Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Барская Мария: " Мелодии Осенней Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Мелодии осенней любви Мария Барская

        # Ирине за сорок. Она давно уже успела смириться со своим одиночеством. Жизнь ее течет размеренно - работа в институте, частные уроки английского, родители, племянники, близкая подруга. И вот случайно она знакомится с мировой знаменитостью - пианистом Давидом Марлинским. Эта встреча переворачивает жизнь обоих. Судьба их свела, но тут же приходиться расстаться. Удастся ли им быть вместе?

        Мария Барская
        Мелодии осенней любви

        I

        Лифт медленно поднимался вверх. Вдруг что-то коротко скрежетнуло. Кабина конвульсивно дернулась и… замерла. Лампочка тоже мигнула, намереваясь погаснуть, однако, сменив гнев на милость, осталась гореть.
        - Как вы думаете, что случилось? - спросил у Ирины седоватый мужчина, с которым они вместе ехали в лифте.
        - Застряли, - коротко ответила она.
        Странный вопрос человек задает!
        - И что теперь делать, - снова заговорил он. - Попробуем нажать на «стоп» и первый этаж. Так, кажется, советуют.
        - Попытайтесь. Правда, надежды мало.
        Ирина оказалась права: попытка не удалась.
        По своему и чужому опыту она знала, если в их доме лифты застревали, то стронуть их с мертвой точки мог только специалист.
        - Нажмите лучше на кнопку вызова диспетчера, - посоветовала она.
        Мужчина последовал ее совету. Наконец в динамике послышался недовольный женский голос:
        - Пассажир, что там у вас?
        - Лифт застрял! - произнесла в ответ Ирина. - Докучаев переулок, одиннадцать.
        - Опять? - Диспетчерша произнесла это таким тоном, словно Ирина нарочно сломала лифт.
        - Опять, - строгим голосом подтвердила Ирина. - В прошлый раз очень плохо починили.
        - Ладно, - вздохнула собеседница. - Вызываю аварийку. Ждите. Лифт-то какой? Грузовой или маленький?
        - Грузовой!
        - Ага. Значит, опять кирпичи возили, - резюмировала диспетчерша. - Ну точно. Мы в ваш дом мусорный бункер заказывали. Допрыгаются ваши жильцы со своими ремонтами.
        - Извиняемся! - подал голос Иринин товарищ по несчастью. - Сколько сидеть нам тут прикажете?
        - Это смотря когда приедут. Не от. меня зависит. Попрошу, чтобы поскорее.
        Она отключилась.
        Мужчина подошел к дверям, чуть их раздвинув, заглянул в образовавшуюся щель и сообщил:
        - Мы вообще-то на каком-то этаже стоим. Может, попытаться открыть?
        - Лучше не надо, - ответила Ирина. - У нас одной женщине этими дверьми так руку зажало, чуть больницей не кончилось. А вам руки беречь надо.
        - Откуда вы знаете? - удивленно вскинул брови он.
        Ну вы же пианист, - быстро проговорила Ирина. - Я сама, правда, никакого отношения к музыкальному миру не имею. Но, поскольку живу в консерваторском доме, не могла не узнать Давида Марлинского - известного музыканта, гражданина мира…
        - Вы так говорите… - Он смутился. - Чувствую себя почти английской королевой!
        Тем не менее Ирина заметила, что ее слова польстили ему.
        - Больше того, - с улыбкой добавила она, - я даже догадываюсь, куда вы сейчас направлялись.
        - Даже так? - Брови Марлинского снова взлетели вверх.
        - Даже, - кивнула она. - К своей дочери Насте.
        - Надо же!
        - Да вы не пугайтесь. Я за вами не слежу. Мы с Настей живем на одном этаже. Квартиры у нас визави.
        - Понятно, - с некоторым облегчением выдохнул он. - Вот незадача, а? Попали мы с вами. - Он поставил на пол большую сумку, которую все это время продолжал держать в руках. - Ну раз вы Настина соседка, давайте знакомиться. Меня Давидом зовут, как вы знаете.
        - Ирина. Очень приятно.
        - Мне тоже. - Он помолчал. - Как вы считаете, мы здесь долго простоим?
        - В прошлый раз меня минут через сорок вытащили.
        - Ой-ой-ой! Настя давно меня ждет. И так опаздывал. На репетиции задержался. Волнуется, наверное.
        - А вы позвоните, - подсказала самый простой, на ее взгляд, выход Ирина.
        - Как же я сам не сообразил, - зашарил по карманам Давид. - А телефон здесь ловит?
        - Должен. Мой точно ловит.
        Вытащив из кармана телефон, Марлинский набрал номер.
        - Настюш, извини, что опаздываю, но сижу в твоем доме в лифте. С твоей очаровательной соседкой!.. С Ириной! - Он смущенно посмотрел на нее. - Простите, не знаю вашего отчества…
        - Николаевна. Только это не важно. Просто Ирина.
        Кивнув, он продолжил разговор с дочерью:
        - Ты тоже застряла? Пробка на Ленинградке? Ну тогда я спокоен. Нас еще неизвестно когда освободят… А-а, ты мне звонила! Это я во время репетиции звонок вырубил, а позже включить забыл. Ну, целую! До встречи.
        Марлинский посмотрел на экран.
        - Действительно, куча звонков и сообщений! Не страшно, подождут. Потом разберусь. Вредная вещь, - потряс он в воздухе телефоном. - Никакого покоя, ни минуты свободы. Большой брат следит за тобой!
        - Говорят, по телефону даже подслушивать можно, - подхватила Ирина.
        - Серьезно? - Давид с испугом покосился на аппарат. - Сейчас совсем отключу его.
        Ирина засмеялась.
        - Можете не стараться. Бесполезно. Противоядие только одно: вынуть аккумулятор.
        - Откуда такие познания? - Давид бросил мобильник в сумку. - Вы инженер?
        - Нет, всего-навсего смотрю телевизор. А по профессии я - преподаватель английского языка.
        Снизу послышался грохот. Затем мужским голосом проорали:
        - Эй, на каком этаже сидите?
        - Точно не знаем, не ниже пятого! - крикнула в ответ Ирина.
        - Ждите. Сейчас буду!
        Мастер так и не появился, зато кабина поехала вверх и вскоре остановилась. Двери раздвинулись.
        - Скорей вылезаем, Ирина! - вытолкал ее на площадку Давид. - Пока этот агрегат не передумал и снова не застрял.
        Остановились они на пятом этаже, который им и требовался.
        - Спасибо за компанию, - церемонно поклонился он.
        - Не за что.
        - Как это не за что! Без вас мне было бы совсем плохо!
        - Мне тоже, - призналась она. - Так что, взаимно.
        Давид надавил на звонок Настиной квартиры. Ирина тем временем отомкнула дверь, ведущую в общий коридор.
        - Дочки вашей, похоже, еще нет. У вас есть ключи от ее квартиры?
        - Да нет, - растерянно произнес он.
        - Тогда идемте ко мне, подождете, пока придет.
        Давид смутился.
        - Как-то неудобно получается. У вас наверняка дела…
        - Под дверью стоять, уверяю вас, еще неудобнее, - начала уговаривать его Ирина, - неизвестно еще, сколько она сквозь пробки пробиваться будет! А вы у меня пока отдохнете, кофейку вам сварю. Тем более мы с вами стресс пережили. Можно сказать, в плену побывали.
        - Ага! У искусственного разума, - улыбнулся он. - Знаете, звякну еще раз Насте. Если она еще далеко, с удовольствием приму ваше предложение.
        Выяснилось, что Настя далеко, пытается объехать какую-то аварию.
        - Возможно, ей еще час добираться до дому, - с расстроенным видом сообщил Ирине Давид.
        - Вот и посидите у меня.
        - Вы уверены, что я не нарушаю ваших планов? Или планов вашей семьи? - по-прежнему смущался он.
        - Вся моя семья - это я, - развела руками Ирина. - А план у меня на сегодня был один, если честно. Телевизор посмотреть или книжку почитать.
        - Не знаю уж, какую книжку вы сейчас читаете, но с телевизором я, пожалуй, смогу конкурировать, - хмыкнул он.
        Тем более и вас по нему иногда показывают, - в тон ему проговорила Ирина. - Представляете, я потом стану хвастаться подругам, что у меня пил кофе сам Марлинский!
        Она распахнула дверь. Они вошли в прихожую.
        - Ирина, вы преувеличиваете мою знаменитость. Я все же классический пианист, а не поп-звезда.
        - Ну и что, - вешая плащ, возразила она. - Ростропович тоже классический виолончелист, а его знают не меньше, чем поп-звезду. И Спивакова тоже.
        Давид тоже повесил свой плащ на крючок и пристроил в углу сумку.
        - Боюсь, народные массы Киркорова знают гораздо лучше.
        - Завидуете? - лукаво глянула на него Ирина.
        - В чем-то, бесспорно, да, - кивнул Давид. - Если бы так же слушали настоящую музыку…
        - Ну вам-то вроде грех жаловаться. Полные залы по всему миру собираете.
        - И все равно, наше искусство волей-неволей приходится признать элитарным. И объем залов у нас не тот. Согласитесь, Ирина, даже Карнеги-Холл - это не спортивный стадион.
        - Ну и попса теперь уже стадионы редко собирает, - сказала Ирина.
        - Да, но слушают все равно в основном ее. Не важно где.
        - Согласна. Ну проходите в комнату. Или лучше на кухню?
        - Давайте по-московски на кухне, - обрадовался он. - Так редко на родину вырываюсь.
        - Ой, вы же после репетиции. Есть, наверное, хотите, - спохватилась она. - Правда, у меня ничего особенного нет.
        - Да что вы, что вы! - запротестовал он. - Мало того, что свалился на вас, как снег на голову.
        - У меня есть кислые щи с грибами. Могу разогреть!
        - Нет, нет, - снова начал отказываться он, однако живот его предательски заурчал.
        - Диагноз ясен, - взяла инициативу в свои руки она. - Мойте руки. Никаких отказов не принимаю. Я, между прочим, хозяйка. Могу и обидеться.
        - Не рискну вас гневить, - покорно отправился в ванную комнату Давид. - Тем более мне так редко перепадает домашнее.
        - Ну вот. А еще отказывались. Правда, возможно, вам не понравится…
        Десять минут спустя Марлинский уплетал вторую тарелку щей и заедал их бородинским хлебом. Между очередными двумя ложками произнес:
        - А вы еще боялись! Такой вкуснятины с детства не ел. Одно из коронных блюд моей бабушки. Но у вас не хуже. И еще, скажу по секрету, вы меня спасли. У Настеньки в холодильнике, кроме зеленого салата и пророщенной пшеницы, обычно вообще ничего не бывает. Фигуру, видите ли, бережет, а о старом усталом папе не думает.
        - Ну конечно, древний старик! - воскликнула Ирина.
        - Вот! Даже пококетничать не даете! В ресторан с ней тоже ходить мука. Грызет там свой силос, и самому неудобно что-нибудь более существенное заказывать. Даже когда при ней какую-нибудь рыбку ешь, чувствуешь себя кровопийцей и душегубом. Весь аппетит пропадает. Не понимаю я этого увлечения диетами.
        - Настя на телевидении работает, и, как мне объясняла, камера сразу к любому весу пять килограммов прибавляет. Вот и старается держать себя в форме.
        Марлинский протестующе фыркнул:
        - Это уже не форма, а минус форма.
        - Ну знаете, вы тоже пончик!
        - Только, в отличие от Насти, не сижу на диетах. Да она вообще-то в меня. Как щепка с детства была. К тому же одна такая репетиция, как сегодня, и два кило долой! В оркестре с прошлого раза половина состава сменилась! Такое впечатление, что ни одной ноты вместе взять не могут! Кто в лес, кто по дрова! Будто первый раз вместе играть сели! Устроили из оркестра проходной двор! А мне с ними пятый концерт Бетховена играть! Это же кошмар!
        Он так распалился, что даже стукнул кулаком по столу. На сахарнице подпрыгнула крышка и громко звякнула.
        - Ой, извините, - стушевался Давид. - Ненавижу непрофессионализм и пренебрежение к делу, которым занимаешься! Да что я вас своими проблемами нагружаю.
        - Что вы. Мне как раз интересно, - возразила Ирина, наливая чай в чашки. Ей с трудом удавалось прятать улыбку. Марлинский сидел такой смешной, взъерошенный! Глаза от возмущения горели, а тонкие длинные пальцы выигрывали на краю стола какой-то мудреный пассаж.
        - Так обидно! Занимаешься. Готовишься. Вкладываешь всю душу, а этим плевать. Пришел, отбарабанил положенное количество времени, и домой! Я чуть ли не на коленях стою. Давайте еще этот эпизод повторим! А мне в ответ: рабочий день кончился! В таком случае выкладывайтесь во время рабочего дня, а не зевайте! Так знаете, что мне ответил концертмейстер альтов? - Марлинский захлебнулся от возмущения. - Мол, вы, Давид Максимович, за каждый концерт получаете деньги, а мы - копейки! Паразит чертов! Я этот концерт вообще бесплатно играю! Говорил же мне мой импресарио: «Зачем соглашаешься?» Правильно говорил! Но на Родине-то надо играть! И Настю лишний раз увидеть хочется!
        Он показал на часы.
        - Кстати, о Насте. Что же с Москвой сделали! Не проехать! Вертолет ей, бедолаге, что ли, купить? С каждым моим приездом - в московской жизни новые сюрпризы.
        - Капитализируемся, - включилась в его страстный монолог Ирина.
        Вот, вот. - Он скорбно покачал головой. - Я многие места вообще не узнаю. Ландшафт меняется столь стремительно, что не поспеваю за переменами. Красивые улочки исчезли. Вместо них какой-то новострой, и преимущественно чудовищный! Помесь рококо с дворцом графа Дракулы!
        Ирина хихикнула:
        - Наше отечество всегда было сильно своими перегибами. То сплошные блоки и панели, то, как теперь, завитушки да башенки.
        - Что хуже, честно сказать, не знаю.
        - Зато сталинские высотки уже превратились в классику и стиль, - продолжала Ирина. - Люди из других стран приезжают полюбоваться. Представляете? А мы еще недавно плевались и называли это уродством.
        - Ну положим, панельными домами вряд ли будут любоваться, - повел головой Марлинский! - У сталинских домов и впрямь свой стиль. Некая имперская величественность. А эти - вообще, коробки для хранения народопоселения.
        - Браво, маэстро, - оценила меткую фразу Ирина. - Ну а за то, что сейчас понастроили, не волнуйтесь особо. Оно в историю не войдет, не успеет. Развалится. Там ведь сплошное недовложение строительных ингредиентов. Да и строят их гастарбайтеры, которым не платят. Соответственно, им на качество наплевать.
        Вот, вот! Как моим сегодняшним оркестрантам! - вновь распалился он. - Это же надо так относиться к Бетховену! Они ничего не получают! Бетховен тоже за свою музыку почти ничего не получал! - Он опять показал на часы. - Куда же Настя запропастилась. Я бы с ума сошел, столько в машине сидеть.
        - В Европе тоже пробки…
        - И в Америке, и в Японии, - перебил ее Давид. - Но не такие. В Москве это стало катастрофой. Бедная моя дочь. Знаете, Ира, хотите верьте, хотите - нет, но я без нее своей жизни не представляю. - Лицо его просветлело. - Единственный родной человек. Кроме нее, никого не осталось. Друзья, естественно, есть, знакомые, приятели, но родной человек - она одна. И ведь я поначалу совсем не хотел появления дочери на свет. С ее матерью мы женаты не были. Даже гражданским браком наши отношения трудно было назвать. Скорее, роман на стадии увядания. Молодые были. И когда она мне объявила, что беременна, я пришел в такую ярость! Мне казалось, что жизнь только начинается и будущее виделось совсем по-другому. Хотелось добиться определенного уровня в музыке, и я считал, что рождение ребенка прервет мой, так сказать, путь в искусстве. Глупый был. И уж совсем в мои планы не входило жениться на Настиной матери. Я тогда подписал первый долгосрочный контракт, должен был на три года уехать во Францию, а семьей себя связывать не собирался. Семья в моих планах фигурировала не раньше, чем лет через десять. Считал, что все
у меня впереди, и дети должны появиться лишь потом. Времени полно - успею. А пока я собирался завоевать публику и лучшие концертные залы во всем мире. Однако Настина мать твердо стояла на своем: хочешь или не хочешь, но ребенку быть. Пришлось смириться. А что я мог сделать? Только дать ей свою фамилию и отчество. Я дал и уехал.
        И вот, прошло почти тридцать лет. Ни жены, ни дома, ни других детей - публика моя, залы тоже. А единственный свет в окошке - Настасья. И то, благодаря ее маме. Умная женщина. Не затаила обиду и не препятствовала нашему общению. Вот так, Ирина. Человек предполагает, а судьба располагает. Послушайся тогда меня Вера, и я совсем один в этом мире остался.
        - Настя у вас чудесная выросла, - вполне искренне подтвердила Ирина. - Но вы в принципе еще можете и семью, и других детей завести. Какие ваши годы?
        Он вздохнул:
        - Все женщины детородного возраста ныне уже годятся мне в дочери. О чем мне с ними говорить? Мы - люди разных эпох.
        - Наоборот, сейчас модно на молодых жениться! - засмеялась Ирина. - Посмотрите светскую хронику.
        - У меня склад другой! - буркнул Давид. - И вообще, дело не в моде и не в возрасте. Я смогу жить лишь с человеком, , который меня понимает. Особенно учитывая мою профессию и мой образ жизни. Триста шестьдесят дней в году гастроли. Пять - на отдых. И какая же это семья? Если к тому же о детях подумать. Таскать постоянно за собой невозможно. И что остается: «С приездом, папочка! Счастливого пути, папочка!».
        С Настей мы это уже проходили. Мучительный процесс. А учитывая еще мои годы… - Давид обреченно махнул рукой. - Словом, радуюсь тому, что есть.
        В дверь позвонили.
        - Легка на помине, - пошла открывать Ирина. - Заходи, Настя. Папа тебя заждался.
        - И заболтал любезную хозяйку своими откровениями, - появился в прихожей Марлинский.

