Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Антонова Ирина: " Я Тебя Нашёл " - читать онлайн

Сохранить .
Я тебя нашёл Ирина Антонова

        Егор Светлов, оборотень с сущностью тигра, никак не ожидал, что приехав на выписку сестры из роддома, встретит свою истинную пару. Одинокая девушка Женя с грудничком на руках не могла оставить его равнодушным. Без жилья и родных, она стойко приготовилась выдержать все невзгоды. Но кто ж её теперь отпустит?

        Ирина Антонова
        Я ТЕБЯ НАШЁЛ

        1

        — Мам, не начинай, просто скажи какие цветы купить и покончим с этим.
        Я стоял в цветочном магазине и начинал уже нервничать. Продавщицы осматривали меня плотоядными, почти осязаемыми взглядами. Ещё бы — как утверждает наша местная желтая газетенка — я самый завидный жених в городе. И то что я оборотень, их вообще не волнует. Но если учесть, что оборотней в нашем городе максимум процентов тридцать, а люди о нас не знают, за редким исключением, то оно и понятно, что женщин не волнует моя звериная сущность — они о ней попросту не знают. Ну а меня, как наполовину человека, а наполовину тигра, человеческие женщины мало волнуют — с ними всё сложно. Не буду же я каждой своей любовнице объяснять почему я иногда рычу, причем по-настоящему, обрастаю шерстью, зубами и когтями и у меня светятся глаза в темноте. А утаить это от женщины, находящейся с тобой практически постоянно, слишком сложно. Да и врать я не люблю. Поэтому предпочитаю либо встретиться с понравившейся человеческой женщиной сугубо для секса пару раз, либо вообще их избегать. Меня такое положение дел вполне устраивает, чего не скажешь о маме. Нет, я бы понял, если бы был единственным ребенком в семье, но ведь
нет! У меня есть две сестры и старший брат. У мамы есть уже два внука и вот на днях даже родилась внучка, но она всё равно при каждом удобном случае выговаривает мне, как я до сих пор не нашел себе пару. Будто сама не знает, что для оборотней это не просто. Хотя мама у нас человек, в теории-то она знает, что для выбора пары не достаточно желаний и чувств человеческой половины оборотня, для нас важно так же чтобы и звериная половина приняла свою пару, но вот на практике она это сама прочувствовать не может.
        Как я уже упоминал, у меня на днях родилась племянница. Одна из моих младших сестер три дня назад родила крепкую девочку и вот сегодня их должны выписать из роддома. Через полчаса я должен быть уже вместе со всеми встречающими малышку и маму чуть ли не на другом конце города, но нет, я застрял в цветочном магазине, пытаясь купить цветы для сестры и мамы. Я не очень люблю это дело, потому что толком в нем не разбираюсь, и если для мамы, как для человека, можно взять практически любые цветы, то для сестры, как для оборотня с прекрасным обонянием, это не прокатит. Честное слово, лучше бы я позвонил её мужу, чем маме. Уж он-то наверняка знает какие цветы любит моя сестра, и он точно не делал бы глупых намеков, по поводу моей «беспарности и бездетности». Мне всего-то тридцать один год. Куда спешить?
        — Ма, ты хочешь, чтобы я опоздал? Просто скажи какие цветы купить и всё.
        Через десять минут я выходил из цветочного с двумя букетами — розы с орхидеями для сестры и хризантемы с герберами для мамы. Сверившись с онлайн-картой города, выбрал улицы без пробок и рванул. До роддома я добрался в самый последний момент, точно ко времени выписки. Правда пришлось немного поблуждать — в приемном покое для оборотней шел ремонт и всех выписывали через корпус для людей. Пришлось перегонять машину. В небольшом приемном покое уже собрались все наши — мама с папой, младшая сестренка, еще не закончившая универ, брат с женой — детей, видимо, оставили с няней, муж моей сестры — Димка, м-да, какой-то он на вид дерганный, хотя, наверное, все новоявленные папаши такие, и его родители. Вот блин, своей маме-то я букет купил, а маме Димки как-то не додумался, ведь тоже бабушкой стала, причем это её первая внучка. Пока я раздумывал над дилеммой с букетом, ко мне подошла мама:
        — Егор, хорошо, что ты купил два букета! Мы-то всё для Анечки накупили цветов, а вот медсестрам не додумались. А ты молодец, купил два.  — И забрала у меня хризантемы. Ну вот и прекрасно.
        — А где наша мать с новорожденной? Я вроде как раз приехал вовремя.  — Поинтересовался у мамы.
        — Так одевают, медсестра выглянула, забрала вещи. Скоро будут.
        Да, нашей малышке повезло родиться в ноябре, когда уже выпал снег и на улице стояла устойчивая минусовая температура. Пока мама не завела снова свою шарманку, я отошел к брату:
        — А вы чего пришли без детей? Неужели в вас нет духа соперничества! Посравнивали бы, чьи дети лучше.  — Пошутил я, снимая перчатки и расстегивая куртку.
        — Ты что,  — рассмеялась Настя,  — они здесь всё вверх дном перевернут, но самое страшное, первым делом заглянут в конверт к новорожденной. Боюсь она не выдержит их любопытства.
        — Ага, мы здесь как бы отдыхаем. Эти два метеора сидят дома с бабушкой. Боже, золотая женщина, она умеет с ними справляться.  — Брат сделал страшные глаза и по секрету сообщил.  — Егор, даже я иногда боюсь с ними оставаться один. Они выносят мне мозг! Иногда задают такие вопросы, что я не знаю, как на них отвечать. Если бы я знал три года назад, что два мальчика — это нечто, то не радовался бы так на их выписке.
        Мой брат Денис и его жена Настя действительно три года назад родили двух мальчиков. В кого они уродились такие непоседливые не знаю, но когда приезжаю к ним в гости на долго не задерживаюсь — они уделывают меня почти за полчаса. Это дети-акробаты какие-то. Пока они задают тебе вопрос, и ты думаешь, как на него ответить, они могут нарезать вокруг тебя круги с громкими криками или пытаться на тебя залезть. И, кстати, если ты не ответил в течении минуты, всё, ты не жилец. Далее начинается пытка в виде непрерывных вопросов: «А почему ты не ответил, ты не знаешь? А тогда почему эта букашка ползает? А почему машина не делает как в мультике? А это кто нарисован? А ты нам привез чего-нибудь?» и так далее. Но самое интересное, так они ведут себя только с близкими. Если их выводят в свет, то это милые скромные дети, которые даже рот боятся открыть при посторонних. Или если кто-то чужой приходит в гости — то же самое. Прямо земля и небо. Педиатр как-то даже сказала Насте: «Знаете, у вас дети такие тихие, не активные, вы им витаминчиков побольше давайте». Мы еще долго смеялись над этим.
        Вскоре из-за двери выглянула Анютка, осмотрела нас насмешливым взглядом и спросила:
        — Ну что, готовы встречать Ольгу Дмитриевну?
        Димка, нервно морщась, подошел ближе к ней:
        — Не томи, выноси уже.
        Усмехнувшись, молодая мамочка распахнула дверь пошире. За её спиной стояла медсестра и держала перевязанный розовой лентой детский стеганный конвертик.
        — Ему!  — Как приговор выдала Анька и махнула в сторону своего мужа рукой.
        Медсестра подошла к Димке и передала в его трясущиеся руки конверт:
        — Поздравляю, пусть ваша малышка растет здоровой и радует маму с папой.
        Димка в ступоре смотрел на ребенка в своих руках. И он, и моя сестра были оборотнями, и мы знали, как этот момент сейчас важен для них, поэтому пока молча и с любопытством наблюдали за их маленькой семьёй. Аня подошла поближе и негромко поинтересовалась:
        — Ну как? Нравится? Это мы с тобой наваяли.  — И столько тепла и нежности было в её голосе, что даже камень бы растаял, чего уж говорить о любимом муже. Димка поднял на неё светящиеся глаза и не смог сказать ни слова, только еле слышное тихое и необычно нежное рычание. Ну да, он у нас лев.
        Мама мигом сориентировалась и двинулась благодарить медсестер и дарить им цветы. Остальные окружили Димку с малышкой, в надежде рассмотреть новорожденную. Я пока стоял в сторонке, там и так не протолкнуться. Анька же забрала у мамы какую-то сумку и вернулась к двери, из которой недавно вышла с малышкой. Постучав, заглянула туда и практически тут же её распахнула. Оттуда вышла девушка, на вид чуть больше двадцати, в синтепоновой курточке и смешной вязанной шапочке. Хрупкая и невысокая по сравнению с моей сестрой, хотя у той, как у оборотня, вполне приличный рост и телосложение. А вот по девушке точно можно сказать — человек. На плече у неё висела объемистая сумка, а в руках был конверт с малышом, только перевязан он синей ленточкой. Мальчик значит. Не смотря на отсутствие косметики и какую-то затаенную грусть в глубине глаз, девушка была очень симпатичной. Анька отвела её чуть в сторонку и тихо спросила:
        — Женька, ну что ты как маленькая? Ну соглашайся.
        Девушка улыбнулась, но улыбка не коснулась её глаз, лишь обозначила ямочки на щеках:
        — Ань, ты и так для нас столько сделала. Мы сами, правда. У меня есть деньги. Я сниму квартиру, буду работать.  — Затем перевела взгляд на своего малыша.  — У меня есть Сашка, у него есть я. Нам больше никто не нужен.
        Анька тяжело вздохнула:
        — Глупая. Ладно одна бы была, но с ребенком. Что вот мне с тобой делать?
        В это время наша маленькая новорожденная проснулась, отчего толпа вокруг неё вдруг затихла и восторженно ахнула, обозрела всех уставившихся на нее чужих людей и разревелась. Как, оказывается, смешно кричат новорожденные дети, как маленькие сирены. Димка тут же разогнал всех окружающих и метнулся к Аньке.
        — А ты думал легко будет?  — Усмехнулась Анька.  — Давай, начинай проходить курс молодого отца, покачай её, скажи что-нибудь успокаивающее, негромко только.
        Офигевший от такого Димка вытаращился на жену как на инопланетянина, но тем не менее начал потихоньку качать малышку. Ольга и правда тут же успокоилась, то ли от голоса рядом стоящей матери, то ли от усилий отца. Аня же вернулась к девушке Жене:
        — Ну хотя бы на пару деньков, пока квартиру не найдешь, а? У меня есть гостевая комната, честное слово ты не будешь нам мешать.
        Похоже девушка была упрямее и просто отрицательно покачала головой. Между тем наши стали собираться вокруг Аньки, и та отправила мужа в дальний угол приемного покоя:
        — Иди вон на стульчике посиди, начнет капризничать покачаешь. Она просто не знает, как реагировать на такую толпу народа.
        Димка ушел, а за ним, как по веревочке, и все остальные. В этот момент девушка подняла взгляд и посмотрела прямо на меня. Натолкнувшись на её зеленые глаза, моё сердце замерло на секунду и вновь начало стучать, только быстрее прежнего. Тааак… Это что было? По спине пробежали мурашки. Не сомневаюсь, будь я сейчас в тигриной ипостаси, то на загривке вздыбилась бы шерсть. Я не смог, видимо, удержать сущность, и на пару мгновений глаза меня выдали, отчего девушка ощутимо вздрогнула. Анька проследила за её взглядом и грозно нахмурилась. Я, стараясь не делать резких движений, подошел поближе:
        — Ань, помощь нужна?
        Девушка смотрела на меня недоверчиво, прижимая к себе конверт с малышом, а сестра с подозрением.
        — У тебя сегодня много дел запланировано?
        — Ни одного.  — Пожал плечами.  — Пятница же. Я раздал поручения с утра пораньше и могу не возвращаться на работу сегодня.
        На лице сестры промелькнула какая-то светлая мысль и она уперлась указательным пальцем мне в грудь:
        — Значит ты сегодня назначаешься Женькиным сопровождающим. Иначе на такси она разорится.  — И повернувшись к девушке, продолжила.  — А ты спокойно едешь с ним и никаких возражений, иначе я забираю вас домой и будете жить у меня. И не вздумай менять номер телефона, я буду тебе звонить каждый день. Как только найдешь квартиру, сразу сообщи адрес. Всё, пока.  — И уже собралась уходить, как вдруг вспомнила.  — Ах да! Егор, это Женя, Женя, это Егор.  — И подошла к входной двери.  — Все на выход! Маме и малышке нужно на свежий воздух и домой!
        А вы говорите лев царь зверей. Уверен, дома именно Анька командует, не смотря на то, что тигр.
        Когда все спешно покинули приемный покой, я повернулся к Жене. Она растерянно смотрела на дверь и на меня. Улыбнувшись ей, произнес:
        — Да, моя сестра еще тот командир в юбке. Идем?
        — А может я сама? Вы можете ехать, я вызову такси, и сама доеду.
        Отрицательно покачал головой:
        — Давай на «ты»? И я не могу теперь тебя просто так отпустить, ты не представляешь, но сестра потом мне голову отгрызет за такое, в прямом смысле. И мне не сложно помочь тебе.  — Подхватив пакет, стоящий у её ног, вопросительно посмотрел на малыша.  — Можно я его понесу? Обещаю не уронить.
        Немного поколебавшись, она тем не менее кивнула. Ростом Женя была ниже меня на целую голову, а то и больше, поэтому пришлось наклониться. Подавшись чуть вперед и протянув руки, я вдруг отчетливо уловил такой приятный аромат, исходящий от девушки — что-то нежное, проникающее в самую душу, что хочется вдыхать и вдыхать, вперемешку с молоком. И я второй раз чуть не потерял контроль и не зарычал. Огромным усилием воли удалось сдержаться. Аккуратно взял конверт и улыбнулся девушке, мол, всё хорошо. Она кивнула и вцепилась в ремень своей сумки.
        — Пойдем, моя машина недалеко.
        Пока мы молча шли к парковке, в голове крутилась одна и та же мысль — не хочу я их отпускать, ни её, ни малыша. Вот вся моя сущность против того, чтобы где-то её высадить и уехать. Мои они — и девушка и ребенок, собственнический инстинкт просто вопит об этом. Кажись, сбылась мамина мечта, нашлась моя пара.

