Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Андреев Борис: " Пылающая Комната " - читать онлайн

Сохранить .
Пылающая комната Артем Литвинов
        Борис Андреев

        Гей-роман о сложных отношениях друзей. Роман о творчестве, о любви. Детектив. Приключения.

        Артем Литвинов, Борис Андреев
        Пылающая комната

        Ф. Б. и его спутникам посвящается

        In God we trust

        Бог создал Арракис, чтобы испытать верующих.
    Фрэнк Герберт «Дюна»

        Часть первая

        Виста
        Золотой Легион
        Chambre Ardente
        Командору Пурпурной Ветви
        Милорд!
        Согласно вашему приказу продолжаю наблюдение. Кецаль представляется мне субъектом мало предсказуемым и плохо управляемым, что, впрочем, никак не расходиться c нашими прогнозами. Пока ничего, что могло бы нарушить наши планы, не происходит, хотя свернуть его в нужную сторону не представляется возможным. Я жду изменения траектории планет.
    Куратор.

        1

        Даншен ждал недолго. В просторном холле высотного дома было прохладно и сумрачно, журчал фонтанчик, вода разбивалась о каменные ступеньки и сыпалась дальше с приглушенным плеском. Пахло цветами, причудливые букеты в не менее причудливых вазах подбирала опытная рука. Роскошный бордовый ковер устилал пол, кресло в котором сидел Даншен, было мягким и глубоким. В этом доме жили только те, кого судьба забросила на самый верх, по праву ли рождения или благодаря их собственным заслугам, но попасть сюда можно было только по особому приглашению. Даншен, репортер одной из самых популярных газет, пишущей в основном о жизни известных актеров, музыкантов и скандально известных политиков, был приглашен для того чтобы провести «интимное», как он сам говорил об этом, интервью, с одной из самых ярких звезд нынешнего рок-небосклона, Крисом Харди. «Ацтеки», группа, вокалистом которой он являлся, уже второй год не опускалась ниже второго места во всех хит-парадах. Их выступления проходили на самых крупных стадионах Европы, альбомы расходились миллионными тиражами, и не последней причиной этой безумной популярности
был сам Крис Харди.
        Крис был скандальной личностью. Тексты песен, которые он писал в соавторстве со своим гитаристом Джимми Грэммом всегда балансировали на грани дозволенного. Его поведение в общественных местах вызывало сладкий шок у публики, читающей светскую хронику. Его коротким и всегда выставленным напоказ связям с женщинами завидовало все мужское население, потому что в длинном списке его пассий числились актрисы, звезды стриптиза, топ-модели, словом, все те, кто регулярно появляются на экранах телевизоров и на обложках журналов. Причем, Криса вовсе не интересовало семейное положение объекта его вожделений. Даншен помнил, что последний скандал разразился из-за того, что Харди в кровь избил мужа знаменитой актрисы, не менее знаменитого продюсера, когда тот попытался предъявить ему какие-то претензии. Продюсер был сильным тренированным мужчиной, но Крис, воспитанный в жестоких уличных драках, легко взял над ним вверх, причем это происходило на презентации нового фильма с участием этой актрисы. Рок-певца арестовали, ему был предъявлен иск, и жертва избиения получила-таки свой миллион долларов. После чего в
очередном интервью Харди с пренебрежением заметил: «Подумаешь, я бы отдал еще миллион, чтобы начистить морду этому импотенту». При этом актрису он тут же бросил, и несчастную женщину с трудом спасли после попытки самоубийства.
        Таким же скандальным был и стиль его музыки. Казалось, Харди пришел из далеких семидесятых, когда рок-н-ролл был дыханием и кровью, а не просто средством зарабатывать на жизнь или добиться популярности. Его сравнивали с Плантом, Морриссоном и Меркьюри, он не считался ни с какими современными направлениями и делал, что хотел. Ему было плевать, как публика реагирует на его творчество. Крис просто жил рок-н-роллом, он струился по его жилам и именно поэтому все, что он пел, выглядело так естественно в эпоху электронной музыки и изломанных ритмов.
        Сейчас Крис Харди разводился со своей третьей женой. Развод продолжался уже десять месяцев, и Мерелин, красивая блондинка, тщетно пытающаяся претендовать на роль Мерелин Монро, прилагала все усилия, чтобы вырвать у бывшего мужа как можно больше денег. А Даншен договорился с менеджером «Ацтеков» о том, что Крис даст их журналу предельно честное интервью, то самое, о котором так давно молили поклонники, умирающие от желания узнать, что кушает на завтрак их кумир и кем была его первая любовь.
        Кто-то вежливо, кончиками пальцев коснулся плеча журналиста. Даншен поднял глаза и увидел высокого квадратного парня в черной майке и джинсах.
        — Вы господин Даншен?  — спросил он, почти не двигая челюстью.
        — Да, я.
        — Крис вас ждет, пойдемте.
        Они поднялись в пентхауз, скоростной лифт взлетел туда в секунду, у Даншена только уши заложило, и, выйдя в холл, журналист обнаружил, что его будущая жертва уже стоит в дверях.
        Крис легко шагнул вперед и подал Даншену руку. Он был хорошего роста, худощав и журналист подумал, что от певца исходит ощущение какой-то скрытой угрозы, так быстро и легко он двигался. Его черные с синеватым отливом волосы были гладкими и доходили почти до лопаток. Нос с маленькой горбинкой и высокие скулы делали его немного похожим на индейца, и Даншен подумал не этой ли неевропейской внешности группа обязана своим названием. Глаза, однако, были не черные, а зеленовато-коричневые, красивого удлиненного разреза. Крис улыбнулся, открыв белые ровные зубы, и Даншен подумал, что в этой улыбке больше наглости, чем стандартного рекламного обаяния. Он осторожно высвободил руку из железных пальцев хозяина и представился.
        — Крис.  — ответил рок-певец и Даншен понял, что если он попробует назвать собеседника «господин Харди», то вылетит отсюда в два счета.
        — Ничего, если мы пойдем на кухню?  — спросил музыкант небрежно,  — я предпочитаю говорить там.
        — Так даже лучше,  — осторожно согласился Даншен. Он всегда в начале был очень внимателен со своими собеседниками, а этот человек, казалось, требовал предельной осторожности. Ощущение было таким же как рядом со спящим вулканом, черт его знает, когда он проснется и засыплет тебя тоннами пепла и горячих камней.
        Однако его опасения не оправдались. На огромной кухне, отделанной хромом и белым пластиком, сидя на высоком табурете за стойкой, разделяющей помещение почти пополам, Крис разоткровенничался. Он спокойно рассказывал о своем детстве, которое проходило в рабочих кварталах города, о больной матери, почти не встававшей с постели, о том, что он начал зарабатывать деньги с двенадцати лет, жестоком отчиме, избивавшем его каждый день. «Понимаешь,  — сказал он просто,  — когда мне было четырнадцать, я просто взял молоток и засадил ему по колену. Сломал ногу, ну и…». «Что?» — с уже неподдельным любопытством спросил Даншен этого странного Маугли, выросшего в отнюдь недружелюбных джунглях. «Сбежал из дому» — пожал плечами музыкант.  — «Он бы убил меня, если поймал». Даншен слушал его рассказы и понимал, что Крис, с трудом окончивший девять классов общеобразовательной школы, ни разу в жизни не прочитавший толком ни одной книги, не имеющий никакой, даже самой примитивной специальности, в каком-то смысле гордится своей дикостью. Он ничего не знал, ничего не умел, ходил слух, что он даже никогда не записывал
текстов, которые сочинял, это делал Джимми Грэмм. Единственное, что он мог, это петь. Крис рассказал ему, как в двадцать лет, зарабатывая чем попало и толкаясь в околорокерской богеме, он познакомился с Джимми, тогда талантливым студентом мехмата, который играл на гитаре в рок-группе с идиотским названием «Черви». «Я сразу понял, что именно он мне и нужен,  — пояснил Крис, прикуривая очередную сигарету,  — все остальные были козлы». Они набрали группу, несколько лет ушло на раскрутку. «Сам понимаешь, как сейчас такие дела делаются, а задницы лизать я никогда не умел». Даншен увидел хищный огонек в его зеленоватых глазах и на секунду представил себе этого четырнадцатилетнего мальчика, которым когда-то был Крис Харди, стоящего посредине самой жестокой бойни этого мира. Сложно было представить, какую цену он заплатил на этой войне за то, что имел сейчас.
        Даншен спросил Криса про его отношения с женщинами.
        — Они все суки,  — равнодушно ответил музыкант,  — Я видел несколько хороших, но, видишь ли, если баба хорошая, то спать с ней совершенно невозможно. Вот у меня было три жены и все стервы. И вообще, с женщинами можно только спать, больше они ни для чего не годятся.
        Даншен приподнял брови. Стараясь сгладить ситуацию, памятуя о том, что среди читателей шестьдесят процентов — прекрасный пол, он поинтересовался, что же его так не устраивает в женщинах. Крис задумался на секунду и ответил:
        — Им все время нужны деньги, а если ты им отказываешь, то они начинают ныть про любовь. Как они тебя любят и все такое. Терпеть я этого не могу. Наверное, есть те, кто этого не делают, но я их не видел.
        Тут журналист, понимая, что теперь каждая девушка или женщина, прочитавшая статью, будет уверена в том, что она и есть та единственная, которая спасет несчастного Криса от его одиночества, задал следующий вопрос, достаточно деликатный, но необходимый. Он спросил, кого из своих женщин Крис любил больше всего. Крис пожал плечами, откупорил бутылку и в очередной раз плеснул и себе, и собеседнику в стакан.
        — Никого.  — ответил он,  — я вообще никого из них не любил. Я даже не знаю, что это такое.
        Он сказал это так жестко, что Даншен понял — тему надо закрывать.
        На вопрос об его скандальной репутации, Крис буркнул только: «Что хочу, то и делаю, ты мне что ли указывать будешь?» и как-то заскучал. Даншен решил, что собеседник закрывается и пора уходить, но Крис вдруг решительно щелкнул кнопкой «Запись» на диктофоне.
        — Давай поговорим без этой вертушки,  — проговорил он, наклонясь через стол и глядя Даншену в глаза.
        Даншен кивнул головой, приготовившись слушать. Крис, убедившись, что собеседник весь внимание, отодвинулся.
        — Мне все надоело,  — заявил он.  — Понимаешь, все. Пить больше не могу, баб глаза мои бы не видели, даже подраться не хочется. Тоска смертная. Девки беспрерывно в постель лезут. Пьянки эти идиотские. А ширяться я не хочу. Я видел, что бывает, спасибо, мне не надо.  — он помолчал, свирепо стиснув губы.  — Ты умный мужик, ты меня поймешь. Скучно мне. Все надоело.
        Он опустил голову и принялся вертеть в руках нож, лежавший на столе. Вид у него внезапно сделался совсем детским. Даншен молчал, ожидая, что же будет дальше. Крис поднял на него глаза.
        — Слушай, иди ко мне работать, а?  — Даншен от неожиданности чуть не поперхнулся виски.  — Ты вроде хороший парень, не то что эти,  — тут он произнес уже совсем непечатное ругательство,  — Умный, образованный… Будешь у меня, ну, чем-то вроде менеджера по развлечениям. Давай? Может, ты что придумаешь, а то, понимаешь, мне… ну как тебе сказать… Мне чего-то не хватает. Я сам не знаю чего…  — он силился подобрать отсутствующие слова, щелкал пальцами, а Даншен смотрел с жалостью на этого адреналинового наркомана, погибающего без того особого огня в крови, который дает только риск.  — Слушай, я тебе заплачу,  — заторопился Крис, видя, что собеседник молчит, и назвал сумму, о которой Даншен мог только мечтать. Журналист подумал: «А что я теряю?».
        — Хорошо,  — сказал он.  — Я согласен.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

8 июля 2000 года

        Горький запах миндаля в доме. Генри любит его, что позволяет мне сразу определить, что ушел он недавно. Я был рад, что не столкнулся с ним. Он дал мне поручение, которое оставило по себе не слишком приятные воспоминания. Я не только был в тюрьме, я еще и спускался в тюремные подвалы. Начальник этого заведения заказал гороскоп одного из своих заключенных. Странно, что такой разумный и проницательный человек, каким мне показался, господин Торн, способен всерьез относиться к гороскопам, составленным Генри. Впрочем, насколько я знаю, они друг друга не видели, и заказ он дал по телефону, иначе он бы непременно передумал и отказался. Достаточно взглянуть на Генри, чтобы понять, что его предсказания также лживы, как и его улыбка. Он требует, чтобы я разговаривал с ним по-французски, не только в присутствии посторонних, но, даже когда мы остаемся одни или рядом находится только Хэлен, по уши занятая уборкой и прочими домашними делами. Раньше такого не было, мы говорили по-английски. Генри всегда считал наш родной язык варварским и повторял, «тем хуже, что на нем теперь говорит весь мир». Я думаю,
разумеется, хуже для мира.
        В тюрьму Ф*** я принес гороскоп какого-то заключенного, о нем, со слов Генри, было известно лишь то, что заключен он пожизненно. На меня был заказан специальный пропуск, но пришлось еще и позвонить предварительно. Я пришел в тюрьму к 10 утра, как и было условленно, то есть как велел мне Генри. Он разбудил меня и, бросив папку на стол, сказал: «Пойдешь к Торну, отдашь ему это, да не забудь спросить, перевел ли он деньги». После чего он вышел и заперся в своей комнате. Мы поссорились, потому что я сказал, что больше не могу сидеть здесь, в этом доме, купленном три месяца назад, не имея права выйти на улицу. Когда мы жили в центре города, я по крайней мере пользовался большей свободой. Он намеренно запрещает мне выходить, объясняя это тем, что соседи вокруг только и ждут, чтобы сунуть нос в наши дела, тем более их привлекают слухи о его необычной профессии или, точнее, способе зарабатывать себе на жизнь. Это неправда, соседи здесь ничем, кроме себя, не интересуются и, по-моему, здесь их просто нет. За все время, что мы тут живем, я видел в окно только одну девочку, дважды в день прогуливавшуюся со
спаниелем по окрестностям.
        На проходной меня ждал охранник. Он спросил не Марлоу ли моя фамилия и, получив подтверждение, повел меня по узкому темному коридору, которому, казалось, не будет конца, затем мы вышли на лестницу, поднялись на три этажа и снова пошли по коридору с множеством дверей по левую руку и полным отсутствием окон или даже намека на них. Лампы давали настолько отвратительное освещение, а воздуха было так мало, что у меня в глазах потемнело, наконец, мы остановились перед бронированной дверью, охранник позвонил, и мы вошли. Господин Торн поднялся мне навстречу и поприветствовал меня с той любезностью, которой я никак не ожидал от человека, занимающего столь ответственный пост в столь мрачном месте. Он предложил мне кофе и я, боясь его обидеть, согласился. Кофе он готовил сам, себе в большой чашке, а мне как гостю в настоящей кофейной чашечке. Судя по седине в его волосах, его возраст несколько превышал изначально предполагаемый мною. На вид ему было лет пятьдесят, он был крепко сложен и довольно высокого роста, его лицо постоянно сохраняло серьезное, но не жестокое выражение. Он взял у меня папку с заказом
и положил ее в стол. Я вспомнил, что должен спросить его о деньгах, но вдруг почувствовал себя страшно неловко.
        — Господин Марлоу,  — заметил он,  — вы так молоды, что если бы меня спросили, что я хотел бы пожелать вам, то я сказал бы только одно — пусть у вас никогда не будет иной причины оказаться в этих стенах, чем та, что привела вас ко мне сегодня.  — Он глотнул кофе и аккуратно поставил чашку на стол. На мониторе, стоявшем по правую руку от него, где до сих пор еще можно было разобрать какой-то текст, включился скринсейвер, из темных глубин небытия навстречу свету поплыли спирали галактик и вихри звездной пыли. Меня охватило горячее желание проститься с ним как можно скорее и покинуть это место. Но в этот момент вошел охранник и сообщил, что в подвале прорвало трубу и это грозит затоплением коммуникаций. Торн велел немедленно отправить вниз аварийную службу и сам стал собираться.
        — Я вынужден просить вас простить меня, господин Марлоу,  — вежливо извинился он,  — но если я немедленно не решу эту проблему, у меня будут крупные неприятности. Единственное, что я могу вам предложить, это спуститься вместе со мной, по дороге мы сможем поговорить.
        Я был весьма озадачен подобным предложением, поскольку подвалов терпеть не могу, а уж тем более тюремных. Но возражать показалось мне неудобным. Я молча кивнул и отправился за ним. Мы спустились на лифте. Аварийная бригада уже работала. За то время, что мы спускались, он задал мне пару вопросов о Генри и рассказал, что решил обратиться к нему, обнаружив его рекламу в газете.
        — Я решил заказать гороскоп,  — пояснил он, словно смущаясь того факта, что он уважаемый человек, начальник тюрьмы, позволил себе такое,  — видите ли, этот человек, он загадка для всех, я много видел убийц, насильников и маньяков, но этот заключенный совсем иное.
        Я кивнул, и он продолжал дальше.
        — В высшей степени темный случай, его перевели сюда сравнительно недавно, но все мои попытки прояснить хоть что-нибудь оказались тщетными. Он убил троих человек, но, кажется даже слышать об этом не хочет, не считает это даже своим преступлением.
        Лифт остановился. Мы вышли, и я увидел жуткое зрелище — длинный извилистый подвал с множеством труб вдоль стен, они были огромные, чуть поменьше, совсем тонкие, но все они были одинаково омерзительны.
        — Вы полагаете, что из его гороскопа вы почерпнете необходимую информацию о характере преступления и его мотивах?  — глухо заметил я, имея ввиду объект нашего разговора.
        Торн покачал головой и в это время из полумрака, освещенного фонарями аварийной бригады, появились двое рабочих. Они коротко объяснили, что произошло и сколько времени потребуется на ликвидацию аварии. Торн настоятельно потребовал не тратить времени даром. Больше всего на свете я боялся, что пригласит меня пройти дальше в глубь, в самое сердце этого ада. Но он этого не сделал, учтиво попросив меня подождать две минуты, он отправился туда сам. Оставшись в одиночестве я испытывал мучительный приступ ужаса, который с детства вызывали у меня закрытые пространства с трубами, не знаю, сколько прошло минут, но когда он возвратился, то несмотря на свою озабоченность, поинтересовался не дурно ли мне, вероятно, я плохо скрывал свое состояние.
        — Все в порядке,  — возразил я на его вопрос.
        Мы опять стали подниматься на лифте и на сей раз остановились на втором этаже. На лестнице он велел мне спускаться вниз до площадки, выложенной голубой плиткой, и затем свернуть в коридор налево. Он пожал мне руку на прощание и еще раз поблагодарил меня за выполнение курьерской миссии. В моей памяти снова всплыли слова Генри, точнее, его приказ, спросить об оплате. Не знаю, что на меня нашло, но я так и не смог ничего спросить. Я прошел мимо охранника, уже другого, ни о чем не спрашивая, он открыл мне внутренние ворота.
        Оказавшись на улице, я не оглядываясь быстро пошел вверх по улице в сторону греческого квартала. Мне смертельно хотелось есть, поскольку из дома я ушел, так и не позавтракав, чтобы не опоздать к Торну. Однако позавтракать мне не удалось, было слишком много народу. Я прошел еще немного и незаметно для себя набрел на чешское кафе с двусмысленно идиотским названием «Яничек с букетиком». Там было пусто. Вероятно, основная публика собиралась в нем по ночам. Я уселся за столик, и ко мне почти немедленно подошла девушка официантка.
        — Ничего, кроме кофе со сливками,  — предупредил я ее возможные вопросы, она обиженно фыркнула и убежала выполнять заказ. Через минуту она вернулась с кофе и сэндвичем на подносе.
        — Вы уж послушайтесь меня,  — заговорила она с той убедительностью, которая свойственна прирожденным официанткам маленьких забегаловок,  — выпить кофе и не съесть наш сэндвич,  — это просто не принято, так что не отказывайтесь.
        У меня не было сил вступать с ней в дискуссию, и я принял все, как есть. Выпил кофе и съел сэндвич, оставив на подносе денег в два раза больше, чем полагалось с меня по счету. Мне доставляло огромное удовольствие швырять деньги на ветер, особенно в дурном расположении духа. Это были деньги Генри, которые он с неохотой давал мне раз в неделю, деньги, на которые я мог позволить себе купить три книги или пообедать два раза в дешевом кафе. На все мои просьбы согласиться на то, чтобы я нашел себе работу, он отвечал неизменным отказом, эта мысль приводила его в бешенство.

24 июля 2000

        Когда Генри привез меня в первый раз смотреть дом, я сразу же понял, что причиной его покупки является его удаленность от всех мест возможного скопления живых людей. Порою мне кажется, что, составляя своим клиентам гороскопы, прогнозы, проводя спиритические сеансы, Генри ненавидит людей настолько сильно, что с удовольствием избавился бы ото всех контактов, если бы не деньги. Его мучает алчность. Гонорары его растут, а он требует все больше и больше. Приходится сидеть по ночам, чтобы все выглядело весомо, копировать схемы под стекло, в основном, все это он поручает мне.

30 июля 2000

        Мы завтракали в «Изиде» перед тем как поехать к супругам Эдвардс. Он молчал, делая вид, что не слышит некоторых моих вопросов, когда же я наконец спросил, что я должен буду делать на сеансе, он жевал еще две минуты, а затем сказал мне:
        — То же что обычно, ассистировать мне, мой дорогой племянник.
        Мне захотелось возразить ему, что со стороны мое ассистирование выглядит глупо, но промолчал.
        — Где ты был вчера?  — спросил он меня с явной насмешкой в голосе,  — Покупал очередные «Мартирологи» у Барнса?
        — Нет,  — ответил я.  — Я был в парке.
        — Разве я не говорил тебе, чтобы ты не бродил по городу,  — его тон был сдержанным, но я возблагодарил Бога, за то, что мы были в «Изиде», а не дома.
        — Хэлен сказала, что ты ушел около трех,  — продолжал он,  — ты меня постоянно выводишь из себя, Тэн, смотри, а то ведь тебе и вправду придется идти искать работу без документов и крыши над головой.
        Его угрозы повторялись с периодичностью раз в три дня, и я уже привык ним настолько, что единственное, что меня удручало — это невозможность позволить себе то, о чем он говорил.

6 августа 2000

        Сегодня я не постеснялся и спросил у Хэлен, с какой целью она регулярно стучит на меня Генри. Она в это время усердно пылесосила ковер в гостиной, и, подняв на меня изумленное лицо, задала встречный вопрос — с чего я это взял.
        — Мне сказал Генри,  — пояснил я, наблюдая, что произойдет с ее лицом, когда она это услышит. Она улыбнулась как ни в чем ни бывало.
        — Какая чепуха,  — воскликнула она,  — мы даже не разговариваем с господином Шеффилдом.
        — Да ну,  — протянул я с любопытством,  — скажите Хэлен, он вам нравиться?
        Девица снова улыбнулась и посмотрела на меня широко раскрытыми полными невинного испуга глазами.
        — Конечно, нет,  — нашлась она немедленно,  — он же старый.
        — Да нет,  — возразил я,  — для вас он как раз с удовольствием вернется к молодости.
        Я знал, что она передаст этот разговор Генри. Я сделал это нарочно. Мне хотелось узнать, что он станет делать и вообще подаст ли вид, что он это знает. Вечером он позвал меня выпить с ним бутылку «Бордо» — подарок клиента.
        — Как дела,  — спросил он меня беззаботно,  — ты приготовил схему MC для господина Прайда?
        Он сел в кресло и протянул мне бокал.
        — Я сделал,  — ответил я на своем родном языке.
        — Сделай милость, прими мои правила игры,  — отозвался он без всякого раздражения в голосе. И тут я задумался над тем, что сказала Хэлен о его возрасте.
        На самом деле Генри не только не стар, он выглядит моложе, чем есть на самом деле. Ему не более тридцати восьми, хотя точный его возраст мне неизвестен. У него вид солидного господина с приличным доходом, а если учесть еще, что он всегда прекрасно одет и подъезжает на хорошей машине к дому своих заказчиков, то я попросту не пойму, к чему было так подло врать мне в глаза. Я невольно улыбнулся своим собственным размышлениям.
        — Ты хочешь поехать со мной на два дня в горы?  — услышал я вопрос Генри,  — нас приглашают к мадам Лорен в субботу.
        — Нет,  — тут же ответил я,  — ни за что, я не поеду слушать бред, который она привыкла нести безостановочно, и смотреть, как ты льстишь ей.
        Генри встал с кресла и подошел к камину. Он встал ко мне спиной, такова была его обычная манера, когда между нами разгоралась очередная ссора.
        — Хэлен сегодня сказала мне о твоих замечаниях в мой адрес,  — произнес он, не поворачиваясь,  — ты действительно считаешь, что я способен приставить к тебе прислугу, чтобы она следила за тобой? Еще раз повторяю, этого не было и не будет.
        — Тогда почему ты не хочешь дать мне документы, которые ты сделал в Швейцарии?  — спросил я, искренне надеясь услышать его ответ на мой вечный вопрос.
        — Тебе совершенно не нужны документы, а если учесть твое прошлое, то для тебя просто опасно иметь документы на руках,  — сказал он и возвратился в кресло, уже видимо овладев собою.
        — А если я когда-нибудь не вернусь, как это было однажды, до нашей встречи,  — спросил я пристально глядя ему в глаза.
        — Ты не сделаешь этого,  — ответил он с уверенностью оскорблявшей меня всегда больше всего,  — тебе некуда идти от меня, своего учителя, своего избавителя, своего родственника, наконец,  — он с удовлетворением поставил бокал на стол.
        Наверное, он был прав, мне некуда было идти.

12 августа 2000

        Генри уехал. Напоследок он сказал мне, чтобы я ни о чем не беспокоился, потому что у Хелен есть ключи от всех комнат, кроме его маленькой комнаты, где он принимает «избранных» клиентов. В этой комнате я был дважды. Не могу сказать, что она показалась мне приятным местом. Там вообще не было окон. В связи с этой ее особенностью я вдруг вспомнил тюремные коридоры. Стены комнаты были обиты голубым шелком. Такой она была, когда он купил дом, и ничего переделывать он не захотел. Свет, обычный электрический свет, он никогда там не включает, горят только свечи, обычно в большом количестве, отчего находится там долго практически невозможно — становится трудно дышать. Посередине стоит круглый стол, его Генри купил уже после переезда на аукционе вместе с тремя стульями. Я знаю, что иногда Генри остается там ночью, я неоднократно слышал, как он выходил из комнаты и спускался по лестнице к себе. Однажды я спросил его, почему он не пригласит мастера и не закажет роспись на шелке, с изображением соответствующих атрибутов мистических и астрологических, это бы производило более сильное впечатление на клиентов, но
он категорически отказался.
        Когда-нибудь он обнаружит мой дневник. Я не боюсь этого, но я знаю, что после этого он меня всерьез возненавидит. Мне запрещается приводить кого-либо в дом, но у меня нет друзей, да и откуда им взяться, если я ни с кем не встречаюсь. Когда мы жили на Р*** в центре города, я познакомился с продавцом одного из книжных магазинов. Молодым человеком, весьма воспитанным и неглупым, он давал мне книги на время, поскольку покупать их я не мог из-за отсутствия денег, а пользоваться библиотекой без документов невозможно. Вместо благодарности, когда он узнал, что я неплохо рисую, он попросил меня написать портрет его девушки. Кажется, ее звали Ада. Я согласился и попросил его купить все необходимое мне для работы и отвезти туда, где ей будет удобно мне позировать. Он так и сделал, и мы на следующей неделе поехали к нему домой. Ада была очень хороша, не той современной бессмысленной красотой, а какой-то древней, ветхозаветной, хотя сама она, кажется, страшно стеснялась нас обоих. На третий раз они устроили в честь меня маленький обед, мы засиделись допоздна и я не вернулся к Генри. Я приехал только вечером на
следующий день. Это не нравилось Генри, он вообще был против того, чтобы я куда-либо уходил и с кем-либо встречался, объясняя это тем, что я подвергаю себя опасности расхаживая по городу без документов. Но документы мне не отдал. Вот тогда-то я подумал, что, возможно, он и вовсе их не стал делать. Но мы слишком много переезжали с места на место, чтобы можно было обойтись без них.

7 сентября 2000

        Я мог бы получить место дизайнера, но Генри никогда не согласиться на это. Его вполне устраивает то, что я являюсь его личным дизайнером. Вчера он принес мне странную схему, ее пространство было рассечено на двое, но между двумя половинами был узкий коридор, по длине его тянулись знаки, явно представляющие собой какой-то древний алфавит, но при всех своих знаниях, я не мог даже приблизительно определить что это. Одна половина пространства изображала мир человеческий, такой каким его всегда изображают в мифах — полный радостей и бед, мир рождения и смерти, смены сезонных циклов, войн и поисков красоты. Женская фигура, символизировавшая последнюю стояла на вершине горы, излучая сияние. Другая половина не изображала ничего конкретного, она лишь вся была покрыта запутанной графической сеткой, но приглядевшись мне начало казаться, что я вижу там вещи подлинно ужасные, внушающие отвращение и страх тем больше, чем сложнее было выделить их точные очертания. Я вздрогнул от звука голоса Генри.
        — Ну что там с тобой, опять замечтался,  — он сказал это с тем презрением, которым сопровождались все его комментарии в адрес моих увлечений.  — Сделай мне точную копию, и смотри ничего не перепутай, особенно вот это — он указал на графическую сеть и буквы неизвестного алфавита.
        — Это срочно,  — спросил я, чувствуя, что у меня нет ни сил, ни желания браться за эту работу.
        — Конечно,  — ответил он.  — очень срочно. Ты, что, не доволен?
        Я молчал.
        — Послушай, не будь упрямым ослом, Тэн, я дам тебе за это нормальные деньги, тебе их хватит на твои талмуды, и вообще поедем в магазин, тебе следует прилично одеться.
        — Я не хочу это делать.  — довольно твердо ответил я.
        — Даже речи быть не может, или убирайся вон отсюда,  — он повысил голос.  — Иди прямо сейчас.
        Мне смертельно захотелось воспользоваться случаем и выбежать из дома, поймать такси и уехать отсюда как можно дальше.
        — Погоди, я дам тебе все шансы,  — внезапно сказал Генри и стремительно вышел из комнаты.
        Через несколько минут он вернулся и швырнул передо мной на стол небольшой конверт.
        — Вот твои документы, забирай и катись куда хочешь,  — произнес он с выражением лица, которое появляется у азартных игроков в момент, когда делаются решающие ставки.
        Я вспомнил, как мы познакомились с ним в поезде. У меня не было ни билета, ни вещей, ни денег, я сел в первый попавшийся вагон с надеждой, что меня обнаружат и отведут в ближайший полицейский участок. Генри сел напротив меня и стал бесцеремонно изучать мой внешний вид. Он сам прекрасно выглядел, был одет в безупречный серый костюм и по началу я принял его за банковского работника. Лицо восточного типа с непроницаемой маской самоуважения. Затем он отвернулся, как мне показалось, довольно брезгливо, и посмотрел в окно. Пришли проверять билеты, он подал свой и ко мне обратился вопрошающий взор контролера.
        — Молодой человек со мной, я не успел купить ему билет,  — внезапно сказал Генри, с таким видом, словно я действительно был его младшим родственником.  — Сколько я должен?
        Подозрительно окинув меня взглядом оценщика краденного, контролер назвал сумму и тотчас же получил ее. Мы остались одни, я сидел напротив Генри, не шевелясь.
        — Я люблю помогать людям,  — сказал он без всякого самодовольства,  — вы ведь попали в нехорошую историю, друг мой.
        — Спасибо вам,  — наконец с трудом выговорил я,  — только зря вы это сделали.
        — Ну уж так прямо и зря.  — возразил он.
        Больше он не произнес ни слова за время нашей поездки. На самом деле всей душой жаждал, чтобы он поскорее вышел, но он ехал до конечной станции. Иногда он с еле заметной улыбкой смотрел на меня, и меня это несказанно раздражало.
        — Давайте познакомимся на всякий случай,  — сказал он, когда наконец поезд подъехал к Л***, - Генри Шеффилд.
        Он протянул мне руку.
        — Стэнфорд,  — нехотя произнес я и пожал его руку.
        — Вот вам мой телефон,  — он протянул мне визитку, и я ее взял скорее из вежливости, чем из любопытства. Мы вышли и разошлись в разные стороны. Я пошел на стадион. Там было пусто, только рабочие убирали мусор, оставшийся от вчерашнего матча. Достав визитку, я прочитал на ней: «Генри Шеффилд, астрологические прогнозы, индивидуальные спиритические сеансы. Тел 867-413». Я бросил визитку под лавку и пошел бродить дальше. Это был второй день без пищи, позавчера мне еще посчастливилось обнаружить кое-что в урне около «Макдоналдса». Но появляться там слишком часто становилось опасно. Я лег на скамейку в парке и уснул. Проснулся я уже в сумерках. Мне безумно хотелось позвонить домой, но это означало бы поставить на себе крест, близких друзей у меня не было, а Томас был недосягаем.
        Я чувствовал, как боль в горле, возникшая еще вчера, начинает усиливаться, больше всего я боялся заболеть. В моем положении это было бы чудовищно. Все мои усилия пропали бы даром, и я вернулся бы туда, откуда начал свой путь. Эта мысль привела меня в отчаяние. Я вспомнил телефон Генри и пошел поискать какой-нибудь магазин с телефоном. Магазинов не было. В этом районе были только огромные складские помещения. У одного из ангаров стоял мужчина и разговаривал по телефону. Я постоял и подождал, пока он прекратит разговор. Затем подошел к нему и попросил позвонить. Он посмотрел на меня и спросил:
        — Тебе надолго, парень?
        — Нет, два слова сказать.
        — Ну, тогда звони,  — великодушно согласился он и протянул мне телефон.  — А то знаешь, тут как начнут девке названивать, так на полчаса, а я плати за их базар.
        Генри взял трубку не сразу, но и когда я объяснил ему, кто я, он продолжал довольно прохладно:
        — Рад вас слышать. Я занят сегодня.
        Я понял, что если сейчас не попрошу его о помощи, то завтра окажусь рядом с Томасом.
        — Я не могу ждать, господин Шеффилд, я боюсь, что меня отвезут в больницу, а мне нельзя туда попадать, это станет моим концом. Я очень плохо себя чувствую.
        — Ну, хорошо,  — неохотно согласился он,  — подойдите к зданию Супермаркета X*** и ждите там. Я приеду на машине, часа через четыре, никуда не уходите.
        Я отдал телефон моему благодетелю, а он коротко пожелал мне удачи.
        Ожидание у супермаркета было настоящей пыткой. Я чувствовал, как заболеваю все сильнее, голова горела, и я едва мог держаться на ногах, сесть на ступеньки я опасался, чтобы не привлекать к себе внимания. Пошел дождь, мне казалось, что скоро я все-таки умру. Но Шеффилд приехал. Он вышел из машины и подбежал ко мне, несмотря на все свое отвратительное самочувствие, я с некоторым удовлетворением проконстатировал, что ему не безразлично мое существование на этом свете. Уж не знаю почему, но лицо у него было взволнованное. Мы сели в машину и поехали к нему. Я попросил его не вызывать врача.
        — С чего вы взяли, мой друг, что я собираюсь вызывать вам врача. Я и сам в состоянии оказать куда более действенную помощь.
        — Мне вообще не надо никакой помощи,  — ответил я.
        — Ну, кое-какая вам все-таки пригодиться,  — настаивал он,  — вы давно странствуете?  — он спросил это с тем равнодушным любопытством, с каким он впоследствии спрашивал своих клиентов о здоровье их жен, собак, кошек, попугаев.
        — Две недели,  — соврал я, однако, не сильно преуменьшив срок своих приключений.
        — Вот видите,  — заметил он,  — мне вас сам Бог послал.
        Я не знаю, кто меня ему послал, но положа руку на сердце можно сказать, что если бы не он, я был бы еще несчастнее. Все эти воспоминания с неимоверной быстротой пронеслись в моей голове.
        Я отодвинул от себя конверт и взглянул на Генри. Он сидел в кресле и курил. Мне показалось, что он хорошо знает, о чем я только что думал.
        — Я сделаю эту копию,  — сказал я и потянулся за сигаретой. Но он подал мне свою.
        Это означало, что он больше не имеет ко мне претензий.

30 декабря 2000

        Хелен получила в подарок «Амаркорд» и ушла весьма довольная. Она не придет до конца праздников. Генри занят и раздражителен до крайности. Он посылает меня каждый день относить заказы, их становится все больше и больше, после того как он дал объявление еще в двух журналах. Он постоянно говорит о каком-то заказе, который принесет ему годовой доход двести тысяч долларов. Возможно, он просто одержим деньгами. У меня из головы не выходит та схема, которую я копировал в начале осени, кто ему ее дал? Работа над ней стоила мне огромных усилий, словно мое сознание вытесняло все, что имело к ней отношения. Я не мог думать ни о чем, кроме нее. Я не стал говорить об этом с Генри. Он повесил ее в своей спальне. Мне же запретил подходить к телефону, уверяя, что меня еще могут найти. Мне кажется, чем меньше у меня шансов от него освободиться, тем лучше. Но когда-нибудь ведь это прекратиться.

1 января 2000

        Странная история случилась на Новый Год. Ближе к вечеру Генри заставил меня надеть совершенно идиотское одеяние, напоминающее черные монашеские плащи. Я представляю, насколько нелепо я в нем выглядел. Около одиннадцати ночи я услышал шум машины под окнами. К нашему дому подъехал лимузин. Такого мне еще видеть не приходилось. В свете подъездных фонарей, я с трудом различил, кто из него вышел. Шел снег, все было мирно и тихо, по-новогоднему, несмотря на то, что город в нескольких километрах отсюда безумствовал по поводу приближения миллениума. Двое из приехавших подошли к нашей двери, и я услыхал, как Генри повернул замок.
        — Очень приятно, заходите, мы ждем,  — услышал я голос Генри, он явно заискивал перед кем-то, я грешным делом подумал, что сам мэр решил прикатить к нам за своим гороскопом.
        — Господин Даншен, для меня большая честь — Генри явно принимал какую-то шишку.
        — Крис,  — услышал я немного низкий голос одного из пришедших, разглядеть их у меня не было никакой возможности. Вероятно, он коротко представился и больше не пожелал разговаривать. Они должны были подняться в голубую комнату, я был предупрежден об этом Генри. В мои обязанности входило изображать ассистента Генри.
        Войти в комнату полагалось ровно в 11-20. Оставалось пять минут. Я посмотрел на себя в зеркало, мой черный плащ выглядел абсурдно. Я примерил капюшон, у меня было инстинктивное желание скрыть свое лицо, до сих пор не могу понять, откуда у меня взялось представление о том, что эти пришельцы не должны его видеть. Я ясно ощутил, что во мне борются два противоречивых желания, узнать, кто же это, и немедленно исчезнуть, покинуть этот дом, Генри, его гостей, все, что здесь было, забыть, как страшный сон. Я посмотрел на часы, оставалась одна минута. Я вышел из своей комнаты и направился к двери. В неверном свете бесчисленных свечей, стоявших по периметру комнаты, я увидел следующую картину. На стульях за круглым столом сидели трое. Один их них — Генри, явно нервничал, но успешно скрывал это под маской веселости и чувства собственной значимости. Второй — господин Даншен, его имя я слышал, он был весьма умен и это было очевидно по его лицу, неброско одетый и постоянно переводивший на человеческий язык то, что нес Генри на своем бредовом «языке посвященных». А переводил он все это в высшей степени
примечательной персоне — человеку лет двадцати семи, закинувшему ногу на ногу таким образом, что его колено возвышалось над столом в знак полного пренебрежения ко всему происходящему. Он непрестанно курил и время от времени бросал совершено ничего не значащие фразы, смысл которых я даже не пытался понять, поскольку был целиком и полностью поглощен разглядыванием его внешности. Он был одет в черные кожаные штаны с бесконечными прорезями по всей длине ног обшитыми по канве черными нитками, и в зеленую рубашку с надписью «Kiss my ass, please». Это please, никогда не виденное мною прежде в составе такого рода надписей, меня поразило, даже больше, чем его покрытые переводными татуировками руки. При всем при этом он не был безобразен, напротив, он был очень хорош собой. Правильные черты лица, смуглая кожа, красивый, несколько удлиненный разрез глаз, они были не темными, как это обычно бывает при черных волосах, но зеленовато-коричневыми.
        При моем появлении Генри указал на меня и сказал:
        — Господин Харди, господин Даншен,  — это мой племянник и ученик, весьма способный, так что ему я доверяю, как самому себе.
        Я готов был провалиться сквозь землю, когда на меня воззрились с издевательским любопытством эти двое. Но если господин, исполнявший, видимо, роль сопровождающего при особе королевских кровей, по крайней мере, снизошел до того, чтобы кивнуть в мою сторону, то особа королевских кровей даже не пошевелилась, продолжая курить. Меня охватила страшная ненависть к Генри за то чудовищное унижение, которому он с легкостью подвергал меня не столько по злобе нрава, сколько просто из полного бесчувствия, являвшегося едва ли не основной чертой его характера. На столе стоял знакомый мне прибор, напоминающий рулетку, клиенту полагалось крутить ее девять раз подряд, после чего Генри истолковывал все ее остановки по градусам. Поскольку я сам чертил для него этот круг со знаками, то, естественно, я знал истинную цену такого рода предсказаниям, но Генри был феноменально наблюдателен, он так мастерски манипулировал сознанием своих жертв, что они сами подсказывали ему ход предсказания. Временами меня это угнетало, временами веселило, поскольку клиентами его были в основном те, кого он сам презрительно называл
«бюргерами». Но на этот раз кощунственные развлечения в таком духе меня не на шутку взбесили. Возможно, причина здесь коренилась в том, что передо мной сейчас сидел не «бюргер». Этот господин Харди, рот которого каждый раз брезгливо кривился, когда к нему обращались таким образом, насколько я понял, он предпочитал, чтобы его называли по имени, как это делал его компаньон, этот господин Харди, по всему видно, успевший пресытиться всеми благами цивилизации, решил поискать острых ощущений в магии. И тут случилось нечто неожиданное.
        — Тэн,  — обратился ко мне Генри,  — сегодня вращать колесо оракула будешь ты, это предотвратит ненужные энергетические влияния, вы не возражаете, господин Харди?
        Гость сделал неопределенный жест рукой, по всей видимости означавший «Пусть валяет». Мне захотелось снять плащ и швырнуть его в физиономию Генри, но вместо этого я подошел к столу, и протянул руку к рулетке, но в этот момент с неожиданной проворностью рука с татуировкой схватила мое запястье:
        — Нет, так дело не пойдет, а где же заклинание, давай по правилам, дружище, читай свою абракадабру!
        Все замерло. Такой выходки не ожидал даже Генри. Я посмотрел на него, и он удрученно кивнул мне. Вместо заклинания я прочитал отрывок из «Эврипида», не мог же этот кретин знать «Эврипида» в подлиннике!
        Затем я запустил рулетку, один, второй третий, девятый раз…
        — Право, я читаю вашу жизнь, как по книге,  — с пафосом заявил Генри,  — и вижу, это не последняя наша с вами встреча. Я вижу маленького мальчика, на нем куртка желтого цвета, на руках кровь, он упал с велосипеда, рядом с ним мужчина, он его собирается ударить, велосипед принадлежал ему, он говорит мальчику, что заставит его отработать сломанное колесо. Я вижу женщину, она тяжело больна, она держит в руках старую фотографию.
        Генри продолжал нести свой вздор, исподволь наблюдая за клиентом. А на лице клиента сквозь непроницаемое самодовольство начинала проступать тоска, видимо, рассказ Генри действительно причинял ему боль, но, взглянув на Даншена, я заметил, что он довольно улыбался, точнее, с трудом подавлял эту улыбку.
        — Ладно, хватит,  — вдруг резко оборвал повествование Харди,  — свое прошлое я знаю, давайте будущее.
        — Сначала настоящее, господин Харди,  — учтиво возразил Генри, и снова вскочил на своего конька.  — Ваша жизнь сейчас достигла своего расцвета, до полного триумфа вам остается лишь шаг, но к вам придет посланец, он укажет вам путь. Все препятствия на вашем пути будут устранены, однако,  — он сделал паузу, как мне показалось не наигранную, непроизвольную,  — есть что-то что будет неожиданностью, пустая карта, да-да, карт бланш, кто-то кто сыграет в вашей жизни роковую роль.
        — Вероятно, это будет сучка Мерелин,  — спокойно ответил Харди,  — она мечтает осудить у меня половину всего, что я имею. Ты согласен, Тимоти?
        Господин, сопровождающий поспешно возразил с напускной веселостью,
        — Ну что за глупости, Крис, все решиться в твою пользу.
        — Но главное, не пропустите посланца, господин Харди,  — напирал Генри.
        — Пожалуй, вы меня развлекли, заплати и возвращайся. Я в машине,  — внезапно сказал клиент и, поднявшись, пошел к двери. По пути он остановился прямо передо мной и посмотрел на меня нагло и с явным интересом.
        — Хочешь заработать?  — спросил он,  — на, предскажи мне что-нибудь.  — и он протянул мне свою руку ладонью вверх.
        Меня передернуло, и я даже не нашел в себе силы посмотреть в сторону Генри, наблюдавшего за нами. Я посмотрел на его ладонь и увидел длинный коридор, заканчивавшийся огромной залой, стены которой, казалось, горели, были охвачены пламенем, ничего больше я не разглядел. Я сказал «увидел» потому что это не была метафора, это было то, что видели мои глаза, и то, что подсказало мне название, непонятное и никогда раньше не встречавшееся мне «Chambre Ardente».
        — Chambre Ardente?  — я произнес это так, словно задавал вопрос Харди, а не давал предсказание.
        Его явно развеселило мое замешательство.
        — Ничего не понимаю,  — со смехом ответил он и затем, повернувшись к Даншену и продолжая смеяться, сказал — Ты мне это не забудь растолковать, а то потеряешь место. Это я тебе обещаю. Возьми,  — продолжал он, обращаясь уже ко мне и снимая с пальца перстень,  — хороших денег стоит. Ты меня развлек по полной программе. Ну, бывай, приятель.
        — Что за идиот,  — подумал я, сжимая в руке перстень, я чувствовал себя не просто игрушкой, а именно дешевой одноразовой игрушкой. Не попрощавшись с Даншеном, я вышел и заперся в своей комнате.
        Около двух часов ко мне постучался Генри. Он был сильно пьян и сразу же сел на стопку книг стоявших в углу.
        — Ты даже представить не можешь, Тэн, какое дело мы сегодня обделали, если все конечно, клюнет,  — он взял сверху первую попавшуюся книгу и с трудом прочитал, «Дневники Дюрера».  — На какой же мусор ты деньги мои тратишь. Больше ничего не получишь. Ну, ну, не обижайся, получишь еще больше, скоро у меня будет столько денег, что мы отсюда уедем, далеко-далеко.
        Он был особенно отвратителен, поскольку больше не строил из себя джентльмена и великого мага.
        — Знаешь, это кто был, вот он,  — Генри достал из кармана журнал и, тыча в обложку пальцем, протянул его мне.
        На обложке крупным планом была фотография нашего сегодняшнего клиента. Под ней значился заголовок статьи «Откровения Криса Харди». Он действительно был недурен собой. Рядом на фотографии было еще трое человек, двое из них с гитарами, также дико одетых и еще менее причесанных. Наверху стояло: «Ацтеки» выпустили свой новый альбом.
        — Кто он?  — спросил я, посмотрев на все это.
        — Рок-звезда, крутая, безмозглая и с кучей долларов, из грязи в князи, Тэн,  — Генри сказал это таким тоном, словно сам он был профессором Оксфорда и наследным принцем Британии.  — Знаешь, сколько он заплатил, пять тысяч, а?
        — Я тебя поздравляю,  — сухо ответил я. Генри становился все более и более невыносим.
        — Я дам тебе тысячу, ты свое дело хорошо выполнил,  — он сделал странное движение, словно собирался немедленно отдать мне эти деньги.  — Нет, пожалуй, не дам тебе ничего, я тебе сделаю подарок на Новый год.
        Он достал из кармана маленькую коробку и протянул ее мне. В коробке оказались часы. Это были уже третьи часы, которые он мне дарил.

        Виста
        Золотой Легион
        Chambre Ardente
        Командору Пурпурной Ветви
        Милорд!
        Планеты встретились.
    Куратор.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

10 января 2001

        Праздники подходят к концу. Генри постоянно разъезжает с визитами по своим клиентам, на время оставив меня в покое. Я наслаждаюсь собственным одиночеством так, как это может делать только человек, вынужденный постоянно притворяться, не позволяя себе ни на минуту расслабиться и стать самим собой. За окном зима, печальная, тихая, послепраздничная. Вспоминая о том, какими чудесными всегда мне казались рождественские каникулы дома, я начинаю понимать, что обычно вкладывается в понятие «медленная смерть», процесс, постепенно стирающий, разлагающий в душе все, что было когда-то столь драгоценным и вдруг оказалось столь хрупким, болезненный процесс, при котором мое нынешнее существование приобретает еще более иллюзорный характер. Я должен был бы поблагодарить судьбу за то, что не стал подопечным какого-нибудь добропорядочного господина Торна в камере пожизненного заключения, но вместо этого мне хочется проклясть ее за эту изуверскую милость. До сих пор не понимаю, почему никогда не приходила мне в голову мысль о самоубийстве, возможно, это проявлялось бессознательная преданность вере моей матери, для
которой даже сама мысль такого рода была чудовищно оскорбительна. Но разве не еще более оскорбительным она сочла бы мое теперешнее положение?
        Хелен приготовила обед и ждет меня уже битый час. Совсем недавно, войдя в комнату, она застала меня сидящим за столом и в состоянии полной прострации созерцающим перстень, который дал мне этот рок-музыкант. Я никак не могу забыть эту историю, не знаю, что меня так задело, но мне порою кажется, что никогда еще Генри не удавалось меня так основательно унизить. Я бы солгал себе, если бы объяснил свою обиду только тем, что он заставил меня выйти к ним в идиотском наряде. Унизительным было все, его тон, когда он обращался ко мне, странный взгляд этого «гостя» и любопытство его спутника, то, как он расплатился со мной, и то, что я сказал ему.
        Черт бы побрал эту домработницу, которая никак не может уняться со своим обедом!

18 февраля 2001

        Генри постоянно ездит и встречается с кем-то. Деньги он мне по прежнему не дает, хотя все, что потребую, покупает Хэлен. Недавно я попробовал продать кольцо, которое оставил этот Крис Харди. Собственно, сделать это я хотел, чтобы купить их новый альбом. Мне хотелось узнать, насколько он бездарен или, наоборот, талантлив. Я рассмотрел кольцо повнимательнее. Оно было то ли из серебра, то ли из белого золота с огромным камнем, буквально полыхавшим кроваво красными отсветами. В скупке я узнал, что это гранат. Его оценили высоко, но мне в последний момент расхотелось его продавать. Я порадовался, что Генри даже не вспомнил о кольце и о том инциденте с Chember Ardente. Я искал в словарях объяснения для такого странного названия, пришедшего мне тогда в голову, но нигде не упоминалось ни слова о «пылающей комнате». По каким-то совершенно непонятным мне причинам при воспоминании о ней у меня в голове возникал образ Торна, начальника тюрьмы.

27 февраля 2001

        Сегодня я был в магазине Барнса. Денег у меня едва хватило на одну книгу, он мне посочувствовал и угостил чашкой чая.
        — Вы откуда родом, Стэнфорд?  — спросил он меня с искреннем участием.
        — Из Манчестера,  — ответил я, и меня охватила невыносимая тоска.  — Я исчез на четыре года, я пропал без вести, мои родители даже не знали, что со мной случилось, а я не мог ни написать, ни позвонить, ни вообще что-либо сделать в этой ситуации. Любое мое случайное необдуманное действие могло привести меня в тюрьму.
        — Вам сколько лет?  — продолжал свой допрос Барнс,
        — Двадцать два.
        — Хороший возраст, ну а учиться-то собираетесь?  — он явно подозревал, что я слоняюсь все дни напролет без дела.
        — Когда-нибудь,  — неопределенно ответил я.
        — Вы давно сюда приехали?
        — Да нет, не очень,  — уклончиво отозвался я.
        — А работы у вас нет?  — снова спросил он.
        — Я живу с дядей, он довольно состоятельный человек, только очень скупой.
        — Ну и охота вам подачками жить, приходите ко мне работать,  — предложил он,  — книги будете разбирать, за покупателями присматривать, если чего разгрузить поможете, много платить не буду, но зато читайте, сколько хотите.
        Я невольно рассмеялся на его столь искреннюю заботу обо мне.
        — Спасибо, я подумаю, господин Барнс.
        Разве я мог рассказать ему, что я окончил самый престижный художественный колледж и поступил в университет. И все это я потерял в один день, дом, семью, любовь родителей, сестру, карьеру, образование, спокойную жизнь, лишь потому что доверился человеку, обаяние которого было столь велико, что не уступить его просьбам было невозможно. Я даже не подозревал, чем он был на самом деле. Его арестовали прямо на выставке, моего учителя…. я со всего размаха ударился лбом о фонарный столб. Чувствуя невыносимую боль, я издал нечленораздельный звук, нечто промежуточное между стоном и проклятием, и опустился на тротуар. Мне было жутко открыть глаза.
        — Господи, вот придурок,  — услышал я где-то сверху женский голос,  — ну вставай, вставай, чего расселся. Глядеть надо, куда чешешь.
        Я открыл один глаз, затем второй. Ко мне наклонялась девушка, даже, скорее всего, девочка-подросток, в джинсах и куртке на меху с маленькой бусинкой в носу. На вид ей было лет четырнадцать, не больше. Она постаралась поднять меня, обхватив под руку. Я сделал усилие и поднялся сам. Голова у меня снова закружилась.
        — Ну, ты совсем плохой,  — констатировала она совершенно беззлобно, вероятно, она испытывала ко мне искреннюю жалость.
        — Там книга, подними ее, пожалуйста,  — попросил я, и она, послушно наклонившись, отыскала на асфальте «Историю тринадцати скрипок».
        — Вот,  — она сунула мне в руки заляпанный грязью том,  — тебя как зовут?
        — Стэнфорд,  — ответил я, и она улыбнулась довольной детской улыбкой,
        — А меня Виола, Виолетта, то есть.
        — Значит, это про тебя,  — заметил я и похлопал по книге, которую она мне только что вручила, и которую я тщетно пытался оттереть от пятен.
        — Это почему?  — она, недоумевая, посмотрела на книгу, затем на меня.
        — Потому что твое имя означает скрипка,  — пояснил я,  — правда, еще оно означает и цветок, фиалку.
        — Понятно,  — она явно осталась довольна объяснением.  — Хочешь пива? Может, ты меня угостишь?
        — Тебя не учили, что с посторонними надо быть крайне осторожной?  — я спросил ее намеренно, желая проверить, как она на это отреагирует.
        — Ну, ты же не посторонний, я тебя у господина Барнса каждый четверг вижу. Господин Барнс наш сосед. Я иногда захожу к нему за ключами от квартиры, когда мама уезжает в командировку.
        — Да ты самостоятельная,  — заметил я, и ей это явно польстило.
        — Очень.
        — Ну ладно, пойдем, я угощу тебя пивом за то, что ты не бросила меня в беде.
        Мы двинулись с ней в сторону центральной улицы, где находилось множество ирландских пабов. Денег у меня оставалось только-только на два стакана недорогого пива. Пива, которое я ненавидел всеми силами души и никогда не мог выпить больше двух глотков.
        Мы сели за столик заказали «***» и продолжили наше знакомство.
        — Ты здесь не родился, я знаю,  — сообщила она мне с компетентным видом агента FBI,  — у тебя есть сигареты?
        — Ты что, куришь?  — удивился я.
        — У нас все в школе курят. Ты тоже куришь, я видела.
        Делать было нечего, пришлось, достать пачку сигарет и положить перед ней на стол. Она затянулась с профессионализмом завзятого курильщика.
        — Значит, ты учишься в школе,  — решил я перевести разговор со своей персоны на темы, наверняка интересующие мою новую подругу.  — Ну, а чем еще занимаешься?
        — Так всем понемногу,  — сказала она и глубоко вздохнула, ее свежее, еще совсем детское лицо прибрело уныло-озабоченное выражение.  — Боксом, хожу в гости, слушаю музыку, на лошадях катаюсь. Здесь недалеко ипподром. Можем зайти, если хочешь.
        — Я не ослышался, ты занимаешься боксом,  — переспросил я с искренним интересом.
        — Ну, да, а что тут такого, удар у меня что надо, вот,  — она размахнулась сжатой в кулак рукой.
        — Да, впечатляет,  — согласился я,  — а музыку какую слушаешь?
        — Вообще-то все подряд, но больше всех «Ацтеков». Ты Криса Харди знаешь?
        Я выпрямился и посмотрел на нее в упор.
        — Немного.
        — Ну и зря, это настоящий рок, не сопли там какие-нибудь. И потом он красивый, спроси любую девчонку.
        — А у тебя есть его последний альбом?  — спросил я, боясь, что она заметит мое волнение, но Виола, казалось, была настолько прямолинейна и неподозрительна, что ничего подобного мне не угрожало.
        — Конечно, «Пирамиды». - подтвердила она,  — я тебе его дам, только надо ко мне зайти домой. Ты не будешь допивать?  — спросила она, указав на мой стакан.
        — Нет, возьми, если хочешь.
        — Спасибо.  — она, не моргнув глазом, выпила мое пиво и сказала решительно:
        — Пойдем, я дам тебе «Пирамиды». Я тут недалеко живу.
        Перспектива заходить к ней в гости меня не радовала. Я и так явно опаздывал до прихода Генри.
        — Нет не сегодня,  — возразил я,  — спасибо тебе за приглашение, но я им воспользуюсь как-нибудь потом. А диск оставь у Барнса. Я его послушаю и верну ему.
        Она заметно опечалилась и сказала разочарованным голосом:
        — Тогда я тут на автобус сяду.
        Мы вышли из паба и направились к остановке.
        — Можно я тебе свой телефон дам,  — спросила она,  — не хочу навязываться, но вдруг тебе захочется куда-нибудь сходить. Жалко, сейчас «Ацтеки» не дают концертов, а то я бы тебя пригласила. Я согласился взять ее телефон, она написала его на листе, вырванном из тетради и, сунув мне его в руку, побежала на остановку.
        Подошел автобус. Она встала на вторую ступеньку и махала мне рукой, пока не закрылись двери.

29 марта 2000

        В отсутствие Генри я постоянно слушаю «Пирамиды». Музыка не без изъяна, но и не без достоинств, удивляет только вокал Харди. У него потрясающий голос, способный выразить все, что только можно придумать от глубочайшей ненависти, до самых тончайших оттенком печали и одиночества. Видимо, он вполне безумен, как все, кто вращается в этом чертовом колесе. Я вспоминаю его приезд накануне нового года и до сих пор не понимаю, что его принесло.
        Ни одна поисковая система не выдает мне сведений о Chambre Ardente. А между тем, я нигде не могу достать телефон Торна. Тюрьма — заведение закрытое. Я уснул около полудня, когда Хэлен отправилась в магазин за покупками, и вдруг ясно услышал, как чей-то голос произнес:
        «Томас, всему виною Пылающая комната». Я вскочил с дивана, полагая, что Хэлен уже вернулась, но никого не было. Через минуту в дверь позвонили. Это была Хэлен.
        Она прошла на кухню и вывалила на стол сумки с продуктами. Я прошел за ней и сел, наблюдая, как она разбирает продукты.
        — Я вам купила ананас, господин Марлоу,  — сказала она, демонстрируя мне это чудо природы,  — будете сейчас пробовать или убрать в холодильник? Да что это с вами, вас как будто в воду опустили.
        — Ничего Хэлен,  — возразил я,  — положите ананас в холодильник.
        Она занялась приготовлением обеда, а я вернулся в комнату, и опять лег на диван. В дверь снова позвонили. По счастью, Хэлен на кухне звонка не услышала. Я говорю, по счастью, потому что на пороге стояла Виола. Я онемел, когда ее увидел.
        — Ты откуда?  — спросил я, инстинктивно загораживая вход в дом.
        — А что?  — спросила она весело,  — Хорошо я выгляжу?
        Я внимательно осмотрел ее с ног до головы. Она была в длинной юбке с разрезами, в своей неизменной белой куртке на меху и причесана а ля балерина. Бусинку из ноздри она вынула.
        — Отлично,  — сказал я,  — что ты хочешь?
        — Не сердись Стэн, я следила за тобой, всего один раз, когда ты взял диск у Барнса, мне очень хотелось узнать, где ты живешь.  — прохныкала она извиняющимся тоном.  — Ты не сердишься?
        — Сержусь,  — ответил я, безумно боясь, что Хэлен выйдет с кухни и застанет меня за этим разговором.  — Говори скорее, что случилось.
        — Ничего особенного. Хочу пригласить тебя на концерт. «Ацтеки» дают концерт, пойдешь? У меня билеты уже есть.
        — Конечно.  — не задумываясь, ответил я.  — А теперь уходи быстрее. Всю информацию оставь у Барнса.
        — А что, у тебя жена есть?  — спросила она с явной тревогой, что ее подозрения подтвердятся.
        — Нет у меня никакой жены, я совершенно свободен, но все не просто, поэтому беги отсюда и больше не вздумай являться.
        — А ты поклянись, что пойдешь на концерт.
        — Черт тебя подери,  — воскликнул я выходя из себя,  — клянусь, клянусь. Клянусь.  — И быстро войдя внутрь, осторожно закрыл дверь.
        Хэлен ничего не слышала, а, может быть, просто не подала вида, что слышала. Во всяком случае, вопросов не последовало.

1 апреля 2001

        Был у Барнса. Виола оставила мне маленькую открытку с указанием времени и места нашей встречи перед концертом. А внизу написала, что очень скучает и очень ждет меня. Мне стало совестно, как совестно всякому порядочному человеку, когда он знает, что незаслуженно пользуется расположением другого человека, имеющего в его жизни лишь проходящее значение. Старина Барнс не подал виду, что знает о нашем знакомстве, но уж он-то о нем точно знает.
        Дома я столкнулся с Генри, он сильно похудел, за последнее время ни разу не видел его в спокойном состоянии духа.
        — Ну, где ты ходишь,  — накинулся он на меня прямо с порога,  — мне нужно, чтобы ты съездил к юристу и немедленно. Вот адрес. Деньги на такси сейчас дам.  — Он пошел за деньгами, но, вернувшись, сунул мне свою кредитку.
        — Наличности нет, сними сколько понадобиться. Кстати, что за девчонка к тебе недавно приходила?  — спросил он, подозрительно наблюдая за мной,  — где ты ее подцепил?
        — Так, познакомились,  — неопределенно отозвался я.
        Генри подошел ко мне и, взяв меня за плечи, сказал:
        — Смотри, Тэн, провалишь дело, тебе хуже будет, не смей сюда водить всяких потаскушек.
        Я отстранил его, с трудом сдерживаясь, чтобы не послать его к черту.
        По дороге я нашел банкомат и каково же было мое изумление, когда на счету Генри я обнаружил сумму в 330 тысяч долларов. Я не мог понять, где и когда он мог заработать такие деньги, и насколько я догадывался, это была не единственная его кредитка. Я снял две тысячи и пошел пешком. Такси мне ловить не хотелось. Я не смог бы все обдумать в машине, я шел медленно, еле передвигая ноги. И остановился перед сияющей вывеской «Интернет-кафе». Что заставило меня зайти туда, не знаю. Но пройти мимо я точно не мог. Я вошел и увидел зал, заставленный машинами, за которыми с различной степенью выраженности безумия на лице сидели геймеры. На втором этаже оказался еще один зал поменьше, там активно курили, собирались по трое вокруг одного компьютера и на ходу решали какие-то мировые проблемы. На втором же этаже был открыт бар. Я пробрался к стойке и заказал кофе с виски. Рядом со мной сидел парень лет шестнадцати в очках и сосредоточенно что-то повторял, я наклонился к нему поближе, он не заметил, его губы тихо шевелились. И вдруг я ясно разобрал в его речи фразу, от которой я чуть не подскочил на месте: «Войди в
пылающую комнату».
        — Эй,  — я схватил его за руку,  — что ты сказал?
        Он поднял голову и удивленно растерянно посмотрел на меня сквозь стекла очков.
        — Ничего,  — ответил он,  — я сказал «Войти в пылающую комнату». Вы, что, игры не знаете?
        — Какой игры?  — привязался я к нему с упорством маньяка, но, кажется, он и сам был не прочь со мной пообщаться.
        — Есть такая игра, типа квеста обычного, только с загвоздкой, она называется,  — он произнес какое-то непонятное слово, но мы ее называем «Войти в пылающую комнату».  — Он снял очки и беспомощно потер кулаком глаза, красные от переутомления.
        — Кто это вы?  — продолжал я свой допрос.
        — Да вы что с Луны свалились?  — возмутился он,  — Здесь же хакеры собираются. А игра как раз для хакеров. Ну, тупой геймер, конечно, будет туда идти прямым путем, но известно, если сломать код, то попадешь туда сразу, только его очень трудно нащупать. Короче, кто это сделает, тому компания-разработчик обещала приз.
        — И сколько?  — поинтересовался я.
        — Что сколько?  — не понимая, о чем я, переспросил парень,  — Денег? Да нет, они не деньги дают, они сразу предлагают работу у себя. Это же супер навороченная фирма.
        — Так ты что в эту комнату собрался?  — задал я ему очередной вопрос чайника.
        — Я уже почти знаю, как туда проникнуть, еще немного осталось.
        — У тебя есть адрес этой компании-разработчика, ну ты знаешь, где они сидят, где их офис?
        — Да черт их разбери,  — простодушно ответил мой собеседник,  — я пока не интересовался.
        — Ты хакер?  — спросил я его в лоб, нащупывая в кармане деньги.
        — Да,  — гордо ответил он.
        — А достать мне кое-что можешь?
        — Ну, попробую, а что?  — поинтересовался он со стопроцентной готовностью достать для меня хоть луну с неба.
        — Мне нужен телефон или адрес или координаты человека по имени Джеймс Торн, он серьезный человек, начальник тюрьмы Ф***. Но никто не должен об этом знать
        — Полная конфиденциальность,  — заверил меня хакер,  — могу переслать по Е-mail'у.
        — Перешли на мой адрес,  — я достал записную книжку и, вырвав из нее листок, написал ему, куда послать информацию. Деньги бери сейчас, мы можем больше не увидеться.  — я протянул ему три бумажки по сто долларов.
        — Это очень много,  — нахмурился он,  — за такие штуки берут намного меньше.
        — Нормально,  — возразил я,  — дело опасное. Ну, пока.
        — Счастливо,  — буркнул он и сунул деньги в карман куртки.
        Я вышел из кафе и попробовал поймать такси. Получилось довольно быстро.
        Юрист встретил меня с нетерпением, оказывается, между ним и Генри уже была договоренность. Он лихорадочно вскрыл конверт и попросил меня пересесть подальше, поскольку дело он пообещал не разглашать, я подчинился. Он быстро внес какие-то исправления, вложил все в конверт и, заклеив его, налепил еще сверху печать.
        — Все в порядке,  — сказал он,  — передайте господину Шеффилду, что я сам ему позвоню на днях.
        — До свидания,  — ответил я и с конвертом подмышкой вышел из конторы. Дома Генри выхватил у меня конверт и сунул его в ящик стола, всегда запертого на замок.
        Я бросил на стол оставшиеся деньги и кредитку.
        — Возьми себе всю наличность,  — с широким жестом разрешил он,  — мне она не нужна.
        Заметив, что я молчу, он насторожился.
        — Что-то не так?  — переспросил он.
        — Да,  — сказал я,  — прежде я должен был наряжаться в идиотские плащи и веселить твоих зажравшихся клиентов, а теперь я стал твоим курьером и помогаю тебе обделывать твои грязные сделки. Ты забыл, что я начал свою жизнь именно с такого несчастного опыта.
        — Да что с тобой, Тэн,  — он искренне удивился моему недовольству,  — ну, да я был несправедлив, я не давал тебе денег, но теперь-то вот бери, пожалуйста, и потом я ведь все делал ради твоего блага.
        — Может быть, ты объяснишь, откуда на твоем счету триста тысяч долларов?
        — О Боже!  — воскликнул он с облегчением,  — так вот что тебя смутило, я их получил за один очень удачный гороскоп, и получу еще больше, когда придет время.
        Я понял, что он никогда не скажет мне правду, просто потому что никогда вообще не собирался этого делать.

19 апреля 2001

        Утром я еще раз на свежую голову обдумал все, что запланировал вчера. Я взял лист бумаги, и еще раз мысленно повторил текст записки.
        «Кристоферу Харди.
        Вы имели удовольствие пользоваться услугами моего родственника, если вы еще не забыли его фамилию, Шеффилд, меня, Стэнфорда Марлоу, вы конечно вряд ли помните, но чтобы вы вспомнили, я прилагаю к записке кольцо, которое вы мне оставили. Пусть это послужит подтверждением, что дело серьезное, и я обращаюсь к вам с просьбой о встрече не из праздного любопытства». Затем следовало назначить место и время,  — я выбрал тот самый паб, где мы сидели с Виолой в день нашего знакомства, он работал круглосуточно, и назначил время два часа ночи. Теперь дело было за моей подругой. Конечно, она не откажется мне помочь, но есть обстоятельства, которые обрекают на неудачу любую попытку.
        По пути на встречу с Вилой я зашел в ближайшее интернет-кафе, и посмотрел, не пришел ли ответ от моего хакера. Ящик был пуст. Я подумал, что, возможно, зря отдал ему все деньги сразу, но сожалеть было уже поздно.
        — Ты согласишься оказать мне одну маленькую услугу?  — спросил я Виолу, предусмотрительно надевшую кроссовки и джинсы, на случай если начнется паника.
        — Все, что захочешь, но ты меня поцелуешь за это по-настоящему,  — безапелляционно заявила она,  — ты умеешь целоваться?
        Ее требование поставило меня в тупик.
        — А более разумные условия тебя не устроят, скажем, пиво за мой счет или… (мне пришла в голову безумная мысль предложить ей кольцо Харди, но это могло поставить под угрозу все мое предприятие, и поэтому я от этого тут же отказался).
        — Я согласен,  — сказал я.
        — Что я должна сделать?  — спросила она с рвением, достойным бойскаута.
        — Ты возьмешь вот это,  — я достал из кармана пальто сверток,  — и передашь прямо в руки Крису, твоему обожаемому кумиру.
        — Да ты что? Там же полиция, меня не пропустят!  — воскликнула она с отчаянием.
        — Ну ты же знаешь, после определенного момента толпа фанатов начинает напирать на ограждения, затем их сносят и несколько человек все-таки прорываются на сцену, ты можешь это сделать, ты же боксом занимаешься.  — я взывал к ее безграничной гордости.
        — Я попробую, а что там?  — полюбопытствовала она.
        — Не важно, тебе это знать не надо.
        — Только помни, ты мне обещал.
        — Я помню, и еще кое-что я буду стоять с краю слева, так, что сразу же прыгай туда, и надо будет сматываться, нам никак нельзя попадать в полицию, ты меня поняла?
        Она понимающе кивнула, и мы направились на стадион.
        — Расскажи мне о Крисе,  — попросил я ее по дороге.
        — Он очень классный, у него было три жены, а вот не знаю, есть ли дети, а просто баб, понятное дело, множество, ну, это все в журналах пишут, он любит серфинг, боулинг и японскую кухню, даже сам что-то умеет готовить, не любит фотографироваться и давать интервью, но своим поклонникам желает всегда слушать только рок. Он ненавидит поп-музыку, топ-моделей, лесбиянок и геев, называет себя агрессивным и даже жестоким, у него даже песня такая есть «Я жестокий мужчина».
        Давясь от смеха, я слушал, как она вдохновенно пересказывает мне весь этот газетный бред и с тоской думал, что если все это правда, то зачем я, рискуя ее безопасностью, посылаю ее на эту нелепую авантюру. Я готов был бы отказаться от этой затеи, если бы не подсознательное стремление предотвратить что-то, что по моим предчувствиям должно было принять чудовищные формы.

20 апреля 2001

        Я проснулся с одуряющей головной болью. Не то чтобы болела вся голова, нет, болела ее половина, но так, слово, кто-то настойчиво пожирал мой мозг. Передо мной медленно вставали сцены вчерашних приключений. Я взял дневник, прошел в ванну и, включив воду, завалился в нее, чтобы вне бдительного ока Генри написать эти строки. Впрочем, я даже не был уверен, что он дома. Я вернулся в семь часов утра, а его, кажется, уже не было. Я выключил воду и прислушался. Из гостиной доносился отдаленный гул пылесоса Хэлен. Я снова открыл воду.
        Когда, как я и предполагал, обезумевшая от любви отнюдь не платонического характера толпа ринулась ближе к сцене, я шепнул Виоле: «Давай», и она вместе со мной начала с ожесточением продираться вперед. Благо нам было не далеко, мы находились совсем рядом с эпицентром событий. Я направил свои усилия на то, чтобы пробиться к левому краю. На полпути я оглянулся посмотреть, что происходит, «Ацтеки» играли самозабвенно, по сцене носился Харди в сумасшедшей ярко-алой рубашке, его голос подобно гласу пророка в пустыне раздавался над невменяемыми, изнывающими от жажды приблизиться к своему кумиру поклонниками, все сопровождалось окриками полицейских, уже не имевших возможности сдерживать толпу одержимых. Я взглядом искал Виолу, и в этот момент защитную линию наконец снесли, слушатели, если их можно назвать таким образом, ринулись на штурм сцены. Первыми забрались двое ребят, за ними какая-то девица, и вдруг я увидел, что опираясь на чье-то плечо, точнее, встав на него ногой, на сцену выскочила Виола, с распущенными волосами, в расстегнутой куртке, она прямо побежала к судорожно сжимавшему микрофон Крису.
Остановившись на расстоянии метра от него, она вдруг вытянула руку, на сцену кинулись телохранители, Крис, не переставая петь, схватил протянутый сверток и прижал его к груди, телохранители в праведном гневе кинулись ловить Виолу, несчастная жертва моих преступных замыслов металась по сцене, пока наконец не нашла в себе силы соскочить вниз и кинуться прямо ко мне. Я крепко схватил ее за руку и помчался прочь так быстро, как только был способен, за нами гнались некоторое время то ли охрана, то ли фанаты, затем мы миновали несколько дворов и переулков и наконец забежали в арку, надеясь хоть немного отдышаться.
        — Ну, как здорово я?  — с гордостью спросила Виола, тяжело дыша и закрывая глаза.
        — Очень эффектно,  — подтвердил я.
        — Ты мне обещал, помнишь?  — она настаивала на том, чтобы я все-таки поцеловал ее.
        Я обнял ее и крепко поцеловал в губы.
        Она обхватила мою шею руками и поцеловала меня еще раз.
        — Что ты будешь теперь делать?  — спросила Виола.
        — Провожу тебя домой. Уже поздно.
        — Я не хочу домой, пойдем ко мне в гости,  — она умоляюще потянула меня за руку.
        — Не сегодня, дорогая,  — возразил я,  — мне необходимо решить один важный вопрос.
        Я понял, что страшно ее обидел. И снова мне пришла в голову мысль подарить ей кольцо Харди.
        — Знаешь, если все будет хорошо,  — успокоил я ее,  — то я подарю тебе весьма ценный подарок.
        — Не хочу,  — ответила она упавшим голосом,  — ты же меня все равно не любишь.
        — Люблю,  — искренне отозвался я,  — но я не могу сегодня пойти к тебе в гости, Виола.
        — Когда я в школе о тебе рассказывала, мне девчонки говорили, что ты ко мне все равно не будешь серьезно относиться, а я не верила.  — она тихо всхлипнула.
        — Перестань,  — сказал я и обнял ее,  — я к тебе очень серьезно отношусь. Ты прекрасная смелая девушка. Но, пойми, я не гожусь тебе в бой-френды, у меня в жизни столько проблем, что я просто боюсь запутать в них тебя.
        — А с кем ты живешь?  — по-детски внезапно оживилась Виола.
        — С одним человеком, моим родственником.
        — Ты его боишься?
        — Нет, не в этом дело. Это очень сложная история. Пойдем, я тебя отвезу домой.
        Она послушно направилась со мной разыскивать метро, всю дорогу мы обсуждали с ней концерт «Ацтеков».
        — Ты знаешь,  — сказала она почти шепотом, когда мы сели в метро,  — а он, кажется, даже испугался, когда я ему твой сверток протянула.
        — Еще бы ему не испугаться,  — рассмеялся я,  — такое с ним небось не каждый день случается.
        Мы дошли до ее дома, и она показала мне, куда выходят окна их квартиры.
        — Если захочешь зайти, приходи в любое время,  — разрешила она,  — я маму предупрежу, и она тебя тоже пустит, правда, она дома бывает редко.  — Ой, да совсем забыла тебе сказать в каком-то журнале, я его случайно видела, напечатали, что Крис собирается записать альбом с названием, таким странным — Chambre Ardente.
        Я почувствовал, как кровь отхлынула от моего лица.
        — Тебе плохо, Стэн?  — с тревогой спросила моя маленькая подруга,  — может быть, все-таки зайдешь?
        — Нет, спасибо,  — ответил я,  — мне пора.
        Я поспешил вернуться на центральную улицу, где в пабе и должен был встретиться с Харди.
        «Плоды должны быть спелыми, зрелыми и целыми»,  — вспомнилась мне какая-то цитата неизвестно откуда, когда я сел на тоже самое место, где мы сидели с Виолой. Пожалуй, да, я не верил, что рок-звезда появится здесь по моей просьбе. Без десяти два ночи, я оглянулся вокруг, чтобы составить себе представление о том, кто будет нас окружать и может ли быть где-нибудь поблизости фанат, который узнает в Харди своего кумира и сорвет наши переговоры. Никто из посетителей паба не вызвал у меня никаких подозрений. Какие-то бородатые любители пива, скучающие бюргеры, клиенты Генри, девушки, поджидающие компаньонов, ничего особенного. Я тупо уставился на стеклянные двери. Было три минуты третьего. «Какой же я идиот,  — подумал я про себя злобно,  — ведь у него сегодня был «Тяжелый день» он, небось, ширнулся и уже и думать обо всем забыл, а я сижу тут в ожидании чуда». И в это самое мгновение автоматически разомкнувшиеся стеклянные двери открыли моему взору фигуру в джинсах и ветровке. Двигаясь быстро, но ни в коем случае не резко, Харди прошел мимо столиков посетителей, даже не обративших на него внимание. Он
шел прямо ко мне, с той ужасающей стремительностью, с какой движется раскаленная лава. Остановившись прямо передо мной, он бросил небрежно:
        — Привет, угостишь меня?
        Вероятно, эта фраза было рассчитана на то, чтобы меня смутить. Но меня это не смутило, я взял с собой деньги, отданные мне Генри с твердым намерением промотать их сегодня ночью.
        Он сел напротив и, вытянув руки, положил их на стол. Его красивое лицо, которое я так и не рассмотрел хорошенько тогда в полумраке голубой комнаты, теперь показалось мне более дружелюбным и открытым. Это был человек, никогда не ставивший перед собой неразрешимых вопросов о смысле жизни и о том, что ждет всех нас на том свете, если он существует. Он жил только настоящим, ни прошлого, ни будущего для него не существовало, не то, чтобы он усилием воли заставлял себя о них не думать, нет, он просто не знал о том, что они существуют. Изматывающий образ жизни, который он вел, только-только начинал сказываться на его внешности, проявляясь в виде едва заметных линий в уголках рта и глаз.
        — Что вы будете пить?  — спросил я с той необходимой долей вежливости, которая по моим представлениям требовалась для сохранения субординации.
        — Давай на «ты»,  — отрезал он повелительно,  — терпеть не могу формальностей. Я сейчас развожусь с моей женой, Мерелин, она, конечно, редкая стерва, но когда мы с ней познакомились, я сразу сказал ей «Ты» и что ты думаешь?  — он вопросительно посмотрел на меня и, не понижая голоса, добавил — я трахнул ее в тот же вечер.
        Я не знал как мне подобало реагировать на подобную откровенность и стоило ли вообще называть это откровенностью, или принять, как должное, представив себе, что таким же точно образом он общается со своими телохранителями.
        — Я пить не хочу, у меня в машине ящик шампанского, давай туда пересядем.
        Перспектива сесть с ним в машину, меня не обрадовала, но я боялся, что мой отказ заставит его вообще прекратить встречу. Мы вышли из паба и сели в лимузин на заднее сидение. Шофер даже не обернулся.
        — Хорошо же он выдрессирован,  — подумал я про себя,  — но где же телохранители?
        И тут я припомнил, что рядом с лимузином стояла еще одна неброского вида машина. Вероятно, она поехала за нами, разглядеть это мне не удалось, поскольку стекла были затемнены.
        — Ты Бобби не стесняйся, он ко всему привычный,  — сказал Харди, положив руку мне на колено.
        Я сделал вид, что ничего не заметил. Харди достал бутылку и, открыв ее, отпил примерно треть, затем он протянул мне. Я взял ее и несколько нерешительно приложился к горлышку. Харди убрал руку с моего колена, достал сзади портсигар и вынул из него сигару со сладковатым запахом. Он, как, видимо, и полагалось по этикету, закурил первым, а затем протянул ее мне. Я чувствовал себя, как на приеме у индейского вождя — одно неверное движение и получишь томагавком по затылку. От сигары меня затошнило. Но признаться, что меня тошнит от марихуаны, показалось мне унизительным. Я запил тошнотворный вкус шампанским.
        — Откуда у тебя такое имя дурацкое?  — спросил он меня, снова положив руку мне на колено.
        Мое имя никогда не казалось мне дурацким. Я проигнорировал и это замечание.
        — Я хотел бы спросить тебя кое о чем,  — ответил я, понимая, что постепенно пьянею.
        — Валяй,  — он взял у меня шампанское и, допив бутылку, опустил ее на пол.
        — Кто тебе посоветовал к нам приехать?  — вопрос был задан прямо в лоб, но Харди уже открывал следующую бутылку.
        — Мой Даншен,  — пояснил он и протянул мне следующую партию,  — он у меня менеджер по развлечениям.
        Я выпил половину и взял у него сигару, которую он продолжал преспокойно покуривать, отчего весь салон наполнился сладковато-тошнотворным запахом наркотической смеси.
        «Интересно» — подумал я — «Как это переносит Бобби». Бобби, не поворачиваясь, продолжал добросовестно рулить вперед, и мне стало его жалко.
        Теперь после очередной затяжки мне уже было все равно, как воспринимается наше общение со стороны.
        — Я хотел спросить,  — начал я,  — сбылось ли предсказание?
        — Даншен говорит, что да,  — ответил Крис, закинув руку мне на плечи.  — Но твое мне больше понравилось.
        — Ты вообще в предсказания веришь?  — поинтересовался я, продолжая напиваться понемногу.
        — Я в свою звезду верю,  — с неслыханной наглостью непосвященного заявил Харди,  — видишь, я все имею, другие только мечтают об этом и обо мне.
        — Да, ты прав,  — согласился я, несмотря на всю степень моего опьянения, я чувствовал беспредельный трагизм происходящего, ибо достучаться до внутренностей этого дикаря не было никакой надежды.
        — А что тебе понравилось в моем предсказании?
        — А я сам не знаю, я тогда ничего не понял, а Даншен потом сказал, что это что-то французское. Была там какая-то Chambre Ardente во Франции. Ты французский знаешь?
        — Ну, в общем, да,  — отозвался я, принимая из его рук третью бутылку.
        — А кто эта девчонка, которая на сцену выбежала?  — спросил он внезапно с явным интересом.
        — Это моя сестра двоюродная,  — воспользовался я привычкой Генри приписывать нам родственные отношения,  — Я тоже там был.
        — Как мой концерт?  — он задал этот вопрос с тем трепетом, который выдает в человеке страшно ранимое самолюбие.
        — Хорошо, очень, мне понравилось.
        — Хочешь, я тебя с собой в турне возьму,  — внезапно предложил он, протягивая мне следующую бутылку, никогда еще шампанское не казалось мне более отвратительным.
        — Я не могу, я работаю, я ассистент у дяди,  — нашел я что сказать в свое оправдание.
        — Я поеду в июле, там будут несколько новых песен, это наш новый диск.
        — Chambre Ardente?  — спросил я и, повернув голову, посмотрел прямо в его наглые зеленовато-коричневые глаза.
        — Ты откуда узнал?  — он даже обиделся на мою чрезмерную осведомленность.
        — Я в газете прочитал.
        — Собаки журналисты, достали меня,  — он пнул ногой пустую бутылку и закурил.
        Наступила длительная пауза.
        — Я сегодня не в форме,  — пояснил он,
        — Да, понимаю, после концерта.
        — Нет. Концерт здесь ни при чем. Это мои адвокаты меня доконали. То так надо делать, то так, да мне плевать как, лишь бы эта сучка от меня отстала. Второй год меня забыть не может. Я-то знаю — ей мои деньги не дают покоя.
        Мы ездили по городу, пили шампанское, курили и обменивались предельно бессмысленными фразами. Около шести утра я попросил отвезти меня на шоссе *** и высадить посреди дороги. Крис, несмотря на то, что был уже мертвецки пьян, вылез из машины вместе со мной.
        — Я тебя провожу,  — сказал он тоном, не терпящим возражений,  — здесь поля что надо, никаких камер.
        Я попытался было усадить его обратно, но быстро понял, что это невозможно. Мы медленно потащились вперед по совершенно пустынному шоссе. Бобби вышел из машины и с философским спокойствием смотрел нам вслед, другая машина с телохранителями медленно катилась за нами на почтительном расстоянии. И вдруг произошло нечто совершенно неожиданно, в утренних сумерках меня ослепил свет фар, на нас на полной скорости несся трейлер, откуда он взялся и почему мы его не заметили, было совершенно непонятно. Я неверно сформулировал то, что творилось, он не несся на нас, он возник перед нами, надвигаясь неотвратимо. Я едва успел схватить Харди за рукав и, силой потянув на себя, метнуться к обочине дороги.
        Совершенно пьяные, мы, естественно, не удержались на ногах и рухнули в самую грязь, как раз когда мимо обдавая нас дополнительной порцией грязи, прокатил трейлер. Я поднял голову, глядя, как по сумеречному шоссе к нам бегут телохранители, и позади них верный Бобби. Я встал и помог подняться рок-звезде, звезда чертыхалась и материлась, но, вдруг замолчав, посмотрела на меня внимательно, почти недоверчиво:
        — Ты же мне сейчас жизнь спас,  — вероятно, осознав все величие моего инстинктивного пьяного поступка, произнес Харди.
        — Да, я случайно,  — тупо ответил я в свое оправдание, словно спасение его жизни никак не входило в мои планы.
        Подбежавшие телохранители наперебой предлагали нам свою помощь. Мне стало жутко неловко. Я и так чувствовал себя полным идиотом.
        — Я пойду,  — сказал я,  — до свидания.
        — Подожди,  — Харди явно собирался пройти со мной еще метров двести.  — Я с тобой еще хочу встретиться. Дай мне телефон, а он у меня есть у Даншена.
        На несколько минут я протрезвел и остановившись со всей возможной для моего состояния отчетливостью произнес.
        — Никогда не звони мне, Крис, никогда не говори Даншену, что мы встречались, вообще никому не говори. Я сам приду, то есть, если у тебя будет время, жди в машине в центре у старой обсерватории.
        — Когда?  — настоятельно потребовал он, чтобы я назвал время и дату.
        — В следующий четверг в десять вечера.
        — У меня запись, но я приеду. Слово «Ацтеков».
        Я не прощался с ним, а просто быстро пошел по шоссе в направлении нашего дома. После ванной мне стало немного лучше. Хэлен приготовила завтрак и оставила его на столе, что-то изменилось во мне необратимо, я понял, что ее манера шпионить за мной по поручению Генри перестала меня раздражать. И сами наши раздоры с Генри показались мне верхом абсурда. Как я мог еще раньше не понять, что нам давно уже нечего делить. Мы родились, жили и двигались в разных мирах, и только в одной единственной точке наши миры пересеклись на беду нам обоим, и эта точка в моем сознании была обозначена со всей неумолимой жесткостью — Chambre Ardente.

        2

        В большой комнате было темно, жалюзи опущены, только на столе горела маленькая свеча в мозаичном стеклянном подсвечнике, но она лишь бросала отблески на стекло журнального столика, бутылку с джином и два бокала, свет играл в расколотых гранях ледяных кубиков. Судя по всему, собеседники предпочитали не видеть лиц друг друга, и только таким образом могли быть откровенными.
        — Понимаешь, Джимми, я просто не знаю, как это рассказать.  — ни один поклонник не узнал бы сейчас Криса Харди. Его голос был тихим и мягким, с чуть заметной хрипотцой, в нем звучала нехарактерная для рок-звезды растерянность.
        Джимми Грэмм внимательно слушал, не говоря ни слова, только его глаза блестели в полутьме.
        — Это все Даншен.  — произнес Крис и опять замолчал. Потом заговорил, и Джимми видел, что его друг с трудом подбирает слова.  — Он потащил меня к этому мужику, астрологу, что ли. Он хотел, чтобы я сказал ему, когда я родился. Число там, месяц, время… А черт его знает, в какое время я родился, я и мать-то свою плохо помню. Ну в общем, с гороскопом не вышло ни черта, он стал мне предсказывать всякую чушь, и там был этот парень… Он сказал, в смысле астролог, что он его племянник. Какой он, к черту, племянник. Понимаешь, на нем был такой плащ, с капюшоном, ну, для понта, я его и не разглядел сразу.  — Крис запнулся, и перед его глазами всплыло бледное, словно только намеченное призрачной кистью лицо, большие серые глаза, казавшиеся почему-то почти черными, со странным страдальчески упорным выражением в них, прямой нос и дуги темных бровей, вскинутых в горьком удивлении, маленький, плотно сжатый рот и гладкий подбородок, светлые, мерцающие в полутьме короткие волосы. Он в жизни не смог бы описать Джимми, что так поразило его и в этом лице, и в очертаниях хрупкой фигуры — то ли это затаенное страдание,
то ли, напротив, страшная жестокая воля, словно и никак не связанная с ее обладателем, но Крис не мог отделаться от этого лица, которое снилось ему во сне и являлось наяву.  — я отдал ему свое кольцо. Я не знаю, почему, я просто подумал, что тогда еще смогу увидеть его еще раз. Что он никуда не денется от меня. И еще, он сказал мне такую странную фразу, я поэтому и хочу так назвать диск — и Крис с каким-то глубоким страданием в голосе произнес — Chambre Ardente.
        — Да классное название, я же тебе говорил. А я-то думал, откуда ты его взял…  — задумчиво произнес Джимми.  — ну и что дальше было? Я пока не очень понимаю, к чему ты это все? Он что, нагадал тебе что-то?
        — Понимаешь, я все время думал, что хочу его увидеть еще раз. Я даже хотел припереться к этому астрологу так просто, без приглашения, только… Я просто был уверен, что он поймет, зачем я пришел и не позовет его. Я вообще подумал, а потом, кстати, мне и Даншен сказал, что это никакой его не племянник, он его любовник или что-то в этом роде. Ну, тут я совсем поехал. Я просто сдвинулся. Я даже пару раз приезжал к этому дому. Только я его не видел. А потом он прислал мне записку.
        — Он — тебе?  — изумленно спросил Джимми.
        — А что?  — немедленно взвился Крис.  — Я, блин, что, так плох, по-твоему?
        — Да нет, успокойся, ради Бога. Я просто удивился, странно, что он решился на это. Это просто… Как пятнадцатилетняя девчонка, понимаешь?
        — А нет, все было совсем не так. Он не автограф просил, он хотел встретиться и сказать что-то важное.
        — Ну и?  — поторопил уже совсем заинтригованный Джимми замолкшего Криса.
        — Ну, и я с ним встретился.  — выдавил Крис.
        — Ты с ним переспал?  — продолжал допрос Джимми. При яростной демонстрации жесткой гетеросексуальности, практически все члены группы, кроме счастливо женатого басиста, были удручающе неразборчивы в интимных связях. Никому бы из них и в голову не пришло завести роман с мужчиной, но переспать с приглянувшимся парнем мог каждый из них, это даже считалось особым шиком.
        — Нет, ты чего.
        — А почему нет?
        — Ну, он не такой.
        — Не какой? Ты же говоришь, что он гомик.
        — Ну, я не знаю, я даже не знаю, как ему это сказать, понимаешь? Он, похоже, считает меня просто козлом. Тупым кретином. А потом, я сам веду себя, как кретин. Я даже пьяным прикинулся, пока с ним в машине катался, просто, чтобы он подумал, что я нализался, а не на самом деле такой. Черт, я не знаю, что делать, Джим. Я просто хочу его все время видеть и все такое, ну, ты понимаешь…
        — Стоп, Крис, подожди.  — Джимми зашевелился в темноте на диване и сел.  — То есть, ты хочешь сказать, что ты хочешь трахнуть какого-то паренька, а он просто об тебя ноги вытирает?
        — Да нет, я не трахнуть его хочу,  — в отчаянии проговорил Крис,  — я не знаю, чего я хочу, ну и это тоже, но это не главное, хотя, хрен его знает, может я, правда, только хочу с ним переспать, и все, я не знаю, Джим, может, ты мне объяснишь что-нибудь.
        — О Господи.  — Грэмм пересел к Крису и обнял его за плечи.  — Послушай, успокойся. А ты не можешь ему просто в лоб предложить?
        — Нет. Не могу. Об этом речи быть не может. Он пошлет меня к чертовой матери, а мне зачем-то надо его все время видеть. Послушай, может, я просто гомик?
        — Вряд ли.  — Джимми успокаивающе похлопал приятеля по плечу.  — Это бывает. Тебя просто зациклило. Ничего. Ты еще с ним встретишься?
        — Да, завтра. Я уйду с репетиции пораньше, у меня с ним назначено на десять.
        — Ясно. Ты только успокойся и не пей много. Вот черт.
        — Ага. И я еще вот что думаю. Понимаешь, его дядька, ну этот астролог, который не дядька вовсе, он его держит.
        — В смысле?
        — Ну, на привязи, на коротком поводке. Я не знаю, но я чувствую. То ли парень попал в историю, то ли денег ему задолжал, но он этого дядьку своего терпеть не может. Это я тебе точно говорю. Он вроде той жабы, Грега, помнишь?
        Грегори звали менеджера ребят, который продержался у них год, когда группа только-только набирала обороты. Он не гнушался ничем, платил ребятам мало, забирал себе все деньги, и они смогли избавиться от него, только найдя хорошего адвоката.
        — Так вот, он такой же. Все улыбается. Знаешь, мне хочется просто снять квартиру и поселить его там, чтобы он никогда не возвращался в этот дом.
        — Ну-ну. А как его зовут хоть?
        — Зовут его, уржешься. Стэнфорд Марлоу.
        — Нормальное имя,  — рассеянно ответил Джимми, воспитывавшийся в куда более интеллигентной семье.  — И что ты собираешься делать?
        — Не знаю. Но я все равно добьюсь своего.  — глаза Харди сверкнули в темноте, и Джимми вспомнил строчку из его песни «Когда-нибудь я сожгу этот город дотла». В этом он был уверен и его это пугало. Крис мог сжечь всю свою жизнь в нелепой погоне за чем-то, показавшимся ему смертельно необходимым. Но тут в голову Джимми Грэмму пришла еще более ужасная мысль. Крису могло и не казаться. Этот юноша, о котором Джимми не знал ничего, кроме имени, мог быть действительно необходим Крису, только вот зачем? От этой мысли по спине гитариста почему-то прошел холодный пот.
        Крис собрался уходить, включили лампы. В желтом свете торшера Джимми поразило то выражение неуверенности и растерянности, которое он видел на лице своего друга всего раз или два в жизни. У него даже сердце сжалось, так больно и странно было наблюдать эту гримасу на лице самоуверенного и наглого Криса.
        — Слушай, Джим,  — вдруг спросил его Харди, уже стоя в прихожей.  — Я и вправду такой кретин?
        — Нет, ты что спятил?  — Джимми потряс приятеля за плечо.  — ты самый классный парень в этом городе.
        Крис бледно улыбнулся.
        — Не знаю. Вот он думает, что я просто тупой пижон и, наверное, он прав.
        И с этими словами Крис вышел, оставив Джимми в глубоком недоумении и расстройстве.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