        II

        Ирина, улыбаясь, складывала посуду в мойку. Какой милый и забавный человек! Пианист с мировой славой, а совсем простой. Никакого гонора, чванства. А как он смешно сердился, что оркестранты не желают выкладываться по полной! Просто кипел! Волосы на голове встопорщились. Вылитый рассерженный попугай! Особенно в профиль!
        В жизни Давид выглядел вполне обычно. Не то, что на большой фотографии, которую Ира видела на стене у Насти. Там он сидит за роялем во время концерта. Длинная седая грива зачесана назад. На лоб упала лишь одна прядь. Острый профиль. Черный фрак выгодно подчеркивает сухопарую фигуру. Красавец! Просто красавец! Чем-то напоминает Франца Листа. Сама-то Ира в музыке не очень. Это ей Настя о сходстве сказала. И портрет показала - Лист за роялем. Примерно в том же ракурсе, что и Марлинский. И впрямь похоже!
        В жизни Давид выглядел куда более обычно. Хотя и грива седая на месте. И фигура по-прежнему подтянутая, как у юноши. И тот же гордый орлиный профиль. Нет, красавцем его в жизни не назовешь. Но человек очень приятный! Обаятельный! Как на него Настя похожа! Еще лет сорок назад считалась бы некрасивой, благодаря фамильному носу с горбинкой. Но сейчас времена, по счастью, изменились. Пока в почете не вульгарная смазливость, а индивидуальность и выразительность, ее лицо считается интересным. Нос кнопкой - банально и скучно. А Настю однажды один сосед сравнил с молодой Анной Ахматовой. Такой, какая она на портрете работы Натана Альтмана. Но самое интересное: Настя на экране, как и отец на сцене, выглядит куда ярче, чем в жизни. Так - просто обычная приятная молодая женщина. А когда ведет свою передачу, будто лампочки у нее внутри загораются! Невероятно обаятельная красавица!
        А у Давида еще к тому же такие выразительные руки! Словно живут собственной жизнью. Да, удивительный человек! И как странно: при всей своей славе одинокий. Но совсем не замкнутый, а открытый. Вон они сегодня только познакомились, а он ей про Настю рассказал. А еще считается, что известные творческие люди обычно снобы и оберегают от окружающих свой внутренний мир. Правда, Марлинский знал, что она, Ира, с Настей по-соседски общается. Возможно, и Настя ему что-нибудь про нее говорила…
        Ох, а как он ел ее щи! Видно, обычно и впрямь ест когда придется и что придется. Зато теперь Ира может похвастаться. Умеет варить любимые щи Давида Марлинского. Позвонить, что ли, Дашке и рассказать? Лопнет от зависти! Обожает громкие имена. Правда, что для нее громкие имена? Спивакова она, конечно, знает. В какой-то стране они жили в одной гостинице. И Дашка однажды вместе с ним проехалась в лифте. А на следующий день Спиваков, встретив ее в фойе, поздоровался. Рассказов об этом потом на полгода было! Однако Марлинский тоже известен. А они с Ирой не просто вместе в лифте ехали, а сперва застряли и пообщались, а после еще целый час на кухне сидели. А Дашка и так уже изошлась, что телеведущая Анастасия Марлинская живет с Ирой на одной лестничной клетке и запросто заглядывает к ней за солью. Теперь Дашка вообще упадет. И сомнительное ее знакомство с главным «Виртуозом Москвы» померкнет.
        Ира взяла было телефонную трубку, но вдруг раздумала. Звонить расхотелось. Что-то останавливало. Словно она боялась разрушить воспоминания о встрече с Давидом. Даже вполне предсказуемая реакция подруги не вдохновляла. Ну да, она, разумеется, начнет охать и ахать. Только вот сокровенность уйдет. Заболтается все, измельчится. Не лучше ли сохранить ощущения при себе? Как внезапно случившийся праздник, в котором место только двоим?
        В дверь позвонили. Ира удивилась. Сегодня она никого не звала.
        - Кто? - на всякий случай поинтересовалась она.
        - Марлинский, - ответили снаружи.
        Сердце ухнуло так глубоко, что защекотало пятки.
        - Вы? - От растерянности Ирина никак не могла отпереть замок.
        - Нет, если вам неудобно, то… - Он осекся.
        - Что вы, что вы! Очень удобно, - пролепетала она. - просто собачку заело.
        - У вас разве животные есть?
        - Нет, собачка от замка.
        Наконец она справилась и рывком распахнула дверь.
        - Ой!
        Она обомлела. Марлинский предстал ей в ярко-цыплячьего цвета свитере и в лохматых, с желтыми помпончиками, тапочках.
        - Нравится? - заметив ее удивление, спросил он, кокетливо помотав в воздухе левой ступней. - Мне самому понравилось. В Штатах не удержался и купил.
        Он совершенно по-детски радовался своему приобретению. Ира засмеялась.
        - Решили мне похвалиться?
        Он смешался.
        - Да нет. Извините. Совершенно по другому поводу. Как-то сразу не сообразил. Вы ведь меня от голодной смерти спасли, а у меня завтра концерт. Приглашаю. Придете?
        - Конечно. А где?
        - В Большом зале консерватории.
        - Билеты нужно заранее покупать? - на всякий случай осведомилась Ирина.
        Однажды ее соседка по дому пригласила на свой концерт, долго при этом объясняя, в каких кассах продаются билеты.
        - Да я же вас… приглашаю! - с обидой воскликнул Марлинский. - Просто с собой нет сейчас билетов. Но завтра утром как-нибудь вам передам. Оставьте мне свой телефон, пожалуйста.
        - Наверное, лучше мобильный? - спросила она.
        - Естественно.
        Ира продиктовала номер.
        - Чтобы не тратить зря время, приходите сразу ко второму отделению, - с улыбкой проговорил он. - В первом этот ужасный дирижер со своим камерным оркестром будет играть пятую симфонию Бетховена. Хорошего не ждите. А во втором, надеюсь, все-таки с ними справиться.
        - Да нет. Уж я к началу лучше приду. А то вдруг что-нибудь перепутаю.
        Ирина почти не ходила на концерты и сильно опасалась, что не сможет рассчитать, когда начнется второе отделение.
        - Дело ваше. Страдайте, - усмехнулся Давид. - Я предупредил. Чтобы потом анафеме меня не предали.
        - Ой, спасибо вам большое. А что это мы стоим? Заходите. - Она посторонилась, пропуская его в дверной проем.
        - С удовольствием бы, но… Нам еще с Настей кое-какие проблемы обсудить надо.
        - Тогда до завтра.
        - Очень рад, что вы пойдете.
        Она опять осталась одна. Вот теперь даже нужно позвонить Дашке. Посоветоваться, в чем лучше идти и как себя лучше держать. Даша с тех пор на Спивакова ходит. А Ирина бывала в Большом зале, когда после института распределилась в консерваторию преподавать английский язык. Сколько времени уже там не работает. Наверное, лет двадцать. В Международный дом музыки на Таганке недавно ходила. На концерт той самой соседки. Удовольствие оказалось не из дешевых. Спасибо, конечно, большое, за такое приглашение! И радости почти никакой. Не понравился Ире этот концерт. К тому же билет, растерявшись от цен, она купила себе подешевле, и звуки туда, где она сидела, доходили волнами - одни слишком громко, другие вообще пропадали. Асам зал напомнил ей сауну, разве только с органом. Кстати, надо потом поинтересоваться! Марлинскому Дом музыки нравится? Многие музыканты этот зал очень ругают. Вернее, два зала - малый и большой. Говорят, играть там неудобно, и акустика плохая. Однако публика была шикарная. Чуть ли не в вечерних туалетах. В Большой зал консерватории раньше ходили поскромнее. Но тогда и шикарной публики, в
нынешнем понимании, не существовало.
        Ирина набрала Дашин номер.
        - Ой, сама тебе собиралась звонить! - объявила подруга. - Куда ты пропала? Два дня не разговаривали.
        - Замоталась, - ответила Ирина. - И ученики замучили.
        - Давно тебе твержу, поднимай ставку за урок и сокращай количество.
        - Куда же я ее подниму, - вздохнула Ирина. - У нас стандартная такса. Взвинтишь цену - уйдут к другим.
        - Тебя не переспоришь, - с досадой бросила подруга. - Дело хозяйское, надрывайся. Хотя, честно сказать, не пойму, зачем так мучиться? Ты же одна. Запросы скромные.
        - Родителям надо помогать и племянникам.
        - У племянников свои родители есть. Развели детский сад, пусть сами и крутятся. Тем более что старшая группа этого детского сада сама уже зарабатывает.
        - Права ты, Даша, конечно, - согласилась Ирина. - Но Катька, старшая моя племяшка, скоро сделает меня бабушкой, представляешь?
        - Нашла чему радоваться, - не разделила ее восторг подруга. - Я, например, с ужасом думаю, что у меня когда-нибудь появятся внуки! Ты только представь. Иду я, вся такая молодая и красивая, а какой-нибудь карапуз кричит мне: «Бабуля!» И все! Конец! Каждый сразу понимает, сколько мне лет. К счастью, мой Жорка весь в учебе и девочками пока не интересуется.
        Ира хмыкнула. Блажен, кто верует! Она совсем недавно видела Дашиного сына Георгия в обнимку с очень симпатичной девушкой. Выдавать она его, однако, не собиралась. Тем более Жора слезно просил не рассказывать матери. А то она, мол, расстраивается, когда он отвлекается от учебы.
        - Конечно, я понимаю, - с грустью продолжила Дарья. - Когда-нибудь внуков не миновать. Но я уже для себя решила: вот появятся, запрещу им называть себя бабушкой! Пусть зовут Дашей!
        - И ты от этого почувствуешь себя моложе? - прыснула Ира.
        - Представь себе. И ничего не вижу смешного. Ну хватит о грустном. Рассказывай, что у тебя интересного?
        - Да вот посоветоваться хочу. В чем пойти в Большой зал консерватории.
        - Эко тебя последнее время на музыку пробрало! Опять кто-то из дома позвал?
        - И да и нет.
        - То есть? - Ответ явно заинтриговал Дашу.
        - Да, потому что меня пригласил Настин отец, Давид Марлинский. Он завтра с оркестром играет. А нет, потому, что сам он в нашем доме не живет. Только в гости пришел.
        - Так, значит, Настя тебя на его концерт пригласила?
        - Нет. Самолично. Мы с ним сперва в лифте застряли. А позже он Настю у меня ждал.
        Подруга на том конце провода поперхнулась. И впрямь предсказуемая реакция. Ирина даже ощутила какое-то удовольствие, и от этого ей самой стало немного стыдно.
        - Везет же некоторым, - тем временем возбужденно говорила Даша. - Живут в доме, где знаменитости по лифтам шастают. А у нас через алкоголика перешагивать приходится.
        - Положим, алкоголик у вас тоже не из простых, - напомнила Ира.
        - Какая разница, что у него два магазина, если пьет как свинья, валяется у меня на ходу и даже скидку мне в своих магазинах не делает! Ох, Ирка, в твоем доме тебя окружает совсем другой мир! Другой уровень духовности. Слушай, какой он, этот Марлинский? Он с тобой сам заговорил?
        - Сам, - подтвердила Ирина. - Спросил, стоит ли попытаться на «стоп» нажать.
        - Потрясающе! - таким тоном выпалила подруга, словно услышала откровение. - Сколько лет за границей живет, а умеет нашими лифтами управлять.
        Ира расхохоталась:
        - Подруга, ты забываешь: с тех пор, как Давид здесь жил, наши лифты не изменились.
        - Давид? - Ира словно наяву увидела, как Даша там, у себя в квартире, сделала охотничью стойку. - Вы что, с ним уже на «ты»?
        - На «вы», - внесла ясность Ирина. - Но по имени.
        - Ты прямо так, Давидом, его называешь? - испытала новое потрясение Дарья.
        - Он так представился. И я просила его без отчества себя называть.
        - Обалдеть! Но ты мне так и не сказала, какой он.
        - Его же по телевизору часто показывают. Несколько раз его даже видела рядом с твоим обожаемым Спиваковым.
        - Правда? Не обращала внимания. Или другие передачи смотрю.
        - Ну., он такой… - Ирина замялась, подбирая определения. - Седой. Худой.
        - Ах, стари-ик, - разочарованно протянула Даша.
        - Совсем нет, - поторопилась возразить Ирина. - Спиваков твой разве старик? А он тоже совсем седой, с тех пор, как перестал краситься. Только у Марлинского волос гораздо больше. И вообще, он года на четыре моложе.
        - Да-а? - заинтересовалась подруга. - Кстати, ты не говорила: жена у него есть?
        - Он мне сказал, что нет.
        - Вы и это успели обсудить? Вот тебе и Ирка тише воды, ниже травы!
        Ира смутилась, будто ее заподозрили в чем-то предосудительном.
        - Да он про жену рассказал совсем по другому поводу, - начала оправдываться она. - В связи с Настей и тем, как он к ней относится.
        - Ох, подруга, темнишь! - не унималась Дарья. - Так просто, с бухты-барахты, знаменитый мужик о своей личной жизни рассказывать не станет. Зуб даю, специально наврал.
        - Зачем ему врать? - не поняла Ира. - Думаешь, соблазнить меня собрался?
        Даша помолчала, словно прикидывала вероятность.
        - Действительно, вряд ли, - наконец заключила она. - Если бы тебе еще двадцать лет было. Да и то сомневаюсь. Ты и в двадцать лет мышкой была. Вкусы, конечно, у мужиков разные. Некоторые даже любят таких… подросткового вида. Но, полагаю, Марлинскому нужна баба яркая. Эй! - вдруг повысила голос она. - А он вообще-то хоть раз женат был?
        - Не знаю. На Настиной маме - точно нет.
        - А если он вовсе по другой части? У людей искусства такое распространено. Столько лет и не женатый.
        - Во-первых, не похоже. - Слова Даши изрядно покоробили Иру, и ей захотелось защитить Марлинского. - Во-вторых, у него был роман с Настиной матерью. А в-третьих, интересуйся он мужчинами, в нашем доме хоть кто-нибудь по этому поводу обязательно бы высказался. Такие вещи обычно известны. А у Марлинского, наоборот, слава дамского угодника.
        - И ты его прямо так спокойненько к себе и пригласила?
        - Что же человеку под дверью топтаться. Он Насте позвонил, и выяснилось, что она еще не приехала.
        - Ой, я, наверное, не смогла бы. Не отважилась. И он сразу пойти к тебе согласился?
        - Почти сразу, когда я заверила, что он моих планов не нарушает.
        - С ума сойти! А потом сразу взял и на концерт пригласил?
        - Нет, еще раз зашел.
        - Шутишь!
        - Совершенно серьезно.
        Повисла долгая пауза. Затем Даша подавленно и, словно нехотя, изрекла:
        - Подруга, помяни мое слово: это неспроста. Настала очередь растеряться Ире.
        - Не понимаю, что ты имеешь в виду. По-моему, человек проявил элементарную вежливость.
        - Может, конечно, на него заграница так повлияла, но наш мужик за здорово живешь возвращаться не станет.
        - Дашка, вечно ты придаешь значение не тому, чему нужно!
        - А ты вечно недооцениваешь важные моменты, - не осталась в долгу та. - Вот у тебя личная жизнь вся и в буераках.
        Ира молчала. Ей снова сделалось неприятно. Хотя, вероятно, Даша была и права. Личная жизнь действительно не сложилась.
        - Извини, - спохватилась Дарья. - Просто ты меня разозлила.
        - Проехали, - не хотелось ссориться Ирине. - А насчет влияния заграницы, ты права. Другой уровень вежливости вырабатывается. Привычка соблюдать правила.
        - Зато у нас люди гораздо искреннее, - вдруг проявила патриотизм Даша. - Там они вечно тебе улыбаются, улыбаются, а что у них в самом Деле на уме, не поймешь.
        - Иногда, по-моему, лучше не понимать, чем слушать, как тебя трехэтажным матом в автобусе кроют, - придерживалась иного взгляда Ирина.
        - Это да! - на сей раз легко согласилась Даша. - Пасть разинут, и из нее такое польется. Лучше бы, как американцы, улыбнулись. Но все-таки как понимать твоего Марлинского?
        - Никак, Дашка. Не бери в голову и не строй замков на песке. Я познакомилась с очень милым отцом своей очень милой соседки. Завтра он передаст мне билет на концерт, и единственное, что меня сейчас волнует - как прилично и к месту вечером выглядеть.
        - А ты собираешься к нему в артистическую заходить? - спросила Даша.
        - Да наверное, нет. Он ведь меня только на концерт пригласил. А в артистическую… Там наверняка его знакомых будет полно. Неудобно. В качестве кого я появлюсь? Да и зачем?
        - Ты что! - простонала Дарья. - Наоборот! Если он тебя сам пригласил на концерт, неудобно как раз не зайти. Обязательно надо поздравить. Иначе неприлично. Ты же сама о вежливости говорила. И букет обязательно купи.
        - И весь концерт с цветами на коленях сидеть?
        - А ты как думала? Тебя не в цирк пригласили, а в консерваторию. К тому же лично. В общем, облачайся по высшему классу, букет роз покупай, и вперед. Как закончится, сразу в артистическую.
        - Ох, Дашка. Неловко мне. Пожалуй, лучше вообще скажусь больной и не пойду.
        - Обалдела? Тебя сто лет ни один мужик никуда не приглашал! Ни вежливо, ни даже грубо!
        Я тут - мировая звезда. Гений, можно сказать. Внимание обратил. Не важно, по какой причине. И она еще чего-то стесняется! Другая бы зубами вцепилась. Бесхозный мужик! Обходила бы, и до конца жизни по всему миру каталась! В ус бы не дула! Не надо было бы надрываться и разных бездарных придурков английскому учить. Да окажись я на твоем месте, на уши бы встала, из кожи вон вылезла! За такую возможность не знаю, что отдала бы. Живем же, ничего не видим толком. Ну смотались мы с моим дураком на недельку в Германию, в Париж, Египет, а там целый мир! Дух захватывает! Много мы успели увидеть? А ты бы задарма всюду ездила. С королевскими, считай, почестями.
        - Я с человеком едва знакома, а ты меня уже замуж за него выдала. Может, у него есть возлюбленная. А меня вообще через три дня на улице встретит и не узнает.
        - А ты узнаешь? Он тебе понравился?
        - Естественно, узнаю. Не мог такой человек не понравиться.
        - Это и есть самое главное, - многозначительно изрекла Дарья. - Вот и сделай так, чтобы он тебя узнавал и ты ему нравилась. Свое счастье собственными руками надо ковать. Надеть на себя тебе есть что? Передо мной-то ты давненько в выходных нарядах не появлялась.
        - Бального платья нет, - усмехнулась Ирина.
        Оно и не требуется. Нужно что-то такое скромненькое, элегантное и со вкусом. Богатого и со вкусом у тебя точно нет. Не по карману. Поищи что-нибудь черненькое с блесточками. Блесточки - для вечерности. Данный вариант везде на «ура» проходит, даже если не очень дорогой.
        Ира задумалась. Неужели придется идти покупать? Но когда? У нее завтра в институте с утра и до четырех часов занятия. Не вырвешься.
        - И что ты молчишь? - вывела ее из задумчивости подруга. - Вспоминай, что у тебя есть подходящее. Давай открывай шкаф, будешь вслух мне перечислять, если сама ничего не соображаешь.
        Ира послушалась.
        - Юбка есть черная, в складочку. И брюки черные, прямые.
        - Можно и брюки, но юбка лучше, - резюмировала Дарья. - И сапоги обязательно на высоких каблуках. Осталась проблема верха.
        - Пиджак черный, бархатный, - обнаружила Ира. - Только ему лет десять. Я его вообще почти не носила. Как новенький!
        - Главное, плечи проверь. Чтобы не были слишком большие.
        Ира, жонглируя телефонной трубкой, натянула на себя пиджак и сама удивилась, насколько он ладно сидит.
        - И плечи нормальные, и силуэт приталенный, - сообщила она подруге.
        Отлично! - одобрила та. - А к нему блузку. Такая у тебя есть кремовая, шифоновая, со стоечкой. Получится классика. Очень подходит к музыке, которую ты пойдешь слушать. Ему должно понравиться. Хотя, может, тебе что-нибудь с декольте надеть? Есть у тебя кофточка цвета увядшей розы. С глубоким вырезом. Тоже хорошо должно смотреться.
        - Декольте не хочу! - запротестовала Ирина.
        - А ты все равно померяй и посмотри.

        III

        Ирина уже собиралась ложиться спать, когда ей позвонила Дарья:
        - Ну ты, подруга, даешь! Совершенно меня дезинформировала!
        - Ты о чем? - не поняла Ирина.
        - Не о чем, а о ком, - захлебывалась от эмоций подруга. - О твоем пианисте, естественно!
        - Хочешь сказать, что он уже не пианист?
        - Отстань со своими глупыми шутками! Он, естественно, пианист! Но он красавец!!! Потрясающий мужик! А ты его мне описала, словно столетнего старика!
        - Про старика ты сказала! - напомнила Ира.
        - С твоих, между прочим, слов.
        - Ты что, после этого его видела? - удивилась Ирина.
        - Видела! Не живым, конечно, а фотографию. Сынуля мне отыскал в Интернете. Я как глянула, так и упала.
        - Не разбилась?
        Опять она со своими остротами! Как ты-то не разбилась, глядя на такого мужика! Снежная королева. Нет, ну надо же! Такая фигура ей приплыла прямо в руки, без малейших усилий. Господи! Да если бы не мой дурак, сама бы от подобного мужика не отказалась! Увела бы у тебя из-под носа и на любой край света за ним отправилась!
        - Даша, для этого, как минимум, нужно, чтобы и ты ему понравилась, - не выдержала Ирина.
        - Вот в этой позиции и заключается ошибка всей твоей жизни! - возопила подруга. - Да не один мужик не поймет, кто ему на самом деле нравится, пока женщина ему не объяснит. Мой дурак, между прочим, тоже сперва не подозревал, что я ему нравлюсь. Это он теперь вам рассказывает, будто влюбился с первого взгляда и на всю жизнь. - Даша хохотнула. - А ты ведь, наверное, еще помнишь. Он ведь поначалу считал, что ему нравится Милка Кучнелева.
        - Она вроде ничего была.
        - Какая разница! Суть в другом: пока Милка ушами хлопала, я его приучила к мысли, что гораздо больше в его вкусе.
        - А по-моему, это просто стечение обстоятельств. Познакомился с вами обеими поближе и понял, что ему нужно.
        - Без моей активности ничего бы не понял И теперь бы мучился. Я эту Милку недавно встретила. Разнесло ее в три раза, куча болезней и выглядит на десять лет старше своего возраста.
        - Бедная, - посочувствовала Ирина.
        Главное, встретили мы ее вместе с Артурчиком. Так что ты думаешь? Он ее не узнал! Полчаса проговорили, а когда расстались, мой дурак меня спрашивает: «Дашенька, кто это был?» Я объяснила так деликатно. Он после три дня ужасался и все перед зеркалом крутился. Проверял, видно, не стал ли сам таким же, как Милка.
        - Да он у тебя вполне в форме, - сказала Ирина.
        - Благодаря моим усилиям! Он ведь как спаниель: готов есть двадцать четыре часа в сутки, не говоря уж о пиве. Но я его строго регламентирую. Выпил пива, на другой день пойдем погуляем подольше. Просто так он ходить не любит, и в фитнес-центр его не заманишь. Но в форме хочет себя держать. Велосипед недавно купил. Сынуля ему посоветовал. Теперь по очереди катаются. Слушай, и как это ты мне зубы заговорила! - вдруг спохватилась она. - Что мы моего мужа обсуждаем! Его женить не надо. Слава богу, пристроенный! Речь сейчас о Марлинском. Еще раз повторяю: офигенный мужик! Такой, если тебе хоть раз улыбнулся, уже считай, счастье привалило. Ох, Ирка! Прилагай усилия! Иначе потом до конца жизни будешь локти себе кусать. Нет, я прямо тащусь от его белой гривы! Так сексуально! Лицо еще почти молодое! И профиль такой агрессивный! - Она на мгновение замолчала, то ли набирая новую порцию воздуха в легкие, то ли подыскивая дальнейшие эпитеты. - Слу-ушай! - с мольбой проговорила она. - Ты меня все-таки как-нибудь с ним познакомь! Хоть одним глазком полюбуюсь.
        - Не стану, - постаралась как можно серьезнее произнести Ирина, хотя ее разбирал смех.
        - Почему?
        - Боюсь, как бы не увела, при твоих-то способностях управлять мужиками.
        - Ой, да куда я теперь от дурака своего денусь! Это мой крест.

«Дурак» на самом деле был отнюдь не дураком, а достаточно привлекательным и неплохо устроившимся в жизни мужчиной средних лет. Он обладал ровным характером и средней руки бизнесом, благодаря которому вполне прилично обеспечивал семью. В Дашке и сыне он души не чаял, однако подруге почему-то нравилось за глаза называть его «мой дурак». Видно, сама таким образом возвышалась в собственных глазах. Хотя, по сути, Артур являлся главным Дашкиным достижением в жизни. Никаких карьерных высот она не покорила. Преподавала английский на каких-то курсах. Больше для собственного удовольствия, чем для денег. Чтобы дома не сидеть и С людьми общаться.
        - Ладно. Пойду спать. Мой дурак зовет. А ты, Ирка, информируй меня о малейших подвижках в романе. Жутко интересно, удастся тебе такого классного мужика охмурить или нет!
        - Дашка, да никакого романа нет.
        - Так я тебе и поверила! - сказала Дарья и положила трубку.
        Ира вздохнула. Обожает, чтобы последнее слово оставалось за ней!
        Дашка в каком-то смысле своего добилась. Перед ее звонком у Ирины слипались глаза. Теперь сна как не бывало. Она ворочалась с боку на бок, и из головы не шел Давид Марлинский. Ирина вновь и вновь вспоминала, как он сидел у нее на кухне. Как рассказывал про дочку, как теплели при этом его серые глаза. Как забавно он морщил лоб, когда сердился. Как порывисто взлетала его правая рука, чтобы отбросить то и дело падающую на лоб седую прядь. Как он улыбался, обнажая крупные, ровные, белые зубы.
        Затем ей вспомнились уморительные лохматые тапочки с розово-желтыми помпонами, которыми он, совсем как мальчишка, похвастался. Забавно, как в нем все уживается: способность по-детски радоваться совершеннейшей ерунде и серьезное отношение к профессии, нежность к дочери и нетерпимость к людям, пассивно плывущим по жизни, критичность к собственным недостаткам и огромное чувство собственного достоинства.
        Марлинский позвонил в середине дня.
        - Не волнуйтесь, Ирина. Я договорился. Билет вам опустят в почтовый ящик. Наверное, даже уже опустили. Так что до встречи вечером. Жду. Пожелайте мне ни пуха ни пера.
        Она пожелала. Он в ответ послал ее к черту.
        - Неужели и впрямь волнуетесь? До сих пор не привыкли? - не удержалась от вопроса она.
        - А вы что думали! Каждый концерт, как в первый раз. Руки, конечно, не трясутся, зато внутри все вибрирует.
        - Тогда не буду мешать. Готовьтесь. Тем более слышите звонок. У меня урок начинается.
        - Сейте разумное, доброе, вечное, - сказал он и отключился.
        Ирина неожиданно ощутила разочарование. Ей почему-то казалось, он сам передаст ей билет и они хоть мельком увидятся до концерта. Но - не случилось, и ее не покидало чувство потери.
        Нет, так нельзя, убеждала себя Ирина. Это все Дашка виновата. Нафантазировала ей любовное настроение! Да у Марлинского таких знакомых небось наберется ползала! Подумаешь, пригласил на концерт! Что из этого следует? Нельзя поддаваться Дашкиным фантазиям! Она вошла в аудиторию, решительно оставив мысли о Марлинском за порогом.
        Билет и впрямь дожидался ее в ящике. Партер. Шестой ряд. И место посередине. Наверняка она окажется среди Vip-гостей! Тем более внешний вид должен быть на высоте.
        Ирина поспешила домой. Еще раз уложила волосы. Подкрутила их электрощипцами. Оделась. Придирчиво оглядела себя в зеркале. Осталась не совсем довольна, однако времени на изменения и улучшения уже не было.
        Поехала на метро до «Охотного ряда». Когда вышла, на улице стало хмуриться. Небо затянуло свинцовыми тучами. Задул холодный пронизывающий ветер. Даже плащ от него не спасал.

