Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Барская Мария: " Любовь По Порядку " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь по порядку Мария Барская

        # Татьяна Воротникова - современная деловая женщина: сильная, выносливая, знающая себе цену. Такой ее видят партнеры по бизнесу и коллеги. И только за закрытой дверью она может расслабиться и стать самой собой - обычной женщиной с неудавшейся судьбой. А разве может сделать женщину счастливой роман с женатым человеком, который вот уже десять лет как обещает развестись? Сначала она верила, потом бунтовала, а теперь просто смирилась и плывет по течению. Но где-то глубоко в душе все еще верит. Верит в то, что и у нее на этой земле где-то есть та самая половинка. Подарит ли ей судьба долгожданную встречу…

        Мария Барская
        Любовь по порядку

        I

        Я еще немного поболтала с Альбиной ни о чем и, наконец набравшись мужества, вкрадчиво спросила:
        - Аль, вы в эту субботу на дачу не собираетесь?
        В ответ последовал настоящий взрыв:
        - А я-то гадаю: что она полчаса воду в ступе толчет! Сидим, о погоде треплемся! А ей ключик от дачи потребовался! У Игоря снова засвербело в одном месте! Но самому ему трудно! Не может хату с койкой обеспечить! Да и зачем ему ломать голову или тратиться. Ты ему обеспечишь пристанище в лучшем виде!
        Я разозлилась. Какое она имеет право меня поучать, да еще и оскорблять любимого мной человека!
        - Тебе не кажется, что ты немного перегибаешь палку? - сухо спросила я. - И ключей мне твоих не надо. Я просто-напросто спросила, собираетесь ли вы на дачу.
        Тебя мои поездки волнуют исключительно тогда, когда хочешь получить от меня ключик, - прежним тоном продолжила Альбина. - Нет, мне не жалко. Я тебе его дам. Но твой Игорь меня потрясает. Скоро юбилей будете праздновать. К десяти годам дело идет. Многие в законном браке так долго не живут.
        - А мы именно потому и живем, что не в законном браке.
        - Да вы вообще ни в каком браке. Твой Игорь женат на своей жене, - отчеканила она. - Вполне официально, законно, легально, давно и надолго.
        - У нас гостевой брак.
        - Гостевой - это когда люди не живут одним домом, но хотя бы расписаны. А вы мало того, что не расписаны, так и в гости друг к другу не ходите. Потому что у него дома семья, а у тебя - папа. И встречаетесь вы исключительно на нейтральной территории, когда очень приспичит.
        - Алька, нас такие отношения вполне устраивают. Тебе не кажется, что именно это и есть самое главное? Может, потому мы и сохранили чувства друг к другу.
        Ты, Танька, во всем, что касается Игоря, превращаешься в зомби. Нет, я просто тебе удивляюсь! Вот Игоря твоего такие отношения и впрямь устраивают. Чем мужику плохо? У него есть дом, семья, официальная жена, дети. А когда поразвлечься хочет - ты под рукой. Замечательно мужик устроился! И что характерно: нашел себе не девицу без рода, без племени, голую, нищую, а женщину самостоятельную и обеспеченную, которая от него ничего не требует. Наоборот, сама готова обеспечить ключиками от представительской квартирки…
        - Алька, эти ключики мне достаются бесплатно, - вновь перебила я. - Но Игорь-то меня за свой счет на Кипр возил!
        - Подумайте, какая жертва! Раз в десять лет на Кипр отвез!
        - Он еще несколько раз прилетал за границу, когда я в командировках была. В Лондон. В Париж. Алька, мы пользуемся теми возможностями, которые возникают. И потом, почему Игорь должен за меня платить? Я, как ты только что заметила, вполне самостоятельный человек. Неплохо зарабатываю. Да, он получает больше меня. Но у него на шее жена, дети и два комплекта родителей, а у меня - один папа. Так что у нас даже повыше доход на душу населения. Кроме того, мне нравится ни от кого не зависеть. И наши с Игорем равноправные отношения меня тоже устраивают.
        Ляпнув последнюю фразу, я прикусила язык. В некотором роде удар ниже пояса! Моя подруга Альбина целиком и полностью, со всеми потрохами и потомством, зависит от своего мужа Юры. Он ее хорошо обеспечивает, нет слов. Однако без его санкции она платья купить себе не может. Прежде требуется получить его разрешение и одобрение.
        В чем-то я Юру даже понимала. Мера, быть может, не очень гуманная, но справедливая. Дай Альбине волю, она все товары на земном шаре скупит. Неугомонная и неуемная натура! Если она, например, отделала ванную по последнему слову моды и техники, но увидела у кого-нибудь еще более продвинутый вариант - пиши пропало. Только что завершенный ремонт уже не радует, и она начинает новую погоню за новинками. Не останавливай ее время от времени Юрий, они так бы и жили в перманентных переустройствах квартиры и дачи. Лишь благодаря его усилиям, ремонт происходит не одновременно в двух жилищах.
        В момент нашего разговора очередной ремонт на даче как раз завершился, а в квартире еще не начался, и сил у Альки образовалось много. Видимо, потому она и решила меня повоспитывать. Собственные-то ее дети в количестве двух человек (мальчик и девочка) воспитанию уже не поддавались, поскольку стали студентами.
        Алька все чаще с вожделением поговаривает о внуках. Меня подобные разговоры пугают. Лично я ощущаю себя едва вышедшей из подросткового возраста, хотя на самом деле мне - сорок один. Но одно дело просто сорок один и совсем другое - внуки в сорок один. Превратиться так рано в бабушку, по-моему, ужас! Бабушка, в общепринятом представлении, - это старушка. Последняя ступенька перед смертью. Не представляю, как человек в здравом уме может мечтать стать бабушкой! Алька объясняет мою позицию на ее счет запоздалым развитием. Мол, будь у меня взрослые дети, я бы ее поняла, а так и объяснять бесполезно.
        - Равноправные отношения! - всплеснула руками подруга. - Где, интересно, ты их разглядела? Они, к твоему сведению, никогда равноправными не бывают. В любой паре один ведет, а другого ведут.
        Ну так и есть! Задели ее мои слова о независимости!
        - Если оба ведут, - продолжила она, - это как двуглавый орел: одна голова на запад, другая на восток, а тело на месте трепыхается. В результате выходит или тяни-толкай, или на разрыв идет.
        - Мы, Алька, каждый ведем свою жизнь, а о совместной части договариваемся. И совсем наши с Игорем головы не в разные стороны смотрят. Мы повернуты лицом друг к другу и, выражаясь языком наших политиков, открыты для сотрудничества.
        - А вот у вас все и неверно! - В пылу спора щеки у Альбины разгорелись, голубые глаза заблестели, а кот, дотоле дремавший на ее коленях, соскочил на пол и со свирепым шипением вылетел из гостиной. - Ты даже животное напугала! - укоряющее бросила мне она. - Так вот, что Экзюпери про влюбленных сказал, помнишь?
        - Не помню.
        - Влюбленные - это не те, кто смотрит друг на друга, а те, кто смотрит в одну сторону.
        - Во-первых, мы уже давно прошли стадию влюбленности. Напоминаю о нашем десятилетнем стаже. Между прочим, мы даже критические семь лет пережили без взрывов.
        - Да у вас из этого вашего стажа совместно проведенных от силы полгода наберется, - гнула свое Альбина. - Так что, считаем, стадия влюбленности еще не прошла.
        - Да мало ли что твои классики наговорят, а вернее, напишут! Ляпнут, сами забудут, а люди потом еще сто лет цитируют как истину в последней инстанции. В одну сторону можно тоже смотреть по-разному. Например, в сторону развода, - взяла реванш я.
        - Ох, Татьяна, подменяешь ты смысл в словах! Экзюпери совсем о другом говорил. В смысле единства взглядов на мир. А у вас с твоим Игорем единства нет!
        - Как же нам удается столько лет оставаться вместе?
        - Да вы именно что не вместе, а порознь. У каждого своя жизнь. Ваши встречи - это как поход в театр или там на показ новых моделей, способ хоть не надолго вырваться из серых будней. А настоящая совместная жизнь и есть в основном будни. Ими и проверяется совместимость. Выдержали, значит, останетесь вместе. А у вас испытаний-то никаких. Даже поругаться толком не из-за чего. Общее поле для ссор отсутствует.
        Ох, не права моя подруга! Поле для ссор всегда находится, как только два человека оказываются вместе.
        Самая страшная ссора разгорелась у нас с Игорем, когда мы однажды встретились в обеденный перерыв. Он мне случайно порвал колготки. Только не подумайте ничего неприличного. Уголком портфеля зацепил. А у меня после нашего свидания - переговоры. Запасных колготок, как назло, с собой не было, и мне потребовалось лишних пятнадцать минут на покупку новых и переодевание. И, вместо того, чтобы полчаса друг друга любить, мы пятнадцать минут бешено ругались. Несколько месяцев потом даже не звонили друг другу. Игорь простить мне не мог, что я из-за какой-то ерунды отравила ему день и настроение. А он так старался, чтобы добыть нам квартиру для встречи!
        Об этом случае я рассказывать Альбине не стала. Просто отметила:
        - Ссоримся мы, как любая другая пара, и испытания у нас есть. Встретиться, когда хочешь, отнюдь не всегда удается. То работа мешает, то мой папа что-нибудь учудит, то Иго-рева семья. Дети болеют. Жена требует, чтобы домой пораньше вернулся. То они в отпуск уедут, то на дачу. Я умираю, хочу его видеть, а он - там. Хоть волком вой!
        - О том и речь! Испытания одной тебе достаются. Ты сидишь дома с папой и волком воешь. А у него нормалек! Семья, дети, домашний уют. Очень славненько себя ощущает.
        - Это по твоему мнению. Не допускаешь, что он там тоже волком воет?
        - Не допускаю! - отрезала Аля. - Вой он там постоянно волком, давно бы к тебе ушел. Бросил бы и жену, и детей, даже не оглянулся бы. Мужики никогда не живут там, где плохо. Не-ет, его собственная семья устраивает. Одна ты, наивная, этого не видишь и не хочешь понимать.
        - Зачем же ему я, если у него такой рай в семье?
        Для разнообразия. С тобой ему тоже хорошо. Зачем же отказываться. Тем более никаких обязательств. Постоянная любовница, с точки зрения мужика, это даже не измена. Ручаюсь, он гордится собой. Вот, мол, я и жене верен, и тебе! Но при этом семью свою он воспринимает всерьез, готов нести за нее ответственность и выполнять обязательства. А вот готов ли он к этому по отношению к тебе? Очень сомневаюсь. Ты ведь в его представлении - независимый человек, который сам за себя отвечает. Вы договариваетесь, встречаетесь, а расстались - и ты исчезаешь из его жизни. И что там с тобой происходит, его совершенно не касается. Потому что это и есть условия ваших отношений. Не веришь - можешь проверить. Заболей, например, ты по-серьезному…
        - Альбина, типун тебе на язык! Подруга моя послушно поплевала через левое плечо, однако продолжила:
        - Вот попади ты в больницу, думаешь, он за тобой ухаживать станет? В лучшем случае появится один раз с тремя гвоздиками, а потом испарится, возможно, навсегда. Зачем ему лишние хлопоты? Ты у него ассоциируешься с развлечением, отдыхом, радостью. Этим ему и нравишься. Никакого напряга. А начни ему доставлять хлопоты и волнения, мигом смоется.
        - Аля, ты не права.
        - А ты попробуй, попробуй.
        - Специально, что ли?
        - Ну не по-настоящему же серьезно заболевать?
        - Что ты к болезням прицепилась.
        - Необязательно болезни. Любое сойдет. Главное, чтобы он оказался вынужден из-за тебя посуетиться. Вот скажи, Игорь, помимо организации ваших встреч, для тебя лично, вне своих интересов, что-то сделал?
        Я задумалась. Вроде и впрямь ничего. Не приходилось. До сих пор мне удавалось справляться с собственными проблемами самостоятельно. Однако у меня не возникало сомнений: если понадобится поддержка Игоря, он мне не откажет. И я ему не откажу. Все, что возможно, сделаю. О чем Альбине и сказала.
        - О тебе речи нет. Естественно, сделаешь. А вот он точно сбежит.
        Я не выдержала:
        - Аля, ну почему ты Игоря так не любишь? Человек ничего плохого тебе не сделал! Или ты, когда на него глядишь, начинаешь думать, будто и Юрик твой может так же… ну, на сторону…
        Это был очередной запрещенный прием. Но меня давно бесило Алино отношение к Игорю. Все десять лет она говорит про него сплошные гадости! Ладно еще сначала. Но за такое-то время разве нельзя было привыкнуть и сообразить, что наши отношения - не легкая интрижка, а вполне серьезная связь! Так ведь нет: зудит и зудит! Якобы из лучших побуждений. Меня ей, видите ли, жалко! А то, что я нашим с Игорем вариантом вполне довольна, понимать не хочет. Или я права, и наша связь рождает в ней страх? Стоп! Красный свет! Опасность! Такое может произойти и с ней! Только она, в отличие от Игоревой жены, может оказаться в подобном треугольнике пострадавшей. Мы с Игорем как бы служим для нее постоянным неприятным напоминанием: и хорошего мужа могут увести.
        Внешне, однако, Альбина и бровью не повела. Лишь бросила:
        - Таня, дорогая! Игорь твой - не наличие, а отсутствие личной жизни! У меня впечатление, что ты именно потому за него и держишься. Боишься, что, если вы с ним расстанетесь, тебе придется заняться устройством настоящей личной жизни. А именно это тебя и пугает. Ведь личная жизнь - не просто в постели покувыркаться. Тут надо отношения с человеком выстраивать. Даже у тех, которые в одну сторону смотрят, характеры все-таки разные. Поступаться собой придется - привычками, принципами, эгоизмом. А дети пойдут - уже не два характера, а три, четыре…
        Я ушам своим не верила. Альбина читает мне лекцию о семье и браке!
        - Ты своей Анжеле об этом рассказывай! - взорвалась я. - А мне, как-никак, за сорок! Жизнь повидала! Целым коллективом руковожу! Наверное, понимаю, как с людьми обращаться!
        - Не кипятись, подруга, - с обезоруживающей мягкостью произнесла Аля. - На коллектив ты можешь ногами натопать, а дома такой трюк не пройдет. Раз не поняла, второй. Третий раз разозлила - он ушел. Одна осталась. А если с детьми - еще хуже. Долго потом тебя будут спрашивать: почему папа нас теперь не любит?
        - Альбина, так, может, мне и не надо замуж? Так проще и спокойнее.
        - Надо. Иначе не говорила бы, что волком воешь. Упрямая ты.
        - Про упрямство кто бы говорил.
        Ладно, ну их, этих мужиков. Не стоят они того, чтобы нам с тобой из-за них ругаться. Хочешь жизнь калечить со своим Игорем - пожалуйста. Дело твое. И ключ я, естественно, тебе дам. Даже очень удачно. Заодно проверишь, как там терраса. А то очень волнуюсь, закончили ли эти ироды пол? Там одна доска болталась. Возле самой двери. И еще в одном месте плохо состыковывалась с плинтусом. Я тебе сейчас план нарисую где. Сама бы, конечно съездила, но нас с Юриком друзья на два дня к себе на дачу звали день рождения праздновать. Это совершенно противоположный конец Подмосковья. Думала, думала, но никак время не выкраивается, чтобы в свои владения заскочить. А ты уж как следует проинспектируй. Я их предупрежу.
        Меня охватила тревога. Лишняя компания нам с Игорем была совершенно ни к чему. Рабочие покоя нам не дадут. Примутся постоянно что-нибудь спрашивать, воруя у нас драгоценные минуты!
        - Аля, они там в субботу будут?
        Успокойся, в субботу они отдыхают. Ты просто проверь и мне доложи. К субботе они обещали выложить новой плиткой дорожки, подправить угол фундамента у террасы - сами отбили, таскали что-то и задели. Ну не руки у людей, а крюки! В подвал загляни непременно! Там полки. Они ошкурить их обещали. А то, представляешь, лаком покрыли, а поверхность не обработали. Все такое шершавое! Занозиться можно! Велела переделать. Ох, не хотелось им! Мы же залачили, говорят, какая вам вообще разница, здесь же кладовка, а не парадный зал. Я отвечаю: моя кладовка, мне и решать, какие полки в ней должны быть. Небось своей жене не позволите занозы сажать. Так представляешь, Татьяна, два раза уже обманывали. Приезжаю: опять все шершавое. Этой полкой вместо наждака можно пользоваться. Как деньги платить, так я, а как по-человечески за них работать - извини-подвинься. На каждом шагу норовят схалтурить. Хоть немного, но не доделают. Совсем чуточку. Всю лестницу соберут, поставят, а последнюю ступеньку обязательно не прибьют. Потом ездишь туда и каждый раз дыру им в башке делаешь: «Прибейте ступеньку, прибейте, пожалуйста!»
Сейчас, отвечают. В следующий раз - ступенька так и не прибита. И ничего. Совесть их по ночам не мучает. Будешь смеяться: заднюю стену дома красили. Краску сами рассчитывали, сами покупали. Покрасили. Кусок метр на метр остался. На него не хватило. И именно этот цвет из продажи пропал. Мы с Юркой измучились, пока нужный колер смешали - пришлось три разные банки покупать. Не проще ли было высчитать сразу нужное количество, но с запасом. В результате дешевле бы обошлось. Умру я когда-нибудь с этими рабочими и этими ремонтами! Я засмеялась.
        - Ты ведь сама постоянно их затеваешь. Был у тебя нормальный дом нормального цвета. Жила бы да радовалась.
        - Нам террасы не хватало. Она такая солнечная, воздушная получилась! Прелесть!
        - Обещаю скрупулезно изучить твою прелесть сверху донизу и сообщить о недоделках, если таковые найдутся.
        - Обязательно. Обязательно, Таня!..
        Поздним теплым вечером я возвращалась домой. В сумке у меня лежала заветная связка ключей. Поставленная задача была выполнена, однако никакой радости я не испытывала. Альбина все-таки умудрилась отравить мне предвкушение встречи!

