Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Андерсон Сьюзен: " Скрытой Камерой " - читать онлайн

Сохранить .
Скрытой камерой Сьюзен Андерсон

        # Вас снимают скрытой камерой! Каждый ваш шаг становится известен кому-то, кто тайно мечтает о вас - и утоляет свою исступленную, темную страсть, постоянно держа вас под контролем. Вам больше не хочется быть «любимой жертвой» властного, могущественного безумца? Тогда - бегите! Бегите в никуда, в неизвестность, в опасность - и, возможно, там вы встретите наконец единственного, кто не только не побоится помочь вам, но и подарит истинную Любовь…

        Сьюзен АНДЕРСОН
        СКРЫТОЙ КАМЕРОЙ

        Пролог

        - Мистер Вудард?
        Селекторный телефон, лучший, какой только можно купить, издавал сильный, отчетливый звук, чистый, как горный ручей. Услышав голос секретарши, Грант Вудард поднял взгляд от стола.
        - Сэр, вас хочет видеть какая-то миссис Мэлдон. Ей не назначено…
        - Все в порядке, Роза. Пропустите ее.
        Грант отпустил кнопку селектора, откинулся на спинку кресла и одернул пиджак.
        Дверь открылась, и секретарша пропустила в кабинет полноватую женщину средних лет. Грант поднялся и подошел к ней.
        - Марго… Как я рад вас видеть! Садитесь, пожалуйста.
        Марго уселась в кресло и отказалась от кофе, предложенного секретаршей. Прекрасно зная, что сердечность Гранта напускная и предназначена только для публики, она плотно сдвинула колени, сжала руками огромную сумку, постаралась успокоиться, дождалась, пока молоденькая секретарша вышла из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь, и сразу приступила к делу:
        - Мисс Эмма пропала, сэр.
        - Что значит «пропала»?! - Грант резко выпрямился. Вся его притворная любезность моментально исчезла. - Я плачу вам хорошие деньги за то, чтобы вы глаз с нее не спускали, Мэлдон.
        - Я это знаю, сэр. Просто думала, она с вами. В пятницу утром мисс Эмма оставила мне записку, в которой сообщила, что собирается к вам.
        - Что именно она написала в этой записке?
        - Что они с мисс Грейси проведут уик-энд за городом вместе с вами. Мне и в голову не пришло это проверить - до сегодняшнего утра, когда она так и не появилась. Но и тогда я подумала, что вы, наверное, вчера вернулись поздно и она решила остаться с ребенком на ночь у вас, в комнате для гостей. - Мэлдон нервно ломала руки. - Я позвонила вам домой, но
        - экономка ответила мне, что ни мисс Эмма, ни мисс Грейси не появлялись у вас уже больше недели. В последний раз, когда мисс Эмма пришла поговорить с вами, ей пришлось дожидаться в библиотеке целый час, после чего она сдалась и уехала, так и не повидавшись с вами.
        По спине у Гранта поползли мурашки. Эмма целый час ждала у него в библиотеке?! Какого же черта никто ему об этом не сказал! Проклятые бездарные помощники! Ни на кого нельзя положиться даже в мелочах. А ведь он платит им немалые деньги!
        - Вы принесли мне пленку за эту неделю?
        - Да, сэр, мистер Вудард.
        Марго Мэлдон открыла свой огромный ридикюль, однако достала пленку не так быстро, как хотелось Гранту Вударду. Он нетерпеливо щелкнул пальцами, отчего она еще больше занервничала. В конце концов Марго нащупала в сумке видеокассету и протянула хозяину. Коротким холодным кивком и резким взмахом руки Грант дал Марго понять, что сегодня больше не нуждается в ее услугах, и она вышла из комнаты. В ту же минуту он нажал кнопку переговорного устройства.
        - Роза, тут у меня кое-что произошло. Освободите мне весь сегодняшний день. - Он уже собрался отпустить кнопку, но тут вспомнил еще кое-что:
        - Да, и найдите Хэккета. Пусть приедет ко мне домой.
        - Сию минуту, мистер Вудард.
        Двадцать минут спустя, уже в библиотеке своего дома, он прошел через всю комнату к настенному шкафчику красного дерева, где хранились все его кассеты, вынул ключ из-за лепной отделки, украшавшей верхние углы шкафчика, и отпер стеклянную дверцу.
        Все как будто в полном порядке. Грант улыбнулся своей дурацкой подозрительности. Конечно же, Эмма не стала бы рыться в его архивах. С какой стати…
        Он налил себе виски, вставил новую кассету, принесенную миссис Мэлдон, в видеомагнитофон, включил его и откинулся в кресле, с улыбкой наблюдая за разворачивающейся перед ним сценой.
        Внезапно улыбка на лице Гранта застыла. Он перемотал пленку немного назад и замер, глядя на стопку видеокассет на кровати рядом с чемоданом, который упаковывала Эмма.
        Гранта охватила холодная ярость. Он снова подошел к настенному шкафчику, схватил первую попавшуюся коробку, открыл. Кассета на месте. Открыл другую - кассета на месте. Еще одну - то же самое. Схватил еще одну. Коробка оказалась пустой. Грант в ярости отшвырнул ее и стал лихорадочно просматривать одну коробку за другой. Коробки с кассетами он ставил обратно на полку, пустые отшвыривал. К тому моменту когда Грант с этим покончил, на полу оказалось шесть пустых коробок. На каждой была аккуратно проставлена дата.
        - Стерва!
        В дверь тихо постучали. Грант провел рукой по седым волосам, окинул взглядом комнату, в которой царил беспорядок, и пожал плечами. Помощники для того и существуют, чтобы убирать. Он распахнул дверь.
        В комнату расхлябанной походкой вошел Хэккет.
        - Привет, босс. Роза сказала, вы хотели меня видеть.
        - Садись.
        Грант подошел к настенному сейфу, встал так, чтобы вошедший не мог видеть его руку, набрал комбинацию цифр и достал из сейфа пачку банкнот, перехваченных узкой полоской бумаги. Быстро перебрал их, как колоду карт, глядя на мелькающие перед глазами цифры, бросил пачку на стол перед Хэккетом и сел за огромный письменный стол красного дерева.
        - Эмма сбежала, прихватив кое-что из моего имущества. - Взгляд глаз Гранта, холодных, как пруд в зимнюю стужу, пронзал Хэккета насквозь. - Это тебе на расходы. - Он посмотрел на деньги, потом снова перевел взгляд на Хэккета. Тот словно примерз к стулу. - Ее надо найти. И чем скорее, тем лучше.

        Глава 1

        Эмма еле слышно выругалась. Прекрасно! Худшего места для ее машины найти было невозможно. Десять минут назад она приехала на пароме из Вашингтона и по какому-то недоразумению, а может, из-за путаницы на пристани-сошла на острове, на одну остановку раньше, чем следовало. Неизвестно даже, есть ли здесь какой-нибудь городок, не говоря уж о гараже с профессиональным механиком.
        Рев мотора становился все сильнее. Очень может быть, что очередной подъем они не одолеют.
        - «Макдонайдс»? - с надеждой спросила Грейси, сидевшая рядом и, казалось, не обращавшая никакого внимания на устрашающий шум двигателя.
        - Не думаю, что у них здесь есть «Макдоналдс», киска. - Эмма с улыбкой протянула руку и нежно погладила дочь по щеке. - Ничего, я найду какое-нибудь местечко, где мы сможем поесть.
        Да, она отчаянно на это надеялась. И нашла.., живописный городок под названием Порт-Флэннери, расположенный в два яруса над гаванью и выглядевший очень живописно даже на фоне серых тяжелых облаков, готовых в любой момент пролиться дождем. Вдали на берегу виднелись лодочная станция, док, бензозаправка, универмаг, несколько магазинов и закусочная. Ярусом выше располагались городская площадь и основные постройки, включавшие - слава тебе Господи - «Гараж Билла». Эмма остановила свой
«шевроле» у дверей гаража.
        Через несколько минут человек в засаленном комбинезоне с именем «Билл», вышитым на нагрудном кармане, выпрямился и вытер руки о замасленную тряпку.
        - Так вы говорите, машина побегала порядочно?
        Он снова склонился к мотору.
        - Да, - ответила Эмма. - Мотор очень шумит. Думаю, это…
        - Ну-ну, не утруждайте свою хорошенькую головку.
        От этого пренебрежительного тона волосы, казалось, встали дыбом у нее на затылке. Эмма хотела решительно оборвать его, однако в этот самый момент Грейси завертелась у нее на руках.
        - Кушать хочу, мама…
        Билл поднял глаза. Взгляд его остановился на уровне груди Эммы.
        - Там, через площадь, есть кафе. Пойдите покормите свою малышку, а я за это время попробую разобраться с вашей машиной.
        Эмма стиснула зубы, едва сдерживаясь, чтобы не высказать этому Биллу все, что она о нем думает. Грейси вертелась, требуя, чтобы ее опустили на ноги, да и у самой Эммы в животе урчало от голода. Она со вздохом спустила Грейси на землю, взяла ее за руку, и они направились через площадь к большому деревянному зданию. Поднялись на высокое крыльцо. Красная неоновая вывеска над синей клетчатой маркизой гласила:
«Кафе Руби».
        Через некоторое время после того, как они с Грейси вышли из кафе, состояние Эммы значительно улучшилось. Просто поразительно, что горячий обед так действует на настроение женщины… Но не только это. Вдобавок к настоящему домашнему обеду они с Грейси нашли себе пристанище. Кроме кафе, Руби держала и пансион с просторными комнатами на верхнем этаже. Эмма сняла комнату с окнами на площадь. Кратчайший срок, на который Руби сдавала комнаты в своем пансионе, равнялся неделе, и это не обсуждалось. Плату она брала вперед. Но Эмму это вполне устраивало. Она до смерти устала жить на чемоданах, постоянно куда-то бежать. Какое счастье - распаковать наконец вещи и хоть несколько дней пожить на одном месте! Рано или поздно все равно ведь придется где-нибудь остановиться. Не говоря уже о том, что здесь завтрак и обед входят в стоимость комнаты. Это намного дешевле, чем платить ежедневно в каком-нибудь, даже самом второсортном, мотеле. Так почему бы не здесь? Нет, это отличное, хорошо продуманное решение.
        О котором, однако, она пожалела уже через пять минут. Дежурная Сэнди заглянула в офис шерифа.
        - Элвис, думаю, тебе придется подойти к гаражу Билла. Там какая-то приезжая подняла такой шум, что целая толпа собралась.
        Выругавшись сквозь зубы, Элвис направился к двери. Черт бы побрал этого Билла! Опять, наверное, переусердствовал со счетом за ремонт. А ведь его предупреждали.
        Сэнди не преувеличила. У дверей гаража собралась целая толпа. Увидев Элвиса, большинство собравшихся расступились, давая ему пройти. Его приятель Сэм тоже здесь… Ухмыляется от удовольствия.
        - Жаль, что тебе придется вмешаться, Доннелли. Эту женщину стоит послушать. Ну и хороша же!
        Первым делом Элвис обратил внимание на автомобиль.., и едва не поперхнулся. «Ну, Сэнди, ты даешь! Это старая машина?! Классный „шеви-57“ и выглядит как новенький». Элвис с удовольствием рассмотрел бы машину как следует, а эти двое пусть еще поругаются на здоровье. Однако в этот момент он увидел женщину и услышал, что она говорит. Все его внимание моментально переключилось на нее.
        Крупная блондинка, с голосом, обволакивающим, как патока, и фигурой, способной остановить поток машин на любой автостраде, - таково было его первое впечатление. Присмотревшись внимательнее, он заметил, что она не совсем блондинка. Волосы у нее скорее медового цвета, такого светло-коричневого, теплого, солнечного. Вспыхивают на свету золотистыми искорками, отчего она и показалась ему блондинкой. Элвис непроизвольно передернул массивными плечами. Да, почти блондинка…
        А вот фигура действительно способна остановить поток машин. На руках у женщины сидела маленькая девочка. Элвис заподозрил, что он наверняка не единственный в этом гараже, кто не может сейчас оторвать глаза от пухлой ручонки, скользящей по груди матери, облаченной в майку. Детские пальчики нажали мягкую припухлость груди. Девочка что-то напевала, однако слова ее едва пробивались сквозь громкий голос матери.
        Вспомнив о том, зачем он здесь, Элвис прислушался, однако был не в состоянии полностью избавиться от соблазнительных образов, вызванных этим голосом, - образов знойных южных ночей, напоенных ароматом магнолий.
        - ..подлый обманщик, ворюга! И кто только выдал такому лицензию!
        - Послушай, ты, сука! - рявкнул Билл.
        - Элвис, сдвинув брови, вышел вперед:
        - Что здесь происходит?
        Эмма круто обернулась и открыла рот, безмолвно глядя на него. Такого огромного человека она никогда в жизни не видела. Рост не меньше шести футов и шести дюймов, и вес, наверное, порядка двухсот тридцати фунтов - сплошные мускулы, облаченные в хаки. Но не только это привлекло ее внимание. Суровое выражение лица, протез с металлическими крючками вместо пальцев на левой руке и зигзагообразный шрам, похожий на вспышку молнии, вдоль всей левой щеки, до самого угла полной нижней губы, - вот от чего она не могла отвести взгляд.
        Грейси затихла на ее руках, опустила голову к матери на грудь, сунула палец в рот, глядя широко раскрытыми глазами на неулыбающегося человека у двери, на ярко-красный шрам на его лице.
        - О-о-ой…
        Эмма вышла из состояния оцепенения, с улыбкой поцеловала дочь в мягкие завитки.
        - Сейчас я расскажу вам, что происходит. - Она прошла через гараж к дверям, остановилась перед гигантом, вскинула голову так, чтобы смотреть ему прямо в глаза. - Я почти уверена, что кусок свечи оторвался и начал задевать поршень. Вот я и приехала сюда, чтобы он его убрал. И что же вы думаете? Может быть, этот идиот залил воды в цилиндры или попытался убрать его с помощью фильтра? Нет! - Ее карие глаза сверкнули. Элвис придвинулся ближе. - Нет, он решил, что это подшипник полетел. Еще чего! Подшипник полетел! Конечно, показать мне этот подшипник он не смог и посоветовал вообще не забивать этим «мою хорошенькую головку»! - Последние слова она буквально выплюнула. - Ну как же! Ведь речь идет всего лишь о разнице в несколько сот долларов за этот проклятый ремонт.
        Похоже, она знает, о чем говорит. А Билл на этот раз просчитался по-крупному.
        - Где это вы столькому научились в том, что касается машин?
        - От брата. Большой Эдди Робшоу держал самую клевую автомобильную мясорубку во всем нашем городе, а может, и во всей Луизиане. Мы с ним… В общем, много лет у нас с ним никого больше не было на свете… Я, можно сказать, выросла в его мастерской. Поневоле пришлось кое-чему научиться.
        - Это незаконный бизнес, мисс Робшоу.
        - Сэндс. Робшоу - моя девичья фамилия.
        Элвис почувствовал острое разочарование и мысленно дал себе хорошую встряску. Эта красотка в любом случае не взглянула бы на такого громилу-страшилу, как он.
        - Да, - продолжала она, - я знаю, что это незаконный бизнес. Большого Эдди прикрыли, а его самого засадили в тюрьму.
        Там он и умер незадолго до освобождения.
        Не замечая, что делает, она закусила полную нижнюю губу. Тот период, включавший арест Эдди, его смерть и начало ее связи с Грантом Вудардом… Но это совсем другая история, и до нее этому человеку нет никакого дела.
        - Простите, миссис Сэндс.
        - Пожалуйста, называйте меня Эммой. А вы?..
        - Шериф Доннелли.
        - Эй, вы там… - перебил их раздраженный Билл. - Что тут происходит? Светская беседа, что ли? Не поддавайся на классные титьки, Элвис!
        - Элвис?!
        Эмма изумленно моргнула. Грейси открыла рот. Снова провела свободной рукой по груди матери.
        Элвис смущенно пожал массивными плечами.
        - Это все мама. Она его большая поклонница. - Он обернулся к Биллу, и лицо его приняло суровое выражение. - Ну вот что, Билл. Оставь анатомию этой дамы в покое, а лучше прочисть цилиндры, как она хочет.
        - Еще чего! Я говорю, у нее чертов подшипник полетел.
        - Ну что ж, в таком случае тебе не о чем беспокоиться. Конечно, если в конце концов окажется, что миссис Сэндс права, она может подать на тебя в суд за мошенничество. Если же прав окажешься ты, она принесет тебе публичные извинения, как и положено.
        - На коленях, дорогуша, на коленях, - заверила Эмма разъяренного механика.
        - Ах даже так! Ну тогда, может, заодно и пососешь мой чл…
        Никогда в жизни Эмма не видела, чтобы такой огромный человек так быстро двигался. Не дав Биллу закончить непристойную фразу, Элвис Доннелли рванулся вперед, вскинул руку с металлическими крючками к вороту его замасленного комбинезона и почти поднял механика в воздух. Опустив голову и почти вплотную приблизив свое лицо к лицу Билла, он заговорил низким, напряженным голосом:
        - Это не первая жалоба по поводу того, как ты ведешь свой бизнес, Герц. Надеюсь, она будет последней, иначе я тебя прикрою, так что и оглянуться не успеешь. И еще надеюсь, что ты будешь разговаривать пристойно. А теперь давай займись делом. И побыстрее. Герц поправил воротник, повертел головой.
        - Удивляюсь, Доннелли, что ты принял сторону шлюхи.
        При взгляде на вспыхнувшие голубым пламенем глаза шерифа он опасливо отступил.
        - Как вы сказали?!
        Не думая о том, что делает, оскорбленная до глубины души, Эмма выступила вперед. Она давно привыкла защищать себя сама. Выпрямившись во весь рост - пять футов и девять дюймов, - Эмма взглянула механику прямо в глаза.
        - Вам что, захотелось получить повестку в суд по обвинению в клевете? - Ее карие глаза, пылавшие яростью, пронзали его насквозь. - Я в этом городе меньше двух часов, никто здесь меня не знает, так откуда же у вас такие сведения касательно моей добродетели?
        Она набрала в легкие воздуха. Почувствовала, как плечи коснулись груди шерифа, и неожиданно испытала необъяснимое желание прислониться к этой широкой груди, ощутить поддержку этого человека.
        Как странно… Эмма выпрямилась еще больше, нетерпеливо выдохнула и холодно взглянула на механика.
        - Вы уже нарушили закон - с ремонтом моей машины. На вашем месте, мистер Билл Как-вас-там, я бы очень поостереглась. Заявляю вам четко и определенно: если услышу еще хоть одно непристойное слово в присутствии моего ребенка, больше не будет никаких разговоров о том, чтобы завершить нашу тяжбу миром, без суда. Я не поскуплюсь и найму себе лучшего адвоката,
        Какого только можно сыскать по эту сторону Миссисипи. И будьте уверены, мы не успокоимся до тех пор, пока этот жалкий гараж не перейдет в мои руки. - Она окинула помещение гаража уничтожающим взглядом, потом снова перевела глаза на механика. - Он нуждается в настоящем хозяине, который бы знал, как вести дело. Кажется, Эмма наконец спустила пар. Все это одни только громкие слова! Как будто она когда-нибудь осмелится совершить что-либо такое, что привлекло бы внимание к ней и Грейси. Однако Эмма так и не отвела взгляд, не опустила глаза. Блефовать она научилась едва ли не с детства. Этому жалкому паршивому механику не удастся взять верх над Эммой Робшоу Сэндс. И называть ее грязными словами в присутствии дочери он больше не будет.
        - Мама! - Грейси дернула мать за волосы, чтобы привлечь к себе внимание. - Пойдем отсюда?
        - Сейчас, моя сладкая. - Эмма поцеловала дочь в шею, погладила мягкие завитки. Снова подняла холодный взгляд на механика. - Ну так как же, мистер Герц?
        Кажется, он поверил… Билл Герц огляделся, от души сожалея о том, что заварил эту кашу. Но кто бы мог подумать, что женщина, в особенности такая, как эта, так хорошо разбирается в машинах! Раньше-то у него никогда не было проблем с такими вот свободными женщинами.
        Он почувствовал настроение толпы. Отсюда поддержки ему ждать нечего. Почти все собравшиеся с уважением относятся к Элвису Доннелли, хртя мало общаются с ним вне работы. Билл понял, что с его стороны было тактической ошибкой позволить себе сальные шуточки по поводу молодой женщины с маленьким ангелочком на руках. Черт! Но теперь уже ничего не поделаешь.
        - Сейчас прочищу ваши чертовы цилиндры.
        Какого дьявола, в конце концов! Уж как-нибудь он из этого выпутается. Она уедет отсюда, и больше Билл никогда ее не увидит. Через неделю никто и не вспомнит о том, что он пытался ее обдурить. Разве что Элвис Доннелли… Ну и что? Кого это волнует?
        К тому времени как Эмма получила обратно свой автомобиль, она почувствовала:, что совершенно выдохлась. Кинув последний презрительный взгляд в сторону механика, поблагодарив гиганта-шерифа за помощь - на что он ответил коротким кивком, даже не улыбнувшись, она села в машину, объехала площадь и свернула к небольшой парковочной площадке позади пансиона Руби. Больше всего ей сейчас хотелось уехать из этого городка куда глаза глядят. Однако Эмма не могла себе этого позволить.
        Перед отъездом из Сент-Луиса она сняла со счета все свои сбережения - тысячу четыреста тридцать шесть долларов и семнадцать центов. Две кредитные карточки, по четыре тысячи долларов на каждой, оплаченные Грантом по его настоянию, Эмма тоже обратила в наличные. Таким образом, в общей сложности у нее оказалось девять тысяч четыреста тридцать шесть долларов и семнадцать центов. Человеку, которому годами не приходилось оплачивать собственные счета, это, наверное, показалось бы огромной суммой. И все же, когда Эмма думала о том, что эти деньги - единственное, что ограждает Грейси от улицы, и о том, что их годовой доход теперь едва превышает уровень бедности, ограда не представлялась такой уж крепкой. Она уже израсходовала пятьсот девяносто семь долларов с момента побега и поэтому никак не могла позволить себе махнуть рукой на комнату со столом, оплаченные за неделю вперед. Придется прожить в этом недружелюбном городке еще семь дней.

        Глава 2

        Позже, впрочем, городок показался ей уже менее враждебным. Вечером в кафе Руби сама подала им с Грей-си обед. Поставив тарелку с макаронами и сыром перед Грейси, она взглянула через стол на Эмму.
        - Я слышала о вашей стычке с Биллом.
        Эмма неуверенно смотрела на Руби, не понимая по ее тону и выражению лица, как она к этому относится.
        - Наверное, весь город об этом говорит?
        Это уж точно. Можете представить себе, какие развлечения бывают в таком городке, как наш. - Руби ловко поставила перед Эммой миску с супом и тарелку с салатом и отступила в сторону, внимательно глядя на молодую женщину. - Я не раз думала, что Билл меня надувает, но все мои знания о машинах можно было бы записать на булавочной головке крупными буквами, поэтому я никогда не решалась его уличить. - Она расправила платье и с удивленной улыбкой взглянула на Эмму. - Лапушка, вы даже не знаете, какое удовольствие вы доставили старушке. Подумать только, Биллу пришлось отступить перед женщиной! - Концом карандаша Руби заправила седую прядь волос в пучок, окрашенный хной. - Скажите, вы и в самом деле столько знаете о машинах, как здесь говорят?
        Эмма пожала плечами.
        - Да, кое-что знаю. В детстве я жила по принципу: «Все, что умеют делать мальчишки, я научусь делать лучше, чем они». - Она улыбнулась, как бы посмеиваясь над собой. - Много лет мы жили вдвоем с братом. Каждое утро я просыпалась в его мастерской.
        - А вы не согласитесь посмотреть мою машину?
        Эмма раскрыла рот, но через несколько секунд пришла в себя и указала на стул:
        - Садитесь, пожалуйста. У меня уже шея заболела смотреть на вас снизу вверх.
        Руби пододвинула стул и села.
        - Ешьте суп, а то остынет.
        Эмма послушно взяла ложку и начала есть. Руби откинулась на спинку стула.
        - Бонни! - крикнула она в сторону прилавка. - Принеси мне чашку кофе, лапуля.
        - Сейчас, Руби, - ответила официантка. Хозяйка заведения выпрямилась, обернулась к девочке, сидевшей слева.
        - А тебя, значит, зовут Грейси?
        Девочка подняла глаза. Губы ее, измазанные разогретым сыром, раздвинулись в теплой улыбке.
        - Да, Глейси. Мне тли года.
        Она положила вилку, согнула два пальчика и растопырила оставшиеся три.
        - Надо же! - восхитилась Руби. - Три года! Большая девочка.
        - Да, - согласилась Грейси.
        Она любила развлекать взрослых. А сейчас, кажется, самое удачное время для этого. Можно показать кое-что из своих трюков. Положив руки на тарелку, она заговорила стихами, прихлопывая руками в такт:
        - Ты, пиог, пиожок, плиходи ко мне, двужок.
        - Грейс Мелина! - Уронив ложку на скатерть, Эмма схватила дочь за руки. - Большие девочки за едой так не играют! Ты это прекрасно знаешь, моя дорогая. - Она обмакнула салфетку в стакан с водой и обтерла пальчики девочки, вымазанные макаронами и сыром. - Сейчас же возьми в руки вилку, иначе распростишься с десертом! - С извиняющимся выражением лица Эмма обернулась к Руби:
        - Прошу прощения. Иногда ее манеры оставляют желать лучшего.
        - Не беспокойтесь. У меня у самой двое детей. Они, правда, уже подростки, но дети всегда дети. Так что мне все это знакомо.
        Официантка поставила на стол чашку кофе. Руби сделала глоток и улыбнулась Грейси.
        - Общительная малышка.
        - Иногда даже слишком общительная. Я еще не встречала ни одного человека - ни мужчины, ни женщины, - который бы ей не понравился. Меня это жутко пугает. Сколько раз я говорила Грейси о том, что нельзя подходить к незнакомым людям, нельзя с ними разговаривать. И все равно, держу пари, она упорхнет с первым, кто расскажет ей какую-нибудь интересную историю.
        Грейси обиженно ковыряла вилкой макароны.
        - Непавда. Глейси скажет «нет».
        - Верю-верю, моя сладкая.
        Эмма подняла глаза на Руби и сменила тему:
        - Так что с вашей машиной?
        - Ничего сложного я вас делать не прошу. Там пора менять масло и.., ну знаете.., еще какую-то штуку…
        Она неопределенно взмахнула рукой. Эмма еле заметно улыбнулась:
        - Поменять масло, поставить новый фильтр, проверить аккумулятор, сцепления и клапаны?
        Судя по всему, машина у Руби не последней модели, без электронного регулирования.
        - Ну да, - улыбнулась Руби. - Что-то вроде этого. Сколько вы с меня возьмете за ремонт?
        - Пока не могу сказать. Здесь где-нибудь есть магазин запчастей?
        - В универмаге Мэкки, вниз по набережной, есть отдел запчастей.
        - В таком случае… - Эмма назвала цену, - плюс стоимость запчастей. Насколько я знаю, цены на острове всегда намного выше, иногда даже вдвое выше, чем на материке. Может, прежде чем вы решите, мне лучше прикинуть стоимость ремонта? Завтра с утра заеду в магазин, посмотрю, сколько стоят запчасти. А после этого вы мне скажете, браться ли за ремонт.
        - Ладно. Но только я думаю, все будет нормально. Билл все равно содрал бы с меня втридорога.
        Нежным и мелодичным голосом, сладким, как южный морской ветерок, Эмма высказала все, что она думает о Билле, не стесняясь в словах. Руби расхохоталась от души. Потом Эмма выяснила кое-какие подробности о машине - модель, марку, год выпуска, - после чего Руби извинилась и встала из-за стола. Грейси доела десерт. Едва сдерживая радость, Эмма вошла вместе с дочерью в свою комнату.
        Вот и дополнение к ее дорожным чекам. Ведь устроиться на постоянную работу она бы все равно не решилась: едва номер карточки социального обеспечения попадет в список служащих, кто-нибудь из ищеек Гранта или какой-нибудь частный детектив тут же нападет на ее след. Нет, этого она себе позволить не может. Но разобраться с машиной Руби.., это совсем другое дело. Никакой зацепки, которая бы навела Гранта на ее след, и в то же время возможность в какой-то степени возместить расходы. Господь Бог знает, что делает.
        Эмма схватила Грейси на руки и закружилась с ней по комнате, крепко прижимая девочку к себе и смеясь от радости. Грейси тут же разошлась. Когда мать опустила ее на пол, она завертелась по комнате, хохоча во весь голос. Эмма сделала легкую гримасу. Тактическая ошибка… Она сама виновата в том, что дочь вышла из-под контроля.
        Эмма отвернулась, отошла к своим вещам, чтобы достать пижаму для Грейси, и не заметила, как дочь открыла дверь и, кружась в танце, вышла в коридор. Дверь за ней закрылась не полностью.
        Элвис, поднимавшийся по лестнице, заметил девочку на верхней площадке. Увидел, как Грейси кружится волчком. Щеки раскраснелись, светлые кудряшки так и порхают вокруг головы. Потом она остановилась, глядя вниз на свои кроссовки с оранжевыми и желтыми рыбками, и, громко топоча, проследовала обратно в комнату.
        Помедлив секунду на верхней площадке, Элвис пошел по коридору к двери. Странно, что они все еще в городе… Он не ожидал увидеть их после того, как Эмма Сэндс забрала свой шикарный автомобиль из гаража Билла. И уж меньше всего он рассчитывал по возвращении
        Домой услышать восторженные крики Грейси за три двери от его собственной комнаты.
        Подойдя к их двери, он помешкал, потом заглянул в комнату. Эмма только что выпрямилась, стоя у шкафа с ящиками, прижала руку к пояснице и потянулась.
        - Ну хватит, Грейси, - проговорила она тем мягким, мелодичным контральто с легким акцентом, который шериф хорошо запомнил. - Ты ведешь себя как маленькая обезьянка.
        Элвис смотрел на ее роскошное тело, слушал медлительный южный говор и размышлял о том, где же муж этой женщины. Острое желание узнать как можно больше о жизни Эммы удивило его самого. Обычно Элвиса ничуть не интересовали такие вещи.
        Страшно зачесалась отсутствующая кисть руки, оторванная при взрыве автомобиля. Не думая о том, что делает, он потер ее о джинсы в том месте, где прикреплялся протез. Это превратилось в условный рефлекс. Таким образом Элвис снимал фантомные боли. Одновременно, почти автоматически, он привычным взглядом осматривал комнату, схватывая мельчайшие детали.
        Первый вывод: Эмма Сэндс не на отдыхе. Элвис понял это, увидев, как она поставила на комод маленький телевизор и видеомагнитофон. Люди не возят с собой такие вещи, выезжая на неделю за город. Ну и что? Он пожал массивными плечами. Что из этого? Может, она переезжает. Однако инстинкт полицейского говорил ему, что это не так.
        Грейси вертелась, почесывалась, как обезьянка, издавала неясные звуки, которые становились все громче. В конце концов Эмма отбросила пижамку, схватила дочь на руки, крепко прижала к себе, зажав ладошки девочки.
        - Все, я сказала - хватит.
        Она произнесла это строгим тоном, но тут же поцеловала дочь в разгоревшуюся щечку и упала вместе с ней на кровать, на спину. Грейси высвободила руки, обнял; мать за шею, потерлась щекой о ее грудь, засунула палец в рот.
        Эмма убрала спутавшиеся завитки с румяных щек дочери и попыталась успокоить ее:
        - Мы мешаем соседям. Вряд ли им нравится, как ты кричишь и визжишь. Может, они хотят почитать или посмотреть телевизор.
        - Глейси - девочка-обезьянка.
        - Да, я знаю. И знаю, что ты устала, и знаю, что я сама тебя завела. Но все, моя сладкая, больше никакого шума, иначе мама от разговоров перейдет к делу. Сомневаюсь, что тебе очень хочется узнать, как это будет.
        Грейси зевнула, не вынимая палец изо рта.
        - Ладно…
        - Хочешь принять ванну, моя сладкая? Там, в конце коридора, есть большая ванна. У нас еще осталось немного пены, которая тебе так нравится.
        - Хочу позвонить дедушке.
        Эмма вся сжалась. Однако через несколько секунд усилием воли заставила себя расслабиться.
        - А.., дедушки сейчас нет дома. - Она говорила нарочито небрежно. - Боюсь, до возвращения мы не сможем ему позвонить. Хочешь почитать книжку?
        Элвис резко выпрямился. Она отлично ведет себя с ребенком. Просто великолепно. Однако полицейский в нем сразу распознал ложь и насторожился. Интересно, что скрывает эта женщина… Он нахмурился. Какое ему До этого дело? Она ведь не нарушила закон. И вообще - такое любопытство к чужим делам ему вовсе не свойственно. Что это с ним?
        И тем не менее любопытство снедало его. Из-за необычного интереса, который эта женщина пробудила в нем, Элвис стал менее осторожен и в конце концов выдал себя излишне резким движением.
        Уловив чье-то присутствие, Эмма повернула голову, увидела в приоткрытой двери огромную тень, закрывшую собой весь проход. Сердце ее бешено застучало, она инстинктивно стиснула в объятиях дочь, отодвинулась на край кровати и попыталась сесть.
        Заметив ее испуг, Элвис приоткрыл дверь пошире и вышел на свет.
        - Добрый вечер, миссис Сэндс.
        - Шериф Доннелли! - Эмма помолчала в нерешительности. - Это вы открыли дверь?
        - Нет, мэм. Она была открыта, когда я подошел.
        Элвис не мог сказать, что дверь открыла ее дочь. Ведь тогда пришлось бы признаться в том, что он стоял на нижней площадке, наблюдая за ними, - в сущности, подглядывал, как какой-нибудь ничтожный зевака. Он опустил глаза на ребенка.
        Прижавшись щекой к материнской груди, девочка не отводила взгляд и сосала указательный палец.
        Эмма наклонила голову.
        - Грейси…
        Грейси нерешительно подняла глаза и устремила виноватый взгляд на мать.
        - Это ты открыла дверь?
        Грейси вытянула губы трубочкой, несколько раз с силой втянула в рот палец - видимо, для того, чтобы набраться храбрости.

* * *
        - Угу…
        - Ты выходила из комнаты?
        В первую секунду Грейси явно намеревалась это отрицать. На сегодня с нее достаточно признаний. Но этот великан смотрит на нее не отрываясь и как будто читает ее мысли.., как Санта-Клаус.
        - Угу…
        - Грейс Мелина Сэндс, ты помнишь, что я говорила тебе? Ни в коем случае не открывать дверь номера в отеле и не выбегать из комнаты без меня.
        - Мамочка, но здесь же нет ни машин, ни гузовиков. - Глаза Грейси наполнились слезами, нижняя губа задрожала. Она зарылась головой в грудь матери.
        Элвис пришел в ужас. Господи! Он совсем не хотел доставлять неприятности этому ребенку. По щеке девочки скатилась крупная слеза. Нет, этого шериф не мог вынести.
        - Здесь безопасно, миссис Сэндс. И в коридоре с ней ничего плохого не случилось бы. Здесь никто не причинил бы ей никакого вреда.
        Слезы на щеках Грейс мгновенно высохли. Изумленно моргая, она пристально смотрела на великана. Презрительного отношения к себе Грейс, возможно, и не распознала бы, но то, что сейчас ее хотят защитить, поняла сразу.
        Эмма внимательно разглядывала Элвиса, пораженная тем, что одна детская слеза привела этого сурового гиганта в такое смятение. У него наверняка нет детей.
        - Вы живете здесь, шериф?
        - Да, мэм. В конце коридора.
        Ему это было удобно. Близко от места работы, и, кроме того, не надо самому возиться с обедами, заботиться о доме и саде.
        Эмма решила, что пора бы ему оставить их обеих в покое.
        - Да, кажется, обстановка здесь не такая, как в тех мотелях, где мы останавливались до этого. А так как мы проживем здесь по крайней мере неделю… - она снова опустила глаза на дочь, - то все остальные правила обсудим завтра утром, мисс Сэндс. - Эмма спустила дочь с рук на матрас. - Наверное, и ванну отложим до завтра. Ты уже устала за день, Пойди-ка принеси что почитать, и пора переодеваться в пижаму.
        Грейси сползла с кровати, подошла к стопке книг на подоконнике. Элвис неловко переминался с ноги на ногу в дверях.
        - Ну ладно, я, пожалуй, отправлюсь к себе. - Однако прежде чем сделать это, он устремил долгий серьезный взгляд на Эмму. - Спокойной ночи, миссис Сэндс.
        - Спокойной ночи, шериф.
        Дверь тихо закрылась за ним.
        Через несколько минут Грейси снова подошла к кровати, оставив под подоконником беспорядочную груду книг. Взгляд ее с надеждой устремился к дверям. Она остановилась, увидев, что дверь закрыта, и разочарованно обернулась к матери.
        - Куда он ушел, ма?
        - Шериф Доннелли пошел к себе в комнату, моя радость. Иди сюда, я переодену тебя в пижамку.
        Грейси послушно забралась на кровать. Эмма начала снимать с нее одежду.
        - А он азве не хочет почитать пво щенка Поки?
        - Едва ли он умеет читать книжки маленьким девочкам.
        Эмма сняла с дочери туфли и носки, расстегнула на плечах комбинезон, спустила лямки и стянула его вниз, потом сняла с дочери майку.
        Глядя, как невыносимо медленно Грейс натягивает на себя пижамку, Эмма едва подавила искушение схватить дочь на руки и все сделать за нее.
        С тех пор как почти две недели назад Эмма, схватив на руки Грейси, сбежала из дома, она огромным усилием воли умудрялась держать себя в руках в течение дня. Пока дочь бодрствовала, Эмма уделяла ей все свое внимание. Однако в те безмолвные часы, когда все вокруг стихало, а Грейси мирно спала, Эмма словно распадалась на части.
        Сейчас она стояла у окна второго этажа, глядя на слабо освещенную площадь. Как во многих небольших городках, улочки в Порт-Флэннери вскоре после полуночи как будто сворачивались на ночь. Конечно, таверна внизу, у пристани, наверняка еще полна народа, там, вероятно, еще кипит жизнь, но здесь, наверху, полная тишина и безлюдье. Лишь одинокая бездомная собака бродит вокруг газонов, вынюхивая что-то в темной траве. Вот она подняла левую лапу… Эмма отвернулась от окна, задернула шторы.
        Она так усиленно пыталась не вспоминать о стопке видеокассет, лежавших сейчас в сумке на полке в одежном шкафу, что это стало почти навязчивой идеей, словно подтачивало ее изнутри. Они притягивали ее непреодолимо, как и в тот день, когда Эмма впервые увидела их в библиотеке, ожидая Гранта. В тот день, который перевернул всю ее жизнь.
        Тогда она и не предполагала вмешиваться в его частную жизнь, Ах ты Господи… По телу ее прошла дрожь. Его частная жизнь! С судорожным вздохом Эмма обхватила себя руками, будто пытаясь унять дрожь, Его частная жизнь… Какая горькая ирония судьбы!
        Однако факт остается фактом. В тот день она не собиралась предпринимать никаких тайных действий. Просто хотела убить время в ожидании Гранта. Эмма не раз видела, как он доставал ключ от стенного шкафа, где лежали кассеты, а потом снова убирал его на место. Она с самого начала предполагала, что это его деловые материалы. То, что они хранятся под замком, ее нисколько не удивляло. В тот день Эмма лишь от нечего делать подошла поближе и увидела даты на коробках. Четырнадцатое марта тысяча девятьсот восемьдесят второго года… Эта дата неизбежно привлекла ее внимание. Именно в тот день она впервые встретила человека, который впоследствии стал для Эммы тем, кто больше всего напоминал смутный образ отца, сложившийся у нее. В тот день она попыталась украсть серебристый «роллс-ройс» Гранта Вударда.
        Ей не полагалось принимать в этом участие. Большой Эдди позволял Эмме торчать в мастерской, докучая ему, второму механику и еще двум работягам, однако категорически запрещал ей хоть как-то участвовать в угоне машин, из которых они потом вытряхивали запчасти. Эдди часто повторял, что он, может, и ворюга и никогда никем другим не станет, но будь он проклят, если и сестра будет заниматься тем же.
        Эдди вообще на этом помешался, заставлял Эмму ходить в школу, чистить зубы утром и вечером, не позволял другим мужикам грязно ругаться в ее присутствии. Эмме еще двенадцати не исполнилось, когда он научил ее водить машину. Показал, как разбирать мотор, выравнивать вмятины, как красить машину. Однако держал сестру в стороне от своего главного бизнеса. Ну нет, ничего такого он ей не позволит!
        Поэтому Эмма и решила увести машину сама, на свой страх и риск. Тот автомобиль они видели не раз. Брат и его помощники всегда восхищались машиной, вот она и решила, что они с удовольствием бы ее увели. Ей захотелось удивить их, провернуть всю операцию самостоятельно и доказать им наконец, что и с этим она способна справиться не хуже любого мужика.
        Эмма осторожно вела «роллс-ройс» к мастерской Эдди, соблюдая все правила дорожного движения. Меньше чем через пять минут большой черный седан прижал ее к тротуару, оттуда выскочили двое огромных толстошеих мужчин с пустыми холодными глазами и рывком открыли дверцу «роллс-ройса». Один из них, стоя спиной к автомобилю, не спускал глаз с окружающих окрестностей, другой наклонился и заглянул внутрь машины. Некоторое время он молча смотрел на нее, потом протянул руку и вынул ключ из зажигания.
        - Выходи, сестренка.
        Они запихнули ее в седан, проехали несколько миль и наконец остановились в подземном гараже фешенебельного здания, похожего на учреждение. Эмму вывели из машины, повели к лифту, поднялись вместе с ней на семнадцатый этаж. Задержались в
«предбаннике». Один произнес несколько неразборчивых фраз по внутреннему телефону, после чего Эмму впустили в святилище. Дверь за ней закрылась. Охранники остались стоять по обе стороны двери.
        Эмма распрямила плечи, разгладила платье, откинула со лба светлую прядь волос, оглядела роскошный кабинет, огромные окна от пола до потолка, из которых открывался сказочно-красивый вид. Ха! И нисколечко она не боится!
        Сердце молотом забилось в груди - кожаное кресло сочного зеленого цвета с высокой спинкой неожиданно развернулось. Лицом к Эмме, внимательно глядя на нее, сидел пожилой человек, богато одетый, полный сдержанного достоинства. Эмма снова откинула светлые волосы с лица, вздернула подбородок и вызывающе посмотрела на него.
        - Так-так… - наконец произнес он. - Вот, значит, как выглядят угонщики автомобилей.
        Эмма поразилась тому, какую ненависть в ней вызвало это определение. Ведь она действительно хотела научиться всему тому, что делали мужчины в мастерской Эдди. Прикусив нижнюю губу, чтобы не дрожала, Эмма снова окинула глазами кабинет, время от времени останавливая взгляд на произведениях искусства и антикварных вещицах. Даже она, при всем своем невежестве, понимала, что они бесценны. Эмма взяла в руки одну из таких вещей, повертела, не выказывая, однако, никакого благоговения, потом перевела взгляд на человека в кресле.
        - Я предпочитаю называть это освобождением автомобилей.
        - Можешь называть это как хочешь, детка, - мягко заметил он. - В любом случае за это полагается от пяти до десяти лет.
        Лишь ценой огромного усилия ей удалось не потерять присутствия духа на месте. Но не зря же Эмма последние два года столько времени играла в покер с Большим Эдди и его дружками. Она резко развернулась и взглянула противнику прямо в глаза.
        - Это несерьезно. - Ей даже удалось изобразить презрительную улыбку. - Мне четырнадцать лет. Я еще несовершеннолетняя. Несовершеннолетних в тюрьму не сажают, разве что за убийство.
        - Понятно. - Он взял с письменного стола телефонную трубку, снова развернулся к ней лицом. Постучал по трубке тщательно наманикюренными пальцами. - В таком случае вам следует позвонитьсвоему адвокату.
        - Ч-ч-что?
        - У такой высокопрофессиональной освободительницы автомобилей наверняка есть на содержании высокооплачиваемый юрист с хорошо подвешенным языком. Разве не так?
        Эмма молча смотрела на него вызывающим взглядом. Он тяжело вздохнул.
        - Ладно. Позвони родителям.
        - Она переступила с ноги на ногу.
        - Нет у меня родителей.
        - Ну хорошо, опекун есть?
        Эмма взяла трубку и набрала номер гаража Эдди.
        Через час смертельно бледный Эдди поспешно увел сестру из офиса Гранта Вударда, так крепко ухватив за руку, что ей пришлось бежать за ним на цыпочках, чтобы не вывихнуть плечо. Едва двери лифта открылись, он швырнул Эмму внутрь с такой силой, что она отлетела к стене. Ей пришлось ухватиться за поручень, чтобы не упасть.
        - Эй.., ты что?!
        - «Роллс-ройс»! Это же надо! - Одним прыжком Эдди приблизился к сестре, яростно глядя ей в лицо сверху вниз. - Несмотря на все, что я тебе говорил, на все, о чем я мечтал для тебя, Эмма Тереза Робшоу, ты все-таки пошла и угнала автомобиль. И не простой, обычный автомобиль, от которого легко избавиться, нет. - Он выругался по-французски. - Нет, тебе понадобилось увести этот чертов серебристый «ройс»!
        - Да вы же все постоянно его расхвалива…
        Эдди не дал ей договорить, схватил за плечи, с силой встряхнул, потом еще и еще раз.
        - Да, я расхваливал его, - пробормотал он сквозь стиснутые зубы. - Это, пожалуй, лучшая машина на свете. Но как бы мы от нее потом избавились, скажи на милость? Да и не в этом дело, черт возьми! Я ведь говорил тебе сто раз, Эмма: ты заслуживаешь лучшей участи, чем стать автомобильным воришкой. Тебя сейчас стоило бы выпороть так, чтобы шрамы на заднице остались. - Вместо этого Эдди неожиданно схватил ее и прижал к себе с такой силой, что дыхание у нее прервалось. - Господи… Эм!
        Услышав бешеный стук его сердца, она наконец решилась признаться:
        - Я так испугалась, Эдди. Ой, как я испугалась!
        Он обнял ее еще крепче.
        - Зачем он на тебя орал?.. - прошептала она. - Это несправедливо.
        Мистер Вудард вел себя с ней так тихо и сдержанно… Однако как только появился Эдди, он неожиданно накинулся на него. Буквально вывалял в грязи. Ругался, наверное, минут сорок пять, не меньше, прежде чем наконец отпустил их обоих.
        К удивлению Эммы, Эдди взял себя в руки. Отодвинулся от нее, заглянул в глаза.
        - Нет. Я все это заслужил. Каждое слово. И мы с тобой еще легко отделались. Этот человек мог захомутать нас обоих так, что и не выпутаться.
        Глядя на себя четырнадцатилетнюю на видеокассете, Эмма ясно видела страх и полную незащищенность сквозь всю свою тогдашнюю браваду. Теперь-то она знала, что почти вся ее жизнь прошла перед скрытой камерой. Этот человек действительно захомутал ее так, что не выпутаться. Даже теперь, зная многое, подозревая еще больше, Эмма не могла бы точно оценить опасность, которую он представляет для нее. Ей кажется, что теперь-то она знает все, даже самое худшее. А вдруг нет?..
        Она похолодела.
        Грейси снова прижалась к ногам матери, в третий раз за последние десять минут.
        - Что ты там делаешь, мам? Пойдем куда-нибудь.
        Эмма с трудом подавила тяжелый вздох. Приподнялась от машины, в которой только что сменила свечу зажигания, полуобернулась к дочери.
        - Скоро пойдем, малышка. Сначала мама должна привести в порядок машину мисс Руби.
        - Похая машина! Похая!
        Стиснув зубы, Эмма отсоединила остальные свечи зажигания. Об этой стороне дела она как-то не подумала вчера вечером, когда так обрадовалась, что нашла хоть какую-то работу.
        - Привет, - прозвучал неуверенный женский голос.
        Эмма подняла голову. Грейся отодвинулась от ее ног.
        Кто это может быть? Эмма посмотрела на аккуратный двор, на заднюю стену пансиона. В дверях никого, на лестнице в подвал тоже. Эмма перевела взгляд на тропинку, огибавшую пансион и соединявшую небольшую парковочную площадку, на которой она сейчас трудилась над машиной Руби, с главной дорогой ко входу в пансион. В этот момент из тени вышла хорошенькая темноволосая женщина приблизительно ее возраста, подошла к Эмме, нерешительно остановилась, неуверенно улыбаясь.
        - Надеюсь, я не помешала?
        - Конечно, нет, - вежливо ответила Эмма, хотя в этот момент подумала, что все-таки ей не очень повезло с работой: похоже, ее не удастся доделать до конца.
        Она встряхнула головой, пытаясь прогнать напряжение. Ее же никто не гонит, никто не стоит за спиной с хронометром.
        Женщина подошла ближе. Остановилась перед Эммой, держась очень прямо. Протянула руку.
        - Клер Мэкки. - Теперь голос ее звучал более уверенно.
        Эмма с интересом осмотрела ее. Помахала рукой в резиновой перчатке.
        - Прошу прощения. Руки грязные. Вы из тех Мэкки, чей универмаг там, на набережной?
        - Боюсь, что так.
        - Но это очень хороший магазин, - искренне сказала Эмма. - Сегодня утром я там побывала.
        Она указала на мешок с запчастями. В этот момент внимание Эммы отвлекла Грейси. Девочка вся извертелась на месте, ожидая, когда ее представят. Эмма вспомнила о хороших манерах.
        - Ох, извините. Я Эмма Сэндс, а это моя дочь Грейси. Грейси, поздоровайся с миссис Мэкки.
        Второй раз ей повторять не пришлось. Грейси восхищенно смотрела на гостью, не в силах дождаться, когда можно будет заговорить.
        - Пливет. Мне тли года.
        Клер Мэкки нагнулась к девочке.
        - Привет, Грейси. Я Клер Мэкки. Какая у тебя красивая курточка.
        Грейси окинула восхищенным взглядом свою ветровку.
        - Да.., касивая. Жейтая.
        - Я вижу. Желтый цвет тебе очень идет.
        Грейси зарделась от удовольствия. Эмма усмехнулась.
        - И где вы были утром, когда я почти силой заставила ее надеть эту ветровку? Здесь июнь намного холоднее, чем мы привыкли. Но для Грейси июнь есть июнь. Она собиралась выйти чуть ли не голышом.
        - Но сейчас ведь лето, ма!
        Однако Грейси очень скоро оставила эту тему. Она уже почти забыла об утренних спорах по поводу ветровки. Сейчас ее занимали другие вещи.
        - Либки у меня тоже жейтые. - Девочка протянула ножку так, чтобы Клер могла получше их разглядеть, - Некотовые жейтые. Дугие оланжевые.
        Несколько секунд Клер с серьезным видом изучала маленькие кроссовки с нарисованными на них рыбками.
        - Очень красиво! - Она подняла глаза на Эмму. - Я случайно услышала ваш разговор. Может, позволите мне поиграть с вашей дочерью, пока вы закончите с машиной Руби?
        Эмма чувствовала, что это вполне искреннее предложение помощи, без каких-либо намеков на извращение или других темных умыслов. Однако у нее моментально появилось инстинктивное желание схватить Грейси в охапку и унести подальше от чужих глаз. До сих пор она ни на минуту не забывала о том, почему им с дочерью пришлось бежать. Нет, Эмма не доверяла никому, ни одному человеку на земле.
        - Это очень великодушно с вашей стороны, миссис
        - Мэкки.., но я не…
        - Прямо здесь, на парковочиой площадке. Девочка все время будет у вас на глазах. Я понимаю, что вы никуда ее не отпустите с незнакомым человеком. Я с удовольствием займу ее, пока вы чините машину. Мне самой доставит удовольствие познакомиться с ней поближе.
        - Ну, в таком случае.., спасибо. - Эмма нерешительно улыбнулась, ощущая себя полной идиоткой. - Вы мне очень этим поможете.
        Клер Мэкки улыбнулась яркой обворожительной улыбкой.
        - Вот и хорошо. И пожалуйста, называйте меня Клер.
        В первый раз с момента появления этой женщины на парковочной площадке на лице Эммы появилась ее обычная дружелюбная и заразительная улыбка, которую унаследовала и дочь.
        - Спасибо, Клер. А меня зовут Эмма.

        Глава 3

        После этого дело с машиной пошло намного быстрее. Эмма прислушивалась к тому, о чем разговаривали Клер и Грейси. Время от времени даже прерывалась, чтобы принять участие в их разговоре. Она уже заканчивала работу и заливала первую кварту свежего масла в машину, когда у парковочной площадки появился Элвис Доннелли.
        Для такого гиганта он двигался на удивление легко и бесшумно, просто по-кошачьи. Шериф остановился около Грейси и Клер.
        - Привет, Клер.
        Та подняла голову, заслонила рукой глаза от солнца.
        - Привет, Элвис.
        Он наклонился к Грейси.
        - Значит, у тебя появилась новая подружка? - Элвис обернулся к Эмме, склонил голову в знак приветствия. - Миссис Сэндс.
        - Здравствуйте, шериф Доннелли! - «Интересно, этот человек когда-нибудь улыбается?
        - подумала Эмма. - Пожалуйста, называйте меня Эммой. «Миссис Сэндс» звучит слишком официально. - Внезапно она добавила:
        - Кроме того, я и сама давно перестала считать себя миссис Чарли Сэндс. Муж умер еще до того, как родилась Грейси. - Эмма смущенно пожала плечами, не понимая, почему решила, что должна сообщить ему об этом. - В общем, я так и не успела как следует привыкнуть к этому имени.
        Внутри у Элвиса словно что-то сжалось. Он непроизвольно сделал шаг в сторону Эммы, но тут же одернул себя. «Не будь идиотом, она просто решила кое-что рассказать о себе. Взгляни на нее как следует. А потом пойди домой и посмотри в зеркало».
        Маленькая детская ручка дернула его за джинсы.
        - Шелиф! А со мной вы почему не поздововались?
        Элвис взглянул сверху вниз на светловолосую маленькую девочку, смотревшую на него широко раскрытыми карими глазами, и почувствовал, как что-то тает в груди.
        - Привет, детка.
        - Пливет! - радостно выпалила она. - Меня зовут Глейси, мне тли года, ты это знаешь. Один, два, тли. - Она протянула ему растопыренные пальцы, предлагая сосчитать.

* * *
        - Да-да, - смущенно проговорил он.
        - Грейси протянула к нему руки.
        - Подними меня!
        Элвис в панике взглянул сначала на Эмму, потом на Клер. Обе женщины с интересом наблюдали за ним, словно желая увидеть, как он справится с этой ситуацией. Элвис снова обернулся к Грейси:
        - Я.., я сейчас на работе.
        Она не обратила на его слова никакого внимания.
        - Подними меня!
        Он наклонился и осторожно поднял девочку на руки, обхватив маленький задик рукой с протезом. Грейси взглянула на металлический крючок, видневшийся у ее бедра.
        - А где твоя ука?
        - Я потерял ее при взрыве.
        - -О…
        Она потрогала протез кончиками пальцев. Шериф быстро раскрыл и закрыл металлическую ладонь. Грейси поспешно убрала руку. Потом снова потрогала. Он снова раскрыл и закрыл крючки. Грейси отдернула руку. Хихикнула:
        - Ты смешной.
        Никто еще не называл его смешным. Опустив голову, Элвис внимательно следил за тем, как она снимает соринки с его рубашки цвета хаки, как ощупывает блестящий значок. Потом Грейси достала из его нагрудного кармана ручку, осмотрела со всех сторон, положила обратно, провела кончиком ногтя по буквам его имени.
        - Ты умеешь читать?
        Со всеми этими новомодными телепрограммами дети сейчас, наверное, учатся читать намного раньше, чем прежде.
        - Угу. - Она провела пальцем по надписи «Шериф Э. Доннелли». - Здесь написано
«Макдонайдс»!
        Губы его изогнулись в лукавой ухмылке, приоткрыв белые зубы. Эмма, продолжая заливать масло в карбюратор, не сводила с Элвиса глаз, завороженная тем, как осторожно он держал девочку на руках, и тем, как смягчилось его изуродованное лицо при взгляде на ребенка. Впервые за все это время ей пришло в голову, что шериф, вероятно, когда-то был красивым мужчиной. Да он и сейчас красив. Просто этот ужасный шрам привлекает внимание в первую очередь. Но если представить себе его без шрама… При виде этой кривоватой усмешки Эмма почувствовала, как что-то сжалось внутри.., и тут же отпустило.
        В следующую секунду у Грейси перехватило дыхание: она устремила взгляд именно на этот багровый рубец. Элвис продолжал держать ее на руках так же бережно и осторожно, с той лишь разницей, что он словно замер, а лицо снова стало холодным и бесстрастным, как и прежде.
        Грейси наконец решилась. Подняла ручонку, осторожно провела пальцем вдоль шрама.
        - А это тоже от взлива?
        - Да.
        Она озабоченно посмотрела в его ярко-голубые глаза.
        - Больно?
        - Теперь уже не очень.
        И тогда, в первый момент, боль казалась не столь уж страшной. Хуже всего было то, что нервы сдали. Элвис вспомнил ощущение какого-то тупого онемения, вспомнил, как люди глазели на него.
        Грейся уперлась коленками ему в живот, приподнялась и с чувством поцеловала его в щеку, рядом со шрамом. Потом снова уселась к нему на руки со счастливой улыбкой.
        - Вот. Так будет учше. А тепей, - скомандовала она, - спусти меня.
        Элвис осторожно опустил ее на землю. Впервые за всю его одинокую холостяцкую жизнь в голову пришла мысль о том, что он, кажется, влюбился.
        Их называли голытьбой. Таково было общее мнение. У этого парня Доннелли дурная наследственность… Не сосчитать, сколько раз он это слышал в той или иной форме. Во всяком случае, достаточно для того, чтобы показать зубы. Ах так?! Этот паршивый городишко заранее наградил его репутацией отпетого? Ну хорошо же, он им покажет такого отпетого, какого они еще в своей жизни не видели!
        Учитывая репутацию его матери, это оказалось делом нелегким. Отца своего Элвис не знал, но вот мать… Надин Доннелли заслужила в Порт-Флэннери самую громкую и самую скандальную славу даже среди девушек ее профессии. Видит Бог, Элвису пришлось изрядно потрудиться, чтобы переплюнуть ее.
        От матери он унаследовал это необычное сочетание густых черных волос и ярко-голубых глаз. Она же наградила его именем, которое ему пришлось кулаками защищать от насмешек с восьмилетнего возраста и до той поры, когда он окончательно вырос. И тут все словно в один момент прекратили ржать ему в лицо. Кое-кто еще отваживался посмеяться за его спиной, однако теперь все прекрасно знали, что Элвис Доннелли никогда не упустит случая нанести удар первым.
        Вопрос о том, кто его отец, также немало занимал жителей острова. Обсуждались различные гипотезы, даже самые невероятные. Как и во всех маленьких городках, в Порт-Флэннери обожали посплетничать. Беда состояла лишь в ограниченном числе вариантов для обсуждения: Элвис вырос слишком большим, и этот его огромный рост стал заметен уже в раннем возрасте. От кого же, черт возьми, он мог его унаследовать?..
        Элвис слышал всевозможные намеки и предположения везде, где бы ни появлялся, - в универмаге, в кафе Руби, на улицах от прохожих, которые даже не давали себе труд понизить голос в его присутствии. «Не припоминаю в наших местах никого, кто был бы такого огромного роста. Кто бы это мог быть?.. Мамаша-то у него среднего роста». Или что-то в этом роде. Это стало всеобщей темой для разговоров и, казалось, занимало все свободное время жителей городка.
        Как и во многих других малонаселенных и замкнутых в себе городках, в Порт-Флэннери свято чтили классовую принадлежность граждан, иерархическую структуру общества. Поэтому Элвис рос практически без друзей. А те, кто с ним общался, тоже считались голытьбой, то есть стояли на той же социально-экономической ступени общества.
        За исключением Сэма Мэкки.
        Странная это была пара - постоянно бунтующий сын проститутки и златокудрый ангелоподобный единственный сын из самой уважаемой семьи в Порт-Флэннери. И тем не менее они сдружились с первого же дня, когда познакомились в детском саду, и с тех пор стали неразлучны. Мнение взрослых не имело для них никакого значения.
        Оказавшись на улице, когда мать запиралась в доме с очередным «гостем», Элвис всегда шел к Сэму. Задыхаясь от унижения и ярости, он забирался на дерево в заднем дворе дома Мэкки и оттуда проникал в комнату Сэма. Там Элвису всегда оказывали тот прием, на который он рассчитывал. Именно там мальчик мог дать выход кипевшим в нем чувствам. Иногда он оставался там на ночь, проводя время без сна, в мрачных размышлениях и планах страшной мести. Словно взрывное устройство без предохранителя… Сэм украдкой приносил другу еду, разговаривал с ним, выслушивал, давая возможность выпустить пар, и старался отговорить от наиболее безумных планов. Если же это не удавалось, если невыносимая обида и боль все же гнала Элвиса на улицу в поисках неприятностей, Сзм всегда следовал за ним, пытаясь по возможности удержать его от слишком больших разрушений.
        Так было и в ту ночь, когда шериф Джон Брэгстон изменил всю дальнейшую жизнь Элвиса Доннелли.
        - Ну хватит, Элвис. Пошли обратно ко мне. - Сэм сунул руки в карманы. При каждом выдохе у рта образовывалось облачко пара. - Мы здесь заледенеем, слышишь? Это просто безумие!
        Сэму исполнилось шестнадцать. «На острове в пятницу вечером не слишком много развлечений, - думал он, - это правда. Но есть места потеплее, чем это». Сэм отрешенна наблюдал за тем, как Элвис нетерпеливо разгребает замерзший хлам в сарае Доннелли.
        - Какого черта ты там ищешь?
        - Вот это!
        Элвис выпрямился, держа в руках кузнечный молот. Сердце у Сэма упало.
        - И что ты собираешься с ним делать?
        - Разобью этому подонку машину.
        - Ну нет!
        Однако Сэм видел, что он только зря сотрясает воздух. На лице Элвиса застыло выражение слепой решимости. Сэм выругался:
        - Черт побери, ну послушай же меня хоть на этот раз! Ничего хорошего в этом нет, да тебе на самом деле этого вовсе и не хочется.
        Он провел рукой по светлым волосам и вышел вслед за Элвисом из сарая. Они обогнули дом Доннелли и подошли к оранжевому грузовичку Ли Овермаера, который тот поставил в стороне от дороги.
        Сэм схватил Элвиса за руку.
        - Не надо, Эл! На этот раз Брэгстон точно упечет тебя в тюрьму.
        Глаза Элвиса вспыхнули голубым пламенем.
        - У этого подонка прекрасная жена и трое детей, Сэм. А он здесь трахает мою мать! И можешь быть уверен, говорит ей, что лучше тебя, мол, крошка, никого нет. А завтра будет ржать со своими дружками и называть ее шлюхой.
        Это правда… Сэм знал, что это правда. И все же…
        - Или я разобью этому сукину сыну машину, или ему самому ноги переломаю!
        - Ах, черт! - Сэм отпустил его руку. - Разбивай машину!
        Элвис саданул молотом по фарам. С чувством дикого удовлетворения он смотрел, как они взорвались массой осколков. И тут же услышал топот и голоса в доме. Элвис знал, что Овермаер ни за что не рискнет встретиться с ним один на один. Он выше Овермаера на шесть дюймов и тяжелее на сорок фунтов, не говоря уже об удовольствии, с каким сотрет его в порошок.
        Элвис, разбив все стеклянные части машины, подошел к заднему крылу.
        Шериф Брэгстон, вероятно, находился где-то поблизости, когда поступила жалоба Овермаера, так как прибыл со своей полицейской машиной в считанные минуты. Гравий заскрипел под колесами. На крыше машины вращалась красная мигалка.
        Тяжело дыша, Элвис опустил руки. Взглянул на Сэма, сидевшего в тени под деревом. В темноте виднелся лишь огонек его сигареты.
        - Уходи-ка ты лучше отсюда.
        Со стуком распахнулась входная дверь. Ли Овермаер выскочил из дома навстречу шерифу. Сэм отбросил окурок.
        - И не думай об этом. Я остаюсь с тобой.
        - Нет, Сэм, на этот раз ты тоже можешь попасть в беду. Ты же ничего не сделал.
        - Ну и что такого? Ты ему скажешь, что я тут ни при чем, как все прошлые разы. В конце концов он меня отпустит. Как всегда. - Сэм скрестил руки на груди, прижал их плотнее к телу, съежился. - Черт, как холодно…
        - Сэм, я серьезно. Уходи отсюда. До сих пор Брэгстон не обращал внимания на тс, что ты всегда рядом, когда от кого-нибудь поступает жалоба на меня. Но наверное, кто-то из таких же, как я, уже выражав недовольство тем, что шериф отпускает богатенького мальчика безнаказанным, а мне, нищему, всегда достается. Наступит день, когда ему надоест это слушать, и тогда тебе тоже плохо придется. Поэтому сделай мне одолжение, смойся, пожалуйста.
        Сэм почувствовал, как это важно для Элвиса. Только поэтому он уступил. Поднялся на ноги.
        - Ладно, так и быть, ухожу. До завтра, что ли?
        - Да.
        Сэм хитро улыбнулся:
        - Если, конечно, тебя не поездят. Ну, если посадят.., принесу тебе туда пирог.
        Элвис оглянулся на изуродованную машину Овермаера. Он испытывал истинное удовлетворение. Однако в то же время ему сейчас было нестерпимо стыдно. Элвису даже захотелось заплакать. Он с нарочитой небрежностью отвернулся, снова перевел глаза на Сэма.
        - Хорошая мысль. Не забудь положить напильник, - проговорил он с натужной бравадой.
        - Заметано.
        Секунду поколебавшись, Сэм направился к зарослям за домом и растворился в темноте в тот самый момент, когда клиент Надин Доннелли с шерифом появились из-за угла.
        Элвис оперся о переднее крыло машины, положил молоток на землю у бампера, головкой вниз. Выпрямился, скрестил руки на груди, вызывающе глядя на приближающихся мужчин.