«Только еще дождя не хватало!» - с беспокойством подумала Ирина. Идти до консерватории не слишком далеко, однако достаточно, чтобы промокнуть. А она, как-никак, в партере сидит и почти перед самой сценой. Хорошо она будет выглядеть с мокрой головой! А зонтик не взяла. Сумочка маленькая, можно сказать, коктейльная.
        Зонтик в нее никак не запихнешь. Ирина понеслась почти бегом. Чувствовала, как раскраснелись щеки, но лучше так, чем чтобы вода с нее на соседей капала!
        На подходе к Большому залу она замедлила шаг. Вроде бы обошлось без дождя. Ее тут же начали кликать, спрашивая лишний билетик. Миновав памятник Чайковскому, она оказалась в консерваторском дворике, запруженном людьми. У колонн, перед дверьми, ведущими в фойе Большого зала, толпа сделалась гуще. Весь этот ажиотаж был явно из-за Марлинского, имя которого долетало до Иры со всех сторон. Ее охватила гордость. Ведь он ее сам пригласил! За дверьми люди стояли совсем вплотную, как в переполненном автобусе.
        Пробка возникла из-за новшества, коего двадцать лет назад и в помине не было. Людей по одному пропускали через металлоискатель. «Хорошо, что заранее догадалась прийти, - похвалила себя Ирина, - иначе и ко второму отделению не успеть».
        За металлоискателем сразу потребовали билет. Ира замешкалась, роясь в сумке. В затылок дышала толпа. Как неловко! Заранее не подготовилась! Помнила по прошлым концертам, что контроль должен находиться дальше, на лестнице, куда попадаешь после гардероба.
        Как быстро, оказывается, бежит время! Ира даже взгрустнула. Оказывается, она уже ничего и не знает в своем родном городе и о скольких еще других изменениях не подозревает. Редко теперь куда ходит. Дела, дела, а после них и сил не остается. Вот так жизнь и пройдет.
        Сдав в гардероб плащ, она причесалась перед большим зеркалом. Зеркала оставались на привычных местах, а вот уютные банкетки, обитые бордовым бархатом, уже исчезли. Зато висело казенного вида крупноформатное объявление: «Курить в строго установленном месте!». Ира, правда, не курила, однако при виде запрещающей надписи ее охватило неодолимое желание закурить прямо под ней.
        Она поднялась в верхнее фойе и, чуть побродив взад-вперед, решила пройти в зал. Гулять по фойе хорошо, когда с кем-нибудь пришла или если знакомых встречаешь. А одна она чувствовала себя неуютно.
        Многие женщины были с цветами. Ира Дашкиному совету не последовала. Решила обойтись без букета. Заходить в артистическую неудобно, да и незачем. А бежать к сцене вручать Марлинскому цветы даже немножко стыдно. Все смотреть станут. Нет уж! Позвонит потом Марлинскому и поблагодарит за доставленное удовольствие. А лучше, передаст через Настю, чтобы не выглядеть слишком навязчивой.
        Теперь, правда, она испытала некоторые сомнения. Может, Дашка права, и приличия требовали букета? Но, что поделаешь, уже не купила!
        Ирина нашла свое место и увидела, как к ней пробирается соседка со второго этажа - пожилая преподавательница консерватории. Дом их был кооперативный, и, благодаря общим собраниям, да и общему месту работы, практически все соседи были знакомы. Это Ирина давно выбыла из консерваторских рядов.
        - Ирочка! - опустившись на кресло рядом, воскликнула Галина Павловна. - Вас Настя пригласила папу послушать?
        - Да. В общем, да. - Какой смысл вдаваться в подробности?
        - А меня сам Додик, - хвастливо продолжила соседка. - Я у него вела гармонию. Даже один раз «неуд» влепила. Потом бегал, пересдавал. Ох, время бежит! Я его совсем мальчиком помню. Волосы черные были как смоль. А теперь совсем поседел.
        - Все равно на свой возраст не выглядит, - сказала Ирина и покраснела.
        - Этого у него не отнять. Молодец! Следит за собой. А главное, музыкант от Бога. Давно его не слышала. Интересно, в какой он сейчас форме?
        Зал заполнился. Из первых рядов доносилась иностранная речь.
        - Дипкорпус, - заговорщицким шепотом сообщила Иринина соседка. - Вот что значит мировая слава. А ведь был совсем мальчишечка - худенький, носастенький, стеснительный. Кто мог тогда предположить, что станет таким знаменитым!
        - А как же талант? - спросила Ирина. - Разве тогда не было видно?
        Талант, разумеется, - многозначительно покивала Галина Павловна. - Но не у него одного. На курсе и более яркие ребята были. А где они теперь и где он! Нет, чтобы достичь подобных высот, одного таланта мало. Здесь и везение, и еще что-то, чего даже и не понять. Сойдется все воедино, и вот тебе слава, а не сойдется - закиснешь в безвестности. Сколько я вроде бы ярких ребят помню. Одни сгинули в никуда, а другие превратились в середнячков. Но Давид радует. И Настя у него замечательная получилась. А ведь сначала какой скандал был!
        - Скандал? - переспросила Ирина.
        - А вы не знали? Ой, сейчас расскажу.
        В это время раздались аплодисменты. На сцену вышел дирижер - рыхлый, вальяжный, лысеющий. Он раскланялся с таким видом, будто сейчас подарит публике немыслимый шедевр. Ирина заметила: глядя на него, Галина Павловна поморщилась.
        - Вот этот как был бездарью, так и остался, - зашептала она ей на ухо. - Почему с ним Давид соглашается играть, ума не приложу. Единственный ведь талант у человека - приспособляемость. И ведь обошел многих гораздо более способных, даже имя себе какое-то сделал. Оркестр вот получил. Надутый теперь стал от важности, как Лягушка из басни Крылова. А искусство его сейчас сами оцените.
        На них шикнули.
        - Ладно. Про скандал расскажу в антракте, - пообещала Галина Павловна.
        Ирина сомневалась, что сумеет по достоинству оценить искусство надутого дирижера. Не столь уж она была искушена в музыке. По ее мнению, играли и играли. Вроде вполне нормально. Галина Павловна, правда, продолжала морщиться, что-то бубнить себе под нос, однако, судя по аплодисментам, раздавшимся по окончании пятой симфонии, она была в меньшинстве, а большинство никаких огрехов не заметило и наградило исполнителей бурными овациями, в ответ на которые дирижер раскланивался с еще более напыщенным видом, чем когда вышел на сцену, и снисходительно принимал цветы.
        - А букетики эти он, между прочим, сам оплачивает, - сообщила Галина Павловна. - Нет, это не Бетховен, а настоящий позор! Вы согласны?
        - Не знаю, я не специалист, - смутилась Ирина.
        - Тут и специалистом быть не надо, - продолжала негодовать ее соседка. - Вот скажите, вас это исполнение увлекло?
        - Не особенно, - на всякий случай сказала Ирина, не слишком, впрочем, понимая, что вкладывает в это понятие Галина Павловна.
        - Что и требовалось доказать! - возликовала та. - Ох, бедный Додик! Трудно ему придется. Ладно. Пойдемте походим. А то у меня от этого ужаса затекли ноги. Повесить этого Федорова мало!
        Верхнее фойе наполнялось народом. Они спустились вниз и, купив в буфете бутылку минеральной воды, сели за столик.
        - Так вот, о скандале, - с заговорщицким видом начала Галина Павловна. - Вы знаете, что Додик и Настина мама женаты не были?
        Ирина уже собиралась сказать, что знает, но в последний момент удержалась. Ей так хотелось побольше узнать о Марлинском! А Галина Павловна, кажется, хорошо с ним знакома. Наверняка расскажет что-нибудь интересное. И вместо утвердительного ответа, Ирина уклончиво бросила: - Да что-то краем уха слышала, но неудобно расспрашивать Настю.
        Галина Павловна оживилась:
        - Настя многого и не знает. Ее-то тогда еще на свете не было. А я вот хорошо помню. Ох, сложная штука жизнь! Как она всех и вся поворачивает. Только давайте так: я вам ничего не говорила, а вы от меня ничего не слышали. А то прослыву еще на старости лет сплетницей.
        - Ну что вы. Конечно, строго между нами, - заверила Ира, а сама в который раз подивилась, что подобные распространители информации вечно сообщают все и всем по самому большому секрету, тут же почему-то становящемуся общедоступным.
        - Так вот. У них с Настиной мамой такой красивый роман был! Мы все умилялись. И, когда она забеременела, были уверены, что Додик тут же на ней женится. А он не захотел. Ходили слухи, что это из-за старой травмы.
        - В каком смысле? - насторожилась Ирина, невольно подумав: «Неужели Дашка права, и у Марли некого что-то неладно по мужской части?»
        Галина Павловна будто прочла ее мысли и усмехнулась:
        - Ах, что вы, что вы! Физиология здесь ни при чем. Травма исключительно психологического плана. Все дело в том, что Додик был женат. Правда, ныне об этом помнит разве такая старуха, как я.
        Произнеся последнюю фразу, Галина Павловна кокетливо поправила тщательно завитые и уложенные седые букли.
        - Ну какая же Вы старуха! Замечательно выглядите! - сочла своим долгом отметить Ирина.
        Полно, дитя, меня утешать, - отмахнулась та. - Мои женские годы давно позади. Но вернемся к Додику. Женился он очень рано. На втором курсе консерватории. Едва восемнадцать лет исполнилось. На очаровательной девочке. Арфистке. Своей ровеснице. Давид просто боготворил ее. Даже в ансамбле с ней играл. Хотя Додик и арфа… - Она выдержала выразительную паузу. - Ну это все равно что из пушек - по воробьям. Другая бы на месте Ариадны от счастья умирала, что такой муж достался! А она, вы только подумайте, через полгода ушла. Бросила Додика! И ладно бы в никуда. Ну не сошлись характерами. Бывает. Так ведь нет. К другому! Тоже к пианисту. Только уже устроенному в жизни. Лауреату международного конкурса. Консерваторию окончил. И квартиру ему родители сделали. А с Додиком приходилось в общежитии жить. Оба не москвичи были. Словом, променяла Ариадна талант и любовь на медный грош. А грош - он грошом и остался. Не вышло из этого лауреата потом ничего. А Додик тогда чуть с ума не сошел. И что-то, видимо, в нем надломилось. С тех пор ведь ни разу и не женился.
        Вот и на Настиной матери - наотрез отказался. И к тому же уговаривал ее от ребенка избавиться. Но она молодец. Не послушалась. По-своему поступила. И Настю родила, и с ним, несмотря ни на что, в дружеских отношениях осталась, и после замуж удачно вышла. От дипломата своего еще двоих родила. Они сейчас где-то в Латинской Америке живут.
        - Да, да. В Бразилии, - была в курсе Ирина. - Настя к ним прошлым летом ездила, кучу фотографий привезла и мне показывала. Только вот не пойму, Галина Павловна, а в чем скандал-то заключался?
        В Настиной бабушке! - свирепо проговорила та. - Лена с Додиком между собой довольно быстро все уладили, не вынося сор из избы. А вот Ленина мама, Настина бабушка, не могла позора перенести. Принялась строчить письма во все инстанции. Время было советское. Так она и в партком накатала телегу, и в Министерство культуры, и даже, кажется, в ЦК. Словом, чуть не сорвала Додику первый в его жизни зарубежный контракт. Мы всем миром его отстаивали. А бедная Лена писала объяснительные, что претензий к Додику не имеет, и это не он, а она сама его бросила. Ну он в результате уехал, вроде как на полгода, а вернулся только в начале девяностых. До этого ведь невозвращенцем считался. Правда, о Насте все время заботился. И посылки Лене с любой оказией передавал, и деньги. А когда стало можно, сам стал к Насте приезжать, и она к нему часто ездила. И квартиру ей в нашем доме купил. Ну да. Теперь она для него свет в окошке. Никогда не скажешь, где найдешь, где потеряешь.
        Прозвенел третий звонок. Галина Павловна всполошилась:
        - Пойдемте, пойдемте скорее, Ирочка! Заболтались совсем! Так и на Додика опоздать недолго!
        Когда они пробирались к своим креслам, Ирина увидела, что пустовавшее в первом отделении место рядом с ней занято Настей.
        - А я боялась, вы опоздаете! - воскликнула она.
        - Да нет, в буфете были, - пояснила Галина Павловна и, перегнувшись через Ирину, чмокнула Настю в щеку.
        Та ухмыльнулась.
        - Похоже, успели уже насладиться искусством Федорова?
        - Сверх меры, - ответила за себя и за Иру Галина Павловна.
        Едва Давид появился на сцене, как Ире стало понятно, что такое на самом деле бурные овации! Марлинский был великолепен. Высокий, стройный, в идеально сидящем черном фраке! С каким достоинством он шел по сцене! И сколько сдержанного достоинства было в его поклонах!
        Давид сел за рояль. После первого же, взятого им аккорда, публика словно бы разом подалась вперед и в восхищении замерла. И началось волшебство. Игра Марлинского зачаровывала. Он увел всех за собой в иной мир, в божественные гармонии бетховенского концерта.
        Ира не могла отвести глаз от сцены. Марлинский сидел за роялем очень прямо, почти не двигаясь, жили лишь руки. Веки полуприкрыты. Взгляд направлен на клавиатуру. Лицо бледно и сосредоточенно. Профиль от напряжения сделался еще острее.
        Ему подчинялось все и вся. Даже оркестр играл по-другому. Теперь-то Ирина ощутила разницу! Даже в паузах между частями концерта музыка будто беззвучно продолжалась, и публика напряженно слушала эти паузы.
        Прозвучал финал. Полная тишина. Затем - шквал аплодисментов. Марлинский, точно выходя из транса, медленно провел рукой по белоснежной гриве и, резко вскочив на ноги, начал раскланиваться. На него посыпалось море цветов. У сцены образовалась длинная очередь из разновозрастных представительниц женского пола. Марлинский принимал букеты и складывал их на рояль, который вскоре стал похож на цветочную клумбу.
        Марлинский несколько раз уходил со сцены, однако шквал оваций вынуждал его возвращаться. Польщенный Федоров вместе с ним уходил и приходил, при этом стараясь держаться хоть на полшага, но впереди Давида, всем своим видом показывая, что главный вообще-то тут он. Галина Павловна по этому поводу возмущенно воскликнула:
        - Да ты хоть в зал выпрыгни, все равно торжество не твое.
        Марлинский, обреченно махнув рукой, снова сел за рояль и повторил на «бис» финал концерта. Его отпустили лишь тогда, когда на сцене погас свет.

«Вот и кончилось, - с грустью подумала Ирина, вставая с кресла. - Теперь я не скоро его увижу, да и встретимся ли вообще? Он в Москву от силы раз в год приезжает».
        - Настя, поздравляю! Замечательно! Передайте папе большое спасибо!
        - Сами сейчас ему скажете, - откликнулась та. - Если я вас с Галиной Павловной к нему не приведу, он мне этого не простит.
        Настя первой начала маневрировать в сторону артистической.
        - Нет, наверное, неудобно. Папа ваш устал. Там люди… Знакомые. Что я стану мешать, - вновь предприняла попытку улизнуть Ирина.
        - Он будет вам очень рад, - заверила Настя, подхватив ее и Галину Павловну под руки.

«Ну почему я не купила цветы!» - с сожалением подумала Ирина.

        IV

        Им пришлось протискиваться сквозь толпу. Жаждущие поздравить Давида стояли от коридора, ведущего к директорской ложе и далее - до двери в артистическую, перед которой вальяжно стоял дирижер Федоров, снисходительно принимая поздравления и величественно бросая каждому:
        - Рад, что доставил вам удовольствие.
        Настя обогнула его, не поздравив. Ира с Галиной Павловной проскользнули за ней; при этом Галина Павловна прошипела Ирине в ухо:
        - И ведь не сомневается, что он герой дня.
        Подлинный герой дня, а вернее, вечера стоял посреди артистической, уже без фрака, в одной рубашке. Талия была еще перетянута широким белым шелковым поясом, и Ирине пришло на ум сравнение с тореадором, только что победоносно завершившем бой. Лицо Давида то и дело озаряла победоносная улыбка. Увидав Настю и ее спутниц, он заметно обрадовался и с хулиганским видом прошептал:
        - Все-таки я с ними справился. Поборол.
        - Папочка, ты молодец! Гениально! - Настя, поднявшись на цыпочки, обняла его за шею и крепко поцеловала.
        . - Ой, Галина Павловна! Как я рад! Совершенно не меняетесь! - Он церемонно чмокнул ее в щеку. - Я вон уже весь седой, а вы по-прежнему прекрасны.
        - Додик, ты неисправимый льстец! - прокурлыкала разрумянившаяся от счастья Галина Павловна.
        - Скажите, не очень вас разочаровал?
        - Не прибедняйся. Чудесный концерт. Ты в превосходной форме.
        - А вы? Не очень скучали? - обратился он к Ире.
        - Мне очень понравилось! Великолепно…
        Ире хотелось сказать что-то необычное, небанальное, чтобы он понял, какое произвел на нее впечатление, однако на ум ничего не шло, кроме дежурных и безличных поздравлений, и она смущенно умолкла.
        - Девочки, чур, не сбегать. Дождемся, пока толпа рассеется, и едем праздновать, - распорядился Давид.
        - Ой, да куда уж мне, старухе, праздновать. Пойду я, Настенька, - сказала Галина Павловна, когда они отошли в сторонку. - Муж дома ждет, волноваться будет, если я задержусь. Да и устала уже, если честно. А вы, молодые, конечно, гуляйте.
        Не слушая возражений, она распрощалась и ушла.
        Ирина расценила ее поведение как знак, что Марлинский пригласил их остаться из вежливости, а значит, самое тактичное и правильное с ее стороны - последовать примеру соседки.
        - Настя, я все-таки пойду… Тяжелый день был, да и потом…
        - Да что вы, Ирина! Я вас не отпускаю ни под каким видом! Даже и не надейтесь. На Галину Павловну отец не рассчитывал, а на вас, наоборот. Пути к отступлению у вас нет. Пойдемте сядем вон там, в уголочке, и понаблюдаем за публикой!
        Люди все шли и шли. С одними Марлинский целовался и обнимался, другим пожимал руки, но для каждого у него находилось несколько слов.

«Тяжелая работа - принимать поздравления, - подумала Ирина. - После такого концерта, наверное, хочется расслабиться, отдохнуть, а он вот вынужден улыбаться и вежливо отвечать на дежурные и ничего, по сути, не значащие слова. Нет, с одной стороны, конечно, приятно, когда столько людей выражают тебе свое восхищение, пусть и не всегда искреннее, но пожать столько рук - утомительно. Как он выдерживает?»
        Понаблюдав за Давидом несколько минут, она вдруг заметила мелькавшую возле него женщину. Она поднесла ему полотенце, которым он вытер вспотевшее лицо, чуть позже подала стакан воды, затем приняла из его рук ноты, которые ему вручил один из поздравляющих, и, положив их на столик, вновь очутилась подле Марлинского.

«Интересно, кто это? - продолжала наблюдать за высокой пышнотелой блондинкой Ирина. - Наверное, какая-нибудь ассистентка. Она пожалела, что рядом нет Галины Павловны. Та наверняка знала ответ. У Насти, что ли, спросить?» Однако Насти рядом не оказалось. Она уже беседовала с каким-то забавным коротышкой в другом углу комнаты. Зато подле Ирины устроились две средних лет дамы с бокалами шампанского в руках.
        Оказалось, и они с большим интересом следят за маневрами блондинки.
        - Смотри, как Ковалевская старается, - сказала первая.
        - Надежда девушек питает, - хмыкнула вторая. - Хотя девчушкой ее не назовешь.
        - Да уж, - отпив из бокала, кивнула первая. - Лучшие Маришкины годы уже позади.
        - Потяжелела изрядно, - с удовольствием изрекла вторая. - А какая была тростиночка.
        - Вот тогда бы ей Марлинского и окучивать. Наверняка бы не устоял.
        - А я слышала, Маринка его уже уговорила.
        - Если и уговорила, то ненадолго. Сколько у него и таких, и даже гораздо лучше было. Все равно не женится. Так что зря она суетится и верную женушку из себя изображает. Помяни мое слово: он даже на пожить ее с собой не возьмет.
        - Почему?
        - Слишком навязчивая. Гляди, как мельтешит. А Марлинский липучек не любит. Пугается.
        У Ирины горели уши. Ей было стыдно. Надо уйти, чтобы не слушать эти гадости! Однако она не могла заставить себя встать. Ужасно ведь интересно. И она продолжала внимать двум сплетницам.
        - Нет, Марлинскому, конечно, нужна баба поинтереснее, - бросила первая.
        - И поумнее, - подхватила вторая. - Сам-то еще мужик хоть куда. - Она исторгла мечтательный вздох. - Но почему-то вечно получается: если мужик успешный и хорош собой, то рядом обязательно какая-нибудь страшная. И дура.
        - Ну, не всегда.
        - Может, и не всегда, но часто. И наоборот: женщина - красавица, а рядом с ней какой-нибудь урод.
        - Ну если зарабатывает, то для мужика не страшно, если даже урод.
        - Не знаю, - пожала плечами вторая. - Мне, например, не все равно. Но Маришка-то! Ма-ришка! Из кожи вон лезет.
        - Почти уже вылезла. Гляди, как он на нее зло покосился. Ей сегодня точно нечего рассчитывать, что он ее в койку потащит.
        - Твоя правда. Сегодня не потащит. Настя его караулит. А у нее на Маришку идиосинкразия. Кстати, я на днях Маришкиного бывшего встретила, которого она из-за Давида бросила. У него теперь новая жена, лет на двадцать Маришки моложе, и близнецы в коляске. Счастливый такой!
        - Вот как значит. Тогда Маришка по всем фронтам пролетела. Обратно не вернешься. Место занято. А Марлинский скоро ее шуганет. Ладно, пошли еще по бокалу шампанского возьмем.
        Кумушки удалились, оставив Ирину в полном смятении. Ехать праздновать с Марлинским окончательно расхотелось! Кому она там нужна! И без нее такой клубок отношений! Бог весть, во что это празднование выльется. Блондинка добровольно позиций не сдаст. Вон уже подхватила Марлинского под руку и бюстом об него трется. Настасья на нее волком смотрит. А девушка она не из робких, за словом в карман не полезет. Тут достаточно искры, чтобы фейерверк начался. Нет, надо уходить. Сейчас самый подходящий момент. Пока на нее не обращают внимания. Улизнет по-английски, а завтра извинится, сославшись на головную боль. Тем более что идея ее пригласить, наверняка принадлежит Насте. Не хотела оставаться наедине с папой и его пассией. Ну ничего, как-нибудь сами разберутся. Не хватает еще встревать в отношения совершенно чужих ей людей!
        И Марлинский оказался совсем не таким очаровательным паинькой, каким предстал Ирине на ее собственной кухне. В обаянии ему, конечно, не откажешь, но что ей за дело до этого? Куда она полезла? Он - известнейший человек. Птица высокого полета! Естественно, вокруг него народ клубится. И женщины заглядываются, пытаются добиться его. Для каждой он - как выигрыш в лотерею, с его-то аурой. Успешный, привлекательный. И… свободный. Но ей-то, Ирине, на что надеяться? Она никто, ноль. Особенно по сравнению с людьми, которые его окружают. Подумаешь, один раз съел ее суп! Это ей показалось, будто у них сразу возникла какая-то доверительность, а он съел и забыл. Да Марина наверняка для него столько всего сделала! Он вообще давно привык, что люди за честь считают чем-нибудь ему услужить. И принимает это как должное. «Не по Сеньке, Ира, шапка, - заключила она. - Бежать надо отсюда, пока не поздно».
        Она заставила себя подняться. Настя, бурно жестикулируя, убеждала в чем-то коротышку. Тот, смешно вытаращивая глаза, судя по всему, возражал ей.
        Марлинский беседовал с какой-то парой, одновременно стремясь освободить руку из цепкого захвата Марины. До Ирины явно никому не было дела. Самое время двигаться к выходу, что она и сделала. Аккуратно, по стеночке. Вот она уже достигла дверного проема и… не удержавшись, оглянулась, чтобы последний раз взглянуть на Марлинского.
        Ошибку свою она осознала слишком поздно. Взгляды их встретились. Брови Давида взметнулись вверх. Видимо, он что-то прочел на Иринином лице, ибо в следующий момент, решительно отодвинув Марину, ринулся вдогонку.
        - Додик, Додик, куда ты! Если что-нибудь надо, я принесу сама! - жалобно крикнула ему вслед Марина.
        Он, не оборачиваясь, отмахнулся и, настигнув Ирину, властно схватил ее за плечо.
        - Куда вы?
        - Да я… вот… понимаете… - Тепло, исходящее от его ладони, разлилось по всему ее телу, и почва готова была уйти из-под ног.
        - Никаких вот! - Отрезал он. - Собрались оставить меня одного на растерзание вампирам? А я так рассчитывал на вашу поддержку.
        - Я думала, вам с Настей захочется побыть, - выдавила из себя улыбку Ира. Вообще-то, ей хотелось сказать: «С Мариной».
        Он окинул ее суровым взглядом:
        - Фальшивите, мадам. Забыли, что я музыкант и у меня абсолютный слух?
        Он так и не снял руки с ее плеча. Она в отчаянии промямлила:
        - Давид, по-моему, вас ждут.
        - А-а, понимаю. Марина вас смущает. Кровь бросилась Ирине в лицо. На что он, интересно, намекает?
        - Марина просто моя помощница. Понимаете, ни больше и ни меньше. Словом, ее присутствие…
        - Вам совершенно незачем передо мной оправдываться, - перебила она.

«Боже, какой двусмысленный разговор! - пронеслось у нее в голове. - Что он обо мне подумает? Получается, будто я проверяю, спит он с Мариной или нет! Угораздило же меня вляпаться!»
        Марлинский схватил ее за руку и потянул за собой.
        - Идемте. Я вас познакомлю. - И шепотом добавил: - Предупреждаю: Настя Марину терпеть не может, и догадываюсь почему. Хотя Марина - довольно полезный человек.
        Последние его слова потрясли Иру. Ну и цинизм! Вот вам и небожитель! Великий музыкант! Конечно, судя по словам двух кумушек, Марина сама хороша и на такое отношение напрашивается. Но, все равно противно.
        Марлинский тем временем доволок ее до Марины и торжественно представил:
        - Знакомьтесь. Ирина - Настина соседка и мой спаситель. Без нее я вчера сначала бы умер от клаустрофобии в застрявшем лифте, а потом - от голода. Но Ирина спасла меня и от того, и от другого. Не говоря уж о том, что мне не пришлось сидеть, как бедному родственнику, на собственной торбе под дверью дочери. И какая кулинарка! - Марлинский причмокнул губами. - До сих пор ее щи вспоминаю!
        У Иры было такое ощущение, будто ее прилюдно раздели догола. Ну зачем он сейчас это все рассказывает? Впрочем, досаду испытала не она одна. Голубые глаза блондинки сузились от ярости.
        - Мари-ина-а, - растягивая гласные, представилась она и протянула загорелую руку с длинными кроваво-красными ногтями.
        - Очень приятно. - Ира слегка пожала вялые наманикюренные пальцы.
        Супружеская пара тоже представилась, однако их имена тут же вылетели у Ирины из головы. К ним подбежала Настя:
        - Папа, тебе не кажется, что пора?
        Толпа поздравляющих успела схлынуть. Ирина с удивлением заметила, что людей в артистической теперь не так уж много. Большинство, получив доступ к телу артиста, отметились и ушли. Осталось человек десять избранных. И Ирина была в их числе!
        В одно мгновение все засобирались, заторопились, и шумной компанией поспешили вниз по лестнице. Те, у кого пальто остались в гардеробе, забрали их у недовольных задержкой гардеробщиц, затем стали рассаживаться по машинам.
        Ирина оказалась в машине у Насти с Давидом. Настя - за рулем. А Ирина с Марлинским - на заднем сиденье. Марина, судя по всему, поехала с кем-то другим.
        Настя вырулила с Никитской на Моховую, и теперь они ехали к Лубянке. Марлинский жадно смотрел в окно.
        - Нет, город меняется катастрофически! Вот уже и гостиницы «Москва» нет. Эх, сколько мы в свое время с друзьями тут разного выпили! В баре на втором этаже. А теперь - пустое место.
        Настя засмеялась:
        - Не горюй, отец. Скоро здесь почти такую же выстроят, только новенькую.
        - Но тех-то камней уже не будет, - с грустью проговорил он.
        - Манеж теперь тоже новый, - сказала Ирина. - И никто уже не помнит, что он сгорел. Забыли.
        - То есть, по-вашему, это не имеет значения? - воскликнул Марлинский.
        - Нет, просто память у людей короткая, а жизнь скоротечна, - продолжала Ирина. - Сносят, так сказать, восстанавливают, и довольно скоро всем начинает казаться, что этот новодел и есть то самое здание, которое тут уже стоит лет двести. Конечно, ничего хорошего. Скоро будем жить в окружении сплошной бутафории.
        Давид усмехнулся:
        - Нуда. Сносят старый ветхий дом, где родился, например, Пушкин. И строят на его месте… новый, крепкий, свежий дом, где родился Пушкин.
        - И обязательно с подземным гаражом, - добавила Настя.
        - Конечно, - язвительно произнес Давид. - У поэта такого масштаба обязательно должен иметься лимузин, и не в одном экземпляре. Ох, и Сретенку не узнать! Вроде то, да не то!
        - Абсолютно не то, - подтвердила Настя. - Тут, понимаешь, как-то незаметно один за другим все старинные дома сломали и заменили новоделом.
        - А ведь я тут жил одно лето. Друзья на дачу уехали, и мне свою комнату оставили. С роялем. Я в ней целое лето провел и занимался. Кстати, - повернулся он к Ире, - именно здесь пятый концерт Бетховена впервые и выучил. А дома того уже нет. И никто никогда не узнает, где молодой Марлинский жил и занимался.
        - Ну почему. Какая разница, на что доску вешать. На том же месте ведь что-то построили. Вот и будет когда-нибудь написано, что вы там занимались, - сказала Ира.
        - Как-то вы меня очень торопите, - вдруг звонко расхохотался он.
        - В каком смысле? - не поняла она.
        - Ну для того, чтобы повесили мемориальную доску в мою честь, пусть и на доме, в который моя нога никогда не ступала, я должен, как минимум, помереть. А я, если честно, настроен еще покоптить небо в этом мире.
        - Ой, извините, не подумала.
        - Да нет. Я верю, что вы мне смерти не желаете! - по-прежнему в шутливом тоне откликнулся он. - Эх, хорошо! Концерт отыграл, и сегодня о следующем можно не думать.
        - При твоем конвейере, папа, по-моему, уже можно играть, не задумываясь. У тебя иммунитет давно должен был выработаться. И зачем ты каждый раз так волнуешься?
        Давид хмыкнул:
        - Вот я и сам постоянно думаю: зачем? А сама-то перед эфиром не волнуешься?
        - Еще как волнуюсь, - призналась она.
        - А зачем? - Он лукаво посмотрел на Ирину.
        - Ничего не поделаешь. Твоя дочь. Гены мне свои передал.
        Они остановились возле двери с неброской вывеской: «Коломбина».
        - Что у нас сегодня за кухня? - озадаченно спросил у дочери Давид.
        - Фьюжн. От пельменей до нового национального российского блюда - суши. Папа, ты не волнуйся. Здесь, хоть и не пафосно, зато вкусно, и гарантия, что ничем не отравишься. Хозяева - мои друзья. Недавно открылись.
        - На себе проверяла? - спросил Давид.
        - Именно. Так что совершенно безопасно.
        - Тогда вперед! Ох, я и проголодался!
        Они веселой гурьбой ввалились внутрь. Их провели к столу, который был заранее для них зарезервирован.
        Марлинский, совершив несколько сложных маневров, устроился между Ириной и Настей. Марина оказалась на противоположном конце стола и пожирала их мрачным взглядом. Давид, казалось, вообще не обращал на нее никакого внимания. При этом он был весел, то и дело шутил, поднимал тосты за присутствующих. Чувствовалось, что ему комфортно и уютно. Он с удовольствием отдыхал среди близких и приятных ему людей. А вот Ирина никак не могла избавиться от дискомфорта. Чужая на чужом празднике. Маринины взгляды ее нервировали. Она чувствовала себя абсолютно ненужной и нежданной здесь. Все собравшиеся за столом давно и хорошо знали друг друга. Общие интересы и общие разговоры, в которых она почти ничего не понимала. Ей оставалось есть и молчать, лишь изредка отвечая на вопросы Давида, всячески старавшегося втянуть ее в круг общения. Она отвечала односложно и снова замолкала. Быть естественной мешали и взгляды Марины, и сознание, что другим присутствующим она совершенно неинтересна. Поэтому Ира была невероятно рада, когда застолье наконец завершилось и все собрались по домам.

