Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Бекнел Рексанна: " Опасности Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Опасности любви Рексана Бекнел

        Айвэн Торнтон, незаконнорожденный сын графа Уэсткотта, унаследовал титул только потому, что у отца не было других детей. Претерпев в юности множество унижений, он мстит высшему свету за свои обиды, с легкостью разбивая сердца прелестных дам. Решив женить своего внука, графиня Уэсткотт устраивает ему встречу с удивительной, ни на кого не похожей Люси Драйсдейл, очаровательной, умной девушкой. Айвэн покорен, но, не зная любви и привязанности в детстве, он не может поверить, что с Люси его связывает не только плотское желание.

        Рексанна Бекнел
        Опасности любви

        Пролог

        Берфорд-Холл,
        Йоркшир, ноябрь 1807
        Миссис Дринквелл осмотрела мальчика с головы до пят и сморщила нос:
        - Надо же, какой он смуглый…
        - Цыганская кровь, - пояснила гувернантка, крепко держа мальчика за костлявое плечо. - По материнской линии, - добавила она, даже не удосужившись скрыть свое презрение.
        Но миссис Дринквелл это заявление ничуть не удивило. Берфорд-Холл славился своими воспитанниками сомнительного происхождения. Удаленность от Лондона обеспечивала сохранение альковных тайн, и потому великие мира сего нередко помещали сюда своих незаконнорожденных отпрысков. Впрочем, цыган у нее пока не было.
        Миссис Дринквелл скривила губы. Тоже мне, благородные называются! Готовы бежать за любой юбкой.
        - Плату за первый год обучения привезли? - поинтересовалась она. - Учтите, в кредит мы не обучаем никого, даже детей короля.
        Глазки у гувернантки загорелись.
        - А что, у вас здесь есть королевские отпрыски? Ее светлость будет очень рада. Чрезвычайно рада, уверяю вас!
        Миссис Дринквелл надменно улыбнулась:
        - Вы хотите сказать, что жена его отца в курсе проказ мужа?
        Гувернантка вздрогнула, и рука ее сильнее сжалась на плече мальчика.
        - Что вы! Супруга графа ничего не знает и не дай бог узнает! Я имею в виду вдовствующую графиню, это она будет оплачивать его содержание здесь… Ой! - вдруг взвизгнула она, дернувшись всем телом. - Черт побери! Кусается! Разбойник! Он меня укусил! - визжала гувернантка, тряся рукой, словно хотела избавиться от укушенного пальца.
        Черноволосый мальчуган, почувствовав свободу, опрометью бросился к двери. Однако миссис Дринквелл, знавшая толк в воспитании трудных детей, всегда была начеку и оказалась у двери раньше его. Мальчик оскалился, намереваясь укусить и ее, но тут же получил увесистую оплеуху.
        Миссис Дринквелл была женщиной дородной, могучей и скидок не делала ни для кого. Голова цыганенка дернулась и с такой силой ударилась о стену, что мальчик сразу обмяк, как тряпичная кукла, и повалился на пол.
        - Проклятый язычник! - пробормотала гувернантка и, склонившись над недвижным тельцем, внимательно всмотрелась в лицо мальчика. - Послушайте, он случайно не умер? Не дай бог вы его убили!..
        Вместо ответа миссис Дринквелл ткнула мальчика в бок носком туфли и, когда он заскулил, злорадно посмотрела на гувернантку.
        - Буду признательна, если вы оградите меня от педагогических советов. Дисциплина - мой конек. Поверьте, очень скоро ваша хозяйка будет приятно удивлена хорошими манерами своего внучка. Так как насчет платы?
        Гувернантка открыла ридикюль и протянула миссис Дринквелл деньги.
        - Меня просили передать, чтобы вы были с ним построже. Здесь достаточно денег. Чуть позже стряпчий миледи передаст вам еще.
        - Миледи явно не горит желанием его видеть, я правильно поняла?
        - Думаю, никто не стал бы ее за это осуждать. - Гувернантка направилась к двери. - Представьте, что ваш внук - цыганский язычник. Пусть благодарит бога за такую бабку!

* * *

        - Я Айвэн!
        - Никакой ты не Айвэн, ты Джон!
        - Крошка Джонни.
        Айвэн с ненавистью смотрел на трех крепышей, припиравших его к стене, и изо всех сил старался не выказать страха. Но это у него плохо получалось. Ему хотелось к маме, у которой его отняли силой и поместили в этот отвратительный дом, вдали от всех, кто был ему дорог. А теперь его еще хотят лишить имени. Чему-чему, а этому не бывать. Айвэн сам не знал, почему это для него так важно, но он Айвэн, а никакой не Джон. Хватит и того, что ему искорежили жизнь. Имя свое он не отдаст.
        - Я сказал, меня зовут Айвэн.
        Самый высокий из его обидчиков нагло усмехнулся:
        - Айвэн, говоришь? Это не наше имя, похоже на цыганское. Ты цыган, что ли, Ай-вэн? - растягивая слоги, спросил он.
        Айвэн выставил вперед подбородок и сжал кулаки. Что? Драки захотелось? Ладно, будет вам драка! Он лихорадочно вспоминал все, чему учили его Пета и Гуэрдон.
        Высокий сделал шаг вперед, дружки не отставали от него.
        - Так что, цыганское отродье? Джон ты или Айвэн?
        Что-то взорвалось внутри Айвэна, и он без всякого предупреждения схватил усмехающегося парня за вихры. Застигнутый врасплох драчун, хоть и был намного старше Айвэна, не устоял на ногах, и мальчики покатились по полу, колошматя друг друга кулаками и отчаянно пинаясь. Но Айвэн был младше, и очень скоро его противник начал брать над ним верх.
        Айвэн не сдавался. Мало того, что его украли у матери, а потом перевезли сюда, в эту угрюмую тюрьму. Теперь еще и избить хотят? Это уже слишком!
        Айвэн кусался и царапался, не обращая внимания на сыпавшийся на него град ударов. Он почувствовал, что из губы потекла кровь, от следующего удара из глаз посыпались искры, но это только еще больше распалило его. «Сначала запугай противника, а потом бей в самое незащищенное место», - советовал Пета Гуэрдону. Айвэн угрожающе зарычал и нанес верзиле резкий удар коленом в пах. Как ни странно, он попал. Мальчик вскрикнул от боли и покатился по полу.
        - Что же вы стоите? - с трудом процедил он сквозь зубы ошеломленным товарищам. - Дайте ему!
        Мгновение поколебавшись, ребята набросились на Айвэна и сбили его с ног. Но он не сдавался. Драка прекратилась только с появлением миссис Дринквелл и сторожа.
        Миссис Дринквелл обстоятельно отчитала всех драчунов, а затем, злобно прищурившись, приказала сторожу:
        - Отведи мистера Деймрона в сарай, пусть рубит дрова - поближе познакомится с делом своего отца. Только сначала выпори его хорошенько. Ну а мистер Пирс займется уборкой отхожих мест. После порки, разумеется. Нечистоты к нечистотам! Я считаю, это справедливо, - она с отвращением раздула ноздри.
        Когда же дело дошло до зачинщика драки, к удивлению Айвэна, лицо миссис Дринквелл смягчилось.
        - Ах, Александр, Александр! Что мне с тобой делать? Как ты не поймешь, что унижаешь себя дракой с подобного рода… существом, с цыганским выродком! Я просто обязана тебя наказать. До следующего воскресенья ты будешь сидеть в классе и делать дополнительные задания. Надеюсь, твой отец по достоинству оценит подобное наказание.
        Наконец она повернулась к Айвэну, и лицо ее опять потемнело.
        - Что до тебя, то ты тоже получишь свою порцию. - Она хищно улыбнулась, еще сильнее напугав мальчика. - Выпори его как следует, Лестер. И отправь чистить трубы. На его коже даже сажи заметно не будет.
        Айвэн попытался оказать сопротивление, прибегнув к тому же приему, каким повалил на пол Александра, но тут же получил хорошую затрещину.
        Его жестоко выпороли. Десять ударов длинными розгами были настолько сильными, что он едва не потерял сознание. Но мальчик не кричал и не плакал. Он только рычал сквозь стиснутые зубы.
        После порки сторож отвел его в гостиную и заставили лезть в трубу. Обдирая кожу о неровные камни, Айвэн полез вверх по грязному дымоходу.
        - Смотри, чтобы чисто было! И поторапливайся, если не хочешь, чтобы я разжег под тобой огонь.
        Но что ему огонь в камине, если в сердце его разгоралось пламя ярости? С каждым обидным словом, с каждым болезненным ударом, с каждым жестоким наказанием оно разгоралось все сильнее. Это пламя пожирало и пожирало его из месяца в месяц, из года в год. И требовало отмщения.
        Тогда он еще не знал, как и кому будет мстить. Но верил, что время все расставит по своим местам.

        1

        Лондон, март 1829
        Айвэн Торнтон на мгновение задержался наверху лестницы, прежде чем спуститься в многолюдную залу. Пусть нашепчутся вдоволь.
        - Лорд Уэсткотт!
        - Новый граф Уэсткотт…
        - Незаконнорожденный сын Уэсткотта. Тот самый цыган, - зашептали гости.
        Айвэн прекрасно знал, что именно о нем говорят. За двадцать лет, прошедших с тех пор, как его, семилетнего мальчика, оторвали от матери и привезли сюда, он слышал и не такое и научился мастерски отвечать обидчикам.
        Со временем он понял, что кулаки, шпага и даже пистолет бессильны против светских сплетен. Чтобы бороться с этими надменными ослами, возомнившими себя сливками общества, нужно другое оружие. И оно у него теперь было.
        Айвэн обвел залу презрительным взглядом пресыщенного богатого лорда, не упуская, однако, ни единой мелочи. Старики уже подбирались к игорной комнате, где их ждали бренди и сигары. Матроны с компаньонками, группками расположившись вдоль стен залы, оживленно судачили, не забывая косить глазом на своих молодых подопечных.
        Предмет их пристального внимания - впервые выехавшие в свет молоденькие девушки - хихикали и нервно теребили веера, кокетничая с молодыми людьми, но, увидев Айвэна, застывали на месте и забывали обо всем.
        Он с трудом подавил в себе желание зарычать так, чтобы эти молоденькие дурочки с визгом бросились в объятия своих располневших мамаш.
        «Держи себя в руках», - приказал он себе. Час отмщения был близок, и он не хотел все испортить из-за кучки разодетых недалеких девиц. Очень скоро они все будут искать его благосклонного взгляда, их мамаши начнут кружить вокруг него с нежным щебетанием, а отцы почтут за честь породниться с Уэсткоттами.
        И тогда он отомстит старой карге, называющей себя его бабкой!
        - Ну что, Уэсткотт, мечтал ли ты когда-нибудь стать самым завидным женихом Лондона? - Эллиот Пирс от души хлопнул его по спине. - Не робей. Пусть объявляют. Лично я намерен напиться, вдоволь наиграться и зажать в углу по меньшей мере парочку горничных. Если, конечно, не найду жаждущих того же дамочек.
        Айвэн молча ступил на лестницу.
        - Айвэн Торнтон, граф Уэсткотт, виконт Сифорт, барон Тернер, - с надменным видом объявил дворецкий.
        «Даже слуги меня презирают», - мрачно подумал Айвэн. Но ничего, скоро они еще пожалеют. Теперь у него есть титул и деньги, и он еще заставит всех этих надутых людей танцевать под свою дудку.
        Приготовившись к битве, он одернул рукава и спустился по пяти покрытым ковром ступенькам в залу. Сразу за ним были объявлены трое его ближайших друзей. Впрочем, других у него и не было.
        Мистер Эллиот Пирс и мистер Джайлс Деймрон не привлекли к себе особого внимания собравшихся в доме Стеннисов. Но когда дворецкий объявил мистера Александра Блэкберна, зала вновь оживилась.
        Незаконнорожденный граф и незаконнорожденный принц… Правда, первый уже получил официальный титул и сказочно богат, а второй не признан и беден, как церковная мышь. Но со смертью короля все может резко измениться. И все это знали.
        Присутствующие, взбудораженные появлением столь выдающихся молодых людей, отметили про себя, что нынешний сезон будет каким угодно, только не скучным. А следовательно - удачным.
        Менее всех, однако, в этом была уверена леди Антония Торнтон, вдовствующая графиня Уэсткотт, бабка молодого графа. Впрочем, кое-какие надежды у нее еще оставались. Как-никак три месяца назад Айвэн принял-таки титул почившего отца, хотя, окончив Берфорд-Холл, он и думать об этом не желал. Но леди Уэсткотт не сдавалась и добилась своего. Да и кто по нынешним временам отказывается от титулов и состояния? Так что первая победа за ней. Настало время следующей битвы. Здесь, на открытии лондонского сезона, где собрались все сливки общества. И она таки женит его, она доживет до своего первого правнука! Вот тогда можно будет считать эту войну выигранной.
        - Так вот он каков, - раздалось у нее за спиной.
        Антония не спускала глаз с внука.
        - Ты же его видел, Лоренс.
        - Да, но это было так давно. Он тогда был злее. Ей-богу, Антония, я был уверен, что он и впрямь скорее пойдет подметать улицы, чем примет титул, принадлежащий ему по праву рождения.
        - Это было десять лет назад. С тех пор он повзрослел и поумнел. Да и отец его умер. Только ты не особенно обольщайся. Да, портной и парикмахер у него отменные; я слышала, он платит им целое состояние. Но под этой приятной наружностью скрывается сердце дикаря. Злого дикаря!
        Лоренс Колдридж, граф Данлейт, переживший четырех жен и шестерых детей, непонимающе уставился на ее жесткий профиль.
        - Ну, если ты считаешь, что он дикарь, то зачем было признавать его сыном Джерома? Зачем было передавать ему титул? Почему ты не выбрала племянника?..
        - Да я скорее отдам этот титул лакею, чем безмозглым отпрыскам Гарольда! - резко оборвала его леди Уэсткотт. - И ты это прекрасно знаешь. Не торчи у меня, пожалуйста, за спиной. Обойдусь и без твоих глупых советов. Принеси лучше пуншу. Хотя нет, постой. Иди к нему и представь его присутствующим. В особенности графине Грейер, герцогине Уетам и виконтессе Тэлберт. В общей сложности у них семь дочерей, внучек и племянниц, и все они мне подходят.
        Она отпустила его движением руки.
        - Иди, Лоренс. Позаботься о том, чтобы он был представлен всем, с кем еще незнаком. А я понаблюдаю за своим упрямым внуком и подумаю, что с ним делать.
        Лоренс отошел, недовольно бормоча что-то себе под нос и качая головой, но леди Уэсткотт не сомневалась, что он в точности исполнит ее поручение. В нем она была уверена, чего никак не могла сказать о собственном внуке. Она внимательно разглядывала Айвэна. Черноволосый, смуглокожий, с вызывающей серьгой в ухе, как и подобает цыгану… И все-таки нельзя было не признать, что он необыкновенно красив.
        Как ни странно, ей даже импонировало его вызывающее поведение. Настоящий граф, ни дать ни взять! Жаль только, что, помимо графского высокомерия, он унаследовал также необузданный нрав проклятого рода своей матери.
        Подойдет ли он к ней? Поклонится ли единственной живой родственнице, когда-то вытащившей его из табора и давшей ему все, о чем только можно мечтать в этом королевстве? Или нанесет ей очередной удар и сделает вид, что не замечает ее?
        Вот он здоровается с Лоренсом. Не подобострастно, но и не пренебрежительно. Вот Лоренс представляет его леди Фордамм. Антония не упускала ни единой мелочи - как он поклонился, как поднес к губам затянутую в перчатку ручку миледи, с каким выражением на лице ведет беседу. Вот он улыбнулся словам Лоренса, и она нахмурилась, поняв, что он не просто чрезвычайно привлекателен. Он внезапно напомнил леди Уэсткотт ее собственного мужа.
        До сих пор она не замечала в нем никакого сходства с Уэсткоттами, если не считать того, что его холодные голубые глаза были похожи на глаза бабушки. Во всем остальном он оставался для нее проклятым цыганом, не более того. И вдруг сейчас - в улыбке, в изгибе губ, в блеске ровных зубов - она увидела Джеральда.
        Тридцать лет… вот уже целых тридцать лет ей приходится одной управляться с обширными владениями, которые перешли к ней после его смерти. Как же ей не хватает Джеральда! Их единственный сын, Джером, оказался плохим помощником. Но это еще полбеды. Хуже всего то, что его единственным наследником является этот побочный ребенок. Антонии оставалось только молиться о том, чтобы образования, которое она дала ему в Берфорд-Холле, хватило ему для исполнения своих обязанностей.
        Дожидаясь Лоренса, она вся извелась. Айвэн танцевал с младшей дочерью Фелтонсов, пышногрудой рыжеволосой девицей, обладавшей таким скудным умом, что графиней ей становиться было явно противопоказано.
        - Ну что? - нетерпеливо спросила она, когда Лоренс наконец подошел к ней. - Он собирается поздороваться со мной или нет?
        Лоренс откашлялся, похлопал себя по карманам в поисках табакерки, передумал и сказал, поглаживая роскошные бакенбарды:
        - Думаю, что собирается, Антония. В конце концов, это было бы просто неприлично. Ведь он не видел тебя с тех пор, как принял титул.
        Но несносный мальчишка снизошел до нее, лишь когда перевалило за полночь. К этому времени леди Уэсткотт обычно уже давно бывала дома, однако сегодня она изменила своим привычкам, упрямо дожидаясь, когда он к ней подойдет. Ей не хотелось давать присутствующим повод посудачить на ее счет.
        Когда наконец Айвэн подошел к ней в компании своих друзей, леди Уэсткотт была взвинчена настолько, что уже намеревалась устроить ему головомойку при всех. Да как он смеет так с ней обращаться?!
        Но, взглянув в его холодные глаза, она мгновенно передумала. Айвэн был явно настроен на драку, на прелюдный скандал - она видела это в блеске его глаз, в напряженной линии плеч.
        «Совсем как Джеральд, - невольно подумала леди Уэсткотт. Она любила мужа до самозабвения, но это не мешало им жить как кошка с собакой. И все же жили они неплохо. - А что, если и с мальчиком получится так же? С каким мальчиком? Он уже давно мужчина», - поправила она себя. И все же, может, они когда-нибудь перестанут враждовать?..
        - Мадам, - он коротко поклонился и обвел рукой троих молодых людей, стоявших рядом, - позвольте представить вам мистера Эллиота Пирса, мистера Джайлса Деймрона и мистера Александра Блэкберна.
        Надо отдать им должное, троица обладала отменными манерами. Антония особенно внимательно взглянула на Блэкберна, ища сходство с королем, который нечасто теперь появлялся в обществе. Молодой человек неожиданно ухмыльнулся.
        - Говорят, у меня его рот и волосы, - громким шепотом произнес он в ответ на ее невысказанный вопрос.
        Антония прищурилась, решив, что эту дерзость нельзя оставлять безнаказанной.
        - Да что вы говорите? А я, признаться, кроме сумасшедшей улыбки в глазах, никакого сходства не заметила.
        Блэкберн расплылся в довольной ухмылке.
        - Наконец-то! Хоть кто-то скромно не потупил взор под безумным блеском моих глаз. - Он внезапно опустился на одно колено, картинно прижимая руку к сердцу. - Умоляю, выходите за меня замуж, глубоко-уважаемая леди Уэсткотт! Я вдруг осознал, что долгие годы всем сердцем стремился именно к вам.
        Леди Антония предостерегающе взглянула на рассерженного Лоренса Колдриджа.
        - Поднимайтесь быстро, дурачок! - сказала она безрассудному отпрыску короля. - А то я еще соглашусь!
        Молодые люди громко рассмеялись, заглушив нервный смешок графа Колдриджа, Айвэн же лишь слегка скривил губы. Стараясь говорить сдержанно, Антония обратилась к его другу:
        - Жаль, что у моего внука нет вашего чувства юмора, мистер Блэкберн.
        - Вы правы, мы частенько над этим посмеиваемся, - поддержал ее Блэкберн.
        - Вам нужно мое чувство юмора, мадам? - нахмурился Айвэн. - А я-то, грешным делом, полагал, что вам нужна моя покорность. Моя благодарность. Мое послушание. А вы, оказывается, готовы довольствоваться чувством юмора! Прекрасно. Если я пообещаю вам быть остроумным и веселым, соизволите ли вы удалиться в деревню? И оставить меня в покое?
        Антония сердито взглянула в его блестящие голубые глаза, так обескураживающе похожие на ее собственные.
        - Если остроумию вашему будут сопутствовать также хорошие манеры и добрые намерения, то да, я удалюсь из вашей жизни - и с превеликим удовольствием.
        - А разве я не продемонстрировал вам сегодня хорошие манеры? Разве не обвораживал я дам и не танцевал с их дочерьми?
        - Да, но намерены ли вы жениться? - поинтересовалась она, не видя причины далее скрывать свои планы.
        Айвэн выдержал ее взгляд, не потрудившись скрыть неприязнь. Но что-то еще промелькнуло в его глазах. Что-то похожее на торжество… Нет, не может быть! С чего бы ему торжествовать?
        Он пожал плечами:
        - Я не против того, чтобы жениться. Вот только найду подходящую партию.
        - Значит ли это, что сезон ты намерен провести в городе?
        Антония даже затаила дыхание - так ей хотелось услышать «да». Если откровенно, то у нее оставалось мало времени. Он должен жениться и подарить ей наследника до того, как она умрет.
        Айвэн улыбнулся - только от этой улыбки ей спокойнее не стало.
        - Уверяю вас, бабушка, ничто на свете не заставит меня пропустить этот сезон.

* * *

        Не прошло и часа, как они продолжили этот разговор - только уже совсем в другой манере. В Уэсткотт-хауз они вернулись порознь, но встретились в похожей на пещеру гостиной.
        - Я - вдовствующая графиня Уэсткотт! - с вызовом заявила Антония. - Никому не удастся выселить меня из этого дома!
        Айвэн бесстрастно взглянул на бабку, хотя внутри у него все кипело. Она сильно ошибается, если надеется, что они будут жить под одной крышей. И уж совсем обезумела, если полагает, что с его приездом в ее жизни ничего не изменится.
        Он едва заметно улыбнулся.
        - Если не ошибаюсь, титул теперь мой. А следовательно, и эта отвратительная груда кирпичей. И все семейные владения теперь мои. Посему мне и решение принимать, как всем этим распорядиться.
        Он знал, что это заставит ее замолчать. И не ошибся. Он знал также, что обладание титулом Уэсткоттов и имением значит все для этой жестокосердой старухи, породившей столь же жестокосердых детей. Как бы она его ни презирала, но родственников по линии своего деверя она презирала еще больше. И не хотела, чтобы вся собственность перешла ее тупоголовым племянникам, - подобная мысль приводила ее в ужас. Чтобы этого не произошло в обозримом будущем, она и настаивала на женитьбе внука.
        Но неужели его прозорливая бабка не учла, что, как только он получит титул, она уже не будет иметь никакой власти над ним и, следовательно, не сможет больше распоряжаться огромными семейными владениями? Так или иначе, Айвэн дожидался этого момента целых двадцать лет.
        Леди Уэсткотт пришлось проглотить обиду, и это его повеселило. Смешно, но теперь она полностью зависит от его амурных похождений! Отец его в свое время проявил крайнюю неосторожность - и вот теперь незаконнорожденный сынок взял и прибрал к рукам и титул, и все сопутствующее ему умопомрачительное богатство. Но Айвэн не собирался идти по стопам отца. Он твердо решил, что не оставит после себя никого, кто бы мог унаследовать его титул и богатство. По крайней мере - при жизни бабки.
        Айвэн, однако, понимал, что эта властная женщина ни за что не отступит. Не будь она столь отвратительной, он бы даже восхищался ее настойчивостью. Она пережила и мужа, и сына, но его ей пережить не удастся. Отмщенным он почувствует себя только на ее похоронах!
        - Уэсткотт-хауз без труда может вместить нас обоих, - примирительно, насколько это возможно, произнесла леди Уэсткотт. - Я почти не выхожу из своего крыла…
        - В деревне вам будет куда спокойнее, - не дал ей договорить Айвэн. - Пока я в городе, мне бы не хотелось вас видеть.
        - И что же ты намерен делать? Выселить меня отсюда? Только попробуй! Попробуй!
        Костистые пальцы Антонии сжались на хрустальном набалдашнике трости, которой она изредка пользовалась; холодные голубые глаза ее метали ледяные искры.
        - Я намерен содержать здесь холостяцкий дом в течение всего сезона, - пояснил Айвэн, наградив ее не менее холодным взглядом очень похожих глаз. - Разве не этого вы от меня ждете? В конце-то концов, если верить слухам, я самый завидный жених в Лондоне и должен вести себя соответственно.
        Она бросила на него подозрительный взгляд.
        - Так ты действительно намерен усердно искать себе жену?
        - Да, - с великим удовольствием произнес Айвэн.
        Да, он будет искать себе жену. Но он ее не найдет. Пусть старая карга живет несбыточной мечтой. Пусть она умрет, лелея эту надежду.
        Леди Уэсткотт наклонилась вперед, не в состоянии скрыть свое возбуждение.
        - Я знаю все порядочные дома и почти всех достойных молодых леди. Я могу представить тебя, я устрою прием.
        - В этом нет необходимости.
        - Но, Джон, ты только подумай…
        - Айвэн! - рявкнул он. - Меня зовут Айвэн! И не пытайтесь сделать из меня английского лорда!
        От его самообладания не осталось и следа, и он нервно заходил по гостиной.
        - Ладно, ладно! - столь же раздраженно воскликнула Антония. - Постараюсь впредь не забывать, что ты предпочитаешь цыганское имя. Просто я как-то привыкла думать о тебе как о Джоне.
        Айвэн рассмеялся:
        - Вы думали обо мне?! Сомневаюсь! Вы не способны ни о ком думать!
        - Я думала о тебе как о будущем графе Уэсткотте, - отрезала Антония. - И теперь, получив титул, ты должен быть мне благодарен и относиться с уважением.
        - Благодарен?! - воскликнул он. - С уважением? Черта с два! Я ненавижу вас, и вы прекрасно знаете почему! - выпалил Айвэн, забыв о том, что поклялся не выдавать в ее присутствии своих чувств.
        Десять лет он прожил вдали от нее и без этого проклятого богом титула; десять лет он шатался по белу свету, но так и не нашел счастья и покоя. Мать его и родной табор давным-давно затерялись в бескрайнем мире. А вместе с ними где-то далеко затерялось и его «я». Вместо этого Айвэну осталось только столь ненавистное ему генеалогическое древо Торнтонов.
        Все десять лет после окончания Берфорд-Холла он жил как последний нищий, откладывая деньги, которые присылались ему на содержание, пытаясь скопить кругленькую сумму. Он изматывал себя работой, он подвергал себя риску, от которого бежали остальные, он брался за безумные проекты, от которых отказывались более здравые умы.
        И ему-таки удалось скопить приличное состояние, позволявшее не зависеть больше от семьи отца. Зачем же тогда он здесь? Зачем согласился принять все эти проклятые титулы?
        Чтобы досадить ей!
        Передать владения Уэсткоттов кузенам, которых он и в глаза не видел, было бы слишком просто. Это не наказание за все, что она с ним сделала. И посему, едва прослышав о смерти отца, Айвэн вернулся в Лондон. Он решил, что станет графом - пусть бабка думает, что добилась своего. Настанет день, когда она об этом пожалеет. Он разрушит ее планы и не подарит ей наследника; на нем кончится ее род. Все, что ей так дорого, в конце концов перейдет к потомкам ее презренного деверя. Пусть она умрет с этой мыслью, пусть поймет, что значит потерять в жизни все! С ним она в свое время проделала именно это.
        Айвэн глубоко вздохнул, пытаясь взять себя в руки.
        - Если вы не собираетесь ехать в деревню, я буду жить у Блэкберна.
        Антония надменно подняла брови.
        - Неплохо. У незаконнорожденного принца?
        Айвэн холодно улыбнулся:
        - Мы, незаконнорожденные, крепко держимся друг друга. Мы слишком хорошо помним, как с нами обошлись наши семьи.
        На лице леди Уэсткотт отразилось негодование.
        - А как я с тобой обошлась? Не будь меня, ты был бы сейчас жалким конокрадом! И если бы еще не умер где-нибудь под забором, то прозябал бы в тюрьме.
        Айвэн сжал зубы. Он не мог не признать, что это горькая правда. Каким бы жалким ни было его детство, сверстникам из табора было гораздо хуже. Ему так и не удалось отыскать никого. Но это никоим образом не оправдывает старуху!
        Он плеснул себе виски, залпом выпил, даже не почувствовав приятного жгучего тепла в горле, и со стуком поставил бокал на стол.
        - Я уезжаю. Если вы все-таки соберетесь в деревню, сообщите Блэкберну на Комптон-сквер.
        - Я не намерена покидать свой дом, - ледяным тоном ответила леди Уэсткотт.
        Айвэн задержался в дверях. Двадцать лет назад она лишила его дома, который он уже начал считать своим. И тогда, несмотря ни на что, он ждал ее, он тосковал по ней… Боже, как ему хотелось верить, что скоро она приедет за ним! Но двадцать лет назад эта женщина бросила его, насмерть перепуганного мальчишку, один на один с жестокими нравами Берфорд-Холла, с пьяницей директором и его женой-садисткой, со злобными мальчишками, где хорошо жили только хулиганы, а слабые были вынуждены подчиняться.
        Как бы то ни было, в Берфорд-Холле он познал, что сила всегда права. И до сих пор живет по этому принципу.
        Теперь сила у него. У него титул и состояние, оставленное отцом. Следовательно, он имеет право делать то, что ему вздумается.
        Айвэн вперил в старуху холодный взгляд. Очевидно, она многое отдала бы сейчас за то, чтобы он простил ее. Но поздно. Ей больше нет места в его жизни. Слишком поздно. А то, что она ценит превыше всего - положение в обществе и продолжение рода, - для него не значит ровным счетом ничего.
        - Вы бессильны против меня, бабушка, - сказал он, насмешливо растягивая слова. - Оставайтесь, если таково ваше желание. Но предупреждаю: вы пожалеете об этом. В деревне, в окружении родных, вам будет лучше. А впрочем, родных-то ведь у вас не осталось, не правда ли? По крайней мере, ни одного более или менее сносного типа. Что же, может, слуги скрасят ваши последние годы.
        Айвэн развернулся на каблуках и твердой походкой вышел из гостиной через огромные двери. Он пересек холл и сбежал по гранитным ступеням крыльца, которые помнили поступь графов Уэсткоттов на протяжении почти четырех сотен лет. Но для Айвэна этот титул был лишь орудием мести. Положение в свете и деньги имели для него ценность только в той степени, в какой все это позволит ему нанести ответный удар тем, кто когда-то заставил его страдать.
        Он не хотел признаваться самому себе в том, что месть эта доставляла ему мало удовольствия. Ведь если он отступит от задачи унизить всех тех, кто когда-то смотрел на него сверху вниз, то что тогда ему делать со своей жизнью?..

        2

        Хьютон-Мейнор,
        близ Веллингтона,
        Сомерсет, май 1829
        Люси Драйсдейл услышала вопль одного из племянников в соседней комнате, но предпочла не обращать на него внимания. Сидя спиной к двери в малую столовую, она перечитывала только что полученное письмо:

        «…буду читать лекции в Фатьюэлль-Холле в течение всего сезона. Если вам случится быть в это время в Лондоне, настоятельно советую посетить их. Надеюсь, вас заинтересует моя концепция воспитания детей.
        До встречи, искренне ваш,
        сэр Джеймс Моби,
        бакалавр гуманитарных наук».

        Прижав письмо к груди, Люси вздохнула. «Искренне ваш»… Да, конечно, это самая обыкновенная вежливая фраза, но так хочется верить, что за ней стоит нечто большее!
        Сэр Джеймс Моби принадлежал к той редкой категории мужчин, которые привлекали Люси. Более того, он представлялся ей единственным мужчиной, чьи интересы не сводятся к охоте, игре в карты и лошадям. Единственным мужчиной, с которым она чувствовала духовную близость. Первая же статья Джеймса Моби вызвала у Люси искренний восторг, и с тех пор она не пропускала ни одной.
        Эти статьи поражали ее своей глубиной и широтой. Но самое главное - в них Люси находила подтверждение своим еще не вполне оформившимся мыслям. В один прекрасный день она решилась написать ему, и он ответил, тут же заполучив в ее лице преданнейшую поклонницу. За первым письмом последовали другие, но Люси и не надеялась на встречу с ним. И вдруг…
        Но разве можно на что-то надеяться, имея такого брата? Грэхем скуп до предела. К тому же ее стремление к знаниям вызывало в нем презрение. Он и слышать не хотел о женщинах, отваживающихся посещать университет. Уговаривать его было просто бессмысленно. «Ты и так знаешь больше, чем приличествует даме», - тупо твердил он, как только об этом заходила речь. Грэхем был глубоко уверен в том, что библиотеки, собранной их отцом, вполне достаточно, дабы удовлетворить интеллектуальные запросы сестры, а положение воспитательницы его детей - самое подходящее для нее. Глупо надеяться, что он даст ей денег на поездку в Лондон.
        А между тем Люси задыхалась в этой затхлой атмосфере. Библиотеку она знала едва ли не наизусть, а дети… Детей она обожала, воспитание их считала своим призванием, но ей хотелось по-настоящему глубоко изучить эту проблему. А кроме того, дети никак не могли заменить взрослого человека с широким кругом интересов. Такого блестящего человека, как сэр Джеймс Моби…
        Люси рассеянно разглаживала письмо, мечтая о невозможном. О том, что ей каким-то чудом удалось добраться до Лондона и даже встретиться с сэром Джеймсом. А что, если у него нет спутницы жизни? Тогда между ними может возникнуть взаимный интерес… Легкомысленный мимолетный роман его, разумеется, не привлечет: сэр Джеймс для этого слишком серьезен. В любовную романтику он, конечно, не верит, как, впрочем, и она. Но взаимное уважение вполне может перерасти в любовь… Почему бы и нет?
        Люси вздрогнула и смущенно оглянулась, как будто кто-то мог подслушать ее мысли. Ей было неловко перед самой собой. Но она понимала, что если в ближайшее время не вырвется из сонной деревенской паутины Сомерсета, то ум ее зачахнет и иссохнет.
        До ушей ее снова донесся детский вопль. Очевидно, это Стенли, старший из племянников, - сущее чудовище, когда не спит. Он будущий наследник, и к нему относятся соответственно. Люси иногда казалось, что родители мальчика поставили себе задачей испортить ему жизнь за то, что он родился первым. Взяв на себя обязанности воспитательницы пятерых детей Грэхема, Люси пыталась научить их кое-каким манерам, привить представления о добре и зле, но ее усилий было явно недостаточно.
        Под вопли маленьких мучителей она вздохнула и спрятала письмо сэра Джеймса в карман. Надо идти восстанавливать мир. А ведь она уже дала утренний урок старшим детям Грэхема и сводила на прогулку самых маленьких. Неужели она хотя бы изредка не имеет права на отдых, как все нормальные люди?! Может, и имеет, но только не сегодня…
        Что-то с грохотом повалилось на мраморный пол, и Люси бросилась на шум.
        - Стенли! Дерек!
        Мальчики отскочили друг от друга. Девятилетний Дерек был всего на год моложе брата и очень походил на него - не только чертами лица, но и характером. Впрочем, так считала только Люси.
        - Он обозвал меня вонючкой!
        - А он меня - лошадиной задницей!
        Про себя она согласилась с обоими утверждениями.
        Из дверей, как мышки из норки, выглядывали три девочки. Двенадцатилетняя Пруденс была намного мудрее своих братьев, но не настолько, чтобы не поиздеваться над ними:
        - Вот те раз! Вы опять что-то не поделили, дети?
        - Заткнись, Пру!
        - Сам заткнись!
        В этот момент в столовой появилась мама Гортензия.
        - Что здесь… - начала она, но не закончила, увидев на узорчатом полу осколки китайской вазы. - Боже мой! Боже мой! - запричитала она, прижимая к груди руки. - Папа будет очень недоволен! Страшно недоволен! - Затем Гортензия перевела взгляд на золовку: - Ах, Люси! Как это могло случиться?!
        Люси обычно относилась к своей экзальтированной невестке с определенной симпатией, принимая во внимание, что бедное создание замужем за Грэхемом, а это само по себе - тяжелый крест. Но на сей раз она даже не удостоила ее вниманием.
        - Пруденс, отведи Черити и Грейс в розарий. Без разговоров! - добавила она, когда девочка собралась ей возразить. - Гортензия, предоставь это мне, - натянуто улыбнулась она невестке.
        - Да, конечно, но… Как же ваза?
        - Пусть Лидия подметет.
        - Да, но… Что скажет Грэхем? Я о вазе… Он обязательно заметит. Сколько я себя помню в Хьютон-Мейноре, он всегда садится на это место, а впервые я появилась здесь… Ах! Как давно это было! Я была еще совсем юной!
        - Прошу тебя, Гортензия… - оборвала ее причитания Люси.
        - Да, да, конечно, - тут же согласилась Гортензия, почувствовав раздражение золовки.
        Гортензия явно не состоялась ни как жена, ни как мать. Зато она была отличной производительницей, а именно это и требовалось Грэхему, как и большинству мужчин. «Даже эти два маленьких хулигана, когда подрастут, захотят себе такую же жену. Чтобы она рожала без лишних разговоров и ни о чем не задумывалась», - с грустью подумала Люси и строго посмотрела на озорников.
        - Рассказывайте все по порядку.
        - Это все он!
        - Нет, это он начал!
        - Я сказала, по порядку, - напомнила Люси. - Если вы немедленно не расскажете мне всю правду, то до самого ужина будете зубрить генеалогическое древо.
        Братья испуганно переглянулись, и Люси удовлетворенно улыбнулась. Она всегда старалась выбирать наказание соответственно проступку и временами прибегала к благородной традиции переписки текстов. Только вместо библейских она использовала геральдические, стремясь вызвать в детях ненависть к застывшим социальным догмам. Особенно в Стенли.
        - Дерек кормил Санни, - начал Стенли, - а я не разрешаю ему этого делать.
        - Подумаешь, одно яблочко!
        - Санни моя лошадь, а не твоя!
        - А дальше? - тут же вмешалась Люси.
        - Он меня толкнул, - пожаловался Дерек.
        - А чего он бросил в меня глиной?!
        - Это уже после того, как ты меня толкнул!
        - Так тебе и надо!
        - Это тебе надо!
        - Тихо, дети! - попыталась перекричать их Люси, но мальчишки не обращали на нее внимания.
        - Мало тебе? Сейчас еще получишь!
        - Это тебе мало!
        - Прекратите сейчас же! Объясните лучше, как вы разбили вазу?
        - Я бежал от Стенли.
        - От самых конюшен? И конечно, не подумал вытереть ноги?
        Дерек нахмурился.
        - Мне было не до того. Он же бежал за мной…
        - Я даже не заметил, как она упала, - вздохнул Стенли, и братья виновато посмотрели на рассерженную воспитательницу.
        В общем-то они были неплохие мальчики, и в глубине души Люси даже обрадовалась тому, что эта отвратительная старая ваза разбилась. Но дело было не в этом, а в том, что братья стали все чаще ссориться. Неужели в их семье младший брат, лишенный наследства, со временем начнет ненавидеть старшего, а тот, в свою очередь, будет жить в ожидании смерти отца?! И виной всему - устаревший закон первородства.
        - Значит, так, Стенли. Я должна еще раз напомнить тебе, что настанет день, когда конюшни Хьютонов перейдут в твое владение. И если ты хочешь быть хорошим хозяином, то тебе следует одинаково хорошо относиться ко всем лошадям. А кроме того…
        - Я и так их всех люблю! Это кто угодно скажет!
        - Не перебивай, это невежливо. Никто и не сомневается в том, что ты любишь лошадей. Но твоя ответственность будет распространяться и на тех, кто за этими лошадьми ухаживает. Ты должен поощрять всякую любовь к лошадям, и Дерека тоже. И вместо того, чтобы сердиться и ругаться, ты должен радоваться тому, что он угощает Санни яблоком. Ты меня понимаешь?
        Стенли недовольно кивнул. Люси понимала, что он пока меньше всего думает о наследстве, и это крайне раздражало его отца. Люси же хотела одного - воспитать в Стенли хоть какое-то чувство ответственности.
        - Что до тебя, Дерек, то позволь спросить: а другие лошади, кроме Санни, тебя не интересуют?
        Мальчик опустил глаза.
        - Да у меня на всех лошадей яблок не хватит!
        - Конечно, не хватит. И потому ты выбрал именно Санни? Ты же знаешь, что Стенли это злит.
        Дерек обиженно посмотрел на Люси, но ничего не сказал. Люси глубоко вздохнула. Не будь разбитой вазы, этот случай не стоил бы выеденного яйца. Но брат наверняка потребует наказания, и если сейчас она не накажет обоих, то достанется прежде всего Дереку.
        В комнату, шаркая, вошла пожилая горничная, и Люси взяла у нее щетку и совок. Щетку она передала Стенли, а совок Дереку.
        - Для начала приберитесь здесь. Вдвоем. - Она холодно посмотрела на озорников и погрозила пальцем. - А потом я дам вам яблок и овса, вы отправитесь на конюшню и угостите лошадей. Только вместе! И постарайтесь никого не обидеть. А потом я отведу вас к отцу. Он узнает, что вы уже наказаны, и, может быть, больше не будет сердиться.
        Судя по всему, мальчикам это наказание показалось справедливым. Дерека Люси спасла от порки, и он коротко и благодарно ей улыбнулся. Что до Стенли, то он только что по-новому взглянул на свои будущие обязанности. К тому же его отправили в конюшню, а его хлебом не корми, дай повозиться с лошадьми.
        Люси вздохнула. Обычно подобные педагогические головоломки доставляли ей удовольствие. Но сейчас ей было не до этого. Она вытащила из кармана драгоценное письмо. В жизни столько удивительного! Но до сих пор все проходило мимо нее. Ей уже двадцать восемь, она зачислена в ранг старой девы, и ее удел воспитывать детей брата, готовить их к жизни, которой у нее, по существу, не было…
        «Но так не будет продолжаться вечно!» - поклялась себе Люси. Рано или поздно она вырвется из Хьютон-Мейнора. У нее есть собственный доход, доставшийся от деда по материнской линии. Конечно, он очень небольшой, всего сто фунтов в год, чего явно недостаточно. Как бы его увеличить? Вот тогда можно было бы подумать и о свободе. Подумать о Лондоне…
        Люси услышала новый вопль - на этот раз ссорились девчонки - и вздохнула. Надо поторопиться. Если она еще хоть на какое-то время задержится в Хьютон-Мейноре, ей конец!

        - Она остановилась у Фордаммов, - сообщила Гортензия на следующее утро, усаживаясь рядом с Люси на диван в гостиной. - Грэхем считает, что мы должны нанести ей визит. Вместе с детьми. Как-никак графиня Уэсткотт, а у них, говорят, сказочное состояние. Грэхем сказал, что ее приглашение - большая честь для нас.
        - Я, кажется, читала где-то в «Таймс», что один из ее внуков совсем недавно получил титул графа Уэсткотта, - заметила Люси.
        - Да, это верно. Грэхем говорит, что ее внук - кстати, единственный внук - еще холост. Грэхем хочет, чтобы Пруденс выглядела нарядно. Она должна расположить к себе графиню.
        Люси не удалось скрыть своего неудовольствия. Пруденс только двенадцать, она еще совсем девочка! А новоиспеченный граф - человек взрослый, он много путешествовал, если верить «Таймс». И чем только думает Грэхем?
        «А впрочем, что в этом удивительного?» - урезонивала она себя. - Любой на месте Грэхема поступил бы так же…»
        - А что делает леди Уэсткотт в Сомерсете? - поинтересовалась она, безжалостно наступая на свои чувства.
        Гортензия нахмурилась, нервно теребя кружевную манжету.
        - Понятия не имею. Господи! Как я боюсь сказать что-нибудь невпопад! Я совсем не знаю света, не дай бог вогнать Грэхема в краску. Он мне этого никогда не простит!
        Руки Гортензии слегка подрагивали.
        - Ты зря так нервничаешь, Гортензия. Совершенно зря. Будь сама собой, и все пройдет прекрасно.
        Гортензия тяжело вздохнула.
        - Легко сказать! Это ты у нас ничего не боишься. А вот леди Бэбкок такого мне наговорила про леди Уэсткотт! Ты ее помнишь? Кузина Дарси Хэррингтона из Саймингтона. Ее сестра еще замужем за виконтом Прафрокком. У них дом в Лондоне, так что они в курсе всех светских событий.
        - И что же говорят о леди Уэсткотт?
        Глаза Гортензии округлились.
        - Говорят, будто она очень сурова. - Она помолчала и шепотом добавила: - Леди Бэбкок вообще обозвала ее старой каргой!
        - Что ж, в таком случае они с Грэхемом поладят, - язвительно заметила Люси, но тут же пожалела об этом. Гортензия была явно обижена.
        - Как ты можешь, Люси?! Грэхем так добр к тебе…
        Люси поморщилась:
        - Извини. Ты совершенно права. Мне не стоило так говорить. Мама тоже поедет? - спросила она, чтобы переменить тему.
        - Да, конечно! Грэхем говорит, что мы все должны ехать. Ты тоже, - снисходительно добавила она.
        «Ты тоже…» Люси с трудом сдержалась. Все считают ее «синим чулком», она слишком молода, чтобы заинтересовать пожилого человека, и слишком стара для молодого. К тому же у нее нет ни титулов, ни средств, и все-таки ей милостиво предложено сопровождать семейство брата…
        А впрочем, она должна быть благодарна Грэхему. Какое-никакое, но разнообразие. Все-таки новый человек, будет с кем поговорить, послушать новые мысли. Хоть какое-то развлечение в ее монотонной жизни.
        «Господи, сделай так, чтобы в леди Уэсткотт оказалось хоть что-то человеческое!» - думала Люси, отправляясь подгонять племянников и племянниц. Она очень хотела поделиться с кем-нибудь своими мыслями о прочитанных книгах, о жизни, о политике. Ей так этого не хватает! Ей как воздух необходим живой человек - хотя бы до тех пор, пока она не вырвется в Лондон.

        Деревенский дом Фордаммов представлял собой нагромождение древних башенок, некоторые из них были построены еще во времена Генриха II. Сами Фордаммы, конечно, не могли похвастать столь почтенным возрастом, хотя выглядели соответственно. «Леди Уэсткотт, наверное, под стать им», - подумала Люси, когда их проводили в гостиную.
        Вдовствующая графиня восседала на самом почетном месте - в чудовищных размеров резном кресле из английского дуба, обложенном плюшевыми китайскими подушками. На леди Уэсткотт было строгое черное платье из тяжелого шелка, поразившее Люси, а из украшений - только черные янтарные серьги и массивный золотой браслет на запястье. В руках она держала черную трость с хрустальным набалдашником. Но больше всего Люси поразило то, что, несмотря на невысокий рост и тонкие черты лица, леди Уэсткотт была чрезвычайно импозантна. В гостиной с такими высокими потолками, в этом огромном кресле кто угодно показался бы маленьким и незначительным. Только не леди Уэсткотт. И как это у нее получается?
        Вдовствующая графиня приветствовала гостей с истинно королевской грацией. Лорд Фордамм представил ей виконта Хьютона, а уж затем сам Грэхем - всю семью. Люси, чего и следовало ожидать, представили в последнюю очередь, но, как ни странно, именно на ней задержался взгляд графини. А когда Люси, как и подобало, присела в изысканном реверансе, она тут же была сбита с толку прямым вопросом:
        - Сколько вам лет, мисс Драйсдейл?
        Не слишком учтиво…
        - Двадцать восемь. А почему вы спрашиваете? - ответила Люси вопросом на вопрос.
        Брови ее собеседницы удивленно поползли вверх. Грэхем откашлялся, Гортензия усиленно замахала веером, а мать Люси, леди Ирэн, нервно хихикнула, словно дочь ее сказала какую-то плоскую шутку.
        - Неудивительно, что вы до сих пор не замужем, - заметила наконец графиня. - Вам палец в рот не клади.
        - Боюсь, вы правы, - улыбнулась Люси и бросила на мать успокаивающий взгляд. - Но моя мама в этом не виновата. Она сделала все возможное, чтобы привить мне женскую кротость. Однако должна признать, что, несмотря на все ее усилия, некоторые из этих уроков я так и не усвоила.
        - У моей сестры было множество предложений, леди Уэсткотт. Очень хороших предложений, - подчеркнул Грэхем. - Но она пока не нашла подходящей партии.
        Люси признательно улыбнулась брату.
        - По правде говоря, миледи, я всегда нахожу более или менее правдоподобный предлог для отказа. Брат уже перебрал всех своих знакомых, а я все еще не замужем. И вряд ли когда-нибудь выйду.
        - Насколько я вижу, вы довольны своим положением.
        Люси удивленно посмотрела на графиню. Хрупкая, как ласточка, она обладала умом ворона и проницательностью ястреба. Однако Люси не могла понять, почему леди Уэсткотт затеяла с ней этот разговор. Единственное возможное объяснение показалось ей совершенно нелепым, однако ничто другое не приходило на ум. Графиня говорила с ней так, как если бы подыскивала жену для своего внука, новоиспеченного графа! Только зачем ей великовозрастная девица, без титула и приданого? У ее внука столько денег, что он может купить себе любую невесту. А с титулом он становится вообще неотразимым. По крайней мере, так наверняка считают в свете.
        «Раз уж бабка подыскивает ему невесту среди старых дев вроде меня, то, значит, что-то здесь не так, - подумала Люси. - И дело не только в его происхождении: ни для кого не секрет, что он незаконнорожденный, да еще цыган, но свет простил ему все после того, как он стал графом Уэсткоттом. Так что дело тут в чем-то другом. Но в чем?»
        - Вы совершенно правы, миледи, я вполне довольна своим положением, - не сразу ответила Люси. - У меня есть книги, я веду обширную переписку. Боюсь, мне уже не захочется менять свою жизнь в угоду мужчине, каким бы он ни был.
        Леди Уэсткотт смотрела на нее испытующе. Не будь она старой женщиной и графиней, столь продолжительный разговор с простой воспитательницей мог бы показаться вызывающим. Люси было не по себе. Такое с ней случалось редко, и ей это не понравилось.
        Наконец внимание леди Уэсткотт отвлекла мать Люси, у которой, как выяснилось, были свои соображения относительно сложившейся ситуации.
        - Леди Уэсткотт, - отважилась она заговорить по явному наущению Грэхема, - простите мою смелость, но я бы хотела представить вам свою старшую внучку, мисс Пруденс Драйсдейл. Она хоть и молода, но прекрасно играет на фортепьяно. Не желаете ли послушать?..
        Леди Уэсткотт небрежно взмахнула рукой, и леди Ирэн замолчала.
        - Ну, хорошо, хорошо! Пусть сыграет.
        Все расселись вокруг инструмента. Люси устроилась подле детей, дабы они не мешали Пруденс играть, но сама ерзала даже больше, чем мальчишки под неотрывным взглядом старой графини. К тому времени, когда Пруденс сыграла детский вариант известного менуэта и детей отправили пить чай, Люси пришла к выводу, что более сильной личности, чем Антония Торнтон, вдовствующая графиня Уэсткотт, ей встречать не приходилось.
        Взрослым подали чай в гостиную, и леди Фордамм возобновила прерванный разговор.
        - Леди Уэсткотт - старый друг нашего дома, - начала она.
        - Да, очень старый, - эхом отозвалась почтенная дама. - И, надеюсь, это дает мне право на некоторую эксцентричность, Глэдис?
        - Ну конечно, дорогая…
        - Я бы хотела, чтобы чай разлила мисс Драйсдейл. Мисс Люси Драйсдейл, - пояснила она, заметив, что Грэхем собирается позвать Пруденс.
        Люси бросила неодобрительный взгляд на своего чванливого братца. Ну, как он мог подумать, что подобная дама позволит какой-то девочке наливать себе чай! Да бедняжка Пруденс и двух минут не продержится под суровым взглядом леди Уэсткотт.
        - Вы позволите? - спросила Люси у леди Фордамм.
        - Ну разумеется, дорогая, разумеется! Прошу, - защебетала старушка, безуспешно, совсем как Грэхем и Гортензия, пытаясь скрыть свое смущение.
        Что до матери Люси, то она тут же себе все домыслила и расплылась в довольной улыбке. Вдовствующая графиня вдруг в один миг оживила ее старые надежды пристроить дочь.
        Сама же Люси терялась в догадках. Она ехала к Фордаммам в надежде найти в леди Уэсткотт умного собеседника с интересами, выходящими за рамки погоды, моды, светских сплетен и детей. Но подобного интереса к собственной персоне она не ожидала.
        Разливая чай, Люси слышала, как леди Фордамм рассказывает что-то о своих внуках, путешествующих за границей, однако рассказ ее не вызвал ни малейшего интереса у собеседников. Грэхем попытался завести разговор с лордом Фордаммом о судебной тяжбе против молодого человека, укравшего лошадь у собственного отца, но у него ничего не получилось. Лорд Фордамм редко говорил в присутствии дам, леди Уэсткотт тоже молчала, и леди Фордамм становилось все труднее и труднее поддерживать беседу. Гортензия, боявшаяся сказать банальность, замолчала сразу после того, как ее представили, а обычно словоохотливая мать Люси сейчас тоже молчала, с надеждой поглядывая на дочь.
        И Люси ничего не оставалось, как самой поддержать затухающий разговор.
        - Я слышала, в Лондоне начинается новый сезон? - обратилась она к леди Уэсткотт.
        - Совершенно верно. Кстати, вы не собираетесь там появиться?
        - Боюсь, что в этом году блистать в свете мне не придется. В последний раз я была в Лондоне десять лет назад, незадолго до смерти короля.
        - Вот как? А меня тогда как раз не было в городе. Неудивительно, что я вас не припоминаю. И какие же у вас остались впечатления?
        - Ничего особенно интересного. Все разговоры вертелись тогда вокруг леди Наллингам. Бедняжке в тот год пришлось несладко.
        Мать Люси резко выдохнула, а Гортензия вновь нервно замахала веером - порядочной девушке не пристало ради праздной беседы вспоминать о публичном позоре леди Наллингам. Особенно в такой компании. Но Люси сделала это намеренно: ей хотелось выяснить, чего же добивается от нее леди Уэсткотт.
        Озорной огонек, зажегшийся в глазах графини, вовсе ее не удивил.
        - Я слышала множество версий этой истории. Одна занятней другой. И очень сожалею, что не присутствовала при этом сама. - Она неожиданно встала. - Я бы хотела прогуляться с вами по саду, мисс Драйсдейл. Не откажите в любезности пожилой даме, - и она протянула ей руку.
        Это окончательно сбило Люси с толку, но она тут же поднялась. Вслед за ней поднялись и все остальные, но графиня небрежным взмахом руки охладила их пыл.
        - Не беспокойтесь. Я хочу поболтать с мисс Драйсдейл - не более того. Глэдис, пусть заварят свежий чай. Я с удовольствием выпью чашечку погорячее по возвращении.
        Не опускаясь до извинений, леди Уэсткотт развернулась и в сопровождении Люси вышла из гостиной.
        Надежда Люси на то, что новый человек внесет разнообразие в ее монотонную жизнь, вполне оправдывалась, хотя она и представить себе не могла, к чему все это приведет. А впрочем, неважно. Главное - есть чем занять свой ум сейчас.

        3

        Сделать подобное предложение мисс Люси Драйсдейл Антонию вынудило близкое к отчаянию состояние. Они ведь только познакомились! Однако что-то в этой молодой, но уже зрелой женщине необъяснимо привлекло ее. Может быть, живой ум мисс Драйсдейл и то, что она не лезет за словом в карман? Как бы то ни было, Антония почему-то не сомневалась, Айвэну она понравится.
        Леди Торнтон вообще была уверена, что ее внук неравнодушен к женщинам, хотя и проявляет странную для его возраста осмотрительность. А ведь в последние два месяца в свете только о нем и говорят. Матери молодых девушек гоняются за его титулом, отцы - за состоянием, а сами девицы… Девиц в нем прельщает абсолютно все. Антонии было известно, что из-за цыганского графа, как Айвэна называли в свете, было пролито столько девичьих слез, скольких не удостаивался больше никто и никогда. А уж сколько подружек из-за него перессорилось - и не счесть.
        Казалось бы, можно спокойно ждать, когда Айвэн выберет одну из этих девиц. И все же, несмотря на его частые появления в свете, Антония нутром чуяла: что-то тут не так. Слишком уж натянутыми и фальшивыми были его отношения с женщинами. В какой-то момент она поняла: он явно не ищет себе жену, а просто играет с ними. Вернее, играет-то он с ней…
        Размышляя об этом, Антония тяжело вздохнула.
        - Вам нехорошо? - поинтересовалась ее молодая спутница.
        Антония с трудом согнала с лица озабоченное выражение.
        - Нет-нет, все в порядке. Где бы мы могли присесть на минутку?
        «Пока я не соображу, с какой стороны к тебе лучше подъехать», - подумала она про себя.
        Они уселись на потемневшую от времени садовую скамейку. Антония постукивала пальцами по хрустальному набалдашнику трости, а мисс Драйсдейл ждала, не сводя с нее глаз. Наконец, не выдержав, чего и следовало ожидать, она заговорила первой:
        - Вы надолго в наши края?
        - Нет. Совсем ненадолго. Думаю, на недельку, - пояснила Антония. - А потом - в Лондон. Кстати, почему вы так давно не были в Лондоне? - спросила она, подбираясь к главной теме разговора.
        Мисс Драйсдейл вздохнула:
        - Уверяю вас, мне бы очень хотелось побывать там. Но, думаю, пока Пруденс не начнет выезжать в свет, мне придется довольствоваться деревней.
        - Вы повезете ее в свет? - удивилась Антония. - Но ведь у вашей племянницы есть мать.
        Мисс Драйсдейл ответила не сразу. Наконец, словно бросаясь головой в омут, сказала:
        - Боюсь, моя дорогая невестка совершенно к этому не готова. И мне, видимо, придется вывозить сразу и дочь, и мать. Поймите меня правильно, - быстро добавила она. - Я жду этого дня с превеликим нетерпением. Я просто жажду снова оказаться в Лондоне!
        Внезапно Антония поняла, что ей надо делать.
        - Кто знает, может быть, вы окажетесь там раньше, чем предполагаете, - сказала она и заметила, что мисс Драйсдейл сразу насторожилась.
        - Леди Уэсткотт, я полагаю, мне следует быть с вами откровенной. Не скрою, вы меня заинтриговали. Но должна сразу вас предупредить, что я за мужем не гоняюсь.
        Антония лишний раз порадовалась тому, что не имеет привычки краснеть.
        - Что ж, приятно слышать. И если вы полагаете, что я гоняюсь за женой для моего внука - а вы не посмеете отрицать, что подумали именно это, - то смею вас заверить, вы сильно заблуждаетесь. Боюсь, Айвэн к семейной жизни пока не готов. Возможно, он для этого когда-нибудь и созреет, но это будет не скоро. Нет, у меня и в мыслях не было сватать вас за своего беспокойного наследника. Я лишь хотела предложить вам место у себя на сезон.
        Подобного предложения девушка, конечно же, не ожидала, и Антония воспользовалась ее замешательством, чтобы повнимательнее разглядеть. Осмотром этим она осталась довольна: безупречный цвет лица, густые блестящие волосы цвета красного дерева; живые зеленые, светящиеся умом глаза.
        - Место у вас? Какое место, позвольте спросить?
        - Мне нужна наставница, которая бы вывезла в свет одну из внучек моей покойной сестры. Валери - чудесная девочка. Но, боюсь, городские волки ее просто растерзают.
        - А ее мать?
        - Боюсь, леди Хейретон мало чем отличается от вашей невестки. У нее не все в порядке с нервами, и она даже не считает нужным это скрывать. А вы, вероятно, знаете, как в обществе относятся к подобным вещам.
        - И девочку больше некому вывезти в свет? Неужели у нее нет любимой тетушки или старшей кузины?
        - Я ее ближайшая родственница и крестная мать. И, можете мне поверить, она предпочтет молодую компаньонку, а не меня. Прошу вас, мисс Драйсдейл. Вы же сами сказали, что мечтаете поехать в Лондон. Если вы беспокоитесь за семейство вашего брата, уверена, они проживут и без вас. По-моему, вы слишком избаловали свою невестку, - добавила она, взмахнув рукой, - к тому же это ведь всего на несколько месяцев. После чего вы будете свободны от всяких обязательств перед Валери.
        Антония отметила про себя, что глазки мисс Драйсдейл загорелись, и поняла, что победила. Но чтобы закрепить успех, она наклонилась к девушке и взяла ее за руку.
        - Если вы согласитесь, то окажете большую услугу лично мне.
        Люси едва сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши. Вот он, тот случай, которого она так ждала! Направляясь сегодня сюда, она надеялась встретить интересную женщину, которая скрасит ее существование хотя бы на несколько недель. Но о таком она даже и не мечтала. Ей вдруг безумно захотелось вскочить и сплясать деревенскую джигу прямо тут, вокруг железной леди Уэсткотт. Но следовало держать себя в руках, как подобает благовоспитанной молодой леди.
        - Я принимаю ваше предложение, - чопорно заявила она.
        Люси очень старалась говорить сдержанно, но не смогла сдержать широкой улыбки, которая выдала ее с головой. Однако ей уже было все равно. Она поедет в Лондон! У нее появятся интересные собеседники, она будет жить рядом с величайшими умами современности.
        А главное, она сможет посещать лекции сэра Моби!
        Да как она могла усомниться в силе молитвы?! Люси тут же поклялась себе, что это больше не повторится. Ведь на ее молитвы господь ответил так просто и незамедлительно: он послал ей леди Антонию Торнтон, вдовствующую графиню Уэсткотт!
        Леди Уэсткотт поднялась со скамьи.
        - Вот и прекрасно. В таком случае вернемся в гостиную и сообщим об этом вашим родственникам. Я намерена отправиться в Лондон уже послезавтра. Что скажете?
        Люси только молча кивнула: она не могла говорить от переполнявших ее чувств.
        Однако вместо двух дней сборы заняли целых четыре, и это очень огорчало Люси. К тому же два из этих четырех дней Гортензия провела в постели с мигренью, не переставая сетовать на то, что «ее любимая Люси» уезжает. Это немало удивило Люси: она и не подозревала о том, насколько привязана к ней невестка. Впрочем, что-то заставляло ее думать, что речь шла вовсе не о привязанности. Гортензия нуждалась в ней, и Люси оставалось только сожалеть о том, что без нее - она в этом не сомневалась - дети окончательно сядут матери на шею.
        Слава богу, что хоть мать радовалась за Люси, хотя по совершенно иным причинам. Ирэн Драйсдейл уже успела смириться с тем, что дочь ее никогда не выйдет замуж, и очень горевала, что во всем Сомерсете не нашлось ни одного приличного джентльмена, который мог бы заинтересовать Люси. Зато в Лондоне приличных джентльменов хоть отбавляй!
        Люси, разумеется, не собиралась сообщать матери, что интересовал ее интеллектуал, зарабатывающий себе на хлеб преподаванием. Она ведь даже не знала, женат сэр Джеймс или нет. Однако предпочитала думать о нем как о холостом человеке.

        Леди Уэсткотт уселась в экипаж, едва забрезжил рассвет: до Лондона путь далекий, а вдовствующая графиня заявила, что намерена провести следующую ночь в Уэсткотт-хаузе. Леди Валери Стэнвич должна была прибыть в Лондон чуть позже, и Люси решила, что это к лучшему. Значит, у нее будет время разузнать все про лекции сэра Джеймса. Возможно, ей придется таскать с собой повсюду леди Валери, но Люси не особенно переживала по этому поводу. Даже если ей и не удастся поговорить с сэром Джеймсом, она удовольствуется уже тем, что ей будет позволено понежиться в лучах его интеллекта.
        Люси не смогла сдержать радостного вздоха, и леди Уэсткотт внимательно посмотрела на нее.
        - Насколько я понимаю, вы рады оставить деревню.
        Люси улыбнулась своей благодетельнице.
        - Я радуюсь не столько тому, что покидаю Сомерсет, сколько тому, что еду в Лондон. У меня такое ощущение, будто… - Она помолчала, подыскивая слова, чтобы выразить свои чувства и не обидеть родственников. - Деревня меня угнетает.
        - Да вы здесь просто от тоски умирали! - отчеканила вдовствующая графиня. - Поверьте мне, мисс Драйсдейл, в Лондоне вам скучать не придется. Валери - милая девушка, но хлопот с ней предстоит немало.
        - Она сильный человек?
        Леди Уэсткотт фыркнула:
        - Сильный? Я бы не сказала. Скорее, наоборот. Она похожа на мышку, шарахающуюся от собственной тени. - Графиня помолчала и, хмыкнув, продолжила: - Она готова угождать кому угодно, лишь бы только не привлечь к себе внимания.
        Люси понимающе кивнула:
        - Средний ребенок в семье?
        - Верно. Как вы догадались? А впрочем, у вас большой опыт… Валери четвертый ребенок в семье, а всего их семеро. Неудивительно, что у ее матери не все в порядке с нервами.
        Люси улыбнулась, довольная тем, что не напрасно столько лет воспитывала чужих детей.
        - Насколько я могла заметить, средний ребенок - обычно самый покладистый. Он пытается угодить всем и из-за этого часто теряет самого себя.
        - Теряет самого себя? - Леди Уэсткотт пристально посмотрела на девушку. - Как прикажете вас понимать?
        - Видите ли, у меня есть своя теория о воспитании детей. Я, например, считаю, что…
        - Своя теория? - перебила ее графиня. - Довольно смелое заявление. Ведь у вас же нет детей, если не ошибаюсь.
        - Вовсе не обязательно быть матерью, чтобы разбираться в детской психологии, - неожиданно резко ответила Люси. - Я тоже была ребенком, а потом целых десять лет помогала другим воспитывать детей. И речь идет не только о достойных отпрысках моего брата.
        - Вовсе не обязательно говорить со мной в таком тоне, дорогая. Я и не думала ставить под сомнение ваши способности. Более того, не будь я в них уверена, я бы ни за что не предложила вам это место.
        Пожилая дама поджала губы и, откинувшись на спинку узкого сиденья, укоризненно взглянула на Люси.
        - Раз уж вас так интересуют дети и мотивы их поведения, я, пожалуй, расскажу вам подробнее о ваших обязанностях. Валери настолько податлива, что любой бездушный молодой человек может запросто ее одурачить. А они, к сожалению, будут кружить вокруг нее стаями. Дело в том, что Валери очень красива, на мой взгляд - даже слишком. К тому же у нее вполне приличное состояние. Так что ваша основная задача - отваживать нежелательные партии. - Она помолчала, костлявые пальцы ее сжались на головке палки. - А самый нежелательный из них - мой собственный внук! Люси хотела было расспросить леди Уэсткотт о Валери, но последнее замечание заставило ее задуматься. Насколько она могла судить, молодой граф Уэсткотт - блестящая партия для любой юной девушки. Почему же графиня считает его нежелательным?
        Богатое воображение Люси тут же принялось рисовать ей графа. Леди Уэсткотт как-то назвала его «беспокойным наследником». Видимо, он из тех распущенных молодых людей, что предаются самым пошлым формам флирта, не задумываясь о чувствах своих жертв. Она помнила их еще с тех времен, когда сама выезжала в свет. Искатели удовольствий, порочные до мозга костей! Мудрые матери держали своих дочек подальше от подобных молодых людей - даже от тех, что происходили из хороших семей.
        Взглянув на свою собеседницу, которая о чем-то мрачно задумалась, Люси спросила, очень осторожно подбирая слова:
        - А почему именно ваш внук не подходит для леди Валери?
        Старуха нахмурилась:
        - Он слишком ветрен. За последние несколько месяцев он разбил не одно девичье сердце.
        Люси пожала плечами.
        - Не исключено, что этих девушек интересовали только его титул и состояние. Я слышала кое-что о вашем внуке, - добавила она, подумав про себя, что едва ли кто-нибудь не слышал о незаконнорожденном цыганском графе. - Видимо, подобное поведение - своеобразный вызов обществу, которое не признавало его столько времени. Оно бы и сейчас его не признало, не будь у него титула и состояния.
        - Я бы попросила вас придержать ваши теории для более благодарного слушателя, мисс Драйсдейл. Вы, кажется, считаете себя специалистом по психологии детей, но Айвэн давно уже мужчина, а не ребенок. Обстоятельства его рождения и детства изменить невозможно, но моего внука с семи лет готовили для получения графского титула. У него очень приличное образование - не чета тому, коим могут похвастать большинство незаконнорожденных. Поверьте мне. И если он вздумал кому-то бросить вызов, как вы изволили выразиться, то ни я, ни молодые леди здесь совершенно ни при чем. - Графиня глубоко вздохнула, словно пытаясь успокоиться. - И тем не менее именно нам он не дает спокойно жить. Я ничуть не сомневаюсь, что он будет преследовать бедняжку Валери. В ваши обязанности входит уберечь ее от него.
        Люси уже успела раскаяться в своей бестактности и выговор графини выслушала кротко.
        - И вот еще что, - добавила леди Уэсткотт. - Мой внук далеко не урод. Что бы ни говорила ваша теория, но лично я глубоко убеждена в том, что молодые леди кружат вокруг него вовсе не из-за его титула и состояния. Они гонялись бы за ним, даже будь он простым конокрадом, каковым он, по сути, и является.
        Она внимательно посмотрела на Люси.
        - Вы уже далеко не девочка. Вы не глупы - иначе я бы к вам не обратилась. Так что я очень надеюсь, что вам чары модных и привлекательных молодых людей не грозят.
        - Если бы я так легко им поддавалась, я бы уже давно была замужем. Не беспокойтесь, леди Уэсткотт, ваш внук зря потратит время, если попытается меня обворожить. Я намерена усердно исполнять свои обязанности наставницы леди Валери. Если я чего и не люблю в жизни, так это лживых, заносчивых повес.
        Леди Уэсткотт одобрительно кивнула и через мгновение едва заметно улыбнулась.
        - Рада слышать. Очень рада. А теперь, поскольку путешествие нам предстоит утомительное, я, пожалуй, вздремну.
        С этими словами Антония закрыла глаза и откинула голову на подушку. Но из-под опущенных ресниц она внимательно наблюдала за мисс Люси Драйсдейл.
        Итак, сети расставлены, приманка на месте. Кто в них угодит - Валери или мисс Драйсдейл, - ей было практически безразлично. Главное - женить проклятого мальчишку, и как можно быстрее! А впрочем, пожалуй, она предпочла бы бедную девушку, что сидит сейчас напротив нее.
        Вот уже десять лет Айвэн изводит ее, то пропадая, то вновь объявляясь. Он не изменился даже после того, как официально принял титул и вступил во владение состоянием отца. Он даже не явился на его похороны осенью! А о своем согласии стать графом Уэсткоттом он сообщил ей в самый последний момент. Будет очень несправедливо, если ему достанется такая податливая жена, как Валери. Айвэн заслуживает женщины, которая доставит ему не меньше хлопот, чем он своей бабке.
        Антония чувствовала, что Люси Драйсдейл - именно та, кто ему нужен.
        «Господи, сделай так, чтобы он остановил свой выбор на ней! - прошептала она про себя, только молитва ее походила скорее на приказ, нежели на смиренную просьбу. - Пусть он выберет мисс Люси Драйсдейл, и пусть она подольше от него бегает. И все же пусть в конце концов он на ней женится».
        Леди Уэсткотт очень хотелось дожить до появления правнука.

