Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Бабинцева Елена: " Криволикий " - читать онлайн

Сохранить .
Криволикий Елена Бабинцева

        Трудно идти наперекор судьбе, когда ты простая рабыня. Еще труднее противиться приказам своей госпожи. Но как быть, если от этого зависит твоя жизнь? Разве могла подумать Элрион, что лицом к лицу столкнется с древним проклятием, которому уже много лет. И что она, отчасти виновна в этом…? Но что же еще остается делать? Как еще спасти несчастного от ужасной участи? Кто еще полюбит чудовище…?

        БАБИНЦЕВА ЕЛЕНА. КРИВОЛИКИЙ.
        Посвящается моему Деду. Спасибо, что ты был со мной…

        АННОТАЦИЯ:

        Трудно идти наперекор судьбе, когда ты простая рабыня. Еще труднее противиться приказам своей госпожи. Но как быть, если от этого зависит твоя жизнь?
        Разве могла подумать Элрион, что лицом к лицу столкнется с древним проклятием, которому уже много лет. И что она, отчасти виновна в этом…?
        Но что же еще остается делать? Как еще спасти несчастного от ужасной участи? Кто еще полюбит чудовище…?

        ГЛАВА 1.

        Её звали Элрион. Обычное имя для здешних мест, но как не прискорбно, мужское. Уже восемнадцать весён её зовут этим именем. Но Элрион молчаливо терпела и никогда не высказывала недовольства.
        Она появилась у дома здешнего богатого аристократа — Графа Фавирона итэ Мерогила, тёмной зимней ночью, восемнадцать лет назад. Завернутый в тонкие пелёнки ребенок, около получаса кричал, замерзая на морозе, у большой дубовой двери, в комнату прислуги. Ребёнка нашла седеющая дородная повариха Иза, когда случайно услышала крики с той стороны двери.
        Прислуга испугалась находке. На несчастной крохе была лишь тонкая голубоватая пелёнка из дорого шёлка с вензелем по краю «А.Т». И никакой записки.
        Иза взяла ребёнка на своё попечение. Но по всем правилам стоило показать находку графу. Всё-таки кормить ещё один рот…в столь суровые зимы каждая корка хлеба на счету.
        На следующее утро, Иза показала, кого она нашла на пороге особняка. Но старый граф лишь мельком обвёл ребёнка взглядом и, не меняя выражения на скучающем лице, поинтересовался.
        —Дали ли вы девочке имя?
        —Нет, господин,  — испуганно пролепетала Иза.
        —Хорошо, назовите её мужским именем. Чтобы отныне и впредь, она не чувствовала никакой разницы перед тем, что она женщина. Будет работать наравне с мужчинами, когда подрастёт.
        Иза беспрекословно подчинилась. В тот же день жена конюха, Тереза, родила мальчика. Его назвали Элрион. То же самое имя отныне носила и найденная малышка. Тереза, добрая душа, согласилась кормить найдёныша, и растила девочку наравне со своим сыном.
        В первые сознательные годы Элрион, она отчётливо помнила, что ей всегда остригали волосы, когда они достигали длинны, ниже лопаток.
        —Только знатные девушки могут носить длинные косы, — терпеливо объясняла Иза, в очередной раз, обстригая тёмно-каштановые кудри.
        Так же она заметила, что её постоянно рядили в мальчишеские штаны и рубахи. На этот вопрос Иза всегда отвечала одно и то же:
        —Ты ничем не отличаешься от мальчиков, Эл.
        Эта ещё одна загадка, которую Элрион предстояло разгадать. Конечно, прислуга была в основном из женщин, но и мужчины были: лучший друг, сын Терезы — Элрион, старый конюх Маиз, трубочист Клайф, кучер Герберт, дворецкий Сельм, придворный астролог и маг Экрин Блю, и старый охотник Мерам.
        Элрион понимала, что она девушка, а уже одним этим отличается от мужчин, но все поручения она выполняла безропотно. К вечеру она могла падать от усталости, ломило всё тело, но каждое утро, она просыпалась ещё засветло и отправлялась топить большой котёл под особняком, наверняка зная, что Клайф, ни за что не проснётся в такую рань, чтобы растопить очаг.
        Элрион любила охоту. Поэтому Мерам научил девочку охотиться, выслеживать добычу и читать следы леса. Старик привязался к девчонке и почти всегда называл ей внучкой. С десяти лет Элрион научилась охотиться и самостоятельно разделывать туши животных. И поэтому в особняке, почти всегда было свежее мясо.
        Сын Терезы, её друг, завидовал, почему это её берут на охоту, а он остается на конюшне. На это Мерам беззлобно рассмеялся, и сказал.
        —Каждый делает то, что умеет.
        С тех пор её друг больше не возвращался к этому вопросу.
        Но был человек в этом особняке, которого Элрион ненавидела. И это был астролог Экрин. Каждое полнолуние он заставлял девочку идти в глубокую чащу за целебным луноцветом, редким растением, которое цветет лишь одну ночь в месяц. Оно может заживлять любые раны, дать исцеление, и даже подарить жизнь, если знать, как правильно его применить…
        Элрион не любила ходить в дальние чащи. Там ей встречались странные звери, постоянно слышались непонятные звуки, и из чащи всегда тянуло смертельным холодом.
        Сначала она собирала цветы лишь с краю чащи. Затем ей приходилось углубляться дальше. Как-то весной, она забралась слишком глубоко в чащу. Элрион даже опомниться не успела, как перед ней возникло что-то огромное и лохматое, больше, похожее на огромного волка или собаку.
        Девочка в ужасе бросилась бежать, забыв про сумку с ягодами и целебными травами, которую она собирала для Изы.
        Иза и Тереза в тот день отругали, на чём свет стоит, Экрина. Дескать, раз так надо, то иди и сам собирай!
        Элрион успокаивала себя, что, скорее всего это был простой волк, но ей самой в это с трудом верилось.
        Этот случай забылся, вытесненный другими событиями в особняке. Элрион постепенно вклинилась в общую колею каждодневных забот.
        Минула весна. Хотя лето не спешило вступить в свои права. Постоянно лил дождь, сырость развелась жуткая, особняк приходилось топить сильнее. Жара в подсобном помещении была ужасная, и Элрион поражалась, как там могли работать люди целый день. Иза тоже начала жаловаться на жару в кухне, сетуя, что от печей тоже жар идёт, а тут ещё и под ногами кирпичи горячие.
        Пожалуй, единственным довольным был Экрин. Его покои были в башне. У него был свой камин, и слуги топили его регулярно. Так что иногда астролог приходил злорадствовать над прочей челядью. В ответ на это Элрион, сын конюха, замахнулся на него кочергой, и предупредила, чтобы его крысиная морда больше не смела появляться здесь.
        Элрион тогда смеялась от души, наблюдая, как маленькие чёрные глазки астролога опасливо забегали в поисках отступления.
        —Жалкие рабы! Вот узнает граф!
        Но граф видимо не успел узнать о своевольном характере своей челяди. В конце лета он тихо умер в своей кровати. Лет ему было не мало, однако молодая жена, которую он недавно привёл в дом, ревела до самых похорон.
        Леди Мелинда слыла не сладким характером. Она была высокой и слегка костлявой дамой. Надменные черты лица всегда отталкивали от неё. Волосы были русыми и были непомерно длинными. Тереза тогда сказала, что это для того, чтобы все видели, какого знатного она рода. Она носила причёску высокую, как бы связывая большой пучок на затылке, но и из — под него на спину, всегда опускалась длинная и толстая коса, украшенная жемчугом.
        Элрион дико завидовала, когда впервые увидела юную невесту графа. Она никого не удостоила взглядом. Но очень пристально присмотрелась к Элрион.
        Она что-то шепнула мужу, и грациозно подошла к Элрион.
        —Как тебя зовут?
        —Эл, госпожа, — безропотно сказала Элрион.
        Мелинда усмехнулась и приподняла лицо девушки рукой.
        Элрион тогда отметила, что та была ледяной, и как будто неживой. От собственных ощущений она содрогнулась. Графиня это заметила и растянулась в улыбке, которая совершенно её не красила, а делала холённое восковое лицо ещё более отталкивающим.
        —Полное имя.
        —Я не люблю своё имя, госпожа, — как можно мягче сказала Элрион, хотя гнев уже распирал её. В своё время она разбила носы не одному мальчишке в их тихом городке, только за то, что они обзывались из-за её имени.
        —А мне какое дело? — рассмеялась Мелинда. Элрион пересилила себя и не показала гримасу мерзости, которая так и рвалась наружу, — полное имя, рабыня!
        —Элрион… — вместо неё, быстро ответила Иза.  — Её зовут Элрион, госпожа.
        Графиня брезгливо отдёрнула от неё руку.
        —Мужское имя…отвратительно.
        И графиня удалилась, больше не удостоив Элрион даже взглядом.

        ГЛАВА 2.

        Графиня быстро взяла в руки бразды правления над особняком и вскоре ввела свои порядки. Теперь челяди и прислуге запрещалось начинать работу в восемь утра. Отныне все должны были начинать работу с десяти утра. Это объяснялось тем, что графиня очень чутко спит, и не может выспаться, когда слуги начинают работу. Иза долго ругалась. Мол, и так за день ничего не успеваем, а тут ещё и вставать позже надо. Хотя недовольна была только Иза. Маиз, Тереза, Мерам, и Сельм с Клайфом радовались возможности поспать.
        Цветы леди Мелинда не любила. То ли не терпела их запахов, то ли она решила, что те затмевают её красоту.
        Да, графиня была, бесспорно, прекрасна. Но Элрион видела, что эта красота была мёртвой. Так красивы, обычно были, драгоценные камни. Они были прекрасны, восхищали, но, увы, были мертвы.
        Вот с кем более близко стала общаться графиня, так это с астрологом Экрином. Тот ходил и распушал хвост павлином, злорадствуя и насмехаясь.
        Какие секреты были у него с госпожой, никто не знал. Но каким-то чувством Элрион уловила, что теперь ей житья не будет. Если Экрин снова будет приказывать идти в чащи за луноцветом, то придётся идти, иначе могут высечь.
        —О чём задумалась внучка? — тихо спросил Мерам.
        Они сидели в кухне, было уже поздно. Но Элрион не хотела спать. Мерам заметил, как она задумчиво смотрит в огонь.
        —Я…боюсь.
        —Пресветлые боги, да чего же?
        —Графиня…она спелась с Экрином. Боюсь, мне это боком может выйти, Мерам.
        Но старый охотник усмехнулась в бороду.
        —Не бери в голову внучка. Экрин без неё ничего не значит. Он угоден ей, пока ей нравятся его предсказания.
        Элрион хмуро кивнула и пожелала старому охотнику доброй ночи.
        Камин догорел быстро. Эл нехотя поднялась со стула и направилась в свою комнатку. В основном прислуга спала в двух комнатах: в одной женщины, в другой мужчины. Но Элрион уговорила Изу отдать ей старый чердак над комнатой прислуги. Там девушка обставила всё так, как ей хотелось, хотя богатство её было небольшим: два стула, небольшой шкафчик с узорами, кровать, табурет и зеркало над ним. Вот, пожалуй, и всё, чем могла гордиться Элрион.
        На подоконнике маленького окошка горела свечка, а с той стороны окна на свет билась большая ночная бабочка.
        Эл сняла сапоги и старый камзол. Она не стала одевать ночную рубашку, думая, что уже врядли заснёт.
        Потушив свечу, девушка улеглась на узкую кровать. И стала смотреть, как луна постепенно клонилась к горизонту, пока вовсе не стала исчезать в утреннем небе. Незаметно сон сморил Элрион. Сквозь дрёму Элрион всё же слышала, как погода начала портиться, и про себя снова вздохнула. Ей так хотелось увидеть голубое небо и солнце…но гром прогрохотал громче, и девушка поняла, что её мечта, увы, не сбудется.
        Внезапный шорох заставил Элрион вздрогнуть. Девушка напряглась всем телом, боясь пошевелиться. Шорох тем временем усилился и стал настойчивее. И тут…Элрион в лицо ударил омерзительный запах псины.
        Девушка в страхе открыла глаза и с ужасом уставилась в жёлтые звериные глаза.
        В следующее мгновение она вскочила на ноги, но тот, кто здесь был, моментально исчез через небольшое окошко в её комнате. Элрион отползла в дальний угол комнаты и сжалась в комочек, боясь, что это существо придёт снова…но светало, по дому начали доноситься звуки прислуги.
        Элрион встала и подошла к окну. Оно не было выломано, или разбито. Крючок, на которое закрывалось окно, спокойно висел застежкой вниз, будто Элрион открыла его своей рукой. Девушку бросило в холод. Она уже хотела выйти из комнаты, чтобы рассказать всем, какого жуткого зверя она видела, но её внимание привлёк небольшой мешочек около её кровати…
        Элрион решительно подняла его и от удивления ахнула. Это была её сумка для трав! Она оставила её в лесу весной, когда испугалась и убежала. Элрион тут же заглянула внутрь и с восторгом обнаружила что сумка была полна целебных трав, а кроме того сверху лежали аккуратно сорванные цветки луноцвета…
        Элрион весь день ходила сама не своя. Она была рассеяна, невнимательна, в пол уха слушала Мерама, и даже не ответила Экрину на его мерзкие насмешки. Иза попросила Элрион сходить в кладовую и принести муки.
        Девушка безропотно пошла в низкий темный погреб за мукой, не взяв с собой даже факела или свечи. Наконец найдя желаемое на ощупь, она стала выбираться из погреба.
        —Давай помогу Элри! — это был её друг Элрион. Он стал называть её Элри, чтобы хоть как-то смягчить тот факт, что её имя мужское.
        —Держи, это надо отнести Изе на кухню.
        —Слушай, а можно тебя спросить… — начал Элрион, стесняясь смотреть в глаза своей подруге. Эл подала мешок муки ему и с ожидаем, уставилась на него.
        —Почему ты…почему ты больше не ходишь со мной в общую умывальню?
        —Это что твой вопрос? — усмехнулась девушка.
        —Не смейся…мама, не захотела мне ничего объяснять. Впрочем, как и отец. А Мерам так вообще на смех поднял!
        Элрион сама еле держалась, чтобы не захохотать.
        —Элрион, я же девушка…мне полагается ходить в женскую умывальню.
        —Но ещё год назад, ты и со мной могла в общую сходить.. — надулся тот, и поставил мешок муки на пол.  — Ты что избегаешь меня…?
        —Да нет, конечно!  — всплеснула руками Элрион.  — Иза так мне сказала. Я никогда не видела разницы между тем, что ты парень, а я девушка. Мы ведь добрые и хорошие друзья, так?
        —Так…
        —А знаешь что… — Элрион насмешливо прищурила глаза.  — Давай сегодня сходим вместе! После того, как Иза и Мерам уйдут спать! Что скажешь?
        —Не обманываешь?
        Элрион показалось, что её друг молчаливее и задумчивее чем обычно. Недавно они вместе праздновали свои восемнадцать лет, и тогда конюх, его отец сказал, что он вступает во взрослую мужскую жизнь. Элрион тогда ходил гоголем до самого вечера.
        —Не обманываю, — как можно спокойнее сказал Эл, но сама все-таки не стала говорить о своих тревогах.
        —Тогда, после полуночи, около общей умывальни!
        Элрион повеселел и, схватив мешок с мукой, усердно потащил его на кухню.
        Девушка закрыла погреб и уже собиралась выходить, как её окликнули.
        —Элрион!
        —Экрин, чего тебе? У меня дел полно…
        Лысый астролог и маг, гадко усмехнулся и расправил свои мантии, чтобы казаться как можно более важным.
        —Я бы не опустился до того, чтобы самому, лично звать тебя…жалкая рабыня! Тебя желает видеть леди Мелинда! И пошевеливайся!
        Элрион не чего было возразить. Она послушно пошла за Экрином в главные покои госпожи.
        —Веди себя вежливо, не говори без её разрешения! Не смотри в глаза, поняла меня?!
        Элрион лишь молча кивала, на нудные нотации мага, и больше думала о том, что произошло сегодня утром с ней.
        —Пришли… — Экрин остановился около огромной массивной двери, и тихонько постучал.
        —Госпожа… — елейным голосом прогундосил маг.  — Госпожа, я привел рабыню…
        Дверь беззвучно отворилась, и маг бесцеремонно впихнул в комнату девушку. Дверь за ней тут же закрылась.
        В комнате было темно и душно. Пахло какими-то маслами и надушенными дорогими платьями. Элрион стояла на месте и смотрела в пол, пока не услышала мерный и скучающий голос откуда-то из дальнего угла комнаты.
        —Подойди…
        Элрион послушно пошла на голос, и сразу же остановилась, краем глаза увидев тяжелый балдахин над кроватью.
        —Госпожа, вы звали меня…?
        Послышался тяжелый вздох, и Элрион услышала звук поднимающегося с кровати тела. Её подбородок тут же подняли, заставляя смотреть в глаза. Все такая же холеная и каменная рука, отдающая смертельным холодом. Элрион едва рассмотрела графиню, и та была либо тяжелобольна, либо имела вредную привычку спать до полудня.
        —Скажи мне рабыня, почему от тебя так воняет псиной?
        Элрион сделала титаническое усилие, чтобы не выдать себя и того происшествия. Ей почему-то не хотелось, чтобы она знала об этом.
        —Я охочусь в лесу, миледи,  — как можно спокойнее произнесла Элрион.  — Там много разного зверья. Их всех я несу на себе в особняк. Возможно, мой запах вызван именно этим.
        Графиня Мелинда усмехнулась и отпустила её лицо.
        Она прошла обратно к кровати и села, чинно сложив руки на коленях.
        Графиня была в шелковой ночной рубашке, и накрахмаленном домашнем халатике, что придавало её виду ещё более болезненный вид.
        —Ты знаешь, что мне нужно от тебя?
        —Нет, госпожа.
        —Тогда я скажу…я, слышала о чудесном растении, которое исцеляет раны и лечит любые болезни. Оно может подарить вечную жизнь…и вечную молодость…
        —Это луноцвет, госпожа…
        —Правильно! — торжествующе похлопала в ладоши графиня и даже засмеялась от радости.  — Ты умная, рабыня, мне это нравится. Так вот, мне нужны эти цветы. Чем больше, тем лучше. И ты будешь приносить их мне каждую неделю. Я хочу…
        —Простите госпожа… — Элрион перебила графиню и заметила, что та просто побелела от злости. — Но я больше не хожу в дальние чащи. Там много опасного зверья. А в случае чего, я не смогу себя защитить. Тогда больше никто не будет ходить для вас, за луноцветом.
        —Не смей мне перечить! Рабыня!
        Такого визга Элрион никогда не слышала. Она огромным усилием воли силилась не зажать уши.
        —Я приказываю, а ты выполняешь! Мне не важно, как и что ты будешь делать! Мне нужен луноцвет! Ясно?!
        —Да, госпожа, — сквозь зубы выдавила девушка. О, она бы многое отдала, чтобы придушить Экрина своими руками.
        Элрион спешно поклонилась и вышла за дверь.
        Экрин стоял довольный и напыженный, видимо слышал разговор.
        —Теперь тебе никуда не деться, девчонка! Ты пойдешь за луноцветом.
        Элрион подошла к Экрину вплотную и приперла его к стене.
        —Осторожнее маг, смотри, как бы в твоем чае не оказалось дурман — травы. А то мало ли…
        Элрион вытерла руки его же накидкой и, не дожидаясь угроз в свою сторону, пошла вниз на кухню.

        ГЛАВА 3

        Время до вечера тянулось медленно и как-то странно. Мысли Элрион теперь занимал не только тот странный зверь, но и пожелание графини. Луноцвет, конечно лечит смертельные раны, и болезни. Но как сделать так, чтобы он даровал бессмертие, знает наверно, лишь имперский маг. Элрион часто слышала истории о том, что луноцвет может запросто лишить человека жизни, без определенного ритуала для бессмертия. По мере того, как стали гибнуть люди в империи, и важные политические деятели, отравившись луноцветом, Император объявил, что это растение должно быть уничтожено. Имперские стражи рыскали по всем окрестностям империи и уничтожали луноцвет. Но почему-то в их чащи они так и не зашли,…сунулись, но вернулись и больше не приходили.
        —Внучка, ты бы пошла вздремнула. Гляди-ка, какие синяки под глазами,  — услужливо проговорил Мерам.
        Элрион очнулась от своих мыслей и через силу улыбнулась.
        —Я хотела ещё сходить вымыться. Лишний слой грязи никогда не красил девушек, — усмехнулась Элрион. Старик рассмеялся и сказал, что она красивее даже их графини.
        Конечно, самой Элрион в это мало верилось. На такую, как графиня, наверно женихи слетались со всей округи. Если не со всей империи. Идеальная белая кожа, глубокие темные глаза и шелковые длинные волосы. Элрион не любила свою хозяйку, но считала ей красивейшей из женщин.
        Про себя она не могла сказать подобного…угловатая, высокая, с натруженными руками и мозолями на них, коротенькие каштановые волосы неровно отстрижены чуть ниже лопаток, болотного цвета глаза …
        Внешность никогда не играла для Элрион особого значения, и ей было все равно, как она выглядит, до прихода графини.
        Девушка выполнила всю работу на кухне и после ухода Изы и Мерама, она заскочила свою комнатку на чердаке, взяла чистые штаны и рубашку и спустилась вниз, выйдя через заднюю дверь кухни. Прошла мимо конюшни и старого сарая, к общей умывальне.
        Добротный маленький домик стоял почти на окраине от особняка, и чуть ли не около леса. Дым из трубы валил на славу, значит Эл уже там, и топит печку.
        Элрион быстро прошлась по тропинке и открыла дверь предбанника. Да, так и есть, вещи Эла лежали на полу разбросанные, как будто он торопился и волновался. Элрион не обратила на это внимание.
        Она разделась, сложив вещи аккуратно на узкой лавке, и открыла дверь умывальни. Пар тут же повали ей в лицо и стало приятно тепло телу.
        Около печки на корточках сидел Эл и подбрасывал дрова в топку.
        —Видишь, я не обманула… — усмехнулась девушка.
        Элрион не спешил оборачиваться. Он только как-то сдавленно кивнул и стесняясь, мельком оглядел девушку.
        —Я…сейчас…закончу.
        Элрион пожала плечами и отошла к бочке с водой. Взяв грубую мочалку, она принялась натирать себя.
        Руку с мочалкой перехватил Эл.
        —Я потру спину…
        —Спасибо…
        Эл был слишком молчаливым и задумчивым. Это немного нервировало. Но Элрион молчала и ничего не говорила. Она стала рассказывать о том, что сегодня её позвала графиня, и велела каждый месяц доставать ей цветы луноцвета. Рассказала о мерзком Экрине и том, как припугнула его там, около покоев госпожи.
        Но Эл молчал. Спина Элрион уже горела от монотонных движений Эла и девушка недовольно обернулась.
        —Да что с тобой? Эл ты здоров?
        Но вместо ответа парень прижал девушка к влажной и шершавой стене. Элрион даже испугаться не успела, как её друг крепко поцеловал её. Элрион не знала, что такое поцелуй и не знала, как это делают правильно. Но происходящее ей не понравилось. Она уперлась руками в грудь Эла и попыталась его оттолкнуть. Но сын конюха был намного сильнее Элрион и почти на голову выше.
        Объятья стали доставлять боль и кое-как отвернувшись в сторону, Элрион закричала от боли.
        —Эл, что ты делаешь?! Мне больно!
        В попытке вырваться, девушка поскользнулась на мокром полу и увлекла за собой на пол и Эла.
        Он что-то безразборочно шептал ей на ухо, о том, что любит, и что не сделает ничего плохого, но Элрион не слушала его, она уже успела испугаться до полусмерти и не желала, чтобы это продолжилось.
        Девушка дотянулась до большого дубового таза и что есть сил опустила его на голову Эла.
        Сын конюха обмяк на полу. Элрион дрожа и всхлипывая, отползла к стене. Стало совсем тихо, и в этой тишине она различала натужное сопение её друга.
        —Хвала небу… — кое-как проговорила она.
        Девушка на дрожащих ногах выбралась в предбанник, наспех оделась и, не оборачиваясь, умчалась по тропинке к особняку. Пройдя так же через заднюю дверь на кухне, она поднялась к себе на чердачок и юркнула под одеяло.
        Лицо горело от поцелуев Эла, и спина сильно ссадила. Девушка пролежала в кровати, слушая тишину и свое дыхание. Но сон сморил её под самое утро.
        Снов в эту ночь не было, и никто не беспокоил её.
        ***
        Элрион проснулась засветло. Но спускаться вниз не хотела. Она лежала в кровати и смотрела в маленькое окошко. Небо снова хмурилось. Где-то вдали грохотала гроза. Элрион знала, что дождь опять пойдет в середине дня, значит, опять придется остаться дома. В такую погоду охота ничем не отличается от плаванья…
        Девушка встала с постели и оделась. Из её окна была видна общая умывальня. Вчерашние воспоминания заставили девушку вздрогнуть. Меньше всего ей хотелось видеть Эла. И его выходка…глупая и необдуманная. Как теперь смотреть в глаза Терезе? Она обязательно поймет, в чем дело…
        И ещё графиня…наверное она беспокоила Элрион больше. Ходить в чащи…в самую глушь. За каким-то цветком…жаль, что имперские солдаты не уничтожили их, когда были здесь в первый раз.
        Снизу начали доноситься звуки просыпающегося дома. Элрион услышала голос Изы и Клайфа. Потом Мерама, который ворчал о плохой погоде вот уже который день и…Эла. Он болтал с кем-то в полголоса, но Элрион его услышала.
        —Элрион!  — это была Иза. — Спускайся! Мне надо помочь на кухне.
        —Только не это… — девушка нехотя спустилась на кухню и, не обращая никакого внимания на своего друга, принялась помогать Изе.
        —Внучка, может, поохотимся сегодня?  — Мерам встал из-за стола, закончив завтрак, и подошел к девушке.
        —Я бы с радостью…но, похоже, опять будет дождь.
        —Так мы поспеем до дождя!  — усмехнулся старик.  — Есть ещё пару часов…
        Эл стоял спиной к девушке и методично разгребал залу в камине. Элрион молча, кивнула и старик, обрадованный согласием, кинулся за вещами.
        Иза кашеварила у огромной печи, то и дело, прося Элрион подать или подержать.
        —Элрион! Эл! Да хватит соли! О чем ты думаешь?!  — начала причитать Иза.  — Ох, весь суп мог пойти насмарку. Ты что, спишь ещё что ли?
        Элрион растеряно отставила банку с солью и покаялась.
        —Прости Иза. Просто снились дурные сны…
        Эл даже не повернулся. Кирка методично выгребала новые залежи залы в камине, будто это занятие поглотило юного конюха.
        Иза подозрительно поглядела на девушку и парня. Но промолчала.
        Вскоре вернулся Мерам. Старик был полностью готов для охоты. Элрион присоединилась к нему и спустя пять минут они уже были за пределами владений покойного графа.
        Надо сказать, что охота не шла. От дождя земля сильно размокла, следы зверья терялись в лужах или в грязи. Но старик не огорчался. Скорее его просто радовала небольшая вылазка.
        Но девушка расстраивалась все больше.
        —Небольшой улов… — вздохнула Элрион.  — всего пара кроликов. Может, вернемся Мерам? Похоже, что наша охота больше смахивает на прогулку…
        Старик остановился и, оглядевшись, подошел к ней.
        —Внучка, я все знаю о просьбе графини!
        —Откуда?!  — удивилась Элрион. — Я сказала разве что, только Элу…
        —Экрин болтал что-то на кухне об этом! Якобы теперь от тебя прищучил, как следует,  — отмахнулся старик. — Но дело не в этом…
        —А в чем тогда?
        —Тебе нельзя дольше оставаться в особняке, милая…графиня…я не знаю, кто она, но клянусь богами, то, что знает она, не может знать простой человек! Тебе нужно бежать!
        Элрион затравленно посмотрела на Мерама, но старый охотник говорил вполне серьезно. Девушка села на ближайший камень и потерла лоб.
        —Так…что ты слышал Мерам? Что обо мне говорила графиня?
        Старик тяжко вздохнул и опустился рядом с ней.
        —Я подслушал её и Экрина, когда стал подозревать неладное. Вечером перед сном, я решился побывать около её покоев, и может узнать что-нибудь. Там был Экрин…этот лис хвастался каким-то новым изобретением. Якобы теперь его госпоже не придется больше скитаться. Что теперь она сможет вершить судьбы…
        —А причем здесь я?  — Элрион стала говорить шепотом, боясь, что кто-то может подслушать.  — Я знаю, что графиня сумасбродная и странная, но может это просто…
        —Нет, послушай Элрион!  — Мерам так отчаянно схватил девушку за руку, что та не на шутку испугалась.  — Луноцвет! Она хочет от тебя луноцвет. Но не простой….ей нужен цветок, который цветет ровно двадцать три года.
        —Такого не бывает!  — возразила Элрион.  — Луноцветы появляются в полнолуние и вянут с наступлением утра! Мерам мне кажется, ты ошибся…
        —Увы, нет… — покачал головой охотник.  — Элрион, как только ты принесешь ей этот цветок…с тобой, будет что-то страшное. Тебе не жить…
        Элрион с ужасом смотрела на старого охотника не в силах поверить. Да, эти цветы опасны, если не знать, что с ними надо делать. Но убивать её…она простая крестьянка. Сирота без рода и племени…
        —Мерам,  — девушка пристально посмотрела на старика.  — Спасибо, что предупредил меня. Но…я не могу вот просто так уйти…
        —Но, Эл…
        —Нет, послушай! — девушка нетерпеливо перебила его и продолжила. — Там моя семья. Там все, кого я люблю. Мерам, я не могу оставить все это, только потому, что наша графиня вбила себе в голову, боги знают что. Ты ведь понимаешь…?
        Старик грустно кивнул и встал на ноги.
        —Я старый вояка. Бывал во многих битвах и видел, как умирают люди, внучка. Я не хочу видеть это снова.
        —И не увидишь, — уверенно сказала Элрион.  — Давай, возвращаться…дождь начинается…
        Элрион уверенно шла впереди старика, но спиной чувствовала его напряженное состояние. Конечно, Экрин болван и мошенник, но какие знания он хранил и что предлагал графине непонятно. Луноцвет добывался как средство вечной молодости. Иногда из него делали сильнейший яд. Все это было когда-то. Но те времена давно канули в небытие. Любое незаконное использование этого цветка — верная смерть. Имперские маги везде рыщут и ищут эти цветы. Как одержимые…
        Мрачные мысли Элрион прервал Клайф, который возился с лошадьми во дворе.
        —Как охота?
        —Не спрашивай, — вздохнула Элрион и похвасталась двумя тушками, перекинутыми через плечо.
        —Да не густо, — вздохнул Клайф. — Кстати Эл, тебя твой друг ищет. Уже все глаза проглядел.
        Элрион густо покраснела.
        —Никакой он мне не…не в том смысле, Клайф.
        —А что я такого сказал…?
        Элрион не удостоила его ответом. Девушка прошла на кухню и сгрузила свою добычу на пол около камина. Иза даже не повернула головы.
        Элрион почувствовала неладное.
        —Иза, что-то случилось?
        Повариха отложила ложку и, уперев руки в бока, повернулась к девушке.
        —Случилось, Элрион. С каких это пор, у тебя от меня тайны?
        —Какие ещё тайны Иза? — удивилась Эл, про себя думая, что все-таки случилось.  — Нет у меня никаких тайн.
        —А то, что ты обещала ходить в эти жуткие места за каким-то паршивым цветком, это правда?
        Девушка скрипнула зубам и промолчала.
        —Значит, нет тайн говоришь…
        Иза снова повернулась к плите и продолжила готовить. Элрион вздохнула и опустилась на табурет.
        —Ну и что здесь такого. Да, графиня меня заставила. Да я даже отказаться не смогла! Иза, и если так подумать, никто в этом доме против ничего не скажет.
        —Уж я-то выскажусь!  — прогрохотала та.  — Посылать маленькую девочку в дальние чащи одну! Не бывать этому!
        Элрион усмехнулась.
        —Иза, я уже давно не маленькая девочка, ты же знаешь…
        —Тебе всего восемнадцать, Эл. Это цифра ничто по сравнению с моей, например. Я мудрая женщина в годах. И опыт, который у меня есть, дает мне право зваться взрослым человеком…
        —Иза…мне не выкрутиться,  — вздохнула девушка после минутного молчания.  — Не в этот раз. Экрин крутится около графини каждый день. Откуда мне знать, о чем они говорят. Может он уже уболтал её принести меня в жертву.
        —Ну, если так, то не сносить ему головы! — Иза с выражением опустила огромный тесак на мясную вырезку. — И плевать? что потом будет.
        Эл лишь покачала головой, и уже собиралась заняться своими обычными делами, как её окликнул Экрин.
        —Эй…иди сюда.
        Маг стоял в проеме двери на кухню и опасливо смотрел по сторонам. Элрион подозрительно сузила глаза и на всякий случай не стала снимать пояс с большим ножом для охоты.
        Девушка напустила на себя скучающий вид и подошла к Экрину.
        —Чего тебе?
        —Графиня ждет.
        —У меня дел много.
        Экрин аж побледнел от такой наглости. Он, молча, схватил девушку за руку и вывел за дверь.
        Элрион и сообразить ничего не успела, как уже стояла около двери хозяйки. Экрин мялся с ноги на ногу, затравленно озирался и вообще вел себя странно. Он то и дело промокал вспотевший от волнения лоб.
        —Иди…да, постучись сначала!
        Элрион постучала и как только услышала разрешение зашла за дверь. Экрин остался ждать в коридоре.
        Все как обычно. Душная темная комната, на окнах тяжелые занавески, везде чисто до тошноты, и едкий запах духов и дорогих тканей вокруг. Элрион сама не заметила, как на лице постепенно начала появляться гримаса отвращения.
        —Подойди.
        Голос графини был слаб и безжизнен. Девушка подошла к кровати хозяйки и остановилась на почтительном расстоянии.
        —Да, госпожа.
        —Подними глаза…
        Элрион посмотрела на графиню. Она была бледной, и больше похожей на большую фарфоровую куклу, которая утопала в кружевах платья. Тяжелое и сиплое дыхание выдавали болезнь. Глаза казались огромными на осунувшемся лице.
        —Сегодня ты пойдешь в чащи… — еле слышно проговорила графиня. — Мне нужны цветы луноцвета.
        —Сколько нужно?
        —Много, — пробормотала хозяйка.  — Очень много. Экрин уже не справляется с поставленными задачами. От него мало толку…я буду надеяться на тебя. Ты ведь исполнишь поручение?
        «Можно подумать, у меня есть выбор…» — грустно подумала девушка.
        —Конечно госпожа,  — проговорила Элрион.
        —Иди…позови Экрина.
        Элрион спешно вышла за дверь. Маг стоял у двери, весь взмокший как мышь. Лысина блестела от пота, маленькие хитрые глазки были на выкате и расширенны от ужаса.
        Элрион усмехнулась и подошла к магу.
        —Кажется, ты не смог прыгнуть выше головы, Экрин.
        Маг сглотнул и с ужасом уставился на девушку.
        —Что…что она сказала?
        —Вот сам узнай…она ждет.
        Элрион развернулась спиной и быстро пошла вниз. Происходящее нравилось ей все меньше.