        V

        Домой Ирина вернулась в отвратительном настроении. Последней каплей стал отъезд Марлинского в гостиницу с Мариной. Настя хотела отвезти его сама, но он сказал:
        - Что вам зря ночью мотаться по городу. До дома отсюда рукой подать. А Марине по дороге.
        С каким торжеством поглядела Марина на Иру и Настю! Мол, что ни делайте, а ночь все равно моя! Конечно, не Ирино дело, с кем проведет ночь Давид, однако неприятный осадок в душе остался. Да и Марлинский явно чувствовал себя неловко. Суетливо попрощался и поспешил запрыгнуть в Маринину машину.
        Настя свирепо захлопнула дверь своей машины и, ударив ладошкой по рулю, воскликнула:
        - Ненавижу эту бабу! Глупая! Серая! Прилипла к отцу, как банный лист! И что ему в ней понравилось? Неужели не мог себе найти кого-то получше! Вокруг полно достойных женщин. И собой хороших! И умных! И его бы боготворили! Так нет! Связался с охотницей за кошельками! Главное, в тираж уже вышла! Посмотреть не на что! А туда же лезет!
        У Иры Марина тоже не вызывала симпатии, однако она с ней была практически незнакома и справедливости ради сказала:
        - Может, она его любит…
        Настю подбросило на сиденье.
        - Любит? Да что вы, сами не видите? Кого такая может любить? Не-ет, у нее совершенно другой интерес. А отец, как назло, последнее время в Москву зачастил, и эта Маринка вокруг него крутится. Каждый раз надеюсь, что она за время его отсутствия другого себе найдет, так ведь нет. Желающих не находится. Больше всего боюсь, как бы он ее с собой не взял.
        - Ну, он говорит, она человек полезный. Наверное, действительно ему помогает.
        - Себе она помогает, - процедила сквозь зубы Настя. - Да ну ее. Надеюсь, само рассосется. Не такой же мой папа дурак.
        Разговор с Настей отнюдь не улучшил Ириною расположения духа. Теперь она окончательно убедилась, что на концерт была приглашена лишь из вежливости. Плоха там Марина или хороша, но место возле Марлинского сейчас занято, и занимать очередь среди претенденток Ира не собирается. Тем не менее волнами накатывала обида. Ира пыталась прогнать ее от себя. Ведь ни на что, собственно, и не рассчитывала. Однако горечь не отпускала. Будто что-то блестящее, сияющее огнями, праздничное пронеслось мимо и, ослепив, скрылось, оставив ее стоять в сумерках. И чем настойчивее Ирина пыталась себя убедить, что совершенно спокойна, тем явственнее разрасталось в душе разочарование - тяжелое, как булыжник, и ледяное.
        Нет, хватит думать об этом. Она просто забудет Марлинского и станет жить, как прежде. Тоже, в конце концов, не так плохо.
        До сих пор собственная жизнь ее вполне устраивала. Подумаешь, не получилось семьи! Она давно уже с этим смирилась и даже находила определенные преимущества. Дома сама себе хозяйка. Нет необходимости терпеть чужие привычки, ломать себя в угоду желаниям другого человека, поступаться ради него собственным временем и собственными интересами. Это не столь уж легко и просто, даже когда человек любимый. А если не очень любимый или вообще нелюбимый! Сколько ее знакомых живут с мужьями или по инерции, или потому, что боятся детей без отца оставить, или имущество делить неохота. Иру подобная совместная жизнь совершенно не привлекала. Уж выходить замуж, так по большой любви, которой в ее жизни так и не случилось. А если так, то зачем? Она хоть одна, зато в согласии с собой.
        В жизни Ирины были и романы, и даже один недолгий гражданский брак. Пару лет они прожили вместе, затем решили разъехаться, но еще какое-то время ходили друг к другу в гости. Со временем отношения становились все менее близкими, и в результате совсем сошли на «нет». До загса они так и не добрались, да никто по этому поводу и не страдал. Было, прошло и умерло.
        В своей жизни Ира, конечно, не раз влюблялась, однако такого чувства, когда хочется раствориться в любимом, намертво вцепиться в человека, чтобы никогда больше от себя не отпускать, у нее не было. И ее так тоже никто никогда не любил. Ни для одного мужчины она не становилась надолго единственной.
        Всю юность и молодость Ирина, разумеется, мечтала об этом. Вот встретится он - единственный и неповторимый, ее половинка… Но юность прошла, и молодость кончилась, а с ней и вера начала увядать. И однажды Ирина решила, что, видимо, ей не дано. И ушло непременное ожидание счастья, оставив после себя холодный ветерок в душе. Зато жить стало спокойнее. Все окончательно разложилось по знакомым и привычным полочкам: работа, подруги, родственники… Да и за сорок уже. Поздно ждать принца на белом коне.
        Сняв сапоги и повесив плащ, Ирина достала из сумочки телефон. Шесть непринятых звонков, и все, разумеется, от Дарьи. Позже, после того, как концерт кончился, звонила каждые двадцать минут. А Ира как отключила перед концертом звуковой сигнал, так больше о телефоне и не вспоминала.
        Экран засветился. Опять Дарья!
        - Да дома я уже, дома, - проговорила в трубку Ирина.
        - Почему не подходишь? Я вся извелась! Куда исчезла! - выпалила подруга.
        - Только что из ресторана вернулась.
        - Марлинский пригласил? - захлебнулась от восторга Дарья. - Значит, все-таки клюнул!
        - Оставь иллюзии, - сердито оборвала ее Ира. - Там, кроме меня, собралось еще полно народу.
        - Да-а? Но пригласил-то тебя хоть сам?
        - Он и Настя.
        - А потом проводил? - Дарья словно нарочно резала по живому.
        - Нет. С Настей доехали.
        - А он?
        - Уехал с любовницей в гостиницу!
        - У него любовница? Официальная?
        - Не знаю, насколько официальная, и даже на сто процентов не уверена, любовница ли, но про них сплетничали, а я случайно подслушала. Факт тот, что она старается постоянно быть рядом с ним и явно претендует на роль любовницы, а вероятно, даже на большее.
        - Ух ты!
        - А ты полагала, такой мужчина без женского внимания окажется?
        - Да я вообще ничего не полагала. Ждала, что ты расскажешь. Интересно-то как! На ужине какие-нибудь знаменитости с вами были?
        - Скорее, люди, широко известные в узких кругах. Ни мне ни тебе их фамилии ничего не скажут.
        - А я-то за тебя радовалась. Думала, в кои-то веки в высшем свете повертишься.
        - Нет, вечеринка была вполне домашней. Для своих.
        - Тоже неплохо. Ты пойми: выходит, он тебя включил в свой узкий круг. С такого трамплина, подруга, можно и прыгнуть.
        - На самом деле ничего никакого значения не имеет. Он послезавтра улетает в Европу.
        - Дура ты, Ирка. Улетит - прилетит. Не навечно ведь.
        - К тому времени, когда прилетит, о моем существовании вообще забудет. Да и на этот раз пригласил меня в основном из-за Насти. Так что успокойся, Даша, остынь. Продолжения не намечается. Сходила на хороший концерт, и ладно.
        - Ой, что-то ты не в настроении. Подозреваю, зацепил он тебя.
        - Еще одно слово, и мы поссоримся.
        - Молчу, молчу, - торопливо проговорила Дарья. - Закрыли тему. Будем считать, что я ошиблась. Живем дальше и радуемся баз Марлинского.
        Минуло два дня. Ирина, встретив Настю, узнала, что Марлинский улетел. Не позвонил, не попрощался. Выходит, ему действительно нет до нее дела. До такой степени нет, что даже вежливости не требуется. Пригласил на концерт, ответил на гостеприимство, и кончено. Она понимала: нет у нее никакого права на него обижаться. Не за что. Они с Марлинский друг другу никто. Совсем чужие люди. И ни единым словом он ее не обидел. Не давал никаких обещаний. Появился и должен был исчезнуть, однако почему-то никак не исчезал.
        Ирина то и дело ловила себя на том, что вспоминает его. Улыбку. Глаза. Седую гриву. Заразительный смех. Острый профиль. Руки с тонкими сильными пальцами. Это было как наваждение. Он являлся перед ее мысленным взором везде и всюду. И чем старательнее она гнала мысли о нем, тем чаще они возникали.
        Даша, соблюдая конвенцию, о Марлинском больше не заговаривала, и Ирина теперь жалела, что они об этом договорились. Теперь ей даже хотелось поговорить о Давиде. Гордость, однако, мешала первой нарушить установленное табу. Оставалось надеяться, что Дашка первой не выдержит. Но та по-прежнему молчала, вероятно чувствуя себя виноватой. Заронила Ирине в сердце напрасную надежду!
        Но время шло. Жизнь вернулась в привычную колею. Дом, работа, родители, племянники. С Настей Ирина почти не сталкивалась. Только несколько раз издали видела, как та садится в машину. Приближался Новый год. Дашка звала Ирину к себе.
        - Ну что ты опять с родителями будешь сидеть, - убеждала она подругу. - Они у тебя уже старенькие. Отметят - и на боковую. А ты останешься одна перед телевизором куковать, как в прошлый раз. Навестишь их второго. Какая им разница. Ты и так у них каждую неделю бываешь. А я собираюсь кучу гостей пригласить. С маскарадом. Чтобы все костюмы себе придумали. Ты, кстати, тоже думай. В шарады поиграем. Потанцуем. Оторвемся по полной программе. Вылезай, Ирка, из собственной скорлупы.
        - Да у тебя, наверное, все парами будут.
        Ира знала: в гостях, где собрались семейные пары, собственное одиночество ощущаешь особенно остро.
        - А вот и не угадала. Не все парами, - с загадочным видом проговорила Дашка.
        - Понятно. Опять решила меня кому-нибудь сосватать. - Ире совсем расхотелось идти.
        - И снова не угадала! К нам придут только две женатые пары. А еще приглашены ты и целых два холостых мужика. Один вдовец, другой разведенный. Оба знакомые моего дурака по бизнесу. Причем вдовец прибудет с собственной родной сестрой - тоже незамужней. - В Дашкиных зеленых глазах блеснуло торжество. - Ну как тебе, подруга, такой расклад?
        - Ясно, - кивнула Ирина. - Мне предназначается вдовец?
        - Ничего тебе не предназначается. На месте разберетесь. Для меня главное, что ты комплексовать не будешь как единственная незамужняя.
        - Я не комплексую. Просто не люблю, когда меня сватают. Идиотское ощущение.
        - Так вот, тебя никто сватать не будет. Понравится - познакомишься и возьмешь. Не понравится - дело хозяйское.
        Иру разобрал смех:
        - Дашка, а ты не боишься такой ситуации: вдруг нам с сестрой вдовца обеим разведенный понравится. Тогда мы с ней подеремся и весь праздник тебе испортим.
        - Ну, на твой счет я спокойна, - ничуть не смутили ее предостережения Дарью. - Ты драться за мужиков никогда не умела. А подеретесь - тоже развлечение. Мне главное, чтобы на моего дурака не покушались. Не отдам.
        - Артур как мужчина не в моем вкусе. А вот вдовице ведь может понравиться.
        - Она не вдовица, а сестра вдовца. А если на моего дурака глаз положит, это будет последний Новый год в ее жизни. Ну так договорились? Придешь?
        - Я постараюсь. Если родители согласятся.
        Даша негодующе всплеснула руками.
        - Ты, никак, отпрашиваться у них собираешься.
        - Да не в том дело. Если никто, кроме меня, к ним встречать Новый год не придет, получится, будто мы их бросили.
        Однако, к немалому удивлению Иры, родители, узнав, что она собирается к Даше, даже обрадовались.
        - Правильно, Ириша, конечно, иди, - поддержала мама. - Мы все равно с отцом президента послушаем, шампанского под куранты выпьем - и спать. А твое дело молодое. Гуляй. И без того все одна да одна.
        Тридцатого вечером к ней заглянула Настя.
        - Ирочка, я буквально на минутку. Только что с самолета. В Австрию к папе летала на Рождество. Привезла вам от него подарок. Он велел обязательно вручить до Нового года.
        Она протянула ей большую коробку.
        - Ой, что вы! - смутилась Ирина.
        - Я - совсем ничего. Целиком и полностью папина инициатива. А устно вам от него еще огромный привет. И пожелание удачи в новом году.
        - Прямо не знаю, как мне его теперь отблагодарить, - продолжала смущаться Ирина. - Вот уж неожиданность так неожиданность.
        - Могу вам дать его телефон. Запишите. - И Настя продиктовала номер. - Этот у него всегда включен. В любое время дня и ночи, - уточнила она. - А теперь, извините, побежала отсыпаться.
        - Конечно, конечно, бегите.
        Ира еще какое-то время простояла в прихожей, изумленно разглядывая коробку, обернутую в подарочную бумагу с изображением рождественских колокольчиков. Надо же! Вспомнил! Прислал подарок! Или Настя ему напомнила из своих каких-нибудь соображений? Ну хоть в пику Марине. Кстати, она, интересно, тоже на Рождество к нему ездила? Ира не прочь была бы узнать, но не спрашивать же у Насти. Если только сама случайно расскажет.
        При воспоминании о Марине радость от подарка несколько померкла. Нет, все равно, конечно, приятно, особенно если Марлинский сам о ней вспомнил.
        Пройдя на кухню, Ирина поставила коробку на стол и разорвала обертку. Как она и предполагала, коробка конфет. Тоже с рождественской картинкой: Санта-Клаус на санках, с оленьей упряжкой. Очень приятно и красиво, но весьма нейтрально. Вполне вероятно, Настя сама купила и сказала, что от папы. Хотя ей-то зачем? Кстати, и телефон отцовский дала. Значит, он, по крайней мере, в курсе, даже если конфеты и дочь покупала.
        А вообще, очень кстати. Ира решила взять с собой коробку к Даше на Новый год. Хорошими конфетами ныне, понятно, никого не удивишь, но эти - необычные. В Москве таких не продают. Вот только пришло же подруге в голову затеять маскарад! А Ира оставила решение с костюмом на последний момент. Недосуг было раньше. Зачеты у студентов принимала.
        Накануне праздника она вытряхнула на диван содержимое шкафа и задумалась. Что из этого можно с наименьшими потерями превратить в маскарадный костюм? Стать знойной испанкой? Многоярусная яркая юбка в наличии. Вместо шали вполне сгодится черный павлово-посадский платок в алую розу. Хорошо бы еще льняную белую крестьянскую блузу, но таковой у нее не было. Не страшно. Есть белая майка. А сверху - черный жилет. Если еще дополнить наряд длинными бусами и серьгами-кольцами, получится эдакая испано-цыганка. И под это еще - черные сабо.
        Ира, быстро переодевшись, подвела посильнее глаза и губы и осталась вполне довольна достигнутым эффектом. Вот еще бы черный парик. Глаза-то у Иры карие, а волосы светловаты. Темно-русые. На жгучую испанку не тянут. Парика, однако, нет. Никогда не носила. Ира в азарте даже подумала, не перекраситься ли, но все же на столь кардинальное изменение не решилась. Новый год пройдет, а ей сколько потом брюнеткой ходить? Или жди, пока волосы отрастут, или снова изволь перекрашиваться.
        Тут она вспомнила! Жена брата одно время черный парик носила. Может, он у нее сохранился? Минуту спустя выяснилось, что действительно сохранился, и племянник обещал завтра утром завезти. Вопрос с костюмом решен. Теперь надо позвонить Марлинскому - поблагодарить за презент и поздравить с наступающим Новым годом.
        Уже взяв телефон, Ирина заколебалась. Может, лучше завтра? Хотя вдруг закрутится, забудет. Неудобно получится. Давид решит, будто Настя ей ничего не передала. Ирина, затаив дыхание, медленно набрала номер. Сейчас ее тревожило лишь одно: только бы Марина не взяла трубку!

        VI

        Услышав его короткое «алло», произнесенное чуть глуховатым голосом, Ирина почувствовала, как язык прилип к гортани и вдруг отказался слушаться.
        - Алло, - повторил Марлинский и добавил что-то по-немецки.
        - Давид, здравствуйте. Это Ирина. Соседка вашей дочери.
        - Ира? - с тревогой переспросил он. - Что-то с Настей случилось?
        - Нет, нет. С ней полный порядок, - поторопилась успокоить его она. - Я просто звоню вам… поблагодарить. Спасибо за новогодний подарок и с наступающим вас!
        - А-а! Вам понравилось! Я так и надеялся.
        - Очень понравилось! - заверила Ирина, хотя на самом деле слова Давида ее порядком обескуражили.
        Приятно, что он о ней не забыл, однако коробка конфет - достаточно банальный презент, и почему он явно придает ему такое значение, для нее оставалось загадкой. Если только сам впервые в жизни выбрал, и посему очень горд собой. Тогда и впрямь лестно.
        - С Новым годом вас, Ира! Очень рад, что вы позвонили. С удовольствием поболтал бы с вами подольше, но, боюсь, вы разоритесь. С новым счастьем! Обязательно увидимся ближе к весне, когда я приеду. Заранее приглашаю на свой концерт. Настя ближе к делу уточнит дату.
        - Обязательно приду, вы тоже будьте счастливы.
        Вот и все. Ира сидела на диване, по-прежнему держа в руке мобильник и задумчиво поглаживая пальцем его поверхность. Он опять просто из вежливости ее пригласил или все-таки… Коробку-то конфетой, кажется, и впрямь для нее выбирал. А ведь занятой человек, каждая минута расписана. Вполне мог бы Насте поручить. Да у него наверняка в Австрии есть какая-нибудь секретарша или помощница.
        Едва она подумала об этом, на ум пришла Марина. Ведь он ее называл именно помощницей. Как бы выяснить, она там с ним или здесь осталась? Ирина пожалела, что у них с Давидом нет общих знакомых, кроме Насти. Значит, никак не узнаешь. А может, Марлинский сам купил эти конфеты именно потому, что Марина там с ним, и он хотел скрыть от нее? Хотя, если у них с Мариной все так хорошо, с какого перепуга тратить время на покупку конфет?
        Ирина вконец запуталась. Нет, она положительно ничего не понимает! И придает слишком большое значение каждому его действию. Скорее всего он вообще ничего не подразумевал. Это у нее фантазия разыгралась. От одиночества. И от Дашкиных постоянных подзуживаний. Хотя вон даже Дашка о нем забыла. Сама, наверное, поразмыслив, пришла к выводу, что это полный тупик. Словом, подарил, и ладно. Все хорошо! Все прекрасно! Впереди Новый год! Съедят они эти конфеты, и она про него забудет. То есть на концерт, конечно, пойдет, если пригласят. Но не исключено, что Марлинский весной о ней и не вспомнит.
        Тридцать первого она явилась к Дашке заранее. Обещала помочь с угощением. Та назвала гостей, и с утра с ног сбивалась. И, как водится, нервничала. Не успела Даша Ирину увидеть, как хмуро бросила:
        - Все. С домашними новыми годами завязываю. В следующий раз закажем столик в ресторане. Поживу, как королева. Пойдем, попразднуем и вернемся в чистую квартиру. И ничего делать не придется. А то ведь как! Одна верчусь. От мужиков моих только видимость помощи. Крутятся под ногами и мешают.
        - Мама, - возразил Георгий. - Мы все закупили по твоему списку и пропылесосили квартиру.
        - Закупили они! - замахнулась на него полотенцем мать. - Половина не того, что нужно.
        - Как раз все точно, - вышел в прихожую Артур. - Ирочка, здравствуй. - Он чмокнул ее в щеку. - Ой, какая ты сегодня красивая и молодая!
        - Значит, обычно я старая уродина?
        Артур устало вздохнул. Вид него был помятый. Ирина подозревала, что ему сегодня уже несколько раз доставалось от Дашки по первое число.
        - Эх, дамы. Настроение у вас совершенно не новогоднее, - грустно проговорил он.
        С тобой будет новогоднее! - мигом завелась Дарья. - Нет, Ирка, пойдем покажу, что мой любимый муж называет крабами! В стеклянной банке какие-то синюшно-серые ошметки болтаются! Где у тебя глаза были? В какой помойке ты это отыскал?
        - Дашенька, я ведь тебе потом другие купил хорошие, - поглядел на жену, как приговоренный на палача, Артур.
        Георгий вообще поспешил улизнуть в свою комнату, пробормотав, что ему, пожалуй, уже пора собираться. От Даши его маневр не укрылся, и она трагически бросила:
        - Совсем от рук отбился! Представляешь, с нами встречать не будет. На всю ночь куда-то собрался!
        - Дашка, ему уже двадцать лет! - напомнила Ирина. - Хочешь, чтобы он все время у твоей юбки сидел?
        - Да он глупый, как пятилетний ребенок. Теперь целую ночь волнуйся, пока не придет.
        - А он тебе позвонит. Правда, Жора? - крикнула Ирина в притворенную дверь его комнаты.
        - Правда, - подтвердил он. - И когда доеду, и когда выезжать буду. Одна вы, тетя Ира, меня поддерживаете.
        - Вот, вот! Все у них хорошие, кроме меня, - опять начала закипать Даша.
        - Пойдем, пойдем, подруга, - потащила ее на кухню Ирина. - Вот сейчас выпьем с тобой для тонуса по бокальчику и спокойно приготовимся к приходу гостей.
        Проходя мимо столовой, где уже был раздвинут стол, Ира заметила, как Артур, виновато оглядевшись, суетливо хлопнул рюмочку - видимо, для обретения равновесия после утренних проработок.
        На кухне Ирина вытащила из пакета конфеты Марлинского.
        - Ого! - воскликнула Дашка. - Какая коро-бища! Кто-то из недорослей твоих преподнес?
        - Не угадала. Марлинский.
        - Да ты что! - округлила зеленые глазищи подруга. - Вернулся? К тебе заходил? Чего же с собой не привела?
        - Нет. Он в Австрии. А конфеты через Настю передал.
        - Обалдеть! И ты их сюда притащила! Я бы, на твоем месте, удавилась. Одна бы смаковала.
        - А я решила тебе сюрприз сделать. Одной как-то скучно.
        - Нет, ты не подумай. Я очень рада, что ты такая щедрая. Очень хочется попробовать конфет от Марлинского!
        - Ну так давай прямо сейчас, - предложила Ирина. - Настроение тебе поправим.
        - Исключено! - Схватив коробку, Дарья запихнула ее в шкаф. - Не позволю раньше времени красоту разорять. Вот до чая дело дойдет, выставим на почетное место. Пусть все знают, что от самого Марлинского.
        - Дашка, если ты это скажешь, лучше я прямо сейчас уйду.
        - А чего стыдного-то? - с искренним недоумением уставилась на нее та. - Наоборот, гости лопнут от зависти. Ладно. Давай салаты строгать.
        А то времени остается мало. Только впритык и успеем. Нам еще причепуриться нужно.
        Иринин маскарадный костюм произвел на Дарью неизгладимое впечатление. Точнее, не сам костюм, а черный парик.
        - Тебе срочно нужно отрастить волосы и покраситься, - заявила она. - Настоящая женщина-вамп получится. Нет, слушай, действительно потрясающе! Ты сразу такая яркая получилась. А то при твоем мышином цвете волос и глаза куда-то пропадают, и цвет лица не такой. Странно. Обычно считается, что черные волосы старят. А тебя, наоборот, очень освежили. Мой тебе совет: прямо на днях дуй в парикмахерскую. Отращивать, конечно, долго. Проще нарастить. Знаешь, волосы приклеивают. Целыми пучками. Выходит очень натурально. Влетит, правда, тебе в копеечку, но стоит того. Марлинский без боя сдастся.
        - Дашка, он только весной приедет.
        - Ладно. Пока можешь так походить. А перед его приездом настоятельно советую.
        - Я подумаю.
        Дашка тем временем облачилась в длинное серебряное платье.
        - Филонщица! Заставила меня мучиться над маскарадным костюмом, а сама будешь в вечернем платье, - попеняла ей Ира.
        Обижаешь! Это, к твоему сведению, не платье, а рыбья чешуя. Русалку изображаю. Вот сейчас хвост прицеплю. Полдня мастерила. - Она извлекла из шкафа рыбий хвост из тонкой серебряной ткани, натянутой на проволочный каркас. - Сейчас подвяжу. И парик надену.
        Парик оказался сделан из длинного серебряного дождика. Дарья с удовольствием повертелась перед зеркалом.
        - Как я тебе?
        - Сногсшибательна и соблазнительна. Даша вздохнула:
        - Только соблазнять уже некого.
        - А вдовец? - хихикнула Ира.
        - Ты что! Артур такой ревнивый. Зарежет. Забыла? У него ведь грузинские корни. Если хоть кто на меня одним глазком посмотрит, кровная месть. Все. Ушли мои годочки. Так что, Ирка, придется тебе за нас двоих мужиков охмурять.
        Артур облачился в позаимствованную у соседа по даче форму полковника милиции. Гости, когда он им открывал, не сразу признавали хозяина и, увидав милицейскую форму, впадали в ступор.
        - Надо же! - отойдя от шока, воскликнул вдовец. - Какая, оказывается, отличная маскировка - форма. Я тебя совсем не узнал. Решил, у вас что-то произошло. Чуть кондратий не хватил!
        Артур был очень доволен произведенным эффектом и, надувая щеки, не уставал повторять:
        - Я ведь не простой мент, а коррумпированный! Оборотень в погонах.
        Гости особой изобретательности по части маскарадных костюмов не проявили. Одна из супружеских пар нарядилась ведьмой и Гарри Поттером. Ведьма была в обычном черном вечернем платье и ведьминской шляпе. Муж ее просто надел круглые очки и нарисовал на лбу шрам в виде молнии. Вторая пара тоже явилась в обычной праздничной одежде, разве что нацепили обезьяньи уши из пластика. Вдовец напялил клоунский нос и клоунский колпак. А сестра его, в обтягивающих черных брючках и черной водолазке, нарисовала себе прямо на месте кошачьи усы и надела черную шелковую маску с прорезями для глаз.
        Последним явился разведенный холостяк. Тот вовсе ничего не придумал, кроме санта-клаусовской шапочки. Зато объявил с порога, что он Дед Мороз, и моментально принялся наделять каждого подарками. Подношения тоже не отличались фантазией - коробки недорогих конфет, мыло и губка в форме Деда Мороза, бутылка шампанского, еще одна бутылка - глинтвейна, набор рождественских свечек… Ира почти не сомневалась, что он попросту завернул за всем этим по дороге в ближайший супермаркет, схватив с полок первое, попавшееся на глаза.
        Присутствующие от души веселились. Артур даже за столом наотрез отказался снимать форменную фуражку, заявив, что для оборотня в погонах это часть головы, с которой ни в коем случае нельзя расставаться.
        - В ней вся моя магическая сила!
        - Настоящий оборотень в погонах таких мерзких крабов жене бы не принес, - мстительно заметила Даша.
        - Дорогая, я еще тогда не был оборотнем в погонах, - нашелся он. - А простого российского бизнесмена каждый может обидеть.
        - Это уж точно. В Рокфеллеры ты у меня никогда не выйдешь.
        - Пора открывать шампанское! - постучал ножом по бокалу вдовец.
        Разведенный холостяк включил звук у телевизора.
        - Начинается выступление президента.
        - Действительно, скорей открывайте! - заволновалась Даша. - Иначе встретить не успеем. Это все ты со своей фуражкой отвлек!
        - Ну главное, виноватого найти! - Артур, уже смеясь, разливал по бокалам шампанское.
        Куранты пробили. Все чокнулись, проорали «ура», выпили и с новыми силами набросились на угощение. Ирина встала, чтобы позвонить родителям, однако ее уже опередила одна из семейных пар, оккупировавшая Дашкин телефон.
        Откладывать звонок не хотелось. Родители могли улечься спать. А не поздравить - обидятся. Забыла, мол, стариков. Ира достала из сумки мобильный и сразу увидела в верхнем углу экрана конвертик. СМСка. Интересно, от кого? Племянники или кто-нибудь из учеников?
        Она открыла послание. «Еще раз с Новым годом! Желаю счастья! Ваш Давид Марлинский». У Иры перехватило дыхание. Перед глазами заплясало. Она в изнеможении опустилась в кресло. Шампанское, что ли, ударило в голову? Не надо было пить залпом. Послушалась вдовца, который орал у нее под ухом: «Пьем до дна! Иначе желания не сбудутся!» А она даже и загадать не успела. Ничего заранее не продумала. Так просто мелькнуло в голове: «Марлинский». Но она себя тут же одернула: «Глупости! Веду себя как девчонка!» Ну и допила бокал до дна.
        Перед глазами продолжали метаться черные точки. Неужели сбылось? Перечитав СМСку, она обратила внимание на время отсылки: 22:01. Заранее отослал. «Хотя нет, - спохватилась. - У нас ведь разница во времени. Ну да. Как раз, наверное, часа два минус. Это что же получается? В самый Новый год отправил?»
        Ей не верилось.
        - Куда пропала? - заглянула к ней Дашка. - Ой, бледная-то какая. Что с тобой? Родители?
        - Да я им еще не дозвонилась. Занято. И от шампанского немного нехорошо стало.
        - Твердила ведь моему дураку: не надо молдавское покупать. А он мне:
«Коллекционное, коллекционное!» У меня тоже вроде изжога. - Она схватилась за живот. - Хотя у меня она от любого шампанского. Даже от «Дон Периньона».
        - Да я посидела, и мне уже лучше, - заверила Ирина.
        Рассказывать про послание от Марлинского не хотелось даже Дашке.
        - Сейчас родителям дозвонюсь и к вам приду.
        - Давай, давай, - подмигнула ей подруга. - А то кавалеры тебя заждались.
        Она ушла. Ирина задумалась. Тоже отправить ему поздравление? Да, она это сделает. Только не сейчас, а так же, как он, через два часа. Чтобы пришло в их Новый год!
        Отец с матерью ответили на ее звонок сонными голосами, и она вместе со счастьем и здоровьем пожелала им спокойной ночи. Ей вдруг пришло в голову, что последние годы они так долго сидели за столом исключительно из-за нее. А она приходила, чтобы им доставить удовольствие.
        Ирина вернулась за стол. Василий - вдовец и Лев - разведенный принялись рьяно и радостно за ней ухаживать, с двух сторон наполняя тарелку.
        - Помилосердствуйте, я сейчас лопну! - пыталась остановить их она.
        - А мы потанцуем! - воскликнул Лев. - Оборотень в погонах, ставь музыку. Дед Мороз жаждет танцев!
        Ира и слова вымолвить не успела, как он подхватил ее и закружил по комнате. Рядом закружились, сцепившись в рискованном объятии, сестра вдовца и мужская половина одной из супружеских пар. Женская половина молча метала громы и молнии.
        Вдовец Василий, довольно быстро сориентировавшись в ситуации, попытался переключить внимание покинутой жены на себя, пригласив ее на танец. Трюк не прошел. Она что-то злобно ему прошипела и удалилась страдать на кухню. А вот сестра вдовца была вполне довольна.
        Партнер ее тоже пребывал в полной нирване. Впрочем, он уже мало что соображал и глаза у него изрядно остекленели. Артур танцевал в обнимку с фуражкой, так как Дарья отправилась на кухню утешать пострадавшую половину.
        Ирина несколько раз меняла кавалеров - Льва на Василия, а Василия на Льва. Оба были очень милы, но несколько навязчивы и чересчур активно ее к себе прижимали.
        Поглядев в очередной раз на часы, она обнаружила, что уже без десяти два, и, схватив мобильник, заперлась в ванной - единственном месте, где наверняка ей не станут докучать. В голове снова застучало. Пальцы не слушались, и она то и дело путала буквы. Эдак и не успеешь к сроку. И как не сообразила заранее заготовить!
        Тем не менее она справилась. И ровно в два в Вену полетело коротенькое поздравление: «С Новым годом! Ирина». Теперь она пыталась представить, когда он обнаружит ее послание.
        Она сидела на краешке ванны. Выходить не хотелось. Телефон вдруг коротко пикнул. Снова конвертик! Она не поверила своим глазам. Ответ от него! «Спасибо! Давид».
        Значит, ждал! И сразу же прочитал! Что же теперь ей ответить ему? Долго не задумывалась. «И вам, большое спасибо! Ирина» - на сей раз без ошибок набрала она. Больше ответа не последовало. Зато в дверь постучали:
        - Ирка, Ирка. Тебе что, совсем плохо? Может, нашатыря нюхнешь? Он прямо там и стоит. Загляни в шкафчик.
        - Не надо нашатыря. Мне хорошо. Сейчас выйду.
        Она отперла задвижку.
        - Хотела шарады устроить, но мужики, по-моему, уже не в состоянии, - пожаловалась Дашка. - Для них окружающий мир превратился в сплошную шараду.
        - Давайте про милицию! - в это время донесся до них из столовой голос Артура. - Наша служба и опасна, и трудна! Слабо?
        - Старо, - заплетающимся языком возражал вдовец.
        - И не в тему, - подхватил разведенный холостяк. - Нам про оборотней в погонах надо.
        - А я такой не знаю, - растерянно произнес Артур.
        - Пора ставить чай! - решительно произнесла Дарья. - Пошли, Ирка, накрывать.
        Усилиями женской половины стол быстро освободили от успевших заветриться яств. Поставили чашки, торт, а на почетное место Дарья водрузила коробку конфет.
        - Между прочим, подарок из Австрии. От известного пианиста Давида Марлинского! - торжественно объявила она. - Он на Западе знаменитее Спивакова!
        - Обалдеть, - выдохнула покинутая жена и, сняв крышку, заглянула в коробку. - Между прочим, не хухры-мухры. Конфетки ручной работы. А это что? Шоколадка такая?
        Ира, едва взглянув, ахнула. В центре коробки, в специально сделанном углублении, лежал диск в прозрачном пластиковом футляре, из которого ей загадочно улыбалось лицо Марлинского.
        - Нет, это музыка!
        Она быстро схватила диск, словно боясь, чтобы кто-нибудь не коснулся его раньше нее.
        - Так, это Иринина коробка, - протянула покинутая жена. - А я-то думала, ты у нас, Дарья, такой меломанкой сделалась. А конфеты, между прочим, вкуснющие. - Она уже надкусила одну.
        Ира тем временем открыла футляр. На обратной стороне вкладыша оказалась надпись:
«Здесь я тоже играю пятый концерт Бетховена. Только оркестр гораздо лучше. Давид».