27 апреля 2001

        Генри сегодня был явно не в духе. Все началось с того, что он разбудил меня в четыре утра. Ему нужна была очередная схема, я попросил его подождать до утра, но он злобно возразил:
        — Меня ждут. Кажется, мы по-хорошему договорились, что я не должен повторять дважды.
        Он ушел, хлопнув дверью, а я продолжал лежать и думать, о том, почему я собственно вообще должен слушать его и бегать, как пес, по первому его зову. Меня охватил безумный приступ ярости, захотелось разбить что-нибудь, но под рукой оказался только будильник. Я его швырнул вслед закрывшей двери и он, ударившись о стену, пронзительно зазвонил. Затем он затих. Наступила полная тишина, я чувствовал, что не могу заставить себя воспринять необходимость как необходимость, я воспринимал ее как досадную помеху, поскольку все мои мысли заняты предстоящей встречей. Я помнил (и как я мог бы забыть об этом!), что сегодня вечером должен встретиться с Крисом. А мне этого делать не хотелось. У меня перед глазами вставал облик этого странного представителя мира массовой культуры, и меня удручала необходимость выполнить обещание. Зачем я согласился на эту встречу? На мой взгляд, то, с чем я столкнулся при нашем знакомстве, предлагало мне поставить аккуратный крест на том, чтобы идти прямым путем. Идти было некуда, стена была непробиваема, я отдавал себе отчет в том, что этот Харди неуправляем, да я и не умею
манипулировать людьми даже в целях их собственной безопасности. И все же я знал, что приду, я знал это также свято, как и то, что Генри в данный момент отсчитывает последние минуты, прежде чем подняться ко мне и устроить скандал.
        Я встал, оделся, сошел вниз и застал его сидящим за столом с какими-то бумагами, он даже не повернулся, а только махнул рукой в сторону полки, где лежали материалы, которым мне следовало придать внушительный вид. Мне на память пришло высказывание одного моего приятеля из академии: «Ты и представить себе не можешь, как опустился Х, он дизайнерит какую-то газетенку христианско-демократической партии!». Теперь я мог с полной уверенностью сказать, что я опустился значительно ниже.
        — Не копайся,  — повелительным тоном сказал Генри, следя за моими вялыми движениями,  — быстрее делай, быстрее.
        Я принялся за работу и на какое-то время забыл обо всем, кроме моей вожделенной графики. Генри встал со своего места, подошел ко мне и стал из-за моей спины наблюдать за происходящим. Я никогда не мог спокойно выносить эту ситуацию, но на этот раз даже не попросил его отойти. Мне было все равно, не знаю только, уже или еще.
        — Ты должен сделать сегодня еще кое-что,  — произнес он, положив мне руку на плечо.  — Но считать будешь сам, я не успеваю.
        — Ты же знаешь, я в этом плохо разбираюсь,  — ответил я.
        — Ничего посмотришь образец, он не сильно отличается. В библиотеке на S*** есть книга «Аспекты северных узлов», где-то у меня телефон был. Там свободный доступ.
        — Он отошел к столу поискать записную книжку.
        — Нет, нету,  — отозвался он,  — значит, закажешь на месте.
        Затем он вышел из комнаты и вернулся через некоторое время с двумя бокалами коньяка.
        — За удачу, Тэн,  — сказал он, поставив бокал передо мной и похлопав меня по плечу.
        — Это что-то очень крупное,  — довольно равнодушно поинтересовался я, имея ввиду его нынешнее предприятие.
        — Крупнее не бывает.
        — Я пить не буду,  — пояснил я,  — рука потеряет твердость.
        — Ничего, ничего,  — Генри выпил свой коньяк и добавил,  — но выпей обязательно.
        — Выпью,  — ответил я с той миролюбивой покорностью, которая возникает у человека в минуты глубочайшей апатии по отношению ко всем раздражителям, кроме одного, формирующего поле параноидальной идеи.
        Моей параноидальной идеей был Крис, его глаза сфинкса и нездоровое пристрастие к шампанскому. У меня возник неприятный вопрос, скорее адресованный саму себе, нежели требующий фактического ответа — почему он не смущается присутствием шофера? Бобби, конечно, немало повидал на своем веку, но в этом я находил небольшое утешение. Впрочем, он наверное ему действительно предан, если так рванул к нам на дороге, интересно, за деньги или просто ради искусства? Я попытался представить себе телохранителя-меломана и невольно улыбнулся.
        — Генри,  — сказал я, подавая ему рисунок,  — я пойду в библиотеку вечером.
        Генри свернул схему и положил ее в футляр.
        — Не забудь, в десять они закрываются,  — напомнил он, уже на пороге комнаты — имя — Грегори Адамс, на букву Г в каталоге. Выпей коньяк.
        Он удалился в приподнятом настроении, и я остался в полном одиночестве. До прихода Хелен оставалось еще пять часов и я решил немного поспать. Но спать не хотелось. Я приготовил коктейль, смешав коньяк с шоколадным ликером, и выпил, не раздумывая. Впервые в жизни я испытал безумное искушение порыться в бумагах Генри. Я знал, что никогда себе этого не позволю, но сейчас желание было настолько велико, что я едва мог ему сопротивляться. Я вошел в его комнату и направился к столу и тут обратил внимание на висевший в изголовье рисунок — копию, сделанную мною полгода назад. Я приблизился, чтобы рассмотреть ее получше, у меня появилось странное чувство, что я не чувствую связи с собственной рукой, как будто не я ее делал. Я видел в графической сетке рисунка настолько отвратительные формы жизни, что их даже невозможно было описать словами. Это был мир кошмарных паразитов, мои ощущения прекрасно понял бы ребенок, ибо я чувствовал абсолютное бессилие перед тем, что созерцал. Но самое страшное ощущение было связано не с этим, а с тем, что при взгляде на рисунок в моем сознании всплывала пылающая комната. Я не
мог понять, каким образом связаны все эти разрозненные вещи — копия, деньги на карточке Генри, Виола, Томас, но я знал, что все они были связаны. Я не хочу, я не должен об этом думать — сказал я себе и с трудом оторвавшись от созерцания рисунка вышел из комнаты. Желание навести ревизию у меня пропало. Возможно, это был страх, а возможно, я догадывался, что этот шаг мне ничего не даст.
        Хелен пришла без опоздания. Она приготовила мне завтрак и спросила, что купить в магазине. Я ответил, что мне все равно и что она может брать все, что угодно, на свое усмотрение, поскольку я ужинать сегодня не буду.
        Она посмотрела на меня с подозрением, но задавать вопросы не решилась. Около шести вечера я ушел из дома. Мне не терпелось попасть в центр. С лихорадочным азартом я побродил по улицам в течение двух часов, зашел в библиотеку и обсерваторию. В обсерватории было пусто. Сотрудница заведения, пожилая дама спросила меня, не угодно ли мне посмотреть новый фильм о смещении орбит астероидов, я поблагодарил ее за предложение и попросил разрешения подняться к телескопу. Она проводила меня и принесла календарь, с указанием видимости планет на сегодняшний день.
        — Это для посетителей,  — объяснила она,  — здесь есть отклонения, но очень незначительные, вот сегодняшнее число.
        — Спасибо,  — ответил я и уставился в объектив.
        — Боюсь, вы ничего не увидите,  — оправдывалась она,  — оборудование у нас старое, а видимость сегодня очень плохая.
        Я действительно ничего не увидел, кроме серого тумана.
        — Обсерваторию должны скоро закрыть,  — печально добавила она,  — вы, наверное знаете.
        Я покачал головой. Время неумолимо приближалось к десяти.
        — Вы потеряете работу?  — спросил я ее.
        — Мне бы не хотелось так говорить, но, наверное, так и будет.  — Она поправила брошку, которой был заколот ее зеленовато-серебряный шарф.
        — Вот вам мой телефон,  — сказал я, достав визитку Генри,  — если возникнут проблемы, позвоните. У моего родственника есть возможность вам помочь.
        Она смущенно взяла у меня визитку. И горячо поблагодарила меня.
        — Можно узнать, как вас зовут?  — спросила она робко, провожая меня до самого выхода.
        — Марлоу,  — коротко ответил я.  — Звоните обязательно, я постараюсь вам помочь.
        Я вышел на улицу. Было уже совсем темно. Недалеко от ворот обсерватории стоял лимузин Харди. С минуту я колебался. Мне страшно захотелось проскользнуть незамеченным и исчезнуть в толпе, беспрерывно курсировавшей по окружающим улицам. Но было поздно — из машины вылез Бобби и, облокотившись на крышу машины, закурил сигарету. Пройти мимо него было уже невозможно. Я глубоко вздохнул и бодро направился к машине. Крис заметил меня в окно и распахнул дверь. Я сел, поздоровавшись вежливо, но с плохо скрытым напряжением. Бобби сел за руль и мы тронулись. Крис как и в первую нашу «прогулку» сидел, вальяжно закинув руку мне на плечи. Минут десять мы ехали молча. Затем он спросил:
        — Хочешь выпить?
        — Нет,  — ответил я, набравшись смелости.
        — А я хочу,  — заявил он и достал бутылку джина. Открыл ее и стал пить из горла.
        — Хочешь?  — он протянул мне бутылку.
        — Нет,  — упрямо ответил я.
        — У тебя проблемы?  — поинтересовался он, вероятно, недовольный моим молчанием.
        — Нет,  — повторил я, опасаясь, что в третий раз все же выведу его из себя.
        — Ну и круто. Курить будешь?  — он полез за своими любимыми сигарами.
        Я согласился и затянулся пару раз. Меня не тошнило. Вероятно, тошнота была связана с шампанским.
        В этот момент я заметил на сидении журнал. Я взял его и посмотрел на страницу, на которой он был открыт. На странице была фотография Криса с ослепительной блондинкой, а внизу была надпись «Хрупкое счастье Мерелин Харди».
        — Это моя жена, сучка,  — прокомментировал Крис, заметив, что я взял журнал.  — Нравится?
        — Почему ты называешь ее сучкой?  — неожиданно раздраженно спросил я.
        Он задумался и не отвечал минуты две, а затем вдруг громко заорал:
        — Бобби, скажи ты, Мерелин сучка или нет?
        — Без комментариев,  — отозвался шофер, не поворачивая головы.
        — Вот видишь,  — он развел руками,  — значит, сучка.
        Он продолжал спокойно потягивать джин и курить.
        — Так нравится она тебе, скажи,  — вернулся он с упорством зациклившегося неудачника к вопросу о своей жене.
        — Нравится,  — подтвердил я, хотя по чести мне было плевать на нее более, чем на кого-либо. Но мне несказанно сильно хотелось его взбесить.
        Он посмотрел на меня с интересом, его глаза изучали меня с редким по своей наглости упрямством.
        — Да ты гонишь,  — сказал он наконец с удовлетворением,  — кому такая дрянь понравится?
        — Ну, тебе же понравилось.  — возразил я.
        — Да откуда ты знаешь, что мне понравилось а?  — воскликнул он с негодованием, неизвестно, чем вызванным.
        — Не знаю,  — согласился я.
        — Выпей,  — он, вероятно, в знак расположения опять протянул мне джин. Я выпил и постепенно начал выходить из себя.
        — Ты с блондинками спишь?  — последовал очередной вопрос со стороны Харди.
        — Это мое дело,  — возразил я.
        — А я тебе скажу, я с ними со всеми перетрахался и что толку, одни стервы, это им не так, то не эдак, работать мешают, я за полгода с ней три песни написал, да пусть она подавиться этими миллионами, лишь бы убралась и заткнулась. Ты чего молчишь? Не согласен?
        — Я их не знаю,  — ответил я.
        — Да ну, неужели, ты баб не знаешь?
        — Я не специалист.
        Он снова погрузился в размышления или мне это только казалось, а на самом деле это был всего лишь краткосрочный наркотический транс. Довольно долго мы катались по городу, а затем выехали на окраины.
        — Ладно, Бобби, сворачивай,  — приказал он внезапно.
        — Куда мы едем?  — вмешался я.
        — В лес,  — коротко ответил Харди,  — давно в лесу не был?
        Мне показалось, что он уже дошел до той стадии одурения, когда особенно явно выказывать ему свое недовольство было опасно. И в то же время у меня появилось нехорошее подозрение, что он больше притворяется, чем действительно сходит с катушек. Идея поездки в лес меня не вдохновляла, но, по счастью, лес, как я понял, был северным парком города, правда, достаточно диким.
        — Я везу тебя на пикник,  — пояснил он,  — Бобби, ты не хочешь присоединиться?
        — Нет, спасибо,  — вежливо, но твердо отозвался Бобби.
        — Ну, так мы вдвоем будем,  — сделал Харди законный вывод и достал сзади ящик пятью бутылками шампанского и коробку со всякой снедью.
        Мы въехали в парк и покатили по широкой асфальтированной дороге, по обеим сторонам которой вставал самый настоящий лес. Проехали еще немного в глубь и остановились.
        Крис вышел из машины, я последовал его примеру. Затем он вытащил коробку и сунул ее мне в руки, а сам взял ящик. Я с ужасом подумал о полном идиотизме происходящего, но его это явно нисколько не трогало.
        — Пошли,  — скомандовал он и кивнул направо, где в чащу уходила маленькая тропинка.
        Мы двинулись в лес. Апрельская лунная ночь наводила меня на мысли о кошмарных снах. Мне было трудно поверить, что я тащусь по лесу за рок-звездой с коробкой в руках и даже не могу объяснить себе толком, куда и зачем я иду. Мы прошли довольно далеко вглубь и наконец вышли на поляну с озером посередине, впрочем, это было не озеро, а небольшой пруд с беседкой на берегу. Мы вошли в беседку и поставили свою ношу на скамейку.
        — Люблю сюда прикатить ночью,  — заметил Харди,  — это очень спокойное местечко.
        — Да,  — согласился я без энтузиазма. Он сел прямо на пол беседки и открыл шампанское, причем так, что оно окатило его с головы до ног,  — черт, нагрелось в машине,  — выругался он и поставил бутылку на пол. Я смотрел на него в полном недоумении.
        — Садись,  — велел он, и я счел, за благо последовать его приглашению, чтобы у него не возникло подозрения, что я шокирован его действиями.
        — Ты сегодня будешь пить,  — продолжал он с неистребимой настойчивостью,  — за то, как ты мне жизнь спас, тогда на шоссе.
        — Ты еще помнишь?  — удивился я.
        Его это замечание явно оскорбило.
        — Я такое не забываю, не в моих правилах.
        — Я бы и поесть не отказался,  — я действительно внезапно почувствовал, насколько сильно хочу есть.
        Крис открыл коробку и достал что-то запечатанное в вакуумную упаковку, это оказался копченый угорь, затем последовал французский сыр, языки и уже остывшие креветки, все это съедалось с крошечными, но невероятно аппетитными булочками и обильно запивалось шампанским, а после еще выкуривались две сигары. Я не чувствовал, что пьянею. Я вспомнил, что мне рассказывала Виола о жизни Харди, о том, как он вырос в рабочих кварталах в многодетной семье, как с удовольствием журнальные хроники переписывали друг у друга рассказы его тогдашних друзей об их драках, бродяжничестве и безграничной нищете. Было понятно, почему его понесло в лес и почему он сидел на полу. Я как-то освоился с ситуацией и стал с любопытством разглядывать моего компаньона в тусклом лунном свете. Он курил, глядя на меня пристально, и в тоже время в его глазах временами появлялось что-то отсутствующее.
        — Крис, это правда, что твоя мать была правнучкой какого-то индейского вождя?
        Он отчаянно засмеялся на мой вопрос, и протянул мне сигару, за которую только что принялся.
        — Нет, это легенда,  — ответил он,  — но она была индианкой.
        — Ты ее помнишь?  — снова спросил я.
        — Очень смутно, помню, она болела, а я все время хотел найти лекарство, чтобы ее вылечить.
        — А твои братья и сестры, ты с ними видишься?
        — Нет, а зачем?  — холодно спросил он, и меня мороз пробрал от этого тона.
        — Я так просто спросил,  — ответил я в оправдание своего любопытства.
        — Тебе действительно нравится моя жена?  — спросил он с тревогой, свидетельствующей о том, что открытым он этот вопрос не отставит.
        — Мне как-то все равно,  — ответил я искренне.
        — Я могу тебя с кем-нибудь познакомить — предложил он.
        — Нет, не надо,  — поспешно отказался я.
        Мы сидели на полу беседки друг напротив друга, и я чувствовал какую-то пугающую ирреальность всего происходящего. Стояла сырая апрельская ночь, на удивление тихая. Деревья вокруг были блестящие и мокрые.
        — Почему ты не говоришь о моих песнях?  — спросил Харди то ли с обидой, то ли с претензией.
        — Я хотел спросить об одной — «Змеелов». Это твоя?
        — Да,  — ответил он с гордой улыбкой,  — ну, кое-что Грэмм добавил,  — сознался он неохотно.
        — Мне очень нравится,  — сказал я, затягиваясь в очередной раз от его сигары,  — ты бы мог весь альбом сделать в этом стиле?
        — Наверное,  — он пожал плечами,  — но лучше, когда все разное, а что еще тебе нравится?
        — Много чего, но «Змеелов» больше всего,  — настаивал я.
        — Я что-нибудь сделаю похожее специально для тебя,  — сказал он, и я почувствовал, что мне его обещание польстило.
        — Я хочу тебя спросить,  — заговорил я после паузы,  — почему ты приехал тогда, после концерта?
        Он посмотрел на меня пронзительно, почти мрачно, и нахмурился.
        — Да так, просто захотелось поболтать,  — небрежно ответил он,  — а ты?
        — Я вообще-то по делу,  — нашел я хороший предлог сменить тему,  — хотел предупредить тебя быть поосторожнее.
        — Это тоже из гороскопов?  — он усмехнулся и глотнул шампанского.
        — Может и так, но это значения не имеет,  — ответил я, понимая, что мои слова он всерьез не воспринимает. Меня охватила досада на самого себя.
        — Я никого не боюсь, мне плевать, что там они думают и пишут,  — заговорил Харди, повысив голос,  — я всегда бил морду тем, кто мне не нравился, а почему я не должен этого делать, если хотят, пусть попробуют ответить, а я посмотрю, что получится, я вообще люблю драки, а ты, небось, нет?  — он посмотрел на меня с некоторым, как мне показалось, презрением.
        — Ненавижу,  — подтвердил я, искренне и без смущения,  — пошлое занятие, особенно, на публике.
        — Ну, этого требует имидж, как говорит Элис, мои фанаты это любят, и они не ошибаются,  — наш спор набирал обороты, я понимал, что мы потихоньку скатываемся не к тому, ради чего я собственно затеял все это.
        — Бог с ними, с драками,  — согласился я,  — но осторожность тебе бы не помешала.
        — Честно говоря, я думал ты, так, паинька-мальчик у этого твоего дяди, но когда ты там, на дороге меня из под колес вытащил, я передумал.
        «Вот тупица,  — с досадой подумал я,  — все только по прямой»
        — Да ты забудь, Крис,  — попросил я умоляюще,  — не надо мне напоминать о моем героизме по десять раз, я от этого чувствую себя кретином.
        — Почему?  — с искреннем удивлением спросил он.
        — Ну, потому что случайно все получилось, и это сделал бы любой на моем месте и гораздо лучше, чем я, вот, хотя бы Бобби.
        — Да, Бобби это бы тоже сделал,  — мечтательно произнес Харди, вероятно, вызывая в памяти фигуру шофера.  — Я ему и плачу за это как следует.
        — Ты считаешь, что вообще все дело в деньгах?
        — А ты нет? Ладно, не прикидывайся, я знаю, что такое без денег жить, а ты живешь без них, как все.
        — Мне хватает,  — почти злобно возразил я.
        — Не ври,  — императивно заявил он,  — ни фига тебе не хватает. И мне тоже.
        — Чего же тебе не хватает?  — спросил я и подумал, что в любом журнале мне неплохо заплатили бы, пожелай я им продать его откровения, хотя в чем их ценность для публики я как-то понять не мог.
        — Всего,  — с широким жестом ответил Крис,  — поедем на дискотеку?
        — Зачем?  — спросил я, опешив от неожиданного предложения.
        — Потанцуем, я танцевать люблю, да ты не думай, там мало народу, все свои ребята. Это закрытое заведение «Black Cage».
        — Я не умею танцевать,  — пояснил я,  — не взыщи.
        — Ну, и к черту, посидишь, выпьешь, музыку послушаешь — настаивал он.
        — Поехали.
        Мы встали, прихватили коробку с собой и пустой ящик и отправились назад к Бобби. Бобби терпеливо ждал сидя в машине. Мы сели, и Харди сказал:
        — Трогай в клетку.
        Время было около трех ночи. В половине четвертого мы прибыли на место. Мы спустились в подвал, где в голубоватом полумраке было прохладно, как в склепе. Народу было немного, и никто не обратил на нас внимания, за исключением двух-трех девиц, поприветствовавших Харди на непонятном жаргоне. За нами опустилась тяжелая железная решетка. Мне показалось, что я попал в тюрьму, и я понял, что отделаться от этой фобии мне будет нелегко. Народ танцевал, лица разглядеть было невозможно.
        — Вот там, можно заказать выпивку,  — Харди махнул рукой в сторону закрытой двери в другом конце зала. И затем добавил, наклонясь ко мне совсем близко,  — хочешь ширнуться?
        — Нет, спасибо,  — произнес я, чувствуя себя все хуже и хуже.
        — Ну, я сейчас закажу музыку.
        Он что то сказал одной из девиц, и она немедленно отправилась выполнять его просьбу. Он заказал какую-то отвратительную композицию в духе «Haujobb» и танцующие немедленно влились в новый ритм, Крис к ним присоединился, а я продолжал стоять в стороне, борясь с тошнотой. Он действительно хорошо танцевал, с необыкновенной, не свойственной европейцам пластикой, даже под это бредовое сопровождение. Я стоял и смотрел на него. Меня тошнило все сильнее, и я вспомнил одну клиентку Генри, беременную даму, приехавшую за гороскопом своего мужа, она сидела и с невыразимой мукой на лице внимала пояснениям Шеффилда, прижимая ко рту платок. В конце концов, она не выдержала и вышла. Я попросил Хелен в случае необходимости оказать ей помощь. Одно воспоминание о ней усугубило мое отвратительное теперешнее состояние. Я прошел по периметру зала в поисках входа в туалет. Наконец нашел его и, войдя, подошел к раковине, схватившись за нее обеими руками, как за свою последнюю надежду. В углу стояли двое парней и курили, с интересом за мной наблюдая. В эту минуту вошел Харди. Он направился прямиком ко мне и спросил, все ли
в порядке.
        — Крис, скажи им, чтоб вышли,  — умоляюще обратился я к нему.
        — Эй, ребята,  — крикнул он курившим,  — валите отсюда.
        Они тихо засмеялись и вышли. Харди положил мне руки на плечи:
        — Хреново?  — поинтересовался он с состраданием, я поднял голову и посмотрел на его отражение в зеркале.
        «Господи,  — взмолился я про себя в отчаянии — дай мне умереть»
        — Я люблю блевать в одиночестве,  — глухо я сказал Харди.
        — Понял,  — ответил Крис и, похлопав меня по плечу, быстро вышел за дверь.
        Я остался один, и у меня началась рвота. Затем, умывшись холодной водой, я немного пришел в себя и сел на пол, прислонившись спиной к стене. «Никогда,  — прошептал я, Никогда больше»
        Вошел Крис и внимательно посмотрел на меня. Никогда прежде я не чувствовал себя настолько униженным. Меня бесил его здоровый, трезвый вид, его теплый взгляд, вся его персона, я проклинал тот день и час, когда мы увидели друг друга впервые.
        — Вставай,  — он протянул мне руку, но я не пошевелился.
        — Ну ладно, я тоже посижу, не возражаешь?  — извиняющимся тоном сказал он и опустился на пол рядом со мной.
        «Да нет, он не глуп,  — подумал я,  — он просто издевается надо мной. Ему это доставляет удовольствие. Мало он развлекается, теперь еще я нашелся. И как я мог подумать, что должен что-то для него сделать»
        — Ты чем занимаешься…  — спросил он неожиданно,  — ну, кроме этих ваших предсказаний?
        — Я художник,  — еле слышно ответил я.
        — А меня рисовать возьмешься?  — он спросил это совершенно искренне без всякого подвоха, вероятно, ему действительно хотелось, чтобы я нарисовал его.
        — Не знаю,  — я помолчал и затем добавил,  — можно попробовать.
        — Это я виноват,  — произнес он тоном сожаления,  — ты раньше ничего, небось, не пробовал.
        — В каком смысле?  — уточнил я.
        — Ну, в смысле травы, но та, что мы сегодня курили, была с добавками. Крепковатые они.
        Я повернул голову и посмотрел на него без обиды, без злобы и даже без укора.
        — Я ничего никогда не пробовал, я вообще не имею никакой тренировки в таких вещах, я просто тебя не хотел обидеть,  — выпалил я на одном дыхании, и мне сразу полегчало, словно это признание было призвано аннулировать всю унизительность моего положения.
        — Да ты не смущайся,  — успокоил он меня,  — у многих такое бывает, вот Грэмм вообще даже пить не мог поначалу, он из семьи такой, знаешь, туда нельзя, то не делай, с этими не ходи, в консерватории учился, а потом все пошло, как надо. А ты, кстати, откуда?
        «Разговор по душам»,  — отметил я про себя не без сарказма.
        — Я из Манчестера. Там мои родители остались.
        — А кто они?  — он явно искренне интересовался моим происхождением.
        — Какая разница. Все равно я здесь.
        — Это верно,  — согласился Харди,  — ну, по тебе видно, что ты не из простых.
        — Да, пожалуй, по тебе тоже,  — сказал без всякой задней мысли.
        — Правда?  — изумился он,  — ты так думаешь?
        Я кивнул.
        В туалет вошел мужчина лет тридцати пяти в приличном костюме и посмотрел на нас с любопытством. «Адвокат,  — подумал я,  — как пить дать, адвокат». Он зашел за выступ стены, вероятно, отгораживающий второй блок раковин, и вышел через минуту, запрокинув голову.
        — Вообще-то я не жалую наркотики, кроме травы, конечно,  — пояснил мне Харди, не понижая голоса.
        — Мне пора,  — сказал я, поднимаясь.
        — Ладно,  — согласился он.
        Мы вышли из туалета, прошли танцзал и поднялись по лестнице. За нами с грохотом опустилась решетка. На свежем воздухе я почувствовал себя нормально. Мы сели в машину.
        — Может, покатаемся,  — спросил Харди, по его виду было ясно, что он не хочет расставаться немедленно.
        — Да,  — ответил я и началась бесконечная езда по городу. Мне смертельно хотелось спать. Я боролся с собой, пока это было возможно, но затем все же уснул. Я проснулся от внезапной остановки, обнаружив, что Крис тоже спит, привалившись ко мне и положив мне голову на плечо. Бобби пристально смотрел на меня в зеркало. Было уже семь утра.
        Я аккуратно потряс Харди за руку.
        Он открыл глаза и улыбнулся.
        — Приехали?  — произнес он с детским восторгом. Я посмотрел в окно, мы подъехали к остановке такси. Я вспомнил, что попросил высадить меня в городе, я хотел взять машину и доехать до дома без провожатых.
        Харди глубоко вздохнул и спросил:
        — Когда мы увидимся?
        — Как мне позвонить, чтобы попасть прямо на тебя без посредников?  — спросил я.
        — Есть один телефон, он только мой, запомнишь?  — он назвал мне номер, по которому мне следовало звонить.
        Я медленно побрел к остановке такси. Лимузин Харди продолжал стоять на месте. Прошло около пятнадцати минут, и наконец машина появилась. Я сел, оглянувшись назад. Харди до сих пор не уехал.

3 мая 2001

        Я получил ответ от моего хакера, он меня не на шутку встревожил. Я даже переписал его на всякий случай в этот дневник. «До Торна пока не добрался. Есть адрес корпорации, принимавшей участие в создании Пылающей комнаты. Их офис находится в Америке. Я скоро взломаю код и стану их сотрудником». Энтузиазм этого фанатика производил плачевное впечатление. Я ему отдал триста долларов, а пользы никакой не было. Впрочем, я готов был отдать и еще тысячу, лишь бы он нашел, то, что искал.

15 мая 2001

        Мы встретились с Виолой. Я повел ее в кафе, о котором она мне говорила, что мечтает там поесть пиццу. Пицца, как выяснилось, была очень вкусной. Я радовался, видя, как она с аппетитом поглощает кусок за куском. И, наконец, я достал перстень и положил его перед ней на стол.
        — Это мне — воскликнула она в полном восторге,  — какой красивый. Это, правда, перстень Криса. Это он его тебе дал?
        — Да, собственноручно,  — подтвердил я.
        — А можно мне с ним тоже познакомиться?
        — Когда-нибудь, я думаю, это станет возможным.
        Виола немедленно надела перстень на указательный палец левой руки.
        — А что это за камень?  — спросила она, восхищенно наблюдая, как переливаются кроваво красные отсветы.
        — Это гранат. Камень человечества и камень посвященных. Надевая его, следует сказать «Я есть».
        — А что значит «я есть»?
        — Это значит, что нет небытия, ты есть и ты — это ты.
        Я видел, что такое объяснение смутило Виолу.
        — Я хотела рассказать тебе, что у нас в школе случилось.
        — Что-нибудь серьезное,  — я приготовился выслушать какую-нибудь обыденную подростковую историю.
        — У нас один парень на прошлой неделе умер. От внутреннего кровоизлияния. Я его знала, его Кен звали, он даже за мной ухаживал, но он был такой странный, даже сумасшедший, его ничего, кроме компьютера, не интересовало. Он из старших классов. Говорят, когда его в больницу привезли, он все о каком-то коде в игре говорил. «Я вошел, я вошел» повторял, как ненормальный. Ему операцию хотели делать, но не успели, он очень быстро умер.
        У меня дыхание перехватило. Я взмолился к Виоле вспомнить еще что-нибудь из этой истории.
        — Ну, хотя бы что за игра, он ее не называл?
        — Да я-то откуда знаю, я же там не была. Какая-то комната, я еще подумала, что это на что-то похоже, погоди.
        Он задумалась, прижав кулачок ко лбу.
        — Ну да точно, это я про альбом «Ацтеков» слышала, и игра тоже так называлась — Chambre Ardente.
        Я зашел в Интернет-кафе, простившись с Виолой. В своем ящике я обнаружил предсмертную записку несчастного хакера. «Нашел телефон Торна 237-908. Взломал код CA, жду от них ответа».
        Я вернулся домой совершенно разбитый, Генри лежал на диване и читал газету.
        — Тебе не нужны деньги?  — спросил он меня.
        — Нет,  — ответил я и сел на пол, привалившись к стене.
        — Мы совсем стали чужими друг другу,  — с некоторой горечью заметил он.  — Я раньше неправильно себя вел, Тэн, ты меня извини.
        — Это неважно,  — возразил я,  — что было, то было.
        — Я думаю, что скоро мы отсюда уедем, и наша дружба восстановится. Я жду хорошего гонорара, мы сможем купить дом не в этом захолустье, а где-нибудь на море. Ты будешь рисовать, ты ведь всегда хотел рисовать.
        — Ты сказал скоро, когда?  — попытался я уточнить дату.
        — Я думаю до конца этого года, я знаю, ты взял у меня из стола свои документы, еще давно, я и сам считаю, что ты правильно сделал. Только будь осторожен, они ведь поддельные.

        3

        Стэн увидел его как только вышел из магазина — подмышкой зажат альбом Дюрера, в руках две книги. Крис сидел на мотоцикле, припаркованном у тротуара и мечтательно смотрел в небо, на нем была неброская черная кожаная куртка, вытертая на сгибах, линялые джинсы и тяжелые армейские ботинки, волосы зачесаны в хвост, никто из прохожих не обращал на него внимания. «Наверное, его узнают только по красному костюму или еще каким-нибудь сценическим прикидам»,  — подумал Стэн. Он не секунды не сомневался, что Крис ждет именно его, и не знал, хочет он уклониться от этой встречи или нет. Музыкант пробуждал в нем какое-то весьма странное чувство. Это ощущение было почти мучительным — острое притяжение рядом с безумным желанием бежать хоть на край света, только бы больше никогда не видеть этого человека. Стэн остановился на секунду в замешательстве, граничившим почти со слабоумием, его просто раздирало напополам. Крис увидел его и помахал рукой.
        — Привет!  — воскликнул он радостно.  — Иди сюда!
        Стэн пошел. После позавчерашней пьянки в беседке и последовавшей за ней дискотеки, он плохо понимал, как нужно относиться к Крису и как Крис относиться к нему. Похоже то, что казалось самому Стэну унизительным проявлением слабости, для Криса было просто досадным недоразумением, которому он не собирался придавать большого значения.
        — Садись,  — скомандовал Крис. Он, видимо, имел ввиду свой мотоцикл. Стэн подошел, как загипнотизированный.
        — Привет,  — выдавил он и остался стоять. Рок-музыкант в недоумении нахмурил темные брови, потом еще раз повторил приглашение. Стэн двинулся с места, как будто его привязывала к тротуару многократно усилившаяся сила земного притяжения, и сел на мотоцикл сзади Харди, продолжая прижимать к себе книги.
        — Да что за черт,  — выругался Крис,  — ты что такой отмороженный? Давай сюда.
        Он забрал из рук Марлоу альбом и два увесистых тома и сунул их в большой карман на боку мотоцикла.  — Обними меня за талию,  — приказал он, очевидно решив, что если уж Стэн превратился в марионетку, то теперь надо им командовать. Стэн послушно выполнил распоряжение. Мотоцикл взвыл и рванул с места, и с этого момента Марлоу вдруг овладело како-то безмятежное спокойствие. Все было решено за него. Он ни в чем не виноват, механизм часов, по которым шла вселенная, стронулся, и стрелки соединились, все равно ничего перерешить было нельзя. Он прижался щекой к кожаной спине Криса, укрывая лицо от рвущегося на них ветра, и отключился от окружающей действительности. Ему казалось, что он может так ехать вечно, как и Крису, который гнал мотоцикл вперед и думал, что ведь именно это тот сон, который ему снился ночью, что он летит вперед, разрывая упругое сопротивление воздуха, а этот мальчишка, этот ассистент астролога, показавшийся ему куда большим колдуном, чем его дурацкий хозяин, летит с ним и он чувствует тепло его руки. «Я с ним пересплю,  — яростно подумал Крис, стиснув зубы,  — даже если об этом узнает
вся Европа, весь мир, он достанется мне, что бы это мне не стоило».
        Стэн очнулся от своего блаженного полуобморока, когда мотоцикл затормозил. Они стояли посередине идеально круглой бетонной площадки а по левую руку от них высилось странное сооружение, напоминающее огромный средневековый замок, только сделанный из стекла и бетона и уже изрядно разрушившийся. Крис слез с мотоцикла и помог сойти Стэну, у которого с непривычки затекли ноги.
        — Ого,  — сказал Стэн, потирая щеку, на которой рубцом отпечатался шов от куртки Харди.  — Что это такое, Крис?
        Крис, казалось, обрадовался от того, что его приятель очнулся и представившейся возможности дать разъяснения.
        — Это Замок Ангелов.  — сказал он, прислоняясь к зафиксированному в наклонном положении мотоциклу и закуривая.  — ты что, никогда не слышал о нем?
        — Нет,  — ответил Стэн, продолжая разглядывать неуклюжее, громоздкое, но все же упрямо возносящееся в небо тело Замка.  — я не из этого города, ты забыл.
        — Да нет, я не забыл, просто это одна из достопримечательностей туристского набора.
        — Меня не возили на экскурсии,  — отрезал Стэн. Крис кивнул, как будто ничего удивительного в этом резком тоне не было. Он протянул Марлоу пачку сигарет, и Стэн с неожиданной жалостью и стыдом подумал, что не один он страдал так сильно, Крису тоже досталось и, скорее всего, подобный тон для него совершенно привычен, несмотря на повадку человека, уверенного в своем праве распоряжаться всеми и вся.
        — Так вот,  — продолжал Крис, давая Стэну прикурить и прикуривая сам.  — Его построил лет пятнадцать назад один придурок, миллиардер. Его звали Мел Конрад.  — Крис глубоко затянулся и его зеленоватые глаза прищурились то ли насмешливо, то ли блаженно.  — о нем много чего говорили. Я специально читал, ну, статьи старые, журналы, понимаешь, да?  — Стэн удивленно приподнял одну бровь, он и представить себе не мог, что Крис мог что-нибудь специально читать.  — Болтали, что он колдун, что он играет на бирже при помощи колдовства, что он убил свою сестру, что он гомосексуалист и все такое. У него был помощник, Гордон Хауэр, так вот, говорили, что они вместе приносят человеческие жертвы. Не знаю, правда или нет. И вот он стал строить этот Замок.  — Крис кивнул на величественное сооружение, которое все осыпалось и поросло травой, кое-где на уступах даже приютились маленькие кудрявые деревца.  — Ты не поверишь, он его за год отгрохал. А вот достроить не успел. Исчез вместе с помощником. Ну, и все осталось как было. Наследников нет. Никому эта громада не нужна, да и сам знаешь, если человек пропал, а тела
нет, надо еще ждать три года, прежде чем все пустить с молотка. Да и кто купит эту махину.  — Крис помолчал, потом аккуратно затоптал сигарету и сказал,  — Я хотел купить. Сам не знаю почему. Но у меня бабок не хватит его доделать.
        Стэн усмехнулся. Крис сказал это с таким явным сожалением, что стало ясно — Замок Ангелов давно ему покоя не дает.
        — Ладно,  — Крис снял с мотоцикла небольшую сумку через плечо и, прищурившись, воззрился на замок, словно собирался его штурмовать.  — Пошли.
        Стэн плохо понимал, куда его тащат, но и его заворожила идея взобраться на это чудовищное сооружение. Это было похоже на мечту его детства — прыгнуть на баржу с песком, пока она плывет под мост, он свято верил, что сможет это сделать, хотя и понимал разумом, что сломает себе все, что можно.
        Они поднялись по огромной лестнице и оказались в холле, превышавшем размером Большой Концертной Зал Городской Оперы. Посреди холла находился бассейн, к удивлению Стэна, не пустой, а заполненный черной неподвижной водой. Ему захотелось подойти и посмотреть в эту воду, он сделал шаг по направлению к черной матовой глади, но Крис неожиданно обнял его за плечи и резко притянул к себе.
        — Не надо,  — прошептал он то ли в шутку, то ли всерьез,  — мало ли кто там завелся, дом колдуна все-таки.
        Стэна пробрал озноб от этих слов. Они пошли дальше по расходящимся коридорам и наконец увидели полуразвалившуюся лестницу. Лезть пришлось довольно долго, в одном месте ступенек не было вовсе, но Крис подтянулся, влез, потом протянул Стэну руку.
        — Нет,  — запротестовал было тот,  — не надо, Крис, слезай, мы дальше не пройдем. Я не могу.
        Но музыкант, не взирая на все его протесты, схватил Стэна за предплечья и неожиданно сильным и быстрым движением втащил его наверх. Секунду они стояли друг напротив друга, Стэну показалось, что он разглядел в зеленовато-коричневых глазах своего провожатого странное отчаяние, но тут же отвел взгляд, а Крис думал: «Вот тупица, неужели он не понимает, как я сильно хочу этого? Неужели он не хочет меня? Не может быть, этого просто не должно быть».
        Они прошли еще несколько пролетов, и Крис вывел Стэна на площадку, окруженную низким бордюром. С нее отлично просматривался и город, и предместья, а небо было совсем не городским, оно было везде, куда не бросишь взгляд, и пухлые белые облака были так близко, что можно было дотронуться пальцами.
        Крис бросил куртку на камни.
        — Садись,  — предложил он и принялся потрошить сумку. Стэн уселся и с тоской ждал появления очередной бутылки. Но к его удивлению, Крис просто достал из сумки пару сандвичей и две банки с соком. Развернул один бутерброд и тут же впился в него острыми белыми зубами, второй перекинул Стэну.
        — Извини,  — сказал он с набитым ртом,  — Я все время хочу есть.
        «Не удивительно,  — подумал Стэн, откусывая от своего, он почувствовал, что тоже проголодался,  — Так носиться по сцене, странно, что он вообще не жрет двадцать четыре часа в сутки, чтобы восполнить нервную энергию».
        Крис проглотил еду в мгновение ока, запил соком и сказал:
        — Я сюда никого не водил. Только Джимми.  — и посмотрел на Стэна, словно ожидая, какая последует реакция. Стэн невозмутимо кивнул, слизнул с губ майонез и принялся ждать продолжения.  — Он был ужасно смешной, когда мы познакомились. Он в музыкальной школе играл на скрипке, а на гитаре научился сам. Тайком от родителей. Ему мамаша все запрещала. А когда меня увидела, так чуть коньки не отбросила,  — Крис негромко рассмеялся хрипловатым смешком.  — Знаешь, такая тетка, размером с подсвечник и всех в кулаке держала. И Джимми, и мужика своего.  — Крис опять усмехнулся, весело глядя на Стэна,  — только куда ей со мной тягаться.
        — Отбил?  — весело спросил Стэн, ему отчего-то стало смешно глядеть на блестящие глаза Харди и его наморщенный нос.
        — А то, я вообще сперва думал, что он гомик и в меня втрескался. Так он за мной таскался.
        Стэн рассмеялся и подумал «Интересно, зачем он мне это говорит, он что, думает, что я тоже в него влюблен?» От этой мысли ему почему-то стало неприятно, как будто он лгал себе, но разбираться не стал, просто поднялся с места и подошел к парапету. Ветер свистел у уха, и Стэн моментально продрог, хотя вокруг был жаркий день, но он продолжал упорно стоять, положив кончики пальцев на выветрившийся камень. Он смотрел на город, ставший для него сейчас местом непреходящего страха, и думал, что сегодня, пожалуй, первый день после ареста Томаса, когда он чувствует себя почти спокойным. Почти счастливым. И что как странно, но Крис сейчас совершенно не раздражает его, напротив, их связывает странная близость, как будто этот пижон — единственный в городе человек, на которого он может положиться. Словно только когда они оставались наедине, проявлялась истинная суть их отношений, и тот, кто так страшно раздражал Стэна на людях, здесь становился просто другим человеком. Словно выходила наружу какая-то иная природа, заложенная в них изначально, природа, благодаря которой они были братьями, союзниками против всего
мира, несмотря на их вопиющее несходство.
        Крис встал рядом, и Стэн почувствовал, что на него накидывают куртку. Крис неожиданно крепко обнял его за плечи и прижал к себе. Они молчали, только слышно было легкое и неровное дыхание музыканта.
        «Он сейчас поцелует меня»,  — почему-то подумал Стэн и прикрыл глаза, о мысли об этом предполагаемом поцелуе у него голова пошла кругом. Но Крис только тихо сказал:
        — Странное место, правда?
        — Почему странное?  — машинально спросил Стэн.
        — Здесь все становиться таким, какое оно есть,  — резко ответил Крис и отстранился от него.
        Он отошел на полшага и вдруг позвал:
        — Тэн, пойди сюда.
        Стэнфорд подошел и увидел, что Крис, присев на корточки, чертит что-то в пыли.
        — Слушай,  — сказал он, подняв голову,  — может ты знаешь, что это?
        Стэн посмотрел. На земле был нарисован равнобедренный треугольник, перечеркнутый у вершины прямой.
        — Это?
        — Ага, что это?
        Стэн порылся в памяти.
        — Да, я знаю.  — он сел на корточки рядом с Харди.  — Это символ средневековых алхимиков, знак огня. Стихия огня.
        — Ясно.  — печально ответил Крис, судя по всему, кто такие алхимики, он все же знал.
        — А что?
        — Не знаю. Какой-то гад нарисовал это на моей машине.
        — Ну мало ли…  — пожал плечами Стэн.
        — Ты не понял.  — Крис посмотрел на него потемневшими то ли от страха, то ли от ярости глазами,  — На лимузине, он стоял в гараже, туда мышь не проберется. Фигня какая.
        Стэн не знал, что на это сказать.
        — Ладно,  — Крис обречено махнул узкой ладонью, словно прощая коварному Мирозданию все свои неприятности, включая изуродованную машину.  — Пошли.
        Они спустились вниз и сели на мотоцикл. Сидя сзади рок-певца, Стэн подумал, что он не станет писать об этой поездке в дневнике. Ни за что. Просто потому, что он боится, что кто-то сможет это прочитать.
        Крис загнал мотоцикл в гараж, находившийся на той улице, где он когда-то жил, вышел, тщательно запер за собой дверь и вытащил из кармана мобильник. Набрал номер и сказал:
        — Бобби, я вернулся. Приезжай.
        Он присел на корточки возле стены гаража, достал из кармана пачку «Бонда», закурил и закрыл глаза. Здесь он чувствовал себя, как дома. Здесь, если бы его узнали, несмотря на то, что он выглядел, как обычный парень из тех, кто в потрепанных кожаных куртках и армейских башмаках сидят по вечерам в местном баре, а в кармане у них нож или кастет, если бы и его узнали, то не стали бы подходить. Здесь уважали чужую личную жизнь и право на тайну. А все его старые друзья либо умерли, либо по тюрьмам, все изменилось так, как он и не ожидал. Но сейчас Крис Харди понимал, что бывают изменения и пострашнее. Он сполз по стене гаража и сел на землю, почти подтянув длинные ноги к подбородку. Его била дрожь, он весь горел, как при высокой температуре. Его лицо, обычно почти непроницаемое, с жесткой складкой у губ, сейчас выглядело измученным лицом больного ребенка. Он жадно затянулся, выпустил дым из ноздрей, и снова перед ним как на четкой кодаковской фотографии, хранившейся в глубине его сознания, встало лицо Стэна Марлоу, его серые неподвижные глаза с диким огнем, прячущимся в них, и маленький сжатый рот. Крис
не знал, что делать. Он никогда не попадал в такую ситуацию, он готов был целовать Стэну ноги, только бы добиться хоть одного ласкового слова. Он чувствовал себя отчаянно униженным, хотя бы одним наличием этого ужасного невзаимного чувства, от которого вся его жизнь превратилась в ад. Каждый вздох давался с трудом. Он даже не мог понять, что его так влечет к Стэну, но справиться с этим влечением он не мог.
        Крис сидел так, пока не приехал Бобби. Он выкурил за это время четыре сигареты, прикуривая их одну от одной, и пытался понять, что же он должен сделать, чтобы добиться хоть какой-то взаимности от Марлоу или забыть его, как страшный сон. Он перебрал в памяти всех женщин, которые окружали его на данный момент, прикидывая, какая из них поможет выплеснуть наконец это жуткое напряжение, от которого, казалось, все внутренности скручиваются в узел. Но сейчас при мысли о том, что он, который, не задумываясь, ложился в постель с любой, хоть чуть-чуть приглянувшейся ему девицей, должен будет прикасаться к кому-то еще, кроме Стэна, Крису стало дурно. Похоже, из этого кошмара не было никакого, даже временного выхода. «Напьюсь,  — подумал он отчаянно,  — поеду к Джимми и напьюсь. Я больше не могу». Но он отлично знал, что и это безотказное средство бесполезно. Он плохо пьянел, мог влить в себя очень много, а напиться до такого состояния, чтобы забыть о Стэнфорде Марлоу, означало допиться до смерти. Мальчишка вошел в сердце Криса Харди, как гвоздь, и эта рана кровоточила все сильнее. Вдобавок, спиртное только
усиливало то непрерывное сексуальное возбуждение, в котором он находился.
        Подъехал Бобби. Крис поднялся с земли и сел в машину на переднее сидение, где он ездил всегда, когда можно было не выпендриваться. Достал из бардачка фляжку с джином и приложился к ней.
        — По-моему, не стоит.  — тихо сказал Бобби, посмотрев на него искоса.
        — Пошел ты,  — ответил Крис, но фляжку убрал. Он сам себе в этом не признавался, но к своему шоферу он испытывал почти суеверное уважение.
        — Куда едем?  — осведомился Бобби, выезжая на проспект.
        — Вперед.  — ответил Крис.  — выезжай на шоссе и дуй за город.
        — На какое шоссе?
        — На любое.
        Некоторое время они ехали молча. Наконец Бобби спросил своего пассажира, который молча с бездумным отчаяньем смотрел в окно:
        — Что случилось, Крис?
        Крис прерывисто вздохнул. Он не собирался исповедываться перед кем бы то ни было, но ему так страстно хотелось говорить о Стэне, что он не мог молчать.
        — Тебе понравился этот парень, Марлоу?
        — Марлоу?  — в голосе Бобби Крису померещилась странная нотка удовольствия.  — Да, он ничего. Не похож на твоих обычных пижонов. И на Мерелин.
        Крис принужденно усмехнулся.
        — Ну знаешь, сравнивать его с моей женой. Он же не девка.
        Бобби на секунду оторвал взгляд от дороги, и в его взгляде обалдевший Крис увидел полное, очень доброжелательное и спокойное понимание ситуации. Он не мог вымолвить ни слова, ему почему-то стало страшно. Он смотрел на строгий профиль Бобби и ждал продолжения, от этого взгляда он чувствовал себя совершенно обнаженным, как будто все его желания, мотивы и побуждения были выставлены напоказ при дневном свете.
        — Ты сильно его хочешь?  — спокойно, даже буднично спросил Бобби.
        Тут Криса прорвало:
        — Да!  — выкрикнул он, ударив себя с размаху кулаком по колену, и тут же по дверце машины. Охнул от боли и поднес кулак ко рту. Он сильно ссадил руку, но почувствовал при этом какое-то облегчение, как будто физическая боль умерила душевную.
        — Да, провались он к чертовой матери, я скоро свихнусь, так хочу его. Дьявол, Бобби, что мне делать, может, сходить к психиатру?
        Бобби неслышно посмеялся, показывая, что оценил шутку. А Крис продолжал, его уже несло.
        — Понимаешь, Бобби, пока этот чертов мальчишка не встретился мне на пути, все было очень просто. Я брал, что хотел, ты же знаешь. А здесь я ничего не могу. Ничего. Я даже заговорить с ним об этом не могу. Я когда его вижу, я только могу нести какую-нибудь полную дрянь. Я все время думаю, что ему скучно со мной, а отпустить его не могу. Понимаешь, когда мы встречаемся, я целый день готовлюсь к тому, как его увижу, думаю, что скажу ему что-то такое, что он сразу меня увидит, что он все поймет, а когда встречаюсь, получается какой-то полный бред.  — Крис махнул рукой.  — Я просто схожу от этого с ума. Он же презирает меня. Знаешь, мне как-то Джимми сказал про одного мужика, который нас раскручивал, что он нас презирает, но слишком интеллигентный, чтобы это показать. Вот он тоже. Ну что он дерет нос, скажи мне?
        Бобби улыбнулся недоверчиво, но промолчал.
        — Вот черт,  — беспомощно выругался Крис.  — Вот скажи, чем я ему плох? Что со мной не так? Книжек я его не читал? И хрен с ними. Чем этот астролог лучше меня? Он же сволочь. Я не понимаю. Если бы он еще был ну… нормальный. Ну, девушка, там, или жена, я бы все понял. Без вопросов. Но он же педик, это видно, он явно предпочитает мужиков. Скажи, Бобби, или я не прав?
        — Ты прав.  — коротко ответил Бобби.
        — Вот то-то. Он любит его, что ли? Нет, этого быть не может.  — ответил сам себе Крис.  — Я бы сказал, что он его терпеть не может. Что тогда? Кто ему нужен? Профессор? Что мне делать, Бобби? Я не знаю, как ему понравится. Я просто хочу, чтобы он увидел, что я совсем не такой. Что я не козел. Черт, я не понимаю, почему этому астрологу можно его трахать, а мне нельзя?
        На этот уже совсем мальчишеский выпад Бобби только поднял одну бровь.
        — Бобби, скажи, вот ты ведь все видел, как он ко мне относится, а?
        — Я не думаю, что он считает тебя козлом.  — секунду помолчав, ответил Бобби.  — Просто он из другого мира, что ли.
        — Вот-вот.  — Крис потер лоб — И мне в этот мир не попасть, рожей не вышел. Я ведь и вправду просто кретин. И все думаю, что если у меня деньги и все девки в этом городе мечтают под меня лечь, то я, типа, круче всех.
        Бобби как-то подозрительно хрюкнул, Крис тут же воззрился на него с негодованием, он не хотел, чтобы его самоуничижительный спич подвергался осмеянию.
        — Ты не смейся. Все правильно. Просто он брезгует мной, что ли. А я… Бобби, я скоро свихнусь. Я вообще ни о чем, кроме него, думать не могу. Со мной никогда в жизни такого не было. Может, мне ему денег предложить?
        — Не стоит.  — твердо ответил шофер.
        — Нет, ну я понимаю, была бы баба. Заехал бы я на женщине. Знаешь, мне с Мерелин тоже казалось, что я влюбился. И с Эмбер. Все как надо. Но чтобы я так съехал на парне… Я просто поверить в это не могу.
        Бобби пожал плечами. Крис тяжело вздохнул и закурил. Ему немного полегчало после этого страстного монолога.
        — Ладно,  — сказал он — валяй в «Клетку», выпью, потанцую, может, бабу сниму.
        Внезапно Бобби посмотрел на него пристально и жестко.
        — Нет,  — сказал он.  — ты это брось. Ты совсем рехнешься. Подожди. Может, все переменится.
        — Почему ты так думаешь?  — Крис жадно смотрел на Бобби, как будто он мог принести ему Стэна на блюдечке.
        — А ты подумай сам. Ты говоришь, что ему скучно с тобой. Но он продолжает приходить. Если ты думаешь, а здесь, я уверен, что ты прав, что ему плевать на твои деньги и славу, то зачем он ходит? Может, он вовсе и не так плохо относится к тебе, как ты думаешь.
        — Ты правду говоришь?  — пролепетал Крис, у которого даже пот на висках выступил от возбуждения.
        — Я говорю, сам подумай. Стал бы он с тобой таскаться, если бы ты ему не нравился.
        — А почему он тогда ничего не говорит мне? Он, что, не видит, что я по нему с ума схожу?
        — Может и не видит.  — пожал плечами Бобби.
        Крис отвернулся и, глядя в окно, переваривал информацию.
        — Ладно,  — сказал он,  — давай к Джимми. Может, удастся поработать, а то он меня скоро сожрет. Я ведь вообще ничего делать не могу.
        Бобби улыбнулся и начал разворачивать машину.
        Ночью Крис Харди встал и, как был голый, подошел к огромному панорамному окну в спальне. Он измучился от невозможности заснуть, простыни казались ему слишком горячими от его пылающего тела, он задыхался. Сегодня он действительно поехал к Джимми, гитарист очень обрадовался и Крис, сделав над собой титаническое усилие, смог выдавить из себя какую-то имитацию деятельности. Впрочем, Джимми было достаточно и этого. Потом они поехали в «Клетку», выпили, потанцевали, Джимми снял прелестную белокурую девушку с карими глазами и черными, как сажа, ресницами. А Крис так и не смог заставить себя последовать его примеру. Теперь он жалел об этом. Он стоял и смотрел на огромный сверкающий город, расстилавшийся у его ног. Он уже покорил его, но теперь это казалось совсем не важным. Где-то в этом городе был Стэнфорд Марлоу. Он спал, читал или занимался любовью, но что бы он не делал, он делал это без Криса. И Крис не знал, на что сейчас смотрят его светлые колдовские глаза, чего касаются тонкие пальцы, он был непричастен к его жизни, он никак не участвовал в ней, и осознание этого резало Криса, как нож.
        Крис стоял у окна, бездумно глядя на россыпь красных, золотых огней, его губы шевелились, он твердил про себя имя Стэна, называл его какими-то неловкими ласковыми словами, представлял себе, что он сможет коснуться его, поцеловать, прижать к себе, от этого у него голова начинала идти кругом, ноги слабели, и наконец, уже не выдерживая этого жуткого огня во всем теле, он опустился на колени и мастурбировал, пока оргазм не взорвал его тело изнутри, как бомба. Крис прислонился лбом к стеклу, по его щекам, впервые с пятилетнего возраста, покатились теплые ручейки слез. Он плакал беззвучно, плечи его тряслись, отчаяние было таким глубоким, что он готов был умереть. Но слезы кончились, он оттер рукой лицо и пошел в постель. Измученный до предела, он заснул сразу, но отчаяние преследовало его и во сне.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

20 мая 2001

        Крис ждал, как обычно, у обсерватории. После нашей последней встречи я с трудом убедил себя, что все идет, как надо и ничего особенного не происходит. Я просто выбросил из памяти досадный инцидент в клубном туалете и успокоился. Когда я сел рядом с ним на заднее сидение, я вновь со всей отчетливостью ощутил, что случись в тот раз даже что-нибудь более неприятное и неожиданное, я бы все равно не отказался от встречи с Харди. Я сам себе не мог объяснить, что именно вынуждает меня продолжать делать то, что я делаю, точнее, я не хотел себе этого объяснять, как человек, стоя на краю пропасти, не хочет опустить глаза.
        — Я, знаешь, что подумал, ты ведь художник,  — заговорил он, когда мы проехали несколько минут в полном молчании,  — ну, я тебе покажу такое место, квартира-музей, это посмотреть стоит.
        — А чей?  — поинтересовался я.
        — Моего друга, Люка, у него кличка «непризнанный гений». Но он не дурак, так, кризанутый слегка.
        — Ты хочешь, чтобы я с ним познакомился?  — спросил я, не особенно вдохновляясь перспективой общения с непризнанным гением.
        — Да, нет, он сейчас в Алжире, на фестивале альтернативщиков, он фильм сделал, я его не видел, но он уверял, что это то, что надо.
        — Он художник или режиссер?
        — Ни то, ни се, он за все хватается, я ему говорил, что надо что-то выбрать, а то так и будешь в дерьме сидеть. Но он уперся, ни с места.
        Мы проехали центр и свернули на набережную. Смеркалось, и шел дождь. Разводы фонарей на реке колыхались желто-оранжевыми зигзагами. Крис попросил Бобби тормознуть и выпустить нас. Дальше мы пошли пешком, у меня зонта не было, а Крис, похоже, просто не помнил о существовании такого предмета. Шли мы довольно быстро, потом свернули за угол, улица сияла и переливалась огнями, мы двигались прямо по направлению к высокому, напоминавшему небоскреб дому, казалось, состоявшему целиком из стекла. Четырнадцатый этаж с одной единственной дверью, почему-то железной. Крис достал из кармана куртки ключи, поковырял в замке, а затем попросил меня подержать повернутую против часовой стрелки ручку. Вероятно, именно так выглядят взломщики, покушающиеся на собственность добропорядочных граждан. Наконец дверь была побеждена, и мы оказались в весьма необычного вида помещении. Это было огромное пространство, беспорядочно разделенное скошенными арками. Создавалось впечатление хаотического лабиринта. Мы бродили по нему и я, как зачарованный, смотрел на картины и фотографии, на странные скульптуры-артефакты, порожденные
жутким больным воображением, на стены расписанные в духе сюрреализма, пока наконец не вышли из него и не остановились перед дверью, по видимости, ведшей в ванную комнату. Направо от нее находилось некое подобие гостиной с расставленными, как попало, оттоманками. В гостиной настенной росписи не было, все было закрашено черным, но было там нечто, что поражало больше, чем все, увиденное ранее. Огромных размеров картина, обнаженная женщина с лемуром на руках, которого она как ребенка прижимала к груди. Я встал перед ней, как вкопанный, можно было говорить все, что угодно об изъянах техники, но отказать ее автору в настоящем таланте было нельзя.
        — Это Ив,  — сказал Харди, заметив мое восхищение,  — жена Люка, бывшая, они развелись, он сказал, что это была стопроцентная ошибка, но живут они вместе, конечно, когда не в разъездах. Мне она нравилась, мы поначалу даже ее на прослушивание всех новинок приглашали, она нам много ценного посоветовала.
        — Она действительно такая?  — спросил я взглянув на Криса.
        — Да, даже слишком такая, как всегда,  — сказал он и вдруг замер.
        Из ванной донесся шум льющейся воды.
        — Что за черт,  — прошептал он и тихо подойдя к двери дернул за ручку, она была заперта и заперта явно изнутри. Крис посмотрел на меня и усмехнулся. Затем постучал и крикнул «Это ты, Ив?».
        За дверью наступила пугающая тишина, воду прикрыли. Я почувствовал себя ужасно неловко. Я приехал в чужую квартиру с человеком, который и сам являлся всего лишь другом хозяина, и в результате застал кого-то в ванной.
        Внезапно дверь открылась и из ванной выглянула красивая девица с каштановыми волосами, в ярко зеленом полотенце, обернутом вокруг тела, она стояла босиком и с недоумением переводила взгляд с меня на Криса.
        — Ты что тут делаешь?  — спросил Харди,  — ты подружка Люка?
        — Нет…  — так же недоумевая протянула девица,  — я его жены подруга, а вы кто?
        — А я его друг,  — сказал Харди, как ни в чем не бывало,  — Крис, а это Стэн.
        — Я тебя где-то видела,  — сказала девушка, подозрительно разглядывая моего приятеля.  — Ты в кино снимаешься?
        — Да,  — без зазрения совести подтвердил Крис,  — я обычно в боевиках играю, но тут мне Люк предложил в альтернативе попробоваться.
        — А…  — отозвалась незнакомка,  — а меня Ева зовут, я ему позировала для его «Праздника», но мне кажется плохо получилось.
        — А я думаю, отлично,  — продолжал Харди, меня поражала его наглость, то, как он врал и как он беззастенчиво глазел на эту Еву, которая, видимо, тоже особого дискомфорта не испытывала.
        — Ты, правда, так думаешь?  — спросила девица с такой горячностью, как будто в лице Харди обрела предельно компетентного эксперта.
        — Конечно, а ты здесь как оказалась?
        — Мне Ив ключи дала, я сюда кое с кем приходила,  — не смущаясь наглым вопросом Криса, ответила Ева.  — Я сейчас ухожу, у меня работа.
        — Ну, давай,  — сказал Харди и, подмигнув мне, пошел в гостиную. Я последовал за ним, а девица вернулась в ванную. Мы сели на разные оттоманки, Крис достал сигарету и закурил. Ева простучала каблуками по коридору лабиринта и через несколько минут вернулась назад, и заглянула в гостиную. Она была уже одета и причесана, с сумкой на плече.
        — Пока,  — она помахала рукой Крису и улыбнулась мне, а затем исчезла.
        — Прикольная девка,  — заметил Крис, садясь на пол.
        — Неудобно получилось,  — добавил я.
        — Да, брось, у них тут еще не такое бывало,  — успокоил меня Крис.  — Хочешь, я тебе его фильм покажу, старый, еще пятилетней давности, мы тогда только познакомились, но мне кажется, очень ничего.
        — Давай,  — я не знал, хочется ли мне на самом деле смотреть фильм, до тех пор, пока он не поставил кассету и я не начал смотреть. Фильм был диковатый, назывался «Убийство». Мне не так уж много доводилось видеть фильмов альтернативного направления, чтобы я мог сразу же развернуть всю спираль отсылок, скрытых и явных и расшифровать смысл происходящего, но «Убийство» произвело на меня неизгладимое впечатление. Фильм был короткометражный, всего полчаса, когда он закончился, Крис повернулся ко мне и спросил:
        — Как тебе?
        — Мне нравится,  — признался я.
        Он подошел ко мне и с интересом посмотрел на меня. Он стоял надо мной, а я сидел и молчал. Я заметил, как он сжал левую руку в кулак, он явно не мог решить, что ему делать.
        — Пойдем наверх,  — предложил он, наконец,  — там мастерская, бардак, но лучше чем тут.
        Мы поднялись по лестнице и оказались в мастерской, заваленной, забитой до отказа разнообразным хламом, холстами, какими-то странными приспособлениями, Полуразломанными скульптурами, посередине стоял стол, огромный и тоже низкий, как и все в этом доме, Крис уселся на него с ногами, я присоединился к нему. За окном без штор и жалюзи было уже совсем темно, Крис, войдя включил какой-то необычный осветительный прибор, вроде китайского фонаря, дававший совсем мало света.
        — Ты давно занимаешься этим своим делом?  — спросил Крис,  — рисуешь давно?
        — Давно, лет двенадцать,  — пояснил я.  — А ты поешь давно?
        — Я и не помню, когда начал, вроде лет пятнадцать назад, я вначале все на гитаре играть хотел, а потом плюнул, не получалось.
        — Ты не играешь сейчас?
        — Какой там, это дело Джимми, мое — голос, но…  — он вдруг взглянул куда-то за мое плечо и вскочил со стола,  — я попробовать могу.
        Через секунду он снова уселся на стол с гитарой в руках.
        — Это я притащил, Люк ее тут держит, не выбросил.
        Крис проверил исправность инструмента, видно, она оставляла желать лучшего, поскольку он страдальчески скривил рот.
        — Я тебе спою одну вещь, мне ее Джимми открыл, он тогда был влюблен в одну свою подружку, сильно втрескался, ничего не соображал, она ему все казалась какой-то там необыкновенной, а в результате он узнал, что она со всеми спит, кроме него, вот тогда он чуть не спятил. Пришлось его напоить как следует. Ну, черт с ней, а вот песня хорошая, я бы такую не написал. Но мне нравится.
        Лицо Криса приняло необычно сосредоточенное выражение и он запел, тихо аккомпанируя себе на дышащей на ладан гитаре. Это не было похоже ни на что, ни на его привычную изломанную манеру исполнения, ни на перепады голоса, создающие эффект близящегося взрыва, ни на сложные ритмические построения, которыми злоупотребляли «Ацтеки» в последнем альбоме, ничего. Мелодия не конфликтовала ни с чем. Это была чистая мелодия, и голос без надрыва и взлетов, печальная, но не занудная песня с какими-то странными словами. В ней рассказывалось о том, как чье-то тело заворачивают в шелк сначала черный, затем алый, затем белый, Крис пел и в полумраке окружавшем нас, смотрел на меня с неописуемо быстро менявшимся взглядом, то вопрошающим, то отсутствующим, мне в память врезались только слова припева: «Моя плоть никогда не разложиться под лучами жестокого солнца, потому что ее защищает влажный шелк твоей вечной любви». В конце песни становилось понятно, что слова эти обращены умершим к его возлюбленной. Все это показалось мне до непривычности, если иметь ввиду репертуар группы, романтичным. И я спросил, что это
стукнуло в голову одному из «Ацтеков» написать такую в сущности попсовую мелодию.
        Крис пожал плечами и отложил гитару в сторону, его глаза блестели и были устремлены прямо на меня.
        — Втрескался по уши и написал, небось, знаешь, как бывает,  — он произнес это совсем тихо.
        — Я обычно рисовал до бесконечности одно и то же лицо,  — так же тихо ответил я.
        — А потом?  — голос Харди стал глухим, как будто еще более низким.
        — Потом ничего, обычно ничего не получалось, я так и бросал эскизы,  — не без досады сознался я в том, что обычно эмоции идут вразрез с моими творческими возможностями.
        — А у меня нет,  — продолжал он почти переходя на громкий шепот,  — я ничего не бросаю. Я упрям.
        — Ну и зря,  — возразил я,  — что толку об стену головой биться?
        — Я всегда бьюсь, я пробью любую стену,  — в его голосе появились угрожающие ноты, меня это затягивало в воронку бессмысленного спора.
        Я молчал, прислушиваясь к едва различимому шуму дождя за окном. Крис опустил гитару на пол и придвинулся ко мне совсем близко, но вместо того, чтобы отстраниться, как то обычно бывает, когда человек нарушает невидимую границу безопасности между тобой и миром, я даже не пошевелился. Я видел, как пульсирует кровь под кожей у него на шее. И я прекрасно понял в ту минуту, что он с неимоверным усилием удерживал себя ото всего, что могло последовать дальше, неизбежно, как сходящая с гор лавина, как молния, дающая разряд сразу же после столкновения полей напряжения.
        — Мне пора,  — произнес я довольно беззаботно и сделал попытку спрыгнуть со стола, но Крис удержал меня.
        — Нет,  — сказал он настолько повелительным тоном, что мне показалось — это уже слишком.
        — Я должен идти,  — ответил я резко и холодно, чтобы не сказать, зло,  — Довольно.
        Я отстранил его руку и встал со стола. Крис продолжал сидеть, словно оцепенев. И вдруг он усмехнулся и ответил:
        — Что, понравилось нытье Джимми?
        — Вполне — ответил я,  — влажный шелк вечной любви, это эффектно придумано. А как она называется?
        — Так и называется «Шелк»,  — ответил Харди и встал со стола,  — Пошли.

28 мая 2001

        Я совершил ошибку, наверное, самую скверную в своей жизни. И теперь не знаю, жалею ли о ней или готов повторить ее, если бы мне представилась возможность вернуть все назад. Но мне хотелось этого, я уверял себя, что это не так, а все было именно так, еще в Замке все было очевидно. Нет, гораздо раньше, когда дал мне кольцо, когда он смотрел на меня во время сеанса. Почему же мне до последнего момента казалось — все что угодно, только не это, этого допустить нельзя. Если я действительно погубил все дело, то пусть так и будет, не так уж велика плата за ту ночь с ним.
        Я имел глупость назначить Харди встречу в центральном книжном магазине. Только просил его не подъезжать на лимузине и не одеваться в красное. Он оделся весьма пристойно, но явно не для похода по книжному магазину, мы поднялись на второй этаж, и я стал просматривать со свойственной мне занудной методичностью новые издания, среди них были и великолепные альбомы и стоившие немало переводы отцов церкви, Крис следил за мной в полном недоумении.
        — Ты что так любишь читать?
        — А ты нет?  — я задал ему встречный вопрос, пытаясь понять, какую первичную реакцию он у него вызовет.
        — Это же бесполезная трата времени, кто-то пишет, а ты читаешь, а жить когда?  — дикарская резонность этого ответа меня сразила.
        Я расхохотался и сказал ему:
        — Если хочешь сядь внизу, в зале ожиданий.
        — Нет,  — возразил он не без раздражения,  — я лучше куплю тебе их все, все, какие тебе нравятся, и поедем отсюда быстрее.
        Такой поворот дела был для меня полной неожиданность.
        — Но это невозможно, мне некуда их будет отвезти, я понимаю, что ты способен скупить весь этот магазин.
        — Я тебе сниму квартиру. Сейчас позвоню Марте.
        Он достал телефон и набрал номер. Видимо, трубку долго не брали.
        — Найди мне квартиру, договорись, не очень далеко от центра, лучше поближе к студии, нет не на день, на несколько месяцев, все оплати вперед. Я хочу, чтобы все было готово к шести часам. Я знаю, расходы меня не волнуют.
        — Ну вот,  — произнес он с удовлетворением,  — бери все, что хочешь.
        Я выбрал три десятка книг, почитая за глупость лишить себя возможности их приобрести, я прекрасно знал, что Крису этот жест благородства ничего не стоил, он наверняка имел обыкновение проделывать что-нибудь подобное по отношению к любому понравившемуся ему знакомому. Бобби погрузил все мои приобретения в машину, и мы поехали по адресу, сообщенному Мартой.
        — Почему ты ни с кем не хочешь знакомиться?  — с необоснованной претензией обратился ко мне Харди.  — Я ради этой встречи отложил репетицию, а ты не можешь пойти со мной на вечеринку.
        Мне было нечего ему возразить. Идея пойти с ним на вечеринку отдавала низкопробным дебошем. Мне он был отвратителен.
        Квартира была недешевой. Из тех хорошо отделанных квартир, которые позволяют себе снимать преуспевающие бизнесмены, директора фирм и концернов и то ненадолго.
        В большой комнате стояла чрезмерно дорогая мебель, но Криса это не смущало, он ничтоже сумнящеся развалился на кровати в ботинках. Начинало темнеть и я включил маленькую лампу из матового розового стекла над зеркалом.
        — А почему ты мне сразу не сказал, что это диск так будет называться?  — неожиданно спросил он,  — Пылающая комната, когда ты мне предсказывал.
        — Потому что это тебе так было угодно истолковать мое предсказание,  — ответил я и сел слева от него на край постели.
        — Ты был очень забавный в этом тряпье.
        — Я представляю, но и ты тоже в зеленой футболке.
        Он засмеялся.
        — А ты можешь сказать, сколько я буду жить?  — спросил он с наивностью, достойной Виолы, но не мужчины двадцати восьми лет от роду.
        — Понятия не имею.
        — Сколько тебе лет?
        — Двадцать три.
        Он погрузился в раздумья и затем произнес,
        — Ты кажешься старше.
        — А ты младше.
        Его явно задели мои слова. Мне вообще было непонятно, как это дитя джунглей выжило в мире шоу-бизнесса. Мне было его до слез жаль, как только я представлял себе, какую цену он заплатил за то, чтобы лежать в ботинках на этой кровати.
        — Что ты читал там так долго?  — спросил он не без пренебрежения.
        — Это не интересно, наверное, не интересно,  — пояснил я.
        — Что это было?  — требовал Харди, чтобы я назвал неизвестного ему автора.
        — Это была поэма, одного поэта-испанца, я очень ценю ее, поэма о любви, о смерти.  — нехотя пояснил я, разыскивая среди сваленных на пол книг маленький сборник.
        — Прочитай мне ее,  — потребовал Крис с интересом капризного ребенка.
        Мне не очень хотелось читать вслух, но я все же открыл книжку и начал читать, дойдя до строк:

        Моя любовь как пленница была
        И в муках отдавалась и брала
        И боль свила гнездо в ее глубинах,
        Я с опаской посмотрел на моего слушателя.
        — Тебе интересно?  — осторожно спросил я.
        — Да,  — неожиданно ответил Харди,  — Давай дальше.
        Я продолжил чтение. Читать пришлось до конца. Он слушал молча, очень внимательно и лишь изредка по едва заметному движению его бровей или улыбке, я мог догадываться, что он вполне проникся красотой этого произведения. Я прочел последнюю строку и замолчал в ожидании комментариев.
        — А кто он был этот…?  — Крис пытался припомнить имя одного из героев.
        — Адриан?  — подсказал я,  — император Рима.
        — Нет,  — возразил Харди,  — другой тоже на «А»?
        — Антиной?  — переспросил я, и он кивнул,  — это был самый красивый юноша того времени, греческого происхождения, он утонул в Ниле, несчастный случай, Адриан страшно переживал эту трагедию.
        — А ты?  — вдруг спросил Харди, взяв меня за руку и с силой притянув к себе.
        — Что я?  — спросил я, не понимая смысла его вопроса.
        — Ты бы что делал на его месте?  — продолжал спрашивать Харди.
        — Я не знаю, поставил бы памятник,  — я невольно усмехнулся,  — так обычно и делалось, отпусти меня,  — я попытался освободиться и встать. Но он не дал мне этого сделать.
        — Куда спешишь?  — спросил он меня, глядя на меня с откровенной угрозой, и что-то жуткое полыхнуло в его глазах.
        Я молчал, потому что не знал, что отвечать.
        — Я хочу заниматься с тобой любовью,  — сказал он с абсолютно беспомощным выражением лица, странно контрастировавшим с его не терпящим возражений тоном. И внезапно почти гневно добавил,  — Почему это я тебя прошу, это ты должен просить.
        Я не мог не улыбнуться. Да, мне бы следовало его просить, потому что я ни за что не согласился бы с ним расстаться в тот вечер. Я протянул руку и выключил свет.
        Он ждал, что я начну раздеваться, но я продолжал сидеть рядом с ним.
        Тогда он сам сел на постели и стал довольно нервно стаскивать с меня рубашку, в результате чего отлетело несколько пуговиц.
        — Ты дрожишь, как девка,  — заметил он, не то чтобы недовольно, но явно волнуясь не меньше моего.  — Ты что, никогда не спал ни с кем?
        Я рассмеялся в ответ на его вопрос. Мне захотелось то ли позлить его, то ли, наоборот, завести, и я добавил.
        — Я вообще-то только с женщинами.
        — Да ну,  — возразил Крис с явным недоверием,  — по тебе этого не скажешь.
        От рубашки он мне помог избавиться, остальное снял я сам, Он разделся очень быстро, и, взглянув на него, когда мои глаза уже успели привыкнуть к темноте, я подумал, что он не просто хорош собой, он обладает чем-то что мне было совершенно недоступно — притягательностью, основанной на его способности доверять без всяких оснований любому своему желанию. В его ласках не было ничего такого, что всегда так отталкивающе действовало на меня в отношениях с Генри, не было ощущения неправомерности происходящего, чего-то, чего следует стыдиться, и что в моем представлении всегда было сопряжено с понятием «греха» не в смысле этики, а в смысле предательства собственного «Я». Это был дар партнерства в его абсолютном и нетронутом ложными оправданиями виде.
        — Ты начнешь?  — шепотом спросил он.
        — Пусть решает случай,  — тоже шепотом ответил я,  — дай мне монету.
        Он не воспринял это как каприз, а вместо этого встал и, подойдя к креслу, порылся в кармане куртки. И тут я подумал, что, скорее всего у него и наличности-то нет, если только он не носит с собой какую-нибудь сувенирную мелочь.
        — Держи,  — он протянул мне монету.
        — Орел,  — сказал я. И подбросил ее так, чтобы поймал ее Крис. Он разжал руку и поднес ее к моим глазам. Я выиграл. Выиграл право делать с ним все, что я захочу, и он не возражал вопреки моим ожиданиям. Мне хотелось иметь возможность целовать его, и я попросил его лечь на бок вполоборота ко мне. В его покорности было что-то женское, никак не вязавшееся с его крутым обликом на сцене.
        — Ну, давай,  — вне себя от возбуждения воскликнул он,  — вставляй, я не девственница.
        Это было в высшей степени странное замечание. Я всадил достаточно резко, так что он все же почувствовал себя девственницей, и, не издав не звука, дернулся в сторону, но меня охватило настолько дикое желание, что я с силой прижал его к себе, не давая ему освободиться.
        — Сожми его, сожми,  — прошептал я ему,  — ты же хочешь меня. Я не буду спешить, обещаю.
        Он расслабился, затем напрягся вновь, и я почувствовал непреодолимое желание сделать два-три движения и кончить, но это в мои ближайшие планы не входило. Я изогнулся и стал целовать его, в его широко раскрытых глазах был и восторг, и что-то похожее на тревогу. Наконец он расслабился, и все пошло, никогда еще сам по себе акт любви не доставлял мне такого удовольствия. Я провел рукой по его животу и, сжав его член, и постарался привести движения своего тела и руки в единый ритм, Крис запрокинул голову, его волосы падали мне на лицо. И снова в моем сознании всплыло это странное отдававшее чем-то дьявольским замечание о девственнице.
        — В меня, в меня,  — вскричал он, чувствуя по тому, как ускорялись мои движения, что конец близок.
        — Получи же,  — ответил я, отдавая ему вместе с этими словами последние силы.
        — Ну, ты даешь,  — с польстившей мне искренностью проговорил он, отодвинувшись при этом на некоторое расстояние,  — а по тебе и не подумаешь. Но очередь за тобой,  — напомнил он. Но то, что было самым чудовищным в ту ночь, еще ожидало меня впереди.
        — Твоя очередь,  — настаивал Крис, прижимая меня к себе все крепче. Меня вдруг охватил невыносимый страх, я с трудом боролся с желанием вырваться из его объятий, вскочить с постели, предотвратить что-то, название чему я дать не мог, но что внушало мне настоящий ужас.
        — Может быть, не стоит?  — тихо спросил я его.
        — Это еще почему? Все на равных.  — его голос звучал так, как будто он готов был убить меня при малейшей попытке отступиться.
        — Я не знаю, я устал,  — попробовал я возразить совершенно тщетно.
        — Сейчас отдохнешь,  — коротко ответил он и, не медля больше ни минуты, уложил меня лицом вниз.
        У меня промелькнула мысль о том, что он, возможно, вовсе не хочет меня, а собирается просто доказать мне, насколько он опытнее и сильнее. От этого подозрения у меня сжалось сердце. Но он не спешил. Перегнувшись через меня, он поднял брошенные на пол джинсы и что-то достал из кармана. Я следил за ним в темноте и изнемогал от страха и желания, последнее было настолько мучительным, что я готов был вытерпеть все что угодно. Я почувствовал, как он провел между моих раздвинутых ягодиц смазанными чем-то пальцами. Я не пошевелился, меня сковывало ожидание, напряженное настолько, что Крис не мог этого не почувствовать.
        Он лег на меня, прижимаясь грудью к моей спине, но вставлял он очень медленно, это меня поразило, поскольку я и представить себе не мог истинную степень его возбуждения.
        — А теперь можешь орать,  — сказал он грубо, но с такой страстью, что с обычной грубостью это не имело ничего общего. Он откинулся назад и, придерживая меня за бедра, начал вталкивать все глубже. Я сжал зубы и поклялся, что буду молчать, но каждое его движение разжигало все больший огонь внутри, это были и боль, и наслаждение, неотделимые друг от друга, и ужасное сознание своего тотального непрерывного унижения. Непривычные по остроте ощущения сводили меня с ума, но сопротивляться ему было невозможно, и он хорошо это знал. Он взял меня за плечи, приподнимая и продолжал пытку, становившуюся все более нестерпимой. Я начал кричать, чтобы он остановился, но он не обращал на это внимания, я хорошо знал, что захоти он, мог бы уже давно кончить, и это еще больше усиливало во мне сознание своей беспомощности. Мой рассудок обычно никогда прежде мне не отказывавший, словно покрыла темная пелена, это длилось несколько минут, и я подумал, что, скорее всего, потеряю сознание, и тогда началось то, что можно лишь условно назвать видением. Пелена разорвалась, треснула, и передо мной открылось огромное
безграничное пространство, синее, как ночное небо, я летел ему навстречу, летел сквозь него не в бездну, но вперед. Это был оргазм, но совсем иной, нежели привычный и легко возникающий даже при самой краткой мастурбации, похожий на смерть, за которой наступает, наконец, обещанное бессмертие.
        Я не мог понять, что произошло, мое сознание отказывалось принимать то, что невозможно было передать словами, невозможно вписать в круг знакомых человеческих ощущений. «Почему этого никогда не происходило раньше?» — подумал я, и мне безумно захотелось задать этот вопрос ему, тому, кто лежал рядом очень тихо, едва дыша и поглаживая меня по спине. Я собрался развернуться, чтобы взглянуть на него, поцеловать, найти ответ на все, что случилось, в его необыкновенных глазах. Я повернулся и тогда только почувствовал, что я, несмотря на свое смятение, все же продолжаю желать его все так же сильно.
        — Что ты сделал?  — задал я идиотский вопрос и, наклонившись к его лицу совсем близко, пытался разглядеть его черты как можно лучше, словно я боялся, что сейчас рядом со мной находиться совсем не тот человек, с которым я лег в постель полтора часа назад.
        — Я просто тебя трахнул так, как надо, по-настоящему,  — спокойно ответил он и, прикурив сигарету, протянул ее мне.
        Мы лежали в абсолютной темноте на огромной кровати и курили одну сигарету на двоих. Мне казалось, что нас несет вдаль течение темной реки без названия и возраста, реки смерти индейских преданий. Крис лежал, положив руку под голову, а другой прижимая меня к себе. Я сосредоточенно вдыхал запах его кожи, смешанный с горьким дымом сигареты.
        — У меня был друг, еще давно, он хромал, его не хотели брать, когда затевалось какое-нибудь дельце, а мне он нравился, я всегда настаивал, чтобы он шел с нами. Однажды мы с ним залезли на военную базу, за какими-то железками, и нас застукали, мы побежали, а за нами собаки, два здоровых пса, я добежал до колючей проволоки, а перелезть не мог, я и сейчас бы, наверное, не смог, но он мне говорит: «Не бойся, валяй, я их удержу». И правда, он повернулся у самой стены и руки вытянул вперед, а псы остановились, рычат, но не подходят, я все-таки перелез, а он все стоит, а к нам уже охранники бегут, я ему говорю: «Давай лезь, придурок», он тогда взял и перескочил через проволоку, но рукой зацепился, разодрал очень сильно. Мы смылись. Повезло просто. Но он потом умер, заразился чем-то, и потом мы все время со всяким дерьмом возились, странный был парень. Я его спрашивал, зачем он со мной связался, а он мне как-то сказал: «Это не я с тобой, а ты со мной».
        Я прислушивался к звуку его голоса, затаив дыхание, меня мучило ощущение, что сейчас я лежу рядом с каким-то другим Крисом Харди, не с тем, что ходит по земле при дневном свете и надменно смотрит на всех и вся, и он ближе мне, чем мое собственное «Я».
        — Расскажи о себе,  — попросил он робко, почти по-детски.
        Я приподнялся, опираясь на локте и почти вплотную приблизился его лицу. Он не открывал глаза, и я не почувствовал, я увидел, как можно видеть только в состоянии предельной одержимости это был мой огонь и мой Крис Харди в том страшном смысле, когда говорится «Господь мой», фраза всегда вызывавшая у меня ужас в отличие от респектабельного «Господь наш», при котором лично с меня снималась всякая ответственность. Что-то удерживало его от обычного стереотипа, или же его стереотип не был для него нормой. Я опустил голову ему на грудь.
        — Я не твой мальчик, Крис, и не хочу им быть.
        Он продолжал молчать.
        — И не я с тобой, а ты со мной. Ты ведь меня совсем не знаешь.  — добавил я.
        — Расскажи,  — повторил он шепотом свою просьбу.
        — Я нахожусь в розыске, по одному делу, мой бывший преподаватель втянул меня в одну историю. Я даже не знал, что делал, я был просто курьером, он меня подставил, но не сдал, я вовремя уехал. Генри меня подобрал на улице и скрывал все эти годы. Иначе я бы давно был за решеткой. Мои родители, видимо, думают, что меня уже и в живых-то нет, а я даже не могу им ничего сообщить. Теперь ты видишь, я плохой игрок и всегда проигрываю.
        — Мы хотим друг друга, разве этого не достаточно? Я тебя не выдам, я сам имел проблемы с полицией, оставайся со мной, со мной лучше, чем с этим паршивым астрологом,  — он крепко сомкнул руки на моей пояснице.
        Я молчал.
        — Я решил, что пересплю с тобой и забуду,  — продолжал он,  — я об этом еще тогда в первый раз подумал, я тебе и кольцо дал, чтобы ты пришел. Как в сказке, которую мне мать рассказывала.
        Меня не удивило его признание, я ожидал и худшего.
        — Когда я рассказал Бобби, он меня понял, даже сказал, что и сам бы не отказался, если бы не его работа. Я после Мерелин на женщин смотреть не могу, но от парней, которых мне Элис находила, мне всегда блевать хотелось. Она мне говорит, надо поддерживать имидж, а там вороти что хочешь, а я не понимаю, неужели, мой голос ничего не стоит без баб, записали же нас, когда никто и не слыхал о Крисе Харди, вот дерьмо,  — он продолжал свою тираду, а у меня появилось безмерное чувство собственной греховности, как будто я был повинен в инцесте.
        — Ты не уйдешь?  — в его неожиданном вопросе была и мольба, и угроза.
        — Бесполезно говорить об этом, я сам ничего не понимаю,  — ответил я,  — ничего.
        Было четыре часа утра, начинало светать. Крис спал крепко, сжимая меня в объятиях, и положив голову мне на плечо. А я лежал, за все время так и не сомкнув глаз, стараясь унять дрожь во всем теле. Я аккуратно переложил голову Криса на подушку и, разомкнув его руки, поднялся с постели. Больше всего на свете я боялся разбудить его. Я смотрел на него, голого, лежавшего в сиреневатом свете майских сумерек, и мне было так страшно, как не бывало прежде. Это было все, о чем я тайно мечтал, чего боялся, что ненавидел в себе и чего постоянно стыдился с того самого момента, когда во мне вообще пробудилась способность сохранять воспоминания. Я ненавидел его за то, что он сделал, а сравнить я это мог с чувством человека, перед которым открывают люк самолета и выталкивают его вон, даже не поинтересовавшись есть у него за спиной крылья или, на худой конец, парашют. Все тело ломило от боли, болела поясница, плечи, спина, но страшнее всего была боль чуть ниже груди, в области солнечного сплетения, там словно лежал раскаленный кусок железа.
        Я оделся на скорую руку и тихо, стараясь не шуметь, покинул квартиру. Когда я оказался на улице, город уже просыпался, по улице летели машины, кое-кто гулял с собакой, в общем все было как обычно, но все, что еще вчера я воспринимал как часть себя, неважно, приятную или нет, теперь казалось мне настолько чужим, что я подумал о чувствах инопланетянина вдруг обнаружившего себя в совершенно чужом ему мире. Пройдя квартал, я вдруг почувствовал себя невыносимо дурно, я прислонился к стене и достал из кармана пачку сигарет. Курить я не мог и поэтому продолжал стоять с пачкой в руке до тех пор, пока ко мне не подошел какой-то парень в красной футболке и не спросил с явным состраданием:
        — Ну, как пробрало, да? Знаю, знаю,  — он замахал руками,  — со мной тоже бывало, дай закурить, а?
        Я молча протянул ему сигареты. Он взял всю пачку достал одну и закурил, а остальное протянул мне. Я иступлено замотал головой, от одного вида сигарет у меня начинались позывы к рвоте. Он покачал головой понимающе.
        — Ты вот чего, знаешь,  — наставительным тоном начал он,  — сейчас не жри, и колес больше не глотай, тебе надо коньячку с чесноком, как рукой все снимет. Знаю, я эту байду, пройдет.
        Я кивнул в знак обещания, что непременно приму коньяк с чесноком и умоляюще посмотрел на него, надеясь, что он поймет, как мне хреново и как я хочу, чтобы он валил отсюда к чертовой матери.
        — У меня тут тачка стоит, хочешь, подброшу,  — предложил он.
        — Хорошо,  — ответил я и сам еле расслышал свой голос.
        Я пошел за ним к обочине дороге, где стояла редкого вида заезженная Volvo вся облепленная рекламными наклейками. Мы сели, и я кое-как пояснил ему, куда меня следует отвезти. Пока мы ехали, он в подробностях изложил мне весь грандиозный опыт своей жизни, включая все известные мне наркотики, и назвав еще целый ряд тех, о которых я узнал от него впервые.
        — Я сразу понял, от колес тебя сплющило,  — компетентно заявил он, руля одной рукой а другой беспрерывно продолжая курить.  — ты не бойся, от них коньки не отбросишь, вот игла — дело другое и то не на все сто, ширяться надо грамотно.
        Он подкатил к самому входу в дом.
        — О!  — Воскликнул он с удивлением оглядывая мое место жительства.  — Ты что, при бабках? А я думал ты так снимаешься, чтоб принять.
        Я вылез из машины и, помахав ему на прощание, поднялся по ступенькам и стал открывать дверь ключом.
        — Эй, ты, придурок,  — обиженный моим невниманием и неблагодарностью, заорал мне вслед мой извозчик,  — коньяк с чесноком не забудь.
        Я услышал, как он захлопнул дверь и заведя мотор, развернувшись, поехал обратно к шоссе.

        4

        В три часа дня Стэнфорд Марлоу сказал своему отражению в зеркале: «Нет, я туда больше не поеду» Он вернулся домой в пять утра и тут же рухнул в постель, не раздеваясь, и проспал до часу. Проснулся, к собственному удивлению, не разбитый и больной, как предполагал, а достаточно бодрый, со свежей головой и жутко взвинченный. К половине третьего он мечтал о похмелье, как о прекраснейшем состоянии духа и тела. Омерзительные физические ощущения заставили бы его хотя бы на некоторое время забыть обо всем, что произошло. Все потеряло значение: его беды, одиночество, ужасная жизнь в чужом городе, проблемы с Генри, даже страшная участь Томаса отодвинулась куда-то вдаль. Он горел в ужасном пламени, снедавшем каждую клетку его тела, и все, каждая его мысль, каждое его движение были сосредоточены на одном. Крис. Стэнфорд даже и предположить не мог, что возможно такое всепожирающее желание. Оно существовало как бы отдельно от него, потому что разум настойчиво твердил одно и тоже: «Одумайся, это невозможно». Это было невозможно. Он ненавидел и презирал Генри, но жизнь в его доме была хоть какой-то гарантией
относительного покоя и безопасности. К чему могла привести связь с этим человеком, который делал только то, что хотел, который был всегда и везде на виду, который не считался ни с чем, кроме собственных прихотей, Стэн даже вообразить не мог, да и не хотел. Крис казался ему чудовищем, но при этом он желал его так, что сердце замирало в груди. И тот факт, что он не мог справиться со своим телом, тоже пугал юношу. Ему казалось, что тот огонь, в который они вошли вместе, держась за руки, как братья, спалит их обоих дотла, потому что они не смогут контролировать это пламя. «Это как река,  — бессвязно подумал Стэн, прижимая пылающий лоб к прохладному оконному стеклу,  — Я должен выйти из нее, пока не поздно, иначе меня унесет».
        Генри не тревожил его. Около четырех заглянула Хелен и, увидев, Стэна, лежавшего на постели лицом вниз, даже не поинтересовавшись, что с ним, исчезла за дверью.
        К семи часам он уже пребывал в таком аду, что смерть казалась избавлением. Стэн знал, что Крис отменил репетицию и приехал на свидание к пяти. Мысль о том, что он ждет там, сидит один и, наверное, проклинает неверного любовника последними словами, была настолько невыносима для юноши, что он готов был биться головой о стену. Наконец его измученный разум нашел спасительную уловку. А что, если Крис решил, что Генри задержал его? Что если он приедет сюда и устроит страшный скандал? Тогда все будет еще хуже, чем раньше. Нет, он поедет туда и скажет Крису, что все кончено. Стэн собрался в три секунды и выскочил на улицу. Чтобы было быстрее, он поймал такси.
        Стоя в лифте, он сжимал руки, чтобы унять дрожь и проговаривал внутри себя все, что должен был сказать. «Хотя бы раз в жизни. Прояви благоразумие, Стэн, умоляю!» — обратился он к себе напоследок и, открыв дверь своим ключом, вошел в квартиру.
        Квартира, которую он оставил в ужасном беспорядке была чисто прибрана, кровать застелена свежим бельем. На низком столике стояло огромное блюдо с великолепными персиками, Стэн мельком вспомнил, что говорил Крису, как он их любит. Золотисто-красные плоды, казалось, светились изнутри от наполняющего их сока. В вазах свежие цветы — темные, почти черные розы. От жалкой трогательности этих приготовлений у Стэна сердце сжалось в ледяной комок. Он огляделся. Криса не было, но он явно находился в квартире, на кресле валялась его потертая кожаная куртка, в которой он возил Стэна в Замок Ангелов. Стэн прошел еще несколько шагов по темно-вишневому паласу, он думал, что должно быть, Харди в кухне или в ванной, но тут увидел, что Крис стоит на балконе, спиной к нему. Рок-музыкант, сгорбившись, курил и смотрел вниз, его плечи поникли, и вся поза выражала ужасное, смиренное страдание, страдание человека, теряющего жизнь по капле. Этого уже Стэн не мог вынести. Он совершенно забыл все благие намерения и тихо позвал:
        — Крис.
        Харди вздрогнул, как от удара током. Обернулся, сигарета полетела вниз.
        — Я думал, что ты не придешь.  — сказал он ужасно спокойно, но Стэн увидел, как в короткой судороге подергивается у него уголок рта.
        — Извини.  — Стэн сделал еще несколько шагов вперед, и Крис пошел к нему навстречу. Они сошлись почти в центре комнаты и исступленно сжали друг друга в объятиях. Словно все еще стыдясь своего предательства, Стэн не решался поцеловать своего любовника, только, запрокинув лицо, смотрел ему в глаза. Горячее дыхание Криса обжигало ему губы.
        — Ты хотел бросить меня, да?  — спросил Крис все с тем же ужасающим спокойствием, с мертвым спокойствием урагана, которой затаивается на мгновение перед тем, как обрушить тонны воды на крохотный приморский городок.
        — Прости,  — пролепетал Стэн, которого повергало в сокрушительное безумие прижавшееся к нему пылающее тело.  — прости, я виноват.
        — Если бы ты меня бросил, я бы тебя убил,  — прошептал Крис хрипло и впился ему в губы. Несколько минут в полном бреду Стэн отвечал на поцелуи, потом оторвавшись от его жадного рта, прильнул губами к шее, там, где ожесточенно билась под кожей кровь, Крис застонал, запрокинув голову. Через минуту Стэн стоял перед ним на коленях. Ему так же страстно, как и любви, хотелось унижения, хотелось загладить свою вину любой ценой, сделать все, что угодно, позволить Крису обращаться с собой, как с рабом, как с вещью, только бы стереть те часы унизительного и терпеливого ожидания, который пришлось пережить его другу. Когда язычок молнии на джинсах рок-музыканта пополз вниз, Крис опять застонал, только уже громче.
        Хватило его всего на несколько минут. Стэн, забывший обо всем за своим занятием, почувствовал, что его берут за плечи, поднимают вверх, и Крис легко подхватил его на руки. Стэн снова поразился тому, насколько силен был музыкант, что совершенно не вязалось в представлении Стэна с его гибкой поджарой фигурой. Уложив его на постель, Крис принялся быстро раздеваться, приказав севшим от вожделения голосом:
        — Снимай эти тряпки, я не могу больше.
        Стэн стал судорожно снимать с себя одежду, трясущиеся руки не слушались его, поэтому Крис просто вытряхнул его из узких джинсов и, швырнув на кровать, подмял под себя. Несмотря на этот чудовищный огонь, в котором плавилось все тело, каким-то оставшимся ясным кусочком сознания, Стэн подумал, что Крис словно читает его мысли, он владел своим любовником грубо и нетерпеливо, но при этом Стэн ощущал, что в этом есть такая страсть и нежность, такое желание доставить ему удовольствие, что он даже не представлял, что его можно так любить. Бедра Криса сжимали его бедра, музыкант сидел на нем верхом, упираясь в плечи ладонями и вскрикивал от каждого движения. Когда Стэн уже изнемогал, извиваясь под ним, весь в поту, Крис наклонился к его уху:
        — Будешь еще меня обманывать, говори,  — прохрипел он.
        — Нет, нет, пожалуйста.  — простонал Стэн, он готов был сейчас пообещать ему все, что угодно, только бы это не кончалось никогда, от наслаждения и сладкого унижения у него голова шла кругом.  — ну же, давай!
        Крис навалился на него всем телом и, когда неиспытанное доселе наслаждение прокатилось по телу Стэна густой, горячей волной, сильнее и превыше этого было ощущение полного слияния, абсолютного единства, выходить из которого было горше, чем младенцу из сна перед рождением, словно он разрывал собственную кожу, обнажая нервы и мускулы.
        — Я не сделал тебе больно?  — тихо спросил Крис несколько минут спустя.
        Стэн помотал головой, все так же прижимаясь к нему, он не испытывал не малейшего желания отрываться от этой смуглой кожи, имевший терпкий привкус горького меда.
        — Может, налить тебе выпить?
        — Нет. Просто полежи со мной.
        Они лежали в гаснущем свете дня, и Стэн чувствовал, как рука Криса перебирает его волосы, накручивая на палец короткие пряди. Потом Крис нашарил на тумбочке сигареты, прикурил одну и дал Стэну затянуться. И снова это жуткое слияние, словно игла, пронзило сердце Марлоу. «Я не могу,  — подумал он, закрыв глаза и вдыхая дым,  — я ничего не могу с этим поделать. Все что угодно, но я с ним останусь».
        Ночь продолжалась, словно в диком бреду, никогда столь ненасытные желания не терзали Стэна, у него было ощущение, что и его тело, и его сердце вышли из спячки, в которую были погружены много лет.
        В какой-то момент он пошел в ванную, но только включил воду, как в дверях появился Крис, который даже не потрудился ничего на себя накинуть.
        — Я не могу,  — сказал музыкант жалко и отчаянно, пожирая его глазами,  — Я ничего не могу с этим сделать.
        Эта жуткая простота, с которой Крис произнес главную мысль, не оставлявшую Стэна ни на минуту, словно поставила точку на всех его метаниях.
        — Я тоже.  — сказал он тихо.  — Иди сюда.
        Фрагмент записей, вырванный из дневника, случайно обнаруженный впоследствии и сохраненный Крисом Харди:
        Я хочу его. Я ничего не могу поделать. Я обезумел от этой ночи, я знаю, что был влюблен в него еще раньше, еще тогда, когда он приезжал к Генри, когда мы ездили в машине по городу, когда мы были на пикнике в парке. Если бы он захотел оттрахать меня прямо в беседке, я был бы только счастлив, я не хотел себе в этом признаваться, но я знал, что влюблен в него. Я не могу даже объяснить, что я испытал, когда он наконец это сделал. Я готов сделать все, что он захочет. Мне даже кажется, что я всегда любил его, любил давно, знал его давно, и безумно хотел, мне нравилось его терзать, я видел, я помню, тогда в Замке, как он смотрел на меня, так смотрят, только потеряв голову, я не только не отказал бы ему, я встал бы перед ним на колени, умолял бы его, сделай он хоть одно движение, но я боялся, я не верил тому, что видел и чувствовал, у меня в голове все время вертелась идиотская фраза Виолы «он ненавидит геев и лесбиянок», обнаружить, что я ненавистен ему, было для меня непереносимо. Если бы он только знал, как я хочу сказать ему это, как я люблю его, как я готов быть для него чем угодно, его мальчиком,
его игрушкой, его случайным увлечением, я готов даже обслуживать его и всю его группу, только бы быть рядом с ним, быть сопричастным ему, его жизни. Любое унижение, любой позор не показались бы мне слишком дорогой платой на эту ночь, но я не могу, я не в силах сказать ему об этом, всему причиной моя несчастная гордость, моя трусость, мой страх, что это заставит его пренебречь мною, обесценит смысл этих отношений, если я превращусь в его глазах в тряпку, в ничтожество, которое было ему интересно, лишь пока оно было недоступно или, по крайней мере, прикидывалось таковым. О, Крис, любовь моя, мой Крис, как я бы хотел сказать тебе об этом, о том, что ТЫ — моя Пылающая комната, мое безумие и смерть. И никуда я так по-настоящему не желаю войти, как в тебя, слиться с тобой, стать тобою, мой обожаемый любовник, моя награда и мучение, если бы ты знал, насколько меньше дорожу я самим собою, чем твоей тенью, мельчайшей клеткой твоего тела, самим именем твоим, всем, к чему ты прикасаешься и на что обращаешь свой взгляд.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

1 июня 2001

        Позвонил по телефону, присланному мне от покойного Кена.
        — Мне необходимо поговорить с господином Торном,  — сказал я, решив, что трубку сняли.
        — Я вас слушаю,  — это и был сам Торн, видимо, телефон напрямую соединялся с его кабинетом.
        — Господин Торн, вы, наверное, не помните меня, я приходил к вам, когда затопило подвал, приносил гороскоп от Генри Шеффилда. Моя фамилия Марлоу.
        — Да, припоминаю,  — спокойно отозвался начальник тюрьмы,  — что-то случилось?
        — Я хотел бы попросить вас об аудиенции. Разрешите мне прийти в Ф***.
        — Приходите, завтра в 10 часов.
        Послышались короткие гудки. Я упал на диван и проспал до утра. Точнее, я пробыл в забытьи все шестнадцать часов.

2 июня 2001

        Все повторилось — на проходной меня встретил охранник, не тот же самый, но ничем не отличавшийся от предыдущего. Мы прошли знакомым путем по коридору без окон, и снова я почувствовал, что мне не хватает воздуха. Но, наконец, переступил порог кабинета Торна, на сей раз с пустыми руками.
        — Рад видеть вас,  — искренне приветствовал он меня, вставая из-за своего огромного стола.  — Вы сильно изменились, господин Марлоу, что-то случилось?
        — Нет, не совсем,  — ответил я,  — во-первых, я бы хотел поблагодарить вас за любезное согласие принять меня.  — я нерешительно сделал несколько шагов вперед.
        — Садитесь, садитесь,  — воскликнул он, жестом убедительно принуждая меня опуститься в кресло рядом с башней напольных часов.  — Пустяки, вам и благодарить меня не за что.
        — Но я пришел по делу, которое, скорее всего, покажется вам весьма странным,  — осторожно начал я свою атаку.
        — Вы меня вряд ли чем-нибудь удивите, мне приходилось заниматься настолько серьезными проблемами, что я уверен, вашу мы успешно решим за полчаса.  — он по привычке начал заваривать кофе, все как в прошлый раз — в маленькой чашке для меня и в несколько крупнее по размеру для себя.
        — Я пришел просить вас о разрешении увидеться с этим заключенным, гороскоп которого вы заказали моему дяде,  — быстро и с усилием сформулировал я цель своего прихода.
        — Вот как!  — он удивленно поднял брови,  — зачем же вам это понадобилось?
        — Видите ли, я не могу вам сейчас этого объяснить.
        Я заметил, что его лицо сильно помрачнело.
        — Я понимаю, господин Марлоу,  — отозвался он ставя на стол маленькую чашку — пейте кофе, пожалуйста, настоящий кофе из Сан-Паоло. Я вас прекрасно понимаю, у вас наверняка есть веские причины обращаться ко мне с такой необычной просьбой, но это запрещено уставом нашего заведения. Ни одно постороннее лицо не может встречаться с нашими заключенными, разрешение может получить только сотрудник специальных служб или родственник, если он подтвердит необходимость данного свидания.
        — Вы не сделаете для меня исключения?  — спросил я со всей допустимой в таком вопросе наглостью.
        — Я был бы счастлив поступить таким образом, но я обязался под присягой блюсти устав.
        Я молча сидел на кресле в оцепенении, не имея возможности принять решение, что делать дальше. Его отказ не был для меня неожиданностью, неожиданностью был тон, которым он со мной разговаривал.
        — Я прошу прощения,  — я встал и посмотрел на него в упор,  — я не могу больше злоупотреблять вашей добротой.
        — Ну что вы говорите,  — возразил он с улыбкой сдержанной и холодной,  — кстати, как вы нашли мой телефон?
        — По справочнику,  — автоматически солгал я.
        — Ах, да, наверное, очень старому, ведь эту информацию изъяли из всех изданий после 1983-го года.
        — До свидания, господин Торн.
        — Подождите, я позвоню, вас проводят, я боюсь, вы не найдете дорогу самостоятельно.
        — Не беспокойтесь, я найду.
        И не дожидаясь провожатого я выскользнул за дверь и стремительно понесся по темному коридору, мне хотелось покинуть это место как можно скорее, но коридор, бесконечный, как виртуальные коридоры компьютерных миров не кончался, он становился все длинее и темнее, вдали его я видел свет, но, казалось, с каждым шагом он становился все дальше, я бежал, потому что идти было уже невыносимо, я бежал, не слыша звука своих шагов, хотя я отчетливо представлял себе, какого рода акустика должна быть в этих помещениях. Еще секунд тридцать, и передо мной возникла фигура охранника, я не мог разглядеть его лица под козырьком фуражки, он схватил меня за плечо и сказал мне, указывая вперед, туда, где был виден просвет:
        — Там Chambre Ardente
        Меня бросило в жар, затем в холод я двинулся вперед и вдруг почувствовал, что свет стремительно приближается ко мне, так же как в фильмах о глобальных катастрофах неумолимо приближается столб пламени.
        — Это не подлежит сомнению,  — услышал я напоследок чей-то голос совсем рядом, и свет ударил мне в глаза,  — он не может умереть сейчас.
        — Да, но все, что он делает, вредит нам или же оказывается совершенно бесполезным,  — мне, казалось, что в темноте, поглотившей мою способность видеть, обступившей меня со всех сторон, я ясно различаю голос Торна.
        — Он приводит сюда тех, кого здесь не ждут,  — снова произнес голос, и мне показалось, что я узнаю его.
        — Боюсь, что их приводит кто-то другой.
        Я открыл глаза и тут же понял, что лежу на кровати в больничной палате. На меня смотрели с глубочайшим сочувствием молодая женщина и господин Торн.
        — Что произошло,  — почти шепотом произнес я, мои губы пересохли и, разомкнув их, я почувствовал ужасную боль.
        — Вы попали в переделку,  — мягко даже ласково, пояснил Торн, взяв меня за руку,  — вы просто всадник Апокалипсиса, Стэнфорд, разрешите мне вас называть по имени,  — в прошлое ваше посещение в подвале прорвало трубу, на этот раз случился серьезный пожар, огонь распространился с огромной скоростью, вероятно, был взрыв.
        — Я потерял сознание?
        — Милый мой,  — ответила женщина с улыбкой,  — вы имели все шансы потерять жизнь или, по крайней мере, здоровье. Вам просто повезло, что на вашем теле нет ни одного ожога, вас словно скафандр защищал.
        — А что произошло с охранником?  — спросил я.
        — Там не было никого, кроме вас,  — объяснил Торн,  — я услышал, как вы побежали, и вышел за дверь посмотреть, туда ли вы устремились, тогда-то я и увидел этот кошмар, вы бежали прямо на него.
        — Невероятно,  — произнесла женщина, созерцая меня, как редкий инопланетный феномен.
        — Я могу отсюда уйти?
        — Хоть сейчас,  — ответила дама,  — вы абсолютно не пострадали, ничего, кроме шока.
        — А где я?  — наконец задал я вопрос, которого всячески избегал, сознавая его нелепость.
        — Вы в тюремном госпитале, господин Марлоу, уже два часа, как мы вас сюда привезли.
        Торн, заметив, что я собираюсь подняться, помог мне и обратился к женщине:
        — Благодарю, Анна, все с ним будет в порядке, я отвезу его домой, только, пожалуйста, никаких журналистов до моего возвращения.
        — Как скажите, господин Торн,  — спокойно согласилась дама.
        Торн привез меня домой. Генри как сквозь землю провалился, но меня это не интересовало. Вечером я позвонил Виоле. Она безумно обрадовалась и сообщила, что обо мне говорили в вечерних новостях в связи с пожаром в тюрьме в Ф***.
        Это было скверно.
        — И еще,  — добавила она,  — сказали, что там никто не погиб, но один заключенный задохнулся в камере от дыма.
        — Кто это был?  — я задал вопрос, предчувствуя, что произошло непоправимое.
        — Я не знаю, Томас Уиилис или Вильямс.
        По моим представлениям, это был конец. И тут было два возможных варианта — первый, что прошлое мое как и я сам кануло в Лету, а второе — что поиски возобновятся и пойдут активнее. Второе — означало мою верную гибель, первое — необходимость предотвратить гибель других. И то, и другое предполагало движение вслепую, потому что я до сих пор не мог понять, что же происходит и как себя лучше вести, чтобы не делать лишних движений. И мой приход к Торну был уже сам по себе сопряжен с нелепым и бессмысленным риском.

        Виста
        Золотой Легион
        Chambre Ardente
        Командору Пурпурной Ветви
        Милорд!
        Несмотря на то, что план был утвержден на Общем Совете, я хотел бы внести в него некоторые коррективы в связи с тем, что Проводник услышал то, что не было предназначено для его ушей. Травма может быть столь велика, что я бы советовал убрать с его пути все препятствия, мешающие ему обрести хотя бы на короткое время душевное спокойствие. В том числе я рекомендовал бы устранить Звездочета с его пути хотя бы на время. Я надеюсь, что Кецаль приложит все усилия, чтобы охранить Проводника от разрушающих влияний, но, видя его неопытность, я понимаю, что без нашего вмешательства ему не обойтись. К письму прилагаю краткий план предлагаемых мер.
    Куратор.

