Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Барская Мария: " Хождение По Треугольнику " - читать онлайн

Сохранить .
Хождение по треугольнику Алена Любимова

        Света с детства мечтала выйти замуж.

        Первая любовь, первый мужчина, первое свадебное платье, купленное впрок… Платье осталось в шкафу у подруги: из первый любви свадьбы не получилось.

        Время шло. Свете встречались другие мужчины…

        Долгое и мучительное «хождение по треугольнику» в трогательной истории Алены Любимовой заканчивается неожиданно…

        Алена Любимова
        Хождение по треугольнику

        Глава I

        Света мечтала выйти замуж с самого раннего детства. С того дня, когда однажды они с бабушкой собрались погулять. Было Свете тогда года четыре. Бабушка открыла дверь квартиры. Света выбежала на площадку и изумленно ахнула. Из двери соседей выплыла настоящая прекрасная принцесса. Словно из сказки. В пышном длинном платье с кринолином и шлейфом и, к тому же, в длинной белой фате.
        Конечно, это оказалась не какая-то незнакомая принцесса, а Нинка, старшая сестра Светиной ровесницы и подружки Ксюши. Вообще-то Нинка никакой особой красотой не отличалась, но сегодня… Сегодня она была прекрасна.
        Когда невеста, усевшись в украшенную лентами и воздушными шарами большую черную машину, уехала, Света принялась расспрашивать бабушку:
        — А почему Нина сегодня так красиво одета? Куда ее повезли? И почему ее мама плакала?
        — Нину сегодня выдают замуж,  — ответила бабушка.  — Когда выходят замуж, всегда так красиво одеваются, потому что это самый главный день в жизни женщины. Повезли ее в загс. А мама Нинина плакала, потому что очень счастлива.
        — Если счастлива, то зачем же плакать?  — не поняла Света.
        — От счастья тоже плачут,  — объяснила бабушка.  — Это светлые слезы.
        Про светлые слезы Света не очень поняла, однако расспрашивать дальше не стала, ее куда больше продолжал волновать наряд невесты. Такая красота! Потрясающее платье, прямо как у настоящей принцессы из книжки!
        — Значит, когда замуж выходят, всем невестам такие платья дают?
        — Нет, только девушкам, которые хорошо себя ведут,  — назидательно проговорила бабушка.
        — А Нинка плохо себя вела,  — вспомнила Света.  — Я однажды, когда мы с Ксюшей играли, слышала, как их мама Нинку за что-то ругала. А ведь ругают, когда плохо себя ведут. Но платье ей все равно дали.
        — Платье не дали, а купили.  — Бабушка помолчала, но потом нашлась.  — И Нина плохо себя вела совсем чуть-чуть. А потом исправилась. Поэтому ей платье и купили.
        — И она теперь всегда-всегда будет ходить такая красивая?  — У Светы просто дух захватывало.  — Как королевна,  — добавила она.
        — Нет.  — Бабушка покачала головой.  — Дальше начнется жизнь, и Нина будет как все. А сегодня ее большой праздник. Вот она и как королевна.
        — Я, когда вырасту, сразу же выйду замуж, и мне купят такое же платье!  — воскликнула Света.
        — Сперва вырасти. Долго еще ждать придется,  — усмехнулась бабушка.
        — Я подожду!
        С того дня тема замужества и связанного с ним свадебного наряда не выходила у Светы из головы. Вскоре все ее куклы превратились при помощи бабушки в невест — в белых платьях и фатах. Женихи, правда, отсутствовали, но они Свету не особенно волновали. Их роль в свадьбе она пока не очень понимала, однако все же решила выяснить однажды у мамы, что происходит в таинственном месте под названием загс и что такое свадьба вообще.
        Ксюша, которая ездила туда вместе с сестрой, ей, естественно, рассказывала, но рассказ ее показался Свете каким-то странным и невразумительным. То есть сначала все было правильно. Они приехали во дворец. Куда же еще ехать принцессе! Музыка тоже играла, но очень недолго. И никто под нее не танцевал.
        Вместо этого Нинку, ее жениха и всех остальных под эту музыку провели в большой зал, где какая-то тетенька с лентой через плечо говорила очень скучные слова, а после заставила Нинку и Витю расписаться в одной толстой книжке. Затем они обменялись кольцами, поцеловались и уехали домой. Но тогда совершенно непонятно, ради чего надевать такое красивое платье? Поразмышляв, Света решила: Ксюша почему-то врет и самого интересного ей не рассказывает.
        Правда, подружка говорила, что потом, в ресторане, вечером пили много всякого вина и много танцевали. Но бабушка-то объясняла, что самое главное происходит в загсе! Полная загадка. Еще немного помучившись, Света спросила у мамы. Мама наверняка знает. Ведь она тоже когда-то выходила замуж за папу. Но мама полностью подтвердила слова Ксюши.
        — Тогда зачем платье?  — не отставала Света.
        — Ну, потому что это важная торжественная церемония, когда из просто отдельного человека превращаешься в мужнюю жену, половинку семьи.
        — И у тебя тоже было такое платье? Куда же ты его потом дела? Я у тебя в шкафу не видела.
        — А у меня и не было.  — Мама улыбнулась.
        — Значит, ты плохо себя вела и бабушка тебя наказала?  — ахнула Света.
        — Нет, солнышко!  — Мама почему-то засмеялась.  — Кто тебе такое сказал?
        — Бабушка.
        — Что она меня наказала и не купила платье?
        — Нет. Что всем девочкам, которые плохо себя ведут, на свадьбу не покупают невестино платье.
        — Бабушка пошутила,  — сквозь смех отозвалась мама.  — А от невестиного платья я сама отказалась, не хотелось попусту деньги тратить. Его ведь один раз наденешь, и все. Я просто купила обычное. Очень красивое. Но оно уже давно износилось.
        — А мне бы хотелось невестино,  — мечтательно выдохнула Света.  — А то зачем тогда замуж выходить?
        — Какая же ты у меня еще глупенькая,  — потрепала ее по голове мама.
        По мере того как Света росла и умнела, она узнавала все больше подробностей о замужестве, однако ее желание стать невестой от этого нисколько не слабело. Наоборот, лишь делалось крепче. Она уже тысячу раз представляла себе будущую свадьбу и продумала ее до мелочей. И наряд, и машину, в которой их с женихом повезут в загс, и список гостей, и торжество в ресторане, и даже то, что им с мужем подарят и как они потом проведут медовый месяц. Все-все она распланировала. Отсутствовала лишь самая главная деталь — жених.
        Сперва для этого было слишком рано. То есть в ухажеры к ней набивались. Но зачем ей были нужны какие-то сопливые мальчишки, когда она мечтала о женихе! Петьку или Сашку с соседних парт трудно было представить в подобной роли, даже в будущем. А тогда зачем терпеть их слюнявые поцелуи? Тем более, что никаких желаний они у Светы не вызывали.
        Некоторое время она была влюблена в молодого учителя физики. Но только так, несерьезно. Какой жених из учителя! Нет, это совсем не то. Зарплаты его на настоящую свадьбу не хватит.
        Света кончила школу, поступила в институт, и тут ее ждало потрясение. Родители, жившие, по ее мнению, все эти годы душа в душу, вдруг развелись и немедленно дружно обзавелись новыми половинками, сохранив при этом великолепные отношения друг с другом. Выяснилось, что уже много лет они продолжали совместную жизнь лишь ради нее. Теперь же, когда она стала взрослой, наконец решили пожить для себя.
        Света осталась одна в собственной квартире. Развод родителей ни в малейшей мере не поколебал ее мечты. Мало того, у нее теперь были все условия для ее воплощения. Отсутствовал по-прежнему только жених!
        Потом Света неожиданно влюбилась. Артура она впервые увидела на дне рождения подруги. Это была любовь с первого взгляда. Со Светиной стороны. Высокий, стройный, с ярко-голубыми глазами под вопросительно изогнутыми черными бровями и небрежной копной волнистых золотисто-каштановых волос… Именно о нем Света мечтала все эти годы и сразу поняла это, едва увидев Артура. Наверное, она так пристально его разглядывала, что он заметил, и она поймала на себе его недоуменный взгляд.
        — Хватит таращиться,  — ткнув ее в бок, прошептала подруга Даша.
        — Кто он?  — в ответ прошептала Света.  — Где ты его откопала?
        — Не я. Он друг моего Славы. Да кончай ты таращиться, в самом деле! Совершенно неперспективный кадр по нынешним временам.
        — Почему?  — Светлана не могла оторвать глаз от молодого человека.
        — Потому что будущий актер,  — с убийственной интонацией произнесла Даша.  — Только будущего у него нет.
        — Но это же не навсегда,  — сказала Света.  — И потом, разве дело в профессии?
        — Дело, естественно, не в профессии, а в заработке,  — жестко проговорила Даша.  — А в этом плане у него на ближайшее время никаких перспектив. Так что советую даже времени на него не тратить. Мужик — одна фактура и, к тому же, повернут на своем искусстве. Торговать уж точно не пойдет.
        — Даша, ну почему ты все время только о деньгах? Твой Славка, между прочим, тоже, кажется, торговать не собирается. И тоже повернут на своей математике.
        — Он может себе позволить,  — Дашу ничуть не обескуражило ее замечание.  — У него папа торгует, и очень удачно.
        — И ты только поэтому с ним встречаешься?  — Света была так поражена, что даже на мгновение отвела взгляд от молодого человека и уставилась на подругу. Ей-то казалось, у Даши и Славы большая любовь.
        — Конечно же, нет!  — возмущенно откликнулась та.  — За кого ты меня принимаешь?
        — Слушай, а как его зовут?  — вновь переключилась Света на симпатичного незнакомца.
        — Артур.  — Даша хмыкнула.  — Артур Пустовалов. Да не про тебя он, не про тебя.
        — А девушка у него есть?  — не отставала Света.
        Даша вздохнула.
        — Много, и разных.
        — Это хорошо!  — Света не смогла сдержать радостной улыбки.
        — Не вижу ничего хорошего,  — нахмурилась Даша.
        — Как раз очень хорошо,  — убежденно повторила Света.  — Потому что раз много, значит, он никого пока еще не любит.
        — Но почему ты так уверена, что он полюбит тебя и что он твой герой?  — удивилась Даша.  — Ты же его совсем не знаешь. Может, тебе и не надо, чтобы он тебя любил.
        — Вот и познакомь нас, чтобы я выяснила, надо мне или не надо,  — потребовала Света.
        — Что с тобой сделаешь,  — устало проговорила Даша.  — Только учти: я тебя предупреждала, и потом ко мне, пожалуйста, никаких претензий.
        — Ой, да какие претензии!  — Свете хотелось как можно скорее познакомиться, пока Артур не положил глаз на кого-нибудь другого.
        — Артур, познакомься, это моя самая любимая подружка!  — весело воскликнула Даша.  — Ее зовут Света. А вот этого мальчика, Светка, зовут Артур!
        Артур с интересом взглянул на нее. Она какое-то время не могла вымолвить ни слова. Знала, что надо, но не могла. Язык не слушался. Хоть руку бы ему подать, но и это невозможно. Ладони от волнения вспотели, и она украдкой пыталась вытереть их о джинсы.
        — Света, а не блондинка!  — Артур усмехнулся.  — Редкий случай.
        — В детстве я была совсем беленькая, но потом потемнела.  — Она просто вцепилась в наметившуюся тему для разговора.  — А имя мне дали, когда я даже еще не беленькая была, а вообще лысая.
        Последняя фраза, вырвавшаяся ненароком, вновь повергла ее в смущение. Зачем только она такое ляпнула! Теперь Артур станет представлять ее с лысиной! И, стремясь сгладить впечатление, она затараторила:
        — У меня мама блондинка. И все считали, что я тоже буду такой же. А маме очень нравилось имя Светлана, но ее саму назвали Лидией, и ей это имя никогда не нравилось, вот она меня и назвала своим любимым именем, а я взяла и потемнела. Вот оно мне теперь и не подходит.
        — Как раз наоборот, очень подходит,  — возразил Артур.  — Дело ведь не в цвете волос.
        — Правда?  — обрадовалась Света. Кажется, она ему понравилась!  — А мне бы хотелось что-нибудь необычное. Как, например, у тебя. Тебя в честь кого-то назвали?
        — Да как сказать,  — он пожал плечами.  — Мама увлекалась английской историей. Ну помнишь легенду про короля Артура?
        — И рыцарей круглого стола,  — подхватила она.
        — Вот-вот,  — кивнул он.  — В школе мне хотелось что-нибудь попроще, потому что меня дразнили. А теперь я, наоборот, даже рад. Неплохо иметь необычное имя. Сразу запоминается.
        «Он бы с любым именем запомнился»,  — подумала Света. Артур все сильней привлекал ее. И голос красивый — низкий, бархатный. Каждая фраза, произнесенная им, словно ласкала. Интересно, он со всеми так говорит или только с ней? И руки… Какие у него руки! Пальцы длинные, тонкие, выразительные, будто у музыканта. Впрочем, у актеров тоже должны быть тонкие руки. И, наверное, у королей тоже. Руки очень гармонировали с его именем.
        — Например, для дела полезно,  — продолжал Артур.
        — А ты чем занимаешься?  — прикинулась, будто не знает, Света. Нужно же было продолжить разговор.
        — Во ВГИКе учусь.
        — Режиссер?  — Чем больше она выкажет неведения, тем дольше ему придется объяснять.
        — Ну что ты,  — он покачал головой.  — Я на актерском факультете.
        — Правда? Как интересно.
        — Не столько интересно, сколько сплошные пот и кровь,  — многозначительно произнес он.  — Это только на первый взгляд у актеров красивая жизнь. А за каждой минутой красоты стоят месяцы изнурительной работы. Так сложно иногда найти нужный образ…
        — Ты уже снимаешься?  — продолжала любоваться им Света.
        Артур развел руками.
        — Увы, наше кино сейчас в тяжелом простое. Правда, кое-какие успехи у меня все-таки есть. Снялся уже в одном клипе, а сейчас вот пригласили в рекламу. Разумеется, это не то же самое, что в художественном фильме играть, но пока ролей нет, надо поддерживать форму. И заработок какой-никакой.
        «Вот и верь после этого подругам,  — подумала Света,  — Артур, оказывается, уже зарабатывает». Однако спросить у него, сколько приносит участие в рекламе, постеснялась. Еще решит, что у нее меркантильные интересы.
        — Видишь ли, Света, реклама очень тяжелый и неблагодарный труд,  — тем временем говорил Артур.  — Спору нет, сыграть роль в кино гораздо сложнее, чем рекламировать, например, чай. Но там выложился в роль и, можно сказать, на века. А здесь — однодневка. Иными словами, никакого морального удовлетворения. Как ни играй, все равно халтурщиком обзовут. А я как раз халтурить не люблю, и даже в рекламе все равно по полной выкладываюсь. Не говоря уж о клипах.
        Какой он умный и серьезный! Слова его восхитили Свету. И так ответственно ко всему подходит! Это и впрямь был человек из ее грез.
        — Ты не расстраивайся,  — произнесла она вслух.  — Главное, самому быть довольным собственной работой. А кто что скажет — подумаешь! На всех все равно ведь не угодишь. Я, например, совсем не считаю, что талантливому актеру стыдно сниматься в рекламе, если нет работы в кино.
        — Ну уж насколько я талантливый, сказать трудно. Это только время покажет,  — скромно потупил глаза Артур, однако Света поняла, что слова ее ему приятны.
        — Главное, ты не сидишь, сложа руки,  — добавила она.  — А благодаря рекламе тебя могут заметить. Ведь какое-то кино все-таки снимается.
        — Ох, сейчас такая конкуренция…
        — А я почему-то уверена, что тебя заметят.
        Они проговорили у Даши весь вечер и всю ночь. Вся компания осталась до утра. На рассвете гости, притомившись, улеглись в комнатах. А Свете с Артуром постелили на кухне. Артур начал читать стихи. Много стихов подряд — Блока, Гумилева, Есенина, Пастернака… Многое Света вообще слышала впервые. «Какой он талантливый и как много знает!  — восхищенно думала она.  — И какой он красивый!» Потом они начали целоваться. А потом совсем рассвело, и она шепнула:
        — Пойдем ко мне.
        — Неудобно,  — засмущался он.  — Что ты родителям скажешь?
        — Я одна живу.
        — Как это? Ты сирота?
        Света засмеялась.
        — Да нет. Предков имеется даже двойной комплект. Мама с отчимом и папа с мачехой. Но так сложилось, что я живу отдельно. Они при разводе ушли к своим половинам, а квартира досталась мне.
        — Да ты ценный человек!  — Артур поглядел на часы.  — Поехали. Метро уже открылось.
        — Нам метро совсем не нужно. Тут десять минут пешком.
        — Жестокая!  — воздел руки Артур.  — Что же ты раньше не сказала, и мы столько времени на Дашкиной кухне мучились?
        — А я совсем не мучилась,  — ответила Света.  — Так романтично. Мне никто еще столько стихов не читал.
        — Я бы тебе мог и там прочесть.
        — Ловлю тебя на слове. Пошли.
        Была весна. На деревьях вокруг дома уже пробивалась нежно-зеленая листва. В воздухе витал ее чуть горьковатый запах, весело щебетали птицы, и у Светы на душе было светло и радостно. Хотелось петь, жаль только, она никогда этого не умела. Видимо, ее настроение передавалось Артуру. Правда, он не запел, а приобняв ее за плечо, громко и вдохновенно, заглушив птиц, прокричал:
        — Ах, Светлана! Звезда! Мечтанье!
        Как поют твои соловьи!..
        Света крепко сжала его руку. Мечты ее ожили, и она будто грезила наяву. После сегодняшней ночи у нее не оставалось ни малейших сомнений. Артур — это именно тот, кого она ждала и о ком столько лет мечтала. Они только вчера встретились, а впечатление такое, точно знают друг друга с самого детства, и понимают один другого с полуслова! У них столько общего! Они чувствуют одинаково, думают одинаково. Это был ОН, и она сегодня собиралась стать ЕГО!
        Она привела его к себе домой.
        — Неплохо устроилась.  — Откинувшись на спинку дивана, он усмехнулся.  — Одна в двухкомнатной квартире. И вроде жить на что есть. Предки помогают?
        — Не жалуюсь, не забывают,  — сказала она.  — Но я и сама работаю. Через день. В офисе одном на телефоне сижу. Очень удобно. Мы с подружкой ставку на двоих разделили. Когда я работаю, она в институт ходит, лекции конспектирует. А на другой день — наоборот.
        — Мудро,  — кивнул Артур.  — Только у нас в институте такое не проходит. От нас требуют полной отдачи.
        — Ну, конечно. Вы люди творческие,  — с придыханием проговорила Света.
        Они еще немного посидели и поболтали. Артур смущенно поерзал.
        — Ну а…  — Он замялся, будто подбирая слова.  — Подремать, что ли, надо?
        — Тебе хочется спать?  — удивилась она.
        — Да… не только,  — голос его звучал загадочно и многообещающе.  — Мы как, здесь устроимся или у тебя там… в спальне?
        — В спальне.  — Света смешалась и отвела глаза.  — Сейчас, Артур, минуточку. Только белье поменяю.
        И она убежала в соседнюю комнату. Белье, конечно, было только предлогом. То есть его, наверное, следовало поменять, пусть оно и практически чистое, но, главное, все пошло не совсем так, как ей представлялось и мечталось.
        Он должен был жарко и долго целовать ее и ласкать. Потом признаться ей в любви и, подхватив на руки, отнести в постель, где и свершилось бы все, и они испытали бы райское блаженство.
        Наделе все выходило гораздо прозаичнее: поцелуи были, но какие-то не такие; о любви к ней он пока вообще не сказал ни слова; вместо того, чтобы подхватить Свету на руки, просто, развалясь на диване, спокойно намекнул насчет спальни; и не отнес ее туда на руках, а она сама отправилась менять белье. Получалось как-то стыдно. Точно он ждал от нее каких-то действий. Но может, так и полагается? Света не знала. Никакого собственного опыта у нее еще не было.
        Конечно, встречалась с молодыми людьми, целовалась, но никогда ничего большего не позволяла. И домой к себе никого из них никогда не приводила. Она ждала настоящей любви, а так, без нее, ей было не надо.
        Света застелила постель и с пылающими щеками крикнула:
        — Иди!
        В следующий миг ее охватила паника. Вот. Он сейчас придет. И как ей вести себя дальше? Самой раздеться или подождать, пока он разденет ее? Или начать его раздевать? Она ничего не знала. Ах, надо было проконсультироваться с Дашей.
        У Даши есть опыт. Первая любовь у нее случилась еще в школе. По полной программе. Она даже забеременела и даже хотела родить. Но мама предпочла, чтобы она поступила в институт, и устроила ей аборт. Правда, Даша не долго мучилась и, едва сдав вступительные экзамены, закрутила новый роман. На сей раз мать была бдительней и кормила ее противозачаточными таблетками. И правильно делала, потому что вскоре они с тем парнем расстались. А теперь у нее Славка. Он жаждет на ней жениться, но она не торопится. «Конечно,  — говорит Дашка,  — если за кого и выходить, то уж за Славку, он по всем параметрам меня устраивает. Но я пока еще не нагулялась. Подождет». Света такого совершенно не понимала. Ох, ну почему же она все-таки не посоветовалась с подругой?
        Наверное потому, что ей-то казалось: все должно произойти само собой. Как же у Дашки было? Ах да, она лишилась девственности как раз здесь, в ее, Светланиной, квартире, во время вечеринки.
        Она со своим парнем заперлась в ванной, а остальные гости туда то и дело ломились. В общем, постель им стелить не пришлось. Для Светы до сих пор оставалось загадкой, как они вообще там устроились. Ванна-то у нее тесная, малогабаритная. Но Дашке вроде понравилось.
        — Светочка, а я думал, ты уже готова,  — раздался у нее за спиной разочарованный голос Артура.
        Она снова вспыхнула.
        — Я сейчас.
        И дрожащими пальцами принялась расстегивать блузку. От охвативших ее стыда и неловкости, она зачем-то ляпнула:
        — Может, тебе в ванную надо? Сейчас полотенце чистое дам.
        — В ванную? Ну если только вдвоем,  — хохотнул он.
        «Нет уж, первый раз, наверное, лучше в постели»,  — решила она и ответила:
        — Вдвоем потом.
        Решительно содрав с себя остатки одежды, она, не глядя на него, с головой нырнула под одеяло.
        — Гляди, какая хитрая,  — проворковал он и мгновенье спустя вытянулся рядом с ней в душном полумраке.