        Больше всего поразило Люси то, что в ухе у него серьга. Этого она почему-то никак не ожидала.
        На Беркли-сквер они приехали поздно. Ей показалось, что дворецкий, открывший им дверь, был несколько удивлен и даже обеспокоен их приездом. Возможно, потому, что леди Уэсткотт не предупредила его заранее?
        Она шла за леди Уэсткотт на ее половину, и ей казалось, что в доме пахнет табаком. Странно, но графиня ни слова не сказала о том, что они будут жить с ее внуком под одной крышей… А когда дверь в гостиную с треском открылась, впуская молодого человека, которого никто не звал, Люси сразу поняла, что между ними не все так просто.
        Молодой граф был дома, и не вызывало сомнений, что он вовсе не рад своей бабке.
        Айвэн Торнтон стоял на пороге, и Люси с интересом разглядывала его. Высокий и широкоплечий, со смуглой кожей, блестящими черными волосами и правильными чертами лица. И эта серьга в ухе, золотое, переливающееся в свете масляных ламп колечко - чтобы каждый встречный знал, что он цыган.
        Так, значит, это от него ей придется оберегать леди Валери…
        Люси внезапно почувствовала дрожь в коленях, во рту у нее пересохло. Как там сказала его бабка? Он далеко не урод? Опыт общения с мужчинами в последние годы был у Люси более чем скудным. Но даже она не могла не понять, что этот молодой человек обладает такой физической притягательностью, какая и не снилась всем знакомым ей мужчинам.
        Но стоило графу открыть рот, как она увидела обратную сторону медали.
        - Насколько я знаю, вы должны быть сейчас в деревне! - резко бросил он вместо приветствия. - Вас здесь никто не ждал!
        Люси с трудом сдержала возглас удивления. Вернее, ей показалось, что она его сдержала. Леди Уэсткотт замерла - всего лишь на одно мгновение, но от Люси это не ускользнуло, и ее сердце переполнилось жалостью к пожилой даме. Однако в следующее мгновение леди Уэсткотт взяла себя в руки.
        - Если не ошибаюсь, мы уже обо всем договорились. Я тебя предупреждала, что из дома никуда не уеду. Ты же волен идти на все четыре стороны. Если желаешь, конечно.
        - Я желаю! - прорычал он, буравя вдовствующую графиню ледяным взглядом. - Я желаю никогда больше вас не видеть!
        - Как можно так грубить? - воскликнула Люси, не в силах больше сдерживать негодование. - У леди Уэсткотт был очень тяжелый день. Как вы смеете оскорблять графиню в ее же собственном доме?! И разве вас не учили стучать в дверь, прежде чем войти? - закончила она ледяным тоном гувернантки.
        Грубиян, однако, даже не удосужился на нее взглянуть. Он буравил глазами бабку, словно Люси здесь и не было.
        - У меня гости, - продолжал он все тем же оскорбительным тоном. - Вы с такими общаться не привыкли. А они - с такими, как вы, - добавил он, насмешливо изогнув губы.
        - У меня нет ни малейшего намерения встречаться с твоими гостями, - возразила леди Уэсткотт.
        Она явно не собиралась сдаваться, но Люси в ее голосе послышалась обида, и она вновь поспешила ей на выручку. Как смеет этот человек набрасываться на собственную бабку и игнорировать ее гостью?
        Люси выступила вперед, так что молодому графу пришлось на нее посмотреть, и холодно произнесла:
        - Мы будем вам благодарны, если вы немедленно оставите нас. Сию же минуту!
        Ледяной взгляд теперь обратился к ней. Губы его сложились в насмешливую улыбку, голос зазвучал угрожающе:
        - Если у вас нет на то особых причин, то постарайтесь не вмешиваться в этот разговор.
        - У меня есть особые причины! - выпалила она. - Я здесь по приглашению леди Уэсткотт и…
        - Это мой дом, а не ее. И гость здесь только тот, кого приглашаю я. - Он осмотрел Люси с головы до ног, затем нагло уставился ей в лицо. - И для чего, интересно, она вас пригласила? Может быть, вы надеетесь соблазнить меня?
        Такого Люси вынести не могла. Не задумываясь ни на секунду, она дала графу пощечину. Это получилось как-то непроизвольно. Она, конечно же, не собиралась делать ничего подобного, но не сожалела о случившемся, хотя в комнате повисла звенящая тишина. Поделом этому дикарю! Посмотрим, как он отреагирует.
        Граф Уэсткотт поднес руку к щеке, и, несмотря на свою решимость быть храброй, Люси непроизвольно отступила. Откуда-то издалека до нее долетали звуки музыки - кто-то играл на фортепьяно, какая-то женщина пела. Но в комнате графини не раздавалось ни звука.
        Айвэн Торнтон медленно втянул в легкие воздух, и Люси приготовилась к худшему. Но вместо того, чтобы наброситься на нее с кулаками, он внезапно поклонился. Коротко, но вежливо. Люси заморгала от удивления, затем настороженно уставилась на него. Что он задумал?
        Лицо у него было непроницаемым, а голос, когда он заговорил, совершенно бесстрастным:
        - Приношу свои извинения, мадам. Я заслужил эту пощечину и глубоко раскаиваюсь. Мне остается только надеяться, что когда-нибудь вы простите мою оплошность.
        Люси не сразу сообразила, что ответить. Чего-чего, а извинений от прекрасного, как сам грех, цыганского графа она никак не ожидала. Хотя вряд ли они были более искренни, чем те, которыми награждали друг друга Стенли и Дерек.
        Крепко сжав пояс дорожного платья, она смело взглянула ему в глаза.
        - Со мной никто и никогда не обращался столь грубо! И я не намерена никому это позволять.
        Его лицо оставалось бесстрастным, а Люси вдруг сообразила, что леди Уэсткотт никак не отреагировала на происшедшее. Но это не охладило ее решимости. Если ей придется часто общаться с Айвэном Торнтоном, следует сразу расставить точки над «i».
        Некоторое время они пристально смотрели друг на друга, и в какой-то момент Люси показалось, что граф едва сдерживает улыбку.
        - Могу ли я поинтересоваться, с кем же я так грубо обошелся? - спросил он, вопросительно изогнув бровь.
        Люси надеялась, что леди Уэсткотт представит ее, - в конце концов, этого требовал этикет. Но графиня молчала, и Люси пришлось представляться самой:
        - Мисс Люси Драйсдейл, из Хьютон-Холла, Сомерсет.
        - Мисс Люси Драйсдейл, - эхом отозвался граф, выделив слово «мисс». Глаза его вновь заблестели, но прежде, чем Люси успела обидеться, он вежливо поклонился. - Позвольте представиться и мне, мисс Драйсдейл. Айвэн Торнтон, среди прочего - граф Уэсткотт. - Он помолчал. - Вы говорили, что находитесь здесь с определенной целью…
        Его темная бровь снова вопросительно поползла вверх, в глазах блестела теперь уже неприкрытая насмешка. Так он уже более не сожалеет о том, что оскорбил ее, проклятый цыган!
        - Я здесь для того, чтобы подготовить леди Валери Стэнвич к выезду в свет. Она ведь ваша кузина, если не ошибаюсь? И уберечь ее от неподходящих партий…
        - Вроде меня?
        Он открыто, почти по-детски улыбнулся, и тут Люси вдруг с ужасом поняла, что ее ждет. Одна такая улыбка, обнажившая красивые, крепкие, белоснежные зубы, - и вся ее злость просто испарилась. Она потянулась к этой улыбке, как глупенькая, наивная девчонка, о чем и предупреждала ее графиня!
        Сердце Люси бешено заколотилось, щеки зарделись. Беззвучно простонав, она отругала себя за детскую глупость и строго посмотрела на Айвэна.
        - Если вы всегда себя так ведете, то да. Я бы сказала, что вы - неподходящая партия для любой молодой леди.
        Он неожиданно расхохотался, хотя Люси была уверена, что не сказала ровным счетом ничего смешного. Она уже собиралась возмутиться, но тут наконец вмешалась леди Уэсткотт.
        - Не вступайте с ним в полемику, мисс Драйсдейл. Вы все равно ни до чего не договоритесь. Вообще-то его любимое занятие - злить меня, но поскольку ему это не удается, то в один прекрасный день жертвой его можете стать вы. Советую просто не обращать на него внимания, - заключила она.
        Люси следила за выражением лица графа, и от нее не ускользнуло его недовольство. Отвечая бабке, он, однако, смотрел на Люси.
        - Вполне возможно, что моя бабушка права, мисс Драйсдейл. Ведь она знает меня лучше, чем кто-либо. А теперь, с вашего позволения, я удалюсь. Меня дожидается куча гостей, и, если я не вернусь, они все нагрянут сюда. А вам, я думаю, это не понравится.
        Айвэн вышел - комната словно умерла. «Что за глупое сравнение?» - подумала Люси, но так и не смогла отделаться от этого ощущения.
        Леди Уэсткотт медленно выдохнула, как будто все это время сдерживала дыхание. Люси тоже перевела дух и взглянула на пожилую даму, но та протестующе подняла руку.
        - Ничего не говорите, дорогая. Я и так все понимаю. Он вовсе не такой, каким вы ожидали его увидеть, не правда ли?
        Люси поморщилась:
        - Пожалуй, да. Можно присесть?
        - Ну конечно! Я позвоню, сейчас принесут напитки. Коньяк прекрасно успокаивает взбудораженные нервы. - Она испытующе взглянула на Люси. - Надеюсь, вы не отказываетесь от моего предложения, мисс Драйсдейл? Или мой внук так напугал вас, что вам уже хочется бежать назад, в деревню?
        Даже если бы Люси и подумала об этом, то упоминание Сомерсета подействовало на нее отрезвляюще. До чего же умна эта старуха! Она все предусмотрела заранее.
        - Нет, бежать я не собираюсь. Просто если бы вы предупредили меня о вашем противостоянии, мне было бы легче. - Люси помолчала, пытаясь подобрать подходящее слово. - И еще вы ничего не сказали о том, как он… действует на людей.
        - Что он настолько привлекателен, вы хотите сказать? - Леди Уэсткотт искоса посмотрела на Люси. - Надеюсь, вы достаточно умны, чтобы не позволить ему очаровать себя?
        - Ну что вы! - воскликнула Люси. - Но вот за вашу крестницу я поручиться не могу.
        - Я, признаться, надеюсь на то, что она его не заинтересует. Что же касается его отношения ко мне, советую не обращать на это внимания. Для меня оно не имеет никакого значения. Никакого!
        «Не верю», - подумала Люси, но ничего не сказала. Наблюдая их перепалку, она пришла к неожиданному для себя выводу: графиня мечтает о том, чтобы между нею и внуком установились добрые отношения. Она жаждет его любви! Однако Люси очень сомневалась в том, что когда-нибудь леди Уэсткотт ее добьется…
        Как бы то ни было, ее собственная задача вполне понятна: попытаться выполнить волю графини и обеспечить удачное замужество леди Валери Стэнвич. Главное - держаться подальше от Айвэна Торнтона!

        И все же, лежа в кровати в уютной спальне через холл от апартаментов графини, Люси никак не могла отогнать от себя непрошеные мысли. Стоило закрыть глаза - и перед нею снова возникал цыганский граф с иссиня-черными волосами, плавными волнами ниспадающими на воротник, и с вызывающей серьгой в ухе. Люси прекрасно понимала, какое магнетическое воздействие он оказывает на женщин. Достаточно вспомнить его глаза, его смуглые сильные руки, представить, что они прикасаются к тебе…
        Люси стиснула зубы и сердито повернулась на бок. Больше она о нем думать не будет! Она просто не должна себе этого позволять. Ее задача - держать леди Валери подальше от Айвэна Торнтона.
        И все же она не могла не думать о нем. Ей было интересно знать, что может испытывать женщина, если ее полюбит такой человек. Очевидно, страшные муки или неземное блаженство…

        4

        Незадолго до рассвета Люси разбудил перестук копыт по брусчатке и громкий смех. «Где это я?» - подумала она, просыпаясь.
        А когда вспомнила, то сердце ее тут же оборвалось. Она была в Лондоне в Уэсткотт-хаузе, где заправляет всем известный цыганский граф!
        Сердце ее вновь забилось, а Люси страшно рассердилась на себя. Ей нет никакого дела до Айвэна Торнтона, она приехала к леди Уэсткотт и не позволит ему больше тревожить ее покой!
        Люси откинула мягкое, как шелк, покрывало и встала. За тяжелыми розовыми занавесками занимался рассвет. Первые лучи солнца разгоняли тьму и высвечивали крыши домов, украшенные разнообразными затейливыми трубами. Рассвет, однако, интересовал Люси меньше всего. Она не сводила глаз с экипажа у парадного. Четверка лошадей нетерпеливо перебирали ногами.
        Кто это приехал в такой час? Да еще на четверке лошадей? Она плотно прижалась щекой к окну, но в темноте так никого и не увидела. Это только подогрело ее любопытство, и хотя Люси понимала, что поступает нескромно, просто не могла себя сдержать. Осторожно приоткрыв окно, она высунулась наружу и наконец разглядела женщину и мужчину, которые, весело болтая о чем-то, неторопливо шли к экипажу. Айвэн Торнтон! Его широкоплечую поджарую фигуру Люси узнала сразу. И, конечно, только он способен вот так обнимать и целовать свою спутницу, не заботясь о том, что их могут увидеть.
        Поцелуй этот затянулся настолько, что щеки у Люси зарделись. Впрочем, слово «поцелуй» здесь было совершенно неуместно. Айвэн буквально упивался своей спутницей посреди улицы, на виду у кучера!
        Наконец он выпустил ее из объятий и помог подняться в экипаж. Люси не могла оторвать от них взгляда. Что же это за женщина, которая позволяет себе проводить ночь в доме холостого мужчины?
        - Дура! - упрекнула она себя.
        Даже в деревне знают ответ на этот вопрос. Падшая женщина. Распущенная женщина. Таких называют еще «ночными леди».
        Однако Люси подобную женщину видела впервые. Она еще дальше высунулась из окна, чтобы получше рассмотреть бесстыдницу в сером утреннем тумане, но женщина уже скрылась в экипаже, кучер щелкнул кнутом, и четверка тронулась. Раздосадованная тем, что так толком ничего и не разглядела, Люси неосторожно ударилась головой о перекладину. Видимо, от неожиданности она вскрикнула, потому что, к ее ужасу, граф вдруг повернулся к ней лицом.
        Как черепаха, прячущаяся под панцирь, Люси скрылась в своей комнате. Господи! Господи! Господи! Не дай бог он ее видел! Не дай бог он ее узнал! Что он о ней подумает?!
        Осторожно закрыв окно, она постаралась взять себя в руки. Даже если он ее видел, ничего предосудительного она не совершила. Просто ее разбудил какой-то шум, и она, вполне естественно, решила узнать, в чем дело. Это ему надо стыдиться своего поведения, а не ей. Да и вообще все это глупости. Уж кому-кому, а Айвэну Торнтону наверняка наплевать, видел его кто-нибудь или нет. Потирая ушибленный затылок, Люси забралась на высокую кровать и уселась, поджав ноги и размышляя о странном хозяине дома, в котором ей теперь предстояло жить.
        Видимо, в детстве он был страшно одинок. Судя по тому, что она о нем слышала, Айвэна очень рано отобрали у матери, а поскольку отец его не признавал, мальчика на много лет упрятали в Берфорд-Холл. Бедный брошенный ребенок! Ничего удивительного в том, что он ненавидит свою бабку. По одной из теорий, которых у Люси было множество, человек, лишенный любви в детстве, вырастая, либо жадно ищет ее, либо отказывается от нее совсем. Очевидно, несчастливое детство заставило Айвэна Торнтона убедить себя в том, что любовь ему не нужна…
        Люси в который раз сказала себе, что ее все это не касается, и все-таки не думать о нем она не могла. Что пережил черноволосый цыганенок в интернате, где все подчиняется строгому распорядку? Чем он занимался после окончания этой школы?
        Если верить «Таймс», до того, как принять титул графа, он путешествовал за границей. Хотя особенно верить этому нельзя. Вполне возможно, так написали для того, чтобы скрыть от общественности несколько не слишком достойных лет в его жизни.
        Ее размышления прервал осторожный стук в дверь, и Люси застыла в ужасе. В такой час?! Кто бы это мог быть?
        Глупый вопрос! Ответ она знала еще до того, как сформулировала его для себя. Во рту у нее внезапно пересохло.
        Стук повторился.
        Два желания боролись в ней: немедленно забраться под одеяло и притвориться, что спит, или броситься со всех ног к двери и закрыть ее на все засовы.
        Когда стук повторился в третий раз, Люси не выдержала. Если она не ответит, он возрадуется, решив, что напугал ее. А ведь он и правда ее напугал! До смерти… Но нельзя ему этого показать. Пусть не думает, что взял над ней верх.
        Люси вскочила с кровати, подошла к двери и остановилась на расстоянии вытянутой руки от нее.
        - Кто там?
        - Вы прекрасно знаете кто, мисс Драйсдейл. К чему этот спектакль?
        У него был какой-то совершенно особенный голос. Во всяком случае, на нее он действовал непозволительным образом. Люси вдруг захотелось открыть дверь и впустить Айвэна Торнтона.
        - Немедленно уходите! - воскликнула она, прижимая кулаки к груди. - Разве вы не знаете, который час? Я не намерена вас впускать!
        - А если я сам войду?
        - Вы не посмеете!
        - Вы меня плохо знаете, мисс Драйсдейл. Люси, - добавил он после секундного колебания.
        - Я не давала вам повода для столь фамильярного обращения, - заявила она, хотя и не столь решительно, как ей хотелось. - Уходите, пока я… пока я не позвала вашу бабушку!
        За дверью раздался смех, и Люси, к собственному стыду, четко представила себе его лицо: сверкающие глаза, белеющие в темноте зубы, растянутые в улыбке губы, о которых она даже думать не могла спокойно.
        - Надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, что я ее не боюсь? - язвительно поинтересовался Айвэн.
        - А вы, надеюсь, отдаете себе отчет в том, что я к вам не выйду и вас не впущу? Так что не задерживайтесь!
        За дверью раздался шорох, словно он прислонился к косяку.
        - Я заметил, что вас интересует моя личная жизнь. Я готов вас просветить.
        «Просветить»! Нет, каков нахал?! Хотя, если уж честно, ее так и подмывало задать ему целую кучу вопросов.
        - Уверяю вас, милорд, ваша жизнь меня нисколько не интересует. - Люси старалась говорить спокойно. - Я проснулась от какого-то шума и решила взглянуть, что произошло. Так что если я вам помешала, то простите великодушно. А теперь, прошу вас, уходите.
        Он молчал целых несколько секунд. Люси осторожно сделала последний, отделяющий ее от двери шаг и приложила ухо к щелке между дверью и косяком.
        - Спокойной ночи, Люси, - внезапно прошептал ей Айвэн в самое ухо.
        Сердце Люси дернулось, как у перепуганного кролика. У нее было такое ощущение, будто его теплое дыхание ласково скользнуло по ее уху, а губы коснулись волос. Она не осмелилась что-либо ответить, лишь отшатнулась и бессильно опустилась на стул.
        «Спокойной ночи, Люси…»
        Айвэн ушел. Хотя она и не слышала его шагов, но почувствовала это той потаенной частью сердца, которая пока была загадкой для нее самой. А еще она чувcтвовала себя глупенькой и страшно, страшно наивной девочкой…
        Люси долго еще сидела, уставившись невидящими глазами в окно. Солнце наконец победило тьму и щедро осветило тяжелые занавески, мебель красного дерева и картины в позолоченных рамках. А она все сидела и сидела, размышляя о том, что же ей теперь делать.
        Может, поговорить с леди Уэсткотт и переехать на время в другой дом? Под одной крышей с этим непредсказуемым лордом Уэсткоттом ей явно не ужиться. В этом она не сомневалась. Да и как она будет пытаться воспитывать леди Валери в присутствии мужчины, который так необъяснимо привлекает ее саму?
        А что, если старая графиня страшно хитра и на самом деле надеется женить своего распутного внука на Валери?
        Люси еще долго сидела в раздумье и встала, лишь когда сверху до нее донеслись шаги прислуги, а с улицы - насвистывание дворника. Она чувствовала, что совершенно не отдохнула за ночь. А ведь ей предстоит встреча с хозяйкой и, может быть, со своей новой подопечной… В любом случае надо будет постараться докопаться до истинных намерений графини.
        Но самое трудное - решить, как следует вести себя с Айвэном Торнтоном, лордом Уэсткоттом. Меньше чем за двенадцать часов она столкнулась с ним дважды, и обе встречи потрясли ее. Она даже успела дать ему пощечину! И сожалела, что не дала вторую сегодня, у двери.
        Однако неуверенно она себя чувствовала вовсе не по причине этих двух столкновений. Хуже всего было то, что она не могла сопротивляться его дьявольской привлекательности.
        Наливая воду из тонкого фарфорового кувшина в изысканный фарфоровый тазик для утреннего туалета, Люси была вынуждена признать, что тягаться с Айвэном ей будет нелегко. Он умен и способен кого угодно довести до белого каления. Достаточно вспомнить его отношения с собственной бабкой. У Люси создалось впечатление, что он готов пожертвовать собой, лишь бы только свести с ума леди Уэсткотт.
        Люси пыталась убедить себя, что не так все страшно. В конце концов, каждый мужчина - выросший мальчик. Нужно просто смотреть на Айвэна как на повзрослевшего Дерека - не перечить ему, а лишь чуть-чуть подправлять, направлять его неуемную энергию в нужное русло. А еще лучше - поменьше обращать на него внимание. Неужели ей не о ком подумать? За последние два дня она совсем забыла о том, ради кого приехала в Лондон, - думать о сэре Джеймсе Моби!
        Вот именно, о сэре Джеймсе! Люси ухватилась за эту мысль как за спасительную соломинку. Пусть от Айвэна Торнтона исходит мощный животный магнетизм, которому нормальная здоровая женщина не в силах противостоять. Но кто он по сравнению с сэром Джеймсом, обладающим незаурядным интеллектом и безграничными знаниями? Так что решено: думать она будет не об Айвэне Торнтоне, а исключительно о сэре Джеймсе. Меньше чем через неделю он читает первую лекцию в Лондоне. Ну, неделю-то она как-нибудь выдержит и задавит в себе глупые девчоночьи чувства.
        По крайней мере, Люси очень на это надеялась.

        В тот день граф ей больше на глаза не попадался. И на следующий - тоже.
        Леди Валери приехала в среду, и они весь день провели дома, давая время впечатлительной Валери к нему привыкнуть. Она приехала с горничной, которая была настолько напугана Лондоном, Уэсткотт-хаузом и старой графиней, что Люси хотелось кричать от отчаяния. Два ребенка, ни дать ни взять! Было ясно, что от Тилли, горничной, ей помощи ждать не приходится.
        За полтора дня Тилли не научилась ничему.
        - Завтра мы отправляемся на танцевальный вечер, а ты останешься дома, - сказала ей Люси в четверг. - Сопровождать леди Валери будем мы с леди Уэсткотт.
        На мышином личике Тилли отразилось неподдельное облегчение, зато Валери нахмурилась.
        - Но… но она мне нужна! Тилли со мной с тех самых пор, как меня забрали у няньки. Я не могу ехать без нее!
        - Не глупи, - оборвала ее леди Уэсткотт, наградив крестницу строгим взглядом. - Прислуга не ходит на танцевальные вечера. Или ты хочешь, чтобы она держала тебя за руку?
        Люси понимала, что Валери просто в ужасе от вдовствующей графини. Это было ей на руку, ибо девушка инстинктивно искала поддержку у нее. Она обняла Валери за плечи, успокаивая:
        - Мы поедем вместе, дорогая. Я буду с вами постоянно, за исключением самого танца.
        Девушка вздрогнула, и Люси догадалась, о чем она сейчас спросит.
        - А мне придется танцевать?
        Леди Уэсткотт возмущенно фыркнула.
        - Это просто танцевальный вечер, а не бал, - поспешно сказала Люси, лишая графиню возможности сделать еще одно колкое замечание. - А поскольку мы едем на танцы, если вас пригласят танцевать, вы должны пойти. Ваш отказ нанесет пригласившему страшное оскорбление. Но я уверена, у вас все прекрасно получится, - добавила она, слегка прижимая Валери к себе. - Если хотите, давайте потренируемся. Я буду танцевать за партнера. Представьте, что я - лорд Заплетающиеся Ноги. Сыграете нам? - спросила она у графини, ведя Валери на середину зала. - Или мне напеть?

        Айвэн шел на звуки музыки и на приятный женский голос, напевавший под аккомпанемент. Последние три дня он провел у Эллиота, на Риджент-стрит. Они пили и веселились, как могли. Но потом Айвэн понял, что вести себя из рук вон плохо не имеет никакого смысла, если ненавистная старуха об этом не знает. И какого черта она притащилась из деревни?! Нет, он слишком мягкосердечен. Нужно было настоять на том, чтобы бабка покинула дом, а он вместо этого удалился сам. И вот сейчас она и ее компаньонка наслаждаются жизнью, а он вынужден скитаться по чужим углам… «Ну ничего, ты у меня узнаешь, почем фунт лиха! - думал Айвэн, направляясь домой. - А заодно и эта старая дева, мисс Люси Драйсдейл».
        Но звуки музыки, доносившиеся из второй гостиной, застали его врасплох. А то, что он увидел, когда вошел, удивило его еще больше. Старая дама восседала за фортепьяно, склонившись над клавишами из слоновой кости, как ворон над добычей, и наигрывала нечто, напоминавшее модную мелодию. А мисс Драйсдейл танцевала за партнера посреди залы с какой-то незнакомой молодой блондинкой.
        Айвэн стоял в дверном проеме и, несмотря на раздражение, с интересом наблюдал за этим дурачеством, а дамы были так увлечены, что не замечали его.
        Пела мисс Драйсдейл. У нее был низкий грудной голос, и Айвэн отметил про себя, что ее пение вовсе не походит на модное в этом сезоне щебетание высоким голоском. Она была выше, чем большинство его знакомых дам, а волосы у нее, пожалуй, были слишком темными. Зато они, казалось, притягивали к себе весь свет залы, и локоны отливали красно-золотым огнем.
        Айвэн перевел взгляд на молоденькую незнакомку - очевидно, ту самую, которую мисс Драйсдейл предстояло от него оберегать. Она была прелестна. Ее светлые волосы переливались, как серебро. Она была невысока, но прекрасно сложена; нежно-розовые щечки прекрасно оттеняли большие голубые глаза. Айвэн даже пожалел о том, что давно потерял интерес к подобным юным дурочкам.
        Зато чопорной мисс Драйсдейл, пожалуй, стоило заняться. Айвэн вспомнил свои столкновения с ней и усмехнулся, представив, какое его ждет развлечение. С женщинами у него всегда все было в полном порядке. Даже те, кто принимал его за бедного моряка или за конокрада, недолго сопротивлялись его чарам. В сущности, каждая женщина жаждет, чтобы ее совратили. А теперь, когда все знают, что он подыскивает себе жену, все стало еще проще. Не говоря уж о том, что он может позволить себе любую, даже самую дорогую любовницу.
        А с этим невинным созданием, только что явившимся из деревни, все будет совсем просто. Надо только разыграть романтическую влюбленность. Правда, не стоит забывать, что у нее могут быть кое-какие мозги… Что ж, тем лучше. Может, с ней даже удастся поговорить о чем-то, отличном от последних французских мод и перчаток в ее гардеробе.
        Тут мелодия кончилась. Вдовствующая графиня подняла глаза от фортепьяно и увидела Айвэна. С этого момента ему уже было все равно, кто перед ним. Он готов был броситься ухаживать даже за уродливой косноязычной дурой, если ему запрещено на нее смотреть.
        Но не жениться! Этого бабка от него не дождется. Он просто украдет сердце у ее протеже. Он заставит эту мисс Драйсдейл пролить море слез и отвергнуть всех, кто будет претендовать на ее руку. Он сделает так, что она даст обет уйти в монастырь, если не добьется его любви! Может быть, хотя бы это доведет до отчаяния его бабку, могущественную и великую вдовствующую графиню Уэсткотт?
        Айвэн сжал зубы и раздул ноздри, готовясь к битве. Ему нисколько не было жаль мисс Люси Драйсдейл. В конце концов, она сама позволила втянуть себя в войну, о которой не имела ни малейшего понятия. Если она умна, то убежит назад в свою деревню. Если же глупа, тем хуже для нее. Пусть это будет ей уроком. Айвэну Торнтону наплевать на законы света. Он никогда к нему не принадлежал и принадлежать не будет. Ему доставляет удовольствие играть отведенную ему роль единственного наследника покойного графа. Но это просто роль, о который он забудет, как только добьется своего. А пока…
        Пока ему почему-то вдруг очень захотелось потанцевать.
        Люси заметила напряжение вдовствующей графини и сразу все поняла. Господи! Господи! Ну зачем он вернулся?
        Она постаралась развернуть Валери так, чтобы та оказалась спиной к Айвэну. Валери в этот момент смотрела под ноги, считая каждый шаг, и Люси застала ее врасплох. Валери пошатнулась и, с трудом удержав равновесие, озадаченно посмотрела на Люси:
        - Разве мы сейчас должны были поворачиваться? Я думала…
        Она не договорила, заметив взгляд Люси. Люси молчала, думая только о том, как бы не выдать себя. Айвэн Торнтон здесь, и битва за Валери вот-вот начнется! Господи, сделай так, чтобы он не показался ей очень уж привлекательным…
        - Добрый вечер, мадам. - Айвэн вежливо поклонился бабке с приятной, но фальшивой улыбкой. - Извините, что врываюсь к вам вот так, без предупреждения.
        Он с соблазнительной улыбкой повернулся к Люси и Валери, все еще стоявшим посреди залы.
        - Очень рад видеть вас вновь, мисс Драйсдейл. - Он помолчал и, не дождавшись ответа, продолжил: - Не представите ли меня вашей обворожительной партнерше?
        Люси стиснула зубы. Ее задача - научить Валери вести себя в обществе, а значит, она просто не имеет права отвечать этому человеку грубо. Особенно сейчас, когда ему вдруг взбрело в голову вести себя прилично. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы отпустить Валери и выдавить из себя улыбку.
        - Добрый вечер, милорд. Я была уверена, что вы знакомы со своей кузиной. Леди Валери, познакомьтесь - Айвэн Торнтон, граф Уэсткотт.
        У Валери расширились глаза, и Люси поняла, что она немало наслышана о кузене Айвэне. А по лицу Айвэна она поняла, что он очень недоволен столь скучным представлением. «Вот и хорошо», - подумала Люси и продолжала:
        - Милорд, позвольте представить вам леди Валери Стэнвич. Леди Валери прибыла к нам из Арундела, Суссекс. Отец леди Валери - Карл Стэнвич, граф Хейретон.
        - Он в курсе, - прервала представление леди Уэсткотт. Поднявшись из-за фортепьяно, она подошла к молодежи. - Айвэн слышал о тебе, Валери. И позволь тебя предупредить, дитя мое, что более обворожительного и лживого человека вряд ли можно встретить в Лондоне.
        Графиня пыталась говорить весело, но ей это плохо удавалось.
        Следуя примеру леди Уэсткотт, Люси взяла Валери под руку и заставила себя улыбнуться.
        - Слушайтесь свою крестную, Валери, она знает, что говорит. У вашего кузена репутация дамского угодника, юным девушкам следует соблюдать сугубую осторожность, находясь в его обществе.
        Айвэн натянуто улыбнулся.
        - Ну что вы, мисс Драйсдейл! Разве можно так говорить о человеке, с которым вы едва знакомы?! Кроме того, я могу быть полезен вам обеим. Спрашивайте - и я отвечу на любые ваши вопросы о Лондоне.
        Айвэн явно намекал на их разговор той ночью! Правда, тогда он обещал ответить на все вопросы относительно его личной жизни…
        - Благодарю за любезное предложение, - процедила она сквозь стиснутые зубы. - Но я убеждена, что Валери нуждается в более утонченной компании, нежели ваша. Вы со мной согласны, леди Уэсткотт?
        В отличие от Валери, которая была явно не готова к такому откровенному диалогу и дрожала, как осиновый лист, вдовствующая графиня сохраняла полнейшую невозмутимость. Люси внимательно посмотрела на нее, и ей вдруг стало не по себе. А что, если леди Уэсткотт с самого начала сказала ей неправду? Что, если все это она подстроила для того, чтобы разжечь интерес Айвэна к Валери? Люси поняла, что в этом случае она окажется между двух огней.
        - Айвэн просто флиртует, - сказала наконец леди Уэсткотт, вяло взмахнув рукой. - Но иногда он умеет быть очаровательным. А молодой леди следует уметь отличать легкий флирт от серьезного ухаживания.
        Люси уже не сомневалась, что графиня ее провела, но почему-то не могла сердиться на пожилую даму. Ведь ее единственное и вполне законное желание - устроить судьбу внука, дожить до правнуков. Однако при этом Люси чувствовала, что юная Валери не подходит Айвэну и была бы несчастлива с ним. За эти несколько дней она успела привязаться к девушке и твердо решила уберечь ее от опрометчивого шага, несмотря на уловки леди Уэсткотт. В конце концов она здесь для того, чтобы помочь Валери найти подходящую партию. А Люси была уверена, что при всей своей знатности, огромном состоянии и потрясающей красоте Айвэн Торнтон неподходящая пара для Валери.
        Люси решительно повернулась к графу.
        - Я поступила бы не по-христиански, если бы не пожелала всего наилучшего вам и леди Валери. Я молюсь о том, чтобы господь даровал ей хорошего мужа, а вам - хорошую жену.
        Она смотрела ему прямо в глаза, надеясь, что он поймет ее намек и навсегда оставит в покое Валери. Ведь Айвэн знает, что она явилась случайной свидетельницей его ночных похождений. Неужели он и теперь не смутится?
        Но Айвэн только улыбнулся, сразу став олицетворением мужской красоты, и у Люси снова перехватило дыхание. «Да, - вынуждена была признать она, - такой кого угодно выведет из равновесия».
        - А вы считаете себя истинной христианкой, мисс Драйсдейл? - с обескураживающим спокойствием спросил он.
        - Ну да… конечно. Конечно, я христианка. А вы разве нет? - спросила она в надежде перевести разговор на другую тему.
        Айвэн улыбался все так же соблазнительно.
        - Во всяком случае, я не столь набожен, как вы, это уж точно. - Он слегка поклонился ей и обратился к Валери: - Если вы хотите совершенствоваться в танцах, мадемуазель, то лучше это делать с человеком, который знает мужскую партию досконально. Поверьте, я вовсе не хочу вас обидеть, мисс Драйсдейл.
        Он галантно поклонился Валери, приглашая на танец. Люси возмущенно посмотрела на него, а затем на леди Уэсткотт в надежде, что та положит конец этому безобразию.
        Но у графини, очевидно, были свои соображения. Люси поняла это по задумчивому выражению ее умных старческих глаз.
        - Ты что-то сегодня в ударе, Айвэн. Таким веселым я тебя не припомню.
        Он не стал вступать с ней в пререкания, понимая, что она его явно поддразнивает. Люси тоже понимала, что графиня специально пытается разозлить Айвэна. Леди Уэсткотт очень хорошо знала своего внука и была уверена, что это его только подхлестнет и он бросится ухаживать за Валери. Люси уже не сомневалась, что именно к этому леди Уэсткотт и стремилась с самого начала. Господи, до чего же у них запутанные отношения!
        - Мне действительно весело, - ответил Айвэн графине. - Не понимаю, почему это вас так удивляет, бабушка. Я же дома, в кругу своей, хоть и немногочисленной, семьи…
        В голосе Айвэна прозвучала горькая ирония, и Люси даже стало его жаль. Она поняла, что этот человек одинок. И хотя собственные родственники часто выводили ее из себя, она все-таки знала, что они любят ее и желают ей только добра. Айвэн же был лишен этого счастья…
        И тем не менее это не оправдание для столь вызывающего поведения. Кто дал ему право нагонять ужас на молодую девушку? А Валери была явно в ужасе. Голубые глаза ее расширились, розовые щечки побледнели, а ноги словно приросли к полу. За все это время она не проронила ни слова.
        - Ну, если уж вы больше не хотите играть, - продолжал Айвэн, обращаясь к бабке, - то, может быть, мисс Драйсдейл нам подыграет?
        Он пристально посмотрел на нее, у Люси вдруг возникло странное ощущение, будто она уже не властна в самой себе, а подчиняется отныне чужой воле. Люси заморгала и даже потрясла головой, чтобы отогнать наваждение, но, только освободившись от его взгляда, обрела способность мыслить. И тут же в голове ее возник дьявольский план.
        - Пожалуй, я сыграю, - согласилась она. - Вы танцуете галоп? - Она с вызовом посмотрела на графа. - Этого мы с Валери еще не учили.
        - Конечно, танцую.
        Итак, вызов был принят. Люси уселась за роскошный рояль красного дерева и пробежала пальцами по клавишам, пытаясь унять их дрожь. Она ощущала на себе взгляд леди Уэсткотт и каким-то шестым чувством понимала, что графиня ею довольна. Но если она надеется, что Люси будет способствовать развитию отношений между кузенами, то она сильно ошибается!
        Люси знала, что о галопе Валери не имеет ни малейшего представления. К тому же она страшно нервничает. И потому Люси была уверена, что галоп станет для Айвэна настоящим фиаско.
        - Ну что же, дитя мое, подай руку кузену, - сказала леди Уэсткотт, обращаясь к Валери - единственному человеку, не принимавшему участия в этой игре.
        Поймав на себе умоляющий взгляд Валери, Люси на мгновение заколебалась. Бедная девушка походила сейчас на затравленного кролика, на которого с небес летят сразу два ястреба. Люси меньше всего хотела ее пугать, но необходимо было помешать леди Уэсткотт осуществить свой план.
        Люси ударила по клавишам.
        Уже с первых па стало ясно, что Валери темпа не выдержит. Айвэн был прекрасным танцором и делал все, чтобы помочь партнерше. И все же уже на втором такте девушка наступила ему на ногу, отпрянула, покраснела и едва не разрыдалась.
        - Извините! - пробормотала она. - Извините…
        Люси тут же встала.
        - Не извиняйтесь, Валери. Это я во всем виновата.
        - Нет-нет, это я. Я такая неуклюжая…
        Люси чувствовала себя отвратительно, хотя и понимала, что все это делается ради блага самой Валери.
        - Вы взяли слишком быстрый темп, - пожурила ее леди Уэсткотт. - Может быть, сыграете вальс?
        - Не стоит!
        Все повернулись к Валери. Впервые голос ее зазвучал решительно.
        - Нет, я… Давайте я сыграю, а мисс Драйсдейл составит графу пару.
        - Это ни к чему, - решительно запротестовала Люси.
        - Прекрасная мысль! - заявил Айвэн, и Люси в ужасе посмотрела на него.
        - Я совсем не расположена танцевать…
        Но в глазах его уже блестел дьявольский огонек, и она с ужасом поняла, что отвертеться ей не удастся. А он еще подлил масла в огонь:
        - Как наставница леди Валери, вы, без сомнения, обучаете ее правилам поведения в обществе. Надеюсь, вы сказали ей, что, отказав мужчине, который приглашает вас на танец, вы наносите ему оскорбление?
        - Да, но… Но мы не на балу.
        - Но вы ведь репетировали, не правда ли? Так что покажите леди Валери хороший пример, мисс Драйсдейл. - Он поклонился. - Я буду польщен, если вы окажете мне честь.
        Люси нахмурилась. Зачем ему это? И почему она ведет себя как пугливая провинциалка? Она уже бывала в свете. Причем два сезона подряд. Она уже танцевала не с одним графом. А однажды даже с герцогом. Она танцевала с племянником короля, и он принес ей бокал пунша после танца. Почему же тогда она так испугалась этого графа?
        «Потому что он играет не по правилам, - ответила она себе. - Потому что он совершенно не похож на остальных мужчин. Именно поэтому столько молодых девиц готовы распластаться у его ног. Есть в нем что-то дикое, необузданное, привлекающее юных девушек, как горящая свеча мотылька».
        - Как вам будет угодно, - пробормотала Люси, сердясь больше на себя, нежели на него. Она пригладила юбки и, откинув голову, с вызовом посмотрела ему в глаза. - Что вы нам сыграете, леди Уэсткотт?
        - Да что угодно, мисс Драйсдейл. Может быть, менуэт?
        - А что вы скажете про польку? - поинтересовался Айвэн, не сводя с Люси глаз.
        - Я умею играть «Фредерику», - вставила Валери.
        - Вот и прекрасно.
        Валери села за фортепьяно, а леди Уэсткотт устроилась на канапе. Люси и Айвэн стояли одни посреди залы на расстоянии вытянутой руки друг от друга. У него на лице играла самодовольная улыбка, а она еле сдерживала стон отчаяния. Полька! Он будет ее обнимать…
        Все получилось совсем не так, как она задумала. «Ничего страшного, - успокаивала себя Люси. - Я пройду с ним пару раз по зале - и все. Да, верно о нем говорят. Он не может без того, чтобы не завоевывать женщину, неважно какую. Но меня ему завоевать не удастся!»
        Она с решительным видом набрала в легкие воздуха, и взгляд Айвэна на мгновение скользнул по ее поднявшейся груди. Тут же вся ее уверенность в себе испарилась. А когда глаза их вновь встретились, Люси уже знала ужасную тайну и страшно боялась, что он тоже ее разгадал. Айвэн Торнтон может ее завоевать! Ему нужно только этого захотеть.
        Он предложил ей руку, и она положила на нее ладонь. От этого прикосновения Люси вздрогнула, но Айвэн уже обхватил ее за талию, заиграла музыка, и она забыла обо всем на свете.
        Танцевал он исключительно. Странно, но это ее почему-то не удивило. И дело не только в самих па и не в чувстве ритма. В том, как он двигался, было нечто необычное, чувственное, непонятное. И это нечто передавалось ей; она танцевала так, как никогда в жизни. Они кружили по зале на три четверти, и сердце Люси отчаянно билось, а щеки алели.
        - Вы прекрасно танцуете, - прошептал он ей на ухо. - И вам это очень идет.
        - Какое оригинальное замечание, - с трудом переводя дыхание, парировала она. - Я ничуть не сомневаюсь, что это льстит всем молодым леди.
        «Даже мне, хотя я должна была бы быть начеку», - добавила она про себя.
        Айвэн ухмыльнулся и, прищурившись, взглянул на нее.
        - Я считаю, что танец с молодой женщиной - достаточное основание для того, чтобы судить, насколько страстная у нее натура.
        Люси запнулась, но Айвэн поддержал ее, и они продолжили танец. Она смотрела на него снизу вверх, потрясенная и возмущенная. Страстная натура? Да что он себе позволяет?! - Не отпирайтесь, - продолжал Айвэн с озорным блеском в глазах. - Я же знаю, что вас это тоже интересует. Так что скажите правду, Люси, скольких мужчин вы уже оценили по их танцевальным способностям? Вряд ли тот, кто отдавит вам в танце все ноги, будет подходящим партнером на брачном ложе.
        - Господи!
        Люси так резко остановилась, что музыка мгновенно оборвалась. Леди Уэсткотт с хмурым видом наклонилась вперед, а Валери съежилась за фортепьяно.
        - Нам пора, - надменно заявила Люси. - Валери?
        Неужели он даже не извинится?
        Но Айвэн, судя по всему, не собирался этого делать.
        Валери, растерянно оглянувшись, поднялась из-за инструмента, напуганная напряженной атмосферой, установившейся в зале. Леди Уэсткотт, очевидно, прекрасно поняла, что ее внук позволил себе некое оскорбительное замечание, и потому тоже поднялась, опираясь на трость.
        - В чем дело? Что случилось? Почему вы уходите, мисс Драйсдейл? Чем ты ее обидел, Джон?
        Джон? Как Люси ни была возмущена, она не могла не заметить убийственного взгляда, которым Айвэн наградил свою бабку.
        - Ну ладно, ладно, Айвэн, - ворчливо произнесла графиня. - Так что ты ей сказал?
        Но от его веселого настроения не осталось и следа. Он был в ярости - и все из-за того, что бабка назвала его Джоном. Что все это значит?
        Но тут Люси сообразила, что Джон - это английский эквивалент Айвэна. И без труда представила себе черноволосого цыганенка, лишенного всего, к чему он когда-то привык. Но от имени он не отказался - от своего настоящего имени.
        Сердце ее невольно смягчилось. Но тут Айвэн повернулся к ней, и лицо его вновь стало насмешливым.
        - Боюсь, я позволил себе некое замечание, задевшее чувствительную натуру мисс Драйсдейл. Я и не предполагал, что вы настолько ранимы. Прошу прощения.
        Можно подумать, что он просил прощение за то, что она не оказалась толстокожей! А вовсе не за свои слова. И не за то, что обратился к ней по имени. Люси негодовала. Несчастливое детство не дает ему права издеваться над людьми!
        Леди Уэсткотт властно стукнула тростью об пол.
        - Итак, мисс Драйсдейл? Принимаете ли вы его извинения? Учтите, я не допущу раздоров в своем доме.
        «Кроме тех, которые спровоцировали вы сами», - сердито подумала Люси.
        Она была до глубины души возмущена интригами старухи. Но неужели из-за каких-то закулисных игр ей придется отказаться от Лондона? Ни за что! Ведь она еще не прожила здесь и недели. И если Айвэн Торнтон полагает, что она бросит бедную Валери ему на съедение, то он сильно ошибается. Она останется в Лондоне столько, сколько это возможно. Она будет посещать лекции сэра Джеймса. Мысленно она провела с ним сотни - нет, тысячи интеллектуальных бесед и теперь просто не может уехать, не повидав его.
        И она не позволит какому-то невоспитанному грубияну, пусть и графу, поломать ее планы!
        - Извинения приняты, - откликнулась Люси, но таким тоном и с таким видом, что стало сразу ясно, что она не простила его ни на йоту. - Как бы то ни было, уже поздно, и я устала. Пойдемте, Валери. Завтра нам предстоит трудный день.
        Валери засеменила к Люси; сразу было видно, что бедняжка страшно расстроена. Леди Уэсткотт говорила, что девушка чрезвычайно впечатлительна. Но это и понятно: как среднему ребенку в семье, ей частенько приходилось оказываться между двух огней. И Люси полагала, что Валери сделает что угодно, только бы опять не попасть в такое же положение.
        В свою очередь, Айвэн был единственным ребенком в семье, к тому же одиноким и непризнанным, - и это тоже сразу видно. Сейчас он стоял перед ней с насмешливым, вызывающим видом, небрежно сунув руки в карманы брюк. Люси понимала, что так просто он это не оставит.
        - Так вы говорите, что принимаете мои извинения, мисс Драйсдейл? Но мне показалось, в голосе вашем не было искренности. Так что, если вы дадите мне шанс искупить свой грех, я с удовольствием сделаю это завтра. Могу ли я пригласить вас и леди Валери на прогулку?
        - Не утруждайте себя.
        - Валери должна привыкать к свету, - неожиданно поддержала его леди Уэсткотт, взглядом запретив Люси возражать. - Чем чаще ее будут видеть, тем лучше. Пусть люди начнут говорить о новой красавице. Она поедет в голубом платье, - закончила она тоном, не допускающим возражений.
        Люси стиснула зубы.
        - Очень хорошо. Но пока лорд Уэсткотт будет знакомить ее с будущими поклонниками, я постараюсь подготовить Валери к более глубокому восприятию человеческой натуры.
        Леди Уэсткотт внимательно посмотрела на Люси.
        - К более глубокому восприятию человеческой натуры? Что вы имеете в виду?
        - Я бы хотела, чтобы она посещала со мной лекции, которые скоро начнутся. Речь там пойдет о мотивах человеческих поступков и о воспитании молодого поколения.
        К удивлению Люси, леди Уэсткотт дала согласие. Ей даже показалось, что графиня едва заметно улыбнулась.
        Айвэн тоже улыбнулся - высокомерно и лениво, словно все развивалось по его плану. Но в этом он ошибается! И пусть он попробует завтра снова начать издеваться над ней - это только еще больше отпугнет от него Валери.
        А она тем временем с помощью сэра Джеймса постарается растолковать впечатлительной Валери, что достойные отношения между мужем и женой должны основываться если не на любви, то хотя бы на взаимном уважении. А вовсе не на деньгах и не на титулах.
        Люси взяла Валери под руку, они вежливо поклонились леди Уэсткотт и Айвэну и вышли из залы. Но когда Люси добралась до своей комнаты и заперла дверь, то в изнеможении прислонилась к ней спиной и уставилась невидящим взором в окно.
        Услышит ли она сегодня ночью, как Айвэн будет прощаться с еще одной женщиной? Как Люси ни убеждала себя, что ей все равно, чем он занимается - сегодня, завтра или вчера, - в глубине души она знала: это не так. Но, в конце концов, любопытство - не такой уж страшный грех; оно может быть присуще любому разумному человеку. Да, конечно, это не самая хорошая черта характера, но вполне распространенная.
        Люси отошла от двери и начала вынимать заколки из волос. Она обязательно спросит мнение сэра Джеймса о любопытстве - если, конечно, у нее будет такая возможность. Она спросит его, почему некоторые вещи интересуют человека больше, чем другие. Но, разумеется, она будет говорить о любопытстве в общих чертах, не называя имен, чтобы он не дай бог не заподозрил, что у нее есть какой-то особый интерес.
        «А он у меня есть», - вынуждена была признать она.

        5

        Айвэн отыскал Джайлса и Александра в «Писс-Поте» - жалком кабачке, вполне оправдывавшем свое название. Джайлс за карточным столиком вытягивал из какого-то крепко сбитого парня его недельную выручку. «Странно, как это Джайлсу еще не перерезали глотку за столь неуемную любовь к картам? - подумал Айвэн. - Видимо, все дело в его свирепой внешности».
        Алекс был полной противоположностью Джайлса. Высокий и изящный, он обладал тонкими, почти юношескими чертами лица и вялыми движениями истинного принца, каковым себя и считал. Он сидел в углу с довольно привлекательной девочкой на коленях. В одной руке с безукоризненно наманикюренными ногтями он держал стакан, а другой поглаживал колено мадемуазель.
        Первым Айвэна увидел Алекс.
        - Что вытащило тебя на улицу в столь отвратительный вечер, друг мой? Уж не выставила ли тебя вон любящая бабушка?
        - На приют у Эллиота не надейся, - предупредил Джайлс, не отрывая глаз от карт. - Он до сих пор переживает твою измену. Как можно было променять его скромное жилище на бесформенную груду камней, которую ты называешь семейным домом? Или трех комнат графу мало?
        Мадемуазель, восседавшая у Алекса на коленях, неожиданно взвизгнула и захохотала.
        - Слушай, Тесс, - спросил Алекс, - а ты сможешь отличить уличного торговца от графа? Если увидишь их без одежды.
        Тесс хихикнула:
        - Может, попробуем? Я закрою глаза и пощупаю каждого из вас одного за другим. Или попробую на вкус. - Она снова рассмеялась, ерзая на коленях у Алекса. - А ты и впрямь похож на короля, милорд.
        Этого Алексу говорить не стоило. Айвэн отругал себя за то, что вовремя не предупредил об этом глупую девчонку. Слово «король» действовало на принца как красная тряпка на быка. Что и неудивительно. Именно презрение к своим предкам в свое время объединило четверых друзей. И это презрение было таким сильным, что трое из них завидовали Эллиоту Пирсу, не знавшему, кто его отец.
        - Кстати, а где Эллиот? - спросил Айвэн.
        Он жестом приказал хозяину кабачка принести ему джин и уселся рядом с Алексом. Его друг тут же согнал с колен женщину, которая с интересом разглядывала Айвэна, не обратившего на нее никакого внимания.
        - Дай нам поговорить! - прорычал Алекс, и проститутка тут же испарилась, не скрывая досады, злости и сомнения.
        - Бог его знает, - пробормотал Алекс в ответ на вопрос Айвэна. - Отмечает в какой-то дыре успех очередной махинации.
        Он допил джин, и в этот момент из-за карточного стола до них донеслось крепкое ругательство. Чей-то кулак с силой обрушился на крышку стола, и бутылка со звоном разбилась об пол.
        Айвэн с улыбкой посмотрел на Джайлса, спокойно взиравшего, как обманутый молодой работяга размахивает у него перед лицом кулаками. Знакомая картина! Айвэн давно зарекся играть с Джайлсом в карты. Теперь настал черед этого бондаря - или извозчика? - усвоить этот простой урок.
        Парень еще некоторое время бесновался и наконец ушел, злобно раскидывая в стороны стулья.
        - Не умеет проигрывать, - усмехнулся Алекс. - На сколько ты его наказал?
        - На пять фунтов. А крику-то на целую десятку.
        - Да откуда у таких, как он, пять фунтов? - ворчливо поинтересовался Алекс, которому вечно не хватало наличности.
        - Если верить запахам, он работает в поте лица, - пояснил Джайлс.
        - Чем садиться с тобой играть, лучше бы он новые зубы купил, - заметил Алекс, дергая себя за длинный шелковый манжет, выступавший из-под рукава модного серо-серебристого камзола. - Или потратил бы деньги на портного… Впрочем, нет, хорошие зубы, пожалуй, важнее приличного костюма. Ты не согласен? - Он перевел взгляд на Айвэна и сменил тон: - У тебя такой вид, словно ты хочешь выбить кому-то зубы. Опять бабка?
        Айвэн хмуро смотрел в бокал с джином.
        - Судя по всему, она решила сыграть со мной в новую игру. Притащила из деревенской дыры мою кузину, которую я раньше в глаза не видел. Кстати, она тебе понравится, Алекс. Леди Валери Стэнвич. Мало того, старуха откуда-то раздобыла еще и наставницу для нее. А сама решила остаться в Лондоне до конца сезона.
        - Так ты опять переезжаешь? - поинтересовался Алекс.
        Айвэн отрицательно покачал головой. По дороге в «Писс-Пот» он уже успел поразмышлять и о бабке, и о ее намерениях, и о надменной мисс Драйсдейл.
        - Нет. Во всяком случае, не сейчас. Наоборот, я намерен заполнить Уэсткотт-хауз народом. - Он озорно посмотрел на друзей: - Будем веселиться!
        Алекс зевнул.
        - Что ж, мы будем более чем счастливы помочь тебе в этом начинании. Я буду развлекать твою бабушку, я ей нравлюсь. А девочкой займется Джайлс. Это безопасно: нет на свете мамаши, которая бы пожелала выдать свое дитя за незаконнорожденного сына торговца, сколько бы денег у него ни было. Не обижайся, старина, - добавил он, обращаясь к Джайлсу и пожимая плечами. - А Эллиот, смеха ради, приударит за наставницей. Наверное, это, как водится, иссохшая, жеманная старуха? Или она…
        - Мисс Драйсдейл я займусь сам, - отрезал Айвэн.
        Его друзья многозначительно переглянулись. Скука мгновенно слетела с лица Алекса, губы искривились в хитрой ухмылке.
        - Выкладывай! За ней действительно имеет смысл приударить? Или ты просто хочешь насолить графине?
        Айвэн задумчиво смотрел на товарищей. Они подружились еще детьми, в Берфорд-Холле, и без них он вряд ли бы пережил те адские годы. Эти трое были ему ближе, чем братья. Вместе они выпутались не из одной переделки, всегда помогали друг другу, а временами даже делились женщинами.
        Но сейчас был не тот случай.
        - С бабкой и ее интригами я сам как-нибудь разберусь. От вас требуется только одно: не давайте леди Валери скучать во время завтрашнего танцевального вечера.
        - А как же мисс Драйсдейл? - настаивал Алекс, и в светлых глазах его поблескивало любопытство.
        - А разве наставницы танцуют? - поинтересовался Джайлс, менее знакомый с запутанными законами света.
        - Вообще-то нет, - заверил его Айвэн. - Но эта, похоже, танцует.
        «И танцевать она будет под мою дудку!» - подумал он.

        Коляску графа Уэсткотта подали около полудня. По городским меркам, было еще утро, ибо завтрак подавался не раньше десяти, а утренние визиты продолжались и после двенадцати.
        Люси уже давно от всего этого отвыкла: к двенадцати она обычно кончала заниматься детьми и вела их на прогулку. Но раз подали коляску, значит, они едут кататься. Что ж, это даже интересно!
        Жаль только, что граф Уэсткотт тоже едет. Он и так ее смущает, а тут еще приказал заложить открытый фаэтон, и они будут сидеть близко друг к другу, на одной скамейке. А чтобы соблюсти правила приличия, ей придется сесть между графом и леди Валери.
        Перед завтраком Люси долго говорила с Валери об Айвэне Торнтоне и с облегчением поняла, что черноволосый красавец-граф ничуть не заинтересовал девушку. Скорее наоборот, он нагонял на нее страх. Стеснительной Валери он казался слишком развязным.
        - Но у него двадцать тысяч годового дохода в ренте и еще больше в ценных бумагах, - напомнила Люси. - Очевидно, ваши родители считают его прекрасной партией. А разве вас эти деньги не прельщают?
        Губы у Валери задрожали, в чудесных голубых глазах показались слезы.
        - Умоляю вас, мисс Драйсдейл, не отдавайте меня ему на съедение! Он слишком… слишком… - Она передернула плечиками. - Я его боюсь. Мне кажется, он не испытывает ни малейшего уважения к женщинам.
        Люси была с ней совершенно согласна. Заверив Валери в том, что сделает все возможное, дабы оградить ее от графа, она приготовилась к долгому и мучительному общению с Айвэном Торнтоном.
        - По-моему, эта коляска слишком тесная, - начала она, едва он сел рядом с ней и взял в руки поводья. - Неужели в ваших конюшнях не нашлось ничего попросторнее?
        - Но сегодня такая прекрасная погода. Фаэтон лучше, чем крытый экипаж.
        Подстегнув пару чудесных лошадей, Айвэн посмотрел на нее через плечо; глаза их встретились, и сердце ее бешено забилось. А когда он, не сводя с нее глаз, подвинулся так, что коленом коснулся ее ноги, у Люси перехватило дыхание, и она почувствовала, что мучительно краснеет.
        «Но ведь он именно этого и добивается, - напомнила она себе. - Хочет вывести меня из равновесия, выбить из колеи».
        Но она не доставит ему этого удовольствия!
        - Если уж вы настаиваете на столь тесном экипаже, то хотя бы сделайте одолжение: держите ваши… конечности подальше от моих.
        - Конечности? - Айвэн злорадно усмехнулся, обнажая белоснежные зубы. - Ах, ну конечно. «Ноги» - это слишком грубо для утонченной леди. - Он слегка наклонился вперед и обратился к Валери, которая сидела ни жива ни мертва: - Леди Валери, вы ведь, кажется, росли с братьями. Скажите, какое слово вы обычно употребляете - «ноги» или «конечности»?
        Люси почувствовала, как по телу Валери пробежала дрожь, и сжала девушке руку. Стеснительность Валери - лучшая защита от дьявольских чар графа. И все же Люси хотелось, чтобы Валери ответила достойно и поставила Айвэна Торнтона на место каким-нибудь коротким резким замечанием.
        Но на это надеяться не приходилось. Молчание Валери затянулось, щеки ее раскраснелись, и, когда она до боли сжала руку Люси, та поняла, что отвечать придется ей.
        - Лорд Уэсткотт, если вы и впредь намерены поднимать темы, смущающие леди Валери, то, думаю, нам лучше повернуть назад.
        Они как раз проехали площадь, и Айвэн направил лошадей на Пиккадилли-стрит.
        - Для начала я должен убедиться, что у моей кузины действительно утонченная натура, мисс Драйсдейл. Мы хоть и родственники, но едва знакомы. Однако мне почему-то кажется, что моя кузина - как, впрочем, и вы - предпочитает называть нижние конечности ногами. Но ежели леди Валери хочет, чтобы я называл их конечностями, что же, я исполню ее желание. Извольте: прошу прощения за то, что моя конечность вторгается на вашу территорию. - Усмехнувшись, он убрал ногу. - Ну что? Так лучше? Моя нижняя конечность более не касается вашей.
        Все это было произнесено самым вежливым тоном, и Люси ни к чему не могла придраться. Глубоко вздохнув, она попыталась сосредоточиться на окрестностях.
        День и в самом деле стоял прекрасный - как будто специально созданный для поездки в открытой коляске. Высокое голубое небо было разукрашено редкими светящимися белыми облачками. Легкий ветерок приносил с собой свежие запахи, и Люси была вынуждена признать, что прогулка доставляет ей удовольствие. Вот он, Лондон! Без смога и дыма!
        Айвэн блестяще, как настоящий цыган, управлял парой гнедых. Лошади слушались его беспрекословно, и Люси вдруг поймала себя на том, что с восторгом рассматривает его руки. Сообразив, чем занимается, она смутилась и поспешно перевела взгляд на дорогу.
        Пиккадилли-стрит вывела их на Парк-лейн.
        - Вон там, с той стороны Грин-парка, - королевский дворец, - сказала Люси своей подопечной. - А вон там, впереди, видите фонтан? Это Гайд-Парк-Корнер, - добавила она, только чтобы не думать об Айвэне Торнтоне.
        У Стенхоуп-Гейт движение стало оживленнее, но в ворота парка въезжали только фаэтоны, брички и ландо. Всадники неторопливо двигались по кругу, раскланиваясь со знакомыми; по пешеходным дорожкам прогуливались целые семейства с детьми и собачками.
        Валери во все глаза смотрела вокруг. Люси вспомнила, как во время первого сезона она сама была потрясена, попав в этот парк. Здесь была целая выставка шелка и муслина, тесемок и ленточек, перьев и драгоценностей. Во второй сезон это ей уже здорово наскучило, а сейчас веселило. Сливки общества собирались здесь, чтобы, как дети, похвастать новыми игрушками.
        Вот одна элегантная дама сказала несколько благосклонных слов о чудесной шляпке другой. Некий надменный господин похвалил роскошную лошадь своего знакомого. И все очень внимательно присматривались друг к другу, не забывая показывать себя в наилучшем свете.
        Мимо проехала небольшая тележка, в которой с королевским видом восседала пожилая пара, держа на руках двух огромных кошек. А за тележкой, привязанные к облучку, бежали три борзые в синих чепчиках с перышками.
        Люси не удержалась и прыснула в кулачок, сделав вид, что закашлялась. Валери этого не заметила, но от внимания графа ничто не могло ускользнуть.
        - Смешно, мисс Драйсдейл? Но ведь это же самые сливки общества! Боюсь, графиня будет вами недовольна.
        Люси искоса вглянула на Айвэна, надеясь, что он шутит. На губах его действительно играла улыбка… А впрочем, бог его знает!
        - У меня просто запершило в горле, - солгала она.
        Но именно в это мгновение мимо горделиво проскакал молодой человек в нелепом ярко-желтом камзоле. Самое смешное было в том, что он с трудом сдерживал прекрасного белого скакуна, которому была явно не по душе пестрая толпа. И Люси не смогла сдержать душивший ее смех.
        - Не смейтесь, - прошептал ей на ухо граф. - Это известный маркиз. Он только что получил огромное наследство и, кстати, подыскивает себе жену. Я уверен, родители моей кузины будут в восторге, если вам удастся подцепить для нее маркиза.
        Видимо, на лице ее отразилось такое отвращение, что он рассмеялся и как бы невзначай вновь коснулся ее ногой. Это уже переходило всякие границы! В ответ Люси тоже как бы случайно ткнула его в бок локтем. Айвэн удивленно хмыкнул, но ногу не убрал.
        - Посмотрите, мисс Драйсдейл! - внезапно воскликнула Валери. - Пурпурная карета! Это либо король, либо его родственник.
        Граф наклонился к Валери, еще теснее прижавшись бедром к Люси. Какой же он все-таки наглец! Но самое отвратительное - ее собственная реакция на его прикосновения. Но почему она краснеет, как молоденькая девочка? Почему у нее потеют руки и так бьется сердце?
        - Это герцог Челтем, леди Валери. Вернее, его супруга, леди Челтем. А с ней один из ее ближайших друзей, - заметил Айвэн довольно сухо, когда экипаж проехал мимо. - Герцог очень гордится родственными связями с королевским домом. Отсюда и пурпурное ландо.
        Вот они, светские сплетни! Впрочем, Люси они не интересовали. Она думала только о том, как бы отодвинуться подальше от Айвэна, чтобы окончательно не потерять контроль над собой.
        - Вы не хотите пройтись? - напряженно спросила она у Валери и вновь толкнула бесстыжего графа в бок, только сильнее, чем прежде.
        - Я бы не советовал ходить здесь пешком, - усмехнувшись, заметил Айвэн, но от Люси все-таки слегка отодвинулся. - Леди Валери еще не представлена обществу. Это будет расценено как дерзкое поведение.
        Люси была вынуждена с ним согласиться, хотя по тону его догадывалась, что именно он думает о всех этих светских условностях.
        - Так представьте нас кому-нибудь из знакомых вашей бабушки, - предложила она.
        - А разве ваша подопечная ищет себе пожилого и больного мужа?
        - Нет, нет! - воскликнула Валери, но тут же смутилась и опустила глаза.
        - Граф шутит, Валери. Он прекрасно знает, что старику я вас не отдам.
        - В таком случае забудьте о бабушкиных знакомых - у меня есть свои. Кстати, нам везет: я вижу тут некоторых из них.
        Айвэн взмахом руки поприветствовал трех молодых всадников, остановившихся на обочине дороги, и Люси почему-то сразу решила, что он все заранее подстроил. Как бы то ни было, его друзья, какими бы привлекательными они ни казались, - неподходящая компания для юной дочери графа. Люси и сама не могла бы сказать, почему так считает, но она в этом не сомневалась.
        Заметив фаэтон лорда Уэсткотта, тройка молодых людей прервала разговор с молодыми женщинами, сидевшими в изящном кабриолете, и направилась прямиком к ним.
        - Доброе утро, Уэсткотт, - поприветствовал его самый элегантный и, повернувшись к дамам, коснулся пальцами полей шляпы.
        «Очень красивый молодой человек», - отметила про себя Люси. Вокруг шеи у него хитрым узлом был повязан роскошный платок, а рук было почти не видно под кружевными манжетами. «Очаровательный и, очевидно, поднаторевший в своем деле повеса», - решила она.
        - Леди Валери Стэнвич, мисс Люси Драйсдейл, позвольте представить вам мистера Александра Блэкберна.
        Имя повесы показалось Люси смутно знакомым. Возможно, она что-то читала о нем в газетах, которые покупал ее брат.
        - А это - мистер Джайлс Деймрон, - продолжал Айвэн.
        Высокий темноволосый молодой человек вежливо поклонился дамам. Он показался Люси довольно приятным, хотя и несколько неотесанным. В нем было что-то от фермера, которые частенько приезжали в гости к Грэхему.
        - И наконец - мистер Эллиот Пирс.
        «Плут», - тут же окрестила его Люси. Мистер Пирс был столь же привлекателен, как и мистер Деймрон, столь же томен, как мистер Блэкберн, и почти столь же вызывающе опасен, как сам Айвэн Торнтон.
        Итак, повеса, фермер и плут… Очевидно, все они - давнишние приятели цыганского графа.
        - Мы вместе учились в Берфорд-Холле, - пояснил Айвэн, словно прочитав ее мысли.
        Берфорд-Холл, школа для незаконнорожденных! Ну как же!
        Люси попыталась улыбнуться.
        - Мы чрезвычайно рады с вами познакомиться.
        Мистер Блэкберн, повеса, подъехал к фаэтону со стороны Валери.
        - Как вам понравился Лондон, леди Валери?
        Он улыбнулся так открыто и простодушно, что Люси даже растерянно заморгала. Неужели она поторопилась с выводами? А что, если он вовсе и не повеса?
        - Лондон? О, он такой огромный… - заикаясь, пробормотала Валери, покраснев до корней волос.
        Мистер Блэкберн смотрел на девушку очень серьезно.
        - Когда я сюда приехал, у меня было точно такое же впечатление. Но со временем человек ко всему привыкает. А откуда приехали вы?
        - Из Суссекса. Это недалеко от Арундела.
        - От Арундела? Я там бывал. Ловил рыбу в Эране.
        - Мои братья тоже ездят туда ловить рыбу, - обрадовалась Валери.
        «Совсем неплохо, - подумала Люси, слегка успокаиваясь. Кем бы они ни были, но этот, по крайней мере, хорошо воспитан».
        - Вы тоже оттуда, мисс Драйсдейл?
        Люси подняла глаза и наткнулась на взгляд мистера Пирса, плута. У него были вялые томные движения, но она чувствовала, что под ними скрывается дьявольская энергия.
        Люси ответила на его вопрос, и они еще несколько минут болтали о том о сем с тремя джентльменами. «Нет, в Элмаксе мы еще не были… Да, нам прислали приглашение на танцевальный вечер у Маккленденов…»
        - Могу ли я рассчитывать на вальс с вами? - обратился мистер Блэкберн к Валери.
        - Вальс леди Валери пока не танцует, - ответила за нее Люси. - Ей еще только предстоит быть представленной свету.
        - А, понятно. Тогда, может быть, другой танец? - Он очаровательно улыбнулся.
        - И один танец для меня, - поспешил мистер Пирс.
        - И для меня, - эхом отозвался «фермер» - мистер Деймрон.
        Люси забеспокоилась. Валери с улыбкой обещала танцы, как она сама учила ее, однако… Конечно, мистер Блэкберн обворожителен, в нем нет ничего угрожающего, но он не для Валери. Никто из них не может быть подходящей партией для Валери! Да, Валери из деревни, да, она не единственный ребенок в семье, но все же она дочь графа и очень привлекательна. Прибавьте к ее имени скромное состояние - и она может претендовать на очень приличную партию. Так, по крайней мере, утверждает леди Уэсткотт. Надо как-то защитить Валери от этих посягательств.
        Люси нервно взмахнула веером.
        - Лорд Уэсткотт, не могли бы вы свозить нас в Фатьюэлль-Холл? - спросила она, красноречиво взглянув на него, и вздохнула с облегчением, когда он согласился.
        Три джентльмена прикоснулись к полям своих шляп и распрощались.
        Айвэн умело лавировал среди всадников и колясок, и очень скоро они выехали за пределы парка. На сей раз он держал ногу, вернее, нижнюю конечность, на своей территории и по дороге показывал им клубы на Пэлл-Мэлл и Чаринг-Кросс, а также Конститьюшн-Холл. Наконец они свернули на Вильямс-стрит и остановились перед трехэтажным обшарпанным зданием.
        - Вот ваш Фатьюэлль-Холл. Не понимаю, чем он вас так заинтересовал? Здесь абсолютно нечего делать.
        - В Фатьюэлль-Холле часто устраивают лекции, если не ошибаюсь. Я бы хотела побывать на одной из них.
        «Вернее, на целом цикле», - добавила Люси про себя.
        - Ах да! Вы говорили. Скажите, мисс Драйсдейл, а вы часом не синий чулок?
        Она даже вздрогнула от негодования.
        - Я лично не вижу в этом ничего страшного. Хотя многие леди, очевидно, обиделись бы на подобное замечание.
        - Но, конечно, не вы, - тут же вставил он, откровенно разглядывая ее.
        Айвэн смотрел на нее так долго и так пристально, что Люси стало не по себе. Наконец, чувствуя, что под этим бесцеремонным взглядом просто не может дышать, она подняла глаза на потрепанное здание, делая вид, что наслаждается его архитектурой.
        Айвэн едва слышно рассмеялся и подстегнул лошадей. Но Люси успела прочитать, что лекция сэра Джеймса Моби состоится девятнадцатого мая. А это уже завтра! Нужно обязательно постараться уговорить графиню отпустить их. Она ухватилась за эту мысль как за спасительную соломинку, чтобы не потонуть в сумятице собственных чувств, взбудораженных Айвэном Торнтоном.
        К счастью, по дороге домой он разговаривал только с Валери, и девушка, к великой радости Люси, неплохо ему отвечала. К тому времени, когда они подъехали к огромному дому на Беркли-сквер, Люси уже почти успокоилась. По крайней мере, она уже больше не переживала по поводу друзей Айвэна. Кто знает, может, Валери как раз и нужна небольшая толпа поклонников, чтобы поверить в себя? В этом случае друзья лорда Уэсткотта могут принести пользу. Люси не сомневалась, что у такой привлекательной девушки, как леди Валери, вскоре появится масса поклонников, в том числе и более подходящих, но ей надо уметь вести себя со всеми.
        А впрочем, какая же все это мишура! Для себя Люси уже давно решила, что высокие моральные устои куда важнее всяких титулов и состояний. Духовное богатство значит много больше, чем материальное.
        Но об этом она поговорит с сэром Джеймсом, если, конечно, ей удастся его увидеть. А пока надо подыскивать для леди Валери титулованных и богатых поклонников, дабы ее родители и леди Уэсткотт остались довольны. Может, ей повезет и она найдет богатого, но при этом порядочного человека?
        Остаток дня Люси и Валери провели в компании леди Уэсткотт. А точнее - в ее тени. Они посетили несколько модных домов, состояние могущественных обитателей которых явно восходило к самому Завоевателю. По большей части они просто оставляли визитки, но в трех их приняли и предложили напитки. Хозяйки были ровесницами леди Уэсткотт. Виконтесса Тэлберт была дальней родственницей леди Уэсткотт, а графиня Грейер и вдовствующая графиня Викамская - просто подругами бабки Айвэна.
        Все они были импозантными женщинами, словно вылепленными из того же теста, что и сама леди Уэсткотт, которая, как и следовало ожидать, чувствовала себя в их компании прекрасно. Зато на юную леди Валери они нагнали такого страху, что бедняжка не в силах была произнести ни слова.
        Что же до Люси, то она не могла не понимать: эти леди способны оказать Валери неоценимую услугу. К тому же все они просто очаровали Люси. В мире мужчин эти дамы нашли свою нишу, и о том, как им это удалось, она тоже хотела бы поговорить с сэром Джеймсом.
        Когда же наконец настанет завтра?!
        Вернувшись домой, Люси вновь завела разговор о волнующем ее предмете:
        - Леди Уэсткотт, помните ли вы, что я хотела сводить леди Валери на лекцию о мотивах поведения человека?
        - На лекцию? Что-то не припомню.
        Люси не стала возражать.
        - Завтра в Фатьюэлль-Холле первая лекция из целого цикла.
        - Завтра нам надо к модистке, - отрезала леди Уэсткотт.
        - Но это в одиннадцать часов.
        - Мы также приглашены на чай к леди Хинтон. Я хочу посмотреть, что она устроила в доме Роберта. Леди Тэлберт утверждает, что леди Хинтон в своем запале переделать все, что осталось после его третьей жены, и не заметила, как восстановила декор его второй жены. Мне необходимо знать, специально это или случайно. Ибо если это случайно, то она станет притчей во языцех нынешнего сезона.
        Лицо ее сморщилось в беззвучном смехе.
        Люси поджала губы, но не смогла не спросить:
        - И вы раскроете ей глаза на ошибку?
        Леди Уэсткотт бросила на Люси пронзительный взгляд.
        - Я пока не решила. А что предлагаете вы?
        Люси чувствовала, что, в зависимости от ответа, ей разрешат или нет посетить завтра лекцию. Надо перехитрить саму графиню! Но какого ответа ждет от нее эта женщина - настолько расчетливая, что собственного внука сделала разменной монетой в борьбе за могущество?
        - Я думаю, все зависит от нее самой, - осторожно сказала Люси. - Если она может стать вашим союзником, то, конечно, вы ей должны подсказать, что она невольно повторила декор одной из своих предшественниц. Тогда она сможет говорить всем, что поступила так ради мужа, которого обожает. И избежит унижения.
        Леди Уэсткотт внимательно выслушала ответ Люси, нахмурилась и поставила чашку с чаем на столик.
        - Обожает мужа? Дорогая моя, да вы невинны, как Валери! Жена вовсе не должна обожать мужа.
        Но Люси было не так-то легко сбить с толку.
        - Я и не говорю, что жена должна обожать мужа. Я лишь сказала, что она может на это намекнуть.
        Леди Уэсткотт холодно посмотрела на Люси - и вдруг рассмеялась. Валери с облегчением вздохнула.
        - Вы правы в главном, мисс Драйсдейл. Я навещу леди Хинтон. А там видно будет. Если я предостерегу ее от ложного шага, она, безусловно, станет моей должницей.
        - Значит ли это, что мы с Валери можем воздержаться от этого визита и посетить лекцию?
        Графиня медленно задумчиво кивнула.
        - Вы умная женщина, мисс Драйсдейл. Очень умная.
        Люси с улыбкой поблагодарила за комплимент. Она и так знала, что ее интеллектуальные способности выше среднего уровня, но относилась к этому спокойно. Однако чтобы найти Валери достойную партию, нужно и в самом деле действовать с умом. Ее избранник должен будет понравиться и девушке, и леди Уэсткотт.
        Люси понимала: вдовствующая графиня позволяет ей делать все это только потому, что считает ее послушным инструментом в своих руках, сообщником в заговоре, который должен привести к браку лорда Айвэна и леди Валери.
        Но если она разгадает замысел Люси…
        Люси вкрадчиво улыбнулась. Этим она займется позже. А пока надо готовиться к балу у Макклендонов, который леди Уэсткотт назвала просто танцевальным вечером, поскольку сомневалась, что там соберется более двухсот человек. Но для Валери двести или четыреста уже не имело никакого значения. Она была в ужасе.
        Но от того, как Валери поведет себя сегодня вечером, будет во многом зависеть ее успех в свете. Люси была намерена сделать из своей подопечной если не царицу сезона, то хотя бы царицу бала.
        Ну ничего. Она будет рядом и в конце концов подберет Валери наиболее достойную партию.