        II

        Весь путь до дома я продолжала злиться на Альбину. Зачем читать нотации взрослому человеку? Ведь не дочка я ей, не сестра. Близкая подруга - действительно. Сто лет дружим. Однако это еще не повод для того, чтобы меня поучать. Не хочешь пускать к себе на дачу, пожалуйста. Но если уж пускаешь, почему нельзя этого сделать молча, без комментариев?
        Да, моя жизнь кардинально отличается от ее собственной. Люди-то разные. Как говорится, что русскому здорово, то немцу смерть. Дело, естественно, не в национальности, а в складе характера. Одному для полного счастья необходимо собрать под одной крышей родителей супруга, десять детей. И лишь в подобном случае он ощущает себя спокойно и радостно. Другой, наоборот, целую жизнь проведет один как сыч и будет счастлив тем, что его никто не трогает. Поменяй их местами, оба станут глубоко несчастны. Ну нет на свете рецепта единого счастья!
        Я ни разу не выходила замуж. Своей жизнью тем не менее довольна. Зато моим замужним знакомым покоя не дает мое, по их мнению, одиночество. Раз они состоят в браке, значит, и мне необходимо обрести тот же статус. Ведь это и есть вершина человеческого счастья и то, к чему обязательно должна стремиться каждая женщина.
        Мое независимое положение вызывает у них стабильно нервную реакцию. То ли завидуют мне, то ли пугает их мой образ жизни и, глядя на меня, они начинают задумываться, что можно по-разному строить свою судьбу. Во всяком случае, каждая пытается подыскать мне жениха. Даже Альбину, которая знает меня дольше и лучше других, периодически охватывает раж сватовства.
        Наличие Игоря совершенно ее не смущает! Почти каждый раз, когда у них народ собирается, подсаживает ко мне какого-нибудь бесхозного хахаля. Когда Алька с Юриком еще только поженились, мужики были холостые, молодые и относительно симпатичные. С некоторыми я даже какое-то время встречалась. Прошло время, и появились первые разведенные Юриковы знакомые. Иных я даже помнила с того периода, когда они были еще при женах. Алька кипела: «Такая разборчивая! Ну ни один ее не устраивает! Никак, принца ждешь на белом коне?» Я неизменно ей отвечала: «Нет, белого коня на принце».
        Годы шли. «Женихи» мои теряли форму, лысели и становились при этом, как ни странно, все более навязчивыми. Отчего-то каждый из них усматривал во мне решение своих насущных проблем. Одному срочно требовалась приличная женщина, чтобы воспитывать его троих детей. Его собственная жена, родная мать этих детей, не выдержав, сбежала к другому мужчине. Мне ее дети, впрочем, тоже не слишком понравились: горластые, распущенные и вредные. Возможно, я с ними и нашла бы общий язык, но их папаша был жутко противный: нудный, въедливый и патологически жадный.
        - Зато благодаря скупости он богатый, - убеждала меня Альбина. - Жила бы как у Христа за пазухой.
        Именно в этом я сильно сомневалась. Если на всем экономит, то и на мне будет. А главное, ничегошеньки я к нему не чувствовала, даже жалости. Сплошное отвращение.
        Другой кандидат от Альки явно пытался решить за мой счет жилищный вопрос. Жена его выставила в прямом смысле на улицу. Квартира принадлежала ей. Юрик временно приютил его на даче, но Альбине это очень не понравилось. Грязь развел, жаловалась она мне. Поэтому требовалось срочно его женить. И, естественно, лучшего варианта, чем я, она не придумала.
        Я, как щитом, прикрылась папой.
        - Алька, разве не понимаешь? Отец мой его на порог не пустит. И в результате он все равно окажется на улице, а потом - снова на твоей даче. Нет, ты ищи ему невесту с необремененной квартирой.
        О том, что мне этот субъект тоже не нравился, я уж не говорю. Поразительное в нем было сочетание рохлистости и суетливости. Меня от него воротило!
        Алька, к счастью, вняла моим доводам и оперативно подыскала новую жертву - здоровенную такую бабищу, хозяйку магазина мужского белья. Той, как ни странно, дохлик пришелся вполне по душе. Она взяла жениха в оборот, и год спустя я его не узнала. Изменился разительно! Расправился, приосанился. Суетливость исчезла, а рохлистость превратилась в степенность. Жена его гордо поглядывала на творение рук своих. Воистину люди нашли друг друга!
        А совсем недавно я испытала подлинный психологический шок и впервые задумалась о своем возрасте.
        Меня пригласила в гости приятельница Наташка. Я несколько удивилась. Обычно она меня к себе не звала, мы у Альки общались. А тут вдруг приглашение! Отказываться не стала. Люблю шашлыки на природе. Игорь вечером все равно был с семьей, и я чувствовала себя совершенно свободной.
        Поехали с Алькой и Юриком. У Наташки на даче полно народу. Клоунов каких-то позвали, шариков разноцветных понавешали. На мой взгляд, все это подходило больше для детского праздника, но взрослые радовались, как дети. Впрочем, и ребятни там было много - к Наташкиным двум дочерям присоединились мальчишки и девчонки соседей. Вот взрослые с ними и будто соревновались в веселье. Игры затеяли. В мешках прыгали. И с сырыми яйцами в ложках бегали.
        В подобной кутерьме меня и познакомили с мужиком. Приятный дяденька. Лет на пятнадцать постарше меня и единственный без пары. Он мне понравился. Вполне привлекательный, ухоженный, сразу ко мне внимание проявлять начал, однако так ненавязчиво, аккуратно и без излишних фамильярностей. На брудершафт выпить не предлагал. Я даже как-то расслабилась.
        Ему я тоже приглянулась. И вот мой кавалер пошел в мешках прыгать. Наверное, хотел продемонстрировать, что еще парень хоть куда. И выиграл гонку. Приз даже получил - желтенького плюшевого зайчика. Возвращается ко мне довольный, улыбка до ушей. Ясно, думаю, сейчас зайчика отдаст мне. Вдруг к нему Наташина младшая дочь подбегает и кричит:
        - Дедушка! Дедушка! Это ты для меня выиграл?
        Меня словно обухом по голове огрели! Бог ты мой! Наташин отец! Как же я раньше не заметила? Они ведь одно лицо! Ну, Татьяна, доросла! Пора тушить свечи, если тебя уже собрались пристроить к подружкиному папе!
        Папа-дедушка тем временем, одарив меня виноватой улыбкой, вручил зайчика внучке.
        - Видите, Таня, как получается. Хотел совершить рыцарский поступок, выиграть турнир и преподнести прекрасной даме добытый в честном бою приз…
        - По-моему, зайчик нашел достойную хозяйку, - перебила я. - Он вашей внучке подходит гораздо больше, чем мне.
        Он жалобно улыбнулся.
        - Симпатичный ребенок, - продолжила я. - Верно, похожа на Наташу в детстве?
        Кавалер мой окончательно сник.
        - Совсем не похожа. Наташа была тихой, спокойной, а эта заводная. Вы что, не любите плюшевые игрушки?
        Оригинальный заход! Отвечать решила честно:
        - Знаете, как-то к ним равнодушна. Да и вроде не по возрасту.
        - А Наташа до сих пор любит, - зачем-то сообщил он.
        - А мой папа, - подхватила я, - мы с ним вдвоем живем, ужасно не любит. Пыли, говорит, много собирают, и пылесосить тяжело. Мне в прошлом году на работе к юбилею преподнесли огромного лохматого медведя. С меня ростом. Отец извелся. Понимает, он у меня бывший военный. Зациклен на порядке и чистоте. Хозяйство на нем. Я ведь работаю целыми днями. Да, в общем, даже и хорошо. Иначе ему заняться было бы нечем. Так вот, папа медведя этого так пылесосом скреб, что он через полчаса стал лысым. А пыль все равно никуда не девалась. Стоило по медведю стукнуть, клубы поднимались. В результате выкинули.
        - А юбилей это… сорок? - с надеждой поинтересовался дедушка-папа.
        - Что, тяну на пятьдесят? - решила выяснить я.
        - Совсем нет. Я, наоборот, боялся, что вы моложе Наташи.
        Ясненько. Возможности свои прикидывал. И опасался чересчур большой разницы в возрасте. Воспримем как комплимент. Наташка-то моложе меня на три года.
        - Просто хорошо сохранилась, потому что веду здоровый образ жизни.
        - В смысле здорового питания? То-то смотрю, вы к сладкому не притронулись. И в фитнес-клуб, вероятно, ходите. Сейчас модно. Наташка тоже давно хочет начать, но не получается.
        - Нет, я другое имею в виду под здоровым образом жизни. А именно, отсутствие мужа и детей, - глядя ему в глаза, пояснила я.
        Он стушевался.
        - Э-э, и-и… Вы действительно считаете этот подход здоровым?
        Я в конец обнаглела.
        - Но результат-то налицо. Меньше забот, меньше хлопот. И нервная система цела.
        - Да-а, - жалобно протянул он. - В определенном смысле логика есть. Однако вам не приходит в голову, что вы при этом многое упускаете? Семья ведь не из сплошных забот и проблем состоит, но и из радостей.
        - У меня тоже полно своих радостей. И, уверяю вас, гораздо больше, чем если бы я была чьей-нибудь женой.
        Теперь на него было жалко смотреть.
        - Вы в этом уверены?
        - Абсолютно! - заявила я. - Вот гляжу на своих замужних подруг и вижу: у них на первом месте дети, потом муж. Бывает наоборот. Потом - собака. Потом еще кто-нибудь - мама, папа, дедушка, бабушка. Но неизменно одно: сама она - на последнем месте. Вечно подавляет собственные желания, то и дело себя ограничивает. Сперва должно быть хорошо домашним. Ну и когда же ей радоваться? До нее очередь никогда не доходит.
        - Ну, вы и хватили, - развел руками папа-дедушка. - Ведь когда хорошо домашним - это тоже радость. Может, она ради этого и живет.
        - Только почему жертвовать вечно должна она? Почему никто не живет ради нее?
        - Таня, вы, верно, не замечаете. В нормальных семьях обе половины чем-нибудь поступаются. Жена ради мужа, муж ради жены. Взаимный и обоюдный процесс.
        - То есть все приносят себя в жертву. А зачем, позвольте спросить?
        - Чтобы быть счастливыми.
        По тому, как быстро он ответил, я поняла: слова эти у него заготовлены очень давно, и, вероятно он ими многое объяснял на протяжении своей длинной жизни. Себя, наверное, уговаривал, когда Наташина мама еще была жива, а у него возникали соблазны.
        - А я и так счастлива. Без постоянных жертв. Положа руку на сердце, дело обстояло не совсем так, но не докладывать же ему об этом!
        С грустью и сожалением поглядев на меня, он сказал:
        - Видно, у нас с вами диаметрально противоположные взгляды на мир.
        - Мне тоже так кажется, - жестко бросила я.
        Он понуро удалился в дом, больше ни разу за этот вечер ко мне не подходил, после не звонил и даже приветов через Наташку не передавал. А она Альбине нажаловалась. Мол, твоя Татьяна папулю моего обхамила, только он не признается как. Но я-то вижу: неделю ходил точно в воду опущенный.
        Альбина, конечно, мне проработку устроила, но в тот раз я ее мигом поставила на место. Сама виновата! Могла бы и предупредить! Знай я заранее, к Наташке бы не поехала. Вы еще дедулю бы мне в инвалидной коляске вывезли!
        - Не понимаю, чем ты недовольна, - пожала плечами подруга. - Вполне еще куртуазный мужик. При делах. Окрутила бы, вышла замуж, родила бы. После половина состояния бы досталась. Гарантирую. Максим Максимович всю жизнь о сыне мечтал, а получилась одна Наташка. Жена постоянно болела. А Наташка тоже парня не сдюжила, двух внучек ему родила. Не умеешь перспективно мыслить.
        - Альбина, я не робот по производству мальчиков от пожилых мужей. Мне бы, по меньшей мере влюбиться сначала надо. Но, увы, мое сердце занято.
        Я тихонечко отомкнула замок, не стала ни в домофон звонить, ни в дверь. Однако отца моего не обманешь. Он мигом выскочил в прихожую.
        - Ты где так долго ходишь?
        - Прекрасно тебе известно, что собиралась к Альбине. У нее и засиделась. У тебя что-то произошло?
        - Нет, но я волновался.
        - Папа, у меня при себе мобильник. И Алин телефон ты знаешь.
        - Не привык людей понапрасну тревожить.
        - Никого ты не потревожил бы. Особенно если бы позвонил на мой телефон.
        - Звонки с городского очень дорогие.
        - Папа, во-первых, теперь это совсем недорого. Во-вторых, мобильный мне фирма оплачивает. Сто раз тебе уже объясняла.
        - Значит, по-твоему, раз чужие деньги, их можно бесконтрольно тратить! - Отец возмущенно засопел. - Извини, но я привык мыслить по-государственному.
        Папа, мои буржуи от твоего звонка не разорятся. Наоборот, твое классовое сознание должно радоваться от того, что ты их используешь. Это малая компенсация зато, как они меня эксплуатируют.
        - Кто тебя эксплуатирует, кобыла ты здоровая! Люди тебя наняли, чтобы ты работала, а не по телефону трепалась.
        - Три четверти моей работы состоит из переговоров по телефону.
        - Больше бы дело делали, меньше говорить бы пришлось.
        - Твоими бы устами, папа, да мед пить. Моя работа как раз в том и состоит, чтобы уговаривать и договариваться.
        - Потому что не настоящая это работа, - буркнул он.
        - Какая же настоящая? Чертить? Но теперь чертежи компьютеры делают.
        - Да. Теперь все не так, - хмуро пробормотал он.
        - Просто функции человека изменились, - продолжила я. - Люди с высшим образованием теперь думают или говорят. Изредка - то и другое вместе.
        - Вот ты и болтаешь.
        - Что поделать, папа. За болтовню мне и деньги платят. Болтать тоже надо уметь, чтобы толк вышел.
        - Не знаю, какой может быть толк, если ты точилки продаешь.
        Опять он за свое! Когда-нибудь не выдержу и взорвусь. Тысячу раз ему втолковывала, что работаю в российском филиале крупной международной фирмы, которая владеет производством товаров нескольких известных марок и занимается их распространением. Шариковые ручки. Перьевые ручки класса люкс. Одноразовые зажигалки, бритвы, пена для бритья, карандаши…
        Точилок мы как раз не производим. Однако к очередному юбилею фирмы для VIP-клиентов была изготовлена эксклюзивная партия автоматических точилок для карандашей с нашим логотипом. Несколько экземпляров было подарено особо отличившимся в тот год сотрудникам, и я оказалась в их числе.
        Карандашами я не пользуюсь, точилка была мне совершенно ни к чему, и я на свое несчастье подарила ее папе. Он, как бывший военный инженер, обожает хорошо заточенные карандаши.
        Сей уникальный агрегат меня сгубил. С той поры папа прочно и навсегда утвердился во мнении, будто я торгую точилками. Раньше он, видимо, имел весьма туманное представление о роде моих занятий. Зато, получив от меня подарок, разом осознал глубину моего падения.
        Теперь, когда его спрашивали, чем я занимаюсь, он со скорбным видом отвечал:
        - Точилками торгует. А ведь училась на филолога! Институт с красным дипломом закончила! Работала по специальности. И вот результат!
        - Отец, перестань меня позорить! - увещевала я. - При чем тут точилки!
        - Плохие точилки! - перебивал он. - Халтура! Карандаш под неправильным углом затачивают.
        - Папа, это сувенир!
        - По-твоему, раз сувенир, значит, работать не должен? Зачем он тогда?
        Была у тебя хорошая профессия. Старалась бы, стала бы настоящим ученым. Уважаемым человеком. А ты за легкими деньгами погналась. Ведь диссертация была готова. Защитила бы, получила кандидата наук. Совсем другое дело. А сейчас стыдоба одна.
        То, что я - заместитель директора по маркетингу и рекламе, - для него пустой звук. Слово «маркетинг» ему непонятно, а слово «реклама» действует на моего родителя, как красная тряпка на быка. Он ее столько по телевизору насмотрелся, что теперь считает это явление главным врагом человечества. Я при нем вообще стараюсь о рекламе не упоминать.
        Вот и живем мы с папой в двух разных измерениях. Он - в своем, которое зиждется на принципах и реалиях из прошлого. Все точки отсчета у него оттуда. А я живу здесь и сейчас. И как бы мы ни любили друг друга, нам порой крайне трудно договориться.
        Мама моя умерла пятнадцать лет назад. Мы остались вдвоем, и папа привык опекать меня. Для него мне не сорок один и даже не двадцать пять, а лет эдак от силы пятнадцать. Он же сам - глава семьи. И это несмотря на то, что я уже давным-давно нас обоих обеспечиваю. Его пенсии нам не на многое бы хватило.
        Тем не менее он у нас глава семьи и принимает все решения. Я по давно заведенной традиции отдаю ему всю зарплату. Поначалу она была маленькой, затем начала расти, однако родитель мой наших месячных расходов не увеличивал, фанатично экономя на любой мелочи и откладывая излишки на черный день. Папа сам тогда тоже еще работал.
        Я получала одно повышение за другим, и нужно было соответствовать новому положению, однако с папой это не представлялось возможным. Мы по-прежнему жили в режиме жесточайшей экономии, практически согласно официально установленному государством прожиточному минимуму: пальто на семь лет; пара колготок на год, три пары трусов на два года и еще что-то в подобном духе.
        - Зачем тебе новые туфли? - искренне удивлялся мой дорогой отец. - У тебя еще целы те в которых ты ходишь. Правда, зимние сапоги развалились. Пойдем покупать. Я тут присмотрел магазинчик на нашем рынке. Отечественные. Совсем недорого, и сноса им не будет. Подошва хорошая, устойчивая, толстая. Как раз для нашей зимы.
        - Папа! Не могу я на работе в таких появиться! Меня уволят!
        - А ты придешь, и сразу сними. Поменяй на туфли.
        - Туфли уже тоже неприличные.
        - Да я ведь тебе каблуки подкрасил и набойки новые сделал.
        - Не могу я ходить в одних туфлях и в одной юбке! Пойми: я хоть и маленький, но начальник. Я зарплату хорошую получаю, в частности, для того, чтобы могла прилично одеваться и не портить имидж компании.
        - Что ты им можешь портить? - искренне недоумевал он. - Аккуратная, чистая, строгая. Не то что нынешние финтифлюшки. - Он поморщился. - Глаза накрасят, коленки голые наружу. Срам один. Вот они-то как раз твой имидж и портят.
        - Папа, тебе хочется, чтобы меня уволили? Мне, между прочим, уже намекнули. Пора, мол, гардероб сменить.
        Только после этого папа, скрепя сердце, выделил мне необходимую сумму.
        Баталии местного значения выматывали меня, и я приняла мужское решение: оставлять себе с каждой зарплаты заначку. И премии утаивала. С тех пор хоть в магазин стала ходить спокойно, не спрашивая разрешения у папы.
        Конечно, он вскоре разгадал мой маневр, но вынужден был смириться.
        Я перешла в международную фирму, где очень пригодились мое филологическое образование и знание двух языков. Получила второй диплом - экономический, а с ним новое повышение. Теперь моя заначка в несколько раз превышала сумму, которую я давала отцу на ведение хозяйства.
        Я умоляла отца: не экономь ни на чем, давай жить в свое удовольствие. Некоторые вольности он действительно стал себе позволять, но в основном все осталось по-прежнему. И, как и раньше, папа сурово отчитывал меня, когда я поздно возвращалась домой.

        III

        День, когда я впервые подрулила к дому на новенькой «Тойоте», стал для моего отца настоящим потрясением. Растерянно описывая круги вокруг машины, он спрашивал:
        - Не понимаю, ты ее купила? Зачем? В долги влезла? Но нам с тобой машина совершенно не нужна. Или тоже для этого… как его там… имиджа?
        Я в сто двадцать первый раз принялась объяснять:
        - И для имиджа, и для работы. И я на нее не истратила ни копейки. Машину приобрела фирма и предоставила мне ее в полное пользование. Понимаешь, они и бензин мне оплачивают, и сервис, и даже от угона она застрахована. Так что не волнуйся, ни в какие долги я не влезала.
        Отец перестал кружить, остановился и повторил:
        - Зачем?
        - Что именно зачем?
        - Зачем твоей фирме понадобилось дарить тебе машину? Они же тебе и так зарплату платят. Гораздо больше моей пенсии, между прочим.
        Знал бы он, насколько больше!
        - Папа, ты не понял. Это не подарок. Мне машину передали во временное пользование. Принадлежит она фирме, но пользоваться буду я. По должности мне машина положена. Ну, как бы тебе объяснить попонятней. Вот раньше на вашем заводе у директора была персональная машина. Моя машина примерно то же самое.
        - Это ты хватила! - воскликнул он. - Директор завода! Это же заслуженный человек! И потом, у него персональная была с шофером и возила только по делам. А ты мало того, что сама рулишь, так еще во дворе ее держать будешь, как собственную, и круглые сутки теперь кататься будешь.
        - Правильно. Пользоваться я буду как собственной. Но только пока на этой фирме работаю и состою не ниже данной конкретной должности. В этом смысле она как персональная. С работы ушла - лишилась ее. Теперь понял?
        - Вроде бы, - обескураженно пробормотал отец. - Но вес равно мне неясно, зачем для торговли точилками нужна машина. Не выдержав, я проорала:
        - Забью весь багажник точилками и поеду на рынок торговать!
        Папа печально махнул рукой и побрел к подъезду.
        Я кинулась за ним следом:
        - Слушай, ты бы порадовался. Ведь как удобно: теперь можем с тобой и за продуктами куда угодно съездить. Затоваримся сразу на неделю, и тебе не придется таскать тяжелое.
        - На казенной машине? - спросил он с таким негодованием, словно я собиралась совершить тяжелейшее преступление.
        - Папа, она не настолько казенная. Мне разрешено на ней ездить по личным нуждам. Это тоже часть моего имиджа.
        - Имидж, имидж. Напридумали слов. Куда все катится…
        Он вдруг окинул меня исполненным подозрительности взглядом.
        - Кстати, когда ты водить научилась?
        - Да вот за зиму и… курсы мне фирма оплатила.
        Училась я водить тайком от него. Папа всегда был против того, чтобы женщина садилась за руль. Мол, им там не место. Сочетание женщины с техникой представлялось ему крайне опасным и нежелательным.
        - Ну, ну…
        - Папа, давай я лучше тебя прокачу.
        Он нехотя, но сдался. Сел рядом со мной, аккуратно пристегнулся ремнем и замер, весь белый от напряжения.
        Боится, поняла я.
        - Папа, я хорошо вожу. Даже Алькин Юрик признает.
        - Ну-ну, - недоверчиво повел головой он.
        Мы описали кружок по кварталу. Папа весь взмок и то и дело вытирал лицо носовым платком.
        - А в воскресенье поедем на твой любимый рынок, - пообещала я.
        - Там видно будет, - деревянным голосом отозвался он и, отстегнувшись, вылез.
        Позже я убедилась, что сделала правильный ход. Ежевоскресные поездки на рынок примиряли моего родителя с подозрительно появившимся автомобилем. Вероятно, он даже подумал, что и «торговля точилками» приносит определенную пользу.
        На следующий день после моего нерадостного визита к Альбине и сурового выговора, полученного от отца по поводу позднего возвращения домой, я ехала на своей
«Тойоте» встречаться со сценаристом телесериала, в котором наша фирма размещала рекламу своей продукции.
        Один печальный опыт сотрудничества с этой телекомпанией мы уже имели. Я предлагала вообще отказаться от подобного вида рекламы. Однако начальство уперлось. Мол, будем считать, что первый блин вышел комом, и попытаемся еще раз.
        Хорош блин! Герои телесериала все двадцать серий упорно, много и дружно, как один, писали нашими гелевыми ручками. От влюбленной девушки до милиционера, составляющего протокол! Мы подсчитали: наши ручки фигурировали на экране целых четыре часа! Догадаться, однако, что они именно наши не в силах был даже эксперт. Ни разу наш логотип не профигурировал! Ручки снимали лишь издали. За что мы, спрашивается, платили деньги?
        Факт работы с нашим товаром, формально, налицо. Только где же реклама? Прошлый раз заказ оформляла и отслеживала моя подчиненная. Теперь я сочла за лучшее взять дело в свои руки. Меня уж не проведут. Надо будет, и на съемки поеду!
        Впрочем, пока мне предстояла предварительная встреча со сценаристом. Насколько я поняла из телефонного разговора, в настоящий момент сценария еще не было, один синопсис, то есть краткое и чрезвычайно общее содержание странички на две. Я решила обговорить наши требования именно на сей стадии - чтобы сценарист писал, держа в голове нашу продукцию, а не впихивал ее в последний момент в готовую событийную канву, как придется.
        Ехала я на «Мосфильм». Встретиться у меня в офисе сценарист отказался, ссылаясь на занятость, а я особо не настаивала. Во-первых, вырваться среди дня с работы всегда приятно. Да и на «Мосфильме» я никогда не была. Интересно взглянуть на нашу отечественную «фабрику грез». Вот и решила воспользоваться случаем.
        Добралась я не слишком быстро, зато ни разу не стояла в пробке. Повезло. На проходной мне был выписан пропуск. Естественно, напортачили. На меня, Татьяну Ермолаевну Воротникову, пропуск имелся, а вот про «Тойоту» мою забыли, хотя и спрашивали, на машине ли я приеду? Сперва думала позвонить сценаристу, но потом плюнула и оставила машину на стоянке возле проходной. Прогуляюсь пешочком по территории.
        Гулять пришлось долго - ушла не в ту сторону. Павильоны, павильоны, павильоны, и нигде не видно того, перед которым стоит памятник оператору с камерой в руках. И народа на огромной территории кинокомплекса в самом густонаселенном городе России - ноль. Как в тундре...
        Наконец мне попался шатающийся тип в спецовке. Сильно нетрезвый уже с утра. Я ему объяснила, куда направляюсь. Он выслушал и сказал:
        - Вертай назад к проходной, оттуда налево возьмешь, и аккурат к оператору выйдешь.
        Вот, хоть и пьяный, но правильно объяснил. И корпус нужный сразу нашелся, и оператору памятник.
        Сценарист меня встретил в такой продымленной комнате, что я даже сразу его не разглядела. Так, один силуэт, склонившийся над ноутбуком.
        Увидев меня, он отпечатал еще какое-то слово и быстро закрыл компьютер. Видно, оберегал свои творческие тайны.
        - Садитесь, - указал он мне на кресло, стоящее возле стеклянного журнального столика. - Если хотите, здесь можно курить.
        А то я не догадалась!
        - Не курю. И вообще, у вас нет такого места, где можно дышать?
        Он хмыкнул:
        - Буфет для некурящих. Если хотите, пойдемте. Хотя я сам туда не хожу.

