Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Арбор Джейн: " Лето Каждый День " - читать онлайн

Сохранить .
Лето каждый день Джейн Арбор

        # Очаровательная Лорел Норт берется присматривать за гостиницей для домашних животных и там знакомится с домовладельцем Клайвом Марчем. Между молодыми людьми возникает симпатия, но высокомерная подруга Клайва, красавица Бланш, почувствовав в Лорел соперницу, делает ее жизнь невыносимой, изобретая всевозможные уловки, чтобы скомпрометировать девушку…

        Джейн Арбор
        Лето каждый день

        Глава 1

        Когда я надевала мотоциклетный шлем, к воротам подошла тетя Анита.
        - Едешь к Салли, милая? - спросила она.
        Я кивнула:
        - Помогу ей собраться и получу последние указания. Наверное, останусь до вечерней кормежки.
        - Хорошо, но позвони мне, если не приедешь к ужину. Бедняжка Салли! Она в очень плохом состоянии?
        - Думаю, ей просто тяжеловато. Естественно, Салли хватило бы дел в одной гостинице для домашних животных, а она еще хочет вытащить Джона из клиники на целых три месяца и даже дольше, если ему станет лучше в Швейцарии.
        Тетя согласилась со мной:
        - Конечно, Салли, должно быть, счастлива, что ты ее заменишь, пока они будут в отъезде?
        - Счастлива? - Я рассмеялась. Попрощавшись с тетей Анитой, я завела мотор и выехала за ворота.
        Моя подруга Салли Дьюк научила меня водить машину, но я не могла позволить себе такую роскошь, поэтому год назад на все сбережения приобрела мотороллер. Мой дядя Леопольд как-то заметил, что я на нем словно кентавр, и это прозвище крепко прицепилось к моему мотороллеру. Теперь я повсюду разъезжала - делала покупки для тети Аниты, выполняла секретарскую работу и посещала Салли раз или два в неделю.
        Ее коттедж находился всего в миле от нас, но это был совсем иной мир, отличный от деревни Родиам, где я жила с тетей Анитой и дядей Леопольдом. Наша деревня пока еще походила на пасторальную картинку: зеленые деревья, маленькие домики, церковь, две пивные и почта - она же магазин, пахнущий разнообразными товарами. Но уже за ним начинался пригород Рингдауна с аллеями, обсаженными деревцами, прогулками по ним семьями в субботние вечера и супермаркетами. Оттуда до дома Салли было всего несколько сотен ярдов.
        Строительство этого нового города началось еще до того, как я поселилась в деревне. Но я помню то время, когда местные жители считали его грязным пятном на карте, угрожавшим укладу их жизни. Однако они быстро к нему привыкли. И теперь со спокойной совестью глазели в витрины его бутиков и даже хвастались тем, что ходят в городские магазины. Те же, кому за шестьдесят, а таких в деревне было большинство, оказались полностью очарованы городом, когда оттуда за ними стали каждую неделю присылать автобус.
        Город начал расти еще быстрее после появления в нем заводов и крупных лабораторий
«Пэн-Олеум». Естественно, чем больше поселялось в его отдельных домах семей, тем более увеличивалось и число клиентов Салли, которая организовала гостиницу для передержки домашних животных в пристройках рядом со своим коттеджем.
        До тех пор, пока два года назад мы не встретились за столиком в кафе в Рингдауне, я не была знакома с Салли, которая на четыре года раньше меня закончила нашу школу-интернат. В школе эта разница казалась большой, но когда мне исполнилось восемнадцать, а ей двадцать два, она почти сгладилась, и мы с ней как-то сразу сошлись.
        Нам было о чем рассказать друг другу. Я по-прежнему оставалась Лорел Норт, а Салли уже сменила фамилию Фрейзер, выйдя замуж за Джона Дьюка.
        Внезапно она спросила:
        - Разве ты не жила где-то около озер? В Кендале, нет?
        - Нет, ближе, в Эмблсайде. Когда мой отец ушел из армии, они с мамой держали там небольшой отель.
        - А теперь ты живешь здесь?
        Я поморщилась, потому что не люблю говорить об этом:
        - Я живу в деревне Родиам с дядей и тетей. Мама с папой зимой всегда летали отдыхать, и однажды в ноябре, когда я еще училась в школе, их самолет разбился над Джерси из-за тумана. Они…
        Салли поняла:
        - Боже, извини! Не говори ничего, если не хочешь. Чем ты сейчас занимаешься? Работаешь?
        Я работала секретарем у Алмы Фрейн - писательницы, которая каждую зиму выдавала по два экзотических романа и по крайней мере, три месяца проводила за границей, изучая местный колорит. Она жила в соседней деревне Бьютс-холм, и, пока у меня не появился мотороллер, я ежедневно ездила туда на велосипеде.
        - Мне повезло. Уезжая, мисс Фрейн выплачивает мне зарплату, так что, сделав работу, я свободна. Но что мы все обо мне? А как ты? - спросила я Салли.
        Она медленно произнесла:
        - Что ж, перечислю мои успехи. По крайней мере, жив Джон, мой муж, и есть надежда, что со временем ему станет лучше.
        - Жив? Лучше? - удивилась я и узнала печальную историю о том, что сразу после свадьбы Джон Дьюк, школьный учитель, заболел полиомиелитом. А в данный момент он был подключен к прибору искусственного дыхания в клинике Рингдауна, которая специализировалась на лечении больных полиомиелитом. Несколькими месяцами раньше, Салли даже продала их дом в Кембридже и переехала в Рингдаун, чтобы быть рядом с ним. Но им нужно было на что-то жить. Салли хотелось найти такую работу, чтобы иметь возможность посещать Джона днем. И тут-то ей повезло. Салли удалось арендовать дом в пригороде Рингдауна и открыть в нем гостиницу сначала для передержки кошек, хотя сразу пришлось взять и несколько собак, а позже она намеревалась держать там и морских свинок, и домашних кроликов.
        Салли публиковала объявления в местной газете, разместила рекламу гостиницы в магазинах Рингдауна и Родиама, и у нее уже были клиенты по рекомендациям.
        Все это произошло за два года до того дня, когда я отправилась пожелать Салли счастливого пути. В те дни любой мог открыть гостиницу для домашних животных, но когда обязательными стали лицензии, «живой уголок» Салли, как она его называла, блестяще выдержал проверку: у нее не стало отбоя от клиентов. Но потом состояние Джона улучшилось настолько, что Салли разрешили забрать его из клиники и отвезти к озеру Лугано, где хирург Джона предоставил им квартиру.
        Это произошло в мае - в начале сезона в гостинице. И хотя Салли заявила, что у нее нет выбора - на первом месте может быть только Джон, мы поговорили и пришли к выводу, что репутация гостиницы не выиграет, если ее придется закрыть на лето.
        - Ты появилась как раз вовремя, спасибо тебе, - с благодарностью сказала Салли. И хотя мы предпочли не говорить об этом вслух, мы обе понимали, что, если Джону не станет лучше, гостиница прослужит их семье еще долго.
        - На самом деле тебе следует благодарить Алму Фрейн, - возразила я.
        Писательница отправилась на все лето на Карибские острова, и именно это дало мне возможность заменить Салли. В свободное время я так часто помогала ей, что знала уже все обязанности назубок: как заказываются места, как вести счета, готовить пищу и убираться, кормить и выгуливать собак, наблюдать за здоровьем питомцев и, если потребуется, вызывать ветеринара. Даже знала, как происходит прощание с гостями, которые обычно радовались возвращению хозяев, что забывали сказать:
«Спасибо, что присмотрели за мной». Не говоря уж о том, что не спрашивали: «Могу ли я прийти снова?» Но наградой Салли была благодарность владельцев кошек и собак, которые находили своих любимцев сытыми, довольными и здоровыми.
        Отправляясь в то утро к Салли, я знала, что ее уже не застану. А накануне нам с ней нужно было так много обсудить, что я осталась у нее на ужин, но и после него, то и дело задавала вопросы. Позднее я вспомнила, что последние ее слова были:
        - Я только что послала хозяину чек на оплату аренды за этот месяц. Терпеть не могу, когда мне напоминают, что я задержала оплату, поэтому заплати за следующий месяц вовремя, ладно?
        - Конечно. Знаешь, учитывая все обстоятельства, не кажется ли тебе, что вам нужно жилье с более подходящей оплатой?
        - Знаю, но когда я арендовала этот дом, состояние Джона было настолько неопределенным, что меня устроили и эти условия, а когда я приняла решение открыть здесь гостиницу, хозяин не возражал. Так что лучше не будить спящую собаку, - хихикнула она.
        - И кошку тоже, - улыбнулась я в ответ. - Ты что, никогда не видела хозяина?
        - Ни разу. Он работает за границей. Мне кажется, он купил этот дом, чтобы жить тут, когда состарится. А если появится нескоро, то с ужасом увидит, что город подобрался к самому порогу!
        Мы рассмеялись.
        - Возможно, он несчастный подкаблучник, и его жене так понравится город, что она настоит на том, чтобы здесь остаться? - лениво спросила я.
        Пришло время уходить. Салли неуверенно пожелала:
        - Удачи тебе, Лорел. И спасибо тебе огромное.
        Как ни в чем не бывало, я с американским оптимизмом ответила:
        - Все будет в порядке, мэм! - и отправилась домой.
        Когда на следующее утро я поехала в гостиницу, начался настоящий ливень. В другой день мне пришлось бы поехать раньше, но на этот раз я знала: Салли уже покормила животных, а мне сначала нужно было заехать в город, чтобы распорядиться насчет мяса и напомнить торговцу зерном про подстилку для кошек.
        Была суббота, из-за дождя все жители отправились за покупками на машинах. Улицы были забиты, у каждого светофора стоял длинный ряд автомобилей, и как только я сумела чуть-чуть разогнаться, прямо из-под колес выскочила кошка.
        Я надавила на тормоз и резко остановилась. Однако другим водителям это пришлось не по вкусу, и из проезжавшей мимо большой машины на меня многозначительно посмотрели. На следующем перекрестке дорогу занял фургон доставки, и свет успел смениться с красного на зеленый и обратно, прежде чем он освободил путь. Остановившись у поворота, я услышала рядом голос. Он раздавался из той самой тяжелой машины, которая только что меня обогнала. Теперь я разглядела ее водителя: загорелого мужчину с ярко-голубыми, как у младенца, глазами и копной выгоревших на солнце волос. Было почти оскорбительно видеть такого человека в летний день, когда температура не повышалась выше пятидесяти градусов по Фаренгейту.
        Он сухо заметил:
        - Очень интересно. Не лучше ли было бы оставить подобные фокусы для спуска на лыжах, а не выделывать их на мокрой дороге в час пик?
        Я уставилась на него:
        - Фокусы? Вы имеете в виду мою резкую остановку? Но на дорогу выскочила кошка!
        Мужчина недоверчиво посмотрел на меня:
        - Я не видел никакой кошки.
        Свет сменился на желтый, и у нас больше не было времени на разговоры. Однако я успела заметить:
        - Кошке повезло, что я остановилась, - после чего резко повернула направо.
        Я была совершенно уверена, что узнала эту рыжеватую, мэнской породы кошку, которая прошлое Рождество провела в гостинице Салли. Жаль, не могла вспомнить имя и адрес ее владельца. Конечно, это не столь уж важно. Маловероятно, что я опять столкнусь на дороге с этим бродягой с побережья.
        Я сделала покупки и отправилась в гостиницу. Коттедж - кирпичная кладка в «елочку» под яркой черепичной крышей - стоял вдали от дороги за белой оградой и в окружении небольшого газона. В стороне виднелся широкий подъезд к гаражу, в котором сейчас не было машины, и высокие запертые ворота, ведущие во двор с конюшнями, приспособленными Салли для нужд ее постояльцев.
        За сеткой находилась широкая площадка, где собаки могли побегать. Кошки же обычно предпочитали свое общество в просторных клетках. Под прямым углом к дому находилась пристройка - двухкомнатный деревянный домик, где Салли хранила запасы, летом вела корреспонденцию, и где при случае можно было разместить дополнительные клетки.
        К воротам крепились большие деревянные фигуры собаки и кошки с надписью между ними
«Гостиница для домашних животных», именем и номером телефона Салли. Я припарковала мотороллер, взглянула на четырех кошек и немного порезвилась с братцем и сестрой корги[Корги - порода собак. (Здесь и далее примеч. пер.)] . Потом я отперла дом ключом, который оставила мне Салли. Почта лежала на коврике, и я занялась ее разбором. Реклама корма для животных, журнал о к ошках, пара рецептов, письмо, адресованное лично Салли, с напечатанным на конверте адресом и маркой Рингдауна… Письмо я отложила в сторону, но тут же вспомнила оставленное мне указание:
«Вскрывать все напечатанное». Я сделала, как было велено, и рухнула на стул. Затем, громко вскрикнув, посмотрела на дату на конверте. Это было формальное уведомление от агентов «освободить дом по указанию нашего клиента, мистера Клайва Марча», с припиской, что, поскольку мистеру Марчу дом необходим немедленно, он готов «оплатить финансовые расходы», если Салли тут же съедет.
        Я перечитывала письмо снова и снова, оцепенев от ужаса. Почему, ну почему она не защитила себя от такого удара? Придя в себя, я поняла всю безнадежность попыток отыскать для гостиницы новый дом. Здесь Салли получила лицензию, а переезд может означать крах ее дела. Нет, только чудо спасет гостиницу от закрытия, которое должно состояться через месяц. Чудо? Но разве на это можно надеяться! Только если я даже сделаю все ради Салли и откажусь съезжать, к чему это приведет? Бессмысленное оттягивание того, что все равно состоится. Дом принадлежит этому Марчу, он хочет его обратно. Если в течение месяца я буду отстаивать права Салли, он тем более захочет получить свое. Конец.
        Я протянула руку и взяла журнал с записью заказов. Их количество упорно возрастало в июне, июле, а с августа по сентябрь в гостинице должно было поселиться сорок кошек и десять собак. Но теперь придется разочаровывать Салли и всех этих несчастных владельцев. В ужасе отбросив эту мысль, я отправилась на кухню, и тут раздался стук в дверь.
        Из крошечной прихожей я увидела за стеклянной дверью очертания мужской фигуры, а когда открыла, моему взгляду предстала широкая спина. Я осторожно кашлянула, мужчина обернулся, и тут я узнала эти соломенно-желтые волосы и уверенную посадку головы. Это был тот самый мой дорожный критик! Так, так…
        Я поняла, что он тоже узнал меня даже без плаща и шлема. Но ничего не сказал, пристально разглядывая мои резиновые сапоги, вельветовые брюки и вязаный джемпер под полосатым передником Салли. Потом перевел взгляд на мое лицо: слишком широкий рот, вьющиеся черные волосы, зеленые глаза и брови вразлет, доставшиеся мне от матери-ирландки.
        Я подумала, что этот человек исследует меня, как какой-то экспонат, и уже собралась сказать что-нибудь дерзкое, как он произнес:
        - Вы ведь миссис Дьюк? - и раздраженно указал куда-то пальцем. - Вон там. Что это такое?
        Я проследила за направлением его руки и пояснила:
        - Название гостиницы. По-моему, оно говорит само за себя.
        - Что верно, то верно, - бросил он и вновь обернулся ко мне. - Но я хочу знать, миссис Дьюк, что оно там делает?
        Это было уже слишком, и я ответила:
        - Я не миссис Дьюк. Я замещаю ее, пока она в отъезде. Но если вы…
        - В отъезде? С каких пор? - рявкнул он.
        - Уехала как раз сегодня утром. Повезла лечить мужа в Швейцарию.
        - Но ведь она получила мое письмо до отъезда? Конечно, извините, вы меня не знаете. Мое имя Марч. Клайв Марч. Я хозяин этого дома и сдаю его в аренду через компанию «Смидон и Гай». Но коли вы ее подруга, то, может, слышали?
        Клайв Марч! Как же наше представление о нем расходилось с действительностью! Или судьба сыграла со мной еще более злую шутку, чем случай с кошкой на дороге сегодня утром? Слабым голосом я проговорила:
        - Да, слышала, пожалуйста, проходите.
        - Спасибо. - Он был таким высоким и широкоплечим, что занял всю прихожую, и мне пришлось отступить в гостиную.
        Клайв дождался, пока я сяду. После чего мы враждебно уставились друг на друга.
        Первой не выдержала я:
        - Меня зовут Лорел Норт. Я живу не здесь, а в деревне Родиам. Я управляю, то есть должна была управлять, гостиницей в отсутствие миссис Дьюк. Поскольку она велела мне вести ее деловую переписку, то я прочитала письмо ваших агентов, которое пришло только сегодня утром, после ее отъезда.
        - Значит, вы все поняли? Вы можете связать меня с миссис Дьюк?
        Я решилась:
        - Могу, но предпочла бы пока этого не делать.
        - Предпочли бы не делать? И почему же, можно спросить?
        Я почувствовала, что в его голосе нарастает раздражение.
        - Потому что… Скажите мне, мистер Марч, почему вас так вывела из себя вывеска на воротах? Вы ведь прекрасно знаете, что здесь гостиница для домашних животных. Салли не могла ее открыть без вашего разрешения, и я знаю, что вы ей его дали.
        - Получила разрешение открыть гостиницу для животных? Ничего подобного.
        - Она бы никогда не осмелилась это сделать, не получив вашего согласия!
        Он заерзал в кресле, положил ногу на ногу.
        - Слушайте, я был за границей. Три года работал в Северной Сахаре и имел дело с миссис Дьюк только через агентов. Я не знал, когда вернусь, поэтому кратковременная сдача в аренду этого дома нам обоим прекрасно подходила. И когда я дал ей разрешение брать домой кошек, то думал, что она просто собирается присмотреть за парочкой, которую оставили ей друзья. Я и подумать не мог, что она тут развернет целый прибыльный бизнес, о чем мне сообщили мои агенты. Кстати, сколько всего зверья находится в моем доме?
        - Они не в доме, а в конюшнях. Кошки в клетках, собаки, естественно, отдельно, а еще есть площадка для выгула. Сейчас здесь всего четыре кошки и две собаки. Но их, то привозят, то забирают. Количество наших постояльцев сильно возрастает как раз летом, когда люди уезжают отдыхать. Знаете, мистер Марч, вы сами виноваты, что не поняли, когда давали ваше согласие.
        Он кивнул:
        - Верно. Но с другой стороны, миссис Дьюк могла бы мне и сообщить, вы так не думаете?
        - Но ведь ваши агенты знали!
        - Ладно, оставим это, - пожал он плечами. - Сейчас главное, что я хочу поселиться в этом доме. Поэтому мне нужно как можно скорее связаться с миссис Дьюк, чтобы она сообщила мне, когда сможет свернуть свое дело.
        Я непонимающе уставилась на него:
        - Но я же вам сказала, что не хочу этого! Ее муж серьезно болен и только недавно начал оправляться от полиомиелита. Гостиница для Салли - единственный способ существования. Она просто не сможет закрыть ее за месяц. Это невозможно!
        - Мне очень жаль. Условия нашего договора были предельно ясны. Эти неожиданные осложнения - проблема миссис Дьюк. И хотя я не буду настаивать на ее немедленном отъезде, но должен попросить ее освободить дом через месяц. Ничего страшного не случится, если она закроет гостиницу здесь и откроет ее где-нибудь в другом месте.
        Его спокойный тон задел меня.
        - Я не знаю никакого другого места, а ведь я прожила тут много лет. Кроме того, Салли, то есть миссис Дьюк, вложила в гостиницу свои деньги - отопление для конюшен, клетки, большой холодильник, средства первой помощи и много другого. Кстати, мистер Марч, вы никогда не слышали выражение «престиж фирмы»? Что будет с Салли, если она отменит все свои летние заказы?
        Не моргнув глазом, он ответил:
        - Я ведь уже сказал, что это проблема миссис Дьюк.
        Тут уж я не выдержала и словно бы в задумчивости произнесла:
        - Интересно, мистер Марч, знаете ли вы, сколько кошек и собак усыпляются владельцами, которые собираются в отпуск? Их число доходит до нескольких тысяч. И если отмена заказов Салли приведет к этому же, будете ли вы по-прежнему утверждать, что это ее проблема?
        Это не сработало. С безжалостным спокойствием он покачал головой:
        - Боюсь, здесь вы ошибаетесь. Любой, кто позаботился заранее зарезервировать место для своего питомца, не придет в ужас от закрытия гостиницы или ее переезда. Люди просто будут искать другое место. Нет, мне очень жаль. Хотя я компенсирую миссис Дьюк все расходы, но мои условия сохраняются в силе. Поэтому, мисс Норт, пожалуйста, дайте мне ее адрес.
        Я сделала последнюю попытку:
        - Но она уже послала чек за этот месяц.
        - Я прослежу, чтобы деньги ей вернули. Адрес, пожалуйста.
        Я поднялась:
        - Нет.
        - Нет? Знаете, мне кажется, что вы шутите.
        - Не шучу. Я действую в интересах миссис Дьюк. У нее есть право в течение месяца не освобождать дом, поэтому я сама сообщу ей, когда сочту нужным. Я ясно выражаюсь, мистер Марч?
        Я устыдилась своего напыщенного тона, но, похоже, он произвел на моего собеседника некоторое впечатление. Мистер Марч, вновь пристально посмотрев на меня, холодно ответил:
        - Абсолютно. Если передумаете… - Он вырвал из записной книжки листок, что-то на нем написал, сложил пополам и подал мне. Затем направился к входной двери, и через пару минут я услышала рев отъезжающей машины.
        Я развернула листок. Там были написаны адрес и телефон городской гостиницы, а также адрес агентства, который был мне известен. Я вспомнила выражение «Пиррова победа», которая ни к чему не приводит, но было похоже, что я одержала именно такую. Мне удалось добиться короткой отсрочки, однако это не спасало будущего гостиницы.
        Но работа не ждала. Я отправилась на кухню, разогрела кусочки рыбы и крольчатины для кошек, приготовила мясо для собак. Подмела полы в доме и поджарила себе на обед филе камбалы. Днем я вывела на прогулку обоих корги. Когда я вернулась, позвонила одна из клиенток Салли и сообщила, что ей удалось найти машину для перевозки своих кошек, а в пять вечера я угощала чаем другую посетительницу, которая привезла на неделю свою кошку. Ни одной из них я и словом не обмолвилась о печальной участи, уготованной гостинице.
        Конечно, плохо, что ночью в доме никто не оставался, но тетя Анита запретила мне ночевать одной, и я всегда старалась не опаздывать к ужину. Из-за дождя стемнело рано, я заперла дверь, вывела за ворота мотороллер и обнаружила, что он не заводится.
        Я принялась проделывать обычные манипуляции: легонько его потрясла, спустилась под уклон и включила сцепление, а когда это не помогло, поменяла свечу зажигания, но тоже безрезультатно. Похоже, забарахлил карбюратор, а в этом я не разбиралась. Механик, обычно чинивший мой мотороллер, уже закончил работу, а завтра - воскресенье. Оставалось только бросить «кентавра» у Салли и вернуться домой пешком.
        Но когда я уже собралась это сделать, в сумерках появилась ненавистная мне машина, и мой утренний противник спросил:
        - Неприятности? Могу я чем-нибудь помочь?
        Я покачала головой:
        - Нет, я испробовала все, дело в карбюраторе. Я оставлю мотороллер у Салли.
        - А что дальше?
        - Пойду домой пешком.
        - Кажется, вы сказали, что живете в деревне Родиам? Я как раз еду туда к другу и могу вас подвезти. - Он распахнул дверцу машины. - Садитесь.
        Я крепче схватилась за руль.
        - Спасибо, но…
        - Садитесь же. - Марч протянул мне ладонь. - Если не хотите, чтобы он мок всю ночь под дождем, дайте мне ключ от гаража.
        - Да, конечно. - Я принялась копаться в карманах своего плаща и наконец извлекла связку ключей.
        Видимо, он неверно истолковал мое замешательство и заметил:
        - Можете не волноваться, я верну вам ключ. Не собираюсь ущемлять права человека, самовольно захватившего чужой дом…
        Я покраснела до корней волос и почти швырнула ему ключи. Без лишних слов Марч повел мотороллер к гаражу так легко, словно это была пушинка. Когда он вернулся, то бросил ключи мне на колени со словами:
        - Кстати, вы забыли закрыть бензобак. Мне пришлось это сделать самому.
        - Спасибо, - выдавила я. Весь день я сталкивалась с этим человеком, но быть обязанной ему - это уж слишком!
        Его большая машина быстро помчалась к деревне. На разговоры времени не было, но когда он притормозил у ворот, а я, поблагодарив его, вышла из машины, Марч вдруг предупредил:
        - Когда почините ваш мотороллер, больше не выкидывайте фокусы на дороге в час пик, ясно?
        - Я же вам сказала, там была кошка! - не сдержалась я.
        Он покачал головой:
        - Так не пойдет. Согласно пословице, у кошки девять жизней, а у вас только одна, и, наверное, есть человек, которому вы дороги?
        - Да, есть такой человек, - соврала я, глядя ему прямо в глаза.