        5

        Когда в кармане куртки Харди затрещал мобильник, Крис бросился к нему с такой прытью, что Джимми невольно поморщился. Крис не переносил мобильных телефонов. Он и себе-то завел игрушку только потому, что имел свойство пропадать черт знает где, а группа, которая обычно придерживалась жестких графиков, наехала на него в полном составе. А так номер его телефона знали только музыканты, звукорежиссер, менеджер и Даншен. Да и то, позвонив, можно было нарваться на хорошую порцию мата. Теперь же Крис с телефоном не расставался, дергаясь на каждый звонок. Джимми подозревал, что номер вокалиста был еще у одного человека — у Стэна Марлоу, того самого парня, о котором Крис ему так пылко рассказывал.
        Вообще, Крис сильно изменился. Джимми не смог бы наверное дать короткое определение этой перемене, но он видел, что его друг словно обрел какой-то странный, недоступный никому смысл жизни. Он почти перестал пить, курить траву, с его лица совсем исчезло выражение скучающего превосходства, которое никогда не было ему свойственно в начале их карьеры, а за последние два года достало Джимми до тошноты. Уже за это гитарист был благодарен Стэнфорду Марлоу. Зато творческой энергии было хоть отбавляй, Крис взялся за запись диска как одержимый, причем первая песня, которую он написал сам, имело явное отношение к тому, что с ним происходило. Насколько помнил Джимми, ни один текст Криса никогда не был посвящен женщине.
        Итак, Крис метнулся к телефону, рявкнул на ударника «Крошка, кончай долбить!»,  — Патрик обиженно замолчал и аккуратно сложил палочки на барабан,  — и забился в угол, конфиденциально прикрывая трубку горстью. Однако, Джимми отлично слышал, как он бубнит что-то вроде «Ага, да, конечно, может, ты приедешь сюда? Ну почему? Ну ладно, ладно, в пять, хорошо, хорошо, Бобби заедет за тобой, ну, пожалуйста, хорошо, ага, давай… Ладно. Пока». Потом он обернулся к с интересом наблюдающей за ним группе, на скулах его пылали красные пятна и сказал:
        — Ну, что пялитесь? Крошка, ты чего уставился?  — ударник хмыкнул и взял палочки в руки. Арчи, басист и человек уравновешенный, сказал басом: «Уймись, Крис, не ори». Харди глубоко вздохнул, объявил: «Я сейчас» и вышел.
        — По-моему, он втюрился.  — произнес с удовольствием Крошка Пэтти, как все звали ударника.
        — Да ну.  — скептически хмыкнул Арчи.
        — Вот посмотришь,  — самоуверенно ответил Крошка тоном большого специалиста.  — Скоро опять начнет жениться.
        — Хрен он женится,  — вздохнул басист,  — Он хоть раз женился по любви?
        Этот идиотский вопрос поверг ударника в состояние глубокого ступора минуты на три. Судя по всему, он прикидывал в голове длинный список пассий Криса и пытался припомнить соответствующие примеры. Арчи смотрел на него с насмешкой. Потом Пэтти отчаянно взъерошил свои длинные светлые кудри и покачал головой.
        — Если так рассуждать, то не понятно, что будет дальше, потому что, если так, то я его вообще влюбленным не видел.
        — Вот то-то.  — назидательно произнес Арчи,  — Джимми, ты чего заткнулся? Он тебе чего-нибудь говорил?
        — Ничего,  — буркнул Джимми, возившийся с гитарой. Он совершенно не хотел лезть в этот кретинский разговор, потому что знал больше всех и рассказывать ничего не собирался. Он и сам ничего толком не понимал. Но происходящее внушало ему страх. Если Крис и вправду влюбился в мальчишку, то это могло обернуться для группы черт знает какой катастрофой. Но даже не это пугало Джимми. Он боялся за самого Криса, тот и выглядеть стал по-другому, в глазах появился темный тяжелый блеск, черты лица стали тверже, даже форма рта как-то неуловимо изменилась. Словно с него спала какая-то шелуха, и обнажилась подлинная суть Криса Харди.  — Кончайте трепаться. Где Крис? Где этот придурок, Андеграунд?
        Андеграундом по неизвестной причине, (впрочем, кличкам, даваемым в тусовке, причина совершенно не нужна) звали звукорежиссера, который работал с группой уже несколько лет и пользовался ее абсолютным доверием.
        — Ладно, Джимми, не гунди,  — добродушно бросил ударник.  — Что ты, честное слово. Ужасно интересно, что он скрывает? Ты бы его расколол, что ли? Арчи скажи ему.
        — Ну вас к черту,  — окончательно разозлился Джимми.  — Как две бабы, блин, сидите, кости перемываете. Успокойтесь. Надо будет, сам все скажет.
        — Ладно, ладно, остынь,  — замахал на него ладонью Крошка.  — Мне просто интересно, какая баба его так скрутила.
        — Слушай,  — серьезно сказал Джимми,  — Пэт, я тебя прошу, только не говори с ним об этом, понял?
        — ОК,  — покладисто согласился ударник.  — мы не будем. А вот и он.
        Крис вошел, отирая рот рукой, на его щеке блестели капли воды. Он подозрительно уставился на своих компаньонов, очевидно, подозревая, что разговор шел о нем. Однако все уже усердно занимались своим делом.
        Пришел Андеграунд, работа шла своим ходом, когда из коридора вдруг раздался чей-то дикий вопль изумления и ужаса. Все замерли на миг, потом рванули к дверям. Не рвануть было невозможно. Происходило что-то чудовищное, иначе никак истолковать этот вопль было нельзя. Первым в коридоре оказался Андеграунд, и все тут же услышали его дикий задыхающийся кашель. Крис так толкнул тяжелую звукоизолированную дверь с вставленным в нее матовым стеклом, что, качнувшись назад, она чуть не сшибла с ног Арчи.
        В коридоре ничего не было видно в самом прямом смысле. Белый дым стоял плотной стеной, разъедая глаза и сжигая горло. Джимми закрыл рот воротом рубашки и растерянно оглядывался, пытаясь понять, где горит.
        Студия была большим зданием, в котором одновременно записывались несколько групп. Менеджер давно предлагал им купить собственную студию, но группа отказывалась, особенно настаивал Джимми, очень ценивший общение с другими музыкантами, причем тогда, когда они в состоянии разговаривать, а не валяются пьяными под столом. Дальше по коридору, там откуда валил дым, находилась еще одна комната, там музыканты оставляли вещи и отдыхали. Судя по всему, горело там. Обалдевший Джимми вдруг увидел, что дым оседает, прижимается к полу, как живое существо, и постепенно исчезает. В конце коридора стоял парень из обслуживающего персонала, в руках у него был огнетушитель. Крис кинулся туда, остальные побежали следом, кроме Андеграунда, который сидел, скорчившись, на полу и задыхался от кашля.
        Дверь была распахнута. Когда Джимми добежал, он очень ясно понял, что кричал именно этот парень, который стоял столбом со своим оружием в руках и тупо смотрел в дверном проем. Кричать тут было от чего. Вся комната горела. Она горела алым прозрачным пламенем, почему-то напомнившим Джимми то графическое компьютерное пламя, которое обычно на заставках к играм окружает какой-нибудь замок. Пламя было бесшумным и пожирало все. Обалдевший гитарист увидел как распадается в прах металлический карабин ремня на сумке ударника. Крис пробормотал что-то, Джимми не понял что, и сделал сомнамбулический шаг вперед. В него вцепился Арчи с каким-то неразборчивым запретительным вяканьем, очевидно, на полноценный окрик у него не хватило сил. Крис некоторое время пытался освободиться от его медвежьих объятий, видимо, все-таки не оставив намерения шагнуть в огонь, потом замер, не отрывая взгляда от пламени, которое с невероятной скоростью, не найдя себе больше пищи, стало угасать. Через полминуты не осталось ничего, кроме засыпанной пеплом комнаты. Музыканты стояли в полной отключке, созерцая эту апокалиптическую сцену.
И тут Джимми услышал, как сзади кто-то произнес:
        — Что тут происходит?
        Обернулись все. За их спинами стоял Даншен, он был как всегда в костюме и галстуке, с озабоченным лицом, но Джимми внезапно показалось, что в серых, глубоко посаженных глазах журналиста играет отблеск того пламени, которое только что уничтожило все. Он обернулся на Криса. Глаза вокалиста впились в лицо Даншена, губы шевелились, на секунду Джимми показалось, что его приятель сейчас бросится на журналиста. Но тут по коридору застучали сапоги пожарных.
        Репетиция чуть не сорвалась. Сначала эвакуированные музыканты торчали внизу, курили и пили кофе. Крошка Пэтти со вкусом рассказывал знакомой панк-группе свидетелем каких невероятных событий он стал. Крис сидел на бетонном парапете, непривычно тихий, с чашкой кофе, в которую сердобольный Арчи вбухал изрядную порцию коньяка. Потом он поманил к себе Джимми.
        — Слушай, понимаешь…  — Крис торопливо отхлебнул из чашки.  — Ну, название диска, какое, «Пылающая комната», мне про нее Тэн рассказал, он ее видел, он попал в пожар. И теперь вот я тоже.
        — Крис, ты бредишь.  — терпеливо ответил Джимми.
        — Нет, ты не понимаешь.  — покачал головой Крис. К ним подошел Арчи и спросил, не хочет ли Крис поехать домой. Но тот отказался чрезвычайно решительно и потребовал продолжения работы. Через полчаса им разрешили подняться наверх. Крис совершенно оклемался и пылал энтузиазмом. В пять он жестко сказал, что уходит и у всех остальных тоже тут же обнаружились неотложные дела.
        Джимми решил, что после всего этого кошмара он имеет право удовлетворить свое любопытство. Он тихо спустился в гараж, куда минутой раньше сбежал Крис. Его лимузин стоял на своем месте рядом «ягуаром» Джимми, Бобби вышел из машины и стоял рядом с Крисом, который что-то говорил, как обычно быстро жестикулируя. Джимми встал за выступом и внимательно смотрел. Наконец задняя дверь распахнулась, и из нее вылез невысокий паренек по первому впечатлению лет двадцати. Он был в майке и джинсах, худощавый легкой юношеской худобой, светлые волосы растрепаны и вообще выглядел он совсем юнцом, если бы не тяжелый пристальный взгляд слишком больших для мужского лица серых глаз. Джимми увидел, как моментально просиял Крис. Они не дотронулись друг до друга, обменялись приветствием и сели в машину, но Джимми поразил какая-то удивительная легкость их обращения, как будто сердце и дыхание были настроены в лад друг другу. Он подумал, что изнутри это все скорее всего не так. Он, честно говоря, даже не представлял о чем может говорить Крис Харди с этим юношей, который выглядел, как самый отчаянный ботаник в классе. Но в
любом случае это было не его дело.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

5 июня 2001

        Крис хочет, чтобы я безраздельно принадлежал ему, чтобы я ни на шаг не отходил от него, был всюду только с ним и ни о чем больше не думал. В нем все сильнее разгорается даже не то, что можно назвать любовью, а что принято считать одержимостью. Иногда мне кажется, что он теряет чувство реальности и позволяет себе вещи, которые могут ввергнуть в крупные неприятности нас обоих.
        Вчера он приехал за мной в 10 утра в один из южных районов города, поскольку я счел, что садиться в его машину в центре уже становиться рискованным. Я заранее пообещал ему, что проведу с ним весь день, и мы поехали в «приют развлечений для сирых и убогих», как я про себя называю нашу квартиру, борясь со своим навязчивым пессимизмом. Удивительно само по себе то, что еще до сих пор так никто и не знает, что творится. Крис с непроницаемым выражением на лице буквально втащил меня в машину, и Бобби тут же тронул. Я, оцепенев от мысли о непредсказуемом характере моего друга, ждал, что случиться дальше. Но при этом жгучая потребность в немедленном удовлетворении желания, снедавшего нас обоих, и еще неизвестно кого больше, заставила меня судорожно сжать его руку. В этом пожатии выразилось все мое нетерпение и невозможность отказа. Крис даже не взглянул на меня, он расстегнул свои кожаные штаны и стянул их с себя, так, чтобы я понял, что медлить больше нет смысла. Я последовал его примеру, только в первые две минуты мучаясь от вопроса, что сейчас переживает Бобби, с невозмутимым спокойствием покачивавший
головой под музыку, очень предусмотрительно запущенную на полную громкость. Я приподнялся и, стараясь не делать лишних движений, придвинулся к Крису и сел к нему на колени. Он обхватил меня за талию одной рукой, а другой крепко зажал мне рот. В зеркале я встретился глазами с Бобби, он мельком взглянул на меня, и мне показалось, что на его лице не только не было отвращения, но, напротив, было что-то очень похожее на удовлетворительное одобрение. Крис, жадно целуя мою шею, начал насаживать меня на себя. Это было дьявольски трудно в нашей позиции, а он хотел меня, хотел так сильно, что теперь ни за что бы не остановился.
        — Бобби, вруби погромче,  — почти проорал Крис,  — люблю этих ребят.
        Ребятами назывались «PSB» — нетривиальный творческий союз.
        Бобби выполнил просьбу, и тогда Крис одним толчком вошел в меня, так, что перехватило дыхание. Я взялся за кресло впереди, чтобы приподняться и дать ему возможность двигаться. Он начал это делать так быстро, что уже через несколько секунд я был вне себя от предчувствия конца, а он все продолжал, ускоряя темп и еще крепче зажимая мне рот, я кончил, брызги попали на темную обивку переднего сидения и на руку Криса, и почти одновременно кончил он, не выходя из меня. Крис продолжал обнимать меня мокрой рукой. Я бы назвал это скорее не наслаждением, а некоей разновидностью вдохновенного зверства. Мне было невыносимо стыдно при мысли о шофере, но я уповал только на то, что, вероятно, ему не в первый раз доводилось быть свидетелем подобных происшествий.
        — Бобби, прибавь ходу,  — велел мой друг, продолжая держать меня на коленях, но дав мне, наконец, возможность открыть рот. Я повернулся и тихо спросил:
        — Ты часто так упражняешься?
        — Бывало,  — невозмутимо ответил Крис, и, не давая мне переместиться с его колен, добавил почти сурово,  — сиди, не дергайся.
        Я решил, что лучше с ним больше не спорить.
        Мы вошли в огромную комнату, идеально убранную, как к приему гостей. По требованию Криса убирали ее только в наше отсутствие и, видимо, очень тщательно. День был солнечный, но в комнате из-за плотно задернутых штор был полумрак, искусственный дневной полумрак, придававший всем предметам удивительно спокойные очертания. Я опустился на пол на ковер, сидеть на полу вошло у нас в традицию после той тошнотворной ночи в «Клетке», впрочем, я догадывался, что это больше подходило моему другу, нежели огромные, обязывающие неизвестно к чему кресла с высокими спинками. Крис не сел, но лег рядом, положив мне голову на колени. Его безудержная ненасытная страсть быть со мной единым целым, впервые с такой силой на моем веку проявлявшаяся в человеке, на время уснула, угасла, приняла более адекватную форму выражения, о которой я, не смотря на все свое притяжение, втайне мечтал с того самого мгновения, как мы встретились с ним в баре.
        — Почему ты спросил меня, там… что часто было такое или нет?  — спросил он меня, пока я, держа в руках его голову, вглядывался в его лицо. Его глаза, казавшиеся мне загадкой природы, меняли цвет в зависимости от освещения и теперь в дневном полумраке они казались более зелеными, чем карими.
        — Мне было неловко в присутствии Бобби,  — пояснил я.
        — Гонишь, ты что-то скрываешь, а?  — он повернулся и потянул меня вниз к себе. Я лег рядом с ним и, опираясь на локоть, теперь смотрел на него в профиль. Я сожалел о том, что я никогда, вероятно, так и не смогу написать его портрет, несмотря на то, что считаю его едва ли не единственной в моей жизни моделью, заслуживающей самого пристального внимания.
        — Я просто так спросил, мне было смешно, когда я представил себе как много всего перевидал твой шофер,  — заметил я, немного запоздав с ответом, поскольку Крис уже должно быть отдалился от обсуждаемой темы, предаваясь процессу внутреннего монолога.
        — Вчера бред какой-то был, Джимми руку растянул, в зале тренировался, вот идиот,  — Крис выругался, поминая гитариста-спортсмена недобрыми словами.  — он парень что надо, не лезет, когда мне не до него, а все остальные, как прилипнут, не отвяжешься.
        — Может, у тебя просто мания преследования,  — пошутил я, не имея намерения задеть его своими словами. Но он вдруг обозлился и сказал мне довольно резко:
        — Ты-то откуда знаешь, ты что, на сцену выходишь, небось ни разу не приходилось.
        — Да, ни разу,  — сознался я, не видя в этом ничего постыдного,  — кто тебя достает?
        — Да, это не так важно, ну их к черту. Давай, расскажи что-нибудь.
        — О чем?  — затребовал я тему.
        — Ну, о себе, о друзьях своих, у тебя есть друзья?  — он повернулся ко мне и тоже, опираясь на локоть, приподнялся и посмотрел на меня с тревогой, словно наличие у меня друзей само по себе было фактом крайне нежелательным.
        — Раньше были, но не друзья, в основном, приятели, мы с ними виделись раза два в неделю, ходили пить пиво, на вечеринки всякие ходили.
        — Ясно,  — возразил Крис и принял свое прежнее положение,  — это не друзья. Это все фигня. Вот у меня друзья настоящие были, мы готовы были друг за друга сдохнуть, не задумываясь. Некоторые даже клятву верности на крови приносили, ну, когда фильм какой-то посмотрели, там два парня поклялись, что никогда не оставят друг друга, один, не помню почему, попал в тюрьму, а другой ему бежать должен был помочь, но не успел, его застрелили, а друг его…
        — Наложил на себя руки?  — предположил я.
        — Да, нет, какого черта, не перебивай, друг его нашел какого-то колдуна, он индейцем был, поэтому мне он особенно и нравился, и тот оживил мертвеца, друга того убитого, они вместе еще много дел наворотили, но в конце он говорит ему, что надо ему с ним по зову крови, в ад, за черту смерти… короче.
        Его рассказ показался мне невыносимо смешным, но я боялся сказать ему об этом, по видимости, к этому достижению кинематографа он действительно относился серьезно.
        — Я не хочу превращаться в такого супермэна в возрасте, как все мы, кто поет, если, конечно, доживают,  — он вздохнул,  — это скучно.
        Я подумал, что это был крик души, и ему, наверное, суждено было вечно оставаться мальчишкой, отвязным, наивным и в то же время на редкость проницательным, интуитивно понимающим то, что люди с образованием понимают только как интеллектуальные схемы, выстроенные культурой в их сознании.
        — А сколько ты еще планируешь выступать?  — поинтересовался я.
        — Долго, пока жив буду, если голос не сядет, у меня бывают проблемы,  — он помотал головой и уставился в потолок.  — Ты мне расскажи о себе, а то спрашиваешь, а сам молчишь.
        — Мне и говорить нечего, у меня жизнь была самая обычная, никаких приключений. У меня сестра есть, я ее очень люблю, но она в последние годы уже меньше мне доверяла, собиралась замуж. Она на год меня младше. Я из дома ушел, когда мне девятнадцать было. Мои родители вообще не хотели, чтобы я проводил время вне дома. Спрашивали всегда, куда иду с кем, зачем.
        — Точно как у Джимми,  — воскликнул Крис, перебивая меня на слове,  — вот семейка.
        — Нет, семья у меня была хорошая, отца я очень любил и маму, она должно быть ужасно страдала из-за моего исчезновения и сейчас страдает.
        Я замолчал, у меня резко испортилось настроение. Крис, удивленный затянувшейся паузой, посмотрел на меня, а я отвернулся, чтобы он не заметил, что со мной происходит.
        — Ты их правда любишь?  — спросил он серьезно, придвигаясь ко мне.
        — Правда, это же мои родители, я и понятия не имел, что вокруг творится, пока не убежал из дома, между мной и миром всегда стояла семья, они амортизировали все проблемы, я только выполнял их требования и наставления.
        — А как ты стал…  — он задумался, стараясь задать вопрос как можно более корректно, но я понял, что его интересовало.
        — Я был влюблен в своего преподавателя,  — коротко пояснил я,  — его звали Томас, он был замечательный тип, художник, очень талантливый, может быть один из самых талантливых современных графиков. Мы с ним часами просиживали после занятий, разговаривали, смотрели рисунки, разбирали всякие подробности, ну и однажды он меня попросил какие-то бумаги отнести по одному адресу, потом еще раз и еще. Я так и носил неизвестно что, а потом он меня в университете нашел и говорит мне: «Уезжай немедленно, куда хочешь, подальше, не предупреждай никого, тебя искать будут, я попался, за мной придут вот-вот, а ты беги, я не хочу тебе жизнь ломать».
        — Вот скотина!  — не выдержал Крис,  — он тебя использовал, а сам притворялся, что ему твоя жизнь дорога. Я бы ему яйца оторвал.
        — Да, нет, он не такой, как ты думаешь,  — возразил я,  — он со мной очень много возился, но он работал на какие-то структуры, за такие вещи обычно дают пожизненное, потому что там еще что-то с убийством было связано, его в нем тоже обвинили.
        — Так он шпионом был?  — уточнил Крис.
        — Ну, может быть, может быть агентом завербованным, короче, это был конец.
        — Так он тебя не трахнул?  — он спросил это настолько прямо, что я даже не мог счесть это за бестактность.
        — Нет, конечно, он, наверное, и не собирался.
        — Ну и придурок,  — однозначно отрезал Крис.  — а сильно ты его любил?
        — Мне казалось, что да, но иногда я думаю, что все это была какая-то ошибка, нелепость какая-то, когда моя сестра с ним познакомилась, он ей очень не понравился, она даже стала просить меня с ним поменьше общаться. Вероятно, она что-то предчувствовала.
        — А чтобы она обо мне сказала?  — спросил он, неожиданно поставив меня в тупик своим вопросом.
        — Я думаю, ты бы ей понравился, она рок любила, раньше, сейчас не знаю, хотя у нас в семье как-то не принято было такие вещи слушать.
        — А у меня три сестры было и два брата,  — задумчиво произнес он,  — и отчим в придачу, набил бы я ему морду, если бы он еще жив был. Он мне всегда говорил, что я полное дерьмо и вообще от меня одни неприятности,  — он вздохнул и сложил руки на груди.
        — Ты помнишь что-нибудь из своего детства,  — спросил я его.
        — Кое-что, я уже говорил, мать все время болела, из-за этой сволочи, это он ее доконал, я отца плохо помню, почти совсем не помню. Ты есть хочешь?
        — Хочу,  — сознался я, и мне стало как-то не по себе от его простого вопроса.
        Он поднялся с пола и пошел на кухню. Минут через десять он вернулся с двумя корзинами полными еды и бутылок. Мы сели за стол, слишком низкий, чтобы счесть его обеденным, но нам это не мешало.
        — Ты пьешь много?  — спросил он, разливая коньяк,  — я так до предела, пока с ног не валюсь.
        — Я не очень,  — уклончиво ответил я, не желая признаться, что к выпивке я вообще равнодушен.
        — Ладно, ешь, не отвлекайся,  — он заставил меня взять кусок языка в придачу к салату из омаров.
        — У тебя одни деликатесы,  — заметил я.
        — А мы как пошли в гору, все завертелось, я себе сказал, что хватит жрать гамбургеры, пора перейти на что-нибудь солидное, ну и привык потом, хотя гамбургер иногда все равно ем.
        Мы ели сосредоточенно, как те, кто видит в еде смысл жизни, но не хочет себе в этом признаться, единственное, в чем мы были едины, так это в нелюбви к сладкому, исключая только виноград. Огромный, как в сказке, он больше был похож на кисть со сливами. Черные виноградины вызывали у меня странное чувство, мне казалось, что когда-то я уже пробовал их.
        — А как ты к этому своему астрологу попал?  — задал мне Крис весьма неприятный вопрос.
        — Случайно, Генри нужен был ассистент,  — постарался я уйти от обсуждения подробностей.
        Крис посмотрел на меня изучающе, с недоверием.
        — Ты в него не был влюблен?  — спросил он.
        — Нет, он совсем не то, он помог мне, но потом все получилось иначе.
        — Это как?
        — Я стал делать ему схемы, он меня кое-чему научил, иногда с клиентами общаться приходилось.
        — У тебя это неплохо получается,  — заверил он меня.
        — Спасибо,  — ответил я.
        Он доел утку и запил все коньяком, а затем тщательно вытер салфеткой руки.
        — Ты, по-моему, не очень решительный,  — заметил он,  — в Замке-то на тебя просто столбняк нашел, я на тебя смотрел и думал, что все равно рано или поздно, но это поздно меня доставало. И потом я знал, что тебя не снимешь, как обычно, ты особенный.
        — Я знаю, я не прав был, но я тогда считал, что ты высокомерный кретин,  — в лоб сказал я ему все, что действительно думал еще совсем недавно.
        Вместо того, чтобы обидеться, он рассмеялся и сказал:
        — А я подумал, что ты ждешь, чтоб я тебя по башке двинул.
        — Я потом долго не мог отделаться от мысли, что ты для меня не просто клиент Генри, а что-то намного большее.
        Он закурил сигарету и подал мне. Я затянулся и передал ее ему обратно. Он смотрел на меня своими зеленовато-карими глазами с мучительным интересом. Обычно на такой взгляд отвечают вопросом: «Что тебе нужно?», но в нашем случает это вопрос значения не имел, ибо ответом на него было: «Все». Мы снова улеглись на ковер и так лежали молча около получаса. В тот момент мне было совершенно безразлично, существует ли помимо нас еще что-то или мы остались вдвоем в этом мире, или же оказались за его пределами.
        — Стань мною, Тэн,  — тихо произнес Крис, и, прижавшись ко мне всем телом, поцеловал меня в губы,  — я и сам не понимаю, что это такое, я бы хотел сгореть в тебе, исчезнуть, чтобы ничего не было без тебя.
        Я обнял его так крепко, как только мог, мне не казалось теперь диким все, что он говорил и делал, я словно заразился от него какой-то неведомой болезнью, со стороны проявлявшейся, как маниакальность, а внутри в самом сердце пылавшей ровным страшным огнем. Я начал раздевать его, не жадно, как раньше, а так как будто мне хотелось освободить его от самого себя, устранив все, что стояло между нами. Мне не хотелось как в первую нашу ночь доказывать самому себе, на что я способен, поскольку истинное глубокое желание не требует доказательств и оправданий, и теперь все во мне было направлено только на него, заставляя меня забыть о самом себе. Крис встал на колени, опираясь на кровать и положив голову на руки. Я сходил с ума, глядя на его смуглую кожу, скрывавшую нечеловеческое напряжение готовности принять меня и страх перед этим моментом, ибо я со всей отчетливостью ощущал, что, как и я, он не может привыкнуть и не может ждать этого со смиренным равнодушием. Я положил руки ему на плечи.
        — Дыши, глубоко, как можно глубже,  — приказал я, заводя за спину обе его руки. Он уперся головой в поверхность постели, сделал глубокий вздох, затем другой, третий, все, что только я мог чувствовать и осязать, сосредоточилось в одном единственном органе моего тела, в том орудии слияния, деревянные символы, которого в обязательном порядке помещались в прохладном сумраке римских садов, и это не был символ плодородия, это был символ власти, вторгающейся в целостное и вызывающей в нем необратимые изменения. Мне было страшно сознаться себе в этом, но мне хотелось убить его или же заставить его убить меня, это бы освободило нас обоих.
        Я легко прошел насквозь, с минуту я замер в ужасе, Крис не сделал ни единого движения. Я наклонился к нему совсем близко, его губы едва шевелились.
        — Любовь моя,  — он говорил так тихо, что казалось его голос идет издалека.  — ничего больше…
        Я не стал двигаться, но только, положив руки ему на бедра, медленно раскачивал их, испытывая невероятно наслаждение от каждого его прерывистого вздоха, я не видел ничего вокруг, казалось, внезапно наступила ночь, освещенная лишь ярким пламенем костра, я чувствовал, как языки пламени лижут меня, причиняя боль, похожую на ту, что возникает при соприкосновении со льдом. Я ясно слышал голос не свой, но и не моего любовника, голос, звучавший отчетливо, произнес: «Открой врата, войди в Пылающую комнату».
        Сколько это продолжалось неизвестно, но обнаружил я себя в обнимку с Крисом, лежащим на постели, его глаза были открыты, но выражение их было непостижимо. Это не был гнев, сострадание, восхищение, это был взгляд, выражавший одновременно все и ничего.
        — Ты псих,  — почти весело заметил он,  — я думал умру, когда ты так зацепил меня.
        — Я не все помню,  — пояснил я, понимая насколько нелепо мое признание.
        — То есть как?  — удивился Крис,  — ты же вроде не отключался.
        — Да, но я не помню.  — уже с раздражением сказал я.
        — Ладно, не трепыхайся, ты со своими штучками меня задолбал уже, «Войди в Пылающую комнату», это ты нес, мы же любовью занимаемся, а не этой вашей хреновой астрологией.
        — Я не говорил ничего, Крис,  — повысил я голос,  — ты можешь меня понять, это говорил не я, если хочешь!
        — Вот кайф, ну это шоу, почище, чем в Лас-Вегасе,  — он смеялся и кашлял, задыхаясь от сигаретного дыма.
        — Слушай ты,  — продолжал он,  — предсказатель, а если эта комната в нас с тобой, а?
        Он высказал это предположение настолько просто и открыто, что я вздрогнул. Эта мысль не раз приходила мне в голову.
        — Ну, то есть,  — продолжал он все тем же небрежным тоном,  — что, когда мы в процессе, мы там, а потом назад возвращаемся?
        Меня разобрал смех, я не мог сдержаться, на память мне пришли десятки цитат, перекликавшихся с этим странным предположением, Крис пожал плечами, видно, решив, что я не оценил его догадливость.
        — Тебе выпить надо,  — мрачно заметил он, явно не одобряя моего веселья.
        Он встал с постели, достал из корзины виски и, открыв, протянул мне. Пить мне не хотелось, но я знал, что если я проявлю упрямство, то ссора будет неизбежна.
        Я взял бутылку и сделал несколько глотков. Крис наблюдал за мной с выражением неудовлетворения на лице.
        — Ты пить не умеешь,  — сказал он и взяв у меня бутылку за один раз выхлебал четверть.  — Я Джимми учил, как надо, теперь пьет и глазом не моргнет. На, держи.
        Я попробовал последовать его примеру, но отвращение оказалось сильнее. Я действительно не умел пить. В моей семье спиртное приветствовалось исключительно по праздникам, и то в весьма ограниченном количестве, все остальное время отец цедил за обедом свой традиционный стакан красного вина для поддержания функции крови, как он выражался. За то, что однажды моя сестра пришла домой чуть навеселе, ее лишили всех развлечений на две недели. О своем пиве раз в неделю я никому не заикался. Пить более или менее много меня научил Генри, никогда не напивавшийся до бесчувствия, но с легкостью выпивавший за вечер бутылку бренди. Впрочем, даже живя с ним, я избегал по возможности этой практики.
        — Я вот что подумал,  — начал Крис, открыв ящик комода,  — я его здесь храню, хотел тебе показать,  — он подошел ближе и протянул мне так называемый английский нож, о котором я немало слышал от друзей отца, профессиональных военных.
        У него была прямая рукоять в точности соответствовавшая ширине ладони, черная и гладкая, сделанная из материала похожего на камень, но гораздо легче камня. Лезвие было узким, сантиметров двадцать в длину, обоюдоострое, отливавшее густым стальным блеском. На рукоятке стояли инициалы ДХ. Вообще-то он был больше похож на кинжал, чем на нож. В этой смертоносной вещи была завораживающая притягательная сила. Крис с удовольствием наблюдал за восхищенным выражением моего лица.
        — Хорош, правда?  — спросил он,  — это моего деда. Его Джордж звали. Он с ним прошел всю войну, и всю жизнь не расставался, хотел подарить сыну, но у него только две дочери было, моя мать — старшая, ей и достался. А она его мне дала, еще за три года до смерти, почему мне даже не знаю, я ведь был не старший, но она меня очень любила. Когда я из дома ушел, только его с собой прихватил, ничего больше брать не стал. Пока по улицам шатался, чуть с голоду не подох, даже продать его подумывал, но потом решил, сдохну, но с ним не расстанусь. Я прав был.
        — Да, прав,  — подтвердил, я и, крепко сжав нож, поднял голову и посмотрел на моего друга. Не знаю, было ли это дьявольское искушение или просто у меня помутился рассудок, но в эту минуту в голову мне пришла пугающая мысль, соблазнительная и чудовищная. Крис лежал на постели, голый, с рассыпавшимися темными волосами, закинув руки под голову. Я наклонился над ним, и наши глаза встретились. Он смотрел растерянно, но упрямо, я бессмысленно пристально. Я опустил руку и приставил острие к его горлу. Он продолжал смотреть на меня.
        — Знаешь,  — сказал я, не понимая, что со мной твориться,  — я могу это сделать, ты даже не успеешь произнести мое имя.
        И вдруг он, внезапно рванувшись ко мне, схватил меня одной рукой за шею, а другой за руку, в которой я держал нож. Его глаза горели не ненавистью, а безумием, и тут уже лезвие было прижато к моему горлу.
        — Я тоже могу,  — хрипло сказал он мне на ухо,  — но перед этим я заставлю тебя повторять мое имя, пока оно мне не опротивеет.
        Наступило полное молчание, ни единого звука не доносилось с улицы, Крис странно улыбнулся и разжал руку.
        — Прости меня,  — сказал он,  — я… не хотел, я люблю тебя, так сильно, что иногда мне кажется, что с удовольствием убил бы тебя, Тэн.
        Он признался мне в этом без тени самодовольства, это было страшное откровенное признание, тем более страшное, что я прекрасно его понимал. Он сунул нож под подушку и навалился на меня всей тяжестью своего тела.
        — Ты для меня все,  — проговорил он, с трудом справляясь с собственной гордостью, а он был изрядным гордецом, и я это чувствовал,  — ничего не хочу без тебя.
        — И что ты хочешь?  — спросил я.
        — Ты дашь мне клятву на крови,  — сказал он тоном, не терпящим возражений.
        — В чем я должен поклясться?  — поинтересовался я.
        — В том, что мы не расстанемся, а если расстанемся, то ты убьешь меня.
        — Хорошая идея, здравая,  — не в силах скрыть иронии отозвался я.  — а ты мне в этом поклянешься?
        — Да,  — твердо ответил Крис.
        — Ну что же, тогда по рукам,  — я взял из-под подушки нож, но он перехватил мою руку, собираясь сделать это первым.
        Он без всяких раздумий провел лезвием по ладони, острота ножа была такова, что из мгновенно разошедшихся краев раны потекла кровь. На секунду я задумался об истинном абсурде этой ситуации, которую вряд ли кто-нибудь мог оценить адекватно. Мы вели себя, как два подростка, мечтающих о насыщенной опасными приключениями жизни. Кровь капала на простыни. Время терять было нельзя, я взял у него нож и полоснул себя слева по ребрам. Боли не было, но вместо этого я ощутил жар во всем теле. Кровь сочилась быстро, образуя на белоснежном постельном белье странные узоры. Крис приложил свою разрезанную руку к моим ребрам. Жар усилился, словно к ране приложили раскаленное железо.
        — Ты чувствуешь?  — спросил я, больше из любопытства, чем действительно придавая какое-либо значение факту наличия этой горячки.
        — Как самого себя,  — подтвердил он.
        Я посмотрел на себя, и мне стало неловко. Крис это заметил и, ничего не говоря, взял со стола салфетку и приложил ее к моей нелепой ране.
        — Ты ведь не обманешь меня?  — спросил он с тревогой вглядываясь в мое лицо,  — ты убьешь меня, если это будет нужно?
        — Я поклялся,  — ответил я,  — но и ты тоже.
        Когда наконец стемнело, и постель, залитая кровью совместного ритуала клятвенной верности, перестала выделяться слишком сильно на общем благопристойном фоне комнаты, Крис спросил меня:
        — Тебя били когда-нибудь, ну, по полной программе, давали по морде?
        Я встал в тупик от такого вопроса.
        — Вообще-то нет,  — ответил я,  — отец пару раз двинул за то, что в колледже я на спор спрыгнул с третьего этажа, а так, чтоб по полной — нет.
        Я солгал, однажды меня избили и довольно здорово. Дело было в моей однокласснице, за которой ухаживал Джек и которая почему-то питала ко мне, а не к нему нежные чувства, а я, чтобы не обидеть ее вызвался с ним выяснять на нее права, но пришел он не один, а с тремя приятелями, и они уж постарались меня отделать так, что я вынужден был остаться ночевать у подруги сестры, поскольку вернуться домой я не решался, по счастью, отец должен был на следующий день уехать, а от матери все было гораздо проще скрыть. По прошествии семи лет, я, естественно, не испытывал никакого чувства обиды, но рассказывать об этой истории Крису мне не хотелось.
        — Это по тебе видно,  — сказал мой друг с пафосом знатока,  — я вот многое повидал и не жалею.
        — Тебе это нравится?  — поинтересовался я.
        — Я от этого получаю кайф, честная борьба всегда поднимает настроение.
        — Что-то я не слыхал, чтобы ты выходил на ринг, пишут в основном о том, как ты бьешь морду мужьям своих любовниц.  — я невольно скривился от неприязни к этой стороне его жизни.
        Крис задумался, его явно задели мои слова.
        — Ну, и что?  — спросил он почти агрессивно,  — я это делаю, потому что имею на это право.
        — Это почему?  — удивился я.
        — Потому что я лучше их,  — пояснил он с дикарской самоуверенностью,  — и потом они сами нарываются.
        — Мне это не кажется большим достижением,  — возразил я.
        Крис нахмурился, я знал, что втайне он и сам, скорее всего, презирает себя за то, что многое ему приходится делать на потребу публики, а ее внимание требует того, чтобы вокруг кумира непрерывно шли адюльтерные скандалы, как доказательство его безупречной мужественности. Отвратительно тут было то, что у него у самого никогда при этом не было истинного сознания своей правоты.
        — Я тебя не сужу, это твое дело,  — сказал я, стараясь закрыть неприятную тему.
        — Я и сам не знаю, на кой черт я бедняге Уайту врезал из-за этой стервы…  — он сокрушался по поводу последнего разразившегося полгода назад скандала с владелицей модельного агентства.
        Мне было забавно следить за тем, как меняется его настроение, по всему спектру от крайней агрессивности и высокомерия до смиренного покорства и какой-то детской уступчивости моему давлению. Я не восторгался ничем, кроме его голоса, его таланта и его врожденного чувства чести, а оно у него было, хотя и сильно покалеченное абсурдным стремлением соответствовать идеалу толпы. Мне были безразличны его машины, телохранители, квартиры, дома, деньги, все, кроме него самого. Но была и другая темная непостижимая тяга, терпкая и глубокая, обозначаемая расхожим словом «страсть», неправильно истолкованным и опошленным, внушавшим мне безграничную тоску. За самый краткий период времени этот человек, эта «звезда», Крис Харди со всеми его показными странностями, стал мне ближе меня самого, дороже жизни и слаще сока огромных черных виноградин, редкого сорта «Ивет».

7 июня 2001

        Вопреки собственным намерениям я пообещал Крису встретиться после нашего кровопролития. Меня угнетала мысль о том, что его отношение ко мне приобретает все более отчетливый характер непреодолимого инстинктивного влечения. По тому, какое у него бывает выражение лица при каждой нашей встрече, когда я появляюсь перед ним, я понимаю, что он вполне способен убить меня, если мне придет в голову отступиться. А иногда мне этого очень хочется. Ибо я не вижу никакой перспективы и боюсь, что сам сильно испортил все дело. Он не услышит меня, даже если начну говорить впрямую, он не в состоянии слышать что-либо кроме своей императивной потребности стать со мной единым целым. Не служит ли это доказательством того, что любовь на самом деле имеет очень мало общего с проблемой пола. Но что стоит за этой любовью?
        Я уговорил его пойти в какое-нибудь простенькое кафе в северной части города, там, вероятность быть узнанным сильно уменьшается. Крис оделся настолько просто, что со стороны невозможно было даже предположить, что он чем-либо отличается от обычного человека. В потертых джинсах и белой майке, с волосами, собранными в хвост, без амулетов и браслетов, у него, конечно, был шанс обратить на себя внимание, но меня успокаивало то, что в таких случаях люди, как правило, полагают, что ошиблись из-за случайного сходства.
        Бобби подвез нас и высадил за две улицы до условленного места. Мы вышли и пошли пешком. Погода была чудесная, начинались летние сумерки. Загорались огни витрин и рекламных стендов, народ шел, не разглядывая нас особо тщательно, и мы чувствовали себя отлично. Я давно мечтал вот так запросто пройти с ним по улице, без охраны, зная, что он идет рядом и курит одну сигарету за другой, время от времени предлагая мне затянуться. В ту минуту я подумал, что готов был погубить душу за то, чтобы мы имели возможность ежевечерне безнаказанно гулять по этому чужому прекрасному городу, и не вспоминать более ни о концертах, ни о моих проблемах, ни о CA.
        Кафе было тихим, в зале было прохладно, свет неяркий, все так, как я и обещал. Я знал это место, мне доводилось бывать там раза три. Мы сели за стол у окна, и к нам тут же подошла девушка, явно меня узнавшая и улыбнувшаяся мне вполне дружески.
        — Что будете заказывать?  — она с любопытством посмотрела на моего друга, и у меня все похолодело внутри. Крис взирал на нее пристально и доверчиво. Она не узнавала его, хотя, возможно, он и нравился ей. Я понял, что чувствует он себя весьма неловко, сбросить с себя прочно приросшую к лицу маску и ощутить себя вновь одним из многих было для него переживанием необычным.
        — Что-нибудь выпить,  — я взял на себя смелость распоряжаться ситуацией на свой страх и риск.
        — Что именно?  — уточнила официантка.
        — Ну, давайте виски со льдом и с содовой, двойную порцию.  — я посмотрел на Криса и он одобрительно кивнул.
        — Что будете кушать?
        — Рыбу,  — Крис неожиданно вклинился в разговор,  — тунца или что-нибудь в этом роде.
        — Тунец очень вкусный,  — подтвердила девушка,  — с овощами?
        — Да,  — подтвердил он,  — и с «Тысячью островов».
        Девица зафиксировала заказ и, улыбнувшись нам обоим, удалилась. Я вздохнул с облегчением. Крис сидел напротив меня с невыразимо глупой улыбкой на лице. Видимо, все это его сильно развлекало. Наконец он закурил и откинулся на спинку стула.
        — Здесь классно,  — проконстатировал он.
        — Да, я здесь бывал раньше, когда удавалось заполучить гонорар у Генри,  — пояснил я.
        При упоминании о Шеффилде, лицо омрачилось. Он посмотрел на меня исподлобья.
        — Зачем ты с ним остаешься?  — спросил он.
        — Понимаешь, я сейчас не могу уйти, мне необходимо кое-что выяснить,  — ответил я.
        — И долго еще?  — продолжал он.
        — Совсем нет,  — убедил я его.
        — Тэн,  — заметил он несвойственным ему серьезным тоном,  — я не хочу, чтобы ты думал только об этой комнате, мне нужен ты, а не она.
        Началась старая песня, доводившая меня до исступления.
        — Неужели я ничего не стою, что ты каждый раз думаешь только о том, как меня туда затащить? А если бы я стал принуждать тебя работать со мной, за музыку взяться?
        Я уставился на него с интересом. Его мысль о совместной работе показалась мне весьма заманчивой.
        — Но это невозможно,  — возразил я,  — я в музыке ничего не смыслю, даже нот не знаю, а о голосе вообще и речи быть не может.
        — Но ты можешь песни сочинять, слова, то есть,  — сказал он.
        В это время нам принесли наш заказ, и он тут же отпил треть стакана виски. Девушка расставила все по своим местам и вдруг, наклонившись, к нам сказала:
        — Моя подруга говорит, что вы очень похожи на Криса Харди, вокалиста группы «Ацтеки», она попросила узнать, может быть, вы — это он.
        — Я?  — с искренним изумлением воскликнул Крис,  — ну что вы, конечно нет, я сам работаю в ресторане, правда, похож на него немного, но ничего общего.
        Девушка разочарованно покачала головой:
        — Я ей так и сказала, не может быть, чтобы он сюда пришел. Тогда извините, пожалуйста.
        — Какой же ты лгун,  — заметил я, наблюдая за тем, как она уходит в другой конец зала.
        — Не люблю славу,  — ответил он,  — сначала все это в кайф, а потом приедается, даже бросить все к черту хочется, но я люблю петь, люблю концерты, мне нравиться доводить людей до экстаза.
        Он посмотрел на меня с каким-то неопределенным выражением в глазах. Я невольно взял его за руку.
        — По-моему тебе просто нравиться шокировать.
        — Да,  — согласился он, допивая виски,  — закажи еще.
        Я встал и отправился к стойке. В кафе постепенно прибывали посетители, занимая соседние столики. Я заказал заранее две порции, догадываясь, что Крису потребуется еще как минимум две.
        — Так ты будешь со мной работать?  — спросил он, когда я вернулся и сел на место.
        — А ты будешь мне платить?  — ответил я вопросом на вопрос.
        — Сколько ты хочешь?  — спросил таким тоном, словно действительно собирался нанимать меня на работу.
        — За каждую песню?
        — Нет, за весь альбом, за «Пылающую комнату».
        Меня бросило в жар от этого предложения. Я и помыслить не мог о том, чтобы взяться за это. И в то же время я страстно желал это сделать.
        — Знаешь,  — пояснил я,  — я совсем не умею писать текст, для которого потом подбирается музыка или, наоборот, писать для уже готовой аранжировки, я песенного ритма не чувствую. Если хочешь, я тебе прочту одну вещь.
        — Читай,  — велел Крис и весь настроился меня слушать с таким вниманием, что мне стало как-то не по себе, от того, что он так серьезно ко мне относится.
        Я подумал еще немного и наконец все же решился прочесть ему «Воздух как пламя». Он слушал, затаив дыхание, с едва заметной улыбкой на лице.
        «Сейчас пошлет меня к черту»,  — подумал я, досадуя на то, что вообще заговорил с ним об этом.
        — Я могу это спеть,  — заявил он, вероятно, по привычке профессионала прокрутив в голове все возможные варианты сопровождения.  — И я думаю, неплохо будет. Решено, ты напишешь все остальные песни. Все, кроме моих двух, а если кто-нибудь из ребят захочет что-нибудь добавить, то я возражать не стану. Пусть будет больше, уложимся.
        — Крис, ты это серьезно?  — не веря собственным ушам, спросил я.
        — А ты как думал, только попробуй отказаться. Забили. А деньги не беспокойся, получишь столько, что тебе и не снилось. За это я тебе ручаюсь.
        — А группа, они возражать не станут?
        — Я с ними поговорю.  — он закурил очередную сигарету, с любопытством обводя взглядом зал.  — А ты здорово сказал: «Это все, что нам с тобой следует разделить, свой приняв конец». Прям мороз по коже.
        — Не слишком пессимистично?  — с тревогой спросил я его.
        — Да, нет, нормально, так и надо, я каждый раз думаю, что умру, когда…
        Он не договорил и принялся за свой виски.
        — Когда что?  — заставил я его продолжить.
        — Когда это творится,  — произнес он задумчиво, с полной неожиданностью для меня, использовав в своей речи такое уклончивое определение нашей связи.
        Я положил ему руку на колено под столом. Я не отказался бы и от большей свободы, но кругом было полно народу, и на нас периодически поглядывал бармен. Крис сидел с равнодушно скучающим выражением на лице, а по его телу проходила легкая дрожь.
        Я взял его левую руку и перевернув ее ладонью вверх, похолодел от ужаса, вместо шрама от глубокой раны, я увидел едва заметную темноватую полосу, словно повреждение было нанесено не вчера, а две недели назад. Мне не только не хотелось ничего знать об этом, я просто приказал себе выбросить из своего сознания все это и не поднимать этот вопрос ни сейчас, ни в дальнейшем. Похоже, что сам он даже не обратил на это внимание. «Господи,  — с невыразимым отчаянием подумал я,  — что если он демон, посланный погубить мою душу, а я все больше доверяюсь ему, в своей гордыне полагая, что призван спасти и защитить его?». Нет, он не мог быть ничем, кроме моего Криса, просто вокруг него было слишком много гнусности, а я мог, я должен был оградить его… чтобы войти в CHAMBRE ARDENTE.
        — Может, пойдем в машину?  — спросил он внезапно, посмотрев на меня с плохо скрытым мучением в глазах.
        Я снова представил себе Бобби, и мне захотелось любым способом избежать этого безобразия.
        — Мне не нужны деньги,  — произнес я, глядя в его широко раскрытые глаза, светившиеся темным огнем бесконечного желания.  — Я пишу о нас и только для нас.
        — Я знаю,  — ответил он,  — но ты должен получить все, как я, и я для этого все сделаю.
        Мы просидели еще несколько минут, затем я встал и сказал ему:
        — Я буду ждать тебя.
        Я направился в туалет и, войдя туда, с облегчением заметил, что он пуст. Крис появился спустя минуту. Дверь можно было закрыть на задвижку, что само по себе было подарком судьбы. Когда он это сделал, я бросился к нему в объятия, мы целовались, как обезумевшие от страсти подростки, ощупывая друг друга так, как будто хотели удостовериться в реальности происходящего. Крис прижал меня к стене. В дверь тихо постучали. Никто из нас не произнес ни звука. Постучали вновь, и затем мы услышали удаляющиеся шаги.
        Крис стянул с меня джинсы и прижался щекой к моему бедру.
        — Доведи меня до предела, но не давай кончить,  — сказал я ему, зная, что это многообещающее предложение заведет его еще больше.
        Он стоял передо мной на коленях, обхватив мои ноги, если бы только он взял в рот, я бы не выдержал, но он знал это. Прикосновения его языка были очень легкими, но от каждого из них я все крепче сжимал ладонями его виски. Он мягко обхватил губами конец.
        — Нет, Крис, нет,  — с ожесточением прошептал я, сдавливая его виски.  — Поднимайся.
        Он послушно встал, расстегнул джинсы и, повернувшись ко мне спиной, нагнулся, держась руками за раковину.
        — Это месть за Бобби,  — сказал я, зажав ему рот,  — сейчас ты поймешь, каково мне было.  — Я сделал безуспешную попытку вставить член сразу. Но он был настолько возбужден и зажат, что я вынужден был начать с пальцев, заставив его успокоиться. Наконец я все-таки проник внутрь. Он сжимал меня горячо и плотно, а я взламывал его с тем ожесточением, на какое только был способен в исступлении безумной любви, в стремлении не обладать им, но стать с ним единым целым, в этом неконтролируемом химерическом желании абсолютного слияния.
        — Черт,  — тихо проговорил Крис, застегивая джинсы,  — не понимаю что такое, ты даже не трахаешь меня, ты меня заставляешь перестать быть собой что ли, Тэн.  — Он нежно поцеловал меня и прижал мою голову к своей груди.  — Я всегда так думал раз-два и готово, ничего особенного, но с тобой все изменилось. Я не хочу тебя отпускать ни днем, ни ночью. Мы должны жить вместе.
        Он произнес это «должны» с такой убежденностью, как будто от него зависели все судьбы мира.
        Мы вышли из кафе поздно ночью. Решили идти переулками к тому месту, где нас ждал верный Бобби. Свернув в какую-то подворотню, чтобы срезать путь, мы услышали отчаянные женские вопли. Мы помчались на крик, и увидели двух парней вцепившихся в девушку лет семнадцати. Крис, не медля ни минуты, вмешался, схватив одного из них и двинув его со всей силы о каменную стену, но тот вырвался и вдвоем они, выпустив свою жертву, накинулись на моего друга.
        «Вот дьявол!» — подумал я и присоединился к этой невоздержанной компании со свойственной мне в экстремальных ситуациях невменяемостью, развернув одного из противников и заехав ему по физиономии кулаком так основательно, что он не удержался на ногах, но зато я тут же получил в поддых от его напарника. Крис, видимо, придерживаясь рыцарского правила не бить лежачего, уже с озверением отделывал его никак не желавшего успокоиться приятеля. Девушка, оцепенев от ужаса, наблюдала за этой свалкой. В конце концов, оба убрались с той быстротой, которая обеспечивала им сохранность их способности двигаться. Крис подошел к девушке, прижимавшей руки к груди и смотревшей на него с отчаянной беспомощностью.
        — Ты «Ацтеков» любишь?  — спросил он ее неожиданно, хриплым голосом, отирая разбитые губы.
        — Очень,  — пролепетала она.
        — Ну, так я тебе на память автограф дам, тебе повезло, что мы тут мимо шли. Давай бумагу и ручку.
        Девушка, отбрасывая с лица растрепанные белокурые волосы, начала судорожно рыться в сумке.
        — Вот,  — она протянула Крису ручку и тетрадку дрожащей рукой.
        — Учишься где-нибудь?  — поинтересовался он, с любопытством листая тетрадь.
        — Да, в колледже архитектурном,  — подтвердила она, готовая разрыдаться.
        — Молодец,  — сказал он и расписался на обложке тетради,  — приходи на концерт. Может тебя проводить?
        — Я здесь живу, вот тут подъезд,  — он указала рукой на открытый вход.
        — Ну, смотри,  — заметил мой друг,  — Пошли, Тэн.
        Я кивнул девице и мы направились в сторону улицы В***, где стояла машина.
        — Теперь, небось, напишут, что ты ходишь по темным подворотням с каким-то юнцом и заступаешься за несчастных женщин,  — ехидно сказал я.
        — А ты молодец,  — с одобрением ответил Крис,  — я думал, ты не полезешь.
        — Ты полагал, что я смотреть буду?
        — Ну, черт тебя знает, а ты парень что надо,  — он обнял меня за талию.
        Мы сели в машину и всю ночь катались по городу, держась за руки и прижавшись друг к другу, как две школьницы. Бобби непрестанно курил и рассказывал нам анекдоты. Я был безмерно, до одурения счастлив в ту ночь, большего я и пожелать не мог.

8 июня 2001

        Генри не спрашивает меня, где я пропадаю. Он весь поглощен собственными заботами. Это утешительно. Так что в конце концов я практически поселился в квартире на F***. Крис приезжал каждый вечер после репетиции.
        Но в последние дни я ждал его в машине, пока он был в студии. Бобби обычно молчит, но тут он как-то сказал мне:
        — Крис в прекрасной форме, но только голову совсем потерял,  — меня поразила простота, с которой он произнес это.
        — Вы его осуждаете,  — поинтересовался я.
        — Ни в коем случае, только не попадайтесь на глаза репортерам,  — на том разговор и кончился.
        Мы предаемся ненасытному ажиотажу, в котором, однако, есть сладость, отсутствовавшая во всех прочих моих отношениях. У Криса необычный неподдающийся классификации темперамент, смесь нежности и агрессивности, о которой так мечтают женщины, по большей части, не умея ценить ни первое, ни второе. Но каждый раз я чувствую ужасную усталость. И подозреваю, что ее причина не только в пристрастии моего друга к тому, чтобы доводить и себя и меня до состояния, когда слишком большое желание становится слишком горьким на вкус. Он этого не замечает и даже во сне не дает мне освободится из его объятий. А меня мучает страх. Я предчувствую взрыв и думаю, что буду расплачиваться и за себя и за него.

10 июня 2001

        Я проснулся ночью от шума и какой-то ожесточенной возни вокруг. Крис рылся во всех углах и ящиках, по ходу дела вываливая на пол все их содержимое, посреди комнаты уже образовалась внушительных размеров пирамида, состоявшая из моих книг, коробок, одежды, каких-то странных предметов, напоминавших части музыкальных инструментов, и еще черт знает какой мелочи.
        Я наблюдал за ним, пытаясь понять, что он делает
        — Мать твою, да куда же он подевался!  — в отчаянии крикнул он наконец и повернулся ко мне.
        — Ты не видел его?  — спросил он,  — мой браслет, я его всегда надеваю на выступления, провалился как сквозь землю.
        — Какой браслет?
        — Ну, обычный медный, мой талисман, на нем еще надпись была по-арабски.
        Я припомнил, что действительно неоднократно видел на нем браслет, широкий, медный с выгравированной надписью.
        — Чего ты из-за него так психуешь?  — поинтересовался я.
        Крис посмотрел на меня с возмущением, как я мог не понимать, что этой вещью он дорожил больше, чем своим роскошным лимузином.
        — Я не могу без него выступать, вот черт!  — он снял футболку и швырнул ее в кучу.  — Ну и дела, Тэн, что ты смотришь?
        У Криса привычка раздражаться на то, что я смотрю на него в моменты его дурного настроения.
        — Ладно, завтра скажу Марте, чтобы заказала мне новый, только жаль, я так и не узнал, что на нем было написано.
        — Не все потеряно,  — возразил я,  — дай мне лист бумаги и карандаш.
        Крис порылся в куче хлама и подал мне то и другое.
        У меня всегда была отличная зрительная память, я запоминал в точности даже те изображения, смысла которых не понимал и не знал. При определенном усилии я мог восстановить в памяти и эту надпись на браслете.
        — Ну вот,  — я подал ему листок,  — оно?
        — По-моему, да,  — ответил Крис и посмотрел на меня в изумлении,  — А ты знаешь, что это значит?
        Я рассмеялся.
        — Я не знаю арабского,  — пояснил я, видя, что мой смех задел его самолюбие,  — а вот ты просто невероятный осел, носил браслет, на котором неизвестно что написано.
        — А что тут такого?  — он не понимал смысла моего замечания.
        — Крис, понимаешь,  — пояснил я,  — нельзя носить на себе непонятные знаки, их смысл может быть враждебен, он может приносить несчастье, но в твоем случае тебе просто повезло.
        — Ну, так я завтра скажу Марте, чтоб узнала, что это значит,  — принял он разумное решение, что вызвало у меня очередной приступ смеха.

15 июня 2001

        От мысли написать его портрет я не отказался. Но ему пришла в голову другая, более ненормальная идея, чтобы я сделал ему татуировку. Мне это показалось дикостью, но Крис просто помешался на этом. В конце концов, он меня познакомил со своим знакомым, специалистом по этого рода искусству. Я научился довольно быстро и, наконец, счел себя достаточно компетентным.
        — И все-таки я тебе советую, обратись к специалисту,  — порекомендовал я ему.
        — Нет, это должен сделать только ты,  — возражал он с упрямством, пока мы завтракали.
        — Знаешь, такое впечатление, что я должен делать татуировку не на твоем левом бедре, а на твоей бессмертной душе.
        Крис вдруг стал мрачным, как туча, и сказал:
        — Никто не знает, где она находится.
        Я не выдержал и начал безумно хохотать, но он не смеялся. Мне хотелось съязвить на его счет, но я передумал.
        — Ну ладно, я был гравером, дизайнерил гороскопы, теперь возьмусь за твою задницу.
        Он не ответил на это ни улыбкой, ни как-либо еще. И я решил перевести разговор в более конструктивное русло.
        — Что ты хочешь, чтобы я изобразил?
        — Вот этот знак,  — он взял со стола обложку будущего диска указал мне на какой-то символ. Рисунок был довольно сложный, и к тому же уменьшить его в масштабе было проблемой.
        — Нет, это не пойдет,  — сказал я.
        — Это диск «Chambre Ardente». Ты обязательно это сделаешь.
        — Ты что, придурок,  — я не выдержал и повысил голос настолько, что сам слушал себя с удивлением,  — ты просто кретин, Крис, где ты только выкопал этот бред, зря я с тобой связался.  — Я ушел в комнату и заперся на ключ.
        Мне было стыдно за свою грубость, но я понимал, что он собирается, как ребенок, поиграть в очередные игрушки, а мне это не нравилось. И зачем я только пообещал сделать эту чертову татуировку. Крис уехал, даже не постучавшись ко мне. Я просидел весь день в одиночестве, наконец, уже за полночь я услышал, как подъехала машина. Мне было тоскливо, но на балкон я не вышел. Крис вернулся злой, как собака, после ссоры со мной петь он обычно не мог. Я вышел к нему навстречу и сказал:
        — Я еду домой.
        — Поезжай,  — равнодушно, но печально ответил он и улегся на диван с бутылкой.
        Я уже хотел уйти, но он вдруг вскочил и бросился ко мне. Первая моя мысль была та, что он намеревается мне хорошенько двинуть, но произошло нечто неожиданное.
        Он прижал и меня к себе и почти со слезами взмолился:
        — Не уезжай, я без тебя сдохну.
        — Да, ты и так сдохнешь,  — цинично ответил я, освобождаясь от него,  — ты же даже не задумываешься, зачем ты вообще живешь.
        Я видел, что ему больно, и, мне было его жаль, но во мне проснулась та подавленная склонность к жестокости, которая была свойственна мне всегда, а в этой ситуации казалась мне оправданной необходимостью защитить себя от этого дикого хаоса, носителем которого мне представлялся в тот момент Харди.
        — Я тебе говорил, что я не твой мальчик, и то, что я с тобой сплю, еще не значит, что ты мне дорог, и не воображай, что ты нашел в моем лице няньку и преданного шута,  — мне самому было странно, что я с удовольствием произношу все это, не веря ни единому слову.
        — Я тебя люблю, Стэн,  — серьезно и с явным насилием над собственным самолюбием сознался он.  — Я знаю, что ты, единственный, кого я люблю.
        — Ну не надо так преувеличивать,  — продолжал я, все тем же издевательским тоном, любить — это смешно, а уж меня вдвойне смешно, ты и сам это знаешь.
        — Я буду делать все, что ты скажешь, если хочешь, я все брошу, музыку, этот город, мы можем уехать и жить где-нибудь.
        — Да, ты и вправду спятил, ты думаешь, тебе дадут жить, «где-нибудь», да за тобой же тянется целая свора голодных шакалов, которые тешат твое тщеславие, журналисты, бабы, жены, имиджмейкеры, шоферы, повара, дизайнеры, рабочие сцены, вся эта дрянь бесконечная.
        — Мне они не нужны,  — возразил он с тем смирением, которое только бесило меня, потому, что я знал, что он не понимает главного, неслучайности этой несчастной страсти, от которой он ослеп и оглох.
        — Меня полиция ищет, ты об этом забыл?  — спросил я, немного успокаиваясь.
        — У меня есть деньги, мы можем уехать туда, где тебя искать не будут.
        — Да что ты заладил, уехать, уехать, куда ехать-то, в Центральную Африку, что ли?
        — Куда хочешь.
        — Некуда нам ехать, Крис, и чем скорее ты это поймешь, тем лучше.
        Я сел на стол, а он продолжал стоять растерянно посреди комнаты, и я задумался над тем, насколько он ближе мне такой, чем тот, который так нравится миллионам поклонников.

17 июня 2001

        Я начал обдумывать структуру альбома и пытаться вытянуть из Криса хоть какие-нибудь формальные правила, по которым он должен создаваться, но он вместо объяснений говорит мне одно и тоже: «Пиши все что хочешь, у тебя все в порядке, я спою любые слова, и все будут визжать от восторга». Не очень-то мне в это вериться.
        — Послушай, Крис, я не хочу, чтобы ты тащил меня в свой мир, только потому, что мы с тобой любовники, а на самом деле я ничего не стою, меня будет презирать твоя же группа, не говоря уже обо всех прочих.  — заметил я пока он собирался на репетицию.
        — Не смей так говорить,  — рявкнул он на меня,  — ты пишешь, что нужно, я знаю лучше тебя, я пою, а не ты, кое в чем я разбираюсь лучше тебя, ты понял?  — он подошел ко мне и схватил меня за плечи.  — Если не напишешь весь альбом, я вообще брошу к черту все, разорву контракт, пусть забирают все деньги, нам с тобой хватит, чтобы протянуть до того, как я найду себе работу в каком-нибудь клубе.
        — А Джимми, а ребята,  — спросил я с неподдельным страхом,  — ты что их собираешься подставить?
        Он нахмурился и через секунду ответил:
        — Я им сам выплачу компенсацию.
        — Крис, перестань,  — возразил я, обнимая его, и прижимая к себе,  — ты же знаешь, я не нарушу обещания, я напишу, только не злись.
        Он уехал, а я остался, мотивируя это тем, что мне необходимо было посидеть одному и подумать кое над чем. На самом деле думать мне не хотелось. Мне до потери памяти хотелось напиться. Никогда прежде такая потребность у меня не возникала. Я лег на ковер и, глядя в потолок, стал размышлять. «Юноша должен отвлекаться от учения непродолжительной игрой на музыкальных инструментах, для того чтобы согреть кровь и чтобы от чрезмерных упражнений им не овладела меланхолия». Я вспомнил это странное поучение Дюрера, и на сей раз оно не показалось мне таким уж загадочным. При моей безумной, нереализованной любви к графике, я был абсолютно лишен музыкальных способностей, я не только не понимал, как моя сестра играет на фортепьяно и на флейте, я даже помыслить не мог о каком либо соприкосновении с миром звука. Похоже, что Крис собирался поступить со мной также, как советовал поступать с учениками Дюрер, давать им все необходимое и даже свыше того, но держать под непрестанным надзором. Не могу сказать, что мне это льстило. В отличие от Генри при прочих существенных достоинствах, Харди был чужд сознательному
стремлению к принуждению.

18 июня 2001

        Крис получил свой браслет, точно такой же, как пропавший и торжествующе сообщил мне:
        — Знаешь, что значит эта фигня, это значит «Сердце девственницы не знает пощады» Красиво, правда?  — он с удовольствием надел браслет на руку и протянул мне, чтобы я им полюбовался.
        — Да, впечатляет,  — согласился я,  — только какое отношение к тебе имеет эта девственница?
        — Плевать на нее,  — возразил Крис, не желавший долго размышлять над непонятными фактами,  — я поеду с тобой в «Дюну», мы будем танцевать всю ночь, и тебе не отвертеться.
        — Дело твое,  — согласился, зная по опыту, что отговаривать его бесполезно.
        Он притащил меня в клуб в час ночи. Мы выпили водки, и он, разумеется, не оставлял своего намерения обрести во мне партнера по танцам. Я ненавижу танцевать, но чтобы доставить ему удовольствие, возражать не стал.
        Он обнял меня чуть ниже талии, я положил руки ему на плечи, и в целом мы смотрелись вполне респектабельно, как обычная пара танцующих в ночном клубе. Но ситуация приняла неожиданный оборот.
        К нам подошел бармен, вероятно, давно уже на меня смотревший, и спросил Харди, которого, очевидно, знал и неплохо:
        — Не уступишь мальчика, Крис, я тебе тоже кое-что подкину?
        Крис, не говоря ни слова, разжал свои объятия и резко схватил за шиворот несчастного сотрудника заведения, затем стремительно оттащил его к стенке и беспрерывно тряся, что-то начал объяснять ему не слишком доброжелательным тоном. Я наблюдал за всем этим, с чувством оскорбленной гордости на лице. На самом же деле мне было весело, если не сказать хуже, меня забавляло мое положение, в университете, еще пять лет назад, я и представить себе не мог, что когда-нибудь в элитном ночном клубе из-за моей персоны возникнет стычка между рок-звездой и барменом. Это было похоже на бред, но бред этот мне был по душе.
        — С меня хватит,  — сказал я Крису, когда он вернулся.
        — С меня тоже,  — согласился он.

22 июня 2001

        Я приехал к Генри. Он встретил меня без претензий, но с явной насмешкой, спросив как мои дела. Хелен мне не слишком обрадовалась, видимо ее вполне устраивало общество Шеффилда.
        — Ну, рассказывай,  — сказал он, усевшись со мной в гостиной,  — с кем ты проводишь дни и ночи, или наоборот, что, впрочем, неважно.
        — Генри,  — пояснил я сдержанно, предполагая, что за этим сразу последует необходимость в неприятных объяснениях.  — Я хочу забрать некоторые вещи, мои вещи, разумеется.
        — Да, ты никак решил сбежать и бросить меня на произвол судьбы,  — спросил то ли ядовито, то ли не веря в истинность своих слов.
        — Именно так,  — подтвердил я,  — то есть, не совсем. У меня есть друзья, они пригласили меня поехать отдохнуть. Вот и вся проблема.
        — Ну, а если я не согласен,  — спросил Генри,  — если я позвоню в полицию?
        — Я знаю, ты можешь это сделать, но мне все равно,  — ответил я с тем равнодушием, которое характеризует человека, запутавшегося в собственной жизни и уже безразличного к тому, что ждет его впереди.
        — Не буду, не буду,  — заверил он меня с улыбкой,  — сказать по чести я был к этому готов. Я даже рад этому. Твоя помощь мне больше не нужна, ну а ты, я думаю, все равно потом вернешься.
        — Я не вернусь, Генри,  — возразил я,  — ты меня неправильно понимаешь.
        — Правда?  — изумился он.
        — Я тебе очень благодарен за твое участие, но я никогда не вернусь.
        — Не зарекайся, дружок,  — произнес он с самоуверенной фамильярностью в голосе,  — за тобой ведь не мелкое воровство числится.
        — Я знаю, что за мной числится,  — ответил я, стремясь как можно скорее прекратить этот разговор.  — Ты не можешь ничего к этому прибавить.
        — Ну, и прекрасно, тогда в добрый путь, дорогой Тэн, но когда-нибудь твой Плутон шарахнет тебя по самое не балуй,  — он встал и налил нам обоим выпить. Я взял бокал, отпил немного и, позвав Хелен, попросил ее собрать мои вещи.
        Плутона я опасался меньше всего, но гораздо сильнее злопамятности Шеффилда. Меня успокаивало только то, что доносить на меня он бы не стал, ибо в этом случае неприятности ему были бы обеспечены, он укрывал меня в течении четырех лет, да еще при столь скандальных обстоятельствах. Конечно, он на это не пойдет. Хелен принесла мне сумку, и я попрощался с ними обоими и уехал.

        6

        Огромный крытый стадион на окраине города был забит до отказа. Концерт еще не начался, пестрая толпа в стоячем партере волновалась, гудела, кто-то уже орал «Свет!» и «Даешь «Ацтеков!». Стэн стоял, прислонившись к стене, закрывавшей проход на сцену. В этом, отрезанном от основной толпы барьером кармане обычно находились журналисты, и Стэн смотрел, как какой-то парень взбирается по лесенке на свою кинокамерную ногу, возвышавшуюся на два метра над всеми. На Марлоу никто не обращал внимания. Рядом околачивался Айрон, один из телохранителей Криса, приставленный к Стэнфорду «на всякий случай». «Мало ли что,  — сказал Крис в машине перед концертом, и его зеленые глаза не отрывались от лица Стэна,  — сам понимаешь, время сейчас такое. Не спорь». Стэн и не спорил, хотя иногда и чувствовал себя идиотом, какой-то фавориткой французского короля, заработавшей себе титул герцогини в постели. Он-то знал, что это все совсем не так, что все гораздо сложнее, что он не игрушка рок-кумира, но это знали только он и Крис. Ну, может, еще Бобби, как подозревал Стэн. Хотя на данный момент об их связи знали или только
догадывались несколько человек, в которых входили музыканты из группы и некоторый обслуживающий персонал. Во всяком случае, здесь им никто не интересовался, очевидно, принимая Стэна за одного из репортеров желтопрессных изданий, неведомо как доставшего аккредитацию и притащившегося сюда в расчете на какой-нибудь скандал.
        Свет в зале стал стремительно темнеть. Лампы дневного света гасли, как будто задуваемые ветром, и синий луч пополз по сцене, отыскивая ударную установку. Кто-то еще пробежал к микрофону, протаскивая последний провод, но в недрах толпы уже зарождалось торжествующее гудение, на мгновение заглушенное взрывом дымовых шашек и превратившееся в торжествующий слитный вопль, когда в красном и синем дыму на сцене появились «Ацтеки». Приветственно взмахнув рукой, Пэтти тут же побежал за свои барабаны, гитаристы разошлись в стороны, а Крис встал на краю сцены так, как вставал обычно, заложив большие пальцы рук за ремень своих кожаных штанов, задрав подбородок и глядя на толпу агрессивно, высокомерно и призывно одновременно.
        — Ну что, ребята?!  — гаркнул он, и его глубокий сильный голос с легкостью перекрыл шум толпы даже без микрофона.  — Повеселимся?
        Толпа ответила стоном. Стэн со своего места видел кучку каких-то девиц, орущих и прыгающих, по лицу у одной текли слезы, размазывая тушь, она кричала так, что казалось, потеряет сознание от экстаза. Очевидно, вида ее кумира было достаточно, чтобы пережить все спектр доступных ей эротических эмоций. «Тут не поспоришь,  — подумал про себя Стэн с улыбкой,  — выглядит он неплохо». Стэн перевел глаза на Криса, стоявшего спокойно и пренебрежительно над этим морем людской истерии. Последнее время он забросил свои алые и серебряные костюмы и стал одеваться со сводящей с ума простотой. Сейчас помимо кожаных штанов на нем была разодранная на груди белая майка и тяжелые ботинки. На смуглой гладкой груди болтался серебряный амулет. Длинные черные волосы перехвачены свернутой в жгут банданой. В нем действительно было что-то дикарское, такое, от чего сердце Стэна застучало быстрей. Он еще раз взглянул на бьющих в истерике девушек, и тут злая и совершенно не свойственная ему мысль пронзила юношу, как укус змеи. Он даже задохнулся от этого: «А ведь он мой, девочки.  — подумал Стэн,  — он мой, как бы вы тут не
бесились. И я делаю с ним, что хочу». Он закрыл глаза, выбрасывая это из головы, но тут Крис взял микрофон и первый аккорд гитары Джимми прозвучал над моментально затихшей толпой, как голос органа.
        Стэн никогда не говорил об этом Крису, но он безумно любил концерты «Ацтеков». Это была не та музыка, к которой он привык, но ее жесткий завораживающий ритм, внезапно прорывающаяся мелодичность, звучание гитары Грэмма, то чистое, как пение ангелов, то поднимающееся до какого-то дьявольского вопля, нервический ритм барабанов Крошки Пэтти, невидимый, но заключающий все в точную ритмическую канву голос баса Арчи казались ему исполненными удивительной жестокой гармонии, прекрасной в своей угловатости. А вокал Криса был превыше всего. В этом чистом, сильном, с легкой хрипотцой голосе был такой подлинный трагизм, что Стэн иногда не мог сопоставить этот инфернальный звук со своим другом, который никогда не задумывался, что будет в следующую минуту и в чем смысл его существования. Но слушая его, Стэн всегда чувствовал, как мощная, сметающая все на своем пути сила исходит от Харди волнами, словно от эпицентра урагана. Он понимал этих несчастных девчонок. Он их отлично понимал. Сердце его билось в несколько раз быстрее положенного, он прижал к груди кулак и смотрел на Криса, не отрываясь. Сейчас ему
казалось, что все его муки и переживания — ничто, когда эта сила входит в него, и заставляет сердце биться в одном ритме с ударными.
        Крис спел несколько песен, в том числе и «Змеелова», которого он пел теперь на каждом концерте. Стэн знал, что Харди поет для него, и ему это было приятно. Иногда перед концертом он просил Криса спеть ту или иную песню, и тот всегда исполнял его просьбу. Каждая песня сопровождалась экстатическим ревом, и, когда Крис допел последние слова «Жертвоприношения», какая-то растрепанная девица все-таки выскочила на сцену и кинулась ему на шею. Крис коротким жестом отстранил телохранителей, бросившихся на выручку и, прижав девушку к себе, крепко поцеловал ее в губы. У Стэна сердце застыло в груди от ревности, как глупо бы это ни было, но он тут же рассмеялся, смотря на то, как девчонка уходит со сцены, покорно, как овечка, оглядываясь на Криса почти с ужасом. Внизу ее окружили подружки, со смертной завистью в глазах, они, видно, пытались расспрашивать ее о чем-то, но за гулом восхищенной толпы, они вряд ли слышали сами себя.
        «Ну, я тебе устрою», подумал Стэн, он отлично знал, что Крис это проделал исключительно ради поддержания имиджа, но ревность все равно душила его. Однако тут произошло нечто, заставившее Стэна надолго забыть о неизвестной девушке, получившей поцелуй Харди.
        Крис поднял руку ладонью вверх, призывая всех к молчанию. Толпа затихла. Всем было известно, что сейчас Крис будет «посвящать песню». Он делал это не очень часто, песни посвящались тоже избранным, например, жене Арчи, матери Криса или, в редких случаях, какому-нибудь коллеге по рокерскому цеху, безвременно скончавшемуся от СПИДа или передозировки. Например, Стэн знал, что одна из ранних песен «Ацтеков» посвящена памяти Фредди Меркьюри. Впрочем, «ацтеки» предпочитали живых, и не было в городе такой девушки, которая не мечтала бы о том, как ее имя произнесет со сцены Крис Харди.
        Итак, Крис поднял руку и объявил:
        — Сейчас мы сыграем вам новую песню. Она с нашего следующего диска и посвящена…  — Крис сделал многозначительную паузу, а когда заговорил снова, Стэну показалось, что он слышит в его голосе звенящую нотку напряжения — моему другу Тэну Марлоу!  — ноги у Стэна сделались ватными, он прислонился к стене. Ему казалось, что все смотрят на него, хотя единственный, кто правда глядел в его сторону, был довольно улыбающийся Айрон. Стэна словно кипятком облили, он испытывал дикую злость на Криса за то, что тот вот так, со сцены выкрикнул его имя, сразу обнажив связь между ними и сделав ее достоянием этой толпы, за то, что он произнес эти два слова, которые были запретными для самого Стэна все четыре года. А с другой стороны, он чувствовал себя ужасно, непристойно счастливым, словно это очередное доказательство любви Криса было самым важным, словно он все время боялся, что Крис стыдится этой связи, а теперь понял, что нет, Крис гордится ей.
        Харди подождал, пока толпа перестанет изливать свою радость по адресу неизвестного ей Марлоу, и уже тише закончил:
        — Песня называется «Табу».
        От этого слова Стэну стало еще хуже. Он даже не представлял, что мог написать там Крис. Вдобавок, это была аллюзия на недавно вышедший скандальный фильм, который они с Крисом смотрели вместе, и Харди был просто заворожен историей мальчика-самурая, даже написал потом песню под названием «Демон», которая тоже должна была войти в новый диск. Стэн в ожидании самого ужасного, не отрываясь, смотрел на своего друга, который отошел от края сцены, волоча за собой микрофон, и чуть заметно кивнул Джимми, давай, мол. Джимми кивнул в ответ, прищурился, лицо у него стало такое, как будто он прислушивался к чему-то трудно уловимому, и тронул струны. Гитара издала протяжный, пробивший Стэна до самых костей вопль. И тут вступили барабаны, их безумная дробь нарастала, как грохот мчащейся на берег волны, Крошка приподнялся над своим табуретом, лицо у него сделалось совершенно невменяемое, кончик языка облизывал губы, и Стэн подумал, что наверное так ударник выглядит в момент наивысшего сексуального напряжения. Тут же снова вступила гитара и почти одновременно с ней — Крис.
        Стэн стоял, сжав руки так, что на ладонях выступили кровавые лунки от ногтей, вслушиваясь в мятежный голос, который бросал вызов всей этой толпе и говорил, что настоящая любовь запретна, что запрещено все, что действительно необходимо человеку, все, что составляет его душу, потому что именно это невыносимо для окружающих. Он говорил, что ему плевать, он нарушит любые табу и возьмет все, что хочет. Что никто не встанет на его пути. Стэн знал, что собравшиеся в зале болваны понимают эту песню исключительно как протест против социального строя или злых родителей, запрещающих им принимать наркотики или трахаться сколько душе угодно, но он-то знал, о чем это. Это было настолько о нем, не о Крисе, а именно о нем, о его душе, которая должна была прорваться через все хитросплетения собственных запретов, что Стэн просто не мог понять, откуда его легкомысленный Крис столько знает про него. По лицу у него потекли слезы, и, чтобы скрыть, их он отвернулся к стене.
        Когда после концерта Стэн вошел в гримерную Криса, тот в одних кожаных штанах стирал с лица пот и пудру, щурясь на свое отражение в зеркале. Мокрая насквозь майка валялась на полу, как-то Крис сказал Стэну, что за каждый концерт теряет до двух килограммов. Больше в гримерной никого не было и Стэн подумал, что его друг наверное всех выставил потому что знал, что Стэн не будет ждать в машине, а зайдет прямо сюда. На звук закрывающейся двери он обернулся, и в беспощадном свете ламп Стэн увидел, что Крис осунулся и под глазами у него тени. Иногда ему хотелось запретить Харди давать эти чертовы концерты, потому что он просто пугался, когда видел сколько энергии отдает Крис.
        — Привет,  — сказал Крис с той беспомощной радостью, которая озаряла его лицо всякий раз, когда он видел Стэна,  — ну как?
        — Ты чокнутый.  — устало ответил Стэн, валясь в кресло. Там, в зале, Айрон принес ему стул, но он все равно простоял весь концерт.  — Боже, что же ты делаешь со мной?
        Крис бросил салфетку на столик перед зеркалом и подошел к креслу. Присел перед ним на корточки. Выражение его глаз стало почти испуганным.
        — Ты сердишься?  — спросил он неуверенно.  — Послушай, я все продумал. Мало ли на свете Марлоу, в этом городе никто не знает про эту историю, а полного имени я не назвал. Не бойся, все будет хорошо.
        — Я не об этом,  — сказал Стэн и, не удержавшись, положил руку на темные волосы Харди. Они были влажными и рассыпались под его ладонью.  — ты погубишь себя. Они все, конечно, болваны, но найдется какой-нибудь умник и поймет, что ты вложил в эту песню, он все поймет, и тогда ты можешь перецеловать всех девушек в зале, тебе никто не поверит.
        — Поверят.  — уверено сказал Крис.  — ни одна из этих девчонок не откажется от своего шанса, а для этого я ведь должен быть гетеросексуалом, так?
        Стэн засмеялся, продолжая ласкать его волосы. Он не имел никаких сил сердиться, хотя ему и было страшно.
        — Боже, какой ты все-таки дурак,  — сказал он, услышав в собственном голосе такую нежную нотку, что не удивился, когда у Криса от этого загорелись глаза.
        — Так тебе понравилось?
        Стэн только кивнул, от воспоминания о песне у него комок подкатил к горлу. Крис взял его руку, лежавшую на подлокотнике, и прижался к ней губами, Стэн судорожно сглотнул. Он не мог перед ним устоять. Эта сумасшедшая страсть пожирала его, как рак. В какую-то минуту он с ужасом подумал, что же будет, если Крис вдруг охладеет к нему, но тут же прогнал эту мысль. Она была из другой оперы. В этом очищенном и раскаленном добела чувстве не было ничего от прихоти или каприза. Оно существовало вокруг Стэна, как воздух, как небо над головой, и от него было нельзя отказаться, как нельзя отказаться от дыхания. Крис поднял голову.
        — Иди сюда,  — тихо проговорил он, стягивая Стэна за руку на ковер.  — ты мне кое-что должен за такую песню.
        Стэн подчинился и, когда Крис прижал его к себе, обвил его шею руками. Ему было уже плевать и на то, что кто-то может войти, и на то, что его имя только что прозвучало перед тысячами людей. Он не существовал в реальном мире, он не нуждался в нем, как человек не нуждается в своей детской одежде. И еще он подумал, что такой же чистой и непреклонной, как эта страсть, перед человеком предстает только смерть.
        Крис целовал его в губы, постанывая от удовольствия и полузакрыв глаза. Стэн глядел на его длинные черные ресницы, на прядь волос, прилипшую ко лбу, и его, как всякий раз, захлестывало почти невыносимое возбуждение, он всегда поражался, каким чистым и жестоким было это ощущение, словно кто-то наносил ему невыносимо сладкую и болезненную рану. Он на секунду отстранил от себя Криса, тот смотрел на него почти с испугом, Стэн видел, как ему хочется снова поцеловать его, но он готов слушаться, готов сделать все, что захочет его любовник.
        — Ты чего?  — спросил Крис, задыхаясь.
        — Зачем ты целовал эту девчонку?  — спросил Стэн, вглядываясь в его глаза с яростью и жестоким удовольствием,  — Она понравилась тебе?
        Крис засмеялся, он видел, что это не шутка, что Стэн и вправду приревновал, ему нравилась злость мальчишки, это заводило его.
        — А что?
        — Я убью тебя.
        — Убей.
        Они смотрели друг другу в глаза, заводясь все сильнее, потом Крис вскочил на ноги и рывком поднял Стэна. Стащил с него майку и так рванул застежку его джинсов, что она протестующе взвизгнула. Стэн стоял, глядя на него, лицо его казалось замершим, полуопущенные ресницы трепетали, дыхание с трудом вырывалось из груди.
        — Снимай штаны,  — грубо приказал Крис. Стэн покорно выполнил его распоряжение и ждал, что будет дальше.  — встань сюда,  — Крис кивнул на столик у зеркала, на котором валялась всякая гримерная мелочь, которую Харди тут же смахнул одним движением руки,  — Давай.
        Стэн подошел к столику и, нагнувшись, оперся об него руками. Он весь дрожал. В зеркало он видел свое лицо с падающими на лоб светлыми волосами. Слыша, как Харди расстегивает «молнию», он покорно ждал, когда любовник оттрахает его и от дикого вожделения у него сердце выскакивало из горла.
        — Я тебе сейчас покажу, как меня ревновать,  — глухо пообещал ему Харди,  — говоришь, ты не мой мальчик, еще как мой.
        Стэн почувствовал, как твердый член касается его ягодиц, он нетерпеливо застонал, а Крис, не спеша им овладеть, провел руками по спине любовника:
        — Попроси меня.  — сказал он,  — давай, если хочешь, тебе придется попросить.
        — Пожалуйста, Крис!  — взмолился Стэн, понимая, что если эта пытка затянется, он просто потеряет сознание от неудовлетворенного желания.
        — Что пожалуйста?  — Стэн видел в зеркале его лицо, красивое лицо индейского вождя и жестокую ухмылку.
        — Трахни меня,  — выдавил Стэн,  — я не могу, я сделаю все, что ты скажешь…
        — Хороший мальчик,  — шепнул Крис, и Стэн застонал от облегчения, чувствуя, как он входит в него.
        Джимми хотел поделиться с Крисом своими соображениями насчет концерта, особенно, насчет аранжировки новой песни, концертный вариант казался ему более удачным, он шел по коридору, отщелкивая пальцами слышимый только ему ритм. Он был полностью погружен в свои мысли, просто толкнул дверь и вошел, картина представшая его глазам, секунду не доходила до его сознания, потом он закрыл глаза, словно ему обожгло сетчатку.
        Крис, стоя у зеркала, трахал этого своего мальчишку, жестко и яростно, его тело блестело от пота, волосы рассыпались по спине закрыв лопатки, Джимми видел, как на его спине перекатывались мускулы, он видел в зеркало лицо Стэнфорда Марлоу, без единой кровинки, с сжатыми губами и совершенно безумными глазами. Джимми был не из стеснительных, он много чего повидал в своей жизни, в том числе и трахающегося Криса Харди. Но эта картина подействовала на него, как удар в лицо. От этих двоих шло такое, что находиться с ними в одной комнате было все равно, что стоять в центре пожара. Джимми ощущал страх, возбуждение и ужас, ему казалось, что пламя, исходящее от них, спалит его дотла.
        Очевидно, Крис увидел его испуганное лицо в зеркале.
        — Джим, пошел вон!  — рявкнул он, не на секунду не прерываясь,  — подожди за дверью!
        Джимми механически вышел и тихо прикрыл за собой дверь. Он опустился на пол, пытаясь унять бешено стучащее сердце.
        Крис вышел через десять минут. Лицо у него было утомленное, но довольное.
        — Ну чего,  — сказал он,  — чего ты вперся без стука?
        — А ты чего дверь не запираешь?  — механически ответил Джимми, поднимаясь.
        — Да ладно,  — рассмеялся Крис, он выглядел достаточно самодовольным, чтобы можно было предположить, что он не так уж и недоволен появлением Джимми в самый неподходящий момент.  — Давай, я тебя с ним познакомлю.
        Джимми Грэмм твердо знал, что его приятель — псих. Он знал это с того самого момента, как семь лет назад Крис подошел к нему в клубе и спросил пренебрежительно: «Слушай, зачем ты занимаешься этой байдой?» и с этого самого момента он, несмотря на то, что был очарован этим жестким, не знающим никаких преград человеком до мути в глазах, знал, что от Криса можно ожидать всего чего угодно. Но воспитание, которое нельзя вытравить никакой тусовкой все-таки не давало ему совершить этой бестактности. Однако, как всегда, Крис не дал ему думать. Он просто впихнул его в комнату и сказал:
        — Тэн, это Джимми, мой лучший друг, Джим, это Стэн Марлоу.
        Когда Крис сказал Стэну, что собирается представить его Джимми Грэмму, Стэн только вздохнул. Это было невероятно, он в жизни никогда не находился в такой нелепой ситуации, знакомиться с человеком, который пять минут назад застал его в таком положении. Но сегодня сопротивляться Крису он не мог. При этом он был твердо уверен, что, если бы Джимми застал его трахающим Криса, все было бы точно так же. Харди, казалось, даже не знал, что такое стеснительность.
        Джимми увидел, что приятель его безумного друга тоже изрядно смущен. Ему это придало уверенности, и он шагнул вперед под одобрительным взглядом Криса и протянул Стэнфорду руку.
        Тот пожал сильную кисть гитариста хрупкими тонкими пальцами и улыбнулся, чуть потупившись, своей чудной застенчивой улыбкой. Джимми невольно улыбнулся в ответ. Он неплохо разбирался в людях, во всяком случае, старался к ним присматриваться, и его поразило это сочетание явственно просвечивавшего в лице Марлоу тяжелого негативного опыта, страха перед самим собой, перед этим огнем, заключенным в столь хрупкую оболочку, и дивно ясного света, какой-то ангельской чистоты, о которой ее обладатель явно даже не подозревал.
        — Очень приятно,  — проговорил Стэн мягким мальчишеским голосом,  — Мне Крис про вас много рассказывал.
        — Представляю себе — хмыкнул Джимми с неохотой выпуская его легкую руку из своей.  — Наверное, в основном о том, какой я тупой кретин.
        Крис расхохотался. Он повалился в кресло и глядел на них с улыбкой, явно предоставляя право самим разбираться.
        — Да нет,  — Стэн присел на подлокотник кресла Криса, как будто боялся и старался держаться к Харди поближе.  — он хорошо о вас говорил.
        — Интересно было послушать,  — Джимми тоже сел.  — в лицо он в основном ругается. Я от него ни чего, кроме того, что я придурок, давно не слышал.
        — Так ты и есть придурок,  — комично возмутился Харди, все трое расхохотались и напряжение спало, Джимми и Стэн уже смотрели друг на друга как друзья.
        — Вам…  — Джимми осекся под бешеным взглядом Криса и продолжил,  — тебе понравилась новая песня?
        — Да, очень. Ты писал музыку?  — Стэн перешел на «ты» с удивившей его самого легкостью.
        — Да. Он прибежал в шесть утра с текстом, вытащил меня из постели и стоял у меня над душой, пока я хоть что-то не изобразил.
        — Ладно тебе. Ты каждый день до четырех дрыхнешь. Тебе полезно побегать с утра.  — фыркнул Крис, его рука лежала на бедре Стэна, судя по всему, ему доставляло острое наслаждение демонстрировать эту связь.
        — На себя посмотри,  — не остался в долгу Джимми,  — ты только жрешь и спишь, не понятно, как ты еще хоть что-то делаешь.
        — Ну не только,  — поднял брови Крис, криво усмехаясь. Стэн слушал эту дурацкую перебранку, и странное, никогда не испытанное чувство причастности к чужой жизни охватило его. Он чувствовал себя здесь более своим, чем когда-то в колледже или с Томасом, он ощущал себя совершенно на своем месте, здесь никто не посмотрел бы на него как на странного чужака, они сами были странные и каким бы Стэн ни был, он вполне вписывался в ситуацию. Он смотрел на узкое, неправильное с слишком большим носом и темными живыми глазами лицо Джимми и почти кожей ощущал, что он действительно без всяких «Но» нравится этому человеку. Больше всего Стэна, воспитанного в совершенно определенных морально-этических рамках, поражало то, что Джимми, казалось, нисколько не шокировала их связь. В этом было что-то удивительно приятное, демонстрировать ему свою власть над Крисом. Стэн, а он и представить себе не мог, что когда-то сделает это совершенно естественно в присутствии чужого человека, взъерошил Харди волосы и потрепал его за ухо.
        — Уймись,  — сказал он,  — не наезжай, он написал отличную музыку.
        — Видал,  — подмигнул ему Джимми,  — теперь меня есть кому защитить.
        Было три часа дня, но они все еще лежали в постели. Одеяло валялось на полу. Рядом стояла недопитая бутылка с вином и тарелка с одиноким персиком и парой рельефных косточек цвета рыжей глины.
        Крис лежал на животе и курил, пристально прищурившись на огонек сигареты, давая через раз затянуться Стэну, который лежал рядом на боку, положив ему руку на спину. В шикарной стереосистеме с колонками в пол человеческого роста играли «U-2». Боно пел о любви.
        — Тебе не надоело?  — кивнул Крис головой в ту сторону, с которой раздавалась музыка.
        Стэн молча помотал головой.
        — Знаешь, я когда тебя увидел, я думал, что ты только Моцарта какого-нибудь слушаешь.
        Стэн неслышно рассмеялся.
        — Правда, правда, я знаешь, хотел тебе свой диск прислать, но думал, что и слушать не станешь, скажешь, что это просто шум.
        — Ну нет. Я твой диск сам достал. И мне он очень понравился.
        — Здорово, а я боялся.
        — Да, но Моцарта я и вправду слушал.
        — Понятно,  — Крис вздохнул, повернулся на спину и зажег новую сигарету.  — А я совсем не могу слушать классику.
        — Скучно?  — осведомился Стэн.
        — Нет. Тяжело. Меня, знаешь, Джимми все таскал на концерты, когда мы только встретились. Он мне все говорил, что я должен это слышать, иначе у нас ничего не выйдет. Он меня как-то притащил в Консерваторию, Баха слушать, он мне даже свой костюм одолжил.
        Стэн безудержно расхохотался, представив себе Криса в костюме.
        — Ну ты чего, я вполне прилично выглядел.  — обиделся Крис,  — И трезвый бы, как стекло. Я тогда редко был трезвый. Ну вот, ты слушаешь? Пришли мы, все хорошо, сели, слушаем. Вообще, этот Бах бы еще тот тип. У меня было такое ощущение, ну как будто, это Бог с ним разговаривает, понимаешь?
        Стэн пристально посмотрел на своего друга, он был уверен, что Крис в своей жизни ни разу не прочитал ничего о Бахе и даже вряд ли знал, когда композитор жил, но он с удивительной точностью повторил слова сказанные о нем одним поэтом, о разговоре Баха с Богом.
        — Ну, так вот,  — продолжал, глядя в потолок, Крис,  — я сидел, сидел, потом чувствую, не могу, как будто у меня этот Бах вместе со своим Богом на голове стоит, вышел, пошел в сортир и, представляешь себе, я блевал так, как будто напился в нуль. Больше я в Консерваторию не хожу.
        — Ясно. Эзотерики бы сказали, что у тебя чрезмерная чувствительность к энергетике Плутона.
        — Блин, да говори ты по-человечески, я ни хрена не понимаю!
        Стэн терпеливо объяснил про эзотериков, энергетику и Плутон. Крис выслушал с интересом. Он недавно, собрав волю в кулак, по настоянию Стэна прочитал «Ангела Западного Окна» и очень этим похвалялся. Сейчас он, когда было время, читал «Записки у изголовья», которые нравились ему чрезвычайно. Стэн хохотал до упаду, когда Крис, покачивая головой, говорил задумчиво «Ну тетка, ну дает, классная тетка, вот бы с ней познакомиться».
        — Ну, так тебе нравиться Боно?  — спросил Крис, когда Стэн закончил свои объяснения.
        — Нравится.  — Стэн тоже вытянулся на спине и положил Крису голову на грудь.  — мне вообще вся твоя музыка нравиться.
        — Да, классная музыка. Я вообще люблю настоящий рок-н-ролл. Старый. Сейчас его уже почти не делают. Я «Led Zeppelin» очень люблю. Знаешь, когда нам с Джимми было по двадцать лет, мы с ним приходили в Замок, ну, куда я тебя водил, помнишь? Он брал гитару, у него тогда была гитара, которую он сам купил, на карманные деньги, еще в школе и прятал от матери, она почему-то считала что на гитаре нельзя играть, это для плебеев, а я тогда не знал, кто такие плебеи, и ужасно злился, я же понимал, что она меня ругает и специально непонятно, чтобы было еще обидней, понимаешь? Ну так вот, мы приходили тогда, он играл «Цеппелинов», а я вставал на этот бортик и пел. Я воображал, что передо мной целая толпа народу, как перед Робертом Плантом.  — он покачал головой и улыбнулся.  — мы наверное, выглядели ужасными кретинами.
        — Не думаю,  — медленно произнес Стэн. Когда он представил себе юного Криса, стоящего над огромным городом, который он собирался завоевать, у него сердце стукнуло и в животе сладко заныло. Он повернулся и поцеловал его в грудь. Потом провел пальцами по узкому белому шраму под ребрами Криса.
        — Откуда у тебя этот шрам?
        — Финкой полоснули,  — безмятежно ответил Крис, его руки легли на плечи Стэна и стали их поглаживать,  — чуть кишки не выпустили. Иди-ка сюда.
        — Поехали в японский ресторан,  — предложил Харди, быстро одеваясь. Стэн, вышедший из душа в тяжелом махровом халате, посмотрел на него с подозрением.
        — Скорпионов есть?
        — Боже, я всегда знал, что все англичане — ненормальные.  — простонал Крис, присаживаясь на кресло и задирая колено к подбородку, чтобы застегнуть ботинок.  — психи. Никаких скорпионов там тебе не дадут, если ты не захочешь. Ты будешь есть угря. Ты же любишь угря.
        — Люблю,  — согласился Стэн осторожно, скидывая халат.
        — Ну вот. Давай, одевайся, все вы белые вечно чего-то боитесь.
        Стэн хмыкнул в ответ на такую расовую дискриминацию и поднял с пола свои джинсы.
        Ресторан назывался «Осака» и выглядел таким неприметным, какими выглядят только очень дорогие и шикарные заведения.
        — Не волнуйся, мы здесь никого не встретим,  — махнул рукой Крис на невысказанный вопрос Стэна,  — здесь все строго.
        Он вошел в заведение своей стремительной походкой и коротким кивком ответил на приветствие пожилого японца, вышедшего их встретить.
        — Как вы поживаете, Крис?  — вежливо осведомился японец.
        К удивлению Стэна, вместо того, чтобы ответить своим обычным «Нормально, не тяни резину, мне нужен столик». Крис церемонно ответил «Благодарю вас, со мной все в порядке. Как ваше здоровье?». Японец ответил ему такой же церемонной фразой. После чего хозяин, а это был, очевидно, именно он, ничего не спрашивая, повел их вглубь дома.
        — Ты хочешь на японскую половину или на европейскую?  — тихо спросил Крис, пока они шли.
        — Давай на японскую,  — усмехнулся Стэн,  — пусть уж все будет как положено.
        Они вошли в небольшую комнату с низким столиком и уселись на расстеленные на полу маты.
        Хозяин предложил им располагаться и удалился. Пока Крис листал толстое меню, невысокий юноша в белом и с вороной челкой, падающей на лоб, принес поднос, уставленный крошечными мисками с разнообразными закусками и палочки, не такие, как Стэн видел в многочисленных китайских, японских, корейских забегаловках — тонкие одноразовые деревяшки, а тяжелые, темно-красные, с причудливой вязью по бокам.
        — Ты умеешь ими есть?  — спросил Крис,  — или попросить тебе вилку.
        Но Стэну почему-то показалось унизительным просить столь неуместный предмет в этом тихом зале, за тонкой расписанной всего несколькими мазками ширмой, так что он мотнул головой и мужественно взял в руки палочки. Ни его семья, ни Генри не испытывали никакой склонности к востоку, так что в подобной ситуации он оказался впервые, но, глядя, как Крис ловко орудует своим приспособлением, Стэн довольно легко научился с ним управляться.
        Они съели легкий суп, потом Стэну принесли круглую миску с соусом, в котором плавали кусочки угря. Что лежало в тарелке у Криса, он понять не мог, но в дополнение ко всему перед ними поставили деревянный поднос на ножках с тем, что Стэн классифицировал, как суши.
        — Сейчас я тебе покажу, как их едят.  — назидательно произнес Крис. Он ухватил один кусочек палочками, обмакнул его в темный соус, потом в какую-то массу ярко-зеленого цвета и сказал требовательно:
        — Открой рот.
        Стэн повиновался, предварительно пообещав себе, что съест любую дрянь, хотя бы для того, чтобы не обидеть Криса, который явно очень трепетно относился к этой разновидности кулинарии.
        Прожевав и проглотив предложенное, Стэн был вынужден сознаться, что это вкусно. Крис всматривался в него настороженными глазами, полными детского ожидания. Он глядел на это тонкое лицо, в котором в последние несколько недель сосредоточилась вся его жизнь, и наслаждался тем, что Стэн не просто был рядом, а их жизни как бы сливались в одну. Он испытывал невероятное удовольствие, вводя его в свой мир и проникая в мир Стэна. Это казалось ему слиянием выше сексуального, слиянием, в котором он менялся, как птица Феникс, сгорающая и возрождающаяся снова.
        Стэн сосредоточено проглотил деликатес и Крис с радостью увидел, как его друг одобрительно кивнул.
        — Еще?  — спросил он.
        — Валяй,  — ответил Стэн.
        Когда почти все было съедено и Стэн ощутил себя сытым по горло, ширма отодвинулась и в комнату проскользнула тоненькая девушка, почти девочка в дивной красоты розовом кимоно. У нее было прелестное личико и густые черные волосы. Она поклонилась и щебечущим голоском осведомилась, не угодно ли почтенным гостям чая.
        — Неси,  — сказал Крис и, взглянув на нее благожелательно, улыбнулся. Взгляд агатовых глаз девушки застыл. С лица сбежала краска. В первую минуту Стэн досадливо подумал, еще одна поклонница, узнала Криса Харди и теперь начнет вешаться на шею, но в следующую минуту все ужасно изменилось. Девушка с всхлипом втянула в себя воздух, и пробормотала что-то по-японски, Стэн не разобрал ни слова, потом он с ужасом, доходящим до дурноты, увидел, как девочка оседает на пол, ее тонкое, неразличимое под розовым шелком тело выгнулось дугой, на губах запузырилась пена, и первая страшная конвульсия сотрясла одержимую. «Эпилептический припадок». - отрешенно подумал Стэн. Они с Крисом кинулись к ней, Крис подхватил бьющееся тело, то ли пытаясь удержать, остановить припадок, то ли намереваясь сделать все, что положено,  — вложить что-нибудь в рот, чтобы больная не подавилась собственным языком.
        — Беги за хозяином,  — крикнул он.
        Когда девушку увезли, следующие полчаса они тихо пили чай и ждали известий. Наконец вошел тот самый молодой человек, который их обслуживал.
        — Что с ней?  — спросил Крис.
        — Не беспокойтесь, все в порядке,  — ответил тот,  — мы очень благодарны вам за участие в моей бедной сестре. Она в больнице. Врач сказал, что завтра утром все пройдет.
        — Ну слава Богу,  — Крис облегченно вздохнул.  — пошли, Тэн.
        — Хозяин просит вас принять его извинения, он пришел бы сам, но, к сожалению, уехал в больницу к дочери.
        Стэн поднял брови. Оказывается, дети хозяина этого шикарного заведения сами обслуживали клиентов. Внезапно ему пришла в голову одна мысль.
        — Скажите,  — он замялся, не зная как обратиться к молодому человеку.  — А что она сказала, ну перед тем, как ей стало плохо. Вы же слышали, вы были рядом.
        Молодой человек явно смутился. Он пошарил по комнате глазами и, наверное, смог бы уклониться от ответа, если бы не Крис. Он быстро подошел к нему почти вплотную и велел:
        — Давай, говори, что бы там ни было. Колись
        — Извините, сэр,  — пролепетал юноша.  — моя сестра она, она…  — он глядел Крису в глаза, и вдруг Стэну показалось, что его друг как загипнотизировал несчастного японца.  — Она сказала, что вы демон, сэр.
        Стэн даже испугался, Крис побледнел так, что его смуглая кожа приобрела оттенок сигаретного пепла.
        — Я?  — пролепетал он, отступая.
        — Да сэр, она сказала, что вы один из демонов огня.  — и добавил, глядя на Криса широко распахнутыми глазами,  — Демон Большого Огня.
        — Пошли отсюда, Крис,  — резко приказал Стэн, он боялся, что Крис сейчас потеряет сознание, схватил его за руку и крепко сжал. Это пожатие отрезвило Харди.
        — Да, пойдем,  — сказал он глухо и они направились к выходу.
        Ночью Стэн проснулся от того, что Криса рядом не было. Постель была размером с теннисный корт, и Стэн некоторое время шарил по ней в полной темноте, думая, что его приятель, вопреки своей привычке спать, обнявшись, просто во сне уполз на край. Потом он встал, накинул халат и пошел по квартире, всюду включая свет. Харди мог встать в туалет, но это почему-то даже не пришло Стэну в голову, он испугался сразу и бесповоротно.
        Крис обнаружился в кухне. Голый по пояс, он сидел в углу на полу, обняв колени, и Стэна поразила какая-то затравленность в его взгляде. Он никогда не видел своего друга таким.
        — Что с тобой, Крис?  — спросил он, садясь рядом.
        Крис только мотнул головой, и уткнулся лбом в колени. Стэн гладил его по волосам, продолжая уговаривать, наконец, Крис поднял на него глаза.
        — Я не знаю, Тэн, скажи правду, ведь я не демон?
        От безмерной глупости этого вопроса и от облегчения Стэну захотелось смеяться, но он только погладил Криса по щеке.
        — Боже, что за глупости. Конечно, нет. Эта девочка просто больна.
        — Мне все время снится огонь.  — глухо сказал Крис.  — как будто я плаваю в нем. А когда она на меня посмотрела, мне стало так страшно, ты даже представить себе не можешь как.
        Стэн пристально вглядывался в его искаженное страданием лицо.
        — Тебе надо успокоиться. Нам надо уехать дня на три, куда-нибудь за город,  — твердо произнес он.  — ты просто устал от концертов. Нам надо отдохнуть.
        — Хорошо,  — кивнул Харди,  — как ты захочешь.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

25 июня 2001

        Бобби отвез нас в ресторан J***. Там можно было не опасаться встречи ни с журналистами, ни с поклонниками. Комнаты были рассчитаны на двоих и с наглухо закрывающимися дверями. Мы сидели при свечах, вглядываясь в лица друг друга.
        — Как тебе тексты?  — спросил я.
        Крис держал мою руку в своей, его рука была горячей, мне казалось, что от этого мне делается нестерпимо плохо.
        — Все хорошо,  — отозвался он,  — я в тебе и не сомневался.
        Что-то мучило его, и я это видел, как он ни пытался это скрывать. То ли история в японском ресторане не выходила у него из головы, то ли он питал какие-то подозрения на мой счет. За последние три дня он раз двадцать спросил меня, о чем я думаю, и почему не ношу ремень с золотой пряжкой, подаренный им. Я отшучивался, стараясь не вдаваться в объяснения по поводу того, что подобные вещи на мне выглядят неуместными. Я вспомнил концерт. Безумствующую толпу, и нечеловеческое напряжение Харди. Как я не мог ему простить в первые минуты тот случайный поцелуй, и как мне казалось, что он сделал это преднамеренно, зная, что я вижу его и зная, что мне это неприятно, и все же я ошибся. Ничего подобно и в помине не было. Он пел «Табу», огласив мое имя перед толпой не ради того, чтобы продемонстрировать мне свою смелость, он сделал это лишь потому, что я искренне восхищался песней и это посвящение было мне лучшим подарком, который я мог бы получить от него — символом нашего союза и нашей преданности ему. Я пришел к нему после концерта взвинченный и раздираемый самыми противоречивыми желаниями, возмущением,
восторгом, любовью, страхом. Я хотел вывести его из себя. Это была игра, но игра опасная, как все те игры в которые пытается играть сам Крис. Нас застал Джимми Грэмм, но я к своему изумлению, понял, что не испытывал никакого стыда перед ним, то ли разнузданность моя перешла все границы, то ли я действительно верил в то, что он не может осудить нас, не знаю. Мы познакомились, он оказался замечательным человеком, открытым и корректным.
        Он смотрел на меня своими чудесными глазами, за которые я готов был душу продать, и страдальчески улыбался.
        — Тебе плохо со мной в постели?  — спросил он наконец,  — тебе со мной плохо?
        — Мне хорошо, лучшего и пожелать невозможно. Ты же знаешь.
        — Тогда отчего ты стал избегать меня?
        — Я?  — я искренне удивился,  — я же все время с тобой, Крис.
        — Да, но ты уходишь и сидишь один, я же знаю, что ты не хочешь, чтобы я подходил к тебе, почему?
        — Ты ошибаешься, это не имеет отношения к тому, о чем ты спрашиваешь,  — возразил я.
        — А к чему имеет?  — он настаивал на этом разговоре и я не мог отвертеться, как бы мне ни хотелось.
        — Я не хочу говорить с тобой об этом, если ты не пообещаешь мне, что примешь все, что я скажу, и не сочтешь это брехней, Крис.
        — Я постараюсь,  — пообещал он.
        — Мне очень важно, чтобы ты, наконец, понял, что я не твой мальчик и понял, что я хочу тебе этим сказать.
        Он слушал меня очень внимательно с нечеловеческим напряжением из-за диссонанса, возникшего между нами не так давно, но установившегося прочно.
        — Я не хочу, чтобы ты играл с тем, с чем играть не следует. Я имею ввиду пылающую комнату. Я обещал тебе сделать татуировку, я ее сделаю. Но ты не должен думать, что с этим можно играть. Послушай меня очень внимательно и пойми раз и навсегда, я пришел к тебе не потому, что мне нужны были деньги и не потому что ты знаменит и являешься кумиром тысяч и тысяч, и не потому что я хотел избавиться от Генри, и не потому что ты секс-символ. Я пришел к тебе, потому что меня терзает ощущение надвигающегося чудовищного несчастья, я знаю, я чувствую, что тебе угрожает опасность, я сам ничего не могу понять и не знаю, кто и что тебе угрожает, я могу только догадываться. Я люблю тебя не меньше, чем ты меня, но я не могу этим безмятежно наслаждаться.
        Крис молча смотрел на меня, и у меня появилось тягостное подозрение, что он вдруг обнаружил, что я сумасшедший и более не будет относиться ко мне серьезно. Но все получилось иначе.
        — Я тебе верю, я сам вижу, что все против меня,  — он отпил вина и продолжал,  — я не могу жить, как раньше и не могу работать, я срываюсь на всех, мне не нравится то, что я делаю, то, что делают ребята, то есть не совсем так, сейчас наоборот все идет слишком хорошо, и это твоя заслуга, ты нам нужен, ты умеешь подбирать слова, Тэн, но все равно что-то пошло не так, после нового года. Я не могу быть таким как раньше, вроде как все по-старому, но все другое. И что это за пылающая комната, черт ее подери, из-за нее все рушится, вся моя жизнь.
        — Не из-за нее, а из-за того, что мы о ней ничего не знаем,  — пояснил я, поняв, что обрел в лице моего друга союзника.
        — Один черт, если невозможно о ней узнать, то, как быть,  — возразил Крис.
        — Мы узнаем, в чем дело,  — с уверенностью ответил я,  — иначе и быть не может.
        — А что ты знаешь о ней?  — спросил он.
        — Я знаю, что Chambre Ardente — назывался особый отдел, расследовавший дела, в которых фигурировали необъяснимые факты, мотивы, обстоятельства. Это была своего рода тайная канцелярия, она, как и инквизиция, немного превышала свои полномочия. Использовала допросы с пристрастием, доносы, и прочие недостойные методы борьбы.
        — Ничего не понимаю,  — в отчаянии воскликнул Крис и откинулся на спинку стула,  — я думал это и вправду комната такая, а это черт знает что.
        — Это комната,  — подтвердил я,  — комната с пылающими стенами, воистину, пылающая комната. Она действует, но мы не знаем, как.
        — А мы-то тут при чем?
        — Обычно те, кто с ней связан, я уж не знаю каким образом, должен в нее войти, ты меня понимаешь?
        — Это еще зачем?
        — Не знаю, если бы я это знал, то не мучался бы так же, как и ты.
        Мы оба молчали, прислушиваясь к голосам, доносившимся из открытого зала.
        — Давай погасим свечи,  — предложил я.
        Крис кивнул. Наступила кромешная тьма, поскольку окон в комнате не было, только из-под двери слабо пробивался свет.
        Я встал и подошел к нему, он тоже поднялся мне навстречу, и мы обнялись в полной темноте и стояли, обнявшись.
        — Даже, если ты захочешь что-нибудь изменить, ты не сможешь,  — сказал я на ухо Харди.
        — Я не захочу,  — ответил он со спокойствием камикадзе.

