Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Бакстер Клэр: " Солнце В Бокале " - читать онлайн

Сохранить .
Солнце в бокале Клэр бакстер

        Бет Лоу встревожена не на шутку. Совет директоров считает, что она не справляется с обязанностями руководителя винодельческого завода. Окончательную оценку ее работе должен дать Пьер Ларош. Тот самый Пьер Ларош, которого она когда-то любила.

        Клэр Бакстер
        Солнце в бокале

        Глава первая

        Бет Лоу отвлеклась от тягостных мыслей, потому что Таша Миллз, ее подруга и помощница, вошла в кабинет.
        — Мы сегодня знакомимся с боссом, n'estcepas?  — сказала она.  — Кстати, как тебе мой французский?
        Бет отложила ручку и нахмурилась.
        — Если ты имеешь в виду Пьера Лароша, то он не мой босс.  — Она посмотрела на часы.  — Он будет здесь с минуты на минуту. И Ларош, как ты знаешь, говорит по-английски.
        — Я догадывалась, но все равно хочу продемонстрировать ему мои лингвистические познания. Все восемь фраз. А почему ты не встретила его в аэропорту? Ты же хочешь произвести на него хорошее впечатление, правда?
        На Бет накатила волна ярости. Хочет ли она произвести впечатление на Пьера? Раздавить его — вот ее желание. Десять лет назад он разбил ей сердце. Сейчас он вернулся в ее жизнь, но на этот раз его интересует не Бет, а ее винный завод. Она должна вести себя с ним как деловой человек с большим опытом.
        Таша изучала свои ногти в ожидании ответа. Бет глубоко вздохнула. Она не ожидала от Таши понимания, потому что не рассказала подруге о самой большой ошибке в своей жизни — об отношениях с Пьером. И правду о его внезапном визите Таша тоже не знала.
        — Я хочу поразить его своими способностями, а не умением водить машину,  — ответила наконец Бет.
        Таша пожала плечами.
        — Смотри сама. Но я все же подумала… Ой, извини мою бестактность. Я понимаю, что ты очень переживаешь по поводу слияния компаний. Но все уже решено. Се ля ви.  — Она ухмыльнулась.  — Если серьезно, ты сделала все возможное, чтобы это предотвратить. И не твоя вина, что правление решило по-другому.
        Не ее вина? А вот Бет не была в этом уверена, Она должна была убедить директоров не продавать «Эль альянсу» контрольный пакет акций «Лоуленд вайнс». Она не хотела слияния с этой компанией. Если бы они согласились принять другое предложение, не такое выгодное… Но правление прельстилось большими деньгами, которые предложила огромная французская компания. Сейчас Бет думала только о том, что в свое время отец зря в нее поверил.
        — Ты о нем что-нибудь знаешь?
        Бет, задумавшись, не поняла, о ком речь.
        — Что?
        — Об этом парне, Пьере.
        — Мм… Нет.  — Бет встала и подошла к окну. Это не было ложью. Он оказался совсем не таким, как она думала. Кроме того, за десять лет многое могло измениться. Она совершенно не представляла, каким человеком стал Пьер.
        Бет смотрела на виноградник, который не изменился со времен ее детства. Она проводила много времени у этого окна в ожидании, когда ее отец закончит дела и они вместе пойдут домой. Вид виноградника успокаивал ее. Но сколько еще он будет принадлежать ей? Сколько у нее осталось времени до того, как в «Эль альянсе» решат, что как работник она им не нужна?
        Бет напряглась, увидев подъезжающую машину. Такси.
        — Я думаю, он приехал,  — пробормотала она.
        Таша бросилась к окну.
        — Я должна его встретить? И проводить к тебе?
        Бет посмотрела в ее сияющие глаза и вздохнула.
        — Да, Таша. Именно так.
        — Как я выгляжу?  — спросила подруга, накручивая прядь волос на палец.
        — Замечательно. Как всегда.  — Бет снова выглянула в окно, но на этот раз вид не успокаивал. У неё было десять лет, чтобы забыть Пьера, но воспоминания не хотели отпускать ее. Яркие и болезненные воспоминания. Сейчас он на ее территории, только у Бет все равно нет никаких преимуществ. Он снова побеждает.
        Она услышала, как весело хихикала Таша в коридоре. Ее подругу ему уже удалось очаровать.
        Раздались тяжелые шаги, и массивная дверь открылась.
        — Привет, Бабетт.
        Только не это имя! Собрав всю волю в кулак, Бет скрыла смятение под профессиональной улыбкой и повернулась.
        — Пьер, я не слышала, как ты подъехал.
        Она проигнорировала удивленный взгляд Таши и сосредоточилась на Пьере Лароше. Ей это далось с трудом, потому что перед ней стоял все тот же двадцатилетний юнец, которого она любила. В одно мгновение Бет вспомнила всё. Его темные волосы, спадающие на плечи, его мужественные черты лица, почти черные глаза. Уже тогда в молодости они были полны мудрости.
        Сейчас она не должна поддаваться его обаянию и таять в его присутствии. Они просто будут работать вместе.
        Но было в нем что-то, чего Бет не узнавала, что-то новое. Самоуверенность? Или то, что Пьер всем своим видом явно показывал, что не хочет находиться здесь. Хотя за это она не могла винить его. Бет нервно сглотнула и поняла, что ноги не держат ее. Она подошла к своему креслу.
        — Пожалуйста, садись, Пьер,  — сказала Бет слегка дрожащим голосом.  — Таша, будь любезна, принеси нам кофе.
        — Конечно. И шоколадные бисквиты,  — добавила помощница, мило улыбаясь Пьеру, который расположился в кресле для посетителей.  — Это маленькая слабость Бет.
        Бет посмотрела на Ташу. Она не хотела, чтобы Пьеру была известна хотя бы одна ее слабость.
        — Бисквиты не надо. Спасибо.
        Пьер с улыбкой проводил взглядом Ташу, потом посмотрел на Бет. Она даже не улыбнулась ему, не считая легкой усмешки, когда он только вошел. Это не удивило его. Вот если бы она горячо приветствовала его, он бы сразу подумал, что это показное.
        Пьер устало потер рукой подбородок. Долгий перелет утомил его, и он подумывал перенести встречу с Бет на более позднее время.
        — Бабетт…
        — Пожалуйста, называй меня Бет.
        Он кивнул, вспомнив вдруг тот день, когда его отец впервые назвал ее этим именем — Бабетт. Тогда Пьер представил своей семье милую, зеленоглазую девятнадцатилетнюю девчонку.
        Бет произнесла:
        — Извини, что перебила тебя. Что ты хотел сказать?
        Пьер вздрогнул и вернулся к реальности. А она не сильно изменилась за десять лет.
        — Ты подстриглась.
        Бет широко раскрыла глаза и невольно коснулась кончиков волос. К чему это он? Пьер выпрямился и прочистил горло.
        — Прости,  — сказал он.  — Я не вправе это обсуждать.
        Вспоминать прошлое совсем не входило в его планы. Это его первый визит в Австралию, страну, которую он изо всех сил старался избегать. Но отказаться от такого предложения он не мог — приказ босса. К тому же Пьер был уверен, что справится с этим. Сейчас ему тридцать лет, и у него за плечами огромный жизненный опыт, которого не было десять лет назад.
        Ему необходимо выполнить свою работу и тут же уехать. Чем быстрее, тем лучше.
        — Полет прошел хорошо?
        Он замер, услышав ее неподражаемый гортанный голос с австралийским акцентом. Как и прежде этот голос вызывал в нем непонятную дрожь. Ничего не изменилось.
        Пьер снова заставил себя собраться и забыть прошлое. Он приехал работать. Следует думать только о бизнесе.
        — Да, спасибо. Мы летели довольно долго, но это дало мне возможность изучить счета.
        Счета. Это уже лучше. Что касается дела, она справится. Однако Бет не ожидала, что он выскажется по поводу ее внешности. Она только недавно изменила прическу. Хотела больше походить на ответственного руководителя. Только Бет ошиблась. С короткими волосами она стала выглядеть еще моложе и наивнее.
        Таша вошла в кабинет с подносом и поставила его на стол Бет.
        — Спасибо, Таша.
        Бет потянулась за чашкой и заметила, что Таша накрасила губы. Теперь понятно, почему она так долго возилась с кофе, хотя и без макияжа выглядела потрясающе.
        — Пьер,  — обратилась к гостю Таша, протягивая чашку кофе,  — хочу заметить, что я разочарована. Я ожидала услышать сексуальный французский акцент, а у вас вообще почти нет акцента.
        Бет увидела, как он вздернул брови. Таша попала в самое яблочко.
        — Я провел много времени в Америке,  — ответил Пьер, пожимая плечами.  — Мой офис находится в Калифорнии.
        — О, это все объясняет. Если вы захотите поболтать на родном языке, то я знаю несколько выражений. А Бет свободно говорит по-французски.
        Он кивнул.
        — Я помню.
        Таша удивленно переводила взгляд с Пьера на Бет.
        — Вы уже встречались?
        — Да,  — торопливо произнесла Бет.  — Очень давно. Я сама все покажу Пьеру. Так что не буду тебя больше задерживать.
        Бет облегченно вздохнула, когда Таша вышла из кабинета без лишних комментариев. Она не хотела отвечать на вопросы помощницы и совершенно не предполагала, что мог бы сказать Пьер.
        Она заметила, как Пьер пытается сдерживать зевоту.
        — Я собиралась узнать, о чем в первую очередь ты хотел бы поговорить, но вижу, что тебе сначала надо отдохнуть. Надеюсь, ты забронировал номер?
        — Мне сказали, что этим займешься ты.
        Ее могли хотя бы предупредить.
        — То есть, брони у тебя нет?
        — Насколько я знаю, нет.
        Бет лихорадочно соображала. Благодаря турниру по гольфу все номера в отеле наверняка заняты, а это самое приличное место в округе.
        — Извини меня, я должна позвонить.
        Она быстро набрала номер и удостоверилась, что мест в отеле нет.
        Бет подумала было о коттеджах, которые сдаются поблизости, но потом решила, что поселить его там — дурной тон. К тому же их собственный гостевой домик пустует. Она просто обязана угождать Пьеру.
        — В отеле все занято,  — сообщила она,  — но это не проблема. Предлагаю тебе остановиться здесь, в «Барне».
        — В сарае?[1 - Barn (англ.) — сарай, амбар.]
        Бет закусила губу, сдерживая смех. Она не подумала, как это прозвучит для иностранца.
        — Ты не понял. Это дом, который мы отделали для гостей. Он полностью благоустроен.
        — Ясно. Может, если его назвать по-другому, он станет более популярным?
        — Он и так популярен,  — возразила Бет, пытаясь унять волну раздражения.  — В последнюю минуту на него отменили заказ, а то бы и он сейчас был занят. Я провожу тебя.
        Она встала и вышла из кабинета. Около двери она, к своему удивлению, заметила чемодан. До «Барна» идти всего несколько минут, но в горку, а чемодан выглядит тяжелым.
        — Если хочешь, я привезу его позднее, когда съезжу за продуктами.
        — Не нужно. Я сам донесу его.
        Бет пожала плечами, и они вышли на улицу, где ярко сияло солнце Южной Австралии. Через минуту Бет услышала, что Пьер произнес несколько слов на французском. Она остановилась и повернулась. Пьер снимал пиджак. Потом он закатал рукава рубашки и ослабил узел галстука.
        При виде его мускулистого торса в белоснежной рубашке у нее перехватило дыхание. Он всегда был подтянутым и спортивным, но сейчас его тело стало совершенным.
        — Я не ожидал, что в такой ранний час будет жарко,  — сказал Пьер.
        Бет собралась с мыслями, напомнив себе, кто он и для чего сюда приехал. Они продолжили путь.
        — Это еще ничего. Мы надеемся, что погода не изменится. В прошлом году было дней десять сильной жары в самом начале сбора урожая, и работа приостановилась. Потом похолодало, к нашей радости.
        Пьер поравнялся с ней.
        — Ты останешься на сбор урожая?  — спросила Бет:
        — Не думаю, что моя работа займет столько времени.
        Правда, но какая горькая! Мечта отца, ее собственная жизнь свелись к работе, которую нужно побыстрее закончить.
        — Что ты имела в виду, когда сказала, что съездишь за провизией?
        Бет не сразу откликнулась. Она была погружена в свои горькие мысли.
        — О, это для завтрака и ланча. Все местного производства. В «Барне» есть оборудованная кухня. А что касается ужина, то обычно люди…
        Многие ужинают в местном ресторане. Но учитывая, что у Пьера нет собственного транспорта, он не относится ко многим. Невежливо оставить его в первый вечер одного. Она должна вести себя так, будто это просто незнакомый представитель другой компании. Решение пришло само.
        — Что касается ужина, то я приглашаю тебя к себе.
        Он выглядел удивленным, но тут же кивнул.
        — Спасибо. Я не привык сам о себе заботиться.
        У Бет сжался желудок, и она уже пожалела о своем приглашении. Она совсем не хотела оставаться с ним наедине.
        — Таша будет с нами,  — добавила Бет, молясь про себя, чтобы у подруги не оказалось важных дел.
        Он снова кивнул.
        — И Морис. Мой… парень.
        Вот она и сказала это. Бет не хотела, чтобы он считал, будто она провела десять лет, страдая по нему. И это правда. Она продолжала жить своей жизнью. Пьер промолчал, но Бет чувствовала на себе его взгляд, пока они шли последние несколько метров.
        — Вот мы и добрались,  — провозгласила она, указывая рукой на «Барн».  — Большинство амбаров в долине были построены в немецком стиле, но именно этот выполнен во французском, видишь?
        Он видел. Она открыла дверь и вошла внутрь, подождала, пока Пьер осмотрится, и спросила:
        — Как тебе?
        — Очень мило.
        Бет указала на дверь в дальней стене.
        — Там лестница, которая ведет к двум спальням. Каждая со своей ванной, так что выбирай любую.
        Он вышел на середину комнаты.
        — Здесь даже лучше, чем я ожидал.
        Бет заторопилась.
        — Мой дом вон там, за холмом. Ждем тебя в семь часов к ужину. Согласен?
        — Да.
        Бет вышла за порог и направилась домой.
        Как только Бет попрощалась, Пьер поставил чемодан на пол и выглянул в дверь. Он наблюдал, как она шагала по пыльной дороге. На ее плечах лежал тяжкий груз ответственности за виноградник отца, однако походка Бет была легкой и пружинистой. Хотя она уже не была той девчонкой, в ней еще чувствовалась детская уязвимость. Неудивительно, что Фрэнк Аспер считал ее неспособной вести бизнес.
        Легкий ветерок играл с невесомой тканью блузки, которая повторяла очертания ее тела. Внезапно Пьер ощутил жар, больше похожий на желание. Но этого не могло быть. Только не к этой женщине. Не столько времени спустя. Не после того, что она с ним сделала.
        Он закрыл дверь и недобрым словом помянул босса, который послал его в Австралию. Как он ни отговаривал Фрэнка, тот был неумолим, считая, что это работа только для Пьера. Похоже, Фрэнк уже принял решение относительно Бет. А она может быть упрямой. Пьер это хорошо помнил. Он не был уверен, что способен убедить Бет модернизировать бизнес. Она вела дела так, как ее отец. И будет продолжать в том же духе. Если только ее не уволят.
        Пьер еще не начал свое расследование, но интуиция подсказывала ему, что Бет придется заменить более опытным управляющим. Для «Лоуленд вайнс» будет лучше, если на ее место придет более жесткий человек.
        Он вздохнул. По крайней мере, Фрэнк обещал, что это его последняя командировка. Скоро он будет в родной Франции. Пьер устал от постоянных разъездов. Его планы на будущее были связаны с оседлой жизнью. Поэтому чем скорей он составит отчет о делах в «Лоуленд вайнс», тем лучше.

        Глава вторая

        Бет шла по лужайке к коттеджу, построенному девяносто лет назад. Его превратили в винный погреб, который одновременно служил и магазином.
        Слава богу, все позади. Конечно, ей тяжело будет видеть Пьера каждый день, но ничто не может сравниться с первой встречей спустя столько лет. По крайней мере, для нее. Она не заметила ни малейшего признака того, что он страдал. А вот ее пульс только сейчас пришел в норму.
        Пьер был так же хорош, как тогда. Даже лучше. Но застенчивый юноша стал прагматичным исполнительным директором. Сохранилось ли в новом Пьере что-нибудь от того молодого человека?
        Не то чтобы ее это волновало…
        Сквозь стеклянные двери Бет посмотрела, есть ли внутри покупатели. При звуке открывающейся двери Таша оторвалась от витрины с бутылками вина.
        — А, это всего лишь ты.
        — Мило,  — заметила Бет, усаживаясь на высокий стул.  — Ты должна прийти ко мне сегодня на ужин. Пожалуйста, скажи «да».
        Таша вышла из-за прилавка и села напротив.
        — Зачем?
        — Я пригласила Пьера и собираюсь позвонить Морису. Ты мне нужна для равного количества.
        — О, значит, теперь я тебе нужна?
        Бет поморщилась.
        — Извини, что я выпроводила тебя из кабинета. Ты простишь меня?
        — Ммм…  — Таша сделала вид, что задумалась.
        — Ну ладно тебе! Будет твой любимый десерт.
        Таша улыбнулась.
        — Хочешь, чтобы я принесла вина?
        — Да, пожалуйста. Найди самое лучшее.
        — Бет Лоу, ты меня удивляешь. «Лоуленд вайнс» не делает другого.
        — Ты меня поняла,  — махнула рукой Бет.
        — Все-таки почему ты скрыла, что вы с Пьером знакомы?
        Бет вздохнула.
        — Это было очень давно. Его отец был другом моего отца. Я гостила у Ларошей, изучая французские методы виноделия.
        — Я знала, что ты жила во Франции, но ты не рассказывала мне о нем.
        — Потому что нечего рассказывать.
        — Ладно. Значит, Морис тоже будет на ужине,  — закатила глаза Таша.
        — Не относись так неуважительно к мужчине, с которым я встречаюсь.
        Таша возразила:
        — Вы не подходите друг другу. Видеть вас вместе как-то даже странно. В любом случае, раз у тебя нет видов на Пьера, ты не будешь против, если я немного с ним… пофлиртую?
        Бет вцепилась руками в прилавок и постаралась изобразить улыбку. Она была против. Очень! Но, приняв решение не посвящать Ташу в свои отношения с Пьером, она не имеет права жаловаться.
        — Не мое дело, чем ты занимаешься в свое свободное время,  — с нарочитой легкостью ответила Бет.  — Только, я тебя прошу, подай себя как первоклассного продавца, а то он может подумать, что ты только и умеешь, что флиртовать с покупателями.
        Таша ухмыльнулась.
        — Договорились!
        На обратном пути в свой офис Бет думала о Морисе. Конечно, приятно иметь под рукой человека, которому в любой момент можно позвонить, но Таша права. У них нет серьезных отношений. После многолетних мучений по поводу того, что Пьер от нее отказался, внимание Мориса вернуло ей уверенность в себе. И она ему за это благодарна.
        Бет открыла дверь офиса и почти столкнулась со своим менеджером по продажам.
        — Джон, у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Ты искал меня?
        Он кивнул. И Бет с радостью окунулась в бизнес, выкинув из головы мысли о Морисе — и о Пьере тоже.
        Когда Пьер проснулся, то первым делом потянулся за часами. Нащупав их на тумбочке, он с удивлением понял, что уже опаздывает на ужин. Он проспал несколько часов и теперь жалел, что решил прилечь. Ему с трудом удавалось адаптироваться к новому времени.
        Пьер принял душ, побрился и распаковал некоторые вещи. Его выбор пал на голубые джинсы и кофейного цвета рубашку. Потом он запер дверь ключом, который ему оставила Бет, и пошел вниз по холму. Пьер в первый раз обратил внимание на пейзаж и радостно заметил, что все вокруг похоже на места, где он вырос. Только в Бароссе больше эвкалиптов. Здесь все напоминало Европу больше, чем Калифорния, к которой он уже привык за последнее время.
        Пьер подошел к дому Бет. Это было не такое старое здание, как «Барн» или ее офис, но все же его с трудом можно было назвать современным. Он поднялся на крыльцо и постучал.
        Не услышав ответа, Пьер повторил попытку, и на этот раз раздались шаги. Когда Бет распахнула дверь, он заметил, как изменилось выражение ее лица. Она явно ожидала увидеть кого-то другого. Наверно, своего парня. Ее широкая улыбка сменилась более сдержанной, и это почему-то задело Лароша.
        — Пьер, ты рано.
        Он нахмурился.
        — А я думал, что опаздываю.
        — Сейчас только шесть тридцать. Но заходи, все в порядке.
        — Я перевел часы на местное время,  — пояснил он, проходя в комнату.  — На них уже семь часов.
        — Догадываюсь, что ты ориентировался на время Сиднея. А наши места отстают на полчаса.
        — Извини!
        — Ничего. Я как раз готовлю салаты. Поэтому если хочешь, можешь пока посидеть со мной на кухне. Или во дворике.
        Пьер последовал за ней и попал на большую светлую кухню. Он уселся на стул и наблюдал за тем, как Бет режет овощи.
        — Могу я чем-нибудь помочь?  — спросил он.  — Открыть вино, например.
        — Вино принесет Таша.
        Он удивленно поднял брови.
        — У тебя здесь нет запасов?
        — Есть, конечно. Но мы сочли, что ты захочешь попробовать наше фирменное. Таша знает, какое принести.
        Пьер кивнул. Хорошее начало. Оглядевшись, он отметил, что в обстановке дома Бет предпочла яркие и светлые тона. На стенах висели абстрактные картины, и ему стало интересно, не Бет ли их рисовала.
        В те далекие времена она очень любила искусство. Пьер тоже. Поход в Лувр тогда многое решил в их отношениях. Они так увлеклись, что потеряли счет времени и были вынуждены переночевать в дешевом отеле. В одной комнате. В одной постели… Он покачал головой. Нельзя думать об этом.
        — Они тебе не нравятся?
        Голос Бет вернул его в реальность.
        — Что?
        — Ты качаешь головой, глядя на картины. Я помню, что тебе никогда не нравился абстракционизм…
        — Нет, нет. То есть…  — Он вновь взглянул на полотна, на этот раз внимательно.  — Они довольно интересные. Твоя работа?
        — Да.
        — Я так и подумал. В них ощущается твоя энергия.
        Он заметил, что Бет замерла с морковкой в руке. Если она помнит те дни так же, как и он, то поняла, о чем он говорит. Своей неуемной жаждой жизни Бет покорила всю его семью, но еще больше она поражала его самого. Ее энтузиазм заставил Пьера полюбить девушку.
        — Пожалуй, мне лучше подождать снаружи.
        Нельзя было ему ехать в Австралию. Он не смог побороть свои эмоции, и это станет проблемой. Он не имеет права отвлекаться от работы.
        * * *
        Бет проводила Пьера взглядом и выдохнула. После душа его волосы стали еще темнее. В джинсах и рубашке он смотрелся еще лучше, чем в деловом костюме. Именно так Пьер был одет, когда она в него влюбилась.
        Ни с кем ей не было так хорошо. Никто так не уважал ее общество и точку зрения. Он любил истинную Бет. По крайней мере она так думала.
        Но, научив ее ценить себя, Пьер отверг Бет. Ее боль была сильнее оттого, что она верила каждому его слову.
        Она не должна думать о прошлом. Оно не имеет отношения к тому, что происходит сейчас. Следует обращаться с Пьером уважительно, так как он является представителем новых владельцев винозавода. Самое разумное — создать атмосферу сотрудничества. Только в этом случае Бет сможет заручиться его поддержкой.
        А свои чувства нужно запереть на замок. Она просто не может позволить себе портить отношения с человеком, в чьей власти разбить мечту ее отца и ее самой.
        Бет быстро доделала салат и поставила его в холодильник. Потом, выйдя во двор, проверила барбекю.
        — Пахнет изумительно.
        Бет повернулась и увидела на веранде Пьера.
        — Ничего особенного,  — сказала она.  — Я не великий кулинар.
        — По крайней мере лучше, чем я. Я совсем не умею готовить.
        — Помню.
        Его мать никого не допускала на кухню. Не удивительно, что Пьер не научился готовить. Неужели так и питается в ресторанах?
        Бет направилась к веранде.
        — Как тебе «Барн»? Подходит?  — спросила она.
        — Да, спасибо. И еще, я бы хотел проверить электронную почту.
        — Боюсь, что этого в долине нет. Большинство наших гостей желают отдыхать от работы. Но если это срочно, можешь воспользоваться моим офисом.
        — Сегодня нет, а вот завтра утром?
        — Конечно.
        Бет услышала, как хлопнула дверца автомобиля.
        — Похоже, прибыл кто-то еще. Пока я не открыла дверь…  — Она прикусила губу.  — Понимаешь, я никому не сказала о твоем задании. То есть все знают, что ты составляешь отчет, но вот обо всем остальном… Ну, ты понимаешь.
        — Да.  — Он бросил взгляд на дверь.  — И. наверное, о нашем давнем знакомстве ты тоже умолчала?
        Она кивнула.
        — Я только говорила, что училась виноделию у твоего отца.
        Бет направилась к двери и бросила через плечо:
        — Присаживайся к столу.
        Бет обнаружила Ташу на кухне. Подруга открывала вино. Бет обратила внимание, что к ужину Таша надела обтягивающий топ и мини-юбку. Что ж, имея такую фигуру, грех ее не показывать. Прошло уже восемь лет, как умер муж Таши, и сейчас ей отчаянно не хватало мужского общества.
        — О, привет,  — поздоровалась Таша.  — Пьер уже здесь?
        — Да, он поставил время по Сиднею, поэтому пришел раньше.
        — А Морис?
        — Его еще нет, но ты же его знаешь.
        — Безответственный?
        — Я бы сказала, занятой.
        — Да-да,  — быстро ответила Таша, подхватывая поднос с вином.
        Бет достала салаты из холодильника и последовала за подругой. Пьер поприветствовал Ташу холодной улыбкой, однако Бет ощутила укол ревности. Чувство, которое она очень давно не испытывала.
        В дверь позвонили, и она поспешила в дом.
        — Привет, Бет. Я получил твое сообщение,  — сказал Морис, проходя в комнату.  — Где эта «шишка» из Франции?
        — Тише! Он может услышать.
        — И что?  — Он поцеловал ее в щеку и пошел дальше.
        Подойдя к столу на веранде, Морис протянул руку Пьеру.
        — Значит, это вы собираетесь сделать из Бет образцово-показательного управляющего, да?
        Пьер бросил взгляд на Бет, а потом ответил:
        — Я здесь для того, чтобы составить отчет.
        — Точно. Думаю, что это дохлый номер,  — рассмеялся Морис и отвернулся.  — Таша, привет. Я смотрю, ты представляешь винную продукцию.
        Бет порадовалась тому, что есть повод исчезнуть, и пошла снимать мясо с барбекю. Когда она вернулась с блюдом, Морис заметил:
        — Постаралась на славу, да?
        — Это просто барашек.
        Таша пыталась отвлечь Мориса, налив ему вина.
        — О, мы сегодня пьем самое лучшее!  — воскликнул Морис.
        Бет следила за реакцией Пьера, когда он сделал первый глоток. Он, как никто другой, разбирался в винах. Он выглядел задумчивым, сосредоточенным.
        Небольшая складка между его бровями была такой знакомой, что у нее защемило в груди. Даже десять лет спустя она не могла спокойно смотреть на него. Пьер взглянул на нее, а она быстро отвела глаза, надеясь, что он не успел прочитать ее мысли. Она не хотела, чтобы он думал, что у нее еще остались к нему чувства. Их не было.