        6

        Не пробило и полуночи, а бал у Макклендонов уже был назван главным сюрпризом сезона. Леди Макклендон была в восторге, а лорд Макклендон чуть не лопался от гордости за самого себя, а обе их незамужние дочери, едва освободились от обязанности встречать гостей, танцевали беспрерывно и не пропустили ни одного танца.
        Валери, потрясенная невообразимыми нарядами, сверкающими драгоценностями и колышущимся человеческим морем, вцепилась в Люси, как ребенок. Но вскоре ее представили друзьям леди Уэсткотт, она услышала в свой адрес множество комплиментов и постепенно начала проникаться всеобщим возбуждением.
        Конечно, не обошлось без ошибок. Начать с того, что она назвала герцогиню Викамскую «миледи», а виконтессу Тэлберт - «ваша светлость». Леди Уэсткотт сильно ущипнула ее, но было уже поздно, и девочка вновь надолго замолчала.
        К счастью, это не отпугнуло от нее многочисленных поклонников. На быстрый галоп Валери пригласил достопочтенный Честер Дейвис. И поскольку партнер ей достался несравненно менее грозный, нежели Айвэн Торнтон, то она с легкостью справлялась со своей ролью. «Они вообще хорошо смотрятся вместе, - решила Люси, наблюдая за ними из круга наставниц и компаньонок. - А впрочем, Валери настолько привлекательна, что в ее компании кто угодно будет хорошо смотреться».
        Люси едва слышно подпевала музыке, когда по зале пронесся шепоток - легкий, но явственный, как сквозняк.
        - Видишь? Я же сказала, он будет! - прошептал кто-то рядом с ней.
        - Леди дала мне строгие указания, чтобы моя подопечная танцевала только с ним, ни с кем из его окружения.
        - А как же отпрыск короля?
        Люси все поняла. Так могли говорить только об Айвэне Торнтоне. При этом даже не было необходимости называть его имя: все - от любящих мам и танцующих мисс до насупленных наставниц - знали, о ком идет речь. Очевидно, Айвэн приехал в компании друзей, которых он представил ей в Гайд-парке.
        Люси нервно поправила прическу, вздохнула и приказала себе успокоиться. Она очень надеялась, что Валери уже раздала все танцы. Но если нет… если нет, пусть станцует пару раз с друзьями Айвэна, ничего страшного не произойдет. Валери уже знают, и даже если какой-то сноб выкажет недовольство тем, с кем она танцует, теперь Люси сможет укротить страсти.
        Галоп продолжался, шелковые, бархатные, муслиновые юбки так и кружили, но Люси уже не смотрела на них. Она осторожно, так, чтобы было не очень заметно, осматривалась вокруг. Где же они?
        Вернее - где он?
        Люси пыталась убедить себя, что граф Уэсткотт может ее интересовать только с одной точки зрения: она должна оградить от него свою невинную подопечную. Но каждая клеточка ее тела так и тянулась к Айвэну Торнтону! А поскольку Люси не привыкла лгать самой себе, приходилось признать: она думает о нем потому, что его прикосновение в карете потрясло все ее существо. А дыхание его, коснувшееся ее уха сквозь дверную щелку, заставило ее трепетать. Она думает о нем, потому что он умен и силен и потому что общество он презирает даже больше, чем она сама.
        - Вот так и погибают молодые женщины, - пробормотала она себе под нос. - Потому что слишком легко поддаются чарам подобного рода людей.
        - Что вы сказали? - спросила ее стоявшая слева наставница. - Они погубили какую-то молодую леди?
        - Нет-нет, - поспешила успокоить ее Люси. - Я имела в виду… совсем других людей.
        Соседка скептически осмотрела ее с головы до ног, Люси натянуто улыбнулась и отвернулась, ища глазами Валери. По другую сторону залы она заметила леди Уэсткотт в компании Лоренса Колдриджа, лорда Данлейта и виконтессы Тэлберт. Лорд Данлейт что-то нашептывал ей на ухо, но леди Уэсткотт смотрела куда-то вправо от Люси.
        Значит, Айвэн там! У Люси было лишь одно желание - раствориться в толпе, чтобы он ее не заметил. Но танец уже заканчивался, и через несколько мгновений мистер Дейвис подвел к ней Валери.
        Как и следовало ожидать, рядом с ними тут же появился Айвэн Торнтон. Он с видом знатока осмотрел Люси с головы до ног, но для начала, из приличия, обратился к Валери.
        - Добрый вечер, кузина, - произнес он с поклоном и несколько дольше, чем положено, задержал ее руку в своей.
        Валери нервно поджала губы, а Люси откашлялась. Интересно, это он для бабки? Или хочет обескуражить Валери? А Валери явно была обескуражена. Уверенность в себе, которую она начала было обретать в лучах мужского внимания, мгновенно покинула ее при виде Айвэна. Алмаз, поблескивавший в его левом ухе, судя по всему, окончательно сконфузил ее.
        - Добрый вечер, лорд Уэсткотт, - сказала Люси, когда стало ясно, что он будет рассматривать Валери до тех пор, пока она просто не превратится в лужицу на полу подле его ног.
        Живые глаза Айвэна мгновенно обратились к ней.
        - Добрый вечер, мисс Драйсдейл. Ну как, оправдала ли леди Валери ваши ожидания?
        Люси нахмурилась: он не должен был спрашивать об этом в присутствии девушки. Но тут она заметила озорной блеск в его глазах и поняла, что он опять смеется над ней. Какой все-таки несносный человек!
        Хотя сердце ее билось с бешеной скоростью, она постаралась улыбнуться как можно спокойнее.
        - Леди Валери даже превзошла мои ожидания. Впрочем, меня это не удивляет.
        - Надеюсь, для меня вы танец оставили? - прервал их Джайлс Деймрон, кланяясь Валери и Люси.
        Валери чуть приободрилась:
        - Да, конечно, мистер Деймрон!
        Девушка с улыбкой подала ему руку, и они тут же растворились в толпе танцующих. Люси отметила про себя, что мистер Деймрон даже не удосужился спросить разрешения наставницы, а Валери, судя по всему, думала только о том, как бы побыстрее сбежать от графа.
        - А они прекрасная пара, - заметил Александр Блэкберн. Одет он был с иголочки, по самой последней моде, а лицо было таким скучающим, что ему позавидовал бы любой повеса из общества.
        Что до Эллиота Пирса, то он явно тоже скучал, но совсем по другой причине.
        - Приношу свои извинения, мисс Драйсдейл, но игра уже началась. Боюсь, вы меня нечасто увидите в бальных залах. Но свои обязанности перед леди Валери я исполню.
        - Ничего страшного, - пробормотала Люси.
        - Как это ничего страшного?! - возмутился Айвэн. - Прошу извинить моего друга, мисс Драйсдейл. Какая невоспитанность! И раз уж никто из них не догадался пригласить вас, позвольте это сделать мне.
        Не дав ей времени опомниться, он взял ее под руку, но Люси вырвала у него руку и спрятала за спину. Она знала, что не должна танцевать с этим мужчиной: он производит на нее слишком сильное впечатление.
        - Если хорошенько подумать, лорд Уэсткотт, то ваше приглашение куда более оскорбительно, чем невнимание ваших друзей. Они это сделали не намеренно, а вы приглашаете меня по обязанности и даже не считаете нужным это скрывать, - заметила она.
        - Прошу вас, мисс Драйсдейл, не губите репутацию! - театрально прошептал он, наклоняясь к ней слишком низко.
        Люси едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, и только тут заметила, что к ним прикованы многие взгляды.
        Но Люси никогда не шла на поводу общественного мнения. И потому, слегка приподняв подбородок, она посмотрела прямо в голубые глаза Айвэна Торнтона.
        - Я прекрасно понимаю, что вы приглашаете меня, чтобы досадить своей бабушке. Почему вы так ненавидите ее, милорд?
        Мистер Блэкберн откашлялся, мистер Пирс громко рассмеялся.
        - Мы, пожалуй, пойдем, - сказал он, беря мистера Блэкберна под руку. - Пошли, Алекс, я предпочитаю подымить сам, пока дым не пошел из Айвэна.
        Они покинули залу, привлекая к себе многочисленные взгляды. Люси тоже смотрела им вслед, обескураженная их внезапным уходом. Хотя, если быть честной, обескураживало ее не их отсутствие, а присутствие Айвэна. Несмотря на то, что вокруг них танцевали и звучала музыка, а в зале были сотни людей, рядом с лордом Уэсткоттом она чувствовала себя в полном одиночестве. Неужели никто не придет к ней на выручку?
        Очень скоро Люси стало ясно, что бросаться ей на помощь никто не собирается. Тогда она еще выше задрала подбородок и продолжила атаку:
        - Так почему вы ненавидите бабушку?
        Лицо Айвэна словно окаменело, а глаза, совсем недавно такие веселые, стали жесткими и яростными.
        - Вас это не касается, мисс Драйсдейл. Пойдемте танцевать.
        Он решительно взял ее под руку и повел - вернее, потащил - в круг танцующих.
        - Но я не хочу танцевать! - шепотом запротестовала она, не желая привлекать ненужное внимание: на них и так смотрели.
        - Зато я хочу, - безапелляционно ответил он.
        Не вырываться же ей у всех на виду! «Ну почему опять галоп?» - раздраженно подумала Люси, подавая ему руку. А он еще ближе притянул ее к себе за талию и закружил в танце.
        - Не так близко, - пробормотала она и намеренно наступила ему на ногу.
        - Только попробуйте наступить еще раз - и я прижму вас к себе, - предупредил Айвэн и, усмехнувшись, добавил: - Боюсь, что тогда получится слишком близко. - Он красноречиво взглянул на ее грудь, лишь слегка прикрытую бальным платьем.
        И Люси, хотя она и была одета строже, чем большинство женщин в зале, мучительно покраснела.
        - Это пошло, милорд!
        - Так уж я воспитан.
        - Это неправда.
        - Вы так думаете?
        Айвэн уже не улыбался. Целый круг по огромной зале они прошли в молчании. Вернее - без слов, потому что молчание это было говорящим. Мимо них пронеслись в танце Валери и мистер Деймрон. «Вот приятный молодой человек, - подумала Люси. - Хотя он и не очень хорошо разбирается в правилах, принятых в обществе, чего не скажешь об Айвэне. Этот знает, как себя вести. И если он допускает бестактности, то делается это намеренно».
        - Раз уж вы отказываетесь отвечать на мой вопрос, мне приходится самой строить догадки относительно ваших отношений с леди Уэсткотт. И, надо сказать, я уже сделала для себя кое-какие выводы.
        - Неужели? Было бы очень занятно вас послушать.
        Он сейчас был похож на мудрого старца, терпеливо выслушивающего глупости молодой женщины, и Люси поклялась себе, что сотрет это самодовольное выражение с его лица.
        - Я полагаю, мы с вами ровесники… - начала она.
        - А мне казалось, вы моложе.
        - Так или иначе мы с вами получили совершенно различное воспитание, - продолжала Люси, пропустив мимо ушей его замечание. - Меня любили и баловали. Хотя насчет «баловали» я несколько преувеличила - особенно если говорить о последних годах. Вы же выросли в цыганском таборе и не знали отцовской ласки.
        - В таборе у меня был отец.
        Люси удивленно взглянула на него и прикусила нижнюю губу. Об этом леди Уэсткотт ей ничего не говорила. - Ясно. В таборе у вас был отец. Значит, когда леди Уэсткотт забрала вас оттуда и привезла в Уэсткотт-хауз…
        - В Уэсткотт-хауз она меня не привозила.
        Люси не могла понять, как ей удалось до сих пор не совершить в танце ни единой ошибки.
        - Так, значит, от матери вас прямиком доставили в Берфорд-Холл?
        - Нет, я имел счастье провести некоторое время в деревенском особняке в Дорсете. И только оттуда меня переправили в дом для незаконнорожденных. Прошу прощения, если вас коробит это слово. И там я провел ровно десять лет, день в день. И ни разу не видел своего родителя, - добавил Айвэн бесстрастным голосом.
        Люси вдруг стало безумно жаль его, всю ее язвительность как рукой сняло. Почувствовав перемену, Айвэн прошептал ей на ухо:
        - Ну вот, теперь у вас есть все основания прижать меня к груди.
        Люси отпрянула, словно ее укололи. Как могла она, гордившаяся своим знанием человеческой натуры, позволить провести себя этим душещипательным рассказом?! Глаза ее сузились.
        - Какое разочарование! Оказывается, вы такой же, как все собравшиеся здесь! Вы почему-то уверены, что происхождение дает вам право вести себя как заблагорассудится. Надо сказать, подобное поведение бывает особенно характерно для старшего ребенка в семье. Мой племянник Стенли ведет себя точно так же. Он уверен в том, что унаследует все: и титул, и собственность - все! И ведет себя соответственно. А никому и в голову не приходит его урезонить. Ни родителям, ни наставнику, ни слугам. Еще бы! Ведь скоро он станет главой семьи!
        - Если вы вознамерились разозлить меня разговорами про избалованных маменькиных сынков, то зря теряете время, мисс Драйсдейл. Мое детство было совершенно иным.
        - Возможно, - согласилась Люси. - Но результат тот же. Из вас все равно получился избалованный и заносчивый граф, который только и умеет, что потакать собственным прихотям.
        Она попала в цель. Айвэн лишь слегка нахмурился, но она знала, что гордость его уязвлена. И когда он прошептал ей в ухо:
        - А вы знаете, какова моя последняя прихоть? - Люси тут же догадалась, что он имеет в виду.
        Жаль только, что она не смогла спокойно и равнодушно отнестись к его словам. К счастью, музыка смолкла, и ей не пришлось отвечать. Она сделала шаг назад, но Айвэн не выпускал ее руку.
        - Прогуляемся, - предложил он. - Не сомневаюсь, вы учили леди Валери, что именно так и должен заканчиваться танец с джентльменом.
        - Это верно разве что для совсем юной леди, - возразила Люси. - И только в том случае, если ее партнер на самом деле джентльмен.
        Но все-таки она не могла не признать, что после танца полагается пройтись со своим партнером по кругу. Люси нехотя положила руку на локоть Айвэна и пошла с ним по большой зале, улыбаясь направо и налево. Она кивала знакомым и изо всех сил старалась вести себя так, словно ничего не происходит.
        На них смотрели все! Впрочем, это и понятно: более неподходящую пару трудно было себе представить. Далеко не юная и незамужняя наставница молодой леди - и притча во языцех лондонского высшего общества, цыганский граф. Кое-кто из мужчин бросал на Люси заинтересованные взгляды, словно увидев ее в новом свете. Женщины пытались понять, чем она привлекла сказочно богатого незаконнорожденного графа.
        - Так, значит, вы ненавидите свою бабушку только за то, что она забрала вас из табора и поместила в интернат? Я правильно вас поняла?
        Айвэн положил ладонь на ее руку.
        - Не понимаю, почему мои отношения с бабушкой волнуют вас, мисс Драйсдейл. Все это было так давно…
        - Меня вообще интересует человеческая психология. А то, что это случилось двадцать лет назад, не меняет дела. По моим наблюдениям, детские воспоминания преследуют человека всю его жизнь. Причем как хорошие, так и плохие.
        Глаза их встретились. Несколько мгновений они молчали, затем Айвэн улыбнулся и спокойно сказал:
        - Вы напомнили мне, что в детстве меня часто и регулярно били. Если предположить, что вы правы, то понятно, почему я так не люблю, когда на меня замахиваются кулаком. Даже сейчас, когда мне вот-вот стукнет тридцать, я никому не позволяю посягать на свою персону, - насмешливо закончил он.
        - Смейтесь сколько угодно, - в тон ему ответила Люси. - Я уверена, что корни вашей враждебности к графине - в детских переживаниях. - Она с любопытством посмотрела на него. - Ваша мама была добрая, ведь правда? Значит, причина вашего недовольства кроется в контрасте между жизнью с ней и без нее. Если бы ваша жизнь в таборе была тяжелой, то вряд ли бы вы были сейчас так злы на весь свет.
        Она сказала это не подумав, но опять попала в точку. Не проронив ни слова, Айвэн вывел ее в пустынный холл; еще один поворот - и они неожиданно оказались одни в полутемной библиотеке.
        Люси начала нервничать.
        - У меня нет желания продолжать эту беседу. Особенно здесь, где…
        Айвэн решительно закрыл за собой дверь, и Люси охватила паника. Но она понимала, что ни в коем случае не должна показывать ему свой страх, и потому с наигранной беззаботностью пожала плечами.
        - Вы прекрасно понимаете, милорд, что это наше уединение за закрытыми дверями может погубить мою репутацию. И если вы вознамерились запугать меня, то смею заверить, вы своего добились. А сейчас, прошу вас, позвольте мне вернуться в залу. Меня ждут обязанности наставницы вашей кузины.
        - А я-то как раз хотел рассказать вам о причинах своей злости! Неужели эта тема перестала вас интересовать, мисс Драйсдейл?
        Сейчас ее интересовало только одно: как выпутаться из ситуации, в которую загнало ее собственное любопытство? Как она могла забыть об осторожности?! Ведь ясно же: оставаться наедине с этим человеком очень опасно! Во всяком случае - для нее. Люси всегда считала, что достаточно умна, чтобы не поддаваться сиюминутным увлечениям. И вот пожалуйста: даже Валери оказалась умнее и не поддалась чарам Айвэна Торнтона.
        - Человеческий ум меня интересует всегда, - с трудом произнесла она. - Но при этом я не забываю и о правилах приличия. Так что если вы и в самом деле хотите рассказать мне о себе - сделайте милость. Только побыстрее, пожалуйста. Я должна вернуться к исполнению своих обязанностей.
        Узкие губы его сложились в насмешливую улыбку.
        - Побыстрее… - пробормотал он. - Что же, я попробую быть кратким. Но прежде, чем я начну, скажите мне, мисс Драйсдейл, могу ли я рассчитывать на взаимность?
        Люси настороженно посмотрела на него.
        - Что вы имеете в виду?
        - Все очень просто, - усмехнулся Айвэн и подошел к ней поближе. - Мне интересно знать, что произошло в детстве с вами, что сделало из вас столь жадного наблюдателя за жизнями других. Или ваша собственная жизнь настолько скучна и лишена событий, что вы просто вынуждены жить чужой жизнью?
        - Вы хотите меня оскорбить?
        - Вовсе нет, мисс Драйсдейл. Кстати, можно я буду называть вас Люси? - произнес он так вкрадчиво, что по телу ее пробежала дрожь.
        - Нет! Не думаю… По-моему, это совершенно неуместно… - пробормотала она.
        - Значит, Люси. Уместность меня интересует меньше всего.
        Люси окончательно растерялась. Уж не пытается ли он ее соблазнить? Да это же нелепо! Однако именно это желание горело в его немыслимо голубых глазах. Он смотрел на нее так, словно собирался испепелить на месте!
        Люси чуть отодвинулась и отвела от него взгляд, лихорадочно думая о том, как сменить тему разговора. А главное - потушить этот странный огонь, внезапно вспыхнувший у нее в груди.
        - Очень интересное замечание. Вы вновь напомнили мне племянника. Он постоянно цепляется к брату, дразнит его, пока тот не разозлится. А однажды он пытался проделать то же самое со мной, но у него ничего не вышло. Он понял, что со мной шутки плохи. И у вас тоже ничего не получится, милорд!
        Она обогнула широкий дубовый стол и почувствовала себя в относительной безопасности, хотя и понимала, что несет чушь, совсем как Гортензия, когда нервничает. Но Гортензия интересовала ее сейчас меньше всего. Ее беспокоил Айвэн Торнтон.
        Надо попытаться отвлечь его и вернуться к Валери. Призывая на помощь все свои силы, Люси улыбнулась ему.
        - Я предлагаю вам уговор, лорд Уэсткотт. Уговор, от которого можем выиграть мы оба.
        - Вот как? - Он с откровенной насмешкой разглядывал ее. Она и не подозревала, что голубые глаза могут быть такими жгучими. - Дорогая Люси, вы делаете мне предложение?
        - Что? - Она мгновенно забыла о цвете его глаз. - Предложение? Вам? Господи! - Люси почувствовала, что щеки ее горят, так что скрыть смущение ей не удастся. Но это только подлило масла в огонь. - Если вы и впредь будете вести себя как капризный ребенок, то нам разговаривать не о чем!
        С наигранной наивностью Айвэн развел руками.
        - Как ребенок? Вы меня убиваете! Неужели я похож на ребенка?
        Люси была настолько взвинченна, что уже сама не понимала, что говорит.
        - Нет, что вы! Вы похожи на мужчину, который не сомневается в своей власти над женщиной. Но где-то в глубине души в вас прячется перепуганный маленький мальчик, так и не сумевший переступить через свое одинокое грустное детство.
        Айвэн нахмурился, и Люси вдруг показалось, что в библиотеке стало холодно, как зимой.
        - Я подозреваю, в мальчиках вы разбираетесь лучше, чем в мужчинах, мисс Драйсдейл. Именно отсюда ваши ошибочные суждения. Я перестал быть мальчиком в тот день, когда меня выкрали у матери. Я перестал быть мальчиком, когда попал в интернат для незаконнорожденных. Я перестал быть мальчиком, - продолжал он ледяным тоном, - когда узнал, что я член безнравственной семьи и безнравственного общества. Все, что во мне было от мальчика, умерло много, много лет назад.
        В гневе он выглядел грозно, но было в нем что-то уязвимое. И именно это тронуло сердце Люси. Она поняла, что не может бросить его здесь одного после всего, что так необдуманно сказала ему.
        - Вы имеете полное право злиться на вашу бабушку, - пробормотала она, пытаясь успокоить его. - Она действительно поступила с вами бесчеловечно.
        Но слова утешения ему сейчас были вовсе не нужны. В три шага Айвэн обогнул стол и схватил ее за плечи.
        - Запомните: та злость, что я испытываю к бабке, направлена только против нее. Но то чувство, которое я испытываю сейчас, предназначено исключительно для вас, Люси.
        - Вы что?! - испуганно вскрикнула она.
        - Ничего особенного. Я просто выплескиваю на вас свою злость. Злость мужчины, а не мальчика. А вы - женщина, а не наивная институтка.
        Сердце у Люси забилось так, что ей стало трудно дышать. И все-таки каким-то чудом она выдавила из себя:
        - Если вы думаете, что я позволю вам поцеловать меня, то вы сильно заблуждаетесь!
        Айвэн склонился над ней.
        - Дорогая мисс Драйсдейл, просто поцелуй меня не удовлетворит.

        7

        Люси целовали и раньше. И даже не раз. Правда, это было довольно давно, и подробности уже как-то забылись.
        Однако поцелуя Айвэна ей не забыть никогда.
        Это было первое, о чем она подумала, когда туман, обволакивавший ее мозг, начал рассеиваться. Поцелуй его был нежным и жгучим, осторожным и требовательным, щедрым и жадным. Он наполнил ее нежностью и страстью. Когда Айвэн отодвинулся - совсем чуть-чуть, чтобы посмотреть ей в глаза, - она поняла, что взгляда его она тоже не забудет никогда.
        Люси отдавала себе отчет в том, что его чувства к ней не были искренними - так же, впрочем, как и ее чувства к нему. «Так что ничего страшного не произошло», - успокаивала она себя, но впервые в жизни почувствовала потребность ответить поцелуем на поцелуй. И потребность эта была такой сильной, что, не думая о последствиях, она приподнялась на носки и потянулась к нему губами.
        А последствия не заставили себя ждать. Айвэн обхватил ее одной рукой за талию и крепко прижал к себе. Другой рукой он поддерживал ей голову так, чтобы она не могла спрятаться от его настойчивых губ. В этом, втором, поцелуе нежности было меньше, зато в нем было больше напора и жадной требовательности. Айвэн уже не осторожничал. Но был по-прежнему щедрым.
        Внезапно язык его скользнул между ее губ, и у Люси перехватило дыхание. Она, конечно, слышала о подобных поцелуях, хотя о них всегда рассказывали шепотом, а она никогда особенно не прислушивалась. Однажды она даже читала о таком поцелуе в какой-то книге, которую нашла в библиотеке подруги. Это была французская книга о здоровье и гигиене, где коротко описывались физические отношения между мужем и женой.
        Но по тому сухому и неуклюжему описанию представить что-то подобное было просто невозможно. Кстати, они ведь не муж и жена и никогда ими не будут…
        Уже одна эта мысль должна была бы заставить ее задуматься. Но поскольку губы Айвэна в этот момент скользили по ее шее, она не могла думать больше ни о чем. Ее шатало и кружило - в прямом и переносном смысле. Его прикосновения вызывали целую бурю различных ощущений. С ней творилось нечто невообразимое, нечто такое, о существовании чего она прежде и не подозревала.
        Нет, этого поцелуя ей не забыть никогда, даже если она доживет до ста лет.
        - Ты целуешься как куртизанка, - пробормотал Айвэн, касаясь губами мочки ее уха.
        Люси поняла, что он снова дразнит ее, подсмеивается над ее неопытностью, но почему-то совсем не обиделась.
        - Извини, что разочаровала, - едва слышно пробормотала она. - Если бы я знала о твоих намерениях, непременно попрактиковалась бы заранее. Пусти, пожалуйста! - потребовала она и отвернулась, но в голосе ее не было искренности.
        - Это трудно назвать разочарованием, - прошептал он, снова прижимаясь губами к ее мочке. - Неопытность ты восполняешь страстью. Я знаю, тебе понравилось целовать меня. Не сопротивляйся, Люси. Я хочу вновь почувствовать твой вкус. Ты меня так возбуждаешь…
        Она его возбуждает? Перед подобными словами Люси устоять не могла. Ей уже говорили, что она красива и умна. Один поклонник даже сказал, что губы у нее мягкие, как пух, а другой - что волосы у нее как шелк. Но никто и никогда ей не говорил, что она может возбуждать. Да и пусть бы кто-нибудь отважился сказать ей такое!
        Но этот цыганский граф Айвэн Торнтон позволяет себе все, что хочет.
        Ну а она сама? Чего хочет она? Люси чувствовала, что хочет только одного: чтобы он еще раз поцеловал ее.
        Она повернулась к нему, ища его губы, которые прекрасно знают, чего жаждет ее тело - от аккуратно уложенных волос до пальцев ног, обутых в модные туфельки. Руки ее как-то сами собой оказались на его широких плечах, пальцы пробежали по длинным черным цыганским кудрям.
        Губы их встретились, и этот поцелуй ей показался вечным. Его язык вновь нырнул в глубины ее рта, а затем - она уже и сама не могла сказать, как это получилось, - ее язык оказался между его губами. Люси была настолько потрясена, что не чувствовала никакого стыда, никакого замешательства. То, что между ними произошло, казалось слишком невероятным, чтобы в это можно было поверить. У нее возникло ощущение, будто все самые сильные чувства - ужас, изумление, радость - слились в нечто совершенно необычное.
        Внезапно Айвэн отстранился, положив ей руки на плечи. Его горящие голубые глаза не отрывались от ее глаз.
        - Интересно, моя дорогая мисс Драйсдейл, научишь ли ты свою юную подопечную этому восхитительному искусству?
        Его насмешливый тон, как ледяной дождь, тут же привел Люси в чувство. Она высвободилась из его рук, да Айвэн и не пытался ее удерживать. Она едва дышала, сердце ее билось в бешеной гонке. С большим трудом ей удалось произнести:
        - Если вы достаточно повеселились, то я, пожалуй, пойду.
        - У тебя сбилась прическа.
        Айвэн прислонился к столу, скрестив на груди руки. Люси вдруг сообразила, что он дышит абсолютно нормально, и ей стало дурно. Неужели этот поцелуй для него ничего не значил?
        Дрожащей рукой Люси пригладила волосы, ругая себя за глупость. Она вела себя совершенно недопустимо, просто непростительно! Не дай бог, леди Уэсткотт узнает…
        Она постаралась сделать вид, что его поцелуи ее тоже ничуть не тронули.
        - Вы каждый танец так заканчиваете, милорд? Тайком выводите партнершу в пустую комнату и мучаете ее своими дурацкими поцелуями? Вернее - пытаетесь мучить, - добавила она, желая стереть с его лица насмешливое выражение.
        Но Айвэн лишь снова усмехнулся:
        - Приходится поддерживать репутацию повесы.
        - Боюсь, недолго вам оставаться повесой и гулякой, если вы и впредь будете вести себя столь неосмотрительно. Достаточно будет внимательной наставницы и разъяренного родителя, чтобы вынудить вас вступить в брачный союз.
        Айвэн оттолкнулся от стола и небрежно поправил воротник рубашки.
        - Для того чтобы принудить меня к чему бы то ни было, одной любопытной наставницы и одного разъяренного родителя мало, Люси. Не забывай об этом, если ты хочешь навязать мне Валери.
        - Навязать Валери?! - воскликнула она. - Да вы смеетесь! Худшей партии, чем вы, для нее и не придумаешь. Кстати, для вас я мисс Драйсдейл!
        Люси была близко от двери, и ей лишь с большим трудом удалось подавить в себе желание позорно бежать, когда он направился к ней. Глаза его горели, как сапфиры.
        - Если я решу, что мне нужна леди Валери, поверь, я сделаю так, что она станет моей.
        «Как только что ты».
        Он не напомнил ей о том, что только что произошло между ними, но Люси поняла его намек и чуть не задохнулась от бессильной ярости.
        - Вы не стоите мизинца леди Валери! Вашей она не будет никогда. Это я вам обещаю!
        Айвэн рассмеялся:
        - Это вызов, Люси? И ты думаешь, тебе удастся уберечь Валери, у которой еще целых две сестры, от ухаживаний человека с моим состоянием? С моим титулом? Да будь я грубой грязной скотиной, и тогда ее родители не посмели бы отклонить мое предложение. Таков высший свет. Таков брачный рынок. Уж кто-кто, а ты должна это знать.
        К сожалению, Люси действительно это знала. Но признавать себя побежденной она не собиралась.
        - Вы просто хулиган! - выпалила она. - Совсем как мой племянник. Делаете вид, будто презираете высший свет и свое положение в нем, а сами полагаетесь только на свой титул и состояние.
        Лицо Айвэна сразу напряглось. Стиснув зубы, он поднял руку, и Люси невольно съежилась. Но он лишь провел тыльной стороной ладони по ее щеке.
        - Интересно, а почему ты пришла сюда со мной? Когда ты так страстно прижималась ко мне, когда отдала мне свои губы, ты думала о моем титуле и состоянии?
        Люси с трудом перевела дух. Господи, как же она ненавидела этого человека!
        - Мне было просто любопытно, милорд. Хотелось знать, насколько слухи о вас соответствуют действительности.
        - Ну и как?
        Глаза ее метали молнии.
        - Ничего. Вы заслуживаете своей отвратительной репутации.
        Не дожидаясь ответа, она развернулась и едва не выбежала из библиотеки в залу, стремясь затеряться в толпе. Однако это оказалось не так просто.
        Ее несколько раз приглашали танцевать - событие из ряда вон выходящее, если принять во внимание, что ее задачей было присматривать за молодой леди, впервые выехавшей в свет. Отказать она не могла, хотя и понимала, что все это спровоцировано Айвэном, чтобы, пока она танцевала, он мог спокойно ухаживать за Валери. Айвэн и его друзья ни на шаг от нее не отходили, не подпуская к девушке других претендентов. И как только Люси собиралась подойти к ней, кто-то тут же приглашал ее на танец.
        Первым был повеса Александр Блэкберн, о котором говорили, будто он незаконнорожденный сын самого короля. Он был мил и очень хорошо танцевал, но Люси не могла ни на секунду расслабиться, видя, как Айвэн тем временем очаровывает бедную Валери.
        На следующий танец ее пригласил Джайлс Деймрон. Он был не столь интересным собеседником и не таким прекрасным танцором, но все же показался ей милым человеком. Однако не настолько, чтобы заставить ее успокоиться. Люси заметила, что Валери слушает Айвэна уже с улыбкой, и сердце у нее упало. Она в отчаянии огляделась, ища глазами леди Уэсткотт. Хоть бы она вмешалась! Графиня восседала между лордом Данлейтом и леди Макклендон и с довольным видом наблюдала за тем, что происходит в зале. Она не могла не заметить, что ее внук любезничает с Валери.
        Люси совсем расстроилась. Значит, подозрения ее оказались верными. Но зачем тогда графиня просила Люси оберегать Валери от Айвэна? Ответ был настолько явным, что Люси чуть не застонала. Чтобы вызвать его интерес, конечно! Чтобы бросить ему вызов, и тогда он не устоит. И, надо признать, план ее сработал…
        Но почему тогда он целовал наставницу?
        «Потому, что для него каждая женщина - вызов, - решила она. - У него было несчастное детство, и теперь он срывает злость на всех».
        А может, он хочет компенсировать недостаток любви? И ему все равно, какая женщина рядом с ним? Но ведь это не любовь! Неужели Айвэн этого не понимает?
        Люси нахмурилась. Нельзя его жалеть. Он ведь никого не жалеет. И все же она никак не могла отделаться от образа одинокого черноволосого мальчика. Что было бы со Стенли и Дереком, если бы их так жестоко бросили неизвестно где на долгих десять лет? Смогли бы они преодолеть свой страх и растерянность?
        Слава богу, танец кончился. Люси осмотрелась, однако Валери нигде не было. Она уже собиралась отправиться искать ее, но тут вновь заиграла музыка, и третий друг Айвэна пригласил ее на танец.
        - Благодарю вас, мистер Пирс, я польщена вашим приглашением. Но боюсь, я так давно не танцевала, что мне трудно выдержать этот ритм. Я совсем запыхалась, когда танцевала с мистером Деймроном.
        - Заверяю вас, мисс Драйсдейл, со мной вам так напрягаться не придется.
        - Ваш приятель очень хорошо танцует.
        - Но не лучше меня, - заявил он с плутовской улыбкой. - Хотя, может, я и не столь талантлив, как Торнтон.
        И тут Люси заметила Валери. Да она вот-вот положит голову Айвэну на плечо! Надо срочно положить этому конец.
        Эллиот Пирс, проследив за ее взглядом, рассмеялся.
        - Зря вы так переживаете за вашу подопечную. Торнтон не представляет для нее опасности.
        Люси искоса посмотрела на мистера Пирса. Из четверых незаконнорожденных, как их называли в свете, с ним она чувствовала себя наименее уверенно - если не считать Айвэна. Мистер Деймрон был обескураживающе хорош собой, а мистер Блэкберн слишком ироничен, но ни один из них не пугал ее. Да, в общем-то, и мистер Пирс ее не пугает в прямом смысле этого слова. Но вокруг него существует некая опасная аура, словно под его респектабельной внешностью бушуют темные воды. О прошлом Айвэна она хоть что-то знает. А об Эллиоте Пирсе она не знала ничего.
        - Почему вы думаете, что я зря переживаю? - поинтересовалась Люси.
        Пирс пожал плечами:
        - Он немного поухаживает за ней, но уверяю вас, в этом не будет ничего серьезного.
        - Ясно. Но он успеет разбить ей сердце. А я бы хотела ее от этого уберечь. Ваш друг делает все только ради собственного удовольствия, - добавила Люси, хотя ей казалось, что скорее всего так Айвэн прикрывает свою ранимость.
        Как бы то ни было, она не хотела, чтобы Валери страдала, и в ее обязанности входит помешать этому.
        - Он хороший человек, - неожиданно просто сказал Пирс.
        - Не сомневаюсь, что он добр со своими друзьями, - согласилась Люси. - Но меня беспокоит его отношение к женщинам. В частности, его отношение к леди Валери. Прошу прощения, мистер Пирс, но я должна вмешаться, пока он окончательно не уничтожил ее репутацию.
        Но он вдруг взял ее за руку и внимательно посмотрел ей в глаза.
        - А если его намерения серьезны? Вы и тогда будете возражать?
        Люси удивленно взглянула на него.
        - Если бы он был искренен не только в своих намерениях, но и в своих чувствах, то я, конечно, не стала бы возражать. Но ведь это заговор! И вы знаете не хуже меня, что он играет. У него нет к ней никакого чувства.
        Люси надеялась, что теперь он отпустит ее, но Пирс невозмутимо продолжал:
        - А представьте, что леди Валери заинтересовался кто-то из нас - пока не титулованных незаконнорожденных детей. Что бы вы сказали, если бы вдруг кто-то из нас по-настоящему ее полюбил?
        Он смотрел на нее честным взглядом, и Люси вновь заколебалась. А что, если он намекает на собственные чувства к Валери? Нет, не может быть. Она никак не могла представить их вместе.
        Она откашлялась и сказала, осторожно подбирая слова:
        - Я не могу поощрять ухаживания человека, который не устраивал бы ее родителей. Даже если он мне нравится. Я просто наставница, окончательный выбор - за ее крестной и родителями.
        - А они никогда не благословят ее брак со мной, Алексом или Джайлсом?
        Люси виновато взглянула на него:
        - Пожалуй.
        - Но против Торнтона они возражать не будут?
        - Я подозреваю, что ее родители будут в восторге, - честно сказала она.
        - И все же вы готовы воспротивиться его ухаживаниям? - Пирс покачал головой. - Я что-то не совсем понимаю. Вы только что сказали, что именно родители будут решать, кто именно является подходящей партией для леди Валери. У вас, на мой взгляд, довольно странное отношение к своим обязанностям, мисс Драйсдейл.
        Люси глубоко вздохнула, понимая, что он говорит правду, и попыталась объясниться:
        - Я очень серьезно отношусь к своим обязанностям, мистер Пирс, и я прекрасно понимаю, что бывают люди, которые внешне прекрасно подходят друг другу, но на самом деле они - как вода и огонь. Однако относительно своих полномочий я не ошибаюсь. И хотя я почти не сомневаюсь в том, что смогу уберечь Валери от нежелательного ухаживания, убедить ее родителей мне вряд ли удастся. - Люси с досадой подумала, что оказалась в очень щекотливом положении. Ко всему прочему, ей же еще приходится и оправдываться! Она расправила плечи и посмотрела прямо в его смеющиеся глаза. - Проще говоря, мои обязанности касаются прежде всего Валери, а уж потом ее родителей. Еще раз извините, но мне надо к моей подопечной.

        Войдя из холла в залу, Айвэн сразу заметил Люси и Эллиота. «Она чем-то страшно раздосадована, - подумал Айвэн. - Странно, музыка играет, а они стоят… Интересно, о чем это они говорят? Что он ей сказал такого, от чего щеки ее так раскраснелись?»
        Но вот Люси отошла от Эллиота, Айвэн сжал кулаки. Ему совсем не понравился взгляд, которым его друг проводил ее. Уж не оскорбил ли он Люси своим излишним вниманием? Эллиот Пирс - не пара для Люси Драйсдейл. Эллиот Пирс вообще не пара ни для одной порядочной женщины. У него не то прошлое.
        Люси быстро шла вокруг залы в поисках Валери, и Айвэну вдруг захотелось показаться и тем самым успокоить ее. Странно, откуда у него такое неожиданное желание? Однако ему действительно не хотелось, чтобы она волновалась. Всего пять минут назад ему удалось сорвать очень целомудренный поцелуй у своей симпатичной кузины. Если где-то в глубине души он и подумывал о том, чтобы приударить за ней, то после такого поцелуя отбросил это намерение. Поцелуй Валери не шел ни в какое сравнение с поцелуем ее наставницы!
        Айвэн поравнялся с Люси около столика с пуншем.
        - Она в одной из комнат наверху, - прошептал он ей на ухо. - Поторопись, а то будет поздно.
        Люси повернулась так резко, что, не поддержи он ее за плечи, она бы упала. Зеленые глаза ее метали молнии.
        - Что вы с ней сделали?! - зашипела она и, схватив за руку, потащила от стола туда, где было поменьше народу. Айвэн отметил, что рука у нее очень теплая, почти горячая. - Боже вас упаси, если вы…
        - С ней все в порядке, а вот за старуху я поручиться не могу.
        Люси так растерянно посмотрела на него, что он ухмыльнулся.
        - С ней леди Уэсткотт? Зачем?
        Айвэн пожал плечами, с удовольствием ощущая ее руку на своем запястье.
        - У старухи некрасивая привычка влезать в чужую жизнь. Боюсь, настал черед Валери.
        - Боже… - пробормотала она и резко отдернула руку, словно только сейчас сообразила, что держит его за запястье.
        - Жжет, да?
        Ответ он прочитал по ее горящим щекам.
        - Где они? - требовательно спросила она.
        - Вы хотите, чтобы я проводил вас на второй этаж, мисс Драйсдейл? Боюсь, вы не отдаете себе отчета в том, насколько серьезен подобный шаг. Если кто-нибудь заметит, что мы выскользнули из залы и поднялись в спальню, меня могут вынудить на вас жениться.
        Щеки ее из красных стали пунцовыми. «Она совсем не умеет скрывать свои чувства», - с удовольствием отметил Айвэн.
        - Где она? - настаивала Люси.
        Он ухмыльнулся:
        - Поднимитесь вот по этой лестнице - и вы их найдете без труда. У старухи громкий голос.
        Люси развернулась и едва не побежала вверх по ступенькам, не удосужившись поблагодарить его. Айвэн не сводил глаз с юбок, которые при каждом шаге обвивались вокруг ее ног. Его так и подмывало броситься за ней, запереться в одной из комнат… забыться в ней.
        - Черт побери! - пробормотал он, почувствовав, что им овладевает желание.
        Давно уже он так не реагировал ни на одну женщину. Тем более на женщину, которой он не нравится. Хотя при чем здесь нравится - не нравится? Просто они начали не с того, с чего следовало. Но, может быть, ему в конце концов удастся заставить ее изменить свое мнение о нем?
        Зачем ему это нужно, Айвэн и сам не понимал. Какое ему дело до того, что она о нем думает? Плевать он хотел, нравится он ей или нет. С него достаточно и того, что она его желает. Ибо из всех чувств, коими обладают женщины, единственное, которому он доверял, была похоть. Похоть долго не утаишь от посторонних глаз, а если женщина не желает мужчину, то страсть не разыграть. Да, она может стонать, хрипеть и содрогаться всем телом, как это делают проститутки, но опытный мужчина всегда различит фальшь. А он считал себя опытным.
        Сегодня мисс Люси Драйсдейл желала его, и этого с него достаточно. Любовь, честь, честность?.. В редкой душе можно найти подобные чувства. А уж в женской их не бывает вовсе. Даже материнскую любовь легко свести к деньгам. А уж любовь его бабушки - не более чем презренная корысть.
        Люси исчезла в холле второго этажа, и Айвэн помрачнел. Нет, ему совершенно все равно, что думает о нем эта женщина. Его интересует только ее чувственность. И уже в ближайшие недели он разберется в том, сколько этой самой чувственности в Люси Драйсдейл.
        Торопливо поднимаясь по ступенькам, Люси ощущала на себе тяжелый взгляд Айвэна. Несносный человек! Ну что ему надо?! Но тут она услышала голос леди Уэсткотт и забыла обо всем. Войдя в комнату, Люси сразу поняла, что Валери за все это время не произнесла ни слова.
        - …Они все незаконнорожденные! Хуже того, у них за душой ни пенни! - возмущенно говорила старая графиня и, заметив Люси, тут же направила свое раздражение на нее. - Что вы себе позволяете, мисс Драйсдейл? Как вы могли бросить леди Валери одну, в окружении столь недостойных молодых людей?
        Люси и так досталось за этот вечер - сначала от Айвэна. Затем по очереди от всех его друзей. И незаслуженная критика со стороны леди Уэсткотт оказалась для нее последней каплей.
        - Эти недостойные молодые люди, как вы изволили выразиться, друзья вашего внука. И хотя они незаконнорожденные, не за горами то время, когда один из них даже может стать принцем. Другой, правда, сын торговца, однако, насколько я слышала, уже успел сколотить приличное состояние. И должна вам сказать, леди Уэсткотт, что если вы и впрямь хотите свести леди Валери с Айвэном, то вам придется терпеть его друзей.
        Леди Уэсткотт выпрямилась во весь рост и грозно посмотрела на Люси.
        - Вероятно, вы неправильно меня поняли, мисс Драйсдейл. Я просила вас воспрепятствовать сближению Айвэна с Валери.
        Люси скрестила руки на груди.
        - Да, я это прекрасно помню. Но я говорю вам о том, что вы на самом деле имели в виду.
        Некоторое время они сердито смотрели друг на друга, наконец леди Уэсткотт стукнула тростью об пол и холодно заявила:
        - Об этом мы поговорим завтра, мисс Драйсдейл. Жду вас в десять часов у себя. А пока прошу вас больше не принимать приглашений на танцы и повнимательнее присматривать за Валери.
        Развернувшись, она покинула комнату - царственно величественная, несмотря на то, что Люси только что ее осадила.
        «Тоже мне, «осадила»!» - издевалась над собой Люси, вдруг поняв, что леди Уэсткотт запросто может завтра утром выставить ее из своего дома. Скорее всего так оно и будет. В таком случае кто кого осадил?..
        Почувствовав себя совершенно разбитой, Люси посмотрела на Валери. По щекам девушки текли слезы, но Люси не испытывала к ней сейчас никакой жалости, только раздражение. Чтобы выжить в обществе, надо уметь держать себя в руках!
        - Вытрите слезы, - потребовала она более резко, чем хотела. - Слезы - никудышная защита. Вам могут помочь только сильная воля и решимость. Идите сюда, - добавила она. - Сядьте и успокойтесь.
        - Но я не понимаю, - всхлипывала Валери. - Все было так хорошо! Конечно, родители не будут в восторге, если я соберусь за кого-нибудь из них замуж, но ведь это мой первый выход в свет! Мы просто танцевали, и я не понимаю… - Она не закончила фразу и поднесла платок к глазам. - А лорд Уэсткотт? Неужели графиня и правда хочет, чтобы мы с ним сошлись? Но я не могу! С ним я не могу, мисс Драйсдейл. Вы должны мне помочь!
        Из глаз у нее опять потекли слезы, она громко всхлипнула, и Люси стало стыдно. «Валери средний ребенок в семье, - напомнила она себе. - Родители и так ей всю жизнь испортили. Бранить ее за то, что она такая, просто бессмысленно. Надо постараться помочь ей развить в себе чувство собственного достоинства».
        Но, успокаивая Валери, припудривая ей заплаканное личико, Люси не могла не думать о себе самой. Завтрашний разговор с леди Уэсткотт может поставить точку в ее пребывании в Лондоне. Надо что-то срочно придумать, иначе ей придется возвращаться в Сомерсет еще до окончания недели.
        И что тогда?
        Леди Уэсткотт скорее всего вынудит Валери согласиться на партию, какую сочтет наиболее подходящей, не считаясь с чувствами девушки. Ну а Люси придется забыть о лекциях сэра Джеймса. Она не встретится с единственным мужчиной, который ее действительно интересует. Они так никогда и не сойдутся, ибо она будет обречена жить до скончания дней своих в Хьютон-Мейноре, воспитывая подрастающих отпрысков Грэхема до тех пор, пока мозги ее совсем не засохнут от скуки. Что же касается Айвэна Торнтона, то он будет продолжать веселиться как ни в чем не бывало. Люси овладел праведный гнев. Завтра утром надо будет напомнить леди Уэсткотт о том, что всю эту кашу заварила именно она. И сделала это по единственной причине: старая графиня не может смириться с тем, что внук презирает ее. И если леди Уэсткотт на самом деле хочет добиться своей цели, то ей придется прибегнуть к помощи Люси. Но она нужна ей не в качестве послушного инструмента в ее руках, а в качестве полезного союзника.
        Остается самая мелочь: придумать, как убедить в этом старуху.

        8

        Люси проснулась до рассвета. «Это становится уже дурной привычкой», - сердито подумала она, взбивая подушку. Надо спать! Уже хотя бы потому, что легла она очень поздно - всего лишь несколько часов назад.
        Она перевернулась на другой бок и поморщилась: головная боль, преследовавшая ее вчера весь вечер, не ушла и за эти несколько часов сна.
        Люси раздраженно вздохнула. Что ее разбудило? Колеса по брусчатке не стучат. Айвэн Торнтон ни с кем не прощается… И все-таки причина ее бессонницы - именно он!
        Зачем он ее поцеловал? А главное - почему этот поцелуй произвел на нее такое впечатление? Ну почему, почему она ответила на него с такой страстью?!
        Люси застонала и спрятала голову под подушку. Мало того, что она попала в эту историю с Айвэном Торнтоном, так еще умудрилась поссориться с леди Уэсткотт! Как ей удалось устроить все таким образом, что ей грозит расчет? И что теперь делать? Возвращаться в затхлый Хьютон-Мейнор?
        Где-то пропел петух, и Люси подумала, что для Лондона это странно. Она отбросила подушку и уставилась в потолок. Вообще-то можно уже и вставать. Возможно, прогулка по саду развеет ее и голова у нее пройдет? При беседе с леди Уэсткотт надо быть во всеоружии. Если она хочет поправить свое положение, то ей необходимо заинтриговать старуху.
        Люси быстро оделась и, накинув на плечи шаль, без перчаток, с распущенными волосами, спустилась в тихий холл и по боковой лестнице вышла из дома.
        Дул легкий прохладный ветерок, слегка пахнущий углем. «Все-таки экстравагантный народ эти лондонцы! - подумала она. - Кому придет в голову топить камин в такую погоду? Грэхем тут же рассчитал бы слугу, осмелившегося разжечь огонь в такую ночь».
        По дорожке из гравия она прошла к садику, раскинувшемуся между двух крыльев дома. В одном крыле была библиотека, в другом - малая гостиная. Серебристые садовые скамейки, разделенные солнечными часами, были еще слишком влажными, чтобы на них можно было сесть. Поэтому Люси пошла бродить по саду, скользя пальцами по огромным листьям папоротника и собирая росу с лепестков роз.
        Она наслаждалась предрассветной тишиной сада, влажным запахом весенней росы, благоуханием роз. Но привести в порядок свои мысли так и не смогла.
        Что делать с леди Уэсткотт? Как уговорить графиню не отсылать ее назад в Сомерсет?
        Скрипнула дверь, Люси обернулась - и ей показалось, что утренний покой взорвался.
        - Ты что-то рановато. Или еще не ложилась?
        Люси не могла понять, что произошло с ее сердцем, когда она увидела Айвэна. То ли оно упало, то ли заболело… Одно точно: оно забилось учащенно.
        Что ему надо? Почему он постоянно преследует ее?
        - Не спится, - сказала она наконец, опустив глаза. - А вы почему так рано?
        Айвэн остановился по другую сторону солнечных часов, в полумраке она не могла разглядеть выражения его лица.
        - Мне снились сны. Эротические. А тебе?
        - Мне никогда не снится ничего подобного! - возмущенно выпалила она, хотя и непокорно - честный внутренний голос убеждал ее в обратном.
        Возможно, сны ее в эту ночь и не были эротическими в прямом смысле слова - но, очевидно, просто потому, что она еще слишком неопытна. Однако, проснувшись, она думала об Айвэне и вспоминала их поцелуй и свои чувства.
        - Какой страшный удар, Люси! А я-то был уверен, что…
        - Никакая я вам не Люси! Я не давала вам повода для подобной фамильярности.
        - Неужели? А мне казалось, что я уже имею на это право. Твой поцелуй был таким горячим… Или ты просто играла со мной? - добавил он со своей обычной насмешливой улыбкой.
        Сердце у Люси билось так, что ей даже стало больно.
        - Вы преднамеренно все искажаете и сами знаете это.
        Айвэн обогнул часы слева и направился к ней, но Люси тут же пошла вправо - так, чтобы солнечные часы по-прежнему разделяли их.
        - Если вы здесь, чтобы сердить меня, то я лучше пойду, - предупредила она.
        - А если у меня другая цель, ты останешься? Поверь, Люси, я меньше всего хочу тебя сердить.
        - Я же просила вас не называть меня Люси! Вы преследуете меня, как какой-то хищный зверь!
        Айвэн шумно вздохнул и огорченно покачал головой, но, слава богу, перестал гоняться за ней. Только тут Люси заметила, как небрежно он одет: рубашка расстегнута, в предрассветной мгле виднеются темные завитки волос на его полуобнаженной груди.
        А с этим проклятым алмазом в левом ухе и длинными всклокоченными волосами он и вовсе походил на цыгана. Никогда еще Люси не встречала такого опасного мужчину. Она решила, что надо срочно что-то делать с собственными чувствами. А лучший способ - выбить у него почву из-под ног.
        - Как вам понравился бал у Макклендонов? - небрежно спросила она.
        Внутренний голос кричал: «Отправляйся в дом и положи конец этому разговору!» Но непокорная душа ее предпочла этот голос не слышать.
        - Понравился. По крайней мере, там не было скучно.
        - Слава богу, что вы получили хоть какое-то удовольствие.
        - Удовольствие я получил, это верно, - согласился он и осмотрел ее с головы до ног: распущенные волосы, обнаженные руки, изгиб груди под платьем.
        Неужели и Айвэн вспоминал их поцелуй? Неужели и его он не оставил равнодушным?
        Люси плотнее закуталась в шаль, но не смогла утихомирить бурю чувств, пробужденных его словами и горящим взглядом. Все ее попытки держать себя в руках не давали никакого результата. Даже кожа ее, казалось, становилась особенно чувствительной под его взглядом.
        - Я, пожалуй, пойду, - пробормотала она, обхватив себя руками за плечи и отступая.
        - Тебе холодно?
        Она не успела и глазом моргнуть, как Айвэн, обогнув солнечные часы, оказался около нее.
        Люси вдруг безумно захотелось броситься в его объятия, прижаться к нему. Но, к счастью, та капля здравого смысла, что в ней еще оставалась, не позволила ей этого сделать.
        Айвэн подошел совсем близко и протянул к ней руки. Люси не дышала. Ее качнуло в его сторону, и она закрыла глаза в ожидании поцелуя. Но целовать он ее не стал. Он просто плотнее запахнул ее шаль - и тут же убрал руки. Айвэн стоял, не двигаясь, ближе, чем допускали правила приличия, но и не настолько близко, чтобы его можно было обвинить в том, что он их нарушает.
        - Я знаю другой способ, чтобы согреться. Куда более эффективный, нежели шаль.
        Люси и без того уже стало жарко, но он не должен был узнать об этом.
        - Нисколько не сомневаюсь, милорд. Однако… Однако мне вполне хватает шали.
        - Правда, Люси? А ведь тебе скоро тридцать. И как только ты перевалишь за тридцать, ты навечно останешься старой девой, засушенной классной дамой. Неужели это все, что тебе надо от жизни?
        - Ей-богу, у меня нет желания продолжать эту беседу. Так что извините…
        Она проскользнула мимо него на дорожку и направилась к боковому входу, через который недавно вышла. «Еще десять шагов, - успокаивала себя она. - Только девять. Восемь. Семь…»
        Айвэн схватил ее за шаль, когда до спасительной двери оставалось три шага.
        - Пустите! - возмущенно потребовала она, пытаясь высвободиться.
        - А если не пущу? - Он усмехался, как сам дьявол.
        - Я не намерена принимать участие в вашей глупой игре, лорд Уэсткотт!
        - Зови меня Айвэн.
        - А может, Джон? - язвительно спросила она, вдруг вспомнив, как он разозлился на собственную бабку, когда та назвала его английским вариантом этого имени. Но сейчас он и бровью не повел.
        - Айвэн, Джон, любимый, называй как хочешь. Главное, чтобы ты с нежностью выдохнула мне это имя на ухо.
        Перебирая шаль в руках, он подходил к ней все ближе и ближе.
        Люси была в панике, но меньше всего хотела показать ему, что он ее пугает. Однако она ничего не могла с собой поделать. Испуганно вскрикнув, Люси поступила так, как должна была поступить, едва он появился в саду. А вернее - когда увидела его в первый раз в жизни и почувствовала, какой огромной силой он обладает. Она развернулась и побежала, оставив шаль в его руках.

        Антония не без интереса наблюдала за поспешным бегством мисс Драйсдейл из сада. К ее великому разочарованию, Айвэн не бросился за ней. Но скоро она вновь приободрилась: Айвэн долго в задумчивости смотрел на дверь, за которой скрылась девушка, а затем уткнулся лицом в ее шаль.
        «Он наслаждается ее запахом, - подумала Антония с довольной улыбкой. - Дерзкая девчонка его явно заинтересовала. Мой план начинает осуществляться!»
        Графиня опустила тяжелую занавеску и направилась к двери. Она не сомневалась в том, что ее беспокойному внуку нужна именно такая женщина, как Люси Драйсдейл. Но нужен ли Айвэн Люси Драйсдейл? Пора в этом разобраться.
        Услышав торопливые приглушенные шаги на лестнице, леди Уэсткотт открыла дверь.
        - Так-так, мисс Драйсдейл, - произнесла она с деланным удивлением. - Чем это вы занимаетесь в такую рань? А я-то думала, рано вставать - это удел стариков. - Внимательно осмотрев перепуганную девушку, она заставила себя нахмуриться: - И давно вы гуляете? Что случилось?
        - Нет-нет, ничего не случилось. Я… просто мне не спалось, и я подумала, что если прогуляюсь по саду, то смогу уснуть.
        - На улице холодно. Надо было накинуть шаль.
        - Да, конечно, вы правы, надо было, - запинаясь, согласилась девушка. - Но я об этом как-то не подумала. Простите, если я вас побеспокоила, миледи.
        Антония отпустила ее величественным жестом руки.
        - Так вы помните? В десять, у меня.
        Мисс Драйсдейл кивнула и, не произнеся больше ни слова, скрылась в своей спальне.
        «Очень хорошо!» - подумала Антония и довольно рассмеялась. Ей-богу, такого удовольствия от лондонского бального сезона она не получала с тех самых пор, как безумно влюбилась в Джеральда Торнтона. Как это было прекрасно, и ужасно, и волнующе! Прекрасно, потому что она вдруг открыла в себе неведомые чувства. Ужасно, потому что они могли остаться безответными. Волнующе, потому что он ответил ей взаимностью!
        «Интересно, на какой стадии сейчас мисс Драйсдейл? - думала она, возвращаясь в свою спальню. - Пожалуй, на стадии ужаса… А Айвэн?»
        Тут ее радость несколько поубавилась. Испытывает ли Айвэн восторг от того, что мисс Драйсдейл отвечает ему взаимностью? Или он, как всегда, пребывает на стадии похоти? Надо действовать очень осторожно. Не дай бог он что-нибудь заподозрит.
        А что касается мисс Драйсдейл, то они сегодня с ней поболтают. Но как бы ни повернулся их разговор, в одном Антония была уверена: Люси Драйсдейл должна непоколебимо стоять между Айвэном и Валери. Может быть, тогда ее непутевый внук наконец почувствует всю прелесть любви. Потому что заарканить его можно только любовью. В этом Антония не сомневалась.
        «А впрочем, даже если любовь не сработает, ее заменит вожделение, - думала она. - Самое главное, чтобы дело дошло до свадьбы и ребенка!»

        Люси постучала в дверь леди Уэсткотт с последним, десятым ударом часов, стоявших в холле. Так плохо у нее не начинался еще ни один день. Впрочем, такого ужасного вечера, как накануне, у нее тоже никогда не было. И во всем повинен не кто иной, как его светлость граф Уэсткотт! Даже в бессоннице ее виноват он!
        А теперь еще надо ублажать его упрямую бабку… Странно, но, как бы ни были эти двое не похожи друг на друга, они явно вылеплены из одного теста. Оба умны, оба хитры, оба высокомерны до предела. «Они вполне достойны друг друга», - раздраженно думала она.
        - Войдите, - пригласила ее леди Уэсткотт аристократическим тоном.
        Люси толкнула тяжелую дверь и вошла в комнату. Графиня сидела в самой солнечной ее части перед цветным столиком, на котором стоял серебряный поднос с горячим шоколадом и пышками. Она жестом пригласила Люси сесть напротив и, указав рукой на поднос, пригласила:
        - Присоединяйтесь, мисс Драйсдейл.
        - Спасибо, я уже позавтракала, - солгала Люси: она так нервничала, что желудок ее отказывался принимать пищу. - Может быть, сразу перейдем к делу? - предложила она, решив, что лучшей тактикой будет прямота. - Насколько я понимаю, вы недовольны мной как наставницей леди Валери. Со своей стороны должна заявить, что я в равной степени недовольна вами как своей хозяйкой.
        Рука леди Уэсткотт, в которой она держала фарфоровую чашку с горячим шоколадом, замерла на полпути. Графиня ошарашенно смотрела на Люси.
        - Вот как? - Тонкие брови ее взметнулись так высоко, что лоб сложился в гармошку. - Скажите, мисс Драйсдейл, вы хотите, чтобы я вас уволила?
        Люси едва не застонала. Что за дурацкая привычка нападать, когда тебя припирают к стене?! Это хорошо действует на рычащих собак, непослушных детей и подвыпивших хулиганов. Но против аристократичной вдовствующей графини нужно применять другие приемы.
        - Ни в коем случае, миледи! Честное слово, я очень дорожу своим местом. Но вы не можете не признать, что были со мной не до конца откровенны.
        «Что же я делаю?! - ужаснулась про себя Люси. - Теперь я еще к тому же обвиняю ее во лжи!»
        Леди Уэсткотт, однако, лишь пожала плечами и принялась потягивать горячий шоколад.
        - Просто я не все вам рассказала, - невозмутимо заявила она. - И сделала это преднамеренно - чтобы вы вели себя естественно.
        - Но Айвэн и Валери не созданы друг для друга!
        Графиня надолго задержала на Люси задумчивый взгляд.
        - Если бы я знала, что вы в глубине души такой романтик, я бы вас не приглашала, мисс Драйсдейл, - наконец сказала она. - Честно говоря, я и сама не понимаю, как это я проглядела. Ведь все так ясно! Вы не замужем не потому, что никто не захотел на вас жениться, а потому, что вы сами не захотели выходить замуж. Неужели вы ждете, когда на вас любовь снизойдет, голубушка? Уверяю вас, так бывает крайне редко. По крайней мере - в высшем свете.
        Неделю назад Люси только рассмеялась бы над подобным замечанием. Сейчас же она бросилась в атаку:
        - Неужели вы были так несчастливы в браке, что готовы обречь на столь жалкое существование всех молодых людей вашей семьи?!
        Графиня разозлилась, Люси поняла это сразу. Голубые глаза леди Уэсткотт превратились в две ледышки.
        - Я была очень счастлива в браке, что редко кому удается, мисс! Из десяти поколений семейства Уэсткотт мой брак оказался самым удачным.
        На сей раз врасплох была застигнута Люси: подобное заявление никак не вписывалось в одну из ее многочисленных теорий.
        - Тогда зачем вам соединять Айвэна и Валери? И зачем было нанимать меня для того, чтобы я держала их подальше друг от друга? Вы же заранее знали, что это только еще больше раззадорит его?
        - Дело в том, что мой внук сам себя не знает. - Леди Уэсткотт поставила чашку на стол. - Если бы он, отбросив свой гонор и упрямство, стал спокойно выбирать себе приемлемую женщину, может, ему бы и удалось найти жену, которая ему нужна.
        - А какая ему нужна жена?
        Антония выдержала скептический взгляд мисс Драйсдейл с самым невинным выражением на лице. Но внутри она ликовала. Ей-богу, в ней погибла великая актриса! Ведь удалось же ей убедить мисс Драйсдейл в том, что она действительно хочет женить Айвэна и Валери. Настал момент для главного удара.
        - Ему нужен человек, который любил бы его и которого мог бы любить он. - Хотя Антония говорила все это только для того, чтобы растрогать девушку, она не могла не признаться себе, что и в самом деле так думает. - Айвэн, естественно, в это не верит. Я вообще сомневаюсь, что он верит в любовь. Но это именно то, что ему необходимо.
        Скептицизм мисс Драйсдейл мгновенно улетучился. С озабоченным лицом она наклонилась вперед.
        - А вам не кажется, что он найдет себе такого человека и без вашей помощи?
        - Но он его не ищет! - раздраженно воскликнула Антония. - Вы же сами видите! А потому я хочу заставить его танцевать с Валери, делать ей комплименты, а может, и раз-другой тайком ее поцеловать. Но для этого необходимо как можно больше мешать ему с ней общаться. Если нам только удастся заставить его хоть чуточку помучиться, я уверена, в конце концов она его завлечет.
        - Но Валери вовсе не намерена его завлекать!
        Антония небрежно махнула рукой.
        - Она девочка послушная. А кроме того, не зря говорят, стерпится - слюбится. Пока же достаточно и того, что она от него в ужасе.
        Они напряженно смотрели друг на друга поверх кувшина с горячим молоком и шоколадом, поверх тарелок с клубничным вареньем, маслом и пышками. Наконец Люси поднялась, и сердце леди Уэсткотт едва не остановилось.
        - При данных обстоятельствах я не считаю для себя возможным продолжать быть наставницей леди Валери. Я готова оставить вас, как только вы найдете мне достойную замену.
        - Ни в коем случае!
        Запальчивость, с какой леди Уэсткотт произнесла эти слова, удивила не только упрямую мисс Драйсдейл, но и ее саму. Графиня даже не заметила, как вскочила на ноги.
        - Я не могу поверить, что вы предпочитаете гнить в Сомерсете только потому, что мы не сходимся во мнении, какая женщина больше подходит моему внуку!
        - Вы меня неправильно поняли, леди Уэсткотт. Я не могу спорить с вами о том, какая женщина больше подходит вашему внуку. Но вы наняли меня для того, чтобы я помогла леди Валери найти подходящую партию. Я успела привязаться к вашей крестнице, и меня беспокоит ее будущее. Если же вас больше беспокоит судьба вашего внука, то вы должны были поставить меня об этом в известность заранее.
        - Пожалуй, вы правы, - проворчала Антония, недовольная тем, во что вылился этот разговор. «До чего же умна, чертовка! - подумала она про себя. - До чего дерзка и нахальна!» - А вы можете кого-нибудь предложить ему в жены?
        Вопрос, конечно, был задан в шутку. Но тот факт, что упрямая молодая особа, сидевшая напротив нее, явно смутилась, приободрил Антонию. «Мисс Драйсдейл сама претендует на эту роль!» - внутренне ликовала графиня. Может, она пока не готова это признать, даже перед самой собой, но Антония не сомневалась в своей правоте.
        - Ладно, ладно, мисс Драйсдейл, - сказала она, поднимая руки в знак того, что сдается. - Будь по-вашему. Держите Айвэна подальше от Валери, если вам так хочется. Ищите моей крестнице подходящую партию по своему усмотрению. Но пообещайте, что если вдруг Айвэн начнет за ней серьезно ухаживать, а Валери проявит к нему хоть чуточку интереса, то вы не будете им мешать. Договорились?
        - Я думаю, что этого не произойдет, - заявила мисс Драйсдейл.
        - Может, и не произойдет. Но пообещайте, что вы не будете отговаривать ее, если она вдруг посмотрит на него благосклонным взглядом.
        Люси долго молчала - настолько долго, что нервы у Антонии начали сдавать. Ей даже захотелось встряхнуть упрямую девчонку за плечи. Наконец Люси кивнула:
        - Хорошо, миледи. Я постараюсь.
        - И еще одна просьба, - сказала Антония, едва сдерживая вздох облегчения. - Раз уж вы нарушили мои планы относительно Айвэна, вы должны как-то это возместить.
        - Возместить? - Люси подозрительно сузила глаза. - Что вы имеете в виду?
        Антония пожала плечами.
        - Я прошу вас присматривать за ним. И сообщить мне, если вдруг его кто-то заинтересует. Из молодых особ, я имею в виду.
        - Вы хотите, чтобы я нашла ему жену? - мисс Драйсдейл изумленно посмотрела на графиню.
        - Ну, вы слишком прямолинейны. Искать ему жену не надо. Вы же сами сказали, что, вероятно, он и без меня найдет себе предмет для обожания. Но я бы хотела… ускорить этот процесс. Договорились?
        Упрямица едва не сказала «нет», и это не ускользнуло от внимания Антонии. Девушка отчаянно пыталась скрыть развернувшуюся у нее в душе борьбу, но ей это плохо удавалось. Графиня уповала только на то, что ее собеседнице очень не хочется возвращаться в деревню.
        Наконец мисс Драйсдейл вздохнула и сказала:
        - Договорились.
        Про себя Антония подумала, что отныне решено, кто станет женой Айвэна. Только мисс Драйсдейл пока еще этого не знает.

