Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Баррет Линда: " Ангел Для Дочери " - читать онлайн

Сохранить .
Ангел для дочери Линда Баррет

        Внезапное отцовство #1 Каким отцом будет известный футболист? Знаменитый игрок Дэн Дэлито даже не подозревал, что у него есть дочка, пока на пороге его дома не появилась Алексис Браун с племянницей Мишель в прогулочной коляске. Мать девочки погибла сразу после родов, оставив ребенка на попечении сестры. Алексис и Дэну предстоит вместе заботиться о Мишель, но смогут ли они научиться доверять друг другу?

        Линда Баррет
        Ангел для дочери

        Глава 1

        Газета «Бостон глоб», 6 июля, пятница

«САМОУБИЙСТВО, УБИЙСТВО И РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА В МАШИНЕ СКОРОЙ ПОМОЩИ Шерри Браун, 25 лет, находящаяся на девятом месяце беременности, стала жертвой убийцы. В нее стреляли вчера вечером напротив дома сестры в одном из старейших районов Бостона. Затем преступник застрелился. Мисс Браун скончалась в машине скорой помощи после рождения ребенка путем кесарева сечения. Ее сестра, Алексис Браун, находилась рядом. По предварительной версии следствия, убийца - бывший возлюбленный жертвы».

        Прошло три месяца. Алексис Браун сняла с кухонной доски для записей вырезанную из газеты заметку, положила в конверт и убрала подальше. Не было необходимости перечитывать статью: она давно помнила ее наизусть. Воспоминания доставляли невообразимую боль; даже сейчас, снимая листок, Алексис отметила, что у нее дрожат руки. События того вечера проносились в голове, словно кадры из фильма ужасов.
        Она вспомнила, как сбежала по ступенькам, чтобы отдать сестре книгу о воспитании детей, которую Шерри забыла. Она появилась на улице в тот самый момент, когда убийца направил пистолет на себя, а сестра уже лежала на тротуаре. Как звонила в службу спасения. Потом врачи передали ей ребенка. Она держала Шерри за руку, боясь поверить в происходящее, а сестра прошептала ей последние слова прямо на ухо.
        Алексис помотала головой, пытаясь прогнать воспоминания о полицейских протоколах, отчетах и результатах предварительного следствия. Тогда она узнала больше, чем хотелось бы.
        Решительно взяв ручку, Алексис написала на конверте «Мишель» и убрала вырезку из газеты вместе с документами на ребенка в верхний ящик рабочего стола. Когда ее племянница вырастет, она позволит ей это прочитать.
        Когда племянница вырастет… Алексис на цыпочках вошла в спальню и подошла к кроватке малышки. Девочка мирно спала, дыхание было ровным и спокойным. «Какая же она красавица», - подумала Алексис. Ее жизнь будет благополучной и безопасной, поклялась она себе. С девочкой никогда не случится ничего похожего на то, что произошло с ее матерью. Тихонечко выйдя из детской, женщина вернулась к рабочему столу, села и оглядела квартиру. Она любила свой дом, но его придется продать. Цены на жилье стремительно падают, но делать нечего - ей нужны деньги.
        Деньги. Все сводится к деньгам.
        Алексис взяла телефон и набрала номер Розы - социального работника, помогающего ухаживать за детьми. Роза была всего на пару лет старше ее самой, но стала настоящим ангелом-хранителем. Алексис доверяла ей больше чем кому-либо в своей жизни. Услышав бодрый голос Розы, Алексис вздохнула с облегчением.
        - Сможешь помочь нам решить одну проблему?
        - Потничка или зубы режутся?
        - Если бы! Мне надо, чтобы случилось чудо. Например, чтобы я выиграла в лотерею.
        - Ого! Это сложно.
        - Это ты мне говоришь! Я не могу себе позволить квартиру в центре, даже если буду браться за любую работу. - Алексис чувствовала, что впадает в панику.
        - Спокойно, Алексис, - успокаивала ее Роза, - не волнуйся. Я тебя внимательно слушаю.
        - Что мне делать? Мне придется выбирать между кредитом и ипотекой, другого пути нет. Много накопить я не успела. Ты знаешь, я проработала только два года. Лимит на кредитке я уже превысила из-за всех этих расходов на ребенка. Да и мне надо на что-то жить.
        - Алексис, ты не упомянула о самой большой статье расходов. Сумма, которую ты тратишь на себя, совсем невелика. Ты, как всегда, несправедлива к себе.
        Алексис замолчала, пытаясь сдержать слезы.
        - Похороны влетели тебе в кругленькую сумму, - закончила Роза, - все свалилось на твои плечи.
        - У меня не было выбора, - сдавленно прошептала Алексис. - Шерри до сих пор лежала бы в морге, если бы я ждала помощи от Кола и Пегги. Ты же знаешь, какие они заботливые родители. - Она вздохнула, пытаясь справиться со слезами.
        - Да, я знаю. Жаль только, что все так обернулось. - Собеседница тяжело вздохнула. - К сожалению, льготы, которые полагались твоей сестре, не распространяются на тебя. Правда, сейчас ты не работаешь, так что я могу дать тебе талоны на продукты.
        - Талоны? Роза, я не бездомная! - воскликнула Алексис. Никто в ее семье никогда не опускался до нищеты.
        - Пока нет. Мы все делаем, чтобы тебе помочь.

«Спокойно!» Ладони Алексис вспотели.
        - Я могу заработать на жизнь для себя и Мишель. Я умею работать, я закончила колледж, потом юридический факультет…
        - Знаю, ты понравилась мне с первой минуты нашего знакомства. Но ты же не хочешь, чтобы я лгала тебе, - ответила Роза. - Ты получила право на временную опеку над девочкой до завершения судебного процесса. Ты ее ближайшая родственница и, по моему мнению, единственный человек, который может за ней заботливо ухаживать. Но если тебе трудно взять на себя такую ответственность, мы можем передать Мишель на попечение другой семье.
        - Нет! Никаких приемных родителей! Я справлюсь. Я даже согласна на талоны. И еще… сегодня же дам объявление о продаже квартиры. За любые деньги.

«Черт! Зачем я только позвонила Розе! Отдать Мишель? Ни за что!»
        Малышка уже узнавала Алексис, реагировала на ее шаги. Неделю назад Мишель начала улыбаться, и они весело смеялись, играя. Алексис и Мишель - одна семья и любили друг друга. У них будет свой дом, общий дом. Через несколько месяцев Алексис оформит все документы на удочерение и официально станет мамой девочки.
        Собеседница продолжала что-то говорить, и Алексис попыталась понять, что она пропустила, пока была погружена в свои мысли.
        - Мы забыли кое о чем еще, - говорила Роза. - Послушай, когда разбиралась в квартире Шерри, ты не просматривала ее вещи? В карманах одежды не было каких-либо записок, писем? Может, были сообщения на мобильном телефоне?
        Алексис пришла в квартиру сестры через два дня после рождения Мишель, как только получила разрешение от полиции. В квартире царил беспорядок - такова уж была Шерри.
        - Я отдала всю ее одежду нуждающимся, чтобы освободить шкафы. Взяла только вещи, которые она купила для ребенка. А что ты хочешь узнать?
        - Для рождения ребенка необходимо два человека. Я говорю об отце Мишель. Ты выяснила, кто он?
        Сердце Алексис тревожно забилось.
        - Нет, не выяснила.
        - Я думала, может, ключ к этой тайне ты найдешь в квартире сестры. Тест ДНК исключает отцовство убийцы. Это все, что мы знаем.
        Отрицательный результат теста означал, что отцом может оказаться и тот человек, имя которого Алексис случайно узнала. Она вздохнула, сожалея, что приходится обманывать свою единственную сейчас помощницу.
        - Я ничего не нашла, Роза, ничего. Я знаю не больше, чем ты.
        С момента рождения Мишель защита племянницы стала основной задачей в жизни Алексис. Она сама выяснит все об отце девочки. Только позже. Сначала надо урегулировать проблему с банком и оплатить все долги. На это у Алексис есть две недели.

        Дэн Дэлито, новый четвертьзащитник команды «Нью-Инглэнд патриоте», сидел в своем любимом кресле и смотрел на фотографию Ким, которую всегда носил с собой. Сегодня они отпраздновали бы девятую годовщину их свадьбы, но Ким не суждено было дожить до этого дня: она умерла два года назад от рака груди. В задумчивости он провел дрожащим пальцем по ее прекрасному лицу, которое смотрело на него с фотографии, по длинным волнистым волосам, всегда таким мягким, словно шелк. «Милая моя… Я так по тебе скучаю». Судьба была несправедлива к его любимой жене. И к нему. Ким не заслужила эту страшную болезнь, боль, муки химиотерапии. Она заслужила долгую счастливую жизнь, любовь семьи и детей. Они бы могли иметь хоть двенадцать детей, если бы жена захотела. Дэн сделал бы для нее все, чего она пожелает.
        Он посмотрел на бутылку шотландского виски, стоящую на столе. Бутылка была уже наполовину пуста, но Дэн решительно налил себе еще. Он не был пьяницей, но сейчас глоток обжигающего горло напитка заставлял боль утихнуть.
        - Дэнни! Ты не слышал звонок? Мы сами вошли. Дэнни! Что ты делаешь? Господи, опять!
        Он повернулся, поднеся стакан ко рту. Родители. Дэн сделал глоток.
        - Привет, заходите. Берите стаканы и присоединяйтесь. У меня годовщина. Давайте выпьем за Ким. Мою милую Ким.
        Он отпил еще глоток и посмотрел на пакеты, которые принесли родители. Дурманящий аромат подсказывал Дэну, что они захватили что-то вкусное из собственного итальянского гастронома. От заманчивых запахов разыгрался аппетит.
        - Я сейчас вернусь, - сказал Дэн.
        Через десять минут он увидел маму, разогревающую отбивные на кухне. Это было его любимое блюдо. Мама подавала их в соусе для спагетти с мягким свежим хлебом. Дэну очень хотелось есть, но желудок внезапно взбунтовался.
        - Пойду подышу свежим воздухом, - сказал он и открыл заднюю дверь.
        Патио их с Ким четырехэтажного дома было очень красивым. Жена обожала свой дом и сделала его необыкновенно уютным. В каждой комнате чувствовалась частичка ее любви. Для Дэна он тоже стал родным.
        Он полной грудью вдохнул прохладный осенний воздух. Самое время для футбола, лучшее в году. Он вспомнил, что в выходные тоже будет игра, и еще раз глубоко вздохнул.
        Рядом появилась тень. Отец.
        - Так дальше не может продолжаться, сынок.
        - Папа, все в порядке, не волнуйся. Просто сегодня годовщина.
        - А на прошлой неделе? - Ник Дэлито привык любое дело доводить до конца.
        - На прошлой неделе мне было плохо оттого, что скоро годовщина свадьбы. Папа, прошу тебя. Ты же знаешь, как я устал за этот сезон. Лучший результат в лиге дается нелегко. Чего ты еще от меня хочешь?
        Отец был одного с сыном роста, но вдруг показался огромным и угрожающе навис над ним, как когда-то в детстве, когда Дэну было лет десять.
        - Что я хочу?! - заорал Ник. - Я хочу опять видеть своего сына трезвым, чтобы мать перестала плакать, наконец. Она проводит все вечера в молитве. Хочу, чтобы ты перестал давать повод для сплетен. Ты меня слышишь, Дэнни, сынок? Мне нужен человек, на которого можно положиться. Вот чего я хочу!
        - Ники, перестань кричать. - Рита вышла из кухни и появилась в дверном проеме.
        - Ты можешь на меня положиться, отец. - Дэн посмотрел на мать и повернулся к отцу: - Мне все доверяют. Я ни разу не подвел свою команду на поле. Тренеры, администрация - все мной довольны. Кстати, у нас игра в воскресенье.
        Ник поднял обе руки и уронил их, словно обессилев, и грустно взглянул на жену:
        - Ничего не хочет понимать. Какая к черту игра! Посмотри, что ты творишь со своей жизнью!
        - Если меня перестанет интересовать игра, папа, я буду пить без перерыва. Сейчас я пью только в середине недели. - Мужчина подошел к отцу и похлопал его по плечу. - Не переживай. У меня все под контролем.
        - Может, тебе пойти в группу двенадцати ступеней? - осторожно спросила Рита Дэлито.
        - Мама, ты серьезно? Это же программа для алкоголиков.
        Родители молча смотрели на него.
        - Что? - Дэн начал злиться. - Да вы что?! Я в любое время могу остановиться.
        - Докажи, - резко бросил отец. - Больше никакой выпивки. Даже в середине недели.
        Мама смотрела на Дэна с такой надеждой, что устоять было невозможно. Господи, как же он их любит.
        - Хорошо. На следующей неделе я не буду нить.
        - Отличное начало! - сказала Рита.
        - Я заберу все бутылки из бара, - не унимался отец, - так, на всякий случай.
        - Хорошо, папа. - Дэн вспомнил, что на прошлой неделе спрятал одну бутылку в спальне.
        - И проверю весь дом, - добавил Ник.
        - Нет, - быстро ответил сын.
        В этом был весь отец. Он всегда знал, что происходит в сердцах и мыслях детей. Дэн, Джои, Тереза - им с детства ни одна проделка не сходила с рук. Во взрослой жизни все осталось по-прежнему. Исключения строгий родитель не делал даже для защитника «Нью-Инглэнд патриоте».
        - Значит, нет, - мягко сказал отец. - Послушай, Дэн, я все выяснил. Так сделали бы в группе двенадцати ступеней. Мы с твоим братом будем действовать так же. Мы вместе проверим весь дом.
        - Нет, вы этого не сделаете. - Дэн сглотнул. Встретиться взглядом с отцом было непросто, а сейчас он стоял напротив и смотрел прямо в глаза сыну. - Мне уже исполнилось двадцать один год, я имею право покупать алкоголь.
        Мягкий мамин голос прервал его:
        - Подумай, что бы сказала Ким, если бы увидела тебя таким?
        Дэн вцепился двумя руками в спинку кресла.
        - Если бы я мог вернуть ее, - глухо сказал он, - я бы все отдал: бутылки, голы, карьеру, деньги, дом. Без нее все, что у меня есть, не имеет смысла.
        Пытаясь сдержать слезы, он вошел в дом, открыл холодильник и достал бутылку.
        - Вы будете?
        - С ним бесполезно говорить, - грустно сказал Ник.
        Рита вздохнула и поставила тарелку на стол:
        - Ты бы хоть поел, сынок. Сегодня только вторник. Нам приехать завтра?

* * *

        Алексис не пришло бы в голову связывать такие дни, окрашенные яркими красками осени, с футболом. Ее не интересовали футбольные матчи и вообще футбол - глупая игра, где взрослые мужчины калечат себя и противника. Однако уже три месяца, с момента рождения Мишель, она ежедневно прочитывала спортивные колонки и внимательно следила за «Нью-Инглэнд пэтриотс». Особенно ее интересовал один игрок - Дэн Дэлито, квотербек - четвертьзащитник, играющий помощник тренера и капитан команды. Из всего прочитанного она сделала вывод, что Дэлито, несомненно, мастер своего дела. Он усердно работал и смог привести команду к победе.
        В среду, через два дня после разговора с Розой, Алексис наткнулась на расписание матчей футбольной лиги и обратила внимание на воскресную игру. Затем ей пришлось отвлечься. Она поспешила в спальню, где, судя по звукам, Мишель уже проснулась. Едва завидев ее, малышка заулыбалась. В такие минуты сердце женщины таяло, и она понимала, что любовь к этому ребенку полностью завладела ею. А ведь совсем недавно она и представить себе не могла, что значит быть матерью.
        Она поменяла девочке подгузник и вернулась с ней в гостиную, которая некоторое время назад превратилась в детскую игровую комнату.
        - Готова поспорить, что ты хочешь есть, мой цветочек. Ты у нас всегда голодная.
        Мишель широко открыла глаза и восторженно замахала ручками. Алексис развеселилась. Ей казалось, что малышка пытается что-то сказать. Пока тетя грела бутылочку со смесью, племянница тараторила без остановки. Жаль, что понять ее речь было невозможно.
        Сегодня днем им предстоит одно важное дело. Алексис планировала встретиться с отцом Мишель. Дольше тянуть было невозможно.
        Накопилось множество проблем, требующих срочного решения. Сколько Алексис ни пыталась прогнать тревожные мысли, они возвращались снова и снова. Бросить работу - это не выход, им с Мишель нужен стабильный доход. Но в этом случае она не может постоянно заботиться о малышке. К сожалению, родители ей не помощники, особенно отец, с его пристрастием к выпивке. Единственный выход - помощь Дэна Дэлито. Уж для него-то деньги не проблема.
        Алексис была на сто процентов уверена, что известный футболист - отец Мишель. Шерри прежде никогда не упоминала об отце ребенка, но ей не было никакого смысла врать тогда, в машине скорой помощи. Могла ли сестра предположить, что Алексис так нужна будет помощь и поддержка, в том числе и финансовая? Это ли стало причиной ее откровенности перед смертью? Женщина опять мысленно вернулась в тот страшный вечер, когда Шерри прошептала ей на ухо имя Дэна. Сестра сделала не самый удачный выбор в жизни, но она всегда была умным человеком.
        В квартире Шерри Алексис нашла папку с газетными вырезками годичной давности. Это были статьи из спортивных изданий, в основном о футболе, большей частью - о
«Пэтриотс». Имя Дэна Дэлито было обведено кружочком.
        Алексис так скучала по сестре, по ее обворожительной улыбке! Во всем произошедшем винила себя. Она была старше, ей следовало лучше присматривать за Шерри, хотя это было и непросто. Сестра могла с легкостью пропасть на неопределенное время: отправиться в гости к подруге, к новому любовнику или в путешествие с любимой командой. Пока старшая сестра разрывалась между школой и работой, Шерри умудрялась исчезнуть, ничего не сообщив. Угрызения совести доводили Алексис до тошноты и головокружения.
        - С тобой все будет по-другому, любимая моя, - шептала она, прижимая к себе малышку. - Я должна убедиться, что твой папочка надежен, прежде чем оставлю тебя с ним хоть на час.

        В среду днем Дэн Дэлито был дома. Он просматривал матчи с участием их будущих соперников. Седьмая игра состоится недалеко от города на «Жиллетт стэдиум», где тренировались «Пэтриотс». Дэн сидел в своем любимом кресле и внимательно смотрел на экран. Необходимо было проанализировать игру противников как можно детальнее, узнать их привычки, слабые и сильные стороны, не пропустить ни одной мелочи. Он думал о том, какую стратегию игры выберет для своей команды.
        Он допил очередную бутылку пива и швырнул ее в мусорное ведро. Пиво - это не настоящая выпивка. Ким никогда не возражала, когда он пил пиво. Правда, Дэн никогда не выпивал целую упаковку за несколько часов.
        Его внимание опять переключилось на футбол. Это было единственное дело в жизни, которое его действительно интересовало. Только игра могла заставить Дэна встать рано утром. Черт, какой шустрый квотербек! Это же Пейтон Мэннинг. Или нет? Что это он не дает пас? Дэлито не мог четко разглядеть лицо. Нет, не Мэннинг. Ресивер направлялся к эндовой линии без поддержки задних бегущих, которые должны охранять игрока, владеющего мячом. Дэн мысленно сделал пометку для линейных, угловых и сейфти, задача которых - остановить прорвавшегося игрока атакующей команды и
«обезвредить» дальний пас.
        В принципе Дэну было все ясно, но он перемотал кассету назад и снова увлеченно уставился на экран. Он был так сосредоточен, что не сразу услышал звонок в дверь. Позвонили еще раз, но мужчина отмахнулся от мешавшего ему постороннего звука, как от назойливой мухи. Что сейчас может быть важнее футбола? Кому это он вдруг понадобился? Родственники сейчас на работе. В выходные они, конечно, следили за игрой Дэна, как правило, по телевизору в доме родителей или у него. Но иногда приходили и на стадион. Всех членов его семьи в той или иной степени интересовал спорт.
        Раздался третий звонок. Дэнни выругался, встал с кресла и стал спускаться по лестнице. Он с силой толкнул входную дверь.
        - Что надо?
        В нескольких метрах от дома он увидел уходящую женщину. Ее длинные волосы падали на спину и плечи. Густые вьющиеся волосы.
        Дэн застыл в оцепенении, не в силах произнести ни слова. Он смотрел на нее, не отрываясь, а женщина удалялась от дома. Солнечный луч ударил в глаза, и Дэн сделал шаг вперед, пытаясь прогнать наваждение. Голова неожиданно заболела. Он ухватился одной рукой за кованые перила, а другой прикрыл глаза, боясь упустить незнакомку из виду.
        Это были волосы Ким, ее прекрасные волосы. Та же прямая спина, стройная фигура, длинные ноги. Дэну стало тяжело дышать. Судьба дает ему шанс? Или это галлюцинация?
        - Эй! - крикнул он.
        Она повернулась и с улыбкой подняла вверх палец:
        - Одну секунду.
        Господи, да! Он будет ждать вечно, если надо. А эта улыбка! С такого расстояния он не мог разглядеть цвет глаз, но был уверен, что они карие, как у Ким. Он не мог оторвать взгляд от девушки, находя все большее сходство с женой. Внезапно он понял причину задержки - незнакомка приближалась к нему, и перед собой она катила детскую коляску, одновременно наклонившись к младенцу. Дэн пошел ей навстречу. Каждый шаг давался с трудом, казалось, что голова сейчас лопнет. Но мужчина не обращал внимания на головную боль, твердо решив, что не упустит свой шанс.
        - Вам помочь? - предложил Дэн, а сам жадно всматривался в лицо молодой женщины. Нет, не Ким. Глаза не карие, а зеленые. И она немного выше. Но эти различия казались несущественными.
        Незнакомка подняла голову и отступила немного. Дружелюбие Дэна, видимо, показалось ей подозрительным. Ее глаза смотрели на мужчину, словно обвиняя в чем-то.
        - Ох! Не дышите на меня. От вас разит пивом. Пожалуй, я зря пришла. Отойдите, пожалуйста, от ребенка.
        Дэну совсем не хотелось устраивать сцены во дворе дома. Голос у нее, кстати, совсем не похож на голос Ким. Его Ким никогда бы не посмотрела на него с таким отвращением. Правда, у нее не было повода. В те времена Дэлито не пил.
        - Спокойно, - он развел руками, - не нервничайте. И не думал причинить вам вред. Уже ухожу.
        Дэн направился к дому, но услышал за спиной голос:
        - Вы Дэн Дэлито, верно?
        Еще одна фанатка? Ему сейчас не до нее. Или… или до нее? Девочки всегда вились вокруг футболистов, отмечая с ними победу или успокаивая после поражения. Тогда, на время, он мог забыть о Ким, о раке, о том, как глупо проходит жизнь.
        - И что с того? - Дэн оглянулся.
        - Это значит «да» или «нет»? - Девушка выпрямилась и посмотрела прямо в глаза собеседнику.
        Он еще раз внимательно оглядел ее. Это не галлюцинация, не чудо и не еще один шанс, данный судьбой. Эта женщина не похожа на Ким.
        - Видимо, вы юрист.
        - Гол, мистер Дэлито. Однако вы не ответили на вопрос.
        Такая акула легко проглотит любого и не подавится. Да, это не Ким.
        - По какому праву вы интересуетесь? - жестко спросил Дэн.
        Ему показалось, что она немного растерялась. Затем она достала из сумки визитку и жевательную резинку, окинула Дэна взглядом с головы до ног, протягивая ему и то и другое.
        - Меня зовут Алексис Браун.
        - Ясно, - Дэн внимательно рассматривал карточку, - районный отдел прокуратуры. - Буквы расплывались, строчки сливались и убегали в стороны, но он надеялся, что все прочитал правильно. - А в чем, собственно, дело?
        Дэн пытался вспомнить все произошедшее с ним за последние несколько дней. Ничего противозаконного. Конечно, он не все помнит…
        Алексис, казалось, пыталась принять решение.
        - Извините, мистер Дэлито. Я вижу, что совершила ошибку. Давайте оба забудем о моем визите. Возвращайтесь в дом и продолжайте… чем вы там занимались, а я, пожалуй, пойду.
        Она хотела забрать у него визитку, но, слава богу, реакция у футболиста еще была отменная. Он резко убрал руку за спину:
        - Не спешите.
        Незнакомка подняла брови.
        - Нет, я спешу. Я ухожу прямо сейчас! - На долю секунды Алексис задержала взгляд на лице Дэна. - Вы все равно вряд ли вспомните о нашем разговоре. Когда проспитесь, подумаете, что это был сон. Так обычно бывает после виски.
        Алексис повернулась, чтобы уходить. Когда она наклонилась, чтобы поправить пеленку, Дэн заметил, с какой любовью и нежностью смотрит она на ребенка. Алексис что-то пробормотала себе под нос и качала головой.
        Футболист остервенело жевал жвачку. Он не забудет этот разговор, он никогда не забудет женщину, так похожую на Ким. Вернувшись в дом, Дэн убрал визитку в бумажник.

        Разочарование сразило ее, словно удар грома. Алексис несколько раз глубоко вздохнула. Возвращаясь домой, она думала о том, что было очень глупо с ее стороны возлагать такие большие надежды на Дэна Дэлито. И речи быть не может о том, чтобы доверить малышку пьющему человеку, пусть даже отцу, каким бы красивым и богатым он ни был. Какая жалость!
        Она же так тщательно изучила всю информацию о нем! Прочитала все, что смогла найти о футболисте в газетах, Интернете, журналах. Мисс Браун выяснила, что он родился в северной части города в большой итальянской семье, учился в Огайо, вскоре после этого женился. Через семь лет его жена умерла. Пару раз за последний год его видели в клубах с женщинами, но не более того. Никаких пьяных дебошей. Ничего скандального.
        В августе, через месяц после рождения Мишель, Алексис начала следить за успехами команды и думала, что сумела хоть немного узнать Дэна. Она даже похвалила себя за трудолюбие. Но ни в одной статье не упоминалось об алкоголизме. Видимо, его пристрастия не влияют на спортивные результаты.
        - В любом случае это дело времени, - пробормотала Алексис. Так было и с ее отцом.
        Кельвин Браун был алкоголиком, из-за выпивки он потерял свой бизнес. И Дэну, в конце концов, придется распрощаться с карьерой. Вопрос только - когда. Иначе не бывает.
        - В конце концов, Мишель, зеленый змий всегда побеждает, - сказала Алексис, заглядывая в коляску, - он превращает людей в чудовищ. Нам с тобой не нужен такой отец, моя милая. Мы придумаем что-нибудь еще.
        Через полчаса они благополучно добрались до дому. У мисс Браун даже появились кое-какие соображения, но предстояло все хорошенько обдумать. Правда, ни одна из них не казалась привлекательной. Но любой план был лучше, чем бездействие. Завтра должен прийти агент по недвижимости и обсудить продажу квартиры.
        Едва Алексис успела сменить племяннице подгузник, раздался звонок сотового телефона.
        - Алексис слушает.
        - Я не алкоголик. Вы просто застали меня не в самый удачный момент.
        Она сразу узнала голос Дэлито.
        - В два часа дня? Не пудрите мне мозги. Я не требую от вас никаких объяснений. Разговор окончен.
        - Это вас на юридическом факультете научили принимать необдуманные решения?
        - У меня есть доказательства. Их достаточно.
        - Послушайте, у меня правда есть уважительная причина. У меня девятая годовщина свадьбы. Вся неделя была очень сложной. Вам бы следовало выслушать меня, прежде чем делать выводы.
        Алексис тяжело вздохнула, вспомнив, что он вдовец.
        - Хорошо, мистер Дэлито, я принимаю ваши объяснения.
        - Так что от меня нужно прокуратуре?
        Ну конечно, он позвонил потому, что ее появление заставило его занервничать.
        - Абсолютно ничего, мистер Дэлито. Это был частный визит.
        - У вас были личные причины поговорить со мной? Тем более вам стоило бы о них сообщить.
        - Извините, но нет. Сожалею по поводу кончины вашей жены, но сегодня вы выглядели не лучшим образом. Не уверена, что могу вам доверять. Еще раз извините, у меня нет времени на разговоры.
        Дэн отсоединился.
        Алексис молча смотрела на телефонную трубку. У этого мужчины есть гордость. Хочется верить, что она не позволит Дэлито окончательно опуститься.

        Глава 2

        Дэн не ошибся - эта женщина была настоящей акулой. Он сжал зубы и покрутил в руках карточку. Мужчина сидел на кухне и размышлял. Она ему не доверяет? Пятьдесят пять человек верили каждому его слову, десять игроков его команды ловили каждое его движение на поле. Он никого никогда не подвел. И не подведет. Похоже, футбол - все, что у него осталось.
        Футболист еще раз посмотрел на визитку. Алексис Браун. У него был свой адвокат. Дэн отлично ему платил, чтобы он читал контракты, статьи в газетах и оберегал его от ненужных проблем. Сейчас самое время попросить Энди Романо заняться небольшим расследованием. Энди был его лучшим другом, они выросли вместе. И, если говорить о доверии, каждый из них доверил бы другому свою жизнь. Дэн набрал номер телефона.
        - Мне нужна твоя помощь.
        Смех Энди развеселил и Дэна.
        - Какая уж тут помощь, Дэнни, ты же мне платишь. Валяй выкладывай.
        Дэлито зачитал ему всю информацию, указанную на визитке Алексис.
        - Узнай мне о ней все, что сможешь. Не знаю, зачем она приходила, но мне показалось, что повод был серьезным. Она не похожа на фанатку, и… она была с ребенком.
        Энди присвистнул:
        - С ребенком? Дружище, тут что-то не чисто. У меня плохие предчувствия.
        - Даже не думай. Такую женщину я бы никогда не забыл. Я ее точно раньше не видел.
        - Отлично. Ты меня успокоил. Начну прямо сейчас и перезвоню. Думаю, быстро управлюсь. Да, я буду на стадионе в воскресенье. Я не загадываю, но, может быть, в этом году…
        Дэн застонал. Суперкубок. Он старался избегать этой темы. Ненавидел вопросы и запрещал родным даже произносить при нем это слово.
        - Всему свое время, Энди. Сейчас меня интересует только игра. После матча приезжайте с Паулиной. Матч закончится рано, потом можно устроить вечеринку. Вся семья будет здесь.
        - Договорились.
        Закончив разговор, мужчина спустился на первый этаж в тренажерный зал. Он даже не притронулся к ледяному пиву в холодильнике и не взглянул в сторону бара. Надо сохранить светлую голову. Он крутил педали до седьмого пота и думал только о воскресном матче. Завтра будет тренировка на поле с нападающими. Вся команда и тренеры будут смотреть на него. Он должен быть в отличной форме. Никакой выпивки.
        Когда Энди перезвонил, Дэн уже вышел из душа и смотрел очередной матч, сидя перед телевизором.
        - Что удалось узнать? - спросил он.
        - Только общие сведения. Родилась в южной части Бостона, тридцать один год, два года назад закончила юридический факультет Бостонского университета. Работает в прокуратуре с момента окончания. Она начала работать позже, потому что училась восемь лет.
        - Замужем?
        - Никакого намека на мужчину.
        - А как же ребенок?
        - Завтра я еще покопаю, - обещал Энди.
        - Может, она няня?
        - Может быть. Мне не дает покоя вопрос: зачем она явилась к тебе домой? Ты же знаешь этих папарацци. Они раздуют скандал из ерунды. От тебя несло, как от пивной бочки, так?
        - Немного. - Голос Дэна стал мрачным.
        - Ну, и как ты теперь?
        - Я в полном порядке. Энди, с меня хватит и нотаций отца.
        - Я не смогу быть таким, как Ники, даже если очень захочу. Ты знаешь, ты мне как брат. Я переживаю за тебя. И Паулина тоже.
        Энди и Паулина. Дэнни и Ким. Они когда-то проводили много времени вместе. Самые близкие друзья. Им много пришлось пережить, в том числе и потерю Ким.
        - Энди?
        - Что?
        - Когда я сегодня увидел эту женщину, мне на минуту показалось… что это Кимми. - Голос Дэна дрогнул.
        - Бог мой, Дэнни. Я сейчас приеду.
        Вот что значит настоящий друг. Дэлито был везунчиком.
        - Не надо, брат. Предки собирались зайти сегодня вечером, так что все будет нормально. Да я и сейчас в порядке. Я справился. Она - не Ким.
        С тяжелым сердцем Дэн попрощался и повесил трубку.

* * *

        На следующий день в своей квартире Алексис подписала договор с агентом по недвижимости. Сердце сжималось от боли.
        - Я очень люблю эту квартиру, - призналась она молодой женщине-агенту, которая держала в руках толстый ежедневник и ноутбук под мышкой. - Я купила ее на собственные деньги, которые достались мне с таким трудом. Приходилось экономить на всем. А теперь я получу за нее меньше, чем она стоила. Невозможно поверить. Если бы мне так не нужны были деньги. - Мисс Браун посмотрела на ребенка.
        Первый раз в жизни Алексис пожалела, что у нее нет того, кто есть у каждой женщины, - подруги. Подруги, с которой можно поболтать обо всем, посоветоваться и посоветовать. В детстве ей приходилось контролировать каждое свое слово и помалкивать о положении дел в семье. Тогда с ней рядом была Шерри, сестры были неразлучны.
        В колледже Алексис работала в перерывах между занятиями. Было некогда заводить друзей. С мужчинами у нее тоже не ладилось. Завязался лишь один непродолжительный студенческий роман, который, к сожалению, плохо закончился. В основном по ее вине. Мисс Браун даже поежилась от воспоминаний. Но сейчас ей было просто необходимо с кем-то поговорить, пусть и с чужим человеком. Жизнь становилась все тяжелее, а поделиться своими проблемами можно было только с воображаемыми друзьями.
        - Может быть, вам жить с кем-то вдвоем? - предложила агент. - Я понимаю, что теряю деньги, давая такой совет, но я тоже нуждалась в средствах и хорошо вас понимаю.
        В глазах Алексис блеснула надежда. Пустить жильца? Ей не приходило это в голову.
        Нет, если рядом будет жить чужой человек, она точно сойдет с ума.
        - Давайте пока оставим все как есть. Я уже приняла решение. Если что-то изменится, я сообщу. Да, и, пожалуйста, дайте знать, если увидите объявление о том, что сдается в аренду дешевое жилье. Правда, я сомневаюсь, что таковое вообще найдется в этом городе.
        Когда агент ушла, мисс Браун позвонила Розе.
        - Я подумала, что, если бы мне удалось найти жиличку, ее платы за комнату хватило бы на няню для Мишель в дневные часы. - Алексис идея показалась достойной рассмотрения.
        - Неплохой вариант. Надо только тщательно проверять людей, если будут желающие.
        Собеседница была, как всегда, права. Это была ее миссия - оберегать Алексис.
        - А… ты, случайно, не знаешь кого-то, кто ищет жилье? - Рекомендация Розы была бы хорошей гарантией.
        - Надо подумать. Но… Алексис, хочу быть с тобой откровенной. Я готовлю документы, необходимые для оформления опеки над девочкой другой семьей. Просто на всякий случай. Время идет. Извини.
        - Нет, Роза, как ты можешь? Мишель любит меня, а я люблю ее. Она моя дочь. Кроме того, это бы очень расстроило Шерри.
        - Ребенок и останется твоим, Алексис. Ничего не изменится. Это временная мера, пока твоя жизнь не наладится.
        У мисс Браун сдали нервы, это была последняя капля. Такого развития событий нельзя допустить. Почему это происходит именно с ней? С Мишель? Множество матерей в одиночестве воспитывают детей, чем она хуже? А может, матери-одиночки получают помощь и это помогает им преодолевать трудности?
        Она доверяла Розе, одной из немногих достойных доверия людей в своей жизни, а теперь та только все портит.
        - Получается, что ты для меня ничего не можешь сделать?
        - Извини, Алексис, но ты же знаешь, что мы предоставляем помощь по уходу за ребенком только в крайних случаях. У тебя слишком большая зарплата для того, чтобы на это претендовать.
        Этот кошмар никогда не закончится. На счете в банке есть лишь триста долларов, оставленные мисс Браун на черный день. Головная боль становилась невыносимой, ноги тряслись от ужаса, так было в детстве. Весь мир был против нее. Мир рухнувших надежд и не исполнившихся ожиданий.
        Да, ты можешь. Нет, ты не можешь. Колледж? Глупая девчонка. Кем ты себя возомнила?
        Алексис старалась не вспоминать прошлое. Но сейчас, повесив трубку, она прижала руки к щекам, вспоминая детские пощечины. И не больно.
        Ее проблему мог бы решить Дэн Дэлито. У него достаточно денег. Может, ему было бы даже приятно знать, что у него есть ребенок. Заслужил ли он еще один шанс? Алексис не могла ответить себе на этот вопрос. Она не имеет права подвергать жизнь девочки риску, оставляя ее с пьяным отцом.

        К третьей четверти воскресного матча обе команды выглядели вымотанными. Алексис показалось, что они еле передвигали ноги. Два тач-дауна принесли им два раза по шесть очков и по одному очку за два гола в ворота.
        Она была немного знакома с правилами.

«Дэлито принимает подачу от центрового, - прокричал комментатор, - и идет в прорыв».
        Алексис проследила за группой здоровых парней, задних бегущих, прикрывающих квотербеке-ра, и увидела Дэна. У него не было шанса передать мяч. Трибуны затихли. Плохой знак.
        - Похоже, у парня проблемы, Мишель. Похоже, ему трудно двигаться.
        Может, всему виной похмелье? Нет, это было бы слишком просто. Футбол - жесткий спорт, во время игры легко получить травму.
        Малышка одобряюще забормотала, и Алексис наклонилась ее поцеловать, что делала десятки раз за день. Ее цветочек любила разговаривать. Мисс Браун получала больше удовольствия от общения с ребенком, чем от наблюдения за игрой.
        Через час, когда Дэн получил удар в корпус и в ногу, раздался свисток - двухминутный перерыв.
        Началась последняя, четвертая четверть. Дэлито дал длинный сильный пас устремившемуся вперед ресиверу, тот запустил мяч почти на тридцать ярдов и ворвался в зачетную зону. Гол! «Патриоте» победили.
        - Публика ликует, - пробормотала Алексис, наблюдая за орущими болельщиками.
        Фанаты посещали все матчи любимой команды, это была их жизнь. Сейчас крики радости заполнили все пространство стадиона. Мисс Браун, возможно, и понимала их чувства, но точно не разделяла. Ей вполне хватало своих собственных радостей и горестей. Интересно, этим людям что, больше нечему радоваться? У них нет своей жизни? Почему обычная игра вызывает в них бурю эмоций?
        Это же только игра! По большому счету - пустая трата времени.
        Алексис уже собиралась выключить телевизор, когда на экране появилось лицо Дэна крупным планом. Он и Эл Такер, ресивер команды, давали интервью. Оба уже были без шлемов, в красивой темно-синей форме с эмблемой команды на рукаве. Внимательно изучив Дэлито, женщина была вынуждена признать, что он очень хорошо выглядит. Дэн был отлично сложен. Темные волосы, на удивление ровный нос, что странно при такой долгой карьере в футболе, мужественный рот. Он был, безусловно, красив, хотя и казался грубоватым из-за квадратной челюсти и неряшливой щетины. Настоящий мужчина. Алексис мужчина показался очень привлекательным.
        - Тяжелый матч, Дэн? - спросил комментатор. - Как вам удалось это выдержать?
        - Как и всегда, - ответил Дэлито в микрофон, - благодаря помощи всех членов команды. Эл Такер был лучшим! Он смог прорваться за оборону соперника. Отличная игра! - Он похлопал Такера по плечу.
        - Вы несколько раз получали удары в корпус. Как себя чувствуете?
        - Как будто меня поколотили. - Дэн усмехнулся. - Жить буду.
        Дэн с Элом удалились, смеясь и переговариваясь друг с другом. Дэлито, конечно, приврал. Бороться с толпой гладиаторов - не развлечение, но он никогда не жаловался.
        Алексис задумчиво смотрела на экран, пока парочка не скрылась из вида. Ни во время игры, ни после матча Алексис не заметила у футболиста никаких признаков похмелья. Он был совершенно здоров. Глаза сияли, движения были четкими и продуманными. Мужчина двигался с грацией атлета.
        Может, правда она пришла не в самый удачный день и все дело в годовщине? Если человек один раз напился, совсем не значит, что он алкоголик. Надо попытаться еще раз с ним пообщаться.

        Дэн позвонил Алексис в понедельник утром, когда они с племянницей еще были дома.
        - Смотрели игру? - спросил он, даже не поздоровавшись.
        - Как ваша нога? - поинтересовалась Алексис, вместо ответа.
        В трубке раздался веселый, очень мелодичный смех.
        - Смотрите-ка, вы, случайно, не фанат футбола?
        Алексис тоже рассмеялась:
        - Совсем нет. Вы даже не представляете, насколько мало меня интересует спорт. Но я увидела много полезного. Я решила еще раз с вами встретиться. Боюсь, я поспешила с выводами.
        - Ценю вашу откровенность. - В голосе собеседника прозвучали нотки сарказма. - Надеюсь, наконец, расскажете, в чем дело?
        Алексис глубоко вздохнула:
        - Не по телефону. Мое дело конфиденциальное. Предлагаю встретиться около Фрог-Понд или в любом другом удобном для вас месте.
        - Мой адвокат советовал держаться от вас подальше. Ваше имя попадалось ему в новостях и в некоторых газетах. У вас неприятности?
        Быстро работают. Он думает, что она собирается клянчить деньги?
        - Адвокат? Я вряд ли знакома с вашим адвокатом. В мире юриспруденции я всего лишь мелкая сошка.
        - Мелкая сошка? Это говорит Алексис Браун - лучшая студентка на курсе, так успешно начавшая карьеру после получения диплома? Думаю, вы еще забьете не один гол в скором времени.
        Алексис была готова к тому, что Дэлито попытается разузнать о ней как можно больше. Или эти слова были просто комплиментом?
        - Поздравляю, мистер Дэлито! Смотрю, вы хорошо сделали домашнее задание. Вернее, ваш адвокат сделал его за вас.
        - Это одно и то же. Понимаете, о чем я?
        - Я все понимаю. - Мисс Браун разобрал смех от мысли, пришедшей ей в голову. - Вы говорите как плохой актер в мыльной опере. Уверяю вас, я никак не связана с желтой прессой и папарацци и не собираюсь сообщать всему миру о ваших пристрастиях. Будьте добры больше меня не беспокоить, если не намерены со мной встречаться.
        Алексис отсоединилась. Дэн мог решить все ее проблемы. Или стать еще одной. Телефон снова зазвонил.
        - Алексис Браун, слушаю.
        - У меня дома. В два. Не могу отказать во встрече красивой женщине.