        Глава третья

        Довольная тем, что еда всем понравилась, Бет присела и стала слушать, как Таша хвалится своими кулинарными способностями.
        — Я люблю готовить блюда с вином,  — говорила она,  — а иногда даже добавляю его в еду уже на столе.
        Все рассмеялись, а Бет вдруг поймала взгляд Пьера. Он улыбнулся ей, и это была первая настоящая улыбка с момента его приезда. Это сразу вернуло ее на много лет назад, когда они постоянно обменивались многозначительными взглядами.
        Ей вдруг стало трудно дышать, но она быстро взяла эмоции под контроль.
        — А что написано на этикетке?  — спросил Пьер, вертя в руках пустую бутылку.
        — «Вековой холм».  — Бет улыбнулась, начав рассказывать семейную историю.  — Когда мой отец купил эту землю под винный завод, здесь уже давно были виноградники. Как раз там, где сейчас расположен «Барн». Владельцы были потомками поселенцев, которые и посадили виноградники сто лет назад. Отец использовал их виноград в первой партии вина и понял, что ему в руки попало настоящее сокровище. Уже тогда он знал, что его продукция будет иметь успех.
        Пьер слушал ее очень внимательно.
        — Вот он наш «шираз»,  — продолжила Таша,  — сделан из винограда как раз с Векового Холма.
        Она разлила вино всем.
        — Я принесла урожай 2002 года. Говорят, он получился самым лучшим. Что скажете?
        Пьер наконец отвел взгляд от лица Бет, а она потянулась за бокалом, пытаясь успокоиться. Ей нужно научиться быть уравновешенной в его присутствии. Она не имеет права вести себя, как подросток.
        — Выглядишь так, будто находишься на работе,  — обратился Морис к Пьеру.  — Вот я помешан на спортзале. Возможно, ты захочешь, чтобы я показал тебе мой оздоровительный клуб. Но для этого придется наведаться в город.
        Пьер посмотрел на Мориса, и Бет поняла, что он ищет вежливый отказ. Морис, с его грубоватостью, был совершенно не тем человеком, с кем Пьер желал бы провести время.
        — На самом деле,  — наконец сказал Пьер,  — я не люблю ходить в спортзал. Я предпочитаю бегать. Чем раньше утром, тем лучше.
        — Правильно. Каждому свое. Я и Бет не могу убедить присоединиться ко мне. Она безнадежно увлечена йогой,  — закатил глаза Морис.
        — А что плохого в йоге?  — спросила Таша.  — Я тоже подумываю заняться. Бет говорит, это очень помогает расслабиться.
        — Упражнения не должны расслаблять,  — возразил Морис.  — Наоборот, наполнять энергией. А Бет любит всякую ерунду. Сейчас она увлеклась новым веянием — медитацией.
        — В медитации нет ничего нового,  — довольно резко ответила Бет.  — Многие культуры использовали ее еще очень давно. В любом случае это лучше, чем просто сидеть и ничего не делать.
        Таша рассмеялась, Пьер присоединился к ней, а Морис недоуменно качал головой. Он не умел смеяться над тем, что не было пошло и глупо. Бет с ужасом представила себе, какой была бы ее жизнь, если бы и она не умела находить смешное в простых словах и вещах.
        Она поднялась со стула.
        — Я принесу десерт,  — произнесла она, собирая тарелки.
        Бет стояла на кухне перед открытым холодильником, а мысли ее витали в Париже, во времена, когда у них с Пьером были общие шутки и общая постель.
        — Ты в порядке?
        Бет вздрогнула от голоса Таши.
        — Да. А почему должно быть иначе?
        — Ты так спешно удрала, а теперь стоишь у холодильника. Что-то не так?
        — Ничего. Я просто задумалась.
        Она потянулась и достала из холодильника немецкий торт.
        — О, ты действительно купила мой любимый,  — воскликнула Таша.
        — Конечно. Я же обещала.
        — Хотя, если бы на десерт был еще и Пьер, то я бы долго мучилась, выбирая.
        Бет уронила нож, которым резала торт.
        — Таша, прекрати говорить такие вещи. Он здесь по делам.
        — Да ладно тебе! Если смешать бизнес и удовольствие, это нам очень поможет,  — хихикнув, подруга вышла, неся чистые бокалы.
        Когда Бет присоединилась к остальным, Таша разливала по бокалам золотистое вино.
        — Это десертное «Вин санто»,  — пояснила она, потом обратилась к Пьеру: — Я вот что подумала. Вы должны прийти на прием, который мы устраиваем завтра. Послушаете, что покупатели говорят о винах, и посмотрите, как торжественный ужин может увеличить продажи. У Бет это хорошо получается.
        Морис хмыкнул.
        — Скукота. Вино нужно для того, чтобы его пить, а не говорить о нем.
        Бет не понравились его слова, и она метнула на Мориса гневный взгляд.
        — Я бы хотел прийти. Если Бет не против,  — сказал Пьер.
        Таша рассмеялась.
        — Конечно, она не против.
        Бет увидела, что все ждут от нее ответа.
        — Если ты согласен, то я только «за».
        Как только Таше пришла в голову эта мысль?! Бет совершенно не собиралась проводить с ним больше времени, чем положено.
        — Вы женаты, Пьер?  — вдруг спросила Таша, резко сменив тему разговора.
        Бет застыла с вилкой в руке. Она чувствовала, что он колеблется.
        — Разведен,  — после долгой паузы ответил Пьер. У Бет в горле встал ком. Она прокашлялась.
        — Ты женился на Арлетт?
        Он кивнул. Морис и Таша удивленно уставилась на нее, а она просто отвернулась. Она не могла посмотреть им в глаза, потому что ее собственные наполнились болью. Конечно, он женился на Арлетт. Бет знала, что эта брюнетка всегда о нем мечтала. Она была подходящей женой для Пьера. Изысканная, утонченная… Француженка. Всего этого не было у Бет. И все же их брак развалился.
        — А дети есть?  — продолжила Таша.
        — Да. Сын.
        — О!  — Таша придала своему голосу умиление.  — Вы часто видитесь?
        — Не так часто, как я этого хочу.
        Бет увидела мрачное лицо Пьера и поняла, что этот разговор причиняет ему боль.
        — Подождите минутку,  — встрял Морис.  — Мне кажется, что я чего-то не понимаю. Вы оба давно знакомы?  — (Бет кивнула.)  — Что ж, ты могла бы мне рассказать. Зачем делать из этого тайну?
        — Это не тайна,  — возразила она.
        — И не новость,  — высказалась Таша.  — Бет училась у отца Пьера. Я об этом знала, да и ты наверняка тоже, просто забыл.
        — Ну да, точно.  — Морис встал из-за стола и даже не потрудился сдержать зевоту.  — Мне, пожалуй, на сегодня хватит. Я еду домой. Был рад встрече, Пьер.
        — Извините,  — обратилась Бет к гостям и выбежала вслед за Морисом.
        Они зашли на кухню, и Бет прикрыла за собой дверь.
        — Ты не можешь вести машину, Морис. Ты слишком много выпил.
        — И что? Зато ты не пила, показывая себя перед гостями в лучшем свете. В любом случае я пил не так уж и много. Не больше, чем Таша, а ее ты вряд ли ведь будешь уговаривать не садиться за руль.
        — Буду, если увижу, что она навеселе. Но Таша едва ли больше двух бокалов выпила, так что она в порядке. Оставайся ночевать здесь, Морис. Поедешь завтра.
        — Нет. У меня важная встреча с клиентом рано утром.
        — Почему мы все время спорим?
        — Потому что ты живешь в этом Богом забытом месте и хочешь, чтобы я каждый раз проделывал такой путь.
        — Но это несправедливо!
        — Несправедливо? Хочешь, я скажу тебе, что на самом деле несправедливо, Бет?
        Кухонная дверь приоткрылась, и Таша проскользнула внутрь.
        — Можно мне войти?
        Морис резко повернулся и пошел к выходу.
        — Морис, не уходи!  — крикнула Бет ему вслед, но он только хлопнул входной дверью.
        — Ты же не его мать, чтобы указывать ему, что делать,  — сказала Таша.
        — Я знаю. Просто не хочу, чтобы он разбился или что-нибудь еще в этом духе.
        Бет выбежала из дома. Морис пристегивал ремень безопасности, когда она постучала по дверце машины. Морис закатил глаза, но опустил стекло.
        — Что еще?  — рявкнул он.
        Она наклонилась к нему.
        — Морис, я серьезно. Оставайся. Я не могу встречаться с человеком, который выпивает, а потом садится за руль.
        — Я уже сказал тебе, что у меня завтра утром встреча. Все, хватит. Я поехал.
        — В таком случае,  — выпрямилась Бет,  — я думаю, что нам не стоит больше встречаться.
        — Прекрасно.  — Он поднял стекло и резко тронулся с места.
        Бет смотрела ему вслед и испытывала облегчение. Качая головой, она вернулась в дом. Таша уже ждала ее.
        — Что случилось?
        — Мы порвали отношения.
        — И как ты себя чувствуешь?
        Бет пожала плечами.
        — Нормально. Это был самый легкий разрыв в моей жизни.
        — Кстати, наш гость уже, наверно, заждался.
        Они отправились на веранду.
        — Не хочешь ли кофе перед тем, как пойдешь к себе?  — вежливо спросила Бет у Пьера.
        — Если это не затруднит тебя,  — последовал ответ.
        — Совсем не затруднит. Как раз соберу тебе корзину с завтраком, пока готовится кофе.
        — Мне кофе не нужен,  — уже в дверях сказала Таша.  — Я пойду. Увидимся завтра.
        Она подарила Пьеру на прощание ослепительную улыбку и ушла.
        — Будь осторожна!  — крикнула ей Бет.
        — Как всегда.
        Бет укладывала в корзину завтрак и думала о Морисе. Стоит ли позвонить ему и убедиться, что он благополучно доехал? Она вздохнула. Нет, он не захочет разговаривать с ней, и они опять поссорятся. Лучше оставить все, как есть. Ей будет лучше без него. Она знала это. Но мысль, что она окажется совсем одна, больно задела ее.
        — Можно я поставлю тарелки в посудомоечную машину?
        Бет подскочила.
        — Боже! Я не слышала, как ты подошел.
        — Извини.
        Она посмотрела на Пьера, и ее сердце замерло. Ей никогда бы и в голову не пришло, что этот мужчина будет стоять на ее кухне и говорить о таких вещах, как грязная посуда.
        — Да, конечно.
        Она наблюдала, как он ставил тарелки в машину.
        — Все-таки ты не так уж безнадежен на кухне,  — сказала Бет, стараясь не падать духом.
        — Не совсем безнадежен, но почти.
        Он улыбнулся ей, и у нее перехватило дыхание. Она быстро отвернулась, чтобы заняться кофе. Медленно выдыхая, Бет старалась уговорить себя не таять от его улыбки. Это его козырь, и ей нужно быть осторожной.
        — Я думаю, мы можем выпить кофе в доме,  — заявила она, поставив чашки и кофейник на поднос.
        Они расположились за столом напротив друг Друга.
        — Сколько ты уже встречаешься с Морисом?  — спросил Пьер.
        Бет удивилась. Она была уверена, что он не станет поднимать личные темы.
        — Недолго.
        — Я понимаю, что это не мое дело, но, мне кажется, он тебе не подходит.
        Бет налила кофе и протянула ему чашку.
        — Теперь — да.  — (Он вопросительно поднял брови.)  — Мы расстались.
        — Мне жаль.
        — Не стоит. Это было несерьезно.  — (Пьер кивнул.)  — А ты?  — спросила она.  — Как долго ты был женат на Арлетт?
        Выражение его лица резко поменялось.
        — Три года,  — помолчав, ответил он.
        — Не очень долго.
        — Достаточно долго.
        — Чтобы завести ребенка?  — (Он пожал плечами.)  — Сколько ему сейчас лет?
        — Девять.
        Бет быстро посчитала в уме. Пьер женился на Арлетт очень быстро после их расставания. Что-то в ее душе перевернулось от этой мысли.
        — Значит, вы уже семь лет как расстались?
        Он кивнул.
        После недолгой паузы Бет сменила тему разговора.
        — Мне было больно узнать о том, что случилось с твоими родителями,  — мягко сказала она.
        — Это произошло несколько лет назад.
        Бет уже много раз жалела, что не выразила ему соболезнования, но тогда она не смогла с ним связаться. Его родители переехали на юг Франции. Именно там произошла автокатастрофа, в которой они оба погибли.
        — Должно быть, это был удар для тебя.
        — Доминик переживала это сильнее.  — Он запустил руку в волосы.  — Мне пришлось ей рассказать.
        Бет понимающе вздохнула. Младшая сестра Пьера тогда еще училась в школе. Ужасно, должно быть, сообщать ребенку о смерти родителей, которых он обожает.
        Что касается Бет, то она осталась совсем одна после смерти отца. Ей было очень трудно из-за отсутствия братьев и сестер.
        Она отхлебнула кофе.
        — Хороший кофе получился.
        Он согласился с ней.
        — Я только после их смерти узнала, что они продали виноградник. Я была озадачена,  — призналась Бет.
        Лицо Пьера помрачнело. Он поставил чашку на стол и встал.
        — Уже поздно. Пожалуй, мне пора.
        Она посмотрела на него.
        — Извини. Я не думала, что разговор об этом все еще является больной темой для тебя.
        — Это не так.
        Бет удивленно уставилась на его почти не тронутый кофе. Что она такого сказала? То, что его отец продал виноградник? Может, Пьер в свое время отказался продолжить дело своего отца, а теперь жалеет? Так же, как она жалеет о том, что не приехала домой помочь папе, когда он просил ее. Угрызения совести по этому поводу ей знакомы.
        На следующий день рано утром — очень рано, так как он почти не спал, Пьер постарался заставить свой мозг и свои ноги работать. Он не обманывал, сказав Морису, что любит бегать. И не только ради физических нагрузок, но и для снятия стресса.
        Обычно ему удавалось выкидывать после пробежки все ненужные мысли из головы. Но не сегодня. Не после того, как он провел вечер с Бабетт. Бет, поправил себя Пьер. Она ясно дала ему понять, что не хочет больше слышать это имя. Легко сказать! Она была для него Бабетт в течение десяти лет. Каждый раз, когда он думал о ней. То есть почти каждый день.
        Что у нее было с Морисом? Хорошо, что она рассталась с этим человеком. Он совсем не для нее. Ей нужен мужчина, который ценил бы ее индивидуальность, любил бы ее такой, какая она есть. Ей нужен… Пьер выругался, когда его ногу внезапно свело судорогой. Он присел на траву, чтобы помассировать мышцу.
        Это задание босса будет самым сложным в его жизни. Ему нужно провести расследование того, как Бет управляет заводом, и потом написать этот чертов отчет. Который потом не оставит правлению другого выбора, кроме как уволить ее. Чтобы сделать все это, ему придется работать с Бет бок о бок.
        До полета Пьер пытался убедить себя, что справится, что ничего к ней больше не испытывает. Он повзрослел, приобрел опыт и не может снова влюбиться в нее. Но проблема в том, что на самом деле он никогда и не забывал Бет.
        Пьер встал и повернул обратно к дому. Фрэнку придется выполнить свои обещания. Только ради этого Пьер согласился на поездку. Новая должность важна для его будущего. Без оседлого образа жизни и высокой зарплаты он не сможет выиграть дело об опеке над сыном.