        VII

        Разошлись гости только к шести часам. Первым решительно увели отбившегося супруга, которому, судя по настроению жены, еще предстояло получить большой новогодний подарок за повышенное внимание к посторонним женщинам. Последними удалились вдовец с сестрой. Дарья с Ириной запихнули посуду в посудомоечную машину:
        - Проснемся, а у нас все чистенькое, - объявила Дарья. - Главное, стоять у раковины не надо.
        - А кто посудомоечную машину купил? - осведомился порядком уставший «оборотень в погонах».
        - Ты, разумеется, ты. Ложись спать. Сейчас упадешь! - воскликнула Дарья.
        - Милиция всегда на ногах, - с гордостью отозвался супруг.
        - И форму не забудь снять, а то что мы потом соседу отдадим? - напутствовала жена.
        - А она ему больше не нужна, - хохотнул Артур. - Он из нее уже вырос. И чин у него теперь уже генеральский.
        Ира осталась ночевать у Дарьи. Ей постелили в комнате Георгия. Все равно он должен вернуться лишь к вечеру.
        Проснулась она с таким радостным чувством, какого, кажется, не испытывала после Нового года с самого детства, когда, пробудившись, кидаешься насладиться полученными ночью подарками. Ирина на цыпочках пробралась в переднюю за сумочкой, снова забралась в постель, вытащила диск и мобильник. Сперва она долго разглядывала фотографию Марлинского на вкладыше к диску. Какое красивое у «него лицо! Необычное, одухотворенное. И какая же она, Ира, дура. Провела последние два месяца словно в ступоре. Нет бы сходить в магазин и купить его записи. А даже если они по каким-то причинам в Москве не продаются, у Насти-то наверняка есть полная коллекция дисков отца. И она бы с радостью дала их послушать. Как Ирине не пришло это в голову?
        Теперь она сама удивилась. Простейшая идея, но ведь не пришла! Зато теперь она приедет домой и сразу поставит его запись. А на днях обязательно постарается купить все, что есть.
        Вдоволь налюбовавшись фотографией и дарственной надписью, Ирина потянулась к мобильнику. Может, ей вчера все просто пригрезилось?
        Шампанское в голову ударило? Нет. В памяти остались оба послания от Давида. Снова элементарная вежливость? Вряд ли. Конечно, она еще плохо знала Марлинского, однако тот никак не производил впечатление человека, кидающегося с пеной у рта отвечать на любое поздравление первого встречного-поперечного. К тому же Ирина не сомневалась: Новый год он провел не один и недостатка внимания к себе не испытывал. И в то же время не поленился отправить ей СМСки! Это значило даже больше, чем приглашение на концерт.
        А что, собственно, это значило? Она не была столь хорошего мнения о себе, чтобы думать, будто сразила его с первого взгляда. Да и не в том Марлинский возрасте, чтобы вот так, с ходу, влюбиться. Добро бы еще она, Ира, была восемнадцатилетней девушкой. Тогда бы хоть прослеживалась определенная логика из серии: седина в бороду, бес в ребро. Но вряд ли. При его-то успехе у женщин, он обратил внимание на нее, Ирину. Немолодую серую мышку, как выражается Дарья.
        Но если не обратил, как расценивать последующие действия? Совершенно непонятно. Разве что назло Марине? Однако Давид не похож на человека, который станет тратить время, чтобы сделать нечто назло человеку. Загадки. Опять сплошные загадки. И все же Ирина ощущала если не счастье, то что-то очень близкое к счастью.
        В комнату заглянула Дарья.
        - О-о. Уже проснулась! И что это мы там разглядываем? Ну ты вообще-то дурища! Зачем подарок Марлинского к нам на Новый год приволокла. Он же интимный!
        - Кабы знать. Я ведь не раскрывала. Думала, конфеты.
        - Это все твоя заниженная самооценка. И в результате конфеты, предназначенные для одной тебя, почти полностью сожрала Валька.
        - Ладно, будем надеяться, что они подсластили ей горечь от мужниного поведения, - усмехнулась Ира.
        - Кстати, меня эта проблема очень волнует, - с озабоченным видом откликнулась Дарья. - Этот кобель, по-моему, всерьез запал на сестру вдовца. Я слышала: телефончик у нее взял, а она дала. Во, кобелица оказалась.
        - Нам-то какое дело? Пусть развлекаются. - Судьба обоих не особенно волновала Ирину.
        - Это тебе наплевать! - воскликнула подруга. - А мне Валька сейчас позарез нужна. Кое-что обещала устроить. А если муж у нее с этой сестрой вдовца загуляет, она мне не простит. Получается, я их познакомила.
        - Да погоди. Может, он утром вообще не вспомнит. Он ушел в таком состоянии.
        - Зря надеешься. Такие, как он, про баб никогда не забывают. Ох, боюсь, он мне все испортит.
        - Знаешь, что я тебе советую, - засмеялась Ирина, - решай проблемы по мере их поступления.
        - Да ведь уже поступила. А, ну их. Прямо настроение испортилось. Ты-то что вся сияешь?
        Ирине так хотелось поделиться радостью, что она не выдержала.
        - Дашка, мне Марлинский не только подарок прислал, но ночью еще и поздравил.
        - Позвонил? - Даша подскочила на кровати.
        - СМСку прислал.
        - Покажи!
        Ира на мгновение заколебалась.
        - Там что-то интимное? - по-своему истолковала ее нерешительность подруга.
        - Нет, нет. Абсолютно нейтрально.
        - Ну покажи-и. Мне в жизни еще ни один мужик СМСок не слал, - чуть ли не со слезами на глазах простонала Дарья. - Потому что, когда мужики водились, мобильных еще не было.
        - Значит, сын и Артур не в счет? - хихикнула Ира.
        - Естественно, это родственники.
        - Да покажи же!
        - Смотри.
        Ирина нашла нужные сообщения. Дашка читала долго и вдумчиво, словно пытаясь постичь смысл, содержащийся между немногочисленных строк.
        - Обалдеть, - наконец выдохнула она. - С одной стороны, вполне нейтрально. Но с другой - он ведь написал «ваш». Что-то это да значит. Нет, подруга, не знаю уж чем, но ты его зацепила.
        - Разве что щами, - усмехнулась та.
        А что? Народная мудрость ведь не на пустом месте появляется. Путь к сердцу мужчины… Ну сама знаешь. Конечно, у такого человека это не столь примитивно, - с глубокомысленным видом продолжала она. - Поел, брюхо набил и влюбился. У Марлинского, естественно, как у натуры творческой и интеллектуальной, взаимосвязи гораздо сложнее. Но ты ведь сама говорила: поел твоих щей и вспомнил бабушку. Значит, пошли у него ассоциации. Вдумайся, что такое бабушка? Это детство, уют, тепло, любовь, безопасность. Для одинокого человека, как твой Марлинский, а именно так я представляю его по твоим рассказам, это как раз то, чего ему не хватает. И теперь ты, благодаря твоим щам, в его сознании ассоциируешься с детством, уютом, теплом, любовью и безопасностью. Вот его к тебе и тянет. Допускаю, что даже подсознательно.
        - То есть, по сути, нравлюсь ему не я, а собственная покойная бабушка?
        - До определенной степени. Но если ты ему и впрямь сможешь предоставить любовь, уют и покой, он будет любить уже не бабушку, а тебя.
        - Полагаешь, ему такое надо, при его сумасшедшем ритме жизни? - засомневалась Ирина. - Да он не захочет остановиться, чтобы все это получить. Он ведь сегодня прилетел, завтра улетел на полгода. Никак я не вписываюсь. Чтобы дать человеку любовь, нужно время, а у нас с Марлинским вряд ли достанет его даже на то, чтобы как следует познакомиться.
        - Это уже от тебя зависит.
        - Дашка, да ничего от меня не зависит! Не идти же мне к нему со словами: «Я вас люблю».
        - Почему обязательно говорить. Дай понять, что он тебе небезразличен.» Намекни.
        - Как я ему дам понять, если я тут, а он - на другом конце света. Не знаю даже, когда он мне в следующий раз позвонит, и случится ли это вообще. А потом, знаешь, сколько вокруг него вьется таких намекающих, да и не намекающих, а едва ли не в мегафон орущих: «Любимый, иду к тебе и на все готова!»
        - Однако щи он ел у тебя. И подарок прислал тебе. И поздравлял. Что из сего следует? Что хоть одна ниточка между вами уже есть. Значит, твоя задача сделать так, чтобы она не оборвалась, а в результате превратилась в толстый-толстый канат.
        - А мне превратиться в якорь?
        - Не такая, к твоему сведению, плохая миссия. Якорь - очень важное устройство для выживания. Штормы-то часто бывают. Самое время подумать о тихой гавани. Ирка! Счастье само плывет тебе в руки! Хватай и не упускай. Другого шанса может не быть. И ведь мужик-то какой! Не Вася Петев, сосед по подъезду.
        - Кстати, как раз сосед, - усмехнулась Ирина. - Ирония судьбы. Познакомились в подъезде.
        - Но он ведь не водопроводчик.
        - Кто-то, наверно, любит и водопроводчика, - сказала Ира.
        Однако тебе-то обломился штучный товар. От кутюр, считай, от музыки! А она сидит, размышляет. Да рискни ты хоть раз в жизни. Даже если выяснится, что ошиблась и у него к тебе никаких чувств, твоя нынешняя жизнь никуда от тебя не уйдет. Я поняла бы еще, если бы тебе пришлось ради Марлинского кого-нибудь бросить, но ведь у тебя давно уже никого нет. Кстати, о других мужиках. Имей, в виду: я этому разведенному Льву твой телефон дала.
        - Зачем? - рассердилась Ира.
        - Для подстраховки. Ты ему очень понравилась. Вдруг у тебя с Марлинским не выйдет, так хоть кто-то останется. Помурыжь пока ему голову. Что тебе стоит. Давид твой неизвестно когда появится. Развлечешься пока. И Лев, по-моему, совсем не противный мужик. Естественно, не Марлинский, не звезда. Однако и не Квазимодо. И зарабатывает прилично. Нормальный мидл-класс. Мой тебе совет: не отшивай сразу. Сходите куда-нибудь. От тебя не убудет.
        - Даш, ты же знаешь, я не могу просто так.
        - Сперва проверь, просто или непросто. Вдруг в результате понравится. А Марлинский куда-нибудь исчезнет, или Марина его окрутит. Жизнь, подруга, щедра на подлянки. Она тебе подножку, а ты ей кукиш в виде Льва.
        Ира прыснула.
        - Уговорила. Я с ним вежливо пообщаюсь.
        - Словно ты по-другому умеешь.
        - А ты у моих студентов поинтересуйся.
        - Ой! Да они тоже из тебя веревки вьют. Слишком ты добрая. А главное, цены себе не знаешь. Ведь смотри: вчера целых два вполне приличных мужика на тебя запало.
        - Второй-то кто?
        - Вдовец, естественно. Какие глазки-то строил.
        - Однако телефончик не попросил.
        - Мало ли. Постеснялся, наверное.
        - Он просил, но я не дал без Ирочкиного дозволения, - раздался из коридора Артуров голос. - Говорю: «Хочешь - сам у нее проси».
        - Ах, ты подслушиваешь! - фурией кинулась к двери Дарья.
        - Ничего я не подслушивал. Просто вы меня своим хохотом разбудили.
        - А раз проснулся, иди готовь завтрак, - тут же нашла ему занятие Дарья.
        - Вот так всегда, - посетовал Артур. - Я-то надеялся, раз сегодня две женщины в доме, то мне подадут кофе в постель.
        - Иди сам вари. На нашу долю тоже. И халат надень. Нечего перед Иркой в пижамах разгуливать!
        Артур в результате не только кофе сварил, но и стол накрыл - из остатков ночного пиршества.
        - Обожаю с утреца остаток вчерашнего оливье, - наложила себе полную тарелку Дарья. - Вчера, после того как я его резала, мне уже есть не хотелось.
        - И икорки с утра хорошо, - подхватил Артур, намазывая на толстый кусок хлеба толстый кусок масла и не менее толстый слой икры.
        - Так икру есть не принято! - немедленно вмешалась любящая жена. - Холестерином сосуды себе забиваешь. Не мальчик уже.
        - Лапочка, по-моему, в икре как раз витамины и разные там омега-кислоты, очень полезные, - жалобно проговорил Артур, торопливо запихивая в себя бутерброд, пока не последовали более кардинальные коррективы.
        - Омега-кислоты в рыбе, - продолжила Даша, - а в икре одна соль. В твоем возрасте вредно. Инфаркт еще хватит. На кого мы тогда с мальчиком останемся?
        - А чтобы инфаркт не хватил, нужно бы сейчас рюмочку. Для расширения сосудов, - с вожделением произнес он.
        - Вот рюмочка совершенно лишняя, - отрезала Дарья.
        - А я хотел за Ирочкино здоровье выпить, - попытался заехать с другой стороны он.
        - Вчера уж столько раз выпили, что Ирке до ста лет хватит.
        - Даш, да пусть выпьет, - пожалела Артурчика Ира.
        - Вот всегда ты на его стороне. Так уж и быть, но только одну.
        Артур прошел и вытащил бутылочку.
        - Спасибо тебе, Ирочка, за счастливое детство.
        - А с Василием ты все-таки был не прав. Надо было со мной посоветоваться, - вдруг заявила Дарья.
        Артур едва не поперхнулся уже заветной рюмочкой.
        - Лапочка, что я, по-твоему, опять не так сделал?
        - В плане Василия все не так. Надо было, прежде чем отказать ему в Иркином телефоне, со мной проконсультироваться. Вот, подруга, мужики, - бросила она выразительный взгляд на Ирину, - ничего без нас толком сделать не могут.
        - Даша, да все Артур правильно сделал. Зачем этот Василий мне нужен?
        - Да как ты не понимаешь! - взвилась подруга. - Лишний ухажер никогда не помешает.
        - Даже если мне на него наплевать?
        - Даже если. Понимаешь, он вокруг тебя вьется и тем самым создает определенное энергетическое напряжение. Не знаю уж, в чем тут дело, но множество раз проверено на опыте. Чем больше разных мужчин тебя домогаются, тем сильней повышаются шансы того, кто тебе действительно нужен, на серьезные отношения развести. Мужик - существо стадное. Едва появился соперник, охотничий инстинкт просыпается. Раз другим нужна, значит, и ему позарез требуется. И желательно соперника обойти. При этом о сопернике он может и не знать. Все происходит на уровне подсознания. Нюхом чует.
        - Та-ак, - встрепенулся Артур. - Выходит, у меня тоже соперник был?
        - Ты-то тут при чем? - изумилась Даша. - Никакого у тебя соперника не было. Я говорю о чужом опыте.
        - Так я тебе и поверил. Вот, Ирочка, двадцать лет спустя истина на свет выплывает. И кто же он был?
        - Не было никого! - в один голос выкрикнули подруги.
        - И вообще, не вмешивайся в чужой разговор! - напустилась на него Дарья. - Нам сейчас Ирину судьбу надо устроить. У нее благоприятное стечение обстоятельств. Целая клумба мужиков образовалась. Надо пользоваться. Стратегию разрабатывать. А этот сидит тут нарциссом, и все о себе.
        - Разрабатывайте, - махнул рукой Артур. - А я пойду телевизор смотреть.
        - Нет, лучше позвони Василию и как бы по секрету дай Ирин телефон.
        - Вроде как она не хотела, а я даю?
        - С ума сошел! Ни в коем случае. Просто дай. Мол, тебе его жалко стало. Из мужской солидарности другу услугу оказываешь. А Ирка ничего про это не знает.
        - Как скажешь, - покорно пошел звонить Артур.
        - Подожди. Лучше вот как: Ирка ничего не знает. Я против. А это целиком твоя инициатива. В таком случае, Василий обязательно назло мне Ирке позвонит.
        - Ну голова! - со смесью ужаса и восхищения воскликнул Артур. - Не женщина, а Кутузов.
        - Иди, иди, звони, - отмахнулась от него Дарья.
        - Слушай: да он, наверное, еще спит, - муж явно хотел оттянуть разговор.
        - Не страшно. Проснется - обрадуется.
        - Дашка, все-таки не надо, - вмешалась Ирина. - Что человека зря обнадеживать.
        Да кто его обнадеживает? Только лишь телефон дают. А дальше пусть сам над проблемой работает. Не маленький, чай. Опыт имеется. Даже женат был. Кстати, еще подожди. Не факт, что он позвонит. Мужики - народ робкий. А Василий к тому же вдовец. Вдруг еще от травмы не отошел. Ну сама понимаешь, чувство вины…
        - Женщины, дорогие, я как-то вообще не понял, мне звонить или не звонить? - перебил Артур.
        - Естественно, звонить! Что ты тут стоишь, уши развесил. У нас тут свой девичий разговор.
        Артур хмыкнул и удалился.
        - Дашка, - вздохнула Ирина, - опять ты меня во что-то ввергаешь.
        - Нет, просто морально поддерживаю. Знаешь, как в картах бывает: вдруг пошла масть. Глупый игрок не воспользуется своим счастьем, а умный попробует банк сорвать. Вот и соображай, как ты должна теперь себя вести.
        - Значит, предлагаешь одновременно закрутить со Львом и Василием, и тогда ко мне прилетит из Вены Марлинский.
        - Ирка, ну почему у тебя такое примитивное восприятие моих слов? Необходимо закрутить… Можно несколько раз встретиться. А там видно будет.
        Дома Ирина первым делом поставила диск Марлинского и, вытянувшись на диване, закрыла глаза. Комнату наполнили звуки бетховенского концерта, и она снова сидела в зале, а на сцене, за роялем, снова сидел Марлинский - вдохновенный, красивый, с седой прядью, упавшей на лоб.
        Кончилась музыка, и кончилось их свидание. Ирина, открыв глаза, оглядела комнату. Пусто.
        Скучно. Ее ждал одинокий вечер. Будь у нее еще записи… Однако магазины первого января наверняка закрыты. К Насте зайти? Нет, неловко. Да вероятнее всего, ее и дома-то нет. Празднует в какой-нибудь компании.
        Ирина вновь поставила концерт Бетховена. И снова, закрыв глаза, легла на диван. Но на сей раз чудо длилось недолго. Его варварски разрушил Лев своим совершенно неуместным звонком. Видимо, по Ирининому тону он понял, что возник не вовремя.
        - Вы чем-то заняты? Не помешал?
        - Да нет, - памятуя Дашины советы, отозвалась она. - Просто музыку слушала.
        - О-о-о! - В голосе его послышалась радость. - Это у нас общее. Обожаю музыку! Как только в машину сажусь, сразу включаю.
        Ира, с одной стороны, удивилась. Лев не произвел на нее впечатление человека, любящего классическую музыку. С другой стороны, она даже обрадовалась. Хоть нашлось что-то общее. Пусть Ира сама не знаток, но ей же нравится слушать Марлинского.
        - А вам что больше нравится слушать? - спросила она для поддержания разговора.
        - «Ленинград», например.
        Ирину будто холодной водой обдало. Совсем не классика! Не то чтобы она имела что-нибудь против, однако темы для общего разговора не получилось. Другое у нее сейчас было настроение.
        Затянувшуюся паузу Лев понял по-своему.
        - Вам, наверное, Земфира больше нравится.
        Ира решила быть честной:
        - Ну-у, может быть, иногда. Вообще-то я больше к классике тяготею.
        - Оперу любите? - с интересом спросил он.
        - Нуда. И оперу люблю. Но больше всего такую… - Ира запнулась, думая, как бы это получше растолковать поклоннику «Ленинграда». - Ну знаете… без слов…
        - Понятно, - без малейшего воодушевления произнес он. - То, что по каналу
«Культура» показывают.
        - Да, - подтвердила она. - Можно и так сказать.
        - Конечно. У вас и подруга такая. Все Спиваков, Спиваков… Только Артур ее развлечений не разделяет. Он мне признался, что, как и я, на таких концертах сразу засыпает.
        - Да-а, - протянула Ирина.
        - И Дарья его ругает потом, - наябедничал Лев.