        ГЛАВА 4

        Близился вечер. Самое идеальное время для сбора луноцвета. Элрион нехотя собирала сумку. Иза ходила из угла в угол и причитала.
        —Ну, видано ли! Одну, да в лес, на ночь глядя! Да что она там о себе возомнила?! Сейчас пойду и…
        —Иза! — девушка успела перехватить повариху у двери. — Не делай глупостей. Хватит и того, что я вызвала её неприязнь. Не хочу, чтобы и ты это испытала.
        —Но Элрион…в лес ночью… — Иза снова всплеснула руками, но так ничего и не сказала.
        Элрион улыбнулась и, взяв сумку, вышла за дверь. Иза проводила Элрион до окраины владений графини и как только девушка скрылась с глаз в темноте леса, Иза растерянно стала бормотать молитвы богам.

        ***
        —Экрин, я теряю терпение,  — графиня ужинала в большом зале, где горели свечи на каждом окне, в больших хрустальных люстрах, на столе, и даже на полу. Блики отражались в начищенном паркете, делая его похожим на расплавленное золото.
        —Моя госпожа… — астролог еще больше скукожился на стуле, боясь, пошевелиться.
        —Ты говорил, что алый луноцвет найти легко, но как видно, это не так то просто.
        Экрин гулко сглотнул подкативший к горлу ком и, заикаясь, проговорил.
        —Нужно время, госпожа… я…
        —Ты говорил, что видел алый луноцвет своими глазами, Экрин!  — графиня повысила голос. Астролог в ужасе повалился со стула на пол.
        —Госпожа моя, молю…поверьте…я видел…
        —Тогда где он?!
        Экрин сглотнул.
        —Сегодня девчонка принесет его вам, моя госпожа…
        Графиня устало вздохнула и вытерла свои холеные пальцы после трапезы.
        Она прошла в сторону Экрина и став над ним проговорила.
        —Надеюсь, ты не врешь. Иначе завтра твоя голова украсит частокол вокруг особняка, Экрин.
        Маг сглотнул и, не посмев сказать больше ни слова, быстро поднялся и вышел за дверь.

        ***
        Приближались чащи. Элрион чувствовала, как внутри у неё все дрожит и срывается вниз. Она не боялась, и не знала, как правильно назвать то чувство, которое охватило её. Стало совсем темно. Иза дала Элрион в дорогу маленький керосиновый фонарь. Девушка высекла искру с помощью кремня, и фитилек радостно загорелся, прогоняя липкую тьму. Девушка взяла лампу и глубоко вздохнув, двинулась дальше.
        Граница дальних чащоб всегда обозначалась черепами, которые лежали с самого краю. Как будто кто-то давно сам сложил их сюда. Может, отгонял зло или предупреждал о нем…
        Девушка зашла в чащу и звуки сразу пропали. Здесь не пели птицы и не сновали животные. Чаща была мертвой…здесь водились злые твари, которых мир не смог принять…
        Элрион довольно долго ходила пока не наткнулась на небольшую полянку под открытым небом. Здесь деревья расплетали свои ветви, как будто давая цветам луноцвета видеть мир.
        Недолго думая, девушка скинула сумку и, взяв с собой только лампу, стала собирать цветы. Когда цветов стало достаточно, Элрион обратила внимание, что один цветок выделяется из всех. Стебель был длиннее, чем у обыкновенных цветов луноцвета. Поднеся лампу ближе, Элрион с удивлением отметила, что цветок был красноватого оттенка. Не красный, но все же…
        Возможно, именно об этом цветке, ей говорила графиня.
        Но едва Элрион протянула к нему руку, на неё что прыгнуло. Резко запахло псиной и затхлым волчьим дыханием. Лампа опрокинулась и потухла. Сорванные цветы выпали из рук девушки. Элрион отлетела в сторону от поляны, но тут же вскочила на ноги. Около поляны с цветами была огромная тень. В такой темноте Элрион вдруг подумалось, что это не человек.
        —Ты кто?! Зачем пришла?!
        Голос говорившего был хриплым и яростным.
        —Простите…я просто…
        —Ты понимаешь, что могла натворить?!!
        Элрион непроизвольно сжала кулаки и попятилась.
        —Простите…мне…надо было, сорвать цветов, для хозяйки. Я не знала, что это ваши цветы!
        —Это не оправданье…
        —Но послушайте…я, правда не знала, что это ваши цветы. Простите,  — девушка попыталась подойти ближе к своему собеседнику, но тень отпрянула дальше в пустоту.
        —Я не обижу вас…
        —Стой на месте!
        Голос был яростным, но в тоже время отчаявшимся. Элрион подобрала лампу и снова зажгла огонек. Тьма нехотя расступилась.
        Её незваный гость стоял спиной к свету. Голова низко опущена, высокая фигура в темном походном плаще и капюшоне. Лица не разглядеть…
        —Скажите, что вы делаете в дальних чащах…? Здесь ведь опасно…
        Послышалась едкая усмешка.
        — Мне не страшно…
        —Вы потерялись? Я могу вывести вас, — девушка шагнула ещё ближе.  — Только скажите, где ваш дом.
        —Нет у меня дома…
        —Вы живете здесь…?
        —Уже десять лет.
        Элрион нахмурилась и, решившись, подошла к своему собеседнику еще ближе. Капюшон низко нависал над лицом. Свет как будто заставил его опустить голову ещё ниже.
        —Но так ведь нельзя…вам наверняка холодно и вы давно нормально не ели. Здесь недалеко есть поместье. Я там прислуживаю. Пойдемте. Там вы сможете отдохнуть, как следует.
        Послышался смешок.
        —Ты уверена дитя, что хочешь пригласить меня в свой дом?
        —Но вы, наверное, заблудились. Я хочу вам помочь.
        Вдруг её собеседник выпрямился и полы плаща распахнувшись, обнажили мускулистое звериное тело, капюшон соскользнул с лица собеседника. Элрион ошарашено расширила глаза. Руки задрожали, а ноги приросли к земле. Перед ней стоял огромный двуногий волк.
        —Все ещё хочешь мне помочь, девочка…?
        Элрион затрясло. Каким образом она смогла бежать, и выбраться из чащи, ей до сих пор, не известно. Как только она пересекла границу чащи, то смогла, наконец, отдышаться. Девушка, как в бреду добиралась до дома. И ей постоянно чудилось, что отовсюду на неё смотрят желтые, волчьи глаза…
        Элрион запыхавшись, влетела в комнату прислуги. Иза нервно подскочила на кровати, и увидев в проеме двери девушку, испуганно прошептала.
        —Элрион, да на тебе лица нет…ты что приведение увидела?!
        —Иза…Я такое видела…!
        Девушка взахлеб начала пересказывать события недавних часов. Старая повариха кивала и расширяла глаза от ужаса.
        —Но хуже всего… — продолжала Эл, — я оставила все цветы луноцвета там, в лесу…у поляны…
        —Да и демоны с ними! — хлопнула по ногам Иза.  — Ты чуть не погибла из-за этих проклятых цветов! Ты могла и не вернуться вовсе Элрион. Я ведь говорила тебе, там разные монстры водятся! И к графине я завтра сама пойду! Ишь, какая нашлась! Беззащитную девушку в чащу отправлять! Пусть сама топает. А нет, так Экрин как миленький поскачет!
        —Иза… — наконец вклинилась девушка, стараясь успокоить шумную собеседницу. — Что мне делать теперь…? Без цветов…графиня точно мне спуску не даст. А может, будет ещё хуже.
        —Не посмеет!  — Иза уперла руки в бока. — Элрион, мы одна семья…Как я могу позволить тебе пропасть?
        Элрион улыбнулась, но в душе ворочалось предостережение старого охотника. Бежать…но даже если и бежать, то куда? Деньги у Элрион были, но лишь те небольшие гроши, которые когда-то своим слугам платил граф. С приходом леди Мелинды, жалованье выдаваться прекратилось. Мол денег и так нет, а не нравится, идите куда хотите. Но кто пойдет…? Зима была суровой, взять в свой дом на служение слугу, все равно, что обречь кого-то в доме на голодную смерть. Пусть даже он расторопней и лучше всех других слуг вместе взятых…
        Девушка поднялась к себе в коморку, и плюхнулась на твердую кровать. Сон не шел. Девушка вспомнила звериную морду и взгляд лесного собеседника.
        «…Уже десять лет…»- эхом пронеслось в голове девушки. Десять лет он живет в лесу. Как он там оказался? И кем был? Возможно…
        Десять лет назад по империи шли войны…имперские маги разделись на два фронта. Одни хотели узнать секрет луноцвета, другие жаждали его уничтожить, ибо истинная власть, по их мнению, дается богами. Восстание было подавлено. Имперские солдаты уничтожали любое упоминание о луноцвете. Сожгли книги, рукописи, поджигали целые леса. Но в их чащу так и не рискнули зайти…возможно, потому что там было оно?
        Девушка перевернулась на бок и стала смотреть в окно. Сначала ей почудилось что на горизонте занимается заря. Но заря приближалась и, вскочив с кровати, девушка поняла, что это было вовсе не солнце.
        —Имперские солдаты…? — удивленно выдохнула девушка,  — что им надо…?
        К особняку покойного графа шествовала колонна имперских солдат в темно-синих мундирах. Возвышались флагштоки с изображением белого орла в небе. В руках солдаты держали факелы, от чего казалось, что на самом деле наступил рассвет. Перед колонной солдат, на вороном коне ехал имперский маг. Элрион впервые видела имперского мага так близко.
        Он был молод, не больше тридцати. Хотя Элрион слышала, что маги могут надеть на себя любую личину. Одет был в черный камзол, на поясе висел короткий меч, плащ с капюшоном, скрывал его лицо.
        Девушка не стала дожидаться, когда они прошествуют к дому. Она бросилась вон из комнаты и наткнулась на Экрина в коридоре.
        —Ты видел…!
        Маг скорчился, как зубной боли. Он шарахнулся в темный угол.
        —Это…это я их позвал.
        —Что?!  — девушка вскрикнула. Маг испуганно вжался в стену.
        Элрион разгневанно схватила мага за грудки его плаща и как следует, встряхнула.
        —Зачем, остолоп?! Ты понимаешь, что теперь с нами будет?!
        —Не…не было выхода…графиня она…
        —Что? Говори!
        Экрин сглотнул.
        —Она хотела, чтобы я принес в жертву молодое сердце невинной души. То есть…
        —Меня…. — девушка от неожиданности выпустила мага.
        Экрин осел на пол и закрыл лицо руками.
        —Я…я не хотел. Она все твердила, что если найдет алый луноцвет, то…
        —Зачем ей нужен алый луноцвет?
        —Говорят, что этот цветок дарует ключ к силе богов. Но это легенды! Это глупость!
        —И ты позвал имперских солдат… — вздохнула девушка.  — Экрин, теперь наша судьба в руках императора, или его приближенных. Нас обвинят в укрывательстве преступника. Луноцвет вне закона. Как ты мог!
        —Я боялся…
        —Ты жалок… — брезгливо поморщилась девушка.  — Да чтобы тебе сделала сухощавая бабенка в пижаме?!
        —Она не….
        Но Элрион не стала слушать дальше. Девушка разбудила всю прислугу. Колонна солдат достигла их особняка, Клайф суетливо открывал им ворота. Через несколько минут весь двор был заполнен солдатами. Они стали в ровные ряды и ждали приказаний их предводителя.
        Имперский маг неспешно слез с коня и направился к двери. Элрион стояла посреди огромной гостиной в окружении других слуг, все были напуганы.
        Маг обвел всех глазами, как будто залез в самый темный угол души. Элрион поморщилась от его взгляда. Но маг почему-то задержал свое внимание на девушке. Спустя целые мгновения, он отвернулся от неё и громко сказал.
        —Мне нужна Мелинда Итэ Фавирон!
        —Госпожа… — подал голос Мерам — госпожа спит.
        —Так разбудите! — громыхнул маг тоном, не терпящего пререканий.
        Молодой конюх Элрион кинулся вверх по лестнице. Маг проводил его взглядом, и снова обратился к слугам.
        —Здесь находится некий Экрин?
        Прислуга удивленно зашепталась. Экрин удивленно выступил перед магом. Тот достал лист бумаги и, развернув, зачитал.
        —«…спешно сообщаю вам, достопочтимый господин и имперский маг, лорд Сетсий, что ныне на границе великой империи зреет древнее зло, которое упорно искореняли многие годы. Графиня Мелинда Итэ Фавирон, наперекор законам, использует цветы луноцвета. Прошу вас немедля выехать в дорогу дабы предотвратить страшное….», и так далее. Вы это написали?
        Маг сглотнул и кое-как кивнул. Имперский маг скатал донесение и снова спрятал в камзоле. Послышался злобный шепот прислуги.
        —…Экрин, хитрый змей, себя спасает в первую очередь!
        — …да кто его за язык тянул!
        —…ох, отольются тебе наши слезы…
        Имперский маг поднял руку, и голоса тут же стихли.
        —Успокойтесь. Вас никто не обвиняет в пособничестве. Вы могли ничего не знать. Сколько леди Мелинда владеет этим домом?
        —Э-э…уже как, третий год пошел, — припомнила Иза.
        —Значит, господин Экрин,  — медленно проговорил маг,  — вы знали, что ваша госпожа занимается этим?
        Экрин побелел, и, заикаясь, срывающимся голосом, проговорил.
        —Да как же?! Я же…маленький человек! Да кто мне скажет, господин! Неужто хозяйка будет мне докладывать?!
        —Ага! А не ты ли отирался около неё все эти месяцы?! — возвысилась над толпой суровая Иза.  — Господин! Не слушайте этого змея! Он вам с три короба наплетет. Я — то знаю, что они постоянно несчастную служанку посылали в дальние чащи за этими проклятыми цветами!
        Маг подобрался весь, как перед прыжком. Он прошел к Изе, и настойчиво проговорил.
        —Человек ходил в дальние Чащи?!
        —Да, господин…Элрион.
        —Что за парень?!
        —Я не парень…
        Девушка выступила из толпы и загородила собой Изу. Маг удивленно оглядел девушку еще раз. Элрион снова почувствовала неприятное ощущение брезгливости.
        — Я ходила за цветами для госпожи.
        Маг нервно усмехнулся.
        —Человек не может сорвать луноцвет, девочка. Это невозможно. Если только ты не маг, который знает ритуал.
        —Я не маг. — Элрион казалось, что сердце сейчас пробьет в груди дыру.
        —Это я и сам вижу…
        Элрион не понравился этот человек. Хотя магов редко называли людьми. От человеческого им только внешность досталась.
        Тем временем графиня чинно шествовал по лестнице, все так же одетая в свою ночную рубашку и халат, чересчур бледная и худая.
        —О, кого я вижу. Право же…лорд Сетсий! Какими судьбами в наших дремучих краях?
        —По вашу душу, миледи, — криво усмехнулся маг.  — У нас есть неопровержимые доказательства, что вы изволите нарушать закон.
        Графиня рассмеялась. Лорд Сетсий поморщился, кажется, он знал графиню и был не в восторге видеть её вновь.
        —Нарушать закон? Помилуйте, что же я такого сделала?
        Маг усмехнулся.
        —Миледи. Я знал вас много лет назад. Смотря на вас сейчас, могу сказать смело, вы либо больны, либо, вам нужен алый луноцвет.
        Графиня моментально изменилась в лице. Она попыталась улыбнуться. Но из-за страха, улыбка получилась приклеенной и неживой.
        —Да вы понимаете, в чем меня обвиняете?
        —Понимаю, миледи. И чтобы развеять все догадки и сомнения, пожалуйста, пройдите испытание.
        Графиня задергалась.
        —Вы наносите мне смертельное оскорбление, лорд Сетсий.
        —Я как нибудь переживу, миледи, — маг улыбнулся, обнажив белые аккуратные зубы.
        Мелинда сошла на крик и разгневанно начала махать руками.
        —Это неслыханно! Я верная слуга Императора! Я присягала на верность! Как вы смеете меня обвинять?!
        —Увы, миледи, смею. Ибо ваш холодный поцелуй на эфесе императорского меча, ровным счетом ничего не стоит. А теперь будьте добры, подойдите и пройдите испытание.
        Что за испытание…думала Элрион. Как этот маг может проверить, использовала ли графиня цветы или нет, хотя кто этих магов разберет. У них много фокусов в запасе.
        Мелинда стояла напряженная, как струна. Она не двигалась с места.
        Маг выдержал паузу и сквозь насмешливый тон, проговорил.
        —Я так понимаю, вы отказываетесь от испытания, миледи?
        —Да! Я желаю предстать перед Императором. Дабы доказать свою невиновность!
        —Как будет угодно. Стража…
        С улицы в дом зашли двое солдат, они быстро нацепили на визжащую Мелинду оковы и сопроводили к карете на улице.
        Маг повернулся к прислуге.
        —Пока ваша госпожа находится под арестом, все имущество временно передается под мое владение. Вопросы есть?
        Прислуга покорно приклонила головы.
        —Ты!
        Элрион удивленно вскинула голову.
        —Я, господин…?
        —Да. Ты поедешь со мной. Твои слова помогут нам в расследовании. Собирайся.
        —Но…
        —Это не просьба!
        Маг развернулся и вышел за дверь.
        Элрион сжала кулаки. Ее тут же окружили и начали что-то выкрикивать. Но девушка не различала голосов. Она подумала, что в очередной раз её жизнь совершила крутой поворот.
        Девушка поднялась к себе на чердачок и собрала то немногое, что у неё было. Чистая рубаха, штаны, смена белья…
        Элрион взяла в руки то полотно, в котором её нашли много лет назад на пороге этого дома. Немного поразмыслив, девушка сложила его и уложила в сумку.
        Элрион стала спускаться, как наткнулась на своего друга.
        —Неужели ты поедешь с ним?!
        —Кажется, ты слышал, что это была не просьба, Эл, — устало проговорила девушка.  — Нет у меня выбора…
        Конюх схватил Элрион за руку.
        —Нельзя так! Не вернёшься ведь обратно! Тебя обвинят вместе с госпожой.
        —С чего бы?
        —Элрион…
        Девушка подошла к парню и положила руку ему на плечо.
        —Боишься, что не сможешь извиниться передо мной за происшествие в бане?
        Парень густо покраснел.
        —Я…не хотел…
        Девушка философски пожала плечами.
        —Ты хороший друг Эл, но любовь…это иное. Прости. Может, свидимся ещё.
        Девушка быстро спустилась вниз, оставив парня тупо смотреть ей вслед.
        Иза едва не плача, давала наставления.
        —Одевайся теплее…не забывай обедать. Ни с кем не разговаривай….
        —Иза, все будет хорошо, я вернусь…
        Мерам, крепко обнял Элрион и правой рукой сунул в её сумку короткий охотничий нож.
        —Мерам…а если…!
        —Не увидят. Он может пригодиться. Нас ведь рядом не будет…
        Девушка ещё раз попрощалась со всеми и вышла во двор особняка. Она старалась не оглядываться. Все-таки надо признать, она не надеялась вернуться и ещё раз всех увидеть. Люди императора редко отпускали на свободу тех, кто видел и знал про луноцвет…
        Элрион подошла к магу.
        —Я готова.
        —Не больно много вещей у тебя с собой, — в голосе мага проскользнула едкая усмешка.
        —Это все, что у меня есть, господин,  — сухо сказала Элрион.
        Маг усмехнулся и влез на своего коня.
        —Можешь ездить верхом?
        —Я быстро учусь…
        Маг подал девушке руку и втащил ее на седло перед собой. Элрион вспыхнула от такой близости с мужчиной. Ей сразу вспомнился Эл, но там было другое…здесь же, было чувство безопасности…
        —Учти, если вздумаешь бежать, то тебе придется не сладко. Я бы даже сказал ещё безного и безруко.
        Элрион сдавленно кивнула.
        Маг развернул коня и подал знак солдатам. Стройные колонны двинулись за магом, освещая дорогу факелами. Карета с леди Мелиндой мерно катилась чуть поодаль окруженная вооруженными солдатами. Элрион смотрела, как удаляется её дом. Хотя домом это можно было назвать с большой натяжкой. Да, она жила там, но была лишь рабыней. Вскоре проселочная дорога сменилась мощеной поверхностью. Они выехали на главный тракт, который вел прямо в столицу — город Легинор.
        Элрион никогда не выезжала за пределы их тихого городка, а тут огромная столица, с множеством людей и строений. С непривычки Элрион крутилась в седле перед магом, разглядывая дорогу, по которой они ехали. Много раз встречались торговые колесницы, но возницы были напуганы видом строгого конвоя и чаще всего прятали глаза. Ближе к столице стали попадаться и пешие. Бродяги, скоморохи, бродячие фокусники. Иногда певцы и музыканты со своими музыкальными инструментами. Элрион таращила глаза, стараясь разглядеть, как можно больше. Один паренёк, который шел видимо с труппой музыкантов, хитро ей подмигнул. Элрион скривилась и показала ему язык, на что парень рассмеялся.
        За все время дороги, лорд Сетсий не проронил ни слова. На все выходки Элрион, маг закатывал глаза и тяжело вздыхал. Но Элрион не особо заботилась о его комфорте. Она не донимал его вопросами, пусть уже за это спасибо скажет…
        Они подошли к столице, когда солнце начинало клониться к закату. Они были в пути весь день и за все время лишь дважды останавливались на привал. Элрион дико устала, и не хотела ничего другого, кроме как поспать.
        Лорд Сетсий направил коня к богато обустроенной улице, почти у самого верхнего кольца императорского дворца. Здесь стояли очень красивые дома. Элрион даже подумалось, что, то место где она жила, всего лишь жалкая лачуга и не более того.
        Конвой остановился перед самым крайним домом, солдаты открыли ворота для мага. Лорд Сетсий слез с коня и направился к солдатам. Видимо давать указания насчет его новой пленной.
        —Графиню поместите в верхних камерах, все-таки вина её ещё не доказана. Никаких просьб не исполнять, ничего не давать. Если она будет упорствовать — зовите меня. Ясно?
        —Да, господин.
        —Сообщите императору о ней завтра на совете. Сейчас уже поздно.
        Конвой, вместе с каретой двинулись дальше вверх по улице к дворцу императора. Маг устало направился к дому, и только тут обратил внимание, что девушка все ещё в седле.
        —Ну и чего ты там сидишь?
        —А…разве меня не положено тоже поместить в камеру…?
        —Положено, но для начала мне надо поговорить с тобой. Слезай с коня, и иди в дом.
        Маг не дожидаясь Элрион, зашел в особняк, и в окнах тут же загорелся свет. Не от факелов или светильников…скорее магия. Девушка отвела коня в конюшню и, расседлав его, завела в стойло.
        Она спешно пробежала по аккуратно мощеной дорожке к дому и зашла в огромную залу, скорее напоминающую гостиную, а не простую прихожую. Девушка открыла рот от восхищения и стала рассматривать богатое убранство дома. Ковры, паркет, деревянные массивные наличники на стенах, хрустальные люстры, которые светились неживым светом, тяжелые и дорогие шторы на огромных окнах, мебель из настоящего мрамора и дерева, обитая, дорогими тканями…Элрион казалось, что прикоснись она к чему-нибудь, тут же испортит…
        —Ты долго будешь пялиться?
        Восторги Элрион прервал раздраженный голос мага. Он стоял у камина с бокалом в руках. Он указал девушке на кресло около себя. Элрион аккуратно ступая, чтобы ничего не запачкать, приблизилась к магу и села в предложенное кресло. Телу сразу стало приятно от прикосновения дорогой ткани и мягкости обивки.
        —Итак…Элрион. Для начала скажи — это твое настоящее имя?
        —Да, господин.
        —Кто тебе дал его?
        —Лорд Фавирон. Когда меня подбросили в особняк, он сказал, что я должна носить мужское имя. По его мнению, так я не должна была отличаться от мужчин. Я работала и охотилась наравне с ними…
        Маг осушил бокал, и в нем тут же снова, появилась жидкость. Как будто кто-то невидимый, налил магу выпить.
        Элрион старалась не пялиться, но такие чудеса для нее были в новинку.
        —Хорошо…Когда графиня появилась в доме?
        —Три года назад, господин. Граф лично привел её в дом.
        —Ты не заметила чего нибудь странного?
        Элрион задумалась.
        —Пожалуй, лишь то, что графиня напоминала мне фарфоровую куклу. Она была красивой, но…как бы, неживой.
        Маг сел на край стола, и внимательно смотрел на Элрион.
        — Теперь, я хочу, чтобы ты честно старалась отвечать на дальнейшие мои вопросы, девочка. Ибо от этого зависит твоя жизнь.
        —Я поняла.
        —Вот и хорошо. Мелинда заставляла тебя ходить в дальние Чащи?
        —Да, господин. Я противилась этому.
        —Когда она попросила об этом первый раз?
        —Мне было пятнадцать лет…ровно год спустя, как она стала хозяйкой поместья.
        —Она была не здорова, больна на вид, может плохо ела или не ела вообще? — маг смотрел на Элрион так внимательно, что казалось для него даже одежда девушки не препятствие. Элрион смутилась под таким внимательным взглядом и уставилась в пол.
        —Да…она сильно исхудала. И почти всегда не выходила из своих покоев. Ела она мало…с ней, постоянно разговаривал Экрин.
        —Знала ли ты, о чем они говорили?
        —Я знаю лишь, то, что им нужен был алый луноцвет. А потом…
        —Потом…? Что?
        Элрион прерывисто вздохнула.
        —Экрин что-то бормотал про жертву для хозяйки. Что он должен убить меня…
        Маг ничего не сказал. Только глаза светились от отблесков в камине. Целую долгую минуту маг молчал и внимательно смотрел на девушку. Наконец он встал и сняв плащ, ушел куда-то в северное крыло. Элрион смотрела из-за кресла, как маг постепенно удалился, но никак не могла понять, что ей теперь делать. В дальнем коридоре отчетливо хлопнула дверь. М-да…у мага явно редко бывали гости. Ибо его обращение с ними всегда было на нуле…
        Элрион поднялась и, натолкнувшись на молчаливую служанку, едва не вскрикнула.
        —Идемте леди.
        —Я не леди, я просто рабыня…можешь звать меня Элрион.
        —Идемте леди.
        Девушка внимательно посмотрела на служанку. Та была похожа на куклу. Глаза смотрели в одну точку, руки покорно сложена, голова приспущена.
        —Идем… — Элрион не захотела удивиться даже этому. Она устала за день, и ей хотелось лишь поспать.
        Служанка проводила её на кухню, где девушка поела, а затем вверх по лестнице, они пришли в большую просторную комнату.
        —Это моя…комната…? — Элрион лишилась дара речи.
        Здесь можно было устроить сразу десять комнат, как её бывший чердак. Огромная кровать и такая же богатая мебель. Элрион казалось, что маг явно путает, кого он принимает у себя в доме.
        —Сменная одежда на кровати, леди. Ели вам будет что-то нужно, дерните за шнурок около кровати. Доброй ночи леди.
        Служанка, шурша юбками, неслышно вышла за дверь и оставила Элрион в тишине. Сначала она даже боялась ходить по таким дорогим коврам. Но осмелев, все —таки прошла к кровати и переоделась в пижаму, которую ей предоставили. Едва девушка коснулась подушки, свет от ламп мгновенно приглушился. Не успев даже подумать о прошедшем дне, Элрион провалилась в глубокий, но, увы, неприятный сон. Было темно, приторно пах луноцвет, смешиваясь с запахом псины…и, всюду мелькали желтые звериные глаза. И лишь насмешливый хриплый голос постоянно пугал её «Ты все ещё хочешь помочь мне, девочка…?»

        ГЛАВА 5.