        Глава четвертая

        Из-за жары Пьер, не стал надевать костюм и облачился в легкие брюки и рубашку с короткими рукавами. С ноутбуком в дипломате он шел вниз по холму в сторону виноградника, когда увидел, как белый грузовик подъехал к офису Бет.
        Он переключил свое внимание на виноградник и залюбовался тем, как изящно извиваются лозы. Это был тот старый виноградник, о котором Бет рассказала вчера за ужином. Ее отец был прав, когда решил сохранить его. И не из сентиментальных, а из деловых соображений. Марка «Вековой холм» пользовалась хорошей репутацией у ценителей, и хотя Пьер до вчерашнего вечера не пробовал этого вина, теперь он мог объяснить, почему.
        Он обвел глазами пейзаж и еще раз поразился тому, насколько все похоже на места его детства. Картинки веселых лет на винограднике Ларошей сменялись в его мозгу одна за другой, пока он не помотал головой, чтобы прогнать их. Смешно возвращаться в детство. И бессмысленно. Их фамильного поместья больше нет.
        Пьер уже подошел к офису Бет и собирался открыть дверь, когда вдруг услышал ее голос, мелодичный и звонкий. Потом смех. Она разговаривала с кем-то, кто ей определенно нравился. Когда-то Бет так говорила с ним, и он внезапно испытал сожаление, поскольку сейчас их общение было более сдержанным. Вежливым, но не игривым.
        Сожаление — не то чувство, на которое он может тратить время. Пьер сжал зубы и открыл дверь. Бет замолчала и посмотрела на него. Она сидела на своем столе, а не за ним, как ожидал Пьер.
        Ее новая прическа, смешливые зеленые глаза и слабая улыбка на губах вызвали боль в его груди.
        Потом он увидел, как она одета. Обтягивающая футболка и шорты. На вид ей было лет шестнадцать, а не почти тридцать. Его взгляд задержался на ее красивых ногах. Пьер отметил, что она босиком. Так похоже на нее. И еще…
        Он замер и вцепился в ручку двери. Вокруг лодыжки Бет обвилась золотая цепочка, которую он подарил ей еще в Париже.
        Пьер понимал, что просто впился в нее глазами, но что он мог с собой поделать? Нет сомнений, это та самая цепочка. Знакомые звенья в виде сердец и маленький замочек, который ему с трудом удавалось застегнуть неуклюжими пальцами.
        Бет носит ее до сих пор?
        Помнит ли она момент, когда он подарил ей эту цепочку? Или для нее это просто привычка, как, например, надевать каждый день часы на руку?
        — Доброе утро, Пьер,  — сказала она, слезая со стола.  — Я хотела бы представить тебе нашего менеджера Клива Бауэра.
        Пьер повернул голову налево. Мужчина приблизительно его возраста протягивал ему руку. Автоматически Пьер ответил на рукопожатие. Значит, это из-за него Бет так довольна?
        — Как ваши дела?  — Клив смотрел на Пьера, который чувствовал совершенно не свойственное ему ощущение — ревность. Да, этот Клив хорош собой, а Бет явно нравится его общество.
        — Спасибо, хорошо,  — ответил Пьер.
        Клив улыбнулся белозубой улыбкой, которая сделала его еще более привлекательным.
        — Буду рад провести вас по нашему винограднику,  — сказал он.  — Здесь около ста пятидесяти гектаров. Сорок пять гектаров шираза, сорок семильона, двадцать пять мерло, двадцать каберне совиньона, шестнадцать рислинга и два гектара гренаша.  — Клив перевел дыхание.  — И, конечно, новые сорта.
        — Клив у нас занимается еще и выращиванием новых видов в различных условиях.
        Пьер кивнул.
        — Я уверен, что у вас много своих дел, поэтому не буду тратить ваше время.
        Пьеру было приятно видеть, что Клив понял его намек. Кивнув на прощание Бет, Клив вышел из ее офиса.
        — Увидимся,  — крикнул он уже за дверями. Повернувшись к Бет, Пьер увидел огонь в ее глазах, но она тут же взяла себя в руки.
        — Тебе нужна телефонная линия, чтобы подключить ноутбук?
        — Да, пожалуйста.
        Неужели она разозлилась на то, что он прервал ее тет-а-тет с симпатичным Кливом?
        Она предложила Пьеру стул, а сама села в свое кресло и сосредоточилась на мониторе компьютера.
        Бет подняла глаза и увидела, что Пьер, нахмурившись, смотрит в свой ноутбук. Она встала и налила два стакана прохладной воды. Один предложила ему.
        — Спасибо,  — сказал он.  — Бет?
        — Да?
        — Я тут просматриваю записи последних лет.
        У Бет по спине побежали мурашки. Вот и началось. С этого момента ей придется начать борьбу за свой завод. Она гордо вздернула подбородок.
        — И?
        — Ты переплачиваешь при покупке винограда у местных садоводов.
        Она недоуменно смотрела на него.
        — И что?
        — Ты могла бы экономить большие деньги, если бы вела переговоры с ними более разумно.
        — Переговоры?  — Она сразу поняла его мысль. Ее отец однажды уже покончил с этим.  — Ты предлагаешь поставить их в такие условия, чтобы они вынуждены были соглашаться продавать урожай за гроши?
        — Это называется бизнесом, Бет. Если они не хотят снижать цену, ты должна покупать виноград в любом другом месте.
        — Ты, наверное, шутишь?  — Она выдавила смешок, хотя ничего смешного в ситуации не было.
        — Нет. За те же деньги, что ты тратишь сейчас, можно покупать намного больше. А это приведет к увеличению оборота и прибыли.
        — Извини меня,  — сказала она, поднимая руку,  — но это бессмысленный разговор. Такого никогда не будет.
        Бет снова села в свое кресло и отпила глоток воды, чтобы успокоиться. Пьер вздохнул, и это вызвало в ней бурю негодования. Его вздох явно выражал сомнение в том, что она умеет вести дела. А она уже много раз слышала это от других людей.
        — Я надеялась, что хотя бы ты меня поймешь,  — выдохнула Бет.
        — Что это значит?
        — Именно твой отец заставил меня осознать, что земля всегда превыше всего. То место, которое становится неповторимым.
        Пьер наклонился вперед. Он прищурился, и Бет не могла видеть выражение его глаз.
        — В любом случае,  — медленно сказал он,  — ты ведешь бизнес, а не занимаешься хобби. Ты должна думать о владельцах акций, которых интересует только прибыль.
        — Не учи меня.
        Он долго смотрел на нее, а потом мягко произнес:
        — Я не хотел учить тебя, извини, если это выглядело именно так. Я просто показал тебе, что есть моменты, в которых состояние дел можно улучшить. Сама решай, примешь ты мой совет или нет.
        — Принять твой совет? То, что ты советуешь, заставит меня пересмотреть всю концепцию управления, чтобы это понравилось «Эль альянсу». А если я не откажусь от всего, что создавал мой отец, и что стало моей жизнью, меня просто вышвырнут вон, как ненужный мусор. Так ведь?
        Она видела, как Пьер напрягся.
        — Ты знала о таком положении дел еще до моего приезда,  — заметил он.
        — Да, знала!  — выкрикнула она.  — Я знала, что в «Эль альянсе» хотят от меня избавиться.
        Он не ответил и отвернулся. Бет поняла, что ему нечего возразить. Когда она общалась с Фрэнком Аспером, тот заверил ее в своей полной поддержке. Но она знала, что он лгал.
        Бет вздохнула.
        — Пьер, я не могу предать отца и его мечты относительно завода. Его предсмертным желанием было, чтобы я продолжила дело. Если я последую твоим советам, «Лоуленд вайнс» в своем изначальном виде просто перестанет существовать.
        Он встал и подошел к окну.
        — Бет,  — обратился он к ней, не поворачиваясь,  — в бизнесе нет места чувствам. Если бы ты была более опытной, ты бы это знала.
        Сдерживая ярость, Бет, все же спокойно, ответила:
        — Если бы это было правдой, мой отец никогда бы не основал «Лоуленд вайнс».
        Пьер повернулся к ней и скрестил руки на груди. У Бет предательски задрожали ноги, потому что именно так он смотрел на нее много лет назад. Она глубоко вздохнула и отогнала воспоминание. Он здесь только по одной-единственной причине — доказать ее некомпетентность.
        — Я, кажется, не слышал историю «Лоуленд вайнс»,  — задумчиво произнес он.  — Расскажи мне.
        — Ну…  — Она колебалась. Что значит эта история для Пьера? Ему она не близка, он не уважает ее. С другой стороны, Бет ничего не потеряет, если расскажет ему о своем отце и его начинании. Может, это даже поможет Пьеру понять, почему она так относится к своему делу.
        — Мой отец был главным виноделом в «Бокс три вайнс». Изначально им владела местная семья, но вскоре небольшое предприятие поглотила более известная компания «Уизли».
        Он кивнул.
        — Конечно, я знаю «Уизли».
        — «Уизли» интересовала только система распространения вина в Австралии. Для них не имела значения отменная репутация «Бокс три вайнс». Они приказали отцу больше не покупать виноград у местных садоводов.  — Она сделала глоток воды, прежде чем продолжить.  — Отец был очень расстроен. Он уже заключил несколько сделок и прекрасно понимал, что, если сейчас их расторгнуть, люди, среди которых он рос, просто умрут с голоду. Он отказался подчиниться.
        Она выпрямилась, почувствовав гордость за отца и силы бороться с «Эль альянсом».
        — Потом он сам купил партию винограда и в рекордно короткие сроки построил этот завод. Так появился «Лоуленд вайнс». Отец поклялся, что будет покупать виноград только у местных. Он хотел, чтобы прибыль получали все. Если бы его интересовали только деньги, он с самого начала взялся бы за дело иначе.
        Пьер пожал плечами.
        — Я понимаю, что твой бизнес изначально был построен на эмоциях,  — сказал он.  — Но я уверен, что отец тоже посоветовал бы тебе изменить положение вещей, учитывая, что ты можешь утратить контроль или вообще потерять свое дело.
        Бет задумалась, а потом покачала головой.
        — Нет. Нет, он бы так не поступил. Он хотел, чтобы я отстаивала правое дело. Владеть тем, во что уже не веришь, просто не имеет смысла.
        Бет собралась было добавить, что тот Пьер, которого она знала десять лет назад, согласился бы с ней, но не стала. Это слишком личное. От нее требуется исключительный профессионализм, чтобы хоть как-то повлиять на его отчет.
        Она открыла один из ящиков стола и достала пару легких сандалий.
        — Я собираюсь прогуляться по винограднику,  — сказала она.  — Не хочешь присоединиться?
        Бет представила Пьера Оуэну Лоу, своему кузену и главному виноделу, сама же отошла поговорить с Джоном Макгиллом по поводу последней сделки. Когда она вернулась, то с удивлением увидела, что Пьер все еще поглощен беседой с Оуэном. Это была хорошая идея — оставить их наедине. С лица Пьера исчезло напряжение. Он выглядел расслабленным. Первый раз с момента приезда.
        Когда он разговаривал с ней, на его лице всегда лежала тень настороженности. И это объяснимо. Если же он предполагал увидеть ее недовольство, то зря. Она намерена вести себя гордо. Если она хочет сохранить свой завод, то должна показать, что ей нет дела до него самого и до того, что он делал все эти десять лет.
        Бет стояла в сторонке и слушала мягкий голос Оуэна. Он был хорошим человеком и прирожденным виноделом. Он также учился всему у Ларошей, но гостил у них несколькими годами раньше Бет. Пьер в то время был еще совсем молод.
        — Виноград — это самое главное, поэтому мы стараемся не испортить его,  — говорил Оуэн.  — Мы используем только натуральные закваски, позволяющие ощутить настоящий вкус. Если же мы понимаем, что ягодам не хватает насыщенности, то добавляем больше закваски. Кстати, процесс брожения проходит в бочках из дуба.
        Бет подошла к ним и добавила:
        — Из французского дуба, разумеется.
        — Конечно,  — улыбнулся Пьер.
        Она снова затрепетала от его улыбки. Бет не понравилось, что ее эмоции выходят из-под контроля, если рядом Пьер.
        — Не хочешь прогуляться до погреба?  — спросила она, стараясь не выдать себя.
        — Да,  — ответил Пьер и пожал руку Оуэну.  — Спасибо, что нашел время пообщаться со мной.
        — Без проблем. В любое время.  — Оуэн хлопнул Пьера по плечу.  — Ты и в детстве был очень одаренным. Я так и думал, что ты пойдешь в отца.
        Пьер помрачнел и двинулся за Бет.
        — Оуэн весьма эрудирован.
        — Да, это так. А еще он просто хороший человек. Сначала Оуэн работал на других виноградниках. Это было до того, как он уехал учиться за границу, во Францию и Германию. Потом он вернулся в Австралию и работал в «Макларен вэлли». Ну а потом отец попросил его помочь ему.
        — Как давно это было?
        — Около пяти лет назад. Отец посчитал, что тяжело совмещать управление бизнесом и виноделие. И…
        Бет замолчала. Каждый раз при воспоминании об их тогдашних ссорах ей казалось, что это она виновата в его смерти. Если бы она знала, что ему осталось так мало жить, то все сделала бы по-другому. Но, как все молодые, Бет думала, что у нее еще куча времени и она присоединится к семейному бизнесу лет через пять, а то и десять.
        Если бы можно было повернуть время вспять, она бы не только помогала отцу во всем, но и перенимала его опыт виноделия. Затаив дыхание, слушала бы рассказы о ее матери, которая была самой большой любовью в жизни папы. И которая погибла в результате глупого несчастного случая, когда Бет была еще ребенком.
        — И он попросил Оуэна помочь ему?  — напомнил Пьер.
        Она вздрогнула.
        — Нет, не сразу. Сначала отец попросил меня взять на себя управление, чтобы он мог заниматься только вином.
        Пьер нахмурился.
        — А ты отказалась.
        Она глубоко вздохнула.
        — Да, у меня на тот момент были другие планы. Мне предложили работу в «Хантер вэлли», и… я приняла предложение. Я не могла упустить такую возможность.
        — И когда ты вернулась?
        — Только когда…  — Бет нервно сглотнула,  — отец так разболелся, что не мог больше работать.
        Бет внезапно почувствовала, что слезы застилают ей глаза. Она моргнула, чтобы смахнуть их.
        — Извини,  — смущенно пробормотала она.
        — Не волнуйся,  — сказал Пьер, пытаясь говорить с австралийским акцентом. И это вызвало у Бет улыбку.
        — Хочешь передохнуть немного?  — спросил он, указывая на столики возле коттеджа, к которому они подошли.
        Она кивнула и присела на лавку, положив локти на стол. Пьер сел напротив.
        — Расскажи мне все,  — попросил он.
        Бет знала, что вела себя тогда бессердечно, и хотела объяснить это Пьеру. Никто не мог думать о ней хуже, чем она сама.
        — Понимаешь,  — сказала она, чувствуя, что слезы снова близко,  — я не подозревала, что он болен. Папа не говорил мне, что у него рак. Если бы только он сказал, я бы…  — Она не могла справиться с собой.
        Пьер наклонился к ней, и Бет на мгновение показалось, что он возьмет ее за руку. Он не сделал этого, и она была рада. Лишние эмоции только навредят.
        — Ты бы все сделала,  — уверенно произнес он.
        Бет смотрела в его темные глаза. Однажды она уже решила, что он знает ее лучше всех, и считала, что тоже его знает. Как она ошибалась! Парень, которому Бет доверяла, сначала рассуждал о вечной любви к ней, а потом бросил ее.
        Но если они не поняли друг друга тогда, десять лет назад, то как сейчас можно ждать понимания?

        Глава пятая

        — Извини.  — Бет встала.  — Я не хотела, чтобы наша прогулка была такой печальной. Пойдем лучше проведаем Ташу.
        Бет была уверена, что Таша поднимет ей настроение. Однако, толкнув дверь магазина, она увидела бледное лицо подруги с синяками под глазами.
        — Таша, что случилось?  — спросила Бет, заходя за прилавок.
        Таша даже не шевельнулась.
        — Мигрень.
        — Боже мой! Что ты тогда здесь делаешь? У тебя это началось до прихода на работу?
        — Нет. Голова начала болеть позже.
        — Ты должна была сразу пойти домой. У тебя есть с собой лекарства?
        — Нет. Но я не могла уйти, с самого утра полно дел.
        Таша посмотрела на Пьера.
        — Извини.
        Бет понимала, что подруге совсем плохо.
        — Я отвезу тебя домой. Мы потом как-нибудь пригоним твою машину.  — Она повернулась к Пьеру.  — Ты сможешь обойтись, без меня какое-то время?
        — Конечно, но я могу поехать следом за тобой на Ташиной машине.
        — О, это было бы очень кстати.
        Таша вздохнула.
        — Я не смогу прийти на вечер. Как только выпью таблетку, сразу отключаюсь на двенадцать часов.
        — Об этом не беспокойся,  — быстро сказала Бет.  — Думай о себе, а я справлюсь.
        — По крайней мере ты будешь там не одна,  — Таша медленно опустилась на колени, чтобы взять из-под прилавка сумочку.  — С тобой будет Пьер.
        Бет сморщилась. Она уже забыла, что Пьер принял приглашение. Не очень хорошая мысль. Им придется ехать вдвоем в машине два часа туда и столько же обратно. И это вдобавок к тому, что и целый день им придется провести вместе.
        — Тебе необязательно идти,  — с надеждой взглянула Бет на Пьера.  — Без Таши там будет не очень весело.
        — Я бы все же предпочел пойти,  — сказал он, пожимая плечами.  — Таша, мне жаль, что у тебя так разболелась голова.
        — Это не просто головная боль. Это мигрень,  — сквозь зубы процедила Таша.
        — Ты не хочешь, чтобы я пошел?  — спросил Пьер у Бет.
        — Что ты! Если таково твое желание, то я ничего против не имею.
        Бет подавила в себе порыв посильнее хлопнуть дверью Ташиного дома, вспомнив, что подруга больна.
        Все идет вразрез с ее планами. Она-то думала, что сможет избегать Пьера в нерабочее время. Теперь выходит, что им придется провести весь вечер вместе.
        Пьер припарковал машину Таши и, казалось, нашел общий язык с местным попугаем. Яркая птичка уселась на ограде и выводила трели, которые пытался повторить Пьер.
        Бет направилась в его сторону.
        — Я вижу, ты уже успел с ним пообщаться,  — тихо сказала она.
        Пьер подпрыгнул от неожиданности, а попугай тут же улетел.
        — Я думал, ты еще у Таши. Красивая птица. Таких только в зоопарке можно увидеть.
        Она кивнула.
        — Да. А вон ее партнер. Они все время держатся вместе.
        Пьер многозначительно посмотрел на нее, а она быстро продолжила:
        — Ты еще других не видел. Удивительное зрелище. Ладно, ты готов ехать?
        Он кивнул.
        * * *
        Когда они подъехали к винограднику, было уже время ланча. Бет зевнула, паркуя машину.
        Она плохо спала по ночам с тех пор, как узнала о приезде Пьера. А именно сейчас ей нужна свежая голова.
        — Вчера вечером я тебе приготовила только завтрак,  — сказала она.  — Зайдешь на ланч?
        — Я не хочу доставлять тебе неудобства. Особенно учитывая, что ты выглядишь усталой.
        — Я в порядке. Честно. А тебе надо поесть.
        — Если ты настаиваешь.
        Он прошел за ней в дом. Бет отправилась на кухню.
        — Я быстро,  — бросила она через плечо.
        — Я бы хотел помочь. Мне неудобно, что ты столько делаешь для меня.
        Бет повернулась.
        — Я хотела просто приготовить сандвичи.
        — Отлично. Чем я могу помочь?
        — Ну…  — Она обвела взглядом кухню.  — Достань напитки. В холодильнике есть апельсиновый сок и минеральная вода. А вино нам предстоит пить вечером.
        Бет начала резать мясо.
        — Гости могут подумать, что с вином что-то не так, если хозяева отказываются его пить. Кстати, после праздника мы обычно не возвращаемся домой. Я надеюсь, ты не против провести ночь в Аделаиде?
        — Конечно, нет.
        Он без труда нашел стаканы.
        — Могу я еще что-нибудь сделать?
        — Да, порежь фрукты.  — Она указала на дыню и ананас.
        Когда Пьер принялся за дело, она сказала:
        — Когда ты говорил, что не умеешь готовить, я решила, что ты вообще держался подальше от кухни.
        — Так и было, но…
        Пьер замолчал, и она посмотрела на него. Он был мрачен. Что это могло значить?
        — Я бы хотел научиться готовить.
        — И что тебе мешает?
        — Потом я обязательно займусь этим, но сейчас большую часть времени провожу в разъездах. У меня, собственно, и нет дома.
        Бет разложила сандвичи на тарелке.
        — А где ты хотел бы поселиться?
        Он поднял глаза.
        — Во Франции. Я пока не знаю, где именно. Получу постоянную работу в главном офисе, как только выполню это задание.
        — То есть чем быстрее ты меня вышвырнешь, тем лучше?
        Пьер нахмурился. Бет готова была ударить себя.
        — Извини, Пьер.
        Он только махнул рукой и поставил тарелку с фруктами на стол.
        — Все зависит от тебя. Будешь ли ты упираться, Бет.
        — Упираться?  — Бет налила себе минералки.  — Я намерена сохранить завод в нетронутом виде. Ты это называешь «упираться»?
        — Ты можешь сохранить его, одновременно увеличивая прибыль.
        — Нет,  — твердо ответила она.  — Количество не значит качество. Так говорил мой отец, и я полностью согласна с ним.
        Он вздохнул и взял сандвич.
        Бет чувствовала, что ее загнали в угол и у нее скоро не будет работы. И дома тоже. Как не допустить этого? Может, лучше сделать так, как хочет «Эль альянс», и сохранить тем самым работу? Именно это предлагал Пьер. Но тогда она не сможет управлять заводом так, как хочет. Много лет назад отец не сдался «Уизли», и она тоже не отступит от своих принципов. Любой ценой.
        — Расскажи мне о вечере,  — попросил Пьер.
        Бет отвлеклась от своих мыслей.
        — Это встреча людей, которые знают толк в вине. Ценители и коллекционеры в основном. Такие праздники дают возможность представить всю продукцию сразу.
        — То есть ты стоишь перед гостями и рассказываешь о вине?  — (Она кивнула.)  — Смело с твоей стороны.
        Бет сузила глаза. Похоже, он не иронизирует.
        — Обычно мы с Ташей делим обязанности пополам, но сегодня мне придется справляться самой.
        Лучше всего у нее получались именно презентации вин. Среди истинных ценителей она чувствовала себя в своей тарелке.
        — Я надеюсь, что тебе не будет скучно.
        Пьер пожал плечами.
        — Не думаю. Ты везешь вино с собой?
        — Нет. Его доставляют в ресторан заранее. Я потратила кучу времени, обговаривая меню с организаторами. Да, кстати, нам нужно будет приодеться.
        — Я понял.
        Бет посмотрела на часы.
        — Выезжаем в четыре часа, а у меня еще много дел…
        — И ты хочешь, чтобы я ушел?  — Пьер потянулся.
        Бет отвела взгляд.
        — Да, так будет лучше. А то у меня не останется времени навести красоту.
        Он ей улыбнулся, и у нее в который раз свело желудок.
        — Для этого тебе не нужно много времени. Честно говоря, оно тебе вообще не требуется.  — Его темные глаза словно гипнотизировали ее.  — Спасибо за ланч,  — вдруг сказал Пьер и быстро вышел из кухни.
        Что это было? Что он имел в виду? Что она красивая?
        Комплимент, между прочим. Бет резко встала и громко сказала сама себе:
        — Не будь дурой!
        Бет приготовила новое платье. Она никогда не знала, как одеться на торжественное мероприятие, поэтому была уверена, что все делает не так. Морис сопровождал Бет на несколько вечеров и всегда критиковал ее внешний вид. Потом, к ее радости, он отказался ездить с ней. Бет прекрасно себя чувствовала без его так называемой «моральной поддержки».
        Она сняла черное платье с вешалки и положила его на кровать. На этот раз выбор ей понравился. Интересно, Пьер его одобрит?
        Черт! Бет стянула с себя футболку и швырнула в угол. Мнение Пьера не должно волновать ее. Она разделась полностью и пошла в ванную. Ее единственная задача — показать ему, что такие вечера имеют успех. А она сможет сделать это, одетая даже в мешок.
        Тогда почему она так рада тому, что у нее есть новое платье?
        Одевшись, Бет принялась за прическу и макияж. Она жалела, что отрезала волосы, но зато теперь они легко укладывались.
        Закончив приводить себя в порядок, она критически оценила результат. Сделала все, что могла. Надушившись, Бет вдруг подумала, что Пьер, наверно, узнает запах. Хотя нет. Маловероятно.
        Бет взяла сумочку, ключи от машины и вышла из дома. Ей нужно было заехать за Пьером. Однако, едва выйдя из дома, она увидела его. Пьер сидел на лавочке под окнами ее спальни.
        Бет захлестнули эмоции. С одной стороны, облегчение, что ставни были закрыты. С другой, какое-то томление в груди, похожее на ностальгию.
        Заметив Бет, Пьер оглядел ее с головы до ног, не упустив ничего. Она только молча стояла, пытаясь выдавить хоть слово.
        Он встал.
        — Ты выглядишь потрясающе.
        — Спасибо,  — промямлила она.  — Ты тоже.
        Бет успела оценить его черный костюм, белоснежную рубашку и желтый галстук. Но тут же вспомнила то, что было скрыто под одеждой.
        Она предостерегла себя. Нельзя поддаваться сумасшествию.
        — Хороший костюм.
        Он улыбнулся, а ее сердце ухнуло вниз. Глупая.
        Это ведь не свидание. И комплимент — просто проявление вежливости.
        Помни, зачем он здесь, напомнила себе Бет. Он хочет отобрать у тебя завод. Не забывай об этом.
        Но когда он подставил ей локоть, а она взяла его, под руку, все ее сомнения куда-то улетучились. Эмоции взяли верх над разумом.
        Они пошли к машине Бет.
        — Хочешь, я поведу, а ты сможешь отдохнуть перед трудным вечером?  — предложил он.
        — Да, спасибо.  — Бет села на пассажирское сиденье.
        Пьер улыбнулся, заводя мотор.
        — Не будь такой серьезной. Я обещаю, что буду осторожен за рулем.
        — Я волнуюсь не о машине,  — сказала она.
        — Тогда о чем?
        — Ни о чем. Я вообще не волнуюсь.
        Вранье. Она беспокоилась, что ей не удастся скрывать свои чувства. И особенно, что Пьер воспользуется ее слабостью и уговорит внести изменения в управление заводом.
        Они довольно долго ехали молча. Потом Пьер заговорил первым.
        — Чья это идея — проводить такие вечера?  — спросил он.
        — Мы не единственные, кто так делает. Но вечер в честь «Лоуленд вайнс» — мое предложение.
        Он кивнул.
        — Ты же изучала виноделие, да? Почему бы тебе не заняться этим делом?
        — Я работала в «Хантер вэлли» несколько сезонов, потом перебралась в Западную Австралию. Когда я вернулась в Бароссу, Оуэн уже прочно осел здесь. Поэтому нашему бизнесу не хватало именно управляющего.
        Бет вздохнула. Ей совсем не хотелось вспоминать те времена. Только не сегодня вечером.
        — Я ведь могу задать тебе тот же вопрос. Почему ты не пошел по стопам своего отца, а позволил ему продать завод? Ты же всегда говорил, что сменишь его.
        Пьер помрачнел.
        — У меня не было выбора.
        — Я не понимаю.
        Он вздохнул.
        — Я обнаружил, что мой отец ничего не смыслит в бизнесе. Он привел завод в упадок.
        Бет заметила, что он крепко сжал пальцы на руле.
        — Шесть поколений Ларошей,  — горько сказал Пьер,  — и в итоге ничего.
        Ее сердце сжалось. Она помнила, с каким воодушевлением он всегда говорил о семейном бизнесе, как хотел сменить отца у руля и делать лучшее вино во Франции.
        — Значит, это тогда он продал завод «Эль альянсу»?
        Помолчав, он кивнул.
        — Да. Я узнал об истинном положении вещей уже слишком поздно. Мы боролись несколько лет, но ничего нельзя было поделать.
        В мозгу Бет что-то вспыхнуло.
        — И тогда ты решил, что в бизнесе нет места чувствам?
        Он бросил на нее быстрый взгляд.
        — Это было для меня хорошим уроком.
        Бет молчала. Только теперь она начала понимать, почему Пьер так себя ведет, особенно, что касается дела. Его, должно быть, сильно расстроила потеря мечты всей жизни.
        Бет решила сменить тему.
        — Кроме виноделия, я еще изучала в университете винный рынок.
        — Правда?  — В его голосе звучало удивление.
        — А еще менеджмент.
        — Неужели?
        — Поэтому я была рада применить свои знания на практике, а Оуэну оставить производственные вопросы.
        — Понятно. Я не знал, что ты так образованна.
        Потому что ты даже не удосужился спросить, подумала Бет. Никто в «Эль альянсе» не потрудился узнать хоть что-нибудь о ней. Единственное, что было важно для них,  — то, что возглавляет бизнес дочь Лоуренса Лоу.
        Несправедливо, когда тебя считают ни на что не годной. И она должна доказать обратное.
        Интересно, повлияют ли новые сведения на отчет Пьера? Изначально Бет собиралась занять позицию пассивного наблюдателя, не вмешиваться, но и не прислушиваться к советам Пьера. Однако сейчас она поняла, что приняла неверное решение. Ей следует более активно защищать себя.

