Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Брантуэйт Лора: " Под Шепот Океана " - читать онлайн

Сохранить .
Под шепот океана Лора Брантуэйт

        # Ей несложно быть совершенством. Она привыкла. Всегда подтянутая и строгая, всегда ухоженная, всегда приветливая и аккуратная. Никто не должен знать, что ее жизнь пуста. Никто не должен почувствовать, что она одинока. Никто не должен догадаться, что она влюблена в него… В первую очередь - он сам.
        Но и он несчастлив: его слишком много предавали. И единственным человеком, которому Морган может довериться, оказывается его секретарша Дженна. Морган не сразу понимает, что его чувства к ней - гораздо глубже, чем признательность и дружеская симпатия, и уж точно выходят за рамки деловых отношений… Потому что он - мужчина, а она - женщина и есть то, что притягивает их друг к другу. Но что победит - правила игры или любовь?

        Лора Брантуэйт
        Под шепот океана

1

        - Привет, Дженна! Как дела?
        - Все о'кей! - Дженна подавила раздраженный вздох и сверкнула белозубой улыбкой. Это ее профессиональное мастерство - улыбаться, когда хочется вздыхать или строить гримасы, и обаять, когда руки так и чешутся придушить мерзавца.
        Джимми Харт - несмотря на проявившуюся на висках седину, все в офисе упорно продолжали называть его уменьшительным именем, потому как шутовские манеры обязывали, - вальяжно уселся на стул рядом с ней. Мерзавцем он не был, но отличался редкостной навязчивостью, и Дженна очень не любила, когда утро начиналось с его визита к шефу. Хотя Джимми не мог похвастаться пунктуальностью и аккуратностью, на работу он являлся всегда очень-очень рано, а это значило, что до прихода Моргана Фримена ей придется терпеть его общество.
        Ей часто приходилось терпеть чье-то общество - уж во всяком случае, развлекать людей, ожидавших в приемной встречи с шефом.
        - О'кей, говоришь? А чего же ты такая невеселая? Уж я-то вижу, когда ты не в настроении, - проникновенно поведал Джимми.
        - Что вы, мистер Харт! - проворковала Дженна. - У меня и, правда, все отлично. Я просто очень сосредоточена.
        - На чем?
        - А зачем вам знать? - Дженна применила вычитанную в книге по психологии простейшую уловку, которая позволяла не отвечать на заданный вопрос.
        Джимми растерялся и совсем по-женски похлопал ресницами.
        - Ну… интересно.
        Дженна сделала вид, что печатает на компьютере что-то важное и не слышит его. На самом деле на белом листе открытого документа черные буковки складывались в слова:
«Джимми, отвали. Джимми, ты мне надоел».
        Справедливости ради нужно отметить, Джимми действительно ей надоел - не за те три минуты, что присутствовал в приемной, а за три года, что Дженна здесь работала. Он почему-то считал себя неотразимым героем-любовником. Впрочем, начальнику юридического отдела это позволительно. Его подчиненные женского пола, все как на подбор хорошенькие, всячески поддерживали в нем эту уверенность. Дженна ничего не имела против чужих иллюзий - но только когда они напрямую не затрагивали ее личных границ. А иллюзии Джимми затрагивали, и, можно сказать, вплотную. Он, конечно, держал себя в рамках приличий и воли рукам не давал - слишком уж строг американский закон в вопросах сексуальных домогательств, - но крутился вокруг нее, как голодный кот у аппетитного куска. Поначалу Дженну смущали его комплименты, потом их приторность начала раздражать. Она до сих пор удивлялась - ну как же можно такие простые слова, как «здравствуй, Дженна», «как дела, Дженна», «сделай мне чашку кофе, Дженна» наполнить десятком сальных оттенков?
        - А когда придет Морган? - невинно осведомился Джимми.
        - Как обычно, в девять тридцать. - Дженна бросила взгляд на стеклянные часы на стене напротив, красивые, черные с серебристым напылением. Еще тридцать пять минут до спасения. Какой кошмар. И какого черта она сегодня торопилась на работу?
        Известно какого. Чтобы навести порядок в бумагах, утрясти расписание встреч на сегодня - Морган попросил поменять местами две из них, а еще протереть новый сервиз и заварить чай строго к его приходу. Все должно быть идеально.
        Дженна любила безупречность. Она не знала, любил ли Морган безупречность так же, как и она, но это было не важно. Впрочем, вряд ли, иначе он не дразнил бы ее перфекционисткой… Но она бдительно следила за тем, чтобы у него все было на высшем уровне: безупречно чистая посуда, безукоризненный порядок в бумагах, никакой путаницы и неразберихи в расписании - по крайней мере, никакой неразберихи, которая бы коснулась его. Чего ей стоил весь этот порядок и гладкий механизм работы, никто не знал, а сама Дженна была слишком скромна, чтобы кого-то в это посвящать.
        Да, и еще одно, самое важное. Безукоризненными должны быть их с Морганом отношения. Ничего лишнего. Ничего личного. Вежливая улыбка, кивок, разговор по делу, совместная работа. И не важно, что он еще молод, умен и хорош собой как дьявол, а она одинока уже не первый год.
        Дженна поморщилась от этой мысли, как будто она вызывала головную боль, и инстинктивно потерла висок. Головная ли боль, сердечная ли… Какая разница. Все просто и предельно ясно. Границы обозначены. Роли названы. Осталось с честью исполнять свой долг… То есть делать работу. То есть быть очень хорошей секретаршей, у которой с боссом сугубо деловые отношения.
        Она, кстати, даже секретаршей-то не была. Должность ее гордо именовалась «первый ассистент руководителя проектного отдела». Шекспир уже давным-давно заметил, что
«роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». И секретарские обязанности остаются секретарскими обязанностями, хотя, конечно, «ассистент руководителя» звучит более благородно.
        Но ведь даже самая лучшая, самая преданная, ответственная, аккуратная помощница, живущая под девизом «Совершенства нет, но оно должно быть!», все равно остается женщиной, со всеми присущими женщинам милыми слабостями вроде сентиментальности и влюбчивости…
        Но ничего. Сила воли - ключ к успеху в любом деле, часто говорил ей отец, отставной военный, строгий, но справедливый и честный человек. И Дженна, втайне мечтавшая пойти по его стопам и сделать военную карьеру, но слишком нежная и мягкая для этого, всегда помнила этот завет. А значит, совершенно не важно, что Морган Фримен - молодой, обаятельный, очень умный мужчина, а она - женщина, которая рядом с ним проводит большую часть своего времени… Нет, стоп, кажется, мысли побежали по кругу. А этот маршрут ей не нравится. Дженна качнула головой.
        - Может, чаю или кофе? - предложила она Джимми, чтобы отвлечься.
        - Конечно, кофе. Очень крепкий. Ты прелесть.