27 июня 2001

        Крис уговорил меня, нет, точнее сказать, это я настоял на том, что ему необходимо прервать работу хотя бы на три-четыре дня. И он согласился. Я всегда знал о его мании приобрести некоторую собственность в этом городе, не считая его дома за городом и роскошной квартиры в районе H***, но его признание в том что у него еще есть скромное жилище на тихом средиземноморском островке, меня крайне удивило. Я пытался узнать, что это за место и что там делать, но он только весело улыбался и повторял периодически: «Джим меня понимает, Джим знает толк в таких делах». Несмотря на всю свою симпатию к Джимми, добиваться от него подробностей было с моей стороны как-то неловко.
        Я перестал опасаться, что он вдруг передумает, только когда мы сели наконец в самолет. Айрон сопровождал нас, Бобби улетел днем раньше, чтобы решить проблему с машиной и мотоциклом, которым Крис продолжает непрерывно бредить, уверяя меня, что он ни за что не откажет себе в удовольствии еще раз пережить наш опыт с поездкой в замок. Все предприятие сохраняется в строжайшем секрете ото всех, включая и ребят из группы, за исключением Джимми. Ему, вероятно, хотелось бы к нам присоединиться, но, похоже, Крис был против категорически.
        Климат Средиземноморья располагает ко всему, чему угодно, но только не к мрачным мыслям. Мы сошли с самолета практически налегке, взяли только самое необходимое. Меня постоянно терзал безумный страх, за себя и за моего друга. Как всякий человек, который ни днем, ни ночью не забывает о том, что его преследуют, я бы предпочел самое безлюдное место на белом свете любому шикарному отелю.
        Бобби ждал нас с машиной, он был явно рад тому, что все так сложилось. Стояла жара, толпы курсирующих во всех направлениях туристов были настолько поглощены собственными проблемами, что я имел все основания полагать, что двое просто одетых друзей с неприметным багажом не произведут ни на кого никакого впечатления.
        Уже в машине Крис открыл бутылку вина и заставил меня выпить половину. Я пребывал в настолько расслабленном состоянии, что даже не мог вспомнить, когда мне доводилось в последний раз чувствовать себя так свободно и счастливо. Выжженные солнцем пейзажи казались мне странным чарующим сном, хрупким и грозящим мгновенно рассыпаться в пыль при одном единственном неосторожном движении.
        — Скоро будут горы,  — пояснил Харди,  — жить будем в горах, Бобби, не забывай, нам нужна жратва.
        — Все на месте,  — отозвался Бобби.
        Мы въезжали в самую прелестную и малолюдную область острова-курорта, край гор, сосен и аккуратных двухэтажных домиков, утопающих в зелени и цветах. Я не мог пожаловаться на то, что моя жизнь была бедна путешествиями, моя семья выезжала отдыхать дважды в год, причем каждый раз в новое место, остальные впечатления я приобрел за время поездок с Генри, но только сейчас я понял, что значит поездка к морю, когда рядом с тобой находится тот, кого ты мечтаешь видеть днем и ночью и не делить ни с кем.
        Харди обычно относившийся с полным безразличием ко всему, что мелькало за окном машины, на этот раз был в ударе, он яростно сжимал мою руку, и беспрерывно требовал, чтобы я обратил внимание то на крест на вершине, то на отвесные стены гор, то на старушку, мирно сидящую на крыльце с шитьем в руках, это был восторг ребенка, избалованного и испорченного, но беспредельно доверчивого и романтичного.
        — Если я разорюсь к чертовой матери,  — заметил он патетически, ибо при его состоянии этого фактически не могло случиться,  — все брошу и поселюсь здесь с тобой, и не надо ничего, а?  — он посмотрел на меня вопрошающе.
        — Это вряд ли случится,  — возразил я.
        — А вдруг?  — в его глазах сверкнул огонек безумия,  — ты меня не бросишь?
        — Конечно, нет — ответил я, ни на минуту не сомневаясь в собственной искренности.
        — Слышь, Бобби, он мне дал обещание,  — неожиданно подключил Крис к нашей беседе шофера.
        — Не сомневаюсь,  — спокойно ответил Бобби.
        Мы катили все выше и выше, вверх по горному серпантину, я присматривался с любопытством, в некоторых местах дома, казалось, просто висели над пропастью. Это был какой-то нетронутый рай на земле, пленяющая душу архаика, простая и умиротворяющая. Жившие тут люди, вероятно, и понятия не имели, что один из здешних домов принадлежит отвязной мировой знаменитости. А знаменитость продолжала настаивать:
        — Тэн, ты мне слово дал, я тебе припомню.
        Я не мог сдержать улыбки.
        — Ты сначала разорись, а потом поговорим,  — ответил я.
        — А что очень может быть,  — задумчиво протянул Харди.  — Этот контракт с JC music, какое-то дерьмо, неустойка бешеная в случае прекращения записи, да еще эти концерты, турне, условия просто кабальные, хуже не придумаешь. Это все Даншен меня уговаривал, а Джимми ему подвякивал, да мол, ничего страшного, справимся. Конечно, он-то справиться, а все неприятности на мою задницу.
        — А что за контракт?  — поинтересовался я.
        Крис нахмурился, ему явно не хотелось говорить со мной об этом.
        — Там кое-что паршиво сделано, но уж мы все подписали, тебя я включил, как обещал, это отдельно, ты автор текстов, а с нами, с группой, особые условия.
        — Про себя я знаю,  — возразил я довольно настойчиво, задавшись целью выяснить что же все-таки происходит.  — что с вами?  — неделю назад Крис возил меня на встречу с вице-директором JТ, где в присутствии меланхолично-вдумчивого Майкла Флана адвоката Харди, которого он запросто, невзирая на их разницу в возрасте именовал Микки, я подписал контракт на создание текстов песен для альбома «Ацтеков». Сумма гонорара была по моим меркам фантастической, но, откровенно говоря, меня это волновало меньше всего.
        — Да, с нами все в порядке, ряд концертов, фильм, и клип, основной, как реклама, что ли, ну и еще два, если получится, сроки там больно жесткие. Придется рвать когти, чтоб успеть.
        — А если не успеешь?  — продолжал я допытываться.
        — Успеем.  — он улыбнулся и взглянул на меня, словно желая получить поддержку.  — Нельзя не успеть, там в случае приостановки или не выдачи к сроку, такая неустойка, что рехнуться можно, ну, правда, и платят они немало, я успею.
        Мы остановились у обочины дороги, место было настолько глухое, что пожелай Крис меня убить здесь и избавиться от тела, скрыть следы преступления труда бы ему не составило. Мне захотелось уточнить у него, не задумал ли он именно так и поступить. И я спросил.
        Он посмотрел на меня широко распахнутыми то ли от гнева, то ли от обиды глазами.
        — Да я бы давно тебя пришил,  — возмутился он,  — если бы захотел. Идем.
        — Я пошутил,  — оправдывался я, покорно бредя за ним вниз от дороги в крошечную долину, точнее, плато над очередной пропастью. Домов поблизости не было, где-то пониже они стояли, но тут вокруг были только сосны и тишина. Дом, который Крис купил благодаря содействию Марты, одиноко стоял опутанный сетями солнечного света. Двухэтажный маленький домик с гаражом, низким крыльцом и ставнями на окнах, по всей видимости, Харди не стал ничего менять получив его от прежних хозяев. Поднявшись по лестнице из пяти символических ступеней, он достал из кармана ключи и открыл дверь. Я почему-то был уверен, что она должна заскрипеть, но я ошибся, распахнулась она бесшумно. Внутри из-за закрытых ставней был полумрак. Как я успел заметить еще с порога, на первом этаже было четыре комнаты, по двое смежных друг с другом, на второй этаж вела узкая, сделанная под винтовую лестница из дерева. Мебель была новая, надо полагать, привезенная по требованию Криса, ее было мало, и это придавало интерьеру еще большее очарование. Если бы не безумно дорогие светильники, к которым Харди питал слабость, то все выглядело бы скромно и
просто, как обычный дом в деревне в горах. Стены были отделаны светло-коричневыми панелями и обклеены плакатами с изображениями Роберта Планта. Меня разобрал смех, и Крис оглянулся на меня с удивлением.
        — Чего смешного?  — спросил он, развалясь на зеленом диване с бутылкой в руке, он явно не страдал ни от жары, ни от перелета. Впрочем, я тоже.
        — Ты меня привез в место тайного поклонения Led Zeppelin, кто бы мог подумать, что гордый Крис Харди кому-то тайно поклоняется.
        — Ну да,  — возразил он с необыкновенной, задевающей за живое простотой,  — я давно к ним пристрастился, еще лет в двенадцать.
        — А где остановится Бобби?  — спросил я, догадываясь, что с нами больше никого не будет.
        — Они с Айроном поедут в отель, тут недалеко, маленькое заведение, всего пятнадцать номеров.  — пояснил Крис,  — мы тоже там могли бы жить, но зачем, когда дом отличный.
        — Да,  — согласился я,  — он замечательный. А где мы еду будем брать?
        — Это не проблема, там — он махнул рукой в сторону комнат слева,  — дальше кухня, холодильник забит, но это так, на случай, а вообще есть будем в городе. Здесь море полчаса на мотоцикле. А до города минут на двадцать больше. Ну, как?
        — Классно, Крис, я даже не знаю, что сказать.
        — Я знал, тебе это понравится, ты ведь рисуешь, вот и рисуй, сколько влезет.
        — По-моему я уже не рисую, а пишу,  — возразил я,  — причем преимущественно черт знает что.
        — Ты пишешь супер,  — заверил он тоном истинного ценителя, и, встав, пошел открывать ставни, одна из них заела, и я к нему присоединился.
        В конце концов, хлипкое сооружение слетело с петель от наших неимоверных усилий. На веранде стало светло, солнце быстро нагревало все предметы, Крис зашел на кухню и вытащил ящик вина.
        — Это здешнее,  — пояснил он,  — вот попробуй,  — он откупорил бутылку и протянул мне.
        Красное вино оказалось терпким и пряным, много его выпить было невозможно, но Крис, очевидно, собирался это сделать.
        — Я здесь ничего переделывать не стал, на фиг,  — объяснял он.
        Я прошел в комнату налево и собирался уже открыть дверь смежного с ней помещения.
        — Стой,  — Крис внезапно метнулся ко мне, но я уже толкнул дверь. Комната оказалась небольшой изысканной спальней, все детали которой были подобраны с каким-то несвойственным Харди вкусом, у меня почему-то тут же возникло ощущение, что продумывала и подбирала интерьер женщина.
        — Чьих это рук дело?  — спросил я.
        — Была у моей жена одна подруга,  — неохотно признался Харди,  — Мэри, Мария, она ее так называла, ничего получилось?  — в его голосе слышалась явная тревога, страх услышать мой неодобрительный ответ.
        — Вполне,  — успокоил я его,  — она была в тебя влюблена, Крис,  — заметил я, понимая, что иначе и быть не могло, слишком явно во всей обстановке сквозило стремление выразить нечто более важное помимо стилистически выдержанного характера.
        — Да кто его разберет,  — он пожал плечами,  — она умерла три года назад, покончила с собой, неприятная история.
        — Может, поделишься?  — попросил я, чувствуя, что история действительно ему была крайне неприятна, это было написано на его лице, резко потемневшем и наряженном.
        — Ну, что рассказывать,  — он подошел к постели и посмотрел на нее так, словно видел на ней что-то, чего мои глаза видеть не могли.  — Она была не без придури баба, красивая, правда, даже слишком, Мерелин, как кукла, рядом с ней выглядела. Испанка. Познакомилась с моей женой на какой-то вечеринке, ну, а она ее со мной познакомила, ей было лет тридцать, я тогда еще не раскусил, на ком женился, медовый месяц и прочая ерунда, а она…
        — Что она?  — вынуждал я его продолжать, испытывая непреодолимое желание пережить с ним вместе какую-то тайную трагическую часть его жизни.
        — Она просто в меня втрескалась, письмо мне написала, что не может без меня жить, я тогда этот дом купил, и она мне предложила им заняться, но потом сказала, что выберет все только для спальни, с условием, что если мне понравится, я с ней проведу тут ночь.  — он снова замолчал, явно не желая рассказывать, что случилось дальше.
        — Ну, а ты?  — требовал я, с неумолимой жестокостью, следя за тем, как он все больше и больше впадает в уныние,  — ты что, отказал ей?
        — Нет,  — злобно огрызнулся Харди,  — я с ней переспал, тут, на этой постели, доволен?
        Он посмотрел на меня так, как только жертва смотрит на палача, и мне стало безмерно стыдно за свою бестактность.
        — Для меня это было игрой, я думал, что и для нее тоже, а она, оказывается, была сумасшедшая, она обет дала, как там у них полагается, в церкви, что сделает это и наложит на себя руки, я только потом узнал, из предсмертной записки.
        Наступила страшная по своей безнадежной длительности пауза.
        — Прости, Крис,  — сказал я наконец с ужасом представляя себе, какое количество подобных историй, возможно, тянется за ним как каторжная цепь, ибо я отлично знал, что Харди, при всех его недостатках, все же принадлежал к тому типу людей, у которых даже непреднамеренное надругательство над чужой душой не вызывает ничего, кроме отвращения.
        Он стоял около постели, словно не слыша меня, и внезапно вздрогнув, как от удара током, сказал:
        — Мы не будем здесь спать, ты меня понимаешь, Тэн, нам нельзя.
        — Да,  — согласился я,  — пойдем отсюда.
        Мы вышли из комнаты, и он осторожно прикрыл за собой дверь.
        На следующий день, рано утром, Крис поднял меня с постели и мы, сев на мотоцикл, помчались в отель завтракать. А после завтрака отправились дальше к морю. Крис гнал так, что, кроме свиста в ушах, я ничего не слышал, я переживал, тогда самые прекрасные минуты в своей жизни, прижимаясь щекой к его спине и чувствуя с какой нечеловеческой готовностью я бы принял вместе с ним смерть в случае аварии, падения в пропасть или какого угодно иного несчастного случая. Не было ничего, о чем я мог бы пожалеть, ни моего будущего, ни моих воспоминаний, ни даже того, что я не успею сказать ему последнее «прости». В тот миг я со всей отчетливостью осознал, что это и было истинно правильное положенное нам обоим конечное переживание, смысл и цель которого мы не могли или, возможно, не хотели до сих пор постичь.
        Наконец впереди открылось синее, как сапфир, море. Пустынный дикий берег с выступающими из воды камнями. Крис подкатил к самому краю и внезапно остановился.
        — Слезай,  — велел он мне. Затем он откатил мотоцикл подальше и вернулся ко мне. Я стоял, очарованный красотой, к которой невозможно привыкнуть, встречаясь с ней снова и снова. Бескрайний синий простор тянулся вдаль, смыкаясь с небом туманной линией горизонта. Был полдень, и жара была в разгаре. Море было безмятежно спокойно, Крис обнял меня за плечи и также неподвижно молча созерцал картину, прекраснее которой я ничего себе и представить не мог.
        — Пойдем купаться,  — предложил он и сбросил с себя майку с очередным афоризмом, на сей раз настолько выразительным и лаконичным, что в намерениях ее владельца сомнений не оставалось. Мы разделись и, как были голые, пустились вплавь наперегонки. Крис плавает отлично, я значительно хуже, но в отличие от него я способен преодолевать любые расстояния. Вода, окутывавшая мое тело, была теплой, как парное молоко, я вспомнил признание моего друга о том, что он видит себя во сне плавающим в огне, но это был не огонь, это была стихия более благосклонная к слабой природе человеческой. Харди плыл все дальше и дальше от берега к одиноко высившейся черной скале метрах в трехстах от берега. Я не пытался догнать его, мне было достаточно того, что он находился здесь в море со мной и над нами обоими простиралось только бескрайне высокое небо, чистый, бледно-голубой простор. Только теперь я понял насколько я на самом деле, как выражается Крис, «вошел в штопор» и перестал замечать саму ткань жизни, радоваться всему, что меня окружает. Я плыл вслед за ним, и в голову мне пришла странная мысль, как мог быть он демоном
огня и не бояться воды? Я усмехнулся, удивившись нелепости собственных рассуждений, а Харди уже, достигнув назначенного места, выбрался на камни и сидел на них, по всей видимости, наблюдая за мной с искренним торжеством. Я приближался медленно, но упорно, и, глядя на моего друга, примостившего на выступе скалы, голого с мокрыми длинными волосами, думал о том, что все же в нем было что-то совершенно не свойственное не только нормальному человеку с его комплексами и принципами, но и вообще человеку, в нем было что-то невыразимо архаичное, дикое, нечто присущее существам, населявшим землю задолго до того, как ее унаследовал род человеческий. Меня охватило страстное желание нарисовать его таким, именно таким и только таким, настоящим Крисом Харди, не понимавшим, чем он сам является и зачем пришел в этот мир, и, как ни странно, отданным этому миру, как редкий бесценный подарок, оценить по достоинству который могли лишь единицы, если не вообще только его нянька, телохранитель и шофер в одном лице, старина Бобби, относившийся к нему с необыкновенной терпимостью и симпатией.
        — Плывешь, как бревно,  — проконстатировал он со смехом, подавая мне руку, когда я наконец подплыл к скале,  — воды ты не чувствуешь, надо с ней слиться, понимаешь, как будто у тебя тела нет.
        — Ты что, инструктором по плаванию подрабатываешь,  — не выдержал я в обиде на его замечание.
        — Я бы мог,  — с обычной самоуверенностью ответил он.
        Я сел рядом с ним на камень. Солнечные лучи мгновенно испаряли влагу с кожи. Становилось невыносимо жарко на этой открытой скале под палящим солнцем. Крис провел рукой по лбу и взглянул на меня. Где-то вдалеке по шоссе катил туристический автобус. Мне сделалось не просто смешно, я начал хохотать, как безумный, до слез, ничего более чудовищного и абсурдного, чем происходящее, и вообразить себе было нельзя. Знаменитый, скандально знаменитый вокалист группы «Ацтеки» Крис Харди сидел на камне голым посреди моря, а рядом с ним в таком же точно виде сидел недоучка из манчестерского университета, сбежавший из дома четыре года назад. Харди блаженно улыбался и смотрел на легкие волны, набегавшие у наших ног. Казалось, он не нуждался больше ни в каких удовольствиях и напрочь забыл о том, что помимо нас с ним существует еще что-то. И вдруг он вскочил и бросился в воду с иступленным криком:
        — Догоняй, Тэн.
        Повинуясь безотчетному инстинкту соперничества, я последовал его примеру, мы плыли назад к берегу.
        Выйдя из воды и одевшись, мы посмотрели друг на друга и невольно улыбнулись.
        — Покатаемся, тут очень круто, можно гонять, сколько хочешь, я первое время сюда приезжал ради этого, специально,  — сказал Крис, подводя мотоцикл, и занимая свое место.
        Я тоже сел.
        — Ну, обними меня, я этого хочу,  — сказал он,  — помнишь как в Замке, никогда этого не забуду.
        — Почему?  — спросил я, торопясь услышать ответ до того, как врубится шум мотора.
        — Я об этом думал, не знаю,  — пояснил он, готовясь сорваться с места,  — когда ты стоял передо мной, как полный придурок, я решил, что ты боишься ко мне прикоснуться.
        — Я не боялся,  — возразил я,  — я просто никогда на мотоцикле не ездил, и потом, я понятия не имел что это положено.
        — А что положено?
        Я промолчал, и он рванул вперед, вылетев на шоссе. Мы понеслись вдоль берега, без всякой цели и смысла, пьянея от этой бессмысленности, как от передержанного вина командора, которым был забит дом Криса.
        Мы обедали в городе, маленьком курортном городке, в ресторане «Сицилия», болтали обо всем, о чем только на ум могло прийти, я рассуждал о бессмертии души, Крис слушал меня, скептически ухмыляясь, в конце концов, я его спросил, не атеист ли он.
        — А я понятия не имею, кто я,  — ответил он,  — я вообще о смерти не думаю, что будет, то будет, а у тебя с ней, видно, близкие отношения.
        — Да, интим,  — подтвердил я,  — я не могу о ней не думать.
        — Почему?  — спросил он, закуривая и с усилием выдыхая дым.
        — Так сложилось, я всегда помню о смерти, возможно, это обостряет все остальные чувства.
        — Ну и дурак,  — сказал он с грубой простотой, прорывавшейся в нем время от времени во всем блеске,  — чего о ней помнить-то, ты умрешь, я умру, все умрут.  — он внезапно замолчал и вдруг добавил,  — но это ты хорошо сказал «Как смерть принимать любовь», красиво, мне нравится.
        — Я почти все написал,  — заметил я,  — все десять песен, как договаривались. Ты мне должен.
        Он посмотрел на меня в упор.
        — Должен — бери, сам же говоришь «бери все, что можешь взять».
        Разговор принимал неприятный оборот в такие минуты, мне начинало казаться, что Харди издевается надо мной холодно и с удовлетворением, не из глупости, а из-за того, что на самом деле прекрасно понимает, что я при этом испытываю.
        — Не бери в голову,  — сказал он уже значительно мягче,  — все мои деньги — твои, мне ничего без тебя не надо, я же говорил тебе.
        Он взял мою руку и крепко сжал ее в своей, словно стремясь подтвердить таким образом истинность своих слов.
        Поздно ночью мы возвращались обратно вверх по горной дороге на бешеной скорости, освещая себе трассу не особенно ярким светом фар. Густая пряная ночь, пропитанная насквозь влажным дыханием моря, свет в редко попадавшихся домах у дороги — все это создавало впечатление сна, чего-то, чего не может быть в реальности.
        Все было в порядке, пока не заглох мотор. Что произошло, неизвестно, в темноте разобрать было весьма проблематично. Крис спешился, попробовал что-то завести, но мотоцикл не подавал признаков жизнь.
        Решено было позвонить Бобби. Тот пообещал приехать немедленно с фонарем и специалистом в таких делах. Пока мы ждали его появления, сидя у обочины дороги и курили сигарету за сигаретой, Крис пересказывал мне свои многочисленные приключения. Аварии, романы, случайности, совпадения и прочее.
        — Черт, только с Мэри получилось скверно,  — заметил он с искренним сожалением, очевидно, неприятные воспоминания не давали ему покоя.  — а у тебя не бывало такого?
        Его вопрос вызвал мое крайнее недоуменье.
        — Ты хочешь узнать, не покончил ли кто-нибудь с собой из-за неразделенной любви ко мне?
        — Да, нет, ты не понял, не из-за любви, Тэн, я больше всего боюсь, что она меня и не любила, как надо, она не была обычной бабой.
        — Объясни,  — попросил я.
        — Я же говорил, что она обет дала, клятву, что это сделает, она этого хотела, даже вроде бы писала, что в жертву себя приносит. Мерелин так рассказывала. Может, врала нарочно, чтобы меня взбесить. Она мне так и не простила потом этого.
        Его слова подействовали на меня самым жутким образом, я вспомнил Томаса, его смерть во время пожара, то, о чем я старался не думать, старался всеми силами. Когда мы прощались, он сказал мне, что мы, возможно, еще увидимся. Я почувствовал непреодолимую потребность рассказать Крису о Торне, о своих походах в тюрьму, о Томасе, но меня останавливало справедливое подозрение, что вся эта история покажется ему бредом и он просто посмеется над моими страхами.
        Приехал Бобби вместе с мастером по части починки мотоциклов в экстремальных условиях. Он копался довольно долго, Крис держал фонарь. Исправить повреждение все-таки удалось. Мы снова сели на многострадальное средство передвижения и без приключений под ненавязчивым конвоем Бобби доехали до дома.
        Крис пил много, но при этом не только не пьянел, а наоборот (или это только казалось мне?) становился все трезвее. Мы лежали на большой, похожей на супружеское ложе кровати, беспрерывно курили и перебрасывались незначительными фразами. Харди время от времени задавал мне вопросы по поводу текстов песен и прикидывал, как их лучше спеть, я давал ему дилетантские советы, которые по большей части отвергались, но кое-что он все-таки принимал во внимание. Я не мог понять, в каком состоянии он пребывает, и что у него творится в душе и в голове. Он чувствовал себя, надо полагать, довольно беспокойно. Около трех часов ночи я решил, что, пожалуй, пора погасить свет и постараться уснуть. Пить Крис уже не мог или не хотел, он лежал с широко открытыми глазами, глядя в никуда. Я подумал, что он, пожалуй, успокоился и собирается спать. Я подошел в темноте к постели и начал осторожно раздевать его, сам он, я знал, раздеваться не станет, а мысль о том, что я буду лежать рядом с ним и между моим и его телом будет хоть какая-нибудь преграда, была для меня непереносима. Я расстегнул «молнию» на джинсах, уже будучи в
полной уверенности, что если Крис и не уснул, то находится в прострации от выпитого. Но я заблуждался. Молниеносно сев на постели, он крепко схватил меня за руку.
        — Не ожидал?  — прошептал он с необычной, как мне показалось враждебной интонацией, он дернул меня на себя, так что я с трудом удержался на ногах.
        — Я думал, ты уснул,  — тихо ответил я,  — разденься, Крис, я терпеть не могу, когда ты… лучше всего, когда на тебе ничего нет.
        — Может, мне и на сцену так выйти?  — спросил он, усаживая меня рядом.
        — Ну, это ты преувеличиваешь, народ тебя не поймет, ты не забывай,  — я разделся и лег, не шевелясь, наслаждаясь этой очередной маленькой войной, которую периодически мы объявляли друг другу, вероятно, для поддержания настроения. Крис тоже разделся, наконец, и лег, положив мне голову на плечо. Его тело было невыносимо горячим, и снова мне вспомнились слова юного японца из ресторана о Демоне Большого огня. Я почувствовал, как холодный пот выступает у меня лбу, это не был страх, это было присутствие рядом со мной и внутри меня чего-то, с чем я не справлялся, не умел обращаться, но что внушало мне ненасытное желание все больше и больше сближаться с этим человеком, преодолевая пропасть между нами, которая, кстати, и так постепенно становилась все меньше и грозила исчезнуть вовсе. Рука Криса легко скользила по моему телу, горячая, он дышал глубоко, видимо пытаясь замедлить процесс неуклонно нараставшего возбуждения. Я повернулся к нему и увидел, как неистово, безумно блестят черные зрачки, контрастируя с голубоватой белизной белка.
        — Ты боишься меня?  — вдруг спросил он, поцеловав меня в губы.
        — Боюсь, о чем ты?  — я действительно не понимал, что он хотел сказать.
        — Ты смотришь так, как будто мы не в постели, а в операционной, я на тебя похож был, когда мне дыру в боку зашивали.
        Я ничего не ответил, я изогнулся, проводя языком по его пылающей смуглой коже, и, взяв губами его напряженный, как стрела член, стал ласкать его языком, сходя с ума от хриплых стонов моего любовника, выгибавшегося и извивавшегося от этой бесконечно сладкой пытки, я не давал ему кончить, я чувствовал самые тончайшие подрагивания его мышц, и на секунду замирал, каждый раз, когда улавливал приближение конца.
        — Я тебя убью,  — закричал он, задыхаясь, но я крепко держал его, прижимая к постели,  — я умоляю…
        Я понимал, даже теряя голову от его иступленных криков, что перехожу грань, когда мое удовольствие превращается в жестокость, но оторваться я не мог. Внезапно с ревом он вывернулся, оттолкнув меня от себя и тут же прижав всем телом к постели так, что я с трудом мог дышать, и, раздвинув мои ягодицы, всадил с такой силой, что на секунду показалось, что я теряю сознание то ли от резкой неожиданной боли, то ли от наслаждения, чувствуя, как он, сокращаясь во мне, наполняет меня собою.
        Он не двигался, продолжая лежать на мне и прерывисто дышать мне в затылок.
        — Я тебя когда-нибудь убью,  — повторил он не агрессивно, но с какой-то печалью и нежностью в голосе, как будто иного выбора у него и не было.
        — Зачем,  — тихо возразил я, меня била дрожь, я никак не мог успокоиться.
        — Я слишком люблю тебя,  — ответил он все также печально,  — я никогда так не любил, никого, даже себя, малыш.
        Я ничего не мог возразить на это признание, я утратил всякую возможность защищаться от этой страсти непостижимой, сжигающей, запредельной, превращающейся в самый сильный наркотик, какой только доступен человеческому телу и сознанию.

1 июля 2001

        Возвращаемся, и это повергает меня в отчаяние. Город представляется мне настоящим кошмаром, почему невозможно было остаться там навсегда? Турне, в которое Крис уговорил меня с ним отправиться, обещает быть изматывающим. Ни на что хорошее надеяться не приходится.

2 июля 2001

        Я позвонил Виоле. Она обрадовалась и пригласила меня к себе. Мы собирались уезжать в турне, и я собирался на всякий случай с ней попрощаться. Кто его знает, чем это кончится.
        — Ты что, не спал ночью?  — спросила Виола, потчуя меня чаем с гренками.  — Выглядишь ты ужасно, Тэн.
        — Да, были некоторые сложности.  — уклончиво ответил я.  — а где твоя мама?
        — Она на соревнованиях.  — заверила она меня
        — А ты что делаешь?  — спросил я ее уже совсем дружески.
        — Я гуляю, хожу в кино, на тусовки разные. У меня есть друг. Очень симпатичный. Сейчас фотографию покажу.
        Она удалилась за фотографией, а я с интересом рассматривал маленькую уютную квартиру с голубыми шторами на окнах.
        — Вот, вот она,  — резво прокричала Виола и прибежала назад с фотографиями в руках.  — это мой друг, это мама, а это мой отец, но я его не видела с трех лет. Они с мамой развелись.  — Она выложила передо мной все фотографии, и я начал по одной смотреть их. Ее друг у меня особого восхищения не вызвал, а вот ее мать оказалась очень красивой женщиной. Это была фотография, где она сидела верхом на лошади в великолепном костюме с спадавшими почти до гривы ее собственными пепельными волосами. И вдруг у меня все помутилось перед глазами, я ясно увидел на фотографии, которую взял следующей, хорошо знакомое мне лицо, гордое и полное чувства собственного достоинства, неотразимо привлекательное лицо Томаса Уиллиса. «Господи,  — взмолился я в отчаянии — только не это!».
        Виола обратила внимание на мое замешательство. Она наблюдала за мной и тут же спросила:
        — Тебе больше нравится мать или отец?
        — Кто этот человек?  — спросил я, протягивая ей фотографию.
        — Это мой отец, я его совсем маленькой видела, очень давно, он расстался с мамой и никогда больше не приходил,  — сказала она,  — мама говорила, что он был очень непростым человеком.
        — Как его звали?
        — Тиздэйл, это моя фамилия,  — пояснила она, не понимая, почему я так заинтересовался ее отцом.  — Я — Виола Тиздэйл.
        — А имя,  — настаивал я,  — как имя твоего отца?
        — Альфред, а что?  — она ожидала моих объяснений, видимо в обмен на свою откровенность.
        Я молча созерцал фотографию, затем я перевел взгляд на девушку, пытаясь отыскать в ней хоть какое-нибудь сходство с отцом. Но нет, Виола была совсем не похожа на него, если не считать только странного изгиба бровей.
        — Ты его помнишь?  — спросил я.
        — Почти нет, а почему ты так испугался?
        — Нет, все в порядке,  — я овладел собой и предложил ей поговорить о чем-нибудь другом.
        — Я так жду альбом «Ацтеков», о нем уже везде объявлено, они ведь отправляются в турне, ты знаешь?
        — Да что-то слышал об этом.
        — А ты больше не виделся с Крисом Харди?
        — Да, нет, конечно,  — бессовестно соврал я.
        — А я о нем статью читала, там пишут, что он совсем перестал вести прежний образ жизни, очень изменился и вообще стал очень скучным.
        — Да, представляю, что там понаписали. Ну, ладно, я пойду. Спасибо тебе за чай,  — я поднялся и стал собираться.
        — Тэн, а насколько ты уезжаешь?  — спросила она меня, стоя босиком в прихожей.
        Я заметил, что она плачет. Я подошел к ней и обнял ее:
        — Мы еще увидимся?  — спросила она, обливаясь слезами.
        — Не знаю,  — со всей честностью ответил я,  — я был бы счастлив, если бы это случилось.
        Я поцеловал ее и вышел. У подъезда никого не было. Я без приключений вернулся и застал Криса спящим. Он спал совершенно голым, как это было всегда, и я, посмотрев на него, вспомнил о татуировке. Я разыскал обложку диска и прикинул, каким образом лучше начать. Все инструменты у меня были, но вместо радостных мыслей о предстоящем мне творческом процессе в голову мне лезли одни чудовищные воспоминания о том, как клеймили римских рабов и каторжников в Испании. Что за идиотская мысль, сделать наколку на собственном теле?

4 июля 2001

        Крис стоически перенес все муки, связанные с моими художествами. В результате получилось даже красиво, он заказал костюм, облегающий серебряный, с глубокими разрезами по бокам, так что символ будет видно, всем, кто захочет увидеть. Когда он привез его и оделся, я посмотрел на него и подумал, что кое-что хорошее в моей жизни все-таки еще осталось. Иногда у меня возникает подозрение, что он только притворяется, что понимает меня или хочет понять, а на самом деле он просто боится потерять возможность быть самим собой, то чего он был лишен раньше и с чем больше не хочет мириться. Его все устраивает, и все кажется ему блестящим, замыслы песен, одержимость энергией толпы.

8 июля 2001

        Прилетели из Мюнхена в Болонью. С нами группа, толпа персонала и Даншен. Даншен меня узнал и даже поздоровался. Я думаю, что Крис напрасно тешит себя надеждой, что никто вокруг ничего не знает. Большинство, конечно, притворяются незрячими, но он просил меня присутствовать на концертах, только садимся мы в разные машины, я — с Бобби, а его везет какой-то специально предоставленный экипаж. Никогда даже представить себе не мог насколько отвратительно, когда близкий тебе человек является объектом вожделения толпы.

24 июля 2001

        Неаполь. Стоит жара. Я не выхожу из номера. Второй раз мне довелось побывать здесь. В первый раз Генри изводил меня своими картами и телескопами. Сейчас меня достают журналисты, выйти вместе с Крисом нет никакой возможности, поэтому мы выходим исключительно по ночам, сидим на набережной в самых темных кафе. Все было бы терпимо, если бы не вчерашнее происшествие.
        Мы сидели и пили кофе. Время было около двух ночи, и бояться было нечего, все охотники уже отправились в это время стряпать статьи по домам. Мы разговаривали очень тихо. Крис был сильно измотан данными концертами, контракт был достаточно суровый, я до сих пор жалею, что он от него не отказался, это при его-то миллионах. И вдруг я увидел за соседним столиком Генри, он сидел там, вероятно уже давно, с любопытством за нами наблюдая. Что он делал в это время в Неаполе, каким образом оказался в этом кафе? Но в любом случае это было дьявольское совпадение. Ничего хорошего оно мне не сулило.
        — Крис,  — тихонько сказал я,  — здесь Генри Шеффилд, астролог.
        Крис изменился в лице, прижал руки к вискам и покачал головой. Я понял, что он ждет от этой встречи крупных неприятностей.
        Генри, как ни в чем ни бывало, подошел к нам и поздоровался. Мы сквозь зубы поздоровались в ответ.
        — Разрешите присоединиться,  — спросил он, располагаясь рядом с нами.
        Они встретились глазами с Крисом.
        — Господин Харди, то есть Крис, покорнейше прошу простить,  — Генри кивнул учтиво, но не без сарказма.
        — Мой дорогой племянник,  — он посмотрел на меня и улыбнулся.
        — Вы путешествуете вместе?  — спросил он,  — и как вам нравиться Италия?
        За нелепостью его вопросов явно стояла какая-то коварная уловка.
        — Я вас поздравляю, с успехом, это грандиозный успех, как и говорили звезды.
        — Спасибо,  — сухо ответил Харди.
        — Кстати,  — сказал Генри,  — звонила какая-то мисс Паркер из обсерватории, она сказала, что мою визитку ей дал ты, и попросила ей помочь устроиться на работу. Я ее отослал в информационную лабораторию центральной библиотеки, но она даже обрадовалась. Потом перезвонила и очень благодарила.
        Я вздохнул с облегчением, мысль о том, что я мог обмануть и без того несчастного человека, перестала меня мучить. Больше меня с Шеффилдом ничего не связывало.
        — А в какой гостинице вы изволите проживать?  — спросил он вновь.
        — Какое тебе дело,  — грубо ответил я.
        — Ну, не скажи, дело всегда найдется, вот может быть вы,  — он опять учтиво кивнул Крису,  — пожелаете узнать, что вам сулит судьба.
        Я встал и резко сказал моему другу:
        — Идем отсюда.
        Он покорно поднялся, и мы вместе быстро ушли.
        — Он тебя ревнует, этот чертов астролог,  — заметил Крис мрачно, когда мы вышли на набережную.
        — Нет, он не умеет это делать, такие категории в его вселенной не существуют, но он не безобиден.
        — А я говорю, да,  — настаивал он, пока мы спускались вниз к причалу. Там было темно и безлюдно, свет фонарей не доходил вниз. Я встал, облокотившись на железную ограду, море тихо плескалось у самой площадки, на которой мы стояли. Крис обнял меня и крепко прижался ко мне, я догадывался, что встреча с бывшим соперником подействовала на него, как укус скорпиона, но я даже представить не мог, что это его так взвинтит.
        — Как он это делал?  — спросил он шепотом, его прерывистое дыхание обжигало мне шею.  — Ну?
        Я не отвечал, я упивался его возраставшим возбуждением, оно передавалось мне быстрее, чем электрический ток в замкнутой сети. Его сердце бешено колотилось.
        — Он принуждал тебя или ты сам хотел?  — продолжал он, задыхаясь от нетерпения, его голос, его неотразимый голос, от которого сходила с ума толпа на стадионах, становился все глуше и глуше.
        — По-всякому,  — отозвался я с притворным равнодушием, мне доставлял удовольствие этот допрос с пристрастием. Он терял контроль над собой. Он резко развернул меня, и я, стараясь не смотреть ему в лицо, сосредоточенно начал расстегивать его джинсы. Мы целовались с той ненасытной жадностью, которая провоцируется столкновением требующего немедленного удовлетворения желания с крайне неподходящими обстоятельствами.
        — Ну, уж нет,  — он остановил мою руку в тот момент, когда можно было меньше всего этого ожидать,  — это слишком просто. Я хочу все.
        — Нет, Крис,  — тихо взмолился я, опустив голову ему на плечо,  — только не здесь, нас увидят.
        Он взял мою голову и, запрокинув ее, посмотрел на меня в упор:
        — А ты боишься? Пусть видят, плевал я на них.
        Он расстегнул на мне джинсы.
        — Я тебе обещаю, этого недоноска ты забудешь надолго.
        Я вцепился в ограду, прижавшись к ней лбом, меня охватило безумное желание закричать, но вместо этого я нашел в себе силы только стонать в такт его движениям, а они становились все жестче, он обезумел от моего невольного сопротивления, боль не уступала наслаждению. Он крепко держал меня за бедра, не давая мне подаваться вперед при каждом нажиме.
        — О Господи, полегче, это невыносимо!
        — Потерпи, малыш,  — попросил он с невыразимой нежностью в голосе.
        — Не могу!
        Он неожиданно дернул меня на себя, войдя настолько глубоко, что я закричал во весь голос, и тут же вышел. Он успокаивающе погладил мои ягодицы, мокрые от его влаги, и осторожно развернув меня, опустился передо мной на колени.
        — Ты простишь меня?  — спросил он. Я обхватил руками его голову:
        — Я хотел этого,  — сознался я, глядя ему в глаза,  — твои губы прекрасны, Крис, любовь моя, освободи меня…
        Я взглянул вверх, там, на ступеньках стояли две девушки, совсем юные, лет четырнадцати, не более и, тайно следя за нами, увлеченно целовались.

27 июля 2001

        Произошел ужасный случай на концерте, после того, как все закончилось и Крис выходил со стадиона я по случайному стечению обстоятельств курил, стоя рядом с машиной Бобби, Крис шел быстро вокруг него толпились журналисты, поклонники и еще куча народу, и вдруг произошло нечто непонятное, они все начали резко оборачиваться на меня и в следующую минуту часть этой толпы была уже вокруг меня плотным кольцом. Меня фотографировали, задавали вопросы, просили дать автограф, спрашивали, как я познакомился с Крисом, какие у нас отношения, правда ли, что это я делал ему татуировку, правда ли, что весь новый альбом о нашей любви, я попытался вырваться, но сделать это было невозможно. Крис, увидев все это, рванулся ко мне, он был в ярости, к нему присоединились Бобби, телохранители и все остальные, завязалась настоящая драка, кому-то из репортеров он так заехал, что тот уронил камеру, вмешалась полиция, меня в полном замешательстве затолкали в машину, и Бобби тут же погнал, не разбирая дороги. Мы заехали в самые грязные районы города и остановились под балконом трехэтажного полуразвалившегося домика, прямо около
живописной грандиозной помойки. Прошло минут десять, мы молчали. Наконец Бобби повернулся ко мне и в первый раз за все время хорошенько рассмотрел его лицо.
        Он был немолод. На вид ему можно было дать лет сорок. Вьющиеся без седины темные волосы придавали его лицу строгость, но ни в коем случае не отталкивающую. Сами черты были правильные, значительно более чем, например, у Криса, но назвать его красивым было нельзя. Нельзя было даже подумать об этом. Он смотрел на меня без осуждения, даже с состраданием.
        — Досталось вам сегодня,  — заметил он, доставая сигарету и закуривая.
        — Еще как,  — согласился я.
        — Крису не повезло,  — продолжал он,  — теперь все это превратят в событие недели.
        — А вы давно с ним?  — поинтересовался я.
        — Да как он стал с Грегори работать, с продюсером со своим первым, он их потом менял каждые полгода, но Грегори раскрутил их, умный был человек, но скотина.
        Я пытался вспомнить, что же мне напоминает эта фамилия, и наконец вспомнил, я считал положение северных узлов для человека по фамилии Грегори, или это было имя?
        — А как его звали?  — спросил я о продюсере.
        Бобби взглянул на меня очень внимательно.
        — Дай Бог памяти, не могу сказать.
        Мы помолчали. Он не отворачивался от меня.
        — Вы компьютерные игры любите?  — вдруг ни с того ни с сего спросил он меня.
        — Не очень, я в основном интересовался графикой, но потом бросил.
        — Зря, вот сейчас все с ума посходили от этой новой игры, знаете такую корпорацию «Vista», так они игру сделали никто выиграть не может, а в случае выигрыша приз — не деньги, а гораздо больше, работа, за которую платят так, что на всю жизнь обеспечен. Ну, это для программистов, конечно.
        — Я слышал об этой игре,  — сказал я,  — но так и не узнал, в чем дело.
        — Да, название у нее «Пылающая комната».
        — А где находится эта корпорация, ну, то есть телефоны какие-нибудь есть?
        — А вот это проблема, на упаковках-то никаких данных, ни адреса, ни телефона, ни факса, все засекречено. Поговаривают, что это для спецслужб игрушка.
        — А вы саму игру видели?  — спросил я.
        — Да, видал пару раз, захватывает, конечно, у меня у сестры сынишка все время с ней возится, один компьютер сломал, теперь за другой принялся. А Крис правильно свой альбом назвал, название уже раскрученное, теперь еще больше ажиотажа будет. Вот, глядите, уже пишут об этом,  — он пошарил рукой на соседнем сидении впереди и достал какую-то газету.
        Я взял ее и увидел заголовок «Плагиат или сколько заплатили Крису Харди». В статье черным по белому была прописана мысль о том, что Харди является агентом корпорации и заключил с ней договор по поводу популяризации их продукта таким несколько нетрадиционным способом. Дальше говорилось о том, что альбом на самом деле слабый, а голос певца уже не тот, что пять лет назад и что сознание своей деградации и толкнуло его на эту нечестную взаимную рекламную акцию.
        — А почему же «Vista» молчит, почему не напечатают опровержение, в суд не подадут?  — с возмущением начал я допрос Бобби.
        — Да им это на руку, это Крис один на один, а за ними целая организация.  — пояснил он.
        — Да, но это же клевета, я знаю, откуда это название, это я подал ему идею так назвать его!  — воскликнул я вне себя от гнева.
        — Вы?  — изумился Бобби,  — вот не ожидал!
        — Послушайте, я вам расскажу, как было дело,  — начал я откровенностью, отвечая на откровенность — я…
        — Да ну что вы,  — остановил он меня,  — я вам верю, даже не беспокойтесь.
        — Ну, как знаете,  — с досадой осекся я.
        Он отвернулся, завел машину, и мы поехали.

30 июля 2001

        Фотографии попали в газеты. Это чудовищно. Я попытался объяснить Крису, что меня могут арестовать, но он сказал, что все это ерунда и все равно моего имени никто не знает, и не узнает никогда, что он об этом позаботиться, и прочую чепуху. Завтра мы должны лететь в Мадрид. Что за нелепая ситуация. Крис полон сил и оптимизма, ему все это кажется не стоящим внимания, потому что его концерты более, чем успешны, а меня он не отпускает ни на шаг от себя.

14 августа 2001

        Бессмысленно вдаваться в подробности всего, что случилось, даже вспоминая об этом, я не испытываю ничего, кроме тошноты. Пожалуй, еще стыда, не знаю, понимает ли это Харди, сидя у моей постели третью ночь подряд. Хорошо, что он не спрашивает меня, почему я решился на эту глупость, а это было глупо и смешно. Последнее особенно отвратительно. Я еще сожалел об этом, сожалел, как о неудачной попытке освободиться.
        Скандал медленно, но непрерывно катит свои волны по всем популярным журналам, странно, что еще в телепрограммах о нем не упомянули, вероятно, ждут, пока он не достигнет своего предела, все связи с появлением в продаже альбома «Ацтеков». Мне не понятно, почему до сих пор на мою физиономию не обратили внимание те, кому следовало это сделать в первую очередь, может быть, историю из-за смерти Томаса замяли, и больше никто не интересуется ее подробностями. Если это так, то я мог бы вернуться в Манчестер, хотя бы увидеть родителей и сестру, иногда мне кажется, что и они меня забыли.
        Ни одна живая душа не знает об этом дневнике, мне даже любопытно, чтобы сказал Крис, если бы обнаружил его, скорее всего он бы не стал читать, ему это все кажется скучным и ненужным, но, наверняка, ему бы не понравилось, что я с такой рассудочностью излагаю здесь все детали наших отношений, он ужасно романтичен, этого только слепой не заметит. Я даже полагаю, что он всерьез воспринял мои рассуждения о комнате, только потому, что в его глазах это многообещающее приключение.
        По моей просьбе мы после возвращения стали жить вдали от города, в результате ему надоело ездить в студию за пятьдесят километров, и он всем предложил переселиться в собственный дом со студией, по счастью, огромный, пока идет окончательная запись «Пылающей комнаты». А музыка получилась действительно отличная, я правда категорически против ее вытягивания на «должный уровень» за счет компьютерной обработки, но Крис говорит, что без этого сейчас не делается ни одна вещь.
        Поначалу толпа народу, хотя все они и живут в одной части дома, а мы — в другой, меня серьезно угнетала. Но потом мне это даже начало нравиться.
        С ними приятно работать. Джимми, что называется, человек моего круга, очень открытый, но явно с комплексом несостоявшегося интеллигента. Читает Гибсона и страдает от того, что никак не может привыкнуть к его стилю. Патрик, которого все зовут Крошка Пэтти, замечательный тип, весь в себе и постоянно ест сладкое. Он привез с собой вагон шоколада и постоянно норовит всех угостить, причем запивает его виски. Непонятно, как в эту компанию попал Арчи, у которого жена, двое детей и четыре собаки. Он выглядит, как постоянно борющийся с наступающим хаосом криминала горе-полицейский, очень добродушный, но требовательный. Все их записи превращаются в сплошной цирк, в который я, как ни странно, вписался довольно удачно.
        Если бы не Элис. О ней я не могу сказать ничего хорошего, хотя Крис и уверяет меня, что это «женщина с головой и к тому же очень надежная». Она стала его имиджмейкером случайно, так он меня уверяет, я же подозреваю, что то, что он считает случайностью, ею было заранее задумано и просчитано. Ее привел знакомый Криса, после концерта в K***. Это женщина среднего роста, брюнетка, всегда элегантно одетая, но почему-то, как правило, в серое. Ей лет тридцать и, насколько я понимаю, она давно, сильно и безнадежно любит Криса. Но любит не так, как это бывает с неразделенным чувством у женщин, а с какой-то скрытой, очень глубокой агрессивностью. Я замечал, что она единственная, кому позволяется говорить Харди колкости, кроме меня, разумеется, но в отличие от нее, я это всегда делаю наедине. Впрочем, ее нападки носят объективный характер. Меня она явно ненавидит и обращается со мной очень почтительно, но прецедент все же имел место.
        В доме есть огромная столовая, специально для торжественных обедов и, когда была записана первая часть альбома, Крис всех пригласил отметить это. В столовой целую стену занимает огромный роскошный балкон в венецианском стиле, он увит виноградом и какими-то экзотическими вечно цветущими растениями. В общем, место безупречно подходяще для созерцания окрестностей, особенно на закате, с него видны старые, уже ставшие декоративными ветряные мельницы, и для окончательной идиллии не хватает только маленького стада овечек с пастухом и флейтой. Ночью же покрытые мраком холмы напоминают мрачные пейзажи Розы, под усыпанным звездами августовским небом.
        На ужин в результате должны были собраться Марта, менеджер по, так сказать, бытовым вопросам, Элис, группа, я, Крис и еще человека три из тех, кто помогает раскрутке диска, представители от своего босса, с которым и был заключен контракт. Даншен получил приглашение, но отказался из-за каких-то неотложных дел. В последнее время я вообще с ним редко сталкивался. Все обещало быть весьма пристойным. Крис оделся просто, без претензий, джинсы и футболка и, разумеется, свой браслет «девственницы», как я именую его втайне от него, и который я терпеть не могу, больше, чем его ремни с пряжками от Каррерас.
        А вот Элис всех поразила. Она была на этот раз не в сером, а в красном платье, с высокой прической из блестящих темных волос, яркая, как звезда, но по-прежнему отталкивающая. Когда все уселись за стол, я подумал «И что это нашло на Криса, что он решил дать такой благопристойный прием вместо нормального дебоша в каком-нибудь клубе?». Ребята от босса оказались любителями анекдотов, развязными, но свое дело знающими, все много пили, спорили черт знает о чем. Я сидел по левую руку от Криса, рядом со мной сидела Элис. Крис ожесточенно обсуждал чей-то проект и все время хохотал, пытаясь то ли завести, то ли вывести из себя одного из парней от босса, все шло как надо. Те, кто хотел, потихоньку разбредались из-за стола и перемещались в соседние комнаты, где подавалось кофе и небезызвестные сигары. Я вышел покурить на балкон. Я, вероятно, никогда не смогу забыть то странное чувство, которое охватило меня при виде мира, объятого мраком ночи и тишиной, такой глубокой, что ни один листок на деревьях не шевелился, залитый светом, шедшим сквозь множество стеклянных дверей. Призраки мельниц на горизонте стояли
торжественно и одиноко. Я вдыхал пьянящий запах цветов и курил, и снова меня посетило странное чувство, что, быть может, все это только сон, а на самом деле утром мне предстоит проснуться в своей комнате и услышать за дверью голос сестры: «Тэн, хватит спать, кофе готов, он остывает». Я услышал, как кто-то быстро прошел за моей спиной, и оглянулся, на балкон вышла Элис. Мы посмотрели друг на друга.
        — Позвольте мне прикурить от вашей сигареты,  — обратилась она ко мне, доставая из пачки длинную тонкую сигарету и зажимая ее зубами.
        Я протянул ей сигарету.
        — Вы меня недолюбливаете, Тэн, не так ли?  — спросила она, глядя на меня пристально и при этом улыбаясь.
        — С чего вы взяли,  — возразил я,  — мне все равно.
        — Я вам не верю,  — продолжала она,  — вы думаете, я предвзято отношусь к вам из ревности?  — она подняла свои длинные тонкие брови.
        «Она умнее, чем можно было ожидать, еще умнее, чем я думал»,  — заметил я про себя.
        — Знаете, чего мне до сих пор не понятно,  — говорила она,  — мне непонятно, как вы, а вы ведь художник и человек со вкусом, я в этом не сомневаюсь, могли опуститься до того, чтобы стать его игрушкой.
        Мне сложно передать насколько сильно меня уязвили ее слова. Но я ничего не ответил.
        — Я ведь сама приводила к нему мужчин, однажды даже привела своего бывшего любовника, ему нужны были деньги, а Крис всегда хорошо платил за ночь, у него всегда были проблемы в постели, а особенно когда он женился на Мерелин. Теперь вы понимаете, что я не имею на него никаких видов? У нас сугубо деловые отношения.
        Она подошла ко мне ближе и заглянула мне в лицо. Я глубоко вздохнул.
        — Элис,  — сказал я наконец,  — меня не интересует все, что вы говорите, поэтому прошу вас не продолжать ваши откровения.
        — Вот видите,  — разочарованно отозвалась она,  — вы обиделись на меня, а ведь я хотела только сделать вам предложение. Если когда-нибудь вы захотите отомстить Крису за все унижения, а когда-нибудь вы поймете насколько это унизительно для вас, увы! Вам нужны деньги, как и моему бедному Ричи, так вот если вы надумаете свести с ним счеты, позвоните мне и располагайте мною от корней волос до кончиков пальцев.
        Она резко повернулась на высоких каблуках и вышла с балкона.
        Разговор оставил у меня крайне неприятное впечатление. Я начал сомневаться в том, что она действительно влюблена в Криса, а если даже и влюблена, то у нее весьма извращенная фантазия. Допустить мысль, что ей нравлюсь я, это все равно, что признать абсурд основным жизненным законом. После этого столкновения я тут же удалился в нашу половину дома и лег в постель. Я лежал в темноте, и то был первый раз в моей жизни, когда я позволил себе лить слезы. До сих пор я относился ко всему вокруг с интересом, и он защищал меня от ран и чрезмерно сильных эмоциональных потрясений. Но сейчас этот интерес был утрачен. Жизнь не казалась мне чем-то заслуживающим изучения. Я впервые задумался над тем, о чем боялся думать — о неотвратимой конечности всякого дара. Имеет ли значение, каковы истинные чувства Криса и его движущие мотивы, будь то скука, сексуальные комплексы, стремление эпатировать публику или настоящая страсть? Я самоуверенно полагал, что моя миссия заключается в своевременном вмешательстве в его жизнь, может быть я заблуждался и моя миссия заключалась в том, чтобы научить его страдать, чтобы затем,
наконец, он обрел покой, семью, жену, детей, стабильную человеческую жизнь. Нет, с таким голосом, как у него, этот вариант явно не подействует. Мои мысли целиком сосредоточились на пылающей комнате. Я словно забыл о существовании моего друга. Я пытался понять, чего они хотят от меня, в чем я сделал осечку, и как мне следует поступить дальше, чтобы исправить ситуацию. У меня было два выхода — на выбор. Первый — отправиться к конечной цели немедленно, второй — сделать еще одну попытку, позвонить Торну и попросить его о встрече, рассказать ему все о моем прошлом, настоящем, о Томасе, о Генри, о… Фигура Джеймса Торна приобретала в моих глазах все большую притягательность. С ним я связывал возможность избавиться ото всех неприятностей. А между тем я прекрасно отдавал себе отчет в том, сколь дик был это порыв. Я встал и стал методично разыскивать среди своих вещей скальпель, наследие моего деда-хирурга, как и широкую прочную резинку, я всегда возил их с собой, на всякий случай. Я не был болен и не был пьян, я спокойно вошел в ванную, включил воду погорячее и прикрыл дверь. Уже лежа в ванной, мне вспомнилась
ночь на пристани, «ни одно переживание не может длиться вечно и любовь тоже не является исключением» — это была строчка из книги о Шелли. Я невольно улыбнулся тому, насколько прочно литературные архетипы властвуют в моем сознании, и перетянул руку повыше локтя. Постепенно вена на сгибе становилась все заметнее, я пождал еще немного, прислушиваясь к пульсации крови в руке и затем аккуратно дважды полоснул скальпелем, кровь потекла, поначалу даже брызнула, но затем стала сочиться тихо и умеренно. Я опустил руку в горячую воду. Боль я чувствовал лишь слегка, мне нравилось наблюдать за тем, как вода постепенно приобретает розоватый оттенок, гармонируя с перламутровым покрытием ванной. Я закрыл глаза и положил голову на мраморный выступ. Мне не было плохо, и, главное, не хотелось ни о чем думать. Так шло время, сколько, я не знаю.
        Я пришел в себя и почувствовал страшную тошноту, было такое ощущение, словно внутри меня кровь превратилась в расплавленный свинец. Вероятно, это было следствием упавшего давления. Крис наклонялся ко мне, и на его лице была растерянность, делавшая его похожим на ребенка, который вдруг потерял мать и не может понять, почему же она больше не в состоянии ответить на его зов. Я обвел глазами комнату, никого кроме него, не было рядом, я лежал на кровати с крепко перевязанной рукой. «Значит все-таки успел»,  — не без разочарования подумал я.
        — Ты вызвал врача?  — спросил я его.
        — Да,  — ответил он,  — Элис сказала, что мы во время вошли.
        При упоминании этого имени я усмехнулся.
        — Ты поедешь со мной в больницу?  — спросил я.
        — Да,  — тем же тоном ответил Крис.
        Меня привезли в больницу, а я бы предпочел Пылающую комнату. Но, видимо, Пылающая комната отвергала меня, как ненужный сорный предмет и я годился только на то, чтобы быть пациентом доктора Барта.

19 августа 2001

        Мы ужинали вдвоем. Я ел с аппетитом, после своей неудачной выходки, я чувствовал потребность восстановить свои силы. Крис, наоборот, не ел ничего, а только пил по старой привычке джин прямо из бутылки.
        — Вот скажи,  — сказал он, стараясь быть спокойным,  — что на тебя нашло, Тэн?
        — Не знаю,  — искренне ответил я.
        — Как же мы войдем в эту чертову твою комнату, если один из нас умрет?  — спросил он, несказанно удивив меня тем, что он так отчетливо держал в сознании наш давний ресторанный разговор.
        — Ты думаешь, мы в нее должны входить?  — поинтересовался я.
        — Ты же сам так сказал,  — ответил он с недоумением.  — Ты же с меня слово взял. Я разве его нарушил? Чем я тебе не угодил?
        — Да ты тут ни при чем, Крис,  — возразил я,  — и потом понимаешь, я вообще не могу быть уверен, что эта комната существует, что это не продукт моих фантазий, галлюцинаций, бреда какого-нибудь.
        Крис встал и начал ходить по комнате из угла в угол. Я продолжал есть, не глядя на него.
        — Хорошо,  — согласился он,  — ну, нет твоей комнаты и черт с ней, что же это значит, что нас тоже нет,  — он схватился за свое плечо, как будто желая удостовериться что он все-таки существует как физическая реалия.  — а наша любовь, я ведь люблю тебя, это тоже галлюцинация?  — он подошел ко мне и опираясь на спинку стула навис надо мной как скала. Я прекратил есть.
        — Я не знаю,  — ответил я,  — я многого не понимаю. Кто, например, эти статьи писал о тебе и корпорации «Vista», почему ты все это не опровергаешь?
        — Какая еще корпорация?  — спросил он, с искренним изумлением.
        — Есть такая корпорация,  — пояснил я,  — она выпускает игру, игра тоже называется «Пылающая комната». Геймеры, хакеры, программисты на ней зациклены, потому что тот, кто выиграет, получит, какой-то очень выгодный контракт с корпорацией, ну понятно, что выиграть не каждый может, для этого надо быть профессионалом.
        — Терпеть не могу компьютеры,  — с неистребимой ненавистью заметил Крис и отошел от меня, даже отшатнулся, как будто я был тем самым воплощением ненавистного ему мира IT.
        — Ты их не любишь, но это не значит, что они не существуют,  — возразил я,  — ты поешь, хорошо поешь, тебя за это носят на руках, это прекрасно, но есть и другая жизнь, например, жизнь программиста, он всю жизнь имеет дело с компьютером и вот вдруг два ваших мира пересеклись в одной точке, что-то случилось, что-то заклинило.
        Он посмотрел на меня своими зеленоватыми глазами с наивным доверием человека, который вдруг услышал, что, оказывается, высшие виды в ряду эволюции произошли из низших. При всей его дикой разнузданности в нем была какая-то невежественная невинность достойная викторианской эпохи.
        — А ты откуда, из какого мира?  — спросил он, вероятно, первый раз за все время, задавшись этим вопросом.
        — Ты хочешь знать по каким законам живут люди той среды, из которой я происхожу?
        — Ну да,  — подтвердил он.
        — Я вырос в семье, где считалось необходимым дать детям хорошее образование и не просто хорошее, а как можно лучшее, сделать человека эрудитом, интеллектуалом, размышляющим над смыслом жизни, законами развития общества, этикой и эстетикой, над проблемой сосуществования добра и зла.
        Крис слушал меня с явным интересом.
        — Я как старший ребенок должен был унаследовать профессию отца, но получилось, что больше она пришлась по душе моей сестре. Мне нравилась графика, я мечтал стать художником. С детства мне внушались принципы общечеловеческой этики — не причинять зла, не лгать, не предаваться низменным страстям и прочее. Короче, я собирался окончить университет по специальности графика, получить хорошую работу, дизайнера или еще что-нибудь, жениться, завести детей, пить чай вместе со всей семьей и ездить по выходным на пикники. Читать моих любимых авторов и…
        — И ты бы не сдох от скуки?  — с несказанным удивлением поинтересовался Крис.
        — А ты, разве ты не дохнешь от скуки,  — возмутился я,  — ты нажираешься до бесчувствия, куришь всякое дерьмо, трахаешься с кем попало, женишься на каких-то чудовищах, вроде этой твоей Мерелин, потому что это престижно.
        — Но я ведь пою,  — возразил он с чувством собственного достоинства,  — мне это можно, я не хочу жить как все, как мой отчим, как Арчи, как ты только что рассказывал. Я хочу… света…  — он задумчиво протянул последнюю фразу.  — А что ты говорил про корпорацию?
        — Тебя обвиняют в том, что ты их рекламируешь и за счет популярности их игры собираешься продать свой новый диск.
        — Вот сволочи!  — воскликнул он в праведном гневе,  — да кто они такие, чтобы я их рекламировал, где ты это дерьмо откопал?
        — В газете, мне Бобби показал.
        Крис приуныл и долгое время ничего не говорил. Но потом вдруг ожил.
        — Скоро наша презентация, вот я устрою им рекламу,  — пообещал он.
        — Только не надо скандалов, Крис,  — осторожно попросил я,  — меня ведь разыскивают.
        — Да ты тут ни причем, я эту корпорацию разнесу,  — пояснил он.
        — Нет, не надо,  — настаивал я,  — лучше проигнорируй все это. Не надо привлекать к себе и ко мне внимание.
        В конце концов, он явно остался при своем мнении.

6 сентября 2001

        Перед самой презентацией произошла странная вещь — сломалась многострадальная «девственница». Крис был вне себя от ярости, кидался всем, что попадалось под руку, орал на менеджеров, требовал, чтобы Марта немедленно заказала дубликат, уже второй, а когда понял, что сделать его все равно не успеют, закрылся в комнате и никого не желал пускать к себе. Приехала Элис и, посмотрев на меня с притворной нежностью, сказала:
        — Вам придется с ним поговорить, нельзя срывать это мероприятие, Даншен предупреждал, что это обернется катастрофой.
        Я подошел к двери и тихо постучал. Крис не ответил. Я постучал громче. Ключ в замке щелкнул, и дверь открылась. Крис стоял и смотрел на меня.
        — Можно войти?  — спросил я его.
        Он отошел, пропуская меня, и опять закрыл дверь на ключ.
        — Все будет нормально,  — сказал я, опускаясь рядом с ним на пол,  — тебя ждут, пора ехать.
        — Я спросил Бобби, где эта корпорация находится, чтоб ей пусто было,  — заговорил он,  — а он мне в ответ, что де нет ни адреса, ни телефона, а на обложке этой их коробки с игрой какие-то руины, ну замок такой, в пламени. Вон на столе лежит.
        Я подошел к столу и взял коробку. На ней действительно был изображен замок, но при всем моем знании архитектуры я не мог бы охарактеризовать его стиль, может быть, его и вообще не было, а это была только выдумка дизайнера.
        — Ну и что ты переживаешь?  — спросил я.
        Крис покачал головой.
        — Давай собирайся,  — поторопил я его,  — тебя Элис ждет.  — Я положил ему руку на плечо.  — Я не поеду, то есть я поеду, но не буду выходить из машины.
        Он нахмурился.
        — Ты меня стыдишься?  — спросил он
        — Тебя?  — не понял я.
        — Ты стыдишься нашей связи, да?
        — Я стыжусь себя, Крис, того, что я туп, и не могу тебе ничем помочь и себе тоже.
        — Почему ты не можешь просто радоваться жизни, просто любить?
        — Потому что слово «просто» в нашем случае неуместно.

        7

        Лимузин ехал в гору, это было понятно, хотя за затемненными стеклами Стэн не видел ничего. Он видел наискосок от себя темный затылок Бобби, шофер, как всегда, невозмутимо рулил, рядом сидел Крис, непривычно тихий, одетый в черные джинсы и не по июньской погоде в темный пушистый свитер. Волосы его рассыпались по плечам, а на коленях лежал тот самый нож, которым они принесли клятву в верности. Крис смотрел перед собой и, то ли это показалось Стэну в полумраке машины, то ли было на самом деле, но Харди был бледным, как мел, как будто с него разом сошел весь его вечный загар. «Он просто умер», подумал Стэн. «И я, значит, тоже». Это был очевидно и определенно сон, но Стэна это мало волновало. Иногда ему казалось, что вся его жизнь просто затянувшееся сновидение, так что какая разница в какой сон попадать.
        Машина затормозила и через минуту Бобби распахнул дверцы. Они вышли. Лимузин остановился перед Замком Ангелов. Но теперь он выглядел совершенно по-другому. Он был полностью и окончательно достроен, и только сейчас Стэн понял гениальный замысел неизвестного архитектора. Все то, что было неуклюжим, угловатым и незавершенным, внезапно слилось в дивное гармоническое единство, возносившееся в небеса. Стэн увидел, что замок был сделан в скале, он сливался с горой и становился все уже, по мере того, как стремился к собственной вершине. Черные шпили, казалось, пробивали тучи, зубцы осадной стены разрезали небо и землю. Теперь замок уже не казался сделанным из стекла и бетона, он был облицован черным камнем, странным, никогда не виданным Стэнфордом, глухой, словно бархатной черноты с внутренним красноватым отблеском. Бетонная площадка на которую выходила дорога, тоже исчезла. Теперь под ногами была мощенная розоватым камнем мостовая, посередине которой кто-то разбил клумбу. Росли на ней самые разнообразные цветы с одним единственным сходством — все они: розы, гвоздики, пионы, бархатки, георгины,  — были
всех оттенков красного.
        — Красиво,  — услышал Стэн свой собственный голос со стороны. Крис улыбнулся ему. За исключением непривычной бледности, это был самый обычный Крис. Он подошел к клумбе и сорвал большой темно-красный георгин. Стэн с необычной для снов отчетливостью следил за ним, он видел каждый шов на его джинсах, как ветер треплет длинные черные пряди волос Криса, видел след, который его тяжелый с металлическим мыском ботинок оставил на клумбе. Крис вернулся к нему и протянул цветок.
        — Держи,  — сказал он.  — Это тебе, всегда хотелось подарить тебе цветов, но я боялся, что ты меня с ними пошлешь.  — И он улыбнулся своей неотразимой наглой улыбкой.
        Стэн вздохнул и принял подарок. Крис был неисправим, даже во сне он умудрялся воровать цветы с клумбы.
        — Идите,  — сказал Бобби за спиной Стэна.  — Ты не забыл, Крис, вас приглашали на семь.
        — Ага,  — беспечно отозвался Крис.  — ты жди нас не раньше утра.
        Судя по всему, они были приглашены на какую-то вечеринку. Они поднялись по отделанной красным камнем лестнице. Огромные, метра четыре в высоту двери, выделанные из темно-коричневого с причудливой резьбой дерева распахнулись перед ними, и Крис и Стэн вошли в холл. Он был таким же огромным, каким его запомнил Стэн. И в бассейне так же стояла черная вода. Только теперь разрушенный пол покрыли мрамором, черным и блестящим, как лед, стены облицованы серым камнем, нежного, почти перламутрового оттенка. У самого входа в стену было вделано огромное зеркало. И Стэн, никогда не видевший себя во сне со стороны, с любопытством заглянул в него. Он был одет почти так же, как Крис: черные шелковые брюки и черная же водолазка. Единственным ярким пятном был цветок, который он держал в руке, точно так же как на фоне черной одежды Криса выделялось голубоватое лезвие ножа, он так и не вложил его в чехол, и не оставил в машине, он просто сжимал его в опущенной правой руке, а левой придерживал Стэна за плечи. Стэн вдруг удивился очевидной, но никогда не отмечаемой им вещи: внешне они были полной противоположностью.
Светловолосый, светлоглазый, бледный Стэнфорд Марлоу, и смуглый, темноволосый Крис Харди. Так словно их задумали, как негатив и позитив одного и того же образа. На какой-то короткий миг Стэну показалось, что он улавливает странное сходство между своими тонкими англосаксонскими чертами и резким очерком лица Криса, но он не успел испугаться своему открытию, как в холле прозвучал голос.
        — Добро пожаловать.  — произнес он. Они синхронно обернулись. Рядом с бассейном стоял высокий человек в обычном темном костюме. Стэну он показался совсем не старым, напротив, ему было лет тридцать от силы. Темные вьющиеся волосы он собрал в хвост, больше всего в его лице Стэна поразили большие абсолютно черные глаза, блестевшие, как полированный оникс. Они пошли к нему через зал, Крис все так же обнимал Стэна за плечи. В шаге от незнакомца они остановились, Стэн видел на лице своего приятеля знакомое выражение, веселую наглость с какой-то странной безуминкой, словно Крис боялся, но защищался от собственного страха этой готовностью, наплевав на все, идти напролом.
        — Гордон Хауэр — низким красивым голосом произнес незнакомец и протянул им руку. Стэн пожал сухую горячую ладонь, с трудом пытаясь отделаться от желания сказать «А я вас таким себе и представлял».
        Они не назвали своих имен, судя по всему, это было и не нужно. Хауэр повел их наверх по лестнице, начинавшейся прямо из холла. Стэн шел, держа свободной рукой руку Криса.
        Они поднялись на второй этаж, и провожатый пригласил их в лифт. Он ничего не говорил, только изредка улыбался, поглядывая на них своими странными черными холодными глазами. Поднявшись, по ощущениям Стэна, очень высоко, они вышли из лифта и оказались в коридоре. Пол был устлан темным багровым ковром. На стенах почему-то горели факелы, их рваное пламя освещало все ровным тусклым светом.
        — Пытать привели,  — шепнул Стэну Крис, явно стараясь его развеселить. Стэн невольно улыбнулся. Уж очень натуральный был Крис во сне. Они шли все дальше, провожатый на полшага впереди. Они проходили мимо запертых дверей, Стэну было дико интересно, что за ними. Он глянул на своего приятеля и понял, что тот мучится любопытством. Крис подмигнул ему, они как всегда договорились без слов, и чуть отстав, сделал шаг в сторону и толкнул одну дверь. На пол упал светлый треугольник дневного света. За дверью оказалась обстановка обычного офиса. За окном панорама города, поднятые жалюзи, на столе компьютер. В комнате находились Даншен и Торн. Они спорили. Стэн не разбирал ни слова, словно у телевизора выключили звук. Серьезное лицо Торна потяжелело, губы кривились. Даншен был в ярости, Стэн никогда не видел у него такого выражения, лицо журналиста исказилось, глаза горели багровым огнем, с губ летели брызги слюны. Завороженные этим зрелищем Стэн и Крис застыли на месте.
        — Да что же с ним такое?  — проговорил изумленный Крис, и тут дверь захлопнулась. Спокойный голос Хауэра прозвучал над ухом Стэна, как щелчок хлыста.
        — Вам нельзя на это смотреть.
        Никто не возражал. Они поплелись дальше, причем Крис недоуменно хмурился.
        Наконец они подошли к двери в конце коридора. Хауэр распахнул ее, и жестом предложил заходить.
        Это был настоящий рабочий кабинет очень богатого и очень занятого человека. Все стены уставлены шкафами с книгами и какими-то папками, прямо перед ним огромный письменный стол, в кожаном кресле свободно развалясь и закинув ногу на ногу сидел широкоплечий белокурый человек. У него были синие яркие глаза и ястребиный нос. И снова странное ощущение, словно он видел еще одну такую пару: негатив и позитив, охватило Стэна.
        — Конрад?  — удивленно произнес Крис,  — Мел Конрад?
        Человек встал. Он был очень высок. Он улыбнулся им, и в первый раз за этот странный отчетливый сон сердце Стэна упало в пятки, ему стало по правде страшно.
        — Отлично — сказал Мел Конрад.  — Давно хотел на вас взглянуть.
        Стэн вцепился в руку Криса, он не хотел, чтобы на него глядели, он вообще ничего не хотел, и тогда, не отпуская руки возлюбленного, он стал выдираться из сна, все кругом поплыло и закачалось, он попытался проснуться, открыть глаза, но не смог и полетел куда-то в черную яму сна без сновидений.
        Проснулся Стэн около часу. Криса не было, он уехал на запись, и, видно, давно, потому что простыня была холодной. Сон стоял перед глазами Стэна, как будто это был посмотренный наяву фильм. Он покрутил головой, посидел на кровати, отчаянно пытаясь все это забыть, но не вышло, тогда он нащупал на кресле тяжелый черный халат Криса, влез в него и поплелся на кухню. Он плеснул себе холодной воды в лицо, немного очухался и полез в буфет за кофе. Тут его внимание привлекла надпись, сделанная на холодильнике красным маркером. Другого вида записок Крис не признавал.
        «Ты не забыл? Ровно в шесть!» — гласила она.
        — Не забыл, не забыл…  — проворчал Стэн,  — не нуди.
        Сегодня в шесть должно было состояться знаменательное событие, совершенно затмевавшее следующую за ним вечеринку. Стэн должен был появится в студии «Ацтеков». Он был уже знаком с ребятами, даже жил с ними в одном доме, хотя и старался не общаться с ними совсем близко. Но в студии до сих пор не показывался. Это было что-то вроде «вступления в свет».
        За завтраком Стэн понял, что отвязаться от сна не удаться, разве что только он сможет перевести его на бумагу. Он пошел в комнату, достал большой лист в ватмана и стал набрасывать очертания Замка Ангелов, клумбу, лица Хауэра, Конрада, Криса, свое собственное. Потом в голове у него начал складываться текст, и он стал записывать его на полях. Стэн так увлекся, что абсолютно забыл о времени. От его забытья его отвлек звонок. Это был Бобби, он уже ждал в машине, было пять часов. Бобби специально приехал пораньше, потому что знал, что Стэн всегда норовит опоздать. Марлоу чертыхнулся, торопливо свернул ватман и засунул его в такое место, в котором его бы не нашел Крис, и принялся одеваться. Он не собирался рассказывать своему другу про сон, но странное озорство подтолкнуло его одеться так же, как во сне. Не хватало только красного цветка. Через пятнадцать минут мельком глянув на свое бледное отражение в зеркале, он выскочил на улицу и сел в машину.
        Приехав на место, Стэн еще некоторое время постоял в коридоре шагах в двадцати от двери. Он предпочел бы, чтобы Крис к нему вышел. Ему все еще было дико неловко. Он даже согласен был бы на Джимми. Но вместо этого мимо проходили какие-то типы большей или меньшей степени бритости, кудлатости и страхолюдности, и оглядывали его с головы до ног с явным интересом. Один парень, с гладкой, как колено, головой, в диких, на взгляд Стэна, просто падающих штанах и ужасной желтой майке с надписью «А не пошел бы ты…»., просто остановился и, не смотря на столь недружелюбную надпись, стал вполне благожелательно разглядывать Стэна. Марлоу уже морально готов был нырнуть за дверь, там хотя бы были относительно знакомые люди, как в коридоре появился Арчи. Увидев Стэна, он радостно заулыбался, поприветствовал желтомаечного зеваку дружеским:
        — Чего смотришь, проходи, не задерживайся,  — и сгребя Стэна, за плечи поволок его в студию.
        — Да ты чего, что ты тут стоишь,  — басовито ворковал он по дороге.  — все тебя ждут. Крис уже на потолке висит, ты знаешь, ты написал такой классный текст, просто отпад, Крошка уже музыку написал, знаешь, что-то вроде…  — и с потрясшим Стэна искусством звукоподражания Арчи надудел ему в ухо какую-то мелодию, поскольку Стэн просто не знал к какому из написанных текстов это относиться, он просто покивал головой. Арчи толкнул дверь, и они вошли. Увидев его, Крис выдохнул, как вынырнувший пловец. Джимми приветственно помахал рукой. Крошка, покинувший свои барабаны и сидевший на столе с бутылкой пива, радостно крикнул «Привет», не отрывая от Стэна своих любопытных невинных голубых глаз. Он уже давно пытался пообщаться со Стэном поближе. Крошка Пэтти вообще был чрезвычайно жаден до всяких проявлений многообразной жизни.
        — Вот привел,  — сообщил Арчи громко,  — а то стоит в коридоре, как бедный родственник.
        Тут в комнате образовалось какое-то множественное движение, совершенно Стэна потрясшее. Его усадили, вручили ему пиво, на окрик Криса послушно заменили пиво на сок, предложили сэндвич, или, на выбор, пиццу, салат, суп из термоса, приготовленный женой Арчи, яблочный пирог, приготовленный ей же, а так же выползший из-за пульта Андеграунд сообщил, что он готов продемонстрировать первую песню на его стихи. «Боже, что они про меня думают»,  — в ужасе подумал про себя Стэн, покорно жуя сэндвич и прихлебывая сок. Это почтительное отношение, словно он был красивой девушкой, было для него полной новостью. Наконец ему дали взглянуть на Криса, и тут Стэн обомлел. Харди был одет точно так же как во сне, те же черные джинсы, ботинки с металлическими мысками, волосы не собраны в хвост, только свитер был заменен по жаре тонкой черной рубашкой, но и так впечатление было полным. Не хватало только ножа.
        Стэн смотрел на него минуту, не отрываясь. Потом Крис спросил тихо и серьезно:
        — Что случилось, Тэн? Что с тобой?
        — Все в порядке,  — произнес Стэн ужасно замедленно.
        — Тебе нехорошо?  — прозвучал под ухом голос Джимми. Стэн нашел в себе силы обернуться к нему и улыбнуться гитаристу.
        — Все нормально, ребята, у меня просто голова закружилась.
        — Хочешь пива?  — спросил ударник, твердо уверенный, что пиво это панацея от всех болезней, включая лейкемию и СПИД.
        — Нет, спасибо.
        — Ладно, ребята, мы едем?  — спросил Крис деловито, продолжая тревожно поглядывать на Стэна.
        — Конечно, едем.  — отозвался Джимми. Он тоже смотрел на Стэна с каким-то мучительным беспокойством на лице. Стэн подумал, что, наверное, гитарист знает обо всей этой истории больше, чем ему позволил узнать Крис. Однако тут уже поднялась какая-то невнятная суматоха, и Стэн почел за благо вытряхнуть всю мистику из головы и сосредоточиться на происходящем.
        Арчи и Андеграунд, к слову сказать, очень нравившийся Стэну своей спокойной и безмятежной повадкой и безграничным терпением, с которым он сносил весь шум и беспокойство, производимые «Ацтеками», влезли в роскошную гоночную машину Крошки Пэтти. Вечеринка должна была происходить в его доме, так что ударник всю дорогу орал, что надо поспешить — все уже скорее всего, собрались. Остальные сели в Кадиллак. Джимми на переднее сидение, а Крис и Стэн сзади, причем Крис тут же сжал руку Стэна своей сухой горячей рукой и не отпускал всю дорогу.
        У Крошки был красивый дом в одном из лучших кварталов города. Очевидно, ударник все-таки с умом тратил деньги, несмотря на своей внешнее возмутительное раздолбайство. Гости действительно уже собрались. Когда Стэн бок о бок с Крисом и Джимми вошел в гостиную, у него немедленно появилось желание исчезнуть. Огромная комната с баром и бассейном в полу была набита разнообразным народом, одетым так, как только может подсказать извращенная фантазия нынешних модельеров. Кое-где Стэн увидел и знакомые, в основном по телеэкрану и журналам, лица. С одной стороны, он ужасно хотел смыться отсюда, потому что был уверен, что его появление вызовет подозрения, а с другой — понимал, что в этой пестрой людской толпе он останется незамеченным, поскольку был уверен, что на этой вечеринке не все знакомы и друг с другом и с хозяином.
        «Ацтеков» приветствовали радостными воплями, Крису на шею тут же бросилась роскошная блондинка в обтягивающем красном платье, причем Стэн сразу понял, что блондинка совершенно натуральная, ее роскошные светлые кудри лились на спину, как водопад, да и формы выглядели вполне естественными, не силиконовыми. Она жадно поцеловала рок-звезду в губы, но ничего сексуального в этом поцелуе не было, скорее, это свидетельствовало о дружеской нежности.
        — Познакомься, Энджи,  — сказал Крис, отдирая от себя девушку,  — Это Стэн Марлоу, а это Энджи, сестра мой последней жены.
        Блондинка комично закатила глаза и императивно заявила:
        — Этому дуралею надо было жениться на мне. У меня пять сестер и все суки, я единственная ничего.  — потом весело поглядела на Стэна и, не успел он опомниться, чмокнула его в губы своим накрашенным алой помадой ртом.  — Ты — прелесть,  — сказала она,  — хорошо, что Крис тебя притащил, а то тут куча козлов. Тебе надо выпить. Сейчас принесу.
        Она моментально ускакала, и Стэн услышал ее веселый звонкий голос уже на другом конце зала. Он утер губы и посмотрел на Харди. Тот весело ухмылялся.
        — Классная девка.  — сказал он,  — просто чумовая, только с мужиками ей не везет.
        — Что же ты на ней не женился?  — криво усмехнулся Стэн, впрочем, Энджи ему понравилась.
        — Да я как-то и не собирался, мы просто друзья.
        Они прошли по залу, отвечая на приветствия, причем Стэн переживал не лучшие минуты в своей жизни. Все женщины норовили расцеловаться с суперзвездой, а кое-кто из них шел на приступ так недвусмысленно, что Стэн мысленно стонал и сцеплял зубы. Он отлично знал, что Крис от него никуда не денется, но в этой пестрой толпе он хуже чувствовал их связь, минутами ему казалось, что зря это все, а на самом деле, Крис принадлежит вовсе не ему, а именно этому галдящему, бестолковому и блестящему миру. В толпе мелькнуло бледное лицо Элис, обрамленное черными волосами, она мельком улыбнулась Крису и махнула рукой. Наконец они прорвались к бару, откуда-то из небытия всплыл давно утерянный Арчи с невысокой миловидной женщиной, которую представил как Шейлу, свою жену. Сам Марлоу был представлен как «классный парень, написавший те зашибенные текст, которые я тебе показывал, дорогая». Стэн сделал комплимент яблочному пирогу, и Шейла тут же расцвела. Она шепнула ему на ухо, что рано или поздно ребята испортят себе желудки, если не будут питаться нормально, а кроме нее, за этим следить некому. Потом она похвалила
тексты, и по ее короткой фразе Стэн понял, что она разбирается не только в пирогах, но и в поэзии. В ее присутствии он несколько расслабился, но тут появилась Энджи с двумя высокими бокалами, в которые был налит, судя по цвету, медный купорос. Стэн набрался храбрости, хлебнул, было крепко, но вкусно.
        Вообще он очумел от этой вечеринки почти сразу. Все еще были относительно трезвы, хорошо кушали и беспрерывно говорили. Стэна представляли всевозможным людям, с которыми он перекидывался парой слов только для того, чтобы тут же забыть о их существовании. Вдруг Крис сказал ему:
        — Слушай, мне надо идти.
        — Куда?  — Спросил Стэн с ужасом.
        — Да тут ребята решили сыграть джем, я обещал спеть, вон там, видишь?  — и Харди указал на небольшую сцену у противоположной стены.
        — Да, иди, конечно, я тоже хочу послушать,  — откликнулся Стэн, испытывая легкое облегчение при мысли, что Крис не будет торчать возле него весь вечер, и, значит, они не навлекут на себя подозрений.
        — Скучно не будет,  — пообещал Крис, и Стэн с внутренним стоном увидел, что он зовет Энджи, увлеченно болтающую с каким-то огромным чернокожим человеком, в котором Стэн узнал известного актера.
        Энджи оттащила его в удобный угол и, усадив рядом с собой на кожаный диван, прижалась к нему.
        Стэн с удовольствием посмотрел на ее оживленное неправильное лицо с курносым носом и улыбчивым ртом и подумал, что, действительно, зря Крис на ней не женился.
        — Сейчас будет весело. Вообще, классная вечеринка. Тебе нравится?
        — Да,  — кивнул головой Стэн. Со сцены раздались первые аккорды.
        Джем понравился Стэну, «Ацтеки» к которым присоединился худой и длинный парень с гитарой и незнакомый Стэну клавишник, пели старые рок-н-роллы, потом на сцену вылезла миниатюрная девушка с копной огненно-рыжих волос и некрасивым, но невероятно притягательным лицом. Они с Крисом, причем, он взял ее за плечи, а она обняла Харди за талию, начали петь блюз. Стэн подумал, что на самом деле никогда не представлял себе истинных возможностей голоса своего друга. Крис пел так, как поют госпел, с чудовищным диапазоном, который редко встречается у белых, а более характерен для цветного населения. Он полузакрыл глаза, и Стэн видел, что сам процесс доставляет ему наслаждение, большее, чем на концерте, он пел для себя, и мелодия лилась, как церковный хорал. Голос рыжеволосой, сильный, низкий и чистый, вплетался в вокал Харди так естественно, как будто они всю жизнь пели вместе. Она едва доставала Крису до плеча, так что ему приходилось низко держать микрофон. Впрочем, Стэн понимал, что они бы вполне обошлись и без него. Они спели три блюза, гости совершенно притихли, кто-то сел, пригорюнившись, на пол, кое-кто
целовался, а когда Стэн обернулся к Энджи, то увидел, что по лицу девушки катиться одинокая слеза.
        — Какая же дура моя сестричка,  — протянула Энджи,  — такого мужика упустила, его же на руках носить надо.
        — Ну, у Криса довольно тяжелый характер,  — осторожно заметил Стэн.
        Зеленые глаза Энджи сверкнули.
        — Что ты понимаешь! Да, у него тяжелый характер. У всех талантливых людей он тяжелый. А потом, он же настоящий.
        — В смысле?  — Переспросил Стэн, хотя отлично понимал, что имеет ввиду эта девушка, похожая на принцессу викингов.
        — Он настоящий. Большинство мужиков ломается и выпендривается, а он, даже когда пижонит, все равно остается таким, какой есть. Неужели ты этого не видишь?
        — Понимаю.
        — Ну вот, то-то же.
        Джем кончился, и началась дискотека. Единственное, что Стэн знал твердо, что танцевать он не пойдет. Энджи тут же ушла в круг, где уже был Крис. Он танцевал с таким же самозабвением, как и пел. Стэн сидел с бокалом в руке и наблюдал за ним. Он уже выпил, в голове приятно шумело, он утратил всякую бдительность и тут рядом с ним оказался Крошка Пэтти. Он долго ждал своего часа. От его сверхъестественной наблюдательности не ускользнуло невиданное волнение Криса по поводу автора текстов. Наконец он мог хотя бы частично удовлетворить свое любопытство, потому что во время их совместного проживания в доме Криса, Харди просто не давал ему к Стэну подойти, памятуя о том, что Крошка выпрашивает все подробности, как профессиональный следователь… Он подсел к Стэну и устроил ему самый бесцеремонный допрос. Стэн получил настоящее удовольствие, отбиваясь от его точных вопросов, на которые Крошка был большой мастер. Он не слушал никаких уклончивых ответов, а загонял собеседника в угол, пока тот не начинал колоться. Однако расколоть Стэна ему не удалось. Кое-какое впечатление он все же получил, но узнать, почему
Крис так привязан к нему, он все-таки не смог. То, что они любовники, не казалось ему достаточной причиной. Правда, Стэн и сам вряд ли смог бы ему объяснить, что же все-таки происходит. Однако расстались они вполне довольные друг другом. Стэн вообще небывало оживился. Он уже давно не общался с людьми так много и с таким удовольствием.
        Наконец вернулся Крис. Было уже около двенадцати и вечеринка превращалась в форменный бардак, а местами — даже в бордель. Свет притушили, кто-то танцевал, где-то передавали по кругу сигарету с травкой, с одного дивана уже раздавались вполне недвусмысленные стоны. Стэн отлично видел, что половина присутствующих была пьяна в дупель, остальные сильно под кайфом, но на данный момент ему это было безразлично, особенно, когда к нему на диван сел почти неразличимый в темноте Крис и придвинулся вплотную. Не говоря ни слова, он обнял Стэна, запрокинул ему голову на спинку дивана и прижался губами к губам. Стэн не мог вырваться, да он и не хотел этого делать, пока Крис ласкал его рот языком, от его дыхания пахло вином и сигаретами, и это безумно возбуждало Марлоу. Когда поцелуй прервался, Стэн поинтересовался, тяжело дыша:
        — Ты уверен, что это стоит делать при таком стечении народу?
        — Да нас никто не видит.  — ответил Крис, глядя ему в лицо ярко блестящими в темноте глазами.  — тут темно, а они все пьяны в жопу. Эти вечеринки тем и хороши, что на них можно делать все, что угодно.
        От этого и от ненадежности их положения возбуждение Стэна только возросло. Он резко высвободился из объятий Харди и припечатал его плечи к дивану. Крис не шевелился, только глаза блестели, и Стэн увидел в полутьме, что его губы кривит так знакомая ему сладострастная усмешка. Он сел верхом на колени к любовнику и принялся исступленно его целовать. Крис позволял ему ласкать и кусать свои губы, и как всегда, когда Стэн дотрагивался до него, его тело сжигала ужасная мучительная истома, как будто все кости плавились внутри. Целуясь, Стэн расстегнул на нем рубашку, и его рука скользнула Крису за пазуху. Пальцы нашарили твердый сосок и сжали его, Крис застонал. Похоже, чертов мальчишка решил, что может мучить его как угодно, зная, что при всей своей отвязности Крис не решиться трахаться прямо здесь, в комнате набитой народом. Стэн заерзал у него на коленях, от чего у Криса кровь так прилила к голове, что он уже не мог терпеть. Он рывком оторвал от себя Стэна и встал.
        — Пошли.
        — Куда?  — Спросил Стэн почти без голоса.
        — Наверх.
        Он схватил Марлоу за руку и поволок за собой. Они прошли по комнате, огибая танцующих и переступая через лежащие тела, и вышли к лестнице, ведущей на второй этаж. Там Крис быстро прошел по коридору, дергая все двери, пока не нашел не запертую. Как только они оказались внутри, он повернул пуговку замка и зажег торшер. Судя по всему, это была гостевая комната с огромной кроватью, «хотя и поменьше, чем у нас», подумал Стэн. Крис быстро раздевался, Стэн последовал его примеру. Когда он скинул с себя последнее, Крис уже полулежал на кровати, прислонившись спиной к изголовью. В желтоватом свете Стэн увидел то неописуемое, горячее и жадное выражение его глаз, от которого он сходил с ума, и на негнущихся ногах двинулся к постели.
        Крис принял в свои объятия тонкое хрупкое тело, которое сводило его с ума и пьянило, сильнее, чем самое крепкое спиртное, от одного прикосновения к коже Стэна, от ее запаха у него голова кружилась, как сумасшедшая. Он посадил Стэна к себе на колени, спиной к себе и прижался губами к его шее. Стэн запрокинул голову, и Крис увидел его стройную шею и гладкий подбородок, от этого обезумел окончательно и, одним движением приподняв мальчишку, резко насадил его на свой член. Стэн коротко вскрикнул.
        — О Боже, любовь моя, что ты делаешь со мной…  — пролепетал он. Он закинул руки за голову и запустил пальцы в волосы Харди. Крис сходил с ума. Он чувствовал, как Стэн сжимает ягодицами его напряженную плоть, стараясь надеться на него как можно глубже, и от каждого движения Марлоу в его теле вспыхивал огненный фейерверк, он с колоссальным трудом удерживался от того, чтобы кончить. Несмотря на то, что теперь его единственная любовь принадлежала ему полностью и целиком, он не мог насытиться им. Это желание терзало его и во сне, и даже тогда, когда они так долго занимались любовью, что больше уже ничего не могли. А уж когда Стэн был полностью в его власти и готов был сделать все, что угодно, Крис ощущал себя настолько счастливым, что ему казалось — эта сладость заполняет его целиком. Он жадно целовал любовника в ухо, Стэн хрипло дышал и вскрикивал, не переставая двигаться, сжимая ногами бедра Криса. Руки Харди шарили по телу Марлоу, он шептал:
        — Ну давай, Тэн, давай, мальчик, давай, малыш, я так тебя люблю, давай, сделай все сам, я от этого с ума схожу.
        Он действительно ощущал, что крыша у него съехала окончательно, тело заливало жидкое пламя, в паху напряглись какие-то такие мышцы, о которых он даже не подозревал, в какой-то момент, он внезапно повалил Стэна на постель и, содрогаясь в последней судороге, ощутил оргазм Стэна, как свой собственный. Некоторое время они лежали, не двигаясь. Потом Харди откатился в сторону.
        Стэн поднял на него бледное лицо с запекшимися губами и улыбнулся.
        — Ну ты даешь. Почему от тебя жена ушла, я не понимаю.
        Крис коротко усмехнулся, пальцы его сжимали руку Стэна.
        — Знаешь, ты мне можешь не верить, но у меня никогда в жизни ничего подобного не было. С потенцией всегда было все в порядке, но у меня никогда ни на кого так не стояло.
        Стэн польщено улыбнулся. Крис встал с кровати и вытащил из кармана джинсов пачку сигарет и зажигалку. Лег обратно, прижав к себе любовника. Затягиваясь от его сигареты, Стэн спросил:
        — А кто была та девушка, с которой ты пел?
        — Это? Ты, что не знаешь? Это Джейн, ее еще все называют Золотой Ангел, не знаю почему. У нее недавно вышел отличный диск. Она хорошая девчонка, я все думаю дать с ней пару концертов. Она свой парень.
        Они тихо разговаривали, не замечая, что дверь уже давно приоткрыта и на них из коридора смотрит женщина, и ее бледное лицо искажено странной гримасой то ли боли, то ли ненависти.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

10 сентября 2001

        Еще ничего подобного не случалось в моей жизни. Если меня еще до сих пор не арестовали, значит, я никому не нужен и за давностью лет мое дело прикрыли, а может быть Томас и вовсе не называл моего имени, ведь он мог скрыть его и это значит, что никто в сущности и не подозревает о моем участии в этой истории, родители мои газет не читают, во всяком случае личная жизнь рок-звезд их точно не интересует, этим объясняется то, что они, вероятно, моих фотографий не видели и не знают ни о чем ровным счетом. А может быть, видели? Просто я являюсь позором для семьи, и они не подают вида, что я имею к ним какое-либо отношение. Теперь я подозреваю, что это правда. Томас ничего не сказал, и все эти годы меня не искали, я исчез из дома и если меня и разыскивали, то только как блудного сына, а когда всплыла вся эта история с Харди, для моих родителей это было чудовищным позором, и они, конечно же, решили, что именно распущенность заставила меня сбежать. Томас погиб, и я никогда не узнаю теперь, какие показания он дал. О Господи! Как же это жестоко.
        Я держу в руках журнал, фотография Харди на презентации и моя еще со времени турне. Статья ужасна в прямом смысле этого слова. Там достаточно лжи, Крис ее принес мне и с полным равнодушием сказал:
        — Они полагают, что это повредит моей популярности. Ни хрена, это ее удвоит.
        — Кто мог это сделать?  — спросил он скорее с презрением, чем с гневом.
        — Не знаю, кто угодно,  — предположил я,  — вплоть до твоих ребят из группы.
        — Чушь, они на это неспособны,  — возразил Крис.
        Он предложил мне не обращать на все это внимания. Его презентация прошла успешно, никаких скандалов с корпорацией не было, и диск теперь расходится тысячами экземпляров во всех странах.
        — Знаешь,  — сказал он наконец,  — я хочу, чтобы ты снялся со мной в клипе, идею которого мы вчера обсуждали. Я это решил и буду настаивать.
        У меня в голове помутилось.
        — Не смотри на меня как на идиота, клип хитовый, тебе понравится, это заставка ко всему альбому, он должен быть шикарным. И он будет.
        — Это исключено,  — сказал я,  — я не умею сниматься и потом это подольет масла в огонь, ты и сам это знаешь.
        — Вот и отлично, заткнем им глотку, да, я Крис Харди, а это мой…
        — Ангел-хранитель,  — продолжил я с горькой усмешкой.
        — Я покажу всю правду, и о пылающей комнате тоже, мы в нее войдем,  — он двинул кулаком по столу, и в его глазах вспыхнул огонь какого-то безумия, демонической одержимости.  — Да вот там-то и войдем.
        — Крис, послушай, я должен сказать тебе кое-что…
        — Говори,  — решительно приказал он.
        — Я совершил ошибку. Дьявольскую ошибку в своей жизни, я пошел неверной дорогой, я заблуждался, все, что я делал, было великим заблуждением.
        — Как это заблуждался?  — спросил он, даже испугавшись.
        — Да, нет я не о том, я тебя люблю,  — он немного успокоился,  — я о своей жизни. Я бросил семью, дом, потому что был уверен, что меня ищут, что меня должны посадить, я все эти годы жил в страхе, но это была иллюзия, меня никто не собирается арестовывать, меня никто не ищет, понимаешь, я погубил себя просто так, по глупости…
        Он с удивлением смотрел на то, как я сокрушаюсь в своем раскаянии, не понимая, почему я так несчастен.
        — Так это же прекрасно, дорогой мой,  — воскликнул он и кинулся меня обнимать,  — мы можем открыто появляться везде, где вздумается, сниматься и ничего не скрывать.
        Его маниакальное стремление выставить на всеобщее обозрение наши отношения как нечто в высшей степени достойное внимания публики, меня удручало.
        Внезапно он помрачнел и добавил:
        — Но если я узнаю, какая свинья это сделала,  — он швырнул на пол журнал,  — я ей башку сверну.

11 сентября 2001

        Что-то странное происходит с миром и с нами. Взорваны здания в Нью-Йорке и Вашингтоне. Самолет с двумястами пассажирами на борту сбит во избежании очередного теракта, что-то действительно сдвинулось и пошло вспять, все незыблемое стало хрупким и бессмысленным, все страшное и отталкивающее — притягательным и доступным. Живи так, как если бы это был последний день твоей жизни, иного шанса не будет.