        Глава 2

        К понедельнику я приняла решение. Это означало, что придется забыть про гордость и оказаться в роли просителя, но ради спасения гостиницы стоило попытаться. Конечно, мысль об этом вызывала у меня дрожь. Я не питала иллюзий: ответ в любом случае будет отрицательным, но у меня было такое чувство, что в устах именно этого человека он окажется особенно колким.
        Пока механик возился с моим мотороллером, я работала в гостинице, а когда все было готово, позвонила Клайву Марчу в отель и спросила, на месте ли он. Он был на месте и ждал меня, а когда я приехала, приветствовал меня в вестибюле с таким видом, словно утренний звонок совершенно его не удивил. Я осторожно уселась на предложенный мне стул и совершенно неожиданно для себя выпалила мой вопрос.
        Он повторил:
        - Как долго я буду жить в доме? Хотя это вас совершенно не касается, думаю, два или три месяца, может, на месяц больше. А что?
        - Два-четыре месяца?! - переспросила я. - Вы серьезно? Вы заставляете нас закрыть гостиницу и выгоняете миссис Дьюк из дома ради такого маленького срока? А я-то думала…
        - Да?
        - Что дом вам нужен на более длительное время. Скажем, на пару лет или насовсем.
        - А вам не приходило в голову, что я имею право потребовать освободить мой собственный дом, даже если собираюсь съехать оттуда через пару дней или через неделю? Но вы так и не сказали мне, почему вам это так интересно.
        Я медлила. Больше всего меня беспокоили следующие несколько месяцев: если дать их Салли, то, может, все еще наладится. Если Джону станет лучше, как они надеялись, дом ей может больше не понадобиться, или же Клайв Марч снова его сдаст. В любом случае через три или четыре месяца сезон в гостинице пойдет на спад. Я выпрямилась и решительно начала:
        - У меня появилась мысль. Допустим, вы немедленно займете дом, но согласитесь, чтобы гостиница пока оставалась на месте. Салли пока не стоит знать о нависшей над ней угрозе, - неловко закончила я.
        - Другими словами, вы берете назад ваш субботний ультиматум на определенных условиях? Насколько же вам важно держать вашу подругу Салли в неведении?
        - Очень важно. Она уехала в хорошем настроении, и я хотела бы сделать все, чтобы так и оставалось. А поскольку я живу в деревне и дом мне не нужен или почти не нужен, не вижу причин, почему бы мы не могли его поделить между нами. Правда, это зависит от того, для чего он нужен вам.
        Я почему-то думала, что он ответит: «Чтобы привезти туда мою жену». Но он пробормотал:
        - Как мило, что вы поинтересовались. Кроме того, что я хочу там жить, это будет моя штаб-квартира для составления отчетов и докладов. Но возможно, вы уже знаете, чем я занимаюсь.
        - Нет.
        - Я работаю в международном комитете леса. Это известная организация, которой, впрочем, не хватает фондов и влияния. Цель: посадить деревья и кустарники в пустынных регионах, например на краю пустыни Сахары, там, где они когда-то росли, пока их не уничтожили песок, ветер и толпы лесорубов.
        - Я что-то читала об этом и видела передачу по телевизору. Раньше я думала, что там ничего не растет, потому, что нет воды.
        - Ваши представления о географии безнадежно устарели. Под землей воды достаточно - это доказали во время бурения нефтяных и газовых скважин. Нет, вода не проблема, если только растения укоренятся, и если вы читали внимательно, то, возможно, помните, что для этого нужно?
        - По-моему, они хотели укрепить песок сырой нефтью, чтобы во время урагана деревья не вырывало с корнем.
        - Ураган здесь ни причем, - сухо возразил Марч. - Когда деревья укреплены, они даже не шевельнутся, а если нет, то их уничтожит даже легкий ветерок. Последние три года я занимался экспериментами в этой области. Только здесь нужно много сил и терпения. Необходимо доказать спонсорам ценность нашего проекта. То есть привлечь на нашу сторону представителей нефтяных компаний. Поэтому я на время превратился в ученого, чтобы изложить на бумаге факты, которые, мы надеемся, послужат нашими доказательствами.
        - Представители нефтяных компаний? Вы имеете в виду «Пэн-Олеум»? Поэтому вы…
        - Да, поэтому. Когда я уезжал отсюда, их еще здесь не было, но такой шанс нельзя упускать.
        - Вы надеетесь заинтересовать их вашим проектом?
        - Я хочу им его продать. И тут мы опять возвращаемся к главному - моему дому. Что вы подразумевали под вашим зловещим «почти не нужен»?
        - Понимаете, я пользуюсь кухней. Готовлю там пишу и мою посуду. А еще телефон… Правда, в пристройке есть плитка, чтобы готовить, когда нет времени. Я могла бы пользоваться ею, а звонить из дома, чтобы от вас отвечать только на звонки клиентов.
        - Ясно. А когда вы не работаете, придется мне отвечать на ваши звонки?
        - Но я работаю каждый день. Я попрошу подключить параллельный аппарат и буду сама платить телефонной службе. Вам не о чем будет беспокоиться.
        - Неужели вы думаете, что мне не будет мешать ваша возня, ваши торговцы, постоянное присутствие всякого зверья, не говоря уже о собачьем лае и кошачьих концертах?
        Я в отчаянии объяснила:
        - Мне кажется, они вам не будут мешать. Некоторые собаки иногда поначалу лают, но кошки в клетках никогда не устраивают никаких концертов, у них слишком много гордости. - Но тут я вспомнила про сиамскую кошку, которую должны привезти в следующем месяце, и добавила: - В доме животных почти не слышно. Даже Салли никогда не жаловалась. - Я помолчала, аргументы были исчерпаны. Теперь или никогда! - Пожалуйста, мистер Марч, соглашайтесь. По крайней мере на месяц.
        По выражению его лица я не могла угадать ответа. Но неожиданно он кивнул:
        - Поручаю это дело вам, вы настоящий боец. Когда я могу въехать?
        - В любое время! Сегодня?
        - Вы не хотите, чтобы я написал обязательство?
        Я была слишком счастлива, чтобы думать об этом.
        - Конечно нет, - улыбнулась я, передавая ему ключи Салли во второй раз, но он отмахнулся. - Они вам еще понадобятся.
        При расставании Марч так и не сказал, когда намерен въехать. Появился он только через два дня. К этому времени я успела навести в доме идеальный порядок и застелить ему кровать. А Салли я отправила открытку с коротким текстом: «Целую тебя. Привет Джону. Не беспокойся. Все идет по плану». И не испытала ни малейших угрызений совести, солгав.
        Думаю, тетя Анита была не меньше меня обрадована исходом дела. У них с дядей Леопольдом не было своих детей, и когда он оставил должность директора школы, то посвятил жизнь кактусам и орхидеям, а тетя Анита - вмешательству в дела других людей. Я часто поддразнивала ее, говоря, что она питает к своим соседям поистине ненасытное любопытство. Но сама тетя вовсе не считала себя соглядатаем. Услышав про Клайва Марча, она принялась переживать за Салли и Джона, а ее восторг от моего успеха в разрешении этого дела мне даже польстил.
        А пока тетя Анита не могла разрешить вопрос, с кем это собирался ужинать Марч в тот вечер, когда подвез меня в деревню.
        - Ты сказала - у друга, Лорел? Кто же это может быть? Мы ведь всех знаем. Если Сайксы или Беннеты с ним знакомы, то странно, почему они нам ничего не сказали.
        - Не понимаю, почему они должны были что-то говорить.
        - Да это же просто! Зная наш интерес к гостинице и то, что Салли наш друг, это же понятно, что появление хозяина дома миссис Дьюк нам не безразлично. Нет, у меня появилась мысль! Мейпл-Котгедж. Знаешь, Лорел, тот, что на Раттер-Лейн? Он пустует с тех пор, как уехали Осборны, но я слышала, что его сдали. Так что если новые жильцы знают твоего мистера Марча, то, значит, он ехал к нам.
        На какое-то мгновение тетя Анита удовольствовалась этой очередной фантазией. Но прежде чем я вновь встретилась с Клайвом, разведка донесла ей, что в Мейпл-Коттедже и вправду появился новый жилец - миссис Энтони, вдова. Дом для нее даже отремонтировали, но она туда еще не въехала.
        Прогулявшись по Раттер-Лейн, тетя Анита обнаружила белый «мини», припаркованный у входа, но занавесок на окнах не было. Поэтому мы по-прежнему ничего не знали про
«друга» мистера Марча.
        Когда в следующий раз он приехал в гостиницу, я убирала за кошками, не забыв запереть двери конюшни - одно из жестких правил Салли. Я услышала шум его машины и голоса, а когда вышла с мусорным мешком в одной руке и лопатой в другой, Марч вынимал из багажника чемоданы. Его спутница стояла рядом.
        Я поздоровалась, и он нас представил друг другу: «Миссис Энтони - мисс Норт». Тут я поняла, каким пугалом выгляжу по сравнению с этой женщиной. Ну почему я никогда не могла так же кокетливо повязать платок, как это сделала она? Ну почему дождь превратил мои волосы в крысиные хвостики, а на ее безупречной персиковой коже оставил лишь нежные капельки? Благодаря серебристым теням глаза миссис Энтони выглядели большими и с интересом рассматривали меня.
        - Ну вот! Клайв выбрал совсем неподходящее время и помешал вашей работе! - воскликнула она.
        Я прислонила лопату и мешок к стене.
        - Вовсе нет. Вообще-то у меня полно работы весь день. - И, обращаясь к Клайву, добавила: - Думаю, вы будете довольны. Погода была такой дождливой, что я каждый день включала электрический камин в гостиной Салли, то есть в вашей, и я приготовила вам постель.
        Клайв поблагодарил, а у миссис Энтони мои слова вызвали бурю восторга:
        - Приготовила постель и проветрила комнату? Как по-домашнему! Берегись, Клайв. Отсюда недалеко до тапочек у камина и какао в постель.
        Она пошутила, но я почувствовала приступ ярости. Клайв Марч искоса глянул на меня.
        - Только не с мисс Норт, - сухо заметил он и, подхватив сразу три чемодана, понес их в дом. - Миссис Энтони хотела повидать вас, мисс Норт. Как только освободитесь от дел, зайдите к нам.
        Когда я не спеша зашла в дом, он уже отыскал свои стаканы и расставил их на подносе вместе с привезенными бутылками. Я выбрала шерри и спросила миссис Энтони:
        - Вы хотели поговорить со мной?
        - Да. Когда Клайв мне сказал… Но я лучше начну с самого начала. Я вдова. Мой покойный муж работал в «Пэн-Олеум», и я недавно сняла небольшой домик в деревне, где пока не могу жить в свое удовольствие, потому что рабочие делают там ремонт. Это может занять несколько недель, и я беспокоюсь о Бобо - это мой белый карликовый пудель. Я хотела бы оставить его в гостинице, и когда Клайв рассказал мне о вас, я решила, что это хорошая мысль.
        Я бы предпочла, чтобы она, как все другие люди, сначала спросила, могу ли взять ее пса. Но места у меня было достаточно, и я тут же согласилась. Потом рассказала ей об условиях Салли и наших простых правилах. Но миссис Энтони не стала слушать и спросила:
        - Я смогу приходить к нему, когда захочу? И сама выводить его на прогулку?
        - Конечно. Ему так будет даже лучше. Если хотите, можете посмотреть, где будет жить Бобо.
        Она поморщилась:
        - Не хочется опять шлепать по лужам.
        Когда я принесла договор, миссис Энтони хотела подписать его не глядя.
        Я удержала ее руку:
        - Пожалуйста, сначала прочитайте. Там указаны обязанности обеих сторон.
        Она взглянула на меня:
        - Мои? Какие же? - и, не дожидаясь ответа, выдернула у меня лист, передала его Клайву: - Прочти, будь умницей. Мелкий шрифт меня утомляет.
        Клайв прочитал несколько пунктов и передал ей бумагу:
        - Все в порядке. Ты подпишешь, что Бобо сделали прививки, у него нет инфекций, а мисс Норт в свою очередь гарантирует уход и при необходимости обращение к ветеринару. Еще тут написано, что если ты сообщишь за два дня, что хочешь забрать собаку раньше указанного срока, то за оставшиеся дни с тебя не будет взиматься плата.
        - И все? Как просто, - вздохнула миссис Энтони, продолжая с любопытством разглядывать меня. - Скажите, вам правда нравится целыми днями обслуживать чужих собак и кошек?
        - Да, - храбро подтвердила я. - Они для нас не чужие собаки и кошки. Когда они живут здесь, Салли Дьюк считает их своими гостями.
        - Как мило! - отозвалась она, но улыбка была неискренней. - А как потом будет развиваться ваша карьера? Расскажите! Нам это так интересно, правда, Клайв?
        Я холодно произнесла:
        - Не знаю, если бы это была моя профессия, то я знала бы.
        - А это не ваша профессия?
        - Нет, я секретарь. Я работаю у писательницы Алмы Фрейн. Но пока она в отъезде, я более или менее свободна.
        - Неужели? Слушай, Клайв! Если ты хорошо попросишь мисс Норт, и если она сумеет разобрать твой ужасный почерк, то, возможно, в свободное время будет печатать и тебе?
        Я была рада, что сказала «более или менее». Алма оставила мне несколько рукописей. Я собиралась работать с ними дома, но тут же решила принести их к Салли, чтобы все видели, что у меня нет времени служить машинисткой у Клайва Марча.
        - Боюсь, что у меня не будет достаточно времени… - начала я, но миссис Энтони уже потеряла ко мне интерес и посмотрела на часы:
        - Клайв! Встреча с адвокатами! А потом ты обещал пообедать со мной.
        - Конечно. Дай мне пять минут, и мы поедем.
        Вскоре они уехали, а вернулся Клайв один. Я была на кухне, когда он вошел.
        - Бланш Энтони просила вам передать, что хотела бы привезти пуделя завтра утром, если вам удобно.
        - Вполне, я уже приготовила для него вольер. - Говоря это, я играючи расставляла вокруг котла эмалированные миски, в которые собиралась разложить порции крольчатины. Глупо, но мне это нравилось, и мое самолюбие отнюдь не пострадало, когда одна из мисок с ужасающим грохотом упала на пол к ногам мистера Марча. Летающая тарелка с Марса не могла наделать больше шума.
        Он слегка поморщился, поднял миску и вручил ее мне. Я вытерла ее, прежде чем поставила на стол, извинилась, а Марч в ответ пробурчал:
        - Вы весьма предусмотрительно начали с мисок, чтобы затем перейти к
«Вустеру»[«Вустер» - марка фарфора.] . - Он внимательно пронаблюдал, как я черпаком раскладывала еду. Затем спросил: - Скажите, как продвигаются ваши дела?
        - Вы о том, что я собиралась готовить не на кухне? Я уже начала. Как только привезут газ для плитки, перееду отсюда, а насчет телефона я уже договорилась. Но это займет какое-то времени. Вы же знаете, как трудно с телефонами. Хотя, может, вы и не знаете, потому что давно не были в Англии.
        Он кивнул:
        - Могу представить. Просто я хотел предложить вам договориться насчет времени, тогда вы могли бы готовить на кухне.
        - Здесь? - Это было одолжение, которого я не ожидала, поэтому просияла от благодарности. - Вы не станете возражать? Я не буду вам мешать?
        - Скажем, я немного опасаюсь, что вы будете готовить свое варево на газовой плитке. Как бы она не взорвалась. Тут вы будете в безопасности.
        - Иногда приходится мыть много посуды, - напомнила я.
        - Думаю, мы могли бы делать это по очереди.
        - Если вы будете оставлять вашу посуду, я могу ее мыть, - великодушно предложила я.
        - Благодарю. Что касается телефона, то если с проведением линии возникнут проблемы, то вряд ли стоит этим заниматься.
        Я уловила в его голосе зловещие нотки.
        - Вы хотите сказать, это всего на месяц?
        - Не делайте поспешных заключений. Я так не говорил. Мы решились на этот эксперимент, и если вы сдержите ваше слово, я сдержу свое. Лучше отзовите ваш заказ телефонистам. Если вам удастся приучить ваших клиентов звонить только в рабочее время, я смогу справиться с парой внеурочных звонков.
        - Вы очень добры, - искренне отозвалась я. - Вам не стоит относиться к звонкам всерьез, некоторые болтают просто ерунду. Сразу давайте им мой домашний номер,
9-3812, и вешайте трубку.
        - Попробуем, - согласился Марч. Когда я разложила еду по мискам, он открыл для меня дверь и спросил: - Потом вы поедете домой?
        - Не сразу, а что?
        - Я просто хотел поинтересоваться, когда у вас заканчивается рабочий день. И кстати, что за походная кровать стоит в пристройке? Вы собирались там спать в отсутствие миссис Дьюк?
        - Конечно нет. Я же вам говорила: я живу дома. Это кровать Салли, потому что в экстренных случаях ей приходилось там ночевать.
        - В каких это случаях?
        - Например, когда кто-то из питомцев заболевал или кошка должна была окотиться. В такие моменты она всегда была рядом с ними.
        - Надеюсь, вы понимаете, что в данных обстоятельствах я не могу вам этого позволить?
        - Естественно… - начала я и запнулась, чувствуя, что краснею.
        Но Марч не останавливался:
        - Вы хотели сказать, что теперь, когда в доме есть ночной сторож, это не так уж важно?
        Конечно, именно об этом я и подумала. Я беспокоилась, что покидаю дом на ночь, и понимала, что его присутствие очень желательно на случай, если произойдет что-то непредвиденное. Я посмотрела ему в глаза и кивнула:
        - Нечто в этом роде.
        - Так я и думал. Но помните, мое присутствие - это лишь защита от пожара, наводнения и взлома. Акушерство исключено. Ясно?
        Стараясь удержать в руках поднос, я одарила его мимолетным взглядом. Он улыбался, и я улыбнулась в ответ.
        - Ясно, - отозвалась я и впервые испытала к нему симпатию.
        Дома мне удалось заполнить пробелы в истории, сочиненной тетушкой Анитой.
        Она с удовольствием узнала, что Клайв Марч ужинал у миссис Энтони в Мейпл-Коттедже. И тут же полюбопытствовала: а какое отношение она имеет к
«Пэн-Олеум»? Или, скорее, имел ее муж? Сколько же ей лет? Ах, чуть больше двадцати, бедняжка! Что ж, раз она сообщила, что переехала, то тетя Анита должна с ней повидаться - не познакомиться с новоселами в ее глазах было тяжким грехом.
        Дядюшка Леопольд поинтересовался, будет ли миссис Энтони заниматься садом, ведь мистер Осборн выращивал розы? Я ответила, что не представляю ее копающейся в земле - у нее слишком безупречный маникюр. На что тетя Анита заметила: вполне можно быть прекрасным садоводом и сохранять красивые руки. Да будет мне известно, что для этого нужны лишь толстые рукавицы и слой защитного крема.
        Мне это было известно, и я знала, что мои слова прозвучали язвительно. Но почему-то по-прежнему была уверена: Бланш Энтони способна восхищаться розами, но предпочтет, чтобы их выращивали другие. Я передала тете Аните все, что Клайв Марч рассказал мне о своей работе, но не могла просветить ее насчет его отношений с миссис Энтони, кроме того, что они оба как-то связаны с «Пэн-Олеум».
        - Но ведь он не занимается нефтью? - обеспокоено спросила она.
        Накануне мы с Клайвом расстались почти дружелюбно, так что утром я не ожидала бури. Я припарковала мотороллер и, проверив клетки, шла по двору, когда в дверях кухни возник мистер Марч с явным раздражением на лице.
        - Послушайте, - начал он, - я понимаю, что ваш рабочий день начинается рано и вы не можете всего предвидеть. Но не могли бы вы попросить ваших клиентов не заходить в половине шестого утра?
        - В половине шестого? - уставилась я на него. - Вы шутите! Никто не станет…
        - Да неужели? Тогда, может, мне приснился маленький мальчик в куртке, который не ожидал меня тут встретить, и спросил, не я ли мистер Дьюк и лучше ли мне. Далее он заявил, что миссис Дьюк его ждет, но если ее сейчас нет, то не стоит волноваться. Она знает, что он привезет «их», и было бы хорошо, если бы я ими занялся. - При этом Клайв Марч показал на плетеную корзину для кошек, которую Салли иногда одалживала владельцам.
        Оттуда раздавалось слабое многоголосое мяуканье, и когда я сняла крышку, с фланелевой подстилки на меня уставились два заспанных котенка - черно-белый и полосатый.
        - Боже! В куртке, вы говорите? Рыжие волосы? Наверное, это Бенни Парфит. Он перед школой разносит газеты, поэтому-то и пришел так рано…
        - Чтобы в такой час принести вам котят? Неужели он боялся, что после школы будет очередь?
        Я покачала головой:
        - Нет. Конечно, ему не стоило поднимать вас в половине шестого…
        - Вообще-то я уже не спал, работал.
        - Эти котята не останутся здесь, их принесли на время. Дело в том, что Салли всегда раздает котят. Но поскольку все котята разные, то я толком не знала, когда Бенни сможет отлучить этих от матери.
        - Может, вам стоило предупредить, что, кроме гостиницы, в моем доме будет устроена еще и ярмарка домашних животных?
        - Я сразу об этом не подумала. Это же просто услуга, которую Салли с радостью всем оказывает. Я надеюсь, что это вас не побеспокоит, хотя не могу обещать, что люди перестанут приносить своих питомцев во внеурочное время. Но если вы настаиваете, я сделаю перерыв. Правда, есть опасность, что котят станут усыплять.
        Естественно, я знала, как он отреагирует.
        - Должен сказать, юная леди, что у вас отлично получается вышибать слезу!
        - Но это же правда!
        Марч кивнул:
        - Ладно. Я не знал, что делать с вашими протеже, поэтому просто решил на время оставить их в покое.
        - Все правильно, но теперь их нужно покормить.
        Когда он ушел, я размочила в теплом молоке кукурузные хлопья, убедилась, что двери заперты, и вытащила малышей из корзинки. Они немедленно попрятались, и пока я их искала, мое настроение немного улучшилось. По крайней мере, у этого человека есть сердце.
        Позже я устроила котят в новую семью. Миссис Энтони все еще не привозила своего пуделя, и я подумала: когда же у нее начинается утро? Поскольку это был короткий день, я решила успеть в магазин до часа и уже стала собираться, когда зазвонил телефон.
        - Это гостиница? Говорит Бланш Энтони. Я собиралась привезти пуделя, но у меня сломалась машина. Не могли бы вы его забрать?
        - Простите, нет. У меня нет транспорта.
        - Нет? - удивленно переспросила она. - Я думала, что это входит в стоимость услуг.
        - Обычно да, но сейчас машины у меня нет.
        - Клайв дома? Скажите ему, что я хочу с ним поговорить.
        - Подождите. - Я положила трубку на стол и постучала в дверь небольшой комнатки рядом с гостиной Салли, где раздавался стук пишущей машинки. Резкое «Войдите!» говорило о том, что мое вторжение было неуместным, и когда он поднял голову, его пальцы по-прежнему продолжали барабанить по клавишам.
        - Я занят, - рявкнул Клайв. - Знаю, что в нашем неписаном договоре не было пункта об уважении личной жизни. Но, тем не менее, я бы хотел, чтобы вы это делали. Что вам надо?
        Я заметила ворох напечатанных листов, списки цифр и гору чертежей, прижатых по краям книгами.
        - Простите, вас к телефону.
        - Меня? Но я слышал звонок несколько минут назад, и вы сами говорили.
        - Да, это миссис Энтони. У нее сломалась машина, она не может привезти свою собаку и хочет поговорить с вами.
        - Бланш Энтони? Ладно, я подойду.
        Клайв последовал за мной. Несколько минут спустя он сообщил, что поедет за миссис Энтони и ее пуделем, а поскольку было уже поздно идти в рыбный магазин, я убивала время, ожидая их приезда. Конечно, было глупо думать о том, что Клайв бросился по первому же ее зову, но я ничего не могла с собой поделать и считала, что так оно и есть.
        Бобо выглядел настоящим франтом. Он был подстрижен подо льва, а на его шее красовался красный кожаный ошейник, украшенный блестящими камешками. Упругой рысцой Бобо пробежался по двору и содрогнулся от отвращения, когда услышал в вольере приветственный лай обоих корги.
        Я обернула вокруг запястья цепочку и протянула руку за поводком. Бланш Энтони передала мне его и нетерпеливо взглянула на часы:
        - Я опоздала, но ничего не могла поделать. Вы не собираетесь разместить его сразу?
        - Нет, но если вы спешите, можете не ждать. Я сама управлюсь.
        Они оба продолжали стоять рядом, пока я давала Бобо обнюхать мою руку, затем опустилась перед ним на корточки, а он положил мне на колени изящные лапки. Я почесала ему грудь и шею, потрепала ушки, затем быстро накинула на шею цепочку и вручила хозяйке красный ошейник.
        Миссис Энтони взяла его с таким видом, словно это была змея.
        - Что вы делаете? Бобо в жизни такого не носил!
        - Даже щенком, когда вы занимались с ним?
        - Мне не нужно было с ним заниматься, он и так все знал.
        Значит, он уникальный щенок, подумала я, но вслух сказала:
        - Боюсь, пока он здесь, придется ему носить цепочку. Уверена, что с вами Бобо очень ласков, но, допустим, он испугается, когда я возьму его на поводок, и порвет его.
        - Справедливо. Это разумная предосторожность, Бланш, - внезапно заметил Клайв, и я бросила на него благодарный взгляд.
        - Ну ладно. - Бланш пожала плечами. - Я постараюсь каждый день приходить с ним гулять, и вам не придется его выводить. Кстати, как мне его забрать, если вас не будет?
        - Я почти все время здесь, а если вы сообщите, что приедете, тем более буду ждать.
        - Значит, я никогда не смогу прийти просто так? Как скучно! Не могли бы дать мне ключ от клетки?
        Я покачала головой:
        - Простите, ворота всегда заперты. Понимаете, у меня ответственность перед другими владельцами, и я уверена, что вы не захотите стать виновником, если кто-то из питомцев убежит.
        - И что тогда? Мне придется постоянно сообщать о моем приезде или неизвестно сколько торчать перед воротами, пока меня не впустят?
        Но тут Клайв Марч снова пришел мне на помощь;
        - Почему бы не попробовать, Бланш? Ты придешь сегодня?
        - Боже, не знаю. Думаю, нет. Моя машина…
        - А завтра? - терпеливо спросил он.
        - Наверное. Я позвоню… - Она улыбнулась ему. - А теперь, Клайв, дорогой, боюсь, тебе снова придется отвезти меня.
        К моему изумлению, Бланш Энтони ушла, даже не взглянув на собачку, которая от отчаяния начала скулить и повизгивать. Я принялась ее успокаивать:
        - Не волнуйся. Бобо! Она вернется.
        Мне хотелось думать, что его хозяйка поспешила уйти, потому что была не в силах оставить своего любимца. Но по какой-то причине во мне не было снисходительности к Бланш Энтони.