        2

        Увидев мою машину, Женя нахмурилась. Да, она у меня не маленькая, и по виду сразу понятно — далеко не дешевая. Кроссовер Вольво черного цвета с темным кожаным салоном. Могу поклясться в голове у девушки сейчас перебираются варианты как бы незаметно сбежать. Это хорошо, что конверт с малышом у меня. Далеко не убежишь, моя маленькая. Теперь-то я тебя найду.
        Придерживая малыша одной рукой, нырнул в карман и достал брелок. Разблокировав двери, открыл перед Женей дверь:
        — Садись… Хотя постой, сумку свою закинь назад, а то мешать будет.  — Дождавшись, когда девушка положит сумку на заднее сиденье и сядет вперед, попросил её пристегнуться и аккуратно передал конверт с ребенком. Да, немного не удобно, но кресла детского пока у меня нет, кто ж знал… Завтра куплю…
        Быстренько обогнув машину, сел за руль.
        — Есть варианты куда ехать?  — Я завел двигатель и стал ждать пока он прогреется.
        Женя с нескрываемым смятением смотрела на меня:
        — Это глупая затея, мне правда лучше вызвать такси…
        — Значит вариантов нет… Тогда есть у меня.  — Так, теперь главное не напугать её.  — Ты же ищешь квартиру или комнату?  — Девушка кивнула.  — Только ты сразу не отказывайся, хорошо? Обещай хотя бы подумать.  — Судя по её взгляду, ожидает она сейчас не очень приятного предложения. Да, не умею я убеждать, наверное.  — В общем, вы можете пожить у меня.
        Женя уже открыла рот, и уж точно для возмущения и отказа, но я её опередил:
        — Постой, я объясню. У меня вполне просторная квартира, три из четырех комнат пустуют, я каждый день на работе. И я тебе гарантирую, что вы мне мешать не будете. Всё равно ведь будешь снимать, так какая разница, у меня или не у меня? Эм… Только мне платить за комнату не надо будет. Ты можешь эти деньги потратить на малыша.
        — Это не правильно…  — Еле слышно пробормотала девушка.
        — Почему же? Помогать молодым мамам и малышам — это самое правильное в мире.  — Не смог сдержать улыбки, потому что Женька не ответила сразу отказом.  — Соглашайся. Я не буду вам мешать.
        — Дело не в Вас… Не в тебе,  — исправилась она,  — это мы будем тебе мешать. Саше неделя от роду, он может плакать по ночам, в холодильнике будет его детское питание и моё сцеженное молоко. Пеленки, подгузники, детские вещи… Их нужно часто стирать. К тому же когда ребенок в доме, то это уже не останется незаметным в любом случае.
        Это первая её достаточно длинная речь, в ходе которой я наконец толком расслышал её голос. И он мне очень понравился. Единственный недочет — это сквозившие в нем тревога, неуверенность, печаль и даже местами страх. Надо срочно исправлять.
        — Я знаю, что такое дети, говорю же, я их очень люблю, и вы мне не помешаете. Разве тебе не хочется купить что-нибудь для него, вместо того, чтобы отдать эти деньги за жилье?
        Малыш как раз заворочался и начал кряхтеть. Женька недоверчиво посмотрела на меня, покачивая ребенка на руках. Думала она не долго:
        — Хорошо, давай мы поживем у тебя пару дней пока я не найду комнату или квартиру.
        Ну хоть какой-то компромисс. Радостно улыбнувшись, пристегнулся и тронул машину. Пожалуй, это было самое осторожное вождение машины за всю мою практику. Во мне как никогда взыграли инстинкты защитника, ведь малыш был не пристегнут. Я ехал по улицам строго по знакам, не превышая разрешенных 60 км в час. Поэтому вместо ожидаемых двадцати минут, добрались мы до моего дома только спустя все сорок. Но, наконец, я въехал на подземную парковку. Мельком взглянув на девушку, увидел её расстроенное личико. И это не смотря на то, что я всю дорогу пытался её отвлечь всякими незначительными вопросами. Кстати, немного информации узнал. Сына она назвала Александром, потому что это имя означает «защитник», и отчество ему даст своё — Евгеньевич. Из родных у неё только бабка, живущая где-то в далекой деревне и недолюбливающая внучку. Женька окончила Иняз и знает в совершенстве английский и испанский, и подрабатывать собирается в декрете как раз переводами. На последнем месте работы была переводчиком в договорном отделе, но уволилась оттуда около пяти месяцев назад. Вообще, про свою работу она отказалась говорить,
особенно после того как я спросил про название фирмы. Мне действительно стало любопытно, ведь в нашем не слишком большом городке не так много фирм, работающих с иностранными клиентами. Одна из них моя, но у меня она точно не работала, лично проверяю всех нанимаемых сотрудников. К тому же её бы я не забыл. Про отца малыша она тоже на отрез отказалась говорить. «У него нет отца, только я» — вот и весь ответ. Ну да и хорошо. Не нужен нам какой-то еще левый мужик. У Санька будет его мама Женя и его папа Егор. От этой мысли даже как-то светло на душе стало. Не знал, что я такой добросердечный, такими темпами скоро плакать начну над мелодраматичными фильмами.
        — Ты пока сама не выходи. Я обойду и помогу.
        Первым делом забрал сумки с заднего сиденья. Оказывается, её объемная сумка ни черта не легкая, и она еще помимо неё малыша на руках держала. Открыв её дверь, забрал конверт и дождался пока она выберется из машины. Женька вышла и протянула руки за малышом. Пришлось отрицательно покачать головой:
        — Тебе нельзя тяжести носить, а ты оказывается вместе с ним еще и тяжелую сумку держала.
        Девушка открыла было рот для оправданий, но ничего так и не сказала, немного покраснев. Мы поднялись на лифте на пятнадцатый этаж. На этаже было всего три двери, потому что планировка квартир не предполагала большего количества жильцов. Придерживая малыша одной рукой, открыл дверь.
        — Ну вот и пришли.
        Скинув ботинки, направился в зал. Положил конверт на диван и вернулся в прихожую.
        — Только давай сразу договоримся, ты будешь чувствовать себя как дома и если вдруг что-то понадобится, то ты не будешь стесняться и скажешь мне об этом. Хорошо?
        Женька немного поколебалась, но потом легко кивнула. Уверен, что она согласилась, только для того чтобы прекратить разговор, и на самом деле не будет мне ничего говорить. Но мы еще посмотрим, кто из нас упрямее.
        Раздевшись, Женя блеснула тугой косой, спрятанной до этого под курткой. Ого, почти до самой поясницы. На ней оказались свободные джинсы и такая же просторная кофта с воротником. Но судя по тонким ручкам, торчащим из рукавов, девушка худенькая. Значит будем откармливать. Поманив её за собой, повел по своим владениям:
        — Пока Санька спит, мы с тобой проведем экскурсию. Сможешь выбрать себе комнату.
        Первым делом мы прошли на кухню, она была ближе всего, готовить я умею, и даже иногда люблю, не полуфабрикатами же травиться, но в основном меня хватает только на полупрожаренный стейк и овощи. И уж тем более я не любитель мыть посуду. Поэтому главным преимуществом кухни я считаю сковородку-гриль и посудомоечную машину. Что с гордостью и продемонстрировал в первую очередь.
        — И готовить умеешь?  — Поинтересовалась Женька с любопытством. Мне понравилось выражение её лица, сейчас в нем не было той тоски и недоверия. Она начала немного оттаивать, наверное, на неё так подействовала моя демонстрируемая гордость сковородкой.
        — Ну… умею, правда не очень люблю. Но и полуфабрикаты меня не устраивают…. Так, тут у нас какие-то баночки, тут… Тут кастрюльки, здесь посуда, здесь… Не знаю, что это… Наверное, мама привезла, правда не знаю зачем…  — Я с интересом вертел в руках какие-то штучки непонятного назначения в виде какой-то резиновой хреновины, с углублениями в форме граненых сердечек. И правда впервые их вижу, я вообще не часто роюсь у себя на кухне по ящикам.
        Женя улыбнулась и пояснила:
        — Это силиконовые формочки для кексиков.
        — Аааа…  — Завороженный её искренней улыбкой, потянул в ответ.  — Эм… Ну и холодильник. Можешь брать любые продукты и ни капельки не стесняться. Кроме пива.  — Нахмурился в конце. Не то чтобы я подозревал в чем-то её, но ведь знакомы мы всего ничего, и даже если у неё есть вредные привычки, то мы от них избавимся.
        — Ты забыл? Я кормящая мама, мне нельзя алкоголь, только полезное и натуральное.
        «Моя ты хорошая!» — мысленно произнес и улыбнулся. Дальше я повел её по комнатам. У меня пустовали две спальни. Мебели в них было минимум, но это не страшно. Год назад, когда я покупал эту квартиру, почему-то она мне сразу понравилась, как зашел сразу решил, что возьму, и даже прикинул где будет детская, и кабинет, и спальня. В общем вы поняли, покупал с расчетом на будущее. В первой гостевой спальне был маленький раскладной диванчик и встроенный шкаф, остался от прошлых хозяев, а я и не стал убирать. Во второй — тоже диван, правда больше, его можно было не раскладывать, и прямо так спать, особенно такой маленькой человечке, как Женька. Хотелось бы, поскорее перейти от всех этих отдаленных отношений к более близким, и я сейчас не в плане постели и секса. Хотя спать, обнимая свою пару, должно быть безумно приятно, но не в этом суть. Хотелось стать ближе друг другу, чтобы она мне доверяла, открылась, рассказывала о печалях, о потребностях, о том, что ей нравится и радует. Но не уверен, что это будет скоро. Так вот, в этой комнате еще было два кресла, мягкий палас и большой шкаф в углу.
        — Вот, эта комната немного побольше, и, наверное, в ней тебе будет удобней, но ты сама выбирай. А дальше у меня кабинет.
        Кабинет я обставлял сам. Когда не особенно хочется ехать в офис, или когда там не нужно моё личное присутствие, я работаю дома. С одной стороны комнаты стояли удобные стол и кресло, рабоче-походный ноутбук и домашний компьютер. В шкафу напротив, за стеклянной дверцей по полочкам были расставлены книги классиков, полочка для незабвенной фантастики и другой художественной, и не только, литературы, а также фигурки собственноручно склеенных моделей кораблей, самолетов и танков. Да, в юности я увлекался моделированием. Правда почти всё раздал, но самые любимые оставил. Ну и пара каких-то огромных цветов в горшках, их мама притащила, но мне понравилось, поэтому не стал убирать. Дальше осталась моя спальня и собственно гостиная, где сейчас спал малыш.
        — Это моя спальня, в принципе, вы можете и её оккупировать, но тогда вам придется терпеть и меня здесь, потому что вещи все мои тут.
        Женя улыбнулась, реагируя на мою шутку. Да, я молодец, она улыбнулась мне уже два раза, по-настоящему и искренне.
        — Не волнуйся, нам хватит и одной из тех комнат.
        — Ну и гостиная.
        Здесь у меня мебели тоже было не много — люблю я простор — диван, два объемистых кресла по бокам, мягкий палас посередине, на противоположной стене большая плазма и под ней невысокая длинная тумбочка. Санька как будто услышал нас и из конверта вновь донеслось его недовольное кряхтение. Женька тут же села рядом с ним на диван и развязала голубую ленту. Я осторожно присел напротив. Девушка развернула конверт, являя мне туго завернутого в пеленки малыша с белой теплой шапочкой на голове. Малыш действительно проснулся и сейчас с интересом смотрел на мамку. От него пахло молоком и… зверем. Совсем еще маленьким котенком. Так-так, вот и сузился круг предполагаемых папаш. Пока точно сказать не могу кто это, но он определенно из кошачьих. Санька меня не видел, не умел еще смотреть под таким углом, он осматривал маму и даже пытался улыбаться. Но ничего, оборотни развиваются немного быстрее человеческих детей, через недельки две уже начнет держать головку. Интересно, Женька знает кто его отец? Точнее не так, личность-то она его точно знает, а вот догадывается ли что он оборотень? И вообще знает ли она что-то
о нас?
        — Какой крепыш, это же сколько он весил, когда родился?  — Невинно поинтересовался я, в надежде услышать удивительный ответ. И мои ожидания оправдались.
        — Много для своих шести месяцев. Вообще, очень удивительно, я думала он будет совсем крошка, ведь недоношенный, а он вон какой бутуз, три с половиной кило весил при рождении, а за неделю еще наел и эти розовые щечки.
        Ну, скорее всего она не знает, что он оборотень, иначе бы говорила, что родился доношенным и уж тем более без удивления. И о нас она тоже наверняка не знает. Но теперь точно придется узнать, скрывать от матери звериную сущность ребенка-оборотня невозможно. Более того, именно к ней он в первую очередь побежит рассказывать о своих изменениях в организме. Ведь кроме неё у него никого нет. Точнее не было. Сейчас у него есть еще и я. Хоть он мне и не родной, но гордость за новоявленного сына почему-то во мне всколыхнулась.
        Женька сняла с него шапки и пеленку, оставив в одной распашонке и ползунках, и подняла на руки. Довольный малыш засучил тут же ручками и ножками, что-то ей рассказывая о своем, малышечьем, изредка причмокивая.
        — Проголодался, маленькая обжорка.  — Заворковала девушка и взглянула на меня.
        Понял, не дурак, хотя посмотреть очень хотелось:
        — Здесь его покормишь или в комнате? Я могу пока уйти.
        — Наверное, лучше в комнате, только мне надо из сумки достать полотенчико.
        — Пойдем.  — Улыбнулся в ответ. Я отнес сумки в выбранную Женькой комнату, сложил их на кресло. Она достала маленькое полотенце, больше похожее на махровую салфетку, села, поудобнее перехватив малыша.
        — Как закончите, приходите, я буду на кухне.  — И ушел, чтобы не смущать ни маму, ни трапезничающего.

        3

        В груди разливалось какое-то тепло, хотелось улыбаться как идиот во все свои тридцать два зуба, сверкая клыками. Набрал сестре, пока есть время. Спустя пару гудков в трубке раздалось:
        — Где вы?
        — Ты самая невежливая сестра на свете, а где «привет», «как дела»?  — Усмехнулся в ответ.
        — Виделись и здоровались уже сегодня, а дела у такого матерого тигра как ты всегда прекрасно. Вернемся к нашим… человечкам, где вы?
        — Мы дома.  — Решил ответить просто и лаконично.
        — Егор, не беси меня, мне вредно нервничать, молоко скиснет.
        — Хорошо-хорошо. Но мы правда дома, у меня. Я уговорил Женю пока остановиться в одной из моих пустующих комнат, и она согласилась.
        — Да? С чего бы это? У меня не захотела, а у тебя согласилась?  — Подозрительно протянула Анька.
        — Разве можно отказать такому душке как я?
        — Слушай, котяра полосатая, если ты захочешь затащить её в свою постель, я лично вырву тебе хвост и заставлю им подавиться. Женька — это не твоя очередная нимфетка, прыгающая по кроватям ради выгоды. Она уже имела честь разочароваться в мужиках, не заставляй её переживать это заново. Я видела, как ты на неё смотрел, как на лакомую котлетку. Даже не думай в этом направлении.
        — Я всегда знал, что моя младшая и глубоко мною обожаемая сестра та еще садюга. Столько гадостей мне наговорить на пустом месте, и даже не запнуться ни разу.  — Обиженно выдохнул в трубку.  — Скажу только тебе и по большому секрету, и не вздумай никому о нем рассказывать, иначе запрещу тебя пускать в мою квартиру в ближайшие три года. Женя — моя пара. И я ни в коем разе не сделаю ничего, чтобы могло её обидеть.
        — Ты серьезно? Пара?  — И в трубке раздался радостный полуписк.  — О! Мама будет на седьмом небе от счастья!
        — Ты слышала, что я тебе сказал? Никому не говорить!
        — Да слышала. Конечно не скажу, иначе она бросит свою внучку и в срочном порядке помчится к тебе. Глядишь, через пару дней у вас будет не квартира, а склад магазина «Детский мир». Ты потом сам ей как-нибудь скажешь. Только чур чтобы я была рядом! Хочу посмотреть на это.
        — Ага, как только так сразу.
        — А Женька знает?
        — Ну, я ей еще не говорил. И у меня возникает вопрос, а она тебе что-нибудь рассказывала об отце ребенка?
        — Лично мне — нет. Мы знакомы-то три дня. Она вообще мало что рассказывала, но вот была у нас женщина, выписалась пару дней назад. Вот ей она еще в первый день рассказала, наверное, после родов её прорвало на откровения. Так вот, козел еще тот. Она вроде как с ним работала, он соловьем заливался, дифирамбы ей пел, а потом в постель затащил всеми правдами и неправдами. Ты не смотри что ей двадцать пять. Девочка наивная, в любовь верит…. Точнее была такой. Сейчас уже, наверное, не верит. Короче, он как узнал, что она беременна, так тут же отправил её на аборт, со словами что она всё специально подстроила, чтобы замуж за него выскочить. Только проблемка нарисовалась, у этого м@!*ка уже есть жена и дети. В общем Женька тогда уволилась, и начала искать новую работу, но в нашем городе работодатели не очень хорошие люди, беременную женщину они брать на работу не хотят. Помыкавшись туда-сюда, она дома стала работать, переводчиком в частном порядке. Квартиры у неё своей нет, съемная. Хозяева тоже не добросовестные оказались и почти перед самыми родами откуда-то узнали, что она без работы практически сидит.
Они её чуть ли не за дверью караулили, и когда Женька уезжала в роддом, планово ложиться на роды, они ей сообщили, что она может не возвращаться обратно. Если не ошибаюсь, у неё где-то в камере хранения должны быть еще личные вещи, пара сумок. В общем, Егор, я не знаю, как она всё это одна, будучи беременной, осилила. Но, пожалуйста, не делай ей больно. Ей всего двадцать пять. И я уверена, она уже поняла на сколько глубоко прогнил наш мир.
        Я тоже не знаю, как она всё это осилила в таком положении, и даже еще умеет улыбаться. От одной мысли что кто-то её обижал, а меня не было рядом, хотелось что-нибудь разбить как минимум, а как максимум разодрать когтями всех её обидчиков.
        — Обещаю. Теперь они с Санькой не одни. У них есть я.
        — Я рада за неё и за тебя. Надеюсь всё у вас будет хорошо.  — Грустно вздохнула Анька.
        — Кстати, ты знала, что ребенок — оборотень?
        — Что? Нет! Она лежала в корпусе для людей, мы познакомились случайно, когда обе прогуливались по галерее между корпусами. Говорю же, она больше отмалчивалась и говорила только на отвлеченные темы. Я то быстро восстанавливаюсь, а её держали неделю только потому что знали, некуда девочке идти. Малыша я её не видела, хотя как наши врачи пропустили её?.. Ведь должны же как-то отслеживать такие случайные беременности. В общем ладно, хорошо что мы обнаружили этого ребенка, пока не стало слишком поздно.
        — Понятно… Просто она, судя по всему, ничего о нас не знает. Нужно будет потом как-то это рассказать. Ну да ладно, разберусь. Ты мне лучше скажи, что мне надо купить в первую очередь. Не знаю, что у неё есть, но даже если я куплю что-то лишнее, ничего страшного.
        — Блин, надо же, я помогаю старшему брату с его новоприобретенной маленькой семьей. Это нечто!  — Радостно провозгласила мне в трубку сестра.
        — У тебя там гормоны до сих пор играют? То орешь на меня, то угрозами закидываешь, то чуть ли не ревешь, а теперь вот в восторге. Диктуй давай, что купить.
        — Гормоны — это да… Но диктовать нет смысла, у меня есть готовый список. Тебе всё равно с нуля покупать. Я пришлю тебе его на почту. Там всё подряд, но вещи первой необходимости я поставлю в начало списка. Не знаю, когда ты всё это будешь покупать и как объяснять ей, но надеюсь у тебя всё получится.
        — Я тоже на это надеюсь.
        — Я верю в тебя, мой старший волосато-полосатый брат!
        — Сама такая же!
        Рассмеявшись, Анька отключилась. Ну что ж, теперь более-менее понятна сложившаяся ситуация.
        Итак, вернемся к насущным проблемам. Уже обед, значит нужно поесть и покормить нашу мамочку. А чем? Задумчиво вглядываясь в недра холодильника, услышал тихие шаги. Оглянувшись, увидел появившуюся в дверях кухни Женьку, с малышом на руках.
        — О, вы как раз вовремя.  — Улыбнулся им.  — Мне катастрофически нужна твоя помощь!  — Женя вопросительно на меня посмотрела, поглаживая пальчики малыша.  — Мне нужно тебя покормить, а я не знаю чем. У меня здесь есть… эм… что-то сырое, свежие овощи, молоко, охлажденное мясо, какая-то подозрительная баночка…
        Пока я всё это перечислял, Женя встала рядом и с интересом заглянула вместе со мной в холодильник.
        — Мне много чего нельзя…  — Неуверенно произнесла она.  — Можно супчики какие-нибудь, котлетки на пару, тушеные овощи. И…  — Затем она перевела задумчивый взгляд на меня.
        — И?..  — Попытался подбодрить её.
        — Ты говорил, что не очень любишь готовить. А может… может быть пока я здесь… я могла бы готовить нам, раз ты не хочешь брать с меня деньги за жилье… Конечно, не как в ресторане, но я надеюсь тебе понравится…  — К концу своей речи она смотрела куда угодно, только не на меня.
        — О, ты самый лучший сосед на свете.  — Ласково улыбнулся ей.  — Чур я держу Саньку!
        Женя чуть улыбнулась:
        — Ты знаешь как его надо держать?
        Кивнул, осторожно забирая малыша из её рук, пока она не передумала. Сашка рассматривал меня своими любопытными синими глазами, втягивая мой запах носиком-кнопкой. Светлый пушок на его голове смешно топорщился. Судя по тому, что он молчал и не собирался плакать — я ему понравился. Женя убедилась, что её сыну хорошо и повернулась к холодильнику. Пробежав глазами по продуктам, она спросила:
        — Я могу сварить суп на курином бульоне, запечь котлеты с картошкой. Ты не против?
        — Я очень даже «за». Главное самому этого не делать. Но я могу тебе помогать.
        — Ты и так помогаешь. Какой суп тебе сварить?
        — Любой, главное, чтобы тебе его можно было.
        Женька достала необходимые продукты из холодильника и начала готовить. Надо же, она еще с первого раза запомнила что и где лежит, и сейчас свободно ориентировалась на кухне. Она всё делала быстро, но без суеты. Когда дело дошло до приготовления фарша, она повернулась ко мне:
        — Я боюсь, что громкий звук мясорубки напугает ребенка, поэтому либо тебе придется заняться мясом, либо прогуляться в другую комнату с Сашей.
        — Мужики выбирают прогулку!  — И удалился с кухни под её улыбку.
        Пока по квартире разносился звук работающей мясорубки, я бродил по комнатам и показывал Сашке его новое жилье, тихо приговаривая:
        — Сын, я же могу тебя так называть? Пока мамка не слышит. Ты только меня не выдавай. Так вот, сын, это твоя новая квартира. Согласен, не приготовлена она для тебя, но ты не волнуйся, сегодня-завтра я всё исправлю. Пока тебе придется пожить в комнате с мамой, но потом, как только я решу этот вопрос, обещаю, у тебя будет собственная комната, с самыми красивыми игрушками и удобной кроваткой. Так сказать, личные апартаменты. Понимаю, ты можешь сказать, что с мамой лучше, но и ты меня пойми, я хочу, чтобы вы здесь остались навсегда, а это можно сделать только если твоя мама станет моей женой, а жена должна спать с мужем. Так что ничего не попишешь. Вот вырастешь, женишься и поймешь меня… Здесь у нас кабинет, тебе, конечно, можно сюда заходить по любому поводу… Здесь, наверное, будет твоя комната, но это мы потом с мамкой твоей решим… а может и здесь… в общем не знаю пока. А вот здесь моя спальня. И знаешь, мой тебе совет, если хочешь иметь братьев и сестер, то лучше не заглядывай сюда, если мы с мамой закрыли дверь. Эх, жаль ты еще не умеешь говорить, а то вдвоем с тобой мы бы быстро уговорили твою
мамку остаться, а так придется действовать самому. Хотя ты не думай, я ценю твою лояльность в отношении меня. Спасибо, я знал, что мужик мужика поймет, и мы найдем с тобой общий язык. И еще знай, когда ты подрастешь и будешь в состоянии обернуться, кем бы ты не был, я всегда тебя поддержу и буду рядом. И всё же очень хорошо, что ты не человек, как бы коварно это не звучало, но мне это на руку.
        Сашка слушал мой голос, и хоть ничего не понимал, всё равно кряхтел и даже пытался жестикулировать ручками и ножками. В кармане звякнуло сообщение. Достав телефон, просиял:
        — А вот и тетка твоя прислала список. Так… Кроватка, памперсы, бутылочка, молокоотсос, пеленки… так… это понятно… переносная люлька, детский термометр, ножнички, присыпки, ватные палочки… Сколько здесь пунктов?  — Пролистав список до конца, понял, что ходить по магазину, даже если покупать всё в одном месте, я буду не один час. Нужно кого-то привлечь к этому делу. Но кого? Мама сразу отпадает, иначе уже завтра она заявится ко мне домой и своим напором напугает Женьку до потери пульса. Анька тоже не вариант, с грудничком она по магазинам не ходок… Кто-то из друзей? Толку-то от них… А может быть Сонька? Да, пожалуй, вторая моя младшая сестра подойдет… С детьми она возиться умеет… Эх, безумно хотелось всё это выбирать вместе с Женькой, но ведь не позволит она мне всё это купить… Значит решено, Сонька подойдет. Сверившись с часами, прикинул, примерно час на готовку еды, плюс еще час на поесть, собраться, итого, часа в четыре-пять можно будет выдвигаться. Прислушавшись к звукам на кухне, убедился, что Женя занята. Набрав номер младшей сестры, дождался её ответа:
        — Сонь, привет еще раз. У меня к тебе огромная личная просьба, ты бы не могла помочь мне сегодня, возможно еще и завтра кое-какие покупки приобрести?
        — Привет, могу и помочь, а с какими покупками-то?  — Прозвучал заинтересованный голос в трубке.
        — Ну, знаешь, для детей. Мне нужно, наверное, в детский мир, или куда-то, где есть всё для малышей. Да, для новорожденных…
        — Ты хочешь купить Анькиной Ольке подарок?
        — Не совсем, но возраст малыша такой же. Только сразу говорю, маме ни слова, вообще никому ни слова об этой моей просьбе. Хорошо?
        — Хорошо,  — послышался довольный голос,  — а что мне за это будет?
        — Это не сестры, это бедствие какое-то. Одна угрозами оторвать хвост засыпает, вторая шантажирует и вымогает. Кто вас этому учит?
        — Не мы такие, братец, жизнь такая. Ты не отвлекайся, колись давай, откуда у тебя взялся новорожденный ребенок?
        — А откуда они берутся? Из роддома!
        — Ты выкрал малыша прямо из роддома?  — Хохотнула Сонька.
        — Никого я не крал. Он вместе с мамой.
        — С какой мамой?
        — Ну не с нашей же. Со своей, которая его родила.
        — Постой, ты хочешь купить подарок для чужого ребенка?
        — Ну…
        — Это твой ребенок?!  — Перебила меня сестра.
        — Не биологический, но да, мой.
        — Не поняла…
        — Слушай, давай мы отложим этот разговор на пару часов. Женя приготовит обед, мы поедим, я соберусь и заеду за тобой, а потом мы отправимся за покупками. Хорошо?
        — Кто такой Женя и почему он готовит тебе обед?
        — Это не он, это она. Она мама малыша.
        — То есть тебе готовит обед мама малыша, который твой, но не биологический. Так?
        — Так.
        — Я ничего не поняла…
        — Сонь, просто скажи «да» и я приеду через пару часов и всё объясню тебе. Хорошо?
        — Хорошо, но ты поскорей давай, а то я помру от любопытства.
        Договорившись, нажал отбой. И вовремя, потому что с коридора послышались тихие шаги. Хорошо иметь тигриный слух. Девушка загляну в комнату пару мгновений спустя:
        — Вот вы где… Он вел себя тихо?
        — Да, мы с ним разговаривали.
        — И что же такого он тебе поведал?  — Улыбнулась Женя, разглядывая нас со странным выражением глаз.
        — Он скорее молча соглашался с моими неопровержимыми доводами. В общем, мы пришли к выводу, что смотрим на мир одинаково.
        — Я рада. Там доваривается суп и скоро будут готовы котлеты с картошкой. Я могу его забрать у тебя.
        Передав ребенка маме, вдруг вспомнил про Женины вещи.
        — Слушай, тебе, наверное, жарко в кофте, я могу одолжить тебе свою футболку.  — Предложил я.
        Девушка немного замялась, раздумывая что ответить, но всё же согласилась:
        — Хорошо, только я, наверное, в ней утону.
        — Я поищу самую маленькую.  — Воодушевленный её согласием, умчался рыться в шкафу.
        Вскоре Женя красовалась в моей футболке, и я готов был мурлыкать от радости. К тому времени обед был готов, а Сашка убаюкан. Мы положили его в зале, хотя я и из спальни бы его услышал, но ведь сейчас я этого не объясню. Женя вкусно готовила, хотя и ела как птичка. Моя порция была раза в два больше, и я еще за добавкой ходил. Два раза. Да, оборотни едят больше, чем люди, потому что организм постоянно накапливает силы на оборот.
        — Мне нужно уехать, надеюсь не на долго, но пока не могу точно сказать.  — Я помог Женьке убрать со стола, складывая посуду в посудомойку.  — Тебе что-нибудь нужно? Может заехать что-то купить? Или что-нибудь откуда-нибудь привезти?
        Женя странно на меня посмотрела, но надеюсь не догадалась ни о чем таком. Сначала она отрицательно покачала головой, а потом вдруг добавила:
        — А у тебя есть вай-фай?
        — Да, если хочешь, можешь воспользоваться моим ноутбуком или компьютером в кабинете.
        — У меня свой ноутбук есть, ты можешь мне сказать пароль?
        Я сходил в кабинет и принес ей листик с паролем от вай-фая. Перед уходом попросил записать мой телефон и позвонить мне:
        — Если вдруг что-то понадобиться, можешь смело мне звонить, я не буду ничем важным занят.  — И дождавшись кивка, добавил.  — Ну не скучайте, я постараюсь быстро вернуться.