16 сентября 2001

        Дорогая моя, несчастная моя Сью, моя обожаемая сестренка, что я сделал с тобой, что я сделал с родителями, с именем моей семьи! Господи, если бы ты не приезжала, я бы никогда не узнал этого, я бы не проклял себя за все, что натворил!
        Я был дома один. Крис просил меня приехать в студию к семи. В два часа дня я принял душ и сел пить кофе. Внезапно зазвонил телефон, звонить мог только Крис, номер был строго засекречен, я взял трубку, но это оказался Бобби. Бобби был единственным, кому Крис дал этот номер, не считая Джимми, но он со свойственной ему деликатностью никогда им не пользовался.
        — Стэн,  — не вопросительным, а утвердительным тоном заговорил шофер.  — Здравствуйте. Я вынужден был вас побеспокоить. Дело весьма серьезное.
        — Что такое?  — с похолодевшим сердцем спросил я.
        — Здесь, в доме Криса, девушка, она говорит, что она ваша сестра и хочет вас немедленно увидеть.
        — Этого не может быть,  — воскликнул я, пытаясь мгновенно защититься от сознания надвигающейся трагедии,  — это ошибка. У меня нет сестры.
        — Нет, нет,  — настаивал Бобби,  — она утверждает, что она Сьюзен Марлоу, ваша сестра. Она может вас увидеть?
        От этого вопроса я почувствовал, что мне становиться дурно, я мог вынести все, что угодно, но только не наше взаимное унижение.
        — Да, черт возьми, Бобби, привезите ее сюда, скорее,  — закричал я, не в силах смириться с мыслью, что Сью вынуждена просить о встрече со мной. Это было чудовищно.
        — Я буду, ждите,  — ответил Бобби и повесил трубку.
        Бобби не стал провожать ее до двери, он остался в машине, я смотрел в окно, цепенея от отчаяния, Моя сестра, хрупкая, в темном плаще и с небольшим дорожным чемоданом вышла из машины и стремительно проскользнула в дверь подъезда. Я бросился к двери и распахнул ее настежь, она поспешно, не прикасаясь к перилам, бежала по лестнице вверх. Увидев меня у двери, она вдруг замерла и выронила из рук чемодан. Она была бледна, как полотно, открытое лицо, из-за собранных сзади в хвост волос, было отмечено таким страданием и растерянностью, что я кинулся к ней и подхватив ее на руки внес в квартиру, еще секунда и она бы потеряла сознание. Я опустил ее на диван, и сам опустился перед ней на колени. Мы смотрели друг на друга так как только могут смотреть две тени, внезапно узнавшие друг друга, но не смеющие ни заговорить, ни пошевелиться. В ее раскрытых испуганно глазах был ужас, беспредельный мучительный страх. Я схватил ее руки и стал целовать их, беспрерывно повторяя ее имя, словно пытаясь тем самым вымолить у нее прощение, о котором я не мог даже мечтать. По ее лицу катились слезы, ее руки дрожали.
        — Тэн,  — задыхаясь, произнесла она,  — Тэн.
        Я обнял ее и сел рядом с ней. Она рыдала, закрыв лицо руками. А я смотрел на нее, с бессмысленной пустотой в сердце, ожидая, когда прекратиться истерика.
        — Ну, что ты, что ты, Сью,  — сказал я наконец, не узнавая собственный голос, настолько глухим и далеким он казался мне.  — Все хорошо, я с тобой, ты нашла меня. Я люблю тебя.
        — Тэн,  — как заклинание, повторяла она мое имя.
        Я поднялся и бросился к столу. Налил чашку кофе и взял бутерброд, не понимая, что делаю.
        — Выпей, выпей, пожалуйста,  — уговаривал я ее протягивая ей кофе.  — Съешь, тебе надо успокоиться.
        Она не сопротивлялась и, взяв у меня чашку, сделала несколько судорожных глотков. Потрясение первых минут начинало спадать, медленно, очень медленно. Я снова сел рядом с ней и взял ее руку в свою.
        — Все хорошо,  — повторил я,  — я здесь, и ты со мной.
        Она только молча смотрела на меня, стараясь сдержать подступавшую вновь волну слез.
        — Расскажи, расскажи мне, как ты меня нашла, как это произошло, Сью,  — попросил я.
        — Твои снимки, они во всех журналах, Эльза мне показала,  — с трудом проговорила она.
        — Ничего, ничего,  — я погладил ее по щеке,  — это ничего. Давай поговорим о тебе,  — я улыбнулся насильственно, вымученно.  — Ты вышла замуж, да?
        Она отрицательно покачала головой.
        — А что случилось, ты рассталась с Брайаном?  — я продолжал задавать ничего не значащие вопросы.
        Она кивнула.
        — Ну, это не беда,  — сказал я. Радуясь, что мне удалось хоть как-то вызвать ее на контакт со мной,  — все будет хорошо, ты же умница, ты самая прекрасная Сью.  — я снова улыбнулся.
        — Тэн,  — тихо произнесла она,  — ты так изменился, я не узнаю тебя.  — на глазах у нее снова появились слезы.
        — А ты не изменилась, милая моя сестренка,  — я говорил это совершенно искренне, при всем ужасе происходящего я жадно смотрел на нее, наслаждаясь каждой черточкой ее безумно дорогого мне лица.
        — Ты хорошо чувствуешь себя? Не хочешь отдохнуть, я приготовлю поесть, а ты полежишь, давай?  — я попытался помочь ей встать с дивана, чтобы отвести ее в другую комнату и уложить отдохнуть. Но она снова покачала головой.
        Я встал и, отойдя к окну, закурил сигарету. Когда я повернулся, я заметил, что она смотрит на меня с беспредельной тоской. Она впервые видела меня с сигаретой, я начал курить, только когда уехал из дома.
        — Дай мне..?…  — она сделала неопределенный жест, но я понял, что она тоже хочет курить. Я взял другую сигарету и прикурив, подал ей. Она взяла ее дрожащими пальцами и поднесла к губам. Затянулась и начала задыхаться от кашля. Я подбежал к ней и, выхватив сигарету, вернулся к столу и налил стакан воды.
        — Не надо, Сью, не кури, это тебе не идет,  — шутливо сказал я, напоив ее водой.
        — Хочешь, мы поговорим позже,  — предложил я,  — а пока ты просто посидишь, отдохнешь, я приготовлю тебе что-нибудь.
        Я сделал шаг по направлению к двери и услышал за спиной ее крик:
        — Нет, не уходи, не уходи, пожалуйста!
        В этом крике было сосредоточенно такое безумное отчаяние и страх, что я вернулся и опять опустился на диван.
        — Не надо, не будем ни о чем говорить, правда?  — сказал я, притягивая ее к себе и обнимая,  — не бойся, я буду сидеть с тобой.
        Время тянулось с той ужасной медлительностью, с какой оно тянется для умирающих под пытками. Казалось прошла целая вечность прежде, чем я снова услышал ее голос.
        — Я не сказала папе, только мама знает, она умоляла меня не ехать, но я не могла,  — сказала она.
        — Когда ты прилетела,  — спросил я.
        — Вчера.
        — Ты меня долго искала?
        — Я узнала, где дом этого…  — она замолчала,  — где дом, где живет этот человек.
        Она говорила о Харди, то ли не решаясь произнести его имя, то ли не в силах вспомнить его.
        — Ты сразу познакомилась с Бобби, да, с шофером, он тебя сюда привез?
        — Да, я встретила его, он меня провел в дом, он не хотел ничего говорить о тебе,  — она судорожно вздохнула, и я крепче прижал ее к себе.
        — Да, он не мог, это его работа, он телохранитель, шофер и телохранитель,  — пояснял я так как будто ничего особенного не происходило,  — он возит Криса, он очень приятный человек, порядочный и воспитанный.
        — Он его возит?  — ее плечи вздрогнули,  — он…
        — Да, Сью, кто-то же должен это делать,  — я произнес это так спокойно, что мне самому сделалось страшно. Боль постепенно утихала.  — Ты рада меня видеть?
        — Не знаю,  — ответила она в смятении,  — конечно, Тэн,  — она прижалась лицом к моей груди.
        — Я знаю, это нормально, ты устала, но это пройдет. Скажи мне, как мама?
        — Она больна, она не может пережить это,  — ее голос задрожал.
        — А отец?
        — Он не верит, он только говорит, что это кто-то грязно использует твои фотографии и имя, он хочет подать в суд.
        Меня словно обожгло раскаленной магмой. Известие о том, что отец собирается подать в суд, привело меня в ужас.
        — Зачем, Сью, он же не может ничего доказать, зачем?
        — Он хочет бороться против этого, опровергнуть все это, он думает, что тебя нет в живых и даже фотографии поддельные.
        — Но я жив, ты же видишь, я жив, не знаю, на горе или на счастье, Сью.
        Она посмотрела на меня с удивлением и страданием.
        — Куда, зачем ты исчез тогда, четыре года,  — он говорила скороговоркой,  — мы были в таком отчаянии, мы подали в розыск, но бесполезно, ничего не ответили, а мы ждали, мы все время ждали, что ты вернешься, или напишешь или позвонишь.
        Мне нечем было оправдываться, у меня был только один выбор рассказать правду или же скрыть все.
        — Сью, это ужасно, я знаю,  — я погладил ее по плечу,  — это очень сложная история.
        — Ты хотел убежать от нас, да?
        — Нет, я не хотел, я даже не думал об этом. Ты помнишь Томаса?
        — Да,  — сказала она твердо, так твердо, что я сразу почувствовал всю степень ее былой неприязни к Уиллису.
        — Он был сложный человек,  — пространно пояснил я,  — он был связан с очень опасными вещами, ты помнишь, я им так восхищался, я ему доверял, он попросил меня помочь ему кое в чем. Это не было безопасно, но я не знал, он предупредил меня, велел уехать, иначе я мог бы попасть в тюрьму на долго, если не навсегда.
        — Да,  — снова ответила она так же твердо,  — этот скандал был известен в университете, его арестовали на выставке, и больше не выпускали, о процессе писали и по телевизору показывали, это было так омерзительно, я всегда знала, что он грязный скрытный человек, и он погубил тебя, он это сделал,  — она судорожно набрала в рот воздуха.  — скажи, это он был во всем виноват?
        — Нет, нет, Сью, это не он, никто ничего не узнал, наоборот, он меня не выдал, он меня спас в каком-то смысле, но я это только спустя четыре года понял, я жил в страхе, я скрывался, думая, что меня разыскивают, и все это было безумием, иллюзией, ничего больше.
        — Господи, Тэн, что же это происходит, что с тобой происходит,  — воскликнула она, теряя голову от отчаяния.
        — Я не могу объяснить, как все произошло, это очень странная история, Сью, я сам не понимаю, я ушел из дома, и с этого все началось, я начал запутываться в сети, а она стягивалась вокруг, сжималась, пока я не оказался в центре этого нелепого скандала.
        — Но это ведь неправда, да?  — она посмотрела на меня с такой надеждой, что я взмолился о том, чтобы мою жизнь немедленно прервали, но только освободили меня от необходимости давать ей ответ на этот вопрос.
        — Не правда, они все лгут?  — продолжала умолять сестра.
        Я провел рукой по лицу. Пауза была настолько глубокой, что я слышал с болезненной отчетливостью каждый наш вздох.
        — Скажи, это не правда,  — закричала она, схватив меня за плечи,  — они все лгут?
        — Нет,  — глухо произнес я.
        Ее глаза неподвижно устремленные на меня показались мне глазами моего собственного прошлого, от которого я отрекался сейчас, предавал его, приносил в жертву. Я смотрел в них как в бездну, в которую мне предстояло опускаться все ниже и ниже, пока наконец мое тело не соприкоснется с землей и не разлетится на части от этого удара.
        — Как?  — прошептала она.
        — Это все правда,  — сказал я с усилием произнеся эти три слова. Я встал, и, снова взяв сигарету, закурил.
        — Но это невозможно, Тэн,  — она протянула ко мне руки.
        — Но это так.
        — Ты не можешь так говорить,  — с отчаянным сопротивлением ребенка продолжала настаивать Сью,  — это неправда, скажи, что это неправда, ты просто хочешь напугать меня, да?
        Я больше не мог выносить ее мольбы.
        Я подбежал к ней, и упав на колени у ее ног, начал говорить громко, почти иступлено, почти крича, отчетливо выталкивая каждое слово:
        — Все правда, Сью, все, что пишут, что говорят, что ты знаешь, что знает мать, все это правда, я люблю Криса Харди, я — его любовник, я писал для него песни, я то, что я есть.
        Ее лицо окаменевшее, неподвижное с остановившимся взором, было для меня худшим наказанием, чем все самые грязные и самые чудовищные измышления, которые мне только доводилось читать о себе в последнее время.
        Я взял ее за руку.
        — Это тяжело, это страшно, милая моя сестренка, я знаю, как это тебя ранит, но ты должна была это узнать, пусть лучше все будет так, чем я бы ушел из этого мира больше никогда ничего не услышав о тебе, не увидевшись с тобой.
        Сью плакала. Меня охватил безумный страх, не потеряет ли она рассудок от того, что переживает в эту минуту, сможет ли ее душа перенести все это.
        — Я люблю тебя, Сью, люблю,  — я уткнулся лицом в ее колени.
        Ее пальцы рассеянно перебирали мои волосы. И каждое ее прикосновение причиняло мне невыносимую боль.
        — Ты любишь его?  — переспросила она, словно проверяя, не ослышалась ли она.
        — Да,  — я поднял голову и взглянул на нее.  — Я люблю его.
        — Но что же будет? Что же будет с нами, Тэн?
        — Не знаю,  — я ответил то, что думал в действительности.
        — Но ведь это отвратительно…
        — Я так не думаю, отвратительно вовсе не это, а то, что с нами делают.
        — Но этот человек, он же… он ужасен, Тэн,  — она говорила так искренне, что я не представлял, что можно сделать, чтобы заставить ее изменить свое мнение.
        — Он не более ужасен, чем все остальные, он любит меня, и я его люблю, я счастлив с ним, только с ним.
        — Но мама, она так страдает, она не может поверить, что ты такой…
        — Какой, Сью? Какой я, любящий и любимый, что я сделал, что вы все так ужасаетесь этому, неужели я так низок для вас, что вы не хотите даже поверить в то, что я есть на самом деле?
        — Но он, этот человек, он извращенный, жестокий, циничный, Тэн, он губит тебя…
        — Ты не знаешь его,  — возразил я, удивляясь насколько спокойно я реагирую на ее слова,  — ты даже имя его произнести боишься. Этот человек — Крис Харди, Крис Аллан Харди, певец, артист, музыкант, он известен, он богат, он красив.
        — Ты сделал это ради его денег, Тэн,  — с еще большим ужасом спросила меня сестра.  — он платит тебе за это?
        — Нет,  — воскликнул я, вскакивая на ноги,  — тысячу раз — нет, это ложь, это грязь, которую почерпывают из газет, клянусь тебе, я не продаюсь ему, я люблю его, Сью.
        — И ты не раскаиваешься во всем, что ты сделал с нами, ты не стыдишься всего этого?  — она согнулась словно под тяжестью невыносимого для нее бремени.
        Мне было безмерно жаль ее.
        — Послушай,  — начал я уже более спокойно,  — я знаю, что я совершил страшную ошибку, но ход этих событий необратим, я не могу вернуться назад, не могу поехать с тобой к матери, это невозможно, Сью, я потерял эту возможность.
        — Ты будешь это делать, ты хочешь продолжать?  — она спрашивала меня почти беззвучно, я читал по ее губам.
        — У меня нет выбора, пойми, я не могу и не хочу отступать.
        — Что же будет?  — снова спросила она.
        — Не знаю,  — повторил я,  — но я умоляю тебя, это моя последняя просьба, воспрепятствуй тому, чтобы отец подал иск, это не должно случиться ни в коем случае, сделай все, чтобы предотвратить это.
        — Но он это сделает Тэн, ты же знаешь, он не будет меня слушать.
        Я достаточно хорошо знал своего отца, чтобы представить себе, что она говорит правду. Но допустить суда я не мог, даже ценою последней капли собственной чести.
        — Я напишу ему письмо, но только ему, маме его не показывай ни в коем случае, хорошо?
        Сью не отвечала.
        Я вышел в другую комнату и быстро написал там короткое письмо с признанием того, что я жив и здоров, что все, что пишут про меня в журналах и газетах, правда, что я взывая к его здравому смыслу прошу его оставить меня в покое и не пытаться устраивать судебные разбирательства, ибо они заранее проигрышны.
        — Вот,  — сказал я, положив ей на колени конверт,  — он не будет настаивать, когда прочтет.
        Сью взяла конверт.
        — Я должна уйти, да?  — спросила она так подавлено, что я готов был взвыть от одного вида ее.
        — Конечно, нет,  — ответил я,  — ты не только не должна, я не хочу, чтобы ты это сделала, у тебя ведь не сегодня самолет.
        — Нет,  — подтвердила она,  — завтра в девять.
        — Ты можешь не оставаться в гостинице. Эта квартира будет твоей, я поеду к Крису.
        Снова услышав это имя, она вздрогнула.
        — Ты останешься?  — спросил я ее.
        — Ни за что,  — ответила она с такой решимостью, что я понял, что бороться с ней нет смысла.
        — Поедешь в гостиницу?
        Она кивнула.
        — Я могу тебя с ним познакомить,  — предложил я,  — с Крисом, он вовсе не чудовище, как о нем пишут, может быть, он даже тебе понравиться.
        — Это же…  — она не знала, как назвать то, что я ей предложил.
        — Это нормально, Сью, он очень хороший человек, тонкий и искренний, он может тебе понравится.
        Она смотрела в нерешительности.
        — Ты согласна, ты поедешь со мной, я должен быть в студии в семь, но мы приедем раньше, я позову его в бар, и познакомлю вас.
        — Но я не знаю, что я могу сказать ему,  — с замешательством возразила она,  — я не понимаю…
        — Ничего тут не надо понимать, отнесись к нему, как обычному человеку, нормальному, не сумасшедшему, эксцентричному, но порядочному.
        Слово порядочный подействовало на нее убеждающе. Я взглянул на часы, было половина пятого, Бобби продолжал ждать у подъезда. Я помог Сью прийти в себя, мы пообедали, выпили чаю и выйдя, сели в машину. Бобби повез нас в студию. Я не чувствовал больше никакого волнения или неловкости, словно всю жизнь был готов к этому моменту.
        Чемодан Сью оставила в машине. Мы вошли в здание, где находились студии различных групп, в том числе и студия «Ацтеков». Я провел сестру в бар и поручил ее заботам Бобби, а сам отправился разыскивать Криса. На месте его не оказалось, пришлось бегать по этажам, и наконец он обнаружился на лестнице, беседующим с Арчи. Он радостно бросился ко мне и тут же заговорил о том, как они решили аранжировать «Черную магию», которая не вошла в основной альбом, а должна была выйти как сингл… Я попытался терпеливо выслушать их обоих, но, казалось, потоку их идей не будет конца.
        — Крис, удели мне минуту,  — недвусмысленно обратился я к нему.
        Харди тут же подмигнул Арчи и послушно отошел со мной в коридор.
        — Что случилось?  — спросил он с явной тревогой.
        — Ничего особенного,  — ответил я, стараясь говорить как можно спокойнее,  — просто внизу в баре сидит моя сестра Сьюзен, я тебя с ней хочу познакомить.
        Крис уставился на меня, вероятно, прикидывая, насколько я способен шутить таким образом.
        — Ты что спятил?  — сказал он,  — какая сестра, откуда она тут взялась?
        — Она приехала, неожиданно, разыскала меня, когда они в газетах статьи прочитали, ну, что, пойдешь?
        — Черт побери, конечно, пошли, очень хочу на нее посмотреть.
        И, не предупредив о нашем исчезновении Арчи, мы заскочили в лифт и спустились на первый этаж. Бобби сидел за столиком с Сью, и они явно дружески о чем-то беседовали. Мы тихо подошли к ним, и я позвал Сью.
        — Это Крис,  — сказал я, кивнув на моего друга,  — вот что он такое, а вовсе не то, что о нем пишут.
        Моя сестра и Харди полминуты внимательно смотрели друг на друга, я никогда не видел Криса настолько смущенным, а Сью настолько очарованной, она улыбнулась ему доверчиво, как ребенок, и вдруг протянула руку. Харди взял ее и с непередаваемым изяществом приложился к ней губами.
        — Привет, Сью, приятно познакомиться,  — добавил он.
        Она смотрела на него во все глаза. Мы сели за столик. Бобби отправился принести нам выпить.
        — Вы очень похожи,  — заметил Крис,  — пожалуй, если бы я тебя на улице встретил, принял бы за твоего братца.  — совершенно естественно продолжая обращаться к ней на ты.
        — Вы… то есть ты,  — исправилась Сью,  — ты поешь его песни?
        — Еще как,  — подтвердил Крис,  — хочешь послушать?
        — Хочу,  — непринужденно ответила Сью, и я понял, что Крис просто загипнотизировал мою сестру. Мы переглянулись с Бобби, и я облегченно вздохнул.
        — Тогда идем,  — он залпом выпил стакан Мартини, и предложил моей сестре руку, помогая ей подняться из-за стола. Я смотрел на них с удовольствием, пожалуй это было самое чистое и возвышенное удовольствие в моей жизни, не омраченное абсолютно ничем.
        Они пошли чуть впереди, о чем-то весело разговаривая, а мы с Бобби, несшим в руках чашку кофе, чуть отстали.
        Крис был просто в ударе. Он построил всех, кого можно, чтобы в глазах Сью все выглядело идеально. Я сам впервые услышал полную версию «Черной магии» и был потрясен тем, что сумел сделать мой друг с моими плохо поддающимися вокальной обработке словами. Это в прямом смысле было волшебство, волшебство его голоса, музыки, то напряженной и дикой, то вдруг переливающейся и легкой как воздух, Сью сидела на стуле в полном восторге, слушая и следя за каждым движением Криса. «Он демон,  — подумал я,  — он действительно способен околдовать и свести с ума любого». Довольный Арчи стоял за спинкой стула моей сестры и гордо улыбался. Все хитро переглядывались, а Джимми, закончив играть, подошел ко мне и спросил, разрешу ли я ему пригласить Сью в кафе, просто потому что он не может не пообщаться с такой прелестной девушкой. Я рассмеялся и сказал, что это невозможно, что она уезжает и должна вернуться в гостиницу и выспаться как следует после всего, что ей пришлось пережить за этот день.
        Около девяти вечера мы все трое сели в кадиллак, и Бобби повез нас в гостиницу, где остановилась Сью. Она чувствовала себя прекрасно и время от времени пожимала мне руку и поглядывала на Харди. Подъехав к месту, где нам следовало проститься, мы все трое вышли из машины, я взял чемодан Сью.
        — Спасибо,  — с нескрываемой радостью сказал моя сестра Крису,  — это было так здорово, просто чудесно.
        — Не стоит благодарности,  — с неотразимым пижонством ответил Харди,  — еще немного и мне придется разрезать мое сердце пополам.
        Сью рассмеялась этой шутке без всякой обиды, и потрепала меня по щеке.
        — Тэн, ты слышал?
        Я покраснел, так как только может краснеть человек в столь двусмысленной ситуации.
        — Когда выйдет ваш клип?  — спросила она, обращаясь к нам обоим.
        — Уже скоро,  — сказал Крис,  — осталось только начать и кончить, но это нам ничего не стоит.
        — Я очень хочу его увидеть,  — сказала Сью,  — даже если мне запретят на это смотреть, я достану его тайно.
        — Я тебе пришлю его,  — пообещал я.
        Подходило время прощаться.
        — Мне пора,  — печально заметила моя сестра.
        — До встречи,  — сказал Харди и поцеловал ее в щеку, от чего она покрылась румянцем смущения. Но выглядела при этом весьма довольной.
        Крис достал пачку сигарет и остался курить и ждать меня около машины, А я отправился проводить Сью до дверей ее номера. Уже в лифте, она обняла меня за шею и воскликнула,
        — Господи, Тэн, если бы я знала какой он, я бы никогда так не говорила, он действительно удивительный человек.
        Ее слова затронули самые скрытые струны моей души. Втайне я всегда доверял ее отношению к людям, и, если ей кто-то искренне нравился, я был уверен в этом человеке как в самом себе. Мы вышли из лифта, прошли по коридору и остановились перед дверью. Сью повернула ключ в замке, мы вошли в комнату. Она зажгла ночник. Я поставил на стол перед зеркалом ее чемодан.
        — А зачем ты брала его с собой, Сью?  — спросил я о багаже, только сейчас задавшись вопросом, почему он таскала эту тяжесть, вместо того, чтобы оставить ее в гостинице.
        — Сейчас узнаешь,  — она открыла чемодан и вынула оттуда папку, набитую мои рисунками, давними, хорошими, отличными, неудачными, вероятно, это было все, что ей удалось разыскать дома.  — Тебе они пригодятся, а я так не хочу с ними расставаться.
        Я взял папку и покачал головой.
        — Что ты скажешь дома?  — спросил я.
        — Я все расскажу маме, всю правду как есть, она поймет меня, мы все это сохраним втайне от отца, а письмо я не буду отдавать, мы его переубедим.
        — Нет, Сью,  — возразил я,  — ты отдашь письмо, это необходимо. Он должен прочитать его. Ты мне клянешься?
        Похоже, ее расстроило мое требование, но она с ним все же смирилась.
        Она села на постель и, распустив волосы, начала их расчесывать. Я смотрел на нее и с тоской думал, что, вероятно, никогда не смогу уже нарисовать ее такой, моей любимой, дорогой сестренкой, моей Сью, я чувствовал сердцем, что это была наша с ней последняя встреча. Я, как зачарованный, следил за ее движениями.
        — Знаешь, я все хотела у тебя спросить,  — сказала она вдруг очень внимательно посмотрев на меня,  — а почему этот ваш альбом называется «Пылающая комната»?
        Ее вопрос словно обжег меня, я очнулся от своего созерцательного забытья.
        — Так получилось, наверное, не случайно,  — ответил я,  — я и сам бы хотел это узнать.
        — Но ведь ты не умрешь, правда, Тэн?  — спросила она внезапно.
        — Я? Конечно, нет. Я буду, как наш дед, жить до старости и даже дальше, что за ерунду ты спрашиваешь?
        — Не знаю,  — задумчиво протянула она,  — я вообще слишком мнительна.
        — Все вы таковы,  — ответил я, имея ввиду всех женщин и никого конкретно.
        — Поцелуй меня на прощанье, помнишь, как мы это делали раньше, поцелуй креста.
        Я наклонился к ней и поцеловал ее в обе щеки, лоб и подбородок. Она проделала тоже самое.
        — Иди,  — махнула она рукой,  — он тебя ждет, иди, Тэн.
        Я улыбнулся и направился к двери, с трудом справляясь с подступавшими к горлу слезами. На пороге я повернулся, сестра смотрела на себя в зеркало, она не обернулась на мой прощальный взгляд, я тихо притворил за собой дверь и бросился вниз. Я чувствовал, что еще немного и я вернусь назад, я захочу возвратиться с ней домой, все забыть, выпросить прощения у матери, вытерпеть гнев отца, вернуть всю свою былую милую, тихую жизнь, но какая-то сила, разжигая боль все сильнее, гнала меня вниз по лестницам, вон из этого здания, туда где в ночи, пропитанной ароматом осени, в черном лимузине меня ожидала любовь, безумная, сжигающая любовь моей истинной жизни. Пламя полыхало в моей груди с нечеловеческой жестокостью, пожирая мои легкие, я задыхался, я вылетел на ступеньки гостиницы и, увидев машину, бросился к ней, Крис распахнул дверь, и я вскочил на сидение рядом с ним, сжимая в руках последнюю драгоценную реликвию прошлого, папку с моими студенческими рисунками. Я ничего не мог объяснить, кроме того, чтобы крикнуть
        — Поехали, поехали, Бобби, быстрее.
        Шофер дал газ, и мы полетели навстречу бесконечно текучим огням города, обгоняя всех, кто попадался нам на пути. Я дал волю отчаянию, я не стыдился его, не стыдился моего друга, я обливался слезами, положив голову ему на плечо и зная, что он это чувствует, он это понимает не хуже меня.
        Бесконечная гонка по ночному городу, казалось, превращается для меня в бесконечный путь в ад. Но я даже помыслить не мог вернуться на нашу квартиру, туда, где несколько часов назад передо мной убитая горем на диване сидела Сью, я все еще видел перед глазами ее лицо испуганное, а затем сияющее, только не туда, я схватил Криса за руку и он резко оглянулся, взглянуть на меня.
        — Поехали к тебе,  — произнес я почти шепотом,  — куда угодно.
        Он смотрел на меня серьезно, даже сурово. Я не мог понять значения этого взгляда, казалось, он решал для себя сложную задачу или боролся с сознанием того, что необходимо сейчас сказать мне что-то неприятное.
        — Ты не пожалеешь?  — спросил он наконец,  — это скандал против скандала.
        — Я нет,  — подтвердил я, и это была правда, мне было все равно.
        — Бобби, ко мне, только сначала взгляни, нет там этих собак газетных,  — велел Крис.  — А впрочем, хрен с ними. Дам в морду.
        Мы прошли холл с фонтаном, бесшумно, как тени, поднялись на верх на лифте. Голова у меня шла кругом, я смотрел на всю эту опережающую время и моду роскошь обстановки, и не мог понять что с мной твориться. Крис, желая меня развлечь водил меня из одной гигантской комнаты в другую, и спрашивал, что я думаю об этой статуэтке, об этой картине, о композиции, я отвечал рассеянно, сейчас он меня страшно раздражал, впервые в жизни, я, казалось, ненавидел его, моя жизнь рушилась, она была разорвана и растоптана, брошена на потребу и развлечение тем, кого я сам презирал, а он ходил и спокойно демонстрировал мне свое показное эстетство.
        — Давай сюда,  — сказал он, вынимая у меня из рук папку с рисунками. Он положил ее на большой стеклянный голубоватый стол с огромным бронзовым дельфином посередине, так что казалось животное плывет, наполовину выныривая из воды. Я поднял голову и увидел над собой алый потолок, усеянный узорами граненых лампочек.
        — Твой любимый цвет красный?  — впервые спросил я его, ибо никогда за все время нашей связи я не интересовался его цветовыми пристрастиями.
        — Да, и черный,  — подтвердил он,  — кровь и смерть, как в песнях, в наших,  — добавил он, взяв меня за плечи.
        — Да, ты не думай,  — он продолжал, видя как сильно от этих слов изменилось выражение моего лица,  — это я так гоню, не будет никакой смерти, мы с тобой получим деньги, я приостановлю на полгода все и записи и концерты и уедем куда-нибудь, и ну их на хрен, все эти долбанные пророчества.
        Я криво улыбнулся.
        — Иди расслабься в ванну, тебе понравится,  — сказал он, ведя меня, как непослушного ребенка, в комнату, отделанную голубоватым мрамором, напичканную кнопками светового и музыкального режима, посредине которой стоял в прямом смысле небольших размеров бассейн.
        — Вот твоя пылающая комната,  — сказал он, настраивая режим света, так, что казалось по голубоватым гладким стенам тихо побежали огненные дорожки. Затем он включил воду и с интересом уставился на то, как она поднималась к краям бассейна.
        — Ладно, Крис,  — сказал я ему,  — я справлюсь, оставь меня.
        Он пожал плечами, улыбнулся и вышел.
        Когда я вернулся в комнату, я застал его сидевшим в кресле у самого стола с дельфином, курящим сигарету и с довольно мрачным выражением лица созерцавшим один из рисунков из папки. Мне не нужно было спрашивать его, чтобы понять, что он отыскал среди всего прочего портрет Томаса, сделанный пастелью, я рисовал его на лекции, тайно, и он так и не узнал о его существовании. В иные минуты моей жизни мне казалось, что ничего более удачно, чем эта работа, я сделать не смогу.
        — Это мой учитель,  — сказал я, не приближаясь к Крису,  — он уже умер.
        — Да?  — с непередаваемым тоном недоверия в голосе спросил Харди и в упор уставился на меня.
        — Да,  — пояснил я,  — он находился в тюрьме, в этом городе, ну, как я потом понял, по обмену его выдали и перевели в камеру пожизненно заключенных. А недавно он погиб, задохнулся от взрыва, ты, наверное, не слышал, в тюрьме.
        — Нет,  — подтвердил он,  — ты его любил?
        — Да,  — совершенно искренне признался я,  — я на него молился, как на святыню.
        — Не знаю, каким он был, но он мне не нравится,  — заметил Крис.
        — Да, он и сестре моей не нравился, она его даже ненавидела почему-то.
        — И правильно делала, твоя сестра хорошая девушка,  — сказал он, и я с удивлением от такой нейтральной характеристики в его устах даже онемел.
        — Ладно, Крис, оставь ее в покое, и Томаса тоже, это все в прошлом, их уже не вернешь.
        Он положил рисунок на стол, продолжая на него смотреть, на его лице была не злость и не раздражение, а какая-то скорбь, я подумал, что, возможно, ему пришла в голову мысль о том, насколько он не похож на Уиллиса и насколько у него мало шансов заместить его полностью. Да, у него такого шанса не было, Томас был мертв, и я никогда не был его любовником.

14 сентября 2001

        Не знаю, что должен переживать человек, отдавая себе отчет в том, что вся его жизнь сломана его собственными руками, но вместо отчаяния на меня нашло какое-то странное состояние, жажда жизни, счастья, свободы. Я с удовольствием выхожу на улицу, брожу по городу, захожу в магазины, разговариваю с людьми, посещаю Криса на репетициях, позволяю себе делать все, что захочу. Несколько раз меня успевали заснять журналисты, но меня это не мучает.

20 сентября 2001

        Сегодня в студии был немного неприятный эпизод, один из менеджеров заговорил с Крисом о статье, перепечатанной во многих изданиях. Элис слушала очень внимательно. Он сказал, что есть все основания подозревать, что с журналистами общался и давал информацию Генри. Крис вышел из себе и сказал:
        — Я его прикончу, если он еще раз полезет не в свое дело.
        Наступила гробовая тишина. Мы переглянулись, и я понял, что он погорячился. Элис пожала плечами и улыбнулась.

22 сентября 2001

        Я часами выслушиваю идеи Криса о том, каким должен быть клип, в котором он уговаривает меня сняться. Изначальное представление было достаточно расхожим, водовороты пламени, спецэффекты, костюмы вполне бредовые, я против всего этого восстал и потребовал все пересмотреть.
        — Хорошо, что же ты предлагаешь?  — спросил Крис.
        — Я предлагаю поискать достойное место и минимум декораций.
        Он вздохнул с сожалением, поскольку это ставило крест на его тяге к спецэффектам и сказал, что он подумает. Клип, однако, входит в условия контракта и надо реализовывать задуманное побыстрее. Диск раскупается, но это не предел, высшая точка популярности будет достигнута только после этого злосчастного клипа.

28 сентября 2001

        Сегодня зашел в магазинчик Барнса. Хозяин встретил меня с радостью. Он-то явно газетами не интересуется и о Крисе Харди понятия не имеет, живет в мире своих книг, и беседует исключительно с избранным обществом ценителей. Старик рассказал мне, что Виола уехала вместе со своим другом в молодежный лагерь и вернется только в конце октября, сказал, что на всякий случай она просила передавать мне привет. Мы разговорились о книгах, об истории, о городе и его достопримечательностях.
        — Вот послушайте, о чем я вам расскажу,  — сказал Барнс, собирая книги в стопку и перекладывая их с прилавка на полку.  — Есть такое местечко в А***, вы, наверное, знаете, там замок есть, недостроенный, ну и болтают о нем, чего только не выдумывают. Некоторые даже поговаривают, что замок этот колдун построил, то есть, что заказчик его, уважаемый человек, нечистыми делами занимался. А денег у него было столько, что они все не кончались, потому что он так хитро спекулировал на бирже, что всегда прибыль у него была самая высокая.
        — Да, интересно,  — отозвался я с усмешкой, чувствуя, как у меня все холодеет внутри от упоминания о Замке Ангелов.
        — Вы там не бывали?  — вдруг пристально поглядев на меня, спросил старик.
        — Да, нет, вроде не приходилось, но я кое-что слыхал.
        — И правильно, смотреть на самом деле не на что, так одни развалины с претензией. И это в наше то время, когда уж скоро и книги-то покупать перестанут из-за этого Интернета. Все мои коллеги уже стали им пользоваться, уверяют меня будто так торговля идет успешнее, а я уж как-нибудь доживу свой век без этих новшеств. Постоянные клиенты у меня есть, иногда университетские кое-что закажут, а большего мне и не надо.
        — Господин Барнс,  — прервал я его поток сожалений по поводу разрушения книжной культуры,  — вы сказали, что у замка был один хозяин, а мне говорили, что у него был друг.
        Барнс наклонился через прилавок совсем близко ко мне и зашептал:
        — Какой там друг, сообщник он его был, убийца, такой же как этот мерзавец, они там на крови поклялись.
        — Не может быть?  — воскликнул я с неподдельным изумлением от того, что старому торговцу известны были такие интимные подробности из жизни бывших хозяев замка.
        — Но это же все слухи, вы сами им не верите,  — спросил я после некоторой паузы.
        — Я не верю, но кое-кто даже ходит туда, и молодежь этим увлекается, вот тут перед отъездом девчушка, моя соседка, Виола, рассказала, как ее парень туда водил, он все бредит всякими ужасами, ну ее туда потащил, а она, видно, сильно испугалась, не захотела наверх подниматься. Говорит, чувствовала, что кто-то там был, но она впечатлительная, хоть и смелая девочка. Я ведь ее с пяти лет знаю, как они сюда приехали, такой шалуньей была, а сейчас вот уж как взрослая.
        Мне внезапно захотелось уйти из магазина и больше не обсуждать с ним эту тему. Я выбрал две книги, заплатил за них и, попрощавшись с хозяином, вышел на улицу. Мне вспомнилась наша первая встреча с Виолой, и я втайне пожалел, что сейчас ее нет в городе. Я бы не отказался поговорить с ней и узнать, что ее так напугало. Замок никогда не выходил у меня из головы, но самым страшным воспоминанием с ним связанным был сон, сон о котором я не рассказал Крису, но который не давал мне покоя, я не показал ему и стихотворение, которое написал тогда. А жаль, из него могла бы получиться неплохая композиция.

        8

        Прекрасный сентябрьский день был по-летнему теплым и сверкал всеми красками. На газоне у летнего кафе раскинулась роскошная клумба с алыми и оранжевыми бархатками, в центре ее пламенел огромный куст осенних роз. Ветер трепал легкие синие зонтики над столиками. Напротив стоял прелестный готический дом с витражными окнами, на него и любовался человек, сидевший за столиком. На нем был легкий серый костюм, расстегнутая на две пуговицы рубашка, светлые длинные волосы собраны в хвост, он курил, мечтательно щуря синие холодные глаза, и видимо наслаждался прекрасным днем и бездельем.
        К столику подошел второй, высокий и черноволосый, сел рядом и тоже взял сигарету из пачки, лежавшей на столе, белокурый обернулся к нему.
        — Смотри, какой очаровательный дом, Гор, я его чего-то не видел.
        Черноволосый перевел взгляд на дом и кивнул.
        — Да, как игрушка. Сейчас принесут кофе.
        — Спасибо,  — рассеянно поблагодарил его собеседник, продолжая созерцать дом с детским удовольствием.
        Официант принес кофе и поднос с воздушными розовыми пирожными, светловолосый взял одно и, блаженно зажмурившись, откусил кусочек, его спутник наблюдал за ним с усмешкой, выдававшей длительное знакомство, ту степень близости, которая возникает только тогда, когда люди много времени проводят вместе, и все их странности и привычки уже не вызывают у напарника ничего, кроме снисходительного веселья.
        — Кушай, Мел,  — одобрительно проговорил тот, кого назвали Гором,  — Отдыхай, пока есть время.
        — Отличные здесь пирожные — проговорил Мел, принимаясь за второе.  — Просто чудо, почему у нас таких нет.
        Гор закатил глаза и вздохнул. Сам он только пил кофе. Он посмотрел на часы.
        — Вот черт, ну где они, опять Амброзий все напутал, предсказатель фигов.
        — Успокойся, он же сказал, что допустимая поправка полчаса.  — Мелу, очевидно, настолько нравилось бездельное времяпровождение, что он бы предпочел сидеть здесь сколько угодно.  — И вообще, сходи за газетой.  — попросил он тоном человека, привыкшего к тому, чтобы его просьбы исполнялись немедленно.
        Гор со вздохом поднялся. Он вернулся через минуту с брезгливым выражением на подвижном лице, неся в руках газету из тех, которые называют бульварными. Он положил ее на стол, и они оба поглядели на фотографию на первой полосе.
        На ней был изображен Стэн Марлоу. Фотограф поймал его в тот момент, когда Стэн, видимо, смотрел на что-то очень важное, его бледное лицо выглядело напуганным, глаза широко раскрыты, но проницательный человек увидел бы в его взгляде не страх, а какое-то жуткое маниакальное упрямство человека, готового шагнуть на эшафот. Над фотографией стоял заголовок статьи, очевидно, занимавшей несколько полос. Заголовок гласил «Новая девочка Криса Харди». Красивый рот Мела Конрада искривился, в синих глазах сверкнуло такое неконтролируемое бешенство, что автор статьи сильно бы пожалел о своем творении, если бы увидел эту картину.
        — Какая мерзость,  — процедил Конрад.  — Они не должны видеть это, Гор.
        Его приятель смотрел на него с непроницаемым лицом. Его раздражение выдавало только то, как он вертел в пальцах зажигалку. Он снова закурил и сказал Мелу так, как говорят ребенку, не понимающему истинной сути происходящего.
        — Ты думаешь, это возможно?
        — Да, рявкнул Конрад,  — эту дуру давно надо нейтрализовать. Она спелась с Даймоном и принесет им эту статейку на блюдечке. А его надо было уничтожить, я уже говорил об этом Архангелу…  — Мел внезапно одним резким движением переломил ложку, которую вертел в руках. Гор успокаивающе прикоснулся к его рукаву.
        — Не нервничай. Можно попробовать их куда-нибудь отправить.
        — Они никуда не уедут. Они должны снять этот чертов клип, разве ты не помнишь.
        — Да, да, успокойся. Они уже решили, где?
        — Нет,  — усмехнулся Мел, действительно успокаиваясь,  — Сейчас мы все узнаем. Вон они идут.
        — Отлично,  — Гордон Хауэр со странным значительным упорством выводил на пластиковой поверхности стола круг, потом он коротким росчерком вписал в него знак, напоминавший молнию, как ее нарисовал бы ребенок, или одну палочку от свастики. Конрад, следивший за его манипуляциями, одобрительно улыбался
        — Я хочу кофе,  — сказал Стэн, увидев из окна машины совершенно пустое летнее кафе.  — Бобби, останови.
        Шофер затормозил, и Стэну показалось, что по лицу его промелькнула довольная улыбка. Бобби говорил мало, но Стэн привык определять все по выражению его лица. Иногда ему казалось, что физиономия шофера отражает не только то, что есть, но в каком-то смысле предсказывает то, что будет.
        — Пойдем с нами,  — предложил он.
        — Ага,  — Крис протянул руку и сжал плечо своего верного телохранителя.  — Пойдем, уже часа три, ты, небось, есть хочешь.
        — Хорошо,  — внезапно согласился Бобби, очень редко принимавший участия в их походах и трапезах.
        Они вышли из машины, и Стэн, быстро взбежав по ступенькам, сел за столик. Крис и Бобби, не торопясь, шли за ним.
        — Смотри, какой красивый дом, Крис,  — обратился Стэн к своему приятелю, глядя на готический особняк напротив.
        — Ага,  — ответил Крис, усаживаясь,  — ты что будешь?
        — Кофе и чего-нибудь поесть. Что хочешь. Лучше мяса.
        — Я закажу,  — отозвался Бобби, он как-то странно смотрел в угол площадки, на пустой столик, зрачки у него сузились, Крис дернул его за рукав.
        — Ты чего? Заболел?
        — Нет,  — ответил Бобби,  — сейчас все принесу.
        Он ушел, а Стэн откинулся на спинку пластикового кресла и закурил. Он чувствовал себя прекрасно сегодня, как будто даже то безумие, которое поднялось вокруг них и грозило захлестнуть с головой, весь этот скандал не смущал его, а, напротив, придавал сил. Он теперь жил в квартире Криса, они совершенно перестали скрывать свою связь, и Стэн в первый раз в жизни понял, как может быть приятно осознание того, что человек, которого ты любишь, принадлежит тебе, и все об этом знают. Его состояние варьировалась от вот таких приступов безоблачного счастья до тяжелой депрессии, когда каждая буква в очередной газетной статье вызывала у него ощущение дикого позора и отчаяния. Крис, державшийся ровнее, с испугом следил за этими перепадами в настроении. Он дал себе слово, что как только исполнит все условия контракта, моментально увезет Марлоу на море и продержит его там месяца два, пока Стэн не придет в себя окончательно.
        — Надо ехать снимать клип.  — с неохотой сообщил Крис.  — уже на этой неделе. А у нас еще конь не валялся, я даже не придумал, где. С Джимми толку никакого, он даже и думать об этом не хочет. У Арчи Шейла опять беременна, он в это время может делать только то, что ему скажут, а Крошку я как послушаю, заикаться начинаю. И так скандал вокруг, а он еще хочет хрен знает что туда понапихать. Мне Даншен клипмейкера предлагал, так я с ним вчера виделся. Знаешь, такой, совершенно педерастрического вида парень, волосы дыбом, в носу серьга, и смотрит меня, как кот на сметану, ну после этих статей, сам понимаешь, все пидоры этого города мои.
        Стэн хихикнул. Крис посмотрел на него свирепо и продолжал.
        — Ну он мне начал такое предлагать, что я понял, он решил за мой счет рекламу сделать, мол Крис Харди теперь гей, педерасты всех стран, присоединяйтесь,  — Стэн давился от смеха, слушая яростный спич приятеля,  — Тоже мне нашел, Дану Интернешенал, достал он меня, потом еще в конце намекать стал, что, мол, если я с ним пересплю, у него лучше получиться, он так лучше «осознает мою истинную суть», видишь ли. Я бы ему показал свою суть, честное слово, только морду ему было бить жалко, его же соплей перешибешь. Ну, я ему вежливо объяснил, что спать с ним не собираюсь. И самое главное, послать его тоже нельзя, он сейчас самый крутой клипмейкер. Я, конечно, с ним договорился, что позвоню, когда решу, но время-то поджимает, в субботу истекает срок контракта…  — Крис прервался и посмотрел на Бобби, который вернулся с подносом, на котором было кофе и три корзиночки с бегилами. Стэн взял свой, с ростбифом, и, разломив пополам, начал есть.
        — Слушай, Крис,  — сказал он с набитым ртом,  — Я, кажется, придумал, где можно его снять.
        — Ну?
        — В Замке,  — ответил Стэн, удовлетворенно наблюдая, как у Криса от внезапного понимания расширяются глаза.
        — Тэн,  — прошептал Харди,  — Тэн, ты гений, Бобби, ты слышал?
        — Отличная идея.  — невозмутимо прихлебывая кофе, отозвался Бобби.
        — Сейчас позвоню Джимми, завтра поедем, отлично, мы все успеем, это просто блеск…  — повторял Крис, хлопая себя по карманам куртки в поисках мобильника.
        — Да, умный мальчик,  — проговорил Хауэр, с интересом глядя на компанию за соседним столиком.  — Знаешь, Мел, что интересно, с одной стороны, он все чует, как собака, и идет абсолютно правильно, а с другой стороны, эта его чуткость может его легко в гроб свести, он же на любое движение откликается.
        — Естественно,  — Конрад съел четыре пирожных и чувствовал себя превосходно.  — Он же проводник, второй, конечно, дубина, но его дело — сила, как всегда, врач и диагност. Господи, Гор, неужели я был таким же тупицей?
        — Ты был хуже,  — с железной уверенностью сказал Хауэр,  — Я даже себе представить не мог, что бывают такие идиоты.
        Мел запрокинул голову и звучно расхохотался.
        — А ведь, знаешь,  — продолжал Хауэр, постукивая пальцем по газете,  — Ведь эта его идея практически полная гарантия от вот этого.  — он еще раз вгляделся в фотографию Стэна и газетные строчки и покачал головой,  — сколько же он этой дряни туда напихал. С ума сойти можно. Говорил, я что надо его было сразу к рукам прибирать.
        Конрад фыркнул недоверчиво.
        — Это твой главный недостаток, Гор, ты всегда уверен, что прибрать к рукам можно любого. А ты не подумал, сколько этой дряни в нем самом.
        — Ты прав.  — компания за соседним столиком пошла к машине, Гордон поднялся.
        — Пошли, Мел, поехали домой.
        Они спустились к своей машине, белому «Вольво» и Хауэр сел за руль.
        — Ладно.  — сказал Конрад,  — Я надеюсь, что все будет в порядке.
        Крис говорил по телефону с менеджером, а Стэн копался на кухне. Ему захотелось что-нибудь приготовить, обычно он испытывал это желание где-то раз в две недели. Крис сидел в кресле у журнального столика и рассеянно ворошил кучу газет и журналов, которые ему обычно присылала Элис, когда считала, что он должен с ними ознакомиться. Его взгляд наткнулся на большую фотографию Стэна на первой странице, он всмотрелся в нее, нахмурившись, уже не слыша, что говорит собеседник, прочитал первые несколько строк и быстро сказал в телефон:
        — Тэд, я тебе перезвоню,  — и погрузился в чтение.
        Статья занимала почти три полосы, первую и следующий разворот. Там было несколько фотографий, причем Крис с ужасом увидел на одной из них себя и Стэна, целующихся возле машины. Статья была ужасна. Крис спокойно относившийся к любым измышлениям в свой адрес и бесившийся в основном из-за Стэна, чувствовал, что каждое слово этого, в общем-то, не шибко оригинального произведения, вонзается ему в мозг, как долото. Тон статьи был скорее снисходительно сожалеющий, чем раздраженный. Автор сообщал, что Крис Харди, человек безусловно талантливый, не выдержал бремени славы и начал деградировать. Беспорядочная сексуальная жизнь, пьянки, наркотики,  — все это сказалось и на его творческих возможностях, и на всех остальных. Его бывшая жена Мерелин, прелестная и глубоко несчастная женщина, самоотверженно пыталась вытащить его из того болота, в которое медленно проваливался вокалист группы «Ацтеки». «Какое еще болото, идиот,  — проскрежетал Крис про себя,  — Да это я ее с панели взял, шлюха чертова». Но разложение зашло уже очень глубоко. В результате рок-музыкант, окончательно утратив человеческий облик,
подобрал себе в любовники, разумеется за деньги и прочие блага («Ну понятно,  — прокомментировал Крис,  — с эти журналистом бесплатно никто не ляжет, вот он и не знает, что бывает по-другому»), какого-то мальчишку с темным прошлым и, скорее всего, регулярно зарабатывавшего себе на жизнь подобным образом. Очевидно, этот юный, но уже опытный развратник сумел как-то угодить спившейся рок-звезде, потенцию которой восстановить уже не в силах самые лучшие врачи. Конечно, Харди пытался скрывать эту связь, чтобы не разрушить своего имиджа железного гетеросексуала, но шила в мешке не утаишь. Девочки, плачьте.
        Крис дочитал и принялся методично и жестоко рвать газету на кусочки, когда от несчастного печатного издания остался только мелкий прах, Харди стиснул кулаки и подумал: «Главное, чтобы она не попалась Тэну. Надо успокоится». И в эту минуту в комнату вошел Марлоу, на его бледных обычно щеках горели лихорадочные пятна, он тяжело дышал, в руках у него была газета.
        — Крис,  — произнес он и Харди не узнал его голоса в этом отчаянном шепоте,  — Крис, что же это такое…  — обомлевший Крис увидел, что статья очеркнута красным, словно для того, чтобы Стэн ее точно не пропустил. Он вскочил. Быстро подошел к Стэну и вырвал у него из рук злополучную газету, отшвырнул ее в угол и прижал Стэна к себе. Он чувствовал как у него быстро и неровно отстукивает сердце, так сильно что его биение ощущалось во всем теле, Стэн дышал так, как будто ему не хватало воздуха. «Что-то здесь не так,  — мелькнуло в той части сознания Криса, которая была не затронута бешеной яростью и желанием добраться до этого грязного писаки и свернуть ему шею,  — не может быть, чтобы мы так подзавелись из-за одной статейки». Но тут Стэн начал оседать на пол, и Крис подхватил его на руки, понес к дивану, там сел, и продолжая держать его на коленях, с тревогой вгляделся в лицо Марлоу. Стэн не потерял сознания, видно, просто выброс адреналина в кровь был настолько силен, что он не мог удержаться на ногах. Он цеплялся за шею Харди, как утопающий, и Крис ощущал его пульс даже в кончиках пальцев.
        — Ну тихо, тихо,  — с грубоватой нежностью произнес Крис, поглаживая его по спине.  — Успокойся, ну что ты…
        — Крис, так нельзя,  — Стэн поглядел на него, и Крис увидел, что глаза у него стали почти черными, как тогда, в их первую встречу.  — Этого уже нельзя, ты же понимаешь.
        — Это ты про потенцию?  — попытался пошутить Крис,  — да ладно, фашистом и садистом я уже был, теперь буду импотентом, какая разница.
        Но Стэну было не до шуток.
        — Крис, я не знаю, что это, я просто не могу, меня выворачивает от этой статьи, мне просто хочется умереть, только бы забыть о том, что я там прочитал. А самое главное, этот тон, понимаешь, он пишет про нас таким тоном, как будто он знает правду, а не мы. Понимаешь, когда я это все читал, мне казалось, что это все правильно, что так оно и есть, боже, да что же это такое…
        Крис в ужасе увидел, что с его лица сползает всякая краска, а синеватая жилка на виске колотиться, грозя прорвать кожу.
        — Тэн, может я врача вызову?
        — Нет, ради Бога, я никому в глаза смотреть не могу, нет.  — простонал Стэн, закрывая глаза и опуская голову Крису на плечо.
        — Ну давай хоть таблетку.  — и не ожидая возражений, уложил Стэна на диван и пошел за таблеткой. Честно говоря, ему самому было худо, как никогда. Голова раскалывалась от возбуждения, его мутило, во рту было сухо, глаза болели, как от высокой температуры. Крис принес Стэну таблетку, и тут же его затошнило так, что он кинулся в ванну и его там вырвало какой-то жуткой, черной массой. Он некоторое время стоял там, тяжело дыша и тупо глядя в раковину, в голове у него крутилась одна мысль, смысла которой он не понимал «Яд вышел,  — думал Крис — Все, яд вышел», он включил воду, и тут в ванной появился Марлоу. Он направился к раковине нетвердой походкой сомнамбулы, и Крис поспешил уступить ему место.
        Остаток дня прошел в каком-то полуобмороке. Крис понимал, что теперь ни о каком клипе и речи быть не может, скорее всего, их обоих придется отправить в больницу. Они лежали на диване, и когда Крис мог оторвать голову от подушки он смотрел в бледное, аж в синеву лицо Стэна, который не спал, а, казалось, находился в каком-то ужасном трансе. Тогда Крис вяло думал, что надо вызвать врача, их кто-то отравил, но сил встать у него не было. Дважды звонил телефон, но он лежал слишком далеко и в конце концов, уже в сумерках Крис заснул мертвым сном.
        Гостиничный номер освещал только голубоватый мерцающий свет экрана телевизора, настроенного на неизвестно какую программу.
        Хауэр потряс Конрада за плечо.
        — Просыпайся, Мел, вставай.
        — Что случилось?  — Конрад оторвал тяжелую голову от подушки.
        — Они поехали туда. В Замок. Вставай.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

        Меня разбудил Крис, он тряс меня за плечи, беспрерывно повторяя:
        — Эй, Тэн, Тэн, малыш, проснись!
        Я открыл глаза и увидел склоненного ко мне Харди. Лицо у него было необычно радостное, глаза блестели.
        — Поедем,  — сказал он без всяких вступлений,  — Я знаю, мы должны туда поехать.
        — О чем ты?
        — О Замке,  — ответил он,  — Поедем туда сейчас же.
        — Но зачем?
        — Узнаешь.
        — Сколько времени?
        — Половина двенадцатого.
        — Сейчас же ночь, куда ехать-то?
        — Ну, и черт с ней, сейчас туда надо ехать, не хочешь я один поеду,  — сказал он угрожающе.
        — Нет, один не поедешь,  — возразил я.
        — Тогда вставай, пошли.
        Я покорно встал, надел плащ и потащился за ним. Мы спустились вниз. Айрона сменил другой парень светлоглазый и светловолосый, еще один телохранитель. Крис подозвал его и что-то сказал о Бобби. Позднее я понял, что он велел ему связаться с Бобби в том случае, если мы не вернемся к утру.
        — Подожди,  — сказал мне Харди,  — я выкачу мотоцикл и подъеду.
        Перспектива ехать ночью на мотоцикле в этот заколдованный замок меня не радовала, но по решительному настрою Криса было ясно, что спорить с ним бесполезно.
        Через двадцать минут все было готово, я сел позади моего друга и обхватил его за талию, так крепко, что можно было подумать, что мы оба собираемся войти живыми в ад. Ночь была холодная, вечером шел дождь. Крис гнал с такой скоростью, что я волей неволей прижимался к нему на каждом повороте.
        «Он идиот,  — думал я не без удовольствия,  — псих и придурок, я, наверное, никогда не пойму его до конца, интересно, для него существует что-нибудь, кроме его собственных прихотей?»
        Мы проехали центральные кварталы, выехали на дорогу, ведущую прямо к северным районам города, и понеслись по ней, пронизываемые до костей ледяным ветром.
        И наконец впереди показался Замок гигантский причудливый и темный, порождение больной фантазии чудака-миллионера. Мы оставили мотоцикл, и пошли дальше пешком. Крис шел быстро, засунув руки в карманы, я нехотя плелся за ним, усталый и замерзший.
        — Что там делать,  — не выдержал я и задал ему вопрос.
        — Посмотрим,  — ответил Харди сквозь зубы. И я задал вопрос уже самому себе: «Не сошел ли он с ума, просто и незаметно?»
        Мы подошли к огромной лестнице и поднялись по ней, все это было похоже на обычную сцену в фильме ужасов, двое, ночь, странное место, рваные облака несущиеся вверху. Мы вошли в зал и приблизились к бассейну. Стояла мертвая тишина. Непогода утихла. Вода была черна и неподвижна, все как всегда. Ничего не изменилось здесь с того времени, как Крис впервые показал мне все это. Мы проследовали дальше по извилистым коридорам, свернули налево и попали в короткий тупик с приоткрытой дверью в конце. Перед дверью мой друг остановился и спросил не то чтобы не уверенно, а каким-то деловым тоном:
        — Заходить будем?
        — Давай,  — согласился я.
        Он открыл дверь, довольно тяжелую и придержал ее, чтобы я успел проскользнуть внутрь, он последовал за мной и дверь с жалобным скрипом приняла прежнюю позицию. Внутри оказалась средних размеров комната, ничего кроме неотделанных стен потолка и пола, в темноте, однако, можно было разглядеть и еще кое- что — в стене напротив двери было углубление, большое, квадратное. Мы подошли, чтобы выяснить, что это такое. И увидели, что это был камин, самый обычный камин, набитый дровами и углем. Крис опустился на колени и достал из кармана зажигалку:
        — Похоже, здесь кто-то был?  — сказал он.
        — Да,  — подтвердил я, вспомнив о том, что Барнс говорил об интересе молодежи к Замку, и тоже опустился на колени рядом с ним.
        — Хочешь разжечь?  — спросил я, наблюдая за его размеренными движениями, такими, словно ему всю жизнь приходилось заниматься тем, что разводить огонь в камине.
        — Неплохо бы,  — отозвался он. Отсыревшее слегка дерево не загоралось.
        — Дай сигареты,  — потребовал он.
        Я подал ему пачку, он высыпал на пол сигареты и разорвал оболочку. Загоревшаяся бумага дала больше возможности зажечь тонкое полено, дело пошло. Огонь постепенно занимался и, видимо, благодаря отличной тяге никакого задымления не происходило. Мы сели друг напротив друга, с интересом следя за тем, как пламя становилось все более и боле ярким. Оно отбрасывало на голые стены вокруг причудливые тени. И тут я понял, что было странно в этой комнате,  — в ней не было окон, ни одного.
        — Какова вероятность,  — спросил я,  — что мы здесь задохнемся?
        Крис пожал плечами.
        — Черт его знает,  — равнодушно ответил он, и у меня снова возникла мысль о его тихом помешательстве.  — У нас такая игра была в детстве, мы залезали в цистерну, огромную, из-под нефти, в ней темно было, мы брали с собой факел и сидели там, а вылезти было нельзя, такое правило. Однажды кто-то факел уронил и нефть, она на стенках, видно, еще осталась вспыхнула. Я до сих пор не пойму, как мы успели выскочить, и не зажарились там.
        — Хорошая игра,  — мрачно отозвался я, глядя на его безмятежное умиротворенное лицо в легких отсветах пламени. Становилось все теплее и теплее, я сбросил плащ, Крис куртку.
        — Ты раньше об этой комнате знал?  — спросил я.
        — По-моему нет, я сюда никогда не сворачивал,  — ответил Харди.  — Помнишь, мы тогда сразу наверх полезли, я тебя втащил и думал «Сейчас он поймет, все, что надо».
        — А я понял, Крис,  — подтвердил я,  — все прекрасно понял.
        — Ни черта ты не понял,  — возразил он без всякой обиды,  — ты же сам себя боялся или ты меня боялся?
        — Я боюсь только Господа,  — перефразировал я слова одного из героев фильма.
        — А он есть?  — спросил Крис с искренним любопытством ребенка.
        — Думаю, да, если ты об этом спрашиваешь.
        — Почему эта девчонка меня демоном называла, а?  — в его голосе были недоумение и обида.
        — Она просто была нездорова, возможно, у нее были галлюцинации,  — пояснил я.
        — Нет, не верю,  — настаивал Крис,  — что-то здесь не так.
        — Ну, мы же все равно не можем это узнать,  — урезонил я его.
        — А вдруг можем?
        — Как?
        — Надо подумать.
        — Ну, думай,  — согласился я, и решил, что больше не скажу ни слова.
        Он сидел, обняв руками колени, и казался в этот момент не самим собой, а всего лишь тенью. Сейчас он не имел ничего общего с тем безумным, завораживающим толпу Крисом Харди, которого я ревновал и перед которым преклонялся. Не знаю, чего больше.
        — А если бы я и вправду был демоном,  — спросил после долго молчания мой друг,  — что тогда, Тэн, ты бы испугался, захотел бы избавиться от меня, да?
        Он взял меня за руку и потянул на себя, откинувшись назад и растянувшись на полу, я навалился на него всем телом, мы смотрели друг другу в глаза, и я чувствовал, что он так же, как и я, с трудом подавляет нараставшее возбуждение.
        — Ты и есть демон,  — ответил я на его вопрос,  — самый обычный, каких сотни ходит по земле, неприкаянный и самолюбивый.
        — Правда?  — он переспросил меня совершенно серьезно.
        — Да, Крис, но вопреки всему этому я тебя люблю, и если моя жизнь нужна тебе, бери ее, не задумываясь.
        — А ты возьмешь меня с собой, в Пылающую комнату?
        — Если бы я знал, как войти в нее, то мы бы уже давно были там, но, кажется, нам вечно суждено искать эту дверь.
        Я поцеловал его в губы. Он продолжал смотреть на меня серьезно и внимательно.
        — Становись на колени,  — прошептал он мне, с такой императивностью страсти, что я подчинился ему, не задумываясь. Я смотрел в самое сердце пламени, пока Крис бесшумно раздевался за моей спиной. Его руки легли мне на плечи. Я чувствовал невыносимый жар огня, жар его тела и жар собственного желания, и мне казалось, что сам я нахожусь в центре костра, призванного уничтожить меня всего без остатка.
        — Ну, же — взмолился я, сжимая в руке собственный член, горячее дыхание Криса обдавало мне спину.
        Он помедлил еще полсекунды, и затем я почувствовал, как он входит в меня.
        — Дай мне,  — потребовал он, освобождаясь от моей руки.
        Я дал ему возможность делать все, что он хочет, перед глазами у меня все плыло и сливалось, я следил за ускорявшимися движениями его руки.
        — Ты мой, мой,  — услышал я его голос, полный сводящей с ума одержимости и подействовавший на меня как нажим на курок.
        — Я твой, любовь моя, - в изнеможении внезапно наступающего оргазма, закричал я,  — только твой.
        Крис был демоном, и я знал это, так же, как и то, что мы были связаны с ним намертво, до последнего вздоха. Тени плясали вокруг нас, сливаясь в бешенном танце, огонь в камине полыхал с такой силой, что вся комната казалось превратилась в раскаленную печь крематория. Он обнимал меня в полной прострации, созерцая буйство пламени, и я понял только одно,  — я не заметил как он потерял рассудок, не обратил на это внимание, а теперь уже явно было поздно исправлять случившееся. То, что он продолжал вести привычный образ жизни, разговаривать, спать, есть, пить, не являлось гарантией его нормальности. Но несмотря на все это я не испытывал никакого страха, доверясь ему, возможно потому, что и сам я уже давно и бесповоротно был безумен.

1 октября 2001

        Начали съемки клипа. Его композиция предельно проста, поскольку делается он под песню «Войди в пылающую комнату». Клипмейкера зовут Ричи. Претенциозный тип и весьма наглый. По началу он вообще не собирался нас слушать. Пришлось пригрозить ему отставкой, и он приутих. По нашему общему соглашению, первый кадр должен быть снят в той самой комнате, куда привел меня Крис. Он должен сидеть у камина с пылающим огнем, который медленно растекается по стенам, струится и окутывает все стены, после чего предполагалось, что он должен выйти и пойти по коридорам, а за ним должна тянуться огненная дорожка. Дальше кое-что все равно придется подделывать, поскольку он должен открывать двери в несколько помещений, как в нашем сне, где будет протекать мирная жизнь добропорядочных граждан — офисы, семейные чаепития, свадьбы, для свадьбы пригласили сниматься Золотого Ангела. Она будет невестой, ожидающей жениха, коим являюсь я, бредущий в свадебном костюме по темным коридорам. Она искренне обрадовалась и сказала, что изобразит все, что угодно, лишь бы нам понравилось. А дальше сюжет был довольно прост, мы должны будем
двигаться навстречу друг другу, а когда наконец сблизимся на верхней площадке Замка, Криса должно окружать кольцо пламени, из которого он мне протягивает руку, я вхожу в пламя, а невеста смотрит на все это, как на дьявольское наваждение. По большому счету это был с моей точки зрения бред и халтура, но на нее следует согласиться, поскольку с технической стороны все будет безупречно, а голос Криса искупает все остальные недостатки. Я несколько раз пытался убедить Харди, что не жених, а невеста должна входить в пламя, но он только возмущался моей трусости и банальности фантазии. Поскольку исчезновение жениха представляется ему более загадочным и достойным событием, нежели очередная сбежавшая невеста. Ричи рвал и метал, желая заменить меня каким-то молодым человеком из своей студии, уверяя, что у меня нет опыта и вообще я никуда не гожусь даже если принимать во внимание мои внешние данные. Крис посмотрел на него своим хорошо мне знакомым тяжелым взглядом, и Ричи прекратил гнуть свою линию. Вероятно, он уже успел пожалеть, что с нами связался.
        Снимать начали с утра. Сначала все шло наперекосяк, то стены, обклеенные каким-то специальным материалом горели, образуя не тот рельеф, то я шел слишком быстро, то слишком неуверенно и т. д. Ричи орал во всю глотку, тряс меня и постоянно показывал, что делать, съемочная группа вся в мыле тыкалась то туда, то сюда, все устали и выдохлись уже к пяти вечера.
        Джимми на все это смотрел спокойно и одобрительно. Я втайне страшно жалел, что согласился сниматься.
        После перерыва работу возобновили, Ричи вел себя немного корректнее, но, кажется, мною все равно остался недоволен, зато Крис свое дело знал хорошо, и соответственно с ним проблем не было, за исключением той, что от жары все время тек грим и Элис только и успевала его восстанавливать.

2 октября 2001

        Приехали на съемки, меня попросили собраться и продемонстрировать всю гамму противоречивых чувств — любовь к невесте и таинственную тягу уступить мистическому искушению. Золотой Ангел меня поцеловал для бодрости, и все началось сначала.
        Клип нравился мне все меньше, а уж работа над ним и говорить нечего. У меня даже возникло опасение, что он и вовсе провальный, и мы только зря тратим время.
        Провозились весь день, народу было еще больше, чем вчера, приехали из JT music посмотреть, что мы вытворяем под свою ответственность, и велели немедленно включить в съемку всю группу. Пока все собрались, прошел час.
        Вечером, вернувшись с Крисом домой, я спросил его, не хочет ли он заменить меня кем-нибудь, не все ли равно кому руку подавать. Но он посмотрел на меня решительно и упрямо.
        — Ты, что не понял, эта вещь о нас, и никто туда соваться не должен.
        — Делай, как знаешь,  — сказал я с досадой,  — я тебе ничем помочь не могу, я плохо двигаюсь, я не достаточно выразительно смотрю…
        — Я знаю, что нужно делать,  — весело возразил Крис.  — Ты должен выпить, но не так, как обычно, а по крупному, принять по полной программе, чтобы крышу снесло.
        — Это что за бред?  — спросил я, думая, уж не издевается ли он надо мной.
        — Так надо,  — пояснил он и начал поить меня, впрочем, сам он тоже со мной пил весьма охотно, около двух ночи я был уже не просто пьян, а фактически невменяем. Но Крис заставил меня продолжать.

3 октября 2001

        Утро я встретил борясь со рвотой. Харди напоил меня какой-то дрянью, для улучшения самочувствия и потащил сниматься. Пока меня приводили в порядок, мне казалось, что я не только по коридорам пройти не смогу, а и держась за стену, не в силах двигаться. Но получилось все совсем иначе, я вдруг почувствовал себя настолько раскованным, что вместо обычного поцелуя, обнял Золотого Ангела и продемонстрировал такую пылкую страсть и отчаяние, что все были в восторге, после чего, как полагалось по сюжету, я должен был на голос Криса направиться на верх, а за мной вся в слезах бежала несчастная невеста, когда же дело дошло до подачи руки, то я ринулся в пламя с той требуемой обстоятельствами решимостью, что Ричи даже выругался от удовольствия. Мы прокрутили все по новой и решили оставить тот вариант, который окажется наиболее удачным.

4 октября 2001

        Крис радостно сообщил мне, что ночь и полдня работы не пропали даром. Клип готов и просмотрен JT. Вроде претензий нет. И все же это больше похоже на халтуру, нежели на произведение искусства. К тому же на халтуру весьма скандальную.
        Мы поехали ужинать в ресторан и вернулись только под утро, с нами были все ребята, включая Арчи, крошка Пэтти был, как всегда, остроумно-зануден, а Золотой Ангел все порывалась заставить меня с ней танцевать, в конце концов, она удовлетворилась кандидатурой моего друга. Я смотрел, как они танцуют и бессмысленно улыбался. На большее я был не способен после четырех бутылок виски.

8 октября 2001

        Дело идет к выплате гонорара. Крис находится на грани помешательства от счастья, видно его уже изрядно достала вся эта десятимесячная возня с «Пылающей комнатой». Ему не терпится как можно скорее освободиться ото всего и всех. Он ежедневно напоминает мне о нашем грядущем отдыхе на море до начала зимы. С зимы он вроде планирует приступить к работе над следующим проектом, подробности которого он от меня тщательно скрывает.

18 октября 2001

        Отослал кассету сестре. Как мы и договаривались. Бедная моя Сью, увидев меня, она снова будет страдать, я никак не мог решиться нарушить свое обещание и обмануть ее, но возможно это было бы лучше. Деньги получены. Сумма моего гонорара меня ошеломила, она превысила все мои ожидания, поскольку стартовая цена моей работы все же была скромнее. Крис не знает, что ему предпринять и куда ринуться вниз головой, не выпуская меня из своих объятий. Урезонивать его бесполезно. Популярность «Ацтеков» подскочила, и теперь уже имиджу Харди не может повредить ничего, даже если вдруг обнаружиться, что он предпочитает трахать своего любовника бильярдным кием.
        Кстати о кие. В закрытом клубе «М***» кии из черного дерева, а на конце полированная кость, хозяин пояснял нам, что это улучшает точность удара, каким образом непонятно. Крис предложил мне сыграть с ним в закрытой комнате.
        — Будем играть друг на друга,  — сказал он, сохраняя полную трезвость рассудка.
        — Ты уверен, что это подходящая ставка?  — переспросил я.
        — Еще как.
        — Ну, давай.
        — Но только с условием — победитель делает все, что хочет.
        — Как скажешь.
        Мы начали партию. Все шло нормально, пока я не начал бить мимо, что со мной случилось, не знаю.
        — Хочешь мне проиграть?  — с каким-то диким азартом спросил меня Харди.
        — Это случайность,  — разочаровал я его.
        Но случайность превращалась в закономерность. В конце концов, я с уязвленной гордостью проследил за тем, как в лунку скатился последний мой шар.
        — Проиграл,  — проконстатировал Крис. Он подошел ко мне и взял меня за подбородок,  — придется тебе лечь на стол.
        — Иди ты к черту,  — возмутился я, представляя себе всю нелепость предстоящей ситуации.
        Крис закрыл дверь на замок и, подойдя ко мне, расстегнул на мне джинсы.
        — Ты играл на меня, я на тебя,  — сказал он с решимостью маньяка,  — отказываться поздно.
        Он повернул меня к столу и заставил нагнуться. Я испытывал какое-то странное чувство удовольствия от этого грубого принуждения и бесцеремонности. Перепады настроения Криса от иступленной нежности до почти неконтролируемой склонности к насилию, не внушали мне неприязни, это свойство его личности только усиливало мою страсть к нему.
        — Наклонись ниже,  — сказал он, положив мне руку на шею сзади. Я не спешил ему подчиниться, и тогда он, довольно крепко стиснув мою шею, заставил меня прижаться щекой к зеленому сукну стола.
        — Ты хотел бы, чтобы мой член был таким же твердым, Тэн? Ты об этом мечтаешь, да?  — спросил он, наклоняясь ко мне, когда я почувствовал, как в меня входит что-то очень твердое и прохладное, его вопрос и необычное ощущение возбуждали меня безумно, я понял, что это было. Мне трудно передать, что я подумал в тот момент, его рука прижимала меня к столу, так, что вырваться я мог, но Крис делал это настолько осторожно и с тайным желанием возбудить меня как можно сильнее, что я только еще больше хотел его, сознавая все мое унижение.
        — Он достаточно твердый?  — продолжал допытываться Харди,  — не шевелись, и скажи мне, разве ты не мой мальчик?
        Его голос сводил меня с ума.
        — Я вставлю глубже, если будешь молчать,  — упиваясь возможностью наконец услышать от меня признание, которое ему всегда так хотелось получить,  — я заставлю тебя говорить.
        Кажется, он действительно дошел, как и я до той стадии взвинченности, что мог привести свою угрозу в исполнение.
        — Я твой мальчик,  — глухо подтвердил я,  — делай, что хочешь, но я скучаю по твоему члену.
        Харди наклонился ко мне совсем близко, его горячее дыхание обжигало мне шею.
        — Я не ослышался,  — переспросил он, прерывающимся от страсти голосом,  — ты скучаешь по нему?
        — Черт возьми, да,  — ответил я,  — я хочу этого.
        Он избавил меня от кия, и, тихо положив его на край стола, быстро приготовился к продолжению и главной части этого развлечения, не отпуская меня.
        — Тебе понравится, обещаю,  — заверил он меня, чего, впрочем, не требовалось, поскольку в ходе предыдущих упражнений я уже чувствовал, что мне недолго осталось до конца. Он резко вставил и, отпустив мою шею, положил руки мне на бедра. Он успел сделать всего несколько движений, прежде наступил оргазм у нас обоих.
        — Ценный опыт,  — заметил я, внимательно рассматривая кий, пока Крис сосредоточенно курил, прислонившись к стене. В свете не очень яркой лампы над зеленым столом его лицо казалось весьма спокойным с довольной улыбкой на губах.
        Внезапно он потушил сигарету, подошел и обнял меня, его глаза были полны тревоги:
        — Это не было слишком, Тэн?  — спросил он.
        — Нет, это было здорово,  — ответил я и, улыбнувшись в подтверждение своих слов, поцеловал его.
        — Сделай это со мной, хочешь?  — предложил он великодушно.
        — Нет, нельзя допустить, чтобы в газетах появилась статья о том, что я трахал тебя кием, наоборот, еще куда ни шло.
        Он рассмеялся над этой шуткой, и задумчиво добавил затем:
        — Я, наверное, извращенец.

        9

        Музыканты просматривали очередной почти смонтированный клип к песне «Черная магия», когда в зал вошел Айрон и тронул Харди за плечо.
        — Крис,  — тот обернулся.  — Крис, тебя спрашивают два каких-то парня.
        — Какие еще?  — смутно поглядел на него Крис,  — слушай, пошли их к черту, у меня нет времени.
        — Говорят, из полиции.
        — Из полиции? Вот черт, я ничего такого уже давно не делал. Что им понадобилось?  — проворчал Харди, выбираясь из кресла.
        В коридоре действительно стояли двое, при их виде у Криса возникло смутное ощущение дежа вю. Где-то он определенно видел эту парочку. Один, высокий с коротко стриженным светлым ежиком, шагнул к нем у и представился:
        — Мэтт Клеменс. А это мой напарник, Горди Хайнц. Здравствуйте, господин Харди.
        — Крис,  — набычившись, поправил его музыкант. Где же он видел этих двоих, особенно этого, Хайнца, его темные, блестящие холодным блеском глаза.  — В чем дело?
        — Вы хотите разговаривать в коридоре?  — осведомился Клеменс, у него глаза были совершенно синего цвета, цвета бурного моря в ясную погоду, и под этим взглядом Крису было дико неуютно.
        — А чем вам не нравится коридор?  — ответил Крис вопросом на вопрос. Потом посмотрел на вежливо-непреклонные лица полицейских и развернувшись, пошел в сторону лестничной площадки, где легко вспрыгнул на подоконник, закурил и стал ждать вопросов.
        — Итак, Крис,  — начал Клеменс.  — Давно ли вы в последний раз видели господина Шеффилда? Генри Шеффилда, астролога?
        Крис от удивления заморгал.
        — Шеффилда? Да я его вообще всего два раза в жизни и видел.
        — Где? Когда?
        — Ну, в первый раз у него дома, на прошлый новый год. А второй…
        — Вы обращались к нему за профессиональными услугами?  — перебил его Хайнц.
        — Ну да. За профессиональными. Он мне делал гороскоп, правда, с этим не вышло, а так, предсказывал будущее.
        — И что предсказал?  — поинтересовался Клеменс, делая пометки в блокноте, Крису показалось, что он пытается спрятать улыбку.
        — Да лабуду всякую, какая разница,  — взорвался он,  — Что случилось?
        — Минутку, минутку,  — Хайнц успокаивающе потряс ладонью,  — а второй раз?
        — А второй раз в Неаполе, в июле, когда я был в турне. Мы случайно встретились в кафе. Поговорили пять минут и все.
        — Ясно. И больше вы никогда не виделись?
        — Нет. Никогда,  — отрезал Крис, ему делалось все хуже и хуже, в конце концов, он достаточно посмотрел боевиков, чтобы понимать к чему весь этот допрос.
        — Понятно. Я вынужден вам сообщить, что Генри Шеффилд убит вчера ночью.
        Крис выдохнул. Он тут же подумал о Стэне. Как он отреагирует на это происшествие. А вслух сказал:
        — Очень жаль.
        — Видите ли, Крис,  — продолжал Клеменс, он с каким-то странным удовольствием произносил его имя.  — нам надо с вами побеседовать более подробно, ну, например, завтра. Это реально?
        — Я, что, могу отказаться?  — спросил Крис.
        — Нет,  — ответили оба сразу.
        — Ладно, я должен куда-то приехать или лучше у меня дома?
        — Можно и у вас,  — пожал плечами Клеменс.
        Когда полицейские удалились, Крис вынул из кармана мобильник и набрал номер Даншена. Журналист ответил сразу.
        — Хорошо, что ты позвонил, Крис — сказал он быстро.  — Нам надо поговорить.
        — Подожди, тут ко мне приходили…
        — Да, я знаю. Ты дома?
        — В студии.
        — Спускайся в бар, я приеду через двадцать минут.
        Даншен приехал даже раньше. Он подошел к столику, за которым Крис тянул холодный чай, его почему-то с души воротило от одной мысли о спиртном, и сел рядом. Официант, ничего не спрашивая, принес ему чашку крепкого кофе, здесь Даншена хорошо знали.
        — Ко мне приходила полиция.  — мрачно сказал Крис,  — Что они хотят, Тим, я ничего не понимаю.
        — Я говорил кое с кем,  — Даншен рассказывал торопливо, но твердо.  — Они думают, что это сделал Стэн, больше некому, они думают, что он убил его, потому что это Генри рассказал все журналистам, и он боялся, что вылезет еще кое-что похуже, например, его история с Томасом, у них пока нет доказательств, но ты сам понимаешь…
        — Понимаю.  — даже в полумраке бара было заметно, как побледнел Харди — И что?
        — Вам надо расставаться.  — Крису показалось, что в голосе Даншена мелькнула нотка злого удовлетворения,  — Я сделаю ему документы, пусть он едет куда хочет, хоть в Австралию, но здесь ему оставаться нельзя.
        — А я?  — вырвалось у Криса.
        — Крис, ты должен понять.  — серые глаза журналиста просто гипнотизировали музыканта,  — Все кончено. С самого начала было понятно, что вам вместе не быть. Ты останешься, женишься еще раз, все забудут об этой досадной истории, пойми, Крис, ты должен подумать и о нем и о себе, Крис, ты куда, Крис…
        Харди встал, чуть не опрокинув стул, и стремительно пошел к выходу.
        Полчаса Крис провел, сидя у окна и куря одну сигарету за другой. Потом встал и пошел в студию. Он договорился с Джимми, что уходит, и вышел на улицу, постаравшись сделать это так, чтобы Айрон ничего не увидел. Впрочем, самым важным для него было, чтобы его не заметил Бобби. Он поймал такси и дал адрес. Всю дорогу бездумно смотрел в окно, непроизвольно отстукивая пальцами по колену какой-то ритм. Таксист не узнал его, привез его куда просили, получил свою двадцатку и уехал.
        Крис поднялся на пятый этаж, секретарша охнула, увидев его, без предупреждения, одного, без охраны, но Берт был на месте и один.
        — Крис,  — сказал он изумленно, поднимаясь навстречу,  — Что ты тут делаешь, Крис, что случилось?
        Крис сел в кресло и посмотрел на своего адвоката пристально.
        — Берт, я хочу написать завещание.  — Берт Холливуд тоже сел и потер нос.
        — Ну-ну.
        Крис ему доверял. Берт был единственным из его адвокатов, к которому он относился с уважением. Холливуд был тяжелодумом, но тяжелодумом неглупым и бесконечно порядочным.
        — Хорошо. Ты хочешь это сделать сейчас?
        — Да. И очень быстро.
        — Ладно. Проблем нет.
        Берт приготовил нужный бланк и посмотрел на Криса вопросительно.
        — Кому, что ли?  — Правильно понял его взгляд Харди.  — Все до цента Стэнфорду Марлоу. Дома, квартиру, деньги,  — все.
        С составленным завещанием Крис поехал на квартиру, на которой они встречались со Стэном, формально она еще принадлежала ему, пока не истек срок аренды. Там он сел за стол, положил перед собой блокнот, который оставил здесь Марлоу, в нем еще осталось несколько набросков, и нахмурился. Потом взял ручку и написал четким угловатым почерком.

        «Всем, кого это касается.
        Я, Крис Аллан Харди, сознаюсь в том, что убил Генри Шеффилда, поскольку он раскрыл мою связь со Стэнфордом Марлоу. Я убил его из мести. В моей смерти прошу никого не винить.
    Крис Харди»

        Даже здесь он не смог заставить себя подписаться полным именем, которое всегда напоминало ему об отчиме. Сейчас он улыбнулся этому воспоминанию. Он вырвал листок и взялся за следующий. Над ним он думал дольше.

        «Тэн, не сердись, пожалуйста. Я тебя люблю. Крис.».

        Он сложил второй листок и написал на нем «Стэнфорду Марлоу».
        Потом встал и пошел в ванную. Пока ванна наполнялась горячей водой, Крис вернулся в комнату и взял из комода нож. Он сам не знал, почему оставил тут вещь, которой страшно дорожил, но теперь это было очень кстати.
        Он разделся догола и лег в горячую воду. В отличии от Стэна, Крис совершенно не хотел умирать. Он хотел жить сильнее, чем когда бы то ни было, но им двигали две мысли, что без Стэна он все равно мертвец и что Марлоу должен жить и жить в безопасности, больше его ничего не волновало. В конце концов, не достанут же они его из могилы, чтобы допросить и понять, что он вовсе не убивал Генри Шеффилда. Он думал только о Стэне, о его бледном лице и серых глазах, пока лезвие распарывало кожу, и медленная кровь толчками выплескивалась в воду, надрез на другой руке дался сложней, но он довел-таки дело до конца и бессильно откинулся на бортик. Его черные волосы, повлажневшие от пара, залепили ему лицо, ему хотелось их убрать, но он не смог поднять руки. Он лежал и думал о Стэне, о том, как они ездили к морю, о Стэне, сидящем с ним рядом на скале, под палящим солнцем, о чистой, синей воде, в которой растворялись их тела. Кровь текла ужасно медленно, Крис не понимал почему, словно жизнь не хотела уходить из его тела. Но при этом сознание его мутилось, словно кто-то насильственно пытался затянуть его на ту
сторону.
        Он шел медленно по какой-то серой тропке, в тумане, уходя все дальше, и только одно заставляло его сердце болеть, мысль о том, что он больше никогда не увидит свою единственную любовь… «Любовь всей моей жизни»,  — вспомнил он старую песню «Квинов», которая так нравилась Джимми, а ему всегда казалась попсой, но теперь она словно звучала где-то неподалеку и замедляла его шаги. Но злая рука все тянула его за собой, туда, к черной реке, в мертвый туман… И вдруг пелена перед глазами разорвалась. Перед ним стоял тот человек из сна, Гордон Хауэр. На нем была черная хламида до пят, глаза горели, Крис увидел его отчетливо, как наяву.
        — Прочь!  — крикнул Хауэр, сделав быстрый запретительный жест рукой.  — отойди от него!
        Крис понял, что кричат не ему, он хотел обернуться, но не мог.
        — Возвращайся.  — сказал Хауэр и теперь Крис увидел, что черные с ледяным блеском глаза смотрят на него в упор.  — Возвращайся немедленно, безмозглый мальчишка, чтобы я тебя здесь не видел!
        Крис почувствовал, что его тянет назад, обратно, он закрыл глаза и перестал сопротивляться неизбежному.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

26 октября 2001

        Какой же ты идиот, какой же ты придурок, Крис! Как ты мог подумать, что я останусь здесь, и буду жить без тебя? Я люблю тебя, несчастный предатель, и ты не умрешь, я тебе не дам умереть, я заставлю тебя жить или умру вместе с тобой. Как жаль, что ты спишь и не слышишь, что я шепчу тебе на ухо, ты скотина, безумный любимый мой Крис, моя жизнь, ты хотел отнять ее у меня вместе с собой, и наказан за это, как и я был наказан за свое малодушие. Ты думал откупиться от меня этим тупым завещанием, обеспечить мне спокойную безбедную жизнь, и напрасно, когда-нибудь я тебе это припомню.

27 октября 2001

        Третий день в больнице. Крис пришел в себя, чувствует себя отвратительно, но все время улыбается. Нагло и самодовольно, можно подумать, что он совершил подвиг. Я сижу рядом с ним, хотя периодически то ребята, то Шейла пытаются меня оттащить от него и вынудить что-нибудь съесть. Есть я не хочу, как и он. Я дал себе слово, что начну есть, только, когда он это начнет делать. Когда я узнал от Холливуда, что он завещал мне все, написав какую-то издевательскую записку, начинавшуюся фразой «не сердись», я подумал, что большего оскорбления в свой адрес я еще не получал.
        Врач говорит, что чистейшая загадка, как он, потеряв столько крови, не умер, а я уверен, что ему просто не дали умереть, он хотел слишком легко отделаться, как я…
        Как я? Почему в голове у меня постоянно возникает это навязчивое сравнение, оно возникло у меня сразу же, как только я узнал о случившемся. И узнал при весьма странных обстоятельствах. Крис по капле расставался со своей жизнью, а я сидел в студии, ждал, когда же, наконец, он появится, но вместо этого прибежал Джимми, потрясая телефоном и, сунув мне его в руку, сказал: «Просят Стэна Марлоу». Я спросил кто это, и в ответ услышал голос, который мне уже доводилось слышать или это только показалось, голос сказал только одну фразу, «Не жди, поезжай в квартиру на F***». Сперва, я подумал, что это Крис передал мне сообщение через подставное лицо, но к чему нужны были эти предосторожности. Я спросил Джимми, что происходило до моего приезда. Он пожал плечами и ответил, что приходили двое из полиции, что-то поспрашивали у Харди, а он после этого он побежал к Даншену. Куда он потом делся, неизвестно.
        Я прихватил с собой Джимми, и мы поехали, причем каждый из нас кричал Бобби, чтобы он летел на всех скоростях, я уже был уверен, что случилось, что-то скверное. Мы вошли в квартиру, и я сразу же понял, что он в ванной, хотя даже вода не шумела, она была закрыта, я понял, что произошло по одной единственной мысли поразившей меня впоследствии: «Как я».
        Он собирался умереть, как я собирался сделать это. Мои размышления простирались дальше, я вспомнил о пожаре в тюрьме и о пожаре в студии, о котором он мне рассказывал еще вначале нашего знакомства, тогда я не обратил внимания на эти странные совпадения. Мне вспомнились почему-то вместе гибель Томаса и самоубийство Мэри, после ночи любви, словно оба мы были отмечены каким-то общим проклятием и попадали в одни и те же переделки. Все что происходило с ним, происходило и со мной и наоборот, я не мог умереть, пока он жив, и он тоже не мог расстаться с жизнью, пока дышу я. Последним, что ужаснуло и обрадовало меня до безумия, была наша одинаковая группа крови, только моя кровь должна течь в его венах, только моя.
        — Крис, ты слышишь меня,  — я позвал его, увидев, что он смотрит на меня с неизъяснимо виноватым выражением лица,  — мы братья по крови.
        Он покачал головой и пожал мою руку.
        — Я хотел, чтобы ты знал,  — сказал он тихим хриплым голосом,  — что мы не свободны.
        — Я это всегда знал,  — возразил я.
        Я помог ему приподняться. Его темные волосы, разбросанные на белой подушке придавали его измученному лицу, невыносимо прекрасному и дорогому для меня, печальную строгость византийских изображений, запредельных и чуждых всему земному.
        — Я виноват, прости,  — он взял меня за руку,  — я хотел, как лучше.
        — Не будем, Крис, что было, то прошло,  — успокоил я его.  — Меня, вероятно, тоже вызовут, поскольку приходил вчера этот Хайнц, и я от него еле отмотался.
        — Что он спрашивал?  — с необыкновенным возбуждением спросил мой друг,  — скорей скажи мне, что ты болтал.
        — Ничего не болтал, у меня с этим все в порядке, только в присутствии твоего адвоката,  — пояснил я, пытаясь успокоить его волнение.
        — Нет, ты не понимаешь…  — он как-то бессмысленно оглянулся вокруг,  — это все важно, они ведь под нас копают, они хотят нас обоих засадить.
        — Да, я знаю, Генри убили, но мы тут ни причем, никаких улик у них нет.
        — А я боюсь, есть, они просто хитрят,  — настаивал Крис,  — они за что-то зацепились, иначе бы не пришли, мне так просто не приклеишь дело, да еще убийство. А ты записку уничтожил?
        — Нет, вот она,  — я достал из кармана его нелепую записку «Не сердись». Он развернул ее и сказал:
        — Не эту другую, там еще, помнишь, была…
        — Не было, она одна была на столе,  — возразил я,  — я ее взял, больше ничего не было.
        — Как не было?  — не понимая, шучу я или нет, переспросил Крис,  — там записка была, в ней я написал, что убил Шеффилда.
        — Клянусь, там не было ее,  — ответил я.
        — Ты уверен?  — спросил он, и я почувствовал, как холодеет его рука.
        — Конечно, ничего не было, кроме этой,  — я подобрал записку — Я ее сожгу. Прямо сейчас,  — я достал зажигалку, и зажег бумагу, она вспыхнула, и пламя поглотило ее мгновенно.
        Я плохо скрывал собственный ужас, ибо самая чудовищная из всех улик, какие только можно придумать, добровольное признание исчезла, пропала неизвестно куда.
        — А что, если она упала со стола?  — с надеждой спросил Крис.
        — Я не мог ее не заметить, я и Джимми все проверили,  — возразил я,  — ты точно помнишь, что написал ее, может быть у тебя был транс, и ты хотел это сделать, но забыл?
        — Да нет, я как сейчас ее вижу,  — ответил он.
        — Ну, ничего, успокойся, как-нибудь выпутаемся, бывало и в не таком обвиняли,  — заверил я его, имея на самом деле только одно намерение заставить его отключиться от этой проблемы и отдохнуть.
        — Ты не уйдешь?  — спросил он.
        — Нет, я с тобой буду.
        — А долго мне еще здесь париться?
        — Дня два, я еще спрошу, а сейчас спи.
        Крис закрыл глаза, и я тихо вышел сказать, чтобы, наконец, принесли поесть нам обоим.

        Часть вторая

        1

        По стенам комнаты бежало пламя, ровными, не гаснущими волнами, сверху вниз, оно горело яростным алым светом, не дававшим жара. Стены причудливо изгибались, это был помещение в форме пылающего сердца, и стол, стоявший посередине, точно повторял его очертания. В комнате все было красным, тяжелое дерево, из которого была сделана столешница и покрывающий ее странный материал с коротким чуть заметным ворсом, огромные кожаные кресла, ковер на полу. Единственное, что выделялось на этом огненном фоне, это черные мундиры, собравшихся здесь. Идеально подогнанные к фигуре черные кителя с золотыми погонами и красные отметины знаков различия на груди. На столе не лежало ничего, только у места председателя, на единственном углу стола, стоял высокий хрустальный стакан с водой, выглядевшей очень холодной.
        Тот, кого Стэн Марлоу безусловно опознал бы, как Джеймса Торна, оглядел присутствующих и произнес:
        — Я прошу Центуриона, который в данный момент выполняет функции Куратора, доложить все по порядку, с самого начала. Хотя все прекрасно осведомлены об обстоятельствах нашего дела, я считаю необходимым еще раз выслушать все целиком. Возможно, это поможет нам точнее скорректировать наши действия.
        Куратор встал, отвесил собравшимся короткий церемонный поклон и начал:
        — Как нам всем известно, накладки преследовали нас с самого начала. Так долго ожидавшееся нами рождение Имеющего Силу, которого я в дальнейшем буду именовать Кецаль, и его Проводника произошло в разных местах и социальных слоях, что затрудняло или делало почти невозможной их встречу. Практически сразу нашим целям начали препятствовать с Той Стороны, если вы помните, Кецаль чуть не погиб в возрасте пятнадцати лет, в то же время, Проводник, которому тогда было десять, перенес тяжелейшую форму пневмонии, так же угрожавшую его жизни,  — собравшиеся покивали,  — когда же Кецалю исполнилось двадцать шесть, только жертва, которую принесла, к сожалению, не присутствующая здесь госпожа Беатриче, спасла его от участи, которая пострашнее, чем смерть. В конце концов, ценой невероятных усилий, нашему уважаемому Художнику удалось создать ситуацию, в которой Проводник покинул Англию и оказался в нужном нам месте. Нам еще очень повезло, что Та Сторона и Даймон, в частности, не знали о его существовании, хотя и имели контакты с Звездочетом, у которого он тогда жил. Я крайне сожалею, что нам пришлось использовать
этого человека, но выбора не было.  — Куратор, словно ожидая возражений, обвел всех тяжелым взглядом. Никто не возразил, только Конрад, развалившийся в своем кресле, шевельнулся, скорее всего потому, что сидеть на одном месте, не двигаясь, было вообще не в его привычках.  — Итак, что же происходит дальше? Даймону все-таки удается подобраться к Кецалю, и он начинает приобретать на него определенное влияние, хотя мы все прекрасно понимаем, что никто, кроме Проводника, не в состоянии сказать, что действительно может вести Имеющего Силу.  — Хауэр позволил себе короткую ухмылку, Конрад глянул на него и подавил ответную. Куратор невозмутимо продолжал.  — Даймон ведет Кецаля к Звездочету. Его цель абсолютно ясна. Звездочет должен был окончательно разрушить и без того неустойчивую психику Кецаля. Всем вам известно, что если Имеющий Силу остается без своего Проводника, он достаточно скоро погибает, мучимый ничем не подтвержденной идей своего мессианства. Особенно, если мы учтем, что Посвящение они могут пройти только вдвоем, а непосвященный Избранный не может долго существовать среди людей. Кецаль был и так
достаточно измучен своей беспорядочной жизнью и бесплодными поисками второй составляющей, что неисполнимые обещания Звездочета только подтолкнули бы его к безумию. Но тут Даймон сыграл нам на руку. Они встретились. Я не могу не отметить, что оба действовали с поистине маниакальным упрямством, преодолевая психологические, социальные и моральные барьеры в стремлении друг к другу.
        — Да, мне особенно понравилось с запиской.  — проговорил Конрад, усмехаясь.  — Я такого детского сада давно не видел. Спасти его он решил. Просто чудо какое-то.
        Все посмеялись, даже Куратор позволил себе улыбнуться.
        — Так или иначе, они сблизились с достойной уважения при их разности быстротой. Скорость их продвижения по ступеням Посвящения мне тоже кажется необыкновенной и очень многообещающей.
        Хауэр хмыкнул.
        — Да, сказал он,  — но их методы…
        — Себя вспомни,  — посоветовал ему Конрад, заработав тяжелый взгляд со стороны председателя.
        — Я прошу вас быть серьезней — заметил он.
        Конрад привстал и поклонился.
        — Прошу прощения, Архангел. Прошу прощения, мой друг, продолжайте, мы все внимание.
        — Их методы вполне безумны, но никогда еще не рождалось Пернатого Змея такой силы. Вы же помните, что это заметно даже тем, кто не посвящен, но обладает видением.
        — Эту девочку давно надо было взять к себе.  — буркнул тот, кого называли Художником.  — Она сойдет с ума или умрет, если мы не займемся ей.
        — Я помню об этом,  — ответил председатель.
        Куратор подождал, не хочет ли кто-то еще взять слово, и продолжил.
        — Даймон поздно спохватился, мне удивительно, как долго он не мог понять, кто является проводником. Но, поняв и заручившись помощью Лисицы, он продолжал чинить нам препятствия всеми доступными ему способами, в том числе организовав ту травлю, о которой вы уже осведомлены. Оба Проходящих Посвящение пытались перейти Грань в тот момент, когда опасность их потерять была наиболее велика. Я хочу выразить свою благодарность Крылатому и Мастеру за их своевременное и неоценимое вмешательство.  — Конрад и Хауэр кивнули.  — Итак, что мы имеем на данный момент? Оба находятся под подозрением, Даймон, очевидно, отчаявшись их разлучить, пытается погубить их физически, однако именно в этом экстремальном случае мы и можем добиться успеха. Ситуация такова, какой мы ее планировали. Именно сейчас они могут наконец задействовать свою истинную силу. И мы обязаны спровоцировать их на это, применив даже самые жестокие меры. Сейчас, как я понимаю, наступает тот момент, когда я и присутствующий здесь Художник, Куратор Проводника, должны передать свои функции Основной Паре, проводящей Посвящение. Архангел, я закончил.
        — Благодарю, Куратор.  — кивнул председатель.  — Кто-то хочет добавить?
        — Разрешите,  — привстал Хауэр.
        — Говорите, Мастер.
        — Я прошу уважаемое собрание позволить нам с Крылатым действовать дальше на свое усмотрение. Эта ситуация очень похожа на ту, в которой когда-то мы находились. Я считаю, что необходимо провести их через то же Посвящение Высшей Ступени, которое проходили мы.
        — Вот-вот,  — подал голос с места Конрад,  — особенно если учесть, что они сами пошли по пути Большого Огня.
        На живом лице Художника отразились страх и недоумение. Председатель чуть свел брови. Куратор спокойно взглянул на Конрада.
        — Я согласен. Я собственно и хотел сказать, что мы не должны занижать планку.
        — Но… - растерянно произнес Художник,  — Проводник… мальчик еще так молод, я не уверен, что он выдержит весь этот ужас, да и Кецаль, он иногда перегибает, вы же понимаете…
        Конрад посмотрел на него насмешливо. Художник замолчал, страдальчески заломив брови.
        — Решено. Действуют Мастер и Крылатый.  — подвел итог председатель.  — Функции Центуриона остаются без изменения. А вас, Художник, я попрошу воздержаться от вмешательства. Все свободны.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

