной мыслью.
        Вероника подошла как можно ближе, но в то же время стараясь не задеть его, и собралась водворить поднос на его обычное место. К несчастью, она просчиталась на несколько дюймов - и на какую-то долю секунды оказалась прижатой к спине Купа. От него исходил такой жар, что Вероника ощутила его в полной мере через свой тонкий джемпер. Она шлепнула поднос на место и тотчас отскочила назад. Даже это мимолетное прикосновение позволило ей также уловить внезапное напряжение его мышц.
        - Ну ладно, хватит! - проворчал Куп.
        Он повернулся к ней лицом. В следующее мгновение его большие руки, обернувшиеся вокруг ее бедер, взметнули ее вверх и, прокрутив в воздухе, посадили на прилавок. У нее закружилась голова. Вероника обеими руками вцепилась в Купа, чтобы не упасть. Она держалась за его свитер и, подняв подбородок, изумленно смотрела ему в глаза.
        - Я был хорошим солдатом, - сказал он хрипло. Его руки скользнули с ее бедер вверх и обрамили ее лицо. В глазах у него загорелся дьявольский огонь. - Когда вы сказали «нет», я отнесся к этому с уважением, несмотря на то что язык ваших глаз и вашего тела говорил об обратном. Не нужно дразнить меня, леди! Этот номер не пройдет, вы меня не обманете, можете быть уверены. Вы на одном дыхании говорите
«нет» и тут же отираетесь об меня всем телом.
        - Отираюсь?! - возмутилась Вероника. - Всем телом?! Да я и не собиралась дотрагиваться до вас. Я просто не рассчитала эту поганую дистанцию между…
        Куп резко накрыл своим ртом ее губы, пресекши ее объяснение. С грубым звуком внутри горла, одним уверенным броском языка он вторгся в гладкую полость ее рта. В сравнении с этим резким движением большие пальцы, которые удерживали ее подбородок в приподнятом положении, а также другие пальцы, обхватившие ее затылок, были удивительно нежны.
        Но она едва замечала это деликатное обхождение, и причиной тому была настойчивость, с какой Куп действовал ртом. Веронике показалось, будто она только что сунула палец в электрический патрон. Все ее умственные способности отшибло напрочь, как при коротком замыкании. Поразительное ощущение прострелило от губ к соскам и по нервным веточкам распространялось до кончиков пальцев, оставляя лихорадочный шлейф, превратившийся в приятную устойчивую пульсацию между бедрами. Глядя на Купа широко раскрытыми глазами, Вероника смутно различала черные полумесяцы его ресниц, взмахивающих над краем скул, и его нахмуренные темные брови.
        Потом веки ее затрепетали. Она прикрыла глаза, наслаждаясь теплом его тела, смакуя вкус его языка при каждом уверенном скольжении. Вероника услышала свой собственный страдальческий стон, когда ее пальцы крепче вцепились Купу в свитер и ее язык пришел в соприкосновение с его языком, чтобы сплестись с ним.
        В ответ Куп снова издал грубый звук, усилив накал поцелуя еще на несколько градусов. Для мужчины, который все время так своевольничал, его губы были удивительно мягкие, но язык беспощадно агрессивен. Куп переместил пальцы с ее подбородка вверх, поглаживая сначала ее щеки, потом скулы и двигаясь дальше к вискам.
        Через минуту он отнял свой рот от ее рта ленивым, мягким присосом, скреплявшим их губы до самого последнего мгновения. У нее пульсировали губы, веки ее налились тяжестью от обуявшего ее неистового голода. Она медленно открыла глаза и увидела, что Купер пристально смотрит на нее. Его веки тоже выглядели отяжелевшими и сонными, радужки глаз - почти черными от сексуального желания, столь интенсивного, что это привело ее в ужас.
        - О Боже, эта кожа… - мрачным, низким голосом сказал Куп. Он расслабил пальцы у нее на затылке и провел загрубелыми кончиками по коже. Вероника вздрогнула, когда он стал гладить ее по шее, ключицам и груди, спускаясь до низкого выреза тонкой блузки под джемпером. - Я думал, только у младенцев бывает такая мягкая кожа.
        Вероника заморгала, пытаясь хотя бы чуточку собраться. Но его прикосновения рождали потрясающие ощущения, распространяющиеся волнами от кончиков его пальцев во все ее самые интимные места, рассеивая ее внимание. Она сумела сосредоточиться лишь настолько, чтобы пробормотать:
        - Я уже давно далеко не младенец.
        - О да. Я знаю. - Куп просунул палец в вырез ее джемпера и прошелся кончиком по атласному краю ее бюстгальтера, от лямки до лямки, между полукруглыми чашечками, откуда выступала ее грудь. - Факт, которому я безмерно рад.
        Он наклонился и впился ей в губы. Голова ее откинулась назад в беспомощной капитуляции. Куп уронил руки ей на колени, разводя их в стороны. Тепло его пальцев проникло сквозь ткань ее джинсов. Он моментально поместился в созданном им пространстве у нее между ног. Вероника сомкнула бедра вокруг него, но он не спешил сокращать скудное расстояние, чтобы прижаться к ней вплотную. Но она вдруг захотела этого больше, чем воздуха, который нужен для дыхания.
        Она подтянула бедра повыше, но Куп не обращал внимания на ее приглашение. Он продолжал ее целовать не спеша, как будто впереди у него была целая ночь. Отчаянно ерзая на прилавке, Вероника отцепила пальцы от его свитера и обвила его за шею. Куп крепко схватил ее за бедра. Его губы оставили ленивое смакование и жестко внедрились к ней в рот. В глубине ее горла возник натужный стон. Она стремительно подалась вперед, вровень с твердым толстым тяжем, угрожающим исподнизу вспороть плотный шов на джинсах Купа. Вероника судорожно вдохнула, войдя в контакт с ним, и замкнула лодыжки у него за бедрами.
        Куп прервал поцелуй и выругался. Он обхватил ее за ягодицы и запрокинул голову. Веки его плавно закрылись, когда он начал покачивать бедрами. Вероника только держалась за него и прижималась в ответ, бездумно двигаясь вместе с ним, - все, на что она сейчас была способна.
        Неожиданно Куп открыл глаза и посмотрел на нее.
        - Я хочу вас нагой! - прорычал он. - Немедленно!
        Ей даже в голову не пришло раздумывать. Она без колебаний освободила его шею и выпросталась из своей одежды. Куп отступил назад и одним экономным движением стянул с себя свитер и белую футболку под ним. Вероника замерла, моментально забыв обо всем. Руки ее так и остались скрещенными на животе, с краем блузки, зажатой между пальцами.
        Во рту стало сухо, как в знойной пустыне, лишенной капли влаги. Пресвятая Дева Мария, Матерь Божья! Его тело было прекрасно, словно изваянная классическая статуя. Только вместо холодного белого мрамора была кожа с золотистым - не по сезону - загаром, который Вероника отметила еще раньше на лице и руках.
        Грудь его была гладкая и твердая, с небольшими плоскими сосками медного цвета, живот - с тугими, четко очерченными мышцами - сплошное загляденье. На широких плечах, словно горный кряж, проступали крепкие кости с пучками мышц - и никакого жира. В верхней части плеч бугрились мощные бицепсы, круглые и жесткие. На предплечьях мышцы были более длинные и тонкие. Они текуче переместились под кожей, когда он протянул руку расстегнуть пуговицу своих «ливайсов».
        Сомнение, точно крохотный ручеек, пробилось сквозь туман ее возбуждения. Ее собственная фигура была далеко не так роскошна. Формы ее вообще едва обозначились. Но прежде чем Вероника успела впасть в тревогу, большие руки Купа с грубыми костяшками остановились. Она подняла глаза и увидела, что он рассматривает ее. Голод в его глазах разом смыл всю ее неуверенность.
        - Вы отстаете, Ронни, - сказал Куп, кивком указывая на ее джемпер. - Снимите это.
        Вероника путающимися пальцами стала раздеваться. Она подняла руки, чтобы стянуть через голову одежду, и услышала свистящий звук, вырвавшийся у Купа. В тот же миг ее лифчик был расстегнут и снят. Горячие руки окутали ее грудь. Вероника спихнула с лица свой джемпер.
        Куп бережно держал ее грудь, как будто это были яйца Фаберже, хрупкие и бесценные. Он смотрел на нее, баюкая в ладонях, сосредоточив на этом все внимание.
        - Черт побери, - прошептал он, - это самая крошечная грудь, какую я когда-либо видел у взрослой женщины.
        -Тоже мне, дамский угодник, - сухо сказала Вероника, преодолев дурман ощущений, вызванных его прикосновением. - Это мечта каждой женщины - услышать констатацию ее недостатков.
        Куп поднял на нее глаза.
        - О нет! Я ничего не сказал о недостатках. Крохотная - да, но могущественная. Я готов поклясться, что этой адской силе подвластно поставить мужчину на колени. - Когда он, не отнимая рук, наклонился поцеловать Веронику, она немедленно была отброшена обратно во вселенную ощущений. Все нервы кричали в ней, разбуженные им, казалось, даже без всяких попыток. Он поглаживал большими пальцами легкую покатость ее груди, зажимая указательными пальцами ее соски. Вероника придвинулась ближе к нему и, когда он легонько потянул соски, со всхлипом втянула воздух.
        Куп посмотрел на нее, изогнув губы в чувственной улыбке.
        - Ах, вам это нравится! - Он перевел взгляд на розовые соски, проглядывавшие из плена его пальцев, и снова потянул за кончики. Из горла у нее вырвался протяжный стон. Куп перестал улыбаться и убрал одну руку с ее груди. Он обхватил Веронику за шею и накрыл своим ртом ее губы. Его поцелуй был почти груб. Куп снова начал двигаться между ее бедрами, притираясь своей восставшей плотью через несколько слоев разделяющего их материала, как будто таким образом он мог внедриться вглубь.
        Он уже взялся за пуговицу ее джинсов, когда внезапно зазвонил телефон. При переизбытке нервного напряжения Веронике звук показался громче сирены с пожарной станции на Пятой улице. Она было дернулась в руках Купа и вернулась назад, растерянно моргая, с громко бьющимся сердцем.
        - Пусть звонит, - проворчал он, притягивая ее к своей груди. Но Вероника попыталась отстраниться от него, пока ее спина не уперлась в край стойки. - Может быть, это что-то с Лиззи.
        Куп тихо выругался, но поднял трубку.
        - «Тонк». - Он молча выслушал ответ и через секунду сказал: - Да, она здесь. Рядом. - Куп с явной неохотой протянул Веронике трубку. - Это миссис Мартелуччи, - пояснил он.
        Вероника выхватила у него трубку. Страх в то же мгновение очистил мозги от пелены вожделения.
        - Миссис Мартелуччи? У вас там все в порядке?
        - С девочками все хорошо, дорогая. Мне не хотелось вас тревожить. Просто вы обычно в пять минут третьего уже бываете дома, поэтому я начала беспокоиться. Когда закрываются бары, здесь на улицах иногда шатается всякий сброд.
        - Я… гм… у меня было много работы. Мне очень жаль, что я заставила вас ждать.
        - О, это не проблема, дорогая. Лишь бы с вами все было в порядке.
        - Я буду прямо сейчас, так что вы можете идти домой. - Вероника положила трубку и, стараясь не смотреть Купу в глаза, неуверенно принялась застегивать лифчик. За время телефонного разговора к ней вернулся холодный и твердый рационализм. Она застыла на месте с несчастным видом, когда в поле зрения появились длинные загорелые пальцы Купа. Он отвел в сторону ее пальцы и помог ей с застежкой.
        О Боже! О чем она думала? Ее совершенно не смущало, до какой степени он ее распалил. Было такое ощущение, что ни холодный душ, ни попытки сжимать бедра до судорог в коленях не способны погасить этот пожар. Но заниматься сексом в барах и тому подобных местах было не в ее правилах. Она не собиралась увлекаться самозваным гастролером, чьих амбиций хватает не более чем на работу в «Тонке», пока взыгравшее желание не подвигнуло его дальше. Каким образом дело дошло до этого?
        Купер пропустил пальцы сквозь волосы. Вероника мельком взглянула на черную поросль у него под мышками, когда он поднял руки.
        - Я полагаю, это означает, - сказал он, - что этой ночью мы отправимся в постель разочарованными. Так? - Его сиплый голос был не громче шепота. - С вами все в порядке? - Куп наклонился, собираясь поцеловать ее.
        - Не надо! - Она отдернула голову назад.
        Он остановился. Вероника медленно подняла голову и встретила его взгляд. В глазах у него по-прежнему горел темный огонь, но лицо было лишено всякого выражения.
        - Вы передумали, насколько я понимаю, - сказал он.
        - Да. - Вероника потянулась за своей блузкой и рывком натянула ее на себя. Потом надела джемпер и соскочила с прилавка. - Это была ошибка.
        - Ошибка, - повторил Куп. У него напряглись мышцы над скулами. Глаза его сделались холодными, пока он прослеживал взглядом все изгибы в верхней части ее торса. - Продолжайте рассказывать это себе, Принцесса. Повторяйте это всякий раз, когда мы зайдем слишком далеко. Потому что я хочу вас, леди. А вы - меня. И это императив, который рано или поздно вы будете не в силах игнорировать.
        - Вы так думаете? - Вероника смертельно боялась, что он может оказаться прав. Но ей не хотелось, чтобы в конце концов с ней сталось то же, что и с ее матерью. Она не собиралась обдирать пальцы до костей, работая на нерадивого, ленивого мужчину. Поэтому она привнесла уверенность в свой голос, позу и поведение. - Не дождетесь. - Она схватила свое пальто с сумочкой и, высоко держа голову, павой прошла к двери.

        Глава 10

        Прячась в тени, Куп прокрался к дому Эдди, будучи не лучшего мнения о вторжении со взломом, но в подходящем настроении, несомненно. Его ум, подобно наркоману, тайком возвращался обратно в бар, к Веронике, полураздетой, с ее гладкой белой кожей, жаждущим ртом и податливой маленькой грудью. О Боже, она была такая нежная и вкусная! И ее желание было столь же сильное, как у него. Никто не смог бы убедить его в обратном.

«Даже сама Ронни», - свирепо подумал Куп, вспоминая ее слова. У нее было такое холодное выражение, когда она сказала: «Это была ошибка». Он так стиснул зубы, что заныла челюсть.
        Черт побери, можно подумать, будто он этого не знал наперед. И все же воспоминание о том, что она подытожила случившееся между ними как некую ничего не значащую ошибку, заставляло его снова взъяриться. Потому что, видит Бог, в этом она была абсолютно права. Ему не было никакой надобности разжигать эту горячку, если единственной причиной его пребывания в Фоссиле был Эдди. И уж совершенно точно у него не было ничего общего с сестрой Кристл. Ничего, кроме сходства эмоционального склада, что каким-то необъяснимым образом поддерживает искру между ними. Все это о чем-то говорит.
        Но поди объясни это своей эрекции! Эту чертову штуку можно было бы использовать, чтобы вышибить дверь в доме Эдди, мрачно подумал Куп. И если бы он не владел в совершенстве тайной техникой разведчика, возможно, он сделал бы это прямо сейчас.
        Он обследовал все окна и двери, отыскивая слабые места и попутно делая все возможное, чтобы привести себя в порядок. В то бесстрастное, целеустремленное состояние, благодаря которому в своей армейской группе он снискал прозвище Айсберг. Вытеснив из головы мысли о Веронике, он сконцентрировал все внимание на том, что ему нужно сделать, чтобы войти и выйти незамеченным.
        В конце концов он обнаружил в цокольном этаже запасный выход, где не было таких современных замков, как на главной двери. Он открыл замок на второй секунде при помощи кредитной карточки. Оставалось только надеяться, что Эдди не поставил свою квартиру на сигнализацию. Иначе копы тут же прибегут по тревоге. Вообще, не считая потребности сжечь энергию, закачанную в вены после провала с Вероникой, Куп не вполне представлял себе, что он собирается здесь делать. Несомненно, судьи выписали ордер на обыск, и полиция наверняка все основательно переворошила. Причем куда более опытно, чем мог он сам. Конечно, он был натренирован, как входить и выходить. Он умел оценивать рельеф местности, захватывать заложников и убегать, но не искать ту вошедшую в поговорку иголку в стоге сена. Поэтому вероятность найти что-то, что могли пропустить при обыске до него, была невелика.
        Но сегодня Куп должен был возобновить контакт с Эдди, пусть даже только через вещи, которые трогал его брат. Кто знает, может, это что-то подскажет ему? Какие-то предметы, которым не придали значения копы, возможно, выведут его на нужную дорогу и помогут реабилитировать брата.
        Как только глаза приспособились к темноте подвала, Куп пробрался через груду отбросов к деревянной лестнице и поднялся на первый этаж. Дверь на лестничной клетке была заперта. Но замок здесь был такой же хлипкий, как внизу, и Куп так же легко справился с ним при помощи той же кредитной карты. Он затворил за собой дверь и собрался поздравить себя с успехом, когда раздался низкий жужжащий звук. На контрольной панели рядом с дверью замигала светящаяся красная точка. Куп достиг ее двумя широкими шагами.
        - Черт!
        У него, вероятно, было максимум тридцать секунд. Он oолжен был успеть набрать код, чтобы отключить сигнал тревоги. Зная, что для кода выбирают легко запоминающееся число, Куп набрал на клавиатуре дату рождения Эдди. Зуммер продолжал жужжать. Понятно. Данный номер был слишком очевиден.
        Других номеров Куп не знал. Ни страхового полиса, ни пин-кода банковского счета Эдди. Тогда, может быть, какая-то важная дата? Какая самая важная дата в его жизни? Впопыхах Куп перепробовал все другие комбинации включая собственный день рождения и день рождения матери. Нужно было бы сразу шмякнуть себя по лбу. Ну, конечно! День рождения Лиззи. Ура, Эйнштейн!
        Но в мозгах обнаружился провал. Когда у Лиззи день рождения? Четырнадцатого марта? Нет. Тринадцатого. Правильно?
        Куп набрал тройку, единицу и еще тройку. Зуммер не переставал жужжать. «Нет, погоди. Она родилась не в марте». Лиззи родилась в апреле. Он отправил ей тогда ту дурацкую куклу, купленную в Венеции. Он еще подумал о первом апреле - дне дураков, который служил ему напоминанием о приближении ее дня рождения. Куп нажал на четверку, единицу и тройку. Жужжание продолжалось. Он взял себя в руки. Дыхание его было ровным, нервы тверды, как камень. Он снова стал самим собой, впервые с тех пор как Вероника Дэвис плавной походкой вошла в «Тонк» в своей шикарной одежде. Еще одна попытка - и придется сматываться отсюда до следующего раза. Куп набрал ноль, четверку, единицу и тройку. Он заулыбался, когда жужжание прекратилось и красный свет перестал мигать. Да!
        Он вспомнил, что адреналин толкает на путь, проходящий по острию лезвия. Странно, что он забыл об этом, учитывая, что когда-то подвергался каждодневной опасности. Удивительно, как быстро человек привыкает к другой жизни.
        Куп направился в рабочий кабинет Эдди, воображая, что здесь или в спальне, вероятнее всего, можно будет выудить разрозненные доказательства… если таковые существуют.
        Однако через час он готов был признать то, что знал всегда. Здесь не было ничего, что было бы еще не известно полиции. Чуда не произошло. Никаких свидетельств, которые можно было бы использовать для защиты Эдди, он не обнаружил.
        Но он не считал, что зря потратил время, так как на всем, что было вокруг него, Эдди оставил свой отпечаток. След тепла и радости. В отличие от дома Кристл, где обстановка напоминала фантазию наркомана, обкурившегося опием, это было земное жилище. Спокойные тона, мягкая, удобная мебель и отдельные вещи - все это, вместе взятое, создавало атмосферу гостеприимства и уюта. Везде были расставлены фотографии Лиззи, а также дочери с отцом. И у обоих на лицах - такие огромные улыбки, что, казалось, если притронуться к ним, то можно почувствовать излучаемую ими любовь. В каждой комнате что-то да напоминало о Лиззи. В кабинете Эдди на стенах висели ее детские рисунки в рамках. Рядом с его кроватью на туалетном столике лежал глиняный круге оттиском крошечной руки. Куп смотрел на все это и качал головой. Какая несправедливость! Человек всегда желал своей дочери только добра, но в конечном счете был обвинен в злодеянии, которого не совершал. Это было чудовищно, просто абсурд.
        Куп отбросил горькие мысли, грозившие отвлечь его внимание, которое он так рьяно сохранял. Он покинул спальню брата и открыл соседнюю дверь.
        Это была детская комната. Первое, что он увидел там, была та дурацкая кукла, которую он посылал Лиззи к ее последнему дню рождения. Рядом, на бело-розовом покрывале, находились еще одна кукла и несколько мягких игрушек. На шее у них висело что-то на ленточках. Куп подошел ближе и узнал открытку, которую он запечатывал вместе с подарками. Он поддел кончиком пальца сложенную вдвое бумагу и при свете луны прочитал поздравление. Под печатными итальянскими буквами на открытке его собственным размашистым почерком было написано: «Лиззи. Счастливого дня рождения. Дядя Джеймс. Венеция». Не «с любовью и добрыми пожеланиями», а просто «дядя Джеймс». Видя, какое почетное место Лиззи отвела его подарку и открытке, он почувствовал себя величайшим обманщиком в мире. Какой уж там дядя! Его обуял стыд от сознания, что это был как раз один из тех нескольких дней, ождения, которые он только что силился вспомнить.
        Куп снова развернул открытку и взглянул на свою подпись. Джеймс. Вид собственного имени на личной корреспондепции всегда заставал Купа врасплох. Он пользовался этим именем последние два года, когда подписывал свои книги. Но прежде чем его стали публиковать, для всех он оставался Купером или Купом. Для всех, за исключением его матери. В действительности данный вопрос не возникал до тех пор, пока она не ушла от них с отцом к Чапмену. Но даже после этого до военного конфликта дело не доходило. Так продолжалось еще несколько лет. Потом умер отец, и Купу пришлось переехать жить к матери с отчимом.
        Сначала Куп отказывался отзываться на это имя, пытаясь добиться, чтобы мать называла его просто Купер. Но она знать не хотела никакого имени, которое пристало носить рабочему. Возможно, это было связано с ее собственными, далеко не престижными корнями. Но она доказала, что может быть еще упрямее, чем он. Имя Джеймс так и осталось в ее обиходе, и пока Куп еще находился под ее опекой, и позже, когда он жил самостоятельно и просто приезжал на уик-энд.
        Таким образом, для Эдди он всегда был Джеймсом. Но для Купа Эдди всегда оставался Эдди, поэтому он не возражал, когда брат называл его Джеймсом. Он произносил это имя с любовью и восхищением, тогда как мать называла Купа так просто потому, что, как ей казалось, это делает его представительнее.
        Куп встряхнулся, чтобы освободиться от грез. Он старался не замечать подтачивающего чувства под ложечкой. С тех пор столько воды утекло, его мать давно ушла из жизни. Но теперь это уже не имело значения. Сейчас он должен был как-то помочь своему оставшемуся родственнику. Но в данный момент, похоже, шанс сделать что-либо был ничтожно мал. Нужно забрать домой папку Эдди с финансовыми документами.
        Напоследок он обвел взглядом комнату Лиззи, размышляя, что бы ему взять. По крайней мере он мог вернуть своей племяннице что-то из принадлежащих ей вещей. Может, это даст ей какое-то утешение, пока она не воссоединится со своим папой. Что касается реабилитации Эдди, то Куп чувствовал, что в нем начинает укрепляться пренеприятное убеждение в своих скудных возможностях. Все, что он мог сейчас реально сделать, - это оставаться в городе и быть готовым воспользоваться случаем, если таковой вообще когда-нибудь представится.

        Коди медленно выходил из сна. Когда он пробудился достаточно, чтобы отдавать себе в этом отчет, то ощутил себя чрезвычайно расслабленным и свободным от стресса. По венам растекалась истинно Божья благодать. Но не это, ощущение физического тепла на груди и под ложечкой возбудило в нем любопытство, которое было украдено сном. Живое телесное тепло согревало всю правую сторону. В сонном хмелю он поморгал и приподнял голову с подушки, чтобы установить источник тепла.
        Рядом лежала женщина, прижимаясь к нему, пристроив голову в ямке под его ключицей, где брали начало сухожилия мышц. Лицо женщины было скрыто за ее светло-каштановыми волосами, разметавшимися у него на груди, а также на ее руке, наброшенной поперек его живота. Коди окончательно проснулся. Сейчас он совершенно точно знал, кому принадлежит эта длинная, с округлыми формами фигура, спасение его жизни. Удовлетворенная улыбка тронула кончики его губ.
        Вчера вечером, увидев Мариссу, стоявшую рядом с Вероникой, он, вероятно, подвергся облучению, сопоставимому во взрывом ядерной бомбы в тысячу мегатонн. Именно такой силы воздействие он ощутил в тот момент. Одна только мысль об этом вынудила его тряхнуть головой. О Боже! Они с Мариссой, два компонента взрывоопасного вещества, хранящиеся в раздельных емкостях, по стечению обстоятельств оказались на свободе. Достаточно было взглянуть на обоих, чтобы понять, чем это кончится. Марисса и Коди. Обе части смешались. Бам! И произошло возгорание. Он в жизни не испытывал ничего похожего. Коди, однако, хотел бы это продлить.Он осторожно высвободил руку из-под обильного водопада волос, убрал их с лица Мариссы. Отодвинулся, чтобы посмотреть на нее, мимоходом окинув два портрета на дальней стене. Потом вернулся назад и задержался на них.
        У него упало сердце. На одной фотографии широко улыбалась маленькая кудрявая девочка, обнаруживая отсутствие двух передних зубов. С другой на него смотрел мальчик постарше, худощавый и длинноногий. У него были глаза Мариссы и ее улыбка тоже, только без ямочек.
        Коди попытался внушить себе, что это, вероятно, ее племянница и племянник. Но данное объяснение не убеждало. И не только потому, что мальчик являл собой точную копию Мариссы, с той лишь разницей, что это был мужской вариант. На фотографии девочки детским почерком было написано: «Мамочке».
        Вот незадача!
        Не то чтобы Коди не любил детей - как раз наоборот. Но этот пункт был для него в некотором роде камнем преткновения. Какой мужчина мог бы спокойно смотреть, как его родная сестра то и дело меняет любовников и как от этого страдает его племянник? Ребенок только-только начинает привязываться к мужчине, а у мамы уже появляется новый друг. Именно так обстояло дело с Джейкобом, который в его юном возрасте постоянно наблюдал, как из дома исчезает очередной мамин мужчина. Но поскольку Коди не мог изменить поведение сестры, он поклялся себе никогда не создавать ситуаций, причиняющих боль чужим детям. Он слишком часто видел взгляд Джейкоба, чтобы наблюдать подобное выражение на лице любого другого ребенка. Поэтому, за редким исключением, он старался встречаться с женщинами, не обремененными семейным багажом. Если у женщины были дети, он устраивал свидания наедине, полагая - и совершенно правильно, как подтверждалось, - что привязанность может быть недолговечной. Во всяком случае, сведение до минимума общения с потомством избавляло от чувства вины за ложные надежды, которые могли возникнуть в детском уме.
Проходной эпизод может создать иллюзию чего-то более постоянного. Выходя из двери, никогда нельзя уносить в своих руках сердце ребенка.
        Отведя волосы от Мариссы, Коди заправил их себе под подбородок и заглянул ей в лицо. Поглаживая пальцем ей нос, он всматривался в ее веки с бледными синими жилками, в ее щеку с маленьким углублением. Даже сейчас, в покое, любой глупец наперед мог видеть, как через минуту от улыбки оно превратится в одну из тех умопомрачительных ямочек, что способны убить наповал.
        Проклятие! Коди не желал уходить от нее. Он хотел сполна познать это удивительное эмоциональное родство, общее для них обоих. Горючая смесь так или иначе обречена выгореть. Но ему была глубоко ненавистна мысль уйти раньше, чем это произойдет. Хотя именно это ему следовало сделать.
        Как бы ни было уникально влечение, испытываемое ими друг к другу, он не должен был изменять той единственно правильной и твердо отстаиваемой им позиции. Он и так уже поступился одним из ее принципов - не ложиться в постель к женщине, когда в доме находятся дети. Этой ночью он пошел на поводу своей похоти. К тому же он знал, что дети Мариссы, оба эти живчика, могут примчаться в холл прямо сейчас.
        Осторожно отодвинув ее, Коди быстро встал с кровати.
        Он влез в свои джинсы, но еще не успел застегнуться, как за спиной у него послышался шорох.
        - Который час? - хриплым голосом спросила Марисса.
        Коди волей-неволей повернулся к ней. О Боже! Это была его большая ошибка.
        Марисса, раскрасневшаяся со сна, привстала на локте. Верхний край простыни, заткнутый под мышками, плотно обтягивал прекрасную полную грудь. Глаза ее были заспаны. Взъерошенные волосы в беспорядке лежали на ее пухлых плечах и падали вдоль спины, за исключением одной длинной змейки, покачивающейся над левым глазом. Коди не мог против этого устоять. Он снова подошел к постели, чтобы расправить и водворить на место отбившуюся прядку.
        - Десятый час, - сказал он. - Я должен идти.
        - Уже? - Марисса протянула руку к его джинсам и провела кончиком пальца вдоль расстегнутой молнии. - Ты не мог бы уделить мне еще, ну… скажем, двадцать минут? - Она посмотрела на Коди страстным взглядом. - Райли и Десса не должны вернуться раньше полудня.
        Тогда он сбросил свои только что надетые джинсы и полез обратно в постель. Но, притянув Мариссу в объятия и перекатившись вместе с ней, он дал себе твердое обещание. Как бы ни был хорош секс и как бы ни велика была их потребность сказать друг другу столько прекрасных слов, он будет вести себя осмотрительно. А это означало, что он станет встречаться с ней только там, где позволено взрослым людям. И в такое время, когда дети уже будут спать.

        Глава 11

        В этот ненастный день, когда ветер рвался в дом, Куп в одиночестве сидел на кухне. На колене у него, растянувшись, спал Бу, а на столе под рукой стоял высокий стакан с холодным молоком. Рядом с ним на бумажном полотенце лежал бутерброд с солониной, густо намазанной горчицей и майонезом, а сверху были небрежно набросаны листья салата и кружки помидора. Куп разделил пополам страницу, прочертив вертикаль в блокноте, находящемся под правой рукой. Потом, попеременно откусывая бутерброд и отпивая большими глотками молоко, стал делать выборку из «Мероприятий ЦРУ по обеспечению безопасности», толстой книги, стоявшей на подставке слева. Время от времени он брал с середины стола школьный учебник для начального курса и, сверяясь с ним, делал заметки на правой половине листа.Через какое-то время на лестнице послышался топот ног. К этому времени Куп уже порядочно продвинулся в своих изысканиях и был не прочь сделать перерыв. Он поднял глаза, наблюдая, как влетевшая в комнату Лиззи тотчас окоротила себя, заметив его за столом. Ее блестящие каштановые волосы были заплетены в две аккуратные косички. Она была в
бледно-розовых леггинсах и белой рубашке мужского типа, явно с чужого плеча, так как сидела на ней мешковато. Ее полы закрывали колено, а подвернутые несколько раз рукава образовывали вокруг ее узеньких, маленьких запястий манжеты шириной четыре дюйма.
        - Привет! - Лиззи сделала нырок головой, взглядывая на Купа из-под челки и награждая его одной из своих застенчивых улыбок. - Вы не видели тетю Ронни и моего котенка?
        - Не могу сказать, чтобы я видел здесь твою тетю, - честно признался Куп и тем временем, тайком спихнув котенка с колена, подвинул его краем ботинка из-под стола. Когда недовольный, что его разбудили так грубо, Бу дал знать об этом сердитым мяуканьем, Лиззи просияла:
        - О, посмотрите! Оказывается, Бу здесь! Он, наверное, спал на одном из стульев. - Она подобрала котенка с пола и нос к носу приблизила к себе. В первую минуту Бу с интересом наблюдал, как она хлопает ресницами, затем попытался приостановить их частый трепет своей мягкой лапой.
        Лиззи смотрела на Купа одним глазом, который не был занавешен челкой.
        - Как вы думаете, где может быть тетя Ронни? Она должна быть сейчас дома.
        - Я не знаю, малышка, - сказал Куп. - Вероятно, просто отлучилась на минутку. Я уверен, она сейчас вернется. Ты ведь знаешь, какой она ответственный человек.
        Девочка, казалось, была более чем взволнована его ответом. Меньше всего Куп привык видеть неудовольствие на ее лице. Поэтому опустившиеся уголки ее нежных маленьких губ повергли его в панику, и ему пришлось напомнить себе, что он обучен, как справляться с чрезвычайными ситуациями. Тогда почему так трудно отвлечь одну маленькую девочку? Куп сосредоточил внимание на ней и, кивком подбородка указав на ее экипировку, сказал:
        - Какой у тебя интересный костюм.
        Вопреки его ожиданиям трюк удался. Лиззи посмотрела на себя, потом широко улыбнулась, от всего сердца. Куп не был готов к этому. Такую улыбку он видел только на том фото, где девочка была вместе с Эдди. В душе у него разлилось чистое, совершеннейшее удовольствие от сознания, что такую же улыбку вызвал и он.
«О Боже! Ребенок, я, кажется, влюблен».
        - Это моя рабочая одежда. - Лиззи отпустила Бу и расправила пышные складки своей рубахи, приподняв полы, будто собиралась исполнить реверанс перед королевой. - Мы с тетей Ронни будем красить мою комнату, а потом нанесем узор по трафарету.
        - Прикольно.
        Девочка живо закивала:
        - Да, прикольно.
        - И в какой цвет вы собираетесь красить?
        - В розовый.
        - Случайно, не такой ярко-розовый, как гвоздика? - спросил Куп, подумав, что этот цвет вполне подошел бы к ней самой, так как в этот момент она была такая же свежая.
        Лиззи тихонько засмеялась.
        - Нет, не угадали. Светло-розовый.
        - Я как раз собирался его назвать. Это было мое следующее предположение. Ты сама выбрала этот цвет или твоя тетя?
        - Я сама. Тетя Ронни сказала, что мы должны произвести… гм… забыла слово. - Лиззи сосредоточенно наморщила лоб, потом лицо ее так же быстро прояснилось. - Вспомнила! Она сказала, что мы произведем разделение труда. Я буду выбирать цвет, а она оплачивать покупку. И еще, если она устанет красить, тогда займусь этим я. - Судя по выражению ее лица, Лиззи не представляла себе ничего более захватывающего. - Это будет действительно красиво. Если хотите, можете прийти посмотреть, когда мы закончим.
        - Я бы с удовольствием взглянул. Так ты, значит, любишь розовый цвет, да? - Куп вспомнил детскую комнату с бело-розовым покрывалом в доме Эдди.
        - Ага. Это мой любимый цвет. - Лиззи снова подарила ему одну из своих робких улыбок. - Этот цвет подходит девочкам.
        - Тогда все правильно, малышка. Уж кто-кто, а ты определенно всем девочкам девочка.
        Ее ослепительная улыбка была точно вспышка молнии. Лиззи смотрела на Купа такими сияющими глазами, словно он произнес самые выдающиеся слова, какие ей доводилось слышать.
        - Точь-в-точь так говорит мой папа!
        Когда отворившаяся под напором ветра дверь рассекла со свистом воздух, Купу не было надобности поворачиваться, чтобы понять, кто пришел. Логика подсказывала, что только один человек мог войти, не постучавшись сначала. Но рассудок не подменял инстинкта, которым он руководствовался. Он мог быть слепым и глухим, как камень, но это не имело значения. Его организм был точно наделен звериным чутьем. Куп почти мгновенно уловил тот момент, когда Вероника оказалась в пределах его досягаемости. Феромоны это, или мускусный запах, можно назвать как угодно, только ярлыки ничего не меняли. На деле он уже был целиком готов к отцовству. Шагать вперед и плодиться. Множить на земле маленьких Ронни.
        Господи Иисусе! Куп выпрямился в кресле. Совершенно непонятно, каким образом ему пришла в голову эта абсурдная мысль, ужасающая чушь, какую только можно себе представить. Он давно решил, что женитьба не для него, и никогда не ставил перед собой цели бездумно производить на свет маленьких Блэкстоков. Когда ему было пятнадцать лет, Эми Сью Миллер подарила ему возможность впервые вкусить неземное наслаждение на слегка проплесневелом лежаке в купальном домике своего отца. Куп хорошо помнил, как он сильно волновался тогда по поводу последствий. С тех пор он всегда пользовался презервативами.
        Охваченный ужасом, он впал в паралич, из которого его вывел голос Лиззи.
        - Тетя Ронни, где вы были? - спросила она, прыгая от нетерпения. - Я готова и жду вас здесь уже целую вечность.
        - Извини, моя сладкая, - сказала Вероника. - Я вдруг вспомнила, что у нас только один лоток, и пошла к миссис Мартелуччи спросить, не одолжит ли она нам свой. Теперь нам не придется бегать взад-вперед и передавать друг другу краску.
        Куп не видел Веронику с тех пор, как они распрощались вчера ночью в далеко не лицеприятных выражениях. Ему было интересно посмотреть, как она будет вести себя при новой встрече. Из того, что ему приходило в голову, полное отсутствие внимания рассматривалось как вариант, но не единственный. Вероника оглядела лежащие перед ним книги, но его самого в упор не видела, будто он не существовал вовсе.
        Он рассудил, что ей нужно было прийти в комнату, просто чтобы вынудить его продемонстрировать эрекцию, какой еще свет не видывал. Но Куп не был расположен оставлять это безнаказанным. Он оттолкнул назад свое кресло, но затем одумался. Лиззи была слишком юной, чтобы позволить ей такой урок анатомии. Выстукивая авторучкой частую барабанную дробь по блокноту, Куп бросил на Веронику быстрый внимательный взгляд.
        - Мне нужно поговорить с вами.
        Она по-прежнему отказывалась смотреть на него.
        - Это не к спеху, - сказала она холодно, адресуясь к его справочникам. - У нас с Лиззи срочная работа в ее спальне.
        - Да? Я неплохо разбираюсь в спальнях, - сказал Куп. Множественные образы, пришедшие на ум из живописи, плавали на периферии сознания. Он прочистил горло, но голос его по-прежнему оставался сиплым. - Вы можете использовать меня. Любым способом - как вам захочется.
        Это привлекло ее внимание. Она вскинула глаза на него, щеки ее залила яркая краска.
        - Что?!
        - Я помогу вам красить. Я владею малярной кистью. Выдайте мне рубашку наподобие той, что у Лиззи. - Куп пробежал глазами по ее рубашке. - И будем вместе красить ее спальню.
        Лиззи захихикала.
        - Вы слишком большой. Как вы не понимаете, что рубашки тети Ронни вам не подойдут!
        - Я полагаю, ты права. - Куп расстегнул пуговицы и начал стягивать с плеч свою фланелевую рубаху. - Поэтому вместо этого можно снять мою, чтобы не забрызгать краской.
        - Вы очень предупредительны, - сказала Вероника, - но оставьте свою рубашку при себе, я имею в виду… в прямом смысле. - В ее голосе не было и тени сарказма, и, когда она встретилась с Купом глазами, ее взгляд был сама вежливость. - И поскольку я не могу высказать вам в прямых выражениях, что я думаю о вашем предложении, мы с Лиззи вынуждены его отклонить. Мы с ней собирались провести этот ответственный день в чисто женской компании.
        - Но вы можете прийти посмотреть, когда все будет готово, - добавила Лиззи. Она схватила Веронику за руку, заставив свою тетю оторвать ее пристальный взгляд, сомкнувшийся со взглядом Купа. - Нам пора начинать, - настаивала она. - Пойдемте. Хорошо? - Лиззи потянула ее на буксире за собой.
        Вероника покорно последовала за ней. Оказавшись вне поля зрения Купа, она вспомнила наконец о дыхании. У нее было такое ощущение, что она ударилась головой о ближайшую стену. Заглядывать в его книги на столе из любопытства было достаточно некрасиво. А восхищаться его телом, его большим, прекрасным телом? Это когда-нибудь пройдет? «Ты не должна была смотреть на него», - распекала себя Вероника, поднимаясь по ступенькам за племянницей.
        Но она смотрела. После его слов по поводу спальни, когда в уме у нее внезапно возникло столько разных образов, где уж тут устоять! Откуда у женщины столько силы?
        Потому и не могла отвести глаз. И боялась, что та же ошибка будет повторяться каждый раз. Проклятый человек, он постоянно возбуждал в ней любопытство и запретное желание тайком смотреть на него. Это вернуло ее в те времена, когда она еще работала в «Тонке» вместе с Кристл. По субботам они обычно старались пораньше управиться с делами, чтобы улизнуть в кондитерскую Свенсона. Они знали, что в конце концов свалится им на голову из-за пагубной любви к сладкому, но ничто не могло их удержать.
        Куп всегда так следил за собой. Вероника привыкла видеть его не иначе как гладко выбритого и опрятного. И если она находила это ужасно губительным для себя, то каково было видеть его таким, как сейчас? Босого, в мятых голубых джинсах, коричневом термобелье от Хенли, в неглаженой серо-бежевой фланелевой рубахе нараспашку, с закатанными до локтя рукавами. В довершение к темной щетине на подбородке рядом с его чувственной нижней губой темнело пятнышко от горчицы. Для Купа это было так необычно и совершенно не вязалось с его чистоплюйскими стандартами.
        Но он выглядел до того притягательным, что можно было закричать. И это желание возникло у нее еще до того, как он предложил снять свою рубаху. О, грязные слова! Отвратительные, непристойные! Они вызывали такие же бесстыдные желания. Сесть верхом к нему на колени, забрать в руки тот подбородок с жесткой щетиной и…
        Нет! Она не хотела метаться в постели всю долгую ночь, то и дело возвращаясь к словам Мариссы: «Ты не думаешь, что у человека все соразмерно?»