        В два пятнадцать Алексис позвонила в дверь дома Дэна Дэлито, и она открылась в ту же минуту. Видимо, Дэн ждал ее у окна.
        - Прошу прощения за опоздание. Малышка проснулась сегодня позже обычного, и мы опоздали на поезд.
        Дэн сделал шаг назад, приглашая ее войти, и помог вкатить коляску.
        - Вы ехали с ребенком на поезде? - удивился он.
        Алексис принюхалась, пытаясь уловить запах алкоголя. Сейчас это было для нее самым главным. Кажется, все в порядке.
        - Конечно, - ответила она, - можно дойти пешком и не пользоваться общественным транспортом, но сегодня мы спешили. Да и на улице похолодало. В прошлый раз мы шли до дома около получаса.
        - В следующий раз возьмите такси.
        Он что, шутит?
        - Мистер Дэлито, к сожалению, я не работаю в крупной частной компании. У меня нет богатых клиентов, готовых платить любые деньги, лишь бы избежать наказания.
        Дэн поджал губы. Видимо, он решил, что она намекает на него самого, хотя это было совсем не так. Разве у него проблемы с законом? Нет, с этого не стоит начинать разговор.
        Женщина прошла в холл и огляделась. Обстановка поражала вкусом и элегантностью.
        - У вас красивый дом, мистер Дэлито.
        - Это все Ким.
        Алексис посмотрела на изысканный, идеально отполированный паркет. Внезапно ей стало стыдно, что она заляпала пол грязью. Алексис попыталась извиниться, но Дэн махнул рукой и жестом пригласил ее на кухню.
        Это была просторная удобная комната с красивой мебелью. Оглядевшись, мисс Браун подумала, что, видимо, здесь делали перепланировку. Она расстегнула комбинезон на девочке и сняла ей шапку, поправив светлые волосики.
        - Он очень милый, - сказал Дэн улыбаясь. - Может, станет футболистом.
        - Не думаю. - Алексис улыбнулась в ответ. - Его зовут Мишель, и она никогда не будет капитаном футбольной команды. Даже не думайте!
        Дэн рассмеялся, прислонился к столу, скрестил руки на груди и посмотрел Алексис прямо в глаза:
        - Так зачем вы пришли, Алексис Браун?
        Дэн Дэлито внимательно наблюдал, как она достает что-то из кошелька. Фотография. Алексис протянула ее Дэну:
        - Узнаете?
        Это было изображение красивой женщины: скуластое лицо, золотисто-каштановые волосы. Он помнил ее. Эта девушка называла себя Солнечным Лучиком.
        - Хорошая девчонка, смешная, сообразительная, необычная. Она всегда приходила в гостиницу, где мы жили, и была… скажем так, хорошей приятельницей.
        - Хорошей приятельницей?
        Глаза стоящей перед ним женщины стали огромными, как блюдца, лицо побелело.
        - Одну минуту. Я должна прийти в себя, - еле слышно прошептала она.
        Дэн готов ждать сколько потребуется, лишь бы она не упала в обморок. Этого только не хватало! Он видел, как Алексис несколько раз глубоко вздохнула и расправила плечи. Краски вернулись на ее лицо.
        - Быстро с собой справились. Можете играть в моей команде.
        Глаза Алексис вспыхнули недобрым светом.
        - Спасибо.
        Дэн молчал.
        Алексис наклонилась к девочке и дала ей симпатичную мягкую игрушку. Затем подошла к столу и положила фотографию.
        - Это Шерри. Мишель - моя племянница, дочь Шерри. Она была моей сестрой.
        - Очень сожалею, что вам пришлось пережить эту потерю, мисс Браун, - сказал Дэн, взглянув на изображение, и добавил, немного помедлив: - Но какое отношение это имеет ко мне?
        Не произнеся ни слова, Алексис открыла сумку, достала конверт со статьей из газеты и протянула собеседнику:
        - У вас есть минута, чтобы это прочитать.
        Дэлито не собирался ничего читать, но заголовок заинтересовал его, и он внимательно изучил заметку. Адвокат говорил ему об этой истории, но сам Дэн ничего не слышал об убийстве.
        - Это ужасно, - медленно произнес он. - Однако я так и не могу понять, как это все связано со мной?
        У Дэна появилось неприятное предчувствие: Они с Энди смеялись, предполагая нечто подобное. Но не всерьез. В любом случае футболист не собирался озвучивать догадки, помогая своей противнице.
        - Я была в «скорой». Была с Шерри… до конца. Ее последними словами были: «Найди Дэна Дэлито… он отец». Она сказала мне это на ухо.
        Его подозрения подтвердились. Но у этой женщины нет доказательств. Черт, когда же он последний раз был с Лучиком, то есть с Шерри? Он что, не предохранялся той ночью? Дэн ничего не помнил. Обычно он сразу засыпал.
        - У вас проблемы, я понимаю, но я ничем не могу вам помочь.
        Лучший способ защиты - нападение. Дэлито приблизился к женщине.
        - Как вы собираетесь доказать, что именно я отец девочки? - Озадаченный взгляд Алексис рассмешил его. - Думаете, я вот так вам поверю? Сожалею по поводу кончины вашей сестры, мисс Браун. Правда. Но понимаете, Шерри была слишком… легкомысленной девушкой. Она могла спать с десятком других парней, не только со мной.
        Алексис сжала губы, лицо покраснело, щеки запылали. Она была в ярости оттого, что Дэн усомнился в правоте ее слов.
        - Шерри назвала только одно имя тогда в «скорой», мистер Дэлито. Ваше имя. В такие моменты не лгут.
        Дэн открыл было рот, но Алексис жестом прервала его:
        - Она должна была сообщить вам, когда забеременела…
        - Я ее не видел! Это не мой ребенок!
        - Я понимаю, вы шокированы. Очень сожалею.
        - Нет, вы не сожалеете о том, что сделали. Совсем не сожалеете. Я буду продолжать разговор только в присутствии моего адвоката.
        Мисс Браун равнодушно пожала плечами:
        - Зовите кого хотите. Мне нечего скрывать. Анализ ДНК подтвердит мою правоту.
        Дэн взял телефон и нажал кнопку быстрого набора.
        - Энди, ты мне нужен. Срочно. Я дома. Хорошо. Умный мальчик. - Он отсоединился и повернулся к Алексис: - Адвокат будет через десять минут. Располагайтесь. Снимите пальто.
        - Слуга бежит по первому зову, - женщина кивнула в сторону телефона, - большая удача.
        Она произнесла это таким тоном, что Дэн счел разумным промолчать. Он думал о том, что истинной причиной визита, вероятно, стали деньги. Это неудивительно. Многие считают, что деньги - главное в жизни. Но Дэн знал, что это не так.
        Алексис сняла пальто, повесила на спинку стула и засуетилась около Мишель.
        - Шерри хранила все газетные статьи, в которых упоминалось ваше имя. Она обводила его кружочком. Как думаете, почему?
        Тому могло быть много причин. Дэлито не хотел в это вникать. Вокруг спортсменов всегда крутились фанаты. Дэн привык к этому и не обращал внимания. Он вспомнил несколько статей о трех ребятах из Национальной футбольной лиги. К сожалению, это были не те заголовки, которые они мечтали увидеть на страницах газет. В каждом из тех скандалов фигурировали женщины.
        - Пить не хотите?
        Дэн открыл холодильник, достал банку содовой и витаминный напиток для спортсменов.
        - Милая моя, что же ты так пинаешься? Что мы там бормочем, просимся на свободу?
        Мужчина был поражен, как изменился голос гостьи, когда она наклонилась к Мишель. Она говорила мягко и с любовью, выражение лица… Господи, да она красивая! От ее смеха у него на душе стало теплее. Продолжая улыбаться, Алексис попросила пакет для мусора.
        - Конечно, - ответил Дэн, хотя не имел понятия, где его домработница их хранит.
        На его счастье, в этот момент раздался звонок в дверь.
        - Они где-то здесь, только вам самой придется поискать. Сейчас я не могу вам помочь. - Дэн махнул рукой.
        Алексис посмотрела на ящики рядом с раковиной.
        - Не возражаете, если я посмотрю здесь?
        - Mi casa es su casa[Мой дом - твой дом (ит.).] , - пробормотал Дэлито и поспешил к двери.
        - Отлично! - Услышал он за спиной.
        Он впустил Эндрю, прислушиваясь к звукам на кухне, где Алексис возилась с Мишель. Дэн быстро ввел друга в курс дела. Вскоре они вместе вошли на кухню.
        - Како… - Эндрю Романо, новый партнер престижной Бостонской юридической фирмы, замолчал на полуслове. Он уставился на Алексис, его лицо стало белее снега. - Doppelganger [Двойник (нем.).] , - прошептал он. - Она… она похожа… Ничего удивительного, что ты был совершенно ошеломлен, когда увидел ее.
        - Я быстро пришел в себя, Эндрю. Это не Ким. У моей жены в голове никогда бы не возник такой план.
        Алексис отвлеклась от ребенка, достала визитку и дала ее Романо.
        Лучший способ защиты - нападение. Алексис протянула руку:
        - Алексис Браун, вот моя визитка, хотя я здесь но личному делу. Уверена, что вы уже в курсе. - В ее голосе прозвучал вопрос.
        - Я бы хотел услышать суть дела от вас, - ответил адвокат.
        Женщина повторила все, что сказала Дэну.
        - Конечно, окончательно разрешить все сомнения может только анализ ДНК. Поэтому я здесь.
        - Разве ваша цель - не деньги? Или вы хотите попасть в газеты? Журналисты хорошо платят за подобные истории.
        Слова Дэлито словно хлестнули ее по лицу. Она даже попятилась.
        - Я ни с кем еще не обсуждала эту историю. Даже с социальным работником.
        Стараясь не обращать внимания на Дэна, Алексис обратилась к адвокату:
        - Я предлагаю сделать анализ в частном порядке, не по решению суда. - Она посмотрела на мирно спящую малышку. - Нам с Мишель достаточно одной статьи в газете. Мне нужна огласка не больше, чем вашему клиенту.
        Романе кивнул. Но футболист не унимался:
        - Какой, черт возьми, анализ? Она милая девочка, но я не собираюсь ее признавать, если она не моя дочь.
        - Это ваше право, мистер Дэлито. В моих интересах дать ребенку заботу и любовь настоящего отца. Если анализ не подтвердит отцовство, вы больше никогда не увидите ни меня, ни ребенка.
        - Я договорюсь с врачом команды, он приедет прямо сюда, - сказал Эндрю. - С вами я свяжусь завтра днем. Мы возьмем мазок у Мишель и у вас. Извините, мисс Браун, но мы должны проверить ваше родство с девочкой. Поймите меня правильно. Известные люди часто становятся мишенью в чужих интригах.
        - Пожалуйста, я-то уж точно ее тетя. - Женщина посмотрела в окно. - Кажется, собирается дождь. Мне надо идти.
        - Эндрю отвезет вас домой, - быстро сказал Дэн, многозначительно посмотрев на друга.
        - Не надо играть в глупые игры. Если вас интересует, где я живу, могли бы просто спросить адрес. Я же сказала, мне нечего скрывать. Я была с вами честной.
        Алексис застегнула пальто и накрыла Мишель одеялом.
        - Счастливо оставаться, джентльмены! - Она направилась к выходу.
        - Я настаиваю на том, чтобы вас подвезти, - услышала она голос Романе - Моя машина припаркована прямо рядом с домом.
        - Спасибо, я привыкла к общественному транспорту.
        - Не упрямьтесь, подумайте о ребенке, - вмешался Дэлито. - Уже холодно! - крикнул он ей вслед и повернулся к другу: - Видишь, я был прав, она совсем не похожа на Ким.

        Глава 3

        Кто же отец: он или не он? Мазок взяли во вторник. В пятницу на тренировке Дэн никак не мог сосредоточиться. Это было скверно, если учесть, что в воскресенье у них матч с «Филадельфия иглз». Они не упустят шанса попытаться обыграть
«Патриоте». Мысли о ребенке постоянно вертелись в голове. Дэлито играл автоматически, лишь одним глазом следя за происходящим на поле. Ему было не до этого.
        Помимо ребенка, его еще волновала сама Алексис Браун. Умная, уверенная в себе, упорная. И красивая. Как хороший шахматист, она продумала все ходы заранее. У нее был заготовлен ответ на любой вопрос Дэна; она будто предугадывала его слова и была готова к любому повороту разговора. Даже присутствие адвоката не сбило ее с толку. В результате она добилась своего. Дэн был вынужден пройти тест.
        - Эй, Дэлито!
        Футболист оглянулся и увидел своего тренера Сина Кэлана.
        - Что у тебя в голове?
        - Извини! Слушаю тебя.
        - Какого черта ты творишь? - Кэлан кивнул на игроков. - Они начинают волноваться за тебя. Ты что, пил вчера?
        Дэн вздрогнул от вопроса, как от удара, и посмотрел на ребят. Они прекрасно знали, что в конце недели он не берет в рот ни капли.
        - Конечно, нет. В чем дело? Я отлично помню схему игры.
        Каждое движение было выверено и отточено, вся игра четко срежиссирована. Дэн всегда все держал в голове. Но сегодня…
        - Так покажи! «Филадельфия» жаждет крови. Если ты не возьмешь себя в руки, Рик не выпустит тебя на поле, несмотря на все твои достоинства. Что прикажешь ему еще сказать? - Последняя фраза Сина была адресована тренеру команды.
        - Не надо ничего говорить, - вмешался Дэлито.
        Он добежал до линии.
        - Ну, парни, что застыли, играем. Эй, Син, завяжи мне глаза.
        По команде пробежал смешок. Вот он, Дэн, которого они знали и любили. Каким всегда хотели его видеть. Он знал это. Ему тоже были нужны их любовь и уважение. И победы. Для победы нужно было постоянно тренироваться, доводя все движения до автоматизма.
        Неожиданно для всех на поле появился весь тренерский состав, в том числе главный тренер Рик Томпсон. Такое впечатление, что все пришли посмотреть на игру Дэна Дэлито.
        Дэн посмотрел на Эла Такера.
        - Пять шагов вправо. Стой там.
        Ребята выстроились в линию на тридцатиярдовой отметке. Дэлито надел на глаза маску, разбежался и бросил мяч. Затем он быстро снял маску и увидел, что мяч летит прямо в руки Такеру. Ресивер отлично принял и бросился к эндовой линии. Все сделано идеально.
        Раздались радостные возгласы. Иначе и быть не может.
        - Что вы там стоите?! - крикнул он ребятам. - Тренеры ждут.
        Отец он или нет, но раньше понедельника об этом не узнать. Сейчас самое главное - матч с «Филадельфией». Работа прежде всего.

* * *

        Алексис получила письмо в понедельник в 9.00. В 9.10 позвонил Дэн.
        - Когда вы можете приехать? Надо поговорить.
        Руки Алексис дрожали. Она все еще держала в пуках письмо, которое рассматривала уже десять минут.
        - Может, завтра, - ответила она, помолчав. - Мне надо все обдумать и прийти в себя.
        - Мисс Браун, у вас было три месяца на то, чтобы «все обдумать» и «прийти в себя». Это меня должно трясти от таких новостей. Эта бумага изменила всю мою жизнь!
        - В лучшую сторону или в худшую? - Алексис хотелось понять его отношение к факту отцовства.
        - Не знаю, посмотрим. Она хорошая девочка?
        - Думаю, я пока воздержусь от поздравлений, - пробормотала женщина.
        - Что? Я не расслышал.
        - Нет, ничего. В жизни все оказывается не таким простым, как думалось. Теперь, когда пришло письмо, мне надо все обдумать заново. Я позвоню вам завтра.
        Откладывать встречу было не очень разумно, но Алексис не ожидала, что результат теста произведет на нее такое впечатление. Кажется, она не все предусмотрела. Ребенок… ребенок. А что, если Дэлито просто заберет у нее Мишель? Она рассчитывала совсем на другое. Алексис хотела, чтобы девочка жила с ней, а Дэн только помогал им материально. Она со всем справится сама.
        Сейчас Дэн может быть признан отцом. Это дает ему право распоряжаться судьбой дочери. А какие права есть у нее? Женщина подумала, что ей тоже может понадобиться адвокат, представляющий ее интересы, который сможет доказать, что она должна участвовать в воспитании девочки.
        Телефон опять зазвонил. Алексис вздрогнула. Она находилась в невероятном напряжении, словно в ожидании приговора.
        - Не вешайте трубку.
        Алексис крепче сжала рукой край стола. «Ты должна быть приветливой, доброжелательной. Он тебе нужен».
        - Хорошо. Я вас слушаю.
        - Мне нужна ваша помощь, мисс Браун, - начал Дэн, словно прочитав ее мысли. - Я не справлюсь один.
        - При всем моем уважении, мистер Дэлито, думаю, свою миссию я уже выполнила. Я делаю вам подарок. Самый удивительный подарок на свете. - Горло сжалось, она еле проглотила подкативший ком. - Чего же еще можно желать?
        - Вы задали сложную задачку мне и всей нашей команде, придется поломать голову, чтобы никому не причинить вреда, - ответил мужчина, не раздумывая.
        - Какой команде? Какой вред я могла причинить? О чем вы?
        - Вы же умная женщина. Подумайте. - Его голос звучал на удивление спокойно. - Раз, два, три…
        - Вы имеете в виду футбол?
        - Я в вас не ошибся.
        Конечно, его волнует репутация «Нью-Инглэнд патриоте» и Национальная футбольная лига. Алексис постепенно начала понимать, что имеет дело с человеком из совершенно другого мира. Они далеки друг от друга. Что ж, ей главное не оказаться вне игры.
        - Мистер Дэлито, надеюсь, вы понимаете, что меня интересует только благополучие Мишель. Ваша лига не будет заниматься воспитанием девочки. Ее должны воспитывать люди, которые ее любят. Вы уже достаточно большой мальчик, чтобы это понять. Девочка любит меня и останется со мной. Остальные вопросы решайте сами.
        Алексис уже решила все вопросы на работе. Все в офисе знали, что она - опекун племянницы, и восприняли это нормально.
        - Надеюсь, малышке будет хорошо с вами. Все будет так, как вы и говорите, дай бог. Но ради всего святого, ради безопасности Мишель, держите рот на замке. Иначе репортеры будут у ваших дверей уже к обеду.
        До Алексис с трудом доходил смысл сказанного Дэном, слова словно застревали в голове. Конечно, она никогда не думала о том, чтобы сообщить новость в газеты или продать информацию журналистам. Подумав, она поняла, что футболист прав. В Бостоне Дэн Дэлито такая же звезда, как известный актер в Голливуде. Он популярен на всем Западном побережье.
        - О-о-ох… - только и смогла произнести женщина.
        - Теперь вы поняли, что происходит? - спросил Дэн.
        - Да, - вынуждена была признать она.
        - Мисс Браун, - начал мужчина, помолчав, - Алексис, послушайте меня внимательно. Я знаю, что вы талантливый юрист, который помогает людям выбираться из самых запутанных ситуаций. Но у вас нет опыта общения с журналистами. Я знаю, о чем говорю. Мне пришлось столкнуться с этим, когда умерла моя жена. Об этом писали все газеты. Статьи были сочувствующие, в них не было никакой грязи, но мне казалось, что мою жизнь изучают под микроскопом. Нынешняя ситуация - совсем другая, все намного хуже. Все эти убийства и самоубийства дают массу возможностей для раздувания скандала.
        Очень содержательная речь!
        - Вы забыли, мистер Дэлито, что я тоже замешана в этой истории, и не меньше, чем вы.
        - Зовите меня Дэн. Теперь мы одна команда, - невесело сказал он.
        Алексис подумала, что ей не нравится эта идея, но не стала говорить это вслух.
        - Хорошо, Дэн. Мое имя уже упоминалось в газетах в связи со смертью Шерри. Мне тоже было неприятно. Послушайте, я хотела сказать, что полностью согласна… О, черт! Я совсем забыла. Сегодня придет Роза - социальный работник, наблюдающий за Мишель.
        - Отмените, - резко сказал Дэлито. - Звоните ей прямо сейчас, а потом перезвоните мне. Расскажете мне все о социальных работниках, врачах, обо всем, что произошло с девочкой с момента рождения. - На этот раз мужчина первым повесил трубку.
        Алексис еще не говорила Розе, что собирается встретиться с отцом девочки, что она вообще знает, кто это. Она решила подождать результата анализа. Предположения не имеют никакой силы, только факты. Теперь она начала сомневаться, стоит ли посвящать Розу в эту тайну. В этой истории замешан Дэн, а Алексис не была уверена, что ее новая подруга сможет сохранить конфиденциальность. Роза не похожа на сплетницу, но она может отразить это в своем отчете. Если информация попадет в Сеть, об этом узнает весь Бостон или даже вся Америка.
        Разве это будет честно по отношению к Дэну? К Мишель? И даже к ней? Внутри похолодело. Об этом узнают в офисе. Это даст множество поводов для сплетен. Под угрозой будущее Алексис. Дэн выкрутится, он состоятельный мужчина. А что будет с ней? Мишель тоже вполне сможет обойтись и без нее, Дэлито в состоянии обеспечить ей надлежащий уход, он может нанять хоть армию нянек.
        Информация не должна попасть в газеты. Дэн абсолютно прав. Надо все держать под контролем, чтобы не стать жертвой собственной беспечности.
        Алексис стало легче, в голове прояснилось. Она решительно взяла телефон.
        - Роза? Привет! Это Алексис. Знаешь, я заболела, ужасная простуда. Давай перенесем нашу встречу. Извини, что звоню в последнюю минуту.
        Алексис выслушала подробные инструкции о марлевой маске и курином бульоне. Ей стало стыдно за свою ложь. Роза была для нее самой близкой подругой. Может быть, потом можно будет ей все рассказать, и она согласится, что в тот момент Алексис не могла поступить иначе.

        Все знания Дэна о воспитании детей ограничивались информацией, что ребенок - это большая проблема. Вырастить ребенка - тяжелая работа. Но это будет потом. Сейчас Дэлито должен позвонить всем: адвокату, агенту, тренеру, владельцу клуба и, конечно, членам семьи. Mama mia [Мама дорогая (ит.).] , ему предстоит рассказать все маме. И отцу. Дэлито неподвижно сидел на кухне в ожидании звонка мисс Браун и думал. Его мысли все время возвращались к Мишель и… ее тете.
        Он вспоминал об Алексис каждый раз, когда оставался один. А потом о Ким. Эти две женщины выглядели близнецами. Сходство становилось особенно явным, когда Алексис возилась с девочкой. Ее голос становился нежным, черты лица смягчались, глаза излучали любовь. В тот момент Дэну казалось, что сердце вот-вот остановится. Однажды он чуть не назвал ее Ким. Он помнил, как Ким мечтала о ребенке.
        Вне всяких сомнений, Алексис очень любит девочку. Она вполне может навещать их иногда, только потом, когда они с Мишель станут настоящей семьей. Как бы ему хотелось, чтобы Ким была рядом! Она была бы счастлива. Ребенок - самое лучшее, о чем они только могли мечтать.
        Черт, ему надо выпить.
        Дэлито открыл холодильник и потянулся за банкой пива. Его взгляд упал на часы, и он застонал. Слишком рано. С силой захлопнув дверцу, он почувствовал, что вспотел. Ему нужен глоток пива, надо отвлечься от этих мыслей.
        Алексис так и не перезвонила. Десяти минут вполне достаточно, чтобы поговорить с социальным работником. Дэн взял визитку Алексис и набрал номер, предварительно сохранив его в памяти телефона.
        - Алексис Браун, - ответили на том конце провода гнусавым голосом.
        - В чем дело? - Дэн удивился. Она что, плакала?
        - Ничего. Что вам надо?
        - Вы обещали перезвонить. Решили вопрос с социальным работником?
        - Она мне поверила, хотя я терпеть не могу врать.
        По крайней мере, она не плакала.
        - Я еду к вам. Откройте мне дверь.
        - Вы позвонили… кому хотели?
        - Нет. Никому.
        Наверное, надо было позвонить, но мужчина нутром чуял, что сейчас не время. Он привык доверять интуиции. В игре она его никогда не подводила.
        Известному футболисту много раз приходилось менять заранее разработанную схему игры, и это приводило команду к победе. Но он не собирался рассказывать все это женщине.
        - Я хотел бы с вами поговорить. Надо многое прояснить.
        Например, готов ли он стать отцом.
        - Я так понимаю, что в парке вы встретиться не захотите. - Алексис говорила медленно, словно подбирая слова.
        - Извините, но нет. Лучше поговорить без свидетелей. Заметьте, я готов встретиться на ваших условиях.
        Став популярным, Дэн не сразу научился жить двойной жизнью. Из-за журналистов ему приходилось разделять личную жизнь и общественную.
        - Да уж. Вы слишком известная личность, чтобы мы могли спокойно поговорить в парке. Лучше обойтись без лишних глаз и ушей. Приезжайте, я приготовлю кофе.
        - Не хочется вас утруждать. Я же не в гости к вам еду.
        Мужчина поздно спохватился, что ляпнул глупость.
        - Для вас встреча с дочерью - вынужденная необходимость, мистер Дэлито? - В голосе собеседницы зазвенело напряжение.
        - Конечно, нет. Я же просил называть меня Дэн. Поймите, мне нужно время, чтобы ко всему привыкнуть. И еще мне не помешает горячая ванна. В час вас устроит?
        Алексис ответила утвердительно, и он отсоединился.
        Не самое лучшее начало. У Дэна создалось впечатление, что женщина хотела еще что-то сказать, прежде чем закончить разговор.

* * *

        Дэн был выше, чем казался раньше, был полон энергии, в нем чувствовалась сила. Он был даже слишком красив. Если бы она познакомилась с Дэном на вечеринке, то обязательно бы с ним потанцевала. Но только при условии, что он не стал бы пить.
        - Сегодня с вашей ногой все в порядке, не хромаете? Ванна помогла? Присаживайтесь. - Она говорила без остановки. Наверное, это нервное.
        - У вас уютная квартира, - Дэн сел и огляделся, - просторная. Хорошая планировка. Очень красивая отделка кирпичом.
        Надо же, он сразу отметил то, что Алексис больше всего нравилось в ее жилище. Благодаря такой отделке в доме становилось теплее и уютнее.
        - Это был очень популярный дизайн в то время, когда я покупала квартиру, - с гордостью сказала она.
        - Так она ваша? Не снимаете?
        - Ужасные проценты по ипотеке, но она моя, - кивнула Алексис:
        - Машины у вас нет, как я понимаю.
        - Зачем мне машина? - отмахнулась собеседница. - Мой офис всего в двух остановках на метро и парк тоже.
        - С ребенком проще на машине.
        - Вы недооцениваете меня. Любящая тетя способна на многое.
        Алексис встретилась с Дэном взглядом и пожалела об этом.
        Он сидел пригнувшись, положив большие сильные руки на колени. Вся его поза говорила о сдержанной силе.
        Может, надо было позвать Розу? Алексис не любила чувствовать себя слабой, а присутствие подруги придало бы ей уверенности.
        - Так вот, о ребенке, - начал Дэлито. - Кстати, где она?
        - У ребенка, между прочим, есть имя. Почему бы вам, хоть иногда, не называть ее Мишель?
        Дэн некоторое время неотрывно смотрел на собеседницу.
        - А почему вы так грубо со мной разговариваете? Я настаиваю, чтобы у ребенка была моя фамилия.
        Это самое безобидное, чего можно было ожидать от Дэлито. Алексис смерила его взглядом. Должно быть, он много думал последнее время. Надо признать, Дэн здорово изменился внутренне с тех пор, как подтвердилось его отцовство. Мисс Браун пыталась понять, чего еще можно от него ожидать. Она готова согласиться на все, лишь бы Дэн не разрушил их с Мишель жизнь.
        Алексис проводила его в спальню, где стояла кроватка малышки. Они тихо подошли, чтобы не разбудить сладко спящую девочку. Алексис с нежностью вслушивалась в дыхание племянницы. Она иногда вставала ночью и прислушивалась, дышит ли Мишель. Алексис всегда спрашивала себя: поступают ли так же родные матери?
        Она перевела взгляд на Дэна, который не сводил глаз с дочери. Он смотрел, не моргая, словно твороженный. Его неподвижная фигура напоминала каменное изваяние. На лице отражались сменявшие друг друга чувства. Радость. Благоговение. Страх. Новая жизнь. Новый мир. Его мир. Алексис захлестнуло облегчение. Она сделала шаг назад, чтобы тихо выйти из комнаты и оставить отца наедине с дочерью.
        - Куда вы? - прошептал Дэн.
        Алексис показалось, что его охватила паника.
        - Я здесь. - Она положила руку ему на плечо. Сердце забилось. Она первый раз дотронулась до этого мужчины, с тех пор как они познакомились. Дэлито гораздо больше боялся остаться один на один с младенцем, чем с командой гладиаторов на футбольном поле. Мисс Браун обрадовалась сложившейся ситуации. Дэн должен понять, что Алексис необходима ему. И девочке, конечно.
        Дэн смотрел на самого прекрасного ребенка на свете. Его ребенка. Его дочь. Но ему хотелось убежать отсюда без оглядки. Сколько трудностей ждет его впереди! Сколько всего надо купить для ребенка, сколько принять решений, уладить всевозможных проблем! В конце недели игра. Сейчас даже еще не середина сезона. Впереди множество матчей. Может, нанять няню для ребенка? Надо обсудить это с родителями. Но у них свои проблемы, у них серьезный бизнес, требующий постоянного внимания. Наверное, будет лучше нанять другую домработницу, которая согласилась бы жить в доме. Или двух? Господи, этой крошке надо столько внимания и заботы!
        Дэн беспомощно посмотрел на Алексис.
        - Она такая маленькая, - прошептал он.
        - Да, но время это исправит.
        Дэн взглянул на собеседницу с любопытством. А у нее есть чувство юмора. Он направился к двери.
        - Пусть спит.
        Алексис кивнула и опять улыбнулась Дэну. Ого! Да у нее отличная улыбка! Улыбка счастливого человека. Ее лицо становилось светлее, приветливее.
        Он, кажется, научился понимать язык ее жестов.
        Войдя в кухню, Дэлито уловил запах свежесваренного кофе.
        - Вы все-таки приготовили кофе?
        - Хотите?
        - Не откажусь.
        Дэн внимательно следил за хозяйкой, пока она накрывала на стол. Сейчас она производила впечатление уверенного в себе человека: руки не тряслись и голос не дрожал.
        - Сначала о самом главном, - начал мужчина, когда они сели за стол. - У меня в выходные игра в Далласе.
        - А в чем проблема, Дэн? Мишель ведь живет со мной. Если уж быть совершенно откровенной…
        Господи, как она ненавидела эту фразу. Обычно за ней следует беспардонная ложь.
        - …я не знаю, какие цели преследовала моя сестра, когда назвала мне ваше имя. У меня и в мыслях не было взваливать на вас одного уход за Мишель.
        Все предельно ясно. Какой щелчок по носу. Она поставила его на место в одну секунду. Дэн спокойно слушал Алексис. Пусть доведет свою речь до конца.
        - Ну, подумайте сами. Она никогда не говорила вам о ребенке, потому что знала ваш образ жизни. - Алексис заморгала и отвернулась на мгновение. - Шерри все понимала лучше, чем вы. Я знаю, сестра собиралась сама растить дочь. Конечно, с моей помощью. - Она наклонилась к Дэну. - Я много раз спрашивала ее об отце, но она призналась только… перед самым концом.
        Глаза Алексис заблестели. «Только не надо плакать!»
        Всякий раз, когда она вспоминала о сестре, из глаз начинали непроизвольно литься слезы. Помолчав мгновение, она опять заговорила:
        - Зная ваш образ жизни и планы сестры, я могу сделать вывод, что Шерри не собиралась обременять вас заботами о Мишель. По крайней мере, не сейчас.
        Последние слова прозвучали так, словно собеседница хотела его успокоить. Дэн подумал о своем отце. О семье. Для его родителей их дети и внуки были всем. Они жили ради них. Им было очень сложно поднять свое дело, но они сделали это, чтобы у детей было больше возможностей. А эта Алексис Браун предлагает ему фактически отказаться от дочери. Этому не бывать! Разговор еще не закончен.
        - Значит, мне не нужно заниматься воспитанием дочери? - спокойным голосом спросил футболист. - Тогда зачем вы искали со мной встречи, Алексис? Чтобы шантажировать меня?
        - Господи, нет, конечно! Мне не нужны деньги, добытые таким путем. После появления ребенка я узнала, что такое настоящая экономия. Если разумно тратить средства, нам с Мишель худо-бедно хватит моей зарплаты и небольшой материальной помощи, которую, я надеюсь, вы могли бы оказывать. Это все, что нам надо, - спокойно добавила женщина.
        Дэлито рассвирепел. Волна гнева, казалось, вот-вот выплеснется наружу. Ему стоило немалых усилий, чтобы сдержаться.
        - Я так понимаю, что единственная причина, по которой вы ко мне обратились, Алексис Браун, - несколько паршивых долларов на содержание ребенка?
        Алексис задохнулась, как от удара под дых. Дэн же даже слышать не хотел о том, что у него может быть ребенок! Почему он сейчас так себя ведет? Дэлито холостяк, успешный спортсмен, постоянно ездит по стране и доволен своим образом жизни. Черт, да всего две недели назад он понятия не имел, что у него есть дочь!
        Алексис смогла сохранить невозмутимое выражение лица, хотя больше всего ей хотелось выругаться. Нет, Дэн не должен понять, о чем она думает. Может, два года адвокатской практики и не очень многому ее научили, но она хорошо усвоила, что нельзя позволять эмоциям отражаться на лице.
        Она выдержит. Дэн - ее последняя надежда, она должна выиграть эту схватку. Если она отпугнет футболиста, то, скорее всего, Мишель отдадут под опеку другой семье.
        Дэн, не моргая смотрел на Алексис. Надо что-то сказать. Лучшее средство защиты - нападение. Эта мысль приходила в голову уже второй раз за неделю.
        - Мишель всего три месяца, - твердым голосом сказала она. - Как бы вы чувствовали себя на моем месте, если бы в одночасье потеряли сестру и остались с новорожденным ребенком на руках? Я уже не говорю об общении с полицией и социальными работниками. Как быстро смогли бы наладить свой быт, найти няню, уладить проблемы на работе и, наконец, прочитать кучу книг по уходу за детьми? Думаете, это все происходит само, по мановению волшебной палочки?
        Алексис выдохнула. Она сделала все, что могла. Дэн поднял руки.
        - Хорошо, хорошо. Я принимаю ваши объяснения, - сказал он примирительным тоном. - Но вы не ответили на мой вопрос.
        - Я не собираюсь вам больше ничего объяснять.
        Глаза женщины потемнели, они молча смотрели друг на друга.
        Ее била дрожь, но она старалась выглядеть спокойной. Поединок взглядов напоминал пасы от одного игрока к другому. Алексис старалась не обращать внимания на возмущение и негодование, которое читалось в глазах собеседника. От ее злости не осталось и следа.
        - А вы упорная, - пробормотал Дэн.
        - А вы слишком подозрительный.
        В этот момент раздался плач Мишель, и они оба поспешили в спальню. Малышка лежала в кроватке и недовольно пинала крутящиеся над изголовьем игрушки. Увидев тетю, она заревела еще громче.
        - Сладенькая моя, - женщина наклонилась к Мишель, - зачем же так плакать? - Она понюхала подгузник. - Сейчас все поменяем. Иди ко мне, мой цветочек, будешь чистенькая, красивая.
        Мишель всхлипнула пару раз и успокоилась, когда Алексис взяла ее на руки. Собственно, так было всегда. Она взглянула на отца девочки, затем, отвернувшись, подошла к пеленальному столику и положила ребенка.
        Дэн стоял неподвижно.
        Алексис опять повернулась к нему:
        - Смена памперсов тоже моя ежедневная забота.
        - Хм… Я… я не буду вам мешать.

«Ну конечно!»
        Мишель повернула головку в сторону Дэна.
        - Она смотрит на вас. - Мисс Браун с интересом посмотрела на собеседника. - Если вовремя не менять памперсы, у ребенка будет сыпь, а это болезненно.
        Лицо Дэна побелело.
        - Болезненно? - спросил он с волнением в голосе и наклонился над Мишель.
        Алексис надеялась, что ее лекция заставит новоявленного папашу умерить свой пыл и отказаться от идеи забрать дочь. Отлично она придумала!
        Девочка смотрела на Дэна, пока ее тетя занималась подгузником.
        - Поговорите с ней, - сказала она, - Мишель любит поболтать.
        - А что мне сказать?
        Алексис не знала, плакать ей или смеяться. Мужчина выглядел таким беспомощным. Это будет для него хорошим уроком. Прежде чем строить планы, стоит предварительно все обдумать. Ребенок - огромная ответственность. Не похоже, что Дэн готов нести ее.
        По крайней мере, не полностью. Видимо, по этой причине Шерри и рассчитывала только на помощь сестры. Они вдвоем готовились к появлению ребенка: вместе ходили по магазинам, покупая все необходимое для новорожденных, вместе читали книги по воспитанию детей. За время беременности сестры очень сблизились. Шерри строила планы на будущее, хотела продолжить учебу. Алексис очень ею гордилась.
        А потом все закончилось. Тогда, в машине скорой помощи, когда Шерри рассказала сестре правду. Сейчас все по-другому. Может быть, потому, что Алексис осталась одна со всеми этими проблемами. Когда в их с Мишель жизни появился Дэн, она решилась на шаг, о котором сестра даже не думала.
        Она должна заслужить доверие Дэлито. Даже если придется забыть о собственной гордости.
        - Скажите ей, какая она красивая, - предложила Алексис. - Что солнышко светит в окошко. Не важно, что именно, просто говорите.
        Дэн понял ее идею по-своему.
        - Папочка наймет двух нянек, - начал он, - и у моей малышки не будет никакой сыпи. Когда закончится футбольный сезон, мы поплывем на яхте во Флориду, сходим в Диснейленд. Всем детям там очень нравится. А еще возьмем с собой твоих братьев и сестер.
        Дэн говорил нараспев, словно убаюкивая Мишель, а она внимательно его слушала.
        - Ну как? - обратился он к Алексис.
        - Отлично, - недовольно пробурчала она, - просто отлично.
        Алексис представила, какие вечеринки Дэлито устраивал на яхте со своими друзьями по команде, и с сомнением посмотрела на него.
        - Учтите, если вы планируете весело проводить время с друзьями на яхте, то ребенку там не место. Послушайте, если вы и правда решили заняться воспитанием девочки, вам придется изменить свою жизнь.
        - Значит, изменю, - неожиданно легко согласился Дэн.
        Алексис охватила тревога. Она похолодела от ужаса. Ей надо побыть одной.
        - Девочке пора есть. Пойду подогрею бутылочку.
        - Подождите! Вы не можете оставить меня с ней одного!
        Он прав. Лучше не оставлять ребенка с отцом, если тот впадает в панику при одной мысли о том, чтобы побыть с дочерью наедине.
        Тетя взяла Мишель на руки.
        - Не волнуйтесь, папаша! - сказала она снисходительно. - Подержите ее, для начала, над кроваткой. Вы же сказали, что у вас есть племянники и племянницы.
        - Есть. Но я не менял им памперсы и не кормил из бутылочки. - Дэн говорил задумчиво, вспоминая время, проведенное с семьей. - Мы просто играли. На заднем дворе, на улице. Знаете, было здорово. Мы играли в мяч. Они все вертелись вокруг меня. Мы и сейчас играем иногда.
        - Да, конечно. Думаю, что они уже вышли из того возраста, когда им надо менять подгузники. Поэтому вы с ними и возились. Сейчас у вас нет выбора. Уход за ребенком - это не только игры. Это если говорить серьезно. - Голос женщины звучал строго.
        - Я серьезен, как никогда, - ответил Дэлито, садясь на диван и протягивая руки, чтобы взять у Алексис девочку. - Смело можете мне доверять.
        У нее не было другого пути, кроме как довериться Дэну.
        - Здесь вам будет удобно, - сказала она, передавая Мишель. - Я быстро подогрею смесь и вернусь.
        Наконец-то можно побыть одной, наедине со своими мыслями. Алексис никак не рассчитывала, что Дэн Дэлито решится забрать Мишель к себе и самостоятельно о ней заботиться.
        Дэн Дэлито - бостонская знаменитость, избалованный, совершенно неуправляемый человек, привыкший думать только о себе, о своей карьере, путешествиях, развлечениях. У него было достаточно денег и возможностей, чтобы позволить себе такой образ жизни.
        Алексис хлопнула себя по лбу. Она поняла, чем руководствовалась Шерри, когда скрывала от Дэлито его отцовство. Сестра боялась, что, если Дэн узнает, что какая-то девчонка, которую он даже не воспринимал серьезно, просто «хорошая приятельница», родит от него ребенка, он отнимет у нее дочь. Тем более, что Шерри не была ни богатой, ни известной. Это же так просто! Как она могла быть такой наивной и не раскусить его сразу? Она размышляла не больше минуты, когда услышала восторженные возгласы из комнаты.
        - Какая улыбка! Идите сюда, Алексис! Посмотрите на нее! Какая она красавица! Мне кажется, она кокетничает со мной. Как такое может быть?
        - Понятия не имею, - ответила Алексис. И это была правда. Она ничего не понимала в этих женских уловках и никогда не пользовалась ими. А свои детские игры вообще не помнила. - Мишель просто великолепна, - продолжила девушка. - Думаю, она прекрасно себя чувствует и всем довольна, поэтому у нее хорошее настроение. Ей, кажется, нравится играть с вами.
        - Не знаю, какое у нее настроение, но что она великолепна - это точно. Со-вер-шен-но точ-но!
        Малышка, не отрываясь, смотрела на отца. Дэн блаженно улыбался. Он был совершенно очарован дочерью.
        Тетя показала Мишель бутылочку. Это заставило девочку отвлечься и радостно замахать ручками. Племянница всегда любила покушать. Алексис посмотрела на гостя, повторяя про себя, что должна быть с ним милой и приветливой. С Дэном надо дружить. Она напомнила себе, что капелька терпения приведет ее к цели. Сделав глубокий вздох, она протянула бутылочку Дэну и ушла на кухню, не произнеся ни слова.
        Ей нельзя портить с ним отношения. С точки зрения закона у отца ребенка всегда больше прав. А какие шансы у тети выиграть дело? Практически никаких. Надо, чтобы Дэлито сам согласился на ее условия. Где-то в глубине души Алексис понимала, что это будет непросто.