«Естественно, не ходишь, - с неприязнью подумала я. - Но не отравляться же мне из-за этого! И потом, кто тут заказывает музыку?»
        - Да, представьте, с удовольствием выпью кофе в буфете для некурящих, - произнесла я вслух.
        Он вздохнул и повел меня на другой этаж.
        В буфете мы купили у стойки кофе и уселись за столик, Теперь я наконец могла разглядеть, что представляет собой сценарист. По моим представлениям, сценарист - приблизительно то же самое, что писатель. А писатели представлялись мне исключительно пожилыми дяденьками неопределенного возраста. Преимущественно с бородой, в каком-нибудь вытянутом свитере или, как вариант, в кожаном пиджаке двадцатилетней давности. Еще вариант - в костюме, но при этом без галстука и в наглухо застегнутой черной рубашке.
        Мой сценарист не имел ничего общего с подобным типажом. Лет сорок. Никакой бороды, даже модной. Зато густые каштановые волосы современно подстрижены. Этакая легкая небрежность, которая ему очень шла. И очечки от «Гуччи» - простенькие, но элегантные. И часики не хухры-мухры, а «Зенит». Художественно помятый льняной пиджачок тоже не на рынке куплен. И маечка под ним в цену иного пиджачка. Джинсы, правда, пока он сидит, не понятно какой фирмы, но уверена, не китайская подделка. Теперь понятно, куда потрачена оплата за наш «первый блин»! И лицо у этого сценариста хитрое, наглое. Наверное, уже придумал, как нас объегорить!
        - Со мной что-то не так? - вдруг заерзал на стуле он.
        Следовало срочно выходить из положения, и я, не придумав ничего лучшего, брякнула:
        - Мне кажется, мы с вами где-то встречались.
        Его серо-зеленые глаза затуманились обидой.
        - Конечно, встречались. Год назад у вас в офисе. Элла меня вам представляла.
        Элла - моя подчиненная, которая отвечала за проект - блин-комом! Только совершенно не помню, чтобы она нас знакомила! Может, как-нибудь на бегу получилось, но я все это время пребывала в полной уверенности, что со сценаристом не знакома. Мы столько раз обсуждали этот проект, а факт нашего знакомства ни разу не всплывал!
        Похоже, моя забывчивость его изрядно задела. Как же, не запомнила и не заметила такого модного красавчика! Вон как помрачнел! Но ничего не поделаешь, контакт с ним налаживать надо. Извиниться? Нет, глупо. И я сказала:
        - Знаете, жизнь такая суматошная. Каждый день со столькими людьми приходится общаться, вот и выходят накладки. Лицо ваше помню, фамилию тоже, только по раздельности.
        Он примиряюще улыбнулся.
        - У меня тоже случается. Ничего не поделаешь: гибнем в информационном потоке.
        Кажется, есть контакт!
        - Мне передали, что вы собираетесь показать, с какой продукцией мы будем работать на этот раз, - перешел к делу он.
        Я вытащила из сумки несколько проспектов и принялась объяснять:
        - Наша новая перьевая ручка класса люкс. Перо из восемнадцатикаратного золота, колпачок - золото с лаком, корпус - лак, золото и платиновые вставки.
        Взяв у меня из рук проспект, он внимательно изучил картинку и с явным личным интересом осведомился:
        - А образца не будет?
        - Будет. Для съемок. - Я сделала ударение на второй фразе.
        Он вздохнул.
        - А лично для сценариста? Ну, чтобы я мог проникнуться образом.
        - Если вы действительно проникнетесь образом и он удачно перенесется на киноэкран, будоража душу и воображение зрителей, тогда можете рассчитывать и на образец, - весьма выразительно изрекла я.
        - Очень разумный и практичный подход, - вынужден был признать он.
        Еще какое-то время повертев в руках проспект, сказал:
        - Знаете, могу вообще так сценарий построить, что все действие сериала будет крутиться вокруг этой ручки. Это в моей власти и в моих силах.
        Такое предложение меня сильно заинтересовало, и я, одарив собеседника своей самой очаровательной из улыбок, попросила:
        - Вот об этом, пожалуйста, поподробнее.
        Он охотно пустился в объяснения:
        - Жанр нашего сериала уже определен: детективный триллер. Так вот, почему бы не сделать, что именно в ручке вашей фирмы спрятано какое-нибудь послание или еще что-то в том же духе, и ее усиленно ищут.
        - Не пойдет, - отвергла я. - В этом случае зритель ее увидит только в конце сериала, когда наступит развязка. А нам требуется, чтобы она в каждой серии появлялась. - Я выдержала поистине театральную паузу и с нажимом добавила: - Крупным планом!
        Другой бы наверняка поежился. А этому хоть бы хны! Даже глаз от проспекта не оторвал. Ручка понравилась! На холяву хочет получить!
        - Нет проблем, - только и бросил он. - Переделаем «искать» в «охотиться». Понимаете, ручка то появляется, то исчезает. И снова за ней погоня.
        - Уже лучше, - не торопилась восторгаться я.
        А он продолжал фантазировать:
        - Татьяна Ермолаевна, мы эдакий ретро-детективчик сочиним. После Акунина стало очень модным.
        - Какое ретро, Константин Александрович! - вознегодовала я. - Ручка-то современная. Я же вам говорила: последняя модель.
        - Однако фасон у нее явно ретро.
        И снова - жадный взгляд в каталог. Этот киношный котяра чуть ли не облизывался на нее!
        - В чем-то вы правы, но нам хочется современности. Чтобы зритель ассоциировал себя с этой ручкой.
        - Введем в сюжет элементы фантастики, - снова зафонтанировал идеями он. - Ручка попадает из наших дней в прошлое. Или наоборот. На ваше усмотрение. Хотя с ретро-тематикой могут возникнуть проблемы, - вдруг охватили его сомнения. - Тут с продюсером надо посоветоваться. Но это я так, теоретически. Предлагаю остановиться на варианте, что ручка из прошлого перенеслась в настоящее. Таким образом создаются преемственность и ощущение вечной ценности.
        - Недурно. - Я задумалась. - Вечная ценность звучит привлекательно. Загвоздка теперь одна. Мы эту ручку позиционируем как изделие для современных, мобильных и успешных людей.
        - Чем же им вечная ценность мешает? - не понял он. - Охотиться за ручкой будет молодой, современный, мобильный, успешный и целеустремленный герой.
        Все, по его словам, складывалось для меня настолько хорошо, что я поневоле заподозрила подвох. Наобещает сейчас с три короба, а в последний момент выяснится, что кадры с ручкой вырезали по распоряжению продюсера или режиссера. Ладно. Это я отслежу дальше. А пока, главное, пусть поподробнее пропишет ручку и текст представит мне на одобрение.
        - Значит, останавливаемся на ручке, попавшей из прошлого в современность, и вокруг нее крутим? - спросил он меня.
        - Да. - Я кивнула. - Идея мне нравится. Теперь задача - убедительно ее воплотить.
        - Обижаете. - Он укоризненно покачал головой. - Вы имеете дело с опытным профессионалом.
        - А в прошлый раз…
        - В прошлый раз, - не дал договорить он мне, - режиссер с оператором не сговорились. Я свою работу выполнил на сто процентов. Вашими гелевыми ручками писали на протяжении двадцати серий. - Он ухмыльнулся. - Каждый персонаж отметился. Если хотите знать, у меня даже была придумана из них авангардная прическа.
        - Каким образом?
        - Вы сериал смотрели?
        - Нуда. Пришлось.
        - Помните, там конкурс парикмахеров?
        - Если честно, то нет.
        - Не важно. Там парикмахер конструирует на голове у героини что-то вроде пучка, а из него ваши ручки торчат неоновых цветов.
        - Вы уверены, что эту сцену не вырезали?
        Убежден. Отлично сняли. Только крупного плана почему-то не оказалось. Слушайте, я только сейчас сообразил! Может, эти, наши и ваши, которые контракт заключали, не поделили что-нибудь между собой? Ну, кто-то кому-то откатик не дал, а? Вы же этим занимались.
        - Нет, - подтвердила я.
        - Вот и результат.
        - Ой, не знаю.
        Откровенно говоря, у меня самой подобные подозрения возникали, но, как бы там ни было, стороны, видимо, потом помирились. Иначе наши не заказали бы рекламу прежнему исполнителю.
        По непроницаемому выражению моего лица Константин Александрович, кажется, понял, что я не хочу продолжать разговор на тему откатиков, и, пожав плечами, скороговоркой произнес:
        - Ну, свечку я не держал, утверждать ничего не берусь. Могла и просто накладочка выйти. В кино это сплошь и рядом.
        Я сомневалась, но промолчала и протянула ему следующий проспект. Сценарист взглянул и разочарованно хмыкнул:
        - Не люксовый товар.
        - Зато один из самых доходных, - парировала я. - Одноразовый станок для бритья.
        Ох, что же мы с ним будем делать? - озадачился он. - Может, такой оригинальный ход запулить? Каждая серия - новый день, и начинается он с того, что герой стоит перед зеркалом и бреется. Кстати, они у вас в какой расфасовке? По одному в пакете или по нескольку?
        - По пять.
        - Жалко. А то бы герой мог каждый раз открывать новую упаковку. Может, для сериала сделаете по одной штуке?
        - Не знаю, получится ли. Очень сложно. Завод в Испании…
        - Ладно. Можно взять десяток упаковок, вынуть из каждого по четыре бритвы и снова заклеить, - предложил он.
        Я замахала руками:
        - Не пойдет. По их понятиям, это брак. На упаковке стоит крупная цифра «5».
        - Что же тогда еще? - Мгновение спустя он просиял. - Приличная эротическая сцена! Сидит героиня в ванной и бреет ноги, а герой на нее с вожделением смотрит.
        - Исключено! - отрезала я. - Это станки для мужчин. Женские у нас тоже есть, но их реклама в вашем сериале бюджетом не предусмотрена.
        - Да какая разница, мужская или женская! Главное, бритва!
        - Нет, нельзя. Это разные артикулы, разный имидж, разное все. Иностранцы четко разделяют подобные группы товаров.
        Тогда мы бандита побреем, - выдал он новую идею. - Целая упаковка на голову одного бандита. И образ очень мужественный - маргинально-брутальный.
        - Мимо, - констатировала я.
        - Почему? Он же мужик.
        - Нам требуется положительный образ.
        - А если он раскается и в знак раскаяния обреет голову?
        - Я бы все же хотела что-нибудь более оригинальное и менее сомнительное.
        - Задали задачку, - совсем приуныл он.
        - Кажется, с люксовыми товарами у вас лучше вдохновение работает, - позволила себе выпад я.
        - Терпеть не могу все одноразовое, - буркнул он.
        - Это ваша проблема. - Я поднялась. - Придумаете - звоните. И как только будет готов сценарий, обязательно хочу его посмотреть.
        Он возмущенно разинул рот, однако я успела опередить возможные возражения.
        - Этот пункт обговорен, как вы изволили выразиться, и нашими и вашими.
        Он разом сник.
        - Извольте. Кстати, не хотите напоследок небольшую экскурсию?
        О-о, кажется, теперь он решил налаживать контакт. Видимо, очень надеется получить люксовый образец!

        IV

        Сценарист Константин позвонил мне на следующий день. Я не ожидала его звонка так быстро и даже не поняла, кто говорит.
        Он оскорбленно прогудел:
        - Я - Константин Александрович Вавилов. Мы с вами только вчера встречались.
        - Ах да, конечно, извините, - скороговоркой бросила я. - Какие-нибудь проблемы?
        - Проблем никаких.
        - Что, уже сценарий написали? - изумилась я.
        Вот как важен стимул. Человек эксклюзивную ручку возжелал и за ночь сценарий сварганил!
        - Да нет, конечно, - хохотнул он. - Я парень, естественно, способный, но не до такой же степени. Вы слишком высокого мнения о моих талантах. Пока так, возникли кое-какие идеи. И прежде чем их воплощать, хочу с вами обговорить заранее. А то вдруг вам не понравится.
        - Тогда жду вас у себя. Хотя день сегодня очень тяжелый. Сплошные разъезды. Даже не знаю, на сколько вам назначить.
        - Вы в городе будете! - Он почему-то обрадовался. - Давайте тогда на полпути между вами и нами.
        - Я за пределы центра не выеду.
        - Отлично. Тогда в «Галерее». Два часа вас устроит? Да, собственно, можно и раньше. Я там с часа сижу. Еще с одним человеком состыковаться надо.
        Я согласилась. Место встречи было выбрано удачно. В это время я как раз окажусь неподалеку. Но как выпендривается! Нет чтобы назначить свидание в обычном кафе, которых в центре Москвы пруд пруди. Обязательно одно из самых гламурных мест ему подавай. И, между прочим, совсем не дешевых. А главное, подчеркнул, что это у него привычная точка для деловых свиданий. Мол, еще с одним человеком нужно встретиться.
        Интересное дело! В «Галерее» часами сидит, а ручку на холяву жаждет получить. Из кожи вон лезет! Не успели начать работать, идеи у него забрезжили! Показывает, как старается. Полное противоречие в образе! Предположим, понравилась тебе ручка. Пойди да купи. Ведь сериал за сериалом строчит. Конвейер безостановочный. Явно по карману ему даже люксовый вариант. Часики, например, осилил. А хронометр от
«Зенита» подороже нашего эксклюзива будет! В разы! Но страсть к холяве неизбывна. Давно заметила: чем больше может человек купить за собственные деньги, тем слаще ему урвать что-то бесплатно. И, как ни странно, чем он богаче и известнее, тем больше у него возможностей это осуществить. Перед людьми известными и состоятельными из кожи вон лезут. Скидки предоставляют при покупке, на презентации приглашают для VIP-клиентов, где преподносят всяческие презенты. Привлекают внимание. Впрочем, старается Константин, и прекрасно.
        Я вошла в кафе и сразу увидела сценариста. За столиком он сидел один. Перед ним стоял бокал минеральной воды, и только. Или уже поел, или вообще не собирался.
        Опускаясь на стул, я спросила:
        - Надеюсь, вам не пришлось долго скучать в одиночестве?
        - Да нет. Меня только что одного оставили.
        Я огляделась по сторонам. Он это заметил и поинтересовался:
        - Никогда здесь не были?
        - Была, и каждый раз удивляюсь. Об этом месте столько говорят и пишут, а ни разу тут ни одного известного лица не видела.
        - Закон Паркинсона, - усмехнулся он. - Они всегда здесь бывают, когда нас нет.
        - Вы убеждены, что это закон Паркинсона?
        Если сомневаетесь, считайте это законом Вавилова. Как бы там ни было, такой закон существует. Вероятность нарваться на звезду в широко разрекламированном месте почти всегда равна нулю. Вам, при вашей профессии, стыдно такого не знать. Обыватель читает где-нибудь про сей модный ресторан, и ему представляется: вот войдет он сюда и сразу окажется в окружении всех звезд нашей эстрады, кино и политической элиты, вместе взятых. И мнится ему: попади он сюда хоть раз, моментально станет таким же, как они. Закорешится с ними, и начнется у него жизнь новая и красивая.
        - Сплошной обман, - покачала головой я.
        - Великая иллюзия, - подхватил он. - Как и все, что нас окружает.
        - И спрашивается: зачем мы сюда тогда ходим?
        - В данном случае нам обоим было удобно. Нет, конечно, все не так уж и плохо. Даже кое-кто из гламурных журналов наблюдается. Вон, видите? - повел он головой. - Две дамочки с «турбонаддувом». Несколько раз встречал их на Рублевке. Тамошние обитательницы.
        Так! Выставляться начал! Как бы невзначай, показал мне, что Рублевку посещает. Но она, между прочим, тоже разная!
        - А вот еще, - кивнул он в другую сторону. - Цыпочки от Листермана. Не в сопровождении. Видимо, ланчуют на отдыхе. Вы в курсе, про кого я говорю.
        - Как же, как же, - покивала я. - Широко известный в узких кругах поставщик девочек для олигархов.
        - Скучно с вами, - вздохнул он. - Ничем не удивишь.
        - Константин Александрович, я не пойму: вы меня на экскурсию по «Галерее» пригласили или по делу поговорить?
        Он немного смутился, насколько подобный человек вообще на это способен.
        - Извините, я просто думал, вам интересно.
        - Стадия интереса к подобным местам у меня давно уже миновала, - сочла своим долгом немного уколоть его я. - Кроме того, в рабочее время я привыкла работать.
        После этого он добрых три часа морочил мне голову, не сказав ни единой хоть сколько-нибудь интересной идеи. Только время зря потеряла! И, естественно, разозлившись, спросила:
        - Вы не считаете, что, прежде чем выставлять свои замыслы на мой суд, следовало бы поточнее их сформулировать?
        Мое замечание нисколько его не обескуражило.
        - Виноват, - с вальяжной улыбкой откликнулся он. - К следующему разу клятвенно обещаю подготовиться получше. Но если честно, наш сегодняшний разговор мне очень помог.
        - Смею надеяться, следующий раз настанет не завтра. - Самовлюбленность его ужасно меня раздражала!
        - Нет, - отмахнулся он. - Завтра уезжаю и вернусь в нашу благословенную столицу только на следующей неделе. И сразу вам, Татьяна, позвоню. Лады?
        Вот нахал! И с каких это пор я для него стала просто Татьяной?
        - Лады, Костя, - сквозь зубы процедила я. - А теперь извините, аудиенция окончена. Спешу дальше.
        У выхода я имела глупость оглянуться. Он, видимо, только этого и ждал. На его устах играла самодовольная улыбка. Я села в машину. В животе заурчало. Две чашки пустого кофе, выпитого на голодный желудок, давали о себе знать. Надо бы где-нибудь пообедать, да времени не осталось, все на проклятого сценариста убила! Между прочим, за кофе сама расплатилась. Этот тип даже поползновений не сделал. Ну, вроде включите в мой счет. Куда там! Хорошо, я еще ничего серьезней не заказала. Сидеть и жевать, когда перед тобой пьют одну минеральную воду, противно. Кусок в горло не полезет. Главное, сам меня зазвал! Ему надо было! Так хоть условности бы соблюдал. Я, разумеется, все равно заплатила бы за себя, чтобы утереть ему нос. Однако он даже не попытался меня остановить. Наверное, он из той породы людей, которые, когда в ресторан зовут, заказывают разных разностей, а в последний момент выясняется, что деньги дома забыли. Ну конечно! Поэтому минералку и пил! Думал, я приеду голодная, стану обедать, он тоже возьмет себе что-то за компанию, а после: «Ах, как вышло неловко!» А я это проведу по графе
представительских расходов для работы с автором. Ну и дешевый же тип! Учту на будущее: большой любитель холявы. Не расслабляться! Но думать мне о нем было некогда. Предстояли три важные встречи, одна, переходящая в другую. «Точилками торговать» - это вам не телесериалы печь!
        Что может быть слаще субботнего утра, когда позади все рабочие проблемы, а впереди два свободных дня! И не просто свободных. Два дня наедине с любимым человеком, с которым и встречаешься не каждую неделю. Никуда не торопиться. Не взглядывать каждые двадцать минут на часы. Не прислушиваться со страхом к каждому шороху на лестнице, боясь, как бы кто-нибудь из хозяев не вернулся раньше условленного времени. Не ежиться под косыми взглядами персонала гостиницы, когда снимаешь номер меньше чем на сутки. Они нюхом чуют адюльтер, сколь бы вы прилично ни выглядели!
        Мы ехали в моей машине. Свою Игорь оставил на платной стоянке, ибо для семьи убыл в командировку. Он туда действительно собирался, но лишь в воскресенье вечером, и по дороге обратно я должна была завести его на вокзал. Вот молодец! Урвал для нас выходные. А Альбина еще говорит, что он не старается! Нет, он любит меня и, так же как я, жаждет встреч!
        Своему папе я совершенно честно сообщила, что еду на дачу к Альке оценивать результаты ее ремонта. Это была чистая правда, за исключением одной детальки. Утаила, что самой Алевтины там не намечается.
        Родитель мой любит, чтобы выходные я проводила с ним дома. Но загрустил на сей раз не сильно. У него назревало какое-то сборище в местном совете ветеранов. Насколько я поняла, до позднего вечера митинговать будут. Они вечно с чем-нибудь коллективно борются. А потом отец будет занят оповещением местных старичков и старушек о принятых на собрании решениях. Короче говоря, все складывалось как нельзя удачно.
        - Игорь, нам надо по дороге куда-нибудь завернуть и продуктами запастись, - сказала я сидевшему рядом любимому. - А то у Альки холодильник совершенно пуст. Покатам рабочие трудятся, она специально ничего не оставляет. Говорит, все подчистую сжирают. А договором не предусмотрено, что она их должна едой обеспечивать. А нам, впрочем, два дня там жить.
        Игорь, поглядев на меня, пропел в манере Мефистофеля из «Фауста» Гуно:
        - О быт, проклятие человека, ты так достал меня!
        - На тему быта уж помолчал бы! - возмутилась я. - Тебе его полностью обеспечивают жена и домработница. Так что от похода со мной в магазин не перенапряжешься. Наоборот, расширишь кругозор.
        Игорь резко помрачнел.
        - Таня, по-моему, мы с тобой договорились не упоминать…
        Это он про жену!
        - А тебе не кажется ситуация неправильной? - спросила я. - Если бы ты свою жену упоминал, а я обижалась, потому что мне неприятно, это было бы логично. Но мне, как ты давно знаешь, все равно. А вот почему тебе неприятно, когда я ее упоминаю, извини, понять не могу. Она ведь часть твоей жизни, а следовательно, часть тебя. Как мне исключить ее из своего сознания? В конце концов, она в некотором роде и часть моей жизни.
        Он насупился еще сильнее и с досадой произнес:
        - Таня, такое великолепное утро. Прошу, давай не портить его. Мы много-много лет назад с тобой обо всем условились. Ну не хочу я это больше обсуждать. Ближайшие два дня есть только мы вдвоем. Я и ты. И больше никого. Никого на свете. Согласна?
        - Согласна, - буркнула я.
        Жена Игоря в качестве третьего лишнего мне тоже не требовалась, однако дурацкое Игорево табу приводило меня в бешенство. Лучше бы уж он про нее рассказывал. Атак получалось, будто он тщательно скрывает от меня какую-то часть своей жизни. Кроме того, меня мучило элементарное женское любопытство: какая она, эта женщина, с которой мне, волею судьбы, приходится делить любимого человека?
        И странное дело: то ли из-за его настойчивых умолчаний, то ли еще по какой-то причине, я очень часто думала о жене Игоря! Едва ли не чаще, чем о самом Игоре. Ужасно она меня занимала! Что делает, что говорит, чем увлекается, что любит, а что ненавидит? За десять лет наших с Игорем отношений я по крупицам собирала о ней информацию и даже однажды видела ее живьем.
        Нет, я ничего не подстраивала. Мы совершенно случайно столкнулись нос к носу в бутике. Она прошествовала мимо меня, и ни один мускул у нее на лице не дрогнул. Похоже, не подозревала о моем существовании. Я же к этому времени успела весьма подробно изучить ее лицо.
        За год до этой встречи я обнаружила в раскрытом кейсе своего любимого пакет с фотографиями, которые он получил из проявки. Любимый как раз мылся в душе, и я, умирая от любопытства, заглянула в пакет: Игорь и его семейство в полном составе на отдыхе в Турции. Милые дети. Вполне симпатичная жена. Яркое солнце. Синее море… Я перебирала снимок за снимком, и руки мои тряслись, а перед глазами плыло.
        Шум воды прекратился. Я поняла: Игорь вот-вот вернется в комнату. Сама не знаю, что меня дернуло, но, схватив фотографию, на которой была запечатлена только его жена, я сунула ее к себе в сумочку. Едва успела сложить в пакет остальные снимки и снова сунуть его в кейс, как появился Игорь. Я еле успела отдернуть руку. Мое движение от него не укрылось, но он истолковал его по-своему.
        - Не трогай, пожалуйста.
        - Да мне ручка нужна кое-что записать, - соврала я.
        - Что тебе еще понадобилось записать?
        - Вспомнила одну вещь. По работе.
        - Ты о чем-нибудь, кроме работы, думаешь?
        - Думаю. Но сейчас мне нужно на нее настроиться, иначе не смогу тебя отпустить. А скоро хозяйка вернется, и наши голые объятия могут ее шокировать.
        Он взял со стола часы и воскликнул:
        - Похоже, и я уже опаздываю!
        Кейс захлопнулся. Инцидент был исчерпан, а фотография осталась у меня. Вопросов по этому поводу у Игоря ко мне больше не возникало, из чего я могла заключить, что пропажа снимка со мной не ассоциировалась. Видно, отнес ее на счет лоботрясов из проявочной мастерской. Спрячь я его фотографию, он, наверное, меня заподозрил бы. Но ему скорее всего в голову не приходило, что я способна на кражу изображения его жены.
        Несколько дней я держала фотографию под подушкой. Вынимала, разглядывала, прятала и вновь извлекала на свет. Будто наизусть заучивала черты этой женщины. Единственным человеком, которому я призналась в своем поступке, была Альбина. Она охала:
        - Неужели ты не ревнуешь? Или ревнуешь? Нет, ты, Танька, мне объясни, что чувствуешь, когда на нее смотришь?
        - Не ревную. Мне интересно.
        - Не понимаю, - продолжала квохтать моя подруга. - Вот если бы я увидела фото Юриковой любовницы…
        - Он что, уже любовницу завел?! - изумилась я.
        - Еще чего! Я теоретически. Вот если бы он ее завел и я бы увидела ее фотографию…
        - То что?
        - Убила бы, наверное, всех. И уж по любому кричала бы, рвала на себе волосы и билась головой о стену.
        - Это, видимо, потому, что Юрка тебе муж. Или темперамент у тебя ругой. Мне совсем не хочется рвать на себе волосы и убивать тоже поползновений не возникает - ни Игоря, ни ее, ни себя. Как бы мне о ней разузнать побольше?
        - Зачем? - схватилась за голову Альбина. - Мазохизм какой-то. Охота себя мучить?
        - А я, наоборот, мучаюсь оттого, что совсем ничего не знаю. Игорь такой упрямый. Один раз ее имя назвал, и дальше молчок. Точно ее не существует. Про детей иногда говорит, даже смешные истории о них рассказывает. А о ней - ничего. Но ведь она есть. Вот доказательство.
        Альбина долго разглядывала снимок, потом медленно проговорила:
        - Довольная и счастливая баба. Похоже, она про тебя не в курсе.
        - И замечательно. Только вот я-то в курсе. Ей обо мне знать незачем, а я о ней - хочу. Алька, посоветуй, как бы мне половчей и побольше про эту Людмилу выяснить?
        Подруга ответила не задумываясь:
        - Единственный способ - искать общих знакомых.
        Москва, как известно, город маленький. И это при том, что по населению равна небольшой европейской стране. Если ты с кем-то не знакома напрямую, то обязательно знакома с ним через какого-нибудь человека. Кто-нибудь обязательно либо учился с ним в школе или в институте, либо работал вместе, либо отдыхал, либо где-нибудь тусовался, занимался в одном фитнес-клубе, сидел на одном горшке в яслях, растил клубничку на соседних шести сотках, да мало ли еще вариантов! Прояви настойчивость, и поиск наверняка принесет удачу.
        Через некоторое время я выяснила об Игоревой жене если не все, то очень многое. Они встретились и поженились в студенческие годы. В одном институте учились. Детей довольно долго не было. Оба работали. Потом у Игоря бизнес пошел, а Людмила ушла с работы, пролечилась и родила. Сперва мальчика, потом девочку. Работать больше не пошла. Занималась детьми.
        Я узнала о ее вкусах - куда ходит, что смотрит, слушает и читает, какая одежда ей нравится, какие духи… Вот почему, столкнувшись с ней в бутике, испытала крайне странное ощущение. Будто повстречалась со старой знакомой, чуть ли не близкой подругой. Едва не поздоровалась! Хорошая, вероятно, вышла бы сцена!
        Сейчас я, наверное, наняла бы детектива, а тогда обошлась собственными силами. Да и в последующие года продолжала собирать о ней информацию. Жизнь Людмилы до сей поры меня завораживает…
        Притормозив, я начала сворачивать к большому сетевому супермаркету.
        - Куда? - возопил вдруг Игорь и едва не вырвал руль у меня из рук.