        Элрион проснулась ещё засветло. Привычка просыпаться для работы была отработанна слишком хорошо, чтобы забыть её. Девушка с минуту лежала в кровати и прокручивала события вчерашнего дня. Она в доме у имперского мага…и скорее всего, её ждут большие неприятности. Элрион подумала об Изе и Мераме. Обо всех обитателях злополучного особняка. Что будет с ними…?
        Девушка встала с кровати и переоделась в свою одежду, заправила постель и положила сверху предложенную ей вчера, сменную одежду.
        Элрион вышла в коридор и направилась вниз на кухню. Хотя она была уверена, что все ещё спят…какого же было её удивление, когда она увидела, что маг сидит за столом с кучей пергаментов и книг, и попивает чай.
        —Э-э…простите, я не знала, что тут уже кто-то есть. Я думала, вы спите.
        —Я не спал… — коротко раздалось ей в ответ.
        Маг даже головы не повернул. Элрион мялась в дверях, и не знала, что же ей делать. Возвращаться обратно в комнату ей не хотелось.
        —Ты долго будешь там стоять? — маг, наконец, обернулся к девушке. — Проходи. Лита, сделает тебе чай.
        Та самая служанка, неслышно возникла за спиной у девушки.
        —Проходите, леди.
        Элрион пришлось пройти и сесть за стол к магу. Но он даже не взглянул на свою гостью. Все его мысли были заняты изучением свитков, которые были разложены перед ним. Элрион смотрела исподтишка, но так и не смогла прочесть, ни единого слова.
        — Врядли получится,  — холодно проговорил маг. Элрион подняла глаза и обнаружила, что он уже с минуту смотрит на неё. — Язык для магов. У нас слишком много недоброжелателей, чтобы писать на всеобщем языке.
        Лита, поставила перед Элрион большую кружку с чаем.
        —Простите… — снова извинилась Элрион.  —Просто я…
        —Ты постоянно извиняешься, девочка… — проговорил маг, убирая со стола книги и бумаги,  — хотя по тебе не скажешь, что у тебя мягкий характер.
        Элрион смолчала. Не скажет же она, что боится его…
        —Вот как…
        —Но… — девушка, аж поперхнулась чаем, — зачем вы так! Это ведь моя голова! Кто вам давал право…!
        Маг подался вперед так резко, что девушка замолчала на полуслове.
        —Значит, учись защищаться. Ставить барьер на свои мысли это первое, чему учат в столице.
        —Разве другим не стыдно, читать то, что у другого в голове? — удивилась Элрион.
        Лорд Сетсий усмехнулся и сел обратно.
        —Это не твой тихий город, девочка. Здесь сотни сильных магов самых разных мастей, а не один маг-погодник на всю округу.
        Элрион решила не поднимать эту тему. Все равно она мало в этом смыслила, и у неё не было желания злить своего гостеприимного хозяина.
        —Итак…поговорим о деле.
        —Каком деле…?
        —О вчерашнем, если быть точным,  — маг провел рукой по глазам, прогоняя сон. Элрион поняла, что маг не спал много ночей, а не только эту.
        —Ты говорила, что ходила за луноцветом, так?
        —Да, это так…Но я не виновата! — тут же попыталась она оправдаться.  — Графиня, она…
        —Я знаю! — лорд Сетсий слегка повысил голос, и Элрион замолчала, — я все знаю. Меня интересует другое. Как ты смогла сорвать цветок?
        —Я не знаю…просто, брала и рвала… — удивилась девушка.  — Как и обычные травы или цветы.
        —Ладони не жгло? Плохо не было?
        —Нет…
        Маг нахмурился и потер подбородок.
        —Весьма странно…что ж, с этим потом разберемся.
        —Могу я спросить…? — робко раздался голос Элрион. Маг удивленно поднял на неё глаза.
        —Спрашивай.
        —Когда я ходила в дальние Чащи…там, было нечто.
        —Нечто?
        —Да…чудовище. Монстр похожий на волка и человека…оно не тронуло меня в последний раз, когда я была в лесу. Кажется, он там прячется.
        Маг колко смотрел на девушку. Элрион поежилась от его взгляда и отвела взор.
        —Этот монстр назвал имя?
        —Нет, только сказал, что это Чаща его дом уже десять лет.
        Маг вдруг резко встал из-за стола.
        —Спасибо за ранний завтрак. Лита! Прибери здесь все.
        Лорд Сетсий, не оборачиваясь, вышел из кухни, и его шаги ещё долго звучали в коридоре где-то далеко.
        Элрион удивленно смотрела вслед магу и недоумевала, что могло его так расстроить. Лита тихо убирала со стола, бесшумно сновала туда-сюда по кухне с тряпкой и веником.
        Рассвет встретил Элрион в том же самом кресле около камина. Девушка задремала и не слышала осторожных шагов сзади.
        —Просыпайся.
        От этого негромкого голоса Элрион подскочила, как ужаленная. Она сразу же заметила мага. Лорд Сетсий был одет как на парад. Темно-синий, с серебром камзол, черный кожаный жилет поверх кремовой шелковой рубашки, начищенные до блеска сапоги до колена. На поясе висел меч тонкой работы, но очень мрачный и грозный на вид. Маг был причесан, длинные волосы были убраны сзади в сложную косу, перевязанную кожаным ремешком.
        Элрион несколько секунд разглядывала мага, пока он не оборвал её думы.
        —Сейчас подготовят лошадей. Мы с тобой поедем в замок императора.
        —Как…в замок…к императору! — Элрион нервно усмехнулась, — Я думала, я просто свидетель!
        —Ты и есть просто свидетель, — проговорил лорд Сетсий. Маг накинул длинный плащ с капюшоном, и обернулся к девушке.  — Совет магов и людей сегодня решит судьбу твоей хозяйки. Император вынесет окончательный вердикт. Если твои слова будут полезны при расследовании, то тебя отпустят.
        —Но, вы же слышали мои слова,  — проговорила Элрион.  — они хоть чего-то стоят?
        Маг промолчал и вышел из дома. За огромным окном Элрион тут же увидела, как он седлает своего коня.
        Девушка мрачно глядела за окно, и, всматриваясь в мага, пыталась понять, что это за человек. Казалось, в его душе есть только заученные наизусть кодексы и законы империи. Не понятно было и то, как он отреагировал на рассказ Элрион о страшном звере. Возможно, он знает, что это за монстр…
        Девушка вышла во двор. Маг подал ей руку и Эл ничего другого не оставалось, как снова сесть впереди мага.
        Им открыли кованые ворота, и конь лорда Сетсия понёс всадников в сторону императорского дворца.
        Они ехали через город, по людным улица, где люди громко кричали, торгуясь, кто-то ругался грязно и мерзко, плакали чьи-то дети, лаяли дворовые собаки. Элрион немного удивилась, что лорд Сетсий не боится ехать в таком людном месте — мало ли что может произойти. За всеми ведь не уследишь…
        Да и вообще, как такой могучий и знатный маг везде ходит один и все делает один?
        —Видимо гордость не позволяет мне просить помощи, — раздалось у неё над ухом. Элрион сразу вжалась, голова непроизвольно попыталась втянуться в плечи. Она чувствовала, как маг сверлили её затылок глазами, но промолчала.
        Подъезжая к императорскому дворцу, Элрион не прекращала удивленно открывать рот. Стена, окружавшая дворец, была огромна и сложена из неведомого девушке, зеленоватого камня в крапинку. На башне между огромными зубьями стены, ходили имперские солдаты — на солнце блестела кольчуга и броня, воин был увешан оружием. И конечно на его поясе висели заклинания в простых холщевых мешочках. Такие раздавали всем солдатам в случае чего. Обычно маги запирали туда огонь или воду. Буйные ветра стоили дороже, а гнев земли под ногами считался вообще редкостью. Слишком сложно было запирать эту стихию, чтобы потом выпустить на волю.
        Тем временем, лорда Сетсия пропусти в ворота, и они оказались на огромной имперской площади. Мостовая была выложена из белого мрамора, на огромной площади располагался и дворец, и храм Старших богов, возле него сидели люди в белых одеждах.
        —Это послушники,  — сказал лорд Сетсий.  — Наш император считает, что чем ближе мы к богу, тем ближе его милость.
        —А вы в это верите?
        Маг ничего не сказал. Мерная дробь копыт заставляла сердце Элрион бешено стучать. С каждым шагом дворец приближался, и девушка не могла успокоиться.
        Маг остановил своего коня у самого дворца, и его тут же забрал пожилой мужчина. «Похож на Мерама» — горько подумалось Элрион.
        Маг поднялся по лестнице наверх. Элрион еле поспевала за этим жестким и чеканящим шагом. Ступени были из розоватого камня. Почему-то Элрион подумалось о крови на снегу. От этого ей стало противно.
        Перед входом стража тщательно обыскала мага. Туже процедуру проделали и с Элрион. Чужие руки шарили по спину и по ногам. Девушка очень сильно смутилась, но промолчала. Таковы правила, и ей лишь придется подчиниться. После обыска им открыли огромные дубовые двери, обитые стальными прутьями в форме императорского герба.
        Едва девушка попала внутрь — дыхание захватило. Дворец императора был великолепен…потолки уходили ввысь, где их освещали огромные люстры из хрусталя, превосходная лепнина украшала стены, полы были выложены черным мрамором, висели картины знатных и уважаемых людей и магов.
        —Я понимаю, первое впечатление и все такое… — раздался раздражительный голос мага. Он стоял у дальней стены, справа от Элрион, и держал в руках портьеру. За ней виднелась дверь.
        —Идем. Нам сюда.
        Маг открыл дверь, и Элрион поспешила за ним. Винтовая лестница уходила ввысь. Видимо в башню. Маг шел размашисто и быстро. Элрион едва успевала за ним. Ей казалось, они поднимались целую вечность.
        Наконец они достигли другой двери, которую маг открыл просто прикосновением руки к замку. Глазам Элрион предстал простой рабочий кабинет. Стол завален свитками и книгами, простой и старый диван с продавленной подушкой и клетчатым одеялом. Одно окно, и то было занавешено тяжелой шторой. В комнате стояла духота и запустение.
        —Я редко здесь бываю,  — как бы услышав мысли девушки, проговорил маг, скидывая на диван тяжелый плащ,  — только по особым случаям.
        Элрион кивнула, и её взгляд упал в дальний угол, где на маленьком столике притаилась бутылка вина и два бокала. На одном из них были явные отпечатки помады.
        «Ну да, по особым случаям…» — усмехнулась про себя Элрион.
        Маг сел за стол и указал девушке на диван.
        Мозг Элрион стал лихорадочно соображать, зачем она здесь…
        Ведь её вели к императору. Так почему же…в голову девушки закралась нехорошая мысль о двуличности мага. Бутылка вина, бокалы…видимо свои допросы, он производил несколько иными методами…
        В тишине было слышно, как тихо хмыкнул маг. Элрион сразу же стало стыдно, и она уставилась в пол.
        —Для тебя такой чести не будет, можешь не переживать…
        Девушка села на диван.
        Целую минуту маг молчал и пристально изучал Элрион взглядом. Нехорошие ощущения стали накатывать на девушку. Как будто кто-то небрежно капался в её теле: изучал мышцы и кости грубыми и небрежными движениями.
        —Ты человек, — наконец сказал лорд Сетсий после долгого молчания.
        —Вы думали, я вру вам? — удивилась Элрион.  — Я сказала чистую правду! И про госпожу и про луноцвет! Я не враг сам себе…
        —Кто знает, — пожал маг плечами.  — Мне надо было убедиться лично. Ты могла просто испугаться и не сказать что ты, например, оборотень или полу эльф, или сильфа. А если бы это выяснилось на допросе у императора, я выглядел бы неумным и недальновидным человеком…
        Элрион молчала. Ей было очень обидно. Она всегда говорила только правду. Врать кому-то она считала низостью. Да и не было у неё такой нужды, как ложь…может просто потому, что она привыкла к открытому и честному обращению.
        —Итак, давай закрепим то, что ты мне рассказала. — наконец сказал Сетсий.  — Твое имя, кто ты и откуда, кем были твои родители?
        Элрион вздохнула, но не решилась ослушаться.
        —Меня зовут Элрион, я не знаю, как назывался мой род, я рабыня из графства Фавирон, им управлял покойный граф Фавирон, пока не умер. Я не знала своих родителей. Меня подбросили в особняк графа ещё в младенческом возрасте.
        Маг кивнул и что-то записал на листе бумаги.
        —Ты человек?
        —Я человек.
        —Как ты тогда смогла рвать цветы луноцвета без определенного ритуала?
        —Я не знаю, о каком ритуале идет речь. Все кто жил в особняке, включая слуг, никогда не слышали ни о чем подобном.
        —Когда ты рвала цветы, они причиняли тебе боль?
        —Нет.
        —Ты уверена?
        —Да.
        Маг снова что-то записал и долго думал. Он морщил лоб и его взгляд постоянно бродил по комнате, как будто у него есть мысль, которую все никак не может поймать за хвост.
        —Хорошо…и о том существе…
        Элрион вся подобралась как перед прыжком в ледяную воду.
        —Ты говорила, что этот зверь охранял луноцвет…
        —Да. Он сказал, что живет там очень давно. Я увидела его лишь мельком. Но он был похож на огромного двуногого волка…
        —Ещё что-нибудь?
        Элрион задумалась.
        —На нем был оборванный старый плащ с капюшоном. Я не разглядела толком, но пряжка скрепляющая плащ была явно из золота, и на ней был какой — то рисунок.
        —Точнее сказать не можешь?  — маг был очень напряжен. Это явно задело его чем-то. Куда сильнее, чем незаконное использование луноцвета.
        —Нет, было темно.
        Плечи мага напряженно дернулись. Он поспешно встал из-за стола и направился к двери.
        —Я оставлю тебя здесь. Жди. За тобой придут и отведут куда нужно. Не сопротивляйся. Иначе будешь считаться сообщницей своей госпожи.
        Элрион даже возразить не успела, как маг вышел за дверь и запер её заклинанием с обратной стороны.
        Девушка бессильно опустила голову.
        —Приплыли…

        ***
        Сетсий нетерпеливо шел к камере для особых заключенных. Весь ярус давно пустовал. Но вчера он принял новую гостью.
        Караул дежурил у каждой двери и у каждого окна. Маг всегда недоумевал, зачем здесь все было обставлено, как в комнате для дорогих гостей. На полу был ковер из самой дорогой шерсти, на стенах гобелены и картины, празднично горели магические кристаллы, освещая помещение. И лишь толстые антимагические решетки на каждом дверном проеме, сообщали о том, что это действительно тюрьма. Но таков приказ императора. Пока вина человека не доказана, сажать его в городскую тюрьму не имеют права. А так…вроде ты и в гостях, но вроде, как и нет.
        Лорд Сетсий остановился у самой дальней комнаты.
        —Отпереть.
        Стражники в тяжелых латах подобрались. Один из них достал огромный ключ и открыл клетку. Та со скрипом и неохотно отошла в сторону. Маг открыл тяжелую дверь из красного дерева и вошел в комнату.
        —Господин, может вам не стоит этого делать…?  — робко донеслось от одного из стражников. — Приказ императора…
        —Я выполняю распоряжение императора. Не беспокойтесь.
        Стражник слегка кивнул и решетка за магом снова закрылась. Сетсий запер дверь. Комната леди Мелинды была довольно состоятельно обставлена. Богатые ковры и мебель, огромная кровать и дорогие вазы для цветов.
        —Ты не заслужила такой роскоши, Мелинда,  — холодно произнес маг.
        Сама графиня сидела у прикроватного столика и методично расчесывала свои длинные волосы. Без слуг это давалось ей нелегко.
        —А меня не интересует твоё мнение.
        —На твоем месте, я бы поласковей разговаривал. От меня будет зависеть, какое наказание ты понесешь.
        Мелинда вздохнула и отложила щетку для волос. Она встала и тяжело пошатываясь, стала напротив мага.
        —А если я скажу, что мне все равно?
        Маг, молча, смотрел в глаза графини. Она тоже молчала, но было видно, как ей хочется высказаться.
        —Я предупреждал Мелинда, — глухо произнес маг. — Я много раз говорил, что твоя затея неудачна.
        —Я уже слышала эту сказку, — хмыкнула Мелинда и небрежно сложила руки на груди.  — Эти цветы поддерживали мою жизнь. Я жива, благодаря ним.
        —То, что ты сделала, карается смертной казнью…
        —И что…? — слабая улыбка тронула губы графини.  — Я и так одной ногой в могиле. Так, что если пришел запугивать меня Сетсий, не старайся.
        —Зачем тебе был нужен алый луноцвет, Мелинда…?
        Графиня перестала улыбаться. Губы сложились в тонкую линию и глаза холодно сузились.
        —Ты несешь берд.
        —Я спрашиваю, зачем тебе был нужен алый луноцвет?
        С каждым словом маг приближался к графине, пока та не уперлась спиной в стену.
        —Не существует алого луноцвета! Это миф!
        —Да неужели…? — улыбка мага заставила графиню поежиться,  — а вот мне сказали, что ты требовала его в течение нескольких дней. Кричала и буянила. Требовала подать тебе этот цветок немедленно…
        —Это…это ложь! — графиня сошла на крик, и маг понял, что задел её за живое.  — Этого не было!
        Рука мага метнулась к шее графини слишком быстро, чтобы она успела хоть что-то сделать.
        Мелинда вцепилась руками в камзол мага, и таращилась на него, как рыба только что выброшенная на берег.
        —Если ты так хотела мной управлять, то тебе это дорого обойдется.
        —Я…не…
        —Твое счастье, что кроме девчонки, его никто не видел… — меж тем продолжал маг,  — и хорошо, что она не успела его рассмотреть. Иначе…
        Рука мага сжалась сильнее и графиня начала закатывать глаза.
        Сетсий отпустил Мелинду и небрежно вытер руку о покрывало на кровати.
        Маг повернулся спиной к женщине.
        —Я хотела его спасти!!!
        Сетсий не дошел до порога камеры всего шаг. Маг медленно обернулся. Мелинда сидела на полу, низко опустив голову.
        —Я думала…что если алый луноцвет получит другую жертву, то проклятие оставит его тело…я изучала свитки ночи на пролет, цветы луноцвета давали мне время, чтобы спасти твоего брата Сетсий!
        —Ты не можешь его спасти.
        —Могу…
        —Нет. Ни ты, ни кто-либо другой.
        Маг вышел за дверь. Решетка снова открылась и с лязгом закрылась. Звук эхом прокатился по всему коридору.

        Элрион тем временем обшарила временное жилище мага и свою камеру, по совместительству и обнаружила, что маг нередко приводил сюда новых барышень. Элрион успела найти пару тонких атласных перчаток нежно голубого оттенка, заколку в виде птицы, сережку с большим алым камнем, оторванный каблук, с остатками желтой ткани…о том, что все эти вещи принадлежали разным девушками, было и так понятно.
        Сбежать из башни не представлялось возможным. Было всего одно окно и одна дверь. Элрион оставалось лишь одно — молиться богам и надеяться на лучшее.
        Спустя час маг неожиданно влетел в башню, чем до икоты напугал девушку. Он сразу метнулся к полкам с книгами и свитками, даже не обращая внимания на Элрион. Бормоча что-то под нос, он начал листать книги, шуршать пергаментом и говорить на каком-то непонятном языке.
        Элрион сидела тихо, как мышь, пока маг что-то упорно искал в книгах. Он вылез из-за стола и подошел к дивану, на котором робко притаилась девушка.
        —Скажи мне, ты видела алый луноцвет?
        —Да вы что… — чуть ли не заикаясь, проговорила девушка. — Это миф.
        —Мне не важно, что думают все остальные,  — отрезал маг.  — Ты его видела?
        Элрион вздохнула.
        —Цветок, который, показался мне алым луноцветом, действительно был необычным. Но вся необычность его заключалась в том, что он был розоватого оттенка. Не белый, как все другие…
        —Вот оно что…
        —Я его не тронула!
        —Я знаю. Иначе тебя бы тут не было.
        Элрион проглотила ком в горле и потупилась. Когда маг смотрел на нее, то начинал копаться в мыслях и чувствах. А это было неприятно.
        —Прости,  — проговорил маг. — Профессиональная привычка.
        —Когда я смогу предстать перед императором?
        —Сегодня, я надеюсь. Надо дождаться окончания малого совета. Государь в курсе, что происходит и изъявил больше желание присутствовать, и лично допросить всех виновников и свидетелей.
        —А кто же я…?
        —Ты?  — удивился маг.  — Все зависит от того, что ты скажешь. Но, на мой взгляд, ты и то, и другое.
        Девушка совсем сникла.
        —Все будет хорошо, — ободряюще сказал маг. — Я знаю, что ты не причем. И даже если советники будут настаивать на твоем заключении или казни, я защищу тебя.
        —Очень трудно быть уверенной в чем-то, когда не знаешь, что тебя ждет… — проговорила Элрион.  — Я бы просто очень хотела вернуться обратно домой.
        —Особняк графа, отныне мое имение,  — уточнил маг. — Ты вернешься туда, когда я это разрешу.

        Элрион сжала кулаки, но промолчала.
        Маг выглянул за дверь, крикнул что-то насчет обеда и снова закрыл ее. Он прошел к своему столу и опустился в больше резное кресло.
        Элрион тихо опустилась обратно на край старого дивана. Маг не обращал на нее никакого внимания.
        —Простите…-подала голос девушка. — Долго мне тут сидеть?
        —Сколько надо, столько и будешь сидеть.
        —Но…как же, суд? Вы говорили, что император будет выслушивать меня…
        Девушка вздохнула.
        —Так, когда это будет?
        —Ближе к вечеру.
        Магу совсем не хотелось разговаривать. Если верить рассказу Мелинды, то алый луноцвет, это не легенда. И она хотела дать этому проклятому цветку новую жертву…
        В молчании прошел обед. Однако маг не прикоснулся к еде. Девушка заставила себя поесть. Когда в следующий раз она сможет прикоснуться к еде, неизвестно.
        —Скажи мне… — начал маг.
        Элрион с готовностью поднялась на ноги.
        —Что ты знаешь об алом луноцвете?
        Элрион немного знала об этом цветке. Да и только то, что рассказывал ей Мерам.
        —Я не очень много знаю, милорд.
        —Расскажи, что знаешь.
        — Луноцветы, это цветы богов,  — начала Элрион.  — Это слезы богини Элены, пролились на землю и дали жизнь этим цветам. По приданию, они могут лечить любую болезнь и исцелять любые раны. А так же…дать бессмертие.
        —Верно… — задумчиво кивнул Сетсий.  —Дальше.
        —Алый луноцвет, появился случайно,  — продолжила девушка. — Богиня уколола палец об острый стебель появившихся цветов. Кровь пролилась на один из цветков. И тот стал алым, как кровь богини. Тот, кто захочет завладеть этим цветком, обречен на проклятие. Если человек чист душой, то он обретет могущество, если нет, то станет ужасным чудовищем…
        Наступило молчание. Маг смотрел на Элрион. Девушка потупилась и старалась не смотреть в глаза магу.
        —Верно… — снова повторил Сетсий.
        Маг вздохнул и отложил книгу, которую листал.
        —Ни в одной земной книге не написано об алом луноцвете. Нет описания его свойств или особенностей. Нет и того, как избавиться от проклятия тому, кто прикоснулся к этому цветку…
        —Что вы хотите сказать…?
        —Ничего, — быстро сказал маг.  — Я подумал, что ты возможно знаешь что — нибудь об этом цветке.
        —Только то, что и так известно.
        Маг кивнул.
        В дверь башни тихо постучали и голос с той стороны произнес.
        —Лорд Сетсий, вас ждут в зале для заседания Совета.
        —Иду.
        Маг поднялся на ноги и поправил свой плащ. Девушка гулко сглотнула и мельком оглядела себя. Да…она одета совсем не для таких высоких собраний.
        —Не бери в голову, — мрачно посоветовал маг.  — Им всем наплевать, во что и как ты одета.
        Элрион снова потупилась.
        Маг открыл дверь и взял девушку за руку.
        —Пошли. Говори, только когда спросят. Голос не повышай. В глаза магам не смотри, они имеют плохую привычку копаться в душе. Главное не ври. Ложь они видят.
        —А как же графиня…?
        —Не беспокойся. О ней вообще не думай. Она тебе больше не хозяйка, это запомни. Поэтому не бойся свидетельствовать против нее. Она тебе ничего сделать не сможет.
        Девушка почти бежал за магом, не успевая переставлять ноги. Коридоры дворца мелькали так быстро, что Элрион не успевала разглядеть их как следует. Когда они предстали перед огромной аркой, которая вела в зал советов, Элрион непроизвольно затряслась. Она не привыкла, чтобы посторонние люди решали жить ей или же нет.
        Зал был огромен. Освещен так ярко, что было больно глазам. Белый и черный мрамор украшал зал до самого потолка, который уходил ввысь.
        Из черного мрамора были сложены скамьи для заседателей, белым мрамором был сложен небольшой трон для императора. Сейчас все скамьи были заполнены людьми: стариками и молодыми мужчинами. Все были одеты как знатные лорды, а кое-где мелькали одежды магов. Из-за высокого потолка в зале стоял гул возмущения. Конечно…не каждый день приходиться заседать по поводу нарушения древнейшего закона Империи.
        Маг вывел Элрион в центр зала, и сам занял место подле белого трона. Элрион мялась с ноги на ногу, но боялась даже поднять глаза и осмотреться.
        —Его Величество, Верховный владыка Империи. — Громогласно пролетело по залу.
        Элрион исподлобья кинула взгляд на Императора. Он был молод. Не старше мага. Светловолосый и синеглазый. Красив…даром, что до сих пор не женат.
        Император прошел к своему месту, и, опустившись на трон, позволил всем остальным сесть.
        —Введите подсудимую, — еле слышно сказал он.
        В зал ввели леди Мелинду. Она стала еще худее. Распущенные волосы обрамляли и без того худое лицо. Она шла, как королева, гордая и непоколебимая, как скала. Хотя в глазах читался страх. И этот страх видели все.
        Мелинду посадили на широкую скамью прямо перед императором.
        —Мелинда Ите Фавирон, — сказал лорд Сетсий.  — Вы обвиняетесь в измене государству. За нарушение запрета использовать луноцвет, вы будете приговорены к казни через отсечение головы. Вам предоставляется слово для оправдания или признания.
        —Леди Мелинда… — голос императора был так же холоден, как и глаза.  — Что вы можете сказать в свое оправдание?
        Леди Мелинда очень медленно поднялась на ноги, звякнули стальные колодки, которые скрывали кружева платья. Она была обессилена. Едва поднявшись, графиня пошатнулась, но устояла.
        —Я не собираюсь оправдываться, мой император. Я использовала запретные заклинания и ритуалы, чтобы поддержать в себе жизнь.
        —Вы смертельно больны? — удивился император и вопросительно посмотрел на лорда Сетсия.
        —Я…не больна.
        —Но вы же, сказали, что хотели поддержать в себе жизнь?
        —Я проводила очень древний ритуал…он, требует не малых сил. Если бы не луноцвет, то я бы погибла раньше времени.
        Элрион недоуменно смотрела на графиню. В особняке она кричала, что невиновна. Рвалась доказывать, что не причем. А сейчас смирилась и говорит обратное…
        —Что же это за ритуал, поведайте суду, — проговорил Сетсий.
        Мелинда криво усмехнулась.
        —Я искала алый луноцвет.
        В зале сразу стало гулко от возмущенных голосов заседателей. Кто-то кричал обвинения, кто-то, что это миф и не правда.
        Мелинда стояла гордая и прямая. Напряжение читалось у нее на лице, как натянутая струна.
        —Миледи… — проговорил император, и все возмущенные голоса тут же стихли.  — Алый луноцвет — это миф сошедших с ума магов. Его не существует.
        —Я знаю, что он есть, милорд,  — упрямо сказала графиня, — я искала его не для себя.
        —А для кого же? — удивился император.  — Вы нарушили великий запрет, установленный еще моим отцом, и не для своей выгоды?
        Мелинда метнула взгляд на мага.
        Элрион заметила, как лорд Сетсий напряженно смотрит на графиню. Как будто она знает то, что не надо никому знать…
        —Я хотела спасти одного человека…
        —И что же?  — спросил император. — Вы спасли его?
        —Увы, милорд,  — проговорила графиня,  — я не успела.
        Наступила тишина. Маг сверлил глазами графиню, а та в свою очередь лишь криво усмехалась.
        —Лорд Сетсий, — наконец сказал император. — Как такое могло произойти? На протяжении трех лет нарушался закон, и это было скрыто от меня! Как это понять?
        —Ваше Величество, я узнал о нарушении только вчера,  — проговорил маг. — Мне пришло письмо с донесением. И я спешно выехал в путь. Однако графиня изначально утверждала свою невиновность. Почему вы решили признаться?
        —Я больна, лорд, — усмехнулась Мелинда.  — Я была не в своем уме, когда отдавала приказы. Можете спросить у моей служанки. Она ведь здесь для этого?
        На Элрион сразу обратилось сотни взглядов. Девушка съежилась от мощной чужеродной волны. Эта волна рвалась в душу и раздирала легкие. Элрион даже испугалась, что сейчас задохнется и умрет. Но внезапно наваждение спало, и девушка смогла свободно вздохнуть. Она мельком посмотрела на мага. Потемневшие глаза лорда Сетсия, говорили о том, что он применил немалую силу, чтобы помочь девушке.
        —Подойди, дитя, — мягко сказал император.
        Элрион неуверенно двинулась к трону. И поравнявшись с графиней, остановилась.
        —Расскажи, как все началось,  — сказал монарх.  — Не бойся, если выяснится твоя невиновность, тебя не обвинят.
        Элрион почувствовала, как пересохло в горле. Она с трудом открыла рот, чтобы начать говорить. Девушка говорила тихо и смотрела себе под ноги. Но она почувствовала, какая злоба исходила от стоящей рядом бывшей хозяйки.
        —Графиня сознательно просила луноцвет? — спросил лорд Сетсий.
        —Сознательно, господин, — кивнула девушка.  — Она приказывала это делать.
        —Мерзкая рабыня… — прошипела графиня.  — Замолчи! Что б у тебя язык отсох!
        —Молчать! — император немного повысил голос, но графиня съежилась, как высохший цветок на морозе.  — Вы нарушили Запрет и пренебрегли законом, графиня Мелинда. Независимо, какие причины тому были, вы виновны в совершенном преступлении. Приговор будет исполнен завтра на рассвете. Это все.
        —Мой император, — подал голос маг. — Какой приговор будет вынесен всем слугам поместья?
        Император прикрыл глаза и его холодные глаза стали пристально изучать Элрион. Девушка поежилась, и снова опустила взгляд. Император думал в полной тишине. Девушка даже удивилась, что как в зале, где полно людей, может сохраняться такая тишина.
        —Решение будет таким… — наконец сказал император. — Вся прислуга будет помилована, так как они не могли ослушаться приказа госпожи. Но за то, что они знали о нарушении закона и не сообщили об этом, с них будет взыскан налог в размере тридцати тысяч золотых.
        Элрион чуть не поперхнулась. Чтобы добыть такую сумму, придется продать все самое ценное, что есть у ее друзей.
        —Не переживайте, повелитель, — подал голос маг.  — Я арестовал имущество поместья и взял его в свои руки. Если на то будет ваша воля, я бы хотел, чтобы имение графа отошло ко мне. Я сам возмещу названную вами сумму.
        —Хорошо, — сказал император.  — Сетсий, после заседания, зайди ко мне. И свидетеля с собой захвати…
        Император поднялся и еще раз пробежал глазами по девушке. Элрион стояла, молча, низко опустив голову. В мыслях стоял гул и шум кричащих в зале людей. Где-то визжала графиня, которую уводила стража. Но Элрион не замечала ничего. Ей по-прежнему не верилось, что она останется жива…

        ГЛАВА 6.