        Глава 4

        - Ребенок? Что ты такое говоришь? - Мама всплеснула руками, ее голос задрожал, на лице отразилась тревога.
        Дэн разговаривал с родителями, сидя на их кухне. Рита всегда смотрела на жизнь с оптимизмом, но сообщение сына шокировало ее. Честно говоря, последнее время он редко давал родителям повод для радости. Вот и сегодня он расстроил и маму, и отца. Чувство вины захлестнуло его подобно океанской волне. Он сжал кулаки, ощутив, как напряглись мышцы, а затем быстро расслабился - это хороший способ снять нервное напряжение.
        На следующий день после разговора с Алексис Дэн напросился к родителям на ужин. Настало время действовать. Энди Романо уже приступил к подготовке документов для суда. Алексис дали слово, что поговорит с социальным работником. От Дэлито требовалось только одно - сообщить обо всем родителям. Видимо, он что-то сделал не так.
        - Мама, присядь, пожалуйста. Это же хорошая новость! У меня есть трехмесячная дочь.
        - Ей уже три месяца, а ты ничего нам не говорил!
        - Ее сейчас хватит удар, - обратился Дэн к отцу, - скажи, чтобы она села и успокоилась.
        - Не ей одной сейчас плохо. Черт возьми, что ты несешь, Дэнни? Какой ребенок? И кто ее мать? Ты что, тайком женился?
        Женился? Кажется, его отец сошел с ума. У Дэлито и в мыслях не было ничего подобного.
        - Я не женился, папа. Но в жизни всякое бывает, ты же знаешь… после игры… - Дэн надеялся, что родители не будут его подробно расспрашивать.
        - Господи, бог мой! Ники, ты слышишь, что он говорит? - Мама схватила отца за руку.
        - Надо же… «После игры». Я так понимаю, он имеет в виду одну из тех… девушек, которые везде ездят за командой. Охотницы за приключениями. И за деньгами.
        Рита с укором посмотрела на Дэна.
        - Как ты мог, сынок? Как ты мог? - медленно произнесла Рита. - Это после такой хорошей девочки, как Ким…
        - Это не имеет никакого отношения к Ким, - возразил Дэн.
        И подумал, что это все как раз из-за Ким. Он просто пытался забыться в обществе этих девушек.
        - Сколько тебе это будет стоить? - прервал его размышления отец. Ник всегда отличался практичностью. - Насколько я понимаю, тебе предъявили доказательства.
        - Да, Мишель моя дочь, - ответил Дэн. Несмотря на реакцию родителей, он с удовольствием произнес эту фразу. - Она - чудо! Самая красивая, самая замечательная на свете. Вчера я кормил ее из бутылочки. Вы сами увидите…
        - Стоп! - прервал его отец, поднимая руку. - Сразу хочу предупредить, что этому не бывать, пока я не выясню все детали.
        Дэну ничего не оставалось, как рассказать родителям всю историю до мельчайших подробностей. Рита была в ужасе от известия о смерти Шерри, на ее глазах выступили слезы. Затем она прослезилась, узнав о предсмертном признании девушки в «скорой» и о несчастной малышке, оставшейся без матери. Не смогла удержаться от похвалы в адрес Алексис, взявшей на себя заботу о ребенке, но удивилась, почему та не извещала Дэна целых три месяца. Когда сын закончил рассказ, Рита сидела в оцепенении, облизывала пересохшие губы и бормотала, мотая головой:
        - О, мой… о, мой…
        - Ты доверяешь этой… Алексис Браун? - спросил Ник. - Она, вероятно, захочет получить половину твоего имущества.
        - Кто сказал, что я ей доверяю? - парировал Дэн. - У нее нет никаких прав на ребенка. Она может только иногда видеться с Мишель. Энди все уладит.
        - Она, наверное, мечтает спихнуть тебе девочку, - задумчиво протянул отец.
        Если бы Дэн от кого-то услышал подобную историю, он наверняка отреагировал бы так же, как отец. Но следует честно признать, что тетя много сделала для Мишель. Вполне возможно, Ник и Рита когда-нибудь встретятся с Алексис, и сын не хотел, чтобы у них сложилось неверное представление о ней.
        - Папа, ты не прав. С мисс Браун все в порядке. - Дэн закрыл глаза, вспоминая, с какой нежностью и любовью она смотрела на ребенка. - Она очень любит Мишель, пожалуй, даже слишком. Я видел их вместе. Сейчас Алексис считает себя приемной матерью.
        - Матерью? - Ник присвистнул. - Дэнни, похоже, у тебя проблемы.
        - У меня полно проблем, - усмехнулся Дэн, - но они не связаны с Алексис Браун. Она юрист и знает закон. Я буду встречаться с ней не часто, только когда она будет навещать Мишель.
        И он так редко будет видеть эти горящие глаза, шелковистые кудри, аппетитную попку, к которой у него так и тянулись руки, и потрясающие ноги. Общение с этой женщиной, несомненно, доставило Дэну удовольствие.
        Рита посмотрела на сына. Она уже пришла в себя.
        - Кажется, ты не очень рад этому обстоятельству. Да и тебе лучше сохранить с ней хорошие отношения. Тебе может понадобиться помощь в уходе за ребенком.
        - Она уже мне помогла, заботясь о моей дочери целых три месяца. - Дэн хотел, чтобы и он сам, и родители привыкли к тому, что он - отец.
        - Когда мы будем иметь честь познакомиться с этой образцовой женщиной? - поинтересовался Ник. - Мы должны разобраться, с кем имеем дело.
        - Зачем вам с ней знакомиться? - Дэн был крайне удивлен вопросом отца. - Можете, например, через неделю, - пожал он плечами. - Мишель будет жить со мной. Я перевезу ее, когда вернусь из Балтимора. Но бабушка и дедушка всегда желанные гости в нашем доме, - с напускной радостью произнес он.

        - Мне очень жаль, что так получилось, мисс Браун, но вы все сделали правильно.
        Роза вошла в квартиру и обняла Алексис. Прошло уже три недели после ее разговора с Дэном. Самые страшные предположения оправдались - Дэлито забирает дочь к себе. Алексис рассказала обо всем Розе, которая, к большому ее удивлению, восприняла информацию весьма спокойно.
        - Я тоже была бы в бешенстве, - посочувствовала Роза. - Интересно, Дэн понимает, что мы можем изрядно подпортить его репутацию, если свяжемся с журналистами и расскажем, как он себя вел?
        - Очень уж это гадко, - с сомнением сказана Алексис.
        - Обвиним во всем газетчиков! - уверенно ответила Роза.
        Алексис заплакала.
        - Я могу обвинять только себя, я сама во всем виновата. Надо было предполагать, что Дэлито может так отреагировать на сообщение об отцовстве. Хотя, ты же знаешь, у меня не было другого выхода. Я так надеялась, что Дэн оставит Мишель со мной. Что я сделала не так? - И она зарыдала еще сильнее.
        - Ты все сделала правильно, - успокаивала ее Роза. - Посмотри на меня, Алексис. Ты мне веришь?
        Алексис подняла голову.
        - Ты все сделала правильно, просто жизнь не всегда подчиняется нашим желаниям. Тебе сейчас больно, но Мишель сможет жить со своим отцом, и это замечательно. Это лучший подарок, который она могла получить в жизни. И сделала этот подарок ты, Алексис. Ты подарила ей отца и семью. Что ни говори, а Дэн Дэлито - отличный парень, настоящий мужчина. У него хорошая репутация. Лучшего отца для девочки и желать нельзя.
        До тех пор, пока он не пьет. Алексис почти убедила себя в том, что в их первую встречу она действительно случайно застала футболиста в стельку пьяным.
        - Надеюсь, моим родителям ничего не сообщили?
        - Нет. - Роза внимательно посмотрела на собеседницу. - Хочешь поговорить с ними?
        - Мне не о чем с ними говорить. Давай закроем эту тему навсегда.
        - Хорошо, - легко согласилась Роза.
        Они тихонечко вошли в спальню. Несколько минут приятельницы стояли и неотрывно смотрели на Мишель, мирно посапывающую в кроватке. Она была похожа на ангела. На глаза Алексис опять навернулись слезы. Через час все будет по-другому. Дэн должен приехать и забрать малышку. Женщина закрыла глаза, она уже начинала чувствовать одиночество. И завтра, и послезавтра, и всегда она будет одна в этой квартире.
        Алексис глубоко вздохнула. Нечего падать духом! Главное, что у Мишель будет все, чего так не хватало им с Шерри, - любящий отец, красивый дом, много игрушек и большая дружная семья.
        - Я собираюсь обратиться в суд с прошением о получении права видеться с племянницей, - сказала она Розе, когда они вернулись в гостиную. - Я не такая дура, чтобы полагаться на честное слово Дэна Дэлито. Единственное, что его сейчас волнует, - это дочь, а никак не мои чувства.
        - Может, ты и права, - задумчиво ответила собеседница, - но не забывай, что и ты получила то, что хотела. - Она многозначительно посмотрела на Алексис и сделала паузу. - Ты с понедельника выходишь на работу. Больше не надо думать о памперсах, бутылочках и прочих необходимых для младенца вещах, проблема с деньгами и продажей квартиры решилась сама собой.
        Алексис вздохнула.
        - Надо было быть поаккуратнее с желаниями.
        Если бы Алексис предполагала, что ее желания сбудутся, она бы захотела стать известным адвокатом, имеющим обширную клиентуру и огромный счет в банке.
        Раздался звонок домофона. Вот и настал момент, которого она так боялась. Дрожащими руками Алексис нажала кнопку, чтобы Дэн мог войти, и осталась ждать его на пороге квартиры.
        - Я спущусь вместе с вами, - сказала она, как только увидела Дэлито. Тело словно не повиновалось ей. Она не планировала говорить что-то подобное, а думала совсем о другом. Слова сами слетели с языка, а она стояла, не в силах пошевелиться.
        - Я могу войти? - сказал, наконец, Дэн улыбаясь.
        - Конечно.

«Нет!» - кричало все внутри ее.
        Алексис шагнула назад, пропуская Дэлито. Выражение его лица изменилось, когда он увидел малышку на руках Розы. Он быстро подошел к дочери и склонился над ней.
        - Привет, мой цветочек!

«Мой цветочек!»
        Мишель встретила его с восторгом, с каким встречала всех, - замахала ручками и заулыбалась. Ловким движением Дэн забрал дочь у Розы, таким быстрым, уверенным и четким, что Алексис удивилась, затем повернулся к ней.
        - Не думаю, что вам стоит спускаться. - Он оглядел Алексис с ног до головы. - Смотрю, вы уже совсем раскисли, будет только хуже. - Потом Дэлито посмотрел на Розу: - Вы согласны?
        Роза подошла и обняла Алексис. Стало немного легче от ее теплых дружеских объятий. Но ей все равно было очень плохо. Она даже не ожидала, что ей будет так тяжело. Сердце сжалось, было трудно дышать. Голова нестерпимо болела, а мысли путались.
        - Как вы повезете Мишель? - спросила Алексис сдавленным голосом. - Вы купили все необходимое? Кто будет о ней заботиться?
        На лице мужчины она увидела сострадание и опустила глаза.
        - Я обо всем договорился, Алексис, - мягко сказал Дэн, - не волнуйтесь. Моя мама, а она воспитала троих детей, приедет завтра утром. У меня на этой неделе матч против Далласа, так что все остальные родственники познакомятся с Мишель немного позже. Сейчас я ищу няню, уже обзвонил все лучшие агентства.
        Он подошел к Алексис.
        - Я не чудовище, поймите. Звоните в любое время, когда захотите увидеться с девочкой. Мой адвокат в машине внизу. - Дэн повернулся к Розе: - Он еще нужен?
        - Мы закончили со всеми бумагами, - замотала головой та, - ребенок официально ваш, мистер Дэлито. Желаю счастья вам и Мишель. Только еще один момент…
        Дэн остановился у порога.
        - Я очень надеюсь, что для блага Мишель и ее тети вы не будете препятствовать их общению. Много любви не бывает, а Алексис просто боготворит малышку. Она сделала все, что могла, чтобы первые месяцы жизни девочки были счастливыми.
        Голос Розы звучал мягко, но в то же время настойчиво. Все-таки она была настоящим профессионалом своего дела. Алексис воспрянула духом.
        - Сделаю все от меня зависящее. - Дэлито опять посмотрел на Алексис. - Я купил специальное сиденье для перевозки детей в машине, шкафы забиты одеждой, а на кухне полно смесей. Все будет хорошо, не волнуйтесь. - Он подмигнул Мишель, внимательно следившей за их разговором. - Правда, доченька?
        Мишель посмотрела на Алексис и неожиданно заплакала. Не раздумывая ни минуты, Алексис взяла девочку на руки и решительно направилась к выходу.
        - Я провожу вас до машины.
        - Хорошо, - Дэн сжал губы, - но учтите, вам будет только хуже.
        Пять минут спустя, уложив Мишель в новое кресло, она стояла у подъезда и провожала взглядом медленно удаляющуюся машину Дэлито. Автомобиль доехал до угла, остановился на светофоре и вскоре исчез из вида.
        - Я еще, пожалуй, побуду с тобой, - сказала Роза, стоявшая рядом. - Пошли домой.
        Алексис не могла пошевелиться, она все смотрела в ту сторону, где скрылась машина Дэна, и слушала, как билось сердце. Она была уверена, что Шерри видит все это с небес и плачет вместе с ней.

        Была уже полночь, но Дэн все еще сидел на полу в детской. Он чувствовал себя измотанным больше, чем после тяжелой игры. Мишель никак не успокаивалась. Он ее покормил, укачивал, даже поменял подгузник, но она продолжала капризничать. Наконец, часов в десять вечера, Мишель заснула у него на руках. Он так и сидел, боясь, что, если положит ее в кроватку, малышка опять заплачет. Он два часа ходил по дому с дочерью на руках.
        Все это время Дэн думал о Ким. Черт, он так по ней скучал! Дэн боролся с накатившей тоской и с желанием выпить. Он всегда пил, когда терпеть горе не было больше сил. Дэн подумал, что выпить хотелось только тогда, когда он вспоминал о Ким.
        В двенадцать ночи он подошел к кроватке и осторожно положил Мишель, молясь, чтобы она не проснулась. Малышка крепко спала.
        Стараясь не думать о виски, Дэлито лег на матрас, который заранее принес в детскую. В спальне его ждала мягкая, уютная кровать, но он боялся оставить дочь одну. Вдруг она проснется и опять заплачет. Дэн лег и закрыл глаза.
        Ему срочно нужна хорошая няня. Энди Романо навел справки, и агент Дэна уже звонил нескольким женщинам, сохраняя пока в секрете имя нанимателя. Дэн объяснил Энди, что ему нужна опытная здравомыслящая няня, умеющая держать язык за зубами. И конечно, она должна быть доброй и хорошо ухаживать за его дочерью. Короче говоря, это должна быть женщина, на которую Дэлито мог бы полностью положиться.
        - Если я смогу найти такую суперняню, отвечающую всем твоим требованиям, я, пожалуй, оставлю ее себе, - сказал агент.
        - Вот уж нет! Твоя жена сама отлично заботится о детях и не потерпит в доме няню, - рассмеялся в ответ футболист.
        Поворочавшись на неудобном матрасе, Дэн попытался заснуть.
        Встречи с кандидатками назначены на понедельник. Завтра, в пятницу, предстоит силовая тренировка. Хорошо, если ему удастся поспать ночью.
        Всю субботу он будет смотреть записи матчей. В воскресенье - игра. Дэлито представил себя на поле и начал прокручивать в голове весь ход матча, не упуская мельчайшие детали. Он даже почувствовал, как напряглись его мышцы и сбилось дыхание…

«Что? Что случилось?» Он подпрыгнул на матрасе и чуть не ударился головой о детскую кроватку. Мишель рыдала во весь голос. Дэн взглянул в окно - темно. Жаль, что малышка не может еще сказать, который час. Дэн посмотрел на красное личико дочери и взял ее на руки.
        - Не плачь, маленькая моя, все будет хорошо.

«Эта чертова ночь когда-нибудь кончится?»

        - Дэн! Сейчас только восемь утра, а у тебя уже красные глаза. Только не говори мне, что ты уже выпил.
        Почему мама всегда думает о самом плохом? Сын шире открыл входную дверь и вышел на крыльцо.
        - Заходи, мама.
        Следом за ней шел отец.
        - В том, что у меня красные глаза, виновата ваша внучка. Я просыпался несколько раз, чтобы успокоить ее. А теперь, когда наступило утро, она заснула.
        Рита от души рассмеялась:
        - Бог мой, да я смотрю, ты стал настоящим отцом.
        - Сынок, я только на пять минут, - вмешался Ник. - Где она?
        Отцу и брату Дэна Джои предстояло сегодня работать одним, без Риты.
        - Идите за мной, но если вы ее разбудите…
        Такое заявление сына немного удивило Ника.
        - У младенцев такие легкие, им бы позавидовал любой взрослый, - ворчал Дэн.
        - Как же ты будешь играть в воскресенье? - заботливо спросил отец. - Посмотри на себя, ты выглядишь скверно.
        - Скоро появится няня и будет легче. - Дэн старался говорить тише.
        - Поспи пару часов, сынок, - сказала Рита, - я пробуду у тебя весь день.
        Дэн согласно кивнул:
        - Посмотрим на нее, и сразу лягу.
        Лучше немного опоздать на тренировку, но быть в форме, чем прийти вовремя, но в таком виде. Быть непунктуальным не всегда плохо.
        Они поднялись на третий этаж, где в одной из трех спален была оборудована комната для Мишель. Дэн с улыбкой смотрел, как родители таяли от умиления, словно мороженое в летний день, глядя на самую младшую внучку. Малышка спала на спине, без одеяла - Дэн сделал все так, как учила его Алексис.
        - Она красавица, Дэнни, - прошептала Рита, ее рука потянулась к Мишель.
        - Не разбуди ее! Пошли!
        Они поспешили вниз, пока девочка не продемонстрировала им силу своих легких. Дэн прислонился к стене. Из-за почти бессонной ночи он чувствовал себя не лучшим образом. Хотелось верить, что его состояние не скажется на тренировке. Интересно, в доме у Алексис Мишель так же себя вела или спала спокойно?
        Поспав два часа, Дэлито засобирался на стадион, когда зазвенел мобильный.
        - Как все прошло?
        Он сразу же узнал ее голос.
        - Напрасно волнуетесь, Алексис. Мишель спала, как младенец. - Дэн засмеялся своей шутке. «Врун».
        - Правда? Слава богу! Я просто… не знала, что и думать, не спала всю ночь. Вы прямо волшебник.
        Мужчина представил, как она ходит по квартире, говорит, улыбается.
        - У вас она разве не спала?
        - Конечно, спала, - ответила Алексис, - но только шесть часов, приблизительно с десяти до четырех. Потом начинала орать и требовать есть.
        Ее голос звучал так нежно и радостно, когда она говорила о том, как Мишель капризничала, что Дэну стало стыдно.

        Все утро в субботу Алексис убиралась в квартире. Она вымыла все с такой тщательностью, что в доме не осталось ни соринки. Затем подготовила костюмы и блузки, которые будет надевать на работу. В понедельник Алексис возвращается в офис. Она аккуратно сложила одежду и вещи Мишель. Они еще пригодятся, когда малышка будет приезжать в гости. Алексис старалась занять себя делом. Смахивала слезы и бралась за новую работу. Она скучала по девочке, к которой привыкла относиться как к дочери. Впереди выходные, и Алексис с ужасом думала, чем себя занять.
        Она выглянула в окно. Отличный солнечный день. Надела кроссовки, повязку на голову, взяла мобильный, пару долларов на всякий случай, наушники, айпод и вышла из дому.
        Алексис любила свой город. Бостон - город парков и дорожек для бега. Она гуляла с Мишель часами. Это было полезно и для ребенка, и для нее. В день она проходила несколько миль.
        Сегодня можно побегать в парке Паблик-Гарден. Или спуститься вниз по улице, заодно посмотреть на витрины. У нее был богатый выбор. Но приблизительно через час Алексис стояла на углу Честнат-стрит, в старом районе города Бикон-Хилл, рядом с домом Дэна Дэлито. Алексис не поняла, как тут оказалась, ведь она ничего подобного не планировала. Тем не менее, она стояла и смотрела на дом Дэна. Сердце ее колотилось. Она достала телефон. Дэн ведь сам просил звонить, когда она захочет повидать Мишель.
        - Привет, Алексис!
        - Определитель номера?
        - Верно.
        Хм, ей было приятно, что Дэн сохранил ее номер.
        - Я тут недалеко от вашего дома, можно заскочить на минутку?

«Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…»
        - Извините, но не сейчас. У меня завтра игра, сегодня я должен хорошо отдохнуть. Мишель повезло, что я весь день дома. Мы сможем побыть вдвоем и узнать друг друга лучше.
        Алексис еле сдерживала слезы, боясь признаться себе, как сильно она рассчитывала на встречу с малышкой.
        - Ясно. Как вы думаете…
        Она услышала в трубке зевок.
        - Что?
        - Извините, просто зеваю.
        - Дэн, признайтесь, сколько часов вы спали?
        Никакого ответа.
        - Дэн!
        - Одну минуту, я считаю.
        Да он просто спит на ходу!
        - Идея. Завтра у меня игра, а няня не придет до понедельника. Вы не могли бы переночевать сегодня у меня, чтобы я, наконец, выспался? Родители приедут утром, и вы можете быть свободны. В это воскресенье они посмотрят матч по телевизору, не пойдут на стадион.
        Хотела ли она провести весь вечер и всю ночь с малышкой? Глупо даже спрашивать!
        - Я буду у вас… в пять вас устраивает? Чтобы у нас с Мишель еще было время поиграть.
        - Вы сами ведете себя как ребенок, Алексис, - усмехнулся Дэлито. Его голос был дружелюбным и спокойным.
        - Просто я счастлива, что могу пообщаться с Мишель. Что в этом такого?
        - Боюсь, что вы привыкнете к хорошему. У меня сейчас трудности, но со следующей недели все будет по-другому. Все наладится.
        Хорошее настроение Алексис улетучилось, но она не привыкла сдаваться без боя.
        - Запомните, Дэн, что я для вас - находка. Никто не будет любить Мишель и заботиться о ней так, как я. Я и тетя, и няня в одном лице.

        В пять часов Дэлито открыл дверь и чуть не задохнулся. Почему он все время забывает, какая Алексис красивая? Ее улыбка может заставить любого мужчину позабыть обо всем на свете.
        - Где она? - Алексис достала из сумки не большой сверток. - Сначала надо положить это в холодильник. - Она уверенно прошла на кухню словно это был ее дом.
        - Что там у вас? - удивленно спросил Дэн в вслед.
        - Мой ужин. Сэндвич с тунцом. Это все, что я взяла с собой. - Ее глаза внимательно смотрели на мужчину из-под густых ресниц. - Если вы голодный, могу поделиться.
        Дэлито был зверски голоден, но сэндвич тут бы не помог.
        Ее удивительные глаза потемнели и стали цвета мха. Дэн смотрел на волосы гостьи, убранные хвост, и не мог оторваться. Ему хотелось сорвать заколку, чтобы волосы упали на плечи Алексис волной шелковых кудрей, а он зарылся в них, вдыхая неповторимый аромат. Воображение могло бы завести его очень далеко, но он тряхнул головой, прогоняя наваждение.
        - Ваш сэндвич - это курам на смех, - усмехнулся он, - им и червячка не заморишь. Сегодня предлагаю вам разделить со мной ужин.
        - И чем вы собираетесь меня угощать? - Поинтересовалась Алексис, убирая пакет в холодильник.
        Мужчина рассмеялся:
        - Я же сын Риты и Ника Дэлито. Я вырос на кухне. Кроме того, для меня очень важно сегодня хорошо поесть. Это залог успеха завтрашней игры.
        - У вас все по науке, - усмехнулась собеседница.
        - Совершенно верно.
        - Где Мишель?
        - Наверху.
        - Одна? - почти закричала Алексис.
        - Спокойно. У меня есть радионяня, если она плачет, я услышу. Ладно, давайте поднимемся. ВЫ ведь не успокоитесь, пока не увидите малышку.
        Они поднялись наверх и вошли в огромное помещение, которое оказалось не детской, а игровой комнатой. Алексис сразу подошла к кроватке, где Мишель и правда спокойно спала. Дэн с любопытством наблюдал за женщиной, которая так смотрела на племянницу, словно не видела ее долгие годы, а не два дня. Было видно невооруженным глазом, что Алексис переполняют чувства любви и нежности. Впервые Дэлито почувствовал укол ревности. Это же он - отец!
        Они с Ким мечтали о ребенке, и Мишель могла быть их дочерью.
        - Смотрю, вы оборудовали несколько комнат для дочери, - произнесла Алексис с иронией.
        - А что такого? - удивился Дэн. - У нее есть своя спальня на третьем этаже, а здесь мы играем. Очень удобно. Смотрите: бильярдный стол, ломберный столик, домашний кинотеатр и даже маленький холодильник. Я здесь смотрю фильмы, когда свободен. Нам с Мишель тут очень хорошо.
        Алексис оглядела комнату. Пожалуй, она самая большая в доме.
        - Да уж! Мишель легко перейдет от игры в куклы к игре в карты. У нее для этого есть все условия. - Щеки Алексис вспыхнули, и она отвернулась.
        - Что опять не так?
        - Слушайте, Дэн, у вас есть девушка? Девушка, с которой вы проводите все свободное время?
        У Дэлито глаза полезли на лоб. Нет, он никогда не поймет этих женщин. К чему этот вопрос?
        - Издеваетесь? Вы же знаете, что я потерял жену. Я что, похож на мазохиста? Мне сейчас не нужны никакие серьезные отношения.
        Его слова были встречены с улыбкой.
        - Честно говоря, Дэн, каждый раз, когда я слежу за матчами, мне кажется, что вы получаете удовольствие от этой жестокой игры. Так что мой ответ - «да». Конечно, вы - мазохист.
        Гостья расплылась в улыбке. Дэн внимательно изучал ее. Эта женщина была не просто красива, перед ней было трудно устоять.
        - Алексис Браун, неужели у вас есть еще и чувство юмора?
        - В жизни Алексис Браун было мало поводов для шуток. - Она опять повернулась к Мишель. - Никогда бы не подумала, что смогу отказаться от племянницы. Прости меня, Шерри.
        Гостья встряхнула головой. Глаза ее потускнели, задор пропал. Она подошла к Дэну. От ее близости его бросило в жар, он боялся не совладать с собой.
        - Давайте сменим тему, а? Я уже устал постоянно это слушать. Я-то здесь причем? - выпалил Дэн и пожалел о том, что не сдержался. Эта женщина выглядела очень расстроенной. Их глаза встретились, и Дэн увидел в них выражение покорности, чего никогда не замечал в глазах Алексис раньше.
        - Я вас и не виню. В том, что произошло, виновата только я одна.
        - Вы считаете, что сделали что-то неправильно?
        - Не знаю.
        А вот Дэлито знал. Он старался об этом не думать, но эта мысль, словно заноза, не давала покоя. Он как-то пытался спросить Алексис, но та ушла от ответа.
        - Вы могли скрыть от меня существование Мишель, и я бы никогда о ней не узнал. Но вы не стали так поступать, потому что вам нужны были деньги. Только поэтому я и узнал о дочери.
        Глаза собеседницы вспыхнули.
        - Значит, вы считаете, что деньги - единственная причина?
        Она гордо вскинула голову. Ей было неприятно, что Дэн усомнился в ее порядочности.
        - Вы сами мне сказали, что хотели бы получить материальную помощь на содержание ребенка. - Дэлито поднял брови. - Какая еще может у вас быть причина, госпожа обвинитель? - Он питался раззадорить Алексис в надежде услышать что-то еще для него интересное.
        - Вы… вы безмозглый болван! - Казалось, женщина сейчас вцепится ему в лицо, но она лишь толкнула его в грудь. - Деньги - единственная причина, которую вы способны увидеть. А вы подумали о том, что я скажу Мишель, когда она вы растет и спросит об отце? Ей будет нужен родной человек, который может поддержать ее в жизни. Об этом вы, конечно, не подумали. Нельзя начинать отношения со лжи. Особенно если растишь ребенка.
        Дэну стало легко на душе. Он хотел подойти к гостье, обнять ее и успокоить, но она продолжали возмущенную речь:
        - Мишель должна знать правду о матери и об отце. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.
        Она несколько раз судорожно вздохнула, и Дэлито подумал, что у нее, наверное, астма.
        - Хорошо, хорошо, - примирительно сказан он, - я вам верю. Успокойтесь.
        - Как бы я могла спокойно жить, скрывая от нее правду?
        Дэн верил ей. Поступок Алексис не был похож на необдуманный шаг. Импульсивность была явно не в ее характере. Такие люди всегда все планируют и обдумывают. Она выбрала для себя единственный, с ее точки зрения, верный и честный путь.
        - Я верю вам. Вы поступили правильно. - Дэн пожал плечами. - Извините, если чем-то вас обидел. Вам не о чем волноваться, можете спокойно наслаждаться жизнью.
        - Наслаждаться жизнью? Как вы? Почему же тогда вы живете, словно отгородившись от всего мира?
        У Дэна сжалось сердце. Он понял, что она имеет в виду, и ему стало обидно. Алексис не имеет Права так говорить. Она не любила… она не теряла…
        - Смотрите, Мишель проснулась. - Алексис поспешила к кроватке, моментально забыв об их разговоре.
        Дэн стоял рядом и смотрел, в какой восторг пришла его дочь, когда увидела тетушку. Алексис взяла Мишель на руки, и малышка положила голову ей на плечо. На глазах Алексис выступили слезы. Он был не прав. Алексис очень любит девочку. И переживает из-за того, что Дэн забрал дочь к себе. Две потери за такой короткий срок, если считать смерть Шерри…
        Дэн засомневался в собственной правоте. Алексис и Мишель очень любили друг друга. Может, он неверно поступил?
        Если бы не завтрашняя игра, он бы обязательно выпил. Эта мысль вызвала внутреннее беспокойство. Футболист провел рукой по бедру - все мышцы напряжены, он не может расслабиться. Неужели он и, правда, отгородился от всех? Дэн посмотрел на дочь. Жизнь стала сложной, как схема игры. Пиво бы помогло, но он не может себе его позволить. Он должен быть ответственным и держать себя в форме.

        Глава 5

        - Родители приедут в течение часа, - сказал Дэн, посмотрев сначала на часы, а потом на входную дверь.
        - Все будет хорошо. Идите. Водитель ждет. - Гостья не скрывала своего восторга и нетерпения.
        Лучший квотербек в футбольной лиге, способный моментально принимать решения на поле, был в замешательстве. Он поцеловал дочь, которую Алексис держала на руках, и выглянул в окно, где его ждала машина, размышляя, как поступить.
        - Спасибо, что выручили меня вчера, - повторил он в третий раз. - Первый раз за три дня я выспался.
        - Это самое важное. Идите и выиграйте матч.
        - Да, да.
        Каждый раз, когда Алексис видела его улыбку, у нее перехватывало дыхание. Надо признать, что ее противник очень красив. Алексис думала об этом снова и снова. Она была уверена, что этот мужчина, знающий силу своих рук, даже не подозревает, каким эффективным оружием может быть его улыбка.
        - Побеждать всегда приятнее, чем проигрывать. - Дэлито уже стоял у входной двери, но неожиданно обернулся к собеседнице. - Завтра все будет нормально, придет няня. Мне не нужно будет больше просить вас о помощи.
        Слова Дэна вернули Алексис в реальность.
        - Я рада, что у меня есть возможность поиграть с Мишель, и я не считаю, что делаю вам одолжение. Хочу, чтобы вы знали.
        Ей было все равно, что ее голос звучал резко. Когда речь заходила о племяннице, Алексис становилась бескомпромиссной.
        - И, пожалуйста, сообщите мне завтра, как ваша Мэри Поппинс справляется с обязанностями. Я бы хотела познакомиться с ней лично.
        Дэлито молча вышел и закрыл дверь.
        - Ему не понравились мои слова, верно, моя сладенькая? - Тетя поцеловала Мишель. - Слава богу, теперь мы одни, и нам никто не будет мешать.
        Через пятнадцать минут идиллию прервал звонок в дверь. Посадив девочку в прыгунки, Алексис пошла открывать. На пороге стояла пожилая пара - родители Дэна. В руках они держали несколько тяжелых пакетов.
        - Здравствуйте, я Алексис, - представилась она широко улыбаясь. - Проходите, пожалуйста.
        Пара застыла. Женщина, нарядно одетая блондинка, стояла и молча хлопала ресницами. Она открыла было рот, но не произнесла ни слова, затем растерянно повернулась к мужу, застонала и пошатнулась, едва не упав. Алексис подхватила ее пакеты. Отец Дэна попытался поддержать жену, и его пакеты упали на пол. Странно посмотрев на гостью, мужчина помог жене пройти в гостиную и усадил ее на диван.
        - Принесите воды, - бросил он.

«Мир сошел с ума», - думала Алексис, наполняя стакан. Она ни за что не оставит Мишель с этими сумасшедшими. А о чем думал Дэн? Надо обязательно с ним поговорить. От злости Алексис чуть не разбила стакан, но взяла себя в руки и вернулась в гостиную. Миссис Дэлито выглядела лучше. Она сидела, прислонившись к мужу. Алексис протянула ей воду.
        Дэн что же, ничего им о ней не рассказывал?
        - Итак, мистер Дэлито, начнем все сначала, пока ваша жена приходит в себя.
        - Это не Ким, - раздался мягкий голос, - такого просто не может быть. - Миссис Дэлито слабо улыбнулась, глядя, на гостью.
        - У нее и голос не такой, - поддержал жену мистер Дэлито.
        Постепенно в голове Алексис стала складываться картина происходящего.
        Бедняги совершенно нормальны, просто сын по какой-то причине не предупредил мать и отца о сходстве Алексис с его покойной женой. Но это их не оправдывает, Алексис не оставит Мишель одну с родителями Дэна.
        - Я, вероятно, напоминаю вам покойную невестку. Мне очень жаль, что так получилось. Дэн должен был вас предупредить.
        - А мне-то как жаль, - сказал мистер Дэлито, вставая с дивана. - О чем Дэн думал, когда решил закрутить с вами роман? Сначала пил, теперь… - он всплеснул руками и посмотрел на гостью широко открытыми глазами, - теперь нашел себе копию жены.
        Они плохо знали Алексис. Она никогда не терялась и всегда могла постоять за себя.
        - Меня зовут Алексис Браун, - ледяным тоном сказала она, подойдя вплотную к мужчине. - Я не чья-то копия, а самостоятельная личность. - Она оглядела его с ног до головы. - Если вы будете вести себя прилично, я, возможно, и разрешу вам немного побыть с внучкой, если она вас действительно интересует.
        Алексис резко повернулась и вышла из комнаты, оставив мистера и миссис Дэлито в недоумении.
        Самым умным поступком, который она совершила со времени знакомства с Дэном, было обращение в суд с ходатайством о возможности видеться с Мишель, Алексис не хотела зависеть от Дэна, его настроения и планов. Надо как можно чаще забирать племянницу из этого сумасшедшего дома.
        Мишель заснула в прыгунках. Алексис взяла ее на руки и направилась к лестнице, ведущей наверх. Ей пришлось пройти через гостиную, где сидели родители Дэна.
        - Куда это вы ее понесли? - недовольным голосом спросила Рита, подойдя к гостье.
        - В комнату на втором этаже. Там стоит ее кроватка. Я побуду с ней, пока Дэн не вернется. - Алексис одарила женщину милой улыбкой и стала подниматься по лестнице.
        - Вы же скажете нам, когда она проснется?
        - Конечно, миссис Дэлито, вы узнаете первыми. Впрочем, вы услышите радионяню.
        - Верно. Все время забываю об этой системе. Ее установили, когда Кимми стало совсем плохо.
        Женщина поджала губы, чтобы не заплакать.
        Алексис сегодня уже хватило переживаний. Она не стала обращать внимание на сказанное и лишь ускорила шаг. Такое впечатление, что Ким была ангелом. Безупречная жена и невестка, которая так грустно закончила свой земной путь. А Шерри? Сестра была отнюдь не ангелом. А конец тот же. Они были разные, но их обоих любили близкие, по ним обеим скорбят. И Ким, и Шерри унесли с собой столько нерастраченной любви…
        Уложив Мишель спать, Алексис, вздохнув, опять предалась грустным мыслям. Кроме Дэна, никто даже не интересовался матерью девочки. Все вели себя так, словно ее никогда не существовало. Вот и родители футболиста не задали ни одного вопроса о Шерри. Они, кажется, вообще застряли где-то в прошлом, их мало интересует настоящее и будущее. Неужели им неинтересно узнать побольше о семье своей внучки?
        Снова и снова Алексис мысленно возвращалась в тот злополучный вечер. Сомнения терзали ее все больше. «Шерри, правильно ли я поняла твои слова о Дэне Дэлито? Неужели я что-то сделала не так?»
        Родители Дэна поднялись в комнату приблизительно через полчаса. Они немного поболтали, что несколько сгладило неприятное впечатление от их утренней встречи. Затем наконец-то начался матч. Мисс Браун вздохнула с облегчением. Часа три она может отдохнуть от разговоров и вопросов. Например, таких, какой буквально пять минут назад задал отец Дэна:
        - Дэнни не предупредил, что мы приедем утром и подменим вас? Мы посидим с девочкой.

«Знаю, что посидите». Несмотря на враждебное отношение к Алексис, чета Дэлито была нежной с девочкой. Малышка очаровала их, как и Дэна.

«Признайся себе, Алексис. Ты не хочешь оставлять с ними Мишель просто потому, что не хочешь оставлять ее ни с кем». Эти мысли заставили женщину улыбнуться.
        - Извините, я не спросила об этом. Но скоро начинается игра. Неужели вам не хочется ее посмотреть?
        - Отличная идея, - заявила Рита Дэлито. - Хотя, честно говоря, мне становится страшно, когда я вижу Дэнни на поле.
        - Она всякий раз отводит взгляд от экрана, когда показывают Дэнни. - Ник обнял жену. - Даже когда он был мальчишкой, она не могла смотреть его матчи.
        - Правда? - изумилась Алексис. - Так почему же вы разрешили ему играть?
        Пара переглянулась и рассмеялась.
        - Извините, мисс Браун, - сказала Рита, - ему невозможно было запретить играть. Дэн просто жил игрой с того времени, как научился держать мяч. Мы и не думали о спортивной карьере для детей. Наш старший сын, Джои, прекрасно играет на пианино, а дочь, Тереза, отлично поет.
        - Но Дэнни всегда ненавидел музыку, - прервал ее муж.
        Странно, но, когда разговор заходил о Дэне, Алексис была не прочь поболтать с четой Дэлито.
        - Думаю, ему тоже хотелось делать что-то лучше других.
        - Вполне возможно.
        Один игрок команды из Далласа покинул поле из-за травмы. К концу первой четверти Алексис, как и Рита, старалась не смотреть на экран.
        - Дэн выглядит рассеянным, - заметила мисс Браун, - может, он все время думает о ребенке?
        - Нет, - твердо сказал Ник. - Когда вокруг тебя одиннадцать здоровых парней, весящих под двести пятьдесят фунтов, ни о чем, кроме футбола, думать невозможно. Просто его ресивер совсем не там, где должен быть…
        - Ой, ребята, берегите капитана, а то его дочь останется без отца! - вскрикнула Алексис. Слова вырвались помимо ее воли.
        В комнате воцарилась тишина. Мисс Браун вопросительно посмотрела на Ника, потом на Риту.
        - Мы все еще не можем привыкнуть, что Дэн стал отцом, - смущенно сказала миссис Дэлито. - Все свалилось на нас так неожиданно… Это потрясение, понимаете?
        - Что касается потрясений, я, кажется, вас понимаю. Меня тоже ошеломило убийство сестры. - .Алексис помолчала. - Мишель уже потеряла мать, будем надеяться, что с отцом ничего не случится.
        Алексис постаралась улыбнуться. К ее огромному удивлению, Рита встала с дивана и села на ковер рядом с нею и Мишель.
        - Вы обе настрадались, девочки, - сказала мать Дэна, пожимая руку гостье. - Я очень сочувствую вам.
        - Спасибо, Рита! Огромное спасибо! - Алексис подумала, что у этой женщины, в сущности, очень доброе сердце.
        - Так вот откуда у малышки рыжие волосы. От матери, - раздался сзади низкий голос Ника.
        - Да. Волосы у нее как у Шерри, а глаза мои. Хотя не очень хорошо хвастаться, - улыбнулась Алексис и с любовью посмотрела на племянницу.
        Матч был в самом разгаре, а она сидела в задумчивости на ковре. Лед в отношениях между такими важными в жизни Мишель людьми был растоплен. Алексис смогла сделать это ради нее.
        Радостный крик Ника прервал ее размышления.
        - Гол! Гол! Вперед! - Он махал руками и улыбался. - Наверное, они посовещались во время перерыва. Сейчас все на своих местах. Если так пойдет и дальше, знаете, что будет?
        - Отлично…
        - Ш-ш-ш! - взволнованно сказала Рита, практически закрыв рукой рот Алексис. - Мы никогда вслух не говорим об этом. Можно сглазить, понимаете?
        Алексис посмотрела на родителей Дэна и рассмеялась. Она хохотала и не могла остановиться. Слова Риты казались Алексис странной причудой. Или глупой шуткой. Одно было совершенно очевидно: они очень любили Дэна и переживали за него. Может, семья Дэлито - как раз то, что нужно Мишель?
        Когда игра закончилась победой команды Дэна, Алексис собралась уходить. Рита и без нее отлично справится с кормлением и памперсами. Племянница опять заснула.
        Алексис забрала вещи из спальни, которую занимала этой ночью, и зашла попрощаться.
        - А почему вы уходите? - спросил Ник. - Сейчас будет вечеринка, собирается вся семья и друзья Дэна. Да и такой вкусной еды вы нигде не попробуете. Вам надо остаться.
        Как же их отношение к гостье изменилось за день!
        - Спасибо, - с улыбкой ответила Алексис, - но не сегодня. Мне завтра выходить на работу, надо подготовиться. Это будет мой первый рабочий день после долгого отсутствия. Я не могу рисковать.
        Алексис нежно поцеловала Мишель, помахала родителям Дэна и вышла из дома. Дойдя до угла, она остановилась, словно ее ударило током. Вечеринка! И Дэн опять будет пить? Вряд ли он позволит себе напиться на глазах у родителей. «Не будем думать о плохом». Алексис видела его пьяным только один раз, и у Дэлито была на то причина. Она зря нервничает. Женщина задумчиво сделала шаг, другой и медленно пошла дальше.