        Глава шестая

        Когда они шли от отеля к ресторану, Пьер про себя радовался, что они больше не сидят в машине.
        Духи Бет почти свели его с ума. И дело не в том, что это был какой-то особый запах. Да, аромат приятный, но самое главное — это ее духи. Пьер узнал бы этот запах из тысячи. Он неизменно ассоциировался в его мозгу с Бет. С ее телом, ее кожей…
        К аромату духов следовало бы добавить то, как она выглядела в новом платье. Пьер чуть не потерял рассудок.
        Однако ему понравилось, что они смогли вести непринужденный разговор. Последние десять лет Бет и Пьер провели в разных точках земного шара, но у них нашлось много общих тем. Если они не вспоминали о прошлом и о цели его визита в Австралию, то можно сказать, беседа была дружеской.
        Пьер подавил в себе чувство сожаления. Если бы на месте Бет была любая другая женщина, он бы уже давно сделал попытку сблизиться. Но только не с ней. Абсолютно невозможно, и нет смысла жалеть об этом.
        Как только они вошли в ресторан, Бет сразу принялась за дело. Она оставила его около столика с напитками, а сама отправилась поговорить с хозяином.
        Гости еще не приехали, поэтому Пьер был предоставлен самому себе. Он сел около стены на скамейку и наблюдал за тем, как хлопочет Бет. Никаких сомнений — она великолепна в этом наряде. Нет, поправил он себя. Она великолепна всегда. Но платье делало ее более… взрослой. Зрелой. Пьер не мог оторвать от нее глаз. Когда она повернулась и поймала его взгляд, то улыбнулась и помахала ему рукой. Он вздрогнул и понял, что ему не удастся оставаться к ней равнодушным.
        Его приезд в Австралию был огромной ошибкой. Но сейчас, на один вечер, он хотел забыть о цели командировки. Забыть то, что Бет ненавидит его и его работу. Забыть то, что случилось много лет назад. Пьер мечтал вновь ощутить волнение, которое всегда испытывал рядом с ней. Без ограничений, без боли.
        У него еще будет достаточно времени для дел, когда они вернутся в Бароссу. А пока можно расслабиться, и пусть вечер идет своим чередом, как в юности, когда не было нужды контролировать себя.
        Входная дверь открылась, и вошла первая группа гостей. Когда их проводили к столам с напитками, они кивнули Пьеру. Тут же появился официант. На подносе стояла бутылка с этикеткой «Лоуленд вайнс».
        Буквально через полчаса помещение заполнилось людьми, предвкушавшими хороший вечер. Пьер хотел было отправиться на поиски Бет, но хозяин пригласил всех занять места за своими столиками.
        Пьер оказался за одним столиком с Бет, но между ними сидели другие гости. Пьер пытался скрыть разочарование, когда знакомился с соседками. Справа Альма и слева Теган с рыжими кудряшками. Когда она назвала свое имя, то наклонилась к Пьеру и дотронулась до его руки. Пьер искренне пожелал, чтобы Альма оказалась разговорчивой женщиной, поскольку встречал много таких людей, как Теган, на своем веку и считал их скучными.
        На середину зала выдвинулся хозяин ресторана и приветствовал всех гостей голосом, который больше подошел бы актеру. Он обратил внимание приглашенных на стол, где была выставлена вся продукция «Лоуленд вайнс», а потом предложил Бет выйти к нему.
        Пьер не знал, чего ожидать, но она поразила его своей уверенностью, спокойствием и красотой. И еще улыбкой. Он обвел взглядом гостей. Все внимательно слушали, как она говорила. Бет умело описывала вина, которые будут поданы за ужином. Потом добавила, что они с шеф-поваром подбирали блюда так, чтобы они сочетались с винами. Она посмотрела на всех присутствующих и искренне пожелала хорошего вечера.
        Он одобрительно кивнул ей. Когда Бет в ответ широко улыбнулась, Пьер мог бы поклясться, что температура его тела поднялась на несколько градусов. Даже не взглянув на закуски, Пьер попробовал «семильон», который разливал официант.
        — Наверное, будучи французом, вы привыкли к вину с детства,  — сказала Теган, наклоняясь к Пьеру совсем близко.
        — Так и есть,  — ответил он, сосредоточив взгляд на бутылках с вином.
        Порадовавшись, что кто-то из мужчин завладел вниманием Теган, Пьер повернулся к Альме. Он мило побеседовал с ней и ее мужем, когда Бет снова появилась в центре зала. На этот раз она представила два вида красного вина — «шираз» и «каберне», которые подавались к основному блюду.
        — Сначала «олив бранч шираз», урожай 2002 года,  — сказала она.  — Насыщенный вкус. И хотя оно считается красным вином, в нем улавливаются запахи гуавы и персика.
        Бет убедилась, что бокалы у всех наполнены, и призвала гостей вдохнуть аромат напитка.
        — Ощущаете легкие отголоски мяты?  — спросила она.
        Бет завораживала Пьера. Несмотря на то, что он провел всю жизнь среди знатоков вина, он не помнил никого, кто рассказывал бы о нем с таким чувством. Было в ее глазах нечто, заражающее всех вокруг такими же эмоциями.
        — Я не знаю другого сорта, который был бы таким же свежим и энергичным.
        Этими словами можно описать ее саму, подумал Пьер. Она такая же уникальная, как ее вино. Больше таких нет.
        После того как Бет представила «кобби-крик каберне», она вновь присела за свой столик и была немедленно вовлечена в разговор с пожилой парой справа. Пьер смотрел на нее и явно почувствовал, что скучал по ней. Скучал по всему, что связано с ней. Пустоту в его душе могла заполнить только Бет.
        Друзья время от времени спрашивали у него, какой тип женщин ему нравится. Пьер не мог Ничего сказать. Но сейчас, при виде Бет, у него появился ответ. Она — его тип. Даже не тип, потому что она уникальна. Не похожа ни на одну женщину. Бет и еще раз Бет.
        Теган дотронулась до его руки и, откинув волосы, спросила, кивнув в сторону Бет:
        — Она довольно милая, правда? Довольно милая?
        Пьер отдернул руку немного грубее, чем намеревался. Он еще не смог найти достойный ответ, когда кто-то за столом обратился к нему с вопросом. И Пьер с радостью включился в разговор.
        * * *
        После основного блюда Бет снова встала. Настала ее любимая часть вечера, когда можно говорить о чем угодно.
        — Сказать, что условия для урожая в Баросса-Вэлли такие же, как везде, это все равно, что утверждать, будто все женщины плохие водители,  — начала она и порадовалась, что гости весело рассмеялись. Значит, обстановка в зале расслабленная.  — Соседние заводы получат совершенно другой виноград, хотя погода повсюду одна и та же…
        Она еще поговорила о сборе урожая, потом вытащила из кучи визиток, которые оставил каждый гость, одну и объявила имя счастливчика, который выиграл подарок от «Лоуленд вайнс». И под конец попросила официантов открыть несколько бутылок знаменитого «шираза», чтобы гости оценили качество «Векового холма».
        Потом настало время десерта. Бет вернулась за столик и порадовалась, что Пьер чувствует себя комфортно. Она надеялась, что это никак не связано с его соседкой, которая практически уселась ему на колени.
        Бет одернула себя. Она ему не сторож. Она ему никто. К тому же женщину можно понять — Пьер был самым привлекательным мужчиной в зале.
        Ха! Кого она обманывает? Он — самый привлекательный мужчина из всех, кого она встречала.
        — Бет?
        Она оторвала взгляд от Пьера, потому что кто-то коснулся ее плеча. Бет посмотрела на подошедшего к ней мужчину, серьезного ценителя и коллекционера вин.
        — Да, Брендан.
        — Я должен сказать, что редко можно отведать вина, которые так подходят своей земле, как ваши.
        — Спасибо, Брендан. Я ценю ваше мнение. Это комплимент.
        — Совсем нет. Я рад, что вы решили ограничить выпуск ради улучшения качества. Худшее, что вы могли бы сделать,  — это закупать виноград в другом районе. Я знаю, что многие так поступают, но «Лоуленд» следует похвалить за стойкость.
        Бет почувствовала на себе взгляд Пьера.
        — Я согласна с вами, Брендан. Пока я занимаю свой пост, «Лоуленд вайнс» не изменит своим принципам.
        Брендан вздохнул.
        — Я знаю о вашем положении, но уверен, что «Эль альянс» не отважится поставить на карту репутацию завода, так ведь?
        Бет понимала, что вокруг слишком много любопытных, поэтому нужно следить за каждым своим словом. Брендан понизил голос и сказал:
        — Они не уволят тебя, Бет. Это было бы глупо с их стороны.
        — Брендан, не волнуйтесь.  — Она одарила его самой широкой улыбкой.
        Она посмотрела на свой столик и обнаружила, что вниманием Пьера завладела его рыжая соседка. Бет не могла поверить, что боль в груди — это ревность. Но так оно и было.
        Пьер широко раскрыл глаза, слушая, что ему нашептывала на ухо Теган. Бет даже не хотела предполагать, что та могла наговорить. Она отвернулась как раз вовремя, чтобы улыбнуться хозяину, который сообщил, что пора подавать кофе.
        Бет шутила и улыбалась приглашенным, не обращая внимания на Пьера. Но вот последние гости, попрощавшись, ушли, и они остались вдвоем. Бет испытала облегчение, увидев, что Теган исчезла. Больше всего она боялась, что Пьер уйдет с ней.
        Она подошла к нему.
        — Ты хорошо провел время?
        — Замечательно, спасибо. Ты была великолепна.
        — Великолепна?  — рассмеялась она.  — Ну, это слишком.
        — Нет, это правда. Все так сказали.
        Она прищурилась, а он пожал плечами.
        — Чуть преувеличил. Ладно, ты готова?
        Она кивнула. Махнув на прощание персоналу, Пьер взял ее за руку. Странное, но какое-то естественное чувство близости после стольких лет.
        Всю дорогу до отеля Бет пыталась погасить внутри себя пожар. Просто смешно! Как ее может так тянуть к нему, несмотря ни на что?
        Но, если честно, ей было жаль, что такой чудесный вечер подходит к концу. После того, как они покинули утром завод, их общение напоминало прежние времена. Бет постаралась для этого и видела, что Пьер поступил так же. Они успешно заставили себя сделать вид, что между ними нет никаких разногласий.
        — Какой хороший вечер,  — сказал Пьер.  — Даже жалко заходить в помещение. Может, прогуляемся?
        — Да, с радостью,  — согласилась она и поежилась.
        — Тебе холодно? Тогда лучше будет пойти в номер.
        — Нет, не холодно. Это просто ветерок с воды. Они шли до тех пор, пока не добрались до моста над рекой. Завороженные, они наблюдали за фонтаном на берегу, который разбрасывал искрящиеся капли воды.
        Несколько минут спустя Бет поняла, что это она разглядывает фонтан, а Пьер смотрит на нее. Его взгляд удивил Бет. Взгляд голодного человека.
        По ее рукам побежали мурашки, и она не могла определить, было ли это следствием прохладного вечера или его взгляда. Она помнила такой взгляд. Он означал желание Пьера поцеловать ее.
        Он повернулся спиной к фонтану и прислонился к каменному ограждению моста. Совсем близко к ней. Бет снова поежилась, и он взял ее руки в свои.
        Его пальцы стиснули ее ладонь, и он вдруг притянул Бет к себе. С легким стоном она закрыла глаза и отдалась, этому моменту. Она не думала о прошлом и, уж конечно, не о будущем. Бет просто сосредоточилась на его объятиях. Она чуть приподняла подбородок и подставила губы для поцелуя.
        Его губы, сначала робкие, слегка коснулись ее губ. Он как будто не мог поверить, что целует именно ее. Потом — смелее, более уверенно.
        Бет снова застонала, и Пьер отпрянул, чтобы заглянуть ей в глаза, но уже в следующую секунду снова жарко целовал ее. Он проник языком между ее губами и нашел ее язык, дразня его и заставляя Бет трепетать от удовольствия.
        Он с силой прижал ее к себе, и она почувствовала тепло его тела сквозь тонкую ткань своего платья. Руки Бет скользнули под его пиджак и ласкали спину Пьера, ощущая каждый мускул.
        Она хотела бы стоять вот так вечно. Целовать его и быть зацелованной им. Любить его и быть…
        Внезапно Бет все поняла. Осознание того, что она любит Пьера, пришло к ней только сейчас. Любит, хочет и нуждается в нем. Это открытие испугало ее.
        Бет оттолкнула Пьера обеими руками. Как она могла быть такой глупой? Она словно в дурмане, но только не от вина, а от сексуального влечения, которое возникло между ними. А как же желание вести себя с ним только по-деловому? Бет была очень зла.
        — Нам не нужно было этого делать,  — сказала она слегка дрожащим голосом.
        Выражение лица Пьера сразу же поменялось. Он мрачно изучал ее.
        — Это не… Я имела в виду…  — Она провела рукой по волосам и наконец твердо произнесла: — Я не хотела этого. Я правда не хотела тебя целовать.
        Он молча смотрел на нее, но по выражению его глаз она понимала, что фраза «Кого ты хочешь обмануть?» безмолвно повисла между ними. Слезы навернулись на глаза, и она смахнула их тыльной стороной ладони.
        Бет повернулась и быстро пошла к отелю. Почти добежав до своего номера, она закрыла за собой дверь и дала волю слезам.
        Они текли ручьем. Бет слишком долго сдерживалась. Она поддалась эмоциям, когда поцеловала Пьера, и это пробудило в ней давнюю душевную боль.
        Сейчас она оплакивала свою неудавшуюся любовь десятилетней давности. Вернувшись тогда домой, она никому не рассказала, как ей плохо. Спрятала боль глубоко в себе.
        Бет плакала по своему отцу, по временам, когда она проводила так мало времени с ним и когда подвела его. Она в первый раз так оплакивала эту потерю. Потерю отца, его поддержки, потерю своей семьи.
        Она плакала по мужчине,  — который остался на мосту. Нельзя отрицать правду. Несмотря на то, как он поступил с ней в прошлом и что собирается сделать с ее заводом сейчас, она любит Пьера.
        Да, у них нет будущего. Этот поцелуй — не начало чего-то нового. Всего лишь отголосок прошлого. Пьер приехал в Австралию не для того, чтобы вернуть потерянное. Он здесь совсем подругой причине.
        А она почти сдалась. Слава богу, вовремя пришла в себя. Он пробудет здесь недолго, а потом уедет навсегда. И заберет с собой ее завод и осколки ее разбитого сердца.
        Вдруг Бет перестала плакать и резко выпрямилась. Ей в голову внезапно пришла мысль, что его поцелуй был спланирован заранее. Новый способ воздействия на нее.
        Может, поэтому именно Пьер приехал заниматься ее заводом? Это не совпадение, а продуманный план «Эль альянса» по захвату контроля над ее бизнесом. Ведь Пьер знает все ее слабости. Собственно, именно он и есть ее слабость.

        Глава седьмая

        Пьер засунул руки в карманы и пошел к отелю. Бет снова его оттолкнула. Неужели он так и не научился ничему?
        Он поцеловал ее неожиданно для самого себя. На него так повлиял хороший вечер. Однако он знал, что делал. Хотя следовало подумать дважды перед этим.
        Зачем он так поступил? Зачем поцеловал ее? Потому что она выглядела сногсшибательно? Потому что в ней чувствовались одновременно уверенность и уязвимость? Потому что как только он дотронулся до нее, все остатки разума покинули его голову, а самого его накрыло теплой волной? Нахлынули воспоминания о том, как они когда-то занимались любовью?
        Вкус ее губ был таким сладким, возможно, от вина или от десерта. Но это был ее вкус. Пьер целовал Бет так, словно забыл все, кроме того, что перед ним женщина, которую он так и не смог выбросить из головы и из сердца.
        И когда он целовал ее, на какое-то мгновение ему показалось, что она тоже не забыла его. Что ей тоже необходимо ощутить былую страсть. Она таяла в его объятиях, как раньше. Рухнули все преграды, исчезли все сомнения. И вдруг Бет оттолкнула его.
        Усвоит он наконец этот урок? Нельзя снова поддаться чувствам. Бет нет места в его будущем. Его будущее во Франции. С Филиппе. И это самое главное. Сейчас Пьер больше всего желал побыстрее закончить отчет и уехать отсюда. Оперативная работа и немедленный отъезд.
        На следующее утро Бет, зажмурившись, сидела перед зеркалом. Она боялась взглянуть на свое невыспавшееся и заплаканное лицо.
        Какая жалость, что обратно им тоже придется ехать вдвоем. Зачем, она привезла Пьера в своей машине?
        Бет надела джинсы и футболку, захваченные с собой, и отхлебнула крепкого чая из стакана. Она посмотрела на бутерброды на подносе, который принесли в номер. Но сейчас завтрак казался ей плохой мыслью, учитывая, что ее желудок до сих пор сжимается от пережитых впечатлений.
        Посмотрев все же на свое отражение с красными глазами, Бет взяла сумку и вышла из номера. В лифте она думала о том, какой будет реакция Пьера, когда они встретятся. Она вдруг занервничала. Но тут же взяла себя в руки. Больше никаких слез. Вчера она выплакала все.
        Двери лифта открылись, и Бет увидела Пьера, который сидел в холле и читал газету. Подойдя к нему, она заметила, что это французская газета. Должно быть, он рано встал, раз успел сходить за прессой на вокзал.
        Казалось, Пьер не замечал ее или просто делал вид. Жесткий взгляд, который он наконец бросил на нее, заставил Бет вздрогнуть. Не хватало еще почувствовать на себе его гнев. Остается только быть предельно вежливой с ним. Постараться сделать вид, что ничего между ними не произошло.
        — Ты давно ждешь?  — спросила она.
        — Где-то полчаса.
        — Можем ехать?
        Пьер сложил газету, сунул ее под мышку, поднял с пола чемодан и пошел к выходу. Даже не взглянув на нее.
        Бет поспешила за ним и успела поймать два заинтересованных женских взгляда, направленных в его сторону. Ничего удивительного. В костюме или в джинсах, как сейчас, Пьер выглядел потрясающе. Помимо красивой внешности, в нем была харизма. Поэтому ему вслед постоянно оборачивались. Еще вчера она сама потеряла голову. Но не сейчас. Она снова держит себя под контролем. Все эмоции спрятаны глубоко внутри.
        — Дай мне, пожалуйста, ключи,  — сказала Бет, когда они подошли к машине.
        Пьер достал их из кармана, но не спешил отдавать.
        — Я могу повести,  — отводя глаза, предложил он.
        — Нет, спасибо. Я сама.
        Бет хотела сесть за руль. Так она хотя бы сосредоточится на чем-то, кроме мыслей о нем.
        Он пожал плечами, отдал ключи и сел на пассажирское сиденье.
        Бет три раза пыталась пристегнуть ремень безопасности, но, только успокоившись, с четвертой попытки справилась с этим. Она завела мотор.
        — Я бы хотел извиниться за свое поведение вчера на мосту,  — вдруг сказал Пьер.  — Это было неуместно.
        Она покачала головой.
        — Давай не будем об этом. Я предпочитаю просто забыть то, что было.
        — Согласен.
        — Вот и хорошо.
        Бет выехала на шоссе, а Пьер устроился поудобней. Бет надеялась, что он поспит, потому что говорить им было не о чем.
        Пьер открыл глаза как раз в тот момент, когда Бет припарковалась у своего дома. Это навело ее на подозрение, что он только притворялся спящим.
        — Всем привет. Как дела?  — К ним подошла Таша.
        — Хорошо. Как твоя мигрень? Все прошло?
        — Да. Вам там понравилось?  — спросила Таша, беря Пьера под руку.
        — Замечательный вечер,  — ответил он, чувствуя себя неловко.
        Бет видела, что внимание Таши ему не по душе. Ну и что, подумала она. Помогать Пьеру она не собиралась.
        А Таша не собиралась сдаваться.
        — Замечательный — и все? А разве Бет у нас не чудесная?
        Он не ответил, а про себя подумал, что это неточное слово. Она великолепная. Хотя сейчас Бет не та девчонка, которой нужны его комплименты и поцелуи. Она взрослая женщина, которая хочет любой ценой спасти свой завод. И она не собиралась из-за своего одиночества, поддаться соблазну и забыть обещание, данное отцу.
        Бет вытащила из машины свою сумку и ждала, пока Пьер сделает то же самое.
        — Я вчера оставил ноутбук в твоем офисе,  — сказал он.  — Если ты не против, я бы хотел сейчас поработать.
        — Хорошо. У меня тоже есть дела. Я разберу сумку и приду в офис.
        Когда через несколько минут Бет вышла из дома, Таша ждала ее, прислонившись к машине.
        — Что ты сделала с Пьером?  — Она пошла следом за Бет.
        — Он что-нибудь сказал?  — со злостью спросила Бет.
        — Нет. Но с ним что-то не так. Я стояла между вами и чуть не погибла от убийственных взглядов.
        — Не бери в голову. Мы просто оба устали.
        Таша хмыкнула.
        — Хорошо. Значит, не хочешь мне ничего рассказывать? А я думала, мы друзья.
        Бет сжалась.
        — Так и есть. Ты моя лучшая подруга, Таша. Просто мы с Пьером немного не сходимся во взглядах на управление заводом.  — Она тяжело вздохнула.  — Не волнуйся. Мы все уладим.
        Если бы! У них абсолютно противоположные взгляды. Вряд ли они смогут найти компромисс.
        — Н-да? Ну, ладно. Я собираюсь пригласить его к себе на ужин. Ты ведь не против?
        — А почему я могу быть против?
        — Ну… Я решила, что в поездке между вами что-то случилось.
        Пьер уже подходил к ее офису.
        — Тихо. Нет, ничего не случилось.
        Бет открыла дверь, в который раз напомнив себе, что пора смазывать петли. Нет, она не может рассказать Таше о том, что произошло между ней и Пьером. Ей очень хотелось, но нет.
        Войдя, она старательно избегала его взгляда.
        — Я здесь, чтобы лично пригласить вас на ужин у меня дома,  — звонко произнесла Таша, обращаясь к Пьеру.
        — О, я не думаю, что…
        Bet все же заметила, что он смотрит на нее, но упорно не сводила глаз с Таши. Казалось, Пьер ищет подходящий повод для отказа.
        — Хорошо. Будем считать это согласием,  — сказала Таша.  — Будет здорово. Я дам вам знать, когда закончу работу, и мы вместе пойдем ко мне.
        Он кивнул, не совсем понимая, что произошло.
        — Хорошо.
        Тут Бет подумала, что могла бы поручить Таше поговорить с Пьером и убедить его согласиться со взглядами Бет на управление заводом. Но потом отказалась от этой мысли. Пьер, скорее всего, прибегнул бы к такому методу, но только не она.
        Бет начала злиться, но не позволила себе показать это Пьеру. Она ждала важное письмо, поэтому, как бы ей ни хотелось оставить его одного, она продолжала сидеть за компьютером.
        Они работали молча около часа, затем Пьер вдруг прочистил горло и попросил у нее данные о доходах с нескольких виноградников.
        — За какой период?  — спросила Бет. Эти сведения она еще не успела перенести в компьютер.
        — Мне нужны последние данные. Цифры за несколько лет, чтобы сравнить их,  — ответил он.
        Повернувшись к нему спиной, она достала необходимые папки и разложила их на столе.
        — С чего ты хочешь начать? С какого вина?
        Пьер пожал плечами.
        — С любого.
        Бет открыла первую же папку.
        — Хорошо. Значит, «шираз». Урожай «Векового холма» в прошлом году составил полторы тонны с каждого акра.
        — Это очень мало.
        Она подняла глаза и встретилась с его взглядом.
        — Да, но не забывай, что это наше лучшее вино.
        Он задумался, потом что-то занес в свой компьютер.
        Бет проинформировала его обо всех данных по каждому сорту вина и теперь молча смотрела на него. Сосредоточенный, он сейчас больше напоминал молодого человека из ее прошлого, чем взрослого исполнительного директора. Она вонзила ногти в ладони, призывая себя не думать об этом.
        — Бет, ты в порядке?
        Что за глупый вопрос! Она никак не могла собраться, и это было видно. Она глубоко вздохнула.
        — Да, конечно, в порядке. А что?
        Пьер разглядывал ее.
        — Ты меня не слушаешь. Я задал вопрос, а потом повторил его несколько раз.
        — Правда? Извини, я просто задумалась. Так о чем ты?
        Он снова посмотрел на нее.
        — Я спросил про воду. Как ты с этим управляешься.
        — Вода. Да. Не считая шираза, который не требует полива, под всеми виноградниками, на глубине, расположена компьютеризированная ирригационная система. Недавно местные виноградари решили провести трубы, по которым шла бы вода из Муррея. Это позволит избежать засухи в особо жаркую погоду. Это все, что ты хотел узнать?
        Пьер кивнул и собрал со стола все свои бумаги. Потом выключил ноутбук.
        — Я поработаю у себя,  — сообщил он.
        — Я скажу Таше, где тебя найти.
        — Спасибо,  — ответил он, даже не глядя на Бет.  — Завтра я поговорю с тобой о тех изменениях, которые порекомендовал бы совету директоров.
        Бет замерла.
        — Ты уже закончил свой отчет?
        — Да, закончил. Я думаю, ты рада, что я скоро уеду.