        Глава II

        …Светлана не удержалась и вскрикнула от боли. Артур испуганно замер над ней.
        — Что случилось?
        — Прости, но мне больно!
        — Почему больно?  — Он с недоумением заглядывал ей в лицо.
        — Сам не понимаешь?
        — Извини, нет. Ты чем-то болела?
        — Я не болела.  — Выходит, он даже не понял, что она девушка! И, глядя ему в глаза, Светлана тихо добавила: — У меня это в первый раз.
        Артура отбросило от нее на соседнюю подушку.
        — Вот черт, а я-то подумал… Ты ведь меня сама позвала. Живешь отдельно… Квартира…
        Он подавленно умолк.
        — По-твоему, раз квартира, значит у меня тут мужики табунами ходят?  — Света чувствовала, как на глаза у нее наворачиваются слезы.  — Ты меня принял за шлюху? А мне показалось, что я тебе нравлюсь.
        — Ой, извини. Ради Бога, извини.  — Он опять придвинулся к ней.  — Конечно же, ты мне понравилась. Очень понравилась. Просто совершенно меня ошарашила. Ты так спокойно меня пригласила, вот я и решил, что у тебя уже опыт есть. Да не плачь, не плачь.  — Он начал гладить ее по голове.  — У меня и в мыслях не было тебя обидеть. И не волнуйся. Пока ничего не произошло… Я еще не успел…
        Света заплакала еще горше и, всхлипывая, проговорила:
        — А я… хочу, чтобы успел.
        — Ты уверена?  — Он внимательно смотрел на нее.
        — Да. Уверена.
        Он снова начал ее целовать. И целовал, долго и нежно — до тех пор, пока слезы ее не высохли. Лицо, шею, грудь. Все ниже, ниже и ниже…
        И вот… наконец… да, вот оно! Да! Да!! Да!!!
        На этот раз боли не было. Она закричала, но теперь — от охватившего все ее тело мучительного блаженства.
        Вдруг он остановился и нежно шепнул он ей на ухо:
        — Ты ничем не предохраняешься?
        — Нет.
        — Я так и подумал.
        С тяжелым стоном он откинулся на спину рядом с ней.
        — Лежи и не двигайся,  — властно проговорил он.  — Сейчас принесу полотенце. Детки нам сейчас ни к чему.
        Позже Артур сказал:
        — Знаешь, неплохо бы тебе найти хорошего врача. Пусть или таблетки подберет, или спираль, например, поставит. А то рисковать не хочется.
        Слова его прозвучали для Светы сладчайшей музыкой. Он собирается быть с ней дальше! Он любит ее!
        Она нужна ему! А то, что детей пока не хочет, вполне естественно. Они оба студенты. Вот доучатся, встанут немного на ноги… Свете даже нравилось, что Артур об этом думает.
        — А потом мы,  — начала она,  — мы…
        Он прижал палец к ее губам.
        — Милая, потом будет потом. Знаешь, есть такая хорошая поговорка: если хочешь насмешить Бога, расскажи Ему о своих планах. Давай жить сегодняшним днем. И наслаждаться им. Ну, ладно, Светик, мне пора.
        — Куда?  — растерялась она.  — Я думала, мы вместе позавтракаем, а после… Впереди еще целый день. Сегодня ведь воскресенье.  — Она решила, что он забыл.
        — У меня мама. Она волноваться станет, куда я пропал.
        — Ну так позвони,  — указала Света на стоявший подле самой кровати телефон.
        — Увы, телефонизация наш медвежий угол пока стороной обходит. Строят вокруг подстанции, но до нашего дома никак не дотянутся. Бермудский треугольник.
        Света сокрушенно покачал головой.
        — Как же мы с тобой будем связываться?
        — Но ведь у тебя-то телефон есть. Буду звонить. А у меня пейджер. Если что, оставляй сообщения.
        — Уж не беспокойся, оставлю,  — лукаво усмехнулась Светлана.
        — Буду ждать.
        Она все-таки накормила его завтраком. Проглотив бутерброды и кофе, он чмокнул ее в щеку и унесся, пообещав, что они очень скоро увидятся. Правда, Артур так ни разу и не сказал, что любит ее. Однако счастье настолько переполняло Свету, что тогда она этого даже не заметила.
        На другой день он позвонил. Они немного поболтали. Он обещал к ней заехать, однако не появился. Ни в этот вечер, ни на следующий. Взволнованная Светлана каждый час оставляла ему сообщения на пейджере. Безрезультатно. Тревога ее росла. Вероятно, с ним что-то случилось.
        Света звонила Даше, Даша звонила Славе, Слава ничего не знал, но честно обзвонил всех общих друзей. Артур словно в воду канул. Да и был ли он вообще?
        Неделю спустя Свете стало казаться, что ночь, проведенная с ним, привиделась ей во сне. Все у нее валилось из рук. И она поняла, что ей необходимо узнать правду. Любая ясность в конечном итоге легче изматывающей неизвестности.
        Она поехала к Артуру в институт и нашла его. Тот страшно удивился, увидев Светлану. И даже вроде обрадовался.
        — Света, ты что здесь делаешь?
        — Тебя искала. Ладно, извини. Убедилась, что ты жив-здоров, и ухожу.
        — Подожди-подожди,  — он преградил ей дорогу.  — Дай объяснить, почему исчез. Мне приятелю помогать пришлось. Разрулить надо было одну ситуацию. Уезжали на несколько дней в другой город. Хотел предупредить тебя, но не успел. А вернулся только сегодня утром.
        — А из того города позвонить не мог?
        — Извини, я твой телефон еще наизусть не успел запомнить. А записная книжка и пейджер в Москве остались. Конечно, нехорошо получилось, но ты уж прости меня. Больше не буду.
        — Дурак. Я так волновалась.  — Света резко опустила голову, потому что у нее из глаз потекли слезы.  — Думала, вдруг убили тебя. Столько ужасов себе нагородила. Дурак, дурак…
        — Я правда больше так никогда не буду.
        Выхватив из кармана носовой платок, он вытер ей слезы.
        — Если не хочешь, можешь не приходить. Я тебе не навязываюсь.
        Света хотела вырваться и уйти, но он крепко схватил ее за плечо.
        — Нет. Я приду. Обязательно приду. Только завтра. Сегодня нужно к маме. Она ведь тоже волнуется.
        — Ты и ей ничего не сказал?
        — Сказал, когда уезжал, но сегодня-то прямо с поезда в институт. В общем, я у нее отмечусь, а завтра после лекций весь в твоем распоряжении. А если хочешь,  — он выдержал паузу,  — и послезавтра.
        — Я подумаю,  — она не собиралась так быстро сдаваться.
        — Нет, ты сейчас скажи. Мне маму надо предупредить, если не вернусь ночевать. Телефона ведь нет. Забыла?
        — Ну, ты на всякий случай предупреди,  — постаралась как можно холоднее произнести она.  — А не выйдет, сюрпризом домой вернешься. Мама будет только рада.
        — Какая ты злая,  — усмехнулся он.  — Ну ничего. Завтра с тобой разберемся. А сейчас извини, бегу на занятия. И так несколько дней пропустил.
        Он чмокнул ее в щеку и скрылся в аудитории.
        А следующим вечером действительно пришел. С двумя пакетами разных вкусностей и горшочком, в котором цвели фиалки.
        — Это чтобы не забывала, когда меня тут не будет,  — водружая цветы на подоконник, сказал он.
        Света совершенно растаяла. Конечно, она попыталась выяснить, где он так долго пропадал. Артур отмахнулся:
        — Длинная и чужая история. Справились, и ладно. Будем считать, проехали.  — Он поморщился.  — Предлагаю не оглядываться назад и насладиться сегодняшним вечером. Благо для этого есть все возможности. Еда, постель и куча свободного времени, которое у нас с тобой никто не отнимет.
        И Свете стало так хорошо. Ну что, в конце концов, случилось? У Артура какой-то приятель попал в беду и он бросился ему помогать. Разве с его стороны это плохо? Значит, он верный друг. Конечно, мог бы и позвонить ей. Но у них ведь отношения только начались. А звонить он явно не привык, сам ведь живет без телефона. Ничего. Привыкнет. Он обещал больше так не поступать.
        Успокоив себя таким образом, она окончательно простила его, и он остался у нее до утра.
        С тех пор Света и Артур стали встречаться постоянно. Сперва он все чаще и чаще оставался у нее ночевать, потом стал жить по два-три дня, даже кое-какие вещи к ней завез. Они грели Свету иллюзией семейной жизни. Даже когда Артура нет, его старые джинсы тут, тапочки стоят в передней. И не так скучно одной, и знаешь, что он непременно вернется.
        Он уже познакомился со Светиными отцом, матерью, мачехой, отчимом. Все друг другу понравились.
        — Светка, какого ж красавца ты оторвала,  — с некоторой даже завистью сказала мама.  — Одного только в толк не возьму. Вроде все равно вместе живете, так почему не поженитесь? Я, разумеется, не ханжа, да и вы с Артуром взрослые люди. Просто не понимаю, чего ждать-то? Сомневаетесь друг в друге?
        — Не торопи события, ма,  — ответила Света.  — Всему свое время.
        Она и сама не понимала, чего Артур дожидается. Несколько раз, наступив на собственную гордость, пробовала завести с ним разговор о женитьбе. Он отшучивался:
        — Это слишком серьезный шаг, а я еще маленький. И вообще, чего тебе не хватает? Я же с тобой.
        — Мне хочется, чтобы ты каждый день был со мной,  — возразила она.
        — Если только в этом дело, то все равно не получится. Во-первых, маму надо навещать. Во-вторых, у меня профессия не такая, чтобы каждый вечер лежать на диване перед телевизором. Сама понимаешь: съемки, гастроли. Если повезет и мне удастся пробиться, этого будет много. А я хочу пробиться, поэтому привыкай.
        И с мамой, несмотря на все Светины намеки, Артур ее так и не познакомил. Он ловко и упорно уходил от этого.
        Сдав летнюю сессию, Артур неожиданно объявил Свете, что уезжает.
        — Как уезжаешь? Куда?  — вскинулась она.  — Мы же вместе к морю собирались.
        — Уж извини. Возникла возможность подработки. Не могу же я на твоей шее сидеть.
        — Неужели роль предложили?  — обрадовалась она.
        — Если бы,  — хмыкнул Артур.  — Нет. Один знакомый позвал с ним вместе заброшенные деревни на севере пошерстить. Он каждый год туда ездит. Иконы, сундуки и барахло старинное всякое. Иностранцы метут. На это лето ему опять крупный заказ сделали, а напарник его неожиданно ногу сломал. Вот он меня и позвал.
        — Возьми меня с собой,  — попросила Света.  — Мне все равно куда. Главное, чтобы вместе. Я бы вам готовила…
        — Ни в коем случае! Там условия жуткие. Болота, топи, да еще все на своих горбах тащить придется. Нет уж. Жди меня лучше тут. Вот вернусь с деньгами, и съездим куда-нибудь на недельку — по высшему разряду.
        Он уехал, а Света места себе не находила. За время отсутствия от него пришло всего две телеграммы. Одна, что доехал, вторая, что жив-здоров и возвращается. А в промежутке между ними она бессонными ночами с ужасом представляла себе, как любимого затягивает в зловонную трясину.
        Вернулся Артур дочерна загорелый, исхудавший, весь в ссадинах и бесчисленных комариных укусах. И ведь и впрямь хорошо заработал. К тому же не в стремительно дешевеющих рублях, а в твердой американской валюте. И увез Свету в Сочи. И так им там было хорошо, что они еще недельку прихватили и возвратились в Москву только к десятому сентября.
        Дома их ждал сюрприз. Даша и Слава объявили, что собираются пожениться.
        — Присоединяйтесь к нам,  — предложил Артуру Слава.
        Тот опять отделался шуткой.
        — Не-ет, мы хитрые. Сперва поглядим, как у вас получится, а уж потом решим, стоит ли овчинка выделки.
        — Светка, ты тоже так думаешь?  — спросила Даша.
        Та неопределенно пожала плечами.
        — Куда торопиться?
        — Ну я тебя не узнаю,  — они уединились на кухне, и разговор происходил один на один.  — Ведь раньше мечтала о свадьбе. Белое платье, машина, помнишь? Теперь такие свадебные лимузины! Мы со Славой смотрели, прямо не знали, какой выбрать. Нет, Светка, советую тебе на него насесть и заставить жениться. А то он с тобой все живет и живет. Потом, глядишь, вообще свадьбу замотает. А лет через пять как-то глупо будет белое платье и фату напяливать.
        — Почему через пять? Вот институт окончим…
        — Ты сама-то себе веришь? Ну в то, что говоришь? Зачем ему добровольно жениться? Он и так имеет все прелести женатой жизни. Только когда ему этого хочется. А не хочется, ушел к маме — и никакой ответственности. Даже прижучить нельзя. Все законно, он ведь тебе не муж. Нет, Светка, ты его распускаешь. А мужика следует держать в кулаке. Чтобы точно знал свое место.
        — Даша, зачем ты так. Нам с Артуром хорошо. А со свадьбой сами как-нибудь разберемся.
        — Это ему хорошо, а не тебе. Я же вижу. У тебя даже глаза собачьи делаются, когда ты на него смотришь. Нельзя же так.
        — По-моему, ты сама с замужеством не сильно торопилась,  — напомнила Света.
        — Я — другое дело.
        — В каком смысле?
        — Во всех,  — отрезала подруга.
        Света понимала: в чем-то Дашка несомненно права, но именно это и раздражало. Света желала выйти замуж, ей хотелось стать женой Артура, однако стоило Дашке начать свои наставления, она принималась ей возражать. Почему подруга считает себя вправе учить ее и думает, что она станет поступать по ее указке? У нее собственная голова на плечах, она сама уже взрослая и со своей личной жизнью способна справиться без посторонней помощи.
        Да и кто бы советовал! Сама Дашка никогда никого не слушала, вечно поступала по-своему. Вот и Свете не хочется ее слушать, пусть она и права.
        Тем не менее, стоя в загсе и глядя, как счастливая, с сияющими глазами и раскрасневшимся от волнения лицом Даша обменивается кольцами и целуется со Славкой, Светлана с горечью подумала, что ведь это могла быть ее собственная свадьба, если бы она постаралась и уговорила Артура. И тогда это они бы с Артуром стояли перед свидетелями и гостями, и у нее, Светланы, глаза сияли бы от счастья. А платье она себе уж точно выбрала бы получше. Она знала, какое ей хочется, и даже успела уже накопить на него деньги. Но… Она посмотрела на Артура. Он стоял рядом и явно скучал. В отличие от Светланы, происходящее ни в малейшей мере не волновало его.
        Дашка стала замужней женщиной. Славкины родители купили молодым квартиру. Теперь они жили отдельно, и Даша изображала из себя великую хозяйку. Вроде бы у обеих подруг все теперь было одинаково. Тем не менее Свету не покидало ощущение, что ее жизнь неполноценна. Угнетал неопределенный статус. Конечно, она говорила, что ей все равно, но на самом деле это было совсем не так. Семьи-то, в отличие от Даши, у нее нет.
        Артур то приходил, то уходил. То жил с ней вместе месяц подряд, а то неделями не появлялся. Они могли куда-нибудь собраться, а он в самый последний момент неожиданно сообщал, что у него срочная работа или какие-нибудь дела, и исчезал. А потом как снег на голову сваливался вновь. Иногда с крупной суммой денег.
        — Откуда?  — каждый раз пыталась выяснить Света.
        Артур, по обыкновению, отшучивался:
        — Честно украл.
        И она не приставала с расспросами. Раз не хочет, то все равно не скажет. Ну не банки же он, в самом деле, грабит! Тогда денег было бы гораздо больше. Скорее всего, обломилась какая-то разовая подработка. Тогда многие подрабатывали кто чем мог.
        Каждый раз Артур аккуратно делил прибыль: «Это нам с тобой, а это маме». Мамина часть на другой же день отправлялась по назначению, а свою они от души прогуливали, чтобы потом несколько месяцев перебиваться Светиной, хоть и стабильной, но скромной зарплатой.
        Света привыкла жить сегодняшним днем, ничего не планируя на будущее, так как никогда не знала, что их ждет завтра.
        У Дашки, наоборот, все шло по плану. Спустя некоторое время после свадьбы она забеременела. И не случайно, а вполне рассчитано.
        — Госэкзамены с животом легче будет сдавать,  — делилась она своими соображениями с ближайшими подругами Светой и Ликой.  — А потом меня Славкин отец к себе в фирму на работу оформит, и я сразу уйду в декрет. Сама буду дома сидеть с ребенком, а стаж будет капать. А через годик няню наймем и, если захочется, пойду поработаю. Дома-то за год наверняка надоест сидеть.
        — Практичность на грани фантастики,  — с завистью выдохнула Лика.
        — На самотек в наше время ничего пускать нельзя,  — отозвалась Даша.  — Вот я и стараюсь из любой ситуации извлечь максимальную пользу.
        — Я вообще-то тоже, но не всегда получается,  — посетовала Лика.
        — А у меня почти всегда.  — Даша перевела взгляд на Свету.  — Как там твой Артур, по-прежнему не сдается?
        — Он ведь не крепость, чтобы сдаваться,  — Света привычно ушла в оборону.  — А нам и так хорошо. Нормально живем, что еще надо.
        — Да ты половину времени одна проводишь!  — воскликнула Даша.
        — А я отдыхаю, когда его нет. Привыкла уже. И вообще штамп в паспорте для нас в этом плане мало что изменит. Работа с шести до девяти Артуру не светит. Значит, у нас и дальше так будет.
        — Ну, не знаю,  — вмешалась Лика.  — Я бы так не смогла. Постоянно бы думала, где он и с кем.
        — А я тебе его и не предлагаю,  — засмеялась Света.
        Она говорила легко и весело, но на душе было тяжело. Они с Артуром уже заканчивали институт, приближался рубеж, который он сам обозначил, однако теперь об этом не вспоминал. И так и не удосужился познакомить ее со своей матерью.
        Весной Артур опять пропал. Очень надолго. Появился он почерневший, измученный и осунувшийся. Света была в такой ярости, что ей уже не хотелось не только пускать его на порог, но и видеть.
        — Проваливай туда, где был.
        — Не могу.  — Он понурил голову.  — Там, где я был, уже никого нету. Мать заболела и умерла. Представляешь, была совершенно здорова и вдруг в три недели сгорела от рака. Мне было ни до чего и ни до кого. Пытался ее спасти, но…
        — Бедный.  — От Светиной ярости не осталось следа.  — А мы так с ней и не познакомились.
        — Это я виноват. Какой же я был дурак,  — с сожалением произнес он.  — Все откладывал. Считал, успеется. Ничего нельзя в жизни откладывать, иначе потом оказывается поздно.
        Он сидел на пуфике, Света стояла перед ним. Обняв ее бедра, он прижался головой к ее животу.
        — Ты станешь моей женой?
        — Разве ты сомневался?
        — Не знаю. Ты ведь постоянно на меня обижаешься.
        — Обижаюсь, значит люблю и реагирую. А вот если бы не обижалась…
        — Так будешь моей женой или нет?
        — Конечно, да.
        На следующий же день, даже не дожидаясь, пока они подадут заявление, Света отправилась в магазин и купила заветное платье. Домой она, правда, его не повезла. Есть примета: нехорошо, чтобы жених видел невестин наряд до свадьбы. И Света спрятала платье у Даши, заодно объявив, что Артур сделал ей предложение.
        — И когда торжество?  — заволновалась подруга.  — Мне что, у тебя гулять на сносях придется? Светка, это с твоей стороны нечестно.
        — Не беспокойся. Свадьбу мы решили устроить к осени. Летом подзаработаем как следует, чтобы на все хватило. А ты к этому времени родишь.
        — А маленького куда дену?  — не успокаивалась Даша.  — С собой в ресторан тащить, что ли?
        Свете стало смешно.
        — Мне замуж теперь не выходить, пока твой ребенок не вырастет? Сама ведь меня торопила.
        Даша вздохнула:
        — Ладно. Что-нибудь придумаю. Но пообещай мне: свадьба состоится только после того, как я рожу. Желательно месяц спустя, не раньше. Чтоб я в форму вошла.
        И Света пообещала.
        Заявление в загс они подать так и не успели. Однажды Артур явился домой, сияя от радости.
        — Светик! Можешь меня поздравить! Я получил роль, и меня приглашают в Америку!
        Ничего не понимая, она немо взирала на него, а он продолжал:
        — Да понимаешь, полгода назад проводили кастинг на какой-то сериал про наших в Америке. Я на всякий случай решил поучаствовать. Думаю, чем черт не шутит.
        — То есть тебя отобрали, а ты от меня скрыл?  — Она не знала, что и подумать.
        — Да нет, не так. Они вообще, не сказав ни слова, исчезли. Ну, я и решил, что рассосалось. А сегодня вдруг получаю приглашение. Надо срочно оформляться.
        — Что значит срочно?
        — Да вот прямо в течение ближайших дней должен сдать все документы в посольство.
        — О чем ты? У нас с тобой даже заграничных паспортов нету.
        — У меня есть. Я тогда же на всякий случай и сделал. А тебе не надо.
        — Как не надо?
        Он заметно смутился.
        — Меня одного приглашают.
        — А это надолго?
        — Минимум на несколько месяцев.
        У нее пересохло во рту, и она враз севшим голосом спросила:
        — А наша свадьба?
        — Придется перенести…  — Посмотрев на нее, Артур зачастил:
        — Ну, Светик, подумаешь, несколько месяцев. Зато я заработаю кучу денег, вернусь, и такую свадьбу закатим! Все обзавидуются. Пойми ты: не могу я упустить такой шанс. Вдруг там зацепиться удастся. Тогда поженимся, и в следующий раз вместе поедем. Здесь-то на настоящую работу у меня надежды нет. Три с половиной фильма в год снимают, да и в тех, в основном, своих человечков используют.
        — Можно подумать, в Америке чужих ищут.
        — Во-первых, иногда ищут. Меня-то нашли. А потом — там индустрия!
        Артур весь был уже там, в его ушах гремели медные трубы, а в глазах мерцал блеск «Оскара». Он верил в свой успех, рвался к нему, и Свете стало совершенно ясно: он скорее навсегда откажется от нее, чем от каким-то чудом выпавшего ему шанса.