        После душа Дэн почувствовал себя немного лучше. Но для того, чтобы полностью прийти в норму, ему была нужна горячая ванна. Футболисту было необходимо расслабиться и отдохнуть, однако прошло два часа, прежде чем водитель подвез Дэна к его дому на Честнат-стрит. Ему пришлось дать интервью после матча, пережить встречу с восторженной толпой фанатов и пробки.
        Футболист открыл дверь. В доме было много народу. Он поискал глазами маму и отца, затем услышал, как кто-то произнес его имя. Поздоровавшись, Дэлито выслушал комплименты его стилю игры во второй четверти.
        - Где моя дочь?
        - Здесь, Дэнни, здесь, - раздался голос Терезы.
        Его сердце переполнилось нежностью, когда он увидел Мишель на руках сестры, которая играла с малышкой и целовала ее в животик.
        - Где моя маленькая девочка? - нежно сказал он дочери, когда Тереза подошла ближе.
        Малышка широко открыла глаза, радостно засучила ножками и замахала ручками. Дэну покачалось, что сердце выскочит из груди.
        - Иди к папе, мой цветочек, - мягко сказал он, беря Мишель на руки.
        Тереза обняла его и поцеловала.
        - Я не знаю подробностей, - сказала сестра, - но я давно не видела тебя таким спокойным и счастливым. Да, и поздравляю с успешной игрой. Ты молодец! Я всегда считаю удачным любой матч, после которого ты жив и здоров.
        Появились родители. Ник весело обнял Дэна.
        - Осторожно, папа. Меня здорово ударили в плечо во время матча.
        - Молодец, сынок, молодец! Отличная игра! Победа в матче и новорожденная дочь - чем не повод для вечеринки.
        - Абсолютно согласен.
        - Жаль только, что Алексис не осталась немного дольше. Она могла бы познакомиться со всей семьей.
        - Алексис? Разве она не ушла утром, после нашего приезда? Что произошло?
        Ник прищурился.
        - Она сказала, что вы ни о чем не договаривались, поэтому осталась до конца игры.
        - Как это не договаривались? - растерянно спросил Дэн. - У нее же великолепная память. Она же юрист. Наверное, ей просто не хотелось уходить.
        - Думаю, это из-за меня, - осторожно вмешалась Рита. - Может быть, она осталась потому, что я упала в обморок?
        - Упала в обморок? Ты?
        Господи, что здесь произошло между родителями и Алексис, пока его не было? Сын не помнил такого случая, чтобы мама теряла сознание.
        - Твоя мать взглянула на Алексис, и ей стало плохо. Ты сам виноват, Дэнни. Ты должен был нас предупредить.
        Они что, сошли с ума?
        - О чем предупредить? Она что-то украла?
        Рита подошла к сыну и положила руку на лоб.
        - У тебя температура или ты внезапно ослеп?
        Теперь он понял.
        - О боже! Я совсем забыл. Когда я познакомился с ней поближе, я понял, что эта женщина не так уж похожа на Ким. Во-первых, глаза. У Алексис они орёхово-зеленые, а у жены были карие. Волосы у тети Мишель немного темнее и она чуть выше.
        Рита обняла сына.
        - Если вам этого недостаточно, скажу, что они совершенно разные люди. Алексис - акула, а Ким была самой нежной женщиной на земле.
        - Боже мой, Дэн. Как ты только заметил все эти мелочи? - усмехнулась Рита.
        - Это же моя профессия. На этом и строится игра.
        Дэн обнял родителей и поцеловал. Сейчас ему очень хотелось есть. Еда после матча так же важна, как и еда за день до матча. Питание должно быть хорошо сбалансированным, содержать необходимое количество жиров, белков и углеводов. Еще ему требуется много воды. Одну бутылку он уже выпил на стадионе, но этого было недостаточно. Дэна мучила жажда.
        - Могу теперь я ее подержать? - услышал он голос Мэри Энн, жены Джои. - Хочу познакомить Мишель со всеми кузенами. - Она встала на цыпочки и поцеловала Дэна. - Не знаю, как было раньше, но приятно, что малышка сейчас в хороших руках.
        Мэри Энн ушла с девочкой, а Дэн взял бутылку пива. Друзья окружили его и говорили тосты, поздравляли. Все разговоры были о новой жизни и о новых планах.
        Бутылка приятно холодила руку, вкус пива доставлял удовольствие. По телу разлилось расслабляющее тепло. Этого он и ждал.

«Одну бутылочку за победу.
        Вторую за дочь.
        Третью за… не важно за что».
        Перед глазами возникла Ким, затем Алексис, фигуры менялись, словно калейдоскоп: одна смотрела обеспокоенно, вторая - с отвращением.
        - Папа! Джои! - Голос был слабым, но его услышали. - Я не могу это пить. Заберите бутылку.
        Пиво тут же исчезло.
        - Воды! Дайте мне воды, - прошептал Дэлито.
        Вокруг все было как в тумане. Кто-то задавал вопросы, Рита что-то говорила об обезвоживании.
        - Пей, сынок, - сказал Ник. - Вот сок, вот вода. Что ты хочешь? Пей столько, сколько сможешь. Уходя, мы заберем весь алкоголь.
        - Папа!
        - Что, сынок?
        - Не бросайте меня.

        Глава 6

        На следующее утро в десять часов Алексис уже сидела за рабочим столом в офисе и с ужасом смотрела на горы папок, с которыми ей предстояло разобраться. Вместо дежурного «Добро пожаловать» сотрудники говорили «Слава богу, ты вернулась». Алексис было приятно, что ее ценят, и она с удвоенным энтузиазмом взялась за дело.
        Было бы несправедливо сказать, что она забыла о Мишель. Воспоминания навсегда останутся в ее сердце. Даже работая, Алексис иногда возвращалась в мыслях к племяннице. Сегодня у нее было суматошное утро. Из дома Алексис вылетела так быстро, словно за ней гнался рой пчел.
        Может быть, позвонить вечером Розе и предложить ей поужинать вместе? Роза тоже не замужем. Почему бы им не встретиться и не поболтать, как подругам? Алексис очень нужна подруга. Она подумала, что нужно расширить круг знакомых и больше общаться с людьми, чтобы не сидеть вечерами в одиночестве, погрузившись в воспоминания. По крайней мере, надо попытаться. Может быть, вступить в книжный клуб? Алексис хотелось найти место, где можно избежать разговоров о личных проблемах.
        Через час зазвонил телефон. Едва она сняла трубку, как услышала голос Дэна. Он, как обычно, обошелся без приветствий:
        - Первая Мэри Поппинс не явилась, и я до сих пор не могу до нее дозвониться. Вторая была ужасна. Третья выглядела так, словно ей лет пятнадцать. Я всем отказал.
        Голос Дэна звучал встревоженно, и Алексис постаралась его успокоить:
        - Внешность не имеет значения, главное - квалификация.
        - У нее был пирсинг на языке и по четыре сережки в каждом ухе. Мне продолжать?
        Алексис решила не давить на него.
        - Может, попробовать найти няню только на дневные часы?
        - Мне надо, чтобы кто-то присматривал за Мишель ночью и в выходные тоже. Я часто уезжаю из города. Не могу же я брать ее с собой? Еще меня волнует ее безопасность. К моему несчастью, я известная личность.
        Он был очень расстроен.
        - Хотите, я останусь сегодня на ночь? Только мне надо будет заскочить домой.
        - Да, - быстро ответил Дэлито, - но не только сегодня. Понимаете, Алексис, я много размышлял. Вы - лучшая няня, которую можно пожелать для ребенка. Я хочу попросить вас заботиться о девочке. Я буду платить вам столько же, сколько вы получаете в своей конторе, плюс премии.
        Алексис чуть не задохнулась.
        - Что вы сказали? Я, кажется, не совсем вас поняла.
        - Я предлагаю вам работу.
        Дэн стал объяснять снова, и Алексис слушала его, до боли в руке сжав трубку.
        - Вы понимаете, что это полностью изменит мою жизнь?
        Алексис старалась заставить себя думать, но мысли путались в голове.
        Надо спокойно взвесить все за и против.
        - Прежде чем мы приступим к дальнейшему обсуждению вашего предложения, - сказала, наконец, она, - я хочу кое-что прояснить.
        - Вам ничего не угрожает в моем доме, - перебил ее Дэлито. - Обещаю вам, что никогда не позволю себе ничего предосудительного.
        Алексис задумалась. Заявление мужчины ее немного удивило. Она никогда не думала, что у Дэна могут возникнуть подобные мысли на ее счет. Может, она слишком наивна? В конце концов, он здоровый мужчина, у него могут быть сексуальные желания. Но он с такой любовью и нежностью говорил о Ким…
        - Спасибо, Дэн, но я не это имела в виду. Я хочу, чтобы вы знали: я обратилась в суд с прошением о предоставлении мне права свидании с Мишель. Сначала я надеялась на совместную опеку, но, поскольку этого не получались, подали прошение. Я не очень вам доверяла и не хотела oт вас зависеть.
        Дэлито присвистнул:
        - Ну, вы даете! Меня никто не называл обманщиком в глаза.
        Мисс Браун поморщилась. Она предполагала, что он может обидеться.
        - Скажем так, я верю вам, но хочу иметь гарантии. Мишель - моя племянница. Я имею право видеться с ней и буду бороться за свои права. Суд обязан принять во внимание просьбу родственницы матери ребенка.
        - Просто скажите о своих желаниях, и я попрошу Энди подписать соглашение.
        Ответ Дэна удивил ее.
        - Так легко? Но раньше вы не очень-то хотели меня видеть.
        - Неделю назад я планировал найти для Мишель няню. Но это были планы, понимаете? Как план игры, написанный на бумаге. В действительности все иначе. Намного сложнее.
        До него только сейчас начало доходить? Алексис усмехнулась. Конечно, в реальной жизни все всегда сложнее, чем кажется.
        - Когда болела моя жена, - продолжал Дэлито, - я обеспечил ей лучший уход, который был возможен. Почему с дочерью должно быть по-другому?
        - Не стоит обольщаться на мой счет. Я не совершенство. Всему, что я знаю, я научилась за четыре месяца. Мне еще предстоит многое узнать.
        - Я в вас уверен. Послушайте, Алексис, я вас прошу, умоляю! Пожалуйста, поживите у нас до конца сезона! Потом вы получите любые бумаги. Кроме того, - добавил мужчина мягко, - неужели вы не желаете добра племяннице?

«Вот хитрец!»
        - Конечно, я желаю ей только добра.
        Если Алексис и примет предложение Дэна, то не только ради Мишель, но и ради Шерри. И чтобы загладить чувство вины. Ее ждет столько неизвестного…
        Алексис посмотрела на заваленный бумагами стол, проходящих мимо коллег и дверь в кабинет босса. Ей стало страшно. Он так был рад видеть ее сегодня утром.
        - Дэн, я не собиралась уходить со службы. Если сейчас я скажу начальству, что собираюсь уйти, я потеряю работу навсегда.
        - Я буду выплачивать вам зарплату столько времени, сколько потребуется, пока вы не найдете новую работу. Что мне еще сделать, чтобы вы согласились? - Он помолчал немного. - Вам ничего не надо будет делать в доме. Дважды в месяц в нем делают генеральную уборку, Мария приходит два раза в неделю, покупает продукты и готовит.
        Да, жизнь футболиста была лишена житейских проблем. Теперь он намерен купить и ее услуги. Алексис погрузилась в размышления. «Надо смотреть правде в глаза. Дэн честно пытался нанять няню для Мишель. Не его вина, что ему не повезло. Безусловно, она сама - лучшее, что только может быть у малышки».
        Алексис зажмурилась.

«Не стоит искать подводные камни. Дэн просто хочет счастья для своей дочери. Хочет, чтобы о ней заботился родной и близкий человек. Такой, как тетя».
        Никто не может отобрать у Алексис право заниматься юриспруденцией. У нее есть лицензия.
        Когда все закончится, она сможет опять найти работу в государственной или частной фирме. Сейчас ей лучше хорошенько обдумать предложение Дэна. В этот момент в трубке опять раздался его голос.
        - Я редко бываю дома. Дело не только в том, что мы играем в других городах. Я часто тренируюсь, просматриваю записи матчей, продумываю стратегию игры - все это занимает много времени. Вам может показаться странным, но игра в лиге - это полноценный рабочий день.
        Алексис подумала, что было бы неплохо, если бы Дэлито работал еще больше.
        - Большинство людей так работают, Дэн. И очень у многих бывают командировки.
        - Вы говорите как мои родители, когда хотят поставить меня на место, - рассмеялся собеседник. - Итак… Вы поживете с нами три месяца?
        - Знаете, что самое интересное?
        - Нет, но голос у вас веселый.
        - Я работала как вол почти одиннадцать лет, чтобы стать юристом. А в результате буду работать «няней с проживанием». Это с моим-то дипломом! Невероятно!
        Низкий смех Дэна прозвучал в трубке.
        - Прекрасный выбор! Спасибо. Вы спасли мне жизнь.
        - Скажем так, я не смогла отказать парню, который так умолял.

        - Выбирайте, - сказал Дэн, когда Алексис вошла в его дом с чемоданом. - На последнем этаже есть апартаменты для гостей. С отдельной ванной, кабинетом, террасой, с которой, кстати, открывается неплохой вид. Или могу предложить вам ту комнату, где вы ночевали, рядом со спальней малышки.
        - Я не гость, Дэн, а обслуживающий персонал. Естественно, я выбираю комнату рядом с Мишель.
        - Отлично! - Это он и хотел услышать. - Пойдем пешком или поедем?
        - Поедем? Вы о чем?
        Они подошли к широкой двери, Дэлито нажал кнопку, и двери открылись. Алексис увидела лифт.
        - Вы шикарно живете.
        - Очень удобная вещь. Особенно сейчас. Когда у вас на руках ребенок, безопаснее подниматься на лифте, чем по лестнице.
        Они вышли из лифта, и Дэн продолжил экскурсию по дому.
        - Может, вы не заметили в прошлый раз, что все три спальни расположены на этом этаже. Моя выходит окнами на улицу, а ваши с Мишель во двор. У вас будет своя ванная.
        - Я помню.
        Он проводил Алексис до комнаты. Конечно, ему надо было просто поставить ее вещи и уйти, но Дэн остался и понаблюдал за Алексис, изучавшей комнату. По своему опыту жизни в браке он знал, что каждая женщина хочет осмотреться в новом жилище, все потрогать и что-то изменить так, как ей нравится. Он с любопытством следил за Алексис и убеждался, что прав. Он был уверен, что комната ей очень понравится. У Ким был отменный вкус и талант дизайнера, каждую комнату она оформила с любовью.
        - В прошлый раз у меня не было времени внимательно рассмотреть спальню. Очень уютная. Мне нравится, что она в пастельных тонах. Красивые шторы и ковер. А какие симпатичные книжные полки! Это ручная работа? На этот столик в углу можно поставить ноутбук. Отличное жилище на несколько месяцев.
        - Если что-то понадобится, только скажите. Я хочу, чтобы вы чувствовали себя свободно. И не только в этой комнате, а во всем доме. Не желаю, чтобы, едва приступив к работе, новая няня сразу уволилась.
        Мишель заплакала.
        - Давайте ее мне, вы, должно быть, устали после работы. - Дэн взял дочь на руки.
        - Совсем не устала, - ответила Алексис, - я всю жизнь работаю. Пока в моей жизни не появилась Мишель, вечером еще ходила в тренажерный зал.
        - Да? А Ким не очень любила физические упражнения, говорила, что ее сила в ее уме. Ох, не обращайте внимания. - Кто его все время тянет за язык? Алексис совсем неинтересно его прошлое.
        - Дэн?
        Он повернулся к ней.
        - Мишель надо поменять подгузник.
        И еще им надо сменить тему разговора. Умница дочка все сделала правильно.
        - Поэтому она и плачет.
        - Вы же знаете, где ее комната. - Дэн махнул рукой в направлении коридора.
        - Думаете, когда я уйду через три месяца, Мишель уже будет ходить на горшок? Самое время папочке потренироваться.
        - Запрещенный прием, тетушка.
        Женщина молча смотрела на Дэна. Он не выдержал и рассмеялся:
        - А вы находчивая, Алексис.
        Дэлито взял Мишель и пошел в ее комнату. Он положил малышку на пеленальный столик, вспомнил совет Алексис и начал приговаривать, расстегивая памперс:
        - Сейчас ты будешь чистенькая и красивая.
        Сняв с дочери грязный памперс, он взял чистый и внимательно посмотрел на него.
        - Как его надевать-то? - пробормотал Дэн себе под нос.
        Он разобрался с липучками, даже, кажется, верно застегнул с одной стороны, потом посмотрел на присыпку и крем, стоящие на полочке, и разозлился.
        - Помочь? - Алексис стояла за спиной и наблюдала.
        Прежде чем он ответил, она подошла ближе.
        - Бог мой, Дэн! Надо застегивать памперс туже, иначе он сползет. Туже, вот так.
        - Теперь понятно, почему у Мишель все простыни грязные, - сказал Дэн. - Да, тренироваться обязательно надо, я понял. - Он начал сначала. - Я разобрался с детским сиденьем для автомобиля, разберусь и с памперсами.
        Наконец, Дэлито закончил.
        - Принимайте работу!
        Алексис мягко улыбнулась, задержав взгляд на Дэне.
        - Мне нравится, - сказала она, - однако знайте: я строгий судья.
        - Я всего могу добиться, если захочу, - самодовольно сказал футболист и тут же осекся. Ему совсем не хотелось, чтобы гостья усмотрела в его словах сексуальный подтекст. Он ничего такого не имел в виду. Дэн пристально посмотрел на Алексис, пытаясь понять, как она отреагирует. Может, она ничего такого не подумала или делает вид?
        - Четыре месяца назад я сама ничего не умела, Роза меня всему учила, - ответила женщина и взяла Мишель.
        - Вам было очень трудно. На вас столько всего свалилось.
        Алексис кивнула:
        - Помочь было некому. Не знаю, что бы я делала, если бы не Роза. С родителями я не общаюсь. Мой отец - алкоголик, он пил всю сознательную жизнь, а мама ему потакала. Мы с Шерри покинули дом, как только смогли себя обеспечивать.
        - Кстати, - заметил Дэн, - в доме нет ни капли спиртного.
        Гостья задержала на нем внимательный взгляд.
        - Вы застали меня в один из самых скверных моментов моей жизни, - продолжал Дэн, и Алексис поняла, что может верить ему. Сейчас Дэн был с ней откровенен. - Я дал себе слово, что с этим покончено. Если я принял решение, то обязательно выполню его.
        Алексис положила руку ему на плечо. Мужчину словно обожгло ее прикосновение.
        - Честно говоря, когда я узнала вас лучше и посмотрела, как вы играете, я поняла, что первое впечатление было ошибочным. Но на будущее хочу сказать, что если вы начнете пить, ни я, ни Мишель не сможем чувствовать себя в безопасности.
        Женщина медленно убрала руку. А Дэну так нравилось чувствовать тепло ее ладони на своем плече.
        - Я должна обеспечить безопасность девочки. Любой ценой.
        - Согласен с вами, - кивнул Дэлито, - и ценю ваше доверие.
        - О-о! Вы еще не вполне заслужили его. Но уже набрали достаточно очков, чтобы получить звание «Хороший папа». - Глаза гостьи сверкнули. - Но мне хорошо знакомы пустые обещания, связанные с выпивкой, и жалобы на близких, которые якобы виноваты в сломанной жизни пьяницы. Я видела, к чему приводит безответственность. Если у вас возникнет тяга к выпивке, я сразу это замечу и смогу защитить Мишель. Прошу вас, не разочаровывайте меня.

        На следующее утро Алексис с любопытством наблюдала, как Дэн готовит себе завтрак. Он смешал в глубокой миске два вида круп, добавил свежей черники, кусок банана, немного клубники и залил все молоком. Женщина подумала, что ему нужен таз, а не миска.
        - В чем дело? - Дэн поднял голову.
        - Да нет, ничего… Просто здесь столько калорий, что хватило бы на троих.
        Усмехнувшись, Дэн подвинул миску к гостье:
        - Присоединяйтесь.
        - Ешьте сами. Мишель нужен здоровый папа.
        Все утро Алексис занималась племянницей и стиркой грязного белья, к которому никто не прикасался с прошлого четверга, когда малышка переехала к отцу. Лифт очень помог, когда она решила спуститься с горой белья в подвал, в прачечную.
        - Мария будет здесь с минуты на минуту. Я хочу вас познакомить, пока не ушел, - сказал Дэн.
        - Это она помогает с приготовлением еды?
        - Мы зовем ее Генерал. Когда Ким болела, она очень много времени проводила в доме и вела себя как главнокомандующий в штабе. Сейчас она приходит только дважды в неделю, по утрам. Мария заказывает продукты и готовит для меня еду на несколько дней. Если вам что-то понадобится, внесите это в список.
        - Мне не очень удобно еще больше нагружать Марию. Я сама схожу в магазин.
        - Глупости! Она пользуется моей кредиткой и все заказывает по Интернету. Ей это не доставит никаких хлопот.
        - Да, хорошо быть богатым. - Алексис с усмешкой посмотрела на Дэна, который полулежал, растянувшись в своем любимом кресле.
        - У нас такая же красная кровь, как и у всех остальных. Привыкнете. Вам я тоже дам банковскую карту, чтобы вы могли покупать все необходимое для Мишель. Когда сезон закончится, у меня будет больше свободного времени.
        Дэлито еще не успел договорить, когда раздался звонок в дверь, и в тот же миг женский голос позвал Дэна. Шаги приближались, и через несколько секунд в кухню вошла Мария Санчес. Она взглянула на Алексис, вскрикнула и схватилась за стул.
        - Madre de Dios [Матерь Божья (исп.).] , - прошептала она, садясь.
        - Опять начинается, - пробормотала Алексис. - Клянусь, я перекрашусь в блондинку и постригусь.
        - Не делайте этого, - быстро сказал Дэн, подходя к Алексис. - Вы мне нравитесь такой, какая есть.
        Неожиданно Алексис стало приятно услышать эти слова от Дэна. Она смотрела, как он пытается успокоить домработницу и объяснить ей, кто такая мисс Браун. После того как женщина увидела Мишель, говорить ей что-то не было необходимости. Мария вся засветилась от восторга.
        - Какая красавица! Синьор Дэлито, вы опять будете счастливы, правда?
        Мужчина встал и нагнулся, обнимая Марию, которая едва доходила ему до груди.
        - Да, Мария. Я опять буду счастлив. - Дэн перевел взгляд на Алексис и кивнул ей.
        Алексис поняла этот кивок как благодарность и кивнула в ответ. Может быть, ее решение сообщить Дэну об отцовстве было самым умным поступком, который она сделала за последнее время?
        Мужчина показал ей лист бумаги, на котором были написаны номера телефонов.
        - Я составил список номеров, которые вам могут понадобиться: домашний телефон родителей, номер их магазина, мобильные Джои и Терезы, моего тренера, стадиона, где мы тренируемся… В случае необходимости можете звонить по любому из них. Да, еще моего друга Энди Романе Вы с ним знакомы.
        Алексис нравилось, как Дэн ведет себя с ней, что он готов к сотрудничеству. Значит, она все делает правильно.
        - Я знакома почти с половиной полицейских в городе. Если что-то случится, я справлюсь, - сказала она. - Не нервничайте. Идите на тренировку, помучайте там себя хорошенько. Только не переусердствуйте.
        - Хватит шутить, - улыбнулся Дэлито. - Я говорю о серьезных вещах.
        Обе женщины переглянулись и пожали пленами.
        - И еще… - Дэн помолчал. - В четверг во всех газетах будет фотография Мишель и статья о том, что она моя дочь. Хотим мы этого или нет, но журналисты наверняка начнут охоту за жареными фактами. Сами знаете, они могут перевернуть все с ног на голову.
        Он был прав. Алексис встревожилась:
        - И что будет потом? Вы думаете, во дворе соберутся толпы папарацци?
        - Надеюсь, что нет, хотя никогда не знаешь, как ситуация будет развиваться. Все эти сплетни… В любом случае вам лучше не открывать никому дверь пару дней после появления статьи.
        - Хорошо. Мы с Мишель можем подольше по гулять сегодня и завтра. Например, в Центральном парке.
        - Можете посмотреть уточек, - посоветовал футболист с улыбкой.
        Алексис показалось, что его улыбка была грустной. Дэну тоже хотелось пойти с ними?
        - Когда сезон закончится, Дэнни, у вас с Мишель будет много времени для прогулок и для знакомства с уточками. Вы сможете проводить вдвоем все время.
        Дэн посмотрел на Алексис с удивлением, слов но такая мысль не приходила ему в голову.
        - И, правда, - отозвался он, быстро поцелован Алексис в лоб, взял огромную спортивную сумку и уехал на стадион.
        - Он хороший, мой сеньор Дэлито, а? - спросила экономка с нескрываемым любопытством.
        - Да, он хороший человек. Но, Мария, он принадлежит Ким, а не мне. Кроме того, мне не нравится этот район.
        Мария нахмурилась.
        - Я хочу сказать, что этот дом - дом Ким. Ее присутствие чувствуется во всем. Я здесь временно, я просто тетя Мишель. La Tia[Тетя (исп.).] . Покончим с этим.
        Экономка покачала головой, пробормотала что-то по-испански и принялась разбираться в холодильнике. Мисс Браун не смогла понять ее слов и поспешила ретироваться.

        Газета «Бостон глоб»,

1 ноября, четверг

«ЗАЩИТНИК ДЭН ДЭЛИТО СТАЛ ОТЦОМ»
        После теста на ДНК, подтвердившего отцовство, Дэн Дэлито получил на прошлой неделе право стать опекуном ребенка. Мать девочки, по словам полицейских, стала жертвой случайного нападения и скончалась.

«Никто не заменит девочке мать, - сказал Дэлито, - но моя дочь будет окружена любовью и заботой всей нашей большой семьи».

        Алексис сидела на кухне за столом и читала утреннюю газету. Она взяла ручку и обвела статью. Если Дэн не хочет, чтобы об этом говорили, она сделает вид, что не заметила статью. Собственно, не так сложно не обратить внимание на маленькую заметку внизу.
        Алексис почувствовала, что Дэн стоит за ее спиной.
        - Я просто просмотрела, - быстро произнесла Алексис. - Может, никто и не заметит статьи?
        - Даже не надейтесь, - ответил Дэлито и занялся приготовлением своего обычного завтрака.
        Вскоре пришла Мария: вторник и четверг - ее дни.
        - Ты видела? - спросила у нее Алексис, показывая газету.
        - Si[Да (исп.).] . Я всегда читаю «футбольные новости». - Мария нахмурилась. - Наша красавица здесь, Дэн тоже. Все хорошо.
        Ее голос звучал не очень уверенно, Алексис стало не по себе.
        - В чем дело, Мария?
        - Мне страшно, - нервно ответила она и махнула рукой в сторону входной двери.
        - Мария, здесь ты в безопасности, - заявил хозяин дома, вставая.
        - Hay caramba![Черт побери! (исп.)] - Экономка повернулась к Алексис. - Все как в прошлый раз с миссис Ким. Зеваки, фотографы, журналисты. Вечно кто-то толпится во дворе. - Мария покачала головой. - Говорили, что им нужны фотографии. Больной несчастной женщины? Моего бедного убитого горем Даниэля? Ни за что! Ох, не к добру все эти люди, не к добру.
        Алексис внимательно слушала Марию. Конечно, любому неприятно, когда его преследуют.
        - Это всего-навсего маленькая статья, - настойчиво повторила Алексис, - в середине недели, даже не после игры. Не думаю, что ее вообще кто-то заметит.
        - Один человек прочитал, рассказал другому, - покачала головой экономка, - и пошло-поехало. Люди любят сплетни. Вот увидите. - Мария что-то бормотала себе под нос и цокала языком. Затем она открыла дверь кладовки и повернулась к Дэну: - Вам нужны калории. Пожалуй, сегодня испеку пирог.
        - Конечно, нужны калории. Ведь мне придется их много потратить, - весело заявил Дэн.
        Удивившись такой реакции, Алексис посмотрела на Дэна, который обнял Марию и широко улыбнулся.
        Алексис уже поняла, что Дэн придерживается строгой диеты. Его питание - это четко сбалансированная система. Пирог, который собиралась испечь Мария, был бы слишком жирным и тяжелым для него. Он будет его есть только ради этой женщины, которая была рядом в самые трудные дни его жизни.
        - Я очень люблю фланы, - заметила Алексис. - Поверьте, Дэн, эти пироги не прибавляют дюймов на талии.
        Экономка засветилась от счастья. Дэн усмехнулся, глядя на гостью.
        Она почувствовала, как запылали ее щеки. Алексис отвернулась и переключилась на племянницу.
        - Пора на прогулку, моя милая, - сказала она, беря малышку на руки. - О! Нам надо опять поменять подгузник. Тогда сначала идем наверх.
        - У меня есть немного свободного времени, - сказал Дэн, когда тетя с племянницей снова спустились. - Погуляю с вами, заодно подвезу вас до парка. Думаю, вы можете пользоваться моей машиной.
        - Отлично, - ответила Алексис. - Я даже разрешу вам катить коляску.
        - Великолепно! - Он наклонился к дочери. - Хочешь, чтобы папочка тебя покатал?
        Мишель закрыла глаза, и Дэн довольно рассмеялся. Алексис не смогла сдержать улыбки.
        - Женщины в моей семье знают, как меня приручить.
        Лучший квотербек Бостона был не лишен самоиронии - хорошее качество. Алексис подумала, что ей предстоит еще много нового узнать о Дэне.
        Через пять минут они уже с удовольствием вдыхали свежий прохладный воздух: может, это связано с футболом, но осень была любимым временем года Дэна. Нет ничего лучше осени в Новой Англии! Как прекрасны одетые в разноцветный наряд деревья, яблочные сады, усыпанные красными и желтыми плодами! Дэлито очень любил рассматривать прилавки вдоль дороги, заполненные огромными ярко-оранжевыми тыквами и множеством других овощей и фруктов. Солнце было не таким жарким, как летом, но еще при ятно грело, все реже оказываясь на небе. Дэн был совершенно счастлив, толкая перед собой детскую коляску.
        - Вы похожи на Чеширского Кота, - заметила Алексис.
        - Я похож на счастливого отца.
        Дэн испытывал очень непривычные чувства. Несколько лет он был лишен ощущения счастья. Он не старался прогнать мысли о своем горе и не стремился ничего изменить в жизни. Неужели ребенок смог это сделать для него? Его обожаемая дочь стала ключиком в счастливое будущее. Конечно, без Алексис ничего бы не было. Это она устроила встряску, которая вывела его из привычного подавленного состояния.
        Дэн ускорил шаг. Спутница не отставала.
        - С вами все в порядке?
        - Я люблю быстро ходить. Я хожу быстрее всех и Бостоне. Просто раньше шел медленнее, чтобы Мишель не трясло на булыжной мостовой.
        - Правильно, почему сегодня вы сами за рулем?
        - Люблю водить машину. Но только не в день Игры. И в аэропорт не люблю ездить сам. Туда меня возит Луис, мой водитель. Вы с ним познакомитесь в воскресенье, когда будет игра с Майами.
        - В воскресенье?
        - Да. У нас домашний матч. Вся семья собирается на стадион. И вы с Мишель приходите. Мы отлично поместимся в ложе, всем места хватит.
        - Я могу и по телевизору посмотреть, - быстро отозвалась Алексис. - Ваши родители могут взять с собой Мишель. Я им доверяю. Рита прекрасно справится с внучкой.
        Дэлито был очень удивлен, что Алексис отвергла его предложение. Большинство людей все бы отдали, чтобы смотреть матч, сидя в ложе. Но эта женщина часто вела себя непонятно. Дэн еще |раз внимательно на нее посмотрел: поджатые губы, нахмуренные брови. Ее лицо выражало беспокойство.
        - Я вам обещаю, - мягко сказал Дэн, - что на этот раз никто в обморок не упадет. Мне бы очень хотелось представить вас остальным членам семьи.
        Молчание.
        - Это для меня очень важно.
        Опять ни слова в ответ.
        - Я давно не замечаю никакого сходства.
        - Врун.
        Дэн подумал о тех различиях между двумя женщинами, о которых говорил маме.
        - Вы совершенно особенная, Алексис. Ни на кого не похожая. - Мужчина засмеялся, обнял ее одной рукой и прижал к себе.
        Ей было так хорошо рядом с ним. Даже больше, она чувствовала себя счастливой.
        Дэн поймал себя на мысли, что уже и не помнит, сколько времени не обнимал так женщину, не испытывал, казалось, навсегда забытых чувств. Внутри что-то оттаяло. Ему сейчас было очень легко с Алексис. Даже слишком легко. Дэлито задумался и решил не спешить. Его всегда настораживало и пугало, если что-то казалось слишком простым.

        Глава 7

        Ложа, которую увидела Алексис, потрясла ее. По описаниям Дэна она бы никогда не поняла, что это помещение площадью почти тысяча футов, роскошно отделанное и обставленное, с баром и комнатами отдыха. Но еще больше Алексис поразила многочисленность семейства Дэлито.
        Их было человек сто - взрослых и маленьких, появившихся как-то сразу. Может, людей было не сто, а только пятьдесят, но казалось, что их целая толпа. Изобразив на лице счастливую улыбку, Алексис смешалась с этой толпой, здороваясь, пожимая руки, поглаживая по голове детей и отвечая на приветствия.
        Сначала она увидела мужчину, очень похожего на Дэна, только еще крупнее.
        - Здравствуйте, Алексис. Я Джои Дэлито, старший брат Дэнни и менеджер фирмы
«Дэлитос дэли энд маркет».
        Пожимая ему руку, Алексис повернулась, чтобы посмотреть, куда направлен его взгляд, и увидела, что Джои с любовью смотрит на мать.
        - Приятно, когда дети уже такие большие, - сказала она.
        Джои рассмеялся:
        - Да уж.
        - А почему вы тоже не на поле?
        - Я и не жалею. Играл в школе в защите, но для меня это была просто игра. Вот для Дэна - это настоящая страсть. Хотя, - он посмотрел на Мишель, - кажется, у него появилась новая страсть.
        - Ох, как она прекрасна! - раздался женский голос. - Теперь моя очередь, Джои. Моя очередь.
        Алексис познакомилась с Мэри Энн, женой Джои, и их троими сыновьями. Затем подошла сестра Дэна, Тереза: настала ее очередь поохать над Мишель. Она так прижала к себе малышку, как будто решила ее никогда не отпускать.
        - У нас с Ларри тоже трое детей, - рассказывала Тереза, - три дочери. - Она помахала рукой кому-то. - В нашей семье считают, что детей много не бывает. Так хорошо, что вы позвонили Дэну! Мы очень рады появлению новой племянницы.
        Слава богу, в обморок никто не упал. Видимо, Дэн пригрозил прогнать слабонервных из ложи, а родителям сказал, что они могут напугать Мишель. Алексис понимала, что их нельзя винить за волнение.
        К ней подходили и подходили люди. Алексис познакомилась с двумя молодыми холостыми кузенами Дэна, Энди Романо и его семьей, с Луисом Гейтсом - водителем, который сообщил, что отвезет их вечером домой вместе с Дэном.
        - Жаль, что я не могу отвезти вас с Мишель, - в разговор вмешался Ник, - но игра закончится поздно, а мне завтра нужно будет рано открывать магазин.
        - А как же детское кресло? - заволновалась Алексис. - Оно в вашей машине!
        Она вспомнила, сколько времени понадобилось, чтобы вытащить его из машины Дэна и установить в машине родителей.
        - Мы с Ником все сделаем в перерыве, не волнуйтесь, - заверил ее шофер и пожал Алексис руку, посмотрев при этом так, словно старался запомнить ее лицо. - Я уже давно работаю на мистера Дэлито, а теперь, когда он стал отцом, буду еще внимательнее присматривать за ним.
        Алексис задумалась, что он имеет в виду - пьянки Дэна в ночных клубах после игры или пунктуальность прибытия в аэропорт. По телу пробежал холодок, когда она подумала о своем первом предположении. Алексис надеялась, что ей никогда не придется присматривать за Дэном.
        Больше на размышление времени не было. Судья подбросил монету, выиграла команда Майами и выбрала прием. Игра началась. Алексис расслабилась. На поле все шло своим чередом. Защита «Пэтриотс» работала хорошо. Дэлито был наготове. Однако через пять минут команда Майами получила дважды по два очка. Камера показывала Дэна, сидящего на своем месте. Толпа на трибунах ревела, недовольная началом игры любимой команды. Алексис услышала, как по ложе пробежал ропот и тихие ругательства.
«Майами долфинс» вели в счете.
        - О боже, - прошептала Рита, - они захотят закрепить результат и выбить Дэна из игры сразу после снэпа.
        - Кто сказал, что у них это получится? Пусть попробуют, - хорохорился Ник, хотя голос у него был не очень уверенный.
        Алексис смотрела на поле не мигая, ее лицо было неподвижным. Эта игра ничем не отличалась от других. Дэлито всегда был в опасности.
        - Вы, кажется, не очень волнуетесь, - обратился к ней Джои, - это правильно. Наслаждайтесь игрой.
        - Вы сами сказали, что для Дэна - это страсть. Что ж, это его выбор. Зачем мне переживать из-за игры? - равнодушно пожала плечами Алексис, хотя все было совсем не так. Ее сердце бешено колотилось, а ладони вспотели. Алексис злилась на себя, что дрожит от ужаса и боится, что ее панику кто-то заметит. Почему Дэн выбрал такой страшный спорт? - Честно говоря, Джои, я не хочу на это смотреть, - продолжила она, - и Мишель не будет смотреть. Не понимаю, как ваша мама это выносит?
        Не дожидаясь ответа, Алексис встала.
        - Пошли, мой цветочек, найдем твоих братьев и сестричек и поиграем.
        - Страус, - поддразнил ее Джои вслед.
        Она сделала вид, что не услышала. Алексис подошла к группе детей, оживленно играющих неподалеку. Старшему из них было лет восемь-девять. Не успела она и слова сказать, как они окружили ее.
        - Мишель хочет с вами поздороваться. - Алексис взяла ручку девочки и помахала ею.
        - Можно мне ее подержать? - спросила Эмили. Или это была Элизабет? Они, скорее всего, были сестрами - обе кареглазые, с волосами убранными в хвост. Девочки были очень похожи. К ним подошла еще одна сестричка, чуть постарше. Алексис догадалась, что это дети Терезы и Ларри.
        - Давайте все сядем на пол, - предложила она.
        Девочки сразу повиновались. Мальчики же продолжали стоять.
        - Привет, Мишель, - наконец сказал один из них. - Мы пойдем, посмотрим матч. Пока!
        Мальчишки убежали, а Алексис помахала им вслед.
        - Пока! Еще увидимся! - Затем она тоже села на пол. - Ну, кто первый хочет подержать Мишель?
        Самая высокая девочка, Элизабет, сразу ответила, и тетя аккуратно положила племянницу ей на колени. Средняя дочь Терезы, Эмили, потяну ла Алексис за руку.
        - А я знаю, кто вы на самом деле, - прошептала она. - Вы - ангел тети Ким, правда?
        - Хм… - только и смогла пробормотать Алексис.
        Очевидно, никто не предупредил детей, что она просто похожа на Ким, и теперь они выдвигали собственные версии о причине их сходства. Когда Алексис была маленькой, Шерри тоже задавала ей странные вопросы. Она была очень любопытной, ждала, что старшая сестра все ей объяснит. Алексис все время старалась придумать убедительные ответы, чтобы Шерри ей поверила. Интересно, воображение не подведет ее на этот раз?
        Эмили ждала ответа. Алексис медленно обвела всех девочек взглядом.
        - Будь я ангелом, у меня были бы крылья, чтобы летать. Я бы летала над полем и помогала дяде Дэну. Но посмотрите, - она встала и повернулась, - никаких крыльев. Я, как и вы, хожу по земле.
        - Ясно! Я же вам говорила, - сказала Элизабет, - она вовсе и не ангел, а обычный человек.
        - Может быть… - робко проговорила самая маленькая из девочек, сильнее потянув Алексис за руку, - может быть, у тебя пока нет крыльев, потому что ты их еще не заслужила, как Кларенс.
        Алексис с трудом вспомнила, что Кларенс - «ангел второго класса» из фильма «Эта замечательная жизнь». Дети опять смотрели на нее, ожидая ответа. Понимая, какая на ней лежит ответственность, женщина задумалась, что ей сказать, чтобы не травмировать девочек. К ее огромному облегчению, в этот момент раздался голос Терезы.
        - А я вижу перед собой пятерых ангелов. - Сестра Дэна показала на дочерей, на Мишель и на Алексис. Их взгляды встретились, в глазах Терезы читалась благодарность. - В моем мире вы - ангел, потому что подарили нам Мишель. Она - это как раз то, что нужно Дэнни. Да и вы были бы неплохим лекарством, - добавила она, хитро подмигнув собеседнице.
        - Думаю, надо пойти посмотреть, как там игра, - сказала Алексис, стараясь не встречаться с Терезой взглядом. - Я уже и так много пропустила.

«Майами долфинс» получили хороший урок. Особенно от Дэна - он был в отличной форме. Игра была тяжелой, каждая команда отчаянно боролась за победу. Сезон был сложным и для тех и для других. У обеих было по девять побед и по одному поражению. Второго поражения никто не хотел.
        Однако победить могла только одна из команд.
        Счет был 28:21 в пользу «Майами», а до конца игры оставалось три минуты. Наступил самый ответственный момент, Дэлито это понимал. Противники все время пытались выбить его. Дэну не хотелось опять возвращаться домой, хромая. Алексис и так считает футбол тупой жестокой свалкой.
        Дэн дал знак центровому с отметки тридцать семь ярдов и отошел на шесть ярдов, чтобы принять пас. Он вел себя не совсем обычно, но если его ребята и заметили это, то не подали виду. Дэлито вспоминал план игры. Он просмотрел сотни часов записей матчей, изучал всевозможные приемы, мельчайшие детали игры. У него появился план.
        Дэн занял место, получил пас, быстро оглядел защиту противника и кивнул ресиверу. Он послал мяч очень точно, Эл Такер сработал верно, оставляя за спиной противника. Гол! Его команда получала шесть очков.
        Трибуны ликовали. На стадионе стоял невообразимый крик. Это его мир. Дэн понял, что его план сработал. Его фирменный удар принес команде удачу. Теперь надо сравнять счет.
        Алексис сидела с Мишель на руках, а все остальные члены семьи прыгали и кричали от восторга.
        - Осталось всего полторы минуты, - взволнованно сказал Ник. - Думаю, будет дополнительное время.
        - У Дэна появится больше шансов быть убитым, - заметила Алексис. - Не понимаю, почему его жена не была против? Я читала, что по травмоопасности эта игра сравнима с автомобильной аварией.
        Рита положила ей руку на плечо.
        - Никто не знает, что ждет нас в жизни. Ким с нами нет, и футбол тут ни при чем. Она всегда говорила, что сила духа Дэна помогает ей в жизни. - Рита обняла Алексис. - Мне очень приятно, что ты переживаешь за него. Ты очень добрая, Алексис. Нам всем ты очень понравилась.
        - Спасибо большое. Надеюсь, вы не измените своего мнения к тому моменту, когда срок моей работы няней закончится. Мишель… она - единственное, что у меня есть. Она моя семья.
        Это было правдой. От родителей не было никаких вестей со дня похорон Шерри. Алексис была даже рада этому. Они жили в том же городе, но как будто на другой планете.
        - Ты же тетя Мишель. Вы - члены нашей семьи, - заявил Ник. - Теперь тебе от этого никуда не деться.
        Может, и так. А может быть, и нет.
        - Дополнительное время, - послышался голос Джои.
        Алексис поискала глазами Энди Романо. Надо напомнить ему о соглашении, позволяющем ей встречаться с племянницей. Документ никогда не помешает.
        Удача была на стороне «Нью-Инглэнд». «Патриоте» выиграли жеребьевку и вскоре повели в счете.
        Алексис впилась ногтями в ладонь. Ей казалось, что Мишель в любой момент может остаться без отца.
        На третьей минуте «Пэтриотс» так забросили мяч, что трибуны замерли в ожидании гола. Надежды болельщиков оправдались. Команда Дэна получила три очка, что дало им возможность победить в этом непростом матче.
        Алексис, наконец, смогла расслабиться. Если так будет проходить каждая игра, она не доживет до конца сезона.
        - Дэн дает интервью, - сказал Ник через не которое время.
        Алексис взглянула на огромный экран.

«Это была очень сложная и напряженная игра, - говорил Дэн. - Наши противники - очень сильная команда, они отлично играли».
        - Он хорошо выглядит, - сказала Рита, не отрывая взгляд от экрана. - То, что он весь покрыт грязью, не важно. Походка ровная, взгляд уверенный, значит, все в порядке.
        Кажется, у миссис Дэлито были свои способы оценить состояние здоровья сына после матча.