28 октября 2001

        Когда я вошел в довольно темное помещение, выполнявшее, по-видимому, функции рабочего кабинета господина Хайнца, я увидел то, что и положено видеть в комнате полицейского — стеллажи с папками, газетные вырезки на стене справа, компактный стол с компьютером, маленький низкий столик с пепельницей серебряным кофейным набором и двумя креслами, меня даже затошнило от этой стандартно-аккуратной обстановки. Но когда я глянул в другую сторону, на секунду мне показалось, что я ошибся, но нет, я видел то, что видел, на стене слева висел внушительных размеров портрет Зигмунда Фрейда. Его присутствие в кабинете полицейского не поддавалось никакой мотивации, вероятно это была просто экстравагантная прихоть хозяина и ничего более. Хайнц сидел и резво стучал по клавиатуре, похоже, он спешил допечатать и отослать какой-то отчет или что-нибудь в этом роде, поскольку, учтиво поздоровавшись, он попросил меня присесть, налить себе кофе и подождать минут пять. Через пять минут он встал и присоединился ко мне. Теперь я мог его рассмотреть с достаточно близкого расстояния. Он был темноволосым, с красиво вылепленными
чертами лица, в которых было что-то восточное, черные глаза блестели холодно и любопытно. Я пытался вспомнить на кого же он похож, он сильно напоминал мне кого-то.
        — Отменный кофе,  — прервал он мои размышления этим ничего не значащим замечанием, его тон был весьма дружелюбный,  — великолепный кофе, господин Марлоу.
        Я кивнул и посмотрел на него выжидательно. Перед тем, как войти сюда, я еще раз повторил себе основное правило, говорить как можно меньше, а если можно, то не говорить вовсе.
        — Да, вы не стесняйтесь,  — продолжал, не обращая внимание на мой настороженный взгляд,  — пейте, а то я Кэтрин скажу пирожных принести, дело-то, как вы сами понимаете, деликатное и запутанное,  — он едва заметно усмехнулся,  — вы меня правильно поймите — я вас не подозреваю, но я должен с вами побеседовать.
        Его речь подействовала на меня успокаивающе. По крайней мере, я мог рассчитывать на свое право отвечать или не отвечать ему по своему усмотрению.
        — Давайте начнем с самого начала,  — предложил он,  — начало в этом деле не менее важно, чем его печальный финал. Итак, я хотел бы узнать, ваше полное имя и возраст, а так же то, каким образом вы оказались в этом городе.
        — Мое имя — Стэнфорд Марлоу, мне 23 года,  — я сделал короткую паузу и добавил, после глотка кофе,  — я приехал сюда четыре года назад.
        — Вот как?  — он изобразил на лице искреннее недоумение,  — вы должно быть успели освоиться со здешними обычаями?
        Его вопрос поставил меня в тупик, я не понимал, о каких обычаях идет речь и не было ли подвоха в этом вопросе.
        — Не думаю,  — ответил я.
        — Жаль,  — сказал он,  — ну, да это неважно, а что, собственно, привело вас в наш город? Вы ведь родились в Манчестере.
        — Да,  — согласился я,  — я из Манчестера, но…
        — Что но…?  — он поднял свои удивительной правильной формы черные брови.
        — Мне пришлось поменять место жительства,  — уклончиво ответил я.
        — Это бывает,  — заметил он с пониманием,  — а как вы познакомились с покойным господином Шеффилдом?
        Он смотрел на меня с холодным любопытством и понял, что мое замешательство от него не ускользнуло.
        — Я обязан отвечать на этот вопрос?
        — Это в ваших интересах,  — подтвердил Хайнц.
        — У меня не было возможности заплатить за билет, и господин Шеффилд одолжил мне немного денег.
        — Это был великодушный поступок, любой на его месте поступил бы также,  — он улыбнулся,  — вы встречались с ним раньше?
        — Нет, я первый раз видел его,  — совершенно честно сознался я.
        — Тем более достойный поступок,  — в его напоре на этическую сторону поступка Генри было что-то издевательское,  — но как же вы оказались в таком плачевном положении?
        — Это, я думаю, не имеет отношения к делу,  — возразил я,  — у меня были проблемы.
        — Да, да,  — согласился он,  — вы можете не говорить, если не хотите, а как чувствует себя господин Харди?
        — Он прекрасно себя чувствует,  — отрезал я, боясь, что он попытается вывести меня на разговор о Крисе.
        — Какая неожиданная неприятность,  — сказал он, покачав головой,  — молодой, в сущности, человек, преуспевающий и так опрометчиво рисковать своей жизнью, хорошо, что все так удачно кончилось. Кстати, вы не знаете, что его на это толкнуло?
        — Понятия не имею,  — ответил я.
        — А я полагал, что вы довольно близки с ним,  — заметил Хайнц,  — знаете, я сплетен не люблю и газеты только ради криминала открываю,  — он указал рукой в сторону стены с газетными вырезками,  — но тут я все ознакомился с некоторыми деталями, что вы можете сказать по поводу всего шума, поднятого вокруг вашего друга да и вас тоже?
        — Это обычное хамство прессы,  — пояснил я, сам искренне желая верить в собственные слова,  — попытка выставить на всеобщее обозрение частную жизнь в самом неприглядном свете.
        — Я так и подумал,  — весело ответил он,  — любят они полоскать чужое грязное белье, а кому какое дело, я бы вас не спрашивал, но коли такое происшествие…
        Он произнес все это подчеркнуто извиняющимся тоном.
        — Вернемся к господину Шеффилду,  — сказал он наконец после паузы,  — вы говорите он оказал вам услугу, вам, совершенно незнакомому человеку. Он сделал это безвозмездно?
        Интуитивно я понимал, что допрос ведется в какой-то не совсем обычной форме и вопросы задаются тоже не совсем стандартные, словно этот детектив решил основательно покопаться в моей жизни, используя для этого очень выгодный шанс.
        — Он ничего не сказал мне,  — ответил я,  — мы расстались, когда сошли с поезда.
        — Я так понимаю, вы не договорились о встрече?
        — Фактически нет, но он мне оставил свой телефон.
        — Ах, вот как!  — в его темных глазах вспыхнул огонь, но ни одна черта лица не изменилась при этом.  — это уже серьезно. С какой целью он сделал это?
        — Наверное, с той, чтобы я ему позвонил,  — довольно логично объяснил я.
        — Да, но зачем?
        — Я не знаю,  — ответил я, и не выдержав, вынул из кармана пачку сигарет,  — вы не возражаете, я закурю?
        Хайнц кивнул и даже дал мне прикурить, взяв со стола тяжелую бронзовую зажигалку, роскошную и вычурную, настолько насколько может быть вычурным предмет современного быта, выполненный в стиле барокко.
        — И вы разумеется позвонили?  — продолжал он с живым интересом.
        — Да, я позвонил,  — нехотя признался я.
        — Как он отреагировал на ваш звонок, господин Марлоу?
        «Что за идиотское дознание»,  — подумал я, но вслух ответил:
        — Мы встретились и он предложил мне работу.
        — Какую?
        — Я — художник, он предложил мне делать дизайн, чертить схемы и тому подобное.
        — Вы приняли его предложение?
        — Да, я его принял.
        — Хорошо, очень хорошо,  — с удовлетворением произнес он,  — как долго вы занимались этой работой?
        — Около трех с половиной лет.
        — Вы жили вместе с господином Шеффилдом?  — его вопрос, к которому я так старался подготовиться заранее, рассчитывая на тот ход допроса, который обычно демонстрируется в фильмах, его вопрос прозвучал в тишине комнаты просто и непреднамеренно.
        — Я жил с ним, поскольку этого требовали мои обязанности, выполнение срочных заказов.  — пояснил я, стараясь сохранить равнодушное выражение лица.
        — Вы жили за городом?
        — Нет, мы жили в центре, потом он купил дом в пригороде.
        — Его доходы не вызывали у вас подозрений?
        — Нет,  — возразил я,  — его заказчиками были состоятельные люди, у многих он был личным консультантом, и к тому же, ко времени нашего знакомства он уже располагал приличной суммой.
        — Как часто вы выполняли свои обязанности?  — наши взгляды встретились, и я почувствовал растерянность перед этими пронизывавшими меня насквозь рентгеновскими лучами. Хайнц, едва заметно улыбаясь, изучал мое лицо.
        — По мере получения заказов,  — ответил я.
        — А как решался между вами вопрос оплаты?
        Я молчал, размышляя, чтобы мне соврать, и наконец решился:
        — Я получал процент от каждого заказа.
        — Должно быть, это были не плохие деньги, господин Марлоу,  — явно язвительно заметил он. Надо полагать, Хайнц как добропорядочный блюститель закона с презрением относился к тем, кто наживается на расхожих суевериях клиентов.
        — Достаточные,  — подтвердил я.
        — В таком случае, может быть, вы объясните мне почему некоторые книги у господина Барнса, чей магазин находится на улице B*** вы брали в долг, а обедать вам приходилось в самых дешевых кафе?  — его торжествующий тон заставил меня похолодеть от ужаса.
        — Я полагаю, это мое личное дело,  — ответил я, решив, что ни за что не буду открывать ему истинное положение дел.
        — Вы правы, это дело вкуса,  — отметил он с особым двусмысленным изяществом,  — итак, вы жили с господином Шеффилдом, что вы можете сказать о его личности?
        — Я не психолог, господин Хайнц,  — возразил я,  — мне это не понятно.
        — Я вам поясню,  — терпеливо и строго продолжал он,  — во-первых, я хотел бы узнать не наблюдали ли вы у него склонности к суициду, тайной или явной, не было ли у него дегрессий или, напротив, приступов агрессивности?
        — Я не замечал ничего подобного,  — ответил я и против собственной воли, не удержавшись задал вопрос, который запретил себе задавать,  — как его убили?
        — Его застрелили, три пули, одна из них в голову, смерть наступила мгновенно,  — заверил он меня с видом знатока.  — Это было еще то зрелище, вам просто повезло, что вы этого не видели.
        — Кто это мог сделать?  — я продолжал задавать недопустимо дерзкие вопросы.
        — У нас есть ряд вариантов, среди возможных подозреваемых находится господин Харди, ваш друг,  — он с какой-то особой интонацией произнес слово «друг» и посмотрел на меня с интересом.
        — Я это знаю, но он не убивал,  — твердо возразил я,  — он не мог его убить.
        — Почему вы так полагаете?
        — Потому что я знаю, Крис не такой человек, он может ввязаться в драку, но лишить человека жизни он не может.
        — Я вам охотно верю,  — согласился Хайнц и внимательно проследил за тем, как я зажигаю следующую сигарету.
        — Кого еще вы подозреваете, если это не секрет?
        — Никакого секрета, господин Марлоу, следующая кандидатура домработница господина Шеффилда, Хелен Портер. Затем ряд его клиентов, но, главное, разумеется, это вы и ваш друг.
        Он снова сделал ударение на слове «друг».
        — Вам вероятно предстоит очная ставка с мисс Портер,  — сказал он,  — я думаю это кое-что прояснит, наконец.
        При мысли о том, что мне вновь придется увидеть Хэлен, мне стало дурно. Бог знает что она, тайно и безответно влюбленная в Генри, способна была наговорить на меня.
        — Итак, вы жили в центре,  — продолжал Хайнц,  — затем господин Шеффилд купил дом в пригороде. Вы часто виделись?
        — Да, каждый день,  — ответил я, не понимая смысла его вопроса.
        — Прекрасно, значит вы были в курсе всех дел господина Шеффилда?
        — Я не могу этого сказать, у него были свои дела, о которых он не распространялся.
        — Но вы знали приблизительный круг его клиентов?
        — Некоторых, да,  — я говорил чистую правду,  — но не всех.
        — Вы знаете, что господин Харди обвиняется в убийстве из мести?  — он спросил об этом почти весело, как бы между прочим.
        — Что значит — из мести?
        — Это значит, что у него были причины и мотивы, господин Марлоу, и одной их этих причин были ваши с ним отношения, о которых достаточно открыто распространялся прессе господин Шеффилд. Что вы можете сказать по этому поводу?
        — Я уже сказал, что Крис не мог его убить.
        — Конечно, это может быть только версия, но я должен задать вам еще кое-какие вопросы, вы готовы на них ответить?
        — Я полагаю, да.  — произнес я довольно твердо, но на самом деле едва мог пошевелиться от тягостного ожидания какого-нибудь подвоха.
        — У вас были вполне определенные отношения с господином Шеффилдом, об этом свидетельствовала мисс Портер, я вынужден спросить вас об этом подробнее.
        — Я не буду отвечать, господин Хайнц,  — возразил я, догадываясь к чему он клонит.
        — Вам придется ответить, господин Марлоу,  — настоятельным тоном заметил он,  — от этого зависит ваша собственная жизнь и жизнь вашего друга.
        Он снова сделал упор на слове друг.
        — Вы признаете, что состояли в любовной связи с господином Шеффилдом?
        Я посмотрел в его черные, как уголь, глаза, спокойные и ироничные.
        — Нет.  — я произнес это с плохо скрытым отчаянием, которое вероятно не ускользнуло от него.
        — Вы отрицаете это?  — переспросил он.
        — Да,  — подтвердил я.
        — На сегодня нашу беседу можно считать оконченной,  — с удовлетворением сказал он,  — я сообщу вам о времени очной ставки с мисс Портер. Всего доброго.  — он поднялся и, кивнув мне, пошел назад к столу. Я тоже встал и поплелся к двери, не чувствуя под собой ног.
        Криса я застал в крайне растерянном состоянии с контрактом в руке, он размахивал листом перед носом Майкла Флана и с горящими от ярости глазами спрашивал его:
        — Ты меня подставил, да, ты с ними снюхался с JT, ты же видел что там за условие, я никогда не проверял контракты, я тебе доверял, а ты меня продал, да?
        Совершенно ошалевший от этого напора и агрессивного вида Харди Микки, только открывал рот и судорожно глотал воздух, как рыба выброшенная на песок.
        — Что думаешь, тебе это пройдет?  — спросил Крис, нападая на него и приближаясь к своей жертве так, словно он собирался прыгнуть на грудь несчастного адвоката и растерзать его. В его движениях было что-то напоминавшее о пантере, черной, разъяренной и раненной в самое сердце.
        — Подожди, подожди,  — закричал я, поняв, что дело серьезное, и бросился между ними загораживая Микки от глаз Харди.  — Что случилось? Объясни мне!
        — Этот кретин, эта продажная адвокатская шкура, он нас подставил, Тэн,  — не в силах подавить гнев, ответил Крис,  — он заставил меня подписать это контракт, а там оказывается был еще пункт о рекламе, о которой мы ни слухом ни духом.
        — Не было, не было,  — отчаянно завопил Микки, прячась от Харди за мою спину,  — я его не видел, на Библии готов поклясться…
        Крисом овладел новый приступ ярости, и он попытался отстранить меня, но несмотря на всю его силу, правда была на моей стороне, я защищал слабого.
        — Уйди, Тэн,  — он схватил меня за плечо.
        — Я тебе не дам его тронуть, можешь мне дать в морду,  — я отстранил его руку, продолжая закрывать притихнувшего и приунывшего Флана.
        — Да, ты что охренел что ли,  — заорал он,  — ты хоть понимаешь, что нам теперь платить придется из-за этой твари!
        — Крис, давай выйдем, и ты мне все расскажешь, я ничего не понимаю, идем,  — я потянул его за собой вон из комнаты. В коридоре он прислонил меня к стене и страстно поцеловал. Я обнял его, и мы, немного постояв, и помолчав, прошли в соседнюю комнату.
        — Так в чем дело?  — спросил я.
        — Все плохо,  — относительно успокаиваясь, начал Харди,  — хреново все, платить придется этой Vist'е. Мы ее официальное название использовали и сами под этим подписались, чтоб ему провалиться. Это все ты — комната, комната, пылающая.
        Я вспомнил наш разговор с Бобби, состоявшийся на фоне незабвенной неаполитанской помойки, вспомнил о той статье «Сколько заплатили Крису Харди», вспомнил парня-хакера, и игру, о которой мне приходилось уже слышать немало, и которая, кажется, на сей раз грозила обрести вполне конкретные очертания.
        — А почему ты контракт не изучил как следует,  — отвечая ему также резко,  — ты все сваливаешь на чужую голову, я виноват, Микки виноват. А ты куда смотрел?
        — Это не мое дело читать эти долбаные бумаги, я ему плачу, чтобы он их на ощупь проверял, с этими компаниями только отвернись, обязательно нож в спину, а уж это мне Даншен подсунул, сволочь…
        — Не думаю, что он так глуп, как ты полагаешь, может у него, и спросим в чем дело?
        — Да пошел он!  — Крис махнул рукой и повалился в кресло,  — сам все решу.
        — Давай найдем эту корпорацию, поедем в JT, спросим, мне говорили, что их главный офис в Америке, может они откликнуться, а нет, так съездим туда, а?
        — Да как мы съездим, Тэн,  — закричал он,  — мы не можем никуда выехать из-за полиции, они нас не выпустят, как будто нарочно нас к стене приперли!
        Я совсем забыл, что и я, и он не могли покинуть пределы страны, пока шло расследование, мы находились под постоянным контролем и не должны были исчезать из виду. Действительно нас приперли к стене.
        — А большая сумма, которую надо выплатить?
        — Еще бы, почти половина от всех продаж, концертов, записей, со всего 40 %, они небось, думают, что все от их названия тащатся, а не от нашей музыки.
        — Ну, может доверим кому-нибудь, Джимми, например, он знает об этом, он же тоже пострадает, как и все остальные.
        — Да, я ему позвонил, он даже заикаться начал от такой новости.
        — А может в суд подать, сказать, что контракт подменили?
        — Нет, это не дело, неизвестно на кого подавать, я ведь сам подписал в присутствии адвоката и группа, все привыкли, что Флан нам все обеспечивает, и подмахнули. Хотя постой, Пэт, он дотошный, он его читал, сейчас спросим.
        Крис схватил телефон со стола и набрал номер ударника.
        — Привет, слушай тебе все рассказали?  — спросил Крис,  — нет? Ну потом поясню, ты мне скажи там в контракте был этот пункт о процентах для корпорации, никто ее и в глаза не видел? Нет, не было, ты уверен, точно? А ты это подтвердишь, да, почему? Ты же говоришь, видел. Да ну тебя к черту, потом договорим.
        Крис бросил телефон на стол, на его лице было выражение досады и гнева, не находивших выхода.
        — Влипли мы, Тэн,  — сказал наконец,  — не отвертеться, ладно выплатим им эту сумму, пусть Микки считает сколько и занимается этим.
        — А может доберемся до этой Висты, я что не понимаю, каким образом они хотят снять с нас эти деньги посредством другой компании, какое они отношение к ним имеют?
        — Да, так бывает, это трюк такой, по закону такие штуки как-то проделывают, только, по-моему, берут меньше за это, ну, у них игра эта, видно, раскрученная, вот и заломили. Черт, лучше было не называть его так.
        Он посидел молча, затем подошел к бару и налил нам обоим выпить.
        — Я на допросе был, у Хайнца.
        — И что он там спрашивал, тоже привязался?
        — Про все, где жил, когда, с кем, что Генри делал, с кем встречался.
        — А ты что?
        — Я отвечал, говорил только по делу.
        — Правду?  — Крис спросил это не без тревоги.
        — Практически, да, но он о тебе, о нас, то есть, спрашивал, газеты, наверное, просматривал.
        — Ну и?
        — Я сказал, что это ложь, что нас просто грязью поливают, и про Генри, когда он спросил спал я с ним или нет.
        — Что прямо так и спросил?  — глаза Криса расширились от изумления,  — ему-то какое дело?
        — Генри убили, вот он теперь и копается во всем, они ведь думают, что это мы, ты или я, это сделали.
        Мы молча выпили, и Крис отправился к Микки в соседнюю комнату, продолжать терроризировать несчастного адвоката. Мне было уже все равно. Казалось, весь мир возмутился против нас, я понимал, что как бы ни была велика сумма подлежащая выплате, как бы ни было это неприятно, все это было только началом какого-то другого еще более страшного и опасного разбирательства, в которое нас постепенно втягивала чья-то злая воля, а теперь я в этом не сомневался, и больше всего боялся потерять чувство реальности, а вместе с ним и рассудок, просто сойти с ума.
        Вечером Крис уехал к Джимми обсудить проблему с корпорацией. Я остался один в его набитой всяким дорогим дерьмом доме, наедине с собственными мыслями, раздавленный всем случившимся, воспоминания в моей голове мешались с фантастическими бредовыми картинами. Оживало все, мертвый Генри Шеффилд с его подозрительным взглядом, Хэлен с пылесосом, Джеймс Торн, вежливый и корректный, и тот странный сон о замке, и бледное лицо Криса в ванне с водой, мутной от крови. Я не знал, как мне отделаться от этого бесконечного потока видений. Я бродил из комнаты в комнату, включал и выключал освещение, пытался слушать музыку, курить, пить, внезапно у меня даже возникла безумная мысль позвонить домой Сью. Я уже было взялся за телефон, но тут же отказался от этой идеи. Только не ее, ее нельзя впутывать в этот кошмар. К тому же скорее всего я нарвался бы на отца, а этого я даже представить себе не мог без содрогания. В конце концов я позвонил Айрону. Спокойный, как всегда, он без всяких объяснений согласился ко мне подняться. Когда он вошел и встал в дверях, очевидно, ожидая моих распоряжений, я почувствовал себя крайне
неловко. У меня не было к нему никакого дела, я просто хотел поговорить с ним, предложить ему со мной выпить.
        — Что-то случилось, господин Марлоу?  — он спросил меня серьезно и даже с тревогой.
        — Ничего, ничего, пожалуйста садитесь, куда удобно.
        Он прошел в комнату и сел напротив меня у столика, заваленного пустыми пачками сигарет, бокалами, пепельницами, полными окурков, посреди которых как будто назло всему этому хаосу красовалась большая золотая ваза с персиками и виноградом, не тронутыми и сияющими первобытной гармонией.
        — Хотите кофе?  — спросил я.
        — Не беспокойтесь,  — возразил Айрон, выжидательно глядя на меня.
        — Я приготовлю, подождите, не уходите.
        Я вскочил и выбежал на кухню, там я на скорую руку сварил кофе, поставил кофейник и чашки на поднос и, разыскав в баре коньяк, со скоростью звука вернулся обратно. Айрон сидел в кресле и, увидев меня с подносом в руках, не выдержал и встал. Я видел, насколько ему было неудобно.
        — Сядьте, Айрон, мы будем пить кофе, я просто хочу поговорить с вами.
        Телохранитель глубоко вздохнул и сел в кресло. Я поставил перед ним чашку и налил кофе.
        — Сколько ложек вы предпочитаете?  — спросил я, открывая коньяк.
        — Четыре,  — ответил он.
        — Вот, пожалуйста,  — я подал ему чашку.  — Он взял ее осторожно, словно боясь, что она расколется от одного его прикосновения. Затем откинулся на спинку кресла и сделал несколько глотков.
        — Можно я задам вам вопрос?  — спросил я.
        — Конечно, господин Марлоу,  — ответил он.
        — Не называйте меня по фамилии, лучше просто Стэн, я не выношу, когда мне напоминают о моем прошлом. Я хочу спросить вас, вы работали в полиции, когда-нибудь, некоторые так делают?
        — Да,  — спокойно отозвался Айрон,  — работал, года четыре, бестолковое занятие.
        — А почему?
        — Карьеры не сделаешь, там свои сложности, работай себе с проститутками, студентами, кого за травку загребают, с женами, которых мужья бьют, настоящих дел не было, но мне и по должности они не полагались, надоело в конце концов. Притащат какую-нибудь красотку под утро, вместе с ее сутенером и начинается, пока поневоле подумаешь, а не отпустить ли их к Богу, так всегда и кончалось, конечно, если без особых претензий дело.
        — Что вы называете настоящими делами, Айрон?  — я полез в карман и обнаружил, что в моей пачке сигарет пусто, мой собеседник тут же вынул из кармана свою и учтиво протянул мне ее. Это у него, видно, было профессиональное.
        — Настоящее дело, серьезное, убийство запутанное, ограбление, не мелочь, а хорошо спланированное.
        — Вы знаете, что нас с Крисом в убийстве обвиняют?  — спросил я.
        — Да, слышал, но это они так, видно, доказательств нет, а голова не работает, подумать не на кого, или просто лень разбираться.
        — Да нет, они тщательно во всем разбираются, копаются по крупному, и я думаю целенаправленно нас подводят.
        На лице Айрона отобразилось сомнение.
        — Помяните мое слово, ничего не будет, правда, помотают они вас, конечно, крови попортят.
        — Это верно.
        — Вы знаете кого убили?  — спросил я.
        — Я слышал Генри Шеффилда, астролога какого-то, вашего знакомого, я правильно понимаю?
        — Почти, ну вот скажите зачем мне или Крису его убивать?
        Айрон сосредоточенно молчал. Казалось, он хорошо знал, зачем, но говорить не собирался. И у меня промелькнула страшная мысль, что если Крис действительно убил Генри, он мог это сделать, я вспомнил набережную в Неаполе, его настойчивое стремление заставить меня признать его превосходство над Генри.
        — Хорошо, допустим версию полиции, Крис его убил за эти грязные статейки, за болтовню и клевету, но уже поздно, какой смысл убивать, когда все произошло?
        — А как убили?  — спросил он с живым профессиональным интересом.
        — Застрелили, три пули, одна в голову,  — повторил я сведения, услышанные от Хайнца.
        — Нет, это явно по найму, вы уж мне поверьте.
        — Ну, допустим, Крис заплатил и его убили, зачем?
        Айрон закурил и посмотрел на меня очень внимательно.
        — Вы что-то хотите сказать? Говорите?
        — Мотив может быть личный — ревность.
        Я уставился на него с изумлением.
        — Я говорю, как в полиции принято думать, особенно, если принять во внимание всю эту мышиную возню в прессе.
        — Нет, это бред.  — возразил я.
        — Вы меня, извините,  — заметил он,  — мне необходимо быть на месте.
        Он поднялся с кресла, поблагодарил меня за кофе и оставил мне пачку сигарет. Когда он ушел, я допил коньяк, его, по счастью, оставалось немного, и лег в постель. Я не заметил, как заснул, беседа с бывшим полицейским подействовала на меня благотворно. Я проснулся от невыносимого жара, исходившего от тела прижавшегося ко мне Криса. Я попытался осторожно отодвинуться от него, но он тут же глубоко вздохнул и открыл глаза.
        — Стэн,  — тихо позвал он меня.
        — Чего?  — ответил я шепотом.
        Он приподнялся на локте и посмотрел на меня, меня охватило жуткое беспричинное чувство страха, словно со мной рядом находилось существо иного происхождения, приобретшее надо мной безграничную власть и полностью подчинившую меня своей нечеловеческой природе.
        — Завтра придут из полиции,  — сказал он, положив руку мне на грудь,  — чего ты психуешь?
        — Я в порядке — возразил я, чувствуя как виски и лоб у меня становятся влажными от пота.
        — Я слышу,  — настаивал он,  — ты их боишься?
        — Кого?
        — Этого Хайнца и напарника его?
        — Нет, веселые ребята, вполне корректные,  — вымучено сострил я.
        — Врешь, ты их боишься, боишься, что они нас сломают, да?
        — Они не смогут, у них доказательств нет, если, конечно…  — я остановился не решаясь продолжить.
        — Если что?  — спросил он,  — что если?
        — Так, ничего.
        — Говори, что если,  — его рука передвинулась и сжала мое горло.
        — Если ты его не убил.
        Крис горько усмехнулся.
        — Ты думаешь, я это сделал?  — спросил он,  — я убил Шеффилда, потому что он тебя трахал?
        — Не поэтому, потому что ты сумасшедший.
        Он отпустил мою шею и откинулся на подушку.
        — Ты тоже,  — ответил он и рассмеялся.  — Он тебя трахал?
        — Нет,  — искренне сознался я,  — это я его трахал.
        Крис снова резко поднялся и склонился надо мной.
        — Я не убивал его,  — сказал совершенно серьезно, кажется даже с явным сожалением.
        — Я знаю, я просто так сказал, чтобы позлить тебя.
        — Тебе это нравиться?
        — Иногда.
        Он снова улыбнулся. Я собрался встать с постели, но он схватил меня за плечо.
        — Мне надо отлить,  — пояснил я — я вернусь через минуту.
        Я вошел в ванную и прижался спиной к прохладной плитке, мне стало немного легче. Хотелось еще принять ледяной душ, но делать этого я не стал. Когда я вернулся, то застал Криса курящим, лежа на спине. Он протянул мне сигарету:
        — Пришло горячее время,  — сказал он совсем тихо.
        — Да,  — согласился я,  — все превращается в пепел.
        — Я не хотел быть твоим мальчиком, Крис,  — произнес я, с трудом узнавая свой собственный голос,  — но я твой мальчик,  — я положил ему голову на грудь и затаив дыхание прислушивался к стуку его сердца,  — и все знают об этом, даже Айрон.
        — Ну и пусть,  — он обнял меня и молча продолжал курить.  — Я тебе расскажу, никому никогда не рассказывал, не мог, Тэн, но ты послушай. Мне тринадцать было, когда меня отчим трахнул. У него браунинг был, кажется, он кого-то замочил, но доказать не смогли, моя мать этому не верила, она, по-моему, вообще его плохо знала на самом деле. Он его хранил в трубе вентиляционной, он думал, никто не видел его, когда он его доставал, а я за ним следил. Потом, когда его дома не было, залез в его комнату и спер этот чертов браунинг. Так мне хотелось его иметь. Я думал он не скоро хватиться, а он на следующий же день ко мне подошел и говорит: «Ты, щенок, пушку взял?». Я покраснел тогда, он сразу понял. «Пойдем разберемся» и потащил меня в свою комнату. Двинул мне так, что вся морда в крови была, а я молчу, он говорит: «Я тебя здесь же прикончу, если сейчас мне его на стол не положишь». Он и вправду мог это сделать. «Иди» и вытолкнул меня вон. Я тогда подумал из дома сбежать, но я не знал еще, что делать, и потом он бы меня нашел все равно. Ну, я достал тогда пистолет и принес ему. Положил на стол, а он
усмехнулся так странно, даже не знаю, злобно или, наоборот, как перед кайфом, и дверь запер. Я ждал, что он меня опять бить начнет, а он подошел, расстегнул штаны и говорит мне: «Давай, Крис, поработай…» У меня ноги подкосились, зря я тогда этого ублюдка не пристрелил, надо было только до стола дотянуться.
        Крис замолчал, а я чувствовал, как кровь бешено пульсирует во всем его теле, и это дикое волнение предавалось мне и до боли сжимало каждый нерв.
        — Ты это сделал,  — глухо шепотом переспросил я.
        — Сделал,  — ответил он прижимая меня к себе так крепко, что мне стало трудно дышать,  — но ему мало было, он мне сказал, чтобы я разделся. Я даже не понял, что он делать собирается, когда мне дуло к затылку приставил, на меня какое-то оцепенение нашло, но когда он мне его всадил, я заорал от боли, до сих пор не могу забыть его голос, когда он сказал: «Только заскули, щенок, я в тебя весь свинец спущу». Я молчал, пока он меня трахал, теперь я помню, что он все на Лори смотрел, на сестру мою, но трогать ее боялся, а про меня знал, что я ничего не скажу, некому просто мне жаловаться было.
        — Почему ты потом его не убил?  — спросил я,  — ты ведь мог и это того стоило.
        — Не знаю, я хотел это все забыть, как будто не было, как будто не со мной, я даже себе потом повторял «Это все не с тобой», и мне легче становилось. Когда я с Дениз переспал, мы пожениться хотели, я думал все прошло, я такой же как все, люблю женщину, все ОК. А потом все вернулось, я понял, что хочу, но себя не дам.
        — Зачем же ты тогда согласился со мной?
        — Я хотел, чтобы ты меня трахнул, именно ты, Тэн, больше никто.
        — Почему?
        — Я сам себя считал полным дерьмом, даже когда кучу денег получил, у меня его член в горле стоял, а в тебе что-то было, чего у меня не было никогда, Тэн, никогда. Я знал, что ты мне нужен, даже если я для тебя ничто.
        Казалось все, что он рассказал происходило со мной, и его унижение было моим, его муки моими. Я лежал, снедаемый желанием хоть как-то заглушить его страдания, заставить его забыть обо всем, что с ним было до нашей встречи, вырезать из его памяти этот кусок, как вырезают кусок пленки, случайно запечатлевшей нечто чудовищно-отвратительное. И должна же была существовать для нас та Пылающая комната, тот конклав, где всей этой грязи суждено наконец превратиться в золото.

        2

        Парк в центре города был ярко освещен, хотя и почти безлюден. Кто-то сидел в кафе, окна которого мерцали приятным желтоватым светом живого пламени свечей, несколько парочек сидели на скамейках. Крис со Стэном медленно шли по дорожкам, стараясь выбирать не слишком освещенные. На Крисе была черная широкополая шляпа и длинный черный плащ. Когда он вырядился во все это, Марлоу осмотрел его скептически и сказал, что Харди похож на шпиона из дешевого старого боевика. Крис только расхохотался в ответ. Сам Стэн в белой болоньевой куртке и клешеных джинсах выглядел совсем юным, он шел, сунув руки в карманы, глядя под ноги, на то, как рассыпается листва под их ногами.
        — Мы должны что-то делать,  — настойчиво повторил Крис в который раз,  — Тэн, этого нельзя так оставить. Они ведь нас достанут. Потом опять началась эта свара, теперь я не только фашист, садист, импотент, гомосексуалист, но еще и убийца. Это уже перебор, как сказал бы Арчи. Из дома выйти невозможно, сегодня прицепилась какая-то девица из «Overkill» вот вынь ей да положь, что я думаю о правах гомосексуалистов на брак, а заодно не могу ли я сообщить ей некоторые пикантные подробности моей интимной жизни. Не морду же бить, я, конечно, на нее гаркнул, а толку, она до вечера около студии ошивалась.
        — Что ты предлагаешь?  — спокойно спросил Стэн.
        — Я не знаю.  — нахмурился Крис.  — единственное, что я могу сказать, что у нас две проблемы. Что делать с полицией и что делать с этой оголтелой помойкой вокруг нас. Мне, знаешь, кто звонил вечером?
        — Ну?  — полюбопытствовал Стэн.
        — Председатель Лиги сексуальных меньшинств,  — с непередаваемой серьезностью сообщил Крис. Стэн посмотрел на него с недоверчивой улыбкой.  — Именно. Приглашал выступить в телешоу. Охренеть. Полчаса уговаривал. Солидный такой дядька по голосу, даже как-то послать неудобно. Я уже сам не могу понять, на каком я свете.
        — Да,  — Стэн покачал головой и пнул пустую банку из под сока. Харди поглядел на него и мрачно предупредил — Ты поосторожней, а то еще Гринпис привяжется.
        Тут Стэн уже не выдержал и начал смеяться, он хохотал до слез, сгибаясь пополам, потом закашлялся, и Крис, сохранявший мрачную мину на лице, похлопал его по спине.
        — Успокойся. Лучше подумай, что делать.
        — Надо с кем-то посоветоваться.  — предложил Стэн, утирая слезы с глаз.
        — Правильно мыслишь.  — внезапно оживился Харди,  — я даже знаю, с кем.
        — С кем?
        — С Джимми.
        — А почему с Джимми?  — Стэн ничего не имел против, ему просто было интересно, как Крис мотивирует свой выбор.
        — Знаешь какая у него голова? Компьютер, он как-никак математический заканчивал. Он здорово соображает, сейчас к нему и поедем.
        — Ты хоть позвони,  — скептически порекомендовал Марлоу,  — вдруг, он не один.
        — Позвоню из машины,  — невозмутимо ответил Харди и зашагал к выходу из парка.
        Джимми им искренне обрадовался. Он был совершенно один в огромной квартире, в которой Стэну еще не удалось побывать. В отличие от Харди, предпочитавшего пошлую роскошь, Джимми руководствовался скорее собственным удобством, хотя обстановка была отнюдь не дешевой. В огромной комнате, служившей гостиной, весь пол покрывал ручной работы ковер с индейским орнаментом, а на стенах Стэн обнаружил коллекцию различных предметов того же происхождения. Еще в комнате находился низкий прозрачный стол, пара вполне подходящих к нему кресел и диван, в углу был маленький бар, к которому Джимми тут же подошел, чтобы налить гостям выпить.
        — Может, вы есть хотите?  — осведомился он.
        — Тэн?  — вопросительно посмотрел на приятеля Крис, Стэн помотал головой, разглядывая индейский томагавк на стене. Он был явно настоящий, с какими-то хвостами на ручке и выглядел настоящим орудием для убийства.
        — Может потом,  — решил Крис. А Джимми, заметив интерес гостя к его коллекции, подошел ближе и, отдав Марлоу его бокал, сказал.  — Это все настоящее. Я из-за него поехал на этих делах,  — он мотнул головой в сторону Харди, который развалился в кресле, вытянув длинные ноги.  — Я уже года четыре их собираю, хочешь расскажу что-нибудь?
        — Потом расскажешь.  — не терпящим возражений голосом сказал Харди.  — Нам с тобой поговорить надо.
        Когда все сели у стола, Джимми включил напольный светильник, сиявший ровным, матовым, желтым светом, и Стэну показалось, что они собрались у костра. Харди, не торопясь, объяснял ситуацию, а Стэн смотрел на его резкое лицо с залегшими под глазами тенями, на узкое лицо Джимми, который слушал со всем доступным ему напряжением внимания, и думал, что здорово иметь друзей, которые просто принимают тебя таким, какой ты есть, и что у него никогда ничего подобного не было. Ему было приятно чувствовать, что он не безразличен тем, кого Крис называл «мои ребята», он может и не отважился назвать их друзьями, но отлично понимал, что они-то как раз считают его другом, и не ради Криса, а ради него самого.
        — Понял,  — сказал Джимми, когда Крис закончил.  — Надо подумать.
        Он откинулся на спинку дивана и зажег очередную сигарету. Красный огонек, на мгновение вспыхнув, осветил его сосредоточенное лицо.
        Думал Джимми недолго.
        — В общем так. Слушайте. Я начну со второй проблемы, первая сложней.  — Стэн, не удержавшись, улыбнулся — с Джимми мгновенно слетели все богемные привычки и тот жаргон, на котором он общался с Крисом, перед Марлоу сидел человек его круга.  — Я считаю, что пересиживать это все бесполезно. Нам нужно объявить войну.
        Крис встрепенулся.
        — Какую войну?
        Джимми взглянул на него ярко блеснувшими глазами.
        — Обычную, скандал против скандала. То, что ты уже начал, надо продолжать. Мы будем демонстрировать вашу связь при каждом удобном и неудобном случае. И то, что группа полностью тебя поддерживает. Стэн даст интервью какому-нибудь фэн-журналу, я договорюсь с Лиззи, она сама его возьмет как нужно. Достаточно лирическое интервью, чтобы всем стало стыдно, что они губят такое прекрасное чувство. Вытащим его на сцену, он же автор текстов, а от них даже ребята из Университета балдеют, как от героина. Появишься с ним в паре клубов. Они хотел узнать все о вас? Пусть узнают. Они блевать будут от этой информации. Самое главное убедить поклонников, что это не прихоть, не извращение, а настоящая любовь, которую пытаются уничтожить. На это все купятся.
        Крис ухмыльнулся, похоже, идея ему понравилась. Стэн аж похолодел при мысли о том, что ему теперь придется стать центральной фигурой в скандале, который он про себя уже называл с большой буквы — Скандал.
        — Хорошо,  — сказал Крис.  — а что будет с моим имиджем?  — Он произнес это слова так, как будто говорил о старой куртке, которую и носить уже невозможно, и выбросить жалко.
        — Ничего.  — успокоил его Джимми.  — Все останется, как было. Мы сделаем из этого романтическую легенду. Да, Крис Харди всегда искал свою настоящую любовь, но так получилось, что ей оказался парень. Ты не то, что там, педераст паршивый, просто так получилось, даже необычно, согласись. Ну а дальше там всякая фигня насчет того, что ты делаешь то, что хочешь, что для тебя нет запретов и свою мужественность ты собираешься доказывать не в постели, а другими способами. А кто не понимает, пусть ему будет стыдно.
        Крис ударил себя по бедру.
        — Отлично, Джимми, ты молодец. Стой, а ты, а Арчи, Пэт, с вами-то что?
        — А с нами все в порядке. У Арчи двое детей и скоро будет третий, даже если он будет заниматься с тобой сексом прилюдно, никто не поверит. Пэтти пройдется с новой девицей, я тоже продемонстрирую что-нибудь, а потом мы все хором скажем, что вот вам мы, стопроцентные гетеросексуалы, а очень за, и Стэна просто обожаем. Что, кстати, правда.  — повернулся он в сторону Стэна. Стэн покраснел от удовольствия.
        — Отлично. Принято. А первая проблема?  — глаза Криса снова стали настороженными.
        — Тут хуже. Честно говоря, я думаю, что если мы устроим компанию в твою пользу, это тоже поспособствует. Но, я думаю, что вам самим придется разбираться. Надо просто сесть и подумать, что произошло. Все в подробностях. Но для этого надо подготовиться и все вспомнить, может, даже записать. Ну, к завтрашнему вечеру, к примеру. Соберемся здесь, я чего вспомню, только все, ребята, все странности, хорошо?
        — Мы сделаем,  — кивнул Марлоу,  — завтра с утра сядем.
        Разговор на этом закончился и плавно перешел в треп. Крис и Джимми ужасно развеселились и, стараясь развлечь Стэна, принялись рассказывать ему про свою бурно проведенную юность. Стэн искренне веселился, слушая, как Джимми передразнивает Криса, его манеру говорить и вести себя.
        — Ты не представляешь,  — говорил он,  — Я когда с ним познакомился, понимал два слова из пяти. А у него была только одна цель в жизни — влить в меня столько, чтобы я не мог двигаться. А я после трех рюмок все отдавал обратно, так что можно было начинать сначала.
        Крис хохотал. Потом он вдруг сказал:
        — Джим, неси гитару. Давай ему споем? Ну, не эту всю лабуду, а то, что мы пели, помнишь?
        — Про птичку?  — прищурился Джимми.
        — Ну да. И про «волны черного океана». Давай. Тащи.
        Джимми принес акустическую гитару и приготовился играть. Стэн не знал, что ему предстоит услышать, и Крис с Джимми спели ему все старые уличные песни, которыми, очевидно, юный Крис Харди доводил до исступления местных девчонок. Пел он очень старательно, сверкая глазами и с нарочитой аффектацией. Стэн хохотал, как сумасшедший, глядя на то, как Крис, глядя на него с мрачной, даже роковой страстью, повествует о трагической истории любви негра к белой леди. Когда негра в конце концов прикончили, Стэн уже не знал, плакать ему или смеяться. После пятой песни Крис посмотрел на Джимми весело и сказал:
        — Давай про машину, Джимми.
        Гитарист почему-то покраснел, как маков цвет, и спросил:
        — Может, не надо?
        — Надо!  — заорал Крис,  — надо, Джимми, ты будешь водить машину!  — и пояснил — Это песня так называется. Мы ее сами написали. И даже пели, раньше, когда в клубах выступали. Давай, Джим, не тяни.
        Гитарист вздохнул и заиграл. Песня действительно была смешная, речь шла о Джимми, который никак не может управиться с машиной, вечно ему все мешает. Крис старался вовсю, Джимми тоже смирился с позором и подпевал.
        — Джимми — это я — пояснил он зачем-то в конце.
        — Ладно,  — Крис усмехнулся, и в его взгляде устремленном на них, Марлоу увидел глубочайшую нежность.  — Давай споем что-нибудь приличное. У нас же есть новая песня, Джимми, давай ему споем, он все равно ее услышит.
        — Давай,  — и глаза у Джимми хитро блеснули.
        — Это любовная песня,  — предупредил Крис,  — ну, про любовь, то есть. Мы их вообще принципиально не пишем, ни одной не было, кроме твоих, конечно, Крошка все нам пытался впарить, но мы ему не дали. Но тут уже делать нечего. У нее нет названия.
        Это была совсем простая песня, и Харди пел ее так, как когда-то пел Стэну «Шелк», без малейшего аффекта, просто и серьезно. Это было признание в любви, которое могло быть обращено к кому угодно, к девушке или к мужчине, но Стэн знал, что Крис поет ему. Но больше его поразила странная фраза, в которой говорилось, как герой песни идет к черной реке, туда, откуда нет возврата, и единственное, что останавливает его, это голос его любви.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

29 октября 2001

        Джимми уговорил нас приехать в гости. Крис с неохотой согласился. Он был настроен провести в постели весь день. Я и сам не возражал против такого положения дел. За последнее время мы оба были настолько измотаны и настолько отупели от нескончаемой войны с неприятностями, обступавшими нас со всех сторон, что день в полной изоляции и отключении ото всего и вся нам был очень кстати. Звонок Грэмма отнял у нас эту возможность, но зато помог нам подвести итоги и кое в чем разобраться.
        Бобби отвез нас, Грэмм радовался нашему появлению так искренне и с таким удовольствием потчевал нас коктейлями и салатами всех видов, как потом выяснилось, приготовленными его знакомой из ресторана «DF», что Крис вскоре перестал зевать и отвечать на все вопросы коротким репликами.
        — Есть еще фруктовый пирог с ананасами, рецепт негритянской кухни,  — сказал Джимми.
        При упоминании о пироге Харди оживился и немедленно потребовал его принести.
        Пирог оказался необыкновенным. Крис не мог от не мог оторваться, а Джимми наблюдал за ним с гордым удовлетворением на лице, так что можно было подумать, что он сам его приготовил.
        — Чума, охренеть можно,  — комментировал Крис, поглощая часть за частью,  — надо этой твоей Минне предложить ко мне перейти.
        — Ничего не выйдет,  — возразил Грэмм,  — она надеется рано или поздно получить все заведение.
        — Мы ей откроем наш персональный ресторан,  — сказал Харди,  — назовем его «HM» или «KS».
        — И все сразу станет ясно,  — рассмеялся Джимми,  — хотя куда уж яснее.
        — А мне вот ничего не ясно,  — отозвался Харди, запивая половину пирога коктейлем.  — что от нас эти ребята из полиции хотят. Засадить меня им все равно хрен удастся.
        — Это еще как посмотреть,  — сказал Джимми серьезно.
        — Да, нет у них ничего, правда, Тэн,  — он повернулся ко мне и еле заметно улыбнулся.
        — Я так думаю, но может, они чего-то скрывают,  — ответил я.
        — Можно пораскинуть мозгами,  — предложил Джимми,  — глядишь, чего-нибудь выцепим и все проясниться.
        — Хорошая идея,  — согласился я.  — Кто начнет?
        — Я,  — ответил Крис,  — вот что,  — он закурил и развалился на диване,  — я — Крис Харди, клянусь говорить правду и только правду и ничего кроме правды. Призываю в свидетели моего друга Стэнфорда Марлоу.
        — Задавать вопросы буду я,  — прервал его Джимми,  — а ты будешь отвечать.
        — Согласен,  — ответил Харди.
        — Кто такой этот Шеффилд, в убийстве которого тебя пытаются обвинить?
        — Астролог, врун и скотина. Он мне предсказал успех, а вместо этого я втрескался по уши и чуть не тронулся.
        — А ты у Даншена выяснял, как он на него вышел?
        — А он как всегда извернулся, случайно нашел, по рекламному объявлению.
        — А теперь вопрос к тебе, Стэн,  — продолжал Джимми свой допрос с профессионализмом настоящего детектива,  — что ты думаешь обо всем этом?
        — Я уже сто раз повторял,  — ответил я, не испытывая особого желания вспоминать этот период своей жизни,  — я от Генри слышал только то, что он собирался хорошо заработать на этом деле, я имею ввиду предсказание.
        — Еще бы,  — отозвался Харди,  — я ему пять тысяч за этот сеанс отвалил.
        — А еще что-нибудь подозрительное ты замечал, Стэн?
        — Да, пожалуй кое-что было, через некоторое время после приезда Криса, он меня послал к адвокату, и дал свою карточку, у него на счету были довольно большие деньги, триста тысяч, я еще очень удивился.
        — И как ты думаешь откуда?
        — Не знаю,  — ответил я.
        — Ну, сколько ему обычно за сеанс платили?
        — От двухсот до шестисот, но бывали и дорогие заказы на тысячу, но не больше.
        — Он мог эту сумму накопить?
        — Не думаю, у него была сумма, но он купил дом, по дешевке, правда, срочно продавали, ну и место не очень удачное, пригород.
        — А может, он чем-то еще занимался?
        — Не похоже, а чем он мог заниматься? Наркотиками или секретной информацией торговать?
        — Рассказывай дальше, Крис, что было.
        — Сам знаешь, после этой поездки JT нам контракт предложили, мы еще два дня думали, Даншена подключили, он так и уверял нас в успехе.
        — Да, точно.  — согласился Грэмм,  — он очень усердствовал. А ты говорил потом в Неаполе его встретил.
        — Да, пусть Тэн расскажет,  — Харди положил мне руку на колено. Я в общих чертах передал краткий разговор с Генри в Неаполе.
        — То есть он вас видел обоих и небось все понял,  — сделал безупречно логический вывод Грэмм.
        — Я еще кое-что могу добавить,  — заметил я, вспомнив о том странном рисунке, который Генри заставил меня скопировать и затем повесил в спальне над своей кроватью. Я подробно попытался описать все, что мне пришло в голову по этому поводу.
        — Это как-то совсем уже непонятно, ну, ладно, запомним,  — сказал гитарист.  — припомни-ка, Крис, что необычного было, ну, как вы познакомились. Кроме крыши съехавшей.
        — Было,  — воскликнул Харди,  — Даншен приутих, замолк и перестал лезть не в свое дело. Я его даже иногда доискаться не мог.
        — Да, учтем,  — сказал Джимми,  — А у тебя Стэн?
        — Я ничего особенного не видел,  — ответил я, совершенно искренне, поскольку не мог припомнить ни одного факта стоящего внимания прагматически настроенного собеседника.  — У Криса браслет сломался. Он заказал новый, «Сердце девственницы не знает пощады». А копия потом опять исчезла.
        — Так, так,  — Джимми уцепился за эту информацию,  — помню, ты на презентации еще все не в себе был, так это из-за него тебе обвинение предъявили?
        — Может быть,  — отозвался Харди,  — Может они его нашли, этот браслет?.
        — Еще есть что-нибудь?
        — Да ничего нет,  — раздраженно ответил Харди,  — дрянь в голову лезет, сон один я видел, какой-то…
        — Какой?  — поинтересовался Джимми.
        — Что рассказывать, что ли?  — спросил Харди нерешительно.
        — Конечно.
        — Мне замок снился, Замок Ангелов, ну, мы туда со Стэном приезжаем, я срываю цветок и ему даю, всегда хотел ему цветы подарить, но не выходило как-то,  — Он усмехнулся,  — красный цветок, а у меня с собой нож был, которым я потом… ну, не важно, Стэн знает, а там нас встречает тип такой в черном, вроде я его раньше знал, мне так показалось, я почему-то решил, что это тот самый Хауэр, о котором болтают, что он дружком был хозяина замка, и он нас ведет, открывает дверь а там…
        — Там сидит Торн и спорит с Даншеном,  — невольно продолжил я.
        Крис вскочил с дивана и посмотрел на меня с любопытством. Джимми ждал объяснений от нас обоих.
        — Ты откуда знаешь?  — спросил Харди,  — точно Даншен там был, а этот второй, как ты его назвал?
        — Джеймс Торн,  — пояснил я, описав примерно, как выглядел второй участник сцены,  — это начальник тюрьмы F***. Я был у него пару раз, по делу не относящемуся к нашей истории.  — я сказал это, сам сильно сомневаясь в собственной правоте.
        — Но откуда ты знаешь?  — повторил Харди свой вопрос.
        — Я знаю, что дальше было,  — ответил я.  — он открыл другую дверь, а там офис и за столом сидел Конрад, да?
        — Да,  — тихо ответил Крис,  — ты, что, читаешь мысли, Тэн, или ты меня разыгрываешь? Я же тебе не рассказывал об этом?
        — Нет, не рассказывал,  — подтвердил я,  — но я этот видел, я даже их рисовал, но потом, когда за твоим барахлом приезжал, взял рисунок и выбросил.
        — Этого не может быть,  — возмутился Харди,  — ты видел этот сон? Бред какой-то.
        — Почему нет,  — вмешался Джимми, который внимательно следил за нами во время этого диалога,  — такое бывает, я даже слышал о таких вещах.
        — Все равно бред,  — настаивал Крис,  — и потом это не имеет отношения к делу, как бабы, сны обсуждаем, вы мне Эмбер напоминаете, она мне все говорила: «Скажи что тебе снилось?» достала меня этим вопросом.
        — Хорошо,  — согласился Грэмм,  — оставим сны, что еще было-то? Стэн?
        — Я не могу сказать толком, было много странного, но это опять-таки из области совпадений.
        — Говори,  — велел Джимми.
        — Когда Крис…был в ванне… кто-то позвонил, ты же меня сам позвал и сказал, где он находится, я даже не знаю, кто это был, но мне показалось, что я голос этот где-то слышал.
        — Хватит,  — Крис, махнул рукой и снова принялся за пирог,  — все к черту, мы только путаемся еще больше, сейчас начнем про предчувствия, откровения, наслушался я этой муры, ну вас на хрен.
        — Ты не прав,  — спокойно возразил Джимми,  — надо все восстановить, как было.
        Но беседа больше не клеилась. Крис не хотел принимать в ней участие, а я не мог больше ничего добавить, Джимми разочарованно посмотрел на нас обоих и заметил:
        — Я ничего страшного не вижу, еще неизвестно, нашли они браслет или нет. И вообще, это только предположение. Хотя если тебя кто-то подставил, то браслет — идеальная улика.
        Мы вернулись к обсуждению дальнейших проектов, перспектив нашей совместной работы с Крисом и больше уже не поднимали вопрос с убийством.

30 ноября 2001

        Ночь всех святых. Мы только что вернулись из «Бостона», где по случаю праздника было устроено нелепое, но забавное шоу. Крис хохотал до слез, и я был рад, что он хоть немного отвлекся ото всех наших проблем.
        Встретили Золотого Ангела в ослепительно шикарном голубом платье, которое было ей очень к лицу. Она всю ночь танцевала с какой-то молоденькой девушкой, коротко стриженной в черном костюме, не отходившей от нее ни на шаг.
        — Ты еще не забыл наш поцелуй, Тэн,  — спросила она, когда подошла к нам с Крисом с бокалом коктейля в руке, а другой держа за руку свою подругу,  — правда, он был прекрасен?
        Крис лукаво улыбнулся и сделал странный жест рукой, вероятно, он что-то означал, но истолковать его мне было не под силу.
        — Отличный запах,  — сказал Крис, чуть наклонясь к ней и вдыхая запах ее одуряющих сладких духов с легкой примесью мужского аромата,  — что это такое?
        — Это «Шамбала», правда, хороши? Никогда еще не встречала ничего подобного и как раз для меня,  — сказала она, улыбаясь открыто и наивно, как ребенок.
        — Да, хороши,  — согласился Харди, надышавшись наконец вволю ароматом страны исполняющихся желаний.
        — Это Дана,  — представила она свою застенчивую спутницу,  — мы познакомились неделю назад на фестивале, она журналистка.
        При слове журналистка меня невольно передернуло. Крис заметил это и нахмурился.
        — Про что пишешь?  — спросил он девушку.
        — Я сейчас не пишу,  — ответила она, удивительно приятным мелодичным голосом.  — Я ей помогаю, она взглянула на Джейн с едва заметной улыбкой.
        — У тебя готовиться сингл, не ври, я слышал от Джима?  — потребовал раскрытия тайны Крис.
        — Ну, это пока все только задумки,  — туманно, с непередаваемо кокетливым выражением лица ответила певица,  — и больше я тебе ничего не скажу. Пошли танцевать.
        Она подхватила Дану за талию, и они затерялись в гуще народа.
        — Когда ее вижу,  — сказал Крис после того как Джейн упорхнула,  — понимаю, что она лучше и несчастнее многих.
        — По-моему, наоборот,  — возразил я.
        — Нет, ты не знаешь, она в приюте воспитывалась, ее родители погибли в катастрофе, жизнь там не сахар, я точно знаю.
        Я ничего не ответил.
        Мы прошли в отдельное помещение, где в начале вечеринки собирались любители кальяна, закрыли дверь и погасили свет. Раздевали друг друга на ощупь. Потом стояли в темноте, обнявшись и прислушиваясь к шуму и музыке, доносившимся откуда издалека, как с другой планеты.
        Крис лежал на разбросанных по ковру подушках, глядя сквозь тьму с таким выражением лица, которое бывает у человека, когда он мучительно пытается что-то вспомнить.
        — И все же мой браслет, Тэн,  — громко произнес он,  — мой браслет я не мог его найти, еще когда клип делали.
        — Ну и что,  — возразил я,  — он же все равно сломался.
        — Нет, это не важно, я его не выбросил, потому что Марта не успела заказать новый.
        — Найдешь ты свой браслет, может он остался на нашей квартире?
        — Ты же с Бобби все привозил, то есть то, что я просил.
        — Да, все, что ты сказал, а нож я тогда в ванной подобрал, он у меня.
        — Черт,  — Крис был явно озабочен пропажей.  — Черт с ним.

        3

        Стэн проснулся и некоторое время лежал, закрыв глаза. Он здорово измотался за последнее время, проблемы с полицией, постоянные нервы, дикое беспокойство, которое он испытывал при мысли о том, что Крис тоже оказался в центре этого безумного скандала, все это сводило его с ума. Но сегодня он чувствовал себя почти хорошо. Сегодня был его день рождения — первое ноября. «Двадцать четыре года» — подумал он,  — «наконец-то». Когда-то Томас говорил ему, что этот возраст — очень важный рубеж в жизни человека. Два раза по двенадцать. «Случаются всякие странности,  — сказал он тогда, и взгляд его темно-серых глаза стал отсутствующим,  — Ты должен помнить, что, когда тебе двадцать четыре, может случиться все, что угодно». Хотя, подумал Стэн, со мной уже случилось все, что угодно.
        Никто не знал о том, что у него день рождения. Кроме Генри, царствие ему небесное. Он еще в самом начале спросил об этом у Стэна и составил ему гороскоп. Но о результатах не сообщил и, казалось, забыл об этом напрочь. Во всяком случае ни разу не поздравил его в этот день. Крис тоже ничего не знал, Стэн думал, что ему надо об этом сказать, но как-то все не к случаю приходилось, можно было сделать это сегодня, будет сюрприз. Стэн вскочил с кровати, быстро оделся и пошел в ванну. Крис вроде был дома, с кухни доносились звуки врубленного на полную мощность радио.
        Когда Стэн вошел на кухню, Крис действительно был там и, судя по всему, готовил завтрак, что случалось с ним не очень часто, но все же случалось.
        — Доброе утро,  — сказал ему Марлоу и с удовольствием зевнул. Он действительно чувствовал себя отлично, даже удивительно. Харди обернулся, и Стэн увидел на его лице какое-то странное выражение, как будто Крис с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. Стэн сел на табурет и посмотрел на него вопросительно. Крис подошел ближе и присел на корточки рядом с табуретом. Он смотрел на Стэна снизу вверх и улыбался. Потом сказал:
        — Поздравляю с днем рождения, малыш,  — его улыбка стала еще шире, он явно наслаждался выражением недоумения на лице своего приятеля. Потом в его руках оказалась небольшая плоская коробка, Стэну показалось, что он достал ее откуда-то из воздуха, как фокусник.
        — Это подарок — сообщил он, вглядываясь жадными любопытными глазами в лицо Стэна,  — Открой.
        Стэн послушно открыл кожаный футляр. И обомлел. В нем лежало распятие. Оно было величиной с ладонь, сделанное, судя по всему, из темного золота и инкрустированное красными камнями. Стэн еще никогда не видел ничего подобного. Вещь, очевидно была старинная, века шестнадцатого, дивной тонкой работы, лицо Христа казалось живым, Стэн видел страдальческую складку в углу рта, прядь, прилипшую ко лбу, и гвозди, входившие в ладони Сына Человеческого. Но больше всего его поразило другое. Сам крест лежал на массивной золотой основе, украшенный совершенно не христианским орнаментом. Стэн вглядывался в него несколько секунд, пока с бешено забившимся сердцем не понял внезапно, что орнамент изображал Кецалькоатля, Пернатого Змея, таким, каким его изображали ацтеки. Он даже не представлял, что такое возможно.
        Стэн взглянул на Криса, тот сиял.
        — Нравится?  — спросил он.
        — Да,  — глухо ответил Стэн.  — Где ты это взял?
        Крис подмигнул ему, мол, места знать надо. Потом придвинулся ближе и, проведя пальцем по поверхности распятия, видно, его самого завораживала эта вещь, стал объяснять.
        — Понимаешь, этот дед, который мне его продал…  — Стэн не мог сдержать улыбки, «дедом» мог оказаться кто угодно: владелец самого роскошного антикварного магазина, главный аукционист крупнейшего в Европе аукциона или крупный коллекционер,  — Он мне рассказал, что это штука вообще одна на свете, ее привез из Южной Америки этот…  — Крис нахмурился,  — ну, этот, как его, слово забыл, ты знаешь, эти парни, которые туда плавали за золотом, ну как их?
        — Конквистадоры.  — подсказал Стэн.
        — Во-во, он был конквистадор. Его звали Диего Эрерра — произнес Крис с чувством. Стэн даже удивился тому, что он запомнил его имя.  — Он взял с собой этот крест, когда уплывал, ну без основы, понятно, а когда вернулся, то крест был уже в таком виде. Дед еще сказал, что его потом сожгли.  — Крис покачал головой, видно судьбы неизвестного конквистадора была ему небезразлична.  — Они нашли у него на теле такую же татуировку, Пернатого Змея, решили, что он, ну как это называется, вот, прошел посвящение в дьявольский культ, и сожгли. Классная вещь, а?
        — Да, спасибо.  — Стэн нагнулся и поцеловал Криса в губы. Тот зажмурился от удовольствия, и тут Стэну в голову пришла мысль, которая уже приходила, но тут же ушла, вытесненная страхом и восхищением при виде подарка.
        — Крис, а откуда ты знаешь, когда у меня день рождения?
        Крис посмотрел на него недоуменно.
        — Не знаю,  — наконец ответил он,  — Ты мне разве не говорил?
        — Нет,  — медленно сказал Стэн.  — Я тебе не говорил.
        — Тогда не знаю. Просто знал и все. А что?
        — Ничего, тебе не кажется, что это уже более чем странно?
        — Ну вообще, да. Слушай, так как же я узнал, а?
        — Вот то-то.  — Стэн тяжело вздохнул.  — Ладно, давай завтракать. Ты сегодня что делаешь?
        — Я-то? Комиссар приезжает, Клеменс. Он сказал, что больше часа у меня не отнимет. Он приедет в два. А потом можем гулять. Ненавижу копов.  — и Крис поставил перед Стэном огромную тарелку с гренками.  — Ешь. Я специально готовил.
        Клеменс приехал в два ровно. Снизу позвонил Айрон и сообщил о его прибытии. Крис включил экран, позволяющий видеть, кто к нему пришел, и несколько секунд, стоя перед ним плечом к плечу со Стэном, вглядывался в высокую фигуру полицейского, потом сказал хрипло:
        — Пусти его.  — и обернулся к Стэну.
        — Тебе придется посидеть где-нибудь. Если мы уж начали врать, то незачем наводить на себя лишние подозрения.
        — Хорошо,  — кивнул головой Стэн.  — Я буду в спальне.
        Крис кивнул, на секунду прижал его к себе, коротко поцеловав в висок, и последнее, что увидел Стэн, закрывая за собой дверь, как он стоит прислонившись к косяку, в той особой напряженной позе готовности и ожидания, которая всегда напоминала Стэну о хищнике, таящемся в засаде.
        Крис пригласил Клеменс в гостиную и предложил ему кофе. Полицейский не отказался, так же как и от сигареты. Потом он поставил на стол маленький диктофон.
        — А ваш адвокат?  — Спросил он с любопытством.
        — Обойдусь.  — ответил Крис, глядя на него в упор.  — сам справлюсь.
        — Похвально.  — покивал головой Клеменс.  — Красивая у вас квартира.
        — Спасибо,  — ответил Крис, не отводя взгляда. Человек, сидевший перед ним в кресле в непринужденной позе, был очень красив породистой, какой-то львиной красотой. Во всем, в четком твердом очерке его скул и подбородка, в красиво вырезанном рте, в ястребином носе чувствовалась старая благородная кровь, но взгляд его синих глаза был взглядом умного дикого зверя, жестокой любопытной большой кошки, не знающей ни сомнений, ни страха и преследующей жертву до конца. Крис невольно подумал, что зря коп так коротко стрижется, ему под такое лицо очень бы пошла длинная светлая грива, но тут Клеменс закончил оглядываться и щелкнул кнопкой на диктофоне.
        — Итак, приступим.  — сказал он бодро.  — Ваше полное имя и возраст.
        — Крис Аллан Харди, двадцать девять лет.  — четко ответил Крис, ощутив на языке кислый привкус, ему словно было снова шестнадцать и это был просто очередной привод в полицию за драку или угнанную машину.
        — Адрес.
        Крис, не задумываясь, продиктовал адрес и в какую-то минуту понял, что с его языка чуть не соскочило название улицы, на которой он жил в юности. Это наслаивающееся ощущение дежа вю (где-то же он видел этого парня, не может быть, что нет) доводило его до истерической дрожи, но он должен был держаться, и главное, думать над каждым ответом, он так и услышал глухой тенор Джимми, который говорил ему вчера вечером «Крис, все их вопросы имеют смысл, они ничего не спрашивают просто так, думай, старайся просчитать ход их размышлений, будь осторожен, Крис».
        — Если вас не затруднит, повторите пожалуйста, обстоятельства ваших встреч с Генри Шеффилдом.  — попросил полицейский.
        Крис послушно повторил. Он сам изумлялся сухости и не эмоциональности своих ответов.
        — Большое спасибо,  — вежливо поблагодарил его полицейский.  — а теперь, расскажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы познакомились со Стэнфордом Марлоу?
        Крис сглотнул, он ждал этого вопроса, естественно, он его ждал, но почему-то имя Тэна, произнесенное этим странным полицейским, так не похожим на тех, кого он знал, усталых и равнодушных, полицейским, который, казалось, наслаждается этим расследованием и этим допросом, как эротоман-садист зрелищем изысканной пытки, имя возлюбленного подействовало на Криса, как ожог. Он снова вызвал голос Джимми «Держи себя в руках, Крис, главное, держи себя в руках».
        — А какое это имеет отношение к убийству?  — спросил он холодно, кладя ногу на ногу и закуривая.
        — Простите, Крис, но позвольте нам решать, что имеет отношение к убийству, а что нет.  — почти нежно возразил ему полицейский. Крис скрипнул зубами.
        — Итак?
        — Я познакомился с ним в доме Шеффилда. Он предсказывал мне будущее, а Стэн… Марлоу ему ассистировал.
        «Что за идиотизм,  — мелькнуло в голове у Криса,  — зачем мы решили врать, все равно все уже все знают, да и достаточно взглянуть на мою физиономию, когда я произношу его имя, чтобы все стало понятно. Вот дьявол».
        — И вы познакомились?
        — Просто обменялись парой слов. Я даже не знал, как его зовут.
        — И как же вы потом возобновили ваше э-э… знакомство?  — с неподдельным любопытством спросил Клеменс.
        — Ну он прислал мне письмо, в котором просил о встрече. И я согласился. А что?
        — Интересно. Вы, звезда, кумир всей Европы, богатый человек, ведь вы очень богаты, не правда ли? Так вот, вы соглашаетесь на встречу с никому неизвестным ассистентом астролога, хотя, вот, мне, например, известно, что вы отказались встречаться с — тут он назвал фамилию известного кинорежиссера, который два года назад хотел снять Криса в эротической мелодраме, но рок-певец отказался даже встречаться с мировой знаменитостью.
        Крис дернул плечом.
        — А что мне с ним встречаться? Я не актер.
        — Хорошо, так вы не согласитесь сообщить мне мотивы, по которым вы согласились встретиться с мистером Марлоу?  — продолжал тянуть жилы полицейский, и Харди почувствовал, что закипает. Ему так и хотелось ляпнуть «Встретился, потому что надеялся, что он мне позволит с ним потрахаться», но этого не сказал.
        — Мне просто захотелось поболтать с кем-нибудь, ну, не моего круга, понимаете…  — сказал Крис совершенно естественно, Стэн бы зааплодировал, увидев, как Харди с легкостью змеи стряхивает с себя шкуру отпетого хулигана и начинает говорить на хорошем правильном языке, которым он владел не хуже, чем жаргоном, но тщательно это скрывал.  — Мне он показался очень неглупым и интересным, мне было любопытно, что он хочет мне сказать, вот и все.
        Клеменс улыбнулся.
        — И что же он вам сказал?
        Крис похолодел. Он не знал ответа на этот вопрос. Они так толком ни о чем не поговорили, тогда, в первую встречу, во вторую, правда, Стэн пытался его о чем-то предупредить, но тогда Крис был так счастлив от одного факта, что сидит с ним рядом, что даже не вдумывался в его слова. Он принялся лихорадочно соображать, чтобы ему такое ответить, прикуривая вторую сигарету, чтобы потянуть время, наконец спасительный ответ пришел ему в голову.
        — Он зачем-то хотел мне сказать, что все предсказания Шеффилда — неправда, хотя, знаете, я и сам ни во что такое не верю.
        — То есть вы хотите сказать, что у мистера Марлоу был конфликт с его работодателем?  — тут же прицепился Клеменс.
        — Не знаю, я никогда не спрашивал его об этом.  — равнодушно пожал плечами Крис.  — Может, я просто был ему симпатичен и он решил меня предупредить, чтобы я не подсел на эту удочку. Знаете как бывает, предскажут тебе что-нибудь хорошее, а ты потом бегаешь к этой гадалке всю жизнь. Вот моя вторая жена, она была просто помешена на этом всем, вечно какие-то медиумы, астрологи, психи какие-то с головами разрисованными, она мне всегда говорила, что у меня плохая карма и приношу несчастье всем, с кем сталкиваюсь. Достала просто. А Марлоу, видно, решил меня предупредить, как честный человек, что меня ловят, деньги-то всем покоя не дают.
        — Понятно,  — полицейский кивнул, и в его ярких глазах Крис прочел, что он не верит ни единому его слову.  — Ваш друг просто образец порядочности. Итак, вы начали общаться. Часто?
        — Достаточно часто.  — ответил Крис, и вдруг отчетливое, как кадр из фильма воспоминание,  — Стэн, в изнеможении стонущий под ним, кусающий его пальцы, чтобы не кричать, светлые пряди волос на его шее, жар его тела,  — облило Харди огнем. Это было совершенно неуместно на допросе, он глубоко вздохнул, понимая, что предательский румянец никуда не скроешь, и проклиная себя.
        — А потом я позвал его работать со мной.  — схватился Крис за спасительную причину, оправдывающую все.  — Он прочитал мне пару своих стихов, мне понравилось, я свел его с Джимми, поскольку музыку пишет в основном он.
        — Ясно. Я слушал ваш диск и считаю, что вы прекрасно совместили тексты и музыку.  — сделал комплимент полицейский.  — так вам нравилось общаться с мистером Марлоу?
        Крис почувствовал, что звереет.
        — Мне и сейчас нравится,  — бросил он с вызовом.  — Стэн отличный парень, потом он много знает, а я и школы не окончил. Надоело выглядеть кретином, а он мне советует, что прочитать.
        — Книжки, значит, читаете вместе?  — осведомился полицейский с таким выражением лица, что Крису показалось, что он сейчас расхохочется. Криса охватила дикая ярость, у него раздулись ноздри, дыхание прерывалось, он держал себя в руках только страшным напряжением воли, прожигая взглядом Клеменса, который как раз взял новую сигарету и собирался ее прикурить. Он еще только искал на столе зажигалку, как вдруг Крис увидел, что кончик сигареты вспыхнул коротким огоньком, а потом начал тлеть. На секунду Харди показалось, что он не заметил, как полицейский прикурил, но этого просто не могло быть, зажигалка лежала на столе рядом с чашкой Криса. И в эту же минуту Харди почувствовал, как ярость его проходит, оставляя неприятное опустошение во всем теле. Но больше всего его поразила реакция самого Клеменса. Полицейский задумчиво вынул своевольную сигарету изо рта, внимательно осмотрел ее кончик и сунул обратно, с удовольствием затянулся. Никаких комментариев не последовало.
        — Вы знали о том, что мистер Марлоу находиться в гомосексуальной связи с господином Шеффилдом?  — сухо задал он следующий вопрос.
        — Нет,  — устало ответил Крис.  — он не сообщал мне подробностей своей личной жизни.
        — То есть никаких претензий к господину Шеффилду вы не имеете?
        — А почему я их должен иметь?  — огрызнулся Харди, опять теряя терпение.
        — Хорошо, и последний вопрос. Был ли у вас медный браслет с арабской надписью, которая переводится, как — Клеменс снова затянулся и, почти жмурясь от удовольствия, звучно произнес: — Сердце девственницы не знает пощады.
        Крис поперхнулся кофе. Он закашлялся, пытаясь дышать, а в голове у него крутилось только одно «Все, это конец».
        — Да,  — сказал он глухо, откашлявшись.  — У меня он был. Но его потерял несколько месяцев назад. Я заказал такой же, но он сломался и снова пропал, в октябре. А что?
        — Ничего,  — весело ответил Клеменс.  — Пока вы полностью удовлетворили мое любопытство. Я вам очень благодарен. Но мы должны встретиться еще раз.
        — Конечно.  — Крис сидел, сжимая в руках чашку, и никак не мог отойти.  — Когда скажете, мистер Клеменс.
        — Мэтт, прошу вас.  — со значением поправил его полицейский.  — всего хорошего, привет господину Марлоу.
        Крис вошел в спальню, где Стэн, лежа на кровати, читал. На звук открывающейся двери он поднял голову и встревожено посмотрел на Харди. Тот плюхнулся рядом с ним на постель.
        — Ну что?  — Стэн отложил книгу,  — что он тебе сказал?
        — Что он мне только не сказал.  — Харди слепо протянул руку к тумбочке, взял с нее пачку сигарет и закурил.  — Чума, малыш, мы влипли. Этот парень отымел меня по полной программе.
        — Рассказывай,  — потребовал Стэн, садясь на постели.
        Харди начал пересказывать. Начал он вполне серьезно, но постепенно его разобрала какая-то дикая неуместная веселость. Когда он дошел до вопроса про книжки, Стэн, уже всхлипывая от хохота, катался по одеялу. Он не мог не смеяться, хотя понимал, что это все совершенно не смешно, это страшно, но Харди так передразнивал полицейского, и давал такие комментарии своим ответам на каждый вопрос, что удержаться он не мог. Однако, когда дело дошло до сигареты, смех как ножом отрезало. Крис заметил его испуганный взгляд и погладил Стэна по плечу.
        — Ничего, я даже не знаю, почему это произошло. Бред какой-то. Может он просто фокусник и решил меня попугать?
        Стэн только головой покачал. Закончил Крис браслетом.
        — Они его нашли. Как мы и говорили, тогда, с Джимми, помнишь?  — сказал он спокойно.  — Рядом с телом Генри. Руку даю на отсечение. Это какая-то подстава, Тэн.
        — Да,  — с отчаяньем проговорил Стэн,  — подстава, но кто нас подставил?
        — Кто угодно.  — Крис мрачнел с каждой секундой,  — Кто угодно, я бы заподозрил Генри, но он помер.
        Марлоу посмотрел на него с ужасом, как будто вполне верил в тот факт, что Генри сам пустил в себя три пули, только бы им насолить.
        — Давай подумаем,  — настойчиво продолжил Стэн, кто мог сделать это все: забрать браслет, убить Генри, и главное, кто знал про нас с тобой и кому это было нужно.
        — Ну, ребята сразу исключаются. Разве что Крошка тайно в тебя влюблен и решил посадить меня, чтобы тобой завладеть.  — Стэн улыбнулся, а Крис продолжал — нет, не подходит, Крошка о себе слишком хорошего мнения, он бы просто стал тебя убеждать, что он гораздо лучше.
        — Крис, не шути, серьезно.
        — Так, ребята исключаются, Марта? Черт, ей тридцать шесть, у нее трое детей и отличный муж, я плачу ей столько, что она может позволить себе содержать их всех, чушь, она не тот человек. Айрон? Бобби? Ну ерунда же, сам понимаешь. Кто-то купил их, чтобы меня подставили? Зачем? Это же бред. Элис?
        Стэн осторожно коснулся его плеча. Крис мгновенно повернулся, на губах у него была нехорошая улыбка.
        — Да,  — сказал он,  — вот я тоже думаю, почему бы ей этого не сделать?
        — Это слишком, Крис, даже для нее.  — Стэн меньше всего хотелось обвинять в таких вещах возможно совершенно невиновного человека.
        — Не знаю. Тебя она терпеть не может.
        — Да. Она в тебя влюблена.  — и тут Стэн не выдержал. Мучительно давясь каждым словом, он пересказал Крису все, что произошло тогда на балконе загородного дома, все вплоть до того, как он достал хирургический скальпель своего деда и пошел с ним в ванну. Крис слушал его, побледнев, он приподнялся на локте, дышащими темными зрачками вглядываясь в лицо Марлоу. Когда тот закончил, Крис вскочил.
        — Я убью эту суку.  — сказал он таким голосом, что Стэн понял, убьет и сам пойдет в полицию сознаваться.
        — Крис,  — Стэн встал и подошел к нему,  — Крис, успокойся, все хорошо, все кончилось, не надо ничего делать. Не глупи, пожалуйста, я тебя прошу.
        Харди сделал несколько глубоких вздохов, Стэн держал его за запястья и чувствовал, как у него дрожат руки.
        — Во всяком случае, она у меня больше не работает.  — голос у него звучал получше, и Стэн облегченно вздохнул.
        — Нет, Крис, нет.
        — Это еще почему? Эта сука довела тебя чуть не до смерти, а ты ее защищаешь?  — моментально взвился Харди.
        — Нет, я ее не защищаю.  — Стэн сел на постель.  — успокойся, не будь идиотом. Если это действительно сделала она, то лучше ее не выпускать из поля зрения, понимаешь? Ты ее уволишь, но от этого ничего не изменится, а так мы можем поймать ее на чем-нибудь.
        — Ты прав.  — Крис сел рядом на постель, и Стэн увидел, какое у него измученное лицо. Его друг был не просто усталым, он выглядел так, как будто держался на одном честном слове. Стэн, едва прикасаясь, погладил его по волосам.
        — Все будет хорошо,  — отчаянно соврал он, потому что не верил ни единому своему слову.  — Все будет в порядке. Не совсем же они козлы. Они должны понять, что мы этого не делали.
        Крис покивал. Прижал кончики пальцев к вискам и сообщил глухо:
        — Голова болит. Писханул я здорово, вот что. Пойду таблетку съем.
        Пока он возился на кухне, раздался сигнал от входной двери, извещающий, что кто-то пришел и Айрон его пустил как своего. Стэн пошел открыть. Когда дверь распахнулась, он застыл, как столб, ничего не понимая. Перед ним колыхалось море алого и оранжевого, цвета были такими чистыми и яркими, какими бывают только на закате. И голос Джимми смущенно произнес:
        — Поздравляю, Тэн, с днем рождения.
        Стэну пришлось принять в объятия огромную, еще мокрую, с каплями воды, дрожащими на лепестках, колючую и душистую охапку роз редкого сорта «Гибель Помпеи». Цветы были неправдоподобно огромными, каждый с два мужских кулака, алыми с оранжевой в желтый каймой по краям.
        — Боже, Джимми, сколько их?  — спросил Стэн ошеломленно, ему казалось, что роз штук сто, не меньше.
        — Двадцать четыре,  — ответил Грэмм, вешая куртку и глядясь в зеркало, этот неотъемлемый и от Криса жест очень смешил Стэна, музыканты словно постоянно проверяли, не произошло ли что-нибудь с их лицом и можно ли выйти на сцену.  — тебе же двадцать четыре, да?
        — Да,  — ответил Стэн, прикидывая, куда бы их поставить.
        Ваза нашлась, в нее влезло все, из кухни вышел Крис со стаканом сока и неодобрительно посмотрел на букет.
        — Веник принес?  — спросил он презрительно.  — Тэн, он чокнутый, он и мне на двадцать пять цветы притащил, как будто я баба.
        — А мне нравится,  — твердо сказал Стэн.  — Отличные цветы.
        — У меня еще и подарок есть,  — сообщил Джимми. В руке у него оказался довольно большой сверток, старательно завернутый в папиросную бумагу. Стэн начал его разворачивать, сзади подошел Крис и заглянул через плечо. В свертке оказалось одно из ранних изданий собрания гравюр Дюрера, которое Стэн пару раз видел в дорогих букинистических магазинах за стеклом.
        — Нравится?  — застенчиво спросил Джимми.
        — Очень, спасибо.  — Стэн блаженно улыбнулся, листая толстые странницы. Книга сама развернулась на гравюре «Четыре всадника Апокалипсиса», и Стэн замер, заворожено глядя на жуткие, охваченные нечеловеческим азартом лица тех, кто шли по земле, как стена огня, уничтожая все на своем пути. «Превыше всех царей земных» — подумал Стэн. И поднял глаза, чтобы никто не заметил его замешательства.
        — Спасибо, Джимми.
        — Да не за что. А этот тип тебе что подарил? Ящик динамита?
        — Нет, сейчас покажу.
        Стэн пошел за подарком, а когда вернулся, увидел, что Крис и Джимми что-то бурно обсуждают, причем у Криса глаза опять горят яростью. В его быстрой речи мелькнуло имя Элис.
        Стэн подошел ближе.
        — Нет,  — говорил Джимми,  — только не детективное агентство, ты спятил, нужен надежный человек.
        — Ну не сами же мы будем это делать.  — кипятился Крис,  — Черт, я попрошу Микки, он найдет, кого нужно.
        — Никаких Микки!  — рявкнул Джимми, Стэн в первый раз в жизни услышал, как он повысил голос.  — Он тебя продаст, как только что-то будет угрожать его драгоценной заднице. Я тебе говорю, нужен человек абсолютно верный.
        — Айрон.  — сказал Стэн,  — ребята, он же служил в полиции.
        Оба музыканта уставились на него с таким видом, как будто в первый раз увидели.
        — Ты гений, Тэн,  — тихо сказал Джимми.  — Это отличная мысль. Если он согласиться, конечно.
        С Айроном было решено поговорить завтра. Сегодня же было решено поехать в закрытый клуб, где к ним должны были присоединиться Пэтти, Арчи с женой и Золотой Ангел с тем, кого она захочет прихватить. Стэн подозревал, что это будет Дана. Он чувствовал себя очень счастливым. Даже чересчур. Иногда ему казалось, что он даже не представляет, какую страшную цену ему придется заплатить за это счастье. Даже к той цене, которую он уже заплатил.
        Конрад увидел Хауэра за столиком в углу. В клубе «Черный Орел» не было почти никого, на маленькой эстраде, где выступали только известные музыканты, кто-то настраивал рояль, какой-то мужчина, похожий на президента банка, быстро ел поздний обед, клуб был хорош тем, что сюда ходили, как домой, правда, стоило это не мало. Хауэр заметил его и помахал рукой. Сейчас он уже совсем не походил на полицейского, на нем был дорогой костюм, сидевший так непринужденно, как сидят только пошитые на заказ вещи. Перед помощником Конрада стояла чашка кофе и лежала газета. Мел прошел между столиков и сел рядом. Моментально возникший официант осведомился, что угодно господину Конраду.
        — Обед,  — коротко ответил тот, даже не взглянув на меню.  — На ваш вкус, только не рыбу.
        — Вино?
        — Коньяк.
        Официант испарился так же бесшумно, как и возник.
        — Ну что?  — с живым любопытством спросил Хауэр.  — Как он?
        — Потрясающе. Просто потрясающе. Как он еще не спалил этот город. Ну, может Пернатый Змей и умирает, если не найдет своего Проводника, но этот бы забрал с собой всех, до кого смог дотянуться. Он просто монстр какой-то. Представляешь, Гор,  — тут ему принесли суп и он принялся есть, не переставая рассказывать.  — Он так подзавелся, что зажег мою сигарету. С ума сойти, еще пара вопросов, и тут бы горело пол города.
        — Мел, будь осторожен, он не может это контролировать, ты это помни.  — Хауэр озабочено сдвинул к переносице темные прямые брови, судя по всему, ажиотаж его давнего друга и напарника, его если не пугал, то настораживал.
        — Пока не может, Гор, пока.  — сказал Конрад наставительно,  — нам и нужно, чтобы он осознал свою силу и научился ей пользоваться.
        — Ладно, а как с остальным?
        — Нормально. Врет, а что ему еще делать. Однако когда при нем произносят имя Марлоу, краснеет, как маков цвет,  — расхохотался Конрад, разламывая жареного голубя с базиликом.  — ничего, он уверен, что его обложили со всех сторон, мы их прижмем еще чуть-чуть. А потом опять отпустим.
        — Боже, Мел, ты не забывай, что они живые, только не угробь никого. Второй раз я могу и не успеть. Вспомни себя. Ты тогда тоже чуть не спалил город.
        — Это, когда ты уехал той ночью?
        Хауэр усмехнулся. Очевидно, это воспоминание было тяжелым, но приятным.
        — Ну да. Не забывай об этом.
        — Не забуду,  — и в глазах Конрада сверкнул такой яростный синий свет, что Хауэр только головой покачал.  — ладно, ты видел Даймона?
        — Да, видел. Он опять что-то готовит. Я не знаю что. Я не смог докопаться. Он стережется, страшное дело как. Нашел еще какого-то типа, вроде Звездочета, только хуже, много хуже.  — Гордон Хауэр покачал головой и отпил уже остывшего кофе.  — мне все это не нравится. Сегодня же у мальчишки день рождения.
        — Ага. Знаешь, что Кецаль ему подарил?
        — Ну?
        — Крест Диего Эрреры.  — произнес Конрад и вполне насладился произведенным эффектом. Хауэр весь напрягся и подался вперед.
        — Где он его нашел?  — спросил он свистящим шепотом.
        — А хрен его знает.  — пожал плечами Конрад.  — Его Архивариус сколько искал? Лет сто?
        — Сто пятьдесят.  — механически ответил Хауэр.
        — Во. А этот решил дружку подарок на день рождения сделать. С ума сойти можно.
        Конрад все доел и теперь пил свой коньяк.
        — Ну что, сходим на день рождения? Нас, правда, не приглашали.
        — Да ладно, Мел, а когда нас куда приглашали.
        Они оба рассмеялись…
        Такого веселого дня рождения у Стэна еще не было. В самом начале их знакомства, когда Харди звал его на вечеринки, Стэн с содроганием представлял себе атмосферу низкопробного дебоша, или того хуже, омерзительного светского раута, где все друг друга терпеть не могут, но делают вид, что находятся в самых дружеских отношениях. Он думал, что скорее всего был прав, когда собираются тридцать-пятьдесят человек, ни о какой интимной атмосфере и речи не идет. Но на этом его дне рождения, как когда-то в юности, собрались только те люди, которых он хотел видеть.
        Клуб «Антарес» был полон. На сцене играла группа «Дежа вю», грядущие звезды рок-небосклона, они пару раз играли на разогреве у «Ацтеков» и Крис с ребятами подошли поздороваться. Стэну нравилась музыка и было приятно, когда одну песню спели исключительно для него. Его даже не покоробило, что она называлась «Заложник» и была настолько откровенно про любовь, что вместе с поименованием адресата и отправителя это выглядело чересчур. Арчи всю дорогу травил анекдоты и отчаянно смешил публику. Шейла, беременность которой еще не была заметна, с удовольствием ела, все время уговаривала Стэна следовать ее примеру и рассказывала очень забавные вещи про своих двух сыновей, старшему из которых было четыре. «Я хочу девочку» — строго сказала она Стэну.  — «Я уже обалдела от этих мужиков». Крошка Пэтти, подаривший Стэну плоский браслет из белого золота с гравировкой названия группы и именем самого Марлоу и страшно своей идеей гордившийся, усиленно соперничал с Арчи, попутно ухаживая за Даной, как понял Стэн исключительно для того чтобы подразнить Золотого Ангела. Джейн смотрела на Крошку весело, на лице ее было
написано, что он ей не конкурент. Потом, к удивлению Стэна, Дана внезапно пригласила его танцевать. В ее зеленых глазах была такая робкая настойчивость, что он согласился. Крис, который в первый раз наблюдал подобную картину, погрозил ему пальцем.
        Пока они танцевали, Дана очень осторожно, но с крайней заинтересованностью расспрашивала его о Крисе, потом внезапно сказала, и в ее чудных глазах цвета сосновых игл сверкнула стальная решимость:
        — Какие вы все-таки молодцы. А я думала, что все мужики — трусы.
        Стэн улыбнулся.
        — Ну, к нам это не относится, в каждой газете написано, что мы с Крисом не мужчины, а импотенты и дегенераты.
        — Я напишу про вас статью,  — сказала Дана твердо,  — я напишу про вас настоящую статью и я знаю, где ее напечатать.  — и она глянула на Стэна с какой-то ужасно напомнившей ему Харди веселой яростью — Ничего, пусть подавятся. Скандал против скандала, так?
        — Так,  — согласился Стэн.
        Крис танцевал с Шейлой и с Джейн, потом он вылез на сцену и, пошептавшись с Энди, солистом «Дежа», под бешеные аплодисменты и одобрительный свист сообщил, что они сейчас споют вместе. Джимми покачал головой и сказал, что не может бросить друга в беде, и тоже пошел. Ему ссудили гитару, и следующие сорок минут Стэн слушал, как они исполняют старые песни Элвиса с непередаваемыми интонациями абсолютно счастливых, довольных собой и сильно подвыпивших людей. «Он без этого не может,  — шепнула Стэну на ухо Шейла, глядя на Харди и Грэмма с нежной любовью — Ему надо, чтобы все на него смотрели». Марлоу только рассмеялся.
        Течение вечера нарушилось только одним неприятным эпизодом. Когда Крис и Джимми вернулись обратно, к столику внезапно подошла высокая красивая блондинка в блестящем обтягивающем черном платье. Стэн смутно подумал, что где-то видел ее лицо. Он увидел, что лица всех сидящих напряглись, Крошка Пэтти ругнулся сквозь зубы, а у Шейлы взгляд сделался таким, что мог бы заморозить Средиземное море в июле.
        — Здравствуй, Крис, дорогой,  — сказала она, глядя на Харди, глаза у нее были совершенно голубые, как язычки газового пламени.
        — Здравствуй, Мер,  — ответил Крис сквозь зубы, и тут Стэн вспомнил, где он ее видел, на фотографии, это была последняя жена Криса, о которой они за всеми событиями и думать забыли. Женщина оглянулась на сидящих за столом:
        — Привет, Джимми, Арчи, Пэт, рада вас видеть. Как ты Шейла?
        — Хорошо, спасибо,  — ледяным голосом ответила жена басиста, от ее взгляда любой имеющий нервы человек давно убрался бы подальше. Но у Мерелин Харди, видимо, нервов не было.
        — Как твои дела, Крис?  — спросила она, глядя на бывшего мужа в упор. Крис прищурился, и Стэн отлично представил себе их семейную жизнь.
        — Без тебя — отлично, дорогая.
        — Ну-ну, а я хочу взглянуть на твою новую подружку.  — и она со скоростью атакующей змеи повернулась к Стэну,  — Это ты? Ну и как тебе с ним в постели?
        Стэн не знал, что отвечать, он просто смотрел на разъяренную женщину и понимал, что дело тут не только в деньгах — она еще не остыла к его другу.
        — Он был очень хорош, сначала. А в конце его хватало на десять секунд и все. Может я просто ему разонравилась? А, Крис? Твой дружок доволен тобой? Он даром под тебя ложиться? Или ты ему платишь за удовольствие? Никогда бы не подумала, что ты любитель мальчиков. Впрочем, он довольно смазливый, в этом ему не откажешь, сволочь же ты, Харди, мерзавец,  — она уже задыхалась,  — а ты, маленькая потаскушка, даже не надейся, он и тебя бросит, как всех бросал….
        Она продолжала свою речь, Крис сидел, закинув ногу на ногу, и смотрел на нее с холодным презрением, однако Стэн чувствовал, как его друг наливается яростью, но положение внезапно спас Крошка Пэтти. Он встал, взял Мерелин под локоть, и начал ей что-то говорить на ухо, она вырывалась, продолжая брызгать слюной, но тут уже подоспел какой-то мужик в коже, очевидно, ее кавалер, они вдвоем с Пэтти повлекли ее подальше от основного источника раздражения.
        — Не обращай внимания.  — сказала Шейла,  — она просто недотраханная истеричка.
        Эта дикая характеристика почему-то повергла Марлоу в состояние бурного веселья, скоро смеялись уже все, а потом вернулся Крошка, утирая пот со лба и сообщил:
        — Все в порядке. Надеюсь у этого парня хватит ума затыкать ей рот, всякий раз когда она его открывает,  — он произнес это тоном опытного психиатра, и все опять захохотали.
        Когда они вечером уже лежали в постели, Стэн сказал задумчиво:
        — У меня в жизни не было такого дня рождения. Разве что в раннем детстве.
        Крис усмехнулся. Он лежал на боку, подперев рукой голову и смотрел на Стэна, не отрываясь.
        — А знаешь, что мне больше всего нравится?  — спросил он.
        — Что?
        — То, что ты первый мой, ну как это сказать, в общем, первый, с кем у меня любовь и который нравится моим друзьям, а они нравятся ему.
        — Да ну?  — изумился Стэн.
        — Ну да. Дениз, моя первая жена, мы с ней поженились, когда мне было восемнадцать, она моих друзей терпеть не могла, и все зудела, чтобы я пошел учиться, стал бухгалтером там, или еще кем. А когда мы с Джимми серьезно стали музыкой заниматься, она вообще чуть не спятила. Ну я до этого еще какие-то деньги приносил, а так вообще перестал. Мы разошлись тут же. А Эмбер, ну Эмбер была сумасшедшая.
        Стэн, никогда не слышавшей о второй жене Харди, посмотрел на него с любопытством, взгляд Криса стал рассеянным, губы кривились в странной усмешке.
        — Она была чокнутая. Абсолютно. Хуже, чем мы с тобой. Я с ней познакомился, когда мы только начали набирать обороты. Ну, знаешь, полный андегрунд, тусовки все такие, сильно завороченные, их Джимми просто обожал. Я-то теперь понимаю, что они все на меня как в зоопарк смотреть ходили, я был совсем не оттуда. Джимми — свой, а я черте что. Она сама ко мне подошла. У нее тоже была индейская кровь, я на это и клюнул. Она несла всякую хрень, о том, что я пророк, мессия и прочее, представляешь? А через две недели мы с ней поженились. Я ее вообще не любил. Ни капельки, я это только потом понял. Она просто заморочила мне голову своими разговорами о великой миссии и тому подобном. Я думал, что она ширяется, а она не только наркотики не употребляла, она не пила, не курила, и не ела мяса. Говорила, что это замутняет энергетические потоки. Кстати,  — Крис замолчал на секунду, словно не знал, рассказывать ему дальше или нет.  — Она все время мне твердила, что я не человек и не должен им прикидываться, чтобы я вел себя так, как мне свойственно. А я и так себя так вел. Знаешь, как она Джимми называла? «Твой
апостол»,  — Крис усмехнулся,  — она меня ко всем ревновала, к ребятам, к женщинам, ко всем. Она один раз меня поймала с одной девчонкой. Так она на нее накинулась, разодрала ей лицо в кровь, я еле ее оттащил. Это было последней каплей. Я просто ушел от нее в тот же день.
        — А она?
        — Совсем сдвинулась. Даже лежала в больнице. А сейчас, говорят, ничего, живет все там же, собирает у себя каких-то экстрасенсов. Я ей плачу деньги. Мне ее жалко.
        Крис уже полчаса как спал, прижимаясь щекой к груди Марлоу, а Стэн все лежал, закинув руки за голову, и думал о женщине по имени Эмбер, которая пыталась охранять его друга, но не справилась с этим. И теперь ему уже казалось, что его судьба будет не во многом отличаться от ее.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

3 ноября 2001

        Странный подарок мне вручил Крис. Дело даже не в его цене и редкости, не в его необычности, а в том, что мне постоянно кажется, что эту вещь я знаю, я видел это распятие, эти знаки, я узнаю лицо Спасителя, откуда? Когда я взял его в руки я уже был уверен, что это не первое мое прикосновение к нему. Наверное, стоит проигнорировать все эти псевдовоспоминания из тьмы предбытия, если не другой гораздо более неприятный факт — то, что Крис сам не знает, кто ему сказал про мой день рожденья. Я не говорил ему, и это также верно, как то, что сегодня 3 ноября. Может быть, я когда сказал Джимми, а он передал эту информацию Крису. По всей видимости, так и было.

4 ноября 2001

        Очная ставка с Хелен состоялась. Хайнц усадил нас друг напротив друга в своем кабинете. Хелен была явно настроена враждебно и старалась даже не смотреть на меня. Мне стало ее жаль. Она была влюблена в Генри, возможно, даже рассчитывала на него, когда я его покинул, и в результате все потеряла.
        — Мисс Портер,  — начал детектив,  — не могли бы вы прояснить некоторые подробности годовой давности. Во-первых мне хотелось бы услышать от вас ваше собственное мнение о том, что вы имели возможность наблюдать в доме господина Шеффилда в тот период, когда там проживал господин Марлоу.
        Хелен поправила прическу и мельком взглянула на меня, надо полагать, она была смущена.
        — Не знаю, господин Хайнц,  — ответила она, я многое могла бы порассказать, но стоит ли.
        — Разумеется, мисс Портер,  — урезонил ее Хайнц,  — вы должны это сделать.
        — Я много повидала, и больше всего меня удивляло, что господин Шеффилд называл при посторонних господина Марлоу своим племянником, хотя только слепой не поймет, что никакой он ему не племянник.
        — Это было, господин Марлоу?  — обратился ко мне детектив, и я нехотя кивнул.
        — Чем вы можете объяснить такое поведение, мисс Портер?  — продолжал он допрос.
        — Да, что тут объяснять, ясно, что он хотел, чтобы ничего дурного не подумали.  — пояснила Хелен.
        — А что дурного могли подумать?  — с удивлением поинтересовался Хайнц.
        — Известно, что, господин Хайнц, но это вы лучше у самого господина Марлоу спросите.
        Вопрошающий взгляд Хайнца обратился ко мне.
        — Что вы можете сказать на это?
        — Мне нечего сказать,  — довольно резко ответил я,  — я уже отвечал на этот вопрос.
        Хайнц удовлетворенно улыбнулся и опять обратился к Хелен:
        — Вы когда либо были свидетелем ссор или каких либо других проявлений негативных отношений между господином Шеффилдом и господином Марлоу.
        — Как же не была, была, конечно,  — с энтузиазмом воскликнула Хелен,  — господин Марлоу себе так позволял с господином Шеффилдом разговаривать, что мне даже неудобно передать вам, а то еще и бросал в него, чем под руку попадет.  — Она закрыла рот и сжала губы, не поднимая на меня глаз, а я смотрел на нее в полном недоумении, пытаясь понять, не могла ли она быть подсадной уткой Хайнца, которую он использовал, чтобы раскрутить меня на признание, зачем-то очень ему понадобившееся.
        — Вы делали это?  — спросил он меня.
        — Мисс Портер преувеличивает,  — ответил, я старясь говорить совершенно спокойно,  — между нами возникали конфликты, но до рукоприкладства дело не доходило.
        — Скажите, мисс Портер, каким образом господин Шеффилд расплачивался с господином Марлоу за работу, которую он для него выполнял, были ли это чеки или наличность или же какие-либо иные вещи?
        — Не могу сказать,  — искренне ответила Хелен,  — он при мне этого никогда не делал.
        — Чем вы можете объяснить, мисс Портер, ту достаточно крупную сумму, которая была обнаружена на счету господина Шеффилда? По вашему мнению, могли стоить его услуги так дорого, что за последний год на его счету появилась сумма в полтора миллиона долларов?
        — Вот это да!  — воскликнула Хелен в полном изумлении,  — да я в первый раз об этом слышу. Конечно, господин Шеффилд был человек состоятельный, у него и дом, и деньги — все было, и давал он мне всегда не скупясь, но о такой сумме я и не помышляла.
        — Господин Марлоу вы знали о существовании этих денег?
        — Я не знал о размерах общей суммы, но у меня был один эпизод, когда мне пришлось задать себе вопрос, откуда у него на счету триста тысяч.
        — Не могли бы вы поподробнее рассказать об этом.
        — Извольте,  — ответил я и изложил ему историю моей поездки к адвокату с карточкой Генри.
        — Превосходно,  — произнес Хайнц и, прищурившись, посмотрел на Хэлен.
        — Не припомните ли вы обстоятельства, при которых господин Марлоу покинул дом господина Шеффилда, мисс Портер.
        — Конечно, припомню, он еще в конце апреля как-то переменился, это господин Шеффилд мне сказал, стал исчезать куда-то, не возвращаться по два дня, а один раз я видела, как господин Марлоу выходил из далеко недешевой машины, на такой простой не ездит.
        — Как вы объясните это господин Марлоу?
        — Это была машина моего друга, он состоятельный человек.
        — У вас были друзья в городе?  — спросил Хайнц.
        — Да у меня были друзья, о которых в доме господина Шеффилда ничего не подозревали.
        — Мисс Портер, как отреагировал господин Шеффилд на уход господина Марлоу?
        — Он обрадовался,  — с искренней убежденностью сказала Хэлен,  — господин Марлоу приехал за своими вещами, я их ему собрала и он уехал. А господин Шеффилд сказал мне: «Это к лучшему Хэлен, он мне только мешал в последнее время».
        — Чем он мешал, мисс Портер, он не объяснил?  — продолжал дотошный детектив.
        — Нет,  — ответила домработница,  — но видно было, что он обрадовался.
        — Что вы можете добавить к тому, что вы рассказали?  — спросил Хайнц.
        — Я бы могла много чего порассказать, но господин Марлоу все будет отрицать,  — возразила Хэлен.
        — Что именно?  — настаивал полицейский.
        — Господин Марлоу к господину Шеффилду дурно относился, хотя он о нем заботился и вправду как о родном, вы уж мне поверьте.
        — В чем это выражалось?
        — Как вам объяснить он к нему, как к сыну относился, и мне велел за ним присматривать, а я уж выполняла все его распоряжения.
        Хайнц с любопытством посмотрел на меня и налил нам обоим свой превосходный кофе.
        Хэлен взяла чашку, и я заметил, что руки у нее дрожат, она явно хотела высказаться и сообщить еще кое-что, но не решалась сделать это в моем присутствии.
        — Господин Марлоу приезжал впоследствии в дом господина Шеффилда?
        — Я его больше не видела.  — ответила Хэлен.
        — Мисс Портер,  — сказал наконец Хайнц,  — благодарю вас, вы свободны.
        — Я хочу сказать вам, что кто угодно мог это сделать с бедным господином Шеффилдом, но только не я, я же сама полицию вызвала, и я так переживала, когда его увидела в гостиной на ковре, что чуть с ума не сошла, вы мне верите?  — она умоляюще посмотрела на Хайнца и прижала платок к губам.
        — Все в порядке, мисс Портер, вы очень мне помогли, мы постараемся разобраться,
        Хелен пробормотала что-то нечленораздельное и выскользнула из кабинета в слезах.
        Хайнц предложил мне допить кофе, прежде чем вернуться к нашей беседе. Я последовал его совету. Кофе подействовало на меня позитивно.
        — Не разъясните ли вы более подробно, господин Марлоу, какие именно друзья были у вас в городе?
        — У меня было много друзей,  — соврал я, не моргнув глазом.
        — Меня интересует тот, кто привозил вас на машине, поразившей своей роскошью мисс Портер?
        — Я могу не отвечать на этот вопрос?
        — Это не в ваших интересах.
        — Это был мой друг Крис Харди.
        — Вы уже были знакомы с ним?  — спросил Хайнц, явно готовясь основательно покопаться и в этой стороне моей жизни.
        — Да, я был с ним знаком.
        — Как вы познакомились с господином Харди?  — мне показалось, что в его черных холодных глазах появился сладострастный блеск.
        — Крис приехал по договоренности с Шеффилдом, он должен был составить ему гороскоп или предсказать будущее.
        — Когда это происходило?
        — Было 31 декабря, вечер.
        — Так, так,  — с удовольствием произнес Хайнц, потягивая кофе,  — вы были представлены ему, он приехал один?
        — Нет, его сопровождал господин Даншен, менеджер по развлечениям. А я выполнял свои обычные обязанности, по просьбе Шеффилда я должен был ассистировать ему во время сеанса.
        — Вы справились с вашей задачей?  — спросил Хайнц, собираясь видимо уже окончательно уклониться от основной темы и заставить меня говорить о том, к чему сам, похоже, он испытывает нездоровое любопытство.
        — Я сделал все, что делал всегда.
        — Господин Харди разговаривал с вами?
        — Нет.
        — Каким же образом состоялось ваше знакомство?
        — Когда он уходил, он попросил меня предсказать ему будущее. Он дал мне кольцо, которое я потом передал ему вместе с запиской, где просил о встрече.
        — С какой целью вы это сделали?
        — Простите, господин Хайнц,  — не выдержал я,  — но по-моему это не имеет отношения к делу.
        — Господин Марлоу,  — вежливо, но довольно жестко ответил детектив,  — это я решаю, что имеет отношение к делу, а что нет. Итак, что послужило причиной вашей попытки познакомиться господином Харди?
        — Я знал, что ему потребуется моя помощь, что ему возможно будет угрожать опасность, я не знал, какая именно, я чувствовал, что должен был вмешаться.
        — Какого рода опасность угрожала господину Харди?
        — Я не могу сказать, это было мое субъективное предположение.
        — Оно имело под собой какие-либо основания?
        — Не думаю, фактов у меня нет.
        — Ну что же, на сегодня достаточно, продолжим в следующий раз, всего доброго,  — он поднялся с кресла и как и в первый раз направился к столу. Я посмотрел ему в спину и снова у меня возникло ощущение, что я когда-то встречал этого человека. Он вдруг обернулся и посмотрел на меня насмешливо недовольно:
        — До встречи, господин Марлоу, вы свободны. Но постарайтесь не делать в ближайшее время ничего, что могло бы усугубить ваше и без того не слишком выгодное положение.
        Я попрощался и вышел. После этой беседы я чувствовал себя так, словно кто-то случайно обнаружил и прочитал мой дневник, чего я боюсь и с чем не могу смириться с тех пор, как начал записывать все, что со мной происходит.

8 ноября 2001

        С Крисом опять беседовал напарник Хайнца, наглый и дотошный. Когда мы поделились друг с другом впечатлением от этих допросов, мне показалось, что Крис как я не может понять, что они от нас хотят.
        — Я не знаю какого черта, они к нам привязались,  — заметил Крис, когда мы сели с ним ужинать,  — но только, он мне сказал, что обвинение в убийстве с меня снято не будет, поскольку Элис свидетельствовала против меня.
        — На каком основании?  — спросил я его, глядя, как он рассеянно отрезает кусок за куском от рулета и кладет их в рот.
        — На том, что она слышала как, я обещал прикончить Шеффилда, тогда в студии.
        — Но это ничего не значит, Крис,  — возразил я,  — слова не могут быть использованы как улика.
        — Это ты им скажи, они так не считают, угрожал, значит, сделал.  — резко с раздражением ответил Харди.
        — Подожди, но мы же в конце концов должны перестать так тупо им подчиняться, давай поговорим с адвокатом, все это должно быть урегулировано, нельзя позволять им манипулировать нами.
        — Я говорил, я с Холливудом разговаривал, ни черта он мне не сказал, и никто не может сказать, пока все это тянется, а тут еще эта корпорация требует выплаты.
        — Ты не передумал в JT ехать, выяснить, что это за махинация с контрактом, может они по хорошему скажут?  — спросил я.
        — Да, на завтра условленно, с нами Флан поедет и Герберт, и ребята, надо тряхнуть их как следует,  — ответил Крис и налил себе вина в огромный бокал.
        — Может, не будешь пить, лучше завтра на трезвую голову встать.  — Осторожно заметил я.
        — Да пошло все на фиг,  — отозвался он, прикладываясь к бокалу,  — ты тоже выпей, не повредит.
        — Нет, я не хочу,  — наотрез отказался я. Крис посмотрел на меня с неодобрением.
        — Выпей,  — настаивал он,  — выпей, Тэн, я тебе говорю.
        Он налил мне вина и протянул бокал с маниакальной настойчивостью. Я не стал с ним спорить. Выпил, сколько смог.
        — Я пойду спать, Крис,  — сказал я наконец, видя, что продолжения разговора ожидать бесполезно, а делить с ним его потребность в спиртном я не собирался. Он молча кивнул, и я ушел, оставив его в самом скверном расположении духа.