        V

        Вильнув, я в последний момент избежала столкновения с отъезжавшей от супермаркета маршруткой. Хвала моему инструктору! Он хоть и ругал меня на чем свет стоит, однако научил не терять голову в экстремальных ситуациях. Я съехала на обочину, остановилась и заорала на Игоря:
        - Совсем обалдел? Заснул и кошмар приснился? Что тебя дернуло хвататься на ходу за руль? Ведь разбиться могли!
        - А на кой черт ты сюда свернула? - злобно воззрился он на меня.
        - С тобой вообще все в порядке? Мы только что говорили, что нужно заехать за продуктами!
        - Только не сюда! - рявкнул он.
        - Никак, обанкротился?
        - Ты о чем? - не понял он.
        - А мне другой причины в голову не приходит, чем тебя не устраивает этот магазин. Сейчас в нем сразу всего наберем, и прямиком на Алькину дачу.
        - А я повторяю: сюда нам нельзя. Видишь новый дом с башенками?
        Дом я видела, а вот взаимосвязь между ним и закупкой продуктов не улавливала.
        - Там купил квартиру мой друг, - продолжал Игорь. - И он именно в этот магазин ходит.
        - Если он живет в таком доме, то наверняка не сам ходит…
        - Именно что сам, - перебил он. - По выходным. И жена его ходит, и дети, и они меня знают…
        - Не трудись продолжать. Если они тебя увидят со мной, возникнут ненужные вопросы. Уговорил. Поехали дальше. Там по пути еще несколько магазинов эконом-класса будет. Твой друг в них явно не ходит. Правда, и выбор там победнее. Есть еще и «Ашан». Так что выбирай.
        - Едем в «Ашан», - принял решение он. - Это далеко. Там уж точно ни с кем не столкнемся.

«Ох, не знаешь ты, милый, о чем говоришь», - подумала я. Там постоянно с кем-нибудь сталкиваешься. Тележками. Столпотворение жуткое! Ну ничего. Пускай поглядит, как народ живет. Тоже полезно.
        Пока мы добирались, Игорь вспомнил:
        - Слушай, а вроде около самого поселка тоже какой-то приличный магазин был. Когда мы раньше к Алевтине ездили, то им пользовались.
        - Совершенная правда, - подтвердила я. - Но зимой там пожар случился, и теперь они восстанавливаются.
        Когда мы вошли в «Ашан», мой любимый в лице изменился, и, глядя на него, я испытывала некоторое злорадство. Сам выбрал, сам и страдай!
        Он взял тележку и, плотно сжав губы, нырнул в толпу. Я шествовала рядом, кидая в корзину продукты. Игорь беспрестанно бормотал себе под нос что-то непонятное. Вдруг он на мгновение застыл как изваяние, ойкнул, скукожился и, стремительно вильнув за огромный стеллаж, испарился.
        Я бросилась следом, однако в соседнем проходе его не обнаружила и принялась растерянно вертеть головой во все стороны. Что делать? Какая шлея ему на сей раз под хвост попала? Где его теперь прикажете в этой сутолоке искать?
        Вокруг меня бурлил нескончаемый водоворот людей и тележек. Наконец я догадалась воспользоваться мобильником.
        - Ты где? - услышав в трубке его голос, задала я сакраментальный вопрос.
        - Здесь, - послышался короткий ответ.
        Судя по шуму, доносившемуся из трубки, он и впрямь еще находился в магазине.
        - Я спрашиваю, где именно ты находишься, как тебя найти и зачем ты удрал?
        - Сейчас объясню… Черт его знает, где я нахожусь.
        - Погляди по сторонам. Что на полках? - напутствовала его я.
        - Чай, - уверенно произнес он.
        - Стой, никуда не двигайся и не отключайся. Я иду.
        Пять минут спустя я его обнаружила. Он действительно топтался возле чая. Бледный, даже губы побелели.
        - Тебе плохо? - заволновалась я. - Куда ты так понесся?
        - Там мой зам. - По экономике, - трагически прошептал он.
        - А-а-а, - понимающе протянула я. - Значит, уходим.
        Игорь не шелохнулся.
        - Он такой сноб и эстет, а у самого полная тележка, - подавленно пробормотал мой любимый. - Вина вроде какие-то уникальные собирает, а в тележке у него пиво. И, представляешь, Таня, мешок сахара! А они с женой на разных дорогих диетах постоянно сидят.
        - Полное крушение идеалов, - не выдержала я. - Дорогой мой, каждый экономит как может. Может быть, он не для себя покупает. Сахар, скажем, бабушке в деревню, варенье она любит варить. Слушай, он ничего сейчас не строит?
        - Баню, - жалобно сообщил Игорь.
        - Тогда ясное дело: для рабочих. Не в «Глобус Гурмэ» ведь для них сахар и пиво закупать.
        - Сам? Для рабочих покупает? - никак не мог прийти в себя от потрясения мой любимый.
        - Ох, милый, на что только люди не идут, чтобы сэкономить.
        - Все равно полный бред. А главное, чуть не столкнулись.
        - Поехали, - надоело мне. - Бросай тележку. В очереди стоять не будем. А то еще с кем-нибудь столкнешься. По дороге найдем какой-нибудь маленький магазинчик. Ты посидишь в машине, а я сама справлюсь. Обойдемся без разносолов.
        От радужного моего настроения почти ничего не осталось. Нет, я, конечно, понимала, что Игорь не хочет засвечиваться. Мне это тоже было ни к чему. Узнав о нашей связи, его жена вполне могла поставить вопрос ребром. Я трезво оценивала свои возможности и сильно подозревала, что при таком повороте событий мой любимый не захочет ничего менять в своей жизни и выберет, конечно, семью. В конце концов, там его дети, имущество, а он человек достаточно практичный. Я давно это поняла и приняла. Но все равно было противно. Уж больно суетливо прятался. Словно я была чем-то очень постыдным.
        Остановились возле меленького магазинчика, я закупилась там всем, что нашла. У кассы мне вспомнились слова Алевтины. И впрямь опять я расплачиваюсь. Даже денег не предложил. Сидит себе спокойно в машине! Пожалуй, ни разу еще за все десять лет Игорь не раздражал меня до такой степени.
        Нагруженная пакетами, я поплелась на улицу. Хоть тут догадался выйти, открыть багажник и переложить в него мою кладь.
        Разговаривать мне все равно не хотелось, и до Алькиной дачи мы доехали в гробовом молчании. Лишь на участке я начала оттаивать. Воздух был насыщен запахом цветущей сирени и еще чего-то цветущего и благоухающего. Дул теплый майский ветерок. И все вокруг было такое нежно-зеленое! И - тишина. А впереди почти два дня…
        Игорь подошел, обнял меня. Раздражение мое ушло, я больше не обижалась и тихо проговорила:
        - Красота, да?
        - Как в сказке, - откликнулся он. - Танечка, я так рад, что мы вырвались.
        Весь этот день мы были вместе. Погуляли, честно проинспектировали результаты ремонта, руководствуясь Алькиным списком. Я бы на се месте осталась вполне довольна. Коттедж с террасой получился очень уютным. Жила бы в нем да жила вместе с Игорем. Но подруга моя, когда сама приедет, наверняка обнаружит сотни, а может, и тысячи недоделок, и не удивлюсь, если начнет ремонт сначала.
        Я приготовила обед. На воздухе аппетит у нас разыгрался! Самые простые продукты казались вкуснющими.
        - Вот, Танюша, а ты расстраивалась, - вытирая посуду, которую я мыла, с блаженным видом произнес Игорь.
        Утром я проснулась от ощущения, что на меня кто-то смотрит. Открыла глаза… и решила, будто еще сплю. На меня, не мигая, смотрел мужчина - черненький, смуглокожий, с раскосыми черными глазами. Вылитый Чингисхан!
        Какое-то время мы молча таращились друг на друга. Потом до меня дошло, что это совсем не сон. Я с истошным визгом натянула на себя одеяло до подбородка и рявкнула:
        - Вы кто?
        Рядом со мной на кровати, как ужаленный, подскочил Игорь и, узрев незнакомца, задал ему тот же вопрос.
        Тот наконец-то моргнул и произнес нечто нечленораздельное.
        - Вы, верно, рабочий? - начала догадываться я и проиллюстрировала свои слова жестом, будто забиваю гвозди.
        Чингисхан заулыбался и часто-часто закивал головой, будто китайский болванчик.
        - А мы друзья Альбины Ильиничны! - проорала я.
        Он продолжал кивать головой. По-моему, ничего не понял.
        Игорь к этому моменту окончательно проснулся и грянул громче меня:
        - Что ты делаешь в нашей комнате? Брысь отсюда!
        Улыбка с лица Чингисхана исчезла, и его сдуло.
        Игорь, выбравшись из кровати, натянул трусы и джинсы.
        - Пойду выясню, зачем они заявились, когда их не ждали. У меня мобильник внизу остался и чемодан. Сопрут еще. Потом этих рабочих и не найдешь.
        Он сбежал вниз по лестнице. Некоторое время ничего не было слышно, затем с улицы до меня донеслись громкие голоса. Я высунулась в окно.
        Игорь и три одинаковых чингисхана стояли у пресловутой веранды и объяснялись на пальцах. Голоса они тоже использовали, но вспомогательно. Если так можно выразиться, для усиления смысла языка жестов.
        Спустя некоторое время Игорю удалось втолковать рабочим, что сегодня услуги их не требуются, хозяйка не приедет, а на даче будем жить лишь мы.
        - По-моему, они надеялись, что им сегодня заплатят, - устало сообщил он, вернувшись обратно.
        - Сомневаюсь, - ответила я. - Алька, пока работу не примет, не заплатит. Впрочем, это ее проблема. Главное, что ушли.
        - Не понимаю, зачем она им ключ от дома дала? - кипел Игорь.
        - А как они могут работать без ключа?
        - И то верно! - Он засмеялся. - Но, знаешь, когда я проснулся и этого типа увидел, решил, что на нас напали.
        - Я сперва вообще решила, что мне кошмар снится.
        - Жуткое ощущение, - согласился любимый. Мы на всякий случай заперли дверь в комнату и вернулись в постель.
        До вечера мы из дома не выходили. Но хорошее всегда быстро кончается. Наше воскресенье пролетело как один миг. Приближался вечер, и настала пора Игорю уезжать. Я с сожалением посмотрела на Алькин дом, ставший для нас столь уютным пристанищем, и открыла машину. Мы выехали за ворота. Вот и позади наш замечательный уик-энд. А дальше - дела, дела, дела, новая круговерть, и бог знает, когда нам еще выдадутся подобные два денька!
        Я повезла Игоря на Ленинградский вокзал. Он ехал в командировку в Питер. Дернуло же меня провожать его до самого вагона! Он-то как раз не хотел, отговаривал, но я настояла. Хотелось еще хоть на чуточку оттянуть расставание. У меня и так уже сосало под ложечкой.
        Мы нашли вагон. Игорь приготовил билет. И вдруг, как гром среди ясного неба, знакомый голос:
        - Татьяна! Кого я вижу!
        Локоть Игоря непроизвольно дернулся под моей ладонью, и я, еще прежде чем увидеть, явственно почувствовала, как он отпрянул от меня всем телом. И тут же передо мной возник ухмыляющийся Константин.
        - Таня, я очень рад.
        Его появление до того меня ошарашило, что я ляпнула первое пришедшее в голову:
        - А вы говорили, что в пятницу уедете. Обманули, значит?
        Он хмыкнул:
        - Не обманул, а подзадержался. А вы, гляжу, мужа провожаете? Очень приятно, - протянул он руку Игорю. - Константин Вавилов.
        У Игоря пропал дар речи, и я поспешила ему на помощь.
        - Костя, это не муж, а мой хороший знакомый Игорь Ряднов.
        По вавиловскому выражению лица нетрудно было догадаться: он правильно понял, что значит хороший знакомый. По кислой же мине Игоря столь же легко угадывалось: он понял, что Костя понял, и пребывает от сего не в восторге. Протянутую сценаристом руку мой любимый, однако, пожал. Куда же денешься.
        - Вы в славный Питер? - поинтересовался Вавилов.
        - В командировку, - мрачно уточнил Игорь.
        - Какое совпадение, - одарил его белозубой улыбкой Константин. - Я тоже. Эх, погуляем на свободе, - игриво подмигнул он ему.
        Игоря передернуло, но он смолчал.
        Объявили посадку. Мы чопорно чмокнулись с Игорем. Не обниматься же в присутствии сценариста! Мужчины запрыгнули в вагон. Вскоре поезд тронулся. Я осталась на платформе.
        На душе было сквернее некуда! Горло сжималось от грусти. Игорь убыл на целую неделю, а этот назойливый Вавилов не дал нам даже толком попрощаться! Умом я, конечно, понимала, что это ерунда. Игорь так и эдак сел бы в вагон и уехал. Однако неуместное появление Константина оставило ощущение незавершенности нашего свидания. Будто мне помешали в последний момент сказать Игорю что-то важное.
        Домой я вернулась в расстроенных чувствах. Но и там меня ожидал новый сюрприз. Дверь открыл не отец, а старушка соседка - из числа папиных «боевых подруг». У меня сердце в пятки ушло.
        - С папой плохо?
        - Да нет, Танюша, он там… сидит, - суетливо забормотала Клавдия Михайловна.
        Из папиной комнаты выскочила еще одна его «боевая подруга» и с ходу затараторила:
        - Ой, Танечка, папа ваш сегодня таким героем себя показал! Мы им гордимся! Очень уж гордимся!
        Почуяв неладное, я кинулась к нему. Родитель мой восседал в кресле, запрокинув голову, а на лице у него лежал пакет со льдом.
        - Папа, что с тобой? Ты упал?
        - Нет, я ему врезал! От души врезал! - картинно потряс он в воздухе кулаком.
        - Сумасшедший! Тебе семьдесят три года, а ты в драки ввязываешься!
        Я сняла пакет. Глаз у отца заплыл и почернел. Настоящий фингал!
        - Ну-ка, объясните мне толком, что у вас там стряслось? - потребовала я у двух суетящихся и тараторящих что-то о «гражданской позиции» бабок.
        Путем длительных расспросов мне удалось установить следующее. Ветераны объявили смертельный бой буржуям, вознамерившимся установить огромную светящуюся рекламную конструкцию прямо возле нашего дома. Разведка донесла: высота предполагаемого сооружения - шесть метров. Мало того, что светить людям в окна будет, так еще риск, что свалится на дом.
        Обращения в местные органы власти не принесли результатов. И вот совет ветеранов решал вопрос, кому писать: мэру Москвы или сразу президенту? Мнения разделились. Спор был жарким и как-то невзначай перешел в драку. Мой родитель (так и не поняла, кому он призывал писать) навесил оплеух своему оппоненту, а тот, в свою очередь, дал ему в глаз. Кто из них начал, а кто продолжил, тоже не поняла. Меня больше удручал результат, и требовалось срочно решить, что делать.
        Я стала спешно названивать приятелю-офтальмологу. Он задал мне несколько наводящих вопросов и, выслушав мои ответы, кажется, не особо встревожился:
        - До утра дело терпит. Но к девяти будьте у меня. Человек пожилой. Осмотром пренебрегать не следует.
        Лишь ложась спать, я вдруг сообразила: Игорь мне ни разу не позвонил!

        VI

        Утром мы с папой помчались к офтальмологу. Глаз у отца еще сильнее заплыл. Пока мы ехали, я ругала его на чем свет стоит.
        В офтальмологическом центре отца приняли первым и учинили тотальный осмотр на самой разнообразной аппаратуре. Затем, усадив нас с родителем рядком, врач вынес вердикт:
        - Удар особой травмы глазу не нанес. С сетчаткой полный порядок. Отслоения не произошло. Но я другое обнаружил. У вас, Еремей Григорьевич, катаракта на обоих глазах начинается. Вы знали?
        Отец утвердительно кивнул головой, а я только рот раскрыла.
        - Папа, ты мне ни слова не говорил!
        - А что тебя раньше времени волновать, - совершенно спокойно откликнулся он. - Пока я еще вижу. Вот когда созрела бы и настало время операции, тогда и сказал бы.
        - Ох, как вы не правы, Еремей Григорьевич, - возразил мой приятель. - Не надо дожидаться, пока созреет. Сейчас, если лечить на ранней стадии, существуют гораздо менее травматичные методы операций.
        - Ах, ну да. Эти… лазеры, - презрительно отмахнулся родитель. - Не верю я, знаете, в них. Традиционные методы надежнее. Они на скольких уже поколениях отработаны. И вообще, зачем резать заранее. Все в жизни должно происходить по порядку.
        - Поймите меня правильно, - терпеливо продолжал мой приятель. - Я вас совершенно не призываю торопиться. Левый глаз пока действительно трогать не будем. Да и с правым в принципе можно еще подождать. Я только одного боюсь. Как бы после удара катаракта не начала ускоренно развиваться. Такое иногда случается. Поэтому вам теперь надо почаще наблюдаться. Но хочу вас предупредить: даже если ускоренное развитие не начнется, через полгода вам надо операцию сделать. Ждать дальше нечего. Зрение будет только ухудшаться, а от этого и зрительный нерв будет страдать. И вообще, лучше прооперироваться, пока вы в такой замечательной физической форме.
        Отец мой приосанился.
        - Да уж. Постоять за себя могу.
        - Молчал бы уж, герой, - шикнула на него я.
        - Еремей Григорьевич, операция пусть и малотравматичная, все-таки вмешательство в организм, - продолжил врач. - И чем в лучшей вы форме, тем легче она пройдет и тем скорее вы восстановитесь. И опасность осложнений гораздо меньше. Пока я вам выпишу капельки для глаз. Витаминчики попейте. За ощущениями в глазу следите. Если что, моментально ко мне.
        Атак я вас жду через две-три недельки, когда сойдут отек и синяк. Еще раз посмотрим, а там определим сроки дальнейших действий.
        Я завезла отца домой и отправилась на работу. Войдя в кабинет, первым делом включила звонок у мобильника. Он тут же затрезвонил. Наверняка Игорь. Не глядя на дисплей, я поднесла трубку к уху.
        - Извини. Телефон выключала. Папа себе глаз разбил, и мы к врачу ездили.
        - Вот уж никак не ожидал, что вы станете со мной делиться такими интимными подробностями своей жизни! - раздался в ответ ехидный голос.
        Не Игорь!
        - Извините, кто это? - сухо осведомилась я.
        - И почему вы меня никогда не узнаете! Вавилов на проводе.
        - Значит, Константин Иванович, быть вам богатым. - Мне едва удалось скрыть пронзившее меня разочарование.
        - Приятная перспектива! Утешает! - бодренько воскликнул Вавилов. - Вы не беспокойтесь. Надолго вас не задержу. Просто счел своим долгом проинформировать вас, как мы с вашим… - он выдержал выразительную паузу, - хорошим знакомым Игорем весело доехали до славного города Питера. Он вам еще не сообщил?
        - Нет, у меня со вчерашнего вечера был отключен телефон, - не стала вдаваться в подробности я.
        Вот сволочь! Решил настучать. Ну до чего мерзкий тип! С одной стороны, меня подмывало сказать ему, что в его информации не нуждаюсь. Но с другой - меня раздирало жгучее любопытство. Ужасно хотелось узнать, как ведет себя Игорь в отсутствии и моем, и жены.
        - Большой донжуан ваш Игорь Дмитриевич, - с ликованием в голосе излагал Вавилов. - Представляете, не успели отъехать, завел знакомство с двумя девушками из купе по соседству. Обе красотки-блондинки. Ноги от ушей. Мы с ними тут же, конечно, в вагон-ресторан…
        Меня изнутри обожгло словно пламенем.
        - Извините, я сейчас на работе, у меня куча дел, и ваши с Игорем похождения меня совершенно не интересуют.
        Он издал довольный смешок.
        - Ой, да ладно. Шучу. На самом деле наша поездка сложилась гораздо более прозаично. Попили чайку, поболтали и спать легли. Выяснилось, что у нас масса общих знакомых.