«Перестань! Прекрати, Вероника Дэвис. Выкинь его из головы сейчас же!»
        Она должна это сделать.И видит Бог, у нее хватит сил.
        Вероника переключилась на свой проект и мало-помалу искренне увлеклась работой. Они с Лиззи энергично красили стены, напевая под музыку радио, обсуждая Барби, Гарри Поттера и близких друзей. Закончив со стенами, они аккуратно нанесли рисунок с розовыми бутонами на простенький белый комод. В общем и целом они прекрасно провели время, превращая комнату из безликой больничной палаты в уютный уголок. Когда все наконец было сделано, обе отошли назад и встали в дверях полюбоваться плодами своего труда.
        - Ну, что ты об этом думаешь? - спросила Вероника, останавливая взгляд на нескольких безделушках, которые Лиззи отобрала из коллекции матери.
        - Это за-ме-ча-тель-но. Здесь еще прекраснее, чем в доме папы! Даже не хочется уходить.
        У Вероники сжалось сердце. О Боже, что она наделала! Да, она боялась перегнуть палку в своей новой родительской роли, но никогда не думала, что это свершится так скоро и так радикально. Она просто хотела сделать для Лиззи что-нибудь особенное, чтобы девочка чувствовала себя немного комфортнее. Но здесь был как плюс, так и минус. Плюс заключался в том, что задача, похоже, была выполнена. Минус Вероника не принимала в расчет. Она даже не задумывалась над тем, что будет чувствовать ее племянница, когда на ее дом пришлепнут табличку: «Продается». Что будет с Лиззи, когда ее тетя скажет, чтобы она паковала вещи, потому что ей предстоит покинуть этот дом, включая ее только что обновленную комнату.
        Проклятие!
        О чем она только думала? Неужели она действительно верила, что, если не донесет до племянницы правду, все рассосется само собой? Она, несомненно, жила в призрачном мире.
        Хуже того, она была слишком малодушна, чтобы объяснить реальное положение даже сейчас. У нее просто язык не поворачивался причинить Лиззи страдания, когда ребенок все еще светился удовольствием после их успешных свершений в этот день.
        После всего этого Вероника посчитала за благо сделать следующий шаг. Она позвонила Мариссе и произнесла только одно прочувствованное слово:
        - Помогай.
        На секунду воцарилась тишина. Затем Марисса спросила спокойно:
        - Насколько это серьезно?
        - О Боже. - У Вероники вырвался неестественный смешок. - Настолько, что вызывает большое беспокойство. На этот раз я действительно запуталась.
        - Все будет хорошо, - сказала Марисса. - Ребята! - Вероника услышала, как она крикнула детям: - Помогите мне найти ключи от машины. Мы едем к… - На этом связь прервалась.
        Вероника положила трубку и стала смотреть в окно, уныло наблюдая, как пивная банка катится к середине пустынной Бейкер-стрит. Слава Богу, что это был воскресный день и «Тонк» был закрыт. Вероника этому несказанно радовалась. Надо было честно признать, что в этот вечер она не смогла бы выйти на работу, будучи так задергана из-за…
        - И никакой ты не дрянной родитель! - короткое время спустя внушала ей Марисса. - Просто ты недостаточно продумала этот аспект.
        Дети отправились наверх смотреть спальню Лиззи. Купер, к счастью, куда-то ушел или находился в своей комнате. Поэтому женщины уединились в другом конце гостиной, уютно устроившись на диване. Вероника подтянула согнутые ноги к груди, уткнувшись подбородком в колени.
        - Недостаточно продумала? - сказала она, пристально глядя на подругу. - Я вообще не думала! И я никудышный родитель. Я даже не потрудилась сесть с Лиззи, чтобы рассказать ей о Кристл и Эдди. - Вероника забрала горсть своих волос и дернула себя за голову.
        - Ты все преувеличиваешь, и это меня пугает. - Марисса наклонилась и попыталась разжать Веронике пальцы. - Пресвятая Луиза! Ты же вырвешь с корнями свои волосы!
        - Я и должна их вырвать с корнями! В ее жизни произошли ужасные вещи. Я знала, что Лиззи глубоко травмирована. Но она никогда не причитала и не рыдала. Я недооценивала ее переживаний, так как обо всем судила по внешнему виду. Просто-напросто прятала голову в песок. С глаз долой - из сердца вон! Это мой девиз. О Боже… Рисса, ей только шесть лет, но она в десять раз более зрелая, чем я.
        - Не говоря уже о том, что куда менее мелодраматичная, - сухо согласилась Марисса и ткнула Веронику коленом. - Возьми себя в руки. Раз уж ты откладывала этот трудный разговор дольше, чем следовало, дай ей еще недельку или около того. Пусть порадуется комнате. Потом вы сядете и поговорите по душам. Ты знаешь, это главное родительское правило. Когда соберешься с духом, просто выберешь удобный момент и постараешься прояснить этот вопрос. Прекратить попытки - единственный способ окончательно запутаться.
        - Ты права, - сказала Вероника с искрой надежды. - Но я все же смертельно боюсь сказать Лиззи, что мы отсюда уедем. Она будет чувствовать себя несчастной, если ей придется расстаться с Дессой и Райли, в каком бы городе она ни жила. - Она смотрела на подругу, перебирая в уме мысли. - В то же время Лиззи необычайно рассудительная для своих шести лет, и переезд даст ей определенные преимущества. По крайней мере в Сиэтле никто из ее одноклассников не будет знать о ее родителях. Так что в школе у нее не будет трудностей. И потом, она такая приветливая, что, я уверена, у нее быстро появятся друзья. К тому же на первых порах мы всегда сможем приезжать на уик-энд сюда. Кроме того, если я скажу ей, что в моем доме у нее будет такая же милая комната, это как-то смягчит потрясение.
        - Это точно. И поскольку ты еще ничего не продала пока не нужно говорить о переезде. Что касается ее комнаты, ты можешь пообещать, что она будет скопирована, если на то пошло. Ни в одном законе не сказано, что нельзя забрать с собой тот прекрасный комод. - Марисса ласково улыбнулась. - Кстати, очень милый рисунок. Хорошая работа.
        Вероника смотрела на нее протрезвленными глазами.
        - О Боже. Спасибо тебе, Рисса. - Но обе понимали, что это не похвала ее художественных способностей.
        - Не стоит благодарности. А сейчас мне нужно твое компетентное мнение. На завтра намечено заседание комитета по декорациям. Коди сказал, что мы можем установить ледяные скульптуры на улице. Тогда они сохранят форму в течение всего Зимнего фестиваля. Если пытаться поддерживать нужную температуру в помещении, это обойдется слишком дорого.
        - Ах да - Коди! - Вероника распрямила спину. - Я совсем забыла, что вчера вечером вы ушли вместе. Ну что, у вас был искрометный секс? - сказала она и тут же замахала рукой. - О Боже, о чем я спрашиваю! Конечно же, да. И как он, Коди? Хорош? Ты увидишься с ним снова?
        - Да. Господи, да. Да - хотя мы не строили конкретных планов.
        -Я не рассчитываю, что ты расскажешь мне некоторые подробности об этом «Господи, да». Ты ведь не собираешься? - Вероника подняла бровь. Потом заулыбалась, когда Марисса продолжала молчать. - Ладно уж. Не надо. Но ты должна знать, что я тебе завидую. Дети уже видели его?
        - Нет. Коди ушел сегодня утром, прежде чем они вернулись. Тяжело было его отпускать, но ничего не поделаешь. Вряд ли мужчины, приходящие в мой дом переспать, вписываются в общую картину. И откровенно сказать, я не собираюсь нарушать эту традицию с Коди тоже. Во всяком случае, когда мои дети дома. - Марисса улыбнулась, и ее ямочки еще глубже вдались в щеки. - А это значит, что в уик-энд ты, вероятно, будешь чаще видеть у себя Дессу и Райли.
        - Мои двери для них всегда открыты.
        - Знаю. Дай Бог тебе здоровья, девочка моя. Но если я начну с ним встречаться, детям, конечно, придется познакомиться с ним. Надо будет подумать, как ввести его в их мир. Может, время от времени ходить в кино или на пиццу. В любом случае они не должны придавать этому слишком большого значения, а то вдруг у нас ничего не сложится. Но пока суд да дело, я тебе неимоверно благодарна за твою добрую волю помочь мне устроить личную жизнь.
        - Ну что ты! Я рада, что одна из нас обретает счастье. - Вероника уже открыла было рот, чтобы поделиться своим неудачным приключением в это утро, но после двусмысленного смеха Мариссы передумала. Не стоило портить удовольствие подруге. Можно будет рассказать ей позже.
        -Ты отличная подруга, - сказала Марисса. - Но вернемся к моей затее. Так ты считаешь, с ледяными скульптурами в помещении ничего не получится?
        - Вообще-то я думала об этом. Знаешь, мне кажется, у меня есть лучшая идея.
        - О, я с удовольствием послушаю. Выкладывай.
        - Зимние деревья. Эффект маленьких белых китайских фонариков на голых ветвях очень впечатляющ. Благодаря объему самих деревьев и теням от фонариков множество грехов, что неизбежно при таких старых зданиях, как на ярмарочной площади, будет скрыто. Сейчас у меня нет времени заниматься сметой. Но я не уверена, что ты сможешь купить искусственные деревья с полностью облетевшими листьями. В свое время я не сумела их достать. Здесь все зависит от бюджета. Ваш комитет запросто может сделать все своими силами из проволоки и папье-маше. Или изготовить деревья на заказ по вполне разумной цене. Очень плохо, что у нас мало времени, а то можно было бы устроить конкурс для учащихся колледжей и высшей школы. Они сделали бы большую часть работы за тебя. - Вероника улыбнулась и пожала плечами. - Возможно также купить в питомнике настоящие деревья и после фестиваля передать их в дар какой-нибудь благотворительной организации либо разыграть в лотерее. Или то и другое. Но это будет несколько накладно, потому что придется приобретать достаточно взрослые саженцы. Искусственные деревья привлекательны еще и тем, что они
используются многократно и выглядят каждый раз по-новому, если менять украшения. Ты можешь даже давать их напрокат и тем самым отсрочить платежи. Так что искусственные, наверное, будут даже эффективнее. - Вероника увидела, что подруга удивленно смотрит на нее, открыв рот, и почувствовала, что ее вдохновение дает сбои. - Я вижу, тебе совсем не нравится моя идея.
        - Ты шутишь? Я от нее в восторге. Просто я изумлена, вот и все. Где ты научилась всем этим вещам?
        - Ну, прежде чем заняться своим бизнесом, я много лет была координатором аукционов. - Вообще-то Марисса и раньше об этом знала. Поэтому Вероника равнодушно пожала плечами, показывая, что считает это мелочью. Но похвала подруги согревала душу. - Мне часто приходилось работать со скудным бюджетом. Это зависело от организации, которая меня нанимала. И знаешь, что они говорили? Необходимость - мать изобретательности. Я использовала эту идею с деревом на аукционе для создания фонда на строительство частной школы. Но это было несколько лет назад, вот почему я не могу предоставить тебе все расчеты в данный момент. По памяти могу тебе сказать, что в конечном счете проект окупился. Деревья привлекли к себе так много внимания, что школа стала давать их напрокат. Слушай, Марисса! Давай возьмем блокнот и составим как можно более подробный план на основе всей информации, которой располагаем. Мы включим в проект пару гигантских ледяных скульптур на улице, у входа на выставку, потому что это действительно будет выглядеть эффектно. По крайней мере таким образом центральная роль твоему комитету обеспечена.
        - О Бог мой! - воскликнула Марисса, вскакивая с дивана. - Мне это нравится. - Она направилась на кухню, задержавшись только на секунду, чтобы наградить Веронику сияющей улыбкой. - Спасибо, цыпленок. Завтра утром буду расхваливать тебя на собрании, я тебе обещаю.
        - Ты с ума сошла? Это все сведет на нет. В том-то вся и соль, чтобы показать тем рожам, что не обязательно родиться на Холли-драйв, чтобы выполнить эту работу.
        - А ты что, родилась там же, где они? - возразила Марисса. - Так что главный смысл останется прежним.
        - Да, но притесняли-то они не меня, а тебя. Ты заслужила право утереть им носы.
        Марисса заулыбалась:
        - Ужасно не хочется присваивать это себе, но в целом я не возражаю. Да вознаградит тебя Господь! Я тоже постараюсь сделать эту чертову работу хорошо, как никогда, после того что ты мне дала. И я думаю, это будет очень кстати, если я начну с заданий для Тайлер-Джонс и Уэнтуорт. Я поручу им отследить различные цены. Ты одобряешь?
        - О да, - решительно закивала Вероника. - Целиком и полностью.

        Глава 12

        Вероника разносила напитки, лавируя между тесно стоящими столами «Тонка» и увертываясь от рук одного особо неугомонного посетителя. В этот пятничный вечер молодой человек праздновал вместе с друзьями свой двадцать первый день рождения. Она заметила Мариссу с Коди, сидевших спиной к ней в другой половине зала. Вероника направилась прямо к ним, в маленький оазис отдохновения, где можно было восстановить душевное равновесие.
        Она моментально поняла, что подруга ее тоже заметила - по ямочкам, появившимся у нее на щеках от ее лучистой приветливой улыбки. На губах Мариссы сложились какие-то слова, но Вероника покачала головой и беспомощно пожала плечами. Говорить в этом гаме было просто невозможно. Это было все равно что разговаривать по игрушечному телефону из консервных банок, соединенных проволокой между двумя спальнями, как в далеком детстве. Вероника подошла к столу и, балансируя подносом на правом бедре, наклонилась к подруге.
        - Я рада видеть тебя! Но боюсь, я не расслышала ни слова из того, что ты сказала.
        - Ничего сногсшибательного, - сказала Марисса, повысив голос. - Я просто констатировала очевидное. Сегодня здесь чертовски много народу.
        - Мягко сказано! Это просто сумасшедший дом. И так весь вечер, как только я заступила на работу. Люди крайне раздражительны и воинственны. Мне кажется, эта последняя неделя может кого угодно вывести из себя.
        Резкий ветер с гор принес внезапное похолодание. Дожди, один за другим обрушившиеся на Фоссил, перешли в настоящий зимний шторм. Город оказался заснеженным на несколько дюймов. Потом тот же свирепый ветер нагнал ледяную порошу и, выдохшись наконец, оставил деревья под замерзшей коркой, а улицы превратил в сплошной каток. Поэтому, когда снова пошел снег и укрыл толстым слоем лед, все вздохнули с облегчением. По крайней мере ходить и ездить стало не так опасно.
        В эту пятницу наметился перелом. Вскоре после полудня снова показалось солнце. Хотя температура по-прежнему оставалась возле нулевой отметки, угроза нового снегопада и гололедицы, похоже, миновала.
        - Ну как тут не чокнуться от этой погоды? - прокричала Марисса. - Я уже начала сходить с ума. Хотя было страшно ехать по нашим плохим дорогам, но я, надо сказать, уже была готова рискнуть - лед или не лед. Десса не давала мне ни минуты покоя, когда с понедельника вечером начался снегопад. Она все переживала, что сегодняшняя ночевка в Доме ветеранов Иностранного легиона будет отменена.
        Вероника закивала:
        - Я понимаю, что ты имеешь в виду. Лиззи тоже волновалась, как я ни объясняла ей, что вечеринка состоится по расписанию в другой день, если вы не сможете из-за ненастья приехать сегодня. Хорошо, что погода наладилась, а то мы с тобой имели бы сейчас своих деток в расстроенных чувствах. - Она хлопнула ладонью по столу. - Ой, ты мне напомнила о Зимнем фестивале! Как прошло собрание комитета?
        - О, Ронни, это было великолепно! - сказала Марисса, сияя улыбкой. - Они решили, что я гений! Но самое большое удовольствие мне доставило наблюдать, как Тайлер-Джонс и Уэнтуорт тужились произнести что-нибудь любезное, тогда как они явно приготовились покровительствовать несчастной, беспомощной выскочке.
        Вероника рассмеялась.
        - Один - ноль в пользу девушек с равнин.
        - Это точно. Мне было так приятно.
        Мужчина, сидевший через два стола, нетерпеливо замахал рукой. Вероника распрямилась.
        - Местная публика никак не угомонится, - сказала она. - Мне лучше вернуться. Что вам с Коди принести?
        Следующие полтора часа она бегала, разрываясь на части, пытаясь выполнить все заказы. Все это время рукастый парень, справлявший день рождения, был не удел, так как она приноровилась брать у него заказ, используя старый проверенный прием - через стол.
        Около половины двенадцатого толпа поредела, и в баре стало спокойнее. Вероника облегченно вздохнула, после того как уровень децибелов снизился до нормы и у нее наконец перестало звенеть в ушах. Но оттого что теперь можно было говорить, не повышая голоса, ногам не стало легче. Не обращая внимания на жесты именинника, требующего еще выпивки, Вероника воспользовалась временным затишьем, чтобы присоединиться к Мариссе и Коди. Она устало плюхнулась в кресло и, спихнув туфлю, положила ногу на колено.
        - О, как хорошо, - простонала Вероника, потирая лодыжку. - Слава Богу, что кто-то наконец откликнулся на наше объявление, - сказала она. - Потому что я не знаю, как долго мне удастся продержаться.
        Марисса изучала ее с интересом.
        - Значит, ты наняла кого-то?
        - Пока еще нет, но эта женщина должна завтра прийти на собеседование. Что касается меня, то я готова ее взять, если только она не серийный убийца. - Вероника криво усмехнулась. - А может, даже и тогда. Я уже прихожу в отчаяние.
        Разговаривая с Мариссой, она поймала себя на том, что невольно высматривает Купа. Но, заметив его, она моментально поняла, что навлекает на себя неприятности. Даже полностью сознавая, что ей следует отвести от него взгляд, она продолжала пожирать его глазами. Лишь когда Куп внезапно поднял глаза от напитка, который он готовил, и посмотрел прямо на нее, она снова переключила внимание на своих друзей.
        Отчаяние. Это слово точно отражало ее состояние. И не просто потому, что ей не нравилось работать в «Тонке», да и пора бы уже начать уделять внимание своему собственному бизнесу, если она хочет вернуться к нему, как только уладит семейные дела. И даже не оттого, что это безрассудное растрачивание сил рано или поздно должно было сказаться. Настоящая причина заключалась в том, чтб они с Купером испытывали друг к другу. Их взаимное влечение продолжало крепнуть, тогда как ее желание противостоять этому становилось все слабее. Нужно было установить какую-то дистанцию между ними, пока она еще не совершила полной глупости.
        - Гм… я по поводу новой работницы, - продолжала Вероника, упорно возвращая себя к прервавшемуся разговору. - Ты не захватишь Лиззи из Дома ветеранов, когда поедешь забирать Райли с Дессой? Я бы хотела, чтобы она побыла с тобой, пока я закончу беседовать с женщиной.
        - Конечно. Если на дорогах не будет большой распутицы, может, я свожу детей в Королевский театр на нового Диснея. - Марисса повернулась к Коди, поглаживая его по руке, заявляя свои собственнические права. - Ты готов пойти на мультфильм с тремя детьми? Только имей в виду - двое из них гиперактивные. Разумеется, эти двое мои, -добавила она с лукавой улыбкой.
        Веронике на секунду показалось, что на лице у Коди промелькнуло замешательство, но он тут же заулыбался.
        - Как ни заманчиво посидеть в театре, полном горластых детишек, - непринужденно сказал он, - но мне нужно к отцу. Я обещал ему помочь укрепить лестницу в подвале.
        - Ну хорошо, - сказала Марисса. - Но хочу тебя предупредить, что ты не представляешь, чего лишаешься.
        Когда их глаза встретились, испепеляя друг друга, Вероника почти явственно увидела проскочивший между ними электрический заряд. Она замахала бы обеими руками, не будь они в это время заняты массажем ноющих лодыжек. Вероника старалась подавить в себе зависть, когда пара резко отодвинулась от стола и собралась уходить.
        Марисса опустила глаза и голосом, хриплым более обычного, проговорила:
        - Гм… Ронни, мы хотим…
        - Пожелать тебе спокойной ночи, - закончил за нее Коди, когда последние слова фразы перешли в невнятное хмыканье. Он взял Мариссу за руку и глуповато улыбнулся Веронике. - Ну, тогда всего доброго, - сказал он, подталкивая Мариссу к выходу.
        - Не обращайте внимания на меня, - пробормотала Вероника. Она опустила ногу и пошарила по полу, отыскивая туфлю. - Мне все равно нужно возвращаться к работе.
        Она забежала в дамскую комнату, наскоро вымыла руки и подкрасила губы. Когда она вернулась в зал, в секторе, обслуживаемом Сэнди, только что уселась Дарлин Старки. Вероника тотчас изменила направление, чтобы обойти ее. Меньше всего ей хотелось встречаться сегодня с этой особой.
        Дарлин Старки, женщина лет пятидесяти, была худощава и мускулиста. У нее были натруженные руки сельскохозяйственной рабочей и длинные пегие волосы с безукоризненной стрижкой «под пажа». Дарлин жила на полпути в Блафф. Этот район хоть и не входил в высший эшелон, но считался дорогим. Родом она была не отсюда. Говорили, что она выросла в каком-то местечке наподобие их родных равнин. Там же она и жила, пока не подцепила Дэвида Старки, после чего переехала к нему. Но точно никто не знал, потому что сама Дарлин об этом не рассказывала. Довольно забавный факт, если принять во внимание, что она была самой известной сплетницей в Фоссиле.
        Все знали о ее беспардонном любопытстве и остром языке. Сегодня она находилась на территории Сэнди, и Вероника возносила хвалы небу за эту малую милость. День был и без того сумасшедший, чтобы еще слушать, как кто-то перемывает кости ее сестре.
        Видимо, эти мысли настолько отвлекли внимание Вероники, что она ослабила бдительность в отношении молодого человека, справлявшего день рождения. Она нагнулась вытереть стол, совершенно забыв о парне, сидящем сзади, пока его рука не проникла к ней между ног. Негодяй схватил ее там, где ни один мужчина не имел права ее трогать без ее специального приглашения.
        Вероника в шоке закричала и выпрямилась. Она увидела, что Куп выронил стакан, в котором он смешивал коктейль, и выскочил из-за стойки, сметая с дороги двух клиентов. По выражению его лица было ясно всем и каждому, что он собирается кому-то пустить кровь. Точно изображение на видео, приведенное в движение после выключения кнопки «стоп-кадр», Вероника мгновенно вышла из ступора. Не раздумывая ни секунды, она схватила пустую пивную кружку, только что убранную со стола, и с размаху запустила в парня. Нечестивец взвыл от боли и отпустил руку. Вероника повернулась, чтобы добраться до его горла. Но сидевший через два стола от них мужчина в дорогом костюме прекрасного покроя вышел вперед и встал между ними.
        - Сынок, - сказал он, наклоняясь к лицу молодого человека, - ты хоть представляешь, каким неприятностям себя подвергаешь?
        Пьяный именинник притянул руку к груди.
        - Она, кажется, сломала мне локоть, - заныл он.
        Юзом проехав по полу, Куп резко затормозил и остановился рядом с Вероникой. Его темные брови были грозно сдвинуты вместе, но убийственное выражение его глаз смягчилось, когда он обнял ее за плечи.
        - С вами все в порядке? - спросил он, заглядывая ей в лицо.

«Нет! Ты что, не видел, где он меня трогал? О Боже, я чувствую себя такой грязной!
        Вместо этого Вероника сказала:
        - Да. Я полагаю, да.
        - Хорошо. - Куп оттеснил ее в сторону. - Так как я собираюсь его убить.
        - О нет! Вы не сделаете этого. - Вероника встала у него на пути. Ее грудь расплющилась о его тело, так как он не успел увернуться достаточно быстро. - Это моя привилегия.
        Куп вынужден был улыбнуться, хоть и слегка мрачновато. Вероника Дэвис не пала чьей-то жертвой. Однако что-то грустное и тревожное скрывалось под яростью в ее глазах. И от этого в груди у него не угасал внезапный порыв взять ее под свою защиту. Но вместо того чтобы заключить ее в объятия, как ни соблазнительно это было, Куп, следуя ее примеру, сосредоточил свое внимание на ее обидчике.
        Он был обеспокоен степенью своего бешенства в эту минуту, так как давно усвоил, что сильные чувства создают помехи. Поэтому он приучил себя отодвигать отрицательные эмоции, оставляя их на задворках сознания до тех пор, пока можно будет благополучно разобраться с ними на досуге. Однако в данный момент он с радостью разорвал бы на части мерзкого молокососа. И начал бы с руки, посмевшей трогать Веронику таким гнусным образом.
        К счастью, между ним и его побуждением встал адвокат Эдди. К этому времени Куп овладел собой и слушал, как Нейл Пиви говорит приятным голосом:
        - Я надеюсь, сынок, сегодня ты насладился впрок своим двадцать первым днем рождения, потому что эта вечеринка может оказаться для тебя последней на какое-то время.
        - Что вы тут лопочете? - Хотя юнец, судя по всему, понимал, что хватил через край, очевидно, он испытывал потребность порисоваться перед своими друзьями.
        - Я лопочу, - отвечал ему адвокат отеческим тоном, - о правомочности привлечения тебя как взрослого человека к ответственности за сексуальное домогательство.
        Молодой человек перестал нянчиться со своим локтем и сел прямо.
        - Послушайте, я же только немного пошутил с ней!
        - Это действительно так? - спросил Нейл, поворачиваясь к Веронике. - Вы тоже рассматриваете это как шутку, мисс Дэвис?
        - Нет, - ответила она со всей определенностью. - Когда до того он несколько раз схватил меня за зад, это было достаточно мерзко. Но трогать меня… там, как будто ему дали на это право… - Она содрогнулась.
        Нейл снова повернулся к молодому человеку, который выглядел уже не таким самоуверенным, как минуту назад.
        - Ты слышишь, мой мальчик? Женщина не шутит. - Он покачал головой. - Неважные твои дела. У судебной системы нет чувства юмора, и, если женщина полна решимости, закон, вероятно, тоже будет достаточно строг. Существует целый ряд обвинений, которые могут быть выдвинуты против мужчины, если он трогает женщину без ее согласия. Парочка таких обвинений может обеспечить тебе весьма приличный срок в тюрьме Монро в случае признания тебя виновным. И поверь мне, юноша, подобное бахвальство на публике и отсутствие раскаяния с твоей стороны усугубляют положение. Твоя вина как пить дать будет доказана, если мисс Дэвис прямо сейчас даст ход этому делу.
        У Купа было такое ощущение, что Пиви, возможно, немного преувеличивает тяжесть последствий, но это подействовало наподобие магического заклинания. Именинник, казалось, мгновенно протрезвел и остыл. С побелевшим лицом он повернулся к Веронике и сказал:
        - О Боже. Извините, мисс. Я не должен был трогать вас таким образом. Если вы не будете настаивать на обвинениях, я больше никогда не позволю себе ничего подобного. - Он провел дрожащей рукой вокруг рта. - Честное слово. Я очень сожалею.
        Вероника смерила его долгим пристальным взглядом, потом повернулась к Нейлу.
        - Если я не буду настаивать на обвинениях, а в следующий раз выяснится, что он великий лжец…
        - Нет, мэм, я не лгу! Следующего раза не будет. Я никогда не трону женщину без ее разрешения, пока я жив!
        - Если он окажется ничтожным лжецом, - повторила Вероника, сурово поглядывая на молодого человека, - и позволит себе что-то подобное в отношении другой женщины…
        - Тогда вы по-прежнему сможете настаивать на обвинениях, - сказал Пиви. - Или, в случае истечения предусмотренного законом срока давности, выступите в качестве свидетеля по делу следующей жертвы.
        - Никакой следующей жертвы не будет, - ревностно заверил молодой человек, вытирая тыльной стороной кисти тонкую испарину со лба. - Клянусь Богом, я вообще не такой, чтобы посягать на женщину.
        Вероника повернулась к нему.
        - Извините, - холодно сказала она, - но две минуты назад вы показали себя именно таким.
        - Две минуты назад я был круглым дураком!
        - Это точно, - согласилась Вероника. - Но почему я должна верить, что вы вдруг встанете на путь истинный? Разве сейчас есть какие-то предпосылки для такой неслыханной перемены?
        - Страх. Без всякого вранья.
        - Это хорошо, - резко сказала она. - Вы должны бояться.
        - И сожаление. Настоящее, искреннее сожаление.
        - Да? И надолго? Каким образом я узнаю, что этот ваш страх не временное явление? Что, если через неделю или две вы снова превратитесь в мерзкого, алчного извращенца?
        - Этого не будет. - Молодой человек посмотрел Веронике в глаза своим жгуче искренним взглядом. - Потому что, если меня когда-нибудь потянет на что-то подобное, я просто подумаю об одном моем однокашнике по имени Бубба. Я представлю, как он приказывает мне поднять его упавшее мыло в общем душе. И клянусь моей матерью, я всегда буду помнить, с каким содроганием вы говорили о том, как я трогал вас.
        Вероника на секунду задержала на нем испытующий взгляд.
        - Позвольте мне взглянуть на ваши водительские права, - сказала она и, когда парень подчинился, перенесла информацию в свой блокнот для заказов. Вероника швырнула права обратно владельцу и резко кивнула в сторону двери. - А теперь идите. Убирайтесь отсюда.
        Послышался скрип отодвигаемых кресел. Виновник торжества и его притихшие приятели поспешили подняться, пока женщина не передумала. Задержавшись ровно настолько, чтобы бросить на стол несколько банкнот, компания дружно бросилась к выходу.
        Не обращая внимания на деньги, Вероника повернулась к Пиви.
        - Спасибо, мистер… Извините, я даже не знаю вашего имени.
        - Это Нейл Пиви, Ронни, - сказал Куп, обходя ее, чтобы протянуть адвокату руку. - Прекрасно сработано. Вы знаете, как нагнать страх без кровопролития. - Он криво усмехнулся. - Я бы и рад сказать, что мог бы сделать то же самое, но, честно признаться, не думаю, что у меня получилось бы.
        - Я согласна, мистер Пиви, - сказала Вероника. - Я хоть и чувствовала в себе силу, но мне удалось только заставить его защищаться. Ваш способ оказался гораздо эффективнее. Еще раз благодарю вас.
        - Я сделал это с большим удовольствием, - любезно сказал Пиви. - Но я абсолютно уверен, что главную роль сыграла ваша реакция. Тем не менее я был рад вам помочь. - Он окинул Веронику озабоченным взглядом. - Эта мерзость, должно быть, ужасно шокировала вас. С вами все нормально?
        - Да. Я полагаю, да. - Вероника только теперь осознала, что, кроме Шаны Твейн, чье пение неслось из музыкального автомата, не слышно никаких голосов. Она огляделась и увидела, что все взоры прикованы к ней. У нее запылали щеки. Она вскинула подбородок.
        - Что такое? - спросил Куп и тоже посмотрел вокруг. Он так вжился в ее переживания, что даже не заметил, что все в баре следят за развитием событий. Непредвиденный инцидент вызвал такой же интерес, как «мыльная опера». - Люди, шоу закончено. - Куп протянул руку и обнял Веронику за голову, легонько сжав ей затылок. Потом направился обратно к стойке. Отыскав по пути Сэнди, он крикнул: - Давай соберем те заказы!
        Вероника задержалась с Нейлом Пиви еще несколько минут. Затем убрала на столе, за которым сидел молодой человек с компанией, и приняла еще несколько заказов. Направляясь обратно к стойке, она заметила сидящего там мужчину и резко остановилась.
        - О, замечательно, - выдохнула она, сдерживая отвращение. - Только этого мне не хватало!
        Трои Джейкобсон приветствовал ее ослепительной белозубой улыбкой. Его дорогая стрижка при тусклом освещении бара отливала зеленоватым цветом, подобно патине на античном золоте.
        - Так-то встречают старых школьных друзей?
        - Спортсмены, которые спали с моей сестрой и все то время встречались с предводительницей болельщиков, не входят в список моих друзей, - резко сказала Вероника. Она понимала, что ее неприязнь переходит все границы но, похоже, ничего не могла с собой поделать. Это было следствием сегодняшнего неудачного вечера. И потом, кто бы мог вообразить, что по прошествии стольких лет человек может выглядеть еще лучше, чем раньше? Если в мире существовала какая-то справедливость, то этот мужчина должен бы потерять все свои волосы. Или по крайней мере иметь брюшко под этим темно-синим свитером со скромным логотипом. Вероника с нарочитым вниманием поискала глазами вокруг. - А где мисс Перки Пом-Поме? Я слышала, вы с ней поженились.
        Глаза его, казалось, омрачила тень, но это было так мимолетно, что Вероника осталась в неведении, не почудилось ли ей.
        - Она в нашем доме на Мауи.
        - И ты здесь один, в то время как твоя жена в отъезде? Надо же! Должно быть, ты начинаешь сдавать, Трои.
        - Господи, Вероника, о чем ты! Мне тогда было восемнадцать лет. Я был восходящей футбольной звездой, что во многом является синонимом: молодой, самоуверенный и глупый. Но люди меняются, понимаешь? Кроме того, если Кристл никогда не делала проблемы из наших отношений, почему, черт возьми, это так тебя раздражает?
        - Вообще лояльность - немаловажная вещь. - Вероника пожала плечами. - Но это только я так считаю. И ты абсолютно прав, - холодно согласилась она. -Для Кристл это не было проблемой. Значит, это не мое дело. Не было тогда и не является сейчас. Что будешь пить?
        - Я уже приготовил, - сказал Куп и шлепнул перед Троем стакан с напитком. Стекло зазвенело, и часть жидкости выплеснулась через край. - Это будет четыре двадцать пять, приятель.
        Вероника подняла глаза, но того мужчины, который защищал ее, не было и в помине. Сейчас на его месте стоял хмурый великан, и его недовольство, казалось, было направлено прямо на нее.
        Великолепно. У него-то какие проблемы? Но пока она решала, спрашивать ли у него объяснение, к ней подошла Дарлин. Миссис Старки быстро уселась рядом с ней на свободный табурет. Час от часу не легче. Ну что за вечер!
        - Привет, дорогая, - сказала Дарлин.
        - Здравствуйте, миссис Старки, - ответила Вероника с коротким кивком.
        - Называйте меня Дарлин, а то, когда я слышу «миссис Старки», мне хочется обернуться и посмотреть, нет ли рядом моей свекрови.
        Вероника сдержанно улыбнулась, но ничего не сказала. Она передала Купу заказ и освободила свой поднос от пустых стаканов.
        Едва она закончила, как Дарлин тронула ее за руку, чтобы привлечь ее внимание.
        - Когда я услышала о Кристл, меня это так огорошило. Право, мне очень жаль.
        Кто бы сомневался! Другие посетители «Тонка» говорили примерно то же, но Вероника получала утешение от их соболезнований. Слова же Дарлин вынудили ее стиснуть зубы. Слишком хищные глаза миссис Старки будто говорили об ее истинном намерении: «Я хочу обсудить пикантные подробности».
        - Спасибо, - холодно сказала Вероника. - Вы очень добры.
        Дарлин секунду изучала ее с легкой улыбкой на лице. Сделав глоток, она поставила перед собой стакан и достала из сумочки сигарету. Она сунула ее между губ, чиркнула спичкой и глубоко затянулась. Потом помахала спичкой, выдохнула струйку дыма и посмотрела мимо Вероники - туда, где через два стула сидел Трои Джейкобсон.
        - Люди редко меняются в такой степени, как вы утверждаете, - заметила она, перехватив его взгляд. - Ходят слухи, что несколько месяцев назад вы опять встречались с кем-то на стороне.
        У мужчины побелели костяшки на руке, когда он крепко сжал свой стакан.
        - Да, до моей жены дошли те же слухи, - подтвердил он. - Поэтому сейчас она на Гавайях, а я дома. - Трои оттолкнул свой стакан и встал. Достал из кармана свернутые банкноты, отделил одну и бросил на стойку. Он наградил Дарлин буравящим взглядом, выразив ей в полной мере свое недовольство, потом спокойно взглянул на Веронику. - Это ложные слухи, - сказал он без всякого выражения и, резко повернувшись, зашагал к двери.
        Куп подобрал его стакан и поставил в раковину. Вытирая прилавок, он посмотрел на Дарлин и сказал:
        - Постарайтесь больше не отпугивать моих клиентов. Хорошо?
        Она пожала плечами и сделала затяжку от своей сигареты.
        - Просто из любопытства, - продолжал Куп, - позвольте вас спросить. Когда вы намекнули, что мистер Виски с содовой, - он указал подбородком на Троя, выходившего из бара, - кого-то подцепил, вы полагаете, это произошло уже после того школьного флирта с сестрой Ронни?
        - Я ничего не полагаю. - Дарлин погасила окурок сигареты. - Я просто рассказала то, о чем говорят все вокруг. Что Трои изменяет своей хорошенькой маленькой жене.
        - Дарлин в курсе всех слухов и сплетен, - пояснила Вероника. - Это ее работа.
        - Нет, дорогая. Это мое хобби. - Отпивая свой напиток, Дарлин медленно повернулась на своем табурете лицом к Веронике. - О Боже, будто вы сами не темная лошадка! Говорили, что не можете дождаться, как бы поскорее удрать отсюда. И вот вы снова здесь - от чего ушли, к тому вернулись.
        Вероника вздрогнула. Это был ее самый большой тайный страх. Больше всего она боялась кончить свои дни официанткой в «Тонке», обслуживая скопище местных пьяниц.
        - И вы не только снова подаете выпивку, - бубнила Дарлин, - но еще и любезничаете с адвокатом убийцы вашей сестры.
        - С кем? - недоуменно спросила Вероника, подумав: неужели она выглядит сейчас такой же беспомощной, какой себя чувствует? Она тупо уставилась на городскую сплетницу, совершенно не представляя, о чем говорит эта женщина.
        Дарлин напоминала довольную кошку, поймавшую свежую добычу.
        - Только не говорите мне, что ничего не понимаете. - Она зажгла еще одну сигарету. - Как восхитительно! Так вы не знаете, кто тот блестящий рыцарь в костюме от Армани? Кто скинул руку юного мерзавца с вашей промежности? Не кто иной, как Нейл Пиви.
        - Да, я знаю. Купер мне сказал.
        - Ах да, таинственный Купер. Еще одна темная лошадка, только в данном случае жеребец. - Дарлин невозмутимо разглядывала Купа, прежде чем снова переключить внимание на Веронику. - Впрочем, вряд ли я должна вам это объяснять, - добавила она с ударением на «вам». У Вероники так горели щеки, будто ее обдали кипятком. - А то, что бесценный мистер Пиви является адвокатом по делу Эдди Чапмена, Купер вам тоже сказал?
        Нет, эту маленькую деталь Купер Блэксток оставил при себе. И как он вообще о нем узнал? Вероника была в шоке, точно ее ударили в солнечное сплетение.
        Но, встретив пристальный взгляд женщины, она сохранила спокойное выражение.
        - Я абсолютно уверена, что мой ответ вам уже известен. Сегодня определенно ваш звездный час, миссис Старки. У вас будет возможность месяц веселиться над моей маленькой калейдоскопичной драмой.
        - По меньшей мере, - сказала Дарлин, выпуская струйку дыма. Вероника избрала невозмутимую линию поведения и блюла ее весь оставшийся вечер с достоинством королевы. Эта тактика позволила ей успешно отшить всех любопытствующих. Но ярость, вскипавшая внутри, просачивалась на поверхность. Как только Сэнди ушла после окончания ее смены, Вероника в ту же минуту повернулась к Купу, шмякнув на полку свой поднос и кассу.
        - Вам не кажется, что мне не мешало бы знать об этом?
        Он даже не стал изображать смятение в связи с ее возвращением к тем слухам, озвученным два с половиной часа назад.
        - Когда я мог вам это сказать? Пока внимание всего бара было сосредоточено на вас? До того как вы стали благодарить Пиви за то, что он разрядил ситуацию с тем юнцом, который измывался над вами? Или… О, я знаю! Может, во время вашей теплой встречи со старым однокашником мистером Виски с содовой?
        - Его зовут Трои Джейкобсон. Но не уходите от предмета разговора. Я хотела бы узнать…
        - Трои. - Куп недовольно покачал головой. - Господи, этого следовало ожидать.
        Вероника тут же отвлеклась и откинула голову назад, с недоумением глядя на него, даже не задумываясь, что их отделяют друг от друга какие-то несколько сантиметров.
        - Что следовало ожидать?
        - Имя старины Троя. Я мог бы и догадаться. У него был тот спокойный вид, который так и говорил: «Я просто хорошо известный парень из элитного загородного клуба». Он какой-то местный босс, я так понимаю.
        - Его семья владеет одним из самых больших консервных заводов в округе, - призналась Вероника, потом нетерпеливо пожала плечами. - Но вернемся к…
        - Скажите, Принцесса, почему вы вне себя от злости, что старина Трои нечестно вел себя с вашей сестрой в те далекие школьные годы? У вас у самой были на него виды или что-то в этом роде?
        - Что?!
        - Наблюдая за вами двоими, - продолжал Куп, - я не вполне себе представлял, что вас беспокоило больше - что ваша сестра спала с ним или что предводительница болельщиков женила его на себе.
        Вероника толкнула Купа обеими руками в грудь, заставив его шагнуть назад. Затем пошла следом за ним и, выпрямившись во весь рост, вскинула голову ему под нос.
        - Вы хотите знать, что меня беспокоило больше всего? Не то, что Трои Джейкобсон трахал девушку с Бейкер-стрит и тем временем оберегал невинность принцессы из Блаффа. Хотя я считаю, что это отвратительно. В действительности меня задевало, что ему это сходило с рук! Моя сестра добровольно играла роль дешевой проститутки, хотя это был тупиковый путь. И ей было наплевать, что она совсем неоригинальна! - Внезапно почувствовав под пальцами тепло, Вероника уронила руки и отошла назад. - Иметь виды на него - предел моих мечтаний! Постарайтесь не быть дураком больше, чем есть, если это в ваших силах, Блэксток. Если я начну чахнуть по парню с нравственностью бродячего кота, даю вам разрешение прихлопнуть меня в тот же день.
        - Ладно, - сказал Куп, - возможно, я немного перебрал по глупо…
        - Вот вам! - прервала его Вероника. Она отвязала свой фартук и кинула ему. Пережив этот тяжелый длинный вечер, она была не в настроении. - Закрывайте тут сами. Мне пора уходить. - Она выхватила из-под прилавка свое пальто и, юркнув под перекладину, оделась на ходу, пока шла к выходу.
        - Эй, вернитесь! - зарычал Куп. - Мы еще не закончили.
        Вероника остановилась в наполовину открытых дверях и оглянулась на него. На его высоких скулах проступил слабый румянец, и в темных глазах вспыхнули эмоции, о которых можно было только догадываться, когда он обратил к ней свой взгляд. Ее собственное лицо горело огнем, а сердце билось так часто и сильно, что она удивлялась, как оно не заглушало голос Пэтси Клайн, оплакивающей в пустой комнате свои сладкие грезы.
        - Может, вы и не поставили точку, приятель, - сказала Вероника, - зато я закончила наверняка.

        Глава 13

        Мужчина запер за собой двустворчатые двери красного дерева и бросил ключи на столик у входа. Он прошел по плиточному полу в холл, прислушиваясь к эху своих шагов. Их глухие звуки, точно из бочки, создавали ощущение пустого жилища. Он вошел в свой рабочий кабинет, включил бронзовую лампу на письменном столе и с минуту смотрел на фото в рамке, стоявшей на полированном вишневом дереве. Потом плеснул из графина виски в граненый хрустальный стакан, пальца на два, и опустился в большое кожаное кресло. Взяв пульт дистанционного управления, он включил музыкальный центр, чтобы послушать джаз, и очень аккуратно положил пульт туда, где он лежал. Вообще-то это действие было средством успокоиться. Он должен был честно признаться, что испытывал желание швырнуть эту штуковину в огромное окно, несмотря на еще светившиеся огни в нескольких квартирах. Будь она неладна, эта стерва Старки!
        Женщина создавала трудности. Она была мастерица это делать. Но он не мог позволить ей будировать интерес к делу Кристл Дэвис. Он усмехнулся одной половинкой рта, вглядываясь в янтарный водоворот высокосортного виски на дне стакана. «Занятно, - подумал он. - Прямо сродни оговорке по Фрейду»[Имеется в виду слово «affair» в значении «дело» (1) и «любовная связь» (2).] . Любовная связь с Кристл была той тайной, которую он пытался сохранить любой ценой. Он мастерски выполнил свой нестандартный ход и не допустит, чтобы какая-то болтливая дамочка вновь мутила воду.
        Не то чтобы сказанное ею имело реальное значение, но в отличие от среднего игрока на бирже время не сделало его более рисковым, чтобы опрометчиво доверяться случаю. Нет. Если у него возникала проблема, он моментально начинал над ней работать. Он анализировал все, что могло привести к неверному решению, и выбирал стратегию минимизации риска.
        Он не видел никакого другого способа решить вопрос с Дэвис. Его уже можно было считать закрытым, и хотелось, чтобы он и дальше оставался в том же качестве. В городе все считали, что ее убил Эдди Чапмен. Люди были удовлетворены этим заключением и меньше всего нуждались в том, чтобы надоедливая склочница возвращала к жизни угасший интерес, с кем могла или не могла спать Кристл Дэвис. Окружающим от этого не было никакой пользы. И для Дарлин Старки было бы лучше, если бы она следила за своим языком. Потому что, если она будет упорно трясти дерево, просто чтобы увидеть, что упадает к ее ногам, придется с ней что-то делать. И результат ей не понравится.

        Куп завершил свою военную разминку упражнением с подъемом ног и перекатился на стопы. Он отжался сто раз, сделал сто приседаний и столько же раз поднял гирю. К тому времени пот свободно стекал по его торсу. Но его гнев так же пульсировал в венах, не уменьшившись ни на каплю. Куп наскоро вытер грудь полотенцем и взял штангу. Он поднял ее к плечам и резким движением сделал жим с упором в присесте.
        Эта женщина сводила его с ума.

«Может, вы и не поставили точку, зато я закончила наверняка», - передразнил он Веронику, выполняя еще одно упражнение.
        Куп кратко подытожил свое мнение по поводу ее прощального выпада.
        Он пытался перед ней извиниться. Разве он не признался, что поторопился с заключением относительно «Мистера виски с содовой»? Но она даже не стала ждать извинений, пусть и пространных. Черт побери, могла бы задержаться на минуту и выслушать. Но может, и хорошо, что она не остановилась. Что бы он стал делать, если бы она потребовала объяснений?
        У него горело лицо, и он больше не пытался себя убеждать, что это прямо связано с физическими упражнениями.
        Трудно поверить, но он ревновал. Боже милостивый! Он и рад бы отрицать, но это было так. Достаточно вспомнить сегодняшний случай, когда Вероника так бурно прореагировала на Троя и открыто сказала ему, что она о нем думает. Куп видел, как тот мужчина смотрел на нее с нескрываемым желанием. И стоило ему только это заметить, как в кишках зашевелился старый монстр с зелеными глазами, точно питон в клетке в час кормежки.
        Куп закончил первую часть своей программы и стоял, тяжело дыша, со штангой на плечах. Он машинально расставил ноги пошире и переместил кисти рук ближе к концам штанги, выбирая новое положение. Боже мой, что в ней такого, в этой женщине? Почему это неизменно выбивает его из колеи? Может, у него не было впечатляющего разнообразия по части женщин, но при желании с их стороны он всегда довольно легко строил отношения с ними.
        Но не с ней. По какой-то причине, когда он находился рядом с Вероникой, его привычное поведение претерпевало какие-то мутации, совершенно неожиданные для него. Она уже не однажды отвергла его. Но разве это заставило его искать удовлетворения где-то еще? «Нет, сэр. Вы продолжали ждать ее. И только ее».
        Куп нетерпеливо переместил штангу. Черт побери, он втянулся в ненужное состязание и в этом преуспел. Только и всего. Ждать от мисс Дэвис, с ее великолепной кожей, чего-то еще было напрасной тратой времени. «Подумай о чем-нибудь еще, Айсберг».
        Он фыркнул. «О чем? Может, о том, как осуществить это на практике?»
        В ярости он приступил к другой серии упражнений, все это время ругаясь себе под нос.