«- Нам всем было тяжело, мы очень устали. Я рад, что для моей команды эта игра стала удачной. - Дэн улыбнулся.
        - Что вы можете сказать о своем фирменном ударе в конце матча? - спросил комментатор.
        - Когда становится ясно, что надо либо рисковать, либо проигрывать, приходится действовать по обстоятельствам, пусть и вразрез с планом. Я должен уметь быстро принимать решения. Это и есть моя работа, - ответил футболист. - За моих новых фанатов, Мишель и Элли!» - Он высоко поднял шлем и помахал им.
        Комментатор поблагодарил всех за игру. Дэн помахал зрителям рукой и пошел в сторону раздевалки.
        Алексис от удивления открыла рот. Элли? Что все это значит?
        - Что скажешь? - повернулась к ней Рита. - По-моему, его новые фанаты сделали его счастливым человеком.
        Ее собеседнице сохранение спокойствия стоило больших усилий. Она окинула взглядом толпу. В ложе, затем перевела взгляд на пустеющее поле. Алексис в одно мгновение осознала, что ее жизнь изменилась. Изменилась внезапно. Сколько событий произошло за такой короткий срок! Мишель, которой требуется забота. Увольнение с работы. Знакомство с новой семьей. Новые отношения. Футбольная лига. Она вспомнила, что так и не смогла встретиться с Розой, своей новой подругой. А она ведь так помогла им с Мишель! Ошеломленная этими событиями, она, кажется, влюбилась в Дэна Дэлито, который до сих пор оплакивает свою жену. Влюбилась в мужчину, которого интересует только дочь.

        Примерно через час после окончания игры Дэн вышел из раздевалки, открывая бутылку воды. Он мечтал доехать до дому и отправиться в спа-салон, где на ходу можно будет расслабиться. Каждый его мускул требовал этого. Команда собирается на стадионе только завтра днем. Они будут просматривать запись, разбирать сегодняшнюю игру, особенно первую половину, когда проигрывали. Дэлито поискал глазами шофера и помахал фанатам, приветствовавшим его. Где его верный Луис? Надо же, сколько народу, наверное, несколько сотен.
        - Поздравляю, Дэн!
        - Как думаешь, получите Суперкубок?
        Дэн смотрел и улыбался.
        - Эй, Дэн, как тебе быть папой?
        Дэн едва не остановился, чтобы ответить. Но решил, что это будет лишним.
        - Отлично! Мне очень нравится. Девочка великолепна, - бросил он через плечо.
        В толпе прозвучали восторженные и одобрительные возгласы, смех и аплодисменты.
        Как хорошо, подумал Дэн, что, кроме папарацци и зевак, на свете есть люди, которые любят его и поддерживают.
        Наконец, он увидел лимузин. Вернее, он увидел Луиса, который махал руками вверх-вниз, словно собирался взлететь. Дэлито побежал к машине. Луис похлопал его по спине. Это было необычное для водителя поведение, Дэн больше привык к рукопожатию, но решил, что это от радости. Победителей все любят. Луис не исключение.
        - Мистер Дэлито, сегодня у вас необычные спутники. - Шофер открыл заднюю дверь - внутри сидели Алексис и Мишель.
        Дэн почувствовал восторг, не меньший, чем после сегодняшней победы и поддержки толпы фанатов. Он одобрительно кивнул Луису и сел рядом с Алексис.
        - Какой приятный сюрприз!
        - Надеюсь. Это идея вашего отца. У него не было времени везти нас домой. Ник сказал, что ему нужно завтра рано открывать магазин, а игра заканчивается поздно. Пришлось нарушить ваше уединение.
        - Вы мне ничуть не мешаете. - Дэн понял, что отец специально подстроил эту поездку, и едва не рассмеялся. Родители жили в пяти милях от дома Дэна и частенько подвозили его после матча.
        Мишель не спала и сосредоточенно грызла погремушку. Дэн наклонился к ней и прошептал ее имя. Малышка широко раскинула ручки, радуясь, что видит отца. Дэн и представить себе не мог, что иметь ребенка - такое счастье. Невероятно, что лишь одна улыбка дочери могла так растрогать его.
        - Сейчас приедем домой, - сказал Дэн малышке, - и ты примешь ванну и поешь. А потом мы поиграем.
        Мишель была в восторге. Просто вулкан эмоций.
        - Она и правда очень привязалась к вам, Дэн. Часть вашего плана сработала.
        - Надеюсь. Хочу, чтобы дочь была со мной счастлива.
        - Дети тоже очень хорошо ее приняли. Всем хотелось подержать Мишель. А Тереза и Мэри Энн чуть не подрались из-за нее. - Ее слова лились непрерывным потоком. - Похоже, она вырастет избалованной девочкой.
        Алексис говорила по-доброму, без недовольства, но голос был каким-то странным. Дэна это насторожило. Он пригляделся к спутнице, и, как ему показалось, все понял по выражению ее лица.
        - Вы тоже очень ей нужны, тетушка. Я в этом уверен. Когда сезон закончится, мы не дадим вам просто так исчезнуть.
        - Вы и не сможете, - быстро ответила Алексис. - Я напомнила Романо о нашем соглашении.
        Дэн замолчал, расстроенный тем, что она до сих пор ему не доверяет.
        - Энди сказал, что все готово. - Алексис явно собиралась продолжить разговор на эту тему.
        - Это и я мог вам сказать.
        - Но вы не сказали. Если вы когда-нибудь соберетесь жениться, Мишель должна быть уверена, что у нее есть дом, в который она может вернуться.
        - Я вам обещаю, что у вас не будет повода для беспокойства.
        Дэлито всегда знал, что Ким - единственная, с кем он мог быть счастлив. Боль от утраты никогда не пройдет. Поэтому Дэн и стал пить. Но сейчас ему это не требуется… Неужели с того дня, когда первый раз увидел Мишель и Алексис? Он начал вспоминать события, произошедшие после этой встречи. Да, больше он не напивался. Нет, желание пить у него не пропало. Так в чем же дело? Это временная передышка или стабильные изменения? Теперь он может контролировать себя?
        Дэн играл с Мишель, время от времени поглядывая на Алексис. Он несет ответственность за двух этих женщин - маленькую и большую. А что, если алкоголь поставит под угрозу их безопасность? Он должен проверить.
        Неожиданно Алексис улыбнулась, махнув в сторону стадиона:
        - Думаю, вы очень расстроите ваших фанатов сообщением, что не собираетесь больше жениться.
        Дэлито повеселел. Он подвинулся поближе к Алексис, положил руку на спинку сиденья и машинально дотронулся до ее волос и шеи.
        - Какие мягкие, - сказал он. - Знаете, а вам массаж нужен не меньше, чем мне после трехчасовой игры. Минут шестьдесят. Плюс дополнительное время.
        Она подняла руку и посмотрела на часы.
        - Который час?
        - Смешная Элли. - Дэн поцеловал ей руку и почувствовал, что по ее коже побежали мурашки.
        - Странно, у меня никогда не было уменьшительного имени.
        - Вы против? Мисс Алексис Браун прекрасно звучит в суде, а Элли очень подходит для дома.
        Для ее временного дома.
        - Мне нравится. И Мишель будет проще так меня называть. Что касается дома, боюсь, с таким плотным движением мы там еще не скоро окажемся. Луису придется парковаться во втором ряду.
        Дэн посмотрел в окно. Они выехали на Честнат-стрит, и Алексис подметила верно. Около дома не было свободного места, а некоторые машины уже занимали второй ряд вдоль тротуара.
        - Мистер Дэлито, видели, что происходит? - раздался голос шофера из селектора.
        - Что он имеет в виду? - заволновалась Алексис.
        - Папарацци, - ответил Дэлито. - Нам надо было раньше об этом подумать. Делай все, что скажу.
        Дэн старался не обращать внимания на камеры и не давать воли гневу. Этим репортерам мало фотографий, которые они сделали почти два года назад? Спокойно, злость - плохой советчик. У славьы есть и оборотная сторона.
        Дэн взял дочь на руки и передал Алексис.
        - Достань ключ от дома и держи в руке. Луис откроет тебе дверь и заслонит раскрытым зонтом от фотографов. Иди прямиком в дом. Я постараюсь отвлечь их.
        Женщина с ужасом смотрела в окно. Ей было страшно покидать лимузин, где она чувствовала себя в относительной безопасности.
        - Как только Луис откроет зонт, будь готова. Когда он откроет дверь, сразу выходи.
        - Я все поняла, - кивнула Алексис.
        Через минуту Дэн, Алексис и Мишель были в доме, а Луис вернулся в машину. Ничего страшного не произошло, но Алексис была очень бледной.
        - Почему ты ничего не сказал о вспышках? Я испугалась, что они все же смогут сделать снимки. Что, если фотографии Мишель появятся в газетах? Ее могут похитить.
        Дэлито заставлял себя сохранять спокойствие и пытался успокоить Алексис:
        - Послушай, ты уже сталкивалась с криминалом. Расслабься. Все позади. Чему быть, того не миновать.
        - Чему быть… что?! - Алексис смотрела на него в упор. - Очень мудро, но это совсем на тебя не похоже. Только что ты действовал быстро и четко, как на поле. А сейчас говоришь как фаталист. Что это значит?
        Алексис трясло от волнения. Дэн с самого начала предполагал, что ему придется пережить нашествие журналистов, и он многое продумал заранее. У него был план, как справиться с папарацци, но он не хотел волновать Элли. Дэн всегда любил искать решение непростых задач, но справиться с Алексис было сложнее, чем с противником на поле.
        - Ты мне не веришь? Элли, ты разбиваешь мне сердце.
        Дэлито дурачился, смеялся, ему хотелось отвлечь гостью от мрачных мыслей. Несмотря на улыбку, появившуюся на лице Элли, его слова явно ее озадачили. Морщины на лбу женщины разгладились на мгновение, но только на мгновение, затем она опять нахмурилась. Алексис нервно кусала губы. Она очнулась, лишь когда ее рука коснулась щеки футболиста.
        - Говори правду, Дэн. Я должна знать правду. - Губы ее задрожали. - Ты сумасшедший или опять пил?

        Алексис никак не могла заснуть. Она ворочалась с боку на бок в своей кровати. Она его ударила. Шок от пощечины сменился на лице Дэна выражением полного безразличия. Не ответив на ее вопрос, он взял дочь на руки, переодел ее, помыл и накормил. Было предельно ясно, что он хочет этим сказать - помощь няни не требуется. Алексис пыталась не обращать на него внимания, но чувство стыда не утихало. Дэну было необходимо принять ванну, но он предпочел возиться с Мишель. Алексис подумала, что завтра ему будет плохо, и он пожалеет о своем упрямстве.
        Запах водки сложнее почувствовать. По этой причине отец Алексис предпочитал ее другим напиткам. Элли не знала, что именно Дэн с ребятами из его команды пили в раздевалке после матча. Кроме, естественно, специальных напитков для спортсменов. Кто знает, чем они решили отпраздновать победу? Хотя Дэн не выглядел пьяным. Алексис не могла совладать с собой, когда думала о выпивке и вспоминала своих родителей. Если она не права, неудивительно, что Дэн оскорбился.
        Алексис встала и включила торшер. Если Дэлито еще не лег, надо извиниться. Дверь в комнату была приоткрыта, на тот случай, если Мишель заплачет среди ночи. Она распахнула ее и налетела на Дэна, который, похоже, собирался стучать. Он был очень красивый. Казалось, такой мужчина может завоевать сердце любой женщины. Сраженная его видом, словно увидела впервые, Алексис забыла обо всем на свете.
        - Я хотела извиниться, Дэн, - наконец, произнесла она. - Я не должна была задавать тебе подобных вопросов.
        - Если тебя это нервирует, лучше спросить. Я люблю, когда все честно и открыто. Вот что я хотел сказать. Ты никогда не сможешь чувствовать себя спокойно в этом доме, если будешь бояться меня.
        - Но я не боюсь тебя. Просто… Ты же знаешь мое отношение к алкоголикам и алкоголю. Нам с Шерри пришлось с этим не раз сталкиваться. Знаешь, мы даже откладывали деньги, хотели купить замок в комнату, чтобы отец не мог к нам войти.
        - Что?
        Ужас в его голосе заставил Алексис отрицательно покачать головой.
        - Нет, ему никогда не удавалось поймать ее. Вернее, нас. К счастью, он часто бывал настолько пьян, что не мог подняться по лестнице в нашу спальню. - Алексис помолчала. - В детстве он хотел стать профессиональным боксером. Нам не всегда удавалось увернуться.
        Алексис боялась, что расплачется. Поэтому она и не любила близко сходиться с людьми. Не хотела заводить друзей, чтобы не пришлось однажды делиться воспоминаниями своего детства.
        Нежные руки Дэна гладили ее по щекам, по плечам. Ей хотелось прижаться к нему, но она сдержалась.
        Дэн сам прижал ее к себе.
        - Я не боюсь тебя, - пробормотала Алексис, уткнувшись в его рубашку. - Ты совсем не такой, как мой отец.
        Дэн провел пальцем по ее щеке. Алексис немного запрокинула голову. Дэн наклонился к ней. Он был готов поцеловать ее. Она знала это, хотела этого и ждала.

«Будь аккуратнее. Да, он красивый, привлекательный мужчина. Но ты здесь работаешь. Кроме того, он может оказаться нетрезвым. Не забывай, что последние два года он спал с женщинами, только чтобы забыть жену. Не теряй голову».
        Призвав на помощь все свое благоразумие, Алексис заставила себя вырваться из объятий Дэна. Его глаза блеснули, он сделал шаг назад и откашлялся.
        - Да… - кивнул Дэлито, - уже поздно. Не буду мешать.
        Сердце готово было выпрыгнуть из груди, но Алексис старалась сохранять спокойствие. Когда она дала согласие работать в доме, у нее и в мыслях не было никакого романтического приключения.
        - Да, Мишель рано разбудит меня завтра, - как можно равнодушнее сказала она. - Надо отдохнуть. - Алексис постаралась добавить голосу нежности. - Спокойной ночи.
        Не раздумывая, она вошла в свою комнату и закрыла дверь. Только услышав удаляющиеся шаги Дэна, она позволила себе погрузиться в мечты о том, что могло бы произойти, если бы они оба не были такими разумными.

        Глава 8

        По рекомендации Дэна Алексис не уходила далеко от дома в следующие два дня. Она оценила систему заказа продуктов, которой пользовалась Мария. Мишель спала на заднем дворе, где могла дышать свежим воздухом, не покидая пределы дома. Ее тетя сидела рядом и читала книги по уходу и воспитанию детей, а также газетные статьи, чтобы обсудить потом их содержание с Дэном. Ее жизнь напоминала ей самой заточение в очень комфортабельной тюрьме.
        Ко вторнику фотографы, казалось, исчезли. В среду Алексис невыносимо захотелось на свободу. Дэлито позвонил и сообщил, что задержится, так как по средам после тренировки у него назначена деловая встреча. Мисс Браун решила, что пойдет на прогулку с племянницей. День был солнечный, но к вечеру небо затянули тучи. Было начало ноября, приближалась зима. Через несколько недель пойдет снег.
        Одевая Мишель, Алексис подумала, что забота о маленьком ребенке похожа на игру с живой куклой. Девочка была очень похожа на куклу в зимнем розово-белом комбинезоне и вязаной шапочке с двумя помпонами. Алексис накрыла коляску пленкой от ветра и вышла из дому. Она внимательно оглядела улицу. Все, кажется, спокойно. Никаких припаркованных в два ряда машин и бесцельно слоняющихся личностей. Алексис с наслаждением вдохнула свежий холодный воздух и пошла вдоль улицы своей обычной стремительной походкой.
        Алексис шла и вспоминала, как всего месяц назад они с Мишель жили вдвоем, спокойно гуляли в парке и бродили по городу, не опасаясь преследований. Казалось, что прошла целая жизнь. Появление Дэна Дэлито все изменило.
        Алексис повернула на Чарльз-стрит и замедлила шаг. Здесь было расположено множество антикварных лавок и магазинов подарков. Она с удовольствием рассматривала витрины, радуясь, что у нее много свободного времени. Она совершенно не разбиралась в антиквариате, но ей нравилось разглядывать старинные предметы. Некоторые из них были похожи на вещицы, которые попадались ей в доме Дэна.
        Через час она вошла в симпатичный ресторанчик рядом с домом, чтобы выпить чашечку чая и покормить Мишель. Внутри было многолюдно, и Алексис с трудом пробралась к свободному столику. Раздевшись и сняв с племянницы комбинезон, она, наконец, села. Официантка приняла заказ.
        - Мне знакомо ваше лицо, но не помню, чтобы вы раньше заходили к нам, - сказала она, убирая блокнот.
        - У меня просто очень распространенный тип лица. Вы не первая, кто говорит мне об этом, - пожала плечами Алексис.
        - Может, и так, - улыбнулась девушка. - Мерещится не пойми что. Сейчас принесу ваш чай и сэндвич.
        - Я буду в дамской комнате. Надо поменять ребенку подгузник.
        Когда они с племянницей вернулись, официантка ставила тарелки на стол.
        - Уже все принесли, дорогая, и даже кое-что еще, - сказала Алексис девочке, усаживаясь.
        Официантка положила на стол газету.
        - Я была права, именно вас и видела, - сказала она и убежала обслуживать вновь пришедших клиентов.
        Алексис взяла газету и увидела свое изображение на первой полосе. Это была фотография, сделанная еще в колледже, а под ней статья.

«АЛЕКСИС БРАУН ЗАМЕНИЛА ПОГИБШУЮ СЕСТРУ Герой Бостона Дэн Дэлито так полюбил сестер Браун, что одна из них родила ему дочь, а вторую он держит взаперти, заставляя ухаживать за ребенком. Может, скоро у девочки появится сестра?»

        На этом статья не заканчивалась, там еще было много вранья, как было сказано,
«полученного из официальных источников», в том числе и интервью с Колом Брауном. Ложь. Сколько лжи! Больше всего Алексис возмутило, что журналисты связали
«расставание Дэна и Шерри» с историей смерти сестры.
        Алексис почувствовала отвращение, прочитав интервью с отцом. Хотя она всегда испытывала к нему неприязнь. Кол, как всегда, позарился на легкие деньги, которые ему, видимо, заплатили за всю эту гнусную ложь. Это была скандальная статья в стиле бульварных листов, которая никакого отношения не имела к происходящему на самом деле.
        Что же делать? Надо уходить из ресторана. Алексис захотелось подать в суд на газету. Или лучше не обращать внимания? Надо обсудить этот вопрос с Дэном.
        Она достала кошелек и положила на стол несколько долларов. Надо собираться. Мишель хныкала и явно хотела есть. Алексис быстро оглядела зал - все были заняты едой и разговорами, никто не обращал на нее внимания. Посадив девочку на колено, она достала бутылочку со смесью. Мишель вздыхала, с удовольствием посасывая молоко.
        На глаза Алексис навернулись слезы.
        - Я люблю тебя больше, чем ты можешь себе представить, ангел мой. Обещаю, всегда буду рядом.
        Через десять минут они были готовы уходить. Едва открыв дверь, Алексис была ослеплена вспышками фотокамер. Ошеломленная, она вернулась в ресторан и достала телефон. Нет, Дэну звонить нельзя. У нее не хватит смелости прервать тренировку. Если Дэн плохо подготовится к игре, многочисленные болельщики ей это не простят. В Дэна и его команду вложены миллионы долларов, и, кроме того, появление его здесь только раззадорит репортеров.
        Поразмыслив, Алексис набрала номер ближайшего полицейского участка. Она сама справится, нужна лишь небольшая помощь коллег.

        - Ты позвонила в полицию, вместо того чтобы сразу звонить мне?! - воскликнул Дэлито, еле сдерживая гнев.
        Она что, совершила ошибку? По выражению его лица Алексис поняла, что да. Но в девять часов вечера, после того, что ей пришлось пережить, уже не было сил извиняться. Кстати, они раньше не обсуждали ее действия в подобных ситуациях. Сможет ли она когда-нибудь спокойно выйти из дому?
        - А что ты смог бы сделать? Только приехать. У меня много знакомых среди полицейских. Как, по-твоему, я находила клиентов?
        Дэн ее не слушал. Он ходил из угла в угол.
        - Могла бы позвонить Луису. Он знает, как поступить.
        - Возможно, - кивнула Алексис, - но я о нем тогда не подумала. Сержант Поликофф, мой бывший коллега, знает, как решать подобные проблемы. Он накрыл нас одеялом и довел до патрульной машины. Никто наших лиц не видел. Коляску сержант заранее положил в багажник. Он очень нам помог.
        - Я пошлю ему два билета на следующую игру, - отозвался Дэлито, прищурившись. - Ты довольна?
        - Довольна? Мне наплевать на себя. - Она подошла к Дэну и ткнула пальцем ему в грудь. - Чего ты добиваешься? Хочешь дождаться того, что Мишель похитят? Говори!
        Дэн накрыл ее руку своей большой сильной ладонью. Его страстный поцелуй заставил ее замолчать. Дрожь пробежала по всему телу. Алексис ответила на поцелуй с нескрываемым желанием. Дэн обнял ее и крепко прижал к себе. Бедром Алексис почувствовала твердость его мужской плоти, но прижалась к Дэну сильнее.
        - Все хорошо. Вы с Мишель в безопасности. Помни об этом.
        Алексис подняла голову, чтобы лучше его рассмотреть. Глаза Дэна стали темнее ночного неба.
        - Что? - прошептала она.
        - Я сам решаю свои проблемы. Так всегда было и будет. В следующий раз, дорогая, сразу звони мне.
        Такое положение дел ее не устраивало, ей была непонятна его позиция.
        - Дэнни, я не такая, как Ким. - Алексис старалась говорить мягко. - Я здоровая, сильная и сама могу о себе позаботиться. Так всегда было и будет.
        Дэлито смотрел на нее, не мигая.
        - Дело совсем не в том, что ты здоровая, и не в том, что ты можешь постоять за себя. Ты живешь в моем доме, ты - член семьи, за которую я несу ответственность. Давай закончим этот разговор.
        Она понимала, что любая другая женщина была бы счастлива услышать такие слова. Но не она, Алексис Браун.
        - Так не пойдет, Дэн. Я жила сама по себе с четырнадцати лет и прекрасно справлялась.
        Неожиданно Алексис погрузилась в воспоминания. Она смотрела через плечо Дэлито в пустоту, думая о своей жизни.
        - Когда я была ребенком, я мечтала убежать из дома и найти нам с Шерри новых родителей. Кол так пил… В доме творился кошмар. Мать ничего не могла с ним сделать. Шерри была такая маленькая, такая запуганная. Тогда я поклялась, что всегда буду заботиться о ней. Но не смогла, и сестра умерла.
        Алексис почувствовала резкую боль в животе - это была ее обычная реакция на стресс.
        - Ты позаботилась о ее ребенке, - возразил Дэн. - Это лучшее, что ты могла сделать для Шерри. Ты и сейчас выполняешь обещание, данное сестре.
        Дэн крепко обнял ее обеими руками и поцеловал в висок. Его губы были мягкими и нежными, а поцелуи - такими успокаивающими, как и слова. Алексис прильнула к нему, пытаясь почувствовать себя в безопасности, почувствовать себя под чьей-то защитой, хоть на мгновение.
        Затем она резко шагнула назад.
        - Мужчина, убивший сестру, был ее бывшим парнем - об этом писали в газетах. Позже мы выяснили, что он недавно вышел из тюрьмы. Он надеялся, что Шерри будет ждать его. Но, увидев, что она беременна, вытащил пистолет.
        Дэн присвистнул:
        - Тебе в полиции так сказали?
        Она кивнула:
        - Давно. У меня есть копия отчета о ходе расследования.
        - Почему ты мне раньше не рассказывала?
        Удивленная его вопросом, Алексис не сразу нашлась что ответить. Она никогда не делилась своими переживаниями с другими людьми. Этого она не рассказывала даже Розе. Может, надо было рассказать?
        - Зачем тебе это знать? - наконец произнесла она. - Во всем случившемся виновата только я. У тебя свои проблемы и заботы, Дэн.
        - Я много думаю о них. Правда. Но я бы мог помочь тебе, Элли. Мы же одна команда. Ты очень хороший друг, а что делают друзья?
        А разве друзья целуются так, как они с Дэном? Алексис решила не спрашивать.
        - Если бы ты знал, ничего бы не изменилось. Шерри уже не вернуть, - со вздохом сказала она вместо этого.
        - Маленькая моя. Ты же не виновата. - Дэн повалил ее на ковер. - Дело не в том, что было, а в том, что есть.
        - После этого у меня появились боли в животе.
        - Расскажи мне о смерти Шерри.
        - Хорошо, - отозвалась Алексис, удобнее устроившись в его объятиях. Она говорила медленно, словно взвешивая каждое слово.
        - На этого парня было досье. Информацию получили от соседей по камере, знакомых, офицеров, которые с ним работали. Потом они сопоставили все факты. Моя сестра просто искала любовь, - она вздохнула, сдерживая волнение, - в самых неподходящих местах.
        - Мне очень жаль, Элли. Жаль, что так получилось с Шерри. Но я уверен, что она была бы рада знать, что ты здесь, с нами. Ты - самая лучшая мать, которая могла быть у Мишель.
        Алексис больше не могла об этом говорить. Ей хотелось думать совсем о другом и снова почувствовать объятия мужчины.
        - Ты не мог бы… еще сильнее меня обнять?
        Дэн нежно прижал ее к себе. Голова Алексис лежала на его мускулистой груди, и она слышала биение его сердца. Сейчас ей так нужен рядом сильный и уверенный в себе мужчина, с которым бы ей было легко и спокойно. Она понимала, что это приключение должно однажды закончиться. Она дала себе слово не забывать то, что их с Дэном связывают, прежде всего, деловые отношения. Но это ведь не значит, что она не может позволить себе немного расслабиться.
        - Спасибо, Дэнни, - сказала Алексис, обнимая его за талию, - за то, что выслушал.
        - Я же сказал тебе, Элли, - голос Дэлито был сладким, словно карамель, - что я всегда занимаюсь проблемами членов моей семьи.
        - Даже временной няни? - с усмешкой спросила Алексис, напоминая ему, что она всего лишь работает в этом доме и не останется здесь навсегда.
        - Точно! Особенно такой независимой.
        Алексис откашлялась. Ей не хотелось этого говорить, но пришлось.
        - Ты же понимаешь, что это больше не должно повториться?
        - Что? - Дэн посмотрел на нее невинным взглядом.
        - Это. - Она кивком показала на лежащего слишком близко к ней Дэна. - Мы договорились, когда я приехала сюда, что нас будут связывать только деловые отношения. Кроме того, мне кажется, что нам обоим не нужен новый роман. - Алексис подумала, что в первую очередь он не нужен мужчине, чье сердце до сих пор принадлежит умершей жене.
        - Я всегда держу слово, Элли, - со вздохом отозвался Дэн. - Только, знаешь, иногда бывает трудно с собой совладать.
        Алексис улыбнулась и прижалась к нему, чтобы вновь почувствовать тепло его рук.
        - Расскажи мне об этом.

        Мария была уже на кухне, когда Дэн спустился вниз следующим утром. Не говоря ни слова, она положила перед ним вчерашнюю газету с той ужасной статьей. Дэлито подумал, что впервые видит листок, из-за которого произошло столько неприятностей. Кровь бурлила в жилах, пока он читал. В висках застучало. Он поможет Элли разобраться с этими писаками.
        Дэн увидел, что Алексис с Мишель на руках идет на кухню, подождал, пока она поздоровается с Марией, и взял телефон.
        - Хочу тебе показать, как поставить газетчиков на место. Слушай. Я включу громкую связь.
        - Отлично. Я с удовольствием приму участие в событиях, которые обеспечивают мне свободу и безопасность.
        Дэн набрал номер своего тренера Сина.
        - Привет. У меня возникла неприятная ситуация. Хочу, чтобы ты с ней разобрался как можно скорее. Кстати, хочу предупредить, что включена громкая связь.
        - Мы в курсе дела. Сегодня весь день проговорили об этом с руководством.
        - Слушай, у меня есть идея, - сказал Дэн.
        - У нас тоже.
        - Пресс-конференция, - продолжал Дэлито. - Должны быть Ассошиэйтед пресс, Рейтер, ты сам знаешь.
        - Да, - ответил Син, - надо бить папарацци их же оружием. Я скажу Рику, что ты согласен. Он поговорит с высшим руководством.
        - Подожди минуту, - остановила Дэна Алексис. - Кто такой Рик? И зачем нужна пресс-конференция? Я думала, что мы не будем общаться с прессой. Тебя не беспокоит, что фотографии Мишель могут появиться в газетах?
        - Нет, - резко ответил Дэн, - меня больше волнует, что папарацци бродят вокруг дома. Если во всех крупных изданиях появится мое интервью, этим бульварным газетенкам придется заткнуться и начать охоту за кем-то другим.
        Дэн помолчал немного.
        - Рик Томпсон - главный тренер, - продолжал он. - Я же, кажется, написал тебе все имена и телефоны.
        Алексис пожала плечами и, оттолкнувшись, покрутилась несколько раз на стуле, остановившись лицом к холодильнику.
        Дэн уже понял, что она никогда не будет обращаться к людям, эта мисс Независимость.
        - Итак, мисс Браун, - раздался голос Сина, - вы с нами?
        Алексис колебалась.
        - Думаю, да. Только никаких фотографий.
        - Не могу вам этого обещать. Но мы постараемся сфокусировать их внимание на Дэне и ребенке. Наша задача - чтобы в заголовках появилось не ваше имя, а имя Дэлито и все с ним связанное.
        На этом разговор был окончен. Син пообещал сообщить Дэну все детали предстоящей пресс-конференции, когда они увидятся на стадионе.
        Алексис была еле жива от страха.
        - Послушай, тебе не кажется, что это решение было слишком поспешным? Почему мужчины так поступают?
        - Может, потому, что они мужчины? - пожал плечами футболист.
        - Нет, - ответила Алексис, передавая ребенка отцу. - Все дело в тебе. Ты ведешь себя как на поле. Думаешь, как быстрее забить гол.
        - Это мне и нравится в жизни. - Глаза Дэна вспыхнули. Затем он наклонился и поцеловал ее.
        Мария засияла:
        - Теперь все хорошо, да?
        - Отлично, - сказал хозяин дома, подвинул к себе стул и взял кашу. - Это будет история с хорошим концом, но только если главные герои будут заодно.
        К сожалению, в жизни все не так, как в романе. Это только в книгах все выглядит просто. Алексис, безусловно, испытывала теплые чувства к Дэну. Он отличный парень. Добрый, нежный, хороший отец, с удовольствием занимающийся ребенком. Она порой любовалась им. Хорошо, что у них сложились нормальные отношения. Дэлито не прикасался к спиртному. Неизвестно, давно ли, но, по крайней мере, с момента ее появления в доме.
        Правда, все свободное время они занимаются только ребенком. Прошлая среда была исключением. Тогда они были вдвоем, и Дэн так нежно целовал и обнимал ее!
        Сейчас уже понедельник, почти день. Женщина ждала, когда Луис привезет Дэна из аэропорта после очередной победы в Буффало. Она успела изучить привычки футболиста. Спортсмены, видимо, очень суеверны. Алексис смотрела эту игру с Ритой, Ником, Джои и его детьми в доме Дэна, который, похоже, был традиционным местом сбора семьи для просмотра матчей. Как всегда, они не строили никаких предположений и старались смотреть игру спокойно.
        - Когда закончится вся эта история с газетчиками, - сказала Рита, - приглашаю вас к нам. Бабушка с дедушкой любят, когда семья собирается у них, чтобы смотреть выездные матчи. Да и потом, скоро День благодарения.

«История с газетчиками» закончится завтра па пресс-конференции, организованной на
«Жилет Стэдиум». В выходные, правда, случилась еще одна история, такая же неприятная, как и предыдущая. Кол решил потребовать денег, которые, по его мнению, ему полагались. Алексис только посмеялась над ним. Папаша никогда не изменится, но ей удалось все уладить. Она еще в четырнадцать лет вычеркнула родителей из своей жизни и не собиралась ничего менять.
        Услышав поворот ключа в замке, Алексис почувствовала волнение. Сердце радостно забилось. Взяв Мишель на руки, она направилась к входу. Дэн заполнил весь дверной проем, от него исходила невероятная энергия. Сделав два больших шага, он обнял Алексис и поцеловал дочь.
        - Как тут мои девочки? - спросил он, целуя Мишель и с удовольствием наблюдая восторг малышки. - Теперь мне нравится возвращаться домой, - сказал он, не дожидаясь ответа. «Мне тоже нравится встречать его. Мне нравится видеть восторг в его глазах, когда он смотрит на меня.
        Я люблю, когда он обнимает меня. Как он целовал меня!
        Интересно, когда он смотрит на меня, он видит Элли или ангела Ким? Он алкоголик? Я лишь временная няня. Мое появление в его жизни - большая проблема».
        Алексис видела и чувствовала, как счастлив Дэн. Он, без сомнения, был по натуре семейным человеком. Неудивительно, что последние два года были для него настоящим адом.
        - Странно, ты любишь, когда дома тебя ждет большая семья, а я привыкла жить одна, - заметила Алексис. - И мне никогда не хотелось ничего менять. Я любила свое одиночество. Когда вокруг никого нет, можно спокойно сконцентрироваться на делах.
        - А с кем же тогда делить радости и печали? Элли, поверь мне, человеку это иногда необходимо.

        На следующий день Алексис была на «Жилет Стэдиум». На пресс-конференции присутствовали журналисты крупных региональных и центральных изданий. Все они, с обязательным пропуском и аккредитацией, собрались в большом зале.
        - Представление начинается, - прошептал Дэн на ухо Алексис, после того как человек из отдела по связям с общественностью представил его.
        Затем футболист планировал сделать заявление, показать газетчикам ребенка и ответить на несколько вопросов. Он вышел с малышкой к микрофону.
        - Хочу представить вам всем мою дочь Мишель Браун Дэлито. Ей четыре месяца. Это лучший подарок, какой я получал в жизни. Иногда сюрпризы бывают приятными. - Дэн замолчал.
        Алексис одобрительно кивнула. Дэн сделал паузу в нужный момент, чтобы журналисты успели осмыслить информацию.
        - Как вы знаете, - продолжал он, - мать Мишель, Шерри Браун, скончалась. Мы все скорбим об этой утрате. Но при поддержке моей семьи, а она весьма многочисленная, и тети Мишель, Алексис Браун, моя дочь будет окружена любовью и заботой. Рядом с ней всегда будут женщины, которые ее очень любят.
        Настал черед вопросов.
        - Теперь не женщины будут ухаживать за вами, а вы за женщиной?
        Все засмеялись.
        - Однозначно, - ответил Дэн, усмехнувшись. - Я много узнал о детях за последнее время. Теперь я могу ухаживать за ребенком сам.
        - Появление дочери повлияет на вашу карьеру? Вы оставите спорт раньше, чем планировали?
        - Оставить спорт? Ни за что! Я собираюсь играть еще долго. Родители всегда говорили мне, что для того, чтобы вырастить ребенка, требуется много денег. Очень много. Так что я еще долго не покину спорт, надеюсь.

«Пока все идет нормально». Дэлито и, правда, знал, как обращаться с журналистами. Он умело чередовал серьезные ответы с шутливыми.
        - «Нью-Инглэнд Патриоте» - сильная команда, Дэн. Два раза вы завоевывали Суперкубок. А как в этом году?
        - Без комментариев. - Дэлито нахмурился, поджал губы и помотал головой.
        Алексис сделала шаг вперед:
        - Дэн продумывает план действий только ни ближайшую игру. Его команда тоже. Никто из них не строит планов на будущее. Вам это должно быть хорошо известно.

«Два Суперкубка? Бог мой, надо обязательно почитать о Дэлито в Интернете».
        Защелкали фотокамеры, засверкали вспышки. Глаза футболиста радостно вспыхнули. Он широко улыбнулся:
        - Вот такая у меня защита. Познакомьтесь с моим новым тренером, - сказал он. - Только благодаря Алексис я смог освоить сложную науку ухода за детьми. Без нее я бы не справился.
        - У меня вопрос к мисс Браун, - раздался голос репортера. - В данный момент вы живете в доме Дэна и учите его ухаживать за дочерью. Ваши отношения ограничены только заботой о ребенке? Или в будущем можно ожидать еще одного сообщения от мистера Дэлито?
        Алексис почувствовала плечо мужчины рядом и сжала его руку.
        - Все очень просто, - сказала она, подходя к микрофону. - Дэн только что говорил об этом. Я его новый тренер по воспитанию детей. Мы оба любим Мишель и считаем, что чем больше любящих людей окружает ребенка, тем лучше. Сейчас у малышки нас двое. Два человека, которых она любит и узнает, которые готовы заботиться о ней.
        - Хорошо сказано, Алексис, - шепнул Дэлито, когда она отошла от микрофона.
        - Дэн, - раздался голос из задних рядов, - хотелось бы получить ответ на вопрос, породивший много сплетен: что за отношения связывали вас с Шерри Браун?
        У Алексис опять заболел живот. Надо оставаться невозмутимой. Все, что наговорил Кол этим писакам, свалилось в результате на отца Мишель.
        Дэн глубоко вздохнул. Алексис знала, что на многие ключевые вопросы отдел по связям с общественноетью уже продумал ответы. Хотя в любом случае Дэну сейчас не позавидуешь.
        - Шерри была одной из болельщиц, - начал он уверенно. - Не буду вам объяснять, какие отношения складываются порой у спортсменов и их фанатов. Никто из нас не думал, что у нашего скоротечного романа будет продолжение. Нам было хорошо вместе некоторое время, а потом мы расстались. Видимо, мы были не очень аккуратны, и поэтому появилась Мишель. Этому я очень рад.
        Алексис внезапно стало легко и спокойно. Дэн смог никого не обидеть своим рассказом. Все будет хорошо.
        - Мистер Дэлито, когда вы узнали об убийстве Шерри Браун? - подняла руку маленькая хрупкая женщина в среднем ряду.
        Вопрос прозвучал как гром среди ясного неба. Слова «Шерри» и «убийство» в одном предложении разбередили начавшую заживать рану.
        - Я узнал об этом в прошлом месяце от ее сестры Алексис, - ответил Дэн тем же ровным спокойным тоном. - Тогда я узнал и о существовании Мишель.
        - Почему Шерри не рассказала вам о ребенке?
        Алексис закрыла глаза.
        - Я не умею читать мысли. Полагаю, у Шерри были на то причины, если она не поделилась даже с сестрой. Алексис узнала о том, что я - отец ребенка, только в день убийства.
        Ох-ох, это был серьезный прокол. Алексис привыкшая к перекрестным допросам, предвидела следующий вопрос, и он, конечно, прозвучал.
        - Так почему же Алексис Браун три месяца скрывала от вас Мишель? - спросила та же хрупкая женщина.
        Дэн взглядом остановил шагнувшую к микрофону Алексис.

«Не ввязывайся, - просигналил он ей глазами, - предоставь это мне».
        Алексис еле сдержалась. Было очень сложно промолчать и не ответить самой. Но она понимала, что Дэлито прав. Это его шоу.
        - Алексис переживала горе. Гибель сестры стала для нее большой утратой. Кроме того, началось полицейское расследование, а затем был судебный процесс. При этом у нее на руках оказался новорожденный ребенок. У Алексис просто не было ни сил, ни времени встречаться со мной.
        По рядам пробежал ропот.
        - Кроме того, она была со мной незнакома и ничего обо мне не знала. Звучит странно, но она никогда не смотрела наши матчи.
        Раздался смех.
        - Шерри просила сестру заботиться о ребенке. Алексис посвятила себя воспитанию племянницы, и у нее не сразу появилось свободное время, чтобы встретиться со мной. Она очень ответственный человек.
        Алексис обратила внимание, что несколько журналистов согласно кивают, слушая футболиста. Она подумала, что он сам не так спокойно воспринял ее объяснения о том, почему она скрывала от него дочь, как представил это сейчас.
        Дэн ответил еще на несколько нейтральных вопросов.
        - Дамы и господа, благодарим вас за внимание, - сказал он в конце, - вы знаете, что всегда можете рассчитывать на мою откровенность. Мисс Браун и я, конечно, ценим ваш профессионализм. Спасибо, что пришли сегодня. Можете сделать столько снимков Мишель и меня, сколько захотите. Напечатайте много фотографий, чтобы папарацци стало незачем ее преследовать.
        Алексис услышала фразы «милый ребенок», «красавица» и «Дэн, поднимите девочку выше». Все внимание журналистов было приковано к отцу и дочери, как и предполагалось ранее. Мишель что-то бормотала на своем языке. Теперь у репортеров есть материал для статей. Руководство клуба добилось того, чего хотело.
        Довольная, что все благополучно завершилось, Алексис была готова забыть о настырности папарацци. В этот момент племянница вдруг подняла голову и завизжала, едва не выпрыгнув из рук Дэна. Через секунду раздался ее плач. Алексис пришлось поспешить на помощь растерянному отцу. В тот момент, когда они приблизились вплотную друг к другу, стараясь успокоить девочку, засверкали вспышки фотокамер. Алексис подняла голову и поняла, что у журналистов будет их общий снимок. Как она этому ни противилась, Мишель все сделала по-своему.

        Глава 9

        Через девять дней, утром Дня благодарения, вся кухня в доме Дэна была завалена овощами - свежими и консервированными. Такое количество овощей он видел только в магазине родителей. Элли стояла у раковины и растерянно крутила головой. Мишель была занята новой игрушкой. Дэн застыл в дверях.
        - Что здесь происходит?
        Алексис повернулась и постаралась улыбнуться:
        - Я вызвалась приготовить немного салата. Не можем же мы пойти к твоим родителям с пустыми руками? Я подумала, что вдвоем мы могли бы быстро его приготовить.
        - Немного? Ты сказала немного или я ослышался? Да из этой горы продуктов получится мисок пять салата!
        Алексис усмехнулась:
        - Мария всегда покупает оптом.
        - Ясно, значит, во всем виновата Мария, - передразнил ее Дэн, и Алексис опять рассмеялась.
        Ей было легко, и настроение было таким прекрасным! Дэн заметил, что сегодня Элли необыкновенно хороша, и не смог удержаться, чтобы не подойти и не поцеловать ее.
        Алексис показалось, что их обоих пронзил разряд тока. Дэн прижался губами к ее губам, и она ответила на его поцелуй. Его язык проникал все глубже, словно исследуя что-то новое и пробуя на вкус.
        Дэн крепко обнял Алексис и прижал к себе, словно не мог надышаться ею. Его руки страстно обнимали ее плечи, гладили по спине, изучая каждый кусочек тела. Дэн нежно прикоснулся к ее груди. Когда его пальцы коснулись сосков, Алексис тихо застонала. Дэн чувствовал, как они твердеют от прикосновения его руки. Элли прошептала его имя. Чувствуя, что теряет голову, Дэн заставил себя остановиться.
        Он стоял перед раскрасневшейся Алексис и нерешительно смотрел на нее, боясь обидеть следующим движением.
        - Дэн… Дэнни… - шептала женщина, целуя его.
        - Успокойся, Элли, - только и смог произнести Дэн.
        - Что? - тяжело дыша, спросила Алексис, отшатнулась и помотала головой. Ее зеленые глаза возмущенно вспыхнули. - Что ты делаешь? Этого не должно было случиться.
        Ее резкие слова быстро привели Дэна в чувство. Она совершенно права. Целовать ее было настолько приятно, насколько же и глупо. Совсем недавно они объявили во всеуслышание перед толпой репортеров, что их связывают только деловые отношения. Кроме того, Дэн обещал Элли, что никогда не воспользуется ситуацией, пока она будет жить в его доме. Он заявил ей, что всегда держит слово.
        Помимо всего прочего, Дэн жаждал убедиться, что он нравится Алексис. Все случилось слишком быстро. Два месяца назад он заливал горе алкоголем, и ему казалось, что он никогда не сможет жить без Ким. Может, он и правда освободился от этой зависимости? И от Ким, и от бутылки?
        Дэн испытывал невероятное желание прикоснуться к Алексис, но смог справиться с ним. Он привык указывать своему телу, что делать, а не наоборот. Пока у него нет ответов на эти вопросы лучше будет ограничиться дружескими отношениями с Элли. Не надо никакой романтики. Это было бы нечестно, прежде всего, по отношению к ней.
        Взяв себя в руки, Дэлито подошел к раковине, достал из верхнего шкафа два больших подноса и положил с обеих сторон от мойки.
        - Ты хотела бы научиться делать настоящие итальянские антипасти?
        - Конечно! Подожди только, я должна все записать.
        Дэн запрокинул голову и рассмеялся, громко и с удовольствием.
        - Это не такая сложная наука. Просто делай как я.
        - Хорошо, - хихикнула Алексис, как показалось Дэну, немного нервно. - Смотри, у меня получается.
        Ему все в ней нравилось. И то, как она злится, и то, как дурачится. Стоп. Надо забыть об этом. По крайней мере, на время.