        9

        Модистка с помощницами приехала в одиннадцать. Люси появилась в малой гостиной лишь ненадолго - только чтобы повосхищаться шелками и муслинами, перьями и кружевами, пуговицами и тесьмой. Дав несколько советов Валери и сведя цвета ее гардероба к голубому, белому, розовому и серо-серебристому, Люси извинилась и выскользнула из комнаты. Оплачивала роскошный гардероб Валери леди Уэсткотт, которая согласилась с Люси, что фасон девушка должна выбрать сама. И теперь Люси была благодарна вдовствующей графине за эту короткую передышку.
        Тем не менее ей только что напомнили, насколько шатко ее положение в этом доме. Ее едва не отправили назад, в отупляющую скуку Сомерсета. И хотя все закончилось благополучно, она не забывала, что надо пользоваться каждой минутой в Лондоне. Например, подумать о вечерней лекции, о том, как подойти к сэру Джеймсу после его выступления и что сказать. Остается только надеяться, что с ним она будет чувствовать себя легче, чем с Айвэном Торнтоном.
        Господи! Ну почему она опять о нем вспомнила?! Ни в коем случае нельзя думать об Айвэне Торнтоне и о том, что произошло вчера вечером и сегодня утром!
        Люси торопливо поднялась по лестнице к себе в комнату и надела шляпку и жакет. Ей хотелось прогуляться по Беркли-сквер и разобраться в своих мыслях. Внезапно взгляд ее упал на кровать, и она остолбенела.
        На кровати лежала коробка.
        Сердце ее учащенно забилось. Айвэн. Она в этом не сомневалась.
        Странно, откуда у нее такая уверенность? Ведь это совершенно алогично. Впрочем, логика и Айвэн - понятия несовместимые. По крайней мере, в том, что касается непосредственно ее.
        Люси осторожно подошла кровати. «Ты что, боишься, что он выскочит из коробки?» - издевалась она над собой, дрожащей рукой приподнимая крышку. В коробке оказалась шаль, и Люси вздохнула с облегчением. Он просто вернул ей шаль, хотя и в несколько странной манере.
        Однако, присмотревшись, она поняла, что это не та шаль, которую она носила уже несколько лет. Перед ней было настоящее произведение искусства из тяжелого переливающегося шелка.
        Люси провела рукой по прохладной гладкой ткани и по толстой шелковистой бахроме. Потрясающий платок, и стоит, наверное, целое состояние. А цвет! Темно-зеленый с синим отливом, кое-где поблескивают золотые и серебряные нити. Загляденье!
        Люси не могла удержаться и вытащила шаль из коробки. Записки не было, но она не сомневалась, что платок от Айвэна. От кого же еще?
        Люси вздохнула и приложила мягкую ткань к щеке. Зачем он это сделал? Неужели он не понимает, что незамужняя женщина не должна принимать подобные подарки от мужчины? И как этот подарок вернуть? Отправить через прислугу - значит сообщить всем о том, что между ними произошло. Вернуть же шаль лично слишком опасно: меньше всего ей сейчас хотелось приближаться к Айвэну Торнтону.
        Что же делать?
        Люси машинально накинула шаль на плечи и посмотрела на себя в стоявшее в углу зеркало. На этом фоне волосы ее казались золотистыми, а глаза блестели густым зеленым цветом. Что ж, лорду Уэсткотту нельзя отказать в изысканном вкусе. И когда только он успел выбрать такую шаль?
        А впрочем, какая разница? Ее должен интересовать единственный вопрос - зачем? Почему он просто не вернул ей старую шаль? Да и зачем вообще он ее забрал?
        Извращенец какой-то!
        Люси сдернула шаль с плеч и бросила на кровать. Все-таки надо ее вернуть. Пусть он знает, что она не такая, как другие его женщины. Она ему не какая-то девчонка, на которую легко произвести впечатление. Она не позволит Айвэну с собой играть!
        К тому же хорошо бы как-то ему намекнуть, что он сам - игрушка в руках собственной бабки. Пусть как следует разозлится. Правда, и леди Уэсткотт тоже будет в ярости - а это поставит под удар положение Люси. И ради чего? Ради сомнительного удовольствия видеть Айвэна Торнтона в разъяренном состоянии?
        Покусывая губку, Люси смотрела на шаль. Надо где-то ее спрятать, пока не вернет. Не дай бог кто-нибудь из прислуги увидит коробку - сразу начнутся пересуды. «И сегодня я об Айвэне Торнтоне больше думать не буду», - поклялась она себе, надевая зеленый жакет и соломенную шляпку и завязывая тесемки под подбородком. Она слишком долго ждала встречи с сэром Джеймсом и не позволит заносчивому цыгану портить ей такой день!
        Покопавшись в шляпных коробках, Люси извлекла пачку писем, полученных от сэра Джеймса. Сейчас она отправится на Беркли-сквер, найдет свободную скамейку и перечитает все письма своего кумира. И поразмышляет о том, зачем она в Лондоне. А графу Уэсткотту она будет отныне уделять ровно столько внимания, сколько заслуживает этот обворожительный повеса и поднаторевший в своем призвании сердцеед. Она поступит так, как должна поступать с подобного рода мужчинами всякая воспитанная девушка. Отвечать на его заигрывания - значит выставить себя полной дурой. А дурой Люси себя не считала.

        Айвэн стоял у окна своей спальни и наблюдал за мисс Драйсдейл. Вот она прошла по улице и свернула в сквер. Шали на ней не было. В общем, он и не надеялся, хотя любая другая не преминула бы накинуть ее на плечи. Любая другая тут же побежала бы хвастаться перед знакомыми и позаботилась бы о том, чтобы все знали, чей это подарок.
        Любая другая, только не мисс Люси Драйсдейл!
        Не мисс Люси Драйсдейл, которая не умеет просто прогуливаться, а обязательно целенаправленно бежит по улице. Которая одевается, как синий чулок, но целуется, как куртизанка. Которая запросто может стать царицей бала, но предпочитает бежать на какую-то дурацкую лекцию…
        Айвэн опустил занавеску и нахмурился. Он вдруг почувствовал, что плоть его напряглась, и очень удивился. Надо же! Оказывается, ему достаточно взглянуть на эту девчонку на улице, чтобы возбудиться! Эта мисс Драйсдейл, синий чулок, разжигает в нем желание, словно он какой-то безусый мальчишка!
        - Ванна готова, - сообщил слуга.
        - Спасибо. Можешь идти, - сказал Айвэн, не поворачиваясь.
        Не хватало только, чтобы его видели в таком состоянии. Хотя, конечно, слуге и в голову не придет, кто довел его до такого возбуждения. И все-таки лучше не афишировать.
        Жаль только, что Люси его не видит…
        Защелка на двери звякнула, и Айвэн облегченно вздохнул. Чертова девка!
        Он сдернул с себя халат, ступил в ванну и сел в горячую воду. Она была такая горячая, что обжигала, но напряжение его не спадало. Надо было попросить сделать холодную ванну - это бы его точно отвлекло от похотливых мыслей. Все-таки поразительно: за те дни, что он кутил с Эллиотом, он ни разу не испытал подобного возбуждения. А тут - на тебе! И все из-за женщины, на которую он всего лишь смотрел из окна! Из-за женщины, которую общество ни за что не сочтет подходящей парой для богатого молодого лорда, из-за простой наставницы…
        Однако из всех женщин, которых Айвэн знал в Лондоне, она, пожалуй, была самой интересной. И если бы он думал о женитьбе, то, наверное, выбрал бы именно ее…
        Но он о женитьбе, слава богу, не помышляет. Ни на ней, ни на ком бы то ни было. Ему нужна просто женщина, с которой приятно делить постель.
        Айвэн закрыл глаза, откинул голову на борт ванны и представил себе, как нежные ручки Люси втирают в него сейчас мыло. Вот ее рука скользит по его груди, опускается ниже, касается его напряженной плоти… Он представлял Люси в наброшенной на обнаженное тело шали, которую сегодня ей послал: распущенные волосы спадают на плечи, а тяжелая шаль не скрывает длинных белых ног…
        Айвэн застонал и решил, что с этим нужно срочно что-то делать. Затянувшееся ухаживание все только усугубит. Надо совратить эту упрямицу и покончить с таким нелепым положением. Как только она сдастся, он освободится от нее.
        Айвэн медленно вдохнул и выдохнул. Пора собираться. Не сидеть же здесь весь день.
        Пора прогуляться по Беркли-сквер.

        «…Мозг детей как губка впитывает все уроки, которые намеренно или нет преподносит им жизнь. Они учат алфавит, но одновременно познают, сколько надо плакать, чтобы привлечь внимание родителей. Они учатся делать сложные математические вычисления, а одновременно и льстить, и угрожать, чтобы заставить окружающих их людей делать то, что им нужно. Короче говоря, воспитание ребенка - это понятие намного более широкое, нежели простое посещение классной комнаты».

        Люси рассеянно смотрела в листок бумаги. Что он там пишет о математических вычислениях? Она перечитала фразу, пытаясь вникнуть в ее смысл, но это ей не удалось. Странно, она никак не может сосредоточиться на письмах сэра Джеймса. Как ни старается она думать о нем, мысли ее витают совсем в другом месте…
        Приходилось признать, что думает она исключительно об Айвэне Торнтоне, который не оставлял ее в покое даже в мыслях и окончательно замучил!
        Люси вздохнула и подвинулась. Прямо напротив, через дорожку, роскошной розово-белой пеленой цвели рододендроны. Высокие липы, обрамлявшие дорожку, шелестели ярко-зелеными молодыми листьями. Нахальные воробьи ссорились в ветвях дуба; рядом пробежала белка, на мгновение с надеждой задержавшись около нее.
        Но Люси не могла думать ни о белках, ни о птицах, ни о цветах, ни о деревьях. Мыслями ее полностью владел Айвэн Торнтон.
        «Нельзя позволять ему так бесцеремонно вторгаться в твои мысли. Где твоя логика? Где твое самообладание? - ругала себя она. - Почему в его присутствии ты ведешь себя как полная дура?»
        В конце концов Люси решила, что логика - ее главное оружие. Нельзя поддаваться эмоциям. Надо постоянно напоминать себе, почему Айвэн ей не пара, равно как и любой порядочной девушке.
        Он неискренен - и это самое главное. Он ведет себя вызывающе. Начиная с дурацкой сережки в ухе и кончая шалью, которую он ей так бесцеремонно прислал. Он слишком богат и слишком привлекателен, а она таких не любит. И полон злости на весь мир, как будто кто-то виноват в его безрадостном прошлом…
        До сих пор все шло хорошо: Люси очень убедительно рисовала его отталкивающий портрет. Но как только она дошла до злости… У него и вправду было очень безрадостное и очень одинокое детство.
        А в таборе разве слаще?
        Люси смотрела на рододендроны через дорожку, но не видела их. Раньше она как-то не задумывалась о том, как живут цыгане, особенно цыганята. Но, вероятно, цыгане любят своих детей ничуть не меньше, чем самые примерные британские граждане. А ведь в воспитании ребенка самое главное - не условия, в которых он растет, а любовь со стороны воспитателей. Язык, одежда, культура и даже религия ничто по сравнению с любовью к ребенку. Но если Айвэн познал материнскую любовь в раннем детстве, то каково же ему было в последующие годы?
        - Чего бы я только ни дал, чтобы проникнуть в мысли, которые заставляют тебя так хмуриться!
        Люси вздрогнула и, подняв глаза, увидела перед собой высокого мужчину. Айвэн! Она тут же покраснела и страшно разозлилась. Ну почему она все время при нем краснеет? Раньше с ней такого не было. И что он здесь делает?
        - О чем же ты думаешь? - продолжал Айвэн, не получив ответа, - она лишь глупо смотрела на него. - Смею ли я надеяться, что эти мысли обо мне?
        - Разумеется, нет! - Люси наконец удалось взять себя в руки. - Вы опять преследуете меня?
        Айвэн с улыбкой смотрел на нее сверху вниз. В темно-синем костюме, в сорочке в тонкую полоску и небрежно повязанном галстуке, он выглядел умопомрачительно.
        - Ничего подобного, просто, как и ты, я не очень люблю спать. И, как и ты, считаю прогулку по парку хорошим началом дня.
        - Я пришла сюда, чтобы побыть в одиночестве, - с нажимом произнесла Люси, но Айвэн сделал вид, что не понял намека.
        - И перечитать старые письма, если не ошибаюсь? - Он указал на пачку писем. - Любовные?
        - Вообще-то вас это не касается, - отрезала Люси, небрежно пряча письма в ридикюль.
        Однако Айвэн, как ни странно, воспринял ее жест как приглашение и сел рядом. Причем так близко, что мысли ее опять начали путаться.
        Люси попыталась было подняться, но он взял ее за руку. Нельзя сказать, чтобы он сжимал ее руку сильно или больно, но твердо. Она медленно подняла глаза и посмотрела ему в лицо.
        - Вы не имеете права обращаться со мной так бесцеремонно. Я не позволю!
        - А как ты хочешь, чтобы я с тобой обращался? - ухмыльнулся он.
        - Для начала я намерена вернуть вам шаль, которую вы, очевидно, случайно забыли у меня в комнате.
        - У тебя в комнате кто-то забыл шаль? - воскликнул он с таким невинным выражением лица, что она едва ему не поверила.
        - Не дразните меня! Я хочу вернуть вам шаль и надеюсь, вы отдадите мне мою. - Люси попыталась высвободить руку, но безуспешно. - Пустите же меня, лорд Уэсткотт! - потребовала она, стараясь не показать своего смущения.
        - Почему ты не хочешь называть меня Айвэн?
        - Потому что не вижу для этого оснований!
        Она вновь попыталась высвободить руку, но Айвэн только усмехнулся.
        - Не помню, говорил ли я тебе это вчера, но ты прекрасно танцуешь.
        - Вы пришли, чтобы сказать об этом?
        - И целуешься ты потрясающе. Не хуже, чем танцуешь.
        Люси понимала, что надо бы дать ему пощечину за столь наглое поведение, как она уже однажды сделала. Но сейчас она была настолько взволнована его присутствием, что не могла пошевелиться и думала только о том, чтобы он не услышал, как бьется ее сердце.
        - Прошу вас, пустите, - вновь попросила она.
        - А ты будешь называть меня Айвэном?
        Люси отвернулась, сжав зубы. Иногда лучше сдаться без боя. Вывод, несомненно, правильный, жаль только, что к нему ее привела не логика, а паника.
        - Пусти, Айвэн, - пробормотала она, глядя куда-то мимо него.
        - А «пожалуйста»? - прошептал он ей на ухо.
        Она резко обернулась. Взгляды их пересеклись: испуганный Люси и насмешливый Айвэна.
        - Пожалуйста, - выдохнула она.
        Однако Айвэн все не отпускал ее, и ей вдруг показалось, что сейчас он ее поцелует. Прямо здесь! Среди бела дня! Посреди Беркли-сквер.
        Но самое ужасное - когда рука его наконец соскользнула с ее запястья, она едва не потянулась за ней… Вместо этого Люси дала волю своему гневу и, вскочив на ноги, резко заговорила, прячась за яростью, как за щитом:
        - Я буду вам очень благодарна, если вы оставите меня в покое. Нам не о чем беседовать, лорд Уэсткотт. У нас с вами нет никаких точек соприкосновения!
        Айвэн небрежно откинулся на спинку скамейки.
        - Беседовать? Интересное слово. А мне безумно хочется именно этого - побеседовать с тобой наедине, Люси.
        Глаза ее сузились, она с трудом удержалась, чтобы не стукнуть его ридикюлем по голове.
        - А вы когда-нибудь размышляли над тем, куда вас может завести подобное поведение, лорд Уэсткотт? Я подозреваю, что нет. Допустим на мгновение, что я позволила вам называть себя по имени и сама стала называть вас по имени…
        - А тебе так трудно назвать меня по имени? - Он усмехнулся, и ярость Люси утроилась.
        - Предположим, я назвала вас «Айвэн», - продолжала она язвительно. - Я даже могу позволить вам держать себя за руку на этой скамейке в парке. Я даже могу подтолкнуть вас к поцелую, вместо того чтобы дожидаться, когда это сделаете вы.
        В глазах Айвэна мелькнуло удивление. Он выпрямился, внимательно глядя на нее, и Люси возликовала. Она все-таки заставила его себя слушать!
        - Но, принимая во внимание, что вы принадлежите к тому типу мужчин, которые тут же бросают женщину, едва заинтересуют ее, мне следует принять меры предосторожности. Вас нужно всякий раз отталкивать, а потом опять заманивать, чтобы вы вновь начали за мной ухаживать.
        - Потрясающая игра, дорогая Люси! А скажи, в конце концов я тебя завоюю?
        - Ну разумеется, милорд. Конечно, завоюете. Но только в присутствии множества людей. Какой женщине смысл играть в такие игры, если они не заканчиваются удачным замужеством? - закончила она с торжествующей улыбкой.
        Ее удар попал в цель - Люси поняла это по блеску его глаз. Но надо отдать ему должное, лицо его не дрогнуло. - Можешь мне поверить, Люси, что, если я надумаю тебя соблазнить, я выберу для этого такое место, где нас никто не побеспокоит.
        - А если я надумаю соблазнить вас, - парировала она, - то сделаю это там, где смогу извлечь как можно больше пользы для себя.
        Айвэн медленно провел глазами по ее груди, а затем задержал взгляд на губах.
        - Ты соблазняешь меня прямо здесь, - протянул он с явным намерением ее разозлить - и ему это почти удалось.
        - Здесь слишком мало свидетелей, - колко заметила Люси и чопорно поджала губы. - Всего хорошего, лорд Уэсткотт. Можете меня не провожать. Я в состоянии найти обратную дорогу сама.
        Она гордо повернулась и пошла, чувствуя на себе его взгляд, словно он прикасался пальцами к ее обнаженной разгоряченной плоти. Внутри у нее бушевал яростный огонь. Огонь желания. Люси сразу его узнала, хотя загорелся он в ней впервые.
        Пропади ты пропадом, проклятый цыган! Если бы она и вправду его интересовала, это еще куда ни шло. Но он явно ухаживал за ней от скуки, и это ее бесило.
        Ничего, успокаивала себя Люси, выходя из парка и направляясь прямиком домой, для соблазна нужны двое, а она будет настороже. Айвэн вовсе не заинтересован в том, чтобы о его ухаживаниях кто-то узнал. Следовательно, пока она будет ему об этом напоминать, она в безопасности.
        По крайней мере, Люси на это очень надеялась.

        Айвэн знал, что улыбается, что все его мысли написаны сейчас у него на лице. Но впервые в жизни ему было на это наплевать.
        К своему удивлению, он вдруг понял, что мисс Драйсдейл оказалась самой интересной и загадочной из всех женщин, встретившихся ему в жизни. Если бы кто-то из знакомых осмелился рассказать ему о том, как женщина будет соблазнять его, поддаваясь и отдаляясь, как будет провоцировать его на поцелуй, это бы его позабавило, а может, и возбудило. Во всяком случае, Айвэн не усомнился бы, что победителем из этой игры рано или поздно выйдет он.
        Однако с Люси исход был далеко не столь предсказуем…
        «Нет, - поправил он себя. - Исход ясен». Они кончат тем, что доставят друг другу полное удовлетворение, - в этом он ничуть не сомневался. Но когда это произойдет и какие еще усилия ему придется для этого предпринимать, он сказать не мог.
        - Черт побери! - воскликнул Айвэн, вдруг сообразив, что упрямая мисс Драйсдейл вновь возбудила его. Она сопротивлялась, и это действовало на него сильнее, чем кокетливые взгляды и идиотские намеки, которые он слышал в последние несколько месяцев.
        Айвэн заерзал на скамейке, усаживаясь так, чтобы не выдать своего состояния. Нужно было срочно отвлечься, и он принялся разглядывать редких прохожих, гуляющих в сквере. Тут были две матроны, увлеченно делившиеся последними сплетнями; гувернантка с маленьким мальчиком и собачкой; садовник, подправлявший и без того безукоризненную зеленую ограду.
        Взгляд Айвэна вернулся к светловолосому мальчику в рубашечке с высоким воротничком. Он играл с собачонкой, которая яростно вырывала у него из рук палку, а гувернантка всячески мешала им веселиться.
        - Ты запачкаешь перчатки! - шипела она. - Не позволяй ему на тебя прыгать! Будешь себя так вести, мы сейчас же вернемся домой! - грозила она.
        Мальчик остановился и дождался сварливую гувернантку. Она тут же вырвала у него из рук палку, переломила ее об колено и швырнула подальше в рододендроны. Собака, как и следовало ожидать, тут же бросилась в кусты за палкой. А гувернантка схватила мальчика за плечи и хорошенько его встряхнула.
        - Мы немедленно возвращаемся!
        - Я еще хочу погулять, - хныкал мальчик.
        - Тогда веди себя прилично. Я не шучу, Джон! Если ты не будешь вести себя как джентльмен…
        Настроение у Айвэна тут же испортилось. А чем он, в сущности, отличается от этого мальчика, которого тащит за собой гувернантка? Он тоже лишен свободы, ему тоже ее не хватает… Нет, будь у него дети, он позволил бы им бегать на свободе и делать что угодно. Он ни за что не стал бы напяливать на них перчатки, и, прежде чем заставлять их заучивать имена правителей Англии, заставил бы их выучить названия деревьев в лесу.
        Только ему дети ни к чему.
        Он резко поднялся и пошел в противоположную от Джона, гувернантки и собаки сторону. Если у мальчика есть характер, то он воспротивится гувернантке, а со времененм - и светским условностям. Если же нет, то произведет на свет целую кучу бесхребетных созданий вроде него самого. И так до скончания веков.
        Слава богу, Айвэн слишком умен, чтобы бросаться в этот омут с головой. Пока же надо как-то убить день и куда-то выплеснуть свою энергию. И раз уж этого не удалось сделать с колючей мисс Люси Драйсдейл, то он, пожалуй, направит свои стопы на Пэлл-Мэлл, к более сговорчивым женщинам.
        «Но ты уже пытался, - напомнил он себе, - и нельзя сказать, что тебе это очень понравилось. Давай-ка лучше в атлетический клуб на Мэйфер. Там тебе найдется партнер по рингу на три раунда».
        Чтобы добиться успеха у упрямой мисс Драйсдейл, надо искать выход своей энергии где-нибудь в другом месте, а для этого лучше всего подойдет ринг, где без шляпы лорда никто и не узнает.

        10

        Люси была в восторге. Им удалось выйти из дома, не столкнувшись с Айвэном. До Фатьюэлль-Холла, где должна была состояться лекция, они добрались без всяких приключений. И вот через несколько минут она увидит сэра Джеймса Моби и услышит своими ушами блестящее изложение его умных мыслей!
        Валери с любопытством осматривалась.
        - А здесь больше людей, чем я ожидала.
        - И люди здесь совсем не того пошиба, к каким вы в последнее время привыкли, - добавила Люси.
        Публика в Фатьюэлль-Холле и правда была необычной. По большей части слушатели сэра Джеймса состояли из людей среднего и пожилого возраста. Седобородые, в серых костюмах мужчины и аккуратненькие матроны. Но были здесь и ученые с серьезными лицами, в дешевых пиджачках и лоснящихся брюках, торговцы в тяжелых ботинках и даже несколько гувернанток, которые робко оглядывались по сторонам.
        «В общем и целом очень интересный срез британского общества», - подумала Люси, едва сдерживая свое возбуждение.
        - Это надолго? - поинтересовалась Валери.
        - Скоро начнется, - успокоила ее Люси, когда они усаживались на свои места в первом ряду.
        - Да нет, я о лекции, - настаивала Валери.
        Люси бросила на девушку скептический взгляд.
        - Насколько я понимаю, учеба тебя не очень прельщает?
        Валери виновато улыбнулась.
        - История и арифметика всегда казались мне очень скучными. Но читать я люблю. Особенно романы.
        - Я подозреваю, что ничего похожего на лекции сэра Джеймса Моби тебе слышать не приходилось. Я, например, никогда не читала ничего более умного, чем его статьи.
        Наконец на кафедру поднялся лектор, и Люси напрочь забыла о Валери. Он здесь! Она в одном зале с ним!
        Сэр Джеймс Моби оказался именно таким, каким она его себе представляла: среднего роста, худощавого телосложения, с темными, непокорными волосами и длинными бакенбардами. «Чтобы выглядеть солиднее», - решила Люси. Единственное, в чем она ошиблась, был его возраст: она думала, что он старше. Интересно все-таки, женат он или нет?..
        Сэр Джеймс долго смотрел в зал.
        - Право первородства является одной из основных причин семейных неурядиц в нашей любимой родине. Да и во всей Европе, - заявил он наконец.
        С этой замечательной фразы началась его часовая речь, нарушаемая лишь время от времени неизбежным ворчанием несогласных или аплодисментами. Но независимо от того, соглашались с ним или нет, никто не мог поставить под сомнение глубокую обеспокоенность сэра Джеймса воспитанием подрастающего поколения.
        - Они начинают учиться с того самого мгновения, как входят в наш мир. Согревают ли их чьи-то руки? Дадут ли им пищу и крышу над головой или отвергнут? Кому они смогут довериться, а кому нет? Вот в чем вопрос! - Он помолчал, напряженно вглядываясь в аудиторию. - Дети на собственном опыте определяют, кому доверять нельзя. И очень часто, к сожалению, они приходят к выводу, что доверять нельзя никому. Ни родителям, которые предают их в пользу старшего сына; ни братьям и сестрам, которыми руководит лишь соперничество. И что же станется с такими детьми?
        Сэр Джеймс наклонился над кафедрой, глаза его горели. Люси даже вздрогнула, когда взгляд этот, в который уже раз, остановился на ней и на Валери.
        - Лишенный любви ребенок вырастает в человека, который не знает ни что такое любить, ни что такое быть любимым. И своих детей он воспитывает точно так же: он холит и пестует старшего сына до тех пор, пока тот не превратится в эгоистичного монстра, и пренебрегает младшими, которые становятся завистниками. Очень часто на младших вообще не обращают внимания, если только они своим поведением не вынуждают родителей это сделать.
        Он резко оттолкнулся от кафедры.
        - В следующий раз я подробнее остановлюсь на том, как родители могут избежать ловушек, которые современное общество расставляет на пути наших детей.
        Сэр Джеймс сошел с кафедры, не дождавшись, когда смолкнут аплодисменты. И тут же его окружили единомышленники, его засыпали вопросами. Люси жаждала присоединиться к ним, но испытывала такой священный страх перед этим человеком, что не могла заставить себя приблизиться к нему.
        - Он потрясающий! - прошептала Валери.
        Люси кивнула, не сводя глаз со своего кумира.
        - Да, он потрясающий. Я же вам говорила.
        Валери поднялась и оправила юбки, не сводя глаз с плотной толпы, окружавшей сэра Джеймса.
        - Я хочу поговорить с ним, мисс Драйсдейл, - заявила она с неожиданной решительностью. - Мне кажется, в этом не будет ничего неприличного.
        - А на следующие его лекции вы пойдете? - с улыбкой спросила Люси.
        Вместо ответа Валери торопливо пошла по проходу к толпе, окружавшей молодого ученого.
        Поспешность, с какой Валери бросилась к сэру Джеймсу, даже рассмешила Люси. Что ж, пусть послушает умные разговоры, а ей надо хоть чуточку успокоиться, прежде чем говорить с человеком, с которым она переписывалась последние полтора года.
        Люси поднялась, расправила юбки, взяла ридикюль и нащупала в нем письма. «Он не стал бы писать тебе и приглашать на лекции, если бы не хотел. Он наверняка будет очень рад тебя видеть, - успокаивала она себя. - Ведь у вас с ним столько общего», - позволила себе немного пофантазировать Люси.
        Мало браков основывается на любви - во всяком случае, на той любви, о которой пишут поэты. В современном обществе, когда речь заходит о браке, собственность и кровные узы считаются куда более важными. Для Люси же ни то, ни другое не имело никакого значения. Как и для сэра Джеймса. Она считала, что счастье семьи - во взаимном уважении и общих интересах. А у них с сэром Джеймсом всего этого в избытке.
        Правда, в отличие от Айвэна Торнтона он не пробуждал в ней никаких чувств…
        Люси едва не выругалась, сообразив, о чем думает. Какое кощунство! А кроме этого, это неправда. Чувства, пробуждаемые в ней Айвэном Торнтоном, могут привести только к горю. А чувства, которые она испытывает к сэру Джеймсу Моби… их хватит на всю жизнь.
        Она живо представила себе, как они сидят в библиотеке - в их библиотеке! - и беседуют на серьезные темы за чашкой чая.
        Да, именно такого будущего она хочет для себя! Именно поэтому она в Лондоне. И она не позволит каким-то глупым мыслям о ветреном лорде Уэсткотте сбить ее с пути истинного!
        Когда толпа вокруг сэра Джеймса начала редеть, Люси глубоко вздохнула и двинулась вперед. Валери уже устроилась прямо перед сэром Джеймсом, и Люси поняла, что если бы не поторопилась, то девушка запросто сама бы ему представилась! Какой ужас! Достаточно и того, что Люси придется представлять их обеих. Но она все-таки старше Валери, и ей простят излишнюю дерзость. К тому же они с сэром Джеймсом почти знакомы, поскольку долгое время переписывались. А что начнут говорить о ребенке вроде Валери, забывшей обо всем на свете от восторга?!
        Люси подошла к Валери и взяла ее за руку, напоминая о необходимости вести себя как леди.
        Как ни странно, сэр Джеймс их заметил. Обеих. И постарался побыстрее закончить разговор с пожилой дамой с жесткими, как проволока, волосами.
        - Могу ли я спросить, с кем имею честь? - обратился он к Люси с легким поклоном.
        - Мы крайне польщены, - сказала Люси. - Позвольте представить вам леди Валери Стэнвич. А я - мисс Люси Драйсдейл.
        Однако до сознания сэра Джеймса как будто не сразу дошло имя Люси. Он перевел на нее взгляд, с трудом оторвавшись от созерцания восторженного личика Валери.
        - Мисс Драйсдейл! Я польщен тем, что вы пришли сегодня. Вы ведь из…
        - Сомерсета, - подсказала Люси.
        - А вы, мисс Стэнвич? Вы тоже из Сомерсета?
        - Нет, милорд! Я из Арундела, Суссекс, - пояснила Валери, очень мило покраснев. Глаза ее сверкали.
        Люси едва не застонала: к сэру Джеймсу нельзя обращаться «милорд»! Неужели дочь графа не знает таких простых вещей? Принимая во внимание его отрицательное отношение к социальной иерархии в Британии, он вполне мог обидеться. Вдруг он поправит бедняжку Валери и тем самым унизит перед присутствующими?
        - Из Арундела? - произнес сэр Джеймс, не сводя заинтересованных глаз с Валери. - А я как раз думал о том, чтобы съездить с лекциями в Арундел. Есть ли у вас там подходящие залы?
        Люси с облегчением вздохнула - он не обиделся на Валери. Но уже в следующую секунду она возмутилась, поскольку Валери полностью завладела разговором с сэром Джеймсом. Хотя, пожалуй, не совсем так. Говорил преимущественно сэр Джеймс, Валери же только коротко отвечала на его вопросы, восторженно глядя на своего ученого собеседника. Впрочем, и он, кажется, смотрел на нее не менее восторженно.
        Впервые в жизни Люси испытала неприятное чувство ревности.
        - Будете ли вы обсуждать на следующей лекции тему дисциплины? - вставила она, когда сэр Джеймс наконец сделал паузу.
        - Дисциплина - тема моей третьей лекции, - пояснил он, впервые обратив на нее внимание. Но тут же опять перевел взгляд на Валери. - Вы придете, мисс Стэнвич?
        - Леди Валери, - машинально поправила его Люси и тут же устыдилась своего замечания.
        Но сэр Джеймс словно и не слышал ее, а Валери подтвердила, что обязательно будет на следующей лекции.
        К чувству ревности прибавилось беспокойство. Уж не возомнила ли себе чего-то Валери относительно сэра Джеймса? Уж, конечно, девушка со столь ограниченными интеллектуальными способностями никак не может его заинтересовать!
        «Все это ерунда, я наверняка ошибаюсь», - убеждала себя Люси.
        - Какой трогательный союз! - раздалось вдруг у нее над ухом.
        Люси вздрогнула. Этот насмешливый голос она не могла спутать ни с каким другим. Но что здесь надо Айвэну Торнтону?!
        Она слегка повернула голову. Айвэн стоял совсем рядом.
        - Немедленно уходите, - прошептала она.
        - Что? По-вашему, я должен расстроить планы бабки и бросить глубокоуважаемую кузину в лапы радикально настроенного ученого? Боюсь, я сослужу очень плохую службу собственной семье, если оставлю ее в такой момент. Вам так не кажется?
        Люси развернулась к нему лицом. Он, конечно, опять дразнит ее. А может быть, у него просто не укладывается в голове, что очаровательная Валери способна предпочесть его столь незначительному человеку, как сэр Джеймс. Краем уха Люси еще прислушивалась к разговору у себя за спиной, но основное ее внимание было обращено на Айвэна.
        - Что вы здесь делаете? - шепотом поинтересовалась она. - Вы что, шпионите за нами?
        - За вами, мисс Драйсдейл. Только за вами.
        Сердце у Люси ушло в пятки.
        - За мной? - сорвавшимся голосом спросила она, но тут же стиснула зубы. «Тебе же не четырнадцать лет», - упрекнула она себя. - Но вы не имеете права.
        Айвэн самодовольно изогнул бровь, страшно разозлив Люси.
        - Я граф, и мне дозволено все, черт побери!
        - И даже ругаться в порядочной компании? - резко заметила она.
        - Это все - огрехи воспитания.
        Люси бросила на него испепеляющий взгляд.
        - Это не оправдание. Вы уж извините.
        Она повернулась к нему спиной, намереваясь вмешаться в разговор Валери с сэром Джеймсом, но все равно мучительно ощущала присутствие Айвэна.
        - А меня вы не представите? - прошептал он ей на ухо как ни в чем не бывало.
        «Ни за что!» - подумала она. Но тут, к несчастью, Айвэна заметила Валери.
        - Боже! Лорд Уэсткотт! - воскликнула девушка, напрочь забыв о том, что еще совсем недавно он нагонял на нее ужас. - Вы тоже слушали лекцию сэра Джеймса?
        - К сожалению, я несколько опоздал и лишь частично выслушал замечания сэра Джеймса о негативном влиянии права первородства на воспитание детей. - Он протянул ученому руку. - Айвэн Торнтон, кузен леди Валери.
        Сэр Джеймс пожал Айвэну руку.
        - Лорд Уэсткотт? - с интересом спросил он.
        - Собственной персоной.
        - Старший сын, я полагаю, - заметил сэр Джеймс и позволил себе усмехнуться.
        - Единственный и непризнанный, - поправил его Айвэн подчеркнуто любезным тоном.
        Мужчины некоторое время в молчании смотрели друг на друга. Между ними явно пробежал холодок. Наконец сэр Джеймс кивнул:
        - Да, конечно. Конечно. Могу ли я пригласить вас, леди Валери и мисс Дайнсдейл…
        - Драйсдейл, - поправила его Люси.
        - Прошу прощения, - рассеянно извинился он. - Могу ли я пригласить вас на ужин? Я перед лекциями никогда не ем и сейчас просто умираю с голоду, - пояснил он, опять переводя взгляд на Валери.
        - Спасибо, сэр Джеймс, но боюсь, это невозможно, - поторопилась ответить за всех Люси. - Нас ожидают в Уэсткотт-хаузе, - добавила она, когда Валери умоляюще посмотрела на нее. - Леди Уэсткотт будет расстроена, если мы не вернемся вовремя.
        Валери была расстроена уже сейчас, а сэр Джеймс и того больше.
        - Тогда, может быть, в четверг? Вы ведь придете на мою лекцию в четверг, леди Валери?
        - Я лично об этом позабочусь, - ответил за нее Айвэн. - А сейчас нам пора. - Он взял Люси под руку. - Я провожу дам домой. Всего доброго, сэр Джеймс.
        - Всего хорошего, лорд Уэсткотт. Леди…
        Он поклонился Люси, а затем Валери. Валери протянула ему руку, и сэр Джеймс с неожиданной пылкостью прижал ее к губам.
        Люси была настолько поражена происходящим, что не могла выдавить из себя ни слова. Сэр Джеймс не выказал ни малейшего желания побеседовать с ней! Как же так?! Заинтересовать его должна была она, а не Валери! Его должны были поразить ее знания, ее преданность его идеалам. На ужин он должен был пригласить ее одну, чтобы продолжить обмен мнениями. Такой человек, как Джеймс Моби, не мог увлечься девушкой, только-только вышедшей из классной комнаты и не имеющей ни одной собственной мысли в голове…
        - А ведь они прекрасная пара, - прошептал ей на ухо Айвэн.
        Только этого еще не хватало! Неужели сэр Джеймс совсем не позаботится о собственной репутации? А впрочем, очевидно, его, как любого мужчину в Англии, интересуют молоденькие и невинные создания с титулом и состоянием. Зачем ему, в самом деле, стареющий синий чулок?.. Сдержав совершенно не красящее леди ругательство, Люси освободилась от Айвэна, взяла под руку Валери и, не давая бедной девушке опомниться, едва ли не силой потащила ее прочь из аудитории.
        Они вышли на освещенную газовыми фонарями улицу. Валери молчала, чего нельзя было сказать об Айвэне. Судя по всему, он пребывал в прекрасном настроении.
        - Как удачно я натолкнулся на двух очаровательных леди!
        - Натолкнулись? - резко переспросила Люси.
        Она прекрасно понимала, что Айвэн не виноват в ее разочаровании, но он представлял собой чрезвычайно удобную мишень, на которой можно было сорвать злость. Кроме того, он ведь сам сказал, что следил за ними. Вернее, за ней. - Если уж вам так хотелось за нами пойти, то можно было просто попросить разрешения.
        - И вы бы его дали, Люси?
        - Не называйте меня Люси! - воскликнула она. Валери удивленно посмотрела на нее, и Люси пришлось делать над собой усилие, чтобы успокоиться. - Если уж вы хотите нам угодить, милорд, то, пожалуйста, позовите экипаж.
        - Сию минуту, - заверил ее Айвэн. И подмигнул, черт бы его побрал!
        Но он хотя бы сделал то, о чем его просили. В те несколько минут, что они провели с Валери вдвоем в ожидании, когда Айвэн привезет экипаж, Люси лихорадочно обдумывала, что делать с увлечением Валери. Ее так и подмывало без обиняков заявить своей подопечной, что она должна держаться от сэра Джеймса подальше. Что он для нее не пара и что семья ее никогда не даст согласия на ее брак с ученым.
        Но это скорее всего только подхлестнет зарождающееся чувство Валери. «Нет, - решила Люси. - Правильнее всего будет относиться к увлечению Валери именно как к простому увлечению. Как к капризу, который скоро пройдет. С мужчинами такое случается на каждом шагу. Почему же этого не может быть с женщиной?»
        Но на всякий случай надо будет держать ее подальше от Фатьюэлль-Холла - в четверг и во все остальные дни, когда сэр Джеймс читает здесь лекции.
        Словно угадав мысли Люси, Валери вздохнула и сказала:
        - Я, наверное, не дождусь четверга!
        - Я не уверена, сможем ли мы прийти на следующую лекцию, - осторожно заметила Люси. - Мы еще не знаем, какие планы у леди Уэсткотт.
        - Ну нет, вы должны ее уговорить! - воскликнула Валери.
        Она что-то еще сказала, но за шумом колес экипажа Люси не расслышала. К ее глубокому разочарованию, Айвэн привязал своего прекрасного скакуна сзади. Неужели он намеревается ехать с ними?
        Несмотря на прохладный вечер, на лбу у Люси выступила испарина.
        Только его ей не хватало! Этого она просто не выдержит! Нервы ее и так напряжены до предела. Сначала - ужасное разочарование от встречи с сэром Джеймсом. Затем - увлечение Валери. А тут еще ее собственная непонятная и недопустимая реакция на Айвэна. Она ненавидит его, и все же каким-то непостижимым образом он пробуждает в ней самые первобытные инстинкты.
        А тут ему еще вдруг вздумалось поощрять роман Валери и сэра Джеймса. Айвэн Торнтон обладает какой-то поразительной способностью находить у нее самые уязвимые места. Роман между Валери и сэром Джеймсом - как раз одно из таких уязвимых мест.
        Короче говоря, ей совсем не улыбалось ехать с ним в одной карете, но Айвэну, разумеется, было все равно, что она думает.
        Первой он помог зайти в экипаж Валери, которая рассеянно ему улыбнулась. Судя по всему, он больше ее не пугал. Затем Айвэн обратил свое внимание на Люси, и она в который раз спросила себя, зачем он все это делает. Неужели только для того, чтобы досадить своей бабке?
        Господи! Как же ей надоели и бабка, и внук! Сколько можно плести интриги?
        - Похоже, события сегодняшнего вечера расстроили тебя, - заметил Айвэн. - Надеюсь, лекция сэра Джеймса не обманула твоих ожиданий?
        - Как раз наоборот, - воинственно заявила Люси. - Я была в восторге от его убийственной критики социального расслоения нашего общества.
        - Но ведь ты сама часть той системы, которую он поносит.
        - Так же, как и вы.
        - Ну, положим, я не хотел становиться частью этой системы.
        - Тем не менее это не помешало вам получить титул, недвижимость и приличное состояние. Всякий, кто получает наследство, ущемляет других.
        - Верно. Но ты говоришь о людях, которые зубами и ногтями хватаются за то, что они считают своим по праву. Я же не вписываюсь в эту схему.
        - Но результат-то один и тот же! Должна вам сказать, милорд, что мантию своего положения вы носите ничуть не хуже других.
        Он приподнял брови.
        - Как это понять? Неужели я слышу из твоих уст комплимент? Ушам своим не верю.
        - Комплиментом это может быть только для того, кто высокомерие почитает за добродетель, - раздраженно ответила Люси. - Прошу прощения, лорд Уэсткотт!
        Она попыталась забраться в карету, но он не только не отпустил ее руку, но еще крепче сжал пальцы на ее запястье.
        - Айвэн, - напомнил он низким, грудным голосом и наклонился, чтобы поцеловать ей руку.
        Каким-то чудом ему удалось отыскать не скрытую перчаткой нежную кожу, и он коснулся ее там, где у Люси бешено бился пульс. Это не был вежливый светский поцелуй - он прижался к ее руке не только губами, но и языком, точь-в-точь как он целовал ее в библиотеке у Макклендонов.
        По коже у Люси побежали мурашки. Она едва не покачнулась и мгновенно забыла о сэре Джеймсе. Всем своим существом она ощущала только присутствие Айвэна, только теплое прикосновение его губ и запах душистого мыла, табака и чего-то еще - такого неопределенного, что было только в нем.
        Зачарованная, она таяла от его поцелуя, хотя и понимала, что не должна себе этого позволять. Ведь под его приятной внешностью скрывается тонкий расчет и холодная опытность соблазнителя. Но, даже сознавая это, она не могла устоять перед его обаянием.
        - Прошу вас, прекратите, - прошептала Люси, не слыша себя.
        Он посмотрел на нее, и она поняла, что все ее чувства написаны у нее на лице. Как неосмотрительно! Но она не могла оторвать от него глаз и высвободить руку.
        Слава богу, вмешалась Валери:
        - Мисс Драйсдейл, мы едем?
        Только тут Айвэн отпустил ее руку. Сердясь на саму себя, Люси забралась в экипаж, не опираясь на его руку, и уселась рядом с Валери.
        Да что с ней происходит, в конце концов?!
        Айвэн забрался следом, закрыл дверь и устроился напротив девушек. Он громко постучал по стенке, и карета тронулась.
        Айвэн положил руку на спинку скамейки, внимательно разглядывая девушек в полумраке кареты. Маленький фонарь не был зажжен, и Люси благодарила за это бога. Ей очень не хотелось, чтобы Айвэн увидел на ее лице смятение. Но когда он заговорил, она поняла, что даже полумрак ее не спасет - его низкий бархатный голос зачаровывал ее, лишал возможности контролировать свои эмоции.
        - Насколько я понимаю, лекция вам понравилась.
        - Да, очень! - воскликнула Валери. - Сэр Джеймс был просто бесподобен! Он такой умный!.. Я только сейчас поняла, почему мой брат Клод вечно ругается с Гарри. Сэр Джеймс объяснил все так доходчиво. Он просто бесподобен! - повторила она.
        Айвэн усмехнулся, ему явно было очень весело.
        - А вы, мисс Драйсдейл? Вы тоже нашли его бесподобным?
        - Да, - сухо сказала она. - А вы?
        - Мне он показался занятным. Я даже не ожидал. Теперь я понимаю, почему вы так рвались на его лекцию. - Он помолчал, давая Люси время понять, на что он намекает. - Чего я не пойму, так это зачем было тащить с собой леди Валери. Революционные идеи сэра Джеймса вряд ли помогут ей найти подходящую партию.
        - Подходящая партия - это еще не все в жизни! - горячо возразила Люси.
        И хотя голос ее звучал решительно, сердце ее ныло. Он все понял! Он догадался о ее увлечении сэром Джеймсом, он видел ее ревность к наивной Валери… Она была готова умереть на месте.
        И все-таки Люси не собиралась сдаваться.
        - Любая женщина может найти себе занятие по вкусу, посвятить себя высокой цели, - решительно заявила она. - Лично я куда спокойнее чувствую себя одна, чем если бы мне пришлось терпеть несчастливый брак.
        - Я тоже, - согласился Айвэн. - Слушайте внимательно, леди Валери. Брак - это не единственная цель в жизни. Можно прекрасно прожить, оставаясь старой девой.
        - Я не это сказала, - отрезала Люси; карета круто повернула налево, и она уперлась в стенку рукой, чтобы не упасть. - Есть люди, для которых брак - правильный выбор. Но для кого-то он совсем необязателен. В любом случае не вам давать советы леди Валери.
        - И не вам тоже, насколько я понимаю. По крайней мере, если вы сейчас не кривите душой.
        Айвэн понимал, что раздражает Люси. Но почему ему так нравится ее раздражать? Этого он и сам не знал. Но это доставляло ему истинное удовольствие.
        - Будьте откровенны, мисс Драйсдейл, сэр Джеймс оказался совсем не таким, каким вы его себе представляли?
        Люси резко вдохнула, и Айвэн понял, что его догадка была правильной. Она испытывала к тощему сэру Джеймсу куда более глубокие чувства, чем хотела показать. Его неожиданное увлечение леди Валери застало Люси врасплох, и теперь она страдала от ревности.
        Айвэну пришлось сделать над собой усилие, чтобы не рассмеяться. У человека, который предпочел пустышку, какой бы привлекательной она ни была, такой умной и необыкновенной женщине, как Люси Драйсдейл, цыплячьи мозги. Даже если он известный ученый.
        - Сэр Джеймс оказался именно таким, каким я его себе представляла, - заявила Люси, но голос ее предательски дрогнул.
        - Что ж, я очень рад. - Айвэн повернулся к Валери, которая не произнесла за все это время ни слова, очевидно, думая о сэре Джеймсе. - А вы его явно сразили, леди Валери.
        Девушка смущенно хихикнула, но стоило Люси положить ей на колено руку, как она тут же замолчала.
        - Будьте добры, не дразните леди Валери, - произнесла Люси тоном классной наставницы. - Сэр Джеймс был очень корректен. Но я уверена, что он, как и Валери, прекрасно отдает себе отчет в том, что они вращаются в разных сферах общества.
        - Что верно, то верно, - согласился Айвэн.
        Но про себя он решил, что это будет продолжаться недолго. Сэру Джеймсу явно не хватает приключений в жизни. И Айвэн вознамерился их ему устроить.

        11

        Люси спала плохо. Она то и дело просыпалась, ей все чудилось, что кто-то стучит в дверь.
        Айвэн?
        Но к ней никто не стучал. А ей все равно не спалось и не удавалось отогнать от себя мысли о лорде Уэсткотте.
        Разумеется, она была очень рада, что он не стучал в ее дверь. Но вот насколько искренна эта ее радость? В ту ночь, когда он шептал ей сквозь щелку в двери прямо в ухо дерзкие слова, она не могла справиться с волнением. А когда на бале у Макклендонов он поцеловал ее, у нее закружилась голова и новые, не подчинявшиеся разуму чувства завладели всем ее существом. Да и сегодня, стоило ему коснуться губами ее запястья, ею овладело странное, недостойное леди желание…
        Что же делать? Все складывается совсем не так, как ей того хотелось. Даже сэр Джеймс, которого она так мечтала увидеть, разочаровал ее. Лекция ей очень понравилась, но его неожиданное увлечение Валери застало Люси врасплох. Да и слишком уж он был каким-то напыщенным…
        Но если честно, она понимала, что ее разочарование сэром Джеймсом - не главная причина ее теперешнего состояния. Вся вина за это лежит исключительно на Айвэне Торнтоне!
        Ей внезапно стало жарко, она сбросила одеяло, взбила подушку и заворочалась, пытаясь найти удобное положение.
        То, что первая ее встреча с сэром Джеймсом получилась не совсем такой, какой она ее себе представляла, ничего не значит. Ведь у них даже не было возможности поближе познакомиться. Но когда они познакомятся… вот тогда он сможет оценить ее по достоинству и забудет о Валери. А она постарается напрочь забыть об Айвэне Торнтоне.
        Хуже всего то, что она слишком много думает о нем. Но довольно. Теперь она заставит себя думать о сэре Джеймсе. Она будет представлять себе вместо Айвэна его. Как сэр Джеймс целует ей запястье, как танцует с ней, как украдкой ведет ее в пустую библиотеку, а затем целует, словно изголодавшийся зверь.
        Он будет крепко прижимать ее к себе. Губы его будут твердыми, но нежными и невероятно возбуждающими…
        Люси вздохнула и напрягла воображение. Она почти чувствовала, как он прижимает ее к себе, как их губы соединяются и она ощущает восхитительный вкус его языка.
        А что, если она позволит ему зайти несколько дальше? И пусть его руки скользнут чуть ниже и коснутся тех мест, касаться которых позволено только мужу. Рука ее сама собой легла на сердце, другая заскользила по животу. Она знала, что происходит между мужчиной и женщиной, но ей всегда это казалось чем-то странным и неприятным. Однако теперь, представляя себя с Айвэном, она испытывала очень странные, греховные чувства…
        «Нет! - застонала Люси. - Не с Айвэном! При чем здесь Айвэн?»
        Ей стало стыдно, и она резко села на кровати. Надо гнать от себя эти мысли. Нельзя подпускать их близко.
        Если чувства ее к сэру Джеймсу - и его к ней - оказались не такими, на какие она рассчитывала, то и бог с ними. Но она не позволит какому-то смазливому повесе сбивать себя с пути истинного! Ведь для Айвэна Торнтона чье-то разбитое сердце - не более чем изношенная пара обуви. Даже менее.
        Вот если бы она могла быть уверена в его искренности… Нет, об этом и думать нельзя!
        Рассвет еще был далеко, но Люси поднялась и стала готовиться к предстоящему дню. «Можно было бы до завтрака посидеть в библиотеке», - думала она в сотый раз, проводя гребенкой по волосам. Хотя нет, из комнаты она выйти не отважится. А вдруг где-то в еще спящем доме ее поджидает Айвэн? Что ж, в таком случае она напишет письмо домой. У нее есть бумага и ручка, а скоро уже рассветет. Тогда дом оживет, и она сможет спокойно выйти из своего убежища. Дай-то бог!
        Через два часа Люси вышла к завтраку и в коридоре столкнулась с леди Уэсткотт.
        - А, очень удачно, мисс Драйсдейл. Я как раз хотела расспросить вас о лекции и о поведении Валери. Как вы считаете, стоило ли водить ее на эту лекцию?
        Люси пожала плечами, но тут в голову ей пришла одна довольно озорная мысль.
        - Мне лекция понравилась, но, похоже, Валери она понравилась даже больше.
        - Даже больше? - Леди Уэсткотт задержалась перед лестницей. - Что же, рассказывайте, рассказывайте, что значит - «даже больше»?
        Сознавая, что предает свою юную подругу, Люси успокаивала себя тем, что делает это ради ее же блага.
        - Боюсь, не слишком ли ей понравился лектор.
        - Лектор? Что ты имеешь в виду? Ведь она видела его всего лишь каких-то пару часов. Кстати, кто он такой?
        - Сэр Джеймс Моби, известный ученый. По-моему, он произвел сильное впечатление на Валери - как лектор и как человек. Да и она на него, - добавила Люси, чувствуя себя отвратительно.
        - Если я вас правильно поняла, он не совсем подходящий для нее человек? Кстати, он женат?
        - Я точно не знаю, но, кажется, нет. Во всяком случае, он выступает против закона о первородстве, принятого в Британии.
        Леди Уэсткотт коротко рассмеялась и начала спускаться по лестнице.
        - Значит, он сам младший ребенок в семье. Так или иначе, если вам он кажется неподходящей кандидатурой, то не позволяйте Валери с ним встречаться. В конце-то концов, вы ее наставница.
        - Я как раз об этом и подумала. Но сама бы я хотела продолжать ходить на лекции. Вы ведь обещали…
        Они уже достигли конца лестницы, когда леди Уэсткотт вновь остановилась и, хмурясь, повернулась к Люси.
        - Да зачем вам это? Он же явный безумец. Или он вас саму интересует?
        Люси яростно замотала головой:
        - Разумеется, нет. Просто я читала его статьи, и теперь мне бы хотелось послушать лекции. Он говорит не только о наследстве, но и вообще о воспитании детей.
        - Лекции! Господи! Уж не радикалка ли вы, мисс Драйсдейл? Только радикалов мне не хватало.
        - У меня такое впечатление, что ваш внук куда как более радикален, чем я, - довольно резко ответила Люси.
        Старуха едва заметно улыбнулась.
        - Хорошо сказано, мисс Драйсдейл. Но скажите, как я должна поступить с Валери?
        - Если у вас есть какие-нибудь планы для Валери на четверг и вы можете обойтись без меня, я думаю, мы все останемся довольны.
        - Все, за исключением Валери, - заметила леди Уэсткотт.
        - Не думаю, что она будет долго переживать по этому поводу, - с нарочитой беззаботностью сказала Люси. - Они обменялись всего лишь несколькими фразами. Она быстро его забудет.
        Леди Уэсткотт задумалась, не сводя с Люси внимательного взгляда.
        - Ваше усердие заслуживает поощрения. Сначала вы оберегаете Валери от графа, то есть от ее собственного кузена, который представляется вам неподходящей партией. Теперь вы стараетесь спасти ее от некоего радикально настроенного лектора, без сомнения, не обладающего никаким состоянием. Честное слово, я начинаю сгорать от любопытства! Хотелось бы мне посмотреть на человека, которого вы сочтете достойным нашей милой Валери.
        Ну что же, если посмотреть на дело с такой точки зрения, то она и впрямь образцовая наставница. Но в глубине души Люси подозревала, что руководит ею вовсе не усердие, а элементарный эгоизм. Ибо каждый из так называемых претендентов привлекал ее саму: один - своим умом, другой… другого она просто желала.
        Люси уселась за стол, но почувствовала, что не может смотреть на яйца, ветчину и булки. Она была противна самой себе. Не следовало ей приезжать в Лондон. Надо было оставаться в Сомерсете и искать смысл жизни там. Сколько раз брат говорил ей, что нужно довольствоваться своим нынешним положением, сколько раз призывал ее не быть столь требовательной к мужчинам! Неужели она не может быть просто женщиной, довольствоваться приличным мужем и хорошим домом, полным детей?
        «Но нет, тебе всегда надо чего-то большего! - издевалась над собой Люси. - Вот ты и получила то, к чему стремилась. Теперь тобой правят похоть и низкая ревность».
        В холле послышались шаги, и презрение к самой себе отступило на второй план. Айвэн! Она узнала его шаги.
        Первым ее порывом было бежать, спрятаться от него подальше. Но этого она не могла себе позволить и с внутренней дрожью стала ждать его появления.
        - Доброе утро, - вежливо поздоровался Айвэн, пристально глядя на Люси, и, не дожидаясь приглашения, уселся напротив нее.
        - Здесь уютно, - заметил он после того, как слуга налил ему кофе.
        - Ого! Да ты сегодня, кажется, в хорошем расположении духа, - заметила леди Уэсткотт.
        - Что верно, то верно.
        - Смею ли я полагать, что причиной тому женщина?
        Поворачиваясь к бабке, Айвэн на мгновение задержал взгляд на Люси.
        - Если я отвечу «да», вы окажетесь на седьмом небе. Посему я ограничусь тем, что скажу: я интересно провел вечер, хорошо спал и видел прекрасные сны. И проснулся с надеждой, что меня ждет приятный день. Если, конечно, вам не взбредет в голову его испортить, дорогая бабушка.
        Леди Уэсткотт поджала губы, и вокруг рта ее образовалось множество морщин.
        - До сих пор одного моего присутствия было достаточно, чтобы испортить тебе настроение. По крайней мере, так ты утверждал до недавнего времени. Что же произошло?
        Айвэн холодно посмотрел на старуху.
        - Ничего особенного. Просто организованный вами антураж, а конкретнее, присутствие Валери и мисс Драйсдейл развлекло меня больше, чем я ожидал.
        Он вновь посмотрел на Люси.
        Развлекло! Он чрезвычайно любезен. Она мучается из-за него, страдает от собственного несовершенства, а для него, оказывается, все это просто развлечение! Да как она могла позволить себе так забыться? Ведь именно из-за неискренности Айвэна она посчитала его неподходящей партией для Валери - да и для любой другой достойной молодой женщины. Включая и себя.
        И тут же ее угрызения совести уступили место справедливому гневу.
        - Поверьте, мы с леди Валери только о том и думаем, как бы развлечь человека со столь утонченным вкусом, как ваш, милорд!
        Айвэн ухмыльнулся, на секунду задержал взгляд на ее губах, а затем опять посмотрел ей в глаза.
        - Смею ли я полагать, что ваш сарказм свидетельствует о желании быть чем-то большим, чем просто развлечение?
        Люси оттолкнула стул и вскочила на ноги.
        - И не надейтесь! - выпалила она. - Прошу прощения, - добавила она, обращаясь к леди Уэсткотт, и, не дожидаясь ответа, решительно вышла из столовой.
        В столовой установилась звенящая тишина. Айвэн представлял, что было бы, если бы эта ярость Люси нашла себе другой выход, и за этим занятием напрочь забыл о бабке. Но она очень внимательно следила за их перепалкой.
        - У меня такое впечатление, что в этом доме происходит нечто, о чем меня забыли поставить в известность. - Поскольку он молча смотрел на нее, графиня решила высказать предположение: - Неужели ты позволяешь себе лишнее с наставницей своей кузины, почти гувернанткой?
        От хорошего настроения его не осталось и следа.
        - Вы хотите сказать, что я следую примеру своего досточтимого папаши?
        - Ничего подобного. Напротив. Мисс Драйсдейл - леди и заслуживает соответствующего отношения.
        - В то время как моя мать была всего лишь цыганкой и ничего не заслуживала. Я правильно понял?
        Прикоснувшись салфеткой с монограммой к губам, графиня отложила ее в сторону.
        - Я этого не говорила.
        - Но вы так подумали. Вы именно так и думали, когда узнали, что ваш сынок спутался с цыганкой и что она родила вам внука. Так же вы думали и тогда, когда вам пришлось смириться с мыслью, что я - ваш единственный внук. Ваш единственный наследник. Вы украли меня у матери…
        - Она продала тебя!
        Айвэн это уже слышал. И тем не менее он вновь вышел из себя:
        - А какой вы ей оставили выбор? Разумеется, она решила, что в роли графского сына мне будет легче жить. Откуда ей было знать… - Он вскочил на ноги, и стул с грохотом повалился на пол. - Чего только вы не предпринимали, дабы не запачкать имя Уэсткоттов цыганской кровью! Но вам это не удалось. Я все равно наполовину цыган. И если я когда-нибудь и женюсь, то исключительно на цыганке. Они куда привлекательнее, чем все ваши холодные, как рыбы, английские леди!
        Айвэн с силой захлопнул дверь в столовую и вышел из дома. Нужно было дать выход раздиравшей душу ярости. Он бросился в конюшню, приказал оседлать своего жеребца и галопом вылетел через задние ворота на Беркли-стрит. Не обращая внимания на экипажи и пешеходов, он несся к Пиккадилли, не сдерживая коня. Но на Роттен-роу он не поехал. Ему хотелось побыть одному.
        Айвэн немного успокоился, лишь когда жеребец помчался по нескошенному лугу. Человек и животное стали одним целым - как и принято у цыган. Он шептал на ухо коню ласковые слова, подгоняя его. Конь поводил ухом, прислушиваясь к седоку, и летел все быстрее и быстрее, словно понимая желание всадника.
        Через ограду, через ручей, вверх по тропинке в рощицу из подстриженных грабов… Только здесь Айвэн сбавил темп.
        Про жену-цыганку он сказал, конечно, сгоряча, только для того, чтобы позлить бабку. Но когда-то он всерьез думал об этом. Однако, проведя немало времени с цыганами, Айвэн понял, что больше к ним не принадлежит - как не принадлежит и к свету. Он теперь ни то, ни другое. Он завис между двумя родами, между двумя культурами. Сколько Айвэн себя помнил, он постоянно мучился этим и считал своей главной целью отомстить женщине и обществу, которые превратили его жизнь в бесконечное страдание. Но теперь он вдруг понял, что нужен ему только покой.
        Только покой привлекал его сейчас в жизни. Более того, у него было неприятное ощущение, что, как бы он ни унизил свою бабку, умиротворения ему это не принесет.
        Внезапно он вспомнил Люси, которая так отчаянно оберегала от него свою подопечную, да и саму себя. Интересно, что отталкивает ее в нем? Его цыганская кровь? Или то, что он в конце концов превратился в циничного, лживого повесу, думающего только о себе и собственном удовольствии?
        Айвэн соскочил с коня и пошел пешком в тени грабов.
        Может, Люси и права. Наверное, он и впрямь ведет себя как ее испорченный, избалованный племянник. Но нет, такое он себе позволяет только в отношениях с бабкой. К Люси он относится как мужчина к женщине. И хотя она и отвергает его, Айвэн знает, что она тоже испытывает к нему чувства женщины к мужчине.
        Ей только кажется, что она предпочитает сэра Джеймса!
        Он похлопал по шее взмыленную лошадь. Ветви древних грабов переплетались у него над головой, образовывая живой потолок - чирикающий, напевающий и цокающий. Вокруг стеной поднимались огромные стволы. Лондон казался ему чем-то очень далеким, а с ним - и толпы людей с их мелкими заботами и суетными мыслями.
        Как бы ему хотелось оказаться подальше от Лондона, от общества и прежде всего от собственной бабки! И как бы ему хотелось, чтобы рядом с ним была мисс Люси Драйсдейл…
        Айвэн остановился. Интересно, что она будет делать, когда потеряет то, что привело ее в Лондон? Для начала надо лишить ее всяких иллюзий относительно этого так называемого ученого. Айвэну даже думать было противно, что она может питать к нему какие-то чувства. А потом можно попытаться оторвать ее от Валери и, следовательно, от бабки. Вот тогда ей ничего не останется, как искать помощи у него.
        Айвэн порадовался этой мысли. Мало того, что он получит в награду Люси, но еще и взбесит вдовствующую графиню. Это станет для него дополнительным подарком.
        Хорошее настроение вернулось к нему; Айвэн вскочил на отдохнувшего коня и направился в город. Он пока и сам не знал, что, собственно, ему нужно от Люси. Хватит уже и того, что у него есть план действий на ближайшее будущее. А там видно будет.

        - Званый ужин? Но почему я об этом ничего не знаю? - возмутилась леди Уэсткотт.
        - Я вот как раз вам и сообщаю, миледи… Я для того и пришла…
        Под испепеляющим взглядом леди Уэсткотт экономка неуверенно замолчала.
        В комнате повисла напряженная тишина. Люси подняла глаза и обнаружила, что графиня в упор смотрит на нее.
        - Нет, вы только послушайте, мисс Драйсдейл! После скандала вчера за завтраком он осмеливается устраивать званый ужин! Что вы на это скажете?
        - Я не умею читать мысли и не могу сказать, что творится в голове лорда Уэсткотта, - заверила ее Люси. Это была чистая правда: Айвэн Торнтон являлся для нее абсолютной загадкой. Как и ее собственные чувства по отношению к нему. После вчерашнего завтрака они больше не виделись, но это почему-то совсем не радовало ее. Наоборот, ей было плохо.
        Она проткнула шляпку булавкой, тем самым закрепив ее на волосах, надела перчатки и повернулась к леди Уэсткотт.
        - Благодарю за экипаж. Мне пора на лекцию.
        - А где Валери? - поинтересовалась графиня.
        Люси состроила гримасу.
        - В кровати. У нее мигрень. Мне очень жаль, что у вас не получилось поехать к Пинтнерам…
        - А я совсем не жалею. Хетти Пинтнер слишком болтлива - даже болтливее собственного мужа. Пожалуй, единственное, что мне сейчас нужно, это спокойный вечер. - Леди Уэсткотт помолчала, разглядывая Люси. - Приятного времяпровождения, мисс Драйсдейл. Я рада, что хоть кто-то получает удовольствие от пребывания в городе.
        Удовольствие? По дороге в Фатьюэлль-Холл Люси обдумала это заявление и пришла к выводу, что никакого удовольствия она не получает. Все в Лондоне складывается совсем не так, как она планировала. Как могла она заинтересоваться легкомысленным повесой вместо серьезного ученого? И как мог этот самый ученый заинтересоваться не ею, а миловидной обладательницей приличного состояния едва со школьной скамьи?
        Нет, в Лондоне почему-то все получается не так, как она хотела!
        В аудиторию Люси вошла в мрачном расположении духа. Народу было довольно много, она увидела несколько знакомых по предыдущей лекции лиц. Люси села сзади, еще не решив, подойдет ли сегодня к сэру Джеймсу после лекции. Если он будет очень расстроен отсутствием Валери, то она, пожалуй, не станет к нему подходить. Ей будет неприятно.
        Свет в аудитории погас, была освещена только кафедра. Но перед тем, как на ней появился сэр Джеймс, в аудиторию вошла шумная группа опоздавших слушателей.
        «Не дай бог они сядут передо мной», - подумала Люси. Ей хотелось получше рассмотреть сэра Джеймса, дабы убедить себя в том, что он нравится ей гораздо больше, чем тот, другой, о котором ей не хотелось и думать. Но, как назло, компания уселась прямо перед ней. Трое мужчин и одна женщина.
        В довершение ко всему явился и пятый и, не спрашивая разрешения, плюхнулся на скамью рядом с ней. Рассерженная такой бесцеремонностью, она наклонилась к нему:
        - Я бы вас попросила, сэр…
        - А что? Здесь занято? - услышала она знакомый голос.
        Сердце ее дернулось. Айвэн! Да сколько же он будет ее мучить?!
        - Вы опять меня преследуете! - возмутилась Люси, изо всех сил стараясь не признаваться даже самой себе, что рада его видеть.
        - Честно говоря, да. Должен сознаться, я взял на себя грех и подбил вашу подопечную тайком выскользнуть из дома. Боюсь, ее репутация будет окончательно уничтожена, если ее увидят в компании четырех известных на весь Лондон повес.
        Люси от возмущения даже потеряла дар речи. Значит, эта женщина, что сидит перед ней, Валери?!
        - Единственный шанс спасти ее репутацию, - продолжал Айвэн как ни в чем не бывало, - это найти вас, ее верную наставницу.
        Люси все еще не могла произнести ни слова. Валери повернула к ней перепуганное личико, но Люси поняла, что девушка ничуть не раскаивается в содеянном.
        Так вот она какова! А леди Уэсткотт считает ее послушным ребенком! Оказывается, Валери девочка решительная…
        Люси переполняла масса противоречивых чувств. И во всем, как всегда, виноват Айвэн Торнтон! Она сердито взглянула на него.
        - Какой же вы низкий человек! Даже хуже, чем я предполагала. У вас нет уважения ни к чему. Только бы повеселиться за чужой счет. Она попыталась встать, чтобы немедленно увести отсюда Валери, но Айвэн поймал ее за руку.
        - Мы остаемся на лекции. Все, - заявил он тоном, не терпящим возражений.
        - Приободритесь, мисс Драйсдейл, - обернувшись, посоветовал ей Александр Блэкберн. - Мы постараемся, чтобы вам не было скучно.
        - Против вашей компании я не возражаю, мистер Блэкберн, но меня не устраивает компания лорда Уэсткотта, - заявила она, вновь бросая свирепый взгляд на Айвэна. - Не сомневаюсь, это именно он подбил вас на столь некрасивый шаг. И это он совратил с пути истинного Валери.
        Она попыталась высвободить руку, но Айвэн держал ее железной хваткой.
        - Что тебе не нравится? - прошептал он, наклонившись к Люси. - То, что здесь я или что здесь Валери?
        - Глупый вопрос!
        - Не думаю. Боюсь, все дело в том, что Валери тебе здесь не нужна. Потому что у тебя свои планы на нашего милейшего ученого.
        Люси так растерялась, что не нашлась с ответом. В этот момент под вежливые аплодисменты на кафедре появился сэр Джеймс. Все тот же худощавый молодой человек, каким она впервые увидела его два дня назад, но сейчас он показался ей совсем другим.
        С сэра Джеймса Люси перевела взгляд на Валери. Даже по ее профилю можно было сказать, что она от него без ума. Люси совсем расстроилась, но решила, что Айвэну Торнтону знать об этом вовсе не обязательно. Стиснув зубы, она уставилась на сэра Джеймса, хотя и не слышала ни слова из того, что он говорит.
        - Прошу вас, отпустите руку, - пробормотала она, скривив губы.
        - А вы обещаете, что не убежите? - прошептал он прямо ей в ухо. Он был так близко, что она чувствовала его горячее дыхание на шее.
        - Я здесь, чтобы послушать лекцию сэра Джеймса. И из-за вас уходить не намерена.
        На его лице появилась хитрая, самодовольная улыбка, но он все-таки отпустил ее руку. Люси попыталась сосредоточиться. Однако хотя за всю лекцию Айвэн больше ни разу ее не побеспокоил, ни слова из того, что говорил просвещенный сэр Джеймс, не задержалось у нее в голове.
        Александр Блэкберн, сидевший прямо перед ней, откровенно спал. Джайлс Деймрон пялился по сторонам, разглядывая облупленные стены и потолок. Что же касается Эллиота Пирса, его не хватало на самую элементарную учтивость. Через несколько минут он встал, пробормотал какие-то извинения и вышел в фойе.
        Зато Валери во все глаза смотрела на человека на кафедре. К тому времени, когда в аудитории загорелся свет, Люси уже была готова смириться с тем, что намерения Валери самые серьезные. Смешно, конечно, но это правда. А когда сэр Джеймс с надеждой во взгляде осмотрел аудиторию и, увидев Валери, расплылся в глупой улыбке, Люси скрепя сердце смирилась с действительностью.
        И все-таки как несправедливо устроена жизнь! Один взгляд глупенькой девочки оказался для сэра Джеймса Моби важнее, чем долгие месяцы переписки с человеком, который его обожал и разделял его взгляды. Когда Валери заспешила по проходу к сэру Джеймсу, Люси с горькой насмешкой проводила ее глазами.
        - Вот тебе и любовь. Отталкивающее зрелище, не правда ли?
        Люси стрельнула в Айвэна глазами.
        - На самом деле вы ведь поощряете ее! Хотя знаете, что это может кончиться трагедией.
        - Для нее? А может быть, для тебя?
        Люси сжала зубы и встала. Нет, она не позволит ему играть с собой в кошки-мышки!
        - Вы прекрасно знаете, что ни леди Уэсткотт, ни родители Валери не одобрят этого ухаживания. Именно поэтому вы так на нем настаиваете. Вам бы только довести до отчаяния свою бабку. И что такого, если по ходу дела вы сломаете жизнь одному-двум невинным созданиям? Это для вас совершенно не важно.
        Айвэн сохранял потрясающее спокойствие.
        - А ведь ты ревнуешь, Люси, - невозмутимо заметил он.
        - Ничего подобного!
        Гордо задрав подбородок, Люси прошла мимо него и заторопилась по проходу к кругу почитателей таланта сэра Джеймса, где стояла Валери.
        - Дело в том, что я средний ребенок в семье… - говорила Валери.
        - Совсем как я, - ответил ей сэр Джеймс, и они улыбнулись друг другу.
        Пожилая матрона многозначительно взглянула на свою подругу, дернув ее за руку; это не укрылось от внимания Люси.
        - Валери, извините, пожалуйста, но нам пора.
        Сэр Джеймс с такой тоской посмотрел на нее, что Люси стало стыдно. Но она решительно продолжала:
        - Леди Уэсткотт будет беспокоиться. Ведь у вас же мигрень.
        Валери собиралась что-то ответить, но в этот момент к ним подошел Айвэн.
        - Уверяю вас, мисс Драйсдейл, что со мной моя кузина в полной безопасности.
        - И все же леди Уэсткотт будет недовольна!
        Его лицо было абсолютно непроницаемым, и именно это отсутствие всяких эмоций делало Айвэна особенно устрашающим. За спиной у него стояли его верные друзья, и Люси даже испугалась.
        Как ее угораздило попасть в такой переплет?! Ведь в Лондон она ехала только ради сэра Джеймса. У нее и в мыслях не было принимать участие в войне между Айвэном Торнтоном и его бабкой. Но всем ее надеждам на сэра Джеймса пришел конец…
        Теперь Валери с мольбой смотрела на Айвэна, и Люси переполошилась. Что происходит? С каких это пор Айвэн стал помогать Валери?
        Словно в ответ на ее мысли, Айвэн подвинулся к несчастной паре.
        - Сэр Джеймс, если вы желаете познакомиться с крестной матерью Валери, вдовствующей графиней Уэсткотт, то я приглашаю вас к нам на ужин, - он вручил сэру Джеймсу визитную карточку. - В среду вечером. Могу ли я надеяться?
        Целая буря чувств отразилась на лице сэра Джеймса. Удивление, подозрение, недоверие - и, наконец, восторг. Люси чуть не рассмеялась.
        - Я польщен, лорд Уэсткотт. Я обязательно буду. - Он перевернул карточку, внимательно изучил ее, затем посмотрел на Валери: - Очень надеюсь вас там увидеть, леди Валери, - и он застенчиво улыбнулся.
        «Здесь что-то не так, - подумала Люси. - Если Айвэн вознамерился выставить нас всех на посмешище, он своего добьется».
        Они распрощались с сэром Джеймсом, но, когда Люси собиралась взять Валери под руку, она обнаружила, что девушку уже увели мистер Деймрон и мистер Блэкберн. Мистер Пирс предложил Люси руку, но она лишь бросила на него сердитый взгляд.
        Айвэн, со своей стороны, не стал ей ничего предлагать. Он просто взял ее под руку.
        - Дорогая мисс Драйсдейл, послушайте того, кто желает вам только добра: умерьте пыл.
        - Да что вы говорите? Я бы посоветовала вам сделать то же самое. Только в вашем случае речь должна идти не о пыле, а о ненасытном желании мстить, мстить и мстить. Вам это не к лицу. И чего, собственно, вы добиваетесь, устраивая этот ужин?
        - А почему вы думаете, что я чего-то добиваюсь?
        - Потому что я вас знаю. Просто так, из добрых побуждений, вы не делаете ничего.
        - Вы глубоко раните меня, мисс Драйсдейл, - рассмеялся он. - Но, может быть, вы и правы. Что, если я действительно хочу подразнить вас? У вас такой крутой нрав…
        Они вышли в фойе, и через открытые двери Люси увидела карету Уэсткоттов, возле которой стояли друзья Айвэна.
        - Если вы с друзьями предпочитаете этот экипаж, то мы с леди Валери можем нанять карету, - нахмурилась она.
        - Я не могу позволить себе отпускать двух леди домой одних.
        - Я ее наставница, - напомнила ему Люси. - Я ее провожу.
        - И тем не менее я намерен сам отвезти вас домой.
        - Вы хотите довести до сведения вашей бабки, что вы ее провели?
        - Полагаю, она будет только довольна моим жадным интересом к столь симпатичной кузине, пребывающей в брачном возрасте.
        Люси бросила на него сердитый взгляд.
        - А вы не боитесь, что ваша бабка и Валери могут провести вас? А что, если они вас скомпрометируют? Куда годится вытаскивать Валери тайком из дома на тайное рандеву?
        - Надо же, какие у вас дьявольские мыслишки! - усмехнулся Айвэн. - Но я не так прост, как вы, очевидно, думаете. Недаром же я привел сюда друзей. А впрочем, не будем об этом. Мне не нравится, что мы с вами постоянно ссоримся.
        Люси внимательно посмотрела ему в лицо. Все-таки Айвэн Торнтон - самый непредсказуемый из всех мужчин!
        - А разве вы не хотели меня подразнить, как вы изволили выразиться? У меня же такой крутой нрав…
        Глаза их встретились. Айвэн первым нарушил короткое молчание, и тон его голоса изменился:
        - Нрав ваш загадочен. Вы танцуете так чувственно, что у человека появляется желание узнать, что скрыто за вашим столь респектабельным фасадом. А я очень любопытный человек.
        Намек его был более чем прозрачен. Люси понимала, что подобная бесцеремонность должна быть наказана, но сейчас ей было не до этого. В душе у нее творилось что-то невообразимое.
        К счастью, она еще владела собой и, отыскав глазами Валери, направилась прямо к ней.
        Как Люси добралась до Уэсткотт-хауза под неотрывным взглядом Айвэна, который словно дотрагивался до нее, она и сама не знала. Но как только они оказались дома, Люси, отправив Валери спать, поторопилась уединиться в своей спасительной спальне.
        Одиночество, однако, оказалось плохим товарищем. Сбросив с себя заботы о Валери, она уже не могла более сопротивляться своим мыслям.
        Айвэна интересуют ее чувства? Боже, если бы он только знал!..
        Когда Люси наконец улеглась, ей приснилось, что страсть ее обрела удовлетворение.
        А остаток ночи она думала о том ужасе, который ждет ее, если она позволит себе дать чувствам выход…

        12

        Утром леди Уэсткотт передала Люси список приглашенных.
        - Вы только полюбуйтесь! - воскликнула она. - Здесь же сплошные холостяки! И какие холостяки!
        Люси взяла список. Он был написан твердым почерком c наклоном. Секретарей с подобным решительным почерком ей видеть не приходилось, значит, это почерк Айвэна.
        Она внезапно почувствовала, как по телу пробежала горячая волна, и торопливо отдала листок леди Уэсткотт. Он что, во всем так решителен и напорист? Неужели даже бумага и чернила, которыми он пользуется, будут ее возбуждать? Да так она станет полной идиоткой!
        - Кто такой, например, этот сэр Джеймс Моби? - продолжала графиня. - Еще один из незаконнорожденных дружков Айвэна?
        Люси не поднимала головы от письма, которое она писала брату. Вернее, пыталась писать.
        - Сэр Джеймс - тот самый ученый, чьи лекции я посещала.
        Наступила полная тишина, но Люси казалось, что она слышит, как тяжелый маховик начинает раскручиваться в голове старухи.
        - Тот самый, к которому так неразумно привязалась Валери?
        Люси положила ручку и посмотрела на вдовствующую графиню.
        - Он самый.
        К ее удивлению, леди Уэсткотт вовсе не рассердилась. Она лишь задумалась.
        - Интересно… Уж не сводничает ли наш Айвэн? Он, конечно, не может не знать, что родители Валери будут против бедного ученого. И я, разумеется, тоже.
        - Что-то вроде того, - пробормотала Люси.
        - Мне почему-то кажется, - продолжала старуха, пристально глядя на нее, - что вы сами неравнодушны к этому лектору. Дорогая моя, да у него же ни гроша за душой! - Она жестом приказала Люси молчать. - Насколько я знаю, вы не так богаты, чтобы думать о мужчине, у которого ни кола ни двора.
        - Я прекрасно осведомлена о своих ограниченных средствах, - заметила Люси. - Но вы сильно заблуждаетесь по поводу моих намерений относительно сэра Джеймса.
        «Может, когда-то у меня и была такая безумная мысль, но не сейчас», - с грустью подумала она.
        На резкое замечание Люси леди Уэсткотт лишь приподняла бровь и помахала у нее перед носом списком, составленным Айвэном.
        - Ладно, и что же нам все-таки делать с этим безумным списком?
        Люси, не произнеся ни слова, взяла список и прочитала его до конца: четверо холостяков, две молодые супружеские пары, Лоренс Колдридж, лорд Данлейт…
        - Может быть, включить в него несколько молодых леди и их родителей?
        - Только не из высшего общества! Мои знакомые решат, что я пытаюсь свести их обожаемых дочерей с незаконнорожденными аристократами, которые гоняются за богатыми невестами. Они будут возмущены, пусть среди них есть даже королевский отпрыск.
        - Не такие уж они и бедные, - заметила Люси, почему-то рассердившись на надменное замечание вдовствующей графини. - Если не ошибаюсь, мистер Деймрон и мистер Пирс весьма состоятельны. Только у мистера Блэкберна нет постоянного дохода. Зато он, как полагают, сын короля.
        - Богатство - ничто без происхождения. И вы это прекрасно знаете.
        - Да, но и титул ничего не стоит, если ты в долгах как в шелках.
        - В долгах как в шелках… - задумчиво повторила леди Уэсткотт, сузив голубые глаза. - Пожалуй, стоит пригласить девицу Риддингам и ее родителей. Риддингам давно спустил все состояние в карты, но зато он из Эссекса. А виконтесса Лэтнер хоть и бедна, но у нее три дочери на выданье. Вы умница, мисс Драйсдейл. Из этого ужина, может быть, что-нибудь получится…
        Люси в этом очень сильно сомневалась, но мудро решила промолчать. Больше всего ее беспокоило присутствие в списке Джеймса Моби.
        - Боюсь, сэра Джеймса вычеркивать нельзя, - вздохнула она. - Айвэн лично передал ему приглашение.
        Леди Уэсткотт пожала плечами.
        - Подумаешь! Что он может за один вечер? Особенно если вы за ним присмотрите. Надо будет очень внимательно продумать, кого с кем посадить. Что же, может, вызовете ко мне секретаря?