* * *
        - Вот он! - При виде изуродованной машины Овермаер разразился непотребной бранью, дрожа от ярости. - Арестуйте подонка! Я хочу, чтобы его посадили в тюрьму!
        Джон Брэгстон разглядывал «подонка», еще более огромного при лунном свете. Элвис смотрел на шерифа совершенно равнодушно, однако в игре света и теней Брэгстон уловил смятение в неоновоголубых глазах. И как всегда, эти загоняемые глубоко внутрь эмоции что-то задели в его душе. Что ощущал бы он сам, в который уже раз спрашивал себя Брэгстон, если бы его мать заперлась в доме с очередным самоуверенным и напыщенным сукиным сыном? В этом возрасте мальчишкам вообще трудно признать, что их мать - существо определенного пола. А что должен чувствовать парень, зная, что его мать - городская шлюха, и вдобавок вечер за вечером получая подтверждение в этом от нее самой…
        Тем не менее Элвис изуродовал чужую собственность. Такие действия не должны оставаться безнаказанными. Черт побери! Как же с этим разобраться?
        Шериф повернулся к Овермаеру.
        - Конечно, я могу арестовать его. - Он достал из-за пояса наручники и подошел к Элвису, который с готовностью протянул руки. Снова оглянулся на Овермаера, - А вам советую подумать о том, что скажет Маргарет. У нее наверняка появятся кое-какие вопросы, когда она узнает, где стояла машина, когда ее разбили. - Брэгстон надел на Элвиса наручники. С дружелюбным видом обернулся к Овермаеру. - Но вы, наверное, уже придумали для нее правдоподобное объяснение?
        Овермаер встревожено посмотрел на шерифа:
        - Вы не можете сказать Маргарет, где стояла моя машина.
        - У меня и нет такой цели. Но подумайте как следует, Ли. Если вы обратитесь в суд, вам придется подать письменное заявление и явиться в полицейский участок. А там тоже работают люди, поэтому, как вы понимаете, в своем отчете мне придется указать все детали, не щадя никого. Так что либо заявление со всеми подробностями, либо никакого заявления вообще.
        Брэгстон почти явственно видел, как завертелись шарики в голове у Овермаера.
«Какого дьявола? Выпутаюсь как-нибудь. Нет, черт побери, не выпутаюсь».
        - В общем, поразмыслите хорошенько. Что бы вы ни решили, результаты скажутся в первую очередь на вас. Это ведь небольшой остров.
        Лишние слова, с раздражением одернул он себя. Ли Овермаер прожил здесь всю свою жизнь, ему не нужно повторять очевидные истины. С другой стороны, большим умом он никогда не отличался. Шериф пожал плечами.
        - Вы не хуже меня знаете, что на Флэннери секретов нет. Слухи облетят весь город.
        Овермаер с горечью кинул взгляд на Элвиса.
        - Ну конечно. А уж в этом случае вообще сомневаться не приходится.
        Против ожидания Элвис ответил ему презрительным, а не торжествующим взглядом.
        - Можешь не смотреть на меня, вонючка. Миссис Овермаер всегда хорошо ко мне относилась. От меня она ничего не услышит.
        Да, миссис Овермаер он никогда не причинит неприятности. Она одна из немногих на острове, кто относится к нему по-человечески.
        - Ну вот и хорошо, - бодро заключил шериф. - Может быть, и в участке ничего не скажут. - Он кивнул Элвису:
        - Пошли, сынок.
        Элвис оторвался от машины и последовал за Брэгстоном к полицейскому автомобилю. Он уже забрался на заднее сиденье, когда услышал шумный вздох Овермаера.
        - Отпустите его.
        - Может, так оно и лучше, - согласился шериф. - И вот еще что, Ли.., парень заплатит за весь ущерб, который не охватит страховка.
        - Держи карман шире! - презрительно бросил Элвис. - Если мне не предъявят никаких обвинений, с какой стати я должен платить этому шуту гороховому?
        Шериф Брэгстон холодно взглянул ему в глаза.
        - Потому что так надо. Это будет правильно.
        Последние слова словно пригвоздили Элвиса к месту. Никто никогда не ожидал от него правильных поступков. Наоборот.
        - У меня нет работы, - угрюмо пробормотал он.
        Еще одна больная тема. Элвис несколько раз пытался найти работу на уик-знд или на вечерние часы, свободные от школьных занятий, однако никто из работодателей не хотел рисковать. Голытьба. Кто же рискнет взять такого на работу?
        Гневно сверкая глазами, он протянул шерифу руки, чтобы снять наручники. Но тот неожиданно захлопнул дверцу автомобиля.
        - Эй! Вы что?!
        - Есть у тебя работа. - Шериф перебрался на водительское место. Вставил ключ в зажигание. - С сегодняшнего дня ты работаешь у меня. - Он обернулся и пристально поглядел Элвису в глаза. - Тебе может показаться, что я сейчас занимаюсь благотворительностью. Так вот, ничего подобного. Почасовая работа за почасовую оплату. А если не справишься - гуляй. Найду кого-нибудь другого.
        Джон Брэгстон сдержал слово. Он стал тем человеком, который повлиял на всю дальнейшую жизнь Элвиса, единственным из взрослых, по-настоящему обратившим на него внимание. Вскоре после, того, как Элвис начал работать в полицейском участке, в школе подводили результаты успеваемости всех учащихся. Брэгстон пожелал увидеть табель Элвиса, а взглянув на него, сказал, что Элвис мог бы показать результаты и получше. Элвис выполнил это требование. Брэгстон поинтересовался его планами на будущее.
        - Что ты собираешься делать, когда закончишь школу?
        Элвис пожал плечами.
        - Смоюсь отсюда.
        - И что будешь делать?
        Доннелли молчал.
        - Черт побери, парень, подумай же хоть немного. Смыться с этого острова недостаточно. Надо же хоть что-то спланировать. Ну смоешься ты - и что дальше? Куда поедешь? Как будешь зарабатывать на жизнь? Двинешься в Сиэтл или другой большой город подальше с несколькими сотнями долларов в кармане?
        - Могу гарантировать, через пару недель будешь рыскать повсюду в поисках денег на плату за квартиру.
        - Ну, тогда, может, стану полицейским, как вы! - выпалил Элвис, неуверенно глядя на шерифа, не засмеется ли он.
        Однако Брэгстон только кивнул.
        - Из тебя получится хороший полицейский. Но для того чтобы получить работу в правоохранительных органах, надо сначала окончить колледж. А это ты сможешь себе позволить только в том случае, если останешься на острове еще на несколько лет.
        Элвис последовал его совету. Четыре года он ездил в колледж, живя на острове. На выпускном вечере присутствовали только Брэгстон и Сэм Мэкки. Мать обещала приехать, но так и не появилась до окончания церемонии.
        После этого Элвис все-таки выполнил столь часто повторяемую угрозу покинуть остров. Получил работу в полицейском участке Сиэтла и стал медленно продвигаться вверх по служебной лестнице. До тех пор, пока бомба, взорвавшаяся в автомобиле и предназначавшаяся для свидетеля, которого он охранял, не положила конец его карьере.
        Хотя это не совсем точно. Примерно через год после интенсивного лечения Элвис мог бы вернуться в полицейский участок Сиэтла и заняться там бумажной работой за письменным столом. Однако он предпочел вернуться на остров, где родился. Когда приходит беда, дома все-таки лучше.

        Глава 4

        Где-то в бухте ожил и затарахтел лодочный мотор. До берега донесся запах бензина, смешанный с соленым запахом волн, - как оказалось, приятное сочетание. Перестук гальки, уносимой волнами, перекрывали крики чаек. Грейси бродила по берегу, то и дело присаживаясь на корточки в поисках сокровищ. Карманы ее уже оттопырились, до отказа заполненные утренними находками. Сейчас ее внимание привлек громкий крик чайки. Девочка подняла голову и как завороженная следила за птицей, то летавшей кругами, то взмывавшей вверх, то резко опускавшейся вниз. При взгляде на дочь у Эммы сжалось сердце. Она подошла ближе, присела на корточки рядом с Грейси. Залюбовалась отрешенным выражением лица дочери, которая теперь рассматривала нежно-розовую внутреннюю поверхность ракушки, В этот момент неподалеку с пляжа донесся голос Клер. Грейси тут же вскочила и побежала к новой знакомой. Эмма тоже поднялась.
        - Пливет, миссас Мэкки! Смотлите, что я нашла! - Грейси достала из карманов камешки и ракушки, протянула Клер.
        - Привет, Клер. - Эмма подошла к ним. - Тоже решили подышать свежим воздухом?
        Клер покачала головой:
        - Нет. Я оформляла витрины и увидела вас. Вы сидели, склонившись, на песке. Я решила, если вы еще не уйдете до тех пор, когда у меня будет перерыв, подойду поздороваться. - Она протянула Грейси маленькое желтое пластмассовое ведерко для песка и совок. - Это тебе, радость моя. У каждого ребенка, живущего поблизости от пляжа, должно быть ведерко.
        Сокровища Грейси с грохотом попадали на дно ведерка.
        - Жейтое! - Ее счастливая улыбка, казалось, озарила пасмурный день. - Посмотли, ма, кто плинес мне жейтое ведейко для камешков и акушков!
        Грейси гут же начала перекладывать оставшиеся сокровища из карманов в новое ведерко.
        Эмма наклонилась и осмотрела ведерко с восхищенным выражением лица. Потом напомнила дочери о хороших манерах.
        - Это очень любезно со стороны миссис Мэкки. Что надо сказать, Грейси?
        - Спасибо!
        - Пожалуйста!
        После чего Грейси, забыв о существовании матери и Клер, принялась ковырять совком в ведерке.
        Клер несколько секунд наблюдала за девочкой. Наконец подняла глаза на Эмму.
        - Я слышала, вы собираетесь уезжать в четверг? Как жаль!
        Эмма с недоумением моргнула.
        - Как?! Вы уже слышали?! Я ведь только сегодня утром сказала об этом Руби. Она спросила, нужна ли мне комната еще на неделю.
        - Да, я знаю. Дженни Сузуки слышала, как вы ответили, что не нужна, и сказала мне об этом, когда зашла в магазин.
        - Дженни Сузуки? Это та, у которой прелестный малыш?
        - Да, Нико. Она тоже огорчилась, что вы уезжаете. Дженни хотела попросить вас привести в порядок и ее машину.
        Привести в порядок ее машину? Ну, тогда мы можем задержаться еще на неделю. - Эмма смущенно повела плечами. - Деньги мне не помешают. С другой стороны.., возможно, это и не такая удачная мысль. В прошлый раз, если бы вы мне не помогли с Грейси, я бы наверное, до сих пор еще копалась с машиной Руби.
        - Я и на этот раз могу вам помочь, если хотите. И сделаю это с удовольствием, Эмма.
        - Но.., как же ваша работа?
        - Я работаю не полный день. И потом это наш семейный бизнес, так что я всегда могу уйти на пару часов, если понадобится. Мне это действительно доставит удовольствие. - Несколько секунд она колебалась. - Грейси напоминает мне.., кое-кого. - Клер откинула голову и встретилась взглядом с Эммой. - Она напоминает мне сына. Мне с ней хорошо.
        - А я и не знала, что у вас есть ребенок. - Эмма оживилась. До этого момента она не чувствовала, как ей не хватает общения с другими молодыми матерями. - Как его зовут? Сколько ему лет?
        Она тут же пожалела о своих вопросах. Клер побледнела, глаза ее наполнились глубокой печалью. Однако голос остался таким же ровным.
        - Его звали Эван Майкл. Он умер в прошлом году, когда ему исполнилось шесть лет.
        Войдя в кухню, Сэм увидел, что Клер разговаривает по телефону, и молча налил себе чашку кофе. Облокотившись о кухонную стойку, он задумчиво наблюдал за женой. Такой оживленной Сэм не видел ее уже давно. С самой смерти Эвана.
        - Хорошо, - говорила она в трубку, - значит, Дженни подъедет к кафе Руби в пятницу, в десять утра. По пятницам я обычно не работаю, так что отпрашиваться мне не нужно. Ну как, это укладывается в ваш график? - С минуту она слушала, потом рассмеялась:
        - Не глупите, Эмма. Я это делаю с удовольствием. Ну хорошо. Тогда до встречи.
        Клер положила трубку с едва заметной улыбкой на губах, обернулась и вздрогнула от неожиданности, увидев мужа. Сэм отодвинулся от стойки.
        - Привет!
        Он внимательно вглядывался в лицо жены, утратившее былую живость. Все это время, все эти тринадцать месяцев, точнее, тринадцать месяцев, двадцать семь дней и - Сэм взглянул на часы - шесть с половиной часов, он не мог придумать, как достучаться до Клер, как вернуть ее.
        - Я слышал, ты назвала ее Эммой. Это Эмма Сэндс?
        - Да. - Клер вздернула подбородок, ожидая возражений. - В пятницу Эмма собирается приводить в порядок машину Дженни Сузуки, и я обещала присмотреть за ее девочкой, пока она будет занята. Ее дочку зовут Грейси.
        - Да, я знаю.
        Сэм все так же внимательно наблюдал за женой. Элвис рассказал ему, что Клер однажды уже делала это, когда Эмма занималась машиной Руби Келли. Грейси Сэндс - первый ребенок, к которому Клер проявила интерес после смерти Эвана. До сих пор она избегала общения с детьми. Может, это многообещающий знак? Может, есть надежда, что его прежняя Клер в один прекрасный день снова вернется к нему?..
        - Я видел ее в гараже Билла в тот день, когда они только приехали. Умненькая девочка.
        - Она мне напомнила Эвана, Сэм. В ней есть что-то такое…
        Господи! Впервые после смерти их сына Клер произнесла вслух его имя! Все это время Сэму до боли не хватало того, что он уже привык считать само собой разумеющимся, - их инстинктивного взаимопонимания, их безоговорочной внутренней близости. Он отважился подойти к жене. Обнял ее, впервые за много месяцев,
        Клер вся сжалась. Сэм уронил руки. В следующую минуту она почувствовала, как стосковалась по этим рукам, но он уже отодвинулся от нее. Да Клер, наверное, все равно бы не решилась потянуться к нему, даже если бы Сэм остался рядом. Она утратила прежнюю уверенность в себе, когда-то позволявшую ей, не задумываясь, брать все, чего ей хотелось. А просить Клер разучилась; возможно, и не умела. Тем не менее она по-прежнему стояла рядом с мужем в кухне, словно пытаясь поделиться чем-то своим, личным. Такого он не помнил уже.., очень давно.
        - Я организовала переговоры между Эммой и Дженни. - Клер помолчала, потом призналась:
        - И я специально подстроила так, чтобы это пришлось на пятницу: Эмме придется задержаться еще на неделю. - Клер самой не верилось, что она все это проделала. И все же… - Может, я попрошу ее заняться моей машиной в следующую пятницу? В таком случае ей придется остаться еще
        На неделю.
        Клер закусила губу, внимательно глядя на Сэма, ожидая его реакции. Он зажег сигарету.
        - А еще через пятницу можешь попросить ее заняться моей машиной.
        Он улыбнулся.
        Клер захотелось кинуться к нему на шею. Вот имен-но за такого Сэма она вышла замуж. За человека, КОТОРЫЙ сам решает, с кем ему дружить и с кем иметь дело весь город ему не указ. Клер влюбилась в него в пятнадцать лет. Ему тогда исполнилось восемнадцать. Она наблюдала за тем, как он болтался по городу в компании Элвиса Доннелли, как повсюду совал свой нос, но вел себя при этом неизменно вежливо и всегда с этой своей неотразимой улыбкой. Уже тогда Клер сказала себе: «Этот парень мне подходит. Я выйду за него замуж».
        И вышла. Сэм стал для нее всем на свете, и так было больше десяти лет. Как же получилось, что все в их жизни словно вышло из-под контроля?..
        Сэм открыл окно, выбросил окурок во двор, оглянулся на жену.
        - Так что же происходит, Клер? Ты хочешь удержать Эмму Сэндс в нашем городе ради нее самой или из-за Грейси?
        Он закрыл окно, прошел к стойке, сел на нее, свесил босые ноги и посмотрел на жену.
        - Наверное, и то и другое. В этой девочке есть что-то такое.., успокаивающее нервы. Но и Эмма меня очень привлекает. В ней чувствуется борец, и она всегда говорит то, что думает. Вместе с тем в ней есть дружелюбие и теплота. Ты не поверишь, Сэм, она даже Элвиса называет «дорогой мой».
        В городе Элвиса называли не иначе как «шериф», а чаще старались вообще не обращаться к нему напрямую. Сэм рассмеялся.
        - Да, я знаю. По-моему, он сам не может понять, как надо к ней относиться.
        - Я сегодня рассказала ей про Эвана. Просто захотелось, чтобы она узнала об этом от меня, прежде чем услышит от кого-нибудь другого. И знаешь, Сэм, она погладила меня по плечу и сказала, что ей, мол, очень жаль, она может себе представить, что это такое. И никаких таких взглядов типа «бедняжка Клер, как же теперь себя с ней вести…». Ничего такого. Я, конечно, взрослый человек и понимаю, что не все должны вести себя таким образом. Но она действует так.., освежающе, Сэм. И мне нравится, что она не все обо мне знает, что она не успела узнать историю моей жизни из городских сплетен. - Клер подошла к плите, налила себе кофе, с чашкой в руках повернулась к мужу. - В общем и целом я люблю Порт-Флэннери. Понимаю, что в таких вот маленьких городках есть своя прелесть. Но чего им не хватает - так это уважения к чужой частной жизни. И это серьезный недостаток, Сэм. Это очень серьезный недостаток.
        Отсутствие уважения к чужой частной жизни… Всегдашняя головная боль… Элвис тоже постоянно это чувствовал, особенно занимаясь своей обычной работой. Похоже, все обитатели острова уже слышали об Эмме Сэндс и считали необходимым узнать о ней побольше. Да кто он такой, по их мнению? Ее коммерческий представитель, что ли?
        Утром он задержал Эверта Дауди за превышение скорости. Эверт сидел в своем пикапе, жуя табак, в то время как Элвис выписывал штрафной талон.
        - Чертовы копы! Ну почему ты не гоняешься за настоящими преступниками? Пойди-ка поймай парочку наркоманов. Хоть для разнообразия. И то лучше, чем отнимать у законопослушных граждан их деньги, добытые тяжелым трудом.
        Элвис ничего не ответил, лишь поднял голову и окинул Эверта бесстрастным взглядом. Тот, неловко заерзав, переменил тему:
        - Я слышал, у нас в городе появилась новенькая, по имени Сэндс?
        - Угу. - Элвис подал ему в окно пикапа книжку с талонами. - Вот здесь распишитесь, сэр.
        Эверт поставил подпись, однако книжку отдал не сразу.
        - Говорят, она классный механик. Это верно?
        - Да, она в этом разбирается.
        - И что она будто бы заткнула Билла за пояс, когда он хотел ее обдурить?
        - Верно.
        - Вот это да! - Эверт выплюнул в окно сгусток табачной слюны. Отдал Элвису книжку. - Так что, может, она и не баба?
        Элвис хмыкнул. Оторвал копию талона, подал Эверту.
        - Как я понимаю, вы еще не видели миссис Сэндс?
        - - Не-а.
        - Ну так можете мне поверить, она не лесбиянка.
        - Хм… Я вроде как слышал, у нее ребенок есть.
        Ближе к вечеру Элвис постучал в дверь старого, но аккуратного домика на другом конце острова. Дверь открыла женщина лет сорока с лишним, а может быть, и старше.
        - Добрый день, мэм. Я шериф Доннелли, А вы миссис Стэдмэн, так?
        - О Господи! - Кровь отхлынула от ее лица. Она ухватилась за ручку двери побелевшими пальцами. - Кто-нибудь из моих мальчиков?
        - Нет-нет, мэм, с ними все в порядке, насколько я знаю.
        Женщина словно обмякла, бессильно прислонившись к дверному косяку.
        - Простите, мэм, я не хотел вас пугать. - Элвис с облегчением увидел, как щеки ее снова чуть порозовели. - Я здесь по другому поводу. Кто-то выкинул мусор на берегу по дороге на Эмерсон, неподалеку от дома старого Бэйли.
        Она смотрела на него, явно не понимая, о чем речь.
        - Но какое отношение это имеет ко мне?
        Элвис протянул ей старый экземпляр журнала «Как содержать дом в порядке».
        - Я нашел его в той куче мусора.
        Миссис Стэдмэн перевела глаза с его шрама на обложку журнала, где еще виднелась поблекшая табличка с ее адресом.
        - Но какое отношение… - Она выпрямилась. - Ах проклятые мальчишки! Шериф, клянусь вам, вчера я дала своим сыновьям десять долларов, чтобы они отвезли все на свалку. - Губы ее сжались в тонкую полоску. - Я их убью, паршивцев! Кожу с них живьем сдеру!
        - Ну, они же еще подростки, мэм. Если это наихудший их проступок, вам можно позавидовать. Скажите им, пусть в субботу с утра первым делом уберут там весь этот мусор, а потом пошлите их ко мне. Я заставлю мальчишек всю оставшуюся часть дня убирать мусор по всему городу.
        - Да-да.., хорошо. - Она впервые заметила, какие у него красивые глаза. - Спасибо, шериф. Я знаю, вы могли бы оштрафовать меня и все такое. Честно признаюсь вам, один Бог знает, где бы я нашла деньги на штраф.
        Да.., он еще хорошо помнил прежние времена в своей жизни.
        Элвис вежливо кивнул и повернулся, собираясь уйти.
        - Э.., шериф…
        - Да, мэм?
        - Эта новенькая.., она еще в нашем городе? Эмма Сэндс.
        - Да.
        - А правда, что ее малышка такая очаровательная, как о ней говорят?
        Элвис невольно улыбнулся:
        - Да. И умненькая.
        - Откуда они?
        - Думаю, из Нового Орлеана.
        Миссис Стэдмэн подошла поближе к нему.
        - А это правда, что она всех называет… «дорогой мой».., да еще по-французски?
        - Да, довольно часто.
        - И она правда разбирается в машинах?
        - Да. Уже привела в порядок машину Руби Келли, а сегодня, когда я уходил из пансиона, она занималась автомобилем Дженни Сузуки.
        - Боже правый! - Это сообщение так потрясло миссис Стэдмэн, словно ей сказали, что Эмма Сэндс провела хирургическую операцию на человеческом мозге. - Подумать только! - Она задумчиво посмотрела на Элвиса. - Подождите минуточку.
        Миссис Стэдмэн скрылась в доме, но очень скоро вернулась, протянула Элвису листок бумаги, на котором он прочел ее имя и номер телефона, и смущенно заговорила:
        - Вы не передадите ей это? Пусть она мне позвонит. У меня что-то не в порядке с машиной. Может, Эмма исправит.
        Да что он, мальчик на побегушках, что ли? В первый момент Элвис едва не швырнул ей бумажку с телефоном. Однако сдержался, пожал плечами и сунул бумажку в карман.
        - Конечно, передам.
        - И скажите ей, пожалуйста, что я присмотрю за ее девочкой, пока она будет работать. Для разнообразия это даже приятно… Девочка…
        Вечером он заехал к матери. Едва вошел, как она тоже заговорила об Эмме Сэндс. Налила ему кофе в чашку с эмблемой, посвященной Элвису Пресли, и села за стол напротив него.
        - Ну расскажи мне об этой новенькой. Об этой Эмме Сэндс. Что, она и правда так хороша, как говорят?
        Элвис поднял глаза на мать. Господи… Ему тридцать два, а он все так же не может разобраться в своих чувствах к ней, как и во времена, когда был подростком. Ну почему его мать не такая, как у других!
        - Да, она.., симпатичная.
        - Ну.., дальше, дальше!
        - И хорошо сложена. - Он с гримасой опустил глаза на свою чашку. - Господи, ма! Уж если я обязательно должен пить из этой чертовой чашки с Элвисом Пресли, неужели нельзя найти такую, где он не выглядит безвкусно одетым толстым жлобом?!
        Его расчет оказался верен: он легко отвлек ее от разговоров об Эмме Сэндс. Надин приняла оскорбленный вид.
        - Не смей оскорблять короля, Элвис Аарон! И не заговаривай мне зубы. Что в ней такого, в этой женщине, что все мужики на уши встали?
        - Светлые волосы. Большие карие глаза. Роскошная грудь. - Внезапно Элвис нахмурился. - Какие еще «все мужики»?
        Надин подняла брови, потянулась через стол, погладила сына по руке.
        - Не беспокойся, мальчик. Так, кое-кто из стариков. Тебе они не страшны.
        - А кто сказал, что я беспокоюсь? И какие еще «старики»?
        - Билл Харрис, Рик Мэгуди.
        - Да черт возьми, ма! - Он стукнул чашкой по столу, расплескав кофе. Оба «старика» в свое время были ее клиентами. - Ты что, опять за свое?!
        - Ну как же! Чтобы потом мой сын меня же арестовал! Ну уж нет! - Глаза ее сверкали тем же синим пламенем, что и у Элвиса. - В тот день, когда тебя избрали шерифом, ты ясно дал мне понять, что с моим бизнесом покончено.
        - В таком случае с какой стати ты обсуждаешь Эмму Сэндс с этими типами?
        - Надеюсь, общаться с людьми мне не запрещено? То, что ты оплачиваешь мои счета, не дает тебе права лишать меня и этого.
        Элвис подложил здоровую руку под себя, чтобы не вцепиться матери в горло. Временами ее невозможно выдержать.
        - Нет, ма, - заговорил он сквозь зубы, - это вовсе не входило в мои намерения, когда я передал тебе все свои сбережения.
        Это была чистая правда. Надин смягчилась. Однако проблема состояла в том, что Надин совсем не хотелось уходить на покой, хотя через два месяца ей стукнет пятьдесят. В тот день, когда Элвис объявил, что с бизнесом матери покончено, он вручил ей чек на крупную сумму. И никогда не использовал это для давления на нее, никогда ее не контролировал. И все же.., временами он такой несгибаемый. А самое невыносимое - это то, что он стыдится ее. Надин понимала это, но не могла вынести.
        Тем не менее сейчас она смягчилась.
        - Я просто обедала с ними во вторник вечером. Сначала с Биллом, потом с Риком.
        - Ладно-ладно, я не хотел тебя обидеть. Просто поторопился с выводами. - Он перевел взгляд на портрет Элвиса Пресли. Вспомнил, о чем собирался поговорить с матерью. - Так когда ты решила ехать?
        - Я хотела попасть туда на шестнадцатое августа. Такой печальный-печальный день…
        Господи, дай ему силы все это выдержать! Годовщина смерти Элвиса Пресли…
        - Есть какое-то «но»?
        - Но все места на это время уже заняты. Так что наша группа отправится раньше. Мы с Мэри Сью вылетаем четвертого июля.
        - Значит, Мэри Сью придется взять лишние выходные дни?
        - Да. Может, и к лучшему, что мы летим раньше. - Надин встала из-за стола, поставила чашки в раковину, оглянулась на сына. - Можешь считать меня дурочкой, но у меня такое впечатление, что на ежегодном параде мое отсутствие мало кто заметит.
        - Не знаю, не знаю, ма, - усмехнулся Элвис. - Если тебя не будет, о ком же тогда все будут сплетничать?
        Руби и Эмма говорили об Элвисе. Минуту назад он вошел в кафе. Обе женщины подняли глаза и замолчали, наблюдая за тем, как шериф дожидался у стойки с кассой, пока Бонни нальет ему кофе на вынос. Лицо его хранило обычное сурово-непроницаемое выражение. Он стоял, уставившись на сверкающую хромом держалку для салфеток с пристальным вниманием, характерным для человека, поглощенного своими мыслями.
        Эмма окинула Элвиса внимательным взглядом, от шапки густых черных волос, до сбитых носков ковбойских ботинок.
        - Вы когда-нибудь видели более красивую мужскую фигуру? - Она еще раз оглядела его спину, от массивных плеч до узкой талии, небольшой крепкий зад, обтянутый поношенными джинсами. Обмахнула себя рукой, как веером. - Вот что я вам скажу, дорогая моя, в этом человеке есть что-то такое, отчего у меня внутри все переворачивается.
        - Элвис?! Думаете, он сексуальный?!
        - Еще какой! А вы так не думаете?
        - Нет. - Руби попыталась взглянуть на Элвиса объективно, однако не смогла отвлечься от шрама на лице и протеза. - На мой взгляд он.., ну, не то чтобы отвратительный, но.., какой-то страшный.
        - Что именно вас пугает: его рост, шрам, протез?
        - Все вместе.
        Руби смотрела на него с таким выражением, с каким люди обычно разглядывают ядовитую змею, приготовившуюся к нападению, - завороженно и с отвращением.
        Эмма замечала тот же взгляд и у других жителей острова.
        - Многие смотрят на него, как на прокаженного. Как же получилось, что Доннелли избрали шерифом?

* * *
        - Это разные вещи. До этого он работал детективом в большом городе, о нем много говорили, и шериф Брэгстон ему доверял.
        - На мой взгляд, этого достаточно для шерифа. С другой стороны, его мать занималась древнейшей в мире профессией, пока Элвис сам не положил этому конец. Я до сих пор еще помню то время, когда он со всеми дрался по любому поводу. И вид у него устрашающий. В общем, я за то, чтобы он следил за порядком в нашем городе, но общаться с ним не хочу.
        - Но это же несправедливо, Руби. Мистер Доннелли не отвечает за то, чем занималась его мать, а кулачные бои он, по-видимому, давно перерос. Может, вы еще обвините его в том взрыве, который его искалечил?
        Несколько секунд Руби молча смотрела на Эмму.
        - Возможно, это и несправедливо, но я так чувствую. Отчасти, вероятно, это страх. Здесь все меняется не так быстро, как нам хочется.., как нам кажется.
        - Да.., маленький городок. Я вас понимаю, Руби. Единственное, чего я не понимаю, - это.., страха.
        Элвис взял из рук Бонни пластиковую чашку с дымящимся кофе, отыскал в кармане мелочь, протянул ей, негромко сказав что-то, сделал глоток кофе и вышел из кафе.
        Руби снова обернулась к Эмме.
        - Когда живешь в Порт-Флэннери, трудно думать иначе, чем остальные. Здесь существуют глубоко укоренившиеся.., традиции. Но если бы даже я захотела выступить против общего мнения, думаю, Элвис сам бы мне не позволил.
        - Да будет вам.
        - Но это так и есть. Ему, похоже, совершенно наплевать на то, что о нем думают. И никому навстречу он никогда не пойдет.
        Эмма яростно затрясла головой.
        - Как странно, дорогая моя. У меня сложилось совсем другое мнение о нем. По-моему, он очень одинок. И всегда так ласково обращается с Гре… - Она быстро обернулась. - Где Грейси?
        В глазах ее мелькнул панический страх.
        - Она соорудила себе крепость под номером семь.
        Руби указала на столик, ближайший к двери на кухню. Грейси сидела скрестив ноги под столом, на который кто-то - вероятно, Бонни - набросил фартук, и тихонько напевала что-то, вынимая камешки и ракушки из ведерка и раскладывая их на полу, за своей самодельной ширмой. С желтым ведерком она теперь никогда не расставалась.
        - Пожалуй, надо пойти забрать ее и убрать вокруг стола, пока не налетела толпа изголодавшихся людей.
        - Не беспокойтесь, лапушка. Они налетят не раньше чем через полчаса, и потом этот столик все равно занимают в последнюю очередь.
        Руби встала и подошла к окну, выходившему на площадь. Отодвинула штору в синюю клетку, выглянула на улицу, потом вернулась обратно за столик.
        - Когда-то Элвису удавалось работать на несколько фронтов одновременно. Я уже почти забыла про это.
        - О чем вы? Я не понимаю.
        - Он был очень красивым мальчишкой, когда учился в школе. Я об этом уже почти забыла. - Руби пожала плечами. - Я тогда уже вышла замуж и забеременела. Понимаете, у нас очень маленький городок, а Элвис постоянно всех развлекал своими похождениями. К этому здесь уже привыкли. С его красивым лицом, с его телосложением, с его репутацией… От такого сочетания у любой девчонки школьного возраста голова пойдет кругом. Многие мечтали отдать ему самое дорогое. Элвису стоило только слово сказать.
        - И он, конечно, сказал его не раз и не два, - усмехнулась Эмма.
        Слава Богу. При том одиночестве, которое обрушилось на него потом, остается только надеяться, что он успел получить свое.
        - В том-то и дело, что нет. По-моему, он очень редко пользовался такой возможностью.
        - Чтобы мальчишка-школьник отказался от возможности потрахаться?! Не смешите.
        - Гордость. Самолюбие. Помните, я сказала, что он выглядит так, будто ему на все наплевать. Ну вот.., так называемые приличные девушки ничего не имели против того, чтобы потрахаться с ним поздно вечером, когда никто не видит, но им вовсе не улыбалось, чтобы он постучал к ним в дверь и сказал папочке, что хочет Пригласить его маленькую принцессу - или его котеночка - на свидание.
        - Вы хотите сказать, что из-за этого Элвис лишал себя секса?! Боже… Если он так владел собой, будучи подростком, можно вообразить, каким он стал мужчиной!
        - Эмма!
        - Прошу прощения, Руби. Да, в этом человеке что-то есть.
        - Ну.., каждому свое. Я, например, ничего такого в нем не вижу.

        Глава 5

        Надо сжечь эти проклятые кассеты! Эмма нажала кнопку, вынула кассету из видеомагнитофона и положила в сумку вместе с другими. Каждый вечер, дрожа от нетерпения, как алкоголик при виде полной бутылки, она тянулась к этим пленкам. Просто безумие какое-то!
        Да, конечно, это ненормально. И все же Эмма не могла противиться странной потребности просматривать эти пленки снова и снова. Может, если ей удастся просмотреть их все очень внимательно, во всех подробностях, насмотреться на них, запечатлеть в памяти каждый кадр, возможно, тогда сможет понять, как она не заметила, что мужчина, казавшийся ей воплощением человечности и доброты, - на самом деле безжалостное чудовище. Может, тогда она простит себе свою непростительную слепоту и безоговорочное доверие к этому человеку.
        Эмме показалось, будто стены наползают на нее. Не хватало воздуха. Она подошла к окну, распахнула его, перегнулась наружу, упершись руками в подоконник, и жадно вдохнула вечерний воздух. Нет.., не помогает. Недостаточно. Необходимо выйти отсюда, хотя бы на несколько минут. Но.., как же Грейси? Эмма оглянулась на дочь. Та мирно спала на середине кровати, поджав под себя коленки и приподняв задик. Нет, нельзя оставить Грейси без присмотра…
        Эмма выскользнула из комнаты, прошла чуть дальше по коридору, постучала в дверь номера "Г". Элвис открыл и остановился на пороге, вопросительно глядя на нее. Не думая о том, что делает, Эмма схватила его руку.
        - Элвис, - выдохнула она, - я погибаю, и только вы способны мне помочь.
        Он взглянул на нее сверху вниз - щеки пылают, глаза смотрят умоляюще, волосы в беспорядке, роскошная грудь взволнованно вздымается и опускается под сапфировой майкой на тонких бретельках. Элвис замер.
        Эмма быстро заговорила, боясь услышать отказ:
        - Я понимаю, это чудовищное вмешательство в вашу жизнь. Мы почти не знаем друг друга. Но.., мне необходимо выйти на воздух. Стены душат, нечем дышать. А Грейси крепко спит, я не могу оставить ее одну… Помогите, дорогой…

«Ну вот! А ты что подумал! Ждал, что она скажет, будто умирает от желания и только у тебя одного есть все необходимые причиндалы, чтобы ей помочь? Очнись, Доннелли, иначе выставишь себя на посмешище».
        Он высвободил руку.
        - Вы хотите, чтобы я посидел с ребенком?
        - Пожалуйста, прошу вас. - Эмма ничего не могла прочесть на его бесстрастном лице. Господи, только бы не отказался! - Вам ничего не придется делать. Грейси крепко спит. Вы можете почитать, или посмотреть телевизор.., или что вы там делали, перед тем как я нарушила ваш покой. Дело в том, что она вас любит. Так что, если Грейси проснется, пока меня не будет, и увидит
        - вас, она не испугается.., и…
        - Хорошо.
        - Я сразу подумала о вас, потому что с вами она будет в безопасности… - Голос Эммы затих. - Так вы согласны?
        - Ну конечно, почему бы нет. - Элвис пожал широкими плечами под вылинявшей черной майкой. - Подождите, только возьму свою книгу, и я в вашем распоряжении.
        Эмма украдкой заглянула в комнату. Раскрытая книга в твердой обложке лежала на подлокотнике кресла. Элвис взял ее, сделал отметку пальцем, обернулся к Эмме.
        - Я готов. Вы собрались в «Якорь»?
        - В я… А, вы имеете в виду таверну на берегу? Господи, конечно, нет! Кажется, у вас создалось обо мне абсолютно не правильное впечатление, Элвис.
        Господи, с какими женщинами ему приходится общаться, если он сразу решил, что она просит его посидеть с ребенком только для того, чтобы сбегать перехватить рюмочку-другую!
        - Вы меня не поняли, дорогой. Мне не нужна ни выпивка, ни компания. Только немного свежего воздуха, открытого пространства. Наверное, пойду посижу несколько минут в цветнике.
        Именно это Эмма и сделала. Элвис наблюдал за ней в окно. Видел, как она пересекла площадь, поднялась по низеньким каменным ступеням к цветнику и села на скамейку. Теперь Элвису была видна только нижняя часть ее тела. Вот она подняла ногу на скамью, ритмично постукивая другой ногой.
        Он отвернулся от окна. Медленно прошелся по комнате, разглядывая разбросанные вещи. Такие.., девичьи. Такие экзотические и чуждые. Хотя, казалось бы, он вырос без отца, с одной только матерью, женщиной до мозга костей. Взгляд его блуждал по этим детским и женским вещам и в конце концов добрался до кровати со спящей девочкой. Жесткие губы Элвиса тронула ласковая улыбка.
        Господи, какая прелестная малышка! Лежит под одеялом, как маленький комочек. В этот момент Грейси что-то пробормотала во сне, повернулась на бок. Не просыпаясь, сунула палец в рот, вытянула губы трубочкой, но вскоре снова затихла. Влажный палец выпал изо рта. Ладошка свернулась на подушке. Поколебавшись секунду, Элвис осторожно погладил девочку по шелковистой щеке, раскрасневшейся от сна. Расправил одеяло, хотя в этом не было необходимости, прикрыл девочке плечо.
        Что имела в виду ее мать, сказав, что с ним Грейси будет в безопасности? Похоже, она вкладывает в это слово какой-то особый смысл. Может, их безопасности кто-то угрожает? От одной этой мысли кровь застыла у него в жилах. Элвис сел за маленький столик под лампой и попытался читать. Книга хорошая, он наслаждался ею перед тем, как Эмма Сэндс постучала в его дверь. Но теперь Элвису никак не удавалось сосредоточиться.
        Эти двое, такие привлекательные и дружелюбные - малышка с ее мокрыми поцелуями и мать с ее великолепным телом, с губами, которые так хочется попробовать, - уже внесли полный разлад в его жизнь. А ведь он приложил столько усилий, чтобы наладить спокойную, размеренную, правильную жизнь, без всяких потрясений. Решившись вернуться на родной остров, Элвис намеревался жить именно так, без бурных событий. Хотя жители Порт-Флэннери и не встретили его с распростертыми объятиями, но по крайней мере между ними установилось мирное сосуществование. Никаких неожиданностей, все так, как он и предполагал. Ему это нравилось.
        Откуда же теперь это тревожное ощущение, что его жизнь трещит по швам, что дни поимки пьянчуг и выдачи штрафных талонов для него сочтены?..
        Эмма подняла колени и уперлась в них подбородком, устремив задумчивый взгляд на решетку цветника.

* * *
        По календарю полнолуние должно наступить только завтра ночью, но уже сегодня луна светит так ярко, словно оно уже наступило. Вся идеально ухоженная городская площадь озарена живописным лунным светом. Эмма далее разглядела блестящую монетку в траве.
        Глубоко вдыхая прохладный вечерний воздух, она чувствовала, как постепенно уходит напряжение, еще недавно сжимавшее все тело словно стальными путами. Вот то, что ей нужно. Несколько минут без стен, обступавших со всех сторон, и без всяких обязанностей перед кем-либо.
        Что же дальше?.. Если у нее осталась хоть капля здравого смысла, надо срочно упаковывать вещи и завтра же ранним утром уезжать отсюда куда глаза глядят. Нигде не останавливаться - в этом их спасение. Да, именно так. Если она надеется ускользнуть от ищеек Гранта, которых он наверняка уже послал в погоню, нельзя останавливаться. Опередить их, двигаться вперед до того, как они ее обнаружат.
        Вся беда лишь в том, что ей не хочется уезжать из Порт-Флэннери. Ну не смешно ли! В этом нет совершенно никакого смысла. Эмма с детства привыкла к большим городам с ярко освещенными улицами, с барами и прочими заведениями, открытыми круглые сутки, хотя в последнее время почти не посещала их и не испытывала к этому никакого желания. Маленькие же городки, такие, как этот, Эмма совсем не знала. Лишь изредка проезжала мимо.
        С другой стороны, с тех пор как она упаковала вещи и поспешно отправилась в путь вместе с Грейси, многое изменилось. Эмма сама стала другим человеком. Лишь вечерами, сидя в бездействии и тревоге в постоянно смемявшихся номерах бесчисленных отелей, пока Грейси мирно спала, Эмма осознала, какую бездумную, бесцельную жизнь она вела в последние годы. Если не считать обязанностей по отношению к Грейси и ответственности за дочь, Змма плыла по течению без всякой цели, время от времени общаясь с людьми, которых лишь с большой натяжкой можно назвать взрослыми или зрелыми.
        Эмма стиснула зубы, сделала несколько глубоких, размеренных вдохов и выдохов. Все это позади. Слава Богу, она наконец повзрослела, этого никто не станет отрицать. Получила чертовски хороший урок и мгновенно повзрослела. Теперь-то Эмма лучше разбирается в себе.., и в своих чувствах. А значит, должна признаться самой себе, что ей здесь нравится. Хотя она и не готова принять несколько провинциальные взгляды на жизнь, которыми руководствуются здешние жители, например Руби, однако сама Руби ей очень нравится. И Клер ей нравится. Эти женщины казались Эмме гораздо более реальными, чем большинство знакомых, появлявшихся и исчезавших из ее жизни без следа в недавнем прошлом. Эти же две женщины стали для нее чем-то вроде.., друзей. Именно это и пугало ее. Дружба с ней наверняка принесет им несчастье. Вместе с тем сама мысль о друзьях - настоящих, не мимолетных знакомствах - успокаивала. Некоторое время Эмма обдумывала такую возможность. Потом ее мысли переключились на работу. С тех пор как она приехала в этот городок, Работа у нее есть почти постоянно, что позволяет не качаться дорожных чеков. А в ее
ситуации финансовая сторона, безусловно, имеет большое значение. Однако еще Жнее возможность самой зарабатывать деньги, которую она получила впервые с тех пор, как Грант принял ее в свой дом после ареста Большого Эдди. Можно сказать, удочерил ее.
        Теперь же Эмма впервые почувствовала, что значит заниматься каким-то полезным делом. До сих пор она даже не сознавала, что ей этого не хватает. Слишком долго Эмма позволяла Гранту обеспечивать себя. И это целиком ее вина. Одно дело - когда ты несовершеннолетняя. Но после того, как она закончила колледж, этому не могло быть оправдания.
        Тем не менее сейчас это уже не так важно. Гораздо важнее решить другое - уезжать или остаться. Пожалуй, все за то, чтобы остаться. Кроме одного «но»: останавливаться где бы то ни было слишком рискованно. О странном влечении к Элвису Доннелли сейчас даже задумываться не стоит. В любом случае на ее решение это никак не может повлиять. Никак.
        Стараясь удержать эту мысль в голове, Эмма поспешила в свой номер. С каждым шагом ей как будто становилось легче. Она приняла решение. Возможно, подсознательно Эмма сделала выбор еще до того, как начала серьезно его обдумывать. Но так или иначе, выбор сделан. Она остается. По крайней мере на ближайшее время. Эмме понравилось, будто она освободилась от каких-то пут.
        Со счастливой улыбкой она вбежала в комнату, кинулась к Элвису. Не задумываясь, приподняла обеими руками его голову и чмокнула в губы.
        - Спасибо большое, - прошептала Эмма и снова поцеловала его.
        В следующий момент, сама не заметив, как это получилось, она оказалась у него на коленях. Рука с протезом мелькнула как молния, мгновенно очутилась за поясом ее джинсов, крепко прижала ее к напрягшемуся телу. Другая рука оказалась у нее в волосах. И тут же Элвис отстранил ее.
        Эмма смотрела на него, не зная, что делать дальше, проклиная себя за свою всегдашнюю импульсивность. Такой у нее несчастный характер - всегда она сначала делает, а потом уже думает. Боясь, как бы губы не задрожали - тогда она будет выглядеть совсем глупо, - Эмма прикусила пухлую нижнюю губу. Из глубины груди Элвиса вырвался странный звук, похожий на глухой рык. Голова его рванулась вперед. Эмма испуганно откинула голову назад, нижняя губа с громким чмокающим звуком вырвалась изо рта. Элвис впился в нее зубами. Замер на несколько секунд, тяжело и шумно дыша, прикрыв сверкающие голубые глаза тяжелыми веками, продолжая тесно прижимать ее к себе, так что она физически почувствовала, как он возбужден. Потом, не спуская глаз с Эммы, легонько царапнул зубами ее нижнюю губу, вобрал ее своими губами, начал сосать, сначала нежно, потом все сильнее. Эмма задохнулась, громко прошептала что-то, впилась ногтями в его мускулистые руки. Чуть сдвинулась, прижалась влагалищем к его напрягшемуся твердому члену под ширинкой джинсов, теснее обвила Элвиса бедрами.
        Эмма действительно всегда подчинялась первому импульсу, не задумываясь. Так и на этот раз: легким поцелуем в губы несколько минут назад она только хотела выразить благодарность за то, что Элвис без лишних слов огласился посидеть с Грейси, за его сдержанность и компетентность во всем, за то, что в его присутствии Эмма снова почувствовала себя женщиной, женственной, чего не случалось уже давно. Однако теперь все это куда-то улетучилось. Она вся вжалась в Элвиса, в его грудь, подняла руку, дотронулась кончиками пальцев до шрама на его лице. Она терлась грудью о его твердую грудь, вся извивалась, изгибалась, ощущая болезненную пульсацию в паху. Эта пульсация, казалось, руководила всеми ее действиями и становилась все сильнее с каждым ударом сердца.
        А потом.., руку Эммы оторвали от его лица с такой силой, что она едва не упала. Протез рванулся, оттолкнул ее. Теперь она сидела, выпрямившись на коленях у Элвиса, с ужасом глядя на него и не понимая, откуда эта ярость на его лице.
        - Так вот в какие игры ты играешь. Ты, значит, из этих?
        Эмма с недоумением моргнула.
        - Из каких «этих»?
        Элвис резко встряхнул ее. Она не понимала выражение его лица. Там столько всего смешалось… Ярость, вожделение.., отвращение. И.., боль?
        - Ты, значит, из тех женщин, которые западают на уродов, так? Господи, как же я сразу не догадался! Уж слишком ты выглядела хорошей. Таких не бывает. Ну что, тебе нравятся шрамы? Тогда подожди, увидишь, что я могу тебе сделать своей культей.
        Эмма дернулась, как будто ее хлестнули плетью, и посмотрела на него, не веря своим ушам.
        - Боже… Но это.., это же…
        - Что? Точно? Верно я тебя вычислил?
        - Это просто ненормально… Ты больной.
        Она попыталась сползти с его колен. Элвис удержал ее без особых усилий.

* * *
        - Да будет тебе! Уж передо мной могла бы не притворяться. Давай по крайней мере будем честными друг с другом.
        - Ну давай, давай будем честными. Да ты хоть знаешь, что с ней делать, с честностью? - Эмма попыталась отодвинуться подальше, все еще не в силах поверить, что он мог такое сказать. - Отпустите меня!
        Элвис пробормотал какую-то непристойность. Убрал руки с ее тела, демонстративно развел их в стороны. Эмма встала на ноги под его презрительным взглядом.
        - Хоть бы уж не притворялась. Надо отдать тебе должное, куколка, ты хитрее многих. И твой маленький божок ведет себя не так открыто. - Он покачал головой. - Хотя я мог бы догадаться - по ребенку.
        - По ребенку?! - Эмма замерла. Мурашки пробежали у нее по телу. - Вы имеете в виду Грейси?!
        - А что, у тебя есть другой ребенок? - презрительно усмехнулся он. - Конечно, Грейси. Ее не испугало мое уродство. Как же я не догадался, что я не первый из таких вот увечных, которого она увидела. Ты, наверное, часто с такими трахалась, так что она к таким привыкла.
        - Ах ты, сукин сын! - Эмма с размаха ударила его по голове. - Проклятый, извращенный сукин…
        Элвис ухватил ее за руки, зажал кисти здоровой рукой и так сильно дернул, что она снова упала к нему на колени.
        - Прекрати это! - процедил он сквозь зубы. - Если ты думаешь, что я буду сидеть тут и ждать, пока ты снова меня ударишь, ошибаешься, сестренка. Я могу упечь тебя в тюрьму за нападение на полицейского, черт побери!
        Эмма боднула его головой в горло. Прежде чем он Успел оправиться от удара, последовал очередной, на этот раз в подбородок, с такой силой, что его зубы громко лязгнули. Черт, если бы язык в этот момент находился между зубами, то превратился бы в отбивную.
        К несчастью для Эммы, ее собственная голова тоже сильно пострадала от столкновения с его крепкой челюстью. В глазах потемнело. Предупреждая очередной удар, Элвис запустил свой крючкообразный протез в волосы Эммы, дернул ее голову назад с такой силой, что шею пронзила резкая боль. К горлу подступила тошнота, глаза наполнились слезами. Однако она заговорила, глядя ему прямо в глаза:
        - Меня вы можете поливать грязью сколько вам заблагорассудится, шериф. Но не касайтесь своим грязным языком моего ребенка, иначе, клянусь, вы пожалеете о том, что родились на свет. - Эмма сглотнула слюну, пытаясь избавиться от тошноты, пронзила Элвиса холодным взглядом. - Не знаю почему, но Грейси вас полюбила. Уж конечно, не за вашу доброжелательную натуру, но она вас любит. Если вы ее хоть чем-нибудь обидите, мистер Доннелли, я убью вас на месте.
        При том, что она была на восемь дюймов ниже Элвиса и весила вдвое меньше, да еще в плену его крепкой хватки, такая угроза прозвучала несерьезно. Но не для Доннелли. Он поверил. Отпустил ее волосы. Внимательно всмотрелся в лицо.
        Кажется, он здорово ошибся, не правильно понял ее. Сейчас Элвис видел, что Эмма оскорблена, И не потому, что ее уличили в каком-то извращении, которое она пыталась скрыть. Нет. Вначале Эмма даже не поняла, в чем он ее подозревает. Он обвинил ее.., обвинил ее ребенка… Ах, черт! Что же ему теперь сказать?.. Элвис не привык ошибаться. Не привык, чтобы его уличали в несправедливости. Наоборот, это к нему всегда бывали несправедливы. Просто.., когда он почувствовал, что Эмма прижимается к нему - как в самых его необузданных фантазиях, - и потом, когда она погладила его шрам, так, как будто это какой-то дурацкий талисман… Элвис словно спятил. Просто вышел из себя, и все тут.
        Справедливости ради следует сказать, что он действительно несколько раз сталкивался с женщинами, сходившими с ума от шрамов, ампутированных конечностей и прочего. Чем тяжелее увечье, тем больше они сходили с ума. А подобные случаи трудно забыть. Что они от него требовали, эти женщины!.. При одном воспоминании об этом возвращалось ощущение опустошенности и тошноты. Поэтому, когда ему показалось, что и Эмма тоже…
        - Прошу прощения, - пробормотал он.
        Поздно. И неубедительно. Эмма пристально смотрела на него, покусывая нижнюю губу. Господи, зачем она это делает! Она его с ума сведет! Но не это главное. С гормонами своими он как-нибудь справится, не привыкать. Элвис внезапно осознал, что больше всего хочет вернуть уважение этой женщины. Ее обычно теплые и приветливые карие глаза сейчас смотрели холодно и отстранение. В первый раз с тех пор, как он увидел Эмму в гараже Билла, взгляд ее не выражал обычного дружелюбия. Ни капли теплоты. До этого момента Элвис даже не сознавал, как ценно для него ее дружелюбное, уважительное отношение. Понял это, лишь когда оно исчезло.
        Даже гнев оставил ее.
        - Отпустите меня.
        Она произнесла это холодным тоном, с легкой ноткой отвращения. Элвис почувствовал, что его списали со счетов. Он отпустил ее. Эмма поднялась на ноги, быстро отошла от него. Ах, черт, как же это все так получилось! И как сделать, чтобы она поняла…
        - Эмма, послушай.., я…
        - Мамочка…
        Оба замерли. Потом одновременно обернулись к кровати.
        Грейси высвободилась из-под одеяла, села на кровати. Зевнула. Откинула светлые кудряшки с раскрасневшихся от сна щек. Эмма кинулась к кровати. Склонилась над дочерью.
        - Ты почему не спишь, моя сладкая?
        - Мне что-то посвышалось. - Она разглядела Элвиса за спиной матери.
        - Пливет, шелиф.
        - Привет, маленькая.
        - Мне уже тли, вы же знаете.
        Она сонно улыбнулась ему. Без возражений позволила матери уложить ее обратно под одеяло и через несколько секунд уже крепко спала.
        - Почему она все время это повторяет?
        Элвис растерянно смотрел на Эмму, которая прошла к двери и демонстративно открыла ее.
        - Потому что ей исполнилось три только в прошлом месяце и она очень этим гордится. Спасибо, что присмотрели за ней.
        - Эмма, мне действительно очень…
        - Спокойной ночи, шериф.
        - Но послушай, пожалуйста, я хочу объяснить…
        - Спокойной ночи.
        Элвис сам не понял, как очутился за порогом. Дверь перед ним захлопнулась. Он в отчаянии смотрел на закрытую дверь. Черт, черт, черт! Как же это все получилось!
        Прозвучал зуммер переговорного устройства. Грант Вудард поднял глаза от бумаг, раздраженно взглянул на телефон. Пометил ногтем какое-то место на листке, лежавшем перед ним. Нажал на кнопку селектора.
        - Да, Роза.
        - Извините, что беспокою вас, мистер Вудард. Вы сами сказали, чтобы я соединила вас с мистером Хэккетом, как только он позвонит.
        Грант выпрямился.
        - Верно.
        - Он на проводе, сэр.
        - Благодарю вас, Роза.
        Не дав ей договорить, он тут же нажал другую кнопку.
        - Ну что у вас, Хэккет? Вы нашли ее?
        - Кажется, да. Правда, стопроцентной уверенности у меня нет, пока я сам еще раз не проверю. Есть такой городок Порт-Флэннери, на небольшом островке в штате Вашингтон. Кажется, она там. Прежде чем отправиться туда, я решил связаться с вами, босс, и получить указания, как мне себя с ней вести, если она действительно окажется там. Городок небольшой, поэтому есть риск, что она услышит обо мне и о том, что я ею интересуюсь. Не хотелось бы, чтобы она сбежала.
        Несколько секунд Грант Вудард смотрел на портрет Эммы и Грейси в затейливой золоченой рамке, стоявший на углу письменного стола.
        - Вы уверены, что сможете выяснить, там ли она, не привлекая к себе внимания?
        - Да. Думаю, это не составит большой проблемы, если я не стану торопиться, а буду действовать осторожно и не задавать прямых вопросов. Но что дальше, сэр? Если она окажется там, что мне делать? Хотите, чтобы я привез ее домой?
        - Нет. Пока не нужно. - Грант нетерпеливо постукивал ручкой по столу. - Мне надо серьезно подумать над этим. Удостоверьтесь, там ли она, и сразу же сообщите мне.
        - Держу пари, вы Эмма Сэндс. Так ведь? А я Надин Доннелли. Мамочка нашего шерифа.
        Эмма подняла глаза от дымящейся чашки с кофе и газеты «Сиэтл пост интеллидженсер». Газета прибывала на Флэннери каждое утро с первым паромом, без пятнадцати семь.
        У ее столика стояла женщина с хитроватой улыбкой на губах. Ярко и по-молодежному одетая, с распущенными черными волосами и сверкающими голубыми глазами, на первый взгляд она казалась не старше сорока лет. Однако при ближайшем рассмотрении становилось ясно, что женщине ближе к пятидесяти, но очень моложава. Либо тщательно следит за собой, либо родила Элвиса, едва выйдя из подросткового возраста.
        Элвис… О Господи! Эмма выпрямилась, чувствуя, как вспыхнуло ее лицо. Не будет она краснеть! Не будет, черт возьми! Они ведь толком и не поцеловались.