        Глава 3

        На следующее утро, твердо решив прийти вовремя, я погрузила рукописи Алмы Фрейн в багажник и весь день корпела над ними в свободное от работы время. Однако миссис Энтони так и не позвонила и не пришла, а из-за этого все собаки, включая и Бобо, не пошли на прогулку.
        Она появилась лишь на следующий день, сменила цепочку на прелестный ошейник и вывела собаку на прогулку. Уходя, она пообещала прийти завтра в это же время и действительно пришла, правда, опоздав на полчаса. На следующий день вообще не пришла, через день появилась и попросила меня вывести Бобо с остальными собаками, потому что ей некогда. Пока мы гуляли, Бланш проводила свое бесценное время с Клайвом Марчем и после этого стала заглядывать так редко, что я перестала ее ждать и выводила Бобо вместе с корги.
        В первые две недели я старалась держаться подальше от домовладельца. Это было легко. Большую часть времени дверь его кабинета была плотно закрыта, и, судя по всему, он питался в основном консервами. Когда я сообщила об этом дома, тетя Анита сразу же начала за него беспокоиться.
        - Лорел, милая, не могла бы ты хотя бы иногда как следует готовить для него? - принялась она меня умолять. - Или лучше пригласи его к нам на обед, допустим, в воскресенье. Ты ведь рядом с ним все время, поэтому мы с твоим дядей должны узнать его.
        На это я согласилась:
        - Ладно, как-нибудь, - но все откладывала момент их знакомства.
        В тот день нашему соглашению исполнилось ровно две недели, и утром я, как всегда, поздоровалась с его спиной. Но на следующее утро твердо встала у него на пути.
        - Да? - Он удивленно поднял брови.
        - Вы торопитесь? Не могли бы вы взглянуть на только что привезенную кошку? - спросила я.
        - Кошку? Зачем?
        Не отвечая, я направилась к вольерам, где сидел огромный ярко-рыжий мэнский кот размером с крупного зайца. Клайв Марч взглянул на меня:
        - Прекрасный экземпляр. И что дальше?
        - Его зовут Саймон, он живет над магазином на Вестерн-Парад, и я хотела вас познакомить, потому что именно его девять жизней сохранились, смею думать, благодаря мне.
        Я пристально смотрела на Саймона, ожидая реакции, которая не замедлила последовать. Клайв Марч усмехнулся:
        - Подразумевалось, что «не благодаря вам»? А именно из-за него вы тогда так резко остановились?
        Я кивнула.
        - Тогда мне показалось, что мы с ним уже знакомы. Теперь я вспомнила, что в прошлом году он жил у нас неделю. Я просто хотела вам доказать, что он не продукт моего воображения.
        - Продукт! Ладно, вы победили. Прошу прощения.
        Клайв Марч просунул в клетку палец, на который Саймон не обратил ровным счетом никакого внимания. Потом он пошел вдоль клеток, читая таблички:
        - «Миссис Дампти. Предпочитает молоку воду с глюкозой. Консервы исключены. Ест все остальное. Любимое блюдо - креветки. Поступила… Заберут… Владелец. Ветеринар. Грэб и Монти. Должны вместе спать и есть, иначе зачахнут. Аппетит превосходный. Лорд Джим. Любая еда. Альтернатива - кролик. Ненавидит холодное молоко»… - Клайв обернулся ко мне. - Неужели вы в состоянии удовлетворить все эти капризы?
        - У нас нет выбора. За две недели немыслимо изменить кошачьи привычки, - объяснила я.
        - И они довольны?
        - Мирятся. Кое-кто скучает или вопит все время, однако кошки слишком много вытерпели от людей, чтобы научиться не сдаваться.
        - А собаки?
        - Конечно, они открыто проявляют свои эмоции, а их страх быть брошенными острее, чем у кошек. Салли любит кошек, но предпочитает собак и уверяет, что люди, способные бросить собаку, легко предадут своего лучшего друга.
        - Интересно. По-моему, это предубеждение, вам не кажется?
        Я вступилась за Салли:
        - Не согласна. Есть много людей, большинство женщины, которые считают животных модными аксессуарами или показателями социального статуса, и здесь я согласна с Салли. Сомневаюсь, что стала бы доверять тому, кто может предать собаку…
        Если Клайв знал, как часто Бобо тщетно ждал прихода хозяйки, то я его озадачила. Однако выражение его лица осталось неизменным.
        - Однако вы все равно согласились бы взять животных у таких владельцев?
        - Это другое дело. У Салли такая работа, и если я беру животных, то неужели я обязана любить их хозяев?
        Клайв уставился на меня ледяным взором:
        - Я считаю, что вы не должны их публично осуждать.
        - Публично? Но я говорю только с вами. И потом вы сами начали…
        Он прервал меня:
        - Ладно, виноват. Естественно, вы в вашем возрасте очень самоуверенны, считаете возможным критиковать недостатки других.
        - То есть вы считаете меня нетерпимой? - свирепо спросила я.
        Его губы тронула легкая улыбка.
        - Если вы настаиваете, я назвал бы вас «слишком юной», - заметил он и ушел, оставив меня терзаться сомнениями, догадался ли он, что я осуждаю Бланш Энтони.
        Когда позже я сняла трубку, то услышала до боли знакомое:
        - Лорел, милая, не могли бы вы немножко погулять с Бобо? Я приеду, но Клайв повезет меня обедать.
        У меня не было выбора, кроме как согласиться. Я выпустила свою злость, со стуком опустив трубку на рычаг.
        Тридцать отпущенных мне дней летели быстро. Изредка приходили письма от Салли. Она писала, что после небольшого ухудшения самочувствия Джон быстро пошел на поправку, каждый день она читает в газете прогноз погоды и мечтает, чтобы Англия наконец-то получила свою долю солнца. И конечно же спрашивала, как дела у жильцов, оправдались ли сделанные заранее заказы, и просила меня подробно писать ей обо всем.
        Я так и делала, утаивая только одну, самую тяжелую новость. Но понимала: если в конце месяца гостиница будет закрыта, придется ей об этом сообщить. Однако я решила до поры до времени держать все в тайне. В спокойные дни, когда было мало звонков, а владельцы животных и торговцы заходили редко, я убеждала себя, что нам нечего боятся. Но в другие дни, когда телефон разрывался, а народу было как в Лондонском аэропорту, оптимизм меня подводил, и я оставалась один на один с угрозой.
        В тот месяц погода стояла ужасная, так называемое лето побило все рекорды по количеству дождя и холода и по недостатку солнца. Каждое утро я приходила на работу промокшая до костей, продрогшая от сильного ветра и тумана.
        В тот день, который я позже назвала «часом Ч», как обычно, лил дождь. Выведя на прогулку четырех собак, я встретила у ворот почтальона Дэна Роуза.
        - Поможете мне, мисс? Донесете сами вашу почту?
        - Конечно, Дэн.
        Я взяла у него открытку, восхитилась сказочной голубизной озера Лугано на ней и прочитала на обороте слова, написанные почерком Салли: «Не забудь заплатить за дом!»
        Дэн медлил. Мы были старыми приятелями, и я поняла, что он уже успел до меня полюбоваться видом Лугано.
        - Это от миссис Дьюк, - объяснила я. - Нам бы тоже не помешало немного солнца.
        Он с воодушевлением согласился.
        - Это все из-за атомных бомб.
        - Сейчас их пока еще не сбрасывают, - напомнила я.
        - Все равно. Все знают про последствия. - Дэн поправил козырек фуражки и смахнул дождевую каплю со своего вздернутого носа. - Моя мама всегда говорила: когда ты влюблен, лето царит каждый день.
        Я тут же забыла про открытку, атомные бомбы и нависшую надо мной угрозу. Я уставилась на Дэна, недоумевая, как я раньше могла не обращать внимания на этот нос. Хотя, конечно, у него не было акцента. Испытывая ностальгию по голосу, который больше никогда не услышу, я спросила:
        - Ты, наверное, ирландец, Дэн? А я-то всегда думала, что ты из Ливерпуля.
        - Так и есть. Я там родился. Но разве вы никогда не слышали о ливерпульских ирландцах? Они покинули родину во время голода. Моя прапрабабушка со стороны матери была среди них, а девичья фамилия моей матери - Келли. Откуда вы узнали, мисс? Что такого я сказал, что вы смотрите на меня, словно я привидение?
        - Про дождь и все остальное. Моя мать тоже была ирландкой и всегда так говорила, когда хотела кого-нибудь подбодрить.
        Дэн ухмыльнулся:
        - Так дело в этом? А мне показалось, будто вы решили, что я спятил. Конечно, это меня не касается, влюблены вы или нет.
        Если это правда, то для моих родителей стояло лето и в ту туманную ночь над Джерси, когда они оба погибли. А я? Когда я по-настоящему полюблю, что будет со мной? Неужели все изменится и я стану смотреть на мир сквозь розовые очки? Глупо. Конечно, чудеса случаются, когда любят двое. Так было у мамы с папой. Но что, если я буду любить безответно? Что тогда?
        Отправляясь в комнату Клайва, я взяла с собой пустой чек Салли в качестве талисмана. Подойдя, спросила:
        - Как насчет завтра? Отправлять вашим агентам чек с оплатой на будущий месяц или нет?
        - Минуточку. Оплата на будущий месяц? Если вы собираетесь продолжать ваше дело, почему бы и нет?
        - Но ведь это конец испытательного срока, и от вас зависит, остаться мне или уходить.
        - Уходить? У вас что, есть другие дома на примете?
        - Боже мой, нет. Я же вам говорила…
        Он кивнул:
        - Помню. Это был один из ваших резонов - у ваших питомцев нет другого места, где преклонить голову. Ну и как вам наше соглашение?
        - Отлично. С вами было приятно иметь дело. А как вам?
        - Лучше, чем я думал. А поскольку у меня нет другого выбора, я согласен и впредь делить кров с вашими четвероногими. Как вам это?
        Я лучезарно улыбнулась:
        - Вы же знаете, что выбор у вас есть. Значит, я могу отправить чек и продолжать работать, пока вы не?..
        - Пока я…? Высчитываете, когда сможете от меня избавиться?
        Я вспыхнула:
        - Что вы, нет! Я просто подумала: как продвигается ваша работа?
        Его удивительные голубые глаза воззрились на меня.
        - Как приятно, что вы интересуетесь. Но, честно говоря, пока никакого толку.
        - То есть работники «Пэн-Олеум» ничего не хотят слышать?
        - Ученые заинтересованы и готовы к экспериментам. Но пока начальники держатся за свои кошельки, ничего не выйдет.
        - И что сейчас происходит?
        Клайв покачал головой:
        - Боюсь, не предвидится никаких кратчайших путей. Остается только кропотливо собирать факты, снова и снова сортировать доказательства, постоянно объяснять. Продавать будущее людей, которые давно и безуспешно борются с пустыней. - Он замолчал, испытующе глядя на меня. - Но почему я рассказываю это вам, юная Лорел? Не знаете?
        Он не часто называл меня по имени, и я просветлела:
        - Я же сама вас спросила. И мне это интересно. Вы так стремитесь к достижению своей цели, а я всегда восхищаюсь людьми, которые знают, чего хотят, и могут этого достичь.
        - Похоже, вы сами сделаны из того же теста?
        - Я? Вы имеете в виду, как я боролась за сохранение гостиницы? Я была в отчаянии, и если бы вы не согласились дать мне время, не знаю, что стала бы делать.
        - Неужели? Не могу поверить, что, если бы я отказал вам, вы бросили бы эту затею. Вы отнюдь не беспомощный человек, поэтому я и не ждал, что вы начнете говорить: «Я всего лишь слабая, беззащитная женщина», чтобы вышибить у меня слезу. Уверен, вы могли бы запереться в доме, устроить засаду или, чего доброго, подсыпать мне в кофе отраву вроде гербицидов.
        Он весело посмотрел на меня, и я приняла вызов:
        - Не искушайте меня, а то можете еще пожалеть. Где же мне достать гербициды?
        Мы оба рассмеялись, и весь остаток дня я провела в отличном расположении духа.
        Я по-прежнему была на седьмом небе от счастья, когда за ужином тетя Анита, разливая суп, спросила:
        - Как ты думаешь, где я была днем? Заглянула к миссис Энтони. Она очаровательна, правда? Такая молоденькая, а уже овдовела. Но держится хорошо. Говорит, что сначала была сломлена, но уже прошло больше года, и она постепенно начинает приходить в себя. Ты знала, что мистер Марч и ее муж были близкими друзьями?
        Улыбка сошла с моего лица.
        - Нет, не знала.
        - Да, они дружили уже давно. Думаю, они вместе учились в школе. Мистер Энтони был сейсмологом в «Пэн-Олеум» и занимался со своей командой измерениями, когда его джип попал в аварию в испанской Сахаре. Это ведь на самом краю Африки?
        - Да, юг Марокко. Но мистера Марча там не было. Он приехал из Северной Сахары.
        - Миссис Энтони тоже там не было. Она жила в Лас-Пальмасе на Канарах, где находит ся штаб-квартира «Пэн-Олеум». Она говорит, Лас-Пальмас - милый город. Но, в конце концов ей пришлось вернуться домой и жить на пособие, выплачиваемое «Пэн-Олеум». Они с мистером Марчем общались, и она не знает, что без него делала бы.
        - И кто из них первым решил приехать сюда? - поинтересовалась я.
        - Миссис Энтони мне не сказала. Думаю, это было обоюдное решение, к тому же его агенты начали переговоры насчет Мейпл-Коттеджа.
        - Который, она потом сможет сдавать в аренду. Значит, когда он вернется, она будет жить там?
        - Да, возможно. У меня создалось впечатление, что они очень близки, может быть, даже помолвлены. Миссис Энтони говорит, что она очень счастлива, что ей удалось получить дом Осборнов, так что она сможет помочь мистеру Марчу пробиться в
«Пэн-Олеум».
        Помолвлены? Я уныло спросила:
        - Чем же она может ему помочь?
        Я задала глупый вопрос и, естественно, не получила на него ответа. Тетя Анита произнесла:
        - Милая Лорел, ну откуда же мне знать? Если она знакома с нужными людьми из
«Пэн-Олеум», то сможет что-нибудь сделать. Я попросила ее не наносить ответного визита, если ей не хочется. Они вместе с мистером Марчем придут к нам на ужин. Я предложила сделать в воскресенье. Так что не беспокойся, милая. Все уже решено.
        Я с удовольствием предоставила бы все хлопоты тете Аните, но вместо этого сказала
«хорошо», правда, безо всякого энтузиазма. На следующее утро я проснулась в отвратительном настроении. По какой-то причине я сама не пригласила Клайва Марча на ужин, и это за меня сделала Бланш Энтони. Мое негодование было столь же острым, сколь и нелепым. Впервые я отправилась в гостиницу в дурном расположении духа. Утром раздался обычный телефонный звонок от Бланш с просьбой вывести Бобо на прогулку, затем пришло письмо от клиентки, которую мне пришлось разочаровать, так как у меня не было машины и я не могла забрать ее собаку, и я стала уже подумывать о том, не стоит ли мне признаться Салли в обмане.
        Я могла бы это сделать благодаря вчерашнему заключению мира с домовладельцем. Но какое-то дурное предчувствие меня удержало. Пусть Салли еще побудет в блаженном неведении. Я по-прежнему размышляла над этим, поглощая яичный салат, когда появился Клайв Марч.
        - И это весь ваш обед? Как же вы готовили до моего появления?
        - Не могу ответить на ваш вопрос. Обычно, когда я помогала Салли, ходила обедать домой или мы ели здесь.
        - Как следует?
        - Обычно да.
        - Тогда почему вы не готовите для себя? Это что, опять глупое стремление не пользоваться кухней? Одной холодной закуски вам явно недостаточно.
        - Все нормально. Дома я как следует ужинаю. И кто бы говорил! Вы же сами едите одни консервы, - едко заметила я.
        - Да, но мой желудок привык к такой еде. Кроме того, я почти каждый день хожу обедать в кафе, и мне пришло в голову как-нибудь пригласить вас. Может, завтра?
        Мне хотелось согласиться, но какой-то демон не позволил.
        - Завтра? Извините, не смогу. Я буду ждать клиентов, которые привезут свою кошку.
        - Тогда послезавтра? В четверг?
        Я покачала головой:
        - Невозможно. В четверг нужно делать прививку другой кошке.
        Хотя обе эти отговорки не были выдуманными, даже мне они показались малоубедительными. Но Клайв равнодушно их принял.
        - Тогда в другой раз, - сказал он и отправился в гараж.
        Когда он вернулся днем, я разговаривала по телефону, и он не мог не слышать, как я извинялась перед владельцем собаки. Когда я положила трубку, Клайв поинтересовался:
        - Вы вынуждены отказывать, потому что у вас нет транспорта? Разве вы или владелец не можете нанять машину?
        - Я не могу. На это уйдут все деньги, к тому хозяйка собаки решила воспользоваться другой гостиницей.
        - Где она живет? Вы умеете водить машину?
        - В сорока милях отсюда, на другом конце графства. Да, я умею водить машину. Иногда я возила Салли. А что?
        - Сможете ехать на моей?
        Я поняла, куда он клонит, и, хотя мысленно провела параллель между его «чудовищем» и «крошкой» Салли, ответила:
        - Думаю, да. Даже уверена.
        Он сухо заметил:
        - Лучше, чтобы вы были твердо уверены. Когда собирались привезти эту собаку?
        - В пятницу. Хотите сказать, что я могу позвонить и согласиться? Вы дадите мне вашу машину?
        - Именно это я и хотел сказать. - И не успела я поблагодарить, как он добавил: - Хорошо, что она не назначила на завтра или на четверг. Тогда пришлось бы отказаться.
        Пятница оказалась одним из немногочисленных по-настоящему летних дней. Когда я приехала в гостиницу, небо было безоблачным и солнце уже пригревало. При виде стоящей перед домом машины я слегка поежилась. Я ожидала получить инструкцию, прежде чем ею воспользоваться, но об этом не было и речи. Неужели я правда смогу? Ощущая на себе критический взгляд владельца автомобиля, я задумчиво рассматривала приборную доску, когда услышала его голос:
        - Машина готова. Когда вы собираетесь ехать?
        - Сначала надо выполнить работу по дому и погулять с собаками. Думаю, около половины двенадцатого.
        - Хорошо. Скажете мне?
        - Конечно. Неужели вы и вправду доверяете мне?
        - Доверяю вам? Одной? Ни разу не видев вас за рулем машины? Боже правый, конечно нет!
        Я разинула рот.
        - Но вы спросили…
        - Умеете ли вы водить, и я имел в виду, есть ли у вас права. Естественно, я не собирался отпускать вас одну. Да, вы сами поведете, но я поеду с вами.
        Я слабо улыбнулась:
        - Честно говоря, я рада.
        - Так я и думал. Ладно, тогда в половине двенадцатого. Как только мы покинем город, сможете показать все, на что вы способны.
        Он сдержал обещание. Через пять или шесть миль Марч остановил машину, и мы поменялись местами. Когда я уселась за руль, он заметил:
        - Поведете до Холмоук-Лейвер, а там остановимся перекусить в «Синем кабане». Ремень безопасности вам подходит?
        - Да, но я собиралась ехать прямо в Стейнтон, ну может, только остановиться выпить кофе.
        Он засмеялся:
        - Думаете, я похитил вас? А что, вполне возможно! И в будущем это послужит вам уроком, чтобы вы не отказывались от приглашения пообедать.
        - Но я не отказывалась, у меня, правда, вчера и в среду было дел по горло. Неужели вы не знаете, что когда получаете отказ, то невежливо настаивать?
        - А вы не знаете, что еще невежливее брать у человека машину, а потом отказываться составить ему компанию за столом? - отпарировал он. - А теперь вперед. Обедаем в Холмоук-Лейвер, и больше никаких споров.
        Освоившись с машиной, я почувствовала себя уверенно. Верх был откинут, волосы развевались на ветру, и я в восторге подставила лицо лучам солнца. Я почувствовала на себе взгляд своего спутника, и, когда выехала на прямую и гладкую, как лента, дорогу, он сказал:
        - Продолжайте.
        В то утро я чувствовала себя спокойно и беззаботно. Мне удалось убедить себя, что первый солнечный день был началом настоящего лета. Я обезумела от скорости и тепла. Раздражающий рев двигателя превратился в музыку, и тут я услышала вопрос:
        - А вы?
        - Что я? - Я перестала петь и засмеялась. - Знаю ли, куда еду? Думаю, да.
        Мне хотелось, чтобы этот день продолжался вечно.
        В деревушке Холмоук-Лейвер не было ничего примечательного, кроме «Синего кабана», известного по всей округе своим гостеприимством, обслуживанием и едой. У барной стойки мы выпили по стакану шерри, а потом отправились в зал, и, может, под воздействием шерри я почувствовала себя с Клайвом Марчем свободно и раскованно.
        Похоже, он тоже расслабился, отбросил свой обычный саркастический тон и рассказал мне о своей работе, о возлагаемых на проект надеждах. Внезапно я поняла, что мне очень хочется, чтобы у него все получилось без малейшей помощи со стороны Бланш Энтони. Когда мы, болтая, уже пили кофе, знакомый аромат духов за моей спиной заставил меня вздрогнуть. Это была Бланш Энтони собственной персоной в сопровождении кудрявого плотного мужчины, который кивнул Клайву. Оба подошли к нашему столику.
        Мужчина представился Грэмом Мортимером из «Пэн-Олеум». Пока он обменивался приветствиями с Клайвом, Бланш заметила:
        - Забавно, что мы все здесь встретились. Когда мы приехали, я заметила машину Клайва и решила, что он один. Я не могла подумать, чтобы вы так легко бросили гостиницу, но вы очень добры, что решили составить Клайву компанию вместо меня, поскольку мне нужно было встретиться с Грэмом.
        На улице по-прежнему светило солнце, но в моей душе наступила ночь. Я взглянула на Клайва Марча и поняла, что он никогда не поехал бы со мной в Стейнтон, если бы Бланш могла пообедать с ним.
        Поэтому сухо ответила:
        - Мы не просто обедали. Мы едем по делу в Стейнтон, рядом с Борнбери.
        - По делу Клайва?
        - Нет, по-моему. Надо привезти собаку. - Когда я поднялась, то заметила безмятежную улыбку на ее лице.
        Вскоре мы с Клайвом ушли. Около машины он спросил:
        - Вы поведете или я?
        - Лучше вы.
        Клайв удивленно посмотрел на меня:
        - А я думал, что мне придется вырывать у вас руль силой.
        - Да, но нам надо успеть вернуться, а вы едете быстрее меня.
        - Как скажете.
        Мы продолжали болтать, но уже не так беззаботно. Клайв коротко рассказал мне о Грэме Мортимере, оказавшемся одной из шишек в «Пэн-Олеум», от которого зависело одобрение проекта. Одним словом, день был безвозвратно испорчен женщиной, которая хотела уколоть меня, не испытывала ко мне симпатии так же, как и я к ней. С моей стороны это была не простая антипатия. В глубине души я понимала причину моего враждебного отношения к Бланш Энтони. Мы обе любили одного мужчину - вот душераздирающая правда.
        Как это могло случиться, ведь я так мало его знала, а он был ко мне совершенно равнодушен? Я украдкой взглянула на него и вспомнила слова «Когда вы влюблены, лето стоит каждый день». Какая тщетная надежда! Какое лето может меня ожидать?

        Глава 4

        После поездки в Стейнтон я ходила, разговаривала и работала, как обычно, хотя меня обуревало желание повесить на дверь табличку «Не беспокоить», а если бы кто-нибудь спросил «Что-то случилось, Лорел? Расскажи мне», я разрыдалась бы от жалости к себе.
        К счастью, никто этого не сделал, и я, должна сказать, не ощущала себя все время несчастной, потому что у меня была возможность хоть иногда видеть Клайва. Я старалась смиряться с мыслью, что он не полюбит меня, и страдала в одиночестве. Клайв! Я уже давно перестала называть его по фамилии и даже стала небрежно произносить его имя вслух дома и в разговоре с Бланш Энтони. Я не могла не показать ей, что не только она одна имеет право на его дружбу и доверие. Клайв и Бланш приходили к нам на ужин, и мне было отрадно видеть, что тетя Анита и дядя Леопольд тут же прониклись симпатией к Клайву. В случае с тетей это было неудивительно, она всегда с готовностью принимала людей, но дядя Леопольд был более избирателен в дружбе, и я была так рада, что Клайв ему понравился, что с удовольствием осталась с тетей Анитой развлекать Бланш, пока мужчины отправились в оранжерею побеседовать об особенностях суккулентов в общем и кактусов в частности.
        - Клайв - знаток пустынной флоры, - был вердикт дяди Леопольда, и я просияла.
        После Стейнтона Клайв разрешил мне брать его машину, когда мне будет нужно забрать животное. Но до этого случая, произошедшего не по моей вине, я ею не пользовалась. Как-то утром Бланш Энтони сообщила мне по телефону, что забирает Бобо домой. Если мне удобно, она подъедет к двум часам. Я согласилась, хотя мне было жаль расставаться с Бобо. Я уже не питала иллюзий, что, забрав его, она перестанет к нам ездить. Нет, я знала, что она будет появляться, когда захочет, оставляя Бобо в машине, а я даже не смогу с ним погулять.
        Пробило два часа, потом три, четыре. Я дважды звонила в Мейпл-Коттедж, но никто не отвечал, а в пять часов я собралась идти к бакалейщику, чтобы успеть к нему до закрытия. Мне пришлось отправиться пешком, так как я отвезла мотороллер в гараж на техосмотр. Клайва не было дома, поэтому я заперла парадную дверь на засов, зная, что если Бланш появится, то не замедлит войти. Но когда я вернулась, ее белый
«мини» стоял у ворот, и она сажала в машину Бобо.
        Я не могла поверить своим глазам. Я же оставила его в запертом вольере!
        - Я ждала вас в два часа, и мне пришлось поехать в город, - сказала я. - Как вам удалось взять Бобо?
        - В два не смогла приехать. Ну, давай же. Бобо! - Бланш раздраженно принялась оттирать пятно на юбке, оставленное его лапами. - Я не знала, когда вы вернетесь, поэтому выпустила его сама.
        - Но вольер был заперт, - заметила я.
        - И что? Я же знаю, где вы держите ключ. - Бланш сузила глаза и похлопала меня по руке. - Ладно, ладно! Я больше ничего не взяла, а если вас беспокоит эта ужасная цепочка, то я оставила ее рядом с вольером.
        Я чуть не задохнулась от такой наглости:
        - Меня беспокоит только то, что вы без спросу взяли ключ.
        - Чтобы выпустить собственную собаку? Да бросьте вы!
        - Он находился под моей ответственностью до самой последней минуты, - ледяным тоном отчеканила я. - И вы не имели права отпирать вольер, где находились другие непривязанные собаки.
        - Да, но вы ведь всегда запираете ворота. Вы сами сказали.
        Моей первой мыслью было «она не заперла вольер и знает об этом» и тут я увидела, как Патрик, молодая нервная немецкая овчарка, которую я привезла из Стейнтона, промчался по дорожке, перемахнул через низкую изгородь и скрылся в неизвестном направлении.
        Надо отдать ей должное, Бланш выглядела не менее потрясенной, чем я. Потом она принялась извиняться:
        - Наверное, он проскользнул за мной в дом… - но я уже отдавала приказания:
        - Дайте мне поводок Бобо. - Я залезла в машину и сама взяла его. - Возвращайтесь в дом и закройте двери. Загоните собак в вольер и заприте его. Обязательно заприте, поняли?
        Бланш пожаловалась:
        - Я не знаю как. Ключ так туго поворачивается, поэтому…
        Я была слишком зла на нее и перебила:
        - Вы же сами отперли дверь. Справитесь, даже если вам понадобится час.
        - Но, как же овчарка? И почему вы взяли поводок Бобо?
        - Догадайтесь. Иду на поиски Патрика. - Я могла бы потребовать ее машину, но за несколько секунд успела передумать. Я воспользуюсь машиной Клайва.
        Я направилась к ней, молясь, чтобы ключ был в замке зажигания. К счастью, он оказался там, и я выехала из ворот. Бланш крикнула:
        - Вы берете машину Клайва? - но я не обратила на нее внимания, только убедилась, что входная дверь захлопнулась.
        Я знала, что Патрик помчался вниз по улице. Но в конце спуска было четыре ответвления, три из которых вели в город, а четвертое - по направлению к деревне. Поскольку собаки видно не было и некого было спросить, я выбрала первую дорогу, решив, что Патрик направился к дому.
        Я ехала по дороге в надежде нагнать его. Потом я вернулась и испробовала второй путь, который вел в самую оживленную часть города с перекрестками и сильным вечерним движением. Я остановилась, чтобы расспросить жителей, но люди хоть и с готовностью шли мне навстречу, никто так и не мог вспомнить, видел ли он овчарку без поводка. Оттуда я выбралась на третью дорогу, а потом на четвертую, ведущую к деревне.
        Я ехала по ней, пока, наконец не поняла, что Патрика там тоже нет. Потом я вернулась осмотреть небольшой переулок и там увидела бегущую трусцой овчарку. Я медленно нагнала пса, потом остановила машину и направилась к нему, помахивая поводком Бобо, словно я просто вышла на прогулку. Все мои попытки чуть не провалились, потому что Патрик резко отдернул голову и собрался удрать. Но мне удалось уговорить его, и он позволил мне прицепить к его ошейнику поводок и отвести его в машину.
        Очевидно, он не питал ко мне злых чувств, потому что спокойно залез в машину и по-королевски развалился на заднем сиденье. До гостиницы было недалеко, и все шло хорошо, пока неожиданно не случилась беда. С крутого отрога холма я увидела крышу фургона, припаркованного с правой стороны, но когда я стала объезжать его, на встречной полосе возникла машина, несущаяся на меня. На мгновение меня охватила паника, я вцепилась в руль и с трудом выиграла несколько спасительных дюймов, чтобы меня не задела встречная машина, дюймов, которые стали парой футов поросшей травой обочины, где я остановила машину Клайва.
        Бедный Патрик свалился на пол, а я дрожала от страха. Мне не хотелось сразу продолжать путь, и я надеялась, что со стороны все это выглядит так, будто мы решили ненадолго остановиться. Но тут меня нагнала другая машина, остановилась в нескольких ярдах и сделала обратный ход.
        Из нее вылезли двое мужчин. Один был мне незнаком, а другой оказался Клайвом. Они направились ко мне, на лице Клайва было написано недоумение. Своему спутнику он сказал:
        - Все в порядке, Боуотер. Спасибо, что подвезли. Это моя машина, думаю, я доеду до дома сам.
        Незнакомец, с любопытством посмотрев на меня и на Патрика, ответил:
        - Ладно, как скажете, - и вернулся к машине, а Клайв жестом пригласил меня пересесть на пассажирское место.
        Я рассеянно спросила:
        - Кто это?
        Клайв ответил:
        - Один парень из «Пэн-Олеум». Отправляете его домой или решили покататься? Эта дорога не ведет к Стейнтону. - Он кивнул на Патрика.
        - Знаю, он у меня на две недели. Просто Патрик сбежал из вольера, и мне пришлось взять машину, чтобы его догнать.
        - Сбежал? Мне казалось, вы очень гордитесь тем, что все звери у вас в безопасности?
        Я испытала искушение. Но поскольку для своего самоуважения было лучше скрыть поступок Бланш от Клайва, чем пожаловаться ему, я ответила:
        - Так и есть, если только ворота заперты. Но Патрик оказался хитрецом и выбежал через дом, когда были открыты и ворота, и двери.
        - Я рад, что вы догадались взять машину. Но, что это значит? Вы что, решили остановиться на пикник по пути домой?
        Я мысленно поблагодарила его за то, что он не отпустил более язвительного замечания, и выдавила слабую улыбку:
        - Боюсь, все не так весело. Я, можно сказать, приземлилась тут после того, как в меня чуть не врезались.
        - Врезались? Как это произошло?
        Я все подробно объяснила, а Клайв, внимательно выслушав, плотно сжал губы и нахмурился.
        - Да, на обратном пути мы тоже встретили этого идиота. Наверное, вы не догадались записать его номер?
        Я слабо хихикнула:
        - Записать номер? А вы как думаете? По-моему, последние ярды я проехала с закрытыми глазами.
        Клайв покачал головой:
        - Только не вы. Вы должны были вести себя хладнокровно, иначе он вас просто протаранил бы. Слава богу, что все обошлось. - Обхватив рукой руль, он внимательно посмотрел на меня. - Все в порядке? Сами поведете?
        Я с благодарностью поглядела на него:
        - Хотите сказать, что я могу продолжить? Если вы мне доверяете, то я готова.
        - Тогда вперед.
        Мы опять поменялись местами, и я безупречно справилась с заданием.
        Машина Бланш по-прежнему стояла у ворот. Клайв вошел прямо в дом, а я повела Патрика в вольер. Чтобы утешить его после неудачного побега, я осталась с ним немного поиграть, потом отправилась на поиски Бланш, чтобы вернуть ей поводок, и столкнулась с ней, когда она шла к своей машине вместе с Бобо. Я пристегнула поводок к его ошейнику и встретилась с враждебным взглядом Бланш.
        - Как вы, должно быть, радовались, обвиняя меня за побег этой собаки! - прошипела она.
        Я небрежно кивнула:
        - Можно сказать, это было самое приятное событие за весь день. На самом деле я не сделала ничего подобного. Когда Клайв спросил меня, как это случилось, ваше имя не было даже упомянуто.
        Бланш недоверчиво уставилась на меня:
        - Трудно поверить! Но если это все-таки правда, почему тогда он отчитал меня? Расспрашивал, где я была, когда это произошло, где были вы? Оставила ли я двери дома незапертыми? Или сама отперла вольер? Конечно, я ничего не отрицала, но если вы даже не намекнули, что это моя вина, то почему он меня подозревает?
        - Должно быть, у него есть шестое чувство. Почему бы и нет? В любом случае все, что ему сейчас известно, он узнал от вас, а не от меня.
        Какое-то мгновение Бланш с сомнением смотрела на меня, затем на ее лице появилась ангельская улыбка, и она заговорила с Бобо:
        - Это ее версия, и она будет на ней настаивать. Ладно, поедем, моя крошка! Мы уже скомпрометированы, ты и я. И не чуть-чуть, а, боюсь, как следует. Правда, не так уж сложно догадаться почему… - С этими загадочными словами она ушла, и я обрадовалась, что Бобо испортил весь театральный эффект, поскольку громко заскулил, когда понял, что я не еду с ними.
        Я увидела Клайва только поздно вечером, когда он вышел во двор и объявил, что отвезет меня домой. Это прозвучало как приказ, и я не стала спорить. Мы остановились перед домом, и внезапно он сказал:
        - Надеюсь, вы простите Бланш. Она очень сожалеет об утреннем происшествии. Интересно, вы решили замять это из-за вашего великодушия?
        - Дело не в великодушии! Когда мы встретились, я уже благополучно нашла Патрика, поэтому решила, что не буду себя уважать, если начну выяснять, кто виноват.
        - И вы не подумали, что любопытство заставит меня поинтересоваться, как это вы вдруг нарушили ваши хваленые правила безопасности? Однако меня заинтриговали ваши слова: «Не буду себя уважать». Если это вам действительно важно, то должен сказать, что вы быстро взрослеете!
        - Правда? За такое короткое время? Ведь я была «непростительно юной»…
        Клайв рассмеялся:
        - Я на это не намекаю, к тому же вы можете утешиться тем, что для того, чтобы повзрослеть, надо сначала побыть молодым. - Какое-то время он изучал меня, потом сказал: - Знаете, юная Лорел, я начинаю понимать, что, несмотря на наше проживание бок о бок, вы по-прежнему для меня закрытая книга; я видел вас только за работой, хотя уверен, что иногда вы тоже развлекаетесь где-нибудь и с кем-нибудь.
        - Конечно.
        - И как? Танцы? Игры? Сплетни? Мужчины? Наверное, целуетесь?
        - Все, что вы перечислили.
        Его глаза сузились.
        - Я сам напросился. Как в тот самый первый день, когда мы скрестили мечи, помните?
        - Тогда вы мне не очень-то понравились, - призналась я.
        - Честно говоря, вы мне тоже. Но с тех пор произошли немалые изменения, вы не находите?
        - Надеюсь.
        - Уверены?
        Мое сердце учащенно забилось, а руки задрожали. Клайв пристально смотрел на меня, словно этот вопрос был для него чрезвычайно важен. Но поскольку я знала, что он вкладывает в него совсем другой смысл, то заставила себя успокоиться. Мне показалось, что я узнала типичную мужскую прелюдию к поцелую, поэтому он уже не отличался от других мужчин, которых я встречала.
        Как можно небрежнее я сказала:
        - Я так не думаю. Не люблю обниматься в машине.
        - Обниматься? - Слово прозвучало словно выстрел. Когда я собралась выйти из машины, Клайв удержал меня за плечи. - Можете мне не верить, но я тоже этого не люблю. Я ни разу не целовал женщину, не будучи уверенным, что этот поцелуй что-то значит хотя бы для одного из нас. Но если вы решили, что я хочу вас соблазнить, то должен сказать, что нужно же когда-то начинать. - Клайв привлек меня к себе, уверенно поцеловал в губы и отпустил.
        Больше не было ничего сказано, и я почти не помню, как вышла из машины. Мне был двадцать один год, и это не был мой первый поцелуй. Но никогда прежде я не напрашивалась сама.
        Почти всю ночь я боролась с ревностью к тем неизвестным женщинам, которых целовал Клайв, и ругала себя за то, что сумела испортить то малое, что произошло между нами. Когда зазвонил будильник, я подумала, что сделала бы все, чтобы остаться в постели. Но меня ждала работа. Я встала с ненавистью к наступившему дню, боясь встретиться с Клайвом лицом к лицу и надеясь, что, по крайней мере, буду избавлена от присутствия Бланш. Интересно, когда он целовал ее, что это значило для них?
        Двери гаража Салли были распахнуты настежь, Клайва видно не было, а в домике на тумбочке стоял прислоненный к стене конверт со словом «Лорел». Я разорвала его. Письмо было напечатано и неразборчиво подписано карандашом:

«Забудьте обо всем. Хорошо? Это была моя ошибка. До сегодняшнего дня у нас были прекрасные отношения, какие должны быть между хозяином и квартирантом. Жаль, что эта глупость могла их перечеркнуть, как вам кажется? Я вернусь очень поздно».