        Глава III

        Светлана до последнего дня надеялась, вопреки всякой логике, что Артур останется. Но нет. Он оформился и собрал чемоданы. Делал он это уже не у нее, а у себя дома. Ее просьбы не уезжать все сильнее выводили его из себя. Наконец Светлана не выдержала.
        — Я тебя никогда ни о чем не просила. Все терпела. Но теперь ты должен решить. Или остаешься со мной, или уезжаешь, но тогда между нами все кончено.
        — Ты это серьезно?  — Он явно не ожидал такого поворота.
        — Совершенно,  — твердо произнесла она.
        Света устала от компромиссов, ей в кои-то веки хотелось добиться определенности.
        — Вот ты уедешь,  — продолжала она,  — и кем, по-твоему, я тут останусь? Даже не жена…
        — Фактически жена,  — возразил он.  — А расписаться мы пока не можем. По условиям контракта я должен быть неженатым.
        — Какая им, интересно, разница, если я здесь останусь?  — недоумевала она.
        — Не знаю. Наверное, какие-то экономические соображения. Полагаю, у них существует правило, по которому, если я женат, они обязаны за свой счет обеспечивать проезд жены, ну или еще что-нибудь в том же роде. Да и какая разница. Мне предоставили шанс, и отказываться от него я не намерен.
        — А на меня, значит, наплевать,  — у Светы задрожал подбородок.
        — Я как раз именно потому и еду, что не наплевать,  — возразил он.  — Хочу, чтобы мы хорошо жили.
        — А мне без разницы, как мы будем жить!  — закричала она.  — Главное, чтобы вместе! Сейчас! Сегодня! Не желаю я ждать неизвестно чего и неизвестно сколько. Жизнь идет, а я жду и жду. А ты постоянно находишь новые причины, почему мне следует ждать еще дольше. Не могу больше так! Выбирай, что тебе важнее: я или твоя карьера!
        — Прошу запомнить: я этого не хотел,  — жестко произнес он в ответ.  — Ты заставила меня выбирать. Понимаешь, ты. Ты сама, а не я! Ты не желаешь ждать, хочешь свободы? Изволь. Ты ее получишь.
        Свете стало страшно. Кажется, она переборщила. Ей хотелось сказать, что он неправильно ее понял, ей без него не нужна никакая свобода, однако гордость принуждала ее к молчанию. Слишком уж далеко все зашло.
        Уже на выходе из квартиры Артур обернулся.
        — Знаешь, может, ты права. Все даже к лучшему. Кто знает, когда я вернусь. Зачем тебе зря тратить время на ожидание? Жизнь-то действительно идет. А что у меня получится, еще неизвестно. Вдруг я окажусь у разбитого корыта? Не думай больше обо мне и выходи замуж. Ты заслужила более счастливую жизнь, чем я могу тебе дать.
        Он ушел, а Света, к собственному удивлению, вдруг успокоилась. Она почему-то не сомневалась, что пожив немного в одиночестве, Артур как следует обо всем поразмыслит, передумает и вернется. Они ведь любят друг друга, их столько связывает. Не бывает, чтобы люди вот так, внезапно, из-за какой-то ерунды расставались. Зря он, что ли, сделал ей предложение. И ведь не с бухты-барахты, только что познакомившись, а после того, как они столько времени пробыли вместе. Нет, конечно он захочет с ней помириться.
        И она спокойно ждала. Он просто ушел, как уже не раз и не два случалось, ушел, чтобы как ни в чем не бывало вернуться. Размер катастрофы дошел до Светланы позже. Когда в день отъезда он позвонил ей.
        — Решил еще раз сказать. Спасибо тебе, и прости за все. И прощай.
        Тут-то Светлана и поняла: Артур не вернется. Никогда!
        У нее случилась истерика. Она звонила попеременно то Лике, то Даше, боясь хоть на секунду остаться наедине со своим отчаянием. Ей хотелось лишь одного: наглотаться каких-нибудь таблеток, заснуть и больше никогда не проснуться. Потому что жизнь кончена, и жить не для чего и не для кого.
        Поняв ее состояние, подружки бросились к ней. Даша, которая была уже на сносях, украдкой шепнула Лике:
        — Славка еле меня отпустил. Полчаса орал: «Куда тебя несет? Еще по дороге родишь». Дурак, как все мужики. Не понимает, что ее нельзя сейчас оставлять. В окошко ведь прыгнет. А этот Артур-то, сволочугой какой оказался! Прямо чувствовала, что этим кончится. Ведь говорила Светланке: надо заставить его жениться. А она терпела, терпела, когда надо было на мужика давить, а потом выбрала время условия ставить! Он, не будь дурак, и воспользовался. Освободился перед поездкой ото всех моральных обязательств. И Светка сама, своими руками все сделала. Теперь этот гад со своей смазливой мордой найдет там себе какую-нибудь престарелую звезду с большими связями, она его в люди выведет, а Светка будет локти кусать.
        — Каждый устраивается, как может,  — сказала Лика.  — И как умеет.
        — Только вот Светка у нас совершенно устраиваться не умеет. Ой, у нее опять истерика! Где там эти успокоительные капли?
        То ли истерика вещь заразная и передается окружающим, то ли Дашка и впрямь переволновалась за подругу, то ли время подошло, но у нее начались схватки. Сперва она решила, что ложные. У нее уже несколько раз так было. Однако потом вдруг отошли воды, и схватки стали частыми и сильными. У Светы от ужаса даже истерика прекратилась. Теперь вместо нее на кровати лежала и стонала Дашка, а Света и Лика в панике вызывали «скорую» и Славку.
        К тому времени, когда все съехались, везти роженицу куда-либо было уже поздно. Родила Дашка на Светкиной кровати. Потом она даже радовалась. Роды прошли легко, быстро и в хорошей компании. В роддом ее потом все-таки забрали.
        — Чтобы чего не вышло,  — объяснил врач.
        Вернувшись домой, Даша сказала навещавшей ее Светлане:
        — Ну, подруга, просто мистика. Все кровавые события происходят со мной в твоей квартире. И первые месячные, когда у тебя сидела в гостях, начались, и девственность в твоей ванной потеряла, и даже сына на твоей кровати родила. Заколдованное жилище! Интересно, что еще меня там ждет?
        Дашкины роды и вся связанная с ними суета, без преувеличения, спасли Светлану. Боль в душе, конечно, осталась, подобные раны быстро не заживают. Однако тупую боль, пришедшую на смену отчаянию, можно было терпеть и даже жить с ней дальше.
        Света поменяла работу. Нашла себе место в фирме, торгующей лесом. Ее взяли на должность личного помощника генерального. По сути та же секретарша.
        Правда, обязанностей побольше, зато и зарплата повыше. А вечера и выходные, избегая своей пустой квартиры, она проводила у Дашки.
        Та была только рада, потому что несмотря на помощь няни, справлялась с трудом. Да и скучно ей одной было. Славка, работающий в фирме отца, часто ездил в командировки. Зарабатывал он все лучше, а вот дома бывал все меньше.
        — Знаешь, нехорошо, наверное, так говорить, но теперь я тебя понимаю,  — делилась Даша со Светой.  — Когда мой уезжает, я отдыхаю. Хоть не приходится разрываться на две части. Славка ведь привык, что все внимание на него, и злится теперь, когда я в первую очередь маленьким занимаюсь. Не понимает, что ребенок не может ждать, если его кормить пора или памперс поменять. И вообще, Светка, прихожу к выводу, что мужики в больших дозах существа утомительные. Я к вечеру с ног валюсь, а он придет и тут же ко мне лезет. А мне уже ничего не хочется. Все. Отдыхаю. Только б заснуть. А он обижается. Мол, он целый день на благо семьи вкалывает, и ему меня хочется. А я дома сижу, и у меня почему-то сил нету.
        — Ему бы с ребенком посидеть,  — смеялась Света.
        — Зря смеешься. Проблема-то серьезная. Сил нет, а я думаю: один раз откажу, второй, а на третий он и просить перестанет, замену найдет.
        — Не нагнетай,  — успокаивала Светлана.  — Славка и тебя любит, и Юрочку…
        — Это да,  — подтверждала Даша.  — Однако устала я, сил моих нету.
        А Свете, наоборот, возиться с маленьким Юрочкой было в радость. Даша со Славой, когда крестили сына, попросили ее быть крестной матерью. Она согласилась, и после, играя с Юрочкой, пока подруга отсыпалась, представляла себя не крестной, а настоящей матерью. Матерью сына, которого она успела родить от Артура. Это было и горько, и сладко одновременно.
        Время шло. От Артура по-прежнему не было ни слуху ни духу. Видимо, он как-то там зацепился, возвращаться не собирался, и Света изо всех сил пыталась его забыть. Когда Юра немного подрос и его родители вновь начали принимать дома гостей, Даша развила бурную деятельность по устройству личного счастья подруги, то и дело объявляя:
        — Светик, в субботу ты непременно у нас. И не с Юркой сидеть, а при полном параде. У нас в гостях мужик один будет… Ну очень перспективный. Если бы не Славка, сама бы оторвала. Обрати, пожалуйста, внимание.
        — Слушай, ты мне уже штук пять перспективных подсовывала, один другого хуже. Уймись.
        — Не уймусь. Мне, разумеется, очень удобно, что ты с нашим Юриком возишься, но я не хочу, чтобы ты превращалась в нашу тетушку — старую деву. Ну что тебе стоит? Познакомишься, сходишь потом с ним куда-нибудь. Посмотришь. Хоть развлечешься немного.
        А то ты все на работе, у меня и изредка дома. Так ведь с ума можно сойти. Я вот дома сижу вроде всего ничего, а уже крыша едет. Дичаю. Прямо страшно. Но мне-то ладно. Пристроена, слава Богу, а ты чего ждешь? Светка, молодость-то уходит. Кому ты потом будешь нужна?
        — Ты мне напоминаешь мою маму. Только ломитесь вы, друзья, в открытую дверь. Я разве против? С радостью бы замуж вышла, найдись за кого.
        — Вот и я говорю. Даже платье есть обалденное. Все готово. И ты у нас девушка хоть куда. Почему от моих кандидатов отбрыкиваешься?
        — Потому что смотрю на них, и мне сразу становится ясно: не то. Никогда у меня с ними ничего не получится.
        — Ох, как же этот Артур тебе жизнь исковеркал! Думаешь, если у вас с ним любовь с первого взгляда случилась, то и со следующим так же будет? Глупости все это! Я вот со Славкой год была знакома, прежде чем мы влюбились и встречаться начали. А ты на мужика один раз глянешь, и сразу отставку даешь. Ты сперва познакомься, поговори. Сходите куда-нибудь. Может, он первый раз вообще был не в форме. Стеснялся, или живот у него болел, или еще что-нибудь. Вот и не показался тебе. Он ведь тоже человек. А вдруг он и есть твоя судьба?
        — Когда судьба, это сразу чувствуется.
        — Ну ты упрямая! Нежели трудно просто куда-нибудь с человеком сходить? Ни к чему не обязывает. Тебе же не надо с ним сразу подавать заявление. Случается ведь и так: сам он тебе не нравится, но с приятелем познакомит, тот тебе как раз и придется по вкусу. А если дома будешь сидеть, уж точно ни с кем не встретишься.
        — Ладно. Уговорила. Попробую.
        Однако ничего путного из подобных встреч не выходило. Со всеми кандидатами от Даши Света отчаянно скучала, с нетерпением ожидая конца свидания. Ей самой было странно. Вроде и люди неплохие, и даже внешне более-менее ничего, и в жизни вполне устроенные. Тем не менее, все в них вызывало у нее глухое раздражение.
        Один без конца теребил кончик носа, второй заставлял отряхивать специальным веничком обувь, прежде чем садиться в его машину, третий настолько настойчиво и навязчиво не употреблял спиртное, что Свете, в общем, не очень любящей выпить, хотелось надраться в дым и учинить в ресторане пьяный дебош. У каждого находилось что-нибудь крайне ее раздражающее. Светлана, конечно, понимала: дело не в них, а в ней самой. Их беда была только в одном: никто из них не был Артуром, и она не испытывала по отношению к ним никакого влечения. И в ее жизни ничего не менялось.
        Зато нашла свое счастье Лика, на которую скучавшая дома Даша тоже распространила свою бурную сводническую деятельность. Дашкина схема была проста. Право, так сказать, первого свидания безраздельно принадлежало Светке. Однако едва она отвергала очередного соискателя, подруга моментально подсовывала его Лике.
        — Не пропадать же добру,  — объясняла она Славе.  — Может, хоть кого-то пристрою.
        И чудо произошло. Лика влюбилась по уши в обладателя «Мерседеса» и веничка для отряхивания обуви. Того самого, которого отвергла Света.
        — Такой мужик! Такой мужик!  — взахлеб делилась Лика с обеими подругами.  — Все при нем. И красавец, и ласковый, а в постели…  — Она мечтательно закатила глаза.  — И главное, девочки, он свои трусы и носки не разбрасывает. Вообразите, один к одному складывает и на стульчик кладет. Аккура-атный!  — Она опять закатила глаза.  — Я даже не подозревала, что такие мужчины бывают! Полотенце никогда на пол не кинет. Ванну за собой споласкивает, ни волоска после него в ней не остается. Прямо как сама с собой живу.
        Даша потом говорила Свете:
        — Здорово, конечно, что Лика счастлива, но я бы с таким с ума сошла. Как представлю своего Славку складывающим один к одному носочки, у меня все желание пропадает. По-моему, продуктивнее онанизмом заниматься.
        — Так Лика ведь говорит, что она с ним, как с самой собой живет,  — усмехнулась Света.
        — А ты представляешь,  — продолжала Даша,  — мы со Славкой к нему в гости ходили, я руки в ванной вымыла, полотенцем вытерла, оно у него на такой перекладине ровненько висело, а после того, как я попользовалась, оно чуть скособочилось. Так он тут же следом за мной зашел и поправил. Чтобы посередине было.
        — Извращенец,  — даже передернуло Светлану.  — И ты меня хотела за него сосватать!
        — Видишь, и на этот товар купец нашелся. Лика сама жуткая аккуратистка.
        — Точно,  — подтвердила Света.  — Я в институте ее конспекты без страха видеть не могла, такие подробные, и почерк — как в прописях. Правда, пользоваться было удобно.
        — Люди нашли друг друга,  — подытожила Даша.  — Выходит, не зря стараюсь. Глядишь, и тебе правильный вариант подышу.
        Лика с аккуратистом вскоре поженились, устроив крайне аккуратную и упорядоченную свадьбу, тамадой на которой выступал его ближайший друг — тот самый отвергнутый Светой ярый противник алкоголя.
        — Тебе нужно что-то кардинально менять в себе,  — настойчиво убеждала Светлану Дашка.
        — Что именно?  — спрашивала та.  — Бюст силиконовый сделать?
        — Бюст пока твой собственный сойдет. А тебе нужно меняться внутренне. А то ты как будто заморозилась.
        Но чтобы измениться внутренне, требуется какой-то толчок. Поэтому начнем с внешних изменений. Надо тебя постричь и перекрасить. Ходишь со своим вечным хвостиком, будто тебе пятнадцать лет. Да сейчас даже пятнадцатилетние так не ходят. И цвет волос. Как он у тебя называется? Серая мышка?
        — По-моему, у меня русые волосы,  — смутилась Света.
        — Нет, чтобы тебя всколыхнуть, нужен яркий колер.
        — В блондинку перекраситься?
        Даша задумалась.
        — Блондинка, пожалуй, слишком банально и пошло. К твоим глазам пойдет чистая медь.
        — То есть рыжая?
        — Примитивно мыслишь. Мы тебе устроим огонь на голове и будем надеяться, что он перейдет в огонь в душе. Все. Хватит рассуждать. Едем к моей парикмахерше.
        Не успела Светлана опомниться, как уже сидела в кресле, и ее сперва долго стригли, а потом красили.
        Результат оказался ошеломляющий. Стрижка и цвет действительно ей шли и совершенно изменили ее внешность. Света глядела на себя в зеркало и пугалась, не узнавая. Короткая стрижка с рваной челкой. На голове и впрямь словно полыхали языки пламени. Даже глаза изменили цвет, превратившись из серо-голубых в фиалковые. И кожа стала словно фарфоровой.
        — Блеск,  — резюмировала Дашка.  — Сама-то чувствуешь в себе изменения?
        — Не знаю,  — честно ответила Света,  — но себя не узнаю.
        — Того и добивались. Придется твоему внутреннему миру теперь подстраиваться под новую прическу.
        Подстраиваться пришлось не только самой Светлане, но и окружающим. Даже начальник поначалу испуганно шарахнулся. А когда, наконец, признал, ошарашенно произнес:
        — Эко ты резко. Я уж подумал, меня не в свой кабинет занесло. Кстати, я что хотел тебе сказать-то. В одиннадцать должен молодой человек подойти, это наш новый юрист. Сразу его ко мне проведи.
        Начальник удалился в свой кабинет, и Светлана почувствовала себя совсем несчастной. Что ее дернуло поддаться на Дашкины уговоры! Были волосы как волосы, а теперь она пылает словно факел. С такой головой ее точно на эту работу никто бы не взял. Наверное, придется перекраситься во что-нибудь более спокойное, чтобы не раздражать окружающих. Шефа явно перекосило. Ему наверняка не понравилось. Он вообще такой консервативный.
        Ровно в одиннадцать в приемной действительно возник незнакомый молодой человек. Лет тридцати. Среднего роста. Худенький. В темном костюмчике. Едва взглянув на Светлану, он замер на месте.
        «Замечательно. И его напугала,  — окончательно расстроилась она.  — Стоит, и язык проглотил. Хорош юрист! Наверняка чей-то сынок, по блату устроили». И Света с неприязнью произнесла:
        — Здравствуйте, вы к кому?
        — Я? Э-э?  — Молодой человек потоптался на месте.  — Да мне к Леониду Петровичу Санько. Я туда пришел?
        — Туда,  — кивнула Света и решила еще немного по-вредничать.  — Вам назначено?
        — Конечно. Я Григорий Валентинович Тишаков. Мне назначено на одиннадцать.
        — Да-да. Сейчас я вас провожу.
        — А как вас зовут?  — неожиданно спросил юрист.
        Видимо, в ответ Света слишком неприязненно на него посмотрела, потому что он быстро и со смущением добавил:
        — Ну, вы ведь помощник Леонида Петровича. Значит, нам с вами теперь часто придется встречаться. Вот я и…
        — Светлана Евгеньевна,  — подчеркнуто сурово бросила она.
        — Очень приятно,  — пробормотал он. А она уже распахивала дверь кабинета шефа. Новому юристу ничего не оставалось, как войти туда.
        Перекраску волос Свете пришлось отложить до выходных. Сама она это делать не решилась, а в салон после работы не успевала. Вот и продолжала ходить с гордо поднятой пылающей головой.
        Первый комплимент два дня спустя она получила от того же шефа. Внимательно ее оглядев, Леонид Петрович сказал:
        — А знаешь, Света, пожалуй, очень даже ничего. Тебе идет, и очень эффектно. Гораздо лучше, чем раньше.
        — Спасибо,  — растерянно пролепетала она. Прежде шеф не удостаивал ее комплиментами.
        Следующим утром ее ждало новое потрясение. На столе стояла маленькая вазочка с букетиком незабудок. Светлана впала в панику. Неужели Леонид Петрович? Этого еще не хватало. Клеится. Кто бы мог бы подумать! И он туда же! Срочно надо перекраситься. Зловредный цвет оказался! Мужик летит как мотылек на огонь. Только вот почему-то совсем не тот. А ей здесь так нравилось. И сама работа. И заработок. И шеф приличный. Старой закалки человек, никаких фамильярностей себе не позволяет. И вот, нате вам! Всколыхнула на свою голову. Или на него жара так действует? Хотя нет, похоже, цвет волос. Вероятно, его возбуждают рыженькие.
        Света тяжело вздохнула. Вот беда так беда. Как бы ему деликатненько намекнуть, чтобы он не рассчитывал на взаимность? Хотя странно, продолжала размышлять она, Леонид Петрович обычно гораздо позже в офис приходит. Что это его сегодня так рано принесло? Любовь спать не дает? Тихо пройдя к двери кабинета, она приоткрыла ее и заглянула в щелочку.
        Пусто. Она вошла внутрь. Следов пребывания шефа не наблюдалось. Ее новая прическа явно всколыхнула кого-то другого. Но кого? Что за напасть!
        «Нет, срочно нужно перекрашиваться,  — снова подумала она.  — Сколько времени здесь уже работаю, а раньше цветов не дарили. Ни тайком, ни явно. Разве что на день рождения или на Восьмое марта, но это официально, потому не считается».
        Вернувшись на место, она села за компьютер. Работа не шла. Глаз постоянно останавливался на незабудках. Чьи они? От кого?
        В приемную влетел новый юрист.
        — Леонид Петрович у себя?
        — Зайдите позже!  — рявкнула Света.  — Он никогда так рано не приходит.
        Григорий Валентинович продолжал топтаться у двери.
        — Вам что-то еще?  — вскинула на него глаза Светлана.
        — Да, в общем, нет. Но только вот… вам незабудки понравились?
        — Вы знаете, кто их принес?  — Она нахмурилась.
        — Да. Конечно. Я.  — Он жалобно смотрел на нее.  — А вам не понравились? Вы их не любите?
        Поняв, что цветы не от шефа, Света испытала огромное облегчение, и ей стало весело.
        — Что вы. Замечательные незабудки! Только я не знала, откуда они.
        Уловив смену гнева на милость, Григорий Валентинович расплылся в улыбке.
        — Вы понимаете, я иду, вдруг вижу: продают. И решил купить…
        — Всем?  — спросила она.
        Он побледнел.
        — Почему же всем? Только вам.
        — И за что мне такая честь?  — Света внутренне напряглась: наверняка хочет попросить о каком-нибудь одолжении.
        — Мне показалось, они вам понравятся. Вы вчера в столовой сидели такая грустная, и я захотел поднять вам настроение. Но если вам неприятно…
        Он так по щенячьи жалобно смотрел на нее, что ей стало его жалко:
        — Ну что вы. Спасибо. Мне очень приятно.
        — Правда?  — Он просиял.  — А что вы сегодня вечером делаете?
        — Сижу с ребенком,  — ответила она чистую правду.
        Лицо его вытянулось.
        — У вас есть ребенок? Никто мне не говорил.
        — Ребенок не мой, а подруги. Правда, он мой крестник,  — объяснила Света.  — В общем, в некотором роде родственник.
        — Замечательно!  — воскликнул он.
        «Так-так,  — думала в это время Света.  — Без году неделя тут, а на меня уже досье успел составить. Интересно, что бы это значило? Я сама ему понравилась или мой пламень на голове так магически действует?» И, с трудом сдерживая душивший ее смех, она напрямую спросила:
        — Что, Григорий Валентинович, рыженьких любите?
        Он растерянно заморгал. Глаза у него были темные, блестящие, слегка навыкате, как у коккер-спаниеля.
        — Да я… ну., не знаю… Цвет волос ни при чем. Мне такие, как вы, а вернее, вы нравитесь…
        Он осекся, залившись багровым румянцем.
        В приемную, отдуваясь, вбежал Леонид Петрович.
        — Замечательно, что вы тут, Григорий Валентинович. Очень нужны. Мне только что звонили. По одному контракту возникли серьезные проблемы.
        И он уволок юриста к себе в кабинет. Света не знала, радоваться ей или плакать. Конечно, хорошо, что не шеф обратил на нее столь пристальное внимание, а молодой и достаточно симпатичный юрист, к тому же наверняка свободный. Кольца у него на пальце, во всяком случае, не было. Конечно, он совсем не тот. Иными словами, не Артур, но, может, Дашка права. Артура больше с ней нет. А новую жизнь начинать как-то надо. В конце концов этот Григорий вполне милый и смешной. Разве от нее убудет, если она согласится куда-нибудь с ним пойти? Ему радость. А ей хоть какое-то развлечение. И Григорий ей не противен. Как он на нее смотрит! Она так устала быть одна!

        Глава IV

        Света и Григорий начали встречаться. За ней никто еще так не ухаживал. Он изо всех сил старался сделать ей приятное. Цветы на ее столе отныне не переводились. Это не укрылось даже от глаз шефа.
        — Какого я нам, Светлана, юриста-то нашел. И работник замечательный, и еще кому-то в радость. Лицо-то у тебя совершенно другое последнее время стало. А то ты была какая-то очень печальная.
        «Неужели это так бросается в глаза?» — удивилась Светлана, которой казалось, что она прекрасно скрывает свое состояние.
        — Смотри, не упусти,  — продолжал Леонид Петрович.  — Подобные молодые люди на дороге не валяются.
        — Вам-то какая от этого корысть? Вот выйду замуж, уйду в декрет, и останетесь вы беспризорный,  — отшутиться она.
        Леонид Петрович задумался.
        — И правда не в моих интересах. Ну ничего. Готов пожертвовать собой ради твоего счастья.
        — Ой!  — хохотнула она.  — Прямо и не знаю, могу ли принять от вас подобную жертву.
        — Можешь, можешь,  — покивал шеф.  — А если серьезно, парень действительно хороший. Приглядись к нему. Очень тебе советую. Такие люди редкость. Особенно в наше время.
        Гриша и впрямь был очень хороший и милый, и темы для разговора у них всегда находились, но, увы, никаких чувств Светлана к нему не испытывала. Есть он сегодня рядом — хорошо. Однако исчезни он завтра, и не заметила бы.
        — Знаешь,  — жаловалась она Даше,  — Гриша такой хороший, такой правильный. Делает все, как надо, все по всем правилам. И цветы, и рестораны, и театр, и кино. И самые громкие выставки мы обошли. И в носу он никогда не ковыряет, и веничком, перед тем как сесть в машину, ботинки не отряхивает. Но мне с ним так скучно! Ну хоть бы что-нибудь сделал неправильно! Хоть бы маленький изъян у него был!
        — То есть, если бы в носу ковырял, сразу бы в него влюбилась?  — спросила подруга.
        — Не знаю,  — с мрачным видом отозвалась Света.  — Но ты понимаешь, мы с ним гуляем-гуляем, а после я возвращаюсь домой, и прямо по пословице: с глаз долой — из сердца вон. Даже не вспоминаю о нем до следующего утра. Пока не увижу на работе. А когда вижу, ничего не екает. Что Леонида Петровича, что Гришу. Совершенно одинаково.
        — А когда целуетесь, екает?  — поинтересовалась Даша.
        — Нет.
        — Но хоть приятно?
        — Приятно.
        — Очень?  — не отставала подруга.
        — Слушай!  — рассердилась Светлана.  — тебе не кажется, что ты мне какой-то неприличный допрос устраиваешь?
        — Я не допрос. Я пытаюсь разобраться, чтобы тебе помочь, раз сама не можешь. Вот и отвечай начистоту: очень тебе приятно или не очень?
        Света задумалась:
        — Почти не очень.
        — Что значит, почти не очень? Это как чуть-чуть беременная? Он хоть тебя возбуждает или нет, когда вы целуетесь?
        — Скорее да, чем нет. Но только так, как бы сказать, механически.
        — Трах-тибирдах, ты можешь выражаться яснее?  — теперь раздражение охватило Дашку.
        — По-моему, яснее некуда. Возбуждаться возбуждаюсь, но голова не кружится, а остается вполне ясная.
        — Подруга, я считаю, тебе пора с ним переспать,  — менторским тоном произнесла Даша.  — Иначе не разберешься. Я вообще не понимаю, чего ты с этим тянешь?
        — Ну, Гриша пока особо не настаивает, я и не тороплюсь.
        — Стра-анно,  — протянула Даша и вдруг встрепенулась.  — Ясное дело! Он решил, что ты еще девушка? Ты ему рассказывала, что у тебя раньше кто-то был?
        — Нет. Он не спрашивал, так зачем говорить.
        — Очень странно, что не спрашивал. Слушай, может он импотент, потому и ухаживает так красиво?
        — Не импотент,  — уверенно возразила Света.  — Точно тебе говорю.
        — Тогда вообще ничего не понимаю. Но в любом случае тебе надо брать инициативу в свои руки. Во-первых, в себе разберешься. Вдруг распробуешь его и понравится? А если нет, тоже сделаешь выводы и больше не будешь зря на него время терять. И его способности проверишь. Вдруг он вообще сексгигант?
        — Если он мне не понравится, то без разницы, гигант или нет.
        — Э-э, не скажи. Хороший секс никогда еще никому не мешал.
        — Дарья, у меня такое впечатление, моргни он тебе, ты его тут же в койку уложишь.
        — А что. Глядишь, и уложила бы,  — мечтательно ответила она.
        — Дашка, тебе не стыдно? У тебя такой замечательный муж. Кстати, кто мне еще совсем недавно жаловался, что Славка слишком часто к тебе пристает?
        — Это совсем другое, тебе не понять,  — вздохнула подруга.  — Славку я очень люблю, но, понимаешь, вижу его каждый день. Наизусть уже выучила. А мне ведь только двадцать четыре года. Вся жизнь впереди. И вот как подумаю, что у меня только Славка, и больше ни с кем ничего и никогда не будет, так порой страшно становится. Сама подумай, все оставшиеся сорок или шестьдесят, сколько там нам отпущено, только с ним, и одно и то же, одно и то же.  — Она исторгла горестный стон.  — Я однажды, знаешь, на чем себя поймала? Он меня ласкает, а я думаю про белье. Слишком много грязного накопилось, и пора стирать. А живем-то мы вместе всего ничего. Что же дальше-то будет? Раньше, когда он раздевался, меня прямо трясти начинало, а сейчас даже не замечаю.
        — Ты, наверное, просто устала, дома засиделась, ребенок маленький,  — нашла объяснение Света.  — Вам надо куда-нибудь съездить одним, и все снова будет.
        — Ой, не знаю уж,  — с сомнением произнесла Даша.  — Может, конечно, и будет. Но я как представлю, что больше ничего не будет, так сразу начинаю себя глубокой старухой ощущать. А главное, меня что еще мучает: вдруг и Славка то же самое чувствует? Представь, вдруг и у него появится желание встряхнуться!
        — У тебя запоздалая послеродовая депрессия.
        — Не послеродовая, а просто депрессия,  — уныло бросила Даша.
        — Тогда срочно ищи няню и выходи хотя бы на полставки работать. Благо ты у собственного свекра в фирме числишься. Он тебе даже свободный график предоставит, точно. А ты хоть на люди начнешь выходить.
        — И ничего для меня не изменится,  — с прежним унынием продолжала подруга.  — Славка-то новым не станет.
        — Зато ты обновишься.
        — Что-то я сильно в этом сомневаюсь. Знаешь, я тебе даже завидую. Ты пока еще выбирать можешь. Окажись я на твоем месте,  — глаза у нее вдруг мечтательно заблестели,  — сразу бы с пятерыми встречалась. Разными! Чего ты время попусту теряешь?
        — Зачем мне пятеро?  — пожала плечами Светлана.  — С одним-то пока разобраться не могу.
        — Вот и разберись.  — Глаза у Даши снова потухли.
        Света совершенно ее не понимала. С жиру бесится. Все у нее есть. Любящий муж. Замечательный, желанный, здоровенький сын. Быт полностью устроен: работа, квартира, машина. Казалось бы, живи и наслаждайся. А она чувствует себя преждевременно состарившейся. Вообразила, будто с замужеством все лучшее в ее жизни осталось позади. И в то же время активно пытается выдать замуж ее, Светлану.
        Завидует, что ли, ее свободе и пытается засадить в клетку брака, чтобы не видеть постоянно перед носом соблазнительную альтернативу? Чему завидовать? Не нужна Свете эта свобода! Однако выходить замуж просто ради того, чтобы стать чьей-то женой, она тоже не собиралась.
        С другой стороны, Гриша обладает всеми качествами, которыми она в своих мечтах наделяла воображаемого мужа. Он без ума от нее, любит ее без памяти. Предугадывает любое желание. Нежный, ласковый.
        И как трогательно выбирает для нее подарки! Не просто дежурно преподносит какие-нибудь духи, а находит именно то, что ей нравится.
        Света порой удивлялась:
        — Как ты угадал?
        Он смущенно объяснял:
        — А вот ты однажды рассказывала, а я запомнил.
        Он ни разу никуда не пропал. Даже чуть-чуть задерживаясь, звонил, предупреждал, чтобы она не волновалась. Он всегда под рукой. Готов неизменно прийти на помощь. Другие девушки на работе ей завидовали. Гриша очень многим нравился, весь незамужний женский персонал фирмы с ним изо всех сил заигрывал. Особенно поначалу, когда еще не догадывались, что он глаз положил на Свету. Даже тридцатипятилетняя главная бухгалтерша всерьез попыталась его охмурить. А когда узнала про Свету, мигом покрасилась в рыжий цвет, видимо, полагая, что в таком виде у нее есть шанс отбить Гришу.
        Вокруг него плелись настоящие интриги. И только когда все поняли, что его сердце безраздельно принадлежит Свете, страсти несколько поутихли. Словом, у нее было множество оснований гордиться, и им, и собой. Но если Григорий — воплощение ее мечты, почему эта мечта ее совсем не волнует?
        Почему она чувствовала себя гораздо счастливей с Артуром, который поступал с ней как хотел? Сколько раз она плакала, ожидая его. Не находила себе места, когда он в очередной раз исчезал, оставляя ее гадать, где он, что с ним, и когда вернется.
        Для Артура главным была не любовь к ней, а он сам, его дела, его карьера. И он оказался не готов поступиться всем этим ради нее. Почему же с ним она не испытывала никаких сомнений, и готова была и дальше терпеть все его несовершенства? А может, дело как раз именно в них? Когда у нас есть все, нам становится скучно, когда же чего-то не хватает, нам есть чего добиваться?
        Вот и она, когда Артур пропадал, мечтала о его возвращении, и, едва обретя его, чувствовала себя на вершине блаженства. А стоило ей чуть-чуть успокоиться, он вновь исчезал. И опять для нее наступало время томительного ожидания. Может, в этом и заключалась его притягательность? Но влюбилась-то она, когда ничего еще о нем не знала. Значит, дело не только в этом, и любим мы не за что-то, а просто так, независимо ни от чего.
        И как Света не старалась, не выходило у нее полюбить идеального Григория. Она даже попробовала расстаться с ним, не желая понапрасну мучить хорошего человека, однако и это не получилось: зацепившись за какой-то пустячный предлог и поссорившись с ним, она неожиданно для себя обнаружила, что, оказывается, успела к нему привыкнуть и теперь ей его не хватает.
        — Понимаешь,  — объясняла она Даше,  — мне с ним, конечно, скучно, но без него тоже плохо.
        — Помирись, переспи, а потом уж разбирайся,  — отрезала подруга.
        Света и помирилась. Не специально, а как-то само собой. И снова ее по утрам встречали цветы на столе, и вновь он начал водить ее на премьеры, на выставки, в рестораны. Она ждала его следующего шага, решив про себя обязательно согласиться. Однако именно его Гриша отчего-то не предпринимал, брать же инициативу в свои руки ей совершенно не хотелось. Хотя бы по той причине, что тогда ей придется пригласить его домой, к чему она была не готова. Это казалось ей почти святотатством, словно она оскверняла память о прошлой большой любви. Дух Артура, как ни силилась Света прогнать его, продолжал оставаться в стенах ее квартиры.
        Другое дело, если бы Григорий пригласил ее к себе. Новая любовь на новом месте Свету вполне устраивала. Однако он почему-то в гости не звал. И ничем не объяснял, а Свете спрашивать было неудобно. Он даже своего домашнего телефона ей не оставил. Мол, звони на мобильный, он всегда при мне, а дома я очень редко бываю. И они по-прежнему встречались или на работе, или в общественных местах.
        Сближение их произошло само собой, совершенно естественно, когда они вчетвером — Света, Гриша, Леонид Петрович и переводчица Оля — отправились в Финляндию на переговоры. Причем если остальные трое работали, то Свете в командировке делать было практически нечего, и она сильно подозревала, что шеф ее взял с собой просто в качестве поощрения за хорошую работу в Москве. Впрочем, она была вполне довольна: первый раз попала за границу!
        Поселили их за городом, в туристическом комплексе, расположенном в живописной местности, на берегу озера с прозрачной водой. На четверых им выделили большой коттедж, каждому досталось по комнате.
        После первого дня работы вся маленькая команда собралась в уютной общей гостиной с камином. Несмотря на лето, вечер выдался прохладный, и весело потрескивающий огонь в камине был как нельзя кстати. Переговоры прошли на редкость удачно.
        — Предлагаю обмыть,  — потер руки шеф.  — Чтобы и завтра вышло не хуже. Я тут коньячку припас. Сейчас принесу. А вы, девчонки,  — обратился он к Свете и Оле,  — помойте на кухоньке фрукты, которые мы по дороге купили.
        Когда стол был накрыт, а по рюмкам разлита золотистая жидкость, Леонид Петрович произнес тост:
        — Ну, чтобы завтрашний день был не хуже сегодняшнего. И вообще, за нашу слаженную команду.
        Они посидели, еще немножко выпили, не забыв и «прекрасных дам». Затем Леонид Петрович объявил, что немного притомился, и день завтра тяжелый, поэтому он, пожалуй, пойдет на боковую, а остальные люди молодые, могут посидеть и подольше. На какое-то время они остались втроем. Потом и Оля сказала, что ей пора спать. Гриша и Света остались одни у затухающего камина.
        Они сидели, молча глядя на становившиеся все ниже и ниже языки пламени. Гриша обнял Светлану и начал ее целовать. Рука его плавно скользнула ей под майку. Света не сопротивлялась.
        — Пошли ко мне,  — прошептал он ей на ухо.
        Она покорно поднялась.
        — Пойдем.
        Дальше все происходило именно так, как она когда-то мечтала. Они зашли в его комнату. Гриша нежно раздел ее, а она помогла раздеться ему. А потом он легко подхватил ее на руки и отнес на мягкую широкую двуспальную кровать с девственно чистыми благоухающими лавандой простынями.
        Вся инициатива исходила от него. Света лишь ему покорялась. Ее изголодавшееся по мужской ласке тело яростно отвечало ему. Он оказался великолепным любовником. Однако когда ее тело сыто расслабилось, пустота в душе по-прежнему осталась незаполненной. Душа ее плакала: любовь так и не пришла, и Свете оставалось довольствоваться лишь грустной нежностью.
        А Гриша светился от счастья. И, кажется, уже в тысячный раз повторял, как она прекрасна, как он ее любит и как ему с ней хорошо. Он смотрел на нее, и в его по-собачьи преданных глазах она читала немой вопрос: «А ты любишь меня? Тебе тоже со мной хорошо?» Она понимала, что надо ответить «да», но не могла себя заставить. Потому что первое «да» было бы неправдой. Второе же, без первого, не имело никакой цены. Ведь Гриша ее любил, любил без памяти. И, продолжая молчать, Света с ужасом ощутила, что напоминает себе Артура. В союзе с Гришей она словно заняла его место. Артур ведь тоже ни разу по собственной воле не сказал ей, что любит. Каждый раз Света буквально вытягивала из него признание, умоляя: «Ну, Артур, ну скажи, ты любишь меня? Правда любишь?» А он отвечал: «Я ведь с тобой. Что еще тут говорить». К счастью, Гриша так и не задал свой вопрос вслух, он лишь немо метался в Гришиных глазах, и выражение счастья на его лице постепенно таяло. А если бы задал, Свете наверняка бы пришлось ответить словами Артура.
        Рано утром она проснулась. Гриша еще крепко спал. На лице его блуждала по-детски блаженная улыбка. У Светы сердце защемило. Стало ужасно жалко Гришу. И себя тоже жалко. Ну почему у нее все так нескладно? Собрав разбросанную на полу одежду и часть ее натянув на себя, она босиком на цыпочках проскользнула в свою комнату.
        Уже затворяя дверь, Светлана уловила тихое движение в коридоре, с той стороны, где располагались комнаты шефа и переводчицы, и выглянула в щелку. Из комнаты шефа с босоножками в руках выскользнула Оля. Судя по всему, Леониду Петровичу «не было чуждо ничто человеческое».
        От этого Свете почему-то стало еще грустнее. Ей-то казалось, у шефа крепкая семья. И жену его она знала. Удивительно милая женщина. Но, видимо, и ему чего-то в жизни не хватало. Впрочем, это личное дело шефа, и ее, Светланы, не касается. Гораздо больше ее волновала она сама. Ей-то чего не хватает?
        Опустившись на неразобранную кровать и обхватив голову руками, она заплакала. Вновь стало жалко себя, Гришу, молодость, которая проходит зря. Вот ей уже двадцать пять, а она по-прежнему одинока. Одинока из-за того, что уже однажды сильно любила, и теперь любое чувство обречена сравнивать с тем, навеки прошедшим. А может, как раз не прошедшим? Может, в том все и дело? Она по-прежнему любит Артура, ее сердце занято им, и для нового чувства в нем попросту нет места. Неужели она до сих пор надеется на его возвращение? Два года прошло с его отъезда. Два года, в течение которых от него не было ни звонка, ни открытки, ни даже привета, переданного с оказией. Ни единой весточки. Он будто в воду канул. Уехал и забыл. Как растворился.
        Света старательно читала все статьи про кино в надежде, что где-нибудь мелькнет его имя. Тщетно. Не только про Артура, но и про сериал, в котором ему якобы дали роль, ничего не писали. Она уже грешным делом подозревала, что кастинг и сериал — целиком его выдумка. Артур просто бросил ее и отправился в Штаты налегке искать лучшую долю. Ехать вдвоем с ней он посчитал слишком обременительным. И технически осуществить это было несравнимо сложнее, и вертеться одному проще. Нет, она обязана его забыть. Хотя бы потому, что он забыл ее. И надо сделать это сейчас, пока не поздно, и у нее есть Гриша. И пока он не догадался, что она совсем его не любит.
        Света перестала плакать. Резко поднявшись на ноги, она распахнула окно и полной грудью вдохнула свежий сырой воздух, напоенный запахом хвои. Стало немного легче. Тоска, сдавливающая грудь, отступила. Ну что она, в конце концов, изводит себя. Скучно ей, видите ли, с Гришей. Недостаточно она его любит. Да куча людей так живет. И ничего. Вон Дашка обожает своего Славку, и, тем не менее, тоже закисла. Даже на работу вышла при первой же возможности. И вообще, где гарантия, что останься Артур, и выйди Света за него замуж, он сейчас ей бы уже не наскучил? Жизнь как на вулкане тоже, наверное, приедается, и начинаешь мечтать о спокойствии. И вот у нее как раз появилась возможность получить это спокойствие, которого так недоставало с Артуром. А она опять недовольна. Прямо по принципу: хорошо там, где нас нет. Кстати, и точно. Пробовала ведь она с Гришей расстаться. Не вышло. Без него было еще хуже. «А это доказывает,  — вдруг с облегчением подумала Светлана,  — что какие-то чувства у меня к нему есть».
        Она еще несколько раз глубоко вдохнула свежий озерный воздух. На душе становилось все легче и легче.
        Если какое-то чувство у нее к Грише есть, оно может со временем перерасти в нечто гораздо большее. Ей вспомнилось признание Даши, что она далеко не сразу полюбила Славу. Зато потом какая получилась семья. Может, то, что ярко горит быстрее сгорает, а уголек тлеет дольше? Света готова была в это поверить. Мешал лишь один вопрос: почему ее любовь к Артуру никак не перегорит. Но она и тут себя успокоила: либо она сама упорно лелеяла ее в себе, либо просто время еще не пришло. И Света твердо решила: по приезде в Москву она сразу же позовет к себе Гришу. Чтобы убить призрака, загостившегося в ее доме.