        На ужин Люси одевалась особенно тщательно.
        На третьей лекции сэра Джеймса она не была: вместе с Валери они сопровождали леди Уэсткотт в театр. Впрочем, Люси ничуть не переживала, что не пошла на лекцию. Да и не особенно ждала встречи с сэром Джеймсом вечером. Но теперь у нее, по крайней мере, будет повод для разговора с ним. Она задаст несколько вопросов о пропущенной лекции и даст ему возможность говорить на свою любимую тему. А ей останется только изредка кивать, поскольку едва ли его особенно интересуют ее суждения…
        Тогда почему же она провела большую часть дня, выбирая туалет и пробуя перед зеркалом разные прически? Люси всегда гордилась своими волосами и их блеском, но сегодня-то зачем? В конце концов волосы она уложила в самую простую, строгую прическу, как и полагается наставнице.
        Но даже если бы она их распустила и они закрыли бы ей плечи, то какой в этом смысл? Среди гостей нет ни одного человека, на которого бы ей хотелось произвести впечатление. А сэр Джеймс не обратит на нее внимания, как бы она ни старалась. Впрочем, ей до этого уже нет дела…
        Конечно, от Айвэна можно ожидать разных язвительных замечаний. Но она уже ученая и как-нибудь с этим справится.
        И все же, несмотря на дурное настроение, Люси не могла не осмотреть себя в зеркале. Туфли ее были натерты до блеска. Темно-зеленое платье из индийского муслина тщательно вычищено и отглажено. В ушах у нее поблескивали любимые золотые с аквамарином сережки, а на руках были кружевные перчатки. В ее наряде не хватало только одного - потрясающей шелковой шали…
        Люси даже застонала. Ну откуда такая дурацкая мысль?! Она и не думала брать с собой шаль! Да, конечно, она чудесна, но подарена ей при таких обстоятельствах, что принять этот подарок она не может. Надо будет обязательно его вернуть, и чем быстрее, тем лучше!
        Но беспокоила Люси не шаль, а собственное лицо. Ибо оно, даже без пудры и всякой краски, было таким, будто она намазала щеки румянами, а губы - помадой.
        Люси вздохнула. Она выглядит как стеснительная девчонка! А это вовсе нельзя считать комплиментом в ее возрасте и положении. Еще раз хмуро осмотрев себя в зеркале, она вышла из комнаты и направилась к лестнице.
        Но, не дойдя и до середины, остановилась.
        Айвэн был уже в холле: леди Уэсткотт постановила, что именно он будет принимать гостей. Люси сомневалась, что он ее послушается, но ошиблась.
        С сердцем, подкатившим к самому горлу, она медленно, ступенька за ступенькой, пошла вниз под сводившим ее с ума пристальным взглядом Айвэна Торнтона, лорда Уэсткотта.
        Айвэн подошел к лестнице, и ей пришлось остановиться на последней ступеньке. А когда посмотрел ей прямо в глаза, она совсем растерялась. Стоя на ступеньку выше его, Люси была почти одного с ним роста. Так почему же она ощущала себя такой маленькой и хрупкой? И ранимой…
        - Ты прекрасно выглядишь, Люси, - сказал он, и она почувствовала, что щеки ее моментально зарделись.
        - Спасибо, вы тоже… хорошо выглядите.
        Ну разве можно быть таким потрясающе, невероятно красивым?!
        Молчание затягивалось. Айвэн не отступал, а у нее не хватало сил его обойти. Они так и стояли и смотрели друг на друга до тех пор, пока леди Уэсткотт не стукнула громко наконечником трости по порогу между гостиной и холлом.
        - Кх-кх, - откашлялась старуха, переводя проницательный птичий взгляд с Люси на Айвэна и обратно. - А где же Валери? Почему вы без нее?
        Внутренне поблагодарив графиню, Люси подхватила юбки и быстро побежала вверх по лестнице.
        Айвэн наблюдал за ней снизу, а когда она исчезла в ярко освещенном коридоре второго этажа, повернулся к пристально смотревшей на него бабке.
        - Может быть, тебе в самом деле пора начать ухаживать за горничными? - язвительно заметила она.
        Айвэн нахмурился:
        - Радуйтесь, что я вообще стою здесь, мадам. Не воображайте, что я позволю вам указывать, что мне делать.
        Старуха обиженно поджала губы.
        - Мисс Драйсдейл находится под моей опекой. И если бы в тебе была хоть унция чести, ты бы принял это во внимание. Я скорее отправлю ее домой, чем позволю тебе ее растоптать!
        - Дорогая бабушка, ваши поступки лишены всякой логики. Вы бросаетесь защищать мисс Драйсдейл от моих грязных помыслов и в то же время натравливаете на меня собственную крестницу. У вас в голове творится что-то невообразимое. Как бы то ни было, в своих решениях я не намерен принимать во внимание ваши пожелания. Как и прислушиваться к вашим угрозам. Уверяю вас, ни та, ни другая меня абсолютно не интересуют.
        Но, увидев Люси и Валери, Айвэн был вынужден признать, что несколько покривил душой. Валери была прекрасна в белом платье с нежно-голубыми розетками по краям. Светлые волосы ее были забраны вверх, спадая на плечи длинными локонами. Само олицетворение неземной красоты! Ангел, спустившийся с небес, дабы обворожить несчастное мужское население.
        В противоположность ей, Люси была во всем темном, а пышные волосы ее были забраны в строгую прическу… как и ее чувства. Но Айвэн чувствовал, что эти пышные волосы, эти чувства были готовы вырваться наружу. И он ощущал непреодолимую потребность распустить ей волосы, освободить из плена ее чувства. Ему хотелось зарыться лицом в пышные густые локоны и целовать, целовать ее до тех пор, пока она не забудет об осторожности и не даст волю своим чувствам…
        Айвен едва не выругался, почувствовав, что высвобождаться начала его природа. Да она превратила его в легко возбуждающегося, испытывающего первые сердечные муки мальчишку! Нет, так дальше продолжаться не может.
        - Добрый вечер, лорд Уэсткотт, - сказала Валери, застенчиво улыбаясь.
        - Леди Валери, - он поклонился, - вы сегодня прекраснее, чем обычно. Боюсь, что вы можете спровоцировать столкновения среди мужской половины приглашенных.
        Она наградила его благодарной улыбкой - столь же ослепительной, сколь и рассеянной. С тех пор, как Айвэн помог ей попасть на лекцию сэра Джеймса, она твердо записала его в старшие братья. Хотя эта роль, кажется, не слишком нравилась старой графине, если судить по ее настороженным взглядам.
        Айвэн перевел взгляд на Люси.
        - Ваша подопечная делает вам честь, мисс Драйсдейл. А этот оттенок зеленого вам очень к лицу. Он придает вашим глазам особый блеск.
        Остальное он оставил недосказанным, хотя его так и подмывало сорвать с нее эту зеленую ткань, зажечь ее глаза другим светом…
        Тяжелый стук в дверь положил конец несвоевременным мыслям. Люси пробормотала что-то в благодарность, и они выстроились в ряд для приема гостей.
        Айвэн вовсе не удивился, что первым явился сэр Джеймс.
        - Лорд Уэсткотт, леди Уэсткотт. - Он грациозно поклонился графине. - Для меня большая честь быть приглашенным в ваш дом.
        - Добро пожаловать, - поприветствовала его старуха. - Если не ошибаюсь, вы уже знакомы с моей крестницей, леди Валери Стэнвич?
        Айвэна вовсе не интересовали комплименты сэра Джеймса в адрес Валери. Но вот реакция Люси его интересовала - и очень. Выражение лица ее изменилось - сначала оно было просто приветливым, потом чрезвычайно приветливым и наконец хмуро приветливым.
        Айвэна вдруг охватила страшная злость, очень похожая на ревность, которую он испытывал в детстве, когда родители его сверстников в Берфорд-Холле присылали за ними на выходные и праздники.
        Проклятие! Да как она может смотреть так на этого неуклюжего школяра?!
        В свою очередь Люси с беспокойством наблюдала за сэром Джеймсом и Валери. Так и есть: он не замечает никого, кроме краснеющей девочки, а она - никого, кроме него. Но ведь ее родители никогда не дадут согласия на подобный брак! «Это кончится страданиями, - подумала она. - Как может Айвэн так жестоко использовать свою невинную кузину?»
        Люси вздрогнула от неожиданности, когда сэр Джеймс наконец повернулся к ней.
        - Мисс Драйсдейл, я так рад вас видеть!
        - Я тоже рада вас видеть, сэр Джеймс. Прошу прощения, что не смогла посетить вашу последнюю лекцию. Как ваши успехи?
        К счастью, ей не пришлось выслушивать его пространный ответ: появился лорд Данлейт, а сразу за ним - мистер и миссис Хартфорд Басс и пожилой мистер Басс, деловые партнеры Айвэна. Вскоре после них прибыл сэр Фрэнсис Риддингам с супругой Марианн и дочкой мисс Виолеттой Риддингам. Последней приехала виконтесса Лэтнер с двумя старшими дочерьми, Эрнестиной и Эдной.
        Холл был переполнен гостями, дворецкий уже начал потихоньку проводить их в гостиную, и тут, с опозданием как всегда, явились друзья Айвэна. Люси была вынуждена признать, что они производят впечатление. Каждый из трех молодых людей был по-своему привлекателен и каждый по-своему опасен - для любой молодой девушки. Деньги и благородная кровь с лихвой восполняли недостаток связей в обществе.
        Первым Люси приветствовал мистер Блэкберн.
        - Вы прекрасно выглядите, мисс Драйсдейл. Надеюсь, вы не лишите меня вашего расположения только за то, что я друг Айвэна? - с улыбкой протянул он.
        - У меня и в мыслях такого не было, мистер Блэкберн. Просто я беспокоюсь за вас - и именно по этой самой причине. Лорд Уэсткотт накличет-таки на вас беду, если вы не будете осторожны, - игриво добавила она.
        - Я о нем позабочусь, - вставил Джайлс Деймрон. - Здравствуйте, мисс Драйсдейл. Рад вас видеть.
        - Я тоже рада вас видеть в этом доме, - отвечала она. - И вас, мистер Пирс.
        - А уж как я рад! - ответил Эллиот Пирс.
        Он был последним из гостей. Леди Уэсткотт и Валери провели всех в гостиную, и Люси тоже собиралась пройти с ними, но мистер Пирс задержал ее.
        Она вопросительно посмотрела на него, и Пирс чуть заметно усмехнулся.
        - Надеюсь, вы понимаете, что играете с огнем? - пробормотал он так, чтобы слышала его только она.
        - С огнем? - переспросила Люси и высвободила руку. Она прекрасно поняла, о чем идет речь. - Ведь вы друг лорда Уэсткотта, с какой же стати вы предупреждаете меня? Мне кажется, вы все перепутали.
        Пирс лениво пожал плечами, но темные глаза его смотрели пристально.
        - Просто боюсь, что его планы на ваш счет могут выйти ему боком. Скажем так.
        - Его планы на мой счет? У него нет никаких планов на мой счет! - воскликнула Люси и тут же нахмурилась: - А какие, собственно, у него планы? И с какой это стати он обсуждает меня с вами?
        Пирс улыбнулся, и Люси уже не могла понять, шутит он или говорит всерьез.
        - Айвэн вообще ни с кем не советуется. Но я его давно знаю. И знаю, что ему нужно и чего ему не нужно.
        Эллиот Пирс всегда казался Люси опасным человеком. Ей очень не хотелось, чтобы он понял, как задели ее его слова.
        - В отличие от того, что вы подумали, мистер Пирс, у меня относительно лорда Уэсткотта нет никаких планов. Можете быть уверены, ему ничто не угрожает. А теперь, если вы не возражаете, давайте присоединимся к гостям.
        Она повернулась и направилась в гостиную, внутренне кипя. Да как он смеет говорить ей, что она не пара Айвэну Торнтону?! Она не давала ни малейшего повода думать, что считает его своей парой!
        Ну да, они танцевали у Макклендонов. И она даже с ним целовалась. Но неужели он рассказал об этом друзьям? А может, он и о шали рассказал?
        К Валери она подошла в отвратительном настроении и вместо того, чтобы поощрять общение своей подопечной, просто стояла и молчала, пока Валери и сэр Джеймс живо обсуждали роль родителей в воспитании детей.
        Айвэн не спускал с Люси глаз, она постоянно чувствовала на себе его тяжелый взгляд, но упрямо отказывалась смотреть в его сторону. Пусть Эллиот Пирс знает, как ошибся! И все же, даже не глядя на Айвэна, она знала, где он в данный момент находится и с кем разговаривает.
        Ужин не принес Люси никакого облегчения - тем более что посадили ее между сэром Джеймсом и виконтом Лэтнером. Айвэн же сидел в компании Валери и старшей из дочерей Лэтнеров. К тому времени, когда подали вареных устриц и Люси выпила третий бокал шампанского, она больше не могла слушать теории сэра Джеймса о губительности права первородства, а лорд Лэтнер совсем замучил ее разглагольствованиями об американских колониях.
        - Это уже больше не колонии, - напомнила она, едва сдерживая раздражение. - И уже лет пятьдесят, как таковыми не являются.
        - И виноват в этом отец короля! - заявил лорд Лэтнер. - Ей-богу, он потерял рассудок еще в семидесятые.
        Люси не сказала ничего оскорбительного своему нудному собеседнику только потому, что леди Уэсткотт поднялась из-за стола и пригласила дам в гостиную. Вслед за ней поднялись остальные гости. У Люси было такое ощущение, будто все смотрят на нее - и все ее осуждают. Во всяком случае, друзья Айвэна. Но почему их это так волнует? Она не ищет себе мужа, а он явно не ищет себе жену. Чего они испугались? Что она его совратит?
        - Не желают ли дамы подышать свежим воздухом? - спросила леди Уэсткотт, когда они оказались в гостиной.
        У Люси появился шанс сбежать. И пока остальные дамы прогуливались по саду или посещали дамскую комнату, она извинилась и поднялась к себе. Ей просто необходимо было несколько минут побыть одной, чтобы прийти в себя, иначе до конца вечера она просто не доживет.
        Оказавшись у себя в комнате, Люси присела на кровать и после недолгих размышлений поняла, что у нее есть только один выход. Надо возвращаться в Сомерсет! Только там она будет чувствовать себя в безопасности - вдали от Айвэна Торнтона и его не в меру любопытных друзей.
        Люси почувствовала, что на глаза у нее наворачиваются слезы, и сердито тряхнула головой. Она не плакса и никогда таковой не была! С какой стати плакать сейчас? Подумаешь, придется уехать из Лондона… Ей здесь больше делать нечего. Мир и покой деревни вдруг показались ей очень привлекательными. А в сэре Джеймсе Моби она разочаровалась, едва увидев его.
        А может быть, это произошло из-за того, что она встретила Айвэна?
        - Проклятие!
        Люси налила в фарфоровый тазик воды, ополоснула лицо, но тут голова у нее начала кружиться, и она поторопилась выпрямиться.
        Зря она столько выпила! Вот и еще одна причина, почему надо возвращаться в Хьютон-Мейнор. В последнее время она ведет себя совершенно недопустимо - слишком много пьет, слишком много танцует, слишком переживает из-за мужчины, который считает женщин какими-то низшими существами…
        «Так нельзя», - заявила она своему бледному отражению в зеркале.
        Но подобными заявлениями делу не поможешь. Надо уезжать отсюда. Из Уэсткотт-хауза и от Айвэна Торнтона.
        Люси вытерла лицо и, больше не глядя на себя в зеркало, глубоко вздохнула. Сейчас она спустится в гостиную, а утром поговорит с леди Уэсткотт и как можно скорее отправится домой.
        Но вся ее решимость улетучилась, едва Люси вышла из комнаты: в коридоре она увидела Айвэна.
        Люси невольно остановилась, но затем заставила себя пойти вперед. Если он надеется, что она будет болтать с ним наедине здесь, наверху, то он выпил намного больше ее!
        Однако Айвэн загородил ей дорогу. Принимая во внимание намеки мистера Пирса, а также репутацию лорда Уэсткотта, Люси насторожилась и разозлилась:
        - Что вы себе позволяете?
        Айвэн улыбнулся, но она видела, что он далеко не в игривом настроении.
        - Я могу задать тебе аналогичный вопрос.
        Люси воинственно выставила вперед подбородок.
        - Мне надо было привести себя в порядок. А вы что здесь делаете?
        Он сложил руки за спиной и начал раскачиваться с носков на пятки.
        - Просто хотел удостовериться, что в моем доме не происходит ничего непристойного.
        Люси от удивления открыла рот.
        - Надеюсь, вы не считаете меня способной на что-то подобное?
        - Ты дала мне достаточно оснований для этого.
        - Я? Я?! - Люси настолько растерялась, что даже начала заикаться. - Да как вы смеете?! Вы просто… просто…
        - Ты целовалась с такой страстью, что я подумал… Ведь на мне свет клином не сошелся.
        - На что вы намекаете? - воскликнула Люси вне себя от возмущения. - Что я здесь с кем-то встречаюсь? Да вы окончательно сошли с ума! Сэр Джеймс полностью поглощен Валери…
        - А как насчет Эллиота Пирса?
        - Эллиота Пирса?! Боже, какая глупость! - Люси постаралась взять себя в руки и надменно произнесла: - Я ни с кем не назначаю свиданий, милорд. Боюсь, вы судите о других по себе. Интересно, кого вы хотели сюда привести? Старшую из сестер Лэтнер? Или младшую? А может, мисс Риддингам?
        - Тебя.
        Люси даже поперхнулась и не закончила своей горячей обвинительной речи. Она ошарашенно смотрела на него.
        - Меня?
        - Тебя.
        Айвэн внезапно провел большим пальцем по ее нижней губе - так нежно, что от ее решимости не осталось и следа.
        - Вы… Вы играете со мной! Это нечестно…
        - А мне кажется, что все наоборот. Это ты играешь со мной, Люси.
        От его прикосновения губы ее начали дрожать, а он тыльной стороной ладони погладил ей щеку, затем скользнул по подбородку… Когда же Айвэн коснулся ладонью ее шеи, она уже дрожала с ног до головы.
        «Где он всему этому научился? - в панике подумала Люси. - Как это у него получается!» Он словно окутал ее каким-то облаком, и она уже не могла противостоять ему.
        - Ну, играй же со мной, Люси! Играй… - прошептал Айвэн.
        Она схватила его за запястье, но вместо того, чтобы оттолкнуть, притянула к себе.
        - Зачем ты это делаешь?
        - Я не могу этого не делать.
        - Но… Но ты не должен этого делать! Ты должен остановиться… Что за привычка совращать беззащитных девушек?
        - Так помоги мне, - пробормотал Айвэн. - Помоги мне остановиться.
        - Как? - прошептала она. - Как?
        - Поцелуй меня, - сказал он, склоняясь над ней.
        Люси поняла, что это неотвратимо, как морские приливы и отливы, как сама жизнь и смерть. Айвэн коснулся губами ее губ, и она забыла обо всем на свете. Как молния, поджигающая дерево, от которого начинается лесной пожар, губы его, прижавшись к ней, породили огонь, пожиравший все ее существо. Осторожность и рассудительность обуглились, превратились в пепел; приверженность правилам приличия не могла противостоять пламени ее чувств.
        Больше всего на свете ей сейчас нужен был этот человек!

        Айвэн ждал этого момента слишком долго - слишком много дней и ночей. А этот вечер оказался самым тяжелым. Она сидела рядом с сэром Джеймсом, и, хотя Айвэн знал, что того интересует только Валери, ему от этого легче не становилось. Люси явно восхищалась им, и это убивало Айвэна.
        А тут еще Эллиот! Люси почему-то стала вдруг интересовать его больше, чем женщины из его сомнительного окружения. Он даже несколько раз пытался расспрашивать о ней. Когда он задержал ее в холле, Айвэн сразу заподозрил неладное. А когда после ужина Эллиот покинул мужскую компанию и Люси тоже нигде не было видно, Айвэном овладела безумная ревность. Ведь его друг - повеса, каких поискать!
        И вот здесь, наверху, оказался не Эллиот, а он сам. И он целует Люси. И этим поцелуем он должен выжечь из ее головы даже мысль о других мужчинах.
        Айвэн не сдерживал себя. Пусть она почувствует всю силу его желания, даже если это ее испугает. Он заставит ее забыть о страхах, он вознесет ее к вершинам плотского наслаждения!
        Но Люси, к его радости, не выказывала признаков страха. Она прижималась к нему, она тянулась к его губам. Она отдавала ему свои губы, и он пожирал их жадно, со всей страстью, на которую только способен.
        Она была такой сладкой, такой восхитительной, что ему хотелось целовать и целовать каждую пядь ее тела. Поцелуй должен был когда-то закончиться, они оба тяжело дышали. Но это не конец, это только начало! Рука Айвэна скользила по ее спине, по талии, опускаясь ниже. Она не смогла сдержать стон, и Айвэн грубо прижал ее к себе, давая ей понять, как он ее желает.
        Он давно знал, что Люси женщина страстная. Только она слишком долго не давала своей страсти возможности проявиться. Но он поклялся себе, что выпустит эту страсть на волю, как она выпустила на волю его страсть.
        - Я сейчас тебя просто съем, Люси. Я так хочу попробовать тебя на вкус… Вот здесь, - он покусывал ей мочку уха, гладя ее по груди. - И здесь, - бормотал он, скользя губами по ее шее, а другой рукой поглаживая ей бедра. - И здесь, - шептал он, лаская пальцами сосок.
        - Айвэн… - простонала она, не в силах противостоять закружившему ее водовороту чувств.
        Она произнесла его имя с такой страстью, что он взмыл к новым высотам желания.
        - Люси, - пробормотал он, покрывая поцелуями ее шею и плечи. - Ты сводишь меня с ума! Скажи, ты хочешь меня? Хочешь?
        - Да, - просто ответила она и обхватила его за шею, отвечая на поцелуй.
        О большем Айвэн не мог и мечтать. Это превосходило все самые смелые желания, которые мучили его с тех пор, как они впервые танцевали в гостиной этого дома. Он поднял Люси на руки и, не отрываясь от ее губ, понес ее в спальню. Дверь захлопнулась. Не выпуская из объятий, он положил ее на кровать и сам лег рядом.
        А что, если она еще девушка? Айвэн старался этого не забывать, но сдерживать себя ему становилось все труднее. Одной рукой он приподнял ей юбку, другой пытался распустить волосы.
        Люси развязала ему галстук, расстегнула рубашку и теперь целовала его всюду, куда могла дотянуться - в губы, в ухо, в шею, в грудь. Язык ее становился все настойчивее, как и руки.
        Айвэн склонился над ней, глазами пожирая каждую пядь ее роскошного, потрясающего тела. Она казалась ему олицетворением женственности - мягкая и сильная, сладкая и жгучая, умная и красивая. И она принадлежала ему!
        Он быстро расшнуровал лиф ее платья, и оно соскользнуло с плеча, обнажив грудь. Айвэн нащупал губами взбухший сосок, он обвел вокруг него языком, и Люси задышала часто-часто, а он осторожно обхватил сосок зубами. Рука его гладила нежную кожу ее бедер - и вдруг скользнула меж ними, туда, где она была горячей и влажной.
        Ему хотелось целовать ее там. Ему хотелось целовать ее везде и довести до судорог наслаждения!
        Внезапно дверь с шумом распахнулась - и огонь, пожирающий их обоих, мгновенно погас, как под потоком холодной воды.
        - Господи ты боже мой! - раздался голос проклятой вездесущей бабки. - Да что тут происходит?

        13

        «Что тут происходит?»
        Если бы положение не было столь ужасным, Люси бы, наверное, рассмеялась - таким глупым показался ей этот вопрос. Разве леди Уэсткотт не была замужем? Разве она не знает, как называется то, что здесь сейчас происходило?
        Но положение, конечно, было ужасным. Унизительным. Невероятным. Недопустимым.
        Айвэн резко поднялся, прикрывая ее от нескромных глаз. Люси села на кровати, поспешно одернув юбку и прикрыв обнаженные ноги. Когда же она решилась посмотреть в сторону двери, кровь залила ей лицо. Леди Уэсткотт была не одна. Рядом с ней стояли сэр Лоренс и Эллиот Пирс.
        Господи! Да как могла она так забыться?!
        А все Айвэн Торнтон! Это он заставил ее забыть обо всем на свете, он делает с ней, что ему заблагорассудится. Хотя… Зачем лгать самой себе? Она не сопротивлялась ему. И если бы им не помешали…
        - Я буду благодарен, если вы оставите нас наедине! - прорычал Айвэн.
        - Вы и так слишком долго были наедине, - отрезала леди Уэсткотт. - Я буду благодарна, если ты оставишь спальню мисс Драйсдейл.
        - Иди, - прошептала Люси. - Иди, пожалуйста.
        Айвэн повернулся к ней, и на несколько мгновений глаза их встретились. Он все еще желал ее - она видела это по глазам. Но Люси понимала, что между ними все кончено. Теперь ее с позором отправят назад в Сомерсет.
        - Уходи. Пожалуйста, - едва слышно повторила она и опустила глаза.
        Айвэн застегнул рубашку и направился к двери. Все эти бесконечные ужасные секунды леди Уэсткотт хранила молчание, а сэр Лоренс не переставал бормотать:
        - В своем собственном доме… Невинная девушка… Неслыханно…
        Затем Эллиот сказал что-то так тихо, что Люси не разобрала.
        - Я с тебя шкуру спущу! - рявкнул Айвэн.
        Люси повернула голову. Друзья стояли в дверях, глядя друг на друга. При этом Эллиот олицетворял собой наглое безразличие, а Айвэн был в ярости.
        - Назови место и время, Торнтон. И я там буду.
        - Нет! - воскликнула Люси. Она еще не понимала причины их ссоры, но чувствовала, что каким-то образом это связано с ней. - Только не дуэль! Я не позволю вам драться. Опомнитесь, вы же почти братья!
        - Все! Хватит! - приказала леди Уэсткотт. - Я жду вас всех в библиотеке сразу после того, как поговорю с мисс Драйсдейл.
        Мужчины вышли, и дверь за ними закрылась, как приговор. Леди Уэсткотт молча смотрела на Люси.
        - Это я во всем виновата, - внезапно сказала она, тяжело опираясь на трость с хрустальным набалдашником.
        - Вы?
        Этого Люси не ожидала. Ведь она разбила надежды графини на то, чтобы женить Айвэна на Валери. Она ждала язвительных обвинений и не стала бы корить за них старуху.
        - Надо было за ним присматривать. И за вами, - добавила вдовствующая графиня, бросая на Люси проницательный взгляд.
        - Вы ни в чем не виноваты, - пробормотала Люси. - Это я не оправдала вашего доверия. Мне следовало быть осмотрительнее.
        Леди Уэсткотт нахмурилась:
        - Ну вот что. Слухи распространятся по городу уже завтра. Надо действовать быстро.
        Люси кивнула:
        - Я соберусь немедленно. Вы не будете возражать, если… Не может ли Симмс приказать кому-нибудь отвезти меня в станционную гостиницу? - В гостиницу? Бегство - это не выход, мисс Драйсдейл, если вы хотите быть принятой в обществе, пусть даже в деревенском.
        Люси непонимающе смотрела на старуху.
        - Надеюсь, вы не предлагаете мне оставаться здесь в качестве наставницы леди Валери? После того, что произошло, мое присутствие в доме может опорочить и ее имя. Вы это прекрасно понимаете.
        - Я прекрасно понимаю, что есть только одно верное решение. Вы должны выйти замуж за моего внука. И как можно скорее. Разумеется, разговоров не избежать. Но, как только вы поженитесь, эту мелочь тут же спишут на великую страсть. Так что, - продолжала она, не давая Люси времени опомниться, - садитесь за письмо брату и матери. Я сегодня же отправлю посыльного в Сомерсет известить о вашей свадьбе. Я понимаю, у них будет мало времени, но, если они не найдут себе дом в городе, я предлагаю им остановиться у себя. - Она замолчала и вопросительно посмотрела на ошеломленную девушку. - Надеюсь, вы хотите, чтобы ваши родственники были на свадьбе?
        Люси смотрела на нее с раскрытым ртом, не понимая, чего, собственно, от нее добивается пожилая дама.
        Какая свадьба? Ее и Айвэна?
        Она мотнула головой, пытаясь понять, что происходит.
        - Леди Уэсткотт, боюсь, это невозможно…
        - Еще как возможно! Вы нарушили мои планы, мадемуазель, спутали все мои карты. Так что теперь вам остается только подчиниться. Речь идет не только о вашей репутации. И я не позволю вам думать только о себе.
        С этими словами она развернулась и вышла из комнаты - совсем как Айвэн несколькими минутами раньше, - с шумом закрыв за собой дверь.
        Люси была настолько ошарашена тем, как резко изменилась ее жизнь, что даже не нашлась что ответить.
        - Айвэн не согласится! - крикнула она наконец, когда дверь уже закрылась. - Он не согласится! И я тоже… - уже едва слышно закончила она и даже притопнула ногой, но ковер приглушил этот звук.
        И все же Антония услышала ее возглас. «Ничего, это все оттого, что девочка просто не верит в свое счастье», - решила она про себя. Улыбка осветила лицо пожилой женщины, глаза ее загорелись торжествующим огнем. Она в полушаге от победы! Вот-вот желание ее исполнится. Несмотря ни на что, ее последний отчаянный план, кажется, удался. Остается только уговорить Айвэна. А судя по тому, в каком состоянии ее внук, он сам только и думает о том, как бы выкарабкаться из этого положения.
        Только ни в коем случае нельзя показывать ему свою заинтересованность!
        Антония на мгновение задержалась у двери библиотеки. Она чувствовала запах табака, но из-за закрытой двери до нее не долетало ни единого звука. Они скорее всего все там и молча смотрят друг на друга. Графиня медленно вдохнула. Надо быть очень осторожной, надо тщательно подбирать слова. Но она свой шанс не упустит.
        Она не пойдет на поводу у Айвэна. На сей раз нет. Он очень хорошо заглотнул наживку.

        Айвэн сидел, развалясь в огромном кожаном кресле, наблюдая за дымом от собственной сигары. Он специально закурил, чтобы досадить лорду Данлейту, а кроме того, чтобы чем-то занять руки и ненароком не задушить Эллиота. Ну, ничего, пусть только попробует подойти к Люси. Он его тут же отправит на тот свет.
        А вот и старая колдунья - прямая, как кочерга, и полная решимости. Айвэн, пожалуй, впервые в жизни смотрел на нее отрешенно.
        Старая ведьма с холодным сердцем и стальными нервами вознамерилась распоряжаться жизнью своих родных так же, как огромным состоянием, доставшимся ей от мужа. Айвэн был вынужден признать, что это ей неплохо удавалось: она очень умело распоряжалась деньгами и недвижимостью семьи. Лучше, чем многие. Но вот с людьми у нее ничего не получалось.
        На мгновение он попытался представить себе жизнь отца. Скорее всего это из-за нее он перестал чувствовать себя настоящим мужчиной. И взбунтовался.
        Айвэн нахмурился. Плевать он хотел на то, почему отец его оказался таким бесхребетным подлецом. Самое главное, что сам он таким не будет никогда!
        Леди Уэсткотт стояла у двери и свирепо разглядывала его.
        - Если бы я знала, что ты устроишь сегодня такой скандал, я бы пригласила совершенно других людей.
        - Надеюсь, я бы все равно фигурировал в вашем списке? - вставил Эллиот.
        - Послушайте, молодой человек! - взорвался лорд Данлейт. - Хватит с нас шутовства…
        - Вы бы возглавили этот список, - заверила Эллиота леди Уэсткотт. - Сразу за моим безнравственным внуком, естественно.
        - Не сомневаюсь, что вы прекрасно разбираетесь в репутациях людей, - язвительно усмехнулся Айвэн. - И если я как-нибудь надумаю устроить здесь оргию, я непременно обращусь к вам.
        - Прекратите! - повторил лорд Данлейт, резко поднявшись с кресла. - Я не позволю вам оскорблять Антонию. И сухим из воды вам на сей раз не выйти. - Он грозил Айвэну узловатым пальцем. - Поскольку здесь некому вступиться за честь мисс Драйсдейл, я эту миссию возьму на себя. Вы обязаны сделать ей предложение, Уэсткотт. Немедленно, иначе я буду вынужден бросить вам вызов!
        Айвэн медленно затянулся, выпустил идеальное кольцо серо-голубого дыма и усмехнулся старику в лицо.
        - Вы вызываете меня на дуэль? На шпагах?
        - А ты думаешь, я не смогу насадить тебя на клинок? - запальчиво воскликнул лорд Данлейт.
        - Но если вдруг вам это не удастся, то за вас это сделаю я, - насмешливо протянул Эллиот.
        Этого Айвэн уже снести не мог. Если Эллиот надумал завоевать Люси, играя роль ее спасителя, он об этом пожалеет! Айвэн бросил сигару и холодно посмотрел на человека, которого столько лет считал своим другом.
        - Я полагаю, место и время назначает тот, кто бросает вызов?
        - Никаких дуэлей! - вмешалась леди Уэсткотт. - Я этого не допущу.
        - Вы здесь совершенно ни при чем, мадам. Как, впрочем, и во всем остальном, - отрезал Айвэн.
        Она посмотрела на него с неприкрытым презрением.
        - Боже, да ты даже омерзительнее, чем я думала. Ты растоптал чувства множества юных девушек, которые имели несчастье попадаться тебе на пути, и не сделал предложение ни одной. А теперь ты втянул в отвратительную историю наставницу собственной кузины.
        - Если она подходит на роль наставницы вашей крестницы, то почему она не подходит мне?
        - Я и не говорю, что она тебе не подходит. Скорее наоборот. У нее нет титула и невелико приданое. Но одно достоинство у нее было: ее незапятнанная репутация. А ты лишил ее и этого. Ты погубил репутацию уважаемой женщины! И ради чего? Ради того, чтобы досадить мне. Да будь ты хоть…
        - У меня не было намерения губить репутацию мисс Драйсдейл.
        - Но ты это сделал! - воскликнула графиня. - Уж не думаешь ли ты сохранить это в тайне?
        - О нет, на это я не надеюсь, - заверил ее Айвэн и угрожающе посмотрел на Эллиота. - Я объявляю всем, что женюсь на Люси Драйсдейл. И отныне прошу смотреть на нее как на мою невесту.
        Каждый из присутствующих отреагировал на это заявление по-своему. Эллиот, ухмыляясь, задумчиво смотрел на него. Смеется он или соглашается с ним, понять было невозможно.
        У бабки глаза сузились, словно она ему не поверила. Затем, не сразу, на ее морщинистом лице проступило выражение облегчения. Айвэн с удивлением отметил, что судьба Люси Драйсдейл волнует ее больше, чем его брак с Валери.
        Только лорд Данлейт в растерянности переводил взгляд с одного на другого.
        - Что ты сказал? Что он сказал, Антония? Я что-то не понимаю…
        - Он сказал, что женится на ней, - пояснила леди Уэсткотт, не сводя глаз с Айвэна. - Надеюсь, ты не шутишь? - Она покачала головой. - Полагаю, я должна радоваться, что хотя бы один из вас об этом подумал.
        Айвэн нахмурился:
        - Что вы хотите сказать? Что Люси к этому не расположена?
        Антония пожала плечами:
        - Последнее, что я слышала, выходя из ее комнаты, это то, что брак с тобой невозможен.
        Этого Айвэн не ожидал. Внешне он сохранял спокойствие, но внутренне весь сжался от боли, как от удара в солнечное сплетение.
        - Невозможен? Если она еще не замужем, то все возможно!
        - А если ее просто не прельщает перспектива брака с тобой? - задумчиво сказал Эллиот. - А что, если ее сердце принадлежит другому?
        Айвэн с трудом сдержался, чтобы не отвесить ему пощечину.
        - Я лучше всех вас знаю, кому принадлежит сердце Люси Драйсдейл. Именно поэтому мы вообще что-то здесь сейчас обсуждаем. - Он поднялся. - Мне надо поговорить с Люси наедине.
        - Наедине? Ну-ну, - хмыкнула леди Уэсткотт. - Я пошлю за ней. И дам вам пять минут - здесь, в библиотеке. Не больше. - Она некоторое время молча смотрела на него, потом вздохнула - Несмотря на не самые благоприятные обстоятельства твоего приближающегося брака, Айвэн… я желаю тебе добра.
        Она проводила мужчин до двери, и Айвэн остался один, размышляя над ее последним замечанием.
        Бабка желает ему добра? Да никогда в жизни он в это не поверит! Она способна желать добра только себе. Старая графиня давно уже мечтает об одном: чтобы он женился.
        И уже этого достаточно, чтобы он отказался от своего предложения, черт побери!
        Айвэн затушил сигару и поднялся. Нет, все-таки нельзя сказать, что он окончательно подчинился ее воле. Проклятая старуха мечтает о богатой и глупой наследнице, которая имела бы даже больше земель, чем она сама. Вернее - чем он! А он собрался жениться на синем чулке, на девушке, у которой нет ничего, кроме, в лучшем случае, небольшого куска земли, да и тот принадлежит ее брату.
        Но сути дела это не меняет: ему жениться ни к чему.
        Айвэн подошел к бару и налил себе виски. Черт возьми! Он вовсе не хотел, чтобы все произошло именно так. Нельзя было идти на поводу своих чувств - и, уж во всяком случае, попадаться в самый ответственный момент на глаза своей же собственной бабке!
        Дверь почти неслышно открылась. Айвэн сделал большой глоток виски, поставил стакан, постоял, затем вновь резко поднял его и залпом осушил. И только после этого повернулся.
        Люси стояла около двери, готовая в любой момент бежать. Она успела поправить прическу и платье, но все равно не выглядела как прежде. Губы у нее были красными и распухшими, на щеках играл румянец. Ему даже показалось, что стоит ему посмотреть ей на грудь, как напряженные соски тут же проступят из-под ткани…
        Господи, как же он ее хотел!
        Но Люси настороженно смотрела на него, и Айвэн нахмурился.
        - Так ты считаешь, что брак со мной невозможен? - резко спросил он.
        Она вздернула подбородок.
        - Мы не подходим друг другу. Вы и сами это знаете.
        - Чем же, интересно, я тебе не подхожу? У меня есть деньги, земля, титул. Разве не об этом мечтает каждая женщина?
        - Если бы я мечтала об этом, я бы уже лет десять была замужем. И у меня уже было бы четверо или пятеро ребятишек.
        - Ясно. Так что тебе нужно?
        - Я могу задать вам тот же вопрос, милорд.
        - Милорд? Даже после того, что между нами едва не произошло, и ввиду того, что очень скоро произойдет, ты называешь меня милордом?
        Люси тяжело вздохнула, и он чуть с ума не сошел от того, как при этом приподнялась ее грудь.
        - Ничего между нами не произойдет. Я возвращаюсь в Сомерсет…
        - И не мечтай!
        Она вновь вздохнула.
        - И все-таки я намерена вернуться в Сомерсет, а вы… вы можете продолжать свою бесконечную войну с собственной бабкой.
        Она так старалась выглядеть храброй, а была такой хрупкой, что Айвэн, несмотря на обуревавшую его злость, едва не улыбнулся. По крайней мере с ней не соскучишься.
        - Ты не ответила: чего ты ждешь от мужа?
        - Да мне вообще не нужен муж. А вам жена, - добавила она. - Так зачем весь этот спектакль?
        - Вообще-то, чем больше я об этом думаю, тем привлекательнее мне кажется мысль о женитьбе. Во всяком случае, тогда мне никто не помешает любить тебя, когда мне заблагорассудится.
        Люси покраснела - чего он и добивался. Айвэн пересек комнату и остановился на расстоянии вытянутой руки от нее.
        - И никто не помешает тебе, Люси. Если бы мы были женаты, я сейчас уложил бы тебя прямо на этот ковер. И имел бы право сорвать с тебя одежду - всю, до последней ниточки. С себя бы я тоже все снял, и тогда… Поверь мне, мы будем счастливы в браке.
        Айвэн почувствовал, что его плоть напрягается от нарисованной им самим картины. Люси тоже дышала учащенно, а глаза ее потемнели от желания. Она опустила их и, заметив его состояние, мучительно покраснела.
        - Это все ты, - прошептал Айвэн, и она резко подняла голову. - Не смущайся, я знаю, что в моем присутствии ты чувствуешь то же, что и я, - продолжал он, притрагиваясь тыльной стороной ладони к бутону, напрягшемуся у нее под платьем.
        Люси вскрикнула, как от резкой боли, и отпрянула. Айвэн оказался перед гладкой стеной и несколько секунд стоял, упираясь в нее вытянутыми руками, тщетно пытаясь успокоиться. Нельзя так распускаться! Ему казалось, что он сейчас лопнет от сдерживаемого желания.
        - Похоть - еще не причина для брака, - с трудом произнесла Люси.
        - Прекрасно. Тогда будь моей любовницей.
        - Ни за что!
        Он повернулся к ней.
        - Извини мой сарказм, Люси. Я действительно иногда неудачно шучу. Но ведь это не помешает нам понять друг друга?
        - Я за тебя не выйду.
        - Да почему, черт побери?!
        - Потому что… Потому что мы сделаем друг друга несчастными.
        - Можно подумать, что растоптанная репутация и насмешки общества сделают тебя счастливее.
        Сейчас их разделял стол; они долго молча смотрели друг другу в глаза. Он видел, что попал в точку, но она еще держалась.
        - Рано или поздно разговоры кончатся.
        - Кончатся, но только в том случае, если ты похоронишь себя в деревне.
        Люси покачала головой:
        - Как бы то ни было, я на такой союз не согласна.
        Айвэн начал терять терпение. Он понял, что Люси не играет, она действительно отказывается выходить за него замуж. Она отказывается от предложения, которое должно было вознести ее на седьмое небо! Неужели она, совсем как его отец, считает, что цыгане предназначены только для любовных утех?!
        Но, в конце концов, он не какой-то бесправный цыган, как его мать. Он Айвэн Торнтон, граф Уэсткотт, виконт Сифорт, барон Тернер. Он имеет право на все. И он покажет ей свою власть!
        - Мы поженимся через неделю. Я пошлю приглашение твоему брату. Надеюсь, он отнесется к этому не так, как ты.
        - Айвэн, не надо меня принуждать! Мы оба об этом пожалеем…
        - Это будет позже, - отпарировал он, поймав ее за руку через стол и притянув к себе. - Сдавайся, Люси. У тебя нет выбора.
        И он ее поцеловал. Это был жесткий, жестокий поцелуй. Он был намерен доказать ей, что она ни в чем не может ему отказать. Он хотел наказать ее за то, что она его отвергает.
        Люси отказывалась его целовать, но Айвэн не отпускал. Она попыталась вывернуться, но он только сильнее прижал ее к себе. И когда наконец она под его натиском раскрыла губы и язык его заставил ее расслабиться, у него было только одно желание: поглотить все ее существо.
        Да как она может сравнивать его с этим жалким книголюбом?! Как она может даже смотреть на Эллиота Пирса?!
        Айвэн был настолько возбужден, что понял: неделю ему не выдержать. Просто не выдержать!
        Но тут он почувствовал на губах вкус ее слез, горьких и соленых, и сразу пришел в себя. Он отпустил Люси и увидел, что лицо ее пылает от желания, а в глазах застыло отчаяние. Это неожиданно взбесило Айвэна. Он так просто может заставить трепетать ее тело, но не способен завоевать ее сердце!
        - Ты станешь моей, Люси. Другого не дано. Для всех будет легче, если ты перестанешь сопротивляться.
        Айвэн резко развернулся и вышел из библиотеки. Впервые в жизни он был близок к тому, чтобы спутать плотское желание с любовью. Но Люси не должна знать, какую власть она приобрела над ним!

        14

        Это была самая тяжелая неделя в ее жизни.
        Айвэн куда-то уехал, она не видела его ни разу после той жуткой сцены в библиотеке. Леди Уэсткотт сказала, что жених не должен жить в одном доме с невестой, и он, похоже, с ней согласился.
        Люси пыталась объяснить графине, что она вовсе не создана для Айвэна, но старуха ее не слушала. И сколько бы она ни просила дать ей возможность поговорить с Айвэном, его к ней не подпускали.
        Начались торопливые приготовления к свадьбе. Венчание было назначено на четверг в церкви Девы Марии.
        Люси отказалась выйти к модистке. Но даже это не остановило леди Уэсткотт.
        - Модистка может снять мерку с любого из ваших платьев. Если вы не желаете в этом участвовать, фасон придется выбирать мне. Думаю, подойдет бледно-голубой шелк с темно-зеленой и кремовой окантовкой. Что-нибудь элегантное и не очень фривольное, как и подобает женщине вашего возраста.
        - Я его не надену! - поклялась Люси. - Я не выйду замуж за мужчину, который меня ненавидит!
        - Кто вам сказал, что он вас ненавидит?
        - Он всех ненавидит! Вас, меня, даже своих ближайших друзей…
        Но Люси так и не удалось переубедить вдовствующую графиню. А через три дня после того рокового вечера в Лондон явились ее родственники. Не только Грэхем, но и мать, и Гортензия с детьми и слугами.
        Начался настоящий бедлам.
        - Ты нас уничтожишь! - бесновался Грэхем, когда Люси робко сказала ему, что не хочет выходить замуж за Айвэна Торнтона.
        - Господи! Моя единственная дочь!.. - причитала мать.
        - Бедняжка Пруденс, - всхлипывала Гортензия. - Бедняжка Черити, бедняжка Грейс. Кто будет готовить их к выходу в общество? Сами они не найдут себе подходящую партию!
        - Я откажу тебе в пособии, - поклялся Грэхем. - Ты останешься на улице, я и близко не подпущу тебя к детям.
        - Господи, Грэхем! - воскликнула мать. - Только не это!
        Люси хотелось визжать. Ей хотелось бежать от них куда глаза глядят и от души выплакаться. Но слезами, как известно, делу не поможешь, и она чувствовала себя, как мышь в мышеловке.
        И почему Айвэн так настаивает на этой глупой затее?! Люси понимала, что очень неудачно поговорила с ним тогда в библиотеке. Он воспринял ее отказ как оплеуху. Чувствам его был нанесен такой удар, что он был оглушен и просто не мог ее понять. Если бы только ей дали встретиться с ним в спокойной обстановке, объяснить все без излишних эмоций…
        - Я подумаю о твоих словах, - сказала она Грэхему. Гортензия подняла на нее глаза, мать замерла, так и не поднеся к глазам платок, но Люси не обратила на них внимания. - А сейчас я бы прилегла, - сказала она, не давая воли своим чувствам. - Я буду ужинать у себя.
        Однако, оказавшись в своей комнате, где никто ей не мешал размышлять, она совсем растерялась. Через два дня состоится ее свадьба с Айвэном, дом похож на растревоженный улей, во всех газетах стали появляться объявления о предстоящем бракосочетании… Что же ей теперь делать?!
        Люси сидела у окна и смотрела на улицу. Может быть, напрасно она сопротивляется неизбежному? Любая другая на ее месте была бы просто счастлива. «Поймать» такого прекрасного и богатого жениха, как граф Уэсткотт! Наверняка немало молодых леди уже пробовали женить его на себе. Но ни у кого ничего не получилось. «Так чего же ты? - спрашивала она себя и сама же отвечала: - А то, что я его люблю, а он меня нет…»
        Люси грустно вздохнула. Какой смысл обманывать себя, особенно сейчас? Айвэн пробуждал в ней не просто физическое желание, естественное для женщины ее возраста. Нет, как-то так получилось, что он пробудил в ней чувства несравненно более глубокие! Он вовсе не такой жесткий и неприступный человек, каким хочет казаться. Он вовсе не глух к чужим переживаниям. Только он не знает, что такое любовь; ему кажется, что никакая любовь ему не нужна. И именно поэтому она так отчаянно его любит! Именно поэтому ей так хочется окружить его любовью, уберечь от всего на свете. Сделать его счастливым…
        Но ему все это совсем не нужно. Да, он готов дать ей титул, красивые дома, большие деньги. А взамен просит только одно: ее тело. На более глубокие чувства он не способен.
        От этой горькой, безысходной мысли на глаза Люси навернулись слезы. Неравность их отношений вселяла в нее ужас. Любить и не быть любимой… Вряд ли она это перенесет: слишком уж тяжелая судьба.
        Она вытерла слезы и уставилась в темноту. Напротив дома остановился экипаж, из него вышел какой-то человек и остался стоять на улице, когда экипаж уехал. Люси вспомнила ту ночь, когда Айвэн на этом самом месте прощался с женщиной, и ей стало еще хуже.
        А что, если и после их свадьбы он будет общаться с подобными женщинами?
        Да нет, это невозможно! Хотя с какой стати он должен изменять своим привычкам? Кто знает, может, в этот момент он как раз этим и занимается?!
        Люси вскочила и нервно заходила по комнате из угла в угол. «Нельзя доводить себя до исступления из-за какого-то дурацкого предположения!» - пыталась она урезонить себя. Но все было напрасно. Наконец Люси твердо решила, что ей необходимо увидеться с Айвэном. Надо еще раз попытаться отговорить его от этого брака. Иначе они всю жизнь будут горько сожалеть о содеянном.
        Найти его оказалось вовсе не трудно. Люси отправилась на конюшню, чтобы попросить заложить для нее экипаж. И первый же конюх, к которому она обратилась, сказал, что лорд Уэсткотт скорее всего обитает у мистера Эллиота Пирса.
        - У мистера Пирса? Ты уверен?
        - Он часто у него жил в последнее время. И мистер Блэкберн тоже. Там вообще часто собираются холостяки… - Парень заколебался. - А вам и правда туда нужно, мисс?
        - Да! - Она сунула ему в руку еще один шиллинг. - Поехали!

        Дом Эллиота был погружен в тишину. Свет горел лишь в нескольких окнах.
        - Скорее всего никого нет дома, - предположил парень. - Дворецкий говорит, что они часто возвращаются за полночь.
        За полночь! И неизвестно откуда… Люси была в растерянности: дожидаться или возвращаться на Беркли-сквер?
        - Я, пожалуй, оставлю лорду Уэсткотту записку. Спроси, не проводит ли меня дворецкий в гостиную, - попросила она, без посторонней помощи выходя из коляски. - И скажи, что мне понадобятся чернила и бумага.
        Люси скомкала несколько листов бумаги, прежде чем написала письмо. Она всегда гордилась своим почерком и литературными способностями, но в этот раз у нее ничего не получалось. Она уже начала сомневаться, что когда-нибудь напишет это письмо, но тут в холле послышались шаги.
        Айвэн? Чувства ее закружились в бешеном водовороте. Она и надеялась, и страшилась.
        Но это был не Айвэн, а мистер Эллиот Пирс. Увидев его, Люси не смогла скрыть своего разочарования, и он криво усмехнулся.
        - Насколько я понимаю, вы ждали вовсе не меня? - Он вошел в гостиную, снимая перчатки и расстегивая плащ. - Если вы хотели поговорить со своим женихом, надо было просто сообщить. И он бы тут же приехал.
        - Я просила, но никто ему не передал. И тогда я решила приехать сама.
        - Думаю, он будет очень рад. Проводить вас в его комнату?..
        - Нет-нет! - с излишней поспешностью воскликнула Люси. - Я просто хотела с ним поговорить о… о нашем браке. Но поскольку я его не застала…
        - Понятно. Поскольку вы его не застали, то решили написать?
        Люси разгладила последний из исписанных листов.
        - Да.
        Пирс протянул руку.
        - Так передайте его мне. Айвэна может не быть всю… довольно долго, - закончил он. - Но я могу доставить ему это письмо, если пожелаете, я догадываюсь, где он.
        Люси прикусила губу. Она и сама догадывалась, где он, и от этой догадки сердце ее ныло…
        - Хорошо. Я только подпишу и запечатаю.
        - Не кажется ли вам, что печать вряд ли помешает мне прочесть ваше письмо, если я пожелаю? - усмехнулся Пирс.
        Люси рассердилась:
        - Я думала, вы его друг!
        - И это действительно так, хотя в последнее время он не очень ко мне благоволит. Но мы все же помирились.
        - Видите ли, это письмо частного характера, и мне бы не хотелось…
        - Вам придется рискнуть, мисс Драйсдейл. Это письмо Айвэну вы можете передать только через меня. - Он ослабил галстук и уселся в кресло. - Так что решайтесь.
        Люси строго посмотрела на него, но это не помогло. Сердясь на него и на всех мужчин вообще, она опустилась в кресло и начала перечитывать письмо.
        «…Так что, как видите, брак наш не принесет пользы ни мне, ни особенно вам. Слухи вокруг нас улягутся куда быстрее, нежели мы сможем преодолеть последствия столь нежелательного союза.
        Желаю вам всего наилучшего и очень надеюсь, что вы найдете женщину, достойную вашей любви и уважения, которая ответит вам взаимностью.
        Остаюсь вашим другом,
        Люси Драйсдейл».

        Она опустила руку с письмом на колени и задумалась. Другом? Она на всю жизнь останется женщиной, которая любила его и ждала от него только любви. Единственного, чего он не мог ей дать…
        Люси снова взяла перо и приписала внизу:
        «P. S. Возможно, мистер Эллиот Пирс прочел письмо. Надеюсь, вас это не очень смущает.
        Л.».

        Она сложила листок, спрятала его в конверт, запечатала парафином от горящей свечи и поставила на нем крестик.
        - Пожалуйста. Вскрывайте, если хотите. Только обещайте, что доставите письмо. Сегодня же! - добавила она.
        - Клянусь кровью отца, так и не раскаявшегося в своих деяниях.
        Люси передала мистеру Пирсу послание, поднялась и выжидательно посмотрела на него.
        - Ну, так вы едете?
        Пирс улыбнулся, играя письмом.
        - А знаете, вы ведь совсем не в его вкусе, - протянул он.
        Люси и так была подавлена, а подобное замечание еще больше расстроило ее.
        - Я знаю.
        - Впрочем, с другими Айвэн только играет. Или использует их для удовлетворения своих потребностей, - продолжал Пирс, словно не замечая ее состояния. - Так, может, это они не в его вкусе? А вы как раз в его?
        Люси вздохнула: ей очень хотелось, чтобы это было так.
        - Откровенность за откровенность, сэр. По-моему, Айвэн полагает, что между мной и вами что-то есть.
        Пирс улыбнулся:
        - Это действительно так. Но ваше письмо развеет его сомнения. - Он поднялся и проводил ее до двери. - Если вы не желаете подливать масла в огонь и давать пищу слухам, которые и так уже ходят вокруг вас, то лучше идите, мисс Драйсдейл.
        С каждым шагом к экипажу Люси становилось все более не по себе. А вдруг мистер Пирс не передаст письмо Айвэну? Что, если по непонятным для нее причинам он решит подогреть необоснованные подозрения своего друга?
        - Но вы в самом деле передадите письмо?
        - Ну конечно!
        - Поклянитесь!
        - Какой смысл? Если я настолько беспринципен, что могу не передать ему письмо, то, наверное, мне хватит наглости нарушить клятву.
        Люси нахмурилась:
        - Знаете что? Отдайте мне письмо.
        Они уже стояли на ступеньках. Пирс удивленно посмотрел на нее.
        - Возвращайтесь домой, мисс Драйсдейл. Поверьте, я действительно желаю Айвэну добра.
        И вдруг, неожиданно взяв Люси за подбородок, он поцеловал ее в лоб.
        Люси попятилась. Все это было так странно… И хотя этим целомудренным поцелуем, да и всем своим видом он выказывал только братское участие в судьбе Айвэна, от мистера Пирса она такого никак не ожидала и даже не нашлась что сказать.
        - Спокойной ночи, Люси. Приятных сновидений.
        Она забралась в повозку и внимательно посмотрела на мистера Пирса.
        - Спокойной ночи.
        Люси была сбита с толку, но эта сцена ее почему-то успокоила.

        А вот человек, сидевший на лошади в тени дома на другой стороне улицы, вовсе не был так спокоен. Он был взбешен! Он был раздавлен!
        Айвэн смотрел на отъезжающий экипаж, едва дыша от ярости. Такого он не ожидал. Черт бы побрал эту девку!
        Он развернул коня, пришпорил его и подъехал к дому. Эллиот сидел на ступеньках, локтями упираясь в колени; в руках у него был какой-то белеющий в темноте конверт.
        - Ты ко мне?
        Айвэн с трудом сдержался, чтобы не ударить его по лицу. За двадцать лет он должен был понять, что Эллиот никогда и ничего не делает просто так. Он никого не боится и готов на все. Но по-своему он был верен их дружбе. «Прежде мы ни разу не ругались из-за женщины, - напомнил себе Айвэн. - Но ведь и женщины вроде Люси нам раньше не встречалось…»
        Он соскочил с коня и навис над сидящим Эллиотом.
        - Что здесь произошло?
        Эллиот насмешливо ухмыльнулся и протянул Айвэну письмо.
        - Надеюсь, это тебе что-нибудь объяснит. От восхитительной мисс Драйсдейл, - со знанием дела добавил он.
        Айвэн бросил на него сердитый взгляд, отвернувшись, сорвал с конверта печать, подошел к уличному фонарю и начал читать.
        «…Нам не следует вступать в брак… ужасная ошибка…»
        Целая страница глупых извинений и ни слова правды! Ярость его нарастала.
        «…Из меня никогда получится настоящая графиня. Вы заслуживаете женщины, которая возвысит ваш титул и сможет быть вам достойной женой. Женитесь только на женщине, которую полюбите…»
        Айвэн скомкал письмо. Которую он полюбит? Что за детский лепет? А может быть, это она намерена выйти за кого-то другого? Что, если она и в самом деле любит кого-то другого, а он - лишь один из многих отвергнутых претендентов?
        Ясно одно: она предпочитает быть парией в обществе, нежели женой графа Уэсткотта, богатой и уважаемой. Она предпочитает жить без репутации, но только не выходить за него замуж!
        - Ну что? Свадьба отменяется? - спросил Эллиот. - Она сама тебя отвергла или хочет, чтобы ты это сделал? Даже не знаю, как должен поступить истинный джентльмен с такой упрямой невестой. Если ты откажешься от своего предложения, то она окажется пострадавшей стороной. А ты, конечно, выставишь себя подлецом. Симпатии общества будут на ее стороне. Может, это поможет ей побыстрее восстановить свою репутацию? Но свет в любом случае будет ее презирать. Тебе-то, конечно, все равно, тебе хуже не будет: ты как был незаконнорожденным графом, так им и останешься.
        Айвэн поднял голову и холодно уставился на друга. Он уже совладал с приступом ревности.
        - Послушай, а тебе-то что за дело до всего этого, Пирс?
        Эллиот пожал плечами и, облокотившись на ступеньки, приподнялся на локтях.
        - Мне скучно. Бизнес - дело хорошее, не спорю, но надо же когда-то и развлечься. А наблюдать за тем, как за тобой гоняются все эти благовоспитанные девицы на выданье и их мамаши, мне надоело. Но этот новый оборот… Ты бегаешь за синим чулком, а она тебя и знать не хочет! - Он опять пожал плечами. - Лучшего развлечения и не придумаешь.
        - Ты все еще гадаешь, кто из нас победит? Я или Люси?
        Эллиот усмехнулся.
        - Джайлс настолько наивен, что полагает, будто заставить ее делать то, чего она не желает, просто невозможно. А Алекс уверен, что титул и деньги всегда одержат победу. Кстати, он тебе советует сделать ей такой свадебный подарок, от которого ей будет трудно отказаться. Денег у тебя достаточно, чтобы независимая мисс Драйсдейл могла, например, покровительствовать каким-нибудь благотворительным начинаниям. - Он хитро улыбнулся. - Кто знает, может, ей вздумается заняться поддержкой непризнанных ученых?
        Айвэн сжал в кулаке письмо Люси. Он не позволит своей жене возиться с какими-то писаками вроде сэра Джеймса Моби.
        - Хочешь заключить пари?
        Эллиот поднялся.
        - Я ставлю на мисс Драйсдейл. Я ей верю. Она - натура страстная и искренняя.
        Айвэну не понравилось, что он так о ней говорит. Он понимал, что Эллиот лишь поддразнивает его, но ему все равно было не по себе.
        - Именно страстная натура и приведет ее в конечном итоге к алтарю, - заявил Айвэн.
        - С тобой?
        - Со мной.
        - В таком случае - пари!
        Айвэн несколько мгновений смотрел на друга. Все-таки Эллиот испытывает какой-то странный интерес к Люси. Но Айвэн на ней женится, следовательно, принадлежать она будет только ему! Однако не помешает на всякий случай отправить Эллиота куда-нибудь подальше.
        - Что ж, согласен. Мое условие таково: на следующий день после свадьбы, в пятницу, ты уедешь из города, вернее - из страны. По меньшей мере на год, - добавил он.
        Эллиот почесал подбородок.
        - А если ты не женишься на ней в четверг, то оставишь ее и позволишь другим за ней ухаживать.
        Айвэн сжал кулаки.
        - Например, тебе?
        - А ты хочешь, чтобы она осталась одна до конца дней своих?
        «Этого не будет!» - поклялся себе Айвэн спустя несколько минут, скача по полуночным, тускло освещенным улицам Лондона к Беркли-сквер. Залаяла собака, ей вторила другая; кошка черной тенью метнулась через улицу. И больше никого - только он и его мысли.
        Он заключил-таки пари с Эллиотом. А на письмо Люси он ответит лично и прямо сейчас! Он сломает ее сопротивление. Что бы она ни писала, она не может предпочесть бесчестие титулу графини.
        Не может?..