«Наверняка Игорю это совсем не понравилось», - подумала я, а Константину сказала:
        - Неужели. Как интересно.
        - Очень, оказывается, узок мир. Кстати, а что с вашим папой?
        - Да ничего страшного. Ударился, но это обошлось. Зато попутно выяснилось, что у него катаракта.
        - Татьяна, вы только не расстраивайтесь, - в голосе Вавилова, к полной для меня неожиданности, зазвучало сочувствие. - Сейчас почти все пожилые люди через это проходят. Я маме как раз в прошлом году операцию сделал. Очень хороший врач есть. Настоятельно рекомендую к нему обратиться.
        - Спасибо, у меня вроде тоже приятель…
        - Приеду в Москву, и все-таки дам вам координаты своего специалиста. Знаете, доверяй, но проверяй. Лишнее мнение перед операцией не помешает.
        Я даже растрогалась. Откуда такая забота? От Игоря я ничего подобного не слышала. Когда два года назад отец после гриппа заболел воспалением легких и попал в больницу, мой любимый помог мне только одним: перестал занимать мое время. Нет, я и не ожидала, что он станет сидеть у постели моего отца. Они и не знакомы. Однако Игорь и никакой другой помощи не предложил. Просто принял к сведению, что, пока папа не пойдет на поправку, мы встречаться не сможем. Я каждый день в больницу ездила, а несколько самых критических дней даже ночевала.
        Не успела я договорить с Константином (кстати, зачем он звонил мне из Питера, так и не поняла), раздался новый звонок. На сей раз, прежде, чем ответить, я посмотрела на экран: Игорь!
        - Добрый день, любимый!
        - Все утро тебе дозваниваюсь, - сумрачно бросил он.
        Пришлось снова рассказывать про папу. Игорь принял историю к сведению, однако голос его не помягчел:
        - Могла бы позвонить, когда освободилась.
        - А почему ты мне вчера вечером не позвонил? Я, между прочим, ждала.
        - Не при Константине же мне с тобой беседовать. Кстати, что это за тип?
        - По работе столкнулись.
        Игорь замялся и вдруг сказал:
        - Как бы ему деликатненько намекнуть, чтобы он не особенно распространялся, кто меня до поезда провожал. Понимаешь, у нас с ним, к несчастью, много общих знакомых обнаружилось.
        - Да, он мне говорил.
        - Он тебе? Когда?
        - Сегодня. Только что.
        - Та-ак, - свирепо выдохнул он. - Значит, мне позвонить у тебя времени не нашлось, а с этим хлыщом болтать и меня обсуждать - пожалуйста.
        - Но он мне сам позвонил.
        - Ах, он тебе еще и сам звонит!
        - Да. По работе. Никак, ревнуешь?
        - И не думаю. Было бы к кому ревновать. Меня одно, повторяю, тревожит. Боюсь, распустит свой длинный язык.
        - Если это тебя до такой степени тревожит, сам и предупредил бы его.
        - Поумней ничего не придумала? Он бы мигом тогда догадался, что у нас с тобой отношения.
        Мне стало обидно, и я весьма зло произнесла:
        - Успокойся, он и так догадался. Любимый мой поперхнулся.
        - Что, прямым текстом тебе объявил?
        - Естественно, нет. Он человек воспитанный. Но недвусмысленно намекнул.
        - Дьявол! - взвыл Игорь, и, резко сменив тональность, заискивающе добавил: - Так, может, ты с ним на эту тему поговоришь?
        Я вконец обозлилась:
        - С какой стати мне решать твои проблемы?
        - Танюша, это наши общие проблемы.
        - Наши общие? - Слышать это мне было столь оскорбительно, что голос срывался. - Вот уж что меня не волнует! Могу хоть на Красной площади прокричать, что я твоя любовница, мне не стыдно.
        При чем тут стыд? Просто я не желаю, чтобы обо мне распускали слухи и сплетни Поглощенный всецело заботой о своей шкуре, он словно не понимал, насколько меня обижают его слова и его поведение! Еле сдерживаясь, я отчеканила:
        - Может, тогда и вести себя следует соответственно? Ну, чтобы не давать повода для слухов и сплетен.
        - Ох, Таня, прекрати.
        - С удовольствием. Ты сам начал.
        - Как ты не понимаешь, что это очень серьезно.
        - Уж куда серьезнее. Скажу больше: спокойствие твоей жены - это святое, и не может идти ни в какое сравнение с моими унижениями.
        Он бросил трубку, точнее, учитывая, что мы разговаривали по мобильному, нажал на кнопку. Раздались частые гудки. Будь он рядом, врезала бы ему телефоном по голове! Что с ним в последнее время творится? Прежде он не был таким пугливым. Осторожность мы, конечно, старались с ним соблюдать, но сейчас это у него переросло в настоящую паранойю.
        Телефон опять зазвонил.
        - Извини, нас разъединили. - Нагло врет, и тон уже не такой агрессивный. Видно, что-то ему от меня очень надо.
        Действительно, надо. Игорь снова принялся доказывать, что беседу с Вавиловым на деликатную тему удобнее и проще провести мне.
        Даже подход придумал! Мол, так как Константина сейчас связывает со мной материальная заинтересованность, легко воспользоваться этим обстоятельством в качестве рычага воздействия. И это говорит человек, которого я десять лет люблю! Сумев сдержать клокочущие во мне эмоции, я лишь ответила:
        - Знаешь, запиши его телефон и, если угодно, позвони сам. А я работу и личную жизнь не смешиваю. Меня папа с детства так воспитал.
        На этот раз разговор прервался по моей инициативе.
        Новый звонок, но не от Игоря, а от Альбины. Поработать мне, видно, сегодня не суждено.
        - Куда исчезла? - возмущенно донеслось из трубки. - Я уже вся изнервничалась. Решила, попали в аварию. Как выходные? И как моя верандочка? Или вы не доехали?
        - Веранда в порядке. Только нас едва кондратий не хватил от твоих Чингисханов.
        - Что натворили? - встревожилась она.
        Я рассказала про утренний визит.
        - Вот паразиты. Ничего не соображают. Вернее, наоборот, хитроумные слишком. И решили взять врасплох, чтобы деньги быстрее слупить.
        Я рассмеялась:
        - И впрямь чингисханы! Внезапное нападение с корыстными целями.
        - Ой, подруга, не говори. Так с этими гастарбайтерами тяжело. Каждый шаг вынуждена отслеживать. Ладно, все хорошо, что хорошо кончается. Кондратий твоего Игоря не хватил. А то, представляешь, пришлось бы тебе жене его хладный труп возвращать. И тут уже, боюсь, не соврешь, что вы случайно на улице встретились.
        - Да у него и без этого уик-энд нервный выдался.
        Я рассказала ей про встречу Игоря с собственным заместителем и про Вавилова. Подруга хмыкнула:
        - Не повезло мужику. Небось сейчас в Питере сидит и срочно алиби сочиняет.
        - Ты почти угадала, - не стала скрывать я. На душе было скверно, хотелось хоть с Алькой поделиться. - Представляешь, пытался с моей помощью нейтрализовать свидетеля.
        - Каким образом? - захлебнулась от любопытства моя подруга.
        - Элементарно. Умолял меня объяснить Вавилову, что все обстоит не так, как ему показалось. А еще лучше убедить его, будто он вообще меня на вокзале не видел.
        - И ты согласилась?
        - Нет, конечно. Нужно мне выставлять себя дурой перед человеком, с которым предстоит вместе работать.
        - И молодец! - горячо одобрила мою позицию Алька. - Так держать! Каков твой Игорь мерзавец! Сама-то теперь понимаешь?
        Теперь я уже жалела, что, поддавшись минутной слабости, поведала подруге о происшествии. Неприглядную картину следовало срочно подретушировать.
        - Да, по-моему, у него дома какие-то проблемы. Вот и боится, что наши отношения выплывут. Вспомни: ведь был период, когда он почти бравировал ими.
        - Ничего удивительного. Тогда в их среде было модно иметь любовниц, а теперь, наоборот, в моде крепкая семья, и любовниц прячут подальше от посторонних глаз.
        Я сильнее прежнего принялась корить себя за длинный язык, однако Алька, к счастью, переключилась на другую тему.
        - Слушай, а что из себя представляет этот Вавилов?
        - Пижон.
        - М-м-м. А женат?
        - Алька, откуда мне знать! Я у него анкетных данных не требовала.
        - Кольцо на пальце есть?
        - Знаешь, даже внимания не обратила.
        - Клеится?
        - Да, скорее, больше выпендривается.
        - Тоже хорошо. Значит, внимание привлекает.
        - Алька, у нас другая тема для отношений. Мы вместе работаем над рекламным проектом. И во мне его если что и интересует, то холявная ручка.
        - Не поняла. Это в смысле поцеловать?
        - В смысле получить. Сойди с сексуальной почвы. Интерес у него меркантильный. От ручки он нашей люксовой потащился, а не от меня.
        - Жалко, - голос у моей подруги поскучнел. - А то хоть бы от своего Игоря отвлеклась.
        - Отвлекающего момента у меня и так достаточно. Папа, например.
        И я начала излагать ей историю с фингалом, нарочно в мельчайших подробностях. Маневр мой увенчался успехом. Алька забыла и про Игоря, и про Вавилова.

        VII

        Константин позвонил мне вечером того же дня. В полном недоумении.
        - Татьяна, мне очень неудобно вас беспокоить снова не по делу, а по личному вопросу, но, понимаете, мне только что звонил ваш… хороший знакомый. - Сделал-таки выразительное ударение, не забыл, хотя на сей раз явно чем-то смущен. - Ну, Игорь, - продолжил он. - В общем, я счел необходимым у вас уточнить.
        - Что именно? - постаралась как можно суше осведомиться я.
        Вавилов за последние дни успел мне изрядно надоесть. Проку от него пока никакого, а времени отнимает все больше и больше. Если это перейдет в тенденцию, боюсь, продакт плейсмент наш мне выйдет боком. И угораздило же его пересечься с моими личными проблемами! Пора, наверное, ставить точки над «i» и ограничить сферу общения исключительно работой.
        - В общем, Игорь, долго ходя вокруг да около, как бы мне объяснил, что вроде бы с вами и незнаком. И на вокзал вы приехали совсем не вместе. Короче, получается, вы все-таки провожали… меня. Во всяком случае, так с его слов выходит. Иначе что вы там делали? Мало ли, кто вас еще там видел. Вы же на вокзале все-таки были.
        Я не знала, что и сказать.
        - Поганая ситуация, да? - снова заговорил Вавилов. - И для вас, и для меня.
        - Вам-то что, - раздраженно бросила я. - Или тоже хотите скрыть, что я вас провожала?
        Я давно уже свободен, - ответил сценарист. - Если надо, могу принести себя в жертву. Однако испортить так прекрасно начинающиеся отношения с женщиной… Слушайте, может, ваш Игорь приревновал? И специально подобную мерзость придумал, чтобы вам стало противно на меня смотреть?
        Как хорошо, что он меня сейчас не видел! Лицо мое горело от стыда и возмущения, и во рту пересохло. Безумно хотелось пить!
        - Константин, - еле ворочая языком, произнесла я. - Во-первых, не понимаю, о чем вы говорите. А во-вторых, вам не кажется, что ваша творческая фантазия устремилась не в то направление?
        - При чем тут моя фантазия! Право на данное конкретное изобретение целиком принадлежит этому вашему… который, впрочем, вроде и не ваш.
        - Хватит… - резко оборвала его я, едва не срываясь на крик. - Но в одном вы правы: ситуация нуждается в уточнении. Прошу вас не перебивать меня и слушать внимательно. Расставляю все точки над «i». Никакого Игоря я не знаю. Это не мой, а ваш знакомый. На вокзале я оказалась совершенно случайно, а увидев на платформе вас, подошла поздороваться. У нас с вами замечательные деловые отношения. Я рада нашему сотрудничеству, и в дальнейшем прошу беспокоить меня только по работе. До свидания. С нетерпением жду возможности познакомиться с вашим сценарием. - Понял, - мрачно выдохнул Константин. - Простите за беспокойство. Поганец таки добился своего.
        Отреагировать на последнюю его фразу я не успела. Он отключился. Я ничком кинулась на диван и разрыдалась. «Подонок! Какой подонок!» - как заведенная, сквозь слезы повторяла я, сама толком не понимая, кого из них двоих имею в виду.
        Впрочем, я была даже лишена возможности всласть порыдать: в соседней комнате находился отец, и плакала я, засунув голову под подушку, чтобы он не услышал. Чуть успокоившись, я надолго закрылась в ванной, уничтожая последствия слез. Иначе расспросов не оберешься. А я не могу ничего ему рассказать. Он ведь даже не подозревает о существовании Игоря. Твердо уверен, что у меня никого нет. Так спокойнее.
        По молодости я несколько раз приводила своих ухажеров домой, знакомила с родителями. Ничего хорошего из этого не выходило. У каждого из моих кавалеров мигом обнаруживалось множество недостатков, которые подвергались всестороннему обсуждению. Не при них, конечно. При мне. И вскоре кавалеры переставали мне нравиться.
        Когда мы остались без мамы, папа перестал ограничиваться одним обсуждением недостатков, а сразу встречал моих поклонников в штыки. Не то чтобы он им грубил, но сразу недвусмысленно давал понять, что в нашем доме они нежелательны.
        Кончилось тем, что я перестала его знакомить со своими мужчинами, а потом у меня появился Игорь. Мое предполагаемое одиночество папу, видимо, не смущало. Во всяком случае, он ни разу не задавал мне вопросов на эту тему. Наверное, вполне был удовлетворен нашей с ним жизнью вдвоем, а перемен страшился.
        Меня сложившиеся обстоятельства тоже вполне устраивали. Отца я одного бросить не могла. Несколько лет назад был момент, когда я подумывала о покупке собственной квартиры. Позволить себе такое уже могла, наши встречи с Игорем мое личное жилье сильно упростило бы. Он даже готов был помочь мне с покупкой. Но я поняла: отца наш разъезд убьет. Попробовала сосватать его за одну из «боевых подруг» - очень милую женщину. Мне казалось, она ему нравится. Однако в ответ на мою неуклюжую попытку отец с обиженным видом спросил:
        - Неужели я тебе так надоел, что ты избавиться от меня решила?
        - Папа, я хочу, чтобы ты был счастлив!
        Счастлив? С чужим человеком? - смерил он меня непонимающим взглядом. - Нет, Танечка. Я однолюб. Буду всегда любить твою маму. И счастлив буду, только когда мы… там снова с ней встретимся. Если, конечно, там что-то есть.
        И я поняла, что ничего не могу поделать. Оставить его одного тоже невозможно. Менять квартиру на большую он тоже наотрез отказался. Мол, человек он старый, и с мамой они здесь полжизни прожили. Привык. Да и зачем нам больше. На двоих вполне достаточно.
        И осталось все на своих местах…