        Глава восьмая

        Пьер переминался с ноги на ногу перед закрытым офисом Бет. Он хотел все решить и покончить с этим. Почему же ее нет на месте? Что она надеется выиграть, оттягивая этот момент?
        Он завершил все свои исследования, и теперь осталось только убедить Бет. Хотя нет. Убеждать Бет в чем-либо не входит в его обязанности. Она не согласится пересмотреть свои взгляды и тем самым спасти положение. Но по какой-то причине он хотел заставить ее понять, что она может потерять завод. Только ради прошлого, а не потому, что ему есть до этого дело. Больше нет. Она в который уже раз наплевала на его чувства.
        Если Бет примет его совет насчет того, как изменить тактику, у нее появятся все шансы выстоять в этой борьбе. Несмотря на то, что «Эль альянс» будет диктовать ей свои условия, многие решения она все же будет принимать сама. Она должна признать, что это лучше, чем ничего.
        Пьер посмотрел на часы. Неужели Бет его избегает? Он будет удивлен, если она выбрала самый легкий путь — сбежать. А может, у нее проблемы дома? Или она заболела? Вчера она выглядела неважно. Возможно, ему стоит это проверить.
        И как раз в этот момент он увидел ее автомобиль. Пьер с облегчением вздохнул. Значит, беседа состоится. Он не хотел предстать перед начальством, не поговорив сначала с Бет.
        Она припарковала машину и вылезла из нее, широко улыбаясь. Когда их взгляды встретились, ее улыбка померкла. Видимо, там, где она была, ей было хорошо. Логика подсказывала ему только одно: Бет, возможно, провела ночь с мужчиной.
        Идя за ней следом в офис, он изо всех сил пытался расслабиться.
        — Извини, что я опоздала,  — бросила Бет через плечо.  — Это была необыкновенная ночь.
        Пьер сжал кулаки, ожидая, когда компьютер загрузится. Он понял, что она сказала. Сейчас еще решит поделиться с ним подробностями. Бет вопросительно смотрела на него, а он наблюдал, как она снимает жакет. Под легкой футболкой были видны очертания ее груди, а юбка плотно облегала бедра. Эта картина еще больше мешала ему сосредоточиться.
        Она села за стол и снова улыбнулась. Дверь приоткрылась, и он вздохнул, увидев Ташу. Уже второй раз за два дня ему приходится отказывать женщине. Сначала Теган, теперь вот Таше. Они обе красивые женщины, но ничего для него не значат. Как они могут что-то значить для него? Хотя, может, пришло время найти себе подругу? Ему давно пора раз и навсегда забыть Бет.
        Таша кивнула ему и села напротив Бет.
        — Итак, это все-таки произошло?
        — Да,  — улыбаясь, ответила Бет.  — Сегодня ночью. Это был незабываемый опыт.
        Пьер переводил взгляд с одной женщины на другую. Он знал, что австралийцы открытые люди, но чтобы настолько! Он кашлянул, напоминая о своем присутствии. Они посмотрели на него, но так как он молчал, продолжили диалог:
        — Поздравляю! Ну, расскажи все в подробностях.
        Пьер съежился. Невероятно! Может, ему следует выйти?
        — Девочка. У нее черные волосы и нежная оливковая кожа. Совсем не похожа на всех новорожденных.
        Ребенок? Он не мог прийти в себя от удивления.
        — Как назвали? Какой вес? Ну, давай же, Бет.
        — Да я сама еще под впечатлением. Они хотят назвать ее Лаурой Элизабет. Лаура — это в честь моего отца, Лоуренса. А Элизабет в честь меня. Правда, мило с их стороны?
        Таша кивнула.
        — Это понятно. Ведь вы с отцом всегда были как ангелы-хранители для Химмелов.
        Бет потянулась.
        — Я так устала.
        Пьер отвел от нее взгляд. Хотел бы он быть таким же равнодушным к ней, как она к нему.
        — Итак, когда твоя крестница будет уже дома?
        — Крестница?  — (Обе женщины посмотрели на него.)  — У тебя есть крестница?
        — Теперь есть. Она родилась этой ночью, и я была там,  — Бет повернулась к Таше.  — Коринн и Лауру выпишут сегодня вечером. Они обе в порядке, поэтому едва ли их задержат в больнице.
        — Обязательно встречу их,  — сказала Таша и встала.  — Пойду-ка открою магазин.
        Таша ушла, а Пьер видел, что Бет витает в облаках, погруженная в свои мысли. Пора вернуть ее с небес на землю.
        — Когда ты будешь готова выслушать меня?  — спросил он.
        — Через минуту. Только проверю почту.
        Пьер ждал. А она через несколько минут расплылась в широкой улыбке.
        — Карл Химмел прислал мне фотографии,  — сказала Бет.  — Как и обещал.
        Она повернула монитор компьютера так, чтобы Пьер мог видеть.
        — Это Лаура Элизабет,  — с гордостью сообщила Бет.
        Пьер посмотрел на экран. Он мало что рассмотрел, потому что ребенок был плотно завернут в одеяло. Торчал только носик.
        Бет кликнула «мышкой».
        — Вот еще одна. Она получше.
        На ней была сама Бет. Пьер замер. Она сидела на больничной кровати и держала на руках ребенка, улыбаясь в объектив. Эта фотография заставила его сердце екнуть. Так выглядела бы Бет с их ребенком на руках. Ведь так и должно было быть. Он хотел, чтобы так было.
        — Разве она не прелестна?
        Он кивнул, не в силах найти слов. Бет снова повернула монитор к себе.
        Пьер про себя выругался и потер лоб. У него болела голова, и это не считая постоянной боли в груди. Симптомы похожи на несварение, но он знал, что это невозможно. Он никогда не страдал этим. До приезда в Австралию все было нормально.
        Ему нужно быстрее закончить дела и убраться из этой страны насовсем.
        — Давай вернемся к нашим делам,  — излишне резко сказал Пьер.
        Бет сразу помрачнела, с ее лица исчезла улыбка.
        — Хорошо.
        Он подошел к пластиковой доске на стене, взял фломастер и принялся писать на ней большими буквами.
        — Твоя цель,  — начал Пьер, отложив фломастер,  — увеличить оборот продукции, а соответственно и прибыль. «Эль альянс» доволен нынешними показателями, но в целом все равно выходит мало.
        — Почему?
        Бет скрестила руки на груди, как бы защищаясь.
        — Потому что так считает «Эль альянс». По сравнению с другими такими же компаниями в Австралии, да и в других странах, прибыль «Лоуленд вайнс» невелика. У тебя есть три варианта.
        Бет смотрела на него так, словно хотела убить взглядом. И Пьер понимал ее. Он был не только исполнителем, а еще и автором идей.
        — Вариант первый. Увеличить прибыль за счет закупки большего количества исходного материала. Цены останутся более или менее стабильными. Я подготовил схемы для сравнения прибыли и цен.
        Он открыл в своем компьютере нужную папку и повернул экран к Бет. Она молча смотрела на монитор.
        — Под исходным материалом, я так понимаю, ты имеешь в виду сам виноград? Сердце и душу вина?
        — Да,  — просто ответил Пьер. Он не хотел спорить с Бет, поэтому просто оперировал фактами.  — На моих схемах видно, насколько больше винограда ты сможешь купить, если делать это в других районах или даже за границей.
        — Никогда.
        — Пожалуйста, посмотри на цифры. Сейчас не время для эмоций. Подумай. Факты говорят сами за себя.
        Бет закусила губу. Пьер подавил вздох и повернулся к доске.
        — Вариант второй. Увеличить количество винограда, закупаемого здесь.  — (Она прищурилась.)  — Чтобы добиться этого, тебе придется обсудить с виноградарями новые условия и цены, более выгодные для тебя. Если им важен бизнес, они согласятся. Если нет — есть другие поставщики.
        Бет хмыкнула.
        — Неужели ты думаешь, что я могу так поступить?
        Она метнула в него убийственный взгляд. Пьер пытался оставаться спокойным:
        — Вариант третий. Ты можешь увеличить прибыль, если будешь применять другие методы ухода за виноградом.
        — Извини, не поняла,  — сказала она.
        Он сделал вид, что изучает написанное на доске. Потом собрался с духом.
        — Ты можешь увеличить урожай, например, шираза, если проведешь под ним воду.
        — Ты шутишь? Зачем нам делать это?
        — Я уже объяснил. Чтобы увеличить урожай, а соответственно и продукцию.
        — И испортить наше лучшее вино? Вековой Холм? Это сухой виноградник, который придает необыкновенный вкус и аромат вину.
        — Но так у тебя будет больше продукции на продажу.
        Пьер ждал ее реакции, постукивая фломастером по колену. Когда Бет заговорила, ее тон был ровным и спокойным. Она сумела взять свои эмоции под контроль.
        — Не могу поверить, Пьер. Ты ведь должен понимать, что это просто смешно и я не могу согласиться на такое.
        Пьер медленно принялся стирать все с доски.
        — Я делаю свою работу,  — не глядя на нее, произнес он.
        — Тогда твоя работа никуда не годится.
        Он нахмурился.
        — Завтра состоится собрание совета директоров. У тебя есть время выбрать подходящий вариант. Если ты откажешься от всех трех, я предложу сменить управляющего.
        Он повернулся и увидел, что ее щеки пылают.
        — Я могу уже сейчас сказать тебе, что не собираюсь принимать ни один из вариантов.
        — В таком случае, желаю удачи в поиске новой работы.
        Его сердце тяжело билось в груди.
        — Только не думай, что я так легко сдамся,  — с удивительной твердостью в голосе заявила Бет.  — Я предложу правлению свой вариант и попрошу поддержки.
        Пьер молча смотрел на нее. Они просто раздавят ее и даже не станут слушать. У Бет нет ни одного шанса.
        На следующее утро, для собрания директоров, Бет надела строгую юбку и блузку. Ее руки дрожали, когда она застегивала пуговицы.
        Она сказала Пьеру, что попросит правление поддержать ее. Если бы она только была уверена, что они сделают это. Всем известно, как напряженно она работала и как важен для нее завод. И все знают, что ее отец незадолго до своей смерти попросил дочь продолжить дело его жизни. Они все это знают, но ни один человек не проголосовал против слияния.
        Бет пыталась отговорить их, убедить не думать только о деньгах. Но только кузен Саймон поддержал ее. Тогда почему она думает, что сейчас что-то изменилось?
        Бет ухмыльнулась своему отражению. Она не знала, получится ли у нее что-нибудь, но попытаться она должна. Ради памяти отца Бет будет бороться с «Эль альянсом». Второй раз она не предаст папу. Нужно оставаться спокойной, уверенной и гордой. Ничего, кроме жалости, она не увидит, если раскиснет. А этого нельзя допустить. Она не покажет никому своих слез. Особенно Пьеру.
        К горлу подступил комок, но Бет взяла себя в руки. Когда ей дадут слово, следует показать, что она собирается сражаться до последнего. И просто так не уступит и не сдастся.
        Пьер пытался убедить ее сделать так, как хотят они. Он старался доказать, что принципы ее отца не стоили того, чтобы их отстаивать. Не стоили, чтобы ради них потерять работу.
        Внезапно Бет вспомнила его поцелуй. Как далеко он бы зашел, если бы она не показала, что не настроена на такое развитие событий?
        И что случилось бы, если бы она не поняла, что этот поцелуй должен заставить ее расслабиться и уступить? Что было бы, если бы она поверила Пьеру?
        Он бы уничтожил ее и бросил. В этом нет никаких сомнений.
        Бет закрыла глаза. Пьер ошибся. Принципы для нее — все.
        Прибыль важна, конечно. Без нее завод пришел бы в упадок. Как случилось с его отцом. Она видела, что Пьер пытался привести это ей в пример. Он ведь любил дело Ларошей.
        Но прибыль это не все. От бизнеса Бет зависят многие. Не только служащие, но и соседи, которые живут за счет виноградников. Она не может подвести их. Это предательство. Их и ее отца.
        Если сегодня Бет проиграет и правление все же проголосует против нее, она хотя бы будет знать, что сделала все возможное.
        — Ты где?
        Бет услышала голос Таши и открыла глаза.
        — Я здесь.
        Дверь в спальню открылась, заглянула Таша.
        — Может, купишь кое-что, пока будешь в Аделаиде? Что-нибудь из одежды для маленькой Лауры Элизабет.
        Бет недоуменно смотрела на подругу. О детской одежде она сейчас думала в последнюю очередь.
        — А, да! Куплю, если останется время.
        Бет надела жакет. Таша попыталась успокоить подругу:
        — Это просто совет директоров, Бет.
        — Я знаю. Знаю.  — Как объяснить Таше, что это самое важное собрание в ее жизни?
        — Тогда почему ты так нервничаешь? Может, скажешь, что происходит?
        — Ничего.
        — Почему ты переживаешь из-за этого собрания? Ты много раз на них присутствовала. И никогда так не вела себя.
        — Я не переживаю.  — Бет старалась избегать взгляда Таши, пока надевала туфли,  — Пьер тоже там будет. Нам нужно кое-что прояснить. И все. Ничего серьезного.
        — Он будет говорить о своем отчете?
        — Думаю, да.  — Она посмотрела на часы.  — Мне пора.
        Таша достала деньги.
        — Я думаю, этого хватит на детскую одежду. И не волнуйся по поводу его отчета,  — сказала она.  — Все будет в порядке. Это просто очередное собрание. Что такого Пьер мог обнаружить?
        Бет, затаив дыхание, ждала первую реакцию правления на речь Пьера. Следует признать, что она произвела впечатление. Он и сам производил впечатление.
        Сейчас ее черед обратить на себя внимание. Нет смысла оттягивать этот момент. Она встала и заняла место Пьера перед слушателями. В воздухе витал запах его парфюма, смешавшийся с ароматом кофе. На нее нахлынули воспоминания, хотя сейчас ей нужно было сконцентрироваться.
        Бет включила свой ноутбук, чтобы начать выступление. Она работала над ним всю ночь и знала, что по форме оно не уступает тому, что сказал Пьер. Но сейчас гораздо важнее содержание. Смогла ли она выложиться по полной?
        Несмотря на бешеный стук сердца, Бет была готова. Она мысленно попросила помощи у отца и почувствовала прилив уверенности. Она улыбнулась и начала.
        — Спасибо, Пьер, за ваше выступление. Я уверена, что вы поразили всех своими познаниями в области рынка сбыта винной продукции.  — Она выдержала небольшую паузу.  — Но что касается «Лоуленд вайнс», то тут вы ошиблись.
        Она не позволила себе долго смотреть на него.
        — Я знаю, что все вы уже видели мой бизнес-план, однако взяла на себя смелость сделать для каждого из вас свой экземпляр.
        Бет положила стопку листов на середину стола.
        — Мне кажется, что руководство «Эль альянса» уделило этому недостаточно внимания.
        Бет улыбнулась. Сейчас не время выказывать недовольство тем, что ее мнение осталось без внимания. Она перебросила изображение из своего компьютера на большой экран.
        — Согласно выкладкам Пьера, напрашивается вывод, что существует только один способ увеличить прибыль. Это увеличение выпуска продукции. Он представил вашему вниманию три варианта решения этой проблемы, но все они сводятся к тому, чтобы производить больше вина.
        Бет посмотрела на каждого присутствующего. За исключением одного.
        — Господа, я хочу продемонстрировать вам, как можно увеличить прибыль, но при этом не разрушать все то, на чем стоит «Лоуленд вайнс».
        Выждав несколько секунд, Бет повернулась к экрану.
        — Здесь представлены суммы ориентировочной прибыли по всем трем вариантам, предложенным Пьером. А вот цифры, которых мы можем достичь, если принять во внимание мой бизнес-план.
        По залу пронесся легкий шепот.
        — Я думаю, вы удивлены — как можно получить такую прибыль, не увеличивая объем продукции?
        Брайан Кинг, сидящий во главе стола, прочистил горло:
        — Прошло довольно много времени, с тех пор как я просматривал ваши планы, Бет. Напомните, пожалуйста, за счет чего вы планируете увеличить прибыль?
        — Конечно, Брайан. С удовольствием.

        Глава девятая

        Бет сняла жакет и расстегнула две верхние пуговицы блузки, но ей все равно было жарко. В пустом зале для заседаний она стояла под кондиционером, подняв волосы наверх, в надежде поймать легкий ветерок.
        — Нам надо поговорить.
        Она резко повернулась и увидела в дверях Пьера. Ему каким-то чудом удавалось выглядеть свежим, несмотря на жару.
        — Именно этого ждет от нас правление,  — напомнила она, укладывая свой ноутбук в сумку.
        — Так и есть.  — Он закрыл за собой дверь и прошел в зал.
        Она подняла на него глаза.
        — Ты не мог бы открыть дверь? Здесь слишком жарко. Мне кажется, кондиционер плохо работает.
        — Одну минуту,  — сказал Пьер и сел в кожаное кресло.  — Мне кажется, я должен извиниться перед тобой.  — (Она замерла и бросила на него вопросительный взгляд.)  — На самом деле, я считаю, что должен это сделать.
        На Бет нахлынула волна эмоций, но она оперлась рукой о стол и спокойно спросила:
        — За что именно?
        — Я недооценил тебя. Мне очень жаль.
        Она гордо подняла голову.
        — Тебе жаль, что все получилось не по-твоему?
        Он нахмурился, но продолжил:
        — Я пытаюсь извиниться. Наверно, у меня плохо это получается. Похоже, мой английский не так уж хорош.
        Она закатила глаза.
        — Твой английский идеален. И ты об этом знаешь. За что именно ты хочешь извиниться?
        Пьер колебался.
        — За то, что я вел себя так, словно ничего не понимаю в винном бизнесе. Ты первоклассно выступила.
        — Ты ведешь себя странно, Пьер. Почему я не могу хорошо выступить?
        — Извини. Я опять сказал что-то не то?
        Бет продолжила собираться.
        — Так что было первоклассным? Форма или содержание?
        — И то, и то.
        Их взгляды на мгновение встретились, и она, подхватив сумку, сказала:
        — Что ж, спасибо.
        — Почему ты не говорила мне о планах переделать старые здания? И о обо всех остальных своих идеях?
        — А почему ты не читал мой бизнес-план?
        Он поднялся и подошел к окну. Перед ним предстал деловой район города.
        — Я изучал показатели за прошлые годы. Также меня интересовали сегодняшние данные. А вот о будущем я не подумал и чувствую себя немного глупо.
        — Только немного?  — улыбнулась Бет.  — Ни ты, ни Фрэнк не верили в меня. И не только вы.
        — Ты меня прощаешь?
        Она покачала головой.
        — Мне не за что тебя прощать.
        Его взгляд стал колючим.
        — Ты получила поддержку совета директоров.
        Бет кивнула.
        — По крайней мере так они говорят. Но все же они не до конца уверены, да?
        — Нет, но все же.
        После выступления Бет правление отложило голосование. Казалось, они готовы поддержать ее, однако попросили Пьера тщательно изучить новые идеи и сообщить, так ли они выгодны.
        Ей было неприятно, что они не доверяют ее опыту и навыкам, но это она еще могла пережить. И еще могла понять их сомнения, связанные с вложением денег в ее дело.
        Бет отложила сумку и села напротив Пьера.
        — Отец был легендой. Все местные жители уважали его. У него была особая аура. Люди прислушивались к нему. И когда он умер…  — Она замолчала и некоторое время рассматривала свои руки.  — И я осталась одна. Мне пришлось занять его место.
        Пьер смотрел на нее, а она с трудом сдерживала слезы. Нельзя плакать в его присутствии.
        — А дальше что было?  — спросил он.
        Бет пожала плечами.
        — Правление привыкло видеть у руля Лоуренса Лоу. А теперь им приходится иметь дело с его дочерью, которая никогда не занималась подобными вещами. Заняв этот пост, я только и делаю, что добиваюсь их понимания. Если бы они верили в меня, то никогда не проголосовали бы за слияние с «Эль альянсом».
        — Но ты можешь быть очень убедительной.
        Она хмыкнула.
        — Как будто это имеет какое-то значение сейчас.
        — Я относился недоверчиво к твоим идеям, Бет. Но сейчас все будет по-другому. Я стану другим.
        Она гордо подняла подбородок.
        — Я не понимаю. Ты собираешься помочь мне?
        — Мне кажется, правление хочет, чтобы ты доказала свою способность продолжить дело отца.  — Он наклонился вперед и поймал ее взгляд.  — И я поддержу твое стремление продемонстрировать, что отец не зря пожелал видеть тебя на его месте.
        Бет напряглась. Что он делает? Сможет ли она выдержать его доброту? Ведь до сих пор он был настроен против нее.
        — Нам нужно работать вместе,  — сказал Пьер.  — Если ты намерена довести дело до конца.
        Он прав. Она должна принять его помощь. Бет вздохнула и кивнула.
        — Да, я согласна, но сейчас…  — она посмотрела на часы,  — мне нужно бежать по магазинам. Встретимся, скажем, через час.
        Он отодвинул стул и встал.
        — Я пойду с тобой. Она рассмеялась.
        — Не думаю, что это хорошая идея. Я иду покупать детскую одежду.
        — Для твоей крестницы?
        — Да.
        — Я все же хочу пойти с тобой. Я могу быть советчиком и носить сумки. Потом пообедаем вместе и обсудим дальнейшую стратегию по завоеванию совета директоров.
        Она вздохнула.
        — Что ж, если так, то я согласна.
        Пьер уговаривал себя не смотреть на Бет, когда они ехали в лифте.
        Он не солгал, сказав ей, что потрясен ее выступлением. Бет загнали в угол, а она смогла дать достойный отпор. Он с удивлением слушал, как четко она представляла свои идеи, как умело оперировала фактами и цифрами.
        Пьер не дал ей возможности заранее рассказать ему о своих идеях, и это была его ошибка. Сейчас он вынужден это принять. Он попался на том, что сразу решил, будто она не способна справиться с поставленной задачей, так как молода и красива. Теперь это звучит смешно. Она же почти его ровесница. И провела всю свою жизнь с людьми, знающими толк в вине. Бет училась у лучших из них и хорошо знает свое дело.
        Также он понимал, что в ее идеях есть толк. Но сначала надо довести их до ума. В такой стратегии есть доля риска. Она же верила в свои начинания только потому, что слушала свое сердце, а не разум.
        Теперь Пьер понял: он будет с Бет, даст ей возможность выражать вслух все свои мысли и поможет доказать свою правоту. Все то, чего он не сделал раньше.
        Это будет сложно. Возможно, его душевная рана, которая только затянулась, снова даст о себе знать. Но у него нет выбора. Если быть честным, он и не хотел другого выбора. Возможность проводить почти все время с Бет прельщала его.
        Сейчас ему нужно идти вперед.
        Бет смотрела на Пьера, стоящего между большим плюшевым медведем и набором кубиков. Она подавила улыбку и обратила внимание на вешалки с платьицами. Она так и не поняла, зачем он настоял на совместном походе по магазинам, но не могла отделаться от чувства радости. Мориса ни за что нельзя было уговорить посетить детский магазин. И именно поэтому она никогда не могла представить себя и Мориса родителями их общего ребенка.
        Конечно, Пьер — уже отец. Возможно, в этом все дело. Ей внезапно не понравилась мысль, что другая женщина носила его дитя. Она одернула себя. Нет смысла видеть себя на ее месте.
        Бет снова посмотрела на него. Сегодня день сюрпризов для нее. Она не ожидала, что он извинится перед ней. Большинство мужчин на его месте из-за уязвленного самолюбия не смогли бы решиться на такой поступок. Но только не Пьер. Он великолепно умел признавать поражение.
        Хотя это не окончательная победа. Бет еще должна проявить себя перед директорами. Однако она не могла не признать, что сейчас его поведение больше похоже на то, какого она ожидала от него.
        Все же она совершила ошибку, полностью излив ему душу. Особенно то, насколько тяжело ей было продолжать дело отца. И еще она не могла забыть, с какой целью Пьер тогда поцеловал ее. Бет закрыла глаза, потому что ее внезапно пронзила душевная боль.
        Возможно, она была не права, считая Пьера врагом. Она должна работать вместе с ним, чтобы заслужить доверие правления. Он прав — это ее единственный шанс. Если она докажет, что у нее все под контролем, то он, в свою очередь, сможет повлиять на решение директоров. Она просто обязана быть с ним милой.
        Бет выбрала последние наряды и подошла к Пьеру.
        — Все.
        — Очень быстро,  — сказал он.
        Она вскинула брови.
        — Это сарказм?
        — Конечно, нет.
        Он широко улыбнулся, а она погрозила ему пальцем.
        — Мог бы не ходить со мной. Это было твое решение.
        — Я знаю. Считай меня мазохистом,  — заявил он, пожимая плечами.
        Бет растерялась. У нее было такое чувство, что он сейчас говорит не о магазинах. Она расплатилась и взяла сумки.
        — Это моя обязанность,  — напомнил Пьер, забирая у нее пакеты.
        Его пальцы коснулись ее руки, и тело Бет охватила дрожь. Она пошла вперед, чтобы он не заметил, как она покраснела.
        На улице было жарко.
        — Боже! Внутри намного лучше,  — пробормотал Пьер.  — Тебе случайно не надо еще что-нибудь купить?
        Она хихикнула.
        — Нет. Но вот кофе я бы выпила. Может, найдем кафе с кондиционером и позавтракаем?
        — Хорошая мысль. Как насчет вот этого?  — Он указал на ближайшее к магазину кафе.
        — Хорошо.
        Пьер открыл дверь и пропустил Бет вперед. Войдя, она поняла, что они ошиблись с выбором. Или по крайней мере с временем. Кафе было заполнено людьми, единственный свободный столик расположился прямо у двери.
        Со вздохом Бет опустилась на стул. Пьер спросил, что ей заказать, и пошел к стойке.
        Когда он вернулся с двумя чашками кофе, Бет пришлось подвинуть свой стул к нему, чтобы освободить проход.
        — Расскажи мне,  — попросил он, присаживаясь,  — почему родители Лауры Элизабет выбрали тебя крестной матерью.
        — Мы друзья,  — ответила она.  — Наши семьи давно знакомы. Я в детстве играла с Карлом.
        — Но почему тогда Таша сказала, что твой отец и ты для них словно ангелы-хранители?
        — Если бы папа не основал завод в семидесятых, отец Карла потерял бы свой виноградник. Он тогда поставлял виноград для «Бокс три вайнс», но в то время предложение значительно превышало спрос. У него покупали не весь урожай, а мой отец, конечно, скупал все. Если бы не он, Химмелы пошли бы по миру.
        Пьер отхлебнул кофе и посмотрел на нее.
        — Но это ведь не все? Таша говорила и о тебе.
        Бет заерзала на стуле. Узнав о том, что произошло год назад, Пьер посчитает ее чересчур мягкой. Даже слабой.
        — Таша преувеличивает,  — неуверенно ответила она.
        — Почему ты не хочешь мне рассказать?
        — Не то чтобы не хочу. Я…  — Нельзя молчать, иначе он наверняка выдумает что-то еще хуже.  — Ладно. Прошлый год выдался очень трудным для их семьи. Их сын Даниэль заболел.
        Бет нахмурилась, вспомнив свой ужас в тот момент, когда ей сказали, насколько сильно он болен.
        — Это было ужасно. Ему срочно требовалась операция. Очень дорогая.  — Она отпила кофе.  — У них было туго с деньгами, А Коринн пришлось уйти с работы, чтобы ухаживать за сыном. Они хотели взять кредит, но банк им отказал. Они были в безвыходном положении.
        — И ты помогла им? Дала деньги?
        — Не совсем. Я… заплатила им за урожай будущего года.  — Она увидела удивление на его лице.  — Я не тратила деньги от прибыли завода. Я оформила кредит на свое имя. Под свою ответственность.
        Пьер понимающе кивнул.
        — Это было очень щедро с твоей стороны.
        — Нет. Любой бы сделал то же самое.
        — Ты так думаешь?  — Он приподнял брови.  — Как сейчас себя чувствует мальчик?
        — Хорошо.  — Ее лицо озарилось улыбкой.  — Он здоровый девятилетний ребенок. Операция прошла очень удачно. Так что оно того стоило.
        — Отлично. А как Химмелы справились без годового дохода от урожая?
        — Нормально.  — Бет прикусила губу. Он уже и так много знает, не стоит рассказывать ему все.  — Я умираю от голода. Где наш заказ?
        — Уже скоро,  — рассмеялся Пьер.  — Ты необыкновенная, Бет.
        Она нахмурилась.
        — Ты хотел сказать «странная»?
        — Нет. Удивительная, интригующая.
        — О!  — Хорошо, что принесли их заказ и ей не пришлось больше ничего говорить.
        Когда они приступили к еде, Бет сказала:
        — Даниэлю Химмелу столько же лет, сколько твоему сыну.
        Пьер кивнул.
        — Как его зовут?  — мягко спросила Бет. Он поднял глаза, и она увидела в них грусть.
        — Филиппе.
        — Ты говорил, что вы не часто видитесь. Это из-за твоей работы?
        — Да, я слишком много путешествую. И еще потому, что его мать является единственным опекуном.
        — Но у тебя тоже есть права. Например, на посещения.
        Он изменился в лице.
        — Да, но Арлетт делает все, чтобы я виделся с сыном как можно реже. Она…  — Он запнулся.  — По-английски это звучит как «сука».
        Бет подождала, когда официантка заберет пустую посуду, а потом спросила:
        — Где они живут?
        — В Париже. Филиппе там не нравится.
        — Почему?
        — Потому что он очень непоседливый и любит спорт.
        — Это нормально для мальчика.
        — Да, но они живут в роскошных апартаментах. Ему нельзя гулять одному, а его мать никогда не ходит с ним в парк, например. А потом удивляется, почему он постоянно носится по дому и все ломает.
        — Бедняжка,  — нахмурилась Бет.  — Это не самая лучшая жизнь для мальчика.
        — Я тоже так считаю, поэтому подал иск на право опекунства. Если я стану единственным опекуном, это будет замечательно. Но даже если наполовину — все лучше, чем сейчас. Я уже обговорил детали с адвокатом. Я бы начал процесс раньше, но, не имея постоянного места жительства, проиграл бы. Ни один суд не предоставит право опекунства отцу, который мотается по свету. И я сам не хочу для сына такой жизни.
        — Скоро что-то изменится?
        Он кивнул.
        — Как только я закончу эту работу, то осяду во Франции. Жду не дождусь этого. Я должен жить во Франции, чтобы у меня были шансы выиграть процесс. И я должен это сделать. Ради Филиппе и себя самого.
        У Бет сжалось сердце от его интонаций. Как бы она хотела помочь ему!
        — Ты по нему очень скучаешь, правда?
        — Очень. Он напоминает мне о тебе, Бет.  — (Она задохнулась от неожиданности.)  — Не в смысле внешности. На самом деле он похож на меня в детстве. Но Филиппе с таким же энтузиазмом, как и ты, относится ко всему, что делает.
        — Хочешь сказать, что я немного ребячлива?  — спросила она, не зная, обижаться ей или нет.
        — Ну… да, но не в плохом смысле. Я имел в виду твою любовь к жизни. Это часть твоего обаяния.  — (Его слова заставили ее желудок сжаться.)  — Хотя сегодня утром перед директорами ты показала себя взрослой женщиной.
        Бет улыбнулась.
        — Я рада, что ты так думаешь.
        Занявшись едой, Бет смогла проанализировать новую информацию. Если сын напоминал Пьеру ее, означает ли это, что он не забывал о ней все эти годы? И, особенно из-за неудавшегося брака, жалел ли он о том, как поступил с Бет? Она надеялась, что да. Хорошо бы Пьер осознал, что потерял, и страдал бы от этого. Хотя его страдания не шли ни в какое сравнение с ее переживаниями после их расставания.