        Люси сидела перед окном и расчесывала волосы. Когда она бесшумно проникла в дом через заднюю дверь и на цыпочках поднялась к себе по лестнице для прислуги, было очень поздно, и свет во многих спальнях уже не горел. Она быстро переоделась в ночную рубашку, но была слишком возбуждена, чтобы уснуть.
        Передаст ли Эллиот ее письмо Айвэну? Прочтет ли его Айвэн? Поймет ли, что они совершают непоправимую ошибку?
        Она смотрела на улицу, машинально водя расческой по длинным волосам. На улице было пустынно. По забору прокралась кошка и бесшумно скользнула в тень куста.
        Но вдруг на площади показался всадник, Люси невольно стала всматриваться. Когда он подъехал к Уэсткотт-хаузу, рука с расческой остановилась на полпути. Сердце Люси тоже остановилось, она затаила дыхание.
        Неужели Айвэн?
        Да, это он!
        Айвэн остановился у парадного подъезда, соскочил с коня и посмотрел на ее окно. Люси отпрянула, расческа со стуком упала на пол, а она бросилась на кровать и свернулась клубочком, не сводя глаз с окна. Что, если он сейчас заберется в окно? Он прочитал ее письмо и наверняка в ярости от того, что она предпочитает бесчестие браку!
        Надо было это предвидеть. В детстве Айвэн был отвергнут собственной семьей и, став мужчиной, никому не позволит себя отвергать. А сейчас он думает, что она его отвергает… Но это не так! Она жаждет стать его женой, но только женой в полной мере.
        Как ему это объяснить? «Я люблю тебя, но ты меня не любишь; а я не могу выходить за человека, который меня не любит!»
        Нет, этого она ему сказать не может. Но тогда что же делать?
        Люси в страхе перевела взгляд с окна на дверь. Неужели он к ней поднимется?
        Еще как поднимется!
        Она встала, намереваясь запереть дверь, но снова бессильно опустилась на кровать. «Возьми себя в руки, - сказала она себе. - Ты же сама хотела с ним поговорить. Вот и поговори. Только не здесь и не в ночной рубашке».
        Люси схватила халат, висевший на стуле, и бросилась к двери, но запереть ее не успела - в дверь уже стучали. Правда, не резко и сердито, а мягко. Три осторожных удара. Но в этой мягкости была угроза, а в сдержанности - предупреждение.
        - Иду, - отозвалась она, отчаянно пытаясь поскорее надеть халат, но запуталась в рукаве.
        - Нет, это я иду, - ответил Айвэн и через мгновение был уже в комнате.
        Люси замерла, так и не успев сунуть руку в рукав. Она смотрела на него в полной растерянности. Он не должен быть здесь! Они не должны быть здесь вместе. Он должен уйти, или уйдет она…
        Но когда дверь мягко закрылась за ним и он повернул ключ, Люси поняла, что никто из них никуда не уйдет.
        «Ты же хотела с ним поговорить? Вот и говори!»
        - Айвэн…
        Он медленно приблизился к ней и протянул руку к запутавшемуся рукаву халата.
        - Я помогу.
        - Спасибо… Да нет! Я же его надевала! - воскликнула она, когда он легко сорвал с нее халат.
        Люси попыталась вцепиться в полы, но Айвэн швырнул халат в угол.
        - Послушайте, Айвэн, - вздохнув, начала она, - кто позволил вам сюда врываться?
        - Дело сделано, Люси. Я уже здесь.
        Его голубые глаза прожигали ее насквозь. Люси нервно сглотнула и сложила руки на груди.
        - Если вы пришли говорить, то давайте спустимся в библиотеку.
        - В библиотеку? - Он ухмыльнулся и хищно осмотрел ее с головы до ног. - То, зачем я пришел, лучше делать здесь, чем в библиотеке.
        - Прекратите! Вы слишком много себе позволяете!
        «Продолжай в том же духе, - сказала она себе. - Твой единственный шанс - разозлить его, устроить скандал».
        Но Айвэн явно не собирался ссориться с ней. Он пришел с одной определенной целью, и она решила говорить прямо:
        - Если вы вознамерились совратить меня, чтобы уговорить выйти замуж, то у вас ничего не получится. Надеюсь, вы не собираетесь меня… изнасиловать? - Она с трудом произнесла это отвратительное слово.
        На мгновение глаза его сузились. Но уже в следующий момент он улыбнулся, и в этой улыбке было столько самоуверенности, что сердце ее затрепетало.
        - Я не сделаю с тобой ничего дурного, все будет так, как ты захочешь, Люси. Ты сама это знаешь. Но я не прочь напомнить тебе еще раз о том, что ты любишь целоваться. Тебе нравится, когда я к тебе прикасаюсь… - Он сказал это таким тоном, что Люси невольно попятилась.
        - Не надо, Айвэн! Умоляю. Мы должны поговорить, а не… а не…
        - А не любить друг друга? - Он покачал головой, надвигаясь на нее, обволакивая ее своим бархатным взглядом. - Но я хочу тебя, Люси! Прямо сейчас. Ты нужна мне как воздух. А ты разве не хочешь меня?
        Отступление Люси было остановлено кроватью. Айвэн стоял в нескольких дюймах от нее. «Ты хочешь меня», - слова эти вибрировали в воздухе.
        Господи! Но ведь он прав!
        Она смотрела на него, не в силах сопротивляться собственному безумному желанию и его напору.
        - Поцелуй меня, - приказал Айвэн, не отрывая глаз от ее губ.
        Люси изо всех сил сопротивлялась желанию броситься к нему в объятия. Но ведь… Он хочет ее, она хочет его. Так в чем дело?
        А в том, что он ее не любит! Ему просто нужно ее покорить…
        - Поцелуй меня, - повторил Айвэн.
        Больше думать Люси не могла. Она вцепилась в его расстегнутый камзол и уткнулась лицом ему в грудь. Но она еще сопротивлялась.
        - Уходите, пожалуйста, уходите! - умоляла она, все крепче сжимая руки на отворотах камзола.
        - Я не могу. - Айвэн приподнял ее лицо за подбородок. - Я не могу.
        Затем он склонился над ней так низко, что она почувствовала его дыхание.
        - Поцелуй меня, Люси.
        И она его поцеловала. Она приподнялась на носочки, прижалась к нему губами - безграничная радость наполнила все ее существо. Она так устала сопротивляться и ему, и своей потребности в нем!
        Люси прекрасно понимала, что поступает глупо и завтра же об этом пожалеет. Но сейчас ей необходим этот чудесный, пугающий водоворот чувств, увлекающий ее за собой всякий раз, как она дотрагивается до Айвэна. И она цеплялась за отвороты его камзола и целовала его так, словно никакого завтра не будет.
        Люси вовсе не так представляла себе встречу со своим первым мужчиной. Не было никаких ухаживаний, ни прекрасных комплиментов, ни мимолетных прикосновений. Она не была одета в роскошное платье, и ему не пришлось вытаскивать одну за другой заколки из ее высокой прически.
        Нет, все было не так, как она себе это представляла. Под тонкой ночной рубашкой на ней не было ничего, а волосы ее были распущены. Айвэн жадно прижимал ее к себе, не встречая сопротивления. Мягкая ткань только подстегивала его воображение, сильные пальцы скользили по ее спине, ласкали талию, опускались ниже. Другой рукой он за волосы откинул ей голову, лишая ее губы последней защиты.
        Хотя в этом уже не было необходимости. Она была не в состоянии ему сопротивляться.
        Айвэн еще сильнее прижал ее к себе и даже приподнял, словно желая поглотить целиком. Губы его манили и совращали ее, язык исследовал глубины ее рта, руки обнимали ее, тепло его тела наполняло ее.
        Как и его желание…
        Внезапно Люси показалось, что желание это было не просто физической потребностью. В нем было что-то большее, и это ее потрясло. И она жаждала удовлетворить это желание. Она хотела любить его - душой и телом; она хотела насытить его так, чтобы он наконец познал покой. Полный покой.
        Кровать стояла сразу за ее спиной, и Люси сама не заметила, как упала на нее, увлекая за собой Айвэна. Они прижимались друг к другу так, как в тот вечер. Затем он приподнялся, сбросил с себя камзол и начал расстегивать рубашку. Когда глазам Люси предстала широкая обнаженная грудь, покрытая жесткими черными волосами, и два плоских мужских соска, ее собственные соски были уже напряжены.
        Айвэн, словно угадав ее мысли, нежно обхватил рукой грудь Люси, а большими пальцами коснулся ее ноющей вершины. Она едва слышно застонала, и тогда он приник к ее груди губами, слегка сжимая зубами сосок, а затем втянул его целиком в рот.
        Из горла ее вырвался стон, и тело изогнулось ему навстречу. Айвэн навалился на нее всем весом, вжимая в кровать.
        - Я больше не могу! - застонал он.
        В одно мгновение Айвэн скинул сапоги и брюки, повернулся к Люси и торопливо снял с нее ночную рубашку. И замер, разглядывая ее обнаженное тело.
        Если бы она не забыла обо всем на свете, то, конечно, попыталась бы как-то прикрыться. Но Айвэн был так по-мужски красив и смотрел на нее с такой страстью, что Люси не могла больше ни о чем думать. Она обняла его за плечи и прижалась к мускулистой груди. Гладкая оливковая кожа, жесткие вьющиеся волосы, рельефные мускулы, твердый плоский живот. А ниже…
        Люси подняла глаза. Она была в ужасе. Это невозможно! Да нет, это же никак не поместится…
        - Ты девушка? - спросил он.
        Люси молча кивнула - говорить она не могла.
        Айвэн улыбнулся и вновь склонился над ней.
        - Прекрасно.
        Он жадно целовал ее всю: шею, плечи, грудь.
        - Айвэн… Айвэн, не надо!.. - Она не закончила фразу, полностью отдавшись абсолютно новым для нее ощущениям.
        - Не думай ни о чем, - прошептал он, перекатывая губами ее до боли набухший сосок. Люси казалось, что она расплавится изнутри, раскаляясь все сильнее, и наконец закипела.
        Она цеплялась за его плечи, еще пытаясь остановить его, но на самом деле жаждала одного - чтобы он не останавливался. В этом сумбуре она почувствовала прикосновение его всезнающих губ к впадинке под грудью. Затем язык его заскользил по ребрам. И вдруг Айвэн прижался щекой к мягкой плоти ее живота. Люси ощущала его колючее прикосновение - кожа ее стала внезапно до боли чувствительной. А потом Айвэн коснулся ее живота губами и заскользил ниже.
        - Что ты делаешь?! - испуганно вскрикнула она. - Умоляю тебя, я…
        Он поднял на нее глаза, и она тут же забыла, что хотела сказать, - столько в них было желания и страсти.
        - Умоляю тебя, - простонала она, обхватывая его лицо ладонями, - умоляю, целуй меня.
        Не переставая целовать ее, Айвэн медленно поднялся и лег рядом, прижимаясь к ней каждой клеточкой своего такого сильного мужского тела. Губы их вновь соединились, он навалился на нее, раздвигая ей ноги, и она отдалась всепобеждающей силе его желания.
        Не выпуская ее губ, Айвэн осторожно вошел в нее, продвигаясь все глубже и глубже.
        Такого ослепительного удовольствия Люси испытывать не приходилось. Это ощущение было настолько потрясающе новым, что она была готова на все, лишь бы оно никогда не кончалось. Она прижимала его к себе, она скользила руками по его спине вниз и вверх. Она обхватила его ногами и открылась ему навстречу.
        Внезапно Айвэн замер и поднял на нее глаза. Но она прижалась к нему губами, и тогда он, сдаваясь, застонал, а потом без всякого предупреждения сделал резкое движение вперед. Люси почувствовала быструю, острую боль, а он, не давая ей испугаться, понять, что происходит, задвигался быстро и ритмично - словно больше не мог себя сдерживать. Его желание захлестнуло ее, как мощная волна, и, забыв себя, она задвигалась в такт с ним, вскрикивая от муки и страсти.
        А потом Люси показалось, что она взорвалась изнутри. Он зажег ее и спалил дотла. Он взял ее, и теперь она, сгоревшая в огне его страсти, полностью принадлежит ему.

        15

        Рука его дрожала, и это очень не нравилось Айвэну. Он сердито натянул сапог и наклонился за другим, стараясь не шуметь, но взгляд его то и дело возвращался к спящей на смятой постели женщине.
        Люси Драйсдейл! Черт бы побрал этот синий чулок! Она оказалась куда более страстной, чем любая профессиональная распутница. По крайней мере, лучше любой, с кем ему выпала честь спать. Те, другие, были способны лишь на то, чтобы утолить среди ночи его голод. Люси же устроила ему праздник, раскошный пир, где были все деликатесы, известные мужчине. И даже кое-что такое, о чем он раньше и понятия не имел.
        Айвэн встал, глядя на нее. Его так и подмывало остаться, сорвать простыню, от которой теперь пахло их союзом, прижаться к Люси, любить ее, спать рядом с ней, затем разбудить и вновь любить и любить.
        Желание вновь начало подниматься в нем, и он едва не выругался. После свадьбы у него будет сколько угодно времени. А пока он добился всего, ради чего приезжал. Теперь ее у него никто не отнимет! Теперь она не посмеет отказаться от брака.
        Едва вспомнив о ее упрямом нежелании выходить за него замуж, Айвэн опять начал сердиться и вытащил из кармана письмо. Что ж, когда она его писала, ее репутация еще не была уничтожена окончательно. А теперь - все.
        Он нахмурился, обернулся и посмотрел на женщину, чье тело угадывалось под смятыми простынями. Ее руки были словно выточены из слоновой кости, а на лице застыло кроткое и невинное выражение.
        Только дураку придет в голову считать ее падшей за то, что только что между ними произошло! Но дураков, слава богу, много, и именно из-за них она будет вынуждена выйти за него замуж. Теперь ей от его предложения не отвертеться.
        Айвэн разорвал письмо и заметил, что веки ее задрожали. Люси проснулась. Она, очевидно, не сразу вспомнила, что произошло, и заморгала от дрожащего света свечи. Но уже в следующее мгновение глаза ее расширились, и она резко села на кровати.
        При виде ее обнаженных плеч и спутанных волос кровь снова закипела у него в жилах. Но он подавил свои примитивные инстинкты, чтобы обсудить то, что имело для него сейчас первостепенное значение.
        - Возвращаю твое письмо. - Он бросил клочки бумаги на кровать. - Надеюсь, ты больше не будешь возражать против нашего брака. Это бессмысленно. Особенно принимая во внимание последние события.
        Люси молча сглотнула, и он просто не смог отвести глаз от ее шеи. Ему так хотелось коснуться ее губами, вновь почувствовать вкус ее кожи… С большим трудом Айвэн заставил себя отвести взгляд.
        - Принимай мое предложение, Люси! - Он снова начинал сердиться. - Иначе мне придется сообщить твоему брату о том, что только что между нами произошло.
        - Ты не посмеешь! - едва слышно воскликнула она, натягивая простыню до самого подбородка.
        Айвэн окинул ее взглядом - под тонкими простынями на ней ничего не было, он мог взять ее вновь, прямо сейчас…
        - Еще как посмею! - заверил он. - Если ты отвергнешь мое предложение, ты сама меня к этому подтолкнешь. А ему придется отстаивать твою честь. Ты этого хочешь? Ты хочешь, чтобы он вызвал меня на дуэль?
        Люси медленно покачала головой, и Айвэну показалось, что она сейчас заплачет. Но слез он не увидел.
        - Так ты сообщишь завтра брату о своем согласии? В четверг мы венчаемся?
        Они долго молча смотрели друг на друга, и Айвэн вдруг понял, что не дышит. Наконец она сказала:
        - В четверг мы венчаемся. Только…
        Айвэн нахмурился:
        - Только что?
        Люси отвела взгляд, и волосы, упавшие ей на лицо, скрыли от Айвэна его выражение.
        - Я хотела спросить… - продолжала она едва слышно. - Может быть, ты… завтра вечером тоже придешь?
        Гордость за самого себя и жаркое желание обдали Айвэна горячей волной. Она хочет, чтобы он пришел к ней! Она его жаждет!
        Он сделал шаг к кровати, но остановился, пытаясь побороть ненасытного зверя, пробудившегося в нем. Он не даст ей почувствовать власти над ним. Ей вовсе ни к чему знать, какую страсть она в нем пробуждает. Ему надо, чтобы она его хотела! Айвэн понял, что впервые желает этого от женщины, и стиснул зубы.
        - Не будь я уверен в твоей невинности, подобное предложение удивило бы меня.
        Люси вздрогнула, словно он ее ударил. Но прежде, чем Айвэн успел придумать, как извиниться, она сказала:
        - Если вы в моем лице надеетесь найти покорную жену, потакающую всем вашим капризам, то вы сильно ошибаетесь, милорд. Не зря я до сих пор не замужем.
        - То же самое я могу сказать и о себе. До четверга, Люси.
        Он быстро поклонился и, боясь задерживаться хотя бы на минуту, развернулся и вышел.
        Однако за дверью Айвэн остановился - сердце его бешено колотилось, неудовлетворенное желание сводило с ума. Черт побери! Эта девица прибрала-таки его к рукам!
        Люси же, не отрываясь, смотрела в одну точку, и сердце ее разрывалось от боли. Разве так бывает? Как можно любить ее тело, но ненавидеть ее саму?!
        А в соседней комнате Антония прижимала ухо к стакану, приложенному к стене. Айвэн провел в спальне Люси целых два часа и вдруг ушел с проклятием на устах! Он, видимо, совсем сбит с толку. А мисс Драйсдейл достаточно умна и, конечно, опасается выходить за Айвэна замуж. Но леди Антонию это не касается. Ей нужен правнук, и сегодня Люси подписала свой приговор.
        Старая графиня вернулась в кровать. Как же она устала! Светские обязанности совершенно изматывают ее. Но ничего, как только Айвэн женится, она вернется в Дорсет, в мирный дом семьи Уэсткотт, где и будет спокойно дожидаться новостей о рождении правнука.

        Вместо поцелуя она с удовольствием наградила бы его пощечиной! Хотя нет, надо быть честной с самой собой. Да, ее так и подмывало дать ему пощечину, но желание поцеловать было гораздо сильнее…
        Прошло два дня, а Люси его больше не видела. Но самыми невыносимыми были ночи, которые она просидела обнаженной в собственной кровати. Мучительные часы страданий, надежд, тоски, томительных желаний, разочарований… И злости, и возмущения!
        Айвэн не удовольствовался тем, что обвинил в своем распутном поведении ее. Ему этого оказалось мало. Он сообщил обо всем Грэхему! И ей пришлось терпеть ханжеские нравоучения брата. Мало того, что она выходит замуж за подлеца, так теперь еще и Грэхем совсем замучил ее своими упреками за падение, за грязь, в которую она окунулась по собственной воле. У него появился повод вылить на нее все свое недовольство, накопившееся за столько лет. «Вот если бы ты приняла предложение Карлтона Клейвери, - ворчал Грэхем, - мы бы не оказались в столь унизительном положении и тебе не пришлось бы выходить замуж с такой поспешностью. Вот если бы ты приняла ухаживания Джорджа Андерсона, - продолжал он, - доброе имя нашей семьи не было бы запачкано грязью».
        Единственное, что ее когда-то спасло, - это то, что ни у Карлтона, ни у Уинстона не было титула графа. А Джордж Андерсон только дожидался своей очереди на титул виконта. Люси и самой было противно прибегать к этому аргументу, но другого выхода она не видела.
        Однако сейчас, когда Грэхем вел ее по проходу между рядами к алтарю церкви Девы Марии, она думала вовсе не о титуле Айвэна, а о нем самом - о том мужчине, который с непроницаемым лицом стоит подле священника.
        Через несколько минут они станут мужем и женой. Он поцелует ее перед всеми: перед их родственниками и перед немногочисленными друзьями, сумевшими выбрать время для этого поспешного обряда.
        По каким-то непонятным причинам мысль об этом поцелуе наводила на Люси ужас. Ей представлялось, как она тает у всех на глазах и превращается в лужицу воды у его ног. Она не сомневалась, что так оно и будет. Айвэн прекрасно знает, что может это сделать. Так почему он должен отказывать себе в удовольствии унизить ее перед всеми? Ведь она тоже в некотором роде унижала его, отказываясь принять его благородное предложение…
        Когда Грэхем остановился прямо напротив Айвэна, у Люси перехватило дыхание. В церкви стояла мертвая тишина.
        - Мы собрались здесь пред лицом Господа нашего и человека… - начал священник.
        Люси была как в тумане, и ей казалось, что этому не будет конца. Однако все окончилось в мгновение ока. Из всей церемонии Люси запомнила только два момента - те, когда до нее дотрагивался Айвэн, - поскольку оба раза сердце ее начинало биться с бешеной скоростью. В первый раз он взял ее левую руку и надел ей на палец кольцо, которое оказалось ей как раз впору. А во второй он коснулся губами ее губ, после того как священник объявил их мужем и женой. Слава богу, страхи Люси оказались напрасными - по крайней мере, дурой себя она не выставила. Потому что Айвэн поцеловал ее без малейшего чувства, он даже не взял ее за плечи, а лишь слегка склонился над ней и холодно, отчужденно коснулся ее губ.
        И все же, несмотря на эту холодность, сердце Люси бешено забилось - настолько, что ею овладело отчаяние.
        - Поздравляю вас, - сказал священник, пожимая Айвэну руку.
        Грэхем обнял Люси, вслед за ним ее целовали Валери, Гортензия и заплаканная мать. Даже леди Уэсткотт на мгновение прижала ее к себе. Но никакие поздравления не могли скрыть от присутствующих то, что само бросалось в глаза. Так называемая страсть Айвэна Торнтона к его невесте либо вся вышла, либо ее вообще никогда не было.
        Люси едва не плакала. Но она взяла себя в руки и с каменным лицом прошествовала рядом с вдовствующей графиней к выходу из церкви. Айвэн шел несколько в стороне, выслушивая восторженные поздравления ее брата.
        С энтузиазмом, с каким совсем недавно Грэхем отчитывал Люси за чрезвычайные обстоятельства ее бракосочетания, он теперь восторгался тем, что в родственниках у него будет граф. Люси вздохнула. Вот бы Айвэну хотя бы десятую долю восторгов Грэхема.
        Словно прочитав ее мысли, он поднял на Люси глаза. Их взгляды встретились, но Люси не увидела ничего утешительного. Его голубые глаза были холодны, как лед.
        Нет, это совершенно невыносимо! Люси поняла, что должна срочно объясниться с ним. Тяжело вздохнув, она улыбнулась Пруденс и сжала ей локоть.
        - Присмотри, пожалуйста, за сестрами. Боюсь, я слишком пренебрегаю своим мужем.
        Затем, пытаясь побороть дрожь в коленях, с пересохшим ртом, Люси подошла к Айвэну.
        - Можно тебя на минуту? - спросила она, беря его под руку.
        На лице Айвэна промелькнуло удивление, и это вселило в нее надежду.
        - Продолжайте, - сказала она собравшимся. - Мы ненадолго.
        Под удивленными взглядами гостей Люси отвела Айвэна в церковный дворик.
        - Господи! - воскликнула ее мать. - Да в чем дело?
        Александр Блэкберн усмехнулся:
        - Подождем. Совершенно естественно, что после венчания молодым не терпится остаться наедине.
        Он замолчал, заметив, что Гортензия зажала уши Пруденс, а Джайлс грубо хохотнул.
        Идя к двери, Люси обратила внимание, что Эллиота среди гостей нет. «Надо будет как-то примирить их с Айвэном, - решила она. - Их размолвка - просто глупость». Но для начала необходимо было преодолеть то недоразумение, что разделяло ее с Айвэном.
        Крепко держа под руку, она вывела его в садик, отделявший церковь от дома священника. Но как только они оказались вдали от гостей, сомнения вновь овладели ею. Она выпустила его руку и нервно сплела пальцы, пытаясь подобрать правильные слова. Айвэн, судя по всему, помогать ей не собирался. Он молчал, сложив руки на груди и воинственно глядя на нее сверху вниз, а затем насмешливо произнес:
        - Отступать поздно, Люси. Дело сделано.
        - Я и не отступаю! - резко возразила она. - Хотя никогда не прощу тебя за то, что ты рассказал моему брату о… о той ночи.
        - Я ничего ему не говорил.
        - Неужели? Странно.
        - Может быть, меня видел кто-то из слуг?
        - А может, нас слышала твоя бабка? - Люси покраснела. - Ладно, теперь, я полагаю, это уже не важно, - добавила она, махнув рукой. - Дело в том, что… - Она замолчала, но сделала над собой усилие и продолжала, тяжело вздохнув: - Дело в том, что, хотя мы только что обручились, мне кажется, ты не представляешь, что я на самом деле думаю о нашем браке.
        - А что ты думаешь о нашем браке? - нахмурился он. - У меня есть основания полагать, что, с твоей точки зрения, мы не созданы друг для друга.
        Люси на мгновение прикусила губу.
        - Да, я так говорила. Но дело в том, что… Я все равно хочу, чтобы наш брак был счастливым. Да, я была против, но… Но я хочу, чтобы ты знал: я не раскаиваюсь в том, что вышла за тебя замуж.
        Айвэн приподнял бровь.
        - Я в восторге.
        - Может быть, я не так выразилась…
        Люси в отчаянии сжала кулаки. Слова бессильны. Надо брать его в свои руки. В прямом смысле!
        Она твердо, хотя и сгорая от стыда, сделала шаг вперед, разорвала его сложенные на груди руки, обвила Айвэна за шею и посмотрела ему прямо в голубые глаза.
        - Я хочу поцеловать тебя так, как это подобает на венчании, Айвэн. Надеюсь, ты тоже этого хочешь. И надеюсь, ты ответишь мне взаимностью.
        И, испугавшись, что передумает, Люси тут же его поцеловала.
        Ощущение было такое, будто она поцеловала мраморную статую в Египетском зале на Пиккадилли. Поначалу. Но она настаивала. Она тянулась к нему, языком пытаясь разжать его губы, как когда-то поступал он, - и Айвэн начал смягчаться. Его губы раскрылись, он обнял ее, и Люси, не раздумывая, всем телом прижалась к нему.
        Так, значит, он не так уж и холоден! Когда они наконец, задыхаясь, оторвались друг от друга, сердце его бешено колотилось - совсем как у нее.
        - В некотором роде мы очень даже подходим друг другу, - заметила она, опуская голову ему на грудь.
        Айвэн приподнял ей лицо и посмотрел в глаза.
        - Для синего чулка ты обладаешь потрясающе страстной натурой. Боюсь, что из тебя действительно не получится настоящей графини.
        Сердце у Люси упало.
        - Я постараюсь вас больше не смущать, милорд…
        - Ты? Меня? А не наоборот? И, пожалуйста, зови меня Айвэн, - добавил он. - Не смей больше называть меня милордом и на «вы».
        Она улыбнулась, приободренная.
        - Хорошо, Айвэн. Не буду, если только ты меня не рассердишь.
        - Вот этого обещать не могу. Злость - обратная сторона страсти, - сказал он, опуская ей руку на грудь.
        Люси глубоко вздохнула, не в силах сдерживать себя. Слава богу, он все еще хочет ее! Но к ее радости примешивалась капелька разочарования. Ей так хотелось, чтобы между ними было не просто физическое влечение… «Надо сделать так, - думала она, - чтобы я была ему нужна».
        - Надеюсь, ты будешь мне верен, - сказала она, когда он отпустил ее губы.
        - Если ты будешь меня удовлетворять, - усмехнулся Айвэн, еще крепче прижимая ее к себе.
        - Я тоже буду тебе верна… Если ты будешь удовлетворять меня, - ответила Люси, едва не теряя сознание от восторга.
        Он резко отстранился и пристально посмотрел на нее.
        - Ты будешь удовлетворена, это я тебе обещаю. И я не позволю тебе нарушать ту клятву, которую ты только что произнесла.
        - Как и я вам, милорд.
        Они смотрели друг на друга, не разрывая объятий. Неужели между ними всегда так будет? Огонь и лед? И постоянное напряжение?
        Но тут Айвэн улыбнулся той самой улыбкой, от которой сердце Люси всегда таяло.
        - Мое единственное желание - побыстрее доставить тебя домой, дорогая. Сегодня я тебя замучу. Вообще я не могу больше ждать! Давай уедем. - Он схватил ее за руку и потащил к дворику, где их дожидались экипажи.
        - Но… Нас же ждут в доме священника! Постой, Айвэн. Нельзя же…
        - Можно, - отрезал он. - Ты мне так нужна, что я не смогу спокойно потягивать шампанское, жевать сандвичи и выслушивать тосты людей, на которых мне наплевать.
        - Нет! - Люси ухватилась за железную ограду и уперлась пятками в землю. - Прошу тебя, Айвэн.
        Он остановился и пристально посмотрел на нее. Глаза его сверкали.
        - Если я соглашусь остаться, то что ты пообещаешь мне взамен?
        Люси была слишком возбуждена, чтобы думать. Как ему удалось перевернуть все с ног на голову?!
        - Что ты имеешь в виду?
        - Если уж ты вынуждаешь меня терпеть родственников, твоих и моих, то ты должна мне это как-то компенсировать. Ну, например, пообещай, что будешь любить меня прямо в карете, по дороге домой.
        - В карете?!
        - В карете.
        - Но как? То есть… - Люси ошарашенно уставилась на него. - Ты смеешься!
        - Ничуть. То, что это будет в карете, - решено. Выбор только между потом и сейчас.
        Резко дернув ее за руку, он оторвал Люси от ограды.
        - Ладно! Ладно!
        Глаза его скользнули по ней, и ее словно охватило пламя. Она внутренне задрожала от необыкновенно сладкого ожидания.
        - Давай залог! - потребовал Айвэн. - Чтобы тебе не пришло в голову меня обманывать.
        - Но это же глупо.
        - Твоя подвязка меня вполне устроит.
        - Да ты что! - воскликнула она.
        Айвэн рассмеялся, и, несмотря на охватившее ее смятение, Люси вдруг разглядела в нем то, чего раньше не видела. Ему с ней хорошо! Он поддразнивает ее, как будто они дети. Только ставки в этой игре совсем не детские. Если она еще и сомневалась в своей любви к нему, то сейчас эти сомнения окончательно развеялись.
        - Либо подвязка, либо мы идем в карету прямо сейчас, - настаивал он, бесстыдно оглядывая ее с головы до ног.
        Люси задрожала. В подобные эротические игры ей играть не приходилось. Впрочем, и замужем ей тоже раньше быть не приходилось…
        - Ну, ладно, ладно.
        Быстро осмотревшись, она подняла юбки, быстро сняла подвязку и с пунцовыми щеками протянула Айвэну.
        - Вот, пожалуйста. Бери. А сейчас мы обязаны заняться гостями. Хотя, признаться, я бы с большим удовольствием предалась любви.
        Не дожидаясь ответа, она развернулась и побежала подальше от греха.

        Свадьба тянулась мучительно долго. Каждый взгляд, который бросал на нее Айвэн, жег ее сладостной мукой ожидания. В общей сложности было произнесено шестнадцать тостов - Люси с нетерпением считала их про себя. Она не могла проглотить ни куска. Нервозное ожидание, пустой желудок и шестнадцать глотков шампанского ударили ей в голову. Однако остатки благоразумия еще давали себя знать. «Может быть, он все-таки пошутил?» - думала она.
        Стенли и Дерек уже давно играли на церковном дворе. Пруденс и девочки вскоре побежали за ними. Когда Грэхем тоже отодвинул стул и начал подниматься, Айвэн поспешно вскочил.
        - Благодарю всех за добрые пожелания. Но я бы хотел остаться со своей женой наедине.
        Мужчины рассмеялись, женщины вздохнули - по крайней мере, Гортензия и мать Люси. Леди Уэсткотт едва заметно ухмыльнулась. «Она радуется уже и тому, что Айвэн вообще женился, - подумала Люси. - Пусть даже на мне…»
        Она украдкой взглянула на Айвэна в надежде, что он не видел довольного взгляда бабки. Но Айвэн смотрел прямо на старуху. И хотя по лицу его прочесть ничего было нельзя, Люси заметила, как рука его сжалась в кулак. Она тут же, не думая, положила ладонь на этот кулак.
        Он посмотрел на нее, она крепче сжала его руку и улыбнулась. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, а в следующую секунду большим пальцем руки он погладил ее пальцы.
        - Пошли, Люси, - сказал он, и они, держась за руки, вышли из залы.
        До сумерек было еще несколько часов, но Айвэн задернул занавески, и в карете стало темно, как в летние сумерки. Возница тронул; Люси и Айвэн наконец остались одни.
        - Домой мы едем окружным путем, - сказал он и скинул черный свадебный фрак. - Я приказал кучеру возить нас по улицам, пока я не подам знак.
        - Послушай, Айвэн, может… Может, все-таки подождем до дома? Ведь это всего несколько минут.
        - Нет!
        Он развязал галстук и бросил его на сиденье.
        Внутри у Люси бушевало пламя.
        - Но… А кучер?
        - Ему не до нас.
        Он сбросил жилет и расстегнул рубашку.
        - Да, но ведь он услышит…
        - Ничего он не услышит. Если, конечно, ты сможешь сдерживать свои стоны. На тебе много нижнего белья?
        Щеки ее зарделись, по коже побежали мурашки.
        - Я… я не знаю… Айвэн! - воскликнула она, когда его рука скользнула по ее колену вверх.
        - Мы муж и жена. Ты не имеешь права мне отказывать.
        - Я ни в чем тебе не отказываю. Просто я… просто я…
        - Оттягиваешь?
        Люси кивнула, но тут же мотнула головой. Если быть честной с самой собой, она не хотела ничего откладывать.
        - Три, - сказала она.
        - Что три?
        - Три юбки.
        Они посмотрели друг другу в глаза, и воздух в тесной карете раскалился. Он наклонился, снова положил ей руки на колени и принялся медленно поглаживать их горячими ладонями.
        Люси таяла под его прикосновением. Да как она вообще жила до сих пор без его прикосновений? Без тех ощущений, которые вызывают в ней его руки?
        - Снимай первую.
        Она передала ему все три, одну за другой. Чулки, подвязки, туфли он снял с нее сам. Голубая верхняя юбка огромной волной лежала вокруг ее обнаженных ног.
        Карета, постукивая колесами то по щебенке, то по брусчатке, то по гравию, катила вперед. Снаружи до них долетал шум улицы, пение птиц и ровный перестук копыт. Внутри же слышались лишь звуки учащенного дыхания. Горячие поцелуи обжигали нежную кожу ее бедер. Люси изо всех сил сжимала плечи Айвэна, но не возражала. Не возражала. Она просто не могла возражать против тех новых и невероятных ощущений, которые он ей открывал. Он целовал ее там, где не должен был целовать, где она не должна была позволять ему себя целовать! Но он этого хотел, и она этого хотела. И она ему позволила.
        Ей пришлось сделать над собой невероятное усилие, чтобы не закричать - так ей было хорошо. С каждым прикосновением языка к ее потаенному месту она вскипала. Она вцепилась ему в волосы, и тогда он поднял голову. Палец его скользнул в нее, и она непроизвольно задвигалась в том ритме, к которому так быстро привыкла. Он целовал ее, он ласкал ее, и всего этого было слишком много.
        Наконец Люси застонала, содрогнувшись всем телом.
        - Айвэн! Айвэн…
        Она бессильно откинулась на подушки сиденья. Ей не хотелось ни двигаться, ни говорить, но Айвэн снова коснулся ее ног, и Люси открыла глаза. Ее он удовлетворил - и теперь искал удовлетворения для себя. Она была выжата, как лимон, но его желание придало ей новых сил.
        Он посадил ее себе на колени, так, что они оказались лицом друг к другу, и Люси вцепилась ему в плечи.
        - Как ты думаешь, он меня слышал? - спросила она. - Ну, кучер…
        Айвэн обхватил ее обеими руками за талию и медленно опустил на себя.
        - Какое это имеет значение?
        - Да так… Никакого… Не знаю! - простонала она, когда он вошел в нее - сначала немного, затем глубже и глубже. - Не знаю, - выдохнула она, и они начали двигаться в такт. Вверх - вниз, вверх - вниз, все быстрее и быстрее, и ей уже ни до кого не было дела.
        Она принадлежала ему! Как жена принадлежит мужу, как женщина принадлежит мужчине. А он принадлежит ей. И она заставит его нуждаться в ней, чего бы это ни стоило. А может, когда-нибудь эта потребность превратится в любовь.

        16

        Айвэн поднимался по лестнице с Люси на руках. Ему было все равно, что она наполовину раздета. Чего нельзя было сказать о ней. Она уткнулась лицом ему в плечо и молилась о том, чтобы их не увидели слуги. А если и увидят, то чтобы не болтали.
        Но разве могут они не болтать? Айвэн ведь даже не пытался скрыть то, чем они только что занимались. Он твердо шел по широкой лестнице, неся ее на руках как приз, который только что выиграл.
        Самое смешное было в том, что Люси тоже чувствовала себя победительницей. Этот мужчина, этот цыган, теперь ее муж! Ее муж… Из холла он свернул на свою половину огромного дома Уэсткоттов. Люси прижалась губами к его шее, как раз там, где должен был быть галстук, но где его не было. Он поднял ее повыше и ускорил шаг.
        Перед массивной дверью из красного дерева Айвэн задержался лишь на мгновение, чтобы пинком распахнуть ее. Люси впервые увидела его спальню. Все здесь было из темного дерева, на окнах висели занавески из дорогой ткани. А посредине стояла огромная кровать. Подобной она никогда раньше не видела.
        В следующую секунду она оказалась именно на этой кровати, на спине, а Айвэн лежал на ней. И хотя на сей раз они разделись, любовь их была столь же страстной, как и в карете. И такой же всепоглощающей.
        Затем они, видимо, задремали на несколько минут. Потому что, когда Люси пришла в себя, она обнаружила, что лежит на животе, а Айвэн осторожно целует ее спину - от самой шеи и все ниже, ниже, до талии и дальше. Когда он куснул ее за ягодицу, Люси содрогнулась. Она опять его хочет! Да как это возможно?!
        Теперь они любили друг друга не торопясь, пробуя разные позиции. А под конец, когда Люси уселась на него верхом, как в седло, а он терзал ее грудь губами и руками, она почувствовала такую страсть, какой не испытывала еще никогда. Она перекатывалась на нем вперед и назад, втягивая его в себя и выпуская, и ей казалось, что она сейчас умрет. Но в это мгновение ей не было нужно больше ничего. Лежать рядом с Айвэном, умереть с ним и навеки остаться в его объятиях.
        Но сладкой истоме, в которой они пребывали, тоже должен был когда-то прийти конец. Люси проснулась от приглушенного ругательства Айвэна и резкого стука в дверь.
        - Просыпайтесь! Просыпайтесь, вам говорят! - доносился до них резкий голос леди Уэсткотт.
        - Убирайтесь! - прорычал Айвэн. - Убирайтесь из моего дома и из моей жизни! Черт побери! Мало вам того, что я женился? Вы еще хотите и процесс увидеть?
        - Да послушай же меня! Случилось нечто ужасное!
        - Плевать я хотел! Убирайтесь!
        - Айвэн, подожди. Мы действительно должны ее выслушать, - сказала Люси.
        Айвэн сердито посмотрел на нее, но вскочил с кровати и натянул халат. А Люси в ужасе оттого, что леди Уэсткотт увидит ее обнаженной в его постели, спряталась под одеяло.
        Дверь распахнулась, и в комнату вошла вдовствующая графиня. Люси выглянула из-под одеяла. Несмотря на смущение и на слабое освещение, она поняла, что леди Уэсткотт страшно расстроена.
        - Что случилось? - спросила Люси, резко садясь, но не забывая натянуть на себя одеяло до самого подбородка. - В чем дело?
        - Уверяю тебя, ничего особенного не произошло, - успокоил ее Айвэн. - Моя бабушка склонна все преувеличивать.
        - Валери пропала! - выкрикнула леди Уэсткотт, бросая на него убийственный взгляд.
        Сердце у Люси упало.
        - То есть как это «пропала»?!
        - И правильно сделала, - пробормотал Айвэн.
        - Она убежала с этим самым лектором. Это вы их познакомили! - добавила старуха, тыча Люси в нос каким-то скомканным листом бумаги.
        Айвэн взял письмо, быстро пробежал его глазами и, усмехнувшись, передал листок Люси. Он уже больше не сердился, ему было весело.
        - Валери бежала в Гретна-Грин с любимым человеком, - сказал он. - Что здесь такого? Дай бог, чтобы они успели сочетаться прежде, чем их поймают и разлучат. А вы ведь за этим и пришли, не так ли? Вы хотите, чтобы я бросился искать Валери и помешал ей выйти замуж за Джеймса Моби?
        Леди Уэсткотт молча смотрела на внука и казалась сейчас совсем старенькой. Люси схватила Айвэна за руку.
        - Пожалуйста, Айвэн, не смейся. Это и правда серьезно. Леди Уэсткотт имеет полное право беспокоиться о будущем своей крестницы.
        - Ошибаешься. Мою бабушку беспокоит только ее собственная репутация. Поскольку Валери находилась под ее покровительством, то позор может пасть и на нее.
        - Да, позор, позор! Это вы отвели Валери на его лекцию, мадемуазель! Это вы их познакомили! - обвиняла леди Уэсткотт, тряся кулаками. - Так вот ваша благодарность?
        - Какая благодарность? За что? - резко спросил Айвэн.
        Люси вдруг поняла, что этот спектакль может кончиться плохо для нее.
        - Самое главное сейчас - Валери, - напомнила она.
        - Валери просто выходит замуж за человека, которого любит, что случается не так уж часто, - заявил Айвэн, пристально глядя на Люси. Не получив от нее ответа, он опять обернулся к бабке: - Так поясните, за что Люси должна быть вам благодарна? Уж не за новый ли титул графини Уэсткотт?
        Леди Уэсткотт, всегда такая бледная, побагровела от злости. Она надвигалась на них, стуча тростью по полу, и остановилась только около кровати.
        - Я вытащила ее из деревни и привезла в Лондон. Если бы не я, ты бы никогда ее не увидел.
        Люси чуть не застонала. Айвэну это, естественно, не понравится. Она со страхом посмотрела на него, а он сердито глядел на бабку.
        - И чего вы от меня ждете? Благодарности?
        Леди Уэсткотт улыбнулась - и от ее ледяной улыбки по спине у Люси побежали мурашки. Она взяла Айвэна за руку, пытаясь успокоить его.
        - Пока вы тут ругаетесь, Валери уезжает все дальше.
        - Ему наплевать на свою кузину! - огрызнулась леди Уэсткотт. - Ему наплевать на свою семью и родственников и на собственное положение в обществе. Ему наплевать на скандал, который может разразиться вокруг имени Уэсткоттов. Ему безразлично даже, что на нем заканчивается род Уэсткоттов! Его главная забота в жизни - досадить мне. Только я тебя перехитрила, дорогой внучек, тебе не кажется?
        - Перехитрила? - переспросил Айвэн подозрительно спокойным голосом, и Люси почувствовала, как рука его напряглась.
        Леди Уэсткотт рассмеялась каким-то каркающим смехом.
        - Ведь ты женился! И все это - благодаря мне!
        Люси ушам своим не верила. Благодаря ей? И вдруг ее осенило. Неужели вдовствующая графиня перехитрила их всех?!
        Айвэн вскочил с кровати и угрожающе приблизился к старухе.
        - Благодаря вам?
        Леди Уэсткотт махнула рукой в сторону Люси.
        - Я наняла привлекательную и умную женщину. Я искала такую, которая была бы совсем не похожа на твоих распутных дурочек. Я наняла ее для того, чтобы она держала Валери от тебя подальше, но на самом деле надеялась, что она тебя заинтересует. И ты заглотнул крючок! Ты забрался к ней в кровать, а теперь вот ты на ней женат. Люси попыталась ее остановить:
        - Все было совсем не так!
        Леди Уэсткотт резко развернулась к ней, и, хотя Люси понимала, что не она причина ярости вдовствующей графини, она не могла не сжаться под ее взглядом.
        - Разве? Ведь вы, кажется, томились в деревне и мечтали о Лондоне. А какой женщине не хочется выйти замуж за богатого человека? Особенно если она бедна, как вы? - Она с победоносным видом посмотрела на Айвэна. - Я дала вам обоим то, чего вы хотели.
        Таким сердитым Айвэна Люси еще не видела. На шее у него взбухла пульсирующая вена, и на мгновение ей показалось, что сейчас он ударит бабку. Люси и сама еле сдерживалась. Но Айвэн лишь схватил старуху за руку и потащил ее к двери.
        - Ты хотел ее! Ты не будешь этого отрицать! - визжала графиня, замахиваясь тростью. - Так что будь добр, отыщи Валери и вырви ее из лап этого ученого идиота! Неужели кровь Уэсткоттов для тебя ничего не значит?
        Айвэн вытолкал ее из комнаты и загородил собой проход.
        - Кровь Уэсткоттов? - прорычал он. - Вы смеетесь? Да кто из вас относился ко мне как к члену семьи? Я всю жизнь был для вас обузой, вы не считали меня Уэсткоттом до тех пор, пока не стало ясно, что других внуков у вас не будет! А теперь вы вдруг вспомнили про кровные узы?
        Он презрительно рассмеялся.
        - У Валери есть отец. Вот к нему и идите. У нее есть братья и кузены. Пусть они о ней позаботятся. Что до меня, я аплодирую этому Моби. Молодец! Честно говоря, я был о нем худшего мнения.
        С этими словами он захлопнул дверь.
        Люси, словно окаменев, сидела посреди кровати. Каким же страшным было его детство! Каким одиноким! Ей хотелось восполнить все эти годы, хотелось окружить его любовью и вытеснить из его головы жуткие воспоминания.
        Однако она понимала, что личность его сформировалась именно под влиянием этих событий. И когда он повернулся к ней с выражением боли и подозрения на лице, это стало ей ясно, как никогда. У него было горькое детство, и он имеет полное право не доверять никому. В том числе и ей.
        «Прежде всего мне», - подумала она.
        Айвэн остановился около кровати, рассматривая Люси холодным оценивающим взглядом, и ей стало не по себе. Она обеими руками вцепилась в простыню.
        - Айвэн, нам надо поговорить. Я…
        - Не надо. Ни к чему. - Он коснулся ее волос и намотал локон на палец. - Между нами все остается по-прежнему. В чем, в чем, а в этом старая ведьма права. Ты вышла замуж за человека, о котором мечтают все в твоем положении. Ты вышла за мужчину, стоящего намного выше тебя на социальной лестнице и обладающего таким состоянием, которое позволяет ему не думать о том, есть ли что у тебя за душой. А я женился на женщине, о которой мужчина может только мечтать, - на женщине, исполняющей все мои прихоти в кровати. Так что мы чудесно поладим.
        На щеке у него дернулся мускул.
        - Брось простыню. Я хочу видеть то, что купил и за что заплатил!
        Люси сжала зубы и воинственно задрала подбородок.
        - Ты напрасно стараешься оскорбить меня…
        - Неужели? А как же? Расскажи, я хочу послушать. Ведь никому и в голову не придет сказать, что мы женились по любви. Ты делала вид, что не хочешь выходить за меня замуж, прекрасно понимая, что этим только подталкиваешь меня к браку. Ну а я… - Он осмотрел Люси с ног до головы, и, хотя она пряталась под простыней, каждая клеточка ее тела напряглась. - Что до меня, то я с первого мгновения жаждал увидеть тебя обнаженной в своей кровати. И вот ты здесь. Так что все очень просто. Брось простыню, - повторил он глухо.
        И хотя всего лишь несколько часов назад Люси поклялась быть ему женой, сейчас она не могла заставить себя сделать то, чего он требовал. Но Айвэну было на это наплевать. Он резко сорвал с нее простыню, и ей стало холодно под его ледяным взглядом.
        Люси хотелось плакать. Ей хотелось закутаться в одеяло, спрятаться подальше от холода и от этого убийственного взгляда. Да как он может?! Она понимала, что Айвэн чувствует себя обманутым. И все же как он может говорить об их отношениях так, словно они сводятся к одному физическому влечению, лишенному всякого чувства?
        Хотя, может быть, так оно и есть. Ведь, в конце-то концов, любит только она, а ему до ее чувств нет никакого дела…
        - Раздвинь ноги, - холодно приказал Айвэн.
        Люси сидела не двигаясь, словно заледенев под его безжалостным взглядом.
        - Зачем ты так?..
        - Раздвинь ноги!
        - Я с твоей бабкой никакой сделки не заключала, Айвэн.
        - Разве? Хотя, наверное, вы действительно не заключали с ней письменного соглашения. Но бабка только что напомнила мне то, о чем я на какое-то мгновение забыл: в Англии любой брак - это сделка. Как-то ты сказала, что я пользуюсь своим титулом и богатством, чтобы заполучить то, что хочу. Пожалуй, ты права. За имя Уэсткотта и за свое состояние я купил себе жену. Тебя. И сейчас я лишь требую то, за что заплатил. Так что давай раздвигай ноги, покажи мне мое приобретение!
        Вскрикнув от злости и боли, Люси попыталась встать - больше этого терпеть она не могла. Но Айвэн был быстрее и сильнее ее. К тому же в нем не было ни капли сострадания к ней. В одно мгновение он придавил ее к кровати, коленом раздвинул ей ноги, а она ничего не могла ему противопоставить.
        - Вы получили все, о чем может мечтать любая девушка Англии, леди Уэсткотт, - прошептал он ей на ухо. - А теперь я хочу получить то, о чем мечтает любой муж.
        Айвэн всем весом навалился на нее, заставляя ее прочувствовать силу своего животного желания. Мускулистой грудью он смял ее груди, сильные ноги лежали на ее бедрах, лишая Люси возможности пошевелиться.
        Никогда в жизни не была она так напугана и оскорблена. На глаза ее навернулись слезы.
        - Я бы с радостью дала тебе то, чего ты так хочешь, но не могу… - Она всхлипнула. - Я не могу дать тебе того, что ты берешь силой.
        Айвэн старался ее не слушать. Он не желал видеть ее слез. Он хотел только одного: насытить свое тело ее телом. А затем напиться до умопомрачения.
        И как он мог так попасться?! Как он мог забыть о бабке?
        Но слова Люси звенели у него в ушах как колокол. «Я не могу дать тебе то, что ты берешь силой».
        Черт побери! Что он делает?!
        Со стоном Айвэн резко сел на кровати и закрыл руками лицо. Люси лежала рядом не двигаясь, но он чувствовал легкое подрагивание матраса.
        Она плачет! Из-за него… Как он мог так поступить?! Неужели старая ведьма имеет над ним такую власть?
        А ведь совсем недавно он почти поверил, что между ним и Люси могут сложиться человеческие отношения. Тогда он не хотел называть их любовью, но теперь он знает, что мечтал именно об этом. Он надеялся, что она вышла за него замуж по любви! Что она любит Айвэна Торнтона, рожденного вне брака, отвергнутого обществом…
        Какой же он дурак! И хотя он и отдавал себе отчет в том, что вышла она за него вовсе не из-за титула, сейчас это уже не имело никакого значения. Ему было нужно больше! А он забыл, что она женщина. Не столь слабая, как его мать, и не столь хитрая, как его бабка, но женщина. А он давным-давно дал себе слово не позволять ни одной женщине брать над собой верх.
        И вот теперь, навязывая себя ей, принуждая ее делать то, чего она не желает, он убил то слабое чувство, которое она, быть может, начинала к нему питать.
        Айвэн выпрямился и сердито посмотрел на Люси. В лунном свете она казалась выточенной из белого мрамора, даже волосы ее отдавали молочным блеском. Она уже не всхлипывала, но была холодно отчужденной.
        А ему сейчас хотелось только одного: согреть ее, окружить своей заботой. Но он боялся, что она шарахнется от него в испуге. Когда их взгляды встретились, он прочитал в ее глазах страх и отвернулся. Он был противен сам себе.
        - Прости, - пробормотал Айвэн. - Я ухожу.
        Он сделал движение встать, но она схватила его за руку.
        - Айвэн…
        Он сжал зубы и покачал головой.
        - Мне надо идти.
        Но Люси поднялась на колени, обвила его шею руками и прижалась к нему всем телом.
        - Я не хочу, чтобы ты уходил!
        Кожа ее была очень горячей, а тело податливым, как расплавленный воск. Но он хотел высвободиться из ее объятий, попытался разжать ее руки.
        - Ты вовсе не обязана…
        - Я знаю.
        Она поцеловала его в подбородок, затем в шею, и Айвэн задрожал. Он хотел заставить ее остановиться, но не мог. В ее ласках было что-то еще помимо физического желания. Она возбуждала его и успокаивала одновременно. Она обволакивала его своей нежностью и абсолютно обезоруживала.
        «Не обольщайся, - напомнил он себе. - Женская ласка - не более чем миф. Сказка». Он вновь попытался оторвать ее от себя, но Люси не сдавалась. И когда она заставила его откинуть голову и припала к его губам, Айвэн больше не мог сопротивляться. Со стоном, в котором были и боль, и тоска, и жажда, и горечь, он обвил ее руками, и они повалились на кровать.
        Они любили друг друга нежно, в молчании, с благоговением. И когда все кончилось, когда Айвэн выплеснул себя в ее раскрытое для него лоно и лежал в ее теплых объятиях, он понял, что никто и никогда не был ему так близок и так дорог. Эта женщина разбила его броню, она проникла в него, проложила путь к его сердцу.
        Люси спала, а Айвэн лежал подле нее на огромной кровати, глядя в потолок широко раскрытыми глазами.
        Он не этого хотел. Он хотел, чтобы она нуждалась в нем, но не подумал о том, что все может получиться наоборот. Он не подумал о том, что она может стать ему необходимой. О том, что он может полюбить ее…

        17

        Айвэн перевернул бутылку вверх дном, и последняя капля, медленно вытянувшись из горлышка, шлепнулась в бокал. Рука его не дрогнула, когда он ставил бутылку на стол, и Айвэн с удовлетворением отметил это - потому что внутри он весь дрожал.
        Поднеся бокал к губам, он рассеянно осмотрелся. Джайлс и Алекс стояли у стола, склонившись над нардами. На кону было десять соверенов, и Алекс играл очень осторожно - ему нужны были деньги. Он знал, что если вдруг Джайлс выиграет, то ему будет нечем отдать долг. Джайлс тоже играл осторожно: он не любил проигрывать, на что бы он ни играл.
        Эллиот же мучился, не зная, чем себя занять. Поймав взгляд Айвэна, он поднял бокал, и они молча выпили. Но молчание это, по крайней мере для Айвэна, было неприятным.
        Айвэн ругал себя на чем свет стоит. И какого черта он бросил свою молодую жену и направился сюда, в «Писс-Пот»?! Он со стуком поставил бокал на стол.
        - Послушайте, Моби вам ни на что не намекал?
        Джайлс пожал плечами. Алекс сказал:
        - Мне он ничего не говорил. Но он молодчина. Моби оказался человеком куда более решительным, чем я предполагал.
        - А я считаю, что это все она.
        Все повернулись к Эллиоту.
        - Так ты считаешь, что его уговорила леди Валери? Глупости! Этому невинному созданию в голову не могло прийти устроить побег, - заметил Джайлс.
        Айвэн склонил голову.
        - А я думаю, что Эллиот прав. Моя милая невинная кузина - сама решимость. Я ничуть не удивлюсь, если узнаю, что к этому его склонила она.
        - И что ты намерен со всем этим делать? - поинтересовался Эллиот.
        - Я? А какое к этому имею отношение я?
        Эллиот улыбнулся, и эта улыбка напомнила Айвэну тот далекий день, когда Эллиот его избил. Конечно, сегодня Айвэн уже не тот маленький, насмерть перепуганный мальчишка. А вот Эллиот все такой же скользкий…
        - Но если ты не собираешься мчаться за своей милой кузиной, которой очень скоро предстоит потерять невинность, то чего это ты вдруг бросил свою очаровательную женушку?
        Айвэн сжал кулаки.
        - У меня такое впечатление, что ты проявляешь повышенный интерес к моей жене.
        - А что здесь такого? - Эллиот снова улыбнулся. - Было бы неестественно для мужчины не заинтересоваться такой…
        Он замолчал и рассмеялся, когда Айвэн вскочил на ноги.
        Айвэн прекрасно понимал, что Эллиот его провоцирует, но сдержаться не мог.
        - Ты мне надоел, Пирс!
        Эллиот воздел руки к небу, разыгрывая оскорбленную невинность.
        - Да чем ты так недоволен? Мы тут сидим спокойно, отмечаем твою свадьбу - столь неожиданную свадьбу, - а ты вдруг врываешься к нам и почему-то начинаешь навешивать на меня всех собак.
        Айвэн выругался. Он и в самом деле ведет себя как полный идиот. Вот в кого она его превратила! Но с него хватит, больше он в дураках не останется.
        Он сжал зубы.
        - То, что происходит между мной и моей женой, касается только меня. Если не ошибаюсь, несколько дней назад мы с тобой заключили пари, и я его выиграл. Надеюсь, ты выполнишь свое обещание, когда я вернусь с севера. Тебе пора прогуляться по континенту.
        Их глаза встретились, и Эллиот с ухмылкой кивнул. Айвэн понял, что больше ему здесь делать нечего, и схватил плащ.
        - Что же, если никто из вас ничего не знает, то я, пожалуй, пойду.
        Эллиот мудро промолчал, Джайлс тоже, а Алекс внимательно смотрел на Айвэна.
        - Если ты думаешь, что все это подстроила девчонка, то какого черта ты вмешиваешься?
        - А кто вам сказал, что я вмешиваюсь?

        Люси сидела с ногами в кресле и смотрела на огромную красного дерева кровать.
        Кто знает, сколько ей лет? Может быть, сто, а то и двести. На этой кровати спало бесчисленное количество Уэсткоттов. И все они любили друг друга.
        Но были ли среди жен Уэсткоттов такие, кто просыпался в одиночестве после первой брачной ночи? Были ли среди жен Уэсткоттов такие, кого муж бросал спустя несколько часов после свадьбы?..
        Она с трудом сдержала подкатившие к глазам слезы. Айвэн ее не бросал, что за глупости? Просто он отправился за Валери. И это хорошо.
        Хотя, если посмотреть правде в глаза, на поиски Валери мог бы отправиться кто-то другой. У нее есть отец и другие родственники, Айвэн и сам об этом говорил вчера ночью. Так что дело, очевидно, вовсе не в этом. Бегство Валери с сэром Джеймсом просто дало Айвэну повод для бегства от нее. Он с самого начала не хотел на ней жениться и потому сейчас, узнав, что все это подстроила бабка, чувствует себя обманутым, загнанным в ловушку. Люси теперь для него такая же, как все женщины, которыми он раньше пользовался. Но она не такая! Она не такая!
        И зачем леди Уэсткотт понадобилось врываться к ним и все портить?! Ведь она уже добилась всего, чего хотела!
        Люси спрятала лицо в изгиб локтя. С улицы до нее донесся лай собаки. Женщина что-то спросила, ей ответил мужчина. Люси подняла голову. А вдруг? Но нет, это не Айвэн. Мужчина рассмеялся, и это не был смех Айвэна…
        Непрошеные слезы все-таки навернулись ей на глаза. Она смахнула их тыльной стороной ладони, но на их место навернулись другие, а затем еще и еще.
        - Не будь плаксой! - вслух сказала себе Люси и поспешно поднялась.
        Плаксой она не была никогда. И не хотела становиться ею сейчас только потому, что муж ее куда-то подевался. Подумаешь, дело житейское. Вернется!
        Но по мере того, как день проходил за днем, она верила в это все меньше и меньше. Чем дольше его не было, тем меньше оставалось шансов, что он найдет Валери и сэра Джеймса, - и тем больше, что они уже поженились. В конце концов Люси начала сомневаться, что он вообще поехал за ними…
        Настроение ее в эти дни менялось чрезвычайно быстро. То ею овладевал гнев, то отчаяние. Если Айвэн не хотел на ней жениться, зачем он это сделал? Может, ему просто захотелось доказать всем, что он и это может? И все-таки в глубине души она надеялась, что со временем он ее полюбит и у них все образуется. Если он этого захочет…
        На четвертый день отсутствия Айвэна Люси наконец получила от него письмо. Он писал, что у него дела, и просил ее вместе с вдовствующей графиней перебираться в Дорсет, поскольку городской дом он собирался пока закрыть. И ни слова про беглецов, ни слова про его собственные планы, которые напрочь разрушили все планы Люси!
        Леди Уэсткотт была вне себя, Люси не знала, что и думать. От Валери тоже пришли две открытки. В первой она просила прощения за причиненные беспокойства и заверяла графиню в вечной преданности. Вторая была от сэра Джеймса и леди Моби - они сообщали о своем недавнем обручении и просили разрешения навестить их в Дорсете.
        Это последнее обстоятельство сильно обрадовало Люси. Про то, что семейство Уэсткотт перебирается в Дорсет, Валери могла узнать только от Айвэна. А это значит, что он все-таки поехал за ними и где-то их нашел.
        Но значит ли это, что он тоже приедет в Дорсет и будет жить там со своей женой и бабкой? Люси была настолько возбуждена, что не могла ни есть, ни спать.

        Уже через несколько дней Люси со старой графиней сидели друг напротив друга в карете Уэсткоттов, которая с грохотом катила по неровной дороге. Они проехали Гилфорд и направлялись в Винчестер, где их ждали новые лошади. Потом они переправятся через реку Тест в Стокбридже, а там уже недалеко до семейного гнезда Уэсткоттов.
        - Вам понадобится собственная прислуга, - говорила Антония. - У меня есть две подходящие девушки.
        - А они умеют читать и писать? - спросила Люси, бездумно глядя на проплывающий за окном пейзаж.
        - Я не беру на работу неучей, мисс Драйсдейл!
        Люси пристально посмотрела на нее, но не стала напоминать, что она уже не «мисс», а леди Уэсткотт. Хотя старуха именно этого и добивалась, привыкнуть пока никак не могла.
        Люси вообще опасалась, что они никогда не поладят. Жуткая сцена в спальне только утвердила ее в этой мысли. Вдовствующая графиня не из тех, кто легко расстается с властью; а Люси тоже не намеревалась потакать прихотям старухи. Они довольно холодно смотрели друг на друга.
        - Я беру на работу только лучших, - хмуро продолжала леди Уэсткотт. - Кто бы это ни был: служанка, шляпник или модистка.
        - Постараюсь этого не забывать. Хотя мне понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к своему новому положению. Я ведь теперь не великовозрастная гувернантка, а брошенная мужем графиня.
        Люси опять уставилась в окно. «Ну, зачем я так? - подумала она. - Что за глупость? Хотя в глазах всего мира так оно и есть…»
        Леди Уэсткотт зашуршала тяжелыми юбками.
        - Никто тебя брошенной не считает. По крайней мере, до тех пор, пока ты сама себя таковой не сочтешь.
        Это прозвучало не очень-то утешительно, но произнесено было с явным намерением помириться. Люси искоса посмотрела на графиню.
        - Я еду в свой новый дом без новоиспеченного мужа. И я даже предположить не могу, когда он вернется, если вообще вернется! А вы предлагаете мне не считать себя брошенной?
        - Он ищет кузину. Это его долг. Честно говоря, никак не могла подумать, что ты сдашься при первой же неурядице.
        - А вы меня выбрали для Айвэна потому, что считали сильной?
        Старуха смотрела на нее с воинственным видом.
        - Да, - заносчиво ответила она. - И надеюсь, я не ошиблась.
        Люси отвернулась. Ей всегда казалось, что у нее есть воля. Но с тех пор, как она полюбила, воля покинула ее. Только леди Антония об этом ничего не хочет знать.
        Люси сжала зубы.
        - Не беспокойтесь. Я не намерена пренебрегать своими обязанностями графини Уэсткотт. Ни у кого не должно быть на этот счет никаких сомнений. Ни у моего отсутствующего мужа, ни у вас, - добавила она и, закрыв глаза, откинулась на спинку, намереваясь проспать все долгое путешествие до Дорсета.

        В фамильный дом Уэсткоттов они прибыли уже в сумерках. Фасад, выходящий на запад, купался в золотых лучах заходящего летнего солнца. Это был прекрасный дом из портлендского камня с пятью фронтонами и с таким количеством окон, что работы бы здесь хватило целой бригаде мойщиков на целый год. Хвощ, покрывающий стены дома, делал его чрезвычайно уютным. Фундамент был низкий, и потому дом в два с половиной этажа вовсе не производил впечатление огромного. Вообще он выглядел гораздо скромнее, чем она ожидала.
        Но внутри все было совсем иначе: очень высокие белоснежные потолки, стены, украшенные лепниной или деревянными панелями. Полы, выложенные из самых разнообразных сортов дерева, являли собой настоящее произведение искусства. И покрыты они были теплыми коврами едва ли не со всего Востока. Мебель здесь была и антикварная, и самая современная. Но больше всего Люси поразил водопровод в двух ванных комнатах - неслыханная роскошь.
        И все же в доме явно чего-то не хватало. «Человеческого тепла», - решила Люси, поднимаясь по изогнутой лестнице с витыми перилами на второй этаж. Шаги ее гулким эхом разносились по дому.
        У вдовствующей графини были собственные апартаменты, расположенные ближе к гостевой комнате в восточном крыле. Люси заняла хозяйскую половину в западном крыле. В приступе гнева она приказала перенести вещи Айвэна на чердак. Если леди Уэсткотт и была недовольна высокомерием Люси, то никак этого не показала - ни в тот момент, ни в последовавшие за этим долгие недели.
        Не сговариваясь, они зажили размеренной деревенской жизнью. По утрам Люси гуляла по саду и размышляла. Около десяти она возвращалась в дом, и они садились завтракать.
        Люси приняла на себя заботу о доме, но распоряжения предпочитала отдавать так, чтобы ее слышала леди Уэсткотт. Время от времени вдовствующая графиня давала советы, которые Люси обычно принимала во внимание. Перед обедом Люси знакомилась с обширной библиотекой, а Антония читала газеты, на которые издавна подписывалась, а затем дремала.
        Как и подобает в деревне, ужинали они рано. Иногда Люси выезжала верхом покататься по окрестностям - в конюшнях поместья было несколько прекрасных жеребцов.
        В общем и целом можно было бы сказать, что живут они прекрасно, - если бы не угнетающая неизвестность, в которой пребывали обе хозяйки.
        Валери прислала еще пару писем. В первом она сообщала, что дела задержали их в Йорке, где живут родственники сэра Джеймса. Но от поездки в Дорсет они не отказывались. Во втором Валери писала, что они будут в Дорсете в последнюю неделю июля, после того, как побывают в Арунделе, у ее родственников.
        Айвэн тоже писал, но не письма, а короткие записки. В последней сообщалось, что он отправляется в Уэллс, где у него возникли новые дела. Он даже и не подумал написать, когда можно рассчитывать на его приезд.
        Люси пыталась сохранять бодрость, но ей это удавалось плохо. Чтение не развлекало ее, аппетит она потеряла - от запаха пищи ее просто тошнило. В день, когда приехали Валери и сэр Джеймс, она даже задремала в библиотеке, так что Фентону, старинному дворецкому семьи, пришлось ее будить. Раздраженная Антония дожидалась ее в холле, и они вдвоем отправились навстречу прибывшим гостям.
        Валери явно нервничала, но к крестной она подошла смело, крепко держа мужа под руку.
        - Позвольте представить вам моего мужа, сэра Джеймса Моби… - начала она заранее заготовленную речь, но леди Уэсткотт ее перебила.
        - Я и без тебя его знаю, - заявила она, разглядывая неулыбчивого молодого человека и нахмурившуюся Валери. - И нечего на меня так смотреть, дорогая! Я имею полное право быть недовольной. Ты поставила меня в чрезвычайно неловкое положение. Скажи, есть ли какая-нибудь надежда на то, что ваш брак может быть аннулирован?
        Сэр Джеймс даже покраснел от гнева.
        - Мадам! Вы не имеете права…
        - Ни малейшей, - прервала его Валери. - Мы обвенчаны, но даже если бы это было не так, я бы не отступила от своих намерений. Мы любим друг друга!
        Вдовствующая графиня так сильно сжала хрустальный набалдашник своей трости, что пальцы ее побелели.
        - Ну что же. Значит, вы женаты… Так поцелуй же меня, и пройдем в дом. От этой жары кто угодно сойдет с ума.
        Валери сразу же просияла и схватила графиню под руку. Однако сэр Джеймс еще какое-то время подозрительно косился на леди Уэсткотт.
        «Успокаивать его, очевидно, придется мне», - подумала Люси, провожая его в гостиную.
        - Я давно хотела вас спросить, милорд, - начала она и посмотрела ему прямо в глаза. - Что такого произошло в вашем детстве, что, с одной стороны, вы ненавидите аристократические титулы, а с другой - до сих пор не отказываетесь от звания сэра?
        Она ожидала какой угодно реакции на столь нелюбезные слова, но, к ее удивлению, сэр Джеймс задумчиво приподнял брови.
        - Я и сам удивляюсь. А в последнее время думаю об этом все чаще и чаще. Кстати, по логике вещей, я ведь должен был жениться на вас. У вас такой живой ум, нас связывают общие интересы… Но я вот, представьте, полюбил Валери. Так что жизнь, как видите, подчас неподвластна логике.
        Люси пожала плечами.
        - На мой взгляд, вы с Валери прекрасно дополняете друг друга. А мы с вами едва ли ужились бы: я столь же раздражительна, как и вы.
        Они понимающе улыбнулись друг другу и замолчали, поскольку в гостиной уже не могли более позволить себе таких откровенностей. Но Люси поняла, что в лице сэра Джеймса она приобрела друга. И если у нее когда-то и были сомнения относительно того, насколько ему подходит Валери, то теперь от них не осталось и следа. Не подходили они друг другу только внешне.
        Сэру Джеймсу нужна была именно такая жена - юная и не испорченная светом. Из нее он мог лепить кого угодно и продолжать любить ее лицо и тело. Что же до Валери, то в родительском доме о ней, вероятно, мало кто вспоминал. И в Джеймсе она нашла человека, который стал ей и отцом, и любящим мужем.
        Люси не сомневалась, что их странный союз будет долговечным.
        Чего она никак не могла сказать о своем…

        18

        - Я не больна! - протестовала Люси.
        Валери смотрела на нее с сомнением.
        - Но вы уже который день не едите и бледны, как смерть.
        Она попыталась приложить руку Люси ко лбу, но Люси отвернулась.
        - Со мной все в полном порядке, - заверила она Валери. - Просто в последнее время в моей жизни произошло столько изменений… Я вышла замуж, у меня новый дом…
        - И муж куда-то пропал, - едва слышно закончила за нее Валери.
        Люси состроила недовольную гримасу. Они сидели на скамейке в саду, наслаждаясь закатом солнца. В Уэсткотт-Мейнор она приехала ровно семь недель назад. Семь недель и шесть дней назад она сочеталась браком с Айвэном.
        Семь недель и пять дней назад она в последний раз видела мужа…
        Слава богу, сейчас с ней Валери и сэр Джеймс. Иначе она бы уже давно сошла с ума. Горе, злость, всепоглощающее отчаяние - вот какие чувства мучили ее поодиночке и все вместе. Ей хотелось задушить Айвэна. А в другие моменты ей хотелось обнять его и никогда не выпускать из своих объятий… Как бы то ни было, ей хотелось, чтобы этому жуткому ожиданию пришел конец.
        Но больше всего Люси боялась, что кто-нибудь догадается о том, о чем уже догадалась она. У нее будет ребенок! Сердце ее сжималось каждый раз, как она об этом думала. Она ждет ребенка - их с Айвэном ребенка… Ей так хотелось радоваться этому, но она не знала, как отнесется к ребенку Айвэн. Ведь он ни за что не хотел дарить правнука вдовствующей графине. Что, если он еще больше от нее отдалится, когда узнает обо всем?
        - Как статья Джеймса? - спросила Люси, чтобы сменить тему разговора.
        Как она и ожидала, Валери ослепительно улыбнулась.
        - Он уже заканчивает ее. Послезавтра мы едем в Лондон. Надо поскорее передать статью в редакцию, чтобы они успели напечатать ее еще в сентябрьском номере.
        Как и во всем, Люси неоднозначно относилась к скорому отъезду Валери и Джеймса. С одной стороны, ей было нелегко на них смотреть. Они только что поженились, были явно влюблены, и Люси не могла не винить себя за то, что так неосмотрительно вышла замуж. Но если они уедут, то уже ничто не будет отвлекать ее от грустных мыслей. У нее останется единственное развлечение - редкие письма Айвэна. Вернее, его путевые заметки - так называла она их про себя, ибо посылал он их из самых разных мест. То из Йорка, то из Скарборо, то вдруг из Лондона, а затем из Портсмута. Писать что-нибудь в ответ было бессмысленно: он постоянно менял свое местопребывание.
        Она не без труда заставила себя отвлечься от этих грустных мыслей и улыбнулась Валери.
        - Но ведь вы, надеюсь, вернетесь сюда? Нам без вас будет очень одиноко.
        Валери погладила ее по руке.
        - Я бы с большим удовольствием. Я так благодарна вам и леди Уэсткотт за то, что вы нас терпели все это время. Но Джеймсу надо договариваться о новом расписании лекций. Кроме того, я еще не видела его дом, а у меня есть все основания полагать, что он ничем не лучше жилья любого холостяка. Боюсь, у меня просто не будет времени. Надо привести все в божеский вид. - Она тряхнула головкой. - Может быть, вы навестите нас в сентябре? Да, да! - тут же добавила она, очень довольная этой мыслью. - Я буду очень рада видеть вас в Лондоне.
        Люси поправила выбившийся под вечерним ветерком локон волос. А может, и правда вернуться в Лондон? Айвэна там скорее всего нет, зато друзья его - точно там. Может, они хотя бы укажут ей, где его искать, если не объяснят, что с ним происходит. Она устала прятаться в деревне, как несчастная, покинутая жена. В конце концов, она - графиня Уэсткотт, и ее место в обществе! Кто знает, может, Айвэн и объявится, если о ней начнут говорить?
        - Пожалуй, я и правда съезжу в Лондон, - заявила она, внезапно решившись. - Я прикажу открыть городской дом. Кстати, вы можете тоже пожить там, пока готовят вашу квартиру.
        Валери забеспокоилась:
        - А если… Ведь там может оказаться… - Вы хотите спросить, нет ли там Айвэна? Это мы скоро узнаем, - хмуро заявила Люси. - Это мы скоро узнаем, - повторила она.