        4

        Сонька выбежала на улицу, не дожидаясь, когда я поднимусь за ней в квартиру. Усевшись в машину, она пристегнулась и с нетерпением повернулась ко мне:
        — Ну начинай. Я вся внимание.
        — То, что я сейчас скажу, останется строго между нами. Об этом знает только Анька и больше никто. Сначала пообещай, что никому не расскажешь, особенно маме.
        Сестра кивнула:
        — Обещаю.
        — Я нашел свою пару.  — Сестра расплылась в улыбке.  — Её зовут Женя и у неё есть новорожденный ребенок. Она сегодня выписалась из роддома вместе с Анькой.
        — Так это та девушка! Я видела её в роддоме, Аня с ней разговаривала.
        — Да, это она. Там долгая история, и я не особо хочу её тебе рассказывать, могу только сказать, что сейчас она у меня дома, вместе с малышом. Мне нужно, чтобы ты мне помогла купить для них всё необходимое. Анька прислала мне список. Он достаточно объемный, и я не уверен, что мы уложимся в один день. Так что буду тебе благодарен, если ты уделишь мне и завтра время.
        — Я согласна только при одном условии.
        Я закатил глаза к потолку:
        — Начинается. Рассказывай, вымогательница.
        — Я хочу её увидеть. Я могу помочь тебе сегодня занести всё что мы купим, и ты нас познакомишь.
        — И всё?
        — А ты еще что-то хочешь мне предложить? Ну, я не знаю… Могу, конечно, подумать, что мне надо…
        — Ладно-ладно. Ты же её видела сегодня. Зачем тебе с ней знакомиться?
        — Ну ты что, она же твоя пара. К тому же у меня теперь есть еще один маленький племянник, или племянница… Кто у неё, мальчик или девочка?
        — Мальчик, его зовут Александр, и он тоже оборотень, но вот его мама человек. И она, кажется, ничего о нас не знает, у меня не было шанса проверить, и я не знаю как это сделать.
        — Серьезно? А как ты ей объяснил, что она твоя пара?
        — Никак, об этом она тоже не знает.
        Сонька вытаращила на меня свои светло-карие глаза.
        — Да, всё у нас сложно. Я пока не знаю как всё это ей объяснить, я и так её еле уговорил остаться у меня, и то потому, что ей некуда идти. Уверен, будь у неё квартира, она бы вообще на меня не обратила внимания.
        А ведь действительно, если бы у неё было жилье, она выписалась бы еще пару дней назад, и я мог никогда её не встретить. От этой мыли мне даже стало как-то не по себе. Конечно, то что произошло с ней, это плохо, но благодаря этому я её нашел.
        — В общем вот тебе список, мы с тобой должны постараться купить из этого хотя бы первую часть.  — И я передал ей свой телефон.
        Сонька прошлась глазами по списку и присвистнула:
        — Да, влезло бы это всё в машину… Но я думаю, мы можем большинство этих вещей купить в одном месте. Поехали в торговый центр, там есть целый этаж детских магазинов.
        Следующие два с половиной часа мы бродили по торговому центру, скупая всё необходимое. В «Детском мире» продавцы смотрели на меня как на святого. Ещё бы, во-первых, я оставил на кассе кругленькую сумму, а во-вторых — я слышал их шепотки за спиной и практически вздохи зависти, направленные в адрес Женьки. В машину почти всё влезло, правда мы не купили еще треть от всего списка и вообще, кроме кроватки, не покупали мебель, хотя мне очень хотелось, но Соня меня остановила:
        — Ага, ты думаешь она так запросто всё это примет? Ладно вещи, но пеленальный столик и детский комод… Думаю, она решит, что ты маньяк.
        — Да, ты, пожалуй, права…  — Я задумчиво глядел на белый столик с удобными выдвижными ящичками.  — Ладно, потом как-нибудь.
        Домой мы, конечно, попали уже затемно. Я нес разобранную кроватку, а Сонька часть сумок, но всё равно в машине остались ещё вещи, за которыми мне нужно будет спуститься. Квартира встретила нас тишиной и темнотой. Первые мгновения я даже испугался, что Женька ушла, но потянув носом, понял, что она дома, да и куртка её висит на вешалке. Включив свет, аккуратно сгрузил кроватку на пол, чтобы сильно не шуметь. Но незамеченным мне не удалось остаться и в конце коридора появилась Женя, такая домашняя и нежная в моей футболке, что тут же захотелось притянуть её к себе и обнять.
        — Привет!  — Радостно заулыбалась Сонька, скидывая сумки на пол и разуваясь.  — Ты, наверное, и есть Женя?
        — Привет.  — Кивнула Женька и перевела вопросительный взгляд на меня.
        — Это моя сестра Соня, вы пока знакомьтесь, а я принесу остальные сумки.  — Я неопределенно махнул рукой помчался вниз. Хотелось поскорее вернуться, чтобы увидеть реакцию Жени на новые вещи. Интересно, ей понравится?
        Вернувшись максимально быстро, я практически влетел в квартиру, и в самый подходящий момент. Из зала донёсся голос Жени:
        — Вы это всё купили для Саши? Зачем? Это же всё дорого…
        — О… Эм… Знаешь… Мы не совсем купили это.  — А вот Сонькин тон я узнаю, она всегда так говорит, когда врет. Для чужого человека это может и не заметно, но родные все знают — это особая интонация для вранья.  — Понимаешь,  — продолжила она,  — у меня есть знакомые. Да, и они в общем ждали мальчика, накупили ему вещей всяких, но вот родилась девочка. Ага… А мама у них принципиальная, она не захотела одевать девочку в голубые вещички. Пришлось им покупать всё заново. А это они даром всё отдали. Поэтому всё новое. Ты не стесняйся. Они от чистого сердца. Не выкидывать же.
        Действительно, я как-то не подумал, что Женя может отказаться от всего этого. Гордая ведь. Только Сонька одного не учла, мы накупили кучу вещей не голубого цвета, да и есть универсальные предметы, та же кроватка. Они ведь не делятся по принципу мальчик-девочка.
        Раздевшись, заглянул в гостиную. Они уже вскрыли половину пакетов и Женя разглядывала крохотные носочки с малюсенькими отпечатками кошачьих следов на подошвах. Сам выбирал, не смог пройти мимо.
        — А мы тут уже познакомились,  — улыбнулась мне довольная Сонька, и повернулась вновь к Жене,  — кстати, тут вещи не только голубенькие, но их тоже отдали потому, что надарили слишком много, малышка выросла, а их даже не успели распаковать. Там и бутылочки всякие, и для тебя мази, молокоотсос, еще что-то. Я всё не смотрела, мне примерно перечислили, что там есть.
        Ты глянь, как складно врет-то. Молодец, сеструха, я тобой горжусь! В общем они договорились до того, что Соня останется сегодня у нас, помочь всё распаковать, да и чего на ночь глядя мотаться. Мне так даже лучше было, потому что Женька быстрее шла контакт с Соней, чем со мной.
        Пока они сортировали всё купленное, я собирал кроватку. У молодой мамочки возник было вопрос:
        — Её тоже отдали?
        Мы с Сонькой так и застыли, не зная, что ответить, пока меня не посетила «гениальная» идея:
        — Нет, мы её купили… Для Сони… Она знаешь ли, замуж собирается, а там и до детей недалеко. Вот я и купил, пока Санька будет в ней спать, а потом и вырастет, когда Соня детьми обзаведется…
        Женя недоверчиво на меня смотрела, пытаясь понять, действительно ли я говорю правду. В поисках поддержки я перевел взгляд на Соню. Та стояла с выпученными глазами и ошарашено на меня смотрела. Да, врать я не умею.
        — Не думай об этом, главное у нас есть кроватка и твой малыш сегодня будет спать с комфортом.  — Махнул я рукой.  — Тебе как сделать — собрать её полностью, или оставить одну сторону открытой, чтобы можно было приставить к твоей кровати?..
        Спать мы легли уже поздно ночью. Женя весь вечер вела себя настороженно, лишь Соньке иногда удавалось отвлечь её нейтральными темами. Ночью я каждый раз просыпался вместе с Санькой. Нет, я не бежал каждый раз к ним в комнату, просто фиксировал это в голове. Малыш оказался спокойным и не крикливым. Поел и спать. Пока он больше молчал, прям как его мама.
        Утром я проснулся первым, из взрослых, потому что самым первым проснулся ребенок. Женя его покормила и тут же уснула, в попытке еще чуть-чуть хотя бы отдохнуть. Я осторожно заглянул в комнату, девушка спала, повернувшись к малышу. Санька же поел и довольный жизнью бодрствовал, во всю суча ножками и ручками. Я подошел к кроватке, бесшумно ступая по мягкому ковру.
        — Привет, мужик.  — Еле слышно поздоровался я с ним. Малыш улыбнулся мне в ответ и забулькал. Я осторожно взял его на руки, и чтобы не пугать маму, когда она проснется, не стал выходить из комнаты. Тем более здесь так приятно пахло ей самой. Мы прошлись до окна, посмотрели на улицу, потом сели в кресло и стали играть с одной из купленных вчера ярких игрушек. Вскоре Санька утомился и уснул, я еще несколько минут посидел с ним на руках, а затем прикрыл глаза лишь на минутку. Разбудил меня тихий голос Жени:
        — Егор?
        Я моментально проснулся, сбрасывая дрёму. Она стояла рядом и смотрела на меня с еле заметной улыбкой. В одной руке у меня спал Саша, в другой я сжимал игрушку.
        — Эм… Мы здесь немного погуляли по комнате, пока ты спала. Я заглянул, а он не спит, поэтому решил, что ты не будешь против, если мы немного поиграем… А потом мы как-то оба уснули…
        — Ничего страшного,  — прошептала Женя, боясь разбудить ребенка,  — давай я его заберу. Ты, наверное, не выспался, мы не давали тебе спать.
        — Нет, я нормально, просто он так сладко спал у меня на руках, что я тоже не устоял.
        — Я приготовила завтрак, пока вы спали. Давай я его заберу.
        Женька наклонилась ко мне, протягивая руки и перехватывая малыша. От её прикосновений, сладкого запаха и такого близкого присутствия у меня чуть ли не закружилась голова и зачесались руки, так хотелось самому к ней прикоснуться. Но всё что мне сейчас было доступно — это вдохнуть поглубже и попытаться успокоиться.
        Уложив ребенка в кровать, мы отправились завтракать. На кухне уже обиталась Соня. Женя напекла с утра оладьев, сварила кашу и даже кофе. Пока они с сестрой болтали, я украдкой за ней наблюдал. Она уже была не на столько скована, как вчера. От задумчивого любования её профиля меня вывела фраза:
        — Я уже присмотрела несколько вариантов. Нужно только созвониться с арендаторами и договориться о встрече. И, возможно, через пару дней я съеду.  — Женя скептически посмотрела в свою чашку с зеленым чаем и немного поколебавшись, всё же налила туда молоко.
        — Ты тоже не любишь чай с молоком?  — С улыбкой спросила Сонька.
        — Терпеть не могу.  — Кивнула Женя.  — Но врач в роддоме сказал это полезно.
        Меня больше интересовала её фраза про аренду. Логично, что Женя хочет уехать, ведь мы для неё практически чужие, и как бы мне не хотелось ей рассказать, что она теперь моя, сейчас это делать слишком рано. Она не знает ничего ни о моей сущности оборотня, ни о том, что чем дольше я дышу её ароматом, тем больше к ней привязываюсь. Радует только одно в моей ситуации — вырабатываемые мной феромоны так же воздействуют на неё. Правда, будь она оборотнем, для неё с самых первых минут нашего знакомства было бы понятно, что мы теперь связаны навсегда, но увы, она человек. Поэтому придется осторожно, но настойчиво, привязывать её к себе. От варианта остаться у меня и не искать себе квартиру она откажется, и я понимаю её. Про мою любовь к ней с первого взгляда, думаю, тоже не стоит даже заикаться. Не поверит. Тем более на её плечах лежит ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь ребенка. Что бы сделал я на её месте? Для начала вообще бы не соглашался ехать ко мне домой. Мало ли что у кого на уме. Чужая душа — потемки. Может быть мы семейка маньяков и заманиваем одиноких людей к себе в логово.
Главное в будущем, когда мы наладим наши отношения, строго-настрого запретить ей на столько доверять чужакам. У неё буду я на все случаи жизни.
        Что же делать? Ездить с ней по арендаторам и отговаривать её? Сомнительно. Тогда может…
        — Я могу отвезти тебя.  — Женя вопросительно на меня посмотрела.  — Посмотреть на квартиры.  — Постарался произнести как можно непринуждённее.  — Тебе с малышом будет неудобно на такси. И предупреждая твой вопрос, могу сразу ответить — мне не сложно. И ты меня ни в коем разе не будешь напрягать.
        Девушка задумалась, нервно покусывая полные губки. Соблазнительно…
        — Хорошо…  — Неуверенно ответила она в конце концов.
        Я улыбнулся, радуясь своей маленькой победе.
        — Эм… Мне будет удобней, если ты мне сразу дашь список выбранных тобою квартир. Я бы созвонился с ними, обговорил удобное для нас время и составил оптимальный маршрут. Тебе ведь все равно в какое время?
        Женя хотела что-то возразить, но так и замерла в раздумьях, приоткрыв ротик. Я неосознанно облизнулся. Спустя пару долгих для меня мгновений, она снова кивнула, соглашаясь. Ну вот и умничка. Останется только созвониться с этими арендаторами и договориться с ними под каким-либо предлогом отказать ей. А там глядишь, через месяц-полтора и вопрос о квартире отпадет сам собой. Уж за это время я смогу её завоевать.
        Довольный собой и стараясь слишком сильно не улыбаться, я допил кофе.
        Вскоре я отвез Соньку домой, заодно заехали и купили переносную люльку для дома, детское автокресло и всё что не купили вчера. Оставшуюся часть дня и всё воскресенье я наслаждался моей новой семейной жизнью. Я старался помогать Жене возиться с малышом, играл с ним пока она готовила и даже смог выпроводить её в ванну, пока мы с Сашкой гуляли по квартире. Я негромко излагал ему план завоевания его мамы, он чутко слушал, изредка кивал мне и весело булькал. Уверен, таким образом он одобрил мой план.