        Лорды и маги после вынесения приговора стали постепенно расходиться, а Элрион все так же стояла посреди огромного зала и сжимала руки до боли в пальцах. Опасность прошла стороной…что теперь с ней будет? Зачем император лично хочет ее видеть?
        —Ты как?
        Лорд Сетсий поравнялся с девушкой и участливо заглянул ей в лицо.
        —Элрион?
        Девушка встрепенулась и только тогда заметила, что маг стоит рядом.
        —Немного испугалась…
        —Немного? — усмехнулся маг. — Да ты бы себя видела. В гроб краше кладут. Идем. Нас ждет император.
        Маг взял девушку за руку и повел на выход. Теперь они шли достаточно медленно, чтобы Элрион могла более-менее успокоиться. И у нее появилось время, чтобы осмотреть императорский дворец. Такого богатства девушка никогда в жизни не видела. А ей всегда казалось, что их особняк довольно богато украшен, но теперь она поняла, что ошибалась. В длинных коридорах висели огромные гобелены, картины в золоченых рамах, дорогие вазы из тонкого фарфора, ковры из далеких земель, привезенные специально на заказ. Через каждые десять метров стояла стража. Элрион постоянно ежилась и старалась втянуть голову, чтобы ее не рассматривали.
        Маг привел Элрион в самую дальнюю комнату в крыле. Она не отличалась ничем особенным из тех, которые девушка уже видела.
        —Итак… — начал маг, повернувшись к Элрион.  — Император — маг. Не делай такие большие глаза. Да, это не многие знают. Я это к чему…старайся вольность мыслям не давать. Иначе можешь поплатиться.
        —А может просто закрыть мысли… — начала Элрион, но маг ее перебил.
        —Никакой самодеятельности! Если посмеешь закрыть мысли, значит, что-то скрываешь! А это чревато допросом.
        —Хорошо, — прошептала Элрион.
        Сетсий тяжело вздохнул и постучал в дверь. Как только раздалось разрешение войти, маг и девушка вошли внутрь.
        Комната явно не была похожа на покои императора. Она была чересчур простой, как показалось Элрион. А разве император должен жить в таких условиях…?
        —Добро пожаловать, — проговорил монарх, выходя к гостям.
        Император сменил парадную одежду на простую рубашку и темные штаны. Кроме тяжелого амулета, который висел на шее, ничего не выдавало в нем императора.
        —Благодарим вас, ваше величество, — поклонился Сетсий, и Элрион спешно повторила за магом.  — Но сир, почему вы выбрали для разговора именно свой рабочий кабинет? Я думал, что совет тоже захочет ознакомиться с материалами дела более близко.
        —Совету ни к чему это знать, — проговорил император.  — Дело очень щекотливое, Сетсий. Луноцвет уничтожался на протяжении многих лет. И если сейчас о нем станет известно широкой публике, а я уверен, что эта информация может спокойно выйти за пределы дворца, то тогда не избежать волнений в народе. В моей империи все еще есть маги, которые остаются одержимы мыслью об алом луноцвете. И тем более о бессмертии…я не допущу такого!
        Сетсий кивнул. Император прошел к своему рабочему столу и указал на два кресла рядом со столом.
        Маг и девушка прошли к предложенным местам и сели.
        Император подался вперед и заинтересованно оглядел Элрион. Девушка старалась не показывать гримасу боли на лице, потому что владыка очень тщательно изучал ее сущность.
        —Да, ты человек. Сетсий прав. Но мне до сих пор не верится, что ты могла собирать луноцвет просто так! Это невозможно.
        —Я…э-э… — промямлила девушка.
        —Не бойся меня, дитя, — улыбнулся император.  — Я не такой уж страшный. Правда, Сетсий?
        —Что вы, сир, — усмехнулся маг.  — Ну, какой же вы страшный. Вы очень даже симпатичный.
        Император рассмеялся, и девушка немного расслабилась. Возможно, все будет действительно не так жутко.
        —Я всегда могла собирать луноцвет? сир. Лорд Сетсий говорил, что нужен ритуал, но я, ни о каком ритуале не знаю. Я просто собирала цветы…
        —Странно, — проговорил император и сузил глаза.  — Мне сказали, что ты видела алый луноцвет. Это правда?
        —Он был не алым… — кое-как сказала Элрион.  — Скорее бледно-розовым.
        —Это он, Сетсий! — торжествующе сказал император. — Я знал, что он есть!
        —И что это решает, ваше высочество? — мрачно сказал маг. — Алый луноцвет, может уничтожить вашу душу и изменить тело! Вы забыли, что тот, кто хочет его сорвать должен быть чист душой. Простите мне мое неверие сир, но мне кажется, что вам этого не сделать.
        Наступила тишина. Девушка сжалась в комок от услышанных слов. Как он мог так вольно говорить с самим императором?! Владыкой и господином?! Немыслимо! Нельзя!
        Монарх улыбнулся.
        —Ты прав. Я не безгрешен.
        —Послушайте меня, ваше величество… — проговорил маг,  — оставьте в прошлом ваши мечты об алом луноцвете. Он не принесет вам ничего хорошего. В лучшем случае, это просто легенда и цветок не обладает никакими особенными качествами, а в худшем, вы станете чудовищем…
        Император спокойно улыбнулся.
        —Ты так сильно переживаешь за меня, Сетсий?
        —Это мой долг, сир. Я ваш слуга и забочусь о вас.
        Император снова повернулся к девушке.
        —А ты что скажешь…Элрион? Как ты считаешь, может ли алый луноцвет обладать той силой, что описана в легендах?
        Девушка не смело посмотрела на мага, потом на императора.
        —Я не знаю сир. Все что я знаю, об этом цветке, написано в легендах.
        —Смогла бы ты сорвать его?
        Элрион на мгновение со страхом посмотрела в глаза императора.
        —Мой лорд, я прошу вас… — начал было Сетсий, но император рассмеялся.
        —Успокойся Сетсий, я пошутил. Раз все еще есть луноцвет, то его надо уничтожить. Сетсий, я поручаю это тебе. Займись этими цветами, как можно скорее.
        —Слушаюсь сир. Свидетель может ехать обратно в особняк?
        Император задумчиво посмотрел на Элрион.
        —Думаю да. Ее показания больше не пригодятся. Сетсий, я поручаю тебе доставить ее обратно в поместье Фавирон.
        —Как прикажете…
        Маг и девушка вышли из дворца императора, когда солнце почти село.
        Элрион мрачно думала о том, что теперь будет с ее госпожой. Какое наказание должен понести тот, кто так бездумно пользовался древней запретной магией…?
        —Странно, что ты все еще думаешь об этом, — проговорил Сетсий.  — Ты спаслась от смерти.
        —Но леди Мелинда…
        —Ее казнят.
        Элрион содрогнулась. Казнь…это ужасно. Да, она не любила графиню, и не понимала ее странной одержимости этими цветами. Но она не желала ей смерти.
        Магу подвели лошадь и сев в седло, он подал руку Элрион. Девушка села впереди мага, и они двинулись в дом Сетсия.
        —Когда вы отвезете меня обратно…господин?
        —Я не господин тебе.
        —Но вы сказали, что теперь поместье Фавирон принадлежит вам. Значит вы мой хозяин.
        Маг вздохнул и проговорил.
        —Можешь звать меня лорд Сетсий.
        —Так, когда я смогу отправиться в обратный путь, лорд Сетсий?
        —В столице у меня еще есть дела. Не раньше, чем через неделю, думаю…
        —Неделя? — Элрион растеряно посмотрела на мага.  — Может быть, тогда я сама смогу отправиться домой?
        —Император приказал доставить тебя мне. Не переживай. Я дал слово, что ни с тобой, ни с твоими друзьями в поместье ничего не случится. Теперь они под моей защитой. Или же тебя там ждет жених?
        Девушка вспыхнула.
        —Нет у меня никакого жениха!
        Сетсий усмехнулся и больше не сказал ни слова.

        ***

        Темнота обступала со всех сторон. В дальние чащи постепенно приходила зима.
        Здесь не было слышно пения птиц или снования зверей. Здесь всегда было тихо…мертвая тишина. А он так соскучился по звукам. По солнцу…по простым человеческим прикосновениям…
        Как много воды утекло с тех пор…
        Он был молод и глуп. И его невеста была юна и тоже верила в простые сказки и легенды.
        Он почти помнил, как она выглядит. Почти…память постепенно отказывалась ему подчиняться, и он все больше понимал, что становится зверем…чудовищем.
        Мелинда рассказывала ему легенду об алом луноцвете. О таинственной силе богов. О том, что в этом мире можно обрести могущество сравнимое с могуществом высших сил.
        И они нашли его. Алый луноцвет…а когда он попытался сорвать его…
        Боги заглянул в его душу и не сочли достойным. Именно в тот день, десять лет назад, закончилась его жизнь…
        Он с ненавистью посмотрел на растущие под его лапами цветы. Как бы он хотел вырвать их с корнем…уничтожить! Уничтожить само упоминание об этих проклятых цветах! Но они его единственная надежда на обретение своего человеческого облика…алый луноцвет отныне его проклятие и избавление. Ему надо успеть снять свое проклятие пока цветок не стал ярко алым. А если нет…
        Но кто рискнет своей жизнью? Кто сможет посмотреть на него без страха и содрогания? Кто осмелиться? Кто сможет полюбить чудовище…?

        ***
        Элрион сидела в комнате, которую для нее выделили в доме мага. Лорд Сетсий не пожелал разделить трапезу с ней, сославшись на усталость. Но девушка понимала, что магу надо подумать.
        Император и маг знали об алом луноцвете…откуда? Зачем императору алый луноцвет? Что он хотел сделать? Одни вопросы.
        Девушка потянула за шнурок около кровати и в двери комнаты тут же постучали.
        —Войдите.
        Вошла Лита. Служанка дома.
        —Спасибо за ужин, Лита. Можешь забрать поднос.
        Служанка, молча, кивнула и, забрав поднос, бесшумно удалилась.
        Элрион переоделась в ночную одежду и легла в постель. Но сон не шел к ней. Она думала об Изе, Мераме, своем друге Элрионе, Терезе…скорей бы их увидеть. Они, наверное, с ума сходят. И интересно, что стало с Экрином…?

        ***
        Экрин ежась, шел по ночной тропе. Луна спряталась за тучи и кроме огонька в стеклянной лампе, света больше не было. Но маг шел упрямо вперед, к дальним чащам. Теперь, когда его госпожи больше нет, он сам сможет взять то, что ему нужно. Никто теперь не будет командовать им! Никто не будет помыкать его жизнью! Теперь он будет сам себе хозяин.
        Стало тихо. Маг пересек границу чащи и вытащил из-за пояса длинный широкий нож.
        В каждой тени магу мерещились монстры. Он ускорил шаг и вскоре вышел к небольшой поляне. Луноцвет разросся с его последнего визита сюда…цветок луноцвета цветет лишь одну ночь, к рассвету бутон отмирает и на землю падает новое семечко…но только один цветок может цвести двадцать один год, только этот цветок искал Экрин.
        Он подошел к цветам и поднес лампу ближе. Он был уверен, что цветок должен быть здесь.
        Алый луноцвет притаился среди своих белых собратьев. Он только начал набирать цвет, и пока что его врядли можно было назвать алым. Но это даже лучше. Молодой цветок прослужит дольше!
        Экрин поставил лампу на землю и приготовил небольшой мешочек, куда он уберет алый луноцвет. Едва он потянулся к цветку, его что-то схватило за шиворот и отбросило назад. Лампа разбилась и огонек угас. Тьма стала непроницаемой.
        —Кто здесь?!
        Экрин выставил вперед нож и стал озираться по сторонам.
        —Выходи! Нечего прятаться!
        Было тихо.
        Маг что-то прошептал и в его руках слабо засиял огонек. Тьма нехотя расступилась.
        В освещенном круге, на границе света и тьмы, стоял некто одетый в плащ. Лица не было видно.
        Экрин усмехнулся.
        —Ты все еще здесь?
        Молчание.
        —Как же рьяно ты хранишь этот проклятый цветок. Ты все думаешь, что тебя спасут? Твое время на исходе. Через год цветок станет алым и умрет. А ты так и останешься чудовищем.
        Незнакомец издал гортанный рык.
        —Тебя мои проблемы не касаются…
        —Может, и нет, но Мелинда тебя уже не спасет.
        Зверь напрягся.
        —Что случилось?
        Экрин прикусил язык. Если он узнает, что именно маг донес на графиню, то он его растерзает.
        —За ней пришли имперские солдаты. Полагаю из-за того, что она поддерживала свою жизнь луноцветом. Завтра будет ее казнь.
        —Ты лжешь!
        —С чего бы мне лгать? — удивился Экрин.  — Мы все были в одной лодке. Теперь, когда Мелинды нет, никто не снимет твое проклятье. Ты останешься таким навсегда.
        Зверь зарычал и бросился на мага. Экрин выставил вперед нож, но по его руке тут же полоснули когтями, и его оружие скрылось где-то в траве.
        Зверь схватил мага за грудки. Экрину ударило в лицо запахом мяса и крови.
        —Ты найдешь другую! Слышишь, маг?!
        —Я все равно не смогу… — прохрипел Экрин.  — Оставь уже свою надежду. Как ты думаешь, почему Мелинда так долго тянула с твоим исцелением?
        —Она была больна!
        Экрин усмехнулся.
        —С тех пор как она появилась в особняке, ее интересовало лишь бессмертие, а не излечение ее болезни. О тебе она думала в последнюю очередь.
        —Но ты же, был с ней! — зарычал зверь, — Ты помогал ей!
        —Да был. Я, конечно, приехал в особняк Фавирона задолго до ее приезда, чтобы разведать территорию. Я нашел луноцвет. И я написал ей об этом. И знаешь, что она написала в ответ?
        Зверь выпустил мага.
        —Что?
        —Чтобы я прекратил поиски новой жертвы для алого луноцвета. Она была одержима лишь бессмертием.
        —Ты врешь!
        Экрин желчно усмехнулся.
        —В чащу вот уже несколько лет ходила одна девчушка…ты думаю, видел ее. Помнишь?
        Зверь кивнул.
        —Так вот она собирала для Мелинды эти цветы. И она должна была стать подопытным кроликом для эксперимента. А позже…Мелинда стала требовать алый луноцвет…
        —Но это бред! — усмехнулся зверь.  — Она ведь знала, что если его сорвать, то я…
        Стало тихо. Маг молчал.
        Зверь повернулся к магу спиной.
        —Она хотела моей смерти?
        —Она хотела заполучить силу, которую ты запечатал своим проклятием. Я еще раз говорю тебе, она не хотела твоего освобождения. Только смерть.
        —Значит девочка, должна была принести ей мой цветок?
        —Да.
        Зверь повернулся к Экрину. Маг невольно содрогнулся, когда свет выловил очертания его образа из темноты. Он был ужасен. Проклятие алого луноцвета не пощадило его.
        —А ты, значит, решил, что раз ее нет, то у меня потеряна всякая надежда? И мне лучше умереть сейчас, чем мучиться?
        —Именно.
        —Ублюдок… — послышался гортанный рык.  — И ты думаешь, я позволю тебе это сделать?!
        —А ты думаешь, что кто — то полюбит чудовище? — насмешливо произнес Экрин.
        Зверь бросился на мага, так быстро, что тот, не успел ничего сделать. Экрин упал в жухлую траву и зажмурился. В лицо ударил омерзительный запах псины.
        —Ты никогда мне не нравился…из — за тебя она узнала об этих проклятых цветах! Это ты виноват, что я сейчас в этом облике, Экрин!
        Маг хрипел и таращил глаза, но стальная хватка зверя не давала ему не то, что двинуться, даже дышать.
        Зверь наблюдал, как свет в глазах мага постепенно гас. Движения стали медленнее и лицо постепенно расслаблялось. Только в отрытых глазах остался предсмертный ужас.

        ***
        Элрион проснулась засветло. Привычки изжить нельзя. Она переоделась в свою одежду и спустилась вниз. В гостиной мага слышались голоса. Лорд Сетсий разговаривал с кем-то. Элрион тихо стала спускаться по лестнице. Ей не хотелось подслушивать. Но любопытство взяло верх.
        Девушка притаилась за лестницей, и украдкой посматривала на мага. Но в гостиной кроме Сетсия никого не было. Он говорил через небольшое магическое зеркало. И он был зол, судя по интонации.
        —Зачем?! Что ты натворил? Я же просил тебя не делать опрометчивых поступков!
        —Он хотел сорвать мой цветок…
        Этот голос…Элрион почувствовала, что по телу идет дрожь. «Ты все еще хочешь мне помочь девочка…?»
        —Лоран… — вздохнул маг. — Я предупреждал тебя. И про Мелинду, и про Экрина. Но ты меня не послушал. Они просто пытались тобой воспользоваться.
        —Ульрих, я устал ждать… — устало раздалось из зеркала.  — Прошло уже десять лет. Я не смогу так больше, наверное, я сам сорву его…
        —Не смей! — закричал Сетсий.  — Я что нибудь придумаю. Ты мой брат. Не смей сдаваться!
        -У меня мало времени осталось…ты сам это знаешь.
        -Это не повод, чтобы вешать нос!
        Магическое зеркало замелькало и погасло.
        Лорд Сетсий зло ударил по столу и его зеркало задрожало. Элрион затаилась и даже боялась дышать.
        Маг вздохнул и, поправив растрепавшиеся волосы, направился в другую комнату.
        Элрион еще немного решила остаться в своем убежище. Что же это получается…лорд Сетсий знает того зверя?! Он назвал его Лоран. И сказал, что он его брат…может ли подобное быть? Может ли этот зверь быть братом лорда Сетсия…что же происходит?

        ГЛАВА 7.

        Неделя для Элрион проходила тяжело. Сетсий по большей части, закрывался у себя в комнате и вообще на глаза не показывался. Элрион приходилось развлекать себя самой. В первые два дня, она старалась помогать Лите, наводить порядок по дому. Но Лита была не многословна.
        Элрион написала небольшое письмо для своих друзей, которые остались в злополучном особняке в графстве Фавирон. Слова не шли на ум…слишком много произошедшего за последние дни. Поэтому девушка просто написала, что у нее все хорошо, и что скоро они увидятся. Рассказала о красотах столицы, о том, что леди Мелинда была казнена, и что теперь хозяином стал лорд Сетсий.
        Письмо было отправлено рано утром с первой почтовой каретой. Лита промолчала, когда Элрион спросила разрешения на отправку письма. И девушке пришлось это сделать на свой страх и риск.
        Близился вечер пятого дня в столице.
        Элрион спустилась на кухню, чтобы выпить успокаивающий отвар, так как она никак не могла заснуть перед завтрашней дорогой.
        Стол был завален книгами и свитками. Лорд Сетсий восседал за столом мрачный и сосредоточенный, с кружкой горячего чая.
        —Простите…
        Маг лишь скользнул по девушке взглядом и снова углубился в чтение.
        Девушка еще немного постояла в дверях, но наконец решилась и прошла за стол. Освободив себе немного места, она сама сделала себе отвар, не дожидаясь помощи Литы.
        —Скажите, лорд Сетсий, зачем вам нужен алый луноцвет?
        Маг напрягся и его глаза с раздражением посмотрели на Элрион.
        —С чего ты это взяла?
        —Ну…император говорил о нем так, будто и правда хотел найти…
        Маг устало закрыл книгу и отложил ее в сторону.
        —Это была, наша давняя мечта…тогда, он еще не был императором. А я не был придворным магом.
        —Вы хотели приобрести силу богов…?
        —Я уже не знаю, что мы хотели… — проговорил маг.  — Тогда мир был иным. Чего хочет будущий император для своей страны? Мира, процветания…наверное.
        —Но это все можно сделать и самому…
        —Можно, — согласился маг.  — Впрочем, не важно. Это было давно.
        Элрион замолчала. И маг тоже молчал. Наконец девушка решила задать главный вопрос. Возможно, маг ей расскажет…или просто выгонит взашей из дома.
        —А…кто такой Лоран?
        —Откуда ты знаешь?!
        Маг оказался рядом с Элрион так быстро, что та и глазом не успела моргнуть. Она никогда не видела лорда Сетсия в таком бешенстве.
        —Не бойся… — маг немного отступил от девушки, увидев, как она дрожит,  — просто скажи, откуда ты знаешь это имя?
        —Я случайно услышала вас несколько дней назад. Вы с кем-то говорили, и упомянули это имя…
        Маг вздохнул и вернулся за стол.
        Наступила тишина.
        —Лита…
        Служанка тут же появилась в проеме двери.
        —Да, господин?
        —Принеси мне вина из погреба.
        —Господин, вы сказали, чтобы я не делала этого, даже если вы будете просить, — голос Литы не изменился ни капли. Эмоций не было.
        —Я помню, что я это просил. А теперь умолкни и прекрати читать мне мораль.
        —Да, господин.
        —Принеси вина.
        Лита слегка наклонила голову и удалилась выполнять приказ.
        Элрион застенчиво посмотрела на мага. Но она вовсе не ждала объяснений. Хотя маг на удивление начал говорить первым.
        —Я не пью уже больше года. И сказал Лите, чтобы она оберегала меня от опрометчивых поступков. Но видимо я сильно сдал в последнее время…
        Лита пришла так же скоро. Она несла в руках темно — зеленую бутыль, покрытую пылью.
        —Спасибо, Лита.
        Служанка, молча, удалилась. Все так же без эмоций и чувств.
        Маг откупорил бутылку и с размаху налили в свою кружку темно-рубиновую жидкость. Он вопросительно посмотрел на Элрион, но она тут же отрицательно замотала головой. Маг отпил из кружки вина, немного помолчал и снова заговорил
        —Лоран, мой младший брат.
        —Я его не видела в доме…
        —А он не в доме.
        Элрион заставила себя ни о чем не думать. Иначе маг мог прочитать ее мысли.
        —Лоран находится в отъезде.
        —И…давно?
        —Десять лет.
        —Десять лет… — шепотом повторила девушка. «Эта чаща мой дом вот уже десять лет».
        Элрион немного отпила из кружки и удрученно начала соображать. Брат Сетсия, то чудовище в чаще. Но как он там оказался десять лет назад…? Почему он так старательно не отходит от луноцвета? Неужели его настигло проклятье…? И неужели это не миф…
        —Наверное, вы скучаете по брату.
        —Скучаю, — сказал маг.  — Но пока…он не может вернуться. У него еще есть дела. Мы иногда держим связь через магические зеркала. Но очень редко. Он не разговорчив.
        Элрион задумчиво кивнула.
        —Можно ли мне немного осмотреть дом, лорд Сетсий. Я видела картины и гобелены в северном крыле, но без вашего разрешения не решилась туда идти.
        Маг удивленно посмотрел на девушку.
        —Да, конечно ты можешь осмотреть северное крыло. Странно, что ты спрашиваешь меня об этом.
        —Это ваш дом. Я всего лишь рабыня…
        Сетсий лишь кивнул.
        —Лита тебе поможет и расскажет, все что знает. Лита!
        Служанка снова возникла в дверях кухни.
        —Проводи Элрион, в северное крыло и расскажи, что знаешь про картины.
        —Да, господин. Идемте леди.
        —Я не…а, ладно…
        Девушка пошла за служанкой. Раньше Элрион никогда не поднималась на третий этаж дома и не ходила в северный коридор. Там было мрачновато. Лита, взяла с полки подсвечник и зажгла свечи.
        —Хозяин приказал не тратить энергию освещения на третий этаж, так как там все равно никто не живет.
        —А там кто-то жил? — удивилась девушка.
        —Да. Там жил лорд Лоран Сетсий.
        Элрион почувствовала, как ее руки задрожали. Она шла за Литой наверх и едва сдерживалась, чтобы не обогнать служанку и первой увидеть старый и мрачный коридор.
        Свечи давали мало света. Некогда алые стены, посерели от времени и пыли. Столы, вазы и маленькие стулья были накрыты белой тканью. Картины давно запылились, и иногда было трудно разглядеть, что на них изображено, не очистив их хорошенько.
        Элрион поражалась, как такой маг, мог допустить, чтобы предметы искусства, а тем более память о его брате, покрывалась пылью.
        Девушка наткнулась на портрет в полный рост. На нем был изображен юноша в походном костюме. Волосы такие же черные, как и у лорда Сетсия. Вот разве что глаза…были серыми. Почти серебряными. Но портрету было уже много лет. Элрион присмотрелась и нашла дату внизу картины. Ей десять лет…
        —Лита?
        —Да, леди?
        —Кто этот юноша на картине?
        —Это лорд Лоран Сетсий.
        —Сколько ему здесь лет?
        Лита на мгновение замолчала.
        —Пятнадцать.
        Догадка моментально обожгла сознание девушки. Возможно, ли…но она промолчала. Даже если бы она поделилась соображениями с Литой, та бы все равно ничего не сказала.
        Они прошли дальше. Было много семейных портретов. У лорда Сетсия была большая семья…почти в самом дальнем конце коридора, висел портрет, где был изображен молодой брат Сетсия с юной девушкой. Но картина была изуродована. По изображению девушки кто-то несколько раз прошелся острым ножом. А лицо было полностью вырезано с холста.
        —Лита?
        —Да леди?
        —А здесь была изображена невеста брата хозяина?
        —Да.
        —А что случилось с картиной?
        Лита перевела взгляд на Элрион. Она молчала. Свечи играли в темноте вылавливая сосредоточенные черты лица прислуги. Возможно, она думала, разрешено ли ей рассказывать об этом. Элрион тоже молчала и ждала ответа. Лита снова перевела взгляд на картину.
        —Это была изображена госпожа Мелинда. Невеста молодого лорда Сетсия.
        Элрион удивленно округлила глаза. Невеста?! Леди Мелинда была знакома с лордом Сетсием и его братом? Но как тогда она оказалась в графстве Фавирон? Как стала графиней? Элрион всегда думала, что граф Фавирон познакомился с ней в столице. И как леди Мелинда стала их графиней…? Неужели она разлюбила своего жениха?
        И тут картина происходящего сложилась перед девушкой полностью…
        Десять лет назад молодой лорд стал чудовищем…он попытался сорвать алый луноцвет и боги не сочли его достойным. А его невеста стала искать цветы луноцвета, чтобы перевести проклятие на другого человека…вот почему она требовала от Элрион ходить в дальние чащи. Она надеялась, что она принесет ей алый луноцвет. Что навлечет на себя гнев богов и проклятие оставит ее жениха…но разве, если сорвать алый луноцвет, то проклятый не умрет..? Так гласит легенда. Так значит, она не хотела его вернуть…она хотела его убить…
        —Леди?
        Элрион очнулась от собственных мыслей. Она даже не заметила, что положила ладонь на портрет молодого лорда.
        Девушка отошла от картины. Она с грустью подумала, что оказалась, вовлечена в нечто страшное.
        —Желаете пойти обратно?
        —Нет…Лита, что за той дверью?
        —Это была комната брата хозяина.
        —Можно мне посмотреть?
        —Не думаю, что лорд Сетсий позволит.
        —Но ведь он разрешил мне осмотреть все крыло? Так ведь?
        Лита молчала. Наконец она достала из передника связку ключей и открыла дверь. Элрион вошла в темное и запыленное помещение. В комнате царило запустение и холод. Вся мебель была укрыта белой тканью. Девушка прошла дальше. Лита так и осталась стоять на пороге.
        В комнате была большая кровать, комод, стол и несколько стульев. На столе лежал покрытый пылью медальон. Его не забрали…странно. Вещица была явно золотая.
        Девушка прошла к столу и взяла его в руки. Она открыла его и увидела надпись с внутренней стороны: «Навечно твоя…М.» . А с другой стороны была прикреплена прядь светлых волос, которые конечно потускнели от времени. И Элрион сразу поняла. Это был локон, леди Мелинды…медальон оставили здесь. Как прощание? Или напоминание?
        —Леди…
        —Сейчас Лита…
        —Сейчас же! — громыхнул голос Сетсия.
        Элрион подскочила на месте. В дверях стоял маг и очень мрачно смотрел на девушку. Элрион гулко сглотнула. Медальон медленно перекачивал в карман девушки. Она так и не поняла, зачем она это сделала.
        Маг вошел в комнату, и, не слушая оправданий Элрион, схватил ее за руку и очень грубо вывел в коридор. Дверь комнаты тут же была захлопнута и запечатана каким-то заклинанием. Одно стало ясно точно. При помощи ключа эту дверь уже не открыть.
        Маг повернулся к прислуге. Не говоря ни слова, он отвесил Лите звучную пощечину. Девушка пошатнулась, но устояла. В глазах не было даже слезы.
        —Я, разочарован, Лита.
        —Простите, лорд Сетсий. Это больше не повторится.
        —Я знаю.
        Лита слегка поклонилась и спешно ушла во тьму коридора. Как она видела без света, Элрион не понимала.
        Маг поставил подсвечник на стол и обернулся к Элрион.
        —Я позволил тебе осмотреть все крыло. Но и слова не было про комнаты.
        —Простите, я…
        —Я не поднимался сюда уже десять лет, и с радостью не поднимался еще столько же! — зло громыхнул маг.  — Ты не имела права заходить сюда!
        По мере упреков в сторону Элрион, Сетсий теснил ее к стене. И ей не оставалось ничего другого, как отступать, пока она не уперлась лопатками в старые, обшарпанные временем, стены.
        Когда маг почти подпер ее своим телом, девушка густо покраснела и опустила глаза.
        —Ты всего лишь моя рабыня, — зло прошипел Сетсий,  — моя собственность. И если я обращался с тобой, как с гостьей, то этого больше не повторится.
        —Я еще раз прошу вашего прощения, хозяин.
        Сетсий дернулся, как от пощечины. Элрион подняла на него глаза, но молчала.
        Девушке вспомнился ее друг Элрион. Тогда в бане, он так же прижал ее, к стене…тогда девушке были непонятны новые чувства, которые нахлынули на нее. И теперь, когда лорд Сетсий стоял так близко, и…
        Элрион испугалась своих собственных мыслей. И она была уверена, что маг прочел этот испуг в ее глазах.
        Сетсий схватил руки девушки и прижал их к стене. Навалившись на нее, маг довольно грубо и бесцеремонно поцеловал Элрион.
        Ей стало жарко и страшно одновременно. Она никогда не целовала мужчину. Почему-то своего друга она так и не считала своим первым опытом.
        Маг отстранился. Элрион так и осталась стоять у стены, боясь сделать хоть шаг. Даже дышать она боялась.
        Маг мрачно оглядел девушку.
        —Что? Ты этого хотела?
        Элрион молчала. Из глаз крупными горошинами катились слезы.
        Сетсий выдохнул и потер переносицу.
        —Прости…
        —Вы не обязаны…
        —Обязан,  — прервал ее маг.  — Я прочел твои мысли, по поводу того парня и что-то…
        Сетсий замолчал.
        Девушка отошла от стены. Она обхватила себя за плечи. Ее руки все еще были теплыми от ладоней мага.
        —Иди спать, — наконец сказал Сетсий.  — Завтра нам предстоит долгая дорога.
        Маг ушел в темноту коридора, оставив девушке подсвечник. Восковые слезы капали на небольшой столик, укрытый белой тканью. Огонек едва — едва колыхался. Элрион молча, сползла по стене вниз и разрыдалась окончательно.

        ***
        Маг ввалился в свою комнату и громко хлопнул дверью. На окнах затрещали стекла. Лорд Сетсий прошел к столу и с рыком смахнул на пол, все, что на нем было: книги, свитки, чернильницу, которая тут же залила прекрасный пушистый ковер. Маг посмотрел на сделанный беспорядок и, вздохнув, сел за пустой стол. Из-под него тут же появилась бутылка вина, почти полная. Маг вытащил пробку зубами, и стал пить прямо из бутылки, пока его нутро не взбунтовалось. Только тогда он отставил вино и углубился в свои мысли. Что это было? Зачем, самое главное. «Ну, пошла она смотреть комнату Лорана. И что с того? Зачем я с ней так…?»
        Маг не мог найти ответа на свои вопросы.
        К чему кривить душой, да, Элрион немного будоражила в нем некоторые чувства. Но они не были любовью. Скорее просто желание, и ничего более…
        Желая доказать себе это, маг взял с дивана свой пиджак и плащ. Одевался он на ходу, и только около двери, громко крикнул куда-то.
        —Лита! Уберись в моей комнате!
        Входная дверь с грохотом закрылась.
        Маг не стал брать экипаж. Оседлав в конюшне первого попавшегося на глаза коня, он выехал за ворота своего поместья и направился в нижние ярусы города. Пока он ехал, у него из головы не шел образ Элрион. Ее мягкие податливые губы, никогда не знавшие другого мужчины…как дрожало ее тело, как похолодели ее маленькие ладони в его руках…
        Маг оборвал себя, грубо выругавшись. Немыслимо! Невозможно!
        Его конь остановился у довольно приметного здания, налетев на какого-то гуляку, который был изрядно пьян. Маг соскочил с коня, отдав поводья конюху.
        У дома было много неприметных карет. Но приметность и не была нужна. Тем, кто посещал это место, не нужно было, чтобы их могли опознать, по какой-нибудь мелочи.
        Маг вбежал по ступеням дома, и постучал. Дверь открыл мрачного вида человек на три головы выше мага, и шире его раза в два.
        —Добро пожаловать, милорд, — охранник дружелюбно оскалился и протянул магу черную маску.
        Сетсий надел маску, и вошел дальше. Среди полупрозрачных занавесок, бархата и цветов, царил запах разврата и греха. Помимо мага, здесь было много мужчин. Кое-кто сидел прямо в гостиной с несколькими женщинами весьма легкого поведения. Или прямо на лестнице, которая вела на второй этаж дома. И конечно все клиенты были в масках. Что не говори, но тайну личности здесь соблюдали строго. Женщин этого борделя хватило бы, чтобы порадовать весь военный кордон Императора на заставе…
        —Добрый вечер, милорд…
        К магу подошла девушка, довольно молодая, одетая в прозрачные ткани на тенерийский мотив. На ее поясе были нашиты звонкие монеты. Так что при каждом шаге или движении бедер, они звенели в такт.
        —Несомненно, добрый…
        —Могу ли я вам помочь?
        —Я не знаю. Возможно, можешь.
        —Тогда идемте, и я прогоню эту печаль с вашего лица.
        Девушка взяла мага за руку, и повела наверх. Мимо целующихся парочек и пьющих мужчин, они пришли к дальней комнате, где стояла огромная кровать с балдахином из сотни прозрачных и цветных занавесей. На полу лежали шкуры животных, в углу горел камин. Девушка моментально обнажилась и легла в раскидистой позе, ожидая мага.
        Сетсий подошел к кровати. Скинув плащ и пиджак, он остался лишь в рубашке и узких штанах. Девушка протянула к нему руку, увлекая к себе. Маг лег рядом. Девушка посмотрела в его глаза.
        —Какую услугу вам оказать, милорд?
        —Заставь меня забыть.
        Девушка улыбнулась, прижимая губы мага к своим губам.

        ГЛАВА 8.