        Ответ на этот вопрос она получила через три дня. Айвэна там не было. Но дворецкий, встретивший ее в Уэсткотт-хаузе, сообщил ей много интересного. Он слышал от сестры, которая работала у Варни, что меньше чем неделю назад граф появился у них на балу. Он был в жутком расположении духа, танцевал со всеми женщинами и едва не подрался с лордом Хейверлингом из-за его сестры, а затем разругался со своим другом и уехал рано, успев изрядно выпить.
        Люси слушала рассказ дворецкого, сложив на груди руки и притопывая от нетерпения ножкой. Она и сама не могла бы сказать, что причинило ей больше боли. То ли то, что он танцевал со всеми женщинами, то ли упрямство, с которым он ее избегает, то ли его явная тоска. Но что бы там ни было, Айвэн не имеет права так с ней обращаться! Она не давала ему для этого ни малейшего повода.
        - Кто-нибудь знает, где он живет? Я хочу послать ему записку.
        Дворецкий кивнул, поклонился и собрался уходить, но тут Люси словно черт попутал, и она остановила его:
        - И вот еще что, Симмс: я желаю поговорить с тобой, с кухаркой и с управляющим. И чем скорее, тем лучше. Я намерена устроить прием, большой прием по случаю бракосочетания кузины моего мужа. Я хочу ввести их в общество до начала сезона охоты, когда все разъедутся по деревням.
        Люси сразу вспомнила, что не умеет организовывать подобные приемы, но решила, что для Валери она постарается. В конце концов, графиня Уэсткотт имеет полное право развлекаться. Уже хотя бы потому, что очень скоро ее беременность станет явной, и тогда ей придется отгородиться от общества. Но до тех пор она не хочет, чтобы ее жалели!
        К тому же этим приемом она убьет сразу двух зайцев. С одной стороны, введет в общество Валери и сэра Джеймса, хоть последний и критикует его; а с другой - может быть, ей удастся раздразнить Айвэна и заставить его выбраться из своей норы.
        Валери была страшно рада, а сэр Джеймс ради своей драгоценной жены был готов на что угодно. Так что он, хоть и без особого удовольствия, тоже дал согласие. Люси обратилась за помощью к мадам Леонардо, француженке, вдове, оказывавшей содействие в подготовке самых роскошных приемов. И теперь она не сомневалась, что все пройдет хорошо.
        Люси очень хотелось, чтобы ее прием стал самым приметным во всем сезоне. К счастью для нее, сезон был очень скучным, если не считать скандалов в семье Уэсткотт. Люси знала, что высшее общество умирает от любопытства. Все-таки нечасто наставница молодой девушки выходит замуж за незаконнорожденного графа, к тому же цыгана.
        Да, вряд ли кто-то откажется от приглашения на бал Уэсткоттов!
        Но явится ли домой Айвэн, этого Люси сказать не могла. Очень скоро она узнала, что он живет у Джайлса. Каждый раз, выходя из дома, она втайне надеялась и боялась столкнуться с ним.
        Вообще-то Люси нечасто выходила из дома. По утрам она предпочитала лежать в кровати, перебарывая тошноту, а днем приходила в себя. Так что для роли графини Уэсткотт у нее оставались только вечера. Ее повсюду приглашали, она смеялась, шутила, танцевала, флиртовала - в общем, развлекалась, как могла. К сожалению, Люси быстро уставала и потому не могла долго задерживаться. Возвращаясь домой, она в изнеможении валилась на кровать, а на следующий день все повторялось снова.
        На Александра Блэкберна Люси натолкнулась в опере, когда во время антракта они с Валери возвращались из дамской комнаты. Он стоял на лестнице, обнимая за талию ослепительную брюнетку. Он сразу же узнал ее, но лишь слегка поклонился. Люси тоже предпочла не останавливаться и подумала про себя, что эта женщина, которая даже и не пыталась скрыть свой интерес к Алексу, явно принадлежит к той категории дам, которых не принято представлять графиням.
        И все же она обиделась на Алекса. Как-никак он давний друг Айвэна. Мог бы хотя бы поздороваться. Потом она сообразила, что Айвэн тоже может быть где-то среди публики. А что, если и он привел сюда подобную женщину? От одной мысли ей стало нехорошо.
        Остаток представления Люси провела за осмотром соседних лож и партера. Но ни Айвэна, ни Алекса она так и не увидела. Домой она вернулась в отвратительном расположении духа.
        По мере того как день проходил за днем, а от Айвэна не поступало ни весточки, она сердилась все больше и больше. Он ведет себя как капризный пятилетний мальчишка! Как бы он ни был занят своими огромными владениями, в чем она, впрочем, сильно сомневалась, он не имеет никакого права так с ней обращаться. В конце концов, Айвэн сам заставил ее выйти за него замуж. А теперь вот строит из себя обиженного.
        В другие моменты, когда Люси была поспокойнее, она понимала, что в глазах Айвэна походит на отвергнувших его мать и бабку. Едва лишь между ними установилось что-то похожее на доверие, он вновь счел себя жертвой обмана со стороны своей бабки. И потому держался теперь от них обеих подальше.
        Но в те же минуты, когда чувства вновь брали над ней верх, она его не оправдывала. Айвэн так и не смог переступить через обиды, нанесенные ему в детстве, и теперь наказывает ее за грехи матери и бабки. А это очень несправедливо: ведь она единственная из всех, кто по-настоящему его любит.

        Айвэну было ничуть не лучше, чем Люси, но он ничего не мог изменить. Когда он помчался вдогонку за беглецами, злость на бабку быстро прошла. А увидев безгранично счастливых Валери и Джеймса, он окончательно забыл о вдовствующей графине.
        Он нашел их прежде, чем они успели обвенчаться, и у него был долгий и трудный разговор с сэром Джеймсом. Айвэн допытывался, любит ли он Валери, где они будут жить, есть ли у него средства, чтобы обеспечить ей безбедную жизнь.
        Убедившись в том, что счастью Валери ничто не угрожает, он согласился быть их свидетелем.
        А вот с собственной женой поговорить столь откровенно он не мог. От одной мысли об этом у него бегали мурашки по коже.
        Какой смысл допытываться, какие на самом деле она испытывает к нему чувства? Все и так ясно. Да, они прекрасно подходят друг другу в постели, но это ничего не меняет в их отношениях. Между ними зияет пропасть. Его обманули, а ее практически насильно заставили выйти за него замуж. И если он не может простить бабке подобного предательства, то почему должна простить Люси?
        И Айвэн все откладывал и откладывал поездку в Лондон. Он задержался в Йорке, осматривая свои владения, затем отправился в Уэллс, где занялся оловянными рудниками. Айвэн всячески убеждал себя в том, что это необходимо - он столько лет пренебрегал делами. К тому же ему нужно было подумать. Но неделя шла за неделей, и чем дольше он не видел Люси, тем труднее ему было вернуться к ней. Он отправился в Скарборо, где занялся верфью, а оттуда поехал в Лондон. Куда угодно, только не в Уэсткотт-Мейнор!
        Айвэну было плохо. Но когда Алекс рассказал ему о встрече с Люси в опере, стало совсем невыносимо. Как ему хотелось поехать к ней, обнять ее и забыть обо всем! Но как себя заставить? Он столько времени отсутствовал без всякой видимой причины, что она скорее всего просто его возненавидела.
        И он пил и ссорился со всеми на свете. Он срывался на ближайших друзьях, но к ней не шел из страха быть отвергнутым.
        Однако когда Люси прислала ему приглашение на прием в честь Валери и сэра Джеймса, Айвэн понял, что больше скрываться не удастся. Она решила бросить ему вызов, выставить их отношения на всеобщее обозрение и сделать из него дурака в глазах света? Пусть попробует.

        Люси была вне себя от обиды и унижения: Айвэн просто-напросто не ответил на ее приглашение. А прием уже сегодня вечером!
        Около полудня к ней зашел сэр Джеймс.
        - Может, мне все-таки съездить к нему, Люси? И потребовать, чтобы он принимал гостей вместе с вами?
        На щеках у Люси проступил нездоровый румянец.
        - Нет-нет. Не стоит, - сказала она и перевела разговор на другую тему.
        Позже, сидя перед зеркалом в спальне, она думала о том, что нельзя заставлять мужчину изображать из себя доброго семьянина. Особенно такого, как Айвэн. Он и так восстал против всех правил, принятых в обществе, а теперь, похоже, вознамерился отомстить ей за всех женщин на свете…
        Люси вздохнула. Какой смысл мечтать о том, чего быть не может? Надо наконец смириться с неизбежным и как-то жить дальше. Но прежде всего надо пережить этот дурацкий прием, который она сама же себе навязала…
        Она надела шелковое темно-зеленое платье с высокой талией и длинными узкими рукавами, обшитое шифоном с золотыми и серебряными нитями. Именно такого цвета была шаль, подаренная ей когда-то Айвэном. Когда она шла, впечатление было такое, будто она вся переливается.
        Широкий низкий вырез открывал грудь, которая уже начала набухать. Глянув на себя в зеркало, Люси даже смутилась. Сразу видно, что она ждет ребенка. И все-таки нельзя было не признать, что за последний месяц она стала чрезвычайно соблазнительной.
        Но что скажет Айвэн, когда узнает обо всем?
        Нахмурившись, Люси отвернулась от зеркала. «Какая разница?» - напомнила она себе и глубоко вздохнула. Пора спускаться - надо проверить, все ли готово. Очень скоро начнут съезжаться гости, и она должна быть во всеоружии.
        Гостиная сверкала. На комодах, столах и на стенах в подсвечниках горели изысканные восковые свечи. Люси прошла в гостиную, где стоял приятный медовый запах, исходивший от двух огромных канделябров с шестьюдесятью свечами. Помимо этого, зала освещалась хрустальными лампами. И повсюду были розы. Красные розы.
        «Красная роза - эмблема любви, - горько подумала она. - Но не моей любви, а любви Валери и сэра Джеймса…»
        В серебряном зеркале в обрамлении красных роз Люси выглядела потрясающе. Почему-то только сейчас она впервые поняла, что и в самом деле графиня, хотя в душе чувствовала себя неуверенно как никогда.
        Она опустила глаза, не в силах смотреть на свой новый образ. Графиня Уэсткотт. Да с какой стати она решила, что ей это по силам? Люси была не уверена, что доживет до конца вечера.
        - О, красные розы. Эмблема любви?
        От этого низкого насмешливого голоса у Люси перехватило дыхание.
        Айвэн!
        Она подняла глаза и увидела его отражение в зеркале. Он стоял чуть справа и позади нее, в руке у него была роза на длинной ножке. Безукоризненный черный фрак и белоснежная рубашка выгодно оттеняли его смуглую кожу. В ухе у него поблескивал алмаз, и Люси неожиданно показалось, что лучшего украшения для мужчины просто не может быть. Серьга не только не умаляла его мужественность, но даже подчеркивала ее.
        «Он здесь! - восторженно кричало ее сердце. - Он здесь!»
        Но в следующую секунду радость ее уступила место злости. Черт побери этого цыгана! Он здесь! Да еще с таким видом, словно его притащили на аркане.
        Глаза их встретились в таинственной зеркальной бездне.
        - Почему вдруг в этом доме столько роз? - спросил Айвэн и внезапно провел полураскрытыми лепестками цветка по ее шее.
        Люси поклялась себе, что не двинется с места. Если он не извинится за долгое отсутствие, она не будет строить из себя безутешную женушку и не опустится до того, чтобы просить у него объяснений.
        - Это цветы для Валери и сэра Джеймса, - холодно сказала она.
        Айвэн слегка изогнул губы в улыбке.
        - Неужели? С каких это пор ты воспеваешь их любовь? А как же твое собственное увлечение милейшим ученым?
        - С этой точки зрения сэр Джеймс меня никогда не интересовал, - отрезала она и посмотрела ему прямо в глаза.
        Уж не хочет ли он сказать, что все еще ревнует ее к сэру Джеймсу? Сначала та сцена с Эллиотом Пирсом, теперь Джеймс Моби?
        Но Айвэн ничего не сказал. Он лишь снова погладил ее розой по шее, затем по плечам.
        По коже Люси побежали мурашки. Он и прикасается к ней, и не прикасается. Он хочет ее и не хочет. Какой же он мерзавец!
        А впрочем, и она не лучше. Потому что, несмотря ни на что, ей вдруг безумно захотелось отбросить в сторону эту розу и прижаться к его груди.
        Но она, разумеется, не могла этого сделать и потому просто стояла и смотрела на Айвэна и на розу, которой он пользовался как орудием пытки.
        - А из тебя получилась неплохая графиня, - пробормотал Айвэн, словно вновь прочитав ее мысли. - Вот этим, - он коснулся лепестками ее груди, - ты завоюешь множество поклонников. Женщины же за это тебя возненавидят.
        Она наконец отмахнулась от розы.
        - Я не ищу себе поклонников!
        Айвэн подошел ближе, теперь она ощущала на шее его горячее дыхание.
        - И все же они у тебя будут. Тебя будут желать все.
        - Так же, как меня желаешь ты? - усмехнулась она, но сердце ее забилось сильнее.
        - Я никогда не скрывал своего желания.
        Этими простыми словами он сломил ее сопротивление. И когда рука его опустилась ей на талию, Люси прижалась спиной к его крепкой груди. Они смотрели друг другу в глаза через зеркало. Затем взгляд его скользнул на отражение ее груди, а она смотрела, как его пальцы проникли в вырез платья и коснулись набухших сосков.
        С губ ее сорвался легкий стон, голова откинулась ему на плечо, но она не сводила глаз с его отражения в зеркале. Одна рука его опустилась ей на живот, и Айвэн крепко прижал ее к себе, показывая, как он ее хочет.
        Люси едва дышала. Зеркало отражало возбуждение, овладевшее ими. На щеках у Люси проступил лихорадочный румянец, губы ее были полураскрыты, она таяла в руках Айвэна, цыгана, перед чьими чарами не устоит ни одна женщина.
        Она желала его, хотя готова была презирать себя за это. Он причинил ей столько боли и унижений! Но она его желала!
        Айвэн улыбнулся своей неотразимой улыбкой.
        - Мне бы хотелось уложить тебя в кровать из роз, Люси. Я представляю тебя, такую нежную и белую, на красном ковре из роз…
        Айвэн склонился к ее шее, и, хотя поцелуй его был таким же легким, как и прикосновение лепестков, он вызвал в ней целую бурю чувств. Этот поцелуй зажег ее изнутри; он наполнил ее невыносимым жаром, непередаваемым желанием.
        - Айвэн!.. - сорвалось с ее губ.
        Он вновь прикоснулся пальцем к ее соску, и она изогнулась, желая его все больше и больше. Другой рукой он ласкал ей живот, прижимая к себе, и она жаждала слиться с ним.
        - Я так долго мечтал об этом, - прошептал он хрипло, и Люси вдруг тут же пришла в себя и отбросила его руку.
        - Если это так, то почему тебя столько времени не было?
        Она попыталась выскользнуть из его рук, но Айвэн ее не отпускал.
        - Дела, - пояснил он, поколебавшись. - Ты же получала мои письма?
        - Да, получала. Но ты уже целую неделю в городе.
        - Да, верно. Конечно, мне следовало приехать. Но… - Люси почувствовала, как он пожал плечами. - Но я не приехал. И прошу прощения. Так на чем мы остановились?
        Он приподнял ей юбку, разглядывая в зеркале ее ноги, и, хотя Люси и сердилась на него за такой ответ, она не могла оторвать глаз от сцены, разворачивающейся перед ней в зеркале. Ноги ее беззащитно белели на фоне его черных брюк. Она задрожала от желания, но тут же отругала себя за слабость.
        - Перестань сейчас же! Ты не имеешь права…
        - Мы муж и жена. Все права на моей стороне.
        Рука его коснулась нежной кожи внутренней стороны ее бедра, и Люси глухо застонала. Она сдалась. И, кажется, он тоже это понял…
        Внезапно из холла до них донеслись голоса, серебро звякнуло о серебро. Действительность дала Люси жестокую пощечину, и она вдруг увидела все в истинном свете. В зеркале перед ней какая-то блудница отдавалась черноволосому мужчине. В ее гостиной, в которой с минуты на минуту должны появиться гости! Разумеется, графу и графине многое прощается, но подобного греха не простит ни один слуга.
        Борьба между желанием и необходимостью держать себя в рамках, видимо, настолько явственно отразилась у нее на лице, что Айвэн даже усмехнулся.
        - Насколько я понимаю, явились первые гости.
        Люси тут же выскользнула из его объятий, юбка мгновенно опустилась до полу и закрыла ей ноги. Она поправила корсет, кое-как пригладила волосы, но с румянцем на щеках и с блеском глаз ничего поделать не смогла.
        Айвэн тяжело вздохнул.
        - Ничего не поделаешь, придется дожидаться окончания бала, - буркнул он, осматривая ее с головы до ног.
        Люси не могла выдавить из себя ни звука. Какой-же он все-таки пройдоха! Возвращается вот так, без всяких объяснений и извинений… Однако соблазняет он, как и прежде, роскошно. Даже лучше, чем прежде! Она даже не знала, на кого ей больше сердиться: на него за то, что он себе позволяет, или на себя за то, что так легко ему поддается. В любом случае осадить его она не успела: послышался голос Валери, тяжелая дверь распахнулась, и в гостиной показалась кузина Айвэна.
        - Люси, вот вы где! Айвэн! Когда вы приехали?
        - Несколько минут назад, - пояснил он улыбающейся кузине, взяв Люси под руку.
        - Я так рада, что вы здесь! - воскликнула Валери и, повернувшись к холлу, позвала: - Джеймс! Джеймс! Айвэн приехал!
        Айвэн прошептал Люси на ухо:
        - Да, я здесь, я на этом настаиваю и надеюсь, что останусь в твоих помыслах до окончания приема. - Он протянул ей розу. - Думай о том, что сейчас произошло. Думай о том, что произойдет позже.
        И они пошли в холл рука об руку - прекрасная, безукоризненная пара, граф и его жена. Однако внутри у Люси все кипело. Ее так и подмывало залепить ему пощечину на глазах у всех за причиненную боль. Но еще больше она жаждала затащить его в спальню и вслушиваться в его чувственный голос, наслаждаться его сладкими угрозами, от которых ноги ее подкашивались, а воля куда-то исчезла.
        «Думай о том, что произойдет позже…»
        Люси и сама не могла бы сейчас сказать, любит она его или ненавидит. Она сжимала розу как спасительную соломинку. Надо во что бы то ни стало выкинуть его слова из головы, иначе до конца вечера ей не дожить! И все-таки она не могла не думать о том, что произойдет позже. Она знала, что ее ждет много прекрасных утех, которым она не в состоянии будет сопротивляться.
        Но если он полагает, что может взять и появиться, когда ему заблагорассудится, а она будет всегда в его распоряжении, то он сильно ошибается!

        19

        Они улыбались. Они пили. Они произносили тосты за Валери и Джеймса и сами выслушивали тосты в честь своей недавней свадьбы. Они развлекали всех, и если количество гостей можно считать показателем, то прием в Уэсткотт-хаузе был настоящим успехом.
        Люси приглашали все, за исключением сэра Джеймса. Ибо всякий раз, как он к ней приближался, рядом с ними тут же вырастала фигура Айвэна.
        Сам же он ни разу не пригласил ее на танец. Он танцевал с Валери. Он танцевал со всеми незамужними девушками и со многими мамашами, но со своей собственной женой он танцевать не желал!
        Если бы Люси не чувствовала на себе его взгляд всякий раз, как шла танцевать с новым кавалером, она могла бы оскорбиться за такое невнимание. Но она знала, почему он с ней не танцует. Он не танцует с ней по той же причине, по какой и она боится пойти с ним танцевать. Уж слишком сильной была физическая реакция друг на друга. И вряд ли им удастся скрыть это от присутствующих. Стоит ему обнять ее и прижать к себе, как…
        Люси подумала об этом, танцуя с Александром Блэкберном, и тут же оступилась.
        - Интересно, о чем это мы задумались? - спросил он, незаметно для других исправляя ее ошибку.
        - О чем? - Она отвернулась от его внимательных глаз. - Прошу прощения. Я просто… засмотрелась на Валери и Джеймса.
        Алекс рассмеялся - ей, конечно, не удалось его обмануть.
        - Дорогая моя леди Уэсткотт, со мной вы могли бы быть более откровенной. Заверяю вас, что я ваш друг. Так же как Джайлс и Эллиот.
        - Друг? Но если это так, то будьте добры, расскажите, как получилось, что я вот уже почти два месяца не вижу своего мужа. И почему после всего этого он сейчас вдруг разыгрывает из себя внимательного супруга? Объясните, почему он то горяч, как огонь, то холоден, как лед. Что происходит, в чем… - Люси не закончила, понимая, что и так позволила себе лишнее. «Наверное, я слишком много выпила», - подумала она и пробормотала, опустив глаза: - Простите, мне не стоило этого говорить.
        - Почему же?
        - Я хозяйка, а вы мои гости. И гости Айвэна.
        - Но это не значит, что я с ним во всем согласен.
        Они разошлись, чтобы обойти круг танцующих, а когда опять сошлись, Люси уже взяла себя в руки.
        - Тогда объясните, что с ним происходит.
        Алекс пожал плечами.
        - Я и сам не понимаю. Разве что… - Он пристально посмотрел на нее. - Мне кажется, что он вас до смерти боится.
        - Боится меня? - Люси покачала головой. - Но это же смешно!
        - Да - если рассуждать логически. Но разве ваши чувства к нему подчиняются логике?
        Люси ничего не сказала, но по улыбке Алекса поняла, что он услышал ее молчаливый ответ. Да, ее чувства к Айвэну не подчиняются никакой логике. Но прежде, чем она успела расспросить его о чувствах Айвэна, танец кончился, и ее тут же опять пригласили. На сей раз это был Айвэн.
        Алекс насмешливо ухмыльнулся, кто-то из гостей рассмеялся, кто-то пошутил насчет ревнивого мужа. Но Люси не видела никого. Она смотрела в глаза Айвэна, смотрела в его бесстрастное лицо, и ей страшно хотелось стереть с его лица это высокомерное выражение.
        Он ревнует? Ерунда! Ревнивый муж не бросает жену на целых два месяца одну. Он боится? Вздор! Этот человек никого и ничего не боится. У него было тяжелое детство, зато теперь у него есть все, о чем может мечтать мужчина: он красив, он сказочно богат, он титулован. Любая женщина бросится в его объятия, стоит ему поманить пальцем.
        «Но что все это по сравнению с одиночеством? - вдруг подумала Люси. - По сравнению с тем, что чувствует человек, который знает, что его не любят?»
        На несколько мгновений танец развел их в разные стороны, и за эти несколько мгновений Люси решилась. Она не позволит больше злости затуманить ей голову. И страсти тоже. Теперь она знает наверняка, что Айвэн провоцирует ее намеренно. Ему нужна ее бурная реакция, чтобы защититься самому от более глубоких чувств.
        Например - от любви…
        Но она ему этого не позволит! Люси поклялась себе, что пробьется сквозь все разделяющие их преграды. Они поменяются ролями. Она прибегнет ко всем средствам, которыми располагает женщина. Но вынудит его раскрыться!
        Они снова сошлись в танце, и Люси теснее, чем положено, прижалась к нему. Ее грудь касалась его груди, ее пальцы легонько гладили его шею, и она почувствовала, как Айвэн напрягся. Он до боли стиснул ее руку.
        - Ты что, хочешь, чтобы я набросился на тебя прямо здесь? В зале?
        - Ты недавно проделал это в гостиной, - ответила Люси едва слышно. Она никак не ожидала, что сама так возбудится.
        - Может, намекнуть нашим гостям, чтобы они уходили?
        - Нашим?
        Она посмотрела ему в глаза и заметила, как дернулась его щека.
        - Список гостей твой, но дом мой. Так что гости наши.
        - И это все, что ты можешь мне предложить? Этот дом и титул Уэскоттов?
        - А тебе этого мало? Чего ты хочешь? - спросил он с обескураживающим высокомерием.
        - Я хочу поставить тебя на колени! - резко заявила она, даже не подумав. - Я хочу стереть с твоего лица эту вызывающую ухмылку!
        Люси вывернулась из его рук, едва смолкла музыка. Несколько мгновений они смотрели друг на друга - она вся кипела, он оставался абсолютно бесстрастным. Боже, неужели вместо того, чтобы разжечь его страсть, она разожгла его ненависть?!
        Внезапно Люси вспомнила о розе, которую носила на груди, и воткнула ее в петлицу его смокинга.
        - Я согревала ее весь вечер для тебя, Айвэн. Теперь твоя очередь.
        Она отвернулась и, стараясь держаться с достоинством, пошла к Валери и сэру Джеймсу.
        Прием шел своим чередом. Люси развлекала гостей, приглашала к столу, все с удовольствием ели и с еще большим удовольствием пили. Гости задержались еще на час или два, и все это время она играла роль внимательной и заботливой хозяйки, не выпуская, однако, из виду Айвэна. И розу, которая алела у него на груди. Люси знала, что он тоже за ней наблюдает. Она чувствовала на себе его задумчивый взгляд, который возбуждал и одновременно пугал ее.
        Люси не забывала играть свою роль - роль соблазнительницы. Она бросала на него многообещающие взгляды и вообще, как могла, строила из себя куртизанку. Но когда наконец стали прощаться последние гости, на какое-то время заняв Айвэна, Валери и сэра Джеймса, Люси поспешно ретировалась. Ей хотелось хоть немного успокоиться и прийти в себя. Она знала: для того, чтобы разрушить преграды, отделяющие от нее Айвэна, необходимо не только физическое влечение. Этого у них было более чем достаточно. Но теперь ей понадобится что-то еще, прежде всего - присутствие духа.
        Бегство Люси не прошло для Айвэна незамеченным. Он с трудом сдерживал себя, чтобы грубо не вытолкать последних подвыпивших гостей.
        Джайлс беседовал с недавно овдовевшей леди Рауи. Айвэн, наблюдая за тем, как он помогает ей сесть в карету, был готов поставить сто фунтов на то, что они уже договорились о новой встрече. Возможно, через какой-то час.
        Алекс же раскинул свои сети на более молодую жертву. Сегодня он был в ударе, как никогда, и расточал очарование направо и налево. И вот сэр Генри Смит уже обнимает Алекса за плечи. Титул Смит получил совсем недавно, зато у него куча денег. А еще у него есть маленькая, как мышка, дочка, с которой Алекс сегодня несколько раз танцевал. И если она решила, что Алекс ей нравится, то ее отец, без сомнения, постарается его купить для своей крошки. Но вот продаст ли Алекс себя ради такого невзрачного создания - это уже другой вопрос.
        Но сейчас Айвэну не было до этого дела. Он хлопнул Алекса по плечу.
        - Рад был тебя видеть. И вас тоже, Смит.
        И он недвусмысленно подтолкнул Алекса к двери.
        Алекс усмехнулся и с насмешливым видом осмотрелся.
        - Ба! Неужели мы последние? А где же твоя очаровательная жена, Торнтон?
        Смит, выпивший больше, чем ему полагалось, рассмеялся и неожиданно выпалил:
        - Да она уже разделась и ждет! Знаете ли, милорд, у вашей женушки такие роскошные… Ой!
        - Ради бога, извините, сэр Смит, - пробормотал Алекс, таща его за собой к двери. - Если не ошибаюсь, дочка вас уже заждалась.
        Айвэн с такой силой захлопнул за ними дверь, что лампы зазвенели. Если бы он этого не сделал, то ему пришлось бы раскроить обидчику морду. Старый козел! Да кто дал ему право разглядывать грудь Люси?! Да, она прекрасна. Айвэн и сам с трудом отрывал от нее взгляд. Интересно, ему просто показалось или грудь и впрямь стала больше, чем раньше?
        Да нет, просто у него слишком давно не было женщины. Вот уже несколько недель. А беседа перед танцами только еще больше распалила его.
        Он закрыл дверь и, кивнув Симмсу, направился к лестнице. Но внезапно путь ему преградили Валери и сэр Джеймс. Они стояли рука об руку и воинственно смотрели на него.
        - Надеюсь, вы не хотите помешать мне подняться к собственной жене? - нахмурился Айвэн.
        - Мы хотим поговорить с вами, - решительно заявил сэр Джеймс. - Мы не можем спокойно смотреть на то, как вы обращаетесь с Люси.
        Айвэн подошел к нему вплотную.
        - Отойдите, - приказал он, сверкая глазами.
        Сэр Джеймс сглотнул, но с места не двинулся. Айвэн едва не выругался. Не хватало только драться с ним! Но, очевидно, придется.
        Валери незамедлительно втиснулась между ними.
        - Айвэн, пожалуйста! Мы не хотим вмешиваться, но…
        - Так и не вмешивайтесь!
        - Вы даже не представляете, как ей было тяжело!
        Айвэн заскрежетал зубами.
        - А мне кажется, я представляю. И сегодня я намерен все исправить.
        Она взяла его за руку.
        - Вас не было почти два месяца. Разве такое можно исправить за один день?
        Почти два месяца… Ему они показались двумя годами. А что же пережила Люси? Айвэн глубоко вздохнул и посмотрел на Валери. Лицо ее было серьезным.
        - И когда вы стали такой мудрой, дорогая кузина?
        Она улыбнулась - радостно, как ребенок, и мудро, как женщина.
        - Любовь раскрывает человеку глаза.
        - Любовь… - повторил Айвэн.
        - И я советую вам не путать любовь с похотью, - вставил сэр Джеймс. - Эти два явления могут успешно сосуществовать, но они - не одно и то же.
        У Айвэна на скулах заиграли желваки.
        - Могу заверить вас, сэр, что я эти две вещи никогда не путал. Так что прошу прощения.
        Валери, судя по всему, была довольна, а Моби не очень. Но они расступились, пропуская его, и Айвэн в несколько прыжков поднялся по лестнице, не успев растерять желания. Однако этим голубкам все-таки удалось смутить его. И какого черта они вмешиваются не в свое дело?! Они с Люси муж и жена, и, если ему пришлось на какое-то время уехать по делам, это касается только их двоих. Не мешает же он Люси развлекаться, как она это сделала сегодня, и тратить то довольно приличное пособие, которое он ей выделил. При чем здесь любовь? Ее или его?
        Она повеселилась - теперь настало его время.
        Люси ждала его в спальне. Но не в кровати. Она сидела, съежившись, в высоком кресле в углу комнаты. Платье она еще не сняла, но уже успела вытащить из волос заколки, и роскошные локоны закрывали ей плечи. Туфли ее валялись на ковре подле кресла.
        Она смотрела на него без улыбки.
        Айвэн одним движением плеч скинул с себя фрак.
        - Тебе помочь с платьем?
        Она покачала головой, и Айвэн начал расстегивать рубашку.
        - Насколько я вижу, ты уже обустроилась в этой спальне. А где мои вещи? - спросил он, когда вдруг сообразил, что его туалетных принадлежностей нет.
        - В Дорсете. На чердаке.
        Айвэн замер, не успев снять пояс.
        - На чердаке? Месть, я полагаю?
        - Значит, ты согласен с тем, что у меня есть для этого основания?
        Он продолжал методически раздеваться.
        - Разумеется, согласен. Но давай сейчас обо всем забудем, Люси.
        - Вот как?
        Айвэн посмотрел на нее. Перед приемом он застал ее врасплох, и она повела себя так, как подсказывали чувства. Она была сердита на него, но ему удалось заставить ее забыть о злости. Однако во время бала у нее было время подумать и вновь подогреть свою злость. Но ничего, он как-нибудь справится с этим.
        Айвэн медленно подошел к креслу и, склонившись над Люси, уперся руками в подлокотники. Теперь она не могла никуда убежать от него.
        - Если тебе хочется покричать на меня - ради бога. От этого ты меньше меня хотеть не будешь. Как и я тебя.
        В глазах ее промелькнуло что-то похожее на боль, но Айвэн тут же убедил себя, что это ему показалось.
        - Ты не имеешь понятия о том, чего я хочу, - без всякого выражения произнесла она.
        - Ты так думаешь?
        Не сводя с нее глаз, он скользнул пальцами по ее груди и почувствовал, что каждая клеточка его тела реагирует на это прикосновение, на ее запах, на тепло ее тела. На самую близость ее. Но он заставил себя думать только о том, как возбудить ее. Она должна знать, кто здесь господин и кто кому должен подчиняться!
        - Ты хочешь вот этого, - пробормотал он, заметив, как ее взор потемнел от желания. - Ты хочешь, чтобы губы мои касались тебя вот здесь, - прошептал он, и палец его коснулся набухшего под тканью соска.
        Внутренне усмехаясь, Айвэн наблюдал за тем, как она изо всех сил пытается оставаться холодной. Но как только он к ней прикоснулся, она резко вдохнула, а когда он оторвал руку, она медленно выдохнула. Ему стало ясно, что все в порядке. Она вот-вот сдастся.
        - Если я ошибаюсь относительно твоих желаний, Люси, то, может, ты мне скажешь, чего хочешь?
        Она тяжело дышала, глаза ее блестели, словно от слез. Но она не плакала, и Айвэн совсем успокоился. Она просто возбуждена. А это все, что ему нужно. И ей. Это единственное, что ей на самом деле от него нужно. Это единственное, что может привязать ее к нему навеки.
        Вернее, настолько, насколько это будет нужно ему.
        Но, к его удивлению, Люси вдруг обхватила его лицо руками и повернула к себе. Они смотрели друг на друга с расстояния в несколько дюймов, и ее взгляд показался Айвэну каким-то странным. Глаза ее не были затуманены желанием, и сердце его забилось - но не от похоти.
        Он попытался отвести взгляд, но она не позволила.
        - Я хочу, чтобы ты меня любил, Айвэн. Я хочу, чтобы ты меня любил!
        И всего-то? Но это же так просто!
        Однако внезапно Айвэн понял, что говорит она не о любовных утехах. Ласкать ее, наполнить ее собой - это он может. Это он умеет.
        Но она говорит о другой любви! А подарить ей эту любовь - значит опустошить себя.
        Ее взгляд начал приносить ему боль. Выход был только один. То ли выругавшись, то ли застонав, Айвэн поцеловал ее.
        И его тут же закружило в водовороте с бешеной головокружительной скоростью. Темная страшная пропасть все засасывала и засасывала его. Но он не боялся опасности - по крайней мере, он всегда так считал, - и он позволил себе погрузиться в теплую благодать объятий Люси. В конце концов, она ведь только женщина - хоть и желанная, но просто женщина. И поскольку она просто женщина, то и доверять ей нужно не больше, чем другим женщинам. Она нужна ему потому, что вызывает в его теле непреодолимое влечение. Но если она считает, что сможет затронуть его чувства и заставить его поверить в любовь, то она сильно ошибается. Ошибается, как никогда. А это значит, что она просто дура!
        Но такая сладкая. Такая восхитительная. Такая жадная, изголодавшаяся, чувственная дурочка…
        До кровати они так и не добрались. Люси так и осталась сидеть в кресле в спущенном с плеч платье, с поднятой юбкой, а Айвэн восполнил то, что они не успели сделать раньше. Он терзал ее грудь, а она впивалась ногтями в его плечи. Он целовал ее бедра, не давая ей возможности пошевелиться. Влажная, горячая, она открылась навстречу ему, и ему не составило труда довести ее до вершин блаженства.
        Когда она со стоном откинулась на спинку кресла, Айвэн понял, что больше не может сдерживать себя. Он жаждал обладать ею, он жаждал наполнить ее собой, взорваться в ней. Она принадлежала только ему!
        Но странно, им вдруг овладел какой-то непонятный демон. Ему внезапно захотелось чего-то больше, чем простое физическое наслаждение. Она содрогалась всем телом, а ему этого было мало: он хотел, чтобы она принадлежала ему целиком, со всеми своими чувствами. Ему нужна ее полная и безоговорочная капитуляция. Ему нужно, чтобы она отдала ему все, что у нее есть, и ничего от него не утаила.
        И Айвэн продолжал. Только теперь он любил ее пальцами, и при этом смотрел ей в глаза. Он хотел видеть ее лицо в тот момент, когда она забудет саму себя. Одной рукой он ласкал ей грудь с набухшим розовым соском, а другой вошел в нее. И она сжалась вокруг его пальца. А стоило ему коснуться набухшего бутона под темными колечками волос, как она вся изогнулась.
        - Смотри на меня, Люси!
        Она открыла глаза, излучавшие наслаждение. «Она моя!» - думал Айвэн, и ему было больно от гордости за самого себя. И все же он заставлял себя думать о ней, о ее удовольствии.
        Люси тяжело дышала, на щеках ее играл румянец, даже обнаженная грудь ее покраснела. Наконец, она коротко застонала от удовольствия, и глаза ее начали закрываться, но он выкрикнул:
        - Смотри на меня! Смотри на меня, Люси. Ты моя, ты понимаешь? Ты моя!
        Она кивнула, и он едва не издал победный возглас. И когда она вскрикнула и затем обмякла под его рукой, не сводя с него глаз, он почувствовал, что настало время. Она открыта навстречу ему. Она принадлежит ему и телом, и душой. Она принадлежит ему вся. И он возьмет ее всю, всю без остатка!
        Айвэн быстро расстегнул брюки и со стоном вошел в нее. И она тут же растаяла под ним, она обволокла его. Она растворилась в нем, она стала частью его.
        А может, все наоборот?
        Но когда они стали единым целым, ему уже было все равно. Он взорвался в ней, он в изнеможении упал на нее, и в этот миг единственное, что имело значение, было то, что они вместе. Что он нашел ее, что она вышла за него замуж.
        И что он никогда ее от себя не отпустит.

        20

        Люси проснулась от прикосновения его руки. Была еще ночь, в комнате стояла кромешная тьма. Она не помнила, как они добрались до кровати. И как разделись.
        - Сейчас я буду тебя совращать.
        От звука его хриплого голоса по телу ее побежали мурашки. Он прижимался к ней сзади всем телом, его руки ласкали ее - и чувствительную кожу под коленкой, и впадинку пупка, и щель между ягодицами и бедрами. Он целовал ее в основание шеи, он скользил губами по ее позвоночнику.
        Когда она задрожала и начала поворачиваться к нему, он сказал:
        - Не двигайся. Я сам.
        Люси вздохнула. Он сам? Как просто. И как божественно…
        Однако оказалось, что это даже более чем божественно. Ласки его становились все настойчивее, а ей становилось все труднее сдерживать себя и лежать, не двигаясь. Ей тоже хотелось целовать его! Ей было нужно прикасаться к нему. Но Айвэн был неумолим.
        Только когда он опрокинул ее на спину и вошел в нее, смогла она удовлетворить свое желание. Она обхватила его руками, она сдавила его бедрами, а он наваливался на нее всей своей тяжестью. Вначале он двигался медленно, и это было так прекрасно, что Люси чуть не сошла с ума. Грудью и жесткими волосами он терся о ее грудь, тонкая льняная простыня сбилась под ней в комок. Люси не могла пошевелиться, она была бессильна, и в то же время она была сильна, как никогда.
        Он жарко дышал ей в шею, он зарывался лицом в ее волосы, доводя ее до исступления.
        - Айвэн! - застонала она, вцепившись руками в его плечи, чувствуя приближение последних содроганий. - Айвэн!
        - Я здесь, - прошептал он. - Я с тобой, любимая.
        «Любимая»?! Закипая во всепоглощающем огне, Люси слышала только это слово, и сердце ее таяло. Любимая…
        - Я люблю тебя, - прошептала она. - Я люблю тебя, Айвэн.
        Они взорвались одновременно. Они вылились один в другого, они вросли один в другого. Огонь пожирал их, огонь выжигал их изнутри.
        Это было прекрасно! Но когда они, задыхаясь, распластались на скомканных, мокрых от пота простынях, между ними установилось что-то новое, и это было еще прекраснее. Это было намного больше, чем каждый из них по отдельности. Они вместе. Они вдвоем. И они любят друг друга.

        Люси снова заснула, а Айвэн лежал, неподвижный, как смерть, с открытыми глазами и наблюдал за приходом рассвета. Его терзали противоречивые чувства.
        Она любит его?!
        Он слышал, как она выдохнула эти слова ему на ухо, но тогда он в них не поверил. Но она-то в них верит, и в этом все дело.
        Хотя, собственно, почему бы ему не поверить? В конце-то концов, он сам этого хотел. Он обладает ей, она принадлежит ему. Но любовь…
        Женская любовь изменчива. Мать недолго его любила. А бабке это чувство вообще незнакомо. Он сжал зубы. Слова любви не значат ничего. Даже если она сама в них верит.
        Он был сердит на всех женщин на свете. Но в данный момент сердце его учащенно билось совсем по другой причине. Для этого у него были куда более веские основания. Он больше не мог отрицать перед самим собой, что он любит Люси.
        От одной этой мысли на лбу у него выступала испарина.
        Она пошевелилась и потянулась, совсем как кошка, коснулась стопой его ноги, и им овладело отчаяние. Потом Люси замерла, и он понял, что она проснулась и ей неловко оттого, что она проснулась в кровати рядом с ним. А что, если она уже сожалеет о своих словах?
        Они лежали не двигаясь. Он притворялся, что спит, а она, судя по всему, мучилась вопросом, что теперь делать. Наконец очень осторожно она начала отодвигаться.
        Айвэн был даже этому рад: он не был готов встретиться с ней глазами. Но ему не понравилось, что она хочет ускользнуть незаметно. Когда она начала подниматься с кровати, он схватил ее за руку.
        - Ты куда?
        Люси резко повернулась, и на ее бледном как мел лице был написан явный испуг. Широко раскрытыми глазами она смотрела на него. Но что могло ее так напугать?
        - Я… я… я сейчас. Мне надо… надо в ванную, - заикаясь, произнесла она.
        Она лжет! Айвэн сразу понял это, и в нем что-то оборвалось. Совсем недавно она любила его. И вот, утром, она уже бежит от него. Он смотрел на нее, на ее обнаженное тело с мягкой белоснежной кожей, с высокой грудью, с прелестными рассыпанными по плечам волосами. Желание вновь шевельнулось в нем, но он безжалостно подавил его.
        - В ванную?
        - Да. Извини, Айвэн, мне надо. Извини…
        Он прищурил глаза, не отпуская ее руки.
        - Что с тобой?
        - Прошу тебя, пусти. Ой!
        Она вырвала у него руку и опрометью побежала к двери, но, сообразив, что не одета, остановилась. Широко раскрытыми глазами она осмотрела комнату - и впервые Айвэну стало беспокойно.
        - Люси, в чем дело?
        Не отвечая, она бросилась к комоду, схватила фарфоровую вазу, и ее тут же стошнило.
        Айвэн вскочил и засуетился, не зная, что делать. Ей плохо, а он ничем не может помочь. Она что, перепила вчера? Не похоже. А может, она больна?
        Люси еще раз стошнило, и он почувствовал презрение к самому себе за то, что мог на нее сердиться. Надо что-то делать! Но что? Он быстро влез в брюки, схватил халат и накинул ей на плечи.
        - Что с тобой, Люси? Я могу тебе помочь?
        Она покачала головой.
        - Уходи, пожалуйста. Просто уходи…
        Она вновь содрогнулась всем телом, и сердце у Айвэна бешено заколотилось. Она была такой беззащитной и бледной, такой слабой и хрупкой! Может, это он был с ней слишком груб?
        Не раздумывая больше, он бросился к двери и рванул ее на себя.
        - На помощь! Эй, кто-нибудь, помогите!
        К тому времени, когда две служанки и дворецкий добежали до спальни, Люси все еще стояла посреди комнаты, не выпуская из рук вазу.
        - Умоляю, Айвэн, уходи… Оставь меня… Все будет в порядке. В порядке…
        - Милорд, в чем дело? - спросил Симмс.
        - Миледи, вам плохо? - озабоченно поинтересовалась служанка.
        - Боже! - воскликнула вторая. - Уж не ждет ли она?..
        Она говорила тихо, но Айвэн все слышал. Люси тоже. Он это понял по тому, как она напряглась, и похолодел.
        Ждет? Ждет ребенка?
        Айвэну показалось, что его ударили в солнечное сплетение. Сильно ударили. Нет, она не может ждать ребенка! Не так быстро!
        Но когда она подняла широко раскрытые, полные слез и ужаса глаза, он понял, что это правда. Она ждет ребенка. Его ребенка.
        Он продолжал стоять рядом с ней и был слишком поражен, чтобы думать о чем-то. Служанки суетились вокруг Люси. Та, что постарше, деликатно оттеснила графа.
        - Мы ей поможем, милорд. Сейчас все будет в порядке. Вам лучше уйти. Мы о ней позаботимся. Не беспокойтесь.
        Айвэн подчинился. То, что Люси плохо, - уже плохо. Но Люси плохо оттого, что она ждет ребенка! Это просто не укладывается у него в голове. Он подхватил рубашку и ботинки и побрел к двери. Но прежде, чем выйти, он услышал слова Симмса:
        - Вот графиня-то будет довольна!..
        Графиня… Старая ведьма, которая заправляет его жизнью, как ей заблагорассудится. Она будет рада, черт бы ее побрал. Она к этому и стремилась. Именно для этого она и ввела Люси в его жизнь.
        В коридоре Айвэн обулся и отправился на конюшню. Пока удивленный конюх седлал лошадь, он натянул рубашку и заправил ее в брюки. Она добилась всего, к чему стремилась. Он стал графом Уэсткоттом, он женился на женщине, которую она сама для него нашла, он оплодотворил здоровое тело своей жены…
        - Чертова старуха!
        Айвэн вскочил в седло, не обращая внимания на пораженного конюха. Он был не в силах больше находиться в затхлой атмосфере дома Уэсткоттов - в своем собственном доме, который никогда не станет для него родным. Галопом проскакав по улицам, он выехал за город и дал коню полную волю.

        Люси сидела возле окна спальни, глядя в никуда. «Надо было сказать ему раньше!» - ругала себя она. Она же знала, что ее будет тошнить. Ведь такое с ней случается теперь каждое утро. Почему же она решила, что ей удастся скрыть от него беременность? Как она могла поступить так необдуманно?
        «Если бы он не пропал на целых два месяца, - оправдывала себя она, - я бы все ему сказала». Но ведь она еще вчера вечером могла все ему сказать. Она и собиралась. Но когда он поднялся в спальню, у нее просто не осталось времени…
        Зато теперь он знает все. А поскольку его нет вот уже почти четыре часа, можно предположить, что ему это вовсе не понравилось…
        Эгоист проклятый! Он что, считает, что она в восторге?
        Люси отвернулась от окна, устыдившись собственных мыслей. Разумеется, она рада тому, что у нее будет ребенок! Ребенок Айвэна. Но она не могла без боли думать о том, что воспитывать его ей, видимо, придется одной. Ребенку нужен отец. И Айвэну это известно не хуже, чем ей. А любая жена жаждет разделить материнские радости и горести с мужем.
        И Люси тоже жаждала разделить их с Айвэном…
        Но он этого не хочет. Он ретировался. Опять на два месяца? Опять будет утверждать, что у него куча дел?
        Люси едва сдерживала слезы. Ей никогда не было так одиноко.
        - Бедный мой, - шептала она, обняв руками живот. - У тебя не будет любящего папочки. Зато у тебя будет ненавистная бабка…
        Да, но ведь у Люси тоже есть мать, и уж она-то его будет любить. У ее ребенка будут дядя, тетя, двоюродные братья и сестры. У него будет любовь - если не отцовская, то хотя бы материнская. И родственная. В отличие от Айвэна ее ребенок будет окружен любовью каждый день, каждую минуту своей жизни! А когда он или она подрастет, то тоже сможет поделиться своей любовью с другими. А Айвэн, видимо, на это никогда не будет способен…
        В дверь постучали, и по стуку она поняла, что это не Айвэн - он стучится решительно. К тому же вряд ли он будет стучать в дверь собственной спальни. Люси смахнула с глаз слезы и попыталась взять себя в руки.
        - Войдите, - сказала она, придавая лицу безмятежное выражение.
        В щелку заглянула Валери. У нее было обеспокоенное лицо, но при виде Люси она тут же оживилась.
        - Люси! Я так за вас рада! - Она бросилась через спальню к Люси и обняла ее. - Ребенок! Я так вам завидую…
        Валери села на стульчик у ног Люси.
        - Знаете, - сказала Люси, пытаясь улыбнуться, - я бы не стала пока об этом объявлять всем.
        Валери рассмеялась:
        - Да ведь все равно скоро все узнают! Слуги только об этом и говорят.
        Она замолчала, и на лице у нее появилось озабоченное выражение. Люси сразу поняла, о чем она подумала.
        - Они, наверное, говорят также и о том, что мой муж вновь исчез?
        Валери взяла Люси за руки.
        - Он же в шоке, неужели вы не понимаете? Я уверена, что он скоро объявится.
        Люси больше не могла улыбаться. Она встала и начала нервно ходить по комнате.
        - Я лучше вас знаю Айвэна. Он ненавидит, когда его к чему-то принуждают. Особенно если это женщина. Он вообще не доверяет женщинам! И я не могу его за это винить. Он считает, что мать его предала, а бабка бросила на произвол судьбы и обманула. А теперь еще и я…
        - Но ведь вы же отказывались выходить за него замуж!.. - Валери с озадаченным лицом замолчала.
        Люси вздохнула:
        - Он считает, что я принимала участие в хитроумном плане его бабки. Я уверена только в одном: он не собирался на мне жениться. А вот - женился. Я подозреваю, что и о детях он никогда не думал. А получается, что я его и к этому принуждаю. Он так на меня зол… - закончила она дрожащим голосом.
        - А он знает, что вы его любите?
        Люси подошла к окну. Моросило. Она посмотрела на Валери, даже не пытаясь скрыть своего состояния.
        - А разве это не видно?
        Валери улыбнулась:
        - Мне и Джеймсу видно. И, возможно, всем вокруг.
        - Но не Айвэну?
        - Мне кажется, он просто не знает, что такое любовь. Не удивлюсь, если он ничего не разглядел. Возможно, ему надо об этом сказать. Неужели вы не пытались?
        Люси вспомнила прошедшую ночь. Как он в пылу страсти назвал ее любимой, как она призналась ему в любви… Он ее слышал, но ему, судя по всему, не нужна ее любовь.
        - Я сказала ему об этом вчера.
        Валери промолчала, и Люси вздохнула.
        - Я, пожалуй, прилягу. И… будьте добры, попросите Симмса приготовить мне карету. Я еду в Сомерсет. Как только мне станет лучше, - добавила она, чувствуя новый приступ тошноты.
        - А в Дорсет вы не поедете?
        У Люси в горле стоял ком.
        - Дом Уэсткоттов - не мой дом. Я возвращаюсь в Хьютон-Мейнор. Я хочу к своим. Я хочу к маме!
        Валери смотрела на нее широко раскрытыми глазами.
        - Вас тянет к людям, которые вас любят. Это я понимаю. По большому счету, все мы хотим, чтобы нас любили. Даже Айвэн.
        Она тихо закрыла за собой дверь, но слова ее еще долго звучали в ушах Люси. «Даже Айвэн…»
        В самом деле, он ведь ничем не отличается от других. Ему тоже нужна любовь. Но он не умеет любить, он не знает, что такое быть любимым. Он не позволит ей любить себя. Люси знала, что в отличие от всего прочего, вроде хороших манер и правильного произношения, любви научить нельзя. Ребенка еще можно - но не взрослого мужчину.
        По щекам ее покатились жгучие слезы, но она тут же стерла их. Не стоит мучить себя мыслями о том, что могло бы быть. Надо радоваться тому, что у тебя есть.
        Люси снова положила руку на живот.
        - Я буду любить тебя, Айвэн. Я буду любить твоего ребенка. Я подарю ему такое детство, которого не было у тебя, я подарю ему любовь и счастье.
        Она знала, что будет хорошей матерью. Но любящего отца ей не заменить…
        Но кто знает, может, Айвэн еще и станет любящим отцом? Да, ее он не любит, но, может, с рождением ребенка он смягчится? А что, если их ребенок - единственная возможность научить Айвэна любить?
        Люси стало чуточку легче. Даже если Айвэн отвергнет ее любовь, едва ли он сможет отвергнуть невинное дитя.

        21

        Айвэн вернулся в пятом часу утра. Люси знала об этом, потому что высокие напольные часы в холле второго этажа пробили четыре раза буквально за несколько минут до его появления.
        Она спала плохо, то и дело просыпаясь. Она переживала за него. Но как только шаги его послышались на лестнице, нетвердые и неровные, ей стало страшно. Он такой непредсказуемый! Она никогда не знала, что ему сказать.
        Если бы он был ребенком, она бы окутала его своей любовью и не выпускала до тех пор, пока он не полюбил бы ее в ответ…
        Но он уже не ребенок. Он мужчина с раненым сердцем, и рана его так глубока, что он отказывается принять ее любовь. К тому же он умеет делать больно. Она не сомневалась, что ему ничего не стоит разбить ей сердце.
        Люси лежала не двигаясь, напрягая слух. Занавески зашевелились, впуская в комнату прохладный ночной воздух. В саду пропела какая-то ночная птица. В коридоре прозвучал приглушенный голос:
        - Вам помочь, милорд?
        - Я и сам знаю дорогу!
        - Да, сэр, но…
        - Отправляйся спать, Симмс.
        Ручка повернулась, и в комнату пробилась тонкая полоска света. Когда дверь закрылась, спальня вновь погрузилась во тьму, но Люси чувствовала присутствие Айвэна, словно видела его в темноте.
        От него пахло виски. Видимо, он пил с друзьями. Боже, неужели он пьян?!
        Внезапно раздался глухой удар, звон и приглушенное ругательство:
        - Черт побери! Понаставили тут!
        Все ясно. Он споткнулся о ее полусобранный чемодан и чуть не упал. Приподнявшись на локтях, Люси всмотрелась в темноту. Фигура Айвэна темнела едва заметным пятном. Но вот он подошел к кровати, и она поняла, что он действительно пьян.
        - Не притворяйся! Я знаю, ты не спишь, Люси. На что это я натолкнулся? Ты ловушку для меня поставила? Чтобы знать, когда я приду?
        Он говорил раздраженно, и ее надежды, какими бы слабыми они ни были, тут же улетучились.
        - Это чемодан, - резко ответила она. - Я возвращаюсь домой.
        - Домой? - Он хохотнул. - Ты уже называешь Уэсткотт-Мейнор своим домом? Быстро ты освоилась в роли графини!
        Люси сжала зубы.
        - Я ненавижу этот титул. А твой Дорсет я назову своим только после смерти. И этот дом тоже. Я возвращаюсь к себе. Я возвращаюсь в Сомерсет.
        Он возвышался над ней, как башня, а когда он наклонился, она натянула простыню до самого подбородка. Но разве может тонкая ткань приглушить стук ее сердца? Он разъярен, это ясно. Люси захотелось убежать, и в то же время ей хотелось крепко прижать его к себе и успокоить.
        Только ему ее ласки ни к чему. Как и ее любовь. Этого он хочет меньше всего. Когда Айвэн заговорил, голос его звучал насмешливо:
        - Домой? В Сомерсет? Черта с два!
        - Ты хочешь сказать, что я не могу навестить своих родственников?
        - Я теперь твой ближайший родственник!
        - Ты? Ха! Мы женаты два месяца - и всего лишь третью ночь проводим под одной крышей. Если так пойдет и дальше, то я обречена видеть тебя меньше двух недель в год.
        - А ты хочешь сказать, что тебе меня не хватает?
        Он коснулся ее распущенных волос.
        - Ты льстишь себе! - резко возразила Люси и отодвинулась подальше. - Мне не хватает мужа.
        - Как это понимать? Тебе все равно, кто твой муж? Лишь бы он был под боком?
        - Если бы мне был нужен просто муж, я бы уже давно была замужем. Я искала хорошего мужа! - Она бросила на него сердитый взгляд. - А мне вот попался ты.
        На скулах Айвэна заходили желваки. Люси поняла, что задела его гордость, и пожалела об этом. Она вздохнула и покачала головой.
        - Извини. Я просто устала. Я не ждала тебя сегодня.
        Он долго молчал, затем сунул сжатые кулаки в карманы брюк.
        - Готов признать, что у тебя были основания не дожидаться меня. Но я не намерен от тебя отказываться, Люси. И от ребенка. Я собираюсь исполнить свой долг. Если ты и правда хочешь навестить своих, я поеду с тобой. Только я не могу там долго задерживаться - я слишком запустил дела. Так что мне придется вернуться в Лондон. Но после того, как я все здесь утрясу, я заеду за тобой и отвезу тебя в Дорсет. Наш ребенок родится в Уэсткотт-Мейноре. В отличие от его отца, - горько добавил он.
        Он ее не бросит! Сердце у Люси чуть не вырвалось из груди от радости. Он собирается жить вместе с ней! Конечно, между ними неизбежно возникнут некоторые трения, но это можно пережить. Все прекрасно. Только вот о ребенке он говорит как-то странно…
        Она положила руку себе на живот.
        - Я думаю, у нас будет девочка, Айвэн. А может, и мальчик. Тогда он будет маленьким Айвэном, - добавила она с улыбкой.
        Лицо Айвэна оставалось бесстрастным, и ей стало горько.
        - Мальчик, девочка… - Он пожал плечами. - Какая разница?
        - Верно, разницы никакой. Жаль только, что ты вкладываешь в эти слова совсем другой смысл. Я знаю, ты не хотел ребенка, Айвэн. Но ведь от прав мужа ты не собирался отказываться. А они накладывают определенную ответственность. В том числе - заботиться о своем ребенке.
        Он нахмурился:
        - Я же сказал, я тебя не брошу. Что тебе еще? Что ты хочешь?
        Люси сжала руки в кулаки.
        - Я хочу, чтобы у нашего ребенка был не такой отец, как у тебя. А у меня был не такой муж, как у твоей матери.
        - Не смей нас сравнивать!
        - А ты не смей на него походить!
        Она выдержала его угрожающий взгляд. Айвэн выругался и покачал головой.
        - И как меня угораздило на тебе жениться?!
        Он развернулся, собираясь уйти, но Люси схватила его за рукав.
        - Твой отец и бабка тоже думали, что заботятся о тебе. Они были уверены, что поступают правильно, отправляя тебя в Берфорд-Холл. Они считали, что для цыганенка, да еще внебрачного, это честь, а не унижение. Но ты ведь так не думал.
        Айвэн раздраженно стряхнул ее руку.
        - Я не намерен следовать их примеру. Мне этот ребенок не нужен, и я не хочу этого скрывать. Я вообще не люблю детей. Но повторяю: я не собираюсь отказываться от своих обязанностей.
        Люси вскочила с кровати и теперь, босоногая, стояла перед ним в белой вышитой ночной рубашке. Она понимала, что зарождающаяся в ней жизнь для него ничего не значит. Он не думал об их ребенке как о продолжении своего рода. Она знала, что ему этот ребенок не нужен, и все-таки хотела еще раз попытаться достучаться до него.
        - Одна из твоих обязанностей - любить своего ребенка, - мягко произнесла она. - Я понимаю, тебе это не нравится, Айвэн. Я знаю, что нарушила твои планы, и теперь ты не сможешь отомстить бабке. Но факт остается фактом: через несколько месяцев ты станешь отцом. А если мы и впредь будем спать на одной кровати, то у нас могут появиться и другие дети.
        Айвэн молча пожал плечами, и она взорвалась:
        - Надеюсь, ты мужчина и не убежишь от своих обязанностей!
        У Айвэна был такой вид, будто он сейчас ее задушит. Руки, сжатые в кулаки, дрожали от напряжения. Но он ее не тронул, а когда заговорил, голос его звучал на удивление спокойно.
        - Разница в нашем воспитании никогда не проявляла себя столь разительно, - начал он. - Ты полагаешь, что человека можно заставить любить, потому что это входит в его обязанности. Но, поверь, это невозможно. Если бы это было возможно, я бы приказал матери любить меня и не продавать никому. Я бы потребовал от отца, чтобы он любил меня или хотя бы изредка навещал в интернате. Но ни тогда, когда я был перепуганным слабым мальчишкой, ни сейчас, когда у меня есть власть и богатство, это мне не по силам. Тебе тоже не удастся заставить меня любить кого бы то ни было. Зря стараешься.
        Люси почему-то совсем на него не сердилась. Наоборот, ей хотелось плакать.
        - Я не верю, что она хотела тебя продать, - прошептала она.
        Айвэн скривил губы в горькой усмешке.
        - За нее не переживай. Она получила куда больше, чем могла мечтать. Я успокаиваю себя только тем, что бабке я обошелся недешево.
        Его сарказм не мог обмануть Люси. Продан собственной матерью! Даже если эта женщина хотела сделать ему добро, какой же острой болью это должно было отозваться в нем…
        Не думая, она подошла к Айвэну и коснулась его руки, но он тут же отстранился.
        - В Сомерсет поедем завтра, - сказал он, поворачиваясь к двери.
        - Айвэн, не уходи. Не уходи, пожалуйста. Нам надо поговорить.
        - Тебе нужно отдыхать, - возразил он.
        - Не нужен мне никакой отдых. Я не больна.
        - Сегодня утром ты была совсем больной.
        - Эта болезнь преходящая. Она скоро пройдет.
        Он задержался в двери и обернулся к ней.
        - Ты что, действительно хочешь ребенка?
        - Конечно, хочу!
        - Почему?
        - Почему? - Люси внимательно посмотрела на него. Даже в темноте ей показалось, что глаза его поблескивают настороженно. И это можно было понять. Собственная мать отказалась от него. Что же удивительного в том, что он не доверяет Люси? Но не дай бог ей сейчас ответить невпопад! - Я хочу этого ребенка, потому что люблю детей, - осторожно начала она. - Потому что, как большинство женщин, я не могу почувствовать себя полноценной женщиной, не познав счастья материнства. Но мне нужен не просто ребенок от любого мужчины, - добавила она. - Мне нужен этот ребенок. Я люблю этого ребенка, потому что он твой!
        Ее голос сорвался, но лицо Айвэна оставалось непроницаемым. Когда же он заговорил, сарказм в его голосе окончательно доконал Люси.
        - А ведь каких-то два месяца назад ты не хотела выходить за меня замуж. И ты думаешь, я тебе поверю? - Он грустно усмехнулся. - Мне кажется, Люси, нам обоим будет лучше, если мы вообще забудем о чувствах.
        Чтобы скрыть свое разочарование, Люси дала волю возмущению. А что еще ей оставалось?
        - И как ты собираешься этого добиваться, скажи на милость? Или ты хочешь сказать, что больше не будешь со мной спать?
        Айвэн нахмурился.
        - А ты хочешь сказать, что теперь, когда ты беременна, я тебе больше не нужен?
        - Нет! Конечно, ты мне нужен! - Она даже покраснела от собственного признания. - Но я не поверю, если ты скажешь, что, когда мы вместе, ты ничего не испытываешь. Или ты попытаешься теперь делать это без всякого чувства?
        Айвэн сжал зубы, и она поняла, что попала в точку. На скулах его снова заходили желваки.
        - Мне кажется, ты путаешь страсть с любовью. Но похоть - не любовь. Желание - вообще штука недолговечная. И я тебе не советую рассчитывать на большее.
        Слова эти ударили ее как пощечина. У Люси перехватило дыхание, она даже отшатнулась. Он ведь слышал ночью ее признание в любви! И теперь пользуется этим, чтобы побольнее ранить.
        И, надо сказать, ему это неплохо удается…
        Люси призвала на помощь всю свою волю. Он не должен догадаться, как ей больно!
        - Склоняюсь перед твоими глубокими познаниями в любви, - сказала она с не меньшим сарказмом. - Что до поездки в Сомерсет, можешь не беспокоиться. Я прекрасно доеду одна. Дела в Лондоне намного важнее, я в этом не сомневаюсь.
        - Я и не беспокоюсь. Просто я сознаю, что был плохим мужем, и теперь намерен исправиться, - заявил Айвэн так, словно не желал больше обсуждать эту тему.
        Люси отвернулась. Он спокоен, как стена! А ее сердце кровоточит, как от смертельной раны…
        - Что же, спокойной ночи, - пробормотала она, забираясь под простыню и натягивая ее до самого подбородка.
        Люси молила бога, чтобы он поскорее ушел. Иначе она не сможет сдержать слезы и выдаст себя с головой.
        Айвэн стоял у двери, держась за ручку, и смотрел на жену. Он не мог понять, зачем сюда вернулся, чего добивался. Перепугался, что ей плохо? Действительно, таким беспомощным, как в те несколько отчаянных мгновений утром, он себя еще не чувствовал. Но когда он узнал причину ее недомогания, испуг уступил место ярости. Он снова почувствовал себя преданным.
        И ему понадобился целый день, полночи и бутылка виски, чтобы понять: в ее беременности он виноват больше, чем она. Надо было думать о последствиях, как он это делал всегда. Ведь он не мальчишка, в конце концов! И вот теперь она носит в себе наследника на радость старой ведьме…
        Но если он вернулся сюда, то зачем опять бежит? Ведь он может остаться, раздеться и лечь рядом с ней. И хотя она сердится на него, он очень быстро растопит ее злость и наполнит ее страстью. В этом Айвэн не сомневался. Но только в этом. В том, что касалось Люси, это было единственное, в чем он не сомневался. Она желала его почти с такой же силой, с какой желал ее он.
        Айвэн смотрел на плавные изгибы ее тела под простыней и знал, что она тоже смотрит на него. Если он сейчас подойдет и обнимет ее, она, конечно, будет сопротивляться. И он это поймет. Но в конце концов она сдастся, и он заставит ее наслаждаться.
        А если Люси опять заговорит о любви?
        От одной этой мысли на лбу у него выступила испарина. Ему не нужна ее любовь! Ему не нужна ничья любовь!
        Айвэн никогда не верил в любовь. Он знал: если что-то и существует между мужчиной и женщиной, то это в лучшем случае смесь похоти и привязанности. А в худшем - западня, в которую он никогда не попадал. Он не такой дурак. Да, конечно, есть женщины, искренне любящие своих детей. И ему хотелось верить, что Люси тоже будет любить их ребенка. Он не мог допустить мысли, что у его ребенка будут такая мать и такая бабка, как у него.
        Но любовь между мужчиной и женщиной? Нет! Конечно, она ему нравится, но не более. Он желает ее - но он ее не любит. А она не любит его.
        Как бы то ни было, что-то надо делать. Или ложиться с ней, или уходить. Но он все никак не мог решиться. В этот момент Люси зашевелилась, и от страха Айвэн тут же принял решение. Он поспешно вышел прочь, хлопнув дверью сильнее, чем хотел.
        И ему стало еще хуже. Он знал женщин и был уверен, что Люси сейчас заплачет, хотя она вовсе не плакса. Айвэн задержался у двери, прислушиваясь, но всхлипываний не услышал и пошел по коридору столь же перепуганный, как и тогда, когда ей было нехорошо. Он не мог помочь Люси, когда ей было плохо утром, и он не может помочь ей сейчас… И почему у них все так сложно? Раньше с ним такого не бывало. И он решил, что с ним такого не будет и впредь.
        Когда дверь хлопнула, Люси уткнулась лицом в подушку и разрыдалась. Она содрогалась всем телом, но не издавала ни звука. Он не должен этого слышать. Она зарылась в простыни и излила молчаливой подушке все свое горе, всю свою боль.
        Простыни и шелковое покрывало еще пахли им, их любовью, и это усугубляло ее тоску. «Как можно любить человека, вернее, заниматься с ним любовью, - поправила она себя, - и так его ненавидеть?» Такое впечатление, что он ненавидит всех женщин вообще. А может, он их просто боится? Ничего удивительного, если принять во внимание его детство.
        Умом Люси это понимала, но сердце ее разрывалось на части.
        - Тебя любовь не оставит никогда, - поклялась она, всхлипывая, своему будущему ребенку. - Никогда!
        «Как и тебя, Айвэн, хоть ты от нее и отказываешься, - добавила она про себя. - Я буду любить тебя вечно».