        Дни шли. Игорь по-прежнему не объявлялся. Я тоже ему не звонила. Ни слышать, ни тем более видеть его не хотелось. Злость на него не проходила.
        Зато на моем горизонте опять возник Константин. Сугубо по делу. Он написал сценарий первых нескольких серий и дал мне его на одобрение. При встрече он держался вежливо и предельно корректно. Я была даже удивлена, ибо в глубине души не надеялась, что на него настолько подействует моя тогдашняя отповедь. Но ведь подействовала, да еще как! Ни малейшего намека на фамильярность.
        Я прочитала его опус, и он мне понравился. Внесла лишь незначительные коррективы, связанные с ручкой, которая и впрямь оказалась чуть ли не главной героиней сериала.
        Мы опять встретились. Он без малейших амбиций принял мои поправки и отправился работать дальше. Наши новые отношения заставили меня взглянуть на него по-другому. И профессионал хороший, и на творческий гонор не разменивается!
        Когда неделю спустя Константин позвонил снова, я даже обрадовалась.
        - Неужели следующие серии готовы?
        - Еще не совсем. У меня к вам на сей раз другое предложение, но тоже сугубо деловое, - поторопился уточнить он. - Приглашаю вас на одну вечеринку…
        - Константин, - прервала я его. - Мы же договорились.
        - Татьяна, не перебивайте, пожалуйста, выслушайте до конца. Мероприятие, на которое я вас приглашаю, закрытое, только для своих. Но там будут и глава нашей студии, и предполагаемый продюсер сериала. Сами понимаете, люди, с которыми вам, возможно, придется иметь дело. Мало ли какие вопросы возникнут по ходу работы. А я вас познакомлю с ними в неформальной обстановке. Вам же потом станет проще к ним обращаться.
        Действительно, проще, кто бы спорил. Обычно такие контакты люди ищут, а мне вот самой идет в руки. Молодец, сообразил!
        - Спасибо. Конечно, я согласна.
        - Вот и правильно! - весело воскликнул он. - Туда много и других интересных людей приглашено.
        - Костя, где, что и когда? - остался у меня единственный вопрос.
        - В субботу, к пяти часам. В районе Рублевки. Форма одежды неформальная. Празднуем День рыбака. Крайне уместны джинсы, тельняшки, морские фуражки и прочая, так сказать, военно-морская тематика.
        - Удочку брать? - Я тоже развеселилась.
        - Удочку каждому выдают на месте. Там можно будет карпов в бассейне половить. В общем, Таня, я за вами часикам к четырем заеду. Где вы на этот момент будете?
        - Дома. - Я продиктовала адрес и, хихикнув, добавила: - Заедете, наверное, на крейсере?
        - Что вы! Исключительно на весельной лодке. Только к моему приезду, пожалуйста, канал проройте!
        Как же, оказывается, приятно прийти в гости с кавалером, который не опасается показаться с вами на люди! Я уже и забыла, когда в последний раз такое испытывала. Только сейчас поняла, что в последние годы везде ходила либо одна, либо с подругами.
        Константин вел себя как истинный джентльмен. Первым делом представил меня хозяевам вечеринки, затем - телесериальной команде, и лишь после этого мы побрели с ним осматриваться.
        Огромная территория. Дом выстроен в стиле классической русской усадьбы. Перед домом - пруд, вода наипрозрачнейшая, так что хорошо видно карпов, которых предполагалось впоследствии ловить. Участок спускался к деревянной пристани на берегу Москвы-реки. К причалу пришвартованы лодки, водные велосипеды и даже два плота-катамарана. На водных велосипедах уже катались. Кто-то в полном снаряжении для подводного плавания нырнул с причала. Другие просто плавали или загорали. Нашлось немало и тех, кто, подобно нам с Константином, бродил неспешно, обозревая окрестности. В воздухе ощутимо витали аппетитные ароматы жареной рыбы. А около пруда с карпами обустраивался на импровизированной эстраде джаз-бэнд, одетый в матросскую форму.
        Осмотревшись вокруг, я подумала, что сегодняшний праздник уместнее было бы назвать Днем моряка, нежели Днем рыбака. Тельняшечья полосатость присутствовала везде и во всем, начиная от тентов и скатертей на столах для фуршета, обивки шезлонгов, и кончая одеждой людей. На каждом хоть что-нибудь было в бело-синюю полоску - майка, брюки, юбка, картуз, купальник… Даже маленький ребенок на руках у какой-то женщины был в бело-синем памперсе. Джаз-бэнд грянул в полную силу, оповещая о начале конкурса ловли карпов. Мы с Константином приняли участие. На мою наживку клюнула большая, толстая и пучеглазая рыба. Мне ее даже жалко стало. Собиралась отпустить в воду, но Константин удержал:
        - Бесполезно, Таня. Он все равно погибнет, или кто-то другой поймает, их специально для вечеринки завезли.
        Косте достался экземпляр мелкий и тощий.
        - Не любит меня рыба, - вздохнул он.
        Наши трофеи взвесили на весах, записали результаты, и мы понесли добычу на кухню.
        - Поработали, пора и подкрепиться, - подвел меня к столам под тентами Константин.
        Я вдруг почувствовала, что тоже ужасно хочу есть. Видимо, свежий воздух подействовал, и хорошая компания тоже. Давно я не проводила время столь беззаботно!
        Пока карпов ловили, нахохоталась до того, что мышцы живота стали ныть. И Константин веселился, словно ребенок, и окружающие нас люди тоже.
        Мое хорошее настроение испортилось вмиг. На самом подходе к столам мы столкнулись лицом к лицу с Игорем и его женой. Узнала и обомлела, не зная, что говорить и как вести себя.
        Игорь тоже застыл каменным изваянием. Лицо его позеленело, и он таращился на нас с Костей. Вавилов и спас положение.
        Издав радостный рев, он хлопнул Игоря по плечу и возопил:
        - Вот так встреча, дружище!
        Должна заметить, Игорь ему не подыграл. Лишь, продолжая с ужасом таращиться на нас, он с трудом разлепил губы и сиплым голосом бросил:
        - Здравствуйте.
        Костя же продолжал стараться.
        - Как удачно! Кто бы мог подумать, что тут встретимся! Слышь, Игорек, - он снова ударил его по плечу, - я как раз вчера о тебе вспоминал. Таня не даст соврать. Кстати, ты ее помнишь? Она на вокзале меня провожала. Не успел тогда ее тебе представить. А, ладно, давайте сейчас знакомиться. Это Таня. Я - Костя. А вы… - Он повернулся к Игоревой жене.
        - Людмила, - улыбнулась та.
        Игорь протянул мне вялую и холодную, несмотря на жару, руку.
        - Очень приятно. Игорь Ряднов.
        Видимо, слегка отойдя от шока, он начал немного приходить в себя, потому что скороговоркой добавил:
        - Да, Костя, очень удачно, что мы с тобой встретились. У меня как раз к тебе предложение одно есть. Давай отойдем на минутку. Надеюсь, дамы нас извинят?
        - Идите уж, - ответила за меня и за себя Людмила.
        Они ушли, а мы остались один на один, мило улыбаясь друг другу. То есть Игорева жена улыбалась мне и впрямь мило, а уж что было на моем лице, одному Богу известно.
        - Дела, дела, - провожая мужчин взглядом, сказала она. - Ни на минуту не могут расслабиться.
        - Бизнес, - развела руками я.
        - Да, - кивнула она. - Татьяна, вам здесь нравится? По-моему, здорово ребята придумали. Весело. Вы хорошо знакомы с хозяевами?
        - Нет. Их Костя хорошо знает. А я сегодня здесь первый раз.
        - А ваш муж…
        - Костя не муж.
        - Ой, простите.
        - Да нет. Ничего. - Вот идиотская ситуация! И я зачем-то брякнула: - У нас гражданский брак.
        Что я несу? Людмила ведь наверняка Игорю расскажет! Кто меня за язык тянул уточнять! Сказала бы просто: не муж, и думала бы Людмила, что хочет.
        - А Костя в какой области работает? - продолжала расспросы она.
        Я от нервозности и нелепости ситуации затараторила как пулемет:
        - Ой, знаете, он у меня сценарист. Очень хороший, известный. Да вы наверняка сами сериалы по его сценариям видели. Их сейчас подряд все по телевизору крутят.
        - Увы, я очень редко смотрю телевизор…
        - Да что вы! - с жаром воскликнула я. - «Вишни в цвету» ведь наверняка видели. Это Костик сделал, по чеховскому «Вишневому саду». Сериал все мыслимые премии получил. Даже на «Эмми» выдвигали.
        - Ах да, конечно! - обрадовалась Людмила. - И впрямь, великолепно у него получилось!
        - А сейчас у него такая интересная работа! - вдохновенно несло меня дальше. - Он создает детектив, и такой необычный! Я читала и не могла оторваться. К сожалению, не могу пока рассказать вам сюжет. До выхода сериала это коммерческая тайна.
        Людмила с мягкой улыбкой тронула меня за руку.
        - Не представляете, как мне приятно вас слушать. Редкость по нынешним временам. Вы с таким восхищением говорите о своем любимом человеке, его работе… - Она вздохнула. - Видите ли, нас с мужем в основном окружают люди, уже очень давно женатые. По двадцать лет вместе прожили, успели поднадоесть друг другу или просто настолько привыкнуть, что один другого не замечает. А у некоторых вообще кризисы, то ли среднего, то ли уж не знаю какого возраста, разводятся, имущество делят. А вы, Таня, такая счастливая! Я вам даже завидую. И уж поверьте моему опыту: у вас с Костей все будет отлично. Вы действительно жена. Настоящее чувство не скроешь. И неважно, какой у вас брак - гражданский или скрепленный печатью в паспорте.
        Я немо хлопала глазами. Счастье еще, что в этот момент вернулись Костя и Игорь, и не пришлось ничего отвечать.
        Последовал вполне нейтральный общий светский разговор, в завершение которого Людмила неожиданно пригласила нас с Константином в гости.
        - Замечательно, Людочка! Обязательно придем! - возликовал Вавилов, прежде чем я догадалась ткнуть его в бок. - Мы с Игорем на недельке созвонимся, расписания скорректируем и урвем общий свободный вечерок. Правда, Танюша? - И, приобняв меня, он запечатлел поцелуй на моей щеке.
        Я выдавила из себя улыбку. Не отбиваться же от него при всех!
        Игоря и Людмилу кто-то окликнул. Они извинились и исчезли в толпе. Я набросилась на Вавилова:
        - Ты… Вы… Вы знали, что он здесь будет с женой и нарочно меня притащили!
        - Клянусь чем хотите! Понятия не имел! Даже в голову не могло такое прийти!
        - Врете! Не верю! - Я изо всех сил стукнула его кулаком в грудь.
        Он схватил меня за руку и легонько встряхнул.
        - Прекрати! На нас уже смотрят. Если ты продолжишь на меня орать, подумают, что ты устраиваешь мне семейную сцену из-за того, что я только что изменил тебе на цветочной клумбе. Между прочим, реальный факт. Сам видел, но не участвовал. А перед тобой я ни в чем не виноват. Для меня появление этого Игоря с женой было таким же потрясением. Между прочим, похоже, у них действительно крепкий брак.
        Голова у меня шла кругом, и я, ничего не соображая, спросила:
        - Почему?
        - Удивительная общность вкусов. Ты нравилась ему и очень понравилась ей.
        - Не смешно, - снова начала закипать я.
        - Даже не думал смеяться. Наоборот, придется теперь выпутываться из создавшейся ситуации. Не забывай: нас пригласили в гости.
        - А ты зачем соглашался?
        - Хотел побыстрее избавить тебя от этого безумия.
        - А что Игорь тебе наедине говорил?
        - Да-а… Приблизительно то же самое, что и ты. Мол, я нарочно подстроил нашу встречу, чтобы его позлить. Его раздирают два противоречивых чувства. - Константин усмехнулся. - С одной стороны, он тебя бешено ревнует, а с другой - боится до сумасшествия, как бы его жена не прознала о ваших отношениях.
        - К кому ревнует? - не поняла я.
        - Ко мне, естественно.
        Я схватилась за голову.
        - Кошмар! А я еще его жене такое сказала… Если она ему передаст…
        - Что ты сказала его жене? - с беспокойством переспросил Константин.
        - Что у нас с тобой гражданский брак.
        - Ексель-моксель! Какая нечистая сила тебя сподобила? - уставился на меня он. - Нет, то есть мне лично идея очень нравится, но, боюсь, твой бывший хахаль моего мнения не разделит.
        - Почему бывший? - Я уже еле стояла на ногах.
        - Потому, - отмахнулся Вавилов. - Знаешь, по-моему, нам надо выпить. Садись-ка вон в тот шезлонг под кустик и жди меня. Сейчас притащу нам что-нибудь покрепче.
        - Мне не надо покрепче.
        - Сам разберусь.
        Он скрылся в толпе. Я, в изнеможении опустившись в полосатый шезлонг, закрыла глаза, но голос Игоря, раздавшийся над моей головой, заставил меня их снова открыть.

        VIII

        Игорь схватил меня за руку, заставил подняться и потащил за жасминовый куст. Ни разу еще не видела его в такой ярости!
        - Что ты себе позволяешь? - свирепо прошипел он. - Отвечай, кому из вас пришла в голову идея устроить этот идиотский маскарад?
        - Ты про мою тельняшку? Так здесь все в них. Идея принадлежит хозяевам. По-моему, очень мило вышло.
        - Прекрати придуриваться! Я имею в виду твое появление тут с этим кретином-сценаристом.
        От ярости у Игоря тряслись руки, губы вытянулись в две белые ниточки.
        - Сюда меня пригласил Константин. Знай я заранее, что тут появитесь вы с женой, сразу бы отказалась.
        Он исторг презрительный смешок.
        - Отказалась бы она, как же! Небось все десять лет мечтала о подобной возможности. Что ты из меня дурачка делаешь! А то я не разгадал твоих планов. Нашла мужика, который вхож в мой круг, задурила ему голову и начала атаку. Полагаешь, я два и два сложить не могу? Полный лох! Не догадался, что ты все подстроила там, на вокзале.
        - Как я могла знать, что он на вокзале появится?
        - Она не знала! - Губы Игоря опять скривились в обезобразившей его усмешке. - А кто, интересно, мне билеты на воскресенье менял?
        - Я.
        - Что и требовалось доказать. Можно ли после этого удивляться, что сценарист оказался со мной в одном купе!
        Я совершенно растерялась.
        - Допустим, я все подстроила. Но зачем же, по-твоему, это понадобилось?
        - Раз подстроила, значит, тебе должно быть ясно зачем. Чтобы сегодня с ним заявиться сюда и еще больше меня разозлить.
        - Зачем мне тебя злить?
        Ярость его усилилась, и он свирепо бросил:
        - Элементарный шантаж. Все вы, бабы, в результате одинаковы.
        У меня горло сжалось от обиды. Он разговаривал со мной, будто я какая-нибудь случайная знакомая, с которой он один раз переспал, а она теперь требует, чтобы он с ней в загс шел! Точно не было нашей любви и десяти лет, проведенных пусть и частично, но вместе!
        Я гордо вздернула голову и язвительно поинтересовалась:
        - Значит, и жена тебя шантажирует?
        Он ткнул мне в лицо указательным пальцем, едва не попав по носу.
        - Не смей упоминать о моей жене! Не смей втираться к ней в доверие! Оставь ее в покое!
        - Вот как. Все женщины одинаковы, а жена твоя, выходит, особенная. Может, она и не женщина вовсе?
        - Пошлость тебе, не к лицу.
        - Что же мне к лицу? Подскажи, пожалуйста! А-а, понимаю. Мне к лицу сидеть тихонечко в пыльном уголке, ни в коем случае не ходить в те места, где ты можешь появиться с женой, чтобы, упаси бог, не столкнуться с вами и тебя не расстроить, и вообще, по мере моих слабых женских сил и моего недоразвитого умишки оберегать твое крепкое семейное счастье! Только скажи мне на милость, любимый: если у тебя столь крепкое семейное счастье и столь уникальная жена, совсем не похожая на остальных женщин, зачем ты ко мне столько лет от нее бегаешь? Ну ладно еще, один раз, другой, разнообразия захотелось. Но годами, скрывая, обманывая…
        Я испугалась, что он меня сейчас ударит, но он сдержался, лишь процедил сквозь зубы:
        - Нет, я, естественно, понимаю. Столько лет ждала, надеялась измором взять. А теперь, видно, клюнуло: годы идут, последний шанс уплывает, пора идти в решительную атаку. А то скоро вообще никто не возьмет. Признайся, сама придумала или тебя надоумили? Ну конечно. Константин сценарий тебе написал. - Он омерзительным образом хохотнул. - Между прочим, даже талантливо. Только в одном вы с ним просчитались. Он на слишком примитивную публику рассчитывает. Исхалтурился, видно, на своих телесериалах. Меня такой дешевкой не проймешь.
        Игорь мне становился все противнее и противнее.
        - Слушай, дорогой, у тебя явно развивается мания величия в сочетании с паранойей. Советую, пока не поздно, обратиться к врачу. А теперь прошу выслушать меня очень внимательно. Я не хочу и никогда не хотела выйти за тебя замуж. Еще сегодня утром я думала, что тебя люблю. Почти готова была оправдать и простить ту мерзость, которую ты устроил во время поездки в Питер. Но успокойся: ты мне больше не нужен. Ни ты, ни твоя семья, ни твоя жена. Хотя Людмила как раз мне очень понравилась, даже стыдно, что я помогала тебе столько лет ее обманывать. Не заслужила она такой участи. Ну, ничего: теперь у тебя есть шанс исправиться. Я больше не хочу тебя видеть.
        - Это я тебя не хочу больше видеть! - неожиданно сорвался на крик он. - Забирай своего сценариста, и уматывайте отсюда! Иначе я за себя не ручаюсь.
        Я расхохоталась:
        - Ужасно страшно! Да что ты можешь сделать? Скандал учинить? Но ты же боишься. Тебе скандал гораздо страшнее, чем мне!
        - Не послушаешься - увидишь! - чуть ли не взвизгнул он и, резко развернувшись, скрылся за кустами.
        Я в изнеможении рухнула в свой шезлонг.
        Представления не имела, что Игорь способен на такие эмоции!
        Долго размышлять мне не пришлось. Появился Константин. На плече у него лежал полосатый плед, в левой руке была корзинка с едой и выпивкой, а в правой - высокий стакан, наполненный водой и льдом.
        - Ну, пришла хоть немного в себя?
        - Наоборот, сюда пришел Игорь. - Меня колотил озноб. - Устроил мне сцену! Оказывается, я его шантажирую, и мы с тобой обязаны немедленно отсюда убраться.
        - А вот это уж хренушки! Он тут вообще сбоку припека, а я - близкий друг хозяев. На лучше, выпей.
        Он протянул мне запотевший стакан. Во рту у меня пересохло, и я выпила ледяную жидкость до дна.
        Константин покачал головой.
        - А говорила, что не хочешь крепкого.
        - Да это же просто водичка какая-то, - я ровным счетом ничего не почувствовала.
        Он, с озадаченным видом, взяв у меня из рук опустевший стакан, понюхал и сказал:
        - Ну, ты даешь. Эта водичка называется коктейль с водкой. До сих пор в нос из стакана шибает.
        - Никакого вкуса не ощутила.
        - Сейчас проощутишь. Пойдем, обустроимся где-нибудь в уголочке на пледике. Видишь, какой я умный. Всем запасся для пикника.
        Спустившись ближе к реке, мы расстелили плед, и тут в голове у меня наконец зашумело. Костя заметил мое состояние и распорядился:
        - Сядь. Сейчас будем закусывать.
        Он умело и элегантно расставил на пледе содержимое корзины.
        Мы ели, пили, потом смотрели, как на причале награждают и шумно чествуют победителя, поймавшего самого большого карпа. Потом просто, вытянувшись на пледе, лениво болтали, а нас обдувал свежий ветерок с реки.
        Константин еще пару раз поднимался по склону за выпивкой. Я была совсем пьяная, зато спиртное смыло противный осадок от разговора с Игорем. Я наслаждалась тихим теплым вечером.
        Помню, как мы любовались фейерверком. А после, как-то почти сразу (переход выпал из моего сознания), оказались у меня в подъезде.
        Стоя около двери моей квартиры, мы упоенно целовались с Константином. Его руки бродили по моему телу, и он возбужденно шептал мне в ухо:
        - Пойдем, ну пойдем же к тебе.
        - Нельзя, там папа, - повторяла я в паузах между затяжными поцелуями.
        Он хмыкнул и сказал:
        - Прямо в детство впадаю. Мне с восемнадцати никто про папу не говорил.
        Замок скрежетнул. Дверь распахнулась. Константин отшатнулся от меня. На пороге стоял мой папа. В майке и семейных трусах. Седой ежик на голове дыбом.

«Сейчас начнется!» - медленно пронеслось в моем пьяном мозгу.
        - Ой! Здравствуйте! - воскликнул тем временем Вавилов. - Вы Танин папа? Очень приятно! Она мне столько о вас рассказывала. Только мы, наверное, вас разбудили? Извините нас!
        Я сжалась в предчувствии бури. Но, похоже, этот вечер выдался во всех отношениях необычным.
        Родитель неожиданно расплылся в улыбке и протянул Константину руку:
        - Ермолай Григорьевич, очень приятно!
        - И мне. Константин Александрович Вавилов. Для вас, естественно, просто Костя.
        - Что ж вы на лестнице-то, как маленькие, - с улыбкой продолжал мой отец. - Идемте в дом.
        Мы вошли. Голову у меня вело. Ноги подгибались. Улучив момент, я сказала:
        - Костя, проходи, а я сейчас. - И юркнула в ванную.
        Из-за двери послышалось:
        - Давайте-ка, Константин, сейчас чайку.
        Я пустила холодную воду и, минут десять поплескавшись, почистила зубы. Как следует причесалась, немного поправила макияж и вышла в коридор.
        Отец и Костя сидели на кухне. Вавилов активно убеждал папу не бояться операции на глазу.
        - Вот я вас познакомлю со своей матушкой, она совсем недавно меняла хрусталик. Она вам подробно объяснит, чего ожидать.
        - Значит, говоришь, не страшно? - спросил отец.
        - Совершенно, Ермолай Григорьевич. И хирург у нас замечательный.
        - Ну, Константин, давай еще раз за знакомство!
        Они пили отнюдь не чай, а водку из жестяной фляги, которую моему родителю подарили на прошлый день рождения, и он с той поры берег ее до торжественного случая. Ну и дела!
        Увидев меня, отец сказал:
        - Присоединяйся.
        - Нет, нет, Ермолай Григорьевич, - вмешался Костя. - Вот Тане как раз лучше чаю.
        - Ну, вот, - пригорюнился папа, - а мы только начали.
        - Так мы с вами можем продолжить, - украдкой мне подмигнув, сказал Вавилов. - В гостях-то почти не пришлось. Татьяну надо было домой доставить.
        - Правильная позиция, - одобрил отец и, налив мне чаю, снова наполнил рюмочки.
        - Давайте за вашу замечательную дочь, - предложил Константин.
        - И это правильно, - в который раз одобрил его мой родитель.
        Разбудил меня звонок телефона.
        - Привет, с добрым утром! Вавилов! Как себя чувствуешь?
        Вопрос по существу. Чувствовала я себя кошмарно. Во всех отношениях. С трудом вылезя из постели, я заглянула в зеркало. Краше в гроб кладут! Нет, Таня, в твоем возрасте нельзя уже так увлекаться спиртным. Даже в стрессовых ситуациях.
        - Таня! Ау! Ты куда пропала?
        - Говорить тяжело.
        - Диагноз ясен. «Скорая помощь» выезжает.
        - Ой, только не надо! - Мне совершенно не хотелось предстать ему в подобном виде.
        - Сейчас «скорая помощь» доставит тебе волшебный порошочек. Отличная вещь. Разведешь в воде. Выпьешь. И через полчаса все последствия вчерашней бурной жизни как рукой снимет. Мне друзья привезли. Не бойся. Экологически чистый продукт без малейших запрещенных примесей. На себе несколько раз опробовал. Эффективнейшая вещь. В любом случае мне машину надо забрать. Она заночевала возле твоего дома. После знакомства с твоим папой счел за лучшее оставить ее. Отец у тебя, кстати, мировой.
        - Не знаю, чем уж ты его купил.
        - Исключительно искренностью, мадам.
        - Ладно уж, приезжай, - сдалась я. - Хуже мне уже быть не может. Вези свое средство.
        Я бы с огромным удовольствием поспала еще, но пришлось срочно прибегнуть к водным процедурам. Иначе увидит ведь - испугается.
        Отмокая под душем, я прокручивала в памяти вчерашний вечер. Кошмарная история! Нет, не желаю даже и думать! Голова и без того раскалывается. Как говорила Скарлетт О'Хара из «Унесенных ветром», «Я подумаю об этом завтра». Сегодня слишком больно и мучительно. Когда я вышла из ванной, папа уже приготовил завтрак.
        - Слушай, Танюша, - робко заглядывая мне в глаза, начал он. - А Константин вроде бы неплохой мужик.
        Мои ли уши это слышат?
        - В таком случае радуйся. И поставь на стол третью чашку. Он сейчас приедет.
        - Да-а? - заулыбался мой родитель.
        - Вы вчера с ним так назнакомились, что за руль он сесть не отважился и машину у нас оставил.
        - Вот видишь, правильный человек.
        Такие слова в устах моего отца можно было расценивать в качестве высшего комплимента. Я не выдержала.
        - Папа, признайся, что случилось? Прежде ты моих знакомых мужского пола на дух не переносил.
        - То раньше, - протянул он. - И знакомые у тебя были… - Он сделал паузу. - И ты сама молодая. А сейчас уже… - Он опять помолчал и добавил: - Может, и я был не совсем прав. Ты теперь уже сколько лет одна. Вот умру, с кем останешься?
        - Папа, перестань!
        - Не перестану. Тебе семья нужна. Давно пора.
        - Что ж мне теперь, прикажешь бросаться на первого встречного?
        - А кто первый встречный? - не мигая, взирал на меня отец. - Константин - отличный мужик. Солидный, положительный. К тебе хорошо относится. Меня не обманешь.
        - У нас сугубо деловые отношения. Отец мой крякнул.
        - Что-то я вчера этого не заметил.
        - Знаешь что, я сама разберусь.
        Меня начало охватывать раздражение. И в висках по-прежнему билась боль. Дожили! Не хватало еще, чтобы папа в унисон с Алькой выдавал меня замуж. Счастье еще, он об Игоре не догадывается. Едва я о нем вспомнила, меня замутило. Правда, может, виной тому похмелье.
        Спас меня опять Константин. Примчавшись, он первым делом развел свое чудесное снадобье и заставил меня залпом выпить его. Гадость несусветная! Я приготовилась к тому, что меня действительно наконец вырвет, однако зелье побродило-побродило по моим внутренностям, и, о чудо, я вдруг почувствовала себя хорошо. Тошнота прошла, в голове прояснилось и даже прилив сил наблюдался.
        Костя взирал на меня, словно мать на любимое дитя.
        - Ну? Лучше?
        - Как ни странно, да! Горы готова свернуть. Ты убежден, что там нет никаких криминальных добавок?
        - Убежден, иначе бы тебе не дал. И себе тоже.
        Я могла наконец нормально позавтракать. Папа, еще раз обсудив с Костей свою катаракту, деликатно удалился, сославшись на срочные общественные дела.
        - Ну, раз тебе лучше, у меня есть предложение, - поставил пустую чашку в раковину Константин. - Погода отличная. Давай-ка проветримся.
        - В каком смысле?
        - В самом прямом. Поехали кататься на пароходике по Москве-реке.
        - Ты серьезно? - Я ожидала от него любого предложения, кроме этого.
        - Абсолютно.
        - Но это же какое-то детское занятие.
        - А что стыдного ты видишь в детских занятиях? По-моему, для организма очень полезно иногда на чуть-чуть возвратиться в детство. Ну, Таня, пожалуйста. Будет здорово. Обещаю. Тебе понравится!