        4

        Айрон сидел за столиком в маленьком итальянском ресторанчике. Из его угла прекрасно просматривалось все помещение. Айрон уже выяснил, что слежка за Элис — дело дохлое и следить надо за Даншеном, который поддерживал с ней очень тесные отношения. Крису он пока об этом не говорил. Перед телохранителем Криса Харди стояла тарелка с пастой и стакан вина, но он еще не притрагивался к еде. Бывший полицейский не волновался, что его узнают, хотя человек, за которым он следил, был с ним знаком. Айрону была известна одна вещь — мало кто обращает внимания на обслуживающий персонал. Об этом писал даже Честертон. И то, что он сменил свой темный костюм на джинсы, майку и вытертую до серого цвета кожаную куртку, было более надежной маскировкой, чем любые ухищрения. А темные очки меняли его лицо до неузнаваемости. Впрочем, был еще один фокус, которому Айрона на заре его службы в полиции, научил Ричи, его напарник. «Все очень просто,  — сказал он тогда двадцатилетнему мальчишке, смотревшему на него, как на Господа Бога.  — Если тебе надо, чтобы тебя не заметили, стань незаметным. Представь, что на тебе стеклянный
колпак, что тебя нет, что ты собственное отражение в зеркале. Ни о чем не волнуйся, ничего не бойся, никаких эмоций. Ты не человек, а фотоаппарат, кинокамера, понимаешь? Это работает. Поверь мне». И это работало, Айрон проверял неоднократно.
        Даншен не заметил его. Он сидел за столиком с каким-то странным типом и ел. Тип ничего не заказал, кроме стакана воды. Айрон подумал, что он, наверное, индеец или латиноамериканец. Пожилой, лет шестидесяти, с бронзовым совершенно неподвижным лицом, узкими глазами, такими черными, что Айрону показалось, что у них вовсе нет белка, с длинными волосами, он был закутан в теплую куртку, которую не снял и в помещении. Он сидел, не двигаясь, полуприкрыв глаза и, казалось, ни на кого не смотрел, но именно в присутствии этого человека Айрону было очень тяжело быть отражением. Словно сотрапезник Даншена искал кого-то вроде него, словно он постоянно был, как один открытый глаз, шаривший по всему окружающему пространству.
        Даншен доел суп и что-то сказал своему визави, тот медленно кивнул, и Даншен достал из кармана то, что Айрон принял за пачку фотографий. Индеец принялся их рассматривать, каждую он разглядывал минуты три и только один раз его губы сморщились в неприятной усмешке. Айрон дорого бы дал, чтобы увидеть их. Наконец просмотр был окончен, индеец сунул всю пачку в карман и снова замер.
        Мимо простучала каблучками какая-то женщина и направилась прямо к столику Даншена. Айрон узнал ее. Элис. В ослепительном строгом синем костюме, на высоких каблуках, темные волосы уложены в красивую прическу, яркая помада, в ушах огромные кольца. Даншен резво вскочил при ее появлении и поцеловал даме руку. Индеец даже не пошевелился. Элис посмотрела на него, как показалось Айрону с испугом, но села за столик. К ней тут же подскочил официант. Айрон не отрываясь следил за ними, наконец, отправив в рот первую порцию своего ужина. Даншен принялся что-то объяснять, наклонившись к уху женщины. Она кивала головой. Внезапно заговорил индеец. Он произнес несколько слов и положил на стол руку, ладонью вверх. Элис задрожала крупной дрожью, втянула голову в плечи, но все-таки оторвала свою красивую с длинными розовыми с золотом ногтями руку от стола и вложила ее в ладонь старика. Они сидели так несколько минут, неподвижно, и Айрон увидел, что женщина успокаивается. Она перестала дрожать, расправила плечи, ему даже показалось, что в ней прибавилось уверенности, как будто ей впрыснули что-то внутрь.
        Собственно говоря, здесь Айрона больше ничего не задерживало. Он узнал все, что хотел. Он расплатился, вышел на улицу, сел в свою неприметную машину и набрал на сотовом номер Харди. Крис взял трубку сразу.
        — Крис, я кое-что узнал.  — сообщил Айрон, не тратя время на приветствия.
        — Встретимся?  — спросил Крис приглушенно, Айрон подумал, что рядом с ним кто-то, от кого Крис хочет скрыть как можно больше.
        — Ты где?
        — Дома. Не здесь. Я через полчаса приду в «Раковину». ОК?
        — Хорошо.
        Айрон дал отбой и крепко задумался. Он мог держать пари на все, что угодно, что тем, от кого Крис собирался скрывать полученную информацию, был Стэн Марлоу и Айрон понимал, почему. Харди просто боялся его трогать. Это было особенностью психики Стэна, которую Айрон уже знал. Марлоу мог выдержать очень многое, больше чем мужики покрепче его на вид, причем выдержать это, не ломаясь, оставаясь абсолютно спокойным и даже как-то умудряясь поддерживать остальных. Но происходило что-то последнее, может, даже совершенно незначительное, и Стэн летел под откос. Харди это знал. И Айрон в который раз подивился, почему его считают легкомысленным и бесчувственным. Его иногда поражало, как Крис сек некоторые вещи, такие, какие самый образованный и интеллигентный человек, гордящийся тонкостью своих чувств пропустил бы мимо сознания, даже не подозревая об их существовании.
        Крис пришел раньше, и, когда Айрон вошел в непритязательное стеклянное кафе, уже сидел за дальним столиком, зажав губами соломинку, торчащую из стакана с какой-то смесью. Вид у него при этом был самый детский. Судя по всему, он уже успел хорошенько перекусить, причем всем тем, что сейчас уже не ел, гамбургерами, картошкой с кетчупом и дурацкими фруктовыми пирожками. Айрон сел рядом и вкратце изложил ситуацию.
        Крис слушал его молча, почти не шевелясь, его глаза потемнели от расширенных зрачков и было что-то в его неподвижном лице от того индейца, который сидел с Даншеном.
        — Продолжай следить.  — сказал Крис, когда Айрон закончил.  — И ни слова Стэну. Пока ни слова. И еще, я хотел бы взглянуть на эти фотографии. Это возможно?
        — Я попробую.  — ответил Айрон.
        — Ты молодец,  — Крис улыбнулся.  — Ты просто молодец.
        Айрон усмехнулся в ответ. Встал и пошел к выходу.
        Крис сел в машину и велел Бобби ехать в фэн-клуб «Ацтеков» в котором уже два часа был Стэн, у него брали интервью. Позавчера вышла статья Даны. Она вышла в журнале «Свет», самом популярном издании, в котором не просто полоскалось грязное белье кумиров, а полоскалось с претензией на мысль и философию. Статья была отличной. Крис перечитал ее дважды, пока Стэн спал, досматривая какой-то утренний кошмар, судя по его тревожным стонам, и Крису все хотелось его разбудить, но раньше десяти Марлоу было лучше не поднимать. Статья была смелой, искренней и совершенно не сентиментальной, В ней Дана просто и без всяких прикрас писала о том, что никого на свете не касается личная жизнь другого человека и что те, кто поднимают эту волну грязи вокруг Криса Харди и Стэна Марлоу не достойны ничего, кроме презрения. Статья была жесткой, к своим коллегам по перу Дана явно не питала никаких дружеских чувств. Она вспомнила все, даже смерть принцессы Дианы. В конце Дана призвала поклонников Харди не уподобляться тем, кто роется в помойке и слушать музыку и оценивать ее, а не сексуальную ориентацию их кумира. Когда
проснулся Стэн, Крис прочитал ему статью вслух, и у Марлоу целый день было отличное настроение. Теперь, после интервью Лизе, которое как раз сейчас давал Стэн, оставалась последняя идея Джимми — вытащить Марлоу на сцену. Крошка, Джимми и Арчи уже сказали свое веское слово в прессе. Словно сказала и Шейла, которая возмущенно распиналась перед камерами о том, как она любит и уважает Стэнфорда Марлоу, какой он интересный, интеллигентный и воспитанный и как вообще хоть кто-тот, кто слышал хоть одну песню из нового альбома, может верить всему тому потоку нечистот, который изливается на него со страниц газет и журналов. Это подействовало. Журналисты приутихли и только задумчиво перепечатывали полуторачасовое интервью Шейлы и беседу с Джимми, который может был и не столько громогласен, но очень категоричен.
        Когда Крис быстрыми шагами вошел в небольшую комнатку, представлявшую собой офис Лизы, он сразу понял, что Марлоу уже спекся. Лиза сияя рекламной улыбкой и блеском отбеленных до простынного цвета локонов, допрашивала Стэна, причем ее пальцы неутомимо порхали над клавиатурой, очевидно, создавая очередной шедевр, имеющий очень мало отношения к тому, что произносил Стэн. Марлоу, который в своей черной водолазке и голубых джинсах, выглядел, как бедный студент, он скукожившись, сидел в большом кресле и на лице у него было такое выражение, что сразу становилось понятно — он мечтает только о том, чтобы удрать отсюда.
        — Привет,  — небрежно бросил Крис и сел в крутящееся кресло рядом с креслом Лизы. Та уставилась на него с тем безмолвным безмерным обожанием, которого он просто не переносил. Тридцатилетняя Лиза Хафф была предана «Ацтекам» с момента их возникновения и по сей день. Она сама пришла к ним, когда они еще играли в подвальных клубах. Страшненькая, похожая на мышь девушка в очках таскалась за ними с упорством маньяка, в конце концов все к ней привыкли. Она варила им кофе и ходила за выпивкой. Она приносила им еду из дома и не отставала, пока каждый что-нибудь не съедал. Она наносила им ту первую боевую раскраску, в которой они выступали, специально приобретя для этого пособие по театральному гриму. Она договаривалась с владельцами клубов, которых боялась до полусмерти, о концертах. Ей можно было рассказать все, что угодно, хотя она и не блистала умом, зато отличалась завидной преданностью и терпимостью. Когда разразился скандал со Стэном, она первая из окружения Криса позвонила ему и предложила любую поддержку фанатов, которая могла понадобиться. И Харди был ей благодарен настолько, что даже соглашался
терпеть ее обожающий взгляд.
        — Дай почитать,  — попросил он. Лиза отодвинулась.
        «Стэнфорд Марлоу — человек удивительной, даже трогательной скромности..». Прочитал Крис первую фразу, и с трудом удержался от смеха.
        — Понятно. Отлично, дорогуша, это то, что нам нужно.  — у Лизы было одно уникальное свойство, Крис никак не мог понять, как она вообще смогла влюбиться в тяжелую и деструктивную музыку «Ацтеков». Лиза была готова объединить и подружить всех, только дай волю, под ее ненавязчивым руководством все доступные фэны превращались в сплоченную армию, в любой момент готовую к немедленному употреблению. Это, собственно говоря, и требовалось на следующем концерте. Крис поговорил с Лизой еще пять минут, порадовал ее романтичную душу, нежно поцеловав Стэна в губы и они, наконец, удалились под тем же обожающим взглядом, устремленным теперь уже на них двоих.
        В коридоре Крис не выдержал, прижал Стэна в угол и снова поцеловал, теперь уже долгим поцелуем, от которого у него кровь превращалась в горящую нефть, а сердце билось где-то в горле, мешая дышать. Стэн отвечал, не отрывая от него взгляда, и Крис видел в этих, сейчас совершенно синих, а не серых глазах, не просто желание, а почти страх, таким мучительным было их притяжение друг к другу. Когда они разомкнули объятия, то увидели что в конце коридора стоит какая-то девчонка, видимо, из фэнов и смотрит на них открыв рот. Крис помахал ей рукой, она заулыбалась, двинулась к ним. Стэн напрягся. Девушка подошла, она была очень смуглой, с множеством черных косичек и влажными темными глазами.
        — Привет,  — сказала она застенчиво и в тоже время сияя счастьем,  — Как ты, Крис?
        — Отлично,  — подмигнул ей Крис,  — Скоро концерт, придешь?
        — Ага.  — и она посмотрела на Стэна.  — Ведь ты Стэн Марлоу?  — спросила она.
        — Да,  — ответил Стэн, борясь со страшным желанием схватить Криса за руку и спрятаться за его плечо.
        — Дай мне автограф.  — попросила девушка,  — У меня всех «Ацтеков» автографы есть, а твоего нет.
        Стэна Крис нашел в комнате, где музыканты приходили в себя перед концертом. Он только что вернулся от Джимми. Гитарист за два часа до шоу запирался в комнате и истязал гитару, причем это было единственное время в жизни Джимми, когда обратившись к нему не по делу, можно было нарваться на такую ругань, что даже уравновешенный Арчи только мотал головой и досадливо крякал, выскакивая из логова гитариста. Крису на это было наплевать, да и его Грэмм не трогал. Им надо было кое-что отрепетировать вместе, и Крис проторчал там час.
        В комнате были Арчи, над которым пыхтела девушка гример, Крошка и Стэн. Стэн сидел на подлокотнике кресла, над ним склонялся Пэтти, так, что его светлые кудри почти касались лица Марлоу, от чего Крис ощутил рефлекторный, но болезненный укол ревности.
        — Не бойся, Стэн,  — твердил Крошка, не отрывая горящих голубых глаза от лица печально знаменитого автора текстов «Пылающей комнаты». - не бойся, ты должен это сделать. Это классно, поверь мне.
        — Верю,  — уныло отозвался Стэн.
        Крис подошел и встал рядом.
        — Не хочет?  — спросил он.
        Пэтти покачал головой.
        — Боится.
        — Ужасно трусит,  — невнятно сообщил Арчи из другого угла, тут же получив наказ замолчать и не шевелиться.
        Крис сел на корточки перед своим другом, положил ему руку на колено.
        — Тэн, малыш,  — начал он терпеливо,  — пожалуйста, это нужно сделать, не бойся. Там буду я, ребята, ну что ты.
        Марлоу посмотрел на него страдальческим взглядом, в котором читалась твердая уверенность в том, что как только он появиться на сцене большого стадиона в S***, как его тут же закидают тухлыми помидорами.
        — Стэн, я тебя прошу,  — продолжал Крошка,  — это нужно.
        — Я знаю. Ребята, не надо меня уговаривать, я все сделаю, только… налейте мне кто-нибудь выпить.  — взмолился он наконец.
        На сцену Марлоу шел, сжимая одной мокрой и ледяной рукой руку Криса, второй — руку Крошки Пэтти. Сзади его конвоировали Джимми и Арчи, очевидно, на тот случай, если он решит все-таки вырваться и убежать. Перед самым выходом Крис поручил его заботам Тима, и сказал:
        — Мы споем «Войди в Пылающую комнату», после этого твой выход. Понял?
        — Понял,  — лязгнув зубами ответил Стэн. Арчи грубовато приобнял его за плечи.
        — Не трусь. Мы с тобой.
        — Ага.  — ответил Стэн, вид у него был такой, как будто он уже ничего не соображал.
        Он стоял за кулисами и слушал отчаянный рев толпы, и считал про себя, до десяти, до тридцати, до ста. Только бы не думать, о том, что ему сейчас придется выйти туда, под устремленные на него тысячи глаз. Наконец он услышал голос Криса.
        — Ну что ребята, вам нравится наш новый диск?
        — У-а-а-а-ар!  — ответила толпа.
        — Сейчас я вам представлю автора!  — заорал Крис, и Стэн услышал в его голосе нотки экстатического возбуждения.  — Орите громче, ребята, Стэн Марлоу!!!
        Вопль толпы стал почти не выносимым, и Стэн в ужасе понял, что они скандируют его имя. Он попятился, но Тим не дал ему думать и выпихнул на сцену.
        Ослепленный прожекторами, оглушенный воем, Стэн побрел вперед, он почувствовал, как Крис схватил его под локоть и потащил за собой, и только оказавшись у края сцены, Стэн позволил себе взглянуть. Перед ним колыхалось огромная людская масса, по которой шарили сияющие молнии прожекторов, выхватывая то чьи-то безумные глаза, то раскрытый в крике рот, то искаженные восторгом и вожделением лица. Они орали его имя, от него трясся стадион, а Крис, сплетя его пальцы со своими, поднял его руку, как рефери на ринге поднимает руку боксера-победителя. С другой стороны оказался Джимми, и Стэн ощутил его ладонь на своем плече.
        — Это Стэн!  — гаркнул Крис, перекрывая шум толпы.  — Вы должны его любить, как нас!
        О да, толпа уже любила его, Стэн, несмотря на весь свой страх, ощутил чудовищный поток энергии, он понял, что испытывает Крис, у него закружилась голова. «Добро пожаловать в ад.  — подумал он,  — а это грешники, которые приветствуют меня». Крис пихнул ему микрофон.
        — Скажи что-нибудь нам, Стэн.
        Сглотнув и избавившись от мучительного горлового спазма, Стэн поднес к губам холодную головку микрофона.
        — Привет, ребята,  — сказал он неуверенно, ему ответили восторженным ревом.
        — Я рад, что вам понравилось,  — сказал Марлоу еще и тут же отдал микрофон Крису. Тот, продолжая сжимать его руку, пошел к самому краю сцены.
        — Ребята,  — сказал он тише, чем обычно и таким голосом что в зале тут же тут же воцарилась такая тишина, что Стэну стало страшно.  — Мы ужасно рады, что вы пришли сюда. Вы все знаете, все читали, что про нас пишут.  — в последующем крике было ужасное негодование, казалось, пошевели сейчас Харди бровью и они разнесут все редакции в городе.  — Вы знаете, что меня обвиняют в убийстве.  — продолжал Крис, когда крики стихли.  — Все это брехня. Не слушайте никого. Я скажу вам правду. Я никого не убивал. Я совсем не такой, как про меня врут. Правда только одна. Я люблю Стэна, а он любит меня.  — толпа замерла, застыла, очарованная этой жестокой откровенностью, этой смелой прямотой, этим страшным вызовом, который бросил Харди, испытывая на прочность их чувства.  — И я считаю,  — возвысил голос Крис, так что он прокатился над толпой, как удар набата,  — Что вы можете только порадоваться за нас!
        На этот раз толпа бушевала дольше, кто-то рванул на сцену, кого-то удержали, но один, огромный светловолосый парень в залатанной коже и с серьгой в носу, все-таки прорвался, Крис жестом отстранил охрану. Парень подошел к ним. Встал почти вплотную, его серые глаза горели фанатизмом.
        — Крис, сказал он, он был в двух сантиметрах от микрофона, который держал Харди и его голос раскатился по залу.  — Крис, ты только скажи. Мы вломим этим говнюкам так, что им мало не покажется. Крис, мы все за тебя. Правда, ребята?
        — А-А-А!!  — взвыл стадион. А парень обернулся к Марлоу.
        — Ты отличный парень — проговорил он.  — Мы тебя любим.
        И на глазах у всей толпы, он стиснул Стэнфорда Марлоу, студента Манчестерского колледжа искусств, любовника Криса Харди и автора текстов к альбому «Ацтеков» «Пылающая Комната» в своих медвежьих объятиях.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

10 октября 2001

        Зачем, зачем это нужно было. Я хотел задать ему этот бессмысленный вопрос. Впрочем, может и нужно. Теперь уже без разницы. Никогда впредь не выйду на сцену, не мое это место. Жаль, что ни Крис, ни ребята этого не понимают, ощущение, что оказался на шабаше ведьм, и тебя вот вот разоблачат, что у тебя крест на шее. Конечно, они не виноваты, они любят, что любят, и понимают, что понимают, большего им и не следует открывать, тем более демонстрировать нашу связь с таким вызовом. Ну, что сделано, то сделано. Я не хочу себе признаваться в том, что я был рад всему случившемуся, рад признанию, славе, даже не этому, а тому, что делю ее с Крисом, что сопричастен его пути, так же как и он моему. И все же нужно было быть Харди, чтобы чувствовать себя как рыба в воде в подобной ситуации.
        Если бы не наша поездка в JT, я бы мог еще убедить себя в том, что на свете бывают случайные совпадения и нелепые ошибки. Но поверить в это после разговора с господином Крэгом, я уже не могу.
        Мы приехали все вместе, Флан все время нервически повторял Крису: «Все выясним, сейчас все уладим, это просто недоразумение». Крис усмехался с таким видом, что было ясно, Микки он не доверяет. Герберт, промоушн-менеджер группы сидел в каменным лицом, я только потом узнал, что он постоянно высказывал свое недовольство в адрес Флана и теперь, вероятно, торжествовал по поводу его провала.
        Гай Крэг собственной персоной пригласил нас пройти в большой зал с голубыми диванами и темно-красными жалюзи на окнах. Подали кофе, чай, виски, сок — каждому кто, что потребовал. Хозяин высокий, статный, с темными усами, спокойный и самоуверенный, оглядел всех присутствующих оценивающим взглядом. Флан сжал пальцы рук и несколько раз глубоко вздохнул. Крис полусидел, полулежал, пренебрежительно развалясь, и потягивая сигарету.
        — Я вас всех рад видеть, тебя, Крис, и тебя, Джимми, Патрик,  — начал Крэг,  — надеюсь вы не считаете, что наша компания вас намеренно обманывала?
        — Считаем,  — довольно агрессивно сказал Харди.
        — И напрасно,  — спокойно возразил Крэг,  — контракт заключен по всем правилам, я правильно говорю господин Флан?
        Микки собрался с духом и выпалил речь, которую, он вероятно готовил добрую половину ночи, все слушали его молча:
        — Господин Крэг, с одной стороны, как адвокат, я не имею никаких претензий к предмету и условиям сделки, все совершалось по закону, но есть отдельные нюансы, относительно которых я вынужден настаивать на том, чтобы они были пересмотрены в пользу моих клиентов, я со своей стороны уверен в абсолютной законности требований корпорации «Виста», но я нахожу невозможным внесение корректив в уже подписанный документ.
        — О чем вы говорите, любезный господин Флан,  — довольно фамильярно оборвал его Крэг,  — все было подписано и утверждено, как полагается. Вы же сами читали контракт, или вы готовы отрицать очевидное?
        — Простите…?  — Флан сделал вид, что не совсем понимает о чем идет речь, пытаясь выиграть таким образом время на принятие решения.
        — Вы знали обо всех условиях контракта, группа использовала торговую марку корпорации, обязуясь заплатить за это,  — он встал и подойдя к столу взял с него диск «Ацтеков» и коробку, которую я уже однажды видел.  — Два продукта с одинаковым названием, вы прекрасно знаете, что это нарушение коммерческих прав.
        — Да, да — поспешно согласился Флан,  — но ведь вы должны были предупредить…
        — Это отнюдь не входит в наши обязанности, господин Флан,  — цинично возразил Крэг.
        Флан замолчал.
        — Знаете, что я скажу,  — громко заговорил Харди,  — я голову даю на отсечение, что ваша фирма на нас руки нагрела. И, если мы это дело до суда доведем, вы это не скроете.
        Крэг снисходительно улыбнулся на этот выпад и посмотрел на Криса почти с сочувствием.
        — Ну, не стоит так утрировать, Крис, это, конечно, прецедент в нашем сотрудничестве, но в мире шоу-бизнеса бывают всякие сложности.
        — Это не прецедент,  — вмешался Джимми,  — это явное мошенничество, не знаю, что вы с контрактом делали, но его подменили, там не было и речи не о какой корпорации.
        — Значит вы отказываетесь мирно решать нашу проблему?  — сделал вывод Крэг.
        — Нашу?  — возмутился Герберт,  — это не наша проблема, а непрофессионала-адвоката, вот с него и взимайте в пользу корпорации.
        — Я против, господин Герберт,  — воскликнул Микки,  — я полностью на стороне группы, я сам считаю все это досадным инцидентом, но господин Крэг абсолютно прав, не стоит раздувать из этого целый скандал.
        — Что значит скандал?  — с непередаваем изумлением на лице отозвался Пэт,  — это же деньги, ведь я правильно понимаю вас, Герберт.
        — Абсолютно,  — решительно отозвался менеджер, который, видимо, задался целью добить своего давнего противника,  — все действия господина Флана были направлены против интересов группы.
        — Какая чушь,  — продолжал защищаться Микки,  — никогда это не было, Крис, в конце концов, я столько раз…
        — Я всегда предупреждал, чем кончится, ваша деятельность, господин Флан,  — не давал ему договорить Герберт.
        Крэг с явным удовольствием наблюдал за этой стычкой внутри лагеря противника, на лице Джимми выражалась досада, Крис сидел с отсутствующим видом, а я понимал, что мне вообще не следовал приезжать сюда.
        — Итак, мы должны прийти к какому-нибудь компромисс,  — суммировал итог всего происходящего Крэг,  — корпорация требует отчисления и немедленно, в случае отказа они взыскивают с нас, а мы как полагается компенсируем сумму через суд, но я бы предпочел уладить все по-хорошему.
        — Много они хотят,  — мрачно спросил Харди.
        — Да, сколько там всего получится,  — добавил Пэт с тревогой в глазах, ему явно не хотелось расставаться с деньгами.
        — Миллион долларов,  — пояснил Крэг,  — если учесть успех проекта, то сумма невелика.
        — Ничего себе не велика,  — возмутился Джимми,  — за какую-то торговую марку, да мы о ней понятия не имели, ведь правда же, Крис.
        — Не имели,  — подтвердил Харди без энтузиазма, его должно быть жестоко угнетало все происходящее.
        — А ты что молчишь, Стэн,  — продолжал Джимми,  — ты же это название предложил, твоя идея, скажи, что это не плагиат.
        Я почувствовал внутренне сопротивление, мешавшее мне открыть рот, меня совершенно не радовало, что наконец очередь дошла и до меня.
        — Да, это не был плагиат,  — ответил я, обращаясь ко всем сразу и ни к кому конкретно, Крэг смотрел на меня с интересом,  — это название случайно совпало с названием игры.  — я сделал паузу, не зная, что еще добавить, и вдруг ощутил непреодолимое желание высказать все, что на самом деле думал по поводу этих событий — Я не верю, что это все это не связано между собой, возможно все это было подстроено изначально, и мы даже не знаем, кто истинные виновники.
        — Вы правы, господин Марлоу,  — прервал меня Крэг,  — виновников в этом деле нет, есть коммерческое затруднение, давайте же придем компромиссу.
        — Я против,  — возмущался ударник,  — я не соглашусь.
        — Помолчи, Пэт,  — рявкнул Харди,  — только о себе думаешь, все к черту развалиться, если мы в этом завязнем.
        — Крис,  — продолжал возмущаться ударник,  — что ты несешь, это же солидная сумма, с нас со всех сдерут, Микки, учтите, что я против.
        — Что скажешь, Джим,  — обратился Крис к другу.
        — Я против,  — нехотя сказал он,  — не вижу смысла уступать.
        — А ты, Тэн,  — Крис посмотрел на меня и я понял, что в этот момент по неведомой мне закономерности существования его личности, этот человек, проводивший со мной ночи в постели, и выказывавший мне всю глубину своего доверия и привязанности, словно отключил на данный момент эту сторону своей жизни, он решал деловую проблему и ждал от меня ответа, как от партнера по интересам, такого же как и все прочие.
        — Сейчас не самое удачное время, для разбирательства,  — ответил я.
        Наступила гнетущая тишина.
        Арчи, за все время беседы не сказавший ни слова, вдруг счел своим долгом произнести речь.
        — Двое против одного, я присоединяюсь к Стэну, сейчас не время устраивать дрязги. Но с вашей компанией, господин Крэг, никаких дел группа иметь не будет больше никогда. А ты, Микки,  — он угрожающе посмотрел на адвоката, уныло озиравшего все собрание,  — будешь иметь дело со мной лично, я уверен, что это ты нас уделал.
        Крис слушал этот выпад молча. На его лице было никогда не виданное мною прежде выражение брезгливого презрения, я мог только догадываться, что причиной его был вдруг обнаружившийся надлом в самой основе сотрудничества всех участников группы, внезапно проявившееся отсутствие истинного единства. Все присутствующие были одержимы сохранением собственного безопасного пространства ценою общего дела. Пэт не желал расставаться с деньгами, Джимми шел на принцип, Арчи не хотел обременять себя очередными неприятностями. Я выглядел обычным трусом, слабым и плывущим по течению.
        — Мы отказываемся платить,  — решительно ответил Харди и посмотрел на Крэга.
        — Крис, это не благоразумно,  — возмутился Флан.
        — Правильно, все правильно,  — тут же заткнул его Герберт,  — ты совершенно прав, ни цента уступать нельзя, с этого все всегда начинается.
        — Это ваше последнее слово?  — с легким разочарованием поинтересовался Крэг.
        — Да,  — ответил Крис.
        — В таком случае, я сожалею,  — Крэг поднялся, учтиво давая всем нам понять, что больше ему с нами говорить не о чем.
        — Я хотел бы, чтобы вы предоставили моему адвокату полную информацию о корпорации, мы будем решать этот вопрос напрямую.
        — Это невозможно, Крис,  — возразил Крэг,  — вы не получите такой возможности.
        — Я это сделаю,  — упрямо заявил Харди.
        — Дело ваше,  — равнодушно ответил Крэг.
        Все поднялись и направились к выходу, я шел последним и тогда я был уверен, что я просто неправильно истолковал случившееся. Крэг, провожавший нас, вдруг тронул меня за плечо и тихо сказал:
        — Благоразумие — великое достоинство, но наступают тяжелые времена.
        Я посмотрел на него в полном недоумении, его тон был скорее дружеским, чем наставительным.
        — Что вы имеете ввиду?  — так же тихо механически переспросил я.
        — Многое и многих, я искренне желаю вам успеха.
        Все уже вышли за дверь, и я должен был последовать за ними, поскольку я знал, что Крис тут же обратит внимание на мою задержку.
        Но в этот момент Крэг остановил меня и добавил:
        — Испытания велики, но они только доказывают вашу значимость.
        Не понимая смысла его слов и того, к чему все это говорится, я не знал, что ответить. Крис появился у двери и недовольно спросил:
        — Ты идешь?
        — До свидания,  — ответил я Крэгу.
        — О чем вы там с ним шептались, Стэн?  — спросил меня Харди уже в машине.
        — Ни о чем,  — сказал я, и вправду не имея никакой возможности передать наш разговор.
        — Он же тебе что-то говорил?
        — Не знаю, я ничего так и не понял.
        Крис закинул руки за голову, и стал смотреть в потолок машины.

12 ноября 2001

        Приходил детектив Хайнц. За последнюю неделю у меня сложилось стойкое впечатление, что какая-то особо неблагоприятная звезда жалует нас своим постоянным вниманием. Крис одержим идеей выйти на корпорацию, Джимми его поддерживает. Арчи от этого предприятия отстранился. Накануне Харди сказал мне:
        — Когда я тебя встретил, моя жена собиралась получить половину денег, сейчас вместо нее эта темная корпорация.
        — Ты хочешь сказать, что я навлекаю на тебя неприятности?
        — Нет,  — ответил он,  — но странно все это, я тупой, я не понимаю. Мне на деньги плевать, пропади они пропадом, я хочу этих мерзавцев достать, хочу узнать, кто они, ты же мне сам про них говорил.
        — Их офис находится в Америке, для очной встречи мы будем вынуждены нарушить обязательство, взятое с нас полицией, я тебе не советую.
        — А что ты советуешь?
        — Заплатить и подождать, пока не решиться вопрос с обвинением против нас. Это лучшее, что можно сделать.
        — Джимми и Пэт не согласятся,  — возразил он,  — но даже черт с ними, я должен узнать кто они.
        — Я бы и сам хотел это знать.
        — О чем тебя спрашивал этот Хайнц?
        — Так, обо всем понемногу,  — у меня не было никакого желания пересказывать мой разговор с полицейским.
        — И про нас?
        — Не без этого.
        — А ты что ему говоришь, может, нам лучше договориться, что мы им врать будем, так не проколемся по крайней мере?
        — Это еще больше все запутает, и потом это не наше дело, мы можем врать до тех пор пока они не найдут улики, а они их не найдут.
        — Как бы ни так, знаешь, а если мне Клеменс заявит, что браслет мой был найден на месте преступления и кладет передо мной браслет, что я ему скажу?
        Я замолчал, по спине прошел мороз, если я все правильно понял, они решили использовать подложные улики, но один браслет ничего не доказывает, пугает их упорное стремление доказать, что один из нас убил Шеффилда, и, скорее всего, настаивают они на кандидатуре Криса.
        — И что ты сказал?  — спросил я после минуты размышлений.
        — Сказал, что меня там не было и точка. Пусть докажет обратное.
        — Они с нами играют в подкидного, кто кого, Крис.
        — Ну, только не меня,  — он затянулся с удовольствием и выдохнул голубоватый дым.
        — А помнишь, Тэн, эта девчонка, которая мне записку сунула, ты с ней знаком был давно?
        — Не очень, но самое удивительное это то, что девчонка — дочь Томаса, только я ей этого не сказал.
        Глаза Криса, обращенные на меня, были полны растерянности.
        — То есть, что ты в ее отца, что ли был…
        — В ее отца,  — подтвердил я,  — и она понятия не имеет, что он задохнулся в камере, она знает его другое имя и мать ее тоже, надо полагать.
        — Вот это да!  — воскликнул Харди,  — повезло тебе!
        — Да, уж, дальше больше. Я сначала только и думал, что о пылающей комнате, а теперь вокруг нас одна сплошная пылающая комната.
        — А что если ее нет, Тэн?  — спросил Крис, подойдя ко мне и наклонившись совсем близко.
        — Это означает только одно, что тебя и меня тоже нет,  — ответил я, пытаясь растолковать смысл этого замечания самому себе.

16 ноября 2001

        Полночь. Крис спит как убитый. Хайнц задался целью добиться от меня признания. Признания, что я его любовник, его вопросы, это не вопросы полицейского. Теперь я понимаю, почему он повесил в кабинете портрет Фрейда. Он принадлежит к тому типу хорошо скомпенсированных извращенцев, которые смогли заработать себе такое социальное положение, которое бы позволило им беспрепятственно удовлетворять свои тайные потребности, используя для этого тех, над, кем они получают власть, прикрываясь законом.

18 ноября 2001

        Кабинет Хайнца. Портрет. Кофе. Вопросы, вопросы, вопросы. Неужели его напарник также издевается над моим другом.
        Я сидел перед ним после двух бессонных ночей, с головой не способной производить даже минимальные мыслительные операции.
        — Господину Харди грозит серьезное наказание,  — сказал он,  — давайте еще раз вместе, господин Марлоу восстановим все события, еще раз воспользуйтесь шансом говорить правду и только правду.
        — Я уже все сказал вам, мне нечего добавить.
        — Все по порядку, господин Марлоу,  — продолжал он с таким видом, словно собирался сыграть со мной очередную партию в шахматы.
        — Вы мечтали об этой связи?
        — Я об этом не думал,  — собрался я с силами, чтобы произнести эту последнюю относительно разумную фразу.
        — Когда вы смотрели на него, какого рода желание возникало у вас? Вы испытывали сексуальное возбуждение?  — его глаза, устремленные на меня, пристально следили за каждым моим движением.
        — Я на него не смотрел,  — ответил я.
        — Вы боялись это сделать, господин Марлоу, вы боялись своих собственных желаний?  — его голос настойчивый и неотвязный был мне знаком, я слышал его, я хотел сказать ему об этом.
        — Мои желания, они были чисты, как сердце девственницы,  — я отвечал ему, не зная, как остановить этот невыносимый бесцеремонный поток любопытства.
        — Какое интересное сравнение! Но ведь у вас уже был опыт, не правда ли?
        — Нет, нет, нет,  — воскликнул я,  — зачем вы это спрашиваете, это не ваше дело, господин Хайнц, или вам это доставляет удовольствие? Я найду возможность прекратить все это, ваши действия противоправны.
        — Вы заблуждаетесь,  — спокойно возразил он,  — я имею право задавать любые вопросы, какие сочту необходимыми.
        Я встал, собираясь избавиться от него единственным доступным мне способом.
        — Сядьте,  — приказал он мне,  — немедленно сядьте, господин Марлоу.
        Я сел.
        — Так лучше,  — произнес он с удовлетворением,  — лучше.  — Он поднялся и отошел к столу, через минуту он вернулся обратно со свернутым в трубку листом бумаги.
        — Посмотрите, господин Марлоу,  — значительно более мягко обратился он ко мне, разворачивая его,  — это ваш рисунок. Я взглянул на то, что он мне показывал и увидел копию, которую когда-то сделал по требованию Генри, и в этот раз как и прежде я испытал что-то похожее на безотчетную неприязнь перед этим изображением, выведенным моей собственной рукой.
        — Да, мой,  — сказал я.
        — Этот рисунок был обнаружен в руках убитого, вы понимаете, что это значит?
        — Нет.
        — Я бы хотел получить от вас некоторые разъяснения. Кто принес вам оригинал?
        — Шеффилд.
        — Вы знаете, что здесь изображено?
        — Нет, я не интересовался тем, что делал для него, это была механическая работа.
        — Очень напрасно,  — он покачал головой,  — это было вашей ошибкой. Это схема Висты.
        Я замер, глядя на рисунок.
        — Как Висты?  — Переспросил я.
        — В коридоре много комнат, но вход только один, господин Марлоу, вы сомневаетесь?
        — В чем, простите?  — произнес я, подумав, не сон ли это. Но все вокруг было до ужаса реальным, чашки с недопитым кофе, смятые окурки в черной пепельнице, и Хайнц не был фантомом.
        — В ее полномочиях?  — он сделал отчетливое ударение на слове ее.
        — Я не понимаю,  — мне становилось все труднее ориентироваться в происходящем.
        — Все вы прекрасно понимаете, я говорю о корпорации «Виста», которая требует выплаты за использование своей торговой марки.
        Я откинулся на спинку кресла и вздохнул с облегчением. Конечно, это была моя ошибка, я придавал совершенно не то значение словам, которое вкладывал в них этот любитель психоанализа в форме.
        — Каким образом это связано с убийством?
        — А это я вас должен спросить, господин Марлоу,  — ответил он с усмешкой.
        — Это была афера JT music, это не доказывает нашу вину и потом это не имеет отношения к смерти Генри Шеффилда.
        — Конечно, нет,  — согласился он,  — но вам наверняка понадобиться разрешение на выезд, чтобы уладить этот вопрос.  — Странно было то, что в этот момент у меня даже не возник вопрос, откуда он знал все эти подробности.
        — Это было бы для нас выходом, встретиться с ними необходимо для урегулирования вопроса.
        — Вы получите разрешение чуть позже, а теперь можете быть свободны.
        Когда я вернулся и застал Криса за бутылкой с Джимми, оба они посмотрели на меня в недоумении.
        — Что случилось Стэн,  — спросил Крис вскакивая мне навстречу,  — не жрал целый день? Тебя Бобби отвез пообедать?
        — Отвез,  — я переглянулся с Джимми,  — кажется, с нас собираются снять обвинение.
        — Как это?  — спросил Харди.
        — Не знаю, но мне Хайнц пообещал разрешение на выезд.
        — Ну, как рассказывай,  — потребовали они оба.
        — Я уже сказал, мы сможем поехать, все выяснить.
        — Отлично!  — воскликнул Джимми,  — а ты все думал, что это ловушка, да, все скоро кончится. Крису тоже обещали дать разрешение, понимаешь, Стэн — пояснил Джимми.
        — Флан все узнал, корпорация в Лос-Анджелесе.
        — Вечером поедем в «Бостон», это надо отметить,  — не терпящим возражений тоном заявил Крис.  — и ты поедешь, Джим, никуда не денешься.
        Джимми вздохнул и налил себе виски.
        — Не люблю я эту компанию, ну, да черт с вами, за вас ребята.

        5

        Крис приехал из студии около шести вечера. Стэна дома не было, Дэнни, дежуривший в холле, сообщил, что он ушел около пяти и передать ничего не просил. Это совсем не понравилось Крису, но он просто решил подождать, мало ли, что, пошел за своими книжками, потом, Крис зверски устал, иногда ему казалось, что просто не в состоянии сочетать то, что происходило у них с Марлоу и свою обычную жизнь. Периодически, когда он от Стэна попадал в общество своих друзей и коллег, его преследовали такие же ощущения, которые бывают у крепко подсевшего на героин наркомана, которому пришлось ширнуться кокаином или чем-нибудь еще. От этого можно было и умереть.
        Крис повалился одетым на кровать и заснул. Он проспал два часа, а, когда проснулся, за окнами уже стемнело, Стэна по-прежнему не было. Тогда он поплелся на кухню, сварил себе кофе и набрал телефон Бобби. Тот сообщил, что Стэна не видел, и ничего о его местопребывании не знает. Выслушав его, Крис почувствовал, что у желудок у него начинает сжиматься в липкий комок. Мысли о том, что со Стэном что-то случилось, он даже не допускал, Марлоу не мог умереть. С ним ничего не могло произойти, словно его охраняло все архангельское воинство. Криса пугало другое. Он боялся, что Стэн сейчас с кем-нибудь еще, с кем угодно, только не с ним. Что он надоел ему. Просто надоел. Что та безумная страсть, которой до сих пор терзался Харди, стала для Стэна ненужным, утомительным и надоевшим обстоятельством его жизни. Этот кошмар мучил его страшнее, чем любая угроза его жизни, здоровью и карьере. Конец любви Стэна означал для Криса конец жизни. Он думал об этом так, как думают только в детстве о смерти, впервые осознав, что же это такое. Так как думает семилетний ребенок, лежащий в темноте, сжав руки в кулачки,
вглядываясь в темное небо за окном и зная, что он конечен, что когда-нибудь все прекратиться и дальше будет только тьма. Крис задыхался, он пытался избавиться от этой ужасной мысли, припоминая поведение Стэна в последние дни, оно ничем не отличалось от всего предыдущего и взгляд его серых глаз был все таким же, он не собирался бросать Харди, точно не собирался, Крис бы понял, он по-прежнему был с ним, они были одним целым. Крис сел за стол, отхлебнул кофе. Обжег язык, чертыхнулся и ему стало полегче. И все же та полная тьма, в которую он неизбежно попал бы, брось его Стэн, все еще была рядом, как вечно голодный зверь, она всегда ждала своего часа, и сознание того, какая тонкая перегородка отделяет его от полного безумия, отравляла легкомысленному Крису жизнь не меньше, чем его чересчур разумному другу. Харди не знал, знает ли Стэн о его терзаниях. Он ревновал его, эти мучения, хотя и не на чем не основанные, были невыносимыми. Крис ничего не мог сделать с собой. Марлоу с ним не было и этого было достаточно для полноценного вечера в аду.
        Он взял чашку с кофе и пошел в гостиную, засунул в видеомагнитофон кассету с собственными клипами и повалился на диван. Его совершенно не интересовал он сам, на себя Крис насмотрелся достаточно, он просто хотел увидеть Стэна. Он хотел увидеть тот самый клип на песню «Войди в пылающую комнату» который начинался так, как в свое время настоял Крис. На экране лилось и трепетало пламя и на его фоне возникало лицо Стэнфорда Марлоу, такое, каким Крис увидел его в первый раз и с тех пор уже не мог забыть. Легкий, тающий очерк, призрак в огне, большие глаза и маленький сжатый рот. Крис, не отрываясь, вглядывался в экран, перематывал обратно, ставил на паузу, перематывал. Потом поглядел, как Стэн бредет по коридорам Замка Ангелов, в темном костюме, который делал его и взрослым, и ужасно юным и хрупким одновременно. Крис смотрел, курил сигарету за сигаретой, его лицо было напряженным до мучения, на скулах перекатывались желваки, он не мог оторвать взгляда от сияющего экрана, на котором его любовь смотрела куда-то вдаль, в пламя, куда угодно, но не на него.
        — Интересное лицо у господина Марлоу,  — внезапно произнес спокойный и насмешливый голос за его спиной. Крис подскочил, уронил пульт, успел подхватить падающую чашку, обернулся, перед ним за спинкой дивана стоял Клеменс.
        — Как вы сюда попали?  — спросил Харди с ужасом.
        — Через дверь,  — сказал Клеменс спокойно, он обошел диван и сел. Положил ногу на ногу, достал сигареты.  — Меня пустил ваш телохранитель. Я все-таки представитель закона. Не угостите кофе?
        Возясь с кофеваркой на кухне, Крис в полном замешательстве пытался понять, как это Денни пропустил пусть даже полицейского, не предупредив его, это был какой-то бред, как он вошел в дверь, которую Крис должен был открыть изнутри, он ничего не понимал, а то что его застали за тем, как он смотрел на лицо Стэна на экране, сулило еще большие неприятности.
        Он вернулся в гостиную, Клеменс смотрел клип, на его лицо отражалась глубокая заинтересованность. Крис вручил ему чашку и сел. Клеменс нажал на паузу и внимательно поглядел на Харди.
        — Отличный клип, Крис, просто прекрасный, и господин Марлоу там совершенно на месте.  — Крис переменился в лице.
        — Что вам нужно?  — Спросил он грубо.  — Мы, кажется, не договаривались о встрече.
        — А я вот решил зайти.  — Безмятежно ответил Клеменс.  — мы с вами еще не договорили, если у вас есть время…  — он не договорил, но посмотрел на собеседника так, что стало ясно, даже если у Криса времени не минуты, он все равно поговорит.
        Харди стиснул зубы, смирение не было для него привычным состоянием, но он смирился. Клеменс стал для него чем-то типа персонального дьявола. И отвязаться нельзя и терпеть невозможно.
        — Я слушаю,  — сказал он.
        Клеменс тут же вытащил диктофон.
        — Итак, Крис, что же вам все-таки предсказал господин Шеффилд?
        — Дайте вспомнить,  — буркнул Крис, ему ничего не шло в голову из того вечера, только лицо Стэна в обрамлении капюшона и то как он его скинул, машинально встряхнув головой, когда взял руку Харди в свою. Наконец, что-то стало оформляться.
        — Он мне сказал, что я в двух шагах от высшей точки своей жизни. Что-то типа этого. Сказал, что будет посланец, он скорее всего имел ввиду себя, ну, чтобы я еще раз к нему пришел. И вот еще, я вспомнил, он сказал, что появиться, как это называется, пустая карта, бланка, понимаете,  — Крис диковато усмехнулся, ему вдруг пришло в голову, что предсказание сбылось, Стэн и был той самой бланкой, которая изначально не входила в расклад.  — ну и все.
        — Очень интересно,  — протянул Клеменс,  — а вот господин Хайнц утверждает, что мистер Марлоу показал — вы просили его предсказать вашу судьбу.
        — Ну просил, а какое это отношение имеет…
        — Крис,  — укоризненно покачал головой полицейский,  — мы же договаривались, я решаю, что имеет отношение, а что нет. Итак?
        — Ничего он мне не предсказал!  — воскликнул Крис в отчаянии.  — Он сказал только два слова.
        — Каких?
        — Chamber Ardente — выговорил Крис, поразившись, как легко и непринужденно слетели эти два жутких слова с его языка.
        — Еще интересней,  — обрадовался Клеменс.  — И что это по вашему значит?
        — Не знаю,  — отрезал Крис.
        — А я бы на вашем месте выяснил.  — синие глаза полицейского сверкнули в полутьме собственным, не отраженным огнем.  — нельзя жить с предсказанием, смысл которого тебе не понятен.  — Крис вздрогнул, почти такую же фразу сказал ему когда-то Стэн про браслет девственницы.
        — Я не верю в предсказания,  — угрюмо солгал Крис.
        — Бывает,  — добродушно бросил полицейский.  — меня интересует вот что. В каких вы отношениях с мисс Андерсон?
        — С кем?  — сперва не понял Крис,  — С Элис, что ли?
        — Ну да, если вам угодно, с Элис.
        — В деловых.  — пожал плечами Харди.  — Она на меня работает.
        — Тогда скажите, вы состояли с ней когда-нибудь в интимных отношениях?
        Как не был взвинчен Крис, как не раздражали его и полицейский, и отсутствие Стэна, о котором он ни на минуту не забывал, он не удержался от смешка.
        — Нет,  — ответил он совершенно честно.  — про меня конечно пишут черте что, и часть из этого — правда, но я все же не сплю со всеми женщинами, которые меня окружают.
        — Не сомневаюсь, что вы достаточно разборчивы в подобных вопросах,  — вежливо согласился Клеменс.  — то есть у нее нет причины плохо к вам относиться.
        — Может и есть.  — пожал плечами Крис,  — я не знаю, она по-моему, хотела переспать со мной, но, честно говоря, мне она совершенно не нравится и она это знает.
        — Понятно, то есть мотив для мести все же есть.
        — О какой мести вы говорите,  — насторожился музыкант.
        — Она свидетельствовала против вас, я же вам рассказывал, говорила, что вы грозились убить Шеффилда, если узнаете, что это от него пресса получила информацию о ваших странных отношениях с Марлоу.
        — А, это. Ну что тут поделаешь, я человек вспыльчивый, я вот Джимми каждый день грожусь прикончить, а Пэта и по три раза в день.  — и Крис посмотрел на своего допросчика нагло.
        — Ясно. Ну что же, доказать и то и другое мне не представляется возможным — загадочно отозвался полицейских.  — Вернемся к господину Марлоу.
        Крис чуть не застонал.
        — А что вы скажете на то, что мистер Марлоу живет в вашей квартире?  — полюбопытствовал Клеменс. Крис похолодел.
        — А что? Это запрещено?  — он решил переть напролом.  — Я с Джимми когда-то в одной квартире жил. И с Пэтом, так втроем и жили, что в этом такого?
        — Да ничего.  — Клеменс смотрел на него как на идиота.  — так вы отрицаете все, что говорят о вас и Марлоу?
        — Да. Я точно не импотент.  — ответил Крис яростно.
        Клеменс хихикнул, похоже, Крис не злил его а откровенно развлекал.
        — Я вас поздравляю,  — ответил он весело, Харди просто обалдел от такой наглости, а Клеменс как ни в чем не бывало продолжал:
        — Мистер Марлоу вообще очень интересный человек. Умный, образованный, талантливый. И необыкновенно привлекательный. Может, вы в курсе, у него есть подруга?
        Крису на секунду стало дурно. Он просто представил себе, что, да, у Стэна есть подружка, полицейский знает это, знает про все страдания Криса и потешается над ним, над человеком, который потерял голову от любви к чокнутому мальчишке из художественного колледжа, обманутым и преданным, но не излечившимся от своей страсти. Он пытался выдавить хоть слово, Клеменс ждал, въедаясь в его лицо своими жестокими светлыми глазами.
        — Нет,  — наконец произнес он.  — Я ничего про это не знаю.
        — Ясно,  — легко отозвался полицейский.  — А вы однако к нему не равнодушны.  — и он кивнул в сторону телевизора. Крис жалел только о том, что у него нет любимого томагавка Джимми, он бы огрел этого извращенца по затылку.
        — С чего вы взяли?
        — Ну, вы поселили его у себя и не расстаетесь с ним, несмотря на все преследования со стороны прессы, а в его отсутствие смотрите на него по телевизору, вывод, сами понимаете, напрашивается сам собой.  — и Клеменс уставился на Харди, ожидая комментариев.
        — Это мое дело.  — Крис неожиданно ощутил дикое желание рассказать этому человеку обо всем, о своей страсти к Стэну, об их клятве, о всем том безумии, которое окружало их, о своих мучениях и своем счастье. Это желание было настолько острым, что он залпом допил остывший кофе, словно надеясь удержать внутри те слова, которые лезли наружу. Клеменс словно понял, что с ним произошло, и внезапно сказал:
        — А что там у нас по телевизору?  — и щелкнул кнопкой пульта.  — Глядите, Крис, это вам ничего не напоминает?  — спросил он, и Крис взглянул на экран. Судя по всему, это был какой-то фильм. На экране почему-то не было значка, обозначающего канал, Харди отметил это машинально и тут же забыл, завороженный происходящим. На экране была роскошная спальня, огромная комната, с колоссальной кроватью посередине, шелковые простыни сбились, одна подушка валяется на полу. Напротив кровати панорамное окно во всю стену. В комнате двое мужчин, не старше Криса, он узнал их моментально, без всяких вопросов, те двое, из сна, одного он видел на старых газетных фотографиях, Хауэр и Конрад. Конрад и Хауэр. «Черт, а я и не знал, что про них фильм сняли», подумал он. Мужчины ссорились, Хауэр, полностью одетый, в черные джинсы и черный свитер смотрел на своего собеседника со смертной ненавистью, такой, какая возникает только тогда, когда человек не справляется с самим собой и ненавидит того, кто вызвал в нем такой страшный разлад. Конрад, в одних джинсах, говорил ему что-то, Крис не слышал, звук почему-то не дали, на его
лице была жестокая гримаса, он старался больнее уязвить собеседника, заставить его страдать, страдать так же, как видимо и очевидно страдал он сам. Наконец Хауэр с перекошенным лицом внезапно размахнулся и со всей силы залепил Конраду пощечину. Тот покачнулся, и на секунду Крису показалось, что он сейчас кинется на обидчика и задушит его голыми руками, но он только стоял, молча и глядел на него, на белом лице алел отпечаток руки Хауэра, синие глаза сверкали безумием. Хауэр развернулся и вышел. Конрад еще минуту стоял, тяжело дышал и сжимал кулаки так, что на тыльных сторонах выступали вены. Потом он отвернулся и подошел к окну. Прижал ладони к стеклу, Крис видел только его светлый затылок и вздымающие от судорожного дыхания плечи. Харди показалось, что от его рук, прижатых к стеклу поднимается синеватый дымок. Он увидел язычки пламени, оно потекло по стеклу, через минуту вся комната была уже охвачена огнем, горели обои, алые языки скакали по постели, пожирая тонкий шелк, а Конрад, не тронутый этим буйством, все стоял, прильнув к окну, и скоро на экране не было ничего, кроме неизбывной ярости пламени и
темной фигуры, которая не шевелилась и Крису внезапно показалось, что не Мел Конрад стоит там, а он сам.
        — Ты не один,  — сказал голос за его спиной, Крис обернулся и увидел, что в комнате никого нет. Телевизор потух.
        Крис вытер холодный пот, выступивший на лбу, очевидно, Клеменс ушел, когда он смотрел на трагедию, разворачивавшуюся на экране. Комната была освещена очень скупо, внезапно это стало сильно раздражать Харди, и он врубил свет на полную мощность. Он ходил по квартире и включал везде светильники, все, которые были, как вдруг зазвонил телефон. Харди метнулся к нему, отчаянно надеясь, что это Стэн, и твердо зная, что это не он. Это был Хайнц. Суховатым тоном он сказал, что все улажено, они могут лететь в Штаты, только необходимо подписать какую-то бумагу. Это была отличная новость, но Крису больше всего хотелось, чтобы детектив скорее положил трубку, не занимал телефон, хотя Стэн мог звонить и по мобильному, и все же когда в трубке раздались гудки, Крис облегченно вздохнул. Было десять часов вечера и Марлоу не звонил. Крис опустился на диван, закурил сигарету, на вкус она была горькой и таким же горькими были его страх и отчаяние.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

22 ноября 2001

        Все относительно спокойно. Если бы еще обвинение с нас сняли было бы еще лучше. Крис ждет возможности отправиться в Лос-Анджелес. Хочет, чтобы поехали Холливуд и Флан. Зачем-то еще собирается пригласить Даншена. Этот человек всегда вызывал у меня неприязнь. Я не хотел говорить Крису, но я подозреваю, что не без его содействия Генри получил возможность вытряхнуть всю эту помойку на всеобщее обозрение. Обвинение они с нас все равно вынуждены будут снять, Хайнц признал, что у них нет основного доказательства,  — оружия. Оно не найдено, а доказать что-либо без отпечатков пальцев невозможно. Никто не может, кроме Элис, подтвердить, что у Криса были какие-либо причины убивать Шеффилда.
        Мне он запрещает выходить без сопровождающего, обычно таковым оказывается Айрон, но чаще Бобби. Я никогда не задавался вопросом, что же они оба вообще обо мне думают. Не презирают ли они меня, скрывая это по долгу службы? Впрочем, не все ли равно. Вчера он уехал на репетицию, они решили начать работать над следующим проектом, пока что без названия и просят меня взяться за тексты песен. Я взял тайм-аут на размышление. Ни о каких текстах и речи сейчас быть не может. Период отчаяния у Харди сменился периодом активной деятельности, у меня же наоборот.
        Я вышел на улицу, скромно одетый, с сигаретой в зубах, пересек пределы элитной зоны и сел в такси. Оказавшись в центре, я первым делом посидел в кафе. Это было необычное переживание. Я вновь почувствовал себя обычным никому неизвестным посетителем недорогого кафе. Все было хорошо, до тех пор, пока я не заметил, как перешептываются за соседним столиком парень с девушкой, искоса поглядывая на меня. Я встал и ушел. Постояв немного у витрины антикварного магазины, с объявлением о ближайшем аукционе, я подумал о Виоле. Она должна была уже вернуться, так, по крайней мере, говорил старик Барнс. Я решил зайти к ней без предупреждения. Вероятность, что дома могла оказаться ее мать, меня не останавливала, вряд ли она была осведомлена о скандале с группой «Ацтеки».
        Когда я позвонил в дверь, около трех минут не было слышно ни звука. Я уже собрался уходить, и вдруг дверь распахнулась, и я увидел Виолу в халате с полотенцем на голове. Лицо у нее было мокрое.
        — Стэн, Стэн,  — закричала она и кинулась мне на шею.
        Мы обнялись, как двое старых приятелей. И я понял, насколько сильно в действительности хотел ее увидеть, мне казалось, что никогда прежде я не усматривал в ней такого сходства с Томасом. Виола втащила меня в квартиру и захлопнула дверь.
        — Проходи, скорей,  — крикнула она мне, убегая в ванну,  — в комнату, или на кухню, я сейчас тебе кофе налью.
        — Я сам налью, не беспокойся,  — ответил и, пройдя на кухню, сел в белое кресло качалку, неизвестно зачем там находившееся.
        Она вернулась, сияющая и поцеловала меня в губы. Я улыбался.
        — Стэн, я столько про тебя читала, я даже обалдела, когда увидела, скажи, это все правда?
        — Правда?  — переспросил я,  — конечно, а ты как думаешь?
        — Ой, да это же здорово, я так и знала!  — воскликнула она, заваривая кофе и сидя на высокой табуретке такого типа, которые обычно можно увидеть у стойки бара.
        — Ты любишь Криса Харди,  — она мечтательно закатила глаза,  — это же класс. А он любит тебя, как ты думаешь?
        — Думаю, да,  — ответил я, продолжая улыбаться.
        — Вот кайф, и как он? Он же для тебя пел, я так тебе завидую, он такой, как на сцене или нет, Стэн?
        — Почти такой же, а как твой друг?  — спросил я, стремясь переключить ее восторженное внимание с моей персоны на что-нибудь другое.
        Виола помрачнела.
        — Мы с ним поссорились, я даже из лагеря уехала,  — она спрыгнула с табуретки и налила мне кофе в маленькую китайскую чашку,  — ты пей, а я сейчас Марку позвоню, чтобы он Додо отпустил, я к нему не поеду.
        Я покрутил в руках чашку. Виола позвонила и вернулась.
        — Я бы тебе Додо показала, он мой любимец, но только не сегодня,  — я понял, что речь идет о лошади, и мне стало смешно.
        — Я, наверное, стану наездницей, как мама,  — обречено проконстатировала она.
        — Ты будешь лучшей амазонкой в мире,  — успокоил я ее.
        — Стэн,  — вдруг сказала она, и, присев около кресла положила мне руки на колени, с ее волос капала вода,  — а можно мне с ним познакомиться, я обещаю, что не буду ничего спрашивать, только познакомиться.
        — Я попробую,  — пообещал я ей,  — одевайся, суши голову и пошли со мной гулять.
        — Пойдем, я сейчас,  — она вскочила и побежала собираться.
        Меня поражала даже не редкая непосредственность Виолы, а ее удивительная естественная способность принимать все таким, какое оно есть, с искренней радостью и не подвергая сомнению даже самые невероятные вещи. Она была воплощенным доказательством правильности господнего замысла — эта девочка, дочь моего учителя, погубившего мою жизнь и спасшего мою душу.
        Мы вышли на улицу, Виола взяла меня под руку, и мы, весело болтая, направились куда глаза глядят. Холодные ноябрьские сумерки медленно обволакивали город. Я шел, улыбаясь всему, что слышал от моей спутницы. А она ни на минуту не закрывала рот.
        — Я когда ваш клип посмотрела, ну я тебя, конечно, узнала, я говорю Тине, смотри, это мой друг, я его знаю, а она мне не поверила, решила, что я для понта вру, а я ей говорю, ты еще убедишься. Я не то, чтобы показать, какая я крутая, я хотела..
        — Ты умеешь играть в бильярд?  — спросил я ее, увидев впереди вывеску над входом в клуб «Король Ричард».
        — Нет, а что?  — он прижалась щекой к моему плечу.
        — Хочешь научиться?
        — Хочу,  — ответила она с готовностью подростка, которому предлагалось немного похулиганить.
        — Тогда идем.
        Мы зашли в клуб. Было еще слишком рано, народу было мало, я провел Виолу мимо бильярдных столов и, усадив за стойку бара, заказал нам обоим шоколадный коктейль с ромом.
        Она с интересом наблюдала за действиями бармена. Я подумал, что окажись здесь какой-нибудь блудный представитель прессы и дня через три выйдет очередная статья под каким-нибудь бредовым названием, где будет говориться о том, что любовник Криса Харди на самом деле педофил, предпочитающий общество несовершеннолетних школьниц. Виола с удовольствием потягивала коктейль и вдруг, дождавшись, когда бармен подошел к ней поближе, сказала ему с сознанием своего абсолютного превосходства:
        — Я хочу заказать «Ацтеков», «Черную магию»,  — и, повернувшись ко мне, добавила,  — для тебя Стэн.
        — Спасибо,  — коротко ответил я. Бармен посмотрел на каждого из нас по очереди и ответил:
        — У нас уже был заказ, ваш будет вторым.
        — ОК,  — ответила девушка и, допив коктейль, сказала мне — будешь меня учить в бильярд играть, а?
        — Для этого и пришли,  — отозвался я и подал ей руку.
        Мы выбрали стол, и я начал объяснять Виоле, как следует держать кий, чтобы удар был не слишком сильным и не слишком слабым, как следует выбирать наилучшую позицию для удара, правила игры, возможные отклонения от них и все, что тогда только приходило мне в голову. Она слушала очень внимательно, копировала каждый мой жест и проявляла редкие способности, а я чувствовал, как постепенно глаза мне начинает застилать туман. Я беспрерывно курил, чтобы скрыть свое безумное волнение. Мы начали играть.
        — Подожди,  — сказал я, останавливая ее,  — мы должны договориться, на что играем.
        — А просто так нельзя?  — со всей серьезностью спросила Виола.
        — Нет,  — соврал я и улыбнулся.
        — Тогда давай на поцелуй,  — предложила она.
        — Нет, это не то,  — возразил я,  — ставкой будет тайна.
        — Какая?  — недоумевая, спросила девушка.
        — Твоя или моя, кто проиграет, тот раскрывает другому самую важную тайну своей жизни, у тебя есть тайна?
        — Сейчас подумаю,  — задумчиво проговорила она.  — Да! Есть, но я на нее играть не буду,  — она отрицательно покачала головой.
        — Хорошо,  — сказал я,  — тогда мы будем играть на мою тайну, если ты выиграешь, то я тебе о ней расскажу, если — нет, сама понимаешь.
        — Давай,  — воскликнула она, и глаза у нее загорелись.
        Мы начали играть. Бармен с интересом следил за нами, и тут раздались первые аккорды «Черной магии». Когда я услышал голос Криса, у меня задрожали руки. Я наклонился, прицеливаясь, и вдруг поймал на себе внимательный взгляд Виолы. Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами.
        — Тэн, что с тобой? Ты что, плачешь?
        Я положил кий и поднес руку к глазам, они были полны слез, я не понимал, что со мной твориться.
        — Извини,  — сказал я ей,  — я сейчас вернусь.
        Я проиграл партию. Но, кажется, Виола совсем не гордилась своей победой и даже великодушно сказала:
        — Если не хочешь, я не настаиваю, ты можешь мне не рассказывать.
        Мы выпили еще по коктейлю и ушли. На улице совсем стемнело, на часах на здании городского банка было одиннадцать.
        — Виола,  — сказал я, обнимая ее за плечи и медленно бредя с ней по улицам,  — я должен тебе это рассказать.
        — А это настоящая тайна?  — спросила недоверчиво.
        — К сожалению, да,  — ответил я,  — а теперь послушай,  — ты говорила, что плохо помнишь своего отца, да?  — она кивнула,  — я знал твоего отца, я был его учеником, он преподавал в университете в Манчестере, он ведь был художник, ты знаешь об этом?
        — Нет,  — она изумленно смотрела на меня,  — не знала.
        — Он преподавал, он был моим учителем и я…  — я внезапно замолчал, осекшись на полуслове.
        — Чего, чего,  — она дернула меня за рукав.
        — Мне очень нравился твой отец, Виола, я им восхищался, но в результате он обратился ко мне с просьбой, я готов был для него сделать все, что угодно. Я выполнил его просьбу.
        — Какую?  — спросила она с детским интересом.
        — Я не могу тебе этого объяснить, это было слишком запутанное дело, я и сам не знал всех его деталей, я должен был только передать бумаги. Я делал это несколько раз, но в один прекрасный день твой отец сказал мне, что его должны арестовать, а мне необходимо уехать, все бросить, никому ничего не говорить, уехать немедленно. Я это сделал, и в следствии всей этой истории оказался здесь. Твой отец был арестован и приговорен к пожизненному заключению, вы об этом не могли знать, поскольку дело не разглашалось, а имя твой отец поменял, его фамилия была не Тиздейл, а Уиллис. Его приговорили к пожизненному заключению, я не уверен, что это точно, но потом я в этом убедился. Виола, твой отец умер в тюрьме, во время того пожара, о котором тогда говорили в новостях, помнишь, когда ты мне позвонила.
        Девушка шла молча, держа меня за руку, опустив голову, как ребенок, который не понимает, чем он провинился. Я остановил ее и заставил взглянуть на меня.
        — Почему ты молчишь?
        — Тэн, ты ведь шутишь, ты это придумал, да?  — спросила она с надеждой, разрывавшей мне сердце.
        — Нет, я не придумал, я рассказал тебе то, что обещал,  — возразил я,  — и самое страшное в этом во всем, то, что я напрасно послушал твоего отца, я напрасно уехал из дома, я думал, что меня разыскивают, а меня никто не искал, и все, что я делал, я делал зря.
        Виола ничего не говорила. И вдруг она произнесла тихо и печально:
        — Мой отец был нечестный человек.
        — Нет, нет,  — возразил я, взяв в руки ее голову,  — твой отец был прекрасный человек, Виола, ты не будешь меня ненавидеть за то, что узнала, пообещай мне.
        — Я обещаю,  — ответила она и обняла меня.  — Я тебя люблю, Стэн,  — вдруг сказала она громко, так громко, что ее голос прозвучал у меня в ушах как горное эхо.  — Я в тебя влюбилась, когда мы с тобой познакомились, я и с Фредом встречалась, потому что ты на меня не обращал внимания, я так завидую твоему Крису Харди.
        Я невольно улыбнулся.
        — Ты же говорила, что ты мне завидуешь, кого же из нас ты любишь?
        — Не знаю,  — растерянно ответила она,  — я вас люблю, и тебя, и его, вы не такие, как все, я хочу быть такой же, как вы.
        — Пойдем, я тебя отведу домой,  — предложил я.
        — Я не хочу,  — сказала упрямо,  — не пойду домой, у меня есть нечего.
        — Мы зайдем в магазин.
        Я довез ее на такси, зашел в магазин и купил все, что она попросила. Мне необходимо было возвращаться. Мы зашли к Виоле, она не хотела со мной расставаться. Мне было ее жаль.
        — Хочешь, я приготовлю салат, очень вкусный, меня Марк научил его готовить,  — умоляюще предложила она.
        — Мне нужно позвонить,  — сказал я.
        Виола принесла мне телефон и вышла. Я набрал номер. По голосу Криса было ясно, что мне лучше было вообще не произносить ни слова, но выхода уже не было.
        — Это ты?
        — Я,  — отозвался я, раздумывая, что мне сказать дальше.
        — Где ты?
        — Я у Виолы. У девушки, которая тебе кольцо передала.
        — Где это?
        — Я сам приеду.
        Крис положил трубку.
        Вила приготовила свой салат, он оказался довольно вкусный. Я наговорил комплиментов ее кулинарным способностям. И собрался уходить. Она стояла в дверях, глядя, как я спускаюсь по лестнице.
        — Ты мне пообещал,  — крикнула она мне вслед,  — с Крисом меня познакомить.
        — Я помню,  — я помахал ей рукой и больше не оборачивался.
        Впервые в жизни я испытал непреодолимое искушение отступиться. Мне хотелось поехать в какой-нибудь дрянной отель, снять номер, а завтра купить билет на самолет и улететь, куда угодно, только прочь отсюда, только подальше. Я не мог даже представить себе, какого рода объяснение ждет меня в случае моего возвращения к Крису. В гневе он как правило был невменяем, в состоянии уязвленного самолюбия — опасен. Похоже, сейчас в нем соединилось первое и второе. Меня возмущало даже не то, что он требовал полного подчинения, это еще куда ни шло. Теперь, наконец, я знал, что мне был ненавистен тот мир, в который он заставил меня войти, мир, который он делил с Элис и Даншеном, с Крэгом и Айроном, с его адвокатами, менеджерами, поварами, горничными, автомобилями, всем, к чему я не мог и не хотел привыкать, как к само собой разумеющимся атрибутам существования. Мир, в котором я вынужден был просыпаться и засыпать, есть и пить, не имея возможности отделаться от него ни на минуту. Этот мир принес мне славу, если так можно было назвать то, что произошло со мной, деньги, и постоянное сознание того, что в глазах всех,
не исключая и Бобби, я, как дешевая шлюха, вошел в него через постель неотразимого Криса Харди, который, пресытившись всем на свете, вдруг потерял голову от какого-то парня из провинциального английского городка.
        Я сел в такси и попросил подвезти меня до начала проспекта X***. Дальше я пошел пешком, ночь была холодная, от ледяного ветра ломило виски. По дороге я зашел в первый попавшийся бар и выпил с единственной целью согреться. Алкоголь медленно начинал действовать, мрачные мысли не уходили, но просто путались, аннулируя друг друга, я радовался всему, что видел вокруг, и, с удовольствием глянув на часы, обнаружил, что было уже два ночи. Никто в этом городе, да и во всем мире, даже подумать не мог о том, что автор текстов, получивший за свою работу гонорар в размере трехсот тысяч долларов, тащился пешком навеселе к своему звездному любовнику от его пятнадцатилетней поклонницы. Войдя в холл, я увидел Харди стоявшего и курившего, рядом стоял Бобби, сунув руки в карманы своего темного костюма. Я остановился в нескольких шагах от них с идиотской фразой и не менее идиотской улыбкой, скорректировать которую я не мог как ни старался:
        — А вот и я.
        Крис резко повернулся. Выражение его лица описать было невозможно, он подошел ко мне, положил мне руку на плечо и сказал:
        — Бобби, я тебя больше не задерживаю.
        После чего он стиснул мое плечо и повел меня к лифту.
        В лифте он не смотрел на меня, продолжая курить. Я молчал, чтобы не вызвать бурю, раньше, чем мы окажемся наедине без свидетелей. Он не говоря ни слова, втащил меня в гостиную и толкнул в кресло. Я сел, постепенно приходя в себя.
        Крис потушил сигарету и наклонился ко мне.
        — Ну как подружка, Стэн, хорошо развлекся?  — спросил он, дотрагиваясь горячей рукой до моей щеки.
        — Перестань,  — возразил я, с трудом выдерживая его взгляд,  — она же ребенок.
        — Да, я забыл,  — глухо продолжал он,  — извини, ты же любишь ученик-учитель, или как там еще, да?
        Я промолчал.
        — С папашей не вышло,  — продолжал он,  — ты решил с дочкой. Ты помнишь нашу клятву?
        — Я все помню, Крис, я не могу сейчас тебе это разъяснять, ты дурак.
        — Да, я знаю,  — сказал он, наклонясь ко мне совсем близко,  — я кретин, мне до тебя далеко. Я после тебя девок не трахал. Не сложилось как-то.
        — Ну и зря,  — сказал я, начиная злиться и чувствуя, что готов довести его до полного бешенства.
        — Да, зря,  — согласился он,  — ты прав.
        Он молча смотрел на меня, а я сидел, закрыв глаза.
        — Прикури сигарету, пожалуйста,  — попросил я наконец.
        Он послушно выполнил мою просьбу и протянул мне сигарету, я затянулся, а он сел на подлокотник кресла.
        — Ты не правильно все понял,  — начал я,  — Виола девочка, я к ней и пальцем не притронусь, мне ее жаль, она в тебя влюблена и в меня, матери она, видно, не нужна, она все время одна, я ей должен был про отца рассказать.
        — И что, рассказал?
        — Да, но наверное напрасно, не стоило этого делать, она еще мала, чтобы с такими вещами сталкиваться.
        — Что ты о ней так беспокоишься?
        — Я ей обещал, что ты с ней познакомишься. Не хотелось бы ее обманывать.
        — Даже не рассчитывай. Я этих девок сопливых навидался, блевать от них тянет.
        — Нет, она не такая, она ничего не хочет, только познакомиться, Крис.
        Харди встал и покачал головой с таким упорством, что я понял, спорить бесполезно.
        — Не хочешь, черт с тобой,  — согласился я.  — Ты меня извини, я тоже не могу все время здесь торчать. Я хотел побыть один. Ты меня понимаешь.
        Крис присел передо мной на корточки.
        — Понимаю, малыш,  — сказал он с таким страданием в голосе, что я опустил глаза.
        — Мы в бильярд сыграли, она заказала «Черную магию». Я проиграл.
        Харди улыбнулся.
        — Я для вас напишу песни,  — сказал я, чувствуя, что должен хоть как-то искупить свою вину,  — все, что захочешь.
        Крис смотрел на меня, не переставая улыбаться. Наконец он поднялся сам и вытянул меня с кресла, мы прошли в ванную.
        — Мы с тобой на следующей неделе в Лос-Анджелес летим,  — сказал он, включая воду.
        — Значит разрешили все-таки?  — спросил, не веря в нашу удачу.
        — А то как же, тебе надо будет подписаться там, ну что обязуешься вернуться,  — отозвался он.
        Когда я погрузился в горячую воду, кровь с дикой силой хлынула мне в голову. Я был в том состоянии, которое возникает у человека от безграничной усталости и сопровождается абсолютной невозможностью сконцентрироваться на чем-либо, кроме ощущения своего собственного бессилия. Неужели Хайнц оставит меня в покое? Я не мог в это поверить, Инфернальный детектив, казалось, был приставлен ко мне до судного дня, чтобы вечно задавать мне на все лады один и тот же вопрос: «Вы испытывали сексуальное влечение к господину Харди?». Да, я испытывал к нему неудержимое влечение, я жаждал его, как самое запретное и драгоценное, что мог только себе вообразить.
        Крис лежал на постели в темноте. Я лег рядом и подумал о том, что Хайнц в сущности был не так уж далек от истины, когда сказал мне, что имеет право задавать любые вопросы, которые сочтет необходимыми. Священник, врач и слуга правосудия облечены полномочиями выворачивать наизнанку человеческую душу. Решись я исповедаться, мне пришлось бы говорить обо всем, что я скрывал даже от самого себя. Я желал его так сильно, как позволительно желать только Бога. Когда я шел по улице, сопротивляясь ледяному ветру и собственному малодушию, меня вела страсть, я не мог даже помыслить себе, что через час или два после этого я не буду прикасаться к его разгоряченному телу, не буду стонать от невыносимого предчувствия обладания, сжимая его руки в судорожном стремлении отдаваться и брать до полного изнеможения.
        — Я познакомлюсь с твоей девчонкой, если ты этого хочешь,  — тихо сказал он, поглаживая меня по спине,  — что угодно, Тэн, только будь со мной, я думал, что у меня крыша съехала, а потом пройдет, но сегодня я понял, что я ничего не могу без тебя,  — его рука скользнула ниже — хочешь меня? Скажи, Тэн,  — он прижался ко мне всем телом.  — Сядь на него, я знаю, тебе нравиться.
        Он откинулся назад и потянул меня за собой. Я сел, и он крепко обхватил меня за плечи.
        — Не бойся,  — прошептал он,  — я его смазал, ну…
        Я приподнялся, и сердце у меня замерло от безумного желания. Положив голову ему на плечо, я почувствовал, как он с усилием, медленно входит в меня, он прижимал к себе все крепче.
        — Нет, Крис, не надо, стой,  — я просил его, чувствуя, что больше не выдержу.
        — До конца, давай до конца, я так долго ждал тебя,  — приказал он.
        Я дал ему войти так глубоко, как только смог вытерпеть. Хотя и половины этого было уже довольно, чтобы потерять рассудок. Если бы в ту минуту он захотел перерезать мне горло, я бы не стал возражать, мне было все равно, что случиться после, сейчас он трахал меня и это было для меня достаточным оправданием даже перед лицом смерти. Он поддерживал меня подмышками, заставляя меня двигаться и двигаясь вместе со мной. Наши стоны сливались в исступлении от которого напряжение уже достигшее своего предела готово было разрешиться в сжигающий сами основы сознания и плоти огонь полного уничтожения.
        Крис дал мне кончить, и только потом кончил сам, горячая струя ударила внутрь, я вскрикнул от невозможности больше удерживать его и дернулся вперед.
        Но он неожиданно резко, до боли сдавил мне горло, не позволяя освободиться.
        — Помнишь клятву,  — хрипло произнес он,  — ты покойник, если захочешь от меня избавиться.  — Внезапно он разжал руку и выпустил меня. Я упал на кровать, пытаясь отдышаться, меня била дрожь. Крис неподвижно сидел рядом, обхватив руками колени и глядя на меня. Я встал, и подойдя к бару, достал оттуда нож.
        — Сделай это сейчас,  — сказал я, протягивая его моему другу,  — ты все равно это сделаешь когда-нибудь,  — я произносил эти слова без сожаления и страха, я знал, что говорю правду.
        Крис внимательно смотрел на меня, он не решался.
        — Бери, чего ждать, у меня ничего не осталось,  — продолжал я,  — одна смерть или две, какая разница.
        Я положил нож рядом с ним и лег.
        Все произошло так быстро, что я увидел перед собой только залитое кровью запястье Криса.
        — Пей,  — велел он, приподнимая мою голову,  — пей.  — он поднес руку, из раны на которой тихо вытекала кровь.
        Мною овладело какое-то безумие, я взял его руку и с жадностью стал высасывать и глотать кровь.
        — Нет, Крис, нет, надо остановить ее,  — воскликнул я, опомнившись. Я потащил его в ванную и подставил его руку под ледяную воду. Кровь продолжала течь еще минуту, затем постепенно начала униматься. Но рана была довольно глубокая.
        — Я люблю тебя,  — сказал он с таким отчаянием, что я отвернулся.
        Я перевязал его руку, и мы вернулись в спальню. Через двадцать минут Крис уснул, казалось, он отключился мгновенно. А я полночи лежал и размышлял над странной природой наших отношений и не менее странным ощущением моей полной тождественности всему, что он делал. Мне не только не казалось ненормальным его поведение, напротив, я понимал, что никак иначе и быть не могло.

25 ноября 2001

        Внизу океан. В салоне немного прохладно. Девушка, кормившая нас всех четверых обедом, сидит и смотрит какой-то старый фильм. Самолет удобный и как сказал Крис «более чем надежный». Разумеется, настолько, насколько это возможно. Кроме нас двоих, тут Джимми и Даншен. Присутствие последнего отравляет всю радость поездки. Крис не пьет, а Джимми, наоборот с удовольствием прикладывается к шампанскому. Даншен возится с какими-то бумагами. Мое отношение к нему изменилось не сразу. Вначале он мне даже понравился. Не понравилась только его манера смотреть на собеседника, холодная и ироничная. Мы практически не сталкивались до того момента, как я не переехал к Крису. Тогда мы стали встречаться чаще. Впрочем, надо отдать ему должное, он никогда никому не навязывает свое общество. Закончив все деловые вопросы, немедленно удаляется. Крис не хочет и слышать о том, что у него были какие-то темные дела с Шеффилдом. Он ото всего открещивается,  — не мое дело, пусть занимается чем хочет. Какие конкретно дела, я не знаю, вероятно, в результате этого взаимовыгодного сотрудничества на счету Генри и появились деньги.
Трудно себе представить какие у них могли быть общие интересы, Даншен явно не жалует астрологические прогнозы. Его обязанности как менеджера по развлечениям давно уже потеряли всякий смысл, Крис не только не нуждается в развлечениях, он, пожалуй, не знает, как от них отделаться. Логично, что Даншен нашел себе другое поле деятельности, что-то вроде пресс-атташе «Ацтеков». Крису это понравилось, он считает его опытным профессионалом, который будет защищать нас от нападок и чрезмерного любопытства журналистов, а я в этом сомневаюсь. Особенно, если учесть, что, скорее всего, это он подал Генри идею поделиться информацией с публикой.

26 ноября 2001

        Назавтра назначена встреча в офисе корпорации. День прошел весело и без особых приключений. Я в Америке впервые, и мне все тут кажется забавным и немного диким. Лос-Анджелес прекрасен, и я постоянно пытаюсь, как сам для себя сформулировал, отобразить его концепцию на бумаге. Пока что безуспешно. Вместо стены у нас окно и приближаясь к нему испытываешь такое чувство, что взошел на самую высокую точку на том месте, где ведутся раскопки какой-то древней заброшенной цивилизации. Вообще Америка произвела на меня совершенно обратное впечатление тому, которое считается общепринятым. Она показалась мне не слишком новой, а напротив, слишком старой относительно Европы. Ее древность — это не древность культуры и не древность мифа, это истоки, сведения о которых утрачены. Джимми согласился со мной, когда я поделился с ним своими соображениями на этот счет. Крис выслушал нас скептически, при его нелюбви к философии, это было закономерно.
        — Ты ничего не понимаешь,  — возразил Грэмм,  — есть многое, дорогой Крис, что и не снилось твоей наивной фантазии.
        Крис, опешив от такого дерзкого заявления, даже не нашелся, что ответить, и только беспомощно взглянул на меня в поисках поддержки. Но во мне был разбужен зверь, жаждавший интеллектуальной оргии, и я с удовольствием поддержал гитариста:
        — Джим прав, ты отмахиваешься от того, что тебе кажется не важным, но это не значит, что его нет.
        — Это чего нет?  — язвительно поинтересовался Харди,  — пылающей комнаты, что ли?
        — И ее тоже,  — подтвердил я.
        — Вы о чем, Тэн?  — недоумевая спросил Грэмм, следя за тем, как мы переглядываемся с улыбкой.
        — Да, вот объясни ему, что это за комната, а то он так и помрет и не узнает,  — сказал мне Крис, требуя, чтобы я просветил Джимми, относительно этого оккультного феномена.
        — Да, объясни же наконец,  — напал на меня уже Джимми, сгорая от нетерпения.
        Я взял сигарету, прикурил и затянулся, двое приятелей смотрели на меня в напряженном ожидании. Все это напоминало не разговор в номере на двадцать восьмом этаже, а тихую абсурдистскую пьеску в провинциальном театре.
        — Я и сам толком не знаю.  — заговорил я весьма снисходительным тоном,  — вы меня так спрашиваете, как будто я уже родился с полным набором информации по этому вопросу. А я тоже не знаю.
        — Ладно, хватит, Тэн, мы тебе серьезно говорим,  — раздраженный моим упрямством сказал Харди,  — чего ты из себя строишь?
        — Хорошо, я вам расскажу, что знаю. Но не более того,  — пообещал я, протянув не докуренную сигарету Крису.  — Жили-были на свете двое мальчишек. У одного были светлые волосы и серые глаза, у другого темные волосы и зеленые глаза, один был тихий и воспитанный и вполне счастливый, второй — распущенный, отважный и очень несчастный. Одного звали, скажем, Ариэль, второго — Пернатый Змей. Ариэль не знал о самом себе ничего, но зато знал, что должен где-то существовать Пернатый Змей. А Пернатый Змей был заносчив и капризен, он привык к тому, что все его желания исполняются. Но только получив все, что он так хотел, он смертельно заскучал. И тогда он собрал всех, кто был ему предан и сказал: «Найдите для меня то, что избавит меня от этого ужасного чудовища, разевающего пасть, чтобы проглотить весь мир». Он имел в виду скуку. И тогда объявился среди прочих респектабельный господин в сером костюме и сказал: «Я доставлю тебе то, что ты просишь, мой повелитель, но с одним маленьким условием» — «Я согласен на любые условия,  — поспешил его заверить Пернатый Змей.  — Говори». И незнакомый господин наклонился к
нему и прошептал ему на ухо свое условие. Пернатый Змей подумал минуту и согласился. А тем временем Ариэль успел стать изгнанником и потерять все, что было положено ему по праву рождения. И стал прислуживать одному колдуну, который на самом деле был всего лишь жалким шарлатаном. И вот однажды в холодную рождественскую ночь, неизвестный господин привел к колдуну Пернатого Змея. И тот увидел слугу и возжелал его любви больше всего на свете. Но Пернатый был горд и заносчив, а Ариэль был робок и застенчив. Прошло немало времени прежде чем они встретились снова и случилось так, что Пернатый Змей предложил юноше сыграть в одну странную игру, никто толком не знал ее правил, а ставкой в этой игре была их жизнь. И Ариэль согласился. Это и было то самое условие, которое поставил Пернатому Змею господин в сером костюме. И игра началась, полная опасностей и приключений. Они шли по темным коридорам, где в сырых расщелинах гнездились змеи и скорпионы, они продвигались по пояс в грязи и протискивались в узкие проходы между камнями и всякий раз их спасение зависело только от подлинной силы их любви друг к другу. И
был один закон, который они не могли нарушить прежде, чем игра окончится, они не имели права предаваться любви, хотя их и терзало страшное искушение нарушить запрет. И когда они увидели выход и побежали по направлению к свету солнца, пробивавшегося сквозь тьму подземелий, вскоре они оказались на поляне, залитой теплыми лучами солнца над которой клубились стаи бабочек с обсидиановыми лезвиями вместо крыльев, и так велико было их желание что они,  — невыносимо резкая боль опоясала пылающим кольцом всю мою голову, я обхватил ее руками и согнулся в кресле с дикими воплями.
        — Да, что с ним? Тэн, что такое?  — я слышал голос Харди, громкий и причинявший мне еще большие муки.
        Крис и Джимми пытались заставить меня разогнуться, но я только продолжал выть, сам не понимая, что происходит с моим мозгом.
        — Принеси воды,  — сказал Харди,  — холодной и побольше.
        Когда они приложили к моей голове холодное мокрое полотенце, мне не стало легче.
        Крис, обнимая меня за плечи, звал меня по имени, умолял сказать, что случилось. Внезапно боль утихла, и я, распрямившись, помотал головой. На лицах у обоих был такой мучительный испуг, что мне стало стыдно. Собственно не произошло ничего страшного, просто приступ жестокой головной боли, похожей на ту, когда пробивая кость в мозг вонзаются тонкие бесчисленные обсидиановые лезвия. Почему я о них вспомнил?
        — Все в порядке, Крис,  — ответил я на вопрошающий взгляд моего друга,  — ничего страшного.
        Джимми недоверчиво покачал головой.
        — Я вам рассказал, что знал и кажется, чего не знал, тоже,  — добавил я в свое оправдание.
        — Ничего не понимаю,  — с горячностью параноика, обманутого в своих ожиданиях воскликнул Грэмм,  — что за бредом вы занимаетесь, ребята, или вправду вы уже спятили?
        Он изучающе посмотрел на меня, затем на Харди.
        — Не понимаю я вас,  — продолжал он,  — как дети, придумали черт знает что, закончили диск, вот решим вопрос с деньгами и ну ее на фиг, эту комнату, надо дальше работать, а то так совсем можно…
        — Вот видишь, Джим,  — прервал его Харди,  — это у тебя, а не у меня нет фантазии.
        — Да ну вас к дьяволу, обоих,  — он махнул рукой и кинулся к двери.
        Крис взял мою руку и прижался к ней губами.
        — Ты здорово рассказал о нас, малыш,  — заметил он,  — а Джимми просто придурок, маменькин сынок.
        — Он нормальный парень, Крис, не то что мы с тобой.  — возразил я.
        — Никакой он не нормальный, не знает, с кем перепихнуться, вот и бесится,  — грубо ответил Харди.  — он мне просто завидует.
        — Это ты не прав,  — меня возмущало его несправедливое отношение к Грэмму.  — он хороший парень, но ты пойми он по-другому воспитан, ему это неприятно.
        — И плевал я на него,  — возразил Харди,  — а ты вообще не бери в голову. Они все думают, что я без них не обойдусь. Ошибаются.

27 ноября 2001

        Корпорация «Виста». Здание в виде неправильного многогранника с золочеными стеклами. Мы поднялись по лестнице и нажали код охраны. Никто не откликнулся, но двери открылись. Мы прошли сквозь них как сквозь врата ада и оказались на первом этаже в холле облицованном странным материалом наподобие пластика синевато-стального цвета. На гигантском экране прямо перед нами светилась надпись «Идеи правят миром». Все мы: и я, и Крис, и Джимми, и Флан, прилетевший только утром и явно не выспавшийся, и медлительный Холливуд были внезапно подавлены увиденным, никто не мог произнести ни слова. К нам подошли охранники в золотых комбинезонах. Парень лет двадцати, высокий и широкоплечий блондин с голубыми глазами, и его напарник в возрасте бритый наголо. Они сдержанно поприветствовали нас, и затем молодой сказал:
        — Сожалею, господа, произошло недоразумение, господин Говард приносит свои извинения.
        — В чем дело?  — настороженно спросил Харди.
        — Наверх могут подняться только двое, вот приглашения — он протянул нам две металлические пластины, на одной из них было мое имя, на другой Криса.
        — Джон вас проводит,  — он повернулся к напарнику и тот кивнул.
        — Я протестую,  — воскликнул Флан, вдруг выступивший вперед,  — это безобразие, я адвокат, я обязан присутствовать.
        — Извините, это запрещено,  — твердо возразил голубоглазый.
        — Заткнись, Микки,  — процедил Харди сквозь зубы.  — Пошли, Стэн.
        Мы пошли вслед за бритоголовым наискосок туда, где, видимо, находилась дверь лифта. Когда он открылся, я увидел то, что и ожидал или почти то, что ожидал. Он весь был зеркальным, но без углов, это была правильной формы зеркальная капсула. Охранник вошел первым. Мы последовали его примеру. Он набрал код, и мы взлетели с такой скоростью, что меня затошнило. Крис был холоден и сосредоточен, кажется, он собирался биться до последнего.
        — Ты помнишь, что сказал Холливуд,  — прошептал я ему, выходя из лифта,  — ничего не подписывай.
        Он кивнул, и мы пошли по бесконечным коридорам пересеченными другими коридорами, сворачивая то направо, то налево, на стенах, в которые были вделаны мониторы, беспрерывно крутились демо, то вполне мирные, то кровавые. Я невольно сжал руку Криса, и он ответил мне тем же. Наконец нас подвели к стене, разделенной надвое с встроенной системой проверки.
        Охранник попросил у нас приглашения. Он вставил их одно за другим в магнитные гнезда. Я уловил едва слышный звук, напоминавший лишь отдаленно какую-то старинную мелодию. Стена раздвинулась и мы вошли внутрь. Это был не кабинет, а по видимости комната для приема посетителей, просторная с картинами на стенах фисташкового цвета, и большим белым круглым столом посередине. За столом лицом к нам, положив перед собой сцепленные замком руки, сидел Председатель Совета Директоров, сам господин Говард. Я сразу же занялся тем, что попытался хотя бы приблизительно определить его возраст. Все же ему было не больше пятидесяти, хотя, возможно, я и заблуждался. Седых волос у него было достаточно, он был не красив и, скорее всего, южанин, судя по его орлиному носу и крупным немного жестоким чертам лица. Мы остановились в нерешительности. Говард, не сделав ни единого движения, продолжал смотреть на нас и вдруг дружески протянув руку, сказал:
        — Присаживайтесь, Адель сейчас все приготовит.
        Мы сели как под гипнозом. Я видел, что Харди заторможен не меньше, чем я. Я впервые видел его в таком необычном состоянии. Вошла Адель, выскользнув откуда-то из другого конца комнаты и подойдя к столу поставила большой поднос с кофе, маленькой загадочной бутылкой, напоминавшей флакон с ядом и крошечными пирожными. На подносе так же лежали зажигалка и пачка сигарет.
        Я непроизвольно потянулся за ними, мне уже давно и мучительно хотелось курить. Говард понял мое движение и улыбнулся одними уголками губ.
        — Здесь можно курить, господин Марлоу, у нас прекрасная система вентиляции. Не стесняйтесь.
        — Почему не пропустили всех остальных?  — отойдя от своего оцепенения, спросил Крис.
        — В этом не было никакой необходимости, господин Харди. Мы вообще в таких делах, как ваше, не работаем напрямую, у нас достаточно надежных посредников. Вас я согласился принять в порядке исключения, лишь потому, что вы мне искренне симпатичны, как впрочем и вы, господин Марлоу. Итак, не будем тратить время, рассмотрим претензии, которые были присланы JT music.
        Крис, до сих пор сдерживавшийся, потянулся за сигаретой.
        — Группа «Ацтеки» в лице четырех ее представителей заключила контракт со звукозаписывающей фирмой JT music,  — предметом контракта была серия песен, которая должна была выйти на диске, получившем название «Пылающая комната». Как вам должно быть известно, господа, продукт под тем же названием, зарегистрированным три года назад, выпускает наша корпорация. Вы знали об этом?
        — Понятия не имел,  — заносчиво ответил Харди, и я счел за благо промолчать о том, что кое-что слышал об этом задолго до выхода диска.
        — Согласитесь, господин Харди,  — возразил Говард,  — что это проблема вашего адвоката.
        — Мой адвокат в глаза не видел никаких упоминаний об этом вашем продукте,  — тон его становился все более агрессивным.
        — Это опять-таки проблема вашего адвоката,  — с вежливой настойчивость повторил Председатель.  — И потом я могу предъявить вам доказательство того, что данное название было использовано вами вполне осознано. «Мой друг, найди ошибку в их программе» — это слова одной из ваших песен, господин Харди,  — он наклонился и вынул откуда-то из под крышки стола знакомый до боли диск «Пылающая комната». Достал вкладыш с текстами и, развернув его на нужном месте, положил перед нами.  — Типичная хакерская наивность,  — он довольно улыбнулся,  — В наших программах не бывает ошибок, как их не бывает в самой жизни.
        — Это случайность,  — упрямо продолжал Крис с силой выдыхая сигаретный дым.  — мы об этом ничего не знали.
        — А вы, господин Марлоу,  — вдруг спросил меня Говард, от чего я вздрогнул, словно очнувшись ото сна,  — вы же является автором этого текста?
        — Скажи ему, Тэн,  — настойчиво напирал на меня мой друг,  — ты ведь тоже не знал этого?
        Синие глаза Говарда обратились на меня. Это был взгляд пронизывавший насквозь не безразличный и не холодный, но страшный в своей испытывающей силе.
        — Я не уверен,  — пролепетал я,  — я только догадывался, но узнал только сейчас, это была случайность.
        — Вы не умеете лгать,  — снисходительно-добродушно ответил Председатель,  — и это делает вам честь.
        Я взглянул на Криса и понял, что он был не в восторге от этого замечания.
        — Следовательно,  — продолжал Говард,  — вы намеренно использовали нашу торговую марку с целью привлечения внимания к своему продукту. За подобные услуги полагается платить.
        Я вдруг вспомнил статью, которую показывал мне Бобби в Неаполе. Там дело было представлено совсем по-иному, Криса обвиняли в том, что корпорация заплатила ему за рекламную акцию. Я решил использовать это, как наш последний шанс.
        — Простите,  — начал я атаку,  — но еще несколько месяцев назад в прессе все было воспринято совсем наоборот, высказывались предположения, что..
        — Меня, господин Марлоу,  — твердо оборвал мою речь председатель,  — не интересует то, что обсуждается в прессе, предприятия нашего уровня руководствуются исключительно юридическими аспектами дела.
        — Что ж, выходит нам придется платить?  — спросил Крис все еще сомневаясь в собственном провале.
        — Думаю, вы и сами можете ответить на этот вопрос,  — сказал Говард и взяв с подноса три чашки разлил в них кофе.  — Впрочем, мы могли бы договориться.
        Крис оживился, а я почувствовал, как у меня по спине прошел холодок. Ничего хорошего такое высказывание явно не сулило.
        — Ваши условия,  — потребовал Харди.
        — Для начала я бы хотел угостить вас кофе с суайтэ,  — спокойно ответил наш оппонент.
        Я с интересом следил за тем как он маленьким серебряным штопором откупоривает крошечную бутылку. Крышка была запечатана на совесть, но Говард справился с ней с удивительной легкостью. Его тонкие пальцы осторожно сняли пропитанную чем-то специальную обертку с горлышка. Когда наконец все закончилось, почти немедленно в помещении распространился удивительно нежный сладковатый запах эликсира. Это был запах, похожий на многое и одновременно не похожий ни на что, вызывавший мучительную потребность вспомнить что-то и заставляющий забыть обо всем. Крис с его чрезмерно развитым обонянием беспокойно заметался на месте, аромат явно не оставил его равнодушным.
        — Что это за штука?  — подозрительно и в то же время с любопытством спросил Харди.
        — Это бальзам суайтэ. Его присылают нам наши партнеры из Центральной Африки.  — Говард взял маленькую ложку и налил в нее темную жидкость, затем он смешал ее с кофе в одной из чашек.  — Чтобы у вас не возникло подозрений относительно его безопасности, я выпью свою чашку при вас.  — Он поднес кофе к губам и осторожно выпил все до единой капли.  — Су ай тэ — это три слова, каждое из которых имеет свое значение. Су — означает тело, ай — душа, тэ — сила. Соединение первой и второй основы означает «жизнь», таким образом в переводе с африканского диалекта «суайтэ» означает «животная сила» или «сила жизни», как вам угодно. Вожди некоторых племен считают, что этот напиток дает человеку силы вытерпеть любые страдания. Но это, конечно же, всего лишь дикарская легенда. Впрочем, если обратиться к его целебным свойствам, то можно с уверенностью сказать, что некоторые недуги он исцеляет довольно эффективно.  — Он снова отмерил нужную дозу, на сей раз для нас двоих, и, размешав все, как следует, подал каждому из нас по чашке.
        Крис осторожно взялся за ручку и поднес чашку к губам. И в памяти у меня с внезапной отчетливостью всплыла строчка хрестоматийного стихотворения Клоделя «Труден лишь первый глоток». Меня охватило страстное желание остановить его, вырвать у него из рук чашку и выплеснуть ее содержимое, только не дать ему проглотить его. Взгляд синих глаз Говард был устремлен прямо на меня, и у меня возникла необъяснимая уверенность в том, что он догадывался о тех мыслях, которые пришли мне тогда в голову.
        Крис помедлил еще несколько секунд и по примеру поданному Говардом выпил свою порцию. Очередь была за мной. Я взял чашку и, превозмогая отвращение и страх, проглотил ее содержимое. На вкус оно было достаточно приятным. «Будем надеяться, что мы не умрем сегодня ночью в страшных мучениях»,  — подумал я и настроился на продолжение разговора.
        — Каковы же условия?  — снова начал допытываться Харди. Его явно снедало нетерпение поскорее договориться с Говардом и спихнуть с себя эту проблему раз и навсегда.
        — Условия весьма выгодные, господин Харди,  — ответил Председатель,  — от вас требуется только поставить подпись на одном документе, я вам дам его прочитать разумеется, если хотите, я даже приглашу адвоката, который при вас засвидетельствует сделку и даст вам все необходимые гарантии. Мы же со своей стороны отзовем все свои требования и дело будет закрыто.
        «Началось»,  — с безграничным унынием подумал я,  — «Поставить подпись — худшее из всего, что он мог нам предложить». Всю дорогу я повторял про себя слова Холливуда «Никаких подписей, ничего не подписывайте»
        — Я хочу ознакомиться с документом,  — заявил Харди,  — немедленно.
        — Секунду,  — сказал Говард и нажал на кнопку на столе, которую я по неведению сначала принял за обычный дизайнерский изыск.
        К нам вышла Адель, тоненькая, темноволосая девушка-секретарь, в лице которой было какое-то неуловимое сходство с ее боссом, так что ее можно было принять за его дочь или, по крайней мере, племянницу. Она молча подошла и положила на стол оригинал и две копии документа и исчезла. Говард протянул нам листы. Крис взял их и погрузился в чтение с таким азартом, какого мне у него еще видеть не доводилось. Я тоже посмотрел на текст на листе, призывая себя разобраться в нем хорошенько и в случае чего удержать моего друга от опрометчивого решения. Текст был составлен по всем правилам, в нем подробно излагалась история наших отношений с JT и их посреднической роли в отношении «Висты». Все ссылки на законы были проставлены, все детали учтены, и добавлялось только то, что при определенных обстоятельствах корпорация может отказаться от своей доли прибыли от проекта и подписи под данным соглашением и будут являться доказательством такового отказа и отсутствия каких бы то ни было претензий. Я не понял ни цели, ни смысла данной бумаги. В ней явно был скрыт какой-то подвох, какая-то темная зацепка, которую по
видимости не всякий профессионал-адвокат смог бы разглядеть на скорую руку. К концу чтения у меня уже сложилось твердое убеждение в том, что подписывать его нельзя ни в коем случае.
        — Я согласен,  — вдруг с сияющими глазами сказал Харди, бросая листы на стол,  — нас это устраивает.
        Говард с удовлетворением улыбнулся.
        Я пнул Харди ногой. Он нахмурился и посмотрел на меня в недоумении.
        — Крис, я думаю, так спешить не следует,  — попытался я его образумить,  — господин Говард ведь не откажется предоставить нам время на размышления.
        — Все в вашем распоряжении,  — великодушно ответил Председатель.
        — Я сейчас же подпишу это,  — возразил Харди.
        Я снова уже довольно жестоко пнул его ногой. Он не подал виду, что что-то почувствовал, и тогда снова появилась Адель.
        Она несла великолепный прибор с черной авторучкой и печатями.
        Поставив его на стол, она бесшумно удалилась. Говард взял ручку, поправил белоснежный манжет на запястье и поставил свои подписи на всех трех экземплярах.
        — Но контракт заключался со всей группой,  — вдруг вспомнил я эту подробность, решив использовать ее, чтобы воспрепятствовать тому, что не внушало мне никакого доверия, а со мной был заключен отдельный контракт и значит, я не имею право ставить свою подпись.
        Синие глаза Говарда уставились на меня.
        — Это не имеет значения, господин Марлоу,  — возразил он,  — достаточно подписи одного господина Харди, здесь все это прописано,  — он указал мне место в тексте, где действительно было сказано, что документ может быть заверен подписью только одного из участников группы, и в этом случае считаться действительным. Мне было нечего возразить на это. Я с замиранием сердца проследил за тем, как Крис с небрежным спокойствием вывел на листе «Кристофер Аллан Харди». Говард взял все три экземпляра и на каждом поставил по две печати.
        — Вам полагаются две копии, господин Харди,  — сказал он,  — мне же останется оригинал. Поздравляю вас,  — добавил он с искренним удовольствием.
        Он крепко пожал руку Криса, затем мою и сказал:
        — А теперь по случаю нашего соглашения я бы хотел познакомить вас с нашей «Пылающей комнатой».  — Он провел нас в конец кабинета в противоположную сторону той, откуда появлялась Адель, там оказалась дверь лифта, надо полагать персонального. Мы спустились на несколько этажей ниже и попали в просторный прохладный зал, с таким же экраном в центре, как тот, что мы видели в холле, только при ближайшем рассмотрении я увидел, что это не был просто экран, это был гигантский ноутбук, роскошный и весьма необычного дизайна.
        — Наша продукция,  — начал свои объяснения Говард, запуская программу,  — выпускается под MAC. Это дает определенные гарантии качества и позволяет нам успешно защищать свою продукцию от попыток несанкционированного проникновения туда, куда должен вести только путь справедливости и честной игры. Секрет успеха «Пылающей комнаты» в частности заключается в том, что путь каждого игрока строго индивидуален и только им он может прийти к своей цели. Цель игры — войти в пылающую комнату, большего и не требуется, но еще никому не удавалось это сделать.
        — Я слышал, что кое-кто сумел это сделать,  — возразил я, вспомнив о бедняге хакере.
        — Видите ли, господин Марлоу, любая попытка незаконным путем получить код входа приводит к поражению и вместо того, чтобы войти туда, куда вы стремитесь, все достигнутое вами подвергается полному уничтожению, аннулируется. Это прекрасная защита от любителей взлома, как юных, так и достаточно опытных, программа фиксирует все, что вы делаете, она является не только вашим проводником, но и вашим судьей. Ну, пожалуй, еще можно добавить, что игра может использоваться как для Сети, так и для бессетевого доступа, ее тип смешанный, но ближе всего он к квесту с элементами экшн.
        — Чего ради все это делается, Господин Говард,  — спросил я, сгорая от нетерпения узнать подоплеку всеобщего увлечения «Пылающей комнатой» в кибертусовке.
        — Ради приза,  — коротко пояснил он.
        — И в чем он заключается?
        — Победителю, если таковой найдется, корпорацией будет предложено место с окладом превышающим годовой доход директора солидной клиники. Нам нужны талантливые сотрудники, а для того, чтобы войти в «Пылающую комнату» требуется немалый талант и тот, кто сможет это сделать, сможет и предоставить нам идею проекта еще более прибыльного, чем этот. Ведь свойство таланта — никогда не останавливаться на достигнутом.
        — А если этим победителем окажется несовершеннолетний, лицо, с которым запрещается заключать сделки такого масштаба?
        — Это проблема разрешимая, есть множество способов, обойдя закон, сотрудничать в такой ситуации до момента, когда ребенок станет полноправным гражданином.
        — Такая политика корпорации не вызывает возмущения общественности?
        — Разумеется, конфликты возникают, периодически на нас подают в суд за то, что мы производим продукцию, опасную для психики и здоровья человека, но до сих пор нашим противникам не везло, не так-то легко в этом мире добиться от властей запрета на столь невинное развлечение.
        Я и Харди, как завороженные, наблюдали за необычной плавно вращающейся заставкой на экране, на наших глазах охваченный пламенем разрушался тот самый замок с обложки, замок, который до крайности напоминал своими отдельными деталями реальный Замок Ангелов. Пламя не производило впечатления искусственного оцифрованного варианта, оно казалось живой, дышащей, но страшно инородной материей. Глаза Криса блестели от возбуждения, никогда не проявлявший интереса к компьютерным играм сейчас он мало чем отличался от энтузиастов-геймеров первой ступени. Заставка окончилась, и Говард набрал персональный код. Появившееся на экране изображение и строчки меню предлагали выбрать один из режимов игры, и я, с неописуемым ужасом глядя на экран, прочитал слово «Holocoust».
        — Что это за режим, господин Говард?  — спросил я указывая на экран.
        Говард понимающе кивнул и сказал:
        — Это означает, что игра будет идти не на жизнь, а на смерть, до полного уничтожения, в случае неудачи, мы уже получали достаточно недовольных отзывов по этому поводу, о том, что данный режим вызывает необратимую поломку жесткого диска, но пока что мы решили его оставить.
        Крис смотрел на меня с изумлением.
        — Вот это да, Стэн, ты выходит все знал,  — в его глазах блеснул огонек злобы, настоящей, серьезной ярости.
        — Ничего я не знал,  — ответил я,  — я понятия не имел. В первый раз все это вижу.
        Харди молчал, переводя взгляд с меня на Говарда.
        — Так что ж выходит, мы для этой игрушки саунд-трэки проматывали, а нас еще и на бабки развели за это.
        Говард пожал плечами и запустил программу в режиме «Invisible Flame». Но ни я, ни Харди уже были не в состоянии дальше любоваться демонстрируемым нам совершенством. Говард заметил это и сказал:
        — Я хочу подарить вам новую версию, на память о нашем взаимовыгодном сотрудничестве.
        Он подошел к стеллажам, тянувшимся вдоль стен и достал с полки коробку.
        — Это вам, господин Харди,  — произнес он, вручив коробку Крису. Харди механически принял подарок, пробормотав невыразительную благодарность.
        — Вас проводят, господа, приятно было с вами познакомиться, будем надеяться, что я еще буду иметь удовольствие когда-нибудь с вами увидеться.  — вежливо пообещал Председатель и нажал на очередную кнопку. Мы направились к выходу. Там нас уже ждал Джон в золотом комбинезоне. Мы спустились на первый этаж, как только мы пересекли зону досягаемости, все, ожидавшие нас, вскочили с диванов и бросились нам навстречу. Нас засыпали вопросами, больше всех усердствовал Микки, Джимми, тряся меня за руку требовал, чтобы я немедленно все ему рассказал. Но ни я, ни Крис были не в состоянии произнести ни слова. Его терзали необоснованные подозрения на мой счет, меня невозможность оправдаться. Мы вышли из здания и подошли к машинам. Холливуд и Флан вынуждены были оставить нас в покое, но Дюжими сел вместе с нами. Крис, не говоря ни слова, сел впереди, рядом с Айроном.
        Уже в номере Крис повалился на кровать. Джимми неотступно просил меня объяснить ему что случилось.
        — Ну, как вы договорились, ну, хоть два слова, Тэн,  — он подал мне бокал с импровизированным коктейлем,  — выпей, выпей,  — настаивал он,  — это тебе мозги прочистит. Я уже было собрался поддаться на его уговоры, но в этот момент, Харди вскочил с кровати и, выхватив у меня бокал, поставил его на стол.
        — Пошел к черту, Джим, иди отсюда к чертовой матери, ты меня понял,  — заорал он, и, схватив несчастного Грэмма за плечо, вытащил его в коридор, закрыв за ним дверь на ключ.
        — Ты меня предал, Стэн,  — произнес он глухо и угрожающе, приближаясь ко мне,  — ты все знал, ты меня подставил, они тебе заплатили, да?  — он подошел ко мне вплотную. Не зная, чего ожидать, и не имея возможности что-либо предпринять, я только тихо ответил ему:
        — Нет.
        Внезапно он изменился в лице. И в его глазах появилось то самое выражение беспомощности и гнева, которое я запомнил навсегда вместе с удивительно наивной и жестоко-откровенной фразой: «Я хочу заниматься с тобой любовью». Я обнял его, прижавшись щекой к его шее. Он глубоко вздохнул и прошептал почти неслышно, но я различил каждое его слово, словно их произносили не его губы, а его бешено бьющееся сердце:
        — Ты не предашь меня?
        — Никогда, Крис, запомни это также крепко, как и мое имя.
        Вечером пришел Джимми с бутылкой «Аттилы». Он аккуратно разлил его по бокалам и разъяснил нам, как его следует пить. Крис сделал пару глотков, и отставил бокал, поморщившись.
        — Дрянь, Джим,  — сказал он,  — не пей, Стэн.
        Мне стало неловко перед Грэммом, который, видимо, искренне рассчитывал на наше одобрение. Он смотрел на меня с волнением надеждой, хотя, по чести сказать, дегустатор из меня скверный. Я выпил половину и понял, что это предел, более отвратительный вкус у спиртного трудно было себе представить. Совершенно убитый горем Джимми, выпил свой бокал залпом и тут же проглотил половину лимона.
        — Не так уж и плохо,  — он пожал плечами.
        Крис усмехнулся и добавил:
        — Говарда на тебя нет.
        — А что такого особенного у Говарда?  — спросил Грэмм.
        — Су-ай-тэ,  — по слогам отчетливо произнес Харди.  — Животная сила.
        — Это что такое?  — допытывался гитарист.
        — Это бальзам,  — пояснил я,  — какое-то зелье центральной Африки. Он нас потчевал им перед тем как соглашение подписывать.
        — Ну и как?
        — Серьезно,  — признался я, и в памяти моей вновь возникла сцена приготовления кофе с суайтэ и сладковатый запах настойки.
        Крис сидел и слушал наш диалог с отсутствующим видом и вдруг заявил:
        — Джим, от твоего пойла блевать тянет.
        Он встал и быстро направился в ванную. Джимми посмотрел на меня с обидой.
        — Подожди, он просто не в духе — сказал я и отправился вслед за Крисом.
        Я приоткрыл дверь. Харди сидел на перегородке ванной с закрытыми глазами. Я вошел и прикрыл за собой дверь.
        — Крис, что ты себе позволяешь?  — спросил я, не скрывая своего негодование.
        — А что?  — он открыл глаза и посмотрел на меня.  — Запри дверь.
        — Зачем?
        — Запри, я сказал,  — потребовал он. Я повернул ручку. Крис встал и подошел ко мне. На его лице появилась хорошо знакомая мне усмешка, он взял мою руку и приложил ее к своей ширинке.
        — Ты взвинчен, успокойся, пожалуйста,  — сказал я, с удовольствием сжимая его член под туго натянутой тканью.
        — Он что-то подсыпал нам,  — тихо сказал Крис,  — слышишь, Тэн, с тобой тоже самое,  — он ощупывал меня, тяжело дыша от возбуждения.
        — Там Джимми,  — напомнил я,  — он нас ждет.
        — Заткнись, Тэн,  — ответил он, прижимая меня к зеркалу, вмонтированному в стену.  — давай, не ломайся…
        — Нет,  — я отстранился от него,  — Крис, пока здесь Грэмм, он, конечно, свой в доску, но…
        — Но что?  — он наклонился ко мне,  — да он только протащится от этого, он бы сам тебя трахнул, если бы ты дал, он же трус…
        — Это не имеет значения,  — возразил я, понимая нелепость спора, и с трудом справляясь с собственным желанием уступить ему немедленно, здесь же и плевать на Джимми с его «Аттилой»
        — Тогда скажи ему, пусть валит отсюда, я его морду видеть не могу.
        Я вышел из ванной и вернулся к Грэмму.
        — Ну, как,  — поинтересовался он,  — что случилось-то?
        — Да, ничего страшного, ему хреново, я думаю, тебе сейчас лучше уйти.
        — Понял, без вопросов,  — ответил Джимми с таким видом, что мне стало стыдно.
        — Ты завтра не забудь в одиннадцать,  — напомнил я.
        — Спокойной ночи, я не забуду,  — Грэмм удалился, оставив нас наедине. Я лег на кровать, мне было до крайности противно, что я невольно задел Грэмма и еще и выставил его вон, когда он рассчитывал весело провести время в нашей компании до самого утра.
        Крис вышел из ванной и сел рядом со мной.
        — Тэн,  — сказал он хрипло,  — я съезжаю, как от дури.
        — Ничего,  — ответил я,  — это бывает.  — Я выключил свет.
        Крис лег и закрыл глаза. Казалось, что-то неуловимо изменилось в его лице. Еще резче стали линии профиля. Я лежал, глядя на разноцветное море блуждающих огней за стеклянной стеной. Все это удивительно точно соответствовало инверсии «Starway», нас колыхало звездное небо, а земля была только его отражением.
        — Это правда, что индейцы умеют превращать жизнь в сон?  — спросил я.
        — Не знаю,  — Крис повернул голову,  — мать рассказывала что-то, я не помню. Я когда тебя увидел, у меня было… сдвиг какой-то что ли… я о тебе думал, я заезжал раньше, не отойду, пока своего не добьюсь, а когда получу, все сразу безразлично делалось, это как деньги, вот они есть и по фигу.
        — Что же было, когда ты меня увидел?  — переспросил я.
        — Я приехал, спать лег, мы тогда два концерта отыграли, я не пил, даже сам не знаю, что было. Я думал, я спал, видел, как иду по улице, там, где жил раньше и знаю, что я тебя ищу, или даже у нас встреча, вроде назначена, и захожу в бар, я не помню, где мы договорись, забыл напрочь, а бар обычный, народ сидит, среди них Эмбер и ты, я вижу, что Эмбер мне машет рукой, подхожу к ней, а она говорит: «Он болен, не подходи к нему, ты заразишься» И стягивает у тебя с плеча рубашку и говорит «Видишь?» А я смотрю у тебя на плече такая штука странная, не тело, а как будто кусок камня, белый… Ты слышишь, Тэн,  — Харди положил мне руку на лоб.
        — Да,  — отозвался я,  — а что дальше было?
        — Ничего,  — ответил он,  — я проснулся, позвонил в клинику, мне сказали, что с Эмбер все в порядке, ну я с ней говорить отказался. Что это было?
        — Это тебя надо спросить. Я миф вспомнил о Пелопе.
        — О ком?  — переспросил Крис, закрывая мне ладонью глаза.
        — О Пелопе. Это греческий миф. Он был сыном Тантала. Отец его убил и приготовил из его тела трапезу для богов.
        — Зачем?
        — Хотел проверить, всеведущи ли боги.
        — Ну, и как?  — продолжал Харди с интересом.
        — Они все поняли и воскресили его, но одна богиня, в задумчивости съела его плечо. Тогда ему сделали плечо из слоновой кости. У его потомков навсегда осталось на плече белое пятно. Метка проклятия.
        — Красивая байка,  — задумчиво заметил Крис.  — выходит, ты его потомок.
        — Я? Нет, это невозможно, у меня не было в роду греков.
        Он придвинулся ко мне, так что я почувствовал, как мое собственное тело нагревается от этого соприкосновения.
        — Ты горишь,  — прошептал я,  — как мученики на костре.
        Крис не ответил, он уже целовал меня, мне доставляла огромное наслаждение мысль о том, что мы оба испытываем одно и то же крепнущее и вытесняющее все остальные ощущения желание. Я подумал о Джимми и о том, что сказал Харди в ванной.
        — Ты трахал его?  — спросил я.
        — Да,  — ответил Крис, не уточняя, о ком идет речь, и меня поразило то, насколько должен был быть общим поток нашего сознания.
        — И как?
        — Нормально,  — коротко ответил он,  — занудно немного.
        — А если мне попробовать?  — я намеренно задал этот вопрос, даже и представлять не собираясь, как можно нарушить нейтралитет в отношении Джимми.
        Крис остановился и покачал головой:
        — Лучше девку, Тэн, меньше проблем на задницу.
        — Не хочу от тебя отставать,  — довольно язвительно возразил я.
        — Я его позову,  — предложил он с такой серьезностью в голосе, что я не сомневался, что он это сделает, продолжай я настаивать,  — сразу прибежит, он на тебя глазеет, это у него после того, как он насмотрелся на нас в гримерке.
        — На тебя,  — уточнил я,  — но не на меня.
        Харди прижал меня к себе и прошептал мне в самое ухо:
        — На тебя, Тэн, ты дашь мне вставить…
        Я ничего не ответил, тогда он стал меня раздевать, медленно, со вкусом к самоистязанию, прорывавшимся в нем время от времени с пугающей настойчивостью.
        Затем он подошел к куртке, которую, придя, бросил на кресло.
        — Что это?  — спросил я, приглядываясь в темноте к тому что он держал в руках.
        — Наручники,  — ответил он коротко и таким тоном, что я содрогнулся.
        — Зачем?
        — Я всегда хотел это попробовать, ты же не против,  — он бросил на постель две пары наручников, поблескивавших в темноте холодным стальным светом. Крис разделся и лег на постель рядом со мной.
        — Вытяни руки,  — попросил он, я колебался, меня тревожило то, что я прекрасно знал, что мой любовник в состоянии аффекта способен сделать все, что угодно.
        — Не заставляй меня дважды просить,  — напомнил он мне строки моего собственного текста.
        Я вытянул руки. Крис защелкнул кольцо наручников на моем левом запястье, а затем, продев их сквозь резную спинку кровати, защелкнул на правом. Я лег на живот и подумал, о том, что я плохо на самом представлял себе всю глубину его сумасшествия. Харди защелкнул тем временем кольцо на своем запястье.
        — Откуда ты их взял,  — поинтересовался я, когда он лег сверху, и я почувствовал, как меня всего пронизывает волнение, граничащее с болевым шоком по своей интенсивности.
        — Одолжил у наших копов,  — отозвался он, и свободной рукой раздвинув мои ягодицы, вошел резко, преодолевая мое невольное сопротивление,  — давай, Стэн, теперь пристегни,  — он вложил запястье в кольцо и я сделал то, о чем он просил. Мы оба оказались прикованными к кровати и друг к другу. Это не просто возбуждало, каждое его движение вызывало попытку освободить руки, и в ответ на нее еще больший напор, никогда еще безвыходность не превращалась для меня в столь жестокое удовольствие.
        — Остановиться?  — спросил Крис, когда я уже не мог больше молчать.
        — Продолжай,  — ответил я.
        Но продолжения не последовало, он кончил, я выгнулся под ним, чтобы не дать ему выйти прежде, чем в меня не изольется все семя… Крис выругался и, затем смеясь, сообщил мне:
        — Я уронил ключ.
        — Ключ?  — переспросил я, не сразу поняв, что произошло.
        — Ну, да, от наручников.
        Он перевернулся, и вытянулся на кровати. Я задал себе резонный вопрос, что же будет дальше.
        — Может попробовать достать?  — предложил я.
        — Не выйдет,  — возразил Харди,  — провалился.
        — Мы не можем здесь сидеть вечно,  — возмутился я.
        — Я могу вставлять тебе и без рук,  — ответил он весело.
        — Ты бы лучше поучился зубами замки открывать.
        Ситуация была нелепая и забавная одновременно, почище, чем с бильярдными киями.
        — Черт, и телефон на столе не достанешь,  — сожалел Харди
        — Кому ты звонить собрался,  — спросил я не без иронии,  — в службу спасения что ли?
        — Джимми, он бы ключ достал.
        — Нет, этого не будет.
        — Да, конечно не будет, чего спорить-то. Выломаем, Тэн, эту хреновину.
        — Придется.
        Мы приготовились и с общими усилиями рванули на себя наручники, зацепленные за резьбу кровати, дерево не поддавалось, мы дернули снова. Безрезультатно.
        — Вот дерьмо,  — задумчиво произнес Харди.
        Дорогая мебель порою создает неудобства.
        — Джимми придет после того, как принесут завтрак,  — заметил я.
        — Хрен с ним с завтраком, если этот придурок вообще не придет…
        — Придет в одиннадцать.
        Мы оба заснули мертвым сном, не смотря на все трудности нашего положения. В 10 часов постучали с завтраком, Крис тоскливо посмотрел на дверь. Оба мы были довольно голодны. Что на него нашло вчера ночью, не знаю, но большего позора, чем лежать вдвоем на постели, укрывшись покрывалом, с прикованными к изголовью руками, я себе представить не мог. Крис крикнул ему, чтобы он взял запасной ключ. Джимми оказался более, чем понятлив, он выполнил просьбу немедленно и ввалился к номер. Увидев нас, он ужасно смутился и хотел выйти, но Крис продолжал командовать таким тоном, что ослушаться его несчастный, видимо, не посмел.
        — Найди там ключ, ну, что ты встал как отмороженный, оглох что ли?
        Джимми начал шарить под кроватью и нащупав ключ, сообщил нам:
        — Нашел.
        — Открывай давай,  — потребовал Крис, кивнув на руки.
        Джимми, страшно волнуясь, открыл замок сначала мой, затем Харди.
        — Свобода, Тэн. Джим заходи попозже, часа через два — сказал Крис, освобожденный и явно не комплексующий по поводу нелепости происходящего. Грэмм понимающе покачал головой и поспешил нас оставить в покое.
        — Чего ты его стесняешься,  — спросил Харди, быстро собираясь,  — он такой же кризанутый, только по-своему.
        — Я не его, я себя стесняюсь,  — пояснил я.
        Крис усмехнулся и бросил мне джинсы.
        — Пару раз выйдешь со мной на сцену, и все пройдет.