«Интересно, а мне ничего подобного не рассказывала, - про себя отметила Ирина. - Стесняется, видно».
        - Я вот думаю: может, мы с вами в театр пойдем? - предложил Лев. - Там хоть понятно, что к чему. Все-таки разговаривают.

«Забавный критерий оценки», - подумала Ирина.
        - Согласны? Куда вы предпочитаете?

«Активный товарищ! Сразу быка за рога берет, а точнее, телочку! А впрочем, почему не сходить?» Ирина давно уже не была в театре. Последний раз года три назад, когда ее Дашка в «Современник» вытащила на «Три товарища». А потом было постоянно некогда. Ладно, раз хочет, пускай ведет. Какой театр сейчас самый модный? В МХТ, что ли, пойти? Ира ни разу там не была, после того как туда пришел Олег Табаков, о чем и сообщила Льву.
        - Нет проблем. Куплю билет - сообщу, - ответил тот. - Или есть более конкретные пожелания насчет спектакля?
        - Даже не знаю, - растерялась она.
        - Тогда куплю на то, на что труднее всего достать.

«Ага. Хвост, кажется, распушил! А что, даже приятно!» - удивляясь самой себе, отметила она.
        - Согласна.
        - Тогда на связи.
        Ирина положила трубку и, подойдя к музыкальному центру, сняла диск и убрала его в футляр. Слушать музыку уже расхотелось. Она включила телевизор.

        VIII

        Ирина отворила дверь квартиры, и тут зазвонил телефон. Схватив трубку, она услышала взволнованный голос Дарьи:
        - Ну слава богу, ты дома. А то мобильный твой не отвечает.
        Только что влетела, - запыхавшись, сообщила Ира. - Слушай, ты извини, пожалуйста, времени в обрез. По твоему же указанию собираюсь со Львом в театр.
        - Десять минут-то у тебя есть?
        Ира порядком удивилась, что подруга никак не отреагировала на сообщение о Льве и театре.
        - Даша, давай вечером. Вернусь и позвоню. Расскажу, как все прошло.
        - Не могу ждать, - почему-то шепотом продолжала та. - У меня… ужас. Представляешь, шкаф открываю, а там - нога.
        - Какая еще нога? - не поняла Ирина.
        - Не знаю. Голая.
        - Мужская или женская?
        - Мне-то откуда знать? По-моему, женская.
        - Давай по порядку. - Ира не на шутку встревожилась. Никак, Даша с ума сошла?
        - Да что тебе по порядку, - возбужденно шептала подруга. - Прихожу домой. Вспоминаю: хлеб забыла купить. Отправляю за ним Жорку. Потом захожу в его комнату. У него там - полный бардак. Новый пиджак на кресле валяется. Беру. Открываю шкаф. Вешаю. Вдруг вниз глянула - а там нога.
        - И что?
        - Что, что! Испугалась. Закрыла. Хотела закричать, а голоса нет. Я - на кухне заперлась. Так вот… - Даша еще сильнее понизила голос. - Боюсь, там одно из двух: либо труп, либо жулик.
        С чего тебе взбрела такая глупость? Слушай: пойди еще раз и посмотри. Может, тебе просто показалось. Лежало что-нибудь. Или свет упал. - Ирина наконец обрела способность здраво рассуждать. - Ты же сама говоришь, что, когда пришла, в квартире был Жорик. Значит, жулика быть не может.
        - Значит, совсем паршиво: у нас в шкафу труп.
        - Дашка, у тебя мозги набекрень. Послушай сама, что ты несешь. Выходит, Жорик кого-то убил и запихнул в собственный шкаф?
        - Мой сын такого не мог, - уверенно возразила Дарья. - Это его приятели. Ирка, ты же знаешь: Георгий у нас добрый, мягкий, его на что угодно уговорить можно. - Она начала всхлипывать. - Вон осенью долдоны-приятели завели его флаг на улице с дома украсть. Прикольно им, видите ли, показалось. Ну и забрали их всех. Мой дурак его еле отмазал. Спасибо, сосед по даче подключился. Без него бы пропали. На них собирались все нераскрытые в районе преступления повесить. Так что ничему не удивлюсь.
        - Даша, флаг, конечно, глупость. Но, согласись, это все-таки не убить человека. Ты вот что мне скажи: как Жорик себя вел, когда ты домой пришла?
        - В том-то и дело, что очень странно. Отвечал невпопад и за хлебом идти оказывался. Еле выпихнула.
        Ирина встревожилась не на шутку. Чем черт не шутит. Неровен час, Георгий влип в какую-нибудь историю, и его действительно заставили временно спрятать у себя чье-то тело. Ей стало зябко. Да что угодно могло случиться. У его друзей есть машины. Сбили кого-нибудь и увезли свою жертву с места аварии…
        - Дашка, ты только не волнуйся. Тут, главное, не наломать дров.
        - Да не мог он, не мог, мой сыночек, - хлюпала носом подруга. - Это они, уроды. Сколько раз ему говорила: сиди лучше дома, занимайся, чем с разными оболтусами по клубам шастать. Я сразу поняла: ничего хорошего от них не жду. И действительно, вечно одни неприятности. А теперь вообще допрыгался. Может, в милицию позвонить, пока не поздно.
        - Не вздумай! - воскликнула Ира. - Они ведь твоего Жорика задержат, а после доказывай… Знаешь, сперва лучше еще раз загляни в шкаф.
        У подруги громко застучали зубы.
        - Не могу. Мне страшно.
        - Ради Георгия.
        - П-попробую, - начала заикаться Дарья.
        - И, если там действительно нога, убедись, что она настоящая.
        - Какая же еще?
        - А если это нога от манекена? - вполне допускала Ирина. - Молодежь обожает приколы.
        - Все равно страшно.
        - А ты иди с телефоном. Я на связи. Если что - ори. Сразу милицию вызову. И сама приеду.
        - Пошла.
        Какое-то время до Ирины доносились лишь звуки шагов, тихие шорохи да учащенное дыхание Дарьи. Наконец она сообщила:
        - Я у двери.
        - Шкафа?
        - Нет, кухни.
        - Так открывай и иди.
        - Не могу, вся трясусь.
        - Чему быть, того не миновать. Лучше уж сразу.
        - А вдруг она там еще живая? - возникло новое опасение у Дарьи. - Что я тогда ей скажу?
        - Если живая, тогда как раз хорошо, - решила ободрить ее Ирина.
        Дарья немного подумала, потом мрачно бросила:
        - Нет, труп, по-моему, лучше.
        - Ты совсем не в себе? - Ее последнее утверждение окончательно ошеломило Ирину.
        - Даже очень в себе. Понимаешь, труп, он же мертвый. Его куда-нибудь по-тихому закопать можно. А с живой что нам делать? Она же потом наверняка заявление на Жорку напишет. - Даша снова завсхлипывала. - Ох, бедный мой сынуля! Что же он у меня такой дурачок?
        Тут у Ирины в голове будто щелкнуло, и мозги наконец заработали в правильном направлении. Господи! Какой труп! Ситуация проще пареной репы. Георгий в отсутствие родителей привел домой девушку. Даша явилась не вовремя. Вот он небось девушку в шкаф и запрятал. Потому так и нервничал. И за хлебом идти отказывался. Видно, рассчитывал: мать сама пойдет, а он в это время девушку выпроводит. Надо Дашу срочно остановить, пока дров не наломала!
        - Дарья, остановись! Подожди. Пока Жорка придет! - прокричала она в трубку.
        - Нет уж. Решилась, значит, сделаю. Все. Открываю. А-а-а!
        Истошный вопль подруги оглушил Ирину.
        - Даша, что там?
        Вместо ответа подруги, до нее донесся отдаленный женский голос:
        - Здравствуйте, а Георгий сейчас дома?
        И - снова истошный вопль Дарьи.
        В ответ - тот женский голосок:
        - Ой, не кричите, пожалуйста, я вам ничего плохого не сделала.
        - Ирка, она тут живая сидит и к тому же совершенно голая! Воровка!
        - Вы ошибаетесь, - возразили нежным девичьим голосом. - Я не воровка, а пришла к Георгию в гости.
        - Ах ты!..
        Послышался шум потасовки. Телефон явно грохнулся на пол. Раздались частые гудки. Ирина поняла: надо срочно звонить Георгию, пока его мамочка и подруга не поубивали друг друга. Главное, чтобы у него мобильный с собой оказался. Хотя его поколение с телефонами практически не расстается. Перелистнув записную книжку в собственном мобильнике, Ира быстро соединилась с ним.
        - Тетя Ира, вы? - радостно возопил Георгий.
        - Я! Я! Дуй скорей домой! Там твоя мама нашла в шкафу твою девушку!
        - Ой, вы уже в курсе? Вы у нас в квартире?
        - Нет, у себя дома.
        - А откуда же вы тогда знаете?
        - Я в этот момент с твоей мамой разговаривал по телефону.
        - Надо же. А я с Лючией разговаривал. Ну чтобы ей в шкафу сидеть скучно не было.
        - Ты лучше беги скорее! - поторопила Ирина. - Они, по-моему, там дерутся.
        - Тетя Ира, - совсем по-детски прохныкал Георгий, - а может, вы лучше приедете? Или со мной пойдете? Мне одному страшно.
        Она разозлилась:
        - Ну вот что, мой дорогой. Если ты считаешь себя достаточно взрослым, чтобы приводить домой девушку, а потом прятать ее голой в шкафу, то и разбирайся сам как взрослый со своей мамой.
        - Тетя Ира, а я сумею?
        - Захочешь - сумеешь.
        - Но она ведь мне не простит.
        - Кто?
        - Мама, естественно.
        - Меня бы на твоем месте больше волновала Лючия. Кстати, почему у нее такое имя?
        - Какое? - не понял Георгий.
        - Ну итальянское ведь имя.
        - А-а, это она сама себя так называет. Вообще-то по паспорту она Любовь, но ей не нравится.
        Он явно готов был долго еще разговаривать, только бы оттянуть момент возвращения в квартиру.
        - Давай, давай. Выручай девушку! - прикрикнула на него Ирина.
        - Тетя Ира, может, мне лучше отцу позвонить? Мама все-таки иногда его слушает.
        У Иры пропал дар речи: инфантильность на грани фантастики!
        - Делай что хочешь, а я уже опаздываю. Разберетесь как-нибудь сами. Маме привет.
        Взглянув на часы, Ирина охнула. Едва успеет привести себя в порядок! И то лишь слегка. Так сказать, по пожарному варианту. Подходить она к телефону больше не будет. Имеет хоть изредка право на личную жизнь! Тем более что Дашка сама ее на эту личную жизнь спровоцировала. Да и сына своего, ненаглядного Жору, сама воспитала. Вот и пусть теперь пожинает плоды.
        Сколько ей раз она, Ира, пыталась втолковать: Георгий твой уже взрослый, относись к нему соответственно, а не как к пятилетнему младенцу. А та в ответ: «Что ты, он у меня еще совсем лопушок, глупенький. Какие девушки! Он ими даже не интересуется. Застенчивый такой. Не дорос еще. Запоздалое развитие в этом плане». И вот сегодня Дашка наконец убедилась, кто из них прав.
        Ирина живо представила себе сцену: трясущаяся Дашка с телефоном в руке замерла у раскрытого шкафа. А в шкафу - голая девушка, тоже с телефоном в руке. И вот они словно фурии набрасываются друг на друга! Иру одолел хохот. А еще больше стало смешно, когда она представила себе приход Георгия. Наверняка первое, что он скажет: «Мама, прости, я больше не буду!»
        Тут Ирине вспомнилось, когда Жорик учился на втором курсе, Даша с возмущением ей рассказывала:
        - Заходила я тут к их замдекана. Ну пообщаться. И говорю: давайте родительское собрание проведем. А то что же такое? Дети уже целый год проучились, а вы нас ни разу не собирали. А представляешь, Ирка, этот идиот мне в лицо рассмеялся. И заявляет: «Дарья Георгиевна, вы разве забыли? Ваш сын уже не в школе, а в институте учится. Дети, как вы изволили выразиться, совершеннолетние. Сами должны отвечать за себя. По закону, я вам даже не имею права сообщать, какие оценки он получал во время сессии». Согласись, Ира, идиотизм? Кто только такие законы выдумывает. Наверное, у них самих детей нет. Совершеннолетний! Все равно каждый его шаг контролировать надо. Иначе таких дров наломает!
        Ира долго тогда с ней спорила. Мол, чрезмерная опека только вредна. Пора Дашке Георгия от себя отпускать. Иначе может действительно беда случиться. Не выработается у него привычка самостоятельно думать и за себя отвечать. Как Даша тогда обиделась! Наорала на Иру, что она, мол, так говорит, потому что у нее своих детей нет. И если бы были, совсем по-другому бы думала. Ира тоже обиделась. Они после этого месяца два не общались. Потом, правда, помирились, однако каждая осталась при своем мнении.
        Со Львом Ирина встретилась у выхода из метро «Охотный ряд», возле бывшего магазина
«Подарки». Лев уже ждал, нервно поглядывая по сторонам. В руках он держал три розы. «По всем правилам встречает, - не без удовольствия отметила Ира. - Грамотно атакует».
        - Это вам! - расплылся в улыбке он.
        - Спасибо! - На Льве было новое кашемировое пальто. Такое впечатление, что сегодня первый раз надел. Или вообще специально прикупил к свиданию? Забавно.
        Пока они шли по Тверской к Камергерскому переулку, Ирина украдкой к нему приглядывалась. В Новый год-то толком не рассмотрела. О Марлинском все думала.
        Теперь Лев показался ей вполне симпатичным мужчиной. Конечно, внешность не яркая, не Давид. Однако достаточно привлекательный. Приятное лицо, со среднестатистическими чертами и вполне мужественное. И за собой явно следит. Хотя не исключено, что расстарался перед свиданием. Впрочем, это неплохо. Значит, старается, чтобы Ирина обратила на него внимание.
        Ей было приятно и в то же время немного грустно. Вроде как обманывает человека. Он вот старается, на что-то, видно, надеется, а она скорее всего надежд его не оправдает. Потому что он ее как мужчина не привлекает. И поделать она с этом ничего не может. Впрочем, они пока лишь идут в театр. Так чего мучиться? Вдруг, при ближайшем рассмотрении, она ему не понравится.
        И Ирина решила: раз уж он ее пригласил, а она на приглашение откликнулась, то постарается получить максимум удовольствия, чтобы не зря его старания пропали.
        Лев, ведя ее под руку, рассказывал, что билеты приобрел на самый модный в Художественном спектакль.
        - Комедия, говорят, обхохочешься. «Номер тринадцать» называется. Владимир Машков поставил. Ну который вообще-то актер. Знаете?
        Ира кивнула.
        - Билеты, между прочим, до пяти тысяч доходят. И это не с рук, а в кассе. Представляете?
        Ира снова кивнула, не зная, как реагировать. Спрашивать, к чему подобные траты, глупо. А больше вообще ничего не скажешь. Хотя вообще она сильно подозревала, что цену Лев назвал, стремясь показать свою широту и щедрость и что ведет ее, Иру, на самое дорогое представление, а следовательно, на самое лучшее.
        Места их оказались в пятом ряду партера и к тому же посередине. «Если и не все пять, то близко к пяти, - невольно отметила Ира. - А если Лев билеты не в кассе, а с рук покупал, то еще дороже. Мужчина гуляет». Единственное, что ей мешало - цветы. Куда их в театре девать? Да и вообще жалко: завянут, пока они смотрят спектакль. Но делать нечего, придется устроить букет на коленях.

        IX

        После спектакля Лев предложил посидеть в клубе или в ресторане. Ирина, поблагодарив, отказалась:
        - Знаете, поход в театр - уже для меня событие. И вставать завтра рано. У меня в университете первая пара.
        - Ну раз так, тогда конечно, - расстроился он. Видимо, рассчитывал на продолжение вечера.
        Ире стало его жалко. Человек из кожи вон лезет, чтобы ей понравиться, а она… Неудобно как-то. Может, на чашечку кофе домой его пригласить?
        Все же она решила этого не делать. Рискованно. Вдруг неправильно поймет? Или поймет правильно, но засидится надолго. А из дома трудно будет выгнать. В ресторане-то встали и ушли, а здесь сиди потом с ним до утра! Вдруг он из той породы людей, которые намеков не понимают?
        А потом, если уж она и впрямь ему так нравится, пригласит куда-нибудь в другой раз. Заодно можно проверить его намерения. И степень его увлеченности ею.
        Лев вызвался проводить ее до дома. От этого она отказываться не стала. Весь путь до Докучаева переулка они обсуждали спектакль.
        - Мне скорее понравилось, - сказал он. - Смешно. Но не обхохочешься. Честно сказать, ожидал от них большего. Не пойму, отчего устроили ажиотаж!
        Ирина была с ним согласна. В рецензиях, которые ей попадались, писали, что с начала и до конца спектакля зрители умирают от смеха. На самом деле, смешными ей показались лишь несколько сцен. В середине действие, на ее взгляд, провисло. Сколько можно перепрятывать покойника с места на место! Трюки повторялись почти без изменения, и она немного заскучала. Правда, к финалу опять стало весело. И звездный состав спектакля во многом спасал ситуацию, однако пьеса показалась ей так себе. Льву она говорить об этом не стала. Тем более он так старался ей угодить. И она ответила:
        - А по-моему, замечательно. Он просиял.
        - Вам действительно понравилось?
        - Конечно. Спасибо вам большое.
        Она, в общем, почти не кривила душой. Вечер она провела прекрасно. И «Номер тринадцать» давно хотела посмотреть.
        Они остановились возле ее подъезда.
        - Ирочка, очень рад был вас увидеть. - Лев с надеждой заглянул ей в глаза.

«Надеется на приглашение», - без труда прочла она его взгляд.
        - Так хотелось бы с вами посидеть, но просто валюсь с ног от усталости.
        Едва произнеся это, она одернула себя. Получилось ужасно невежливо! Однако Лев, кажется, даже не обратил внимания на ее бестактность и, по-прежнему просяще заглядывая ей в глаза, осведомился:
        - Вы не против, если мы в ближайшее время еще куда-нибудь сходим?
        - Да, да, конечно! - выпалила она, радуясь, что он не обиделся.
        Энтузиазм ее Лев расценил по-своему.
        - Тогда давайте в пятницу или в субботу.
        - Лучше в субботу, - уточнила она. - Понимаете, утром принимаю экзамен, зато потом я свободна до понедельника.
        Она слишком поздно сообразила, что не стоило откликаться с такой готовностью. В глазах у Льва блеснули огоньки счастья и надежды, и он с заговорщицким видом изрек:
        - А как вы, Ирочка, смотрите, если мы с вами закатимся в какое-нибудь хорошее место прямо с субботы и до понедельника? Ну например, в подмосковный пансионат? Природа там, знаете, шашлычок на свежем воздухе…
        Ира от неожиданности раскрыла рот. Лев, видимо, сообразив, что переборщил, смущенно добавил:
        - Нет, ну если вы считаете, что это еще рано, можем в Москве пока погулять.
        - Вот. Вот. Давайте пока в Москве. А то ведь зима, холодно. Какие на снегу шашлыки!.. - Ситуация складывалась щекотливая, и Ирина лепила первое, что приходило на ум.
        Лев тоже был явно смущен, чувствовал себя не в своей тарелке и, массируя пальцем переносицу, в свою очередь, нес бог знает что.
        - Вот насчет шашлычков, Ирочка, вы не правы. В пансионате для этого есть полное оборудование. И мангалы, и мясо, и беседочки для «посидеть» стоят. А шашлычки под водочку на морозном воздухе идут замечательно!
        - Лев, я водку не пью, - зачем-то сообщила Ирина.
        - Тогда действительно лучше в Москве, - часто-часто покивал Лев. - Походим в разные места. В боулинг, например. Вы любите?
        - Даже не знаю. Потому как ни разу не была, - призналась Ира.
        Смущение оставило его, и он опять засиял, как новенький полтинник.
        - Вот и отлично. Уверен: вам понравится. И фигурка у вас такая спортивная!

«Ага! Уже комплименты пошли. Что ж, боулинг так боулинг. Лучше, чем шашлык на морозе. Опять-таки и кругозор свой расширю», - решила сдаться она.
        - Уговорили.
        - Тогда я в субботу за вами заеду. Часика в четыре устроит?
        - Лучше в шесть.
        - Желание дамы - закон. - Он поцеловал ей руку.
        - До субботы, - бросила ему Ира, пятясь к подъезду.
        Он с тоской проводил ее взглядом и уныло побрел прочь.