        Глава V

        Дашка торжествовала и требовала подробностей.
        — Наконец-то ты меня послушалась. Признайся: ведь права я была, права?
        — Ну, в общем…  — не слишком уверенно отвечала Света.
        — Тебе ведь хорошо было?
        — Ну и энтузиазм у тебя, подруга. Можно подумать, я с тобой в постели побывала. Такие вопросы обычно задают.
        — Попрошу без скабрезных намеков,  — надулась Даша.  — И почему мне нельзя спросить? Я-то тебе все рассказываю.  — Она вздохнула.  — Вернее, раньше рассказывала, а теперь даже поделиться нечем. Где мои семнадцать лет!
        — В моей ванной остались,  — фыркнула Света.
        — Вот именно, но ты расскажи, расскажи…
        — Понятно. За неимением собственных свежих впечатлений…
        — Ну мне же любопытно. У вас сейчас с Гришей самый захватывающий период. Ну как он в постели-то?
        — Замечательно,  — ответила Света.
        Лицо у подруги разочарованно вытянулось.
        — Неужели тебе с ним и там скучно?
        — Да нет. Нормально.
        — Значит, плохо.
        — Наоборот,  — возразила Светлана.  — Мужчина хоть куда, особенно с голодухи.
        — Так и пользуйся на радость. Как говорят, расслабься и получи удовольствие. Чем ты недовольна?
        — Тем, что не люблю его.
        — Да хрен с ней, с твоей любовью. И вообще, какой смысл ты вкладываешь в слово «люблю»?
        Света задумалась.
        — Словами не объяснишь,  — наконец тихо произнесла она.
        — Не объяснишь, потому что сама себе мозги запудрила. Придумала такую любовь, которой вообще на свете не существует, и все ею меряешь. Может, ты его все-таки любишь и просто сама этого не понимаешь? Потому что ждешь страсти, а у тебя нормальная, спокойная, разумная — взрослая любовь.
        — По-твоему, любовь бывает разумной?
        — У разумных она разумная. А у безумных — безумная. Тебе, считай, повезло. Безумную любовь уже испытала. А теперь пришла разумная. Только ты ее за любовь не признаешь.
        — Значит, считаешь, с Артуром у меня была безумная любовь?
        — Двух мнений быть не может. Сплошной мазохизм с твоей стороны. Я бы так не смогла.
        — Раньше ты мне этого не говорила.
        — Какой смысл. Раньше ты и слушать бы не стала. Втюрилась в своего Артура, как кошка, и глаза бы мне выцарапала, скажи я хоть слово против. Зато теперь могу признаться: считаю большой для тебя удачей, что он съехал и растворился. Этот мазохизм не мог продолжаться вечно.
        — По-твоему, у нас все было так плохо?
        — Хуже, конечно, бывает. Он мог тебя колотить, сесть целиком и полностью на твою шею, да мало ли что мужики еще выделывают. Но ваши отношения здоровыми тоже не назовешь. Он ведь тебя морально совсем задавил. Разве так можно? Ты уже вообще ради него готова была на все. Про себя совсем забыла. И вот теперь появился нормальный мужик, который, наоборот, ради тебя готов на все, а тебе пресно. Острых ощущений не хватает. Наверное, если бы он тебе иголки под ногти загонял, тут бы ты в него и влюбилась.
        — Перестань чушь нести!  — рассердилась Светлана.  — Какие еще иголки?
        — Моральные,  — ответила Даша.  — Признайся как на духу: тебе ведь именно этого не хватает? Просто Григорий твой дурак наивный. Влюбился и сразу честно тебе показал, что ты для него свет в окошке, больше ему никого не нужно. Пушкина, видать, в детстве читал невнимательно. «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей.» Вот я бы на его месте пропала пару-тройку раз с твоего горизонта. Почти уверена: ты сразу бы воспылала к нему большой и острой любовью.
        — Боюсь, большой не воспылала бы,  — с сожалением проговорила Светлана.  — Но когда мы поссорились, мне и впрямь стало его не хватать.
        — Вот! Уже ближе к делу!  — обрадовалась Даша.  — Только ведь ты сама с ним поссорилась и знала, что в любой момент можешь помириться. А ты представь, что инициатива исходит от Гриши?
        — Не могу,  — призналась она.  — Потому что тогда это был бы не Гриша.
        — Мне лично диагноз ясен,  — обреченно бросила Даша.  — Надеюсь, у тебя хоть хватит ума его не бросать?
        — Не собираюсь я его бросать, наоборот, как раз хочу к себе его пригласить,  — поделилась ближайшими планами Света.
        — Задумка полезная,  — одобрила подруга.  — Но тут у меня вопрос: почему Григорий тебя к себе-то никогда не зовет?
        Для Светы теперь это уже не было тайной, и она объяснила:
        — Гриша живет вместе с мамой и с братом, у которого какие-то проблемы. Он из института вылетел. Сейчас, правда, заканчивает, а Гриша за него платит. Говорит, как только брат получит диплом, пристроит его на работу и немедленно съедет. Наш Леонид Петрович обещал ему кредит на квартиру дать.
        — Славная перспектива,  — оценила Даша.  — Значит, и тут все нормально. Ты только, пожалуйста, не передумай.
        — Будешь давить, обязательно передумаю. Из вредности,  — засмеялась Света.
        — Я не давлю, а взываю к твоему разуму,  — не унималась Даша.  — Мужик тебе, дура, попался редкостный.
        — Еще хоть раз его похвалишь, и я решу, что ты сама в него влюбилась.
        Глаза у Дашки подернулись поволокой.
        — Если бы не Славка, увела бы его у тебя. Сама. Лично. Не отказалась бы.
        — Учту на будущее.
        — Ты учти не на будущее, а на настоящее. Такого любая уведет.
        — Между прочим, уже пытались, только Гриша не поддается.
        — Сегодня не поддается, а завтра поддастся, если ты по-прежнему с ним так обращаться будешь,  — сочла своим долгом предупредить Даша.
        — Да он пока вроде не жалуется.
        — Еще дождись, когда жаловаться начнет.
        — Дашка, хватит меня пугать.
        — А-а-а,  — в голосе подруги послышались торжество и одновременно удовлетворение.  — Испугалась! Выходит, он для тебя все-таки что-то значит. И появляется надежда на большее. Ой, я за тебя так рада! Честно сказать, боялась, что ты этого своего Артура никогда не забудешь.
        Вскоре Света действительно пригласила Гришу к себе домой, и ничего страшного не произошло. Мало-помалу он становился частью ее жизни. В чем-то, конечно, история повторялась. Жить он к ней не переехал, ссылаясь на брата, которого хотел довести до окончания института. Мол, дальше может поступать как угодно, но, по крайней мере, хоть высшее образование у него будет, и он, Гриша, может считать свой долг выполненным.
        — Олег у нас младшенький, мамин любимчик, она его избаловала,  — жаловался он Свете.  — А мне теперь приходится перевоспитывать великовозрастного недоросля. Как распускать его, так мама. А как из всяких историй вытягивать, сразу: «Гришенька, помоги!» Я бы хоть завтра к тебе переехал, но ведь Олег тут же воспользуется моим отсутствием и распустится. А я столько сил и денег в него вложил. Уж доведу его до конца последнего курса.
        И Григорий оставался у нее ночевать лишь изредка. В основном, на выходные, да и то не каждую неделю. Зато они ежедневно виделись на работе, и Света была спокойна. Она всегда знала, где он.
        Какое-то время спустя он познакомил ее с мамой и Олегом. Свету поразило, насколько родные братья не походили друг на друга. Обаятельный и привлекательный, но не более, Гриша и настоящий красавец Олег, лицо которого, будто изваянное античным скульптором, портил только тяжелый мутный сонный взгляд. Насколько старший брат располагал к себе, настолько младший отталкивал высокомерием и снисходительной хамоватостью. Тем удивительней показалось Свете, что мать, располневшая женщина неопределенного возраста «со следами былой красоты», сполна унаследованной Олегом, обожала именно младшего. Любую сказанную им банальность она воспринимала как откровение. И смотрела на него с нескрываемым восторгом.
        Визит Светы она восприняла настороженно и держалась с ней, хоть и вежливо, но с подчеркнутой холодностью. Это не имело ничего общего с весьма распространенной ревностью матери к предполагаемой невестке. Гриша явно не относился к числу ее героев, чувствовалось, что ей, в общем-то, все равно, на ком он женится. Куда больше ее волновало другое. Гриша был единственным добытчиком в семье, и мама тревожилась, как бы из-за Светланы не оказался обделенным младший сын.
        Провожая Свету домой, Гриша спросил:
        — Тебе они не понравились, правда?
        — Как ты можешь так говорить,  — смутилась она.
        — Нечего тут стесняться,  — продолжал он.  — Ты совсем не должна заставлять себя насильно их любить. Мне-то приходится,  — он погрустнел.  — Куда я от них денусь? Это мой крест. Но ты не обязана. Я пойму.
        — Но они твои самые близкие родственники.  — Свете по-прежнему было неловко.
        — Мои, а не твои.
        — Боишься, что из-за них я откажусь от тебя?  — она посмотрела ему в глаза.
        — Все бывает,  — откликнулся он.  — Начнутся какие-нибудь скандалы.
        — Знаешь что,  — решила она поставить точки над «i».  — Помогать мы им, разумеется, будем, а жить с ними вместе, по-моему, не обязательно. Это я о нашем с тобой будущем. В ближайший год, насколько я понимаю, ты выполняешь свой долг перед братом, а потом…
        Он перебил, просияв:
        — То есть ты согласна выйти за меня замуж? Ну через год?
        И Света, не позволяя себе ни на секунду задуматься, ответила:
        — Да.
        Подхватив ее на руки, он закружился по тротуару.
        — Осторожнее, молодой человек!  — взвизгнула идущая навстречу женщина.  — Вы не у себя дома!
        Гриша ее не услышал, да и вообще не заметил. Продолжая кружить Светлану, он зашептал ей на ухо:
        — А я так боялся, что ты откажешься! Как же я счастлив! Я самый счастливый на свете!
        Узнав, что Гриша сделал предложение, Даша радовалась, кажется, гораздо сильнее подруги. Во всяком случае, гораздо громче.
        — Это же потрясающе! Наконец-то! Свершилось чудо! Он ее уговорил, она согласилась! Еще одно чудо! Когда свадьба-то?
        — Через год. Понимаешь, раньше у Гриши не получается. Из-за брата.
        Дашина радость вмиг словно бы испарилась, и она сердито буркнула:
        — Ну прямо так и чувствовала, что какая-нибудь подлянка будет. У тебя, Светка, бочка меда никогда не получается без ложки дегтя.
        — Какая еще ложка дегтя?  — удивилась Светлана.
        — Год!  — воскликнула Даша.  — Слишком долго и опасно.
        — Для кого опасно?
        — Для всех. Ты, например, передумаешь. Ну дурак мужик! Вместо того, чтобы ловить момент и хватать тебя, пока ты тепленькая…
        — Не беспокойся, я не передумаю,  — перебила Света.
        — А ты дура, что согласилась ждать,  — словно не слыша ее, продолжала Даша.  — Он тоже ведь может передумать.
        — Что ты несешь! Мы с ним знакомы уже больше года, а он меня любит все сильней и сильней.
        — Сильнее до бесконечности не бывает,  — назидательно произнесла подруга.  — В какой-то момент наступает пик, а за ним — спад. Чего ты дожидаешься?
        — Ничего. Но что мне делать? У Гриши такая ситуация.
        — Ты меня поражаешь. Брат у него. Тоже мне аргумент. Пять лет, что ли, этому брату? Нет ведь, взрослый мужик. Ну заезжал бы твой Гриша к нему время от времени с инспекцией. В конце концов там мамочка есть. Вот и следила бы за своим младшим сокровищем. Все равно ей, насколько я понимаю, больше делать особенно нечего.
        — По-моему, она не столько за ним следит, сколько его покрывает,  — поделилась своими наблюдениями Светлана.
        — Тогда пусть сами и разбираются. Тебе-то какое дело до этого братца? Насколько я понимаю, противный тип. А ты уже готова ради него своим счастьем пожертвовать.
        — Нет, он не противный, а скорее неприятный,  — уточнила Светлана.
        — Часом не наркоман?  — встрепенулась Даша.
        — Гриша ничего такого не говорил.
        — Естественно, он тебе не скажет. Не в его пользу. Знаешь, родственник-наркоман — тот еще подарочек. Подумаешь и откажешься.
        — То есть теперь ты хочешь сказать, что мне все же не стоит выходить за Гришу замуж?  — с иронией проговорила Света.
        — За Гришу стоит. А вот брат-наркоман, если этот Олег действительно наркоман, большая проблема. От него надо избавляться.
        — Еще интереснее,  — хмыкнула Света.  — Ты что, предлагаешь мне его убить?
        — Вообще-то это наиболее кардинальный и лучший выход,  — ответила подруга.  — Но тут возникает другая проблема: с уголовным кодексом. Знаешь, я передумала. Пожалуй, даже хорошо, что у вас не сразу свадьба. За год ты как следует присмотришься к его родным. Если Гришин брат действительно наркоман, то за год уж точно как-нибудь себя проявит. Тогда и решишь, что делать. Отказаться-то всегда сможешь.
        — Даша, но я ведь замуж собираюсь не за Олега, а за Гришу,  — сочла своим долгом напомнить Светлана.  — А Гриша не наркоман. Это уж мне точно известно.
        — Да, он у тебя такой правильный,  — каким-то странным тоном проговорила Даша.
        — Это что, тоже плохо?
        — Нет, нет. Это как раз хорошо,  — словно бы спохватилась подруга.  — Но от Олега тебе никуда не деться. Потому что у Гриши обостренное чувство долга по отношению к семье. С одной стороны, для тебя замечательно, что он такой ответственный и заботливый. Но если его братец и впрямь наркоман, Гриша станет возиться с ним до самой смерти, и тебе от его порядочности будут одни слезы.
        — Дашка, что это мы с тобой, как две умные Эльзы. Может, он еще и не наркоман вовсе, а ты его уже чуть ли не до могилы довела. Я тебя хочу попросить об одном одолжении.
        — Насчет Олега?  — Даша насторожилась.  — Есть у меня один знакомый врач-нарколог.
        Света расхохоталась:
        — Нет, я о другом. Понимаешь, платье тут свадебное присмотрела — потрясающее. Хочу купить. Можно я потом его у тебя повешу? Чтобы Гриша заранее не увидел.
        Даша в полном остолбенении заморгала глазами:
        — Ты что, забыла? У меня и так уже одно твое висит. Неиспользованное. Зачем тебе второе покупать?
        — То у меня с Артуром связано,  — глухо откликнулась Света.  — Пусть висит. Не хочу.
        — Понятно. Решила начать жизнь с новой страницы. Вернее, с нового свадебного платья. Что ж, может, и правильно. Валяй, конечно, неси. У меня в шкафу места хватит. Только не подождать ли немного? Времени-то у тебя впереди еще полно.
        — Нет,  — решительно возразила Света.  — Мне это платье ужасно понравилось. Если и выйду замуж за Гришу, то только в нем.
        Купив на следующий день понравившееся платье и спрятав его у подруги, Света словно окончательно подвела черту под своим решением: «Я выхожу замуж за Гришу. Точка!»
        Полусовместная жизнь Светланы и Гриши шла своим чередом. Спокойно, гладко и буднично. Света уже начала думать, что, вероятно, Даша права. Это и есть настоящая любовь. Такой она и бывает у взрослых зрелых людей. А бешеные эмоции — для взбалмошных подростков. На них семью не построишь. Вот на спокойном чувстве — другое дело. Ведь что такое семья? Это тыл, крепкое плечо рядом. Надежный человек, на которого можно положиться в любых обстоятельствах. Так сказать, и в горе и в радости. И Гриша именно такой человек.
        Вон он как с братом возится. Другой на его месте давно бы плюнул. Взрослый парень, пусть сам со своими проблемами и справляется как может. А Гриша в лепешку готов расшибиться. Можно считать, второе высшее образование получает. По его словам, он только помогает Олегу писать диплом. Однако Света сильно подозревала, что Гриша пишет его целиком и полностью. Олег подобной заботы не заслуживал и, главное, даже не испытывал к старшему брату никакой благодарности, не скрывая своего презрительного отношения. Он явно воспринимал Гришу как навязчивую няньку, становясь вежливым, только когда ему требовались деньги. А Гриша, несмотря на это, хоть и скрипел зубами, но делал все, что считал своим долгом.
        Света ничего не говорила жениху, хотя его возня с Олегом порой казалась ей чрезмерной. Она молчала до тех самых пор, пока в один из майских дней Гриша не явился на работу бледный, с мешками под глазами.
        — Ты заболел?  — забеспокоилась Света.
        — Олег исчез,  — загробным голосом откликнулся он.  — Не знаю, что и делать. У него сегодня госэкзамен.
        Даже Света не предполагала подобного исхода, хотя Олег не внушал ей никакого доверия и она постоянно ждала, что он что-нибудь выкинет.
        — Как исчез? Что случилось?  — принялась расспрашивать она.
        — Обыкновенно,  — развел руками Гриша.  — Взял у матери деньги, сложил в сумку кое-какие вещи и отбыл а неизвестном направлении.
        — Ну хоть ясно, что жив-здоров,  — сказала Светлана.  — Но почему твоя мать его не остановила? И деньги зачем дала? Не знала, что ли, про экзамен?
        Гриша беспомощно заморгал глазами.
        — Он из нее веревки вьет. А после я оказываюсь во всем виноват.
        — В таком случае плюнь на Олега,  — жестко проговорила Светлана.  — Пусть выкручивается как знает.
        — Не могу. Ему же всего ничего осталось. Сдать этот экзамен и диплом защитить. Если сейчас все провалится, Олега немедленно в армию заберут. Мать этого не переживет.
        — Если тебе так важно, проплати госэкзамен,  — посоветовала Светлана.
        — Уже,  — буркнул Гриша.  — Но явиться-то ему надо. Вопросы дали заранее. Все обговорено и договорено. Диплом написан. Ты даже не представляешь, сколько мне унижаться пришлось. А эта сволочь…
        Не договорив, Гриша скрипнул зубами.
        — Раз он такая сволочь, пускай гуляет, а потом гремит в армию,  — сказала Света.  — Тебе винить себя не в чем. Сделал для своего братца все, что мог и что не мог. Когда-нибудь надо остановиться. В конце концов это его жизнь. А у нас стобой, между прочем, есть своя. Мы и так из-за него очень многим пожертвовали.
        — Все понимаю, и перед тобой виноват, и хочу, чтобы мы поскорее поженились, но пока не доведу дело с его институтом до конца, не успокоюсь.  — Гриша виновато потупился.  — Ты уж прости меня. Но если я сейчас Олега не додавлю, мы с тобой еще год потеряем. К тому же мне тогда придется изобретать новые способы, как открутить его от армии. Так что иду к Леониду Петровичу, прошу у него неделю отпуска за свой счет и еду на поиски блудного брата.
        — Дело твое, но я бы не стала.  — Света уже не на шутку злилась. Гришкино благородство, по ее мнению, переходило все разумные границы и смахивало на патологию.  — Тебе, дорогой, не кажется, что твоего родственника пора наконец как следует проучить? Может, хоть это заставит его отвечать за свои поступки.
        — Прости, но ты не понимаешь, о чем говоришь.
        Ответ ее ошарашил. Гриша еще ни разу не возражал ей в столь резкой форме.
        — У тебя ведь никого нет. Я имею в виду братьев и сестер,  — в том же тоне продолжал он.  — Тебя, можно сказать, и родители-то давно бросили, и тебе это кажется нормальным. А у нас в семье другие принципы, и я не могу бросить на произвол судьбы родного брата.
        Света вспыхнула:
        — Во-первых, меня никто не бросал. Даже когда родители развелись, обе стороны продолжали обо мне заботиться. И до сих пор, между прочим, продолжают. И брат у меня есть, единокровный, по отцу, но никто не считает, что я за него обязана учиться. Кстати, он и так отличник. А в вашей семье принципы какие-то странные и однобокие. Почему-то именно ты, который всех содержит и обустраивает, вечно им должен и к тому же всегда виноват. А твои родственнички, выделывающие все, что приходит им в голову, никому ничего не должны и не несут никакой ответственности. Где же их чувство долга по отношению к тебе?
        Гриша подавленно молчал.
        — Наверное, я не права, да?  — продолжала Светлана.  — Ну, скажи, что у меня недостаточно тонкая душевная организация, чтобы понять ваши высокие отношения. Давай еще к этому добавим, что я мелочная глупая эгоистка, которая не способна подняться над своими личными интересами и пожертвовать личным счастьем ради счастья твоего младшего брата. Говори! Не стесняйся!
        — Этого я и боялся,  — обреченно произнес Григорий.  — Теперь ты, наверное, не захочешь выйти за меня замуж.
        — Да хочу я! Очень хочу!  — воскликнула Света.  — Я даже платье купила. И всю нашу свадьбу придумала. Но я не желаю ждать еще год, пока ты будешь делать из этого ублюдка человека с высшим образованием! На фиг оно ему нужно! Думаешь, этим все закончится? Держи карман шире! То есть как раз к этому тебе придется всерьез подготовиться. Работать-то ваш Олежек наверняка не станет. Что он умеет и что ему интересно? Уверена: ровно ничего. А необходимости никакой. Зачем напрягаться и зарабатывать, когда есть брат-дурак с деньгами и чувством долга? Ну, говори скорее, что я не права!
        Взгляд у Григория сделался затравленный.
        — Прости, но спорить с тобой у меня сейчас нет ни времени, ни сил. Мне надо его искать. Вернусь — позвоню, тогда все и обсудим.
        И он уехал, а Света, оставшись одна, отправилась искать утешения у подружек.
        Лика была возмущена:
        — Разумеется, муж должен в первую очередь исходить из интересов жены, а не какого-то жуткого брата.
        — Он мне еще не муж,  — напомнила Света.
        — Так не муж-то именно из-за брата,  — ничуть не смутилась та.  — Тем более у него перед тобой обязательства.
        Даша вообще кипела:
        — Гад! Удавила бы собственными руками!
        — Гришу?  — удивленно спросила Лика.
        — Олега,  — внесла ясность Даша.  — Гришу давить, по меньшей мере, рано. От него еще может быть какая-то польза, если, конечно, брата рядом не будет. Ну и Олежек, прямо Божье наказание.
        — Одна надежда, что с ним что-нибудь случится,  — сказала Лика,  — и он освободит вас от своего существования.
        — Типун тебе на язык!  — испугалась Света.  — Тогда Гриша изведется от чувства вины.
        — Поизводится и перестанет,  — отмахнулась Лика.
        — Только не Гриша, он всю оставшуюся жизнь будет мучиться своей виной,  — не сомневалась Светлана.
        — Где же выход?  — растерялась Даша.
        — Честно говоря, девчонки, у меня руки опускаются,  — призналась Света.
        — Передумала замуж выходить?  — встревожилась Даша.
        — Да нет, просто не знаю, что делать. Еще год ожидания я не выдержу.
        — Тем более, еще неизвестно, что тебе придется выдерживать потом,  — подлила масла в огонь Лика.  — Братец от халявы добровольно не откажется.
        — Я тоже об этом думала,  — призналась Света.