        Глава десятая

        Обратно оба возвращались совершенно в другом настроении. Если утром они ехали молча, лишь изредка заговаривая, если необходимо, то сейчас все изменилось.
        Бет видела, что ее удачное выступление перед советом директоров внушило Пьеру уважение к ней и ее идеям. Неужели она всех поразила? Если так, то почему тогда она не попыталась раньше?
        Фрэнк Аспер и Пьер считали ее непрофессиональным бизнесменом, у которого нет никакого опыта ведения дел, хотя Бет была уверена, что она смогла бы противостоять любому кандидату, предложенному на ее место. Тогда почему она в душе считала, что не имеет права занимать этот пост? Она — не отец. Ведь он был легендой. Его уважали все. А кто она? Неблагодарная дочь, бросившая его в трудную минуту.
        Хватит! Давно пора перестать терзать себя. Отца нет рядом, но он доверил ей ответственное дело. Он хотел, чтобы дочь сохранила завод для следующих поколений, хотя Бет не знала, будут ли они. Если только потомки Саймона? Или Оуэна? Шансы, что она станет матерью, равны нулю.
        Она помотала головой, чтобы прогнать эти мысли, сосредоточилась на сегодняшнем дне. Сейчас ее главная задача — перетащить Пьера на свою сторону. Учитывая его хорошее настроение, она должна постараться доказать, что ее бизнес-план очень перспективен.
        Правление сначала все взвесит, а потом уже примет решение. Бет верила в успех своих идей. Осталось убедить в этом Пьера.
        Она припарковалась у «Варна». Когда у них будет больше таких построек, доход возрастет, так как домики можно сдавать туристам.
        Хорошо, что на этой неделе «Барн» оказался свободен. Тут Бет вспомнила, что эта самая неделя подходит к концу. Как же быть?
        Она повернулась к Пьеру.
        — Пьер?
        Он открыл дверцу машины и выбрался наружу.
        — Да?
        — Я только что вспомнила. «Барн» забронирован на всю следующую неделю. Боюсь, завтра утром тебя надо переселять.
        — Ясно. И что ты предлагаешь в качестве замены?
        Бет лихорадочно соображала. Если они снимут один из домиков у соседей, то Пьер окажется слишком далеко от виноградника. Это как раз в тот момент, когда он ей очень нужен рядом. Может, Таша или Оуэн смогли бы приютить его?
        Она закусила губу. Жена Оуэна неважно себя чувствует в последнее время. Неудобно просить его о таком одолжении. И у Таши как-то поубавился интерес к Пьеру после ужина у нее дома. Бет решила, что они поссорились. Тогда сводить их вместе — тоже плохая идея.
        Бет могла бы пригласить его в свой собственный дом. Там хватит места для всех. Придется потерпеть — ведь это ради завода.
        — Давай я поставлю палатку вон на том газоне,  — заявил Пьер.
        Бет еле сдержала смех.
        — У меня есть идея получше,  — сказала она, на мгновение засомневалась, но потом смело добавила: — Ты не будешь возражать, если я предложу тебе переехать ко мне?
        Он вскинул брови.
        — Ты уверена?
        — Это по крайней мере логично. У меня много свободных комнат. К тому же ты сам говорил, что нам надо работать вместе.
        Он пожал плечами.
        — Спасибо. Буду только рад.
        Она с облегчением выдохнула.
        — Тогда решено. Если ты сможешь завтра часам к десяти перенести свои вещи, я буду тебе благодарна. Так я успею подготовить «Барн» для новых гостей.
        — Я тебе помогу…
        — Нет.
        — Но ведь ты будешь убирать за мной.
        — Верно. Раз ты настаиваешь, встретимся там.
        Она завела мотор. Потом вспомнила еще одну вещь.
        — Сегодняшний ужин.
        Он наклонился в окно машины.
        — Да?
        — Меня пригласили Химмелы — посмотреть на маленькую Лауру. Я уверена, что они не будут возражать, если ты придешь со мной. Если, конечно, ты хочешь.
        — Не стоит доставлять им лишние хлопоты, ведь у них маленький ребенок.
        — Не волнуйся. Это барбекю в саду. Я захвачу с собой лишнюю порцию мяса. Кстати, у нас гости всегда приносят еду. Таша тоже будет там. И еще один знакомый тебе человек.
        — Таша?  — Он нахмурился.
        — Да, а что? Вы не поладили?
        — В смысле поссорились? Нет, но, думаю, я наверняка ее… расстроил.
        — Как?
        Пьер прокашлялся.
        — Я не хотел говорить, но дело в том, что она предложила мне…
        Бет подняла руку.
        — Не надо, не продолжай. Я не должна была спрашивать.
        На ее щеках выступил румянец.
        — Я отказал ей.
        — Отказал?
        — Конечно.
        С одной стороны, она была рада, что он не переспал с ее лучшей подругой, но все-таки ей было жаль Ташу. Должно быть, той очень плохо. Заставить себя решиться на такое и… Бет знала точно, что с тех пор, как умер муж Таши, у нее еще не было отношений с мужчиной. И получить отказ…
        — Бедная Таша. Как она отнеслась к этому?
        — Она выглядела расстроенной. Я старался быть мягким.
        Он пожал плечами.
        — Уверена, что так и было. Но Таша сильный человек. Скорей всего, она уже выбросила тебя из головы.
        Пьер улыбнулся.
        — Надеюсь, так и есть.
        Она тоже улыбнулась.
        — Насчет барбекю. Ты присоединишься ко мне?
        Вечером Бет дернула Ташу за рукав, и они на цыпочках вышли из детской.
        — Она прелестна,  — прошептала Таша.
        — Да,  — ответила Бет.  — Слушай, ты не против, что я привела Пьера с собой?
        — Нет, а почему ты спрашиваешь?
        — Потому что он рассказал мне, что произошло у тебя дома.
        Таша покраснела.
        — Мерзавец! Он всем собирается докладывать об этом?
        — Нет-нет! Конечно, нет,  — быстро ответила Бет.  — Просто он счел, что поэтому его не будут рады видеть здесь.
        — А!
        — Я посоветовала ему не волноваться, потому что ты наверняка перестала думать о нем. Правда?
        — Разумеется.
        Бет вздохнула.
        — Я рада. Ты еще обязательно встретишь подходящего человека. Я уверена в этом.
        — Вот вы где.  — В дверях появилась Коринн Химмел.  — Я вас ищу везде. Лаура еще спит?
        — Да,  — ответила Бет.  — Она выжидает момент, чтобы эффектно появиться перед гостями.
        Три женщины вернулись на лужайку перед домом. Бет сразу нашла взглядом Пьера и несколько секунд любовалась им.
        — Бет?
        Она очнулась и посмотрела на Даниэля Химмела.
        — Привет, Дэнни. Что ты делаешь?
        — Домик на дереве.
        — Как интересно! И где он?
        — За углом,  — ответил мальчик, указывая на дальнюю часть сада.  — Хочешь посмотреть?
        — С удовольствием.
        Дэнни побежал вперед, а Бет быстрым шагом последовала за ним. Она пыталась держать себя как взрослая, но потом плюнула и тоже побежала.
        — Ого! Он просто великолепен, Даниэль.  — Она разглядывала деревянную постройку на высоте трех метров от земли. Было видно, что это делал не девятилетний мальчик.  — А папа тебе помогал?
        — Вообще-то, да, но он сказал, что без меня бы не справился. Залезай, ты должна заглянуть внутрь.
        Успокаивая себя тем, что этот домик соорудил Карл, Бет забралась по лестнице вслед за Дэнни. Оглядевшись, она улыбнулась. Мальчик повесил на стены плакаты любимых героев, в углу нашлись комиксы.
        — Бет?
        Голос Пьера долетел до нее снизу. Она посмотрела на Дэнни и прижала палец к губам. Он молча кивнул.
        Она бесшумно приблизилась к окну и посмотрела вниз. Пьер озирался по сторонам. Не подумав, Бет тихонько посвистела, и через несколько секунд Пьер появился в дверях домика.
        — Тук-тук!
        — Это кто там?  — рассмеялся Даниэль.
        Бет видела, как смягчилось лицо Пьера при виде мальчика. Как бы она хотела увидеть Пьера рядом с его сыном.
        — Можно мне войти?
        Дэнни убрал с пола комиксы, чтобы Пьер мог тоже сесть рядом с ними.
        — Как тебе мой домик?
        — Самый лучший из всех, какие я видел!  — ответил Пьер.  — У каждого мальчика должен быть такой домик.
        — А у тебя есть?
        — Да. Я провожу там много времени.
        У Бет уже был готов сорваться вопрос, а есть ли такой домик у Филиппе, но она сдержала себя. В парижских апартаментах такое вряд ли возможно.
        — Ты меня искал?  — спросила она.
        — Мне стало интересно, куда ты так побежала. Мне стало… как это… любопытно.
        — Ты что, с другой планеты?  — спросил Дэнни.
        — Нет. С чего ты взял?
        — Ты говоришь смешно и не знаешь некоторых слов.
        Пьер хихикнул.
        — Я из другой страны. Из Франции. Ты знаешь, где это?
        — О да! Папа показывал мне на карте. Ладно, я пошел.
        И Дэнни исчез в мгновение ока. Бет повернулась к Пьеру.
        — Он очень непоседливый, да?
        — Да. И выглядит вполне здоровым.
        — Сейчас он здоров. Ладно, нам тоже пора идти.
        Пьер не пошевелился. А Бет совсем не хотелось протискиваться к выходу мимо него. Воздух внезапно сгустился. А Пьер приблизился к ней.
        — А то что?
        Бет могла бы отодвинуться, но была не в силах пошевелиться. Его губы коснулись ее губ, затем он с силой прижал ее к себе и его поцелуй стал очень жарким.
        Она знала, что потом пожалеет об этом. Но это будет потом. Сейчас все ее тело горело от желания.
        На лестнице послышались шаги, и они быстро отпрянули друг от друга. Как раз вовремя, потому что в дверь просунулась голова Даниэля.
        — Мама просила сказать вам, что Лаура проснулась,  — сообщил он.
        — Отлично,  — произнесла с трудом Бет.
        Даниэль исчез, а она медленно посмотрела на Пьера. Он выглядел таким же растерянным, как и она. Его поцелуй вызвал в ней целую буру эмоций. Если смотреть на это трезво, то на сей раз Бет не подозревала Пьера в том, что он поцеловал ее из корыстных целей. Она видела — его тоже переполняют чувства. К тому же обстоятельства изменились. Сейчас можно обвинить только ее саму. Это она пытается воздействовать на него. Использовать свои чары.
        Хотя этот поцелуй нельзя назвать умышленным. Скорее уж случайным.
        Бет облизала губы.
        — Нам надо идти.
        Он спустился первым и помог ей. Она почувствовала его теплые руки и еле сдержалась, чтобы не поцеловать его. Нет, никогда! Отношения с Пьером — утопия. У них нет будущего. Он должен жить во Франции. Для него нет ничего важнее сына.
        Она, в свою очередь, никогда не оставит «Лоуленд вайнс». Если правление поддержит ее, она посвятит всю оставшуюся жизнь продолжению дела отца.
        К ним подбежал Даниэль с футбольным мячом в руках.
        — Мы собираемся поиграть,  — обратился он к Пьеру.  — Только мужчины. А женщины будут возиться с Лаурой.
        Бет проводила взглядом Пьера и Даниэля и только потом присоединилась к остальным.
        — Где ты пропадаешь?  — спросила ее Таша.
        Бет уселась на стул.
        — Дэнни показывал мне его домик на дереве.
        — И Пьеру тоже?
        — Ммм. И где моя чудесная крестница?
        Таша хорошо знала подругу, и Бет чувствовала ее любопытный взгляд. До них доносились крики футболистов, и женщины посмотрели, как шестеро мужчин разного возраста гоняют мяч.
        Лаура поглотила внимание Бет. Вдоволь насладившись малышкой, Бет передала ее Коринн.
        — Извини, но я не очень умею с ними обращаться.
        — Научишься. Когда появится свой, все придет само собой.
        Пьер присоединился к остальным игрокам, которые отдыхали поддеревом. Он только что увидел, как Бет передала младенца матери, с которой его познакомили вначале. Он перевел дух. Вид Бет с ребенком на руках вызвал в нем сильные эмоции.
        Пьер не мог понять, что на него нашло в домике на дереве. Он не собирался целовать ее снова. Наоборот, он хотел держаться от нее как можно дальше и избегать тесных контактов, учитывая, что произошло в прошлый раз. Тогда они едва разговаривали друг с другом. Сегодня она сломила его сопротивление очень легко.
        Хотя кого он пытается обмануть? Как он может сопротивляться ей?
        Самым интересным было то, что он вовсе не ожидал ответной реакции. Но Бет была права, когда сказала, что им не следовало так делать. Они не должны. Это глупо. И смешно.
        Если уж между ними и будет что-то, то явно не легкая интрижка. Пьер не допускал и мысли, что мог бы просто поразвлечься с Бет. Но чего еще можно ждать? Он не останется здесь, а она не переедет во Францию.
        Когда мужчины закончили игру и присоединились к женщинам, Пьер сел рядом с Бет. Он надеялся, что неловкости из-за поцелуя не возникнет.
        Она ему улыбнулась, и у него потеплело на душе.
        — Хорошо поиграли?  — спросила она.
        Он кивнул. И тут же удивленно посмотрел на Карла, который протянул ему холодную бутылку пива. Когда он отошел, Пьер спросил у Бет:
        — И что мне с этим делать?
        — Выпить,  — ответила она.  — Это наша традиция. Спорт и холодное пиво неразлучны. Так считают даже поклонники вина. Попробуй.
        Он сделал глоток и скривился. Бет рассмеялась. Ее смех отдавался эхом в его сердце.
        Пару часов спустя Бет прощалась с друзьями. Как она и предполагала, Карл, Коринн и все остальные очень хорошо отнеслись к Пьеру и сделали все возможное, чтобы он чувствовал себя комфортно. Они попрощались и вместе пошли к машине. Бет села за руль и повернулась к нему.
        — Понравилось?
        Он смотрел ей прямо в глаза.
        — А тебе?
        Она имела в виду весь вечер в целом, но поняла, что Пьер сейчас говорит об одном коротеньком моменте.
        — Пьер…
        Он вздохнул.
        — Я знаю, что ты мне сейчас скажешь.  — (Она вопросительно посмотрела на него.)  — Ты сейчас скажешь, что не хотела этого? что это была ошибка.
        — На самом деле…
        — Я понимаю, Бет. Я сам не думал… Это получилось случайно. Обещаю, такое больше не повторится.
        Бет боролась с разочарованием.
        — Хорошо.
        Ей не пришлось просить его оставить ее в покое. Она получила то, что хотела. Тогда почему внутри ощущается такая пустота?