«И как я только в эти ухаживания вляпалась? - входя в лифт, кляла себя на чем свет стоит Ирина. - Ну Дашка! Что теперь делать? Человек вполне милый, грубо отсылать его не хочется. Да и поводов он пока не дает. Ведет себя вполне корректно». Однако она уже понимала: чем чаще станет откликаться на его приглашения, тем сильнее он будет привыкать и привязываться к ней. А она совсем не была уверена, что ей этого хочется. Ну не в ее он вкусе!
        Уже дома она посмотрела на экран мобильного. Одно послание и множество неотвеченных звонков. Начала она, естественно, с СМСки. От Марлинского! Она спешно прочла: «Не дозвонился. Как встретили? У меня страшная запарка. Давид». И когда же, интересно, он звонил? После Нового года от него ничего не было, и она постеснялась первой возобновлять переписку, не хотела казаться навязчивой. Сегодня, правда, звонок у телефона с утра был отключен, и она ни разу на экран не взглянула. Ни минуты свободной! Она пролистнула неотвеченные звонки. Действительно, один от Марлинского! Ее охватила досада! Не повезло! И почему он именно сегодня про нее вспомнил! С какой радостью она услышала бы его голос! Но, увы, не пришлось. Лев помешал.
        Наверное, это ей наказание за то, что напрасно морочит голову человеку. Он, бедный, теперь надеется, дальнейшие планы ухаживания разрабатывает, но ей-то все равно. Стало вдруг жалко и Льва, и себя. Оба они мечтают. Он - ее завоевать, а она - об улыбке Марлинского. И, возможно, столь же напрасно. Хотя ведь Давид все-таки позвонил! Значит, вспоминает о ней и думает!
        Ей захотелось тут же набрать его номер, но она не успела. Настойчиво зазвонил городской. Ира кинулась к лежавшей на журнальном столе трубке. Неужели Марлинский? Нет, Дашка.
        - Пришла? - сурово и с таким осуждением спросила она, будто подруга одна перед ней виновата.
        - Только что, - объяснила Ира.
        - И где ж, позволь узнать, мы ходили до такого поздна?
        Мы с твоим Львом ходили в театр, о чем я тебя, между прочим, сегодня уже информировала, - в тон ей откликнулась Ира, еле сдерживаясь при этом от смеха.
        - Понятно.
        - А как там, интересно, наша девушка поживает с красивым итальянским именем Лючия? - вкрадчивым голосом поинтересовалась Ирина.
        - Какая она тебе итальянка? Обыкновенная наша российская шлюха! - вскипела Дарья. - Даже не напоминай мне об этой твари! До сих пор валерьянку пью! Такая нахалка оказалась! Погоди, погоди! Откуда ты знаешь, как ее зовут? Неужто в курсе была?
        - Я как услышала, что вы деретесь, сразу Жорику позвонила. Он мне и сказал, как ее зовут.
        - Мы не дрались. Еще чего! Просто я ее обратно в шкаф запихнула, когда она из него полезла. Представляешь, на меня голыми сиськами! А ведь полный шкаф был одежды. Хоть что-нибудь для приличия на себя натянула бы. Так нет! В чем вошла, в том и вышла! В чем мать родила! И это в моем собственном доме. И хоть бы покраснела, подстилка драная!
        - Дашка, да что с тобой! Я тебя не узнаю! Дело-то молодое! Кровь у них играет, и гормоны тоже.
        - Какие гормоны! Жорик еще сосунок совсем.
        - Ну раз решился, привести домой Лючию, следовательно, игра гормонов на лицо, - стояла на своем Ирина.
        - Иными словами, ты приветствуешь!
        Дашка, я ничего не приветствую и не осуждаю, я констатирую: поведение Жорика естественно и закономерно. Мальчик вырос. А тебе, при виде ноги в шкафу, надо было не про трупы думать, а удалиться спокойно на часик. Тогда все приличия были бы соблюдены.
        - Это я должна удалиться из собственного дома? Я должна была сообразить? А ты много сообразила, когда я тебе рассказала? Это ты заставила меня еще раз идти и смотреть! Я вообще боялась снова в шкаф лезть.
        - Дашка, ты мне мозги до того своей криминальной версией запудрила, что я напугалась и за тебя стала тревожиться. А когда до меня дошло, было уже поздно. Потому что к тому моменту ты девушку целиком обнаружила.
        - То есть я кругом виновата, а вы кругом правы!
        - Тут нет правых и виноватых. Вышло недоразумение, о котором теперь надо забыть.
        - Забы-ыть?! Ирка, ты думаешь, о чем говоришь? Сегодня она в шкафу у нас посидела, а завтра насовсем останется. Этому лопуху ничего не стоит голову закружить. А дальше больше. Не хочу учиться, хочу жениться. У этой девки ни стыда ни совести. Женит Жорика на себе, потом разведется, перед этим еще родит, чего доброго. А мы с моим дураком отдавай ей кусок квартиры. Ты же знаешь, сколько мы в нее вложили и как она нам досталась!
        - Дашка, во-первых, сейчас законы изменились, и не так просто кусок квартиры оттяпать. Во-вторых, почему ты уверена, что Лючия непременно захочет выйти замуж за Георгия? И в-третьих, вполне допускаю, что она не такая плохая, как тебе кажется, и вполне искренне влюблена в твоего сына.
        - Эта нахалка и хамка? Чушь!
        - Дашка, представь, она, бедная, сидела ни жива ни мертва от страха в этом шкафу. Наверное, потому и не сообразила одеться. В шоке была. И даже если тебе нахамила, то это защитный рефлекс.
        - А-а, Жорка успел тебя обработать!
        - Я с Жоркой с тех пор не разговаривала. Исхожу из элементарного здравого смысла. Вот, представь, если бы тебя в ее возрасте застукали в таком виде родители мальчика.
        - Я в ее возрасте… - начала было с пафосом Дарья.
        - Ой, только не надо! Про свою непорочную молодость можешь рассказывать сказки Георгию. А я все твои романы до Артура помню. В подробностях.
        Дарья поперхнулась.
        - Ой, Ирка, какая ты с возрастом стала вредная.
        - Я справедливая.
        - Все равно. У нас в их возрасте было как-то по-другому и приличнее. И мы сами были взрослее и серьезнее.
        - О-о, дорогая моя, - хихикнула Ира. - Вот это действительно уже возраст. Ханжеешь!
        - А ты, подруга, закадрив трех мужиков, так расковалась, смотрю. Дальше некуда, - мстительно бросила Дарья. - Никак, вторая молодость начинается?
        Ты сама ввергла меня в пучину разврата, - окончательно развеселилась Ирина. - Кто мне говорил, что я себя заживо хороню? Кто мне мужчин наслал и призывал меня их завлекать? Ты, дорогая! И вот, последовав твоим советам, я с удивлением обнаруживаю, что ты очень недовольна!
        - Приехали! - вдруг захныкала Дарья. - Мне совсем не до смеха. У меня дома трагедия, а ты издеваешься.
        - Да где ты видишь трагедию? Элементарный закон природы: сын вырос, - начала успокаиваться Ирина. - Кстати. Чем все закончилось?
        - Чем, чем. Поорали мы с этой Лючией, будь она неладна, друг на друга. Потом Жорик явился, начал меня успокаивать. Девица оделась и ушла, а он за ней следом кинулся.
        - Хоть вернулся.
        - Ага. Куда он денется. Кому он нужен! Кто его, кроме мамы с папой, кормить станет. Теперь на меня же и дуется. Видите ли, я его Лючию драгоценную оскорбила. Нет, Ирка, сама подумай. Нахалка, а? Сидит голая у меня в шкафу и еще надеется, что я перед ней лебезить буду. Спасибо, мол, дорогая, что сына моего развратила!
        - Дашка, почему ты думаешь, что он у тебя такой невинный агнец?
        - А ты почем знаешь, что не невинный? Вот на девке точно пробы ставить негде. Завтра же к врачу его свожу, а то, боюсь, он от нее что-нибудь нехорошее подцепил.
        Иру вновь начал разбирать смех.
        - За ручку сама поведешь?
        - А ты думаешь, постесняюсь? - вскинулась Дарья. - Мне здоровье сына дороже. Сам-то ведь не пойдет.
        - Ну как знаешь. - Ира решила не давить больше на больную мозоль и лишь поинтересовалась: - Артур-то что говорит?
        - Что мой дурак может сказать! В один голос с тобой поет: оставь парня в покое, он влюбился. Мне лучше знать, влюбился или нет. Так не влюбляются. А если и влюбляются, то нам такого не надо. Мальчик должен сперва институт закончить. А то пойдут романы, учеба по боку, из института вылетит и в армию загремит. Ради чего тогда мы старались? На репетиторов сколько грохнули! И еще взятку потом давали, чтобы он на бюджетное отделение поступил.
        - Дашка, да он хорошо у тебя учится.
        - Ах, что ты понимаешь. Ладно, подруга, давай завершим о грустном. Расскажи мне лучше про Льва.
        Ирина поняла: Дарья, выговорившись, немного успокоилась. Чтобы окончательно отвлечь, она в подробностях поведала, как провела вечер.
        Даша слушала подругу очень внимательно, а потом сделала вывод:
        - Не ожидала ото Льва такой прыти. Шустрый мужик оказался. А с виду вроде скромный.
        - Ну нахалом его никак не назовешь.
        - Так это ведь хорошо. Видно, ты не на шутку его зацепила. Похоже, мои слова подтверждаются. Как одному понравишься, так и другие косяком идут. Выбирай - не хочу!
        - Если бы еще и я хотела выбирать…
        - А ты включи хотение. Заставь себя.
        - Насильно?
        - Хоть бы и насильно. Думаешь, такие, как Лев, на дороге валяются? У него, между прочим, в делах полный тип-топ. Серьезно задумайся. Потом жалеть станешь. Марлинский твой - темная лошадка, неизвестно, что выкинет. Да и далеко. А Лев - вот он. Рядом. Ждать не надо, гадать, мучиться. Руку протянула, и он твой!
        - Синица в руках?
        - А чем тебе синица не птица, если летает, гнездо имеет и корм добывает. Кстати, учти: гнездо у него вполне приличное. Двухкомнатное и в центре. Я у своего дурака выяснила. Представь, если твою и его квартиры продать, можно купить такие апартаменты… он тебя домой еще не приглашал?
        - Пока нет, но ко мне в гости набивался.
        - А ты?
        - Сочла за лучшее подождать.
        - Очень зря.
        - По-моему, Дашка, ты сама себе противоречишь. Если я после первого же свидания его к себе позвала, он, несомненно, обрадовался бы, однако воспринял бы это совершенно однозначно. Как приглашение к более близким отношениям.
        - Ирка, а нельзя было сказать проще: в койку? - хмыкнула Дарья.
        - Ну я решила не оскорблять твоих чувств после моральной травмы, - не осталась в долгу та.
        - Прекрати издеваться. Вообще-то ты права. Помаринуй Льва. Мужскому полу это полезно. Чем труднее добиться, тем выше ценят добычу. Кстати, о Марлинском с тех пор ни слуху ни духу?
        - Как раз наоборот. Звонил.
        - Ну да? И что?
        - Ничего. Я в это время со Львом была.
        - Несостыковочка, - посочувствовала Дарья. - Ну скажи на милость, какие же мужики уроды. То неделю молчок, а то в один день скопом на тебя сваливаются. Ты ему хоть перезвонила потом?
        - Собиралась, но ты помешала.
        - И она молчит! Давай звони, пока не поздно! А потом сразу мне. Иначе я не засну!

        X

        В последний момент Ирина задумалась: а нужно ли ей отзванивать Марлинскому? То есть ей очень хотелось услышать его голос, но гораздо разумнее послать сообщение. Если он действительно хочет поговорить с ней, он отзвонит. А если просто от нечего делать лишний раз поприветствовал, то ее звонок тем более совершенно ни к чему. Сообщение же позволит ей сохранить дистанцию и не показать слишком сильной заинтересованности. В то же время и вежливость будет соблюдена: он звонил, она ответила. И в рамках приличия, и достойно.
        Ирина изрядно поразмышляла над текстом. Наконец, получилось то, что надо:
«Вернулась домой, прочла сообщение. Спасибо, что не забываете. Ирина». Телефон пикнул. Сообщение унеслось в Вену.
        Пять минут спустя зазвонил городской. «До чего же Дашка нетерпеливая!» - Ира вздохнула и взяла трубку.
        - Дашка, ну неужели…
        - К сожалению, я не Дашка, - перебили ее. - Хотя первые две буквы в именах совпадают. Давид Марлинский вас беспокоит.
        - Вы? - от неожиданности Ирина чуть не уронила трубку.
        - Тут эта чертовщина с разницей во времени. Надеюсь, я не поздно?
        - Все в порядке, Давид. Я только из театра вернулась. - Ирина отметила, что голос у нее, к счастью, не дрогнул. Вполне нормально, кажется, прозвучало, без лишних эмоций.
        - Значит, культурно развлекаетесь? Где были?
        - В МХТ имени Чехова, бывшем МХАТе, - торопливо принялась объяснять она. - Раньше Ефремов был главный, теперь Табаков.
        - И как? - полюбопытствовал Давид.
        - Очень мило.
        - По нашим временам, и то хлеб. Главное, что не разочаровались.
        - Да, пожалуй, не разочаровалась. - «Какой пустой разговор получается! - про себя добавила она. - Ведь сказать хочу совсем другое!»
        - Я вот что звоню, - продолжил Давид, и Ирина уловила в его тоне напряжение. - Мой график неожиданно поменялся. Одно отменили, зато другое предложили. Короче, в первых числах февраля прилечу в Москву. Вы никуда не уезжаете?
        - Куда же мне деться? - Ирина вздохнула. - У меня работа.
        - Вы, насколько я понял, в институте преподаете. А в начале февраля у студентов каникулы. Или у вас уже и это изменилось?
        - В некоторых вузах действительно изменилось, - подтвердила Ирина. - Но у нас, в университете, по-старому. И я никуда уезжать не собираюсь.
        - Я очень рад!
        - Чему? - удивилась она.
        Он замялся.
        - Естественно, не тому, что вы не поедете отдыхать, а тому, что мы с вами сможем увидеться.
        - Снова хотите пригласить меня на концерт? - спросила она и подумала: «Хорошо, что заранее предупредил. Хоть успею что-нибудь прикупить из одежды».
        - На концерт, естественно, тоже, но мне бы хотелось с вами… и просто встретиться.
        - За тарелкой щей? - вырвалось у нее. Вот уж впрямь слово не воробей!
        Кровь бросилась ей в лицо. Счастье еще, что Марлинский ее не видит! Ужас! Что он теперь о ней подумает! Клуша со щами!
        Давид, однако, весело рассмеялся. Ее слова явно показались ему забавными.
        - Ой, щи, если можно, обязательно! Только с одним условием: в этот раз я буду ими вас угощать. Не домашними, конечно. Кулинар из меня совсем никакой. Зато обещаю хороший ресторан.
        - Вы меня уже угощали в ресторане.
        - Это не в счет. Коллективный выход. А я предлагаю вдвоем где-нибудь посидеть. Если вы, конечно, не против. Как вы на это смотрите? В зависимости от вашего ответа выстрою свое расписание, - скороговоркой добавил он. - Если согласны, урву лишний денек в Москве.
        - Ради меня? - в полном потрясении выдохнула Ирина. Чем же она могла ему так понравиться? Ведь он - великий пианист, а она в музыке почти ничего не смыслит!
        - Именно ради вас, - отчеканил он, словно стремясь убедить ее, что у нее не слуховые галлюцинации. - Если вам сложно сразу ответить, подумайте до завтрашнего утра. Дольше, к сожалению, нельзя. Мне агенту ответ надо днем дать. Во сколько вы завтра на работу уходите? Я вам перезвоню.
        - В девять, - автоматически сообщила она. - Но я и сейчас вам скажу: конечно же, с удовольствием с вами встречусь. И на концерте, и без концерта. И… даже без щей!
        - А вот это, Ира, фигушки! Щи за мной! - ликующим голосом провозгласил он. - И завтра вечером я вам опять позвоню, чтобы точно сказать: что, где и как. В это же время удобно?
        - Да, Давид. Удобно.
        - Тогда до завтра!
        Ира медленно дошла до ванной и, взяв ватный диск, принялась снимать с лица макияж. Мысли путались. Восторг мешался со страхом. Давид недвусмысленно намекал на свой интерес к ней! Хочет встретиться наедине! Больше того, готов ради этого изменить свой график гастролей. Мечты сбываются. Однако она не знала, радоваться ей или плакать. Ей так хотелось быть с ним! Но в то же время подобный поворот событий ее пугал. Марлинский - известный исполнитель! А кто она? Преподавательница английского, каких тысячи. Что у нее с ним может быть общего?
        Они едва знакомы. Вероятно, какая-то черточка его в ней зацепила, а остальное дофантазировал. Но иллюзии быстро проходят. Узнает ее поближе, и настанет разочарование. Давиду что? У него бурная и насыщенная жизнь. Толпа женщин, готовых в любой момент пасть к его ногам. Утешится. Страдать ему некогда, да и незачем. А она, Ирина… Сможет ли перенести такой удар? А ведь он ее ждет. Может, не сразу, но ждет. Слишком уж они разные - Давид, весь во власти чарующих звуков и гармоний, и она, Ирина, полный в этом профан. И в околомузыкальной жизни она ничего не смыслит. И в интригах не сильна. А вокруг него они наверняка плетутся, и Марлинскому нужен такой человек, который разбирается в этом и способен ему облегчить жизнь.
        Ирина совсем из другого мира. Она ни с кем из известных людей не знакома, и связей у нее никаких нет. Будет чувствовать себя при нем вечной Золушкой. Конечно, это в том случае, если он намерен завести с ней серьезные отношения. Или он о них вовсе не помышляет? Решил завести легкую интрижку с женщиной из другого мира? В таком случае ясно, чем она его привлекла. Наскучили ему околомузыкальные дамы! А она для него, с одной стороны, нечто свеженькое и необычное, а с другой - не совсем известно кто. С Настей знакома, и с Галиной Павловной… И ясно, что человек она приличный, не охотница за деньгами и знаменитостями.
        Весь вопрос, готова ли она на сию роль? Наверное, да. Ради Давида она была готова на все. Может, так даже и лучше. Более серьезная связь с ним налагала бы чересчур большую ответственность. Пришлось бы соответствовать его положению. А Ирина не была уверена в своих силах. Вот легкий роман мало к чему обязывает. Вероятно, он даже в свет ее не станет с собой выводить. И прекрасно. Станут встречаться наедине. Зато в часы, проведенные вместе, Марлинский будет принадлежать ей одной. Их, конечно, окажется мало, этих часов! Но даже стань она его женой, времени все равно набралось бы немного, при его графике работы и разъездах по всему свету.
        Ирина поймала себя на том, что уже пятый раз протирает лицо. Какая жена? Человек всего-навсего пригласил ее в ресторан, а она их совместную жизнь расписала чуть ли не до конца столетия!
        Зазвонил телефон. Неужели у Давида опять какие-то изменения?
        - Ты что, уже спать легла? - послышался в трубке недовольный голос Даши. - И, конечно, забыла мне позвонить! Или не поймала его?
        - Поймала. Он мне сам перезвонил. Даша, ты не поверишь! Он приедет в первых числах февраля, специально чтобы со мной увидеться!
        - Прямо так и сказал? Обалдеть! - часто-часто задышала в трубку Дарья.
        - Нет, он сказал, что если я соглашусь с ним встретиться наедине, то переиграет свой график и еще на один день останется в Москве.
        - Значит, не зря ты со Львом встретилась. Гляди, как на Марлинского подействовало!
        - Даша, он и знать об этом не знал.
        - Знать ему как раз и не надо. Зато чует, за тридевять земель отловил, что баба может уплыть. Гений, подруга, он во всем гений.
        - А мне казалось, наоборот: если в одном гений, то в остальном - полный нуль.
        - Мало ли что тебе казалось. Главное - результат. Куда пригласил-то?
        - На концерт. И еще куда-то, но это он сообщит позже.
        - Ой, как же я за тебя рада! Слу-ушай, а если у него еще чуть-чуть свободного времени останется, приходите к нам в гости…
        - Дашка, не загоняй! У него, наверное, времени в обрез. Если хочешь, могу попросить на твою долю билет на концерт, - сжалилась Ирина. - Полагаю, это реально.
        - Правда? Сможешь? Умираю, как хочу! Артур все равно музыку не любит. А я на Марлинского с удовольствием с тобой пойду. Ты меня хоть познакомишь?
        - Познакомлю. Обязательно.
        - Потрясающе! Слушай, а если вы еще с ним поженитесь, мы же домами станем дружить!
        - По-моему, ты слишком торопишься.
        - Не мешай мне мечтать!
        - Вообще-то, в данном случае мне мечтать полагается.
        - А я, значит, уже ни на что не имею права?
        - Да имеешь, имеешь. Только не спеши с выводами. Я сама еще ничего не знаю. И ничего не понимаю. Дай мне хотя бы вдвоем с ним остаться.
        Подруга зевнула.
        - Ладно. Пойду на боковую. А то день сегодня получился тяжелый. На сплошных нервах.
        Не успела Ира положить трубку, раздался новый звонок. Сердце опять екнуло. Давид. Но в трубке звучал незнакомый голос.
        - Ира, извините, пожалуйста, что так поздно. Честно вам в течение дня звонил, но у вас то никто не подходит, то занято. Вот и отважился под ночь вас побеспокоить. Понимаете, такое событие…
        - Простите, а с кем я говорю? - терялась в догадках она.
        - Ой, я не назвался! Колесников.
        Ира совсем растерялась, ибо твердо помнила, что среди знакомых у нее нет ни одного Колесникова.
        - К сожалению, не припоминаю.
        - Уже забыли? - расстроился собеседник. - Мы ведь с вами на Новый год познакомились.
        - Вероятно, я вас не по фамилии знаю, - сказала Ирина, пытаясь сообразить, кто из оставшихся трех мужчин на Новом году мог носить фамилию Колесников.
        - Василий Мефодьевич я, - обиженно пояснил мужчина.
        - А-а! Вдо… Ва… Василий, здравствуйте. Очень приятно! - постаралась бурными восклицаниями закамуфлировать неловкость Ирина. Ужас! Едва человека вдовцом не назвала! - Просто замечательно, что вы мне позвонили! - продолжала от охватившего ее смущения тараторить она. - Я вас тут вспоминала! - Ох, опять глупость ляпнула! - И вашу сестру… - Снова двусмысленность, учитывая как эта сестра обхаживала чужого мужа.
        Василий, видимо, потрясенный неожиданно теплым приемом, совсем замолк.
        - Вы меня слышите? - Ире пришлось выводить его из ступора.
        - Да, да, конечно! - обида в его голосе уступила место бурной радости. - Я вот как раз что звоню: у меня завтра событие назрело совершенно неожиданно.

«Никак, юбилей, и он пригласить меня вознамерился?» - не на шутку встревожилась Ирина. Только этого ей не хватало! Теперь мучайся, подарок незнакомому человеку придумывай…
        - У меня близкий друг - художник… - Еще лучше - юбилей у художника!
        - У него выставка открывается. Вернисаж. Он меня пригласил, а я вас. Он - известный художник. Там вся Москва будет. Пойдемте?

«Да что ж их всех троих разом разобрало? - подавленно внимала ему Ирина. - Неужели Даша права? Чуют и вступили в соревнование?» По совести надо бы отказать. Зачем еще одного обнадеживать понапрасну! С другой стороны, он приглашает ее на выставку. Светское мероприятие, не более того. Даже менее интимное, чем поход в театр. Марлинский небось тоже в ожидании их встречи не дома сидит, а вращается в обществе. Вот и она повращается. Даже хорошо.
        Будет ему потом что рассказать. Посмотреть картины - не шары в боулинге гонять. Не так часто она в последние годы на выставки выбиралась. Может, чуть чаще, чем в театр. А уж на вернисажах Ирина вообще никогда не была.
        - Спасибо, Василий. С удовольствием.
        - За вами куда заехать? Начало в пять.
        - Тогда домой. - И она продиктовала адрес. Утром Иру подняли с кровати настойчивые звонки в дверь. Пока она бежала открывать, сердце бешено колотилось, неужели что-то с родителями? Уже у самой двери она спохватилась: тогда бы скорее по телефону стали звонить. Осторожно выглянув в щелку, она заметила за матовым стеклом общей двери маячащий силуэт.
        - Кто? - крикнула.
        - Доставка! - рявкнули в ответ.
        - Вы ошиблись. Я ничего не заказывала.
        - Мне без разницы. У меня ваш адрес. Велели доставить.
        - Сейчас халат надену и выйду.
        За халатом, впрочем, Ирина не пошла. Натянула поверх ночнушки пальто. На лестничной площадке стоял, зевая, молодой человек в униформе. Едва Ирина открыла, он сунул ей под нос квитанцию.
        - Ваш адрес?
        - Мой, - подтвердила она.
        - Имя ваше?
        - Мое.
        - Тогда обязаны расписаться.
        - Ноя…
        - Не распишитесь, меня уволят, - с напором проговорил посыльный.
        Ира расписалась, после чего ей был вручен огромный букет синих ирисов.
        - От кого? - ахнула она.
        - Вам лучше знать, - кинул на нее многозначительный взгляд молодой человек. - Я всего лишь посыльный, - добавил он, входя в лифт.
        - И записки нет?
        - Не-а. - Напоследок он ехидно оглядел Ирину с ног до головы. - Что, мужиков так много? Запутались?

«Хам!» - хотела крикнуть Ирина в ухмыляющуюся физиономию, но лифт с посыльным уже уехал.
        Дома, увидев собственное отражение в зеркале, она ужаснулась. Ну и видок! Лицо заспанное, опухшее. Волосы торчком. Смятая ночная рубашка, выглядывающая из-под пальто и голые синюшные ноги в шлепанцах. С букетом роскошных ирисов плохо сочетается! И, главное, от кого цветы? Никогда еще ей через посыльного букеты не дарили! Наверное, Лев. Его работа. Марлинский далеко. С вдовцом они накануне ночью первый раз поговорили. Не повод для цветов на дом. Отношения еще не те. А Лев, как она уже знала, любит дарить цветы. Видимо, тоже что-то почувствовал и счел за лучшее, не дожидаясь субботы, произвести дополнительное впечатление.
        Заваривая кофе, Ирина терзалась сомнениями. Вежливость требовала позвонить Льву с благодарностями. Жест-то и впрямь красивый. Но так не хотелось утром с ним разговаривать! Оставить до субботы, когда по-любому с ним увидится? Оскорбительно. Не заслужил он от нее такой холодности.
        Ира выпила кофе, вымыла чашку и устало направилась к телефону. Быть одной, конечно, несладко. Однако с шлейфом поклонников тоже, оказывается, тяжело и обременительно. Каждый требует внимания и покушается на твое время. То есть с Марлинским общение, кроме радости, ничего не доставляет. Но Лев, не говоря уже о вдовце, точно лишний. Зря она Дашку послушалась. Не тот у нее характер. Не доставляет ей удовольствия нескольких мужиков сразу за нос водить. - Ну может, немного греет самолюбие, и только.
        Лев по домашнему телефону не отозвался. И по мобильнику оказался недоступен. Теперь она могла с чистой совестью отложить разговор до вечера.
        Василий, как и договорились, позвонил в домофон ровно в четыре. Она спустилась. Возле подъезда стоял серый «Ауди». Василий вышел навстречу и открыл заднюю дверцу.
«С шофером приехал, - отметила Ира. - Ой, пыль в глаза пускает!»
        Как оказалось, Ирина была не права. Как объяснил Василий, после вернисажа намечен банкетик, потому и за руль сам не сел.

«Любит выпить», - невольно констатировала Ирина.
        Вдовец весь путь до галереи громко разглагольствовал на тему, какие они близкие друзья с виновником торжества, как тот настойчиво просил его сегодня быть, как обрадуется, увидев его со столь очаровательной спутницей, сколь растет знаменитость этого художника, как неуклонно дорожают его работы и так далее и тому подобное в том же духе.
        Выставка располагалась в нескольких залах галереи, заполненных народом. То и дело мелькали лица, знакомые Ирине по телеэкрану, газетам и журналам.
        Василий потащил Ирину знакомить с художником. Впечатления она на него явно не произвела. Он бегло кивнул, потрепал Василия по плечу, бросил ему пару слов и переключил внимание на кого-то еще.
        - Могучий человечище, правда? - с восхищением произнес вдовец.
        Ирине возразить было нечего. Художник был почти двухметрового роста, с полуметровой смоляной бородой, с косой саженью в плечах и по меньшей мере пятидесятым размером ноги. Сапожищи на нем, во всяком случае, были огромные, хромовые, и брюки он в них заправил.
        - Соль русской земли, - продолжал восторгаться вдовец.
        Ирина молча кивала.
        - Пойдем, работы его покажу! - захлебывался от преклонения Василий. - Сама убедишься, какой грандиозный художник. Нет, конечно, пока не Шилов… А-а-а, - по-своему истолковал ее молчание он, - тебе, наверное, Глазунов больше нравится.
        - Да, в общем, я между ними особой разницы не вижу, - сказала Ирина, которой уже не нравились ни тот, ни другой ухажер.
        Василий растерянно промолчал, потом вдруг улыбнулся.
        - Да ты не робей. Я в этом искусстве тоже мало чего понимаю. Но талант-то сразу видно.
        Вот, возьми, Айвазовский: мощь! Каждому ясно. Или там Шишкин. Спору нет. А вот эти кубики всякие…
        - Вы имеете в виду «Черный квадрат»? - поинтересовалась она.
        - Ну хоть бы и его. Как его… этого? Который нарисовал.
        - Написал, - поправила Ирина. - Малевич.
        - Вот! Даже фамилия соответствующая. Намалевал! Так и я могу. А ты попробуй, чтобы картина тютелька в тютельку как в жизни получилась. Не каждому дано. А вот у Андрюхи выходит. Смотри!
        На Ирину с холста взирал Жириновский во всех подробностях, вплоть до последней поры на носу.
        - А этот! - уже демонстрировал ей следующее полотно Василий.
        Ирина увидела портрет писателя Валентина Распутина - тоже очень натуралистический. Потом пошла череда среднерусских пейзажей! В основном осенних. Однако осень была не сияющая, золотая, а глубокая, унылая, переходящая в зиму. С почерневшими голыми ветвями и пожухшей ржавой травой.
        - Сила, да? - осведомился вдовец.
        - Да как-то мрачновато, - выдавила из себя Ирина.
        - Так ведь думает человек, - на полном серьезе отвечал ее спутник. - Жизнь-то у народа какая тяжелая, вот он настроение и отображает.
        И Ирине в который раз нечего было возразить. Они перешли в третий зал. Натюрморты. Неизменный элемент каждого - водка «Гжелка». А в остальном - что придется:
«Гжелка» и яблоко, она же и карамелька, или селедка, или… мертвый фазан. Нашелся даже натюрморт с «Гжелкой» и черепом.
        А потом Ира вдруг увидела Льва. Не на портрете - живого. Он застыл, с недоумением глядя на нее.
        - Здравствуйте! - воскликнула она и немедленно, лебезящим тоном, который ей самой был противен, принялась оправдываться. - Вот интересно встретились! А меня, знаете, совершенно неожиданно Василий пригласил. Потому что случайно оказалось, что этот художник его друг, и он его пригласил. А он - меня. Правда, забавно.
        - Ну да, - мрачно бросил Лев, с неприязнью косясь на похлопывающего его по плечу сияющего Василия.
        - Мы тут уже все осмотрели, а вы? - продолжала, ненавидя себя, тараторить Ирина. - Вам понравилось?
        - Нет, - коротко бросил Лев.
        Василий в этот момент бросился обнимать еще какого-то знакомого, оставив Иру со Львом один на один. Воспользовавшись ситуацией, она сказала:
        - А я вам сегодня утром звонила, но вас не было.
        - Хотели пригласить третьим? - криво усмехнулся он.
        - Зачем вы так? Хотела вас поблагодарить.
        - За что? - вытаращился на нее Лев.
        - За цветы.
        На лице его воцарилась еще большая растерянность. Вдруг он улыбнулся:
        - За то, что не завяли? Ну правильно. Я от чистого сердца.
        - При чем тут не завяли? - настала очередь растеряться Ирине. - А-а, вы про вчерашние! Они действительно не завяли, но я имела в виду другие.
        - Какие?
        - Утренние.
        - Я у вас на ночь не оставался.
        - Знаю, - улыбнулась Ирина. - Просто мне утром кто-то принес ирисы.
        - Не я, - опять насупился Лев. - Может, этот… Василий?
        - Что вы! Только не он. Мы с ним сегодня первый раз после Нового года увиделись.
        - Ладно. Сами с цветами разбирайтесь. Как я понял, в субботу все отменяется?
        Ей, как и вчера, сделалось его жалко.
        - Да нет, только если у вас планы не изменились.
        Настроение у него вновь поднялось.
        - У меня все остается в силе. Только как же этот? - кивнул он на обнимающегося с толстой теткой в бриллиантах Василия.
        - Во-первых, мы с вами раньше договорились, - улыбнулась Ирина. - А во-вторых, мне просто было любопытно попасть на вернисаж.
        - И вам это нравится? - Лев обвел неприязненным взглядом стены зала.
        - Не слишком, - призналась она.
        - А по-моему, вообще дрянь, - сказал он. - Я лично собираюсь уходить. Пойдемте вместе?
        - С удовольствием бы, но неудобно. Все же человек меня пригласил.
        - Ира, иди к нам! Познакомлю! - завопил Василий.
        Лев поджал губы.
        - Он уже с вами на «ты»?
        - Перешел в одностороннем порядке. Но я с ним на «вы».
        Лев остался доволен.
        - Тогда до субботы. Жду с нетерпением встречи. Он скрылся в толпе, а Ирина пошла знакомиться.