«Ну как же, - одернула она себя. - А кто терся о его тело, как безумная? Это что, не считается? Не поцеловались! И что ты после этого за мать! Даже не вспомнила о том, что Грейси тут же, в комнате».
        Эмма смущенно откашлялась.
        - Да, мэм. А это моя дочь, Грейси. - Она оглянулась, чтобы представить дочь, однако не увидела ее рядом. - Ну не важно, она где-то здесь.
        - Я здесь, мамочка! - Грейси выползла из-под стола, громыхая ведерком с камушками и ракушками. - Пливет! Я Глейси Сэндс. Мне тли года.
        - Прошу вас, - прервала девочку Надин, глядя на Эмму, - не надо этих «мэм». Называйте меня Надин. - Она перевела взгляд на Грейси. - Извини, куколка, я тебя прервала. Можно присесть? - снова обернулась она к Эмме.
        - Да.., пожалуйста.
        - Значит, тебе три годика? - Ничуть не смущаясь тем, что нарушила уединение незнакомых людей, Надин пододвинула стул, уселась и изучающе посмотрела на Грейси. - Пожалуй, возраст достаточный для того, чтобы стать куколкой Элвиса.
        - Я люблю кукой. - Склонив голову набок, Грейси с любопытством смотрела на новую знакомую. - А что такое «кукойка Эйвиса»?
        - Я про Элвиса Пресли. Короля рока.
        Грейси смотрела на нее с улыбкой, явно не понимая, о чем речь.
        - Только не говори мне, что ты о нем ничего не слышала! - Надин с упреком взглянула на Эмму. - Я вижу, вы пренебрегаете воспитанием ребенка.
        Эмма с улыбкой пожала плечами, в чисто французском стиле:
        - Мне нечего на это ответить.
        Надин осуждающе покачала головой. Снова переключив внимание на Грейси, она заговорила торжественным тоном:
        - Элвис Пресли - король рок-н-ролла, моя крошка. Он создал музыку, которой мы восхищаемся и сегодня. Но… - горестно вздохнула она, - он слишком рано умер. Трагическая кончина.

        Глава 6

        Надин подняла взгляд на Эмму.
        - Четвертого июля я отправляюсь в Мемфис. Мы едем с одним моим другом. Сначала посмотрим местные достопримечательности, а потом, конечно, на родину короля. Правда, на церемонию поминовения мы не сможем попасть.
        - Помино.. - Эмма тут же оборвала себя. Ни о чем не спрашивать! - Как жаль, миссис Доннелли. Это, наверное, большое разочарование для вас. Но в остальном ваше путешествие обещает быть.., приятным.
        Эмма вдохнула пряный аромат духов, обволакивавший Надин. Обернулась к дочери.
        - Миссис Доннелли - мама шерифа, мой ангел.
        - Я знаю. Я свышава.
        Грейси вспрыгнула на колени к матери. Чмокнула ее влажными губами в щеку.
        - А это моя мамочка.
        - Эмма, прошу вас, - снова повторила Надин, - не надо этих «миссис Доннелли». Просто Надин.
        - Мама! Ты что здесь делаешь?
        Обе женщины вскинули глаза. К столику подошел Элвис, глядя на мать так, словно не верил своим глазам. Какого черта она здесь делает? О чем разговаривает с Эммой?
        Заметив слегка затуманенный взгляд Эммы, он сразу понял, о чем у них шел разговор. Элвис Пресли! Снова Элвис Пресли! Черт побери!
        - Элвис! Привет, моя радость. Я тут рассказывала малышке Грейси о нашем короле рока. Можешь себе представить, она ничего о нем не слышала!
        Не выпуская шею матери, Грейси развернулась и несколько раз подпрыгнула у нее на коленях.
        - Пливет, шелиф! А ваша мама говолит, что вы коволь.., как это…
        Воцарилась полная тишина. Потом губы Элвиса расплылись в широкой добродушной ухмылке. Он подхватил Грейси на руки и прошелся с ней тустепом вокруг столика. Крутанулся на каблуках. Вцепившись в его плечи, Грейси задохнулась от смеха. Он расхохотался вместе с ней.
        Неподалеку от них, за столиком номер пять, Руби изумленно застыла с кофейником в руке. Две домохозяйки, которым она собиралась налить кофе, раскрыв рты, уставились на шерифа. Двое фермеров за стойкой положили вилки к не мигая глядели на Доннелли.
        Эмма почувствовала себя так, словно получила удар ниже пояса. Она уже поняла, что накануне вечером среагировала слишком сильно. Если вспомнить его слова, можно сделать вывод, что он в своей жизни повидал такое, что ей даже трудно вообразить. По-видимому, у Элвиса были причины заподозрить ее. По крайней мере у него, вероятно, есть оправдание для этого. Поэтому к моменту их сегодняшней встречи Эмма почти созрела для того, чтобы простить Элвиса. Возможно, они и не станут лучшими друзьями, но могут вести себя как нормальные, цивилизованные люди.
        Однако того, что произошло сейчас, она никак не ожидала. Элвис хохочет и танцует с ее дочерью! Эмму словно пригвоздили к месту.
        - Да нет, Грейси, малышка, ты не правильно поняла. Мой Элвис получил свое имя в честь короля рока. Король - это Элвис Пресли, а не Элвис Доннелли. Понимаешь? Он король рок-н-ролла, а не…
        - Ну хватит, ма. Отдохни. Ей всего три года. Ее это не…
        Грейси одарила его сияющей улыбкой:
        - Мне тли года, ты знаешь.
        Элвис ответил ей нежнейшей улыбкой.
        - Знаю, радость моя. Ты уже совсем большая девочка.
        Эмма растерянно смотрела на них. Господи… Что же это происходит? Неужели она влюбилась? Нет, этого не может быть! В ее жизни и без того все перепутано.
        - Я нашел ее, босс.
        Грант поставил стакан с виски на подлокотник кожаного кресла, выпрямился и вытолкнул из-под ног скамеечку, отчего ступни резко ударились об пол.
        - Рассказывай.
        Нетерпеливо постукивая кольцом о хрустальный стакан с виски, он напряженно слушал подробный рассказ о жизни Эммы в Порт-Флэннери.
        Когда Хэккет закончил, наступила полная тишина, нарушаемая лишь ритмичным постукиванием кольца о хрусталь. На другом конце провода откашлялись.
        - Я думаю, - предупреждающе произнес Грант.
        - Да, сэр.
        Еще некоторое время Грант молчал. Потом ногами пододвинул к себе скамеечку и сделал глоток из стакана.
        - Ну хорошо. Вот что я думаю. - Он неторопливо заговорил. - Что ты на это скажешь? Это возможно?
        - В зависимости от двух обстоятельств. Сначала я должен кое-что выяснить.
        - Хорошо. Выясни и сразу доложи мне.
        Грейси умирала от нетерпения. Крепко сжав одной рукой флажок, а другой - руку матери, она приплясывала на месте на краю тротуара, поминутно переводя взгляд в конец улицы.
        - Ну когда же? Когда это начнется, ма?
        - Сейчас, сейчас, моя сладкая.
        Где-то неподалеку послышались звуки настраиваемых инструментов школьного оркестра. Грейси еще отчаяннее завертелась на месте. Окружающие с сочувственными улыбками смотрели на Эмму.
        Тротуар, ведущий вдоль набережной и вверх по холму к площади, быстро наполнялся народом. До этого момента Эмма и не предполагала, что население острова так велико. Намного больше, чем она думала. И казалось, все люди, живущие в Порт-Флэннери, сегодня собрались здесь, перед универмагом Мэкки.
        Вначале Эмма пыталась уговорить Грейси посмотреть ежегодный парад Четвертого июля из окна гостиницы. Их окна выходили прямо на площадь, где должна состояться кульминация праздника. Но Грейси уже видела, как собирается народ, знала, что она прекрасно выглядит в синем платьице-матроске и белых кружевных колготках, и поэтому яростно настаивала на том, чтобы присоединиться к толпе. Однако когда людской поток буквально вынес их на дорогу, Эмма очень пожалела о том, что уступила требованиям трехлетнего ребенка.
        Кто-то столкнул Грейси с тротуара на мостовую.
        - Ох, простите! - воскликнула незнакомая молодая женщина и помогла Эмме вернуть ребенка обратно. - Кто-то налетел на меня, так что я потеряла равновесие. А ты, наверное, Грейси, да? - Она наклонилась, отряхнула платьице девочки. Подняла глаза на Эмму. - Я Мэри Келли, дочь Руби, миссис Сэндс.
        - О.., очень рада познакомиться, дорогая моя!
        Эмма почувствовала невероятное облегчение. «Возьми себя в руки», - приказала она себе. Что за идиотизм! Это же просто парад в маленьком городке. Кажется, у нее начинается самая настоящая паранойя.
        - Я Глейси, - услышала она голос дочери. - Мне тли года.
        - Да-да я уже об этом слышала, - усмехнулась Мэри. Она оправила пелеринку матроски и туго накрахмаленную нижнюю юбочку Грейси. - Какое у тебя красивое платье.
        - Да, касивое.
        - Она так любит наряжаться, - призналась Эмма. - Я в ее годы одевалась как мальчишка. Иногда меня поражает, как это у меня могло родиться такое женственное создание.
        Мэри восхищенно смотрела на высокую светловолосую женщину. На ее взгляд, Эмма Сэндс - воплощение самой женственности. Все в ней идеально, от изысканной стрижки - светлые вьющиеся волосы спускаются до уровня подбородка - до снежно-белой майки с кружевной отделкой у V-образного выреза, клетчатых шорт светло-оливкового цвета и белых кед. Эта внешность в сочетании с легким акцентом придает ей экзотический вид. Казалось, она залетела в Порт-Флзннери из каких-то далеких, неведомых краев.
        - Лето у вас когда-нибудь бывает? - спросила Эмма. - В Новом Орлеане сейчас все уже задыхаются от жары, а здесь все еще прохладно.
        - Точно! - фыркнула Мэри. - Это же северо-запад Тихого океана, что же вы хотите.
        - На самом деле мне это даже нравится, если честно. Так приятно вдыхать настоящий прохладный воздух. Можно спать по ночам с открытыми окнами. На юге летом воздух такой знойный и влажный, что с начала июня и до конца сентября дышать можно только с кондиционером. Настоящего воздуха не вдохнешь.
        - Зато там можно почувствовать настоящее лето. Хотя и у нас оно теперь очень скоро наступит.
        Оркестр грянул марш. Оркестранты военным шагом двинулись по улице. Грейси завизжала от восторга и вытянула шею, желая получше разглядеть, что происходит. Испугавшись, что дочь рванется на мостовую, Эмма подняла ее на руки и посадила себе на плечи, крепко держа девочку за лодыжки. От восторга Грейси вцепилась матери в волосы. Эмме показалось, что маленький флажок, купленный у ветерана вьетнамской войны, впивается прямо ей в скачьп. Она подняла руки, чуть сдвинула флажок, зажатый в руке Грейси, поймала на себе взгляд Мэри и улыбнулась.
        - Это у нее первый парад в жизни. Сразу видно, правда?
        За оркестром следовали отряды барабанщиков и трубачей. Грейси так старательно хлопала в ладоши им в такт, что даже выронила свой флажок. Мэри подняла его.
        За трубачами и барабанщиками проследовал кортеж Принцессы Дня независимости с ее двором. На дверцах новеньких автомобилей с откидным верхом красовались яркие бирки с названием дилерской фирмы по продаже «бьюиков». Молодые женщины на задних сиденьях медленно поворачивались в разные стороны, одаряя всех окружающих улыбками королев красоты. Грейси смотрела как завороженная. Особенно поразила ее сама Принцесса, брюнетка с ямочками на щеках, с затейливой диадемой из фальшивых бриллиантов, в длинном белом атласном вечернем платье. Она ехала на верхнем сиденье ярко-красного автомобиля.
        Потом появились клоуны. Эмма ожидала, что от них Грейси получит больше всего удовольствия. Так оно и было, пока один кз них не приблизился к ней. Он хотел всего лишь угостить девочку конфеткой, однако, по-видимому, подошел слишком близко. Эмма не поняла, в чем дело - в его чересчур ярком гриме или взъерошенном парике, - но только Грейси перепугалась до смерти, пронзительно закричала, отшатнулась от раскрашенного лица и еще крепче вцепилась в волосы матери. Эмма сняла ее с плеч, прижала к своей груди, попыталась успокоить. Однако Грейси никак не могла успокоиться. Спрятала лицо на груди у матери, крепко обхватила ее неожиданно сильными маленькими ручонками и безутешно зарыдала.
        Эмма взглянула на Мэри и пожала плечами.
        - Пойду к Мэкки, куплю ей мороженого. Хотите, пойдем с нами, Мэри. Я и вам куплю рожок. - Эмма огляделась вокруг, привлеченная какофонией звуков. - Хотя что это я! Вы же пришли посмотреть парад. Он, наверное, только на середине.
        Мэри презрительно фыркнула.

* * *
        - Ну и что из того? Я видела все парады в Порт-флэннери. Каждый год, с самого рождения. А мороженого я поем с удовольствием.
        На самом деле Мэри привлекало не столько обещанное мороженое, сколько возможность побыть еще немного в обществе этой обворожительной экзотической женщины и ее ребенка. Она начала прокладывать для них дорогу в толпе, направляясь к универмагу.
        В тепле и тишине магазина Грейси почти сразу успокоилась, перестала истерически всхлипывать и лишь изредка вздрагивала, полулежа на руках у матери. Наверное, просто перевозбудилась, решила Эмма. Поглаживая Грейси по спине, она прошла в дальний конец магазина к старомодному фонтанчику из содовой воды. К своему удивлению, Эмма неожиданно увидела там Элвиса Доннелли и Сэма Мэкки, сидевших на высоких табуретах, обитых искусственной кожей. Мужчины пили кофе и болтали - так, как обычно разговаривают старинные друзья.
        - Привет! - Эмма уселась на соседний табурет, усадила Грейси. - Похоже, в этом городе все близкие друзья. Я даже не думала, что вы знакомы.
        Она сразу поняла, что сморозила глупость, поскольку пробыла на этом, хоть и небольшом, островке совсем недолго. И все же.., бывший городской хулиган, пусть и ставший шерифом, и респектабельный владелец магазина?.. Как-то не очень вяжется.
        - В этом городке все знают друг друга, - заметила Мэри, усаживаясь рядом.
        - Верно, - согласился Сэм. - Но мы с Элвисом знаем друг друга ближе всех остальных. Мы с ним дружим.., давным-давно. Верно, Эл?
        Губы Элвиса изогнулись в легкой усмешке.
        - Точно. С детского сада. Вместе ели макароны у миссис Олзен.
        Сэм расхохотался.
        - Да уж. И он был свидетелем на моей свадьбе с Клер.
        - О Господи, так вы муж Клер?!
        В следующую же минуту после того, как этот вопрос сорвался с ее губ, Эмма почувствовала себя полной идиоткой. «Осади назад, Эмма Тереза. Полегче, полегче». Она ведь уже видела этого парня и знала, что он из семьи Мэкки. Видела, что Клер работает вместе с ним. Просто.., ее новая подруга вела себя с ним скорее как с братом…
        Как же ей выйти из этого дурацкого положения? Эмма сглотнула слюну, погладила Грейси по голове - скорее для собственного успокоения - и сделала глубокий вдох, как будто перед прыжком в воду.
        - Простите меня. Это, наверное, прозвучало ужасно глупо. Почему-то я решила, что вы деверь Клер, брат ее мужа.
        - Да нет. Перед вами единственный уцелевший представитель мужского племени Мэкки. - Не показывая, как больно задет ее скоропалительным предположением, Сэм встал, с легкой мужской грацией прошел за фонтанчик. - Что вам принести, милые дамы?
        - Три мороженых, пожалуйста, три рожка. Мне французский ванильный, Мэри…
        Эмма вопросительно посмотрела на Мэри.
        - Шоколадный, «Рипль».
        - А Грейси.., сейчас подумаем…
        Эмма окинула задумчивым взглядом синее платье-матроску дочери. Грейси вынула палец изо рта.
        - Хочу кубничное мооженое, мама.
        - Хорошо, значит, клубничное. Нам по одной порции, а Мэри…
        Мэри подняла два пальца.
        Эмма усадила Грейси поудобнее и, демонстративно отвернувшись от единственного оставшегося посетителя, начала болтать с Мэри, стараясь не думать о том, что это напускное безразличие похоже на школьные игры. Чрезмерной застенчивостью она никогда не отличалась. Однако каждый раз при воспоминании о том, как она прижималась к нему тогда в своей комнате, ее всю словно сковывало от стыда. А потом еще его поведение с Грейси, на следующий день.., то, как он танцевал с ней на руках. В общем, Эмма изо всех сил старалась вести себя с ним холодно и отстраненно. Безразлично. Но сохранять холодность и безразличие было труднее всего. Она даже не могла встречаться с ним глазами.
        Что касается Элвиса, то он, похоже, не собирался играть в эту игру. Элвис встал со своего табурета, подошел к Эмме, протиснулся между ее стулом и соседним и остановился, пристально глядя на нее. Теперь уже Эмма не могла делать вид, будто не замечает его. Это выглядело бы совсем глупо. С холодной улыбкой она устремила взгляд куда-то мимо Элвиса. Едва заметно кивнула.
        - Шериф…
        - Эмма… А что это случилось с нашим детенышем?
        Эмма с трудом перевела на него взгляд:
        - Ее клоун напугал. Грейси повернулась к Элвису:
        - Он мне не понавийся. - Правда? Что, очень страшный?
        - Ага. - Грейси умирала от желания сообщить ему самую большую новость. - А я ем мооженое пеед обедом!
        - Да ну? Вот это да!
        - Да, вот это да.
        Эмма с улыбкой пожала плечами.
        - В жизни не то еще случается. Ешь свой десерт перед ленчем.
        Элвис, не отрываясь, смотрел на нее, даже облизнул губы. Эмма тоже не могла оторвать от него глаз. Все тело обдало жаром.
        - А вот и я, милые дамы, - раздался жизнерадостный голос Сэма. - Шоколадный
«Рипль» две порции, клубничное - одна порция.,..
        - А почему это Мэли две полции, а Глейси только одну?
        Девочка подняла глаза на мать с выражением крайнего негодования.
        - Потому что Мэри не уронит вторую порцию на свое красивое платье, - спокойно отозвалась Эмма. - А если Грейси будет капризничать, не получит ни одной порции. Когда вырастешь такая же большая, как Мэри, тоже будешь есть по две порции.
        Грейси надула губы, пристально глядя на мать.
        - Тогда я буду сидеть с шелифом.
        Зная по опыту, что доводить мать до крайности рискованно, она решилась лишь на такую форму протеста и протянула руки к Элвису.
        Эмма взглянула на его чистую, отглаженную рубашку цвета хаки, на новые джинсы. Однако не успела она предупредить, что его одежда не станет выглядеть лучше от клубничного мороженого, которым неизбежно испачкает его Грейси, как он поднял девочку на руки, удобнее уселся на табурете и посадил ее к себе на колени. Потянувшись к салфеткам, лежавшим на столе, Элвис достал одну из пачки и обернул ею рожок с мороженым.
        - Значит, говоришь, клубничное?
        - Это мое юбимое. Хочешь изнуть?
        - Спасибо, Грейси, с удовольствием.
        - Тойко бойшую кубничину не ешь. Она моя.
        - Зажав рожок обеими руками, Грейси поднесла его к губам Элвиса.
        Глядя на Эмму поверх головы ее дочери, Элвис провел языком вдоль рожка. Взгляд его опустился на грудь Эммы. Он втянул мороженое в рот. Глаза снова встретились с ее глазами.
        - Хорошо, - хрипло пробормотал он.
        Все тело Эммы обдало жаром. Она яростно откусила от рожка, ощущая, как вспыхнуло лицо, ощущая стеснение и боль в тех укромных местах своего тела, которые оставались в полном забвении вот уже три года. Черт бы его взял! Что за игры он затеял?! Демонстративно повернувшись к нему спиной, Эмма заговорила с Мэри.
        Когда Грейси покончила с мороженым и они ушли из магазина, Эмма чувствовала себя выжатой как лимон. Если Элвис Доннелли не хотел, чтобы о нем забывали, он не давал о себе забыть. Всякий раз, когда Грейси задавала ему какой-нибудь вопрос - а она задавала их постоянно, - он отвечал, но тут же добавлял: «Но я могу и ошибаться, малышка. Давай лучше спросим маму».
        Ведь прекрасно знал, хитрец, что Грейси сразу обратится к матери и Эмме придется обернуться к ним.., к нему.
        Наконец она сбежала от него и в сопровождении Мэри направилась к пансиону. Задержавшись на несколько минут с семейством Келли, Эмма поднялась к себе в комнату, извинившись и сказав, что должна привести Грейси в порядок. Впрочем, неохотно призналась она себе, Элвис справился со своей задачей как нельзя лучше. Извел, наверное, уйму салфеток, но аккуратнее накормить Грейси мороженым не удалось бы даже ей.
        Окончание парада они досмотрели из окна своей комнаты. Вскоре наступило время ленча. Эмма видела, что щечки дочери пылают - верный признак переутомления. Хотя она и поела мороженого совсем недавно, все равно надо перед сном накормить ее чем-нибудь более существенным.
        Они спустились в кафе и поторопились занять столик, прежде чем хлынет толпа людей, насмотревшихся на парад. После того как они покончили с едой, Грейси, как обычно, пошла бродить по залу, тогда как Эмма задумчиво пила кофе и просматривала газеты, оставленные кем-то на их столе. На несколько секунд подошла Руби, налила ей еще кофе. Наконец Эмма отодвинула стул и встала. С улыбкой огляделась в поисках дочери. Им обеим сейчас не мешает хорошенько вздремнуть. Вечером еще предстоит фейерверк.
        Эмма нагнулась и заглянула под стол:
        - Пойдем, моя сладкая. Пора спать.
        Грейси под столом не было. Эмма подошла к седьмому столику, ближайшему к кухне. И здесь дочери не оказалось. Улыбка Эммы погасла. Она лихорадочно осмотрела все кафе, каждый уголок и закоулок, но убедилась, что Грейси в кафе нет. Ее залило холодной волной страха. К горлу подступила тошнота.

        Глава 7

        Элвис одной рукой отстукивал отчет на компьютере, когда Эмма ворвалась к нему в кабинет. Вначале он решил, что она пришла расправиться с ним за те утренние игры в магазине. Элвис почувствовал, как кровь быстрее побежала по жилам. Он действительно получил удовольствие сегодня утром. Такого с ним давно не бывало. Не так уж много у него в последнее время было возможности для таких сексуальных игр в кошки-мышки. Он уже и забыл, как это приятно, как возбуждает.
        Однако сейчас, внимательно посмотрев на Эмму, Элвис понял, что она пришла с иной целью. Еще пристальнее вглядевшись в ее лицо, он вскочил и подошел к ней.
        - Что такое? Что случилось?
        - Грейси пропала.
        Эмма с большим трудом пыталась держать себя в руках с той самой минуты, когда обнаружила, что Грейси нет ни в кафе, ни в пансионе Руби. Пыталась уговорить себя, что надо быть сильной, мужественной. Вскоре ее осенило: надо найти Элвиса, он сумеет вернуть ей Грейси в целости и сохранности. Сейчас, когда она увидела его мощную фигуру и спокойное лицо, слезы сами собой полились из ее глаз. Губы задрожали.
        Грейси исчезла?! Элвис почувствовал себя так, словно его ударили под дых. Не отрываясь, он смотрел на Эмму, которая прикусила дрожащую нижнюю губу, из последних сил стараясь овладеть собой.
        - Ты говоришь, она…
        - Пропала. О Господи, Элвис, я обыскала все кафе, весь пансион. Ее нигде нет. - Эмма схватила его руку. Слезы ручьем хлынули из ее глаз. - Пожалуйста.., найдите ее.
        - Найдем. - Высвободившись, Элвис взял Эмму под руку, повел к своему столу. - Обязательно найдем, Эмма. Иди сюда. Мне нужна кое-какая информация.
        При этих словах она неожиданно рванулась от него с видом раненого животного, которое предали. Ударили, вместо того чтобы погладить. И, как всякое раненое животное, набросилась на того, кто, как показалось, ее предал.
        - Мне не нужны бумаги! - Эмма обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь. - Черт вас возьми, шериф, мой ребенок исчез! - Теперь она пронзительно кричала. - Мне некогда заполнять ваши идиотские бумаги! Я хочу, чтобы хоть кто-нибудь помог мне найти ее! Грейси надо искать!
        Господи, сколько боли…
        - Ну тихо, тихо. Успокойся. - Элвис обхватил Эмму, дрожащую, сопротивляющуюся, крепко прижал к себе, погладил по волосам. Наклонился и тихо, но твердо сказал ей в самое ухо:
        - Успокойся, Эмма. Мы не будем заполнять никакие бумаги. Никакой бумажной работы. Просто мне нужно кое-что выяснить, чтобы знать, с чего начать. И тогда я найду твою Грейси.
        Она молча стояла в его объятиях, дрожа и тяжело дыша. Постепенно истерика улеглась, дрожь утихла. Эмма почувствовала, как снова возвращается тепло, ощутила звуки и запахи. Чистый мужской запах, запах свежевыстиранной рубашки успокаивал. Она глубоко вздохнула, задержала дыхание и медленно выдохнула.
        - Ладно, - проговорила Эмма хрипловатым голосом. - Хорошо. Все в порядке. - Она чуть отодвинулась, подняла на него мокрые от слез глаза. - Простите, Элвис.
        - Нет-нет, тебе не за что извиняться передо мной, - Он вытер слезы с ее щек. - Не за что, понимаешь? Твоя девочка пропала. Ты испугалась до смерти. Но мы ее найдем, Эм. Обещаю, никто здесь не успокоится до тех пор, пока мы не найдем Грейси.
        Так или иначе, добавил за него профессиональный внутренний голос, Эмма не отрываясь смотрела на него огромными карими глазами. С трудом сглотнула.
        - О Господи… Я люблю тебя, - проговорила она душераздирающим шепотом.
        Сердце молотом ударило в груди Элвиса. Да, он понимал, что это всего лишь реакция на его обещание найти ребенка. И все же… Он инстинктивно сжал талию Эммы. Однако он тут же выпустил ее из объятий и отступил назад.
        - Иди сюда. Присядь, - сказал он деловым тоном. - Расскажи, при каких обстоятельствах ты обнаружила, что она исчезла.
        Элвис снова подвел Эмму к столу, подвинул ей стул.
        - Сэнди, - обратился он к дежурной, наблюдавшей за этой сценой с нескрываемым интересом, - свяжись с Беном, пусть бросает все и быстренько двигает сюда. Позвони Джорджу домой и скажи, что его выходной закончился. А потом сделай чашку кофе для миссис Сэндс.
        - Все поняла.
        Сэнди с целеустремленным видом направилась к Двери.
        Элвис обернулся к Эмме:
        - Расскажи мне все по порядку.
        Эмма начала рассказывать об их обычном режиме дня, о том, что Грейси, как правило, после еды некоторое время играла в кафе. Стараясь держать себя в руках, описала сегодняшний день, до той самой минуты, когда обнаружила, что Грейси нигде нет.
        - В своей комнате ты была?
        - Конечно. Как только я поняла, что в кафе ее нет, Руби и Бонни помогли мне обыскать весь пансион. На кухне Грейси не оказалось, в нашей комнате тоже. - Эмма провела рукой по волосам, посмотрела на Элвиса. - Если бы Грейси даже и поднялась наверх, она не смогла бы попасть в комнату. У меня нет привычки оставлять дверь незапертой, как принято в маленьких городках. Я всегда запираю за собой дверь. - Эмма уронила руку на колени с тяжелым вздохом. - Мы обшарили этаж за этажом. Потом я проверила заднюю площадку, где занималась автомобилями. Ну, вот и все. - Губы ее снова задрожали. - А теперь, может, пойдем ее искать?
        Если Эмму чем-нибудь не занять, истерика начнется снова, понял Элвис. Он встал, вынул из ящика стола пистолет, положил в кобуру, взял ключи и, не думая о том, что делает, протянул ей руку с протезом.
        - Пошли.
        Она, не размышляя ни секунды, ухватилась за протез как за единственное свое спасение и с трудом поднялась. Поскольку Эмма не собиралась отпускать его руку, Элвис осторожно высвободился, повел ее к дверям, остановился у стола дежурной.
        - Скажи Бену и Джорджу, пусть разделят между собой площадь. Пусть поговорят с кем только возможно. Кто-нибудь должен был видеть девочку. Мы с миссис Сэндс отправляемся на набережную. Начнем оттуда. Держи со мной связь по радио, если понадоблюсь, Сэнди.
        - Все поняла. - Сэнди подала Эмме дымящуюся чашку с кофе. - Вот, пожалуйста, миссис Сэндс, возьмите с собой. И не волнуйтесь так, а то еще заболеете. Мы найдем вашу дочку.
        Однако они не нашли Грейси. Эмма с Элвисом обошли весь берег, где Грейси обычно собирала ракушки, расспрашивали всех встречных, зашли во все магазины и учреждения, даже в таверну, куда, конечно, трехлетнего ребенка ни за что бы не пустили. Элвис несколько раз связывался со своими помощниками по радиотелефону из машины. Эмма прислушивалась к неумолимому тиканью часов на щитке автомобиля и чувствовала, как уходит надежда, как холодеет тело.
        Где же Грейси? Господи, где ее девочка?
        - Можете идти домой и готовиться к фейерверку, - сказал Сэм Мэкки двум своим подчиненным в четыре часа. - Здесь сегодня все равно никого нет, так что я закрою пораньше.
        Перед тем как уйти, Сэм повернул табличку с надписью «Открыто» другой стороной, защелкнул замок и прошел к кассе проверить выручку.
        Лицо Эммы Сэндс, приходившей вместе с Элвисом спросить, не видели ли они ее девочку, все еще стояло у него перед глазами. Он заметил, каким неимоверным усилием воли она держала себя в руках, и все же за всю свою жизнь ни у одного человека Сэм не видел такого Ужаса и такой боли в глазах. Может, девочку уже нашли? Остается только надеяться, что это так. Ему-то хорошо известно, что значит потерять ребенка.
        На этом тихом острове никогда не случалось преступлений, ставших привычными для больших городов, - преступлений, совершаемых психопатами. Разумеется, и у них здесь есть свои алкоголики и наркоманы. Порой Сэму казалось, что приверженность к наркотикам на этом острове даже больше, чем в других городах, особенно среди молодежи. И неудивительно: если не считать старого кинотеатра, редких танцевальных вечеров и викторин, организованных развлечений для молодежи здесь нет. А там, где молодым людям нечем себя занять, - там неизбежно процветают наркотики и алкоголь. Однако преступления, совершавшиеся изредка в Порт-Флэннери от скуки и переизбытка наркотиков, как правило, не носили злостного характера; чаще всего они заключались в воровстве, угоне автомобилей или драках. В округе нет педофила, который мог бы похитить маленького ребенка из-под коса у матери. По крайней мере до сих пор не было…
        По дороге домой, сидя за рулем, Сэм не удержался от сравнений. Он понимал, что это несправедливо, и все же не мог не сравнивать исступленное отчаяние Эммы с тем, как вела себя Клер, после того как они потеряли Эвана. Она полностью замкнулась в себе. Господи, да если бы Клер выказала хотя бы десятую часть тех чувств, которые не могла скрыть Эмма Сзндс, вместо того чтобы похоронить их глубоко в себе… До нее теперь совершенно невозможно достучаться. Если бы жена хоть как-то проявила свои чувства, это позволило им бы опереться друг на друга и вместе пережить свое горе. И тогда Сэм, возможно, не дал бы ей так отдалиться…
        Сегодня вечером он попытается еще раз поговорить с ней, пообещал себе Сэм, въезжая на круговую подъездную дорожку у дома. Он заглушил мотор. В последнее время Сэм несколько раз замечал в жене едва уловимые проблески проблески прежней Клер. Может, она наконец выходит из глубокой депрессии? Он не успокоится до тех пор, пока не вернет ее обратно. Ему так не хватает Клер.
        Открыв входную дверь, Сэм услышал легкий топот ног по керамической плитке, кинул ключи в вазу на столике в прихожей и с улыбкой обернулся к жене. Однако улыбка на его лице моментально погасла. Сердце гулко застучало в груди, потом словно остановилось, снова забилось, неритмично, с перебоями. На лбу выступила испарина.
«О господи, Клер… Что ты наделала!»
        - Пливет, миста Мэкки. - Грейси подняла к нему улыбающееся личико. - Вы не знаете, когда моя мама плиедет за мной?
        - Мы кашли ее, Элвис! - с треском взорвался радиотелефон. - Скажите миссис Сэндс, что ее девочка у Сэма и Клер Мэкки, она жива и здорова.
        Из горла Эммы вырвался какой-то полузадушенный смешок. В следующий момент она разрыдалась, не в силах больше сдерживаться.
        Элвис нажал кнопку передатчика.
        - Спасибо, Сэнди. Мы отправляемся туда.
        Он повесил трубку на место. Коснулся колена Эммы.
        - Ты в порядке?
        Она попыталась справиться с собой, обернулась к Элвису и с силой провела ладонью по лицу.
        - В порядке. Господи, Элвис, я так боялась, что с ней произошло что-нибудь ужасное! - Вцепившись обеими руками себе в волосы, Эмма смотрела на него полными ужаса глазами. - Если бы с ней что-то случилось, я бы не пережила. Только не с ней. Грейси - единствен-ное в моей жизни, что… - Она запнулась. Уронила руки на колени, отвела глаза. «Успокойся, - приказала себе Эмма. - Ему совсем не нужно твое нытье».
        Однако сдерживаться оказалось трудно, неимоверно трудно. Внезапно ей непреодолимо захотелось поведать Элвису все свои горести, выплакаться на его широкой груди. Такой вот нехарактерный для нее порыв…
        Через несколько минут они подъехали по дощатому настилу к продуваемому всеми ветрами утесу, на котором располагался особняк Мэкки. Эмма выскочила из машины прежде, чем Элвис успел остановиться. Побежала к двери, даже не заметив роскошной архитектуры и деревянной отделки дома. Не заметила она и сказочного вида, открывшегося сквозь сверкающее стекло, хотя обычно этот вид вызывал изумленные возгласы у всех гостей, попадавших сюда впервые. В дверях стояла Клер.
        - Где она?
        - Наверху, в бывшей комнате Эвана. Только… Эмма.., подождите…
        Эмма прервала ее. Яростно обняла.
        - Спасибо! Спасибо вам. Господи, Клер… Спасибо от всей души. Вы как никто другой можете себе представить мой ужас. Где вы ее нашли?
        - Вот об этом я и хотела с вами поговорить…
        На этот раз жену прервал Сэм:
        - Пройдемте все в гостиную. Эмма, налить вам чашку кофе?
        - Нет, спасибо, Сэм. - Она одарила его ослепительной улыбкой. - Мой желудок сегодня выделил столько кислоты, что я не решаюсь больше ничего туда добавлять. Мне просто нужна минутка, чтобы взять себя в руки, прежде чем я встречусь с Грейси.
        - А тебе, Элвис?
        Эмма скорее всего не заметила подспудного напряжения в поведении Сэма и Клер, но вот Элвис сразу это почувствовал.
        - Нет, - ответил он, взял Эмму под руку, подвел к кушетке, усадил, сел рядом и поднял глаза на Сэма.
        - Ну так в чем дело, Сэм? Где ее нашли?
        Клер почувствовала, что нервы сдают. Никто ей не поверит. Ведь даже Сэм не поверил. Конечно, он не сказал прямо, что она лжет, но голос его стал таким сдержанным, таким мягким. Сэм явно пытался успокоить свою сумасшедшую жену, чтобы она окончательно не сорвалась.
        Клер сделала глубокий вдох.
        - Дело в том.., что я нигде не нашла Грейси. Мне ее.., доставили.
        Все жизнерадостное дружелюбие Эммы улетучилось. Она похолодела.
        - Доставили?! Кто? - Почувствовав на себе пристальный взгляд Сэма, Эмма изумленно взглянула на него. - Что это значит? Кто вам ее доставил?
        Клер с трудом сглотнула слюну, однако не отвела взгляд. -Вы. Эмма вскочила.
        - Вы что, совсем сбрендили?! Я чуть с ума не сошла от страха, что с ней что-то случилось, что ее могли убить.., а вы тут несете непонятно что…
        Она запнулась. А что, если Клер действительно не в себе? Может, она набросилась на сумасшедшую? Что же это в ней такое? Почему люди вокруг нее порой вдруг начинают вести себя как ненормальные… Может, что-то в ней притягивает беду? Чуть ли не все, кого она любила, скончались. Большой Эдди, Чарли… А потом Эмма внезапно обнаружила, что единственный человек, с которым она чувствовала себя в безопасности, оказался вовсе не тем, за кого она его принимала. И вот теперь это… Неужели она бросила все, сбежала от одного извращенца только для того, чтобы теперь столкнуться еще с одной!
        - Я не говорю, что вы сделали это сами. Грейси просто постучала в мою дверь. Но я видела вашу машину, Эмма. На всем нашем острове другой такой нет. А за рулем сидела блондинка, похожая на вас.
        Клер обхватила себя руками. Только не скатиться до истерики. Она уже видела по лицу Эммы, что та думает так же, как и Сэм: Клер в приступе острого помешательства украла чужого ребенка взамен своего умершего сына. После всех усилий, которые она делала над собой в последнее время - и небезуспешно, - это чертовски несправедливо.
        - Да.., и Грейси… Грейси сказала мне, будто вы хотели бы, чтобы я присмотрела за ней. Спросите ее сами. - Вся дрожа, она подняла глаза на молодую высокую белокурую женщину, которая приобрела такое значение в ее жизни. - Эмма, ну зачем вы так со мной?
        - Зачем я так с вами?!
        Вне себя от ярости, Эмма рывком вскочила, готовая разорвать Клер на части. Однако Элвис оказался проворнее. Он рванул Эмму назад и усадил к себе на колени, крепко обхватив за талию рукой с протезом.
        - Давайте приведем сюда Грейси. - Голос Элвиса звучал холодно и властно. Он бросил быстрый взгляд на Сэма и его жену.
        Сам Элвис испытывал смешанные чувства к Клер после смерти Эвана. С самого начала, когда Сэм начал встречаться с Клер, она приняла Элвиса как друга, просто и безоговорочно. Ни разу за все это время она не осудила его ни за один поступок, как обычно судили почти все жители города. Элвис по-настоящему полюбил ее за это. Когда он вернулся на остров после взрыва, искалеченный, Клер в отличие от других женщин не рвалась посмотреть на его увечья. Но того, что она резко и бесповоротно отдалилась от Сэма с прошлого года, после смерти Звана, Элвис не мог ей простить. Он знал, что не вправе ее судить, более того, это вообще не его дело, и все же не мог справиться с собой. Сейчас ему приходилось стоять в стороне и наблюдать, как Клер мучает его лучшего друга, когда Сэм и без того невыносимо страдал. Порой Элвис едва сдерживался, чтобы не встряхнуть ее изо всех сил. Может, тогда удастся заставить Клер понять, что она делает с Сэмом.
        Что же до сегодняшней ситуации, то Элвис просто не знал, как поступить. Он попросил женщин посидеть и подождать, пока Сэм приведет Грейси. Через несколько минут в напряженной тишине послышался быстрый звук Детских ножек по керамической плитке. Грейси ворвалась в комнату, кинулась к матери, вскочила к ней на колени.
        - Пливет, ма! Ты по мне соскучиясь?
        У Эммы вырвался сдавленный смешок. Она зарылась лицом в светлые кудряшки дочери, жадно вдыхая знакомый запах детского шампуня, всем сердцем желая прижать Грейси к своей груди.
        - Да.., пожалуй.
        - Я уже тоже начая по тебе скучать. Но миссас Мэкки
        Азлешия мне поигать с игушками Звана. Это у нее и такой маленький мальчик, и он умей.
        - Я знаю. - Эмма нежно откинула вьющиеся прядки светлых волос с лица дочери. - Ты сегодня спала днем, моя сладкая?
        - Ага. В коватке Эвана.
        Сэм не сводил глаз с жены. За минувший год она почти не упоминала имя Звана. Однако с Грейси Сэндс Клер, по-видимому, говорила о нем. И как понимал Сэм, сегодня впервые после смерти сына посторонний человек переступил порог его комнаты. А уж тем более спал в его постели и играя его игрушками, Сэм сел рядом с женой и взял ее дрожащую руку.
        - Грейси… - начал Элвис.
        Она посмотрела на него.
        - Пливет, шелиф! Вы плиехали за мной вместе с моей мамой?
        - Ну да. Думаю, ты не откажешься прокатиться в полицейской машине? Но сначала мама хочет тебя о чем-то спросить.
        Грейси перевела взгляд на мать. Эмма заговорила нарочито легким тоном, чтобы не испугать дочь:
        - Как ты сюда сегодня попала? Мне важно это знать.
        Грейси открыла рот, чтобы ответить, потом снова закрыла. Неловко заерзала у матери на коленях. Глаза ее забегали по комнате. Она обернулась к матери, потом снова отвела взгляд.
        - В машине.
        - Ах вот как? И кто же вел машину?
        Грейси бросила мимолетный взгляд на Клер, но тут же опустила глаза.
        - Мисс-ас Мэкки, - прошептала она едва слышно.
        - Нет! - вскрикнула Клер сдавленным голосом. - Это была не я!
        - Зачем ты говоришь не правду, Грейси? - послышался суровый голос Сэма.
        Нижняя губа Грейси задрожала.
        - Достаточно. - Эмма поднялась на ноги, не выпуская Грейси из рук. - Шериф, отвезите нас, пожалуйста, домой.
        - Черт побери! - перебил Сэм. - Я хочу добраться до сути.
        Эмма круто обернулась к нему. Лицо ее выражало холодную ярость.
        - По-моему, мы уже добрались до сути. А вам, дорогой мой, лучше бы всерьез заняться вашей женой.
        Она решительно направилась к двери и вышла из дома, хлопнув дверью.
        Элвис последовал за ней. В отличие от Эммы он не считал, что они все выяснили, однако, взглянув на ее застывшее лицо, на дрожащие губы Грейси, решил подождать с вопросами. В иные моменты лучше ничего не узнавать, а после такого стресса все выяснения стоит отложить, особенно если действительно хочешь что-то выяснить. Нет никого яростнее и кровожаднее, чем молодая мать, почуявшая, что ее ребенку грозит опасность.
        По дороге в город они не произнесли ни слова. Эмма постепенно начала успокаиваться, ее агрессивность утихла. Она взглянула на Грейси. Что-то здесь не так… Дочь ведет себя как-то странно. Сидит слишком тихо. Слишком тесно прижалась к матери. Эмма даже набросила привязной ремень.
        - Ты видела, что тут есть у Элвиса, в этой большой старой машине, моя сладкая? Тут всяких интересных штучек больше, чем в любой мастерской.
        Грейси даже не взглянула на нее. Крепко обхватив руками шею матери, она лежала, зарывшись в ее грудь. Что происходит?.. Обычно в подобных случаях Грейси болтает без умолку, задает кучу вопросов. Она должна бы сейчас расспросить обо всем этом полицейском оборудовании, все потрогать. И потом… Грейси ведь даже не поняла, что ее искали. Почему же она такая тихая, как будто напуганная? Чувствует за собой какую-то серьезную вину?
        Они подъехали к площади.
        - Давайте проедем вокруг гостиницы к задней площадке, - тихо попросила Эмма.
        История, выдуманная Клер, звучала слишком не правдоподобно. Клер - умная женщина. Неужели она не могла придумать что-кибудь более похожее на правду, что-нибудь такое, во что легче было бы поверить… А может, она сама верила во все, что говорила?
        Эмма попыталась припомнить, оставила ли машину на парковочной площадке, когда побежала искать Грейси. Нет.., ни за что на свете ей не удалось бы это вспомнить. Наверное, машина была здесь, иначе ее отсутствие сразу бросилось бы в глаза. Хотя в таком состоянии она не заметила бы и танк, если бы он появился на парковочной площадке.
        Трудно сказать, что Эмма ожидала увидеть на стоянке за пансионом, однако машина оказалась на том же месте, где она обычно ее оставляла. Она с трудом выбралась из полицейской машины и с Грейси на руках подошла к своему автомобилю. Откинула защитный чехол, проверила дверцы, наклонилась, заглянула внутрь, обошла вокруг, осмотрела свой «шевроле» со всех сторон. Ее снова охватила ярость.
        - Господи, ну что я за идиотка такая!
        - Да? - услышала она голос Элвиса сзади и чуть не подскочила. - Это почему же?
        - Да потому что я подумала… - Эмма раздраженно встряхнула головой. - Нет-нет, надо мыслить реально. Ну кому пришло в голову увести мою машину, да еще с такими предосторожностями? И зачем, в конце концов? Господи, неужели я могла на это купиться? Наверное, Клер вполне способна прикинуться этакой дрожащей, трепещущей, беспомощной жертвой. Мол, ну почему, почему вы мне не верите? Возможно, она и сама искренне верит своим выдумкам. Просто… - Эмма запнулась,
        - растерянно глядя на Элвиса.
        - Просто тебе захотелось ей поверить.
        - Да, черт возьми!
        - А как насчет того, что сказала малышка?
        Элвис перевел взгляд на Грейси, однако увидел только ее затылок. Она так и не подняла голову от материнской груди с того момента, как они сели к нему в полицейскую машину.
        - Тебе не хотелось бы полностью разочароваться в Клер или ты что-то почувствовала своим материнским сердцем?
        Глаза Эммы снова вспыхнули яростью, однако на этот раз она быстро взяла себя в руки. Вполне законный вопрос, в конце концов.
        - Элвис, клянусь Богом, я сама не знаю, что об этом думать.
        Она приподняла Грейси на руках, перехватила ее поудобнее. Утомленно провела рукой по вьющимся волосам дочери. Все тело словно налилось свинцовой тяжестью.
        - Мне надо об этом поразмыслить. Пожалуйста, дайте мне время. Надо подумать и поговорить с… - Эмма многозначительно кивнула на дочь. - С глазу на глаз. Как только выясню что-нибудь, я вам тут же позвоню. Обещаю.
        Элвис кинул взгляд на молчаливую, словно застывшую девочку, крепко прижавшуюся к матери, на женщину, в чьих усталых, измученных глазах проглядывала с трудом сдерживаемая страсть. Кивнул.
        - Хорошо.
        Эмма почувствовала себя так, словно из нее вынули стержень.
        - Спасибо. Спасибо за все, Элвис! - Глаза ее наполнились слезами. Она сморгнула их, взяла Элвиса за руку. - Не знаю, как бы я пережила сегодняшний день без вас. - Эмма импульсивно сжала его руку. Так же импульсивно приподнялась на цыпочки и поцеловала Элвиса в губы. - Спасибо!
        Она уже входила в дверь черного хода, когда голос Элвиса остановил ее.
        - Эмма… Если ты действительно хочешь отблагодарить меня… - Он с трудом удержал слова, готовые сорваться с языка. - Пожалуйста, не говори ни с кем о произошедшем, до тех пор пока мы не узнаем точно, что именно случилось на самом деле. Хорошо? - Увидев, как она раскрыла рот, Элвис поспешно продолжил:
        - Я знаю, все будут допытываться, где нашли Грейси. Так вот, пока говори всем, что супруги Мэкки ее нашли, и больше ничего. Прошу тебя.
        - Хорошо. Но только пока.
        - Это все, о чем я тебя прошу. Спасибо.
        Эмма кивнула и исчезла за дверью пансиона.

        Глава 8

        Расставшись с Эммой, Элвис направился к Мэкки. Через пятнадцать минут он постучал в дверь их дома. На пороге появилась Клер.
        - Надо поговорить, - сказал он.
        Она открыла дверь пошире, отступила назад, и Элвис прошел в гостиную. Клер последовала за ним. Из кухни появился Сэм с бутылкой безалкогольного пива в руке.
        - Привет! - бросил он. - Хочешь? - Он указал на бутылку.
        - Да, это было бы неплохо.
        Сэм снова вышел. Вернувшись, подал Элвису охлажденную бутылку. Клер в напряженной позе сидела на кушетке. Сэм сел рядом.
        Элвис сделал глоток, поставил бутылку, серьезно посмотрел на Клер.
        - Я хотел бы услышать от тебя о сегодняшних событиях. Начни с того момента, когда Грейси появилась у дверей вашего дома. Припомни все, что сможешь.
        - Она не лгала, Элвис, если ты это имеешь в виду. И она не помешанная.
        Сэм проговорил это ровным, бесцветным тоном, однако выражение его лица и настороженность свидетельствовали о том, что он готов сражаться за жену, отстаивать ее невиновность, чего бы это ни стоило. Клер обернулась к мужу, раскрыв рот от удивления.
        Элвис подался вперед, упершись руками в колени.
        - А я разве сказал, что подозреваю ее в этом?
        - Но ты же здесь, правда? Вместо того чтобы допросить ту маленькую паршивку.
        - Сэм! - раздался изумленный возглас Клер. - Что ты говоришь! Не называй ее так, пожалуйста.
        - Действительно, Сэм, это же трехлетний ребенок! Ты что, предлагаешь устроить ей допрос с резиновым шлангом вместо плетки?
        - Не возражал бы! - Сэм взглянул на жену. - А ты почему ее защищаешь? Ты уложила девочку в кроватку Эвана, разрешила играть его игрушками, заботилась о ней. И чем она тебе за это отплатила? Ножом в спину! Оболгала тебя.
        - Она же еще ребенок, Сэмми. - Клер погладила мужа по руке, пытаясь успокоить. - А ты изображаешь ее какой-то Лолитой.., хитрой и испорченной. Она просто запуталась, вот и все.
        - Или кто-то запутал ее.
        Эти слова Элвиса тотчас привлекли внимание обоих.
        - Или она говорит правду, - продолжил он. - Успокойся, Сэм. - Элвис взглянул в глаза Клер. - Для того чтобы разобраться в случившемся, мне нужно знать все факты. Расскажи мне свою версию.
        Клер медленно заговорила, не спуская с него глаз и стараясь держаться спокойно.
        - Около часа дня в дверь позвонили. На пороге стояла Грейси, совсем одна. Это меня очень удивило: Эмма никогда не отпускала ее от себя дальше чем на несколько шагов. Но машину Эммы я сразу узнала. Она стояла в конце подъездной дорожки, со стороны утеса, развернувшись в сторону, противоположную от дома. За рулем сидела женщина, блондинка, с такими же волосами, как у Эммы. Наблюдала за Грейси в зеркальце заднего обзора. Грейси сказала мне, что ее мама спрашивает, не смогу ли я присмотреть за ней в течение нескольких часов. Я помахала Эмме рукой в знак согласия, она помахала в ответ и уехала.
        Много лет Элвис тренировался, пытаясь научиться распознавать, когда ему лгут. Сейчас интуиция подсказывала ему, что Клер говорит правду. Или сама верит в то, что говорит. Однако в ее рассказе кое-что не сходится. Эмма появилась в его офисе чуть позже часа дня. Слишком быстро. За это время она не успела бы вернуться в город, спрятать машину и домчаться до его офиса - даже если предположить, что Эмма сама выдумала всю эту невероятную историю, которую легко проверить, проследив по минутам все ее действия до того момента, когда она появилась в его кабинете и заявила, что Грейси исчезла. Но тогда как же отнестись к рассказу Клер?
        Возможно, она действительно не в себе и верит всему, о чем рассказывает. Да, это, конечно, возможно.., но… Что-то здесь не так. Слишком резко изменилось ее состояние. Это не похоже на Клер. Так что все-таки произошло? И тут Элвиса посетила еще более странная мысль. Господи…
        - Ты не заметила в поведении Грейси чего-нибудь необычного?
        - В общем, нет. Вначале она вела себя так, будто для нее это новое приключение, и была очень возбуждена. Потом, после сна, Грейси забеспокоилась, когда приедет мама. Но… Элвис.., я как-то не обратила на это особого внимания. Она такая прелесть, ее так легко отвлечь…
        Сэм громко фыркнул. Клер взволнованно обернулась к нему.
        - Ради Бога, Сэм! Я очень ценю то, что ты хочешь меня защитить - поверь мне, - но ты ведешь себя неадекватно. Изображаешь эту малышку какой-то злодейкой, которая что-то против меня замышляет.
        Сзм неопределенно хмыкнул в ответ. Однако Клер достаточно хорошо его знала. Да, муж именно так и думает, и переубедить его невозможно, хотя он и не собирается сейчас с ней об этом спорить. Черт! Иногда Сэм такой упрямый! Поразительно, от этой мысли у Клер поднялось настроение.
        Раздался звонок в дверь. Клер встала:
        - Я открою.
        Она обрадовалась возможности хотя бы на несколько минут покинуть комнату, в которой физически ощущалось почти невыносимое напряжение.
        Элвис с любопытством наблюдал за своим старым другом. Он никогда еще не видел Сэма в такой ярости - и против кого! Против безобидной маленькой девчушки. В чем же тут дело? За этим явно кроется нечто большее, чем подозрение, что ребенок лжет.
        За дверью послышался голос Эммы Сэндс. Оба насторожились.
        - Грейси хочет вам что-то сказать, Клер. Так ведь, Грейси?
        Грейси заговорила дрожащим голосом, не похожим на ее обычный жизнерадостный голосок:
        - Постите меня, мисс-ас Мзкки.
        Воцарилось напряженное молчание, после чего Эмма сурово спросила:
        - И что же дальше? Одного «простите» недостаточно. Продолжай, Грейси Мелина. Что ты еще должна сказать?
        - Я вам сказая непавду, - прошептала Грейси.
        -
        Элвис высадил их у пансиона Руби. Эмма очень надеялась сразу пройти наверх, к себе в комнату. Однако их заметили сразу же, хотя они вошли в гостиницу с черного хода. Не успела она опомниться, как их с Грейси окружила толпа.
        - Так вы нашли ее?! Слава Богу! Где она была?
        Перебивая друг друга, все выкрикивали примерно
        Одни и те же вопросы. В первый момент Эмма едва не поддалась искушению пуститься в подробный рассказ обо всех перипетиях сегодняшнего дня, едва устояв перед искушением изобразить Клер Мэкки в самом черном свете. Ее удержало обещание, данное Элвису. Но не только это. Она сознавала, что осталось еще слишком много невыясненных вопросов, слишком много неразгаданных загадок.
        Толпа между тем напирала все сильнее, крики оглушали. Грейси снова опустила голову к шее матери, крепко обвила ее руками. Эмма прижала дочь к себе, погладила по голове.
        - У нас сегодня был очень трудный день. - Она оглядела толпу, потом обратилась к Руби:
        - Прошу вас… Не будем сейчас вдаваться в подробности. Достаточно того, что Грейси в полном порядке, цела и невредима.
        - И слава Богу. - Руби погладила Грейси по волосам. Обернулась к собравшимся и заговорила сухим, деловым тоном:
        - Ну ладно, друзья, дайте им пройти. Мы обсудим все интересные подробности позже. Бонни, лапушка, посторонись. И ты, Бад, отойди с дороги, дай им пройти..
        Эмма ответила ей благодарной улыбкой.
        - Спасибо, Руби. - Она снова подняла глаза на толпу - И вам всем спасибо. Я знаю, что вы за нас беспокоились, и очень вам за это благодарна.
        Она проскользнула в узкий проход, образовавшийся благодаря усилиям Руби, и быстро поднялась по лестнице.
        Однако, даже оказавшись в знакомой комнате, Грей-си не хотела отрываться от матери. Страшное подозрение, впервые закравшееся в душу Эммы еще в машине при виде необычного поведения дочери, вернулось. Когда Грейси снова ухватилась ручонками за ее ноги, Эмма взяла дочь на руки, опустилась в кресло и усадила малышку к себе на колени. Откинув светлые завитки волос со лба девочки, она заговорила тихим, мягким голосом:
        - Тебе кто-нибудь сделал больно? Или, может быть, неприятно?
        Грейси мотнула головой.
        - Помнишь, мы с тобой говорили про стыдные местечки? - Эмма непроизвольно задержала дыхание. - Может, кто-нибудь тебя трогал там?
        - Нет.
        Эмма с облегчением вздохнула. Слава Богу! Все остальное - пустяки.
        - Кушать хочешь, сладкая моя?
        Грейси вскинула на нее большие карие глаза.
        - Немножко.
        - Знаешь, что мы с тобой сделаем? Поедем в кафе
        - «Дэйри-Фриз» и съедим по гамбургеру.
        За неимением на острове «Макдоналдса» Грейси успела полюбить «Дэйри-Фриз» больше всего. К тому же так им удастся избежать встреч со знакомыми в кафе у Руби, уйти от необходимости отвечать на вопросы, пока не имеющие ответов.
        Через десять минут они вышли из комнаты, спустились по лестнице и проскользнули через черный ход на заднюю парковочную площадку, где стоял «шевроле» Эммы. Она сняла с машины чехол, небрежно свернула и бросила в багажник. Отперла дверцу, пропустила Грейси на специально оборудованное безопасное детское сиденье, захлопнула дверцу и села за руль. Вставила ключ в зажигание, кинула сумочку на сиденье и потянулась к дочери, чтобы пристегнуть ремень безопасности. Именно в этот момент Эмма почувствовала постороннее присутствие.., чей-то чужой запах… Рука замерла на полдороге, не застегнув ремень.
        Запах чьих-то духов пропитал обивку сидений и, казалось, застыл в салоне машины. Эмме вдруг показалось, будто в этом запахе она улавливает что-то смутно знакомое. Где-то совсем недавно она уже вдыхала похожий запах. Но где?.. Хоть убей, не вспомнить. Эмма обернулась к дочери. Грейси исподлобья кидала на нее виноватые взгляды. Эмма уронила руки на колени и посмотрела дочери в лицо.
        - Рассказывай, Грейси Мелина. Я хочу знать все, что произошло сегодня, и немедленно!
        Клер взглянула вниз, на несчастное личико девочки, стоявшей на пороге. Перевела глаза на ее мать. Распахнула дверь и отступила назад, чувствуя неимоверное облегчение.
        - Проходите же.
        - Я хочу присоединиться к извинениям Грейси. - Эмма и Грейси вошли в холл. - Мне следовало… - Она запнулась. Что, собственно, ей следовало сделать? Лицемерить Эмма никогда не умела. А при той информации, которой она обладала до последнего момента.., случись то же самое еще раз, Эмма скорее всего повторила бы ошибку. Она беспомощно пожала плечами. - Простите, Клер. Мне очень неловко.
        Однако сейчас, помимо того, что Эмма действительно ощущала страшную неловкость, перед ней стояла другая, гораздо более сложная проблема.
        Грейси съежилась, теснее прижалась к ногам матери. Эмма вскинула глаза - в холл вышли Сэм и Элвис. Клер, проследив за испуганным взглядом девочки, обернулась и улыбнулась, увидев мужчин.
        - Эмма и Грейси вернулись, чтобы исправить ошибку. Грейси призналась, что она сказала не правду.
        Сэм сверкнул на девочку яростным взглядом. Та попыталась укрыться за ногами матери.
        - Тебя надо бы как следует выпороть, девчонка!
        Для перепуганной вконец Грейси это оказалось последней каплей. Она привыкла к тому, что все ее хвалят, ласкают и восхищаются ею. Никто никогда не разговаривал с Грейси таким злым тоном. Похоже, этот человек действительно хотел бы отшлепать ее. Что за несчастный день сегодня! Грейси не выдержала и громко расплакалась.
        - Мама меня уже отшлепа-а-а!
        Грейси так и не поняла, что она сделала такого ужасного. Ну да, конечно, ей не следовало делать того, о чем постоянно предупреждала мама. Но ведь та дама не совсем чужая… И она, Грейси, сделала только то, что ей говорили…
        - Сэмюэл! - негодующе воскликнула Клер.
        Элвис перебил ее:
        - Черт побери, Сэм, если ты в таком настроении, пойди лучше поймай пару бабочек и оборви у них крылья!
        Он нагнулся, обнял Грейси, оторвал ее от ног матери и поднял на своем протезе. Маленькие ручонки крепко обхватили его шею. Девочка прильнула к нему, сотрясаясь от рыданий.
        - Тихо, тихо, малышка. - Элвис обнял ее голову, теснее прижал к себе, возмущенно глядя на друга. - Ш-ш-ш, все в порядке, маленькая.
        Эмма почувствовала горячую благодарность к нему, но не позволила себе расслабиться и обратила холодный взгляд на Сэма:
        - Может, вам интересно услышать, почему она сказала не правду, мистер Мэкки?
        Эмма пыталась не злиться на Сэма за его несправедливое отношение к дочери, однако это оказалось нелегко. Она всегда и во всем вставала на защиту своего ребенка. Это не было продиктовано слепым всепрощением. Эмма сознавала, что сегодня ее дочь стала причиной многих неприятностей, но вместе с тем понимала, что основная ответственность за все случившееся лежит не на Грейси.
        Почувствовав, что все трое осуждают его, Сэм наконец осознал, какую боль причинил ребенку. Сейчас к желанию защитить жену примешивались стыд и раскаяние. В конце концов стыд и раскаяние одержали верх. Ах, черт! Он же невольно сделал ребенка козлом отпущения за то, в чем был виноват сам, не поверив вначале рассказу Клер и решив, что она повредилась рассудком. Почему-то Сэм сразу вообразил, будто она пошла и похитила дочь Эммы. Лишь после того, как он услышал, что жена дала Грейси игрушки Эвана, у него закрались первые сомнения.
        Сзм беспомощно провел рукой по волосам, глядя на содрогающуюся от рыданий спину девочки.
        - Да.., мне это было бы интересно.
        Эмма перевела дыхание. Вот сейчас начинается самое трудное. Эмма перевела дыхание. Вот сейчас начинается самое трудное.
        - Грейси, расскажи нам всем, кто возил тебя сегодня кататься в маминой машине.
        Рыдания девочки начали утихать благодаря успокаивающему голосу и, теплым сильным рукам Элвиса. Она проглотила остатки слез и судорожно вздохнула.
        - Мне не хочется, ма…
        - Я знаю, что тебе не хочется, сладкая, но все равно придется. Ты сегодня очень нехорошо поступила по отношению к Клер, когда сказала не правду, будто бы это она привезла тебя к себе домой. Ты должна признаться ей, почему так поступила. Ну, расскажи всем, кто тебя сюда привез.
        Грейси отвела взгляд от человека, державшего ее на руках.
        - Мама шелифа Эйвиса…
        - Что?! - Элвис едва не уронил девочку. Встретился взглядом с Эммой. - Но это невозможно! Мама улетела…
        - Ну вот, опять она… - с отвращением пробормотал Сэм. - Этот ребенок вообще когда-нибудь говорит правду?
        Эмма начала терять терпение.
        - Замолчите, Сэм! - Огромным усилием воли она овладела собой. - Иди ко мне, крошка.
        Она взяла девочку из рук Элвиса. Обернулась к Клер, смотревшей на нее и Грейси без недоверия и скептицизма.
        - Может, мы присядем? Это довольно длинная история, а я совсем выдохлась.
        - Да, конечно, пойдемте в гостиную.
        К этому моменту Клер, кажется, готова была поверить любой дикой фантазии. Главное, что ее больше никто не считает умалишенной похитительницей чужих детей.
        Эмма без сил опустилась на диван, посадила Грейси к себе на колени, повернула лицом к остальным, обняла и подняла глаза на мужчин.
        - Полагаю, рассказ Грейси, во всяком случае, большую его часть, можно проверить. Например, позвонить в аэропорт и узнать, улетела ли Надин тем рейсом. - Она приподняла подбородок Грейси, заглянула дочери в глаза. - Расскажи шерифу, а также мистеру и миссис Мэкки все, что произошло сегодня. А вам, - Эмма снова перевела холодный взгляд на Сэма, - я буду очень благодарна, если вы воздержитесь от замечаний, пока Грейси не закончит. - Эмма посмотрела на Элвиса. - Вы допускаете, что я каким-то образом замешана в сегодняшнем исчезновении Грейси?
        - Нет, - ответил он не задумываясь. - В то время, о котором говорила Клер, это было бы никак невозможно.
        Эмма снова перевела взгляд на Сэма:
        - В таком случае вам следует задуматься вот над чем. Каким-то образом моя дочь оказалась в вашем доме в то время, как я носилась как сумасшедшая по всему городу вне себя от страха, что ее убили или изувечили. Как она оказалась у вас? Ведь она не сама сюда пришла.
        - Да-да.., вы правы. Простите меня.
        Эмма взглянула на дочь, вынула палец у нее изо рта.
        - Расскажи им все, что рассказала мне, малышка.
        - Может, не надо, ма?..
        - Надо, сладкая моя.
        Грейси глубоко вздохнула. Судорожно выдохнула.
        - Мисс-ас Дони сдеая это в лестоане.
        Она сложила три пальца вместе с большим, указательный палец согнула крючком и сделала жест, словно подзывая кого-то. Подняла глаза. Шериф и миссис Мэкки смотрели на нее с любопытством. Даже грозный мистер Мэкки, казалось, больше не сердился и с интересом слушал ее. Грейси моментально воспрянула духом: ничто на свете не доставляло ей такого удовольствия, как заинтересованная аудитория.
        - Она сказая, что мама хочет, чтобы я сыгая одну такую шутку. - Грейси улыбнулась невинной детской улыбкой. - Я очень люблю шутки.
        - Я тоже, - вмешался Элвис. - Но прежде чем ты продолжишь, давай уточним кое-что. Где ты была, когда она тебя поманила?
        - Под стоом.
        - А где была моя мать?
        Его мать!.. Элвис почувствовал физическую тошноту. Нет, здесь какая-то ошибка. Этого не может быть.
        - За двелью. В коидое.
        - И какую шутку она предложила тебе сыграть?
        - Чтобы мы плитволились, как будто она моя мама. Она взяя мамину машину и надея такие воосы, как у мамы. Очень смешно. - При этом воспоминании Грейси весело заулыбалась. Припомнила песенку, которую пела миссис Дсннеллк. - «Ты пьосто гончая собачка, и бойше ничего», - пропела она со счастливым выражением лица.
        Внутри у Элвиса все сжалось. До последнего момента он еще пытался убедить себя, что Грейси все это выдумала, неизвестно зачем. Песенка Элвиса Пресли положила конец всем его сомнениям. Больше никакого доказательства не требовалось. «Черт побери, ма, во что это ты впуталась?!»
        Элвис поднял глаза. Сэм медленно выпрямился в своем кресле. Взгляды их встретились. Да, Сэм верит в виновность Надин. Но зачем, Господи, зачем она это сделала? Какой в этом смысл? Ведь она же не могла не понимать, что рано или поздно все раскроется.
        - А почему ты сказала маме, что это я привезла тебя к себе домой, Грейси? - мягко спросила Клер.
        Грейси съежилась на коленях у матери. Именно за это ее уже отшлепали сегодня. Наверное, за это. А может быть, еще и за то, что разговаривала с посторонним человеком.
        - Мисс-ас Дони мне так пликазая. - Она осторожно взглянула на Клер, чтобы проверить ее реакцию. Увидев, что та не сердится, девочка продолжила уже немного увереннее:
        - Она сказая, если меня кто-нибудь спосит, чтобы я ответия, что мисс-ас Мэкки. Это быя часть нашей шутки.
        Сэм вскочил. Грейеи моментально съежилась. Он застыл на месте, как от удара. Боже правый, она боится его! Господи, ведь он еще совсем недавно был отцом! Ему ли не знать, как впечатлительны дети, как они податливы, как ими легко манипулировать. Они готовы пойти на все, чтобы доставить удовольствие взрослым. А он чуть не вцепился в горло этому ребенку. Но уж Надин он не спустит! Она за все ему ответит!
        Однако она наверняка не единственная виновница…
        Сэм присел на корточки перед Грейси. Девочка теснее прижалась к матери, не вынимая палец изо рта.
        - Я наговорил тебе много злых слов, - серьезно сказал он.
        - Угу.
        - А знаешь почему?
        Грейси на минуту задумалась.
        - Мама говолит, вы на меня асседились за то, что я сказая непавду.
        - Так и есть. Но теперь я вижу, что ты делала только то, что тебе велела Надин.., миссис Доннелли.
        Грейси вынула палец изо рта, глядя на него с любопытством и подозрением.
        - Да! - Она закивала. Наконец-то они поняли! Ну вот, теперь все выяснилось. Грейси с удовлетворенным видом подняла глаза на мать. - Есть хочу, мама.
        Эмма ответила ей улыбкой и сдвинулась на край дивана, собираясь встать.
        - Мы ехали в кафе, когда я почувствовала в машине чей-то посторонний запах. Запах чужих духов. Расспросила Грейси, выяснила, кто ее увез, и поняла, что мы несправедливо обвинили Клер. Поэтому вместо кафе мы поехали прямо сюда.
        Она поднялась с дивана, держа Грейси на руках. Ну вот, все и выяснилось. Все концы сошлись. Эмма ощущала свинцовую тяжесть во всем теле. Элвис коснулся ее руки:
        - Постой, Эмма. У меня еще есть кое-какие вопросы.
        Всего-навсего мимолетное прикосновение… Не поцелуй, не объятие. Он просто хотел ее задержать. Однако на Эмму это произвело такое же потрясающее впечатление, как если бы они по-настоящему занимались любовью. Сердце, казалось, вот-вот разорвется на части. Эмма ведь знала, что ей сейчас предстоит сделать. Это конец. Конец всему тому, что так стремительно зарождалось между ними.
        - Уверена, все вопросы могут подождать, пока мы поедим.
        Ей удалось произнести это относительно ровным и спокойным тоном. Не захочет же Элвис морить их голодом. А к тому времени, когда он решит, что им пора бы вернуться, они с Грейси будут уже далеко отсюда. Клер тоже поднялась.
        - Послушайте, я сейчас быстренько подам что-нибудь к обеду. Нам всем не мешает подкрепиться.
        Эмма бросила на нее испуганный взгляд.
        - Нет-нет, дорогая моя…
        Элвис перебил ее:
        - Прекрасная мысль, Клер. А ты, Сэм, пойди помоги ей.
        Эмма, словно повинуясь какому-то мощному импульсу, исходившему от Элвиса, быстро взглянула на него. Грейси вертелась у нее на руках. Ей не терпелось спуститься на пол.
        - Грейси, - неожиданно сказал Элвис, не сводя глаз с Эммы, - а как моя мама открыла машину твоей мамы? Как она включила зажигание?
        Взгляд Грейси выражал удивление: глупый вопрос. Неужели не ясно?
        - Ключом, конечно, гупенький.