«Да, я прелесть», - как-то уныло подумала Дженна. Бывают в жизни случаи, когда это ничего не меняет.
        Дженна механически встала и включила кофеварку. Кофеварка была ее гордостью, она долго изучала каталоги и разбиралась в тонкостях и различиях оборудования для варки кофе, прежде чем выбрать это чудо инженерной мысли, которое из-за особой технологии подачи горячей воды позволяло получить кофе, по вкусу мало отличимый от сваренного вручную, в джезве. Еще одна маленькая «безупречность»…
        Она любила запах кофе, но не любила его вкус и как-то поймала себя на том, что с большим уважением относится к людям, которые предпочитают чай, чем к кофеманам.
        Вот Морган обожает чай.
        Что ж, это только лишний раз подчеркивает его благородную жилку. И то, что он ведет здоровый образ жизни. В нем вообще очень силен здравый смысл. И хватит об этом.
        Конечно, чтобы подчеркнуть, что Джимми тут «в гостях», стоило подать кофе в
«гостевой» фарфоровой чашке, но Дженне не хотелось оказывать ему подобную честь. Впрочем, на бумажный стаканчик он тоже не обиделся. Дженна взялась за телефон - Джимми или не Джимми, а к приходу Моргана все должно быть сделано. Джимми поскучал немного, а потом принялся изучать какие-то бумаги в солидной черной папке. Дженна заметила, что между страницами в папку вложен глянцевый журнал, но дальнейшие изыскания по этому вопросу проводить не стала. Она четко знала грань между ее делом и не ее делом и очень гордилась этим.
        По каким-то непонятным причинам Дженна всегда чувствовала приход Моргана - минуты за три, то есть примерно с того момента, когда он входил в холл и садился в лифт. Она заметила это явление не сразу, где-то на втором месяце работы. Строго перед тем, как Морган появлялся на этаже, она испытывала беспричинное волнение, чувствовала покалывание в кончиках пальцев, и тоненькие золотистые волоски на предплечьях приподнимались, будто наэлектризованные. Дженна об этой странности никому не говорила, благоразумно полагая, что ей не поверят, а если поверят - посоветуют навестить врача. Или того хуже - медиума.
        Вот и теперь ей захотелось дышать чаще и глотнуть холодной воды. Она хотела было намекнуть Джимми, чтобы он закрыл свой журнальчик и настроился на рабочую волну, но одумалась. Блеснуть перед ним нечеловеческой интуицией - большой соблазн, но Джимми Харт не терпит ничьего блеска, кроме своего собственного, и, скорее всего, сначала посмеется над ней, а потом, когда поймет, что она не ошиблась, станет кидать косые взгляды… Косых взглядов Дженна не любила, если не сказать - боялась до легкой дурноты, как некоторые боятся глубокой воды или высоты.
        Когда-то давным-давно, когда она только пошла в начальную школу и обнаружила там два десятка отличных товарищей для игр и шалостей - до этого Дженна мало общалась с другими детьми, находясь все время под присмотром матери, женщины очень мягкосердечной и фанатично любящей свое чадо, - все решили, что дочь полковника Маккалистера растет отчаянным сорванцом. Дженна была похожа на львенка, которого долго держали в клетке, а потом выпустили на волю - и при этом львенка очень смелого, которому потребовалось совсем чуть-чуть времени, чтобы привыкнуть к новой жизни и взять от нее все. Она открыла для себя, что деревья - страшно удобное приспособление для лазанья, что сделать рогатку из подходящей веточки и старой резинки (совсем как у Тома Сойера) - проще простого, а удовольствия от этой нехитрой штуки - море и даже больше, что рисовать можно не только на скучных, специально для этого предназначенных листах из альбома… и много чего еще. Учительница, мисс Хэмптон, молодая полноватая женщина с пшеничными кудрями, часто и подолгу беседовала с матерью Дженны, пока ей не пришла в голову светлая мысль -
пригласить на беседу полковника Маккалистера. Шаг был рисковый, но дело того стоило. Уже на следующий день Дженна все занятия просидела с прямой, как свечка, спиной, старательно отводя глаза от бывших «боевых товарищей». Правда, она при этом еще и молчала, будто воды в рот набрала, и мисс Хэмптон пришлось с большим трудом пробиваться сквозь стену этого молчания. Потом Дженна понемногу пришла в себя, только говорила все равно тише, чем прежде, и только если была на сто процентов уверена в правильности ответа.
        Полковник Маккалистер дочку любил беззаветно и, естественно, пальцем бы ее не тронул и голоса на нее не повысил. Но не зря он в своей части слыл прекрасным оратором. Ему хватило нескольких минут задушевного разговора, чтобы донести до сознания Дженны: самое страшное, что она может сделать, - это опозорить себя и свою семью. Показать кому-то, что «плохая девочка». Заставить родителей краснеть за себя.
        И Дженна раз и навсегда решила, что будет делать все только на «отлично». Чтобы никогда не пришлось краснеть - ни ей, ни ее любимым маме с папой.
        - Доброе утро, Дженна!
        Приветствие Моргана застало ее врасплох: она, пытаясь подавить приступ волнения, слишком глубоко погрузилась в свои мысли.
        - Здравствуйте, мистер Фримен, - кивнула она и не сразу оторвала взгляд от монитора, в который смотрела: это всегда спасало ее, когда она боялась покраснеть. Сначала - привыкнуть к мысли, что он здесь. И только потом встретиться с ним взглядом.
        - А я ехал на работу и думал - может быть, сегодня именно тот великий день, когда ты наконец прекратишь называть меня «мистер» и обратишься ко мне по имени!
        В серо-стальных глазах сверкнули огоньки. Сегодня он в хорошем расположении духа. Славно. С ним будет приятно иметь дело. И в то же время - сложнее, чем обычно, потому что обаяние его в такие дни троекратно усиливается.
        Впрочем, еще не все потеряно - может, Джимми немного «заземлит» его…
        Красивые у Моргана все-таки глаза - светлые, глубокого оттенка, в обрамлении густых темных ресниц. Он слишком сильно похож на романтического героя и слишком мало - на строгого босса: темные жесткие волосы, упрямая линия подбородка, нос с благородной горбинкой. Дженна поймала себя на том, что задержала на нем взгляд секунды на две дольше, чем это прилично. Вот у него уже дрогнула левая бровь - сейчас он приподнимет ее вопросительно: мол, в чем дело?
        - Я перезвонила мистеру Ларсену, он согласен перенести совместный ланч на двенадцать тридцать. Миссис Лиман сможет прибыть сюда к четырнадцати пятнадцати, так что вы как раз все успеете, - выпалила она.
        - Отлично, Дженна, спасибо тебе. - Морган уже здоровался за руку с Джимми. - Как дела?
        - Спасибо, хорошо, Морган. Найдется несколько минут? Надо кое-что обсудить.
        - Разумеется. Проходи. Дженна…
        - Чай почти готов, мистер Фримен, Сейчас я принесу.
        - И еще кофе для меня, золотко.
        - Хорошо.
        Дженна опустила глаза - все-таки покраснела. Она терпеть не могла, когда кто-то при Моргане называет ее золотком, прелестью или милой. Вот он сам никогда не опускался до фамильярности, почему бы и остальным коллегам не взять с него пример?
        Дженна фыркнула - благо ее никто не слышал - и принялась расставлять на подносе чашку, чайник и сахарницу. Включила кофеварку. Подумала и добавила еще одну чашку для Джимми.
        Все по высшему классу. Безупречность превыше всего.

        Морган с удовольствием наблюдал за тем, как Дженна бесшумно вошла в кабинет - ни дать ни взять большая кошка, может быть, даже львица… Аккуратно опустила поднос на специальный столик, поставила перед ним чайник, чашку с блюдцем, сахарницу, еще одну чашку - перед Джимми. И с чего этот мартовский котяра так жадно ловит все ее движения? Нет, не все движения, взгляд его словно магнитом притягивает в основном разрез юбки Дженны - вполне приличный разрез, между прочим; она никогда не одевается вызывающе. И все-таки есть что-то магическое в этих разрезах на женской одежде: даже самые невысокие, они словно приоткрывают какую-то красивую тайну…
        Так, стоп, о чем это он? Сам ничуть не лучше Джимми. Вот что значит весна - хмель бьет в голову даже самым трезвым из трезвенников. А Дженна просто умничка. Морган искренне верил, что ему невозможно повезло с помощницей. Мало того что она быстро соображает, распространяет вокруг себя порядок и гармонию, почти никогда не делает ошибок и уж точно никогда ничего не забывает - она еще и прелесть как хороша, прямо-таки глаз радуется: длинные светлые волосы, причем светлые от природы, и одни прядки выгорают быстрее других, отчего вся копна волос переливается солнечным цветом; большие глаза с кошачьим разрезом; и даже очки со светло-зелеными линзами, похоже, «обманки» - видит она и без них неплохо. А это очень неглупый ход для девушки - носить для солидности очки, особенно если ноги такие длиннющие и грудью можно любоваться и любоваться…
        И, что самое главное, Дженна удивительно порядочна. Морган бы даже сказал
«строга».
        Поначалу его немного смущали манеры синего чулка у такой очаровательной барышни, и он ждал подвоха, но подвох все не проявлялся и не проявлялся, и мало-помалу Морган привык думать о ней как о девушке строгих правил, которая умеет со всеми держать дистанцию - и при этом никого не оскорбляет надменностью. И здорово, что она такая. Юная красавица-ассистентка - слишком большое искушение для мужчины, особенно если мужчина этот и сам молод и полон энергии, а здание его брака давно уже рассыпается по кирпичикам. Но спать с секретаршей - это пошло, и не менее пошло, когда твоя секретарша спит с кем-то другим из компании, и все об этом знают… Так что Дженна, определенно, на конкурсе помощников руководителей заняла бы первое место с большим отрывом, набрав максимально возможное количество баллов - ибо кем надо быть, чтобы суметь придраться к мисс Безупречность?
        - Мо-орган, - осторожно позвал Джимми.
        - Да?
        - Ты меня слушаешь? - уточнил он.
        - Ну разумеется, - вполне искренне удивился Морган.
        Врать, конечно, нехорошо, но он был уверен, что Джимми не успел сказать ничего такого, чего он, Морган, не сумел бы предугадать.
        - Что-нибудь еще, мистер Фримен? - осведомилась Дженна.
        - Нет, спасибо, можешь идти.
        Дженна кивнула и мягко прикрыла за собой дверь.
        - Хорошо, продолжим, - с сомнением согласился Джимми. - Так, на чем я остановился… - Он выдержал паузу.
        Морган на провокацию не поддался. Чай пахнул изумительно.
        - А, на финансовом прогнозе касательно «Пауэр бласт». Рекламную кампанию мы уже запустили, по предварительным подсчетам за первый квартал продаж прибыль от этого продукта составит девятьсот шестьдесят тысяч долларов минус налоги, но нужно также учесть…
        Морган сосредоточенно рассматривал кончик своей шариковой ручки и удивлялся тому, как люди с интересом, энтузиазмом и даже восторгом набрасываться на то, о чем можно говорить так скучно и сухо, - на компьютерные игры. И все-таки даже любовь можно расписать как формулу гормонального отклонения. Возможности человеческого мозга, как ни крути, безграничны.
        Морган компьютерные игры любил безгранично, пожалуй, как писатель любит литературу. Долгое время они для него были средой обитания. Он начинал еще с примитивных текстовых игрушек, а потом, по мере того как прогресс шел вперед, его страсть только разгоралась и разгоралась и, быть может, вовсе сожгла бы его, если бы не такой недостаток, как тщеславие. Да-да, именно тщеславие стало тем шестом, который протянула Моргану, утопающему в трясине эскапизма, одна подружка. Подружку звали Милли, ей тогда было чуть больше двадцати, ему - двадцать шесть или двадцать семь. Морган уже несколько лет работал программистом в «Пауэр интертейнмент», имел репутацию скромного и гениального и с гордостью говорил, что у него с компьютером симбиоз, неразрывная взаимовыгодная связь. Милли была в чем-то девочкой-дурочкой, а в чем-то - мудрой женщиной, и однажды, отчаявшись оторвать бой-френда от компьютера ради субботнего секса, бросила ему фразочку:
        - Неужели все твои мечты, Морган, сводятся к тому, чтобы написать красивую игрушку, играть в нее неотрывно несколько лет, достичь сорокового уровня и сдохнуть от осознания своего виртуального величия и полной безысходности у пыльного экрана? Ты можешь стать паладином, полководцем, главой планетарной империи - но все равно не можешь быть нормальным мужиком, который умеет делать карьеру и зарабатывать деньги…
        Милли была не особенно изобретательна, но у нее на сердце многое наболело, к тому же очень хотелось иметь состоятельного парня, который смог бы свозить ее на самый дорогой пляж в Майами-бич и обеспечить первоклассный отдых, и она чувствовала в Моргане потенциал не только к разграблению виртуальных сокровищниц и покорению вражеских бастионов, и ей было очень обидно, что потенциал к зарабатыванию денег у него есть, а состоятельного любовника у нее - нет. Манипуляция была проста, но идею эту течение мысли постепенно перенесло с периферии сознания Моргана в самый его корень, где она застряла занозой и стала гноиться.
        Болезненный процесс закончился кризисом личности, легкой депрессией, перешедшей в легкий психоз, и творческим прорывом, который и сыграл ключевую роль в развитии карьеры Моргана Фримена. Его потрясающую работоспособность (еще бы, его нервная система была в таком состоянии, что он почти перестал спать по ночам) и нестандартность решений (еще бы, ведь он почти перестал спать по ночам!) натолкнули босса на мысль сделать его главным в звене, занимавшемся разработкой принципиально новой стратегической игры. В результате игра имела звездный успех, а Морган быстро пошел по карьерной лестнице вверх, с легкостью переступая с одной ступеньки на другую.
        В итоге к тридцати семи он уже был начальником проектного отдела, занимавшегося самыми передовыми разработками игровой индустрии, имел отличную репутацию, тонкое чутье на прибыльные идеи и хороший штат сотрудников, каждый из которых был своего рода жемчужиной. Но Дженна, конечно, превзошла всех в своем перфекционизме.
        Морган взглянул на свое отражение в оконном стекле и улыбнулся уголком рта. Подумать только, а когда-то он и помыслить не мог о том, чтобы носить строгий костюм и галстук. Хорошо еще, что апрель выдался в этом году нежаркий.