        IX

        День стоял теплый и солнечный, однако после того, как мы с полчаса постояли на открытой палубе, я почувствовала, что меня всю обветрило. Даже губы пересохли. И обгореть я боялась. На воде, да еще при ветре, это происходит совершенно незаметно. Явлюсь завтра на работу с красной физиономией. А головного убора я взять не догадалась. Впрочем, его, наверное, тут же бы сдуло в реку. Ветер-то сильный.
        - Пойдем вниз, - предложила я Косте.
        Он стоял, сняв очки и подставив лицо солнцу.
        - Городской мутант, - засмеялся он. - Не можешь на природе долго находиться. Пошли, что же с тобой сделаешь.
        Мы спустились. По пути я углядела дверь туалета.
        - Я сейчас. Так сказать, причешусь и ручки помою, а ты иди займи нам местечко.
        - Намек понял, - хихикнул Вавилов и удалился.
        Одного взгляда на себя в зеркало мне хватило, чтобы убедиться в своей правоте. Лицо уже начинало краснеть. О прическе вообще не говорю. Ветер основательно поработал над ней, и я смахивала на дикого тролля, только что вышедшего из дремучего леса. Я извлекла из спутанных волос неизвестно откуда залетевшие листик и веточку. Прямо гербарий! Ну, красота!
        Приведя волосы в порядок, я зашарила в сумочке в поисках бальзама для губ. Пальцы вместо него нащупали телефон. Не удержавшись, я вытащила его. Еще одно проявление городской мутации: непременно надо знать, кто тебе звонил!
        Игорь и Альбина! Оба мне упорно дозванивались. Игорь еще понятно. Видно, очухался и решил извиниться. Или наоборот? Мне даже сделалось любопытно. Но у Альбины-то что стряслось? Ого! Еще и куча СМСок от тех же абонентов.
        Прочла. Позвони! Срочно перезвони! С нетерпением жду звонка! Это Альбина. Теперь от Игоря. Один и тот же текст: «Требуется консультация. Алик». Это наш давно выработанный пароль на случай, когда немедленно нужно связаться. Чаще пользовалась им я. Вспомнил ведь, и, раз прибегнул к нему, значит, хочет попросить прощения. Иначе писал бы прямым текстом. А здесь намек на интимное, лишь нам двоим известное. Хитрый ход. Позвонить? Нет, пожалуй. Помариную его еще. Пусть помучается.
        А вот Альбине, пожалуй, звякну хоть на минутку. Но я не успела. Телефон ожил. Звонок был по-прежнему отключен, зато экран зазывно запульсировал светом. Игорь. Не выдержав, я нажала на кнопку. Скажу ему быстренько какую-нибудь гадость и отключусь.
        - Слушаю. - Великолепно у меня прозвучало! От этого «слушаю» тянуло холодом, как от айсберга в океане.
        - Мурлыка, - ласково протянул он.
        Надо же, обычно он меня этим прозвищем только наедине называл. Ну точно, готовится акт покаяния!
        - Мурлысик, - продолжал он. - Ты меня слышишь?
        - Слушаю, - прежним морозным тоном откликнулась я.
        - Мы вчера, кажется, немного погорячились.
        - Мы? - переспросила я.
        - Ну пусть буду я. Однако ты тоже…
        - Что я тоже?
        - По-моему, нам надо срочно встретиться и поговорить.
        - Ты мне вчера достаточно уже сказал.
        - Забудь все, что я говорил вчера.
        - А-а, жена сейчас далеко. - Конечно, это был совершенно запрещенный прием, но как удержаться!
        - Не надо. Пожалуйста, не начинай по новой. Я очень хочу с тобой встретиться. Прямо сейчас. Я в городе. А ты?
        - Да точно затрудняюсь сказать…
        - Мурлыкочка, ну прошу тебя, перестань. Давай будем считать, что ты меня уже наказала. Командуй, куда за тобой подъехать.
        Фантастика! Он хочет за мной подъехать, и не боится, что я среди бела дня сяду в его машину с риском попасться на глаза кому-нибудь из его многочисленных знакомых! Да явь ли это, или я продолжаю спать после вчерашнего бурного вечера?
        Но не выказывать же ему свое изумление.
        - Дорогой, я и не думаю капризничать. Говорю тебе чистую правду: и впрямь не имею ни малейшего представления о своем нынешнем местонахождении.
        - Тебя что, похитили? - недоверчиво произнес он.
        - Нет. Поехала совершенно добровольно.
        - А-а, где-то за городом.
        - Да нет. Вроде еще в пределах городской черты. Плыву по Москве-реке на кораблике.
        - Ну, так пойди и выясни, где твой кораблик в следующий раз останавливается, и я туда подъеду.
        Стоило мне на секунду расслабиться, к нему вернулся приказной тон! Ну ничего. Сейчас он у меня сбавит обороты.
        - Извини, дорогой, - вновь превратилась я в айсберг. - Сойти никак не могу. Меня пригласили на эту прогулку, и я не одна.
        Он поперхнулся, закашлялся. Вечно, когда нервничает, ему дым от сигареты не в то горло попадает.
        - И кто же тебя пригласил? - сдавленным голосом поинтересовался он.
        - Ты его знаешь. Наш с тобой общий друг Костя Вавилов.
        - Тебе еще не наскучило? - Ох, какие мы стали злые!
        - Напротив, мне с ним хорошо и весело.
        - И зачем ты вчера наплела, что у тебя с ним гражданский брак? - заорал вдруг он. - Позлить меня решила? Ах, любимый ее человек! Ах, творчество его она наизусть цитирует.
        - Уже рассказали? - Я нарочито громко расхохоталась. - Вообще-то я тебя, бедного, спасала. Чтобы у твоей жены не возникло никаких подозрений. Это была моя основная задача. Но, с другой стороны, я была недалека от истины.
        - Что-о? - взревел он.
        - А какие претензии?
        - Ты с ним спишь? - возопил он. Какой же у него иногда бывает противный голос! Едва на визг не срывается!
        - Ну, ты ведь спишь со своей женой и ничего в этом не видишь для меня оскорбительного. Почему же у меня не может быть кого-то еще? Костя - замечательный человек, действительно талантливый, мне с ним хорошо, и к тому же у него сложились замечательные отношения с моим отцом.
        - Врешь!
        - И не думаю.
        - Где же тогда твой дорогой Костя, если ты со мной так свободненько разговариваешь?
        - В туалете я. Если не веришь, сейчас выйду и передам ему трубку. Он тебе все подтвердит.
        - Да пошла ты…
        - С удовольствием.
        Предпочтя оставить последнее слово за собой, я прервала разговор с Игорем и связалась с Альбиной:
        - Подруга, что стряслось?
        - Она спрашивает! Это я должна задавать вопросы! Твой ненаглядный Игорь оборвал мне телефон! Как тебе это нравится?
        - Игорь тебе звонил?
        И впрямь ошеломляющее известие. Альбину он недолюбливал, хотя и соглашался пользоваться дачей и даже несколько раз квартирой.
        - Я вот тоже потрясена. - В ажиотаже тараторила моя подруга. - Меня Юрик ревновать начал. Твой три раза подряд звонил! Нес полный бред. Я ничего не поняла! Какой-то День рыбака. Это что у вас, кодовое название?
        - Нет, вечеринка вчерашняя так называлась.
        - А-а. Но все равно не понимаю, к чему. Представляешь, он начал у меня допытываться, не выходила ли ты в последнее время замуж? Или хотя бы не собираешься ли?
        - Что?
        - Что слышала. Вот только до меня не дошло, Игорь этого хочет или, наоборот, боится? Такую порол околесицу! Сценарий какой-то приплел. Вы что, поругались, и он с горя напился?
        - Три минуты назад был трезвый.
        - Ты чего, с ним?
        - Нет, с другим.
        - Реально второго завела? - На том конце провода эмоциональное напряжение достигло тысячи вольт, не меньше.
        - Алька, пока не знаю.
        - Подруга, у вас, никак, коллективное помешательство? Мужик, он или есть, или его нету. Третьего не дано.
        - Да вот, видишь ли, у меня, наверное, как раз третий вариант. То есть он вроде есть, но я пока ничего не знаю. Только, Алька, ты представляешь, он папе очень понравился.
        На Алькиной стороне что-то грохнуло. Какое-то время я слышала только шорохи, затем снова зазвучал голос подруги. Донельзя обиженный голос:
        - Ты уже, значит, с папой его познакомила, а мне ни слова! Никак от тебя не ожидала!
        Мне было ясно: я оскорбила ее в лучших чувствах. Обо всех самых значительных событиях моей жизни она привыкла узнавать первой, на правах лучшей подруги.
        - Аля, это случилось так неожиданно и стремительно, что я даже не успела тебе позвонить. Не поверишь: за один лишь вчерашний вечер.
        - Понятно, - немного смягчилась она. - Выходит, не зря твой Игорь бесится. Если уж ты с папой познакомила, и ему понравилось… Слушай, кто он, твой новый?
        - Константин. Ну, тот сценарист…
        - Да ты что! А говорила, чисто деловые отношения…
        - Они были деловые, а вчера, после того, как мы встретили Игоря с женой…
        - Даты что! - опять перебила она. - С этого места прошу поподробнее!
        - Понимаешь, на этой самой вечеринке, ну, Дне рыбака, оказались и мы, и они. Меня туда Костя позвал.
        - В чисто деловых целях, естественно, - прыснула Аля.
        - Хочешь верь, хочешь нет, но именно так. И вдруг мы наталкиваемся на Игоря с женой.
        - Да ты что!
        Я в подробностях живописала ей разыгравшуюся сцену.
        В дверь туалета заколотили.
        - Таня, Таня, ты жива? - донесся до меня голос Кости.
        - Жива, - поспешила успокоить его я. - Сейчас выхожу.
        - А ты где? - поинтересовалась подруга.
        - В туалете.
        - У него дома? Или у тебя? Вы что, со вчера не расставались?
        - Расставались. Я в туалете на корабле.
        - Уже в круиз увез! - аж задохнулась Альбина.
        - В локальный, - внесла ясность я. - По Москве-реке. Так что пока только тренируемся. Он решил проверить, не укачивает ли меня.
        - То есть вообще-то в круиз уже позвал?
        - Пока нет, но, полагаю, все впереди. Слушай, больше не могу. И так здесь уже полчаса провела. Сперва с Игорем разговаривала, потом с тобой.
        - Беги, беги. Только потом обязательно перезвони.
        Костя нетерпеливо расхаживал по коридорчику.
        - Я испугался, тебе опять плохо стало.
        - Нет. Подруга позвонила.
        Мы устроились возле иллюминатора и какое-то время молча смотрели на реку. Константин положил мне руку на плечо. Я чувствовала тепло его тела, слышала его дыхание, и впервые за два дня всерьез задумалась.
        Что я делаю? Одно мне уже было совершенно ясно: с прежним течением моей жизни покончено навсегда. В прошлое, которым стали наши отношения с Игорем, нет возврата. Возврат возможен лишь на других условиях. Если, конечно, это осуществимо. Самое главное, хочу ли я оставаться с ним? Люблю ли его?
        Раньше у меня никогда не возникало сомнений. А теперь я не знала. Десять лет - долгий срок. Может, я пропустила момент, когда моя любовь ушла, превратившись в привычку? Не в ту унылую, тупую привычку, которой часто оборачиваются отношения у людей, долго и постоянно живущих под одной крышей. Нас с Игорем не отягощали серые будни и убивающий живые чувства быт. Наши свидания были праздником, бегством от обыденности - и для него, и для меня. Вероятно, именно благодаря яркости и праздничности наших встреч у нас и сохранилась иллюзия неизменности нашей любви. Но на самом-то деле люблю я его или нет?
        Почему я никогда не мечтала заполучить его целиком? Гнала подсознательно от себя это желание, считая его неосуществимым? Быть может, и так, но лишь отчасти. Я не кривлю душой и не встаю в позу. Себе-то самой зачем врать. Положа руку на сердце, никогда не хотела за него замуж. И никогда не ревновала к Людмиле. В ином случае давно бы ее возненавидела. Мне и впрямь было вполне достаточно той части Игоря, которую он выделил для меня.
        Было. Однако хочу ли я продолжать так дальше? Нет, что-то сломалось. Больше не хочу, и точка! Но почему? Стало мало того, что он мне дает? Я не про материальный фактор, а про душевный. Видимо, мало. Но что я хотела от него еще? Тоже не знаю. Главное, что теперь делать с Костей? Наши когда-то деловые отношения явно перешли в совершенно иное качество, и я опять-таки не понимаю, в какое?
        Вчера мы с ним целовались как бешеные. Но говорил ли он мне перед этим хоть что-то о своих чувствах? Хоть убей, не помню. Провал в памяти. И почему мы начали целоваться, тоже не помню. А вот то, что мне жутко это понравилось, прекрасно помню. И еще прекрасно помню, как я его хотела и он меня хотел! Не будь дома папы, неизвестно, чем бы все закончилось. Хотя, Таня, брось себе врать. Прекрасно тебе известно. А учитывая твое состояние, все могло произойти прямо на лестничной площадке.
        А самое интересное - Костино поведение. Позвонил с утра, приехал, снял похмелье и увлек на этот кораблик. И с тех пор, как мы с ним оказались, молчит. Вернее, светскую беседу поддерживает, но о вчерашнем-то ни слова. Или жалеет?
        Ерунда. Если бы жалел, ни за что бы не появился утром. Хотя он машину оставил. Тоже не повод заявляться ко мне. Приехал бы, забрал и уехал. Я бы и знать не знала. А потом позвонил через недельку по рабочим делам и сделал вид, что ничего между нами не было. Значит, я ему определенно нравлюсь, и он надеется на продолжение.
        Почему же тогда молчит? Вон сколько на палубе простояли. А он только про красоты вокруг заливался. Хоть бы одну попытку сделал поцеловать! И сейчас снова молчит. Никак, заснул?
        Я покосилась на Константина. Он внимательно посмотрел на меня.
        - Что ты такая грустная? Устала?
        - Совсем нет, - покачала головой я. - Просто задумалась.
        - О чем?
        А что мне скрывать!
        - О прошлом и будущем. Он тихонько присвистнул.
        - Глобально. И часто такие мысли?
        - Только когда накапливается много вопросов.
        - Понятно. - Он продолжал пристально смотреть мне в лицо. - Ты сейчас с Игорем разговаривала?
        - Нет, с подругой.
        - Не ври.
        - Не вру. Но и с Игорем тоже.
        - Зачем?
        - Потому что он хотел со мной поговорить. Константин резко помрачнел.
        - А ты… хотела?
        - Вот именно об этом я сейчас и думала.
        - И много времени займет сей мыслительный процесс? - Он произнес это вроде бы полушутя, но я-то видела, что ему совсем не до шуток.
        - А что ты вместо этого можешь мне предложить? - спросила я, твердя про себя: «Ну скажи же хоть что-нибудь!»
        Немая моя мольба словно была услышана.
        - Я очень многое могу тебе предложить, но не уверен, готова ли ты меня услышать.
        Вот зануда! Клещами из него, что ли, вытягивать? Сценарист проклятый! Привык монологи длинные сочинять. Или его признание намечено в следующей серии, потому и тянет волынку?
        И я пошла напролом:
        - Вчера тебя ничто не пугало.
        - Вчера и ты так долго не думала.
        Он снова умолк и выжидающе уставился на меня. Так, Таня, соображай, какая у тебя по порядку реплика?
        - Предлагаешь сделать первый шаг мне?
        - А ты готова? Давай попробуем, - отозвался этот нахал.
        Раз жребий был брошен, то что мне еще оставалось? Я закрыла глаза и сделала губы гузкой.
        - Женщина, вы ведете себя не совсем прилично, но намек ваш я понял, - сказал он и склонился ко мне.
        Наши губы соприкоснулись. Но, видимо, кто-то из пассажиров тоже счел наше поведение не совсем приличным и принялся выразительно кашлять.
        - Плюнь и не обращай внимания. Они завидуют. - Сказал Костя и снова начал меня целовать.
        Надсадный кашель за моей спиной продолжался.
        - Слушай, но нам же не двадцать лет. - Я попыталась остановить Костю.
        - И мы ни на что не имеем права? Чушь и полная ерунда. То есть, если ты сильно стесняешься, можем сойти на следующей остановке и поехать домой.
        - Там папа. Конечно, ты ему нравишься, но…
        - А у меня мама, - перебил Константин.

«Снова мне ключи искать», - обреченно пронеслось в голове. Тут Костя добавил:
        - Однако, в отличие от некоторых, я отделился от своей родительницы. Живем с ней в одном доме, но в разных квартирах. Так что едем ко мне!

        X

        Я впервые изменила Игорю, и уже ночью, лежа у себя в постели, я никак не могла заснуть. Слишком многое со мной произошло за последние два дня! Гораздо больше, чем за минувшие десять лет. Я! Изменила! Игорю! А теперь пыталась разобраться в своих чувствах к Косте. Тело мое до сих пор помнило его ласки и свои ответы на них. Это было прекрасно! Но зачем я поехала к нему? И зачем я была с ним?
        Мы очутились в постели, едва переступив порог его квартиры. Однако ни до, ни после он ни словом не обмолвился о своих чувствах ко мне. Все между нами произошло естественно, и не было никаких преград, но и разговора о главном тоже не было. Ни о том, что он ко мне чувствует, ни о том, как видит наше будущее. И есть ли у нас с ним это будущее вообще? А я сама спросить не решилась, ибо не знала, какой бы хотела услышать ответ. Вот и предпочла плыть по течению. Решила: пускай идет, как идет.
        Теперь же лежала и мучилась, стараясь сама себе объяснить, отчего решилась на столь крутой поворот. Хотела что-то доказать? Если да, то кому: себе, Игорю? Себе - что еще привлекательна и вполне могу нравиться? Но я и так это знала. За мной пытались ухаживать, просто мне это было совершенно не нужно, и я ухаживаний не принимала. Игорю - что на нем не сошелся свет клином? Глупо. Скорее всего он никогда не узнает о произошедшем со мной сегодня. А и узнает, какой в этом смысл? Или я просто пыталась подобным образом разрубить гордиев узел наших отношений? Стремилась убить свою привязанность к Игорю?
        Или я вру себе, не желая признаться, что влюбилась в Константина? Страшно мне. Ведь он ни разу не сказал, что влюблен в меня. А если не влюблен, значит, я его потеряю, еще даже окончательно не обретя. Наверняка у него полно таких одноразовых женщин. Свободный привлекательный мужчина. Почему ему этим не пользоваться!
        Он довез меня до дома, и даже заходить не стал. Бросил на прощание: «Созвонимся» - и уехал. И что меня сподвигло сразу броситься к нему в постель! Верно, всему виной последний разговор с Игорем. Хотелось назло ему что-то сделать. Но и Константина хотелось! И он оказался совсем не Игорем. Несравненно лучше!
        Ох, как мне с ним было хорошо! По-моему, ни с кем еще так не было. За счет новизны? Или вообще мы с Костей физически больше подходим друг другу?
        Совершенно запутавшись, я тупо уставилась на часы. Альке, что ли, позвонить? Я ведь ей обещала… Нет, поздновато. Час ночи. Надо было сразу же по приезде. Но я вернулась в полном смятении. Прежде чем с кем-нибудь разговаривать, следовало хоть немного привести мысли в порядок.
        Перед тем как ложиться, я проверила мобильный: сплошные пропущенные звонки и СМСки от Игоря. Читать я их тогда не стала. Сейчас же, включив ночник, решила все-таки взглянуть. Так и так не спится. «Прости, я опять все испортил!» «Мурлыка! Умоляю! Перезвони!» «Почему не отвечаешь? Я больше так не могу!»

«Прости меня за все! Я тебя люблю!» «Понял, что жизнь без тебя бессмысленна и невозможна! Ответь! Не мучай!»