        В комнате было темно. Элрион лежала на кровати, но даже не потрудилась переодеться в ночную одежду. Она знала, что не уснет. Да и какой сон, когда тут такое…
        Девушка вспомнила о произошедшем еще раз. Их было уже много, и после каждого раза, Элрион давала себе обещание, что он был последним. Но все повторялось, снова и снова. Она раздраженно перевернулась на бок. В кармане брюк что-то давило ей на ногу, и только сейчас она вспомнила про медальон, который забрала из комнаты Лорана.
        Девушка села поудобней и достав вещицу, разглядела ее более детально. Элрион оказалась права, медальон был из чистого золота. Но потускневший и покрывшийся пылью, за столько лет. Он был овальным, на крышке по кругу, были инкрустированы маленькие камушки изумрудов и алмазов. В центре же был ярко-алый рубин. Красивая и очень дорогая вещица. Леди Мелинда, наверное, очень любила своего жениха…вот только, мысли об алом луноцвете развратили ее доброе сердце. Почему-то Элрион казалось, что раньше, много лет назад, ее хозяйка была доброй и милой девушкой.
        Элрион снова открыла медальон. Надпись, локон волос…обещание в вечной любви.
        И где теперь это все…? Интересно, знает ли Лоран, что его невесту казнили…
        Элрион провела пальцем по выгравированной надписи. Пыль забилась в буквы и они потускнели. И что теперь делать? Найти Лорана? Отдать медальон и рассказать обо всем…а что же лорд Сетсий скажет?
        Девушка снова подумала о маге. Щеки вспыхнули сами собой. Как теперь быть с этим?
        Элрион вздохнула и убрала медальон обратно в карман. Она встала с кровати и вышла из комнаты.
        Внизу она встретила Литу, которая наводила порядок в ужасно захламленной комнате. Девушка несмело остановилась на пороге и огляделась. В комнате царил хаос! Вещи разбросаны, разлита бутылка вина на дорогой деревянный стол. Чернильница бездушно замарала прекрасный ковер…
        —О боги…Лита, тебе помочь?
        Прислуга сидела у чернильного пятна с ведром мыльной воды, и старательно оттирала его мокрой тряпкой.
        —Не стоит, леди. Я справлюсь сама.
        —Но здесь уборки на два дня.
        —Я справлюсь за ночь.
        Элрион замолчала. Лита, конечно, была очень упорной. Но ее поведение…и отсутствие эмоций…
        —Лита, — снова позвала девушка.
        —Да?
        —Прости меня за то, что случилось на втором этаже. Лорд Сетсий…ударил тебя из-за меня.
        Лита как-то странно посмотрела на девушку.
        —Вы здесь не причем, леди. Я виновата сама. Лорд Сетсий был справедлив в наказании.
        Элрион не нашла что еще сказать. Лита снова отвернулась и принялась чистить ковер.
        —Чья это комната?
        —Лорда Сетсия.
        Девушка тут же убрала руки с двери, о которую держалась. Комната мага не отличалась ничем примечательным. Уборкой тут можно было бы заняться гораздо дольше, чем пару дней. Тем более что Лита уберет лишь то, что сам лорд Сетсий разбросал. К остальному, она не притронется. Даже если на полках пыль, толщиной с палец.
        Элрион обратила внимание, что маг жил в весьма скромных условиях. Простая кровать, на одного человека, стол для работы, камин и кресло около него. Ни картин, ни каких-то ценных безделушек, статуй, или ваз с цветами. Ничего…как будто любая другая мелочь начинала досаждать ему или напоминать о том, что он не хотел вспоминать.
        —А где лорд Сетсий сейчас? Мне…я хочу поговорить с ним.
        —Хозяин уехал сразу же, после происшествия.
        —А зачем он развел такой бардак?
        —Полагаю, из-за вас, леди.
        Элрион покраснела, как спелая ягода. Из — за нее? Но почему…? Неужели его привело в бешенство, что она зашла в комнату без разрешения? Или не из-за комнаты…?
        Девушка задумчиво коснулась своих губ. Пальцы сразу стали дрожать, как от холода.
        —Леди?
        Элрион моментально убрала руку и с ожиданием посмотрела на Литу.
        —Да?
        —Вам чем-то помочь?
        —Нет-нет. Я только хотела увидеть лорда Сетсия и извиниться…но раз его нет, то ладно. Уверена, что тебе не надо помочь с уборкой?
        Лита отрицательно покачала головой. Элрион больше не стала ей мешать. Она прошла на кухню и сделала себе успокаивающий отвар. Уже второй за вечер…

        ****
        Ульрих Сетсий лежал на кровати. На его груди сладко спала девушка, которая скрашивала его вечер вплоть до самого утра. Сетсий не чувствовал ничего. Внутри мага была пустота, которая сжирала его заживо. Он не смог забыть. Даже когда он целовал свою очаровательную собеседницу, закрывая глаза, он видел Элрион!
        Видел ее карие, с прозеленью глаза! Чувствовал запах ее волос! И его это злило. Но он злился не только на себя, но и на девушку. Стоило немного отпустить хватку, дать слабину и…вот что получилось.
        Сетсий подумал о брате. Невеста Лорана мертва. Только она могла вернуть его. Но теперь ее нет. Лоран это понимает…он ,уверен, что больше никому не нужен. Кто в здравом уме сможет полюбить чудовище?
        Сетсий скрипнул зубами. Он найдет способ. Он не сдастся. Даже если надо будет самому сорвать алый луноцвет и принять проклятие, так тому и быть. Лоран достаточно настрадался. А магу терять уже нечего. Он всегда был нелюдим. Такая жизнь ему подойдет. Да…тихая, спокойная жизнь. Вдали от людей. Вдали от нее…
        Маг встал с кровати. Его дама сонно заворочалась, но не проснулась.
        Сетсий оделся и выглянул в окно. Светало. Надо собираться в дорогу. Жди Лоран.

        ****

        Тишина.
        Вечная тишина.
        Всепоглощающая тишина…
        Любой звук будет тут же уничтожен…и он забыл, почти забыл, как звучит его голос, какого цвета были глаза матери. А его глаза…? Он не помнил. Так давно не видел своего лица в зеркале. Только это…! Ужасную звериную морду!
        Лоран зашел в дом. Он построил его сам. Хотел, чтобы ему было куда возвращаться. Дикая отшельническая жизнь, многому его научила. Когда-то, он украл из деревни, плотницкие инструменты, и методом проб и ошибок, учился что-то делать. Так появился его дом и мебель в этом доме. Да, много отбитых пальцев, тогда было…
        А еще спустя некоторое время, он научился вырезать по дереву. И дом наполнился резными вещами. Лоран мрачно хмыкнул, осматривая ладони, где до сих пор змеились старые шрамы от ножа.
        Когда он уходил в лес на охоту, то всегда оставлял у окна свечу. А когда возвращался, то ему казалось, что там его ждут. Вот он войдет и увидит ее…
        Лоран перестал улыбаться. Он лег на пол около камина, где догорали поленья. Мелинды не стало. Умер его последний луч надежды на спасение от ужасного проклятья. Но Ульрих попросил подождать. Но чего ждать…он ждал. Столько лет ждал. Он был лишен родного дома и семьи! Радости прикосновений и разговоров! Он остался один.
        Сколько раз он молился богине. Умолял простить его. Вернуть ему человеческий облик. Но богиня молчала. Всегда молчала.

        ****
        Сетсий зашел домой, и чуть не налетел на Литу, которая домывала паркетный пол в прихожей. Маг мрачно обратил внимание на свои замызганные в грязи сапоги на чистом полу. Лита лишь слегка наклонила голову, приветствуя хозяина.
        Маг прошел в свою комнату.
        —Лита!
        Прислуга тут же появилась в дверях.
        —Да, господин?
        —Собери еды в дорогу. Сегодня нам надо будет выехать в графство Фавирон. Позови Элрион, и скажи, чтобы собиралась в дорогу.
        —Леди Элрион, собралась в дорогу еще ночью. Она не стала спать.
        Маг промолчал. Его комната была прибрана. Пятно на ковре исчезло. Разбросанные вещи снова покоились на столе.
        —Хорошо. Тогда это все. Исполняй.
        Лита поклонилась и ушла на кухню.
        Маг снова прошел в прихожую и посмотрел на второй этаж. Идти к ней? Да он даже в глаза ей смотреть не может. А что сказать? Нет уж…лучше так. Ничего не было. Все забудется. Маг почему-то был уверен, что девушка уже все забыла.
        Лорд Сетсий вышел на улицу и направился к конюшне отдавать распоряжения.
        Элрион вышла из комнаты уже со своей скромной котомкой, в которой были ее единственные вещи. Медальон притаился в нагрудном кармане жилетки, под курткой. Девушка прошла на кухню. Лита, собирала еду в дорогу. Элрион сама сделала себе кружку с чаем и тихо пристроилась за столом. Она обвела взглядом место своего пребывания. Сюда она больше никогда не вернется. Никто теперь не будет называть ее «леди», никто не одолжит ей роскошные покои, и не будет делать ей чай. Да…к хорошему очень быстро привыкаешь.
        —Леди, — Лита держала в руках дорожную сумку. — Вот, прошу вас. На день вам хватит.
        Элрион взяла сумку и повесила на плечо.
        —А ты разве не едешь с нами?
        —Нет. Мне надо присматривать за домом лорда Сетсия.
        —Жаль…я уже привыкла к тебе, Лита. Спасибо тебе за все.
        Лита смотрела на Элрион. В глазах не было ни одной эмоции. Как и на лице.
        —Спасибо, леди. Я была…рада с вами познакомиться.
        Элрион кивнула и пошла к выходу. Во дворе дома уже были оседлана лошадь и запряжена карета. Было и два стражника верхом на черных лошадях. Хотя Элрион была уверена, что врядли на мага соберутся нападать.
        —Ты готова?
        Элрион подскочила на месте. Лорд Сетсий был мрачным и подавленным. Элрион лишь кивнула, показывая на дорожную сумку.
        —Хорошо. Садись в карету.
        —Но я думала…
        —Думать, это занятие явно не для тебя! — холодно оборвал маг. — Садись в карету.
        Элрион побледнела, но не решилась спорить. Она безропотно села в карету и та почти сразу же двинулась в путь. Элрион почему-то с грустью смотрела на проплывающие мимо дома столицы, людей и магазинчики. Нет, она не успела привязаться к этому городу и скорее всего, никогда бы, не смогла это сделать. Просто, казалось, что она оставляет свой секрет в доме мага, в этом городе. И она больше никогда за ним не вернется. Он так и останется секретом.
        Небольшой эскорт выехал на главную дорогу. Элрион пыталась рассмотреть в окне кареты мага, но он ехал далеко впереди, так что девушка никак не могла с ним поговорить. А может теперь уже и не поговорит вовсе. Элрион уже в который раз кляла себя за то, что вообще пошла наверх и увидела ту комнату. Уж лучше бы лорд Сетсий ей не разрешил. Тогда бы ничего этого не было…
        Они останавливались на привал всего два раза. Когда солнце было в зените, и когда оно садилось. Все два раза девушка усердно готовила стряпню, чтобы угодить магу, но он даже не притронулся к еде. Зато оба стражника и кучер нахваливали ее кулинарное искусство. Элрион только улыбалась и молчала.
        Они приехали в поместье посреди глубокой ночи. Почти вся прислуга дома вышла их встречать: Клайф, старик Мерам, Тереза и ее друг Эл, Маиз, Герберт, Сельм и Иза! Старая добрая Иза!
        Элрион, выскочила из кареты, не дожидаясь, когда та окончательно остановится. Она кинулась к своей семье и под всеобщее оханье, смех и радостные возгласы, попала в теплые объятья Изы.
        Она даже расплакалась от счастья. А ведь всего пару недель назад. Она думала, что уже никогда не сможет вернуться.
        —Элрион! Хвала богине! Она сберегла тебя для нас!
        —Ребята, я так по всем вам скучала…!
        Ее моментально обступили со всех сторон, хлопали по спине, Мерам теребил макушку девушки.
        —Ну, вот внучка! Ты и вернулась! Мы все молили богов о твоем возвращении.
        Элрион улыбалась и была полностью счастлива.
        —Прошу прощения, что нарушаю ваше воссоединение.
        Все моментально повернулись. Лорд Сетсий был мрачен и неумолим, как скала.
        —Прошу всеобщего внимания.
        Прислуга повернулась к своему новому хозяину.
        —Отныне, это графство принадлежит мне. Ваша прежняя хозяйка, Мелинда итэ Фавирон была казнена за государственную измену. Я взял на себя обязанности по содержанию поместья и прислуги.
        Наступила гробовая тишина. Тереза лишь тихонько ойкнула, прижимая руки к губам.
        —По моему распоряжению, в графство будут привезены новые слуги и строители. Так как поместье надлежит привести в порядок. Но они прибудут завтра к полудню. Тогда же вы и получите новые распоряжения. От вас, моих слуг, я прошу лишь одного — полного повиновения и преданности. Этого вполне хватит. И да…я слышал, леди Мелинда прекратила выплату жалования для вас?
        В толпе неуверенно раздались ответы.
        —Так вот, с сегодняшнего дня, я буду выплачивать жалование каждой прислуге. В размере трех золотых за каждый месяц.
        Как только маг закончил говорить, вся прислуга радостно загомонила.
        —Да хранят вас боги, господин!
        —Вы облагодетельствовали нас!
        —Спасибо, господин! Какое счастье!
        Маг поднял руку, и снова наступила тишина.
        —Следуя из этого, я переименовываю графство Фавирон. Отныне оно будет называться — графство Сетсий. Вопросы есть?
        Все молчали.
        —Отлично. Тогда подготовьте мне мою комнату и ужин. Я бы хотел отдохнуть.
        Тереза и Иза мигом бросились исполнять.
        Лорд Сетсий прошел мимо девушки в дом, даже не посмотрев в ее сторону. Элрион сразу помрачнела и сникла. Да. Теперь ей никогда не удастся поговорить с ним. Теперь приоритеты окончательно расставлены. Он господин, она рабыня…

        ***
        Позже, почти под утро, Иза наготовила много разных вкусностей и устроила в честь Элрион небольшой пир. Девушку расспрашивали про столицу и про то, как был проведен суд. Все охали, от рассказа Элрион.
        —А правду говорят, что император очень красив? — спросила Тереза.
        —А тебе зачем? — возмутился Маиз.
        —Мне просто интересно, — покраснела его жена.
        Элрион рассмеялась.
        —Да. На вид он очень красивый. Но он говорит так, будто ему гораздо больше лет, чем есть на самом деле. Он внушал такой трепет, что я даже говорить не могла!
        —А как тебя оправдали? — влез Эл.  — Ты же, по сути, была пособницей в черных делах графини?
        —Ну… — протянула девушка, — вообще на наше поместье за это наложили штраф…в тридцать тысяч золотых…
        Вся прислуга пооткрывала рты.
        —Сколько?! — поразился Сельм.  — да мы никогда не расплатимся!
        —Лорд Сетсий, погасил наш долг и взял на себя все обязательства.
        Иза сложила руки на груди и сурово кивнула.
        —Вот так господин теперь у нас. Наконец-то и в наш дом счастье лучиком поманило. А когда мы начнем получать жалованье, то жизнь и вовсе наладится. Пусть боги хранят лорда Сетсия!
        —За лорда Сетсия! — сказал Мерам и поднял кружку.
        —За лорда Сетсия! — подхватили все остальные.
        Элрион улыбнулась, но пить не хотела. Она думала, как теперь ей жить с тем, что она хранит в себе.
        Никто не ложился спать в ту ночь. Было совсем не до сна. Поместье бурлило, как котел.
        Девушка поднялась на свой чердачок и ласково обвела его взглядом. Да, здесь ей самое место…
        Она положила свою котомку на стул и прошла к кровати. Но не успела она лечь, как в дверь постучали.
        —Кто там?
        —Это я, Эл. Можно я зайду?
        Элрион прошла к двери и открыла. Ее друг выглядел смущенным и настороженным.
        —Входи.
        Он зашел, и Элрион показала ему на кровать. Эл сел с самого края, не решаясь смотреть девушке в глаза.
        Она села у противоположного края кровати.
        —Что —то произошло? Ты какой-то напряженный.
        —У меня не было случая сказать это, пока все не разошлись. Я очень рад, что ты вернулась целой и невредимой. Я скучал по тебе Элри ….
        —Я тоже скучала, — улыбнулась Элрион, — никто кроме тебя уже давно не называл меня Элри.
        —Но я вот что заметил…ты, как-то мрачнеешь, когда видишь лорда Сетсия или, когда говорят о нем.
        Элрион перестала улыбаться.
        —Прости Эл, но это тебя не касается.
        —Касается, если он посмел причинить тебе вред!
        Элрион вздохнула.
        —Он и пальцем меня не тронул.
        —Я тебе не верю! — воскликнул Эл.  — Ты просто боишься мне сказать!
        —Если бы я боялась, я бы вообще с тобой говорить не стала! — раздраженно сказала девушка. — Он теперь наш хозяин. Прояви почтение, Эл. Он спас нас от большой беды, а ты его обвиняешь, не пойми в чем!
        —Между вами, что-то было да?
        Девушка вспыхнула.
        —Да как ты смеешь?! Он, не ты!
        Эл сразу отвел глаза. Девушка прикусила язык, но было уже поздно. Все равно бы, когда-нибудь, она вспомнила бы ему это. Какая разница когда…
        —Тебе лучше уйти.
        Эл молча, поднялся и вышел за дверь.
        Элрион со вздохом откинулась на жесткую кровать. Теперь она точно не сможет заснуть хотя бы ненадолго.
        А на утро закипела большая работа.

        ГЛАВА 9.

        Утром из столицы прибыла новая прислуга и рабочие. Садовники, строители, маляры, скульпторы…все тут же взялись за работу, получив распоряжение от лорда Сетсия. Лужайка около особняка начала приводится в порядок. Высохшие цветы и деревья были выкопаны и заменены. Поставлены новые оградки, вымощены новые каменные дорожки.
        Так уже установили светильники вдоль дорожек, оснащенные магическими кристаллами, которые начинают светиться в темноте. Особняк так же начал приводиться в порядок: содрали старую краску с фасадов, и красили заново, заменили некоторые окна, перестилали прохудившуюся крышу.
        Внутри так же была развернута настоящая борьба: новые служанки стирали, мыли, вытирали, подметали…старые гобелены были сняты, и заменены на новые. Мебель была вымыта и начищена, повешены новые картины, на окнах заменили шторы, ковры в гостиной и коридорах были так же постелены заново. Отремонтировали лестницу, которая вела на второй этаж.
        На чердачке Элрион тоже был устроен небольшой ремонт. Девушка была весьма удивлена, когда она зашла и обнаружила рабочих, которые выносили ее старые вещи.
        —А-а…простите, что происходит?
        —Лорд Сетсий, приказал навести здесь порядок.
        —Сам приказал…? — покраснела Элрион, — он видел это место?
        Рабочие переглянулись.
        —Нет, но он сказал, чтобы все помещения в доме были отремонтированы…
        Девушка, тихонько села на свой старый табурет, пока, в ее комнате меняли окна, некоторые прохудившиеся доски, принесли новую кровать, из прекрасного белого дерева. На пол постелили небольшой круглый коврик. Комод для вещей и шкаф, тоже были из белого дерева. Один ствол белого дерева стоит около ста золотых, с грустью подумала Элрион. Сколько же стволов ушло, чтобы сделать все это…
        Девушка не стала дожидаться окончаний работ у себя на чердачке и спустилась помогать Изе.

        Конечно, до конца работ еще как минимум неделя, но уже к вечеру поместье преобразилось! Теперь оно выглядело нарядно и представительно. Здесь даже императора было бы не зазорно принимать…
        От Изы девушка узнала, что бывшая комната леди Мелинды была отдана, под личные покои лорда Сетсия и что он сам изъявил желание наводить там порядок. Никого не пускал туда…все, делал сам. Элрион была удивлена. Хотя маг, возможно, хотел, сделать себе более уединенное жилище, чем все комнаты в особняке. Девушка вспомнила его рабочий кабинет и подумала, что он явно не горел желанием украшать свои новые покои.
        Вечером был устроен большой праздник для слуг. Маг дал Изе распоряжение насчет стола и дал денег закупиться на рынке. Нет нужды говорить о том, как обрадовалась повариха. Она давно не была на рынке и не видела старых знакомых.
        Вот посреди такого шумного праздника, который был устроен прямо во дворе, Элрион ушла на свой чердачок.
        Изменения начались сразу же как только девушка стала подниматься по отремонтированной лестнице. Дверь в комнату девушки так же была заменена. На красивой эмалевой ручке висели два ключа от замка. Элрион обрадовалась, ведь когда дверь была старой, на ней была только хлипкая щеколда.
        Как только она открыла дверь ,то потеряла дар речи…это могла быть чья угодно комната, но не ее…на вычищенных и выкрашенных стенах, в нежно персиковый цвет, висели небольшие картины с изображением природы, животных, и цветов. На окне висели шторы насыщенного фиолетового цвета. Девушка прошла к ним и потрогала…так и есть. Ткань была мягкой и приятной. На кровати была новая перина, и покрывало…девушка подошла к комоду. Открыв первый ящичек наугад, она обнаружила там белье и ночные рубашки. В шкафу висели новая одежда. А на самом дне лежала продолговатая коробка. Девушка открыла ее и ахнула. В красивом футляре на алом подкладке, лежало ружье с резным прикладом. Дерево было темного цвета, покрытое блестящим лаком, дуло, было двойным, и отполированным. О таком ружье многие охотники могут только мечтать…но девушка никогда не пользовалась огнестрельным оружием, когда охотилась. Это пугает других животных, и они уходят дальше в лес. Элрион вздохнула. Столько подарков…интересно для нее одной или же для всех…?
        Девушка завернула ружье обратно, накрыла крышкой, и взяла коробку. Надо вернуть это лорду Сетсию. Поблагодарить, и отказаться…
        Девушка уверенно зашагала к его комнате, держа в руках дорогой подарок. Она вдруг подумала, что могла бы просто повесить его на стену и не пользоваться им. Зачем она идет к нему…можно, было бы, и не ходить. Но ноги уже принесли ее к двери мага.
        Элрион сглотнула и прислушалась. За дверью была тишина. Возможно, маг уже спит…? Девушка несмело постучала.
        —Да?
        Голос мага раздался как гром в ночной тишине. Девушка даже вздрогнула.
        —Лорд Сетсий…это я, Элрион. Можно мне зайти?
        Несколько секунд тишины. И Элрион даже решила, что маг просто не хочет ее видеть.
        —Заходи,  — внезапно раздалось из-за двери.
        Девушка открыла дверь. Первое что бросилось ей в глаза это то, что комната почти не изменилась. Да из нее исчезли картины, дамский столик, и широкая кровать бывшей графини. Но в основном все осталось прежним, лишь приобрело мужскую грубость и четкость. Неизменным так же было и рабочее место мага. Книги, свитки, старинные карты…лорд Сетсий сидел за большим дубовым столом, а может, это было другое дерево, Элрион плохо разбиралась в этом.
        Маг устало поднял на нее глаза.
        —Я слушаю. Только быстро. Я планировал лечь спать раньше.
        Девушка, почти спотыкаясь, подошла к его столу.
        —Вы…вы оставили мне подарок.
        —Да. Я слышал, что ты прежде охотилась в лесу. Тебе будет нужно.
        —Но…я никогда не убивала животных огнестрельным оружием. Это противоестественно.
        —Оно не для охоты.
        Девушка удивленно уставилась на мага.
        —А для чего?
        —Для защиты. Чтобы ты могла постоять за себя. В лесу много дикого зверья… — нехотя пояснил Сетсий,  —а это куда действеннее, чем нож.
        Элрион проглотила комок в горле. Что это значило? Неужели он заботится о ней…?
        Девушка лишь кивнула.
        —Хорошо. Благодарю вас, лорд Сетсий. У вас будут приказы или пожелания? Если прислуга шумит слишком громко, и мешает вам, то…
        —Нет, они не мешают мне, — проговорил маг,  — пусть повеселятся.
        Наступило молчание. Девушка изо всех сил пыталась начать разговор, о том, что произошло. Маг как бы, не замечая, ее стараний заговорить, молча, встал из-за стола, и прошел к камину, потягиваясь и разминая спину. Элрион сжимала в руках коробку так сильно, что пальцы побелели. Она не сможет начать…к чему пытаться? Лучше уйти…оставить все как есть.
        —Что-то еще? — раздался голос мага.
        Девушка встрепенулась от собственных мыслей.
        Он стоял около камина и был больше похож на усталого принца, из мрачной сказки…волосы немного растрепаны и волосы из хвоста давно кое — где лежали свободным прядями. Рубашка выпущена из штанов, ворот расстегнут, и усталые глаза…какого же цвета его глаза? Элрион вдруг поняла, что даже не знает какого цвета глаза у мага. Они всегда были черными, а сейчас в свете от камина они отливали синевой.
        —Да, я вот хотела спросить… — заикаясь, сказала Элрион.  — Вы простите меня…за то, что было там в столице?
        —А что там было?
        Девушка немного растерялась. Он забыл? Почему он спросил об этом?
        —Я…без вашего разрешения зашла в комнату вашего брата. И вы тогда сильно расстроились. Даже ударили Литу…мне, очень жаль, что я доставила вам такие хлопоты и беспокойства.
        Маг молчал. Он смотрел на Элрион. И теперь его глаза были черны, как два бездонных колодца.
        Девушка попятилась к двери.
        —Я…простите, лорд Сетсий. Доброй ночи.
        Элрион выскочила за дверь, сжимая в руках дорогой подарок, и желая не вспоминать того, что произошло, просто стремительно пошла обратно к себе. Не надо было ходить, насмешливо твердил ей внутренний ехидный голос. Что он подумал? Что она слабохарактерная и легковерная глупышка. Только она могла воспринять всерьез, произошедшее. Элрион едва не плакала.
        Лорд Сетсий все так же стоял у камина, после ухода девушки. И еще долго смотрел на дверь, будто сейчас она снова распахнется и снова он увидит, как темноволосая голова покорно склоняется, а тихий и дрожащий голос произносит его имя.
        Сетсий со вздохом опустился в кресло и потер переносицу. Все путалось еще больше.
        Лорана надо найти и если позволят боги, снять проклятие. Но как это сделать без жертвы…кто добровольно полюбит чудовище?
        Маг думал об Элрион, как о жертве. Она сострадательная и добрая. Какое-то время он даже был уверен, что девушка сможет полюбить его брата. Но после того как маг впервые прикоснулся к ней, он стал ненавидеть себя за эти намерения. Любая мысль о том, что Лоран будет касаться Элрион, приводила мага в бешенство.
        Огонь весело танцевал на паленьях, и маг угрюмо думал о завтрашнем дне. Император хотел посетить вскоре его новое приобретение и лично убедиться, что с луноцветом будет покончено. Но он не забыл про алый луноцвет…он спросит еще о нем.
        Но как бы, то, ни было, Лорана он спасет. Пусть даже сам примет проклятие.
        В дверь снова раздался новый стук. Ноги сами понесли мага к двери. Он почему-то был уверен, что это пришла Элрион. Странное щемящее чувство на мгновение охватило его, будто сейчас он получит желаемое. Но за дверью был молодой конюх.
        —Простите господин. Могу я поговорить с вами?
        —А у прислуги, что такая необходимая потребность в общении с господином? — сухо спросил маг. Он сразу понял, про какого друга постоянно думала Элрион.
        Парень смутился.
        —Нет, что вы, просто это касается Элрион.
        —Твоей подруги? — маг сделал свой голос наиболее безразличным.
        Эл кивнул. Сетсий вздохнул и, отойдя от двери, сделал приглашающий жест. Эл зашел и остановился в самом центре комнаты. Маг выжидающе подпер закрытую дверь спиной.
        —Я слушаю тебя.
        —Господин…
        —Я лорд Сетсий! — обрубил маг.  — У меня никогда не было рабов и не будет!
        Парень слегка опешил. Маг снова вздохнул.
        —Рросто постарайся впредь называть меня так…
        —Как скажете, лорд Сетсий.
        —Отлично. Так чего ты хотел?
        —Это касается Элрион… — начал юноша. — Она очень добрая и хорошая. Она всем нам очень дорога.
        —В том числе и тебе, юный Элрион, — мрачно проговорил маг.
        Парень вспыхнул, но постарался скрыть свои красные уши.
        —Я не об этом…она вернулась, спасибо вам за это. Но ее что — то тревожит, и я о ней беспокоюсь. Поэтому…если вы обидели ее…
        Раздался смешок. Эл сглотнул, но постарался унять дрожь в коленках. Маг цинично усмехался. Наконец он отошел от двери и поравнялся с мальчишкой. Элрион едва доставал ему до подбородка.
        —И? Что ты тогда сделаешь конюх?
        —Все что в моих силах, — сипло, проговорил Эл.
        —А что если я, правда, причинил ей вред? Я перед тобой. Действуй, юный конюх.
        Эл стоял на месте. По его лбу катился пот, но он все же, воинственно вздернул подбородок.
        —Что вы ей сделали?!
        —Поцеловал. Против ее воли, — насмешливо сказал маг.
        Эл издал какой-то боевой клич и замахнулся на мага кулаком, но вдруг что-то произошло. Его подкинуло к потолку, а потом он увидел над собой мага, который мрачно сложил руки на груди.
        —Я жду. Давай, сделай все, что в твоих силах.
        Эл рывком поднялся с пола, и постарался достать до мага ударом в живот, но лорд Сетсий просто увернулся, как ловкая змея. В тот же момент Эл получил жесткий удар в грудь.
        Парень отлетел к камину, кашляя и оттирая кровь с губ.
        Маг неспешно подошел к парню и, наклонившись, вкрадчиво проговорил.
        —Я думаю, мы выяснили отношения?
        Эл зло смотрел на мага.
        —Послушай меня… — устало начал лорд Сетсий. — Я ничего не делал твоей подруге. По одной простой причине — она моя служанка. Она мне полезна. Вот и все. Если она смотрит на меня как-то странно, то спроси у нее сам, что с ней. Мне неинтересны дамы такого сословия. Понимаешь?
        Эл сдавлено кивнул.
        —Прекрасно! Иди и промой рану. Если будут вопросы, по поводу твоего вида, скажи, что просто упал с лестницы. Хорошо?
        —Хорошо… — хрипло сказал Эл.
        Парень тяжело поднялся с пола и, пройдя к двери, прошептал.
        —Простите, за беспокойство.
        —Ничего-ничего… — наигранно бодрым тоном сказал маг.
        Эл скрылся за дверью, а маг в очередной раз бессильно рухнул в кресло и задумчиво уставился в огонь.

        ***
        Элрион забежала к себе в комнату на чердачке. Руки с коробкой тряслись. Она так и не сказала…не смогла. Девушка кляла себя за трусость, но что она могла? Она просто рабыня…купить себе свободу она сможет еще не скоро. А может, вообще никогда не сможет…
        Девушка вздохнула и положила коробку на стол около кровати. Ее комната теперь напоминала ту, в которой она жила у лорда Сетсия в столице…лучше бы тут ничего не меняли, с грустью подумала Элрион.
        Она переоделась в ночную одежду и легла на кровать, по привычке, опускаясь медленно, чтобы не удариться о твердое дно кровати. Но на этот раз кровать была мягкой , как облако, и девушка с непривычки несколько минут лежала без движения.
        Но сон так и не шел к ней. Она устало приподнялась в постели. Звуки веселья давно стихли. В особняке стояла тишина. Казалось жизнь идет в гору, все должно наладиться…но Элрион казалось, что ничего не наладится. По крайней мере, для нее.
        Девушка посмотрела в окно. В дальних чащах едва — едва горел огонек…сначала, Элрион подумала, что ей кажется. Она открыла окно и присмотрелась. Но свет никуда не исчез…где-то в глубине леса, тускло, но очень настойчиво горел огонь. Девушка задумалась…может ли это быть брат лорда Сетсия, Лоран? Может быть, он ждет, когда брат спасет его? Ведь теперь некому это сделать…кто теперь полюбит чудовище..?

        ГЛАВА 10.