2

        - Дженна, зайди, пожалуйста, на минутку, - попросил коммутатор.
        - Да, мистер Фримен, - отозвалась Дженна.
        Стоит подумать о замене коммутатора: слишком уж этот расхрипелся. Интересно, правда, что приятный голос Моргана даже этот не делает резким. Она бросила взгляд на часы - в это время он обычно пьет самый крепкий чай.
        - Принести что-нибудь? Может быть, чаю?
        - Нет, спасибо, возможно, позже.
        Она встала и оправила юбку. Не удержалась и взглянула в зеркальце: не стерлась ли помада?
        Нет, хорошая, стойкая, полдня уже прошло, а она держится. Дженна подхватила со стола пухлый ежедневник, в котором делала рабочие пометки, и впорхнула в кабинет.
        Морган выглядел уже совсем не таким жизнерадостным, как утром. Донна Лиман умеет выжать из человека все соки. И все же она в своем деле - маркетинговых исследованиях компьютерного рынка - акула, звезда и прима, и потому даже при наличии в штате толковых маркетологов Морган все равно консультируется у нее. И Донна, у которой свое агентство и приличный офис, никогда не отказывается от личной встречи с ним, и зачастую эти встречи происходят на территории Моргана. Непонятно почему, но именно к этой сухощавой, угловатой женщине с неприятно-пронзительным взглядом Дженна испытывала чувство, больше всего похожее на ревность. Объяснения этому феномену она до сих пор не нашла.
        - Дженна, у меня есть к тебе личная просьба, как ты на это посмотришь? - как-то устало спросил Морган.
        - Постараюсь выполнить, - сдержанно улыбнулась Дженна. Он нечасто обращался к ней с просьбами неделового характера, и потому она даже немножко удивилась.
        - Хорошо. Дело в том, что у моей жены скоро день рождения, а подарка я не приготовил. Поможешь?
        - Конечно. - Дженна порадовалась, что помада стойкая: губы у нее онемели и, вероятнее всего, посинели. Макияж - незаменимая маска в работе с людьми.
        - Буду благодарен.
        - Что это будет? Есть особые пожелания?
        - Пускай будет украшение. - Морган устало пожал плечами.
        - Кольцо, браслет, серьги, гарнитур? - Дженна чувствовала себя роботом. И замечательно - это лучшее, что она могла сейчас чувствовать. «Рабочая программа» уже вычисляла, записаны ли где-нибудь размеры пальцев и запястий миссис Фримен.
        - Можно гарнитур, - Морган наморщил лоб, - лучше - с изумрудами, кажется, это ее любимый камень. В остальном я полагаюсь на твой вкус.
        - Спасибо за доверие.
        - Ты его заслуживаешь. Вот, возьми мою банковскую карту, она для подобных расходов. - Морган ободряюще улыбнулся. - Это все. Нет, впрочем, принеси еще чаю, а потом можешь ехать.
        - Хорошо, мистер Фримен. Я сейчас.
        Дженне пришлось совершить над собой некоторое усилие - совсем почти незаметное, вот что значат годы тренировок, - чтобы закрыть дверь так же тихо и осторожно, как всегда. Чай она заваривала машинально. Внутри нее будто сжалась какая-то пружина - странно, с чего бы это? Она не хотела думать о том, что будет, если пружина распрямится.
        Морган уже погрузился в дела и на ее появление в кабинете отреагировал только легким кивком. Дженна подавила вздох. Просто тень. Полупрозрачная тень приятных очертаний. Полезная к тому же для рабочего процесса. Ничего больше. Она для него - ничего больше, и ключевое слово «ничего».
        Боже, что это? Неужели жалость к себе?!
        Дженна плотнее сжала губы. Упрямства ей тоже не занимать. И пусть Морган, во-первых, от природы деликатный, а во-вторых, не любящий ни от кого зависеть, впервые попросил ее о подобной услуге - она сделает все, что нужно, и так, как нужно.
        Дженна не очень хорошо помнила в лицо миссис Фримен: они сталкивались всего несколько раз, и мудрая память милосердно вытеснила ее черты. Ей запомнилось только впечатление - как от чего-то красивого, ослепительно блестящего, звонкого, благоухающего и при этом очень нервного. Движения Хелены Фримен были стремительны, говорила она тоже быстро, причем в несколько резковатой тональности, и Дженну вполне устраивало, что их встречи неизменно длились всего нескольких секунд, которые необходимы, чтобы пройти через приемную в кабинет Моргана.
        Никакими формами мазохизма Дженна не страдала, потому никогда не интересовалась подробностями жизни Хелены и фотографий ее в рабочем компьютере не хранила. Хелена всегда была для нее существом предельно далеким и в то же время существом высокого порядка - она же недаром стала женой Моргана. На ординарной женщине он жениться не мог, Дженна просто в это не верила.
        Но она подошла к порученному делу ответственно, как и всегда. Пришлось покопаться в электронных страничках светской хроники, чтобы раздобыть несколько портретов Хелены. Это не заняло много времени: Хелена увлекалась благотворительностью, и о ней достаточно писали в местных газетах, в том числе и электронных. Дженна подавила мерзенькое желание поискать, самые неудачные фотографии, раз уж обстоятельства сложились так, как сложились…
        - Это недостойно, - пробормотала она и, будто в наказание самой себе, скачала
«парадно-выходной» портрет, который вполне тянул на обложку глянцевого журнала: полупрофиль, вечерняя прическа, на шее - бриллиантовое колье, ухоженная женщина с очень тонкими чертами лица улыбается кому-то не видимому в кадре. Может быть, Моргану…
        Какая разница? Это не ее, Дженны, дело. Эта женщина может улыбаться Моргану сколько захочет - по утрам, вечерам и даже по ночам. Она живет с ним в одном доме. Она носит его фамилию. У них, наверное, скоро будут дети. И Морган ее любит, значит, есть за что.
        Впрочем, любит или нет - это доподлинно неизвестно. Он сам никогда не обсуждал с ней вопросы своей личной жизни, а все попытки третьих лиц обсудить с ней дела Моргана Дженна строго пресекала. Сплетников и сплетниц она считала по большей части бездельниками. Она догадывалась, что, несмотря на все ее старания, время от времени возникают слухи и о ней - а как же без этого? Молоденькая ассистентка при молодом еще боссе… Но Дженна прекрасно понимала, что всем и каждому рот не заткнешь - это не в ее компетенции, и потому жила по принципу: «Делай что должен, и будь что будет».
        Она распечатала фото Хелены в цвете, аккуратно его сложила, со вздохом спрятала в сумку и набрала номер штатного шофера. Зачем ехать в ювелирный салон на своем потрепанном «форде», когда можно покататься в роскошном новеньком «бьюике» с водителем?
        Она ведь тоже человек. Со своими маленькими слабостями.