        Вероника поднялась в своей старой ванне с фигурными ножками в форме звериных лап и выдернула пробку. Вода закружилась вокруг отверстия стока. Ощущения от горячей пузырящейся ванны были чудесны, но, совершенно очевидно, не дали расслабляющего эффекта, как она себе представляла. Она потянулась за полотенцем, с унынием признавая, что ее мозг втянут в круговорот со скоростью вращения восемьдесят миль в час и что с этим нужно что-то делать. Замешательство было вызвано главным образом Купером.
        Главным образом! У нее вырвался смешок. Святая наивность. Это было вызвано исключительно Купером.
        Она бы с радостью списала свое неуемное волнение на «Тонк». Видит Бог, сегодня был сумасшедший вечер, от начала и до конца. И хотя, несомненно, это был дополнительный стресс, основным виновником все же являлся Куп, точнее - ее неадекватная реакция на него. Это заставляло ее мозг работать на полных оборотах. Физически она была измотана до предела, но настолько взвинчена, что в таком психическом состоянии перспектива уснуть представлялась далекой мечтой.
        Шагнув из ванны, Вероника быстро вытерлась полотенцем и задумчиво прочертила круг в зеркале над раковиной. Может быть, если подогреть молока…
        Она состроила гримасу и повесила полотенце сушиться. Да. Правильно. Вероятно, теплое молоко избавит ее от всего, разве что за исключением содержимого желудка. Пар в остывающей ванной комнате начал рассеиваться. У Вероники застучали зубы, едва она успела закончить втирать в кожу детское абрикосовое масло. Она влезла в свежую пижаму, торопливо сполоснула лицо и наложила немного увлажняющего крема.
        Теплого молока нет, а вот стакан вина…
        Гм… Зубная паста и вино? О таком сочетании она как-то не задумывалась. Кого она хочет обмануть? Ей нужно просто выспаться. Только сон может помочь ей избавиться от мыслей о Купере Блэкстоке. Она не могла поверить, что этот человек так завладел ее умом и так ее волнует. Что у нее общего с ним, кроме желания трахнуться?
        Абсолютно ничего. И видимо, единственное, почему ее так притягивает его тело, - это строгий эдикт, изданный ею самой. Он гласил, что она не может это себе позволить. Что-то похожее было с ее соседкой по комнате во время учебы в колледже. Та девушка, казалось, никогда не хотела сигарету так сильно, как в то время, когда не могла найти спичку.
        Вся эта неразбериха напоминала какую-то навозную кучу. Вероника решила пригрести ее прямо к двери Мариссы. Это она во всем виновата. Вертелась весь вечер вокруг Коди, как большой пульсирующий сгусток гормонов, и ее навела на эти же мысли.
        Кляня ледяные доски на полу, Вероника совершила отважный бросок по коридору. Она вбежала в свою спальню и нырнула в постель. О ужас, до чего же она была холодная! И этому, казалось, не будет конца. Но постепенно сердце снова вошло в устойчивый ровный ритм, и тепло ее тела хоть как-то согрело постель. Во всяком случае, теперь можно было вытянуться под одеялом, не боясь отдернуть ногу при встрече с холодными простынями. Мало-помалу Вероника начинала расслабляться и, когда ее лихорадочно работавший мозг стал успокаиваться тоже, наконец задремала.
        Но ненадолго. Через несколько минут ее сон прервал страшный грохот над головой.
        Она вскочила и села в постели, резко согнув ноги. Сердце ее колотилось так сильно, словно пыталось пробиться сквозь грудь и выскочить наружу. Вероника сбросила одеяла и выскочила в коридор, немедленно ударившись обо что-то ногой и ушибив большой палец. Чертыхаясь и прихрамывая, она добежала до конца коридора. Как только она открыла дверь, выходящую на лестницу, на уши ей с мансарды вылился поток поистине вдохновенной брани.
        - Купер, с вами все в порядке? - крикнула Вероника и заковыляла по ступенькам наверх.
        - Если только ваше определение «порядка» подразумевает тупость! - прорычал Куп. - Осел безмозглый, нескладный… - Судя по его задыхающемуся голосу, он вынужденно прервался, избежав не вполне цензурного выражения, как раз когда Вероника поднялась на верхнюю ступеньку. - Черт побери, не могу поверить, что я уронил эту штуку.
        О Боже! Вероника остановилась в дверях, изумленно глядя на него.
        Куп стоял перед своей кроватью, обнаженный по пояс, как в ту ночь в баре, когда он скинул рубашку. Только на этот раз его золотистая кожа блестела от пота, начиная ото лба и до прилипших к бедрам свободных тренировочных брюк. О Боже, какой у него был торс! Хотя она могла бы не удивляться, увидев спортивные снаряды, лежащие недалеко от того места, где он стоял.
        Вероника провела пальцем вдоль атласного канта на воротнике. По идее она должна бы мерзнуть в своей пижаме, потому что мансарда отапливалась даже хуже, чем второй этаж. Стекла маленького окна украсились заиндевелым сине-голубым узором, но ей было так жарко, словно она находилась на каком-то тропическом острове. Тепло пульсировало в жилах, распространяясь до самых кончиков пальцев. Она смотрела на Купа, и не было у нее большего желания, чем сдернуть с себя пижаму и прижаться грудью к его твердому загорелому торсу. И не известно, что было бы потом, если бы она не остереглась и не отступила назад, когда ее плоть, охваченная возбуждением, уже была готова ринуться к нему.
        Вероника оторвала от него глаза и посмотрела на штангу, предмет, очевидно, навлекший его гнев.
        - Итак, если я правильно поняла, - сказала она, прочистив горло, - вы - тупой осел, но в сущности целый и невредимый?
        - Да. Почти что.
        Куп так надулся, что ей сразу захотелось поверить в его искренность. Но затем его губы изогнулись в притворной самоуничижительной улыбке. Эта улыбка вывела Веронику из себя. Он был так раздражен, что это было совершенно очевидно, но тем не менее не поддавался дурному настроению. И оно не мешало ему смотреть на ситуацию с легким юмором.
        - Ладно, - твердо сказала Вероника. - Тогда будет совсем невредно, если я сделаю это.
        И она набросилась на него.
        Куп едва успел подвести руку под ее маленькие круглые ягодицы и, опоясав ее другой рукой за спину, перекувырнулся. Они упали на кровать, целуясь.
        Дело кончилось тем, что Вероника оказалась распростертой на нем. Он крепче сомкнул пальцы, чтобы заякорить ее в таком положении, затем скользнул свободной рукой к ней на затылок. Удерживая неподвижно ее голову, он с жадностью утолял свой голод, который, казалось, накапливался веками. Куп уже склонен был думать, что никогда не сможет поцеловать ее снова. О Боже, у нее были такие нежные губы! И такие сладкие.
        Сколько минут прошло? Куп совсем потерял счет времени, когда она подняла голову и растерянно заморгала. Его пальцы вплелись ей в волосы, чтобы не дать ей отодвинуться слишком далеко. Глядя на ее распухшие губы, точно после укуса пчелы, он улыбнулся и провел вокруг них языком.
        Вероника тихо простонала и наклонила голову ниже, чтобы предоставить ему больше свободы. Все мужское, что только в нем было, тотчас же поднялось заявить о себе. Он приподнялся на матрасе, чтобы углубить поцелуй, но этого было недостаточно. Тогда он перекатился вместе с ней и повис на локтях над ней. Во время этого внезапного движения их губы разъединились. Куп ухмыльнулся при виде ошеломленного лица Вероники. Она снова заморгала и недоуменно спросила:
        - Разве я была не сверху только что?
        - Да, - ответил Куп, прилаживаясь к ней и жестче придавливая ее своей тяжестью. - Но теперь я переместил тебя правильно - в подчиненное положение, как и надлежит.
        Прищурившиеся глаза Вероники сузились до тоненьких полумесяцев.
        - При таком обращении, я полагаю, счастье тебе светит действительно нечасто.
        Куп попытался сделать невинный вид.
        - Что? Ты сомневаешься в моем мастерстве? Выдержит ли оно достаточную нагрузку?
        - Твое мастерство может выдержать блок динамита, - сказала Вероника.
        Куп погладил кончиками пальцев ее кожу вдоль границы волос. Он резко наклонился и поцеловал ее, мягко вбирая ее губы и требуя отдачи языком. Затем отодвинулся назад и посмотрел на нее.
        - Я чувствую себя так, словно хотел тебя всегда, ждал всю жизнь.
        - Ох… - Вероника тяжело сглотнула под теплым прессом его тела. - Твое мастерство движется вперед семимильными шагами, - сказала она, взглядывая вверх. Темные глаза Купа, как два тлеющих угля, светились желанием, которое было вызвано ею, и поэтому она чувствовала себя невероятно могущественной. То, что она способна вызывать столь сильное влечение у такого мужчины, как Купер Блэксток, могло стать нездоровой привычкой.
        - Да, но все, того и гляди, опять сорвется, - проворчал Куп. - Потому что когда ты смотришь на меня вот так…
        - Как «так»? - Вероника облизнула губы.
        Он прошептал бранное слово и наклонился поцеловать ее. Это был жесткий, быстрый поцелуй - и на грани контроля. Куп отодвинулся назад и, тяжело дыша, пристально посмотрел ей в глаза.
        - Вот так. Когда ты смотришь на меня так, будто даже не требуешь от меня любовных игр. Будто не собираешься меня останавливать, если я без всяких прелюдий разведу тебе ноги и…
        Глубоко между бедрами у нее возникло пронзительное чувство, и она не сдержала тихого, короткого стона.
        Этот звук стал для Купа последней каплей, положившей конец разговорам. Он поцеловал Веронику с такой силой и властностью, что ее голова вдавилась в матрас. Куп держал в ладонях ее лицо, истязая своим языком ее язык в ритме, старом, как мир, и таком же чувственном, как первородный грех.
        Она обвила Купа за сильную мускулистую шею, прижимаясь к нему так близко, как только могла. Возвращая ему поцелуй, она вкладывала в него все, чем владела. Однако задолго до того как она успела насытиться, Куп неожиданно отнял рот. Но у нее не было времени выразить свой протест, потому что ее вновь опалил жаркий поцелуй, прямо за мочкой уха. Не давая Веронике опомниться даже на миг, Куп ослабил ее воротник и стал целовать ее в шею - то нежно в одном месте, то неистово - рядом. Он захватывал между зубами ее плоть и потом зализывал, прежде чем двинуться дальше, сопровождая свой ленивый путь удовлетворенными рокочущими звуками в глубине горла. Достигнув треугольной ямки в основании шеи, он омыл ее своим языком и потом нащупал пальцами самую верхнюю атласную пуговицу пижамы. Он расстегнул ее и перешел к другой. Потом к следующей. И так продолжал, пока обе половинки пижамы не разошлись на груди. Тогда он приподнялся на локте, чтобы лучше обозреть свою работу. Вероника почувствовала, как внутри между бедрами все заныло. Когда она выгнулась, Куп замер при виде ее сосков, выпрыгнувших из-под скрывавшей их
ткани. Они сразу напряглись, будто под лаской его взгляда.
        - Вот они, - прошептал Куп и нежно прикоснулся кончиком пальца к одному из двух отвердевших бугорков. - Я прошел длинный путь и потратил слишком много времени, мечтая об этих малютках, в то время как должен был сосредоточиться на других вещах. Но я никогда не забывал, как они выглядят и что я чувствовал, когда их трогал. - Он легонько ущипнул и оттянул большим и указательным пальцами сосок, улыбнувшись уголком рта на слабый стенающий звук, вырвавшийся у Вероники из горла, но по-прежнему не сводя глаз с мягких линий ее груди. - Оказывается, тебе очень нравится, когда я это делаю.
        Глядя на макушку его склоненной головы, Вероника попросила:
        - Потрись об меня.
        - Что? - Куп поднял глаза и в недоумении сдвинул свои темные брови.
        - Я хочу ощущать это. - Вероника протянула руку погладить его грудь и твердые мышцы на животе. - Когда я вошла и увидела тебя без рубашки, мне захотелось распахнуть пижаму и потереться о тебя.
        Ей не пришлось просить дважды. Куп повис над ней, упершись ладонями в матрас, и затем на согнутых локтях медленно снизился к ее груди. Вверх. Вниз. Вправо. Влево. Он двигался в разные стороны, следя темными глазами за каждой ее реакцией.
        - Так?
        Вероника со всхлипом вдохнула воздух и плавно смежила веки.
        - Д-да. То, что надо. - Она выгнула спину, чтобы оставаться в контакте с ним, и медленно приоткрыла глаза. Куп пристально смотрел на нее сверху, продолжая водить грудью поверх ее груди. Вероника уцепилась за него и за пояс подтягивала к себе, изо всех сил стараясь подкреплять и разнообразить его движения. Соски ее были охвачены огнем, вспыхнувшим от трения гладкой кожи двух тел. Ноющая боль, сидящая глубоко внутри, делалась все сильнее, а желание - нестерпимее и насущнее. - О Боже. Купер! Ну, пожалуйста. - Вероника выгибалась под ним, придвигаясь к нему лоном и пытаясь раздвинуть свои ноги под тяжестью его тела.
        Куп прошептал ругательство и толчком протиснулся между ее бедрами, грубым напором втираясь в податливую женскую плоть. Наклонив голову, он жестко поцеловал Веронику в губы. Через секунду он отнял свой рот и сказал:
        - Я хочу тебя голой. - Он подтянулся на локтях и, оттолкнувшись от нее, соскочил на пол. Глядя на ее грудь талию, плавные линии живота и бедер, он скинул свои спортивные брюки.
        Вероника только что приподняла бедра, чтобы снять с себя пижамные штаны, и остановилась на половине движения.
        - О Боже. - Она замерла. Ее глаза даже не пытались следовать дальше за тренировочными брюками Купа, едва они обнажили его бедра. Силы небесные! Вот это да! Ей не хотелось, чтобы это выглядело так, будто она на него пялится, хотя именно так оно и было. - Ты и вправду блондин, - пробормотала она.
        - Естественно. - Куп даже засмеялся от удивления. - А ты что думала?
        - Что ты красишь волосы, - сказала Вероника, но сейчас ей было не до разговоров. Она хотела просто смотреть на него, зачарованная фрагментом мужской анатомии во плоти.
        Давно она не видела такого агрессивного экземпляра, не говоря уже о длине и окружности. Поднимаясь из гущи светло-русых завитков, он торчал прямо вверх. Но только не «прямо». В кривизну между его основанием и концом, наверное, могла бы вписаться пиала для супа.
        - Он изгибается, - еле слышно произнесла Вероника.
        - Чтобы лучше добраться до твоего потаенного мес…
        - Нет, я имею в виду, что он в действительности изогнутый, - сказала Вероника. Форма мужского естества напомнила ей турецкую саблю. Сама отвага во всем своем блеске! Так же, как и сам Куп. Она так долго смотрела на его фаллос, что тот начал извиваться и раскачиваться, отталкиваясь от пупка своей гладкой головкой.
        Куп опустил руку и, обхватив его в основании, удерживал неподвижно.
        - Я не могу понять, - сказал он, с подозрением оглядывая Веронику, - что означает сие выражение на твоем лице. То ли ты искренне восхищаешься, то ли готова бежать в ближайшее место за молотком, чтобы превратить его в свой основной инструмент повседневного пользования.
        - Знаешь, стандартный «прямой» мне вдруг в некотором роде наскучил. - Вероника облизнула губы. - Ну, давай же!
        Куп засмеялся и спикировал на нее. Они принялись кататься, бороться и целоваться. Их тела двигались одно против другого, их поцелуи становились все глубже, и чем дальше, тем больше утрачивали свой игривый характер. Когда Куп провел кончиками пальцев по горячей влажной коже у нее между бедрами, оба затихли. В какую-то секунду единственным движением было легкое круговое поглаживание егобольшого и указательного пальцев, разъединивших пушистую поросль и скользнувших вдоль мягких складок. Когда его пальцы внезапно задвигались наподобие ножниц и сомкнулись вокруг лакомой почки, Вероника выгнула бедра вверх. Потом просунула руку к нему, потому что тоже хотела его трогать. Но он не давал ей приблизиться.
        - Ну пожалуйста, Куп, - задыхаясь, просила она. - Я хочу… о Боже, я хочу…
        Он легонько двинул руку вниз, пока кончики пальцев скользнули вглубь.
        - Этого? - спросил он, мягко поглаживая мышечное кольцо внутри.
        - Нет. Трогать тебя. Ощущать тебя внутри меня.
        - О небо! - Куп отклонился назад и, порывшись в тумбочке, достал пакетик. - Я собирался показать тебе кое-что получше, со вкусом. Может быть, с тем множественным оргазмом, который вы, девушки, получаете. Но я думаю, мне не вытерпеть. - Он разорвал пакет и натянул презерватив.
        - Мне не нужно, чтобы ты терпел, - сказала Вероника. - Я не хочу, чтобы ты терпел. - Ей показалось, что Куп испытывает легкую тревогу по поводу своей состоятельности. Может, он вовсе и не был просто неистощимым сексуальным станком, за кого она его принимала поначалу? Когда она подумала об этом, что-то в ней произошло. Что-то такое, что немедленно заставило ее изменить прежнее мнение и сделать свое заявление по поводу секса. Здесь все было связано с сексом. - Ничего страшного, - сказала она. - Ты по-прежнему можешь делать это в своем вкусе, просто в укороченном варианте.
        - Ты это получишь. - Куп перекатился наверх. Однако входить в нее он не торопился. Вместо этого он принялся ее дразнить. Он целовал ее. Ласкал ей грудь. Водил вверх и вниз у нее между бедер своей восставшей плотью. И даже вдавливался кончиком вглубь. Но по-прежнему не входил.
        Вероника пыталась его подстрекать, двигая бедрами в ритме, существовавшем, вероятно, испокон веков, сохранившись и поныне. Она обхватила Купа за ягодицы, крепко удерживая его твердые мышцы. Когда он в который раз хотел от нее увильнуть, ее ногти впились в него, чтобы оставить его на месте. Вероника сгорала от нетерпения. Она жаждала чувствовать его внутри себя и поэтому еще шире раздвинула ноги. Наконец просто расположила бедра плашмя, согнув колени, чтобы в следующий раз не дать ему миновать цель. Куп одобрительно заворчал, но по-прежнему не давал ей, что она хотела.
        Куп совершенно не понимал, зачем дразнит ее таким образом. Он чувствовал, что в срамном месте у него, наверное, все посинело, и уже ничего не хотел так сильно, как зарыться в нее. И все же что-то удерживало его. Какая-то безумная потребность в… Куп сам не знал в чем.
        Он снова стал дразнить Веронику. Однако сейчас у него возникло опасение, что эта попытка обречена на провал. Он только слегка погрузился, но уже знал наверняка, что это был не лучший его ход. Вероника была такая горячая, влажная и… - о Боже! - такая возбужденная, что было совершенно непонятно, зачем ему нужно уходить. Когда он все-таки оттянул бедра назад, приготовившись довести это до конца, в ягодицы ему впились все десять ее ногтей. В сравнении с ними когти Бу были ничто.
        - Перестань меня дразнить, - сказала Вероника. - Если ты сделаешь это еще раз, считай, что ты покойник. - Волосы ее были взъерошены, щеки пылали, глаза метали молнии. - Я хочу, чтобы ты вошел глубоко. И немедленно!
        Куп засмеялся. Он уперся ладонями в матрас, напряг мышцы и резко двинул бедра вперед.
        Вероника начала восходить к вершинам блаженства, не успел он даже погрузиться в нее до конца. Смех застрял у него в горле.
        - О Боже… - Куп ощущал, как сжимаются ее мышцы, и слышал, как ее еле уловимые стоны набирают обороты, поднимаясь на несколько октав выше. Переполнявшее его неподдельное удовольствие прорывалось наружу. Он старался сохранять самообладание, оставаясь глубоко в ней, чувствуя, что у нее все близится к завершению. Может, это было то, что он и сам ждал. Но что он знал наверняка - это что сейчас она буквально разрывается на части под ним. И это был самый большой прорыв на его счету, с тех пор как он вернулся с армейской службы.
        Оргазм Вероники постепенно спадал, и Куп снова задвигался ритмичными, твердыми толчками. Она обхватила ногами его бедра и стала двигаться синхронно с ним. Он шумно вздохнул и, крепче упершись ногами в постель, ускорил темп. О Боже, оставалось так немного - совсем немного.
        Но тут ее дыхание сделалось прерывистым. Куп понял, что страсть ее опять набирает силу. Он стиснул зубы и заставил себя замедлиться, чтобы не перебрать лишку.
        - Это и вправду тот множественный оргазм, - сказал он. - Пронимает до самого сердца, не так ли?
        Глаза Вероники заволокло туманом.
        - О Боже, Купер, - задыхалась она, непроизвольно вторя его мыслям, - поверить не могу… что я сейчас снова… - И, видя напряжение на его лице, добавила просто из вежливости: - Но тебе незачем меня ждать.
        Соблазн поймать ее на слове был слаще меда, но Куп противился искушению. Он просунул руку к ней между бедер и, погрузившись в скользкое влажное тепло, нащупал там свою первоначальную мишень. Затем легонько коснулся чувствительной маленькой жемчужины.
        - Леди прежде всего, - твердо сказал он, уповая на то, чтобы глаза не вылезли на лоб. Так он себя сейчас чувствовал. Но все его благие намерения улетучились как дым с началом его собственного оргазма. Ровно в тот момент Вероника плотно сомкнула мышцы, и скорость его бросков тогда возросла независимо от его воли.
        - Мне очень жаль, Ронни, - пропыхтел он, - но я, похоже, не в силах сдержаться.
        Но это уже не имело никакого значения, потому что в горле у нее растекался тихий стон. Куп почувствовал, как сжались ее мышцы, когда она достигла высшей точки. Напряжение, державшее его в узде, снялось. В неистовстве он набросился на нее, не думая ни о чем, и с ревом сделал последний глубокий бросок.
        И наступил ослепительный миг.
        Одна раскаленная волна следовала за другой.
        Через несколько секунд, сотрясаясь от удовлетворения, он перекатился на бок вместе с Вероникой. Он осторожно просунул руки под нее, стараясь не разъединиться, и прижал ее к себе. Ощутив легкие отголоски ее оргазма, от сознания обладания ею он неожиданно преисполнился невероятной гордости.
        Куп даже обеспокоился, так как это были не те эмоции, которые он в себе предполагал. Вероника фактически внушила ему, что скорее настанет конец света, чем свершится то, что произошло сейчас. С тех пор как-то само собой у него сложилось убеждение, что его желание в значительной степени проистекает просто из упрямства. Он также считал, что если однажды будет с ней близок, то этого будет достаточно.
        Но сейчас, гладя ей волосы и укачивая ее в объятиях, он с грустью признавал, что ошибался и в том и в другом.

        Глава 14

        Когда Вероника проснулась, был уже почти полдень. Они с Купером лежали в обнимку. Их ноги тесно переплелись. Она шепотом выругалась и убрала с бедра его длинные пальцы. Потом сняла с талии его руку и, выпростав от него ноги, тихонько поднялась с постели. О Боже, что она наделала?
        Вся дрожа, она поискала свою пижаму. Это может начинаться красиво, но развитие их отношений имело почти нулевой шанс. Ей не следовало заходить так далеко. У нее было слишком много проблем с непритязательными мужчинами, чтобы поверить, будто восхитительный секс способен враз сделать эти проблемы несущественными.
        Но… Уф! Вероника остановилась, полуодетая, в одной пижамной куртке, и оглядела Купа, растянувшегося посреди кровати. Великолепный. Слово не оправдывало себя и в малой степени. Вот он шутил по поводу множественных оргазмов, но ей такого даже не снилось. Она не подозревала, что действительно на это способна. Сегодня ночью можно было сбиться со счета, сколько раз он доставил ей это удовольствие. И утром он уже дважды будил ее. Это был неспешный, ленивый секс, с умопомрачительными ощущениями. Поэтому сейчас Вероника была так расслаблена, что удивительно, как ей вообще удавалось двигаться. Если бы причина не была ей прекрасно известна, можно было бы предположить, что ночью сюда прокрался вор и утащил все ее косточки.
        Вероника стыдливо поддернула пижаму. Впрочем, вряд ли это было так уж важно. Что, она так и будет тянуться к нему, как стрелка компаса к северу? Нечего даже думать об этом. Нужно убираться отсюда, пока Купер Блэксток не стал значить для нее слишком много.
        Но она не может уйти голой. Черт побери, куда же подевались пижамные штаны?
        Она оглядела кровать. Несомненно, штаны были там, среди простыней, где она их спихнула ночью. Что же делать? Оставить их и уйти потихоньку в свою комнату? Или попытаться вернуть? Первое, вероятно, будет разумнее, если она хочет избежать разговора с Купером этим утром.
        Но это было бы слишком трусливо. Присев на корточки рядом с кроватью, она слегка приподняла уголки одеяла, чтобы только пролезла рука, и пошарила между простынями. Внезапно ее пальцы коснулись теплого колена Купера и замерли на секунду. Вероника перевела дух и решительно обследовала другой участок.
        - Это очень приятно, Принцесса, - пророкотал Куп. Со сна его голос звучал хрипло. - Но ты наделена такими же правами, как и я. И все еще в нескольких дюймах южнее полезной штуки.
        Вероника медленно повернула голову и посмотрела на него, в то время как ее оцепеневшая рука так и осталась под одеялами. Нижняя половина его лица была затенена отросшей щетиной, волосы примяты, но только с одной стороны, с другого бока они торчали, как петуший гребень. Даже с теми его темными глазами Годивы[Сравнение с женой графа Ковентри в английской легенде.] , весь заспанный и пресыщенный, рано утром он не выглядел мистером Очарование. Как тогда получается, что ей нужно сильно крепиться, чтобы устоять перед его обаянием?
        - Мы говорим о твоем eгo, Блэксток? Похоже, у тебя это самый знаменательный орган.
        - Ох! - Белые зубы Купа блеснули на зимнем солнце, бледные лучи которого просачивались в окно. - Нехорошо, дорогая. Но я тебя прощаю, так как знаю, что ты сова.
        Прежде чем Вероника успела ответить, он отбросил в сторону одеяло и, наклонившись вперед, просунул руки ей под мышки. Он легко подбросил ее вверх, точно невесомую пушинку, и лег обратно вместе с ней.
        - Полежи со мной несколько минут.
        - Мне некогда, - сказала Вероника. - У меня беседа с…
        - Еще нет часа. - Куп устроил ее с чувством удовлетворения и натянул одеяла. Он перекатился на бок и, положив голову на ладонь, другой рукой осторожно заправил волосы ей за ухо. - С добрым утром, - сказал он, награждая ее сногсшибательной улыбкой.
        - И тебя тоже. - Бороться с ним было бесполезно. Вероника сделала вид, что ее решение остаться никак не связано с тем, что ей с ним так хорошо. Так замечательно.
        - Этим утром ты выглядишь просто прекрасно, - сказал Куп. Вероника скептически хмыкнула. Игнорируя ее реакцию, он в блаженном неведении продолжал: - И особенно мне нравится эта твоя пижама, когда она без штанов. В самом деле…
        Он скользнул с головой под одеяла. Теплое прикосновение его тела, когда он протиснулся к спинке кровати, заставило Веронику сесть и опереться на локти. В следующий миг Куп развел ей ноги. Она почувствовала, как его рот прижался к внутренней поверхности ее бедра.
        - Мне действительно очень нравится эта вещь без штанов, - произнес Куп смазанным голосом и стал доказывать ей это на деле.
        - О… Боже мой…
        Почему не принять то, что тебе предлагают, и просто насладиться? Несомненно, ей нравились его ласки. Но она не считала, что ей грозит опасность влюбиться в него или что-то в этом роде. Она этого не чувствовала. Тогда почему не принимать вещи такими, каковы они на самом деле?
        Куп проделывал своим языком что-то умопомрачительное. Внутри у нее все таяло, и локти отказывались ее держать.
        И в конце концов наступил короткий момент, когда время остановилось и перестало существовать.
        Через полтора часа, после беседы с официанткой, Вероника вернулась домой. Она застала Купа сидящим за кухонным столом. Не считая отсутствия ботинок, он был одет, как обычно, в его чистоплюйской манере. Волосы его были влажные и стояли ежиком, подбородок и щеки сияли особым блеском, какой свойственен только попке младенца и бывает после свежего бритья. Куп поднял глаза и посмотрел на нее с интимной улыбкой. Он закрыл ноутбук, о существовании которого Вероника не подозревала, и встал, прежде чем она затворила за собой дверь.
        - Как прошло интервью?
        - Замечательно. Ее зовут Барбара, и она выходит сегодня вечером. - Вероника исполнила короткое па. - А это означает, что мне не нужно работать.
        - Сэнди, возможно, тоже возьмет отгул.
        - Я знаю. Она тут как-то говорила, что ей нужны часы. Но я не думаю, что она имела в виду десятичасовую смену пять дней в неделю. Когда у тебя будет свободная минута, мы должны будем сесть и посмотреть доходы «Тонка». Сэнди была так великодушна. Она работала сверхурочно и никогда не жаловалась. Может, нам удастся выкроить для нее небольшую премию к следующей зарплате? Я собираюсь быть там сегодня вечером, чтобы составить расписание для всех троих - меня, Сэнди и Барбары. Я бы хотела сократить свое участие и выходить только на подмену, если согласую с ними. Мне нужно возвращаться к своей собственной работе.
        Куп сунул руки в карманы джинсов и, качаясь на пятках в шерстяных носках, изучал Веронику. Под его взглядом от смущения у нее заколотилось сердце. Она посмотрела на плиту, где закипал кофе, радуясь поводу отвести глаза.
        Она не услышала, как Куп прошагал к ней через кухню. Но когда она потянулась за кружкой на верхней полке, его руки обвились вокруг ее талии. Она ощутила его, прочного и теплого, против своей спины.
        - Никогда не занималась сексом на кухонном столике? - пробормотал он.
        Тело само начало готовиться к этому, но ей удалось совладать с собой, и голос ее прозвучал более или менее спокойно:
        - Нет. И не собираюсь ничего менять сегодня тоже. - Когда руки Купа поднялись выше и обхватили ее за грудь, Вероника судорожно вздохнула. - Лиззи, как волчок, может в любую минуту влететь в дверь, - сказала она, но при этом откинулась назад, прислоняясь к нему.
        Куп отнял левую руку от ее груди, повернул на секунду запястье и взглянул на циферблат своих часов.
        - Черт побери! Ты права. Марисса звонила сказать, что утренний спектакль в «Кингс» закончился и что она привезет Лиззи от половины второго до двух. - Он согнулся в коленях и потерся о ее ягодицы. - Хочешь посмотреть, что я могу сделать за десять минут?
        Вероника и в самом деле хотела, и это привело ее в испуг.
        - Как ни соблазнительна перспектива, наверное, я откажусь.
        Куп прижался губами сбоку к ее шее.
        - Ты уверена? Быстрота не обязательно означает, что мы пожертвуем качеством. К тому же это еще может быть забавно… - Он запнулся, потому что внезапно парадная дверь с грохотом распахнулась, и дом сразу заполнился звонкими детскими голосами. - Но к сожалению, будет трудно объяснить, что мои штаны делают вокруг моих лодыжек, - бесстрастно закончил Куп, отступая от Вероники.
        - Не говоря уже о том, что невозможно понять, как вся стряпня тети Ронни могла перекочевать к ней на зад, - засмеялась Вероника. - Ты наверняка не проверял, в каком состоянии столик, прежде чем делать свое предложение.
        - Ну конечно, нет, - сказал Куп, своим выразительным взглядом призывая ее спуститься с небес. - Инспекция в белых перчатках действительно не занимает высокого места в списке моих приоритетов. - Он перегнулся через стол и положил свой ноутбук в кожаную сумку. Задернул молнию, взял компьютер и пошел обратно. - Не подумай, - он провел большим пальцем Веронике по щеке, - будто я забираю свои манатки, потому что мне отказано в сексе.
        - Так или иначе, но ты их забираешь к себе? - сказала Вероника. Она должна была бы испытать облегчение, но какая-то часть ее «я» с грустью наблюдала за его уходом.
        - Либо уходить, либо давать урок анатомии, - ответил Куп. - По поводу последнего Марисса может выразить протест, что ее детишек обучают этому. Не говоря уже о том, что мой брат…
        Куп осекся, и странное выражение его лица возбудило в Веронике любопытство. Но удовлетворить его не было возможности, так как в кухню с шумом ворвались Лиззи, Десса и Райли. За ними, чуть дальше, шла Марисса. Когда Вероника, поздоровавшись с ними, оглянулась на Купа, он уже поднимался по черной лестнице.
        Некоторое время в комнате царил хаос в связи с обсуждением проблемы детского сна. Наконец все соображения были выяснены, пережеваны и узаконены. Марисса забрала своих чад и отбыла домой, а Лиззи отправилась к себе наверх. Вероника собрала все свое мужество и короткое время спустя последовала за ней. Она и так достаточно долго откладывала этот разговор. Тянуть дальше ей не позволяла совесть.
        Но как объяснить ситуацию маленькой девочке, когда весь город говорит, что в смерти ее матери виновен ее отец?
        Вероника задержалась перед комнатой, вдохнула поглубже и тихонько постучалась. Она втайне надеялась, что Лиззи уже уснула после грандиозного вечера вне дома, зная из опыта, что в распорядке ежегодного собрания ветеранов Иностранного легиона сон не был в числе самых необходимых вещей.
        Ее трусость была вознаграждена по заслугам. Лиззи тотчас распахнула дверь. Глаза ее блестели ярче обычного, щеки разрумянились. Почти с маниакальной легкостью она затанцевала на месте.
        - Тетя Ронни! Я играю с моими Барби. Вы не хотите поиграть со мной?
        - Конечно. - Вероника несколько минут рассматривала коллекцию кукол и ругала себя за то, что малодушно цепляется за каждый предлог, чтобы отсрочить трудный разговор. - Покажи мне Барби - сержанта-строевика. Я настроена заставить Кена вымыть несколько сортиров.
        - У меня нет такой куклы, - сказала Лиззи. - Но вы можете поиграть с этой. - Она протянула Веронике куклу во всем розовом с головы до ног. - Это моя любимая.
        - Ах, Лиззи! Я тебе не говорила в последнее время, до чего ты милая девочка? - Вероника взяла куклу и села на кровать, положив ногу на ногу. Несколько минут она снимала с Барби ее розовое одеяние, меняя его на легкое шелковое платье. Потом стала подбирать подходящие аксессуары, чтобы дополнить ее новый наряд. Наконец взбила на кукле юбку и усадила ее в розовый домик на колесах. - Я должна извиниться перед тобой, - сказала она, наконец переведя дух и поглядывая на свою племянницу.
        - Вы? За что? - Маленькая девочка подняла глаза с живым интересом.
        - За то, что так долго собиралась поговорить с тобой о твоих маме с папой.
        Лиззи притихла, и яркий блеск в ее глазах пропал.
        - Я не хочу говорить о маме, - сказала она.
        Вероника ее не осуждала. Но она должна была выяснить, разговаривала ли девочка с кем-нибудь об убийстве Кристл.
        - Потерять маму - это ужасная утрата для каждого, - сказала она, осторожно нащупывая дорогу. - Я понимаю, тебе должно быть вдвойне тяжело, потому что ты потеряла тогда же и своего папу. И я хотела бы немного поговорить с тобой о том, как ты с этим справляешься.
        Лиззи отвела взгляд.
        - Хорошо справляюсь, - сказала она. Голос ее звучал явно не обнадеживающе.
        - Я рада слышать. Но наверняка это тебя печалит.
        - Угу. Но не все время. Иногда мама…
        Девочка умолкла и с деланным безразличием пожала узенькими плечиками. Она бросила на Веронику беглый взгляд, в котором, казалось, в равных долях смешались неприятие, горе и тревога.
        - Да, - мягко согласилась Вероника, - возможно, иногда жить с твоей мамой действительно было трудно.
        Лиззи молча кивнула.
        - Но все же она была твоей мамой, и ты ее любила, - продолжала Вероника. - И ты не хотела, чтобы с ней произошло что-то плохое.
        - Да. - Лиззи наклонилась ниже и утвердительно кивнула.
        Вероника притянула ее к своему боку и обняла.
        - Это так и должно быть. В какую-то минуту ее недостает, а в следующую ты чуть л и не радуешься, что она ушла. В подобном случае не существует правильных или неправильных эмоций. Я росла вместе с твоей мамой и сама испытывала к ней такие же смешанные чувства. - Крепко прижимая к себе племянницу, Вероника потерлась щекой о ее макушку. - Держу пари, некоторые дети в школе говорят об этом нехорошие вещи.
        Девочка подняла голову.
        - Они говорят, что ее убил мой папа, - с негодованием сказала Лиззи. - Папа не делал этого! Он никогда не совершил бы ничего подобного.
        - В полиции считают иначе, Лизагатор.
        - Они ошибаются! Папа сказал мне, что он тут ни при чем. Он поклялся на Библии.
        Вероника не знала, что ей говорить своей племяннице при столь твердом ее убеждении. Поэтому она просто придвинула ее ближе, уютно устраивая подле себя. Одна-единственная беседа не могла ничего изменить или улучшить положение Лиззи. Но Вероника была рада, что этот разговор состоялся. И в целом даже оказался более продуктивным, нежели она ожидала. Самая трудная часть дела - обсуждение смерти Кристл - наконец была выполнена, и в сравнении с этим предстоящее решение проблемы будущего казалось ей парой пустяков.
        - Надеюсь, ты понимаешь, - сказала Вероника, - что в конце концов нам придется уехать из Фоссила?
        Лиззи сделала испуганные глаза и вырвалась от нее.
        - Нет! Мы не можем уехать… мы должны остаться здесь!
        Вероника растерянно заморгала, обескураженная страстностью, граничащей с паникой, в голосе племянницы. Потом заставила себя собраться, чтобы найти объяснение реакции Лиззи.
        - Я не говорю, что это произойдет немедленно, - попыталась успокоить она девочку. - Но рано или поздно мы должны будем переехать в Сиэтл. Моя работа…
        - Вы можете работать здесь, - сказала Лиззи, вскакивая с кровати. - Мы не должны уезжать. - Она стояла лицом к Веронике, прижав к бокам свои маленькие кулачки.
        - Родная моя, - продолжала Вероника, - я понимаю, переход в новую школу может быть трудным, но зато там никто не будет знать о твоих родителях. Поэтому тебе не придется беспокоиться, что дети станут говорить тебе злые вещи. У тебя будет комната в моем доме, и мы сделаем ее точь-в-точь такой же милой, как эта. Хотя, конечно, я понимаю, что никто не сможет заменить тебе Дессу, но уверяю, у тебя непременно появятся там друзья.
        - Дело не в этом! - Лиззи дрожала с головы до ног. Слезы покатились у нее по щекам, когда она отвернула лицо от своей тети. - Мы должны остаться здесь, чтобы мой папа мог меня найти, когда он вернется!
        - О, дитя мое! - Вероника протянула руки к девочке. Но Лиззи шагнула в сторону, и руки ее тети беспомощно опустились. - Я не думаю, что твой папа вернется обратно.
        - Нет, вернется! Он мне обещал. Он сказал, что вынужден уехать, так как адми… админи…
        - Администрация?
        - Угу, - живо закивала Лиззи. - Те люди хотели посадить папу в тюрьму за то, что произошло с мамой. Но они ошиблись. Папа обещал вернуться ко мне. Он сдержит слово!
        Долог же был он, этот путь к пониманию! Наконец прояснилось, откуда Лиззи черпала спокойствие на протяжении всех этих потрясений. Но сейчас она вся была в тревоге и отчаянии. Видеть ее дрожащей и плачущей так безутешно казалось невыносимым. Вероника притянула ее в свои объятия.
        - Тсс-тсс, - тихо повторяла она, укачивая ее на руках и гладя ей волосы. - Не надо плакать. Мы все уладим. Так или иначе, но мы обязательно все утрясем.
        Но как именно они это сделают, у нее не было ни малейшего представления.

        Все попытки сосредоточиться полетели к черту, и, потеряв надежду написать что-либо, Куп оставил это занятие. Он захлопнул ноутбук и, отодвинув его в сторону, задумался. Как близок он был в этот день к провалу. Даже не верилось.
        Он качнулся назад в кресле, поставив его на две ножки. Боже, что в ней такого? Почему рядом с ней он становится таким неосмотрительным? Так думал он о Веронике Дэвис, глядя в потолок комнаты. Осторожность всегда была его вторым «я», но после их знакомства он совершал ошибки направо и налево. Например, как однажды на кухне, когда чуть не посвятил Лиззи в свою предшествующую жизнь, пока до него дошло, что Эдди мог этого не одобрить.
        Куп шепотом выругался. Конечно, это его недомыслие, которое было и оставалось сейчас. Это и составляло суть проблемы. Он чувствовал себя хорошо с Вероникой, что шло ему не на пользу. Если бы он думал, прежде чем открывать рот, было бы еще не так страшно. Но сейчас всю работу мозга за него выполнял совсем другой орган. Пора с этим покончить и вести себя, как подобает опытному кадровому разведчику, коим он некогда был.
        Внизу громко хлопнула дверь, и на лестнице, ведущей к мансарде, послышались мягкие шаги. Куп мгновенно насторожился и бесшумно вернул кресло на четыре ножки, автоматически перебирая взглядом обычные предметы вокруг себя, как возможное оружие. В следующую секунду он узнал черные волосы Вероники, когда над перилами показалась ее голова. Он так обрадовался, что утратил всякую бдительность и расслабился, несмотря на все то, что только что себе внушал, и вопреки разуму.
        Вероника, напротив, выглядела совсем не расслабленной, когда шагнула на верхнюю ступеньку.
        - У меня большие неприятности.
        Одним махом преодолев расстояние между ними, Куп препроводил ее в кресло, которое он только что освободил.
        - Сядь, - сказал он, надавливая ей на плечи, пока она бессильно опускалась на сиденье.
        Куп обошел вокруг узкого стола, служившего ему также письменным столом, и развернул другое кресло, плохо сочетающееся с теми двумя предметами. Он сел верхом на сиденье, скрестив руки на спинке, и сверху положил подбородок.
        - Расскажи папе все по порядку.
        -Понимаешь, похоже, у меня с этим будет проблема, - сказала Вероника, мрачно глядя на него. - С родительскими делами. Если бы мы были в школе и писали контрольную работу, мне поставили бы большое жирное «Д» с минусом[Низкий балл в школе.] . - Она пересказала свою беседу с Лиззи. Потом вскочила с кресла и принялась мерить шагами узкую комнату.
        Куп молча наблюдал за Вероникой. Цвет ее щек постоянно менял свои оттенки, пока она расхаживала взад-вперед между столом и кроватью, между кроватью и лестницей.
        - Мне казалось, что я начинаю с этим справляться. - Вероника внезапно рассмеялась. - Вот дурочка - я даже не увидела, откуда проистекает проблема. Но что я могу сказать Лиззи? - взволнованно продолжала она. - Что ее отец, который находится в розыске, в самом деле вернется? Что он умный человек и сумеет разыскать нас в Сиэтле, а потому не нужно беспокоиться? - Она провела рукой по волосам, убирая их со лба. - Но естественно, я не могу сказать ей, что я отпущу ее к нему. Скорее небеса рухнут на землю чем это произойдет.
        Куп, до сих пор сидевший в ленивой позе, неожиданно распрямил плечи. Возмущенный словами Вероники, он был готов немедленно вступиться за брата, но сдержался.
        - Ты думаешь, он способен ее обидеть? - спросил он ровным тоном.
        - Не физически. Эдди был отличным родителем. Он любил Лиззи больше всего в мире. Но после того как он сбежал, образцовым отцом его уже не назовешь. Что он собирается делать? Выкрасить ей волосы, чтобы изменить ее внешность? Учить ее отзываться на новое имя через каждые несколько месяцев? Она наловчится лгать и будет постоянно переезжать с места на место, чтобы на шаг опережать закон. Что это будет за жизнь для ребенка?
        Как ни ненавистно было это признавать, но Куп был вынужден согласиться. И все же он спросил:
        - Ты на сто процентов уверена, что ее отец убийца?
        - Конечно, нет. Но то, что он убежал, определенно изобличающее обстоятельство. Согласись, факт - вещь упрямая.
        - Может, Эдди запаниковал, оттого что ему грозил срок за деяние, совершенное кем-то еще.
        - Например? - скептически спросила Вероника. - Неизвестным вооруженным мужчиной?
        - Из того, что я слышал, - сказал Куп, - у твоей сестры был далеко не один мужчина. Я не хочу плохо отзываться о покойниках, но люди говорят, что она постоянно куда-то уезжала.
        - Да, Кристл была далеко не ангел. - Вероника плюхнулась обратно в кресло. - Но насколько я знаю, по-настоящему серьезные ссоры у нее были только с Эдди. - Она сделала энергичный выдох, сдувая упавшую на бровь блестящую прядь волос. - Таким образом, круг замыкается, - заключила Вероника. Но внезапно лицо ее изменилось и в течение короткого времени оставалось неподвижным.
        Куп выпрямился.
        - Что такое?
        - А что?
        - Ты вдруг как-то странно посмотрела.
        - Да? - Вероника пожала плечами. - Это называется фрустрацией[Эмоциональная реакция на объективную или субъективную трудность, преодоление которой невозможно или требует больших затрат.] .
        - Нет, это было что-то еще, - сказал Куп. И он хотел знать - что.
        Но лицо ее разгладилось, и по его выражению Куп ничего не мог понять.
        - Ты выдумываешь несуществующие вещи.
        Нет, он не выдумывал. Куп был готов поклясться, что она что-то знала или предполагала. Или что-то вспомнила.
        Однако вопреки своему желанию он отложил дальнейшее дознание. На время. Можно было не сомневаться, что в противном случае Вероника только еще больше заупрямилась бы.
        Но рано или поздно - а в его планы входило сделать это раньше - он выяснит, что вызвало то мимолетное выражение на ее лице. И поможет ли это реабилитировать Эдди.