        Глава VI

        Подружки словно накаркали. Гриша довольно скоро установил местонахождение братца, который с компанией таких же великовозрастных бездельников укатил в Крым. Там они, изрядно напившись, решили посостязаться в нырянии в Черное море с высокой скалы. Для других импровизированный турнир завершился вполне благополучно, а вот Олег нырнул неудачно, обо что-то ударился и сломал позвоночник.
        Каким-то чудом он не утонул, друзья его вытащили. Травма однако оказалась серьезной и без операции грозила полным параличом. Об операции в Крыму и речи быть не могло. С трудом переправив брата в Москву, Григорий заметался по врачам. Никто из столичных светил не давал стопроцентной гарантии на успех. Даже в пятидесяти и то сомневались.
        Гриша не опускал руки. Ему удалось найти клинику в Германии, которая специализировалась на таких операциях. Стоили они очень дорого, самому Грише не потянуть. На помощь пришел Леонид Петрович. Он все равно обещал ему кредит на квартиру, вот и выдал требуемую сумму. О квартире на ближайшие годы Григорий мог забыть, но он еще и не тем готов был пожертвовать ради здоровья брата.
        Света, конечно, ему сочувствовала. Несчастье в семье есть несчастье. Однако Олег, можно сказать, сам приложил все усилия, чтобы с ним случилась такая беда. Да и Гриша, по мнению Светы, тоже изо всех сил этому способствовал. Естественно, ей хотелось, чтобы Олег поскорее выздоровел. Она даже думать боялась, во что превратится их с Гришей жизнь, если его младший брат останется парализованным, однако уже не питала иллюзий, что и в случае успешной операции случившееся несчастье заставит Олега измениться. Наверняка встанет на ноги и опять примется за свое. А мамочка станет еще сильнее его любить и еще больше ему потакать. Впрочем, с Гришей Светлана подобными соображениями не делилась, решила отложить серьезный разговор до его возвращения после операции.
        В Германию уехали все трое: Олег, мама и Гриша.
        — Тебе-то зачем туда, если мама едет специально за ним ухаживать?  — не понимала Света.
        — Олег с трудом говорит по-английски. Мама вообще ни одного языка не знает. Да к тому же она такая непрактичная, паникерша… А у меня свободный немецкий. Конечно, очень не хочется оставлять тебя тут одну, но ситуация тяжелая, сама понимаешь. Я бы с радостью и тебя взял, но, увы, денег в обрез, и неизвестно, сколько нам в Германии придется проторчать.
        — Знаешь, если честно, я предпочитаю тебя в Москве подождать.
        Она никогда не призналась бы в этом Григорию, но заставить себя ухаживать за Олегом было выше ее сил.
        Он вызывал у нее брезгливость и отвращение. Искреннее сочувствие в сложившейся ситуации Света испытывала только к Грише, однако и к нему жалость простиралась не до такой степени, чтобы принести себя в жертву. Будь по-другому, деньги на поездку в Германию Света нашла бы.
        Гриша ей регулярно звонил, подробно докладывал, так сказать, вести с поля боя. Операция прошла удачно, но предстоял долгий восстановительный период. Сперва в Германии, а затем в Москве. Когда страсти немного улеглись, и здоровье младшего брата пошло на лад, Гриша начал уговаривать Светлану приехать.
        — Я так соскучился! Сперва-то рассчитывал обустроить их тут и вернуться. Но, к сожалению, не могу. Мать захандрила, видимо, переволновалась. А как страшное позади осталось, немного расслабилась, и сердце у нее стало прихватывать. Света, давай ко мне, а?
        «Конечно, еще одной сиделки не хватает»,  — пронеслось у нее в голове. Нет, она решительно не хотела ухаживать за этими людьми. Все ее существо восставало против. И она не собиралась себя ломать, даже ради Гриши.
        Даша полностью ее поддерживала:
        — Ты часто делаешь глупости, но на сей раз права. Если сейчас характер не выдержишь и кинешься в Германию им помогать, то, считай, подпишешь себе приговор на всю оставшуюся жизнь. Такие один раз сядут кому-нибудь на шею и уже никогда с нее не слезут.
        — Понимаешь, с одной стороны мне немножко стыдно,  — Света пыталась объяснить подруге свое состояние.  — Ведь получается, у любимого человека несчастье, а я не хочу помочь.
        — Никакой острой необходимости в твоей помощи нет. Мама-то его не в лежку лежит, ведь ходит, даже гуляет. А сердце в ее возрасте у всех прихватывает, ничего удивительного. И за братом в больнице ухаживают за деньги. Да он уже и на ноги встает. Ну и зачем тебе, скажи на милость, ехать? Вдвоем с Гришей эти милые родственники толком побыть не дадут, а тебе они неприятны. Так на фига тебе такой мазохизм?
        — Вот и я думаю, что незачем. Но все равно как-то неловко.
        — Выкини из головы и отдыхай. Набирайся сил перед собственной свадьбой. Если она, конечно, вообще когда-нибудь состоится — с такими родственниками.
        — Ой, и не знаю теперь,  — с тоской проговорила Света.  — Мы это сейчас даже не обсуждали. Но боюсь, в скором времени и рассчитывать нечего.
        Однажды вечером в ее дверь трижды настойчиво позвонили. Сердце у Светы екнуло. Так когда-то звонил Артур. Она никого не ждала и на всякий случай поглядела в глазок. Там стоял он! Она обомлела, отказываясь верить своим глазам. Звонки повторились. Снова три раза. Она рванула дверь на себя.
        — Ты?
        — Я,  — широко улыбнулся он.  — Пустишь или прогонишь?
        — Заходи уж, коли пришел.
        Голос едва ее слушался. Артур, решительно шагнув в переднюю, протянул ей огромный букет ромашек.
        Он помнит. Он не забыл, что ей нравятся полевые цветы, которые она всегда любила куда больше всех этих полуискусственных роз и гвоздик. Неужели он все еще… Дальше Светлана даже боялась и думать, лишь непослушным голосом проговорила:
        — Спасибо. Ты проходи в большую комнату. Я сейчас, только их поставлю. Жалко, если завянут.
        Света со всех кинулась ног на кухню. Сказать, что она о чем-то думала, было трудно. В голове билось только одно: «Вернулся! Вернулся!» Щеки пылали. Поставив цветы в большую вазу, в обнимку с ней Света поспешила обратно. В прихожей, проходя мимо зеркала, она вдруг застыла: «Кошмар! Как я выгляжу!»
        На ней были застиранная майка и видавшие виды лосины, давно потерявшие форму и цвет, в которые она облачалась, приходя с работы. Надо бы срочно переодеться. Хотя нет, немедленно передумала Света, иначе он чего доброго возомнит, будто ее волнует, что он подумает про ее вид. Пусть принимает ее такой, какая есть. Это он от нее ушел, а не она от него, и он к ней сейчас вернулся, а не она к нему. И вообще, может, он явился сюда только затем, чтобы рассказать, как теперь замечательно живет, что у него жена, трое детей, дом, собака… А она будет тут для него красоту наводить. Ни за что! И она решительно шагнула в комнату.
        Он вскочил ей навстречу и, выхватив у нее из рук тяжелую вазу, водрузил на стол. Светлана старательно отводила взгляд. Смотреть на Артура было невыносимо больно, как на солнце.
        — Ну, рассказывай, где был и как жил эти три года,  — тихо произнесла она.  — Или сколько там прошло с…
        Договорить она не смогла. Боялась, что голос дрогнет.
        — Именно столько и прошло,  — ответил он.  — И я, конечно, все-все тебе расскажу, но потом. А сначала… Можно тебя поцеловать?
        Он приблизился к ней вплотную. Надо бы его оттолкнуть. Оттолкнуть и велеть убираться вон и никогда-никогда больше не показываться ей на глаза, потому что с нее достаточно, и она не позволит ему опять себя мучить. Тем более сейчас, когда рана, наконец, затянулась, и она вполне счастлива с другим человеком. Однако руки, предательницы-руки, вместо того, чтобы оттолкнуть Артура, крепко обняли его, а губы потянулись к его губам, и они слились в долгом и жадном поцелуе.
        Артур оторвался от нее лишь на мгновение, чтобы прошептать:
        — Ты все такая же! Совсем не изменилась. Как я мечтал о тебе все это время!
        У нее помутнело в глазах. Он снова принялся целовать ее. А потом подхватил на руки, и когда она в следующий раз очнулась, они уже были в постели, и одежда с их тел уже подевалась неизвестно куда, и время словно повернулось вспять. Черная бездна сомкнулась, и не было больше трех лет разлуки, а были она и он, Артур, и больше никого и ничего на свете не существовало. И никого и ничего Светлане было не нужно. Все, что она хотела и о чем тосковала целых три невыносимо долгих года, теперь снова было с ней.
        Она проснулась рано утром. Счастливая-счастливая. Рядом сном праведника спал Артур. Ощущение счастья тут же исчезло, на смену ему пришло чувство вины. Что она скажет Грише? Как объяснит свое предательство? А надо ли вообще что-то объяснять? С Артуром они еще даже толком не поговорили. Света понятия не имела, надолго ли он появился в ее жизни? Вдруг он сейчас проснется, оденется и, нежно чмокнув ее в щеку, снова уедет в свою Америку? Тогда можно вообще ничего не говорить Грише, потому что это не предательство, а просто последнее прощание с прошлым.
        Она немедленно поймала себя на мысли, что не хочет прощаться с Артуром. Все ее существо противилось новому расставанию. Ведь она только обрела его снова и жаждала, чтобы их любовь продолжилась. То, что она чувствовала к Артуру, не шло ни в какое сравнение со «спокойной зрелой любовью» к Грише. Теперь, после вчерашней ночи, ей стало до конца ясно: она просто врала себе. Не любит она Гришу. Может, привыкла, привязалась, наконец, была благодарна ему за его любовь и за то, что скрасил ее одиночество. Но разве это ей нужно? Ей нужен Артур, он один, и никто другой. Лишь с ним она ощущает себя живым человеком, настоящей женщиной.
        — Тебе уже нужно вставать?  — вторгся в ее мысли его голос.
        Артур, улыбаясь, смотрел на нее.
        — Увы, на работу пора.
        — А может, отменим?  — Он потянулся к ней.  — У меня сегодня свободный день.
        И она решилась спросить напрямую:
        — Ты вообще-то надолго? Ведь я ничего о тебе не знаю.
        — Я навсегда. Решил окончательно вернуться.
        — Не сложилось в Америке?
        — Не то чтобы совсем нет, но дома становится интереснее. Там-то мы все равно чужие.
        — А что с тем сериалом, ради которого ты уехал?
        — Да начали снимать, а потом спонсор куда-то слинял, в общем, остались мы на бобах. Но я, уж коли туда попал, решил попробовать зацепиться, даже женился. На гримерше. Ребенок у нас родился. Дочка. Но семья не сложилась. И вообще куча проблем. Развелись в результате, и я из Штатов перебрался в Европу. В Польше в театре играл. Даже вроде звездой стал. Правда, очень-очень маленькой.
        — Ты ведь польского не знаешь,  — удивилась Светлана.
        — Приспичило — выучил. Потом в паре совместных проектов снялся. Роли, конечно, не главные, но даже пресса была. У нас, правда, эти фильмы почему-то не показывали. А теперь вот здесь появились кое-какие зацепки. В кино понемногу деньги начинают идти. Словом, вернулся я.
        — Мамина квартира-то у тебя сохранилась? Ты там живешь?
        — Квартиру пришлось продать. Деньги потребовались. Я себе вместо нее маленькую комнатку в коммуналке купил. Не фонтан, но жить можно. Я за эти годы ко всему привык.
        Он говорил, а Светлана внимательно его рассматривала. Он изменился. Уезжал совсем юный мальчик, а теперь — взрослый мужчина. Гораздо шире в плечах. Шея налилась силой. Черты лица приобрели четкость и некоторую жесткость, отчего он сделался еще красивее. Прежней шапки волос уже не было, однако короткая стрижка шла Артуру даже больше, придавала мужественность. И жесткие складки у губ — тоже. Света глядела на него, и сердце ее таяло.
        — Я все время о тебе думал,  — тем временем говорил он.  — Глупо, конечно, тогда у нас вышло. Но я нисколько не жалею, что уехал. Жалею только, что с тобой расстались. Каждый день о тебе вспоминал. Пытался забыть, но не мог. А уехал-то правильно. Гигантская школа жизни. Теперь я скользкий стал, как уж: из любой ситуации вывернусь. Везде выживу.
        Так что все верно. Да и мы с тобой в то время слишком юные были. Не смогли бы по-настоящему оценить друг друга.
        Свете казалось, что он не ее, а сам себя уговаривает.
        — И ты даже не спрашиваешь, не вышла ли я замуж?
        — Недооцениваешь,  — усмехнулся он.  — Я сперва справки навел, и мне сказали, что ты до сих пор одна. Иначе бы не пришел. Зачем понапрасну людей смущать?
        «Похоже, про Гришу он ничего не знает»,  — отметила про себя Светлана, не зная, радоваться ей или нет.
        — А ты не думал, что я не захочу тебя видеть?  — спросила она.
        — Думал и очень боялся, но ты ведь захотела, так о чем говорить,  — и лицо его озарилось такой обезоруживающей улыбкой, что Света окончательно растаяла.  — Только пойми меня правильно,  — скороговоркой добавил он.  — Я действительно рад, что ты меня простила. Не знаю, что бы я делал, если бы ты меня выгнала. Конечно, я понимаю: ты на меня злилась. Ведь не дурак. Но не мог я тогда поступить иначе. Потом бы до смерти считал, будто упустил свой шанс. Наверное, каждый мужик, прежде чем стать взрослым, должен пройти свое испытание. Ну как раньше было, «обряд инициации».
        — И полагаешь, ты его достойно прошел?  — на Свету накатывала обида.
        — Думаю, да.  — Он кивнул.  — Знаешь, если я тебя и обидел, то заплатил за это в полной мере. Без скидок. Поэтому предлагаю: давай не будем оглядываться на прошлое и начнем заново, с чистого листа.
        — А тебе не кажется, что мы с тобой уже начали?  — Света усмехнулась.  — Или сегодняшняя ночь тоже относится к прошлому?
        — Это уж тебе решать. Весь вопрос, насколько ты хочешь, чтобы такие ночи продолжались.
        — Я хочу,  — сказала она.
        — Аналогичный случай. Ну-ка давай, звони на свою работу, отпрашивайся. Хочу превратить этот день в еще одну ночь!
        Однако отпроситься Светлане не удалось. Леонид Петрович категорически настаивал, чтобы она вышла на работу.
        — Очень много дел, и я без вас как без рук.
        — Ничего не поделаешь,  — с сожалением объяснила она Артуру.  — Не получается.
        — Просто неправильно построила разговор,  — покачал он головой.  — Сказала бы, что заболела и у тебя высокая температура.
        — Уже не сказала, и теперь мне надо бежать.
        — Ладно,  — смирился он с неизбежным.  — Тогда попробую на сегодня перекинуть завтрашние дела, а завтра освободиться.
        — Завтра суббота,  — напомнила Света.
        — Это для тебя суббота выходной, а я вольная птица. Мне что суббота, что понедельник.
        Светлана протянула ему ключи.
        — Уйдешь, как следует запри дверь. Ты вечером-то…
        Он не дал ей договорить:
        — Вечером я вернусь. Непременно вернусь. Даже не рассчитывай от меня отделаться. Поэтому не слишком уставай на работе. А уйдем мы сейчас с тобой вместе. Только побреюсь по-быстрому.
        — Артур, мне некогда.
        — А я на машине. Подвезу тебя.
        В тот день Светлана постаралась прийти домой пораньше. Прежде, чем вернется Артур, ей хотелось уничтожить следы пребывания Гриши. Вчера он, к счастью, вроде бы их не заметил. Во всяком случае, никаких вопросов не задавал. Поэтому лучше она уберет его вещи подальше, чтобы не пришлось ничего объяснять. А потом видно будет. Предлог для Гриши, чтобы он сегодня вечером не позвонил, она уже придумала. Наврала, будто в гости уходит. Вчера, в последний момент спохватившись, она просто-напросто выключила телефон, но каждый вечер ведь этого делать не станешь. Впрочем, и тут она уже нашла выход. Сегодня якобы в гостях. Завтра опять телефон придется выключить. А в понедельник Гриша наверняка позвонит ей на работу, и она предупредит его, что в квартире на неделю отключили телефон. А пройдет неделя, там еще что-нибудь придумает.
        Придумывать оказалось не нужно. Артур пришел вечером, сияя от радости.
        — Светка, ты можешь со следующей среды попросить на недельку отпуск?
        — Попробую, а что случилось?  — забеспокоилась она.
        — Уверяю, ничего плохого. Наоборот, очень хорошее.  — Он продолжал сиять.  — Меня на фестиваль пригласили. В Сочи. Называется «Солнце любви». Конкурс фильмов про любовь.
        — И какой-нибудь фильм с тобой будет?  — Беспокойство сменилось радостью.
        — Да не в том дело. Мой приятель в оргкомитете. Вот и предложил. Полная халява. Нам с тобой предоставят номер на двоих. Потусуемся, погуляем, кино посмотрим, в море поплаваем. Помнишь, как нам с тобой было здорово в Сочи?
        Света прекрасно помнила. И то, что он снова позвал ее туда, показалось ей символичным.
        — В качестве кого же я поеду?
        — Естественно, как моя невеста,  — не задумываясь ответил он.  — Надеюсь, ты не против?
        Ну как же Светлана могла быть против! Столько лет ждала этого! И именно в тот момент, когда она уже окончательно смирилась с несбывшейся мечтой и с огромным трудом прогнала ее из своей души, Артур вдруг объявил ее своей невестой!
        — Надо подумать,  — едва сдерживая охвативший ее восторг, отозвалась Света.  — Предложение завлекательное, но шеф меня может не отпустить.
        — Тогда возьмешь бюллетень,  — Артур не желал слышать никаких возражений.
        — Милый мой иностранец!  — Светлана звонко расхохоталась.  — Бюллетени остались в прошлом. Вернее, формально они существуют, однако никого не интересуют. У нас нынче капитализм. Если стоишь на ногах, изволь работать. Так что все зависит от доброй воли хозяев.
        — Ну и плюнь на своего хозяина!
        — У меня хорошая работа. И шеф хороший!
        — А если хороший, то попроси как следует. Я без тебя не поеду.
        Леонид Петрович, скрепя сердце, отпустил ее.
        — Значит, решила ехать к Григорию в Германию?  — спросил он.
        — Да нет.  — Света замялась. Говорить шефу правду она категорически не хотела.  — Понимаете, у подруги горящая путевка. Муж в последний момент с ней поехать не смог. А я так давно не отдыхала. И чувствую себя последнее время не очень. Все ждала и откладывала. Думала, с Гришей куда-нибудь махнем, но теперь… сами понимаете. А тут ненадолго, всего неделя. Зато сил наберусь.
        Шеф развел руками.
        — Что с тобой сделаешь. Неожиданно, конечно. С другой стороны, сейчас начинается мертвый сезон. Так и быть. Отдыхай.  — Он вдруг игриво ей подмигнул.  — Только помяни мое слово: Гришке твой фортель может не понравиться.
        — Ой, Леонид Петрович,  — Светлана кинула на него кокетливый взгляд.  — Скажете тоже. Я ведь со старой подружкой еду.
        — Понятно, понятно,  — хмыкнул шеф.  — И подружка тоже от мужа отдыхать едет. Да ладно. Не обращай внимания на старика. Шучу, шучу. Отдыхайте, наслаждайтесь, пока молодые.
        Грише Светлана сообщила, что уезжает в Сочи с Дашей. Он и впрямь был несколько обескуражен, правда, быстро вошел в ее положение.
        — Наверное, ты права. Действительно ведь устала. А нам вдвоем в этом году отпуск уж точно не светит. Мне долги отрабатывать, и дома еще неизвестно как сложится. Конечно, езжайте. А как вернешься в Москву, позвони.
        Света потом долго сидела, уставившись на телефонный аппарат. Ее терзал стыд. Может, честнее было бы сразу сказать Грише правду? Но он ведь сейчас от нее за тридевять земель… Узнал бы и наверняка кинулся в Москву выяснять, что случилось. Нет, пусть уж лучше пока остается в неведении. Для него лучше. Хоть какое-то время еще поживет спокойно.
        И, заглушив таким образом голос совести, Света улетела с Артуром в Сочи.
        Принимали их и впрямь замечательно. Света чувствовала себя так, будто вдруг превратилась в кинозвезду. Прекрасный номер на двоих. У них с Артуром были приглашения на все конкурсные и внеконкурсные просмотры, пропуска на все банкеты, пропуск на закрытый пляж, где загорали и купались исключительно знаменитости. Конкурсная программа, однако, была не слишком интересной. В основном, фильмы малоизвестных или совсем неизвестных иностранных режиссеров, а российских работ — вообще раз-два, и обчелся, причем все сплошь дебютные. Зато наших звезд собралось видимо-невидимо. Млечный путь, да и только. От восходящих звездулек до мэтров еще советского кинематографа.
        Свету такое несоответствие между фильмами и гостями удивляло.
        — Неужели им это интересно?  — спрашивала она Артура.
        — Дорогая, какая связь?  — в свою очередь изумлялся он ее наивности.  — Ребятам крупно повезло, нашли очень крутого спонсора. Он выложил мешок денег и потребовал, чтобы все было по высшему разряду. А времени в обрез. Да и кто из серьезных западных режиссеров повезет свое творение на какой-то неизвестный фестиваль. Они в другие, солидные места ангажированы. Вот и набрали из того, что под руку подвернулось. А наши звезды на халяву отдохнуть и потусоваться всегда готовы. У них сейчас с заработками-то не очень. Тем более, им халява, а спонсору радость. Он прямо плачет от умиления. Сколько, говорит, известных артистов приехало, на фильмах которых я вырос! Он ходит, знакомится с ними, ручки жмет, дамам цветы преподносит. Он счастлив, они довольны, что их помнят. И в самом деле сплошное «Солнце любви» получается. Кому плохо?
        — Мне хорошо,  — щурилась на ярком солнце Светлана.  — Знаешь, самое смешное, что даже у меня уже три раза автограф просили. Я пыталась их убедить, что вовсе не актриса, так не поверили. Пришлось дать. Оказывается, это так приятно.
        — Когда это ты успела?  — даже с какой-то ревностью спросил он.
        — На пляже, пока ты с организаторами беседовал.
        — Значит, наш народ и туда проникает,  — развеселился Артур.  — Вот тебе и закрытый пляж. Кстати, у меня для тебя новость. Разведка доложила, что Никита Михалков новый проект запускает, и меня обещали свести с кем надо, чтобы на пробы пригласили.
        — Уверена, тебя возьмут.
        — Мне тоже так кажется. Главное, вовремя подсуетиться. Да тут и еще кое-какие варианты наклевываются. Рекламный проект один точно уже обещали. Вернемся в Москву, и сразу работать начну. В общем, с голоду с тобой не помрем.
        Светлана от души наслаждалась жизнью. Ее радовали и жаркое солнце, и теплое море, и комплименты знаменитостей, и общение на равных с людьми, которых она раньше видела только на экране или на фотографиях в журналах, вкусная еда, веселые вечеринки и, самое главное, любовь Артура.
        Утром последнего дня пребывания в Сочи Света проснулась от ощущения, что в комнате посторонний. Открыв глаза, она с удивлением обнаружила возле кровати незнакомую блондинку с огнетушителем в руке. «Пожар!» — запаниковала было Светлана. Однако блондинка, не призывая эвакуироваться, просто молча смотрела на них с Артуром. По-видимому, они стали жертвами очередного розыгрыша, каких актеры во время фестиваля устроили немало.
        — А-а, проснулась, сволочь,  — прошипела блондинка.
        Света, кажется, догадалась: разыгрывается сценка «Брошенная любовница». Что ж, надо подыграть. Однако не успела она открыть рот, в лицо ей ударила пенная струя. Нырнув под одеяло, Света завопила:
        — Что вы делаете? Это уже не смешно!
        Глаза щипало. Розыгрыш был какой-то слишком жестокий. Она слышала, что в комнате завязалась борьба. Артур закричал:
        — Марина, прекрати немедленно! Совсем спятила?
        — Убью тебя! Ненавижу!  — орал в ответ женский голос.  — Посмел явиться сюда с какой-то шлюхой!
        Света продолжала прятаться под одеялом. Идиотский розыгрыш! Не станет она в нем участвовать!
        Раздался грохот. Снова послышались вопли. Теперь кричали Артур и еще какой-то мужчина. «А вот не вылезу, пока все они не уберутся вон!» — твердо решила Светлана.
        Опять закричала женщина. Она продолжала клясть Артура последними словами. Что делали при этом Артур и тот мужчина, Света так и не поняла, потому что заткнула уши. Грохнула дверь. Со Светы стянули одеяло. Артур отнял ей руки от ушей.
        — Вылезай, они ушли.
        — Какой идиот выдумал этот розыгрыш?  — сердито осведомилась она.  — Глазам больно. Пойду промою. Главное, так тут было хорошо. Зачем понадобилось нам последний день отравлять?
        Света долго промывала глаза. Затем приняла душ и привела себя в порядок. Стало легче, но неприятный осадок от дурацкого происшествия не проходил.
        Вернувшись в комнату, она вновь обнаружила там блондинку, на сей раз без огнетушителя, но с лицом мегеры.
        — Полагаю, вы пришли извиняться?  — сухо поинтересовалась Светлана.
        — Я? Извиняться?  — взвилась блондинка.  — Ну и нахалка! Артур, скажи ей! Скажи при мне!
        На Артура было жалко смотреть. Глаза его суетливо бегали. Света совсем растерялась.
        — Познакомься,  — чужим голосом произнес он.  — Это моя жена. Марина.