        - Крепись, Элли, - сказал Дэлито несколькими часами позже. - Гостей, думаю, будет человек сорок - пятьдесят. Каждый год мои родители пополняют список приглашенных.
        Они ехали в машине, а Алексис размышляла, сколько им придется пробыть в гостях. По меньшей мере, час, решила она, может быть, два, затем будет удобно откланяться и уехать.
        - Тогда мы правильно сделали, что приготовили столько салата.
        - Мне понравилось, как мы вместе готовили.
        - Это всегда приятно - делать что-то вместе. Ведь у нас все правильно получилось? И у меня тоже?
        Алексис очень старалась и подошла к процессу творчески. Они положили в салат не только необходимые продукты, но и добавили сыр, мясо и фрукты, украсив все маслинами и оливками. Дэн назвал это великолепие «праздником для глаз и желудка».
        - Я должна тебе кое в чем признаться, - со вздохом сказала Алексис, когда они шли к дому Риты и Ника.
        - Что-то серьезное?
        - После того как мы закончили готовить салат, я поднялась наверх и все записала.
        Дэн рассмеялся, и в этот момент дверь дома распахнулась.
        - Ого, смотрю, вы уже начали веселиться, - сказал Ник, забирая у Алексис Мишель. - Проходите.
        - У меня еще кое-что для вас есть, - сказала Алексис.
        - У меня? - вмешался Дэн. - Посмотрим, что ты будешь делать в следующий раз без моих подсказок.
        - Издеваешься, да?
        Дэн молча смотрел, как она вытаскивает пакеты из машины.

        К часу дня дом был полон гостей. Каким-то непонятным для Алексис образом все разбились на группы и занимались каждый своим делом. Женщины были заняты на кухне, дети играли в комнате, а мужчины разговаривали в гостиной. Мишель все еще сидела на руках у Ника и, кажется, чувствовала себя прекрасно.
        - Салат великолепный, - сказала Рита, освобождая для него место, - но мне не хотелось тебя так утруждать.
        - Дэн мне помог, - быстро ответила Алексис. - Очень помог.
        - Да уж, - сказала Тереза, - мама умеет ловко всех приспособить к работе. Мы все принесли разные закуски и десерты. А вчера помогали расставить столы.
        Несмотря на то что Тереза вроде бы жаловалась на маму, было понятно, что их связывают теплые отношения. Мэри Энн готовила что-то у плиты и тоже иногда вставляла реплики в разговор. К своему удивлению, Алексис чувствовала себя с родней Дэна легко и свободно, словно была частью этой семьи.
        - Я считаю, что так и должны проходить большие семейные праздники, - сказала она. - Все всё делают вместе.
        - И шумят вместе, и жалуются тоже, - ответила Рита, взглянув на дочь. - Мы любим собираться вместе.
        - Счастливая семья! - Алексис заметила, что в ее голосе прозвучали завистливые нотки. Она вспомнила, что они с Шерри всегда старались уйти из дому в праздники. Когда Кол не работал, лучше было держаться от него подальше. Сестры ходили и парк или в кинотеатр.
        - Мы стали еще счастливее, когда появились еще и Мишель, - улыбнулась Рита.
        - Дети - это чудо, правда? - Алексис тоже не смогла сдержать улыбки.
        - Такую любящую и заботливую тетю тоже не часто встретишь, - вставила Тереза. - Я знаю некоторых девочек, которые считают, что тетя у Мишель - ангел.
        - Определенно она ангел. - В кухню вошел Дэн с дочерью на руках. - Алексис смирилась с моим графиком и пока не сошла с ума.
        Он сел на стул и посадил девочку на колени. Алексис показалось, что Дэн сейчас ее поцелует. Она была уверена в том, чего он хочет. Она успела изучить его достаточно хорошо и с легкостью читала язык его жестов.
        - Не думаю…
        Что его семья подумает о ней, когда закончится сезон и Дэн решит, что ему больше не нужна няня? Так уже было с Шерри, и, видимо, не только с ней. Он легко увлекался девушками, а потом легко с ними расставался. Стоит ли ей входить в семью? Алексис стало нехорошо.
        - Увидимся позже, - Дэн встал, - мы с отцом и Джои пойдем побросаем мяч.
        - Побереги Ники, сынок, ему уже давно не двадцать один, - забеспокоилась Рита.
        - Он еще мне даст фору, - ответил сын и подмигнул.
        Когда он вышел, Рита села на стул и заплакала.
        - Мамочка, - Тереза присела рядом на колени, - не переживай так, Дэн будет аккуратным.
        - Отец тут ни при чем, - мать покачала голо вой, - это из-за Дэнни. Ты видишь, он ожил. Выглядит великолепно. Надеюсь, он опять станет нашим прежним Дэнни.
        Алексис тихонько выскользнула из кухни. Несмотря на то, что она тоже заметила перемены в поведении Дэна Дэлито, ей не хотелось присутствовать при разговоре. Алексис боялась, что ее будут упоминать чаще, чем Мишель.
        Через тридцать минут Алексис стояла на крыльце и наблюдала за игрой. Решение мужчин «побросать мяч» переросло в настоящий матч прямо посередине улицы. Дети и взрослые окружили знаменитого четвертьзащитника и ждали своей очереди вступить в игру. Дэн старался каждому уделить внимание. Он разделил всех на команды. Очень скоро на обочину полетели куртки.
        Друзья Ника и Риты по очереди подходили познакомиться с Мишель. За один день Алексис познакомилась и пообщалась с большим количеством людей, чем обычно за неделю. Она совершенно забыла о том, что планировала уйти через час или два. В этой семье День благодарения празднуют до ночи, и ей придется подчиниться семейной традиции.
        Тем временем среди играющих произошли перестановки. Взрослые постепенно выбывали из игры, а Дэн превратился в тренера юных футболистов.
        Алексис подумала, что Дэлито необыкновенно гармонично смотрится в этой роли. Кто бы мог подумать, что у него талант тренера?
        - Так прошло детство Дэна, - подошла к ней Тереза. - Целыми днями он играл здесь с мальчитками в футбол. Правда, иногда он уделял время учебе. И мечтал о карьере спортсмена. - Сестра Дэна пожала плечами. - Мне кажется, все мальчишки в определенном возрасте хотят стать спортсменами. Мы и не думали, что его желание исполнится.
        А вот Дэн думал и знал. Он осуществил свою мечту. Алексис была знакома эта черта его характера, потому что и у нее самой было упорство, как у бульдога.
        Вскоре, когда Алексис вернулась в дом и покормила Мишель, на кухню вошел и новоявленный тренер. Он был в приподнятом настроении, раскрасневшийся и улыбающийся. От его улыбки женщину бросило в жар.
        - Эта игра была интересней той, которая будет в воскресенье, - сказал он, доставая банку колы из холодильника. - Пить хочу. - Он сделал несколько больших глотков. - А где Ларри и Джои?
        - Думаю, на заднем дворе.
        Дэн подошел к двери и посмотрел сквозь стекло. Видимо, он не собирался составлять им компанию.
        - Что-то случилось, Дэн?
        - Ничего, просто увидел двух дураков, пьющих пиво на улице, словно сейчас лето. - Мужчина вышел на крыльцо.
        Алексис выглянула в окно. Да там целая упаковка! Она быстро надела куртку и выскочила вслед за Дэном. Ее не заботило нарушение приличий. Однако все, что касалось выпивки, волновало ее больше, чем кого-либо еще. Дэн может обижаться сколько угодно.
        - Что это вы пьете холодное пиво на улице? Простудитесь. Идите в дом, - позвал их Дэн с крыльца.
        - Можно? - Джои повернул голову и вопросительно посмотрел на Ларри.
        - Я уже вас видел.
        - Мы не хотели искушать тебя, поэтому и спрятались здесь.
        - Спрятались они! Какие деликатные. Я, кажется, уже взрослый. Заходите в дом. Я не собираюсь сегодня пить пиво, виски или что-то еще. Боитесь, что пьяный в стельку Дэн Дэлито испортит семейный праздник?
        - Я ничего такого не думал, просто ответил на твой вопрос, - отозвался Джои, вставая.
        Алексис все это время боялась вздохнуть и только сейчас немного расслабилась.
        - Когда ты последний раз пил? - спросил его Джои.
        - Восьмого октября. - Дэн покосился на Алексис. - В тот день Алексис с Мишель первый раз пришли в гости. Я напился как сапожник.
        - Получается минимум шесть недель, - заметил Ларри. - Неплохо.
        - Говоришь, напился как сапожник? - переспросил Джои. - Так зачем она пришла снова?
        Алексис сделала шаг вперед:
        - Я рада, что тебя заботит судьба твоего брата, Джои, но это касается только Дэна и меня.
        - Не стоит вести себя столь высокомерно, - ответил тот. - Я имею право так говорить, я самый близкий ему человек. Мы с отцом поклялись, что поможем ему. Мы будем рядом с Дэном всегда.
        А она не будет. Вот что хотел сказать Джои. Он прав.
        - И что в этом героического? Рядом с Дэном много людей, которые хотят и могут ему помочь, - отрезала Алексис, в упор посмотрев на Джои. Она почувствовала себя словно в зале суда. - Как дочь алкоголика, - продолжала она, - я, прежде всего, забочусь о безопасности Мишель. Подумайте об этом.
        - Объявляю ничью, - вмешался Дэн. - Теперь все послушайте меня внимательно. Я уже большой мальчик и сам могу о себе позаботиться. Пейте пиво сколько хотите. За меня не беспокойтесь.
        Алексис больше волновало не вмешательство Джои, а то, что Дэн, похоже, признавал свою тягу к выпивке и готов был с ней бороться. Несмотря на поддержку близких, никто, кроме его самого, не способен победить эту тягу. Дэн должен сам выбрать свой путь. Даже отец Алексис раньше мог какое-то время оставаться трезвым. К сожалению, это никогда не продолжалось больше нескольких недель. Вполне возможно, и с Дэном будет так же. От этих мыслей у нее опять начались спазмы в животе и, что было еще хуже, заболело сердце.
        Несмотря на раздражение, которое Алексис испытывала во время их первой встречи, она не могла не заметить, что Дэн просто создан для семейной жизни и у него хорошее чувство юмора. Он пытается поступать разумно и избегать ошибок в жизни. Дэлито относится к своей дочери как к подарку судьбы, и все, чтобы она ни делала, кажется ему волшебным.
        Алексис впустила Дэна в свое сердце. Это было похоже на ее девичьи грезы. Она никогда не была склонна фантазировать, она была реалистом, но иногда и ей случалось мечтать. Последнее время она вообще с трудом себя узнавала.
        Алексис всегда считала, что нужно реально смотреть на жизнь. Мечты приносят только вред. Примером тому была ее мать, которая видела в Коле Брауне что-то особенное, чего больше никто не замечал. Может быть, Дэн существовал только в воображении Алексис? Она сама придумала сильного красивого мужчину, который умеет любить. А на самом деле, он может оказаться иным. Он пытался утопить свое горе в бутылке водки. Надо быть очень осторожной, пока она не убедится в обратном. Ради Мишель.

        Алексис почувствовала облегчение, когда Дэлито уехал из города на выходные. В среду его тоже почти весь день не было дома. Он никогда не говорил ей, куда уходит, но всегда предупреждал, что у него назначена встреча.
        Она иногда пыталась представить, что за дела у него могли быть - встречи с тренерами на стадионе, ужин с коллегами или даже собрания общества анонимных алкоголиков. Ее волновала только одна мысль - о «счастливых часах» в клубах и ресторанах. Обычно они привлекают множество одиноких людей. Даже она ходила пару раз в это время в бары с коллегами. Если Дэн еще не оставил свою пагубную привычку, то посещение ресторанов в «счастливые часы» вполне можно назвать
«встречей». Алексис знала по опыту, что алкоголики чаще лгут, чем говорят правду.
        Однажды, когда Дэн пришел домой, она спросила, где он был. Конечно, Алексис не стала настаивать на ответе, тем более что Дэн был трезвым и улыбчивым. Он был рад ее видеть.
        Каждый раз, когда она видела Дэна, в ней просыпалось желание. И он знал это. Поведение мужчины только больше заводило ее. Он обнимал Алексис, поглаживал по руке, иногда шептал что-то на ухо. Но Дэлито никогда не переступал черту и держал слово. Порой ей хотелось, к своему стыду, чтобы он нарушил свое обещание.
        Нетерпимая к своим недостаткам и слабостям, мисс Браун ругала себя за такие мысли. Она сидела перед компьютером и пыталась сосредоточиться. Ей казалось, что лучше попытаться поискать работу в Интернете, чем предаваться пустым мечтам. Кроме того, деятельность отвлекала ее от ожидания звонка от Дэна.
        Он всегда звонил, из любого города. Сегодня он был в Нью-Йорке. Алексис надеялась, что и этот матч закончится для «Пэтриотс» победой. Она рассмеялась, вспомнив, как отец Мишель отказывался признавать, что команда завоюет Суперкубок при двенадцати победах и всего одном поражении. Он по-прежнему запрещал говорить что-либо об успешном сезоне и победах.
        Она схватила трубку, как только телефон зазвонил.
        - Привет, Элли, - услышала она.
        - Привет. Слышу по голосу, ты нормально добрался.
        - Да, за исключением одной маленькой неприятности - кажется, я потерял бумажник. Прежде чем заблокировать карточки, хочу попросить тебя поискать его в спальне.
        - Конечно, уже иду. Подхожу к спальне… Господи, какой беспорядок!
        - Извини, я собирался в спешке.
        - Это все объясняет. Извини, я не хотела тебя обидеть. Так, где мне проверить?
        Следуя его инструкциям, она поискала бумажник в прикроватной тумбочке, под кроватью, в ванной и на шкафу. Его нигде не было.
        - Давай я еще раз внимательно все осмотрю и перезвоню тебе, - предложила Алексис.
        Отсоединившись, она начала поиски сначала. Алексис подняла с пола мятую футболку, но под ней ничего не было. На туалетном столике тоже пусто, только маленькая керамическая тарелочка с монетками. Она открыла верхний ящик, надеясь, что бумажник окажется именно там. Ура! Он там и был, прикрытый сверху чем-то голубым, похожим на шарф. Она пригляделась и пожалела, что залезла сюда. Это был не шарф, а чалма, которая, вероятно, принадлежала Ким. Видимо, эта вещь очень дорога Дэну, он любил Ким больше, чем Алексис могла предположить. Стараясь сложить вещи в прежнем порядке, она нащупала внутри еще что-то - фотографию, на которой были изображены улыбающиеся Ким и Дэн. На обратной стороне рукой Дэлито было написано: «Я всегда буду с тобой».
        Алексис ощутила ком в горле. Ей не следовало этого видеть. Она не имеет права лезть в личную жизнь Дэна, пусть даже в его прошлое. Она еще раз посмотрела на фотографию. Они и, правда, очень любили друг друга, Дэн и Ким Дэлито.
        Трясущимися руками Алексис аккуратно сложила вещи и закрыла ящик. Бумажник Дэна она положила на керамическую тарелочку с монетами.
        Еще раз оглядев комнату, Алексис взяла с кровати телефон и случайно взглянула на стену. У нее перехватило дыхание. На стене висел ее портрет. Вернее, так ей показалось сначала. От неожиданности она опустилась на кровать. Неудивительно, что друзья Дэна так странно реагировали, когда видели ее, а дети фантазировали про
«ангела тети Ким». С первого взгляда женщины похожи, как сестры. У нее с Шерри было меньше общего.
        Лишь приглядевшись, можно уловить те различия, которые заметил Дэн. Может, верна поговорка о том, что у каждого в этом мире есть двойник? Алексис раньше никогда об этом не думала, у нее просто не было повода.
        Погруженная в размышления, она вернулась и свою комнату. Надо позвонить Дэну и рассказать про бумажник, пока он не заблокировал все карточки. Алексис была уверена, что ни в коем случае нельзя рассказывать ему о том, что она обнаружила в ящике. Ей также не хотелось обсуждать, какое впечатление произвел на нее портрет Ким. Дэн уже пережил шок, когда впервые увидел Алексис, не стоит опять будить в нем воспоминания, тем более перед такой ответственной игрой.
        Собравшись с мыслями, она набрала номер Дэлито.
        - Великолепная новость! Спасибо большое. Ты спасла меня.
        - Ерунда.
        - Я вернусь поздно вечером в воскресенье. Игра начинается рано.
        - Буду ждать.
        Закончив разговор, Алексис откинулась на спинку кровати и дала волю слезам, которые уже не могла сдерживать.
        Она всегда знала, что Дэн очень любил Ким и что они с Ким очень похожи. Но это знание было каким-то абстрактным. Теперь она прочувствовала это всем сердцем. А понимать умом и сердцем - разные вещи.
        Жизнь первый раз преподала ей этот урок, когда умерла Шерри. Умерла у нее на руках. Алексис читала протоколы расследования и статьи в газетах. Но только когда однажды, в середине августа, она автоматически взяла телефон, чтобы позвонить сестре, пришло осознание, что Шерри ей больше никогда не ответит. Только тогда она окончательно поняла, что сестры у нее больше нет.
        В тот летний день все пережитое ранее свалилось на нее в одно мгновение. Пришло подлинное ощущение утраты.
        Алексис и раньше понимала умом, что Дэн - совсем не тот мужчина, который ей нужен. Он может напиться или завести скоротечный роман со случайной партнершей. Она воображала, что Дэн может отказаться от пьянок и случайных связей. Однако сейчас Алексис отчетливо поняла, что даже если Дэлито покончит с вредными привычками, то воспоминания о Ким навсегда останутся с ним. Еще она осознала, что единственная причина, по которой мужчина обратил на нее внимание - ее сходство с его покойной женой. Алексис напоминала ему о той, которую он уже никогда не увидит.
        Она постаралась успокоиться. Надо поступать логично и разумно. Все эти качества она приобрела в процессе учебы. Подумав, мисс Брайан пришла к выводу, что им с отцом Мишель лучше остаться друзьями. Ни о чем большем и речи быть не может.
        Алексис никогда не займет в сердце Дэна место Ким. Надо привыкнуть к этому факту, тогда не будет каждый раз так мучительно больно. Не будет сводить живот при одной мысли о том, что он никогда больше не прикоснется к ней и не поцелует.
        Она упала лицом в подушку и зарыдала.

        Во время воскресного матча, в начале четвертой четверти, Дэн получил травму. Алексис охватил страх. Она видела, как футболист упал, и затаила дыхание, боясь, что он не встанет. Его сразу же окружили спортсмены его команды. Через некоторое время четвертьзащитник смог встать, но по выражению лица Алексис поняла, чего ему это стоило. На стадионе объявили, что Дэлито при падении получил травму правого плеча и не сможет продолжать игру, его заменит запасной квотербек.
        В комнате воцарилась тишина. Все члены семьи по традиции собрались в доме Дэна. Сейчас они неотрывно смотрели на экран, где показывали четвертьзащитника, уходящего с поля в обществе двух помощников.
        - Это самый ужасный спорт, который я знаю, - не смогла сдержаться Алексис. - Почему Дэн не выбрал безопасную работу? Его ведь могут убить. Что тогда будет с Мишель?
        - Могло быть и хуже, - заметила Рита, которая тоже выглядела встревоженной, - могло быть сотрясение.
        - Но есть и приятная новость, - вмешался в разговор Джои. - На следующей неделе у них нет матча, так что у Дэна будет две недели на выздоровление.
        - Считаешь, что меня это должно успокоить? - спросила Алексис возмущенно. - Это может повториться. И не однажды.
        - Сдаюсь, - ответил Джои, поднимая руки вверх. - Вы все правы, а я дурак, поэтому замолкаю.
        Алексис взяла пульт и выключила телевизор.
        - Мне все ясно, - сказала она.
        - Нет-нет, Элли, включи, - запротестовала Рита. - Они еще сообщат о состоянии Дэна.
        Алексис послушно нажала кнопку.
        - Не жди его сегодня, - посоветовал Ник, - думаю, его будут лечить в Нью-Йорке.
        - Это к лучшему, - отозвалась Алексис, - потому что, как только он переступит порог этого дома, я сама его убью.

        Когда она услышала в полночь, что открывается дверь, то бегом спустилась по лестнице. Дэн выглядел очень усталым, его рука в бинтах висела на перевязи.
        - Извини, что разбудил. Спешил домой. Хотел побыстрее тебя увидеть.
        Его слова окутали Алексис, словно пуховое одеяло, ей сразу стало тепло и уютно. Она подошла и погладила мужчину по щеке.
        - Добро пожаловать домой, Дэнни.
        Несколько секунд они молчали.
        - Я хочу, чтобы ты знал, - не выдержала она, - что я ненавижу футбол. Я старалась полюбить эту жестокую игру, но не смогла. Посмотри на себя. Тебе ведь очень больно.
        Дэн взглянул на нее так, словно хотел поцеловать. По крайней мере, Алексис так показалось, хотя она сразу прогнала эту мысль прочь.
        - Не волнуйся, со мной все хорошо. У меня есть доктор.
        Дэн отошел в сторону, и только тогда Алексис заметила, что он не один.
        - Это Бобби Сидэл, физиотерапевт команды.
        Бобби был не такой высокий, как Дэлито, хотя тоже атлетически сложен. Может, поэтому Алексис не сразу заметила его рядом с Дэном? Они поздоровались, и тут раздался стук в дверь.
        - Это Луис, - сказал Дэн, - он отвезет Бобби домой, после того как он сделает мне повязку со льдом. Не хочу тебя беспокоить.
        - Я приеду утром, - сказал физиотерапевт. - Потом приедет врач Дэна и, может быть, Син зайдет его проведать.
        - А может, и не зайдет, - вставил Дэлито. - Сину надо хорошенько поработать с парнем, который меня заменяет.
        Взглянув на мужчин, Алексис пошла открывать дверь Луису. Все происходящее внезапно показалось ей фантастическим. Словно она попала в кроличью нору и оказалась в выдуманном мире. Она никогда в жизни не встречалась бы с этими людьми: физиотерапевтом, отлично знающим свое дело, профессиональным тренером, который будет помогать четвертьзащитнику вернуться на поле после травмы.
        - Кстати, - спросила она, входя на кухню, где Бобби раскладывал лед по пакетам, - а кто выиграл матч?
        На лицах трех мужчин заиграли улыбки.
        - Это был счастливый для нас день, - ответил Дэлито.
        Да уж, добро пожаловать в Национальную лигу. Алексис, однако, не почувствовала себя счастливой.

        Глава 10

        Газета «Бостон глоб - спорт», 3 декабря, понедельник

«У ДЭЛИТО ТРАВМА ПЛЕЧА
        Во время вчерашнего матча против команды «Джетс» квотербек «Нью-Инглэнд» при падении получил травму плеча. Врачи сказали, что это разрыв связок и ушиб мягких тканей между плечевой костью и ключицей.

«Спортсмену оказана необходимая медицинская помощь, - заявил главный тренер клуба Рик Томпсон. - Наложена фиксирующая повязка, прописаны лед и физиотерапевтические процедуры. Сейчас самое главное - добиться скорейшего стопроцентного выздоровления Дэна. Ему повезло, что нет перелома».
        Томпсон, однако, не ответил на вопрос, будет ли Дэлито готов выйти на поле через две недели».

        Алексис так много хотелось высказать Дэну после произошедшего, но она старалась сдерживаться. В конце концов, футбол - это не ее профессия. Пусть Дэлито сам разбирается. Если бы он пытался ей советовать, как вести дело в суде, она бы сразу поставила его на место.
        Так что она просто старалась, чтобы Дэн не делал того, что может навредить плечу, и был особенно аккуратным, поднимая Мишель. Совсем не подходить к дочери он не мог, ведь она так радовалась, когда видела отца.
        Алексис отвлекалась от тревожных мыслей, занимаясь домашними делами. К Дэну постоянно приходили врачи, тренеры, знакомые; Мария готовила и заказывала продукты, прося время от времени ее помощи; Мишель требовала внимания и заботы, так что у няни не было времени скучать.
        - Ты едешь вечером на встречу? - спросила она Дэна в среду днем, когда они играли с малышкой.
        Рука Дэлито все еще была фиксирована повязкой, а врач прописал противовоспалительные препараты, так что ни о какой тренировке не могли быть и речи.
        - Нет. - Дэн покачал головой. - Я вообще не могу сосредоточиться.
        - Так больно? - сочувственно спросила Алексис.
        Он постарался равнодушно пожать плечом и поморщился от боли.
        - Завтра мне сделают еще один укол, и будет легче.
        Алексис хотела спросить, планирует ли он играть 16 декабря в Нэшвилле, но вовремя прикусила язык. Его болельщики очень на это надеются; вероятно, и Дэн тоже. Но она так не думала. Все, хватит об этом.
        - Я скучал по тебе, Элли, - тихо сказал Дэн.
        Она поняла, что он имел в виду, но решила не поддаваться.
        - Скучал по мне? Мы оба дома двадцать четыре часа в сутки.
        - А с нами еще толпы других людей, - улыбнулся он. - Знаешь, когда мне хочется остаться с тобой наедине, обязательно кто-то оказывается рядом.
        Сердце Алексис сжалось, и она едва не расплакалась. Дэн вечно все путает! Ему нужна Ким, а не Алексис. Это о Ким он думает все время, из-за нее он так напился в годовщину свадьбы. Конечно, она не стала плакать.
        - Дэн, - сказала она вместо этого, - пожалуйста, не начинай. Последние дни мне как-то не по себе.
        - Что случилось? - спросил мужчина, внимательно разглядывая ее лицо. - Все из-за футбола? Поэтому ты сама не своя? Элли, я же не буду играть всю жизнь. Скоро я постарею, а это спорт молодых.
        - Постареешь? - Алексис рассмеялась. Да она никогда не видела более здорового и энергичного человека! - Дэн, тебе всего тридцать один год. Тебе еще далеко до старости.
        - Может быть, может быть. Приятно слышать твой смех. Мне он так нравится. - Внезапно он застонал. - Знаешь, в этом кресле мне удобнее, чем в кровати.
        - Так спи здесь, если сможешь. Я уложу Мишель и сфотографирую вас вместе. - Алексис встала и пошла в другой конец комнаты, где играла племянница.
        - Отлично, только ты кое-что забыла.
        - Что?
        - Поцелуй на ночь.
        Женщина остановилась. Он что, забыл их уговор? Воспоминания о поцелуях Дэна заставили ее сердце бешено забиться. Она вспомнила каждое его прикосновение, тепло его рук. Ей так хотелось подойти и поцеловать его.
        Но если они решили нарушить соглашение, прежде всего им надо будет обо всем серьезно поговорить: о Ким, о выпивке, о будущем. Сейчас Дэлито не готов к такому разговору.
        - Я могу поцеловать кого-то одного, - усмехнулась Алексис, перекладывая малышку на пеленальный столик. - Думаю, у Мишель есть преимущество.
        - Это только сейчас, - пробормотал мужчина себе под нос.
        Дэнни, Дэнни, Дэнни. Он, видимо, очень хочет начать новую жизнь, стремится к новой любви, но рядом с ним не должна быть Алексис Браун. Им обоим будет от этого больно. Да, они сейчас проводят много времени вместе, воспитывая девочку, их общение довольно скоро закончится.
        Алексис не может заменить Дэну Ким. Она не хочет быть второй Ким, она хочет быть первой Элли. Она подумала, что никогда прежде не встречала мужчину, который казался бы ей таким близким. У них с Дэном много общего - они смеются над одним и тем же, их интересы схожи, у них одинаковые желания. Все привычные стратегии жизни, все ее принципы рушились рядом с этим человеком. Алексис подумала, что это еще одна причина держаться от него подальше.

        Дэн жалел, что у него нет двойника. Он не может оставить свою команду. На следующей неделе, несмотря на то что он не может играть, он полетит с спортсменами в Нэшвилл, чтобы поддержать их. Его заменит запасной квотербек. Дэлито знал, что этот парень настроен на победу любой ценой и боится подвести команду. Они не были друзьями, но известный футболист был кумиром молодого коллеги. Ему это льстило.
        Но Дэну не хотелось оставлять Алексис. В последнее время она словно отстранилась от него. Она была рядом, но все время избегала откровенных разговоров, ограничиваясь лишь общими темами. Дэн чувствовал, что теряет ее. Но почему?
        Вероятно, Элли придерживается договора, о котором он сам и не вспоминал, пока она ему не напомнила. Почему же она так настаивает на соблюдении соглашения, которое они заключили в то время, когда совсем не знали друг друга? Они тогда еще не жили вместе. Не целовались.
        Неужели ее волнует только деловая сторона их общения?
        Дэна постоянно мучила эта мысль. Он готов был поклясться, что интересовал эту женщину не только как работодатель или отец Мишель. Временами он видел в ее глазах нечто большее, чем дружеское расположение. Может, видел только потому, что хотел увидеть?
        Когда Элли первый раз появилась в доме, Дэну казалось, что ее интересуют только деньги. Он и сказал ей об этом, что, к его удивлению, заставило гостью смутиться.
        Получается, что в Дэне ее привлекает только его платежеспособность? Пришедшая в голову мысль ужаснула, но была единственным объяснением охлаждения Элли. Он ни разу не прикасался к алкоголю с тех пор, как они познакомились. Они никогда не ругались. Дэн хорошо ее изучил, и ему казалось, что Алексис не такая корыстная, как он полагал прежде. Сложившаяся ситуация крайне печалила Дэна. Ему была нужна Элли такая, какой она была раньше.
        Вернувшись из Нэшвилла, он постарался вызвать Алексис на откровенный разговор. Плечо заживало нормально, Дэн уже мог приступить к полноценным занятиям на стадионе, это означало, что в доме будет меньше посетителей. Их отношения могут стать такими, как прежде.
        Однажды в пятницу Дэлито обнял Элли, собираясь уходить. Когда она тоже обняла его, в душе появилась надежда.
        - Дэн, не стоит так переживать за результат этой игры. Ты все равно не можешь выйти на поле.
        Она волновалась за него. Это хороший знак.
        - Я не могу играть, - вздохнул Дэн, - но в любом случае, даже если мы сегодня проиграем, счет будет 13-2. Конечно, нам надо будет победить в следующих двух матчах, чтобы иметь преимущество при выходе в плей-офф. К тому моменту я уже выздоровлю.
        - Значит, теперь уже можно строить планы на будущее? - хитро спросила Алексис.
        Она прикусила губу, чтобы не рассмеяться, но уголки рта поползли вверх.
        - Думаю, да, я уже устал со всеми бороться. - Футболист и не пытался скрыть улыбку. - Но нам еще надо будет выиграть плей-офф.
        Лицо женщины стало расстроенным. Дэн опять обнял ее, поцеловал Мишель и вышел, не говоря ни слова. Лучше расстаться на хорошей ноте.

        Они проиграли матч в Нэшвилле. В самолете весь медицинский персонал и тренеры разрабатывали для Дэна программу восстановления на следующую неделю.
        По дороге домой Дэн заснул прямо в машине. Его разбудил Луис:
        - Идите домой, мистер Дэлито. Это лучший отдых.
        - Ты прав. Жаль, что тренеры не посоветовались с тобой, когда составляли мой режим дня. Спасибо за аккуратную езду, Луис, не так просто проехать по этим выбоинам. Увидимся утром.
        Дэн подошел к входной двери и вставил ключ в замочную скважину. Луис ждал, пока он войдет внутрь, словно его наниматель был ребенком или инвалидом.
        - Все нормально. Езжай домой! - крикнул ему Дэн.
        Шофер помахал рукой и уехал.
        Дэн переступил порог и сразу уловил аромат выпечки. Он глубоко вдохнул, пытаясь угадать, что это могло быть. Печенье с шоколадной крошкой? Алексис? Вот это да! Она никогда ничего не готовила с тех пор, как стала жить здесь. Кто бы мог подумать, что она умеет печь? А может, это Мария пришла пораньше или мама?
        Дэн неожиданно почувствовал себя очень голодным и направился на кухню. Что бы это ни было, оно пахнет великолепно.
        Дэн вошел на кухню, украшенную к Рождеству, и замер в дверях. Стены и потолок были увешаны гирляндами, на столешнице стояли на рядные елочки и Санта.
        Он несколько лет не отмечал этот праздник. Дэн смотрел на все это великолепие и не мог пошевелиться.
        Алексис была вся в муке, даже фартук не помог. Мука была даже на волосах, убранных в хвост. Она стояла у кухонного стола и напевала что-то, поглядывая в открытую перед ней книгу. Потом она заглянула в духовку.
        - Возьми прихватку, - посоветовал Дэлито, понизив голос.
        Она вздрогнула и схватилась за сердце.
        - О господи, Дэнни! Напугал. Я не слышала, как ты вошел.
        Алексис надела рукавицу, отвернулась к плите и достала противень.
        Дэн еще раз оглядел кухню.
        - Что ты еще сделала, кроме беспорядка?
        Алексис нахмурилась.
        - А ты не видишь? Я пытаюсь подготовить дом к встрече Рождества. Для Мишель оно будет первым.
        - А зачем? - спросил Дэн. - Она все равно потом не вспомнит этот праздник. - Футболист пожал плечами, радуясь, что не испытывает боли. Он заметил, что Элли были неприятны его слова. Она поджала губы. Дэн взглянул в зеленые глаза Алексис и не мог оторваться, он был готов утонуть в них.
        - Знаю, что не вспомнит, - тихо сказала она, - но ты не забудешь. И я не забуду. Мы сделаем фотографии и покажем Мишель, когда она подрастет. Это будет память. Можно сделать альбом, как во всех нормальных семьях. - Алексис махнула рукой, указывая на холодильник. - Смотри, ты уже развесил ее фотографии по всему дому. Так и делают в каждом доме.
        Она отвела взгляд. В душе Дэна зародились подозрения.
        - Ты тоже будешь впервые отмечать Рождество? - прошептал он.
        Алексис покраснела.
        - Скажем так, это будет мое самое счастливое Рождество.
        Дэн подошел к ней.
        - Посмотри на меня.
        Она медленно подняла голову. Дэн был поражен ее смущением. Это так не похоже на Алексис Браун.
        - У нас будет самое веселое Рождество, слышишь?
        Он хотел устроить праздник не для Мишель, а для Алексис.
        Женщины, которую он любил. Пусть даже она его не любит. Пока.
        Алексис улыбнулась. Тепло ее улыбки заставило сердце мужчины растаять. Конечно, ему больше хотелось обнимать и целовать ее, но это сейчас было невозможно.
        - Ты все отлично украсила. Я уже и забыл, как это делается.
        Улыбка исчезла с ее лица.
        - Понятно. Конечно, мужчина, в доме которого только одна фотография жены, и та спрятана в спальне, вряд ли станет украшать дом к Рождеству.
        Дэн растерялся. К чему это она?
        - В чем дело?
        - Я случайно увидела портрет, когда искали твой бумажник.
        Получается, что именно портрет изменил соотношение к Дэну? Но почему?
        - Когда я его увидела, - продолжала Алексис, - я поняла, почему твоя семья так; странно на меня отреагировала. А потом я задумалась, почему раньше нигде не видела фотографий Ким? Может, я просто не обращала внимания? Тогда я еще раз обошла все комнаты…
        - И ничего не нашла. - Дэн сел на стул и взял Алексис за руку. - Все семейные фотографии спрятала Ким. Когда она узнала, что у нее рак, она сказала, что не хочет видеть никаких напоминаний о счастливом прошлом. Поэтому…
        - Поэтому ты убрал все фотографии.
        - Да.
        Алексис сжала его руку.
        - Ты прекрасный муж, - сказала она.
        - С тобой мне не сравниться. Вон как много ты сделала.
        Дэн сообразил, что так и не снял с плеча сумку. Может, поэтому ему неожиданно стало так тяжело. Или этот разговор опять разбередил старую рану? Ему стало невыносимо больно, так что Дэн даже не мог понять, душевная это боль или физическая. На лбу выступили капли пота. Ему надо выпить.
        Дэн взял два печенья, налил большой стакан молока и выпил его прямо у холодильника. Затем он откусил кусочек печенья, которые Алексис испекла первый раз в жизни. Она наблюдала, как он с интересом попробовал кушанье. На лице хозяина дома отразилось удовольствие. Алексис это очень обрадовало. Одобрение Дэна подтолкнуло ее к мысли еще раз что-нибудь испечь.
        - Вкусно, - сказал он. - Верно говорят, что шоколад - пища богов.
        - Ты, наверное, лет десять не ел такого печенья, поэтому оно тебе так нравится. - Алексис усмехнулась. - В любом случае спасибо за комплимент. Я очень ценю твою похвалу.
        - Подойди. - Дэн поманил ее пальцем.
        Алексис подошла и взглянула на него с любопытством.
        - Знаешь, - он смотрел куда-то за ее спиной, - хорошо, что ты подумала об омеле.
        Алексис удивленно огляделась: среди зелени, украшавшей комнату, не было кустиков омелы, но она не стала спорить. Она старалась быть внимательной и осторожной. Дэна мучают соблазны, и однажды он может поддаться им. Но в Рождество она заслужила хотя бы маленькую награду за такой трудный год. Ведь один поцелуй не испортит ее план, правда?
        Но, почувствовав губы Дэна, она поняла, что обманывает себя. Ей мало одного поцелуя. Целоваться с мужчиной - самое большое удовольствие в ее жизни. Единственное, что ей хотелось бы сейчас, - оказаться в его объятиях.
        - Ты лучше, чем любое вино, - прошептал Дэн и начал целовать и ласкать ее так, что они не смогла сдержать стон наслаждения. Она никогда не испытывала таких потрясающих ощущений. Счастье получать и дарить любовь было для Алексис откровением.
        В самый пик наслаждения она ощутила некоторую грусть. Однако, забыв обо всем, сильно прижалась к Дэну. Он снова и снова целовал в шею, лицо, губы. Захватившая их страсть заставляла забыть обо всем.
        - Давай займемся любовью, - прошептал Дэн ей на ухо. - Я все время мечтаю о тебе, я хочу тебя. Каждый вечер я мечтаю о том мгновении, когда увижу тебя, придя домой, и с нетерпением жду его.
        Алексис подумала, что он, в сущности, очень одинок. Он был хорошим человеком и потрясающим отцом, который смог полностью изменить свою жизнь ради дочери. Мужчиной, который смог отказаться от выпивки ради будущего. Теперь Алексис верила в это. Она любила его.
        - Но я не отказываюсь от своего слова, - продолжал Дэн, - ты совершенно свободна. Я не стану настаивать.
        - Я освобождаю тебя от обещания.
        Алексис ответила не раздумывая; это было ее мечтой и сокровенным желанием.
        В глазах Дэна вспыхнули удивление и страсть. Он взял ее за руку, и она пошла за ним.
        Не в спальню, где висел портрет Ким.
        Не в ее спальню рядом с комнатой Мишель.
        Он привел ее на верхний этаж, в комнату для гостей, с балкона которой открывался чудесный вид на город.
        - Это место как будто создано для нас. - Дэн, не отрываясь, смотрел на Элли. Его взгляд ласкал ее.
        Она совершенно успокоилась. Здесь не было никаких воспоминаний, теней и призраков прошлого. Алексис чувствовала себя свободно. А вот Дэн, казалось, боялся пошевелиться.
        Она сделала шаг и оказалась в его объятиях. На Элли обрушился поток поцелуев и ласк. В этом мужчине было что-то особенное, что заставляло ее становиться податливой, как воск. Дэн аккуратно положил ее на кровать и медленно, мучительно пытаясь сдержать желание, стал раздевать. Постепенно вся их одежда оказалась на полу.
        Они чувствовали себя Адамом и Евой, которые впервые узнавали друг друга, открывали в себе и в партнере новое, неизвестное.
        Мир любовных отношений для Алексис был так не похож на испытанное во время короткого романа в колледже…
        - Как долго…
        Господи, что он делает?
        Ее соски набухли и стали твердыми, когда Дэн нежно прикоснулся к ним кончиком языка. Он тяжело, отрывисто дышал.
        - Так хорошо? - спросил Дэн.
        Хорошо? Да она умирает от желания.
        Дэн опустился ниже, покрывая ее тело поцелуями. Алексис напряглась, когда волна его теплого дыхания дошла до влажной складки между ее раздвинутых бедер. Она громко застонала, доведенная до изнеможения ласками Дэна.
        - Любимая, - услышала она его голос.
        Алексис закрыла глаза, стараясь полностью отвлечься от внешнего мира и погрузиться в невероятное наслаждение. Ее накрывала одна волна за другой… Еще одна… совсем близко. О, да! Она добралась до самой вершины и покорила ее. Дрожь пробежала по всему телу. Алексис казалось, что она парит на облаках.
        - Да, да, любимая… - Дэн был рядом.
        В его голосе слышалась радость оттого, что смог подарить ей удовольствие, что она доверилась ему.
        Алексис внезапно захотелось не только получать наслаждение, но и дарить. Доставить Дэну такое же удовольствие, которое она испытала благодаря ему.
        - Иди ко мне, Дэнни.
        - Через секунду я буду весь твой.
        Элли увидела, что он достает презерватив.
        Дэн начал медленно входить в нее, дожидаясь отклика ее тела, и входил все глубже и глубже. Алексис обхватила его руками.
        - О, да… Не останавливайся…
        Движения Дэна стали быстрыми и сильными. Напряжение внутри Элли росло и захватывало ее целиком. Они достигли пика наслаждения вместе.
        - Гол, - прошептал он.
        - Если каждый гол дарит такие ощущения, я уже люблю эту игру, - ответила Алексис.
        Ей хотелось запомнить те чувства, которые она сейчас испытывала. Она была реалистом и понимала, что страсть не может длиться вечно. Их роман рано или поздно закончится. Так должно быть. Несмотря на то, что она любила Дэна с каждым днем все больше и больше, что сердце начинало учащенно биться при одной мысли о нем, несмотря на то тепло, которое мужчина давал ей, их связь не будет прочной.
        Она никогда не согласится стать второй, смирившись с тем, что не станет первой. Алексис не хотела, чтобы ее всю жизнь преследовали тени из прошлого.
        Но сейчас она будет наслаждаться любовью и вниманием мужчины, который так хочет доставить ей удовольствие. Это мгновение стоит того, чтобы заплатить за него высокую цену в будущем.