        Глава 9

        Несколько секунд Элвис молча смотрел на сияющее улыбкой лицо девочки. Кинув быстрый взгляд на Эмму, он перевел дыхание и снова наклонился к ребенку.
        - Беги на кухню, скажи Клер и Сэму, что я велел тебе помочь им с обедом.
        Повторять ему не пришлось. Грейси тут же умчалась выполнять его приказание. Эмма хотела возразить, но Элвис взял ее под руку и вывел в прихожую, где их нельзя было увидеть из кухни. Развернув Эмму к себе лицом и спиной к гардеробу, он надвинулся на нее всем своим телом. Во всяком случае, так ей показалось.
        - Ты давала ей ключ от машины?
        Эмма смотрела в ярко-голубые глаза, словно прожигавшие ее насквозь. «Это вполне законный вопрос», - подумала она. Его мать непонятно зачем воспользовалась ее машиной, увезла Грейси, разыграла какую-то непонятную игру с целью бросить тень на Клер Мэкки… Во всем этом нет абсолютно никакого смысла. Еще меньше смысла в том, что Надин даже не пришлось вскрывать машину. У нее оказался ключ! Разумеется, Элвис не мог не задать этот вопрос. В таком случае почему же у нее появилось ощущение, словно ее предали…
        - Нет. - В голосе Эммы прозвучал сдержанный сарказм. - Я не давала твоей матери ключ от своей машины, чтобы она похитила моего ребенка.
        И тем не менее она догадывается, кто это сделал. Элвис стиснул зубы, глядя на ее замкнутое лицо. Эти большие карие глаза, всегда такие теплые и приветливые, сейчас словно закрылись невидимыми ставнями, смотрели холодно и отстранение. С того момента, как Эмма появилась в их городе, Элвис почувствовал, что она бежит от чего-то.., или от кого-то. А после того подслушанного разговора с дочерью в пансионе он решил, что скорее всего от отца или, возможно, бывшего свекра. Но черт возьми, в этом так же мало смысла, как и в том, что его мать ни с того ни с сего похитила ее девочку и привезла в дом Клер. Что это за человек такой, если он мог подстроить похищение собственной внучки!
        Внезапно Элвис словно остановился на бегу. О чем это он, черт возьми?! Ведь он же столько лет работает полицейским. Ему ли не знать - и лучше, чем многим другим, - что есть множество людей, для которых нет ничего святого.
        Он выдохнул с такой силой, что легкие завитки волос разлетелись со лба Эммы.
        - У тебя есть враги, Эмма?
        - Она вжалась в дверь.
        - -Нет.
        - Может быть, ты богата?
        У нее непроизвольно вырвался короткий смешок.
        - О Господи, конечно, нет.
        - Тогда почему кто-то пытался похитить Грейси, да еще с такими ухищрениями, и всего-навсего для того, чтобы перевезти ее из одного дома в другой?
        Для того чтобы показать ей, как легко и просто это можно сделать, молниеносно пронеслось в голове у Эммы. Она вскинула голову.
        - Не имею понятия. Может, лучше спросить об этом твою матушку?
        - Я это обязательно сделаю, как только она вернется.
        Она говорит не правду, Элвис нутром это чувствовал. Внезапно он с поразительной ясностью понял, что Эмма собирается сделать. Бежать отсюда. Оставить Порт-Флэн-нери. По-видимому, то, от чего она бежала, настигло ее здесь. Сегодняшний эпизод с Грейси - судя по всему, небольшая игра, свидетельствующая о чьем-то могуществе. А возможно, и наглядный урок. Как бы то ни было, Эмма готова бежать в поисках очередного укрытия.
        Неожиданно наклонившись, Элвис отгородил ее руками от всего мира, коснулся широкой грудью ее груди.
        - От чего ты бежишь, Эмма? В чем ты замешана?
        Ах, дьявол… Эмма почувствовала, что не выдержит и разрыдается. Господи, чего бы она ни отдала за возможность открыться этому человеку! Потому что из всех, кого она знала, только он способен понять, в какой переплет она попала. А может быть, даже захочет помочь.
        Но нет, она не смеет подвергать опасности и его. Сегодня Грант наглядно продемонстрировал, какие у него длинные руки. И действия его непредсказуемы. Нет, единственное, что ей остается, - бежать из этого городка, ставшего небезопасным для Грейси, искать другое укрытие.
        Эмма прикусила дрожащую нижнюю губу. Да что же это она никак не может взять себя в руки…
        - Ни от чего. Ни в чем я не замешана. - Вспомнив урок, усвоенный с детства, что нападение - лучший вид обороны.
        - Эмма вызывающе вздернула подбородок. - Не лучше ли тебе спросить свою матушку, в чем она замешана?
        - Возможно, ты и права. Но Надин сейчас нет в городе. До ее возвращения у меня остаетесь вы с Грейси. - Элвис пожал плечами. - Надеюсь, раскрутив события в обратную сторону, пойму причину того, что произошло. - Несколько секунд он задумчиво смотрел на нее. - Хотя у меня есть не только вы с Грейси. В моем распоряжении есть еще кое-что. Твой автомобиль.
        - Что?!
        Эмма рванулась вперед так, что грудь ее вжалась в верхнюю часть его живота. Твердого, теплого. Она поспешно подалась назад, снова прижалась спиной к дверце гардероба, встревоженно глядя на Элвиса.
        - Что это значит? Какое отношение ко всему этому имеет моя машина? Нет, Элвис Доннелли, во всем виновата ваша мать, а моя машина здесь ни при чем.
        - Твою машину использовали для совершения преступления, - процедил он сквозь зубы, чувствуя, что по горло сыт ее упреками по поводу матери. Да, конечно, его мать заварила эту кашу. Однако здесь кроется нечто гораздо большее, чем видно на первый взгляд. - Твоя машина использовалась при совершении преступления, - повторил Элвис, - поэтому сейчас мне надо ее осмотреть. Вот так, моя дорогая.
        Нет, он не собирается защищать Надин, но и равнодушно смотреть, как Эмма использует вину его матери для того, чтобы скрыть от него реальную причину происходящего, тоже не намерен. И не даст ей вот так просто взять и уехать. Сначала ворвалась в их городок, как утренний бриз, перебаламутила всех обитателей, а теперь, видите ли, хочет умчаться, даже не потрудившись дать ему понять, в чем дело. Ну нет. А то, что от такого тесного контакта у него все внутри.., черт! Это никак не связано с его твердой решимостью задержать Эмму в городе. Отнять у нее единственное средство передвижения. Для этого есть по меньшей мере две причины. Одна - отчаяние. Зато вторая - чисто деловая.
        Внезапно Эмма провела рукой по волосам. Элвису пришлось откинуть голову, чтобы избежать удара локтем в челюсть. Он подался назад, глядя сверху вниз на ее лицо, выражающее негодование.
        - Вы не можете забрать у меня машину. Как же я буду передвигаться?
        - Но я же не навсегда ее забираю. Через несколько дней ты получишь свою машину. А до тех пор как-нибудь обойдешься.

«Через несколько дней.., или еще через несколько дней», - мысленно добавил он. Во всяком случае, через некоторое время после возвращения матери из Мемфиса.
        - Вам легко говорить, шериф. В вашем распоряжении всегда есть машина.
        - Да Господи, Эмма, ты живешь в самом центре, и все необходимое находится в нескольких шагах ходьбы. В последнее время ты ведь почти не пользовалась машиной. Как правило, она стояла на парковочной площадке за пансионом зачехленная.
        Элвис оторвал руку от стены, взъерошил волосы. Так они стояли лицом к лицу, тяжело дыша, не сводя глаз друг с друга.
        - Все верно, но она всегда была под рукой. А что мне теперь прикажете делать, если Грейси захочется полакомиться бургером в кафе «Дэйри-Фриз»? Кстати, именно это я обещала ей сегодня. А теперь мы остаемся обедать здесь, и, значит, я не сдержу обещания. Дети обычно такое не забывают. Так что же прикажете мне делать в таком случае, Доннелли? Ловить попутную машину?
        Он ударил протезом по двери над головой Эммы и наклонился к ней.
        - Я сам отвезу вас в это чертово кафе! - От возбуждения шрам на его лице побагровел. - Договорились? Если Грейси захочется поесть этот чертов бургер, я отвезу вас в это проклятое кафе.
        Элвис с трудом взял себя в руки. Черт побери, это же его работа, в конце концов! Он выпрямился и одернул рубашку, как бы возвращаясь в свой привычный образ полицейского.
        - Послушай, я вовсе не собираюсь причинять тебе неудобства, Я просто хочу выяснить, кто виновен в похищении твоей дочери. Мне казалось, что и тебя это должно интересовать. - «Ну вот, посмотрим, как ты теперь выкрутишься», - с удовлетворением подумал Элвис. - И не говори мне снова, что это моя мать. Я ни за что не поверю, будто она сама все это придумала с начала до конца.
        Эмма, раскрывшая было рот именно для этого возражения, снова закрыла его. Да.., ловко он обвел ее вокруг пальца. Тут ничего не возразишь.
        - Конечно, я хочу выяснить, кто в этом виновен, - отозвалась она. - Не знаю только, что вы надеетесь найти в моей машине. Судя по всему, кроме твоей матери, никто из посторонних в нее не cадился. Ну хорошо, хорошо. Найти настоящего виновника - это, разумеется, очень важно.
        Она одарила его ослепительной неискренней улыбкой.
        Потрясающая женщина!
        - Значит, проблема исчерпана? В таком случае мне нужны ключи от машины.
        - Что, прямо сейчас?! А как же мы с Грейси вернемся в пансион?
        - Хороший вопрос. Кому-то все равно придется отогнать твой автомобиль в полицейский участок. Я же не могу вести две машины сразу. - Элвис произнес это с невольным сожалением. Ему не терпелось наложить руки на ее машину. - Значит, остается только одно. Я провожу вас домой, возьму ключи, машина останется на ночь на парковочной площадке, а завтра ее заберут в участок.
        - Договорились, - сдавленным голосом ответила Эмма.
        - Вот и хорошо.
        Дверь кухни распахнулась. Показалась голова Сэма.
        - Элвис, Эмма! Ну где вы там? Обедать пора.
        К своему удивлению, Эмма вдруг осознала, как быстро привыкла к тихим вечерам в Порт-Флэннери. Сегодня же, казалось, все жители острова вышли из своих домов в ожидании фейерверка. Машина с трудом продвигалась по улицам, запруженным возбужденными людьми. Эмма вздохнула с облегчением, припарковав наконец свой
«шевроле» позади пансиона. Полицейская машина подъехала следом за ней. Эмма бросила на нее ненавидящий взгляд и открыла заднюю дверцу, чтобы поднять Грейси с детского сиденья. Элвис захлопнул дверцу полицейской машины, подошел к Эмме сзади. Она сделала вид, что не замечает его. Элвиса просто не существует на свете. Эмма нагнулась к дочери. Грейси подняла к ней руки, обняла за шею, положила голову на грудь и тут же сунула палец в рот. Девочка подняла глаза на небо, расцвеченное пестрыми светящимися огнями фейерверка. Дождь ярко-красных брызг обрушился в воду.
        - Касиво… - прошептала Грейси.
        Губы ее растянулись, она сладко зевнула. Эмма поцеловала дочь в макушку, сняла ключ от машины с кольца и протянула Элвису.
        - Почему бы вам не заняться делом, шериф? Откройте багажник, мне нужно достать оттуда чехол.
        Он молча повиновался. Эмма последовала за ним, но остановилась, глядя себе на ноги.
        - Ах, черт, шнурок развязался. Подержите-ка.
        Она передала ему Грейси и наклонилась, чтобы завязать шнурок. В этот момент с неба снова посыпался светящийся разноцветный дождь.
        - Смотри, как красиво, Грейси!
        Девочка подняла сонные глаза, но голова ее так и покоилась на груди у Элвиса.
        - Ах ты соня!
        Эмма присела на корточки, наклонилась к шнурку и словно для того, чтобы удержать равновесие, ухватилась за крыло машины, просунула руку внутрь.
        - Ну не стойте же на месте, достаньте чехол.
        - Грейси с усилием открыла глаза.
        - И вовсе я не сплю.
        Эмма оторвала руку от крыла автомобиля и быстро сунула ее в карман джинсов.
        - Нет, конечно, моя радость. Мама ошиблась. Постарайся не заснуть еще минутку.
        Она быстро завязала второй шнурок, поднялась на ноги, отряхнула руки. Взяла у Элвиса чехол, захлопнула багажник, накрыла машину, ласково похлопала сверху, серьезно взглянула на Элвиса.
        - Надеюсь скоро получить машину обратно.
        Взяв у него Грейси, Эмма развернулась и быстро направилась к двери пансиона, даже не сказав «спокойной ночи».
        Как только дверь за ними закрылась, Эмма замедлила шаг, сунула руку в карман, вынула магнитный держатель для ключей, который достала из-под крыла машины, отодвинула крышку и улыбнулась. Слава Богу, запасной ключ на месте.

* * *
        Сэм и Клер еще долго сидели на кухне после ухода Элвиса, Эммы и Грейси. Они почти не разговаривали. Сэм помог жене убрать со стола, подмел пол. Потом, не сговариваясь, они налили себе по чашке кофе и сели за чистый стол.
        - Хочешь поехать в город посмотреть фейерверк? - спросил Сэм.
        - Нет. - Клер помолчала в нерешительности. - Сэм.., я хочу поблагодарить тебя…
        - Правда? За что?
        - За то, что ты меня так защищал.
        Он фыркнул.
        - Да уж! Я настоящий рыцарь в сияющих одеждах. - Сэм посмотрел на жену. - Клер, я должен признаться… Увидев Грейси в нашем доме, я действительно решил, что ты это сделала. Решил, что горе окончательно сломило тебя и ты похитила Грейси из-под носа у матери, чтобы.., я не знаю для чего.., чтобы как-то возместить потерю, что ли…
        - И что же заставило тебя изменить мнение?
        - Ты ведь не сумасшедшая.
        - Нет. И честно говоря, меня это не слишком удивило. Рассказывая тебе, что Эмма высадила Грейси у нашего дома, я знала, ты считаешь, что я спятила. Меня это больно задело, не скрою. - Клер обеими руками сжала кофейную чашку. - Но потом ты принял мою сторону. Ты встал на мою защиту, и это надо было видеть, Сэм Мэкки! Ты вел себя так же, как тот парень, по
        - которому я когда-то с ума сходила, который заявил всему городу, что Элвис Доннелли - его лучший друг, и послал всех куда подальше.
        Клер замолчала, глядя на мужа через стол.

«Поцелуй же меня, Сэм, обними меня, я так давно этого не испытывала», - беззвучно молила она.

«Тот парень, по которому я когда-то с ума сходила…» Эти слова эхом отдавались у него в мозгу. Сэм едва усидел на месте. Схватить ее, повалить на пол, любить яростно.., нежно.., так, как она захочет.., любить до полного изнеможения. Господи, как давно они этого не делали! Один раз после смерти Звана, но это больше напоминало секс с зомби. После того случая Сэм боялся к жене подходить. И сейчас, хорошо зная, чего ему хочется больше всего на свете, до боли, он не решался сделать первый шаг. Чтобы удержать руки на месте, Сэм крепко ухватился за край сиденья. Но поговорить они в любом случае могут.
        Он рассказал Клер, что убедило его в том, что она не похитила Грейси. В первый раз за прошедший год они искренне и спокойно говорили о своем умершем сыне.
        Эмма опустила спящую девочку на детское сиденье машины, пристегнула ремнем, осторожно закрыла дверцу, обежала вокруг и села за руль. Включив мотор, она медленно выехала с парковочной площадки. Времени у них осталось в обрез - едва успеют на последний паром. К счастью, Грейси заснула сразу же, без капризов, иначе вряд ли бы им удалось ускользнуть незамеченными. После такого напряженного, полного событий дня нельзя предвидеть, как Грейси себя поведет. Может сразу свалиться замертво, без лишнего звука, а может от переутомления начать буянить, как дьяволенок. Последнее случалось гораздо чаще. Эмма с облегчением вздохнула. Слава Богу, сегодня этого не произошло. Она усадила дочь на постели, дала ей ярко иллюстрированную книжку, а сама начала укладывать вещи. Через несколько минут голова Грейси начала клониться набок. Раза два она еще пыталась поднять ее, но безуспешно. Эмма тихонько взяла у нее книжку, уложила на кровать и лихорадочно принялась за дело.
        До этого момента она и не подозревала, насколько они здесь прижились. Действительно почувствовали себя как дома. Все их вещи, казалось, сами нашли для себя наиболее удобные места. Книжки Грейси и ее ведерко словно всегда занимали подоконник, и лучшего места для них просто не существовало. Туалетные принадлежности Эммы разместились на комоде. Сейчас она быстро укладывала все вещи в чемоданы и дорожные сумки, отставляя их к двери. Потом за несколько ходок перенесла все на парковочную площадку и сложила в тени за машиной. Чехол Эмма не решалась снять до тех пор, пока все их пожитки не оказались здесь. После этого одним быстрым движением она сорвала чехол и погрузила все в машину. Закрыла багажник, снова набросила чехол, крадучись пошла через черный ход в пансион в последний раз - оставить прощальную записку для Руби, проверить, все ли взяла, и перенести спящую Грейси.
        Все. Они снова в пути. Машина ехала по холму, ведущему к пристани. Внезапно Эмма заметила сзади яркие фары, большие, расположенные чуть выше, чем у ее «шевроле». Такие обычно бывают у грузовичков. Вначале она не обратила на это внимания. Лишь мельком подумала, что вот кто-то еще торопится к пристани.
        Хотя Эмма испытывала удовлетворение оттого, что все-таки перехитрила Элвиса - он-то решил, что сумел ее стреножить, - однако уезжать вот так, украдкой… От этого она ощущала себя чуть ли не преступницей. Как те перекати-поле, что норовят улизнуть, не заплатив за постой. Нет, будь у нее выбор, Эмма сделала бы это совсем по-другому, при свете дня, и вообще…
        Она сморгнула слезу. Наверное, это от яркого света тех фар, позади. И все же.., все же… Черт побери, они с Грейси могли бы остаться здесь! Они бы здесь прижились. Особенно Грейси. Ей было бы здесь хорошо. Смешно подумать, что она, Эмма, могла бы жить счастливо в таком маленьком тихом городке, и тем не менее могла бы.
        Пустые фантазии! Она осознала это в тот самый момент, когда поняла, что за сегодняшним необъяснимым исчезновением Грейси стоит Грант. Тонко разработанная операция… И пленки похищены прямо из ее комнаты!
        Автомобиль сзади рванул вправо, едва не столкнувшись с ней. Свет фар ослепил Эмму. Она вскрикнула, нажала на газ.
        Черт бы побрал этого Гранта! Но и она тоже хороша. Ей ли удивляться его хитроумно разработанной операции! Ведь Эмма много лет наблюдала его в бизнесе. Знала, каким он бывал безжалостным и беспощадным. Однако когда она, начав упаковывать вещи, обнаружила, что кассеты исчезли, ее объял настоящий ужас.
        Грузовичок сзади взревел и снова сел ей на «хвост». Эмма сняла ногу с акселератора. Может, замедлить ход, и тогда этот шут гороховый отвяжется от нее, прекратит свои дурацкие игры?.. Но в следующий момент сзади взвыла сирена, на крыше грузовичка вспыхнул синий свет полицейской мигалки. Сердце у Эммы ушло,в пятки. Ах, дьявол!.. Элвис выбрался из полицейской машины и с силой захлопнул за собой дверцу. Гравий захрустел под его ногами. Он остановился возле «шевроле», дождался, пока Эмма опустит стекло, посветил фонарем внутрь ее машины. От яркого света она зажмурилась. Заметив, что луч фонаря добрался до Грейси, схватила его за руку.
        - Не свети ей в лицо!
        - Выходи из машины, Эм.
        Он отступил назад ровно настолько, чтобы она смогла открыть дверцу и выйти из машины. Как только Эмма оказалась снаружи, Элвис развернул ее лицом к машине, нагнул вперед, раздвинул ей ноги. Эмма ухватилась за капот автомобиля. Элвис быстро ощупал ее всю, от талии, вниз по бедрам до самых лодыжек, потом вверх, по внутренней поверхности ног и бедер, пробежал пальцами вниз вдоль застежки на джинсах и за поясом.
        - Что, за деньги такое удовольствие вы себе купить уже не можете, шериф? - процедила она сквозь зубы.
        В первый момент, увидев за рулем Элвиса, Эмма испытала невообразимое облегчение. Однако сейчас оно сменилось холодной яростью. Он ответил с такой же яростью:
        - Заткнись, Эмма!
        - Не дождешься! - Она вскинула голову. Оставаясь в том же полусогнутом положении, выгнула шею, чтобы заглянуть ему в лицо, тогда как Элвис с внешней невозмутимостью продолжал обыскивать ее. - В этом нет никакой необходимости, и ты прекрасно это знаешь! Ну на, на, держи! - Она поймала его руку, которая в этот момент пыталась обойти ее грудь на пути к подмышке. Обхватила его пальцами свою грудь. - На, получи хоть какое-то удовольствие. Тебе ведь не терпится. Представляю себе, какая у тебя сексуальная жизнь, бедняга.
        Элвис и так уже чувствовал себя как обманутый муж, от которого предательски сбежала жена. Сейчас он сдерживался из последних сил. Когда Элвис подъехал к парковочной площадке позади пансиона Руби - предварительно осмотрев город после фейерверка - и увидел, что машины Эммы там нет, вся его профессиональная выдержка, накопленная за десять лет работы в полиции, улетучилась. Не тратя времени на раздумья, подчиняясь инстинкту, он развернул машину и помчался по направлению к пристани. Сейчас издевательские замечания Эммы окончательно вывели его из себя. Он ощущал под рукой ее теплую крепкую грудь. Не выпуская Эммы, Элвис развернул ее лицом к себе, поставил ногу между ее бедер, обхватил за талию и наклонился к ней так, что их губы почти соприкоснулись. Глаза его вспыхнули синим пламенем. Казалось, они прожигают Эмму насквозь.
        - Будь осторожна, когда предлагаешь себя. Да, ты права, моя сексуальная жизнь в последнее время такова, что о ней и говорить не стоит. Я могу поддаться искушению и поймать тебя на слове. - Рука его сдавила ее грудь, сжимая и разжимая мягкую припухлость. - Ты меня сегодня уже один раз обвела вокруг пальца. Хочешь к этому добавить еще кое-что? Хочешь поиграть в шлюху? Меня это устраивает. Сегодня мне такая разрядка совсем не помешает.
        Чувствуя, как ее обдало жаром, Эмма попыталась оторвать руку Элвиса от своей груди. Лишь на одно короткое мгновение мышцы его руки напряглись, сопротивляясь. В следующий момент он позволил ей отвести свою руку, нажав напоследок на сосок. Эмма едва удержалась, чтобы не прокричать что-нибудь оскорбительное. Закусила губу. Нет, она не позволит Элвису напомнить ей о том, что она сама все это начала. Оттолкнув его руку, Эмма вздернула подбородок.
        - Я не говорила, что готова осуществить все ваши безумные фантазии, шериф. Просто предлагала вам недорогое удовольствие. Вы же этого хотели.
        - Ну да, как же! Я выполняю свою работу.
        - Не заливайте. - Сами того не замечая, они стояли все так же вплотную друг к другу. - Я никакая не преступница, и вы это прекрасно знаете. Как и то, что у меня нет при себе оружия под одеждой. Поэтому есть только одно объяснение тому, что вы меня ощупываете снизу доверху: вам захотелось получить немного удовольствия бесплатно. Неужели думаете, я способна обвести вас вокруг пальца?
        - А то ты не знаешь! - Элвис пробормотал какое-то непристойное ругательство. - Сделай мне одолжение, не унижай меня до такой степени в том, что касается моих мыслительных способностей.
        - - Он поймал на себе ее холодный взгляд. Мышцы его лица напряглись. - Давай-ка припомним. У тебя развязался шнурок, что позволило тебе передать мне малышку и наклониться. Потом ты очень ловко отвлекла мое внимание фейерверком и сонливостью Грейси, наклонилась еще раз и достала запасной ключ от машины. Так?
        Эмма лишь подняла брови. Элвис поморщился.
        - Должен отдать тебе должное, Эмма, ты молодец. Но тебе следовало оставить вещи, и тогда бы ты успела на предыдущий паром. - Он указал в сторону пристани. - Вот что случается с непослушными девочками, которые хотят иметь все сразу.
        Как бы в подтверждение его слов раздались гудки парома - один длинный и два коротких. Паром отчалил от пристани.
        - Не-е-е-т! - Эмма с яростью обернулась к Элвису. - Черт побери, ты сам не знаешь, что наделал!
        Гнев Элвиса словно испарился - впервые с тех пор, как он понял, что Эмма обманула его. Несколько секунд он внимательно смотрел на ее лицо, освещенное луной. Заметил на нем какое-то загнанное выражение.., как у преследуемого зверя.
        - Ну так объясни мне. Расскажи, в чем дело.
        Лицо ее приняло непроницаемое выражение.
        - Мне нечего рассказывать. Сегодня тебе удалось меня задержать. Но я же не нарушила закон, так что ты не сможешь удерживать меня здесь до бесконечности.
        Элвис миролюбиво ответил:
        - А вот тут ты ошибаешься. Я могу собрать достаточно фактов, чтобы задержать тебя по крайней мере на неделю. К этому времени вернется моя мать, и уж тогда - поверь мне! - я доберусь до сути.
        - Но зачем тебе это, Элвис? Чтобы удовлетворить свое любопытство? Мы с Грейси в данном случае жертвы, а не преступницы. По закону у тебя нет оснований задерживать нас.
        Она права. Впервые за время работы в правоохранительных органах Элвис осознал, что готов послать к черту закон для достижения своих собственных целей. С помощью Эммы или наперекор ее желанию, но он докопается до сути и выяснит, что или кто ей угрожает. Элвис пожал плечами:
        - Можешь подать на меня в суд.
        И тут Эмма повергла его в шок. Она разрыдалась. Элвис ожидал чего угодно. Криков, пощечины, яростных споров. Он не сомневался в том, что в конце концов добьется своего и Эмма уступит, однако приготовился к тому, что это дорого ему обойдется. И вот теперь вместо всего этого она рыдала, беспомощно глядя на него огромными карими глазами.
        - А кто позаботится о Грейси?
        - Как?
        - Если меня посадят в тюрьму, с кем останется девочка? Она будет в ужасе, Элвис. Мы с ней никогда не разлучались.
        - Никто не посадит тебя в тюрьму.
        - Но ты же сам сказал…
        - Я только сказал, что могу задержать тебя здесь. Господи, Эм, я имел в виду - здесь, на острове, а не в тюрьме. За кого ты меня принимаешь? - Он покачал головой. - Ну не важно. На этот вопрос можешь не отвечать.
        Элвис ощущал себя злодеем. «А теперь, уважаемая публика, смотрите, как я буду выдергивать крылышки у стрекозы».
        Эмма вытерла глаза и внезапно ощутила страшную усталость.
        - Позволишь мне теперь ехать домой?
        - Да. - Он озабоченно смотрел на нее. - Ты сможешь вести машину?
        Она кивнула.
        - Ну и хорошо. Только будь осторожна. Я поеду следом за вами.
        Последние слова предназначались для ее успокоения. Элвис чуть поморщился, услышав язвительный ответ:
        - Не сомневаюсь.
        Лишь подойдя к дверям своей комнаты со спящей Грейси на руках, - Элвис, поднимавшийся следом за ними, нес дорожную сумку с их туалетными принадлежностями, - лишь в этот момент Эмма вспомнила. Она ведь положила ключ от комнаты в конверт с запиской для Руби, а дверь за собой заперла. С тяжелым вздохом Эмма прислонилась головой к дверному косяку.
        - Черт…
        Ей показалось или она действительно почувствовала мимолетное прикосновение холодного металла сзади, на шее?
        - Что? - спросил Элвис. - Что такое?
        Едва ворочая языком от усталости, Эмма рассказала ему, в чем дело. Подумав, он переложил ее сумку в другую руку, с, протезом. Эмма почувствовала прикосновение его теплых пальцев к своему локтю.
        - Пойдем со мной.
        Элвис повел ее по коридору, мимо других дверей. Остановился у своей комнаты, достал из кармана ключ, открыл дверь и, посторонившись, пропустил ее в комнату. Вошел следом, включил свет.
        - Вы с Грейси будете спать на кровати, а я на полу.
        Он произнес это ровным, спокойным тоном. Утомленная Эмма не стала возражать.
        - Спасибо…
        Она откинула покрывало и опустила Грейси на кровать. Девочка перевернулась на живот, подняла коленки. Открыв сумку, принесенную Элвисом, Эмма достала белую атласную ночную рубашку, зубную щетку и пасту. Оглянулась на Элвиса. Он стоял у окна, глядя на ночной город или на темную пристань. Эмма покопалась в сумке среди наспех упакованных вещей. Достала старую кожаную куртку.
        - Я сейчас вернусь.
        Элвис даже не оглянулся. Когда она вернулась в комнату, он сидел в кресле, вытянув ноги. Ее сумка стояла рядом на полу. Элвис лишь мельком взглянул на Эмму и тут же выключил свет. С чувством благодарности она сбросила куртку на пол и скользнула под одеяло. Эмма успела заметить подстилку, лежавшую на полу у окна. Однако Элвис так и не встал с кресла. Даже не пошевелился, по крайней мере до тех пор, пока она не заснула.
        Кровать прыгала и колыхалась под ней. Маленькие детские пальцы пытались открыть ей глаза.
        - Мама, мамочка, ты поснуась? Там такое сонышко, а мы с тобой спали в ковати шелифа Эйвиса!
        - Грейси! - раздался голос Элвиса. Кровать качнулась, - он поднял Грейси на руки. Воспаленные глаза Эммы снова закрылись. - Дай маме еще поспать.
        - Но мне надо в туалет.
        - Я тебя отнесу. Дай только надеть рубашку и выпить чашку кофе.
        - Но мне надо сейчас!
        - Хорошо-хорошо, не снимай рубашечку, мы уже идем.
        - У меня нет никакой убашечки. У меня пижамка.
        Дверь за ними закрылась.
        Эмма зевнула, открыла глаза, приподнялась на локте, зажмурилась от яркого солнечного света. Значит, у них здесь тоже бывает солнце… А то она уже начала сомневаться.
        Выбравшись из постели, Эмма накинула кожаную куртку. Сквозь сон она услышала слово
«кофе», а сейчас заметила на книжной полке электрическую кофеварку. На полу она увидела бутылку с дистиллированной водой, а в маленьком холодильнике обнаружила полфунта кофе. Эмма отмерила кофе, налила воды и включила кофеварку. Через несколько минут кофеварка зашипела и забулькала. Комната наполнилась ароматом свежесваренного кофе.
        Едва Эмма открыла сумку, дверь в комнату распахнулась. Черт! Она надеялась еще несколько минут побыть в одиночестве. В комнату влетела Грейси, и на лице у Эммы появилась привычная улыбка, как всегда когда она видела свою неутомимую жизнерадостную дочь. Однако при взгляде на Элвиса, медленно вошедшего следом за Грейси, улыбка на ее лице потухла. Во рту пересохло. На нем были только старые, обрезанные до колен домашние штаны, спадавшие с бедер, и кожаные лямки, удерживавшие протез.
        Грейси бросилась к матери:
        - Мама, ты уже встая!
        Эмма подняла ее на руки, прижала к себе. Последовал нежный утренний поцелуй. Она поцеловала дочь в ответ, не отводя глаз от Элвиса. В своей форменной одежде он выглядел очень крупным мужчиной, сейчас, почти раздетый, с этими мощными плечами, бедрами и лодыжками, с этой грудью, покрытой угольно-черными волосами, спускающимися на твердый мускулистый живот и ниже, Элвис кажется просто огромным. И такой.., такой… Господи… Эмма беспомощно качнула головой. Такой!
        - Доброе утро, - пророкотал он и, быстро подойдя к шкафу, достал джинсовую рубашку с длинными рукавами. - А-а-а, вижу, ты сварила кофе. Спасибо. Утром, пока не выпью чашку кофе, я мало на что способен.
        Эмма не отвечала, но не отводила от него глаз.
        - Пахнет здорово, - неуверенно добавил Элвис, не зная, как истолковать ее молчание.
        Эмма встряхнула головой, отгоняя наваждение:
        - Да-да… Я сейчас оденусь.
        Она спустила Грейси на пол, легонько шлепнула по попке и поспешно направилась к двери. Слава Богу, он уже накинул рубашку. Если ей повезет, может, к тому моменту, когда она вернется, Элвис уже наденет форму и застегнется на все пуговицы.
        - Ма, а я видела пенис шелифа Эйвиса, - настиг ее звонкий голос дочери.
        Эмма окаменела. Не может быть! Этого не может быть! Раскрыв рот в беззвучном крике, она обернулась к Элвису.
        Лицо и даже шея у него побагровели, шрам на щеке задергался. Он замотал головой:
        - Эмма, это не то, что ты думаешь. Мне просто понадобилось… О Господи, да не смотри ты на меня так!
        Грейси перебила его:
        - Он намного бойше, чем у дедушки.
        Эмма застыла. Мороз пробежал у нее по коже. Нет! О Господи, только не это! Она медленно обернулась к дочери.
        - А когда это ты видела дедушкин пенис, Грейс Мелина? - спросила нарочито ровным голосом.
        - Не знаю… Нескойко аз видел.
        - Эмма облизнула пересохшие губы.
        - И что дедушка делал в это время?
        - Грейси ответила лучезарной улыбкой.
        - То же самое, что и Эйвис, гупенькая. Собиайся пописать. - Внезапно что-то в этих воспоминаниях насмешило ее. Она хихикнула.
        От облегчения у Эммы вырвался какой-то звук, похожий то ли на визг, то ли на взрыв истерического смеха. Глаза наполнились слезами. Обхватив себя руками, она отвернулась к окну.
        - Давай-ка одеваться, Грейси, - раздался уверенный, властный голос Элвиса. - Иди сюда, покажи мне, что ты хочешь надеть.
        Грейси подошла к открытому чемодану.
        - Сегодня хочу надеть шойты.
        - Шорты? Ну что ж, ты права. Лето, кажется, наступило наконец. Что скажешь насчет вот этих желтых?
        - Кьясивые! - Она начала копаться в чемодане. - А с ними я ношу вот эту майку. Видишь, вот тут жейтенькие цветочки? И у меня есть жейтенькие твусики и носочки. Вот эти.
        - Да, мне тоже они нравятся. Ну ладно, значит, решили. Иди сюда. - Элвис разложил отобранные вещи на краю кровати. Похлопал рукой по матрасу, приглашая девочку взобраться на кровать. - Только имей в виду, что я не очень хорошо умею это делать, поэтому тебе придется мне помочь. А как зовут этого зверюшку на твоей пижаме?
        - Это Байни.
        - Ну, давай его снимать.
        К тому времени как они закончили одеваться, Элвис весь взмок. Да, Грейси не отказывалась ему помогать, но эта помощь длилась не дольше нескольких секунд. Потом ее что-то отвлекало, она неожиданно скатывалась с кровати и мчалась куда-нибудь, иногда в тот самый момент, когда они надевали очередную вещь.
        Наконец Элвис выпрямился. Вытер пот со лба. Грейси окончательно скатилась с кровати.
        - Вот, - услышал он тихий голос.
        Эмма, босиком, в атласной ночной рубашке и кожаной куртке, накинутой на плечи, стояла сзади, протягивая ему чашку кофе. Губы его непроизвольно изогнулись в улыбке. Ей, может быть, кажется, что эта кожаная куртка что-нибудь прикрывает. На самом деле она лишь создает поразительный контраст между грубой кожей и тонкой женственной сорочкой.., и нежным телом под ней.
        Элвис взял чашку.
        - Спасибо.
        - Спасибо вам. За… - Эмма кивнула в сторону Грейси, которая взобралась на широкий подоконник и теперь, стоя на коленках и прижавшись носом к стеклу, рассматривала пристань.
        - Да уж… - Он с улыбкой покачал головой. - Мое уважение к матерям возросло вдесятеро. Кто бы мог подумать, что одеть ребенка - такой тяжелый труд!
        - Ну да. Особенно когда все хочешь делать сам.
        - Не понял.
        - Грейси умеет одеваться сама. Ей надо только помогать с пуговицами и молниями. А главное, давать четкие указания. А вы позволили ей сесть себе на голову.
        Элвис смотрел на Эмму открыв рот. Потом в два глотка выпил свой кофе.
        - Черт…
        - Вот именно. - Эмма склонила голову набок и иронически улыбнулась. - Ну что ж, добро пожаловать в чудесный мир детей и родителей.
        - Эмма… - Элвис неловко переступил с нога на ногу. - Послушай… Я.., сожалею, что позволил Грейси взглянуть на свой… - «О Господи, кажется, я покраснел», - с ужасом подумал Элвис и закашлялся. - На свой пенис. Я просто не подумал. Мне просто понадобилось, и… А оставить Грейси за дверью в коридоре, после того как вчера ее так легко умыкнули, я не решился. Вот и решил…
        Он так смущался, что Эмме стало жаль его.
        - Все нормально, Элвис. На самом деле я ни на минуту не поверила…
        Его лицо яснее ясного говорило ей о том, что он об этом думает.
        - Нет, ну на минутку, может, и поверила. Но не по-настоящему, не до глубины души. О Господи… - Эмма запустила пальцы в волосы, еще не причесанные после ночи. - Кажется, я все время путаюсь. Я хочу сказать, что облегчиться в ее присутствии не преступление. Большинство детей ее возраста ничего необычного в этом не видят. Могут зайти в туалет в любое время, даже если их папа там. Но в том-то и дело, что отец Грейси умер до ее Рождения. Мужчин она почти не видела. Во всяком случае, вот так, с обнаженными интимными местами. Поэтому она так возбуждается каждый раз, когда ей случается это увидеть.
        - Да.., это объясняет реакцию Грейси. И спасибо за то, что сняла с меня вину.
        Эмма невольно улыбнулась. На самом деле она не переставала удивляться самой себе. После всех хлопот, предпринятых для того, чтобы сбежать из города вчера вечером, сейчас, рядом с Элвисом, в его комнате, Эмма почувствовала себя в безопасности. Да, здесь безопасно и для нее, и, главное, для Грейси. Никто не придет искать их в комнату к шерифу. А если придет, он сумеет их защитить.
        Элвис не такой, как другие. Он не просто принимает события и обстоятельства такими, какими они кажутся на первый взгляд, но хочет докопаться до самой сути, до самых глубинных причин. А в такой ситуации, как у них, это просто здорово. Вот, например, Элвис сразу сообразил, что нельзя выставлять Грейси в коридор, пока он воспользуется туалетом. В данном случае в нем наверняка говорил полицейский.
        В следующий момент Эмма осознала, что последнее обстоятельство имеет не только плюсы, но и минусы.
        - Но вот чего я не понимаю, - заговорил Элвис, глядя на нее и медленно закатывая рукава рубашки до локтей, - почему ты автоматически готова поверить самому худшему? Ты ведь решила, что я нарочно обнажился перед ней. Мы оба знаем, что ты именно так подумала. Почему, Эм? Кто-то уже пытался с ней это проделать? Может, кто-то пытался ее изнасиловать?

«Господи, только не это!» - беззвучно взмолился Элвис. Он ведь не выпустит подлеца живым!
        - Н-н-н-ет! Конечно, нет.
        Да, она говорит правду. Слава Богу. Элвис испытал невыразимое облегчение. И тем не менее он, кажется, напал на след.
        - Но ты опасалась, что, если вы останетесь в Новом Орлеане, кто-то может попытаться это сделать. Так?
        - Не говори глупостей!
        Эмма встала, выпрямилась, вздернула подбородок.
        - Не думаю, что это такие уж глупости. Кто он?
        Она упрямо молчала.
        - Кто это, Эм? - Элвис подался вперед. - Может, дедушка Грейси?
        - О Господи…
        - Ответь мне, Эмма.
        Подбородок ее вздернулся еще выше. Лицо словно замкнулось у-него на глазах. Она стояла перед ним, упрямо сжав губы, прямая как струна, будто аршин проглотила. Элвис ухватился за кольцо на молнии ее кожаной куртки, подтянул Эмму поближе. Наклонил голову так, что их лица почти соприкоснулись.
        - Скажи мне!
        Ее губы дрогнули.
        - Хорошо, - проговорила почти шепотом. - Я тебе расскажу. Но ты тоже должен кое-что пообещать мне. Если я тебе расскажу, обещай, что позволишь нам с Грейси уехать.

        Глава 11

        Грейси избавила его от необходимости давать какие-либо обещания. Забытая обоими, она сползла с подоконника, подошла к Элвису, ухватилась за его ногу и подняла голову, пытаясь увидеть его лицо.
        - Ты собиаешься поцеовать мою маму?
        Элвис оторвал глаза от Эммы. Взглянул на ее дочь. Интересно, с чего она это взяла…
        - Вообще-то пока нет.
        - А стоишь так бйизко, как будто хочешь поцеовать. - Девочка отпустила его ногу, чуть отступила назад. - Поцеуй тогда меня.
        - Грейси! - начала Эмма.
        Элвис жестом остановил ее, выпустил лацканы ее куртки, наклонился. Грейси тут же взобралась к нему на колено, обвила руками его шею и одарила влажным поцелуем. Потом подняла маечку и указала на середину живота. Элвис с громким урчанием прижался губами к ее животу, отчего Грейси закатилась от хохота. В конце концов она спрыгнула с его колена.
        - А теперь маму. - Грейси закружилась по комнате в каком-то диком танце. - Поцеуй маму, поцеуй маму!
        - Ну хватит, Грейс Мелина! - резко приказала Эмма. - Ты совсем распустилась. - Она с легкой гримаской подняла глаза на Элвиса. - Прошу прощения. Она немного выбита из колеи. - Эмма протянула дочери руку. - Пойдем, дорогая, поможешь маме выбрать что-нибудь из одежды. Вы с Элвисом уже при полном параде, пора и мне одеться наконец.
        Грейси моментально переключилась.
        - Надень шойты. - Она обхватила мать за ноги, потерлась лицом о ее ночную рубашку. - Шойты, как я, адно?
        - Ладно, шорты. Если они здесь есть. А, да, вижу, есть пара.
        - Я пойду вниз, возьму ключ от твоей комнаты, - предложил Элвис. - Хочешь пойти со мной, Грейси, малышка? А мама пока примет душ.
        - Давай пойдем!
        Грейси моментально перебежала от ног матери к ноге Элвиса. Он перевел глаза на Эмму.
        - Не торопись. Мы пока разгрузим машину.
        - Нет-нет, этого не нужно. Ты ведь обе…
        - Верно, - перебил Элвис, прежде чем она вспомнила, что на самом деле он еще ничего не успел пообещать. - Я оставлю твои чемоданы на месте. Мы с Грейси найдем другой способ убить время. Правда, малышка? И можешь не волноваться. - Элвис незаметно указал на Грейси. - Я с нее глаз не спущу.
        - Я тебе очень благодарна. Но.., как же твоя работа?
        - Никак. У меня выходной. Даже шерифам в маленьких городках иногда полагается выходной.
        - Ну тогда.., если тебя это действительно не слишком обременяет.., спасибо, Элвис.
        Эмма начала собирать одежду и туалетные принадлежности.
        - Никаких проблем, - ответил Элвис. - Ах да, Грейси…
        - Что, шелиф?
        - Это специально для тебя.
        Он неожиданно обнял Эмму за талию, привлек к себе, театрально выгнул ей спину назад, отчего туалетные принадлежности посыпались на пол, запустил правую руку в ее шелковистые волосы и поцеловал по-настоящему.
        Грейси прыгала, кружилась и смеялась от восторга.
        Эмма ухватилась за лацканы его рубашки, изо всех сил пытаясь справиться с вихрем ощущений, поднимавшихся изнутри. Это только шутка. Она не должна выставлять себя на посмешище и не станет отвечать на этот поцелуй так, словно всю жизнь этого ждала. Таковы были ее самые благие намерения, по-видимому, расходившиеся с намерениями Элвиса. Он не поднял голову до тех пор, пока лихорадочные пальцы Эммы вконец не измяли его рубашку, пока губы ее не распухли оттого, что она отвечала на его поцелуй так, словно ждала этого всю жизнь.
        Почти три часа спустя они трое вышли из города и направились к безлюдному пляжу. Элвис, считавший, что за годы работы в полиции выработал в себе железную выдержку, сейчас чувствовал, что он на грани срыва. В полиции привыкаешь к тому, что имеешь право задавать вопросы и требовать на них ответа. Элвис никогда еще не имел дела с такой ситуацией, когда сначала приходится удовлетворить желания и потребности ребенка и только после заняться своим делом.
        Поцелуй оказался не слишком удачным изобретением. Он задумал его как ловкий ход. Так бы оно и получилось, сумей Элвис удержать себя в рамках. Однако, ощутив ее холодные безответные губы, он внезапно подумал: «Ну нет, крошка, ты можешь и по-другому». Кровь в нем закипела, и Элвис забыл о Грейси с ее детским восторгом. Он хотел добиться от Эммы ответа. А когда добился… Черт! Элвис тряхнул головой. Не стоит это пережевывать. Оторвавшись наконец от Эммы, он обнаружил, что смех Грейси давно утих. Вместо восторженной маленькой девочки на него смотрел напуганный, ничего не понимающий ребенок. Ах, какой же он безмозглый осел! Грейси почувствовала, что огонь охватил обоих, еще не зная, что это такое. Элвис до сих пор видел ее ошеломленный взгляд в тот момент, когда он наконец оторвался от Эммы.
        Грейси внимательно смотрела на мать.
        - Тебе бойно?
        Эмма кинулась к дочери, схватила ее на руки.
        - Нет-нет, малышка. - Через плечо бросила разъяренный взгляд на Элвиса. С ласковой улыбкой перевела глаза на дочь. - Элвис просто играл с мамой. Он хотел тебя рассмешить.
        Грейси недоверчиво взглянула на Элвиса, потом снова на мать.
        - Пойдем обьятно в нашу комнату?
        - Пока не можем, радость моя. Я вчера случайно заперла дверь, а мы остались без ключа. Помнишь? Вы с Элвисом пойдете к мадам Руби взять запасной ключ, а я пока приму душ.
        Грейси опустила лицо к груди матери.
        - Я не хочу, мама.
        Эмма кинула на Элвиса еще более гневный взгляд, который, казалось, говорил: «Это твоя вина, сделай же что-нибудь!»
        Элвис осторожно подошел к ним, положил ладонь на спину Грейси.
        - Эй, Грейси, малышка… Прости, что напугал тебя. Кажется, я слишком увлекся.
        Он перевел взгляд на Эмму. Глаза его излучали синее пламя. Эмма облизнула пересохшие губы, не в силах оторвать от него взгляд.
        - А ты бойше не цеуй мою маму, - возмущенно пробормотала Грейси, все так же прильнув к груди матери.