        5

        Взяв у Жени список рассматриваемых вариантов квартир, я с чистой совестью ушел на работу. Всю дорогу до офиса я напевал какие-то веселенькие песенки, и не смотря на утренние понедельничные пробки, прибыл на работу в прекрасном расположении духа. У стола секретаря уже крутился мой заместитель — Сергей Звенков.
        — Ты подозрительно довольный с утра пораньше.  — Произнес он, заходя за мной в кабинет и пристально меня изучая.
        — Да, потому что жизнь — удивительная штука.  — Я положил ноутбук на стол, снял верхнюю одежду и убрал её в шкаф.
        — У тебя новая любовница?  — Он повел носом, пытаясь уловить на мне аромат посторонней женщины.
        Неожиданно для себя я предупреждающе зарычал. Мне не понравилось, что Серёга пытается вдохнуть запах моей Жени, даже с учетом того, что он мой друг и это просто любопытство, а не попытка познакомиться с моей парой.
        — Как интересно…  — Протянул он, хитро улыбаясь.  — Не хочешь мне объяснить резкую смену своего настроения?
        — Прости,  — улыбнулся я, возвращая себе спокойствие,  — непроизвольно выбрались наружу мои инстинкты. Сам не ожидал. Ты, кстати, мне поможешь.  — Я сел поудобней в кресло.  — Мне нужно найти одного оборотня. Не знаю как его зовут, как он выглядит, где работает. Знаю только, что он женат, у него есть дети и он работал с моей будущей женой. Более того, переспал с ней и бросил.
        — Всё интересней и интересней.  — Блеснул глазами Сергей.  — В пятницу, когда ты в спешном порядке убегал с работы, ни о какой будущей жене и речи не было. И зачем тебе его искать, если он её все равно бросил?
        — Затем, что врага надо знать в лицо и постараться в будущем предотвратить их встречу.
        — Боишься, что уведет?
        — Нет, боюсь что навредит.  — Упершись руками о стол, пояснил.  — Женя — человек, ничего не знает о нас. Чуть больше недели назад у неё родился мальчик, как ты сам догадываешься — от этого недобитого ловеласа. Как вообще он может изменять своей паре? И как она не учуяла на нем запах другой женщины?
        — Возможно она человек, поэтому не учуяла. А на счет измен,  — Серёга пожал плечами,  — не все мужчины моногамны, даже с учетом оборотничества.
        — Не суть. Этот кошак облезлый, когда узнал, что Женя беременна, отправил её на аборт. На сколько мне известно, он не говорил ей до этого момента что женат и, узнав немного Женьку, могу с уверенностью сказать, что и вовсе скрывал своё семейное положение. Ей пришлось уволиться. Она не говорит кто он, не называет место работы. Вообще не хочет делиться информацией по этому поводу. От малыша пахнет котенком, пока он слишком маленький, чтобы я смог различить его зверя.
        — Ты сказал, что она ничего не знает о нас. То есть она думает, что её ребенок обычный человек?
        — Да, я ей ничего пока не рассказывал. Иначе сбежит она от меня, сверкая пятками. И так всякой хрени в её жизни много, чтобы ещё и этим сейчас загружать её голову.
        — Когда планируешь рассказать ей всё? После свадьбы? Чтобы наверняка не сбежала?  — Усмехнулся Серёга.
        — Не знаю. Вообще не это сейчас у меня в приоритете. Главное убедить её остаться со мной. А то не ровен час, приду домой, а там никого нет.
        — Так она уже у тебя живет?
        — Да,  — я взъерошил волосы рукой,  — ей негде жить, она думает, что я просто по доброте душевной приютил её у себя. Но точно знаю, что она собирается съехать.
        — У неё на руках недельный ребенок и ей негде жить? Где ты её нашел?  — Серёга нахмурился и поерзал в кресле.
        — Она выписывалась из роддома вместе с моей сестрой. К Аньке ехать наотрез отказалась, но мне удалось уговорить её остаться у меня, как она думает — на пару дней, пока не найдет квартиру. С этим тоже сложно, нужно как-то помешать ей это сделать. Мне удалось взять у неё список подходящих квартир. Нужно как-то уговорить арендаторов отказать ей.
        — Да ты великий махинатор.  — Улыбнулся друг.
        — На тебя посмотрю, если вдруг окажешься в такой же ситуации. В общем я хочу, чтобы ты помог мне найти отца её ребенка. Если вдруг он случаем их увидит, а меня не будет рядом, ты не хуже меня знаешь, что он может предпринять. Хорошо если у него хватит мозгов уладить всё мирным путем, а если нет? Судя по его умственным способностям и отсутствию совести, он запросто может отобрать у неё ребенка. Никто не оставит осознанно оборотня человеку.
        — То есть ты планируешь усыновить его?
        — Конечно, это её ребенок, а она моя. Значит и ребенок теперь мой.  — Убежденно признался я.
        Серёга рассмеялся:
        — Неожиданно слышать от тебя такое, но я рад. Есть ещё какие-нибудь ориентиры, по которым мы можем начать поиски?
        — Это должна быть фирма, работающая с иностранными компаниями. Женя переводчик. Я так предполагаю, что он устроился туда незадолго до её беременности. Иначе факты о наличии у него жены всплыли бы до этого. Но неизвестно точно. Сколько-то они должны были встречаться. Не думаю, что она сразу согласилась бы…  — я замолчал, подбирая слова, называть Женьку чьей-то «любовницей» язык не поворачивался,  — …переспать с ним.  — Тоже звучит плохо, но других слов не было. Вообще, упоминание любых посторонних мужчин в её жизни мне не нравилось, но ничего не поделать.
        — Плюс его жена — человек.
        — Да, и это… Хотя…  — Я задумчиво посмотрел на Серёгу.  — Это со слов Жени. Может быть он ей наврал на счет жены. Решил припугнуть, чтобы она легче на аборт согласилась.
        — Ты же говорил, что она не рассказывала ничего тебе.
        — Мне не рассказывала, другим рассказывала. Со мной этой информацией сестра поделилась, и то узнала её от третьего лица. Поэтому погрешности «тряпочного телефона» тоже надо учитывать.
        — Получается, инфы у нас по сути крайне мало… Думаю, нужно начать с поиска фирм, в которых шесть месяцев назад уволилась девушка Евгения. Как, кстати, её фамилия?
        — Она вроде говорила пять месяцев назад, а не шесть… Евгения Леднева.
        — Слушай, так ведь ей нужно будет свидетельство о рождении на ребенка получать. Ты бы мог подсуетиться, помочь ей в этом деле, заодно поглядишь, какое отчество она туда впишет.  — «Блеснул» умом Серёга.
        — Самый умный, да? Она даст ему своё отчество — Евгеньевич. Сама мне об этом сообщила. Так что твой план — фуфло. Но!  — Я коварно улыбнулся.  — У тебя случаем нет знакомых в паспортном столе?
        — Зачем тебе? Хочешь под шумок женить её на себе?
        — Ну, на счет этого я не думал, но твой вариант мне тоже нравится. Я хочу записать сразу ребенка на себя. Будто я отец. Думаю, смогу уговорить её дать мне необходимые документы и съездить всё оформить. Никто ведь не знает мой это ребенок или нет. Приду, запишу его на себя и всё. А ей сделаю поддельное свидетельство.
        — Твой извращенный ум меня пугает. Ты что же, думаешь любой может прийти с улицы и назваться папой? И тебе с полуслова поверят и запишут ребенка на тебя?
        — Ну… А как они узнают? Я принесу им её паспорт, ну да, фамилии разные, но ведь не мы первые, кто не состоит в браке, но имеет общих детей.
        — Ты давай заканчивай тупить.  — Серёга усмехнулся, глядя на меня снисходительно.  — В роддоме скорее всего ей выдали какой-либо документ, говорящий что она мама ребенка, и скорее всего там либо записано имя его отца, либо стоит прочерк. С тебя должны потребовать свидетельство о браке, подтверждающее что ты не просто мужик с улицы, решивший украсть ребенка у бедной женщины, или как раз запись тебя в этой роддомовской бумажке. Я без понятия как это происходит на самом деле, но мне кажется, так было бы логично. Нельзя просто прийти и записать чужого ребенка на себя. Возможно, потребуется её личное присутствие, раз у тебя нет свидетельства о браке.
        Да, я не подумал, что всё будет так сложно:
        — Согласен, не учел этого. Тогда точно нужен знакомый, который это сможет провернуть.
        Мы замолчали, обдумывая варианты решения возникшей проблемы.
        — Слушай, у жены моего брата вроде была знакомая, работающая в этой сфере… Я точно обещать не буду, но проверю чуть позже.
        — Хорошо,  — я кивнул, разворачиваясь к компьютеру и входя в рабочую сеть,  — давай список подходящих контор составлять…
        В целом день прошел плодотворно, не смотря на то, что составить список предполагаемых мест работ Жени оказалось куда сложнее, чем я думал. Ведь сфера деятельности мне была неизвестна. Мы изредка прерывались на рабочие моменты, и Серёга почти весь день проторчал у меня. Уходил я сегодня непривычно рано — в четыре часа я уже был одет и рвался домой, поскорее к Женьке. Конечно, я напрочь забыл про звонки арендаторам, и вспомнил об этом уже в дверях. Нашарив в кармане свернутый листок, полюбовался пару мгновений на ровный почерк, а затем набрал первый номер. Заеду по дороге домой, возможно удастся уговорить помочь мне.
        Через пятнадцать минут я подъезжал к панельной пятиэтажке. Однокомнатную квартиру, которую присмотрела Женя, сдавала бодрая женщина, неопределенного послепенсионного возраста. Как только она открыла мне дверь, я сразу учуял в ней оборотня. Лисица. Она потянула носом, подозрительно сверкнув глазами, но всё же впустила меня. Приветливо улыбаясь, я осмотрел квартиру. Ни за что Женя сюда не переедет. Обветшалая клетушечка, в которой ремонт делали в незапамятные времена, но, кстати говоря, весьма опрятная и чистая. После моего душещипательного рассказа о неземной, но пока безответной любви к Женьке, лисица прониклась и даже пыталась всплакнуть, мне удалось уговорить отказать нам, когда мы приедем сюда повторно. Скажем, послезавтра. И чтобы у женщины не возникло соблазна отказать мне в будущем, я «облагодетельствовал» её символической суммой, в размере полумесячной арендной платы. По окончанию нашего небольшого представления, пообещал ей еще один такой же гонорар. Расстались мы спустя полчаса весьма довольные друг другом.