        22

        Дорога до Сомерсета - целый день в пути - измучила Люси. Ее тошнило не переставая, и им приходилось часто останавливаться. Раньше ее никогда не укачивало, но с беременностью она сама себя не узнавала. Куда подевалась сильная, здоровая женщина, какой она всегда была? Или на нее так дурно влияет брак с Айвэном?
        Айвэн не пожелал ехать в карете и скакал рядом на норовистом, недавно купленном коне, которого надо было объездить. По крайней мере, так он сказал. Люси он оставил на попечении служанки.
        «Ну, и слава богу», - решила она, хотя ей было грустно оттого, что он так далеко от нее. Впрочем, будь он сейчас рядом, ей, наверное, было бы еще хуже.
        Они прибыли на место с наступлением летних сумерек. Хьютон-Мейнор был празднично освещен. Люси знала, что ни мать, ни Гортензия не позволили бы себе такой роскоши. Значит, это инициатива Грэхема, который очень гордился тем, что его новый родственник - граф.
        Навстречу им вышли все, даже Черити и Грейс. Люси была рада им как никогда - после знакомства с Айвэном она научилась по-настоящему ценить своих родных. Она обняла всех по очереди, даже Грэхема. Хоть он и зануда, но неплохой человек. А главное, Грэхем - ее брат и искренне за нее переживает.
        А когда свои объятия ей открыла мать, Люси чуть не расплакалась.
        - Дорогая, дорогая! - бормотала леди Ирэн, прижимая ее к себе с неожиданной силой. - Я так по тебе скучала…
        Она обхватила лицо Люси и поцеловала ее, а затем принялась разглядывать дочь светлыми, полными надежды глазами.
        Люси поняла смысл ее взгляда. Но она еще не была готова говорить об этом. Не здесь, не в холле, не перед всеми… Тем более что Айвэн совсем рядом.
        - Ты выглядишь уставшей, - заметила мать, не сводя с нее проницательного взгляда.
        - День был тяжелый. Если ты не возражаешь, я бы легла прямо сейчас.
        - Я приказала приготовить твою спальню, - сказала Гортензия, беря Люси под руку. Она взглянула на Айвэна, наклонилась к уху Люси и зашептала: - Я приказала положить на кровать еще один матрас.
        Люси удалось изобразить улыбку, не выдав охватившей ее растерянности. Им придется спать в одной комнате! Странно, но во время этого тяжелого путешествия подобная мысль ни разу не пришла ей в голову.
        - Гортензия, займитесь детьми, - сказала мать, - а своей дочерью займусь я. Пойдем, Люси. Я помогу тебе распаковать вещи. Пусть Айвэн и Грэхем пока выпьют в библиотеке.
        Люси посмотрела на Айвэна. Он стоял со шляпой и перчатками в руках и совершенно не выглядел усталым, даром что целый день скакал. Почему-то здесь, в родном доме, он показался ей даже более привлекательным, чем раньше.
        Встретив ее взгляд, Айвэн повернулся к Грэхему.
        - Стаканчик шотландского виски мне, пожалуй, не повредит.
        - Так пошли, пошли! - радушно пригласил Грэхем.
        И они все разошлись кто куда. Айвэн пошел пить, что, по всей видимости, стало превращаться у него в привычку, Гортензия занялась детьми, а Люси приготовилась слушать бесконечное щебетание матери.
        - Ну? - спросила леди Ирэн, едва за ними закрылась дверь. - Ты можешь мне рассказать что-то интересное?
        Люси опустилась в шезлонг подле окна. Когда-то она подолгу просиживала в этом кресле, мечтая, думая о будущем, представляя, как сложится ее жизнь. Но ей и в голову не приходило, что в один прекрасный день она выйдет замуж за человека, который ее не любит и не хочет от нее детей…
        - Может, позволишь мне сначала хотя бы переодеться с дороги?
        Слова ее прозвучали слишком резко, и она прикусила язык. Ведь перед ней мать, которая ее любит и желает ей только добра. Леди Ирэн не заслуживает такого отношения.
        Люси смотрела на мать, которая никогда не умела скрывать своих чувств - будь то боль или любопытство. Господи! Хоть кто-то будет счастлив слышать, что она ждет ребенка.
        - Извини, мама. Просто у меня был очень тяжелый день… и в последнее время у меня часто портится настроение.
        - В последнее время? - Леди Ирэн поближе придвинулась к Люси, глаза ее блестели от нетерпения. - А больше никаких изменений нет? Люси улыбнулась:
        - Вроде тошноты по утрам? Плаксивости или…
        - В нашем роду у всех так было!
        - Ну вот видишь, ты сама догадалась!
        Люси тут же оказалась в объятиях матери.
        - Ах, дорогая, милая моя девочка! Как долго я ждала этого дня! Как долго… Айвэн уже знает?
        Выражение лица Люси сразу изменилось.
        - Да, знает, - вздохнула она.
        Леди Ирэн нахмурилась:
        - Неужели он недоволен?
        Люси так и подмывало все рассказать матери, но она сдержалась. Не дай бог мать начнет донимать Айвэна. Это все только усложнит.
        - Просто он слишком… потрясен, - наконец выдавила из себя Люси. - Но он привыкает. Не забывай, мама, что мы женились несколько скоропалительно. Сама понимаешь, каково человеку, так неожиданно обзаведшемуся семьей.
        - Ну, ничего, - сказала леди Ирэн, поглаживая Люси по плечу. - Хотя я не понимаю, почему он так потрясен. Если бы вы еще немного протянули, то, возможно, было бы поздно. Ты ведь уже не девочка. Но, слава богу, ты не стала ждать, и вот - у меня будет еще один внучок! Вы же не собираетесь назад в Лондон? Нет, конечно, нет! - заявила она, не дав Люси времени ответить. - Лучше тебе остаться здесь. Хотя, наверное, графиня захочет, чтобы ты жила с ней. В Уэсткотт-Мейноре. Ты уже сообщила ей о ребенке?
        - Пока нет, но обязательно сообщу.
        Люси написала леди Уэсткотт на следующий же день, не посоветовавшись с Айвэном. Она боялась, что он устроит ей очередную сцену и ее родные узнают, какие сложные отношения в семье Уэсткотт. Да и почему, собственно, она обязана ставить его в известность об этом письме? Тем более что он куда-то ушел еще до того, как она проснулась. Пруденс сказала, что Айвэн с Грэхемом, Стенли и Дереком отправились на рыбалку.
        Люси сообщила ему о письме, когда они спускались к ужину, впервые за этот день оставшись наедине.
        - Ты написала ей о беременности? - Айвэн, нахмурившись, остановился посреди лестницы. - По-моему, этого не следовало делать. Учти: она не имеет на него никаких прав. Ты меня понимаешь?
        Люси посмотрела ему в глаза. Он был одет к ужину, и впервые в ухе его не поблескивала серьга. Но от этого Айвэн не стал меньше цыганом. Скорее наоборот - чем строже он одевался, тем экзотичнее выглядел.
        Люси вдруг стало страшно обидно, и она чуть не расплакалась. Впрочем, в последнее время она была готова плакать по малейшему поводу.
        - Я считаю, что не написать ей было бы невежливо. И вообще я намерена переписываться с кем захочу, как делала это до сих пор!
        Взгляд его был холоден.
        - Тебе доставляет удовольствие перечить мне?
        - А разве не это тебя в свое время во мне и привлекло?
        Айвэн улыбнулся, лишь едва скривив губы, но от этой ухмылки сердце ее забилось учащенно.
        - В тебе меня привлекла страстная натура, которую ты так упорно пыталась скрыть под приятными манерами.
        Люси понимала, что он специально выводит ее из себя, но ничего не могла с собой поделать. Она воинственно вздернула подбородок.
        - Странная у тебя манера выказывать интерес к моей так называемой страстной натуре!
        Глаза его загорелись.
        - А что, тебе одиноко?
        - Ничуть, - отрезала она. - Но только ради родственников мне не хочется притворяться, что между нами все хорошо.
        - Так и не притворяйся, - снова усмехнулся Айвэн и неожиданно погладил ее по щеке.
        - Не притворяться? Ты хочешь, чтобы я показала всем, что я несчастлива? Ты этого хочешь?
        Он склонился над ней.
        - О нет, я хочу совсем не этого. Я хочу, чтобы ты была счастлива, по крайней мере - довольна. И я могу тебя удовлетворить, мы оба это знаем.
        Сейчас он ее поцелует! Люси поняла это по его потемневшему взгляду и невольно потянулась к нему. Опять его мужская магия взяла над ней верх! Если бы у нее была хоть капля разума, она бы сопротивлялась: не на этом должны строиться отношения между мужем и женой. Но здравый смысл был сейчас бессилен. Взаимное влечение - это единственная область, где они равны, где у них одни цели и желания…
        - Люси! Тетя Люси! - Пятилетняя Грейс выбежала в холл, а за ней - ее семилетняя сестра. - Мама просит вас поторопиться!
        - Не так, - поправила ее Черити с самодовольным видом старшей сестры. - Мама сказала: «Чем они там занимаются? Еще день, еще рано…» - Она пожала плечами: - Забыла, как дальше.
        Люси отпрянула от Айвэна и заторопилась вниз по лестнице, чувствуя, что щеки ее пылают. И что только Гортензия себе позволяет! Нахмурившись, она посмотрела на сестер.
        - Сколько раз вам повторять, что так бегать…
        Девочки виновато посмотрели на нее, и она тут же замолчала. У Грейс были светлые волосы, голубые глаза и пухлые детские щечки. У Черити - серьезные серые глаза, темные волосы и овальное личико. Люси была уверена, что скоро они обе станут красавицами.
        Она присела и обняла племянниц.
        - Ладно, если вы побегаете немного, ничего страшного. Только поосторожнее с вазами. - Она посмотрела на их улыбающиеся личики. - Какие вы обе сегодня хорошенькие! Кто вас причесывал?
        - Я причесала Грейс, - сказала Черити. - А Пруденс причесала меня.
        - Господи, какие же вы большие! Вы уже совсем не такие малышки, какими я вас оставила.
        - А папа говорит, что у нас скоро будет еще один ребеночек, - прошептала Черити. - Мы поискали в капусте, но ничего не нашли. Ты нам поможешь?
        Люси рассмеялась и вновь обняла их. И почему она раньше с ними так не веселилась? Она изучала и анализировала их, она разрабатывала систему воспитания, она приучала их к дисциплине, но никогда не радовалась жизни вместе с ними. И не наслаждалась любовью.
        Но ничего, она восполнит этот пробел!
        Люси пощекотала Грейси и Черити, девочки завизжали и начали в отместку щекотать ее. Кончилось тем, что все они со смехом плюхнулись на пол.
        Айвэн, наблюдавший все это с лестницы, тут же бросился к ним.
        - Осторожно! - крикнул он, хватая Люси за руку и поднимая ее. - Ты что, не понимаешь, что тебе надо быть осторожной?
        - Мы просто немного поиграли.
        Люси привлекла к себе девочек, обнимая их за плечи, и посмотрела на Айвэна. О ком он беспокоится? О ней или о ребенке? А может, он приревновал ее к племянницам?
        Она решила выяснить.
        - Дети прекрасны, тебе не кажется? Такие невинные, такие непосредственные создания! И в жизни им нужно только одно: любовь. Дай им любовь - и ты сможешь сделать с ними что захочешь. - Она взъерошила Черити волосы и погладила Грейс по пухлой щечке. - Бегите, скажите маме, что мы с дядей Айвэном уже идем.
        Девочки бросились наперегонки, а Люси посмотрела им вслед, а затем повернулась к Айвэну.
        - Интересно, каким будет наш ребенок?
        - Это ты скоро узнаешь. - Голос Айвэна звучал совершенно бесстрастно. - А ведь нас ждут. Или ты хочешь, чтобы все сейчас представляли себе, как мы занимаемся любовью при дневном свете?
        Айвэн улыбнулся, и Люси вдруг стало легко на душе - он редко улыбался так открыто и простодушно. Она решила воспользоваться его хорошим расположением духа и, приподнявшись на носочки, быстро поцеловала его в щеку.
        Айвэн был явно застигнут врасплох, и ей это понравилось. «Его вообще стоит иногда заставать врасплох, - подумала она. - А то он вечно такой сдержанный, такой целеустремленный. Встряска ему не помешает».
        Но когда он притянул ее к себе, Люси воспротивилась.
        - Не сейчас. Нас ждут, - напомнила она и попыталась выскользнуть из его объятий, но он не отпускал.
        - Тогда чего ты меня целуешь? Дразнишься?
        Люси пыталась держать себя в руках, но это у нее плохо получалось. В потемневшем взоре Айвэна было столько желания, что она задрожала. Все-таки он всегда неотразимо действовал на нее!
        Она медленно вздохнула.
        - Я просто хотела тебя поблагодарить.
        - Поблагодарить? За что?
        - За заботу обо мне. О нашем ребенке.
        Айвэн нахмурился:
        - Но разве это не естественно? Неужели ты так плохо обо мне думаешь? Люси улыбнулась. Какой же он ранимый! Под его неприступной внешностью скрывается такая хрупкая душа…
        - Я этого не говорила. Просто твое внимание порадовало меня. Ну что, пойдем?
        Айвэн не стал спорить. «Лишнее доказательство того, что у него чувствительная душа», - подумала Люси. Поблагодарив его за внимание, она застала его врасплох; видимо, он и сам не подозревал, насколько раскрылся. Зато она многое поняла.
        Они вошли в столовую рука об руку. Мать радостно улыбалась, Гортензия суетилась вокруг них, как наседка, Грэхем не знал, чем угодить Айвэну, дети шумели, но, в общем, вели себя вполне прилично. Это был, пожалуй, самый приятный ужин в Хьютон-Мейноре.
        Айвэну ужин тоже понравился, чего он никак не ожидал. И ему было от этого несколько не по себе. Весь день он ловил рыбу с Грэхемом и его детьми и пришел к выводу, что Люси определенно самый умный член этого семейства. И все же, несмотря на самодовольство Грэхема и на нервную суетливость Гортензии, он чувствовал, что отношения в семье теплые. Теперь он понимал, почему Люси было так одиноко в этом доме и почему ей все-таки захотелось вернуться сюда.
        Он убедился, что Люси действительно выросла среди любящих ее родственников, и понял, почему она хочет того же для их ребенка.
        Их ребенка! Всякий раз, как Айвэн вспоминал, что она носит в себе их ребенка, его обдавало жаром, ему становилось страшно. Он не хочет ребенка, он никогда его не хотел! Но, разумеется, он не откажется от своих обязанностей. Полюбит ли он ребенка, как этого хочет Люси, Айвэн и сам не знает. Но в любом случае он будет заботиться и о нем, и о жене.
        Он посмотрел на Люси через стол. Ее каштановые волосы сверкали в свете ламп, глаза переливались, как изумруд. Она вся светилась жизнью, словно та новая жизнь, что развивалась в ней, придавала ей новых сил.
        Господи! Какая же она красавица! Он всегда считал Люси красавицей, но беременность сделала ее еще более привлекательной. Более женственной, более мягкой, более теплой.
        Люси смеялась над чем-то с Дереком, заставляла мать положить себе еще овощей, потому что это полезно для пищеварения, а потом позвала ее на прогулку.
        - Ты составишь нам компанию? - спросила она, повернувшись к Айвэну. - Погуляем по саду?
        С ее матерью?! Целая волна неизведанных ранее чувств нахлынула на него. Уж не ревность ли это? Айвэн попытался взять себя в руки, но безуспешно. Да, ему хочется погулять с ней по саду, но только без тещи. Люси нужна ему вся без остатка, он ни с кем не намерен ее делить!
        - Как-нибудь в другой раз, - сказал он, стараясь говорить небрежно, а когда она пытливо посмотрела на него, отвернулся. - Я, пожалуй, еще выпью.
        Он сделал знак слуге, стоявшему у двери.
        Айвэн понимал, что Люси видит его насквозь, знает, что с ним происходит. И как это могло случиться? Как он ей это позволил, как допустил, что она приобрела такую власть над ним? Но это случилось, и если он не будет осторожен, то она воспользуется этим в своих интересах. А ведь он когда-то поклялся, что никому не позволит прибрать себя к рукам! Особенно женщине…
        Айвэн резко поднялся.
        - Извините, - сказал он и взял у слуги бутылку вина. - Я совсем забыл, у меня срочные дела.
        Он направился прочь из столовой, стараясь не обращать внимания на их удивленные возгласы:
        - В чем дело?
        - Что может быть такого срочного?
        - Люси, куда он собрался?
        - Айвэн! - услышал он голос Люси, но не обернулся. Даже целая упряжка тягловых лошадей не смогла бы сейчас его остановить.
        Айвэн отдавал себе отчет в том, что ведет себя нерационально, но ничего не мог с собой поделать. Он вышел в летний вечер, и ноги сами понесли его к конюшне.
        - Вы поедете кататься? - внезапно раздалось у него за спиной.
        Айвэн удивленно оглянулся и увидел Дерека. Как это мальчишке удалось незаметно выскользнуть из-за стола?
        - Я пока не решил, - нахмурившись, ответил он.
        - А можно я с вами?
        - Я не собираюсь кататься! - отрезал Айвэн.
        - Ой!
        От этого возгласа Айвэн почувствовал себя монстром. Хватит и того, как он обошелся с Люси и ее родственниками.
        - Я действительно не собираюсь кататься, - сказал он уже мягче. - А ты что здесь делаешь?
        Мальчик пожал плечами:
        - Не знаю. - Он нервно водил рукой по перегородке. - Просто хотел посмотреть, что вы делаете.
        Айвэна так и подмывало отправить Дерека домой. Только надоедливого мальчишки ему не хватало! Но ему стало жалко Дерека: он сейчас походил на щенка, потерявшего хозяина.
        Внезапно Айвэн вспомнил, что говорил сэр Джеймс Моби о британском феодальном праве первородства, об отношениях между отцами и детьми и между братьями. Дерек как раз младший сын в семье, и, хотя судьба была к нему намного благосклоннее, чем к самому Айвэну, он оставался одиноким маленьким мальчиком, на ощупь ищущим свое место в этом мире. На рыбалке Айвэн успел заметить, что отец отдает предпочтение старшему из сыновей. Это проявлялось во всем: в том, какую он давал ему наживку, как радовался каждой его удаче. Наверное, поэтому Дерека тянуло к Айвэну.
        И хотя Айвэну было сейчас ни до кого, Дерека он прогнать не мог. Когда-то и он был таким вот одиноким маленьким мальчиком.
        Айвэн откашлялся.
        - Слушай, а ты разбираешься в лошадях?
        Мальчик ослепительно улыбнулся, и Айвэн заметил, что глаза у него такие же зеленые, как у Люси. Дерек подбежал к пони, стоявшему в четвертых яслях.
        - Это мой любимый…

        23

        Айвэна не было уже целых десять дней. Он исчез без сколько-нибудь вразумительных объяснений, заявив, что у него в Лондоне дела.
        Люси была подавлена. Ей казалось, что между ними все начало складываться. Они спали в одной постели и любили друг друга, нежно, молча, без ярости и остервенения. Она засыпала на его плече и просыпалась в его объятиях. И так надеялась, что скоро это станет самым обычным делом.
        Впрочем, она постоянно держала себя в узде, чтобы не дай бог опять не проболтаться и не признаться ему в любви. После подобных признаний он почему-то всегда пропадал.
        Но Айвэн все равно пропал! Он вежливо попрощался с новыми родственниками и даже поцеловал ее на прощание. Но это ничего не изменило. Он уехал, а она впала в тоску. Спасибо уж и на том, что он присылал открытки. На сей раз Люси уже не чувствовала себя такой брошенной и покинутой, как раньше, но ей его не хватало.
        Как ни странно, чаще всего с ней бывал Дерек.
        - Тебе письмо, - крикнул он как-то, издали размахивая конвертом, и вприпрыжку помчался к ней через лужайку. - Это из Дорсета, - добавил он, запыхавшись. - От дяди Айвэна?
        Люси отложила вязание и схватила письмо. Руки у нее дрожали, ей с трудом удалось распечатать конверт.
        - Это от леди Уэсткотт, - сказала она, не скрывая разочарования.
        - Черт! - Дерек шлепнулся на зеленую траву рядом с шезлонгом. Но тут же просветлел. - А про дядю Айвэна она что-нибудь пишет?
        Люси быстро пробежала глазами письмо и покачала головой. Об Айвэне в письме не было ни слова. Антония лишь поздравляла ее с беременностью и намекала на то, что ей бы не мешало вернуться в Дорсет, в поместье Уэсткоттов.
        «Со здоровьем у меня вовсе не так хорошо, как хотелось бы, - писала графиня. - Страдаю лихорадкой или чем-то в этом роде и посему не выхожу из комнаты».
        Лихорадка! Серьезное испытание для пожилого человека.
        - Он скоро возвращается? - спросил Дерек, отвлекая ее от мыслей о старой графине.
        Люси перевела взгляд на мальчика, смотревшего на нее с надеждой. Между Дереком и Айвэном установились какие-то особые отношения, и ей очень не хотелось разочаровывать племянника.
        - Я не знаю. Он не был в Дорсете.
        Дерек был явно расстроен, как, впрочем, и Люси. Нахмурившись, она сложила письмо. Айвэна нет, а бабка больна… Надо что-то делать. Она встала и подала руку Дереку.
        - Я, пожалуй, напишу мужу на его лондонский адрес. Я немедленно еду в Дорсет.
        - Ты тоже уезжаешь?
        - Да. Хочешь со мной?
        Люси почувствовала, что Грэхем больше расстроен ее отъездом, чем отъездом Дерека. И все потому, что она теперь графиня Уэсткоттская, а Дерек просто его второй сын! Сам же Дерек, если и заметил, что родственники его не очень огорчились из-за его отъезда, то очень хорошо скрыл это за радостным возбуждением.
        - А сколько туда ехать?
        - Почти целый день, если дорога будет сухая.
        - А долго мы там пробудем?
        - Трудно сказать, Дерек. Сначала посмотрим, что там происходит.
        - А дядя Айвэн тоже приедет? Ну, после того, как разберется с делами в Лондоне?
        Люси прикусила губу.
        - Возможно, - сказала она.
        Люси опасалась, что это произойдет даже слишком скоро: Айвэн наверняка будет в бешенстве, когда узнает, что она одна поехала к бабке. Он ведь вообще не хотел, чтобы бабка узнала о ее беременности. Но Люси попыталась все объяснить ему в письме. В конце концов, их отношения с бабкой - это их отношения, а она не может отказывать в помощи старой больной женщине. И если Айвэн хочет быть счастлив с ней, то ему придется усвоить эти простые истины, которых ему не преподали в детстве. Пусть учится любить, жить в семье, нести ответственность. А она с удовольствием преподаст ему эти уроки. Если, конечно, он не будет сопротивляться…
        Они уехали на рассвете и прибыли в Уэсткотт-Мейнор уже с наступлением темноты. В течение всего этого бесконечного дня Люси страдала от тошноты. К счастью для нее, Дерек предпочел ехать на козлах с кучером. Люси была выжата как лимон, и ее единственным желанием было добраться до кровати.
        Встретившись в холле с вдовствующей графиней, она подумала, что напрасно предупредила о своем приезде. Антония, конечно, не спала, дожидаясь.
        - Вам надо в кровать. Вы опять заболеете, - отчитала ее Люси.
        - Глупости, - безапелляционно заявила старуха. - Твое письмо тут же поставило меня на ноги. Как я рада тебя видеть! - Она обнимала Люси за плечи, и ее старческое лицо так и светилось в улыбке. - Ты выглядишь ужасно! - вдруг заволновалась графиня. - Ты совершенно измотана. Быстро в постель! Фентон. Фентон! Помоги ей подняться.
        Слава богу! Наконец-то она окажется в кровати… Но тут Люси вспомнила о Дереке. Бедняжка, всеми забытый, топтался в дверях.
        - Леди Уэсткотт, вы забыли поздороваться со своим гостем. Дерек!
        Люси поманила его.
        Девятилетний мальчишка, дальний родственник со стороны жены внука, конечно, мало интересовал леди Антонию, и она этого не скрывала. Но Дерек был безупречен. Люси улыбнулась мальчику и ласково погладила его по голове.
        - Я приду пожелать тебе спокойной ночи, - пообещала она. - Устройте его рядом с моей спальней, пожалуйста, - попросила она Фентона и отправилась за графиней, медленно и устало поднимавшейся по лестнице.
        Вдовствующая графиня дождалась, когда доставят багаж Люси, расстелют на кровати ночную рубашку и принесут горячей воды. И только жестом отпустив прислугу, она уставила на Люси вопрошающий взгляд.
        - Ну, рассказывай. С тобой все в порядке? Ничего не болит? Никаких отклонений?
        Люси упала в кресло и скинула развязанные прислугой ботинки, разминая пальцы. Допроса ей явно не избежать. Так что, пожалуй, лучше сразу со всем этим покончить.
        - Я ни на что не жалуюсь, кроме тошноты.
        Антония кивнула.
        - Только по утрам или днем тоже?
        - Только по утрам. Днем редко.
        - Значит, мальчик, - заявила старуха, поблескивая глазами.
        - Если это мальчик, то он совсем не любит путешествовать, - пробормотала Люси.
        - Тебя укачало?
        - Да, - вздохнула Люси. - Я совершенно измотана.
        Старуха вновь кивнула.
        - Тебе надо ложиться. Я позову прислугу. Только еще один вопрос…
        Она молчала, но Люси догадалась, о чем леди Уэсткотт хочет ее спросить.
        - Он был потрясен. Но, мне кажется, уже начал приходить в себя.
        - Ты, очевидно, хочешь сказать, что он был в ярости, - поправила ее вдовствующая графиня. - Не надо меня обманывать. Он наверняка был в ярости, когда узнал, что ты ждешь наследника. А все потому, что этот ребенок станет и моим наследником! И он знает, как я его жду.
        Антония грустно вздохнула, и Люси решила говорить без обиняков:
        - А разве можно его за это винить?
        Графиня упрямо задрала подбородок, и на мгновение голубые глаза ее засветились яростным огнем. Но в следующее мгновение блеск их угас, вся она как-то съежилась.
        - Нет, - сказала она. - Я его ни в чем не виню. Но мне бы хотелось… - Антония не договорила, печально покачав головой. - Впрочем, это не имеет никакого значения. Пусть думает что хочет. Самое главное - ты носишь в себе графа Уэсткотта!
        - Но для меня это важно, - возразила Люси, выпрямляясь в кресле. - Насчет ребенка Айвэн уже успокоился. Но он, вероятно, будет очень огорчен, когда узнает, что я здесь.
        Графиня вновь вздохнула и сжала руку на набалдашнике трости.
        - Я понимаю, что он не хочет и близко меня подпускать к вашему ребенку. И понимаю - почему. Он считает, что я его бросила на произвол судьбы, а потом вдруг решила сделать наследником. Он считает…
        - Я думаю, не стоило отрывать его от матери. Он ее любил. А вы не дали ему взамен никакой любви.
        - Его мать - шлюха! - воскликнула Антония. - Грязная цыганская шлюха, вознамерившаяся шантажировать моего сына!
        - Но Айвэн-то здесь при чем?! - Люси не могла сдержать возмущения. - Он не виноват в том, что у него такая мать. А ведь досталось прежде всего ему. Две взрослые женщины! Вы обязаны были позаботиться о маленьком мальчике. А ни одна из вас об этом и не подумала. Как, впрочем, и его отец.
        - Он был сыт и хорошо одет. Он получил прекрасное образование… - Это все ничто по сравнению с любовью! - перебила ее Люси. - Он до сих пор переживает это настолько, что даже мне не позволяет его любить. Мне кажется, он страшно боится, что взамен ему придется любить меня. И это приводит его в ужас. А еще он в ужасе оттого, что может полюбить нашего ребенка… - Рука ее непроизвольно легла на живот. - Неужели было так трудно полюбить маленького перепуганного мальчугана? От вас ему нужно было прежде всего это! - заключила она с дрожью в голосе.
        Наступила тишина. Леди Уэсткотт сидела с каменным лицом, словно и не слышала того, что сказала ей Люси. А Люси вдруг почувствовала, что ей жаль ее не меньше, чем Айвэна. Надо же, два гордых упрямца и два самых одиноких человека на свете!
        - Пожалуй, я лягу, - сказала она. - Пришлите, пожалуйста, прислугу.
        Леди Уэсткотт медленно поднялась. Лицо ее не выражало ничего, и Люси поразилась, насколько они похожи - Айвэн и его бабка. Помимо ледяных голубых глаз, он унаследовал от нее и железную волю, и высокомерие, и ее неспособность любить того, кто больше всего нуждается в любви…
        Слезы затуманили ей глаза, и она отвернулась, не желая, чтобы графиня их видела. Она слышала, как Антония вышла, как вошла прислуга. Люси разделась, но, оказавшись одна в кровати, больше не могла себя сдерживать. Она перевернулась на живот, и, зарывшись лицом в подушку, плакала, и плакала, и плакала. Слезы ее были такими горькими, что казалось, это плачет само ее сердце. Она плакала по Айвэну, по его бабке и по любви, которую они не могли дать друг другу. Она плакала по себе, по своему одиночеству и по собственной невостребованной любви.
        Но больше всего она плакала по их еще не родившемуся ребенку, которого она уже любила и жалела, потому что боялась, что ему всю жизнь будет не хватать отцовской любви…

        Утром Люси чувствовала себя отвратительно. Даже хуже, чем обычно. Приступы тошноты не отпускали ее, и большую часть утра она провела в своей комнате, отчаянно пытаясь перебороть головокружение и слабость.
        Когда это не помогло, она решила выйти из дому, посидеть на террасе и почитать. Но на воздухе ей стало еще хуже. В желудке у нее творилось такое, что она боялась не совладать с собой, а ей не хотелось позориться перед всеми. Антония прекрасно ее понимала, но вот Дерек не скрывал своего беспокойства.
        - Может, принести тебе подушку? - спрашивал он с озабоченным видом. - Может, принести тебе попить?
        - Спасибо, дорогой. Не надо. А почему ты еще не в конюшне? - добавила Люси и тут же прикусила губу, почувствовав резкую боль в животе.
        Перепуганный Дерек бросился к леди Антонии, только-только задремавшей в кресле на дневном солнышке.
        - Леди Уэсткотт! Помогите! Леди Уэсткотт!
        - Господи ты боже мой! Кому помогать? - воскликнула старуха, с трудом поднимаясь. - Ах, Люси! Что случилось? Вам плохо?
        Люси содрогалась всем телом.
        - Пожалуй… пожалуй, я вернусь к себе. Полежу…
        К вечеру Люси начала опасаться самого худшего. Тошнота прошла, но живот ее конвульсивно дергался. Леди Антония отправила за доктором и повивальной бабкой. Дерека изгнали из комнаты, но графиня отказалась оставить Люси.
        И Люси была ей за это благодарна. Сейчас для нее было важно только одно: кто-то переживает за крохотное существо, которое бунтует в ее животе…
        - Я его потеряю? - прошептала Люси.
        Она долго держалась и не хотела произносить эти слова, но наконец не выдержала. Боль в животе была ничто по сравнению с болью в сердце.
        - Пока неизвестно. Доктор ни в чем не уверен, - сказала Антония, крепко держа Люси за руку. Она помолчала в нерешительности, а потом хрипло добавила: - Я послала за твоей матерью.
        Люси закрыла глаза и отвернулась. Если уж графиня послала за матерью, то дело плохо! Но ей сейчас нужна была не мать. Ей нужен был Айвэн…
        - Не переживайте так, леди Уэсткотт, - успокаивал ее доктор. - Конечно, это достойно сожаления, но вы еще молоды. У вас еще будут дети.
        - Нет, - прошептала Люси, не в состоянии произнести больше ни слова.
        «Нет, я немолода, - думала она. - И детей у меня больше не будет. Айвэн и этого-то ребенка не хотел, а теперь он примет все меры предосторожности».
        Внезапно ее ослепила резкая боль, и она уже больше не могла думать ни о чем. Что-то жидкое потекло у нее по ногам. «Кровь моего ребенка!» - в ужасе поняла она.
        Люси хотелось умереть. Она так ждала этого ребенка, так хотела его любить и воспитывать! Она надеялась, что он научит любить Айвэна… Но ее розовой мечте пришел конец. Боль раздирала ее, и ей казалось, что она тонет в теплой крови, собиравшейся под ней на простынях.
        Врач и повивальная бабка пытались остановить кровотечение. Антония не отходила от нее ни на шаг и не выпускала ее руку. Служанки вбегали и выбегали, принося горячую воду, чистые полотенца и простыни и унося запачканные кровью. А где-то ближе к полуночи они унесли маленький сверток. Люси знала, что это ее ребенок. Она поняла это по тому, с какой тоской повивальная бабка посмотрела на него, а потом на нее.
        Люси закрыла глаза и отвернулась. Боль прошла, по крайней мере - физическая. Но на ее место пришла другая: боль потери, утраты. Она потеряла ребенка, она потеряла то чудо, которое породили они с Айвэном. А значит, она потеряла и Айвэна. Хотя, по правде говоря, он никогда ей и не принадлежал. Но с ребенком она потеряла и надежду на то, что они когда-нибудь по-настоящему станут мужем и женой.
        Горечь переполняла все ее существо. Ей было трудно дышать. Ей хотелось выплакать всю скопившуюся в ней боль, но слезы не приходили. Она походила сейчас на закупоренную бутылку, и только внутри у нее все содрогалось от отчаяния. Она выпустила руку Антонии и отвернулась к стене.
        - Ей нужен покой, - сказал врач. - Давайте оставим ее одну. Ей сейчас очень плохо, но через несколько дней она поправится.
        - Кто-то должен около нее подежурить, - заметила повивальная бабка. - Вдруг что-нибудь случится?
        - Глупости, она молодая и сильная. И кровотечения у нее уже нет. Ей просто надо выспаться.
        - Но у нее разбито сердце, - настаивала повивальная бабка.
        - Я с ней посижу, - заявила вдовствующая графиня тоном, не терпящим возражений.
        Врач что-то проворчал, но собрал чемоданчик и ушел. За ним последовала и акушерка, успев прошептать Люси на ухо:
        - Не сдерживай себя, поплачь, детка. Поплачь по своему мальчику. Господь забрал его к себе, потому что ему он нужен больше, чем тебе. Ты сейчас этого не поймешь, но поверь мне: господь благословит тебя другим путем. И в другое время.
        Люси кивнула. Но в душе она не верила повивальной бабке. Не могла.
        Свет убавили, дверь закрылась, и в спальне установилась мрачная тишина. Люси чувствовала себя опустошенной. Малейшее движение причиняло ей боль, а мысли - еще большую. Но она заставила себя лечь на спину и посмотреть на Антонию. Лицо графини было серым. Такой старой и немощной Люси ее еще не видела. И ей стало страшно.
        - Не надо со мной сидеть. Вам нужно отдохнуть, - пробормотала она, гладя ей руку. - Доктор ведь сказал, что со мной все будет в порядке.
        Графиня посмотрела на нее, и в глазах ее Люси увидела горе. И от этого ей стало еще тяжелее.
        - Мне очень жаль, дитя, - прошептала Антония и покачала головой - медленно, словно она была слишком тяжелой для ее тонкой птичьей шейки. - Мне очень жаль.
        - Я знаю, - сказала Люси. - Но теперь уже ничего не поделаешь. Зачем сидеть со мной? Зачем мучить себя? Этим горю не поможешь. Вам надо отдохнуть.
        Антония сжала ей руку.
        - За меня не переживай. Я еще немного посижу, еще немного…

        Айвэн стоял в холле, глядя на широкую лестницу. Он только что прискакал. Он гнал как сумасшедший. Он был в бешенстве, когда получил ее письмо. Что ей делать у бабки в Дорсете?!
        Но, ворвавшись в дом, он натолкнулся на врача и повивальную бабку. И вот теперь, опустошенный, окаменелый, он стоял перед широкой лестницей, а Люси была где-то там, наверху. Айвэн знал, что ей нужно его тепло. Но стоило ему только представить ее себе сломленной, раздавленной, как сказала повивальная бабка, ему становилось страшно. И он стоял, не двигаясь, хотя понимал, что должен подняться и прижать ее к своей груди. Но он не мог этого сделать. Колени его дрожали, он боялся упасть. Он был в холодном поту, как человек, которого ведут на эшафот.
        «Да, впрочем, она меня и не впустит, - оправдывал себя Айвэн. - Пусть лучше ее успокаивает женщина. Только не бабка! Эта не знает, что такое тепло и ласка. Люси нужна ее мать. Почему же ее здесь нет?»
        Внезапно внимание его привлекли чьи-то всхлипывания. Под лестницей сидел Дерек, племянник Люси. Вытирая глаза рукавом, мальчик в страхе смотрел на Айвэна.
        - Тетя Люси… Она ведь не умрет?
        Айвэн вздрогнул от ужаса, горя и презрения к самому себе.
        - Мне сказали, что ей уже лучше, - пробормотал он.
        Мальчик облегченно вздохнул, но тут же нахмурился.
        - А… ребенок?
        Неожиданная боль, такая острая, какой он никогда прежде не испытывал, пронзила Айвэна. Ребенок. Его ребенок. Их ребенок.
        - Ребенок… не выжил.
        Дерек медленно подошел к Айвэну. В слабом свете единственной непогашенной лампы он выглядел еще моложе своих лет. И в то же время старше и мудрее самого Айвэна.
        Мальчик протянул ему руку, и Айвэн взял ее.
        - Мне так ее жалко… - начал Дерек, но не договорил и расплакался. - Она всегда была так добра ко мне, так справедлива…
        Айвэну показалось, что сердце его сейчас разорвется.
        - Ко мне тоже, - с трудом произнес он и прижал плачущего мальчика к себе. - Она поправится, - пробормотал он в шелковистые волосы. - Так сказал доктор. Она совсем поправится, - добавил он, молясь, чтобы это действительно было так.
        - Да, но… Когда такое было однажды с мамой, она долго плакала… и долго была грустной.
        - Мы постараемся ей помочь, - сказал Айвэн.
        Дерек шмыгнул носом и вытер глаза.
        - Как?
        Айвэн смотрел мимо мальчика на темную лестницу - туда, где была Люси. Его Люси.
        - Я пока и сам не знаю, Дерек. Иди-ка ты спать. А я схожу к ней.
        - А можно я с вами?
        Айвэну очень хотелось сказать «да»: одному ему подниматься к Люси было страшно. Ему еще не приходилось успокаивать женщину, потерявшую ребенка. Да, собственно, он и не знал женщин, которые бы любили детей. Взять хотя бы его мать и бабку… Но Люси детей любит. И как бы ему ни было тяжело, он должен пойти к ней один.
        - Ты завтра ее навестишь. А сейчас иди спать. Ты должен быть сильным, чтобы суметь поддержать ее.
        Они вместе поднялись по лестнице - комната мальчика была рядом со спальней Люси. Когда дверь за Дереком закрылась, Айвэн понял, что дальше откладывать нельзя. Он посмотрел на узкую полоску света, вырывающуюся из-под двери спальни Люси, шумно вдохнул сквозь стиснутые зубы.
        Когда Айвэн узнал, что она уехала из Хьютон-Мейнора, он был в бешенстве. Она не должна скрашивать одиночество его бабки. Он примчался сюда с намерением немедленно отвезти ее назад, в Сомерсет, в дом родителей, и строго-настрого приказать не уезжать никуда без его разрешения.
        Но она потеряла ребенка…
        Айвэн был оглушен, раздавлен. Он должен был почувствовать облегчение, но он его не чувствовал. Горевал ли он по потерянному ребенку или по своей жене, он и сам не знал. Да и знать не хотел.
        Айвэн сделал еще один медленный вдох и попытался обуздать свои чувства. Он должен быть спокоен - ради нее. Ей нужны его спокойствие и его сила. Что же до будущего… С будущим они как-нибудь разберутся.

        Люси видела во сне Айвэна. Он шептал ей что-то на ухо, он держал ее за руку. Только рука его была почему-то совсем маленькая. Не теплая и сильная, как у Айвэна, а холодная и хрупкая.
        Люси пошевелилась - ей хотелось исправить этот сон, сделать его приятным и счастливым. Но тут послышался грозный голос Айвэна:
        - Уходите! И не смейте приближаться к моей жене!
        Маленькая рука крепче сжала ей пальцы, Люси вздрогнула и открыла глаза. Комната не сразу приобрела четкие очертания. Айвэн стоял у двери, сердито глядя на бабку, сидевшую возле ее кровати. Она все еще держала Люси за руку.
        На одно мгновение Люси поддалась необъятной радости. Он здесь! Ей захотелось броситься к нему, прижаться к его груди и никогда больше не отпускать его… Но тут она почувствовала, как рука графини задрожала, и радость ее улетучилась. Люси оторвала взгляд от Айвэна и посмотрела на графиню.
        Антония казалась старой и слабой, она была явно не способна противостоять яростному темпераменту Айвэна. Как, впрочем, и Люси. И все же Люси не могла позволить Айвэну растоптать единственного человека, который не бросил ее, который помог ей перенести этот ужас.
        - Не надо, Айвэн, - с трудом выдавила она из себя. - Не надо. Пусть она останется. Она мне нужна.
        Айвэн вздрогнул, словно она дала ему пощечину, и Люси пожалела, что причинила ему боль. Но она не хотела быть яблоком раздора между внуком и бабкой.
        - Умоляю! Хоть раз… Ради меня… Забудьте о своей вражде!
        Она закрыла глаза, и из-под ресниц ее покатились слезы. Ей казалось, что больше она сегодня не вынесет.
        Антония сжала ее руку и отпустила.
        - Я оставлю вас вдвоем, - сказала она дрогнувшим голосом. - Если я вам понадоблюсь, Люси, позвоните.
        Графиня ушла, с трудом передвигая ноги и тяжело опираясь на трость. Поравнявшись с Айвэном, она задержалась.
        - Я сожалею, - прошептала она. - Я очень сожалею.
        И, не получив ответа, заковыляла прочь медленнее, чем обычно.
        Люси все еще плакала - она больше не могла себя сдерживать. Айвэн подошел ближе, но не прикоснулся к ней. Он был в нерешительности.
        - Как ты?
        Люси только покачала головой: говорить она была не в состоянии.
        - Я могу что-нибудь для тебя сделать?
        «Обними меня, люби меня!» - хотела сказать она, но понимала, что это будет несправедливо. Он, конечно, прижмет ее к себе, потому что у него не будет другого выхода. Пребывать в объятиях Айвэна для нее - рай. Но сознание того, что для него это просто обязанность, хуже ада.
        - Люси…
        Он опустился на стул, на котором только что сидела графиня, и положил ладонь на ее руку, отчего она расплакалась еще горше.
        - Прости, - прошептал он, наклоняясь над ней. - Прости, Люси, я должен был быть рядом.
        Она вытерла глаза рукавом и постаралась сдержать всхлипывания.
        - Ты не мог… ты не мог знать.
        Он гладил ее по руке, а Люси молча смотрела на него. Таким растрепанным она его еще никогда не видела - темные кудри его были всклокочены, словно кто-то нарочно взъерошил их. Он был в одной рубашке - без воротничка и в расстегнутом жилете. Небритые щеки придавали ему особенно усталый вид; он казался страшно обеспокоенным.
        Неужели переживает за ребенка? На мгновение надежда согрела сердце Люси. Но она безжалостно напомнила себе, что если он и беспокоится, то только о ней. Ребенок ему никогда не был нужен. А к ней он все-таки испытывал какие-то чувства; во всяком случае, зла он ей не желал.
        Но Люси этого было мало. Она хотела, чтобы он горевал об их ребенке, чтобы он, как она, почувствовал всю тяжесть потери. Но она знала, что ничего подобного Айвэн не чувствует.
        - Я устала, - с трудом произнесла Люси. - Я хочу спать.
        Обессиленная, она отвернулась и закрыла глаза, призывая забытье. Что угодно, лишь бы не видеть страшной действительности!

        24

        Айвэн просидел у постели Люси всю ночь, до рассвета. Она лежала не двигаясь, и руки ее были холодны, но пульс бился ровно. Дышала она так тихо, что он даже несколько раз склонялся над ней, чтобы послушать, дышит ли она вообще.
        И все это время Айвэн мучил себя воспоминаниями о жизни без нее. О долгих годах одиночества, когда никому до него не было дела. Больше он так жить не хотел.
        Айвэн сознавал, что вряд ли Люси его любит - особенно после того, что произошло. Да ему это и не нужно. С него хватит и того, что она будет рядом, что она желает ему добра. В этом он не сомневался. А со временем, если повезет, может быть, она вновь ему поверит…
        Конечно, придется делать уступки. Надо найти ей место в его жизни и в одном из его домов. Только бабке в этот дом вход будет заказан.
        Айвэн сжал зубы. Он выберет один дом, и там будут жить только они. Как только Люси поправится, он увезет ее отсюда - подальше от грустных воспоминаний и от женщины, которая стала причиной всего этого ужаса!
        Постепенно комната наполнилась светом, и Айвэну показалось, что щеки у Люси чуть-чуть порозовели, а руки немного потеплели. Айвэн смотрел на нее, на ее лицо, на темный полумесяц ресниц на щеке, на спутанные волосы на подушке и думал, что худшего мужа, чем он, не придумаешь. Он пренебрег ею, он был с ней жесток… Но он полон решимости исправиться. И сделать ее счастливой.
        А что, если она опять захочет ребенка?
        Мороз пробежал у него по коже. Не то чтобы он не хотел ребенка, что, кстати, нимало удивляло его самого. Он уже успел свыкнуться с мыслью о детях. Но его страшила сама возможность того, что Люси придется еще раз пройти через такое испытание, через такую боль… А ведь бывает, что женщины и умирают при родах!
        Его передернуло. Нет, он не может позволить Люси так рисковать.
        В дверь чуть слышно постучали, и Айвэн решил, что это служанка или Дерек. Но это опять была его проклятая бабка.
        - Как она? - спросила графиня от двери, не отваживаясь войти в комнату.
        Айвэн поднялся и подошел к ней.
        - Кажется, ничего, вопреки вам, - горько сказал он. - Чем вы думали?! Разве можно было звать ее сюда в таком состоянии? Вы вообще способны хоть раз в жизни о ком-нибудь подумать?
        Впервые за все эти годы она промолчала в ответ на его упрек, и Айвэн понял, что ему наконец удалось сделать ей больно. И, как ветер раздувает огонь, эта мысль подстегнула его злость.
        - Это вы позвали ее сюда, и вот теперь она потеряла ребенка! А она так его ждала. А может, на самом деле вы вовсе и не хотели, чтобы я женился и подарил вам законного наследника? Вам просто было нужно еще кого-то заставить страдать. Так наслаждайтесь своими деяниями, мадам!
        Он показал на кровать, на которой лежала Люси; рука его задрожала, и он сжал ее в кулак.
        - Вы убили моего ребенка! Вы едва не убили мою жену! Довольны теперь? Да вы когда-нибудь насытитесь?
        От этих последних слов Люси проснулась. Голова у нее еще была туманной и кружилась. Она не сразу вспомнила, что случилось, а когда вспомнила, горе вновь охватило ее.
        Ребенок умер, и Айвэн винит в этом бабку.
        - Нет! - едва слышно воскликнула Люси.
        Айвэн услышал ее и обернулся. Он смотрел на нее с надеждой, и она вспомнила, как ждала его вчера ночью. И вот он здесь, но облегчения это ей не принесло…
        - Как ты себя чувствуешь? Тебе что-нибудь принести?
        Люси смотрела ему в глаза.
        - Не вини никого, Айвэн. Умоляю. Графиня здесь ни при чем.
        Он покачал головой:
        - Не выгораживай ее, Люси. Ты ее плохо знаешь. Она не могла не понимать, что ты должна быть осторожной, и все-таки заставила тебя приехать. Она написала тебе - и ты приехала.
        - Да, она мне писала. Но она меня не звала. Она была больна, и именно поэтому я приехала.
        - А ей только того и надо было! - Айвэн выругался. - Не думай об этом, Люси. Поговорим, когда ты поправишься. А пока… - Он повернулся и холодно посмотрел на бабку, которая обеими руками тяжело опиралась на трость. - А пока держитесь отсюда подальше! - бросил он графине.
        - Не надо, Айвэн! - умоляла Люси.
        Но он ее не слушал. Он так яростно смотрел на бабку, что та попятилась. Старая, слабая женщина, над которой ему наконец удалось взять верх… Дверь закрылась, и Айвэн повернулся к Люси.
        - Она не заслуживает того, чтобы ты о ней беспокоилась. Не думай о ней.
        - Но, Айвэн…
        - Все! - отрезал он, хмурясь. - Больше мы об этом говорить не будем. Ты больна, тебе надо поправляться.
        Он вызвал прислугу, и в последующие часы у Люси не было возможности с ним поговорить. Ее вымыли, переодели в свежую ночную рубашку и причесали. Затем ей принесли завтрак, книги и газеты. Айвэн оставил ее на попечение горничной и в спальне появился только около двенадцати, вместе с доктором. И вместе с ним ушел.
        Люси оставили одну со строгим наказом отдыхать, но грустные мысли не давали ей уснуть. Она смотрела на портреты бывших обитателей спальни, и ей становилось все хуже.
        Это не ее дом, она чужая здесь. Ей не было предназначено стать графиней, а главное - ей не суждено было стать матерью… От этой мысли она начала беззвучно рыдать. У нее нет ребенка. У нее нет мужа. У нее нет никого…
        Наконец Люси уснула, и ей приснился прекрасный сон. Ей снился маленький мальчик, которому исполнилось пять лет, а на руках она держала крошечную девочку. И она была счастлива.
        Проснулась Люси с головной болью, не понимая, где находится. А вспомнив, почувствовала непреодолимую потребность встать и выйти.
        Она села и опустила ноги на пол. Такой слабости Люси никогда еще не испытывала, но упрямо попыталась встать. Она накинула на плечи халат, затем медленно, на дрожащих ногах, с трудом добрела до двери.
        К ее удивлению, за дверью она обнаружила Дерека. Он играл с котенком и, увидев ее, вскочил на ноги с радостной улыбкой на лице.
        - Значит, тебе лучше? - с надеждой в голосе спросил он.
        Люси заставила себя улыбнуться.
        - Да, лучше. Но я еще слаба. Поможешь мне?
        Он тут же обнял ее за талию, и Люси оперлась на его плечо.
        - А где леди Уэсткотт?
        - Она у себя. Лежит.
        Именно этого Люси и опасалась.
        - А Айвэн? - спросила она после короткого колебания.
        Дерек нахмурился:
        - Он ускакал на самом сильном и быстром гунтере - так сказал конюх. Только бы он его не загнал.
        Люси прижала к себе голову мальчика.
        - Он умеет обращаться с лошадьми, - прошептала она, пытаясь проглотить ком в горле. - Так что не беспокойся.
        Когда они дошли до комнаты леди Уэсткотт, Люси попросила Дерека подождать в коридоре. Она постучала и, не дождавшись ответа, вошла. В комнате стоял полумрак - свечи не горели, а шторы были задернуты. Графиня едва угадывалась под одеялом. Она походила на саму смерть, и Люси в страхе поднесла руку к горлу.
        - Леди Антония?
        Графиня повернула к ней голову и, узнав Люси, попыталась сесть.
        - Что ты здесь делаешь? Доктор сказал, ты должна лежать.
        - Я беспокоилась о вас. И об Айвэне, - сказала Люси и, подойдя к кровати, осторожно опустилась на стул.
        Антония откинулась на подушки.
        - Обо мне не беспокойся, - пробормотала она. - Я уже стара, мне пора умирать. А что касается Айвэна… - Она помолчала, пытаясь побороть дрожь в голосе. - Ему, как всегда, поможет ненависть.
        Люси долго молчала. Затем со вздохом сказала:
        - Его можно понять. Это единственное, что поддерживало его всю жизнь.
        Вдовствующая графиня отвернулась, и Люси думала, что она ей не ответит. Но она ошиблась.
        - Я ни в чем его не виню, - чуть слышно произнесла старуха. - Но я не знаю, как исправить то, что я наделала. Как исправить причиненное мной зло? Слишком поздно, - закончила она почти шепотом.
        - А вы попросите у него прощения, - предложила Люси и, наклонившись, положила ладонь на руку графине. - Просто попросите прощения.
        Ответа не последовало. Люси еще некоторое время посидела в тишине, а когда решила, что Антония уснула, осторожно вышла, чувствуя себя отвратительно. Сколько же горя в этом доме, в этой семье! А она добавила к нему еще и свое…
        Дерек помог ей вернуться в спальню, и Люси попросила его почитать ей вслух - и ему полезно, и ее отвлечет. Она не хотела оставаться одна. Когда с улицы донесся стук копыт, возвещая о возвращении Айвэна, Люси кивнула Дереку:
        - Беги. И знаешь что… - Она заколебалась, но потом решилась, все равно когда-то надо: - Попроси дядю Айвэна ко мне подняться. Нам нужно… Нам нужно поговорить.
        Айвэн поднялся минут через двадцать, которые показались ей двадцатью часами. Она и сама еще не знала, что ему скажет. Вернее, нет. Она знала, что скажет, но пока не знала - как.
        Он вошел без стука, и, увидев его, Люси даже вздрогнула. Она сидела на кровати, обложенная подушками, и, видимо, являла собой жалкую картину, а он еще не успел привести себя в порядок после верховой езды и был похож на конюха-цыгана со своей неизменной серьгой в ухе.
        Но, по сути, Айвэн не был ни цыганом, ни лордом. Он был помесью того и другого. Люси долго смотрела на него и думала, что, видимо, ему никогда не быть счастливым. Во всяком случае, она его счастливым не сделает…
        - Спасибо, что пришел, - сказала она. - Мне кажется, нам надо поговорить.
        Айвэн сжал и снова разжал кулаки.
        - Дерек сказал, ты была у нее. Если ты хочешь говорить о ней, то не стоит.
        Люси покачала головой. Сколько же в нем ненависти! Она с трудом проглотила ком в горле.
        - Я хотела поговорить о нас. О нашем браке.
        Айвэну это явно не понравилось.
        - А в чем дело? - нахмурился он.
        Люси никак не могла унять дрожь в руках. Она понимала, что так будет лучше для всех, но ей было трудно это произнести.
        - Нам не следовало вступать в брак, - наконец выдавила она из себя. - Ты и сам это знаешь. И теперь… когда я больше не беременна, я тебя освобождаю. Ты не обязан больше быть моим мужем.
        Айвэн горько усмехнулся:
        - Ты не можешь так просто со мной развестись.
        - Я знаю, Айвэн, - прошептала она. - Но я также знаю, что ты меня не любишь.
        - А с каких это пор любовь стала обязательным условием брака?
        - Разве ты не нуждаешься в том, чтобы тебя любили? - спросила она, пропуская мимо ушей его вопрос.
        - Я тебя еще раз спрашиваю: какое любовь имеет отношение к браку?
        - Господи! Как можно быть таким циником?! Или ты хочешь убедить меня в том, что ты - единственный человек на земле, которому никто не нужен? Который может запросто прожить один-одинешенек? Ну, хорошо. Ты меня убедил. Я знаю, что тебе действительно никто не нужен, и меньше всего - я. Ну а мне нужны люди! Мне нужна семья. А поскольку ты мне этого дать не можешь и не хочешь, то я… я возвращаюсь в Сомерсет. Я возвращаюсь к своей семье. И не беспокойся больше обо мне. Я освобождаю тебя от этой тяжкой обязанности, - заключила она шепотом.
        Айвэн смотрел на нее с каменным лицом, руки его были сжаты в кулаки.
        - Я же тебе говорил, что не оставлю тебя. И я тебя не оставлю. Я не вижу причины, почему мы не можем жить как прежде. Вернее - гораздо лучше, чем прежде, - поправился он и шагнул к ней; голос его потеплел. - Я понимаю, эта… эта потеря принесла тебе много горя. Но ты поправишься, Люси. Мы оба поправимся!
        Сердце у Люси сжалось, и она беспомощно замотала головой. Им не поправиться, если он будет сдерживать свои чувства и требовать того же от нее.
        - Я не могу, - прошептала она. - Я просто не могу…
        Она действительно не могла жить с человеком, который ее не любит, с человеком, который не приласкает ее, когда ей станет грустно. Который не может поплакать вместе с ней.
        «Я не могу…» Когда смысл этих произнесенных шепотом слов дошел до Айвэна, ему захотелось бежать. Так больно ему не было никогда. Он вспомнил, как мать сказала ему: «Поезжай с доброй леди, Айвэн, с ней тебе будет лучше». И он тогда отвернулся и уехал. Он вспомнил слова бабки: «Цыганское отродье! Отправьте его в Берфорд-Холл». А жена директора школы назвала его «цыганским выродком».
        Но ни одно из этих страшных слов не причинило ему столько боли, сколько эти шепотом произнесенные слова. «Я просто не могу…»
        Ему было трудно дышать, в груди болело; он боялся, что ноги у него подкосятся и он просто упадет.
        Но он не упал. Он стоял неподвижно и смотрел на женщину, в которой, казалось, заключалась вся его жизнь. А ведь он давно уже не маленький мальчик. Он взрослый мужчина, и у него больше денег и власти, чем нужно человеку. Но этими несколькими словами Люси поставила его на колени. Она убила его, а сама плакала, словно боль причинили ей…
        Айвэн содрогнулся и с шумом вздохнул. Нельзя показывать ей, как больно она ему сделала. И какую она приобрела над ним власть.
        - Как пожелаешь, - сказал он, стараясь говорить ровно.
        Люси склонила голову, и только тогда он позволил себе моргнуть. Глаза у него щипало. Уж не слезы ли? Разумеется, нет! Но все-таки на всякий случай лучше удалиться.
        - Как пожелаешь, - повторил он. - Экипаж в твоем распоряжении.
        Айвэн повернулся и направился к двери. Ему было страшно уйти от нее, но еще страшнее остаться. Если он задержится, то еще не дай бог бросится перед ней на колени и начнет умолять ее остаться…
        За дверью Айвэн остановился. Сердце его громко стучало. А ведь он еще может попробовать ее уговорить. Он может сказать ей, что она ему нужна. Останется ли она, если он это скажет? В любом случае полюбить кого бы то ни было он не способен.
        А может, он плохо старается?
        Айвэн повернулся было к двери, но услышал какой-то шорох в коридоре. Он поднял голову и увидел бабку. Она тяжело опиралась на трость и казалась маленькой и хрупкой, совсем как он, когда ему было семь лет и когда она купила его у матери.
        Купила… Да, мать продала его бабке. Но впервые он не почувствовал к ней ненависти. Теперь, когда Люси собралась его покинуть, в нем не осталось ненависти ни к бабке, ни к матери.
        - Я бы хотела с тобой поговорить. Всего пара минут, - с трудом, словно ей было больно говорить, произнесла она.
        Первым побуждением Айвэна было отвернуться, сделать вид, что ее не существует, уйти. Убраться к чертовой матери из этого дома, подальше от того ужаса, в котором он здесь оказался! Но он не ушел, он остался: ему было все равно. А кроме того - он внезапно увидел Дерека.
        Почему-то Айвэн вспомнил слова сэра Джеймса. Как это было давно! Дети учатся у окружающих их взрослых быть честными или лживыми, щедрыми или скупыми, добрыми или злыми.
        Ему нет дела до бабки, но нельзя подавать Дереку дурной пример. Дети ни в чем не виноваты.
        Айвэн тяжело вздохнул.
        - Вам надо присесть, - пробормотал он.
        Старая графиня смотрела на него во все глаза, и впервые он не увидел в них холодного блеска. Ледяная синева вдруг растаяла. Когда-то в детстве он так мечтал об этом! А сейчас только удивился.
        Он последовал за ней в малую гостиную. Дерек хотел пойти за ними, но Айвэн положил ему руку на плечо.
        - Не прогоняйте меня! - попросил Дерек. - Меня все прогоняют… А куда мне деваться?
        Айвэн потрепал его по плечу.
        - Да я тебя не гоню. Я не задержусь. Честное слово.
        Дерек вздохнул и кивнул, а Айвэну вдруг впервые в жизни стало стыдно. И он пообещал себе, что обязательно поговорит с мальчиком. Ведь Дереку только и нужно что немного внимания. И Айвэн дал себе слово, что впредь будет обращаться с ним так, как в детстве сам хотел, чтобы обращались с ним. Если, конечно, у него будет такая возможность. А пока надо поговорить с бабкой.
        Он повернулся к графине и сложил руки на груди.
        - Я слушаю. Что вы хотели мне сказать?
        Айвэн не представлял себе, что нового может от нее услышать, и был как громом поражен ее словами:
        - Я прошу прощения.
        Руки его сжались в кулаки, но он заставил себя их разжать.
        - Вы просите прощения? И вы думаете, это воскресит ребенка?
        Старая графиня пошатнулась, словно от удара, и если бы не трость, то, наверное, упала бы. Ему даже захотелось броситься к ней и поддержать, но она быстро взяла себя в руки.
        - Я прошу прощения за все эти годы. За то, что бросила тебя одного в школе.
        Айвэн окаменел. Он не верил своим ушам. Она просит прощения? Да что же это такое?! Но уже поздно. Слишком поздно.
        - Извинения приняты. Что-нибудь еще?
        Старая графиня повалилась в кресло, на ее морщинистом лице отразилась мука.
        - Ты имеешь полное право меня ненавидеть.
        - Я вас не ненавижу, - сказал он и, пожалуй, не покривил душой: ему уже не хватало на это сил. - Мне просто нет дела до вас.
        - Но тебе есть дело до Люси.
        - Не втягивайте ее в это! Если бы вы оставили ее в покое, ничего бы не произошло. Она бы и сейчас носила в себе ребенка.
        - Если бы я оставила ее в покое, вы бы никогда не встретились.
        - А это как раз то, чего она хотела бы больше всего, - пробормотал Айвэн больше для себя, чем для нее.
        Но, несмотря на возраст, у старухи был острый слух.
        - Это она тебе сказала? - спросила графиня. - Она?
        Айвэн меньше всего хотел говорить ей о том, что Люси вновь его отвергла. Что она освободила его от супружеских обязанностей. Что она предпочитает похоронить себя заживо в доме своего брата, чем остаться с ним. Ведь этой старухе было наплевать на его счастье, она только и знала, что требовать от него исполнения каких-то обязанностей.
        Но бабка задела самую болезненную струнку - его чувства к Люси.
        Айвэн подумал, что она и так скоро все узнает: Люси сама расскажет ей. Стараясь не выдавать своих чувств, он холодно произнес:
        - Она хочет жить без меня. Она хочет вернуться в Сомерсет, к своей семье.
        Он ждал, что старуха разозлится. Но она опустила голову, вытащила из рукава платок и поднесла его к глазам.
        Айвэн, приготовившийся возражать, был сбит с толку. Могущественная вдовствующая графиня плачет?! Но когда она подняла голову, он и правда увидел слезы.
        - Не отпускай ее, Айвэн. Умоляю тебя. Не повторяй моей ошибки. Не отказывайся от своего единственного шанса на счастье из-за глупой гордости. Ты будешь сожалеть об этом до самой смерти.
        - Дело не в гордости, - с трудом выдавил он из себя. - Я ей не нужен. И никогда не был нужен.
        Антония поднялась с кресла.
        - Да она молится на тебя!
        Айвэн невесело рассмеялся:
        - Ошибаетесь, бабушка. Между нами нет ничего, кроме физического влечения, которое, кстати, вы так хорошо в свое время различили.
        - Ты хочешь сказать, что она тебя не любит?
        Айвэн вспомнил, как однажды Люси призналась ему в любви. Он тогда не поверил ей, а теперь выяснять что-нибудь было поздно.
        - Было время, когда она считала, что любит меня.
        - А ты? Ты любишь ее?
        Айвэн ничего не ответил. Он не мог. Но молчание его словно придало сил старой графине - она вдруг неожиданно быстро подошла к нему. - Если любишь, так ей и скажи, Айвэн! Ведь она романтик. Несмотря на всю свою ученость, она самый настоящий романтик. Чтобы удержать ее, ты должен ей это сказать. Скажи ей, что ты ее любишь!
        - Тоже мне, знаток! - отрезал Айвэн. - Да что вы понимаете в любви?! Впрочем, может быть, вы действительно любили своего мужа… Но, думаю, вы не удивитесь, если я вам не поверю.
        Его сарказм покоробил ее, но не остановил. Графиня по-прежнему смотрела ему в глаза.
        - Я наделала много глупостей в жизни, - сказала она. - И я уже не могу исправить ни одной своей ошибки. Прежде всего это касается моего жестокого отношения к тебе. Ты был перепуганным одиноким ребенком, а я не пожалела тебя. Я причинила тебе боль и страшно раскаиваюсь. Однако прошлое я изменить не могу. Зато я могу попробовать изменить будущее. Твое будущее.
        Сколько лет Айвэн ждал этих простых слов, этой просьбы о прощении! А вот теперь они только еще больше разозлили его.
        - Прошлое вы изменить не можете, - эхом отозвался он. - Что же до будущего… Я не хочу, чтобы у нас с вами было общее будущее!
        Антония кивнула, тяжело вздохнув.
        - Я понимаю. Но… но умоляю, не привноси свою ненависть ко мне в твои отношения с женой!
        Айвэн взорвался:
        - Эти две вещи никак между собой не связаны!
        - Не связаны? - Глаза ее заблестели. - Тогда почему ты не можешь ее любить? А впрочем, все это глупости. Ведь ты же любишь ее, я это вижу. Все это видят.
        Испарина выступила на лбу у Айвэна. Он сердито посмотрел на бабку, намереваясь осадить ее резким замечанием. Но вместо этого вымученно спросил:
        - Если всем это видно, то почему она этого не видит?
        - Ты должен сам ей об этом сказать, - отчеканила графиня. - Доверься ей, Айвэн. Открой ей свое сердце. Это единственное, что ей от тебя нужно.
        Айвэн больше не хотел ничего слышать. Он не хотел ей верить. А вдруг она ошибается, и Люси не любит его? Что, если он отдаст ей свое сердце, а она все равно уедет? Тогда он окончательно потеряет свое достоинство. Самоуважение. То немногое, что осталось от его гордости. А впрочем, невелика потеря! Это ничто по сравнению с тем, что он может приобрести: любовь Люси.
        Все еще глядя ему в глаза, графиня медленно произнесла:
        - Я много о тебе думала, Айвэн. И очень часто несправедливо. Но я никогда не думала, что ты трус. Никогда.
        - Вы меня плохо знаете, - пробормотал Айвэн себе под нос.
        Он действительно трус: он всю жизнь боялся обнажить свои чувства. Он боялся, что ему сделают больно. Но больше он трусом быть не хочет!
        Айвэн коротко кивнул бабке и вышел. Ноги сами понесли его к комнате Люси.

        25

        Люси сидела у окна. Солнце еще вовсю ласкало землю, но тут и там уже появлялись первые предвестники осени. Платаны начали сбрасывать листву, маргаритки завяли, самшитовые деревья, обрамлявшие садовую дорожку, уже были подстрижены так, чтобы пережить долгий зимний сон и дождаться следующей весны.
        Люси положила руки на живот, где уже никого нет. Наступит ли и для нее весна? Зародится ли когда-нибудь и в ней новая жизнь? Родит ли она ребенка?
        Увы, она знала ответ, который заставлял ее содрогаться. Без Айвэна ничего этого не будет. Если она вернется в Сомерсет, ничего этого не будет. А Айвэна она прогнала…
        В глазах у нее стояли слезы. Боже, зачем она это сделала?! Справедливо ли требовать от него больше, чем он может дать? Ведь если Айвэн ее не любит, то это потому, что он ничего не знает о любви. Она могла бы, набравшись терпения, научить его этому. А теперь…
        Люси вновь перевела взгляд на деревенский пейзаж, открывающийся за окном. «С каких это пор любовь стала обязательным условием для брака?» - так спросил Айвэн. И теперь она сама задавала себе этот вопрос. Когда-то, думая о сэре Джеймсе, она рассчитывала на взаимное уважение и дружбу. Почему же от Айвэна она требует большего?
        Да потому, что ей этого мало! Она любит Айвэна всем своим существом, и ей необходимо, чтобы он тоже любил ее.
        Так что же она наделала?! Как могла его отпустить?
        Люси резко встала, и в тот же миг дверь в комнату открылась, впуская Айвэна.
        - Я не хочу, чтобы ты уезжала. - Он стоял в дверном проеме с воинственным видом, но в глазах его была боль. - Ты моя жена, и я не позволю тебе бросать меня!
        Радость охватила Люси. Радость, и любовь, и всепоглощающая уверенность в том, что он научится ее любить так, как любит она. А может, он уже ее любит? Ну, хоть чуточку? Ведь пришел же он к ней!
        - Я не уеду, - прошептала Люси, не в состоянии скрыть счастливую улыбку. Она знала: им предстоит долгий путь, но вдвоем они его преодолеют. - Я никуда не уеду, - повторила она. - Я как раз хотела тебе это сказать.
        Айвэн молча смотрел на Люси. Уж не ослышался ли он? Но ее улыбка была такой чудесной, в ней было столько надежды, мудрости и тепла, что он понял: она действительно никуда не уезжает!
        Айвэн сделал шаг и остановился. Она была так нужна ему, что болело сердце. Роковые слова, которые он поклялся никогда не произносить, вырвались сами собой:
        - Я люблю тебя.
        Он протянул к ней руки и снова уронил их вдоль тела. Эти слова дались ему так просто… Слишком просто. Потому что они не в состоянии были передать всю глубину его чувства к этой женщине, бросившей ему вызов и очаровавшей его. К женщине блестящей и наивной, не похожей ни на какую другую. И почему он раньше так боялся произнести эти слова?
        Однако реакция Люси оказалась неожиданной. Улыбка ее сразу растаяла, в глазах появилась грусть.
        - Ты не обязан мне этого говорить, Айвэн. Я все равно не уеду. Я остаюсь, даже если ты меня не любишь.
        - Но я тебя люблю! Ты должна мне поверить, Люси. Я тебя люблю. Я был самым настоящим ослом. И как я этого не понимал?!
        - Ш-ш-ш. - Она приложила ему палец к губам. - Не говори ничего.
        Айвэн заглянул в ее ярко-зеленые чистые глаза, трепещущие жизнью и любовью, и был потрясен величием этой любви. Ведь он ничего не сделал, чтобы заслужить ее! Он молча поклялся сделать все, чтобы заслужить ее в будущем. А самое главное - никогда не закрывать от нее свое сердце.
        - Я хочу любить тебя, - заявил он и с радостью заметил, что на ее щеках заиграл румянец. - Я хочу любить тебя всегда и так, как ты пожелаешь. Я хочу, чтобы ты наслаждалась каждым мгновением своей жизни и знала, что я тебя люблю.
        Люси коснулась рукой его щеки, и он сразу накрыл ее ладонью.
        - Это я тебе должна обещать, - сказала она. - Ты не знал любви в детстве, но я обещаю, Айвэн, что любовь будет сопровождать тебя вечно. Ведь ты - мой муж…
        Она потянула его к кровати, и он, как зачарованный, пошел за ней. Она любит его! Да как он мог бояться любви?! Как он мог сдерживать свою любовь?
        Люси вела его к кровати, и он шел за ее трепещущей улыбкой, за ее сверкающими глазами, в ее открытые объятия. Она села на кровать, он опустился рядом, но внезапно все вспомнил и застыл. Он отчаянно хотел ее, но не должен был ее трогать!
        - Разве ты забыла, что доктор запретил нам спать вместе? - растерянно пробормотал он. - По меньшей мере две недели. Тебе надо поправляться…
        Глаза Люси на мгновение затуманились, но потом она опять улыбнулась.
        - Но разве мы не можем просто посидеть рядом, помолиться за нашего ребенка и за тех, что у нас еще родятся?
        Айвэн нахмурился и покачал головой.
        - Я не хочу подвергать твою жизнь опасности. Я и без детей могу быть счастлив. Мне нужна только ты.
        Люси рассмеялась, но он заметил, что в глазах ее блеснула слезинка.
        - Поздно, Айвэн. Ты не должен отступать. Ты женился на мне, ты признался в любви ко мне. Теперь придется идти до конца. Потому что я намерена подарить тебе голубоглазых цыганят и зеленоглазых цыганочек, хочешь ты того или нет! Родить твоего ребенка - это моя заветная мечта.
        Айвэн обнял ее. Слезы душили его, говорить он не мог. Впервые он по-настоящему почувствовал, что значит быть любимым, быть кому-то нужным.
        - Ну, если ты так хочешь…
        - Я хочу тебя, - прошептала Люси, кладя ему голову на грудь и гладя его по щеке. - Я хочу, чтобы между нами никогда не было недомолвок. Я не хочу, чтобы мы бегали друг от друга. - Она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. - Если уж бежать, так навстречу друг другу. Особенно когда у нас что-то не получается.
        - Теперь у нас все будет получаться, - пообещал Айвэн и сам поверил в это.
        Но Люси почему-то рассмеялась.
        - Это ты сейчас так говоришь. Посмотрим, что ты скажешь, когда я с чем-то не соглашусь.
        Айвэн усмехнулся:
        - Я просто-напросто зацелую тебя до смерти, и ты перестанешь возражать.
        - Это я тебя зацелую!
        Айвэн уже не улыбался. Он смотрел на Люси и не верил в свое счастье, а потом крепко прижал ее к себе. Больше он ее никуда не отпустит.
        - Ну и зацеловывай. Главное, чтобы ты меня любила, - прошептал он, зарываясь лицом ей в волосы.
        Они лежали, прижавшись друг к другу, купаясь в лучах солнечного света, проникавшего в комнату через открытое окно. Люси вслушивалась в то, что говорило ей его сердце. А оно говорило, что ему нужна ее любовь. Теперь она не сомневалась, что Айвэн будет любить их детей - и даже больше, чем сам предполагает.

        Эпилог

        Столовая купалась в свете свечей, сладкий аромат пчелиного воска смешивался с манящими запахами кухни. За столом сидело множество гостей. «Моя семья», - думал Айвэн, переводя взгляд с одного на другого. За последние пять лет он прошел долгий путь от одиночества до дружной семьи, о какой никогда и не мечтал. И вcе благодаря Люси.
        Он смотрел на нее через стол, и сердце его наполнялось любовью и гордостью за свою жену. Она была прекрасна и физически, и духовно. Она подарила ему радость, о существовании которой он прежде не подозревал. Даже этот ужин в честь семидесятипятилетия его бабки не мог испортить ему радость.
        - Тост за долгую жизнь! - произнес сэр Лоренс, с трудом поднимаясь на ноги, и все последовали его примеру.
        - Ура! - закричал сэр Джеймс. Он был немного навеселе, чего с ним никогда не случалось, и Айвэну было смешно смотреть на известного ученого, который ведет себя как школьник.
        За столом были брат Люси и вся ее родня, многочисленные племянницы и племянники. Глядя на них, Айвэн думал, что Дерек и Стенли скоро перерастут отца, а Пруденс за последний год расцвела и превратилась в чудесную девушку. Но следующей весной в свет ее повезет кто угодно, только не Люси. Он ни за что не отпустит свою жену так надолго.
        Алекс специально приехал из Лондона, чтобы принять участие в праздничном ужине. Он всегда был любимчиком вдовствующей графини, и Люси настояла на его приезде. Джайлс тоже был здесь, а вот Эллиот приехать не смог. «И слава богу», - думал Айвэн, потому что все еще ревновал к нему Люси. Он считал, что Эллиоту вообще нельзя доверять ни одной женщины.
        Люси, с высоко забранными волосами, в платье с глубоким декольте и с любимой шалью - его шалью! - на плечах, выглядела так, что даже слепой сошел бы с ума.
        Внезапно Айвэна дернули за правый рукав.
        - Папа, а можно я тоже произнесу тост? - спросил Рафаэль.
        Айвэн усмехнулся: у четырехлетнего сынишки слипались глаза. Ему давно уже пора было спать, но сегодня для него сделали исключение.
        Он взъерошил мальчику черные кудри.
        - Конечно, можно.
        И постучал ножом по бокалу, помогая Рафаэлю забраться на стул.
        Мальчик гордо держал в руке бокал с яблочным соком, совсем как взрослые. Он улыбнулся отцу, потом матери, сидевшей на другом конце стола, и повернулся к прабабке.
        - С днем рождения! Ты самая лучшая прабабушка на свете!
        Раздались смех, восклицания, а Айвэн боролся с горечью. Еще совсем недавно он не хотел, чтобы его ребенок любил прабабку. Он вообще не хотел, чтобы его сын знал о ее существовании! Но Люси настояла на своем - и он уступил. Теперь же графиню и его сына связывала искренняя любовь.
        Когда леди Уэсткотт улыбнулась правнуку, Айвэн забыл о своей горечи. В конце концов, она любит его сына. Она и Люси любит. И, без сомнения, будет любить и того ребенка, которого носит сейчас под сердцем его жена.
        Он поднял бокал и вместе со всеми гостями выпил за тост, произнесенный его любимым сыном. «С днем рождения, ты самая лучшая прабабушка на свете…» Что ж, какой бы плохой бабкой ни была Антония, прабабка она действительно прекрасная. Даже Айвэн был вынужден это признать.
        Вокруг раздавались веселые голоса, слуги бесшумно ходили вокруг стола, наполняя бокалы. Дерек и Стенли выпросили по второму бокалу вина. Впрочем, просить особенно не пришлось - отец только пожал плечами: пейте на здоровье.
        А Айвэн все смотрел и смотрел в лучистые глаза жены. Их разделяли двенадцать футов отполированного красного дерева, сверкающего хрусталя и переливающегося серебра. Но он читал ее мысли по глазам.
        Люси видела, как Айвэн поднял бокал и выпил. И она поняла, что он примирился со своим прошлым.
        Она улыбнулась, и тепло ее улыбки передалось ему. Ее любовь - в обмен на его любовь, как всегда… Айвэн вдруг почувствовал себя необыкновенно легко. Он впервые понял, что прошлое - это всего только прошлое. Понял благодаря Люси. И он никогда этого не забудет.
        - Иди сюда. Поцелуй свою прабабушку, - сказала Антония Рафаэлю, и мальчик соскочил со стула.
        Айвэн смотрел, как тщедушная старуха обнимает его сына, и на мгновение глаза бабки и внука встретились.
        Это продолжалось всего несколько секунд, потому что Рафаэль что-то сказал ей на ухо, и она повернулась к ребенку. Но Айвэну этого хватило, чтобы понять: старая графиня сожалеет о прошлом. Она однажды уже говорила ему об этом, однако такой вот взгляд был красноречивее всяких слов. Титул - это хорошо. Богатство - очень полезно. Но семья - это все.
        К горлу у него подкатил ком, и он вновь взглянул на Люси. Она тоже с улыбкой смотрела на Рафаэля, обнимавшегося с бабкой, но, почувствовав на себе взгляд Айвэна, подняла глаза.
        «Я люблю тебя, - сказала она одними глазами и улыбкой, как часто с ним говорила. - Я люблю тебя».
        «Да, семья - это все», - подумал Айвэн и улыбнулся жене.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к