        Это было отнюдь не извинение и не оливковая ветвь примирения. Однако такого укора я не заслужила. Клайв хотел сохранить наши прежние отношения, и за это я была ему благодарна. В этот день я ожидала прихода ветеринара к одной из кошек. Я надеялась, что это будет мистер Лонгин, главный врач, а не мистер Дерек - единственный из его трех помощников, который мне не нравился. Но не пришел, ни тот ни другой. На пороге дома появился незнакомец с копной ярко-рыжих волос, веснушками и широкой улыбкой.
        Он протянул мне руку:
        - Миссис Дьюк? Я Николас Берн, новый врач мистера Лонгина. А, помню, они же мне говорили. Миссис Дьюк уехала, а вы…
        - Лорел Норт. Я замещаю миссис Дьюк. А вы тот самый партнер, которого ожидал мистер Лонгин?
        - И да, и нет, - ухмыльнулся он. - Я тут временно, пока не решу: получить степень или убраться отсюда. - Он с профессиональным видом протянул мне карточку. - Значит, у вас сомнения насчет одной из кошек?
        - Да. - Я описала симптомы болезни, затем отправилась за кошкой. Когда он спросил меня, как ее зовут (бедняжку звали Дамбелл), и позволил сначала погладить ее, я к нему потеплела, понимая всю важность сердечного отношения, а Дамбелл без малейшего протеста вытерпела укол.
        Николас выписал для кошки витамины, и я провела его в ванную вымыть руки. Когда мы проходили по коридору, я решила, что он заметил признаки присутствия в доме Клайва - пару рабочих рукавиц и тяжелый плащ.
        - Может, я ослышался и мне тоже надо называть вас миссис? - уточнил он, выйдя из ванной.
        - Нет, я не замужем, - ответила я и быстро разъяснила ситуацию, пока он собирал свой чемодан. Уходить Николас не спешил, и когда я предложила ему чашечку кофе, с радостью согласился. Мы мирно выпили кофе на кухне и обнаружили, что у нас много общего - конечно, кошки и собаки. К тому же он жил в Озерном крае, как и я когда-то. Мистер Берн жил в трущобах в пригороде Рингдауна и пока не был ни с кем знаком. Я предложила ему прийти к нам пообедать в следующее воскресенье, и он уже пил третью чашку, когда появилась Бланш Энтони.
        Ее приход вызвал у меня вчерашнее раздражение, но по виду Бланш никто бы не догадался, что мы с ней отнюдь не лучшие друзья.
        - Кофе? - прощебетала она. - Можно мне тоже чашечку? - Когда Николас Берн поднялся, она с улыбкой повернулась к нему: - Я вас знаю?
        Я их представила, и, пока готовила кофе, Бланш принялась меня расхваливать:
        - Лорел просто потрясающая, не правда ли? Знаете, она работает весь день, пашет ради зверюшек, которые ей не принадлежат и которым наплевать на все ее труды. О боже! - Она с виноватым видом поднесла к губам палец. - Кажется, я сказала что-то не то. Если вы ветеринар, то должны быть согласны с ней. Лорел делает все одна, к тому же должна опасаться своего хозяина, который может в любую минуту выкинуть ее на улицу. Конечно, я ему не позволю, но, думаю, она рассказала вам про Клайва Марча?
        - Да, ловкий тип. - Николас Берн снова поднялся.
        Отправившись проводить его, я объяснила, кто такая Бланш.
        - Я недолго держала пуделя миссис Энтони. Она подруга мистера Марча, - произнесла я и добавила: - Кажется, они собираются пожениться.
        - Я тоже решил, что она хотела дать понять, что имеет на него виды, - усмехнулся ветеринар. - Кстати, вы серьезно насчет воскресенья? Во сколько мне прийти?
        Я решила не возвращаться в дом, но это не спасло меня от встречи с Бланш Энтони. Я поняла, что Бланш приходила отнюдь не к Клайву, когда, помахав мне шарфом, она направилась к своей машине.
        Я пропалывала огород перед домом Салли и едва подняла голову.
        - Если увидите Клайва, скажите ему, что я забрала шарф, который оставила здесь прошлой ночью, - сказала Бланш.
        - Сегодня я его не увижу.
        - Ладно, тогда в другой раз. - Она остановилась рядом со мной. - Приятный мужчина. Легкая добыча. Поздравляю.
        - С чем? - спросила я, не отрываясь от тяпки.
        - Как будто вы сами не знаете! Кофе на кухне, свежие окурки в пепельнице, его машина перед домом. Я дважды здесь проезжала и видела, что она стоит давно. Если будете правильно с ним обращаться, сможете демонстрировать его в качестве охотничьего трофея.
        - Если только захочу.
        - Естественно. Осмелюсь спросить: неужели есть что-то предосудительное во встречах ветеринара и собачницы? Ясно, что его появление как раз вовремя.
        - Вовремя?
        - Очень удобно. Слушайте, вы же не вчера родились. Не станете же отрицать, что приятно иметь мужчину на крючке, когда тот, о ком вы мечтаете, едва ли подозревает о вашем существовании. Конечно, если только вы уловками не заставляете его совершать ради вас рыцарские поступки. Стоит запомнить, что мужское эго ласкает возможность совершить какой-нибудь благородный поступок, не придавая ему особого значения.
        Я отряхнула тяпку и поднялась на ноги.
        - Догадываюсь, что вы имеете в виду Клайва?
        - А кого же еще? Неужели вы думаете, я не понимаю, почему вы с самого начала так невзлюбили меня? Боже мой, я же видела, как вы злились! И не говорите, что вас не предупреждали. Зачем тогда мне было говорить вашей тете о наших с Клайвом отношениях?
        - Вы ведь помолвлены?
        - Пока еще неофициально…
        - Но вы хотели, чтобы я знала. Зачем?
        - Я же объяснила! Потому что если вы имеете виды на Клайва, то впустую тратите время.
        - А почему это вас беспокоит? - И, не дожидаясь ответа, я продолжала: - Если у вас действительно так хорошо развита интуиция, то вам следует знать, что для рождения романтических мыслей нужна особая почва. Вы знаете, какие у нас отношения с Клайвом. Вы видели нас вместе и отдельно. Можете ли вы быть уверены, что кто-то из нас находится в опасной близости от зарождения чувства?
        - Я не говорила, что он в опасности…
        Но я увидела, что Бланш польстили мои слова об интуиции, и она поддалась на мои фальшивые заверения в том, что любовь без огня зачахнет. Она небрежно произнесла:
        - Я хочу сказать, что если вы влюблены в него, то это просто обуза, учитывая его работу. Мужчины не любят обманывать женщину и почти никогда не делают это тактично.
        - Знаете по вашему опыту? - не удержалась я.
        - Я просто была свидетелем, - отрезала Бланш.
        Она ушла, а я задумалась, удалось ли мне ее убедить в моем безразличии к Клайву? Бланш была права в одном. Дружелюбная болтовня с Николасом Берном помогла сгладить неприятный осадок от вчерашнего происшествия. Вернувшись к прополке грядок, я принялась мечтать о воскресенье.
        Я поняла намек Клайва, и на следующий день мы встретились как ни в чем не бывало. Сначала мне было трудно смотреть ему в глаза. Но когда я все-таки решилась, то увидела в них обычный интерес, и ничего больше.
        Я рассказала тете Аните про Николаса Берна, и она тут же прониклась заботой о нем, как прежде о Клайве. Я сказала ей, что Николас, по крайней мере, может общаться с хозяйкой дома, но тетя по-прежнему беспокоилась, кто ему стирает и тому подобное. Ее не убедили мои слова о том, что прачечные - это настоящее спасение для холостых мужчин.
        Но больше всего меня удивил дядя Леопольд, который попросил меня в разгар обсуждения планов на воскресенье отнести от него записку Клайву. Четким учительским голосом он объяснил:
        - Я подумал над вопросом, который он поставил передо мной, и так как мне в голову пришло решение, я предлагаю ему обсудить его, если он найдет это возможным. - Поверх очков дядя Леопольд посмотрел на тетю Аниту: - Думаю, ты можешь еще раз пригласить его на обед, милая? Возможно, в воскресенье?
        - Конечно. В это воскресенье, и пусть он познакомится с новым другом Лорел. - Тетя Анита повернулась ко мне: - А как насчет миссис Энтони? Ее тоже позвать?
        Слава богу, дядя Леопольд помешал мне закричать «нет». Он объяснил, что они с Клайвом будут обсуждать технические вопросы. Вряд ли это заинтересует Бланш. После обеда я буду развлекать моего нового знакомого, а…
        - А я буду мыть посуду? - поддразнила его тетя Анита и поцеловала его в лысину.
        Итак, записка дяди Леопольда содержала приглашение, и я передала ее Клайву. Он быстро прочитал послание и спросил:
        - В воскресенье? Да, хорошо. Поблагодарите мистера Норта, Лорел. Я приду. - И сел, медленно перечитывая письмо.
        Я хотела оставить его, но внезапно он поднял голову:
        - Похоже, ваш дядя что-то придумал. Он сказал вам, в чем дело?
        - Только то, что придумал какое-то решение.
        - Он был очень заинтересован и понял, с какими трудностями мы сталкиваемся, потому что много знает о растительности в пустынной зоне. Ваш дядя считает, что
«Пэн-Олеум» может принять наш проект орошения, если мы представим его в миниатюре. Он предлагает создать модель песчаной дюны в аэродинамической трубе; обработанные и необработанные ростки будут подвергаться порывам ветра со скоростью от десяти до шестидесяти с лишним миль в час, а результаты потом сравним.
        - Думаете, это сработает? - с сомнением спросила я. - И кто будет строить аэродинамическую трубу?
        Клайв усмехнулся:
        - Воротилы из «Пэн-Олеум». Но если необходимо, я сделаю ее собственными руками. Интересно…
        Он замолчал, рассеянно глядя на письмо дяди Лепольда, и, видимо, не заметил моего ухода. Если это действительно открытие, которого он так ждал, я должна быть рада. Но я думала о том дне, когда истекут три месяца его пребывания в Англии. Если бы кто-нибудь сказал, что я с ужасом стану ждать его отъезда, я бы едко ответила: «Да вы шутите!»
        Осенью Салли вернется в гостиницу, а может и нет, в зависимости от состояния Джона, а я опять буду работать у Алмы Фрейн. Как я могла знать, что всего несколько недель спустя осень станет для меня временем года, когда Клайва больше не будет рядом, а я останусь наедине с этим летом, которое нужно забыть?

        Глава 5

        У меня было такое чувство, что пройдет совсем немного времени, прежде чем Николас Берн попросит называть его просто Николас, что и произошло в то воскресенье за рюмкой шерри перед обедом. Однако он сделал это предложение тете Аните, которая так и просияла:
        - Конечно же! Я принадлежу к тому поколению, которое никогда без спроса не называло людей по имени. Но мне это нравится, словно падают какие-то барьеры. А вы как думаете, мистер Марч? - обратилась она к Клайву.
        Он потягивал шерри.
        - Это экономит время. И если бы не были преданы своим убеждениям, то спросили бы:
«А вы что думаете, Клайв?»
        Тетя Анита весело рассмеялась:
        - Так и следовало спросить! Но должна признаться, что немного слукавила. Я действительно называю вас по имени с тех пор, как это начала делать Лорел. Надеюсь, вы не возражаете?
        - Почему я должен возражать? Это так естественно в кругу друзей. В любом случае, если я называю Лорел по имени, то ожидаю, что она просто ответит: «Привет!»
        Это вызвало всеобщий смех, и мы приступили к обеду. Клайв удовлетворил любопытство Николаса о своей работе. Он объяснил, что в основном мелиораторы представляют собой сборище людей различных национальностей. Они живут в передвижных лагерях, а примитивная штаб-квартира располагается в ближайшем городе. Сейчас их финансовое положение было очень стесненным, но если бы нашлись спонсоры, понадобилось бы всего несколько лет на создание оазиса. Оттуда оставался бы лишь один шаг до самостоятельных городов-садов в пустыне - целых населенных пунктов там, где раньше ничего не было.
        Николас спросил:
        - Но для ваших энтузиастов это унылая жизнь. Никаких жен и подруг?
        Клайв покачал головой:
        - Никаких подруг, если не считать местных жительниц. Но некоторые рабочие уже женаты. Эти женщины готовы делить с ними все тяготы.
        - Какие именно?
        - Подумайте сами. От них требуется больше мужества, чем от мужчин. В повседневном смысле никаких магазинов, кухонных приспособлений, чудовищный климат. С другой стороны, чувство юмора, мужество, вера, и, возможно, самое неприятное - то, что приходится лишь делить свое место с мужем, а не занимать то, которое принадлежит по праву. Некоторые женщины на это способны, а другие нет, но кто их может винить?
        Я не могла представить Бланш среди таких женщин, что доставило мне пусть и недолгое, но все же, удовольствие. Ревность подсказала мне, что, говоря о тех, которых нельзя винить, Клайв имел в виду именно Бланш. А другие? Относил ли он меня к ним? И как это узнать, если мне не дали даже маленького шанса?
        После обеда дядя Леопольд и Клайв уединились, а Николас, которому нужно было сделать несколько звонков по работе, попросил меня поехать с ним. Я согласилась. Мы выпили в кафе по чашке чая, и когда Николас захотел поговорить о Клайве, я не противилась, испытывая удовольствие оттого, что могу называть вслух его имя так привычно, словно это совершенно безразличный мне человек, а не тот, который был для меня всем на свете.
        Николас заметил:
        - Он, конечно, прав. Не каждая девушка согласится делить своего мужа с чем-то еще: с работой или другими людьми.
        Я ответила:
        - Вы имеете в виду жен священников или врачей?
        - Представителей всех творческих профессий, от физиков-ядерщиков до поэтов. Или поэты того не стоят?
        Я засмеялась:
        - Откуда мне знать? А вы несправедливы к девушкам. Многие могут привыкнуть к чему угодно, если только… - Я заменила слова «они влюблены» на «им придется» и добавила: - Я бы могла.
        Николас быстро глянул на меня.
        - Да, вы могли бы, - с готовностью согласился он.
        Он завез меня в гостиницу к вечеру, как раз когда вернулся Клайв. Мы поговорили, стоя рядом с машиной Николаса. Клайв сообщил, что они с дядей Леопольдом продвигаются все дальше, потом Николас уехал, а мы с Клайвом отправились в дом, и я не видела его весь вечер.
        После этого он еще несколько раз приходил к нам домой, но днем, когда я была на работе. Бланш Энтони по-прежнему часто появлялась в гостинице и именно тогда грубо разбила мою наивную надежду на то, что Клайв поймет, что она не создана ни для полной лишений жизни, ни способна делить успехи со своим мужем. Насчет этого она была вполне откровенна. По ее мнению, это не имело никакого значения, и она не собиралась вести жизнь соломенной вдовы в Лас-Пальмасе или каком-либо другом месте. Насчет Клайва у нее были другие планы…
        Когда ей было выгодно, она мастерски могла забывать предыдущие размолвки. Бланш совершенно не ценила время других людей. Когда она как-то зашла в пристройку, где я писала письмо Салли, мне пришлось отложить его в сторону и вместо этого начать разбираться в ящиках стола. Бланш предложила мне сигареты, а когда я отказалась, закурила сама. Откинула голову назад, выгнув шею.
        - Где Клайв? - спросила она, возведя глаза к потолку.
        - Отправился в «Пэн-Олеум» договариваться насчет демонстрации аэродинамической трубы, - ответила я.
        - Аэродинамическая труба? Фу! Он попусту тратит время.
        - Скажите ему об этом, - посоветовала я.
        Бланш взглянула на меня:
        - Я не настолько наивна. Стоит перерезать веревку у воздушного змея, как он улетит. Ну, уж нет! Я умею держать язык за зубами, поэтому, когда «Пэн-Олеум» созреет, Клайв сможет обманывать себя, что сам добился всего.
        - Так и будет. Возможно, если не считать идеи, которую подал ему мой дядя.
        - Не стоит верить. Если бы «Пэн-Олеум» увидели бы для себя выгоду, сразу вцепились бы обеими руками. И для чего, по-вашему, я обхаживала этого ужасного зануду Грэма Мортимера, если не для того, чтобы продать им идею Клайва? Когда я добьюсь успеха, Клайв и его бесценный проект достигнут своей цели, я уверена, что он не станет интересоваться, почему это произошло.
        Я усмехнулась:
        - Похоже, вы очень уверены в своей способности убеждать.
        - Точно. В конце концов, если не поможет обаяние, всегда есть… - Бланш замолчала, и ее губы уродливо искривились. - Я вдова благодаря небрежности «Пэн-Олеум», иначе в моем возрасте я не получала бы от них содержание. До сегодняшнего дня я на многое смотрела сквозь пальцы, но больше так продолжаться не будет.
        Мне стало дурно. Здравый смысл подсказывал мне, что такая влиятельная организация, как «Пэн-Олеум», не испугается подлого шантажа. Но мысль о вовлечении Клайва в это преступление почти заставила меня поверить Бланш.
        - Вы не посмеете! Даже если вам удастся таким образом помочь Клайву, что, если он узнает?
        Она пожала плечами:
        - Слышали когда-нибудь, чтобы победитель настаивал на повторном подсчете очков? Он же получит финансовую поддержку. Неужели он станет выражать недовольство?
        Мне хотелось закричать «Да! Клайв не такой», но вслух я произнесла:
        - Я бы на вашем месте поддерживала его, чтобы он добился успеха собственными силами. Но когда все получится и вы поженитесь, а он вернется к своей работе, сможете ли вы вынести условия, которые вас ожидают?
        Бланш с сожалением улыбнулась:
        - Дорогая моя, с деньгами «Пэн-Олеум» мне не придется ничего «выносить». Если я обеспечу его будущее, Клайву не понадобится самому содержать себя.
        - Но он захочет! Это его мечта.
        - Придется ему проснуться. Конечно, он будет заниматься этим проектом. Но только не в палатке. Он будет руководить операциями из более цивилизованного места, например, из Лас-Пальмаса.
        - Но он не работает в «Пэн-Олеум».
        - Не говорите мне! Он всегда сможет перейти, если только «Пэн-Олеум» предложит выгодные условия, и я должна сказать, что так и будет. - Она вдавила окурок в пепельницу и поднялась, разглаживая невидимые складки на брюках. - Мне пора идти. А вы занимайтесь своими делами. Наверное, думаете, как бы спасти Клайва от жестокой Бланш? Кстати, как поживает ваш ручной приятель, тот самый с рыжими волосами и улыбочкой? Ездили с ним на прогулку?
        - Пару раз.
        - Да, Клайв мне говорил. Я сказала, что, по-моему, это вам пойдет на пользу, все эти ухаживания, а он ответил… - Внезапно она замолчала. - Что это?
        Я проследила за направлением ее пальца.
        - На что это похоже?
        - Кровать, - пояснила я.
        Бланш хихикнула:
        - Ну, ну, похоже, вы не теряете времени даром.
        - Что верно, то верно, - рявкнула я. - Смотрите: шелковые черные простыни и подушки с монограммами. - В гневе я встала из-за стола и откинула домотканое покрывало, обнажив тиковый матрас. - Если хотите знать, - добавила я, - это принадлежит Салли Дьюк, кровать здесь уже много лет, и я ею никогда не пользовалась.
        Однако Бланш это не смутило.
        - Ну, если вы так говорите. Странно, что я ее раньше не замечала.
        Она ушла, оставив меня в ярости. Успокоившись, я вспомнила, что так и не узнала, что же Клайв сказал про меня и Николаса, но отдала бы все на свете, чтобы узнать.
        Я надеялась, что Клайв будет держать меня в курсе своих аэродинамических экспериментов. Но мы с ним почти не встречались, и мне пришлось обратиться за разъяснениями к дяде Леопольду. К счастью для меня, он был настроен оптимистично. Они вместе рассчитали скорость, давление и силу сопротивления, а Клайв построил рабочую модель. Нет причины, почему эти доказательства не убедят «Пэн-Олеум», заявил дядя Леопольд, недоумевая, почему меня это интересует. Я не ожидала, что мое беспокойство будет так заметно, особенно дяде Леопольду, который, несмотря на всю свою доброту, не был склонен разбираться в человеческой натуре. К счастью для моей гордости, он нашел неверную причину.
        - Догадался! - заявил он. - Ты хочешь, чтобы у этого парня все получилось и, чтобы он поскорее уехал, а ты осталась одна, верно?
        Я ответила, что ничего подобного, мы прекрасно ладим и, когда придет время, я буду даже сожалеть о его отъезде - самое большое преувеличение, о котором дядя Леопольд даже не догадывался.
        Тем временем мы с Николасом виделись все чаше. Он приходил в гостиницу исключительно по делам, но тетя Анита, которой он пришелся по душе, приглашала его заходить в любое время, и частота его посещений деревни Родиам в обеденные часы стала предметом шуток. Тетя Анита относилась к нему по-матерински, дядя Леопольд восхищался им, а мои отношения с Николасом складывались прекрасно. Однажды поздно вечером, когда я вышла его проводить, он поцеловал меня немного застенчиво, потом отступил на шаг и приподнял мое лицо.
        - Тебе понравилось? - поинтересовался он.
        Я поколебалась всего долю секунды, а когда ответила «да», это не было неправдой, хотя я понимала, что с этого момента Николас предстал передо мной в новом тревожном свете. Он влюбился в меня, и если бы не Клайв Марч, я ответила бы ему взаимностью. В конце концов, это был домашний человек, с которым я была бы счастлива в браке, и когда я ответила на его поцелуй, то сумела на мгновение убедить себя, что люблю именно его, а не Клайва.
        Однако в этом поцелуе не было самого главного: он никак не трогал мое сердце. Я не хотела, чтобы это повторилось, поэтому Николас стал моей проблемой, которую нужно было решать.
        От него мы услышали несколько тревожных новостей, которые затем появились в местной газете.
        Часть города являлась спутником Лондона, в котором проживали разочарованные, озлобленные хулиганы, в лучшем случае доставлявшие небольшие неприятности, а в худшем - склонные к настоящему вандализму. Больше всего они обожали разнообразие: иногда толпой маршировали по тротуарам, расталкивая прохожих, иногда срывали ворота с петель или сбивали дорожные указатели. Порой они затихали на несколько месяцев, чтобы потом начать действовать с удвоенной энергией. Последним их
«подвигом», по словам Николаса, была попытка ворваться в вольер с редкими птицами в ботаническом саду. К счастью, она была предотвращена ночным патрулем. Но пару дней спустя Николас позвонил мне в гостиницу и сообщил, что ночью в клинику мистера Лонгина ворвались вандалы. Там дежурил лишь один человек. Одна собака сбежала, но позднее ее нашли, однако клинике был причинен большой вред.
        - Я хотел предупредить тебя, Лорел. У тебя безопасно?
        - Вполне, - ответила я. - Ты думаешь, они могут наведаться и сюда? - Я не могла сдержать тревогу.
        - Возможно. Прошлой ночью их не поймали. На твоем месте я обратился бы в полицию и попросил бы их ночью последить за гостиницей.
        - Хорошо, - пообещала я. - Хотя, конечно, когда я ухожу, в доме остается Клайв Марч.
        - Все равно, - настаивал Николас, и я опять пообещала сделать так, как он советует.
        Полицейские пошли мне навстречу и заверили меня, что «будут поблизости», но после звонка я на всякий случай решила проверить, насколько крепка моя оборона.
        Дом, гараж и ворота во двор можно было запереть, и забор был слишком высоким, чтобы перелезть через него, разве что с помощью лестницы. Собаки будут в отдельных вольерах, а кошки - заперты в клетках.
        Позади дома шла узкая тропинка, являвшаяся слабым звеном в моей системе безопасности. Однако изгородь была сделана из проволоки высотой восемь футов, тропинку обрамляли разросшиеся кусты ежевики, и я напомнила себе, что остается еще Клайв.
        Он уже уехал, когда я пришла на работу утром, а днем Клайв позвонил и сообщил, что на ночь останется в Лондоне.
        - Все в порядке? - торопливо спросил он.
        - Да, - ответила я. А что мне еще оставалось? Но когда он положил трубку, я все еще слушала гудки и думала.
        Я не могла обратиться к Николасу за помощью, потому что он сказал, что не работает и собирается отвезти в лондонский театр свою любимую тетю. Значит, эту проблему я должна решить сама. Я знала, что у меня не будет ни минуты покоя, если я оставлю гостиницу на ночь незащищенной. А это значит, я должна остаться здесь сама, но если тетя Анита узнает, что эти типы по-прежнему бесчинствуют, она не одобрит моего решения.
        Мне оставалось лишь надеяться, что тетя Анита ничего не знает, и, когда я вернулась домой к ужину, моя уверенность в этом лишь возросла. К счастью, она была уже в курсе того, что один котенок, недавно родившийся в моей гостинице, очень слаб, и хотя я собиралась принести его домой, специально оставила его в клетке в качестве оправдания, почему не буду ночевать дома.
        Тетя Анита забеспокоилась:
        - Ты уверена, что все будет в порядке, дорогая?
        Я могла на это только надеяться.
        - А что такого? Салли всегда там ночевала, - напомнила я.
        - Но это ее дом.
        - Ну и что? Даже если бы Клайв был на месте, разве можно рассчитывать, что он станет поить котенка молоком каждые два часа? - Приведя этот аргумент, я быстро сбежала, чтобы тетя не принялась меня уговаривать принести котенка домой.
        Я с грустью думала, что у котенка почти нет шансов, потому что мамаша отказалась от него и его приходилось кормить из ложки или из соски. Вернувшись в гостиницу, я тут же занялась кормлением, затем потеплее завернула котенка в одеяло и приступила к моему ночному бдению. Интересно, свет в доме и пристройке горит или выключен? В доме, конечно, выключен, решила я, полиция могла бы увидеть освещенные окна и разбудить меня. Я взяла спальный мешок Салли, прихватила пару подушек и расположилась на кровати в пристройке, время от времени отхлебывая из принесенной фляжки кофе и освещая фонарем спящего котенка.
        Через два часа я опять покормила его и до этого момента совершенно не спала, напряженно вслушиваясь в тишину. Один раз я услышала, как кто-то пробовал открыть ворота. Я решила, что это дежурный полицейский, успокоилась и тут же услышала скрип гравия под тяжелыми, размеренными шагами, удалявшимися прочь. Я не собиралась засыпать и могла бы поклясться, что не сомкнула глаз, когда меня разбудил другой шум, источник которого я не могла определить, после чего воцарилась еще более жуткая тишина.
        Я сонно подумала, что все-таки заснула, выбралась из спального мешка, нащупала фонарь и выбралась во двор. Хотя этот шум мог быть чем угодно, на улице стояла мертвая тишина, вольеры были заперты, лишь изредка доносилось сонное шевеление спящих собак. Но когда я обернулась на дом, мое сердце в ужасе забилось. Блуждающий свет фонаря отразился в ближайшем окне, и тут что-то, возможно стул, упало на пол, а окно превратилось в освещенный квадрат.
        Опять полиция? Но я же заперла дом! Они не могли попасть внутрь. Но кто-то же туда вошел, кто-то с фонарем задел стул в поисках выключателя. Сомневаюсь, могут ли волосы вставать дыбом, но с моими в тот момент, точно произошло нечто подобное. Я решила, что лучше бы иметь дело с целой шайкой хулиганов, чем с этим незнакомцем, который медленно пробирался ко мне. Из окна он мог заметить свет моего фонаря, я выключила его и стояла не шевелясь, словно притянутая к земле магнитом.
        Я ждала. Прошла минута, вторая - ничего. Никакого шума, никакого света. Потом распахнулась кухонная дверь, ведущая во двор, и я уставилась на темные очертания фигуры, но тут луч фонарика, описав широкую дугу, ослепил меня.
        Я отпрянула в сторону, прикрыв глаза рукой, и крикнула:
        - Клайв!
        Смеясь и плача от радости, я бросилась к нему, и ему пришлось обнять меня, чтобы я не упала. Теперь была его очередь удивляться. Он отстранил меня, но продолжал поддерживать.
        - Лорел! Черт возьми! Что вы тут делаете?
        Я невпопад спросила:
        - А вы? Вы же сказали…
        - Подумаешь, что я сказал! Я передумал и решил вернуться. Но вы не ответили на мой вопрос. Почему вы здесь? Вы знаете, сколько сейчас времени?
        Я выдвинула предположение:
        - Возможно, уже за полночь?
        - Почти два часа утра. Итак? - Он отодвинулся в сторону, и я прошла на кухню, чувствуя себя непослушным ребенком.
        - Я ведь не знала, что вы решите вернуться.
        - По телефону вы сказали, что не возражаете, - напомнил Клайв.
        - Да, но так получилось, что я не могла оставить дом без присмотра. Николас предупредил меня, что эти вандалы, ну, которые вломились в ботанический сад, опять взялись за старое и…
        - Берн позвонил вам, но ничего не предпринял?
        - Он не мог, - вступилась я за Николаса. - Ему нужно было уехать, он посоветовал мне обратиться в полицию, но тогда я думала, что вы вернетесь. Когда же вы позвонили, я решила сама здесь заночевать на всякий случай.
        - Какое безумие! Что бы вы могли сделать одна, если бы что-то случилось? Я удивлен, что ваши родственники не возражали.
        - Они еще не знают, что хулиганы ворвались прошлой ночью к мистеру Лонгину, - призналась я. - Я сказала тете Аните, что хочу присмотреть за больным котенком. И это почти правда.
        - Они знали, что меня не будет?
        Я кивнула, и Клайв перебил меня нетерпеливым жестом:
        - Но, милая моя, какое вы имели право обманывать свою тетю и намеренно искать неприятностей на свою голову? Вас следует хорошенько отшлепать. И почему вы мне все не рассказали, когда я звонил?
        - Не хотела. К тому же мы разговаривали всего минуту.
        - Могли бы и сказать. Или вам нравится ходить по краю пропасти?
        - Конечно, нет. Мне ужасно не хотелось здесь оставаться. Но поскольку животным угрожала опасность, я не могла поступить иначе. В конце концов, если бы эти типы вдруг появились, собаки и кошки не смогли бы защититься, а я бы могла позвонить в полицию.
        - Однако вы ночевали не в доме поближе к телефону! Вы не знали, кто я, и все равно полусонная вышли во двор посмотреть, выдав ваше местонахождение фонарем. Вот и я, тюкните меня по голове!
        Я неловко ответила:
        - Я не собиралась выходить. Просто услышала какой-то шум.
        - Наверное, это была моя машина. Я пытался разглядеть замочную скважину и не включал свет, пока не наткнулся на стул в кухне. Ну что ж, что сделано, то сделано. А теперь собирайтесь, я отвезу вас домой.
        Тут я подумала, что мне придется все объяснять, и заупрямилась:
        - У меня действительно больной котенок, и если уже почти два часа, самое время его покормить. Это придется делать еще дважды до утра.
        - Что с ним случилось?
        - Это самый маленький котенок из всего окота. Кажется, он не выживет, а матери все равно. Приходится каждые два часа кормить его из ложки детской смесью, и я подумала…
        - Хватит, - перебил меня Клайв. - Вы не будете спать в пристройке. Там буду спать я. Переходите в комнату миссис Дьюк и возьмите с собой вашего пациента. А если услышите хулиганов, сидите и не высовывайтесь, ясно?
        - Да, спасибо, - слабо поблагодарила я, потому что на такое даже не могла надеяться.
        Значит, утром я смогу поехать домой на мотороллере, и, если тревога окажется ложной, никто не станет предъявлять мне претензий.
        Клайв принес мне необходимые для кормления предметы, и я взяла котенка в комнату Салли, где была уже наполовину застелена кровать. Клайв посмотрел, как я пыталась протиснуть между маленькими челюстями соску с молоком, а потом, показав на мои брюки и рубашку, заметил:
        - Вам в этом будет неудобно спать. Разбудить вас часа в четыре?
        Я отказалась. И хотя думала, что вряд ли усну, все равно завела будильник Салли. Клайв на прощание произнес:
        - Спокойной ночи и не смейте не спать. - На мгновение он склонился над коробкой, где лежал котенок, и сказал: - Не удивляйтесь, но я слышал, что некоторые пользуются замочной скважиной под дверной ручкой.
        Что он хотел этим сказать? Я не поняла, а когда Клайв ушел, внезапно догадалась. Это был намек на ту постыдную сцену в его машине, когда я решила, что он собирается ко мне приставать, а у него этого даже в мыслях не было, и хотя он обещал «замять» этот поступок, но не сумел удержаться, чтобы не подколоть меня, когда представился случай.
        Полагаю, я должна была быть благодарна ему за то, что он не стал ждать, как я буду мучительно оправдываться, но в одном я была совершенно уверена. Встретившись с ним лицом к лицу утром, я ни одним движением не показала ему, что поняла его намек. Ночь прошла спокойно, но я не могла уснуть. Я покормила котенка в четыре, однако в шесть он отказался от пищи. Уже рассвело, и я, спустившись вниз, столкнулась в прихожей с Клайвом. Он небрежно заметил:
        - Шесть часов, а вы уже на ногах?
        Я была так обеспокоена состоянием котенка, что даже забыла притвориться.
        - Боюсь, в этот раз я проиграла. Котенок отказался от еды.
        - Да? - Клайв взял у меня коробку и приподнял покрывало. - И что теперь?
        - Он погибнет, если только…
        - Вы говорите, мать отказывается его кормить? Почему бы не попробовать еще раз?
        Я покачала головой:
        - Бесполезно.
        - И, даже не пробуя, вы уверены в поражении? Где мать и остальные котята? Полагаю, есть и другие?
        - Да, трое. Она в вольере, и остальные котята сосут хорошо.
        Клайв опять заглянул в коробку и обратился к котенку:
        - А ты, малыш, что же, не можешь бороться? Брось, покажи своей мамочке, что ты тоже настоящий мужчина, не хуже других. Пожалуйста. Попробуем? - обратился он ко мне.
        Я боялась, что это бессмысленно, но все-таки взяла ключ, и мы отправились к клеткам. Кошка-мать выбрала для кормления крышку от пустой коробки, и когда я положила рядом котенка, то чуть не заплакала, увидев, как он слепо тыкается мордочкой во все стороны в поисках матери.
        Мы с Клайвом опустились на колени рядом с клеткой. Я начала:
        - Она не будет… - но Клайв прижал мою ладонь к полу.
        - Ш-ш! Она его обнюхивает, - прошептал он.
        Так и было. Без всяких церемоний кошка оттолкнула своих отпрысков и уселась, нюхая воздух. Котенок пискнул, мать сделала шаг к нему, быстро лизнула крошечную голову и приветливо мяукнула. После этого она грациозно скользнула на свое место, подпустив котенка к теплому боку, и принялась его кормить под аккомпанемент мурлыканья - самых сладких звуков в мире.
        Через минуту я высвободила свою ладонь и уселась на пятки, испустив долгий вздох. Клайв сел рядом.
        - Теперь все будет хорошо? - спросил он.
        - Да, я надеюсь.
        - Да благословит ее Бог за то, что она оказалась такой благоразумной мамочкой. Если вас она обеспокоила, то меня просто вогнала в холодный пот!
        Клайв встал, подал мне руку, и я поняла, что, будь он даже моим врагом, я простила бы ему все на свете за эти искренние слова, словно ему было не все равно, выживет этот жалкий котенок или нет.