«А вот этого я тебе не могу обещать, малышка…»
        - Давай я лучше тебя поцелую.
        Он наклонился, чтобы поцеловать ее в шею сзади. Грейси подняла плечи, защищаясь от него. Элвис нагнулся и, почти не прикасаясь к девочке, с громким урчанием поцеловал ее в шею.
        - Это не поцеуй, - возразила Грейси. - Это ФР-Р-Р-Р.
        - Точно. Но если я тебя по-настоящему поцелую, ты будешь смеяться.
        - Ха-ха.
        - Будешь-будешь.
        - Ха-ха.
        - Поспорим? Знаешь что? Если я прав, если ты засмеешься, тогда я тебе покупаю… - Элвис вопросительно взглянул на Эмму.
        - Коробку мелков, чтобы рисовать на асфальте, - подсказала та.
        - Верно. Коробку мелков. А если я окажусь не прав, если ты не засмеешься, тогда…
        Он замолчал, глядя куда-то в пространство, словно забыв о том, что не закончил фразу. Грейси вытерпела пятнадцать секунд. Потом оторвала голову от материнской груди, вынула палец изо рта.
        - Что тогда?
        - Тогда мне, наверное, придется купить тебе автомобиль.
        Она раздраженно выдохнула, по-видимому, поражаясь тому, что Элвис не знает таких простых вещей.
        - Я не умею водить.., автомобий.
        - Значит, мне придется купить тебе… - Голос его снова замер.
        - Тлехколесный осипед.
        - Точно, трехколесный велосипед. Ну, что скажешь? Попробуем?
        - Да.
        Элвис нагнулся и стал осыпать быстрыми поцелуями ее шею. Какое-то время Грейси держалась - видимо, твердо решила не поддаваться. Однако в конце концов не выдержала. Начата дергаться, извиваться. Элвис почувствовал настоящий азарт. С шумом чмокал ее в шею до тех пор, пока Грейси не фыркнула. Она глубже зарылась в грудь матери, заглушая хихиканье, а он с удвоенной энергией продолжал целовать ее в затылок. Внезапно почувствовав чьи-то пальцы в своих волосах, Элвис поднял голову и встретил взгляд карих глаз Эммы.
        - Хватит, - сказала она беззвучно, одними губами.
        Он моментально откатился назад.
        - Что я тебе говорил! Ну что ж, кажется, я тебе должен коробку мелков.
        Грейси обернулась к нему.
        - Бойшую кообку. С азноцветными мейками.
        Элвис поднялся, протянул ей руку с протезом.
        - Договорились. Большую коробку. Пойдем к Мэкки, посмотрим, что у них там есть.
        Затаив дыхание, Элвис ждал ее реакции. Грейси протянула руку, обхватила пальцами его протез. Он перевел дыхание. Одно препятствие преодолено. Но, увы, далеко не последнее.
        Элвис давно привык к тому, что большинство жителей острова избегают его. За долгие годы он смирился с этим неизбежным фактом, приучил себя с этим жить. Однако когда они с Грейси, сидевшей у него на плечах, вошли в кафе Руби, все посетители повскакали с мест. Их сразу окружила целая толпа. По-видимому, вчерашнее исчезновение Грейси не оставило равнодушным никого. Элвису, однако, такое внимание сейчас было совсем некстати. Он не собирался докладывать любопытным согражданам, что в похищении девочки замешана его мать, - во всяком случае, до того, как поговорит с Эммой. Если Эмма решит возбудить уголовное дело против Надин - ну что ж, значит, его матери не повезло. Но до тех пор Элвис предпочел бы, чтобы о ее роли в случившемся знали как можно меньше. Надин и так едва терпели в городе.
        Грейси, сама того не зная, выручила его. Увидев окружившую их толпу незнакомых людей, она страшно засмущалась, ухватилась за волосы Элвиса. Глаз ее он не видел, однако готов был поставить последний доллар на то, что она сейчас засунула палец в рот и смотрит на всех испуганно. Растерянность девочки дала ему возможность не отвечать на вопросы.
        - Расступитесь, дайте ребенку вздохнуть. - Элвис говорил негромко, но голос его звучал так, что все как по команде отступили назад. - Я знаю, что вы искренне беспокоились о ней, но от такого внимания мисс Сэндс очень нервничает. - Он обратился к Руби:
        - Миссис Сэндс случайно захлопнула свою дверь и осталась без ключа, поэтому послала меня к вам за лишним ключом.
        Лицо Руби выразило крайнюю /степень изумления. Чтобы Элвис Доннелли вот так, по мановению пальца бросился выполнять просьбу женщины! Какой бы то ни было женщины! Однако она, не возразив, пошла в свою контору за ключом. Больше Элвису ничего не было нужно. Лишь бы поскорее уйти отсюда, пока к Грейси не вернулась ее всегдашняя общительность и она не начала болтать. Не дай Бог, еще расскажет всем собравшимся, что ее мама спала в его постели или что она видела его пенис. После этого репутация ее матери в Порт-Флэн-нери рухнет навсегда.
        К Эмме здесь почти все хорошо относились, а кое-кто - возможно, даже многие - уже считал ее своей, словно она всю жизнь прожила на этом острове. Редчайший случай! Можно сказать, исключительный. Некоторых жителей, проживших здесь пятнадцать лет, все еще считали приезжими. А на него, коренного жителя острова, всю жизнь смотрели как на чужака. Однако эта популярность может исчезнуть в мгновение ока. Никто лучше Элвиса не знал нравы этого замкнутого мирка. Стоит им узнать, что не только Эмма, но и ее дочь провели прошедшую ночь в его постели, и эту женщину забросают на улице камнями Бог знает за какие извращения.
        Наконец Элвис взял ключ и удалился вместе с Грей-си через черный ход, незамеченным. Еще одно препятствие преодолели. Кажется, пора перестать их считать. Стоит только преодолеть одно, как его место тут же занимают следующие.
        Едва они вышли, к Грейси вернулся дар речи.
        - Есть хочу.
        Не обращая внимания на слова девочки, Элвис, держа ее на плечах, трусцой бежал вдоль аллеи. Она подергала его за волосы.
        - Эйвис! Я есть хочу.
        - Я слышал. Придется подождать, малышка, пока мы не вернемся в пансион.
        Подождать ей придется дольше, потому что он не вернется в это чертово кафе. Но это уже будут проблемы Эммы.
        - Шелиф, я хочу завтакать!
        - Но ты хочешь завтракать с мамой, правда?
        - Да.
        - Ну вот.
        Грейси тяжело вздохнула:
        - Есть хочется.
        Элвис купил ей глазированную булочку в магазине Мэкки, куда они пришли за мелками. На обратном пути к пансиону она то и дело хватала его за волосы липкими пальцами. О следах, наверняка оставшихся на его лице, Элвису даже думать не хотелось. Эмма ему еще покажет за то, что накормил дочь перед завтраком.
        Он планировал повезти Эмму и Грейси завтракать куда-нибудь в отдаленное кафе на другой части острова, где им не будут мешать. Может, там ему наконец удастся вытянуть из Эммы ее историю. Как обдумывать свои дальнейшие шаги, не зная, что на самом деле происходит?
        Насчет завтрака Эмма не возражала.
        - Но если ты надеешься, что я буду сидеть там и все тебе рассказывать при ребенке, значит, ты глупее, чем я тебя считала. Речь пойдет о скрытых камерах, о разврате и о человеке, которого Грейси считает дедушкой. Она никогда этого не поймет.
        И после таких издевок он должен сохранять терпение! Тем не менее Эмма, конечно, права. При трехлетнем ребенке такое обсуждать нельзя. Насчет временной няни Элвис с ней даже говорить не стал. После вчерашнего Эмма вряд ли выпустит Грейси из виду хотя бы на минуту. И ее можно понять.
        Поэтому они решили устроить пикник на берегу. Захватили старое покрывало из комнаты Элвиса, желтое ведерко и лопатку Грейси, заехали в продовольственный магазин за продуктами и направились к безлюдному пляжу за городом. Элвис расстелил покрывало, а Эмма достала еду. Грейси, в восторге от самой идеи пикника, завороженно следила за тем, как на покрывале появляются все новые предметы.
        Эмма протянула дочери руку.
        - Подойди ко мне.
        Грейси повиновалась, ожидая, что ее сейчас будут угощать. Однако вместо этого Эмма начала втирать лосьон в открытые части ее тела.
        - Мама!
        - Прости, родная. Прежде всего мы должны защитить тебя от солнца.
        Грейси завороженно смотрела на маленькие картонные пакеты с соком.
        - Можно сначая попить апейсинового сока?
        - Нет, нельзя. Ну вот и все. - Эмма втерла оставшийся лосьон себе в руки. - Иди и выбирай все, что хочешь.
        После завтрака Эмма достала из желтого ведерка дочери коробку с цветными мелками и пошла по берегу. Грейси последовала за ней. На каждом большом камне, попадавшемся по дороге, Эмма набрасывала мелом рисунок. Наконец, когда Грейси уже начала приплясывать на месте от нетерпения, Эмма отдала дочери мелки.
        - Раскрашивай, моя сладкая.
        - Я сдеаю касиво-касиво!
        - Я знаю. И возьми с собой ведерко - на случай, если попадутся красивые ракушки или камушки. - Она провела пальцами по светлым завиткам Грейси. - Если я тебе понадоблюсь, я буду сидеть там на покрывале и разговаривать с шерифом Элвисом. Хорошо?
        - Хоошо.
        Грейси вынула из ведерка большой ярко-розовый мелок и, высунув язык, начала усердно раскрашивать цветок, нарисованный матерью.
        Некоторое время Эмма сидела молча, подтянув колени к подбородку и наблюдая за дочерью. Она физически ощущала нетерпение Элвиса. Наконец он зашевелился, и Эмма поняла, что терпение его истощилось.
        - После смерти Чарли я решила, что больше никого к себе близко не подпущу.
        Она говорила, не поворачиваясь к нему, и глядела то на дочь - Грейси самозабвенно раскрашивала камень, не обращая почти никакого внимания на рисунок матери, - то на гигантские ветви вечнозеленых деревьев над водой.
        - Чарли - это твой муж?
        Эмма кивнула и обхватила руками колени.
        - Все, кого я люблю, имеют отвратительную привычку внезапно умирать. Чарли было двадцать пять лет. Утром он казался самым счастливым, самым здоровым человеком на свете, а к вечеру того же дня… - Она покачала головой, как бы не веря своим словам. - К вечеру его не стало.
        - Как он умер, Эм? Его убили?
        Она покачала головой. Некоторое время не могла произнести ни слова. Потом снова заговорила - низким голосом, не глядя на него.
        - Чарли утонул. Поехал на рыбалку. Я не поехала с ним, потому что была на сносях. И он.., он не вернулся домой.
        С такой ясностью, словно это произошло вчера, Эмма вспомнила, как ждала его, час за часом, кидаясь от одного окна к другому. Как полицейские постучали к ней в дверь и сообщили о несчастном случае, подтвердив ее самые худшие предчувствия. Она снова замолчала.
        - Долгие годы мне казалось, что все дело во мне, что я приношу несчастье всем, кого люблю. Что я.., проклята Богом.., ну или что-то в этом роде. Сначала Большой Эдди, потом моя близкая подруга Мари Луиза, потом Чарли. Ты не можешь себе представить, как я дрожала над Грейси, с самого рождения. Я боялась, что у нее СПИД, что она захлебнется, что… Ну в общем, все, что угодно. - Эмма наконец обернулась к Элвису, взглянула ему в глаза. - Но я не проклята Богом. Я просто оказалась объектом темной страсти человека, который, как мне казалось, заменил мне отца. Гранта Вударда.
        - То есть он тебе не родной отец?
        - Нет! Слава Богу, нет. Хотя бы за это я могу поблагодарить судьбу. - Эмма заметила замешательство Элвиса. - Пожалуй, мне лучше объяснить все с начала, по порядку.
        Она изложила все события, приведшие ее к знакомству с Грантом Вудардом. Рассказала, как по-дружески он отнесся к ней и ее брату.
        - Когда Эдди замели, он, поняв, что его посадят, пошел к Вударду и попросил позаботиться обо мне. - Эмма горько засмеялась. - Мы думали, нам повезло, что кто-то согласился взять меня к себе в дом. Не один из дружков Эдди, а такой человек, как Вудард. Повезло… Господи ты Боже мой! - Она покачала головой, поражаясь собственной наивности. - Merde!
        - Что это значит, Эм?
        - - Что?
        - Merde. Что это значит?
        Она взглянула ему в глаза.
        - Дерьмо.
        - А-а. По-французски звучит намного элегантнее. Извини, что я тебя перебил. Продолжай, пожалуйста.
        Эмма снова отвернулась в ту сторону, где играла Грей-си. Элвис смотрел на ее профиль.
        - Значит, ты думаешь, Вудард был причастен к аресту твоего брата?
        - Не просто «был причастен». Не сомневаюсь, что он это устроил. И уверена в том, что это он организовал убийство моего брата за несколько дней до его освобождения. Вудард виновен и в том, что Мари Луиза попала под машину, еще когда мы учились в колледже. И в том, что Чарли утонул. Тебе, как полицейскому, может показаться, что у меня паранойя. - Эмма усмехнулась. - Если бы кто-нибудь мне такое сказал до этой весны, я бы точно решила, что он спятил. С тех пор, как Большого Эдди арестовали, и до рождения Грейси Грант Вудард казался мне чуть ли не родственником, моей единственной семьей. - Эмма запустила пальцы в волосы, снова взглянула в лицо Элвису. - Больше у меня нет сомнений. Некоторое время я пыталась убедить себя в том, что ошибаюсь. Но после вчерашнего случая все сомнения исчезли.
        - Ты считаешь, что это он стоит за похищением Грейси?
        - А ты веришь, что твоя мать могла бы додуматься до такого сама?
        Нет, конечно, нет. При всей своей любви к матери, Элвис прекрасно знал, чего она стоит. На такое у нее никогда не хватило бы воображения.
        Он кивнул.
        - Но если ты права, на это нужны большие деньги и связи. Что, у Вударда есть такие деньги и такая власть?
        - Да. Раньше я никогда не задумывалась над тем, как он зарабатывает деньги. Наверное, просто не хотела слишком над этим задумываться. Но вот что я тебе скажу. Даже ребенком я подозревала, что часть его бизнеса, возможно, вполне законна, но единственная цель этого легального бизнеса - прикрывать другой, гораздо больший, незаконный бизнес. Те двое, про которых я тебе рассказывала, те, что меня схватили, когда я попыталась увести машину Вударда, - они его сторожевые псы,
        - Элвис. Он всегда окружал себя такими сторожевыми псами, наемными бандитами. Честный бизнесмен в таких не нуждается.
        - Остается один вопрос: с какой целью он все это проделал? - Элвис встретился с ней взглядом. - Ты со мной согласна?
        - мной согласна?

        Глава 12

        Эмма глубоко вздохнула.
        - Да, наверное. Только… - она беспомощно взмахнула рукой, - об этом трудно говорить.
        Элвис молча смотрел на Эмму, давая ей время собраться с мыслями.
        - Ну ладно.
        Она тряхнула волосами и начала рассказывать о том, как случайно натолкнулась на видеокассеты в библиотеке Гранта.
        - Видеозаписи велись с того дня, когда я увела его машину, и до последнего времени. Последняя была сделана за три недели до того, как я обнаружила пленки. Делались записи скрытой камерой. Я даже не подозревала об этом, а уж тем более не давала согласия на эти съемки.
        - И что же это за пленки? Что на них?
        - Все. Вудард умудрился отснять абсолютно все, что я делала.
        Господи, как ей не хотелось об этом говорить! Но выбора у нее не было, она это понимала.
        - Те семь кассет, которые я унесла, видимо, снимали откуда-то сверху, камерами, спрятанными в потолке или высоко в стене - в моей гостиной, на кухне, в моей спальне, везде. И.., либо они автоматически фиксировали только те моменты, когда кто-то двигался, либо их потом просматривали и вырезали те куски, когда ничего не происходило, когда меня там не было. Но это означает, - Эмма содрогнулась, - что их видел не только сам Грант, но и тот, кто этим занимался. Ведь Грант ни за что не станет делать такую работу сам, если может для этого нанять кого-нибудь.
        - И все-таки что там на пленках, Эм? Ты в обнаженном виде?
        При этой мысли он ощутил ту же слепую ярость, что и тогда, в юности, когда мать выставляла его на улицу и запиралась в доме с кем-нибудь из своих клиентов.
        - Да, на некоторых. В основном же большинство из них можно принять за обычное домашнее видео. Он ловил меня за разговорами, за чтением, готовкой на кухне, за телевизором, даже в ванной и в туалете! Представляешь себе, что это такое - внезапно осознать, что вся моя жизнь в собственном доме проходила перед видеокамерой! Ни одной минуты наедине с собой! Этот сукин сын однажды даже поймал нас с Чарли в постели. Шикарный получился порнофильм! По крайней мере теперь на меня это производит такое впечатление. Интересно, сколько раз он просматривал ту пленку, Элвис? Как ты думаешь, он при этом мастурбировал? О Господи… - Эмма плотнее обхватила руками колени. - Мысли об этом преследовали меня постоянно, после того как я увидела ту, первую, кассету. Но дело не в этом. Я хочу сказать.., если по правде, я.., получила далеко не лучшее воспитание, много чего повидала и могу за себя постоять. Если бы дело касалось только меня, я бы, наверное, осталась и поговорила с ним об этом по-своему.
        Элвис резко выпрямился.
        - Ты имеешь в виду…
        - Да, да. Я, кажется, говорила тебе, что кассеты стояли там в хронологическом порядке. Так вот, самая последняя снималась в новом месте. В комнате Грейси.
        Руби остановилась у столика Эммы. Критически осмотрела ее.
        - Ты что-то побледнела. Плохо выглядишь. - Взглянув на тарелку с нетронутым десертом, она налила Эмме еще кофе и подбоченилась. Одобрительно кивнула, когда Эмма отломила крошечный кусочек оладьи и положила в рот. - Что тебе сейчас больше всего нужно - так это провести свободный вечер и забыть обо всем.
        - Что мне сейчас нужно, - Эмма повысила голос так, чтобы ее слышал Элвис, стоявший у стойки, где ему наливали кофе, - что мне сейчас нужно - так это шериф, который держит свое слово.
        Массивные плечи Элвиса словно окаменели. Он вполголоса сказал что-то Бонни, пошел через зал и остановился у столика Эммы, не обращая внимания на заинтересованные взгляды окружающих. Положив руку с протезом на стол, Элвис тяжело облокотился на нее и, наклонившись, посмотрел Эмме глаза в глаза.
        - Я не обещал тебе, что ты сможешь уехать. Ни разу. И мне осточертело слышать, как ты меня называешь лжецом по всему городу.
        - Вжец-вгунишка, касные штанишки! - пропела Грейси из-под стола.
        Глаза Элвиса вспыхнули синим пламенем. Словно два лазера сфокусировались на Эмме с такой интенсивностью, что она будто приросла к стулу. Он выглядел по-настоящему разъяренным. Более того, Элвис смотрел на нее так, словно его предали. «Ах ты, - пронеслось у нее в голове, - можно подумать, что это я его обманула, я нарушила обещание! Хватает же у человека наглости! И все же…»
        Эмма нагнулась. Заглянула под стол.
        - Хватит, Грейс Медина. Мы с шерифом разговариваем не с тобой.
        Грейси лежала под столом на полу, раскрашивая цветными мелками салфетку.
        Эмма выпрямилась, посмотрела на Элвиса.
        - Что же касается вас, шериф… Да, на словах вы мне не обещали, что мы с ребенком сможем уехать, после того как я расскажу вам… - Голос ее затих, она потупилась. - Ну в общем, вы знаете, о чем я. - Она снова посмотрела на него. - Но мне казалось, мы с вами договорились и что вы это так и поняли. Вы, кстати, не сказали ничего такого, что опровергало бы это.
        - Я что, по-твоему, должен читать чужие мысли? - Однако Элвису не удалось произнести это достаточно искренне, поскольку он знал, что Эмма права. Да, он проделал именно этот трюк. - Послушай, может, поговорим в другом месте?
        Элвис мотнул головой в сторону коридора. Нет, он вовсе не возражал против того, чтобы с ней поспорить. Напротив, их ссоры всегда словно вселяли в него новую энергию, пробуждали вкус к жизни. Но уж очень не хотелось ссориться в присутствии ребенка. Не нужно девочке это слышать.
        - Не вижу необходимости, - холодно отозвалась Эмма. - По-моему, наш разговор окончен.
        Грейси вылезла из-под стола и взобралась на стул. Положила на свободный конец стола раскрашенную цветными мелками салфетку.
        - Вот, посмотли.
        - Очень красиво, радость моя.
        - Интересно подобраны цвета, - заметила Руби.
        Усевшись за столик, Грейси с удовольствием наблюдала очередное представление под названием «Эмма и Элвис». Откинувшись вместе со стулом, девочка взяла чистую чашку с соседнего столика и налила себе кофе.
        - Просто здорово, малышка, - вставил Элвис, разглядывая рисунок Грейси, но так и не решился спросить, что это такое.
        Грейси взобралась к матери на колени, обняла ее за шею.
        - А почему ты хочешь уехать, ма? Мне здесь навится.
        Руби и Элвис с интересом смотрели на Эмму. Что она на это ответит? Оба они уже знали, что Эмма не любит говорить дочери не правду. Знали они и то, что в данном случае сказать всю правду невозможно. Тем более без пространных объяснений, которых Грейси все равно не поймет. Ведь речь пойдет о человеке, которого она считает своим дедушкой.
        Вопрос дочери застал Эмму врасплох. Она растерянно посмотрела на нее, не зная, что ответить. Наконец сказала первое, что пришло в голову.
        - Потому что здесь нет «Макдоналдса».
        - Да, это павда, - задумчиво протянула Грейси.
        Элвис замер от страха: неужели отсутствие в их городке «Макдоналдса» способно все изменить? Черт! Тогда ему придется сразиться с ними обеими. Очень этого не хочется.
        Личико Грейси внезапно озарилось улыбкой.
        - Зато здесь есть «Дзшш-Флиз»!
        - Значит, ты считаешь, что нам стоит провести здесь еще несколько дней?
        Грейси с энтузиазмом закивала. Потом, потеряв всякий интерес к этому разговору, попросила еще одну салфетку, достала свою коробку с мелками, направилась к седьмому столику и, распростершись под ним на полу, начала создавать новое произведение искусства.
        Элвис отодвинул стул.
        - Ну, мне пора на работу. - Повысив голос, позвал:
        - Бонни, можешь подогреть мне кофе?
        Он отошел к стойке за своим кофе.
        Руби посмотрела ему вслед, потом обратилась к Эмме:
        - Ты почему так на него злишься?
        - Потому что он намеренно ввел меня в заблуждение. Я поверила, что Элвис сделает то, чего он делать вовсе не собирался. То есть фактически он меня обманул.
        - Не обманул, - возразила Руби. - Элвис просто кое о чем умолчал. А даже если бы и солгал, эка важность. Ты что, собираешься всю оставшуюся жизнь провести в бегах, Эмма? Поверь мне, здесь ты будешь в большей безопасности, чем где бы то ни было. Здесь Доннелли сможет тебя защитить.
        Так.., похоже, весь остров уже знает о ее проблемах. Это не слишком удивило Эмму. Им, конечно, не известны все детали, однако, похоже, жители ухватили суть - ее преследует какой-то могущественный родственник, угрожающий опасностью Грейс, а Элвис Доннелли не дает Эмме покинуть остров.
        Она прищурилась.
        - С каких это пор вы стали защитницей Элвиса Доннелли? Что-то здесь не так. Может, настоящую Руби Келли подменили кем-то другим?
        Руби пожала плечами.
        - Он отличный шериф. Я всегда это говорила. И потом.., с тех пор как вы с Грейси появились в нашем городе, Элвис очень изменился. Стал больше похож на живого человека. И ты не станешь отрицать, что он безумно привязался к твоему ребенку. Если кто и сможет защитить Грейси - так это Доннелли.
        Эмма покачала головой.
        - Я в это не верю.
        - Ну да, мне это тоже кажется удивительным, rfo это так. И вообще, я не думаю, что бежать отсюда - такая уж удачная мысль. Если хочешь знать мое мнение…
        - Не хочу.
        - …твое желание бежать основывается на инстинкте, а не на разуме. По-моему, ты над этим как следует не думала, Эмма. - Руби взяла кофейник, проверила, горячий ли он, налила им обеим еще по чашке кофе. - Ну хорошо, допустим, сбежав отсюда, ты ускользнешь от того, кто тебя преследует. И что дальше? Рано или поздно он опять тебя настигнет. Что, если это произойдет в городе, где ты ни с кем не будешь знакома? К кому ты обратишься за помощью? Здесь по крайней мере все будут начеку. И здесь на твоей стороне закон. В чужом же городе тебе придется обратиться к незнакомому полицейскому и все ему объяснить. Ты должна будешь заставить его поверить тебе, прежде чем он согласится что-то предпринять. И кроме того, ну сколько времени ты можешь вот так бежать? Грейси надо общаться с детьми своего возраста. Где ты остановишься, чтобы отдать ее в школу?
        - Хорошо-хорошо, я поняла. Это все так. - Эмма обхватила голову руками. - Господи, все так сложно… Руби, можем мы хоть немного, хоть несколько минут поговорить о чем-нибудь другом?
        - Конечно. Нет проблем. Ешь свой десерт. - Руби подвинула к ней тарелку. - А что касается другой темы для разговора… Давай с тобой завтра вечером пойдем в «Якорь». Выпьем пивка, потанцуем. Что тебе сейчас нужно - так это один свободный вечерок, без всяких забот.
        - Эмма…
        Она вздрогнула, потому что совсем не ожидала услышать сейчас глубокий, низкий голос Элвиса.
        - Мне надо с тобой поговорить.
        Эмма тяжело вздохнула и, не отходя от «форда» Мэ-вис Блэкертон, вытерла руки тряпкой.
        - Ну что еще, шериф?
        И тут же пожалела о своем тоне. После разговора с Руби она много думала и пришла к выводу, что в дальнейшем надо обращаться с Элвисом более миролюбиво, чем до сих пор. Возможно.., хотя и очень маловероятно, но возможно, что в словах Руби все-таки есть доля правды. Эмма развела руками. Стянула резиновые перчатки.
        - Прости, Элвис. Чем могу служить?
        Элвис с трудом подавил желание сказать ей в ответ кое-что такое, отчего она сразу взовьется. Странно, но враждебность Эммы в последние дни лишь еще больше распаляла его.
        - Я… - Он откашлялся. - Я хотел поговорить об этих кассетах. Знаю, это очень личное, но я хотел бы посмотреть их, Эм.
        - Это невозможно. Они исчезли.
        Впервые она почувствовала, что рада этому. Ее обдало жаром при мысли о том, что Элвис мог бы увидеть их, особенно некоторые. Там зафиксированы такие интимные моменты…
        Элвис насторожился.
        - Как исчезли?!
        - Так, пропали. Разве я тебе не говорила? Во всяком случае, собиралась сказать. Но потом ты объявил о своем решении задержать нас с Грейси на этом гостеприимном острове, и я, наверное, забыла обо всем.
        - Забыла?! Господи, Эмма, как можно забыть о таком! - Он покачал головой. - Ладно, не будем об этом. Расскажи, что с ними произошло.
        - Вернувшись от Мэкки в тот вечер, четвертого числа, я обнаружила, что их нет на месте. До того как мы с Грейси отправились смотреть парад, кассеты лежали на полке в шкафу, а когда я подошла проверить, их там не оказалось. - Эмма взглянула Элвису в глаза. - Это означает, что кто-то из людей Гранта проник ко мне в комнату и забрал их для него. Теперь ты понимаешь, почему я уже не чувствую себя в безопасности на вашем острове?
        - Замок не взломали?
        - -Нет.
        - И больше ничего не взяли?
        - Нет. Мне преподали наглядный урок, Элвис. Грант хотел показать мне, что с ним шутить не стоит
        - - все равно он выйдет победителем. Поэтому я собрала вещи и хотела бежать. - Правда, вещи Эмма начала паковать еще до того, как обнаружила, что кассеты исчезли. Она и заметила их исчезновение потому, что начала собирать вещи. Но это малозначащая деталь. - Неужели ты не понимаешь, Элвис…
        - Забудь об этом, ты никуда не уедешь. - Он читал ее мысли словно раскрытую книгу. - У тебя гораздо больше шансов спастись самой и спасти ребенка, если ты останешься здесь, где тебя знают, где столько людей готовы тебе помочь. Да черт побери, Эм! - В отчаянии Элвис взъерошил волосы. - Как ты не понимаешь, что постоянное бегство не…
        - Ну хорошо, хорошо.
        - Как?
        - Хорошо, я не буду больше с тобой спорить. Мы с Грейси остаемся. - Большие карие глаза Эммы, обычно такие ясные, сейчас затуманились. Ее охватили дурные предчувствия. - Но помоги нам Бог, Элвис, если ты и Руби ошибаетесь. Если с моим ребенком что-нибудь случится, я тебе никогда не прощу.
        - Ты так и не простила мне, что я не спас Эвана, правда? - вдруг спросил однажды вечером Сэм.
        Клер изумленно вскинула глаза. Они мирно сидели в гостиной - мирно, как ей казалось. Она читала, Сэм смотрел в окно, слушая, как Клинт Блэк поет про то, что в доме горит свет, хотя там никого нет.
        - Да нет же, это не так. Я знаю, ты не мог ничего сделать.
        В ее ушах снова зазвучали крики мужа. Сэм кричал Эвану, чтобы он не подходил к краю обрыва, чтобы вернулся назад. Клер как будто снова увидела, как Сэм помчался, пытаясь перехватить сына, услышала его вопль, полный ярости и отчаяния, когда земля поползла под ногами Звана, увидела, как он рванулся вслед за сыном. Тщетно! Мальчик покатился вниз и скрылся из виду.
        - Разумом - может быть.
        Сэм повернулся к жене. Он не собирался начинать этот разговор, но они уже больше часа просидели в гостиной, как дальние родственники - никакой враждебности, но и настоящей близости тоже нет. Сэм не мог выдержать, тем более что эти мысли преследовали его весь последний год.
        - Разумом - да. Но не сердцем. Вряд ли ты сердцем смирилась с этим.
        - Какая чепуха!
        - Разве? В таком случае почему же ты отстранилась от меня? Почему вычеркнула меня из своей жизни, и именно тогда, когда я больше всего в тебе нуждался, когда испытывал необходимость быть нужным тебе?
        - Господи, Сэм, да это все равно, что просить слепую описать нюансы и оттенки полотен Моне. Ну как я могу объяснить тебе то, чего сама не понимаю? Любая близость с кем-либо была для меня болезненна. Все причиняло боль. И какую боль! Когда Звана не стало, мне показалось, что с меня содрали кожу. Да, я еще двигалась и дышала, но вся как будто превратилась в один обнаженный нерв. При малейшем контакте с кем бы то ни было мне хотелось кричать от боли. Поэтому я воздвигла вокруг себя стену. Это притупляло боль, притупляло вообще все чувства. - Клер нерешительно протянула руку, откинула прядь волос со лба мужа. - Но я не хотела причинять тебе боль. Просто я не думала о твоих страданиях, слишком поглощенная своими.
        Это было эгоистично, Сэм, и теперь я этого стыжусь.
        Больше всего Клер сейчас хотелось оказаться в его объятиях. Однако Сэм не двинулся с места, а она чувствовала, что не вправе предъявлять какие-либо требования. И все-таки сегодня Клер твердо решила сделать первый шаг. Подавшись к мужу, она собиралась обнять его, но тут он поднялся, направился к кофейному столику, достал из пачки сигарету, зажег спичку. Подошел к камину, швырнул потухшую спичку в огонь.
        - Скажи, тебе так же надоели эти четыре стены, как и мне? - Сэм приблизился к жене. Клер ощутила необходимость выйти, пока муж не сделал чего-то такого, к чему она пока не готова. - Пойдем потанцуем.
        По крайней мере в «Якоре» у него будет законный повод обнять ее.
        Клер долго смотрела на мужа. За дымом сигареты она не могла разглядеть выражение его глаз, не могла понять, о чем он думает. Потанцевать с ним?.. Это мысль. Все, что угодно, только бы вернуть прежнюю близость.
        Она поднялась,
        - Развлечься? Это звучит заманчиво. Пойду переоденусь.
        - Развлечься… Я уже забыла, что это такое. - Эмма подняла Грейси, чтобы та дотянулась до дверного звонка. Дверь открылась. На пороге стояла Руби. - Я, правда, не знаю, Руби… Не думаю, что это такая уж хорошая идея.
        - Отличная идея! - Руби посторонилась, пропустила Эмму и Грейси в дом и закрыла за ними дверь. - То что доктор прописал для вас обеих. - Она взглянула на Грейси. - Привет, малышка!
        - Пливет, мисс Уби! А у меня с собой пижамка.
        - Умница. Ну, положи свои вещи вот сюда, на кушетку. Мэри не может тебя дождаться. Целый день мечтает о пижамной вечеринке. Ведь правда, лапушка? - обратилась она к дочери.
        - Спрашиваешь! Привет, Эмма! Отлично выглядишь. - Мэри нагнулась к Грейси. - Мы с тобой сделаем пиццу. А еще я взяла напрокат два диснеевских фильма. Или можем поиграть с моими куклами.
        - Они у меня сохранились. - Мэри подняла глаза на Эмму. - Идите и повеселитесь с мамой. Не волнуйся, я присмотрю за твоей малышкой.
        - Дорогая моя.., я, право, не знаю…
        Руби негодующе фыркнула, схватила Эмму под руку, потащила на кухню и поставила перед стойкой.
        - Прекрати это! Вот, выпей пива и взбодрись. - Отступив назад, она оценивающе оглядела Эмму и одобрительно кивнула. - Вижу, ты меня послушалась. Надела то, что надо. Прекрасно выглядишь.
        Эмма взглянула на свой ярко-оранжевый топик и короткую пышную пеструю юбочку в серо-зелено-черных тонах. Два дня назад Руби убедила Эмму в том, что ей давно пора развлечься.
        - Мы с тобой идем в «Якорь». В честь такого события, пожалуйста, надень что-нибудь полегче. Например, топик и шорты или что-нибудь совсем коротенькое. Бюстгальтер оставь дома. У тебя такая фигура, за какую многие из нас все бы отдали. Не понимаю, почему ты никогда ее не показываешь.
        Бюстгальтер Эмма все же надела, но совсем маленький, из старинных кружев, а насчет остального решила рискнуть. Что, в самом деле! Ей даже доставило удовольствие надеть на себя нечто эдакое.., фривольное и положить на лицо больше косметики, чем обычно. И собственный вид в зеркале тоже доставил ей удовольствие. Однако чем ближе подходило дело к тому, чтобы оставить Грейси на целый вечер, тем большая тревога охватывала Эмму.
        - Я боюсь, Руби…
        - Знаю, лапушка. Прошу тебя, доверься мне. Все будет хорошо, вот увидишь.
        - Всего пять дней назад ее увели буквально у меня из-под носа. Что, если…
        - Никаких «если». Ничего такого не случится. Мы с Мэри позаботились об этом. Ни одна живая душа не знает о том, что мы с тобой идем развлекаться. Мзри даже Сью Энн Бэйкер не сказала о том, что Грейси сегодня ночует в нашем доме. А это настоящая жертва с ее стороны. Сью Энн Бэйкер - лучшая подруга Мэри. Они все друг другу рассказывают.
        - А твой сын?
        - Дэнни? Он поехал навестить друга в Сиэтл, на выходные. Мы решили ничего ему не говорить. Теперь скажи: ты ехала сюда тем путем, который я тебе посоветовала?
        - Да.
        - Сзади никого не заметила?
        - Нет.
        - Ну вот видишь, лапушка. Теперь поезжай обратно в пансион, а минут через десять я за тобой заеду. Даже если за тобой следят и шпион увидит нас тобой в «Якоре», это не наведет его на след Грейси. Мэри дала мне слово, что если они и выйдут из дома, то только во внутренний двор. А теперь посмотри сама. - Руби открыла дверь кухни. - Заметь, из-за этого высокого забора с улицы ничего не видно. - Она снова закрыла дверь, задвинула засов. - А теперь посмотри сюда. Видишь - все двери заперты. - Руби взяла в руки телефонную трубку. - Я заранее набрала и записала все нужные номера. Вот эта кнопка - прямая связь с офисом шерифа, а эта - в «Якорь». Поверь мне, Эмма, ничего плохого не случится. А тебе это действительно необходимо. И Грейси тоже.
        Вот так к получилось, что вскоре Эмма и Руби вошли в «Якорь» - старомодное заведение, тускло освещенное, шумное и многолюдное, с переполненной парковочной площадкой и хорошей популярной музыкой, создававшей приятный фон и позволяющей потанцевать на двух небольших танцевальных площадках. Сизый дым от сигарет плавал в воздухе, заволакивая неоновые надписи над стойкой бара. Положительно не то место, где заказывают коктейли с шампанским.
        С Руби все здоровались по имени. Когда же в зал вошла Эмма, мужчины расправили плечи и втянули животы. У Эммы сразу поднялось настроение. Она уже забыла, какое это удовольствие - вызывать восхищение окружающих. Руби права - ей этого действительно не хватало. В последнее время произошло столько неприятного, а главное - Эмме самой приходилось нести ответственность за все, самой искать выход из сложной ситуации. Завтра все проблемы снова навалятся на нее, но сегодня она позволит себе полностью отрешиться от всех забот.., даже материнских. Полностью расслабиться на несколько часов.., да, это совсем неплохо.
        Еще прежде чем они с Руби нашли свободный столик, Эмму пригласили на танец. По настоянию Руби она приняла приглашение. Когда танец закончился, Эмма увидела, что Руби сидит за столиком рядом с танцевальной площадкой вместе с Клер и Сэмом Мэкки. Эмма поздоровалась с ними, поблагодарила своего партнера - для тучного мужчины с животом заядлого любителя пива и мощной грудью он двигался на удивление легко - и села за столик.
        Начался новый танец. Возле их столика тут же появился новый кавалер и пригласил Эмму. Она с улыбкой отклонила приглашение.
        - Позвольте мне немного отдышаться и что-нибудь заказать. - Эмма обратилась к официантке:
        - Пожалуйста, бутылку «Джакса».
        - Как? - переспросила официантка.
        - Мэрион, - вмешался Сэм, - это такая бутылка с высоким горлом, очень популярна на юге. Принеси нам, пожалуйста, еще графинчик того же. - Он взглянул на Эмму. - Так далеко на север «Джакс» еще не добрался. Придется вам обойтись местными напитками.
        - Мне все равно, - пожала плечами Эмма.
        Клер перегнулась к ней через стол.
        - Мне очень нравится твоя юбка. Колготки вшиты в нее?
        - Да. Она у меня для танцев.
        - Будем надеяться, эта юбка не произведет здесь революцию, - пробормотал Сэм.
        Кажется, все мужчины глазели на высокие, туго натянутые колготки, когда Гас Мозер кружил Эмму в танце.
        - Вы что-то сказали? - наклонилась к нему Эмма. - Я не расслышала.
        - Не важно.
        - У вас тут музыка когда-нибудь стихает? - поинтересовалась Эмма.
        - Боюсь, что нет.
        - На аккордеоне никто не играет? - с надеждой спросила она.
        Порой ее томила ностальгия по звукам, знакомым с детства.
        - Нет. Только популярные мелодии.
        - Ну и ладно. По крайней мере танцы везде примерно одинаковы.
        Эмма протанцевала весь вечер. Кружилась в вальсе с фермерами, выплясывала тустеп со страховыми агентами, бухгалтерами и машинистами. Красивый молодой зубной врач пригласил ее на свинг под песню Тани Такер «Ты немного опоздал». Она самозабвенно танцевала в общем танце вместе с Клер, Сэмом и Руби под «Мону Лизу». Кожа ее поблескивала от пота. Наконец, отказав очередному кавалеру, Эмма села за столик, выпила стакан пива и приложила прохладное стекло к разгоряченному лбу. Соседний стул заскрипел под чьим-то мощным телом. Эмма глубоко вздохнула и обернулась с вежливой улыбкой на лице, собираясь попросить у очередного поклонника еще пять минут передышки. Но это был не очередной кавалер. Рядом с ней сидел Элвис Доннелли. Он кивнул официантке, поставившей перед ним чистый стакан, потянулся к графину, налил себе пива, сделал глоток, вытер пену с губ, откинулся на стуле и оглядел Эмму.
        - Я слышал, ты у нас сегодня царица бала, Эм. Решил прийти и убедиться сам.

        Глава 13

        Он решил овладеть ею сегодня же. Сэм позвонил, сообщил ему, что Эмма покорила всех мужчин в таверне, и предложил присоединиться к ним после работы. Элвис едва дождался этого момента. За двадцать минут до конца своей рабочей смены он почувствовал, что больше не выдержит, велел помощнику заменить его, помчался домой, переоделся, побрился, скрипя зубами от нетерпения и стараясь не задеть шрам. Только бы Эмма не ушла с каким-нибудь симпатичным ковбоем, прежде чем он туда доберется. Если это произойдет… Элвис не знал, что сделает.
        Он считал Эмму своей. Такого сильного чувства Элвис никогда еще не испытывал. Если бы он был собакой, наверное, кружил бы без устали вокруг нее помечая территорию и отгоняя всех других собак. Но с Эммой такой номер не пройдет, Элвис это прекрасно понимал. Она женщина сильная и независимая и вряд ли допустит, чтобы кто-то считал ее своей. Она принадлежит только себе. И все же.., все же Эмма не совсем к нему равнодушна. Элвис замечал это.
        Он уже давно привык время от времени, когда того требовало его тело, отправляться в Сиэтл за сексом. Здесь, на острове, Элвис ни с кем этим не занимался. Наверное, поэтому в ту ночь до него не сразу дошло, что Эмма не оттолкнула его. Напротив, разгорелась от какой-то малости. Да-да, она, можно сказать, уже была готовенькая, когда он, идиот, сам упустил свой шанс, набросился на нее с дурацкими обвинениями.
        Между ними возникло непреодолимое притяжение, которое они оба не могут скрыть. Стоит только вспомнить тот поцелуй, напугавший малышку. Они оба тогда потеряли контроль над собой. Так что если сегодня вечером она ищет, с кем бы потанцевать и пофлиртовать…
        - Скажи, куда ты дела ребенка?
        Эмма придвинулась ближе, чтобы не пришлось кричать. Вряд ли тех, кто мог бы сейчас услышать ее, это заинтересует, и тем не менее… Там, где дело касается безопасности ее ребенка, она не допустит ни малейшего риска.
        - Грейси с Мэри Келли.
        Придвинувшись еще ближе, она рассказала Элвису, как Руби задумала провести этот вечер, все, до мельчайших деталей. Положив руку на спинку ее стула, Элвис внимательно слушал. Эмма закончила рассказ, слегка откинулась на стуле, однако головы их все еще почти соприкасались. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
        - Значит, Грейси проведет там всю ночь? - спросил Элвис.
        От него пахло зубной пастой. По телу Эммы пробежали мурашки. Она кивнула.
        - Хорошо, что ты решила развлечься, - сказал Элвис низким, хрипловатым голосом. - Тебе это полезно.
        Сьюзи Богтас запела «Не говори этого человеку, которого не знаешь». Элвис снял руку со спинки ее стула, провел по обнаженной руке Эммы.
        - Хочешь потанцевать?
        - Да.
        Они поднялись, вышли на танцевальную площадку. Элвис обнял Эмму правой рукой за талию, протянул ей кисть с протезом. Эмма обхватила пальцами металлический крючок. Он притянул ее руку к своей груди, крепче прижал к себе. Они влились в толпу танцующих. Элвис поднес руку Эммы, державшую протез, к губам, поцеловал, потом провел ее рукой по своей гладко выбритой щеке.
        - Отпусти, - потребовал он низким, охрипшим голосом. - Я хочу чувствовать твои руки на шее.
        Эмма обвила руками его шею, прижалась к нему грудью. Элвис крепче обхватил ее здоровой рукой за талию, другую, с протезом, положил на спину. Пальцы правой руки скользнули ниже, на бедро. Эмма крепче обняла шею Элвиса. Уткнулась носом в его плечо, вдохнула его запах. Как от Элвиса приятно пахнет! Всегда от него пахнет мылом и водой, иногда еще накрахмаленной одеждой. Сегодня к этому добавился едва уловимый аромат одеколона. Настолько неуловимый, что, казалось, он то появляется, то исчезает. Эмма приподнялась на цыпочки, вдохнула глубже. Этот аромат ощущался только в одном месте, там, где она в первый раз почувствовала его. Эмма коснулась этого места раскрытыми губами. Ощутила, что волосы на его груди щекочут ей губы.
        У Элвиса перехватило дыхание. Боже правый, кто здесь кого соблазняет? Он наклонился к ее уху.
        - Я хочу забрать тебя к себе в комнату.
        - М-м-м…
        Руки ее еще крепче обвили его шею. Элвис, заглянул ей в лицо.
        - Что это значит - «м-м-м»? Ты пойдешь со мной?
        Она откинула голову, подняла на него глаза и мечтательно улыбнулась.
        - Да, конечно.
        - Ах, черт! - Элвис еще крепче сжал ее в объятиях, так, что она пискнула. - Прости, Эм. Ты в порядке? Дышать можешь?
        Она осторожно вдохнула, убедилась, что ребра целы. Кивнула.
        - Послушай.., давай уйдем отсюда сейчас же…
        Последние слова Сьюзи Боггас затихли. Наступила
        Тишина. Тотчас двое мужчин подошли к Элвису и Эмме, пытаясь опередить друг друга и успеть пригласить Эмму на следующий танец. Элвис с трудом подавил желание врезать им как следует, сцепиться с ними, заставить убраться, поджав хвосты. Но, сделав над собой усилие, он отступил в сторону. При отношении к нему большинства жителей острова для Эммы будет лучше, если он поведет себя осторожно.
        - Элвис?..
        Эмма растерянно оглядывалась. Толпа уже разлучила их.
        - Спасибо за танец. - Голос его звучал холодно и отстраненно, тогда как глаза горели жарким пламенем. - Надеюсь, ты оставишь для меня еще один?
        - Конечно. Но.., как же насчет…
        Она удивленно смотрела ему вслед, когда он двигался сквозь толпу к столику. Черт побери, Элвис, и это все? «Спасибо за танец»? Эмма машинально встала в нужную позицию с очередным партнером, автоматически задвигалась в тустепе. Ах, дьявол, дьявол, дьявол! Что с ним случилось?
        Возможно, впрочем, что Элвис проявил больше здравого смысла, чем она. Все, кто ей дорог, рано или поздно погибают. Если ищейки Гранта пронюхают; что Эмма питает к Элвису Доннелли более глубокие чувства, чем к прочим мужчинам этого города, дело может кончиться плохо. Жизнь Элвиса окажется в опасности.
        Да, конечно, Элвис решил проявить осторожность. И он прав. Если причина действительно в этом. Если он просто-напросто не передумал.
        Как только Элвис опустился на стул рядом с Сэмом, тот наполнил стакан и подал ему. Подвинув свой стул ближе, Сэм затушил сигарету и взглянул на друга с саркастической усмешкой.
        - Я-то ожидал, что мы увидим кровавое побоище. С каких это пор ты стал таким паинькой, Эл?
        Элвис оторвал взгляд от юбки, взвившейся над бедрами Эммы. Нахмурившись, перевел глаза на своего лучшего друга.
        - Ты о чем, Мэкки?
        - Я о том печальном зрелище, которое мы сейчас наблюдали на танцевальной площадке, приятель. Я-то думал, что чьи-то лбы столкнутся и разлетятся. А ты оставил свою женщину этим двум остолопам!
        Элвис пожал плечами и поднес кружку к губам. Глаза его снова устремились к Эмме.
        - Пусть позабавятся. Это ненадолго, поверь мне. После того как «Якорь» закроется, она пойдет домой со мной. - Он перевел серьезный взгляд на друга. - Только я бы не хотел, чтобы весь город говорил об этом, Сэм. Зачем губить ее репутацию в нашем обществе, если этого можно избежать?
        Элвис посмотрел на Эмму, снова закружившуюся в танце. Ее не следовало выпускать из комнаты в этой юбочке!
        Один танец сменился другим. Эмма тут же перешла к следующему кавалеру. Сэм и Клер тоже пошли танцевать. Из вежливости Элвис спросил Руби, не хочет ли она потанцевать. К его удивлению, Руби согласилась.
        - На какую площадку пойдем? Тустеп или свинг? А может, в общем кругу? - Элвис кивнул на самую маленькую площадку, где танцевали общий танец в кругу; бросил быстрый оценивающий взгляд на Руби. Она наверняка выберет именно этот танец.
        - Дайте подумать… - Руби помолчала, размышляя. В кругу, конечно, проще, но… - Тустеп, - решила она.
        Да, она снова удивила его, однако Элвис ничем этого не выказал. С семнадцати лет он научился не выдавать своих чувств, когда не хотел этого.
        - Прекрасно. Должен только предупредить насчет моего протеза.
        Руби усмехнулась так искренне, что Элвис невольно ответил ей улыбкой.
        - Я видела, как вы танцевали, шериф. По крайней мере ноги вы мне не отдавите.
        До сегодняшнего дня Руби ни разу не видела, чтобы Элвис танцевал. Несколько раз они случайно оказывались в «Якоре» в одно и то же время, однако он просто сидел за столиком и наблюдал за танцующими. Насколько знала Руби, Элвис ни разу не пригласил ни одну женщину на танец. Не говоря уже о том, что ему скорее всего ответили бы отказом. Но Руби каждый день видела шерифа в своем кафе да и в городе, и не могла не заметить природную легкость его движений. А кроме того, она видела сегодня Элвиса с Эммой. На танцевальной площадке он обращался с ней так осторожно и бережно, как с хрупкой вазой из тончайшего фарфора. К своему удивлению, Руби почувствовала себя с ним легко и свободно в танце. Даже к металлическому протезу прикасалась без отвращения. И шрам на его лице, как ей казалось, сегодня выглядел не таким страшным. А ведь ее отношение к этому человеку сильно изменилось незаметно для самой Руби, с тех пор как Эмма появилась в их городе…
        Они танцевали с удовольствием. Позже Элвис пригласил ее еще раз. Потанцевал разок и с Клер. Но и во время танцев, и в перерывах, сидя за столиком и потягивая пиво, он не спускал глаз с Эммы. После одного танца Элвис заметил, как она направилась в дамскую комнату. Отодвинув стул, он вышел из-за стола.
        Эмма высушила руки. Кончиком мизинца стерла пятнышко с лица, взбила волосы и отошла назад, чтобы получше рассмотреть результат. Неплохо. Разрушения, причиненные бешеным вихрем танцев, почти незаметны. Эти западные мужчины слишком полны энергии.
        Посмеиваясь над собой, она вышла из дамской комнаты.., и наткнулась на Элвиса Доннелли.
        - Привет! - пророкотал он.
        Оглянувшись по сторонам, Элвис обнял ее за талию и повлек к старой раздевалке, которая в летнее время не использовалась. Там он прижал Эмму к стене, наклонился и поцеловал в губы жарким, жадным поцелуем. Наконец, оторвавшись от ее рта и подняв голову, Элвис заметил, что руки Эммы крепко обхватили его спину. Несколько долгих мгновений оба изумленно смотрели друг другу в глаза в полной тишине, нарушаемой лишь их прерывистым дыханием.
        Эмма облизнула пересохшие губы.
        - Я решила, что ты передумал, - прошептала она.
        - Это почему же?
        Элвис потерся носом о ее ухо, впился губами в ее шею. Она легонько оттолкнула его.
        - А что я еще могла подумать? Сначала ты сказал, что хочешь увести меня к себе в комнату, а потом вдруг повернулся и ушел. Ни разу даже не потанцевал со мной после этого.
        - Не сердись на меня, Эм. Кажется, я перестарался. - Закрыв глаза, он наслаждался ощущением ее упругого бюста, прижатого к его груди. Элвис слегка потерся о ее грудь и откинулся назад, упершись руками в стену. - Я это сделал с самыми лучшими намерениями. Не хотел портить тебе репутацию.
        - Вот оно что! Какое поразительное совпадение! Я ведь не побежала за тобой и не закричала, что ты нарушаешь обещание, по той же самой причине. Я думала о твоей репутации.
        - Ну да, конечно, - заговорил он с легким сарказмом. - Доброе имя - самое ценное, что есть у мужчины.
        А уж о его добром имени лучше не говорить…
        - Да нет же, я не насмехаюсь над тобой, Элвис. Каждый, кто становится мне ближе других, может не заботиться о своем добром имени: надолго ему это не понадобится. Если ищейки Гранта все еще здесь, я бы очень не хотела навести их на твой след. Вот и все, что я имею в виду.
        - Ах так? Извини.
        К своему удивлению, Элвис расчувствовался. До сих пор его не особенно заботило, что говорят о нем в Порт-Флзннери, но с появлением здесь Эммы все изменилось.
        Ну да ладно,.. Со всеми этими сложностями можно будет разобраться потом.
        - Послушай, - быстро заговорил он, - когда все закончится, я предложу проводить тебя домой. По-соседски. Это вполне допустимо. Что скажешь?
        Уголки ее рта изогнулись в насмешливой улыбке.
        - Ну разумеется. Быть добрыми соседями очень похвально.
        - О да, мэм, весьма похвально. Мы здесь, в Порт-Флэннери, очень это ценим. А кстати, как вы с Руби прибыли сюда? Шли пешком от пансиона?
        - Нет, приехали на ее машине.
        Голова Эммы снова откинулась назад - Элвис начал целовать ее шею. Бедра Эммы непроизвольно пришли в движение. Он с видимым усилием оторвался от нее, перевел дыхание.
        - Черт!.. Иди-ка лучше за столик, Эм. Я приду через несколько минут.
        - Дай слово, что потанцуешь со мной еще раз, прежде чем все закончится.
        - С удовольствием. Только лучше быстрый танец, иначе я за себя не ручаюсь.
        Эмма погладила его по щеке.
        - Ах ты, Элвис Доннелли, дамский угодник! Наверное, всем женщинам то же самое говоришь.
        Он усмехнулся, глядя ей вслед, потом пошел в мужскую комнату и купил целую охапку презервативов.
        Предутренний воздух дышал прохладой и солеными запахами моря. Темный город мирно спал. Двери таверны закрылись. Эмма и Элвис стояли на парковочной площадке вместе с Руби, Клер и Сэмом. Они никак не могли распрощаться. То один, то другой вспоминал что-то недосказанное. Хотя Эмма и Элвис держались на расстоянии друг от друга, но к тому времени, когда Руби и чета Мэкки сели наконец в свои респектабельные автомобили и уехали, напряжение между ними достигло предела. Элвис решительно взял Эмму под руку и повел от парковочной площадки к дороге. Когда они поравнялись с универмагом Мэкки, мимо пронесся последний автомобиль. Элвис бросил взгляд на пустынную улицу, увлек Эмму в тень здания и впился в ее губы. Когда Элвис поднял голову, юбка Эммы была задрана, одной рукой он гладил и сжимал ее округлую ягодицу, а она крепко обвила руками его шею.
        - Господи! - хрипло выдохнул он. - Такими темпами добраться до дома - это, знаешь ли, фокус.
        - Моя малышка сказала бы: «Я люблю фокусы».
        - Ловлю тебя на слове, куколка. Следующий фокус может оказаться покруче. Заведенный шериф припрет тебя прямо посреди улицы.
        - Не стоит. - Сделав шаг, Эмма оказалась впереди него. - Вы можете идти побыстрее, шериф?
        -
        Они вошли в его комнату, после чего Эмма в третий раз за этот вечер оказалась припертой к стене мощным телом Элвиса. Вцепившись в волосы Эммы, он целовал ее с ненасытной жадностью. Язык ритмичными движениями проникал ей в рот с такой неистовой страстью, что она вся загорелась. Рука ее проскользнула между их тесно прижатыми друг к другу телами и начала расстегивать на нем рубашку. Потом, так же инстинктивно, Эмма выдернула края рубашки у Элвиса из брюк, высвободила свой топик из-под пояса юбки, расстегнула бюстгальтер. Ее обнаженная грудь прижалась к его груди. Блаженный вздох сорвался с губ Эммы.
        Элвис оторвался от ее рта.
        - О Господи, Эм!..
        Он завел руку ей за спину, нащупал молнию на юбке. Неловко действуя протезом, наконец справился с юбкой и вшитыми в нее колготками. Они скользнули вниз, и Эмма стянула их. Элвис обхватил ее за ягодицы, приподнял. Она собиралась обхватить ногами его талию, но остановилась.
        - Подожди, Элвис. Подожди.
        Эмма потянулась к ширинке на его брюках, расстегнула молнию. Между тем Элвис приподнял Эмму еще выше, так, что ее грудь оказалась на уровне его лица.
        - О Господи, какая прекрасная грудь! Я даже не представлял, что она такая великолепная.
        Элвис не мог отвести глаз от ее груди. Мечта любого мужчины. Высокая, полная, упругая, нежная, с темными напрягшимися сосками. Картинка из иллюстрированного журнала.
        Эмма рассмеялась глубоким грудным смехом:
        - Наслаждайся, пока это возможно, мой дорогой. Если я рожу еще ребенка, грудь у меня, наверное, опустится ниже талии.
        - Ты кормила малышку грудью?
        - М-м-м.
        - Что, правда?
        - Да.
        - О Господи, как бы мне хотелось на это взглянуть!
        Элвис головой откинул золотистый кружевной бюстгальтер, захватил губами набухший сосок. Глаза его вспыхнули синим огнем. Он втянул сосок в рот, напряженно глядя в глаза Эмме.
        - О-о-о!
        У нее перехватило дыхание. Жаркая волна залила все тело, бедра импульсивно сжались. Элвис втянул сосок еще раз. Она откинула голову назад.
        - О Боже!
        Эмма стянула с него брюки и трусы. Напрягшийся пенис выскочил наружу. Она взяла его в руку и погладила. Элвис выпустил изо рта ее сосок и откинул голову.
        - О Господи… Эм!.. Обхвати меня ногами.
        Он нагнулся к своим брюкам, вынул из кармана презерватив, вскрыл зубами обертку.
        - Помоги мне. Пожалуйста… Господи… Вот.., вот так… Эмма… Спасибо.
        Он снова прижал Эмму к стене, раздвинул ей бедра, медленно вошел в нее. Опустил голову ей на грудь.
        - Не двигайся, Эмма. Минутку не двигайся. Пожалуйста. Господи, как хорошо!
        Стиснув зубы, она подчинилась. Замерла. Ощутила его внутри. Какой большой, твердый… Почувствовала, как все внутри пульсирует вокруг него, однако старалась не двигаться. Чтобы не закричать, закусила губу. Увидев это, Элвис импульсивно сжал бедра, почти вышел из нее, потом с силой вонзился снова.
        - Ты меня с ума этим сводишь, Эм…
        Он наклонился вперед, захватил ее нижнюю губу своими губами и втянул в рот. Когда Элвис начал ритмично двигаться в ней, Эмма застонала от желания. С каждым новым толчком из ее горла вырывался высокий отрывистый крик. Элвис оторвался от ее рта.
        - Да.., да! О Господи! Вот оно.., вот так. Я хочу слышать тебя. - Он начал вонзаться в нее с удвоенной силой. Ни один из них не заметил, как висевшая на стене картина сорвалась с крючка и упала на пол. - Хочу слышать, как ты стонешь, Эмма… Хочу слышать, как ты кричишь.
        Стоны ее становились все выше и громче. Она сжала ногами его талию. Напряжение внутри становилось все мучительнее.
        - О, Элвис!.. - Дыхание с хрипом вырывалось из груди Эммы. - О, Элвис… Элвис!
        Она разразилась потоком французских слов. Ее руки теснее сжали его шею, ногти вонзились ему в плечи, голова откинулась назад, словно тонкая шея больше не могла держать ее на плечах. Пульсирующие мышцы с силой сжали его пенис внутри, и Эмма начала содрогаться в мощном оргазме с тихим протяжным стоном.
        Дыхание с шумом вырвалось у Элвиса из легких. Он еще один раз с силой толкнулся в нее, содрогнувшись, излился, издавая низкий стон. Когда затихла последняя судорога, он уронил голову, со стуком ударившись лбом о стену, и сжал Эмму в объятиях с такой силой, что, казалось, сейчас раздавит.
        Некоторое время слышалось лишь шумное прерывистое дыхание. Через некоторое время Элвис пришел в себя.
        - О черт! Прости, Эмма. - Он поднял голову, взглянул ей в глаза. - Прости. Сам не могу поверить. Обычно мне удается поиграть подольше.
        Эмма засмеялась, крепче обняла его за шею:
        - Мне так хорошо, Элвис. Не помню, когда я в последний раз чувствовала себя так хорошо.
        - Господи.., ты великодушная женщина.
        Он начал покрывать поцелуями ее шею и плечи. Все еще держа Эмму за бедра, Элвис отступил назад, собираясь отнести ее на кровать, но тут обнаружил, что не может сделать и шагу. Мешали брюки и трусы, которые он так и не сбросил. И ботинки все еще на ногах!
        - Ах, черт!
        Элвис с трудом доковылял до кровати, опустил Эмму на постель и улегся рядом, приподнявшись на локте. Нежно откинул прядь волос с ее глаз.
        - Я ведь хотел сделать все как надо. Хотел поднять тебя на руки… Помнишь, как Ретт несет Скарлетт вверх по лестнице… Что-то вроде этого. А что получилось на деле! Просто разум потерял!
        - Да уж, дорогой! - Эмма рассмеялась низким, чувственным смехом. - Нет, ты все-таки хорош.
        Высвободившись из-под Элвиса, она перелезла через него и повернулась к нему спиной, что дало ему возможность беспрепятственно лицезреть ее великолепный зад, оседлала его и начала расшнуровывать ботинки. Потом швырнула на пол, один за другим. Обернувшись через плечо, Эмма поймала на себе взгляд Элвиса. Изумленно покачала головой.
        - Удивительно! Ты занимаешься со мной любовью лучше, чем кто бы то ни было на свете, а потом извиняешься за то, что это произошло не на постели, усыпанной лепестками роз. Вот что я тебе на это скажу. - Она повернулась к нему лицом, сняла с себя топик, все еще висевший на плечах, скинула на пол кружевной бюстгальтер и предстала перед ним во всей своей ослепительной наготе. - Сними трусы, радость моя. - Элвис подчинился. Эмма поползла к нему на коленях, оседлала его и указала на протез. - А как быть с этим? Ты не хочешь его снять? Думаю, без него будет удобнее.
        Элвис замер. Потом расстегнул ремешки и снял протез, со страхом ожидая, что она скажет по поводу его культи. Однако Эмма лишь молча взглянула на обрубок руки, наклонилась, провела волосами по внутренней поверхности его бедер, низу живота, пенису. Он мгновенно отреагировал. Эмма опустилась на живот между бедер Элвиса, обхватила руками восставшую плоть, погладила, слегка лизнула. Подняла на него глаза.
        - Как ты сам только что сказал, дорогой, я женщина великодушная. Поэтому даю тебе еще один шанс. Но после этого не буду слушать никаких извинений. Так что делай все как надо, Доннелли.

        Глава 14

        - Да, мой дорогой, кажется, я получила хороший урок, - сонно пробормотала Эмма на следующее утро, проснувшись оттого, что Элвис целовал ей шею. - Честно. Больше никогда не стану бросать тебе вызов.