        Глава 15

        Вероника торопливо направилась через улицу к «Толку». Пока она переходила на другую сторону, ледяной ветер насквозь продувал ее пальто. Но, подойдя к дверям бара, она замешкалась.
        Всю неделю, не считая вторника, когда она замещала Сэнди, ей удавалось ложиться в приемлемые часы. Так что у нее было достаточно времени для сна, и она должна бы чувствовать себя отдохнувшей, если бы не одна проблема. И суть ее заключалось в том, что… сна больше не было.
        Просыпаясь ни свет ни заря в своей спальне, она каждый раз обнаруживала рядом Купера - или залезающего к ней в постель, или лежащего там. Сама она в это время была уже без пижамы и в зените страсти, даже еще целиком не очнувшись ото сна. И Куп, как правило, не довольствовался однократным сексом. Не то что сделал дело - и побрел к себе на чердак. Она теряла счет своим оргазмам задолго до того, как он покидал ее постель.
        О Боже! От одного этого воспоминания из атмосферы, казалось, тут же исчезла вся метеорологическая суровость.
        Но вовсе не это воспоминание привело Веронику в «Тонк». Она приосанилась и взялась за ручку двери.
        Вероника предпочитала все продумывать до конца, и потому ее нежелание поделиться с Купом той внезапной мыслью в минувшую субботу не было голым упрямством. Незадолго до ее поездки в Шотландию в телефонном разговоре Кристл восторженно рассказывала, что собирается на презентацию какого-то шампанского по приглашению кого-то из мужчин, с кем она встречалась. Вероника еще тогда невольно вспомнила, что в своих родных местах ее сестра с некоторых пор не интересовалась подобными мероприятиями, хотя раньше их обожала. Но когда в прошлую субботу в памяти неожиданно всплыл тот телефонный разговор, Вероника ничего не хотела так сильно, как побыть одной и обо всем хорошенько подумать.
        Но это было пять дней назад. Теперь она все это тщательно проанализировала, и пришло время переговорить с Купом, если допустить, что у него еще не пропал к этому интерес. Потому что с той же степенью вероятности можно предположить, что ему это будет безразлично, ибо то, что она собиралась сообщить, не имело принципиального значения. Это было всего лишь случайное наблюдение, вряд ли способное совершить переворот в этом неясном деле. И конечно же, ради этого не стоило специально идти в «Тонк».
        Вероника вошла в бар и задержалась на миг, окунаясь ненадолго в тепло, с иронией оценивая свое нынешнее отношение к этому заведению. Для нее «Тонк» всегда был олицетворением худших из ее ночных кошмаров. Но последнее время она часто ловила себя на том, что изобретает для бара слабые оправдания.
        Она заметила Купа за стойкой. Он разговаривал с кем-то из клиентов и тем временем готовил ему напиток. Вероника видела, как он откинул голову назад и засмеялся. Наблюдая за ним, она почувствовала, как у нее внезапно пересохло во рту.
        О Боже! Это было большое несчастье. Вероника упорно старалась верить, что их взаимное влечение будет ослабевать, но оно только крепло. Не сказать чтобы она собиралась выпускать что-то из-под контроля. Как-никак она взрослый человек и может с этим справиться.
        Выпрямившись, она размашисто зашагала к стойке.
        - Привет, вот и я, - сказала Вероника, взбираясь па недавно освободившийся табурет.
        - Здравствуй, - улыбнулся Куп и наклонился через прилавок с явным намерением ее поцеловать. Когда Вероника отдернулась назад, он выглядел озадаченным. Даже недоумевающим. Выражение его лица вызывало недвусмысленное ощущение, что он ею недоволен.
        Веронику раздражало, что его реакция вызывает у нее беспокойство. Это его проблемы - не ее. И не стоит придавать этому значения. Она не намерена менять своего поведения, даже если бы могла. Она четко представляет себе временный характер их отношений и не собирается афишировать их перед посетителями «Тонка», тем более когда здесь опять присутствует Дарлин Старки. Один поцелуй на людях - и весь город решит, что у нее роман с Купером, еще раньше, чем она сама.
        - Выпьешь что-нибудь? - прервал ее мысли Куп. Голос его звучал вяло и отчужденно.
        Вероника заерзала на своем табурете. Жаль, что нельзя вернуть назад несколько последних секунд. Она вела бы себя по-другому, чтобы Куп на нее не сердился. Ей захотелось как-то его успокоить, пощадить его мужское самолюбие, и то, что в ней проснулось такое желание заставляло ее укреплять собственную оборону.
        - Нет, - сухо ответила Вероника. - Спасибо. Я просто заскочила на минутку поговорить с тобой. Но совершенно очевидно, что это была не лучшая идея. - Она соскользнула с табурета. - Мы можем отложить это и на другой раз. - Можно было смело держать пари, что разговора не произойдет и позже. Во всяком случае, Вероника сомневалась, что после этого Куп станет пробираться к ней в постель.
        - Погоди. - Он перегнулся через барьер и остановил ее, мягко придавив к прилавку ее маленькую руку. - Не уходи.
        Вероника сделала пробное движение, чтобы освободить руку, и убедилась, что вряд ли это получится без борьбы. Она наклонилась ближе к нему и тихо сказала:
        - Я не могу проявлять на публике свои чувства. Мне очень жаль, если это сердит тебя, но я не хочу, чтобы весь город занимался домыслами о наших отношениях.
        - Я знаю. Мне показалось на миг, что ты стыдишься меня. Или по крайней мере того, что мы…
        - Нет! Но ты должен понимать, как это будет выглядеть. Ты работаешь в семейном баре, живешь в моем доме и…
        - И то, что я целую тебя через этот прилавок, повлечет шквал слухов. Я это понимаю. - Куп мягко встряхнул ее руку. - Поэтому выпей стакан вина или что-то еще и тем временем просто составь мне компанию. - Он погладил ее руку кончиками пальцев и отпустил. - Пожалуйста, - сказал Куп, встретив ее пристальный взгляд.
        Вероника не думала, что такому человеку, как Куп, легко ставить себя в положение просителя. Поэтому она снова вскарабкалась на табурет.
        - Я с удовольствием выпила бы стакан белого домашнего.
        Однако изначальный импульс, побудивший ее пересечь улицу, пропал. Она не стала заводить разговор о Кристл, распределив свое внимание между наблюдением за Купом И общением с посетителями, которые останавливались поздороваться с ней.
        Вероника с изумлением открывала для себя, что среди некоторых из тех, кто регулярно бывает в «Тонке», у нее действительно начинают появляться друзья. Оказывается, ее неприятные воспоминания не вполне согласовались с истинным положением вещей. Дурные поступки немногочисленной группы людей были раздуты ею до такой степени, что у нее сложилось превратное представление обо всех посетителях бара. Сейчас она постепенно приходила к убеждению, что в действительности здесь было больше простых и милых людей, нежели пьяниц, лапающих официанток.
        Что касается наблюдения за Купером, то устоять перед этим соблазном было просто невозможно. Он был слишком привлекателен и совершенно неотразим, с его большим телом и грацией, с его экзотическим цветом волос и темными глазами, глядевшими на нее так, словно она владела ключом к его самым страстным фантазиям. Это ее крайне беспокоило. У нее рождалось подозрение, что Купер Блэксток начинает значить для нее больше, чем она хотела бы это признать.
        Но… так ли уж на самом деле это ужасно? Ведь она не строила в отношении его никаких серьезных планов. Черт побери, она вообще не горела желанием строить подобные планы в отношении любого мужчины. И у нее никогда не возникало проблем с признанием своих чувств к ним. С чем это было связано? С тем, что она имела дело с другим типом мужчин? Обычно это были люди свободной профессии, ходившие в костюмах и галстуках. Куп был совершенно не похож на них. Но разве из-за этого он заслуживал меньшего внимания или уважения? Или, что внушало Веронике опасение, она отказывалась признавать его просто потому, что считала человеком другого сорта? Вообще-то она никогда не отличалась подобным снобизмом.
        Вероника села немного прямее на своем табурете. Нет, она не была снобом, но ее поведение рискованно близко находилось от снобизма. «Ладно, сейчас это будет приостановлено». Внезапное ощущение свободы одержало верх. Куп был награжден такой ослепительной улыбкой, что от неожиданности даже заморгал. Он уперся локтями в прилавок и, наклонившись, ответил Веронике своей искрометной улыбкой.
        - За что, Ронни?
        - Гм. - Не будь у нее стольких ограничений относительно публичного выражения чувств, она наклонилась бы вперед отхватить большой лакомый кусок от его соблазнительной нижней губы. - Как за что?
        - За что эта улыбка в биллион киловатт? Скажи, чем я ее заслужил, чтобы я мог повторить это еще несколько раз.
        Вероника снова улыбнулась, удивляясь переполнявшему ее неподдельному радостному чувству.
        - Возможно, - мягко сказала она, - это просто за то, что ты… что ты есть.
        - Черт! - еле слышно выругался Куп. - Знаешь, для четверга здесь необычно мало народа. Хотел бы я знать, умеет ли Барбара готовить напитки.
        Вероника всерьез предалась размышлениям по этому поводу, когда какой-то мужчина деликатно прокашлялся. Куп тотчас же отпрянул от нее. Она вздрогнула и вернулась из мира грез. Черт! Мало ей, что она обманывает себя, полагая, что в «Тонке» не станут сплетничать об их отношениях! Даже если это каким-то чудом осталось незамеченным, то своим поспешным бегством они с Купером определенно привлекут всеобщее внимание. Вероника боролась с настоятельной потребностью прикоснуться кончиками пальцев к своей руке - проверить, передается ли ей тепло Купа. Он генерировал его каждый раз, когда находился на близком расстоянии. Ей даже показалось, что сейчас она слышит шипение, вызванное излучаемой им энергией.
        Она подхватила свое вино и залпом осушила весь бокал.
        Скулы Купера окрасились ярко-красным цветом. Он бросил взгляд на мужчину, прервавшего их беседу.
        - Что вам принести? - спросил он, убирая с прилавка пустые стаканы и вытирая полотенцем конденсат, скопившийся под хайболом[Виски с содовой и льдом, подаваемое в высоком стакане.] .
        - Бурбон и «севен-ап», - сказал мужчина и занял свободный табурет рядом с Вероникой. Он дружелюбно кивнул ей и тут же снова переключил внимание на Купа.
        - Вы не помните меня?
        Куп задержал руку с баночкой «севен-ап» над стаканом, пристально глядя на молодого человека. Затем криво усмехнулся уголком рта:
        - К сожалению, не могу этого сказать. Мне гораздо лучше удается сопоставление напитка с его потребителем, нежели с именами. Вы недавно поменяли свой напиток?
        - Вы никогда не готовили мне напитков.
        Куп поднял брови. Тогда мужчина нетерпеливо покачал головой:
        - Извините. Я давно к вам собираюсь. Меня зовут Дэвид Пессейн. - Он протянул Купу руку. Куп вытер руки полотенцем и потом встряхнул руку молодого человека. - Вообще-то я и не ожидал, что вы меня вспомните, - сказал Дэвид. - Я был еще ребенком, когда мы встречались. Но я столько лет слышу о ваших подвигах, что мне кажется, будто я вас хорошо знаю. Когда мне стало известно, что вы работаете здесь, я просто должен был заглянуть сюда поздороваться с вами. Несколько лет назад я переехал в Спокан, но я приезжаю в Фоссил навестить родных. Мне захотелось зайти к вам, чтобы сказать, как я сожалею об Эдди.
        Вероника удивленно заморгала. Молодой человек, должно быть, ошибся, подумала она. Но Куп вдруг стал очень, очень тихим. Она быстро взглянула на него, и при виде его лица теплое чувство, исходящее от их флирта и окутывавшее ее сердце, превратилось в лед. Ей было знакомо это непроницаемое лицо. У него всегда было такое лицо, когда он не хотел, чтобы другие читали его мысли.
        Она резко повернулась лицом к мужчине, сидевшему сбоку от нее.
        - Вы имеете в виду Эдди Чапмена? Вы его знаете?
        - Конечно. Мы росли вместе, и он был, наверное, самым близким моим другом. Лично я не представляю, чтобы он мог сделать то, что о нем говорят. Это еще одна причина, по которой я чувствовал себя так неловко, что до сих пор не наведался к Джеймсу.
        - Джеймсу?
        - Куперу, я имею в виду. - Дэвид снова повернулся к нему и засмеялся. - Извините. Эдди всегда говорил, что напоминать вам о том имени - это значит проиграть бой. Поэтому я даже не знаю, как так получилось, что я вас назвал Джеймсом. - Он добродушно пожал плечами. - Эдди поклоняется вам как божеству, вы знаете.

«О Боже, я знать ничего не хочу!» - негодовала Вероника. От возмущения ее сердце готово было выскочить из груди. Однако это не помешало ей удержаться от вопроса:
        - Почему?
        Молодой человек, казалось, не видел ничего странного в том, что именно она задает вопросы, тогда как Куп просто стоит по другую сторону прилавка с отсутствующим видом.
        - Господи, с чего начать? Морской пехотинец, конечно же, важная персона. Настоящий мачо в представлении ребенка. Но давайте посмотрим в лицо правде. Я думаю, Джеймс, то есть Купер, с равным успехом мог быть бухгалтером, и Эдди считал бы тогда, что нет большей глупости в мире, чем размахивать штыком. Просто так уж водится у них, младших братьев.
        Эдди - его брат? Взгляд Вероники метнулся обратно к Куперу. Она ожидала от него отпирательств, что молодой человек ошибается, принимая его за брата Эдди. Тем временем ледяной кулак все крепче сжимался вокруг ее сердца.
        Но вместо опровержения Куп только взглянул на нее на секунду и пожал плечами. Потом повернулся к другу Эдди.
        - Теперь я смутно припоминаю, - сказал он невозмутимо. - Я рад снова вас видеть, Дэвид.
        Вероника чувствовала, как каждый ее нерв кричит от боли предательства. Она слезла со своего табурета и молча пошла прочь.

        Куп закрыл на ночь «Тонк» и спустя минуту зашагал через улицу. Войдя в дом, он направился прямо наверх, в спальню Вероники. Он повернул дверную ручку и облегченно вздохнул, не ощутив никакого сопротивления. Но радость оказалась преждевременной. Дверь приоткрылась на полдюйма, но ручка уперлась в какой-то неподвижный предмет. Вероника подперла ее снизу креслом.
        Он легонько тряхнул дверь.
        - Позволь мне войти, Ронни. Мы должны поговорить.
        Вероника не отвечала, но Куп знал, что она не спит. Он угадывал ее присутствие, почти осязаемо чувствуя ее обиду и гнев по другую сторону двери. Заявление Пессейна явилось шоком не только для нее. Куп и сам был захвачен врасплох. И отнюдь не был горд тем, что первым делом пожалел, что теперь с его анонимностью покончено.
        Наблюдая за Вероникой, прежде чем она ушла, не сказав ни слова, Куп видел, как вся кровь схлынула с ее лица. Не прошло и пяти минут после ее ухода, как всем стало известно о его родстве с Эдди. Бар сразу зажужжал, как пчелиный улей. Учитывая присутствие Дарлин Старки, можно было с большой вероятностью предположить, что к утру об этом заговорит весь город.
        Но в данный момент Купу было на все это наплевать. Пусть они говорят, что им хочется. Черт с ними! Единственным человеком, чье мнение являлось для него значимым, была Ронни.
        Но она, похоже, не собиралась разговаривать.
        - Впусти меня. - Куп водил рукой по старым деревянным панелям и прикладывал глаз к щелям в двери, но ничего не видел. - Я тебе все объясню. - Во всяком случае, он на это надеялся. Куп услышал, как она встала и направилась к двери. У него подпрыгнуло сердце от облегчения. Он успел заметить только, как промелькнули ее спутанные волосы, затем узкий фрагмент ее лица, когда она приблизилась к креслу. Ее глаз даже при тусклом свете выглядел опухшим, словно она плакала. У него защемило сердце. Он не хотел ее слез, но так или иначе стал их причиной. Поймав ее взгляд, Куп попытался мягко улыбнуться.
        Она остановилась и на мгновение задержала на нем свой взгляд. Потом медленно отошла назад и плотно закрыла дверь у него перед носом.

        Глава 16

        - Я думаю, что ты не должна так себя вести, дорогая, - сказала Марисса на следующий день, во время завтрака у нее на кухне. Она протянула Веронике чашку с чаем и села на стул рядом с подругой. - Если Куп - брат Эдди, я вполне могу понять, почему он держал это при себе.
        - Как ты можешь так говорить? - возмутилась Вероника. Она шла к подруге за утешением, но вместо этого снова столкнулась с предательством. - Заниматься со мной сексом и не потрудиться рассказать мне… По-твоему, это хорошо?
        - Поздравляю! - Марисса резко выпрямилась, как раскладной нож. - Вы занимались сексом? Черт побери, когда это произошло?
        - В прошлую субботу. - Вероника прикрыла щеки руками, подглядывая за Мариссой через пальцы. - Ну, первый раз, во всяком случае.
        - Первый раз. И о скольких разах идет речь?
        - О Боже, Рисса! Я с ним совсем свихнулась. - Делая это признание, Вероника испытывала то же противоречивое чувство, с которым она боролась с прошлой ночи, когда жару сексуального возбуждения противостояли холодный озноб и тягостные ощущения под ложечкой. - За пять ночей по нескольку раз за ночь, - добавила она и вкратце поведала Мариссе о нашествиях Купа посреди ночи. - Это было столько раз, что я сбилась со счета. И за все это время он ни словом ни обмолвился о своем родстве с Эдди.
        - Это - свинство.
        - Спасибо, - сказала Вероника. Ее ком под ложечкой немного рассосался. - Так-то лучше.
        - Да, но не слишком успокаивайся, - посоветовала Марисса. - Потому что тебя за это повесить мало.
        - Меня? Что я такого сделала? В данном случае я - жертва, и мне нужно дать чай с шоколадом.
        - Ты получила свой чай с шоколадом. - Марисса подвинула ближе блюдо с «Орео»[Сорт шоколадного печенья с начинкой из белого крема.] , награждая Веронику суровым взглядом. - Но ты должна дать мне объяснения, девочка. У вас с Купером Блэкстоком был бурный секс. Пять дней подряд по нескольку раз за ночь. И ты ни слова не сказала своей лучшей подруге! Я не могу этому поверить.
        - Я собиралась тебе рассказать. - Вероника неловко заерзала на стуле. - Только, прежде чем говорить об этом вслух, я хотела все уяснить для себя.
        - Что тут уяснять? Да на него достаточно раз взглянуть, чтобы понять, что бесподобный секс тебе обеспечен. Можешь меня поправить, если я ошибаюсь.
        Вероника готова была отшутиться, отвергнуть саму эту мысль или сказать что-то неопределенное, вроде того, что «у него с этим делом все в порядке». Однако глаза ее мысленно перебирали все, что Куп был способен совершать своим большим телом. Она хлопнула ладонью по мраморной столешнице.
        - Это не аргумент.
        - Великолепный секс - всегда аргумент, - сказала Марисса. - Или по крайней мере сам по себе заслуживает большого внимания. А это был захватывающий секс, не правда ли?
        - О да, - бездумно согласилась Вероника, но потом проявила твердость и безжалостно отодвинула восхитительные воспоминания. - Но честно сказать, до последней ночи я все еще отказывалась признаваться себе, что за этим стоят сколько-нибудь серьезные отношения. И как выясняется, интуиция подсказывала мне чертовски правильные вещи. Разве не так? У нас с ним нет ничего. Ничего.
        - Потому что он не сказал тебе, что Эдди - его брат?
        - Совершенно верно. И теперь я понимаю, почему он это скрывал. Он хотел выведать у меня информацию. Я чувствую себя простофилей, Рисса, и это очень обидно. Но знаешь, что еще хуже? Этот Купер Блэксток ужасно напоминает мне моего отца.
        - О, дорогая. - Марисса погладила Веронику по руке. - Конечно же, это не так. В городе говорят, что он служил в морской пехоте.
        Вероника закивала:
        - Я думаю, это правда. Вчера вечером Дэвид… ну, тот парень, который его рассекретил, что-то упоминал об этом.
        - Тем более, - сказала Марисса. - В таком случае не может быть, чтобы у человека напрочь отсутствовали амбиции.
        - Ты не учитываешь, что ему где-то… тридцать четыре, тридцать пять, да? Для отставки несколько рановато. Спрашивается: чем тогда он занимается в этой жизни?
        - Может, он, как и ты, лицо свободной профессии, - беспристрастно заметила Марисса. - Или его работа временно приостановлена, так же, как и твоя.
        - С чего бы? С моей работой все понятно. Я должна продавать «Тонк» и дом, а кроме меня, этим заниматься некому. Не говоря уж о том, что Лиззи нуждается… - Вероника затравленно посмотрела на подругу. - Лиззи. О Боже, Рисса, я была так поглощена собой, что совсем о ней забыла. Теперь оказывается - он ее дядя! - Она с воинственным видом выпрямилась на стуле. - Вот сукин сын! Он жил с ней в одном доме и ничего не сказал. Ни одного слова, чтобы как-то дать ей знать, что она может рассчитывать на него. - Вероника неожиданно засмеялась. - Конечно, учитывая, что в действительности надеяться не на что, может, это и во благо. Принимая во внимание, кто он, - пояснила Вероника, когда Марисса подняла брови. - Ты понимаешь, что я имею в виду, - хмуро добавила она.
        - Полагаю, да. Ты собираешься ей рассказать?
        - Ну почему я должна делать всю идиотскую работу! - Вероника уперлась костяшками пальцев себе в виски, где начиналась головная боль. - Но, как бы ни хотелось этого избежать, придется сбросить ей на голову сию маленькую бомбу. Я решительно не желаю, чтобы Лиззи услышала об этом от кого-то в школе. - Она мрачно воззрилась на холодильник Мариссы с яркими разноцветными магнитиками, крепившими детские художества. - Разве это не замечательно? - саркастически сказала Вероника. - Можно подумать, ей не хватает еще одного шока.
        - Хотя не исключено, что для Лиззи это окажется приятной новостью, - спокойно возразила Марисса. - Она сможет получать пользу от всех родственников, какие у нее есть.
        С минуту они сидели молча, пили чай и очищали блюдо с «Орео». Марисса отодвинула свою чашку и несколько секунд рассеянно чертила кончиком пальца невидимые круги на столешнице. Наконец она прокашлялась и, окинув глазами Веронику, сказала:
        - Что касается не слишком большой благонадежности мужчин, возможно, я и сама столкнулась с этой проблемой.
        Вероника, наблюдавшая за своей подругой, недоумевала по поводу несвойственных ей уклончивых выражений. Она нахмурила лоб, словно Марисса изъяснялась на каком-то другом языке, отличном от английского. Но наконец до нее дошло, что это могло относиться только к одному человеку.
        - Коди?
        - Я начинаю думать, что он не хочет иметь дело с моими детьми.
        Вероника рассмеялась:
        - Ты шутишь. - Она немедленно взглянула на Мариссу и по ее лицу поняла, что подруга действительно озабочена. - Извини, я не хотела преуменьшить серьезность ситуации. Просто это застигло меня врасплох. Я считала Коди великодушным человеком. Мне казалось, он должен прекрасно относиться к детям.
        - Да, я тоже так думала. Но заметь, наши встречи происходят, пока Дессы и Райли не бывает дома. Или очень поздно в «Тонке», когда он заезжает за мной, после того как они уже в постели.
        - Да, но вполне возможно, это случайное совпадение. Ты так не считаешь? Я имею в виду, когда ты бываешь свободна и когда он…
        - Все возможно, Ронни, - перебила ее Марисса. - Но я не считаю это совпадением.
        - Почему?
        - Я просто нутром это чувствую, - сказала Марисса. - Пока еще это только подтачивает край сознания. Но я подозреваю, что мне самой не хочется слишком углубляться в подробности. Ты меня понимаешь?
        - О да, - с горячностью согласилась Вероника. - Я это слишком хорошо понимаю. - Она внимательно изучала унылое лицо подруги. - Оставим очевидные вещи, Марисса. Тот, кто не способен оценить, какие у тебя замечательные дети, просто подонок. Скажи мне, что ты в итоге думаешь обо всем этом? О нем. Я еще никогда не видела, чтобы две родственные души так вот сразу нашли друг друга. Что это было? Просто счастливая случайность или ты действительно влюбилась в него?
        - С точки зрения краткосрочности, наверное, следует сказать, что это счастливая случайность. Мы знакомы с ним не так давно. Но боюсь, что я действительно влюбилась. Я не чувствовала к мужчине ничего похожего после Денни.
        Вероника стиснула подруге руку.
        - Тогда не лучше ли тебе прямо спросить его? Твои ощущения еще ничего не доказывают, ты могла истолковывать все это неправильно.
        - Я допускаю такую возможность, - медленно проговорила Марисса. Она села прямее и посмотрела на Веронику с неожиданной категоричностью. - Да, ты права. Это слишком важное дело, чтобы пытаться решать его путем догадок. Я позвоню ему сегодня вечером и договорюсь о встрече. Я должна выяснить, что к чему.
        Вероника размышляла обо всем этом, пока ехала домой, всем сердцем желая, чтобы Марисса ошибалась. Но, паркуя автомобиль перед домом, она вдруг вспомнила вечер с ночевкой в Доме ветеранов войны и выражение лица Коди, когда Марисса пригласила его сходить в кино вместе с ее детьми. Возможно, ее подруга чего-то не знает. В тени, промелькнувшей на лице Коди, действительно что-то было.
        Но это «что-то» так легко могло быть ею ошибочно истолковано. Однако если Марисса права, может выйти чертовская неловкость. Вероника искренне желала своей подруге счастливого завершения этой истории. Никто другой не заслуживал этого больше, чем Марисса.
        Если Вероника и ожидала кого-то застать в гостиной, то меньше всего Купа. Она остановилась в арке, увидев его растянувшимся на парчовой золотисто-зеленой софе.
        - Я рад, что ты вернулась, - сказал он, поднявшись с дивана. - Я ждал тебя.
        У нее заколотилось сердце, и она почувствовала, как жар, охвативший шею, подступает к лицу.
        - Ты ждал? Напрасная трата времени. Потому что мне нечего тебе сказать… Джеймс.
        Лицо его приняло суровое выражение.
        - Меня зовут Купер! Джеймсом меня называла только моя мать. И то исключительно из-за того, что это имя, по ее мнению, заключало в себе более возвышенный оттенок, если хочешь, смысл, нежели Куп. В подобных вещах она была настоящим фанатиком.
        - Боже мой, какие тонкие соображения для бармена-морпеха! - воскликнула Вероника. Она даже бровью не повела, когда их распаленные взгляды схлестнулись.
        - Пусть и так, - без всякого выражения согласился Куп. - Ты, должно быть, удивлена, что мне доступны такие умозаключения.
        Хотя его лицо выражало то преувеличенно холодное спокойствие, которое Вероника начинала ненавидеть, она инстинктивно знала, что его самолюбие уязвлено. Ей следовало бы этому радоваться, ибо ее открытие, что Эдди - его сводный брат, видит небо, задело ее за живое. Но вместо этого она считала свое поведение сейчас… постыдным. Это ли не чушь?
        Как ему это удавалось? Умная женщина просто повернулась бы и ушла. Но она заинтересовалась помимо своей воли.
        - Значит, тебя действительно зовут Джеймс? - сказала Вероника, не удержавшись от вопроса.
        - Совершенно верно, это мое имя. Мое законное полное имя - Джеймс Купер Блэксток. Однако с момента появления на свет меня называли вторым именем. Только моя мать обычно использовала первое. Но даже она не настаивала на этом, до тех пор пока не вышла замуж за Чапмена.
        - Едва ли она единственная звала тебя Джеймсом, - посчитала нужным подчеркнуть Вероника. - По словам твоего новоявленного друга Дэвида, твой брат Эдди тоже так тебя называл.
        - Господи! Ронни, он слышал это имя с пеленок. Мама упорно отказывалась называть меня как-то еще.
        - Прекрасно. Спасибо за разъяснение. Ты можешь выбрать себе какое угодно имя, но все равно мне нечего тебе сказать. - Вероника собралась уходить, но внезапно вспомнила о Лиззи. - Нет, не совсем так. Я считаю, чем заниматься разговорами со мной, дождался бы лучше Лиззи. Когда она придет, объясни ей, почему ее родственник жил в этом доме, но не видел необходимости поделиться с ней правдой.
        Куп оцепенел.
        - О Боже, она же меня возненавидит, - сказал он с совершенно несчастным видом. Вероника с удивлением увидела, что мистер Бесстрастный был явно встревожен.
        - Я полагаю, это твой шанс, - сказала она, - и ты должен его использовать. Ты ничуть не смутился, когда вчера вечером весь бар услышал, что Эдди - твой брат. Ты не подумал, что уже на следующее утро это будет известно в ее школе и станет предметом глупых шуток? Это довольно скверно. - Вероника шагнула ближе, вскинув голову прямо перед его лицом. - Я не хочу, чтобы какой-нибудь невоспитанный маленький задира тыкал ей этим. И будь я проклята, если допущу, чтобы она оказалась не подготовленной к такой информации.
        У него задергалась мышца на подбородке, но он коротко кивнул и сказал:
        - Я все расскажу Лиззи, как только она придет домой.
        - Хорошо. - Вероника отступила назад. - Теперь, я полагаю, мы все сказали друг другу.
        - Ничего подобного! - Куп схватил ее за руку. Вероника выразительно посмотрела на его загорелые пальцы. Он тотчас ее отпустил, однако придвинулся ближе. Он хмуро смотрел на нее сверху вниз, сдвинув темные брови. - Черт побери, Ронни, что мне оставалось делать? Что я мог тебе сказать в тот вечер, когда первый раз пришел к тебе на кухню? Объявить, что Эдди - мой брат и что он не убивал твою сестру? И что я здесь потому, что хочу вернуть ему доброе имя? Ты не стала бы слушать и вышвырнула бы меня с негодованием.
        - Вполне вероятно. Но теперь мы этого никогда не узнаем. Как можно говорить наверняка, если ты не дал мне шанса принять то или иное решение? И неужели мне действительно нужно тебе напоминать, что ты имел для этого кучу возможностей? Ты понимаешь это, Блэксток? Проходила ночь за ночью, но я не припомню, чтобы хоть слово об этом сорвалось с твоих уст. Я не слышала ни одного намека. До вчерашнего вечера я ничего не знала о мужчине, с которым спала!
        Черт! Да, он не сказал ей. Он не хотел ее покидать и боялся, что признание в своем родстве с Эдди приведет именно к этому. Купер распрямился, упрочивая свою оборону. Нет, это было не так. Она заняла слишком много места в его жизни. Не то чтобы раньше она ничего не значила для него - конечно же, нет. Но только не до такой степени, как теперь, и… Впрочем, это вовсе ничего не объясняло. Несмотря на это, он услышал как бы со стороны, как что-то бормочет.
        - Я не хотел тебя покидать. Устраивает?
        - Угу. - Голос Вероники был монотонный, недоверчивый, и по ней не было видно, что ей только что дали сильный козырь. Она выглядела очень расстроенной. - Получается, что ты нашел себя в детской игре с липовым занятием и не хотел ее испортить чем-то таким грязным, как правда.
        - Это совсем не то, что я сказал! Господи И-и-исусе! - Куп сокрушенно смотрел на нее, продирая пальцы сквозь свои волосы. - Вот почему мужчины ненавидят обсуждать что-либо с женщинами. Мы говорим одно, а вы слышите совсем другое!
        Глядя на нее, Куп напрочь утратил контроль над собой. Он обнял ее и, притянув ее к себе, накрыл своим ртом ее губы. Жестокий поцелуй потряс ее силой накопленного тепла. Смакуя ее неповторимый вкус, Куп на несколько мгновений почувствовал себя потерянным. Он резко отнял свой рот и сделал шаг назад, облизывая губы, чтобы сохранить ее аромат.
        - Ты и я вместе? О Боже, Ронни, только бы это не обернулось чем-то более коварным и мощным, чем я ожидал. Стоило попробовать лишь однажды, как я захотел вкушать это дальше. Но я понимал, что этого никогда не случится, если я расскажу тебе о моем родстве с Эдди. Поэтому… Да, я держал это при себе. Возможно, я не должен был этого делать, Ронни. Но я не хотел оказаться внезапно выброшенным из твоей жизни. - Куп не сводил с нее глаз. - А это точно случилось бы. В ту же минуту, как только ты узнала бы правду.
        - Еще одно подтверждение, что женщины по природе своей несправедливы, - сказала Вероника. - Да, в самом деле, мы просто обожаем заставлять мужчин расплачиваться за мизерные прегрешения. Такие, например, как заигрывание и авансы под надуманными предлогами. - Ее неодобрительный смех резал ухо. - Отдать все на откуп мужчине, чтобы потом это было поставлено мне же в вину! Действительно, это моя ошибка. - Напоследок она бросила на Супа разгневанный взгляд и, повернувшись, заспешила прочь.
        Первым его желанием было броситься за ней и заставить ее выслушать его доводы. Вместо этого Куп сердито заворчал и с расстройства шлепнулся на софу. Неизвестно откуда взявшийся Бу тут же вскочил к нему на колени. Острые иголки вонзились ему в бедро, когда после неудачного приземления котенок чуть не соскользнул на пол. Куп поморщился и, отцепив маленькие коготки, устроил Бу на колене. Он провел рукой по черной плюшевой шерстке от головы до хвоста. Кошачье урчание, напоминавшее хруст гравия, превратилось в скрежет шестерен.
        - Ну что, уловил какой-нибудь смысл? - усмехнулся Суп, почесывая котенку подбородок. Бу разогнул шею и, зажмурясь, смотрел вдаль сквозь щелочки глаз. Его мурлыканье приближалось к шуму мотора нагруженной бетономешалки. - Похоже, я оказался в опале.
        Покосившись на Купа, котенок закрыл глаза, и мотор его заработал еще громче.
        - Да, я тоже не понимаю женщин. Черт побери, они такие эмоциональные не в пример нам, мужчинам, сдержанным и логичным. - Куп задумчиво посмотрел в пустоту двери, куда, как он только что видел, ураганом вылетела Ронни. - Постой, может быть… только не надо кивать на меня как на авторитет… но не исключено, что она как раз права. Я не хотел заниматься этим вместе с ней прежде всего из-за наших кровных уз - между мнойи братом, между ней и ее сестрой. Но знаешь что, парнишка? Так или иначе мы с ней оказались повязаны. И я хочу сказать тебе прямо сейчас, Бу. Если за девять твоих жизней ты не научишься чему-то, тогда привыкай к консервным кормам для кошек. - Куп наградил в высшей степени безразличного котенка жгучим взглядом. - Как бы ни решился вопрос с нашими родственниками, моим братом и ее сестрой, я не готов ее потерять.

        Они с котом по-прежнему сидели на том же месте, когда появилась вернувшаяся из школы Лиззи. При звуке открывшейся двери Бу спрыгнул на пол и побежал на кухню встречать свою хозяйку. Куп помедлил с минуту. Он слышал, как хлопнула кухонная дверь, открылся и закрылся холодильник, звякнула банка с печеньем. Даже не верилось, что можно так волноваться. В Ираке он ходил в разведку и освобождал заложников, которых удерживали автоматчики, но не трепыхался так, как сейчас, перед встречей со своей шестилетней племянницей.
        Между тем часы продолжали тикать, и сидеть здесь, подобно курице на насесте, было совершенно бесполезно. С тех пор как слетело покрывало тайны, он хотел получить ряд ответов, на которые не мог рассчитывать раньше. Куп поднялся и провел руками по джинсам на бедрах.
        Лиззи, болтая ногами, сидела за кухонным столом и макала печенье в стакан с молоком. Бу вышагивал по полу, время от времени вспрыгивал на ее покачивающуюся ногу, с надеждой поглядывая на девочку, когда она подносила руку с печеньем ко рту.
        - Привет, Лиззи, - сказал Куп.
        Она подняла глаза и великодушно наградила его своей кроткой улыбкой.
        - Привет, Куп! У меня «обед Лэсси».
        - А что это?
        - Тетя Ронни так называет молоко с печеньем. Один мальчик по имени Тимми, после того как его спасла собака Лэсси, всегда ел эту пищу. - Лиззи пожала плечами. - Об этом была телевизионная передача, которую тетя Ронни смотрела, когда она сама была еще маленькая. Куп сел за стол напротив девочки.
        - Как прошел день в школе?
        - По-моему, хорошо. - Лиззи опустила свои узенькие плечики. - Сегодня был гимнастический день, с упражнениями на бревне. Поэтому сначала мистер Пелби заставлял нас делать приседания с упором.
        - От приседаний ты будешь сильная.
        - Может быть. -Девочка снова пожала плечами. - Но я считаю их глупыми.
        Ладно, довольно болтовни. Куп наклонился вперед.
        - Послушай, малышка… я хочу тебе кое-что сообщить.
        Лиззи подобрала остатки молока и аккуратно поставила стакан на стол. Она оглядела Купа и приготовилась слушать его со всем вниманием, отражавшимся на ее серьезном личике с молочными усами.
        - Хорошо.
        - Я не умею вилять в подобных делах, поэтому скажу тебе прямо. Я твой дядя.
        - А вот и нет! - Девочка бросила на него негодующий взгляд, внезапно перестав болтать ногами. - Моего дядю зовут Джеймс.
        - Правильно, малышка, - сказал Куп. - Мое полное имя - Джеймс Купер Блэксток. Но меня все знали как Купера. Только твой папа и его мама, она же и моя мама, называли меня Джеймсом.
        Лиззи посмотрела на него с недоумением, потом выскочила из-за стола и убежала.
        Куп остался сидеть на своем месте.
        - Черт побери, прекрасное начало! - пробормотал он вдогонку коту, бросившемуся подбирать упавшие на пол крошки в результате внезапного бегства Лиззи. Она не стала ругать своего дядю и называть его лживым подонком. Но и разговаривать с ним, по всей вероятности, больше никогда не будет. Эта перспектива беспокоила Купа как ничто другое. Он не мог ни о чем думать, кроме того, как исправить положение. Но в первую минуту ему ничего не приходило в голову.
        Неожиданно он услышал звонкие шаги, застучавшие по лестнице. Он выпрямился в своем кресле. Ближе к последним ступенькам шаги делались все неувереннее и под конец запнулись. Из-за стены выглянула голова Лиззи. Девочка опустила подбородок и посмотрела на Купа из-под своей челки, потом легко скользнула в комнату, прижимая к груди объемистый альбом с фотографиями.
        Пока она шла через комнату, Куп сидел очень тихо, боясь нечаянно сделать какое-нибудь движение, которое могло ее испугать. Лиззи отодвинула в сторону пустой стакан из-под молока, положила альбом на стол и взобралась на кресло напротив. Перевернув несколько страниц, она повернула альбом, чтобы Куп мог видеть.
        - Это вы. - Ее маленький пальчик остановился прямо на фотографии, где Куп стоял в полный рост, в своей синей форме и фуражке с надвинутым на лоб козырьком.
        Он хорошо помнил тот день, когда Зак Тейлор сделал этот снимок.
        - Да, - сказал Куп. - Тогда я был чуть моложе. - «Лет на десять», - добавил он про себя.
        - Вы прислали мне куклу из Венеции. Это в Италии.
        У него сдавило горло, и он закивал.
        - Из Венеции, - мягко поправил Куп. - Эту смешную куклу я купил на карнавале. Она тебе нравится?
        - Угу, - серьезно кивнула Лиззи. - После «юбилейной» Барби это моя любимая кукла. Но сейчас ее у меня нет, она осталась в доме у папы. - Девочка слезла с кресла, обошла вокруг стола и встала перед Купом. В течение нескольких секунд она внимательно изучала его. Потом закивала, будто прикидывая что-то в уме, и забралась к нему на колени. - Вот так. Вы собираетесь возвращать домой моего папу?

        Глава 17

        - Итак, дядя Куп, он же, как известно, дядя Джеймс, отныне у Лиззи лучший друг, - мрачно сказала Вероника сквозь грохот посуды, когда в понедельник они с Мариссой сидели в кафе «Динозавр». - А я - Фома неверующий, который, разумеется, приходится троюродным братом антихристу.
        Марисса подвинулась вместе со стулом, чтобы официантка с тяжелым подносом могла протиснуться между столами в переполненном душном зале.
        -Тебе не кажется, - усмехнулась она, глядя через стол на Веронику, - что ты становишься несколько мелодраматичной?
        - Нет. Просто это моя будущая заявка на родство в качестве двоюродного брата. - Вероника втянула голову в плечи, так как через открывшуюся дверь в кафе ворвался холодный воздух. - Видела бы ты ее лицо, - продолжала она, обхватывая теплую пиалу со своим супом, - когда на днях она вошла во время моего телефонного разговора. С моей возможной заказчицей. Ты, наверное, подумала бы, что я подняла ребенка с постели глубокой ночью и собираюсь вытащить его из родного дома!
        - Ты заключила контракт на новую работу?
        - Пока еще нет. Но вчера я получила сообщение от одной женщины по имени Джорджия Левенстайн. Помнишь, я реставрировала в Мэриленде фермерский дом постройки восемнадцатого века?
        - Конечно. Это была твоя первая самостоятельная работа. Ты еще посылала мне фотографии.
        - Очевидно, миссис Левенстайн увидела на них мою работу и теперь хочет, чтобы я приехала. У нее в Бостоне дом в стиле эпохи Возрождения. Маловероятно, что я соглашусь, - продолжала Вероника, словно заранее защищаясь от возможных нападок. Она откусила большой кусок от бутерброда с индейкой и принялась сердито жевать. Проглотив, посмотрела в лицо подруге чуть возмущенно. -Я так и сказала миссис Левенстайн, что в данный момент занята другим проектом и раньше чем через несколько месяцев не могу даже рассматривать новое предложение. Но она ответила, что согласна ждать, и я сказала ей, чтобы к тому времени она выслала мне фото. Тогда я с радостью проведу предварительное исследование. Я всегда так делаю, чтобы лучше уяснить задачу. В заключение я даю приблизительную оценку, сколько на это потребуется денег и времени. Таким образом мы страхуемся на будущее, чтобы потом, если обе стороны сохранят интерес, не возникало разночтений. И когда я все это ей объясняла, вошла Лиззи…
        - Итак, Лиззи застала тебя врасплох и…
        -…истолковала все шиворот-навыворот и побежала к старине Купу искать утешения в его больших, надежных руках. - Вероника невесело засмеялась. - Это ли не ирония судьбы? Он беспокоился, что Лиззи его возненавидит. Она же, наоборот, просто без ума от него. Купер верит, что ее папа невиновен, а я выгляжу злодейкой в этой маленькой мелодраме, потому что… Ну, словом, я уже не знаю, чему верить. - Вероника пожала плечами, оглядываясь вокруг и рассматривая обстановку. - Но хватит обо мне. Верю я или не верю - я не просила тебя превращать это в ленч для нытья. Здесь очень мило. И с динозаврами тоже хитроумно придумано, учитывая название города[Фоссил в переводе с английского - реликт, ископаемое.] . Кто владельцы? Я кого-то знаю?
        - Нет. Эта супружеская чета переехала в наши края несколько лет назад.
        - Прекрасное место. И еда отличная. В самом деле, я заметила, что целая часть города, кажется, с наслаждением переживает ренессанс.
        Марисса неожиданно рассмеялась.
        - Это мне напомнило кое-что. Догадайся, как отцы города теперь начинают это называть?
        - Преимущество на твоей стороне - дай мне подсказку.
        - Хорошо. Как бы ты назвала старейшую часть города?
        Вероника обдумывала вопрос подруги, принимая во внимание акцент, который она сделала на слове «старейшую».
        - Я не знаю. Может быть, «исторический Фоссил»? Здесь сохранилось несколько симпатичных зданий, хотя они и не представляют реальной исторической ценности. Сама знаешь, у города не такая богатая история. Мы живем в районном центре аграрного региона. Город постепенно прирастал по мере развития сельского хозяйства. - Вероника положила свою ложку рядом с пиалой. - Я сдаюсь. Ну и как они называют эту часть города?
        - Древний Фоссил.
        - Извини, как?
        - Древний Фоссил.
        - Ну да? - рассмеялась Вероника. - Что за излишество! Неужто одного Фоссила им показалось мало?
        - Клянусь Богом. - Марисса перекрестила грудь и подняла руку, изображая присягу девочек-скаутов. - В редакцию «Трибюн» хлынул настоящий поток писем по поводу такого определения. Название города уже подразумевает античность или другую геологическую эру. Но они по-прежнему настаивали, что это придаст городу определенную щеголеватость.
        Вероника снова засмеялась.
        - Кто у них там в комитете? Твои подруги, Уэитуорт и Тайлер-Джонс из «Молодежной лиги»?
        - Нет. - Марисса заулыбалась. - Но спасибо за солидарность. Согласно той поговорке: «Враг моего друга - мой враг». Ты действительно моя лучшая подруга.
        - О Боже, ты мне напомнила! Что тебе ответил Коди? Как лучшая подруга я должна была сразу тебя спросить. Ты разговаривала с ним о детях? Он все еще избегает встречаться с ними?
        - Я пока не знаю. Мы до сих пор не виделись. Если у меня находилось свободное время, он был занят. И наоборот, когда он хотел встретиться, у меня были какие-то дела. - Марисса с напускным безразличием пожала плечами, но ее выдавала подобравшаяся кожа вокруг глаз. - Однако мы наметили встретиться в среду вечером. Скажи, дети могут переночевать у тебя, чтобы мне не оставлять их в школе на продленке? Думаю, для них это будет менее беспокойно.
        - Конечно. Они могут приехать сразу после школы, если хочешь.
        - Нет. Я завезу их после обеда. Мы не хотим быть для тебя лишним бременем без надобности.
        - Великое бремя! Если они слишком расшумятся, я позвоню миссис Мартелуччи, а сама прогуляюсь по кварталу. Черт возьми, в крайнем случае можно пригласить ее посмотреть со мной телевизор. Я думаю, она скучает без детей, с тех пор как я перестала тратить столько времени на «Тонк». - Из открывшейся двери снова потянуло холодным воздухом, и Вероника слегка подвинулась на сиденье. - В следующий раз нужно будет сесть за другой стол, подальше от двери, - сказала она. - Или прийти в более теплый день.
        - Последнее время действительно стоят зверские холода, - согласилась Марисса.
        - Что, вероятно, совсем неплохо для Зимнего фестиваля, - сказала Вероника. - Я припоминаю даже еще большие и шумные толпы, когда нас заваливало снегом. Или наступали кратковременные холода. Кстати, как продвигаются дела с декорациями?
        - Отлично. Я получила бригаду для работ на всей ярмарочной площади, как мы и говорили. По твоему совету мы заказали деревья из папье-маше, и получилось так хорошо, что кое-кто из комитета решил купить еще одну партию для катка. Я собираюсь забежать посмотреть, после того как мы уйдем отсюда.
        В поле зрения Вероники неожиданно попала какая-то пара, занявшая стол в нескольких ярдах от них с Мариссой. Они обратили внимание на длинное теплое пальто женщины. Даже издали было видно, что это очень дорогая вещь. Мужчина помог своей спутнице снять пальто и поспешил усадить ее за стол. Оба они были светловолосые. Шевелюра мужчины отливала золотом, как старинный дублон, тогда как волосы женщины напоминали светлый мед. Ее спутанные завитки были уложены кое-как, что выглядело как случайная небрежность, но достичь ее, вероятно, стоило кучи денег. Мужчина был высокий, а она совсем крошечная. Но оба прекрасно смотрелись в шерстяных свитерах и джинсах, на заднем кармане которых наверняка - Вероника была готова поспорить - красовался известный дизайнерский брэнд.
        Из всех знакомых ей мужчин только один был так ладен, как он. Поэтому, когда посетитель обошел вокруг стола и сел в кресло лицом к ней, для нее не явилось неожиданностью, что им оказался Трои Джейкобсон.
        - Из чего следует, что она, должно быть, его жена, - пробормотала Вероника.
        - Ты что, разговариваешь сама с собой? - спросила Марисса. - Кто должен быть чьей женой?
        - Королева помпонов[Имеются в виду яркие пушистые шары на шестах, которыми болельщики размахивают на трибунах.] . Жена Джейкобсона, многообещающего юноши.
        Марисса оглянулась через плечо.
        - А, ты о Нэнси. Я и не знала, что она в городе. - Она посмотрела через стол на Веронику. - В самом деле, она довольно мила.
        - Ну, если ты так считаешь… - Вероника пожала плечами. - Наверное, это не ее вина, что он был таким дерьмом в старших классах. У меня просто срабатывает старый рефлекс. Это пройдет. Дай мне секунду.
        Словно почувствовав, что он является предметом их обсуждения, Трои внезапно поднял глаза от меню, которое он внимательно изучал, и посмотрел прямо на Веронику. Ему потребовалось не более секунды на узнавание - и он тотчас переключил внимание обратно на свое меню.
        Вероника открыла рот, собираясь сказать Мариссе по этому поводу что-нибудь язвительное, но потом решила ос тавить комментарии при себе.
        Она вспомнила упоминание Дарлин Старки об интрижках Троя и его далеко не радостную реплику, что до его жены дошли те же слухи. Они-то и были причиной ее отсутствия в городе.
        Но видимо, супруги урегулировали свои разногласия, судя по их появлению в обществе. Вероника была вынуждена признать, что на месте Троя она тоже, вероятно, не стала бы привечать сестру бывшей любовницы.
        Однако сидящий в ней маленький бесенок подзуживал ее подойти к их столу и представиться. Но она совладала с импульсивным желанием и сосредоточилась на их с Мариссой визите. Вскоре они заплатили по счету и поднялись из-за стола, чтобы разойтись в разные стороны. И проходя сквозь строй людей, приветствующих стол Джейкобсонов, Вероника ухитрилась не сказать ни слова.