        Глава 6

        Банда хулиганов, видимо, была склонна к разнообразию. Гостиницу они не тронули, зато несколько ночей спустя, посмели вломиться во двор к служащему ВВС, чья собака без поводка бегала на улице.
        Собака схватила одного из вандалов и держала его, а другие позорно бежали. Чтобы получить свободу, жертва собачьих зубов покорно упала на землю, остальных схватили, и больше они не беспокоили окрестных обитателей.
        Холодное лето шло своим чередом, а вместе с ним продвигалась и моя работа в гостинице для домашних животных. Независимо от погоды люди уезжали в отпуска; каждый день они привозили своих кошек и собак, которых нужно было принимать, размещать, выгуливать, при необходимости вызывать ветеринара и передавать владельцам. Мой стол в пристройке был завален бумагами. Мне пришлось найти помощницу для мытья посуды и приготовления пищи, утром я приезжала намного раньше обычного, а вечерами уходила позже, и если бы я не знала прежде, с каким трудом доставался Салли каждый пенни, то теперь у меня появилась прекрасная возможность это выяснить.
        Мне также пришлось узнать, до какой степени Салли была вынуждена вникать в чужие дела. Она всегда говорила, а теперь и Николас подтвердил, что любовь к зверью может перейти любые барьеры. Не успеваете вы и глазом моргнуть, как уже все знаете о каждом питомце, да и о его владельце тоже. А потом оказывается, что вы находите хорошего друга или, в худшем случае, оказываетесь посвящены в чужие проблемы, которые не дают вам спать по ночам.
        Мне это пришлось испытать на себе, когда однажды я встретилась со старым мистером Эваном Морганом на скамейке в парке.
        Стоматолог, к которому ходила тетя Анита, жил в Рингдауне, и мне пришлось оставить в гостинице одну помощницу, а самой поехать с тетей на автобусе. Пока она была у врача, делать мне было совершенно нечего.
        День выдался славный. Парк Рингдауна у стен древнего аббатства был полон народа, детских колясок и летающих в воздухе мячей. После дождя лужайки приобрели такой яркий зеленый цвет, о котором, говорят, всегда грезят узники, а клумбы сверкали всеми цветами радуги.
        Я нашла свободное место и присела на скамейку, наслаждаясь окружающей красотой. Мимо меня проходили отдыхающие, и я заметила рядом с собой согнутую фигуру с плетеным домиком для кошки у ног.
        Старик сидел, наклонившись вперед, зажав между колен узловатые морщинистые пальцы. То и дело он просовывал руку в окошко домика, а потом опять принимал прежнее положение.
        Наконец любопытство победило.
        - Можно мне поговорить с вашей кошечкой? - спросила я. - Я их очень люблю.
        Мужчина вздрогнул и схватился за ручку корзинки. Однако, поняв мой вопрос, успокоился и заулыбался.
        - Поговорить с моим Таффи? Почему бы и нет? - ответил он и собрался было открыть домик, но я объяснила, что могу поздороваться и через окошко.
        Внутри сидел молодой дымчатый кот с едва заметными пятнышками на шкуре. С вечным кошачьим терпением он свернулся клубком, подобрав под себя лапы, однако вежливо протянул одну, чтобы поиграть со шнурком, который я просунула в окошко. Тогда я просунула внутрь палец и погладила кота по голове.
        - Куда вы его несете? - спросила я.
        - Несу? Я просто взял его с собой погулять. - Старичок говорил с легким валлийским акцентом.
        - Вы всегда берете его с собой?
        - Приходится. - Его блестящие глаза затуманились. - Я не могу уходить далеко, но мне нравится тут сидеть и любоваться цветами, а когда я ухожу, то не могу оставить Таффи одного. Они этого не любят.
        Я догадалась о существовании какой-то трагедии.
        - Кто они? - спросила я.
        - Люди, с которыми я живу. Сын моей сводной сестры и его жена. Лен и Элси. Они добры ко мне, правда, она немного резковата. У них хороший дом и маленький ребенок. Но теперь они мне говорят, что не рассчитывали, что я привезу с собой Таффи, а если бы знали, то… - Его подбородок задрожал, и он замолчал. Потом поведал мне всю историю.
        Старичка звали Эван Морган, всю жизнь он провел в «трущобах» Ронда-Вэлли. Но несколько месяцев назад он овдовел и тогда согласился переехать к своей племяннице, забыв ей сказать, что привезет с собой Таффи.
        В конце концов, родственники узнали, как старички подобрали грязного бездомного котенка, выходили и откормили его. Поэтому мистер Морган и подумать не мог, что в доме племянницы не найдется места для Таффи. Не думал он и о преувеличенном страхе Элси за ребенка, ни о стульях, на которые накладывали целую гору вещей, чтобы Таффи не вздумал на них спать.
        Лен и Элси были добрыми людьми. Мистер Морган уверял меня, что я могу в этом не сомневаться. Просто они не очень любили кошек. Конечно, они не могли причинить Таффи вреда, но на всякий случай, чтобы избежать неприятностей, он всегда брал его с собой в парк.
        Мне было от души жаль старика, но следовало отдать должное и Лену с Элси. Они беспокоились за ребенка и гордились своим домом, а тут им навязали кота, и хотя они мирились с ним ради старика, но он не мог ожидать от них большего.
        Я ничего не могла поделать. Лишь попросила мистера Моргана запастись терпением, похвалила внешний вид Таффи и поведала моему новому знакомому о гостинице Салли.
        Его глаза просветлели.
        - Так вы заботитесь о кошечках и собаках?
        - Когда их хозяева уезжают в отпуск.
        - Как это хорошо!
        Однако гостиница не могла решить его проблему.
        Но все равно, расставаясь с мистером Морганом, я написала для него свое имя, адрес гостиницы и телефон.
        - На всякий случай, - пояснила я.
        Мистер Морган поблагодарил и с сомнением взял адрес.
        - Я никогда не умел хорошо писать, - сказал он.
        - У нас есть телефон. Если вы пойдете на почту, служащий наберет вам номер, и вам останется только поговорить со мной.
        Он кивнул:
        - Может быть, может быть.
        И хотя мне ужасно не хотелось оставлять его одного, пришлось согласиться с тетей Анитой, которой я все рассказала, что у старика безвыходная ситуация, разрешить которую могут лишь уступки с обеих сторон.
        Эта встреча еще была свежа в моей памяти, когда неделю спустя тетя Анита сообщила, что Бланш Энтони устраивает вечеринку.
        - Немного поздновато для новоселья, просто она хочет отблагодарить соседей за гостеприимство. Бланш пригласила нас троих и попросила тебя позвать Николаса.
        Я вскипела. Без борьбы я не собиралась принимать приглашение Бланш.
        - Я скажу Николасу, но сама вряд ли смогу прийти. Наверное, она хочет позвать нас на коктейль, а это время дня у меня самое занятое.
        - Она приглашает нас поздно вечером. С восьми до десяти. Ты ведь сможешь прийти?
        Я заняла оборону.
        - В эти дни я никогда не заканчиваю в восемь, - заметила я, но тетю Аниту это не убедило.
        - Дорогая, я так надеюсь, что ты пойдешь с нами. Думаю, ты пошла бы к кому угодно другому, кроме миссис Энтони, но ты не должна быть такой нелюбезной, учитывая, что она подумала даже о том, что вечером ты занята, и поэтому пригласила нас после восьми.
        Слово «нелюбезная» меня уязвило. Мне было неприятно, если бы кто-то усомнился в моих хороших манерах. Тетя Анита больше ничего не стала говорить, а я отложила принятие решения до разговора с Николасом.
        Но в назначенный вечер у Николаса должна была состояться встреча, которую он не мог отменить, поэтому я осталась одна.
        Я хладнокровно приняла это неприятное сообщение. Идти мне не хотелось, и я была вполне уверена, что Бланш вовсе не хотела меня видеть, просто ей доставляло удовольствие еще раз посмеяться над моими отношениями с Николасом - эту возможность она никогда не упускала. Я была загружена работой, а Николас не мог пойти. Поэтому в моем отказе не было ничего неуважительного, однако Клайв холодно заметил, что я должна прийти даже без Николаса.
        Я была загнана в угол и принялась уверять его, что ему прекрасно известно, как мне сейчас трудно уйти из гостиницы сразу после восьми часов вечера. Он даже не стал меня слушать.
        - Восемь - весьма растяжимое время для встречи. Бланш поймет, а я лично вас подвезу, как только вы закончите работу. Как вам мое предложение?
        Я использовала еще одну уловку.
        - Я испорчу ей вечер. Она хотела видеть Николаса, а он прийти не сможет.
        - Но вы-то сможете и, надеюсь, придете. - Клайв помолчал, посмотрел мне прямо в глаза и с внезапно нахлынувшим раздражением добавил: - Ради всего святого, Лорел, неужели без Берна вы никуда не можете отойти?
        - Конечно могу!
        - Тогда докажите! Проявите чуточку вежливости. Вы прекрасно знаете, что это все отговорки. Итак, вы соглашаетесь, иначе я буду настаивать, чтобы вы назвали мне истинную причину вашего отказа.
        - Да неужели? - вспыхнула я.
        - Да. Только потому, что Бланш мой очень давний друг, я не желаю, чтобы ее оскорбляли ваши детские капризы, а я уверен, что это ничто другое.
        - Я не ребенок. Мне казалось, что я достаточно убедила вас в том, что давно выросла из детских капризов, - не на шутку разозлилась я.
        - Надеюсь, что так, - согласился Клайв. - Я скажу Бланш, чтобы она нас не ждала к определенному часу, и я готов в любое время отвезти вас к ней.
        Оставалось последнее.
        - Я не смогу поехать в рабочей одежде. Мне нужно заехать домой и переодеться.
        - Тогда я сначала отвезу вас домой и подожду, пока вы будете прихорашиваться.
        Я сдалась:
        - Ладно, не знаю, зачем вам все это нужно, но если вы настаиваете, я согласна.
        - Умница. Я настаиваю.
        Итак, я попросила тетю Аниту принять за меня приглашение, и в назначенный день мы с моей помощницей трудились как пчелы, стараясь выполнить всю вечернюю работу побыстрее. Миссис Брэнниган, моя помощница, должна была уйти в пять, чтобы приготовить мужу ужин, но я решила покормить животных раньше обычного и успеть прибраться, прежде чем Клайв заедет за мной.
        Миссис Брэнниган ушла, а я продолжала трудиться, раскладывая еду, разнося миски по вольерам, убирая грязную посуду. Через час я почти закончила и надеялась, что Клайв оценит мои усилия, как вдруг зазвонил телефон.
        - Нью-Родиам, 9-1929, гостиница для животных, - деловым тоном ответила я, но в ответ услышала лишь дыхание. Я терпеливо повторила снова, и на этот раз до моего уха донеслось дрожащее:
        - Кто это говорит? Это я, - а затем сдавленный шепот: - Кто-то ответил. Что мне теперь делать?
        В трубке послышался уверенный мужской голос:
        - Мисс Норт? Сейчас я все объясню. Я набрал ваш номер для мистера Моргана, вы его знаете? Он очень волнуется, но говорит, что вы все поймете и поможете ему. Соединить вас?
        - Спасибо. Пожалуйста, соединяйте, - и вновь послышался шепот, а потом раздался голос моего знакомого из Рингдауна - Эвана Моргана.
        Похоже, его конфликт с родственниками достиг своей кульминации. Лен и Элси выдвинули ультиматум: или кошки не будет в доме, или… Старый Эван решил уйти.
        Но куда ему было податься? И куда деть Таффи? Он отправился на почту, как я ему и советовала. А теперь спрашивал: не могу ли я зайти за ним на почту? Она закрывается в половине седьмого, так что мне лучше поспешить. Если я не приду, то он не знает, что ему делать.
        Похоже, мистер Морган считал, что Родиам всего лишь пригород Рингдауна, а ведь расстояние между ними можно было преодолеть только за час. Я была обескуражена.
        - Мне ужасно жаль, мистер Морган, но сегодня я не смогу приехать. Я просто не успею за час…
        - Но вы нужны мне именно сегодня, - умоляющим голосом произнес он. - И вы сказали…
        - Знаю, знаю, - прервала я его. Мысли мои путались. - Полиция! Отделение Королевского общества защиты животных. Там ему помогут, но я сомневалась, сможет ли он туда обратиться. Он слепо доверял мне и чувствовал, что я обманываю его ожидания. Наконец я сказала: - Минуточку, мистер Морган. Дайте подумать.
        Поскольку Клайв обещал завезти меня домой, я в то утро не поехала на мотороллере. Значит, автобус. Если повезет, буду в четверть восьмого в Рингдауне, полчаса на то, чтобы разобраться с Эваном и Таффи, и опять, если повезет, вернусь автобусом, который отходит в половине девятого, - пройдет целый час после назначенной встречи с Клайвом!
        Однако делать было нечего. Я попросила Эвана подождать меня на нашей скамейке в парке и, поспешно нацарапав записку Клайву, успела сесть на отходящий в Рингдаун автобус. В записке говорилось: «Мне пришлось уехать, и я не знаю, когда вернусь. Не ждите меня и, пожалуйста, извинитесь перед Бланш». По пути я пожалела, что не написала подробнее. У меня также было время решить, как поступить с Эваном и Таффи.
        Эван ждал меня на скамейке с корзиной, холщовой сумкой и фибровым чемоданом, и мое сердце сжалось, когда я увидела, как мало за всю жизнь он скопил вещей. Я была вознаграждена за мое рвение теплым приветствием с его стороны и с радостью узнала, что проблема заключалась только в Таффи, так как Эван уже снял номер на ночь в гостинице.
        - Это маленькая гостиница для нуждающихся, где не продают спиртных напитков. Но я решил снять номер, к тому же он был у них последний, - объяснил он. - Но Таффи они взять не разрешают. Никаких кошек и собак.
        Я обрадовалась, потому что уже начала опасаться, что придется уговаривать его вернуться к Лену и Элси, а самой постараться их примирить, что, возможно, станет бесполезной тратой времени. Эван сказал, что у него достаточно денег, чтобы некоторое время пожить в гостинице, пока он не подыщет комнату у «какой-нибудь вдовы», которая будет рада принять Таффи.
        - Да, так будет лучше. Но обещайте мне, что вы сообщите Лену и Элси, где вы находитесь. Отправьте им ваш адрес и потом, когда подыщете квартиру. Если вы доверите мне Таффи, я присмотрю за ним, пока вы не вернетесь.
        Наверное, Эван надеялся услышать что-то подобное, но все равно в его глазах засветилась благодарность.
        - Доверить вам? С радостью! Но вдруг мне понадобится много времени, чтобы отыскать жилье? Вы ведь берете животных за деньги?
        Я решила забыть про выгоду, потому что знала, что Салли поступила бы на моем месте точно так же. Поэтому я солгала ему:
        - Это касается посторонних людей. А для друзей я обычно нахожу свободное место бесплатно. Так что ищите квартиру, а когда найдете, я привезу вам Таффи.
        Остальное было легко уладить. Я проводила Эвана до гостиницы, сама позвонила соседям Лена и Элси и попросила передать им, где находится Эван, а потом вместе с Таффи села в автобус. Но на все ушло больше времени, чем я рассчитывала. Когда я добралась до гостиницы с Таффи, который жалобно мяукал, было почти девять часов. И с ужасом увидела перед гаражом машину Клайва.
        Я зашла в дом и столкнулась с ним в прихожей. Он холодно оглядел меня и корзину с Таффи.
        Я неловко произнесла:
        - Господи, вы ждали?! Я же написала, что могу вернуться поздно.
        - Возможно, я решил ждать потому, что вас бы это очень разозлило, поскольку вы с самого начала хотели опоздать, и вам совсем не понравилось бы найти меня здесь, когда вы, наконец заявитесь, чтобы, как вы сами выразились, присоединиться к гостям Бланш!
        Я недоуменно уставилась на него, не веря своим ушам:
        - С самого начала решила… Как вы могли такое подумать? Я целый день трудилась не покладая рук, чтобы… Вы серьезно думаете, что я все это спланировала? Но я же обещала вам пойти!
        - Насколько я помню, только после долгих уговоров. Потому что вы решили, что для меня это слишком важно. Знаете, если вы с самого начала задумали этот трусливый побег, я больше уважал бы вас, если бы вы сразу отказались ехать…
        Я тихо ответила:
        - Я не сделала ничего плохого. Я обещала поехать, потому что вы сказали, что это для вас важно, и я не привыкла нарушать данное обещание.
        Я замолчала, не желая больше ничего объяснять, и долгую минуту мы молча смотрели друг на друга. Наконец Клайв сказал:
        - Допустим, я поверю, что это не была ваша задумка, тогда почему вы в записке не объяснили, что заставило вас сорваться с места?
        - Потому что у меня не было времени. Мне нужно было ехать в Рингдаун, встретиться там кое с кем и вернуться назад. Поэтому я не успела написать подробную записку.
        Клайв вновь посмотрел на корзину:
        - Такая срочность, чтобы забрать кошку? Неужели дело только в этом?
        - Да. И не просто кошку, а бездомную кошку, принадлежащую старому бездомному человеку.
        Внезапно я устала от недоверия Клайва и, испытывая непреодолимое желание завыть по-волчьи от жалости к себе, открыла корзину.
        Клайв взял меня за руку.
        - Оба бездомные? Как вы в это ввязались?
        - Теперь у них есть дом. Старик нашел гостиницу, а я пока взяла его кота. Мы познакомились в парке Рингдауна на прошлой неделе, и, когда с ним произошла неприятность, он обратился ко мне за помощью. А теперь, если не возражаете, я займусь котом.
        - Конечно. Я пойду с вами. - Клайв взял у меня из рук корзину и пошел отпирать вольер, пока я готовила пищу для Таффи.
        Я посадила его в единственную пустую клетку, и, пока мы смотрели, как он обнюхивает свое новое жилье, Клайв сказал:
        - Простите меня, Лорел, пожалуйста. Вы можете быть какой угодно, но только не лживой. Я должен был давно усвоить, что вы не склонны к уловкам.
        Я была обезоружена и ответила:
        - Спасибо. Мне жаль, что так вышло. Я должна была бы вам все подробно объяснить в записке, но если бы я вернулась еще позже, вы все равно ждали бы меня?
        - Да.
        - Только для того, чтобы отчитать меня, когда я появлюсь?
        - Конечно. Но также потому, что когда я даю слово, то держу его. А теперь, если вы готовы, давайте поедем к Бланш. Сколько вам нужно времени, чтобы переодеться?
        Вечеринка была в духе Бланш - сборище людей, толпившихся в маленьком дворике и саду; звяканье бокалов, струи сигаретного дыма и много пустых разговоров. Я не питала иллюзий насчет того, что кто-то пожалел, если бы я не появилась, поскольку, кроме некоторых знакомых из деревни Родиам, остальные гости были мне чужими - из компании «Пэн-Олеум» и из Лондона.
        Вскоре нас с Клайвом разделил какой-то знакомый Бланш, которого она послала, чтобы отвести Клайва в ее группу, и который принес мне выпить.
        Мы немного поболтали, пока тетя Анита не заметила меня и не подошла, чтобы отругать, а потом посочувствовать тому, что мне пришлось сегодня испытать.
        - Мы только поблагодарим миссис Энтони и пойдем. Но ты, милая, должна остаться. Надеюсь, Клайв Марч довезет тебя до дома? - спросила тетя.
        - Если и нет, то я думаю, что и сама доберусь.
        Но тут к нам подошел Клайв и заверил тетю Аниту, что довезет меня до дома.
        Когда тетя ушла, Клайв взял меня под руку.
        - Хочу познакомить вас с моим коллегой. Он наш с Бланш общий друг, и я понятия не имел, что он тоже в Англии и будет приглашен.
        Клайв представил меня шотландцу Дональду Ачиллу, как «Лорел, о которой я тебе говорил, Дон, - хозяйке питомника, организованного в моем доме и от которого мне пока не удалось избавиться». На что мистер Ачилл ответил:
        - Не обращайте внимание на эти глупости, - и так пожал мою руку, что у меня затрещали кости.
        Мы втроем немного поговорили, потом Клайв оставил нас, и я, вспомнив все, что он рассказывал мне о проекте лесовозобновления, поддержала беседу с моим новым знакомым.
        Дональд вместе с Клайвом работал над парой экспериментальных проектов в пустыне, и он охотно заговорил о коллеге.
        - Он отличный парень, - заявил Ачилл. - Никто лучше его не знает эту работу, и еще у него просто дар руководить людьми. Самое печальное, что наша корпорация потеряет его, если ему удастся осуществить свой план с «Пэн-Олеум».
        Я замерла, вспомнив намеки Бланш.
        - Но ведь ему не нужно этого делать?
        - Не нужно, только его могут и уговорить. Не знаю. Мы с ним эту тему не обсуждали. Нельзя сказать, сумеет ли он отойти от работы в полевых условиях, когда придет время выбирать.
        Слабым голосом я спросила:
        - То есть если «Пэн-Олеум» его примет?
        Дональд кивнул:
        - Его с руками оторвала бы не только «Пэн-Олеум». - Он замолчал и задумчиво посмотрел на меня. - Может, не стоит у вас это спрашивать, но, учитывая, что вы хорошо их знаете, не кажется ли вам, что наша хозяйка собирается потянуть за ниточки, чтобы помочь Клайву продвинуться?
        - Бланш? Не знаю. А вы как думаете? - неуверенно полюбопытствовала я.
        - Я-то уверен. А можете ли вы представить такую даму, как Бланш, в грубой палатке рядом с теми женщинами, которым это под силу, включая и мою жену?
        Я решила сменить тему:
        - Жена тоже живет с вами, мистер Ачилл?
        - Да. Точнее, жила, пока я не привез ее домой, потому что должен был родиться ребенок, так что мне, к несчастью, придется возвращаться одному. Но Бланш не такая… И хотя Марчу это прекрасно известно, похоже, любовь совсем ослепила его, если он считает, что сможет изменить ее.
        Я пробормотала:
        - Не знаю. Женщины легко ко всему привыкают. - Я вспомнила, что сказала то же самое Николасу, и мой собеседник охотно согласился.
        - Вы говорите о себе, - прозорливо заметил он. - Я легко могу представить такую девушку, как вы, в пустыне. Но я знаю Бланш и уверен, что она не сможет привыкнуть. А она и не захочет, если ей удастся получить свое и уговорить Марча разделить с ней триумф, скажем, в Лас-Пальмасе, Каире или Танжере вместо тех мест, где он привык работать.
        - Вы точно знаете, что они собираются пожениться? - спросила я.
        Дональд покачал головой:
        - Не уверен, но, может, мне удастся перед отъездом поговорить об этом с Марчем. Если вам кажется, что это не мое дело, то должен вам заметить, что я так же беспокоюсь за Бланш, как и за Клайва. Поскольку он не из тех, кто может отпустить женщину просто так.
        Я обрадовалась, когда к нам подошли другие гости. Может, у Дональда и было право говорить о личной жизни Клайва, но у меня такого права точно не было. Я больше его не видела и чувствовала себя непринужденнее с некоторыми знакомыми из деревни, но тут несколько запоздало Бланш вспомнила о своих обязанностях хозяйки.
        Я кратко объяснила ей причину моего опоздания и извинилась, после чего из-за присутствия соседей она была вынуждена обернуть сказанное в мою пользу.
        - Конечно же я поняла, - промурлыкала Бланш. - Раз Клайв не приехал один и не вернулся за вами позже, я решила, что вас задержало какое-то неотложное дело. Когда он позвонил и сообщил мне, что вас нет на месте и ему придется неизвестно сколько ждать, мне кажется, он был уверен, что вы специально исчезли. Но я сказала ему: «Нет, Лорел так не поступила бы. Вероятно, ей нужно было что-то сделать для ее бесценных кошечек или собачек». - Она обратилась к другим гостям: - Лорел работает с утра до ночи в этой гостинице ради чужих домашних животных.
        Кто-то из тех, кто не знал Бланш так, как я, улыбнулся мне и согласился:
        - Да, мы тоже знаем, что Лорел так старается в гостинице, словно она ей принадлежит. Как же этой девушке должна быть благодарна бедная миссис Дьюк!
        Это дало Бланш время приготовить для меня очередную стрелу, защититься от которой я не смогла.
        - Знаете, в ту ночь, когда эти хулиганы бесчинствовали в городе, Лорел решила, что полиции и хозяину дома доверять нельзя. И что она сделала? Отправилась прямо к нему и потребовала, чтобы он позволил ей ночевать в доме. Вместе с ним! Конечно, хотя я уверена, что Клайв вел себя подобающим образом, все равно он оказался в несколько компрометирующей ситуации. Я могла заподозрить худшее. Но Лорел то все равно, что подумают люди. Ночью хулиганы так и не появились. Однако Лорел караулила до самого утра, не заботясь о своей репутации, чтобы только защитить своих питомцев!
        Я не верила своим ушам. Никогда в жизни я не слышала такой наглой лжи, и мне нестерпимо хотелось разоблачить Бланш. Но я была в гостях у нее, и к тому же, люди только сочувственно поглядывали на меня, словно эта история вовсе их не затронула. Поэтому я всего лишь беззаботно пролепетала:
        - Это доказывает мою преданность работе. Точнее, доказывало бы, если бы подробности были более верны. На самом деле я полностью доверяла мистеру Марчу, просто он не собирался ночевать дома…
        Бланш сузила глаза:
        - Бросьте! Он был там. Кто же мне мог все это рассказать?
        Я твердо повторила:
        - Он не должен был ночевать дома. Он сам позвонил и сказал мне это. Поэтому я осталась одна, но тут он неожиданно появился, а я не могла уехать до рассвета, потому что у меня на руках был беспомощный котенок, которого нужно было кормить каждые два часа. Но конечно, миссис Энтони права: я совершенно не думала о моей репутации. И даже если бы и думала, то считала, что друзья могут мне доверять.
        Бланш быстро воскликнула:
        - Естественно! - и добродушно потрепала меня по руке, добавив: - Что тут не понять, милая Лорел? Что еще вы могли сделать? Бедный котенок! Вам удалось его спасти?
        - Да, мать приняла его, и он быстро пошел на поправку.
        Бланш повернулась, и я заметила приближающегося к нам Клайва. Она подхватила его под руку, но с меня уже было достаточно. Я подала ей руку и сказала:
        - Прошу прощения за опоздание, но теперь мне надо идти. Большое спасибо.
        - Уже? Неужели? То есть вам нужен Клайв? Что ж, я согласна, только потом верните мне его. Клайв! Долг рыцаря, приступай. Экипаж мисс Норт, и не щади лошадей!
        Я направилась к воротам, сопровождаемая ее смехом. Я чувствовала себя усталой и была готова по любому поводу сцепиться с Клайвом, а когда мы подошли к его машине, заметила:
        - Поскольку вы все равно вернетесь, то не стоит брать машину. Давайте лучше пойдем пешком. Это недалеко, к тому же я хочу задать вам один вопрос. Или, возможно, два.
        Клайв остановился.
        - Хотите идти пешком? Ладно, идемте. - Приноравливая свой шаг к моему, он сказал: - Готов к вашим вопросам. Задавайте.
        Уже стемнело, и мне не нужно было смотреть на него.
        - Вы должны знать, что мы с Бланш недолюбливаем друг друга, так что у нее не было причины приглашать меня. Однако вы сказали, что вам это важно, и устроили столько шума, что я вынуждена была согласиться. Почему?
        Последовало молчание, потом он спросил:
        - Могу я задать вам встречный вопрос? Вам не понравилась вечеринка, и теперь вы хотите обвинить меня?
        - Я и не ждала, что мне понравится. Так что ваш вопрос неуместен.
        - Ладно. Но вы точно хотите знать правду?
        - Тогда я не стала бы спрашивать.
        - Возможно, вам не понравится. Просто у меня появилось желание проверить, выполните ли вы мою просьбу или нет.
        - Ясно. И когда я согласилась, чего же вы добились?
        - Того, чего хотел. Конечно, низко с моей стороны, но я наслаждался моей властью, вы подчинились мне и поверить не можете, какое удовольствие я получил! Но у вас был второй вопрос.
        Я не обратила внимания на насмешку в его тоне.
        - Да. Почему, когда вы рассказали Бланш про ночь, проведенную мной в гостинице, вы исказили всю правду?
        - Исказил? - серьезно переспросил Клайв. - Ничего подобного! Я рассказал ей, как нашел вас в доме и разрешил вам остаться до утра из-за котенка. А что такое?
        - Ничего, только сегодня Бланш поведала гостям другую историю. К счастью, никто из слушателей не стал после нее считать меня падшей женщиной, но за это мне стоит благодарить отнюдь не ее. И если вы сейчас не поймете, что между мной и Бланш Энтони нет дружбы, то, значит, никогда этого не поймете. Только ради всего святого больше не сталкивайте нас друг с другом!
        - Хорошо, не стоит сердиться. Вам это не идет. Я поговорю с Бланш. Но знаете, я где-то читал, что любовь к животным часто оборачивается враждебностью к людям.
        Я прикусила язык, соображая, к чему он клонит. Между тем Клайв продолжил:
        - Понимаете? Казалось бы, любовь Бланш к ее пуделю и ваша забота о нем могли бы вас сдружить, но что происходит вместо этого? Вы недовольны ее обращением с собакой, она считает вас слишком властной. И споры только разгораются.
        Я чуть не задохнулась от возмущения:
        - Это неправда! Если вы что-то подобное читали, то, наверное, автором был выскочка, считавший, что знает все на свете. Обычно все бывает как раз наоборот. Посмотрите на меня и мистера Моргана. И неужели вы думаете, что только из-за разных взглядов на воспитание Бобо мы с Бланш…
        - Тогда из-за чего?
        У ворот дома мы остановились.
        - Вам лучше спросить Бланш, - отрезала я и побежала к двери.
        Я знала, что Клайв следил за мной. А потом услышала, как он твердо направился обратно к Бланш.