        Глава VII

        Когда блондинка наконец вышла из номера, Артур пустился в пространные объяснения. Света молчала. Говорить уже было не о чем. Он ей наврал! У него действительно была жена. Правда, он утверждал, что это фиктивный брак. Просто, мол, помог девушке оформить московскую прописку. Только вот Марина придерживалась иного взгляда. Видимо, Артур в качестве ответной благодарности позволил ей какое-то время любить себя, когда же его планы изменились, не захотел согласовать их с Мариниными видами на совместную жизнь, и она искренне продолжала считать себя его женой.
        Впрочем, Света не собиралась углубляться в хитросплетения их семейной жизни. Это для нее ровным счетом ничего не меняло. Артур, тем не менее, долго и красноречиво убеждал ее, будто произошло обыкновенное недоразумение. Его пространные речи звучали фальшиво, казалось, он сам не верит собственным словам. Сказки никогда не длятся вечно, вот и эта закончилась. Теперь уже навсегда. А то, что конец вышел скверным, так не все волшебные истории завершаются счастливо.
        Поняв, что дальше убеждать Светлану бесполезно, Артур собрал свои вещи и ушел, бросив на прощание:
        — Встретимся через два часа в фойе…
        «Пошел мириться с женой»,  — поняла Света. На нее накатило полное равнодушие. Даже горевать не было сил. Она оценивала ситуацию как бы со стороны, словно все случилось не с ней, а с кем-то другим. «Как сказала бы Дашка, с паршивой овцы хоть шерсти клок,  — подумала она.  — Неделя отдыха вышла славная. Будет что девчонкам рассказать».
        Вероятно, натура более циничная, этим бы и утешилась, а Свету не покидало ощущение, что ее изваляли в грязи. Она снова зашла в душ и долго мылась. А потом настала пора улетать. Домой! Как хотелось домой! И уже когда самолет набрал высоту в голове зародилась подленькая и практичная мыслишка. Как правильно она сделала, отложив на потом откровенный разговор с Гришей. Теперь вообще можно никакого разговора не затевать, и все останется как было. Вот только необходимо договориться с Дашкой, что они вместе провели неделю в Сочи. Даша поймет ее и Славку, конечно, уговорит. А подробности вообще никого не касаются. И хорошо, что она никому не рассказала про появление Артура, отныне и говорить не о чем.
        Войдя в квартиру, Света почувствовала озноб и обнаружила, что у нее поднялась температура. Это ее даже обрадовало. Не надо завтра на работу. Видеть людей не хотелось. Вот отлежится пару дней и, глядишь, придет в себя.
        Она позвонила Леониду Петровичу. Он, конечно, не очень обрадовался, однако проявил полное понимание и сочувствие.
        — Все больше прихожу к убеждению, что отдых для здоровья вреден. Расслабишься, а инфекция тут как тут. Ладно. У нас пока по-прежнему тишина. Выздоравливай! Я, может, и сам дней на десять куда-нибудь махну. Жена настаивает. Уж больно душно в городе. Это она обо мне, конечно, печется. Сама-то на даче.
        Свете действительно удалось отдохнуть. Она почти весь день проспала, и к вечеру даже температура упала.
        Душевная боль тоже заметно утихла, словно выпарилась с болезнью и жаром. Ну что, в конце концов, случилось? Гриша по-прежнему с ней. Стоило подумать о нем, как накатывали жалость к нему и нежность. Вот кто ей предан, верен и по-настоящему ее любит! Видно, и впрямь он ее судьба. Жизнь сама расставила все по своим местам. И хорошо, что до свадьбы у них есть время. Пока Гриша вернется, пока поднимет Олега на ноги, пока тот закончит институт (Гриша ведь наверняка доведет это дело до конца) пройдет еще около года. Достаточный срок, чтобы все, произошедшее с ней сейчас, стало казаться нелепым сном. Ну сделала она глупость. Кто от подобного застрахован? Зато теперь она знает, что нечего гоняться за сказками. Помечтала и довольно.
        Но спокойствие ее длилось недолго. На следующий день позвонила Даша.
        — Уже вернулась?  — удивилась Света.  — Чего так рано?  — Она знала, что Даша со Славой отдыхают в Испании.
        — Нет, я еще здесь. Отсюда и звоню.
        — Неужели так скучно? Но вообще очень кстати, я как раз хотела тебя предупредить, и Славку, пожалуйста, предупреди, что ты со мной на неделю ездила в Сочи.
        — Я? С тобой?  — голос прозвучал очень странно.
        — Ну да. Официальная версия для Григория.
        — Официальная версия?  — в трубке повисла короткая пауза.  — А ты сегодняшние газеты видела?
        — Нет, я болею. Второй день из дома не выхожу. А что, тебе Нобелевскую премию дали?
        Даша не поддержала шутку, а мрачно бросила:
        — Боюсь, ты вообще из дома выходить не захочешь.
        Еще ничего не понимая, Света тем не менее насторожилась.
        — Ты о чем?
        — О тебе и о твоем Артуре. Ну ты и дура! Я ведь тебя предупреждала: выкинь его навсегда из головы.
        — Откуда ты про Артура знаешь и причем тут газеты?
        — При том, что мне Лика только что позвонила и рассказала, что в куче газет ваша с Артуром фотография в постели, а его жена поливает вас из огнетушителя. Сама-то я еще не видела. Говорю со слов Лики. Она в шоке. Я тоже. Вся страна оповещена, что ты крутила на фестивале любовь с Артуром, и вас при этом застукала его законная жена.
        — Даша, все было совсем не так…
        — Какая кому, к черту, разница, что было на самом деле! Написано-то именно так! И заголовки соответствующие: «Любовный пожар на „Солнце любви“», «Взрыв на солнечном треугольнике», «Вендетта под палящим солнцем», ну и еще кое-что в том же роде, я остальных не запомнила.
        — Дашка,  — по-детски зарыдала Светлана.  — Что мне делать! Я ведь теперь на улицу не смогу выйти!
        — Насчет улицы ты, конечно, не преувеличивай, кому какое дело. Прочитали и забыли. А вот что Гриша твой скажет, большой вопрос. И с работы попереть могут. Нет, ну какая же все-таки дура! Надо же в такое влипнуть! Ладно бы актрисулькой была. Тогда, считай, тебя бесплатно прорекламировали. Но ты ведь серьезный человек. На хрен тебе такая слава! Только репутацию себе сильно подмочила. И мужики шарахаться будут. Хотя, может, наоборот. У мужиков странная логика.
        — Черт с ними, с мужиками!  — продолжала плакать Света.  — Мне-то что теперь делать?
        — Пока сиди дома. Тем более, болеешь. А там как-нибудь образуется. Я тебе чего звоню-то: учти, мы со Славкой тебя поддерживаем. А вот твоего Артура убить мало. Ну ладно, отключаюсь. Иначе Славка сейчас меня убьет. Я ему кучу денег проговорила.
        Не успела отключиться Даша, на проводе возникла Светина мама:
        — Что случилось? Мы с отцом в ужасе. Как же так? И почему ты нам ничего не сказала?
        — Мама, мне даже и в голову не могло прийти, что нас снимают. И тем более, что в газетах про это напишут.
        — Мы с папой решили: подадим на них в суд.
        — Только не это!  — взмолилась Светлана.  — Они ведь тогда еще два года будут писать всякие гадости. Пожалейте меня. Забудьте. Я и без того наказана за свою глупость.
        — Бедная моя девочка.
        — Только не жалей!  — Светлана и так уже была вся в слезах.  — От этого еще хуже.
        — Не буду, не буду. Но как же теперь твой Гриша?
        — Наверное, пока еще ничего не знает. Иначе тоже позвонил бы.
        — Я только понять не могу, почему ты опять оказалась с Артуром? Вы с Гришей поссорились?
        — Мама, лучше не спрашивай. Расскажу все потом, когда все это закончится.
        — Может, ты пока к нам переедешь? Или к папе? Он тоже предлагает.
        — Спасибо. И тебе, и ему, но нет,  — отказалась Светлана.  — Мне лучше побыть одной.
        — Ты только звони нам, пожалуйста, каждый день,  — в мамином голосе появились тревожные нотки.
        Света все поняла и заверила:
        — Мама, мне очень противно и плохо, но вешаться не собираюсь.
        Произнесла она это очень твердо, однако сама в собственных словах уверена не была. Жизнь казалась ей конченой и, возможно, как раз лучшим выходом было из нее уйти. Только прежде надо расставить все точки в отношениях с Гришей. Она и так совершила достаточно подлостей. Хоть расстаться с ним надо достойно.
        Она несколько раз набирала его номер, но не решаясь начать разговор, опускала трубку. Зато прорвалась Лика.
        — Звоню, звоню. Интервью, что ли, у тебя по телефону берут?
        — Ты в уме?  — разозлилась Светлана.  — Меня изваляли в дегте и перьях, а ты говоришь, интервью!
        — Да ладно. Про тебя написали в газетах!  — с восторгом и одновременно завистью воскликнула Лика.  — В одной целый разворот твоих фотографий! Жалко, ты не актриса. Такой классный промоушен! Слу-ушай!  — Лика просто захлебывалась от эмоций.  — Может, тебе переквалифицироваться? Ты там ни с кем из известных не законтачила? Вдруг тебе теперь роль предложат? Ну потрясающе! Другие деньги платят, а тебя совершенно бесплатно на всю страну прославили. Твой Петрович должен тебе зарплату прибавить. Ты ведь теперь не простой личный помощник, а известный на всю страну! Эх, Светка, вот повезло! Хотя, конечно, Артур твой полный козел. Мне он всегда не нравился. А эта вошь белая, с огнетушителем, правда его жена?
        — Правда,  — простонала Света. Втолковывать Лике, что ничего хорошего с ней не произошло, не имело смысла. Та все равно бы не поняла.  — Знаешь, я позвоню тебе позже. Мне сейчас с Гришей надо разобраться.
        — Ой! О нем-то я совсем забыла! Представляю, что он говорит! Кстати, что?
        — Не знаю. Даже не уверена, что он в курсе.
        — Тогда лучше самой первой рассказать. И обязательно мне потом позвони. Так интересно, чем у вас кончится.
        Положив трубку, Света задумалась. Видимо, даже аккуратистке Лике мужа с веничком мало. Тоже, как и Дашке, не хватает острых ощущений.
        Позвонить Грише, Светлана так и не решилась. Он это сделал сам.
        — Не хочешь мне ничего рассказать?  — едва услышав ее, сухо произнес он.
        — Раз ты задал такой вопрос, значит уже знаешь.
        — Предпочел бы услышать от тебя, вдруг газетчики врут?
        — Сама я газет еще не видела, потому что болею. Частично наверняка врут. Но самое главное — правда. Я в Сочи ездила не с Дашей, а с Артуром. Это человек, которого я любила до тебя. Потом мы с ним расстались, а недавно он опять появился.
        — Насколько недавно?
        — Две недели назад.
        — Спасибо хоть на этом. По крайней мере, пока мы с тобой были вместе, ты меня не обманывала. Ну а как уехал, решила, значит, развлечься? Или ты меня вообще бросила?
        Терять было нечего, и Света ответила прямо:
        — Я не знала, что у него есть жена. А он предложил мне начать сначала, и я согласилась.
        — Неужели тебе со мной было так плохо?  — Это прозвучало до того жалобно и беспомощно, что у Светланы сжалось сердце.
        — Мне с тобой было хорошо, но неожиданно пришел он. Даже без звонка. И на меня как затмение нашло.
        — Довольно!  — прервал он ее.  — Подробности мне не нужны.
        — Ты меня бросаешь?  — Почва уходила у нее из-под ног.
        — Ты сама меня бросила.
        — Прости, если можешь.
        — Не могу. Всего доброго.
        — Подожди!  — закричала она.
        Но в трубке уже раздались частые гудки. Она долго с растерянным видом их слушала, будто, вопреки логике, ждала продолжения разговора.
        Сколько прошло времени, прежде чем она, спохватившись, положила трубку, Света не знала. Все было кончено. Ни Артура, ни Гриши. Полная пустота. Теперь в ее жизни осталась только работа. Да и осталась ли? Вдруг Даша права, и после газетной шумихи ее просто выставят?
        Вновь зазвонил телефон. Разговаривать не было сил. В конце концов что-то все же заставило ее ответить. В трубке раздался голос шефа. Света похолодела. Так и есть. Ее увольняют. Надо же, сам позвонил, никому не доверил. Благородно. Пожалуй, она за это облегчит ему задачу. И Света выпалила на одном дыхании:
        — Леонид Петрович, можете ничего не объяснять, я завтра же подам заявление об уходе.
        — Тпру!  — воскликнул он.  — Куда понеслась? Я лично тебя не увольняю. Хотя, конечно, ты потрясла меня до глубины души. Вот уж не думал, не гадал, что моя личная помощница станет такой знаменитостью.
        — Леонид Петрович…
        — Или ты квалификацию собираешься менять, поэтому и решила уволиться?  — не дослушав ее спросил он.  — Тогда, конечно…
        — Леонид Петрович, зачем вы надо мной издеваетесь?
        — Григорий-то знает?
        — Знает.
        — Не продолжай. Ясно, что ничего хорошего. Но может, еще помиритесь.
        — Вряд ли.
        — Понимаю. Знаешь, ты там до конца недельки поболей, а в начале следующей зайдешь и напишешь заявление на отпуск. У тебя еще три недели недогулянных осталось. За это время все забудется, и продолжишь работать. Лады?
        — Спасибо, Леонид Петрович.
        Ей стало немного легче. Совсем немного, но тем не менее сводить счеты с жизнью уже не хотелось.
        Однако, когда она пришла оформлять отпуск, ей сказали, что сперва нужно зайти к Леониду Петровичу который непременно хочет с ней о чем-то переговорить.
        Шеф встретил ее приветливо и одновременно смущенно.
        — Сядь-ка, Светлана, обсудить кое-что надо.
        — Если я вам нужна прямо сейчас и вам неудобно отпускать меня в отпуск, могу выйти хоть завтра,  — тут же объявила она.
        — Дело не в этом… не совсем в этом — он усиленно отводил глаза.  — Сразу скажу: я очень доволен твоей работой. Ты замечательный помощник. Без тебя я как без рук. Но вот, понимаешь, жена. Я-то сам без предрассудков, а она из-за этих проклятых публикаций…  — Он осекся.  — В общем, такое дело. Было бы лучше, чтобы ты уволилась по собственному желанию.
        — Я ведь вам сразу предлагала,  — прошептала Светлана.
        — Да понимаю, понимаю, но войди и ты в мое положение. Пожилая женщина, у нее свои фанаберии. Давай-ка мы вот как поступим. Ты все-таки берешь сейчас на месяц отпуск и ищешь работу. Найдешь — любые рекомендации тебе дам. А не получится найти, хотя сомневаюсь, с твоей квалификацией это раз плюнуть, тогда постараюсь помочь. В общем, пиши заявление. Я тебя уволю сразу после отпуска. И получится вполне красиво: не я тебя уволил, а ты сама ушла. И… вот тебе компенсация.
        Забрав у Светланы заявление, он отомкнул сейф и вынул оттуда пачку долларовых купюр.
        — Пересчитай.
        — Да зачем? Не надо. Я и так уволюсь,  — она растерянно смотрела на деньги.
        — Без разговоров,  — твердо проговорил он.  — Ты их честно заслужила.
        Светлана дрожащими руками перебрала стодолларовые банкноты.
        — Леонид Петрович, это ведь мой годовой заработок.
        — Если тебе так легче, считай, что это невыплаченная надбавка за секретность,  — заговорщицки подмигнул он.  — Бери, бери. Не помешает. Кто знает, как жизнь повернется. И мне, старику, так спокойнее.
        — Спасибо, но, может, все-таки…
        — Без может… И звони, пожалуйста, держи меня в курсе своих дел.
        Вернувшаяся в Москву Дашка кипела сразу по нескольким направлениям.
        — Это же надо, мужики-то, со всех сторон тебя кинули! Уроды! Ладно Артур. От него я вообще ничего хорошего не ждала. Даже Гришу в чем-то понять можно. Ты все-таки ему рога наставила, да к тому же публично. Если бы не газеты, думаю, он бы тебя простил.
        — Он бы просто не узнал,  — сказала Света.
        — И то правда. Мы не обязаны о каждой своей ошибке мужикам сообщать. Они-то нам не докладываются. Но этот твой, старый хрыч, Петрович, чего в бутылку-то полез? Не понимаю, никак на что-то рассчитывал?
        — Нет. Но его жена испугалась. Видно, решила, что после этих публикаций он начнет рассчитывать.
        — Корова подозрительная,  — буркнула Даша.
        — Ее вообще-то можно понять,  — не согласилась с подругой Света.  — И Петровича ты не трогай. Он со мной поступил более чем по-человечески. И время на поиск работы дал, и отступные солидные. Грех жаловаться. Другой бы выставил без предупреждения голой и босой. Сама знаешь, сейчас с людьми не больно-то церемонятся.
        — Пожалуй, и тут ты права, но все равно они все меня бесят. Ты-то ни за что пострадала.
        — Я пострадала за собственную глупость. И лишний раз убедилась: за все приходится платить.
        — И как же ты теперь?
        — Как-нибудь…
        Про скандальные публикации вскоре забыли. Их затмили скандалы с другими людьми. Конвейер желтой прессы исправно работал, выискивая все новые и новые сенсации, и каждая из них жила только несколько дней. А потом, в августе, грянул кризис, и про скандал на фестивале больше никто уже не вспоминал. Не до того оказалось. Многим пришлось выживать, и это стало их главной заботой. Света же убедилась в верности поговорки, гласящей, что все, что ни делается, к лучшему.
        Компания, в которой она теперь работала, успешно пережила потрясение, охватившее всю страну, а вот у Леонида Петровича дела разладились. Потом у него случился инфаркт, и он вовсе закрыл фирму.
        Ликин муж с «Мерседесом» и веничком понес во время кризиса столь сильные убытки, что они теперь для покрытия долгов продавали загородный дом. Лика с завистью говорила Светлане:
        — Ну ты прямо как кошка. Всегда приземляешься на четыре лапы. Не случись тогда этой истории, сейчас бы без копья в кармане работу искала. А так смотри: одни удовольствия. Неделю покайфовала с любовником. Потом прогремела на всю страну, получила от хозяина обалденные отступные, нашла работу лучше прежней, и кризис вообще мимо тебя просвистел. Люди стреляются, а ты в ус не дуешь.
        — Лика, у тебя же, при всех ваших трудностях, есть любимый муж и двое чудесных детей, а я одна. Деньги-то дело наживное, а семейного счастья не купишь.
        — Во-первых, купишь. Вопрос, сколько денег у тебя есть. А детей нарожать — дело нехитрое. И не такое уж это, признаюсь, бешеное счастье. Дети — это сплошные расходы нервов и денег. Ни минуты покоя. Так что можешь мне не завидовать.
        — Воспитывать детей нужно нормально,  — вклинилась Даша.
        — Тебе легко говорить, потому что одного родила, а я двойню,  — отбила выпад Лика.  — И маленькие они у меня еще. Их воспитывай, не воспитывай, все равно орут и пакостят, и к тому же друг друга заводят. У меня две няни, и те не справляются. А сейчас еще из экономии придется одну уволить. Как будем жить, ума не приложу.
        С удовольствием, Светка, поменялась бы с тобой местами. Живи в свое удовольствие, и ни о ком думать не надо. А тут голова пухнет. И мой еще ноет. Мало того, что бюджет мне урезал, так круглые сутки только и слышишь, как ему плохо и какие все вокруг сволочи.
        Света с Дашей переглянулись. Похоже, Веничек вымел свое счастье. Лику, естественно, было жалко. Но почему-то не очень. Все-таки Света решила проявить сочувствие:
        — Если надо, могу в выходные помочь тебе с детьми. Не весь, конечно, день. С утра я английский учу. Поступила на курсы.
        — Зачем?  — удивилась Лика.
        — В нашей компании это приветствуется. И для работы мне надо. Хочу свой английский до хорошего уровня довести. А потом сразу за немецкий возьмусь.
        — Почему за немецкий?  — спросила Даша.
        — У нас большие контакты с немцами, и в выходные занять себя чем-то хочется. Что бы ты, Лика, ни говорила, одной тоскливо.
        — Так лучше тогда ищи мужика, а не по курсам ходи!  — воскликнула Даша.
        — На курсах, между прочим, и это есть,  — сообщила Светлана.
        — Ну вы поглядите!  — вскинулась Лика.  — Наш пострел везде поспел. И тут решила двух зайцев убить. Сейчас еще выяснится, что курсы у нее халявные, за счет фирмы.
        — Ты угадала,  — скромно потупилась Света.
        Лика, не в силах скрыть раздражения, бросила:
        — Вот так всегда: одним все, а другим ничего.
        — Брось прибедняться,  — осадила ее Даша.  — Можешь, между прочим, тоже пойти поработать. Вы же когда-то со Светкой одновременно начинали. И ставку одну на двоих делили.
        — Вот еще,  — презрительно фыркнула Лика.  — Чтобы мной какой-нибудь дурак командовал. Мне своего благоверного хватает. За глаза и за уши.
        И Свете стало окончательно ясно, что дела у Веничка плохи.