* * *

        - Я слышал, Алексис ненавидит футбол, - сказал Син.
        Дэн только что вышел из душа и одевался, когда услышал голос тренера.
        - Да? Кто тебе сказал?
        - Птичка напела.
        Это мог бы сказать любой из тех, кто побывал в доме Дэна во время его болезни.
        Дэлито надел джинсы и застегнул рубашку. Не важно, кто пустил этот слух, главное, что об этом говорят.
        - Элли очень расстроилась из-за моей травмы, но это совсем не значит, что она ненавидит футбол.
        Дэн был уверен в своих словах.
        - У нее есть повод полюбить эту игру. - Он улыбнулся, вспомнив их разговор в постели.
        Элли не могла ненавидеть футбол - дело всей его жизни. Хотя бы из-за любви к нему. Футбол помог ему выжить в самый трудный период жизни. И самые счастливые дни Дэлито тоже провел, играя в футбол. Он не мог оставаться равнодушным, даже когда просто смотрел на поле. Син все придумал. Элли просто очень волнуется за него.
        - Надеюсь, ты знаешь, что говоришь, Дэн. Ты быстро поправляешься, и сегодняшняя тренировка тому подтверждение. Все идет так, как мы и планировали. Все должно происходить постепенно. Я имею в виду и твои чувства, твои мысли Ты меня понимаешь? - Тренер многозначительно посмотрел на него.
        Дэн знал, о чем он говорит. Игра - это не только физическая нагрузка, но и эмоциональная. Выживает сильнейший. Дэлито выжил даже в те страшные месяцы, два года назад.
        - С головой у меня все в порядке, - ответил он. - Она нарядила новогоднюю елку. Здорово, правда?
        - Здорово. - Глаза Сина сверкнули. - По-моему, это все очень серьезно. Дэн, если ты собираешься изменить свою жизнь, то сейчас не время. Впереди очень ответственные игры.
        Дэн кивнул. Да, он собирался круто изменить свою жизнь. Элли именно та женщина, которая ему нужна. Он окончательно убедился в этом после их ночи любви. Алексис была та, единственная. Ну и, конечно, Мишель. При виде Элли с Мишель на руках его сердце наполнялось радостью. Рождество - прекрасное время для предложения руки и сердца.
        Весело насвистывая, Дэн отправился на еженедельную встречу.

        Алексис не могла заставить себя следить за игрой во время воскресного матча со
«Стиилэз».
        Дэн был на поле, а это означало, что каждую минуту он мог опять получить травму. Каждый раз, когда мяч был у Дэна, Алексис испытывала ужас. Игроки команды противника бросались на него, словно хищники. Умом она понимала, что это их работа, они обязаны выбить четвертьзащитника из игры, пользуясь тем, что он лишь недавно выздоровел. Однако каждый раз сердце замирало, и Алексис закрывала глаза.
        Она не позволяла и Мишель смотреть на поле. В любом случае пятимесячная девочка ничего не поймет, но это не имело значения. Ник, Джои и Ларри качали головой, глядя на Алексис, а Рита понимающе улыбалась, иногда тоже отводя взгляд. Мисс Браун знала, что они считают ее тревогу добрым знаком. Для семьи Дэлито она - ключ в новую, счастливую жизнь для их сына и брата. Они видели в ней будущую подругу Дэна.
        Алексис считала, что не стоит разочаровывать их без необходимости. Впереди еще много матчей, кроме того, все сейчас заняты предпраздничными хлопотами. «Пэтриотс» вели в первом тайме. С рукой Дэна все было в порядке, это было видно по его пасам, но Элли все равно нервничала. Ее одежда была мокрой от пота.
        - Элли, расслабься, наши ребята в отличной форме. Кроме того, это всего лишь игра.
        С каких это пор? Кажется, Джои был готов прыгать от восторга, так он был рад и горд за любимую команду. Алексис показалось, что он немного переигрывает, изображая бурную радость и пытаясь скрыть волнение.
        - Не так-то и просто расслабиться, - вздохнула она.
        - А если бы Дэн был полицейским? Или пожарным? - спросила Тереза. - Каждое утро для тебя было бы трагедией?
        - Верно. - Алексис знала кое-что о работе правоохранительных органов. - Как вы думаете, люди какой профессии чаще всего разводятся?
        Никто не ответил.
        - Офицеры полиции. Слава богу, это не мой случай.
        Родственники Дэна выглядели так комично, так жалко, когда слушали ее, что Алексис пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться. Надо дать им передышку.
        - Но хорошо хотя бы то, - продолжала Элли, пока все слушали, не спуская с нее глаз, - что он любит свою работу. Я его понимаю. Это просто… - Алексис не закончила. Нет, она никогда не привыкнет к тому, что Дэлито постоянно так рискует.
        - Не бойся, - поддержала ее Мэри Энн, - постарайся лучше рассердиться.
        Рассердиться? На кого? На людей, которые делают свою работу? Свое дело, за которое им платят? Это же не имеет смысла. Это все равно, что злиться на учителя, который учит, или бармена, продающего алкоголь. Это их работа.
        Алексис убеждала себя в этом до конца третьей четверти. Несколько раз вокруг Дэна начиналась борьба, и ей казалось, что сердце вот-вот остановится.
        В начале четвертой четверти, когда преимущество было на стороне «Нью-Инглэнд», Ник сел рядом и вытянул ноги, словно просто решив передохнуть. Ей показалось странным его поведение. Обычно отец Дэна проводил всю игру стоя, не сводя глаз с поля. Он шумно болел, кричал, размахивал руками. Несомненно, Ник не просто так сел рядом. Алексис стала ждать продолжение.
        - Я тут подумал, - начал он, - что ты ничего не знаешь о футболе. Не знаешь, что значит быть профессиональным игроком. Я прав?
        Алексис едва не рассмеялась. Можно подумать, что в детстве у нее было время на игры. Она училась, заботилась о Шерри, старалась не попадаться на глаза отцу и злилась на мать за то, что она до сих пор не развелась.
        Футбол и другие игры существовали для счастливых детей, у которых было время играть. У таких детей, какими были они с Шерри, оставалось время только на то, чтобы заработать боли в животе. Алексис не собиралась рассказывать обо всем этом Нику.
        - Думаю, это так, - легко согласилась она. - У меня не было брата, поэтому мои знания о футболе весьма скудные.
        Алексис заметила, что на губах у Ника мелькнула улыбка.
        - Мне кажется, вы решили это исправить.
        - Решил. Но сегодня мы просто не успеем. - Отец Дэна уже не казался расслабленным. Его взгляд заострился, он выпрямился и внимательно смотрел на Элли карими глазами, так похожими на глаза сына. - Сегодня я хочу, чтобы ты уяснила одну вещь. Это очень важно.
        Ник заметно нервничал, его голос стал низким. То, что он собирался сказать, было для него так же важно, как получение главного кубка. Алексис была вся внимание.
        - Квотербека можно многому научить, например, быстро принимать решения или бороться с противниками, но его нельзя научить чувствовать момент решающего броска. Такому невозможно научить, это должно быть дано от природы. Вот что отличает просто хорошего игрока от выдающегося. Талант либо есть, либо его нет. - Ник внимательно посмотрел на поле, оценивая происходящее. - Выдающимися спортсменами не становятся, а рождаются, Элли. - Он помолчал. - Понимаешь, что я хочу сказать о моем сыне?
        Дэлито не хвастался. Он просто сообщал информацию. Исчерпывающее объяснение, чтобы прояснить ситуацию. Алексис надо было как-то реагировать.
        - Думаю, да, - тихо сказала она. - Вы хотели сказать, что Дэн не просто хороший спортсмен, футбол - это призвание.
        - Я говорю не как отец, - сказал Ник, кивнув. - Почитай о нем. Только не сплетни. Почитай статьи о его игре.
        Ник поцеловал внучку и пошел к Рите, чтобы продолжить смотреть матч.
        Алексис осталась думать над его словами. Карьера футболиста для Дэна то же самое, что для Элтона Джона музыка или живопись для Джэксона Поллока. Дэн и футбол неотделимы друг от друга.
        Почему она раньше этого не понимала? Ее любимый уже много лет играет за этот клуб. Алексис жила с этим мужчиной в одном доме и видела, как он требователен к себе. Футбол - его жизнь, а не только карьера. Это факт, его надо признать. Она привыкла учитывать факты. Почему же в этот раз она действует под влиянием чувств?
        Алексис оглядела ложу, и ее взгляд остановился на Мишель. Откровенна ли была она, когда объясняла свое желание заставить Дэна оставить спорт тем, что у него появилась дочь? Может быть. Вопреки всему она надеялась, что этот сезон будет для Дэлито последним.
        Теперь стало ясно, что этому желанию не суждено сбыться. Если она хочет остаться в дружеских отношениях с его семьей, придется смириться с футболом.
        Алексис встала и решила присоединиться ко всей семье.
        Команда была в двадцати ярдах от победы. Дэн принял пас и собирался бросить мяч, когда на него набросились пятеро игроков «Стиилэз».
        Алексис сжала кулаки.
        - Уберите от него свои поганые руки! - закричала она, словно собираясь разбить стеклянную перегородку. - Жирные, отстойные ублюдки!
        Боже, что она несет? Но ей стало легче.
        - Йо-о-хо-о! - кричала рядом Мэри Энн. - Посмотрите на нашу пай-девочку! Я же тебе говорила, что лучше злиться, чем бояться.
        - Ты была чертовски права!

        Глава 11

        Газета «Бостон глоб - спорт» 24 декабря, понедельник

«ДЭН СДЕЛАЛ СЧЕТ 14:2 И ЗАСТАВИЛ ПРЕТЕНДЕНТОВ НА КУБОК ПОНЕРВНИЧАТЬ
        Безупречная игра Дэна Дэлито вывела «Пэтриотс» в лидеры. Несмотря на травму, футболист смог справиться с агрессивной игрой соперников и забросил мяч на 259 ярдов, не оставляя никаких шансов игрокам «Стиилэз». Это был его звездный час…»

        Дэн дочитал статью до конца, сложил листок и оставил на кухне для Элли. Вчера вечером она попросила его не выбрасывать газету, как он делал раньше, иначе ей придется подписываться на нее еще раз. Ее слова произвели на Дэна впечатление. Элли была очень бережлива и расчетливо тратила деньги. Она всегда вырезала купоны на скидки для Марии и отчитывалась о своих расходах на хозяйство и на ребенка. При этом Алексис выглядела так, словно чувствовала себя виноватой. Так что две подписки на одну газету совсем не в ее духе.
        Газетная заметка льстила самолюбию Дэна, но он быстро забыл о ней.
        Вчерашняя игра была очень тяжелой. Вернувшись вечером домой с дочерью и Алексис, он долго приходил в себя, лежа в горячей ванне, пока малейшее движение не перестало причинять ему боль.
        Он уже собирался выходить, когда появилась Алексис. Она сняла халат и осталась в кружевных трусиках и красивом шелковом бюстгальтере. Дэн опять погрузился в воду.
        - Мишель заснула, я подумала, что, может, тебе здесь скучно, - сказала она, забираясь в ванну.
        - Милая, если речь идет о тебе, то никаких «может».
        Дэн наблюдал, как она медленно погружается в воду.
        - Моя прекрасная русалка, - прошептал он.
        - Смешная русалка, - произнесла она, приближаясь к нему, - которая не умеет плавать.
        - Так я тебя научу. Сезон закончится, и мы поедем отдыхать. Во Флориду, например, или на Багамы.
        - Отличная идея. Только есть одна проблема - я не смогу поехать. Очень надеюсь, что в это время уже буду работать.
        Вряд ли, если все сложится так, как он надеется. Но Дэн решил пока не спорить. Они еще немного понежились в ванне, приняли душ и сделали друг другу расслабляющий массаж. И конечно, занялись любовью. Сегодня презерватив им не понадобился.
        Однако она отказалась остаться на ночь в спальне Дэна.
        - Тебе должно быть удобно, чтобы ты смог хорошо выспаться.
        Все правильно, но он не мог отпустить ее. Дэн хотел, чтобы и ночью они были рядом, чтобы спали, обнявшись, как многие любящие пары, когда два тела словно сливаются воедино.
        Дэн подумал о бриллиантовом кольце, которое принес домой в среду вечером после традиционной еженедельной встречи. Камень был очень чистым, но не слишком большим, чтобы не смущать Алексис. Он надеялся, что ей понравятся классические линии, но они всегда могут его поменять, скажи она хоть слово против. Может быть, завтра, когда она найдет кольцо под елкой и он сделает ей предложение, все ее сомнения, наконец, исчезнут.
        Дэлито подумал о том, что Алексис может и отказать ему, используя самый весомый аргумент - Мишель. Она может вообразить, что Дэн хочет жениться на ней только из-за дочери. Их соглашение пока всех устраивало - они жили совсем как семья. Но малышка никак не влияла на его отношение к любимой.
        Дэн размышлял о делах, из которых состояла жизнь Алексис: покормить ребенка, встретить Дэна вечером, поговорить по телефону, испечь печенье к празднику, извозившись при этом в муке. Она была полна энергии.
        Но сейчас любовь стала для нее важнее обязанностей. Она всю жизнь старалась делать то, что необходимо, часто забывая о своих желаниях. Почему Дэн привязался именно к ней?

«Господи, пожалуйста, пусть она скажет «да».

        В комнате на втором этаже возвышалась нарядная елка. Этим ранним рождественским утром Алексис стояла и любовалась ею. Она радовалась елке каждое утро, всю последнюю неделю. Дэн тоже помогал украшать елку, когда бывал свободен. Он с удовольствием набрасывал мишуру, как он говорил «в художественном беспорядке», пока Элли вешала гирлянды. Она никогда не испытывала такого восторга от украшения дома и от предвкушения Рождества с самыми любимыми и дорогими людьми - Дэном и Мишель.
        Ей очень не хватало Шерри. Она тоже должна была бы быть здесь вместе с ними, радоваться и любить. «Твоя дочь будет счастлива, дорогая. Обещаю».
        Алексис постаралась взять себя в руки. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она стала рассматривать подарки и обнаружила несколько новых коробочек, появившихся, видимо, вчера вечером. Дэн был занят в последнее время, но многие люди покупают подарки перед праздником с таким же удовольствием, с каким наряжают елку. Элли очень любила выбирать подарки. Последние две недели она была занята покупками и придумыванием сюрпризов, подарков. Больше всего ей хотелось узнать, как относится Дэн к ее подарку.
        - Не терпится увидеть, что там? Дорогая, ты как ребенок.
        Голос, раздавшийся за спиной, прервал ее мысли. В дверях стоял Дэн с дочерью на руках. Малышка вертелась и без остановки махала ручками, словно механическая кукла.
        - Не могу дождаться, когда Мишель откроет свой подарок и будет с ним играть. Или испортит и сломает, - сказала Алексис. - Думаю, лучше порождать, пока она успокоится. Пойдем на кухню, надо ее накормить. - Она направилась к лестнице. - Ты поменял подгузник?
        - Конечно! Это первое, что мы сделали. Правда, мой цветочек? - Дэн нежно поцеловал малышку в животик. - Не можем же мы оставаться грязными.
        Мишель бормотала что-то и улыбалась, словно и правда разговаривала с отцом. Алексис с умилением наблюдала за ними.
        - Я горжусь тобой, Дэн. Ты действуешь как опытный родитель. Как будто вырастил дюжину детей.
        - Вы мне льстите, мадам, - усмехнулся мужчина и подмигнул ей.
        Дэна тронул ее комплимент. Его румяное лицо стало веселым.
        Алексис взяла его за руку.
        - Ты сумеешь правильно ухаживать за ней, после того как я уеду. Мишель в хороших руках.
        Мужчина побледнел.
        - Правда, до моего дома всего десять минут езды на машине, - быстро добавила она, - так что обращайся, если возникнут затруднения.
        Дэн молча кивнул. Они вошли на кухню, а он так и стоял в задумчивости с дочерью на руках.
        - Посади ее на детский стул. Хочешь покормить Мишель, раз ты свободен? - спросила Алексис, помешивая рисовую кашу.
        - Обожаю наводить беспорядок! - весело сказал Дэн. - Давай я покормлю.
        Такой милый, домашний утренний разговор. Мишель сидела на стульчике, и тетя поставила перед ней кашу, спрятав бутылочку за спиной.
        - Не надо показывать ей бутылочку, пока она не съест несколько ложек.
        - Ясненько.
        Она уже собиралась готовить кофе, как Дэн окликнул ее:
        - Подожди, посмотри сюда.
        Она вернулась.
        - Смотри. - Дэн взял ложкой немного каши, и Мишель радостно открыла рот. Он аккуратно приподнял ее верхнюю губу. - Первый зуб!
        Дэн улыбался во весь рот, его глаза радостно блестели. Его восторг был таким, словно появление первого зуба у его дочери было величайшим событием.
        Алексис еле сдержала слезы радости. Кто бы мог подумать, что всего за три месяца с известным футболистом произойдут такие изменения.
        Она поняла, что никогда не полюбит ни одного мужчину так сильно, как Дэна Дэлито.

        - Ей не нужны дорогие подарки, - хихикнул Дэн, когда через час они сидели в комнате около елки. - Дай ей оберточной бумаги.
        Мишель играла с разноцветными лентами и бантиками, рвала бумагу и весело щебетала, не обращая никакого внимания на содержимое коробок.
        Это выглядело так комично, что Алексис принесла фотоаппарат и делала один снимок за другим.
        - Надеюсь, что хоть один из подарков приведет ее в такой же восторг, - сказал Дэн, лежа на полу недалеко от дочери.
        Оставив подарки, малышка сделала несколько неловких движений, стараясь подобраться поближе к отцу.
        - Давай, моя милая. - Алексис легонько подтолкнула ее. - Скоро она начнет ползать. Я должна подготовить дом, прежде чем уйду. Здесь столько опасных для нее вещей: розетки, камин, лестница! Господи, я об этом и не подумала!
        - Может, не будем думать об этом сегодня? - спросил Дэн, садясь на ковре. - Под елкой еще есть подарки, которые мы не видели. А потом поедем к родителям.
        Так было и запланировано - утро провести вдвоем, а день с семьей. Алексис подбежала к елке.
        - А это тебе от меня. Надеюсь, тебе понравится.
        Дэн заметил, что она нервничает. Глупышка.
        - Конечно, мне понравится, - сказал он, перебираясь с дочерью на руках поближе к Алексис. - Это будет замечательный подарок, вне зависимости от того, что там.
        - Вообще-то это от нас с Мишель.
        Элли протянула ему прямоугольный пакет и с нетерпением стала наблюдать, как Дэн и малышка срывают бумагу.
        Здорово! Ему не пришлось изображать восхищение, подарок был великолепный, у него даже перехватило дыхание от восторга. Он держал в руках красочный самодельный альбом, на котором было написано: «Альбом Мишель для папочки».
        Дэн медленно листал страницы, стараясь ничего не упустить. Элли удалось прекрасно подобрать краски и стиль, но больше всего ей удались фотографии и текст под ними. Все было написано от имени дочери, каждая страница посвящалась новой теме.
        Только эта женщина могла подарить ему столько любви и радости.
        - Милая, у меня нет слов. Я даже не представляю, сколько времени ты на это потратила. Потрясающий подарок. Я сохраню его на всю жизнь.
        Щеки Алексис запылали.
        - Почитай, Мишель многое хотела тебе сказать.
        Он открыл первую страницу, которая называлась «Утро».

«Привет, папочка!
        Когда я просыпаюсь утром, мне так нужны твои поцелуи и смех. Хочется начинать день счастливой. После того как ты меня всю расцелуешь, можешь поменять памперс. И не забудь меня помыть. А памперс надо выбросить в специальное ведро. Ты же не хочешь, чтобы в комнате пахло.
        С любовью,
        Мишель.
        P.S. По всем вопросам обращайся к тете Алексис».

        - Надо же, ты даже написала список детских средств для ухода за кожей.
        Глаза Элли стали цвета зеленого мрамора, а улыбка задорной и веселой.
        - Я счастлива, что тебе понравилось. Кроме того, я теперь совершенно уверена, что ты будешь правильно ухаживать за моей племянницей.

«После того как я покину этот дом».
        Мужчина отлично понял, что она имела в виду. Настал его черед. Как бы Алексис ни нервничала, когда вручала подарок, она и представить себе не могла, что Дэн испытывал в эту минуту, собираясь сказать давно обдуманные слова.
        - Видишь ту коробочку с большим красным бантом?
        Она кивнула.
        - Это тебе. От меня.
        Пока Алексис разворачивала подарок, Дэн посадил Мишель в прыгунки. Он сел напротив любимой и смотрел, как она достала из коробки коробочку поменьше, затем еще меньше. Каждая коробочка была завернута в бумагу и украшена.
        - Ох, Дэн, мне придется хорошенько потрудиться, чтобы достать твой подарок. Похоже на русские куклы-матрешки.
        - Конечно. - Он-то знал, что находится в самой маленькой коробочке.
        Алексис была похожа на любопытного ребенка. Это Рождество было, несомненно, самым счастливым в ее жизни. Хотя, возможно, он поспешил с кольцом. Может, ему стоило подождать и подарить обычный подарок?
        В любом случае сейчас уже поздно. Элли добралась до самой маленькой коробочки, сорвала бумагу и несколько мгновений смотрела на голубую бархатную шкатулку. Затем перевела взгляд на него. В это мгновение ему показалось, что он промахнулся.
        - Дэн… - прошептала Алексис. Он накрыл ее руку своей:
        - Я люблю тебя. Я думаю о тебе днем и ночью, дома и на стадионе. И я надеюсь, мы можем идти по жизни вместе. Потому что я люблю тебя. Если моя ладонь вспотела, ты извини.
        - О, Дэн…
        По щекам Алексис текли слезы. И это были не слезы радости, он это понял.
        - Не плачь, пожалуйста, не плачь.
        Она уткнулась ему в плечо и крепко обняла. Так доверчиво, с любовью. Дэн ничего не понимал. Ладно, он подумает об этом позже. Он стал покрывать ее лицо поцелуями. Теперь ее ход.
        Алексис протянула ему коробочку, даже не раскрыв.
        - Я не могу принять это, Дэнни, как бы мне ни хотелось.
        Ее слова его немного обнадежили, но такого ответа он не предполагал.
        - Ты меня любишь?
        - Я… Да, люблю, - прошептала она, - конечно, люблю.
        Сердце заныло. Если она его любит, значит, не все потеряно.
        - Давай поговорим.
        Алексис вздохнула:
        - Помнишь, ты уезжал на игру, а я увидела в твоей спальне портрет Ким?
        - И?
        - Я видела не только большую фотографию, но и маленькую, где вы вместе. Ким уже болела, и ты тоже побрился наголо, как и она.
        Губы Дэна сжались. Он вспомнил эту фотографию, она была сделана в самые тяжелые для него времена.
        - И?
        - Я поняла, как ты ее любил. Я видела это с самого первого дня, когда застала тебя пьяным. Такая любовь бывает раз в жизни.
        О господи! Дэн понял, к чему она это говорит, но не стал прерывать любимую. Ему хотелось понять, о чем она думает.
        - Я прорыдала всю ночь, найдя эту фотографию. Мне было так жаль тебя и ее. И себя. - Алексис не могла сдержать слез.
        - Не надо плакать. Я люблю тебя.
        - Я верю. Ты ко мне действительно привязан. Давай оставим все как есть. Мы будем друзьями, будем помогать друг другу…
        - Что? - Дэн не верил своим ушам. - Но это неправильно! Я хочу большего. - Он постарался сдержаться и говорить спокойнее. - Элли, любимая, я хочу каждый вечер возвращаться домой, где меня ждешь ты, хочу обнимать тебя, радоваться вместе с тобой, гулять - все делать вместе, как делают супружеские пары.
        Алексис покачала головой:
        - Извини, Дэн. Мне очень тяжело это говорить, но я не могу, не хочу быть всегда второй. Это будет брак втроем. Ким всегда будет с нами.
        - Мы переедем в другой дом.
        - Она и там будет. Это ее ты любил больше всего на свете, а не меня.
        В комнате воцарилась тишина. Дэн прокручивал в голове слова Алексис. Получается, что его счастье ушло безвозвратно вместе с Ким? Полгода назад он бы согласился с ее утверждением, но не сейчас. Как же убедить ее?
        - Никто и не просит тебя становиться второй. Ты права, у нас с Ким был очень счастливый брак и великолепные отношения. Только благодаря прожитому я знаю, чего мне не хватает. И я хочу опять быть счастливым. Хочу опять жить и любить. И ты для меня не замена Ким. Ты - моя Элли, моя любовь.
        Алексис сидела, обняв колени руками.
        - Каждая женщина хочет быть единственной, - сказала она, даже не пытаясь сдерживать слезы.
        - И становится единственной, - добавил Дэн. - И ты тоже. Каждый человек уникален.
        Алексис упала ему на грудь.
        - Ты меня убьешь.
        - Ой, - спохватилась она, - извини!
        Если бы он не рассмеялся, то бы заплакал.
        - Сиди, как сидишь, женщина. Так ты не ответила на мой вопрос.
        - Какой? - На этот раз в ее глазах блеснул ехидный огонек.
        Дэн обнял ее крепче и поцеловал. Потом еще и еще. Она не протестовала.
        - Ты выйдешь за меня замуж?
        - Да.
        Они рассмеялись.
        - Я самый счастливый мужчина на земле. Спасибо, любимая.
        Из глаз Алексис опять полились слезы. Она совсем не акула, а просто маленькая домашняя золотая рыбка.
        Будущее казалось прекрасным. У него будет настоящая семья - дочь и женщина, которую он любит всем сердцем. Дэн надел кольцо на палец Алексис. С размером он угадал.

«Господи, пожалуйста, пусть в этот раз все будет хорошо. Пусть сбудутся все мечты. Аминь».

        Ехать куда-то с Мишель было целой наукой. А, ведь, они ехали только к родителям Дэна. Алексис собрала в детской сумку со всем необходимым и удивилась, какая она тяжелая. Сколько ж вещей нужно такому маленькому ребенку! Она спускалась по лестнице и рассматривала кольцо. Любимый понял ее беспокойство. Было приятно, что он серьезно отнесся к ее страхам, а не просто произнес дежурные слова. Дэн был нежный, мягкий, добрый. Она его очень любит. В этом Алексис не сомневалась.
        Дэн и Мишель были одеты по-зимнему и ждали ее у двери. В руках мужчины было несколько пакетов с подарками.
        - Что-то твоя мамочка задерживается, - услышала она его слова.

«Мамочка. Как здорово!»
        - Я хочу ее удочерить, - сказала Элли.
        - Так собери бумаги и действуй, - отозвался он. - Только, пожалуйста, побыстрее, чем ты собираешь ребенка, а то я уже весь вспотел в теплой одежде.
        Алексис обошла Дэна и встала к нему лицом.
        - Ты просто прелесть! - Он поцеловал ее, прежде чем она успела что-либо сказать.
        - Готова ехать в гости?
        - Надеюсь, ты предупредил родителей о нас с тобой?
        Она беспокоилась не о родителях, а о себе. Алексис очень нравилась семья Дэлито, но она никак не могла привыкнуть к шуму, всегда царящему в доме, где родственники собирались все вместе. Сложно привыкнуть к тому, что двенадцать человек разговаривают одновременно. А что, если их не порадует сообщение о помолвке? Как Дэн отреагирует на их сомнения?
        Элли вышла из дома и посмотрела на небо.
        - Похоже, пойдет снег.
        Через десять минут они сидели в машине, готовые отправляться.
        - Кстати, еще не поздно, - заметил Дэн, выезжая на шоссе.
        - Не поздно что?
        Но мужчина произнес имя своей мамы, и в телефоне включился голосовой набор номера.
        - Привет, ма, это Дэн. Мы едем. Что-то надо купить? - Он взглянул на Алексис.
        - Намекни ей, - прошептала она.
        - Да, еще, ма. - Дэн вздохнул. - У нас с Элли есть сообщение для всех вас. Хорошее. Открывайте бутылку имбирного эля.
        Этого было достаточно, чтобы Рита радостно вскрикнула и стала звать мужа, но сын отсоединился.
        - Довольна?
        - Да, - ответила Алексис и почувствовала, что у нее начинает болеть живот.
        - Чего еще пожелаете?
        - Многого.
        - Например?
        - Чтобы таблоиды перестали писать всякую ерунду о нас с тобой. - Элли вздохнула. - Ненавижу их.
        - Не думай об этом. Все крупные газеты напишут правду. Что еще?
        Алексис задумалась. Новый дом? Новую работу? Отпуск после окончания сезона? Она не могла думать обо всем этом одновременно.
        Она старалась успокоиться перед встречей с большой семьей Дэлито.

        - Ты весь день улыбаешься, - заметил Дэн, подойдя к ней после обеда.
        - Жизнь прекрасна! Твои родственники - милые люди.
        Так было, пока Рита не завела разговор о предстоящей свадьбе, когда они разбирали посуду на кухне.
        - Это еще будет не скоро, - сказала Алексис, - после окончания сезона.
        Рита согласно кивнула:
        - Жаль, что твоей сестры нет рядом с нами, дорогая, но надеюсь, у нас сложатся хорошие отношения с остальными твоими родственниками. Может, пригласить их на ужин?
        - Ни за что. - Алексис в ужасе замотала головой. - Я практически не общаюсь с родителями. Лучше считайте меня сиротой.
        - Не понимаю, - нахмурилась Рита, - их не будет на свадьбе?
        - Мама, оставь, - вмешался Дэн, поставив на стол грязные тарелки. - Элли не будет их приглашать. Я бы тоже не стал. Ее отец - опустившийся алкоголик, а мать полностью ему подчиняется. Они совсем не помогают Элли, даже похоронами Шерри она занималась одна.
        - Тогда ясно, - сказала Рита, обнимая Алексис, - вопрос закрыт. Больше никаких разговоров о твоей семье, дорогая. Мы очень тебя любим. Ты сильная, красивая женщина, мы все благодарим Бога, что однажды ты постучалась в дверь Дэна. Добро пожаловать в нашу семью.
        По щекам Алексис потекли слезы: ее растрогали добрые слова Риты. Прожив на свете тридцать один год, она, наконец, услышала эти слова от женщины, которая стала ей близкой. Как мама. Ближе, чем ее родная мать. Как она для Мишель.

        Глава 12

        - Подожди в доме, пока я раскидаю снег.
        Дэн оставил Алексис на крыльце дома. Они с Джои сначала расчистили тропинку перед домом, а теперь стук лопат доносился из-за угла.
        Снежное Рождество. Все правильно. Снег шел почти каждый день и засыпал землю толстым слоем. Ежедневно приходилось чистить дорожки, сгребая снег в кучи на заднем дворе. Дети семьи Дэлито соорудили из такой кучи снеговика и с удовольствием играли в снежки. Вскоре к ним присоединились и взрослые.
        Дэну всегда нравилось проводить время с семьей, но больше всего его радовало, что любимая была счастлива. Все приняли ее хорошо, она, кажется, подружилась с Терезой и Мэри Энн. Здорово, что у нее будет много друзей, а не только Роза.
        Закончив со снегом, Дэн вернулся к Алексис.
        - Поехали?
        - Конечно. Мишель и так выбилась из графика.
        Он поцеловал ее, стараясь сдержать смех. Алексис так любила, чтобы все шло по плану!
        - Я возьму дочку, а ты захвати мою куртку.
        - Дорого-ой, - заявила Алексис, растягивал слова, - я на каблуках и не могу идти сама.
        - Ты мне все испортишь. Я же большой, сильный мужчина.
        - Ох, маленькая женщина и большой мужчина! Совсем забыла!
        Они смеялись и подшучивали друг над другом, пока шли до машины.
        Прежде чем отъехать, они посидели немного молча, наблюдая, как падает снег.
        - Все не так плохо, - заметил Дэн, проехав несколько кварталов, - по крайней мере, мы не скользим.
        - Здесь еще не чистили, поэтому я думаю, что либо ты хороший водитель, либо машина хорошая.
        Элли говорила очень уверенно, хотя не ощущала этой уверенности. Она ничего не понимала в автомобилях и никогда не смогла бы отличить хорошую машину от плохой. Своей у нее не было. Алексис уже объясняла Дэну, что ее вполне устраивает общественный транспорт. Когда-то она решила, что куда важнее купить квартиру.
        - Эта машина похожа на танк, - сказала она, оглядываясь и поправляя комбинезон Мишель, которая сидела сзади в своем кресле.
        - Конечно, дорогая, это же «лексус», между прочим. Моя зимняя машина.
        - Зимняя? Дэн, у тебя на каждый сезон новая машина?
        - На лето «корвет». Теперь, думаю, надо купить что-то другое. Мишель нельзя возить на ней.
        - Взрослые мальчики - взрослые игрушки, - пробормотала Алексис. - Не гони, дорогой.
        Алексис весело болтала о всяких пустяках. Дэн не стал ей ничего объяснять. Видимо, любимая никогда не попадала в снежную бурю.
        Он взглянул в зеркало заднего вида.
        - Что за… Этот парень с ума сошел?
        - Кто? Где?
        - За нами.
        Она повернулась. Машину, ехавшую следом, болтало из стороны в сторону. Фары вспыхивали то слева, то справа. Дэн постарался прижаться к обочине, чтобы дать себя обогнать, но из его маневра ничего не вышло. Машина упорно висела на хвосте, перестраиваясь то в правый, то в левый ряд. Впереди тоже ехали автомобили - ситуация могла в любой момент выйти из-под контроля.
        - Девять один один, - сказал Дэн громко. Он чувствовал, что Алексис смотрит на него, но боялся, что, повернувшись к ней, упустит что-то важное на дороге.
        Когда на том конце провода ответили, он описал ситуацию и объяснил, где они находятся. Дэн постоянно переводил взгляд с зеркала дальнего вида на дорогу, чтобы ничего не упустить.
        Алексис повернулась к Мишель:
        - Она заснула.
        - Отлично. - Дэн сместился правее. - Элли, я его не вижу.
        - Сзади, слева.
        Вероятно, машина была в слепой зоне Дэни. Он еще сместился вправо. Вдалеке раздался вой сирен.
        - Господи, он приближается, - предупредила Элли.
        Когда это закончится? Какой-то сумасшедший устроил на шоссе гонки. Рядом ехал автомобиль, и приходилось действовать очень аккуратно, чтобы избежать аварии. Вправо или влево? Дэн взял еще немного правее. В этот момент они почувствовали удар. Алексис посмотрела в окно и увидела, что ударившую их машину закрутило и отбросило в сторону. Через мгновение она остановилась, врезавшись в ограждение. Дэлито осторожно повернул руль влево, пытаясь съехать на обочину. Он нажал на тормоз, но машина продолжала катиться, пока не уперлась в стоявший впереди автомобиль. «Черт!»
        Не говоря ни слова, Дэн открыл дверцу. Алексис показалось, что сейчас он готов убить их горе-преследователя.
        Удостоверившись, что Мишель спокойно спит, Алексис пошла за Дэном. Вид у него был грозный: глаза горели, губы были плотно сжатыми, а походка - стремительной. Элли старалась успокоить его, боясь, что он не сможет удержать себя в руках и бросится в драку.
        Дэн рванул дверцу машины, и Алексис обратила внимание, что она оказалась не заперта. Водитель откинулся на спинку сиденья и казался спящим.
        - У тебя будут большие неприятности! - заорал Дэлито. - Вставай, пьяная скотина!
        Алексис почувствовала, что от мужчины сильно пахнет алкоголем, и внимательно пригляделась.
        - Я знаю его. Это сосед моих родителей. Пьяный, как обычно. Он собутыльник Кола.
        Водитель открыл глаза.
        - Опять за свое, мистер Мерфи? Будете ездить пьяным, пока кого-нибудь не убьете? - набросилась на него Алексис.
        - Откуда?.. - Мужчина несколько раз моргнул, изучая ее лицо. - Дочь Кола? Хм, старшая, верно? Ты же знаешь, я и мухи не обижу.
        - Расскажете это полиции.
        - Почему ты больше не заходишь? Мы по тебе соскучились. И папа по тебе скучает.
        Ей захотелось разорвать пьяницу на куски.
        - Элли, здесь полиция, - тихо сказал Дэн, крепко обнимая ее.
        К ним направлялся один из лучших полицейских Бостона. Алексис дождалась, пока он подойдет ближе и почувствует запах алкоголя, исходящий от Мерфи.
        - Да, кажется, у нас тут проблема. Выйдите, пожалуйста, из машины.
        - Офицер, у этой девочки нет ко мне претензий, я только что отмечал праздник с ее отцом. Правда.
        Правда ли? Или ложь? Хотя какое это имеет значение?
        - У нас, безусловно, есть претензии, - заявил Дэлито в ответ, - вы нас чуть не убили. И не только нас, на дороге было много автомобилей.
        - Мистер Мерфи, вы алкоголик. Вы губите свою жизнь и жизни других людей. Я не хочу, что бы меня окружали такие люди.
        Мерфи и Колу не было никакого дела до того что они приносят несчастье всем, даже детям.
        Когда они вернулись в машину, Алексис положила руку на плечо Дэна. Он повернулся и обнял ее.
        - Алексис, ты выглядишь такой потерянной и расстроенной. Не оборачивайся назад: что было, то прошло. Смотри вперед. Мы будем вместе. Я не алкоголик, поверь мне. Слышишь? Я не такой, как мистер Мерфи или Кол. Клянусь тебе жизнью дочери.
        Дэн нежно поцеловал ее. Снег падал крупными хлопьями, издалека доносились звуки большого города, в котором бурлила жизнь.
        - Ты можешь не выглядеть такой отрешенной? - спросил Дэн. - Обещаю тебе, любимая, ты никогда не потеряешь лучшего друга.
        На следующий день она позвонила Розе. Подруга была на работе, но голос у той был веселый.
        - Вообще-то у меня должен был быть выходной. Но праздничные дни очень напряженные для наших клиентов, поэтому у нас сейчас много работы. У тебя получилось хорошее Рождество?
        - Да. Все было прекрасно до последнего момента. У тебя есть минутка или мне перезвонить вечером?
        - Видимо, у тебя что-то важное, раз ты звонишь днем. Не тяни.
        Алексис рассказала подруге о предложении Дэна, обеде с семьей Дэлито и аварии. Особенно о водителе-алкоголике.
        - Вспомни, Дэн был пьян, когда я впервые пришла к нему. Я не замечала, чтобы с тех пор он прикасался к спиртному или у него возникало такое желание, по крайней мере, я этого не почувствовала. Но, знаешь, Дэн прав, эта авария меня потрясла. Встреча с Мерфи заставила меня вспоминать прошлое.
        - Еще бы. Надо же такому случиться, чтобы водитель оказался твоим знакомым.
        - Может, это знак? Предупреждение? Я стала доверять Дэну. Я чувствую себя спокойно, когда он за рулем, когда общается с Мишель. Я даже приучила себя оставаться спокойной, когда он на поле. Но сейчас я не верю тому, что он сказал о себе. - Алексис замолчала, пытаясь сдержать слезы. - Он поклялся жизнью Мишель, но я слышала столько пустых обещаний за всю жизнь… Не знаю. Что, если он выпьет пива с ребятами? Что будет, если он опять напьется? С другой стороны, Дэн не давал мне повода не доверять ему. О боже, теперь я ненавижу себя за то, что сомневаюсь в нем. - Элли тяжело вздохнула. - Я хочу доверять ему, Роза. Я так его люблю. А все из-за этого Мерфи…
        Роза молчала.
        - Ты любишь Дэна, Алексис, - сказала она, наконец. - Я думаю, это самое главное. Ты всегда умела рассуждать логически. Всю жизнь ты следовала правилам, искала доказательства. Но любовь не подчиняется правилам и разуму. И никогда не будет. Сейчас настало время поступать так, как велит сердце.
        В словах подруги была доля истины. А главное, что Алексис услышала эти слова от человека, которому она доверяла.
        - Ты права. Я должна поступать, как велит сердце. Я люблю Дэна и не хочу никаких проблем. Спасибо, Роза. Я очень дорожу нашей дружбой.

«Пожалуйста, Дэн, не разочаруй меня».

        Газета «Бостон глоб - спорт», 31 декабря, понедельник

«СЧАСТЛИВОГО НОВОГО ГОДА «НЬЮ-ИНГЛЭНД»!

«ПЭТРИОТС» ПОБЕДИЛИ В СВОЕМ ДИВИЗИОНЕ СО СЧЕТОМ 15:2
        НАЧИНАЮТСЯ ИГРЫ ПЛЕЙ-ОФФ НАПРЯЖЕНИЕ РАСТЕТ

        Победа над командой из Нью-Йорка позволила «Нью-Инглэнд» стать лидерами чемпионата со счетом 15:2. Квотербек Дэн Дэлито провел великолепную игру, сделал четыре тачдауна в первой половине матча и два во второй. «Жаль, что во второй половине мне не повезло так же, как в первой», - сказал он позже…»

«Жаль, что во второй половине…» Алексис не поверила своим глазам. Этот человек когда-нибудь бывает доволен собой? Они всей семьей смотрели вчера матч и пришли к выводу, что он играл превосходно. Зимний сезон выдался жарким на северо-восточном побережье.
        Услышав поворот ключа в замке, она отвлеклась от чтения утренней газеты. Дэн оставался ночевать в Нью-Йорке, где они вчера играли, так как игра заканчивалась поздно. Она выбежала из холл и открыла дверь.
        - Добро пожаловать домой, мой герой!
        Дэн расплылся в улыбке, поцеловал ее, помахал на прощание Луису и закрыл дверь.
        - Сейчас я совсем не герой. Мечтаю о горячей ванне. И надо растянуть мышцы, а то потом будет плохо.
        - Слава богу, что сезон почти закончен, - сказала Алексис.
        - Ты шутишь, дорогая? Самое интересное еще впереди. Борьба за право играть в Хьюстоне только начинается.
        - В смысле?
        - Сначала нам предстоит плэй-офф, затем еще игра. Если все будет хорошо, потом, сама понимаешь, большая игра.
        - Значит, еще две игры, прежде чем закончится этот кошмар? - спросила Алексис с ужасом в голосе.
        Дэн засмеялся, обнял ее и закружил по комнате.
        - Очень надеюсь, что мы сыграем три игры, прежде чем все закончится. Это же здорово, милая, очень здорово.
        В этот момент Алексис вспомнила разговор с Ником на стадионе. Дэн - гениальный футболист. Комментаторы сравнивали его с Дэном Марино и Джо Монтана. Что ж, все возможно.
        - Тогда действуй, Дэнни. Ты сможешь.
        Его поцелуй только раздразнил Алексис. Ей так не хотелось останавливаться, но Дэн должен принять ванну. К сожалению, с любовью придется подождать. У нее есть для Дэна сюрприз, прятный для них обоих.
        - Я решила пойти в секцию любителей футбола, - сказала она очень серьезно. - Или брать уроки, что-нибудь в этом роде. Я хорошая ученица, я смогу.
        Плечи Дэна затряслись. Он запрокинул голову, и его громкий смех наполнил весь дом.
        - Как это похоже на тебя, - сказал мужчина, снова заключая ее в объятия. - Ты будешь все раскладывать по полочкам, выстраивать в систему, пока не поймешь все до последней тонкости. Я люблю тебя!
        Алексис прижалась к нему и положила голову на плечо.