        В южном Майами было всего-то семь крупных ювелирных салонов. И Дженна честно наведалась в каждый. Кому какое дело до того, что ей по каким-то причинам неприятно рыскать в поисках подарка для Хелены Фримен? Это ее личные, как говорится, проблемы, а поручение есть поручение, и его нужно выполнять.
        Дженне приходилось все настойчивее это себе повторять и все плотнее сжимать зубы. Близилась половина пятого, она встала сегодня без пятнадцати семь, и с этих самых без пятнадцати семь крутилась как бешеная белка в колесе, а тут еще на нее свалился этот шоп-тур… Нет, поход по магазинам - дело приятное, но, если долго и трудно ищешь что-нибудь эдакое не для себя и не для кого-то из близких, становится досадно. Дженне никак не удавалось убедить себя, что она делает свою работу и ей это нравится. Нет, вообще, конечно, нравится, но вот в данном конкретном случае - нисколечко.
        Новые туфли на высоком, как назло, каблуке, казалось, стали на размер меньше - да-да, такое тоже случается. Глаза болели - от искусственного света и сияния драгоценностей. У Дженны даже притупилось чувство красоты - так бывает, например, с обонянием в парфюмерном магазине: пятый-шестой запахи уже почти не чувствуешь. Но отступать она была не намерена и потому предоставила все своей железной логике, как автопилоту: изумруды должны быть светлыми, потому что у Хелены светлые глаза, и не нужно, чтобы камни были намного ярче глаз, а то получится бледненько. Скорее всего, это будут серьги и колье, потому что уши и шея у нее точно красивые, а вот как обстоит дело с пальцами, Дженна не знала. Судя по тем драгоценностям, которые на ней на фото, Хелена предпочитает некрупные вещи. Хорошо…
        Таким образом, круг поиска сужался и сужался. В итоге, осмотрев все во всех салонах и сделав соответствующие пометки в своем незаменимом ежедневнике - а вдруг что-то забудется? - Дженна еще раз перебрала в памяти все достойные экземпляры и попросила Боба вернуться в салон «Жемчужная орхидея» под кодовым номером два.
        Сегодня вечером - или завтра, или послезавтра, это уже детали - Хелена Морган наденет восхитительное колье, стилизованное под греческий орнамент, из белого золота с мелкими изумрудами, и такие же серьги. Она будет ослепительна. Великолепна. Она будет блистать как всегда на вечеринке в честь своего дня рождения. И Морган будет ею любоваться и говорить комплименты хрипловатым от волнения голосом.
        Дженна закусила губу.
        Он даже не вспомнит, кто выбрал для них этот роскошный подарок. И не должен помнить.
        Это, черт возьми, ее работа. Собачья работа, а что делать…
        - Мисс, вам нехорошо? - перепугалась продавщица, совсем молоденькая девушка с нежным лицом.
        Милая, она, наверное, еще не видела покупателей с такой расшатанной нервной системой. Какой стыд - плакать в магазине, да еще в таком… Дженна усилием воли взяла себя в руки и сдавленно проговорила:
        - Нет, все о'кей, но стакан воды не помешает. Такая духота…
        Продавщица кивнула другой девушке, и та скрылась - вероятно, помчалась на поиски воды для страждущей покупательницы.
        - Я беру вот это, - с плохо скрываемой горечью сказала Дженна.
        - Вам очень пойдет! - обрадовалась девушка. - Очень изысканные вещи, и камни идеально подчеркивают ваш цвет глаз… Может быть, примерите?
        - Нет, - сухо ответила Дженна. Подоспела вторая продавщицы со стаканом холодной воды. Дженна сделала глоток из вежливости. - Я не для себя. Оформите, пожалуйста, покупку. И футляр - мне нужен самый роскошный.
        - Да-да, будьте любезны, подождите немного… - Девушка заметно обрадовалась.
        Она получит неплохой процент с этой суммы. И хорошо. Хоть кому-то должно быть хорошо от этого гарнитура. Нет, что за глупости… Хелена будет счастлива. Моргану не пришлось тратить свое время на поиски, он тоже доволен. Неблагодарным его никак не назовешь. Даже Боб оказался в выигрыше: ему не пришлось скучать на стоянке.
        И только Дженне почему-то плохо, плохо, плохо…
        Зависть - дурное чувство, учила ее мать.
        Очень дурное. Но ей на самом деле плевать на красоту этого колье и его стоимость. Ей не плевать на Моргана Фримена. И черт с ним, с золотом, с платиной, с камнями, которые есть у Хелены Фримен и которых нет у Дженны Маккалистер. У Хелены есть Морган, и это главное между ними различие. Хелена оказалась достойной его, а Дженна - нет. И самое большее, на что она может рассчитывать, это быть рядом с ним в течение всего рабочего дня, а это не так уж и мало, если вдуматься. Она умеет заваривать ему самый душистый чай, именно так, как он любит, а Хелена наверняка уже много лет ничего подобного не делает - у нее для этого есть повар и домработница… Она ему и в самом деле помогает - всем, что в ее силах. Даже если это совсем больно и унизительно, как сейчас. Но он же ни в чем не виноват, он ничего не знает о том, что творится у нее в душе. И не узнает. Точка.
        Дженна потерявшими чувствительность пальцами сжала футляр с драгоценностями, который ей с улыбкой и какими-то любезностями протянула продавщица - не хватало только его уронить, это было бы уже даже не смешно, - и вышла из магазина.
        - Боб, поехали обратно… - Дженна рухнула на заднее сиденье, как будто у нее в сумочке лежал не футляр с украшениями, а несколько среднего размера свинцовых пластин.
        В пять тридцать должны звонить из «Эм-ди-эм софт» насчет переноса переговоров. Нужно обязательно успеть.
        О том, что сегодня как-то обошлась без ланча (закрутилась, было недосуг, забыла), Дженна вспомнила, когда стала собираться домой - у нее сильно закружилась голова, и как под дых ударил жесткий приступ тошноты.
        В такие моменты - увы, они были не очень редки - Дженну начинала мучить совесть. Чего она только с собой ни делала, как ни измывалась над своим телом - а оно служило ей верой и правдой, лишь иногда напоминая о своих потребностях и недовольстве такими вот штучками.
        Придется обойтись без жареной картошки на ужин. Дженна никогда не ощущала необходимости контролировать вес, о диетах знала только то, что они есть и, похоже, разные, а вот картошку фри очень любила… Но это было бы уже издевательством над организмом. Чувство справедливости у нее было еще живо, поэтому она пообещала себе много молока и что-нибудь нежное, вроде отварной телятины…
        Желудок против ожиданий на эту мысль отреагировал не благостью, а острым приступом боли.
        - Ладно, овсянки… - простонала Дженна. Хорошо бы еще дойти до машины…
        - Дженна, с тобой все нормально? - В дверях кабинета стоял Морган.
        Дженна знала, что у него в портфеле лежит футляр с драгоценностями для Хелены. Он сказал ей: «Большое-пребольшое спасибо, Дженна», - но даже не посмотрел, что она выбрала. Эта невнимательность ее подкосила. Конечно, она знала, что выполнила задание безупречно, но можно было бы как-нибудь по-человечески…
        - Да, конечно, мистер Фримен, - как могла, бодро отрапортовала Дженна.
        - Ты бледная, - констатировал Морган.
        - Да? - почти натурально удивилась она. - Может быть, освещение такое…
        - Дженна, что за глупости, на тебе же лица нет!
        - Немного дурно, и все. Ничего серьезного. Сейчас пройдет.
        - Может быть, вызвать врача?
        - Нет, не стоит, - усмехнулась Дженна. - Я поеду домой.
        - Не пущу. - Морган выглядел всерьез обеспокоенным. Сгладил улыбкой резкость последней фразы: - Я понимаю, что это не мое дело, но волнуюсь за тебя. Ты же у меня самый ценный работник.
        Дженна не знала, смеяться ей или плакать от такого признания. Ладно, плакать в любом случае нельзя. Она улыбнулась уголками рта:
        - Со мной, правда, все в порядке, мистер Фримен. И будет, только лучше.
        - Может, тебе взять выходной? Отдохнешь, отоспишься…
        - Вы же только что сказали, что я незаменима! - Дженна продолжила собирать в папку бумаги, которые нужно будет просмотреть и перепроверить к завтрашнему дню: протокол предыдущего заседания глав секторов и черновик нового проекта.
        Боль отпустила, осталось легкое головокружение. Ничего такого, с чем она не могла бы справиться. Недаром она… «самый ценный работник» в отделе.
        Дженна скрипнула зубами. Скорее бы он ушел.
        Но он не уходил - задержался на пороге, будто что-то взвешивая.
        - Знаешь, - сказал он в конце концов, - пожалуй, я и сам отлично доеду, а Боб пускай отвезет тебя. И не смотри на меня так, я, конечно, делаю это из человеколюбия, но и корыстные цели у меня тоже имеются: подозреваю, что если ты исчезнешь даже на неделю, тут воцарится сущий бедлам.
        - Спасибо за откровенность, мистер Фримен. Всегда уважала честных людей, - усмехнулась Дженна.
        Морган улыбнулся и развел руками: мол, что уж тут поделаешь, такие мы, люди, существа.
        - И вообще спасибо, - добавила она. Все-таки он большой умница. Ее собственный инстинкт самосохранения робко подсказывал, что за руль в таком состоянии лучше не садиться. - Я воспользуюсь вашим предложением.
        - Хорошо. Тогда оставляю Боба в твоем распоряжении. Я сам его предупрежу. Пока, Дженна. Надеюсь, что до завтра. - Он ободряюще подмигнул ей и вышел.
        Дженна иногда чувствовала себя неуютно, когда вечерами оставалась здесь одна: пустая приемная, за спиной - пустой кабинет, высокие потолки, белый свет ламп. Немного напоминает больницу. Дома, конечно, ее никто не ждет, но там одиночество ощущается не так ярко - его можно заглушить звуками телевизора, музыкой из центра, даже шумом бегущей из крана воды. А здесь… Здесь слишком много тишины и пустоты.
        Дженна поскорее закончила сборы, проверила кабинет Моргана, разложила бумаги на его столе в аккуратные стопочки, выключила компьютер и позвонила на пост охраны. На завтра все готово, включая посуду для чая. Значит, будет новый день. Такой же, как сегодняшний.
        Дни стали похожи один на другой. Уже давно. Чуть лучше, чуть хуже, где-то повезет, и все сложится гладко, где-то придется как следует подсуетиться ради этой гладкости… Но в целом они напоминали длинную-предлинную нитку бус, где каждая бусина чуточку отличается от другой, но, когда смотришь на нить целиком, этого не видно.
        Дженна не знала, как долго ей еще обтачивать и нанизывать эти бусы на нить своей жизни. В целом они ей нравились. Но сейчас, вот именно сейчас… Что-то происходило, что-то важное, а она не понимала что и только чувствовала, как меняется ощущение нити в руках.
        Пора заканчивать с этим рабским трудом. Дженна испугалась. Подобная мысль впервые пришла ей в голову. А может, она зрела в ней давно, росла, впитывала соки из суматошных дней и пустых вечеров, из выходных, когда нечем себя занять и хочется только поскорее вернуться к работе, чтобы заняться делом, и минут, когда от напряжения и усталости перед глазами плыли мелкие черные мушки.
        Дженна инстинктивно вцепилась руками в сиденье. Боб вез ее на ее машине - естественно, на «бьюике» поехал сам Морган. Потертая обивка неприятно щекотала пальцы. Дженна привыкла к своей «старушке», родители подарили ей «форд», когда она окончила первый курс колледжа, но вот перед Бобом ей было немножко стыдно. Он-то привык к совсем другим автомобилям…
        А почему, собственно, она вкалывает, не щадя себя, с утра до вечера, а то и до ночи - сверхурочную работу и затянувшиеся вечерние заседания еще никто не отменял, а ездит до сих пор на этой симпатичной колымаге? У нее, между прочим, степень бакалавра искусств и диплом дизайнера, и многие ее однокурсники уже давно нашли себя в профессии, а она рискует остаться «вечной секретаршей», и хорошо бы еще при Моргане, но не факт, что она ему не надоест… А пока она будет при Моргане, в ее жизни больше ни для кого и ни для чего не найдется места, потому что Морган - уникальный, самый лучший, просто гений, и она как его помощница просто обязана сделать все, чтобы его гениальность продолжала приносить компании плоды, и крохи от этих плодов перепадали бы и ей, и она и дальше ездила бы на своем «форде», пока не потеряла бы где-нибудь колеса…
        Дженна сглотнула. Ее снова затошнило, но на этот раз - от отвращения к собственной слабости. От осознания своей никчемности. Можно сколько угодно пудрить себе мозги и убеждать себя в собственной незаменимости, но на самом деле… на самом деле она просто нашла игру, в которую удобно играть, чтобы не жить по-настоящему. На самом деле она добилась в жизни гораздо меньше, чем могла бы.
        Дженна уронила голову на грудь.
        Вот так денек. У Дженны было такое чувство, будто внутри нее рушится крепость из мокрого песка - совершенная, прекрасная крепость, которую она долго и любовно строила и у которой есть всего один недостаток - она песочная. Ненастоящая. Игрушечная.
        И из-за чего это все? Неужели из-за изумрудов Хелены Фримен? Странно… да и не важно. Цепная реакция запустилась и все еще идёт. И, конечно, можно спрятать голову в песок - тот самый, что остался от крепости, было бы очень удобно, - и сказать себе, что это все глупости, следствие накопившейся усталости и вообще пройдет, стоит только поужинать по-человечески и выспаться…
        Но как-то стыдно. Потому что это было бы неправдой. Нечестно. А нечестность Дженна презирала. Ее отец говорил: «Солги врагу - и будешь прав, солги другу - и опозоришь себя, но жить дальше сможешь. Только себе, пожалуйста, никогда не лги, Дженна». И она очень хорошо запомнила этот урок.
        - Дженна, дальше-то куда?
        Вопрос Боба донесся до нее издалека, будто их разделяла стена плотного-плотного тумана. Отвечать не хотелось. Она молчала.
        - Эй, Дженна, с тобой все нормально?
        - Нет. Да. Поезжай прямо, третий поворот налево, двухэтажный голубой дом, подъезд с левой стороны.
        - Эх, держись, скоро приедем… Совсем поплохело, да?
        Милый Боб, он до сих пор верит, что по-настоящему плохо может быть только телу.
        А что у нее в душе - никто не знает.
        А что у нее в душе - никому не интересно.
        Все смотрят только поверху и этим удовлетворяются. И она долгое время смотрела на себя только в зеркале. А теперь случайно заглянула внутрь - и пропала. Потому что себя не обманешь. И самая благополучная жизнь может оказаться только красивой картинкой, прилепленной к песочному замку.
        Настало время что-то менять.