        Глава VIII

        Света не ошиблась. Лика, помыкавшись еще с год, бросила старого Веничка и нашла себе нового. По иронии судьбы, он и впрямь был Веничкой, точнее Вениамином. А в остальном — почти точная копия первого. Даша по этому поводу заметила:
        — Поменяла Лика шило на мыло.
        — Только мыло пожирнее будет,  — уточнила Светлана.  — Денег-то у него куда больше.
        Подруги прозвали нового Ликиного мужа Веничек-П. Он оказался столь же аккуратный, педантичный и занудный, как Веничек-I. И свадьба у них было такая же, разве что пошикарнее.
        — У меня постоянное ощущение дежавю,  — поднимая бокал шампанского за молодых, шепнула Даша Свете.
        — У меня тоже,  — согласилась она.  — Только на той дети не присутствовали.
        Немного подросшие близнецы сидели на коленях у Ликиных родителей, шкодливо поглядывая по сторонам, что бы еще сокрушить. Вазу при входе они уже уронили, а на папу жениха опрокинули бутылку красного вина.
        — Интересно, у нее от Веничка-П тоже близнецы родятся?  — посмотрела Даша на Свету.  — Представляешь, как тогда Лика взвоет.
        — По-моему, эти двое такие получились в знак протеста против аккуратности папы и мамы,  — усмехнулась Светлана.
        — Естественно,  — согласилась подруга.  — У них в детской няни под командованием Лики все игрушки по линеечке расставляли. Иначе, мол, вид у комнаты неаккуратненький. Сама видела. А эти двое как придут с гуляния, как шарахнут по игрушкам, и комната вверх дном. И бедные няни снова расставляют.
        Близнецов у Лики больше не получилось. От Веничка-П у нее родилась только одна девочка, но тоже очень активная. Она стоила двух братцев и скоро стала ими вовсю командовать.
        Даша на второго ребенка так и не решилась, хотя Слава очень хотел. Отважилась она на другое. Сперва она поменяла работу, уйдя из фирмы свекра.
        — Не могу там больше оставаться,  — объясняла она Свете.  — Трудилась прямо как под колпаком у Мюллера. О каждом моем чихе наверх докладывали. Стоит мужику какому-нибудь улыбнуться, мигом настучат. За всем следили! И с кем обедать хожу, и с кем по телефону разговариваю, и с кем покурить вышла. И потом, никаких перспектив. Дважды меня свекор повышал, так меня сослуживцы чуть не сожрали. Мол, конечно, она же родственница. А то, что я пашу как бобик, их не волнует. Нет, с меня хватит! Тем более, на новом месте зарплата в полтора раза больше и через полгода обещали повысить. А свекор, сволочь, представляешь, что мне сказал: «Зачем я стану платить тебе больше и людей нервировать, когда у тебя и так все есть, и у мужа зарплата огромная». Логика, да? Мужская. Зарплата-то Славкина, а не моя. А моя кровная с гулькин нос.
        — Дашка, разве у вас деньги не общие?  — удивилась Светлана.
        — Общее то, что он на семью выделяет, а сколько у него в действительности, понятия не имею. Он на эту тему молчит, как партизан. К тому же я хочу свои, никому неподотчетные.
        — Но, по-моему, тебе Славка никогда ни в чем не отказывает.
        — Зато контролирует. И последнее время стал даже отчеты требовать, куда потрачено.
        — У него что, дела хуже идут?
        — Наоборот, лучше,  — свирепо ответила Дашка.  — Они все такие. Чем больше денег, тем тщательнее каждую копеечку считают.
        — Может, оттого и богатеют?  — задумчиво произнесла Светлана.
        — Это тебе виднее. Ты у нас второе экономическое образование недавно получила. А мне, темной дуре, важнее другое: он-то передо мной за свои траты не отчитывается.
        — Все равно ведь на вас тратит, чего отчитываться.
        — Не только на нас,  — вдруг насупилась Даша.  — Всякие его клюшки для гольфа и ружья для подводной охоты — это ладно. Но он тут квартиру купил. Понимаешь, квартиру! И ничего мне не сказал. Случайно узнала.
        — Так спроси его.
        — Вот уж нет. И не подумаю. Буду потихоньку выяснять.
        — Не понимаю, почему прямо не спросишь.
        — А вдруг мне ответ не понравится. Женатые мужики со стажем для разного квартиры приобретают. Уж лучше делать вид, будто не знаю и не догадываюсь. Иначе на прямой вопрос могу получить прямой ответ, за которым последует прямой развод.
        — А ты, если что, готова терпеть?
        — Такими мужиками не разбрасываются.
        Больше Даша в тот день ничего не сказала, однако Светлана поняла, что отношения подруги с мужем сильно усложнились, и что большие деньги — не всегда благо.
        У нее самой личная жизнь по-прежнему не складывалась. За минувшие пять лет она не встретила ни одного мужчины, который по-настоящему привлек бы ее внимание. Ухаживать за ней пытались. Случилась у нее и пара коротких романов. Впрочем, и романами то, что было, не назовешь. Эти мужчины ничего в ней не всколыхнули. Даже привязанности к ним не зародилось. Какие-то серые невзрачные личности. Разве сравнить их с ярким Артуром или обаятельным Гришей! Ничего похожего.
        И Света заполнила жизнь учебой. Как, посмеиваясь, сказала Даша: «На старости лет решила шибко умной стать». Она доучила английский, выучила немецкий и к тому же получила второе высшее образование — экономическое. Теперь она работала ведущим специалистом в нефтяной компании. Иными словами, с карьерой все было в порядке, а личная жизнь оставалась на нуле.
        Зато бурная личная жизнь внезапно образовалась у Дашки. Однажды вечером она неожиданно напросилась к Светлане в гости. Та давно не видела подругу столь оживленной. Глаза у нее горели, лицо сияло.
        — С чего ты такая довольная?  — принялась расспрашивать Света.  — Неужели опять повысили?
        — Какая проза,  — брезгливо сморщила нос Даша.  — Светка, я влюбилась!
        — Что-что?  — Светлана решила, будто ослышалась.
        — Влюбилась я!  — Даша закружилась на кухне.  — Меня прямо всю распирает, а сказать никому нельзя. Только тебе.
        — А как же Славка?  — Светлана совсем растерялась.
        — А что Славка. Он муж,  — отмахнулась подруга.  — Глубокий родственник. Сколько уж лет вместе.
        — Собралась разводиться?
        — Совсем обалдела?  — Резко прервав кружение, Даша застыла посреди кухни.  — Сто раз тебе говорить? Такими мужьями не бросаются. Славка у меня для жизни. А Додик для души. Светка, я даже не подозревала, что еще могу так влюбиться!
        Ее вновь закружило на кухне. Света сидела за столом и хлопала глазами.
        — Откуда ты выкопала этого Додика?
        — На работе. Он недавно у нас появился. А-ах, Светка. Такой симпампулечка. Глаза — черный бархат! Ресницы веером.
        — Слушай, а сколько ему лет?  — появились смутные подозрения у Светы.
        — Двадцать пять. Ну и что? Мы разве с тобой уже старухи?
        — Я-то при чем?  — изумилась Света.  — Меня в детский сад как-то не тянет.
        — Да тебя последнее время никуда не тянет,  — парировала подруга.  — И вообще, ничего ты не понимаешь. Для любви лучше молодой. Зачем мне задолбанный жизнью мужик за тридцать, у которого жена, дети, бизнес… В общем, полный комплект неприятностей. Да у такого и времени на меня никогда не будет. Ему как раз нужна молодая свободная, которая сидит дома и подстраивается под его прихоти и расписание. А у меня самой семья и расписание. Мне надо, чтобы под меня подстраивались.
        — И это по-твоему любовь?
        — Любовь!  — серьезно и убежденно откликнулась подруга.  — Я влюбилась в него, как кошка.
        — А если бы у него была семья, ты бы тоже в него влюбилась?
        — Ну ты и зануда! Прямо как Ликин муж.
        — Ты и ему успела рассказать?
        — Естественно, нет. Просто он тоже по любому поводу нудит: если бы да кабы… При чем тут если бы! Я уже влюбилась! В данный момент, в данного человека и в конкретных обстоятельствах. И вообще ты цинично сломала мое романтическое настроение! Я к ней пришла поделиться, думала, встречу сочувствие и понимание, а она со своими если бы да кабы!
        — Ладно, Дашка. Рассказывай о своем симпампулечке.
        — Рассказывать пока особенно нечего,  — исторгла томный вздох подруга.  — Он уже полностью готов, ну сама понимаешь, на все, а встречаться негде. Живет он с родителями, а я, ясное дело, к себе домой его тоже не приведу.
        Свету начал разбирать смех.
        — А я бы на твоем месте привела. Чтобы все по-честному, как ты мне только что объяснила. Познакомь Додика со Славкой и скажи ему: «Ты — мой близкий родственник, а он — большая любовь». По-моему чудненько выйдет.
        Дашка надулась:
        — Хватит издеваться. Никак не ожидала от тебя такой душевной черствости.
        — Да я просто не понимаю, в чем проблема,  — сказала Света.  — Гостиниц сейчас полно. Или квартиру можете снять.
        Даша поджала губы:
        — Нет, гостиница — это как-то неприятно. Там ведь регистрироваться надо. И вообще… Квартиру, конечно, снять можно, но это потом. Тоже ведь возня. Мне надо сперва где-то с ним попробовать.
        — А-а, значит, ты еще в себе не уверена?
        — Не в себе, а в нем!  — топнула ногой Даша.  — Вдруг он ни на что не годится. Зачем тогда на квартиру тратиться.
        — Интересная у тебя большая любовь!  — Светлана с трудом сдерживала продолжавший разбирать ее смех.
        — Нормальная любовь.
        — Но ведь если человека любишь, то принимаешь его целиком, какой он есть. Способен он на что-нибудь или нет.
        — Это относится к мужу, а не к любовнику. Зачем мне любовник с нулевыми возможностями в постели?
        — Дашка, а ты не боишься, что это как-нибудь выплывет, и в результате ты лишишься мужа из тех, которыми не разбрасываются?
        — Боюсь,  — кивнула она.  — Поэтому и не хочу рисковать встречами на непроверенной территории. Светка!  — Она подошла к ней и обняла за плечи.  — Пусти нас к себе, пожалуйста! Ну хоть разочек. Мы днем, тихонечко, когда ты на работе будешь. Ну что тебе стоит?
        — Значит, опять у меня испытательный полигон решила устроить?  — Света уже не могла сдерживаться от смеха.
        — Не вижу ничего смешного,  — в очередной раз надулась Даша.  — Я всего лишь соблюдаю традиции. Ну Светик, ну, пожалуйста,  — опять принялась канючить она.  — Что тебе стоит! Сама посуди. Сколько я еще буду в кондиции? От силы лет пять. А потом состарюсь, и меня никто-никто не захочет.
        — Деликатная ты какая, сил нет. Мы, между прочим, ровесницы.
        — А о чем я тебе постоянно твержу!  — не смутилась подруга.  — Выходи замуж.
        — Какой смысл,  — Света вздохнула,  — если даже ты любовника заводишь.
        — Хватила! Это же разные вещи. Семья есть семья. А любовник…  — Она на мгновение задумалась.  — А любовник для душевного тонуса. Ну, Све-етик, ты согласна?
        — Черт с тобой. Устраивай свою дегустацию. Очень надеюсь, что он тебе не понравится.
        — Почему?  — явно не поняла Даша.
        — Потому что мне не нравится сама ситуация. Не хочу участвовать в обмане Славки.
        — Ты его не жалей. Он тоже, между прочим, не святой.
        — Неужели у него кто-то появился?
        — Появился, не появился. Тебе нужны подробности?
        — Нет уж, уволь,  — решительно отказалась Света.  — И вообще, предпочла бы видеть в вас двоих любящую семейную пару.
        — В этой жизни, увы, ничто не вечно,  — хмуро бросила Даша.  — Зато есть Давид,  — глаза ее опять заблестели.  — Ах, ты бы только его видела! Ну, дашь мне ключики или нет?
        — Бери,  — окончательно сдалась Светлана.
        Ей не повезло. Додик оказался, по выражению Дашки, божественным любовником, о чем Светлана была оповещена в совершенно ненужных ей подробностях.
        — И о чем я раньше думала? Чего понапрасну себя блюла?  — захлебываясь, говорила подруга.  — Давно надо было любовника завести.
        — Ни стыда у тебя, ни совести,  — пыталась хоть немного привести ее в чувство Светлана.
        — Нет, ты и впрямь стареешь. Еще мораль мне прочти о супружеской верности.
        — Не делай из меня монстра. Мораль тут ни при чем, и читать ее я тебе не собираюсь.
        — Да уж кто бы читал! Сама на всю страну прогремела!
        — Вот я и призываю тебя поучиться на моих ошибках.
        — Светуль, ну говорю же тебе: бабий век короток. Пройдет, а мне и вспомнить нечего. У тебя хоть газеты остались на память. А у меня? Один Славка, и только.
        — А до Славки?  — решила ради справедливости напомнить Света.
        — Ну, это вообще детство,  — отмахнулась Даша.  — Несерьезно. А Додик…
        — Дашка, остановись! Я чего боюсь: ты ведь сейчас в таком раже. Вдруг Славка поймет. Тогда ни тебе, ни мне не поздоровится.
        Подруга неожиданно посерьезнела:
        — Если честно, ты права. Сама все время об этом думаю. Но Додик такой сладенький мальчик! Я еще совсем немножечко с ним покручу, а потом брошу.
        — Бросай скорее, мой тебе совет.
        — Я постараюсь. Обещаю: не позже, чем к концу месяца. Я вообще-то сама волнуюсь. Что-то он чересчур стал ко мне привыкать. Представляешь, даже замуж зовет. Во, дурачок.
        — Еще лучше!  — ужаснулась Света.  — Совсем задурила голову бедному мальчику.
        — Да ладно. У него еще вся жизнь впереди.
        Две недели спустя Даша позвонила Светлане на работу.
        — Скорей приезжай. Беда.
        — Славка застукал?  — охнула Света.
        — Хуже.
        — Что может быть хуже?
        — Не по телефону! Приезжай как можно быстрее.
        — Не могу. Работы полно. И люди должны прийти.
        — Вопрос жизни и смерти,  — прохрипела подруга.  — В прямом смысле.
        Света похолодела.
        — Ты что, его…
        — Нет. Но приезжай скорее.
        Кое-как отпросившись, Светлана помчалась домой. На звонок никто не открыл. Трясущимися руками откопав в сумочке ключи, Света отомкнула замок и влетела в квартиру.
        — Дашка, где ты?
        В ответ послышался стон. Она понеслась в спальню. На кровати, зажимая окровавленной простыней бок, лежала Даша.
        — Додик меня убил,  — слабым голосом изрекла она.  — Теперь Славка меня точно бросит.
        — Кто тебя убил?  — с трудом отдирая ее руку, чтобы осмотреть рану, спросила Света.
        — Додик, Додик. Я сказала ему, что мы расстаемся,  — зарыдала Даша.  — А он как взбесился: «Раз не моя, то ничья!» Побежал на кухню, схватил твой нож, пырнул им меня, увидел кровь, испугался и сбежал.
        — Сейчас «скорую» вызову,  — Света изо всех сил пыталась сохранить хладнокровие.
        — С ума сошла! Ведь тогда все выплывает! Нет, лучше я тут умру!
        — Тебе, может, и лучше, а мне нет,  — возражала Света.  — Решат еще, что я тебя прирезала. Мы вот как поступим. Лежи и не двигайся. Кровь вроде не очень течет. Сейчас принесу перекись, промою рану, а заодно попробую понять, насколько она серьезная.
        — Все что угодно, но только не скорую помощь,  — взмолилась Даша.
        — Лежи,  — Светлана не собиралась тратить времени на бессмысленные споры.
        Осмотрев рану, она облегченно перевела дух. Нож прошел по касательной и только вспорол кожу, правда, глубоко.
        — Что там?  — дрожащим голосом осведомилась подруга.
        — Жить будешь,  — заверила Светлана.  — Он тебя просто поцарапал.
        — Ну мужики пошли недоделанные,  — с досадой проговорила Даша.  — Даже зарезать как следует не могут! Тьфу! Хорошо, что я от него избавилась.
        — Главное вовремя,  — сказала Света.  — И царапина заживет. Только как бы тебе ее сейчас получше скрыть от Славки.
        — Да он и не увидит.
        — Вряд ли. Ведь заживать теперь долго будет.
        — Навру, что у меня там фурункул.
        — А шрам?
        — Лазером в клинике зашлифую. Слушай, не занудничай. Разберусь. И вообще, больно нужно Славке меня разглядывать.
        Молодой человек настолько перепугался, что с такой же стремительностью, как исчез из Светиной квартиры, и с работы уволился, и Даша его больше никогда не видела. Рана ее зажила без последствий. Осталась ли у нее рана в душе, Света могла лишь гадать, так как даже с ней Даша эту тему больше не обсуждала. Зато стала как никогда много и часто говорить о Славе. Исключительно в положительном смысле. И Света с удивлением обнаружила, что метеором пронесшийся по Дашкиной жизни Додик, вопреки всякой логике, поспособствовал укреплению ее семьи.
        А сама Света так и оставалась одинокой. Она даже мечтать уже перестала, что когда-нибудь найдет свое счастье. Зато процветал Артур. Дашка и Лика то и дело притаскивали журналы с его фотографиями и интервью. Артур, что называется, пошел. Роли следовали одна за другой. В кино, сериалах. И роли были заметные, каждая последующая интереснее предыдущей. У него появились свои фанатки, свой сайт в Интернете, он стал непременным участником всех светских тусовок.
        С Мариной Артур давно и тихо расстался, и довольно долгое время появлялся на публике с разными девушками, которые в прессе именовались подругами.
        Затем неожиданно женился на партнерше по нашумевшему сериалу о жизни подмосковной преступной группировки. Артур сыграл роль жестокого, но не лишенного благородства главаря банды, а его жену — будущая жена Артура.
        Разглядывая фотографии их свадьбы, опубликованные в одном из тележурналов, Дашка с возмущением сказала:
        — На месте этой шлюшки должна была быть ты.
        — Так говоришь, будто она его у меня увела.
        — Нет, конечно. Но если бы не ты, он бы сейчас таким не был. Его раскрутка-то началась с той самой вашей истории.
        — В ней моей заслуги нет. Ему Марину благодарить надо.
        — Слушай!  — Даша даже подскочила на стуле.  — А что, если вообще они с Мариной тогда все специально разыграли? Чтобы привлечь к нему внимание.
        — Скажешь тоже.
        — И скажу. Я сама только сейчас сообразила. Откуда в вашем номере так оперативно фотограф возник?
        — Не знаю. Я была в таком шоке, что его даже не заметила.
        — Наверное, и впрямь Марина с собой притащила.
        — А ей-то зачем это было нужно? Позориться лишний раз?
        — А вот и нет! Артур ведь из Штатов ни с чем приехал. Кому он тут был нужен? И они с Мариной устроили, так сказать, «информационный повод».
        — Даша, мы все же не Запад. У нас пока такие вещи не работают,  — не верилось Светлане.  — И потом сразу после этого кризис грянул, и с кино снова стало плохо. Нет, я думаю, Артур пробился своим трудом и талантом.
        — Ты его до сих пор защищаешь, а зря.
        — Я просто стараюсь судить объективно.
        — Про Гришу-то ничего не слышно?  — перевела разговор Даша.
        Света покачала головой.
        — Как в воду канул. У нас и общих знакомых-то теперь не осталось. Всех тогда, после кризиса, разбросало. А я, сама понимаешь, учитывая тогдашние мои обстоятельства, не слишком стремилась поддерживать с ними отношения.
        Григорий, однако, оказался легок на помине. Он и Светлана случайно столкнулись в фитнес-центре, куда она начала ходить для поддержания формы. Сидячий образ жизни и постоянное перемещение на машине начали сказываться на ее фигуре. К тому же годовой абонемент в фитнес-клуб входил в социальный пакет, полагающийся ей по должности вместе с медицинской страховкой и мобильным телефоном. Машину Света купила себе сама.
        — Ты?  — одновременно воскликнули Света с Гришей и рассмеялись.
        Он совершенно искренне ей обрадовался. И сама она, оказалось, тоже рада. И никакой неловкости между ними не возникло.
        — Ну, где ты, как ты? Рассказывай.
        — Очень долго получится.
        — А давай мы с тобой сачканем сегодня тренировочку?  — весело предложил он.  — Спустимся в бар. Возьму сочку, посидим. А можем и в какое-нибудь более вкусное место податься.
        — В более вкусное ни за что! Тренировкой, так уж и быть, пожертвую, но тогда обойдемся соком.
        — Убедила.
        В баре они уселись за столик. Рассказывая о себе, Света разглядывала Гришу. Он мало изменился, разве только виски слегка поседели, но это его даже красило — стал гораздо солиднее. А в остальном все такой же. Милый, обаятельный. И смотрел так же нежно и ласково, как раньше. Будто она и не бросала его.
        — Если честно, был уверен, что ты давно вышла замуж и у тебя куча детей. А ты, смотри-ка, вместо этого бизнес-леди стала.
        — Или карьера, или семья,  — усмехнулась она.  — Редко кому из женщин удается это удачно совмещать. А ты как? Олег-то выздоровел?
        Григорий погрустнел.
        — Разве ты не знаешь? Олег погиб. Разбился на мотоцикле. Он тогда совсем поправился. Но, видимо, не судьба ему была жить.
        — Как же мама перенесла?
        — Я и сам так за нее боялся. Но ничего, справилась. И даже вышла замуж за соседа по лестничной клетке.
        У него незадолго до этого жена померла, мамина подруга. Вот он и начал к маме ходить за советами. Как это сделать, то приготовить. Мама стала его опекать, а потом они как-то незаметно поженились. И оба очень довольны. Веришь ли, такая любовь на старости лет! Везде только вместе. Прямо Шерочка с Машерочкой. Маму вообще не узнать. На двадцать лет помолодела.
        — Я за нее рада,  — сказала Светлана.
        — Я тоже.
        — Сам-то женат?  — с замиранием сердца спросила она.
        — Нет.
        — Что же так?  — На душе у нее вдруг стало легко и весело.  — Тоже карьера счастью помешала?
        — Что помешало, не знаю, но, в общем, с карьерой у меня полный порядок. Возглавляю юридический отдел в…  — он назвал известную крупную компанию.  — Наверное, просто не встретилась та, на которой хотелось бы жениться. А те, которые за меня хотели, мне не нужны. Вот такое несовпадение интересов.
        — Ясно,  — она кивнула.
        — Света, а давай куда-нибудь сходим?
        — Сейчас?  — не поняла она.
        — Да нет. Например, в воскресенье.
        Она решила сразу спросить напрямик:
        — Ты хочешь начать сначала?
        — А нам что-то мешает попробовать?  — Упершись подбородком в сцепленные ладони, он смотрел ей прямо в глаза.
        — Не знаю,  — отозвалась Света.  — Столько лет прошло. Но если ты простил меня…
        — Правильно, лет прошло много,  — медленно произнес он.  — Достаточно, чтобы остыть, подумать и понять. Слушай, давай вспоминать только хорошее. По-моему, хорошего у нас было достаточно. А если вдруг не сложится, останемся друзьями.
        — Я согласна,  — сказала Света.

        Глава IX

        И они снова стали встречаться. Только свободного времени и у Светы, и у Гриши теперь оказалось гораздо меньше. Оба много работали. Зато когда урывали вечера друг для друга, обоим становилось уютно и хорошо. О разлучившей их истории они больше не вспоминали. Действительно начали по новой. Они вообще редко говорили о прошлом. Зачем ворошить больное. Там, в прежней жизни, осталась ведь не только Светина измена, но и гибель Олега. И они предпочитали жить сегодняшним днем, глядя из него не назад, а вперед.
        Жили они на два дома. То у Светы, то у Григория. И начали даже обдумывать, что неплохо продать обе их небольшие квартиры и купить одну большую. Проблема была одна. Гриша не хотел уезжать далеко от мамы с ее новым мужем. Все-таки люди пожилые. Заболеют вдруг, при нынешних пробках каждый день из другого конца Москвы не наездишься.
        — Тогда поищем в этом районе,  — соглашалась Света.
        Напрямую о женитьбе они не говорили. Это как бы подразумевалось само собой. Найдут подходящее жилье — и поженятся. Теперь препятствий не было никаких. Но и торопиться некуда. Они взрослые самостоятельные люди. И так живут практически вместе. Только вот Даше очень хотелось погулять на их свадьбе.
        — Светка, ты какое платье-то из двух наденешь?  — однажды поинтересовалась она.
        — Ты их все еще хранишь?  — удивилась Света.
        — Ты ведь меня не уполномачивала их выкинуть. Да и они совсем новые. Висят в мешках. Слушай, давай, примерь! Интересно.
        Светлане и самой стало интересно. Примерив, она испытала гордость. Занятия в фитнес-клубе принесли плоды. Оба платья сидели как влитые.
        — Замечательно,  — одобрила Дашка.  — И больше двадцати пяти тебе не дашь. Знаешь, выходи за Гришу быстрее, пока в весе не прибавила. И на платье тратиться не придется. Даже выбор есть. Кстати, мне Гришкино больше нравится. Артурово уже несколько не в тенденциях, да и качество не то.
        — Даша, если у тебя в шкафу место есть, оставь их на память. А нет, так выкини. Или отдай кому-нибудь. Вряд ли я захочу выходить замуж в белом платье. Настроение давно пропало. И свадьбу мы, наверное, устроим скромную. Только для самых близких.
        — Надеюсь, я в их число попадаю?  — забеспокоилась Даша.
        — Естественно. Ты мне почти сестра кровная.
        — Именно кровная,  — хохотнула Даша.  — Сколько моей крови в твоей квартире пролилось! По разным поводам… Вот уж поистине роковое для меня место!
        — Все хорошо, что хорошо кончается,  — сказала Света.
        — Золотые слова. Поэтому и советую тебе со свадьбой поторопиться. А то вы опять все тянете, тянете. Я бы на твоем месте сперва вышла замуж, а потом уж квартиру искала. Хорошие мужья на дороге не валяются. И то, что вы встретились второй раз, уж точно судьба. И жутко тебе подходит. Я к нему теперь еще лучше, чем раньше, отношусь. Надо же, какой мужик — настоящий. Простить тебя смог. Как же он тебя любит!
        — Любит!  — с удовольствием признала правоту подруги Светлана.
        Теперь, когда не было Олега, а маму полностью поглощал новый муж, Гришино внимание целиком принадлежало Светлане, и она просто купалась в его заботе и нежности, чувствуя себя самой прекрасной и самой желанной. После стольких лет одиночества и нелюбви это воспринималось особенно остро. Теперь Светлана часто корила себя за глупость. Она ведь могла быть так счастлива уже много лет. Хорошо хоть судьба оказалась к ней милостива, дала второй шанс, и Света не уставала ее за это благодарить.
        Но, видимо, не только в ее квартире, но и в хранящихся у Даши свадебных платьях таилось что-то роковое. Стоило ей примерить купленное для свадьбы с Артуром платье, как он снова материализовался в ее жизни. Вот уж поистине: не трогайте скелетов в шкафу!
        Света приехала в ресторан, где ей назначили деловую встречу, и прямо в дверях едва не налетела на Артура, который выходил на улицу, на ходу натягивая роскошное кашемировое пальто.
        — Здравствуйте,  — явно автоматически кивнул он, словно отметив знакомое лицо.
        «Не узнал! Он меня не узнал!» — Света была потрясена.
        Но он узнал и, уже пробежав несколько шагов, вернулся.
        — Света! Извини, ради Бога! Не ожидал тебя увидеть!
        Он обнял ее и поцеловал в щеку.
        — Прекрасно выглядишь! И, как вижу, процветаешь!  — Он оглядел ее цепким взглядом с головы до ног, мигом оценив качество сапог и шубы.
        — Не жалуюсь,  — сухо отозвалась она.
        — Замужем?
        — Почти.
        — Очень рад за тебя!  — в отличие от нее, он говорил самым сердечным образом.  — Я перед тобой так виноват! Глупейшая история тогда вышла, я…
        — Не надо,  — перебила она.  — Столько лет прошло, все быльем поросло.
        — Значит, простила и больше не обижаешься?  — Он заискивающе заглянул ей в глаза.
        — Нет. Я тебе даже благодарна.
        — Так хочется, так нужно с тобой поговорить, но я ужасно тороплюсь!  — он посмотрел на массивные золотые часы с множеством стрелок.
        — Иди, иди. У меня тоже деловая встреча. Пока.
        — Нет, не могу просто так тебя отпустить. Нам непременно надо встретиться. Знаешь что, давай завтра в это же время на этом же месте. У меня часик свободный будет. Посидим, выпьем, закусим. Сможешь?
        — Не знаю,  — нерешительно проговорила она.
        — Все. Никаких возражений не принимаю. Договорились. До завтра.
        И прежде чем она успела возразить, Артур унесся.
        Остаток дня и весь вечер неожиданная встреча не выходила у Светы из головы. С Артуром все давно было кончено, но тем не менее ей хотелось с ним встретиться. Неудержимо хотелось. И совсем не из-за того, что он ее волновал. Как раз наоборот. Встреча нужна была ей, чтобы поставить жирную точку на прошлом.
        Он должен наконец увидеть и понять, насколько она теперь к нему равнодушна. И как великолепно у нее сложилась жизнь без него. И как она сильно любит совсем другого человека. Любит гораздо больше, чем когда-то любила его. А как это все покажешь, если не встретиться?
        Да и опасности никакой их предстоящее свидание не представляло. Они встретятся в ресторане, на людях. Двусмысленности не больше, чем на каких-нибудь деловых переговорах. Зато эта страница жизни будет окончательно перевернута, иначе у нее и дальше останется ощущение недосказанности. Время Артур назначил вполне для нее удобное. Как раз обеденный перерыв, во время которого она сможет отлучиться. В общем, никаких веских аргументов против у нее не нашлось.
        Артур уже ждал ее в ресторане с огромным букетом подсолнухов. Светлана невольно восхитилась:
        — Где ты их откопал среди зимы?
        — Места надо знать, где для любимых артистов готовы на все!  — хвастливо объявил он.
        — А-а, значит, это для тебя, а не для меня,  — с издевкой проговорила она.
        Он смутился.
        — Да нет. Для тебя постарался. Кучу магазинов объехал. Однако пришлось использовать свою популярность в личных целях. Зря, что ли, я ее зарабатывал?
        — Тебе виднее.
        Подсолнухи, однако, и впрямь ее растрогали, и как она ни старалась говорить с Артуром по возможности сухо, губы при взгляде на цветы расплывались в ласковой улыбке.
        В сумочке зазвонил мобильник. Света кинула взгляд на дисплей: Гриша.
        — Извини, сейчас совсем не могу разговаривать,  — быстро произнесла она в трубку.  — У тебя что-нибудь срочное?
        — Нет. Просто свободная минутка выдалась, хотел узнать, как ты и чем занимаешься,  — голос его почему-то звучал сердито, или ей так показалось.
        — У меня деловая встреча. Я тебе позже перезвоню, ладно?
        Он отключился. Света убрала телефон в сумочку. Артур, улыбаясь, глядел на нее.
        — А ты все хорошеешь.
        — Тебе возраст тоже к лицу,  — ответила она, и это было правдой.
        Его юношеская красота окончательно ушла, уступив место зрелой породистости. Он стал очень соблазнительным мужчиной. Только не для нее. Ее он больше не волновал. Чужой человек. Совершенно чужой, живущий своей, абсолютно не касающейся ее жизнью.
        Он, почти не умолкая, рассказывал о себе. Она слушала вполуха. Мелькали какие-то названия, имена, фамилии, большинство из которых Светлане ровным счетом ничего не говорили, а для него, по-видимому, были очень важны. Действительно, чужая жизнь. Светлане оставалось лишь удивляться, что у них когда-то существовало столько общего.
        Наконец, видимо, спохватившись, Артур спросил:
        — Ну а ты-то? А ты? Расскажи о себе. Ничего ведь не знаю.
        Он нежно накрыл ладонью ее руку. Светлана дернулась. Артур засмеялся.
        — Не бойся. Не укушу. И вообще, я не такой страшный сердцеед, как обо мне пишут в газетах. Если кого и любил, то только тебя. Жаль, у нас не сложилось. Именно ты была бы мне идеальной женой.
        — Поздно спохватился,  — с большим удовольствием произнесла она.
        — Не ехидничай, пожалуйста. Я и сам понимаю, каким был дураком. Прости, если можешь.  — Он поцеловал ей руку.
        — А что твоя нынешняя жена?  — Вопрос Светлана задала даже не из интереса (не было ей ни какого дела до его жены), а просто скрывая неловкость.
        — Живем потихоньку, растим ребенка. Да мы и видимся мало. Я постоянно на съемках и, в основном, не в Москве. Ловлю момент, пока спрос на меня не упал. В общем, все получилось, как я когда-то тебе говорил.
        — Такая жизнь не по мне,  — тряхнула головой Света.  — Соломенная вдова — не мое амплуа, как говорят у вас, актеров.
        — Тогда радуйся, что у нас не сложилось,  — Артур с грустью взглянул на нее, и, словно стряхивая печаль, добавил: — Но все-таки расскажи про себя. За кого собираешься замуж?
        — За очень хорошего человека, который меня любит. И не бросает, хотя и часто уезжает в командировки,  — с гордостью проговорила она.
        — И как зовут сие божество?  — осведомился Артур.
        — Григорий.
        — И ты, подлец, можешь с ним познакомиться!  — внезапно раздался из-за Светиной спины Гришин голос.  — Замечательные тут, как я погляжу, деловые переговоры!
        В следующий миг он плюхнулся на свободное место за их столиком и злобно бросил Артуру:
        — Ты, вижу, никак не можешь остановиться!
        Светлана онемела. Она даже не представляла себе, что ее мягкий Гриша способен впасть в подобную ярость. Глаза его стали мутными, а лицо багровым. Артур явно занервничал. Глаза его растерянно метались от Светланы к Григорию и обратно. «Видели бы его сейчас многочисленные поклонницы»,  — невольно отметила про себя Света.
        — Извините, что влез в ваши интимные разговоры,  — снова заговорил Григорий.  — Я недолго задержу ваше внимание. Просто мне не нравится, когда из меня делают дурака.
        — Гриша, я сейчас все тебе объясню,  — попыталась утихомирить его Светлана.
        — Мне больше не надо ничего объяснять!  — грубо оборвал ее он.  — Лучше выслушай меня. По каким-то причинам у меня, наивного человека, создалось впечатление, что ваша связь с этим субъектом,  — он брезгливо покосился на нервно ерзающего Артура,  — прекратилась еще тогда, пять лет назад. Но, видимо, я ошибся. Ты замечательно всех надула. Даже свою подругу Дашу.  — Губы его скривились в отталкивающей улыбке.
        — Значит, ты ее расспрашивал и за мной следил?  — поинтересовалась Света.
        — Расспрашивать расспрашивал, а следить не следил. Случайно здесь оказался. Вдруг вижу: ба, заходит моя невеста и, даже не заметив меня, прямиком направляется к столику, где сидит ее бывший любовник. Ой, пардон. Конечно, не бывший, а нынешний.
        — Мужик, я что-то не очень понял, при чем здесь я?  — вдруг подал голос дотоле молчавший Артур.
        — Заткнись!  — снова рявкнул на него Гриша, и Света поняла, что он абсолютно пьян.
        Артур со смиренным видом пожал плечами и картинно развел руками.
        — Гриша, по-моему, нам надо поехать домой,  — сказала Света.  — Давай я тебя отвезу, а по дороге поговорим. Уверяю, все совсем не так, как ты думаешь.
        — Домой? А у нас с тобой теперь нет никакого дома. И не будет!  — Он грохнул кулаком по столу.  — И вообще ничего не будет, раз ты продолжаешь трахаться с этим козлом!
        — Гриша, как тебе не стыдно!  — воскликнула Света.  — Мы с Артуром второй раз встретились!
        — Ах, какая честная и какая точная!  — взревел он.  — Не соврала ведь, что один раз. Значит, целых два раза трахались!
        — Что ты несешь! На нас уже люди смотрят!  — Лицо у Светланы горело от стыда.
        — А на меня всегда люди будут смотреть,  — начал ерничать Гриша.  — У меня ведь теперь рога такие ветвистые.  — И он приложил к голове руки с растопыренными пальцами.
        — Гриша, между нами ничего не было! Клянусь тебе! С тех самых пор не было! Артур, ну что ты молчишь? Объясни ему, в конце-то концов! Подтверди.
        В глубине ресторана полыхнула вспышка фотоаппарата. Артур, дернувшись, вскочил на ноги и бросил:
        — Знаете, ребята, разбирайтесь сами. Извини, Света, но это ваши семейные дела.
        И он стремительно покинул зал.
        — Эх, не успел по морде ему дать,  — с искренним сожалением произнес Гриша.  — А ведь собирался. С другой стороны, в чем он виноват? Не он меня обманывал, а ты.
        — Гриша, мы здесь просто встретились, чтобы последний раз поговорить.
        — А-а,  — он пьяно ухмыльнулся.  — Решили все-таки перед нашей свадьбой расстаться. Как благородно.
        — Гриша, почему ты такой пьяный?
        — А ты думаешь, очень приятно трезвым смотреть, как любимая женщина милуется с другим? Невероятно! Второй раз меня предала! А я второй раз, как полный лох, попался! А еще юрист! Все, дорогая, прощай. Я тоже пошел. В субботу завезу тебе твои вещи, а из твоей квартиры свои заберу!
        — Гриша!  — Она хотела остановить его.
        — Нет. Я тебе не верю и больше никогда не поверю,  — сказал он внезапно трезвым голосом.  — И не пытайся меня вернуть. Бесполезно. Какая же ты все-таки шлюха!
        Он встал и ушел, а Света осталась сидеть, оглушенная и онемевшая от унижения и омерзения. Она многое могла бы простить Грише, пожалуй, даже все, кроме последних слов. На нее смотрели люди с других столиков. Надо как можно скорее уйти, но миновать огромный зал ресторана нет сил. А уж вести машину…
        — Извините, но я невольно подслушал ваш разговор.
        Она подняла заплаканные глаза. На место Артура опустился мужчина с соседнего столика. Горло по-прежнему сжимал спазм, она не могла произнести ни слова, и в ответ на его слова у нее вырвался только жалобный всхлип.
        — Не надо ничего говорить,  — чуть хрипловатым баритоном произнес он.  — Лучше помолчите и успокойтесь, а я все сам скажу.  — Он протянул ей пачку сигарет.  — Не курите?  — Она помотала головой.  — И правильно. Хотя сейчас, вероятно, было бы даже полезно. Ну ничего. Мы сейчас водочки закажем.
        Она опять помотала головой.
        — И не пьете? Вот это зря. Вам сейчас просто необходимо снять стресс.
        — Я за рулем,  — хрипло выдавила она.
        — И только в этом дело?  — Он улыбнулся.  — Бросите машину на стоянке, а я вас доставлю, куда прикажете. Да вы не волнуйтесь. Я не маньяк. Вот моя визитная карточка, а вот моя фотография.
        Порывшись в портфеле, он вынул свежий номер газеты. «Новости сегодня»,  — прочитала Светлана. Действительно, солидное издание. А вот его статья. И его фотография. Павел Фаворов. Политический обозреватель. Она часто читала его статьи и несколько раз видела его по телевизору в различных политических ток-шоу и даже в программе «Время».
        — Решили у меня интервью взять?  — обрела наконец голос Светлана.  — Только я ведь к политике никакого отношения не имею.
        — Причем тут интервью?  — Он поднял густые черные брови.  — Просто хочу вас утешить. Эти два субъекта вели себя за гранью моего понимания. Э-э! Только не вздумайте снова плакать. Такая красивая женщина должна не рыдать, а гордо идти по жизни и плевать на всяких уродов. Света, извините, я ваше имя тоже подслушал, да они оба одного вашего мизинца не стоят! Официант!  — остановил он молодого человека, как раз проходившего мимо с подносом,  — будьте любезны, принесите нам водки. Или вы предпочитаете вино, Света?
        — Да. Красное.
        — Тогда бутылку хорошего красного вина на ваше усмотрение!  — распорядился Павел.
        Официант ушел. Света спохватилась:
        — Я с незнакомыми мужчинами не пью.
        — Очень правильно!  — поддержал ее Павел.  — Но какие же мы с вами незнакомые. Я в курсе практически всей вашей интимной жизни. Давайте-ка я вам сейчас быстренько о своей расскажу, и получится, что мы с вами очень близко знакомы.
        — Вы ничего не знаете,  — возразила она.  — Гриша, ну тот, который скандалил, он все неправильно понял.
        — Света, вы хотите сказать, что Артур Пустовалов не был вашим любовником?
        — Вы как журналист меня спрашиваете?  — испугалась она.
        — Я занимаюсь политикой, а не светской хроникой. А спросил как мужчина. Хотя, не хотите, можете не отвечать. Вопрос действительно не слишком скромный. Просто я его задал, потому что вы сказали, что Григорий…
        — У нас был с Артуром роман, но пять лет назад окончательно завершился.
        Павел хмыкнул.
        — Не смею оспаривать ваши слова, но мне не показалось, что он завершился.
        — И вы мне не верите!
        — Нет, нет, нет! Только не плакать! Я вам верю, просто объясняю, почему Григорий подумал по-другому. На его месте я сперва разобрался бы в ситуации.
        Официант принес вино.
        — Пейте,  — велел Павел.
        — А вы?  — Светлана нерешительно покрутила бокал в руках.
        — Я вас домой повезу!  — И он принес со своего столика минеральную воду.  — А теперь рассказывайте!
        Они сидели, он то и дело подливал ей вино, а она говорила и говорила, и боль и обида постепенно уходили из ее души. Он так внимательно и с таким участием слушал, что ей хотелось рассказывать дальше и дальше.
        Какое-то время спустя в сумке опять зазвонил телефон. Неужели Григорий? Но нет, звонили с работы. Светлана растерянно поглядела на Павла:
        — Ой, а я уже пьяная. Не могу я туда в таком виде ехать. Что же мне им сказать?
        — Да проще простого,  — спокойно откликнулся он.  — Скажите, что застряли в пробке. А еще через полчаса позвоните сами: мол, судя по всему, отравились за обедом и едете домой.
        «Как у него все просто!» — восхитилась она и последовала его совету. Павел, окинув взглядом зал ресторана, сказал:
        — Кажется, последние свидетели ваших неприятностей уже удалились. Можем тихонечко продвигаться к машине. Остается вопрос к какой, вашей или моей? Могу отвезти вас на своей, но тогда ваша останется здесь, на стоянке. Но если вы мне ее доверите, вам не о чем будет потом волноваться.
        — Ой, я далеко живу. Лучше действительно на моей,  — ответила Света.
        — Замечательно. Поехали.
        В пути он начал рассказывать о себе. О двух своих неудачных браках. Оба раза Павел не очень хотел жениться, однако каждый раз складывались уже какие-то отношения, которые он не мог решиться разорвать и плыл по течению, хотя почти не сомневался, что брак обречен.
        — Первый раз выдержал три года, второй — целых пять.
        — Такие плохие женщины были?  — сонным голосом осведомилась Светлана.
        — Напротив, очень хорошие,  — возразил Павел.  — На плохих ни за что не женился бы. Просто не мои. К счастью, детей не оставил.
        — Жены ваши детей не хотели?  — спросила Света.
        — Нет, я. Знал, что все равно расстанемся, вот и не торопился. Дети-то не виноваты, что я не нашел свою женщину. Я и точку-то оба раза ставил, когда мне предъявляли ультиматум: или заводим ребенка, или разводимся.
        — Не любите детей?
        — Люблю. Но мне жалко детей из несчастливых семей. Сам в такой рос.
        Припарковав машину, он отправился провожать Светлану домой, так как она уже еле шла. Вино одурманило голову, к тому же ее укачало.
        — По-моему, вам надо выпить чаю,  — уже когда они стояли в передней, сказал Павел.
        — Ой, уж не знаю.
        — Давайте, я сам сделаю. Снимаем шубку, ложимся на диван, а я иду на кухню.
        — Павел, мне так неудобно…
        Ей отчего-то не казалось ни диким, ни странным, что незнакомый человек заботится о ней так, словно они уже сто лет вместе. Это было естественно, будто само собой разумелось.
        Он ушел на кухню. Света, устроившись на диване, слушала, как Павел гремит посудой. Вскоре он появился с подносом, на котором стояли чашки и два чайника, один с водой, другой с заваркой.
        Они пили чай. Он рассказывал ей смешные истории из журналистской жизни, а она разглядывала его и удивлялась, почему ей с ним так уютно. Вроде бы ничего особенного. Куда ему тягаться внешностью с красавцем Артуром. Среднего роста, плотный. Темные волосы с сильной проседью. Лицо круглое. Густые черные брови. А вот глаза необычные: серо-голубые в светло-коричневую крапинку. И такие веселые! И нос веселый! Глуповатое определение для носа, но так оно и есть! И еще, от всего облика Павла веяло основательностью, уверенностью в себе, и, несмотря на два его развода, он внушал Светлане огромное доверие. А главное, она успокоилась. Словно с ней не произошло сегодня ничего плохого. И ей хотелось одного — чтобы Павел как можно дольше не уходил. А он, к ее радости, и не торопился.
        Когда в чашках кончился чай, она спросила:
        — Может, поесть хотите?
        — Да вроде успел в ресторане. Хотя,  — он улыбнулся,  — можем и перекусить. Вы-то, наверное, голодная. Ничего ведь там не ели со всеми этими страстями.
        Надо же, он и это заметил!
        — Только вот у меня почти ничего нет,  — смущенно проговорила она.  — Овощи для салата и замороженная готовая еда в морозильнике. Ее можно разогреть в микроволновке.
        — У меня огромный опыт обращения с микроволновкой!  — воскликнул он.  — Сам так дома питаюсь. Поэтому лежите. Я все сделаю.
        — Да мне вроде уже получше. Вот только переоденусь. А вы пока выберите, что вам больше приглянется в моем морозильнике.
        Светлана уже натягивала джинсы, когда из коридора донеслись мужские голоса. Она с изумлением прислушалась.
        — Ты кто такой и что тут делаешь?  — вопил голос, похожий на Гришин.
        — А живу я тут, понимаешь,  — уверенно отвечал ему Павел.
        — Вот я сейчас милицию вызову!  — взвизгнул Григорий.
        — Вызывай,  — голос Павла звучал спокойно и с достоинством.  — Будет очень интересно. Ты ведь, Гриша, здесь тоже не прописан. Вот и объяснишь милиции, откуда у тебя ключи от чужой квартиры.
        — Откуда тебе известно, как меня зовут?
        — Светлана сказала.
        — А откуда ты ее знаешь?
        — Странный вопрос.  — Павел хмыкнул.  — Я ее любовник.
        — Ты-ы?  — судя по Гришиной интонации, Светлана поняла, что он в шоке.
        — Я,  — подтвердил Павел.
        — А Артур?  — Совсем растерялся Гриша.
        — Он не любовник,  — заверил Павел.
        — Ты и его знаешь?  — задал новый вопрос окончательно обалдевший Григорий.
        — Видел. Мужик дерьмо. Актер, правда, неплохой.
        — Ничего не понимаю,  — Гриша реагировал уже как-то вяло.
        — А тебе и не надо понимать. За вещами ведь приехал? Так я тебе завтра их доставлю. Адрес только напиши.
        — Света знает,  — явно автоматически отозвался Гриша и вдруг снова завопил: — Я решительно ничего не понимаю! Откуда ты взялся и где, собственно, Света?
        — Отдыхает.
        Света решила, что пора ей выйти на авансцену.
        — Я здесь. А ты, Гриша, зря пришел.  — И сама себе удивляясь, спокойно добавила: — Между нами все кончено.
        Тот ее словно не слышал:
        — А-а, это кто-то с твоей работы! Вижу, вроде лицо знакомое. Только зачем ты чужих людей в наши отношения впутываешь?
        — У нас больше нет отношений,  — по-прежнему спокойно произнесла Светлана.
        Но Гриша никак не мог отделаться от навязчивой идеи:
        — То есть, значит, любовник все-таки был! Только не Артур, а этот…  — Он ошалело помотал головой.  — А зачем тогда тебе я?
        — Ты нам как раз и не нужен,  — вмешался Павел.  — Иди, иди.  — И он начал теснить Гришу к двери.
        — Никуда я не пойду,  — заупрямился тот.
        — Пойдешь,  — Павел продолжал процесс вытеснения.
        Света попробовала вмешаться, но безуспешно. Павел довел дело до конца и захлопнул за Гришей дверь.
        — Зачем ты так?  — расстроилась Светлана.
        — А как прикажешь иначе? Вернуть его тебе?
        Она покачала головой. Видеть Гришу ей решительно не хотелось.
        — Зачем было врать ему, что ты мой любовник?
        — Знаешь, это очень легко сделать правдой. Хотя нет,  — спохватился он.  — Любовником не хочу. Банально и пошло. Выходи за меня замуж.