        Глава 7

        Я так и не узнала, что вышло из разговора Клайва с Бланш насчет ее лживой версии о проведенной мной ночи в гостинице. Я особенно и не надеялась, что он ее спросит или получит ответ о причине вражды между нами. Мой прощальный укол был сделан в сердцах, впоследствии он заставил меня краснеть от стыда и страстно желать, чтобы получатель оставил его без внимания.
        Клайв так и поступил. В течение нескольких дней мы общались более чем сдержанно, но потом, даже не сообщив мне, что он помнит старого Эвана Моргана, Клайв сам предложил решение его проблемы.
        Эван звонил мне каждый день в назначенное время, чтобы узнать про здоровье Таффи и сообщить о своих успехах в поисках подходящего жилья. Но пока его мечты о «доброй вдове» с комнатой не увенчались успехом. Я поняла: он опасался, что скоро не сможет платить за номер в отеле. И тут вмешался Клайв.
        Он сообщил, что знает кое-кого, кто мог бы подойти Эвану. Перед отъездом за границу у него работала домохозяйка, служившая еще у его родителей, которая, выйдя на пенсию, переехала в Рингдаун. Насколько Клайв помнил, эта женщина всегда любила кошек. Но в последний раз она сказала ему, что уже стара и страдает артритом; а поэтому ее ужасает мысль, что станет с ее любимой кошкой после ее смерти.
        - Конечно, пока она не собирается умирать, - заметил Клайв. - Она по-прежнему энергична и жизнерадостна, и в ее доме есть свободная комната. Так что если ваш пожилой друг согласится помогать ей по дому или ходить в магазин, уверен, она не станет выдвигать очень суровые требования, и они все втроем заживут прекрасно.
        - Значит, она примет и Таффи? Хорошо бы! Дадите мне ее имя и адрес, чтобы я могла сообщить Эвану.
        Клайв, продиктовав мне адрес, спросил:
        - Если вас все устроит, вы сами повезете Таффи?
        - Я обещала Эвану. Так что мне придется поехать.
        - Тогда дайте мне знать, и я подброшу вас на машине. Я давно хочу повидать Элен, и она напоит нас чаем.
        Я надолго запомнила тот день: нашу поездку в Рингдаун, возвращение Таффи Эвану и, наконец, совместное чаепитие у миссис Мейдер - счастливейший день в то лето.
        Миссис Мейдер, которая овдовела сорок лет назад, оказалась седой и румяной старушкой с прелестным норфолкским акцентом и обращалась ко всем, включая мужчин,
«мой дорогой». Каждый из нас по очереди оказывался «дорогим», кроме Таффи, которого она называла «мой котик». Было приятно видеть радость старушки, когда Таффи спокойно вошел в свой новый дом.
        Миссис Мейдер знала Клайва почти всю жизнь, и пока они предавались воспоминаниям, я представила его мальчишкой, детство которого прошло так же, как и мое. Обстановка была уютной и располагающей, и угроза в лице Бланш Энтони отодвинулась куда-то далеко. Конечно, она вновь появится. Мне не избежать встречи с ней. Но за столом в гостях у Элен Мейдер, в окружении вязанных крючком салфеток, образ Бланш будто растаял в воздухе.
        Я так и не сообщила Салли о возвращении Клайва, и теперь, когда половина ее каникул была уже позади, а Джон чувствовал себя гораздо лучше, казалось бессмысленным упоминать об этом. Однако Салли вновь напомнила о себе взволнованным письмом, которое я не могла оставить без внимания.
        Она писала, что они с Джоном как-то обсуждали будущее гостиницы, когда он упомянул о лицензии, поинтересовавшись, надо ли ее продлевать и не появилось ли каких-то новых правил, по которым в доме должен кто-то проживать не только днем, но и ночью?
        Какой ужас! Салли со свойственной ей красноречивой манерой подробно описала эту возможность. Она внезапно вспомнила, что действительно такое правило существовало, а она, будучи легкомысленной идиоткой, рисковала своей лицензией и подставляла меня под удар, позволив мне ночевать дома.

        Конечно, лучше поздно, чем никогда, так что не могу ли я переехать в ее дом? Если же мои родные будут против, смогу ли я договориться со своей помощницей и ее мужем? Или с кем-то другим?
        Сначала я понятия не имела, как разрешить эту проблему, но когда сама посмотрела лицензию, нашла в ней так испугавший Салли пункт. Я как раз размышляла на эту тему, сидя в пристройке, когда за окном мелькнула тень Клайва. Он направлялся к гаражу.
        Клайв! Наш шанс! Я выскочила из дома, остановила его и вручила ему письмо Салли.
        - Пожалуйста, прочтите. Это от Салли Дьюк. Она только что сообразила, что гостиница может попасть в неприятное положение, если… В общем, прочитайте сами.
        Клайв взял письмо. Потом я показала ему лицензию и поняла, что он догадался, в чем дело.
        Клайв указал пальцем на лицензию.
        - «Постоянно жить в доме», - процитировал он. - Необязательно, чтобы это был сам владелец, поэтому вы думаете, что моего нахождения здесь будет достаточно?
        Я благодарно кивнула:
        - Мне кажется, вполне.
        Клайв сложил письмо и отдал его мне.
        - Вне всякого сомнения, хотя странно, что это не пришло в голову самой миссис Дьюк, вы не находите?
        - Да, но дело в том, что я не упоминала о вашем приезде и о нашем соглашении.
        Клайв удивленно взглянул на меня:
        - Нет? Но почему?
        Я стала оправдываться:
        - Мне казалось, что нельзя расстраивать ее, потому что я знала, что вы можете поставить все предприятие под угрозу, если решите выкинуть меня на улицу.
        - И хотя наше соглашение о ненападении продержалось уже некоторое время, вы все равно ей не написали? Странно…
        После такого разговора я заставила себя написать Салли обо всем: как Клайв неожиданно ворвался в дом, попыталась нарисовать его портрет, описала нашу борьбу насчет условий аренды, даже отношения Клайва с Бланш Энтони и «Пэн-Олеум». Но как показало время, лишь возбудила ненасытное любопытство Салли.
        Мое письмо отправилось авиапочтой, и как только добралось до Швейцарии, Салли позвонила. Меня в этот момент не было, трубку снял Клайв, а когда я появилась, сообщил:
        - Звонила миссис Дьюк. Она рада, что все закончилось благополучно, и скоро напишет вам. Подробнее о нашем разговоре с ней я расскажу позже.
        И действительно, час спустя Клайв нашел меня в вольерах, где я причесывала одну из длинношерстных кошек, которая отчаянно царапалась и мяукала. Он натянул рукавицы, взялся подержать эту кошку и внезапно попросил:
        - Объясните мне, пожалуйста, что на современном жаргоне означают слова «голубая мечта»?
        Я уставилась на него:
        - Голубая мечта? Ну, так говорят про обаятельного мужчину, от которого все без ума. Но почему вы спрашиваете?
        - Просто миссис Дьюк сказала, что вы обманули ее, описав меня, как огнедышащую гаргулью, которую наполовину приручили, но все равно побаиваетесь. И добавила, что, по ее мнению, я настоящая голубая мечта всех женщин, и она не ожидала, что хозяин дома может оказаться таким. Так кто же я на самом деле?
        Я бы с радостью отшлепала Салли.
        - И что вы на это ответили?
        - Отрицал, что я огнедышащий. Никогда не имел дела с огнем. Гаргулью я сдержанно принял и уж точно обратил внимание на голубую мечту.
        - И…
        - И ничего. Она засмеялась, а потом нас разъединили.
        Клайв открыл дверцу клетки.
        Посадив туда кошку, я заметила:
        - Я рада, что вы поговорили. Значит, Салли больше не придется волноваться. Знаю, что она обожает все драматизировать, но не могу понять, откуда она взяла огнедышащую гаргулью и как узнала о нашем соглашении?
        - Должно быть, прочла между строк.
        - Строк, которых не было, - отрезала я.
        - В доказательство я должен потребовать копию вашего письма.
        Я поняла, что Клайв нарочно подкалывает меня, поэтому ничего не ответила и уже собралась уйти, как он схватил меня за руку.
        - Лорел!
        Его голос при этом как-то странно изменился, стал более твердым. Я обернулась, и мы оказались так близко друг к другу, словно любовники, готовые к поцелую. Если бы на его месте был Николас, то он меня обязательно поцеловал бы. Но это был не Николас, который, впрочем, через пару секунд постучал в ворота. Легок на помине.
        Клайв отдернул руку.
        - Кто это?
        - Наверное, Николас Берн. Я позвала его взглянуть на Кэрна.
        Я открыла ворота, и, коротко кивнув Николасу, Клайв пошел по своим делам под привычное приветствие ветеринара:
        - Извините за опоздание.
        Клайв не оглянулся.
        Работы было много, сезон находился в самом разгаре. Обычно в сентябре-октябре дела шли потише, но, возможно, из-за жуткого лета в тот год, казалось все люди решили поехать в отпуск осенью.
        Конечно, слова «приходилось трудиться круглые сутки» не могут описать моего обычного рабочего дня, но порой именно так оно и было, и тут в самое неподходящее время тетя Анита обратилась ко мне с просьбой.
        Она была секретарем Городской гильдии женщин, в ее обязанности входил поиск желающих выступать на встречах, и она решила попросить Бланщ Энтони показать собравшимся цветной фильм о жизни на Канарских островах.
        - Я знаю, у нее есть великолепные слайды Гранд-Канарии и Тенерифе. И хотя многие там сами побывали, их все равно заинтересует будничная жизнь местных жителей - походы по магазинам, уборка в доме, погода, так что я подумала…
        Я оторвалась от бумаг, которые принесла домой.
        - Но откуда ты знаешь, что Бланщ Энтони умеет выступать публично?
        Однако тетю Аниту, если она что-то решила, было не так-то легко разубедить.
        - Бланш очень интересно рассказывает, ты должна сама это знать, милая, если когда-нибудь ее слушала. А если она может развлекать гостей за чаем или кофе, то почему бы ей не подняться на трибуну и не показать слайды?
        - Потому что выступление с трибуны и болтовня за чашкой чая - очень разные вещи, как обнаружила Алма Фрейн, когда впервые решила читать лекции о своем творчестве и путешествиях.
        Тетя Анита кивнула:
        - Да, пожалуй, но когда я предложила миссис Энтони выступить, она согласилась так быстро и уверенно, что я решила: ей эта идея понравилась. К тому же она всегда так прекрасно выглядит, что людям доставит большое удовольствие только смотреть на нее.
        Я также была уверена, что Бланш Энтони еще и с удовольствием насладится всеобщим вниманием, но промолчала.
        - Я тут подумала… - продолжила тетя Анита. - Вот ты что-то сказала об Алме Фрейн, и я вспомнила про тот метод, который ты придумала для нее. Помнишь?
        Я помнила, как составляла краткие планы ее лекций, состоящие из ключевых слов и заголовков. Они должны были напомнить о важных или смешных эпизодах, которые она собиралась упомянуть. Я выбирала эти фразы из ее готовых лекций и печатала их заглавными буквами, чтобы было достаточно бросить на них один взгляд. Благодаря им Алма выступала свободно и уверенно, и создавалось впечатление, будто она почти не обращается к своим записям.
        - Да, только это не мое изобретение. Я позаимствовала его у сэра Уинстона Черчилля, который таким образом запоминал свои речи. Но о чем ты подумала?
        - Не могла бы ты оказать мне маленькую услугу? Допустим, миссис Энтони вкратце напишет все, о чем она хочет рассказать, а ты выпишешь для нее ключевые слова, как для миссис Фрейн.
        Делать что-то для Бланш мне хотелось меньше всего, но ради тети Аниты я нехотя согласилась:
        - Ладно, только пусть она принесет уже готовую речь, чтобы я могла работать одна. Не желаю, чтобы она дышала мне в затылок.
        Несколько дней спустя тетя Анита принесла мне речь Бланш, и я взяла ее с собой в гостиницу, чтобы заняться ею в свободное время.
        Бланш исписала крупным почерком целый ворох листов. Я насчитала их двадцать. Там приводилось множество фактов, но они были настолько громоздко выражены, что я начала раздумывать над тем, как их изложить попроще, с легким юмором. И вдруг поняла, что читаю что-то совсем другое - это оказался написанный тем же почерком черновик письма, который каким-то образом застрял между страницами.

«Грэм, дорогой. (Грэм? Это имя мне кого-то смутно напомнило. Да, Грэма Мортимера, сотрудника „Пэн-Олеума“, с которым Бланш обедала в „Синем кабане“, когда мы с Клайвом ездили в Стейнтон. Хотя это нехорошо, но я не смогла устоять и прочитала письмо до конца. Затем перечитала его еще раз, ненавидя каждое слово.)
        Прости, что беспокою, но не пора ли уже перестать увиливать? В конце концов, ты должен не хуже меня, а теперь и не хуже его - бедный дурачок! - знать, что нет никакой надежды на воплощение в жизнь мечты К. Я надеюсь, что ты сможешь осуществить его проект. Предпочтительнее такой, чтобы он не знал, пока я не воплощу в жизнь мои планы на его счет. Важно, чтобы ты этим занялся. Я уже говорила тебе, что он собирается уехать из Англии в сентябре, и я хочу, чтобы он ушел из „Пэн-Олеум“ с пустыми руками. Он также остановится там, где я захочу, конечно же, не в палатке в пустыне Сахара. Я желаю, чтобы у меня был цивилизованный медовый месяц. Если же тебя не убедят все мои уговоры, а уговаривать я умею, то у меня есть в запасе нечто, что может не понравиться
„Пэн-Олеум“…»

        На этом письмо обрывалось. Я с отвращением отбросила его в сторону. Я досадовала на себя за то, что нарушила неписаный закон среди культурных людей и прочитала чужое письмо, а еще пришла в ужас оттого, что угрозы Бланш оказались не пустыми: она знала, как заставить «Пэн-Олеум» или по крайней мерю Грэма Мортимера сделать то, что ей нужно, и собиралась обмануть Клайва.
        Скорее всего, оригинал этого письма был уже отправлен Грэму Мортимеру. Значит, завтра или на следующей неделе Клайв получит одобрение своего проекта, и я никогда не узнаю, приложила Бланш к этому руку или нет. Эта мысль была мне ненавистна.
        Я заставила себя просмотреть остальные листки, и когда решила, что ничего не смогу сделать из этих записей, это стало поводом отправиться к Бланш домой.
        Тетя Анита предложила:
        - Я попрошу ее как-нибудь вечерком заглянуть к тебе.
        Но поскольку мне не нужны были свидетели предстоящего разговора с Бланш, я сама отправилась в Мейпл-Коттедж. После дождя наступил ясный вечер, и Бланш лежала на кушетке посреди газона. Она предложила мне высокий плетеный стул, и я уселась, радуясь, что хозяйка не пытается быть гостеприимной.
        Если бы я питала к Бланш симпатию, то наверняка повела бы себя более тактично в отношении ее рукописи. А я прямо посоветовала ей урезать длинные описания, поскольку у нее есть слайды и цветной фильм, и лишь разбавить демонстрацию их шутками, какими-нибудь остроумными замечаниями или рассказами смешной истории о самой себе.
        - Такие вещи всегда пользуются успехом, - пояснила я, но, когда Бланш вяло взяла у меня из рук листы, подумала, что вряд ли она в своей жизни выставляла себя в смешном свете.
        - А вы, конечно, все знаете? - усмехнулась она.
        - Из доверительных рассказов моей работодательницы. Ей пришлось учиться на своих ошибках, зато теперь она профессионал.
        Бланш бегло перелистала страницы.
        - Но я не могу все заново переделывать. Я делаю это из благотворительных целей, а не ради денег.
        Благотворительность! Но меня не проведешь.
        - Расходы выступающих оплачивает гильдия, - возразила я. - Также, если вы настаиваете, вам могут заплатить. Мне казалось, что вы хотите, чтобы ваше выступление осталось в памяти слушателей как успех, а не как чудовищный позор. Так что, если вздумаете последовать моим советам, я все переделаю. Но теперь мне хотелось бы поговорить с вами о другом. - Я взяла в руки копию письма. - По ошибке вы вложили это в рукопись, и я должна признаться, что прочла письмо.
        Глаза Бланш блеснули.
        - Но, это же частное письмо!
        - С которым вы поступили весьма небрежно, - напомнила я.
        - И у вас хватило наглости его прочитать?!
        Я кивнула:
        - Наглости у меня хватило, но было бы нечестно скрыть это от вас.
        - Нечестно! Как это по-детски! И что, теперь ваша совесть чиста? Я так понимаю, что вы нарочно прочли его, когда узнали, что оно касается Клайва?
        Была не была!
        - Да, - призналась я. - Дважды.
        Бланш притворилась изумленной:
        - Так-так! Очень мило. Я бы даже сказала, дерзко. И зачем же вы его прочли? Ничего нового вы не узнали, ведь я уже вам говорила, что буду помогать Клайву. Но может, вы прочли его два раза, чтобы получше запомнить и потом сообщить ему? Или сделали копию, как доказательство моих интриг?
        Я спокойно ответила:
        - Я не делала копии и не собираюсь ничего говорить Клайву. Можете поверить мне на слово.
        - Тогда зачем вы мне об этом сообщили, кроме того, что хотели очистить совесть?
        - Чтобы попросить вас этого не делать. Попросить мистера Мортимера не использовать никаких нечестных способов, чтобы дать ход проекту Клайва. Просить вас, если вы любите Клайва, дать ему необходимое время, чтобы он сам пробился в «Пэн-Олеум». Это хороший проект, и Клайв намерен доказать свою правоту. И если проект пройдет, не вынуждайте Клайва отказываться от его истинного признания ради того, чтобы жениться на вас. Он заслуживает лучшей участи.
        Бланш встала и принялась складывать кушетку. Я решила, что наша встреча подошла к концу, и тоже встала. Она бросила через плечо:
        - Вы ведь влюблены в него? Вы лучше дадите ему пропасть, чем позволите возвыситься с моей помощью.
        - Оставьте его в покое, и он не проиграет, - ледяным тоном сказала я.
        - Как трогательно и честно! - Бланш выпрямилась и повернулась ко мне лицом. - Как жаль, что, когда «Пэн-Олеум» одобрит этот проект, вы так и не узнаете, кто за этим стоит - я или он. Спокойной ночи!
        Я не ответила и молча вышла. Все карты были у Бланш.
        Только лежа ночью в постели, я вспомнила, что не видела в саду Бобо. Странно. Пес был настолько привязан к Бланш, что стал бы громко выражать свое недовольство, запри она его в доме. Я ничего не могла понять, но утром тетя Анита мне все объяснила:
        - Конечно, ты рано или поздно узнаешь, но я надеялась, что миссис Энтони сама тебе обо всем скажет. Понимаешь, она рассталась с Бобо. Бланш решила, что так будет лучше, поскольку осенью она уезжает из Англии. Так она сказала своей соседке, миссис Аббакорт.
        - Рассталась? - Я не могла поверить своим ушам. - Но ведь они обожали друг друга, по крайней мере, так говорила Бланш. Как она могла?
        Тетя Анита пожала плечами:
        - Я знала, что ты так отреагируешь. У тебя, милая, черное - всегда черное. Бланш сказала миссис Аббакорт, что собирается дать объявление о его продаже.
        - Продать его? Продать любому, кто обратится по объявлению?
        - Возможно, но слушай дальше. Миссис Аббакорт умоляла её этого не делать, потому что она знает одну молодую семью, которая очень страдала, когда потеряла своего пуделя и Бобо отправился к ним. Бланш отвезла его в прошлый понедельник, он уже там привыкает, бегает по большому саду, а миссис Аббакорт будет сообщать ей новости. Он остался в Рингдауне. И знаешь, ему, может быть, лучше резвиться с детьми, чем с Бланш Энтони, для которой, я должна признать, он кое-что значил. То же, что и норковая шуба, бриллианты или «роллс-ройс».
        Я очень удивилась, поскольку тетя Анита впервые критиковала Бланш. Я и подумать не могла, как она поразится через несколько дней, когда увидит истинное лицо этой женщины.
        Тетя Анита не часто приходила ко мне на работу, но в то утро, когда телефон в гостинице звонил не умолкая, она отчаялась до меня дозвониться и пришла сама.
        Я только что в сотый раз повесила трубку, и мы разговаривали с ней в прихожей.
        - Милая, что ты думаешь? Миссис Энтони внезапно отказалась выступить с лекцией. И это теперь! До собрания остался один день, и я уже не смогу найти другого выступающего. Она уверяет, что у нее какая-то важная встреча. Но ведь она смотрела в своей записной книжке при мне и заявила, что свободна.
        - Я уже тебе говорила, что Бланш не отдала мне рукопись, когда я предложила ей внести исправления.
        - Да, но… Милая, ты думаешь, у нее нет никакой встречи, просто она обиделась на тебя и поэтому отказалась?
        Я была совершенно уверена, что Бланш обиделась отнюдь не на мою критику. Но это были наши личные счеты, и я была в ярости оттого, что она решила выместить злость на тете Аните и ее любимой гильдии.
        - Возможно. Мне очень жаль. Но если бы я не попросила ее кое-что изменить, члены твоей гильдии умерли бы со скуки, - ответила я.
        Тетя Анита меня не слушала.
        - Как нехорошо она поступила! Конечно, я больше не буду ее умолять, но и не знаю, кого поставить на ее место. Ладно, дитя мое, не буду больше тебя отвлекать. Ты и так занята. Я позвоню президенту. - Тетя Анита принялась натягивать перчатки.
        Внезапно в прихожей появился Клайв, и тут же зазвонил телефон. Тетя Анита продолжала болтать с ним, когда я положила трубку. Тетя обернулась ко мне с сияющими от радости глазами:
        - Слышала, Лорел? Мистер Марч согласился выступить вместо Бланш. Он расскажет нам о своей работе. Как великодушно!
        Клайв улыбнулся:
        - Вовсе нет. Я не обещаю рассказывать о проекте нашей организации, по которому любой желающий может за полкроны купить дерево и посадить его в пустыне.
        - Говорите что хотите, добрый человек, - с улыбкой проворковала тетя Анита. - Я лишь прошу удержать внимание моих слушателей всего на сорок пять минут. Я знаю, что вам это по плечу. Значит, завтра? В три тридцать? - Послав мне воздушный поцелуй, тетя Анита удалилась.
        - Вы тоже там будете? - спросил Клайв.
        Я покачала головой:
        - Боюсь, что нет. Гильдия для тех, кому нечего делать. Я же принадлежу к рабочему классу.
        - А также, по словам вашей тети, к одной из моих новообращенных, которой не стоит читать проповедь? Завтра? Так, завтра восемнадцатое. Знаете, я должен проверить, действительно ли мне надо выступать. Может, миссис Норт ошиблась насчет Бланш? - Клайв снял трубку и объяснил. - Я совершенно уверен, что Бланш собирается выступать перед гильдией восемнадцатого. Значит, у нее не могло быть другой встречи…
        Он набрал номер, но я не стала ждать. Я знала, что при необходимости Бланш могла соврать, но я не была уверена, что Клайв не поверит ее лживым словам.