        Глава одиннадцатая

        Бет никогда не любила убираться. Пьер вынес из дома свои вещи и взял у нее из рук швабру и ведро.
        — Что еще надо сделать?  — спросил он.
        — Больше ничего. Все в порядке.
        Она обвела взглядом чистое помещение. Корзина с продуктами на столе в кухне, цветы на каждом столике, свежий аромат лимона в воздухе.
        — Можем идти.
        — У тебя довольно интересная работа,  — уже на ходу сказал Пьер.  — Не каждый человек мог бы совмещать управление заводом и уборку помещений.
        — Ты намекаешь, что мне следовало бы нанять кого-то для уборки? Только я не вижу в этом смысла. Мне нравится приводить «Барн» в порядок для каждого нового гостя. В будущем, возможно, все изменится.
        Если, конечно, у нее будет здесь будущее.
        — Ты имеешь в виду время, когда увеличишь количество гостевых коттеджей?
        — Да. Я как раз хотела бы, чтобы мы сейчас проехали мимо старой фермы и ты взглянул на эти домики. Согласен?
        Он кивнул.
        — Сколько это займет времени?
        — Так… Час езды туда и обратно. Полчаса нам хватит, чтобы все посмотреть. А что?
        — Почему бы нам не устроить пикник?
        У нее сжался желудок от одной только мысли о еде. И еще от мысли, что это будет пикник с Пьером.
        — Замечательно. Я все приготовлю, а ты разложишь вещи в своей комнате.
        — Я сам займусь этим, пока ты будешь принимать душ и переодеваться. Ты ведь собираешься это сделать?
        Она хихикнула.
        — Да. Даже я не хожу в таком виде в приличных местах.
        На Бет были старые спортивные штаны и футболка, которые годились только для уборки, но никак не для прогулки. Она не задумывалась о том, какой увидит ее Пьер. Ей было хорошо с ним и так. Когда она успела настолько привыкнуть к нему?
        У себя дома Бет показала Пьеру его комнату. Он положил чемодан на кровать, а она стояла в дверях. Потом она провела его по остальным помещениям.
        — Я тебе доверяю приготовить все для пикника. Еда в холодильнике. И еще кое-что в кладовке.
        Стоя под струями воды в душе, Бет задумалась, а правильно ли она сделала, пригласив его к себе? Хотя сейчас уже поздно сожалеть. Вряд ли у нее повернется язык попросить его снова переехать. Тем более, что она сможет держать свои чувства под контролем какие-то несколько дней.
        Бет надела любимую юбку и майку, надеясь, что Пьеру понравится. И тут же отругала себя. Она наряжается исключительно для собственного удовольствия.
        Когда Бет вошла в кухню, Пьер замер с открытым ртом. Сначала она решила, что оделась не так, но, встретившись с ним взглядом, все поняла. В его глазах светилось восхищение.
        Пьер улыбнулся.
        — Можем идти?
        Старая ферма располагалась в дальнем конце владений Лоулендов. Бет решила сделать небольшой круг и проехать через городок Нури, который ей очень нравился. Она поймала себя на том, что постоянно останавливалась и здоровалась с местными жителями.
        — Ты всех здесь знаешь?  — спросил Пьер.
        — Почти,  — ответила Бет и улыбнулась, когда старый друг ее отца снял перед ней шляпу.  — Кстати, ты что-нибудь слышал об истории нашей долины?
        Они проехали городок.
        — Ничего, кроме того, что на нее в свое время оказала влияние Германия. Ты хочешь просветить меня?
        — Если тебе интересно.
        — Да. Мне нравится слушать твой голос.
        — О!  — только и смогла произнести Бет.  — Что ж… Сюда перебралось целое поселение. Это были лютеране, спасавшиеся от гнева короля Пруссии.
        Пьер устроился поудобнее на сиденье и склонил голову набок. Бет чувствовала на себе его взгляд. Глубоко вздохнув, она продолжила:
        — Людей повел за собой пастор, которого они потом назвали своим Моисеем. Переселенцы принесли с собой черенки винограда и основали виноградники, а также построили фермы, чтобы обеспечивать свои семьи. Это были очень трудолюбивые люди. И многие местные жители являются их прямыми потомками.
        — Например, Карл Химмел?
        — Да.  — Она улыбнулась.  — Теперь, я надеюсь, ты понимаешь, почему я посчитала своим долгом помочь его семье в прошлом году? Конечно, я в любом случае постаралась бы ради нашей дружбы, но тут есть нечто большее.
        — Я понимаю, Бет. Тебе не нужно оправдываться передо мной. Ты сделала правильный выбор.
        Она улыбалась ему так долго, сколько могла позволить себе не смотреть на дорогу. Перед ней снова был тот Пьер, который понимал ее.
        — Приятно слышать,  — ответила Бет.
        Он пожал плечами.
        — Возможно, я не такой бесчувственный, как ты обо мне думаешь.
        Некоторое время спустя Бет припарковала машину, а Пьер спросил:
        — Что это за здания?
        — Здесь раньше была небольшая ферма. Я не знаю точно, когда она опустела, но приблизительно в то время, когда мой отец купил эту землю.
        Они подошли к первому домику.
        — Здесь жила большая семья. Они построили три коттеджа, чтобы не тесниться всем под одной крышей. И еще есть сарай и пристройка, которые я тебе позже покажу.
        Она открыла дверь.
        — Несомненно, все здания придется ремонтировать, но самое главное — постараться сохранить оригинальный стиль. Городские любят останавливаться в старых домах. Им нравится прошлое, однако требуется и комфорт, к которому они привыкли.
        — Ремонт очень дорого обойдется,  — сказал Пьер, оглядываясь.
        — Не так уж дорого, как тебе кажется. Клив и Джон — умельцы. Они многое сделают сами. Ты это видел в «Барне». Отделкой займусь я сама. Таша и остальные помогут.
        Они направились к следующему коттеджу.
        — У меня готовы все расчеты. Они в офисе. Думаю, ты будешь удивлен.
        — А почему ты уверена, что люди захотят отдыхать здесь?
        Она вышла на улицу и сделала широкий жест рукой.
        — Из-за этого всего. Вид. Ароматы. Пение птиц. Свежий воздух. Этого всего нет в городе. Здесь свобода. Можно бродить, где угодно. К тому же занятые люди любят проводить выходные на природе, когда у них нет времени на путешествия.
        Бет повела его дальше.
        — Ты только посмотри, какой пейзаж!  — Насколько хватало взгляда, простирались виноградники.  — Великолепно, правда? Представляешь себе отдых здесь после тяжелой недели в городе?
        — Да. Ты права.  — Он повернулся к ней.  — А что насчет другого здания, которое ты упоминала?
        — А, да.  — Бет указала на невысокую каменную постройку с двумя входами.  — Это там.
        Она двинулась в сторону здания, и Пьер последовал за ней.
        — Нам нужно разделить дом на две части.  — С его помощью Бет открыла тяжелую дверь.  — Одна часть будет сдана в аренду Карлу Химмелу. Он хочет устроить здесь мастерскую. А потом и открыть свой бизнес. Он безусловно талантливый, и у него уже есть масса идей.
        — Почему бы ему не обосноваться на своей земле?
        — У него нет подходящего помещения.
        — Хорошо. А вторая часть?
        — На нее претендует жена Клива Бауэра, Дженни. Она собирается заняться производством сыров и другой продукции, вроде мороженого и пирожных. Сейчас она поставляет все на рынок в Ангастоне. Но это бывает только раз в неделю, а ее изделия разбирают в течение пары часов. Ей нужна более просторная кухня, тогда она сможет снабжать местные магазины и рестораны.
        — А оборудование для кухни?
        — Она сама все оплатит. К тому же постоянное присутствие Карла и Дженни нам на руку. Если у гостей вдруг возникнут проблемы, им всегда будет к кому обратиться.
        Бет закрыла дверь и повернулась к Пьеру.
        — Сгораю от нетерпения услышать твое мнение.
        Он выглядел серьезным, и она глубоко вздохнула.
        — Я понимаю, что это не имеет прямого отношения к виноделию, но все равно считаю, что это лучше, чем портить качество вина за счет увеличения объема продукции.
        — Я воздержусь от комментариев, пока не увижу расчеты. Однако чутье мне подсказывает, что все цифры в порядке. Я считаю тебя удивительной женщиной, Бет. Очень предприимчивой.
        — Значит, ты выскажешь свое одобрение перед правлением?
        — Давай не будем забегать вперед,  — предложил он и улыбнулся, чтобы смягчить свои слова.
        — Да, конечно,  — кивнула она. Справедливо, что Пьер сначала хочет проверить расчеты. Но Бет чувствовала, что он на ее стороне.
        — Проголодалась?  — спросил он.
        — Очень.
        — Отлично. Значит, мой первый опыт подготовки к пикнику не пропадет зря.
        — Определенно.
        Они выбрали живописную лужайку около одного из коттеджей и расстелили одеяло на траве в тени дерева. Когда Бет потянулась, чтобы открыть корзину с провизией, Пьер остановил ее.
        — Сегодня я буду ухаживать за тобой.
        — Но…
        Он достал из корзины две тарелки, два "бокала и бутылку вина.
        — Хорошо,  — сказала Бет и прислонилась к стволу дерева.  — Надеюсь, ты не забыл прихватить штопор.
        Он округлил глаза.
        — Ты думаешь, я мог забыть его? И это учитывая мое винодельческое прошлое?
        — Думаю, что нет,  — хихикнула Бет.
        Пьер передал ей бокал прохладного «шардоне». За ним последовала тарелка с бутербродами.
        — Для первого опыта они выглядят очень мило.
        — Возможно, я смогу в дальнейшем улучшить свои навыки.
        Бет жевала бутерброд и смотрела на Пьера. Сейчас он выглядит куда более расслабленным, чем пару дней назад.
        — Ты уже второй раз упомянул о готовке. Скучаешь по стряпне своей мамы?
        Он удивленно посмотрел на нее.
        — Нет. Совсем нет.
        — Тогда в чем дело?
        — Я должен буду доказать, что смогу сам заботиться о Филиппе. Если… Вернее, когда выиграю дело об опеке. Суд не передаст все права мне, если посчитает, что я не в состоянии удовлетворить самые простые потребности своего сына. Они ведь не понимают, что со мной ему будет лучше, чем с Арлетт. Она совсем им не занимается.
        — Нет?
        Пьер покачал головой. Бет каждый раз было больно представлять его с Арлетт, но сейчас ее интересовало, почему же их брак не удался.
        — Она не заботится о том, чтобы он был счастлив,  — горько сказал он.  — Она скупится на эмоции по отношению к нему.
        Бет с сочувствием смотрела на него.
        — Это ужасно. Бедный Филиппе! Неудивительно, что ты так отчаянно хочешь забрать его у нее.
        Он согласился:
        — Именно отчаянно. Для меня на первом месте стоит счастье моего сына. И ничто не может изменить это. Ничто.
        Бет сделала еще глоток вина. Если ей и требовалось доказательство того, что у нее нет будущего с Пьером, она его получила. И это еще раз подтверждает: ей надо быть осторожнее с ним.
        У нее нет детей, но ей хотелось бы думать, что она так же будет стремиться сделать все для их счастья. Она понимала Пьера и ни в коем случае не хотела мешать ему.
        — Пьер, могу я задать тебе личный вопрос?
        Он насторожился, но кивнул в ответ.
        — Ты не видел, какова Арлетт на самом деле, когда женился на ней?
        — Нет,  — сказал он, пожимая плечами.  — Я плохо знал ее.
        — Тогда зачем женился?
        Пьер медленно допил свой бокал.
        — Бет, мне нелегко говорить об этом.
        Она вздохнула.
        — А ты думаешь, мне легко спрашивать?
        Он взглянул на нее, а потом потер переносицу.
        — Я женился на Арлетт, потому что она меня попросила. Странно звучит, да?
        Бет застыла. Она молчала и ждала, когда Пьер продолжит.
        — Я был знаком с ней много лет. Она была дочерью нашего соседа, тоже виноградаря. Поэтому мы с ней часто виделись. Но я не знал ее так хорошо, как…
        Он замолчал и откинул голову. Бет видела, как он несколько раз сглотнул. Она должна бы остановить его, сменить тему разговора, но не смогла. Она хотела услышать то, что он собирался сказать.
        — Когда ты уехала,  — наконец продолжил Пьер,  — я понял, что уже никогда не полюблю вновь. Поэтому и согласился на предложение Арлетт на время пожениться.
        Бет вздрогнула и опрокинула бокал с вином на одеяло. Ни она, ни Пьер не сделали даже попытки отчистить пятно. Бет не могла поверить своим ушам. Она думала, что Пьер влюбился в утонченную брюнетку, полную противоположность ей.
        — Ты не любил Арлетт?  — спросила она.
        — Конечно, нет,  — с отвращением в голосе ответил он.  — Я тогда думал, что если уж мне не суждено жениться по любви, я должен хотя бы подарить моим родителям внука, о котором они так мечтали. Они хотели, чтобы винный завод всегда принадлежал нашей семье.  — Он рассмеялся, но его смех звучал горько.  — Какая ирония! Я подарил своему отцу внука, а он был вынужден продать завод.
        Она сжалась от холода в его голосе.
        — Почему ваш брак дал трещину?
        Он смотрел вдаль, на виноградники.
        — Нам вообще не нужно было жениться. Я думал, что все получится, но, как оказалось, брак без любви изначально обречен на провал.
        Злость и боль, которые Бет так тщательно скрывала, заставили ее вскочить. Она побежала к винограднику. Она не единственный человек, пострадавший от решения Пьера остаться тогда во Франции. Ему тоже пришлось несладко. Но, что самое важное, в этой истории есть еще и Филиппе — невинный ребенок.
        Она услышала шаги за спиной и повернулась к Пьеру.
        — Почему ты не поехал со мной в Австралию? Ничего бы этого не случилось.
        Его взгляд заставил ее отшатнуться.
        — Бет,  — сказал он, вскидывая руки,  — я не мог.
        — Почему?
        Он потер лоб.
        — Это было как раз в то время, когда я узнал о бедственном положении нашего завода. О том, что мой отец не справился с делами. Было очевидно, что, если я не предприму что-нибудь, отец потеряет все. Я старался, но просто был еще слишком молод и ничего не понимал в бизнесе. Хотя на самом деле было уже слишком поздно. Я этого не знал и должен был попытаться.  — (Бет молча смотрела на него.)  — А что бы ты сделала на моем месте?  — спросил он.  — Я уверен, что то же самое. Конечно, да.
        — Но почему ты мне ничего не сказал? Я-то думала, что ты не любил меня настолько сильно, чтобы отказаться от жизни во Франции.
        — Ты так думала? Не могу поверить. Неужели не было видно, как сильно я тебя любил?
        — Нет. Особенно, когда ты изменил мнение и решил не ехать со мной. Мы ведь уже все обговорили, у нас были планы. И вдруг ты просто сообщил мне, что не можешь ехать.
        — Но я просил тебя остаться.
        — Да, только это выглядело так, будто я должна играть по твоим правилам. Почему ты не рассказал мне всю правду? Неужели считал, что я не пойму тебя?
        Он колебался.
        — Я был слишком обижен, когда ты отказалась остаться. Ты свой выбор сделала. А гордость не позволила мне умолять тебя.
        — Умолять?  — Бет покачала головой, не в силах поверить.  — Я бы осталась без колебаний.
        Боль от осознания, сколько они потеряли, пронзила ее сердце.
        Пьер хотел обнять ее, но она отшатнулась. Он выругался на французском и пнул ногой камушек на земле. Когда он поднял голову, его взгляд заставил ее замереть. Она прочитала его мысли. Бет сделала шаг ему навстречу, и он тут же сжал ее в объятиях.

        Глава двенадцатая

        Бет уткнулась лицом в его грудь и вдохнула запах его кожи. Медленно она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Он потянулся к ней губами, и она сделала ответное движение. Его поцелуй был очень нежным, даже нерешительным.
        Все эти годы каждый из них был уверен в том, что его разлюбили. Только сейчас им не стало легче оттого, что они узнали правду.
        Его губы дрожали, когда он слегка отодвинулся. Между ними повисло молчание. Внезапно выражение лица Пьера изменилось, и он припал к ней губами, но на этот раз его поцелуй был страстным и нетерпеливым. Его руки гладили ее спину. Каждое прикосновение вызывало дрожь во всем теле.
        Давно уже ее сердце не билось так бешено. Ей не хотелось останавливаться, но когда он коснулся рукой ее груди, Бет вскрикнула.
        Он сразу отстранился и поднял руки вверх.
        — Боже! Извини меня.
        — Нет, Пьер, не извиняйся. Я хотела, чтобы ты дотронулся до меня. Я так долго этого ждала.  — Она поборола в себе желание продолжить, когда он шагнул, к ней.  — Но это слишком внезапно. Я так не могу. Не сейчас. Или вообще не смогу.
        В горле встал ком, и Бет посмотрела на Пьера в поисках понимания. Ей было нужно время, чтобы все обдумать и принять решение.
        Он медленно кивнул.
        — Я не буду давить на тебя. Тем более сейчас все по-другому. Я уже не юнец и умею держать эмоции под контролем.  — Он пристально посмотрел ей в глаза.  — Когда мы займемся любовью, я хочу быть уверенным, что это происходит по твоему желанию. И никак иначе.
        Бет сглотнула. Сердце ныло от любви к нему, которую она подавляла.
        — Если,  — сказала она.  — Не когда, а если.
        Бет вошла в магазин. Таша обслуживала покупателей. Бет устроилась на высоком стуле и прислушалась. Две семейные пары горели желанием что-нибудь приобрести. Таша дала им время, чтобы сделать выбор, а сама занялась Бет.
        — Привет. Где ты пропадала весь день?
        — По делам.
        — Спасибо, что все так подробно объяснила.
        — Извини, не хотела тебя обидеть. Я показывала Пьеру старую ферму. Он очень хотел посмотреть на здания, которые мы планируем перестроить. Таша,  — понизив голос, добавила Бет,  — мне нужно тебе кое-что рассказать.
        — Что-то эдакое, я надеюсь. Подожди минутку.
        Таша подошла к покупателям и поздравила их с отличным выбором.
        Пять минут спустя Таша сделала для них обеих кофе и устроилась напротив Бет.
        — Ну, давай. Рассказывай.
        — Понимаешь…
        Таша помрачнела, увидев, что Бет с трудом подбирает слова.
        — Ты больна?
        — Нет! Что ты! Дело не в этом.
        — Тогда давай, выкладывай. Бет собралась с духом.
        — Ты ведь помнишь, я говорила, что уже встречалась с Пьером во Франции? Я рассказала тебе не всю правду. Мы были влюблены друг в друга.
        Таша пролила кофе на прилавок и вскочила, чтобы взять салфетки.
        — Боже мой!  — прошептала она, вытирая лужу.  — Что ж, это многое объясняет. Но почему ты мне не открылась?
        — Тогда я тебя еще не знала.
        — Это понятно. Я. имею в виду сейчас, когда ты узнала о его приезде. Почему ты притворялась, что между вами ничего нет?
        — Таша, я и сама не пойму. Это был печальный опыт, и я сделала все, чтобы забыть его. Поэтому мне меньше всего хотелось ворошить прошлое.
        — Ясно: Тогда почему ты мне теперь об этом рассказываешь? Я так понимаю, что-то случилось?
        Бет кивнула.
        — Сегодня мы в первый раз вспомнили прошлое. Оказалось, мы могли бы избежать многих страданий, если бы оба не были такими, гордыми.
        — Удивительно! Знаешь, я все время замечала в его взгляде, когда он смотрел на тебя, что-то такое…
        — Что именно?
        — Ну, ты поняла. Что-то загадочное и нежное.
        Бет хихикнула.
        — Я тебе не верю. Таша пожала плечами.
        — Твое дело. Значит, на этот раз он хочет остаться здесь?
        Бет помрачнела.
        — Нет. Поэтому я и хочу поговорить с тобой.
        — Мы уже разговариваем.
        — Помнишь, он упоминал, что у него есть сын?
        — Да.
        — Он очень надеется выиграть дело об опеке над сыном. Это для него сейчас самое важное.
        — Н-да. Это будет сложно, правда? Суд не отберет ребенка у матери без веской причины.
        Бет кивнула.
        — Чтобы выиграть, Пьеру надо осесть на одном месте и перестать путешествовать.
        Таша наклонила голову и прищурилась.
        — И?..
        — Даже если он получит опеку, у его бывшей жены все равно будет право видеться с ребенком.
        — Ну и?..
        — А это значит, что он должен жить во Франции.
        Бет закрыла глаза, стараясь преодолеть боль в душе. Она почувствовала Ташину ладонь на своей руке и изо всех сил сдерживала слезы.
        — А ты не оставишь «Лоуленд вайнс», да? Бет кивнула, медленно открывая глаза.
        — Ты же знаешь, что да. Я обещала отцу. Я уже неоднократно предавала его в прошлом и не смогу жить, зная, что сделала это еще раз.  — Бет посмотрела на Ташу.  — Скажи что-нибудь.
        Таша застонала.
        — Сколько я тебя знаю, все не могла понять, почему ты не заводишь отношения с мужчинами. Мориса мы не считаем. Я говорю о серьезных отношениях. Теперь причина мне известна, но я ничем не могу тебе помочь.
        — Никто не может. Это мой крест.
        — Похоже на то. Я рада, что ты мне рассказала. По крайней мере, когда он уедет, я буду рядом. На какой день запланирован отъезд?
        — Я не знаю. Скоро. Его работа почти закончена.
        Бет очень хотелось попросить у подруги совета. Стоит ли ей быть с Пьером хотя бы то время, пока он здесь? Или это оставит в ее душе незаживающую рану?
        Нет, это не выход. Все, что сейчас происходит между ней и Пьером, касается только их двоих.
        — Я пойду,  — наконец сказала она.  — Пьер там один в офисе.
        — Дела идут хорошо?
        — Да,  — ответила Бет и улыбнулась. По крайней мере хоть что-то идет так, как ей хотелось бы. Она была уверена, что Пьер останется доволен ее расчетами.
        Дверь в офис была открыта, поэтому Пьер услышал, что Бет вернулась. Она наблюдала за тем, как он сосредоточенно изучает данные. Первый раз с момента его приезда она позволила себе просто стоять и любоваться им.
        Ей это так понравилось, что улучшилось настроение. Тело не могло справиться с тем количеством любви, которое буквально затапливало ее. Бет смотрела на него и запоминала каждую деталь. Этот образ она сохранит навсегда, когда Пьер уедет. А он обязательно уедет.
        Внезапно Бет поняла, что следует делать. Время, которое она может провести с ним, очень ограниченно. А значит, надо успеть многое.
        Она пошевелилась, и Пьер поднял на нее глаза.
        — Ты проделала огромную работу, Бет,  — сказал он.
        — Не называй меня так,  — попросила она, входя в комнату.
        — Что?
        — Называй меня Бабетт. Я так давно не слышала это от тебя.
        — Моя дорогая Бабетт,  — прошептал он, беря ее лицо в свои руки.  — Ты выглядишь усталой.
        — Да. Я плохо сплю.
        Он поцеловал кончик ее носа.
        — Что дальше?
        — Мы можем вернуться в дом и… посмотреть, что будет дальше.
        Пьер усмехнулся.
        — Я-то имел в виду очередные идеи. Но это уже неважно.
        Он встал и повел ее за собой.
        — О! Что касается оливкового масла…
        — Да?
        — Мы могли бы сейчас съездить и посмотреть…
        — Расскажешь мне об этом завтра. Твоя первая идея мне нравится больше.
        Бет проснулась в своей постели и не могла вспомнить, как она там оказалась. Солнечный свет проникал в комнату, и Бет поняла, что уже давно пора вставать. Она потянулась и обнаружила, что полностью одета.
        Она вспомнила Пьера и то, как прошлым вечером заснула у него на груди. Неудивительно, что ей так сладко спалось, хотя она намеревалась сделать совсем другое. Они вернулись домой, она приготовила ужин, а потом Пьер уложил ее на диван и принялся играть с ее волосами. А больше она ничего не помнит.
        Она улыбнулась и уткнулась лицом в подушку.
        Стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Вошел Пьер с подносом в руках.
        — Завтрак,  — объявил он с теплой улыбкой. Она тоже улыбнулась ему.
        Бет села на постели и посмотрела на поднос.
        — Тосты,  — пояснил он.  — Лучшее, что я мог сделать.
        — Здорово.
        — Как ты себя чувствуешь сегодня?
        — Замечательно,  — искренне ответила она.  — Выспалась как никогда хорошо. Ты перенес меня в кровать?
        — Да,  — сказал он, улыбаясь.  — И это все. Когда мы займемся любовью, ты не должна засыпать.
        Бет подавилась тостом и закашлялась. Пьер постучал по ее спине.
        — Запей чаем. Я помню, что ты никогда не пьешь кофе по утрам.
        Она со вздохом взяла чашку. Он помнит даже мельчайшие детали. Если бы только это не кончалось!..
        Нет. Она не станет тратить время на глупые мысли. Решение принято. Она будет жить настоящим и использует оставшееся время по максимуму.
        — Итак, почему ты посадила оливковые деревья на своей земле, там, где могли бы быть виноградники?
        Бет вздрогнула.
        — Мы их не сажали. Деревья уже были здесь.
        — Неужели?
        Она отпила чай.
        — Они достались моему отцу, когда он купил землю. Он не обратил на них внимания. А они разрослись. Потом мне пришла в голову мысль собирать плоды и делать масло. Клив мне очень помог в этом.
        Пьер помолчал, а потом спросил:
        — Тебе нравится Клив?
        — Конечно, да. Мне нравятся все мои соратники. Они — моя семья. А Дженни и Клив вообще особенные люди.
        Он сморщился.
        — Я постараюсь не ревновать к нему.
        — Ревновать?  — хихикнула Бет.  — Как приятно, что хоть кто-то может меня ревновать. Но почему?
        — У него есть все. Внешность, рост, мускулы. И он живет здесь. Когда я уеду, он будет рядом.
        Бет уставилась на него.
        — Если серьезно, то глупо к нему ревновать. Он женат. И его жена моя подруга. Я даже не могу представить… Смешно!  — Она помолчала.  — И…
        — И что?
        — Он меня не привлекает. Есть только один мужчина, которого я хочу.
        Их взгляды встретились. Она почувствовала, что он запустил руку под покрывало и дотронулся до ее ноги. У нее перехватило дыхание.
        Пьер провел пальцами по цепочке на ее лодыжке. В памяти Бет вспыхнуло воспоминание — тот день, когда он надел на нее эту цепочку. Она посмотрела ему в глаза и поняла, что он тоже вспомнил.
        — Ты все еще носишь ее?  — почти шепотом спросил Пьер.
        — Да. Все время.
        — Я видел ее в тот день когда ты разговаривала с Кливом в своем офисе, и понял, что это именно та самая.
        Она кивнула.
        — Я не смогла заставить себя снять ее. Это все равно, что стереть ту часть моей жизни, в которой был ты.
        Он нежно поцеловал Бет в губы и вышел из комнаты. Она проводила его взглядом и закрыла глаза. Она подумала о том, что в те редкие моменты, когда Морис дотрагивался до нее, ее реакцию нельзя было и сравнить с той, что она испытала от одного только прикосновения Пьера.