* * *
        Верно, он принял ее вызов слишком серьезно. Сколько раз у них это было за прошлую ночь? Она потеряла счет. И каждый раз Элвис униженно повторял, что хочет наконец сделать все как надо, просил прощения за то, что он такой недотепа.
        Не то чтобы ей хоть что-нибудь не понравилось. Все было так.., так… Нет слов.
        И тем не менее Эмма с сожалением оттолкнула ищущую руку Элвиса, отодвинулась от его восставшего пениса, пробивавшегося к ней сзади.
        - Элвис, у меня все горит и саднит. Я больше не могу.
        - Ш-ш.
        Он скользнул к ней под одеяло. Повернул Эмму на спину. Простыни зашуршали. Она ощутила осторожное прикосновение его губ к нежной коже внутренней поверхности бедра. Откинула одеяло, желая посмотреть, что он задумал. Элвис раздвинул плечами колени Эммы и склонился между ее бедер, намереваясь поцеловать другое бедро. Рука его лежала на ее животе, рядом с треугольничком золотисто-рыжих волос.
        Он поднял голову. Глаза сверкнули синим пламенем.
        - На этот раз только для тебя, Эм.
        Ах, Боже, Боже… Что происходит… И что ей теперь делать? Кажется, она влюбилась. И как не влюбиться в этого человека!
        Но ведь это может оказаться губительным, в первую очередь для него. Сколько людей уже погибли только потому, что Эмма любила их.
        Тем не менее она уже поняла: не стоит и пытаться убедить Элвиса в том, что открытые отношения с ней опасны для него. Он отказался это обсуждать. Но Эмму почему-то это не удивило. У этого человека железная воля, а упрямства хватит на десятерых. Она убедилась в этом, когда Элвис отказался от ее предложения облегчить страдания его возбужденной плоти.
        - Все будет нормально, - в третий раз повторил он и отвел руку Эммы. - А тебе и так больно.
        Она не понимала этого. Да, Эмма чувствовала такую наполненность, что казалась себе бесплотной. И это все он. А теперь она видела его состояние.
        - Ну и что? Немножко неприятно, стоит ли об этом говорить? И потом есть другие способы. Позволь мне как следует поцеловать тебя.
        Элвис застонал от предвкушения, но не воспользовался ее предложением. Наверное, это из-за ее слов о том, что у нее все горит и саднит. Скорее всего он хочет наказать себя за то, что ночью перешел все границы.
        - Нет!
        Элвис решительно поднялся на ноги. Он стоял у кровати, глядя на нее с выражением отчаяния в глазах, которое постепенно сменилось мужским торжеством. Эмма лежала, распростершись на кровати, такая.., насытившаяся.
        - В следующий раз мы займемся этим у тебя в комнате, иначе моя кровать развалится.
        - Насчет.., следующего раза…
        Эмма села, натянула на грудь покрывало, закусила губу. Элвис, потянувшийся за своим протезом, застыл.
        - Если ты решила, что это было на одну ночь, даже и не думай.
        С суровым выражением лица он пристегнул ремни. Поднял на нее глаза.
        - Не смотри на меня так, Элвис. Мне бы и самой хотелось совсем другого. Но есть обстоятельства, которые нельзя не принимать во внимание.
        В глубине его глаз всколыхнулось что-то темное - разочарование? - тотчас же сменившееся равнодушием.
        - Да, понимаю. Если в городе узнают, что ты моя любовница… Это может погубить любую репутацию.
        Элвис потянулся за брюками. Оттого, что он получил отказ, возбуждение немного отпустило его.
        Вначале Эмма решила не возражать. Пусть думает так, если хочет. Пусть думает все, что хочет. Сознание, что она не желает публично признать связь с ним, конечно, невыносимо для его самолюбия. И вместе с тем Элвис, вероятно, считает это естественным, само собой разумеющимся. Он ведь ничего другого не знал в своей жизни.
        Тем лучше, Так ей не придется с ним спорить. Так безопаснее для него же.
        Но, черт его побери, она не может это так оставить!
        - К черту мою репутацию! - Эмма откинула простыни, встала на ноги. Больше всего ее задело разочарование в его глазах. На какой-то момент, вначале, Элвис решил, что она лучше и совсем не такая, как другие, но потом… - Если ты так думаешь, значит, совсем меня не знаешь!
        - Да ну? - Элвис злился на себя за то, что его это так задевает. - В таком случае что же это за такие важные обстоятельства, о которых ты говоришь?
        - Главная моя цель - уберечь Грейси и спасти тебя. Тебя могут пристрелить, как.., мишень в тире, так, что и оглянуться не успеешь.
        - Спасти.., меня?.. - Элвис не сводил с нее изумленных глаз. - Меня?! Ты беспокоишься за меня?!
        - Да, я беспокоюсь за тебя! Все, кого я лю.., кто становится мне дорог, все они погибают, Элвис. Это стало неизбежным фактом моей жизни.
        Так вот оно что… Она тревожится за него!.. Он не знал, как на это реагировать. Никто никогда не беспокоился о нем, разве что Сэм в те далекие годы его отрочества, и потом, после взрыва, когда Элвис вернулся домой искалеченный, разъяренный на весь мир, охваченный глубокой депрессией. А ведь Эмма уже говорила что-то подобное вчера вечером, только он как-то не обратил на это внимания. Уж очень был занят своими мыслями, своим желанием. Желанием понравиться ей. Черт побери!.. Она тревожится за него! А ведь это, наверное, оскорбительно для него. Что он, сопляк какой-нибудь, сам не может о себе позаботиться? Да он только это и делает всю свою жизнь. И все-таки.., все-таки это приятно. Это просто здорово. Эмма за него тревожится! Значит, он ей не совсем безразличен.
        - Ну и что такого? Будем осмотрительны, вот и все. Оно и к лучшему. Как я уже сказал, связь со мной не принесет пользы твоей репутации, если об этом узнают в городе. И не спорь. - Элвис заметил, что она открыла рот - видимо, для того, чтобы возразить. - Если тебя это не волнует, то мне это не безразлично.
        - Какая ерунда! Стоит ли об этом волноваться? У нас с тобой есть реальные проблемы, Элвис. Например, моя трехлетняя дочь.
        Он взглянул на Эмму так, словно решил, что она сошла с ума.
        - Грейси для тебя стала проблемой?!
        - Грейси - радость всей моей жизни. Но осмотрительность для нее - нечто незнакомое. Ищейки Гранта уже продемонстрировали, что могут проникнуть незамеченными в мою комнату. Значит, я ни за что на свете не оставлю Грейси без присмотра, пока мы с тобой будем развлекаться в постели у тебя в комнате.
        - Понимаю. Ну что ж, значит, я буду приходить к тебе после того, как она заснет.
        - Звучит замечательно.., в теории. Беда только в том, что, если ты будешь ночью в моей комнате, Грейси обязательно об этом узнает. Мы, конечно, можем поостеречься, чтобы она не застала нас за половым актом.., хотя, честно говоря, я не представляю, как у нас это получится - мы ведь с Грейси спим в одной постели, а комната совсем небольшая. Ну ладно, допустим, нам это удастся. Но она все равно поймет, что ты провел ночь в моей постели. А что знает Грейс Мелина, то знает весь свет.
        Элвис, молча посмотрев на Эмму, пожал плечами.
        - Ну и что такого?
        - Как это «что такого»?! Ты что, не слышал, о чем я говорила?
        - Слышал. Ты сказала, будто тебе плевать на то, что будут говорить в городе о твоей связи со мной. Ты, может, передумала?
        - Ах, черт, Элвис! - Она стукнула его кулаками в грудь. Простыня соскользнула на пол от ее резкого движения. - Ты туп, как пень! Следи внимательно за моими губами. Я.., мне.., плевать.., на то.., что.., подумают. Дошло?
        - Тогда в чем же проб…
        - Как по-твоему, сколько времени понадобится ищейкам Гранта, чтобы выяснить, что ты для меня что-то значишь? И сколько времени пройдет до того, как будет инсценирован какой-нибудь «несчастный случай»? - Голос ее понизился до шепота. - Ты погибнешь, как и все те, кто был мне близок.
        - Нет. Этого не случится. - Элвис поднял простыню, отряхнул, набросил на спину Эмме, сжал концы, подтянул ее к себе. Теперь они стояли почти вплотную, грудь к груди. - Здесь не Новый Орлеан. Здесь незнакомцу не удастся пройти незамеченным по улице, не говоря уже о том, чтобы, скрывшись в тени, устроить «несчастный случай». Поверь мне, в большом городе для этого гораздо больше возможностей. Там толпы людей, потоки транспорта, и все это легко использовать.
        - Это вовсе не значит, что нечто подобное нельзя устроить в маленьком городе.
        Она права. Было бы желание. Можно устроить все что угодно и где угодно.
        - Верно. Но черт меня подери, если из-за этого я теперь буду жить с оглядкой. В конце концов, я полицейский с немалым опытом. Не какой-нибудь там начинающий шериф из маленького городишки, который только и делает, что тычет пальцем в свод законов. Хочешь верь, хочешь нет, но дело свое я знаю прекрасно. Я профессионал.
        - Но это не значит, что ты заговорен от пули.
        - Нет, конечно. Но это значит, что я не такая простая цель. Подумай сама. Судя по твоему рассказу, этот Вудард не пользуется услугами снайперов. У него другие методы. Он организует «несчастные случаи», застигая свою жертву врасплох. А это гораздо легче проделать с обычным, ни о чем не подозревающим человеком, чем с полицейским. Мы гораздо более подозрительны - и по натуре, и по роду службы. Мы все время начеку, мы чувствуем приближающуюся угрозу. К тому же большинство преступников остерегаются иметь с нами дело: потом эту кашу гораздо труднее расхлебать. Так что смирись, моя дорогая. Ты сама открыла эту дверь, и я не позволю тебе снова ее захлопнуть. Так или иначе, я не уйду из вашей жизни, твоей и Грейси. - Наклонившись, Элвис поцеловал Эмму быстрым жарким поцелуем. Потом отстранился. - А теперь одевайся. Пора забирать малышку.
        - Мы не закончили разговор.,.
        - Извини, Эм. Придется отложить до другого раза. У меня работа.
        Элвис приехал к матери через тридцать минут после ее возвращения. В Порт-Флэннери, как он и говорил Эмме, все интересовались делами друг друга. Когда Элвису требовалась какая-нибудь информация, он обычно получал ее немедленно. Так и в этот раз: Элвис просто обмолвился, что должен знать, когда его мать вернется на остров. Через двенадцать минут после того, как Надин сошла с парома, он уже знал об этом.
        Элвис с силой распахнул стеклянную дверь, со стуком захлопнул ее за собой.
        - Ма… Ты дома?
        - Элвис?
        Ее удивленный возглас донесся из спальни. Послышался стук каблуков. Надин появилась в дверях. Одного взгляда на ее лицо оказалось достаточно для того, чтобы слабая надежда - дурацкая надежда, он сознавал это, но все же лелеял ее в глубине души, - чтобы эта надежда мгновенно погасла.
        - Как я рада тебя видеть, - заговорила Надин напряженным, неестественным голосом. Подойдя ближе, она чмокнула сына в подбородок. - Кофе хочешь? Я сейчас быстренько сварю. Боюсь, больше ничего не могу тебе предложить. Я приехала полчаса назад. - Она бросила быстрый взгляд на сына, не сводившего с нее холодных голубых глаз. Ни малейшего тепла, ни тени доброжелательности. - Мемфис в это время года - просто ужас. Парная! Но зато Грейсленд, конечно же…
        - Ты арестована по обвинению в похищении Грейси Сэндс, мама. - Элвис подошел ближе. - Разумеется, ты имеешь право не…
        - Что?! - Надин изумленно моргнула.
        - …не отвечать на вопросы. - Он вынул из кармана наручники, развернул мать спиной, завел ей руки за спину. - Если же ты не воспользуешься этим правом и если что-либо из сказанного тобой будет использовано в…
        - Элвис! Ты что, спятил?
        - А ты, мама?
        Он повернул ее лицом к себе. Профессиональная выдержка рассыпалась в прах, вытесненная яростью и ощущением предательства.
        Надин, не в силах смотреть сыну в глаза, отвернулась. Она слишком хорошо помнила это выражение его лица - с тех самых пор, когда выгоняла его из дома и запиралась с клиентом. Снова вернулось сокрушительное чувство вины.
        - Похищение детей - серьезное преступление! - Элвис встряхнул мать за плечо, стараясь подавить ярость. - Как ты могла на это решиться?
        - Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь, - неуверенно начала она.
        Лицо его приобрело профессиональную непроницаемость.
        - Прекрасно. В таком случае ты имеешь право нанять адвоката, если можешь себе это позволить. Если нет, мы сами обеспечим тебе услуги адвоката.
        Снова развернув мать спиной, он защелкнул наручник на правой руке.
        Господи, он это всерьез! Надин поймала его взгляд.
        - Это же шутка, Элвис! Это была просто шутка.
        Он снова повернул мать лицом к себе, на этот раз с такой силой, что второй наручник ударил ее по бедру.
        - Шутка, говоришь?! Я весь тот день провел с матерью девочки. Ей почему-то не показалось смешным, что ее ребенок бесследно исчез. Она с ума сходила от отчаяния. Шутка, твою мать! Господи, я не могу поверить! Эмма плакала, ее всю трясло, у нее даже руки похолодели от ужаса.
        Застонав, Надин поднесла свободную руку ко рту. Элвис никак не мог успокоиться:
        - И семейству Мэкки это тоже не показалось смешным. Может, у них просто не хватило чувства юмора, но они вовсе не смеялись, когда их обвинили в похищении чужого ребенка из кафе. Клер сочли сумасшедшей. Не думаю, что ей это понравилось. И совершенно точно знаю: ей абсолютно не понравилось, когда ее заподозрили во лжи. - Элвис безжалостно смотрел на мать. Краска отхлынула с ее лица. Она побелела. - Ах да, а как насчет малышки Грейси? Полагаешь, ей было очень смешно, когда ее выдрали за то, что солгала? Да еще Сэм накинулся на нее с обвинениями. Напугал девочку до крайности. Может, ты объяснишь ей, что это все только шутка? Боюсь, правда, у тебя не будет такой возможности.
        Едва ли она когда-нибудь захочет с тобой разговаривать.
        - О Господи, Элвис, я и не помышляла, что это будет настолько… Я не планировала…
        - Ты это вообще не планировала. Точка. Сколько тебе заплатили?
        - Заплатили? О чем ты, Элвис, радость моя? Это все не так.
        - Сколько тебе заплатили, Надин? Если надеешься, что я поверю, будто ты задумала все это сама, можешь не сотрясать воздух. У тебя на такое мозгов не хватило бы.
        - Элвис Аарон! Как ты разговариваешь с мате…
        Она замолчала на полуслове - он резко наклонился к ней, приблизил свое лицо к ее лицу почти вплотную. Заговорил медленно, с трудом сохраняя терпение:
        - Бросай свои штучки, Надин. Если бы у тебя была хоть капля здравого смысла, ты бы предвидела, что навлекаешь на свою голову большие неприятности. Значит, утверждаешь, что задумала и проделала все это самостоятельно? Прекрасно. Тогда и отвечать за все будешь одна. Это не игрушки, мама. Это хорошо спланированный, невероятно злобный акт психологического воздействия, направленный против Эммы Сэндс, Поверь мне, ничего смешного тут нет. - Элвис выпрямился. - Спрашиваю в последний раз. Сколько тебе заплатили?
        - Две с половиной тысячи долларов. И билеты первого класса до Мемфиса для нас с Мэри Сью.
        Надин надула губы. Как смеет родной сын так обращаться с ней! С другой стороны, до Надин только сейчас начали доходить последствия того, что она натворила в тот день. Но она никогда не могла предположить…
        - Мне показалось, что это вполне безобидный способ заработать такие хорошие деньги.
        Господи… И он стоит здесь и выслушивает такое от собственной матери! Просто поразительно, как у него самого еще сохранилось какое-то представление о моральных ценностях.
        Элвис почувствовал страшную усталость.
        - Садись, ма. Нам с тобой о многом надо поговорить.
        На остров он вернулся только в девять вечера. В десять постучал в дверь Эммы. Дверь приоткрылась, Эмма выглянула через цепочку.
        - Элвис, - зашептала она, - я же сказала тебе утром. Как бы ты со мной ни спорил…
        - Посмотри вот на это. - Он просунул в щель рисунок, портрет мужчины. - Я только что вернулся из полицейского управления в Сиэтле, где художник по описанию моей матери сделал вот этот портрет. Этот человек, по словам Надин, уговорил ее устроить то небольшое представление четвертого июля.
        Дверь перед ним захлопнулась. Звякнула цепочка. Через несколько секунд Эмма открыла дверь.
        - Заходи.
        Она взяла рисунок, внимательно посмотрела на него, потом снова подняла глаза на Элвиса.
        - Это Хэккет. Один из людей Гранта.
        - Отлично. Теперь мы знаем, с чего начать. - Он присел за маленький столик в углу. - Мне сделали сорок экземпляров. Я собираюсь пустить этот портрет по всему острову.
        - И кому же ты собираешься его показывать?
        - Многим. Например, персоналу парома. Единственная возможность попасть на остров и уехать отсюда - это паром. Или частный катер. Это, конечно, удобнее, так как помогает остаться незамеченным, однако, сдается мне, злоумышленнику важнее иметь в своем распоряжении автомобиль, чтобы свободно передвигаться по острову, чем сохранить анонимность. - Элвис помолчал. - Дальше. Проведя на острове несколько часов, человек захочет поесть. Поэтому я пущу этот портрет по всем ресторанам, кафе, закусочным и продовольственным магазинам. Кроме того, ему понадобится заправить машину. Возможно, он сделает это здесь. Поэтому я отправлю фотографию на обе наши заправочные станции. - Он пожал плечами. - Как я уже сказал, есть с чего начать. По крайней мере мы узнаем, здесь ли он еще.
        Эмма повернулась к кровати, где, уютно свернувшись, спала Грейси. Она напряженно посмотрела на дочь, потом снова на Элвиса.
        - Спасибо. Все-таки легче, когда знаешь, что предпринимаются какие-то шаги.
        - Не благодари меня, Эмма. Я только выполняю свою работу. И поверь мне, с большим удовольствием разделаюсь с этим шутом гороховым. - Он окинул ее взглядом. - Насчет моей матери… Она просила передать тебе, что очень сожалеет о случившемся. - Элвис вкратце пересказал то, о чем сообщила Надин. - Она не злобная женщина, Эм. Просто не задумывается о том, что делает. Ухватилась за возможность получить кое-какие денежки за то, что ей описали как шутку, а о последствиях даже не подумала.
        Эмма нехотя кивнула. Элвис вздохнул с облегчением:
        - Я знаю, тебя интересует, как Надин удалось открыть твою машину. Она сказала, что ей дали ключ.
        - Господи… - Эмма уронила руки на стол, подняла глаза на Элвиса. - Грант - как паук, отвратительный паук. Сидит там, в своей паутине, и плетет интриги. - Она горько улыбнулась. - Порезвитесь еще немного, вы, ничего не подозревающие дурачки.
        - Да… Но долго он безнаказанным не останется.
        Грейси зашевелилась на кровати. Элвис наблюдал за ней, пока она снова не затихла, забывшись в глубоком сне. Он взглянул на Эмму, сделал нетерпеливое движение рукой с протезом.
        - Послушай, забудь об этом Вударде. Я ведь пришел не для того, чтобы тебя расстроить. Напротив, хотел, чтобы ты поняла: мы положим этому конец. - Элвис понизил голос, погладил Эмму по руке. - Как ты себя чувствуешь? Там все еще саднит?
        - Нет, мне уже лучше. Сегодня утром я долго лежала в горячей ванне. Помогло.
        - Прости меня, - проговорил Элвис с раскаянием. - Я не должен был этого допускать. Мне следовало подумать о тебе.
        Она подняла на него глаза.
        - Ты из-за этого терзаешься, Элвис?! Какой смысл? Ты ведь не делал ничего такого, чего бы я тебе не позволила. Разве ты не понимаешь, что я всегда могла сказать
«нет»? - Эмма усмехнулась. - Хотя.., постой… Пожалуй, ответственность действительно целиком на тебе. Я, конечно, могла бы сказать «нет», но не воспользовалась этой возможностью, и знаешь почему? Ты меня так возбуждаешь, что я тебе ни в чем не способна отказать.
        - Ах вот как! Ты, значит, такая девушка, которая не может сказать «нет»?
        Элвис поднес ее руку к губам и поцеловал. Эмма поднялась и оказалась у него на коленях, в его объятиях. Он прижался губами к ее шее.
        - Скажи, - попросил Элвис, - а если я пообещаю, что буду очень-очень осторожен, ты мне откажешь? Сейчас? - Рука его скользнула по ее бедру под шортами, к трусикам. Заскользила вверх-вниз, вверх-вниз. - У меня для тебя кое-что есть.
        У Эммы перехватило дыхание.
        - Ах, шериф, какой же вы нехороший
        - Верно. Нехороший. - Проводя пальцами круги по бедру Эммы, Элвис заглянул ей в глаза. - Ну так арестуй меня, что же ты?
        Она непроизвольно раздвинула бедра.
        - Я бы арестовала тебя, только вот полицейского поблизости нет. Их никогда нет, когда они нужны. - Эмма нехотя оттолкнула его руку. - Не здесь, Элвис.
        Он проследил за ее взглядом. Грейс.
        - Да, ты права. - Элвис глубоко вздохнул. - А как насчет секса в коридоре?
        Сойдя с парома, Хэккет сразу начал искать телефон-автомат и притормозил около первого попавшегося ему на глаза.
        На другом конце сняли трубку.
        - Офис Гранта Вударда.
        - Роза, это Хэккет. Он у себя?
        - Да, сэр. Будьте добры, подождите минутку. Мистер Вудард сейчас разговаривает по другому аппарату, но долго вам ждать не придется. Он приказал мне соединять вас с ним немедленно.
        В трубке все смолкло. Хэккет положил телефонную карточку в карман, снял нитку с брюк, вынул чистый носовой платок и обмахнул запыленные кроссовки.
        На другом конце провода раздался голос Вударда:
        - Какие новости, Хэккет?
        - Кажется, меня заметили, босс.
        Грант беззвучно выругался. Вслух же сказал:
        - Ну, мы же допускали, что такое может случиться. А что, собственно, произошло?
        - Я зашел в бар перекусить. Бар в яхт-клубе, за городом. Я решил, что там безопасно. И вдруг заметил, что парень за стойкой сравнивает мою физиономию с какой-то фотографией. Я вылетел оттуда как пуля и убрался с острова, пока чертов шериф меня не выследил. - Хэккет полюбовался своим отражением в витрине магазина напротив телефонной будки. - Наверное, его шлюха-мамаша проболталась, описала меня. Я туда не могу вернуться, это понятно. Может, послать кого-нибудь из ребят?
        Грант прикрыл глаза. Избавь его Бог от наемных работников, которые пытаются думать сами.
        - Нет, не нужно. - Ничто в голосе Гранта не выдало его истинных чувств. - Я предполагал, что Грейси в конце концов расскажет матери всю правду, так что роль Надин Доннелли в этой истории станет ясна. Но меня удивляет, почему Эмма доверилась полицейским, вместо того чтобы сняться с места и бежать. Возвращайтесь со следующим рейсом, Хэккет. Мне надо подумать, что предпринять дальше.

        Глава 15

        Сэм достал пачку «Кэмела», вытряхнул одну сигарету и щелкнул зажигалкой. Они с Клер направлялись домой после закрытия магазина. С тех пор как они ввели у себя в магазине запрет на курение, Сэм каждый день с нетерпением ждал этого момента. Он поднес пламя зажигалку к сигарете, глубоко затянулся и медленно выпустил дым.
        Клер нажала кнопку дверцы со своей стороны. Стекло опустилось.
        - Черт побери, Сэм, когда ты наконец избавишься от этой отвратительной привычки? Меня уже тошнит оттого, что приходится каждый день вдыхать твой отработанный дым. Не говоря уже о вони.
        Рука с сигаретой застыла на полпути. Сэм оторвал взгляд от дороги, перевел глаза на жену. Сердито поджав губы, она гневно посмотрела на него. Огромный тугой узел внутри, не отпускавший столько времени, комок, который, как ему казалось, он обречен носить в себе вечно, начал рассасываться. Да ведь это прежняя Клер, его Клер, которую он знает столько лет! Она начала выговаривать ему по поводу
«отвратительной привычки к никотину» во время их первого свидания и не прекращала этого в течение девяти лет. При жизни Эвана Клер даже приучила мужа не курить при сыне. После гибели их сына это, казалось, стало ей абсолютно безразлично. Сэм снова начал курить дома с одной-единственной целью - добиться от жены реакции. Однако до сегодняшнего дня Клер этого как будто не замечала.
        Он дал слово Господу Богу и себе - и сдержит его. Сэм достал пачку, вытряхнул еще одну сигарету, выбросил горящую сигарету в окно и подал пачку Клер.
        - Хочешь, чтобы я бросил курить?
        - А то ты этого не знаешь, Сэм Мэкки! Я ведь все девять лет тебя точу.
        - Ах так! Ну что ж, считай, что сегодня тебе наконец повезло. - Он поднял руку с сигаретой. - Сейчас ты видишь последнюю сигарету Сэма Мэкки. Можешь выбросить остальные.
        Пачка полетела в окно. На мгновение - на одно короткое мгновение - он ощутил страх. Но Сэм столько раз клялся себе, что если бы Клер снова заметила его, снова потребовала бы бросить курить, он завязал бы раз и навсегда. Сэм уже стал опасаться, что этого никогда не произойдет. Сейчас он торжественно достал зажигалку и закурил свою последнюю сигарету.
        После обеда Сэм последовал за женой в спальню, где она начала убирать белье, закрыл за собой дверь и стал расстегивать рубашку. Клер замерла, молча наблюдая за тем, как обнажаются его грудь, плечи, руки, как рубашка упала на пол. Он расстегнул пояс на брюках. Клер сглотнула. Во рту у нее пересохло.
        - Что это ты делаешь, Сэм?
        Она услышала свой охрипший голос и прерывистое дыхание. А ведь Клер намеревалась задать этот вопрос холодно и отстраненно.
        Сэм начал стягивать джинсы.
        - Я больше не курю. Мы пообедали. Я почистил зубы. Три раза. Жевательную резинку я терпеть не могу. - Он выпрямился, совершенно голый и возбужденный до крайней степени. - Мне нужно чем-нибудь занять рот, - проговорил Сэм низким и глухим голосом, подошел к жене, потянулся пальцами к пуговицам на ее блузке, а губами к ее рту. Нежно захватил зубами нижнюю губу Клер. Потом откинул голову, заглянул ей в глаза. - А так как это была твоя идея, радость моя, значит, тебе придется предоставить мне то, в чем я так нуждаюсь.
        Ворох белья, который Клер прижимала к себе, когда Сэм вошел в спальню, упал на пол. Она потянулась к обнаженному мужу.
        - О, Сэмми! Я боялась, что ты никогда больше меня об этом не попросишь.
        Элвис явился на работу еще до восьми часов, остановился у стола Сэнди, взял подготовленные для него бумаги, прошел к своему столу, поставил чашку кофе и начал перебирать документы. Кажется, ничего срочного. Он посмотрел на помощника.
        - Есть что-нибудь новенькое, Бен?
        - Задержал Харве Хенсена.
        Бен кивком указал на дверь, ведущую в две камеры в задней части здания.
        - Харве? За что? Пьянство, наркотики?
        - Да вроде он не был пьян, но учинил такое! Избил Майка Чанса до полусмерти.
        - Ах так, значит, поймал Майка на том, что тот поставил свою машину у его дома?
        Майку Чансу принадлежало единственное на острове такси, которое он в последние семь месяцев, не таясь, ставил у дома Хенсена, пока забавлялся там с женой Харве, Кэти.
        - Да вроде бы так. Услышал в кафе у Руби, как кто-то ржет по этому поводу, ну и поехал посмотреть. Думаю, Харве не сомневался в том, что это пустые сплетни и что он сможет это доказать. Но автомобиль Майка стоял - ты только представь себе, Элвис! - у самого его дома, на подъездной дорожке. Ну, Харве, конечно, вошел и застал их в весьма интересный момент. - Бен шумно выдохнул и покачал головой. - Чанс теперь в больнице, его там штопают, а Харве вон там, сзади - приходит в себя и пользуется нашим гостеприимством.
        - Чанс собирается подавать в суд?
        Харве Хенсена, высокого и крупного, считали на острове недотепой. Все знали, что умом он не блещет, и тем не менее любили за легкий и доброжелательный характер. Однако, как и у большинства людей, его доброжелательность имела свои пределы. Увидев жену в постели с другим мужчиной, он потерял над собой контроль. Элвис понимал, как Харве сейчас себя чувствует, и ему очень не хотелось добавлять бед этому человеку. Однако его долг - следовать закону. Если Майк Чанс решит возбудить дело об избиении, никуда не денешься.
        - Нет, не думаю, - пожал плечами Бен. - Я, конечно, могу ошибаться, но у меня сложилось другое впечатление.
        Вошла Сэнди. Всю историю пришлось повторить для нее.
        - Дурочка эта Кэти, - заключила она. - Харве такой хороший парень. Не говоря уж о том, что он добытчик. Надеюсь, Харве выгонит ее.
        Бен с ней не согласился, и они начали обсуждать все «за» и «против». Элвис пошел к себе за стол заниматься нескончаемой бумажной работой.
        Вскоре после десяти часов он услышал голос Сэнди.
        - О, миссис Сэндс! Привет! Как приятно снова увидеть вас! А это, должно быть…
        Элвис вскинул голову. Эмма, стоя вполоборота к нему, закрывала дверь офиса. Грейси держалась за ее руку.
        - ..Глейси, - перебила девочка. - Мне тли года, вы знаете?
        Она потянулась к Сэнди, как к магниту, пока не увидела Элвиса.
        - Пливет, шелиф Эйвис! - Грейси устремилась к его столу и бросилась к нему, прежде чем он успел встать на ноги.
        - Подними меня!
        Элвис подхватил ее, посадил к себе на колени.
        - Привет, малышка! А что ты здесь делаешь? Вы с мамой решили навестить меня на работе?
        - Мама сказая, что мы дожны доожить. У нас полезали шины, Эйвис.
        - Порезали шины?! - Он перевел взгляд с раскрасневшегося, взволнованного личика Грейси на Эмму. - Что, кто-то действительно порезал шины на твоем «шеви», Эм?
        Она опустилась на стул у его стола, потерла пальцами лоб. Начинается головная боль, понял Элвис.
        - Мы только что это заметили. Собрались поехать…
        - …в гости к мисс-ас Мэкки, - подхватила Грейси, которой не терпелось самой рассказать всю историю.
        - Да. Я сняла чехол с машины и увидела, что задние шины спущены.
        - Пвоские, как блины!
        - Совершенно очевидно, что их порезали, Элвис. - Эмма снова потерла лоб. - Кому это могло понадобиться?
        - Ты не думаешь, что это был…
        Он не хотел произносить имя Гранта Вударда при Грейси.
        - Весьма возможно. От него всего можно ожидать.
        - Только.., это как-то…
        - Не в его стиле?
        - Да. - Эмма растерянно посмотрела на Элвиса. - С другой стороны, что я знаю о его стиле? Еще два месяца назад мне казалось, что он вообще не способен на подобное.
        - Ты о ком говолишь, ма?
        Грейси, доверчиво прислонившись к Элвису, сидела у него на коленях и удивленно смотрела на мать большими карими глазами.
        - Так, об одном плохом человеке. Иди сюда, моя хорошая.
        Эмма взяла Грейси с колен Элвиса, прижала к себе, уткнулась ей в шею. Элвис поднялся.
        - Пойдемте-ка сначала осмотрим вашу машину, прежде чем писать рапорт. Возможно, это обычный акт вандализма, Эм. К сожалению, такое случается чаще, чем хотелось бы.
        Бея и Сэнди в один голос пробормотали что-то, выражая согласие.
        - Это от недостатка развлечений, - пояснила Сэнди. - Ребятам просто нечем себя занять.
        Это произошло во вторник. В пятницу Эмма снова явилась к Элвису в офис, на этот раз одна. Разъяренная, как тигрица, она ворвалась в полицейский участок после трех и, тяжело дыша, остановилась у стола Элвиса.
        - Я хочу сделать заявление. Еще раз, - бросила она.
        И тут выдержка ей изменила. Эмма заговорила быстро и отрывисто по-французски, яростно жестикулируя. В конце этого бессвязного потока слов с силой ударила по столу кулаком.
        - А теперь давай по-английски, Эм.
        Она опустилась на стул у его стола.
        - Всю мою машину исписали краской! О Господи, какие гнусные, грязные слова на моей прекрасной машине! - Глаза ее сузились от гнева. - Хорошо, что моя малышка еще не умеет читать. Знает всего несколько слов. Но на моем «шевроле» она не увидит ни
«мамы», ни «киски», ни «миски». Элвис вскочил.
        - Кто-то вымарал твою машину грязными ругательствами? - переспросил он, стараясь держать себя в руках.
        Дьявольщина! Ему так нравился ее «шевроле». Порезать шины - это одно. Хотя тоже ничего хорошего, поскольку Эмме пришлось выложить сто с лишним долларов за новые шины. Но испортить эту прекрасную машину грязными ругательствами!..
        - Я хочу видеть это.
        Эмма молча наблюдала за Элвисом, пока он осматривал машину. Элвис наклонился, потом отошел в сторону, чтобы получить общее впечатление. При виде каждого нового грязного слова лицо его приобретало все более непроницаемое выражение. Однако теперь Эмма знала Элвиса так хорошо, что ее это не могло обмануть. В конце концов, к своему удивлению, она осознала, что, по мере того как растет его гнев, ее ярость утихает.
        - И что же тебя больше всего разозлило, дорогой? То, что испорчена моя машина или что нанесен урон моей репутации?
        - Вначале, когда ты мне только сказала об этом, не скрою, я прежде всего подумал о машине. - Элвис подошел к Эмме. - Черт побери, такая прекрасная машина! Сама мысль о том, что кто-то исписал ее грязными словами… - Он обнял ее за плечи, привлек к себе. - Но мне очень не нравится тон этих ругательств. По-моему, здесь замешаны не только одуревшие от скуки юнцы.
        - Да, мне тоже это не нравится. Особенно когда представлю себе, как моя малышка пытается это озвучить.
        Слова «Убирайся домой, шлюха» были выведены огромными буквами на задней дверце.
        - Заново покрасить ее, наверное, обойдется в целое состояние.
        Эмма пожала плечами.
        - Для начала попробую снять эти надписи пятновыводителем. Если не получится, перекрашу ее сама, если найду место, где это можно сделать. Если же не удастся сделать это быстро, куплю банку с краской-распылителем и закрашу хотя бы самые гнусные ругательства. Больше всего меня сейчас путает, что кто-нибудь ненароком прочтет их вслух при Грейси. Черт побери, Элвис… - Она снова вспыхнула от ярости. - Найди того, кто это сделал, иначе нам с Грейси придется упаковать вещи и бежать отсюда.
        - Найду.
        К субботе у Элвиса все еще не было никакой зацепки и ни малейшего представления о том, кто это сделал. А в воскресенье вечером кто-то кинул камень Эмме в окно.
        Это случилось после захода солнца. Свет его лучей постепенно бледнел, превращаясь вначале в бледную тень былого сияния, а потом просто в серую туманную дымку. Небо темнело. Такие сумерки характерны только для северо-западной части тихоокеанского побережья.
        Эмма взглянула на дочь. Грейси, лежа на полу, самозабвенно трудилась над книжкой-раскраской.
        - Пойдем, сладкая моя, пора одевать пижамку.
        - Грейси нехотя отложила карандаш и надула губы.
        - Ну, мамочка…
        - Пошли, пошли.
        - Но я хочу сдевать тебе катинку.
        - Грейс Мелина, не заставляй меня тащить тебя силой. Пора спать. Больше говорить не о чем. Дорисуешьмне картинку завтра. - Увидев упрямо сжатые губы дочери, Эмма подавила раздражение. - Давай быстро, моя радость, положи на место книжку и карандаши и беги к маме. Быстро, я сказала.
        Грейси шумно вздохнула, пробормотала что-то наверняка не слишком лестное для Эммы, поднялась с пола, подошла к окну, бросила на подоконник коробку с карандашами и книжку-раскраску.
        В этот момент окно с грохотом взорвалось тысячью осколков. Это произошло так внезапно и сопровождалось таким адским шумом, что Эмма не сразу поняла, в чем дело. Но вскоре заметила камень на полу. Они обе пронзительно закричали. Эмма очень скоро затихла, а Грейси продолжала громко кричать. В ее голосе слышался ужас.., и боль. По ее лицу и рукам текла кровь.
        - О Господи!
        Эмма кинулась к ней. Под ногами хрустело стекло. Она схватила дочь на руки. Грейси прижалась к матери, обняла ее за шею и заплакала.
        - Бойно, бойно, бойно! Очень бойно!
        - Я знаю, сладкая. - Слезы катились у Эммы по щекам. Она пыталась осмотреть Грейси, но та зарылась лицом в ее шею. - Дай маме посмотреть, моя сладкая. Дай мама посмотрит.
        - Бойно, бойно, бойно!
        Дверь распахнулась. Задохнувшись от ужаса, Эмма обернулась навстречу новой опасности.
        В дверях стоял Элвис с пистолетом в руке. Быстро окинув взглядом комнату и убедившись, что непосредственной опасности нет, он опустил пистолет.
        - Эм! Что случилось? - Он увидел кровь. - Господи!
        - Помоги ей, Элвис. Я не вижу, серьезно ли она ранена, - При его появлении выдержка оставила ее. Теперь он будет решать, он знает, что делать. Эмма разрыдалась. - Помоги, Элвис, пожалуйста… Помоги ей.
        Грейси снова закричала.
        Элвис подошел, взял девочку из рук матери, прижал к груди и понес к кровати, нашептывая в самое ухо:
        - Ш-ш, ш-ш, малышка. Тихонько, маленькая.
        Он опустил Грейси на кровать. Она протянула к нему руки.
        - Бойно, бойно, очень бойно!
        - Знаю, лапушка, знаю. - Элвис отвел руки девочки от лица, и ее всхлипывания сменились пронзительными криками.
        - Она вся сжалась.
        - - Дай Элвису посмотреть, крошка.
        По опыту он знал, что жалость только усиливает ощущение несчастья, поэтому старался не выказывать ни малейших признаков жалости.
        - Ну все, тихо. Перестань. Дай мне посмотреть. Я должен сделать так, чтобы тебе не было больно. - Сердце его сжалось при виде крови, засохшей на ее лице. - Лежи спокойно, Грейси, дай мне посмотреть.
        Элвис обернулся к Эмме и попросил, чтобы она повернула к нему лампу. Увидел, что в двери столпились постояльцы пансиона.
        - Пусть кто-нибудь позвонит в полицейский участок и скажет Джорджу, что он нужен мне немедленно. Необходимо связаться с доктором Симмсом. Пусть он откроет больницу, мы привезем Грейси. Эм, подними лампу повыше, я не вижу, что у нас здесь.
        Через несколько минут Элвис понял, что порезы на голове Грейси не опасны. Лишь одной ранкой придется заняться серьезно.
        Явился Джордж и, получив инструкции, удалился. Элвис вывел потрясенную Эмму из пансиона, усадил в свой полицейский автомобиль, передал ей на руки такую же потрясенную Грейси, сел за руль, включил сирену и рванул с места.
        Когда они подъехали, доктор отпирал дверь больницы. Он поздоровался с Элвисом, представился Эмме, представил свою жену - медсестру больницы. Предложив Эмме оставить у них Грейси, доктор попросил ее подождать с Элвисом в приемной.
        - Ни за что на свете, - ответила Эмма.
        - Но послушайте, миссис Сэндс…
        - Я не оставлю ребенка. И точка. А теперь послушайте меня. Ей больно, она очень напугана. Не знаю, сколько крови она потеряла, но Элвис сказал, что крупные сосуды не задеты.
        - Приведите ее сюда.
        Держа Грейси за руку, Эмма говорила ей что-то ласковым, но твердым тоном, пока доктор и его жена вынимали осколки стекла у девочки из руки, лица и головы, промывали ранки и порезы.
        - Все не так страшно, - заверил их доктор Симмс. - Порезы на лице всегда сильно кровоточат, поскольку кровеносные сосуды расположены слишком близко. - Он соединил края небольшой ранки на лбу Грейси. - Наложим несколько швов, чтобы шрам был незаметен. Мы ведь не хотим, чтобы такая хорошенькая девочка осталась с некрасивым шрамом, правда?
        - У шелифа Эйвиса тоже есть швам.
        - Но твой шрам будет совсем маленький, - сказал доктор Симмс. - Не такой безобразный, как у шерифа Доннелли. Обещаю тебе. - Он взял шприц с обезболивающим. - Сейчас немного пощиплет, малышка. - Доктор обернулся к жене:
        - Держи ей головку покрепче. Это для того, чтобы потеряла чувствительность та часть лба, где я буду накладывать швы, - пояснил он Эмме.
        - Эйвис совсем не безобазный! - негодующе воскликнула Грейси. - Он самый-самый касивый…
        - Оооййй! Бойно, бойно, мама!
        Эмма крепко держала руки дочери, прижалась к ней всем телом, чтобы та не вырывалась. Как бы у Грейси от новой боли снова не началась истерика.
        - Сиди тихо, Грейс Мелина! Ш-ш-ш. Я знаю, что очень щиплет. Зато теперь ты совсем не чувствуешь боли. Ведь правда?
        - Чувствую! Бойно, бойно, бойно, мама!
        - Действительно больно, Грейс Мелина? Или ты просто вспоминаешь, как было больно?
        - Нет, чувствую. - Постепенно девочка расслабилась. - А вот тепей уже учше.
        - Сейчас ты, может быть, почувствуешь, что немного тянет.
        Доктор начал зашивать ранку. Эмма рассказывала какую-то глупую сказку, чтобы отвлечь дочь, и внимательно смотрела ей в глаза, не желая видеть, как острая игла протыкает кожу.
        - Значит, по-твоему, - бодро спросил доктор, - по-твоему, наш шериф красивый?
        - Да! Он касивый! И никогда больше не говолите, что он безобазный.
        - Я этого и не говорил. Сказал только, что шрам у него… Ну, не важно. Больше не буду так говорить.
        - Павильно.
        Доктор сделал последний шов, завязал нитку.
        - Вот и все! Можешь сесть. Я считаю, это надо отметить, миссис Сэндс. Грейси отлично себя вела. За это ей полагается подарок. Сосалка. - Он подал девочке карамельку.
        Дверь операционной открылась. Элвис отбросил журнал, который пытался просматривать, вскочил.
        - Ну как она? В порядке? Как ты, Грейси, девочка? - Он подошел ближе. - Как ты, малышка, нормально?
        - Смотли, Эйвис, у меня сосалка! - Она вынула карамельку изо рта и показала ему. - Видишь, касная! А вот еще. - Она вынула еще две из кармана комбинезона. - Видишь, одна виногвадная, а дугая фуктовая.
        Грейси перешла от Эммы к Элвису. Эмма уронила руки, тяжелые, как свинец. Элвис подхватил Грейси рукой с протезом, здоровой рукой обнял Эмму за плечи.
        - Пошли, девочки, я отвезу вас домой.
        Он остановился, заметив в приоткрытую дверь операционной доктора Симмса с женой.
        - Спасибо, что открыли, док. Сколько мы вам должны?
        Элвис отпустил Эмму, чтобы достать бумажник. Доктор отмахнулся.
        - Мы с миссис Сэндс договорились, что она завтра зайдет и заплатит по счету.
        Элвис кивнул и снова обнял Эмму за плечи. Она устало прислонила голову к его плечу.
        - В таком случае позвольте попрощаться. Мне надо отвезти девочек домой.
        Послышались слова прощания, пожелания доброй ночи.
        Как только дверь за ними захлопнулась, доктор Симмс с улыбкой обернулся к жене:
        - Ну, что скажешь? Мне, например, кажется, что между этими тремя очень серьезные отношения. Ты со мной согласна?
        Миссис Симмс ответила усталой улыбкой:
        - Во всяком случае, я бы не хотела оказаться на месте того, кто поранил малышку, когда Доннелли найдет его.
        Элвис отпер дверь своей комнаты, пропустил Эмму и Грейси вперед.
        - Скажите, какие вещи вам понадобятся на ночь. Я пойду и принесу.
        Через несколько минут он вышел и запер дверь на ключ снаружи.
        Помощник поднялся со стула при появлении Элвиса в комнате Эммы.
        - Ну как малышка?
        - Нормально. Несколько швов на лбу. Остальное - поверхностные порезы. - Элвис удивленно покачал головой. - У меня, конечно, нет опыта с детьми… Не понимаю, как она так быстро оправилась. Сейчас девочка счастлива, что доктор Симмс угостил ее конфетами.
        Джордж усмехнулся:
        - И скорее всего ничего, кроме аспирина, ей не понадобится, когда закончится действие новокаина.
        - Да, именно так доктор и сказал Эмме. Ты, наверное, все это постиг на собственном опыте?
        - Ну да. Там, где взрослому не обойтись без сильного болеутоляющего, у детей все проходит почти незаметно. Просто поразительно.
        - Спасибо, что остался здесь, Джордж. На сегодняшнюю ночь я поместил Эмму и Грейси к себе в комнату. Это все-таки лучше, чем тюремная камера. Завтра подыщу для них какое-нибудь безопасное место. Так что еще раз спасибо, что задержался до моего возвращения.
        - Какие проблемы. Не оставлять же комнату незапертой без присмотра. А ключа у меня нет. - Джордж пожал плечами. - Я положил камень в сумку. - Он указал на сумку-холодильник на столе. - Боюсь только, он нам мало что даст. Поверхность слишком шероховатая.
        - Все равно спасибо, что позаботился об этом. - Элвис посмотрел на помощника. - До сих пор все эти действия против Эммы носили, я бы сказал, несерьезный характер. Но теперь… Мне это совсем не нравится. Сейчас мы ничего не можем предпринять, поэтому возвращайся в участок. Я возьму кое-что для них на ночь и запру дверь.
        Элвис помог Эмме переодеть и уложить Грейси. Потом постоял около кровати, пока девочка не заснула. Только что болтала без умолку, требовала все новых историй, а в следующее мгновение уже крепко спала.
        Элвис с улыбкой обернулся к Эмме. Она стояла посреди комнаты, обхватив себя руками за плечи.
        - Эй…
        Элвис потянулся к ней, привлек к себе. Она обняла Элвиса, словно вбирая в себя его тепло.
        - Я разозлилась на нее… - Эмма дрожала. - Она упрямилась, никак не хотела ложиться. А я злилась. - Ее затрясло сильнее. - И вдруг Грейси закричала.., и я увидела кровь… Господи, как она кричала, Элвис…
        Элвис теснее прижал ее к себе.
        - Ш-ш. Все кончилось. Все будет в порядке, радость моя.
        - Но почему это произошло? Не могу поверить, что Грант способен… Но как кому-то пришло в голову причинить боль невинному ребенку, который никому не сделал ничего плохого? За что? - Эмма подняла голову. В ее больших карих глазах, полных страха, сверкнула ярость. - Черт побери, этого Грейси не заслужила!
        Элвис погладил Эмму по голове, наклонился и поцеловал в губы. Откинул голову, заглянул ей в глаза.
        - Конечно, не заслужила. И я не допущу, чтобы что-нибудь подобное случилось с ней или с тобой.

        Глава 16

        Телефон прозвонил в третий раз. Грант приложил трубку к уху.
        - Вудард.
        - Это Конрой.
        Грант нажал кнопку дистанционного управления. Изображение Эммы исчезло с видеоэкрана. Конрой, которого он послал заменить Хэккета, провел на Флэнне-ри всего неделю.
        - Ну? - нетерпеливо спросил Грант. Человек на другом конце провода явно колебался. - Какие новости?
        - Вчера вечером.., что-то вышло не так. Поранило ребенка.
        - Грейси?! - возмутился Грант. - Поранило Грейси?!
        - Да, сэр.
        Грант Вудард выругался, потом с устрашающим спокойствием сказал:
        - Я хочу знать точно все, что произошло вчера вечером. Если вам дорога ваша.., работа, не упускайте ни малейшей подробности.
        Элвис поднялся, едва забрезжил рассвет. Эмма и Грей-си еще спали в его кровати. Он надеялся вернуться до их пробуждения. Однако дело его заняло больше времени, чем рассчитывал Элвис, и сейчас его очень волновало душевное состояние Эммы. Он уже знал, о чем она думает каждый раз, когда ее ребенку угрожает опасность. Припарковав машину на задней парковочной площадке пансиона, Элвис помчался наверх по черной лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, распахнул дверь и быстро огляделся.
        - Пливет, Эйвис!
        Оставив Клер Мэкки, с которой играла в «ладушки», Грейси кинулась к Элвису. Он поднял девочку на руки, внимательно осмотрел ее.
        - Ну как ты, Грейси, малышка? В порядке?
        - Я в полядке на ошадке. Посмотли, шелиф Эйвис, у меня на вбу паучьи вапки! - Она приподняла голову, чтобы он мог получше разглядеть швы. - Это мама их так назвава. Павда здоово?
        Широко раскрытые карие глаза выжидательно смотрели на Элвиса.
        - Очень здорово. А где мама?
        - Не знаю. Куда-то вышла.
        Грейс уткнулась ему в шею и, фыркнув, расхохоталась от радости, что застигла его врасплох. Потом сползла на пол и убежала к окну, где на подоконнике стояло ее ведерко с ракушками.
        Элвис подошел к Клер.
        - Ну хорошо, так где же Эмма? Не увиливай, Клер, я сейчас не в том настроении.
        - Она в своей комнате.
        Элвис едва слышно выругался.
        - Опять пакует вещи, как я понимаю.
        - Да. - Клер смотрела на него с несчастным видом. - Я тоже не знала, Элвис. Эмма ничего не говорила мне о своих планах.

«Теперь-то любой может догадаться о ее планах», - подумал Элвис.
        - Все, конец, к черту! Сейчас я с этим покончу раз и навсегда!
        Он выбежал из комнаты. В последний момент вспомнив о Грейси, придержал протезом дверь, чтобы не хлопнула, и осторожно прикрыл ее за собой.
        Эмма укладывала в чемодан аккуратно сложенные майки Грейси. Сердце ее подскочило, казалось, к самому горлу. Она обернулась. Элвис… Эмма увидела выражение его лица, и сердце ее снова неистово забилось. Он в ярости, это очевидно.
        Элвис подошел к Эмме, схватил чемодан и швырнул в дальний конец комнаты. Одежда выпала на пол. Элвис навис над Эммой, почти нос к носу.
        - В твою дурацкую голову когда-нибудь приходит мысль о чем-то, кроме бегства?
        Вздернув подбородок, Эмма оттолкнула Элвиса. Через дыру в стекле в комнату врывался теплый морской ветерок, лаская ее обнаженные руки.
        - Я не обязана давать тебе объяснения.
        - Это почему же? Потому что тебе от меня нужно только одно? - Элвис провел рукой по волосам. Глаза его сверкали синим пламенем. - Ну что ж, прекрасно. Прекрасно! Скажи мне, Эм, какое место я занимаю в твоей жизни? Я для тебя только жеребец?
        - Нет, конечно, нет.
        - А я думаю - да. Больше всего тебя привлекает мой большой х… За это ты готова не обращать внимания на мое вовсе не идеальное лицо и весь внешний вид.
        Она еще выше вздернула подбородок.
        - Не льсти себе, Элвис Доннелли. Не такой он у тебя большой.

«О, Эмма, Эмма, какая же ты лгунья…» Ну, тем лучше. Он сам ее спровоцировал. Как будто не знает, что она бежит из Порт-Флэннери только из-за Грейси.
        Эмма снова набросилась на него, как разъяренная тигрица, защищающая своего тигренка.
        - Если бы только знал, как мне осточертели разговоры о твоих так называемых увечьях. По-твоему выходит, что если я занимаюсь с тобой любовью, то это означает какое-то извращение, и чем гнуснее извращение ты можешь придумать, тем лучше. Ты никак не желаешь признать, что я тебя просто хочу. Именно тебя. В общем, считай как тебе больше нравится, Элвис Доннелли. Я устала защищаться.
        Он не отрываясь смотрел на ее пылающие щеки, на темные сверкающие глаза.
        - А по-твоему, что я должен думать, Эм? Может, прикажешь поверить в то, что я любовь всей твоей жизни?
        Да! Да! Но она не могла признаться в этом ему. Просто не смела. От этого вся ее жизнь изменилась бы. Эмме пришлось бы остановиться, осесть на месте. Но самое страшное - пришлось бы довериться другому человеку…
        Закусив губу, Эмма не мигая смотрела на него.
        - Ну вот, так я и думал. И даже если бы я сказал, что люблю тебя, это ничего не изменило бы. Ведь так? Тебе на это плевать.
        Сердце подпрыгнуло у Эммы в груди.
        - Ты мне это говоришь?..
        Элвис пожал плечами:
        - К чему? Ты ведь не веришь в меня как в шерифа, не нуждаешься во мне как в мужчине. Тебе не терпится стряхнуть со своих ног пыль нашего города.
        Она изо всех сил сжала рубашку на его груди.
        - Ты это говоришь?
        - Да какая тебе разница?! Только бы убежать отсюда. Дождаться не можешь.
        - Черт побери, Элвис Доннелли, ты мне это говоришь или нет?
        - Да! - взревел он. - Я это говорю. Я тебя люблю. Довольна? - Он горько хохотнул. - Ну что же ты не смеешься?
        - Ах, Господи… О Боже… Элвис…
        Эмма разразилась потоком французских слов. Взволнованный голос, горящие глаза… Он не видел в них и тени насмешки.
        - Давай по-английски, Эм, чтобы я тоже понял. Может, ты меня посылаешь к черту.
        - Я люблю тебя, Элвис.
        Она крепче сжала его рубашку, истерически рассмеялась и сама это заметила. Ну и пусть! Господи, свершилось… Ей придется доверить свою жизнь и безопасность дочери этому человеку. Как страшно!
        Овладев собой, Эмма выпустила его рубашку, хлопнула по стальной груди.
        - Сама не знаю, как это получилось и почему. Ты ведь такой упрямый, несгибаемый. - Она тряхнула головой. - И тем не менее я тебя люблю. Так люблю, что самой страшно.
        Элвис внезапно отступил назад.
        - Чушь собачья!
        Эмма сделала шаг к нему, и он снова отступил.
        - Что это значит? Что ты хочешь ска…
        - Не смей жалеть меня!
        - Жалеть?! С чего ты взял?
        - Минуту назад я спросил тебя ясно и определенно: может, я и есть любовь всей твоей жизни? И что ты мне ответила?
        - Это потому что…
        - Ну и ладно. Не думай, будто у меня уязвлено самолюбие. Да, я признался, что люблю тебя, но это совсем не значит, что я жду от тебя такого же признания.
        Эмма ударила его кулаками в грудь.
        - Господи, ты самый безнадежный великовозрастный олух, который встретился на моем пути! Не знаю, как тебя вообще можно любить, Элвис Доннелли, но я люблю тебя. Это правда. Ты упрямый, меднолобый осел! И все равно я тебя люблю. Так люблю, что… В общем, хочешь верь, хочешь нет. Но вот что я тебе скажу. Двадцать третьего мая весь мой мир перевернулся. Все, во что я прежде верила, оказалось построено на лжи. - Она провела рукой по волосам. - Я провела много ночей в номерах разных мотелей, размышляя об этом. Чего только я не передумала. И в результате поняла одно: в этом
        Мире я могу рассчитывать только на себя, если хочу обеспечить безопасность своему ребенку. У меня это крепко засело в голове. Сразу этого не изменишь. Даже если поуши влюблена в огромного, упрямого…
        Элвис прервал ее поцелуем и крепко прижал к себе. Когда он наконец поднял голову, губы его изогнулись в усмешке.
        - Кончай мне зубы заговаривать, куколка. Ты меня совсем смутила своими речами.
        Эмма провела пальцами по его лицу, дошла до шрама, спустилась к полным губам.
        - Я люблю тебя, Элвис Доннелли. Это очень серьезно. Нам с Грейси грозит большая опасность. Предупреждаю: меня до смерти пугает то, что я сейчас отдаю свою судьбу и судьбу своего ребенка в твои руки. Но я это делаю. Вся моя надежда - только на тебя.
        - И давно пора. - Элвис звонко шлепнул ее по ягодицам. Отстранился. - Собирай чемоданы, Эмма.
        Она с недоумением посмотрела на него.
        - Что?! Как… Не понимаю…
        - Укладывай вещи. Мы переезжаем. Я нашел безопасное место. Никто не будет знать, где мы. - Элвис поцеловал ее быстрым страстным поцелуем, легким и бесшумным кошачьим шагом пересек комнату, поднял отброшенный им же чемодан, вытряхнул осколки стекла, бросил на кровать. - Сколько тебе нужно времени, чтобы собраться?
        - Мы переезжаем?..
        - Не думала же ты, что я оставлю без внимания вчерашний случай? Грейси пострадала. Вам обеим здесь небезопасно оставаться.
        Эмма открыла рот, собираясь что-то сказать.., и опять закрыла. Снова открыла, молча закрыла и разразилась бурными слезами.
        - Здравствуйте, приехали…
        Элвис обнял ее и начал утешать.
        - Не плачь, Эм, все будет хорошо. И я не собираюсь вас совсем изолировать от общества. Клер и Сэм будут знать, где вы. Можем и Руби сказать, если хочешь. Хорошо? Только я не хочу, чтобы кто-нибудь еще…
        Рыдания ее усилились.
        - Эм, родная, не надо, не плачь.
        Она снова вцепилась обеими руками в рубашку Элвиса, подняла на него распухшие от слез глаза. Господи, она больше не одна! Только сейчас это начало доходить до нее. В последнее время Эмма держалась на одних нервах. Но теперь у нее есть Элвис. Он поможет ей защитить Грейси. Да, у нее есть Элвис! Не просто представитель закона, нет, мужчина, который любит ее и Грейси, а значит, он жизненно заинтересован в том, чтобы уберечь их. Ему самому важно, чтобы с ними не случилось ничего плохого. От этого Эмму охватило такое облегчение, что она не выдержала.
        - Я люблю тебя, - рыдала она, уткнувшись лбом в грудь Элвиса. - Я так тебя люблю!
        - Оно и видно. Ты так счастлива, что повторяешь это без конца.
        Короткий смешок сорвался с ее губ. Эмма вытерла нос тыльной стороной ладони и посмотрела на Элвиса.
        - Но это действительно так, Элвис. Я счастлива. Просто… - Она вытерла слезы. - Ты когда-нибудь слышал рассказы о заложниках? О том, как они стойко держатся в совершенно немыслимых условиях.., а потом чье-нибудь неожиданное проявление доброты приводит к тому, что они теряют контроль над собой. Ты сделал все, чтобы увезти Грейси отсюда в безопасное место, и вот.., все
        Мои клапаны вышли из строя.
        Элвис качнул головой.
        - Кажется, никогда мне тебя не понять, Эм, даже если доживу до глубокой старости. - Он неохотно выпустил ее из объятий. Отступил, встревоженно глядя на нее. - Ты в порядке? Не возражаешь, если я тебя ненадолго оставлю, пока будешь укладывать вещи? Совсем ненадолго.
        - Конечно.
        - Ну вот и хорошо. Пойду скажу Руби, что мы съезжаем одновременно.
        - Ах да, Элвис, я ведь об этом даже не подумала! - Эмма озабоченно сдвинула брови. - Мы как будто бросаем ее.
        - Да, Руби, похоже, очень привязалась к вам. Но она поймет.
        По крайней мере он на это очень надеялся. И Руби действительно все поняла. Как только Элвис вошел в кафе, она повела его к седьмому столику.
        - Я уже слышала про вчерашнее. Как Грейси?
        - В порядке. Пришлось наложить несколько швов на лоб. - Руби горестно охнула. - Но в остальном все нормально. Уже бегает и стрекочет, как всегда. Я хочу поговорить с вами по поводу вчерашнего. Мне придется отказаться от комнаты в вашем пансионе, Руби. И Эмме тоже. Мы втроем переезжаем в дом Резерфорда, что в проезде Хиггинса. Но кроме вас, об этом никто не должен знать. О том, где теперь будет жить Эмма, известно только вам, Мэкки, Сэнди и моим помощникам. Простите, что съезжаем, не предупредив заранее…
        Руби даже глазом не моргнула, хотя теряла сразу двух постояльцев. «Вот это и есть мерило того, насколько хорошо она относится к Эмме», - решил Элвис.
        - Об этом не думайте, Элвис. Я очень рада, что вы их забираете. Для них здесь стало опасно.
        - Я обязательно найду тех, кто это сделал, не сомневайтесь. А когда я их найду, они за все заплатят. - Не слишком профессиональное заявление, да еще на публике, осознал он. - Мой номер оплачен до конца месяца. Оставьте деньги себе, поскольку я не предупредил вас заблаговременно. И еще хочу попросить вас, Руби:не распространяйтесь о том, что я здесь больше не живу. Чем меньше людей узнает, что мы отсюда съехали, тем безопаснее для Эммы и Грейси.
        - Я все сделаю, как вы скажете, Элвис. Единственное, о чем я хотела спросить… Нельзя ли мне как-нибудь навестить их?
        - О чем разговор! Когда угодно.
        Руби была так опечалена тем, что расстается с Эммой и Грейси, что Элвис погладил ее по руке.
        - Я поэтому и сказал вам, где их найти, Руби. Только будьте осторожны, смотрите, чтобы никто за вами не увязался, хорошо? - В глазах его внезапно вспыхнули озорные огоньки. Губы изогнулись в лукавой усмешке. - Хотя, судя по тому вечеру, когда вы вывели Эмму на танцы в «Якорь», вам удается заметать следы так, что любой полицейский позавидует.
        Через несколько минут Элвис снова поднимался наверх, тепло вспоминая, как Руби протянула ему руку и сказала: «Знаете, Элвис Доннелли, а вы ведь очень хороший человек». А потом крепко сжала ему руку. Ну и что? Подумаешь… Руби никогда и не относилась к тем жителям острова, кто его ненавидел. Всегда обращалась с ним вежливо, даже с уважением. И все же Элвис уже с юности научился различать оттенки человеческого поведения и прекрасно понимал, что Руби никогда его особенно не жаловала. До сих пор… Черт возьми, а ведь приятно сознавать, что теперь ее отношение, изменилось.
        Войдя к себе в комнату, Элвис сразу понял, что, пока Грейси здесь, ему ничего не удастся сделать. Улучив момент, он отвел Клер в сторону.
        - Не заберешь ее в магазин ненадолго? Не беспокойся, я очень быстро.
        - Конечно. Не волнуйся, делай все как надо. Если подойдет время ленча, я накормлю Грейси чем-нибудь вкусненьким. Но ты мне расскажешь, в чем проблема, Элвис?
        - Обязательно, Клер, обещаю. Как только появится свободная минутка. - В первый раз за это утро он взглянул на Клер внимательнее. От нее словно исходило какое-то сияние. - Ты очень похорошела. - Элвис наклонил голову в одну сторону, потом в другую. - Изменила прическу? Нет, подожди, кажется, я догадался. Ты похудела, верно?
        Клер рассмеялась и пошла к Грейси, которая раскладывала свою коллекцию камешков и ракушек вокруг стопки книг, раскрасок и карандашей на широком подоконнике.
        Взгляд Элвиса последовал за Клер. Эмма, похоже, принесла в это утро достаточно вещей для Грейси, чтобы девочка чувствовала себя здесь как дома. И Грейси, не теряя времени, словно птичка, свила себе новое гнездо на его подоконнике. Разложила свои вещички в привычном порядке. Единственная проблема, подумал Элвис, заключается в том, что его окно выходит на солнечную сторону. Поэтому если оставить карандаши на целый день на подоконнике, они могут расплавиться.
        Он принес картонную коробку и сложил в нее имущество Грейси. Потом стал укладывать свои вещи. Пожалуй, чтобы их совместный отъезд остался незамеченным, не стоит сносить все сразу и погружать в машины сейчас, при свете дня. Поэтому Элвис приготовил вещи к отъезду, но перенес в автомобиль только самое необходимое. Потом побежал наверх к Эмме, чтобы предупредить ее о том же. Между тем она уже почти все собрала. Элвис сообщил ей, где Грейси, пообещал, что скоро вернется и они вместе заедут за дочерью. Показавшись на публике в кафе, он взял чашку кофе, пересек зал, вышел из кафе через парадную дверь и направился через площадь в полицейское управление - показаться на работе и обсудить с помощниками дальнейший план действий.
        Уже после часа дня они с Эммой вошли в магазин Мэкки за Грейси и нашли ее у большого фонтана. Девочка сидела за столиком на возвышении из телефонных справочников, с салфеткой на груди, испачканной горчицей и жиром от сосиски в тесте. Проглотив последний кусок, Грейси потянулась за стаканом с молоком.
        Эмма присела на стул рядом с дочерью.
        - Привет, радость моя. Соскучилась по маме?
        - Мам! - Грейси опустила стакан и лучезарно улыбнулась горчично-молочными губами. - Миста Мэкки дай мне хот-дог на ленч!
        - Я вижу. Спасибо, Сэм.
        Эмма откинула светлые прядки волос со шва на лбу дочери.
        Сэм обернулся к ней.
        - Рады помочь, Эмма. Я слышал о том, что произошло вчера. Мне очень жаль, что так получилось… - Он обратился к молодому человеку за прилавком:
        - Фред, кажется, основной наплыв покупателей кончился. Пойдите поешьте тоже.
        - Да-да, - подошла Клер. - Я заменю вас на это время. - Она остановилась около Эммы, обняла ее за плечи. - Ну как ты?
        - Нормально. Элвис… - Эмма прикусила губу и взглянула на Грейси. - Ты закончила, малышка?
        - Угу.
        - Давай вытрем рот. Может, заглянешь в отдел игрушек на минутку?
        Эмма взяла несколько салфеток, обмакнула в стакан с водой, тщательно вытерла Грейси руки и лицо. Та от нетерпения приплясывала на месте.
        - Можно мне взять что-нибудь домой?
        - Посмотрим. Веди себя хорошо, не путайся под ногами у покупателей.
        - Не буду, не буду!
        Элвис поднял девочку со стопки телефонных справочников, фыркнул ей в шею и опустил на пол. Громко хохоча, она побежала к игрушкам. Элвис вполголоса сообщил Мэкки главную новость.
        - Отлично, - заявила Клер. - Именно то, что сейчас нужно. Забрать их из-под носа того мерзавца, который им угрожает. Это надо отметить. Устроим новоселье. - Она заметила страх в глазах Элвиса. - Да нет, только мы с Сэмом и Руби. Ты что, думал, я хочу весь остров созвать, что ли? Хорошего же ты обо мне мнения! Сделаем стейки-гриль, салат и печеный картофель. У нас даже есть гриль для барбекю. Можем тебе его отдать. Считай, это наш подарок на новоселье.
        Так все и решилось почти без участия Элвиса, которому осталось только смириться. Здесь его переиграли, признал он. Элвис пожал плечами и отозвал Сэма в сторонку.