        Глава 8

        На следующий день я не видела Клайва до того, как он должен был пойти на встречу, но зато неожиданно заглянул Николас.
        - Знаешь что? Дождь перестал! - улыбнулся он. - Хотя долгосрочный прогноз обещает дождь в следующие тридцать дней.
        - Не может быть. Эти прогнозы всегда ошибочны.
        - Учитывая погоду за последний месяц, ты готова поспорить? Как насчет того, чтобы воспользоваться этим тусклым солнышком и отправиться со мной? Я собираюсь к одному фермеру посмотреть его быка в Пеннан-Крофт, это по другую сторону Бикон.
        - Сейчас? Не могу.
        Николас вздохнул:
        - Не могу! Знаешь, это стало уже твоим привычным ответом, девочка моя. Стоит нажать на кнопку, как он тут же выскакивает. Ну почему ты хотя бы разок не можешь ответить по-другому?
        - Потому что… - Я развела руками, надеясь, что этот красноречивый жест объяснит, какую огромную работу мне еще нужно сегодня выполнить.
        Николас сочувственно улыбнулся:
        - Знаю, но не могла бы миссис Брэнниган заменить тебя?
        - Если я попрошу, то да, но она уходит в пять.
        - А кто говорит о пяти? На дороге до Бикон никаких встречных машин, вперед на полной скорости. Успеем вернуться задолго до пяти. Ну как?
        Я сдалась. Дорога, о которой говорил Николас, вилась вокруг отрогов Северных Холмов - Калланхое-Бикон. Это был не самый короткий путь до Пеннан-Крофт, но зато там не было большого движения - примерно десять миль старой дороги, по обеим сторонам которой раскинулась вересковая пустошь, плавно поднимавшаяся к вершине горы Бикон. Сильный ветер гнал машину вперед, но солнце светило ярко, и, я наслаждалась свободными от работы минутами. Мы с Николасом обменивались новостями и болтали, в Пеннан-Крофт он навестил своего пациента, жена фермера угостила меня чашечкой чая, и домой мы вернулись вовремя.
        По пути Николас сообщил, что не собирается оставаться у мистера Лонгина. Он работал у него, чтобы набраться опыта, но когда через три недели возьмет отпуск, то отправится в путешествие и попутно займется поисками другого места.
        - Я надеюсь устроиться в Озерном крае, - поделился он со мной. - А ты как? Никогда не тоскуешь по дому?
        - Раньше тосковала. Но сейчас уже меньше. Если я уеду из деревни, то буду скучать.
        - Но недолго, если вернешься домой. Кстати, Лорел, чем ты собираешься заниматься, когда вернется Салли Дьюк?
        - Буду работать у Алмы Фрейн.
        - И никакого отдыха?
        - Не знаю, пока не решила. Зависит от того, как все сложится. Я ведь еще не знаю, когда они обе вернутся.
        - Но допустим, у тебя появится свободное время. Не хочешь поехать к озерам? Со мной. Я бы познакомил тебя с родителями.
        Мое сердце забилось сильнее. Я уже давно этого ждала и боялась. Я прикладывала все усилия, чтобы держаться с Николасом непринужденно, по-дружески, и надеялась, что позже он будет вспоминать обо мне лишь, как об одной из девушек, с которой встречался пару раз и которую целовал, но в которую не был серьезно влюблен.
        Он рассказывал мне о своих других подругах, но всегда при этом добавлял: «Я никогда не приглашал ее домой». Поэтому теперь я поняла, что в отношении меня у него действительно серьезные намерения. Милый, простой Николас! Если бы даже у меня и был перерыв в делах, я понимала, что не должна ехать с ним к озерам, а поэтому не знала, что ему ответить. Но в тот момент мне и делать этого не пришлось, так как двигатель вдруг закашлял и заглох. Мы одновременно глянули на счетчик уровня топлива и все поняли. Стрелка дрожала на нуле.
        - Как тебе это нравится? - выдохнул Николас, а я глупо констатировала:
        - У тебя кончился бензин.
        Он кивнул:
        - Да, но это не моя вина, дорогая. Зная, что у меня мало бензина, я попросил одного из ребят на ферме залить бак, но даже не проверил. - Он обеспокоено посмотрел на меня. - Слушай, ты ведь не думаешь, что я специально проделал с тобой эту глупую шутку?
        Я ободряюще улыбнулась:
        - Конечно, нет, но что нам теперь делать? До ближайшей заправки много миль.
        - Точно. По крайней мере, три мили до главной дороги, и нет надежды встретить другую машину. Похоже, мне придется идти туда пешком.
        - Мне пойти с тобой?
        Николас обрадовался:
        - Молодец! - Он взял меня под руку. - Как мило, что ты не повернулась ко мне спиной. Я знаю много девушек, которые решили бы, что я сделал это нарочно.
        - Могу поспорить, что еще больше бы надеялись на это, - поддразнила его я.
        Он ухмыльнулся:
        - Можешь не льстить. Кстати, перед тем, как заглох двигатель, ты так и не ответила на мой вопрос. Ты поняла, что я специально задал его? Да, Лорел? - Николас остановился, бережно повернул меня к себе, взял мои руки в свои. - Да, я знаю, мы спешим, и я меньше всего рассчитывал сделать тебе предложение у подножия Бикон. Но все же, Лорел, ты поедешь со мной к озерам?
        Я опустила глаза.
        - Не могу, Николас, - пробормотала я.
        - Но ты ведь должна была понять. Помнишь, когда я первый раз поцеловал тебя, ты сказала, что тебе понравилось?
        - Да. - Я не могла ему лгать. - Но я просто не хотела знать, понимаешь? Потому что…
        Он ответил за меня:
        - Потому что ты недостаточно меня любишь. Но я все равно согласен, по крайней мере, сначала…
        - Нет. - Я покачала головой, надеясь, что он не поймет по моим глазам, что я люблю другого. - Я не могу так поступить с тобой. Потому что мне кажется, что до свадьбы оба человека должны испытывать одинаковые чувства друг к другу.
        - И ты ждешь рыцаря в сияющих доспехах или Лохинвара с запада? Но в наше время таких не бывает, понимаешь, Лорел? Есть только простые ребята, как я. - Николас повел меня за собой, крепко держа за руку. - Ты считаешь, что ответила на мой вопрос, и я благодарен, - продолжил он. - Но мне придется задать тебе его снова, потому что ты слишком добра и благородна, чтобы отказаться меня выслушать. Согласна ли ты забыть о случившемся, по крайней мере, пока я не вернусь из отпуска?
        Дрожащим голосом я ответила:
        - Спасибо тебе. Но ведь ты не захочешь меня больше видеть?
        Николас горько усмехнулся:
        - По долгу службы придется, не так ли? Пока я не передам дела мистеру Лонгину, Дереку или Мэйхью. Нет, я буду к тебе заходить, милая моя, до моего отъезда, и надеюсь, что ты будешь по мне скучать. А сейчас нам надо поторопиться, если хочешь успеть обратно к назначенному часу. Тебе нужно быть на работе к пяти?
        Когда мы добрались до автомастерской, обратно до машины нас довезли на грузовике, и нам удалось вернуться в гостиницу только чуть позже пяти. Николасу надо было вечером отправляться на службу, но все же он вышел из машины вместе со мной.
        Обычно у нас был целый ритуал прощания: дружеское «увидимся» или «пока» в рабочие дни, а если он провожал меня до дома, то обычно нежно щипал за щеку, а иногда целовал. Но сейчас он внезапно привлек меня к себе и стал целовать, я бы сказала, довольно требовательно и настойчиво.
        Я вырвалась:
        - Николас, ты же обещал!
        Тогда он ущипнул меня за щеку.
        - Это на прощание. Немного праздника перед постом! - Он ухмыльнулся, сел за руль, уступая место появившейся перед гаражом машине Клайва.
        Они обменялись приветствиями, и я не знала, видел ли Клайв последний поцелуй Николаса или нет. Но я не стала ждать и бросилась во двор. Я же сказала Клайву, что у меня много работы и не смогу послушать его выступление на встрече. Он мог подумать, что я отказалась, чтобы встретиться с Николасом, а если он видел наше прощание, то мне придется слишком многое объяснять.
        Конечно, моя двуличность, скорее всего, безразлична Клайву, мрачно подумала я, натягивая рабочий комбинезон и приступая к моим вечерним обязанностям.
        Если он что-то заметил, то решит, что я просто поступила не совсем вежливо. Только тот, кто сильно меня любит, принял бы произошедшее за маленькое предательство, которое придется простить, но у меня почти не было шанса сделать так, чтобы Клайв оказался на этом месте.
        Тетя Анита сообщила мне, что выступление Клайва имело грандиозный успех.
        - Мы все слушали раскрыв рот, - поведала она. - Я думала, что град вопросов, обрушившийся на него, никогда не прекратится. Он отвечал так подробно и терпеливо, что можно сказать, мы прослушали вторую лекцию. Вместо сорока пяти минут мы отняли у него почти два часа, и я слышала, что приглашенная на встречу, секретарь Городской гильдии женщин позеленела от зависти, потому что им не удалось заполучить его. И что ты думаешь, Лорел? Помнишь о якобы «другой встрече» миссис Энтони? Когда миссис Аббакорт проходила мимо ее дома, машина миссис Энтони стояла на дорожке, а сама она загорала! Она даже помахала миссис Аббакорт рукой. До сегодняшнего дня я не хотела осуждать ее. Но теперь склонна согласиться с тобой, что она не такая уж милая особа, какой кажется.
        И я поняла, что тетя Анита разочаровалась в Бланш Энтони.
        Клайв ничего мне не рассказывал о своем выступлении, а я сама себе создала препятствие и не стала его расспрашивать об успехах с «Пэн-Олеум». Мне казалось, что если ему небезразлично мое участие, то он сам будет держать меня в курсе дел, и я запретила себе и дальше демонстрировать интерес, так неосмотрительно проявленный в разговоре с Бланш.
        После столкновения с ней я поняла, что она была права. Когда Клайв добьется успеха, меня начнут мучить сомнения. Если только он или кто-то другой не убедит меня, что Бланш не приложила к этому руку, страх того, что Клайв воспользовался ее помощью, использовал ее, всегда будет со мной, пока я со временем не забуду его.
        И конечно, тогда я не могла знать, что этот «кто-то», кто принесет мне радостную весть, уже находится в пути.
        Помню, в тот день, когда Николас стал собираться в отпуск, к моим воротам подкатила одна из тех огромных машин, которые, наверное, выпускаются заводами по вторичной переработке сырья.
        Я узнала за рулем Грэма Мортимера, которого пару раз встречала в обществе Бланш Энтони. Рядом с ним восседал великолепный далматин, и, увидев меня, Грэм опустил стекло, высунулся наружу.
        - Мисс Норт? - обратился он ко мне с любезной улыбкой. - Не могли бы вы на пару недель приютить моего Кадета? Мне нужно уехать, и я понимаю, что у вас мало времени на размышление, но я был бы вам очень обязан.
        Я медлила, потому что мне не хотелось связываться с друзьями Бланш. Но у меня был свободный вольер, и я не имела права подводить Салли из-за собственной неприязни.
        Я потрепала собаку по голове.
        - У нас заняты почти все места. Но для него найдется. Хотите оставить его сейчас?
        - Да. Спасибо большое. Могу я посмотреть, где его разместят, и попрощаться с ним?
        - Конечно.
        Я отправилась к вольерам, и мы разместили в одном из них Кадета. Увидев, как беспрекословно слушается собака и какое согласие царит между ней и хозяином, я забыла о моей враждебности к приятелям Бланш, и когда мы вошли в дом, чтобы обсудить детали, я предложила Мортимеру кофе.
        - Было бы неплохо. Но вы, кажется, собирались уходить?
        - Только ненадолго в город и обратно.
        Я объяснила ему правила Салли, и он подписал договор. Я взяла у него адрес и номер телефона, но и после двух чашек кофе он не спешил уйти, с интересом слушая мой рассказ о гостинице.
        - Кстати, не скажете, кто посоветовал вам обратиться именно сюда?
        Он ответил:
        - Ваш хозяин, Клайв Марч.
        Мне было приятно это услышать. Я боялась, что это была Бланш.
        Мой гость выпил третью чашку и попросил разрешения закурить.
        - Наверное, вы будете рады, когда после отъезда Марча дом окажется в вашем распоряжении? - поинтересовался он.
        - Скоро меня тоже здесь не будет. Правда, я точно не знаю, когда он уезжает.
        - Естественно, и я не знаю точно. Но мне кажется, что скоро, поскольку теперь его проект уже почти утвержден. Вы ведь об этом знаете?
        Я кивнула:
        - Да, - хотя не знала, что «Пэн-Олеум» решила принять его проект.
        - Да, теперь уже не секрет, что проект оказался удачным. Мы поддержим его. Конечно, на короткий срок, ведь могут быть большие расходы, но мы были бы дураками, если бы упустили этот проект с сырой нефтью.
        - Вы хотите сказать, что вас действительно убедила статистика мистера Марча?
        - Полностью.
        - Значит, ему удалось доказать вам ценность проекта? И он сделал это, основываясь только на фактах? Ему не пришлось дергать за нужные веревочки или использовать влияние, чтобы продвинуть свой проект?
        Если даже Грэм Мортимер что-то заподозрил, то и глазом не моргнул. Он засмеялся, потушил сигарету и поднялся.
        - Моя милая дама, - мягко усмехнулся Мортимер, - не следует верить всему, что вы слышите об интригах наверху. Марч говорил с нами на языке, который понятен опытным директорам, - на языке цифр и фактов. Ему пришлось нелегко, но он добился цели не окольным путем и без помоши разных добрых фей. Я ответил на ваш вопрос?
        - Я рада. - Это прозвучало бесцветно, но мне пришлось сдерживать радость в голосе, потому что я поняла, что хотя никогда не узнаю, отправила ли Бланш свое письмо с угрозами, зато в одном могу быть уверена. Если Мортимер и получил его, то не обратил внимания ни на него, ни на хитрые обещания и угрозы Бланш, которые она могла использовать ради выдвижения Клайва. В отличие от него Мортимер быстро раскусил Бланш. В этот миг я могла бы расцеловать его за то, что он такой непоколебимый и неподкупный.
        Прежде чем он уехал, я задала еще один вопрос:
        - Наверное, все это меня не касается. Но раз все прошло успешно, я хотела бы знать, будет ли мистер Марч сотрудничать с «Пэн-Олеум»?
        Последовало молчание. Потом, странно взглянув на меня, мой спутник ответил:
        - Ответ отрицательный. Несмотря на то, что наша компания с радостью взяла бы такого сотрудника на руководящую должность, он дал ясно понять, что слишком предан своей работе, чтобы бросать ее ради нас. Кажется, именно это вы надеялись услышать?
        Я кивнула:
        - Да.
        Опять пауза, и опять его странный взгляд.
        - Дорогая моя, вы возвели этого человека на пьедестал, не так ли? Мне очень жаль. Я и понятия не имел… Но вам не стоит принимать это так близко к сердцу. Он скоро уедет. К тому же он женится…
        Я прервала его:
        - Знаю, и я не принимаю это близко к сердцу, как вы выразились. - Однако я не была готова лгать в свое оправдание и неловко осеклась, презирая себя за то, что скрывала эту тайну ото всех, чтобы выдать ее этому незнакомцу.
        Но должна сказать, что он понял меня правильно и дал мне время. Мортимер принялся возиться в багажнике своей машины, не спеша, собираясь в путь. Потом посмотрел мне прямо в глаза:
        - Забудем об этом. Ничего не было. Но вы всегда можете рассчитывать на меня, помните об этом.
        Я с благодарностью смотрела ему вслед. Он больше не был мне чужим, у меня появился друг.
        Сначала Клайв сообщил новости дяде Леопольду по телефону, а я исполнила просьбу Грэма Мортимера, притворившись, что слышу обо всем впервые. Тетя Анита велела мне быть дома к тому времени, когда должен заехать Клайв для более подробного отчета, и присутствие других людей сильно помогло, когда я сказала ему, как я рада, что все у него получилось. Наверное, мои поздравления прозвучали также искренне, как и поздравления других, а дядя Леопольд принялся расспрашивать Клайва о его планах на будущее.
        - Сначала окончательный отчет для моей организации. Многочисленные встречи с представителями «Пэн-Олеум» для обсуждения деталей, а затем окончательное завершение дел. Я собираюсь проводить миссис Энтони, она через пару недель летит в Лас-Пальмас.
        - Да, она говорила, что уезжает осенью, - заметила тетя Анита, - хотя я поняла так, что она взяла коттедж в долгосрочную аренду. Так что можно предположить…
        Клайв перебил ее:
        - Она сняла коттедж на единственно доступных в то время условиях и надеется взять его в субаренду. В любом случае у нее не было никаких четких планов, а теперь она ненадолго возвращается на Канары.
        - Будет там жить?
        - Сначала остановится у друзей. У моих друзей.
        - Да, конечно, понимаю… То есть пока вы не поженитесь? - прямо спросила тетя Анита. Но когда Клайв не ответил, она, к моему облегчению, отбросила разговор о Бланш, словно горячую картофелину. Вместо этого принялась говорить ему, как мы будем без него скучать.
        При этом Клайв искоса взглянул на меня.
        - Скучать можно по-разному, - заметил он. - Откуда вы знаете, что Лорел не привязала к своему календарю шариковую ручку, чтобы не забывать зачеркивать дни до моего отъезда?
        Тетя Анита возмутилась:
        - Ничего подобного! Ей было приятно в вашем обществе… - Тем самым она изобразила Клайва этаким незначительным гостем, которого все хотят поскорее выпроводить, и мы все дружно рассмеялись. Я тоже, хотя в тот момент поняла, что до его отъезда что-то внутри меня будет медленно умирать.
        Пару дней спустя дядя Леопольд получил в подарок сигары и коньяк «Наполеон», а тетя Анита - огромный букет цветов. На визитной карточке Клайва, адресованной дяде, было написано: «Без Вашей помощи, сэр, я ничего не добился бы», а на карточке тети: «Благодарю за гостеприимство». Они оба были очень довольны. Я же получила длинное письмо от Салли, в котором она сообщала о дате своего возвращения и о состоянии Джона.
        Ему стало намного лучше, и скоро он сможет опять преподавать, хотя врач посоветовал не торопить события. Он хочет, чтобы Джон ходил в клинику Рингдауна на обследование, по крайней мере, до Рождества или дольше. Но поскольку, если они тут же уедут в Кембридж, где по-прежнему свободно место преподавателя, это будет невозможно, Салли надеется вместе с мужем вернуться в свою гостиницу.

«Но конечно, все зависит от нашего хозяина!!! - писала Салли с несколькими восклицательными знаками. - Разрешит ли он после отъезда из Англии снять мне его коттедж, допустим, еще на шесть месяцев? Понимаешь, раз ты пишешь, что на осень удивительно много заказов, деньги нам не помешают. Так говорит и Джон. Пожалуйста, милая Лорел, не могла бы ты поговорить с нашим загадочным мужчиной и прислать мне ответ? Узнай даты, если получится, а если он согласится на остальное, скажи ему, что я не буду настаивать на его подписи. В духе благородной аристократии, так бы я сказала. Целую тебя, милая моя, за твою непоколебимость. У нас с Джоном просто нет слов, чтобы отблагодарить тебя. С нетерпением жду встречи с тобой и нашими зверями! Целую и обнимаю.
        Салли».

        Это послание, а также пришедшее позже письмо мисс Фрейн, в котором она сообщала, что вернется через две недели после Салли, положили конец моему лету. Я поняла, что уже через несколько недель буду вспоминать об ужасной погоде и любимой работе, о лете, когда в моей жизни мелькнул Клайв, а Николас хотел жениться на мне. И все это происходило с мая по сентябрь, а через пару месяцев обязательно забудется.
        Я не стала спрашивать Клайва о точной дате его отъезда. Он сам заговорил на эту тему и, когда я рассказала ему о письме Салли, ответил, что попросит своих агентов оформить ей аренду на полгода с возможным продлением, чтобы она могла продать свой бизнес.
        - Я предложил бы три года или даже пять, - сказал он. - Вероятно, в это время мне дом не понадобится, если понадобится вообще.
        Три года, пять, вся жизнь…
        - Даже, как временное пристанище, когда вы вернетесь в Англию? - спросила я.
        Он пожал плечами:
        - Сомневаюсь, что мне нужно будет возвращаться. У меня впереди много работы, и все это время я буду жить там же. Пока вернусь туда, где начал.
        Итак, на какой же компромисс согласилась Бланш? По словам Грэма Мортимера, ей не удалось осуществить свой план назначения Клайва на руководящую должность в Лас-Пальмасе. Однако я не могла представить ее там, где ему придется работать, так к какому же решению они пришли? Или они пока сами не знают ответа на этот вопрос? А потом, кто из них одержит верх?
        Клайв сказал, что Бланщ уедет прежде него. Но пока она оставалась дома, и, когда разнеслись слухи, что, скорее всего, они уедут вместе, я уже столкнулась с новой проблемой, не имевшей к ним никакого отношения.
        Все началось в тот день, когда уехал Николас, а Грэм Мортимер принес мне новости о Клайве. Днем мне привезли нового кота - Сэма, и, когда вечером я отправилась кормить его, он отказался от пищи.
        Делать было нечего. Мы с Салли уже привыкли к тому, что нашим постояльцам требуется время, чтобы привыкнуть к новой обстановке. Но когда я принялась обходить другие клетки, расставляя тарелки и миски, новый кот изо всех сил чихнул, потом еще и еще.
        Я вернулась к нему, убеждая себя, что здесь нет ничего необычного. Просто кот скучает по дому, ему не понравилась еда, и, может быть, у него защекотало в носу. Однако мне не понравился вид его шерсти и то, как он сидел, согнувшись, хотя привезли его абсолютно здоровым.
        Если бы Николас не уехал, я позвала бы его. Но рабочий день ветеринаров давно закончился, и мне не хотелось беспокоить мистера Лонгина ночью. Однако и оставлять все как есть, было нельзя. Накормив других кошек, я перенесла Сэма вместе с клеткой в сарай в конце двора, куда Салли помещала заболевших зверюшек.
        Прежде чем уйти домой, я несколько раз заходила посмотреть на кота, и хотя во время последнего визита он дремал, но тут же проснулся и начал отчаянно чихать, а когда я принялась поглаживать его, в моем мозгу проносились тревожные мысли. Кошачий грипп? Этого бича кошек стоило опасаться не меньше, чем еще более страшного убийцы - энтерита.
        Я никогда не сталкивалась с подобными случаями, но Салли, работавшая добровольцем в ветеринарной клинике в Кембридже, описывала мне симптомы гриппа, и как он быстро распространяется, словно лесной пожар, как его трудно распознать, и что любая кошка, вечером еще здоровая, утром уже может быть больна.
        Как и у человеческого гриппа, вирус может постоянно мутировать, поэтому, подобно энтериту, от него нет гарантированной вакцины. Первая заболевшая кошка не обязательно будет носителем, она может погибнуть или стать инвалидом даже при хорошем лечении, и единственным утешением является то, что собаки хоть и болеют тоже гриппом, но от кошек они заразиться не могут.
        Это все, что я знала. Но ни дома, ни Клайву, ни Салли я ничего не сказала. В течение двух или трех дней только моя помощница и мистер Лонгин знали, что Сэм заболел. Его хозяйка уехала отдыхать, и мистер Лонгин посоветовал мне не беспокоить ее, пока мы не уверены в диагнозе.
        Однако, когда мистер Лонгин подтвердил, что у Сэма типичный случай кошачьего гриппа, уже заболели еще две кошки, и эпидемия грозила распространиться со страшной силой.
        Должны были привезти других кошек, кого-то забирали. И всех владельцев надо было предупредить об опасности привозить или забирать своих питомцев, потому что они могли заболеть позже и распространить инфекцию. Каждому клиенту же надо было объяснить ситуацию во всех подробностях и дать им возможность либо поступить по своему усмотрению, либо последовать совету мистера Лонгина. А он рекомендовал не брать новых кошек, а тех, что уже находятся в гостинице, пока оставить.
        Некоторые люди решили последовать его совету, другие отказались, однако мне пришлось все свободное время проводить за телефоном, обзванивая клиентов, отправляя им письма или встречаясь с ними лично. И когда на моих руках оказалось уже двенадцать пациентов, все знали о случившемся. Все торговцы приходили в защитных комбинезонах и оставляли покупки рядом с домом, а ежедневные визиты мистера Лонгина не ускользнули от внимания соседей. Но надо отдать им должное, они все сочувствовали мне, останавливали на улице, чтобы расспросить о состоянии кошек и предложить свою помощь. Я не услышала ни слова сомнения в моих способностях, ни одного упрека. Только, естественно, Бланш Энтони немедленно вмешалась насчет собаки Грэма Мортимера, Кадета.
        Когда она явилась в гостиницу, я дезинфицировала клетки в гараже, и если бы была в более веселом расположении духа, то меня бы насмешил резкий контраст, который мы с ней представляли: Бланш в облегающем платье с глубоким декольте, со сногсшибательной прической и распространяющая вокруг себя аромат каких-то необычайных духов, и я - в комбинезоне, резиновых сапогах, с повязанной шарфом головой, вся пропахшая антисептиками и мылом.
        Мои ноги подогнулись от усталости, когда я выпрямилась и отерла лоб рукой в резиновой перчатке.
        - Да? - сухо произнесла я, а Бланш не преминула заметить мое одеяние.
        Она оглядела меня с ног до головы, наморщила нос и сказала:
        - Вам надо расправиться с этой заразой, которую вы пригрели, а вы по-прежнему держите здесь собаку Грэма Мортимера, чтобы она тоже заразилась. Другие тоже могут заболеть, но меня больше беспокоит Кадет, а вам, похоже, совершенно наплевать.
        Я заскрипела зубами при слове «пригрела». Можно подумать, что я ради удовольствия специально вырастила вирус в пробирке. Я не могла стерпеть, что Бланш считает, будто я по беспечности рискую здоровьем других животных.
        Я язвительно произнесла:
        - Верно, я, как Нерон, веселюсь, пока горит Рим. Собака мистера Мортимера здесь, и она останется здесь, потому что так хочет сам мистер Мортимер.
        - Но это невозможно. Если бы он знал, что здесь происходит!
        - Он знает, потому что я уже позвонила ему.
        - Вы? - Бланш подозрительно сузила глаза. - Откуда вы узнали его номер?
        - Я никогда не принимаю животных, не взяв на всякий случай адрес и номер телефона их владельцев. И когда я сказала мистеру Мортимеру, что собаки не могут заразиться от кошек, он ответил, что с радостью оставит Кадета у меня.
        - Я не верю! И откуда вы знаете, что собаки не могут заразиться?
        - Это факт, спросите любого ветеринара. А что касается остального, можете сами позвонить мистеру Мортимеру и выяснить.
        - Естественно, я так и сделаю. Я предложу ему, забрать у вас Кадета и сама буду ухаживать за ним.
        - Прошу.
        - Я позвоню, когда сочту нужным.
        - Нет, вы позвоните сейчас и при мне. Вы не верите мне на слово, а я не верю вам. И если мистер Мортимер захочет отдать вам Кадета, можете прямо сейчас его забрать.
        Конечно, я не могла заставить Бланш подчиниться, и можно было даже представить, как со скрежетом столкнулись наши две воли. Потом она повернулась и направилась к дому, бросив через плечо:
        - Очень хорошо, можете наслаждаться. Но лучше бы вам готовить собаку, потому что я ее заберу.
        Бланш потребовала междугородний разговор с Глостером. Я услышала в трубке голос Грэма Мортимера, и через минуту она разразилась тирадой, не давая ему вставить ни слова. Я уже успела привыкнуть к ее наглости, но тут она превзошла все мои ожидания.
        - Слушай, Грэм, я насчет Кадета. Если бы ты знал всю правду о том, что здесь происходит, ты не согласился бы его оставить в гостинице. Да, мисс Норт уверяет, что опасности для собак нет, но откуда ей знать? Если бы ты слышал, что говорят об этой гостинице, - кошки заболевают одна за другой, кашляют, чихают, распространяя повсюду ужасные вирусы, и любой, кто любит своих животных, стремится поскорее их забрать. И конечно, что бы она ни говорила о гигиене и строжайших предосторожностях, все это ерунда. Такая эпидемия не может просто взяться из воздуха, похоже, мисс Норт могла бы узнать ее причину, если бы потрудилась, и она прекрасно понимает, что виновата в халатности. Так что, Грэм…
        Больше она ничего не сказала. Несмотря на все мое негодование, прервала ее не я, а Клайв, который перехватил трубку и держал ее так уверенно, словно Бланш сама ее отдала.
        Она ненавидящим взглядом уставилась на него. Дверь кабинета Клайва была открыта, и он мог слышать весь разговор. В трубке раздался треск. Клайв сказал оператору:
        - Нет, мы еще не закончили. Говорит Марч, Бланш передала мне трубку. Да, я знаю, о чем речь. Бланш считает, что у вас есть основания опасаться за вашу собаку. Но вы можете мне поверить, что угрозы не существует. Что? Да, Лорел мне сказала, что вы решили ее оставить по ее совету. Ветеринар уверен, что собаки не могут заразиться от кошек, а Лорел при первых признаках болезни изолирует каждую кошку и держит ее в отдельной клетке до выздоровления. Да, она боится, что будут еще больные. Согласен, ужасное происшествие. Но боюсь, Бланш исказила всю картину. Ничего нельзя было предвидеть, и пока Лорел справляется. Поверьте мне, в гостинице чисто и стерильно, как в родильной палате! Да, она здесь. Хотите сказать ей сами? Хорошо. - И Клайв передал мне трубку.
        Бланш метнула на него взгляд, полный ненависти. Но когда он повернулся к ней, она уже смеялась. Я обомлела от такой дерзости и спокойствия. Если бы я так злобно смотрела на мужчину, за которого собиралась замуж, то мне пришлось бы спрятаться за самый огромный камень. А Бланш просто взяла его под руку, и они вместе вышли. Разговаривая с Грэмом Мортимером, я услышала шум отъезжающей машины, и Клайв вернулся в дом один.
        Он стоял, преграждая мне путь.
        - Я должен извиниться. Несмотря на все беспокойство Бланш за собаку Мортимера, она не имела права так ужасно лгать. Кажется, вы обиделись, что я высказался за вас, но я просто не мог удержаться.
        - Не стоит извиняться. Спасибо, что вступились за меня, потому что я могла бы наговорить лишнего. Вы не верите, что все это было только ради собаки?
        Мне следовало бы знать, что он станет выгораживать Бланш.
        - Я предпочитаю думать именно так, - быстро ответил он. - Можете не опасаться, что подобное повторится. Я об этом позаботился.
        Я принялась натягивать перчатки, а он добавил:
        - Надеюсь, я был прав? Вы справляетесь?
        Я вздохнула:
        - Более или менее, хотя иногда я мечтаю, чтобы у меня была лишняя пара рук и ног.
        - Чтобы довести их всех до изнеможения? Похоже, вы находитесь в постоянном движении. Какая у вас самая серьезная проблема, как вы думаете?
        - Не знаю, что может быть хуже того, что этой работе не видно конца. Визиты ветеринара отнимают массу времени, потом нужно все дезинфицировать, готовить несчастным пищу, от которой они упорно отказываются, не забывать давать лекарства, а еще не забывать про здоровых собак и кошек. Кажется, я все время не успеваю, и тогда у меня начинается паника, я чувствую себя загнанной.
        Клайв кивнул:
        - Да, мне знакомо это чувство. Но мне кажется, что вас мучает не столько гора дел, сколько все это волнение и тревога, я прав, Лорел?
        Я удивленно посмотрела на него:
        - Откуда вы знаете? - Я и сама такое чувствовала, но впервые это выразил словами лишь Клайв.
        - Милая моя, я ведь не слепой. Физически у вас достаточно дисциплины и энергии на двоих, но вы слишком изводите себя жалостью, самобичеванием и страхом, что может случиться худшее. Вы же знаете, что не могли ничего предвидеть, но все равно продолжаете убеждать себя в обратном. Вы страдаете с каждым из своих пациентов и со всеми людьми заодно. Жалость и чувство ответственности, возведенные в небывалую степень. Ведь так? Я прав?
        Он был настолько прав, что я не решалась ему ответить. Мне нельзя было сдаваться, но каждую ночь, когда я не могла спать из-за тревоги, что болезнь потребует себе жертву, которую я могла бы спасти, если бы…
        И Клайв один это понял! Если бы он списал мой прилив жалости к себе на усталость или посоветовал бы мне любой ценой найти помощников, я не чувствовала бы себя так, как теперь. Но его проницательность и то, что он заглянул в мою душу, обезоружили меня.
        Внезапно мой подбородок по-детски задрожал, а глаза застлали слезы. Клайв изумленно уставился на меня:
        - Лорел, дитя, вы плачете? Дорогая моя!
        Он быстро шагнул ко мне, но я не помню, как он обнял меня и что говорил. Помню только тяжелое биение его сердца, когда он прижимал меня к себе, а я плакала и плакала, уткнувшись в его плечо.