        Император Велонсий, стоял в тронном зале перед окном, и смотрел на пейзаж, который разворачивался перед ним. Его страна…его империя. С момента подписания мирных договоров с соседними государствами, войн не было вот уже две сотни лет.
        А что оставалась делать ему? Он молод, у него много сил, много идей…но так жить слишком скучно. Ничего не происходит.
        Когда он не был императором, а только принцем, и даже не чистокровным, а простым бастардом, он мечтал об алом луноцвете…мечтал поставить перед собой на колени, не только империю, но и весь мир.
        В те года, будучи совсем мальчишкой, он жил в городских трущобах. Или как это раньше красиво называлось, квартал для малоимущих. Но ничего общего с этим названием не было: убивали каждый день, кого-то где-то за еду, деньги, лучшие условия жизни…да за все что угодно. И он жил там…будущий император. И каждый день он знал, чтобы он изменил, если бы власть была в его руках.
        Но путь на трон был тернист…мать, умерла от туберкулеза. Отца зарезали в переулке за плесневелую корку хлеба, которую он нес домой. А будущему императору приходилось скитаться. Из дома в дом, все дальше уходя от своего жилища. Он был голодным, холодным, и вот уже неделю, в дождь, ходил босиком. Поэтому вскоре он заболел.
        Легкие жгло огнем. Каждый новый вдох давался с огромными усилиями. Перед глазами все плыло. И именно тогда перед ним остановился простой подросток, примерно лет пятнадцати…Все что тогда он смог запомнить, это черные как ночь глаза…
        —Не шевелись, — проговорил он, и приложил руку к его лбу.  — У тебя воспаление легких. Ты долго не протянешь.
        Будущий император молчал. Он смотрел на этого мальчишку и пытался запомнить его. Того последнего человека, который проявил к нему сострадание.
        —Ты хочешь жить? — вдруг спросил он.
        Велонсий хотел сказать, но горло сжало, и он смог только кивнуть.
        С того момента он больше ничего не помнил. Когда он очнулся, над ним была служанка с мокрой тряпкой, и протирала его лоб.
        —У вас температура, господин. Пожалуйста, лежите смирно.
        И он лежал. Под его телом была дорогая кровать, и эта кровать стояла в дорого обставленной комнате. Он находился в доме знатного человека. Интересно, что ему понадобилось от него.
        —Спасибо Лита. Ты можешь идти. Дальше я сам.
        —Господин, позвольте мне помочь. Вы можете не справиться.
        Парень только люто глянул на прислугу и та, поклонившись, тут же ушла.
        Он подошел к больному, неся в руках чашу, с белыми, как снег цветами…
        Поставив ее на стол около будущего императора, он измельчил цветы до состояния порошка, и залил их водой.
        —Открой рот и выпей.
        —Кто ты? — наконец спросил он, едва разлепив сухие губы.  — Как тебя зовут?
        —Я — Ульрих Сетсий. Ты в моем доме.
        —Сетсий… — повторил император.  — Зачем ты спас меня…?
        —Ты бастард, верно? — спросил Сетсий.  — Я увидел это в твоей крови. Твой отец император Велонсий?
        Парень на мгновение растеряно заморгал.
        —Нет… моя мать была простой нищенкой. Отец работал на шахтах, пока их не закрыли…
        —Значит, он не был тебе настоящим отцом, — пояснил Сетсий.  — Твой отец, император Велонсий.
        —Но…как же так…?
        —Выпей лекарство.
        Парень послушно открыл рот и позволил влить в себя горькое снадобье. Жар тут же сковал тело. Глаза начали гореть, как от адского пламени. Руки и ноги скрутило судорогами.
        —Лежи смирно! — приказал Сетсий.  — Мне надо закончить.
        Сетсий начал читать какое-то заклинание. Над парнем зависла печать, сотканная как будто из тумана. Сетсий говорил странные слова на непонятном языке. Но вскоре будущий император почувствовал, что жар отпускает его тело, и болезнь больше не разрывает его нутро. Он был полностью здоров.
        Едва Сетсий закончил читать заклинание, он обессилено повалился на пол. Парень вскочил с кровати.
        —Эй, ты живой? Сетсий!
        Маг кое-как поднялся на ноги и отстранился от парня.
        —Да. Все в норме…
        —Ты уверен? Ты очень бледный…
        —Пройдет.
        Сетсий поднялся на ноги и сел на кровать.
        —А теперь, когда ты здоров, можно поговорить о серьезных вещах.
        Парень сел рядом.
        —Итак, — начал маг. — Ты бастард. Твой отец Император Велонсий. Молчи! Это даже не обсуждается. Я вижу в тебе кровное родство с ним. Дело вот в чем…император болен…и скорее всего, долго не протянет. Он дал задание рядовым магам своего королевства найти приемника. Так получилось, что у него нет законного наследника…зато бастардов, много.
        —Но неужели его нельзя вылечить? — удивился будущий император. — Как меня сейчас?
        Маг люто глянул на парня.
        —Об этом не должна знать ни одна живая душа! Я использовал луноцвет, чтобы вылечить тебя, а за это меня могут казнить и глазом не моргнут!
        —Луноцвет…но разве его весь не уничтожили?
        —Уничтожили… — проговорил маг. — Да не весь. Так вот…как только император дал задание, найти своего кровного ребенка, то всех детей императора начали выслеживать и убивать…
        —Зачем?!
        —Потому что, тот, кто приведет к нему наследника, получит титул главного имперского мага.
        —И ты хочешь получить этот титул?
        —Хочу, — не стал оправдываться Сетсий.  — И для этого мне нужен ты. Согласен на сотрудничество, ваше высочество?
        Что тогда мог он сказать. Конечно, он согласился. И конечно Сетсий первый привел его к ложу больного императора. Магия крови подтвердила его принадлежность к императорской семье. И даже император вспомнил его мать.
        —Вилла… — прошептал монарх сухими губами.  — Да, она была служанкой в моих покоях.
        —Вы любили маму?
        Император на мгновение улыбнулся.
        —Я любил ее…а потом она пропала. Ушла из дворца. Я…искал ее…долго искал…
        Император закашлял. На белых одеждах появились капли крови. Маги-целители бросились отпаивать его настойками и травами.
        —Ты похож на нее… — глухо сказал император Велонсий. — У тебя ее глаза. Как тебя зовут?
        — Ренар.
        —Отныне я нарекаю тебя Велонсием. Принцем империи Симо.  — прокашлял император. Он снял с руки перстень и протянул его парню.
        Тогда он принял свою новую судьбу. Стал принцем. Его стали обучать манерам, поведению, сражению на мечах, основам магии…он все схватывал на лету.
        И конечно, Сетсий стал его самым близким другом. Они вместе мечтали о далеких землях, о древних мифах и героях. О том, как много стран они увидят вместе.
        Но мечты были зыбкими. Сетсий стал имперским магом, а значит у него всегда были дела. А он стал императором ровно год спустя. И детские мечты стали всего лишь мечтами. Простыми, далекими и глупыми.
        Император Велонсий отошел от окна и снова окинул взглядом тронный зал.
        —Собирайтесь в дорогу. Через неделю, я хочу посетить поместье Сетсий.

        ***
        Ровно неделя прошла. И всю эту неделю Элрион не видела мага. Лорд Сетсий не показывался из своих покоев. А если и выходил, то тут же брал лошадь и уезжал куда-то. Жизнь в поместье постепенно вошла в новую колею. Прислуги стало больше, а значит Иза, могла немного отдохнуть. На кухне у нее было много помощниц. Тереза тоже могла немного ослабить хватку. Теперь в доме для уборки было достаточно прислуги. И еще своим повелением, лорд Сетсий сделал Терезу главной по дому. Что — то вроде домоправительницы. Все чувствовали, что жизнь пошла в гору. Только Элрион не понимала, что творится с ней. Все были рады, все благодарили лорда Сетсия за щедрость и доброту. Все были довольны…но Элрион на мгновение показалось, что лучше бы все было так как было. Чтобы Экрин не написал это глупое письмо. Чтобы графиня осталась жива. И возможно она бы спасла Лорана…а девушка все так же ходила охотиться в лес с Мерамом.
        Эл был тих и мрачен. Почти ни с кем не разговаривал. Элрион пыталась его разговорить, и узнать, что произошло, но конюх молчал. Девушка оставила эти попытки. Все равно ничего не выйдет.
        На утро следующей недели, Элрион стала собираться на охоту. Она встала рано, что даже солнце не думало показывать свои лучи над чащей. Одевшись, она долго думала, брать или нет с собой ружье. Поколебавшись, она повесила ружье на плечо и, взяв сумку, спустилась на кухню взять немного еды в дорогу. Но к ее удивлению Иза уже не спала. Она что-то старательно помешивала в большом котле. И конечно запах от свежеиспеченного хлеба, был просто умопомрачительным.
        —Иза, ты рано встала, — поздоровалась Элрион.
        Кухарка с улыбкой обняла Элрион.
        —А ты, куда так рано собралась.
        —В лес. На охоту.
        —Ох, Элрион… — вздохнула Иза. — Еды теперь вдоволь. Мяса хватит на год вперед! Не надо ходить. Теперь в этом нет необходимости.
        —Но что же мне тогда делать Иза? — улыбнулась девушка.  — Я больше ничего не умею, ты знаешь. Уборка явно не мое. Готовка…думаю, ты помнишь ту кашу, которую я приготовила на завтрак леди Мелинде?
        —Упокойте ее светлые боги, — вздохнула кухарка.  — Да, ты права, но охота…это тоже занятие не для девушки. Я вот что подумала…ты уже взрослая. Скоро уже девятнадцать исполнится. Может…
        —Иза… — нахмурилась девушка. — Мы с тобой об это говорили. Я не хочу выходить замуж. И не собираюсь отсюда уезжать. Вы моя семья! Другой мне не надо.
        —А зачем уезжать? — удивилась Иза.  — Ты могла бы стать женой Эла.
        —Чего? — Элрион даже рассмеялась.  — Ты только послушай себя?

        Мне Эл, как брат.
        —Многое приходит со временем Элрион, — наставительно сказала Иза.  — В том числе и любовь.
        —Это не про меня, — сердито сказала девушка и, отвернувшись от Изы, стала собираться в дорогу.
        Иза смотрела на девушку и задумчиво следила за ней. В голову начали закрадываться мысли.
        —Элрион… — Иза подошла к девушке. — Ты уже любишь, кого-то, да?
        Девушка вспыхнула, как мак. Но Иза сразу это поняла. Лицо девушки выдало ее с головой.
        —Я так и знала… — вздохнула Иза.  — Это лорд Сетсий?
        —Что ты такое говоришь, Иза?! — воскликнула девушка.  — Он наш господин!
        —Но что-то произошло в столице? — не уступала кухарка.  — Ты приехала другим человеком. Ты стала такой молчаливой! А когда кто-то говорит о лорде Сетсии, ты сразу мрачнеешь, как туча! Пожалуйста, Элрион! Я только добра тебе хочу!
        —Тогда не спрашивай меня об этом, — глухо сказала девушка и, накинув сумку на плечи, вышла из кухни. Грузно хлопнула задняя дверь. Иза вздохнула и взялась за готовку.
        Утро было свежим. Выпало много росы. Сапоги девушки тут же стали мокрыми почти до колена. Скоро придет осень. Об этом Элрион думала мрачно и как — то неохотно. Дойдя до ближайшей опушки, девушка нашла место старой стоянки. Она развела костер и присела на пенек рядом с кострищем. Из сумки появился свежий хлеб, пару кусков ветчины и сыр. Элрион сделала себе нехитрый бутерброд и задумчиво стала жевать. Слова Изы сильно ее беспокоили. Выйти замуж…растить детей…да, все это было замечательно и прекрасно. Но не Эла она видела своим нареченным. И оставаться здесь…быть прислугой. Чтобы и её дети тоже служили…нет. Так быть не должно. Она всегда была здесь, чужой…ее подкинули к этому дому. Тогда может, стоит найти своих родственников…? Узнать тайну ее происхождения. И наконец, узнать, как ее зовут по-настоящему.
        Элрион доела свой завтрак и еще немного посидела у костра. Она решила, что настала пора покинуть поместье. Правда, если ее найдут…то не избежать беды. Все-таки побег прислуги карается сурово. Но Элрион знала, что лорд Сетсий возможно, и искать ее не станет. Ему меньше хлопот и неприятных воспоминаний…
        В груди у Элрион сердце глухо бухнуло о ребра, лишь вспомнив, теплые руки мага. Девушка ускорила шаг, чтобы выгнать из головы навязчивый образ.
        Она углубилась в лес и запретила думать себе о маге.
        Лорд Сетсий давно был на ногах. Собственно, когда он шел на кухню, чтобы приготовить себе отвар, то услышал голоса. Один из них принадлежал Элрион. Маг тут же развернулся и решительно направился обратно в свои покои. Но как только он услышал, что говорят о нем, то любопытство пересилило, и он подошел к двери вплотную.
        —Элрион…ты уже любишь, кого-то, да?
        Сердце у Сетсия начало так громко барабанить, что ему казалось, что его могут услышать.
        —Я так и знала…это лорд Сетсий?
        Маг отпрянул от двери. Разве такое может быть? Она должна ненавидеть его! Он ведь так с ней поступает!
        Элрион не ответила кухарке. Она вышла через заднюю дверь. Видимо отправилась на охоту…
        Маг выждал еще пару минут и решительно зашел. Иза растеряно выронила ложку, которой она мешала кашу в кастрюле.
        —Ой…прошу прощения, лорд Сетсий. Вам что-то угодно?
        —Нет, я просто хотел сделать себе отвар.
        —Так я мигом и…
        —Не стоит утруждаться, Иза, — мягко улыбнулся Сетсий. Разумеется, Иза тут же растаяла.  — Я сам могу это сделать.
        Маг все делал быстро и ловко, будто, никогда не позволял прислуге делать это за него. Вскоре маг сидел за столом с чашкой отвара и свежим нарезанным хлебом с сыром и ветчиной.
        —Иза, Элрион ушла на охоту?
        —Да, милорд.
        —Но разве не опасно ей быть одной?
        Иза позволила себе рассмеяться.
        —Элрион у нас проводит больше времени в лесу, чем дома, милорд. Она отменная охотница. Ее сам Мерам учил. Так вот старый он стал. Почти не ходит с ней. Говорит, ноги болят.
        Сетсий кивнул и замолчал. Иза тоже молчала и занималась своими делами. Сетсий хотел спросить…узнать. Или же как-то разговорить Изу, но ему показалось, что это будет выглядеть подозрительно. Поэтому он спокойно допил отвар и, поблагодарив кухарку, снова ушел в свою комнату. Зайдя к себе, он невольно задержался у окна. Нехорошее предчувствие тревожило его. Погода с самого утра обещала хороший ливень.
        Сетсий недолго думая, оделся, взял с собой меч, который скрылся под полами плаща. Он ушел незаметно для всех остальных. Когда солнце взошло, лорд Сетсий уже был в Заповедной чаще. Чувство опасности, не отпускало его. Поэтому он упрямо шел по следу, который оставила Элрион. Маг боялся, что он может опоздать…

        ГЛАВА 11.

        Элрион пробиралась в чащу все дальше. Она сжимала в руке небольшой керосиновый фонарик, который освещал ей дорогу. В другой руке был широкий охотничий нож. Так, на всякий случай…девушка знала, что рассвет уже давно наступил, но в чаще было темно, как будто, на мир опустился вечер.
        Элрион мрачно думала, что же будет, когда она встретит Лорана. Может быть, он ее помнит? А может, и нет…
        Но как бы, то, ни было, она должна отдать ему медальон леди Мелинды. Он должен знать, что теперь его невеста мертва. Элрион вдруг остановилась. И? А дальше то что? Он потеряет последнюю надежду на спасение? Но надежды и так нет… проговорил внутренний голос. Элрион вздохнула. Если бы она могла помочь, то помогла бы.
        Тишина стала непроницаемой. Звуки шагов под ногами гасли, так и не успев достигнуть ушей. Элрион начало казаться, что она задыхается. Но она упорно шла вперед. Вдали показался солнечный свет. Это была та самая поляна с луноцветом…
        Девушка пошла туда, и вскоре фонарь ей больше не понадобился. Над поляной, сияло рассветное солнце. Цветы засохли и сбросили семена. Поэтому в следующее полнолуние, луноцвет снова расцветет. Но среди жухлой травы и увядших цветов, Элрион снова увидела его…алый луноцвет. Он был теперь намного больше и почти стал алым. Цветок спрятал свои лепестки до наступления ночи. Элрион сняла с себя сумку и осмотрелась.
        —Есть тут, кто нибудь? — крикнула девушка в пустоту чащи. — Я Элрион! Я знаю о вас Лоран! Мне надо вам сказать кое-что. Это важно!
        —Ну, говори….
        Девушка шарахнулась в сторону. За ее спиной около огромного дерева сидел он. Сидел, конечно, спиной, чтобы она его не испугалась.
        —Я…вам вот принесла кое-что…
        Девушка достала медальон. Зверь поднял руку, и девушка кинула безделушку ему. Он ловко её поймал.
        —Это что, шутка какая-то? — раздалось через несколько секунд.
        —Простите?
        —Это Ульрих тебе прислал?
        —Я не знаю о ком вы… — Элрион начала пятиться.
        —О лорде Сетсии! — громыхнул зверь. — Говори, зачем ты здесь? Вразумить меня? Или что? Избавить от страданий?!
        С каждым вопросом, голос зверя становился громче и яростнее. Девушка старалась придать своему лицу спокойное выражение, но куда там…она страшно боялась.
        Лоран замолчал. Он вздохнул и швырнул медальон куда-то в пустоту.
        —Но зачем?!  — воскликнула Элрион.  —Это же память!
        Раздался смешок.
        —Память…Мелинда и я вместе хотели стать обладателями алого луноцвета. И смотри, что случилось. Я принял проклятие. Я хотел, чтобы она спасла меня…но она и не собиралась…я не был ей нужен. Никогда.
        Стало тихо.
        —Лорд Сетсий не рассказывал мне о вас Лоран,  — начала девушка. — Я сама все разузнала. Ваш брат хочет вам помочь…
        —А я тебя, кажется, знаю… — усмехнулся зверь, и капюшон упал с его головы. Элрион содрогнулась.  — Ты ходила сюда за луноцветом. Это тебя она просила найти мой цветок и сорвать его.
        —Я не знала, зачем… — сглотнула Элрион,  — простите.
        —Какой теперь смысл. Ее нет. И надежды тоже нет.
        —Так вы знали, что вашу невесту казнили?!
        —Знал. Мне Экрин сказал…
        Элрион расширила глаза.
        —Вы знаете Экрина?
        Зверь усмехнулся, обнажая в оскале острые белые зубы.
        —Конечно. Ведь именно он нашел меня и Мелинду. Именно он рассказал нам о луноцвете. И все из-за него…так что, я счел себя обязанным.
        —Где…где он сейчас? — заикаясь, спросила Элрион.
        Зверь выразительно посмотрел ей под ноги. Девушка опустила взгляд и чуть не вскрикнула. Она стояла на обрывках одежды и костях человека.
        —Еще есть вопросы?
        Элрион едва могла говорить. Не так она себе представляла встречу с братом Сетсия.
        —Вы знаете, как вам помочь?
        —Помочь? Мне?  — зверь рассмеялся. Элрион едва не зажала уши.  — Девочка, в моем распоряжении остался всего месяц. В последний день первого месяца осени мое время выйдет. И я останусь таким навсегда…но я не буду ждать.
        —Что вы хотите сделать…?
        —Я сам сорву луноцвет. И избавлю себя от мучений.
        —Позвольте мне помочь! — с жаром выкрикнула Элрион.  — Прошу вас!
        В мгновение ока она оказалась на холодной сырой земле, а над ней нависала тень зверя.
        —Посмотри на меня!
        Девушка зажмурилась что есть сил, но новый властный окрик заставил ее открыть глаза.
        —Смотри!!!
        Девушка пересилила себя и заставила смотреть в его глаза.
        —Ты знаешь хоть одного человека в этом мире, который сможет полюбить меня?! Знаешь?!
        —Нет…
        —Тогда не говори мне о помощи, девочка.
        Почему-то именно сейчас Элрион почувствовала его одиночество. Десять лет быть одному…ждать чуда и не дожидаться его. И верить теперь лишь в один конец. Это ужасно…
        Элрион спокойно теперь, высвободила одну руку и медленно протянула ее к лицу зверя. В глазах Лорана тут же отразилась невыносимая мука и страх. Ладонь девушки утонула в теплой шерсти.
        Наваждение быстро спало. Зверь отпрянул в сторону.
        —Уходи.
        Элрион кое-как поднялась на ноги. Лоран стоял к ней спиной.
        —Не прогоняйте меня, Лоран. Вы знаете, что я могу вам помочь. Дайте мне это сделать.
        —Зачем? — обернулся он. — Зачем тебе помогать мне? Ради кого ты это делаешь?
        —Я не…
        —Ульрих не оценит твоих стараний.
        Элрион покраснела.
        —Я делаю это ради вас. Потому что мне вас жаль!
        Элрион прикусила язык, но поздно. Шерсть на загривке зверя поднялась дыбом.
        Он медленно обернулся, сжимая кулаки.
        —Жаль…тебе меня жаль…?!
        В следующее мгновение он с ревом бросился на девушку. Звериное тело растянулось в долгом прыжке. Элрион уже посчитала себя мертвой. Но едва его когти достигли Элрион, сбоку от нее, появилась яркая вспышка, и зверь тут же отлетел к противоположному краю поляны.
        Элрион открыла глаза, и не смогла сказать и слова. Даже со спины она его узнает. Загораживая собой девушку, стоял лорд Сетсий с обнаженным мечом.
        —Довольно Лоран.
        —Ульрих… — просипел его брат. — Это твой план, да? Послать эту безмозглую мне на выручку? И ты думал, что достаточно мне переспать с ней, проклятие меня оставит?!
        Элрион пораженно посмотрела на лорда Сетсия, но он даже не пошевелился.
        —Я говорил тебе, проявить терпение, Лоран.
        —Ничего не изменится, Ульрих, — прорычал зверь.  — У меня остался месяц! А я ждал, когда проклятие падет — десять лет! Десять лет, Ульрих! Не говори мне о терпении.
        —А у тебя есть другие варианты? — зло бросил маг. — Твоя смерть это не выход. Я говорил тебе, что мы найдем способ. Говорил, чтобы ты, не терял надежду! Так послушай меня хотя бы раз в жизни!
        —Я…я теряю себя, Ульрих.  — проговорил зверь.  — Каждое утро я чувствую, что зверь побеждает меня…вскоре, я забуду, как говорить…и кто я такой.
        —Прошу Лоран…я смогу тебя спасти. Но дай мне еще немного времени!
        —Уже поздно…
        Зверь бесшумно скрылся в чаще. Маг вздохнул и опустил меч. Он медленно повернулся к Элрион. Она сидела на земле, прижимая к себе руки.
        —Я не стану спрашивать тебя, о том, как ты узнала о Лоране.
        —Просто…догадалась, — полу шепотом проговорила девушка. Ее трясло от пережитого. Она думала, что все будет проще…наивная.
        —Да, действительно наивная, — проговорил маг.
        Он снял с себя плащ и укутал им девушку.
        —Пошли. В следующий раз ружье держи наготове.
        Элрион заметила, что ее сумка с ружьем перекочевали на плечо к магу.
        —Я не хотела бы его ранить.
        —А он мог тебя сожрать, — просто сказал лорд Сетсий.  — Ну что? Мне кажется ранить, вполне можно.
        Девушка гулко сглотнула.
        Они дошли до особняка, в полной тишине, не разговаривая. Маг провел девушку кругом, сзади дома, чтобы прислуга не видела, и не задавала лишних вопросов.
        В доме уже началась работа, поэтому Сетсий шел к своей комнате быстро и по возможности тихо. За ним семенила Элрион, еле успевая переставлять ноги. Едва они оказались в комнате мага, он закрыл дверь и указал девушке на кресло у камина.
        —Сядь, погрейся.
        Девушка, молча, прошла к креслу и тяжело в него опустилась. Маг сел напротив. Он держал в одной руке кружку, которую протягивал девушке.
        —Выпей. Полегчает.
        —Спасибо. Я не…
        —Пей.
        Элрион пришлось подчиниться. Жидкость неприятно обожгла ей горло, но в то же время, стало намного лучше. В голове исчез гул, и тело наконец-то расслабилось.
        Маг спокойно ждал, когда девушка допьет и забрал у нее пустую кружку.
        Еще с минуту они оба молча, смотрели в камин на огонь. Первой не выдержала девушка.
        —Я думала, вы начнете кричать на меня…что это не мое дело и что я не должна лезть, куда не следует.
        —Теперь это твое дело…ты сама так захотела.
        Девушка кивнула.
        —Ты зря пошла в чащу одна. Лоран мог сделать все что угодно. Он мало походит на человека.
        —Как вы можете так говорить? — рассердилась Элрион. — Он ваш брат!
        —И он чудовище… — просто сказал маг. Элрион замолчала,  — став таким он постепенно начал утрачивать все человеческое в нем. Скоро…от него не останется ничего от моего брата.
        —Вы обещали ему меня?
        Маг вскинул глаза на девушку.
        —Я не обещал…я, думал об этом. Думал, что возможно твое доброе сердце спасет его. Спасет от проклятия…
        —Вы хотите, чтобы я полюбила его? — мрачно спросила Элрион.  — Думаете, это возможно?
        —А как думаешь ты?
        Наступило молчание. Маг пристально смотрел на девушку и ждал ответа. Элрион так же пристально смотрела на мага. Она гулко сглотнула, и проговорила.
        —Я думаю…что не смогу.
        Маг расслабленно откинулся на спинку кресла.
        —Я боялся, что ты скажешь…
        —Обратное? — вдруг спросила девушка.
        Лицо мага стало больше похожим на непроницаемую маску без эмоций.
        —Я хочу спасти брата. И что там, ты думаешь, мне не важно. Не забывай свое место.
        Девушка усмехнулась и встала с кресла.
        —Да. Вы правы лорд Сетсий. Вы мой господин, а я ваша служанка. Ни больше, ни меньше. Но теперь вам нужна моя помощь, не так ли? Чтобы спасти Лорана. Я даю вам свое согласие на помощь. Я хочу спасти его не меньше вашего. Не спрашивайте почему. Я просто такой человек…
        Маг, молча, слушал Элрион. Каждое сказанное ей слово било больнее хлыста. Но она была права. Она единственный союзник мага. И возможно единственный шанс Лорана на новую человеческую жизнь.
        —Ты…ты не знаешь, на что даешь согласие,  — еле проговорил маг. — Ты ведь видела его? Видела Лорана…он не человек.
        —А вы?
        Лорд Сетсий пораженно посмотрел на девушку. Элрион стояла напряженная, как струна. Лицо было бледным, а глаза полны праведного гнева. И она сейчас была больше похожа на богиню с какого-нибудь гобелена.
        —Сейчас вы размениваетесь между мной, и братом, — усмехнулась Элрион. Ей было страшно говорить. Но пережитый страх, придавал ей смелости. Она не узнавала сама себя.  — Я всего лишь рабыня. Вы сами так сказали. А вы мой господин. Так что же вас останавливает? Я даю вам свое согласие, добровольно помочь. Но вы думаете. О чем?
        Маг сглотнул. Но на лице не дрогнул, ни один мускул. Если она поймет…если, узнает…
        Наступила тишина. Элрион уже в сотый раз прокляла себя за свой язык. Она думала, что сейчас ей скажут собирать свои вещи и больше не появляться ни здесь, ни вообще в этой империи.
        Маг медленно встал и отвернулся к камину. Огонь вылавливал его черты лица, напряженное лицо и внимательные глаза.
        —Ты хоть понимаешь, что от тебя потребуется? — наконец спросил маг.
        —Да.
        —Это не просто легкий чмок и все, заклятие спало. Тебе…тебе придется отдать ему себя. Добровольно и полностью. Иначе может, не получится.
        Элрион криво улыбнулась. Маг смотрел на девушку, и на его лице непроизвольно появилось выражение сочувствия и желания обнять и отгородить от этого мира.
        —Знаете…тогда, ваш брат сказал, что я делаю это ради вас. И что я делаю все напрасно. Вы никогда не оцените такой жертвы…
        Маг молчал. Он лишь сжал челюсти, чтобы не выругаться. И снова отвернулся к камину.
        —Не переживайте, за меня лорд Сетсий.  — донесся до него слабый голос, в котором была лишь усмешка,  — я прекрасно понимаю, что от меня потребуется. И ваш брат был прав…я, делаю это ради вас.
        Сердце мага пропустило несколько мгновений. Тихо открылась и закрылась дверь.
        Маг не обернулся. Он стоял все так же лицом к камину. В руках, он сжимал медальон, который был подарен его брату много лет назад любящей девушкой. Тогда все и началось…острая кромка, врезалась в ладонь мага. Но Сетсий молчал. Он не чувствовал боли. Медальон зло полетел в огонь, который тут же принялся забавляться с новой игрушкой. Из раны капала кровь, пачкая красивый паркетный пол.

        ГЛАВА 12.