        Глава тринадцатая

        — Что ты, думаешь о моей идее по-новому использовать старые здания?  — спросила Бет у Пьера, когда они ехали смотреть оливковые деревья. Бет старалась не думать о том, как на нее действует Пьер. Она заметила, что уголки его губ дрогнули.
        — Я просчитал возможный риск. Напомни мне, чтобы я показал тебе,  — серьезным тоном ответил он.
        — Не заставляй меня ждать и мучиться,  — нетерпеливо произнесла Бет.  — Скажи, что у тебя получилось.
        — Что ж…  — пробормотал он, как будто пытаясь собраться с мыслями.
        — Ну?
        Пьер улыбнулся.
        — Бабетт, я считаю, у тебя есть все способности для ведения бизнеса.
        — Правда?
        Ее глаза наполнились слезами. Она попыталась смахнуть их, но в итоге ей пришлось остановить машину на обочине.
        — Что случилось?  — спросил Пьер.
        — Ничего не вижу,  — ответила Бет и достала из кармана носовой платок.  — Это самые приятные слова за последнее время.
        Он прижал ее к себе.
        — Но ведь тебе не нужно; чтобы кто-то говорил эти слова. Ты сама все знаешь.
        — Да, вернее, нет… Не знаю.
        Она еще несколько минут всхлипывала на его плече, а потом успокоилась.
        — Все в порядке. Я бы очень хотела, чтобы отец слышал твои слова и увидел, как я стараюсь ради него.
        Пьер нежно поцеловал ее в лоб.
        — Он знал это.
        — Думаешь? Или он доверился мне, потому что больше никого не было?
        Пьер нахмурился.
        — Перестань сомневаться. Насколько я понял, твой отец был умным человеком. Он знал, какая ты, и понимал, на что ты способна.
        — Но после того как я не помогла ему один раз, он вряд ли мог быть уверен во мне. Жаль, что тогда я не говорила, как горжусь им и что для меня значит «Лоуленд вайнс».
        Пьер снова прижал ее к себе, а Бет позволила последним слезам скатиться по щекам. Она почти не плакала, когда умер отец. Она вообще мало плакала последние десять лет. Сейчас, когда Пьер вернулся в ее жизнь, у нее не было сил сдерживаться.
        Спустя несколько минут она выпрямилась.
        — Ты правда думаешь, что у меня есть способности?
        Он кивнул.
        — Ты изменил свое мнение обо мне?
        — Признаю. Тогда я смотрел на ситуацию слегка предвзято. Я был не прав и извиняюсь.
        Она улыбнулась.
        — Твои извинения приняты.
        — Хочешь, чтобы я повел машину?
        Бет покачала головой.
        — Мы почти приехали.  — Она потерла глаза.  — Пьер?
        — Да?
        — Ты признал, что я могу управлять делами. Теперь ты похвалишь перед правлением мой бизнес-план?
        — У меня нет причин поступить иначе.
        — Это означает «да»?
        — Да.
        Бет рассмеялась и вырулила на дорогу. Она совсем близко к тому, чего так долго добивалась. Но за это ей придется заплатить дорогую цену. В ее будущем нет места для Пьера.
        Они возвращались на виноградники. Бет объяснила, что ей нужно встретить автобус с японскими туристами.
        — Для вас это обычное дело?  — спросил Пьер.
        — Будет обычным. Это первый наш опыт — экскурсия с гидом, которая говорит по-японски. Я тоже буду присутствовать на случай, если у нее возникнут вопросы.
        — Такие экскурсии тоже отмечены в твоем бизнес-плане?
        — Да, и на основании всех расчетов я могу доказать, что это выгодно. Мы организуем экскурсии через агентство, а гидом работает дочь Джона Макгилла, которая училась в Японии. Так что, как видишь, затраты совсем небольшие.
        — Превосходно.
        Она улыбнулась.
        — У меня все расписано в деталях.
        — Я не сомневаюсь.
        — Итак, мы рассмотрели все, что есть в моем бизнес-плане, кроме веб-сайта.
        Он нахмурился.
        — Он тоже приносит деньги?
        — Сайт обновляется, чтобы люди всегда были в курсе дел. И еще он призывает всех становиться постоянными покупателями.  — Бет улыбнулась. Ей нравилось вот так просто обсуждать с Пьером деловые вопросы. Ей нравилось делиться с ним идеями.  — Чем займешься, пока я буду занята?
        Он тоже улыбнулся.
        — Думаю, пришло время дописывать мой отчет. И заключение будет положительным. Верь мне.
        — Какое облегчение!
        Она обвела взглядом виноградники. Скоро сбор урожая. Все как всегда. У нее наконец появился шанс исполнить мечту отца.
        — Можно я поработаю в твоем офисе?
        Вопрос Пьера вернул ее на землю.
        — Конечно. Без проблем. Увидимся за ужином.
        Вечером Бет только успела переодеться в платье, как услышала, что вернулся Пьер. Она провела рукой по еще влажным волосам.
        Выражение лица Пьера смягчилось, когда он оглядел ее с ног до головы. Довольная его реакцией Бет сказала:
        — Жарко сегодня, да?
        Он кивнул.
        — Точно. У меня есть время принять душ перед ужином?
        — Конечно.
        Он еще полюбовался ею, а потом вздохнул и вышел. Бет отправилась на кухню и услышала, как Пьер включил воду.
        Столько всего случилось за последние несколько дней! Совсем недавно она боялась потерять завод и была зла на Пьера. Сейчас она спокойна, потому что он ее поддерживает.
        Бет выглянула в окно и обнаружила на лужайке кенгуру. Внезапно она представила, как будет обидно, если Пьер не увидит этого. Она поколебалась, но потом быстрым шагом направилась в ванную. Не успела Бет постучать, как дверь открылась и появился Пьер. Одной рукой он придерживал полотенце на бедрах.
        — Бабетт, что-то случилось?
        — Нет, но есть кое-что интересное.  — Она кивнула в сторону кухни.  — Посмотри.
        Идя за ним, Бет подумала, что сама она уже увидела кое-что интересное — Пьера в одном только полотенце.
        — И что тут?
        Увидев, что кенгуру еще на лужайке, Бет указала Пьеру на окно. Она улыбалась.
        — Я думаю, ты впервые видишь кенгуру на природе, а не в зоопарке. Представь, как ты будешь рассказывать об этом Филиппе.
        — Да, ему это определенно понравится.
        Бет как завороженная смотрела на его мускулистое тело. Полотенце едва прикрывало бедра, и она заметила небольшую полоску темных волос.
        — Я рад, что ты позвала меня,  — сказал он, возвращая Бет в реальность.
        Пьер пристально посмотрел на нее, и стало ясно, что он прочитал ее мысли.
        Он притянул Бет к себе и запустил руку в ее волосы. Нежно приподнял их, а потом отпустил.
        Она дрожала от его близости и была готова к тому, что он сейчас поцелует ее. Но Пьер медлил. Она заглянула в его глаза и увидела в них желание. Тогда чего он ждет?
        — Бабетт,  — хрипло произнес он,  — ты ведь понимаешь, что я не смогу остаться здесь?
        — Да,  — кивнула она,  — а ты знаешь, что я не уеду. Он поцеловал ее в лоб.
        — Несмотря ни на что, ты все еще хочешь меня?
        Бет закрыла глаза. Хочет ли она испытать наслаждение, которого не было в ее жизни со времен поездки в Париж? Конечно, да.
        Хочет ли она почувствовать себя желанной? Определенно, да.
        Хочет ли она, чтобы Пьер ушел из ее жизни после того, как они займутся любовью? Нет. Но выбор сделан.
        — Да.  — Бет положила руки ему на грудь.  — Да, я хочу тебя. И не желаю думать о будущем.
        И Пьер сдался. Его поцелуй был сначала легким, потом стал более настойчивым. Бет поняла, что это начало чего-то волнующего и прекрасного. Этого ей не хватало долгие годы.
        Она провела рукой по его обнаженной спине и ощутила, как он вздрогнул от ее прикосновения. Пьер поймал ее руки и поцеловал каждую ладонь.
        Потом он нежно скользнул пальцами по ее шее и освободил грудь от легкой ткани. Бет не могла сказать, кто в этот момент стонал громче.
        — О, Пьер,  — выдохнула она, когда слезы потекли по ее щекам.  — Я так по тебе скучала.
        — Шшш. Не плачь,  — тихо сказал он, целуя мокрые дорожки от слез.
        — Я не могу,  — всхлипнула Бет.
        Он взял ее руки в свои.
        — Бабетт, я понимаю. Это такой трогательный момент.
        Он поправил ее платье.
        — Мы не должны делать это. Тебе потом будет очень тяжело.
        — Нет,  — сквозь слезы ответила она.  — Мы и так слишком долго ждали. Я не хочу больше терять ни минуты драгоценного времени.
        — Ты уверена?
        — Абсолютно. Не собираюсь потом сожалеть.
        Он снова обнял ее.

        Глава четырнадцатая

        Когда Бет открыла глаза, в комнате было темно. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, что произошло. Она чувствовала себя счастливой. Бет осторожно пошевелилась. Когда ее нога коснулась теплого тела рядом, она мысленно поблагодарила Бога.
        — Я еще здесь,  — пробормотал Пьер.
        Она повернулась к нему. Ее глаза постепенно привыкли к темноте.
        — Да, я вижу.
        Ей доставляло удовольствие смотреть на сонного Пьера. Он занимался с ней любовью так, что у нее не было сомнений, насколько это было важно для него. Она никогда не забудет ни одного мгновения.
        Он погладил ее по щеке.
        — Ты такая красивая.
        — Удивительно, что ты так считаешь. Я на десять лет старше, чем была в Париже.
        — Ты как фирменное вино «Лоуленд вайнс». С годами становишься только лучше.
        Он поцеловал ее. Бет вздохнула.
        — Ты с годами тоже стал лучше,  — с улыбкой сказала она.  — И выбрал лучшее место, чтобы прикоснуться ко мне.
        Он непонимающе смотрел на нее.
        — Где?
        — На кухне,  — хихикнула она.
        — Кстати, о кухне. Я очень проголодался. А ты?
        — И я тоже.  — Бет посмотрела на часы.  — Еще не поздно устроить ужин.
        Бет поцеловала его, потом подняла с пода белье и платье. Она оделась и наблюдала, как Пьер выбрался из кровати и прошел в свою комнату. Он совсем не изменился, если не считать небольшого шрама на спине. Она его никогда не видела.
        — Как ты повредил спину?  — спросила она, когда Пьер оделся. (Он удивленно посмотрел на нее.)  — Раньше у тебя там не было шрама.
        — Я и забыл. Это на память об Арлетт.
        — Что это значит? Он вздохнул.
        — В первые годы нашего брака она была очень ревнивой. Была собственницей.
        — Но ты говорил, что вы не любили друг друга.
        — Я не любил ее. А она любила меня. По-своему. Каждый раз, когда я уезжал по делам, она считала, что я летаю в Австралию.
        — Ко мне?
        Пьер кивнул.
        — Она знала, что я не забыл тебя. Мы очень часто ссорились из-за тебя. Я бы даже сказал, постоянно.
        Бет было приятно это слышать.
        — А шрам?
        — Во время наших ссор она становилась все более агрессивной. Потом даже жестокой. Однажды у нее в руках оказался нож.
        — Боже мой! Она тебя ранила?
        — Да. Но это была просто царапина.
        — Ее хватило, чтобы остался шрам.
        На Бет накатила волна ненависти к его бывшей жене. Но тут она вспомнила о его сыне.
        — Если Арлетт такая неуправляемая, это лишний раз доказывает, что у нее надо забрать сына. Это очень поможет твоему делу в суде.
        — Не думаю, что ему что-то угрожает. Я ни разу не видел, чтобы Арлетт подняла руку на него. Просто она совсем о нем не заботится.
        У Бет защемило сердце. Пьеру необходимо жить, во Франции. Она не может допустить, чтобы мальчик остался без отца. Тем более сейчас, когда ему нужен любящий человек. Она справится сама. Без Пьера.
        Пьер надел джинсы, футболку, и они вместе пошли на кухню.
        — Филиппе любит рыбу?  — спросила Бет.
        — Я не знаю,  — пожал плечами Пьер.
        — Я покажу тебе, как приготовить очень простое и вместе с тем питательное блюдо.
        Он с интересом наблюдал за тем, как она почистила две большие картофелины и кинула их в кипящую воду.
        — Только не сиди без дела,  — сказала Бет.  — Пока варится картошка, нам надо покрошить зелень.
        Она достала из холодильника пучки свежей зелени и протянула их Пьеру вместе с доской и ножом.
        — Твой первый урок.
        Сначала у него не получалось, но потом дело пошло, и он был доволен собой. Под руководством Бет Пьер порезал отваренный картофель, добавил в него травы, помидоры и рыбу. Все это выложил на сковородку.
        — Остался только один ингредиент. Можешь догадаться, какой?
        Он пожал плечами.
        — Самый важный,  — провозгласила она, доставая из холодильника бутылку сухого белого вина, налила полный стакан и вылила на сковородку.
        — Конечно. Я мог бы догадаться.
        — Блюдо будет готово через пятнадцать-двадцать минут. Легко?
        — Очень.
        — Даже для таких нелюбителей готовить, как мы.
        Бет поставила открытую бутылку на стол, а Пьер принес бокалы.
        — Ты уже закончил свой отчет?  — спросила она.
        — Да. Я отправил его по электронной почте Фрэнку. Перед тем как представить его правлению, я созвонюсь с боссом.
        — Значит, твоя работа здесь официально завершена?
        Он улыбнулся.
        — Да.
        — Тогда ты завтра свободен?
        — Думаю, да. А почему ты спрашиваешь?
        — Просто так. Уверена, что тебе нужно просто отдохнуть.
        — Ты права. Не помню, когда последний раз полноценно отдыхал.
        На следующее утро Бет проснулась и первым делом поцеловала Пьера.
        — О, это было мило,  — ответил он, потирая глаза.  — Который час?
        — Неважно. Ты на отдыхе.
        Он моргнул.
        — А ты?
        — Я собираюсь в офис, чтобы закончить кое-какие дела. Иначе люди останутся без зарплаты.
        — На это потребуется много времени?
        — Не очень. Потом мы можем делать все, что ты пожелаешь.
        Он поднял брови.
        — Абсолютно все?
        — В пределах разумного,  — засмеялась Бет.  — У тебя есть пара часов на размышление.  — Он потянулся к ней, но она отпрянула.  — Нет, я действительно должна идти. В противном случае мои служащие объявят забастовку.
        — Хорошо. Но не могла бы ты сделать мне одолжение?
        — Конечно. Что именно?
        В ожидании ответа Бет изучала его обнаженную грудь. Пульс участился, и она заставила себя отвести взгляд.
        — Принеси, пожалуйста, мой ноутбук. Я оставил его у тебя на столе.
        — Без проблем.
        — И возвращайся поскорее.
        — Постараюсь.  — Она послала ему воздушный поцелуй.
        Примерно два часа спустя Бет выключила компьютер и потянулась, чтобы размять мышцы. Потом она отключила от сети ноутбук Пьера и упаковала его в сумку. Хорошо, что ближайшие пару дней он ему не понадобится. Приятно видеть Пьера расслабленным. И еще приятнее перспектива расслабиться вместе с ним…
        Ее взгляд упал на смятые бумаги в мусорной корзине. Почерк Пьера. Даже спустя десять лет она сразу узнала его. В Париже он все время присылал ей маленькие записки. Не в силах удержаться, Бет прочитала первые строки.
        Сразу стало ясно, что это заметки Пьера к его докладу. Бет прочитала только один абзац, но уже было ясно, что Пьер сдержал свое слово. Если остальной доклад изложен в том же духе, директора просто не смогут ей отказать. Ведь это они попросили эксперта дать заключение. И он свое дело сделал.
        Ее накрыла теплая волна. Она всего несколько часов отсутствует, а уже успела соскучиться по Пьеру. Бет вышла из офиса.
        По дороге домой она гадала, что же надумал Пьер. Хотя какая разница? Пока они вместе, ей все равно, что делать. Куда-то идти или остаться дома…
        Бет открыла дверь и отправилась на кухню, откуда растекался аромат свежесваренного кофе. Но, проходя мимо комнаты Пьера, она увидела, что он складывает вещи.
        На Бет внезапно накатила волна паники, и она лишь усилием воли сдержалась. Она медленно вошла и прислонилась к косяку.
        — Что ты делаешь? Он вздрогнул.
        — Бабетт, я…  — Он кинул в чемодан стопку вещей и подошел к ней.
        Бет отступила.
        — Что ты делаешь?  — снова спросила она. Пьер опустил руки.
        — Я уезжаю.
        — Уже?
        — Я поговорил со своим адвокатом. Он давно уже пытался связаться со мной. Мне нужно срочно вернуться во Францию. Через несколько дней состоится заседание суда.
        Бет глубоко вздохнула. Она чувствовала, как в душе образовывается пустота.
        — Это… Это шанс, которого я так долго ждал. Я не могу…  — Он подошел к кровати и продолжил сборы.  — Не могу упустить его.
        — Нет, конечно, нет,  — твердо сказала Бет.  — Ты забронировал билет?
        Он кивнул.
        — Что ж, не буду мешать.
        — Бабетт.  — Он снова приблизился к ней, а она снова отступила.
        — Не надо, Пьер.
        — Ты знала,  — тихо сказал он,  — мы оба знали, что этот момент настанет.
        — Да,  — ответила она, прикусив губу.  — Но я не думала, что так скоро. Я надеялась, что у нас есть несколько дней. И у меня будет время подготовиться к этому.
        Он беспомощно пожал плечами.
        — Я даже не знаю, что сказать.
        — Ничего не говори. Я возвращаюсь в офис. Тебя не будет, когда я вернусь?
        — Я уже заказал такси.
        Она медленно вдохнула, потом выдохнула, не глядя на Пьера.
        — Тогда все.
        Бет повернулась и пошла к выходу.
        Пьер последовал за ней.
        — Я тебе позвоню.
        — Нет,  — медленно произнесла она.  — Не усложняй то, что и так слишком тяжело.
        — Мы можем поддерживать связь. Будут отпуска.
        — Нет, Пьер. Я не могу провести всю жизнь в ожидании твоих звонков или встречаясь с тобой изредка. Как ты можешь предлагать такое?  — Она открыла дверь.  — Лучше расстаться навсегда.
        Бет старалась не плакать по дороге к спасительному офису. Но, закрыв за собой дверь, она подошла, к окну и со стоном осела на пол, думая только о том, что судьба подарила ей всего одну ночь с Пьером.
        Что ж, хотя бы одна ночь останется в ее памяти навсегда. Несмотря на боль в сердце, она благодарна судьбе и за это. За то, что смогла увидеть, насколько сильно он ее любит.
        Бет один раз уже осталась с разбитым сердцем, потеряв Пьера. Только сейчас все обстояло намного хуже. Сейчас она осознавала, что происходит. Бет — не наивная девятнадцатилетняя девчонка. Она взрослая женщина и сделала свой выбор. И Пьер тоже принял решение.
        Бет ощутила пустоту в душе. Она никогда больше не полюбит. Никогда не познает сладких объятий любимого мужчины. Никогда не сможет сказать ему, как сильно любит его.
        Все краски жизни померкли для нее.

        Глава пятнадцатая

        Пьер по опыту знал, что никакое количество алкоголя ему не поможет. Он подозвал официанта и попросил просто воды. Нет никакого смысла топить свои печали, если они навсегда останутся с ним. Ничто не заставит его забыть Бет. Один раз ему это уже не удалось. Так зачем делать из себя посмешище и напиваться?
        Он смотрел в меню, но не мог сосредоточиться на названиях блюд. Глубоко вздохнув, начал снова. Необходимо вернуться в прежнее русло, а это значит, нужно есть и вести себя так, будто ничего не случилось.
        Пьер сделал выбор и закрыл меню. Это невероятно, но он не смог улететь из Австралии. Именно сегодня сломались все компьютеры и рейсы перенесены на завтра. Теперь предстоит коротать время до утра и думать. Хотя этого ему хотелось меньше всего.
        Официант подошел, чтобы принять заказ, и Пьеру пришлось снова открывать меню. Он уже забыл, что выбрал, поэтому, не глядя, ткнул в первое название.
        За соседним столом раздался заливистый смех. Пьер вскинул голову, но это была не Бет. Брюнетка за столиком улыбнулась ему, однако он отвернулся.
        Чем он заслужил все это? Неужели он так плох, что Всевышний решил наказать его? Почему ему постоянно приходится выбирать между людьми, которых он любит?
        Неужели это так много — чтобы любимая женщина и обожаемый сын оба были рядом с ним? Кажется, нет. А вот ему пришлось выбирать.
        Обычно он не противился судьбе. Что нельзя изменить, нужно принять. Но если есть хоть шанс, надо идти до конца.
        Официант принес его заказ, но Пьер с трудом определил, что это за блюдо. Да и какая разница? Ему все равно не до еды.
        Это именно та ситуация, когда он не может ничего сделать. Ему просто нужно смириться с тем, что уготовила судьба.
        Или нет?
        Внезапно Пьера осенило. Он посмотрел на часы. Учитывая разницу во времени, его адвокат уже у себя в офисе. Он вскочил на ноги, успел поймать падающий стул и выбежал из ресторана.
        — Бет?  — Таша заглянула в офис.
        — Я одна, заходи,  — тихо ответила Бет.
        Таша зашла, держа в руках большой конверт.
        — Пьер уехал?
        — Да.
        — Он вернется?  — (Бет покачала головой.)  — Поэтому ты так ужасно выглядишь сегодня?
        Бет кивнула. Накануне она просидела неподвижно несколько часов. Просто уставилась на стену. Потом осознала, что нужно идти домой, но не смогла пошевелиться. Ей было тяжело возвращаться туда, где еще сохранялся его аромат. Она будет смотреть на кровать, на которой он спал, на его полотенце… Нет! Только не это!
        Вернувшись наконец к себе, Бет не смогла уснуть. Она долго лежала, свернувшись калачиком на кровати. Когда слезы брызнули из глаз, уже рассвело.
        Наступил новый день, и ей нужно спрятать поглубже свои слезы и переживания. Бет совсем не хотелось обсуждать их с Ташей. Она свой выбор сделала. Ее будущее — это завод и виноградники. Остальное не имеет значения.
        Таша осторожно спросила:
        — Милая, хочешь поговорить об этом?
        Бет вздохнула.
        — Знаешь, я уже все слезы выплакала. Не думаю, что найду еще хотя бы одну слезинку. Даже ради тебя.
        Таша села напротив.
        — Ну хоть что-то скажи. Как ты себя чувствуешь?
        — Хорошо. Нет ничего такого, с чем бы я не справилась.
        Таша нахмурилась.
        — Значит, ты опять от меня отгораживаешься.
        — Нет. Просто я смогу пережить это, только уйдя с головой в работу.
        — Что ж…  — Таша медленно встала.  — Если передумаешь, я всегда в твоем распоряжении. Знаешь, я нашла под дверью этот конверт сегодня утром. К нему приколота записка.
        Она оторвала от конверта маленький листок.
        — Пьер просит меня передать это тебе. Я еще удивилась, почему он не сделал это лично.
        — Да, наверно, его доклад.
        Бет взяла у подруги конверт и бегло просмотрела страницы. Все, как она и предполагала.
        — Спасибо, Таша,  — сказала она, отложив листы.  — Увидимся за ланчем, ладно?
        — Ты уверена, что с тобой все будет в порядке?
        — Да,  — слабо улыбнулась Бет.
        Когда Таша вышла, Бет со вздохом приступила к чтению. Это был не просто хороший доклад, это был шедевр. Пьер, кажется, не смог бы сделать большего, чтобы выставить ее в лучшем свете. Если совет директоров не даст ей шанс, значит, причина в чем-то другом, а не в недоверии.
        Все-таки одна слезинка скатилась по ее щеке. Пьер мог бы дать и отрицательное заключение, лишив ее тем самым работы. Тогда она уехала бы с ним во Францию.
        Она схватила телефон. И тут же отругала себя за желание немедленно позвонить ему. Он еще не приземлился. Да и какой смысл говорить с ним? Бет ведь сама заявила, что лучше расстаться навсегда. И была права.
        Она встала и подошла к окну. Насколько хватало глаз, простирались виноградники. Скоро сбор урожая, и у нее не будет времени думать о Пьере. Бет очень хотела в это верить. Когда виноград соберут, ее друзья устроят традиционный праздник.
        Если бы только…
        Она закрыла глаза. К чему желать, чтобы Пьер разделил с ней эту радость? Такому не бывать. Она больше никогда его не увидит.
        Бет снова посмотрела в окно и заметила такси, ехавшее между виноградниками. Наверно, очередные туристы. Пусть ими займется Таша. Она задумалась над тем, что ей делать дальше.
        За ее спиной открылась дверь кабинета. Бет быстро смахнула слезы и повернулась, чтобы увидеть…
        — Пьер?  — Это был действительно он. В ее офисе.  — Я не понимаю.
        Судя по кругам под глазами, он тоже не спал.
        — Нам нужно поговорить,  — сказал Пьер, подошел к ней совсем близко, но не дотронулся.
        Его дрожащий голос заставил Бет занервничать. Едва ли ей стоит на что-то надеяться, но ведь он здесь. Она посмотрела ему в глаза.
        — В чем дело?
        — В прошлый раз самой моей большой ошибкой было то, что я отпустил тебя. Без боя.
        — Да,  — почти шепотом ответила она.
        — Мне понадобилось время, чтобы усвоить урок. Больше я не допущу этого.
        Бет не могла дождаться, когда он продолжит. Но у нее не было сил задавать вопросы.
        — Я хочу, чтобы ты и Филиппе оба были рядом со мной. Неужели это так много?
        — Но я не могу уехать…
        — Да, ты не можешь оставить «Лоуленд вайнс». Я знаю это и прекрасно тебя понимаю. Поэтому…
        — Поэтому?
        — Мне пришла в голову мысль. Что, если я предложу Арлетт достаточно денег и она добровольно согласится передать мне опеку над сыном? Не понимаю, почему я раньше не додумался. Наверно, это ты меня вдохновила,  — улыбнулся Пьер.  — Я провел всю ночь у телефона, ждал, пока мой адвокат переговорит с ней.
        Бет затаила дыхание.
        — Она согласилась?
        — С радостью,  — усмехнулся Пьер.  — Осталось только подписать необходимые документы, и я могу вывезти Филиппе в любую страну. Навсегда.
        Он протянул руку и погладил Бет по щеке. Жар в его глазах заставил ее буквально таять.
        — Я привезу его сюда,  — сказал он.  — Если ты согласишься. Я хотел бы, чтобы он вырос здесь, чтобы у него было счастливое детство. Пусть его окружают любящие его люди и еще братишки и сестренки.
        Бет прильнула к его груди, сдерживая рыдания. Нет, она не будет плакать. Не сейчас, когда у нее, кажется, есть все, о чем она мечтала.
        Бет слышала, как бьется его сердце. Она подняла голову.
        — А сколько братишек и сестренок?
        — Сколько ты бы хотела?
        — Давай начнем с одного, а там посмотрим.
        — Мы могли бы начать прямо сейчас. У нас есть время, пока я не уехал в аэропорт.
        — Ты все-таки улетаешь?
        — Я должен. Нужно подписать документы. Я хочу покончить с этим как можно быстрее.
        Бет кивнула, не в силах произнести ни слова. Ее охватила неземная радость. Пьер прижал ее к себе.
        — Почему нам понадобилось столько времени? Люди встречаются, влюбляются, женятся. А нам потребовалось десять лет!
        — Тогда мы были слишком молоды.
        — Но я уже тогда знал, чего хочу. И знал, что всегда буду любить тебя. Ничего с тех пор не изменилось.
        — Я никогда не переставала любить тебя, Пьер. И никогда не перестану.
        Их поцелуй длился бесконечно. Наконец Бет отстранилась.
        — Ты собираешься сделать мне предложение?
        — Да. И даже если ты откажешь мне, я все равно не отпущу тебя. Что бы ни случилось.
        — Но я все-таки соглашусь выйти за тебя замуж.  — Она поцеловала его.  — А как же твоя работа?
        — Моя работа?!  — Он нахмурился.
        — Да, в «Эль альянсе».
        — Мы еще кое-что не обсудили.  — Пьер задумался.  — Бет, если ты захочешь, мы могли бы выкупить «Лоуленд вайнс».
        Она замерла.
        — Вернуть «Лоуленд вайнс»? Ты серьезно?
        Он кивнул.
        — Я уверен, что твой кузен Саймон с радостью поможет нам. Да и Оуэн тоже. Это будет наш семейный бизнес. Потом он достанется нашим детям.  — (Ее глаза наполнились слезами.)  — Но только если ты захочешь. Это ведь твое дело. Я не хочу, чтобы ты подумала, будто я примазываюсь.
        — Мне нравится,  — медленно проговорила Бет. Она бы очень хотела увидеть сейчас реакцию своего отца. Он бы гордился ею.
        — Твой отец был бы рад,  — сказал Пьер, словно прочитав ее мысли.  — Он бы гордился тем, чего ты достигла.
        Ей сердце переполнила любовь к нему.
        — У нас все получится.
        Бет не могла представить большего счастья, чем вновь обрести «Лоуленд вайнс». И быть всегда рядом с Пьером.
        notes

        Примечания

        1

        Barn (англ.) — сарай, амбар.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к