        Внизу послышался какой-то шум. Куп сохранил файл с главой, над которой он в данный момент работал, и закрыл ноутбук. Для Лиззи было слишком рано, у нее еще не закончились занятия в школе. Это означало, что пришла Ронни. Последние несколько дней Вероника умудрялась избегать встреч с ним, а если у нее это не получалось, она грубо пресекала все разговоры. Поэтому сейчас Купу представлялась блестящая возможность, и он не хотел ее упустить. Он оттолкнулся от маленького столика, служившего ему письменным столом, и направился к лестнице.
        Он застал Веронику, когда она вешала в шкаф пальто. Куп остановился в дверях и уперся плечом в косяк. Несколько секунд он наблюдал, как Вероника нацепляет крючок на перекладину. Он следил за ее аккуратными, грациозными движениями, не веря себе, что ему так недоставало ее за прошедшие несколько дней. И дело было не только в сексе. Это по-настоящему беспокоило Купа. Ему было интересно разговаривать с ней, слышать ее мнение по разным вопросам. Он скучал по ее нежному смеху.Куп не предполагал, что он вошел настолько тихо, что Вероника не заметила его присутствия. Она повернулась и, увидев его, вздрогнула.
        - Привет, - сказал он, отталкиваясь от косяка. - Я не хотел тебя испугать.
        - Тогда перестань подкрадываться ко мне, как блудливый кот! - резко парировала Вероника.
        Он вздохнул про себя и подошел к ней.
        - Ронни, ты что, собираешься вечно сердиться? - Куп взглянул на ее чистую кожу, пылающую от гнева, и суровые очертания ее мягких губ. Он засунул руки в карманы, чтобы не прикоснуться к ней. - Извини, что я не сказал тебе, кто я. Ладно? Я не собирался скрывать свое родство с Эдди. Но эта мысль родилась внезапно, когда Марисса решила, что я пришел по ее объявлению. Я подумал, что мне будет легче вернуть Эдди доброе имя, если здесь никто не будет знать, кто я.
        Вероника скривила губы, и Куп ожидал, что она снова станет его распекать. У него не раз была возможность открыть ей правду, с тех пор как между ними установилась физическая близость. Однако слова Вероники явились для него неожиданностью.
        - Я понимаю, - сказала она, - что заставляет Лиззи верить в невиновность Эдди. Она ребенок, и он ее отец. Но ты? Откуда у тебя такая непоколебимая уверенность, если все факты против него? Почему ты думаешь, что он не совершал преступления, тогда как вся судебная система уверена в обратном?
        - Я не считаю, что в этом уверена вся судебная система. Например, адвокат Эдди не может понять, почему он убежал. Он утверждает, что возбужденное против него дело юридически не имеет полной силы. Но я не нуждаюсь, чтобы адвокат мне рассказывал, что Эдди невиновен. Я знаю своего брата. Ты тоже общалась с ним достаточно долго и видела его с Лиззи, чтобы понять, что он за человек. Ты можешь мне честно сказать, что у тебя нет ни тени сомнения, что он виновен?
        - Не знаю, - призналась наконец Вероника. - Мне хочется сказать утвердительно, потому что на это, похоже, указывают все свидетельства. Зачем ему нужно было убегать, если он не виновен? Но…
        - Что «но»?
        - Но… первой моей реакцией, когда я услышала о смерти Кристл, было полное неприятие. Не только потому, что ее убили, но из-за того, что в этом обвинен Эдди.
        - Он этого не делал, Ронни, - сказал Куп. Вероника молча изучала его какое-то время.
        - Я понимаю, - проговорила она наконец. - Ты искренне в это веришь.
        - Более чем верю - я это чутьем знаю.
        - А твое чутье никогда не ошибается? - спросила Вероника.
        - Редко, - сказал Куп.
        Она снова внимательно посмотрела на него и медленно произнесла:
        - Тот молодой человек, Дэвид, говорил, что ты служил в морской пехоте.
        - Да. Тринадцать лет. Мы с Заком, моим другом, были головными дозорными в разведывательном подразделении.
        Вероника подошла к дивану и села. Куп приободрился, хотя она сидела на краешке, словно на шестке, готовая в любой момент подняться и уйти. Он присел на противоположном конце дивана.
        - Значит, когда ты сообщил мне, что в течение тринадцати лет мотался туда-сюда, это было…
        - По милости дяди Сэма.
        - Я не это имела в виду. Я собиралась сказать, что это было ложью. Но тогда мы, в сущности, не знали друг друга, поэтому, я полагаю, меня это никоим образом не касалось. Так что такое разведывательное подразделение?
        - Специальный отряд, который обследует местность для получения информации. Обычно о потенциальном противнике.
        - А головные дозорные?
        - Они первыми оценивают обстановку, идя впереди остального отряда, - пояснил Куп.
        Вероника пристально посмотрела на него и, поморгав, заметила:
        - Это, должно быть, опасно.
        Куп пожал плечами.
        - Лиззи, похоже, верит, что Эдди вернется за ней, - сказала Вероника. - Ты тоже так думаешь?
        - Зная, как он относится к ней, - да.
        Она сразу приняла чопорную позу.
        - Купер, я не позволю ему забрать ее, пока не выяснится, что он чист перед законом и может вернуться. А до тех пор я буду бороться. С тобой, с ним - и даже с самой Лиззи. Я не хочу, чтобы Эдди разрушил ей жизнь своими скитаниями. - Вероника подалась вперед, напряженно всматриваясь в его лицо. - Впрочем, я полагаю, ты должен разбираться в людях. Предположим, я откажусь от предвзятого мнения по поводу Эдди. Ты можешь обещать, что не допустишь его к Лиззи, если он вдруг объявится?
        От одной этой веры в его способности Куп почувствовал, как прилив тепла окутывает его наподобие одеяла. Он подавил в себе приступ гордости.
        - Эдди должен иметь возможность ее видеть, - сказал он спокойно и, прежде чем Вероника успела запротестовать, уточнил: - Скажем так. Я мог бы это устроить, когда она будет спать. Я согласен, что ему не следует разговаривать с ней. Но он должен своими глазами увидеть, что с ней все в порядке.
        - Хорошо. Спасибо тебе.
        - Не стоит благодарить меня, Ронни. Как мне ни хочется вернуть твое расположение, я должен признаться, что делаю это не ради тебя. Конечно, я понимаю твое беспокойство. По поводу качества жизни Лиззи в случае постоянных переездов. Но вместе с тем я не уверен, будет ли ее жизнь богаче и полнее без ее отца. Я готов следить за тем, чтобы они с Эдди оставались вдали друг от друга ради его безопасности. Я сомневаюсь, что Лиззи сможет умолчать и не поделиться с кем-то, если она его увидит. Поэтому, пока мы все еще увязаем в этой грязи, я принимаю твои условия.
        - Довольно честно. - Вероника встала и посмотрела ему в глаза.
        Куп тоже поднялся и, пристально глядя на нее, подумал, что сейчас она выглядит искренней и серьезной. Впервые за эти дни она, казалось, не сердилась на него. Это было так приятно, что он инстинктивно потянулся к ней.
        Она плавно сделала шаг в сторону.
        - Ронни…
        - Помнишь, несколько дней назад ты сказал, что у меня что-то промелькнуло во взгляде? Хочешь знать, что это было?
        Куп охотнее бы поцеловал ее. Нет, это не годилось. Он расправил плечи. Конечно же, он хотел знать, памятуя о своей конечной цели реабилитировать Эдди. Отступив назад, чтобы не сделать какой-нибудь глупости, он коротко кивнул.
        - Я вспомнила один разговор с Кристл, - начала Вероника. - Но прежде чем обсуждать его с тобой, я должна была подумать. На следующий вечер я уже собралась рассказать тебе, но… - Голос ее прервался.
        - Но ты узнала, что Эдди - мой брат.
        - Да. - Она замялась, потом бросила на него взгляд, удивительно правдивый. - Возможно, это не совсем честно по отношению к Кристл. Но я считаю, ты имеешь право это знать. У нее была интрижка с каким-то мужчиной.
        Куп мобилизовал все свое внимание.
        - Кто он?
        - Я не знаю. Но я прихожу к заключению, что он человек женатый, потому что Кристл не хотела говорить об этом. Если она когда-либо избегала сообщать мне больше, чем я хотела знать, то только в одном случае - когда она была совершенно уверена, что я не стану скрывать своего неодобрения. Она терпеть не могла, чтобы ей читали нотации.
        - Она никак не намекнула тебе, кто это мог быть? Может быть, имя упомянула?
        - Нет. Она называла его «дорогой». И только так. Кстати, я абсолютно уверена, что он состоятельный человек. В начале прошлой осени я забирала к себе Лиззи на длинный уик-энд, когда Кристл уезжала с тем мужчиной на Гавайи. Вернулась очень довольная и все восхищалась роскошным отелем.
        - Каким? Отель может быть отправной точкой.
        - «Королевские Гавайи». Это великолепный отель, построенный в двадцатых годах. Кристл была совершенно потрясена его комфортом и удобствами. Она показывала мне фотографию Розовой башни. Они остановились в дорогих апартаментах, с видом на океан, что, вероятно, ценится превыше всего. И еще ей нравилось, что там подавали розовое шампанское.
        - У тебя есть какие-то соображения, как выяснить личность этого человека?
        - Нет, - сказала Вероника. Но что-то мелькнуло в глубине ее зеленых, как мох, глаз.
        - Дарлин Старки вскользь упомянула, что у Троя Джейкобсона была любовная связь, - заметил Куп, стараясь быть беспристрастным. Хотя мужчина вызывал у него неприязнь с первой минуты встречи. Поэтому сейчас Куп вынужден был буквально ломать себя через колено, чтобы не дать чувствам исказить суждения.
        - Дарлин имеет дело со слухами, - возразила Вероника.
        Черт! Купу не нравилось не меньше, чем в тот вечер в баре, что она защищает Джейкобсона.
        - У твоей сестры однажды уже была с ним связь.
        - Но у нас нет реальных оснований думать, что она опять с ним сошлась. - Куп старался не выглядеть вконец раздраженным, когда она медленно добавила: - Между прочим, на днях я видела его с женой в кафе. Я полагаю, это и навело меня на мысль о том злосчастном дружке Кристл. Трои, конечно, достаточно богат, чтобы это оспаривать. И потом… не он ли в тот вечер в «Тонке» сказал, что его жена находится в их доме в Мауи? Непохоже, чтобы он в это время копошился в грязи на собственном приусадебном участке.
        - «Королевские Гавайи» - это на Мауи? - спросил Куп. Из проснувшегося в нем охотничьего инстинкта немного вышел пар.
        - Нет, - сказала Вероника. - Это на Вайкики-Бич на острове Оаху. Но…
        - Тогда действительно речь идет не о его приусадебном участке, - перебил ее Куп. - Вот что я хочу тебя спросить. Ты помнишь дату, когда Кристл отправилась в поездку со своим богатым любовником?
        - Нет, не держу в голове. Но у меня записано в моем еженедельнике, наверху.
        - Хорошо. Ты уточнишь число, а я позвоню своему старому товарищу. Мы с ним вместе служили на флоте. Потом он стал частным сыщиком. Мне думается, первое, что нужно выяснить, - это выезжал ли Джейкобсон из города в тот период.
        Вероника пошла наверх и вскоре вернулась назад.
        - Вот. - Она прочитала дату и протянула Купу фотографию. - Я не уверена, что это чем-то поможет. Но я подумала, что тебе будет интересно взглянуть. Кристл прислала мне это фото, когда вернулась из той поездки.
        - Это и есть «Королевские Гавайи»?
        - Да. Шикарный отель, не правда ли?
        Камера запечатлела своеобразное архитектурное сооружение в испано-мавританском стиле, со множеством арок и башней, увенчанной куполом. Фото вполне могло сойти за почтовую открытку, если бы… не маленькая каштановая, с белыми пятнами собачка, поднявшая лапу возле одной из пальм в небольшой рощице на переднем плане.
        Куп ухмыльнулся, но не только несообразности картины. Он не знал, чем конкретно мог помочь этот снимок, но ликовал от сознания, что имеет возможность сделать что-то конструктивное. Первый раз за все это время, казавшееся целой вечностью. Он снова потянулся к Веронике.На этот раз она была не так быстра, чтобы уклониться от его руки, но успела пришлепнуть ее к его груди.
        - Не надо, - сказала Вероника и отдернула голову от его наклоненного рта. - Не путай мою готовность к совместным поискам убийцы Кристл с чем-то еще. Я сержусь на тебя, Купер.
        Поэтому он отпустил ее. Но про себя поклялся подумать, что бы ему такое сделать в ближайшее время.

        Глава 18

        Утром, открывая дверь спальни, Вероника чуть не раздавила обернутый целлофаном букет алых тюльпанов. В первую секунду она смотрела на охапку цветов так, будто это была свернувшаяся змея, готовящаяся к нападению. Покачав головой, Вероника наклонилась поднять букет с по меньшей мере дюжиной тюльпанов.
        Пробежав пальцами к центру букета, она извлекла небольшую карточку. Открытка была без подписи. Но Веронике не нужно было видеть имени Купа, чтобы понять, кто прислал ей цветы. Четкий почерк с черными буквами, занимающими все пространство до последнего сантиметра, собственно, и был подписью. «Мне тебя недостает, - гласила открытка с типичным для Купера Блэкстока подтекстом: „К чертям собачьим все околичности!“ - И не только по той причине, которую ты можешь предполагать».
        Она прижала послание к груди. О Боже. Вот беда! Сплошные напасти. Вчера ей было довольно трудно устоять перед его поцелуями. Как она собирается держать себя в руках? Особенно когда испытываешь то же, что и он. И когда ей не хватает его точно так же. И не только по той самой предполагаемой причине.
        Вероника образно представила, как Куп покупает ей цветы и потом крадется по коридору, чтобы положить у ее двери. Смакуя эту мысль, продолжая баюкать в объятиях тюльпаны, Вероника отправилась к нему.
        Опомнилась она почти у самой двери перед лестницей на чердак. Вероника остановилась. Что она делает? О чем думает? Похоже, вообще ни о чем. Если бы она была честной перед собой, ей следовало бы признать, что, кроме фантастического секса, между ней и Купером ничего не было. И даже допустив, что их отношения станут глубже и эмоциональнее, действительно ли она этого желает? Меньше всего ей хотелось, чтобы ее постигла та же участь, что и ее мать. Оказаться порабощенной мужчиной без ясно видимых устремлений - нет, для нее это было совершенно неприемлемо.
        Вероника повернула обратно, считая, что нужно просто найти ближайший мусорный ящик и выбросить цветы. Совершенно ни к чему оставлять напоминания, которые будут вводить ее в соблазн изменить свое мнение. Она решительно кивнула. Да, все правильно. Умная женщина должна избавиться от подобных вещей раньше, чем ей скажут, что ее страдания были ожидаемы.
        К сожалению, никто - не считая ее отца, повторявшего, что она слишком сметлива, когда дело касается ее собственной выгоды, - никогда не усматривал в ней великого ума. И вероятно, уже никогда не увидит.
        Вероника направилась в кухню поставить тюльпаны в воду.

        Марисса не помнила, когда последний раз она так волновалась. В среду вечером она расхаживала взад-вперед на первом этаже своего дома, упорно пытаясь себя убедить, что все эти подозрения, касающиеся ее детей и Коди, искусственно ею раздуты. Но в глубине души она боялась, что ее опасения не напрасны.
        Она отправила Райли и Дессу к Веронике сорок пять минут назад. Единственное, что ей оставалось сейчас делать, - это ждать прихода Коди. Чтобы отвлечься от не оставлявшего ее тоскливого чувства, она попыталась найти выход из положения, заняв себя созидательным умственным трудом.
        Когда она заезжала к Веронике оставить детей, ей показалось, что ее подруга не находит себе места, как медведь в клетке. Сейчас Марисса пыталась как-то объяснить ее беспокойство, но сердцем и мыслями она была не с ней. Ее внимание продолжало медленно дрейфовать обратно, к кухонному окну, в ожидании, не мелькнет ли за стеклом фургон Коди.
        Некоторое время спустя фары осветили стены кухни, когда он въехал на полукруглую аллею за домом. Несмотря на свое намерение сохранять спокойствие и бесстрастность, Марисса не заметила, как оказалась у двери с черного хода раньше, чем Коди выскочил из кабины своего фургона.
        - Привет, - мягко сказала она, когда Коди прошел через дворик, вымощенный кирпичом. Марисса отступила назад, придерживая для него дверь.
        - Здравствуй, милый человечек. - Коди нагнулся к ней для долгого поцелуя. Потом задержался на мгновение и поднял лицо, изучая ее. - Кажется, будто минуло тысячелетие, с тех пор как я видел тебя последний раз. - Он погладил ее большим пальцем по нижней губе и прошел на кухню.
        Марисса закрыла дверь и последовала за ним. Несмотря на несколько репетиций, сейчас, когда он находился здесь, у нее не было четкого представления, с чего начать.
        - Не хочешь чашку кофе? - спросила она.
        - Нет, спасибо, - ответил Коди, приближаясь к ней. - Но я бы не отказался от моего сладкого солнышка. - Он притянул ее к себе и наклонился, чтобы снова ее поцеловать.
        Тепло от его рук побежало вниз, распространяясь до талии. Марисса не хотела ничего так сильно, как раствориться в нем и позволить просто унести себя в объятиях. Одному Богу известно, как она этого жаждала. Всю прошедшую неделю она жила на нервах.Накал поцелуя поднялся на несколько градусов. Марисса чувствовала, что все больше и больше уступает гибкому, сильному телу Коди, позволяя ему поддерживать ее. Однако в последний момент она нашла в себе силы отпрянуть назад.
        Коди растерянно заморгал.
        - Я тут подумала и… - Марисса была вынуждена прокашляться, так как ее неожиданно сорвавшийся голос прозвучал как писк Микки-Мауса. - За все то время, что мы с тобой встречаемся, ты еще ни разу не видел моих детей. Ты не хочешь пойти вместе с нами завтра на гамбургеры?
        - Завтра? Гм… завтра я не могу. Я договорился встретиться с отцом.
        У нее упало сердце. Она не представляла себе мужского смятения там, где его не должно существовать. Проклятие! Она так хотела, чтобы ее интуиция оказалась неверной. Но стоило ей только подумать об этом, как все, чего она боялась, предстало прямо перед глазами. Это и чуть заметная суетливость в его движениях, и напряженная улыбка, и неспособность выдержать обращенный к нему взгляд.
        - Так забирай с собой отца, - сказала Марисса спокойно. - Мы будем ему более чем рады.
        - Извини. К сожалению, ничего не получится.
        - Тогда в пятницу, - сказала она без всякого выражения.
        - У меня… гм… - Коди замялся.
        - Еще какое-то чрезвычайно важное дело, - закончила за него Марисса. Она прошла к двери, распахнула ее и держала открытой. - Я думаю, сейчас тебе лучше уйти.
        - Что такое?
        - Может, я тупая, но не полная дура, - сказала Марисса и встряхнула дверь. - Уходи.
        - Рисса, - начал Коди, - на самом деле все не так, как может показаться…
        - Неужели? - перебила его Марисса. - На самом деле я вполне для тебя хороша, когда тебя посетит желание попрыгать со мной на матрасе. Но когда дело доходит до знакомства с твоей семьей, выясняется, что я этого недостойна. И моя семья тебе тоже не подходит.
        - Нет! - Коди хотел дотронуться до нее, но она отдернулась назад. Его рука упала вдоль туловища, однако, исполненный решимости, он наклонился вперед. - Послушай, это просто из-за того, что… моя сестра часто меняет мужчин. Я вижу, как мой племянник Джейкоб каждый раз тяжело это переживает. Мальчик только начинает привыкать к человеку, как он исчезает. Вот почему я избегаю знакомства с детьми тех женщин, с кем встречаюсь. Это моя маленькая уловка.
        Марисса чувствовала, как в крови зарождается дикий гнев. Это чувство затрагивало сразу столько уровней, что его с трудом удавалось держать под контролем. Но ей хватило твердости укротить свой характер.
        - Ну да, - коротко сказала она с холодным безразличием. - Право же, приятно узнать, какое место я занимаю в твоей жизни. Значит, я - одна из твоих женщин.
        - Ты - единственная женщина, с кем я встречаюсь в последнее время, - сказал Коди. Но он почувствовал, что земля под ним внезапно сделала опасный поворот. Один неверный шаг - и он будет втянут в зыбучие пески, откуда ему никогда не выбраться.
        - Я понимаю, - сказала Марисса обычным тоном, но глаза ее горели гневом. - Я рангом выше, чем одна из многих, и поэтому удостоена чести спать с тобой. Но в то же время очень старательно ограждаема от участия в любой другой стороне твоей жизни. - Она постаралась придать голосу пренебрежительное звучание, но получилось далеко не так.
        - Мне совсем не хочется видеть у других детей то же, что я вижу в глазах Джейкоба, - сказал Коди. - Я по собственному опыту знаю, что…
        - Все женщины - шлюхи?
        - Нет.
        - Я полагаю, это именно то, что ты думаешь, - сказала Марисса. - Ты считаешь, что все женщины заботятся больше о собственном сексуальном удовольствии, чем о своих детях.
        Хоть и понимая, что ему не следует вторгаться в эту область, Коди не заметил, как у него вырвалось:
        - В первый же вечер нашей встречи…
        - Я упала прямо в постель с тобой, - прервала его Марисса резким, язвительным тоном. - Отсюда следует единственное резонное заключение, что я делаю то это с каждым, кого встречаю.
        Коди в отчаянии ерошил волосы.
        - Черт побери, ты дашь мне закончить предложение? Или по крайней мере не вкладывай мне в уста свои слова.
        - О, прошу прощения. Тогда позволь спросить тебя еще. Ты полагаешь, что был просто одним из многих?
        Он поколебался, слишком долго для мгновения, потому что именно так и думал… первое время. Но потом он узнал ее лучше.
        Прежде чем Коди успел сказать, что больше так не считает, Марисса коротко кивнула.
        - Это то, чего я и опасалась. Но у меня есть для тебя новость, самовлюбленный эгоист. Я не падаю в постель с первым встречным. Я думала, что ты особенный. Она невесело засмеялась. - Черт! Мне казалось, я начинаю в тебя влюбляться.
        Коди почувствовал, как сердце ударилось в груди и забилось сильнее. Он непроизвольно сделал энергичный шаг вперед, но Марисса вскинула руку и уперлась ему в грудь. Глаза ее, казалось, наэлектризовались от бешенства. С ослиным упрямством сжимая свои нежные губы, она решительно теснила Коди назад, шаг за шагом.
        - По правде сказать, - категорично заявила она, - я тебя совсем не знаю. А тебе наверняка не известно самое главное обо мне, если ты считал, что я последую твоему сценарию. Я не стала бы говорить моим детям: «Познакомьтесь с новым дядей, он будет жить у нас», как ты, вероятно себе представлял. Просто я думала, было бы мило, если бы они подружились с первым мужчиной, с которым я встречаюсь, с тех пор как не стало их отца. Но, по всей видимости, я ошиблась.
        Марисса обошла вокруг него, и где-то в дальнем уголке сознания Коди отметил грохот небольших жалюзи на распахнутой двери. Но он не придал никакого значения этому звуку, потому что его внимание зафиксировалось на словах «влюбляться» и «первый». Они рикошетом отскакивали от его мозга, как пули от скалистого склона.
        - Должно быть, мне это снилось, - сказала Марисса. - Но знаешь что? Теперь я полностью проснулась. И я не хочу, чтобы мои дети находились рядом с человеком, который считает их мать эгоистичной потаскухой. - С этими словами она твердо подтолкнула Коди локтем.
        И следующее, что Коди ощутил, оказавшись в ее дворике, был ледяной ветер, со свистом пробивающийся сквозь его меховую куртку. Он удивленно смотрел на раскачивающиеся жалюзи, когда кухонная дверь громко хлопнула у него перед носом.

        Купер положил у двери свое последнее подношение - рамку с фотографией Лиззи и Дессы, наряженных в яркие платья, и медленно распрямился. Это ухаживание было нелегким делом. И он совершенно не представлял себе, как будет воспринят его подарок. Черт побери, он даже не знал, можно ли это рассматривать как подарок. Начать с того, что фотографию делала Вероника. Он только сходил в маленький магазинчик на Третьей улице купить рамку и сделал матировку. Куп считал, что это дает ему моральное право на поощрительные очки. Но как знать, заработает ли он их? В данный момент, когда он в прямом смысле подошел к этому вплотную, у него возникли сомнения. Женщины - создания непредсказуемые.
        Было без четверти три ночи. Стоя в коридоре подобно просителю, Куп испытывал сильное искушение войти к Веронике, как он привык это делать. Ему было бы нетрудно пробудить в ней желание, она завелась бы раньше, чем успела окончательно проснуться. Куп неуверенно потянулся к двери. Если выяснится, что Вероника по-прежнему подпирает ручку на ночь креслом, он этого не перенесет. А если она перестала это делать, не будет ли предательством немедленно платить ей вот таким образом за возвращенное доверие? На днях Вероника снова начала с ним разговаривать. В действительности она пошла на огромную уступку, согласившись помочь ему найти убийцу сестры, чтобы снять обвинения с Эдди.
        Ручка двери так и осталась нетронутой.
        Куп повернулся и направился к себе. У него не было уверенности, что он поступает мудро или как величайший в мире болван.
        Но так или иначе его не покидало нехорошее предчувствие, что черта с два он уснет этой ночью.

        Вероника подождала, пока осторожные шаги Купа полностью стихнут, и откинула одеяла. Она быстро вылезла из постели, дрожа от холода, когда ноги коснулись дощатого пола. Она прошла через комнату и бесшумно отворила дверь. Выглянула в коридор и, убедившись, что все спокойно, быстро подобрала с пола плоский пакет. Затем толчком бедра закрыла дверь.
        В следующее мгновение она снова залезла в постель, включила лампу на тумбочке и подтянула к груди одеяла, подоткнув края под мышками.
        Первую минуту она просто сидела, гадая, какой подарок может быть в оберточной бумаге, с удовольствием перебирая бесконечные варианты. На тумбочке рядом с кроватью стояло блюдо со вчерашним подношением - макадамским орехом в шоколаде. Вероника подобрала одно драже и бросила в рот, разглядывая грубую коричневую бумагу пакета с воинственно торчащими углами. Такими похожими… на Купа. Она слегка улыбнулась и осторожно перевернула пакет. Просунула палец под край и, отделив три кусочка липкой ленты, сняла бумагу. Затем повернула подарок лицевой стороной.
        - О! - Это была одна из фотографий, сделанных ею в тот вечер, когда Лиззи и Десса затеяли свою игру с переодеванием. Куп вставил снимок в матовую, лишенную блеска рамку такого же синего цвета, как платье Лиззи. Вероника ожидала бы, что он выберет скорее простую, скромную рамку, - но нет, он предпочел серебристо-синюю. Она выглядела изумительно, по-женски нарядно. Вне всякого сомнения, он держал это в голове, когда выбирал эту рамку.
        И это делало его подарок особенно дорогим.
        Проклятие! Она так устала вести борьбу с собой. Желание встать и пойти к нему в комнату становилось почти непреодолимым. И эта жажда была так сильна, что Вероника была вынуждена взглянуть на мотивы поведения своей матери совершенно под другим углом.
        Может, мама чувствовала к папе что-то, близкое к этому испепеляющему желанию? Правда, ей было трудно вообразить одного из родителей как сексуальное существо. Но может, ее мать потому и мирилась с отцовской леностью все те годы, так как он делал ее жизнь достойной… в другом отношении?
        Вероника отодвинула в сторону свою мысль, не желая даже ступать на эту зыбкую почву, но легкая улыбка все же тронула уголки ее рта.
        - Я тебя понимаю, мама, - пробормотала она. В некотором роде было приятно думать, что ее мать, возможно, получала что-то в уплату за все годы самопожертвования.
        Она поставила фотографию на тумбочку и выключила свет. Лежа в темноте, она пыталась вымолить себе сон, снова воображая свою жизнь в реальном мире, когда все здесь уладится. Но какие бы уловки она ни предпринимала, расслабиться не удавалось. Она не могла найти удобного положения для своего беспокойного тела, снова и снова ворочаясь с бока на бок. Это становилось невыносимо. Был только один способ обрести хоть какой-то покой. Наконец она откинула одеяла и встала. Минутой позже Вероника оказалась у двери перед лестницей на мансарду, размышляя, не потеряла ли она окончательно разум. Она расправила плечи. Нужно выбросить из головы Купера Блэкстока раз и навсегда. Тогда, может, появятся какие-то мысли, как снова взять свою жизнь под контроль.
        Но она будет умнее своей мамы. Она будет действовать тем же способом, что и Купер. Они могут использовать друг друга, чтобы утолить свое взаимное желание, но ее сердце останется нетронутым.
        Вероника бесшумно отворила дверь и на цыпочках поднялась по ступенькам.
        Сквозь морозные узоры на окне просачивался тусклый лунный свет. Под кипой одеял и пикейным покрывалом различались очертания большого тела Купа. Вероника быстро прошла через комнату и, приподняв одеяла, скользнула в постель, к нему под бок.
        Его неподвижное тело излучало тепло, подобно мощному горнилу. Вероника уютно пристроилась около него и подумала о том, как Куп станет ее соблазнять, пока она еще будет спать, и как она проснется уже полностью «на взводе». Вероника улыбнулась в темноту.
        Она могла это сделать.
        Вероника придвинулась ближе и поцеловала его в грудь. Потом провела рукой по твердым мышцам живота вниз, к бедрам. Она облизнула губы и обхватила пальцами его фаллос.
        Он был тверд, как скала, и совершенно прям.

«Погоди-ка». Она подняла голову от его груди, напрягая зрение, пытаясь разглядеть его лицо.
        - Так ты не спишь.
        - Не сплю, Душистый Горошек, - низким голосом прохрипел Куп в темноте. - Тринадцать лет сбросить не так просто. Солдат приучается чутко спать и никогда не позволит незаметно подкрасться к себе. - Он обхватил ее руку своей широкой теплой ладонью, подсказывая, какой ритм ему больше приятен. - О Боже! - судорожно вздохнул он, когда Вероника крепче сомкнула пальцы. - Можешь подкрадываться ко мне в любое время, когда тебе захочется. - Рука его затем быстро переместилась к Веронике на затылок, укачивая ладонью ее голову. Он повернулся, чтобы поцеловать ее.
        Она-то думала, что может обойтись без него и… без этого. Но ее самоотречение будто превратилось в летучую взрывоопасную смесь, а его поцелуй стал искрой, приведшей обоих в огненное царство. С жадным рокотом, нарождающимся в где-то в горле, Вероника отпустила мужскую плоть и двумя руками обхватила Купа за шею, возвращая ему поцелуй, вдохнув в него всю страсть, что только имела.
        В течение нескольких долгих минут в комнате был слышен единственный звук - влажное хлюпанье их медленных, захватывающих поцелуев. Наконец Куп слегка поднял голову.
        - О Боже, - проговорил он, пристально глядя на Веронику, - мне так тебя недоставало. Нет никого на свете вкуснее тебя, Ронни. Ни у кого нет таких сладких губ.
        Его слова повергли ее в трепет и вызвали легкое беспокойство, угрожавшее впустить в сковавшую ее страсть ледяной ручеек реальности. Вероника на секунду вырвалась из пут забвения и напомнила себе о своей клятве, чтобы защитить себя. Но Куп отвел от ее щеки прядку волос и пролил ей на лицо целый дождь поцелуев. Его другая рука расстегнула пуговицы на ее пижаме и пробудила соски, оставив их воспрянувшими, прежде чем проникнуть под эластичный пояс.
        Его пальцы спустились ниже и погрузились между ног, плавно скользя взад-вперед и легонько пощипывая.
        - Ага, - заворчал Куп, когда Вероника застонала, и продолжил трогать ее всеми способами, мастерски наращивая ее ощущения. - Так, хорошо. Еще. Мне нравится это слышать.
        Ее прерывистое дыхание все учащалось. В стремлении приблизить желанное облегчение она не могла сдерживать натужные звуки, рвущиеся из горла. Она подняла глаза на Купа, его раскрасневшаяся кожа на скулах была заметна даже впотьмах. Его брови сдвинулись у переносицы, пока он следил за приближением ее оргазма.
        И в тот самый момент, находясь на грани умопомрачения, Вероника услышала собственный шепот:
        - Я люблю тебя, Купер. Я люблю тебя.
        За всю свою жизнь она не могла представить себе чувства сильнее. Что это было?
        Облегчение? Или ужас?

        Глава 19

        Как только Куп припарковался на ярмарочной площади, Лиззи, Райли и Десса выскочили из машины и помчались к главным воротам. Вероника с Мариссой тотчас закричали детям вслед, чтобы они не потерялись. Куп ухмыльнулся скоропалительным предостережениям женщин. Полный того же бодрящего чувства, как обычно бывало в предвкушении боевого задания, он вылез из автомобиля и запер дверцы. Даже не верилось, что он испытывает не менее сильные ощущения в ожидании этого Зимнего фестиваля в маленьком городе, с двумя женщинами и тремя детьми. В течение десяти секунд Куп пытался понять свою реакцию. Он объяснял ее простой удовлетворенностью, потому что сегодня была его первая свободная суббота за время пребывания здесь. Однако оставил это занятие как безнадежное.
        Наблюдая за маленькими замечательными ягодицами Вероники, когда она устремилась за детьми, Куп должен был признаться себе в том, что пытался отрицать последние несколько дней. Его удовлетворенность и приятные ожидания - все это концентрировалось вокруг Вероники. Не будь ее, он бы гроша ломаного не дал за это празднество. Посещение Зимнего фестиваля вместе с ней подогревало его предвкушения. Здорово же он увлекся.
        Прошло много времени, с тех пор как Куп перестал суетиться из-за обыденных вещей. В его жизни было много женщин, но они как приходили, так и уходили, оставляя следа не больше, чем рябь на воде. И все было прекрасно. Позабавились немного, получили взаимное удовольствие и разбежались. Это было самое большее, что он когда-либо хотел от секса. Что касается продолжения, то здесь он руководствовался желанием женщины и своим собственным.
        Но у него никогда не было потребности знать, что движет женщиной. И еще меньше его заботило, что она думает. До недавнего времени. В интимных отношениях он никогда не проводил разграничения между сексуальным влечением и любовью, не веря в существование последней.
        Он глубоко заблуждался.
        Последние несколько ночей он полностью проявил все свои возможности. Он использовал все, чему научился раньше, и несколько новых приемов, изобретенных по ходу дела. Это-то и привело к тому, что в ответ Вероника сказала: «Я люблю тебя, Купер».
        Печальный случай. Не говоря уже о том, что неудачный. Она ни разу не повторила этой фразы, с тех пор как ненароком произнесла ее в четверг утром.
        Куп не мог смириться с тем, что это были просто пустые слова во время секса.
        Эта мысль была ему особенно ненавистна теперь, когда оказалось, что то признание обрело реальное значение. Но гораздо хуже было то, что ему самому не хватало здравого смысла, чтобы обеспокоиться за себя. Это было что-то совершенно непонятное для мужчины, чей инстинкт выживания в большинстве случаев оказывался отточенным, как лезвие бритвы.
        Вероника внезапно повернулась и застала Купа в тот момент, когда он смотрел на ее зад. Она сделала легкое виляющее движение и ухмыльнулась:
        - Пошевеливайся, Блэксток! Ты же не хочешь отстать? - Она взмахнула бровями, как Граучо Маркс[Один из пяти братьев Маркс, комедийных актеров, популярных в США с
30-х годов.] . - А то как бы тебя не постигли ужасные вещи.
        - Угу, совет ясен. - Куп догнал ее, готовый отказаться от чего угодно, кроме перспективы провести с ней вечер. В узком проходе перед главными воротами толпа уплотнилась. Тайком воспользовавшись внезапным прессингом тел, Куп обхватил Веронику за талию и притянул к себе. - Я слышал, - проворчал он, наклоняясь к ее уху, - что мне придется платить вступительный взнос из собственной
«развлекательной» казны, если я не останусь в группе.
        Вероника затрепетала, но ткнула его локтем в бок, чтобы высвободиться. Она суетливо поправила на шее пушистый зеленый шарф, повернулась и пошла впереди Купа. Она была в очаровательной ворсистой шляпке с полями, отогнутыми назад и пришпиленными маленькой кокетливо и брошью.
        - Все будет в порядке, - сказала она с притворной серьезностью. - Мы умолчим, кто здесь старожилы, а кто вновь избранные, согласно действующим правилам.
        - И что? - сказал Куп. - Будет царить анархия?
        Вероника наградила его самой доброй улыбкой - и в придачу легким дружеским шлепком в грудь.
        - Совершенно верно.
        - Тетя Ронни, вы собираетесь идти дальше или нет?
        Куп засмеялся и пошел быстрее. Он обогнал Веронику у кассы, достал бумажник и купил билеты для всех. Затем провел свою маленькую группу через турникет.
        Дети ринулись вперед, как ядро, выпущенное из пушки, мимо ближайшего зала с экспозицией. Удивленный целеустремленностью, с какой они бросились к месту назначения, Куп сдержанно заметил:
        - Очевидно, что-то привлекает их больше, чем какие бы то ни было экспонаты в этом здании.
        - Каток, - согласилась Марисса. - В зале А в основном представлены товары народных промыслов. Кустарная продукция у детей не вызывает большого интереса. Хотя позже Райли захочет поучаствовать в Кекуоке[Возникший примерно с 1900 г . конкурс бальных танцев с наградой в виде большого красивого торта для победившей пары.] . Он никогда не упустит возможности выиграть десерт. - Она изобразила слабое подобие своей обычной улыбки, но ямочек на щеках не было видно.
        Куп заметил, как Вероника озабоченно смотрит на подругу. Вчера вечером в «Тонке» прошел слух, что у них с Коди произошел разрыв. Сейчас Марисса явно пыталась делать вид, что ничего не случилось. Но нетрудно было заметить, что она отчаянно несчастна.
        Он протянул руку и тронул ее за рукав ее роскошного темно-синего шерстяного пальто.
        - Коди - дурак, если вы хотите знать мое мнение.
        Лицо ее на секунду исказилось страданием, и Куп проклял себя за свой длинный язык. Она, несомненно, тяжело переживала происшедшее, и сообщать ей, что об этом идут разговоры, было не самым удачным его шагом за сегодняшний день.
        Однако Марисса тотчас же царственным жестом подняла подбородок.
        - Фоссил есть Фоссил, а «Тонк» есть «Тонк». Нечего удивляться, что новость передается из уст в уста. Этого следовало ожидать. - Решимость зажгла огонь в ее глазах и расправила ее плечи. - Но я ценю ваше участие, Куп. Глупость Коди - как раз та причина, которая вынудила меня прогнать его.
        О черт!
        Вероника хотела шмякнуть себя по лбу. Вместо этого она только сокрушенно вздохнула. Мало ей искушений! Куп обладал острым как бритва умом и был настоящим подарком в постели. Как уберечь от него свое сердце? Как не дать ему растаять и растечься в большую лужу возле его ног, если выясняется, что он еще и чуток к боли твоей лучшей подруги?
        За последние две ночи, пока они с Купом предавались любовным утехам, она, наверное, стерла в порошок все коренные зубы, чтобы сдержать себя. Она готова была повторять снова и снова: «Я люблю тебя, Купер», а назавтра в течение дня ей почти удавалось вдолбить себе, что все ее чувства - просто похоть. Но неизбежно приходила ночь. В постель опять прокрадывался Купер, и все защиты сразу начинали крошиться на куски. Страсть спадала, и наступало спокойное последействие, но в душе все еще ютилась ноющая потребность просто тихо лежать рядом с ним. В такие минуты у нее возникали серьезные подозрения, что она занимается самообманом. Дело было не только в сексе. Несомненно, ее сердцем владело очень сильное чувство.
        Не то чтобы она перестала бороться с собой - нет, ей удавалось держать под замком слова, настоятельно требовавшие выхода. Но сейчас, видя, как Куп выступает в защиту Мариссы, она готова была, не колеблясь ни секунды, произнести эти слова вслух.
        К счастью, в этот момент все трое миновали дорожку между залами А и Б и ступили в
«Страну чудес».
        - О Боже, Рисса, - с чувством прошептала Вероника, - ты устроила настоящее театральное представление.
        - Я просто похитила твою идею, - пожала плечами ее подруга. От того энтузиазма, когда они только готовили проект, почти ничего не осталось. Марисса была так расстроена событиями четверга, что едва могла говорить. Коди не хотел связывать себя с женщиной, имеющей детей. Вот и все, что она могла сообщить о своем разрыве с ним. У Вероники сердце оборвалось при виде подруги в таком состоянии.
        Поведение Коди вызывало в ней ярость. Прежде всего как он смел вступать с Мариссой в близость при таком отношении к детям? Зла на него не хватает! Попадись он ей в руки, она бы с удовольствием свернула ему шею.
        Но Вероника просто сказала:
        - Я с тобой не согласна, Марисса. Моя голая идея ничего не стоит. Ты претворила ее в такое чудо. - Взмахом руки она охватила все творения подруги. - Это похоже на сказочный мир.
        Ярмарочное поле между ареной для родео и выставочными залами, место, где летом проходил ежегодный карнавал, рабочие превратили в каток. Вокруг него комитет фестиваля решил установить множество скамеек и деревьев из папье-маше. Последние выглядели как натуральные. Среди голых ветвей, блестящих от инея, мерцали сотни крошечных белых огоньков, и прыгающие блики от них попадали на скользящих по кругу розовощеких конькобежцев. От двух тележек с едой и напитками валил пар. В ядреном холодном воздухе пахло хот-догами, какао и подогретым сидром с корицей.
        Ледовый аттракцион пользовался большой популярностью. Состав его участников варьировался в широком диапазоне - от молодой женщины, крутившейся в центре подобно заправской фигуристке, до ребенка, едва переступившего порог младенчества. Девочка еле стояла на коньках и, казалось, вот-вот приземлится на свою маленькую пухлую попку. Но эти неуверенные шаги, похоже, ни у кого не вызывали смеха.
        Вероника узнала мэра с женой, вальсировавших на льду. Нейл Пиви, адвокат Эдди, сидел на одной скамейке с Дар-лин Старки, хотя, по-видимому, они были не вместе. Давнишняя знакомая Вероники, ее бывшая одноклассница, была здесь вместе с детьми. Все трое, смеясь, снимали свои прокатные коньки как раз через скамейку от того места, где Лиззи, Десса и Райли надевали свои.
        Куп принес чашку горячего шоколада с шапкой взбитых сливок и карамельной палочкой в качестве украшения, и Вероника приятно проводила время за несколькими занятиями. Она с улыбкой следила, как Лиззи осторожно делает медленные круги на льду, и наблюдала за шумным состязанием на арене, где на подложке из соломы стояли огромные ледяные глыбы. Из них соревнующиеся высекали скульптуры, придавая им узнаваемые формы. Судя по громкому хохоту, проплывавшему через поле, можно было предположить, что в картонных стаканчиках участников не подогретый сидр, а что-то покрепче.
        - Вероника?
        Она оглянулась на вопросительную интонацию и увидела стоявшую рядом бывшую одноклассницу.
        - Деб?
        - Да, - засмеялась женщина. - Слава Богу! Я боялась увидеть один из тех пустых взглядов, типа «Кто ты такая, черт возьми?». Ведь в школе мы не так близко знали друг друга. Я просто хотела остановиться, чтобы поздравить тебя с возвращением.
        - Ну, спасибо, - улыбнулась Вероника.
        - Это мои дочери, Меган и Рейчел, - сказала Дебра. И после обмена приветствиями добавила: - Меган учится с Лиззи в одном классе. Так или иначе мы, вероятно, будем встречаться во время школьных мероприятий. И я хотела спросить, не посидеть ли нам как-нибудь днем за чашкой кофе? Если ты не слишком занята.
        - Спасибо. Я буду очень рада.
        Они обменялись номерами телефонов, и женщина с дочерьми удалилась. Вероника смотрела им вслед, чувствуя, как приятное тепло медленно растекается по телу. Она снова сосредоточила внимание на катке, продолжая невольно улыбаться неожиданному ощущению признанности после доброго жеста Дебры.
        - Эта Лиззи - настоящий автомобильный лихач. За ней не угонишься. - Вероника вздрогнула, когда Купер неожиданно зашептал ей на ухо.
        В спину ей подул холодный ветер, когда нижний край ее жакета и свитер под ним внезапно сместились вверх. Потом прореха закрылась, и по голой коже спины распространилось тепло, где Куп приложил свою руку.
        - Хорошо, что впереди много лет, - сказала Вероника, - прежде чем кому-то придется беспокоиться за нее, когда она окажется за рулем автомобиля.
        Куп стоял сзади, сдвинувшись чуть в сторону. Вероника была уверена, что на лице у него сейчас то безразличие, которое он так часто на себя напускал. Она подняла голову и украдкой взглянула на него. Никакого равнодушия. Напротив, он ласково улыбался, глядя, как Лиззи со скоростью улитки движется по периметру.
        Вероника вновь посмотрела вокруг. В это время мимо стремительно промчался Райли, точно Гарри Поттер в погоне за Золотым Снитчем. Она оглянулась удостовериться, что какой-нибудь случайный наблюдатель не видит, как длинные пальцы Купа гладят ее ложбинку вдоль спины.
        Дать ему волю, он, без сомнения, стал бы трогать ее открыто, не беспокоясь, что кто-то заметит. И уж точно не стал бы придавать никакого значения сплетням. Но так как это имело большое значение для нее самой, он, с его сдержанностью, был воплощением благоразумия.
        Вероника чувствовала, как сердце ее до краев переполняет любовь, до того сильная и всепоглощающая, что могла раньше времени свести в могилу. Этот мужчина был гораздо сложнее, нежели она знала его в постели. Внешне Куп напоминал тот тип людей, что способны сломать человеку хребет одним поворотом руки. Но он был неизменно ласков к ней и Лиззи. У него была добрая душа.
        На этот раз Вероника полностью повернула голову и улыбнулась ему.
        - Я люблю тебя, - прошептала она, поймав его взгляд. Она снова расцвела в улыбке, когда его тело сделалось неподвижным и в глазах появился жар. Ее изумило, что, произнеся эти слова вслух, она ни чуточки не испугалась. Возможно, их дальнейшие отношения не имели перспективы, и завтра необдуманность ее слов могла обернуться для нее новым ударом. Но сегодня она решила принять все как есть, ничего не меняя, потому что такое прекрасное чувство приходит не каждый день на неделе. Пусть хотя бы в этот единственный вечер она просто предастся ему. Не считая черного периода, сразу после смерти Денни, Марисса не помнила другого такого времени, когда она чувствовала бы себя так ужасно. Она упорно старалась - ради детей, ради Ронни с Купом - вести себя как подобает уравновешенному человеку, но это давалось с большим трудом.
        О Боже, как ей тяжело! Единственным ее желанием было бить себя в грудь и кричать в голос.
        Она так ждала этого вечера, с того дня как Вероника указала ей правильное направление. Проект с декорациями постепенно обретал законченный вид. Она грезила этим фестивалем, предвкушая триумф, который окупит ее тяжелый труд. Но сейчас ей хотелось только уйти домой, залезть в постель и накрыться с головой одеялом.
        Из-за детей Марисса настроилась крепиться до конца вечера, чтобы не дать себе сломаться. Она еще успеет это сделать, когда уложит их спать и останется одна.
        Опять одна.
        Эта мысль упрочила ее решимость быстрее, чем это сделали бы десять внушительных лекций собственного сочинения. Не родился еще такой мужчина на свете, чтобы превратить Мариссу Травитс в жалкого нытика. Она подняла свой упрямый подбородок и повернулась к Веронике с Купом.
        - Вы так и будете стоять здесь, пока замерзнете, как я?
        - Даже больше, - сказала Вероника. - Мои ноги уже почти пять минут ничего не чувствуют.
        Они стали звать детей. Марисса краем глаза заметила, как Куп быстро выдернул руку из-под пальто Вероники. Так-так. Интересно, когда у них это возобновилось? Про себя же она подумала, что Ронни так вежлива с ним исключительно из-за Лиззи.
        Но сейчас выяснить последние новости не было никакой возможности. Дети уже гурьбой бежали с катка. Едва успев скинуть коньки, они стремглав помчались в зал А и тут же затеяли спор, во всяком случае, ее дети - точно.
        - Мама, мы с Лиззи хотим пойти в «Кружок Ребекки». - От внезапного энтузиазма щеки Дессы сделались пунцовыми. Ее белокурые волосы светились, точно нимб, и колыхались вокруг ее головы, пока она беспокойно танцевала на месте. - Там будут платья для кукол. Так сказала Сьюзи Поссер. А ее мама в этом кружке, поэтому она должна знать. Давайте пойдем туда и выясним. Хорошо?
        - Ни в коем случае! - возразил Райли. - Кукольные тряпки - это для глупцов.
        - Ничего-то ты не понимаешь!
        - Еще как понимаю! Пойдемте смотреть соревнования, кто больше съест пирогов. Мама, ну как ты можешь не пойти со мной? Держу пари, я запросто могу победить.
        Десса показала брату язык. В ответ Райли толкнул ее. Но она не зря была дочерью своей матери, а потому немедленно дала ему отпор. Марисса укоризненно покачала головой. Потом посмотрела на Лиззи, стоявшую позади дерущихся Травитсов, ничего не требуя. Ну почему нельзя иметь хотя бы одного милого, спокойного ребенка?
        - Вот что я вам скажу, - вмешался Куп, без труда оттащив Райли от его сестры. - Почему бы нам с Райли не пойти выяснить насчет соревнований с пирогами? А вы, леди, можете отправиться за одеждой для кукол. Потом все возвращаемся и встречаемся там, где проводится лотерея с теми пуховиками. Ну что? Через полчаса?
        Марисса согласилась с неприличной поспешностью. Она наблюдала, как Куп, вскинув руку, обнял Райли за плечи.
        - Пойдем, дружище. Посмотрим, кто съест больше всех пирогов.
        - Можем поспорить, что я, - сказал Райли, когда они уходили. Марисса видела сияющее лицо сына, прежде чем их поглотила толпа. Райли смотрел на Купера с таким восхищением, словно мужчина ступает по воздуху над водой. Меньше всего ей сейчас хотелось видеть это, потому что на месте Купера с успехом мог быть Коди. Но он не хотел знать ее детей. Он скорее отгрыз бы себе руку, чем познакомился с ними. Ее убивала эта мысль.
        - С тобой все нормально? - тихо спросила ее Вероника несколько минут спустя, когда девочки набросились на плоды рукоделия в палатке «Кружка Ребекки». - Ты выглядишь очень бледной.
        - Никогда бы не подумала, что любовь может так ранить, Ронни. Я не помню, чтобы я так изводилась с Денни.
        - Денни ты знала всю свою жизнь, и он был настоящий мистер Добродушие. У вас, вероятно, была более спокойная любовь. Но был ли кайф так велик?
        - Нет. И в сексе тоже не было того накала. - Но от этого признания Марисса почувствовала себя виноватой и тотчас переменила тему. - А вы с Блэкстоком начали все по новой?
        Вероника глуповато кивнула.
        - Похоже, я так и не пойму, сговор ли это небес… или все та же история Дэвисов, мамы с папой.
        - Куп мне симпатичен, Ронни. Он производит впечатление доброго человека.
        - Да. Я только что подумала о том же.
        - Но когда все-таки это произошло? В прошлый раз, насколько я помню, ты ему отказала. Так почему ты мне ничего не говоришь?
        - Все это время он… искал моего расположения. - Вероника наскоро перечислила подарки, которые Куп оставлял у нее под дверью. - И подкуп состоялся. В среду ночью… или в четверг утром, если ты хочешь точности.
        - Ох… - В ту же ночь, когда у них с Коди произошла размолвка. У Мариссы сжалось сердце. - Тогда, я полагаю, это же и ответ на мой второй вопрос.
        - Я видела, что ты ужасно расстроена, - призналась Вероника. - Не могла же я тебе сказать: «Рисса, ну сколько можно разговаривать о твоих ночах? Дай и мне рассказать, какой у меня был грандиозный секс!»
        Марисса расхохоталась. Вот так сюрприз. Она только что была готова поклясться, что рассмешить ее вообще не-возможно. Спасибо лучшей подруге и ее фривольному юмору! Она повернула Веронику за плечи, привлекая ее в свои объятия.
        - Благодарю тебя, дорогая, - сказала она. - Я тебя обожаю.
        - Я тебя тоже. И уверяю тебя, ты со всем этим справишься.
        - Да, - согласилась Марисса и про себя решила: «В конце концов справлюсь». Это могло занять какое-то время, но она действительно верила в чудо из чудес, в тот счастливый час. Во всяком случае, так она думала, разглядывая несколько палаток в ряду. И тут ее глаза едва не встретились прямо с глазами Коди.