        Минула одна долгая неделя. Лето сменилось осенью. Промозглые холодные дожди не заставили себя ждать.
        Элрион старалась жить спокойной размеренной жизнью. Однако получалось теперь у нее плохо. Мысли каждый раз возвращали ее к разговору с магом и Лораном. Решится ли он, отправить ее в чащу, чтобы спасти брата, или же нет…неизвестность, угнетала девушку. Она почти перестала говорить. Иза заметила изменение в поведении девушки, но как обычно промолчала. Ее друг, Эл, не унимался, пытался поговорить с ней, но тоже безуспешно.
        Девушка отрешилась от всего внешнего мира, как бы зная, что скоро ей придется уйти.
        Вечерело. Элрион помогала Изе на кухне. Старая кухарка что-то говорила о том, что надо будет готовиться к зиме, ведь зимы всегда суровые. О том, что Элрион исполнится скоро девятнадцать, и это событие надо будет отметить, и еще что-то, еще что-то…
        —Да, Элрион?
        Девушка очнулась от своих мыслей и непонимающе посмотрела на Изу.
        —Э-э…?
        —Опять не слушала… — вздохнула кухарка.  — Я говорю, тебе надо с Элом поговорить. Ты может, и не видишь, но он около тебя пороги уже целую неделю, отирает. А тебе все некогда.
        —Зачем мне с ним говорить? — удивилась девушка.
        —Мне откуда знать,  — удивилась Иза. — Просто сказал передать, а то он до тебя докричаться не может.
        Элрион покраснела и села на низкий табурет около кухарки.
        —Иза…неужели, я и, правда, становлюсь странной?
        Кухарка улыбнулась и присела рядом девушкой.
        —Не то, чтобы странной, скорее задумчивой. О чем-то бормочешь сама себе, пропускаешь мимо ушей, почти все, что тебе скажут…ты здорова?
        —Да, я здорова…просто надо подумать, кое над чем.
        —Уже неделю, как думаешь, — усмехнулась Иза.  — Может, хватит думать и сказать, что тебя так гнетет?
        —Иза… — начала Элрион, и непроизвольно покраснела. — Скажи, чтобы ты сделала, если бы очень хороший человек попал в беду? И только ты можешь его спасти, а для этого надо остаться с ним навсегда. И при этом ты другого любишь…
        —Ох, Элрион, — вздохнула Иза. — тебе бы книги писать…чтобы я сделала…а боги его знают. Я наверно спросила бы того, кого люблю, как он может меня отпустить на такое.
        —А если… он отпускает?
        —Значит, не любит.
        Элрион замолчала. Иза встала и прошла к плите, занимаясь ужином. Девушка тоже встала. Пожелав Изе доброй ночи, она направилась в комнату. Попутно выслушав лекцию, что она уже третий день толком не ест.
        Элрион почему-то расстроил ответ старой кухарки. Значит, не любит,…а может и не любит. Что с того.
        Когда девушка увидела его в первый раз, то подумала, что более отталкивающего ощущения она никогда не испытывала. А сейчас…она не может успокоиться, думая, как ей поступить, и что сделать. Не так она представляла себе первую любовь…
        Элрион столкнулась с Элом на лестнице, ведущей в комнату девушки.
        —Привет.
        —Э-э…привет. Как ты?
        —Неплохо,  — мрачно кивнул Эл.  — Тебе Иза сказала?
        —Да, она мне передала,  — сказала Элрион.  — О чем ты хотел побеседовать?
        Парень поежился и оглянулся.
        —Может не здесь?
        —Хорошо, пошли.
        Девушка обогнула парня и направилась в свою комнату. Эл послушно пошел за ней. Элрион открыла дверь, своим ключиком. И хотя она знала, что никто не зайдет сюда без ее разрешения, ей просто нравилось, что у нее есть своя комната.
        —Проходи,  — девушка сделала приглашающий жест, и Эл вошел следом за ней.
        Элрион прошла к своей кровати и расслабленно опустилась. Ей не особо хотелось выслушивать от Эла нотации. Какой в этом смысл…
        —Я слушаю, — напомнила девушка. — Только не долго. Я хотела с утра на охоту сходить.
        Эл кивнул, но проходить дальше не стал. Как бы говоря, что разговор будет не долгим.
        —Мне сначала мама сказала, — начал он, — потом отец. А затем и Иза…я не настаиваю. Но мне кажется, это была бы хорошая идея…
        —Эл, подожди… — девушка замотала головой. — Давай по порядку. Что тебе сказала мама? А потом отец?
        —Было бы хорошо, если бы ты вышла за меня замуж, Элри.
        Девушка не двинулась с места. Даже на лице не дрогнул ни один мускул.
        —Было бы хорошо?
        —Конечно. Я пока что, ничего дать тебе не могу. Но обещаю, я накоплю достаточно денег, чтобы выкупить нас. И тогда мы сможем зажить своей жизнью. Как свободные люди!
        Элрион улыбалась. Ее никто не спросил…было бы хорошо. Просто, ей стало очень обидно. Да, она любила Эла, как брата! Но больше…не бывать этому. Никто этого не видел. Только она.
        —Спасибо за предложение Эл. Но, увы…я не могу.
        —Почему? — удивился парень. — Ты боишься, что я не смогу обеспечить нас? Не переживай! Как только…
        —Эл, — перебила девушка. — Ты не слышишь меня? Я не могу. Это все. Без пояснений и без обещаний. Нет.
        Парень все стоял, думая, что возможно ослышался.
        —Почему? Я думаю, я заслуживаю того, чтобы знать.
        Элрион тяжко вздохнула. Меньше всего ей хотелось сейчас говорить об этом. Меньше всего она хотела обижать Эла. Меньше всего…
        —Я не готова быть чьей-то женой. Это…слишком быстро. Я пока не определилась, чего хочу в жизни.
        —Мы с тобой как-то разговаривали, и ты сказала, что больше всего на свете хочешь стать свободной и разделить эту свободу со мной… — тихо сказал Эл.
        —С тех пор утекло много воды…
        —И теперь ты довольна своей жизнью?  — едко усмехнулся парень.  — Мы с тобой рабы. Чтобы там лорд Сетсий не говорил, но мы рабы! Рабами были рождены и умрем в рабстве!
        —Я родилась не здесь! — обиженно напомнила девушка.  — Я родилась свободной! И эту свободу у меня не отнимали! И меня зовут не Элрион! А как-то по-другому! Но я этого не помню!
        Наступила тишина. Парень повернулся к двери.
        —Знаешь…ты стала другой.
        —Мне пришлось.
        Эл вышел за дверь.
        Снова зачастили дожди. Осень пришла в империю быстро. Каждый день девушка ждала, что приедет император, но его все не было, как однажды…
        Элрион подскочила на кровати от резких выкриков снизу. Лорд Сетсий раздавал указания по приему гостя. А если сам маг этим занялся, значит, гость был очень важен.
        Девушка выглянула в окно. Так и есть…во дворе, стояла личная охрана императора.
        Элрион стала одеваться.
        Когда она спустилась на кухню к Изе, то ее чуть не сбил с ног умопомрачительный запах еды. Кухарка расстаралась на славу! Здесь было всё: свежая выпечка, зажаренная дичь, тушеные овощи по фирменному рецепту Изы и конечно подогретое вино для гостя. Ведь на улице очень холодно.
        —А, девочка! — Иза заметила девушку. — У меня совсем времени не хватает. Отнеси-ка еды Мераму. Бедолага уже второй день не встает с постели.
        —Конечно!
        Элрион взяла поднос с едой и вышла в коридор. Она направилась в крыло для прислуги. Мимо спешили заполошенные служанки, о чем-то возбужденно переговариваясь.
        —А какие волосы…чистый шелк!
        —Глаза! Как небо!
        —Красив…я просто растаяла…
        Элрион смутно подумала, что речь об императоре. Но сейчас она могла лишь туманно вспомнить его внешность.
        Девушка постучала в дверь, перед которой остановилась.
        —Мерам, можно я зайду. Иза передала тебе еды…
        —Заходи, внучка…
        Девушка толкнула дверь и вошла. Стояла несколько добротных кроватей, стены так же были починены, и теперь можно было не топить камин каждую ночь. Мерам, старый охотник, лежал на самой дальней кровати у горящего камина. Огонь вылавливал его бледное лицо и морщинистую улыбку.
        Элрион улыбаясь, поднесла ему поднос со снедью.
        —Давай поедим, ладно? Не то Иза расстроится.
        —Ну, давай, давай…поможешь мне?
        Старик ел медленно. Глаза были мутными и задумчивыми. Руки тряслись, и девушке приходилось поддерживать ложку, когда он подносил ее ко рту. Сама девушка украдкой сжевала кусочек хлеба.
        —Вот спасибо…Иза постаралась.
        —Пей отвар. Я сама собирала травы!
        Мерам, улыбаясь, поднес чашку ко рту и отхлебнул.
        —Благодать…спасибо внучка.
        Элрион замолчала и оглядела старика.
        —Мерам, что болит? Ты только скажи, и я мигом насобираю нужные травы!
        Старик усмехнулся в усы.
        —Моя болезнь не лечится, внучка. Просто видимо мое время приходит…
        Девушка сама не заметила, как она сцепила пальцы от страха. Элрион попыталась улыбнуться, но плохо получилось.
        —Скажешь тоже…куда собрался? Дел — то вон еще сколько! Не всю дичь мы с тобой переловили в лесу.
        Старик лишь пожал плечами. Элрион стало по-настоящему страшно.
        —Мерам…я ведь могу…луноцвет…
        Лицо старика сразу стало хмурым и мрачным.
        —А об этом даже не думай. Я смерть обманывать не собираюсь. Ни к чему это хорошему не приведет.
        Наступила тишина.
        —А что, приехал к нам кто-то? Служанки, как перепуганные чайки галдят с утра.
        —Да…к нам наведался император.
        —Вот так да! — старик задумчиво огладил бороду. — А зачем пожаловал? Неужто случилось чего?
        —Я не знаю… — честно пожала плечами девушка.  — Но могу разузнать! Ты знаешь, я тихо хожу.
        Мерам улыбнулся.
        —Буду ждать вестей!
        Девушка улыбнулась и, захватив поднос, отправилась сначала на кухню, поблагодарить Изу, а затем, в большой зал, где уже перед богато накрытым столом, сидел маг и император.
        Элрион стояла за дверью, и ее не было видно из-за тяжелых штор. Служанки бегали с подносами еды, и гости по большей части, пока что молчали.
        —Сетсий, ты, что закормить меня решил? — раздался насмешливый голос императора.
        Маг усмехнулся.
        —Достаточно. Можете идти.
        Служаки приклонили головы, и вышли из зала.
        Элрион дождалась, когда последняя тихо прикроет за собой дверь и только потом выбралась из своего укрытия. Девушка слегка приоткрыла дверь и стала слушать.
        —Ну что ж Сетсий, надо отдать тебе должное, поместье преобразилось. В последний раз тут вообще было, не возможно находится.
        Элрион затаила дыхание. В последний раз…значит, император был уже здесь когда-то. Зачем? Приезжал за луноцветом? Или еще за чем-то?
        —Я старался… — раздался задумчивый голос мага.
        —Ну что ж…давай теперь поговорим о деле.  — император отставил пустой бокал.  — Ты поговорил с Лораном?
        —Поговорил… — мрачно сказал маг.  — Да только он нас с вами видит в гробу в белых тапках.
        —Луноцвет он не отдаст?
        —Добровольно — нет,  — подтвердил маг.  — Но шанс еще есть.
        Император усмехнулся.
        —Какой шанс? Ты сказал, что не причинишь брату вреда. А вместе с тем, у него не так много времени осталось. Ты думаешь, заклятие спадет само?
        —Я не думаю…просто, возможно нам будут помогать.
        —Ты про ту девочку?
        —Да, про нее…
        —Она добудет алый луноцвет?
        Наступила тишина. Маг мрачно смотрел на императора. Тот сидел к девушке спиной, но она была уверена, что он смотрел на мага и улыбался.
        —Я думал, сир, что мы закрыли эту тему.
        —Этот цветок представляет опасность Сетсий,  — тихо напомнил император.  — И ему не место в этом захолустье.
        —И что же, вы намерены сделать, с этим цветком, сир?
        Император задумчиво повертел в руках нож для горячих блюд.
        —Какое тебе дело, маг?
        Девушка зажала рот рукой. Она в первый раз слышала, чтобы император обратился к Сетсию просто так — маг. Да еще так презрительно.
        —Это мое прямое дело, сир… — желчно сказал Сетсий. Он явно был зол.
        —Я увезу его отсюда. Думаю, что под замком ему самое место. Его сила может привлечь нежелательных людей, пока он здесь.
        —Вы обещали уничтожить, луноцвет…
        —Я уничтожу.  — пообещал император.  — Но только один оставлю. Подумай сам, Сетсий! Это же такая сила!
        —Эта сила еще никому не покорялась! — повысил голос маг.  — И не покорится. Вы видели, что стало с моим братом! Тоже самое, может стать и с вами, сир. И вас некому будет спасти!
        —Не переживай ты так… — усмехнулся император. — Я найду такого человека, который сможет обуздать силу этого цветка.
        —Боги не любят, когда с ними не считаются…
        —Богам нет дела, до дел смертных, Сетсий.  — хмуро сказал император, — уж тебе ли не знать.
        Наступила тишина. Элрион боялась дышать думая, что ее могут обнаружить. Послышался тяжкий вздох. Это был маг.
        —Вы непреклонны…этот цветок погубит вас, сир. И погубит всю империю.
        —Откуда столько пессимизма, Сетсий? — рассмеялся император.  — Ты объяснил девчонке, что от нее потребуется?
        —Да…
        —Пусть отвлечет его. Пусть он потеряет бдительность. Тогда можно будет забрать алый луноцвет.
        —Но тогда Лоран умрет… — как-то растеряно проговорил маг.
        —Ну, такова жизнь, Сетсий, — как бы невзначай усмехнулся император и пожал плечами.  — Кто-то теряет, кто-то находит. Ты согласен? К тому же ты сам мне как-то сказал, что для Лорана почти все потеряно. Разве нет? Эта девчушка не сможет его полюбить, и он навсегда останется зверем. Думаю, мы только поможем ему избавиться от страданий, на которые он был обречен столько лет.
        Маг снова замолчал. Ему не нравилась эта одержимость императора этим цветком. И ему вовсе не хотелось смерти брата.
        —Да, сир.
        —Чудесно! — по звуку было понятно, что разговор окончен. Император встал со своего места и еще что-то говорил магу, но девушка уже не слушала. Она, не видя под ногами пола, шла как пьяная. Это придумал не один маг, это идея принадлежит императору! Отправить ее, как жертву лютому зверю, а потом добить его новым предательством…ужасно.
        Элрион стала противно от того, что от нее будут требовать. Это не по-людски…
        Девушка так сильно ушла в свои мысли, что чуть не прошла дверь, где ее дожидался Мерам.
        Элрион зашла и направилась к кровати охотника.
        —Мерам…это просто ужасно. Я не знаю, как теперь мне быть…Мерам? Ты слушаешь? Ты не спишь?
        Девушка потормошила охотника за плечо. Старик не отозвался на прикосновение.
        —Нет… — Элрион выхватила небольшой кинжал из-за голенища сапога и поднесла ко рту охотника.
        У Элрион задрожали руки. Она осела на пол. Кинжал выпал из ее рук, такой же начищенный до блеска, как и был.

        ***
        Старого охотника похоронили, почти как члена семьи. Маг разрешил, чтобы могила находилась на территории поместья. И посему Мерам теперь лежал около небольшого сада, его могилу украшала мраморная табличка, небывалая роскошь для похорон. Это был последний подарок от лорда Сетсия.
        С охотником простились. Иза сказала несколько слов, потом Клайф, Сельм и Тереза. Даже Эл старался сказать речи прощания. Но Элрион молчала. Она как во сне смотрела на свежую разрыхленную землю. Там под этим холмиком лежал Мерам. У него теперь ничего не болит и он свободен…
        Девушке было трудно принять и осознать это. У нее еще никто не умирал…
        Когда все разошлись, Элрион еще долго сидела на небольшой кованой оградке. И смотрела…Мерам, был для нее другом, дедом, и надежным советчиком…Элрион показалось, что она теперь осталась одна.
        —Ты простудишься, — раздался голос мага. Девушка едва повернула голову и заметила лорда Сетсия в черном парадном костюме. Такие надевали знатные люди, когда держали траур по важному человеку или аристократу или члену императорской семьи.
        —Вы слишком добры, мой лорд…
        Маг поравнялся с девушкой.
        —Сколько ему было лет?
        —Почти восемьдесят. У него должно было быть день рождение в первый месяц весны…
        Маг замолчал. Девушка еще и еще раз перечитала надпись на мраморной плите — Мераму. Лучшему охотнику и деду. Да…Элрион считала себя его внучкой. Пусть даже их не связывало кровное родство. Но она всегда чувствовала его своим дедушкой. А теперь его нет…
        —Это круговорот жизни, — наконец сказал маг. — Со смертью ничего не заканчивается.
        —Это очень слабое утешение.
        —Да, я знаю…я плохо знал его, но вижу тебе он был очень дорог… И дожить до такого почтенного возраста…мечта любого.
        Элрион, наконец, поднялась с оградки и вытерла заплаканные глаза.
        —Я благодарю вас, лорд Сетсий, за то, что позволили похоронить Мерама, как человека свободного, а не как раба.
        —Здесь никто мне не раб… — мрачно сказал маг. — Все вольны уйти, когда захотят.
        Девушка усмехнулась.
        —Когда мне собираться в дорогу?
        —Когда пожелаешь сама.
        —Тогда я начну немедленно.
        Элрион приклонила голову и, обойдя мага, направилась к дому, но холодные и жесткие пальцы вдруг нежно обхватили ее кисть.
        —Постой…
        Девушка так и застыла. Запоминая прикосновение, чувство…
        —Ты… — маг явно волновался. Голос его немного дрожал. И он старался скрыть это.  — Ты не обязана это делать.
        —Я знаю.
        Маг дернул девушку, и она нехотя теперь стояла перед ним лицом.
        —Знаешь? Тогда какого черта ты делаешь?!
        —Я уже говорила вам, лорд Сетсий. Я делаю это ради вас.
        Пальцы мага по-прежнему держали ее за руку. Он смотрел на нее теперь по-другому. Как будто мучился и не смел, показать это мучение.
        —Не ходи…
        Шепот мага прозвучал как гром. Теперь его руки осторожно держали девушку за плечи.
        Девушка закрыла глаза и чувствовала дыхание мага на своем лице. Как же спокойно просто стоять рядом с ним. Просто ощущать его близость. Чувствовать его запах. По коже толпой прошлись мурашки. Элрион прерывисто вздохнула.
        —Пожалуйста, не ходи… — снова проговорил маг.
        Он почти касался ее губ. Взгляд был полон тоски. И эта тоска грозилась просто затопить все вокруг.
        Девушка усмехнулась и осторожно высвободилась.
        —Я уже все решила, к тому же, если я не пойду, у вас будут большие проблемы из-за императора. Вас могут казнить…не подчинение прямому приказу, карается очень тяжело. Я готова на то, что от меня потребуется. Готова стать последним человеком, который совершит предательство, ради другого.
        —Ты слышала…
        —Слышала… — кивнула Элрион.  — Не стоит так сильно переживать мой лорд. Я всего лишь служанка, без рода и племени. Меня никто не будет оплакивать.
        —Это не так.
        —Почему?
        Почему…маг силился открыть рот. Силился произнести хоть звук, сказать…потому что, я буду оплакивать тебя Элрион из бывшего поместья Фавирон.Я буду копать могилу для тебя, поливая ее своими слезами. Я поставлю тебе надгробную плиту. Я буду вечно винить себя, если сейчас отпущу тебя, потому что…
        Маг молчал. Он снова подумал о брате. Лоран ждал десять лет. Ждал помощи. И какой же он будет брат, если своими руками остановит эту помощь.
        Маг отступил от девушки. Элрион снова приклонила голову и пошла прочь по тропинке к дому.

        ГЛАВА 13.

        Император Велонсий молча, наблюдал сцену из окна. Надо было быть полным идиотом, чтобы не догадаться, как эта рабыня стала дорога Ульриху. Но он не посмеет идти против приказа. Он не такой…слишком предсказуем. Четкий, расчетливый и холодный. Ради брата, он на все готов. Даже сбагрить эту рабыню монстру на закуску, если не выйдет расколдовать его. Но императора не волновала, ни эта девчонка, ни маг…его мысли занимал алый луноцвет и больше ничего. И этот цветок так близко! Такая упоительная близость и его не достать! Но император умел ждать. А ждать осталось немного. Главное чтобы девчонка принесла луноцвет. Ее не берет простое проклятие, когда он срывала цветы, значит, есть возможность, что и алый луноцвет она сможет сорвать. Главное не упустить момент. И быть рядом…

        ***
        Девушка неспешно упаковывала свои вещи в сумку. Она брала только самое необходимое, как будто знала, что все равно там она пробудет не долго. Либо она спасет Лорана, либо он ее сожрет…вот и все. Осталась всего две недели до вступления проклятия в силу.
        На всякий случай, Элрион зацепила на поясе два больших охотничьих ножа и повесила на плечо ружье. Один раз она выстрелить сумеет…
        Накинув сумку за спину, Элрион еще раз огляделась. Эта была ее комната. Здесь она жила. Здесь тешила свои мечты и заботы, и знать не знала, что однажды придет такой день.
        Девушка, молча, развернулась и вышла, прикрыв дверь.

        ***
        Маг находился в покоях у императора и молча, смотрел, как по тропе в лес, уходила девичья фигура, с походным мешком за плечами. Маг ждал, что Элрион обернется, но она даже не посмотрела в сторону поместья. Так и ушла в лес. И он как будто поглотил ее…магу, стало не по себе.
        —Она ушла? — раздался голос императора.
        —Да, ушла.
        —Замечательно, — монарх подошел к магу и хлопнул его по плечу.  — Ты чем-то обеспокоен мой друг. Расскажешь?
        —Вам показалось, сир,  — холодно ответил Сетсий.  — И с чего мне беспокоиться.
        —Решается судьба твоего брата, — пожал плечами Велонсий.  — Ты ждал этого момента десять лет. Ты, наверное, очень хочешь, чтобы Лоран наконец-то вернулся в семью.
        —Семьи уже нет…и я не знаю, захочет ли Лоран возвращаться.
        —Не драматизируй, мой друг, — усмехнулся император.  — Надейся на лучшее.
        Маг ничего не сказал. Но внутри него тлел уголь боли. И он обжигал его душу, как адское пламя. Сейчас он одновременно любил Лорана, и ненавидел его…
        —Милорд?
        —Да? — отозвался император.
        —Я бы хотел спросить вас, но не думаю, что вы сможете мне ответить.
        Велонсий усмехнулся.
        —Ты мой старинный друг. Как я могу не ответить тебе. Спрашивай.
        —Если я откажусь вам помогать, что вы со мной сделаете?
        Наступила тишина. Император, молча сел обратно к огню. Маг смотрел на него и ждал ответа.
        —И почему ты решил, что я не смогу ответить?
        Сетсий усмехнулся и пожал плечами.
        — Я не задавался этим вопросом до сегодняшнего дня, сир. Мне стало любопытно.
        —Сетсий, не подчинение прямому приказу императора, карается смертью. И ты это знаешь.
        —Конечно, сир.
        —Тогда я думаю, этот разговор не будет продолжен. Ибо мне неприятно об этом говорить.
        Маг снова кивнул.
        —Разрешите откланяться. У меня еще есть дела на сегодня. Когда мне проверить девчонку и Лорана?
        Император потер подбородок.
        —Думаю, завтра можно будет. Что ты будешь делать, если девчонка мертва?
        —Я сам сорву луноцвет. Лоран освободится от проклятия, а вы получите свою силу, о которой так долго мечтали.
        Велонсий усмехнулся.
        —А как же ты, мой друг?
        —А что я?
        —Все в выигрыше, кроме тебя.
        Маг усмехнулся и проговорил.
        —Вы не волнуйтесь, сир…со мной все будет хорошо. Я только попрошу вас об одном одолжении.
        —Каком же?
        —Возьмите Лорана с собой в столицу и позаботьтесь о нем. Он заслужил это. Я могу на вас рассчитывать, сир?
        Император благосклонно улыбнулся, и кивнул.
        —Конечно, мой друг. Об этом можешь даже не переживать. Лоран в надежных руках…
        Маг поклонился и вышел.
        Как только дверь за ним закрылась, маг стремительно направился к себе. Он был обеспокоен и встревожен. У них с императором была давняя договоренность. Они не ставили блоки на свои мысли, и никто из них не смел, прочесть мысли другого. Но сегодня…сейчас…Сетсий позволил себе немного залезть в его голову. И то, что он там увидел, совсем его не обрадовало…маг, стал спешно собираться в дорогу за Элрион.

        ***
        Девушка пробиралась сквозь лес. Ружье на плече мешало ей двигаться. А походная сумка за плечами неприятно напоминала, куда и зачем она идет.
        Элрион насторожилась. Птицы не пели…а ведь она даже не подошла и близко к границе чащи с луноцветом. Было слишком тихо. Обычно такая тишина неспроста. Где-то притаилась смертельная опасность. Едва Элрион подумала об этом, невдалеке раздался волчий вой. Стая гнала…кого? У девушки аж сердце зашлось в груди. Она ринулась туда, где слышались звуки битвы.
        Почти около самой чащи, стая волков драла огромное лохматое чудовище. Кровь была везде…девушка, знала, что, скорее всего ей придется столкнуться с опасностью, поэтому ружье она зарядила заранее. Выстрел из правого ствола повалил одного из волков. Убила…мрачно подумала девушка, но не время сейчас сожалеть о содеянном. Стая стушевалась и шарахнулась в сторону. Второй выстрел в воздух, заставил зверей кинуться в рассыпную, прочь от странного оружия, плюющего огнем.
        Элрион подбежала к Лорану, боясь, что уже опоздала. Но нет…он дышал. Натужно и сипло. Левое ухо было рассечено, на спине зверя шерсть свалялась, скрывая жуткие раны. Задняя лапа, была неестественно вывернута. Девушка мигом распотрошила свою сумку, и дорогая сорочка из нежно белой ткани тут же пошла на бинты. Следом за ней рубаха, а потом и дорогие кожаные штаны. Элрион изрезала их на длинные полосы, и теперь можно было перехватить бинты сверху, чтобы кровь остановилась.
        С лапой зверя пришлось повозиться. Девушке не в первой вправлять вывихи, но не животным…она много тренировалась, сначала на Эле, который вечно лез куда не просят, а потом и на себе, когда стала охотиться в лесу.
        Элрион заставила себя не думать, о том, что она может что-то сделать неправильно. Взявшись за лапу, она резко повернула ее, как обычно и делала. Щелчок и слабый стон, свидетельствовали о том, что ей удалось. Вывих устранен.
        Элрион радостно улыбнулась. Над головой гулко пророкотало. Скоро будет дождь. Надо добраться до укрытия…
        Элрион закинула сумку на плечи и подошла к Лорану.
        —Вставайте! Пожалуйста, Лоран, нам надо идти! У вас много ран, их надо обработать и зашить! Вставайте!
        Зверь, сжав челюсти, кое-как поднялся. Элрион тут же взвалила его лапу себе на плечо. Другую Лоран держал около себя. Видимо, поломана…едва зверь навалился на нее своим частичным весом, девушка охнула. Не думала она, что он настолько тяжелый.
        —Идем…мы справимся, Лоран! Где ваше укрытие? Ведите! Мы дойдем…
        Зверь хромая двинулся куда-то в чащу. Элрион безропотно помогала ему перебирать ногами. Вскоре свет дня погас. Чаща не пропускала солнца. Она шла, полностью полагаясь на чутье Лорана. Было такое ощущение, что она бродит в пустой темной комнате.
        Элрион сбилась со счета времени. Она уже не понимала где она. Но Лоран шел и вел ее. Или она вела его…зверь молчал. Лишь сильнее стискивал зубы, когда делал новый шаг. Наконец вдали показались очертания небольшого домика. В окне горел свет. Девушка воодушевленная скорым отдыхом, стала идти быстрее. На последних метрах она уже тащила Лорана на себе.
        Элрион втащила зверя внутрь и закрыла дверь.
        Девушка мигом зажгла камин, сразу запахло домом. Свет выловил на полу шкуры животных, на которых и лежал Лоран. Недалеко стоял стол и стул. Слева от входной двери была лестница на чердак. Но не это поразило девушку…вся деревянная мебель и лестница в том числе, была украшена искусной резьбой! Элрион даже залюбовалась, но вовремя вспомнила, что сейчас главное не это.
        Подбежав к Лорану, она перевернула его на спину. Зверь приглушенно заскулил. Девушка выпотрошила свою сумку до самого дна и нашла целебное снадобье, которым Иза не раз смазывала ей разбитые коленки. Девушка так же, нашла в сумке крепкую нитку и иголку. Элрион забеспокоилась, что негде будет обеззаразить иголку и нить, но на камине стоял котелок, а рядом с входной дверью была бочка с водой. Девушка мигом все сделала. Сначала она промыла и зашила раны, а потом смазала их мазью. Поверх наложила чистые тряпицы и перетянула бинтами, которые раньше были ее ночной рубашкой. Лоран спал. Все это время он не открыл глаза. Девушка потеплее укрыла его шкурами.
        Она отошла к камину и стала делать отвар. Ее научил делать отвар для раненых Мерам. Когда-то он служил в армии у императора. Но он почему-то не любил об это рассказывать. Там его научили делать специальный отвар из трав. Он моментом придавал сил и восстанавливал потерянную кровь. Бойцы мигом шли на поправку. Мерам научил и ее. Девушка сглотнула ком, который подступил к горлу, но она не дала себе расплакаться.

        ***
        Сетсий метался по комнате и собирал то, что ему может понадобиться. Времени почти не было.
        Никто не узнает куда он ушел. И никто не узнает зачем.
        Чтобы спасти Лорана и Элрион…добраться до того места, и самому сорвать цветок! Проклятие перейдет на него. И Лоран будет свободен! А он сразу же уничтожит цветок! Пускай умрет, но тогда он спасет брата и ее…
        Элрион…интересно, жива ли? Встретила ли Лорана…?
        Сетсий собирался в спешке и даже не обратил внимания, на то, что за его спиной кто-то стоит. В первый момент, ему показалось, что это император и сердце само забилось часто. В руках рождалось атакующее заклинание, которое неприятно кололо пальцы.
        —Лорд Сетсий? — раздался чуть тихий голос молодого конюха Эла.  — Вы куда — то собираетесь?
        Маг заставил себя спокойно выдохнуть…хвала богам. Он обернулся к парню.
        —Да. Ненадолго. Что-то случилось?
        —Нет, я хотел у вас узнать, седлать ли сегодня лошадей для его величества и вас?
        —В другой раз, Эл.  — Сетсий отвернулся от парнишки.  — Если это все, то можешь идти.
        —Хорошо…лорд Сетсий?
        —Да?
        —У вас все нормально?
        Маг удивленно обернулся. Конюх был обеспокоен. Это было видно. Он неуверенно мялся на одном месте и постоянно теребил в руках свою шапку.
        —Да, все нормально.
        —Куда же вы тогда уходите? А как же император?
        Сетсий подлетел к двери очень быстро и закрыл ее. Эл едва не присел от страха.
        —Будет лучше если император, не будет знать, о том, что я отлучился кое-куда. Хорошо?
        —Хорошо…
        —Вот и отлично.
        Маг снова стал собираться. Эл нерешительно открыл дверь и вышел.

        ***
        Элрион спала. Она приготовила отвар и заставила выпить Лорана. После, она перетащила его ближе к камину и накрыла тяжелым одеялом, которое валялось на чердачке. Все было хорошо, Лоран заснул, но потом его начал колотить озноб. От этого Элрион и проснулась. Она не могла понять, день сейчас или ночь, вечер или раннее утро…пришлось снова подкинуть дров в огонь.
        Комната осветилась. Лоран был, плох…было видно, что он борется за свою жизнь. Отвар, который девушка дала ему, должен был помочь, но нужно время.
        Элрион нашла около бочки с водой ведерко и черпачок. Она набрала воды и подсела к Лорану.
        —Лоран, проснитесь…
        Зверь еле-еле открыл глаза.
        Девушка зачерпнула воды в черпак.
        —Вот, пейте. У вас жар. Надо сбить температуру!
        Зверь некоторое время смотрел на девушку, но потом разжал пасть, и Элрион влила в него чуть ли не пол ведерка.
        Потом она снова смазала раны Лорана и перевязала их. Элрион тихо радовалась, что не было нагноения.
        Но жар не отпускал его.
        Тогда девушка накрыла его еще одной шкурой, чтобы согреть.
        —Бесполезно… — тихо проговорил Лоран.  — Уходи отсюда…
        —Вы поправитесь! — упрямо сказала Элрион.
        —У меня всего неделя…какая разница буду жить или умру…все…едино…
        Элрион как пощечиной обожгли. Вот так…пришла спасать того, кому это не надо. Тебе самой нужно было идти? Кого ты хотела спасти? Наивная…иди отсюда. Тут ты уже ничем не поможешь.
        Но девушка мотнула головой, прогоняя насмешливый голос из своего сознания.
        Мерам, пусть боги не оставят его душу, рассказывал ей, как бывало в походах они спались от озноба. Солдаты собирались все вместе, грели друг друга. Это было лучше, чем умереть от жара. К тому же после стольких битв бок о бок, стеснение исчезло. И все в полку становятся твоими братьями.
        Девушка сняла с себя кожаную куртку и достала из — за сапог ножи. Затем сняла и сами сапоги. Она приподняла одеяло и юркнула в душную теплоту.
        —Что…что ты…делаешь?! — в голосе Лорана проскочила тревога и волнение.
        —Я буду вас греть. Обнимите меня.
        —Но…я не могу…
        —Лоран… — Элрион улыбнулась. Зверь растеряно смотрел на девушку. — Пожалуйста, позвольте мне спасти вас. Просто обнимите меня. Вы скоро согреетесь.
        Лоран несмело протянул к девушке лапу, и осторожно прижал ее к себе. Она не боялась…сердце билось ровно и спокойно. И даже ужасная рука, которая обнимала ее за плечи, никак не волновала ее. Элрион осторожно легла около зверя и свободной рукой касалась его груди. Рука утопала в мягкой теплой шерсти. Как будто обнимаешь большую игрушку…или собаку на теплом дворе.
        Элрион задремала. А Лоран все смотрел на нее. У него осталась неделя. Но в этой неделе было больше надежды, чем за все десять лет.

        14 ГЛАВА.

        -Ваше Величество, я не понимаю, чего вы ждете? Всего небольшая рота солдат и мы сметем эту чащу с лица земли. Вместе с этим отвратительным чудовищем.
        —Я хочу все сделать без лишнего шума, лорд Дайер. Вы-то это должны понимать, как мой советник.
        —Вот я советую вам, сир, сделать все быстро и действенно.
        —Сетсий все еще нужен мне, — проговорил император. Перед ним на столике стояло зеркало. Оно не показывало говорящего, но зато хорошо передавало звук.
        —Лорд Сетсий свое сделал. К чему он вам?
        —Нельзя его недооценивать, мой друг. Сетсий сильный маг. Я бы не хотел пока видеть его своим врагом.
        —Как только в ваших руках окажется алый луноцвет, вам не нужен будет Сетсий, сир.
        —Но луноцвета у меня пока что нет, лорд Дайер. Наберемся терпения.
        —Как скажите, сир.
        Зеркало смолкло. Император встал из кресла.
        Подойдя к окну, он снова и снова смотрел на чащу, которая скрывала от него его цель. Как только он стал императором, то сразу решил, что он будет править лучше и конечно строже. Не будет больше голодающих. Не будет бездомных. Все люди его империи будут иметь крышу над головой и кусок хлеба, честно заработанный. Но для этого надо лишь одно…возвысить свой народ. Поднять империю с колен. Соседние государства уже многие годы сосут кровь из его земель. Налог на разрешение постройки кораблей в порту другого государства, закуп пшена, потому что столь неблагоприятная погода, не позволяет растить пшено чаще одного раза в год, покупка древесины, потому что в столь гористой местности трудно добывать качественное дерево…
        Все это желал исправить новый император. Тогда он поделился своим желанием с Сетсием. И тот рассказала ему про алый луноцвет. С тех пор все и началось…
        Но в последнее время Сетсий стал настораживать императора. Его странная неопределенность. А так же непонятное чувство к этой девчонке из прислуги. Слишком много она стала значить для него.
        Император мысленно усмехнулся. Он предполагал, что с магом возникнут проблемы. Но когда алый луноцвет окажется в его руках, это уже будет не важно.

        ***
        Маг выбрался из поместья, как только собрал все необходимое. Но едва он оказался за пределами своей комнаты, его насторожила странная тишина во всем доме. Не было слышно голосов или шагов. Маг, на мгновение отпустил свое сознание, чтобы выяснить, в чем дело. Прислуга была заперта! Все до единого они были закрыты в кухне! К дверям приставлена стража!
        Маг про себя выругался. Опоздал!
        —Ульрих вот уж не думал, что ты совершишь такую нелепую ошибку,  — раздался голос императора за его спиной.
        Маг выдохнул как можно спокойнее и обернулся. Его лицо было полностью лишено каких-либо эмоций.
        —Ошибки, сир, учат нас жить.
        —Но не те, за которые приходится платить своей жизнью.
        —Вы хотите алый луноцвет, но зачем убивать моего брата и Элрион?
        Император едва улыбнулся.
        —Ты все-таки залез в мою голову. А я думал, мне показалось.
        —Прошу вас, сир, ответьте.
        —И что ты хочешь услышать? Мне просто не нужны свидетели. Я бы не хотел, чтобы в тылу оставались те, кто знает, о моей силе и в чем она состоит.
        Маг сжал зубы.
        —Кроме Элрион, никто не сможет взять луноцвет. А она не станет вам помогать.
        —Но ведь она мне поможет, если у меня будет нечто очень ценное.
        —Ценное? — удивился Сетсий.  — Позвольте, ее не интересуют подобные вещи. Тем более золото да серебро.
        —А это не золото. И даже не серебро, Ульрих.
        Затылок мага обожгло огнем. Слишком внезапно. Он заболтался и совсем не следил за тем, кто может к нему подойти сзади.
        Мага оглушили и связали тут же около ног императора.
        —Это ты, мой недогадливый друг, — закончил император.  — Мага в подвал. Никакие просьбы не выполнять. Он слишком коварен. Пока у меня не будет цветка, его не выпускать!
        Мага уволокли по коридору куда-то вниз. В темноту. Маг только слышал твердые шаги конвоиров, чувствовал, как холодает, по мере спускания вниз, под особняк. Затем лязгнула дверь, и его грубо кинули на что-то тугое и грубое. Затем сознание мага померкло, и он провалился в беззвучие.