3

        Дженна закуталась в плед и устроилась с ногами на диване в своей крохотной гостиной - испытанный способ побыть наедине с собой и навести порядок в расшалившихся мыслях. На сей раз, впрочем, она не собиралась себя успокаивать и заталкивать в дальние углы сознания «неудобные» мысли. Раз они пришли, и именно сейчас, и подняли в душе такую бурю, значит, пришла пора додумать их до конца.
        Однако обстоятельства имеют обыкновение идти вразрез с нашими желаниями.
        В дверь позвонили.
        Дженна сделала вид, что ее нет дома. Ну кому она могла понадобиться? И почему именно сейчас? Или это судьбе неугодно, чтобы она выбралась из волчьей ямы, которую долгое время считала комфортабельной квартиркой?
        Позвонили еще раз. Дженна даже не успела вновь сосредоточиться на своих переживаниях.
        - Вот так всегда! - в сердцах бросила Дженна и поплелась открывать. - Кто там? - спросила она у слепой (то есть без глазка) двери.
        - Санта-Клаус, - ворчливо сообщил из-за тонкой перегородки голос Кэт.
        Кэт, естественно, пришла не одна, а с Мелиссой. Дженна как-то спросила себя: а видела ли она своих подруг поодиночке - и не смогла вспомнить. Похоже, они в некотором роде все же сиамские близнецы, хотя наука это и отрицает. Впрочем, что ей, науке, на самом деле ведомо…
        Хотя у нее были свои основания для отрицания этого очевидного для Дженны факта. Например, что сиамские близнецы «в терминологическом значении этих слов» не могут иметь настолько разный генофонд. Кэт была выше Мелиссы почти на полголовы, имела глаза разного цвета - один голубой, другой зеленый - и коротко стригла непослушные жесткие волосы. Мелисса, напротив, была очень мягкой - во всем, включая черты лица, округлости фигуры, структуру волос и характер.
        Тем не менее эти двое были неразлучны и вместе составляли такую гармоничную систему, что, казалось, в нее ничто не способно проникнуть извне. Дженна уже лет пятнадцать не уставала удивляться тому, что ей удалось подружиться с Кэт и Мелиссой - и ни одна из них не убила ее из ревности к другой, даже на пике подросткового кризиса. Еще одной странностью для Дженны было то, что обе подружки умудрялись крутить романы - и ни один из кавалеров также не пал жертвой ревности. Хотя, надо признать, ни один и не задержался надолго - кому охота терпеть постоянное присутствие в своей жизни не только девушки, но и подруги девушки, а если подруга в настоящий момент не одинока - то и парня подруги девушки…
        - Дорогая, что-то ты плоховато выглядишь! - со всей присущей ей прямотой сообщила Кэт.
        - Кэт, ты что?! - тут же возмутилась Мелисса. - Просто Дженни много работает.
        - Это я вижу! Так заработалась, что забыла про наш традиционный девичник! А традиции - это, между прочим, святое, про них порядочные люди не забывают, - приговаривала Кэт, выгружая из огромного пакета бутылку ликера, бутылку сока, вино, минеральную воду и всевозможные сладости.
        Она относилась к диетам еще хуже, чем Дженна, - вела с ними идеологическую войну. Мелисса, в силу своей очень женственной конституции склонная к полноте, от этого страдала - но ее муки совести с лихвой окупались гурманскими наслаждениями.
        - Ты часом не заболела? - спросила Кэт, когда пакет опустел и она смогла снова посмотреть на Дженну.
        - Нет, все нормально, просто выдался тяжелый день! - убедительно запротестовала та.
        Если только Кэт и Мелисса уверятся в том, что их дражайшая подруга захворала, - тут же уложат в постель, начнут хлопать крыльями, как две наседки-чемпионки, и мерить ей температуру каждые четверть часа.
        - Дженна, ты слишком много работаешь, - вздохнула Мелисса и взялась накрывать на стол.
        - Она не похожа на усталого человека, - авторитетно заявила Кэт. - Она похожа на несчастного человека. Чувствуешь разницу, Лисси?
        Мелисса посмотрела сначала на Дженну, потом на Кэт:
        - Ну, граница неопределенна и очень тонка…
        Ей стоило бы сделать дипломатическую карьеру. Бывают же такие славные люди, как Лисси…
        - Нет. По-моему, она плакала, - не сдавалась Кэт.
        - Мне не нравится, когда обо мне в моем присутствии и к тому же в моем доме говорят в третьем лице, - сказала якобы в воздух Дженна.
        - А мне не нравится, когда моя подруга в таком состоянии, - парировала Кэт. - И при этом молчит как рыба и не желает поделиться со мной, облегчить душу…
        - Не люблю я манипуляций, Кэт. И я тебе об этом уже говорила, и не один десяток раз.
        - А я не манипулирую. Я сообщаю, - обиделась Кэт.
        - Ах, теперь это так называется?
        - Дженни, хватит играть в слова! - вспылила Кэт. - Рассказывай уже, что с тобой стряслось. А то у меня от переживаний разболится сердце.
        Наверное, постороннему наблюдателю и в голову бы не пришло, что у такой энергичной и здоровой с виду особы, как Кэт, может вдруг, почти ни с того ни с сего разболеться сердце. Дженна и Мелисса обменялись быстрыми выразительными взглядами и взорвались смехом. «Больное сердце» Кэт фигурировало в разговорах с самого детства и служило отличным способом разрядить обстановку. У детей, по сути, есть только одна игра, в которую они играют долго-долго, только в разных формах, - это подражание взрослым. И Кэт, которую воспитывала экзальтированная тетушка, потому что маму и папу лишили родительских прав, при всяком удобном случае восклицала:
«Нет, не смей, не делай этого, а то у меня разболится сердце!» Это у Кэт была любимая фраза из обихода миссис Ангстрем - а может, она просто слышала ее чаще, чем другие. Причем реплика оказывала чудодейственный эффект на мальчишек, которые загоняли на дерево кота, на девчонок, которые бывают очень остры на язык, и даже на соседок, жаждущих отмщения за потоптанные газоны и разоренные клумбы.
        Когда Кэт исполнилось одиннадцать лет, Мелисса робко намекнула ей, что, если бы у нее и вправду было больное сердце, она не гоняла бы как сумасшедшая на велосипеде, и не соревновалась бы с мальчишками в лазании по деревьям на скорость, и не бегала бы быстрее всех в классе, и вообще хватит, потому что это уже комично, потому что маленькая неугомонная Кэт в образе тети Долорес - это чересчур!
        - Ладно, выкладывай, а то доведешь меня до крайних мер, - предупредила Кэт. - Я недавно посмотрела очень познавательный фильм про то, как сотрудники спецслужб добывают информацию из своих клиентов.
        - Стоп-стоп-стоп! Если тебе хочется причинить мне боль, вовсе не обязательно выискивать для этого какой-то изощренный предлог! К тому же Лисси за меня заступится, правда, Лисси?
        - Ну конечно, заступлюсь. Если ты мне все расскажешь.
        - Боже, это заговор?!
        - Нет, это мы, твои ближайшие подруги! - гордо провозгласила Кэт. - Так что не тяни, признайся нам. Ты втюрилась?
        - Что-о?! - в один голос выдохнули Мелисса и Дженна.
        - Ты выглядишь как человек, который либо растратил крупную сумму из чужих денег, либо влюбился не в того, в кого надо, - продолжала Кэт. - В то, что ты могла что-то там растратить, я, зная твою ответственность и совестливость, не верю, ты уж прости. Значит, остается разбитое сердце. Я права?
        - Не совсем, - уклончиво ответила Дженна.
        Мелисса и Кэт сверлили ее взглядами. Кажется, Кэт вот-вот обидится. Обижаться тихо она не умеет, будет скандал, так что лучше предотвратить катастрофу. В конце концов, они и правда ее самые близкие подруги.
        - Сердца мне никто не разбивал, - вздохнула Дженна, - но, похоже, я действительно влюбилась не в того человека. Долго-долго пудрила себе мозги на эту тему, а теперь - все, не хочу так больше жить!
        - Тихо, Джен, давай все по порядку… - Мелисса погладила ее по руке, а потом не сдержалась и обняла.
        Дженна тоже не сдержалась и разревелась. Как ни крути, а приход подруг отвлек ее именно от этого занятия.
        - Ох, Дженни… - Кэт всегда терялась, когда видела чьи-то слезы, и, как ни странно, часто начинала плакать сама. Дженна подозревала, что это оттого, что внутри нее сидит страшная боль - тяжелое детство, ужасные отношения с родителями и все такое - и каждый раз чужие слезы действуют на Кэт, как спусковой механизм. - Ну что ты, не надо, все образуется…
        Плачущему человеку достаточно сказать «все образуется» или еще лучше «не плачь», чтобы всхлипы перешли в рыдания. Практика подтверждает это на девяносто пять процентов, но все почему-то продолжают утешать именно так.
        - Нет, Джен, лучше поплачь, станет легче, - мягко приговаривала Мелисса.
        Дженна будто увидела, как Мелисса кидает на Кэт выразительный взгляд: мол, замолчи или скройся с глаз. Кэт замолчала.
        Дженне удалось взять себя в руки достаточно быстро.
        - Спасибо, девочки, - пробормотала она и благодарно приняла от Кэт платок.
        - Пока не за что, - возразила Кэт. - Но давай ты все расскажешь, и мы подумаем, как тебе помочь.
        Мелисса проворно наполнила стакан водой и протянула Дженне.
        - Эй, Лисси, ты чего?! - возмутилась Кэт. - У нас такой простор для фантазии и коктейлей, на столе - алкоголь высшего качества, а ты пичкаешь подругу простой водой?!
        Дженна улыбнулась. Хорошо, что они есть, такие бесцеремонные и замечательные… Без них жизнь была бы совсем другой.
        Они выпили, Дженна тут же согрелась и расслабилась, но от шоколадных пончиков и слоеного печенья отказалась - вспомнила о сегодняшнем демарше своего обиженного желудка. Подруги благородно уступили ей целое ведерко ванильного мороженого, хотя она и уверяла их, что ей столько не съесть за целый вечер.
        Но уж если Кэт и Мелисса вознамерились кого-то осчастливить - они ни перед чем не остановятся. Так ей и сказали.