        Глава X

        — Но мы же совсем не знакомы,  — растерянно пролепетала Света.
        Она никак не могла понять, шутит он или всерьез.
        — Поженимся и познакомимся,  — весело ответил он.
        Значит, все-таки шутит! Она усмехнулась:
        — Еще одного развода для полного комплекта не хватает?
        — Почему развода?  — Кажется, он обиделся.  — Я хочу на тебе жениться. А в тех случаях не хотел. Понимаешь, до этого дня я на личном опыте выяснил, чего не хочу. А теперь точно понял, чего хочу: жениться на тебе.
        — Нет, ты серьезно?  — все еще не понимала она.
        — Совершенно.
        — Чем же я тебя так привлекла?
        — В принципе, это загадка. Ее люди столько веков пытаются решить. Почему мы любим одних и не любим других. Но вообще-то мы с тобой просто очень похожи.
        Светлана снова хихикнула.
        — Конечно, к счастью, не внешне,  — он тоже усмехнулся,  — зато по жизни — очень. Смотри: у тебя родители развелись. Мои, правда, жили вместе, но лучше им тоже было развестись. У меня два неудачных брака и у тебя два раза не сложилось. То, что ты замуж за них не вышла, не имеет значения. Все равно и тот, и другой явно не подходящие для тебя кандидатуры. Хотя, по сути, не самые скверные люди на земле,  — добавил он.  — Дальше: у меня какая-никакая карьера.
        — Скромничаешь?  — лукаво спросила она.
        — Кто бы сомневался. Скромность, она, говорят, украшает. У тебя тоже карьера. То есть и в этой области мы вполне состоялись. В общем, идем ноздря в ноздрю. Ну и тебе не кажется, что мы очень подходим друг другу?
        — Знаешь, день выдался какой-то трудный, перенасыщенный,  — с нервным смешком отозвалась она.  — Я еще не успела как следует об этом подумать.
        — Так думай. Кто тебе мешает?
        — Прямо сейчас?
        — А куда откладывать?
        — А тебе моя карьера не помешает?
        — С какой стати она должна мне мешать?  — удивился он.  — Состоявшаяся женщина, которая к чему-то стремится, мне гораздо интереснее домашней клуши. А потом мы уже выяснили, что оба дружим с микроволновкой и готовыми замороженными блюдами. Словом, не бойся, пироги печь каждый день тебя не заставлю.
        — Ну а дети пойдут?  — Света по-прежнему говорила полушутя, хотя чувствовала, что помимо воли беседа увлекает ее все больше и больше.
        — Уверен: такая потрясающая женщина, как ты, со всем прекрасно справится и сможет совмещать семью и работу. И потом я на что? Думаешь, помогать не буду? Это ведь наши дети.
        — Ты так говоришь, будто они уже есть.
        — Не волнуйся, скоро появятся.
        — Допустим, но вот еще одно, и самое главное.  — Светлана глядела ему прямо в глаза и на сей раз совсем не шутила.  — Вдруг я тебя не полюблю?
        — Ты уже меня любишь, но пока еще об этом не знаешь. Голова у тебя забита всякой ерундой, которая мешает тебе понять. А ты сердце свое послушай.
        — Значит, ты свое уже послушал и понял?
        — Конечно,  — он энергично кивнул.  — Я тебя люблю! Ужасно люблю! И нисколько в этом не сомневаюсь.
        Света уже была готова к тому, что он ее поцелует. Но нет. Павел, даже не приблизившись к ней, засобирался уходить.
        — Мои номера телефонов я тебе оставил, сейчас запишу твои. Завтра утром никакой работы. Ты отравилась и болеешь. Я у тебя буду ровно в десять. Идем в загс подавать заявление.
        — Прямо завтра?
        — Чего откладывать, если мы окончательно решили.
        — В таком случае уж оставайся,  — съехидничала она.
        — Э, нет. У нас с тобой все будет по-настоящему И белое платье, и свадьба, и первая брачная ночь. Так что потерпим, дорогая. Пусть будет хоть какая-то тайна.
        — И ты меня даже не поцелуешь?
        — Как я ждал, что ты этого попросишь!  — Он улыбнулся.  — Видишь, ты уже этого хочешь! Ты меня любишь!
        — Издеваешься?  — возмутилась она.
        — Нет, просто люблю,  — сказал он и нежно поцеловал ее в губы.
        И нескоро оторвался…
        — Может, останешься?  — теперь Свете этого очень хотелось.
        — Нет,  — хрипло отозвался он.  — Я так решил. В общем, не искушай, а то я сегодня плохо за себя отвечаю. Ладно. Пока. Спи спокойно. Ну, хорошо я тебя утешил?
        И, прежде чем она успела ответить, он ушел.
        Лишь оставшись одна, Светлана спохватилась. Кажется, у нее помутился рассудок. Привела из ресторана чужого человека и через три часа после знакомства собралась за него замуж! И самое странное: пока он был рядом, это казалось совершенно естественным. Может, она и впрямь сошла с ума?
        Однако если и так, то возвращаться в разум Светлане категорически не хотелось. Иначе придется думать о Грише и об Артуре, а это невыносимо! В конце концов, имеет она право хоть вечерок помечтать? Пусть Павел и пошутил или наговорил ей с три короба, просто стремясь ее утешить, что ж, даже если и так, это только доказывает его высокий профессиональный уровень. Великолепно чувствует собеседника. И Света ему все равно благодарна. В такой момент не оставил ее одну.
        Она вспомнила его глаза, его голос. Господи, что с ней делается? Наваждение. Неужто и впрямь влюбилась? Нет, глупости! Ей давно не семнадцать. Только в юности можно влюбиться с одного взгляда, как головой в омут. Да и Павел вовсе не красавец. Конечно, он очень милый, но…
        Раздался телефонный звонок. Это был он!
        — Света, докладываю. До своей машины добрался. Еду домой. И что бы ты сейчас там ни думала, повторяю: завтра мы идем подавать заявление.
        И Павел отключился. Телефон немедленно снова ожил.
        — Ну ты хороша! Опять над Гришей издевалась!  — вопила в трубку Даша.  — Мужик чуть не в инфаркте валяется!
        — А он тебе не рассказывал, что мне в ресторане устроил?  — разозлилась Светлана.
        — Может, Григорий и не прав, но какая нелегкая понесла тебя с Артуром встречаться?
        — Невинная встреча, случайно столкнулись.
        — Мне-то не ври!  — продолжала бушевать Дашка.
        — Я-то не вру, а вот твой альянс с Гришей за моей спиной меня просто поражает! Почему ты мне не сказала, что он тебя о моей личной жизни расспрашивал? Близкая подруга называется.
        — А что такого? О чем тебе рассказывать? Ведь у тебя ничего не было, в чем я его и заверила.
        — О самом факте и рассказала бы. Мне очень интересно знать, что про меня расспрашивают.
        — Да я ему ответила и забыла. Никакого значения не придала.
        — Но сейчас он почему-то опять тебе позвонил и на меня жаловался!
        — Ты что, ревнуешь?
        — Нет. Просто мне этот альянс кажется странным.
        — А мне, например, странно, зачем ты притащила домой какого-то непонятного мужика и заставила его изображать твоего любовника. И это вместо того, чтобы успокоить Гришу! Я-то знаю, что у тебя никакого любовника нету. А Гришу чуть до инфаркта не довела!
        — Ошибаешься,  — злорадно хихикнула Света.  — Есть у меня любовник. Верней, не любовник, а жених.
        В трубке поперхнулись.
        — Светка, у тебя сверхранний климакс? Крыша поехала? Глюки пошли? Тогда лечиться надо. Или решила валять комедию, чтобы Григория приструнить? Это ты зря. Еще перегнешь палку. Сбежит ведь мужик.
        — Пускай бежит. Я все равно выхожу замуж за другого.
        — Светка, с Гришей в конце концов делай, что хочешь. Твой мужик. Но надо мной-то зачем издеваться?
        — Я не издеваюсь, я правда выхожу замуж. За Павла Фаворова.
        — Это еще кто такой?
        — Журналист. Довольно известный. Из «Новостей сегодня».
        — Тот самый Фаворов? Ну ты конспиратор! Когда же это произошло?
        — Не поверишь. Сегодня. Днем. В том самом ресторане, где Гриша с Артуром меня бросили.
        — То есть ты сняла его в ресторане и привела домой? Совсем докатилась.
        — Никого я не снимала. Он сам со мной познакомился.
        — Значит, он с тобой переспал, и ты теперь решила, что он на тебе женится?
        — У нас с ним ничего еще не было, и это он решил, что на мне женится.
        — Разыгрываешь,  — оскорбилась Даша.  — Так не бывает.
        — Очень скоро ты убедишься, что это чистая правда. Свидетельницей моей будешь?
        — Светка, ты не врешь?
        — Не вру.
        — Тогда я в этой жизни ничего не понимаю. Но, по-моему, ты совершаешь ошибку. И с Гришей-то что теперь делать?
        — Сам, наверное, разберется,  — сказала Светлана.  — Человек он вполне уравновешенный.
        — Сегодня я бы не сказала.
        — Знаешь, мне уже все равно, я к нему больше не вернусь,  — отрезала Светлана.  — Он очень хороший, но не для меня. И я не для него. Сегодня я в этом окончательно убедилась. Впрочем, так как вы теперь много общаетесь, передай, что я перед ним очень виновата, прошу прощения и желаю ему только самого лучшего.
        — Ну ладно. Согласна. Познакомилась. Приглянулся мужик, но замуж-то сразу зачем?  — спросила Даша.  — Сперва узнали бы друг друга как следует.
        — Дарья, я с одним долго друг друга узнавала, со вторым то же самое, и к чему привело? Ничего хорошего из этих узнаваний не вышло. Надоело ждать и думать.
        — Ой, ты меня пугаешь.
        — А мне не страшно!
        И она не кривила душой. Страха действительно не было. Ну ни чуточки. Наверное, потому что несмотря на множество разочарований, на дне ее души продолжала теплиться вера в такую настоящую любовь, которая и случается сразу, вдруг, без оглядки и вопреки всякой логике. Вера, зародившаяся еще в детские годы, которую позже она заставила себя считать несбыточной и которая сегодня воплотилась в образе Павла. И она хотела идти за ним без оглядки. Оглядывалась она и так слишком много. И планов построила в своей жизни достаточно, но каждый раз они рассыпались в прах. А она ведь мечтала лишь о том, чтобы стать счастливой.
        Поздно вечером на нее обрушилась Лика. К счастью, не лично, а по телефону.
        — Все узнала от Дашки. Уже навела справки у знакомых. Предупреждаю: все в один голос говорят, что мужик ненадежный. Уже два раза разводился, а больше ни на одной вообще жениться не хотел, сколько его ни обхаживали. Так что крепко подумай.
        — Но на мне-то он как раз хочет жениться,  — возразила Света.
        — Ну и что? Потом разведется. Зачем тебе это надо? Развод такое муторное дело. На собственном горьком опыте знаю. Мы с моим бывшим два года имущество пилили, хотя и пилить-то особенно нечего было.
        Он все уже профукал. Кстати, у твоего обалденная новая квартира в центре. И уникальная коллекция старинных орденов. Она ему по наследству от дедушки досталась. Это даже как-то называется. Погоди, дай вспомнить. На фаллос похоже.
        — Фалеристика,  — засмеялась Света.
        — Во, во!  — обрадовалась подруга.  — Потрясающая коллекция орденов. Только ты губы не раскатывай. При разводе тебе все равно не достанется. Пройдет по разделу имущества, нажитого вне брака.
        — Я еще замуж не вышла, а ты уже имущество делишь,  — Света на нее не сердилась, ей, наоборот, стало весело.
        — Имущество вещь очень важная,  — серьезно продолжала Лика.  — Особенно, когда тебя бросают одну с двумя детьми на руках.
        — Во-первых, тебя никто не бросал, ты сама ушла, и ни единого дня одна не жила, у тебя уже был Вениамин,  — напомнила Светлана.
        — Именно потому, что я вовремя задумалась о будущем своих детей, а ты ни о чем не думаешь.
        — Знаешь, я вполне в состоянии сама себя обеспечить, и для меня имущество мужа роли не играет.
        — Нет, ну надо же, самого Павла Фаворова закадрила! И почему тебе вечно так везет? Такие мужчины достаются интересные! И Артур стал теперь известным. И Павла Фаворова все знают. А мои оба — никто.
        Одно и умеют: деньги зарабатывать. Правда, бывший и это делать разучился.
        — Я так и не поняла, ты Павла одобряешь или нет?  — спросила Света.
        — Для романа такой мужик конечно, хорош, но тебе ведь замуж надо. А творческие люди — очень ненадежные.
        — Лика, я разберусь.
        — Разберешься, когда поздно будет. Но ты меня все-таки поражаешь. Пойти в ресторан и сходу подцепить приличного мужика.
        — Лика, так он приличный или неприличный?
        — Ох, ты меня совсем запутала! Ладно, меня Вениамин спать зовет. Пошла.
        Павел действительно явился к Светлане ровно в десять. Она, по иронии судьбы, первый раз в жизни проспала и не пошла на работу.
        — Ты еще не готова?  — увидав, что она в халате, возмутился он.  — Полчаса на сборы.
        — Это я тебе даю возможность передумать,  — с сонной улыбкой проговорила она.
        — Даже и не надейся. У меня боевой настрой. Жениться хочу!
        — Не хочу учиться, хочу жениться!  — фыркнула она.
        — Сколько можно учиться! Все возможные университеты я уже прошел. Как учебные, так и жизненные.
        Сорок лет — пора зрелости и созидания. Вот и будем вить семейное гнездо.
        Они подали заявление, после чего им пришлось выдержать настоящий штурм родственников и друзей, активно и дружно ужасавшихся их «опрометчивому поступку».
        — Никогда не предполагал, что стольких людей заботит мое будущее,  — изумлялся Павел.  — Оказывается, все меня любят и все обо мне пекутся. А главное, какой Москва крохотный городок, и как быстро в нем распространяются все новости!
        — Нашел чем гордиться,  — отвечала Светлана. Меня тоже со всех сторон истерзали. Даже родители. Они ведь раньше в мою личную жизнь и не вмешивались.
        — Это потому что пришла настоящая любовь,  — сказал Павел.  — А в нее вечно вмешиваются. Завидуют.
        — Но не родители же.
        — Родители просто за тебя волнуются. Ничего. Выберешь время, я с ними познакомлюсь, и они меня примут.
        — От скромности не умрешь.
        Но он оказался прав. И мама, и папа Светланы тоже полюбили его с первого взгляда, и с азартом включились в организацию свадьбы. То, как задумывал ее Павел, стало еще одним потрясением для Светы. Широкое и пышное торжество со множеством гостей!
        Поначалу она даже пыталась умерить его пыл и предлагала сделать что-нибудь более камерное.
        — Тебе не нравится?  — удивился он.  — А мне казалось, что тебе хочется по полной программе: красивое белое платье, фата на два метра, лимузин на десять человек, сто гостей. Один раз ведь живем.
        — Ты знаешь, я о такой свадьбе в детстве мечтала.
        — Ну да,  — усмехнулся он.  — А теперь стала взрослая, разумная, скромная. Только я лично считаю, что мечты надо воплощать. Хочу такую гульбу устроить, чтобы всем тошно стало!
        — Обычно стараются, чтобы всем хорошо…
        — Правильно,  — кивнул он.  — Так хорошо, чтобы всем даже тошно сделалось. Света, в этом и есть смысл свадьбы! Да перестань зажиматься. К счастью, можем себе позволить не экономить.
        — При чем тут деньги?
        — А что тогда?
        — Сама не знаю. А вообще, пожалуй, ты прав. Я хочу, хочу такую свадьбу! Просто больше не позволяла себе мечтать.
        — Ура! Гуляем!  — И он как ребенок запрыгал по комнате.
        — Какой же ты еще у меня мальчишка!  — Свету захлестнула волна нежности.
        — Я очень счастливый мальчишка!  — Он принялся целовать ее.  — А сейчас мне пора домой.
        — Останься,  — взмолилась она.  — Что у тебя за глупые принципы?
        — Не искушай меня без нужды,  — пропел он, наворачивая на шею шарф.  — Хочу пошлейшую пышную свадьбу и настоящую первую брачную ночь!
        И Свете тоже снова, как в детстве и юности, захотелось именно такой свадьбы. Может, это и банально. Но если ей будет хорошо, кому какое дело?
        Более сложные чувства она испытывала к будущей первой брачной ночи. В ожидании был единственный плюс. У нее оказалось время помечтать, и мечты уносили Светлану далеко. В этом было свое наслаждение. Предвкушение ведь иногда слаще реальности.
        Дашка же просто изнывала по поводу их воздержания.
        — Как ты можешь, не попробовав мужика, выходить за него замуж? Я бы не утерпела. Правда, у меня такой темперамент, не то что у тебя.
        — Дело не в темпераменте,  — пыталась объяснить ей Светлана.
        — Не скажи. Слушай, а может, он импотент? Мужик, конечно, симпатичный, ничего не могу сказать, но его поведение вызывает очень большие сомнения…
        — Ты вечно всех подозреваешь в импотенции, если они в первый день знакомства на меня не набрасываются.
        — Так странно же. Неестественно. Раз любит, значит, хочет. И чего вам дожидаться? Оба, чай, давно не девственники. Эх, а где моя девственность?
        — В моей ванне, моя дорогая!  — рассмеялась Света.
        — Кстати, о ванне.  — У Даши сделался заговорщицкий вид.  — Григорий твой все названивает и названивает.
        — А ты ему за моей спиной все рассказываешь и рассказываешь?
        — Да нет. Самое странное, он про тебя почти не спрашивает. Слушай, а ты не очень обидишься, если я с ним соглашусь пообедать?
        — Дашка, уйми ты свой темперамент. Вспомни о Додике.
        — Значит, обидишься,  — Даша по-своему расценила предостережение.
        — Вовсе нет. Просто, как почти уже замужняя женщина, стою на страже интересов семьи.
        И была свадьба. И было прекрасное белое платье, которое Света купила вместе с мамой и до самого торжественного дня прятала у нее и которое из суеверия даже не показала Даше. И были обручальные кольца, которыми они с Павлом обменялись в загсе. И было им при этом совершенно не смешно, и фотограф запечатлел их исполненные торжественности лица. И был поцелуй, первый после того, как их объявили мужем и женой.
        И был красивый зал ресторана, набитый родственниками и друзьями. И множество веселых тостов, и трогательные подарки. И даже уморительная стенгазета и капустник, втайне от молодоженов организованные друзьями Павла. Кто сказал, что большие свадьбы скучны и сумбурны? Светина с Павлом свадьба вышла веселой и радостной. Именно такой, как она представляла в своих мечтах.
        И наступила их первая ночь. Не зря они ее столько ждали. Ожидание лишь обострило их чувства.
        — Пашка, как же ты был прав,  — прошептала ему утром на ухо Света.  — Я так тебя люблю! Я такая счастливая! Хорошо бы это длилось вечно.
        — У нас с тобой вся жизнь впереди,  — откликнулся он.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к