        ***
        Элрион проснулась от того, что Лоран громко сопел ей в ухо. Девушка аккуратно выбралась из-под его лапы. В ее животе громко заурчало. Да, поесть бы не мешало. Она ничего не ела уже почти два дня. Девушка отправилась на поиски съестного.
        Около догоревшего камина стояли пустые миски и закопченные горшки. Довольно дурно пахнущие, как отметила девушка. Но, увы, в них ничего не оказалось.
        В дальнем углу, около окна, на простом чурбачке, было нечто завернутое в чистую тряпицу. Девушка радостно подошла к нему и раскрыла. Так и есть. Буханка ржаного хлеба, еще даже не надрезанная. Но есть, без разрешения в доме, куда тебя не приглашали…и тем более без разрешения хозяина, который спокойно спал. И видимо не собирался просыпаться в ближайшие пару часов. А есть хотелось…Элрион, нашла свою сумку и, достав из нее пару охотничьих ножей, она прикрепила их к поясу. Затем обулась и, стараясь не шуметь, вышла за дверь домика, в непроглядную тьму. Девушка держала перед собой свечу, и до боли в глазах высматривала свои следы. Ибо только по ним она могла выйти из чащи и хоть что-то поймать, чтобы поесть.
        Ей повезло. Следы были четкими. Она выбралась из чащи быстро. В этот раз намного быстрее. Девушка поймала пару кроликов и двух больших куропаток. Хотя она понимала, что для Лорана этого будет маловато. Но хоть что-то…
        Девушка вернулась спустя несколько часов. Но картина, которая ей предстала, около домика зверя, ее поразила. Лоран лежал неподвижно. Скорченное тело, как будто в последний раз вытянуло руки, вперед хватаясь, ища помощи…девушка бросила добычу и, немея сердцем бросилась к Лорану.
        —Лоран! Лоран вы слышите меня?! Лоран!
        Зверь не открывая глаз, просипел.
        —Я думал…ты…ушла…я испугался, и…
        —Какой же вы глупый, Лоран… — вздохнула девушка, и страх сразу отпустил тело, уступая место слабости в коленках. — Идемте внутрь…
        Они кое-как добрались до лежанки. Девушка снова уложила зверя под шкуры и вернулась забрать дичь.
        Затем она развела огонь, и сев около камина стала разделывать добычу. Зверь смотрел на нее, молча, и следил за каждым движением. Девушка так же в полной тишине, приготовила мясо в котелке, добавив туда воды и корень лопуха. Получилось неплохо. Остальное мясо она приготовила на вертеле, приспособив под него простую кочергу.
        —Эх, жаль соли нет…моя рассыпалась, когда мы добирались сюда, — вздохнула Элрион, медленно орудуя ложкой.
        Кстати она не знала, что лучше предложить Лорану, похлебку или мяса. Видя ее замешательство, зверь взял ложку и спокойно стал есть похлебку, аккуратно открывая пасть, чтобы ничего не пролить.
        —Я давно не ел соль…уже и не помню, что такое соленая еда.
        —А может приправить золой? — вдруг оживилась Элрион.
        —Не советую, — мрачно сказал Лоран, — деревья здесь немного необычные, и дрова из них обладают не очень хорошими свойствами.
        —Понимаю… — кивнула девушка. — Ну что ж…тогда выбора у нас нет. Но и так думаю, неплохо получилось.
        —Откуда ты знаешь, про корень лопуха?
        —Меня научили. В доме, где я прислуживаю…был один старый солдат…
        —Был?
        —Умер пару дней назад…
        Лоран замолчал.
        Дальнейшая трапеза проходила в тишине. Девушка украдкой поглядывала на Лорана и не понимала, чего раньше она так боялась? Да, он был больше похож на огромного волка, если бы не прямые длинные рога вдоль шеи, и черная полоса из колючек на спине…Вместе с тем, он был больше похож на сказочное существо. Шерсть серебристая, как будто из дорогого шелка. И глаза, внимательные …желтые.
        —Лоран?
        Зверь посмотрел на девушку.
        —Я сейчас вас кое о чем спрошу. Только, пожалуйста, не обижайтесь.
        Он кивнул, как бы разрешая ей говорить.
        —Когда вы очнулись и не нашли меня в доме, вы хотели догнать меня?
        —Хотел.
        —Зачем? Вы ведь так упорно не желали, чтобы я вам помогала. Говорили мне уйти.
        Лоран вздохнул.
        —Ты права…я не видел, и до сих пор, не вижу смысла в моем спасении. У меня осталось всего пять дней…затем, я останусь таким навечно. Чем так жить, лучше добровольно уйти из жизни. Пока я еще разумом человек…
        —Но…я…. — слова застряли в горле у девушки. А что я?- вдруг пронеслось у нее в голове. Что ты можешь сделать? Как спасти кого-то, когда и сам не веришь в его спасение!
        Видимо работа мысли отразилась на лице у девушки. Удивительно, но Лоран лишь усмехнулся, показывая свой звериный оскал.
        —Поняла теперь? Не выйдет у нас ничего. Даже если ты из жалости ко мне, все-таки решишься под меня лечь, то ничего не выйдет. Ты уже другого любишь. Жаль вот только Ульрих был настолько тупым, что отпустил тебя.
        —Он…я не думаю, что ваш брат…
        —Заканчивай уже выкать… — нахмурился Лоран, — бесит.
        Элрион сглотнула и продолжила.
        —Не думаю, что твой брат разделяет мои чувства. Он довольно ясно показал мне на мое место. Ты другой Лоран…с тобой…легче.
        Зверь молчал.
        —А ты бы…смогла…
        Слова застряли у него в горле. Он хотел продолжить, но ему показалось, что это будет глупо и незачем сейчас спрашивать. К тому же больше всего Лоран не любил все разговоры и мысли, которые начинались со слов «А что было бы если…». Надежды Лоран не любил еще больше. А эта девушка…Элрион, как не гадко, вселяет в него эту надежду. И от этого хочется ненавидеть ее, но почему-то не получается.
        —Ты бы, смогла полюбить…меня?
        Элрион спокойно смотрела на огромного зверя, который сидел перед ней, и покорно склонял свою косматую страшную голову ближе к ее лицу.
        — Я видела твой портрет, в поместье у лорда Сетсия…вы не похожи.
        —Ульрих был похож на отца. У него и глаза его. Непонятно какого цвета…я никогда не мог разобрать…
        —А я думала, мне показалось… — улыбнулась Элрион. В голове у нее противно кто-то захихикал, что она ушла от темы разговора.
        Но Лоран кажется уже и не ждал ответа. Почему-то девушке показалось, что он тоже заметил этот уход от темы в другую сторону.
        —Я хотела сказать… — вдруг неожиданно для самой себя начала Элрион, — что я видела, как ты выглядишь на самом деле, и ты очень красивый…
        —Правда…?
        —Да…я думаю, что я бы очень сильно тебя любила…
        Девушка протянула руку и легонько погладила Лорана по загривку.
        Зверь немного подался вперед и замер почти у самого лица девушки. Затем он усмехнулся.
        —Я бы поцеловал тебя, но боюсь, что смогу только откусить нос…
        —Тогда…лучше не надо,  — давясь смехом, проговорила Элрион.
        —Да, лучше не надо, — так же улыбаясь, проговорил Лоран.
        Позже Элрион осмотрела раны Лорана и убрала бинты. Потом сделала отвар, и они сидели у камина, и Элрион рассказывала ему много историй из своей жизни. О графине Мелинде…Лоран рассказал, какой она была когда-то, и девушка не поверила, как сильно она заблуждалась, говоря, что их бывшая хозяйка была мертвой, как драгоценный камень.
        Разговоры не смолкали. Лоран слушал Элрион и улыбался. Улыбка почти не сходила с его лица, и сначала он стеснялся и старался прятать свои клыки, но Элрион так заразительно смеялась, что вскоре он забыл о том, что он чудовище. Он чувствовал себя живым. Впервые за столько лет…живым.

        ***
        Сетсий пришел в себя в темном сыром подвале. Что случилось, он вспомнил сразу же. Маг поднялся на ноги и зашатался от гула в голове, но устоял. Найдя дверь на ощупь, он со всей силы навалился на нее. Она была заперта снаружи. Простой накидной замок. Ничего особенного. Использовать бы магию…но ее могут учуять. Император не идиот. Скорее всего, он будет ждать именно этого хода. Ну что ж…поступим умнее. Маг порыскал по углам в поисках длинной и тонкой палки или же прутика. Увы, такого не нашлось. Затем он обратил внимание на длинные крюки вдоль стен для мяса. Он снял один, и, сдирая кожу на руках, более-менее, выпрямил его. Снова подойдя к двери, он прислушался. С той стороны не было охраны…странно, почему…легким движением маг быстро скинул щеколду и выбрался на свободу. Медлить нельзя…

        ***
        Наступила ночь. В окнах не горел свет. Это был его приказ. Иначе он мог проглядеть мага. Уже несколько часов он стоял у окна и всматривался в кромку леса. Но не было, ни души. Возможно, Ульрих схитрил и он уже давно в Чаще…
        Нет…вот, он. Идет, даже не прячась.
        Император усмехнулся.
        —Седлайте мне коня. Я еду за магом.
        —Сир, возьмите с собой несколько стражников. Там может быть не безопасно.
        —Когда мне понадобятся ваши советы, капитан, я с радостью спрошу, — холодно отозвался император.
        Солдат мрачно приклонил голову и вышел за дверь.
        —Коня императору! Живее!

        ГЛАВА 15.

        Элрион проснулась от странного ощущения. Что-то встревожило ее. Она все так же тихо лежала и прислушивалась к звукам. Но кроме мерного дыхания Лорана под боком, больше ничего не нарушало тишины.
        Спать сразу же расхотелось. Что с ней такое…?
        —Почему ты не спишь? — раздался обеспокоенный голос Лорана.
        Девушка вздрогнула. Она даже не заметила, что Лоран проснулся.
        —Меня что-то напугало…
        Лоран аккуратно повернулся к ней, стараясь не задеть. Девушка посмотрела в его сторону. На нее глядели внимательные желтые глаза.
        —Все хорошо, не беспокойся,  — попыталась улыбнуться Элрион.  — Наверно дурной сон.
        —Ты встревожена.
        —Да, наверное…просто, будто что-то идет. Что — то зловещее…
        —Я никому не позволю тебя тронуть или обидеть, — сурово проговорил Лоран, протягивая свою когтистую лапу к лицу девушки и аккуратно убирая волосы с ее лица.
        Элрион прикрыла глаза. Вот бы это спокойствие длилось вечно. Здесь можно обрести покой. Здесь нет суеты внешнего мира. Здесь все просто и ясно. И здесь нет его…
        Элрион гулко сглотнула. Да его здесь нет. Он где-то там. И он добровольно отпустил ее. Отпустил, зная, что возможно уже никогда не увидит. И поделом…поделом! Глупая!
        Слезы сами собой хлынули из глаз. Девушка всхлипнула и закрыла глаза руками.
        —Элрион! — Лоран немного подался вперед, испуганно присаживаясь рядом с девушкой. — Что с тобой?
        —Это…это просто… — заикаясь, начала она, — не важно. Я подумала…вспомнила и…
        —Это ты про Ульриха…? — мрачно сказал Лоран и вздохнул. — Почему ты плачешь из-за него?
        Элрион тоже села перед Лораном.
        —Я вовсе не из — за него…
        —Ты врешь.
        Девушка испуганно посмотрела на зверя. Лоран внимательно изучал ее своими глазами, и в темноте они светились как светлячки.
        —Я вру… — вдруг усмехнулась Элрион.  — А что мне еще остается делать…я вру себе, чтобы хоть как-то притупить эту боль, Лоран. Чтобы когда-нибудь обмануть. Это все что мне осталось…это все, что мне оставил он.
        —Ты любишь Ульриха…
        —Напрасно, к сожалению.
        —Как он отпустил тебя?
        —Просто. Слишком просто, но я не виню его. Я бы тоже сделала все что угодно, лишь бы спасти свою семью.
        Лоран усмехнулся. Элрион непонимающе посмотрела на него.
        —Семью? Где ты видишь семью, Элрион? Меня не было в мире людей десять лет. Я был заточен здесь, как в тюрьме. И ты думаешь, Ульрих за эти десять лет хоть раз приходил ко мне? Хоть раз…
        —Не может же такого быть…
        —А почему нет? — зло проговорил Лоран и поднялся.  — Я был, его напоминаем о том, что он совершил ошибку. Что он проявил слабость. Что я такой из-за него…
        Девушка тоже встала и несмело подошла к зверю. Ее рука спокойно легла на его спину, рядом с ужасными шипами, которые усеивали его хребет. Ей не было страшно. Это был человек. Испуганный, уставший, брошенный… «Такой же, как я»- подумала Элрион. И это было правдой. Ее тоже бросили, она тоже была одна. Беда в том, что у Лорана это длится гораздо дольше.
        —Лоран прошу вас…
        Зверь обернулся, и его лапы нежным обручем обхватили девушки за плечи и талию.
        Она не отстранилась. Зверь едва касался свои лбом ее лица.
        —Я бы любил тебя сильнее… — вдруг сказал он. Девушка удивленно расширила глаза. — Я бы никогда не отпустил тебя, как Ульрих…я бы…
        Лоран замолчал. Элрион едко усмехнулась. Да пусть все катится к темным богам. Пусть…
        Ее рука нежно прошлась по звериной морде. Лоран поднял на нее глаза. Элрион приблизилась настолько, что чувствовала его дыхание. А затем она коснулась теплых…человеческих губ.
        Шерсть слезала с Лорана клочьями. Он удивленно уставился на девушку, понимая, что меняется. Хотя Элрион уже смутно помнила это. Она только успела заметить, какие красивые у Лорана синие глаза…
        Девушка рухнула на пол как подкошенная.
        Лоран испуганно поднял перед собой руки…пальцы…затем он осторожно ощупал заросшее бородой лицо. Нос, щеки, глаза, уши, волосы…он человек.
        —Получилось! — радостно вскрикнул Лоран.  — Элрион! Ты слышишь?!
        Лоран перестал улыбаться. Девушка лежала без движения.
        —Нет…
        Он бросился к ней и приподнял.
        —Элрион! Открой глаза! Элрион!
        Бесполезно. Она не отзывалась.
        —Луноцвет…еще ночь. Надо успеть!
        Лоран посадил девушку себе за спину и выбежал из дома. Так странно было бежать на двух ногах, так странно было ощущать почву не огрубевшей кожей. И конечно без силы зверя, он начал быстро уставать. Но он шел. По памяти. Передвигаясь в полной темноте. Он не понимал, что произошло. Его проклятье не могло навредить Элрион…а что если могло? А что если она приняла его на себя и теперь…
        Нет. Надо идти. Он дойдет. Совсем скоро. Он знает ритуал. Он исцелит ее!
        Свет пробивался сквозь тьму чащи. Вот она…поляна с луноцветом. Сейчас…
        Лоран выбежал к поляне и осторожно уложил девушку на землю.
        —Сейчас Элрион. Сейчас…
        Взгляд Лорана удивленно выловил, алый луноцвет…точнее его отсутствие. Цветок был сорван!
        —Что за…
        —Лоран?
        Этот голос он бы везде узнал. Ульрих…
        Из темноты чащи выступил зверь…черная как ночь шерсть, ужасная звериная морда, длинные черные шипы на спине…
        —Ульрих… — выдохнул его брат, — что ты наделал?! Зачем ты сорвал алый луноцвет?! Ты же…!
        —Как видишь, я не умер…хотя думал, что умру… — Сетсий удивленно смотрел на хрупкий цветок в своих руках. Он был алым, как кровь…
        И он только сейчас заметил, что Элрион лежала без движения у ног Лорана.
        Он стремглав кинулся к ней, но не посмел прикасаться. Только не этими лапами…
        —Она…что случилось?!
        —Не знаю! Мы разговаривали, она хотела… — Лоран запнулся и покраснел.  — Она поцеловала меня. Но я стал меняться еще до поцелуя! А потом она просто упала! Будто и не живая вовсе!
        —Пульс проверил? — мрачно спросил Сетсий. Он аккуратно приподнял руку девушки.  —Есть. Совсем слабый. Помоги перенести ее ближе к цветам. Ритуал помнишь?
        —Помню. Как такое забудешь…
        Она перетащили Элрион ближе к поляне. Лоран нарвал цветов, и выжал из них сок. Под заклинание мага, он аккуратно влил снадобье в рот девушки. Печать, сотканная заклятием, вспыхнула красным и распалась на сотни ярких песчинок. Сетсий так и замер с поднятыми лапами. В его желтых звериных глазах читался страх.
        —Не помогло… — прошептал Лоран.  — Почему не помогло?!
        —Потому что она не человек. И ее не вылечить луноцветом. — раздался насмешливый голос позади.
        Лоран и Сетсий обернулись. Это был император Велонсий.
        —Заставили же вы меня побегать. Лоран, как хорошо, что заклятие снято.
        —Сир, я не понимаю… — начал было Лоран.  — Что происходит? Почему вы здесь один? Где ваша охрана?
        —Это так трогательно Лоран,  — снисходительно улыбнулся император.  — Хотя твой брат знает причину моего пребывания здесь. Не так ли Ульрих?
        Лоран удивленно посмотрел на брата. Он скалил клыки и обнимал девушку обеими лапами.
        —Да полно тебе, — вздохнул император. — Я здесь не для того, чтобы драться. А договориться.
        —К сожалению, сир, я не намерен заключать с вами договора. Ибо знаю, чем грозит он всем людям нашей империи.
        —Мои помыслы чисты, Ульрих! — возвысил голос монарх.  — Я подниму свое государство на новый уровень!
        —Войной? — брезгливо бросил маг.  — Вы хотите получить силу богов, чтобы развязать какую-то перепалку ,чтобы выяснить кто лучше, и кто кому теперь будет платить? Это смешно!
        —Это вовсе не смешно Ульрих. Мы вместе с тобой, мечтали и строили планы, о том, как улучшить нашу страну. Как дать бедным и голодным, нищим и обездоленным, все блага, которые у нас есть. А для этого надо будет постараться. И чтобы это сделать, мне мешаешь только ты. Будь благоразумным. Отдай мне луноцвет…
        —Этот цветок должен быть уничтожен!
        —А я не про цветок, — усмехнулся император.  —Отдай мне девушку.
        —Что?  — пораженно выдохнул Лоран. — Элрион — алый луноцвет?!
        —Вот так новость, — насмешливо сказал Велонсий.  — Ты мой дорогой друг, видимо плохо изучал древние свитки и мифы. Алый луноцвет лишь ключ к силе богов. И пока он зреет, его носитель набирается сил. А проклятие, всего лишь защитный механизм, чтобы огородить его от назойливых гостей. И тот цветок, который ты сорвал, уже был полностью созревшим. Осталось только подождать, пока носитель, не впитает всю силу, которая была заключена в цветке…
        —Элрион человек! Я сам это видел, — прорычал маг.
        —Формально, да. Человек. Но тебя не удивило, почему она может рвать цветы без ритуала? Почему могла к ним прикасаться без последствий? Я сразу понял, в чем дело…
        —Поэтому повелели доставить девушку, обратно в поместье… — глухо проговорил маг.
        —Конечно. Вдали от источника, созревание идет медленно.
        —Но я сорвал цветок… — беспомощно сказал маг. — Я…
        —Запустил реакцию накопления силы,  — скучающим тоном проговорил император.  — Теперь, когда тело и сознание девушки умрут окончательно, она примет в себя энергию богов. И станет моим идеальным оружием…
        —Ты ее не получишь! — прорычал маг.
        —Неужели? А что скажи на милость, ты будешь делать, когда она станет не собой? Когда даже не узнает тебя? Она сметет с лица земли всю округу. А затем двинется дальше.
        —Тогда и ты не сможешь контролировать ее! — крикнул Лоран.  — Ты не сможешь подчинить ее! Кто осмелится приручить волю богов?!
        —Я осмелюсь, — тонко улыбнулся император. — Моя сила убеждения направит ее в нужное русло.
        —Это безумие… — проговорил Лоран,  — полагаться на то, что просто повезет…
        —Это мое дело! — возвысил голос монарх.  — И меня порядком утомила эта ненужная и пустая беседа. Отдай мне девушку Ульрих. И я не трону ни тебя, ни Лорана. Вы мне не нужны.
        Маг по-прежнему нежно обнимал Элрион. Она была так спокойна. Будто спала. Кто бы мог подумать…
        —Я жду Ульрих.
        —Я не отдам тебе ее. Она моя…
        —Твоя? — рассмеялся император, — надо же, как ты заговорил. Однако мне не до шуток.
        Велонсий взвел курок на длинном гладкоствольном ружье.
        —Здесь заряжено серебро. Тебя уложит быстро и навечно, мой друг. А если и твой брат будет артачиться, то вторая пуля специально для него.
        Маг люто смотрел на императора. И сейчас жалел изо всех сил, что не был столь умным, когда лечил простого бастарда от смертельной болезни. Если бы он только знал…если бы, увидел, что будет…то он бы, просто переступил через лежащее в дождевой луже, тело. И ушел не оглядываясь.
        —Нет!
        Маг поднял девушку, на руки собирался просто сбежать.
        —Ну как хочешь…
        Выстрел был как гром среди ясного неба.
        Маг сжался в предчувствии боли, однако ее не последовало. Он удивленно обернулся. Лоран стоял перед императором, раскинув руки в стороны. По тому, как его шатало, можно было понять, что пуля настигла свою цель.
        —Лоран!!!
        Брат Сетсия, не оборачиваясь, осел на колени, держась за живот.
        —Береги… — донесся до него еле слышный шепот.
        Лоран упал и больше не шевелился.
        —Печально… — проговорил император и снова взвел курок на ружье.  — Я не хотел его смерти. Правда, Ульрих.
        Маг, вместе с Элрион осел на землю. Все было зря. Лоран так и не смог пожить…
        —Взгляни на это с другой стороны, мой друг, — проговорил Велонсий. — Твой брат бы не смог уже жить простым человеком. Зверь слишком глубоко изменил его. Для Лорана смерть — это избавление. А теперь…давай не усугублять ситуацию и дальше. Отдай мне девушку. Ей ты не сможешь помочь.
        Сетсий с тоской посмотрел на Элрион. Чем бы он смог ей помочь…? Что бы мог сделать? Да…ничего. Теперь ничего.
        —Прости меня… — еле слышно прошептал маг, ей на ухо.  — Я не смог тебя сберечь…я не смог…
        Он обнял ее крепче и уткнулся своей звериной мордой в шею девушки, запоминая запах, образ, тепло ее тела.
        —Лорд Сетсий…
        Маленькая ладошка еле — еле скользнула по его лапе.
        Маг радостно увидел, как девушка слабо открыла глаза. Элрион была очень бледной. Жизнь еле теплилась в ней.
        —Вы…что вы наделали…зачем?
        —Зачем… — едко усмехнулся маг. — Теперь уже не имеет никакого смысла…
        —Вы пошли за мной…
        —Да…пошел…
        Их довольно бесцеремонно прервал император, подходя ближе и небрежно целясь в мага.
        —Ох, избавьте меня от этих сентиментальных порывов. Ульрих, отдай мне девушку.
        —Она под моей защитой…
        —Защитой?  — рассмеялся император.  — Хорош защитник. Она умирает. Ее тело уже почти готово принять силы богов. Что ты можешь? Ты простой смертный. Не в твоей власти предъявлять условия высшим силам.
        Маг снова посмотрел на Элрион.
        —Конечно, уже поздно…но я хочу спросить.
        Элрион лишь слабо улыбнулась.
        —Ты видишь, какая душа на деле у меня оказалась…я, делал ужасные вещи и о многом жалею…и вот теперь я чудовище. Так скажи мне, Элрион…могла бы ты меня полюбить…?
        —Конечно… — из глаз Элрион побежали горячие слезы, то ли радости, то ли облегчения.  —Я бы смогла…я так сильно….
        Не сказанные слова так и остались не сказанными. Глаза Элрион померкли, и жизнь оставила ее.
        Над мертвой девушкой бессильно лил слезы огромный зверь.
        —Все кончено, Ульрих. Она мертва.
        Гулко пророкотал гром. Подул промозглый ветер, который взметнул пыль и опавшие листья.
        —Отдай мне девушку.
        —Нет…
        —Что? Я не ослышался?
        Зверь аккуратно положил Элрион на землю и обернулся к императору.
        —Не ослышался. Я не отдам тебе ее. Стреляй. Но как только ты выстрелишь, настанет мой черед. И я им воспользуюсь. Серебро у тебя там, или же нет, это ничего не изменит. Я сверну тебе шею.
        —Ты так же, как и я, не любишь проигрывать,  — усмехнулся император.
        —Я еще не проиграл.
        —Будь по сему, мой старый друг. Ты сам так захотел.
        Маг не боялся смерти. Он знал и чувствовал, что не умрет, пока император жив.
        Выстрел был внезапным.
        Яркий ослепительный свет ударил по глазам. Боли не последовало. Однако маг был уверен. Что пуля достигла цели.
        Сетсий не смело открыл глаза. Перед ним спиной стояла высокая женщина, в прозрачных одеждах…Она была как сгусток света посреди непроглядной темноты. Волосы были столь длинными, что как шлейф обрамляли ее тело.
        Она сделала несколько шагов, и там где она ступала, появлялись цветы луноцвета…
        Император не в силах поверить, просто стоял и держал ружье, которое его руки, держали намертво… он видел эту женщину где-то. На барельефах, картинах и гобеленах…видел.
        —Я не верю… — проговорил он.
        Женщина приблизилась так близко, что Велонсий чувствовал ее дыхание. И видел гнев в ее каре-зеленых глазах…
        Богиня подняла руку и коснулась лба императора.
        —За то, что презрел жизнь… — прошептала она.  — И возомнил себя выше ее. Ты получишь то, что так жаждешь император Велонсий. Ты получишь бессмертие…
        Император почувствовал, как руки наливаются свинцом. Ружье выпало на землю.
        Затем ноги стали деревенеть и тяжелеть. Стало больно дышать…затем исчез звук. И потом померк и свет. Но он дышал. Дышал и…не мог сказать даже слова!
        Сетсий пораженно смотрел, как за несколько секунд тело императора превратилось в кривой ствол дерева…
        Богиня прикоснулась к дереву.
        —Однажды ты станешь прежним…если найдется хоть один человек, который тебя пожалеет.
        Она обернулась к магу. Сетсий упал на колени и низко приклонил косматую голову зверя.
        —Прошу прости меня, богиня Элена, мать жизни. Я сорвал твой цветок…
        Богиня медленно приблизилась к Элрион.
        Она улыбнулась и погладила ее по волосам.
        —Ты знаешь, маг, что богиням нельзя иметь детей…
        —Элрион ваша…
        —Элрион… — улыбнулась богиня.  — Ее имя Алемерия Терриан'Ар. В честь ее отца…
        Маг тихо проговорил.
        —Но Терриан’Ар — это имя мифического смертного бога. Никто и не знал, был ли он…
        Богиня улыбнулась и снова погладила девушку по голове.
        —Я плакала от того что, не могу быть рядом с тем кого люблю…
        —И потом появился луноцвет… — мрачно проговорил Сетсий.  — А Элрион? Она…
        —Она носитель частицы силы богов, — кивнула богиня.  — И она мое нежданное, но самое любимое дитя. Я хотела защитить ее…но злые люди узнали о ее силе. Узнали, кто она такая и вот что получилось…
        Богиня печально посмотрела на мага, а потом на бездыханное тело Лорана.
        Маг, молча, опустил глаза. Да…люди алчны. А как все просто оказалось. Мать всего лишь спасала свое дитя…
        —Я бы хотел попросить у вас кое-что…если мне будет позволено хотя бы одно желание, богиня Элена, — тихо сказал маг.
        —Проси, Ульрих Сетсий.
        —Пусть…пусть она живет. Пусть живет, как человек.
        —А для себя?
        Маг криво усмехнулся. Но усмешка получилась очень печальной.
        —Мне ничего не надо…
        —А что ты готов отдать, чтобы она снова открыла глаза?
        —Все, — без промедления сказал маг.  — Все что у меня есть…все, что у меня будет…
        Богиня улыбнулась магу и, подавшись вперед, поцеловала его в косматый лоб.
        Маг почувствовал, как жар охватил его тело. А затем…снова стало холодно. И вокруг все померкло. Она ушла.
        Элрион по-прежнему лежала на его коленях, а он по-прежнему был зверем. Сетсий прерывисто вздохнул и сжал зубы. Видимо есть то, что даже богиня сделать не может…
        —Прости меня, — снова прошептал маг.  — Я такой дурак…я должен был сказать…должен был…
        —Говори… — улыбаясь, сказала девушка, не открывая глаз.
        Маг растеряно смотрел на девушку и замер, будто это был сон, и любое движение могло развеять его.
        —Ты жива…я думал…как ты…?!
        —Просто скажи…
        Маг усмехнулся и аккуратно погладил девушку по щеке.
        —Я люблю тебя, Элрион.
        Девушка открыла глаза. Маг смотрел в них, и понял, что очень давно, не видел любящих глаз. Таких глаз, как у нее…
        —И я люблю тебя, Ульрих… — сказал Элрион. И впервые назвала его по имени. Девушка подняла руку и погладила его по косматой щеке. И под ее пальцами шерсть стала, падать с мага…она вылезала клочьями, и маг чувствовал, как его тело ломит от того, что он снова становится человеком.
        Сетсий удивленно прикоснулся к руке девушки и в ее глазах увидел свое отражение. Он не зверь…
        —Ты спасла меня, — проговорил он. — Это я был чудовищем все эти годы…
        Он подался вперед и поцеловал её. Элрион обнимала мага, и не ей не верилось в происходящее.
        Кто сказал, что невозможно полюбить чудовище…?

        Семь лет спустя.
        —Мама! Мама расскажи еще раз!
        —Вам спать пора, — усмехнулась Элрион.  — Вы слышали эту сказку уже много раз.
        —А что случилось с братом мага? — не унимался темноволосый мальчик, прыгая на кровати.
        —К сожалению, он умер…но его похоронили в саду поместья, где жили с тех пор маг и его невеста.
        —Прямо, как дядя Лоран! — улыбнулась девчушка с каштановыми кудрями.  — Он тоже похоронен у нас в саду, рядом с дедушкой Мерамом.
        —А что стало с императором! Он так и стоит там в облике дерева? — мальчишка испуганно залез под одеяло.
        —Да… — печально улыбнулась Элрион.  — Так и стоит. А империей стал править совет магов. И с тех пор наша империя расцвела. А теперь спать!
        Элрион загасила свечу на столике и поднялась из кресла.
        —А как звали ту девушку, мама? — подала голос девочка. — Она была похожа на тебя?
        Элрион улыбнулась.
        —Возможно милая. Это было давно.
        —А маг был косматым и с кривым шрамом через лицо? — спросил мальчонка и захихикал.
        —Я не знаю, — вздохнула Элрион и рассмеялась.  — Возможно в следующий раз, он таким и будет. Только тогда ты нам расскажешь сказку Лоран. Хорошо?
        —Ладно, — мальчик улегся на подушку и укрылся одеялом.
        —Спокойной ночи, дорогие, — Элрион тихо закрыла за собой дверь.
        Молодая графиня поместья Сетсий шла по коридору к своему мужу.
        Она открыла дверь рабочего кабинета и зашла.
        —Они снова просили нашу сказку, — улыбнулась Элрион.
        —И ты, конечно же, опять рассказала, — усмехнулся Ульрих, поднимаясь из-за стола. Он подошел и обнял свою жену, нежно поцеловав ее в макушку.
        —Да, рассказала, — тихо сказала Элрион.  — Мне нравится об этом вспоминать…я как будто, переживаю все еще раз.
        —Где я ужасный косматый зверь, — усмехнулся маг и взглянул на жену.
        —Да, а еще ужасно занудливый и сварливый… — продолжила Элрион с улыбкой.
        —О-о-о… — протянул маг, усмехаясь.  — Простите леди, что я вас так разочаровал.
        —Вовсе нет, мой лорд, — томно проговорила Элрион.  — Вы никогда не разочаровывали меня…
        —Но я же, был чудовищем…
        —Вот именно. Был.
        Они повернулись к окну и Элрион, умиротворенно положила голову на плечо магу.
        Звезды на небе загорались одна, за одной.
        Элрион чувствовала запах мага. Его тепло и его руки на своей талии. Она не считала что, сделала что-то из ряда вон. Не считала, что спасла кого-то…
        Ей хотелось только одного. Чтобы время не стерло, эту историю из памяти бытия. Чтобы о ней помнили и знали…

        Пройдут года, века…но эта история никогда не забудется. Она останется в книгах истории, в детских сказках, в мыслях и умах…
        О том, что возможно все. О том, что доброта и отвага не ушли из этого мира. О том, что смелость стирает границы. О том, что и красавица может полюбить чудовище…

        АПРЕЛЬ 2015 ГОД.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к