«Действуй как велит сердце».
        Когда Дэн обнимал ее, она чувствовала, что поступает правильно. Ей хотелось, чтобы так было всю жизнь.

22 января, понедельник

        СУПЕРКУБОК: МЕДВЕДИ ПРОТИВ ПАТРИОТОВ

«Бостон глоб»: ЧИКАГО НЕ МОЖЕТ СПРАВИТЬСЯ С НАШИМ ДЭНОМ

«Провиденс джорнал»: ОТВАЖНЫЙ ДЭН ЗАСТАВИТ МЕДВЕДЕЙ ПОПЛЯСАТЬ

«Нью-Йорк пост»: МЕДВЕДИ ПРОТИВ ПАТРИОТОВ - БОРЬБА ТИТАНОВ

«Чикаго трибюн»: ПОКОРЕНИЕ МЕДВЕДЕЙ

        - Очень забавно, очень остроумно. Мне кажется, что больше остроумно, нежели забавно, - заметила Алексис.
        - Их надежды совершенно бессмысленны. Нью-Йорк не дойдет до конца, - ответил Дэлито.
        Она сидела на полу и просматривала журналы, разбросанные по всей комнате, статьи, которые собирала две недели, с того момента, как «Патриоте» стали одной из двух лучших команд футбольной лиги. Завтра команда Дэна летит в Хьюстон на неделю раньше финальной игры, чтобы потренироваться на месте. В следующее воскресенье им предстоит матч с «Чикаго беаз».
        Дэн сидел рядом и читал книжку Мишель. Он совершенно не вникал в текст, а только следил за реакцией дочери. Как можно думать о чем-то другом, если на лице малышки появляется выражение счастья и восторга каждый раз, когда она его видит?
        - Мишель, где гусеница?
        Маленький пальчик девочки уткнулся в изображение голодной гусеницы. Может, Дэн и помог ей, но сейчас он горд тем, что его дочь такая умница.
        - Правильно. Молодец! Какая сообразительная девочка. Папочка так тебя любит, - Дэн поцеловал малышку в животик, заставив ее засмеяться от удовольствия.
        Алексис отвлеклась от чтения заголовков и с умилением смотрела на эту влюбленную парочку. Скоро они станут настоящей семьей. Самое лучшее, что она сделала в жизни, - она постучалась в дверь его дома одним погожим октябрьским днем. Иногда казалось, что с тех пор прошла целая вечность, а иной раз возникало чувство, что все случилось лишь вчера.
        - Время похоже на резиновый жгут, - произнесла она вслух, - его можно растянуть.
        Дэн удивленно взглянул на нее. Она объяснила ему свою мысль, и он согласился.
        - Точно. Когда ты болеешь или просто несчастлив, кажется, что один день длится вечность. А когда счастлив, время пролетает незаметно. Видимо, ты была счастлива последнее время. По крайней мере, я надеюсь.
        Алексис опустилась на ковер, обняла Дэна двумя руками и поцеловала.
        - Когда же ты успел так поумнеть? - прошептала она.
        - Не могу позволить, чтобы моя будущая жена превосходила меня интеллектом, - усмехнулся тот.
        Они были поглощены друг другом, слова им были не нужны.
        - Я люблю тебя, Дэн Дэлито, - прошептала Элли. - Пожалуйста, береги себя. Пусть лучше время пролетает незаметно.
        - Я тебя понял. Буду стараться.

        Прежде чем уехать, Дэн проверил, все ли в доме в порядке - оплатил счета, обсудил с Марией и Элли хозяйственные вопросы, забронировал номер для семьи в гостинице, договорился с Луисом о том, что он отвезет всех в аэропорт, и выплатил ему щедрую премию за сезон. Все дети, в том числе и Мишель, должны были остаться дома с Терезой и Ларри.
        В самолете, на котором команда летела в Хьюстон, Дэлито внимательно изучал каждого члена команды. Он взвешивал их плюсы и минусы, обдумывая план игры с «Чикаго». Они уже четвертый раз будут бороться за Суперкубок. Один раз они проиграли, и Дэн не мог допустить, чтобы это повторилось. В этом году Дэн чувствовал себя увереннее. Он испытывал такой подъем, словно должен был первый раз выйти на поле. Дэн посмотрел на кольцо, которое он носил на левой руке, - в честь первой победы. Он мысленно вернулся в тот незабываемый день.
        Ким и родители - все были тогда с ним. Он был ошеломлен той победой. Это была необыкновенная удача для начинающего спортсмена. Тогда они праздновали всю ночь с семьей и друзьями после завершения официальных мероприятий.
        Если в это воскресенье они выиграют, он наденет другое кольцо, а если проиграют, то снимет его совсем. Пусть это станет символом начала новой жизни с Мишель и Элли. Конечно, Дэн рассчитывал на победу. Ему хотелось доказать любимой, что она может на него положиться, может начать все сначала. Он так мечтал о будущей счастливой жизни!
        Скоро начнется совещание с тренером и администрацией. У Дэлито возникла идея, которую он хотел обсудить. Кому-то она может показаться не особенно привлекательной, но все поймут, что он прав, когда команда победит.

        Вечером все члены команды собрались в конференц-зале.
        - Это я вас всех собрал и хочу сообщить о новом правиле, касающемся встреч с семьями. Их не будет. Для ваших родных, которые приедут в конце недели, подготовят отдельные номера, и вы не будете с ними встречаться. Ничто не должно отвлекать нас от игры. Мне, например, детский плач будет мешать сосредоточиться. Думаю, вам тоже.
        Сначала все молчали.
        - Надо же, а я думал, наш молодой папочка любит детей, - раздался голос одного из игроков.
        Слова Элли эхом пронеслись в голове Дэна.
        - Господа, мы здесь работаем. Многие мужчины работают вдали от дома и семей. Они же не таскают их с собой. - Футболист наклонился вперед. - Нам надо победить, поэтому мы здесь. Все оставшиеся дни перед матчем мы должны посвятить тренировкам и не тратить время на жен и детей. Может быть, полная концентрация на игре станет нашим козырем в борьбе с таким сильным соперником, как «Чикаго».
        Дэлито смог их убедить. На поле все игроки слушались его беспрекословно. Команда старалась предусмотреть все возможные ситуации, и ребята ему в этом очень помогали.
        Теперь Дэн чувствовал, что они сплотились и стали единым целым. В конце тренировки он внимательно оглядел своих товарищей.
        - Вопросы будут?
        - Есть что-то, что мы не знаем? - поднялась одна рука. - Я хочу выиграть.
        - А я хочу знать, - ответил Дэлито, - где будет проходить вечеринка по поводу нашей победы.
        Все засмеялись, и Дэн понял, что ребята готовы.

* * *

        Алексис болела так же громко, как и все остальные, однако она очень сильно нервничала. Ко второй четверти ей казалось, что она не высидит до конца матча, несмотря на то что «Пэтриотс» вели 7:0. Она изо всех сил старалась взять себя в руки, повторяя про себя, словно мантру: «Дэн знает, что делает, Дэн знает, что делает». Ее спокойствия хватало не более чем на минуту, потом она опять начинала паниковать, и все начиналось сначала.
        - А Элли молодец, - сказал Джои, подмигивая ей.
        Молодец? Да она еле жива от волнения.
        - Я рада тому, что Дэн пока на поле и с ним все в порядке.

«Пока».
        - Элли, запомни, его тренировали именно для этого, он профессионал, он действует и думает как победитель. Дэн - один из лучших игроков за всю историю футбола. Правда, папа?
        - Ему нет равных!
        - И это чертовски плохо, - заявила Рита. Алексис была с ней совершенно согласна.
        К концу второй четверти «Медведи» вырвались вперед и повели 10:7. Джои не сомневался, что команда Дэна победит, но Элли предпочитала не спешить с выводами. Каждый раз, когда мяч оказывался у Дэна, сердце ее замирало и становилось трудно дышать. Успокаивалась она лишь тогда, когда он благополучно передавал мяч. Когда на него набросились несколько игроков, она, казалось, совсем перестала дышать.
        - Желудок болит, - прошептала Алексис.
        - И у меня тоже, - сказала Рита, - давай съедим по мороженому?
        - Для вас еда - лучшее лекарство.
        - Это всегда помогает, даже в самых скверных ситуациях.
        Алексис совсем не хотелось опять переживать что-то плохое. Неприятностей и так было много в ее жизни, и хорошо бы они остались в прошлом.
        Последующие тридцать минут «Пэтриотс» пытались отыграться, и она неотрывно следила за игроком под номером 8.
        В третьей четверти на поле началось настоящее сражение. Команда из Чикаго играла мощно и напористо. Алексис было уже все равно, кто победит. Она мечтала только о том, чтобы этот матч побыстрее закончился. Рядом с ней Мэри Энн переговаривалась с Джои, Рита молча наблюдала, а мужчины громко кричали. Элли была словно отгорожена от них, пребывая в своем собственном мире, с Дэном.
        Как могло случиться, что последняя четверть оказалась еще более напряженной, чем третья? Алексис было невыносимо страшно, но она боялась закрыть глаза. Ей казалось, что, если она потеряет любимого из виду, с ним что-нибудь случится. Так она и просидела до конца игры, и, только когда раздался свисток, словно проснулась.
        - Видели? Как он играл! Господи, мы победили! - воскликнула Элли и бросилась обниматься с друзьями.

        Глава 13

        Серебристая «ламборгини-трофи» сверкала в лучах хьюстонского солнца. На стадионе проходило награждение победителей. Дэну казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди.
        Они смогли. Они выиграли со счетом 19:13. Матч был очень тяжелым, приходилось бороться за каждое очко. Но в конце все были счастливы. Болельщики на трибунах неистовствовали. Дэн был как в тумане. Он думал только о том, что Алексис, должно быть, тоже рада за него.
        Церемония подошла к концу, но чиновник, проводивший награждение, собирался еще что-то сказать.
        - От имени Национальной футбольной лиги, администрации и тренерского состава команды я бы хотел вручить специальный приз самому лучшему игроку, которым признан в этом году Дэн Дэлито.
        Кто-то произнес его имя? Футболиста подтолкнули вперед, и через минуту он уже принимал поздравления и жал чьи-то руки.
        - Скажи что-нибудь, Дэн, - услышал он и вышел к микрофону.
        - Мы смогли добиться победы только сообща, усилиями всех наших спортсменов. Хороший защитник - ничто без остальных игроков. Наши соперники - очень сильная команда, это был суровый бой, поэтому победа так дорога нам. Мы сегодня хорошо поработали. Спасибо всем!
        Дэн сделал шаг назад и подумал: как прозвучали его слова? Судя по тому, что зрители восторженно кричали, вероятно, нормально. Эл Такер подошел и пожал ему руку, не говоря ни слова. Затем и все остальные ребята по очереди подошли и поздравили его. Они были немногословны, но Дэлито их понял и был очень благодарен.
        Позже, в раздевалке, все вели себя более эмоционально. Рик Томсон говорил без остановки, ребята открывали бутылку за бутылкой охлажденное шампанское. Вокруг было много репортеров разных изданий, каждый из которых хотел задать вопрос герою дня - Дэну Дэлито. Дэн отвечал и отвечал.
        На стадионе транслировали все происходящее в раздевалке на больших экранах, расположенных в нескольких местах. Многие зрители стояли в проходах ближе к экранам и неотрывно наблюдали за триумфом любимой команды. Элли и семья Дэлито не были исключением.
        Алексис следила за каждым движением Дэна. Ее глаза горели, и все тело словно окоченело. Она не чувствовала ни ног, ни рук. В животе ворочались знакомые волны боли. Вскоре боль стала такой сильной, что ей пришлось сесть, согнувшись пополам.
        Ее мир рушился прямо на глазах.
        Она должна была это предвидеть. Дэну нельзя доверять. У него в руках целая бутылка шампанского. Она позволила себе влюбиться в мужчину, а он ее предал.
        Любовь не поддается логике. А жаль.
        Надо срочно уехать из Хьюстона, улететь домой, вернуться в родную квартиру и найти работу. Пусть все будет так, как было раньше. Алексис глубоко вздохнула. Ей показалось, что сердце покрылось льдом. Плакать она будет потом. Если сможет.
        Сославшись на головную боль, она вышла из ложи и достала телефон. Через несколько минут она поняла, что сегодня не ее день, - билетов до Бостона не было ни на один рейс. Приходилось смириться. Дэн всегда так ей советовал.
        Она заставила себя улыбнуться и весь вечер вела себя так, словно ничего не произошло. С детства она привыкла скрывать от окружающих, что происходит у нее дома, в голове и в сердце. С годами она научилась отлично притворяться.
        Завтра, конечно, все будет по-другому.

        Сегодня был самый счастливый день в его жизни, а вечер обещает быть не хуже. Через два часа, приняв душ, надев брюки и рубашку, Дэн был готов идти на вечеринку.
        Все мышцы болели, но мужчина проигнорировал совет тренера принять лекарство. Скоро он увидит Элли, и все пройдет.
        Он причесался, прополоскал рот и посмотрел в зеркало. Удовлетворенный увиденным, он направился в номер, где собралась вся семья.
        Дэну не терпелось увидеть Алексис. Сегодня он познакомит ее со своими друзьями и представит ее как свою невесту. Момент как раз подходящий.
        Через пять минут он уже был окружен родителями и родственниками. Все поздравляли его, хлопали по плечу, обнимали и пожимали руку. Элли стояла позади всех.
        Затем она сделала шаг, приблизилась к нему. Алексис была в сексуальном зеленом коктейльном платье, открытых туфлях на высоких каблуках, а в ушах блестели красивые золотые сережки. Его бросило в дрожь. Эта женщина могла завести его одним своим видом.
        - Поздравляю, Дэн. Ты много работал и заслужил эту награду. - Стараясь не смотреть ему в глаза, Алексис поцеловала Дэна в щеку. - Ой, испачкала тебя помадой.

«В чем дело? Что произошло? Ее улыбка какая-то натянутая». У Дэна испортилось настроение. Он подошел к любимой совсем близко.
        - Что случилось, дорогая?
        Алексис отпрянула и побледнела. Дэн совсем не собирался играть с ней в угадайку.
        - Голова болит, - ответила она, теребя прядь волос. - Я пришла сюда сразу же после игры.
        Дэн немного расслабился. Конечно, она просто перенервничала.
        - У меня есть отличное лекарство, я прихватил его с собой. - Дэн попытался обнять ее.
        Руки Алексис были холодными, словно лед. Может, у нее не просто разболелась голова от волнения? Может, она заболевает?
        - Любимая, если тебе и, правда, плохо, нет никакой необходимости идти на вечеринку. - Дэн наклонился и дотронулся губами до ее лба. - Мама всегда так проверяла, есть ли у нас темпе ратура. Я, честно говоря, не понял, но если хочешь, оставайся в номере.
        Почему у нее такое лицо, будто она сейчас заплачет?
        - Я полежу часок, и мне станет лучше. Присоединюсь к вам позже. Иди же, иди.
        Скинув туфли, Алексис легла на диван в гостиной. Это была ее кровать. Две спальни в номере занимали родители и брат Дэна.
        Дэн опустился на колени перед диваном.
        - У нас строгая охрана, так что возьми приглашение. - Он поцеловал ей руку. - Мне так жаль, что ты заболела.
        - Мне тоже.
        Похоже, она не может ничего утаить от Дэна - к такому выводу Алексис пришла после часа раздумий. Когда-то давно она всех легко дурачила, а сегодня не может скрыть свои чувства от мужчины. Конечно, это не просто мужчина. Она его любила, и от этого становилось еще хуже.
        Алексис опять надела туфли, подкрасила губы и вышла из номера, захватив приглашение. Она присоединится к этому веселью. В последний раз.
        Он заслужил это торжество и так рассчитывал на ее поддержку. Она будет рядом с ним. В последний раз.
        Как только она вошла в зал, Дэн подошел к ней. Он светился от счастья.
        - Я ждал тебя. Как голова?
        - Вполне приемлемо для вечеринки.
        Алексис, улыбаясь, терпела, пока Дэлито представлял ее друзьям, переходя от одной группы к другой. Кто-то сказал, что она - лучшая его победа.
        - Ну и когда же главное событие? - спросил Эл Такер.
        - Ты узнаешь первым, - рассмеялся Дэн, - мы еще не решили.
        - Все произошло так быстро, - включилась в разговор Алексис, - что мы даже не успели перевести дух.
        Весь вечер все желали ей и Дэну счастья. Даже когда они танцевали, люди махали им руками, что сначала приводило Алексис в восторг, а потом отдавалось болью. По большому счету, это был отличный вечер. А ведь она так его ждала.

«Так же все было и у мамы с Колом».
        Как же так получилось? Алексис еще в детстве дала себе слово, что никогда не повторит судьбу своей матери. У нее все должно было быть по-другому.
        - Тихо, тихо, дорогая. Опять голова разболелась?
        Разболелось сердце, но ему не нужно об этом знать.
        - Просто споткнулась, ничего страшного. - Она подняла голову и улыбнулась.
        Дэну было достаточно одной улыбки, чтобы появилось страстное желание поцеловать Элли.
        - Я люблю тебя, моя милая. Не могу дождаться, когда все это закончится, и мы вернемся домой.
        - И я тоже. Нам так много надо сделать!
        Например, каждому устроить свою собственную жизнь.
        - Именно. - Дэн крепко прижал ее к себе, и они танцевали так, словно много лет были вместе.
        Алексис никогда не забудет его руки, которые так нежно обнимали ее, широкие плечи и выражение глаз, в которых светилась любовь. Она чувствовала себя Золушкой на балу у принца. Очень скоро она вернется домой, снимет красивые туфли и наденет удобные тапочки.
        Через несколько минут они всей семьей подошли к столу с закусками.
        - Подкрепимся? - сказал Дэн, обнимая отца и брата. - Я иду в бар. Кто что будет пить? - Он взглянул на Алексис. - Ты что будешь, Элли?
        - Возьми мне то же, что и себе. - Слова сами сорвались с языка, и Алексис тут же пожалела о сказанном.
        - Я быстро.
        Он и, правда, вскоре вернулся с подносом, уставленным всевозможными напитками. Дэн протянул ей высокий стакан с прозрачной жидкостью и кубиками льда, а сам взял другой и поднял, собираясь произнести тост.
        - Сначала за Мишель. Я хочу, чтобы она выросла счастливой и знала, как хорошо любить и доверять людям. - Он подчеркнул последние слова.
        Алексис чуть не уронила стакан. Кажется, она попалась в ловушку. Дэн был мастером импровизации.
        - Аминь, - ответила она и сделала глоток.
        Имбирный эль.
        Несмотря на невероятное смущение, Алексис встретилась с Дэном взглядом и кивнула. Он торжествовал.
        Всю ночь она проворочалась на диване в гостиной. Дэлито не предложил ей остаться в его номере.

        В самолете Дэн сидел с закрытыми глазами, притворяясь спящим. Через несколько минут он и, правда, уснул. Вчера вечером он лежал один на огромной кровати и никак не мог забыться, несмотря на невероятную усталость. Алексис сейчас должна быть с ним. Мужчина испытывал смешанные чувства - радость победы и обиду из-за недоверия любимой. Не говоря о том, что ему бы не помешало принять лекарство - мышцы всего тела нестерпимо болели. Обычно восстановление после игры занимало не менее двух дней.
        Дэн решил, что будет лучше, если они проведут эту ночь порознь. Ему не хотелось начинать этот неприятный разговор, ему сейчас было не до взаимных обвинений. Разочарование росло. А он было решил, что все проблемы закончились.
        Всю жизнь он играл и тренировался. Всю жизнь он шел к этой победе. С таким же упорством он стремился доказать Алексис, что она любит доброго и надежного человека. Он хотел, чтобы и в спорте, и в личной жизни у него все было отлично. Дэн так старался быть хорошим отцом, так мечтал о счастливом будущем с Алексис. У них же не было никаких разногласий. Он надеялся, что смог ей доказать - первое впечатление было обманчивым и выпивка не играет большой роли в его жизни.
        Все было напрасно, если всего два глотка шампанского смогли так расстроить Элли. Дэну было очень сложно проанализировать события и понять ее. Он знает ее, знает, как сценарий любой игры, но как можно жить с женщиной, не понимая, верит она тебе или нет.
        Если бы он был один в самолете, то, наверное, заплакал бы.
        В аэропорту Логан их встречали толпы болельщиков и репортеров. Дэн смог изобразить счастливую улыбку, помахал фанатам и выкрикнул несколько фраз. Все так радовались их победе, почему же он не может радоваться так же?
        Сидя в лимузине, он болтал с Луисом, обсуждая самые яркие моменты матча. В этот момент футболист на какое-то время забыл обо всех проблемах. Пока не открыл входную дверь. Дом был пуст. Ни Элли, ни Мишель. Дэн поставил чемодан и пошел на кухню, где горел свет. Может, она оставила записку?
        Никакой записки, только комплект ключей на столе.
        Сначала у него в глазах потемнело и в голове помутилось. Но он быстро пришел в себя, мысли мчались со скоростью света.

«Что она себе думает? Она так испугалась, что убежала, забрав ребенка? Черт! Элли даже не дала возможности с ней поговорить!»
        Перепрыгивая через три ступеньки, Дэн побежал наверх, доставая мобильный. Телефон был разряжен. Конечно, ведь он больше недели его не заряжал. Мужчина открыл комнату Элли и заглянул в шкаф. Слава богу, ее одежда на месте. Ему вдруг показалось, что все стало как раньше, ничего не изменилось.
        Раздался звонок в дверь. Дэлито сбежал по лестнице и с силой дернул створку, едва не столкнувшись с Алексис. Рядом в коляске лежала Мишель.
        - Что случилось? - спросил он, закатывая коляску в дом.
        - Мы собрались на прогулку. Я забыла ключи и перчатки, а дверь захлопнулась. Мы все гуляли и гуляли. Я же люблю гулять. Слава богу, у меня было запасное детское одеяльце и пленка от ветра. Твой телефон не отвечал. У меня так руки замерзли!
        - Давай согрею.
        Ее руки были холодными как лед. Дэн нежно взял их в ладони и стал согревать дыханием. На глаза Алексис навернулись слезы.
        - Бедная, я знаю, как это неприятно.
        - Кому какое дело, - пожала она плечами. - Дэн, так дальше не может продолжаться.
        - Я знаю. Но давай делать все по порядку.
        - Мишель! Ей жарко, надо снять комбинезон. Я не могу, у меня пальцы не шевелятся.
        - С малышкой все в порядке. Смотри.
        Дэн повернулся к дочери, которая радостно улыбалась и выглядела очень счастливой. Он взял ее на руки, и Мишель сразу положила голову ему на плечо. Это была ее любимая поза. Странно, Элли тоже любила класть так голову.
        Несмотря на сопротивление любимой, Дэн стал растирать ей руки. С ним пару раз в жизни такое случалось, и он знал, что надо делать. Алексис стояла, покорно вытянув руки и поджав губы.
        - Я должна винить только себя, - пробормотала она.
        - Ты со мной разговариваешь? - спросил Дэлито.
        Она ничего не ответила, продолжая что-то бубнить себе под нос.
        - Наша собранная, организованная Алексис забыла дома ключи и перчатки. И подвергла опасности здоровье Мишель.
        - Ничего подобного! Это случайность.

«Может быть, она стала такой рассеянной из-за помолвки?»
        Алексис подошла к коляске и посмотрела на племянницу.
        - С тобой все хорошо, мой цветочек? Папочка говорит, что все в порядке. - Она взглянула на Дэна. - Кажется, она не замерзла. Похоже, я никогда не смогу узнать все об уходе за детьми.
        - Мы все учимся. - Дэн увлек ее на кухню.
        - Но я хочу избежать ошибок.
        Неожиданно Дэн рассмеялся:
        - Ты шутишь, дорогая? Это часть нашей жизни. Нельзя научиться чему-то, не совершая ошибок. Забудь про футбол, тебе надо заняться волейболом или чем-то подобным.
        Она кивнула и немного помолчала.
        - Я не люблю, когда от меня зависит успех или поражение других людей. А что, если из-за меня команда проиграет?
        - Значит, ты учтешь свои ошибки и не повторишь их. Это жизнь. Смотри, каждый раз в суде ты стремишься выиграть дело? Но тебе ведь не всегда это удается? Как ты к этому относишься?
        - Спокойно. Есть определенные правила ведения дела. Кроме того, - Алексис опустила глаза, - я еще новичок и пока не проигрывала дел.
        С этим разобрались.
        - Покажи-ка руки.
        - Им уже лучше.
        Взглянув на ее ладони, Дэлито заметил и еще кое-что, кроме покраснений.
        - Ты потеряла кольцо? - спросил он, отвернувшись к окну.
        Вопрос удивил Алексис.
        - Нет, оно в ящике, в моей комнате, - быстро ответила она.
        Дэн решил, что настало время для серьезного разговора.
        - Ты была права, когда сказала, что так продолжаться не может.
        - Я знаю. Извини.
        - Не надо извинений. Просто ответь на вопросы.
        Алексис подняла глаза на Дэна.
        - Что ты делаешь по средам вечером?
        - По средам? Ты опять откладываешь разговор о шампанском?
        - Да. Так надо.
        Что ж, он готов ждать и несколько лет, если это необходимо.
        - Дэн, я не лезу в твою личную жизнь. Ты можешь ходить в ресторан с друзьями или на занятия в общество анонимных алкоголиков.
        О чем она? Ему стало обидно. Дэн никогда не говорил ей, где бывает в среду вечером. Господи, она думала, что он напивается! Алексис внимательно на него смотрела, напряженно ожидая ответа.
        - Я должен перед тобой извиниться, - начал он. - Я не собирался делать из этого тайну. - Он помолчал. - У меня были важные встречи. С психологом. Мне нужна была помощь из-за отношений с тобой.
        - С психологом? - прошептала она. - Из-за меня?
        - Я люблю тебя. А когда кого-то любишь, хочется все сделать правильно. - Дэн погладил ее по щеке. - Ты ведь пойдешь со мной?
        Алексис таяла от его прикосновений. Ей хотелось забыть об этой истории с шампанским, но она не могла. Перед глазами все время возникали сцены из ее детства, из жизни родителей. Поступок Дэна очень разочаровал ее, почти разбил ей сердце. Как же жить дальше?
        Руки опять заледенели, но не из-за холода. Ей было тревожно, Элли была готова пойти с любимым, но боялась, что профессионал может начать расспрашивать и о ее жизни. Ей не хотелось ни с кем обсуждать свою жизнь. Нечего там обсуждать.
        Однако она уже приняла решение разорвать помолвку, так что ей больше нечего терять. Вывод показался Алексис вполне логичным.
        - Хорошо, - сказала она осторожно, - я пойду.
        Кроме того, она считала, что Дэн заслуживает ее помощи, раз у него такая сложная жизненная ситуация, с которой он сам не в силах справиться.
        - Спасибо.
        - Но я не буду носить кольцо, Дэн. Я не могу принять твое предложение.
        Она увидела боль в его глазах.
        - Я тебя понимаю. Ты хочешь быть честной.

        Через два дня, оставив Мишель на попечении Марии, они отправились на встречу с доктором Марджори Тэннер, психологом, специализирующимся на пристрастии к пагубным привычкам. О кольце они больше не говорили.
        Алексис волновалась, как школьница. Дэлито взял ее за руку.
        - Посмотри на себя! - рассмеялся он. - Ты же не на гильотину идешь. Расслабься. Доктор - очень милая женщина.
        Чего же Алексис так боялась? Они будут говорить о Дэне, а не о ней.
        Алексис немного опустила плечи, разжала пальцы рук и сделала глубокий вдох.
        - Я не сомневаюсь. Дело не в ней. Это я идиотка.
        - С чего ты взяла?
        Они шли от парковки по коридорам четырехэтажного здания медицинского центра, и Алексис подумала: хорошо, что ее спутник здесь уже был и знает дорогу.
        - Я бы здесь точно заблудилась.
        - Я ни разу не опаздывал на прием.
        Дэн был прав, доктор Марджори Тэннер была очень приятной женщиной с пробивающейся сединой в черных волосах, крепким рукопожатием и располагающей улыбкой.
        Она пригласила их в гостевую зону своего кабинета, где стоял уютный диван и кресла.
        - Дэн предупредил, что вы придете сегодня, мисс Браун. Очень рада с вами познакомиться, пусть и на последнем сеансе.
        - Последнем? - Она повернулась к Дэну. - Ты не говорил.
        - Это не значит, что я больше никогда не приду к доктору Тэннер, - отшутился Дэн, - но мой курс сегодня будет закончен, Алексис. - Он погладил ее по руке. - Понимаешь, алкоголь - это твоя больная тема. Она стала больной для нас обоих. Думаю, доктор сейчас тебе объяснит, почему я могу прекратить сеансы.
        Алексис молчала, обдумывая сказанное.
        - Дэн, вы поняли, что Алексис хотела бы от услышать? - начала врач.
        - Нет. Она мне не доверяет.
        - Конечно, я доверяю тебе, - возразила она.
        - Не во всем, - отозвался Дэн. - Давай смотреть правде в глаза: два глотка шампанского после победы - и между нами словно кошка пробежала.
        Дэн был прав. Сейчас они пытались убить эту кошку.
        - Как ты не понимаешь, Дэнни? Однажды ты уже совершил ошибку, - прошептала Алексис, - это может повториться и превратить нашу жизнь в кошмар. Я не хочу опять вернуться к той жизни, от которой когда-то сбежала. Нет, нет и нет.
        Выражение лица Дэна смягчилось.
        - Расскажи, что происходило в доме, когда Кол напивался?
        Его вопрос стал той искрой, которая взорвала ее спокойствие.
        Алексис забыла, где она находится и с кем.
        - Ты что думаешь, Кол устраивал для меня детские праздники и дни рождения? - кричала она, вскочив с кресла. - Называл меня самой лучшей дочерью на свете, умницей и красавицей? Думаешь, он заботился обо мне, как ты о Мишель? Прошу тебя, не надо! Ты что, еще не понял?
        - Я все понял. - Дэн попытался встать, но опять сел в кресло и повернулся к ней. - Теперь ты меня послушай. Я не твой отец. Я никогда таким не был и не буду. Можешь быть в этом уверена. Я даю тебе слово.
        Господи, он был зол, но не кричал и не буянил, как Кол. Голос Дэна, напротив, был мягким, Алексис внимательно его слушала.
        - Скажи, я сейчас пьяный? Я пил? В моей семье такого ни с кем не случалось! Я разве напился на вечеринке в Хьюстоне?
        - Нет. Но это не значит, что ты однажды не напьешься.
        - Я не напьюсь. Я не алкоголик.

«Детский лепет».
        - Докажи это, Дэнни. Когда мы с тобой познакомились, ты был пьян. С тобой рядом было невозможно стоять, так от тебя разило. А помнишь, как твой брат пил пиво на заднем дворе, чтобы не искушать тебя? Он знает тебя дольше, чем я, и не верит в твою силу воли.
        - Ты пришла в тот день, когда я просто не мог справиться со своим горем. Бутылка была для меня лекарством.
        - Ты просто ищешь оправдания. Поверь мне, я такое много раз слышала.
        Дэн посмотрел на психолога:
        - Вы ничего не хотите сказать?
        - Хочу, - спокойно ответила она. - Я могу предоставить мисс Браун информацию о том, чего она, вероятно, не знает.
        Как и сказал Дэлито, Алексис всегда предпочитала опираться на факты. Это ей привычнее.
        - Определенный процент людей, злоупотребляющих алкоголем, не прекращают пить после прохождения программы «Двенадцать ступеней».
        - Потому что они только делают вид, что хотят избавиться от зависимости, - вмешалась Алексис, - а на самом деле не следуют рекомендациям врачей.
        - Нет, - покачала головой врач, - дело в том, что после прохождения лечения они не избавляются от проблемы, которая заставила их пристраститься к алкоголю или наркотикам. Их боль слишком сильна. Они стараются забыть о ней.
        - О чем?
        - Это может быть посттравматический стресс, пережитое насилие - физическое или сексуальное. Многие выросли в семьях алкоголиков.
        В голове Алексис возникли картины ее детства, то, о чем она пыталась забыть. Она вся затряслась от этих воспоминаний и закрыла рот рукой.

«Не вздумай сказать».
        - Боль и страхи из прошлого - истинные причины. Алкоголь - лишь средство заглушить их, - сказала доктор.
        - Но ненадолго, потом они подкрадываются снова. - Алексис снова зажала рот рукой.
        Доктор Тэннер кивнула:
        - Люди пьют, чтобы справиться с болью и страхом, но они не алкоголики.
        - Теперь я понимаю, почему я так поступал, Элли, - вмешался в разговор Дэн. - Мне надо было найти доктора Тэннер два года назад. А я пытался себе объяснить, что все переносят горе по-разному.
        - Совершенно верно, - кивнула врач.
        - Проблема только в том, что я так и не смог вылечиться, - добавил Дэн.
        Алексис подумала, что ее предположения о том, что Дэн любил свою жену больше, чем кого-либо в жизни, были верными. Ей стало невыносимо тяжело.
        - Любимая, я не хочу причинять тебе боль. Просто постарайся меня понять. Это самое главное. Понимаешь, помимо того, что я потерял Ким, была еще одна вещь, которую я не мог себе простить. Мне никак не удавалось избавиться от чувства вины.
        Алексис слушала его с огромным вниманием. Она так внимательно следила за выражением лица Дэна, словно старалась уловить малейшее изменение настроения. Мужчина покраснел и опустил глаза. Казалось, ему было стыдно.
        - В чем дело, Дэн? - Алексис опустилась перед ним на колени, стараясь заглянуть в глаза. - Что могло быть хуже смерти жены?
        На мгновение их взгляды встретились. И футболист опять отвел взгляд.
        - В самом конце… она была одна. Я оставил ее умирать одну. Это был мерзкий, подлый поступок. Вместо того чтобы быть рядом с Ким, я как сумасшедший носился по полю в Тэмпе. Ее сиделка вышла на несколько минут, и… в это время… Ким умерла. Совсем одна.
        Чувство вины. Горе могло со временем притупиться, но не чувство вины. Дэн - очень чувствительный человек, это его качество очень нравилось Алексис. Ей захотелось как-то его подбодрить.
        - Знаешь, я читала, что умирающие специально ждут момента, чтобы покинуть этот мир в одиночестве. Им нужно иметь возможность спокойно уйти, чтобы никто не пытался их удержать.
        - Это правда, - сказала доктор Тэннер.
        - Чувство вины грызло меня изнутри, - продолжал Дэн, - иногда боль становилась невыносимой, как в день годовщины свадьбы. Тогда я пытался заглушить ее виски. После встречи с тобой я понял, что не хочу дальше так жить, поэтому и обратился к врачу.
        - После встречи со мной? - прошептала Элли. - Из-за дочери? Когда ты понял, что в твоей жизни появился человек, за которого ты несешь ответственность?
        - Нет, - Дэн покачал головой и посмотрел на нее, - из-за тебя, Алексис. Я люблю тебя и не хочу терять тебя из-за дурацкого глотка шампанского.

* * *

        Дэн только что излил перед ней душу, рассказал о самом сокровенном. Он пригласил ее на сеанс к доктору Тэннер, потому что доверял этой женщине и знал, что она сможет поговорить с Элли на ее языке.
        Любимый все это сделал для нее.
        Он заслужил женщину лучшую, чем Алексис Браун.
        Алексис признала, что поступала трусливо. Всю жизнь она бежала от своего прошлого, стараясь погрузиться сначала в учебу, потом в работу. Ей никогда не хватало смелости общаться с людьми. Ждать от жизни большего. Она боялась впустить в свое сердце любовь, друзей, создать семью.
        Ей даже не хватало смелости выяснить почему.
        До сегодняшнего дня. До этого мгновения.
        Она так и сидела на корточках перед любимым, держа его руки в своих и уставившись в стену.
        - Дэн, я боюсь.
        - Ох, Элли. - В его голосе явно угадывалось разочарование.
        - Нет-нет, извини; ты меня не понял. Я не тебя боюсь. Просто… - она сильнее сжала его руку, - возьми меня за руку.
        - Конечно.
        Алексис стало теплее от его прикосновений, как обычно. Она чувствовала его силу и поддержку. Как обычно. Элли взглянула на доктора, которая спокойно смотрела на нее.

«Скажи ей, скажи ей, скажи ей!»
        - Вы говорили о насилии…

«Дыши, дыши ровно».
        - Насилие в детстве. Мой отец… он много пил. И бил нас. Однажды ночью, когда мне было четырнадцать, он сильно напился… и сказал, что я уже женщина. Он поймал меня… бросил на кровать… и… он избил меня… Я старалась…
        Алексис помнила каждое мгновение той ночи. Ей вдруг сдавило грудь и стало трудно дышать. Она старалась собраться с мыслями, ей надо было выговориться.
        - Я не смогла убежать… он меня изнасиловал, я кричала и просила: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!» А моя мать… она стояла и смотрела. Я не знаю, как она могла так поступить. - Алексис украдкой взглянула на доктора и расплакалась. - Как она могла так поступить со мной?
        Она чувствовала себя совершенно опустошенной. У нее словно закончились слова. Силы покинули ее, она обмякла, как тряпичная кукла, с которой так любила играть Шерри. Сестра не расставалась с этой куклой, всюду носила ее с собой и дала ей имя Мишель. Где сейчас эта кукла?
        - Тихо, детка, тихо. - Голос Дэна доносился как сквозь вату. - Я здесь, с тобой.

«Спасибо тебе, Господи». Дэн наклонился к любимой и крепко обнял. «Как хорошо».
        Ей казалось странным, что он не испытывает к ней отвращения, что может прикоснуться к ней.
        - Я думала, что, если уеду из дома, мне станет легче. Вся эта грязь останется в прошлом. - Она продолжала рассказывать, удивленная тем, что во обще может говорить. - Но воспоминания не покинули меня. А моя бедная Шерри… она осталась там одна. Как только я окончила школу, я уехала. Я бросила ее. Никогда себе этого не прощу. - Слезы хлынули из глаз, но Алексис продолжала говорить: - Получается, что я не оставила детские тайны и несчастья в прошлом, а забрала их с собой во взрослую жизнь. Так, доктор?
        - Сейчас вы все поняли, а это никогда не поздно сделать.
        - Я не хочу портить жизнь ни себе, ни Дэну. Вы же слышали, что он сказал. В его семье не было алкоголиков. А в моей есть. В этом камень преткновения. Я воображаю, что если человек выпивает бокал вина, то он непременно пьяница, как Кол. Я сразу выношу приговор, не разобравшись. Мне все кажется подозрительным, я никому не верю. - Алексис глубоко вздохнула. - Я не могу так больше жить. Вы мне можете помочь?
        - Конечно. Вы уже сделали шаг к выздоровлению. - Доктор Тэннер встала и подошла к компьютеру. - Думаю, что у меня будет свободным вечер в среду. - Она улыбнулась. - Вас это устроит?
        - Здорово. Я буду у вас в среду.
        - Считай, что ты просто ходишь на тренировку. Ты - игрок, а доктор Тэннер - тренер.
        Все засмеялись.
        - Юмор - отличное лекарство, - сказала психолог.
        Смеясь, Дэн и Элли покинули кабинет, держась за руки. Они молчали, пока не сели в машину. Дэн повернул ключ зажигания, но Алексис остановила его.
        - Прежде чем мы вернемся домой…
        Она старалась не смотреть ему в глаза, покручивала прядь волос, стараясь прикрыть рукой лицо. Ей было стыдно. То, что сделал ее отец, было ужасно. Кроме всего прочего, это было преступлением. Алексис старалась подобрать слова, но Дэн опередил ее:
        - Элли, ты была в этом не виновата. Знаешь, я бы хотел поговорить с твоим отцом, чтобы он запомнил этот разговор на всю жизнь. - Он наклонился и поцеловал ее.
        Все ее сомнения развеялись.
        - Я о моих сеансах с доктором Тэннер…
        - Ты поедешь. Я сам тебя отвезу и подожду в машине.
        - Я… понимаешь, я не привыкла говорить о таких вещах.
        - Не скромничай, - Дэн улыбнулся, - доктор же сказала, что ты сделала шаг вперед.
        - Я боюсь. Я ненавижу его. А теперь мне придется о нем говорить. - Алексис не смогла сдержать слезы.
        - Мне тоже было страшно, Элли, но я боялся тебя потерять. Моя любовь была сильнее страха. Я преодолел себя. Сначала было очень сложно, но постепенно я научился разговаривать о своих проблемах. Запомни, мы с тобой всегда будем вместе. Всю жизнь. Мы же не будем расставаться каждым раз, когда будет трудно?
        Алексис подвинулась ближе к Дэну и ответила ему поцелуем.
        - Ты самый замечательный мужчина, которого я встречала в жизни. - Она подтверждала каждое слово поцелуем. - Самый умный. Самый любимый.
        - Повтори это, когда я буду не за рулем. Тогда я смогу тебе ответить.
        - Хм… может, через пару часиков. - Алексис посмотрела на часы.
        - Отличное время для свидания, - ответил Дэн. - Кстати, ты кое-что забыла дома. Посмотри в кармане.
        Она дотянулась до кармана его куртки и нащупала маленькую коробочку. Не говоря ни слова, она надела кольцо на тот палец, где оно и должно было быть.

        Эпилог

        Газета «Бостон глоб - светские новости», 22 июля, воскресенье

«МИСС АЛЕКСИС БРАУН И ДЭНИЭЛЬ НИКОЛАС ДЭЛИТО ПОЖЕНИЛИСЬ
        Мисс Алексис Браун и мистер Дэниэль Николас Дэлито обвенчались 21 июля в 11 часов утра в католической церкви Святой Марии в северной части города. После этого свадебная процессия отправилась на «Жилет Стэдиум».
        Невеста была в элегантном шелковом платье классического фасона с открытыми плечами и изысканной вышивкой от Веры Вэнг. К алтарю ее сопровождал брат жениха, Джозеф Дэлито.
        Девочками-цветочницами были Эмили и Грейс Ньюмэн, племянница. Церемонию возглавляла только что научившаяся ходит годовалая Мишель Дэлито с бутылочкой молока в одной руке и лепестками роз в другой.
        Дэн Дэлито - герой Бостона - начал свою карьеру восемь лет назад в команде
«Нью-Инглэнд пэтриотс». Семь из них он является четвертьзащитником. На его счету три приза «Ломбарди Трофи».
        Мисс Алексис Браун работала обвинителем в районном отделении прокуратуры до того, как стала няней своей племянницы Мишель.
        Молодая семья избрала местом жительства до начала футбольного сезона район Бруклина».

        notes

        Примечания

1

        Мой дом - твой дом (ит.).

2

        Двойник (нем.).

3

        Мама дорогая (ит.).

4

        Матерь Божья (исп.).

5

        Тетя (исп.).

6

        Да (исп.).

7

        Черт побери! (исп.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к