        6

        Дом встретил меня вкусными запахами с кухни и нежным ароматом Жени. Я улыбнулся, слыша, как она в комнате читает Сашке сказку. Её негромкий голос излучал тепло и любовь к ребенку. Раздевшись, первым делом заглянул к ним в комнату:
        — Привет, я пришел…
        Женька подняла голову и улыбнулась:
        — Привет. Мы думали ты будешь чуть позже, и еда еще не совсем готова.
        — Ну и не страшно.
        Хотелось подойти и обнять их, но всё что я себе позволил, это еще раз пробежаться глазами по практически утонувшей в кресле Женьке и малышу в её руках. Через десять минут, когда я переоделся в домашнее и даже упросил Женьку разрешить мне поиграть с малышом, мне позвонил Серёга и сообщил о интересной информации по нашим поискам. С большой неохотой я вернул Саньку его маме и направился к себе в кабинет. Проторчал я там практически до ночи, прерываясь только на ужин. Перед сном заглянул проверить моих подопечных — оба мирно спали.
        В среду утром Женька проводила меня на работу и уверила, что к двум часам они будут готовы, чтобы ехать смотреть квартиру. Я провел пару совещаний, разобрался со всеми рабочими моментами и уже к обеду уехал домой. Серёга посмеивался надо мной третий день, называя «новорожденным подкаблучником». Ничего, придет и твоё время, посмотрю, как ты тогда запоешь. Дома было уютно и по-домашнему тепло. Моя холостяцкая жизнь теперь казалась какой-то далекой и чужой. И это мы еще не официальная пара. Женька улыбнулась, выходя из кухни.
        — Ты приехал пораньше чтобы успеть пообедать или потому что мы поедем пораньше?
        — Нет, поедем как и договаривались.  — Я снял верхнюю одежду и нежно улыбнулся ей в ответ.  — Я захотел пообедать дома.
        — Я так и подумала. Поэтому успела тебе приготовить обед.
        Безумно хотелось расцеловать её и стиснуть в объятиях и это желание с каждым днем становилось сильнее.
        — Умничка.  — Только и улыбнулся в ответ.
        Мы успели поесть и собрать сумку со всем необходимым, когда проснулся Санька. Женя его покормила, запеленала в теплый комбинезончик и в начале третьего мы уже выходили из дома. Утром я созвонился с хозяйкой квартиры и удостоверился, что мы действительно поняли друг друга, поэтому сейчас я был абсолютно спокоен. Женя сидела рядом со мной на пассажирском сиденье, а малыш в детском кресле сзади.
        — Ты ведь купил кресло для Саши, ведь так?
        Её лицо было озадаченным. Я мельком взглянул на неё, а затем вернулся к дороге. Врать совсем не хотелось.
        — А давай сделаем вид, что ты не спрашивала?  — Я улыбнулся как можно мягче, в надежде уйти от ответа.
        Девушка ненадолго замолчала, видимо подбирая слова, но после продолжила:
        — Зачем ты это всё покупаешь? Это ведь не дешевое удовольствие.  — Не смотря на её внешне расслабленную позу, в голосе отчетливо проскальзывало напряжение.
        Упрямая. Гордая и упрямая. В принципе, это хорошие качества, если они не направлены против тебя. Но тем не менее мне очень нравились эти черты её характера, это делало её живой и интересной. Интересной в плане завоевания.
        — У меня есть возможность тебе помочь. Почему бы и нет? Что может быть правильнее, чем помогать тем, кто этого достоин?  — Я остановил машину на светофоре и повернулся к Жене. Она выглядела хмурой.
        — Что ты будешь делать со всем этим, когда мы уедем?
        Фраза «Вы не уедете» уже готова была вырваться, но я вовремя прикусил язык и пожал плечами:
        — Не знаю…
        Женя отвернулась к окну:
        — Ты странный.
        Знала бы ты всю подоплеку дела, так бы не говорила.
        Припарковавшись во дворе, я осторожно достал ребенка из кресла и повел Женю на наше маленькое представление.
        Хозяйка квартиры открыла нам дверь, внимательно осмотрела Женю с ног до головы с сухим выражением лица отправилась показывать «апартаменты». Женя осмотрела каждую комнату, хотя что здесь смотреть — кухня, комната и совмещенный санузел. Мебели было минимум, зато в ванне стояла старенькая машинка-автомат, а на кухне микроволновка с холодильником.
        Пока Женя была занята осмотром, я незаметно протянул хозяйке конверт с обещанной оплатой, и она подмигнула мне, мол, всё как надо, и тут же переключилась на девушку:
        — А это вы для себя присматриваете квартиру?  — Недружелюбно спросила женщина.
        Женя была удивлена её тоном.
        — Для меня и моего ребенка.
        — Так вы с ребенком еще будете?  — Если бы я лично не платил женщине за представление, то зарычал бы. Так натурально она играла сухую и негостеприимную хозяйку. Женя даже растерялась от такого сурового тона.  — Знаете, милочка, тогда я вынуждена вам отказать. У меня, конечно, не евроремонт, но дети… Нет, нет.
        Женька разом погрустнела, даже плечики поникли. В этот момент я готов был покаяться и рассказать ей всю правду, только чтобы она не смотрела расстроенно в пол. Хозяйка, видимо, тоже не ожидала такой явной реакции и перевела вопросительный взгляд на меня. Чтобы не затягивать, я кивнул ей и позвал:
        — Жень, пойдем, мы присмотрим другую квартиру.
        Девушка сделала пару шагов ко мне и даже не заметила, как я взял её за руку. Я же в свою очередь мягко сжал её ладошку и потянул к дверям.
        Устроив Сашку в детском кресле, я обошел машину и сел за руль. Женя молча смотрела куда-то в окно, отвернувшись от меня.
        — Жень, посмотри на меня.  — Я мягко прикоснулся к её ладошкам, сжатым в кулачки на коленях.
        Она нехотя повернулась, переведя взгляд своих зеленых глаз на меня.
        — Ну не расстраивайся, я обещаю, что всё будет хорошо. Это ведь всего лишь первая квартира.  — И здесь меня осенило — действительно, если следовать моему плану, то отказывать Жене будут и дальше. Только сейчас я понял, что не особенно-то и хороша вся эта задумка. Абсолютно не хотелось наблюдать как она с каждым разом будет всё больше и больше расстраиваться. Но пока в голову ничего путного кроме этого не приходило.
        — Хочешь где-нибудь погуляем, перед тем как поехать домой?
        — Сегодня слишком холодно, чтобы можно было гулять с ребенком.  — Отрицательно покачала головой Женька.
        — Тогда может быть заедем к Аньке в гости?
        — А тебе разве не надо вернуться на работу?
        — Нет,  — я улыбнулся, ободренный её вопросом, а не категорическим отказом.  — Поехали, она будет рада нас видеть.
        — Мне кажется, нужно сначала у неё спросить. Вдруг она занята, или ребенок капризничает, или еще чего?..
        Я достал телефон из кармана и набрал сестре:
        — Ань, привет… Мы здесь в гости к тебе собрались, ты не против?.. Хорошо, скоро будем. Чего-то надо?.. Ну и прекрасно. Жди.  — Нажав отбой, повернулся к Жене.  — Можно ехать, она нас ждет.
        Анька была рада нас видеть. Она чуть ли не с порога расцеловала и затискала Женю. Все полтора часа, что мы сидели в гостях, сестра неустанно расспрашивала мою пару о ребенке, о том, как им живется у меня, не обижаю ли я их. Аня была серьезна как никогда, но Женька всё воспринимала как шутку.
        Благодаря этой встрече мне удалось отвлечь Женю от грустных мыслей, по крайней мере я на это надеюсь. Вернулись мы домой уже затемно, но я очень удачно переговорил с сестрой, пока Женя переодевала ребенка. Теперь она будет каждый день созваниваться с Женей и у меня появится возможность хотя бы через сестру наблюдать в некоторой степени за моими домочадцами.
        Будни текли не спеша. Я старался вывозить Женю на просмотр квартир не более одного-двух раз в неделю. Пока мне везло, и арендаторы за символические суммы шли мне на встречу. А в выходные мы ездили к Аньке в гости, либо она приезжала к нам, либо нас навещала Соня. Мама порывалась навестить меня, но я стойко отнекивался всеми правдами и неправдами. Санька рос не по дням, а по часам, как и положено маленькому оборотню. Женя по началу очень удивлялась слишком быстрому развитию малыша, но наш семейный врач, к которой я отвез их на плановый прием, убедила её что такое бывает, и с ребенком всё нормально. При этом она выловила меня в коридоре после приема и настоятельно рекомендовала открыть уже молодой маме нашу маленькую тайну. Иначе вопросы у неё будут расти как снежный ком, а внятных ответов мы дать не сумеем. Я был с ней согласен, но уверенности что Женя не испугается и не сбежит пока не испытывал, поэтому молчал.
        Как позже выяснилось самое сложное для меня испытание оказалось не придумывание ответов о быстром развитие ребенка и таком же быстром взрослении Анькиной дочурки, а держать себя в рамках дозволенного и не поддаваться порывам обнимать и целовать свою пару. С каждым днем меня всё больше тянуло к Женьке. Несколько раз по ночам, возвращаясь с кухни или с туалета, ловил себя на том, что вместо своей спальни забредаю в комнату к Жене. Иногда просто сидел тихонечко рядом, вдыхая её аромат и наслаждаясь хотя бы такой близостью. Слава всем богам, что она ни разу в такие моменты не просыпалась, вымотанная заботами о ребенке, иначе я бы ни за что не смог придумать себе оправдание.
        Вторым не очень положительным моментом было то, что мы всё еще не нашли ни отца ребенка, ни фирму, в которой бы могла работать Женя. Мы подключили все имеющиеся связи, но ничего пока не выяснили. Сама Женя категорически отказывалась говорить о своей прошлой жизни. К тому же она никак не хотела доверять мне. Все её секреты и тайны всё еще были закрыты для меня. Да что там, она до сих пор не забрала свои вещи из камеры хранения. Хотя Аня намекала и однажды прямо в лоб спросила об этом. Но Женька лишь пожала плечами. И я уверен, она делает это для того, чтобы иметь возможность в любой момент уйти от меня. Ведь налегке это сделать куда проще, чем со всеми своими вещами. Бесконечно упрямая девочка. Мою вторую сущность это не столько огорчало, сколько раздражало. Хотелось встряхнуть её маленько, чтобы она перестала меня сторониться и рассказала обо всех своих проблемах и печалях, но ведь нельзя. Из-за всей это нервной для меня ситуации я стал каким-то дерганным. Нет, дома я был пай-мальчиком. Зато на работе, или в любом другом месте, я постоянно рычал на всех, любой незначительный промах становился
поводом для выволочки. Ведь моя звериная сущность была уверена, что работа мешает мне постоянно быть рядом с Женей и налаживать с ней контакт. Серёга смотрел на всё это и посмеивался надо мной. Но тем не менее он вошел в моё положение, и по возможности контролировал большую часть дел сам. Во второй половине дня я теперь каждый день по часу пропадал в специальном разминочном зале, давая волю своему тигру и выпуская пар. Это хоть как-то помогало успокоиться. Хотя на данный момент единственное, что приносило моей душе настоящее успокоение — это редкая возможность прикоснуться к моей паре, взять её за руку. На прогулке или дома, когда пытаюсь ей что-то показать, или чтобы привлечь её внимание, или помогая с ребенком. Пока мне были доступны только такие мимолетные прикосновения. И уж поверьте, я им радовался как никогда.
        Помощь сестры оказалась неоценимой. Кстати, до этого времени я не знал, что мои родные сестры, всё время такие скромные и прилежные, могут так отменно врать и уговаривать. Благодаря их стараниям я вскоре получил документы на малыша и, кое-кому заплатив, всё же вписал в его свидетельство о рождении собственное имя. Удивительно как легко нарушается закон в небольших городах и с подходящими связями, особенно в свете того, что ребенок, как и я, был оборотнем, а мама малыша — человек. Теперь он Александр Егорович Светлов. Для Жени я достал отличное от настоящего свидетельство, в котором было указано другое отчество и фамилия. Искренне надеюсь, что потом, когда я буду открывать ей всю правду о моих не очень честных действиях, она будет уже любить меня и не возненавидит за это. Кстати, о любви. Мне-таки удалось пробить небольшую брешь в её непоколебимой броне недоверия. Думаю, всему виной мои феромоны. Медленно, но верно они начинают на неё действовать — она стала больше улыбаться, спокойнее относиться к моей заботе о ней и малыше, даже иногда шутить. И не смотря на огромную непробиваемую стену её
секретов, между нами завязалась дружба. Только периодически я вдруг натыкался на её тоскливый взгляд, обращенный куда-то в пустоту. Но то, что она начала на меня реагировать иначе, я заметил случайно. Как-то раз, когда у нас в гостях была Анютка с малышкой, я сидел у себя в кабинете, а наши мамашки с детьми в зале. Они негромко разговаривали о детях, о своем самочувствии и всякой прочей ерунде. Я переписывался по скайпу с Серёгой, всё еще выясняя местонахождение и личность отца ребенка. В последнее время эта тема меня заметно раздражала, особенно безрезультативность всех наших действий в этом направлении. В очередной раз я одернул воротник футболки, ярлычок которой утыкался мне в шею и капал на нервы. Вдохнув поглубже, попытался успокоиться и хотя бы с несущественными проблемами разобраться кардинально. Поэтому стянул с себя футболку и поискал глазами ножницы. Хоть что-то меня не будет раздражать. В кабинете их не оказалось, пришлось идти в ванну. Задумавшись, так и вышел из кабинета в одних домашних штанах и с футболкой в руке. Неожиданно мне в грудь уткнулась Женя, выходящая как раз в этот момент из
своей комнаты. На автомате я обхватил её за талию и прижал к себе.
        — Ой…  — Пискнула она и глубоко вздохнула, намереваясь что-то сказать, но так и замерла с приоткрытым ртом. Её зрачки немного расширились, а на щеках проступил нежный румянец. Так-так… Первобытные, даже можно сказать примитивные инстинкты и обычному человеку не чужды, я смотрю. Её нежный аромат, стал еще настойчивей проникать внутрь меня, и чтобы сдержаться, пришлось мне осторожно отпустить свою сладкую добычу.
        — Ой.  — Улыбнулся я, расцепляя руки и мягко подталкивая её в сторону гостиной.
        С того самого дня я понял, что не всё так плохо. Женя реагирует на меня! И реагирует так как мне надо. Я стал чаще ходить по дому в шортах и майках. Да, пусть это не честно, но видя реакцию девушки, ничего не мог с собой поделать. Теперь наши столкновения на входе-выходе из комнаты стали происходить гораздо чаще. И чего это вдруг я стал таким рассеянно-задумчивым? Ай-я-яй… Эти мимолетные объятия и её смущенная реакция были для меня как маленькие порции солнечного света в зимние пасмурные дни.

        7

        — Егор, ты уже домой?  — Серёга заглянул в приоткрытую дверь кабинета, когда я уже накинул куртку.
        — Да, срочного ничего нет, а я сегодня особенно не могу сидеть здесь.
        — Особенно? Почему?
        — Вчера, когда я возвращался домой, мои гуляли на улице. Пока я парковался, вокруг них крутился какой-то «сосед». Я не успел его застать и видел только мельком, но Женя говорит, что он иногда выходит с ними погулять! Представляешь?!  — В конце фразы я уже едва сдерживал рык.
        Серёга усмехнулся:
        — Ну кто бы мог подумать, не перевелись ещё на свете благородные мужчины, готовые взять на себя заботу об одинокой девушке с ребенком.
        От его намека на моего соперника у меня непроизвольно появились когти, и я в порыве ярости полоснул ими по дверце шкафа, оставляя на ней четыре отчетливых полосы. Обозрев всё это критическим взглядом, возмущенно повернулся к другу:
        — Тебе доставляет удовольствие меня дразнить в такой момент?
        Сергей деловито поковырял отметины на шкафу и похлопал меня по плечу:
        — Нет, я просто действительно удивлен, что мир не на столько ужасен. Я бы тебе посоветовал успокоиться если ты снова увидишь этого соседа, а не сразу бежать к нему с разборками. Мало ли, не удержишь сущность, а он вдруг окажется человеком…
        — Ну и прекрасно! На одного безмозглого человека станет меньше!
        Покачав головой, Сергей пробормотал:
        — Ты становишься слишком кровожадным. Может вам куда-нибудь уехать на время? Ты побудешь рядом с ней, успокаивая тем самым свою сущность, она к тебе поскорее привыкнет…
        — Куда мы уедем? Ребенок слишком маленький, чтобы везти его куда-то далеко. Да и Женька вряд ли согласится.
        — Может к родителям за город?
        — За город?..  — Я задумчиво уставился на друга.  — За город это хорошо… Был бы у меня дом, где-нибудь за городом… Можно было бы уехать туда на время… К родителям не хочу её везти, там мама задушит своей заботой. Она и так только-только привыкла ко мне.
        — Ну, ты подумай над этим вопросом, снимешь домик на время. Только давай после окончания работ по текущим контрактам. Там доделать осталось пару пунктов. Думаю, уложимся до конца недели. Ты как раз к этому времени присмотришь домик. Свежий воздух будет полезен и тебе, и ребенку, и даже кормящей маме.
        — Хорошо.  — Кивнув, махнул рукой на шкаф.  — Будь другом, сделай что-нибудь с ним. Я поехал…
        Погода была сегодня не по-зимнему теплой, ярко светило солнце, а мороз практически не ощущался. Въехав во двор, тут же нашел глазами Женьку. Она стояла склонившись над коляской, и что немаловажно — одна! Свернув на подземную парковку, я нашел закрепленное за мной место. Пока парковался, ответил на входящий звонок, переключаясь с насущных проблем на работу. Разговаривал я от силы минут десять, и всё это время сидел в машине. А по выходу на улицу увидел глубоко неприятную для меня картину. Этот недобитый сосед снова крутился около моей женщины! Ну уж если вырвать ему кадык нельзя, то по морде надавать я точно могу.
        — Доброе утро.  — Произнес я сдерживая свой гнев и сверля неотрывным взглядом соперника.
        — Доброе…  — Растерянно ответил паренек, поведя носом. Я непроизвольно сделал то же самое. Передо мной стоял не человек, а тоже оборотень.
        — Привет, Егор.  — Донесся неуверенный голос Женьки откуда-то сбоку от меня.
        Оказывается, я, когда подошел, по-хозяйски приобнял её за плечи и притянул к себе. На душе сразу потеплело от того, что она не вырывается, а смирно стоит рядом. Улыбнувшись, не удержался и мимолетно поцеловал её в носик. Женя от такого выпала в осадок и замерла в недоумении. Усмехнувшись её реакции, вновь повернулся к парню, протягивая руку:
        — Егор,  — представился я. Паренек, совсем еще молоденький, нехотя протянул руку в ответ, и когда я обхватил её гораздо крепче чем положено, еле заметно поморщился.
        — Влад.
        — Жень, я есть хочу, очень-очень. Ты иди пока домой, а я сейчас догоню тебя. Спрошу только кое-что у Влада.  — И мягко подтолкнул её в сторону подъезда.
        — Но….  — Она попыталась воспротивиться, разворачиваясь в мою сторону.
        Я даже сам не понял, что делаю, сосредоточив все свои мысли на сопернике, поэтому объяснить свои дальнейшие действия не смог бы. Обхватив её лицо двумя руками и ласково погладив прохладные щечки, я чуть наклонился вперед, вглядываясь в широко распахнутые зеленые глаза. В них плескалось недоумение и удивление. Не соображая, что делаю, я нежно прикоснулся к её губам. Всего лишь на мгновение, но от этого прикосновения мы оба вздрогнули. Тут же отстранившись, я жадно разглядывал Женю. Она была явно озадачена и сбита с толку. Но не испугана.
        — Иди домой, Жень, я сейчас приду.  — Повторил я.
        Проследив как девушка отошла на пару шагов, я развернулся к Владу. Он хмуро смотрел ей вслед.
        — Увижу еще раз возле неё, ноги вырву.  — Угрожающе, произнес я, понизив голос.
        — На ней нет твоего запаха. И она сказала, что не замужем.
        — Повторяю для особо тупых — это моя женщина. Надеюсь ты правильно уловил мою сущность? Если нет, то я тебе и так скажу — у тебя, как у рыси, нет никаких шансов против тигра.
        Влад немного побледнел, вновь бросив мимолетный взгляд в Женькину сторону, вынуждая меня собственнически зарычать. Она остановилась у подъезда и настороженно за нами наблюдала.
        — А она знает о твоих планах?  — Сдавленно спросил Влад.
        — Тебя в любом случае это не касается. Я ясно выражаюсь?
        Поколебавшись, он всё же кивнул и поплелся на выход со двора. Ничего, переживет. Вряд ли она является его парой.
        Направляясь к Женьке, я внимательно за ней наблюдал. Она смущенно прятала глаза и нервно перебирала пальчиками по ручке коляски. Подойдя вплотную, я молча остановился и выжидательно посмотрел на неё. Под моим насмешливым взглядом девушка невольно покраснела.
        — О чём вы говорили?  — Попыталась отвлечь меня Женька.
        — Да так… О том, о сём…
        — Домой?  — Кивнула она в сторону подъезда.
        — А вы уже нагулялись?  — Мне доставляло какое-то удовольствие наблюдать за её смущением.  — Я могу погулять с вами.
        — Ты же есть хотел.  — Подозрительно сверкнула глазами девушка.
        — Ну, не так уж сильно хотел.
        — А говорил «очень-очень».  — Подозрение сменилось какой-то уверенностью, и Женька уже смело разглядывала меня.
        — Безбожно врал…  — Улыбнулся в ответ.
        Сначала она держалась и сохраняла строгое выражение лица, но хватило её не на долго и вскоре Женя открыто улыбалась мне в ответ.
        Серёгино предложение на счет загородного дома я начал воплощать в жизнь уже вечером. Предложений было масса, только вот хотелось чего-то особенного и подальше от города и людей. И этим же вечером я получил от сестры сообщение:
        «Молодец, братик, так держать! Я, как твоя верная сестра, сказала Жене, что она тебе очень нравится».
        «Она рассказала тебе о том, что я попытался её поцеловать?» — Догадался я.
        «О, ты недооцениваешь нашу болтовню. Она практически в красках расписала как ты, на глазах у соседа, дважды её поцеловал. Я так понимаю, ты отпугивал соперника?»
        «Представь себе! Я здесь, значит, не знаю с какой стороны к ней подступится, а этот рысеныш гуляет с ней!»
        «Рысеныш? Так он оборотень? Вы там случаем не договорились в снегу поваляться на досуге?»
        «Нет, мы разошлись мирно…»
        «Ну и как тебе поцелуй с парой?»
        «Да какой там поцелуй, я едва к ней прикоснулся. И вообще, тебе-то какая разница?»
        «Скажем так, я хочу сравнить ваши показания».
        «Она тебе рассказала о своих ощущениях?! ВЫКЛАДЫВАЙ!!!»
        «Не повышай на меня шрифт! И пока ты мне не расскажешь о своих ощущениях, я ничего тебе не скажу.»
        «Как только тебя муж терпит?»
        «Я её не терплю, я её люблю».
        «Так вы там оба надо мной потешаетесь? Димка, а как же мужская солидарность?»
        «Я всегда с тобой солидарен! Но не при жене…»
        «Отдай клавиатуру жене и пусть она мне напишет Женькины впечатления!»
        «Егор, беременным отказывать нельзя».
        «Кто беременный? Ты родила уже, так что нечего меня шантажировать!»
        «Вот черт, а раньше срабатывало…»
        «Кроме того, как ты можешь меня мучить, я и так себе места не нахожу, всё время в подвешенном состоянии. Знаешь, как сложно, когда твоя пара человек? А вдруг она мне откажет? Вдруг испугается и сбежит? А ещё и ты здесь нервируешь лишний раз.»
        «Братик, прости, я не хотела. Я не думаю, что она сбежит. Мне удалось выяснить, что ты тоже ей нравишься!» — Я победно улыбнулся, разбираемый счастьем.  — «Правда она сейчас не очень настроена на новые отношения. Сам понимаешь, ребенок, сомнения, предыдущий опыт…»
        «Спасибо, сестричка, родина-мать тебя не забудет. И, кстати, тебя так легко провести вокруг пальца…»
        «Так ты мне здесь наврал про свои нервы?! Я его жалею, бедненького, а он…»
        «Я не врал! Я правда волнуюсь.»
        «Ладно, считай это актом милосердия с моей стороны, в этот раз прощаю.»
        Какая милосердная у меня сестра, однако.
        После этого весьма памятного события мои отношения, если их так можно назвать, сдвинулись с мертвой точки. Я стал чаще ловить на себе Женькины заинтересованные взгляды, отчего тигр во мне счастливо порыкивал. Но целовать снова свою пару я не спешил, хотя очень хотелось. Она и так высказывала сомнения Аньке, что всё это происходит слишком быстро и неожиданно. Поэтому я старался не спешить и не действовать нахрапом. До конца недели мы с ней играли в гляделки, после которых она не редко безудержно краснела, а я уходил принимать холодный душ.