        XI

        На банкете Ирина пожалела, что не удрала со Львом. Василий уделял больше внимания спиртному, чем ей, и результаты не замедлили сказаться. Глаза у вдовца налились кровью и выпучились, нос опух, язык заплетался. При этом он продолжал усиленно тыкать ей и, когда между рюмками вспоминал об Иринином присутствии, принимался весьма фамильярно хватать ее за все выступающие части тела. В очередной раз увернувшись от его рук, она твердо решила: с этим кавалером надо завязывать. Раз и навсегда! Впрочем, кто ее заставляет тут дальше торчать?
        - Василий, мне, к сожалению, пора. Устала и голова болит.
        - Да мы только гулять начали! Потом еще в мастерскую к Андрюхе поедем.
        - Вася, без меня. Боюсь, здоровья не хватит.
        Он неожиданно легко сдался.
        - Ладно. Бери тогда мою машину. Сейчас шофера предупрежу, чтобы он тебя до дома довез.
        - Спасибо. Лучше до метро прогуляюсь. Воздухом подышу.
        Он и тут не настаивал, а потянулся за следующей рюмкой.
        Покинув галерею, Ирина ощутила большое облегчение. Василий на ее горизонте теперь вряд ли появится. Вот и славненько. Даже если бы у нее никого не было, предпочла бы гордое одиночество, чем жизнь с подобным типом. Странно. У Дашки он вел себя гораздо приличнее. Хотя к утру тоже напился. Но хоть не лез. Видно, по первому разу еще стеснялся.
        Ирина заторопилась домой. Скоро Давид будет звонить. Вот кто ей действительно нужен, хотя и не известно, что у них в результате выйдет. С ним хотелось говорить, встречаться, сидеть на кухне, пить кофе, ходить на концерты и вместе вечером смотреть телевизор. И просто молча сидеть рядом тоже представлялось ей счастьем!
        Вернувшись в квартиру, она, изнывая, ходила вокруг телефона и, как только раздался звонок, рывком схватила трубку.
        - Ирина, я все окончательно уладил. Приеду утром второго. Сразу же вам позвоню. Сможете для меня освободить все второе число?
        - Да, конечно! Очень жду вашего приезда!
        - Я тоже очень жду нашей встречи! Как вообще дела?
        - Ходила сегодня на вернисаж ужасного художника. Хотела расширить кругозор, но, по-моему, наоборот, его отравила, и мой кругозор теперь болеет!
        Давид засмеялся.
        - Как фамилия отравителя?
        Она назвала.
        - Вы бы еще на Шилова с Глазуновым сходили, - с издевкой проговорил он.
        - По сравнению с этим даже они - профессионалы высокого класса.
        - Да Бог им судья. Что у вас еще интересного в жизни?
        - Сессия. Студенты…
        - И больше совсем ничего?
        - А что-то должно было? - Кажется, Давид ждал от нее определенного ответа.
        - Да, понимаете, деликатный вопрос…
        У Ирины похолодело в груди. Неужто узнал про ее встречи со Львом или Василием, и у него по этому поводу возникли нехорошие мысли? Собрав все оставшееся мужество, она выдавила из себя:
        - Да, пожалуйста. Спрашивайте.
        - Я хотел бы узнать, выполнили ли мой заказ…
        - Я? Вы меня ни о чем не просили.
        - Совсем не вы. Это вам должны были сегодня утром цветы принести. Неужели надули?
        - Давид, так это от вас?
        - Значит, принесли. А я думаю: странно. Никакой реакции.
        - А я голову сломала, от кого. Вы же так далеко! Как же вам удалось?
        - Интернет - великая вещь.
        - Давид, спасибо! Прекрасные ирисы!
        Теперь я спокоен. Этой фирмой можно и дальше пользоваться. Срабатывает. А можно я вам завтра вечером снова звякну? Просто так. Без всякого дела.
        - Давид, вы разоритесь.
        - А вот об этом вам заботиться не надо. Кстати, применяя современные технологии, совсем недорого. Конечно, если я вам надоел…
        - Давид, звоните когда хотите! Вечером я буду дома.
        - Тогда до завтра. Целую, - быстро произнес он и отключился.

«Он поцеловал меня! Первый раз! Виртуально! И впрямь очень современно!» - счастье переполняло Ирину. Позвонить Дашке? Однако делиться с ней сейчас не хотелось. Это было ее, Иринино, счастье, и хотелось как можно дольше сохранить его при себе.
        Она села за стол, на котором стоял букет ирисов. Пусть Давид их не сам выбирал, они были от него, и уже это делало их самыми прекрасными цветами на свете!
        Марлинский стал ей звонить каждый день, и разговоры у них были долгие - о себе, о прошлом, о прошедшем дне. Она рассказывала ему забавные истории о своих студентах, а он - о происшествиях на гастролях. Они много смеялись, но дружно, будто по молчаливому сговору, никогда не говорили ни о чем серьезном, приберегая самое сокровенное и важное для встречи.
        Раз в несколько дней Ирине теперь доставляли цветы: ирисы, розы, тюльпаны, а однажды - нечто совсем экзотическое, смахивавшее на гигантский репейник. Цветок обладал какой-то дикой, первобытной красотой и наводил на мысли о мамонтах и птеродактилях.
        Букеты доставлял все тот же посыльный, что явился к ней первый раз. Он по-прежнему отчаянно зевал, однако теперь взирал на Ирину с большим уважением. В его глазах Ирина читала: «Надо же! Уже вроде в возрасте женщина, а мужика-то как охмурила! Чуть ли не каждый день из-за границы цветы шлет!»
        Ирина знала: посыльного зовут Петя. Он - студент. А по ночам подрабатывает в фирме по доставке цветов для таких сумасшедших, как ее Давид.
        День «икс» приближался, и чем меньше оставалось до него времени, тем сильнее Ирина нервничала. И Дашка совсем извелась. Они уже вместе походили по магазинам, накупили Ирине новых нарядов. Хорошо, деньги раньше особо не тратила, откладывала. Теперь вот гардероб обновила. Дарья уговаривала ее покраситься. Ирина отказалась. Понравилась-то она Давиду такой, как есть. Вдруг жгучие брюнетки не в его вкусе.
        Несколько раз она встречалась со Львом, но, видимо, он оказался достаточно тонкокожим и, почувствовав отсутствие с ее стороны интереса к себе, перестал ее приглашать.
        Незадолго до приезда Давида Ира столкнулась в подъезде с Настей, катившей чемодан на колесиках.
        - Выездные съемки были, - сообщила она. - Морока жуткая. Измучились. Ой, скоро папа приезжает, - хитро покосилась она на Ирину.
        Та растерялась. Не знала, посветил ли Давид дочь в их отношения.
        - Ой, не смущайтесь. Знаю, что папа вам звонит. И… одобряю. Давно ему пора. А то все один да один.
        - А Марина? - вырвалось у Иры.
        - Смеетесь? Он ее с того раза, как мы в ресторане все вместе сидели, не видел. Да она ему никогда и не нравилась. Просто лезла ужасно. Ну и чем-то помогала по делам. Хотя, подозреваю, больше мешала. Только, Ира, я вас прошу.. Если вы там передумаете что-нибудь, постарайтесь полегче… Чтобы папа не очень расстроился. Понимаете, он на самом деле такой ранимый. Только скрывает хорошо.
        - Но мы пока просто по телефону…
        - А я на будущее.
        После этого разговора Ирина долго не могла прийти в себя. Итак, Марина ей не соперница. И Давид, похоже, настроен решительно. Иначе Насте ничего бы не рассказал. Нет, лучше не думать и напрасно не надеяться. Вот приедет, они поговорят, а там будет видно.
        Всю ночь, предшествующую второму числу, Ирина не могла сомкнуть глаз. Сперва ворочалась с боку на бок, уговаривая себя, что нужно поспать, иначе завтра не понравится Давиду, но даже это не помогало. Сон не шел. Наконец она встала и поставила несколько дисков с записями Марлинского. Теперь у нее их было много. Часть сама купила, часть переслал ей Марлинский с оказией. Она слушала их подряд, пока не уснула.
        Проснулась ровно в восемь. Свежая, бодрая, словно сутки спала, а не каких-нибудь часа три. Тщательно привела себя в порядок. И стала ждать звонка.
        Он позвонил, только не по телефону, а прямо в дверь.
        - Не удержался, - объяснил он, увидев ее удивленное лицо. - Видишь, прямо со всем багажом к тебе. Не стал в гостиницу заезжать. Жалко времени. Примешь, надеюсь?
        - Заходи. Давай помогу, - хотела подхватить она сумку.
        - Обижаешь, - не позволил он ей ничего взять.
        - К Насте пойдешь? - вопросительно глянула она на него.
        - Потом. Сегодня я приехал к тебе.
        Он затащил в переднюю вещи, скинул пальто и прошествовал прямо на кухню.
        - Как будто не уезжал.
        Затем он заглянул в комнату. Заметив букет цветов на столе, улыбнулся.
        - Надеюсь, мои?
        - Даже не сомневайся.
        - Ну наконец-то я их увидел. Ничего, свеженькие. Выбирал по картинке. Не обманывят.
        - Давид, какой ты смешной.
        Ей показалось, что с момента их встречи, он сильно помолодел, и глаза задорно блестели.
        Давид побродил взад-вперед по квартире. Ира, следовавшая за ним, наконец не выдержала и спросила:
        - Давид Максимович, никак соперника ищите? Он застыл, затем резко обернулся к ней.
        - А что, есть основания?
        - Никаких, но такое впечатление, будто ты его ищешь.
        - Я волнуюсь, - ответил он и побрел на кухню.
        - Ты, наверное, голодный? Хочешь позавтракать?
        - Не особенно, но чашечку чая бы выпил.
        И они сели за стол. И пили чай с пирогом, который она на всякий случай испекла накануне, и вели ничего не значащую беседу.
        Внезапно Давид резко отодвинул от себя чашку.
        - Все! Больше не могу! Хотел дождаться вечера, пригласить тебя в красивое место. Ну чтобы все по правилам. А теперь понимаю: глупо.
        Ира молча смотрела на него. Неужели предложение собирается сделать? Но она ведь совершенно к этому не готова!
        - Ира, я хочу серьезно с тобой поговорить. И лучше прямо сейчас. По крайней мере, сразу выясним…
        - Давид…
        Не перебивай! Иначе собьюсь. Ира, ты мне очень нравишься. - Крепко сцепленные его пальцы побелели от напряжения. - За всю мою долгую жизнь мне никто еще так не нравился. Я очень хочу за тобой ухаживать. Красиво, долго. Чтобы мы как следует узнали друг друга, но, к сожалению, никак не могу себе это позволить. Ты в Москве, а я болтаюсь по всему миру. Получится, что я за тобой смогу ухаживать два-три раза в год. А нам уже не по двадцать лет. Каждый год дорог. Разбрасываться жаль. А уж потерять тебя я совсем не хочу. Я даже готов сразу сделать тебе предложение, чтобы ты вышла за меня замуж. Но я прожил достаточно долгую жизнь и понимаю: так будет нечестно по отношению к тебе. Даже если ты согласишься, я не могу принять подобную жертву. Мы еще слишком мало знаем друг друга. И дело не только в нас двоих. У меня необычная работа, и жизнь у меня непростая. Слишком со многими связан, от многих завишу и многие зависят от меня. По всему миру. А артистический мир жесток. С одной стороны, слава, известность, деньги, поклонники. Ас другой - интриги, зависть, сплетни, недоброжелатели. И чем больших вершин
достигаешь, тем сильней проявляется обратная сторона медали. Если мы будем вместе, придется делить не только радость и славу, но и горе со злобой. И я не знаю, чего из этого будет больше доставаться на твою долю. Сможешь ли ты с этим справиться? Кинуть тебя в подобный водоворот и смотреть, выплывешь ли, было бы слишком жестоко с моей стороны. .
        Ты человек из другого мира. Совсем не уверен, что, увидев мой мир с изнанки, ты сможешь принять его, а он примет тебя. А я, нравится он мне или нет, давно часть его, и никуда уже мне не деться. Поздно. Буду доигрывать свою партию до конца. Приняв меня, ты вынуждена принять и мою среду. То, в чем я живу, и то, чем я живу. Но прежде чем произнести «да» или «нет», ты должна для себя понять, сможешь ли. Рука у меня не поднимается вырвать тебя с корнем из привычной жизни, заставить в одночасье бросить то, что ты строила годами, увезти от родных и близких, чтобы вдруг потом оказалось: трясина, окружающая меня, для тебя губительна и друг другу мы не подходим. Возвращаться и начинать с нуля будет тяжело. Тебе - в первую очередь. От меня-то музыка никуда не денется.
        Ирина не выдержала. Каждое его слово болью отзывалось в ней.
        - Ты предлагаешь расстаться? Но зачем тогда надо было начинать, и зачем ты приехал? Вот это и впрямь жестоко! Заставил меня поверить… - Она чувствовала, что вот-вот заплачет.
        Давид вскинул голову.
        - Ира, ты неправильно поняла! Я хочу уберечь тебя от ошибок.
        - То есть все-таки надо расстаться? - глотая слезы, повторила Ирина.
        - Дослушай меня. Наоборот, я хочу тебе предложить, чтобы сперва мы пожили вместе. Попробовали, насколько уживемся.
        - Давид, для этого мне все равно придется бросить работу и поехать за тобой.
        - А я придумал. Ведь летом у тебя отпуск? Она кивнула.
        - А я летом еду в Японию. У меня там мастер-классы два месяца. Если согласна, поедем вместе. Организую все, что ты хочешь. Что только твоя душа пожелает. Попробуем. А осенью решим. Выдержишь меня со всеми моими тараканами и скелетами в шкафу, примем окончательное решение.
        - Или продлим испытательный срок? - вопросительно глянула на него Ирина.
        - Это зависит от нас. Мы взрослые люди, и нам незачем торопиться. Как захотим, так и будет. Ты согласна?
        - Согласна. Только… получится, что я в Японии… за твой счет.
        - Не за мой. А чтобы комплексы тебя не мучили, можешь поработать моим переводчиком.
        - В Японии? - засмеялась она. - У меня же английский. И ты язык знаешь.
        - Знаю, но не во всех тонкостях. И вообще, перестань. Я тебя зову с собой. Я мечтаю, чтобы ты поехала со мной. Остальное - моя забота. Позволь мне в кои-то веки почувствовать себя мужчиной в доме. Для чего я столько лет зарабатывал! Могу я доставить радость любимой женщине? Кстати, у меня для тебя подарок.

«Неужели кольцо? - подумала Ирина. - Банально, хоть и приятно».
        Марлинский и тут проявил оригинальность. Открыв сумку, он извлек ноутбук.
        - Тебе, дорогая!
        - Зачем?
        - Потому что ты мне сама сказала, что у тебя нет.
        Она расхохоталась.
        - Знаешь, у меня много чего нет. А компьютер, спасибо, конечно, но мне вроде пока не особенно требовался. Я им и пользовать толком не умею.
        - А теперь потребуется и надо научиться пользоваться, - твердо произнес он. - У меня сейчас гастроли. В Штаты поеду. Разница во времени. Не всегда позвонить удастся. Словом, будем переписываться по мейлу. Найдется, кому тебя научить?
        - Найдется. - Она сразу подумала о Георгии, да и племянников можно использовать.
        Вот и отлично. Я тебе все свои координаты оставлю. А эта штука может и от батареи работать, и от сети. Как к Интернету у вас подключиться, Настю спроси, она знает. Вроде у вас в доме сеть выделена. Разберешься.
        Он нерешительно топтался по комнате.
        - Ну вот… Вроде поговорили… Решили… Теперь я, пожалуй, в гостиницу… вещи заброшу… а вечером…
        Ира вдруг поняла: сейчас или никогда.
        - Давид, зачем тебе в гостиницу? Может, не стоит?
        Он, не мигая, смотрел на нее.
        - Ты уверена?
        - Да. Не надо тратить время на разъезды взад-вперед. Ты ведь сам говорил, что сегодня - мой день. Вот и проведи его со мной.
        Он приблизился к ней. «Ира, что ты со мной делаешь?» - прошептал Давид. Крепко обнял, и их губы сплелись в поцелуе. И до следующего утра они уже не расставались.
        Проснулась Ирина такая счастливая! Рядом тихо дышал Давид. Ира поправила ему волосы. Он даже не пошевелился. Она смотрела на него и не могла оторвать глаз. Права, оказывается, Дашка: талантливый человек во всем талантлив! Ира раньше и не подозревала, что способна испытывать такое.
        Сейчас она тихо поднимется и приготовит ему завтрак, а уж потом разбудит. Легонько поцеловав его, она стала осторожно выбираться из постели. Он вдруг подскочил. Сперва непонимающе уставился на нее, затем - на часы:
        - Черт! Опаздываю! Забыл предупредить, чтобы машину подали не к гостинице, а сюда! Совсем некогда было!
        - Теперь это так, значит, называется, - хихикнула Ира.
        - Не смешно, - буркнул он. - Меня люди будут ждать.
        - В таком случае позвони, чтобы ехали сюда, сам иди в душ, а я пока завтрак сделаю. Кстати, что ты ешь и пьешь на завтрак?
        - Кофе без сахара. И овсянку, запаренную на воде, если есть. Если нет, сгодится йогурт. А вообще, можно и бутерброд, Я парень неприхотливый. - Он чмокнул ее в щеку. - Неприхотливый, но счастливый.
        - Бери, счастливый, полотенце!
        - У меня свое где-то есть.
        - В независимость еще наиграешься. А пока не трать время на поиски и держи мое.
        Проблемы быстро утряслись, машину выслали по Ириному адресу, и у Давида даже осталось время, чтобы позавтракать.
        - Ванная у тебя тесновата, - покачал головой он. - Я и Насте все время об этом твержу. Да и сама квартира маленькая. Рояль поставить некуда. Ира, в доме никто побольше апартаменты не продает? Купили бы. Как удобно. И Настя рядом.
        - Во-первых, ты завтра улетаешь, во-вторых, в Японию едем, - сочла своим долгом напомнить она.
        - Не насовсем же. У нас должен быть тут свой дом.
        Он уже верит, что мы останемся вместе!
        - А без рояля я не человек, - продолжил Давид. - Даже если на несколько дней в Москву, заниматься надо. А гостиницы надоели! Хочется своего угла. С тобой. И чтобы к Насте поближе. Внуков нянчить, когда совсем старенькие станем. Ира решилась:
        - Давид, хочу открыть тебе страшную тайну.
        Он с ужасом посмотрел на нее:
        - У тебя уже есть внуки? Прямо сразу, без детей? Или дети тоже? Ты от меня скрывала?
        Ира прыснула.
        - Нет, моя тайна не такая страшная. Хочу тебе сразу признаться, что ничего не понимаю в музыке.
        - Эка беда, - отмахнулся он. - Я за нас двоих достаточно понимаю. Постепенно разберешься. Не такая сложная наука. Мне главное, чтобы ты меня понимала.
        - С этим проблем нет, как мне кажется.
        - Тогда и не мучайся. Остальное приложится.
        В домофон позвонили.
        - Бегу, бегу, - проорал в трубку Марлинский. - До вечера. Машина за тобой придет. Вместе с билетами.
        - И еще один мне нужно для Дашки, - в последний момент вспомнила она.
        - Для Дашки всенепременно! - Он уже вылетел на лестничную площадку. - Ах, черт! К дочери так и не зашел. Ладно! После концерта увидимся. А встретишь раньше - большой ей привет от меня.
        Дашке Ирина позвонила сразу же, однако поговорить они не смогли. Подруга убегала на работу. И к Ире вечером поспела лишь за несколько минут до прихода машины. Мучаясь любопытством, она по пути к консерватории то и дело принималась шепотом расспрашивать:
        - Ну расскажи хоть, как он?
        - Потом, - с опаской косилась на водителя Ира.
        - Ты хоть счастлива? - не унималась Дарья.
        - Абсолютно. Едем в Японию.
        - Везет же людям! Два месяца в Японии на халяву.
        Ира сперва на нее шикала. Та умолкала, но ненадолго.
        Концерт на этот раз был сольный. Марлинский играл Шопена, и Ире казалось, что для одной нее. Если бы еще не мешала Дашка, которая постоянно тыкала ее в бок и шептала:
        - Какой красавец. Как играет. Как же тебе повезло.
        В артистическую Ирина шла с трясущимися поджилками. Ей стало ясно: испытания начались. Сейчас Марлинский представит ее куче незнакомых людей, они будут разглядывать ее, обсуждать. Кошмар! Как экспонат, выставленный на всеобщее обозрение! И скорее всего она большинству не понравится. А женщины станут оценивать и критиковать ее наряд. Теперь она поняла: купила не то. Одеться следовало по-другому. Совершенно получилось не к месту - убого и невзрачно.
        Даша, наоборот, была в предвкушении знакомства со знаменитостями, и ее надежды оправдались. Ее почти сразу познакомили со Спиваковым, тоже зашедшим поприветствовать Марлинского.
        - Обалдеть! Обалдеть! - шепотом восклицала она.
        Ира же чувствовала себя очень неуютно. Ее и впрямь бесцеремонно оглядывали с ног до головы. И она замечала изумленные взгляды и приподнятые брови. И как некоторые дамы, косясь на нее, пожимали плечами, тоже от нее не укрылось.
        Она было совсем приуныла, когда вдруг пришла спасительная мысль: да плевать ей на них! Главное, что у нее теперь есть Давид.
        Все же, если бы не присутствие Дашки, она не выдержала бы и сбежала. Уж очень ей было не по себе. Особенно когда за ее спиной раздалось презрительное:
        - У Маринки хоть фактура была, а у этой ни кожи ни рожи. Когда он только успел ее подцепить? Ведь в Москве-то почти не бывает.
        - Ходят слухи, дочка сосватала, - ответил другой голос.
        Ирина обернулась. Те самые кумушки, которые дули рядом с ней халявное шампанское в артистической на прошлом концерте!
        Даша взяла Иру под руку.
        - Не обращай внимания! Тетки умирают от зависти. Им такой мужик не светит.
        На другой день Давид уехал. Ирина снова осталась одна. Теперь ее маленькая квартирка казалась ей огромной и пустой. Без Давида в ней было гулко и сумрачно. Как она раньше одна жила?
        Чтобы не тосковать, она занялась освоением компьютера. На помощь ей пришли Жорик и Лючия, которая оказалась вполне милой девушкой. И в компьютерах смыслила не хуже Дашкиного сына.
        Вскоре Ирина уже вовсю переписывалась с Давидом. Он, пользуясь каждой свободной минутой, слал ей подробные отчеты о своей жизни и фотографии. Ирину не покидало ощущение, будто он где-то совсем рядом.
        В марте Давид вновь ненадолго появился в Москве. На этот раз они расставались с большим трудом, и последовавшие месяцы разлуки были очень тяжелыми. Ирина ни о чем так не мечтала и ничего так не ждала, как эту поездку в Японию. Только о ней и могла думать и говорить. Родители ее были потрясены и недовольны, называя поведение дочери не иначе как авантюрой: нельзя, мол, быть такой легкомысленной в ее возрасте! Марлинского они на том основании, что он с ними не познакомился, подозревали в корыстных интересах. Разубедить их Ирина не могла. Не верили они, что он хотел с ними встретиться, но оказался слишком занят. Наконец Ирина сдалась. Познакомятся позже. Ее впервые в жизни не волновало, что говорят родители…

        Она летела в самолете. Рядом, надев повязку на глаза, дремали два японца. До встречи с Давидом оставалось несколько часов. Он обещал ее встретить в аэропорту. Наконец-то они будут вместе! Долгие два месяца. А потом всю оставшуюся жизнь. Теперь она была уверена, что выдержит все испытания, которые уготовила ей судьба. Выдержит ради него. Самого любимого человека на свете!
        Она летела в Страну восходящего солнца - туда, где начинался новый день и где начнется ее новая жизнь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к