* * *
        - Куда мы едем, ма? - Грейси выпрямилась на своем сиденье, рассматривая дорогу. - Куда едет шелиф Эйвис? И почему мы не с ним?
        - Увидишь, когда приедем на место, радость моя.
        - Ну ма…
        - Больше ничего не могу тебе сказать, Грейс Мелина. Это сюрприз.
        К счастью, вскоре мигалки полицейской машины свернули на боковую дорогу, а пот л на частную подъездную дорожку. Гравий заскрипел под колесами. Они проехали мимо вечнозеленых деревьев, окружавших дом. Эмма затормозила рядом с автомобилем Элвиса на цементной площадке перед гаражом, рассчитанным на две машины.
        - Что это, мама? Куда мы плиехали? - Грейси с надеждой смотрела на мать. - Тут есть маленькая девочка, с котоой мне можно поигвать?
        У Эммы сжалось сердце.
        - Нет, моя радость. Это наш новый дом. Мы с тобой и с Элвисом будем теперь жить здесь.
        Большие карие глаза Грейси расширились. Она не могла усидеть на месте, пока Эмма выходила из машины. По правилам, Грейси предписывалось сидеть на месте и ждать, пока с нее снимут защитные ремни. Однако на этот раз долго ждать ей не пришлось. Элвис оказался рядом раньше матери. Он открыл дверцу и выпустил девочку. Она выскочила из машины, не обращая внимания на его протянутую руку с протезом.
        - Эйвис, мы будем здесь жить! Мы будем… Ой, посмотлите! Качейи! Нет, это тайзанка!
        Грейси помчалась к самодельной тарзанке из веревки с доской, свисавшей со старой яблони.
        - Да, с ней не соскучишься.
        Эмма подошла к Элвису. Он обнял ее за плечи, привлек к себе.
        - Люблю непритязательных женщин.
        Через несколько минут он позвал Грейси смотреть дом.
        - К сожалению, он небольшой, - проговорил Элвис извиняющимся тоном, после того как они осмотрели гостиную, столовую, кухню и ванную с туалетом. - И мебелью хвастать не приходится.
        - Все в порядке, - перебила его Эмма. Да, мебель скорее может похвастать выносливостью, чем красотой или модным стилем. Какая-то безликая. И, тем не менее… - Если повесить симпатичные шторы на окна и занавески на кухне и, может быть, положить что-нибудь яркое на диван и кресла, здесь будет очень даже неплохо. А уж места здесь точно гораздо больше, чем в наших с тобой комнатах в пансионе.
        - Вот это верно. - Элвис улыбнулся, ощутив огромное облегчение от того, что Эмма так к этому отнеслась. Когда он впервые сюда вошел, ему самому обстановка кухни до боли напомнила ту, в которой он рос. Но это сейчас не так важно. Тем более что Эмма уже поняла, как можно обустроить это жилище. И уж конечно, здесь не будет фотографий короля рока.
        - Мне нравятся эти шкафы, - с улыбкой заметила Эмма. - Как тебе удалось найти жилье с мебелью?
        - Джордж и Брэнди Сперано купили этот дом для своей младшей дочери. Ей захотелось независимости, а они мечтали, чтобы она жила поблизости от них. Так зародилась традиция первого дома, отдельного от родительского, для многих ребят нашего острова. Мы с тобой, наверное, самые старые жильцы. - Рассмеявшись, Элвис распахнул еще одну дверь. - Грейси, малышка, а вот твоя новая спальня.
        Она вихрем влетела в комнату и стала все осматривать, приплясывая от восторга.
        - Мам, смотли, это наша новая спайня! - Грейси подняла широко раскрытые невинные глаза на Элвиса. - А ты где будешь спать, Эйвис?

        Глава 17

        Элвис встретил Сэма и Клер на подъездной дорожке. Едва автомобиль остановился, он уже наклонился к окошку водителя.
        - Рад тебя видеть, Сэм. Привез то, что я просил?
        - И здравствуй, Клер, - пробормотала гостья. - Рад и тебя видеть. Прекрасно выглядишь.
        Элвис сконфуженно улыбнулся.
        - Извини, Клер. Привет. Рад тебя видеть. И ты действительно прекрасно выглядишь. - Он снова повернулся к Сэму:
        - Ну?..
        - В багажнике. А что, к черту, происходит?
        - Ничего. Открывай багажник. Надеюсь, это меня спасет.
        Сэм незаметно обменялся взглядом с женой.
        - Не понимаю, как тебя может спасти трехколесный велосипед.
        Сэм нажал на кнопку, открыл крышку багажника и вышел из машины.
        - Ну, может, не спасет, тут я не совсем точно выразился. Но надеюсь, вернет мне любовь Грейси. Малышка ненавидит меня.
        - Грейси?! Ты что, спятил? Да она от тебя без ума!
        - Это было раньше. А теперь она ненавидит меня. После того как узнала, что Эмма будет спать со мной, а не с ней.
        - Обхохочешься, - прокомментировала Эмма через несколько минут, когда Клер рассказала об этом ей и Руби на кухне. - Мы с Грейси спим в одной комнате с тех пор, как сбежали из дома. Она, конечно, пришла в ярость, когда Элвис сообщил ей, что я буду спать в большой спальне вместе с ним. Вместо того чтобы заставить Грейси успокоиться и привыкнуть к этой мысли, он начал применять на практике прогрессивные методы родительского воспитания: ребенок, видите ли, должен все понять. - Все три женщины возвели глаза к небу. - С трехлетним ребенком, представляете себе! Ну а теперь она его попросту доит. Как приятно, когда взрослый человек готов все сделать для того, чтобы ты поняла его и простила. - Эмма покачала головой. - Просто уму непостижимо, до чего он слабовольный человек, когда дело касается Грейси.
        - Я все слышу. - Элвис появился на пороге. - И все это не правда. - Он протянул Эмме большой пакет с пивом. - Вот, шесть штук. Это Сэм привез.
        - Спасибо, Сэм. - Эмма убрала пиво в холодильник и обернулась к Элвису. - Правда, правда. Ты ведь уже готов поощрить ее хамское поведение трехколесным велосипедом, так ведь?
        - Да нет же, я просил Сэма привезти велосипед еще до этого. И потом, она вовсе не хамила, Эм. Грейси просто расстроилась. Она ведь привыкла спать вместе с тобой.
        - Ну что ж, в таком случае, может быть, не стоит ее расстраивать? - Эмма вынула из ящика столовые приборы, положила в миску и протянула Руби. - Не лучше ли мне остаться в одной комнате с ней?
        Все устремили глаза на Элвиса.
        - С этой маленькой грубиянкой?! Как же, держи карман шире! - Он лукаво взглянул на Эмму. - Понял. Я все понял. Так как же мне с ней себя вести?
        - Точно так же, как ты ведешь себя в подобных случаях на работе.
        - Значит, посадить в тюрьму и отшлепать как следует?
        - Нет, ты просто невозможен! Нарочно притворяешься тупицей? - Эмма остановилась перед ним, подбоченившись.
        - - - Будет тебе.
        - Элвис!
        - Когда я ремонтировала машину миссис Стэдмэн, она рассказала мне, как ты наказал ее ребят за то, что бросили мусор на дороге, вместо того чтобы отвезти на свалку. Ты был суров, но справедлив. Ты не дал им уйти безнаказанными, но наказал их по справедливости, ровно за этот проступок, ни больше ни меньше. Вот так и с Грейси надо себя вести. Иначе у тебя на руках окажется маленькое чудовище. На одной руке, - уточнила она.
        - Понял. Значит, велосипед поставим в гараж, до тех пор пока Грейси не одумается.
        - Правильно.
        В этот момент дверь распахнулась. В кухню ворвалась Грейси.
        - Мама! Мамочка! Там на квыльце стоит такая кообка, а на ней налисован тлехколесный веосипед!
        - М-м-м… - протянула Эмма. - Это коробка Элвиса.
        - Пвавда?! - Грейси повернулась к Элвису. Глаза ее горели восторгом. Он молча смотрел на нее, не зная, на что решиться. - Это веосипед, Эйвис? Для кого? Для меня?!
        - Ну да.., сначала я взял его для тебя, но твоя мама сказала, что не надо… - Он запнулся на полуслове. - То есть.., я хочу сказать.., ты ведь меня больше не любишь… Так что я, наверное, попрошу Сэма вернуть велосипед обратно в магазин.
        - Нет! Я тебя люблю! Люблю, люблю!
        - Я так не думаю, Грейси. Сегодня ты весь день плохо обращалась со мной.
        Слезы выступили на глазах у девочки.
        - Ты хочешь, чтобы мама спаа в твоей комнате.
        - Да. - Элвис нагнулся, поднял ее на руки. - Я знаю, сначала ты будешь скучать по ней. Но так всегда бывает, Грейси, девочка моя. Дети спят в одной комнате, а взрослые - в другой. На некоторое время тебе повезло: у вас была всего одна комната, и мама постоянно находилась рядом с тобой. Теперь все снова приходит в норму. И потом, мама будет за соседней дверью. Я же не в другой дом ее забираю. Вот тогда бы ты могла пожаловаться.
        Серьезно глядя на Элвиса, Грейси обдумала его слова и наконец неуверенно кивнула.
        - Вадно, - сказала она тихо и без всякого энтузиазма, решив уступить.
        - Вот и хорошо. - Белые зубы сверкнули в радостной улыбке на загорелом обветренном лице Элвиса. - Ну как, Сэм, поможешь нам с Грейси распаковать коробку и достать велосипед?
        - Почему бы и нет? Так как я бросил курить, неплохо бы занять чем-нибудь руки.
        Элвис остановился как вкопанный на пути к дверям.
        - Ты бросил курить?! Когда это произошло, черт побери?
        - Пвоизошво, чейт побели? - радостно повторила Грейси, в точности имитируя его интонацию.
        Элвис прикусил язык. Поймал взгляд Эммы.
        - Прости, Эм. - Он снова перевел взгляд на Грейси. - Я иногда могу выругаться, малышка. А ты нет. До тех пор, пока тебе не исполнится двадцать один год. Поняла, девочка?
        - Угу.
        Элвис посмотрел на нее суровым взглядом. Грейси наклонилась к нему и фыркнула в шею, не зная, что еще сделать, чтобы вернуть его расположение. Он погладил ее по спине. Перевел взгляд на Клер.
        - Значит, Сэм бросил курить?
        Она вспыхнула и удовлетворенно улыбнулась. Так вот оно что… А он-то решил, что Клер просто похудела.
        - Поздравляю, Сэм. Это надо отпраздновать.
        - Мама, - позвала Грейси из своей новой спальни, - я пить хочу.
        Эмма вздохнула, встала с колеи Элвиса.
        - Это будет продолжаться всю ночь, как я понимаю.
        Он смотрел на ее длинные стройные ноги.
        - Боюсь, что так. - Она прошла на кухню, открыла кран, появилась на пороге со стаканом воды. - Прости, дорогой. Грейси, конечно, трудно привыкнуть к новому месту и новым обстоятельствам, да еще когда меня нет вкомнате. - Эмма подошла к Элвису, взъерошила ему волосы. - Но малышка легко приспосабливается. Завтра все будет нормально, вот увидишь.
        - Мама!
        - Придержи коней, Грейс Мелина. Я уже иду. Это ведь не роскошный отель, а я тебе не служанка.
        Элвис поднялся, обнял Эмму за шею и жарко поцеловал.
        - Так или иначе, мне пора на работу. У меня дежурят люди в пансионе Руби. Пора их сменить.
        - Ты выставил охрану? Надеешься поймать его?
        - Да. - Элвис провел пальцем по ее шее. - Вот его я с удовольствием посажу в камеру и отколочу.
        Она улыбнулась:
        - Так вот зачем тебе понадобился чехол от моей машины.
        - Ну да. У Бена есть старая развалюха примерно такого же размера. В свободное время он ремонтирует ее. Она стоит под твоим чехлом, на том же месте, где ты обычно ставила свой «шеви». Пока не заглянешь под чехол, не определишь, та ли это машина. А как только кто-нибудь начнет поднимать чехол, мы будем тут как тут.
        - Но будь осторожен, пожалуйста. После инцидента с камнем трудно сказать, с кем мы имеем дело.
        Элвис улыбнулся. Никто еще никогда не беспокоился за него.
        - Буду осторожен. - Он поцеловал Эмму, нехотя отпустил. - Надо идти. Не жди меня, ложись.
        Эмма дождалась, пока дверь за ним закрылась, и только после этого понесла стакан с водой в комнату Грейси. Та сделала два крошечных глотка и отдала стакан матери, подтвердив подозрения Эммы, что жажда была лишь предлогом.
        - А почему Эйвис не плинес мне воду?
        - Потому что ты попросила меня.
        - Может, он хочет мне что-нибудь почитать?
        - Наверняка Элвис сделал бы это, радость моя, но он ушел на работу.
        Грейси удивленно открыла рот, глаза ее потемнели от негодования.
        - А почему он не поцеовай меня на пвощание?
        - Он поцеловал тебя, когда ты легла в постель. И если мне не изменяет память, еще раз после того, как ты сходила в туалет. Ах да, а потом ты позвала нас обоих, чтобы еще раз рассказать про тарзанку и про велосипед.
        Эмма взглянула на пылающие щеки и утомленные глаза дочери. Грейси изо всех сил борется с собой, чтобы не заснуть. Эмма хорошо знала это состояние. Знала, чем оно может закончиться. Поэтому легла рядом и обняла девочку. Начала тихо бормотать ей на ухо ласковые слова. Глаза Грейси медленно закрылись. Однако в следующий момент отяжелевшие веки снова поднялись.
        - Эйвис будет моим папой?
        - Сердце Эммы дрогнуло.
        - Не знаю, радость моя.

«Но очень надеюсь», - добавила она мысленно. О Господи, как Эмма на это надеялась…
        - Мне хочется, чтобы он стай моим папой.
        - Я знаю, моя сладкая. - Эмма поцеловала дочь в лоб, стараясь не задеть швы. - Но это не зависит от нас с тобой. Элвис - взрослый человек и должен решить сам.
        - И он.., он совсем не безобвазный!
        Эмма поняла, что в усталом мозгу дочери спутались обрывки разговоров, происходивших в разное время с разными людьми. Глаза Грейси снова закрылись. Эмма еще раз поцеловала ее в лоб.
        - Нет, - прошептала она не столько в ответ Грейси, сколько самой себе. - Он не безобразный. Элвис Доннелли - прекрасный человек.
        На следующее утро, подъехав к дому, Элвис первым делом увидел Грейси, которая кружила на своем трехколесном велосипеде по цементной площадке перед гаражом. Заметив его, она соскочила с велосипеда и бросилась к машине.
        - Пливет, Эйвис! А я катаюсь на веосипеде!
        - Вижу.
        Он вышел из машины, нагнулся к ней. Грейси крепко обхватила его ручонками за шею. Элвис прикрыл глаза, вдыхая детский запах.
        - А где мама?
        - В гааже.
        - Пойдем к ней.
        Он понес девочку к дверям гаража. Грейси завертелась у него на руках, требуя, чтобы ее спустили на землю.
        - Посмотли, как я умею! - Она взобралась на свой велосипед и, отчаянно крутя педали, влетела в гараж. - Смотли, смотай, Эйвис!
        Войдя в гараж, Элвис сначала ничего не мог разглядеть после солнечного света. Однако вскоре глаза привыкли к полумраку, и он увидел Эмму, склонившуюся над автомобилем.
        - Хочешь перекрасить?
        - Эмма выпрямилась.
        - Боюсь, это необходимо.
        - Потому что какой-то похой чеовек написан на ней похие свова, - моментально вмешалась Грейси.
        Она подкатила на своем велосипедике к передней дверце и назвала буквы, которые знала.
        - А что значит это свово, ма?
        - Не важно, Грейс Мелина. Лучше покажи Элвису, как ты умеешь разворачиваться, не сходя с велосипеда.
        Грейси с удовольствием выполнила просьбу. Эмма снова повернулась к Элвису.
        - Значит, собираешься перекрашивать?
        - Ну да. Пятновыводитель не помог. Буду счищать вручную, пока не возьму где-нибудь инструмент напрокат. - Она всмотрелась в его лицо. - Ты выглядишь усталым. Есть что-нибудь новое?
        - Нет. - Элвис потер затылок. - Но это и неудивительно. Мы не слишком надеялись, что он так скоро проявится, просто следили на всякий случай. Инцидент с Грейси произошел только накануне вечером. Надо быть полным идиотом, чтобы снова на что-то решиться так скоро. И все же последить стоило. Сегодня целый день дежурит Джордж. Я сменю его вечером. - Элвис огляделся. - Этот гараж годится для твоей работы?
        - Да, спасибо. Просто прекрасно, что есть где поработать. - Эмма поцеловала его. - Иди ложись спать. Ты ужасно выглядишь. - Она подтолкнула Элвиса к двери. - Иди-иди. Я постараюсь удержать Грейси подальше, пока ты спишь.
        Однако несколькими часами позже, когда Грейси надоели и велосипед, и тарзанка, а Эмма увлеклась работой в гараже, девочка проскользнула в большую спальню и взобралась на кровать.
        - Эйвис… - сказала она громким шепотом. - Эйвис, ты поснуйся?
        Услышав лишь мерное глубокое дыхание Элвиса, Грейси провела рукой по его шраму - никакой реакции. Она попыталась приподнять ему веки, но он лишь двинул протезом и дернул головой. Грейси фыркнула ему в шею. Элвис не шелохнулся. С глубоким горестным вздохом она повернулась к Элвису спиной и ненароком ткнула локтем ему в живот.
        - Ну что же ты никак не посыпаешься!
        Грейси ткнула еще несколько раз, в ответ на что послышалось лишь глухое сонное ворчание. Она затихла, обдумывая непривычную ситуацию.
        Через некоторое время Элвис начал подниматься из глубин сна, все еще ощущая тяжелую физическую усталость. Почувствовав непонятное тепло у живота, он услышал негромкий детский голосок, словно напевавший что-то речитативом. Грейси слегка прикоснулась к его протезу.
        - И пошой сильный дождь и все смый. А потом выглянуо сонышко и высушио весь дождь. - Глубокий зевок. - И паучок-чейвячок снова попойз по твубе.
        Так вот это кто… Малышка! Элвис легонько обнял ее и снова начал проваливаться в сон. Однако голосок Грейси опять вернул его к действительности.
        - Боженька Иисус меня любит, я знаю. Так написано в Библии. - Снова долгий глубокий зевок. Она заговорила сонным голосом:
        - Моего папу зовут Эйвис Доннелли. У него есть швам и ключок на уке. И у меня тоже есть швам. - Грейси вжалась в его живот. Сердце Элвиса затрепетало. Девочка между тем опять заговорила, на этот раз, сунув палец в рот:
        - Мой папа больше
        Твоего папы.
        Ах ты Господи! Теплая волна разлилась по всему телу Элвиса. Сердце сжалось. На глаза навернулись слезы - впервые со времен его детства. Черт! Ах, черт! Грейси…

* * *
        - Что, по-твоему, мы должны сделать?!
        Тарелка едва не выскользнула у Эммы из рук.
        - Пожениться. - Элвис подхватил тарелку почти на лету, поставил на стойку, бросил сверху полотенце, сжал руку Эммы, привлек ее к себе. - Я считаю, что мы должны пожениться.
        Она замерла.
        - Это почему же? Я хочу сказать.., ты никогда раньше об этом даже не упоминал.
        - Но это нужно сделать, Эм. Как только в городе станет известно о нашем новом образе жизни, твоя репутация полетит к черту. И потом Грейси нужен отец.
        - Подожди минутку. - Эмма подняла руку. - Грейси тебе что-то сказала, верно?
        Элвис молча смотрел на нее, но она уже научилась читать по его глазам.
        - Черт! Я ожидала чего-то в этом роде, как только поняла, что она проскользнула к тебе. - Эмма в отчаянии провела рукой по волосам. - Я ведь сказала ей, что ты должен решить это сам!
        - Она мне ничего не говорила, Эм. Правда. - Элвис нежно погладил ее ладонь. - Когда я проснулся, Грейси разговаривала сама с собой.
        Эмма отдернула руку.
        - Спасибо за предложение, Элвис. Но.., нет, спасибо.
        Как странно, что его слова причинили ей такую боль. Просто.., она надеялась, что если Элвис Доннелли когда-нибудь предложит узаконить их отношения, то приведет совсем другие доводы.
        - Что это значит «спасибо, нет, спасибо»? Почему

«нет», черт побери?
        Он не ожидал отказа и не приготовился к нему. Не думая о том, что делает, Элвис навис над ней всей своей мощной фигурой. Черт возьми, не может Эмма ему отказать! Все в нем восстало против этой мысли. Он приблизился к ней вплотную, подсознательно стремясь запугать ее, принудить, если придется. Это не просто важно, это жизненно важно!
        Однако через несколько секунд Элвис опомнился и отступил. Что же это он делает?.. И кого собирается запугать?! Сам дьявол в аду не смог бы запугать Эмму Сэндс или принудить ее к тому, чего она делать не хочет.
        Слава Богу! Эмма вздернула подбородок. Нет, она, конечно, не ожидала, что Элвис Доннелли применит физическое насилие, но он стоял над ней такой грозный… Может, этому их учат в полицейской академии? Нет, наверное, это чисто импульсивная реакция. Как бы там ни было, Эмме это совсем не понравилось. Крутой мужчина держит слабую женщину в руках. Она, видите ли, среагировала не так, как он ожидал.
        - Я объясню тебе, почему нет. - Эмма оттолкнула его еще дальше. Скрестила руки на груди. Взглянула емув лицо. - Я не хочу, чтобы на мне женились ради спасения моей репутации.
        - Это не так…
        - И не оказывай мне любезность, понятно? Мне не нужен брак из жалости. Я не желаю выходить замуж только потому, что мой ребенок принудил бедного, ничего не подозревающего…
        - Минутку, минутку! Да подожди ты! Господи, ты все не так поняла, Эм.
        - А, ну конечно. Женщина всегда не права, так ведь? - Элвис судорожно вздохнул, потянулся к ней и с ужасом заметил, что она поморщилась и отстранилась. Руки его безвольно упали. Господи, да как же у них дошло до такого!
        - Черт побери, Эмма! Все не так. Я совсем не то имел в виду. Господи, в тот день, когда я тебя увидел впервые, у меня все внутри будто перевернулось. Неужели ты не заметила? Подожди, не перебивай. Я, кажется, все испортил. Не так сказал, не теми словами. Но признайся, можешь ты представить себе, чтобы я добровольно решил связать себя с кем-нибудь на всю жизнь только
        Из тех соображений, которые тебя так рассердили? - Элвис изумленно покачал головой. - Эмма, для меня нет большего счастья, чем быть твоим мужем и отцом твоего ребенка. Черт, она ведь станет и моим ребенком! А когда я подумаю о том, что, возможно, когда-нибудь здесь появится еще один ребенок.., мой… - Он коснулся живота Эммы. Глаза его вспыхнули синим пламенем. - Я мог бы понять, если бы ты не захотела связать свою жизнь со мной, с этим городком. Но я же люблю тебя. Ты это знаешь. С чего же ты взяла, что я хочу жениться на тебе только из какого-то там чувства долга?! О Господи, брак из жалости… Надо же такое вообразить!
        Эмма вспыхнула. Глаза ее потеплели.
        - Я «вообразила» это только потому, что ты больше ни о чем не упомянул. Слава Богу, это оказалось недоразумением.
        Она подняла руку и медленно провела по щеке Элвиса. Однако он все еще не мог успокоиться. Стоял, весь сжавшись, в неловкой позе, ощущая, как отчаяние постепенно покидает его. Вспомнив историю жизни Элвиса, его сложные отношения с людьми, Эмма обвила руками его шею.
        - А может, это и моя вина. Наверное, от недостатка доверия.
        Он рассматривал ее лицо так напряженно, словно ощупывал каждую черточку. Губы медленно раздвинулись, зубы сверкнули в ослепительной улыбке.
        - Вот как!
        - Да. Я сделала неверные выводы: меня обидело, что мне предлагают брак, желая спасти мое доброе имя. А еще потому, что моя дочь не умеет держать язык за зубами.
        - По-моему, это тоже немаловажные причины для брака. - Элвис крепко обнял ее. - Мне вовсе не улыбается бить морды тем, кто будет тебя поносить. А малышка,., у меня от любви к ней просто сердце разрывается. Мне так хочется заботиться о Грейси. Я никогда ничего подобного не испытывал, Эм. Даже не знал, что такое возможно. - Он потерся лбом о ее лоб, жадно поцеловал в губы. Усмехнулся. - Но ты абсолютно права, крошка. У нас есть лучшая причина для брака. Гораздо лучшая. Мы любим друг друга. Черт! Не могу поверить. Ну что, мы женимся?
        - Да. Ты же сам сказал, что мы должны это сделать. Я тебя ловлю на слове. И не надейся отвертеться. Я против разводов. Это не для меня.
        Издав победный клич, Элвис крепче сжал ее талию, поднял в воздух, закружил. Загремела мебель. Он остановился, уткнулся лицом в шею Эммы.
        Дверь распахнулась. Вбежала Грейси. Почувствовав что-то необычное, она остановилась и огляделась.
        - Что? Что сучиось? Что, мамочка? Что, Эйвис?
        Элвис оторвался от шеи Эммы. Взглянул на ее дочь.
        Скоро она станет и его дочерью. Он расхохотался, поднял Грейс на руки, обнял своих женщин.
        - Грейси, малышка! У нас для тебя новость. Ах какая новость!

* * *
        Они собирались только поцеловаться, не больше. Элвису предстояло снова идти на службу. Но разговоры о браке и свадьбе так взволновали их обоих, что… В общем, они сами не заметили, как это получилось. Джинсы Элвиса оказались внизу, у лодыжек, шорты и трусики Эммы - на полу. Ее расстегнутая блузка свисала с плеч, а сама она оседлала Элвиса на большом кресле, вцепившись ему в рубашку, откинув голову и закрыв глаза. На каждое движение губ и языка Элвиса она отвечала неистовым рывком бедер. Они, казалось, влились друг в друга в сокрушительном оргазме. В вечерней тишине слышалось лишь хриплое, прерывистое дыхание.
        - Боже… - Задыхаясь, Эмма уткнулась лбом ему в шею. - Господи… Элвис…
        Он теснее сжал ее.
        - Можно сказать и так. А по-моему, нам пора подумать о страховании жизни. Еще несколько таких вечеров - и меня отсюда вынесут ногами вперед.
        Эмма мгновенно сжалась. Элвис еще крепче обнял ее, пожалев о своих необдуманных словах.
        - Черт! Прости, Эм. Прости. - Он откинул ей голову назад, так, чтобы заглянуть в глаза. Погладил по щеке. - Я сам не знаю, что говорю. Это от усталости. Со мной ничего не случится, обещаю. Не думай о Чарли. Со мной ничего такого не случится.
        - Может случиться. - Кажется, Эмма впервые по-настоящему испугалась. - Если Грант о тебе узнает, все может случиться.
        Элвис задумчиво посмотрел на нее.
        - Я как раз хотел с тобой поговорить. Мне пришло в голову, что… Эмма, мы ведь не можем прятаться всю оставшуюся жизнь, чтобы Грант ничего о нас не узнал. Надо подумать о том, что делать, если в один прекрасный день он все-таки объявится. - Эмма застыла.
        - Как, например?
        - Как, например, - Элвис взглянул ей в глаза, - я думаю, тебе надо серьезно поговорить с Грейси. Если ты не предостережешь ее, она ведь кинется к нему с распростертыми объятиями, как только увидит его.
        - Да, я знаю. Я уже сама об этом думала. Но как это сделать… Как сказать трехлетнему ребенку, что ее обожаемый дедушка - в лучшем случае извращенец?
        - Полагаю, нет никакой необходимости вдаваться в подробности, Эм. Просто скажи, что он сделал что-то нехорошее и что ей нельзя к нему подходить. И пусть сразу сообщит тебе, если где-нибудь увидит его.
        - Ты прав. Да, ты, конечно, прав. Но.., это.., нелегко.
        - Верно, Эм. И все же это нужно сделать.
        - Согласна. Завтра я это сделаю.
        Она действительно собиралась это сделать. Однако совершенно неожиданно произошло нечто такое, отчего все эти мысли начисто вылетели у нее из головы.

        Глава 18

        Конрой смотрел на телефон-автомат так, словно ожидал, что из него сейчас вырастут когти и вцепятся ему в горло. Черт! Дьявол! Дерьмо! Если бы только можно было не звонить! Смыться отсюда ко всем чертям! А почему бы нет, черт побери? Просто смыться и бежать до тех пор, пока не окажешься там, где Грант Вудард тебя не достанет. Только вот где это? Где найти такое место? Нет такого места.
        В конце концов он снял трубку, сделал глубокий вдох и набрал номер. На другом конце провода ответили слишком быстро.
        - Вудард.
        - Это Конрой, сэр. - Он откашлялся. - Кажется, я их потерял. Эмму и ребенка.
        На другом конце провода наступила мертвая тишина.
        - Что значит «потерял»?
        - Они больше не живут в пансионе, сэр. Выехали. - Конрой замешкался. - Самое странное… никто как будто не замечает, что они выехали. Машина Эммы стоит на прежнем месте. Похоже, все вокруг думают, что они все еще там.
        Последовало долгое молчание, на этот раз до предела напряженное. Конрой даже не предполагал, что это можно ощущать, не видя и не слыша друг друга. Он весь взмок. Господи! Если бы только выбраться из этого дела целым и невредимым!
        В конце концов Грант заговорил ровным голосом, слишком ровным:
        - Будьте начеку, пока я не приеду. И постарайтесь никого не спугнуть. Я понял, что должен приехать сам. Тогда все пойдет так, как мне надо.
        Трубка давно смолкла. Конрой поймал себя на том, что все еще промокает платком вспотевший лоб.
        Послышался сигнал переговорного устройства. Элвис поднес трубку к уху.
        - Элвис? - раздался голос Бена. - Только что кто-то вошел в пансион с черного хода. Черт! Руби следовало бы повесить здесь лампу. Ни хрена не видно. Не пойму, кто это. Вряд ли кто-то из постояльцев, если только кто-нибудь из твоих прежних соседей не назначил здесь тайное свидание.

«Вполне возможно, что это Дэррен Мэйкомер тайком пришел к Питу Грейсону», - подумал Элвис. Эти два гомика встречаются только тайно. Да иначе и нельзя в таком маленьком консервативном городке, как Порт-Флэннери. Элвис жил в соседнем номере, через дверь от Пита, и давно вычислил, какие у них с Дэрреном отношения. Однако сейчас он ни словом не обмолвился Бену об этом. Судя по всему, эти отношения еще не стали достоянием публики. Элвису совсем не хотелось брать на себя ответственность за их разглашение.
        - Сейчас проверю, - сказал он в переговорное устройство. - Оставайся на месте - и чтобы полная тишина.
        - Понял.
        Элвис вышел из цветника на площади, направился к пансиону, вошел через парадный вход. Бесшумно, но отнюдь не крадучись, что привлекло бы излишнее внимание, поднялся по лестнице. Считается, что он все еще живет здесь, поэтому незачем подкрадываться на цыпочках. Остановившись на площадке верхнего этажа, Элвис огляделся.
        Какой-то человек стоял, прижавшись ухом к двери бывшей комнаты Эммы. Вначале он просто прислушивался, видимо, пытаясь определить, есть ли кто-нибудь в комнате, потом нажал на ручку. Дверь подалась. Он быстро огляделся - Элвис поспешно отступил в тень - и вошел в комнату. Через несколько мгновений оттуда послышалась непристойная брань.
        Элвис вошел в комнату, закрыл за собой дверь и включил верхний свет.
        - Что, никого нет дома, Билл?
        Голос его прозвучал не правдоподобно спокойно в ночной тишине. Билл-обернулся и с ужасом посмотрел на Элвиса.
        - Никого? Ах, какая неприятность!
        Нажав кнопку переговорного устройства, чтобы привлечь внимание Бена, Элвис заговорил:
        - Билл Герц, вы арестованы по обвинению в причинении материального ущерба и нанесении телесных повреждений Грейс Мелине Сэндс. Или же… - Он отключил переговорное устройство и отошел от двери. - Или же мы можем послать к черту все формальности и сразу перейти к следующей части нашей программы: я из тебя дух вышибу, прямо здесь и сейчас. - Элвис перевел дыхание и оглядел человека, виновного в ранении Грейси. - Да, пожалуй, эта мысль меня больше привлекает. Гораздо больше.
        Билл в страхе посмотрел на него:
        - Ты что, с ума сошел, Доннелли! Ты ведь полицейский! Ты не можешь себе такое позволить.
        Господи, вот уж этого он никак не ожидал… Билл хотел всего лишь припугнуть Эмму Сэндс, чтобы поскорее убралась отсюда.
        - Да? И кто же мне помешает? - Этот спокойный голос поверг автомеханика в еще больший ужас, чем обычная ярость Элвиса. - Мы с тобой здесь наедине, приятель. А для тебя это, пожалуй, даже к лучшему. Подумай только, - угрожающе надвинулся он на Билла, - ты ведь можешь дать мне сдачи, и тебя никто за это не арестует. Да тебе ничего не стоит меня побороть. У меня же только одна здоровая рука. Билл отступил назад.
        - Как же, одна здоровая рука! А пистолет?
        Он сделал еще, шаг назад. Доннелли легко одолеет его и без пистолета. Вон какой огромный, вес в мускулах. Кроме того, Билл Герц не забыл те времена из юности Элвиса, когда тот дрался как бешеный по любому поводу. Сейчас, хотя он говорил спокойно, глаза его полыхали синим пламенем.
        - Я сниму протез, - нарочито покладистым тоном сообщил Элвис. - А может, сделаем так: я отброшу его на другой конец комнаты, и посмотрим, кому первому удастся до него добраться. Что скажешь? Победитель продырявит башку побежденному. Думаю, тебе это должно понравиться, Билл. Ты ведь никогда не питал ко мне особо теплых чувств.
        Билл взмок.
        - Господи… Да ты совсем спятил…
        - Да? А вот я думаю, что тебе не следовало трогать ребенка.
        - Но это случилось нечаянно! - Билл сделал еще шаг назад, наткнулся на стул, обошел его и поставил перед собой, как преграду. - Я просто хотел проучить ее мамашу, чтобы прекратила воровать мой хлеб. Я никому не хотел причинить вреда.
        - Вот как! О чем же ты думал, бросая камень в окно? Чего ожидал?
        - Я только хотел, чтобы ее мамаша убралась отсюда.
        Дверь открылась. В комнату вошел Бен. Билл вышел
        Из-за стула и приблизился к нему под защиту. Бен вопросительно взглянул на Элвиса.
        - Что происходит?
        - Я как раз собирался сообщить мистеру Герцу о том, какие у него права.
        - Вранье! - заявил Герц. - Он собирался меня убить, Бен.
        Тот громко фыркнул.
        - Говори-говори.
        - Точно тебе говорю! Он хотел напасть на меня. Хотел всадить в меня пулю…
        - Ну конечно, конечно. Возьми себя в руки, Билл. Элвис Доннелли славится своим профессионализмом, Если надеешься такой чушью собачьей защитить себя, я бы на твоем месте трижды подумал.
        - У него еще будет время подумать. Так ведь, Билл? - Элвис подошел сзади, рванул руки Билла за спину, надел на него наручники и защелкнул. - Ты имеешь право не отвечать на вопросы. Если же ты не воспользуешься этим правом и твои ответы будут использованы против тебя на суде…
        - Я не собирался причинять вред малышке, - пробормотал Билл. - Никому не хотел навредить. Мне нужно было только одно - чтобы эта сука, эта всезнайка прекратила отнимать у меня работу.
        - Но это бред какой-то! - Сонная Эмма, разбуженная уже после полуночи, не мигая, смотрела на Элвиса, пока он рассказывал ей о том, что произошло. - Это просто безумие! Те несколько автомобилей, которые я привела в порядок, не составили и малой доли его бизнеса.
        - Ну конечно, безумие. Мы оба это знаем. - Сияв с рубашки полицейский значок и карточку со своей фамилией, Элвис бросил их на туалетный столик. - Но Билл, похоже, вбил в свою тупую башку, что ты отнимаешь у него прибыль, поэтому тебя надо остановить, пока он не остался без работы. - Элвис скинул с себя рубашку и осмотрел, пытаясь определить, можно ли надеть ее еще раз, не стирая, однако через секунду забыл об этом и поднял глаза на Эмму. - Я едва удержался, чтобы не врезать ему, Эм. Там никого, кроме нас, не было. Я мог бы сделать с ним все, что захочу. Ты себе не представляешь, как мне хотелось ему врезать. Вышибить из него дух. Кажется, я ощущал это желание на вкус.
        Эмма откинула одеяло, приподнялась, протянула к нему руки.
        - Но ты этого не сделал.
        Заметив, что все еще держит в руке рубашку, Элвис бросил ее на пол, прижал к себе Эмму и склонился к ней.
        - Я сделал бы это, если бы не появился Бен.
        - Нет, - возразила Эмма. - Ты любишь Грейси, я это вижу. Но ты полицейский, настоящий профессионал, и это для тебя важнее всего в жизни.
        - Для меня самое важное в жизни - ты и малышка!
        - Это теперь. - Эмма погладила его по щеке, растерянно провела рукой по волосам и произнесла несколько слов по-французски. - Нет, не так. Попробую еще раз. Я вовсе не хочу сказать, что ты нас не любишь. Но.., понимаешь.., твои чувства к нам - это что-то новое для тебя, тогда как уважение к закону впиталось за многие годы. Помнишь, ты мне рассказывал о том старом шерифе…
        - Брэгстоне.
        - Да. О том, как Брэгстон изменил твою жизнь, и о том, как ты ощущаешь себя в должности полицейского. - На лице ее заиграла озорная улыбка. - Не понимаю, как с моим прошлым меня угораздило влюбиться в полицейского. - Эмма взмахнула рукой, как бы отметая эту тему, и снова начала оправдывать Элвиса. - Вспомни, ведь ты включил переговорное устройство, чтобы Бен был начеку. Если бы ты всерьез намеревался искалечить этого вонючего Билла Герца, ты бы так не поступил.
        - Да.., это верно. Откуда ты у нас такая умная?
        - Пфф… - Эмма добавила еще что-то по-французски. - Знаешь, кто был моим учителем? Большой Эдди Робшоу, владелец лучшего в Новом Орлеане гаража краденых запчастей.
        Элвис помолчал. Может, не стоит ей говорить? Она считает его таким безупречным. Нет, все-таки стоит.
        - Я должен тебе признаться, Эм. Пожалуй, ты права: наверное, я не собирался вышибать из него дух. Но припугнул его с большим удовольствием.
        - Я бы тоже с удовольствием припугнула его. И знаешь что? Может, мне воспользоваться твоей тактикой и испробовать ее на твоей мамочке?
        Элвис смутился.
        - Ну ты скажешь, Эм…
        Эмма сознавала, что со временем отойдет и простит Надин Доннелли. Рано или поздно. В конце концов, она собирается выйти замуж за сына этой женщины. Но сегодня у нее не то настроение, чтобы всех прощать. Всему свое время.
        Элвис попытался сменить тему. Он понимал, что у Эммы нет причин хорошо относиться к Надин, но, черт побери, она все же его мать. Должна же она играть хоть какую-то роль в их жизни.
        - Ты не представляешь себе, какую ахинею нес сегодня адвокат Билла. Этот идиот всерьез считает, что, поскольку ты отнимала работу у его клиента без официального разрешения, это оправдывает действия Билла против тебя.
        - Что?! Этот человек ранил моего ребенка, испортил мою машину, а я могу поплатиться за то, что привела в порядок несколько автомобилей для женщин в этом городе?!
        - Тебе надо получить патент, крошка. Мы займемся этим в понедельник. Думаю, это составит не больше сорока долларов в год. Я предложил адвокату Билла как следует обдумать тактику защиты. Сказал, что мы принесем в суд фотографии Грейси с кровавой раной на лбу. Изобразил, как она стоит на трибуне и рассказывает присяжным о своих впечатлениях после того, как на нее обрушилось стекло.
        - И в довершение описал твои порезанные шины и образцы лексического искусства на твоей машине. Думаю, он понял и вряд ли теперь будет придерживаться намеченной стратегии защиты.
        - Наверное. - Эмма обняла его. Потянулась к застежке на джинсах. - Ложись, дорогой. - Она расстегнула на нем одежду, сняла с Элвиса все, вплоть донижнего белья. - У тебя сегодня был тот еще вечерок.
        - Ты, наверное, совсем выдохся.
        - Пливет, мисс Уби! - Грейси вбежала в кафе раньше матери. - Угадайте! Угадайте, что… О… Смотли, мам! Здесь и мисс-ас Мэкки тоже! - Она бросилась от Руби к столику, за которым сидела Клер. - Угадайте, угадайте! - Взобравшись на соседний стул и раскачиваясь от нетерпения, Грейси смотрела на Клер потемневшими от радостного возбуждения глазами.
        - - Угадайте, ну угадайте, мисс-ас Мэкки! Не угадаете! Мы с мамой.., мы выходим замуж!
        Разговоры моментально смолкли. Даже позвякивание посуды прекратилось. Все головы, как по команде, обернулись к Эмме.
        - Добрый день, - сказала она, войдя.
        Господи, кажется, в последний раз Эмма краснела лет десять назад. Поспешно опустившись на стул рядом с дочерью, она встретила понимающий взгляд Клер и сделала над собой усилие, чтобы сохранить спокойствие.
        Подошла Руби с кофейником в руках.
        - Кофе или колы?

«Не думай, что тебе так просто удастся уйти от ответа», - говорил между тем ее взгляд.
        - Ковы, ковы, ковы! - застрекотала Грейси. Эмма поняла, что дочь на грани. Еще минута, и она
        Потеряет всякий контроль над собой, а Эмма - над ней.
        - Молока, - сказала она ровным голосом, взяла Грейси на руки и посадила к себе на колени. - А мне, пожалуйста, охлажденного чая. Что ты будешь есть, моя сладкая? Хочешь сандвич с тунцом?
        - Ага. И еще катошку - чипсы, такие смойщенные.
        - А я, наверное, возьму салат с цыпленком. Слава Богу, кажется, удалось отвлечь внимание окружающих… Однако, как оказалось, радоваться рано.
        - Так за кого же вы с мамой выходите замуж, солнышко? - спросила Клер так, словно ничего не знала, но в следующий момент не выдержала и широко улыбнулась. Руби тоже,
        Эмма опять почувствовала себя в западне. Стук ножей и вилок снова прекратился. Все напряженно ждали ответа Грейси.
        - За шелифа Эйвиса Доннелли! - с восторгом выпалила Грейси. Не в силах сдержать свои чувства, она сжала ручонками шею матери. - И он… Эйвис.., будет моим папой!
        Руби отставила кофейник, села к ним за столик, скрестила руки на груди и с восхищением посмотрела на Эмму.
        - Подумать только! Жизнь, оказывается, интереснее любой мыльной оперы. Только-только все в городе закрыли рты после истории с Биллом Герцем - и вот теперь такое! Элвис Доннелли, подумать только! - Она покачала головой. - Но знаешь, тебе еще предстоит завоевать парню популярность в этом городе.
        - Знаю. Пусть даже это будет последнее, что мне удастся совершить в своей жизни.
        С каких это пор она стала стесняться осуществления своих самых сокровенных желаний! Эмма вскинула голову, вглядываясь в глаза присутствующих, устремленные на нее. Постепенно все начали отводить взгляды, опускать головы. Некоторые перед этим кивали ей, вместо поздравления.
        - А что значит «завоевать популяйность», мисс Уби?
        Руби растерянно моргнула, не в силах подыскать нужное слово. Эмма пришла ей на помощь.
        - Не все люди в этом городе любят Элвиса так, как мы с тобой или миссис Руби. - Она откинула светлые завитки со лба дочери. - Думаю, «завоевать популярность» - значит сделать так, чтобы все в городе приняли его так же, как и мы.
        Грейси возмущенно фыркнула:
        - Кто это не любит моего Эйвиса!
        Она оглядела собравшихся в кафе. Кое-кто отвел глаза.
        - Ну, например, Билл Герц.
        Произнося эти слова, Эмма задержалась взглядом на людях, известных своей враждебностью к Элвису Дон-нелли. Те даже съежились при мысли о том, что их приравняли к Биллу Герцу, по чьей вине на лбу прелестного ребенка сейчас красовались безобразные темные швы.
        Грейси наморщила брови.
        - А кто он, мама?
        - Тот самый, у которого гараж на другой стороне улицы. Помнишь, мы с ним познакомились в первый день, когда только сюда приехали?
        Грейси сморщила носик.
        - Он похой, похой, ваз он не любит моего Эйвиса. И мы его тоже не любим, павда, ма?
        - По-моему, ты можешь смело сказать что он у нас не самый любимый человек. Но мы не для того сюда пришли, чтобы обсуждать Билла Герца. Ты не забыла, почему мы решили прийти на ленч в кафе к Руби, а потом собирались заехать к миссис Клер?
        - Нет-нет-нет, не забыва! - Грейси не могла усидеть на месте от возбуждения. Сначала она взглянула на Руби, сидевшую справа, по соседству, потом через стол, на Клер. - Мы хотим, чтобы вы… были нашими… - Девочка растерянно замолчала, кидая отчаянные взгляды на Эмму. Та подсказала ей на ухо забытое слово. - Нашими сви-де-те-лями! - От восторга Грейси едва не задушила Эмму в объятиях. - И знаете что? Угадайте! У меня будет совсем-совсем новое патье! И у мамы тоже! Мы будем касивые, как катанки! Так сказай Эйвис.
        - Ну, раз сам Элвис сказал, значит, это истинно так, - заметил какой-то остряк за стойкой, впрочем, без всякой враждебности. Бросив деньги на прилавок, он слез с высокого табурета, взглянул на взволнованного ребенка и светловолосую женщину, словно излучавшую сияние, и вышел из кафе, изумленно качая головой.
        В этом Доннелли, наверное, есть что-то такое, чего они не замечали…
        Эта неделя для Эммы оказалась полна хтопот. Элвис решил сыграть свадьбу как можно скорее и настаивал на соблюдении всех традиций, несмотря на то что у Эммы это второй брак. К несчастью, именно на этой неделе по всему острову прокатилась волна вандализма, так что Элвис почтя не бывал дома и мало чем мог ей помочь.
        В понедельник они вместе с Клер поехали в Сиэтл и купили великолепные платья для невесты, дочери невесты и двоих свидетельниц. В тот же день к вечеру Элвис выкроил полчаса, чтобы вместе с Эммой переговорить с преподобным отцом Симпсом из баптистской церкви на побережье. Во вторник она напомнила Элвису о примерке смокинга, заказала шампанское и свадебный торт. Потом усадила Грейси в свежевыкрашенный «шевроле» и поехала к Надин Доннелли. Эмма не сказала дочери, куда они едут, так как предвидела ее реакцию, а спорить и доказывать свою правоту ей не хотелось.
        Когда Грейси увидела, кто открыл дверь, ее личико вытянулось. Встреча с женщиной, доставившей ей столько неприятностей в тот злополучный день, была для девочки настоящим шоком. Она дернула мать за руку и умоляюще вскинула на нее глаза.
        - Хочу домой.
        - Сейчас, моя радость. Скоро поедем. - Эмма посмотрела на Надин. - Можно войти?
        Надин Доннелли была потрясена не меньше, чем Грейси. Казалось, лишь Эмма сохраняла спокойствие.
        - Д-д-да… - наконец выговорила Надин. - Заходите, заходите, пожалуйста.
        Она распахнула дверь, и Эмма сделала шаг вперед. Грейси осталась на месте.
        - Хочу домой. Свазу, сейчас!
        - Я сказала, скоро поедем, - тихо, но твердо ответила Эмма и перевела взгляд на хозяйку. - Может быть, вы хотите что-нибудь ей сказать, Надин?
        - А.., да.., наверное… Конечно.., да-да. - Сконфуженно откашлявшись, она присела на корточки. Грейси отшатнулась. - Я.., мне.., мне очень жаль, Грейси. Мне не следовало учить тебя лгать маме.
        - Прости меня.
        - Меня тогда отшлепали, бойно! И все на меня сейдились.
        - Мне действительно очень жаль. Прости меня, пожалуйста. - Минуту Надин смотрела на непреклонное личико ребенка. - Может, посмотришь куклу Элвиса, про которую я тебе рассказывала? Она твоя.
        Надин поднялась и протянула Грейси руку.
        Девочка разрывалась между желанием проявить характер и любопытством. Новая кукла..
        от такой возможности вряд ли кто откажется. Она взяла протянутую руку.
        Эмма следовала за ними через гостиную и по коридору, стараясь не смотреть на стены, увешанные портретами Элвиса Пресли. На каждой стене! И как только Элвис жил среди всего этого?..
        Наконец они вошли в бывшую спальню Элвиса, превращенную теперь в мемориал короля рока. Грейси с раскрытыми от изумления глазами кружила от стены к стене.
        - Это и есть двугой Эйвис? Тот, котоый кооль? Эмма молчала, позволив Надин играть роль гида. На
        Конец та нашла обещанную куклу. Воспользовавшись тем, что Грейси отвлеклась, Эмма отвела будущую свекровь в сторону.
        - Хотела бы я уметь так же быстро прощать, как Грейси. Я стараюсь изо всех сил, но это нелегко, Надин. Вы подвергли мою дочь опасности. Тем не менее.., мы с вашим сыном венчаемся через неделю, и я приехала пригласить вас на наше бракосочетание. Для Элвиса это очень важно. Пожалуйста, не разочаровывайте его.
        Б тот же день Грейси похвасталась будущему папе своей новой куклой.
        - Посмотли, что мне подаива твоя мама! Это куква Эйвис. - Она взобралась к нему на колени и показала куклу. - Ее зовут так же, как тебя, но ты касивее!
        Элвис взглянул на Эмму:
        - Вы ездили к маме?
        - Да, пригласить ее на бракосочетание.
        - Она согласилась?
        - Сказала, что придет.
        Он молча потерся щекой о головку Грейси.
        В среду Эмма еще раз напомнила Элвису о примерке, заметив при этом, что из-за своих габаритов он для портного не самый легкий клиент. Времени между тем почти не осталось. Эмма позвонила Клер к напомнила, что Сэму тоже предстоит примерка. Остальную часть дня она провела в поисках фотографа. Свободного мастера за такой короткий срок найти было, конечно же, нелегко. Однако Эмма, все-таки найдя его, занялась поисками штор для гостиной, занавесок для кухни и покрывал для дивана и кресел. После церемонии венчания Эмма собиралась устроить прием для самых близких - Надин, Сэма и Клер, Руби с детьми. Тем не менее ей хотелось, чтобы их новое жилище понравилось гостям. По крайней мере она будет знать, что сделала все возможное для того, чтобы их временный дом выглядел празднично. Эта мысль напомнила ей о цветах. Нужны букеты для дома и для церемонии. Возможно, следует купить еще несколько декоративных подушек на диван и кресла.
        В четверг Эмма отправилась покупать подарки для свидетельниц. Вернувшись домой, она, к своему удивлению, застала Элвиса на кухне. Эмма начала готовить ленч для Грейси. Ничего необычного в его поведении она не заметила, но ощутила скрытое напряжение. Дождавшись, пока Грейси поела, Эмма отправила ее играть. Проследив за тем, как дочь выбежала на лужайку и бросилась на доску тарзанки, Эмма обернулась к Элвису:
        - Тебя что-то беспокоит?
        - Билл Герц умер прошлой ночью.
        - Ты шутишь!
        - Если бы. Его адвокат только вчера добился для него освобождения, под честное слово, без залога, и вот сегодня…
        - Под честное слово?
        - Да, существует такая форма. Это было первое преступление Билла, и, по мнению судьи, не слишком тяжкое, хотя мы с тобой думаем иначе. Короче, вчера адвокат добился для него освобождения, сегодня утром пришел к нему, чтобы сообщить об этом, и застал Билла мертвым. - Элвис порывисто обнял ее. - Господи, Эм!

* * *
        - Отчего он умер, Элвис? Он же еще не старый. Сколько ему было - сорок, сорок пять?
        - Сорок три. Похоже на сердечный приступ, закупорку сосудов или что-то в этом роде. Точно выяснится после вскрытия. Тело отправят в Сиэтл четырехчасовым паромом. О Господи, Эм… - Элвис потерся щекой о ее грудь. - Ты ведь знаешь, я сам готов был свернуть ему шею. Но скажу тебе честно, эта новость меня подкосила. Одно дело - желать кому-то смерти или думать, будто желаешь этого в приступе ярости, и совсем другое - увидеть человека мертвым.
        - Я понимаю тебя. Это настоящий шок.
        - Да… - Элвис вздохнул. - Да, ты права.
        В пятницу Эмма повезла Грейси в больницу снимать швы. В этот день, похоже, все население Порт-Флэннери собралось поблизости и все умирали от желания поговорить с Эммой о внезапной кончине Билла Герца и о том, как это повлияло на нее и Грейси. Многозначительно кивнув в сторону дочери, Эмма предотвратила расспросы персонала поликлиники. Однако с местными жителями, остановившими ее по дороге к машине, этот номер не прошел. «Наверное, - подумала она, - люди всегда испытывают желание поговорить о чьей-либо неожиданной смерти». Эмма не рассказала Грейси ни о том, что Билл Герц бросил камень к ним в окно тогда вечером, ни о его скоропостижной кончине - и не хотела говорить об этом сейчас. Да и как можно рассказать о таком трехлетнему ребенку, когда сама Эмма была потрясена случившимся!
        Не зная, как отделаться от навязчивого любопытства встречных, Эмма позволила Грейси отойти чуть дальше, чем обычно, чтобы дочь не слышала ее, а затем заявила столпившимся людям, что не хочет обсуждать эту тему при ребенке. Отделавшись от любопытных горожан, она направилась к дочери.., и замерла, увидев ее.
        - Мама! Мамочка! Посмотли! Смотли, кто плиехал на нашу свадьбу! Дедушка! Дедушка плиехал!
        Безупречно одетый, в дорогом летнем сером костюме и ослепительно белой рубашке, Грант Вудард стоял у открытой дверцы сверкающего черного «линкольна», держа Грейси на руках. Крепко обнимая его за шею, девочка сияла от счастья.
        Губы Гранта изогнулись в улыбке, однако глаза, обращенные на Эмму, были холодны как лед. Он окинул ее внимательным взглядом.
        - Садись в машину, Эмма.
        Эти слова звучали как дружеское предложение, однако Эмма, хорошо знавшая Гранта, безошибочно поняла, что на самом деле это приказ.

        Глава 19

        Нет. Не сядет она в его машину. Ни за что. Здесь, на улице, среди людей, у них с Грейси есть надежда на спасение. О том же, что произойдет, если она подчинится его приказу, лучше даже не думать.
        Эмма скрестила руки на груди и, прищурившись, посмотрела на него.
        - Нет, Грант. Давайте лучше зайдем к Руби, выпьем по чашке кофе и поговорим.