        8

        Сегодня Сашке должен исполниться месяц. И по этому поводу я решил устроить небольшой праздник. Заскочив с утра на работу, подписал пару документов, закрыв тем самым контракт с иногородними коллегами, а затем заехал в цветочный магазин. Подарок для Саньки я купил еще на днях. День обещал быть радостным. Пока Аня с Женей будут гулять, мы с Соней украсим квартиру. Еду я уже заказал в одном из ресторанов и её доставят к нужному времени. Мне осталось доехать всего два квартала до моего дома, когда в груди зашевелилось какое-то нехорошее предчувствие. Тут же на телефоне высветился входящий звонок. Звонил Анюткин муж. Нахмурившись, включил гарнитуру:
        — Да, Дим, я уже подъезжаю.
        — Егор! Срочно подключай всех! Женю только что насильно усадили в машину с номерами соседнего региона. Черный Ниссан, стекла тонированные. Ребенка усадили во вторую такую же. Запоминай номера…
        Я нырнул в бардачок за блокнотом, когда прямо передо мной из переулка выскочил злополучный Ниссан и, чуть не врезавшись в меня, резко свернул в проулок. Димка продиктовал номер, и я тут же повернул за пролетевшей мимо машиной.
        — Дима, позвони Серёге! Езжай за машиной с ребенком, он подтянется к тебе, и он знает кого подключить. Я поеду за Женей!
        В груди разрастался ледяной ком. Кому понадобилось вот так, среди белого дня похищать мать и малыша? Тем более из района с элитными новостройками, утыканного видеокамерами. На что надеются эти отморозки? Почему именно моя Женька? Тревога и страх за жизнь пары заставляла мою звериную сущность метаться под кожей. Не сейчас. Сначала догнать, а потом уже перекинуться и разорвать на клочья. Через пару минут на соседнем сиденье вновь зазвонил телефон. Это уже был Серёга.
        — Егор, где ты?
        — Летим по проспекту Пионеров. Что с ребенком?
        — Я отправил за ним Лёху. Я уже выехал, поеду за тобой. Не отключайся. Будешь говорить если куда-то свернете.
        — Хорошо.
        Лёха — наш давний друг, держит небольшое охранное предприятие и прекрасно разбирался во всех аспектах своей работы. За ребенка можно теперь не беспокоиться. Да и вряд ли его забрали чтобы причинить вред. А вот мне подмога не помешает. Кто знает сколько их в машине. Пока я буду разбираться с одним, кто-то может навредить Жене.
        Машина неслась по улицам нарушая все правила. Я старался не отставать и не забывать оповещать Серёгу о поворотах.
        — Егор, я вас вижу.  — Раздался голос Серёги в гарнитуре.
        — Набери Лёхе, пусть с тобой держит связь. Я не хочу отвлекаться.
        Серёга отключился, пообещав вскоре вновь позвонить. Пролетев спальные районы на окраинах мы выскочили на загородную трассу. Через пару десятков километров и пятнадцать минут преследования мне позвонил Серёга.
        — Егор, ребенок у нас. Я не успел проскочить за вами и отстал на одном из перекрестков. Вы сворачивали куда-то?
        — Направляемся в сторону Соленого озера. Уже проехали половину коттеджных поселков.
        — Я отправил Димку с ребенком к тебе домой. Мы с Лёхой едем за вами. И да, мы узнали кто это и почему забрали именно твоих. Это отец ребенка. Он выяснил, что Женя не в курсе кем на самом деле является ребенок и решил уладить эту проблему по-своему.
        Чтобы не врезаться во впереди мчащуюся машину и не столкнуть её с дороги мне понадобилась вся моя выдержка. Только опасность навредить Женьке останавливала меня. Не сложно догадаться до чего додумался этот новоявленный папаша — забрать ребенка и убрать Женю.
        Впереди замаячил железнодорожный переезд. Из-за сужения дороги в две полосы и встречного потока машин я не успел всего на минуту. Загорелся красный свет и передо мной встали еще три машины. Шлагбаум опустился и автоматические барьеры поднялись. Ниссан успел проскочить буквально в самый последний момент. Из груди вырвалось яростное рычание. Объехать переезд нет ни малейшего шанса, и даже если я сейчас брошусь к смотрителю переезда, это не поможет — пока я его буду уговаривать поезд уже подъедет. От бессилия мне оставалось только сильнее стискивать руль и изо всех сил удерживать рвущуюся наружу сущность. Кисти уже покрылись характерной рыжей растительностью. Черная машина, успевшая проскочить, стремительно превращалась в точку, а затем её и вовсе закрыл проходящий мимо товарняк.
        В окно постучали. Поглубже вдохнув, медленно повернулся. Надеюсь глаза хотя бы человеческие. Увидев неожиданного собеседника, расслабился. Серёга попросил жестом открыть окно.
        — Я могу оставить машину здесь и сесть к тебе. Ты точно в состоянии удержать сущность?
        Он говорил не громко, да и шум поезда достаточно глушил наш диалог. Прислушавшись к себе, отрицательно покачал головой:
        — Я в порядке, но твоя машина понадобится. Мы сейчас не знаем свернут они куда-то или нет. Придется разделиться.  — Мой голос с трудом можно было узнать. Он больше походил на скрежет ржавых петель в двери и при каждом произношении буквы Р практически переходил на рык.
        Кивнув, Сергей вернулся к себе. Его машина стояла через две от меня. Мне казалось, что поезд едет бесконечно долго и скоро вообще остановится. Не знаю сколько прошло времени, на мой взгляд больше десяти минут. Как только проехал последний вагон, я, нарушая правила, перестроился на встречную полосу и рванул самым первым после того как поднялся шлагбаум. Мне было глубоко плевать на сигналящие машины.
        Серое полотно дороги уходило далеко вперед, но ни черной машины, ни поворотов пока не было. Злость постепенно угасала, сменяясь отчаянием и страхом. Неожиданно зазвонил телефон. Это был Лёха.
        — Слушаю!
        — Егор, здесь съезд с дороги, ты его проскочил. Нам проверить его или ехать за тобой?
        — Проверь…
        Как я мог не увидеть съезд? Невнимательность сейчас может мне дорого обойтись. Вдавливая педаль в пол, я продолжал гнать машину, с каждой минутой всё больше теряя надежду догнать Женьку. Через несколько десятков километров я проскочил припаркованную на обочине машину. Резко нажав на тормоза, сдал назад. Водитель, стоявший возле открытого капота недоуменно на меня смотрел, пока я выходил из машины. Я же в свою очередь поглубже вдыхал холодный морозный воздух, чтобы успокоиться и не рычать.
        — Давно стоишь?  — Поинтересовался я, кивая на раскрытый капот.
        Мужчина средних лет пожал плечами:
        — С полчаса.
        — Не видел, черный Ниссан не проезжал здесь, внедорожник? Возможно, на большой скорости.
        — Неа, мало машин было. Сам зятя жду, поэтому каждую машину провожаю взглядом. Черных внедорожников точно не было.
        — Спасибо!  — Кивнул в ответ и побежал обратно к машине. Уже усевшись за руль, ответил на входящий:
        — Да!
        — Егор, мы нашли его. Машину видим, но еще не подъехали. Разворачивайся, съезд будет как раз по правую руку. Серега поехал обратно, будет ждать тебя на повороте, чтобы ты не проскочил.
        — Еду!
        Дождавшись, когда машины освободят дорогу, развернулся и помчался обратно.
        — Женя, маленькая моя, я скоро буду. Потерпи, малышка.  — Бормотал себе под нос.
        Серёгина машина замаячила на обочине, доставляя мимолетную радость моему напряженному сознанию. Ещё немного, и я буду на месте. Свернув с основной дороги, стало понятно почему я не заметил этот съезд. Мало того, что он был на другой стороне, так еще и заснеженная грунтовка сливалась с белизной раскинувшихся вокруг полей. Миновав посадку кустов вдоль трассы, я заметил вдалеке небольшой лесок и очертания двух машин. Пара бесконечных минут и я уже на месте. Выскочив из машины, бегло осмотрелся. Стоя спиной к своей машине и прижимая когтистую лапу к Женькиному горлу стоял Сашкин отец. В том, что это он, у меня не было сомнений. Ветер дул как раз с его стороны и взрослый запах со знакомыми нотками дразнил моё обоняние. Пума. Так вот какая сущность у моего приемного сына. Между тем взгляд метнулся к девушке, помечая и расширенные от ужаса зрачки, и бледное лицо с дорожками слез, и ссадину на щеке, переходящую в гематому. Шапки на ней не было, и взъерошенные распущенные волосы трепал холодный ветер. Зарычав, уже готов был броситься на него, но меня перехватил Лёха.
        — Стой на месте!  — Крикнул мужчина и, видимо, крепче сжал руку на Женькиной шее. Она вздрогнула и всхлипнула.
        — Отпусти девочку.  — Твердо произнес Лёшка.  — Я же объяснил, что она пара оборотня. Ребенок всё равно у нас. Она больше не твоя забота.
        — Ага, я её отпущу, а он меня на ленточки порвет.  — Нервно кивнул в мою сторону мужик.
        Мне уже было всё равно что он думает. Я внимательно следил за происходящим, готовый в любой момент перекинуться и наброситься на него. Женькин страх витал в воздухе как взрывоопасные пары, заставляя моего зверя скрести когтями и толкая на убийство.
        — Отдай её нам. Мы тебя отпустим, если ты навсегда забудешь и о девушке, и о ребенке.  — Лёха говорил спокойным, уверенным голосом. В отличии от меня он был собран и с холодной головой. Хотя уверен, если бы его паре вот так же угрожала опасность, то его леопард тоже сейчас бесновался бы под кожей.
        Я предпочитал сосредоточить всё свое внимание на мужчине, удерживающем сейчас мою пару, а не на самой девушке. Мне не хотелось думать над тем, что боится она в том числе и меня, потому что мой нынешний вид вряд ли можно назвать успокаивающим и уж тем более привлекательным. Я точно знаю, что человеческие черты лица в таком состоянии смазываются, перетекая в звериные, клыки удлиняются и отчетливо проступают рыже-черные полоски шерсти. Мужчина нерешительно переводил взгляд с меня на Лёху, оценивая свои шансы.
        — Мне не нужны проблемы,  — наконец выдавил он,  — я вынужден был забрать её. Она не хотела отдавать ребенка. Вы знаете, нельзя оставлять ребенка-оборотня человеку. Если бы она сказала, что является парой оборотня, я бы не делала этого!  — На последней фразе он нервно дернул рукой, тряхнув заодно и Женьку. Я дернулся, из последних сил сдерживая зверя. Если он дернет рукой чуть сильнее, то запросто разорвет её сонную артерию и далеко не факт, что мы успеем её спасти. Мужчина заметил моё напряжение и перевел взгляд на Лёху.  — Я отпущу её и уеду. Они теперь ваши. Вы должны меня отпустить.
        — Хорошо. Этого мы и хотим.
        — И он меня не тронет.  — И кивок в мою сторону.
        — Отдай ему девушку, и он тебя не тронет.  — Лёха откуда-то был в этом уверен, но так как он до сих пор придерживал меня одной рукой, то почувствовал, как я напрягся после его слов.  — Егор, ты же не хочешь еще больше напугать свою пару? Заберешь её и уедешь.
        Я был категорически против такого решения, но всё же послушно кивнул. С черта с два я отпущу его отсюда живым. Пару секунд между всеми нами висела напряженная тишина, а потом мужчина с силой оттолкнул Женю в мою сторону. То ли специально, то ли от нервозности он так сильно её толкнул, что она пролетела пару метров и упала на припорошенную снегом землю, не успев даже сгруппироваться. Но я уже сосредоточил своё внимание на мужчине, полностью оборачиваясь в прыжке. За спиной послышались два слаженных матерка от друзей, а я уже подмял под собой наполовину обернувшуюся пуму. Силы были не равны, и спустя пол минуты я уже вцепился мертвой хваткой в горло противника, перекусывая позвонки и вырывая куски мяса. Адреналин бурлил в крови, и я не испытывал раскаяния или сожаления о содеянном, не смотря на то, что это было первое, и надеюсь последнее, убийство на моем счету. Тело подо мной обмякло, не оказывая больше сопротивления. Ещё оставаясь вполне вменяемым, я с трудом заставил себя отойти от трупа. В таком состоянии лучше не оставаться в своей второй ипостаси дольше чем нужно. Тигриная сущность еще хотела
продолжения, ощущая в крови звериный азарт хищника, но я отвернулся, ища глазами Женьку и стараясь переключить свое внимание на заботу о ней. На земле её уже не было, кто-то унес её. Кинувшись было по следу, наткнулся на преградившего мне дорогу Сергея:
        — С ума сошел в таком виде к ней сейчас соваться? Перекидывайся и умойся.
        Обратный оборот был дольше и неприятней, в основном потому, что в звериной сущности в данный момент мне было комфортнее. Лёшка принес полуторалитровую бутылку с водой и полил на руки, помогая умыться. Из одежды не выжили только футболка и нижнее белье, а куртку я еще в машине снял. Женю положили на заднее сиденье мой машины, и одевшись, я открыл дверку.
        — Женя?..  — Позвал её осторожно.
        — Она в обмороке скорее всего,  — Серёга протянул мне часы, вероятно слетевшие с меня во время оборота.  — Но я бы на твоем месте показал её врачу.
        Я осторожно прикоснулся к её щеке, убирая в сторону прядку волос. Её кожа была прохладной и немного бледной.
        — Да, вернемся в город — покажу.
        — Ты как?  — А это уже Лёха. Я неопределенно пожал плечами. Сумбур мыслей в голове мешал сосредоточиться на чем-то одном.  — Что будем делать с этим?  — Кивок в сторону машины и трупа.
        — С машиной не знаю, хоть здесь бросить. А вот труп однозначно либо зарыть, либо забрать. Он полуобернувшийся.
        Мы все втроем задумчиво молчали, раздумывая над ситуацией.
        — У кого жужжит телефон?  — Лёха прислушался, а затем пошел на звук, раздающийся из чужой машины. На переднем сиденье лежал звонящий телефон.  — Алло… Нет, это не Стас… А вы, собственно, кто?.. Да… Нет… Нет, мы её забрали. Нам нужен кто-то из его родни, пусть заберут машину и… его самого… По северной трассе доезжаешь до железнодорожного переезда. Он здесь один. После него первый поворот налево. Я буду здесь ждать.
        Закончив разговаривать, Лёха вернулся к нам:
        — Егор, ты езжай домой. Ей, возможно, действительно, нужен врач. Мы всё уладим.
        Кивнув, я обнял друга:
        — Спасибо, я в долгу не останусь.
        — Сочтемся.  — Улыбнулся он по-доброму.