        Глава 9

        Клайв дал мне возможность выплакаться, а потом бережно повел меня в свой кабинет, смахнул со стула бумаги и усадил на него. Я пыталась нашарить носовой платок. Клайв вытащил свой из нагрудного кармана, бросил его мне на колени и вышел из комнаты. Вернулся он со стаканом и подал мне. Я сделала глоток и чуть не задохнулась от огненного вкуса.
        - Это же чистый бренди! - воскликнула я.
        - Медицинская доза. А вы думали, это холодный чай? Пейте, потом поговорим.
        Бренди помог мне прийти в себя, но не избавил меня от чувства унижения. Чтобы хоть как-то отвлечься, я сняла шарф и теребила его, пока Клайв не отнял.
        - Перестаньте играть с шарфом и посмотрите на меня, - приказал он. - Наверное, вы понимаете, что если будете продолжать в том же духе, то наживете себе нервный срыв?
        Я покачала головой:
        - Вовсе нет. Просто я очень переживаю и устала, но у меня нет никакой истерики. Простите за эту глупость и не думайте, что я комок нервов. Просто вы были так добры и так хорошо поняли меня, что на мгновение я потеряла контроль над собой.
        - Верно, - согласился Клайв. - Вы были на пределе, и хватило всего пары сочувственных слов, чтобы вы не выдержали. Типичный признак нервного срыва, не так ли? Все это подтверждает мысль о том, что, несмотря на всю вашу добросовестность и преданность работе, вы для нее не подходите.
        - Что? Но мне она нравится! - Я не могла поверить своим ушам.
        - Я должен был сказать, с коммерческой точки зрения, - поправился Клайв. - Вы слишком отдаетесь работе, отождествляете себя с ней. Вам следовало бы быть более отстраненной, если вы хотите что-то заработать.
        - Тут вы не правы. Наоборот, не удастся заработать вовсе, если тебе не нравится работа, если ты относишься к каждому из этих зверюшек не как к личности, а как к массе, которую нужно накормить и приютить, даже если при этом любишь одних больше других. Никто более не предан своему делу, чем Салли, но Бог свидетель, она вполне преуспевает.
        - Я не знаком с ней лично, поэтому ничего не могу утверждать. Но я рад, что, когда уеду, вы больше не будете постоянно находиться в напряжении.
        - Но я все равно буду помогать Салли, чем могу.
        - Но вам не надо будет отдавать всю себя работе. Вы сможете уйти в любое время, так же как и Салли, когда ее муж поправится и будет работать.
        Возможно, под воздействием бренди мои чувства притупились, иначе я поняла бы, что Клайв подразумевал под этими словами. Только намного позже, а точнее, уже слишком поздно до меня дошло, что Клайв, вспомнив, как Николас уверенно поцеловал меня, хотел, чтобы я объявила ему, что мы собираемся пожениться. Но в тот момент я об этом даже не задумалась, и следующий вопрос Клайва уже относился к практическим моментам:
        - Кстати, когда, по вашим подсчетам, может закончиться эта эпидемия?
        Я развела руками:
        - Никто не знает. Но теперь у меня появилось нечто вроде шестого чувства, так что я изолирую кошек до появления у них симптомов гриппа, и, можно сказать, мы выигрываем борьбу.
        - А вы не хотите на время закрыть гостиницу и отправить зверей по домам?
        - Только не это! Мистер Лонгин и слышать ничего не хочет. Сейчас изоляция больных животных - единственный способ борьбы с эпидемией.
        - А сколько болеет каждая кошка?
        - По-разному. Некоторые поправляются уже через пару дней, другим требуется дней десять или больше. Сейчас самая большая опасность - воспаление легких. Боюсь, у двоих оно может вот-вот начаться, у маленькой полосатой кошечки по кличке Пэтси и у персидского кота Лео. Последние несколько ночей, когда я уезжала домой, вас тут не было, но поскольку им стало хуже, я оставалась допоздна, так как не могла их бросить.
        - Я вряд ли бы знал, чем им помочь, но я мог бы присмотреть за ними ночью, если бы вы попросили. Или вы намекаете, что хотите оставаться тут на ночь, пока опасность не минует?
        - Намекаю? Нет.
        - Но вам бы хотелось?
        Я кивнула.
        - Почему бы и нет? Только не одна. Я уеду лишь при условии, что с вами кто-то останется, допустим, миссис Брэнниган. Вас это успокоит?
        - Но как я могу допустить, чтобы вы уехали, когда вам нужно собираться?
        - А для чего гостиницы? Я остановлюсь не дальше чем в городе, к тому же перед отъездом мне нужно будет провести несколько дней в Лондоне. Значит, решено? Найдите себе партнера и переезжайте в дом.
        На следующую ночь я так и поступила. Миссис Брэнниган согласилась прийти после того, как накормит мужа ужином, и мне стало чуточку легче. Раньше самые худшие часы были те, которые я должна была проводить дома. Но теперь я вставала с рассветом, отвлекаясь от тревожных мыслей работой, у меня появилось больше времени, и наконец, наступил день, когда все заболевшие пошли на поправку.
        Опасность воспаления легких у персидского кота Лео оказалась ложной, и хотя нам с мистером Лонгином пришлось побороться за жизнь маленькой Пэтси, и я почти две ночи провела рядом с ней, она тоже стала поправляться. Пэтси так привязалась ко мне, что, когда хозяйка приехала ее забирать, мне было грустно с ней расставаться. Передав ее, здоровую и жизнерадостную, я даже какое-то время погоревала, пока известия об отъезде Клайва и возвращении Николаса не омрачили моего настроения еще больше.
        Николас не был любителем писать письма. Он прислал мне всего несколько почтовых открыток. Я тоже писала ему, но не стала упоминать про эпидемию и просила мистера Лонгина не делать этого. Я боялась, что Николас занервничает и захочет вернуться раньше, а я этого не хотела ради него, а скорее, даже ради себя, стараясь не думать о том ужасном дне, когда он захочет получить мой ответ, который, я знала, будет отрицательным.
        Клайв остановился в отеле «Родиам-Армз», но появлялся в гостинице несколько раз в день. Постепенно дом опустел, он забрал свои бумаги и личные вещи. Большую часть недели Клайв проводил в Лондоне, и я его почти не видела. Тетя Анита пригласила Клайва провести его предпоследний вечер у нас, и это был последний раз, когда мне было суждено его увидеть. Николас должен был вернуться днем раньше, а в то утро мистер Лонгин сообщил свою ужасную новость.
        Оказалось, что, как только последних кошек и собак можно будет отправить домой, гостиница должна будет закрыться для санитарной обработки и не принимать новых постояльцев, по меньшей мере в течение шести месяцев. Даже если он не скажет об этом Салли, Городской совет все равно этого потребует. Нет, другого выхода нет. Шестимесячный карантин - единственный способ предотвратить повторную вспышку болезни.
        Я решила, что не посмею сообщить Салли про этот кошмар. Шесть месяцев! Как раз столько, сколько нужно, чтобы Джон пришел в себя и вновь пошел работать. Но еще страшнее было то, что такой перерыв мог помешать Салли продать ее фирму. Заказы на осень и Рождество придется отменить. За это время люди найдут для своих животных другие гостиницы и больше к Салли не вернутся. Всю зиму деньги будут уходить на оплату аренды и счетов. Но хуже всего, что я буду испытывать, пусть и незаслуженное, чувство вины оттого, что подвела Салли.
        Вот каким печальным был конец моей летней работы. Салли потеряла свою гостиницу, а из-за того, что я не написала ей про эпидемию, она даже не была предупреждена!
        Естественно, занятой мистер Лонгин оставил меня наедине с моими проблемами. Однако он пообещал прислать ко мне Николаса.
        - Я обрисую ему ситуацию и скажу, что до вечера он мне не понадобится, пообедайте вместе, может быть, вам удастся развеяться. Вам повезло, он не просто отличный профессионал, но и хороший человек, - добавил мистер Лонгин, садясь в машину.
        Я и сама это знала. Слишком хороший для меня, чтобы я могла разрушить его жизнь, согласившись выйти за него замуж не по любви. До его прихода я осыпала себя упреками и приходила в отчаяние, а когда он пришел, я разговаривала по телефону, пытаясь решить проблему, ставшую по известной пословице последней каплей. Он взял меня за руку, сжал ее и принялся слушать мои испуганные протесты, тщетно расточаемые в трубку.
        - Нет, мэм, я не знаю, я никогда не слышала ваше имя. Да, это гостиница, Родиам-Таун, владелица миссис Дьюк, но с вами говорит Лорел Норт. Я… Нет, мы не забирали вашу кошку две недели назад, и такой кошки у нас нет. Боюсь, я не знаю. Вы говорите, серый фургон? И ребенок?
        Я растерянно посмотрела на Николаса, который заставил меня прикрыть трубку рукой и все ему объяснить, и принялась сбивчиво рассказывать:
        - Звонит какая-то миссис Симнел из Рингдауна. Она переехала сюда недавно. Две недели назад эта женщина решила поместить своего кота в гостиницу с таким расчетом, чтобы забрать его сегодня рано утром, и может поклясться, что мужчина в сером фургоне в сопровождении ребенка забрал кота и сказал, что он от нас! Я не могу ее убедить, что ничего про это не знаю, что у нас нет серого фургона и мужчины с ребенком. Что же мне делать?
        - Предоставь это мне. - Николас твердо взял у меня трубку, а я с замиранием сердца стала слушать его беседу с владелицей незнакомого мне кота, одновременно пытаясь представить дальнейшее развитие этого конфликта.
        Слово миссис Симнел против моего! Допустим, я взяла кота и по какой-то причине не смогла его вернуть, разве я стала бы ей лгать? Но даже если я смогу доказать мою невиновность, кто-то ведь все равно забрал кота, представившись служащим нашей гостиницы. И где теперь этот кот? Вдруг эту тайну не удастся раскрыть и кота не найдут? Какое горе для Салли, когда она вернется!
        - Миссис Симнел, пожалуйста, успокойтесь и расскажите мне все с самого начала по порядку, - попросил между тем Николас свою собеседницу. - Припомните, как вы звонили в нашу гостиницу, с кем разговаривали, как условились насчет фургона, на котором затем увезли вашего кота…
        Мне не было слышно, что отвечала ему миссис Симнел, но по выражению изменившегося лица Николаса, а затем и по его репликам я поняла, что несчастная женщина, а заодно и я с нею, влипла в какую-то неприятную историю.
        - Так, так… И она дала вам телефон гостиницы? Понимаю… - Николас прикрыл трубку ладонью и шепнул мне: - Сама она нам не звонила. Разговорилась с какой-то дамой у парикмахера, и та ей сказала, что содержит гостиницу для передержки домашних животных, может взять кота на время отъезда миссис Симнел, и действительно на следующий день прислала этот серый фургон… - Он опять заговорил в трубку: - Уважаемая миссис Симнел, боюсь, вам придется обратиться в полицию, над вами кто-то зло подшутил… Вы говорите с ветеринаром Николасом Берном, наша лечебница обслуживает Рингдаун и его окрестности, и я могу вас заверить, что в нашем краю никакой другой подобной гостиницы не существует… Простите, мне хотелось бы посоветоваться с мисс Норт, мы подумаем с нею, как вам помочь…
        Далее Николас записал номер телефона этой женщины, пообещав ей в скором времени позвонить, повесил трубку и повторил мне более подробно то, что уже сказал, заключив:
        - Ничего не понимаю! Кому могло понадобиться, так разыгрывать бедную хозяйку бедного кота? Прямо какой-то детектив, без сыщиков тут не обойтись. Ты что-нибудь можешь предположить?
        Бланш Энтони! С той секунды, как только я услышала про даму в салоне-парикмахерской, заявившей миссис Симнел, что она содержит гостиницу для животных, у меня не было никаких сомнений - это она совершила очередную подлость! Больше просто некому! У меня на всем белом свете был только один враг - Бланш, способная плести какие угодно интриги, постоянно желающая устроить мне какую-то гадость. Но за что? Неужели она так не уверена в своем женихе Клайве? У нее же нет никаких оснований ревновать его ко мне! У них же все решено - вскоре они вместе уезжают, как сообщил мне Мортимер. Но какая низость так поступить! Допустим, Бланш пожелала еще раз унизить меня в глазах Клайва, доставив мне неприятность с якобы пропавшим у меня чужим котом, но причем тут несчастная миссис Симнел? Каким же надо быть жестоким человеком, чтобы вот так, походя, ради достижения своей цели, принести настоящее горе совершенно незнакомой женщине! Впрочем, откуда Бланш знать, что потеря любимой кошки или собаки для нормальных людей равносильна потери близкого человека. Она-то легко рассталась со своим пуделем…
        Беда заключалась еще и в том, что всеми этими размышлениями я никак не могла поделиться с Николасом. Пришлось бы долго объяснять, почему Бланш меня ненавидит, а значит, не миновать и разговора о моем отношении к Клайву…
        Николас смотрел на меня, ожидая ответа, а я совершенно не знала, что ему сказать.
        И тут, к моему счастью, мы оба услышали шум въезжающей во двор машины, и через пару минут в дом вошел Клайв. Увидев наши с Николасом растерянные лица, он сразу же спросил:
        - Что-то опять случилось?
        Я не могла говорить - мое горло, будто стянуло железным обручем, а в груди застрял какой-то ком. Пока я пыталась откашляться и справиться со своим странным физическим состоянием, Николас не без юмора поведал Клайву, что какая-то чудачка отдала своего кота неизвестно кому, а теперь требует, чтобы его вернула гостиница миссис Дьюк.
        Клайв внимательно выслушал все подробности инцидента и вдруг спросил:
        - Мужчина с ребенком на сером фургоне? Может быть, я ошибаюсь, но, по-моему, мне знакомо это транспортное средство. - Он посмотрел на меня: - Ну-ну, Лорел, подождите лить слезы. А знаете что? Я предлагаю вам обоим поехать сейчас вместе со мной.
        Мы втроем вышли во двор, Николас направился к своей машине, но Клайв его остановил:
        - Поместимся все в одной. Николас, садитесь рядом со мной. - И он открыл для меня заднюю дверцу.
        В пути говорил один Николас, возмущаясь хозяйкой пропавшего кота, которая могла так неосмотрительно доверить своего любимца какой-то незнакомке. Хотя, с другой стороны, рассуждал он вслух, та ведь дала ей адрес гостиницы и телефон, выразила желание помочь - нельзя же уж совсем не доверять людям. Клайв молчал. А я очень быстро, как только он сделал поворот, сообразила, что мы едем в сторону Мейпл-Коттеджа, и сильно разволновалась. Не хватало только сейчас встретиться с Бланш Энтони!
        Миновав центральные ворота, Клайв подъехал к усадьбе с другой стороны, где за забором стоял небольшой домик, в котором жил с семьей садовник, он же охранник Мейпл-Коттеджа. Там, остановившись и не выходя из машины, всмотрелся сквозь изгородь вглубь сада.
        - Есть! - воскликнул он через пару секунд. - Видите фургон?
        У домика садовника действительно был припаркован серый фургон, но мало ли таких же разъезжает по Рингдауну и его пригороду?
        - Николас, пойдемте со мной, - скомандовал Клайв. - А вы, Лорел, посидите в машине.
        Через некоторое время мужчины вернулись в сопровождении садовника и маленького плачущего мальчика. На руках Николаса сидел огромный, дымчатого цвета пушистый кот, которому явно не нравилось, что его потревожили и теперь куда-то несут.
        Я выскочила из машины.
        - Это мой кот! - рыдал мальчуган, - Папа, не отдавай Дана!
        - Я куплю тебе другого, - бормотал садовник.
        - Это мисс Норт, - представил меня Клайв мужчине. И, обращаясь к мальчугану, добавил: - Мисс Норт сегодня же подарит тебе замечательного котенка. Так что, мистер Клаух, подъезжайте к нам где-то через часок, адрес вы теперь знаете…
        У меня не было слов. Я взяла у Николаса кота и села с ним в машину. Клайв и Николас еще о чем-то поговорили с садовником и, насколько я могла судить по их улыбкам, завершили переговоры миром. Под конец мистер Клаух наклонился к моему окошку, которое я слегка приоткрыла, чтобы лучшего его слышать.
        - Извините, мисс Норт, - сказал он. - Произошло чудовищное недоразумение. Тысячу раз извините…
        Когда Клайв тронулся с места, Николас повернулся ко мне:
        - Представляешь, ему сказали, что миссис Симнел просто хочет отдать своего кота в хорошие руки. Он понятия не имел о какой-то гостинице для передержки домашних животных. А его сынишка очень хотел кота…
        Клайв молчал, словно набрав в рот воды. Когда мы вернулись в его дом, Николас позвонил миссис Симнел, обрадовал ее известием, что кот нашелся. Потом мы вместе с Николасом посадили кота в корзину, и он повез его хозяйке. Клайв продолжал молчать, угрюмо расхаживая по дому, а я предпочла уйти в пристройку, чтобы не попадаться ему на глаза.
        Итак, мое предположение с точностью подтвердилось: перед отъездом Бланш Энтони решила устроить мне гадость, воспользовавшись тем, что какая-то незнакомая женщина поделилась с нею своей проблемой: куда деть кота, пока она будет в отъезде. О, это надо было уметь придумать! Гениальная интриганка! Такая дамочка в жизни не пропадет. Но что же Клайв? Вот уж правду говорят: любовь слепа. Неужели он не видит, на что способна его будущая жена? Или, может быть, ему все это даже нравится? Вон как она за него бьется, на все способна… От всех этих мыслей и переживаний у меня разболелась голова, я даже чуть не перепутала корм для кошек и собак. Но мне никак не удавалось взять себя в руки. Когда Клайв, не зайдя ко мне, крикнул со двора: «Лорел, до свидания, я уехал!» - я рухнула на походную кровать Салли и дала волю слезам.
        Потом вернулся Николас, с удивлением посмотрел на мои распухшие глаза, весело рассказал о трогательной встрече миссис Симнел с ее котом, а когда пришла на ночное дежурство миссис Брэнниган, повез меня домой. В машине, целуя меня на прощание, он бодро произнес:
        - Лорел, все хорошо, что хорошо кончается. Выброси всю эту историю из головы.
        Я была ему очень благодарна за то, что он не стал со мной обсуждать поступок Бланш. Думаю, он все правильно понял.
        Однако легко давать советы! Конечно же, я не могла выбросить произошедшее из головы. И более того, когда на следующий день у меня в гостинице не появились ни Клайв, ни Николас, я ясно поняла, что Бланш добилась своего: я потеряла обоих. Все-таки насолила! Николас, видимо, догадался о моем отношении к Клайву, а тому, в свою очередь, надоели все эти «истории», ему хватало более серьезных дел перед отъездом. «Ну и пусть, - уговаривала я себя, - а ты, мой дорогой Клайв, еще хлебнешь горя с этой интриганкой, коли не желаешь трезво посмотреть на свою невесту». Мне было жаль потерять друга в лице Николаса, но что поделать, если ему одной моей дружбы мало? Тут я ничем не могла помочь.
        Не помню, как я прожила следующие несколько дней, стараясь заполнить их работой. Позже я вспоминала о них как о сплошной темной полосе, словно в те дни вообще не всходило солнце. Хотя погода как раз неожиданно наладилась - первые осенние дни выдались сухими и солнечными. Мои вольеры и клетки пока были полны кошек и собак, чьи хозяева все еще где-то отдыхали, а новых я брать не могла из-за предстоящего карантина - приходилось жестко отказывать желающим, передержать своих любимых зверюшек в гостинице.
        От Салли пришла открытка с точной датой их с Джоном приезда. Мне было страшно думать о том, каким известием я их встречу.
        Иногда мне даже казалось, что легче умереть, чем переносить и дальше эти муки. Как вдруг все в моей жизни буквально перевернулось.
        - Ты уже слышала новость? - спросила меня как-то за ужином тетя Анита.
        Я безо всякого интереса посмотрела на нее, готовясь узнать какую-нибудь очередную деревенскую сплетню.
        - Говорят, Клайв Марч и Бланш Энтони расторгли помолвку, - торжественно объявила тетя Анита, внимательно наблюдая за моей реакцией.
        Я действительно чуть не вскрикнула от радости, но, уставившись в тарелку, совершенно бесцветным, как мне казалось, голосом отозвалась:
        - И что такое случилось?
        - Мистер Клаух, садовник из Мейпл-Коттеджа, говорит, будто они так поругались, что чуть не поубивали друг друга, - пояснила тетя Анита. - Бланш так кричала, что в доме звенели стекла.
        - Милые бранятся - только тешатся, - вставил дядя Леопольд.
        - Нет! - Тетю Аниту трудно было сбить с толку. - Это серьезный конфликт. Бланш укладывает вещи и завтра уезжает из Мейпл-Коттеджа. Вроде бы в Лондон…
        - Ты забыла - на Канары, - приняла я участие в разговоре. - Вспомни, Клайв сам тебе говорил. Она едет к его друзьям.
        Тетя Анита замахала руками:
        - Вы у меня глухие? Я же сказала вам: помолвка расторгнута, свадьбы не будет. Там произошла какая-то некрасивая история, в которой оказался замешан мистер Клаух. Он чуть не украл чужого кота для сынишки, и все это ему почему-то подстроила Бланш…
        - Не чуть, а на самом деле украл! - заявила я, чувствуя, что мое сердце разрывается от счастья. И тут я впервые поведала моим родным историю с котом миссис Симнел.
        Тетя Анита слушала меня с раскрытым от удивления ртом, дядя Леопольд только тихонько покрякивал, но мне в этот момент важнее всего было следить за собственной речью, чтобы ни словом не выдать истинной причины поступка Бланш и моих к Клайву чувств.
        - Господи, зачем она это сделала? - спросила тетя Анита, когда я закончила рассказ о том, как кот благополучно вернулся к хозяйке.
        - Да кто ж ее знает? - отмахнулась я, вставая из-за стола. Поблагодарив тетю за ужин, я укрылась в своей комнате.
        Уснуть в ту ночь я конечно же не могла. С одной стороны, потому, что ликовала: Клайв свободен! И, думая об этом, принималась строить нереальные планы, как он теперь, возможно, обратит внимание на меня, поймет, что я в него влюблена и сам меня полюбит. С другой стороны, вспоминая, что Клайв уезжает, я начинала страдать - ведь для нашего романа уже не было времени, я даже не могла надеяться увидеть его еще раз.
        Утром, разбирая почту Салли, я с удивлением обнаружила письмо, адресованное лично мне. От Клайва. Как только я это поняла, у меня затряслись руки, а строчки запрыгали перед глазами. Только после второго прочтения письма до меня дошло его содержание.

«Дорогая Лорел!
        Как Вы уже знаете, я остался очень доволен нашим совместным сосуществованием, хотя, признаюсь, поначалу опасался, что из этого ничего не получится. Но еще более меня тронули Ваше отношение к делу. Ваше трудолюбие, Ваша любовь к „братьям нашим меньшим“, как называл зверье какой-то русский поэт. Вы чудесный человечек, Лорел, и, я думаю, Салли очень повезло, что у нее есть такой преданный друг. Наблюдая за Вами, представьте себе, я даже проникся Вашими заботами, то есть я хочу сказать, что мне оказалось совсем небезразлично, что будет с Вашим бизнесом, когда гостиница окажется закрыта на шесть месяцев карантина. Ведь в Рингдауне и его окрестностях, насколько мне теперь известно, нет другой похожей гостиницы для передержки домашних животных. А как же быть людям с их кошками и собаками? Надеюсь, Вы поверите в искренность моей заботы, когда узнаете, что я нашел для вас с Салли выход из положения.
        Представьте себе, я пообщался с агентами, через которых сдавал свой дом, и договорился, что при желании Вы с Салли можете использовать для тех же целей Мейпл-Коттедж, который до недавнего времени арендовала небезызвестная Вам миссис Энтони Бланш. Приложив немного усилий, там тоже можно устроить вольеры для кошек и собак, а знакомый Вам теперь садовник мистер Клаух не мог мне отказать всячески Вам в этом помочь.
        Ваша подруга Салли пусть решит сама, где ей лучше жить в ближайшие шесть месяцев - по-прежнему в моем доме или в Мейпл-Коттедже, рядом с Вашими питомцами. Если она захочет переехать туда, сдать мой дом в аренду труда не составит. А плата за аренду Мейпл-Коттеджа на ближайшие шесть месяцев мной внесена - это мой личный подарок Вам, Лорел, в знак нашей с Вами дружбы и моей симпатии к Вам. Я делаю его от чистого сердца и прошу Вас не отказываться от него.
        Милая девочка! К сожалению, ближайшие полгода мы с Вами не увидимся, потому что я проведу их в пустыне Сахара, но частичка моего сердца остается с Вами, и я хочу надеяться, что Ваша детская влюбленность в хозяина дома, где так замечательно функционировала гостиница для домашних животных, за шесть месяцев не испарится. Мне хотелось бы, чтобы она переросла в серьезное взрослое чувство. Почему-то мне кажется, что Вы не выскочите замуж за Николаса Берна, хотя он и славный парень.
        До следующей встречи, дорогая моя! Представьте, еще не покинув Рингдаун, я начинаю по вам скучать. Что же будет со мной в Сахаре?
        Передайте от меня низкий поклон тете Аните и дяде Леопольду - они очень славные люди.

    Клайв Марч».
        С тех пор мы пока еще не виделись. Только на Рождество Клайв прислал мне забавную поздравительную открытку с верблюдом. В ней не было ни слова о любви. Так я живу до сих пор с вопросом: как же он все-таки ко мне относится?
        Салли и Джон давно приехали, Джон успешно лечится в больнице Рингдауна.
        Наша гостиница по-прежнему функционирует, только временно у нее другой адрес: Мейпл-Коттедж. Мы с Салли приезжаем туда ежедневно с утра, а с ночным сторожем нет проблем - по ночам наших кошек и собак охраняет мистер Клаух, которому очень помогает сынишка. Котенок, которого я ему подарила в тот же день, когда миссис Симнел получила назад своего кота, уже здорово подрос, превратившись в большого рыжего зверя.
        Николас пока еще лечит наших питомцев, но скоро он уезжает на родину к озерам, где собирается открыть свою ветеринарную лечебницу.
        А куда уехала Бланш Энтони, не знает никто, даже моя тетя Анита.

        КОНЕЦ

        notes

        Примечания

1

        Корги - порода собак. (Здесь и далее примеч. пер.)

2

«Вустер» - марка фарфора.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к