«Нам обязательно нужно поговорить!» «Дай мне шанс на последний разговор! Все же мы десять лет были вместе!»
        У меня мелькнула хулиганская мысль: позвонить ему прямо сейчас, раз он так добивается? Вот наберу его номер и скажу: «Ты просил предоставить последний шанс, изволь!» Как, интересно, он будет выкручиваться?
        Замысел был чересчур соблазнителен. Немного жаль было Людмилу, однако даже это меня не удержало. Впрочем, я могла и не испытывать по ее поводу угрызений совести. Игорь оказался в гостинице, о чем мне и сообщил тотчас же, как услышал мой голос. Мол, ждал, что я позвоню, вот домой и не поехал.
        Я позволила себе язвительно осведомиться:
        - И как ты только решился? Что жене-то сказал?
        - Это мое дело. Пожалуйста, приезжай! Мы должны немедленно поговорить.
        - Делать мне больше нечего, как среди ночи тащиться через весь город.
        - Тогда беру машину и еду за тобой.
        По голосу я без труда поняла, что он не совсем трезв.
        - По-моему, тебе нельзя садиться за руль.
        - А я и не собирался. Поймаю. Такси все улицы близки.
        - Давай лучше отложим до завтра. - Мне совсем не хотелось ехать. По многим причинам.
        - Если ты не согласишься сейчас со мной встретиться, я не доживу до утра.
        Отчаяние в его голосе меня испугало. Уж очень не похоже на Игоря. Не стоило искушать судьбу. Тем более, как бы там между нами ни сложилось, его настойчивость имела основание. Десять лет близких отношений давали ему право на последний разговор. К тому же у меня брезжила смутная надежда, что эта встреча поможет мне разобраться и в себе.
        - Ладно. Так уж и быть. Приезжай.
        - Лечу!
        Закончив разговор, я немедленно о нем пожалела. Не надо было соглашаться! Зачем мне сегодня эта встреча? Удовольствие весьма сомнительное. А мне теперь придется вставать, одеваться, из квартиры потихоньку выходить, чтобы отец не проснулся и меня не хватился. Придумала приключение на собственную голову!
        О чем нам, собственно, говорить с Игорем? Что мы можем изменить в наших отношениях? У меня полный внутренний разлад! Сама не знаю, чего хочу. И он не знает. Мечется между двух огней. И жену жалко терять, и меня. Его-то, может, двойная жизнь устраивает, а меня уже нет. Хотя и моя жизнь теперь получается двойная. Вообще парадокс. У него хоть жена законная, а у меня кто?
        Я застыла с джинсами в руках. Вот если бы, например, Костя предложил мне, ну даже не стать его женой, а постоянные отношения, как были у нас с Игорем, отказалась бы я от Игоря? Хотя нет. Так думать нельзя. Разделим Костю и Игоря. Отношения с каждым из них мне надо решать вне зависимости оттого, что получится со вторым. Главный вопрос: кого из них я люблю? Самое ужасное, что Игоря уже не люблю, но еще к нему привязана. Не получается у меня плюнуть на него, уйти и забыть. А Костю я, пожалуй, еще не успела полюбить, но уже в него влюблена. По уши. И терять его совсем не хочу!
        Только вот он, похоже, специально отстраняется, не хочет на меня давить. Видно, полагает, что сперва я сама должна разобраться в этом клубке…
        Нет, мне все-таки надо встретиться с Игорем и посмотреть, что я теперь, глядя на него, почувствую. После того, как переспала с Костей.
        Я натянула джинсы и, держа в руках мокасины, на цыпочках прокралась в переднюю, нашарила в темноте сумочку, ключи, и, отперев дрожащими руками замки, выскользнула на лестничную площадку. Мне все чудилось, что вот-вот раздастся отцовский возглас:
«Таня, ты куда?» - однако его храп не смолкал ни на секунду.
        Почти бесшумно заперев дверь, я перевела дыхание, вызвала лифт и, обувшись, спустилась на первый этаж. Игорь нервно расхаживал взад и вперед у желтого такси.
        - Наконец-то.
        Он кинулся ко мне и поцеловал.
        - Поехали, - сказала я и уселась в машину.
        Он крепко прижался ко мне и обнял.
        - Не надо, - отодвинулась я. Объятия его мне были неприятны и показались совершенно излишними.
        - Ну почему?
        Он попытался поймать мои губы, но я отвернулась.
        - Мы ведь собирались просто поговорить.
        - Не здесь же, - выразительно покосился он на таксиста.
        - Вот именно, - на сей раз поддержала его я, и сочла своим долгом добавить: - Доедем, поговорим, и… более ничего.
        Он помолчал. Потом попытался завести какой-то ничего не значащий разговор, но он не клеился. К счастью, по пустому в этот час городу мы быстро доехали до небольшой частной гостиницы где-то в Покровских переулках.
        Игорь провел меня в номер.
        - Что будешь пить?
        - Ничего, - решительно отказалась я. - И тебе, по-моему, тоже не надо. Давай просто поговорим.
        - Как знаешь, - пожал плечами он и опустился в кресло напротив.
        В комнате повисло молчание.
        - Ты собирался мне что-то сказать, - первой не выдержала я. - Вот я и приехала. Жду. Говори.
        - Это не так просто, - медленно произнес он и опять замолчал.
        - Да ты попробуй. Вдруг и получится.
        Он с тоской смотрел на меня. Я тоже смотрела на него, пытаясь понять, что чувствую, и не чувствовала ничего. Кроме разве усталости, накопившейся за день, да желания поскорей возвратиться домой.
        - Видишь ли, как-то у нас все неправильно.
        - Ты имеешь в виду - сейчас или предыдущие десять лет? - спросила я.
        - Не перебивай, - остановил он меня.
        Поднявшись с кресла, он прошелся по комнате. Затем подошел ко мне, опустился на корточки и взял меня за руку.
        - Таня, Таня, прости меня. Глупая была ссора. Я виноват и хочу вернуть все обратно. Как было раньше.
        - Неужели не понимаешь, как раньше уже быть не может. Я не хочу.
        - Понимаю. Не хочешь. Десять лет ждала, надеялась. - Он принялся целовать мне руки. - Все, все понимаю, и не хочу с тобой расставаться. Не могу без тебя!
        Он вдруг подхватил меня на руки и понес на кровать.
        Сволочь! Решил помириться самым простым и, по его мнению, убедительным способом! Естественно. Им движет элементарная логика. Раз я согласилась приехать, значит, хочу его.
        Я попыталась сопротивляться. Куда там! Я уже лежала на кровати, а он - на мне, прижав мои руки к матрацу и покрывая страстными поцелуями мое лицо. Я с ужасом осознала: этот акт грубого насилия не вызывает во мне отвращения. Наоборот, скорее, острое возбуждение. Еще миг, и под его напором я бы сдалась. Однако именно ужас придал мне силы, и я скинула его с себя.
        Игорь грохнулся на пол. Он сидел на коврике возле кровати, растерянно хлопая глазами.
        - За что? Почему? Я хочу… на тебе… жениться.
        Настала очередь захлопать глазами мне. Я ожидала всего, чего угодно, только не того, что услышала.
        - Ты ведь женат. Забыл? Или я чего-то не знаю?
        - Не знаешь, - глухо откликнулся он. - Сегодня я для себя решил окончательно: ухожу от Людмилы. Сколько можно так жить? И ради чего? Дети уже взрослые. И материально я себе уже могу позволить развод. И Людмилу обеспечу, и нам с тобой хватит. В конце концов, годы летят, и мы с тобой не молодеем. И Людмила, может, как-то устроит личную жизнь.
        Я по-прежнему не верила своим ушам. Ну почему это произошло именно сейчас? Да, я никогда не рвалась за него замуж, однако предложи он мне это еще год назад, конечно, кинулась бы ему на шею. Но теперь… Боже мой! Как не вовремя!
        Он опять потянулся ко мне.
        - Ты что, не рада? Разве ты не мечтала о жизни со мной?
        Он попытался меня поцеловать. Я была холодна как лед. Желание исчезло бесследно.
        - Таня, ну почему ты молчишь?
        Я отодвинулась от него на другой конец кровати.
        - Молчу, потому что не знаю, что ответить.
        - Не понял.
        - Я и сама не понимаю. Наверное, я должна радоваться. Но, Игорь, радости нет. Боюсь, опоздал ты со своим решением.
        Лицо у него вытянулось:
        - А что изменилось? Не хочешь за меня замуж?
        Я пожала плечами:
        - Не знаю.
        Он помолчал. Затем неожиданно заулыбался:
        - Ладно, помучила меня, и хватит.
        Опять попытался меня обнять. Я ударила его по лицу. Подскочив на кровати, он вскрикнул:
        - Да что с тобой?
        - Игорь, я не могу, как ты…
        - Что как я?
        - Спать с двумя сразу.
        Он в полном потрясении смотрел на меня.
        - С кем? - Губы его скривились. - Неужели действительно с этим сценаристом роман закрутила? А мне-то казалось, ты его просто так используешь, чтобы меня попугать.
        - Хорошего ты обо мне мнения. Он передернул плечами.
        - Имеешь в виду, что у вас серьезно?
        - Не знаю.
        - Тогда даю тебе сутки на размышление. Сама выбирай, с кем хочешь остаться. Но знай: я люблю тебя и жду. Только предупреждаю: если выберешь его, назад пути не будет. Наши отношения кончатся навсегда.
        - Вернешься к жене?
        - Наверное, нет. В любом случае не могу так больше. Наши с ней отношения зашли в тупик.
        Игорь сидел, понурив голову, - враз какой-то потухший и постаревший. Немолодой, уставший от жизни мужчина! Мое сердце щемило от жалости. Никогда в жизни его таким не видела!
        Вдруг захотелось приласкать его, обнять, найти слова утешения. Он сидел рядом, такой родной и одновременно такой чужой. И я не имела права давать ему надежду, прежде чем приму решение для самой себя. Взяв себя в руки, я встала.
        - Хорошо, Игорь. Подумаю. И завтра к вечеру сообщу.
        - Ты не останешься? - Сколько мольбы прочла я в его взгляде!
        - Нет. Так будет нечестно по отношению ко всем. И к тебе, и ко мне, и к… Константину.
        Он горестно усмехнулся:
        - Ну да. Конечно. Константин… Давай я тебя провожу.
        Я отказалась, торопясь как можно скорее расстаться с ним.
        - Сама доберусь. Не маленькая.
        Кажется, он устал со мной спорить.
        Я вышла и тихо затворила за собой дверь. Мне предстоял тяжелый день.

        XI

        Остаток ночи я промучилась без сна. Ни спать не могла, ни думать. Одно хорошо: папа при моем возвращении не проснулся. И утром ничего не заметил. Видно, решил, что я просто не выспалась.
        На работу я не поехала, сославшись на важную встречу в городе, а отправилась к Альбине с надеждой при ее помощи привести мозги в порядок.
        Алька сидела дома одна. Юрик на работе, дети учатся. Ничто не мешало мне порыдать у нее на плече. Однако удалось мне это не сразу. Прежде чем с толком порыдать, надо было дать подробный отчет подруге обо всех перипетиях моей личной жизни.
        Я, всхлипывая, рассказывала, подруга охала, ахала, подливая мне крепкого чаю, а когда я наконец замолчала, подвела итог:
        - Давно тебе надо было завести второго любовника.
        От такой логики я настолько оторопела, что даже слезы высохли.
        - Это еще зачем?
        - Тогда Игорь давно бы уже на тебе женился. Этим гадам вечно нужна конкуренция. Сразу начинают понимать твою ценность и за тебя бороться.
        Я заспорила:
        - Пару лет назад это ничего бы не изменило. Игорь не был готов к переменам. Скорее меня бы бросил ради жены.
        - Ой, да он у тебя еще неделю назад не был готов, - отмахнулась Альбина.
        - Правильно. А теперь обстоятельства сложились, и он созрел. Ох, Алька, посоветуй, что делать? Голова идет кругом!
        - Выбирать. Тебе жить, вот и думай.
        - Непонятно, что выбирать.
        - Ну, Игорь-то сделал тебе вполне конкретное предложение…
        - Считаешь, его надо выбрать? - удивилась я. - Он ведь тебе никогда не нравился.
        - Но тебе-то нравился. И жить с ним тебе.
        - Именно, нравился. - Я сделала ударение на последнем слове. - А теперь не уверена.
        - Считаешь, обманет? - напряглась подруга. - Пообещает, а после не женится?
        - Да нет. Боюсь сама себя обмануть. По-моему, я с ним какой-то рубеж перешла, и чувства к нему перегорели. Ну, уйдет он ради меня из семьи, а окажется, что жить вместе мы с ним не сможем. Поздно уже. Пропустили момент.
        - А с Вавиловым, значит, не пропустили?
        - С ним у нас может быть все, - уверенно произнесла я. - Полная неизвестность меня и привлекает. А с Игорем у нас слишком много прошлого.
        Но Константин тебе ничего не предлагал. Бросишь ты Игоря, понадеешься на Константина, а он в лучшем случае с тобой несколько раз переспит и исчезнет с твоего горизонта. Останешься одна. У разбитого корыта. Говоришь, у вас с Игорем много прошлого? Но прошлое - это ведь скорее не плохо, а хорошо. Оно объединяет. Крепкий фундамент для совместной жизни. Многих только оно вместе держит.
        - Правильно. Но когда прошлое превращается в тяжкий груз, оно, как камень, тянет ко дну.
        Алька пристально заглянула мне в лицо.
        - Подруга, да ты, никак, в Константина влюбилась по уши?
        - Влюбилась. Ох, Алька, влюбилась.
        - В том-то и дело, - с мудрым видом покивала она. - Новая любовь старую затмила.
        - И что же? Выкинуть ее из головы только потому, что мне соблаговолили сделать предложение?
        - Может, тебе с Константином поговорить?
        - Ага. Шантажик такой. Заявиться к нему и объявить: «Знаешь, дорогой, меня тут Игорь замуж позвал, а какие с твоей стороны предложения?» А после прикинуть, что окажется весомее. Аукцион такой! Это ты мне предлагаешь?
        - Нет, естественно. Но с Костей поговорить надо. Хоть позицию его выяснишь. Ну, как он на ваше будущее глядит.
        - Алька, я тебе про любовь и про чувство, а ты будто пользу на весах взвешиваешь. От Игоря - килограмм, от Кости - миллиграмм…
        Таня, это в восемнадцать лет можно очертя голову из-за любви вытворять что угодно. А в сорок не стыдно и попрактичнее быть. Ошибки-то исправлять уже некогда станет. Слушай, тебе Константин со вчерашнего дня звонил?
        - Нет.
        - И ты ему нет?
        Я кивком подтвердила.
        - Странно.
        - Вот и мне кажется, что странно.
        - Что же ты тогда сама не звонишь?
        - Не знаю. Давить на него не хочу.
        Тут и заверещал мой мобильный. Когда это я, интересно, успела включить звонок? Совсем голова набекрень! «Вавилов» - увидела я на экране. Легок на помине! Ответить или после перезвонить самой? Альбина тоже глянула на экран. Глаза ее округлились.
        - Бери, дура сумасшедшая, трубку! А после - его за грудки! У меня от твоих метаний сердце разболелось. Пойду валокордин пить. А ты Вавилова своего прижми как следует.
        Я покорно нажала кнопку.
        - Таня, я так больше не могу! Хотел выдержать характер, но… решил позвонить сам.
        Слова вырвались вопреки моей воле:
        - Костя, мне Игорь сделал предложение.
        Произнося это, я зачем-то смотрела на Альку. Подруга моя, стоя в дверях кухни, отчаянно крутила пальцем у виска. Но поздно. Слова были сказаны. Обратно не вдохнешь, уже вылетели. В машине времени на минуту назад не вернешься.
        В трубке воцарилось тяжелое молчание. Сейчас прервет разговор и исчезнет из моей жизни! Я в панике прокричала:
        - Костя! Костя! Где ты?
        - Здесь. Осмысливаю. Так и ждал от него какой-нибудь подлости. И когда же наш пострел сподобился сделать столь судьбоносное заявление? С утра пораньше, что ли?
        - Нет. Ночью, - уточнила я.
        Алька, состроив мне страшную рожу, постучала кулаком по лбу, весьма наглядно выразив мнение о состоянии моих умственных способностей.
        - Ты… с ним… после меня?..
        - Костя, ничего не было! Мы только разговаривали! Умоляю, не вешай трубку!
        - А ты сейчас где? - спросил он. - На работе?
        - У подруги.
        - Диктуй адрес!
        Это прозвучало столь требовательно, что я, даже не заручившись позволением Альбины, покорно исполнила его просьбу.
        - Еду. Жди.
        - Только, пожалуйста, никуда не пропадай!
        - Жди, - повторил он и отключился.
        Альбина набросилась на меня:
        - Ну, когда ты в отношениях с мужиками поумнеешь! Зачем ему сразу про Игоря выложила?
        - Не знаю, - пожала плечами я. - Понимаешь, услышала его голос, и будто мозги отшибло.
        - А они у тебя были? - хихикнула она. - По-моему, ты их еще вчера потеряла.
        - Наверное, ты права. Алька, он сейчас приедет. Не возражаешь, если мы у тебя поговорим.
        - Что ты! Мне так интересно посмотреть, из-за кого весь сыр-бор! - воскликнула она. - Ты в жизни так себя не вела!
        - Скоро посмотришь. - Меня начало трясти от волнения. - Как ты думаешь, что он мне сейчас скажет?
        - Думаю, ничего плохого, раз кинулся сюда после того, что ты ему объявила. И позвонил все-таки первый. Не выдержал. Суток ведь не прошло. Тоже хороший признак. Вполне мог и неделю не объявляться. Мой Юрик, между прочим, так в свое время и сделал. Я тогда едва не рехнулась. Эх, Танька! Счастливая! У меня-то все позади, а у тебя только начинается!
        - Кто же тебе мешает? Начни по-новой.
        - Куда же мне Юрку с детьми-то девать? Нет, мне только остается внуков дожидаться. А ты еще и ребеночка завести вполне успеешь.
        - Алька, какой ребеночек! - схватилась я за голову. - Дай с мужиками хоть разобраться! А то с обоими поругаюсь, и в результате останусь совсем одна.
        - Типун тебе на язык!
        В дверь позвонили.
        - Беги, встречай своего сумасшедшего! Ой, я же в халате! Переодеться забыла! Сейчас!
        Я спешно открыла входную дверь. На площадке, странно растопырив руки, стоял взъерошенный Костя.
        - Заходи.
        Изогнувшись всем телом, он чмокнул меня в губы, скороговоркой бросив:
        - Руки испачкал об машину. Какие-то гады мне ручку дверцы измазали. Срочно бегу отмываться. Где здесь ванная?
        - Там, - указала я в конец коридора.
        Из спальни высунулась Алькина голова. Все это время подруга подглядывала за нами в щелочку.
        - Берем! Потрясающий мужик! - прошептала она.
        Я замахала на нее руками.
        - Да погоди ты. Оденься лучше.
        Голова спряталась и мигом высунулась обратно.
        - И совсем не пижон.
        - Мне лучше знать, - шикнула на нее я. Голову Алькину сдуло, но она тут же возникла вновь.
        - Так мне что, в комнате сидеть? Я есть или меня нет?
        - Оденься, - взмолилась я. - И после этого можешь быть. Голой знакомить тебя не стану, даже и не надейся.
        - Пошло и глупо, - обиделась Альбина.
        Из двери ванной высунулся Вавилов:
        - Что за крамольные разговоры? Кто голый? Алька, не успевшая спрятать голову, ойкнула и сказала:
        - Ой, извините! Здравствуйте! Я - Альбина!
        - Сейчас руки вытру и приду знакомиться, - пообещал Костя.
        Альбина еще раз ойкнула и исчезла.
        - А почему она голая? - прокричал Костя. - Чем вы тут занимались?
        - Готовились к твоему приходу, Алька все платье выбирала, да не успела: ты слишком быстро приехал.
        Волнение неожиданно меня совершенно оставило, уступив место веселью.
        - Так, может, мне лучше пока выйти и подождать за дверью? - спросил Костя.
        - Пошли в гостиную, а Алька скоро появится.
        Он подошел вплотную ко мне.
        - Я хочу поговорить с тобой наедине. Без подруги.
        От его близости у меня начало сбиваться дыхание. Я потащилась в гостиную. И уже мгновение спустя Костя увлек меня на диван, обитый кремовой кожей, под цвет обоев и занавесок, и начал целовать. У меня едва нашлись силы его оттолкнуть.
        - Это не называется поговорить. И Альбина в любой момент появиться может. И вообще, почему ты вчера вечером не позвонил мне?
        - Да я, если честно, и сегодня не собирался. Ты такая была грустная, когда я тебя домой вез, и мне было ясно: ты мучаешься, не определилась еще, а возможно, вообще о том, что произошло, жалеешь. Зачем же давить на тебя?
        - Давить? - изумилась я. - Ты что же, вообразил, будто я назло Игорю к тебе поехала?
        Он потупился.
        - Я не решил, но очень боялся этого. Вот и задумал: если у тебя это тоже серьезно, ты сама позвонишь. А не позвонишь, ну что ж. Значит, видеть больше меня не хочешь, и этот тип для тебя важнее.
        - И ты даже не попытался бы…
        - Как видишь, попытался, не выдержал! Как чувствовал. Вдруг что-то кольнуло. И думаю: нет, плевать мне на все эти самолюбия, позвоню. Тебя-то что к нему вдруг вчера понесло? Или он к тебе явился?
        - Какая разница. Он тоже захотел со мной поговорить. Пойми, мы ведь десять лет были вместе.
        Костя присвистнул.
        - Срок, однако.
        - Вот именно. Имел он право на разговор?
        - Да на что он право имеет! - вдруг с яростью воскликнул он. - Двум таким бабам столько лет голову морочил! Он ведь ни тебя, ни жены своей не стоит!
        - Не надо, Костя! Мне он ничего не обещал и голову не морочил. Это был мой собственный выбор.
        - Ах, ты его еще и защищаешь! - у него ноздри раздувались от гнева.
        - Никого я не защищаю, а ради справедливости констатирую факты.
        - О какой справедливости ты говоришь, когда тебе доставались одни объедки с барского стола!
        - Костя, я сейчас обижусь.
        - Проехали. К черту Игоря. Или… - он осекся. - Или ты согласилась?
        - Я не дала ему пока ответа.
        - Пока? - Он часто-часто заморгал и снял очки, отчего лицо его стало совсем беззащитным. - Значит, ты еще думаешь? Полагаешь, что сможешь с ним дальше жить?
        Я смотрела на него и теперь удивлялась: что мне могло быть неясно полчаса назад? Вот сидит человек, который любит меня. Да, он ни разу не выразил своего чувства словами, но ведь его поведение красноречивее любых слов. А не говорил, что любит, боясь, как бы я его не отвергла.
        - Нет, я не буду с ним больше жить. Не хочу. Не надо мне этого. Хочешь, вот прямо сейчас, при тебе, позвоню ему и скажу!
        - Я вообще не хочу, чтобы ты больше с ним разговаривала! Пусть валит ко всем чертям! Запрещаю тебе звонить ему! Сам поймет, когда не позвонишь. А я тебе запрещаю! Потому что люблю тебя! Люблю! Понимаешь?
        Из коридора послышались громкие аплодисменты. Паразитка Альбина нагло подслушивала! Ох, как наверняка наслаждалась! Еще бы: бесплатная мелодрама на дому. С криками: «Горько!» она вошла в комнату.
        - Вы уж извините, что прерываю на самом интересном месте, но очень хочется познакомиться. Я лучшая подруга Тани.
        - А я Константин. Тоже лучший друг Тани и очень надеюсь, что будущий муж. Если, конечно, она примет мое предложение руки и сердца, которое я имею честь ей сейчас сделать. Заметьте, при свидетелях, - повернулся он к Альбине.
        Они оба выжидающе уставились на меня.
        - Что молчишь? Отвечай! - не выдержала моя подруга.
        - Ну, вы и формалисты! Будто и так непонятно. Конечно, да! Хотя… - я хихикнула, - может, мне взять тайм-аут на размышление?
        - Ну уж нет! - запротестовала Альбина. - Я пошла за шампанским. У меня как раз бутылочка имеется в холодильнике.
        Стоило ей покинуть гостиную, Костя обнял меня.
        - А как же мой папа? - спросила я.
        - Знаешь, мне почему-то кажется, что он не будет против, - весело отозвался Костя. - В тот вечер, когда мы с ним познакомились, он мне намекнул.
        - Старый сводник.
        - Он мировой мужик. Еще внуков понянчит.
        - Ты и это ему обещал?
        - Намекнул.
        - А вот и шампанское! - громко оповестила нас о своем возвращении Альбина. - Костя, открывайте!..

        Мы с Константином уже несколько месяцев были женаты, когда на весьма пафосной вечеринке столкнулись с Игорем и его женой. Все той же. Людмилой.
        Она немедленно нас узнала. Обрадовалась. Игорь лишь холодно улыбнулся. Завязался обычный, ничего не значащий светский разговор. На Костю я старалась не смотреть. Впрочем, он вел себя абсолютно корректно. И даже весьма остроумно поведал Людмиле, как мы ездили в свадебное путешествие в Испанию. Людмилино лицо посветлело:
        - Ой, поженились! Я вас от души поздравляю. - И, улучив мгновение, шепнула мне на ухо: - Танечка, что я тогда говорила. Вы с Константином созданы друг для друга.
        Мне оставалось только согласно кивнуть. Я действительно была счастлива.
        - Приходите все же к нам в гости, - продолжала Людмила.
        - Или вы к нам, - вежливо подхватила я.
        - Вот только расписание скорректируем, - сказал Константин.
        - Да, да. Расписание обязательно. Очень напряженный у меня период, - мрачно бросил Игорь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к