        9

        — Ей нужен покой. Конечно, она в шоке, но, думаю, справится. Особенно учитывая какой у неё ребенок.  — Наш семейный врач, к которому я уже неоднократно возил на прием Женю с ребенком, вышла из смотровой, мягко прикрыв за собой дверь.  — Я в общих чертах ей рассказала о нас, дала свои контакты, даже частично перекинулась. Она, кстати, реагировала вполне адекватно. Говорит, что когда отец ребенка сказал, что он оборотень, то не поверила, сейчас уже верит… Из-за стресса может временно пропасть молоко, поэтому вам нужно на всякий случай купить сухую смесь. Вот направление на молочную кухню. Понадобится — воспользуетесь. Она у нас здесь же, в детском отделении. И привезите малыша на осмотр. Вы узнали его сущность? Или мне всё-таки взять все необходимые анализы ДНК?
        — Не нужно, я узнал.  — Я отрицательно покачал головой, переводя взгляд с врача на дверь в смотровую. Хотелось увидеть Женю. Мы уже около получаса торчали в больнице и мне хотелось поскорей уже вернуться домой.  — Он пума. Я привезу его на осмотр, как только Женя разрешит.
        — Да, я ей сказала об этом. В принципе, это всё. Все рекомендации я записала и отдала ей. Если что — я на связи.
        Я осторожно заглянул в смотровую. Женя сидела на кушетке и нервно теребила замок на своей куртке.
        — Привет. Ты как?  — Прикрыв за собой дверь, я медленно двинулся в её сторону. Она с некоторой тревогой рассматривала меня, но вроде бы не боялась. В сознание она пришла уже в больнице и успела только выяснить, что с ребенком всё в порядке. После меня выпроводили из смотровой, и я толком даже не поговорил с ней.
        — Наверное, нормально…  — Её голос звучал чуть хрипло. Она выразительно посмотрела на мой голый торс с накинутой поверх курткой.
        — Футболка не выжила в неравной борьбе с моей второй сущностью.  — Я чуть заметно улыбнулся, подтягивая ближайший стул и усаживаясь на него верхом напротив Жени.
        — Это всё правда, да?  — Женя закусила губу, пытливо вглядываясь мне в лицо.
        — Да. И я и твой малыш — мы оборотни.
        Женя нахмурилась и неожиданно выдала:
        — Я не отдам вам своего ребенка. Он останется со мной.
        Я удивленно вскинул брови:
        — Я не собираюсь забирать у тебя Сашку. И даже обещаю, что никто не посмеет его у тебя забрать.
        — Тогда…  — Женька настороженно осеклась, вглядываясь мне в глаза.  — Зачем тогда ты нас к себе забрал?
        Я вздохнул, оглядываясь по сторонам. Почему-то для меня было крайне волнительно сообщать ей всю правду. Вдруг она категорически откажется от меня? Собравшись с духом, поднял на неё глаза:
        — Потому что ты моя пара.
        Она в некотором недоумении смотрела на меня несколько мгновений:
        — Что это значит?
        — Это значит, что я сделаю всё что захочешь, только чтобы ты навсегда осталась со мной.  — И видя её немного шокированное выражение лица, тут же продолжил.  — Понимаешь, пара для оборотня это больше чем жена для человека. Я не смогу теперь создать с кем-то другим семью, зная, что где-то там есть ты. Я на столько сильно привязался к тебе, что уже считаю тебя своей. Мне тоскливо, когда ты далеко от меня. Я не могу нормально работать, нормально спать. Меня преследует твой запах и… Я бы очень хотел, чтобы ты дала нам обоим шанс. Я обещаю, что сделаю всё, чтобы ты была счастлива.
        Она некоторое время молчала, глядя куда-то в сторону. Мне не нравилось это глухое молчание, но я терпеливо ждал её решения.
        — А вдруг я не твоя пара? Что если ты ошибаешься?
        Я улыбнулся чуть шире.
        — Ты моя, я это точно знаю. Если бы ты была оборотнем, то поняла бы меня. Это недоступное для человека чувство. Я почти сразу понял, что ты моя пара, стоило тебе посмотреть на меня. А уж когда я почувствовал твой запах, такой волнительный и бесконечно нежный, то пути назад уже не было. Кроме того, я точно знаю, что ты реагируешь на меня. Дело в том, что мы… как бы это сказать, выделяем феромоны, настроенные на свою пару. И помнишь, мы с тобой как-то столкнулись в коридоре?  — Женя кивнула, начав краснеть.  — Та твоя реакция подсказала мне, что ты не осталась равнодушной.
        — Так ты это специально!  — Она возмущенно на меня посмотрела.
        — Нет, что ты, я ничего специально не делал.  — Я в этот момент смотрел куда угодно, только не на неё.
        — А я и думаю, почему вдруг я стала постоянно сталкиваться с тобой. То в коридоре, то выходя из ванны… А все эти хождения по дому в полуголом виде… Именно поэтому ты вдруг стал ходить не в брюках и футболках, а в шортах и майках? Да?  — Живые эмоции на её лице были бальзамом для меня. И даже гематома на щеке не портила её красоты, а только лишь отвлекала внимание.
        — Было жарко…  — Я пожал плечами. А что? Я почти сказал правду.  — Да и вообще, мне нечего стесняться.
        — Это уж точно…  — Пробормотала Женька, пробежавшись взглядом по моему животу, всё ещё выглядывающему из-под распахнутой куртки.
        — Жень, поехали домой, а? Там Санька нас ждет. Да и остальные волнуются. Сегодняшний день уже не изменить, но я обещаю, теперь всё будет хорошо.
        Она еле заметно кивнула и соскользнула с кушетки. Поднявшись, легко подхватил её ладошку, увлекая в сторону выхода. Мы попрощались с врачом, стоявшей у стойки регистратуры и помахавшей нам на прощание.
        — Жду с малышом на прием! Звоните, если что.  — Крикнула она нам вдогонку.
        Перед самым выходом я развернул Женю к себе лицом и накинул ей капюшон на голову:
        — Шапка потерялась?
        — Да.  — Кивнула она в ответ.  — А ты не хочешь застегнуться? Там холодно.
        Заботливая моя девочка. Надеюсь это она не из вежливости спросила. И всё же я не смог устоять и осторожно притянул её к себе, обнимая и вдыхая её аромат.
        — Я так за тебя испугался… Я на переезде отстал и думал, что уже не найду тебя. Очень боялся опоздать.
        Женя нерешительно обняла меня в ответ, а затем уткнулась носом мне в грудь. Чуть сдвинув капюшон, поцеловал её в висок. Хоть мне и не хотелось, но пришлось отстраниться и выйти на улицу. По дороге домой она выуживала из меня информацию.
        — А ты кто?
        Я, улыбнувшись, бросил на неё мимолетный взгляд:
        — Ты про мою вторую сущность? Я тигр.
        — Как так получилось, что про оборотней мало кто знает?
        — Мы это тщательно скрываем. От этого зависит наша безопасность. Такие ситуации как с тобой — бывают очень редко. Обычно они решаются мирным путем.
        Женя притихла, думая о чем-то невеселом. Я сжал её ладошку:
        — Выброси всё это из головы. У тебя есть ребенок, ты должна заботиться о нем. И у тебя есть я. Я буду заботиться о вас обоих.
        Она тут же ухватилась за новую информацию:
        — А Саша? Когда он начнет перекидываться? Вдруг это произойдёт на людях?
        — Дети начинают перекидываться в осознанном возрасте. У всех по-разному. Это больше психологический аспект, чем физиологический. Но, тем не менее, у нас есть свои закрытые школы, где работают и обучаются только оборотни. Такие же детские сады. Вообще, очень много социальных объектов, которые предназначены только для оборотней. Например, больница, в которой мы сейчас были. Мы очень бережно относимся к своим детям. С Сашкой всё будет в порядке.
        — А он в кого будет перекидываться?
        — Он пума. Если повезет, то он сможет перекинуться уже года в четыре-пять. Тебе понравится. Малыши очень забавные, когда перекидываются.
        — Когда вы перекидываетесь, вы остаетесь в сознании?
        — Да. Только инстинкты начинают преобладать. Но я так же могу понимать речь, говорить только не могу. Голосовые связки не те.
        — А я смогу потом посмотреть?  — Женя задала этот вопрос как-то неуверенно.
        — На что?  — Вначале не понял я.
        — Ладно, забудь.  — Пробормотала она, опуская голову и пряча лицо за распущенными волосами. Мы как раз подъехали к дому, и я припарковал машину.
        — Жень? Ты хотела посмотреть на моего тигра?  — Я старался удержать улыбку, но это было сильнее меня. Любопытство… Пусть это еще не любовь и не страсть, но гораздо лучше, чем страх. Женька еле заметно кивнула.  — Конечно, посмотришь.
        Дома нас ждали сестра с мужем, и Сонька с моими родителями. Малыши преспокойно спали в детской. Увидев Женю, сестры бросились на перебой её обнимать, дружно хлюпая носами.
        — Рассказали значит?  — Я взглянул на маму с отцом.
        Мама сурово сдвинула брови, а папа усмехнулся:
        — Егор, это ведь женщины. Они не умеют хранить секреты. Мы знали обо всём чуть ли не с первых дней.
        Я удивленно присвистнул:
        — Как же это вы не приехали еще раньше?
        — Потому что мы уважаем твои решения.  — Ответила мама.  — Если тебе нужно было оставить всё в секрете, пусть так и было бы. Девочки, ну вы что даже раздеться им не даете?
        Скинув ботинки и куртку, я решительно отодвинул сестер от Жени:
        — Потом наобнимаетесь, ей отдых нужен! И вообще, мы есть хотим. Идите лучше придумайте чем нас кормить.  — И развернул Женю к себе. Сняв с неё куртку, присел на корточки, намереваясь разуть её.
        — Егор, я сама разуюсь…  — Раздалось откуда-то сверху.
        — Нет, я сам.  — И не слушая её возражений, расшнуровал ботинки и стянул их.
        Сбоку послышался сдавленный смешок. Это папа усмехнулся, глядя на нас. Зато вот на лицах мамы и сестер было написано такое умиление, что даже я невольно засмущался. Нахмурившись, подхватил Женю на руки и унес в свою комнату, закрыв за собой дверь. Затем уселся на кровать вместе с ней и прижал девушку к себе, зарывшись носом в её макушку. Женя сидела молча, даже не шевелилась. Сжав её чуть крепче напоследок, всё же отпустил и заглянул в лицо. Она смотрела на меня со смесью смущения и любопытства. Я перевел взгляд на шкаф, только сейчас осознав, как все эти маневры выглядят со стороны. Самое интересное, я даже сам не мог объяснить зачем я её сюда принес. Зато знаю почему — потому что мне не хочется отпускать её и делить даже со своей семьей.
        — Что ты делаешь?  — Наконец спросила Женя.
        — Мне не понравилось, что ты там плакала возле двери.
        — Хорошо, допустим. А зачем ты меня унес?
        — Так быстрее.
        — А почему в твою комнату?
        — Потому что в твоей спят дети. Мы можем их разбудить.
        — Мы?..  — Женя демонстративно выгнула бровь.
        Вместо ответа пожал плечами. Не могу же я ей сказать, что сейчас для меня крайне тяжело отпустить её даже к себе в комнату, даже на пару минут. Видимо, придется мне ночью спать на полу возле её кровати…
        — А дверь зачем закрыл?
        Я посмотрел на дверь. Действительно закрыта, но вспомнить, чтобы это сделал я, никак не мог.
        — А это я её закрыл?
        Женька несколько мгновений пристально смотрела мне в глаза, а затем попыталась встать.
        — Ты куда?
        — Не могу же я сидеть всё время у тебя на коленях. Мне нужно переодеться, а тебе нужно в душ.
        — А ты в душ не пойдешь?
        Да, мне бы очень хотелось, чтобы мы вместе пошли в душ, но вряд ли это удастся. Может быть через пару недель… По крайней мере я могу теперь в открытую ухаживать за Женькой и приручать её. Наверное, мой вопрос прозвучал не так невинно, как хотелось бы и Женя покраснела.
        — После тебя.
        — Нет, сначала ты.
        Она кивнула, слезла с моих колен и отправилась в свою комнату.
        Взъерошив волосы, вдруг подумал, что мне действительно нужен отпуск. А еще захотелось выбрать подходящий домик за городом именно с Женькой, чтобы он и ей понравился. Нашарив в кармане телефон, набрал Серёгу.
        — Всё нормально?
        — Да, Егор. Мы всё уладили.
        — Его родственники подадут в суд?
        — Нет. Мы пока их ждали, Лёха созвонился с кем-то знакомым из прокуратуры. Они тоже приехали, всё записали, тебе позвонят позже. Нужно будет съездить дать показания. Его родных нет здесь, только друзья. Да и они не знают их контактов. Говорят, он всегда сам по себе был. Их уже почти опросили, и они подтвердили, что девушку этот Стас похищал с расчетом на убийство. Ребенка хотели отвезти кому-то из его дальних родственников, но куда именно и кому — они не знают.
        — А его жена?
        — У него нет жены. Его друзья утверждают, что это не первый раз, когда он так обходится с человеческими женщинами.
        — В смысле убивает их?  — Мне не хотелось думать, что Женя несколько месяцев была рядом с убийцей и даже пустила его в свою постель.
        — Нет, они утверждают, что такое впервые. Но то, что он использовал женщин, а потом отшивал их под предлогом жены и детей — это далеко не впервой.
        — Хорошо. Вы сейчас где?
        — Мы еще здесь. Но, думаю, скоро закончим.
        — Заедете на обратном пути ко мне?
        — Скорее всего да.
        — Хорошо, тогда потом поговорим. И у меня есть к вам небольшая просьба. Купите мне детскую смесь, я вышлю название сообщением. В любом супермаркете в отделе детского питания.
        — Сегодня для тебя всё что угодно.  — Усмехнулся Сергей.
        — Спасибо, ты настоящий друг, товарищ и брат.
        Отключившись, бросил телефон на кровать и отправился в детскую. Малыши спали, тихо посапывая носиками. Я уселся в кресло, ожидая мою пару. Что ж, теперь у меня развязаны руки, и я могу в открытую ухаживать за Женей. Вскоре ко мне заглянул отец:
        — Ты не хочешь мне рассказать, что произошло в итоге?
        — Давай не сегодня?
        Он кивнул:
        — Как скажешь. Если нужна будет помощь, любая,  — он особенно выделил это слово,  — ты всегда можешь обратиться ко мне. Я знаю какого это — любить человеческую женщину, которая порой не может понять суть наших проблем.
        Я вновь остался в комнате с детьми. Женька вышла из ванны, закутанная в махровый халат, который был еще с ней в роддоме, и на ходу промакивая влажные волосы полотенцем, она не сразу заметила меня.
        — Ты можешь идти в душ.  — Произнесла она шепотом.
        Поднявшись, медленно подошел к ней, внимательно следя за эмоциями на её лице. Любопытство, смущение и… ожидание. Подойдя вплотную, аккуратно, чтобы не задеть ссадины на лице, обхватил её лицо ладонями. Женька лишь задержала дыхание, но не вырывалась и не протестовала. Медленно приблизился и нежно поцеловал. Женя замерла, не мешая мне, и лишь робко, практически незаметно отвечая. Я так давно об этом мечтал, поэтому сейчас погрузился в умопомрачительные ощущения с головой, захватывая и распаляя не только себя. В какой-то момент потерялся в эмоциях и сильнее прижал её к себе. Женя всхлипнула и дернулась, упираясь мне в грудь ладошкой. Я тут же отстранился, мысленно ругая себя на все лады:
        — Прости, я… Только не закрывайся от меня снова. Всё слишком быстро для тебя, да?
        — Не в том дело.  — Она глубоко дышала, нерешительно заглядывая мне в глаза.  — Ты просто надавил на ссадину и мне стало больно.
        — Прости, маленькая моя,  — у меня будто камень с души свалился, и я приобнял её за плечи,  — я не специально. Просто не сдержался и забыл обо всем. Я быстро в душ и вернусь.
        Поцеловав её в лоб, убежал в ванну.

        10

        Закрыв за родными дверь, я повернулся к Женьке. Она стояла, прислонившись плечом к двери и держала на руках малыша. Он зорко и с любопытством следил за каждым моим движением, иногда суча ручками и ножками. Был уже восьмой час вечера и Женя выглядела уставшей. Я протянул руки и взял ребенка на руки:
        — Санёк, мы с тобой пойдем заниматься мужскими делами, а наша мама пойдет отдохнет.
        — Да нет, я еще не устала.  — Вяло возразила Женя.
        Я приобнял её за плечи:
        — Пойдем, я почитаю вам сказку.  — И повел их к себе в спальню.
        Подхватив с кресла планшет, устроился поудобнее на кровати, положив малыша себе на живот. Женя недоуменно на меня посмотрела. Пришлось похлопать по одеялу рядом:
        — Залазь, мы не кусаемся. Мы будем только читать сказки.
        Она, видимо, хотела что-то сказать, но потом передумала и устроилась рядом. Я отыскал в интернете сказки для малышей с картинками и принялся читать. Яркие картинки привлекали внимание ребенка, а мой негромкий голос убаюкал вскоре Женю. Дочитав очередную страничку, я повернулся к ней, чтобы увидеть, как она подложила руки под голову и спокойно спит. Её даже не разбудил звонок в дверь.
        Всё так же с ребенком на руках я пошёл открывать.
        — Какая чудная картинка.  — Усмехнулся Лёха.
        — Только говорите не громко, Женя спит.  — И дождавшись, когда мужики разденутся, повел их на кухню.
        За три часа мы успели много обсудить. В том числе написать показания для будущего похода в прокуратуру. Лёха помог с этим. Друзья весело посмеивались надо мной, когда я разводил детское питание. Ребенка нужно было кормить, а Женю я категорически не хотел беспокоить. Поменяв пеленки, уложил спать малыша, выпроводил друзей и тоже отправился в кровать. Детскую кроватку перенес к себе в комнату. Только поставил со своей стороны кровати. Женя спала, изредка вздрагивая. Я укрыл её одеялом и притянул к себе, нашептывая на ушко:
        — Всё хорошо, я здесь. И всегда буду рядом с тобой. Даже от кошмаров буду тебя оберегать….
        Она тут же расслабилась и успокоилась. Засыпая, чувствовал, как тигр внутри меня блаженно мурлычет.
        Проснулся я утром от того, что кто-то пытается передвинуть мои руки. Руки, которыми я обнимал мою восхитительно пахнущую пару. В полусне я крепче сжал руки и негромко зарычал. Движение рядом прекратилось, но сон уже прошел. Я открыл глаза и наткнулся на Женин озадаченный взгляд.
        — Ты рычишь…  — Произнесла она шепотом.
        — Угу…  — Пробормотал в ответ и зарылся носом в её волосы.
        — Выпусти меня.
        — Зачем?
        — Я проверю ребенка.
        Я оглянулся, чтобы удостовериться, что ребенок мирно спит.
        — Он спит.
        Женя извернулась и так же заглянула мне за плечо.
        — Ты перенес его кроватку сюда? И он ни разу не просыпался ночью?  — Её удивленные зеленые глаза остановились на мне.
        — Просыпался, я его покормил и сменил подгузник.
        — Надо было меня разбудить…
        — Зачем? Мы с ним прекрасно справились вдвоем.
        — Но…  — Она замолчала, вглядываясь в мои глаза и выискивая там что-то для себя.
        — Никаких но. Вы теперь моя семья — ты и твой ребенок. Я понимаю, что для тебя это сложно, но для меня по-другому уже не будет.
        Женька хотела еще что-то сказать, но всё же промолчала, и отвернувшись, снова принялась выбираться из моих рук.
        — А теперь ты куда собралась?  — Выпускать её не хотелось. Уверен, стоит ей вылезти из кровати, как она найдет себе кучу дел, лишь бы не возвращаться сюда.
        — В туалет.
        — А потом ты вернешься?
        — Вернусь.  — Пробормотала она и всё же вылезла из-под моей руки.
        Через пару минут она заглянула в комнату. Поудобнее умостившись на боку и оперевшись на руку, я демонстративно похлопал по кровати перед собой. Женька моментально вспыхнула, но тем не менее подошла и села.
        — То есть ложиться ты не собираешься.  — Полуутвердительно произнес я.
        — Надо идти готовить завтрак.
        Если учесть, что она вчера уснула в восемь вечера, а сейчас уже девять утра, то вполне логично, что моя девочка хочет есть.
        — Хорошо, идем готовить завтрак.  — И откинув одеяло, внимательно наблюдая за реакцией Женьки, начал вставать с кровати. Реакция не заставила себя долго ждать. Дело в том, что я вчера лег спать в одних трусах. Женя невольно сглотнула, облизав розовые губки и закусила губу. В этот момент проснулся ребенок и ей пришлось переключить своё внимание на него. Пока я умывался, она покормила Сашку.
        Завтрак мы готовили вместе. Ну а после пришлось ехать в прокуратуру. Как бы я не хотел, но Женя обязана была так же написать объяснительную. Поэтому мы сначала доехали до офиса Лёхи, где он с её слов сам всё написал, и только после этого отправились в прокуратуру. С моей пары практически ничего не спрашивали, их удовлетворила её подписанная объяснительная и зафиксированные травмы. Дело в том, что в среде оборотней к людям относятся как к более слабым и уязвимым, что по сути таковым и является. Со мной же провели отдельную беседу, попросив в ближайшее время не уезжать из города. Благодаря показаниям друзей Стаса, обвинения мне предъявлять не будут. По негласным законам мира оборотней правда была на моей стороне. Кроме того, даже если бы Женя не являлась ни чьей парой, всё равно Стас не имел никаких прав пытаться её убить. Следователь пообещал закрыть дело в ближайшее время.