        Дженна рассказала им все: как устала быть одна и всю свою жизнь заполнять только работой, как Морган, которого она поставила на пьедестал и приравняла по статусу к небожителям, отправил ее за подарком для своей благоверной, как она сбилась с ног в поисках изумрудов, достойных шеи и ушей миссис Морган Фримен, как ехала домой и осознавала свое униженное положение, свою несостоятельность как женщины и глобальное одиночество…
        - Эй, ну с одиночеством-то ты полегче, - проворчала Кэт. - У тебя все-таки есть мы и мама с папой…
        - Не обижайтесь, девчонки. Но вы же понимаете, что я имею в виду, - вздохнула Дженна. - Мне двадцать пять, я с тех пор, как окончила колледж и рассталась с Гарри, ни с кем не встречалась…
        - А тот длинноволосый парень, как его, Эд… На дне рождения у Роджера, моего бывшего?
        - Кэт, я конечно, понимаю, что ты горой стоишь за правду… - начала Мелисса.
        - Но один раз не считается, - усмехнулась Дженна. - И, честно говоря, мне до сих пор стыдно об этом вспоминать.
        - Молчу. Ну молчу же. - Кэт выразительно прижала пальцы к губам и обменялась с Мелиссой долгими взглядами.
        - Я знаю, почему вы всегда вместе, - отстраненно произнесла Дженна. - Кэт без тебя, Лисси, была бы просто невыносима, ее бы побивали камнями и изгоняли из любой компании. Она - твоя жизненная миссия.
        - Мой крест, - усмехнулась Мелисса.
        - А вот и неправда! - возмутилась Кэт, но не очень бурно. - На работу я хожу без Лисси. И ничего, все пока живы и здоровы.
        - А работаете вы в соседних офисах.
        - А по-моему, мы отошли от темы, - заметила Мелисса.
        - Значит, моя интуиция меня не подвела: я давно подозревала, что твое сердце несвободно и без красавца босса тут не обошлось, - патетически заключила Кэт.
        - Кэт, у твоей интуиции очень богатая фантазия, - заметила Мелисса.
        - Но на этот раз - если, конечно, ты не вот только что это придумала - она честно исполнила свой долг предчувствия, - констатировала Дженна.
        - Ладно, раз уж все карты раскрыты, надо составить план.
        - Какой план? - удивилась Дженна.
        - Операции.
        - Кэт, ты пересмотрела фильмов про суперагентов и… как их… спецслужбы, - поддела ее Мелисса.
        - Операции по завоеванию Моргана Фримена, - невозмутимо закончила Кэт.
        Повисло напряженное молчание.
        - Не понимаю, почему мои предложения не находят бурной поддержки! Вы - очень инертная аудитория, и мне трудно быть вашим идейным вдохновителем!
        - Ты хочешь меня вдохновить на то, чтобы я стала соблазнять начальника? - недоверчиво уточнила Дженна.
        - И не только стала соблазнять, но и соблазнила, оттерла бы его жену на задний план и прожила с ним долгую счастливую жизнь!
        - Кэт, спустись с небес на землю!
        - Богатое воображение не только у ее интуиции. Но и у всего остального, - скептически заметила Мелисса и обворожительно улыбнулась в ответ на гневный взгляд Кэт.
        - Не понимаю, с чем вы не согласны! Да, это задачка продвинутого уровня, но ведь и наша Джен не промах. Хелену Морган я видела где-то, не помню где. Ну да, эффектная. Ну бюст пышный. Ну блондинка. И улыбается по-голливудски. Зато волосы - явно крашеные, не то что у тебя, Джен! Да ты и моложе ее лет на десять. И ноги у тебя красивее. Вся разница - в лоске и манере одеваться. Понятное дело, для нее ухаживать за собой - дело всей жизни, а у тебя… Ладно, не будем об этом. Так вот. Внешний лоск - дело наживное, были бы деньги и свободное время. А и то и другое у тебя будет, если Морган Фримен на тебя всерьез западет. К тому же у тебя - богатый внутренний мир и масса человеческих достоинств, душа, можно сказать, тонкая и красивая, а…
        - Кэт, хватит. - Дженна поморщилась. - Спасибо тебе, что ты такого высокого обо мне мнения, но… именно моя, как ты выразилась, красивая и тонкая душа против того, чтобы разбивать чью-то семью. Люди строили брак много лет и построили, и наверняка хороший, а я, которая за всю жизнь своего ничего не создала, вот так запросто приду, вклинюсь между ними, при некотором упорстве разрушу все, что они построили, и на обломках чужой жизни буду строить свою? Долгую и счастливую? Не будет так, Кэт. Это неправильно. Несправедливо. Меня совесть замучает, а я не хочу.
        - Несправедливо, говоришь? А справедливо, что ты сейчас сидишь тут, убитая осознанием своей несостоятельности? Справедливо, что ты всю душу вкладываешь - уж не знаю, в работу свою или в этого человека, - и ничего не берешь взамен? Сгораешь вхолостую? Справедливо, что ты его боготворишь, а он смотрит на тебя то ли как на ходячий компьютер, то ли как на симпатичного джинна из сказки? Справедливо, что ты для него делаешь все и даже больше, а какая-то чужая женщина получает от него любовь и все блага?
        - Это жизнь, Кэт. И тут вопрос не в справедливости, а в том, что я, наверное, сама так хотела. Благородно хранить ему верность, страдать в одиночестве - и все равно быть как бы с ним… Понимаешь? Дело в том, что я больше так не хочу.
        Кэт молчала.
        - Я поняла тебя, Джен, - медленно произнесла Мелисса. - Мне кажется, что поняла. Раз вариант, который предложила Кэт, тебя не устраивает, давай пойдем другим путем. Можно ведь все изменить кардинально, а не переставлять те же фигуры на той же доске. Как насчет того, чтобы выкинуть из головы недоступного по определению Моргана и заняться поисками нового принца?
        Дженна улыбнулась:
        - Это мне гораздо симпатичнее.
        - Вот и славно! - Кэт, по-видимому, не обиделась на то, что ее сценарий отвергли. Для нее вообще главное - чтобы было поле для деятельности, а уж там можно развернуться… - Значит, надо продумать план…
        - Кэт… - в один голос простонали Мелисса и Дженна и тут же рассмеялись.
        Дженна откинулась на спинку стула. Ей внезапно сделалось легко и почти радостно. Да, сегодня она многое поняла. И благодаря Мелиссе увидела выход из темной-темной комнаты, в которой когда-то себя заперла - и забыла, где дверь.
        Отныне все будет по-другому. По-новому. Морган останется Морганом, мистером Фрименом, умным и справедливым шефом, с которым приятно иметь дело. И появится кто-то еще. Человек, который станет для нее опорой, любовником, другом. Ее мужчина. Кто знает, может быть, она даже уволится, поменяет работу, чтобы больше не встречаться с Морганом и окончательно перевернуть эту страницу своей жизни… А может, все обойдется и так. Она ведь очень сильная. И сумеет справиться с чувством, которое делает ее несчастной.
        - Слушай, Лисси, а куда запропастилась Кэт? - Дженна запоздало сообразила, что Кэт, удалившаяся куда-то с бокалом вина, отсутствует уже довольно долго.
        Из спальни донесся подозрительный шум неизвестного характера.
        Мелисса выразительно пожала плечами. Дженна сочла за лучшее проконтролировать начавшийся процесс. Что бы это ни было.
        Это была уборка. В шкафу. Точнее, наверное, в понимании Кэт это была уборка, а в понимании Дженны - погром.
        - Кэт, а зачем это ты разбрасываешь мои вещи? - притворно-ласково, с плохо сдерживаемой яростью поинтересовалась Дженна. Она раньше не замечала за подругой склонности напиваться до потери здравомыслия. Что ж, все бывает в первый раз…
        - Я провожу ревизию. На тему «Гардероб неудачницы». И избавляюсь от подозрительных объектов.
        - Кэт, по-моему, ты перебрала.
        - Нисколечко. Я мыслю кристально ясно. Не веришь - посмотри мне в глаза.
        - Кэт, положи на место мое бирюзовое платье, а то я их выцарапаю. Твои кристально ясные глаза.
        - Да, платьишко ничего себе. А вот эти джинсы никуда не годятся. Ты слишком молода, чтобы носить такой плоский примитив!
        В дверях появилась Мелисса:
        - Девчонки, вы всерьез ссоритесь или так?
        - Так, - проворчала Дженна. - Кэт разносит мой гардероб.
        - Лисси, ты где-нибудь видела сексуальную девушку в такой юбке? Нет, ну скажи ей…
        - Кэт, оставь человека в покое!
        - Это не человек, это юбка! Вы что, не понимаете, принцу нужна принцесса! А не синий чулок, белый воротничок или что-то в этом роде…
        - Дженна, отнесись к этому вопросу серьезно! Не понимаю, чего ты хихикаешь…
        - Это нервное, Кэт, не обращай внимания, - махнула рукой Дженна.
        - Вот, я тут отложила то, что можно оставить. - Кэт указала на кучку вещей на кровати. - А сюда - то, что стоит проводить в последний путь. - На полу высился ворох раза в два больше.
        - Кэт, ты хоть представляешь, сколько мне наводить порядок после всплеска твоей активности? - укоризненно покачала головой Дженна.
        - Ну не так уж и много. Если затолкаешь в мусорный мешок все лишнее. Слушай, девочка, у тебя же начинается новая жизнь! - Кэт развернулась к Дженне и обняла за плечи. - Зачем тащить в нее ворох барахла, которое призвано отпугивать мужиков? Тяжеловатый балласт получается… Давай же весело от него избавляться!
        Дженну в общем и целом ее гардероб устраивал. Да, может быть, он излишне строг, но это естественно - она же ответственный работник, а не вертихвостка какая-нибудь. Поэтому порыв Кэт ее обескуражил и даже несколько обидел. Но, глядя на ворох черных юбок, серых брюк и блузок, неотличимых друг от друга без тщательного исследования, Дженна испытала укол совести. Да, очень удобно облачиться в такое, как в доспех, и быть в глубине души уверенной, что никто не разгладит в тебе женщину. Так спокойнее. Привычнее.
        Безысходнее.
        Какая же глупость…
        - Знаете, девочки, я, пожалуй, совершу акт вандализма, - медленно проговорила Дженна и пошла за ножницами.
        Всё кромсать не стала - решила отдать в фонд помощи бедным на ближайшем благотворительном вечере. Людям пригодится. И пример Хелены Фримен тут вовсе ни при чем.