        Она смеялась! Черт возьми, как она могла смеяться?
        В тот вечер в среду Коди чувствовал себя так, будто у него вырвали сердце. С тех пор ему казалось, что он так и живет без него. Сейчас их с Мариссой разделяли несколько ярдов. Он смотрел на нее через плотную толпу, не замечая ни бледности ее лица, ни грусти в ее глазах за собственной болью. Он видел только прелестные очертания ее улыбающихся губ.
        Однако улыбка моментально исчезла, как только Марисса заметила его. Более того, она демонстративно подняла подбородок и отвернула лицо. Но еще раньше Коди успел отметить ее отсутствующий взгляд, как будто они даже не были знакомы друг с другом.
        Он не верил себе. С тех пор как Марисса захлопнула дверь у него перед носом, он сделался совершенно больным, беспокоясь за ее душевное состояние. Он помнил обиду в ее глазах. Преследуемый этим образом, Коди сотни раз перебирал в уме их последний разговор и воображал себе их беседу, в которой он пытается донести до нее свою точку зрения.
        И даже спрашивал себя, не ошибается ли он.
        Но она, черт возьми, ведет себя с ним как с посторонним! Нет, они должны поговорить. Но прежде чем он успел тронуться с места, откуда-то выскочила группа старшеклассников и все загородила собой. Коди задвигался, пытаясь держать Мариссу в поле зрения. Однако современные подростки были скроены крепче, чем раньше, и он потерял ее из виду. Он направился в обход и тут же оказался в ловушке, между стайкой шумных пожилых женщин и накрытой ситцем горой банок с домашними консервами. Коди попытался пробраться дальше, бормоча извинения. Но седовласые старушки не замечали его спешки, они даже не подумали посторониться и продолжали обсуждать положение чьей-то незамужней внучки. Его терпение держалось на ниточке. Окончательно разозлившись, он плечом потеснил нескольких из них. Тогда ему освободили дорогу. Коди протиснулся сквозь толпу и мимо парней целенаправленно устремился туда, где он последний раз видел Мариссу.
        Но ее нигде не было.

        - Это надо было видеть, мама, - сказал Райли, перекатывая во рту большой кусок хот-дога. - Там всюду были пироги! Я уверен, тем ребятам здорово достанется дома, когда их мамы заглянут в корзину для белья. Могли бы не надевать те фартуки, от них все равно не было никакой пользы. Ягодный сок и яблочная начинка вытекли на одежду. Это было клевое дело.
        - Для меня тоже это было бы плевое дело, - сказал Куп, - выглядеть так же, если бы я попытался уплести три с половиной пирога. - Он ухитрился сдержать ухмылку, когда Райли возмущенно закатил к небу глаза.
        - Клевое, а не плевое. Первая буква «к». Вы что, ничего не понимаете? - Но внезапно сообразив, что Куп его поддразнивает, заулыбался во весь рот.
        - Райли, ты хоть немного шевелишь мозгами? - сказала Марисса. - Нам совсем не хочется смотреть на твой наполовину не дожеванный хот-дог.
        - Извини, мама. - Шумно проглотив пищу, Райли немедленно повернулся к Купу. Они сидели бок о бок на скамейке в задней части выставочного зала. Это место, отгороженное канатами, было отведено специально для буфета. Человек, лишенный воображения, мог подумать, что здесь просто собрали в одну кучу столы для пикника. - Вы ведь меня разыгрываете, да? - Райли боднул Купа плечом в бицепс. - Вы видели того здоровенного толстяка? Я думал, для него выиграть ничего не стоит. Но победа досталась тому костлявому парню.
        - Но таких жилистых, у которых обмен веществ происходит со скоростью сто миль в час, как раз и следует опасаться, - сказал Куп. В это время Лиззи потребовала от него внимания, и он уткнулся в свой суп, слушая ее рассказ об одежде для кукол. Это было скучное перечисление всех замечательных вещей, которые остались некупленными. Но с должным восхищением одной - подходящей для ее «юбилейной» Барби.
        Все это время Куп не переставал ощущать Ронни с другой стороны от себя. Он снова и снова слышал ее голос, звучавший у него в ушах: «Я люблю тебя». Проклятие! Нельзя вот так сбрасывать на человека, точно бомбу, потрясающее счастье и тотчас его отбирать. Прижимаясь к ее правому бедру под столом, Куп мечтал, чтобы ему не нужно было так осторожничать. Он хотел бесшабашно расхаживать кругом с ней в обнимку. Он готов был размять свои мышцы и завоевать для нее все призы из палаток на аллее игр. Но больше всего ему не терпелось завести ее за угол, за двадцатифутовое дерево из клееной фанеры, чтобы сорвать несколько поцелуев и потребовать снова произнести те слова.
        Он заметил около стенда «Научно-техническое творчество молодежи» Троя Джейкобсона с миловидной блондинкой, видимо, его женой. Сегодня днем Куп получил известие от своего товарища по морской службе, что в названных Вероникой числах Джейкобсон уезжал из города. Это изобличало Троя как возможного любовника Кристл во время ее загадочной поездки. Но в данный момент Куперу было на это наплевать. Упершись ладонью в скамейку рядом с бедром Вероники, он повернулся и окинул толпу. На первый взгляд могло показаться, что ему нет ни малейшего дела до женщины, сидевшей сбоку от него.
        - Я тоже люблю тебя, - тихо шепнул Куп ей на ухо, так чтобы никто не услышал, кроме нее самой. Он снова повернулся к столу и своему куску яблочного пирога.
        Вероника ощутимо напряглась, и Куп, откусывая пирог, улыбнулся про себя. Хорошо. Ответный пас - это всего лишь честная игра.

        Мужчина подталкивал свою спутницу к главному выходу выставочного зала.
        - Я надеюсь, ты не возражаешь, что мы рано уходим?
        - Нет, - сказала она. - Конечно, нет. Я знаю, что у тебя была трудная неделя.
        - Да, я совсем измотался.
        Не всегда легко быть умнее среднего человека. Люди подчас ведут себя так глупо. Но в большинстве случаев это работало на него. Иногда, однако, бывает приятно, когда рядом есть кто-то, с кем можно вести остроумную беседу. По крайней мере с человеком с таким уровнем интеллекта, чтобы он мог оценить твои блестящие способности. Все время обретаться среди серости было утомительно из опасения заставить волноваться тех, кто менее удачлив.
        У него было несколько неприятных моментов, когда обнаружилось, что Купер Блэксток является братом Эдди. Но парень оказался всего лишь квантом света - и никакой субстанции внутри. Блэксток, по слухам в «Тонке», хоть и читал в часы простоя тома размером с подкладное детское сиденье, был просто бармен, бывший солдат. Вряд ли они с ним находились в одной лиге.
        Представив себе Блэкстока этим вечером, он рассмеялся вслух. И впоследствии ему пришлось искать объяснение, чтобы развлечь свою спутницу.
        Важная персона, морской пехотинец, оказывается, выгуливает ватагу детишек. Какая чушь!
        Все было в порядке, как обычно. И абсолютно никаких причин для беспокойства.

        Глава 20

        - С добрым утром, красавица.
        Вероника приоткрыла один глаз, сонно уставясь на обладателя теплого, ласкового голоса, бормочущего ей в ухо. Худощавое, свежевыбритое лицо Купа и его светлые волосы, торчащие влажными слипшимися пиками, медленно вошли в фокус и обрели четкость. Обнаженный до пояса, в потертых тренировочных брюках, низко сидящих на бедрах, он весь состоял из твердых костей, мышц и гладкой кожи с восхитительным запахом мыльной стружки.
        Он взглянул на Веронику с лукавой усмешкой и подсунул чашку с кофе ей под нос. Но как только Вероника попыталась ее взять, он откровенно продемонстрировал свой коварный норов, отдернув чашку назад.
        - Подари мне поцелуй, - сказал Куп, - и я обещаю дать тебе кофе.
        Вероника тут же надула губы. Он засмеялся:
        - Это наводит меня на мысль, что бы такое еще заставить тебя сделать за твой утренний кофе.
        Куп долго не отнимал рта от ее губ, дожидаясь, пока она сядет, и тогда протянул ей чашку. Нескрываемо насмешливым взглядом он следил, как Вероника делает несколько жадных глотков обжигающего кофе. Она неодобрительно взглянула на него поверх края чашки.
        - Я уверена, ты один из тех пренеприятных людей, которые вскакивают с постели, насвистывая веселую мелодию.
        В ответ он воспроизвел несколько тактов из «Насвистывай, пока работаешь». А когда она замахнулась на него подушкой, ему еще хватило нахальства ухмыляться.
        Куп легко уклонился от удара.
        - Ты показала свое неумение целиться.
        - Возможно, - сказала Вероника. - Но я продемонстрировала великолепное искусство выполнять сразу несколько задач. Не каждый может драться подушкой и при этом не пролить ни капли кофе, как видишь. - Она снова замахнулась подушкой. - Ты еще не видел, как я могу одновременно похлопывать себя по голове и почесывать живот.
        Куп вырвал у нее из рук подушку и, заткнув ее себе под мышку, плюхнулся рядом на матрас. Потом перекатился на бок и, подперев голову ладонью, с нежностью улыбнулся глазами.
        - Кажется, сейчас ты проснулась чуточку больше. Поэтому начнем по новой. С добрым утром, красавица!
        Вероника пригубила остатки кофе, отставила в сторону чашку и бросилась на него. Смеясь и катаясь вместе с ним, она в конце концов оказалась наверху. Стряхнув с глаз волосы и оттолкнувшись от его груди, она с ухмылкой смотрела на него с высоты своего положения.
        - Тебя тоже с добрым утром, красавчик. - Когда его восставший фаллос ткнулся ей в живот, она подняла брови. - Как? Опять? - Вероника заерзала вокруг него, с восторгом наблюдая, как темные глаза Купа теряют фокус. - Ты занимался со мной половину ночи. Эта твоя штука, она что, никогда не устает?
        - Угу. - Расправившись со своими тренировочными штанами, Куп сомкнул длинные пальцы вокруг ее оголенных ягодиц и подвинул ее, как ему хотелось. - Позволь мне войти, Принцесса.
        - Ну, я не знаю. - Вероника почувствовала, как у нее закосили глаза, когда он скользнул вверх-вниз у нее между ног и потом покинул то лакомое местечко. Но она умудрилась произнести правдоподобно скучливым тоном: - Остается не так много времени. Скоро Марисса привезет Лиззи домой. И потом, я собиралась сделать педикюр.
        Куп поднял голову и захватил в рот ее сосок. Он не отпускал его, пока Вероника не застонала вслух.
        - Позволь мне войти, - уговаривал он, - и я покрашу тебе ногти.
        - Договорились. - Сомнений как не бывало. Вероника приподняла бедра и обхватила мужскую плоть. Прочно удерживая ее, она одним уверенным, плавным движением опустилась на нее сверху.

        Через полчаса она выскочила из-под душа. Натянув чистое белье, свитер и болотные брюки, она проследовала на запах только что сваренного кофе. Но в кухне было пусто, и Вероника, наполнив чашку свежим кофе, окликнула Купа.
        - Я здесь.
        Вместе с кофе она пошла в гостиную. Куп был там. Он сидел на диване и сортировал флакончики с лаком, выставленные в ряд на столике у другого конца дивана. Вероника, ошеломленная, остановилась.
        - Убирайся немедленно! Ты что, в самом деле собираешься красить мне ногти?
        - А как же! - сказал Куп. - Уговор есть уговор. Негоже, чтобы кто-то сказал об одном из немногих, кому дорога его честь, что он не сдерживает своего слова.
        Вероника скептически изучала его.
        - Ты уже когда-нибудь делал педикюр?
        - Никогда. Но в любом случае речь не идет о нейрохирургии. Верно, Душистый Горошек? С координацией тонких движений до сих пор у меня обстояло отлично. - Куп властно поманил ее согнутым пальцем. - Дай мне ногу, и я тебе докажу.
        Восхитительно. Вероника села на противоположный конец дивана и вытянула правую ногу. Куп взял ее за стопу и, положив себе на колено, стал потирать большими пальцами под сводом. Вероника неподдельно стонала от удовольствия.
        - Какой лак желаешь? - спросил ее Куп. - Лично я выбрал бы «Сайрен ред».
        - О, конечно, темно-красный. «Сайрен ред» - то, что надо. - Вероника наблюдала, как его большие руки обхватили флакон, чтобы отвинтить колпачок. - Сначала нужно встряхнуть.
        - Естественно. Я знаю. Так же, как аэрозольную краску. - Куп энергично встряхнул флакон, открутил колпачок и подвел руку Веронике под свод стопы. Он приподнял ее и аккуратно наложил первый мазок на ноготь большого пальца. Потом второй и третий, вплотную к первому. Когда вся поверхность была ровно покрыта лаком, Куп оттянул голову назад, оценить результат. - Выглядит хорошо. - Он снова окунул кисточку во флакон, чтобы перейти к следующему ногтю.
        Несколько минут спустя, прежде чем приступить к левой ноге, Куп поднял глаза на Веронику.
        - Вчера я получил известие от Ракеты.
        - От кого?
        - Джона Мильонни, по прозвищу Ракета. Частного сыщика, моего бывшего сослуживца.
        Вероника слегка напряглась.
        - Что он сказал?
        - Достоверно установлено, что Джейкобсон отсутствовал в городе в те дни, которые ты мне назвала. Сейчас Ракета раскапывает его перемещения за тот период. Он пытается добыть копии выписок из регистрационных журналов. Но даже если он добудет их, это еще не все. Он говорит, что Кристл и ее любовник могли останавливаться в отелях под вымышленными именами. Поэтому самый верный путь - это проследить маршрут Джейкобсона. Ракета собирается начать с Фоссила и посмотреть, куда это выведет.
        Вероника подождала, пока Куп закончит красить последние два ногтя.
        - Я знаю, - начала она осторожно, - тебе очень хочется, чтобы это был Трои. Но… ты видел его с женой? Он, похоже, действительно без ума от нее.
        Когда бы она ни защищала его, Куп испытывал необъяснимую ревность. Это нелепое чувство захлестнуло его и сейчас. Он вдохнул поглубже, взывая к своему холодному рационалистичному мышлению, поднял ее ногу и подул на невысохший лак.
        - Я не отрицаю, - спокойно сказал Куп, глядя на нее поверх пальцев. - Но это вовсе не означает, что его отношение к жене обязательно должно определять его мотивы. Мужчины не всегда ставят знак равенства между любовью и верностью. В их представлении секс на стороне не идет в расчет, пока не затронуты эмоции. Трои однажды уже оступился с Кристл, и если на этот раз он захотел порвать с ней, она могла пригрозить ему, что расскажет обо всем его женушке. И тогда это послужило бы сильным мотивом, как ты понимаешь.
        Вероника высвободила свою ступню из его руки.
        - Ты считаешь это разумным обоснованием? По-твоему, секс с другой женщиной ничего не значит до тех пор, пока ты не полюбил ее?
        - Черт побери, нет! - Купа слегка раздражало, что ей непременно нужно об этом спрашивать. Она, казалось, безоговорочно верила, что Джейкобсон не стал бы лгать. - Душистый Горошек, я долгое время жил среди мужчин. Но не все из них так целомудренны, как я. - Он повременил чуточку, с надеждой ожидая от нее улыбки. Но когда ее не последовало, решил сменить тему. Меньше всего ему хотелось с утра спровоцировать ссору. - Вчера на выставке я слышал, Марисса рассказывала тебе, будто она видела там Коди. Как она? У нее все в порядке?
        - Да нет. - Вероника нетерпеливо покачала головой. - Она справится… во всяком случае, я на это надеюсь. Подонок! - выпалила она сердито. - Я бы его поколотила за то, что он ей причинил.
        -Досадно, что так вышло. Мне всегда казалось, что они с Коди очень счастливы вместе. И он представлялся мне приятным парнем.
        - Приятным? - Вероника села прямее на своем конце дивана. - Этот распрекрасный Коди бросил мою лучшую подругу, потому что у нее есть дети.
        - Как грубо с его стороны, - заметил Куп. - Но, Ронни, может, в конечном счете он оказывает ей добрую услугу.
        Вероника посмотрела на него так, словно он только что предложил ей сдать Лиззи торговцу живым товаром.
        - Что ты сказал?
        - Послушай. Не каждый готов к отцовству или по доброй воле взять на себя ответственность за воспитание чужих детей. Так не лучше ли расстаться сейчас, чем причинять боль еще большему числу людей? Может, это самое благое, что он мог для нее сделать.
        - Тогда он должен был объясниться с ней на следующий день после их встречи, - с горячностью возразила Вероника. - Потому что он узнал бы все о ее детях. Для Мариссы дети - это ее жизнь и сердце. Он прекрасно понимал, что это сложный вопрос, в котором задействовано несколько взаимосвязанных факторов. - Черт побери, - она шлепнула себя по бедру, - как мужчина мог заставить женщину полюбить его, а потом так резко измениться? Как он мог так втоптать в грязь ее чувства? Это чудовищно. Будет безумием, если она примет его назад. Даже если он приползет на коленях вымаливать у нее прощение.
        - О, это вопрос позиции, - сказал Куп. - Ты что, боишься, что она может превратиться в такого человека, как твоя мать?
        - Что? - Вероника внезапно притихла.
        Так. По-видимому, он совершил тактическую ошибку, но… Спокойно.
        - Я тебя не понимаю, Ронни, - сказал Куп. - Кто не ошибается? Простить и продолжить отношения не означает, что ты должна подчиниться воле другого. Ты, кажется, так думаешь об отношении твоей матери к твоему отцу. Но это просто означает, что ты прощаешь и следуешь дальше.
        - Ты не понимаешь? Я не могу согласиться с тем, что ты приплетаешь к этому мою мать. И потом, откуда такая рьяная защита? Это один из принципов вашего кодекса мужской солидарности?
        Вопросы поставили Купа в тупик. Вряд ли сам он имел сколько-нибудь значительный личный интерес к исходу этой истории. Но почему он защищает Коди? В самом деле, чем ближе он узнавал Мариссу, тем больше восхищался ею и уважал ее. И Вероника была права. Коди мог обставить все это интеллигентнее, чем он это сделал.
        Черт! Куп понурил плечи. Нужно было сообразить что-нибудь поумнее, нежели он предпринял в отношении ее защиты Джейкобсона.
        - Да, я полагаю, ты права. - Куп не сводил с нее глаз. - Это инстинктивная реакция - все, что я могу сказать. - Он попытался улыбнуться. - Вдобавок ко всему я был ужасным тупицей, когда спорил с тобой. Разумеется, незачем было тратить наше время на препирательства из-за Коди. Я полагаю, он ведет себя как размазня. Верно, Ронни? - Куп взял за ее ступню и притянул к себе, освидетельствовать ее прелестные пальцы с красными ногтями. - Ну а что по поводу педикюра? Ты когда-нибудь видела такую прекрасную работу? - На секунду ему показалось, что Вероника все еще на него сердится. Но потом она тоже улыбнулась.
        - Честно говоря, - сказала она, - я думаю, это самое грандиозное, что я когда-либо видела. - Вероника наклонила голову набок, изучая его лицо. - Ладно. К вопросу о твоем друге Ракете. Каким образом он заработал такое прозвище?
        - Ну, в морской пехоте оно присваивается чуть ли не каждому. Что касается Ракеты, он всегда клялся, что своим прозвищем обязан тому, что у него имеется в штанах для женщин.
        - Он так быстр?
        Куп фыркнул.
        - Нет, маленькая ведьма. Дело не в этом, а в его величине и… в том, что благодаря этому он может делать.
        - О, как это… хвастливо с его стороны.
        - Не без оснований, как выяснилось. Проводя кучу времени на кораблях и в казармах, неизбежно видишь много мужчин. Самых разных. Так вот, Ракета - один из тех тощих и хлипких на вид типов. Но его… «ракета» или «мортира», как мы называли, - это было нечто. По меньшей мере шестьдесят миллиметров в диаметре. - Куп дернул плечами. - В этом смысле парень был силен. Так и возникло это прозвище.

        К Травитсам кто-то позвонил в дверь. Марисса услышала, как из двух разных мест прокричали: «Я открою!» Когда Десса и Райли бросились из большой комнаты вниз, гулкий раскатистый звук на лестнице напоминал топот спугнутого стада бизонов. Марисса покачала головой и вернулась складывать белье, сочувствуя несчастному недотепе по другую сторону двери. Знакомые в основном проходили через двор, с парадного входа в дом звонили только продавцы или сборщики пожертвований. В обоих случаях ее дети лучше сторожевой собаки могли обескуражить назойливых посетителей. Ведь редкий день фамилия Травитсов не значилась в списке какого-нибудь торгового агента.
        Марисса слышала пыхтение и отрывистые возгласы, означавшие, что ее чада всеми средствами борются за право обладания дверной ручкой. Через мгновение раздался торжествующий крик Райли. Пламя в камине внезапно вскинулось ввысь, с притоком кислорода, хлынувшего в открывшуюся входную дверь.
        В течение нескольких секунд был слышен приятный рокот мужского голоса. Вслед за тем со скоростью пулеметной очереди затараторили дети. Потом снова заговорил мужчина, и ему немедленно начали вторить высокие детские голоса. Марисса хорошо знала своих детей, способных заговорить человека до потери пульса, поэтому она слушала только вполуха. Заканчивая сворачивать последнюю пару носков, она ожидала, что в любой момент последует стук затворившейся двери. Вместо этого голос Райли прокричал:
        - Ма-а! С тобой хочет поговорить какой-то мужчина!
        Марисса отложила в сторону стопку белья, лежавшего у нее на коленях, и встала. Это должно быть интересно, подумала она. Немногие торговцы были способны пройти через звуковой заслон от двух мощных динамиков. Улыбаясь, она вошла в прихожую и резко остановилась. При виде мужчины, стоявшего в дверях, улыбка застыла у нее на губах.
        - Коди?
        - Ты его знаешь, мама? - спросила Десса. - Он сказал, что ты с ним знакома. Но мы никогда его не видели, поэтому я ему не поверила. Ну, тогда вы можете войти, - сказала она мужчине, отступая на шаг, чтобы освободить проход. Она закрыла дверь, и в прихожей сразу стало на несколько градусов теплее. Десса поспешно отошла и, подняв голову, пристально смотрела на Коди, не сводившего глаз с Мариссы. - Мама всегда говорит, что не надо приглашать в дом посторонних людей. Но если она вас знает, я думаю, вы не посторонний. Как же так может быть, что мы с братом вас никогда не видели? Нам известны все мамины друзья. Ее лучшая подруга - Вероника Дэвис, а ее племянница Лиззи - моя лучшая подруга. Может, вы знаете их? Они…
        - Десс, довольно. Забирайте с Райли ваши стопки одежды и несите наверх.
        - Но я собиралась взять печенье.
        Заставив себя сосредоточить внимание на дочери, Марисса стала припоминать хозяйственные дела, которые она поручала детям на этот вечер.
        - Ты убрала свою комнату?
        - Н-е-ет.
        - Получишь печенье, после того как выполнишь работу. А что у тебя, Райли?
        - Я свою работу закончил десять минут назад, - чинно ответил Райли.
        - Глупый мальчишка, - обозвала его Десса.
        - Сама дура.
        - Я-то нет! - набросилась на него сестра.
        - Ты…
        - Прекратите, вы оба, - приказала Марисса. Может быть, Коди вовсе не собирался вступать в контакт с ее детьми. - Идите наверх. - Она повернулась к сыну. - А ты, Райли, уже брал печенье. Я слышала, как ты заходил на кухню. Забирай свою одежду и потом займись чем-нибудь. Или я найду для тебя еще какое-нибудь занятие. И можешь мне поверить, я не имею в виду «Нинтендо»[Компьютер с процессором фирмы
«Нинтендо».] .
        Дети прекратили ворчать и стали забирать чистую одежду. Марисса подождала, пока они скрылись на лестнице, и повернулась к Коди. Сердце ее билось так сильно, что она даже опустила глаза посмотреть, не выскочило ли оно из груди, как у одного из персонажей из утреннего субботнего мультфильма. Сердце, разумеется, было на месте. Она подняла глаза и как можно спокойнее спросила:
        - Что тебя привело сюда?
        - Мне не хватало тебя. - Коди шагнул ближе. - О Боже, Марисса, - продолжал он низким хриплым голосом, - я никогда не представлял, что человеку может так недоставать кого-то, как мне тебя.

«О да, милый», - признавалось ее тело, но она сделала шаг назад.
        - Я признательна тебе за эти слова. Мне тоже тебя не хватало. Но это все. До свидания. Мне нужно загрузить в сушилку еще одну охапку. - Марисса двинулась к двери.
        - Нет. Прошу тебя, подожди. Это только часть того, что я хотел сказать. Я пришел пригласить тебя и твоих детей к моему отцу на пиццу. В пятницу вечером.
        Марисса остановилась и оглянулась.
        - Что? - Она удивленно посмотрела на Коди.
        - Я думал обо всем, что ты говорила, Рисса. - Он подошел ближе. - Черт побери, я не мог ни о чем другом думать. И возможно, ты была права. - Коди взъерошил рукой волосы и жестом показал на гостиную. - Мы не могли бы поговорить минуту?
        Марисса пристально посмотрела на него, потом кивнула и пошла вперед. Она подождала, пока Коди осматривает обстановку, более строгую, нежели в большой общей комнате, и огонь в камине. Затем он обернулся и улыбнулся.
        - Здесь очень мило. Я, кажется, не бывал здесь раньше. «Потому что большую часть времени мы проводили в моей спальне», - подумала Марисса, садясь на краю дивана.
        Коди устроился на противоположном конце.
        - У моей сестры Дженис, - начал он, - слишком много мужчин, Рисса. - Должно быть, она сделала гримасу, потому что Коди тут же сказал: - Я не считаю, что ее интимные дела как-то меня касаются. Но у нее есть Джейкоб. Я люблю этого ребенка. Он самый замечательный мальчик на свете. Когда Дженис приводит домой своих любовников, он к ним легко привязывается и через какое-то время начинает видеть в одном из них потенциального отца. Потом тот парень уходит, и его место занимает кто-то еще. Из мужчин только мы с моим отцом и можем положительно влиять на мальчика. - Он посмотрел Мариссе прямо в глаза. - Когда ты в первый же вечер привела меня к себе домой, я заключил, что для тебя это привычное дело. Позже я узнал, что у тебя есть дети. После этого я решил держаться от них подальше. Я не должен был видеть на их лицах то, что я столько раз наблюдал у Джейкоба.
        Не то чтобы это не вызывало у нее сопереживания, но разве они уже не закрыли эту тему? Марисса испытывала искушение снова выставить его за дверь, но то, как он говорил о своем племяннике, заставило ее обуздать свое нетерпение. И через минуту она была этому рада.
        - Но так было раньше, - продолжал Коди низким, страстным голосом, - пока я тебя не узнал, Марисса. Не только в постели. Мне нравятся в тебе чувство юмора, быстрый ум, верность друзьям. И вероятно, больше, чем что-либо, твоя преданность своим детям. На второй день я уже понял, что ты совсем не похожа на Дженис. И тогда в сердце моем начала зарождаться любовь. - Он придвинулся ближе и притронулся к ее руке. - Однако я продолжал держать дистанцию, потому что привычка успела пустить корни в сознание, и я не знал, как повернуть ее вспять. Но я попытаюсь. Я хочу этого больше, чем способен выразить словами.
        Это было чуть ли не все, что Марисса так жаждала от него услышать. Но тогда почему она была так испугана?
        - Коди, с моими детьми может быть много хлопот, - предупредила она.
        В уголках его прищуренных глаз появились крошечные морщинки.
        - Ну, об этом я уже догадался. Пара ракетных пистолетов, не так ли?
        - Пара полуавтоматов.
        - Подобных их маме, - ухмыльнулся Коди. - Я уже предвкушаю момент знакомства… хотя должен тебе сказать, меня это немного пугает. Что, если я им не понравлюсь?
        - С чего вдруг ты говоришь о таких вещах? Ты им очень даже понравишься, я это точно знаю. Но если мы с тобой испробуем твой способ, а из этого ничего не получится? Раньше, когда у нас с тобой все расстроилось, - сказала Марисса, - мне по крайней мере было спокойнее думать, что это была твоя ошибка.
        Коди осторожно положил руку на спинку дивана у нее за плечами.
        - Мне так недоставало тебя всю эту неделю, что я не хочу, чтобы подобное когда-нибудь повторилось. Я полагаю, мы оба должны приложить дополнительные усилия, чтобы у нас все получилось. - Он скользнул рукой к ней на плечо.
        - И ты думаешь, - сказала Марисса, - что эта пицца с твоим отцом и моими детьми поможет?
        - Это начало. - Коди наклонил голову к ее губам и запечатлел нежный поцелуй. Потом откинулся назад и заглянул ей в глаза. - Ты так не считаешь, Марисса?
        - Да. - Тело ее до кончиков пальцев окуталось теплом. - Это очень хорошее начало.

        Глава 21

        - Я вижу, ты очень этим довольна, - сказала Вероника, после того как Марисса сообщила ей новость. - Я рада, что ты снова счастлива. - Она похлопывала ладонями в перчатках, чтобы разогнать кровь.
        Президентский день, морозный и ясный, завершал Зимний фестиваль. Заняв одну из скамеек вокруг катка, они с Мариссой наблюдали за детьми, скользящими по льду. Деревья из папье-маше, с сотнями крошечных белых лампочек, выглядели удивительно эффектно, хоть и не так сказочно, как в темноте. Яркий солнечный свет отражался от гигантских ледяных скульптур по краям арены, находившейся дальше, через поле. В прозрачном воздухе плавали аромат ярмарочных яств и звуки смеха.
        - Правда, в этом есть и отрицательная сторона, - сказала Вероника, глядя на сияющее лицо подруги. - Я хочу сказать, что Куп был прав. Ужасно не хочется признаваться, но это так. Я полагаю, из-за этого выгляжу этакой стервой.
        Марисса наградила ее насмешливой улыбкой.
        - Почему? Потрудись пояснить свое иносказание.
        - Я вчера на него рассердилась из-за Коди. Я сказала, что ты будешь дурой, если примешь его снова, даже если он приползет на коленях. И по этому поводу Куп предостерег меня не путать тебя с моей матерью.
        - Что?
        - Он говорил о моем неправильном представлении, что простить человека и продолжать с ним отношения означает подчинение. То, что всегда делала моя мама.
        - Что за вздор!
        - Да. И об этом я думала тоже. Я решительно не хотела ему верить. А может быть, и нет, Рисса. Во всяком случае, эта мысль засела у меня в мозгу, и я достаточно долго размышляла вчера и этой ночью. - Заткнув под мышки свои озябшие руки, Вероника посмотрела на подругу. - Что, если он прав? Я в своем усердии, несомненно, могла оставить тебя несчастной на всю жизнь. Главное - чтобы Коди не сошло с рук то, что он так тебя обидел. Это было явно нерациональное суждение. - Вероника высвободила руку из теплого гнезда и тронула Мариссу за рукав. - Иногда я бываю тебе не очень хорошей подругой. Я очень сожалею об этом.
        - О, не надо, прошу тебя. Тебе приходилось контролировать себя в тот драматический период. Что касается твоей первоначальной импульсивной реакции, то вконцепции Купера полно дыр.
        - Но я в этом не настолько уверена, как ты. Я дошла до исступления из-за этого. Какое-то время я действительно считала, что прощение даст Коди навечно карт-бланш топтать твои чувства.
        - Черт возьми, Ронни, ты росла в семье, где дом держался на матери. Она во всем потакала твоему отцу, просто потому что целиком находилась под влиянием его обаяния. А он никогда не упускал шанса использовать этот свой талант. Поэтому ты моментально переставила меня на ее место. Невелика промашка. Но сейчас ты за меня рада, не так ли?
        - Абсолютно.
        - И втайне не говоришь: «Рисса, ты глупая разиня. Зачем тебе нужен этот кретин, если он не способен с первого раза распознать твои многочисленные достоинства?» Ты ведь обо мне так не думаешь?
        Вероника издала сдавленный смешок.
        - Никоим образом.
        - Тогда с этим покончено, - сказала Марисса. - А Куп - душка и, несомненно, сходит с ума по тебе. Но в том вопросе он просто заблуждается.
        Вероника внезапно почувствовала себя легкой, как наполненный гелием баллон.
        - Или он был прав только в тот конкретный момент, - сказала она, лукаво глядя на подругу с деланно самоуничижительной улыбкой. - Но я прицепилась к сиюминутной правде и раздула ее до таких размеров, что это стало навязчивой идеей.
        - Такая возможность тоже всегда существует, - согласилась Марисса.
        - Почему вещи, которые так досаждали мне в детстве, продолжают беспокоить меня сегодня?
        - Генеалогия выше моего понимания. Наследственные факторы, видимо, так или иначе управляют человеком.
        Именно эти движущие силы, была убеждена Вероника, нарушили ее взаимоотношения с Купером, как она ни старалась этого не допустить.
        - Ну, тогда эти факторы отправятся у меня ко всем чертям, - сказала она с искренней решимостью.
        Но маловероятно, что это произойдет само собой. Пока они с Купером по-прежнему будут обходить вопросы, вбивающие клинышки в их доверие друг к другу, ничто не изменится. Поэтому Вероника незамедлительно поклялась себе серьезно поговорить с ним при первом удобном случае.
        В тот вечер Куп пришел к ней. Когда он усладил ее ласками, Вероника, уютно устроившись возле его плеча после только что пережитого блаженства, вспомнила о своем обещании. Пока она водила кончиком пальца у него по груди, рисуя узор на его гладкой коже, их сердца постепенно обрели свой естественный ритм. Соблазн оставить при себе свои тревоги несколько минут поддерживал ее молчание, так как ее не покидало предчувствие, что вопросы только повлекут множество новых трудностей. Она так не хотела нарушать спокойное ощущение завершенности, лежа в объятиях Купа, расслабленная и пресыщенная. Но в сознании, точно мерзкое куриное кудахтанье, не переставал звучать голос, упрекающий ее в промедлении.
        - Куп? - пробормотала Вероника в конце концов. - Можно спросить у тебя одну вещь?
        Он прижимал ее к себе одной сильной рукой и поглаживал под одеялом свободной рукой.
        - Конечно.
        - Как ты собираешься зарабатывать на жизнь, когда «Тонк» будет продан? Будешь искать новое место бармена?
        Куп остановил руку на полпути.
        - Нет. Я поступил на эту работу, только чтобы помочь Эдди. Потому что это место представлялось мне удобным для получения информации.
        - Так чем же ты будешь заниматься потом? - продолжала Вероника.
        - Займусь чем-нибудь.
        У нее упало сердце.
        - Я… понимаю.
        - Правда? - Куп напрягся и перевалился на бок, пока они с Вероникой перестали соприкасаться. Внезапный озноб пробрал ее до костей. Не потому, что рядом не стало теплого тела, но чего-то большего. - Почему тогда у меня такое чувство, что это вызывает у тебя недовольство?
        - Просто это… это будет почти тот же самый ответ, что и раньше. Помнишь, когда я спросила тебя о твоей работе до приезда в Фоссил? Я думала, за это время в наших отношениях мы далеко продвинулись.
        - Забавно. Я тоже думал, что мы продвинулись за узкие рамки в суждениях о Купе по тому, чем он занимается на жизненной сцене. Но очевидно, это не так. - Куп вылез из постели. Он стоял перед Вероникой и смотрел на нее, не замечая своей наготы. - Ты заявляешь, что любишь меня.
        - Я и люблю тебя.
        - Черт возьми, если ты так сильно любишь меня, - продолжал он, - какая тебе разница, чем я занимаюсь для своего жизнеобеспечения?
        - Ну, на это я скажу тебе так. Возможно, для меня не было бы абсолютно никакой разницы, если бы… мы жили в утопии. Но мы вынуждены существовать в реальном мире. - Вероника села в постели, подтягивая на себя одеяло и подтыкая его под мышки. - Не ты ли меня обвинял, что я путаю разные вещи, проводя параллель между Мариссой и моей мамой? Я знаю, иногда я склонна говорить черное, когда ты говоришь белое. Но тогда я с большим вниманием отнеслась к твоему обвинению. И я должна была признаться, что в том случае ты оказался прав. Не важно, как бы сильно мне ни хотелось сказать тебе, что я все поняла и окончательно избавилась от этого, к сожалению, это неправда. Я не избавилась. Я не хочу быть похожей на нее, Купер. Я не могу.
        - Чушь. - Куп сгреб свои джинсы с маленького пуфа, где он бросил их раньше, и просунул в них длинные ноги. Сквозь тяжелые удары сердца Вероника следила, как он натягивает синий материал на мускулистые ягодицы. Как быстро все полетело к черту.
        Он взглянул поверх нее, когда его рука надежно уладила все внутри штанов, и задернул молнию. Вырвавшийся у него смех был резкий и мрачный.
        - Я полагаю, ты должна по достоинству оценить иронию. - Но легкий оттенок горечи в его глазах нивелировал насмешливо-критический тон его голоса. - По приезде в этот город я приготовился встретить вторую Кристл, но вместо этого, как оказалось, увидел свою мать.
        - Что?
        - Что бы я ни делал, - пояснил Куп, - она тоже никогда не была мной довольна. - Горечь в его глазах проступила еще явственнее. - Черт возьми, хоть бы раз в жизни кому-нибудь нужен был я как таковой - безотносительно к тому, чем я занимаюсь! Или, может быть, я хочу слишком много? - Его холодный и лишенный всякого выражения, тот самый его «разведочный» взгляд исчез. Куп смотрел на нее горящими темными глазами, в которых застыли гнев и неприкрытое страдание.
        Гнев она еще могла пережить. Но видеть эту болезненную уязвимость на лице мужчины, обычно такого сдержанного, было нестерпимо. Вероника вылезла из постели, обвила руками его талию и прижалась к нему.
        - Нет, - сказала она и, привстав на цыпочки, поцеловала его почти с материнской нежностью. Она отодвинулась назад и заглянула в его темные глаза. - Ты не так уж и много хочешь. Вовсе нет. Давай просто продолжим все, как было до сих пор. Ладно? Но я буду с тобой честной, Куп. В конце концов я потребую от тебя какого-то ответа. Но пока…
        - Я люблю тебя, Ронни! - с жаром сказал Купер, когда его собственные руки сомкнулись вокруг нее так плотно, что она едва могла дышать. - О Боже! Я никогда не знал, что можно любить кого-то так сильно, как я люблю тебя. Все, что я прошу от тебя, - это чтобы ты любила меня самого. Просто меня! Хотя бы пока. Еще немного.
        Эта просьба не выглядела неразумной, с учетом того, что он только что провозгласил, и Вероника охотно согласилась. Свербящее чувство по-прежнему не давало покоя. Нет, она не станет скупиться и отпустит ему еще какое-то время, которого хватило бы, чтобы поверить в силу своих чувств к нему. Время, по-видимому, очень хорошая вещь, и частицу его можно будет использовать для себя.
        В конце концов все утрясется. Нет никакой нужды пороть горячку и улаживать каждое отдельное разногласие этой ночью.
        Они же не собираются бежать очертя голову к алтарю или что-то в этом роде.