        Не смотря на то, что я теперь в открытую ухаживал за Женькой, она оставалась всё такая же скованная. И мне никак не удавалось понять, в чем дело. Ведь я же вижу её реакцию, я ей нравлюсь, но она будто сдерживает, подавляет это чувство в себе.
        Так как уезжать из города было пока нельзя, я решил с отпуском повременить и каждый день исправно наведывался на работу. Как оказалось, зря.
        Следователь позвонил мне в четверг, с прекрасной новостью — дело закрыто, и я свободен в передвижениях. Домик за городом я уже присмотрел, поэтому радостный примчался домой. Но в квартире меня встретила прохладная тишина. Пройдя по комнатам, удостоверился в самом наихудшем — Женя уехала. Она забрала только свои вещи и малыша. Всё что я покупал, аккуратно было сложено на детской кроватке. И поверх вещей лежала записка:
        «Егор, ты очень светлый и добрый человек,  — (на этом слове было видно, что её рука дрогнула),  — и у тебя должна быть настоящая любящая семья, где ты будешь любить свою жену. И у вас обязательно будут свои дети. Мы не будем тебе мешать.
        Спасибо тебе за всё, что ты для нас сделал. Мы бесконечно тебе благодарны.
        Я обещаю быть осторожной с ребенком и сохранить его тайну во что бы то ни стало.
        Женя и Саша.»
        В груди тоскливо заскребло. Почему? Что я сделала не так, чем оттолкнул её? Набирая её номер, я уже был готов к тому, что телефон будет недоступен… Так и есть — абонент вне зоны действия сети. Усевшись в кресло, прижал к себе подушку, хранившую её запах. В эмоциях разлилась какая-то опустошенность. Собственная квартира казалась теперь какой-то темной и неуютной. Зачем все эти комнаты? Кому они теперь нужны? Всё потеряло смысл.
        В кармане зазвонил телефон, но это была не Женя.
        — Алло…
        — Егор,  — раздался голос Серёги,  — я тебе здесь домик нашел за городом, просто сказка!
        — Уже не нужно.
        — Почему? И что у тебя за голос? Что-то случилось?
        — Женя уехала….
        — Куда уехала?
        — Не знаю. Просто уехала.
        — Так может они гуляют где-то, а ты уже напридумывал.
        — Она оставила записку… Попрощалась…  — Говорить совсем не хотелось, поэтому я постарался спешно свернуть разговор.  — Серый, давай всё потом, а? Я сейчас не в состоянии…
        — Вижу, я сейчас приеду. Ты ведь дома?
        — Да.
        Серёга примчался через двадцать минут. Деловито прошел по комнатам, нашел записку и остановился передо мной, вновь сидящем на кресле с подушкой.
        — Давай мыслить логически. Девочка человек, она многое повидала за последнюю неделю, многое пережила за полгода и к тому же на руках имеет месячного ребенка. Её мир в последнее время перевернулся с ног на голову. Я, в принципе, могу понять её решение. Она осталась одна, беременная, в момент, когда ей больше всего нужна была поддержка. Единственный мужчина, на которого она могла возлагать надежда мало того бросил её, так еще и убить пытался, отобрать ребенка. Какие-то странные люди-не люди, которые ни с того ни с сего поселили её в своей квартире и утверждающие, что ей больше не чем беспокоиться, и они всё уладят. Это не совсем нормально для реалий нашего мира. Не находишь?
        — А что еще мне оставалось делать? Оставить её на улице?
        — Нет, конечно, но и ты должен понимать, что женская логика — это нечто странное, необъяснимое и непонятное. Ты можешь предполагать одно, а поступит она по-другому.
        — И?
        — Я бы тоже сбежал из всего этого.
        — Если это всё, что ты хотел мне сказать, то можешь уходить.
        — Нет, это не всё, пошли кофе выпьем.  — И махнул мне рукой, удаляясь из комнаты.
        Он сам достал турку, перемолол кофе, сварил две чашки американо, одну из которых поставил передо мной.
        — Её подушка?  — Кивнул он на меня.
        — Да, мне спокойнее, когда я вдыхаю её запах.
        — Есть варианты?
        Я помолчал, пытаясь запустить мыслительный процесс.
        — Не знаю… Я не знаю, что делать. Она ведь сама ушла, по своей воле. Не смотря ни на что, она всё же решила уйти.
        — Может быть она тебя боится? Ты перекидывался при ней?
        — После того раза? Нет. Но я говорил с ней, да и врач с ней разговаривала. Женя реагировала адекватно. Она даже спросила, может ли она посмотреть на мою вторую сущность. Да и её реакция на меня, я бы не сказал, что она испугалась.
        — Какая реакция?  — Заинтересовался Серёга.
        — Ну, я решил сыграть на инстинктах, и… В общем не важно, главное, что я видел её взгляд, видел, как она краснеет глядя на меня, как она начинает при этом одурительно-сладко пахнуть. Она меня хочет. Я уверен, что нравлюсь ей. Я её целовал, и она мне отвечала! Понимаешь?! Я уверен, что она не боится меня!
        — Ну а чего ты тогда теряешься? Она твоя пара, и ты ей не безразличен. Женщины любят, когда их завоёвывают, когда за ними бегают. Может она решила таким образом тебя проверить?
        — Ты думаешь она решила проверить мои охотничьи инстинкты? Зачем тогда прощальная записка?
        — Не знаю. Это женщины. Кто их поймет?!
        Посмотрев на друга уже более осмысленным взглядом, я постепенно начал набираться оптимизма. Женя могла отказаться от меня, но я никогда не откажусь от неё — не могу и не хочу! Порыскав по карманам, достал телефон и позвонил сестре. Анька не знала, что Женя ушла и даже представить не могла куда та могла отправиться.
        — Она же не могла сама вынести все свои вещи, по крайней мере за один раз.  — Предположил Серёга.  — Ей либо кто-то помог, либо консьерж видел, как она выносит сумки.
        — У неё всего одна сумка и ребенок. Все её вещи в камере хранения. Она не забирала их оттуда.
        — Может она у тебя шпионка какая-нибудь?  — Улыбнулся друг.  — Маленькая, скрытная, расчетливая, о себе ничего не рассказывает. Ценный кадр для Алексея.
        — Она просто никому не доверяет. И почему я сразу не сделал этого?..  — Пробормотал в ответ и помчался в кабинет.
        — Не сделал чего?  — Догнал меня Сергей.
        — Не узнал в какой камере хранения у неё вещи. Я сейчас сяду на телефон, обзвоню их, а ты спустись к консьержу и расспроси его. Он должен был видеть, как она уезжает. Красная синтепоновая куртка, оранжевая шапка, синие джинсы. Ребенок в белом конверте с синей лентой. Через плечо у неё должна была быть большая спортивная сумка черного цвета.
        Сергей кивнул и помчался на первый этаж. К тому моменту как он вернулся, я успел обзвонить всего три фирмы по хранению.
        — Нет, девушка, я не знаю номер ячейки. Я же вам объяснил, моя жена уехала в отпуск и попросила меня забрать вещи. Я потерял накладную… Я понимаю, что без неё не смогу их забрать… Да. Я просто хочу узнать хотя бы, у вас она их оставила или нет. Посмотрите по фамилии Леднева… Хорошо, до свиданья.
        — Ну как, процесс идет?  — Серёга присел в кресло напротив.
        — Не особо. Ты что-то узнал?
        — Да, она действительно вышла из дома одна, с сумкой и ребенком. Консьерж её видел, даже на камере показал, это было в 10:02. На камере видно, как она скрылась за углом въезда на парковку. Дальше камер нет. Может быть она и вызвала такси, а может и нет. Автобусная остановка тоже в той стороне.
        — Плохо. Если она уехала на автобусе, то найти её можно будет только через камеру хранения. Через такси было бы проще узнать её новый адрес.
        — Давай список камер, тоже буду обзванивать.
        Следующие два часа мы усиленно эксплуатировали телефоны. Все организации, указанные в справочной, были опрошены и нигде не было клиентки с такой фамилией.
        — Скорее всего это какая-то небольшая конторка. Не все организации подают данные в справочную.  — Задумчиво изрек Серёга.
        — И как тогда их найти?
        — Не знаю. Посмотреть в газетах, поискать в интернете.
        На улице уже стемнело, и с неба падал снег, большими белыми хлопьями.
        — Хорошо, прошерстим мы газеты и интернет. Если ничего не найдем, что дальше?  — Серега запустил пятерню в волосы.
        — Будем обзванивать такси. Возможно она уехала на машине.
        — Куда она могла податься, если у неё нет здесь родственников?
        — Она говорила, что снимет квартиру.
        — А в гостиницу она не могла съехать?
        — Это дорого, вряд ли она будет тратить на это деньги.
        Мой несчастливый четверг закончился под утро пятницы, когда уже я не мог внятно объяснить по телефону чего хочу от оператора такси.

        11

        С моменты исчезновения Жени прошло две недели. Через три дня наступит новый год, но мне было всё равно. Я обыскал весь город, обзвонил всех, кого только можно. Её нигде не было. Лёшка как-то умудрился даже на вокзале узнать, но билет на её имя тоже никто не покупал. Я бы даже в розыск подал, но кто примет моё заявление, если я даже не смогу фото её предоставить. Это утро началось так же, как и предыдущие. Я проснулся с тяжелой головой и невыразимой тоской. Не хотелось даже с кровати подниматься. В дверь кто-то настойчиво стучал и звонил в звонок. Пришлось вставать.
        На пороге стоял Лёха и улыбался, хотя и не долго:
        — Ну и рожа у тебя, братан. Вот как ты с такой мордой покажешься своей ненаглядной?
        — Было бы кому показываться.  — Пробурчал в ответ.
        — Собирайся. У тебя двадцать минут пока я буду готовить завтрак.
        — Куда? Зачем?  — Встрепенулся я.
        — Затем, что у меня есть ориентировка похожей на твою девочку. Ехать долго, путь не близкий. Поэтому ты одеваешься, мы поедим и отправимся.
        Услышав про ориентировку, я мигом бросился в комнату.
        — И душ прими!  — Понеслось мне вслед.  — Как никак на свидание собираешься.
        Через пятнадцать минут я был одет и даже выбрит. Завтрак стоял на столе, а Лёха уже доваривал кофе.
        — Ты как хочешь, но я голодный не поеду, и не смотри на меня такими глазами. Пока не съем стэйк, из дома не выйду. Тебе, кстати, тоже лучше поесть. Мало ли что там нас ждет, а силы тебе пригодятся. Ты же не хочешь в случае чего, упасть в обморок после оборота?
        Вняв его разумным доводам, пришлось сесть за стол и в срочном порядке съесть всё, что лежало на тарелке. Поехали мы на машине Лёхи.
        — Долго ехать?  — Поинтересовался я, пристегиваясь.
        — Ну, если не тормозить и нигде не задерживаться, то часа четыре, думаю, хватит.
        — Четыре часа? За это время можно доехать до соседнего города.
        — Мы не поедем в соседний город, мы свернем в другую сторону. Есть в нашей области деревенька глухая, Ялисовка называется.
        — Как там могла оказаться Женька?
        — Если мы выяснили всё верно, то там живет её бабушка.
        — Как вы её нашли? И кто это вы?
        — Считай нас добрыми эльфами нового года. Мы решили сделать тебе подарок. Поспрашивали там, поискали тут. Не могу сказать, что это точно она, но с вероятностью в девяносто процентов рискну предположить, что это твоя девочка.
        Я молчал, осмысливая сказанное.
        — Мы её заберем?  — Спросил Лёшка.
        — Я не знаю. По крайней мере я буду знать, что с ней, где она и смогу с ней поговорить.
        Ехали мы действительно около четырех часов, остановившись всего один раз на дозаправку. Деревня Ялисовка встретила нас пустыми улочками, низенькими засыпанными снегом домиками, и тявканьем одной собачки где-то вдалеке. Проехать на машине через деревню было невозможно, так как почищено было только на подъезде к деревне под знаком автобусной остановки.
        — Какой дом?  — Спросил у Лёхи.
        — Восьмой.  — Ответил он, выходя из машины.
        Мы прошли по узенькой тропинке практически до середины улицы, когда увидели цифру восемь на воротах. Домик выглядел крайне ветхо и ненадежно, но следы за калиткой и запах говорили о том, что там всё-таки кто-то живет. Пахло дымом, чем-то затхлым, и кем-то чужим, но ни в коем разе не Женей.
        — Точно этот дом? Я почти уверен, что её здесь нет.
        Лёха отворил незапертую дверцу и прошел по узкой тропке в одну ногу. Собаки во дворе не было. Постучав в ближайшее окошко, он огляделся. Но я уже был уверен, что Женьки здесь нет.
        — Она не здесь, я не чувствую её запаха вообще.
        Тем временем в окошке мелькнуло старушечье лицо. Она хмуро осмотрела нас, но всё же отворила маленькую форточку.
        — Чего надо?
        — Нам нужна Леднева Евгения.  — Я бегло осматривался, пытаясь уловить хоть намек на присутствие здесь моей пары и прислушиваясь к запахам из открытого окна.
        — Нет её здесь! Еще не хватало, чтобы эта шаболда со своим выродком здесь жила. Такая же как мать!
        Я глухо зарычал, расстегивая куртку. Лёшка, видя такое дело, хмыкнул, и продолжил:
        — А где она живет?
        — Со своим новым хахалем! Приперлась ко мне, думала на порог пущу, нет уж! Нужны мне два этих рта. Я думала уедет обратно в город, чтобы глаза мои её не видели, так нет ведь! В сторожке у лесничего ошивается. Как бельмо на глазу, маячит…
        Не дожидаясь окончания проповеди, Лёха перебил бабку:
        — Где сторожка находится?
        — Дальше за деревней!  — Зло зыркнула на него бабка, махнула куда-то рукой в сторону леса и захлопнула окно.
        — Вот ведь карга старая…
        Мы снова вышли на улицу и огляделись. Никого. На машине не проехать, да и куда ехать-то?
        — Пойдем, может зайдем чуть дальше в лес, удастся перекинуться.  — Предложил Лёха.
        — Будет весьма странно, если в этом лесу невесть откуда возьмутся тигр и леопард…
        — Ты заметил, что дымом и людьми пахнет только от некоторых домиков? Остальные не жилые. Какая-то заброшенная деревня.
        Мы дошли до кромки леса, но тропинка не заканчивалась, она вела куда-то дальше сквозь сугробы. Спустя долгих пятнадцать минут бесконечного мелькания деревьев, я наконец почувствовал слабый, но такой знакомый и родной запах. С той стороны начали доноситься звуки присутствия людей — тихая речь, рычание и игривое повизгивание собаки, скрип снега под ногами. Первой нас почувствовала собака. Она настороженно затихла, а затем разгавкалась в нашу сторону. Выйдя на опушку леса, мы увидели крепкий деревянный дом с высокой крышей, баньку и небольшой сарайчик. Всё это было обнесено забором, где сеткой рабицей, а где и перекрестными досками. На высоком крыльце стоял мужчина лет под пятьдесят и внимательно нас изучал.
        — Здорово, хозяин!  — Поприветствовал его Лёха.
        Я же с наслаждением вдыхал родной аромат — судя по всему Женька только что была на улице, но сейчас её не было видно.
        Мужчина на крыльце кивнул нам и направился к калитке.
        — Вы за охоту спросить приехали?  — Спросил он.
        — Нет,  — вмешался я в разговор,  — мы за женой моей и ребенком приехали.
        — Ох ты, какой!  — Усмехнулся мужик, снимая крючок с калитки.  — Что ж так долго ехали?
        — Пока вашу глушь найдешь…  — Протянул Лёха.
        Вдруг дверь в домике открылась и на крыльцо вышла Женька. Без куртки, только в джинсах и моей футболке.
        — Нашёл…  — Выдохнула она.
        Меня уже ничто бы не остановило, и сорвавшись с места, я помчался к ней. Подхватив её на руки, прижал к себе, целуя везде, куда мог только дотянуться.
        — Вы на морозе-то не стойте, домой заходите.  — Раздалось сзади.
        Не выпуская Жени, я так и зашел с ней на руках. Внутри оказалось просторно, тепло и по-спартански чисто — то есть минимум мебели и ничего лишнего.
        — Отпусти меня.  — Негромко произнесла Женька.
        — Нет.  — Стянув ботинки, пошел на запах ребенка. Он лежал на кровати в просторной светлой комнате, а увидев меня заулыбался и задергал ручками.  — Сначала мы поговорим, а потом ты соберешь свои вещи, и мы поедем домой.
        — Хорошо.  — Просто ответила Женя.
        Я остановился посреди комнаты и недоуменно посмотрел на неё:
        — Хорошо? Ты с чем соглашаешься? С тем, что мы поговорим или с тем, что ты соберешь вещи и поедешь со мной?
        — И с тем и с другим.  — Улыбнулась она.
        — То есть мне даже тебя уговаривать не придётся?  — Я на самом деле приготовил уже длинную речь, с весомыми доводами в пользу того, чтобы Женька вернулась ко мне, а она оказывается и так согласна. Может прав был Серёга?
        — То есть ты действительно сбежала только для того, чтобы я тебя нашел и вернул?
        — Что? Нет!  — Она нахмурилась, и всё же выбралась из моих рук.  — Я просто испугалась, что… что ты рядом со мной не потому что любишь, а потому что я тебе нужна, потому что так твоя природа требует. А я… просто… можешь назвать меня дурой, но я всё равно не верю в семью без любви, не могут два человека быть счастливы, если не любят друг друга. И я тогда решила, что лучше сейчас всё прекратить, иначе потом будет сложнее. А сюда приехала только из-за Саши. Здесь мало людей, и я смогла бы сохранить в тайне кто он. Хотела жить у бабушки, но она выгнала. Хорошо, дядя Валера забрал к себе. Он знал моего отца и ко мне как к дочке относится. И…  — Дальше Женька неожиданно всхлипнула и отвернулась, пряча глаза.
        — Жень, ну ты чего, ну не плачь,  — я обнял её, поглаживая по голове,  — маленькая моя, глупенькая. Я тебе не сказал, а должен был, я же люблю тебя, не может оборотень не любить свою пару. Ну не плачь…  — Но после моих слов слезы побежали сильнее, и она совсем разревелась.  — А то Санька тоже расплачется из-за тебя.
        Мои слова немного успокоили Женю, и она оглянулась на ребенка.
        — Знал бы что ты из-за этого сбежишь, каждый день бы говорил, что люблю тебя.
        — Я тоже тебя люблю.  — Прошептала она еле слышно, уткнувшись лицом мне в грудь. И если бы не мой прекрасный слух, то я бы и не услышал.
        — Серьезно? Тоже меня любишь?  — В этот момент я был нереально счастлив.
        Собирались мы не долго и через час уже усаживались в машину. Дядя Валера надавал целый мешок всяких травок с собой и звал в гости. А если учесть, что Лёха заядлый охотник, то наведываться сюда мы будем часто. Обратно мы ехали дольше, и домой попали уже ночью.
        А через два дня мы встречали новый год — самый счастливый в моей жизни. Не смотря на Женькино признание в любви, по-настоящему она смогла мне доверять, наверное, только спустя полгода. А еще ей очень понравилась моя тигриная сущность, хотя увидев меня в первый раз, она жутко испугалась.
        Я ей так и не рассказал, что изначально вписал себя в свидетельство о рождении Саньки, но она узнала об этом сама. Перебирала как-то документы и наткнулась на оригинал свидетельства.
        — Егор, это что?  — Она положила передо мной документ.
        — Это?.. Ну… А это я усыновил Сашу…
        — Когда ты так говоришь, значит ты врешь.  — Усмехнулась Женя.
        — Я не вру, я действительно его усыновил.
        — Без моего заявления? А когда? И фамилия здесь моя девичья.
        Хорошо, что к этому моменты мы уже были женаты.
        — Ну ладно-ладно, я получил его еще в тот самый первый раз, когда оформлял свидетельство после вашей выписки.
        — Как тебе его оформили? Это ведь незаконно.
        — Ну… Связи и деньги…
        — Кошмар… За кого я вышла замуж? За огромного котяру, который ворует детей…
        — За котяру значит, да?  — Сощурился я, поднимаясь из-за стола и наступая на свою жену.
        — Да-да, огромного и наглого…  — Хитро улыбнулась она, делая шаг назад. А затем развернулась и выскочила в коридор.
        Но разве от тигра может убежать одна маленькая человечка? Маленькая, сладкая, и такая желанная… Легко перехватив её тихо повизгивающую и извивающуюся поперек талии, я быстренько скрылся в спальне, прикрыв за собой дверь.
        — Тихо, а то Сашку разбудишь.  — Я прошел через комнату и аккуратно бросил её на кровать.
        — А чего это ты меня приволок в спальню?  — Сквозь смех проговорила она.
        — Наказывать буду, за котяру.  — И устроился рядом, расстегивая пуговки на её рубашке.  — Благородный тигр не может быть котярой, еще и наглым. У Аньки нахваталась?
        — Конечно,  — счастливо улыбнулась Женя.  — Сама-то я тебя считаю сильным, красивым, любимым…
        Улыбнувшись, нежно поцеловал свою любимую жену.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к