4

        - Здравствуйте! «Пауэр интертейнмент», проектный отдел, Дженна Маккалистер. Чем могу помочь?
        - Дженна, у меня для тебя потрясающая новость! - Мелисса горела энтузиазмом, больше подходившим для Кэт, а это значило, что новости и вправду потрясающие.
        - Привет, Лисси! Выкладывай. - Дженна не любила, когда ей звонили на рабочий телефон по личным вопросам, но расстраивать Мелиссу ей не хотелось. К тому же все равно Морган сейчас обедает с директором компании, Бернардом Сноу. Кстати об обеде… - Нет, есть идея получше. Может, подъедешь ко мне и мы сходим куда-нибудь перекусить? Морган обещал давать мне время на обед каждый день.
        - Хорошо, но, может…
        - Не терпится рассказать? Ладно, давай сейчас в общих чертах. А потом с подробностями.
        Мелисса набрала в грудь побольше воздуха:
        - Томми приезжает!
        Дженна напряженно копалась в памяти. Томми… Бывший парень? Какой-то обожатель? Или очередная пассия Мелиссы? Или очередная пассия Кэт?
        - Прости, дорогая, а кто это? Никак не могу вспомнить.
        - Это мой кузен! Голубоглазый, кудрявый, мы вместе ходили на пикники на дикий пляж, помнишь?
        - Ах, Томми…
        Дженна вспомнила. Очаровательный был мальчуган. Томми часто гостил у Мелиссы и ее родителей, когда был ребенком: хорошо иметь родственников во Флориде, на побережье… Мелисса, Кэт и Дженна охотно брали его с собой на прогулки, потому как он был очень мил, часто смешил их и не производил впечатления несмышленого малыша, хотя был года на три младше их.
        - Лет десять его не видела. Здорово.
        - Да. У него там что-то вроде преддипломной практики, он будет проходить ее на заводе в отделе у отца. Он очень умный, оканчивает Технологический институт.
        - Да, помню, ты что-то говорила об этом.
        - Ну так ты рада или нет?!
        - Рада, конечно, а что? - не поняла Дженна.
        - А то, что Томми вырос классным парнем. Он большой умница и…
        - Ах вот ты к чему! Слушай, он же совсем еще ребенок…
        - Ничего себе ребенок! Всего-то на пару-тройку лет младше тебя. Зато хороший.
        - Лисси, давай обсудим это не по телефону, а то мне как-то неловко.
        - Боишься, что твой босс догадается, что у тебя есть личная жизнь, и покарает тебя?
        - Набралась колкостей от Кэт?
        Наверняка Мелисса на том конце провода показала ей язык.
        - Ладно, Джен, я заеду за тобой через пятнадцать минут.
        - Хорошо, я уже собираюсь…
        С Мелиссой приятно иметь дело в этом отношении - она прекрасно чувствует разницу между пятнадцатью, двадцатью пятью и тридцатью минутами. В отличие от Кэт.
        Дженна позвонила Моргану на сотовый, предупредила, что уходит на обед, и пошла в дамскую комнату поправить макияж. Она долго-долго рассматривала в зеркале свое лицо, усталое в свете ярко-белых ламп. Что-то изменилось после вчера? Определенно. Вот только никак не удавалось уловить что.
        Томми. Томми - это, несомненно, хорошо. Во всяком случае, он когда-то был очень милым мальчиком, вряд ли он вырос плохим и несимпатичным человеком. Но внутри Дженны что-то сжималось при мысли о том, что, возможно, придется пойти с ним на свидание… а свидания обычно заканчиваются поцелуями…
        Так, Дженна, ну-ка возьми себя в руки! Она пощипала себя за щеки и уши, отчасти - чтобы освежить цвет лица, отчасти - чтобы прийти в чувство. Она сделала слишком большой шаг прочь от прошлой жизни. Нельзя остановиться: потеряешь равновесие. Нельзя запнуться: непременно упадешь. Вперед - значит вперед! Там будет что-то совсем новое, что-то живое, настоящее, может быть, там ее ждет любовь.
        И к черту страхи!
        Сыграло упрямство, появилась решимость. Но что-то неприятное и прохладное, как мокрый камешек, внутри все же осталось. Дженна показала своему отражению кулак - смотри у меня! - и вышла.

        Мелисса, естественно, приехала вместе с Кэт. Это подразумевалось, поэтому не оговаривалось.
        - Итак, ты уже все знаешь, - торжественно объявила Кэт, когда Дженна села в машину Мелиссы и мягко прикрыла дверцу.
        - Ну да.
        - Хорошо. Сейчас обсудим тактику и стратегию по выведению тебя из кризиса личной жизни.
        Обедали они в своем излюбленном кафе - оно находилось в пяти минутах езды от офиса
«Пауэр интертейнмент», на Сансет-драйв. Небольшое помещение было отделано в стиле ретро, и здесь отлично готовили блюда европейской кухни. Это больше всего импонировало Мелиссе, не терпевшей фастфуд по идеологическим соображениям, Дженне нравился дизайн, а Кэт - один симпатичный официант с очевидной примесью азиатской крови.
        - Ну так вот. До часа икс остается три дня и одно утро. Томми прилетает в субботу в полдень. Твои действия, Джен? - Кэт смотрела на нее, как экзаменатор на малознакомого студента - с пристрастием и легким недоверием.
        - Варианты? - в тон ей спросила Дженна.
        - Откуда у тебя эта мерзкая привычка отвечать вопросом на вопрос?
        - Вопросом на допрос. Расслабься, Кэт. Я же не могу наброситься на него с цветами и воздушными шариками прямо в аэропорту!
        - Правильно! И не надо! Потому что это он должен на тебя наброситься…
        - Кэт, по-моему, ты утрируешь, - заметила Мелисса и подвинула к себе чашку.
        - Да, я человек эмоциональный, мне простительно. Ну так вот. Чтобы ему как минимум захотелось на тебя наброситься, нужно…
        - Встретиться с ним? - предположила Дженна. Ситуация и забавляла, и напрягала ее.
        - Это само собой разумеется. Нужно выглядеть отпадно. Именно от-пад-но. Поразить его в самое сердце. Или куда-нибудь еще…
        - Подожди, - рассмеялась Дженна, - вопрос самообороны мы пока не обсуждаем.
        - Кэт, и правда подожди, мы же не знаем, какие девушки ему нравятся, - вставила Мелисса. - Может быть, сначала я проведу разведку?
        - Нет, будем проводить разведку боем. А то не ровен час он познакомится на пляже с какой-нибудь красоткой… Извини, Джен, я вовсе не имела в виду, что ты не красотка, просто ты же знаешь их, этих девиц, которые только и ждут, чтобы заманить в свои сети какого-нибудь смазливого перспективного парня. А Томми парень перспективный, правильно я говорю, Лисси?
        - Да. И симпатичный.
        - Так. Значит, на субботнее утро назначаем шопинг. Или поход в салон красоты. Или салон - в пятницу вечером? Как ты считаешь, Джен?
        - Спасибо, что спросила. Мне приятно твое внимание к моему мнению. - Дженна медленно и с наслаждением ела телячью отбивную - как же славно удовлетворять потребности своего тела!
        - Я же хочу как лучше.
        - Я знаю.
        - Джен, неужели тебе не интересно?
        - Что именно?
        - Да все это!
        - Кэт, это же не игра! Мне интересно, но… страшно.
        - А, ну это понятно. Пройдет.
        - Спасибо за понимание.
        - Мы с Лисси пойдем с тобой. Особенно я. Я про покупки.
        - А я и не сомневаюсь. А на свидание, буде таковое состоится?
        - Джен, перестань паясничать. Вопрос серьезный.
        - Ладно, извини. У меня внезапно обострились все комплексы и бог знает что еще. Шопинг - в субботу утром. Но учти, Кэт, проспать до одиннадцати не удастся. А салон - непосредственно перед встречей. Если она, еще раз подчеркну…
        - Да состоится, состоится. Держи хвост пистолетом! Эх, Джен, и погуляем же мы у тебя на свадьбе…
        Дженна рассмеялась. На Кэт невозможно сердиться. Кэт можно только любить.