        Глава 22

        - Я думаю, мы должны пожениться.
        Куп не мог поверить, что это предложение исторгнуто из его собственных уст. С минуту он просто стоял у плиты, глядя на Веронику. Наконец он заморгал и, убавив огонь под куриным бульоном, задумался. Выглядит ли он сейчас по сравнению с ней хотя бы вполовину шокированным? Он бы этому не удивился, если учесть, что его слова, только сформировавшись в подсознании, попали прямо на язык. Но они казались такими правильными.
        - Что? - сказала Вероника.
        Голос ее прозвучал хрипло, и она прокашлялась. Она отложила нож, которым резала овощи для супа, и молча смотрела на Купа. Ее тонкие брови в недоумении сдвинулись у переносицы, будто он произнес эти слова на чужом языке. День был облачный, но лучи солнца проторяли путь через кухонное окно, высвечивая ее волосы синими огоньками. На ее бледном лице вдоль высокого изгиба скул проступил чуть заметный румянец.
        Куп непременно должен ее убедить. Обнаружив в себе эту невероятную потребность, он шагнул вперед.
        - Это хорошая идея, Прин…
        - Это безумная идея!
        - Ну да, и это тоже… но только если упорствовать в полном буквоедстве.
        - Куп, мы знаем друг друга, кажется, месяц?
        Это верно. К тому же не прошло и полных трех дней, после того как он попросил любить его только за его личные достоинства.
        Мысленное возвращение к этой бездумной маленькой слабости в угоду своей потребности заставило его сделать большой шаг назад - как в прямом смысле, так и от предмета их дискуссии.
        Куп засунул руки в карманы.
        - Я тут разговаривал с Ракетой, пока ты была занята родительскими и учительскими делами, - холодно сказал он. - И ты, конечно, будешь рада узнать, что Джейкобсон вне подозрений. Он чист.
        Лично он был чертовски удручен этой новостью. Он был почти уверен, что Трои Джейкобсон убил Кристл, и надеялся, что перед ними наконец открывается возможность реабилитировать Эдди. Но Ракета сказал «нет». Атак как Куп уважал его как скрупулезного следователя, то теперь он оказался в затруднительном положении. Нужно было не только наскребать по крохам какие-то улики против другого возможного убийцы, но также признать - и ладно бы только перед самим собой, - что старый знакомый Ронни, ее драгоценный Трои Джейкобсон безгрешен, как монах.
        Куп был уязвлен. И это, без сомнения, привело к его поспешному предложению и всему тому, что он только что сделал. Сведения, добытые Ракетой, обескуражили его, и в этом состоянии он пребывал до возвращения Вероники со школьного собрания. Возбужденная после общения с учительницей Лиззи, она тут же втянула его помогать ей готовить обед. И пока в этот холодный день они варили суп в теплой, парной кухне, а маленькая девочка, за которую оба несли ответственность, играла в своей комнате наверху, острота разочарования значительно сгладилась. Так или иначе он должен помочь своему брату. Пусть не сегодня и даже не завтра, но когда-то это произойдет. Он докопается до правды и увидит, что справедливость восторжествует.
        Как бы то ни было, у него не осталось обиды. Неуловимое теплое чувство от сознания своей сопричастности окутало сердце домашним уютом, подобно шерстяному одеялу. За исключением родственного чувства к Эдди, это было что-то такое, что Куп нечасто испытывал. Хотя, наверное, он мог бы к этому привыкнуть.
        Он видел, как Вероника удивленно заморгала на внезапное изменение темы, однако не выказала грусти по этому поводу, хотя, возможно, ее ощущала. Она подошла и ласково тронула Купа за локоть кончиками пальцев.
        - Мне очень жаль, - сказала она, со всей искренностью в зеленых глазах. - Я знаю, ты, должно быть, разочарован, что Трои оказался невиновным. Не то чтобы я так уж радела за него, просто я много времени сопоставляла факты. И то рандеву в
«Королевских Гавайях», и те чувства, которые Трои, по-видимому, питает к своей жене. Он обращается с ней с таким пиететом, с такой заботливостью. Мне кажется, мужчина усердно старается вернуть ее благосклонность. Это как-то не стыкуется с короткой поездкой на Гавайи, чтобы украдкой изменить жене с моей сестрой.
        - Да. Он принц, черт побери!
        Вероника понимающе улыбнулась и легонько похлопала Купа по руке. От этого утешения он готов был зарычать.
        - Любопытно узнать, - сказала она, - каким образом Ракета отверг причастность Троя?
        - Он проследил его переезды вплоть до того дня, когда Кристл отправилась на Гавайи. Оказалось, что Джейкобсон был в Спокане по делам своего предприятия, - мрачно признался Куп. - Договаривался о новых этикетках для яблочного сока и яблочного пюре.
        В улыбке Вероники было столько сочувствия и поддержки, что он неожиданно для себя вернулся к предыдущей теме:
        - А знаешь, это не такая уж безумная идея.
        Вероника в недоумении заморгала.
        - Ты о новых этикетках Троя?
        - Нет. О нашем бракосочетании. - Когда Вероника убрала свои пальцы, Куп тронул ее за руку. - Это не с бухты-барахты, - настаивал он. - Я знаю стольких людей, которые были знакомы еще меньшее время и счастливы в браке до сих пор. А постепенное выстраивание отношений отнюдь не дает гарантий. Один мой армейский приятель был помолвлен в течение семи лет, а закончилось это разводом через восемь месяцев после того, как они наконец поженились.
        - Куп… - начала Вероника. Он стиснул ей пальцы.
        - Ты любишь меня, Ронни?
        - Ты знаешь, что люблю.
        - Видит Бог, я тоже люблю тебя. И как-никак мы живем вместе уже больше месяца.
        - Мы живем под одной крышей больше месяца, - поправила Вероника. - Мы с тобой пятиминутные любовники в космическом масштабе. Я понимаю, это несущественное различие. Но все же…
        - Как бы то ни было, я попытаюсь доказать.
        - О, хорошо. Тогда прошу прощения. - Вероника властно взмахнула рукой. - Продолжай, Куп.
        - Спасибо. - Яркие глаза Вероники светились вниманием, и это придало ему смелости. - Я уверен, что в конечном счете доброе имя Эдди будет восстановлено и он заявит свои родительские права. Но я не знаю, когда это произойдет. А пока не пришло то время, Лиззи будет обеспечен постоянный дом, если мы поженимся.

«Слабый довод. Ладно».
        Куп ожидал, что Вероника укажет ему, что для этого им не обязательно жениться, что, по сути, они делают для Лиззи все необходимое и сейчас. Но она этого не сказала. Она просто притронулась кончиками пальцев к его груди, прямо там, где под рубашкой билось его сердце, и посмотрела на него серо-зелеными глазами.
        - Расскажи мне, что ты собираешься делать оставшуюся часть жизни.
        - Быть с тобой.
        - Ты знаешь, о чем я спрашиваю.
        Да, он знал. Он также понимал, что пора рассказать ей о своих литературных трудах и внести покой в ее душу раз и навсегда. И если то ласковое выражение на ее лице что-нибудь значило, можно было считать, что женитьба у него в кармане.
        Но он сам нуждался в покое, и ей это хорошо известно, черт побери!
        - Какая тебе разница, Ронни? Если ты любишь меня, как ты говоришь…
        Она уронила руку.
        - Как ты можешь вести себя настолько нечестно? - запальчиво сказала Вероника. - Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж, и полагаешь, что я должна делать такой ответственный шаг вслепую?
        - Почему же? Я считаю, это даже не вопрос, если ты любишь меня так сильно, как говоришь. - Куп резко сунул руки в карманы, чтобы не тронуть ее. - Ну и что может сделать меня достойной партией в твоих глазах? А если я скажу тебе, что мой заработок составляет шестизначное число? Тогда ты выйдешь за меня замуж?
        - Мои сомнения не имеют никакого отношения к деньгам.
        - Нет? - язвительно спросил Куп. - Чертовски приятно слышать. Прямо бальзам на душу.
        - Черт возьми, Куп, здесь так много всего! Твое недоверие. Моя подозрительность. И то, как мы воспитывались. Как мы оба до сих пор по своим старым привычкам реагируем друг на друга. Я не хочу стать такой, как моя мать, так же как ты не хочешь, чтобы я была похожа на твою. - Вероника отбросила с лица прядь волос и глубоко вздохнула. - Деньги - это не вопрос. Я сама себя обеспечиваю. Но я должна быть уверена, что у тебя есть амбиции. Мне нужно это знать, Куп. - Она пристально смотрела на него, прижимая подушечкой ладони лоб, словно пытаясь не дать головной боли прорваться наружу. - Хотя еще больше я нуждаюсь в твоем доверии.
        - Занятно. Мне тоже этого не хватает.
        Вероника резко закрыла глаза.
        - Нет, тебе нужно полное подчинение, Куп. Ты ожидаешь от меня слепой веры, а сам так и будешь держать у груди кулак со своими секретами. Не дай Бог чем-то пожертвовать из этой горстки.
        Она действительно была права, и все, что от него требовалось, - это выбрать золотую середину. Счастливые браки, как он себе представлял, в значительной степени зиждутся на компромиссе. Куп уже открыл было рот, чтобы поведать ей, как он зарабатывал себе на жизнь последние пять лет, но вместо этого услышал свой голос, произнесший совсем другие слова:
        - Итак. Ты хочешь выйти замуж или что?
        Ощущение предательства промелькнуло в ее глазах и тут же исчезло, еще раньше, чем он успел осознать причиненное им страдание.
        - Или что, - повторила Вероника с холодным презрением и сделала огромный шаг назад, как бы устраняясь от всего. - Я больше не могу, - сказала она. - Черт с ними, с продажей «Тонка» и дома. Мое присутствие здесь не требуется - ни для того, ни для другого. И я отказываюсь без толку суетиться вместе с тобой по этому поводу. - Ее подбородок медленно пошел вверх, и под ее взглядом Куп почувствовал, как его сердце неудержимо сползает вниз. - Я оставляю все, собираю Лиззи и возвращаюсь в Сиэтл, - сказала она.

        Несколькими минутами позже Вероника затворила за собой дверь в спальню и залезла на кровать. Присела на край и, опоясав себя руками, согнулась. «О Боже, о Боже», - повторяла она, бездумно покачиваясь на постели. Она даже не представляла, что такая боль вообще существует.
        Как можно было влюбиться так быстро и так безрассудно в человека, которого она едва знала? Ей всегда казалось, что если она полюбит какого-то мужчину, это будет состоявшийся профессионал, спокойный и обходительный, а также разделяющий ее интересы. Бывший морской пехотинец, бесчувственный и неспособный верить другим, никак не вписывался в этот портрет. Огромный, атлетического сложения мужчина, чьи ласки повергали ее в жар и дрожь, заставляя терять контроль над собой, тоже никоим образом не соответствовал ее представлениям.
        Услышав тихий стук в дверь, Вероника ожила и распрямилась.
        - Да? - произнесла она, презирая себя за эту внезапную надежду.
        - Тетя Ронни? - отозвалась за дверью Лиззи. - Можно мне войти?
        Вероника понурила плечи.
        - Да, конечно, - сказала она. Не желая, чтобы племянница заподозрила у своей опекунши эмоциональный срыв, Вероника собралась и выдавила из себя притворную улыбку.
        Дверь отворилась, и в комнату просунулась голова Лиззи.
        - Можно мне до ужина посмотреть телевизор? Я уже приготовила уроки.
        Вероника кивнула:
        - Конечно. Но сначала зайди на минутку.
        Ее племянница вошла, но затем бросила на нее настороженный взгляд.
        - Тетя Ронни, у вас какой-то… странный вид. Что-нибудь случилось?
        Вероника молча кивнула, чтобы голосом не выдать себя, и похлопала по кровати, дожидаясь, пока девочка сядет рядом с ней.
        - Послушай, дорогая. Тебе не хочется уезжать отсюда, я знаю. Но мы должны будем покинуть этот дом.
        - Нет! - Лиззи напряглась и попыталась встать, но Вероника схватила ее за руку и свободной рукой погладила по волосам, ощущая их приятное тепло и шелковистость.
        - Я знаю, ты беспокоишься, что твой папа не сможет тебя найти. Но твой дядя… гм… дядя Джеймс… - Вероника запнулась, когда острая боль пронзила ей сердце. - Дядя Джеймс останется здесь и даст знать твоему папе, где ты находишься. Но даже если бы его не было в городе, - сказала она более строгим голосом, - твоему папе известно, где я живу.
        Ребенку незачем было знать, что Эдди лучше не следовало бы показываться на пороге ее дома без индульгенции в кармане.
        - Но…
        - Мне очень жаль, дорогая, - продолжала Вероника. - Конечно, тебе будет трудно начинать занятия в новой школе с середины четверти. Но вся моя работа рухнет, если не уделять ей какое-то внимание.
        - Принести на стол корм для моего замечательного маленького цветочка, - уныло сказала Лиззи.
        - Что? - Так обычно говорил мой папа, когда я не хотела, чтобы он уезжат в командировку. - Лиззи понизила голос. - Он говорил: «Так нужно, моя сладкая. Я должен приносить на стол подпитку для моего замечательного маленького цветочка». - Лицо ее внезапно просветлело. - Может быть, дядя Куп сможет поехать с нами?
        У Вероники засаднило в горле, словно она проглотила толченое стекло.
        - Нет, ему нужно побыть здесь, присматривать за «Тонком», пока он не будет продан. Но ты сможешь приезжать сюда и оставаться с ним на уик-энд, если захочешь. - Вероника снова заставила себя улыбнуться, надеясь только, чтобы это не выглядело так же фальшиво, как ее чувства. - Разве это будет не мило? - Ее сердце было готово разорваться на куски, когда маленькие плечики Лиззи поникли в безнадежности.
        - Наверное, - мрачно сказала она.

        - Дежа-вю, - с изрядной долей сарказма пробормотал Куп, когда, закрыв на ночь
«Тонк», не заметил, как оказался перед дверью в спальню Вероники. - Разве ты уже не проигрывал эту сцену, приятель?
        Однако он продолжал стоять в темноте коридора, прижимая руку к холодному дереву, будто так он мог ощутить биение теплого сердца Ронни по другую сторону двери. Одна половинка его «я» хотела отворить дверь, войти в комнату и отыскать путь к сокращению этой ужасной дистанции между ними. Другая была чертовски сердита, что он снова оказался в положении просителя, вынужденного вымаливать крохи чьей-то любви.
        Суп, который они с Ронни так весело готовили вместе в этот день, с успехом сошел бы за рыбный паштет. Все, что ему оставалось, - это сидеть вместе с ней и Лиззи за кухонным столом и делать вид, что ничего не случилось. Глотать пищу было выше его сил, и он видел, что Вероника чувствовала себя ненамного лучше. А милая крошка была сама на себя не похожа. Подумать только, прежде живая девчушка водила ложкой по тарелке с энтузиазмом не большим, чем взрослые. Никто из них троих не проглотил больше куска или двух.
        Куп взялся за ручку двери. Проклятие! Это было какое-то безумие! Он хотел войти в спальню и забрать Веронику наверх, раз и навсегда.
        Ну и что он ей скажет? Он уронил руку. Потому что правда была такова, что ни он, ни она не желали отступаться от своей позиции. Тогда какого черта разговаривать? О чем?
        Куп отошел от двери. Еще слишком рано, сказал он себе. Он сделает умную вещь, если отложит все до завтрашнего вечера. К тому времени оба имеют шанс выспаться - тогда можно будет и поговорить.
        Утром вещи обыкновенно выглядят намного ярче.

        Единственное, что действительно было ярче, когда утром Куп спустился на первый этаж, - это погода. Сквозь окна лился солнечный свет. Наружные стены, за последнее время промерзшие насквозь, больше не источали пронизывающего холода. Температура определенно поднялась на несколько градусов.
        Куп снял с горячей подставки кофеварку, наполненную наполовину, и налил себе кофе. Было слышно, как Вероника в гостиной разговаривает по телефону. Он взял чашку и прямиком направился к двери.
        - Я понимаю, это запоздалое обращение, - объясняла Вероника, когда он вошел в комнату. - Но мне действительно нужно как можно скорее встретиться с мистером Пиви. - Она посмотрела на Купа и повернулась к нему спиной. - Я и Лиззи Дэвис переезжаем в Сиэтл. Но я подумала, что лучше сначала обсудить с мистером Пиви юридические вопросы.
        Его бросило в холод. Она уезжает? Даже не попытавшись ни в чем толком разобраться, просто собрать игрушки и уехать?
        - Да, я подожду, - сказала Вероника в переносную трубку радиотелефона.
        Куп поставил чашку на маленький золоченый столик и сделал гигантский шаг к ней, остановившись в дюйме от ее спины. Он хотел развернуть ее лицом к себе, но не вполне полагался на себя, что сможет ее не трогать.
        - Уйди, Купер, - сказала Вероника тихим, скрипучим голосом, не поворачиваясь.
        - Черта с два я уйду! Почему ты убегаешь, Ронни?
        Тогда она резко повернулась, гневно сверкая глазами.
        - Почему? А как ты думаешь? Ты умный человек, пораскинь мозгами - и я уверена, ты найдешь причину. Или десяток причин. - Вероника рванула трубку, которую она держала под подбородком, и поднесла обратно ко рту. - Он откажется от своего ленча ради меня? - сказала она кому-то на другом конце провода. - Спасибо. Тогда я буду там в понедельник, в полдень. Право, я вам очень благодарна.
        Куп не двинулся, когда она повернулась положить трубку и задела его тело. Ее прикосновение пронзило его до самых кончиков пальцев и откатилось обратно к ней.
        - Не могу поверить, что ты отрубаешь концы и бежишь в большой город.
        - Поверь, - бесстрастно сказала Вероника. - Я выезжаю этим утром, чтобы договориться о переводе Лиззи в новую школу. Завтра я подготовлю для нее комнату в моем доме.
        Нет. Все эмоции, теснившиеся в его сознании, молотом стучали в голове, требуя его внимания. Нет, она не может уехать вот так. Просто повернуться спиной и удалиться легкой походкой.
        - Ты сегодня возьмешь Лиззи из школы?
        - Нет. Ее заберет Марисса на уик-энд. Я вернусь в понедельник для встречи с Нейлом Пиви, потом буду готовиться к окончательному переезду.
        - И после того, что было между нами, ты хочешь уйти вот так, даже не поговорив напоследок?
        - О чем еще говорить, Куп? - сказала Вероника. - То, что мне от тебя нужно, ты не хочешь мне дать, а тебе, види-мо, нужно то же самое от меня. Это причиняет слишком много страданий. Нам нужно разойтись, прежде чем мы в конце концов истерзаем друг друга.
        О, прекрасно. Куп засунул руки глубже в карманы и пристально посмотрел на нее.
        - Слишком поздно, - сказал он.
        Затем повернулся и пошел прочь.

        Глава 23

        В тот же день Вероника была в Сиэтле. В четвертом часу она ступила в крошечную прихожую своей квартиры. С тяжким вздохом поставив сумочку на старинный сундук Дженни Линд[Настоящее имя Джоанна Мария Линд (1820-1887), английская оперная певица шведского происхождения, гастролировала в США в середине XIX в.] , она прошла в гостиную и огляделась.
        Мелкий моросящий дождь затянул пеленой стекла окон. Вероника всегда была очень горда своим жилищем. Она приобрела его на деньги, заработанные упорным трудом, и последние несколько лет терпеливо выискивала нужную мебель. Однако сегодня вся эта обстановка не вызывала у нее ни гордости, ни радости возвращения домой.
        И вообще этот день ни с какой стороны не приносил удовольствия. Она всегда считала, что по этой дороге можно ехать даже во сне, но сегодня поездка из Фоссила показалась целой вечностью. Погода Сиэтла была подпорчена штормами Пьюджет-Саунда, с привычным для него нескончаемым мелким дождем. Дороги захлебнулись в грязи, жизнь города в целом почти подошла к концу.

«Прекрасно. Жалобное женское соло завершает мой день. Наглядная демонстрация замечательной силы характера.
        В действительности это истощение сил было связано с ее собственными установками, напомнила себе Вероника.
        И уличное движение, и погодные условия были не хуже обычных. Просто ее испортила жизнь на востоке Вашингтона, где солнце светило намного чаще и где тупоумных водителей на душу населения было меньше.
        Ее короткий смешок резко прозвучал в пустой квартире. То, что Фоссил в сравнении с Сиэтлом неожиданно вызвал добрые воспоминания, несомненно, было диким абсурдом. В лучшем расположении духа она наверняка правильно поняла бы иронию.
        Позже, устав от своей бравады, Вероника опустилась в любимое кожаное кресло перед газовым камином. Она сцепила пальцы рук и положила их на колени, тупо глядя на рамки над каминной полкой с репродукциями прерафаэлитов из коллекции музея Фрая.
        Кому она пытается морочить голову? По правде сказать, в списке ее сегодняшних приоритетов сильный характер значился далеко не в первых строках. По дороге домой она заезжала в соседнюю школу обсудить с директором перевод Лиззи. Женщина вела себя благожелательно, и разговор оказался плодотворным. Не считая этого, весь остальной день был большим размытым пятном страдания.
        Как случилось, что человек, с которым она знакома меньше месяца, занял такое важное место в ее жизни? И как можно порвать с ним, если у них почти не было времени завязать отношения? Только обиды, обиды и снова обиды. Она старалась, как могла, но никакого облегчения от этой агонии не предвиделось.
        Ждать ответа тоже было бессмысленно. Не существовало такого решения, с которым бы она могла согласиться. Понимая это, Вероника чувствовала себя отяжелевшей и постаревшей. Она не хотела ни двигаться, ни разговаривать, а просто сидела здесь, перед холодным камином, пока не утихнут нестерпимые муки.
        Вместо того чтобы взращивать в себе инфантильные желания, следовало бы уже повзрослеть. Она должна войти в родительскую роль, а это значит, что потакание своим слабостям с биением себя в грудь непозволительно. Более того, нужно быть честной. Поэтому она должна изо всех сил внушать себе, что их с Купером короткие волшебные каникулы в Фоссиле в безвкусном доме - это временный уход от реальности. Сердце не обманешь. Но правда была убийственна. Единственный способ что-то изменить - это уехать оттуда вместе с Лиззи как можно скорее, чтобы вместе заново строить другую жизнь.

        - Чертовы женщины, - бубнил Куп, наверное, в сотый раз в это воскресное утро. - От них одни только трудности, это мое твердое убеждение. Все-таки хорошо, когда ты в доме один, предоставленный самому себе.
        Он давно закончил макет своей новой книги. К настоящему времени пора бы уже начать набрасывать ее вчерне. И он так бы и сделал, если бы жизнь не выставила на его пути это создание с двойной Х-хромосомой[Х-хромосома - половая хромосома, в парс (XX) определяет развитие женской особи.] . Как времени, так и уединения у него было, что говорится, до отвала, чтобы использовать их для написания нескольких страниц. Вчера он упустил эту возможность. За минуту он подробно расписал себе задание на текущий день. Но когда пришло время заступать на работу в «Тонк», ничего не было сделано. Ничего страшного. Сегодня все будет по-другому. Он приклеит зад к стулу и не сдвинется с места, пока не напишет пять или шесть страниц.
        Четыре часа спустя, проклиная курсор, неустанно мигающий на чистой странице под заголовком «Глава первая», Куп отпихнул компьютер и пошел вниз подкрепиться. Все дело в нехватке горючего, решил он. Отсюда этот затор. Нужно что-нибудь съесть, тогда голова прояснится.
        Через двадцать минут Куп вернулся к себе. Он сердито смотрел на насмешливо моргающий курсор, медленно выдувая воздух сквозь зубы. Топливо, как оказалось, тоже не свершило чуда. Проклятие. Нужно было сосредоточиться, но он, казалось, не мог совладать со своим заблудшим умом.
        Повсюду царило цепенящее безумие.
        Конечно, Лиззи вряд ли была самым шумным ребенком в городе, но все-таки с ее присутствием в доме слышались какие-то звуки. Сейчас Куп поймал себя на том, что по привычке пытается уловить их в звенящей тишине. Больше того, прервавшись на несколько минут, он прислушивался, не идет ли Ронни.
        Черт побери, он обещал себе, что не будет этого делать. Она знать его не хотела, во всяком случае, не испытав его множество раз на пригодность, - это точно. Но он не собирается выпрашивать у нее любовь. С каменным лицом Куп снова попытался сосредоточиться на работе. К этому времени у него с грехом пополам была закончена одна страница. Около десяти часов он все-таки сдался и занял себя чтением.
        Через пятнадцать минутой отбросил книгу. И автору за это заплатили большие деньги? Какая ерунда! Непонятно, каким образом в прошлый раз та же вещь казалась такой интригующей.
        Куп спустился в гостиную и включил телевизор, но там тоже было нечего смотреть. И как только кабельной компании хватает совести дурачить подписчиков? На ста пятидесяти каналах не удосужились предложить ни одной достойной внимания программы. Нуда ладно, черт с ними!
        Он спихнул Бу, залезшего к нему на бедро, и встал с кресла. Он мог с успехом отправиться в постель. Во всяком случае, он бы не отказался поспать. Но и эта хитрость, похоже, не удалась. Он не переставал ворочаться с боку на бок и в конце концов пошел в ванную искать аспирин. Кинул в рот пару таблеток и решил пойти через улицу взять себе в «Тонке» бутылку бурбона. Будь он проклят, если позволит женщине его сломить. Его, бывшего морского пехотинца. Одного из немногих, обладающих чувством собственного достоинства.
        Куп снова вернулся в спальню и занавесил полотенцем окно в надежде, что через час или два утреннее солнце его не разбудит, если он уснет. После этого он снова залез в постель и, взбив подушки, сосредоточился на дыхании. Чередуя очень медленный вдох с выдохом, под конец он взглянул на будильник на тумбочке. Было без четверти шесть. Спустя какое-то время он все-таки уснул.
        Казалось, прошло всего несколько минут, когда его разбудил щелчок открывшейся двери. Но, посмотрев на часы, он увидел, что было почти одиннадцать утра. На лестнице, ведущей к мансарде, послышались тихие шаги. Его настроение резко скакнуло вверх, первый раз с четверга, после того вечера. Ронни вернулась, подумал он. Должно быть, сменила гнев на милость. Иначе, вне всяких сомнений, она на пушечный выстрел не подошла бы к его спальне. Куп приподнялся на локте.
        Но над перилами показались золотистые волосы - отнюдь не блестящие черные - и мужской голос произнес так тихо, что его почти не было слышно:
        - Джеймс? Ты здесь?
        Куп отбросил одеяло и вскочил с постели. Шок, радость и разочарование от рухнувшей надежды - все эти эмоции одновременно пронеслись в нем. Схватив свои защитного цвета брюки, он натянул их на голые бедра в тот момент, когда его единоутробный брат поднялся на верхнюю ступеньку. Наскоро застегивая штаны, Куп нетерпеливо шагнул вперед, затем поколебался. Он хотел обнять брата. Но, прожив так долго среди мужчин, где подобные излияния не одобрялись, смутился и остался на месте.
        Эдди сделал шаг и, сократив расстояние между ними, выбросил руки вперед. Они крепко обнялись и затем, наградив друг друга шлепками по спине, отступили назад.
        Куп оглядел брата, который был на несколько дюймов ниже его. Если Куп ростом пошел в отца, то у Эдди взяли верх материнские гены. Он был сложен не так крепко. Худощавый и фациозный, даже находясь в бегах, он умудрялся выглядеть как типаж с обложки модного мужского журнала. Его золотистые волосы и щегольски выбритое лицо поблескивали в слабом свете, пробивающемся вокруг краев полотенца на окне. За те месяцы, что братья не видели друг друга, тучи вокруг Эдди сгустились до предела. Ситуация предполагала, что Куп должен произнести что-то кардинальное или по крайней мере относящееся к делу. Но вместо этого неожиданно для себя он сказал:
        - Господи, даже ботинки надраены до блеска. Черт побери, просто шикарно для прячущегося беглеца.
        - Ну, нельзя же из-за такой пустяковины, как обвинение в убийстве, занижать свои стандарты, - притворно прибеднялся Эдди, обнажая в короткой улыбке ровные белые зубы. Затем добавил серьезно: - Я рад с тобой повидаться, Джеймс.
        - Я тоже, братишка. Но ты чертовски рискуешь, появляясь здесь.
        - Я со вчерашнего дня наблюдаю за домом. Мне нужно было убедиться, что с Лиззи все в порядке. Я был страшно удивлен, когда увидел, что ты живешь здесь. Но мне не удалось даже мельком взглянуть на нее. Где она? Ее забрала Вероника? Она увезла ее в Сиэтл или куда-то еще?
        Куп вздрогнул. Неожиданное упоминание имени Ронни, словно абразивом, прошлось по раздраженным нервам. Он напряг плечи от мимолетной боли.
        - Нет еще, но собирается увезти. - Стараясь сохранять спокойствие в голосе, Куп рассказал, как Вероника заботилась о Лиззи все это время, как сейчас она готова горы свернуть, наметив совместный переезд. - Лиззи на уик-энд отправили к Мариссе. После школы ее привезут домой, а Ронни приедет еще раньше. Поэтому нам лучше сейчас использовать представившуюся возможность. Ты голоден?
        - Да, я полагаю.
        - Пойдем на кухню, - сказал Куп, срывая с окна полотенце. - Потолкуем, пока я приготовлю нам завтрак.
        Они с Эдди спустились на кухню. Куп кинул брату полотенце закрыть оконце в двери, чтобы их не было видно, если кто-то позвонит с улицы. Эдди пошел заниматься дверью. Куп тем временем достал две сковороды, зажег конфорки и стал вынимать из холодильника продукты. Потом началась борьба с совестью. Он разрывался между двумя чувствами - опасениями, которые ему вложила в голову Вероника, и хорошо ему знакомой, давнишней потребностью заботиться о младшем брате.
        - Ты ведь понимаешь, - сказал наконец Куп, разбивая яйца в горячую сковородку, - что ты не должен разговаривать с Лиззи? - Он поднял глаза от плиты посмотреть на реакцию брата.
        Эдди был явно не в восторге, однако послушно закивал:
        - Да. Я, наверное, рехнулся бы от счастья, если бы мог ее обнять на минуту и убедиться, что с ней все хорошо. Но я понимаю, насколько это будет болезненно для нее, после того как я повернусь и снова исчезну.
        - Не говоря уже о том, что это опасно для тебя самого. Ты же не думаешь, что шестилетний ребенок сможет держать в секрете такие вещи.
        - Я правильно понимаю, Джеймс? - сказал Эдди, прохаживаясь взад-вперед возле двери в гостинную. - Я не верю, что нахожусь в этом доме. - Он исчез на минуту в комнате и вернулся, держа в руке рамку с фотографией Лиззи. Поглаживая пальцем лицо своей дочери на плоском снимке, он поймал на себе взгляд Купа. - Что случилось со всеми теми побрякушками? - Эдди с нарочитым безразличием кивнул в сторону гостиной.
        - Вещи Кристл? Вероника запаковала большинство из них. - Куп выложил на тарелки яичницу и грудинку с другой сковороды на задней конфорке. Потом отнес все это на стол. - Не хочешь взять себе сок или молоко из холодильника?
        В это время щелкнул поджарившийся хлебец, и Куп вернулся к плите. Через минуту он передал хлебец Эдди и сел за стол, глядя на брата, задумчиво рассматривающего стоящую перед ним фотографию.
        - Мне жаль, что так получается с Лиззи, - сказал Куп. - Вероника меня тут песочила по поводу тебя. Она ужасно беспокоится за девочку и считает, что ей будет плохо, если ты похитишь ее и будешь бегать с места на место.
        Эдди пожал плечами.
        - Ее опасения обоснованны, - сказал он, гоняя по кругу еду в своей тарелке. - Я действительно собирался похитить Лиззи и сбежать. Но я все продумал за это время и решил не делать глупости. - Он снова коснулся пальцами снимка. - Она будет несчастна со мной. Здесь она выглядит очень счастливой. Вероника к ней добра, не правда ли?
        - Да, Эдди. Она заботится о ней. Даже очень. - Куп указал зубцами вилки на тарелку брата. - Кончай играть со своей яичницей и доедай скорее. Тебе нужно набраться сил, если мы собираемся обдумать, как вызволить тебя из этой грязи.
        Эдди откусил раз, потом другой и через минуту, обмакнув остатки хлебца в яичный желток, подчистил тарелку. Он посмотрел через стол на Купа и сказал приглушенным сердитым голосом:
        - Я этого не совершал. Конечно, мы с Кристл поругались в тот вечер, это так. Она годами на мне наживалась и, чтобы выкачать больше денег, использовала Лиззи. Мое терпение истощилось. В тот вечер я был очень зол и пошел в «Тонк» сказать ей, что она не получит ни пенни, как только я добьюсь опекунства. Но у меня и в мыслях не было убивать ее из-за этого. И я могу объяснить про пиджак…
        - Господь с тобой, Эдди, - обиженно сказал Куп. - Я прекрасно знаю, что ты этого не делал.
        - Я его где-то оставил, - продолжал Эдди, не слушая брата. - Ты знаешь, я всегда забываю свои вещи. Мама обычно говорила, что у меня голова прикручена не так, как надо. Где я мог оставить этот проклятый пиджак? Я выкрутил все мозги, но так и не мог вспомнить. Но кто бы ее ни убил, можешь быть уверен… - Он умолк и растерянно заморгал. Потом пристально посмотрел на Купа. - Ты веришь мне?
        - Черт побери, да. Я знаю тебя, Эдди. Мне никогда в голову не пришло бы, что ты мог это сделать. К сожалению, мне не удалось выяснить, кто это сделал. Но я узнал от Вероники, что у Кристл был тайный любовник, с которым она ездила на Гавайи прошлой осенью. Некий «авторитетный человек». Так она, по словам Ронни, называла того парня. Выяснить бы, кто он такой, и мы нашли бы убийцу. До недавнего времени я был уверен, что это Трои Джейкобсон. Но он оказался чист.
        - Почему Трои? Из-за тех слухов, которые ходили прошлой осенью, будто у него кто-то есть на стороне? Я никогда этому не верил.
        - Тьфу ты черт! Что такого в этом парне, что он всем внушает доверие?
        Эдди пожал плечами.
        - Он вполне приличный человек. И потом, нужно быть слепым, чтобы не видеть, что он совершенно без ума от своей жены.
        - Это я слышал, - сказал Куп, отбросив в сторону свое ненавистническое настроение. - У тебя есть какие-то предположения, кто бы это мог быть?
        - Совершенно не представляю, - сказал Эдди. - Но по крайней мере сейчас есть с чего начать. На сегодня это больше, чем все, чего я до сих пор достиг, - заметил он, трезво взглядывая на Купа. - В сущности, я все испортил, да? И в не меньшей степени тем, что пообещал Лиззи вернуться за ней. Мне не следовало этого делать, не имея четкого представления, смогу ли я выполнить свое обещание. Она заслуживает лучшего.
        - Я полагаю, ты действовал, как пилот в слепом полете. И то, что меня не было рядом, когда ты в этом нуждался, тоже работало против тебя. Я очень сожалею об этом, Эдди.
        Эдди пожал плечами.
        - Это были мои трудности. Я взрослый человек. Ты не обязан все время сидеть у телефона - вдруг твоему младшему брату потребуется помощь, чтобы выбраться из тюрьмы.
        - И все же мне хотелось бы, чтобы я был тогда рядом с тобой. Может, вдвоем мы придумали бы для тебя что-то лучшее, чем бега. Это была твоя самая большая ошибка. Я думаю, люди расценили это как несомненное свидетельство вины. Как тебя осенило это сделать?
        - Не знаю. Просто я впал в отчаяние и запаниковал. Мой адвокат…
        - Нейл Пиви, - сказал Куп. Эдди удивленно посмотрел на брата.
        - Ты знаешь Нейла?
        - Сказать, что я его знаю, наверное, было бы несколько преувеличенно. Но я говорил с ним о твоем деле.
        - Тогда ты должен меня понять. Он разговаривал со мной, когда во время предварительного слушания решалось, отпускать ли меня под поручительство. Тогда он сказал мне, что дела мои хуже некуда, но, может, он сумеет уговорить суд смягчить приговор. После этого я струсил, так как у меня была только одна мысль: они разлучат меня с Лиззи на много лет. Я вообще не ожидал, что могу оказаться на свободе до суда. Поэтому, когда меня отпустили, я увидел в этом знак, что лучше бежать отсюда к черту, пока эти псы…
        - Постой. - Куп наклонился вперед. - Пиви сказал, что твои дела плохи? Что ты имеешь в виду?
        - То же, что и он. Он считал, что все складывается против меня. Что там такая гора доказательств, что он едва добрался до вершины.
        - Этого не может быть. Он говорил мне, что не понимает, почему ты убежал, так как твое дело построено целиком на косвенных данных, притом очень слабых. И тот факт, что тебя отпустили под залог, по-видимому, подтверждает это. - Куп смотрел через стол на сводного брата, потирая пальцами лоб. - Ты уверен, что все правильно понял? Может, ты что-то перепутал?
        - Черт побери, нет! Я ничего не перепутал. Он сказал, что меня скорее всего посадят на долгие годы, что Лиззи окончит колледж к тому времени, когда я выйду. - Эдди сам начал потирать лоб. - Какого дьявола ему нужно было рассказывать нам две разные истории?
        Куп уронил руку на стол.
        - Этому нет разумного объяснения. Если только у него не было личного интереса видеть тебя на скамье подсудимых.
        Эдди широко раскрыл глаза.
        - Нейл и… Кристл?
        - Ты ведь знаешь этих чертовых сплетников гораздо лучше, чем я. Это возможно?
        - О Боже. Я с трудом могу себе это представить. Но… конечно, все возможно. - Эдди сел прямее. - В самом деле, это многое объясняет. Кристл, казалось, всегда знала, до какого предела можно выжать из меня лишние десять центов. - Он отодвинул от стола свое кресло. - Вот сукин сын! Ничего, я до него доберусь. Если я действительно попаду в тюрьму за убийство, то это будет тот, кого я прикончу.
        Куп тронул Эдди за руку. Его неподвижные мышцы под мягким свитером были тверды, как сталь, а сам он весь трясся от ярости.
        - Сейчас не время кипятиться, братишка. Ты должен сохранять хладнокровие и помочь мне обмозговать это дело.
        Мало-помалу Эдди расслабился и успокоился.
        - Та поездка на Гавайи с Кристл должна была оставить какие-то следы, - сказал он суровым голосом. - Если мы пойдем по этим следам, может, нам удастся схватить его за задницу.
        - У меня сейчас этим занимается частный детектив. Ему ничего не стоит через пять минут найти какое-то веское доказательство. Я сейчас позвоню ему. - Куп был уже на полпути к телефону, когда неожиданно его осенило. Проклятие! Он замер, ошеломленный. - Погоди, Эдди! Вероника!
        Его брат резко повернулся взглянуть на него.
        - Что-то с ней?
        - Она встречается с Пиви в полдень. Обсудить, правомочна ли она увозить Лиззи. - Куп взглянул на часы. - Это значит, что сейчас она уже там.
        С фактом, казалось бы, не дающим оснований для беспокойства, в душу медленно вкрался леденящий страх. По логике вещей все должно пройти благополучно. У Вероники не было причин подозревать Пиви в каких-то неправильных действиях и причастности к смерти ее сестры. Поэтому риск для ее собственной жизни практически сводился к нулю. Однако чутье и армейский опыт Купа сигнализировали об опасности. У него пробежали мурашки по коже и волосы на затылке встали дыбом. Он схватил свои ключи. Возможно, Ронни ничто не угрожало. Но даже если сейчас она находилась бы от этого человека за десять миль, Купа не оставила бы тревога.

        Глава 24

        - Извините за опоздание, - сказала Вероника, когда она, запыхавшись, стремительно вошла в офис Нейла Пиви. -Там на Сноквалми-Пасс заклинило какую-то автоцистерну, и узкий проезд был полностью заблокирован. Но мне нужно было бы зарезервировать больше времени. Я знаю, вы пожертвовали часом своего ленча ради меня. - Она положила сумочку на его письменный стол и стала снимать свое добротное шерстяное пальто.
        - Не стоит из-за этого беспокоиться, - непринужденно сказал адвокат. - Я с ленчем в любом случае укладываюсь в половинное время. И отпустил моих девушек на ленч. Так что вы ничего не нарушаете. Присаживайтесь и переведите дух. Могу я предложить вам что-то?
        - Стакан воды. Это было бы замечательно. - Все еще не отдышавшись, Вероника села в кресло в розовато-лиловом чехле напротив поблескивающего дубового письменного стола. Она терпеть не могла опаздывать.
        Вероника огляделась вокруг, ища, куда бы пристроить пальто и сумочку. В конце концов она положила их себе на колени. Пока Нейл уходил в коридор к бачку с питьевой водой, она с неистребимым профессиональным интересом осматривала офис. Справа, перед окнами, находился узенький палисадник. Обнесенные оградой искусственные каменные горки создавали ощущение уединения и легкости. Хотя кое-что из обстановки следовало бы исправить, Вероника отбросила в сторону свои замечания. Ее гораздо больше интересовали отдельные штрихи, которые могли сказать что-то о самом владельце конторы.
        Личные вещи Нейла Пиви говорили, что это очень педантичный человек, что он придает большое значение своему статусу и проявляет интерес к теннису. В стенном шкафу за письменным столом на почетном месте были выставлены два спортивных трофея. На стенах вместе с дипломами в рамках и призами красовалось несколько фотографий. На них Нейл был запечатлен в кругу магнатов и других выдающихся лиц Фоссила, как предположила Вероника, узнав среди них Троя Джейкобсона и мэра города. Она хотела повернуть небольшую деревянную рамку на письменном столе и взглянуть на ту фотографию. Но как раз в это время в комнату вернулся адвокат, и Вероника убрала руку.
        Пиви протянул ей чашку и обошел письменный стол, чтобы занять свое место. Вероника снова села в кресло и сделала глоток. Пиви вежливо ждал и потом улыбнулся.
        - Чем могу быть полезен?
        Вероника опустила чашку и виновато пожала плечами.
        - Вообще я не уверена, сможете ли вы мне помочь. Но я подумала, вы как адвокат Эдди должны знать, что у них с Кристл была тяжба. У кого же, как не у вас, об этом спрашивать. - Видя, что Пиви смотрит на нее с повышенным интересом, она пояснила: - В конце недели я переезжаю обратно в Сиэтл и собираюсь взять с собой их дочь Элизабет. Поэтому мне нужно знать, имею ли я законное право просто увезти ее из города. Кроме того, Эдди выплачивал ребенку пособие, разумеется, пока он не скрылся, после того как его выпустили. Можно ли это как-то возместить за счет его имущества или чего-то еще - мне не известно, как у вас это называется. Конечно, я могу позволить себе содержать ее и без этого. Но было бы хорошо, если бы полагающиеся ей деньги пошли в трастовый фонд для ее последующего обучения в колледже или еще где-то. Нейл взял темно-синюю папку.
        - Я снова просмотрел досье Эдди, когда Маргарет сказала мне, что вы записались на прием. - Он положил папку перед собой на безукоризненно чистый стол, но не открыл ее, а только коснулся кончиками пальцев обложки и на секунду взглянул на бирку с четкими буквами. Потом поднял глаза на Веронику. - Ваш вопрос затрагивает две отдельные области закона. Поэтому давайте рассмотрим каждую по очереди. Ответ на ваш первый вопрос в краткосрочной перспективе - да. Вы можете увезти вашу племянницу в Сиэтл. Это одно из преимуществ города такого масштаба. Никакая служба по охране прав несовершеннолетних не станет вводить ограничения на ваше опекунство. Маловероятно, что вам будут чинить препятствия, поскольку каждый понимает, что вы заботитесь о благополучии ребенка. Что касается долгосрочной перспективы… Ваша сестра оставила завещание?
        - Боюсь, что нет. - Вероника чуть не засмеялась. Человек явно плохо знал ее сестру, иначе он даже на минуту не допустил бы, что Кристл стала бы тратить время, чтобы сделать что-то столь ответственное. Подобное перспективное планирование никогда не относилось к числу ее сильных сторон.
        - Тогда, я полагаю, по приезде в Сиэтл вы обратитесь к прокурору для апелляции в суд об установлении вашего опекунства над племянницей. На сегодняшний день вы не имеете легальных прав, так как миссис Дэвис умерла, не оставив завещания и средств для содержания своей дочери. Получение опекунских прав позволит вам также ставить вопрос об алиментах. Эдди заключил с вашей сестрой официальное соглашение о выплате щедрого ежемесячного пособия для дочери. Но он также располагает достаточными средствами, чтобы бежать и жить в роскоши в какой-нибудь стране, не имеющей договора с Соединенными Штатами об экстрадиции. Поэтому, после того как он не явился в суд, его активы были заморожены. Чтобы освободить часть их для выплаты пособия ребенку, вы должны быть назначены его законным опекуном. Как адвокат Эдди, я не могу представлять одновременно вашу сторону ввиду конфликта интересов. Но я буду рад рекомендовать вам кого-то по вашему местожительству. Я знаю в Сиэтле нескольких компетентных адвокатов.
        - Я буду вам искренне благодарна, мистер Пиви.
        - Называйте меня Нейл, пожалуйста.
        - Хорошо, Нейл. Спасибо. - Вероника допила свою воду и хотела поставить чашку на письменный стол. Она взглянула на полированную поверхность и заколебалась, побоявшись оставить влажный круг. Придерживая на коленях пальто и сумочку, Вероника наклонилась и поставила чашку на пол. Распрямившись, она увидела, что адвокат наблюдает за ней. Под его взглядом она на секунду почувствовала себя какой-то невоспитанной деревенщиной.
        Но должно быть, ей только показалось легкое презрение в его глазах, потому что он просто сказал с приятной улыбкой:
        - Нет проблем. Я сейчас черкну здесь пару фамилий с номерами телефонов.
        - Наверное, я еще раньше должна была что-то сделать, - призналась Вероника. - Но все произошло так быстро, сразу в один день. Я понимаю разумность установления законного права, поэтому не думайте, пожалуйста, что я недооцениваю ваш совет. Вы мне объяснили мою конечную цель и отправную точку. За одно это мы с Лиззи вам очень благодарны.
        - Рад помочь вам обеим. - Пиви закончил писать на оборотной стороне визитки обещанные координаты и наклонился вперед передать карточку Веронике.
        Вероника положила на письменный стол свою сумочку, чтобы она не упала на пол, и протянула руку за карточкой. Однако пальто, лежавшее у нее на коленях, начало сползать вниз. Она попыталась его удержать и быстро нагнулась вперед. Нейл, намереваясь ей помочь, перегнулся через стол и локтем нечаянно задел угол фотографии. Дубовая рамка заскользила на край стола. Вероника кинулась ее спасать - и в результате спихнула сумочку себе на колени, а ее пальто упало на пол.
        Смеясь над своей неуклюжестью, она накрыла рукой рамку с фотографией.
        - Ладно, это послужит мне уроком. Впредь буду аккуратнее со своим пальто. Надо думать, что его полагается складывать скользкой подкладкой внутрь. - Вероника взглянула на фото, и смех застрял у нее в горле.
        Она скорее ожидала увидеть портрет какой-нибудь возлюбленной, нежели этот до боли знакомый пейзаж с кокосовой рощей. Фотокамера запечатлела прекрасное розово-коралловое здание с парящими сводами, грациозными башенками наподобие минаретов и маленькой каштановой с белым собачкой, поднявшей ногу возле одного из деревьев на переднем плане.
        О Боже! Это была точная копия того снимка, сделанного во время тайной поездки Кристл с ее «авторитетным» мужчиной. Правда, Вероника не стала бы применять этот эпитет к адвокату, который в судебном споре об опеке, представляя одну из сторон, в то же время спит с противоборствующей.
        Вероника сделала глубокий вдох и задержала дыхание. Не требовалось большого ума, чтобы понять, что к чему. Когда до нее дошло, что она находится наедине с убийцей ее сестры, ее вдруг охватил невероятный ужас. Но нужно было сохранять хладнокровие, пока она не свяжется с Купом. Она ухватилась за эту мысль, единственное, что ей, по-видимому, оставалось делать.
        Она должна была все рассказать Куперу.
        Казалось, прошло тысячелетие с того момента, как она взглянула на фотографию, хотя минуло всего несколько секунд. Аккуратно поставив рамку на письменный стол, она прогнала прочь смертельный страх и вымученно улыбнулась.
        - Знаете, что все говорят? - сказала Вероника с невозмутимостью, доведенной до совершенства за время работы в «Тонке», где ей постоянно приходилось увертываться от рук пьяниц. - Можно увезти девочку из маленького городка, но не так просто забрать маленький городок от девочки. - Она пожала плечами, взяла свое пальто и поднялась с кресла. - Ну, не буду больше отнимать у вас время. - Вероника быстро влезла в пальто и оглядела пол, не выпало ли что-нибудь из ее сумочки. Почувствовав себя наконец способной выдержать пристальный взгляд адвоката, она выпрямилась и подала ему руку. - Встреча с вами была очень полезной, и я собираюсь воспользоваться вашим советом.