30 ноября 2001

        Завтра возвращаемся домой. Всех охватила настоящая эйфория по случаю нашего неожиданного и так легко давшегося успеха. Джимми был вне себя, Крис сразу потащил всех, включая и Микки, отпиравшегося из последних сил, в самое бредовое место на белом свете, даже упоминать о нем не хочу. Сказалась его детская привычка к самым диким выходкам. Можно было только сказать спасибо Айрону. Холливуд досконально изучил копию документа, и покачав головой заметил, что не видит в нем никакого смысла, но с законодательной точки зрения в нем все абсолютно правильно. Мне и до сих пор дьявольски интересно узнать, что это за махинация с торговой маркой и почему все так закончилось. Если им вовсе не нужно было содрать с нас эти деньги, то зачем они так настоятельно требовали разбирательства, если же нужно,  — то почему вдруг без всяких условий, а я их не вижу нигде, и никто их не видит,  — они вот так просто отказались от своих требований. Во всем этом есть немалая доля абсурда. Джимми весело заметил по этому поводу, что возможно Говарду просто хотелось познакомиться с рок-звездой и посмотреть на ее избранника (то есть
на меня). Не думаю, что человека такого уровня, как господин Говард, могут интересовать подробности личной жизни Криса Харди. Надо подумать и над другим фактом — быть может, своей удачей мы обязаны откровенно антимонопольной политике корпорации?
        Почему я ждал от этой встречи чего-то большего, чем просто быстрого разрешения финансового конфликта? Иногда, мне начинает казаться, что Грэмм прав и мы оба действительно ненормальные, и все же я чувствую себя, как подросток, тайно пробравшийся на атомную электростанцию и укравший кусок реактивного топлива.
        После обеда Крис стал уговаривать нас с Джимми поехать с ним, погонять по шоссе, причем требовал, чтобы за руль сел Грэмм. По счастью, им не пришло в голову напиться перед этим достойным занятием. Я отказался. Харди был недоволен и спросил, чем я собираюсь заниматься в их отсутствие. Я ему объяснил, что собираюсь ознакомиться с игрой, в отеле есть такая возможность. Компьютер мне предоставили без особых проблем. Я взял подарок Говарда и приступил к его изучению. Оказалось, что у игры семь уровней, я решил начать с третьего. Мне предложили выбрать проводника. Я выбрал проводника невидимку. Провозился с третьим уровнем часа два, выбрался кое-как из подземелья, потеряв половину своих изначальных возможностей, после чего меня довольно быстро засадили за решетку. Я вышел из программы, собираясь поменять режим, мне хотелось запустить Holocaust. Но вместо этого мне довольно упрямо и нагло порекомендовали продолжить уже начатое и подумать, как освободиться. Вообще-то для обычной компьютерной игры это была дерзость неслыханная. Но тогда-то я понял, в чем заключался ее наркотический эффект, у игрока очень
умело и очень грамотно формировалась императивная идея-фикс.
        Я вернулся в тюрьму и провозился с поисками возможностей побега еще часа два. У меня например был выбор убить охранника и сбежать или найти другой способ, как только я собирался совершить убийство мне предлагалось принять во внимание, что на следующем уровне мне придется расплатиться за это по счету, поскольку я отнимаю жизнь у невинной жертвы. Таким образом, шел непрерывный психо-этический диалог, ставивший меня в тупик и доводивший до головной боли. Игру разрабатывали явные шизофреники, но затягивала она бесповоротно. И это еще, не учитывая невиданно высококачественной графики. Она была продумана и отшлифована до такого предела, что создавала у игрока эффект полного отождествления с реальностью игрового пространства. Никаких шлемов и перчаток не требовалось, чтобы ощущать чужую боль кончиками пальцев. Одержимый потребностью освободиться я все же пошел на преступление. И двинулся дальше. На некоторое время у меня возникло ощущение, что нет вокруг ничего кроме меня и моей цели, пока не пришел срок менять проводника. Следующий был мне явно враждебен. Оставалось только смириться. Необходимо было
выбрать источники силы. Их было семь, семь вообще было каким-то заколдованным числом в этой игре. Проводник молчал, я выбрал наугад, и тут случилось нечто совершенно невероятное. На экране во всей красе развернулось графическое изображение от которого я застыл в тупом созерцании. Это был крест, точное изображение полученного мною на день рождения от Криса подарка. Пламенеющий крест Диего Эрреры. Я вскочил и вырубил программу, услышав шаги за спиной. Экран потемнел.
        Это был Крис. Он подошел и молча взглянул на экран.
        — Ну, как успехи,  — спросил он,  — впечатляет игрушка?
        — Ничего,  — через силу ответил я.
        — Дай я гляну,  — он протянул руку к клавиатуре.
        — Нет, не надо, хватит,  — внезапно воскликнул я, отталкивая его руку,  — это бесполезно.
        — Что бесполезно?  — не понимая моей реакции, спросил он,  — ты тут торчишь весь день, с нами не поехал, а теперь орешь, что бесполезно.
        — Не надо, Крис,  — умоляюще заговорил я,  — это глупая, идиотская игра, ты же терпеть не можешь все это.
        — Ну, посмотреть-то можно?  — спросил он с настойчивостью ребенка, которого отгоняют от телевизора перед началом фильма ужасов.
        — Нечего там смотреть, обычный квест, со всеми прибамбасами, ерунда в общем.
        — Тем более.
        — А если я тебя лично попрошу не делать этого, а?  — в моем голосе появилась плохо скрытая агрессия. Я чувствовал, что готов его ударить, но только не дать ему увидеть то, что я сам видел несколько минут назад.
        — Ты что, Стэн, мне ее подарили, я могу делать, что хочу?  — он все больше выходил из себя.
        Я встал между ним и клавиатурой.
        — Я не дам тебе, слышишь.
        — Да, я же могу купить ее в любом магазине, чего ты выпендриваешься.
        Я ничего не мог ему возразить, но вместо этого, вынул диск и сломал его. Харди смотрел на меня с интересом и вдруг безумно расхохотался. Я вздохнул с облегчением.
        — Ну ты придурок, Стэн,  — воскликнул, тряся меня за плечи,  — вот придурок.
        У меня болела голова.
        — Пошли есть,  — сказал наконец Крис.
        — Подожди, надо предупредить, что я ухожу.
        — Да предупредят без тебя, идем.
        В ресторане за ужином Харди с редким чувством юмора рассказал о нашей стычке Джимми. Грэмм хохотал, как сумасшедший, и вдруг сказал:
        — Я же предупреждал, что игрушки — это вещь, сколько я этих квестов прошел, а всегда с кайфом. Хорошо помогает расслабиться.
        — Да, нет, ты не понял,  — продолжал Харди,  — это как в мелодраме, Алисия, дай мне это письмо, я хочу знать что пишет Дон Родригес, нет, только через мой труп, Марко, ты не можешь этого знать… Что, Стэн, поехал окончательно?
        — Надо Арчи позвонить,  — вдруг вспомнил Грэмм,  — он уже три часа ждет. Дай-ка я это сделаю.
        Крис протянул ему трубку, и Джимми отошел от нас и сел на диван среди гирлянд декоративных роз, очевидно не желая, чтобы мы слышали как он будет перешептываться с басистом.
        Крис взял мою руку и улыбнулся:
        — Стучит на нас, видал,  — он кивнул в сторону Грэмма.
        — Ты не купишь «Пылающую комнату»,  — спросил я.
        — Если ты так настаиваешь.
        — Обещаешь?
        — Слово Пернатого Змея, Ариэль.

        6

        Джимми обожал гоночные машины и, когда сел за руль, то по лицу его разлилось настоящее блаженство. Крис упал на пассажирское сидение и тут же стал искать музыку. Нажимал на кнопку настройки радио, пока не услышал надорванный голос Роберта Планта. Автомобиль сорвался с места и бесшумно вылетел со стоянки перед гостиницей.
        — Поехали за город.  — сказал Крис,  — хочется проветриться.
        — Мы и так почти загородом,  — ответил Джимми, гостиница стояла у океана.  — Чего Стэн не поехал?
        — А черт его разберет,  — угрюмо ответил Харди.  — Знаешь, я уже давно не пытаюсь выяснить, зачем он делает то или иное. Бесполезно. Если он хочет что-то скрывать, то его можно пытать, все равно не расскажет.
        Джимми хмыкнул, Крис помолчал несколько минут, куря и стряхивая пепел на пол, потом сказал:
        — Он рассказывает то, что считает нужным. Но мне все-таки кажется, что он от меня что-то прячет. Что-то важное.
        — Что?  — полюбопытствовал гитарист.
        — Не знаю. По-моему, он просто не хочет меня беспокоить. Как будто боится до смерти и не хочет пугать меня. А я не могу ему объяснить, что это все бред — меня не испугаешь я сам кого хочешь испугаю.
        — Слушай,  — вдруг спросил Грэмм,  — а откуда эта сказка про бабочек? Ну про Ариэля и Пернатого Змея? Откуда он ее взял?
        — Из головы — веско ответил Харди.  — это про нас с ним, ты что, не понимаешь?
        — Ну-ну, а что все это значит?
        — Не знаю. Знал бы, все бы было по-другому. Я раньше думал, что Стэн знает, только не говорит ничего, а теперь понял, что и он не знает. Ну, может побольше, чем я, но главного — нет, не фига. Ладно. Жалко, что он не поехал.
        Мимо проносились чудные пригороды Города Ангелов, похожие на яркие картинки, нарисованные талантливым, но бесконечно наивным художником.
        — Крис, не дергайся. Чего ты страдаешь.  — успокаивающе проговорил Джимми не отрывая взгляда от шоссе.  — ты ведь его получил, так? Он твой. История, конечно, странноватая, но знаешь, мне кажется, что инверсия сексуальной ориентации — небольшая плата за такую редкую удачу, за такую любовь.
        На «инверсию» Крис скептически поджал губы.
        — Это да. Но я не то хотел сказать. Понимаешь есть еще что-то, поверх всего. Слушай, он тут дал мне прочитать рассказ одного парня, Эдгара По, классный рассказ, называется «Низвержение в Мальстрем». Там про рыбака, который попал в такую воронку в море, в водоворот. Ну и он там спускается все ниже и ниже, представляешь, такая огромная хреновина, черные отвесные стены из воды и все в полном молчании. И медленно.
        — Я читал.  — отозвался Джимми.
        — Ну тогда ты понимаешь. Вот и я так себя чувствую. Как будто низвергаюсь в Мальстрем.
        — Я когда на вас смотрю, мне иногда кажется тоже самое.  — ответил Джимми и взглянул на Криса.
        Дальше они ехали в полном молчании, Джимми смотрел на дорогу, Крис в окно.
        Неизвестный ди-джей поставил уже основательно забытую, гремевшую два года назад песню с саунд-трека к фильму «Титаник». Крис терпеть не мог этой попсы, но тут он слушал, и его мучило страшное чувство, как будто эта незатейливая песенка и красивый женский голос выговаривавший простые слова, причиняли ему физическую боль. Он вспомнил одну девушку, которая была в него ужасно влюблена, как теперь понимал Крис, влюблена по-настоящему не в его голос и славу, а в него самого. У них был короткий роман, ему наскучило быстро, но пока еще все продолжалось, то она как-то сказала Харди, когда они сидели в какой-то забегаловке и слушали такую же дурацкую песню, а Крис морщился от отвращения, «Знаешь,  — сказала она,  — когда влюблен, то кажется, что все любовные песни, даже самые идиотские, написаны про тебя». Но Крис тогда не был влюблен. Не то, что сейчас.
        — Я есть хочу,  — вдруг сказал Джимми, когда песня закончилась.  — Давай пожрем чего-нибудь.
        — Давай,  — откликнулся Крис, продолжая думать о песне и о той девушке с тусовочной кличкой Бонни, он так и не знал ее настоящего имени. Через пять минут по левой стороне дороги показался выезд к заправке, на которой была какая-то закусочная.
        — Будем есть гамбургеры,  — подмигнул Джимми,  — может, ты вспомнишь молодость и успокоишься.
        Крис рассмеялся. Джимми всегда действовал на него успокаивающе. Наверное, потому что они знали друг друга так давно, что всякое непонимание уже ликвидировалось этим привычным и покрывающим все знанием.
        Они зашли в закусочную. Заказали по двойному гамбургеру. Крис попросил еще кусок пирога с абрикосами. Ели молча, жадно и не глядя по сторонам. Потом заказали еще. В этот момент в дверь ввалилась компания каких-то байкеров, человек пять, уже принявших на грудь и очень шумных. Крис увидел, как обслуживающая их девушка, хорошенькая шатенка с синими глазами поморщилась, на ее кукольном личике появилась гримаса страха и отвращения, и Харди подумал, что эти друзья здесь частые гости. Компания приземлилась за соседний столик, продолжая что-то выкрикивать. Крис точно был уверен, что их не узнают, хотя «Ацтеки», как и в свое время «Цеппелины» были очень популярны и в Америке. Но никто не знал, что они здесь, на Крисе были темные очки, так что вероятность, что эти козлы его идентифицируют была равна нулю. А Джимми всегда мог отговориться случайным внешним сходством.
        Компания тут же принялась цеплять официантку, кто-то схватил ее за руки и попытался посадить к себе на колени, она вырвалась, и Крис перехватил ее умоляющий и совершенно безнадежный взгляд. Из-за прилавка появился хозяин, но двое тут же встали и оттерли его в угол. Крис и Джимми уже не ели, они смотрели на это безобразие, Крис видел, как у его друга проступает румянец на щеках.
        — Я сейчас вызову полицию,  — сказал хозяин неуверенно,  — ребята, перестаньте.
        Кто-то передразнил его, все расхохотались. Один, рослый и бритый наголо, прижимал к себе девушку, она отбивалась. Но при этом незнакомый байкер смотрел на Криса, в упор, словно ждал, когда он вмешается. Крис снял свои очки и встал. За ним поднялся Джимми. На него Крис не очень рассчитывал, несмотря на все тренажерные залы, Грэмм не умел драться и ужасно боялся повредить руки. У него это было на уровне рефлекса, с которым справиться он не мог. В любом случае у Харди был нож, но он был уверен, что у этих ребят может быть кое-что и похуже.
        — А ну отпустите ее, козлы,  — сказал он негромко, но звучно. В закусочной тут же воцарилась тишина, все смотрели на него, в синих глаза девушки стояли слезы. Бритоголовый тут же отшвырнул свою жертву, словно это был кусок пенопласта, девушка отлетела в угол и охнула от боли.
        — Ты кто такой?  — спросил бритый Криса лениво,  — смотрите ребята, какой-то пидор из Европы будет нам указывать. Я тебя не знаю, говнюк и делать буду, что хочу.
        Он неторопливо направился к Крису, в руке его сверкнул нож.
        — Держите девку, ребята,  — предупредил он. Один с огромным брюхом и соломенной бородкой, схватил официантку за руку и дернул ее вверх. Она застонала. Над ухом Криса тяжело задышал Джимми.
        — Уйди — сказал Харди сквозь зубы.  — отойди в сторону.
        Как всегда перед дракой его сознание обострялось, как от понюшки кокаина, все краски становились ярче в несколько раз, звуки делались просто оглушительными, он чувствовал множество запахов, слабый аромат кофе и булочек, запах пота и страха, исходивший от хозяина, запах бензина и кожи от курток байкеров, пивной дух, которым несло от всей компании, только не от главаря, от него пахло чем-то чистым и холодным, Крис подумал, что так может пахнуть глыба льда.
        Он достал нож, лезвие выскользнуло из чехла с той завораживающей масляной легкостью, которую он так любил. Бритый усмехнулся.
        — Смотри, какая у нас игрушка. Видели, парни? Только не лезьте, один на один.
        Белое лезвие сверкнуло у Криса перед глазами, он отскочил. Ему не было страшно, только весело. Ему казалось, что кровь пузыриться в его теле, как шампанское. Он сделал ответный выпад, его противник увернулся.
        Грэмм смотрел, как Харди двигается, легко и гибко, и от страха и возбуждения у него стучало в висках.
        — Ну давай, давай,  — подбодрил Крис своего соперника,  — что-то ты какой-то вялый, я начинаю скучать.
        Бритый ощерился, словно это незначительное замечание действительно привело его в настоящую ярость, он с пугающей скоростью кинулся к Харди, но тот снова ушел от удара, с легкостью свивающейся в кольца змеи. И тут же оказался сбоку, его нож легко распорол кожаную жилетку противника и полоснул его по ребрам. Бритый взвыл от ярости и боли. Кровь капала на пол.
        — Я тебя, убью, сука.  — что он сделал, Джимми не понял, но в ту же секунду они оба оказались на полу. Главарь прижимал Харди к каменным плиткам, силясь дотянуться ножом до горла, Крис удерживал его руку. Наконец он резким рывком, Джимми видел, как выступили жилы у него под кожей, скинул с себя противника, и тот оказался на лопатках, нож отлетел в сторону. Крис сидел на бритоголовом верхом, держа свой нож у его горла.
        — Я могу прирезать тебя, как свинью.  — сказал он.  — Я, пожалуй, это и сделаю.
        Лежащий молчал, сверля взглядом Харди. Судя по всему, этими угрозами его было не сломать. И Крис это понял. Он видел, что друзья проигравшего уже тихо приближаются к нему, у кого-то был кастет, у кого-то нож, кто-то достал велосипедную цепь. Харди усмехнулся внезапно, от этой усмешки, безумной и жестокой, у Джимми сердце остановилось, и внезапно коротким движением распахнул на бритоголовом жилетку, надетую прямо на голое тело.
        — Я тебе оставлю свой знак.  — сказал он,  — Знак Пернатого Змея.
        Джимми хотел заорать «Крис, не надо!» ему чертовски не хотелось видеть, как Харди полосует тут этого парня, но не успел. Крис положил нож рядом и просто прижал ладонь к груди поверженного противника, чуть пониже левого соска. Все стояли, замерев и глядя во все глаза. От ладони Криса потянулся серый дымок, ужасно запахло паленым мясом. Бритый заорал от боли, пытаясь скинуть с себя Харди. Джимми смотрел, его мозг отказывался смириться с увиденным, на него напал какой-то ступор. Крис подержал ладонь еще несколько секунд, пока его жертва внезапно не замолчала. Глаза у бритого закатились, изо рта потянулась нитка слюны, голова стукнулась об пол с омерзительным звуком, напомнившим Джимми треск раскалываемого ореха. Крис отнял руку и встал. Подобрал нож. Посмотрел на остальных.
        — Пошли вон,  — негромко произнес он,  — пока живы.
        Через секунду в баре остались Джимми, Крис, девушка, хозяин и неподвижное тело. Харди подошел к официантке, которая сидела на полу, куда ее уронил исчезнувший брюхач, и протянул ей руку.
        — Ты в порядке?  — Спросил он.  — Вставай.
        Девушка, не отрывавшая от него расширенных глаза взялась за его руку так, как будто это была раскаленная ручка сковородки, но она должна была прикоснуться к ней. Харди легко поднял ее на ноги.
        — Сколько мы вам должны?  — спросил он негромко. Джимми понял, что он хочет своими простыми обыденными вопросами привести ее в чувство.
        — Сейчас посчитаю,  — механически ответила девушка.
        — А с ним чего делать?  — спросил хозяин так же механически.
        — Полейте его водичкой,  — посоветовал Джимми, у которого вдруг развязался язык,  — очухается — уйдет.
        Крис подошел к лежащему на полу бритому. Внезапно он произнес хрипло, вглядываясь во что-то с неподдельным ужасом:
        — Джимми, пойди-ка сюда.
        Грэмм подошел на левой стороне груди лежащего был ужасный багровый ожог — отпечаток ладони. Гитариста аж замутило от вида изуродованной плоти. А на левой какой-то неизвестный искусник во всех подробностях вытатуировал распятие. Тот самый крест, который Крис подарил Стэну. Крест Диего Эрерры. Крис смотрел именно на него.
        — Пошли отсюда,  — сказал Джимми, он вынул из бумажника первую попавшуюся купюру, вроде это было пятьдесят долларов и положил на стойку. Потом потянул Криса за собой.
        Когда они уже отъехали в полном молчании миль на десять, Крис внезапно сказал.
        — Только не говори Стэну. Ничего ему не говори, понял. Мы просто катались.
        Джимми кивнул.

        Дневник Стэнфорда Марлоу

4 декабря 2001

        Напрасно я думал, что все закончилось. Вчера позвонил Хайнц и попросил меня явиться и расписаться о своем прибытии. Дело будет продолжаться, пока не найдут убийцу. Продолжаться будут и допросы. Завтра я опять должен буду с ним беседовать. Когда я сказал об этом Крису, он помрачнел. Он, видимо, тоже рассчитывал легко отделаться. Кажется, его уже даже не радует счастливый конец истории с «Вистой». Но он задумал бороться с неприятностями своим обычным способом. Уйти в работу с головой, готовить новый проект. Требует, чтобы я писал тексты, оставшись один, я налил себе бренди, взял пачку сигарет, ручку, лист бумаги и сел за стол — не понимаю, как ему удается переложить на музыку и спеть то, что я сочиняю. Обычно работа строиться в группах по-другому. Пишется музыка, и под нее затем подгоняются слова. Вот уж действительно нетривиальный творческий союз. Я просидел часа полтора. Без толку. В голову не шло ничего, кроме воспоминаний о кофе с суайтэ у господина Говарда. Вроде бы он был солидный серьезный человек, что это за смехотворное увлечение африканскими панацеями. Я закрыл глаза и представил себе его
лицо, с синими, пристально смотревшими на меня глазами, то, как он осторожно откупоривал бальзам и отмерял порцию для каждой чашки. Дьявольское зелье. Помогает перенести любые страдания. Мне показалось, что я чувствую сладковатый запах бальзама. Мне стало жарко. Словно кровь нагревалась внутри тела. Я отхлебнул бренди. В голове был туман. Я наклонился над столом и размашисто написал на листе заглавие «Напиток Господина Говарда». На том дело и кончилось. Ничего более вразумительного я сотворить не мог. Мне пришла в голову идея пойти купить книжку о культуре центральной Африки. Идея была заманчива, если не считать того, что нужно было вызвать Бобби, иначе Крис снова будет в ярости. Звонить Бобби и просить отвезти меня в книжный магазин мне не хотелось. Можно было правда совместить полезное с ненужным и заехать по дороге в какой-нибудь магазин под предлогом, что мне необходимо приобрести кое-какие личные вещи, потом отправиться с ним пообедать куда-нибудь. Мне было искренне жаль шофера. Не знаю, было ли ему комфортно сидеть со мной за одним столом. Несмотря на то, что Харди за последние три месяца
накупил мне такое количество барахла при посредничестве Марты, что я и половины из него припомнить не мог, мой гардероб был в плачевном состоянии. Черное пальто и джинсы, водолазка и три рубашки, это все, чем я преспокойно обходился. Харди постоянно подвергал критике мои эстетические пристрастия, напоминал мне о золотых пряжках и кольце, которое я надевал исключительно по его требованию, поскольку всегда глядя на него вспоминал нелепый перстень одного из знакомых отца, который он любил демонстрировать окружающим, картинно размахивая у себя перед носом рукой. Он уверял, что это подарок представителя старинного французского рода, к которому якобы принадлежал легендарный Жиль де Рец. Отец иронически щурился и добавлял к этому:
        — А так же его незаконнорожденная сестра Жанна д'Арк.  — Откуда он взял, что последняя была сестрой средневекового злодея, я так и не узнал. Мне трудно было представить себе отца читающим «Геенну Огненную».
        Я посидел еще полчаса, допил бренди и сказал сам себе с укором: «Стэн, ты скоро сопьешься».
        Бобби я звонить не стал, и на свой страх и риск решил отправиться в магазин в одиночестве. Погода была сырая, Айрон вышел со мной покурить. Шел мокрый снег.
        — Передайте Крису, что все в порядке, если он вернется раньше меня, я за книгами,  — сказал я ему.
        — Конечно,  — заверил меня телохранитель и я со спокойной душой пошел в город.
        Такси подъехало, я сел назвал улицу, и вдруг, решив действовать наверняка, спросил нет ли где-нибудь магазина, специализирующегося на литературе о странах Африканского континента или, по крайней мере, литературе восточного профиля. Мне нужен был широкий выбор. Водитель задумался и наконец ответил:
        — Есть кое-что, я там живу недалеко, поэтому обратил внимание, это на S***.
        — Давайте туда.
        Мы поехали.
        Я никогда не был в той части города. Там не было ни дорогих магазинов, ни высотных зданий, ничего, из того, что привыкаешь видеть в центре и элитных районах. Дома были невысокие, кое-где полуразвалившиеся, с мусором, вываленным прямо на тротуары, где-то что-то перестраивалось, мы миновали убогого вида стадион и какой-то оздоровительный комплекс и выехали на рыночную площадь.
        — Мне тут не проехать, вы уж извините,  — пояснил шофер,  — а вам недалеко, как перейдете улицу, завернете вот за тот дом, ну, где Макдоналдс, там дальше увидите ваш магазин. Добра там этого папуасского хоть отбавляй, вуду всякие, перья, кольца, ну и книжки там на втором этаже. Эх, жаль денег не хватает отсюда уехать, в таком дерьме завяз. Вы только поглядите,  — он с досадой указал вперед через стекло на расстилавшуюся перед нами печальную картину.
        — Спасибо,  — ответил я и заплатив вышел.
        Но он приоткрыл дверь и крикнул мне в след:
        — Вы поосторожнее, здесь небезопасно.
        «Спасибо за заботу» — подумал я и махнул ему рукой.
        Перешел улицу и пошел по направлению к забегаловке. Магазин был двухэтажный у входа стояла компания непотребного вида. Я прошел мимо и вошел внутрь, зазвенел колокольчик. Я оказался в полутемном помещении, битком забитым предметами неизвестного назначения, амулетами, посудой, шкурами, перьями, все было похоже на подделку, но при желании возможно было отыскать здесь и что-нибудь подлинное. Ко мне подошла девушка с волосами, заплетенными в тонкие бесчисленные косички и огромной серьгой в правом ухе.
        — Что вас интересует?  — спросила она, извиваясь всем телом и поджимая ярко накрашенные губы, на ней было короткое, слишком короткое кожаное платье с вырезом, выставлявшим на обозрение ее великолепный бюст. Я напряженно задумался. Она терпеливо ожидала ответа, выставляя вперед то правую то левую ногу в ажурных черных чулках.
        — Мне нужны книги по истории или культуре центральной Африки.
        — А это на втором этаже, там их полно, вас проводить?
        — Не надо, я найду.
        Я прошел наверх, там ко мне привязалась следующая «принцесса». Блондинка с серьгой в левом ухе и в шортах. Я вежливо попросил оставить меня в покое и дать мне возможность сориентироваться самостоятельно. Она обиженно удалилась. Я подошел к полкам у окна и стал разглядывать корешки книг. Окно выходило как раз на улицу, где у входа продолжала тусоваться компания мелких нарко-диллеров. Теперь их было уже пятеро. Я присмотрелся повнимательнее, и мне показалось, что вновь пришедший парень в синем плаще кого-то мне напоминал. Да, я не ошибался, я убедился в этом, когда он повернулся, так что я смог увидеть его лицо. Это был тот самый советчик, который подвозил меня после того, как я сбежал от спящего Криса, тот, что рекомендовал мне коньяк с чесноком. Похоже, он был у них главным. Я отошел от окна и продолжил изучение содержимого полок. Порывшись еще немного, я обнаружил брошюрку под названием «Кама-сутра Центральной Африки». Я позвал девицу, заплатил и спустился на первый этаж. Ее компаньонка уже поджидала меня у лестницы.
        — Успешно?  — поинтересовалась она.
        — Вполне,  — ответил я — хорошее у вас заведение, тихое.
        — Только скучновато здесь,  — протянула, она начав извиваться,  — А вы студент?
        — Бывший, я уже закончил.  — ответил я, уставившись на ее неотразимый бюст. Она смотрела на меня с интересом, и вдруг ее глаза расширились и она, сцепив руки, воскликнула на весь магазин:
        — Нет, я вас узнала, вы тот парень, о котором во всех журналах писали, я вашу фотографию видела, какая прелесть!
        Меня охватила досада. А девица продолжала, экстатически ломая руки:
        — Как вас зовут, сейчас сама вспомню, Стэн. фо… Стэнфорд, мы еще с Нэсс так смеялись, странное имя, а правда, вы с Крисом Харди живете, это так здорово, я знаю, это неприлично так вот спрашивать, ну, скажите мне, как он, он, наверное, такой страстный, я так по нему с ума сходила, когда его увидела в первый раз, а Нэсс вообще на нем помешана, ой, надо ее позвать…  — она уже открыла рот собираясь оповестить о своем открытии подругу, но я схватил ее за руку и, наклонившись к ней совсем близко, сказал:
        — Не надо, не надо, пусть это будет нашей тайной, как тебя зовут?
        — Стэлла,  — закатывая глаза, шепотом ответила девушка.
        — Ты меня поняла, Стэлла,  — продолжал я обхватив ее за талию,  — это тайна.
        — Ах, конечно,  — она прижалась ко мне, расстегивая рубашку и запуская руку внутрь.  — ты такой симпатичный, ты мне сразу понравился, пойдешь со мной?  — она поцеловала меня в шею.
        Я осторожно оторвал ее от себя.
        — Не сейчас, я спешу, мы как-нибудь договоримся.
        — Ну, ты мне обещаешь,  — продолжала она,  — ты меня трахнешь, пообещай.
        — Обязательно, у тебя роскошная грудь,  — от комплемента она глубоко вздохнула, и собралась расстегнуть платье.
        Ситуация затягивалась и я начал опасаться, что Нэсс не услышав до сих пор звона колокольчика, выйдет посмотреть что происходит.
        — Я тебе обещаю,  — сказал я наконец, удивляясь насколько правдоподобно и беззастенчиво я научился врать за последнее время.  — как тебя найти?
        — Я всегда здесь, до самой ночи, приходи, когда захочешь,  — она опять повисла у меня на шее.  — я всегда для тебя…
        — Договорились, я приду,  — я отстранил ее и направился к выходу.
        — Хочешь я тебя с Бони познакомлю, это наш хозяин, он сейчас приехал, тут стоит, он очень ничего,  — предложила она, провожая меня до двери.
        — Лучше потом, я сейчас не могу,  — я распахнул дверь и намеренно громко захлопнул ее за собой. Компания оглянулась на меня как по команде. С минуту я и Бони смотрели друг на друга, а затем он щелкнув пальцами закричал:
        — Эй, добро пожаловать, как дела!
        — Нормально,  — отозвался я.
        — Ищешь что-нибудь?  — он быстро отделился от своих приятелей и подошел ко мне.
        — Я уже все нашел,  — сказал я показывая на «Кама-сутру».
        — Прикол,  — проконстатировал,  — у тебя что, не в порядке?
        — Да нет, мне для дела нужно,  — возразил я.
        Мне было до неприличия любопытно, как скоро он совершит тоже открытие, что и Стэлла.
        — Ты куда собираешься, свободен? А то я подвезу.
        Не знаю, что на меня нашло, но вместо того, чтобы отделаться от него как можно скорее, я пожал плечами и сказал:
        — Поедем куда-нибудь.
        — Молодец,  — сказал он одобрительно, похлопав меня по плечу.  — сейчас соображу, так в «Moonhaunt», классное место.
        — Может, куда попроще,  — предложил я.
        — Как скажешь, едем ко мне.
        Я кивнул и мы провожаемые несколько подозрительными взглядами приятелей Бони сели в его Volvo. Рекламные наклейки он уже ободрал и машину перекрасил, так что вид у нее был весьма приличный.
        Бони рулил одной рукой, другой постоянно то прикуривая сигарету за сигаретой, то роясь кармане в поисках ключей, то переключая кнопки магнитолы.
        — Слушай, ну ты супер,  — сказал он, чуть не долбанув кого-то,  — вот я прифигел, сам Змей на тебя подсел, далеко пойдешь. И музычка у вас классная получилась, я прям каждый день слушал, сейчас найду что-нибудь.  — Он стал искать, не передают ли где-нибудь хиты «Ацтеков».
        — Откуда ты про Змея знаешь?  — спросил я, пораженный его высказыванием.
        — Да его так все называют, не знаю, кто придумал — Змей и Змей. Во! чумовая песенка,  — он включил радио погромче, это была композиция «Я узнаю твое лицо» безмерно почему-то нравившаяся самому Крису. Бони покачивал головой, время от времени подпевая. Он производил впечатление буйно помешанного. Впрочем, я сознался себе, что его восторг мне скорее приятен, чем наоборот.
        Простота, с которой он отозвался о нашей истории меня немного успокоила. Видимо, он не усматривал ничего особенно в том, что узнал из газет, но для того, чтобы понять причину этой псевдодемократичности нужно было хорошо представлять себе что такое Бони, приторговывавший снадобьями для импотентов, сдающий внаем Нэсс и Стэллу, рекламировавший любое дерьмо, какое попадется под руку и вряд ли могущий протянуть без дозы три-четыре дня.
        — А ты сразу мне понравился,  — бросил он, взглянув на меня искоса,  — есть что-то в тебе, так вообще не зашибенное, но цепляющее. Ты его или он тебя трахает?
        — Может, оставим эту тему,  — холодно ответил я.
        — Да как скажешь, но все равно, классно,  — он взвыл под последние аккорды песни и резко крутанул руль. Мы въехали во двор, точнее, в тесное пространство между тремя домами.
        Бони вышел и пошел к двери, обычный жилой дом, впрочем, как потом выяснилось квартира здесь была только фиктивным местом его пребывания. Он вернулся через пять минут и сказал мне:
        — Никого, вылезай.
        Я поднялся за ним на третий этаж, на лестнице было довольно темно, он поковырял ключом в двери. Мы вошли в темную полупустую квартиру с тремя комнатами и разрушенной ванной, казалось ее собирались ремонтировать, но так и оставили до лучших времен.
        — Да, хреновая дыра,  — произнес Бони, присоединяясь ко мне и в полной прострации созерцая осыпающиеся стены,  — это тебе не у миллионера на постели с чистым бельем.
        — Заткнись,  — ответил я, и прошел дальше. Там, где полагалось быть кухне, творилось тоже самое, чтобы не сказать хуже. В квартире было холодно, сырой промозглый воздух от которого бросало в дрожь. Я прошел в комнату. Там оказался диван и пара стульев, на полу стоял MAC и валялись коробки от игр. Я искал среди них знакомую упаковку, но ее не было. Бони стоял в дверях и следил за мной.
        — Что, интересуешься?  — спросил он, подходя ближе,  — я тоже люблю это дело.
        — У тебя есть «Пылающая комната»?
        — Да, только джавелл, на целую бабок не хватило,  — он выкопал откуда-то диск без упаковки.  — Хочешь поставлю, покажу, куда я вломился?
        — Нет,  — ответил я.
        Он разочаровано бросил диск в общую кучу.
        Я сел на диван и закурил. Бони поставил стул и сел напротив меня.
        — Дай покурить,  — я протянул ему пачку и зажигалку, но он уточнил,  — нет, от твоей.
        Для меня была невыносима мысль делить сигарету с кем-либо, кроме Харди.
        — Я этого не люблю,  — пояснил я.
        — А,  — протянул он с неудовольствием,  — брезгуем?
        — Нет, просто не люблю и все.
        Он натянуто улыбнулся.
        — Ты извини, тут жрать нечего, даже выпивки нет,  — виновато объяснил Бони.
        — Не важно, я не хочу ничего.
        — Знаешь, что — вдруг сказал он,  — я вот думал всегда, что я крутой, ну я и правда многих имею, а девчонки у меня что надо, Ты Стэллу видал?
        Я кивнул.
        — Ну она в постели просто отпад. А когда я на тебя посмотрел, то понял, что я так, дерьмо недоделанное. Вот тебе повезло. Что ты со Змеем спишь, это само собой, но у тебя, понимаешь, что-то такое… не знаю как назвать-то…
        — А ты никак не называй,  — предложил я.  — Скажи просто, что хочешь, чтобы я тебя трахнул.  — я посмотрел на него пристально, не стыдясь и не сомневаясь в своих словах. Какая-то одержимость разрядиться наконец взяла во мне верх. Бони смутился, если это можно было назвать смущением, и отвернулся.
        — Так выходит, я тебе заплатить должен?  — спросил он все еще неуверенно.
        — Нет, я сам тебе заплачу, считай, что я тебя снял.
        Я оттрахал его так, словно это было моей служебной обязанностью. Ни на минуту не переставая думать о Харди, ничего не видя и не соображая.
        Когда же он попытался поцеловать меня в губы, я отстранился с отвращением, меня тошнило от него и ото всего, что я делал, но это был еще не конец, впереди у меня было еще одно приключение.
        Бони достал из кармана порошок и протянул мне:
        — Нюхни, это без байды, очень круто,  — порекомендовал он.
        — Как-нибудь в другой раз,  — возразил я.
        — Тогда я сам,  — он насыпал содержимое пакета на коробку от какой-то игры достал трубку и втянул четыре дорожки.
        — Подохнуть не боишься?  — спросил я его.
        — Ни хрена, от этого только не встает иногда, но тебе это не грозит.
        — Ладно,  — сказал я наконец,  — я пойду.
        — Тебя подбросить может куда?  — спросил он.
        Я присмотрелся к нему и счел за благо поискать кого-нибудь другого.
        — Сам доберусь — ответил я и собрался уже уходить.
        Бони повалился на диван.
        — Слушай,  — окликнул он меня,  — а чего ты себе тачку не купил, бабки-то есть, или тебя Змей возит?
        — Не Змей,  — отозвался я,  — а его ангелы. Бывай.
        Пройдя два квартала, я рассчитывал попасть на более или менее людную улицу, но вместо этого я только еще дальше углублялся в тупиковые переходы между старыми развалинами, гаражами и помойками. В конце концов я уперся в стену дома и решил уже повернуть назад, поскольку начинало темнеть. И тут я заметил у самой стены сидевшую на ящике девочку лет восьми. Она была в одной курточке и явно уже страшно замерзшая, чтобы согреться, она крепко прижимала к себе огромного черного ньюфаундленда, собака периодически добродушно облизывала ее щеки. Я подошел ближе и увидел, что она плачет. Она была совсем худенькая с большими карими глазами и светло-рыжими волосами, совсем бледная.
        — Ты что здесь сидишь?  — спросил я.
        Ребенок посмотрел на меня испуганно, но все же ответил:
        — Не знаю.
        — Что значит не знаешь, ты где живешь?  — продолжал я допрос.
        — Здесь,  — он махнула рукой в сторону соседнего дома.
        — А почему сидишь здесь? Это твой зверь?
        — Это Чани, он бездомный, я хочу спрятать, чтобы его не увезли.
        — Понятно. А домой ты почему не идешь?
        — Мне тетя сказала погулять, я всегда гулять выхожу, когда Обри приходит.
        — Это кто Обри?
        — Не знаю, он мне не нравиться.
        — Ну-ка вставай,  — сказал я поднимая ее с ящика. Она дрожала от холода. Я снял куртку и завернул в нее девочку.
        — Тепло?  — спросил я.
        — Да, а ты кто?
        — Я? Стэн. А тебя как зовут?
        Собака дотянулась до меня и лизнула мою руку.
        — Джози,  — она погладила ньюфаундленда.  — а ты мне поможешь его спрятать?
        — Постараюсь.
        — Проводить тебя домой?
        — Мне нельзя, пока Обри не уйдет.
        — А когда он уйдет?
        Она пожала плечиками, и лицо у нее сделалось до боли печальным.
        — Может пойдем со мной погуляем?
        — Не могу, я есть хочу, когда Обри уйдет, я пойду ужинать, так тетя сказала.
        — У тебя не тетя, а просто чудовище какое-то,  — у меня в голове не укладывалось все, что я слышал.
        — Хочешь мы прямо сейчас куда-нибудь есть пойдем?
        — А куда?
        — Куда хочешь.
        — В Макдоналдс.
        — Ну пошли в Макдоналдс. Тетя-то твоя тебя не хватиться?
        — Нет, она никогда меня не ищет. Я без Чани не пойду.
        — Тогда бери его с собой.
        Я взял ее за руку, собака, радостно виляя хвостом, поплелась вместе с нами, Джози держала ее за ошейник.
        — Ты дорогу знаешь?  — спросил я у нее.
        — Да, вот, здесь и за этот дом,  — пояснила она.
        — А что кроме тети у тебя есть кто-нибудь, родители?
        — У меня папа был, он работал в полиции, но его убили в прошлом году.
        — Ты его любила?
        — Да, он очень добрый был, когда мы вместе жили, тетя меня не выгоняла.
        Мы вышли на улицу, у дверей забегаловки, Джози остановилась.
        — Что с тобой?  — спросил я девочку.
        — Я без Чани не пойду.
        — Ты есть хочешь?
        — Хочу.
        — С собакой нас не пустят.
        — Я не пойду,  — ребенок был на редкость упрям. Я не знал, как ее уговорить.
        — Хорошо, давай сделаем так, ты подождешь две минуты, я все куплю, и оставлю на столе, а потом вернусь и побуду с ним, пока ты поешь? Согласна?
        — Да,  — ответила Джози.
        Я все сделал как договорились и отправил ее есть, а сам взял Чани за ошейник и стал курить. Без куртки в одном свитере было прохладно. Вдруг Джози опять появилась в дверях с моей курткой.
        — Ты нашла стол, там должен был быть зеленый ослик, как ты просила?  — спросил я.
        — Нашла,  — сказала она, улыбаясь и протягивая мне куртку.  — там жарко, а тебе холодно.
        — Спасибо,  — я был потрясен до глубины души.
        Джози ушла есть, а я продолжал курить. Через пятнадцать минут она выбежала на улицу с гамбургером в одной руке и осликом в другой. Гамбургер она скормила Чани.
        — Ну что,  — спросил я,  — как ты думаешь, ушел Обри или нет?
        Она пожала плечами. Я снова завернул ее в свою куртку.
        — Пойдем, я с твоей тетей поговорю,  — я взял ее за руку. Мы побрели назад.
        — А где твоя мама?  — спросил я.
        — Не знаю, у меня ее нет.
        — Ты ее совсем не помнишь?
        — Совсем.
        — Я вот здесь живу,  — она указала на плохо освещенную дверь.
        — Ну пошли.
        Она провела меня по темным лестницам, еще более темным и грязным, чем те, по которым я шел вслед за Бони и остановилась перед дверью.
        — Звонок-то есть,  — поинтересовался я, опираясь одной рукой на голову Чани, а другой, шаря вокруг двери.
        — Он не звонит,  — пояснила девочка и стала стучать в дверь.
        Открыли не сразу. На пороге предстала женщина лет тридцати восьми в халате с размазанной по лицу косметикой. Она была недурна собой, но вульгарна неописуемо.
        — Пришла?  — сказала она хрипло,  — а это еще кто?  — она окинула меня презрительным взглядом,  — опять притащила пса, веди его обратно.
        Она уже собралась захлопнуть дверь, но я удержал ее ногой.
        — Может быть, разрешите войти?  — спросил я.
        — Вы кто такой?  — она попыталась вытолкнуть меня, но безуспешно. Я распахнул дверь и пропустив Джози с собакой вошел сам.
        — Джози прижимала к себе ньюфаундленда и смотрела на нас обоих с испугом.
        — Ну-ка иди отсюда,  — крикнула она девочке. Джози послушно забилась в комнату.
        — Вы что себе позволяете?  — набросилась она на меня,  — я сейчас в полицию позвоню, катитесь отсюда!
        Я ждал, пока буря уляжется. А она продолжала угрожать мне полицией, осыпая меня ругательствами. Наконец она замолчала на минуту и, прищурившись, посмотрела на меня, а затем добавила:
        — А, ты на девчонку запал, грязная скотина, я ее не продам, даже не заикайся.
        Я дал ей выговориться и на эту тему.
        — Ну, что встал, ты что не понял, давай вали отсюда.
        Джози, которая, вероятно, слушала, затаившись в комнате, вдруг выбежала и кинувшись ко мне закричала:
        — Не уходи, не уходи!
        — Вот стерва сопливая,  — воскликнула ее тетка и схватила девочку за руку, пытаясь оттащить ее от меня.
        — Отпустите ее,  — сказал я наконец,  — мне нужно с вами поговорить.
        Женщина выпустила ребенка и посмотрела на меня в ярости.
        — Я хочу с вами поговорить,  — повторил я, вероятно, выражение моего лица оставляло желать лучшего, поскольку даже эта особа перестала бесноваться и притихла. Я прошел в комнату. Не в ту, куда убежала Джози, а в соседнюю. Это оказалась спальня, постель была разбросана, на столе рядом были навалены остатки интимного ужина и недопитые бутылки.
        Хозяйка прошла за мной и закрыла дверь.
        — Что смотришь? Давно не трахался?  — она снова посмотрела на меня с презрением.  — Плати, я лягу.
        — Сколько вы хотите?  — спросил я ее, с трудом сдерживаясь, чтобы не дать ей пощечину.
        — Сколько дашь, а больше, так еще лучше.
        — Триста вас устроит?
        Она посмотрела на меня в недоумении и взяв сигарету закурила.
        — Что издеваешься?
        — Нет,  — ответил и положил деньги на стол.  — Я хочу с вами поговорить.
        — Ну, говори,  — отозвалась она уже менее злобно.
        — Я хочу поговорить о Джози, о вашей племяннице.
        — Да никакая она мне не племянница, это брат мой, подох, на мою шею ее повесил.
        — А где ее мать?
        — Нет у нее никого, мать ее, шлюха, братца моего окрутила, а потом сбежала, а он с девчонкой и рад возиться, надо было в приют отдать.
        — Что случилось с вашим братом?
        — Башку ему прострелили, вот что, я две недели с ним мучилась, а теперь еще эта дрянь мне всю жизнь испоганила.
        — Чем она виновата, тем, что она ребенок? Вы выгоняете из дома в одной куртке, чтобы порезвиться с каким-то ублюдком.
        — А тебе что, ты что лезешь, это она тебе нажаловалась, стерва,  — она повернулась к двери, но я оттащил ее и заставил силой сесть на постель.
        — Вы понимаете, что я могу сообщить о том, что вы проделываете с ней, и у вас будут неприятности?
        — Да, не будет, здесь никому дела нет,  — сказала она, выдыхая дым с безразличным видом.
        — Вы ошибаетесь, кое-кому до этого есть дело.
        — Чего ты привязался, чего хочешь? Девчонку забрать? Бери — спокойствие с которым она говорила все это представлялось мне ужаснее, чем все кошмары, которые я мог себе вообразить. Я вспомнил Криса, его рассказ, никогда еще мне не было так жутко.
        — Я не могу ее забрать, хотя и сделал бы это с удовольствием.
        — А нет, так иди отсюда, достал меня уже,  — она взяла со стола бутылку и допила ее.
        — Что вы собираетесь делать дальше?
        — Что делала, то и буду, а ее в приют отдам, хватит мне с ней возиться.
        — Когда вы намерены это сделать?
        — Когда захочу, тебя это не касается.
        — Я оставлю вам свой телефон, вам нужны будут деньги, позвоните, я вам их дам, но при условии, что вы предупредите меня, когда решите отдать Джози, и еще одно, если с ней что-нибудь случиться, а я это узнаю, я вам обещаю, что я отрежу Обри член и засуну вам в глотку. Я думаю, вы меня поняли.
        Я взял на столе оторванную этикетку от вина и карандаш и написал телефон Харди и свое имя. Вышел из комнаты и столкнулся Джози, тихонько сидевшей в обнимку с Чани.
        — Не уходи,  — попросила она потянув меня за руку.
        — Она больше не тронет тебя,  — пообещал я ей,  — все будет хорошо, ты мне веришь?
        — Нет,  — решительно ответила девочка.
        — Верь мне,  — попросил я и опустился рядом с ней на колени,  — мы с тобой еще увидимся, обязательно.
        — Не уходи,  — она тихонько заплакала.
        — Ну, перестань, Джози, я же пообещал, у тебя теперь есть ослик, это значит я вернусь к тебе,  — я прижал ее к себе стараясь успокоить.
        — Ты не придешь,  — всхлипнула она,  — ты больше не придешь.
        — Приду и очень скоро. Надо только потерпеть чуть-чуть.
        — Возьми меня с собой,  — попросила она обнимая меня за шею,  — я хочу с тобой.
        — Я сейчас не могу тебя взять, но я это сделаю, хорошо?
        — Нет,  — она упрямо держала меня не давая мне подняться.
        — Хочешь я возьму с собой Чани? Ему будет хорошо у меня, а потом я приведу его обратно и он будет с тобой?
        — А ты не бросишь его?  — она посмотрела на меня заплаканными карими глазами.
        — Конечно, нет.
        — И ты придешь?
        — Приду.
        Я встал и поднял ее на ноги.
        — Проводи меня, пожалуйста,  — попросил я.
        Она довела меня до двери и открыла ее, я взял Чани за ошейник и вышел вместе с ним на лестницу.
        — Ты придешь?  — еще раз спросила Джози.
        — Обязательно. До встречи.
        Я начал спускаться в темноте по ступеням. Джози прикрыла дверь и следила за мной сквозь узкую щелку, из который пробивался тусклый свет.
        Я вышел на улицу. И пошел той дорогой, какой мы шли с Джози к Макдоналдсу. Через полчаса я добрался наконец со своим четвероногим спутником до автомата. Я набрал телефон Бобби. Крису я звонить не решился. Бобби откликнулся немедленно.
        — Это Стэн, Бобби, я тут где-то районе F***, я назвал улицу, посмотрев на табличку на стене магазина напротив. Я вас жду.
        — Сейчас буду,  — заверил меня безотказный шофер,  — что-то передать Крису?
        — Ничего не надо,  — ответил я и затем добавил,  — скажите, что я звонил и скоро вернусь.
        — Хорошо.
        Я повесил трубку и стал ждать. Бобби приехал через сорок минут. Меня поразило то, с какой легкостью он ориентировался в лабиринте этих кошмарных кварталов. Выйдя из машины и увидев меня с собакой, он улыбнулся.
        — Это Чани,  — представил я ему ньюфаундленда,  — мы с ним поместимся?
        — Без вопросов,  — ответил он и открыл мне заднюю дверь. Я пропустил вперед Чани и сам сел в хорошо натопленный салон кадилакка.
        Бобби занял свое место, и мы покатили по ночному городу. При мысли о том, что сейчас Крис стоит в холле, выкуривая сигарету за сигаретой, я почувствовал себя негодяем. Однако в холле его не было. Я поднялся наверх, прошел в гостиную в сопровождении собаки. Крис вскочил мне навстречу, и я бросился в его объятия.
        — Какая же ты свинья, Тэн,  — сказал он, запрокидывая мне голову и целуя меня с ненасытной жадностью задыхающегося, глотающего последние остатки воздуха.
        — Я знаю,  — прошептал я,  — я привел собаку, ты не против?
        — Да хоть крокодила, Тэн,  — ответил он,  — мне все равно, я думал, что ты опять с этой девчонкой со своей.
        Я подвел к нему ньюфаундленда, который тут же добродушно развалился у его ног.
        — Его зовут Чани.
        Крис нагнулся и потрепал его за ухом.
        — Ты псих,  — сказал он, разогнувшись,  — всегда мечтал завести собаку.
        — Видно, я тебе послан, чтобы исполнять все твои желания.
        Он посмотрел на меня очень внимательно.
        — А где ты был?
        — Везде и нигде,  — ответил я, не имея сил вспомнить все, что со мной случилось за день.  — вообще-то я за книжкой ездил,  — я протянул ему «Кама-Сутру».
        Он пролистал ее и покачал головой.
        — Черт с тобой, у меня есть отличный ужин, заказал в «Кордельере».
        Ужин действительно был весьма нетрадиционный. Я подыскал так же кое-что для Чани, который не набросился, однако, на мясо, а с достоинством исследовал все, что ему дали, и только после этого начал есть.
        Крис подливал мне шампанское, а сам пил исключительно бренди, открытое мною еще утром.
        — Что с тобой такое, Тэн?  — спросил он, придирчиво изучая мое лицо,  — ты чем-то расстроен?
        — Нет,  — возразил я.  — я могу кое о чем тебя попросить.
        Харди склонил голову набок и улыбнулся.
        — Доставь удовольствие, малыш.
        — Если мне нужны будут деньги, я могу их попросить у тебя?
        — Все, что у меня есть — твое, ты же знаешь.  — ответил он немного разочарованно.
        — Речь может идти о довольно крупной сумме, которую придется выплачивать в течении нескольких лет.
        — Да, что случилось, объясни,  — не выдержал он, бросив нож и вилку.
        — Ничего, я только хочу знать, ты согласишься или нет.
        — Конечно,  — воскликнул он,  — что угодно, а теперь рассказывай.
        — Нет, как-нибудь потом.
        — Ладно,  — покорно согласился он,  — любишь ты тайны и секреты.

13 декабря 2001

        Встал около двенадцати. Крис уже уехал. «Напиток Господина Говарда» не выходит у меня из головы. Может быть, Харди был прав, и он действительно подсыпал нам что-нибудь? Что-то изменилось в нас обоих, Крис, обычно развязный и открытый, стал временами замыкаться в себе. Я вижу, что он чем-то тяготиться. Поначалу я решил, что произошло то, что возможно и должно произойти рано или поздно, что он постепенно начал остывать и терять ко мне всякий интерес. Я даже не могу представить, чем это может кончиться, но в таких вещах всегда есть доля неотвратимости, бороться с которой нет никаких средств, да и не стоит. Я тем более стал относиться к этому предположению серьезно после разговора с Элис позавчера.
        Я был один, пытался писать, ничего не выходило, когда позвонил Айрон и сказал, что прибыла мисс Андерсон. Я спросил, что ей нужно, он пояснил, что она собирается оставить кое-какие вещи, по договоренности с Крисом. Я дал согласие впустить ее, хоть мне и было это более, чем неприятно.
        Элис вошла молча кивнув мне, за ней вошел молодой человек с башней коробок и свертков, которые он свалил по ее распоряжению на диван в гостиной, и тут же удалился. Я рассчитывал на то, что она последует за ним, но вместо этого она села в кресло и взглянув на меня уверенно и враждебно, заявила:
        — Может, угостишь меня кофе?
        Я пожал плечами и криво усмехнулся. Мне хотелось ее выставить, но сделать это открыто было как-то неудобно. Я прошел на кухню и принес оттуда чашку кофе.
        Она взяла ее и сделав один глоток, поставила ее на стол. Я сел напротив и закурил.
        — Можно сигарету,  — спросила она с той самоуверенностью, которая была гораздо хуже всякой наглости.
        — Пожалуйста,  — ответил я и протянул ей пачку. Казалось, она обосновалась тут надолго. Закурив и положив ногу на ногу, она изучающе смотрела на меня. В черном костюме, почти мужского покроя, она выглядела еще более мрачно, чем обычно.
        — Нравится тут?  — спросила она окинув взглядом потолок и стены.
        — Не жалуюсь,  — ответил я.
        — Еще не хватало тебе жаловаться, сорвал банк, получил все о чем мечтал,  — откомментировала она ситуацию, так как она ее понимала.
        — Это случайность,  — возразил я,  — дар Божий.
        — И ты им пользуешься очень успешно. А Даншен был прав, что тебе только это и нужно было. Если с Крисом что случиться, тебе уж кое-что перепадет точно.
        Ее тон постепенно начинал меня раздражать. За время моей жизни с Харди я привык ко многому, но некоторые вещи продолжали меня угнетать по-прежнему.
        — Ни одной его жене это не удалось, а ты преуспел,  — продолжала она,  — хотя и ничего собой не представляешь.
        — Даже если это так, это не дает вам право на подобные высказывания,  — отозвался с той предельной холодностью, которая в любую минуту готова перейти в ярость.
        — А что? Ты и пальца его не стоишь, тебе и не снилось сколько он заплатил за все это.
        — Надо полагать, вы это себе представляете,  — заметил я, сдерживая неодолимое желание вышвырнуть ее вон.
        — Я видела столько, что тебе и не снилось. Я с ним пять лет и знаю его отлично. И уж я-то его понимаю лучше, чем кто-либо. Если бы он женился на мне, а не этой шлюхе Мерелин, тебя бы здесь точно не было.
        — Чем же я вам так ненавистен, Элис?  — спросил я, не имея возможности отказать себе в удовольствии узнать причину ее злобы.
        — Из-за тебя он скатился туда, откуда я его пыталась вытащить и вытащила бы, если бы не его упрямство,  — она потушила сигарету и выпила кофе.  — Ему сейчас кажется главное, что его член подходит к твоей заднице, у него всегда были проблемы. Но рано или поздно это кончится. Он сорвется, он уже сорвался.
        — Поэтому вы решили помочь ему отправиться за решетку?
        — Я сказала, что слышала, и потом пари держу, что это он убил. Если бы не ты ничего бы не было,  — в ее голосе прозвучала искренняя досада.
        — Почему бы вам не поговорить с ним лично?
        — Он меня слушать не станет, у него два занятия — работа и постель, больше его ничего не интересует.
        — И что вы хотите от меня в связи с этим?
        — Чтобы ты убирался отсюда подальше, оставил его в покое.
        — Вы прекрасно знаете, что я этого делать не собираюсь.
        Она встала и посмотрела на меня с вызовом.
        — Ты слишком хорошо о нем думаешь.
        — Возможно.
        Элис направилась к двери. Я смотрел ей в спину. Она почувствовала это и оглянулась.
        — Счастливо оставаться,  — сказала она с удовлетворением.
        Я дождался пока она удалиться, а затем позвонил Харди в студию.
        — Малыш, я еду с Пэтом,  — сказал он,  — он привязался, чтобы я послушал его ребят, это не долго, я вернусь к восьми.
        Я взглянул на часы, время было без двадцати четыре.
        — Едем с нами, я пришлю Бобби,  — предложил он.
        — Нет, поезжай один,  — ответил я.
        — Что-то случилось, я слышу, Ариэль,  — настаивал Харди,  — выкладывай
        — Ничего, все в порядке,  — возразил я.
        — Ты уверен?  — переспросил он с еще большим недоверием в голосе.
        — Конечно, поезжай.
        Я отключил разговор и тут же набрал номер Джимми. Он ехал домой, как я и рассчитывал.
        — Стэн, это ты?  — он сильно удивился моему звонку, хотя и сам дал мне свой номер сразу после нашего знакомства.
        — Да, мне нужно с тобой поговорить
        — То-то срочное?
        — Да, очень и конфиденциальное.
        — Ну давай, заеду сейчас
        — Нет, не надо, поезжай домой, я к тебе приеду сам.
        — Что так серьезно?
        — Вполне.
        — Нет вопросов.
        Я быстро собрался, спустился вниз, сообщил Айрону, что вернусь часа через четыре и взял с него клятвенное обещание, что он ни слова не скажет Харди о моем отсутствии. Айрон задумался на минуту, но потом пообещал. Я сел в машину и поехал к Джимми. Через полчаса мы с ним уже сидели в его квартире, набитой всякой экзотикой и курили трубку, точнее курил я, а он только время от времени подсыпал мне табак, превращавшийся слишком быстро в густой горьковато-пряный дым.
        — Не тяни так сильно, от перебора бывает плохо,  — посоветовал он мне.
        — Зачем тебе все это,  — я имел в виду трубку,  — если ты не куришь?
        — Иногда, так для разнообразия,  — пояснил он.
        — Что же стряслось, рассказывай,  — потребовал он.
        — Во-первых, ни слова о том, что я приезжал, Джим,  — начал я.  — Крису ни слова.
        Грэмм понимающе кивнул, и у меня появилось подозрение, что возможно от Харди в мой адрес ему тоже приходилось слышать подобные замечания. Угораздило же его стать нашим исповедником.
        — Я все понимаю. Ты не думай,  — подтвердил он.
        — Во-вторых, я хочу, чтобы ты все мне рассказал о Даншене, все, что знаешь, что видел, что слышал, и об Элис.
        — Он журналист бывший, редактор какого-то раздела в «Колизее». Тебе Крис говорил наверно, как они познакомились. Он к нему пришел интервью брать. Ты знаешь, Харди интервью терпеть не может, обычно Арчи за всех отдувается, вот он недавно на сайте в пресс-конфернции выговорился, ему только дай про творческие планы и концепцию группы потрепаться, не остановишь. Раньше его еще как-то уломать можно было сняться вместе, а теперь даже это не удается. Энн приезжала как-то специально снимать нас, так он себе места не находил, еле заставили. Так Даншен к нему пришел, не знаю, как он согласился. Поговорили они, видимо, удачно, потому что потом Крис все радовался, что теперь хоть кто-нибудь его досугом займется, Даншен его сводил туда, сюда, познакомил кое с кем, но Харди это все ни к черту не нужно было. Тогда он ему предложил к астрологу съездить. Ну, эту историю ты лучше меня знаешь.
        — А что он за человек?
        — Да, кто его разберет, вроде нормальный тип, без вытрахов, интеллигент, или прикидывается, без семьи, живет в Y***. Это сейчас, а где раньше жил, не знаю, Крис ему хорошо платить стал сразу, я с ним мало сталкивался. Он как-то попытался нас покритиковать за поведение на сцене, но ребята его быстро заткнули. Не его это собачье дело. Ну а потом он стал за нас с прессой договариваться, у него связи, разбирается в этом.
        — Это я все знаю,  — ответил я,  — может, еще что вспомнишь?
        Джимми задумался.
        — Да вроде ничего, с JT он прямо рвал и метал, все говорил, что это супервыгодный контракт, а в результате, чуть не влипли. Но это больше Микки вина, а не Даншена. Хочешь выпить, Стэн?
        — Нет, у меня мало времени, я должен вернуться раньше Криса.
        — Это он так тебя держит, во дает!  — воскликнул Грэмм,  — просто не вериться.
        — Да не в этом дело, я не хочу, чтобы он знал, что я к тебе ездил, ты мне про Элис расскажи.
        — Элис, это еще та штучка, кто бы не знал, как она к Крису в постель лезла, пока он ее не послал, она когда пришла пять лет назад, так от него не отходила, что только в сортир за ним не таскалась. А он ни в какую, не понравилась она ему или вообще не хотел, работа так работа, и никаких других отношений. Ну, у нас так не всегда получается, такой мир, Стэн, потом он женился, она чуть с ума не сошла, я думал она Мерелин убьет, ничего пережила, себя она все-таки больше любит.
        — Как ты думаешь, не деньги были причиной?
        — Может и деньги, она на деньги падка, даже слишком. Мне так сложно говорить, я бы ее выставил, не стал бы с ней дела иметь, но Криса она устраивает, если честно, то имиджмейкер она что надо, никогда никаких проколов. Она же с тобой работала для клипа-то, неплохо получилось.
        — Да, неплохо. А не может, она быть с Даншеном связана?
        Джимми уставился на меня растерянно, мой вопрос был для него явно полной неожиданностью.
        — Погоди-ка, с Даншеном говоришь? Да ведь, точно, это же она Криса уговорила с ним встретиться, он мне как-то сказал, а и забыл об этом.
        — А они поддерживают контакт, не заметил?
        — Разговаривают иногда, а так больше не знаю, если они и встречаются, то где-то на стороне, по ним не скажешь, что они спят. Конечно, это и скрыть не трудно, если очень хочешь.
        Я отдал ему трубку. Больше курить я не мог. Табак был довольно крепкий, а я, по выражению, Джимми уже «перебрал».
        — Я сейчас кофе тебе принесу, получше будет,  — заверил он меня.
        — Вот,  — он подал мне чашку,  — это не суай…, как это там, он называется?
        — Суайтэ,  — подсказал я.
        — Вот-вот, это не то, конечно, но тоже пить можно.
        В связи с суайтэ мне вспомнилось приключение с наручниками. Я до сих пор чувствовал себя скотиной перед Джимми, и решил, что пора принести свои извинения.
        — Я хотел извиниться, Джим,  — начал я,  — за наручники, нехорошо получилось, я понимаю, ты меня прости.
        — Да за что?  — удивился он просто и без смущения,  — всякое случается, не портье же звать.
        Я улыбнулся. А он внимательно посмотрел мне в лицо и спросил:
        — Скажи, ты Криса любишь?
        Я не знал, что ответить в первую минуту, и еще меньше соображал, зачем он вдруг задал мне этот вопрос. Для него больше, чем для кого бы то ни было, это было очевидно.
        — Люблю,  — произнес я.
        Джимми кивнул и добавил:
        — Да, не сомневался, рядом с вами сидишь как в микроволновке. А про меня он не говорил ничего?
        — Что именно, он много говорил, Джим,  — ответил я.
        — Ну, так, я просто спросил. Мы же друзьями были, очень близкими еще вначале, как играть вместе стали, еще Арчи не было.
        — Он мне рассказывал,  — коротко ответил я.
        Джимми понимающе кивнул.
        — Я понимаешь, хотел тебе кое-что сказать, но я слово ему дал, а теперь жалею, ты-то это должен знать, дело серьезное.
        Я ожидал, что сейчас он начнет рассказывать мне подробности их дружбы, мне не только это было не интересно, я знал, что это следует предотвратить и как можно скорее.
        — Джим,  — я подошел и положил ему руку на плечо, он смотрел на меня в недоумении, в котором сквозило настоящее волнение,  — ты ничего мне не обязан говорить, и давай об этом не будем больше. Это не мое дело, и меня это не касается.
        — Нет, Стэн,  — он схватил мою руку и крепко ее сжал,  — тебя это касается, ты даже не знаешь, что это было, а знать надо.
        — Хватит,  — меня уже довольно сильно угнетала вся эта сцена откровений, мне было смешно, я вспомнил школьный эпизод с моим приятелем Полом. Я был влюблен в подругу его сестры из старшего класса. Ее звали Мэрион. Он была великолепна, по крайней мере, нам тогда так казалось, она носила вызывающе короткие платья, курила и писала статьи о сексе в какой-то андеграундный журнал, она была умна и вполне свободна, демонстрируя это всем и каждому. Как-то раз после моих многочисленных просьб Пол пригласил меня на вечеринку, которую устроила его сестра. Мне было шестнадцать, Марион девятнадцать. Я танцевал с ней, на это она согласилась. Но когда мы перешли в темную комнату, недвусмысленно дала мне понять, что рассчитывать мне не на что. Я был слишком сильно влюблен, чтобы просто посмеяться над этой неудачей. Побыв еще немного, я собрался уходить, Пол увязался за мной и предложил немного погулять, мы забрели в парк, и сели под деревом, огромным ирландских древом легенд, простиравшим свои бесчисленные ветви во все стороны, Мэрион не выходила у меня из головы, а Пол, не закрывая рта, рассказывал мне про то, как
еще в школе она была любовницей Саутвелла, преподавателя биологии, спокойного рассудительного бюргера-скептика. Я слушал молча, подавляя желание заткнуть ему рот, Пол сидел рядом со мной плечом к плечу и вдруг дотронулся рукой до моей щеки и спросил «Ты ее очень хочешь?». Я не ответил, я хотел так сильно, что подумывал о том, чтобы отвязаться от него под неоспоримым предлогом, зайти в кусты и воспользоваться единственной возможностью успокоиться. «Трахни меня, Тэн»,  — предложил он так легко и открыто, что я оглянулся на него совершенно не понимая, что он болтает. «Тебя?» — я переспросил, не веря своим ушам. Эта идея не приходила мне в голову. «Меня,  — подтвердил он,  — я, конечно, не Мэрион, но ты можешь о ней думать, когда будешь кончать, это почти так же, как если б ты ее имел». Он положил руку мне на спину, что-то произошло со мной, я понял, что он был прав, что лучше сделать то, о чем он говорит, чем истязать себя бессмысленным сожаление о рухнувших надеждах. Я был не первый, кто его трахал, но после этого мне стало легче. «Ну, как?»,  — спросил он, застегивая штаны, я пожал плечами:
«Нормально». «Ты думал о ней?». «Нет» — признался я.
        — Ты не понял, ты должен меня послушать,  — прозвучал у меня над ухом голос Джимми,  — это важно, Тэн.
        — Я тебя слушаю,  — отозвался я.
        — Мы тогда ездили кататься, в Лос-Анджелесе, помнишь, ты не поехал,  — сказал он,  — мы с Крисом покатались вдвоем, и в одно кафе завалились, паскудное такое местечко, там компания, начали над девушкой издеваться, официанткой, Крис вмешался, я сразу понял хорошо это не кончится, он же везде с ножом ходит, он сцепился с уродом каким-то, надо было его оттащить, конечно, но он озверел окончательно, и уже когда завалил его, ужасно разозлился, я думал он его искромсает, а он взял приложил ладонь и он загорелся, понимаешь?
        — Кто?  — спросил я, не понимая, что он несет.
        — Парень этот, у него горела кожа.  — пояснил Грзмм.
        — Что, у Харди зажигалка была, что ли?
        — Не было у него никакой зажигалки,  — Джимми говорил все громче, словно тщетно хотел достучаться до моего сознания,  — Стэн, у него было ничего, пустая рука, а сгорело так, как будто железом каленым припечатали.
        — Да, тебе показалось,  — ответил я, уже полностью будучи уверен, что Грэмма заглючило после гонок.
        — Нет,  — настаивал он,  — не показалось, а когда мы на подошли, у него слева крест был, татуировка, знаешь какой?
        — Какой?  — спросил я, подозревая, что он меня решил разыграть и посмотреть на мою первую реакцию.
        — Такой в узорах ацтекских, как настоящий, такой же, как тебе Крис подарил, просто произведение искусства.
        — Что ты сказал — переспросил я, пытаясь понять насколько то, что я слышу соответствовало тому, что я себе мгновенно представил.
        — Я говорю, он был как будто положен на пластину, всю в орнаменте, ну в точности как у тебя с Кецалькоатлем.
        — Пернатый Змей,  — сказал я сам себе,  — знаю его как самого себя.
        — Ну, что скажешь?  — он потряс меня за плечи.
        — Не скажу, Джим, я не могу ничего сказать.
        — Да объясни ты толком что же между вами происходит, Харди всегда был сумасшедшим, он меня один раз так двинул, что чуть нос не сломал, это я его оттаскивал в драке, но ты — то, Тэн, ты же еще не совсем спятил.
        Он продолжал держать меня за плечи, на лице у него было написано, что он не оставит меня в покое, пока я не дам ему хоть каких-нибудь разъяснений.
        — Я не могу объяснить, Джим,  — я взял себя в руки и заговорил уже более спокойно,  — я не хочу пересказывать всякие странности, ты тогда подумаешь, что я вру или цену себе набиваю, но Крис не совсем то, что ты о нем думаешь. То есть он не тот, за кого его принимают.
        От своих собственных слов меня охватил настоящий животный страх. Я словно в конце концов сказал то, о чем лишь подсознательно догадывался уже давно.
        — Не понимаю,  — требовал объяснений Грэмм,  — что значит не тот, а кто он?
        Я взял голову Джимми в свои руки и притянул его совсем близко к себе, так словно собирался поцеловать его, и прошептал ему в самое ухо:
        — Он демон, демон большого огня, огненный змей.
        Джимми отшатнулся от меня и уставился мне в глаза с абсолютно бессмысленным выражением.
        — Как это?  — почти отсутствующим голосом спросил он.
        — Вот так, не знаю, как.
        Я рассказал ему случай в японском ресторане. Он выслушал очень внимательно, потом схватил со стола трубку и нервно начал ее раскуривать.
        — Мистика, демоны эти, сказки про колдовство,  — бормотал он себе под нос,  — прав был отец, тысячу раз прав, как обожрешься всего, так к Богу потянет, или этажом ниже.
        — Это не мистика, Джим,  — возразил я, наблюдая, как он жадно втягивает дым и выдыхает его из ноздрей.
        — Конечно,  — продолжал он так же тихо,  — все правильно, Змеи, Ариэли, Комнаты пылающие, если трахать друг друга до умопомрачения, все это начинает нравится. Сколько это можно выдержать, год, два? Ну от силы лет пять? А потом сразу на героин, и уже без проблем, деньги еще есть, но уже не стоит и вот тут хоть дьявол, хоть Змей уже неважно. Я всегда знал, чем он закончит. Я этого боялся, но, видно, от судьбы не уйдешь.
        — Напрасно ты так думаешь,  — отозвался я, без раздражения, но немного досадуя на то, что он так же непробиваем, как и все остальные.
        — А я еще удивлялся,  — говорил он уже погромче, усевшись в кресло,  — он меня в Замок все таскал, по ночам, привел как-то и начал мне какую-то муру пересказывать про Хауэра какого-то, Конрада, что они там вытворяли, потом эта Эмбер в него вцепилась мертвой хваткой, вот была настоящая шизофреничка, все про миссию и про карму, он ее не слушал, но, видно, это заразно, как сифилис, через некоторое время проявляется, потом Даншен стал ему мозги крутить, а тут он с тобой познакомился. Я ничего, Стэн, ты пойми, но он же и тебя в свой бред втягивает, у него жизнь не сахар была, имели его все, кто мог, ты бы знал, как с ним разговаривали поначалу, да и со мной тоже.
        — Это не имеет сейчас никакого значения, Джим,  — заверил я его,  — Крис не сумасшедший, он вполне в своем уме.
        — Ты думаешь,  — спросил он с отчаянной надеждой в голосе.
        — Я уверен, я в этом не сомневаюсь.
        — Ну, а если они все-таки докажут, что это он убил, что тогда делать-то будем?
        — Не докажут, это не он убил, и мы это сами докажем.
        — Что ты хочешь сказать?
        — То и хочу, мы найдем убийцу, сами найдем. Пора мне, уже семь.
        Джимми встал и протянул мне руку:
        — Стэн, если что нужно будет, ты не стесняйся, я все сделаю, ради тебя и Криса, на все пойду.
        — Спасибо,  — я улыбнулся, пожимая его руку.  — Об этом никому ни слова.
        — Как могила,  — подтвердил он.

14 декабря 2001

        Харди попросил меня что-нибудь почитать ему, что-то на него нашло. Я никогда не любил читать вслух, но тут мне даже понравилось. Читал «Завещание Оскара Уайльда». Я сидел на полу, Крис лежал, положив голову мне на колени и непрерывно курил. Странная идиллия. Мне вспомнилось замечание Барнса «История повторяется дважды, первый раз как трагедия, второй раз — как фарс». Похоже, что все было наоборот. Харди слушал очень внимательно. Время от времени, требуя разъяснений. Иногда его вопросы ставили меня в тупик.
        — Что за ублюдок был его дружок,  — спросил он,  — свинья свиньей.
        — Так получилось,  — ответил я,  — он соответствовал его идеалу.
        — Идеалу?  — Крис удивленно поднял брови.
        — Он был красив, плюс общие интересы, литература,  — пояснил я, сам впервые задумываясь над проблемой этой несчастной привязанности.
        — И все?  — продолжал допытываться Харди.
        — Разве этого мало, ты же западал на это?
        — Черт возьми, малыш,  — сказал он, запрокидывая голову, чтобы взглянуть на меня,  — я просто трахал их, попробовал бы кто-нибудь мне диктовать что делать…
        — Крис, это другая культура, другие отношения,  — возразил я.  — и то полиция достает нас, а уж раньше все было гораздо сложнее.
        Харди задумчиво смотрел в потолок.
        — Что ты будешь делать, если меня отправят за решетку?  — вдруг спросил он.
        — Этого не будет,  — ответил я,  — даже думать об этом забудь. Ты же сам говорил, не так-то легко доказать твою причастность к убийству.
        — И все же?
        — Скажу, что мы убили вместе, пусть посадят обоих.
        — Нет,  — он резко поднялся и схватил меня за шею,  — нет, ты не сделаешь этого, ты останешься на свободе, давай обещай мне, что так будет. Я написал на тебя завещание. Все будет твоим, Тэн, все деньги, дома, процент от продаж альбомов, все, что есть.
        Не знаю, что произошло со мной в тот момент, но я вдруг воспринял его слова как прямое оскорбление, невольное и от этого еще более жестокое. Я снял его руку со своей шеи и встал. Крис смотрел на меня испытывающим тревожным взглядом.
        — Мне не нужны твои деньги, дома, доходы от альбомов, мне ничего от тебя не нужно,  — сказал я довольно зло и холодно, я почти не владел собой,  — Элис тоже считает, что я сплю с тобой, рассчитывая что-то поиметь, и все остальные тоже, ты думаешь, ты покупаешь меня? Мне плевать на твои деньги, на твою славу, я ничего не хочу от тебя, кроме тебя самого, и лучше бы у тебя ничего не было, мы бы не сидели в таком дерьме.
        Я взял сигарету и закурил. Крис молча сидел на полу. Внезапно он встал и обнял меня сзади, крепко прижимая к себе:
        — Прости, я не то сказал,  — произнес он тихо и покорно,  — я не хотел тебя обидеть, я идиот.
        — Ты не идиот,  — возразил я,  — ты думаешь то, что обычно думают в таких случаях, у меня нет ничего, у тебя есть все, тебе в голову не приходит, что я способен любить тебя и без всего этого, ты живешь в этом аду, ни на минуту не забывая о нем.
        — Но ведь это не так?  — спросил он,  — ты мой, потому, что я — твой, да, Стэн, скажи это?
        — Да,  — подтвердил я.
        Он разжал объятия и взяв меня за руку, подвел к постели. Он смотрел на меня с мучительным нетерпением, мне было все равно, что с нами будет дальше, мне было достаточно того, что сейчас его глаза выражали всю ненасытность его желания.
        — Разденься,  — глухо попросил он.
        — Сделай это сам.
        Он протянул руки и осторожно снял с меня футболку. Я проделал с ним тоже самое. Это было похоже на игру с огнем, страшным и грозящим пожрать нас обоих в мгновение ока. Я опустился на постель, и он снял с меня все остальное. Крис стоял надо мной, не двигаясь.
        — Чего ты ждешь?  — спросил я, чувствуя, как от его взгляда по всему моему телу разливается жар, подступая к горлу, удушающей волной. Крис сел рядом и, подняв мои руки, прижал их над головой к постели.
        — Я нашел твои рисунки, случайно,  — сказал он, наклоняясь ко мне и вглядываясь в мое лицо,  — ты рисовал меня, Тэн, и мне это нравится, почему ты это скрывал?
        — Это были наброски,  — я улыбнулся, произнося эту ложь.
        — Я не умею рисовать,  — ответил он, проводя пылающей ладонью по моей груди.  — но есть еще фотографии, ты позволишь мне, Тэн, только для меня.
        — Нет, это даст новую пищу скандалу, он возобновиться.
        — Я найду того, кто будет молчать.
        — С одним условием,  — сказал я,  — я согласен, но с одним условием, ты познакомишься с Виолой Тиздейл.
        Харди усмехнулся.
        — Да,  — наконец ответил он,  — познакомлюсь.

17 декабря 2001

        Наша «сделка» состоялась. Я приехал после очередного «сеанса» у Хайнца. Вопросов о моей сексуальной ориентации он больше не задавал, но зато он нашел новую, не менее видимо для него увлекательную тему — мои взаимоотношения с Виолой. Не понимаю, как он до этого докопался. Боюсь, что он до нее доберется, а это уже совсем нежелательно. Вообще-то это, кажется, запрещено, она несовершеннолетняя, да и к Шеффилду никакого отношения не имеет. Но от этого любителя интимных подробностей чужой жизни, можно ожидать чего угодно. В конце концов, он поднимет всю необходимую информацию, узнает о том, что она дочь Томаса, а Томас осужден пожизненно, был и погиб во время пожара. Узнается то, что не осталось в тени во время процесса — моя причастность к этому делу. Это обеспечит мне славное будущее, и тогда я с чистой совестью сознаюсь в убийстве и расплачусь по счетам за все то, счастье, которое сполна было послано мне небом. Настоящий хэппи-энд в духе социальной драмы шестидесятых.
        Приехал в два. Крис был дома и пил виски вместе с в высшей степени экстраординарной личностью в синем костюме, с перстнями на каждом пальце и серьгой в ухе, он был высокий, статный, светловолосый, с удивительными золотистыми глазами, я так и не выяснил были ли это линзы или его естественный цвет.
        Крис представил мне его как Освальда, фотографа-датчанина, профессионала суперкласса. Я охотно поверил в это, заметив, как он посмотрел на меня, в его взгляде не было никакого любопытства, я был для него моделью, и не более того. Крис разговаривал с ним с трудом, поскольку Освальд по-английски изъяснялся весьма скверно, но все, что нельзя было понять на вербальном уровне, восполнялось его необыкновенно экспрессивной манерой речи.
        — Я поклонник таланта Криса,  — сообщил он дружески пожимая мне руку.  — такой великолепный альбом. Вы написали песни?
        — Да, но только тексты,  — уточнил я.
        — Прекрасный союз, я хотел бы пожелать вам успехов,  — продолжал он на своем ломаном языке,  — никогда не сдавайтесь, чтобы кто ни говорил. Наш век — век свободы и творчества.
        Мы сели и побеседовали еще немного. Крис, разговорчивый и безумно возбужденный, рассказывал о съемках клипа.
        — Да, да,  — кивал головой фотограф,  — чудесно, это было чудесно.
        — Вот так, я его уговорил сниматься,  — он имел ввиду меня,  — а теперь фотографироваться.
        — У вас это получится прекрасно,  — заверил меня Освальд, потушив сигарету,  — вы необыкновенно фотогеничны.
        — Вот и я ему то же самое, а он не верит,  — вмешался Харди и затем, притянув меня за рукав к себе, добавил почти шепотом: «Не стесняйся, он отличный парень, все как надо».
        Меня чертовски интересовал вопрос, каким образом он собирается делать не студийные снимки и не сомневается в успехе. Судя по оборудованию, он был действительно специалистом высокого класса, как я впоследствии узнал, он работал на самые престижные агентства Дании и Швеции. Но больше всего мне требовалась уверенность в том, что все это не выйдет за рамки нашего узкого круга. Я спросил об этом Криса, когда Освальд на несколько минут отлучился, чтобы что-то еще взять из машины.
        — Если он продаст фотографии, Крис, они будут растиражированы во всех журналах, я же не смогу никому в глаза посмотреть.
        — Ничего он не продаст,  — возразил Харди,  — я выкупаю пленки, все подчистую, такое условие съемки, я за это дорого отдаю, но зато надежно.
        У меня в жизни было не так уж много прецедентов, когда мне доводилось испытывать неловкость из-за чрезмерного внимания к моей персоне. Я ожидал чего-то похожего от этой ситуации. Но вышло иначе. Освальд оказался не только замечательным собеседником, не перестававшим развлекать меня во время съемки, но и на редкость гибким и тактичным партнером в работе, Криса он попросил удалиться, объяснив, что всегда предпочитает иметь дело с моделью один на один. Харди немного был этим недоволен, но пререкаться не стал и оставил нас наедине. Я не мог в тайне не сознаться себе в том, что мне доставлял удовольствие сам процесс, все происходящее и это не в последнюю очередь из-за его личного обаяния.
        Крис с нетерпением дождался окончания съемки. Я оставил их обоих за разговором, а сам пошел в ванную и, прикрыв дверь, сел на черные плиты. Конфликт, неизбежный как вихревые токи в сердце урагана постепенно завладевал моим сознанием. Несмотря на то, что сам я воспринимал ситуацию, как ее и должен воспринимать художник, я твердо знал, что комментарием на нее моего отца было бы одно единственное слово: «грязь». Это слово звучало внутри меня, оно сводило меня с ума и делало невыносимым само мое существование в ту минуту. Вошел Крис и немедленно поднял меня на ноги:
        — Что с тобой, малыш,  — он обнял меня и успокаивающе похлопал по спине,  — Освальд сказал, что ты неотразим, он по-моему к тебе не равнодушен, даже спросил не согласишься ли ты сняться хотя бы пару раз для «Эдема». Конечно, я ему сказал, чтобы и речи не заводил, вот так.
        — Крис, я ненавижу себя,  — произнес ту единственную фразу, которая и казалось мне истиной в тот момент.
        — В чем дело,  — он посмотрел мне в глаза,  — тебе не понравилось?
        — Нет, я не про то,  — я не мог объяснить ему, что именно заставляло меня страдать и почему я не мог с этим справиться.
        Освальд уехал, пообещав, что все будет готово через день, на следующей неделе он должен был вернуться в Данию. Я лежал на диване и курил, Крис продолжал расписывать мне свой новый проект во всех подробностях и требовать тексты, с которыми как-то не складывалось в последнее время. Тогда я напомнил ему о его обещании. Пора было выполнить и его.
        — Тэн, хоть сейчас, звони ей, я пришлю ей машину. Где она живет?  — спросил Харди, со свойственным ему чувством чести никогда не отказывавшийся от данного слова.
        — Я за ней съезжу,  — ответил я.
        — Только привози скорее,  — пригрозил он,  — я хочу ее видеть.
        Когда, приехав к Виоле и застав ее дома, я сообщил ей, что мы сейчас же едем знакомиться с Крисом Харди, она испуганно посмотрела на меня и воскликнула:
        — Но у меня ничего нет, я отдала платье в чистку, а у юбки сломана молния!
        — Одевай, что есть,  — велел я,  — для такого дела, это неважно.
        — Подожди минуту, я быстро,  — она убежала в комнату и вернулась ко мне в черном джемпере и черных джинсах. На пальце у нее сияло темным винно-красным цветом кольцо с гранатом. Оно было ей велико, и, она надев его на указательный палец, все время держала руку сжатой в кулак.
        — Едем,  — сказал, накидывая ей куртку на плечи и спеша вытащить ее из квартиры. Виола заперла дверь и мы побежали вниз по лестнице. Внизу ждал Бобби. Увидев лимузин, Виола с восхищением воскликнула:
        — Вот это тачка! Здорово!
        Мы сели на заднее сидение. По ней было заметно, как сильно она волнуется. Она все время нервно облизывала и кусала губы, пока не пошла кровь.
        Я достал платок и приложил к ее рту:
        — Не трясись, он не кусается, ты же давно хотела его увидеть.
        — Но это так неожиданно, я совсем не готова, я даже не знаю, что сказать,  — пояснила она, прижимаясь щекой к моему плечу.
        — Ничего не говори, он сам будет тебя спрашивать, за этим дело не станет, только не проси автограф, его это бесит.
        — Не буду,  — пообещала Виола.
        Мы подошли к Айрону, я познакомил его с Вилой, представил ее, как дочь моего учителя. Поднялись наверх и на пороге столкнулись с Крисом. Виола замерла. Она смотрела на своего кумира, широко раскрыв глаза, а Харди стоял, прислонившись к дверному проему и тоже разглядывал мою гостью с интересом. Внезапно он протянул ей руку и сказал:
        — Крис.
        Виола взяла его руку и он взглянул на кольцо и улыбнулся.
        — Великовато?  — спросил он весело.
        — Да,  — ответила она, и, набравшись смелости, продолжила,  — Виола, я очень люблю вашу музыку.
        Харди пожал ее руку и сказал взглянув на меня:
        — Заходи.
        Мы прошли в гостиную. Виола подошла к креслу, но сесть не решалась, продолжая смотреть на Криса, теребя ворот джемпера.
        — Садись, садись,  — велел он,  — Ариэль, там все готово, принеси кофе и мороженное. Ты любишь мороженое?  — спросил он у Виолы.
        — Очень,  — ответила она с готовностью съесть и выпить все, что угодно, лишь бы не произносить в присутствии Харди слово нет.
        Я принес кофе, мороженое, фрукты, поставил все на стол и, придвинув третье кресло, сел с ними.
        — Ты чем занимаешься, рассказывай,  — потребовал Крис и тут же схватившись за сигарету добавил,  — извини, я не могу не курить.
        — А можно мне тоже,  — спросила девушка.
        — Конечно,  — он протянул ей сигареты, она взяла одну дрожащей рукой, придерживая большим пальцем кольцо и сунула ее в рот. Крис дал ей прикурить и, затянувшись, откинулся на спинку кресла. Она явно нравилась ему, гораздо больше, чем я ожидал, Виола курила и молчала, поглядывая то на него, то на меня.
        — Я боксом занимаюсь,  — начала он робко рассказывать о себе,  — я Тэну говорила, он даже не поверил, а еще лошадей люблю.
        — Вот это да!  — воскликнул Харди,  — хороша подружка, Тэн, а стрелять умеешь?
        — Один раз мне Марк давал выстрелить, когда мы на охоту ездили,  — объяснила она, ужасно сожалея, что не может похвастаться более существенным опытом.
        — И давно ты нас слушаешь?  — он сам налил ей кофе и положил в чашку мороженное и шоколад.
        — Спасибо,  — Виола взяла чашку из его рук, и осторожно поставила ее себе на колени.
        «Уронит»,  — подумал я, заранее представляя себе ее смущение и панику.
        — Очень давно, я все песни знаю наизусть,  — сказала она с гордостью.
        — А что тебе больше всего нравится?
        Виола поднесла полную чашку к губам и слизнула пену растаявшего мороженного.
        — Все-все, но сейчас очень «Пылающая комната» нравится.
        Она поставила чашку на стол и я вздохнул с облегчением.
        — А на концертах бывала много раз?
        — Всегда, если могу билеты купить,  — пояснила она.
        — Тэн говорил, ты в бильярд играть научилась?
        Виола покраснела и опустила глаза. Я вмешался и ответил за нее.
        — Да она меня сделала с полпинка, а теперь не сознается.
        Крис весело рассмеялся и протянув руку Виоле, воскликнул:
        — Поздравляю! Молодец!
        — Я случайно,  — оправдывалась девушка, легко прикасаясь к руке Харди,  — он мне поддавался нарочно.
        — Ну не ври, не ври,  — возмутился я,  — все было по-честному.
        — А хочешь со мной сыграть, а?  — спросил он.
        Виола закусила губу, не зная, что сказать, и беспомощно посмотрела на меня. Я ей кивнул. И она ответила:
        — Хочу.
        — Ну, так поехали в «Гринвич»,  — сказал он, поднявшись.
        Виола встала и потерла глаза руками, она, вероятно, до сих пор не могла поверить, что это не сон.
        — Спускайтесь, я сейчас буду,  — сказал Крис и отправился переодеваться. Виола подошла ко мне и, наклонившись, прошептала мне на ухо:
        — А можно мне в туалет зайти?
        — Пойдем я тебя отведу,  — я встал повел и повел по коридору.
        — Не уходи, ладно,  — попросила она приоткрывая дверь.
        — Ладно,  — пообещал я.
        Крис вышел, уже одетый, и, увидев меня, сказал:
        — Классная девчонка, Тэн.
        — Да,  — согласился я, и тихо добавил,  — только не вздумай ее поить ничем.
        — Ты что думаешь я совсем идиот,  — возмутился он,  — я все понимаю.
        Виола вышла и мы все трое спустились вниз, сели в машину и поехали в «Гринвич». Виола сидела между нами и по ее лицу было видно как она счастлива и взволнована. Я взял ее руку и пожал в знак поддержки.
        — Он серьезный противник, смотри не подведи меня,  — сказал я ей.
        Харди усмехнулся.
        В «Гринвиче», мы сначала обосновались за стойкой, бармен разглядывал нас с нескрываемым любопытством, он, вероятно, был знаком с Харди, но меня и Виолу в его компании видел впервые. И наконец, не удержавшись, спросил:
        — На вечеринку или поиграть?
        Вечеринка проходила в другой части клуба, у столов народу почти не было.
        — Играть,  — ответил Харди,  — «Зорро», двойной, Стэн, что будешь?
        — То же самое,  — отозвался я.
        Харди наклонился к Виоле что-то тихо сказал ей, за звуками музыки я ничего не расслышал, девушка улыбнулась и опустила глаза.
        — Еще один «Зорро»,  — крикнул Крис бармену.
        Через две минуты мы все трое уже тянули коктейль. Он был крепкий, и я с тревогой поглядывал на щеки Виолы, загоравшиеся постепенно ярким румянцем. Они о чем-то увлеченно перешептывались с Крисом и наконец он сказал мне:
        — Свидетелем будешь, пошли, учитель.
        Партия началась, бармен не вытерпев, присоединился к нам, покуривая сигарету, на Криса «Зорро» не подействовал, но с Виолой дело обстояло иначе. После каждого забитого шара она скакала вокруг меня, с кием в руках, и радостно призывала всех присоединиться к ее ажиотажу. Кольцо ей мешало, и она сняла его и отдала мне. Ее буйство заражало Харди, и он метался вокруг стола, постоянно чертыхаясь и примеряясь к более удобной позиции, а, промазав, смотрел на меня и долбил кием по полу. Игра принимала масштабы рыцарского турнира, бармен давал обоим советы, особенно сочувствовал Виоле, поздравляя ее с очередной победой. Я внимательно следил за тем, не подыгрывает ли Харди своей партнерше, но нет, ничего подобного и в помине не было, он играл всерьез и всерьез удивлялся собственной неловкости. Виола побеждала, она уже подбегала ко мне и азартно целовала меня в случае удачи. Крис в конце концов попросил поставить «Сердце девственницы». Вероятно, это была его дань победительнице, ибо Виола выиграла и положив кий на стол сказала нам:
        — Пейте за мою победу!
        Крис, перешедший в стадию подростковой развязности, заказал еще три порции «Зорро». Бармен к нам присоединился, непрестанно рассказывая бильярдные анекдоты. Виола и Крис хохотали, как сумасшедшие. Я уже подозревал, что ее опьянение перешло все возможные границы.
        — Я тебя поцелую,  — сказал ей Харди,  — но ты сохранишь это втайне, никому даже бой-френду ни слова, ОК!?
        — Ни слова, ни слова!  — подтвердила она, и они с удовольствием поцеловались.
        Я смотрел на них и, как ни странно, я был беспредельно счастлив, так как только может быть счастлив человек, вернувшийся из долго опасного путешествия.
        — Хочешь есть?  — спросил Крис у девушки.
        — Да, я с утра не ела,  — призналась она.
        — У нас будет отличный ужин,  — он достал телефон, позвонил Айрону и попросил его заказать ужин на дом.
        — Ну, можешь идти?  — спросил Харди, когда мы все трое, поблагодарив за отменное развлечение бармена, поднялись на ноги.
        — Могу,  — держась за меня, уверенно ответила Виола. Я взял ее под руку и мы пошли к выходу.
        Нас окликнул бармен и, помахав нам рукой, добавил специально для Виолы:
        — Мои поздравления, леди!
        В машине, Виола прислонилась ко мне и, положив голову мне на плечо, задремала. Крис курил сигарету за сигаретой, и все время улыбался сам себе. Бобби подкатил к дому и остановился, Виола открыла глаза и пошевелилась. Крис вышел и протянул руки:
        — Иди сюда.
        Она кое-как подобралась к двери, и он подхватил ее на руки и вытащил из машины.
        Я вышел и, подойдя к нему, спросил:
        — Нас не застукают?
        — А пошли они,  — ответил он, поднимаясь по лестнице с Виолой на руках,  — мы педерасты и педофилы, что еще надо.
        Шутка была рискованная. Мы прошли мимо кивавшего нам с плохо скрытой иронией телохранителя и вошли в лифт.
        Крис ус