«Пошлю кого-нибудь за Элвисом…»
        - Да-да, дедушка, пойдем учше к Уби! - Грейси завертелась у Гранта на руках, сгорая от нетерпения похвастать дедушкой перед своими друзьями. Крепче обняла его. - Она тебе понавится.
        Грант между тем вел себя так, словно ни та ни другая ничего не говорили. Оставив дверцу со стороны водительского места открытой, он сел на пассажирское сиденье и пристегнулся, не спуская Грейси с рук. Закрыв дверцу со своей стороны, нажал на кнопку замка, выглянул и обратился к Эмме:
        - Ты поведешь машину.
        - Ну дедушка… - запротестовала девочка.
        - Хватит, Грейси!
        Грант произнес это таким повелительным тоном, что малышка сникла и ее оживление моментально исчезло.
        Эмма села за руль. Господи, как же это получилось… Как получилось, что она проявила такую беспечность?! Ведь Элвис предупредил ее, чтобы предостерегла Грейси насчет «дедушки». Эмма и собиралась это сделать, но из-за множества хлопот совсем упустила из виду. Просто вылетело из головы. И вот теперь… Теперь поздно. Все поздно.
        Включив зажигание, она обернулась к Вударду:
        - Куда ехать?
        Он задумался. Надо бы ехать к парому и убираться отсюда как можно скорее. У него здесь нет ни той власти, ни тех связей, что в Новом Орлеане. Однако разговоры об этом чертовом шерифе Элвисе Доннелли и предстоящей свадьбе вывели Гранта из себя. Он не мог дожидаться, пока они окажутся вдали от острова. Ему не терпелось выразить Эмме неудовольствие сейчас же. Кроме того, хотя он сейчас и не там, где все подвластно ему, могущество у него все равно есть. Как всегда.
        Сколько помнил Грант, он всегда обладал властью.
        Когда-то, много лет назад, Грант работал в борделе, развлекал высокопоставленных извращенцев. Он возвращался к тем временам только для того, чтобы лишний раз прочувствовать, каких вершин достиг с тех пор, как укокошил мадам, хозяйку того борделя, и занял ее место. После этого могущество Гранта постоянно укреплялось. Сознание полной вседозволенности вошло в его плоть и кровь. Теперь он уже не представлял себе, что ему, Гранту Вударду, кто-нибудь может в чем-то воспрепятствовать. Он, Грант Вудард, не должен ждать чьего-то позволения. Нет. Он всегда получает то, что хочет, и немедленно. Этого никакому однорукому уроду-шерифу с обезображенным лицом и жестяным значком на груди никогда не изменить.
        Грант велел Эмме ехать из города.
        Клер вышла из кабинета гинеколога словно во сне. Беременна… Она беременна!
        А собственно, что тут удивительного? С того дня, когда Сэм бросил курить, они с ним занимались этим так, будто хотели наверстать упущенное за год. И вовсе не думали о предосторожностях. Так почему ее сейчас так сразила эта новость? Непонятно. И все же Клер была сражена.
        Что скажет Сэм… Вот о чем надо подумать. Клер села в свою раскалившуюся на солнце машину и несколько минут неподвижно смотрела в пространство, не закрывая дверцу. Что скажет Сэм… Она ведь и сама пока не знает, как относится к этой новости. Она все еще скорбит по Эвану. Это никуда не ушло. Напротив, мысль о новом ребенке лишь обострила чувство утраты, тоску по погибшему сыну. И еще.., ее охватил ужас. Что, если и с этим ребенком что-нибудь случится? Она не перенесет. Даже поддержка Сэма не поможет.
        И все же… Где-то в глубине существа Клер вспыхнула радость, готовая вот-вот выплеснуться наружу. Она беременна!
        По вискам потекли струйки пота. Очнувшись от приятных размышлений, Клер захлопнула дверцу машины, включила мотор, выехала с парковочной площадки и оглядела улицу. Что же делать.., что делать… Ехать в магазин, рассказать Сэму? Или отправиться домой и приготовить праздничный ужин? Губы ее сами собой изогнулись в улыбке.
        Словно в полудреме, Клер бросила взгляд налево и увидела элегантно одетого седовласого незнакомца, державшего на руках Грейси. Улыбка исчезла с ее лица. Она заметила, как он сел вместе с ребенком в сверкающий черный лимузин с затемненными стеклами. Не упустила из виду и того, что он не выпускает из рук Грейси и не дает ей спрыгнуть с его колен. И тут взгляд Клер упал на Эмму. Та неловкими шагами, на негнущихся ногах, утратив всю свою грацию, подошла к машине, села за руль и захлопнула дверцу. Все трое скрылись за темными стеклами.
        Господи… Побледнев, Клер мертвой хваткой вцепилась в руль и попыталась овладеть собой. Это наверняка и есть Грант Вудард. Эмма рассказывала о нем. Конечно, не все, но достаточно для того, чтобы Клер поняла: Эмма и Грейси сейчас в серьезной опасности.
        Клер вывела машину на улицу. «Линкольн» промчался мимо. Она последовала за ним до перекрестка и только тут осознала свою ошибку. Господи, что же это она делает? Надо было ехать в управление шерифа, сказать Элвису, Бену или кому-нибудь еще. Из города ведут всего две основные дороги. Шериф или кто-нибудь из его помощников без труда перехватили бы «линкольн», если бы она, Клер, подумала, вместо того чтобы слепо подчиняться инстинкту. А теперь поздно поворачивать назад. Здесь, за городом, слишком много ответвлений. Здесь ничего не стоит скрыться.
        Она продолжала следовать за машиной, надеясь на то, что враг не заметит ее, и кляня себя за то, что высокомерно отказалась от предложения Сэма поставить в машине радиотелефон.
        Элвис вошел в полицейское управление.
        - Элвис, - помахала ему рукой Сэнди, - тут Дэнни Уайт оставил для тебя сообщение. Тот «линкольн», о котором он говорил тебе вчера.., его хозяин снова купил билет на остров, на сегодня, на двенадцатичасовой паром.
        - Спасибо, Сэнди. - Элвис ловко захватил своим металлическим крючком розовый листок бумаги. Внимательно изучив его, он обернулся к дежурной:
        - Свяжись с тем, кто сегодня на дежурстве…
        - Джордж, - сообщила Сэнди.
        - …и скажи, чтобы глаз с него не спускал. Вот номер машины. Если он обнаружит ее, пусть позвонит немедленно. Мы тогда решим, что делать.
        Элвис еще раньше дал знать работникам парома, что его интересуют все, прибывающие на остров в автомобилях, взятых напрокат. Таких, по сообщению билетера, за последние два дня оказалось трое. Но пока лишь черный «линкольн» с затемненными стеклами появился снова. Элвис бросил взгляд на груду бумаг, громоздившихся на столе. Надо бы заняться ими наконец. Однако вместо этого он позвонил домой. У малышки, наверное, уже сняли швы, и они вернулись. Надо просто проверить, убедиться, что все в порядке.
        Телефон звонил и звонил без ответа. Элвис почувствовал нестерпимый зуд в ампутированной кисти руки. Бесплодно пытаясь унять зуд, потер о джинсы то место, где подсоединялся протез. Ну и что же, что они не отвечают? Ничего страшного в этом нет. Наверняка Эм сейчас носится по острову в поисках необходимых мелочей для свадьбы. При этой мысли мышцы шеи словно сжались в тугие узлы. Элвис начал было массировать шею, но тут же отказался от этого и переключился на ампутированную руку, все еще нестерпимо зудевшую. Он почти не помогает Эмме… Хотя сам настоял на настоящей свадьбе. Эм предпочла бы тихое, скромное бракосочетание у мирового судьи, но Элвис и слышать об этом не хотел.
        Губы его изогнулись в улыбке. Какого черта! Он ни о чем не жалеет. По правде говоря, ему до смерти хотелось увидеть Эмму в подвенечном наряде. Она ведь и есть невеста. Его невеста.
        Стараясь забыть о фантомном зуде, Элвис еще раз усмехнулся своим мыслям и занялся бумагами.
        Через десять минут его занятия прервал напряженный голос Сэнди. Сорвав наушники, она вскочила.
        - Элвис, только что позвонила твоя мать. Кажется, случилась беда.
        Клер проехала мимо дома Надин Доннелли. Нет, так нельзя. Надо предпринять что-то более конструктивное, чем просто следовать за ними. Конечно, так она не теряет их из виду, но что это даст, если не попросить о помощи? Нажав на тормоза, Клер повернула назад, на подъездную дорожку, остановила машину, взбежала на крыльцо и застучала в дверь. В гостиной слышалась музыка песни Элвиса Пресли «Люби меня нежно и сладко». Клер заколотила сильнее.
        - Надин! - Она приложила руки ко рту рупором. - Надин!
        - Иду, иду. Что за спешка? - Надин распахнула входную дверь. - Боже правый! Клер Мэкки!
        Клер схватила ее руку.
        - Позвоните Элвису. Немедленно. Скажите, что Грант Вудард захватил Эмму и Грейси. Это очень важно, Надин! - Та смотрела на нее открыв рот. - Они в опасности. Сообщите, что я следую за ними, если еще не упустила их. У меня в машине есть четыре или пять сигнальных ракет. Я поставлю их в тех местах, где они будут сворачивать. - Клер сжала руку Надин. - Вы поняли?
        Надин моргнула.
        - Грант Вудард. Эмма с ребенком. Сигнальные ракеты на поворотах.
        Клер выпустила руку Надин. Увидев, как та прошла к телефону, висевшему на стене в кухне, Клер помчалась к машине. Господи, только бы не потерять их из виду. Только бы не упустить.

«Где ты, Клер? Куда же ты исчезла?» Эмма чуть отпустила педаль и бросила осторожный взгляд в зеркало заднего обзора.
        Она заметила, что Клер следует за ними с того самого момента, когда они выехали с парковочной площадки. Но знает ли Клер, что они с Грейси в этой машине? Эмма не смела даже надеяться на то, что Клер поедет за ними за пределы города. Лучше не питать надежд, чем испытывать боль оттого, что они разбиваются вдребезги - эту истину она хорошо усвоила. Однако когда Эмма, по настоянию Гранта, свернула с главной магистрали на Эмери-роуд, Клер направилась за ними и дальше шла «в хвосте», следуя лучшим традициям теледетективов. Значит, она поняла… Слава Богу! Слава Богу! Эмма с благодарностью подумала о теледетективах. Неизвестно, правда; чем и как Клер поможет им с Грейси, но все же ее близость ободряла. Они не одни.
        Поведение Гранта так отличалось от обычного, что напряжение в машине стало почти физически осязаемым. Грейси вначале беспечно болтала, но в конце концов и она умолкла, сунула палец в рот и не спускала встревоженных темных глаз с матери. Эмма попыталась улыбнуться - лишь для того, чтобы приободрить ее. Грейси, не вынимая палец изо рта, радостно улыбнулась в ответ. Господи, как мало надо, чтобы ребенок вновь почувствовал себя счастливым…
        Однако в следующий момент Эмма горько пожалела об этом. Грейси вынула палец изо рта и вскинула глаза на Гранта.
        - Дедушка, а у меня скоо будет новый папа. - Видимо, она ничуть не сомневалась в том, что для него это такая же захватывающая новость, как и для нее. Возможно, Грейси надеялась таким образом растопить лед и вернуть себе прежнего доброго дедушку вместо этого устрашающего незнакомца, лишь внешне похожего на него. - Его зовут Эйвис. Он такой бойшой-бойшой! Он мне подалил веосипед, и цветные мейки, и…
        - Заткнись! - рявкнул Вудард и с силой встряхнул ее.
        У потрясенной Грейси расширились глаза. Эмма потеряла контроль над собой.
        - Сволочь! Подонок! - Она свернула к обочине и остановила машину. Не думая о том, что делает, потянулась к Гранту, готовая разорвать его на части. Ремень безопасности мешал ей двигаться. - Отдай дочь мне! Дай мне ее, сукин сын! Попробуй только еще раз дотронуться до Грейси, и я тебя убью!
        Поднялся невообразимый шум. Грант ревел от ярости. Грейси пронзительно кричала от ужаса, Эмма выкрикивала французские и английские ругательства, пытаясь дотянуться до его головы. Грант поднял руку и наотмашь ударил Эмму по лицу с такой силой, что она откинулась назад на сиденье и застыла. Он положил два пальца на макушку Грейси,
        Другой рукой обхватил ее подбородок и слегка повернул так, что ее голова замерла в неловком положении.
        - Если не заткнешься, я сверну ей шею.
        Эмма замерла от ужаса. Господи! Одно резкое движение - и ее ребенок…
        - Мама! Мамочка!
        - Заткни ей глотку!
        - Ш-ш, тихо, моя сладкая, все в порядке. - Сделав над собой невероятное усилие, Эмма заговорила спокойным тоном, погладила Грейси по щеке. - Ш-ш, сиди тихо, моя девочка. Ради мамы, хорошо? Успокойся, моя сладкая.
        Рыдания Грейси начали утихать.
        - Вот так, - удовлетворенно кивнул Вудард. Грейси выпрямилась у него на коленях, насколько
        Позволял ремень, и обхватила себя руками. Изо всех сил стараясь подавить рыдания, она с ужасом смотрела на него.
        Грант больше не обращал на нее внимания.
        - Поезжай, - велел он Эмме. - Я скажу, где свернуть.
        Эмма глубоко вздохнула, взялась за руль и рассеянно
        Бросила взгляд на дорогу. Машина Клер медленно проехала мимо. Эмма последовала за ней. Клер еще больше сбавила скорость. Через несколько секунд такой езды Ву-дард не выдержал.
        - Обгони ее! Эти деревенские тупицы!
        Эмма обогнала машину Клер. Слава Богу, Грейси в этот момент смотрела не в окно, а на дедуш.., на Гранта. Этот человек никакой ей не дедушка, и никогда больше она, Эмма, не окажет ему такой чести, не назовет его так. Но это сейчас не столь важно. Главное, что Грейси не узнала Клер и ее машину.
        Они проехали примерно три мили. Грант, напряженно вглядываясь в дорогу, велел повернуть, потом остановиться, подать назад и снова свернуть, на этот раз на затененную, почти заросшую дорогу. Машина едва продвигалась между деревьями и кустарниками, покачиваясь и проваливаясь в ямы и колдобины. Наконец они выбрались на какую-то прогалину. Ни признака человеческого жилья вокруг. Видимо, этого и хотел Грант. Он удовлетворенно оглядел местность.
        - Подойдет. Как раз то, что надо.
        Щурясь от солнца, Эмма продолжала двигаться вперед. Внезапно он приказал ей остановиться примерно в ста фугах от обрыва. Несколько мгновений она сидела неподвижно, тяжело дыша. В конце концов подняла на него глаза.
        - И что теперь?
        Грант моргнул, словно в нерешительности, и это испугало ее больше, чем все его предыдущие угрозы ребенку. Казалось, Грант теряет контроль над собой. Что это? Ей впервые стало ясно, что он такое на самом деле, или его психика настолько разрушилась после ее побега?
        - Выходи из машины. - Грант снял с себя ремень, открыл дверцу и выбрался из машины, не выпуская Грейси из рук. - Давай ключи. И чтобы никаких фокусов! Мое терпение на пределе.

«Это еще слишком мягко сказано», - с ужасом подумала Эмма.
        Грейси попыталась вырваться из его рук, потянулась к матери. Как только Эмма отдала ему ключи, Грант позволил ей взять ребенка. Грейси прижалась к матери всем телом, уткнулась пылающим лицом ей в шею, судорожно дыша, Эмма обхватила дочь, начала покачивать, успокаивать.
        Надо что-то сделать, чтобы разрядить атмосферу. Психическое состояние Гранта совершенно непредсказуемо. Глубоко вздохнув, Эмма подняла глаза на Гранта и попыталась улыбнуться.
        - Давай начнем сначала, Грант. - «Господи, как глупо!» - пронеслось у нее в голове. - Мне не следовало нападать на тебя. - Она произнесла эту ложь не моргнув глазом, хотя знала, что, будь у нее возможность, задушила бы его. - Но, Грант.., ты же сам знаешь, как я отношусь к ребенку. Так же, как ты всегда относился ко мне.
        От этих слов Эмму замутило. Нет, это уже слишком. Этому он все равно не поверит. Грант, возможно, невменяемый, но не дурак. Чтобы поверить в такую чушь, надо быть полным идиотом. Однако, к ее крайнему удивлению, лицо Гранта смягчилось. Он протянул к ней руку и нежно погладил по щеке. Лишь огромным усилием воли Эмма заставила себя не отшатнуться. Даже выдавила очередную фальшивую улыбку. Его лицо буквально озарилось в ответ. Лишь в этот момент Эмма осознала всю глубину помешательства Гранта.., или как еще это можно назвать… Того, что толкало его на все отвратительные поступки, о которых она лишь недавно узнала.., и, вероятно, на многое другое, о чем Эмма могла только догадываться. И еще она поняла, что теперешняя нежность Гранта недолговечна и может в любой момент смениться совсем другим. Она понятия не имела, что послужит этому толчком. В голове теснились самые разные предположения, но Эмма стояла словно парализованная, не в состоянии произнести ни слова, прерывисто и неровно дыша. Что сказать? Как вообще говорить с невменяемым и к тому же озлобленным человеконенавистником?
        Надо что-то сказать! Но что…
        Рука Гранта соскользнула с ее щеки на головку Грей-си. Он ласково провел пальцами по ее завиткам.
        - И к ней я так же отношусь. Грейси я тоже защитник, Поэтому не мог оставить в живых того кретина, который причинил ей вред.
        Эмма едва не вскрикнула.
        - Билл?! - хрипло спросила она и с трудом сглотнула комок в горле. - Ты.., что-то сделал с Биллом Герцем?! Ты его.., уничтожил?
        Уничтожил… Господи, что за слова приходят ей в голову!
        - Конечно, - ответил Грант так, словно признавался в самой естественной вещи на свете. - Он поранил мою Грейси и поплатился за это.
        - Но.., я думала.., это сердце…
        Грант лишь пожал плечами.
        - Стук в дверь, хороший удар о стену, укол в сонную артерию - и готово дело! Воздух проходит в сердце или в мозг. - Он многозначительным жестом потер ладони, будто стряхивал пыль. - Одной заботой меньше.
        Эмма не спросила, как Грант узнал о том, что случилось с Грейси. Ясно, что на смену Хэккету прислали кого-то другого. Прижав к себе головку Грейси, она поглаживала ее светлые завитки и смотрела на Гранта. Так вот, значит, как выглядит монстр в жизни…
        Мороз прошел у нее по коже. Как защитить Грейси? Как предотвратить его безумные выходки против ребенка? Ей придется драться с ним, Эмма это предчувствовала. Она почувствовала это, увидев Грейси у него на руках. Но как, как она сможет бороться с ним на глазах у Грейси! Присутствие дочери делает ее почти беззащитной перед Грантом. Он, конечно, воспользуется этим и возьмет дочь в заложницы, чтобы, получить то, что хочет. Эмма ничуть не обманывалась на этот счет. Грант ведь уже продемонстрировал ей, что может использовать ее ребенка любым, даже самым невероятным, образом.
        Господи, что же делать?.. Даже если удастся выйти победительницей из противостояния с Грантом, как может она, мать, допустить, чтобы все это происходило на глазах у Грейси! Как ее девочка это перенесет?..

        Глава 20

        Клер осторожно продвигалась по лесу. Сердце ее неистово колотилось. Да что же она делает? С какой стати, для чего пробирается сквозь кустарник, когда на самом деле следовало бы сидеть в машине у поворота на эту тропу и ждать подмоги. Если у нее есть голова на плечах, именно так она и должна была поступить. Может, она совершает сейчас глупость? Да, наверняка. Но нельзя же сидеть в машине и ждать в бездействии, пока этот Грант Вудард неизвестно что творит с ее подругой и ребенком.
        Клер вышла на открытую прогалину, остановилась, спряталась за кусты и осторожно огляделась. Примерно в пятидесяти футах от нее стояла Эмма в напряженной, неловкой позе, с ребенком на руках. Лицо бледное как мел. Глаза устремлены на человека, стоявшего спиной к Клер. В нескольких футах от них сверкала роскошная черная машина с распахнутой дверцей.
        Он стоит к ней спиной…
        Клер выпрямилась, помахала руками над головой и, убедившись, что Эмма заметила ее, снова скрылась за кустом.
        Эмма отчаянно пыталась собраться с мыслями. Клер, здесь. Рядом. Ее присутствие должно помочь. Но как воспользоваться этим?
        Она снова подняла глаза на человека, которого много лет считала своим опекуном. Не дай Бог выпустить на свободу сидящих в нем демонов. Эмма задержала дыхание.
        - Зачем ты снимал меня на видеокассеты, Грант? - Она произнесла это мягко, без тени недовольства.
        Он пожал плечами.
        - Мне нравится смотреть их.
        Вот такое простое утверждение. Даже не подумал извиниться, просто констатировал факт.
        - А.., что именно смотреть? Половые акты?

«И да и нет, - решила она. - Не так все это просто. С одной стороны, ясно, что он способен получать сексуальное удовлетворение, лишь наблюдая чужой половой акт. Но дело не только в этом. Основное его пристрастие, болезненное пристрастие, - это ощущение власти, которая позволяет контролировать частную жизнь другого человека».
        Грант снова пожал плечами:
        - Если ты посмотришь на эти кассеты, сама увидишь, что пикантного там не так много. Ну какие из них отсняты в твоей спальне? Восьмая часть, возможно, четверть. Нет, просто.., ты для меня.., ты моя особая девочка.
        - Понятно. Вот так, значит…
        Господи, только бы не вырвало прямо ему на ноги. Эмма, ощущая позывы на рвоту, сглотнула слюну. Любой ценой надо удержать Гранта в этом относительно спокойном состоянии, а главное - отвлекать его внимание на себя, не дать ему переключиться на Грейси.
        - И кроме того, мне нужно постоянно наблюдать за твоей жизнью и знать, что у тебя все идет хорошо.
        Эмма едва не вскрикнула.
        - Я этого не понимала, - с трудом выговорила она, стараясь не терять спокойного, обезоруживающего тона. - В таком случае прошу прощения. Мне не следовало убегать из Нового Орлеана. Я просто… Я действительно не понимала.
        - Но теперь понимаешь, ведь правда, Эмма? - Грант протянул руку, коснулся ее волос. - Теперь ты поняла, что должна вернуться домой вместе со мной? Верно?
        - Да.
        - И все опять пойдет по-прежнему. Будешь жить в своем домике на той же улице, а по воскресеньям мы по-прежнему будем ходить по утрам в кафе «Монд». Я буду заботиться о тебе. И ты забудешь о браке с этим типом Доннелли. Так?
        - Да, папочка.
        Это забытое ласковое обращение окончательно обезоружило его.
        В этот момент Грейси подняла головку от ее груди.
        - Но Эйвис будет моим папой!
        Эмма в панике прикрыла голову дочери руками, снова прижала к своей груди, попыталась дать ей понять, чтобы не произносила больше ни слова, не привлекала к себе внимание.
        Поздно! Грант перевел глаза на Грейси, оценивающе оглядел ее затылок и руки, вцепившиеся в мать хваткой собственницы.
        Эмма сделала очередную отчаянную попытку отвлечь его внимание.
        - А что насчет Большого Эдди, папочка?
        Грант все еще не отрывал глаз от Грейси, прижавшейся к матери. Эмме казалось, что сердце ее вот-вот разорвется на части. Наконец он посмотрел на Эмму:
        - А что насчет Большого Эдди?
        - Зачем ты это сделал? Я ведь уже жила у тебя три года к тому времени, как его должны были освободить. Я бы осталась с тобой, если бы ты предложил мне это.
        - Нет. Ты любила его больше, чем меня. И ушла бы к нему, как только Эдди выпустили бы из тюрьмы. А я привык к тому, что ты моя особая девочка, Эмма Тереза. Я ни с кем не хотел делить твою любовь. И уж никак не позволил бы ему увезти тебя от меня. Нет, Эдди упустил свой шанс. Он не смог тебя защитить. - Теперь Грант смотрел на Эмму с полным сознанием собственной правоты. - Да, я поступил правильно. Так было лучше во всех отношениях. Он оказался беспечным и никчемным. А я дал тебе все, что нужно.
        Эмма отвернулась, не в силах скрыть свою ненависть к этому человеку. Закрыла глаза, стиснула зубы. Ах, Эдди, Эдди!.. Она ведь это подозревала, с той самой минуты, когда увидела те видеокассеты. Но получить такое подтверждение!..
        О, как ей хотелось причинить Гранту боль, невыносимую боль! А потом уничтожить, стереть с лица земли.
        Эмма открыла глаза и сделала несколько шагов в сторону, к лесу. Придав лицу спокойное выражение, она обернулась к Гранту, попыталась улыбнуться, сказать, что
«понимает» его.., и не смогла. Слова не шли с языка. Губы сами собой сложились в кривую улыбку. Ее охватила паника. Думай, думай же, Эмма! Надо что-то придумать. Однако ее словно парализовало. Улыбка сползла с лица. Бог с ней. Все равно этой улыбкой никого не обмануть, даже такого, как Грант, который видит то, что хочет увидеть.
        Надо что-то придумать, надо найти способ передать Грейси в руки Клер. Но мозг больше не повиновался Эмме. Она стояла неподвижно, не сводя глаз с Вударда.
        Элвис нажал на клаксон. Сирена взвыла. Полицейская машина свернула на Эмери-роуд, промчалась по шоссе, выехала за город. Увидев здесь первую ракету Клер, он свернул. Благослови ее Бог! Элвис повернул назад, огляделся, подался направо и сбавил скорость, чтобы не пропустить следующий поворот. Через несколько минут, пока он давал указания и сообщал координаты по радиотелефону, машина подъехала к автомобилю Клер. Поняв, что он пуст, Элвис выругался, выхватил из кобуры пистолет и выскочил из машины.
        В этот момент он услышал пронзительные крики, доносившиеся из леса.
        Эмма хлопнула себя по руке. Убила комара. Что еще сказать Вударду? О чем спросить?
        - Почему мы здесь, Грант? - Ничего лучшего ей в голову не пришло.
        - Я искал уединенное место, где мы могли бы поговорить.
        - Ну вот и поговорили, - резко сказала она. - Я признала, что виновата, что не правильно понимала тебя. О чем еще говорить? Поехали к парому и уберемся отсюда.
        - Мама… - запротестовала Грейси, не поднимая голову от груди матери.
        - Тихо, Грейс Мелина! - Господи, только бы она не заупрямилась! - Я разговариваю не с тобой, а с твоим дедушкой.
        Эмма чуть не подавилась последним словом. Грейси внезапно вскинула голову.
        - Но, мама, мы не можем никуда ехать! Мы же выходим замуж за Эйвиса.

«О Господи, крошка, пожалуйста, замолчи, ради всего святого! Мы в беде. В большой беде».
        - У нас изменились планы, - ласково проговорила Эмма.
        Посмотрев на них, Грант кивнул. Видимо, принял решение.
        - Оставь ее. Поехали.
        - Что?!

* * *
        - Оставь Грейси здесь. Одно время мне казалось, что она тоже станет моей самой любимой девочкой. Но Грейси не умеет хранить верность. И вообще с ней слишком много хлопот.
        Эмма остолбенела. Он как ни в чем не бывало предлагает бросить в лесу ребенка, которого когда-то называл своей любимой внучкой.
        - Ей же всего три года, Грант. Ты сам напугал ее до смерти. Конечно, она теперь дичится.
        Неужели все это происходит в действительности?! Каким надо быть чудовищем, чтобы предложить ей, матери, оставить ребенка одного в лесу, у края обрыва! Неужели даже в умопомрачении он всерьез верит, что она согласится на это! Или Грант проверяет ее? Она должна найти выход. Эмма крепче прижала к себе Грейси, готовая бежать что есть сил. Все перед глазами заволокло багровым туманом. Мысли путались.
        - Мне плевать, - услышала она словно издалека голос Гранта. - Оставь Грейси. Мне осточертели ее вопли и она сама. Теперь нас будет только двое - ты и я.
        Вот оно! Наконец-то ее мозг заработал. Ах, идиотка! Вот как можно передать Грейси в руки Клер. Эмма взглянула Вударду в глаза и кивнула:
        - Да, конечно, ты прав. Только ты и я.
        - И я, мамочка! И я!

«Господи, - пронеслось в голове у Эммы, - о чем я думала?!» Отдавшись мыслям о спасении ребенка, она забыла о другом. Никогда трехлетнему ребенку не понять, что слова матери - лишь пустой звук, ложь, предназначенная для ее же спасения. Грейси приняла все сказанное матерью за чистую монету. Она просто не в силах это осознать. Весь ее мир сейчас рушится.
        Словно подтверждая запоздалые мысли Эммы, в голосе Грейси зазвучал ужас.
        - Мы с тобой, да, мамочка? Поедем домой, сейчас, хоошо, хоошо, мамочка? - Она яростно затрясла головой. Вскрикнула, заметив потянувшуюся к ней руку Гранта. Отмахнулась от него. - Нет! - закричала девочка в полный голос. - Уходи! Я тебя не люблю! Я его не люблю, мамочка. Хочу домой, к Эйвису! Сейчас!
        Эмме удалось незаметно отойти на несколько шагов.
        - Тихо, Грейс Мелина, - прошептала она в самое ухо дочери. - Успокойся, прошу тебя. - И отшатнулась от Вударда, снова потянувшегося к Грейси. - Дай мне еще минуту! Ты что, не видишь, как она напугана!
        Отвернувшись от него, Эмма обхватила руками головку дочери и заговорила ей в самое ухо.
        - Здесь миссис Мэкки, радость моя. Она рядом. Она
        О тебе позаботится. Ты сейчас пойдешь к ней, а мама
        Тем временем избавится от дедушки.
        Однако Грейси, в ее теперешнем состоянии, даже не услышала мать, а уж тем более ничего не поняла. У девочки началась настоящая истерика. Она пронзительно кричала, рыдала, билась в руках матери, колотила ногами по ее бедрам. Эмма как могла пыталась успокоить дочь.
        - Отдай ее мне! - взревел Грант, потеряв терпение, и потянулся за девочкой. Эмма отпрянула от него. - Проклятая плакса! Мне следовало свернуть ей шею, когда у меня была такая возможность! Дай ее мне, Эмма! Я быстро положу этому конец, раз и навсегда!
        - Нет!
        Эмма рванулась от него. Сердце бешено стучало где-то в горле. Как же она этого не предусмотрела? И как теперь объяснить все Грейси, чтобы она не подумала, будто мать и дедушка решили оставить ее в лесу?
        - Прошу тебя, еще несколько минут. Я ее…
        - Я и так дал тебе слишком много времени. Нам пора ехать. Отдай мне ее!
        - Извините! - раздался чей-то громкий властный голос.
        Все замерли на мгновение, потом повернули головы в ту сторону, откуда донесся голос. Грейси всхлипывала на руках у матери.
        На прогалину легкой решительной походкой вышла Клер и приблизилась к ним.
        - Кто вы такие? И что это за шум? Разве вы не знаете, что это частные владения? Вы вторглись на чужую территорию. - Она коснулась руки Эммы. - Пойдемте, я провожу вас к машине.
        Клер увлекла Эмму за собой, но не к машине, а в чащу леса. Грант наконец пришел в себя после неожиданного появления незнакомки.
        - Но.., послушайте…
        - Нет, это вы послушайте, - перебила его Клер. - Вы, городские, все одинаковы. Думаете, что можете в любое время явиться к нам на остров, и везде чувствуете себя как дома. Я вас знать не знаю, сэр, но это моя собственность, поэтому прошу вас убраться отсюда подобру-поздорову, иначе вызову шерифа.
        Истерика Грейси немного утихла во время этой гневной тирады. Она оторвалась от матери и в изумлении взглянула на Клер:
        - Но вы же знаете меня, мисс-ас Мэк…
        - Эмма мгновенно передала дочь в руки Клер.
        - Заберите ее отсюда!
        Не глядя больше на Клер, держащую Грейси на руках - у девочки скова началась истерика, - Эмма внезапно обернулась и двинула плечом Гранту в живот. На
        Секунду он потерял равновесие. Пронзительный крик дочери все еще звучал у Эммы в ушах. Не думая о том, что делает, она помчалась в противоположную от Клер сторону, к обрыву скалы.

«Это, конечно, не самое удачное решение, когда имеешь дело с безумцем», - пронеслось у нее в голове, однако, ни выбора, ни времени на размышления у Эммы не оставалось. Была лишь надежда на то, что из двух возможностей Грант выберет ее, помчится за ней. Главное - не дать ему шанса добраться одновременно до них обеих.
        Но… Господи.., вдруг это не сработает! Если у него осталась хоть капля ума, он, конечно, постарается добраться до Грейси, потому что в таком случае получит и ее, Эмму. Она ни перед чем не остановится, чтобы спасти своего ребенка.
        Эмма рискнула обернуться, бросила взгляд через плечо. Из горла ее вырвался душераздирающий крик. Грант сзади, всего в нескольких шагах! Она рванулась вперед что было сил. Черт, и угораздило же ее именно сегодня надеть не кроссовки, а легкие босоножки на кожаной подошве! Утешает лишь то, что и Грант тоже в городских туфлях. Слава Богу, что на ней шорты, а не юбка. С утра Эмма собиралась надеть узенькую мини-юбку. Хорошо бы она сейчас выглядела и как бы бежала по лесу…
        Преимущество молодости, конечно, сказывалось, однако Эмма несколько раз поскальзывалась и спотыкалась, теряя скорость. А под конец споткнулась о большой камень. Ей удалось удержаться на ногах, но в этот самый момент Грант рванулся вперед и схватил ее за руку.
        Эмма круто развернулась и ударила его в челюсть. Он злобно выругался и выпустил ее. Рука его непроизвольно потянулась к ушибленному месту. Эмма снова рванулась вперед.
        Они приближались к краю обрыва, Эмма решила свернуть в лес, но тут Грант повалил ее на землю. Все закружилось, как в калейдоскопе. Они покатились по траве, яростно борясь друг с другом. В конце концов, повернув Эмму на спину, Грант оседлал ее,
        Эмма лежала на земле, глядя в глаза человеку, которого когда-то любила. Нет, она до сих пор не осознавала всей глубины его помешательства. Да это и не помешательство. Это настоящее безумие.
        Горожанин, окружавший себя многочисленными атрибутами цивилизации, бесследно исчез. На его месте оказался дикий зверь. Одежда испачкана, измята, изорвана, волосы всклокочены. Никогда еще Эмма не видела Гранта в таком состоянии. Но самое страшное не это. Его глаза.., чужие, мертвые, бесконечно злобные… В них не было ничего человеческого. В них она видела лишь одно желание - мучить, истязать, причинять невыносимую боль.
        Упершись каблуками в землю, Эмма попыталась отползти назад. Грант последовал за ней на коленях, потом внезапно крепко зажал коленями ее бедра, не давая двинуться дальше. В панике она вцепилась в его глаза. Он поднял руку, отвел назад и нанес ей оглушительный удар по голове. Боль взорвалась в виске. По всему телу разлилась слабость. Руки, тяжелые, как свинец, упали на траву. Сморгнув слезы, Эмма взглянула на Гранта и увидела, что он жаждет крови. Руки Гранта потянулись к ее горлу.

* * *
        Элвис мчался по лесу. Он уже приблизился к прогалине, когда раздались отчаянные, пронзительные крики Грейси. Элвис остановился, не зная, чего ждать и что предпринять. Послышались звуки чьих-то поспешных шагов. Кто-то направлялся прямо к нему. Он вскинул пистолет и прицелился… В тот же момент с губ его сорвалось проклятие. Из-за деревьев показалась Клер с отчаянно орущей, бьющейся в ее руках Грейси. Элвис подбежал к ним.
        - Слава Богу, ты здесь, - едва выговорила Клер.
        Задыхаясь, она передала ему Грейси, которая продолжала так же отчаянно вырываться, бороться и орать, как будто не замечая, кто держит ее на руках. Элвис понял, что ему ничего не узнать об Эмме до тех пор, пока он не успокоит Грейси. Отдав Клер пистолет, Элвис несколько раз похлопал Грейси по щекам. Глаза ее широко раскрылись. Подняв ее и заставив посмотреть на себя, он строго заговорил:
        - Успокойся, Грейс Мелина. Я должен спасти твою маму от дедушки, пока он не сделал ей больно.
        - Сдеает ей бойно… - всхлипывая подтвердила Грейси.
        - Но я не могу ее найти и освободить, пока ты так себя ведешь. Ты же кричишь на весь лес. Поэтому сейчас же успокойся и замолчи. - К его удовлетворению, истерика прекратилась и сменилась обычными слезами. Элвис обнял девочку, прижал к себе и зашептал:
        - Вот и умница. Хорошая девочка. Моя девочка.
        Грейси содрогнулась, пытаясь набрать в легкие воздуха. Элвис вынул из кармана платок, подождал, пока она высморкается. Девочка вздохнула и обмякла на его руках, сунув палец в рот.
        Элвис перевел глаза на Клер.
        - Расскажи, что произошло.
        Клер, тоже находясь на грани истерики, с трудом взяла себя в руки.
        - Он схватил ее, Элвис. Они почти на краю обрыва. Она видела, как Эмма и Вудард боролись на земле в нескольких футах от обрыва, и это воскресило в ее памяти кошмарную сцену гибели Эвана. Клер снова увидела, как земля уходит у сына из-под ног.
        Элвис выхватил у Клер пистолет, передал ей Грейси.
        - Иди к машине. Оставайся там, пока не подоспеет подкрепление. Скажешь им, куда идти.
        Заметив, как Грейси сжалась, он обхватил ладонью головку девочки, поцеловал ее в лоб.
        - А ты будь хорошей девочкой и слушайся Клер. Слышишь меня, малышка? Мама и папа скоро придут за тобой.
        Элвис помчался к прогалине. Глаза не сразу привыкли к яркому солнечному свету после темноты лесной чащи. Не обнаружив Эмму и Вударда, он понял, что потратил слишком много драгоценного времени, желая успокоить Грейск. О Боже! Они почти у края скалы! Эмма жива, слава Всевышнему. Борется изо всех сил. Лежа на спине, пытается отползти и пинает Вударда локтями, коленями.., чем только может. Но тут, приподнявшись над ней на коленях, Грант обернулся к Элвису.
        - Полиция, Вудард! Прекратите, или буду стрелять.
        Ни Грант, ни Эмма словно не слышали его появления, ничем не выказали, что видели Элвиса здесь, всего в нескольких шагах. Между тем, заметив, что Эмма теряет силы Элвис направил ствол пистолета на Гранта. Однако тот то приподнимался, то склонялся над ней, вертелся из стороны в сторону, не давая прицелиться. Вцепившись в него,
        Эмма извивалась, делала отчаянные попытки освободиться, постоянно оказываясь под прицелом.
        - Господи! - шептал Элвис. - Не двигайся же, Эм. Черт возьми, полежи минутку спокойно.
        Он всегда получал наивысший балл по прицельной стрельбе. Но тогда у него были два здоровые руки и он регулярно тренировался. Теперь же Элвис не очень доверял себе, особенно в такой вот момент, когда этот негодяй борется с его женщиной. Внезапно он увидел, как Вудард отвел назад руку и наотмашь ударил Эмму по голове. Она обмякла, как тряпичная кукла. Грант оседлал ее и потянулся к горлу.
        - Вудард! - взревел Элвис.
        Однако в следующий момент он сдержал ярость. Она ему сейчас не помощник. Брэгстон много раз повторял, что главное - не позволить эмоциям одержать верх над разумом.
«Они, конечно, всегда при нас, - говорил старый шериф. - Вся штука в том, чтобы научиться подавлять их». Это оказалось едва ли не самым трудным уроком, но в конце концов Элвис овладел и этим искусством, потому что не мог обмануть надежд Брэгстона.
        Сейчас он поднял пистолет и прицелился.
        Грант смотрел на Эмму, и глаза его не выражали ничего, кроме звериной ярости. Руки сомкнулись на ее шее. Надо что-то делать! Обращаться к нему с человеческими словами бессмысленно. Элвис напрягся. Эмма между тем ухватилась одной рукой за обломок камня, намертво вросшего в землю, другой нащупала пучок колючей травы и Стала неистово дергать. Трава не поддавалась. Грант все сильнее сжимал ее шею, перекрывая доступ воздуха.
        Вырвав наконец пучок травы вместе с корнями и комьями грязи, Эмма с силой швырнула его в лицо Гранту в тот самый момент, когда свет уже начал меркнуть у нее в глазах. Одновременно она попыталась ударить его коленом в пах, но вместо этого попала по ягодице. И все же он, потеряв равновесие, выпустил ее шею, чтобы не покатиться кувырком по каменистой земле. Трава с грязью попала Гранту в глаза и ослепила его. Эмма тут же воспользовалась этим. Хватая ртом воздух, она вонзила полуонемевшие пальцы ему в глотку. Грант захлебнулся воздухом. Эмма столкнула его с себя и отползла. Тут раздался какой-то треск, похожий на электрический разряд, но Эмма почти не обратила на это внимания. Кашляя и задыхаясь, она поползла на четвереньках, потом попыталась подняться на ноги и бежать. Едва Эмма поднялась, Грант схватил ее за лодыжку. Она снова упала на землю. Слезы застилали ей глаза. Эмма вслепую лягнула его свободной ногой и с чувством мстительного удовлетворения услышала, как он зарычал от боли. Пальцы, сжимавшие ее лодыжку, разжались. Эмме снова удалось подняться, но не успела она сделать и нескольких шагов, как
он обхватил ее сзади и приподнял. Бормоча Эмме в ухо отвратительные непристойности, Грант прижал ее к груди. Она отчаянно сопротивлялась, однако хватка у него оказалась железная. В конце концов, задохнувшись, Эмма затихла.
        Грант опустил ее на землю, но пальцев не разжал, держа одной рукой за шею, другой за талию. Одно движение Эммы - и он снова поднимет ее в воздух.
        - Мне бы надо свернуть твою гребаную шею прямо здесь и сейчас. И дело с концом.
        - Да ну? - съязвила она. - Что же ты этого не делаешь, грязный подонок?
        Внезапно вскинув голову, Эмма с силой ударила его по зубам. В этот момент раздался громкий крик Элвиса.
        - Вудард! - Эмма поняла, что он где-то возле машины Гранта. Голос приближался. - Отпусти ее, Вудард. Отпусти ее - и можешь убираться ко всем чертям.
        - Стой на месте! - рявкнул Грант и рванул Эмму назад.
        - Ну нет!
        Тем не менее Элвис на секунду остановился. Слишком близко они от обрыва. Не следует толкать этого безумца на что-либо непредвиденное. Похоже, ему сейчас нужнее всего смирительная рубашка.
        - Отпусти ее - или я влеплю тебе пулю в лоб. И поверь мне, Вудард, жизнь в кутузке, может, и не сахар, но все-таки это лучше, чем смерть.
        Грант обернулся на край скалы, находившийся в нескольких футах сзади него, потом перевел взгляд на шерифа, который оказался значительно ближе, чем секунду назад.
        - Ошибаешься. Не лучше.
        Перед мысленным взором Гранта пронеслись последние месяцы, начиная с мая. Все как будто пошло вкривь и вкось с того времени.
        Он сделал шаг назад, к самому краю обрыва.

        Глава 21

        - Нет!!!
        Элвис бросил пистолет и рванулся к обрыву. Услышав его крик, Грант ощутил безумное, ни с чем не сравнимое наслаждение оттого, что увел из-под носа у этого калеки его любовь, радость его души. Нет уж, если он уйдет из жизни, то вместе с Эммой. Никто из тех, кто когда-либо предавал Гранта Вударда, не оставался в живых.
        Голова Эммы откинулась назад и расшибла ему нос. Ее локоть больно воткнулся в ребра. Грант машинально ослабил хватку и тут же пожалел об этом. А потом не осталось ничего, кроме ужаса. Он стремительно летел вниз, на острые камни.
        Эмма оттолкнулась от него. Ухватилась за обломок скалы. Господи.., твердая земля! Она готова была расцеловать ее. Однако радоваться рано. Эмма отчаянно цеплялась за эту твердую землю, помогая себе локтями. Выкинув вперед руки, она цеплялась за пучки травы, пыталась подтянуться, перевалиться вверх через край обрыва. Ноги повисли в воздухе. Эмма еще раз подтянулась, работая локтями, как рычагами, пока не ощутила животом твердую землю. Но с каждым ее движением земля сползала с края обрыва и падала вниз.
        - Эмма! Остановись!
        Она посмотрела вверх. Элвис подползал к ней на животе, тоже подтягиваясь на локтях.
        - Я знаю, это легко сказать, моя радость. Но.., подожди.., не спеши. Здесь земля оползает. Повиси спокойно, постарайся не делать резких движений.
        Взглянув вперед, Эмма увидела то, что еще раньше заметил Элвис - трещину в земле, перпендикулярную к ее висящему над пропастью телу. Эмма похолодела и замерла, все так же яростно сжимая пучки сухой травы, торчавшие на расстоянии вытянутой руки от трещины. Пальцы сжались намертво - казалось, их ничем не заставишь разжаться. Но если трава вырвется с корнем под тяжестью ее тела, эта мертвая хватка ничем ей не поможет. Она полетит вниз, на камни.
        В следующий момент произошло именно то, чего Эмма так страшилась. С глухим шумом большой кусок почвы вместе с травой и кустарником обрушился прямо под ней. Все ее сто двадцать семь фунтов чистого веса поползли вниз. Она отчаянно нащупывала руками, за что бы ухватиться, и не могла найти. Эмма начала сползать вниз под тяжестью собственного тела. Сползать в никуда…
        Внезапно падение прекратилось. Кто-то с силой ухватил ее за левую руку. Почувствовав острую боль в плече, Эмма вскрикнула. Повиснув на одной руке, она бросила взгляд на острые камни далеко внизу. Нервы ее не выдержали. Из горла вырвались какие-то дикие булькающие звуки, глаза вылезали из орбит, ноги бессмысленно барахтались в воздухе. Бежать! Как угодно убежать от этого ужаса…
        - Эмма! - взревел Элвис. - Посмотри на меня! На меня! Вот так. Вот так, моя радость. Вот, хорошая девочка. Хватайся за мой крючок. Быстро!
        Она попыталась ухватиться и промахнулась. Однако паника уже сменилась решимостью. Элвис видел это по ее глазам. Сделав еще одну попытку, Эмма ухватилась правой рукой за его протез. Боль в левом плече немного утихла - вероятно, оттого, что тяжесть перераспределилась.
        Элвис начал медленно отползать назад на животе. Камешки, пучки травы, комья земли продолжали падать вниз под их тяжестью, однако он двигался очень осторожно, стараясь равномерно распределять свой вес. Так, медленно, постепенно, сантиметр за сантиметром, Элвис вытянул Эмму наверх, перетащил через край обрыва. Обломок скалы исцарапал ей кожу, блузка вылезла из-за пояса шорт, пуговицы отлетели, острые камни поранили ее ноги, грудь, живот. Но Элвис тащил Эмму, лежащую на животе, пока не удостоверился, что они на безопасном расстоянии от обрыва. Привстав, он широко раскинул руки и принял ее в объятия, Теперь в полной тишине слышалось только их хриплое, прерывистое дыхание да звуки прибоя и резкие крики чаек внизу.
        - Господи, не дай мне больше никогда пережить такое, - задыхаясь, хрипло выговорил Элвис, покачивая Эмму в объятиях и гладя ее волосы. - Боже, Эмма! Я так испугался. Мне показалось, что я потерял тебя. - Он повернул ее к себе лицом и встряхнул. - А как бы я объяснил это Грейси? Скажи, как!
        Тугой ком встал у него в горле. Элвис больше не мог говорить. Обхватив своей широкой ладонью голову Эммы, он снова спрятал ее лицо на своей груди, сжал талию еще крепче и начал шептать ей на ухо то слова любви, то проклятия, то слова благодарности. Эмма прижималась к нему, не думая больше ни о чем.
        Наконец она отстранилась от него, взглянула ему в лицо, провела по щеке, пригладила волосы.
        - Все кончено. - Казалось, только теперь до нее полностью дошел смысл этих слов. Смысл того, что произошло. - Все кончено. Совсем. Он мертв, правда? Никто
        - ведь не может выжить после такого, как ты думаешь?
        - Конечно, он мертв. - После такого падения едва ли можно остаться в живых, однако… - Как только мы вернемся, я пошлю сюда поисковую партию.
        - Господи… Неужели я смогу теперь жить спокойно? Ходить не оглядываясь? И отдать Грейси в группу, где будут дети ее возраста?.. Ах, черт! Грейси! - Эмма с трудом поднялась на ноги. - Элвис, надо дать знать Грейси, что все в порядке.
        - Когда моя мама плидет?
        Грейси задавала этот вопрос уже, наверное, в двадцатый раз. Сейчас она спокойно сидела на коленях у Клер, положив голову к ней на грудь. Тем не менее Клер прекрасно знала, что этому спокойствию доверять не следует. Настроение Грейси то и дело менялось, девочка переходила из одной крайности в другую в течение тридцати секунд.
        Клер погладила мягкие волосы малышки, поцеловала ее светлые завитки.
        - Скоро, Грейс Мелина, скоро. Твоя мама и твой будущий папа появятся совсем скоро.

«О всемогущий Боже, - взмолилась она, - если Ты слышишь меня, не дай, чтобы это оказалось ложью».
        - Мама и Эйвис появятся совсем скоо, - с готовностью согласилась Грейси и взглянула Клер в глаза. - А когда?
        - Скоро.
        Подъехала еще одна полицейская машина. Клер заглушила мотор, который включила, чтобы работал кондиционер. Из полицейского автомобиля вышел Бен. Клер с опаской посмотрела на Грейси. Сейчас придется снова все объяснять. Как поведет себя девочка? Но делать нечего. Прижав к себе Грейси, она пошла навстречу помощнику шерифа, но не успела вымолвить ни слова, как малышка запрыгала у нее на руках.
        - Мама, мама, мамочка!
        Клер вскинула голову, огляделась.., и без сил опустилась на землю. По затененной тропе из леса вышли Эмма и Элвис. Услышав голос дочери, Эмма споткнулась, потом ускорила шаг. Спустя несколько минут она, изорванная, исцарапанная, грязная, взлохмаченная, вся в синяках, что было сил прижимала к себе Грейси. Та обняла мать, обвила вокруг нее руки и ноги. Эмма взглянула на Клер, и из груди ее вырвался непонятный звук - то ли смех, то ли рыдание. Высвободив руку, она привлекла к себе подругу.
        - Спасибо! - пробормотала Эмма хриплым шепотом. - Спасибо, друг мой!
        - Господи, Эмма, я так счастлива, что ты жива! По щекам Клер катились слезы. Она машинально
        Утерла их рукой. Некоторое время все трое молча стояли, обнявшись.
        Элвис улыбался, видя счастливые лица Эммы и Грейси. Погладив девочку по голове и поцеловав в лоб, он отошел к помощнику. Надо покончить с этим. Найти тело Гранта Вударда и забыть о нем раз и навсегда. Элвис поговорил с Беном, дал указания Сэнди по радиотелефону, но взгляд его то и дело возвращался к Эмме и Грейси. Сегодня он едва не потерял Эмму, поэтому ежеминутно проверял, все ли с ней в порядке. Рассказывая помощник о последних событиях, Элвис наблюдал, как Эмма что-то шепчет на ухо дочери. Вот Грейси вскинула головку, лучезарно улыбнулась и огляделась. Ищет его.
        - Эйвис, Эйвис! Угадай! Ну-ка угадай! Мама сказаа, что я тепель буду ходить в восклесенную шкову!
        - Ты не рассердишься на меня? - спросил Элвис, войдя в кухню во вторник вечером, после работы. Грейси, встретившая его во дворе, повисла на нем и уцепилась руками за его шею так, что не продохнуть. Он вскинул ее на спину. Отдышался. - Я пригласил на нашу свадьбу Бена, Джорджа и Сэнди.., и.., вместе с семьями. - Элвис виновато смотрел на Эмму. - Они действительно очень хотят прийти, Эм.

«Но еще больше ему самому этого хочется, - подумала Эмма. - Он столько времени прожил на этом острове с сознанием, что его в лучшем случае здесь просто терпят».
        Она с добродушным видом пожала плечами.
        - Ну будет еще несколько человек. Какая разница?
        Грейси тоже пригласила свою новую подругу.
        - Саю! - выпалила Грейси.
        Она могла бы не пояснять. Вот уже три дня подряд малышка непрерывно говорила только о Саре, с которой познакомилась в воскресенье в баптистской церкви в Сиэтле.
        - Точно, - подтвердила Эмма. - А потом, Элвис, ты же сам настоял на трехъярусном свадебном торте, так что его хватит на всех. Можешь купить еще бутылку шампанского и несколько бутылок искристого сидра для детей. Ах да, и возьми еще стулья в прокате.
        Элвис потянулся к ней, поцеловал в шею, потом открыл крышку кастрюли. Неудивительно, что так вкусно пахнет.
        - Ладно, я отправлюсь за всем этим после обеда. - Он взглянул на Грейси. - Пойдем умоемся, ребенок.
        - Пойдем-пойдем, лебенок-козленок.
        Держа Грейси на спине, Элвис направился к двери, но на пороге остановился и обернулся к Эмме:
        - Я действительно займусь всем этим после обеда, Эм. Не оставлю это на тебя, не волнуйся.
        Эмма усмехнулась. Она ничуть не волновалась. Ей не о чем больше волноваться. Никогда. А до свадьбы еще два дня.
        Умом Эмма осознавала, что невозможно прожить без волнений и неприятностей, мелких или крупных. Да и сердце подсказывало, что наверняка что-то в ее жизни будет случаться, будут еще и бессонные ночи, но она никогда не станет расстраиваться из-за мелочей. Никогда.
        Как ни старалась Эмма найти выход из тупика, еще совсем недавно ей казалось, что у них с Грейси нет будущего. Так им и придется переезжать с места на место или всю жизнь прятаться. А теперь у них есть все. Впереди вся жизнь.
        Сорок пять минут спустя она уже мысленно корила себя за самоуверенность. Вот к чему это приводит. Произошло нечто такое, чего Эмма никак не ожидала и, уж конечно, нисколько не желала.
        Она положила телефонную трубку. Элвис и Грейси в этот момент вошли через кухонную дверь в гостиную. Грейси подбежала к матери, сидевшей в кресле, покрытом новым ярким чехлом.
        - Здесь темно! - Грейси взобралась на диван, включила свет. - Вот так учше.
        Немного попрыгав на диванных подушках, она слезла и пошла в свою комнату.
        Элвис стоял в дверях, глядя на Эмму, на ее бледное как мел лицо.
        - Эм! Что случилось?
        Он быстро пересек комнату, поднял Эмму с кресла, сел сам и посадил ее к себе на колени. Внутри у него все сжалось.

* * *
        - Господи, что произошло? Ты как будто призрак увидела.
        - Как по-твоему, это неестественно, что я ничуть не сожалею о смерти Гранта? Может, это ненормально? Все-таки я прожила с ним несколько лет и вплоть до последних месяцев считала, что он добр ко мне как никто другой. Господи, одно время мне даже казалось, что я люблю его. - Эмма судорожно вцепилась в рубашку Элвиса. - Но потом я возненавидела его. И мне совсем не грустно при мысли о том, что он мертв. Элвис.., я чувствую только облегчение.
        - По-моему, при сложившихся обстоятельствах ничего неестественного или ненормального в этом нет. Для тебя и Грейси этот человек представлял реальную угрозу. Да, в этой ситуации действительно много патологии, но это не твоя вина.
        И потом… Эмма, конечно, не скорбит о Вударде, но и не так равнодушна к его смерти, как хочет показать. Элвис не раз замечал, как она внезапно вздрагивает и принимает оборонительную позу. И все это - влияние противоестественной страсти Гранта Вударда.
        Эмма прижалась щекой к плечу Элвиса.
        - Он оставил мне все свое имущество.
        - Что?!
        - Только что я разговаривала с его адвокатом. Сегодня утром он вскрыл завещание. Я главная наследница Гранта. - Она содрогнулась. - О Господи, Элвис, что мне делать? Я никогда об этом не думала и не хочу его грязных денег!
        Элвис крепче прижал Эмму к себе.
        - Ты не знаешь, что сделать с этими деньгами?
        - Нет. Я совсем растерялась. Меня это просто.., как обухом по голове.
        - Но ты точно не хочешь взять себе эти деньги или хотя бы часть их?
        - Ни в коем случае. Сначала я решила оставить часть на образование Грейси. Но потом у меня мороз пробежал по коже. Он ведь хотел выбросить ее, как ненужную вещь. Нет уж, спасибо, мы сами накопим денег на образование Грейси.
        Не глядя на Элвиса, Эмма почувствовала, что он кивнул.
        - О какой сумме идет речь, Эм?
        Когда она ответила, Элвис присвистнул. Вот это да!
        Некоторое время они молча сидели обнявшись. В полной тишине слышался лишь звук отключавшегося и включавшегося холодильника да иногда прыжки Грейси в ее комнате.
        - Знаешь, - наконец сказал Элвис, - наверняка есть множество способов употребить эти деньги с пользой. - Ощутив, как Эмма застыла, он легонько сжал ее в объятиях. - Не для себя лично, нет. Я говорю о возможности использовать эти деньги так, чтобы они послужили людям. А мы с удовольствием распределим их.
        Пересев на подлокотник кресла, Эмма обхватила руками колени, всмотрелась в лицо Элвиса.
        - Можешь привести хотя бы один пример?
        - Например, продовольственному банку всегда не хватает свободных денег. И еще нам очень не помешал бы культурный центр для молодежи, который работал бы допоздна. Да любой культурный центр, в конце концов. Если бы нашим юнцам было куда прийти вечерами в пятницу и в субботу, возможно, они не носились бы так по дорогам, не поглощали бы столько пива, не тратили бы родительские деньги на травку. Эмма долго смотрела на него.
        - Общественный центр имени Эдварда Робшоу… - медленно выговорила она, наслаждаясь каждым звуком. Глаза ее загорелись. - Ух ты! Большому Эдди это очень бы понравилось.
        - Еще бы! А с такими деньгами можно и землю приобрести, и здание построить, и закупить все необходимое на тридцать лет вперед.
        - Или можно купить, построить и передать обществу с условием, что в течение, скажем, пяти лет оно сделает этот культурный центр самоокупающимся, экономически независимым.
        - Да, это еще лучше. В общем, суть в том, что существует масса вещей, на которые нужны деньга. Главное - знать, кому и сколько. А это настоящее удовольствие. Только тебе не обязательно решать все сразу сейчас, вот в эту минуту.
        - Ты такой умный…
        - Ну еще бы! Я даже сумел сделать так, что ты согласилась выйти за меня замуж.
        Эмма фыркнула:
        - Ну, на это много ума не понадобилось.
        Оба удовлетворенно усмехнулись. Потом Эмма серьезно спросила:
        - А как насчет Грейси? По-твоему, она оправилась после шока?
        Элвис снова посадил Эмму к себе на колени и заглянул ей в глаза.
        - Да. Вполне.
        - Мне вовсе не хочется лет через двадцать увидеть ее в каком-нибудь ток-шоу под названием «Ранняя психическая травма, не замеченная матерью». Или что-нибудь вроде этого.
        - Эм, у Грейси с тех пор был всего один ночной кошмар. И ты очень быстро ее успокоила.
        - Но всю правду я ей так и не сказала.
        - Еще бы! Разве в состоянии трехлетний ребенок представить себе такое! Разве ока может понять, почему дедушка решил спрыгнуть в пропасть и попытался утащить за собой ее маму! Грейси известно только то, что дедушка, всегда обожавший ее, появился неожиданно и так же неожиданно начал злиться на нее. Ты ведь сказала Грейси, что дедушка сделал что-то очень плохое, а теперь уехал навсегда. Пообещала малышке, что он никогда больше не вернется и не причинит ей боль. Ты все правильно сделала, лапушка. И не думай больше об этом.
        - Да.., наверное, ты прав… - Эмма помолчала. - Ты точно прав. Я это знаю. - Она обхватила ладонями лицо Элвиса, нагнула голову так, что их лбы соприкоснулись. - Я все расскажу Грейси потом, когда она будет в состоянии понять.
        Эмма облегченно вздохнула, наслаждаясь ощущением его теплой кожи под пальцами. Потом снова медленно заговорила:
        - Хорошо, когда есть с кем разделить свои проблемы. У меня такого никогда не было. Я уже и надеяться перестала.
        Из горла у Элвиса вырвался какой-то странный звук.
        - Да.., я тоже.
        С той лишь разницей, что он никогда в это и не верил.
        - Но теперь.., знаешь…
        - Что касается нас с тобой и малышки… - перебил он.
        - Я начинаю думать, что это все-таки возможно, - закончила она.
        - Верно, - заключил Элвис.
        Эмма обвила руками его плечи, потерлась лбом о его лоб и улыбнулась. До чего же она любит этого человека. Любит его силу, прямоту, здравый смысл.., все.
        - Верно, - повторил Элвис.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к