«Какие-нибудь две минуты - и ты выйдешь отсюда, - сказала себе Вероника, когда Пиви обошел вокруг письменного стола проводить ее до двери. - Все, что от тебя требуется, - это продержаться еще в течение нескольких минут».
        Она умудрилась делать все в точности, как хотела весело болтая, следуя по коридору. Когда они подошли к выходу, Вероника чувствовала себя почти что дома. Но как только она стала открывать дверь, Пиви положил руку ей на плечо и захлопнул дверь. У нее душа ушла в пятки. Она бросила через плечо спокойный вопросительный взгляд.
        - Что-то не так?
        - Да, - вкрадчиво сказал Пиви. - Это довольно неприятно, но боюсь, что не могу вас отпустить.
        - Простите, не поняла? - сказала Вероника.
        Не убирая рук с ее плеч, Пиви повернул ее лицом к себе. От его непринужденной улыбки, так не вязавшейся с холодной решимостью в его глазах, Веронику пробрал озноб.
        - Я восхищаюсь вашей выдержкой и находчивостью в словах, мисс Дэвис. Но напрасно вы пытаетесь делать бесстрастное лицо, будто ничего не заметили. Фотография, очевидно, выдала меня с головой. Я так думаю, эта шлюха Кристл оставила для себя копию?
        - Я не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, - сказала Вероника с холодным достоинством. - Но я возражаю против подобных выражений в адрес моей сестры. - Она дернула плечами, пытаясь высвободиться от Пиви. - А теперь, будьте добры, уберите свои руки и позвольте мне уйти. Лиззи скоро вернется из школы. И потом у меня еще куча дел…
        Пиви резко встряхнул ее, и она была вынуждена замолчать.
        - Не изображайте из себя невинность, мисс. Не для того мне дан интеллект, чтобы держать меня за простачка. Я поумнее буду, чем средний маклер на бирже.
        Вероника заморгала.
        - Средний - кто?
        Оставляя без ответа ее вопрос, Пиви продолжал задумчиво:
        - Я люблю эту фотографию. Она приводит меня в трепет, когда я смотрю на нее. Я каждый раз вспоминаю, чего я лишился, - сказал он с той зловещей обаятельной улыбкой. - Давайте совершим небольшую поездку.
        - Лучше не будем, - сказала Вероника. Оказаться в автомобиле с этим человеком представлялось ей опасным делом. Она собиралась дожидаться здесь, у него в конторе, пока его сотрудницы вернутся с ленча. Даст Бог, это могло произойти с минуты на минуту.
        - Вы думаете, я вам предлагаю? - мягко спросил Пиви. - Вы жестоко заблуждаетесь. - Он отпустил Веронику и отступил на шаг. - Это не просьба. Доставайте ваши ключи, потому что мы сейчас отправляемся.
        Вероника схватилась за ручку и рывком открыла дверь. Но только она набрала в легкие воздух, чтобы закричать, как была отброшена назад и повернута кругом так быстро, что у нее все поплыло перед глазами. Руки Нейла сомкнулись вокруг ее горла, не давая ей дышать.
        - У вас, сестер Дэвис, особое умение выводить меня из себя, - сказал он с пугающей любезностью. Затем ослабил давление, ограничивавшее доступ воздуха в трахею. Однако руки Пиви оставались на прежнем месте, и его большие пальцы угрожали удушьем, слегка надавливая на ямочку внизу шеи. - Будете излишне упорствовать, - мягко сказал он, - и я выдавлю из вас жизнь там, где вы сейчас стоите.
        Сердце ее, казалось, готово было пробить себе путь сквозь грудную клетку. Но Вероника встретила взгляд Нейла спокойно, как только могла.
        - И как вы объясните присутствие моего трупа, лежащего у вас в вестибюле?
        - А никаких объяснений не потребуется, - сказал Пиви. Убийственная учтивость не сходила с его лица, пока он смотрел Веронике в глаза. - Я выгружу ваши холодные, окоченевшие останки в свой шкаф, а когда офис закроется на ночь, определю на их постоянное место.
        Ужас пробрал ее до самых костей, но Пиви не должен был этого видеть. Она скорее бы себя прокляла, чем позволила показать свои страх.
        - Вам это никогда не удастся скрыть, - сказала Вероника, поднимая подбородок. - Люди знают, что у меня назначена встреча с вами.
        - Под людьми, как я понимаю, подразумевается Блэксток? - Пиви засмеялся ей в лицо. - Скажите на милость, какая персона! Какой-то бармен, босяк. Пусть он задает любые вопросы - я буду только искренне недоумевать. - Он сделал озабоченное лицо, выглядевшее слишком натурально в ее испуганных глазах, и продекламировал с непритворной искренностью: - Вы говорите, мисс Дэвис пропала? Ничего не понимаю - я виделся с ней сегодня днем, и, когда она уходила из моего офиса, с ней было все в порядке.
        - Зачем вы это делаете? - прошептала Вероника. - И почему вы убили мою сестру?
        -Потому что эта ненасытная маленькая сучка совершенно не знала меры. У нас были отношения, которые удовлетворяли нас обоих. Так как я знал о доходах Чапмена с точностью до пенни, я даже помогал ей выжимать из него лишние доллары, чтобы потрафить ее мелочной привычке к дешевой мишуре. Этого вполне должно было хватить, но она всегда хотела большего. Эдди был сыт по горло ее грабительством, и, когда он поручил мне заняться вопросом об опеке над ребенком, все вышло из-под контроля.
        - И поэтому вы убили ее?
        - Я не собирался этого делать, нет. Но она никогда не понимала, что всему есть предел. Она не оставляла меня в покое своими требованиями, чтобы Эдди был поражен в родительских правах. Должен сказать, она добивалась этого отнюдь не из сентиментальной привязанности к своей маленькой дочке. Она боялась вместе с потерей опекунства лишиться дойной коровы, коей до тех пор был Чапмен.
        Вероника съежилась, вынужденная признать, что Пиви прав.
        - Она отказывалась слушать, когда я объяснял ей, что не могу приказывать Эдди. Но она становилась все более и более настойчивой, что порядком меня раздражало. А потом она пошла еще дальше. - Нейл взглянул на Веронику, его фальшивая мягкость с этого момента больше ни в чем не просматривалась. - Она пригрозила мне обнародовать нашу связь, если я ничего не сделаю.

«Ох, Кристл, - в отчаянии подумала Вероника, - ну почему ты никогда не просчитывала последствий своих поступков?»
        - Мысль об убийстве она, вероятно, не держала в уме, - продолжал Пиви. Жуткая улыбка снова вернулась на его лицо. - Но такова участь неразумных бабенок, когда они начинают испытывать судьбу. Я дорожу своим положением в городе и, разумеется, не мог допустить, чтобы какая-то проститутка с Бейкер-стрит подорвала мою репутацию.
        С каких это пор низкое социальное положение делает человека идеальным кандидатом для убийства? Это было уж слишком. Вероника не выдержала и оттолкнула Нейла изо всех сил. Застигнутый врасплох, он пошатнулся назад. Воспользовавшись этим, она рванула дверь и бросилась вон, а потом брыкнула Нейла, когда он попытался ее настигнуть.
        Пиви схватил ее сзади за волосы, прежде чем она успела выскочить на улицу, и заставил остановиться. В воздухе блеснул швейцарский армейский нож, и остро заточенное лезвие угрожающе заходило взад-вперед у нее перед глазами.
        - Этой вещицей, - пробормотал Нейл ей на ухо, - будет вполне сподручно сделать работу, если вы еще доставите мне неприятность. - Нож исчез из поля зрения. Но через секунду Вероника почувствовала кончик лезвия у себя на затылке, когда Нейл закрыл за ними дверь офиса. - Попробуйте только пискнуть - и я покажу, что может сделать лезвие такого размера.
        - Воображаю, - пробормотала она, когда Нейл направил ее к ее автомобилю, - вы один из тех, кто делает упор не на размер, а на то, что вы с его помощью можете сделать. Это всегдашний прием тех, кто обделен размером.
        Кончик лезвия прижался немного плотнее к ее затылку.
        - Вы, сестры Дэвис, просто не соображаете, когда закрыть на замок свой прелестный маленький ротик, не правда ли? Станете продолжать - и я буду вынужден закрыть его сам. Навсегда.

«А то ты не собирался это так или иначе сделать!» У Вероники не было иллюзий на этот счет. Сейчас она это слишком хорошо понимала.
        Но черта с два она сдастся без борьбы.
        Они подошли к автомобилю. Нейл остановился у дверцы с пассажирской стороны.
        - Открывайте и медленно полезайте в кабину, - приказал он.
        Ничего не поделаешь. Покопавшись в сумочке, Вероника достала ключ и сделала, как ей было сказано. Размышляя, как ей нырнуть через дверцу водителя, она представила, что станется с нижней половиной ее тела. Может, оно и будет исполосовано, но узкое лезвие не представляло и малой доли той опасности, которая могла быть вызвана повреждением шеи.
        Однако Пиви схватил Веронику за руку и сел рядом на правое сиденье, не давая ей даже дюйма для маневра. Он захлопнул за собой дверцу и снова улыбнулся своей дьявольской улыбкой.
        - Пристегните ремни, - посоветовал он. - Нам ни к чему, чтобы вы себя покалечили.

        Глава 25

        - Возможно, я делаю из мухи слона. - Куп на полной скорости выскочил на Коммершл-стрит и направил машину к центру города.
        - Но ты ведь так не думаешь? - спросил сидевший рядом Эдди.
        - Да, не думаю. - Куп взглянул на брата. - Ронни никогда не стесняется сказать мне в лицо, что я мешок с дерьмом, когда она обо мне так думает. Представляю, что она может ляпнуть, если узнает правду о Пиви. Как снег на голову. От одной этой мысли у меня кишки выворачивает наизнанку.
        - Вряд ли она узнает. Шансы ничтожно малы. Ты так не думаешь?
        - Их почти не существует, - сказал Куп. Но искорки, вспыхивая в сознании, продолжали слать по нервным стволам предупреждение, что сейчас он должен быть там.
        Занятый этими мыслями, Куп потерял бдительность. Он вдруг спохватился, что совсем забыл о безопасности Эдди.
        - Боже праведный! Тебе нельзя появляться здесь. Если тебя увидят в городе среди бела дня, они отволокут тебя в тюрьму, не успеем мы и глазом моргнуть. Это в лучшем случае, а в худшем копы начнут в тебя стрелять и потом уже задавать вопросы.
        - Я не думаю, - криво усмехнулся Эдди, - что мы должны так уж сильно беспокоиться по поводу копов. Вряд ли кто-то стал бы приравнивать полицейское управление Фоссила к центральному бюро «СУОТ». Но если нас все-таки остановят, мы сообщим им правду. Скажем, что я иду в участок добровольно сдаться.
        Куп пристально посмотрел на брата.
        - Ты серьезно?
        - Да. И вообще с самого начала не нужно было убегать. Это совершенно неоправданная глупость, импульсивный поступок. Несмотря на то что все те ночи я мучительно изобретал, как увезти Лиззи, я понимаю, об этом не может быть и речи. А теперь пришло время шагнуть навстречу трудностям, никуда не денешься. Как только мы убедимся, что с Вероникой все в порядке, едем в участок. Посмотрим, можно ли как-то выправить положение.
        - Все эти годы у меня в голове крутился устоявшийся образ, но ты и впрямь больше не ребенок, не правда ли? - медленно проговорил Куп. По идее он не должен был видеть в этом какое-то большое откровение. Умом он и раньше понимал, что его сводный брат давно уже вырос. И все же, несмотря на готовность Эдди держать ответ, на эмоциональном уровне Куп испытывал именно это ощущение прозрения.
        - Я уверен, это производит ошеломляющее впечатление, учитывая мое поведение до недавних пор, - иронически сказал Эдди. - Но по правде говоря, я перестал быть ребенком со дня моего появления на свет.
        Куп вдруг осознал смысл всех тех упущенных лет.
        - Я был тебе не слишком хорошим братом, - медленно проговорил он. - Мне очень жаль.
        Эдди повернулся и с удивлением посмотрел на него.
        - Что? Черт побери, с чего ты взял?
        - Я не был с тобой… меня не было поблизости, тогда как ты нуждался во мне.
        - Да брось ты. - Эдди пожал плечами. - Мы уже закрыли эту тему. Кроме того, мы виделись.
        - Да, когда ты по рабочим делам бывал в моих краях. - Куп задумался на мгновение. - Это своего рода ирония, что я воспринимал тебя как вечного ребенка. Я зациклился на этой мысли. Мне самому нужно было повзрослеть и покончить с этим. Я провел столько лет вдали, чтобы мама не навязывала мне свое мнение и не диктовала, что делать! Это мешало мне возвратиться назад и общаться с тобой. Боже мой, никогда бы не подумал, что из-за моих чувств к ней, даже спустя много лет после ее смерти, я мог отвратить от себя… - Он безжалостно пресек этот катарсис. Заводить праздный разговор о том, как он еще и напортачил с Вероникой, сейчас было непозволительно. Ни к чему подбирать последние крупицы уже исчерпавшего себя вопроса. Поэтому Куп сосредоточился на вещах, которые он мог контролировать. - Впрочем, я должен сказать тебе, что за время пребывания в Фоссиле я понял кое-что. Это мое упущение, что я так долго был выключен из твоей жизни. - Остановившись у светофора на красный свет, Куп посмотрел на брата. - Но я даю тебе слово, что с прошлым покончено, - сказал он, встретив пристальный взгляд Эдди. - Отныне я
намерен быть здесь и гораздо больше времени проводить с тобой. И с Лиззи, с кем я был чертовски рад познакомиться. - Купер заулыбался во весь рот. - Эта маленькая сердцеедка - такая услада для души!
        - Да. - Эдди с нежностью улыбнулся. На щеках у него обозначились морщинки. - Она прелесть, правда? Я тоже хочу тебе что-то сказать, Джеймс. Возможно, мое дезертирство не было совсем уж плохой идеей, если это привело тебя в Фоссил, где ты смог узнать мою малышку. Не говоря уже о том, что ты раскрыл убийство Кристл. Если бы ты не приехал сюда, никто так и не узнал бы, что в ее смерти повинен Нейл. Поедем за Вероникой, тогда мы сможем сосредоточиться на…
        - Эй! Не может быть! - Куп вытянул шею, изумленно провожая взглядом знакомый синий
«вольво», промчавшийся мимо них в противоположном направлении. - Это была она!
        - Кто? - Эдди повернул голову посмотреть.
        - Ронни. - Куп все сразу понял. Он чувствовал, как вокруг сердца сомкнулись ледяные щупальца. Он поискал место, чтобы развернуться. - Она не одна, - сказал он мрачно. - Я не разглядел через те тонированные стекла, кто именно в ее машине, но я могу сказать точно - это был мужчина.

«Никогда не позволяйте увезти себя». Слова продолжали вертеться в уме, пока Вероника была готова закричать. О чем она думала раньше? Не она ли была та женщина, сказавшая: «Ну что за вздор!», когда в одной из передач Опры[Имеется в виду телевизионная ведущая Опра Уинфри.] эксперты наставляли женщин, как защитить себя от насильника? «Никогда не позволяйте увезти себя».
        Но никто не упомянул тогда о такой здравой и рациональной мысли, как вылететь из окна, когда тебя терроризируют. Слишком поздно. Нужно было использовать свой шанс еще на парковочной стоянке. Насколько вероятно, что Пиви убил бы ее прямо перед собственной адвокатской конторой?
        Не слишком гениально. Глупо - по-видимому, было бы самым правильным словом. Глупо, глупо, глупо!
        - Вы что-то сказали? - В голосе Пиви звучало нескрываемое удовольствие.

«Чтоб ты сдох, поганая крыса!» Ощущая кончик ножа у себя на шее, Вероника сжала губы и оставила пожелание при себе.
        - Очевидно, это не мне. Ну ладно. - Пиви пожал плечами. - В самом деле, умная беседа была бы подарком, но я этого не требую. У следующего светофора повернете налево.
        Это вывело бы их на Орчард-роуд, где находился один короткий квартал - ответ Фоссила фешенебельной Родео-драйв, с рядом дорогих магазинов, обеспечивающих качественным товаром состоятельных граждан Блаффа. Вероника была далека от мысли, что они едут делать покупки.
        Пиви скорее собирался выехать за пределы города, к садам Хоторна или Бэгли - те и другие находились на этой дороге. Сады Хоторна и Бэгли. Очень безлюдные места в это время года. Вероника содрогнулась. Нужны были срочные действия, если она хотела спасти свой зад.
        Благие намерения. Но если бы она имела хоть какое-то представление, какие это могут быть действия!
        Когда она повернула за светофором, чувства ее обострились до предела. Все предстало с необычайной ясностью.
        Надпись с элегантными золотыми буквами в одной из витрин гласила: «Все для дома. Изысканные аксессуары для разборчивых владельцев». В черном стекле на соседней двери «Натуральных средств для гигиены и здоровья» отражались голые ветви берез.
        Вероника узнала Дарлин Старки, нагруженную кучей пакетов, на которых четко различались логотипы специализированных магазинов. Ее стрижка «под пажа» выглядела свежей, как только что из парикмахерской. Женщина быстро зашагала к своему вожделенному «мерседес-бенцу», стоящему перед салоном «Готовой изящной одежды».
        Мозг неожиданно заработал с новой силой.
        О Боже, о Боже!
        У Пиви был шанс для успешного завершения его плана. При одном условии. Он должен был сохранять свое инкогнито.
        В ее машине были тонированные стекла, иначе он, несомненно, пригнулся бы, чтобы его не обнаружили. Лениво развалившись на соседнем сиденье, он, казалось, был так уверен в себе. Страх туманом обволок ее ум, так что ее способность к здравым суждениям сравнялась с убежденностью в своей неуязвимости. «Ну что ж, пришло время снести тебе башку, кровавый ублюдок!»
        Адреналин с ревом устремился по венам. Вероника резко перестроилась в крайний ряд, с удовлетворением отметив, как Пиви рывком распрямился на своем сиденье. Машина быстро приближалась к веренице автомобилей, выстроившихся вдоль тротуара. Раздался ужасающий скрежет металла о металл, когда машина протаранила в бок горячо любимый перламутрово-серый «мерседес-бенц» Дарлин Старки. Резко нажав на тормоза, Вероника вырубила автоматическую трансмиссию - и тут же была выброшена из машины. Нейл Пиви оказался запертым в кабине на пассажирском сиденье.
        - Эй, Дарлин! - крикнула Вероника женщине, стоящей посреди тротуара с кипой пакетов у ног и с ужасом взираю-щей на исковерканное железо. - У меня для вас сенсационная новость!

        - Да! - Нечеловеческое напряжение, сковавшее шейные мышцы, несколько ослабело. Головная боль прошла, когда Куп повернул за угол и увидел Веронику. Живая и невредимая, она стояла на тротуаре, внимательно рассматривая свой автомобиль, врезавшийся в сильно покореженный «бенц». Увидев, кто стоит рядом с ней, Куп связал одно с другим и облегченно рассмеялся:
        - Это моя девушка!
        - Она? - Эдди удивленно посмотрел на брата. - Не может быть! Ты - и Вероника?!
        Куп только заулыбался во весь рот. Он двинулся по улице с намерением оттащить автомобиль Вероники, чтобы разблокировать водительскую дверцу. Но прежде чем он успел это сделать, из машины неожиданно выскочил Пиви и бросился наутек.
        - Сукин сын! - выругался Эдди. - Он удирает.
        Куп резко затормозил у тротуара.
        - Не надо бежать за ним, - приказал он, когда они выбрались из машины. Он направился прямо к Веронике, продолжая говорить через плечо: - Если копы увидят тебя бегущим по улице с кровожадными глазами, они и впрямь откроют огонь, а потом будут задавать вопросы. Да и куда он убежит? - Куп пожал плечами. - Парень в нескольких милях от дома. Мы втроем вместе с Ронни должны убедить полицию проследить за его банковским счетом, чтобы он не завладел какой-то суммой наличных.
        Но это можно было сделать позже. А сейчас Куп зашагал к Веронике и подхватил ее на руки. К его удовлетворению, она тут же обвила его шею и прильнула к нему. Чувствуя, как дрожь пробегает сквозь ее тело, он наклонил подбородок, чтобы заглянуть ей в глаза. Но Вероника плотно уткнулась ему в грудь.
        - Он никак не навредил тебе?
        - С ней все в порядке? - Дарлин Старки, запыхавшись, как разгневанная кошка, выкинула сигарету, которую до этого сердито тянула, и гневно сверкнула на них глазами. - Черт побери, она ненормальная женщина - вот кто она! Вы видели, что она сделала с моей машиной? - Тут на глаза ей попался Эдди. Она издала пронзительный крик. Куп ожидал, что сейчас поднимется собачий лай. - Боже милостивый! Это же убийца ее сестры! Звоните в полицию! - Женщина принялась отыскивать в ридикюле свой сотовый телефон.
        - Да, - твердо сказала Вероника, - звоните в полицию. - Она повернулась взглянуть на женщину и коснулась щеки Купа. - Только скажите им, чтобы они арестовали Нейла Пиви. Это он убил Кристл и собирался убить меня. Он сам признался.
        Гнев Дарлин сменился жадным интересом.
        Обняв Веронику за плечи, Куп отступил назад и отодвинул ее на расстояние вытянутых рук, чтобы как следует взглянуть на нее. Он облегченно вздохнул, убедившись, что с ней действительно все в порядке.
        - Я до смерти перепугался, когда увидел тебя с этим убийцей. Мы с Эдди вычислили, что этот сукин сын сам убил Кристл. И тут я вспомнил, что у тебя с ним назначена встреча. Потом, когда я увидел его вместе с тобой в этом злополучном автомобиле, у меня чуть не остановилось сердце. - Куп старался дышать глубже, чтобы ослабить напряжение, державшее в удавке его самолюбие последние несколько дней. - Я вел себя как идиот, Ронни, - признался он. - Я не должен был утаивать от тебя, чем занимался, чтобы заработать себе на жизнь.
        - Меня не волнует, чем ты занимался, - ответила она. - Даже не верится, что я считала это вопросом первостепенной важности.
        - Да, Ронни. Это действительно ничто в сравнении с тем, что ты была на волосок от смерти… - Куп вдруг заметил у нее на шее кровь. Его как обухом ударили по голове. Он вытер кровь кончиком пальца и почувствовал прилив лютой ярости, когда на этом же месте побежала новая струйка. Он злобно выругался. - Что этот мерзавец делал с тобой?
        Вероника потрогала шею и сама осмотрела свой окровавленный палец.
        - Он приставил мне к шее карманный нож, - медленно проговорила она, - и, должно быть, поранил меня, когда я врезалась в машину Дарлин. Забавно, что я ничего не почувствовала.
        - Я сделаю из этого сукина сына котлету!
        - Нет, Куп. Погоди…
        Он отпустил Веронику и побежал прямо в том направлении, где скрылся Пиви. Неистовый гнев затмил все остальное, полностью лишив Купа привычного хладнокровия. Эдди бежал за ним по горячим следам. Краем сознания Куп понимал, что он подвергается опасности. Но он не мог преодолеть ярость, достаточно долго нагнетавшуюся в вены, чтобы предостеречь и остановить брата.
        Имея за плечами больше дюжины лет службы в разведке, он знал, что подобные дела так не делаются. Преследовать зверя и загонять его в нору нужно с холодной головой. Но несмотря на все старания, Куп не мог обрести свою обычную трезвую логику.
        - Я видел, как он свернул за тот угол, - сказал Эдди, нагоняя брата.
        Они вдвоем добежали до угла и стали рыскать вокруг, почти не сбавляя скорости. Куп мимоходом заглянул в переулок в середине квартала и помчался к следующему перекрестку, но на полпути остановился. Чем-то насторожил его большой мусорный контейнер в дальнем конце переулка.
        - Что там? - спросил запыхавшийся Эдди, подбегая к нему.
        Куп знаком показал ему, чтобы он не шумел. Ярость прошла так же внезапно, как нахлынула, и к нему вернулась его обычная собранность.
        - Итальянцы-бродяги, - тихо пояснил он и осторожно двинулся назад. - Я заметил их у мусорного контейнера. - Куп пригнул голову и прошептал брату прямо в ухо: - Ты здесь наиболее пострадавшая сторона, поэтому выбор за тобой. Как ты хочешь взять его? Быстро и без шума? По букве закона или припугнуть его как следует?
        Эдди приподнял голову и криво усмехнулся.
        - О, конечно, напугать, чтобы он потерял рассудок от страха.
        - Да, мы так заждались этого. Хорошо, тогда считаю до трех. Один! - Куп поднял палец. - Два! - Он поднял второй палец. - Три! - Он издал звук, напоминающий традиционный клич солдат армии южан и бросился в переулок. Эдди закричал во всю мощь своих легких и помчался следом.
        Нейл Пиви был загнан в угол. Прижавшись к стенке контейнера, он замахал на них своим складным ножом.
        - Гляди, он вооружен и опасен, - сказал Куп. - Опасен, если бы ему случилось иметь дело с женщиной фунтов на сто двадцать. - Взмахом руки он оттолкнул рукоятку ножа в сторону и стиснул Пиви шею, надавливая в нужной точке. Нож выпал у него из пальцев. - Эдди, ты не хочешь поднять эту штуку? Возьми ее за кончик, еще лучше носовым платком, если он у тебя есть. Нам незачем портить те прекрасные, четкие отпечатки. - Куп посмотрел в лицо убийце, который свою вину переложил на его брата и терроризировал Веронику, не говоря уже о том, что поранил ее.
        Куп почувствовал, как в нем снова начинает зарождаться ярость.
        Должно быть, его чувства отражались в его глазах, потому что Пиви вдруг залопотал:
        - Лучше звоните в полицию! Тогда я буду разговаривать в присутствии моего адвоката.
        - Я мог бы сам совершить правосудие, просто исходя из собственных воззрений на справедливость, - как бы размышляя вслух, сказал Куп и усилил давление. - Прямо здесь и сейчас. И тем самым избавил бы всех от лишних трудностей и сэкономил бы массу времени. - Пиви обмяк и пригнулся к коленям. - Строго говоря, процессуально это было бы непоследовательно, но вы думаете, для кого-то это действительно важно? Во всяком случае, не для государственных деятелей, исповедующих семейные ценности. Дядя Сэм не всегда руководствуется тем, что он провозглашает в своих проповедях, не так ли? Взять, к примеру, военнослужащих. Конечно, я не могу говорить за всех из них. Но я знаю, что морпехам нравится отрывать юнцов от материнских фартуков и потом делать из них опытных киллеров. Вот таким образом они поступили со мной. - Куп холодно улыбнулся. - Так что вы скажете, если я продемонстрирую, чему они меня научили? Мы сократим издержки налогоплательщиков на возбуждение уголовного дела.
        Эдди легонько постукал его по руке и указал подбородком в ту сторону, откуда по переулку к ним направлялся шериф с помощником, с оружием наготове.
        Куп отпустил Пиви и поднял обе руки, чтобы его заметили полицейские. Потом легким жестом попросил дать ему минуту. Они закивали, продолжая медленно двигаться в его направлении. Куп посмотрел на мужчину возле своих ног.
        - Или вы можете выхлопотать себе небольшую отсрочку, если скажете, как вы сфабриковали дело против моего брата. Однажды вы упомянули, что Эдди оставил свой кожаный пиджак у вас в офисе.
        Пиви скривил губы.
        - По иронии судьбы он, казалось, сам хотел обречь себя. Кристл доставляло истинное удовольствие, что на мне был его пиджак, пока я вправлял ей мозги. Ей нравилось видеть его на человеке, которого этот глупец считал защитником его интересов.
        - Значит, этот пиджак был на вас, когда вы ее убивали?
        Пиви пожал плечами.
        - А, черт… похоже, я навлекаю на себя обвинение, - сказал он, затем посмотрел на Купа с холодным высокомерием. - Да, я был в том пиджаке, когда убивал ее. Но вам-то какая от этого польза? Вы можете рассказывать властям за милую душу все, что вам заблагорассудится. Но если я скажу им, что сделал это признание, после того как вы пригрозили мне убийством? Как вы думаете, кому они поверят? Какому-то бармену без определенного места жительства, брату человека, обвиняемого в убийстве, или уважаемому адвокату?
        - Ну, я не знаю. Мы сейчас спросим об этом шерифа. Сэр, вы видели, чтобы я угрожал убийством этому мужчине? - Куп с удовлетворением заметил выражение ужаса, мелькнувшего в глазах Пиви, когда шериф выступил из-за угла контейнера.
        - Я бы так не сказал. - Шериф прошел мимо Купа и поднял адвоката на ноги. - Нейл Пиви, - произнес он нараспев, - вы арестованы за убийство Кристл Дэвис. - Он зачитал остальную часть показаний Вероники, потом повернулся к Эдди, которого его помощник взял в наручники. - Сынок, я сожалею, но этого требуют обстоятельства. Мы должны соблюдать процессуальные нормы, прежде чем вы будете освобождены.
        Эдди просто улыбнулся:
        - Ладно, как бы то ни было, пойдемте в участок. - Он посмотрел Пиви прямо в глаза. - Только на этот раз на свободу выйду я.

        Через несколько часов с бюрократическими формальностями было покончено, и все обвинения с Эдди были сняты. Решили, что Вероника первой отправится к Мариссе подготовить Лиззи к возвращению ее отца.
        Марисса широко улыбнулась, когда Вероника открыла дверь в кухню. Но дети, обедавшие за столом, почти не подняли глаз. Горячий спор Дессы и Райли находился в самом разгаре. Лиззи наблюдала за ними без большого интереса, водя ложкой в индюшачьем бульоне с лапшой и постукивая каблучками по перекладине своего стула.
        - Лиззи! - позвала Вероника. - У меня для тебя две новости, дорогая. Одна хорошая, а другая очень хорошая. Какую ты хочешь услышать первой?
        Ее племянница без энтузиазма подняла глаза и пожала плечами:
        - Не знаю. Я думаю, хорошую.
        - В конце концов мы остаемся. Ты не поедешь в Сиэтл.
        - Правда? - сказала Лиззи. Лицо ее сразу просияло.
        - Абсолютно.
        - Так. - Известие явно пробудило внимание девочки. - И какая тогда очень хорошая новость?
        - Здесь один человек очень хочет видеть тебя. - Вероника посторонилась. Глаза ее заполнились слезами при виде ни с чем не сравнимой радости Лиззи, когда в дверь вошел Эдди.
        - Папа! - Она соскочила со стула.
        - Здравствуй, малышка. - Эдди подхватил ее на руки. Лиззи прильнула к нему, как застежка на липучках, неистово обнимая его за шею своими тонкими ручонками. Он прижался щекой к макушке своей дочурки, глубоко вдыхая ее детский запах.
        В это время теплая рука обхватила Веронику за шею.
        - Как насчет того, чтобы нам с тобой смыться? - хриплым шепотом сказал ей на ухо Куп. Не дожидаясь ее ответа, он повысил голос и проговорил: - Эдди, мы оставляем тебе мою машину. Мы ждем тебя дома завтра утром… или сегодня вечером, если тебе нужно задержаться, чтобы собрать какие-то вещи Лиззи. Марисса, спасибо вам, что присмотрели за ней.
        С этими словами он повернул Веронику и повел ее к выходу.
        Она была рада просто самой возможности побыть с Купом. Но события этого дня, несмотря на все ее попытки, никак не укладывались в голове. Поэтому она не обращала внимания, куда они едут, пока автомобиль не остановился в пустынном месте, у березовой рощицы, протянувшейся вдоль реки.
        - О Боже, - вздохнула она, оглядываясь кругом. - Сюда обычно приходили целоваться все наши старшеклассники.
        - Это я уже слышал, - подтвердил Куп, приближаясь к ней. - Вполне подходящее место.
        Он потянул Веронику в лесок, чтобы там зацеловать. Обвив руки вокруг его сильной шеи, она отвечала ему как только могла.
        - О Боже, Купер, - сказала Вероника, когда они вышли обратно. - Я думала, что уже никогда тебя не увижу и не смогу тебе высказать, как сильно я тебя люблю. - Она обеими ладонями обхватила его за подбородок. - Но вот я делаю это. Я так люблю тебя, Куп.
        - Да? Достаточно, чтобы выйти за меня замуж? - Он затаил дыхание.
        - Абсолютно, - сказала Вероника. - Когда угодно, где угодно. Как я уже говорила раньше, мне нет дела до того, чем ты будешь заниматься до конца жизни, до тех пор… пока ты делаешь это со мной. В самом деле, бармен - милая и вполне приемлемая профессия. И она может сгодиться, когда моя работа потребует разъездов. - Ее улыбка слегка дрогнула. - Мне очень жаль, что я устраивала из этого такую шумиху. Ведь мы с тобой не станем уподобляться нашим родителям. Если Нейл Пиви и сделал что-то хорошее, то поставил факты на свои места и показал мне, что действительно важно в жизни.
        - Гм, кстати, об этом. О ситуации с моими занятиями. - Куп с легкой опаской посмотрел на Веронику, когда она снова уселась, внимательно глядя на него своими яркими глазами. Он заправил за ее ухо прядь волос. - Я… гм… на самом деле у меня есть профессия.
        - Да? Ты имеешь в виду другую? Не бармена?
        - Угу. Я писатель.
        - Что? - Вероника растерянно заморгала.
        - Я писатель. Автор. Пишу романы под именем Джеймса Ли Купера.
        Она умолкла на мгновение, словно переваривая его новость. Потом у нее расширились глаза.
        - Джеймс Ли Купер, написавший «Полеты орла»? Джеймс Ли Купер, написавший «Причину для тревоги»?
        - Да. Ты читала меня?
        - Боже мой! - Вероника внезапно расправила спину, прямо как линейку. - Ты - знаменитый автор! Стивен Спилберг снял фильм по одной из твоих книг. И ты молчал, вынуждая меня думать, что ты ни на что не годный человек, без унции амбиций?
        - Ни на что не годный. - Куп чувствовал, как его губы растягиваются в нелепой ухмылке. - Такой эпитет не каждый день услышишь.
        Вероника шмякнула его по руке, отнюдь не шутливо.
        - Ты, должно быть, потешался над моими жалкими сомнениями!
        Его улыбку как ветром сдуло.
        - Я никогда не видел ничего забавного ни в твоих, ни в моих сомнениях. Поверь мне, Душистый Горошек.
        - Я могу тебя убить, Купер Блэксток!
        - Нет, ты не сможешь. - Он снова притронулся к ней. - Ты любишь меня до безумия. Ты, вероятно, испытала такое облегчение, что у меня есть богоугодная работа, что готова петь. - Куп нагнулся к ней поцеловать ее возле уха. - И признайся, - пробормотал он, - ты читала меня?
        Вероника вздернула нос.
        - Может быть.
        - Может быть! Черт побери, ты читала меня. И больше того, ты считаешь, что мои вещи великолепны. Я готов держать пари.
        Она пожала плечами, однако слегка запрокинула голову, позволяя его губам блуждать у нее на шее.
        - Ладно.
        Куп рассмеялся:
        - Ты не уступишь ни на дюйм, не правда ли? Мне всегда это нравилось в тебе. - Когда Вероника ухмыльнулась в ответ, он обхватил ее за изящный маленький подбородок и, приподняв ее голову, посмотрел в глаза. - Вероника Дэвис, - произнес он, - я люблю тебя до беспамятства. И заявляю тебе прямо сейчас, дорогая моя маленькая командирша, что мы с тобой должны закатить чертовски веселую свадьбу.
        - Угу, - согласилась она, уютно устраиваясь около него. - Я верю, что так и будет.

        Эпилог

        - Не могу поверить, - сказал Зак Тейлор, - что еще один надежный человек на грани краха.
        Куп ухмыльнулся и откинулся назад в кухонном кресле, поставив его на две ножки. Зак Тейлор приехал из Северной Каролины, чтобы послезавтра быть его шафером. Эти первые три минуты друзьям пришлось обменяться ударами.
        - Ну, позволь уж мне иметь на этот счет собственное мнение. - Куп отсалютовал бутылкой пива. - Много шуток. Умный разговор. Постоянные любовные ласки. Это не крах, Полночь. Это славная жизнь. Ты должен сам испробовать когда-нибудь, настоятельно тебе советую.
        - Нет, спасибо. Не желаю. У меня есть Глиннис. Из слабого пола этого мне почти достаточно, чтобы нести ответственность еще за кого-то.
        - Как твоя сестренка?
        - Все так же. По-прежнему влюбляется в неудачных парней и тратит все мои деньги.
        - Могло быть и хуже. - Куп криво усмехнулся в потолок. - По крайней мере у тебя есть деньги. Так что ей есть что тратить.
        - Конечно, я бы хотел, - сказал Зак, - чтобы она в ее возрасте научилась правильно распоряжаться своими. Боже мой, Айс скоро уже вступит в права управления собственностью. Как только я об этом вспоминаю, меня бросает в холодный пот. Она если не превысит остаток счета в банке, то разбазарит свои деньги на любого шустрого болтуна, который расскажет ей печальную историю. И это при ее интересе к жизни. Я даже думать не хочу о том ущербе, какой может причинить основному капиталу кто-то из тех проходимцев, с кем она встречается. - Зак отпил пиво и взглянул на Купа поверх бутылки с высоким горлышком. - Ну ладно, хватит о моих проблемах, а то ты, наверное, чувствуешь себя победителем.
        - Угу. - Куп чувствовал, что его лицо расплывается в глупой улыбке, но его это ничуть не волновало. - Я никогда не представлял, что можно испытывать такие чувства к женщине. Она заставляет меня… - Его прервал громкий стук открывшейся двери. С черного хода неожиданно появилась женщина, являющаяся объектом их обсуждения. Ворвавшийся ветер выхватил у нее из рук дверь, так что она стукнулась о стенку и отскочила обратно. Вероника рассмеялась и ногой захлопнула ее за собой.
        - Извините за беспокойство. Лучше было бы два раза сходить к машине, чем пытаться унести все это в один присест. Нет, не вставайте, - сказала Вероника, когда мужчины начали опускать свои кресла обратно, на все четыре ножки. - Я просто вывалю все это прямо здесь. Лиззи с Дессой сегодня завершили наконец подгонку парадных платьев для кукол, - рассказывала она, вынимая бифштексы к обеду. - Подождите, вы еще их услышите. Рассуждают умнее умного.
        Вероника продолжала вынимать бакалею, прислушиваясь к разговору мужчин. Она улыбалась про себя, осязаемо чувствуя на себе пристальный взгляд Купа. Сознание, что вся его любовь и внимание предназначены ей, возбуждало в ней трепетное волнение, которое становилось все сильнее.
        Через несколько минут, закончив дела, она достала из холодильника пиво для себя и понесла его к столу, где сидели мужчины. Зак был не такой рослый, как Куп, но столь же мускулистый и крепкий. И чувствовалось, что этот человек так же уверен в себе. Внешне они являли собой разительный контраст. Вероника представила их идущими бок о бок и подумала, что вид этой пары должен был вызвать трепет в сердце не одной женщины.
        - Когда я смотрю на вас двоих, вы напоминаете мне Белоснежку и Красную Розу.
        Оба воззрились на нее с одинаковым выражением оскорбленной мужской гордости. Вероника откинула голову назад и рассмеялась.
        - Ребята, не рассматривайте это как нокаут вашему мужскому достоинству. Видит Бог, тестостерона здесь достаточно, чтобы утонуть кошке. Я имела в виду только цвет ваших волос, их резкий контраст. Волосы Зака такие же темные, как твои брови, Куп. - Она встретилась со взглядом светло-серых глаз Зака. - Из-за этого вы получили прозвище Полночь?
        - Нет. Я очень хорош в темноте.
        Даже сходя с ума от любви к Купу, она была совершенно лишена, на все сто процентов, иммунитета против этого грудного голоса и маленького шрама над верхней губой. Непроизвольно ее губы растянулись в насмешливой улыбке.
        - Да я в этом и не сомневалась ни на минуту.
        Зак сверкнул белозубой улыбкой, выделяющейся на его смуглом лице. Таком же загорелом, как у Купа, когда они с Вероникой встретились первый раз.
        - Теперь мне понятно, почему Куп без ума от вас, леди. Но я имел в виду свое исключительное ночное зрение.
        - О! - На этот раз насмешливость Вероники была обращена к себе самой.
        - Куп говорит, что вы с ним собираетесь обосноваться здесь.
        - Это ли не сюрприз! Фоссил - то место, где я меньше всего хотела жить. И вдруг мы оба поняли, что нам здесь нравится. Не говоря уже о таком дополнительном вознаграждении, как возможность оставаться рядом с Эдди и Лиззи. - «А также с Мариссой и детьми», - подумала Вероника. - О Боже, это напомнило мне, - она повернулась к Купу, - сегодня один покупатель уже примеривался к «Тонку», но ты в тысячу лет не догадаешься, кто это.
        Куп вопросительно поднял бровь.
        - Дарлин Старки!
        Он медленно опустил свое кресло.
        - Ты шутишь. Я не вполне представляю ее в роли барменши.
        - Она и не собирается. Видимо, она убеждена, что «Тонк» - это кладезь информации. Ты ведь знаешь, что она обожает обо всем узнавать первой. - Несколько секунд Вероника рассматривала свой безукоризненный желто-коричневый маникюр, украдкой взглядывая на Купа с мимолетней удовлетворенной улыбкой. - Ну зачем мне надо ее разубеждать? Кто я такая!
        Куп заулыбался:
        - Иди сюда и поцелуй меня. Ты просто чертовски сообразительная. - Голос его прозвучал насмешливо, но, когда он взглянул на нее, улыбка его медленно угасла и в глазах вспыхнула страсть.
        Зак поставил на стол свою бутылку и поднялся.
        - Я не имею в виду напиться и убежать. Но там наверху есть роман Джеймса Ли Купера, где он поносит меня.
        Вероника растерянно заморгала и наградила его ослепительной улыбкой.
        - Неужели вам так не нравятся книги этого парня? В любом случае мы не смеем вас задерживать. Будем ждать вас к обеду. - Но стоило только Заку закрыть дверь, как она состроила гримасу. - Купер, нам с тобой нужно держать в узде свои гормоны. Я думаю, мы вынудили его уйти.
        - Успокойся. - Куп приподнялся в кресле и, схватив ее за руку, потянул к себе. Вероника обошла вокруг стола и села к нему на колени. Он тотчас заключил ее в объятия и зарылся лицом ей в шею, глубоко вдыхая ее аромат. Потом поднял лицо и сонно улыбнулся. - Все должны просто к этому привыкнуть, Принцесса. Потому что у этого парня все перевернулось вверх тормашками. А если кто-то думает, что испрашивать поцелуй в моей собственной кухне слишком много… - Куп пожал плечами, - тогда в этом городе будет полно оскорбленных. Это все, что я могу сказать, Принцесса. Потому что до сих пор они, можно считать, ничего не видели.

        notes

        Примечания

1

        Хонки-тонк - непритязательная эстрадная музыка, исполняется на пианино
«Хонки-тонк» (расстроенных, без фетра на молоточках), преимущественно в барах или пабах. - Примеч. ред.

2

        Дизайнер, иллюстратор и декоратор русского происхождения (1892-1990). Известен своими работами в парижском мюзик-холле и на Бродвее.

3

        Клички собак в рисованных рассказах сан-францисской «Кроникл», газете, созданной Бадом Фишером в 1907 г .

4

        Совместный фильм Джона Лэндиса, Стивена Спилберга, Джо Данте и Джорджа Миллера,
1983.

5

        Шутливое обращение, возникшее от соединения имени девочки со словом «аллигатор».

6

        Генерал-полковник.

7

        Супруги Имз, Чарлз (1907-1973) и Рей (1912-19S0) - известные американские дизайнеры.

8

        Избыточная легочная вентиляция, обусловленная глубоким и(или) учащенным дыханием и приводящая к нарушению физиологического равновесия между содержанием углекислоты (снижение) и кислорода (повышение) в крови.

9

        Пиратский обычай заставлять своих пленников идти с завязанными глазами подоске, положенной на борт судна, пока они не упадут в море.

10

        Файф Дункан (1768-1854) - американский дизайнер шотландского происхождения, представитель неоклассицизма. Известен как непревзойденный мастер-краснодеревщик.

11

        Touchy-Feely - термин, означающий открытое выражение страсти или других эмоций, особенно через физический контакт. Этот принцип положен в основу методики тактильного восприятия как формы развития взаимопонимания в групповом психологическом тренинге.

12

        Коктейль, приготовленный из водки или джина с содовой, сахаром, лимоном или лаймом.

13

        Имеется в виду слово «affair» в значении «дело» (1) и «любовная связь» (2).

14

        Сравнение с женой графа Ковентри в английской легенде.

15

        Низкий балл в школе.

16

        Эмоциональная реакция на объективную или субъективную трудность, преодоление которой невозможно или требует больших затрат.

17

        Виски с содовой и льдом, подаваемое в высоком стакане.

18

        Сорт шоколадного печенья с начинкой из белого крема.

19

        Фоссил в переводе с английского - реликт, ископаемое.

20

        Имеются в виду яркие пушистые шары на шестах, которыми болельщики размахивают на трибунах.

21

        Один из пяти братьев Маркс, комедийных актеров, популярных в США с 30-х годов.

22

        Возникший примерно с 1900 г . конкурс бальных танцев с наградой в виде большого красивого торта для победившей пары.

23

        Компьютер с процессором фирмы «Нинтендо».

24

        Настоящее имя Джоанна Мария Линд (1820-1887), английская оперная певица шведского происхождения, гастролировала в США в середине XIX в.

25

        Х-хромосома - половая хромосома, в парс (XX) определяет развитие женской особи.

26

        Имеется в виду телевизионная ведущая Опра Уинфри.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к