        Следующие три дня прошли, как в тумане. Дженна настолько была погружена в себя, занята осознанием своих внутренних проблем и переосмыслением жизни, что даже стала немного рассеянной, чем немало удивила Моргана. Дженна, которая никогда не забывала, кто звонил, что сказал и что с этим нужно сделать, едва не забыла о деловом ужине Моргана! И сделала двенадцать опечаток в пятистраничном отчете о недельной работе отдела.
        - Ты часом не влюбилась? - поинтересовался Джимми, которому она утром в пятницу вместо двойного эспрессо сварила сладкий капучино.
        Дженна только скользнула по нему укоризненным взглядом и без дальнейших пояснений приготовила еще одну чашку кофе - уже как положено.
        Тот же вопрос вертелся и на языке у Моргана, но он не чувствовал себя вправе его задавать. Дженна взрослый человек, у нее свои проблемы, и это естественно и понятно. И если она столько времени делала все без единой помарочки, это не значит, что у нее нет права на ошибку. Считать так было бы верхом несправедливости. И Морган не сердился, как сердился бы на его месте любой другой босс, а только поглядывал на нее с беспокойством - а вдруг нужна помощь?
        В любой другой момент своей жизни - естественно, прежней - Дженна бы умерла от счастья, получив столько внимания от Моргана, как в эти дни. Но, увы, она была не в том состоянии, чтобы это оценить. А он, между прочим, каждый день отправлял ее обедать, причем не возражал, если она отсутствовала по часу, каждый вечер спрашивал, не устала ли она, и в половине восьмого начинал отправлять ее домой, даже если сам оставался доделывать что-нибудь. А по утрам спрашивал, как дела, причем с искренней заинтересованностью, а не из вежливости - чтобы услышать «все о'кей». Конечно, слышал он именно этот ответ, но, кажется, не совсем ему верил.
        Дженна очень много думала о предстоящей встрече с Томми. Друг детства… Интересно, каким он стал? Наверняка у него такое же красивое лицо, как и раньше, только более мужественное. Стрижет ли он кудрявые волосы коротко или позволяет им виться? Высокий ли он? Чем он живет?
        Дженна не хотела этого, но воображение будто само собой рисовало образ идеального парня, и в конце концов она уверилась, что он непременно таким и должен быть. Разум старался ей втолковать, что это тупиковый путь и бесполезно ждать чего-то от другого человека - он вовсе не обязан соответствовать твоим ожиданиям, но ей так хотелось, чтобы именно Томми оказался тем принцем, что спасет ее из логова дракона (где драконом были те проблемы, которые она сама себе создала), что Дженна позволила себе немножко помечтать.
        Эта ведь так приятно…

        И приятно ходить по магазинам в компании лучших подруг. Дженна разрешила себе почувствовать себя чуточку свободнее, чем обычно, - и оказалось, что ей нравятся, на самом деле нравятся многие вещи, на которые она раньше даже не смотрела (в основном - по идеологическим причинам): сексуальные купальники с трусиками-стрингами, платьица на тонких бретельках, яркие босоножки и кружевные блузки.
        - Смотри, Лисси, это момент исторической важности, - вполголоса, но так, чтобы Дженна слышала, бормотала Кэт, - в нашей Джен просыпается женщина, причем, похоже, настоящая женщина-вамп. Ты погляди на эту юбку! Это же пояс с бахромой, а не юбка!
        - А по-моему, для лета очень даже ничего…
        - Ты стала слишком либеральной. Джен! Джен, поди сюда, смотри, что я нашла! Этот топ как раз в твоем новом вкусе: одни веревочки и почти нет ткани…
        И даже идея встречи в аэропорту уже не казалась ей нелепой. Но Кэт и Мелисса - главным образом, Мелисса - отговорили ее. Мол, надо устроить все грамотно, ненавязчиво и изящно. По возможности - «как бы случайно».
        Дженна не находила себе места. Мелисса поехала в аэропорт встречать дорогого кузена, а Кэт повела Дженну на ланч, чтобы чем-то разбавить ожидание. Дженна мандражировала, как перед экзаменом, смеялась над собой, но все равно мандражировала, и Кэт передавалось ее волнение.
        - Слушай, Дженни, а что, если ждать придется до завтра? Или до послезавтра? У них там наверняка большое семейное торжество по случаю прибытия любимого племянника. Вряд ли Лисси удастся подступиться к нему с невинным вопросом, - размышляла Кэт.
        - Надеюсь, что нет, иначе я умру от нетерпения.
        - М-да… А может, пойдем пока в бар и познакомимся с другими парнями? А то для меня это тоже становится невыносимым.
        - Кэт?!
        - Да, я знаю, что я непостоянна, ну так что ж поделать?
        - Кэт, никуда мы не пойдем! - Дженна вонзила вилку в греческий салат с таким остервенением, будто он был ее личным врагом. - Это бессмысленно, и вообще… Может, лучше позвоним Лисси?
        - И спросим, как дела? Отличная идея. Его самолет должен был уже приземлиться! - Кэт рылась в большой фиолетовой сумке в поисках сотового. Терять мелкие и не очень предметы в собственной сумке было ее коньком.
        Дженна вытащила телефон быстрее и уже набирала номер. Спину и грудь покалывали щекотные мурашки, и ей приходилось прикладывать усилия, чтобы дышать ровно.
        - О, Джен, привет! - проворковала в трубку Мелисса. - Как дела? - И тут же добавила в сторону: - Это Дженна Маккалистер, помнишь ее? Ну да, наша Джен, блондиночка!
        - Спасибо, хорошо, мы с Кэт сидим в «Лазурном облаке» и маемся ожиданием, - отрапортовала Дженна. - А как ты?
        - О, великолепно! Прилетел Томми, и я как раз везу его домой. Помнишь Томми? Моего двоюродного брата?
        Отлично! Мелисса никоим образом не выдавала напряжения или наигранности. Веселая, взволнованная встречей с братом - все естественно.
        - Ах, Томми? Помню-помню, - подыграла ей Дженна. - Как у него дела?
        - Дженна спрашивает, как у тебя дела, - тут же транслировала Мелисса. - Джен, я дам трубку Томми, а то не хочу работать телефоном!
        Дженна не успела набрать в грудь воздуху, как услышала в трубке приятный мужской голос:
        - Алло, Дженна?
        - Привет, Томми! - проговорила она сдавленным от волнения голосом.
        - Привет-привет! Слушай, чертовски рад тебя слышать! - искренне сказал Томми и тут же осекся - вероятно, смутился. - А вы все так же неразлучны: ты, Лисси и Кэт?
        - Ага! - Дженна страшно боялась, что сейчас возникнет пауза - и она уже не в силах будет прервать молчание. - А ты какими судьбами в Майами?
        - О, приехал поработать над дипломным проектом и заодно всласть наплаваться в океане.
        - В этом году нежарко…
        - Ничего, я так давно не видел его, что это уже не важно. - Томми рассмеялся. - Слушай, а может, встретимся как-нибудь? Все вместе? Тряхнем стариной, как говорится…
        - Отличная идея! - Кровь бросилась ей в лицо. Дженна сидела пунцовая от смущения. Со звоном полетела на пол оброненная вилка. Дженна сжалась в комок: ей показалось, что Томми наверняка услышал звук и понял, с чем он связан. Дженна закашлялась, чтобы перекрыть паузу.
        - Хорошо, тогда созвонимся позже, когда я немного приду в себя и буду готов на подвиги! Даю трубку Лисси. Пока!
        - Пока, Томми!
        - Здорово, что ты позвонила именно сейчас, Джен! Томми рядом со мной просто сияет. Эй, полегче, парень! Ладно, Джен, мы почти приехали, я уже вижу родителей с транспарантами! Пока! Привет Кэт! Я ей еще позвоню.
        - Ну?! - Кэт, сидевшая напротив, казалось, готова была вот-вот перепрыгнуть через столик, если бы это помогло ей скорее узнать последние новости.
        - Он предложил встретиться всем вместе.
        - Класс! А как он с тобой говорил?
        - Хорошо… - Дженна пожала плечами. - Кажется, хорошо.
        - А голос? Какой у него голос?
        - Звучит приятно.
        - Мм… - Кэт мечтательно закатила глаза. - Это очень важно.
        - Для чего?
        - Ну… для всего. - Кэт, похоже, смутилась.
        - Кэ-эт…
        - А что? Я очень за тебя переживаю. Часть твоих эмоций передается и мне. Это вполне естественно.
        - Не уверена, что чувствую то же, что и ты, - усомнилась Дженна. - Ладно, давай о чем-нибудь другом, а то у меня сейчас сердце выпрыгнет из груди. Например, о пирожных. Какие у них тут подают пирожные?
        - Забудь о пирожных, у тебя скоро свидание! - категорично заявила Кэт и решительно придвинула к себе вазочку с Дженниным мороженым. - Как настоящий друг, я спасу тебя от лишних калорий.
        - Ну уж нет! У тебя, честно говоря, скоро такое же свидание, как и у меня, так что верни мороженое на место.
        - Нет! Если на то пошло, то я буду выгодно оттенять твою стройность и здоровый цвет лица. О, с кленовым сиропом, мое любимое…
        Дженну обуревали противоречивые чувства. С одной стороны - предвкушение чего-то нового и удивительного. С другой - страх. И еще смущение. Да-да, она чувствовала себя как школьница, которую впервые пригласил в парк аттракционов мальчишка из параллели. Интересное состояние для молодой женщины двадцати пяти лет от роду, у которой за спиной один долгий роман и несколько романтических историй. Выходит, она совершенно не умеет общаться с мужчинами, особенно так, как нужно - естественно, непринужденно и игриво!
        И Морган… То, что она не видела его со вчерашнего дня и не увидит до послезавтра, еще не значит, что он полностью ушел из ее жизни. Как ни печально это признавать, но признать нужно. Сколько можно себе врать?
        Но это еще ничего не значит. Морган или не Морган, а надо как-то налаживать жизнь. Так что взяли себя в руки - и вперед, к романтическим вершинам!
        - Кэт, дайай выпьем! - Дженна приподняла стакан с холодным чаем, как бокал шампанского. - За новую жизнь и нас в новой жизни!
        Кэт чокалась вазочкой с мороженым.

        Утро воскресенья началось для Дженны со звонка Томми.
        Конечно, несправедливо было бы упрекать его в том, что он не постеснялся позвонить ей слишком рано. Наоборот, стрелка на часах приближалась уже к половине двенадцатого. Но накануне Дженна долго не могла уснуть, ходила по квартире, перетирала и без того чистую посуду, гладила постельное белье, смотрела любимый фильм - «Унесенные ветром», так что теперь организм взял свое.
        Сквозь крепкий утренний сон Дженна даже не сразу услышала телефонную трель, а когда услышала, первым делом подумала, что сегодня понедельник, она перепутала дни и проспала на работу, и теперь Морган рвет и мечет…
        - Алло! - выпалила она в трубку.
        - Дженна?
        - Кхм… - Она прочистила горло: хриплый голос выдавал ее с головой. Но это, судя по всему, не Морган. - Да, это Дженна.
        - Это Том Сэлби. Я не разбудил тебя?
        - Нет, что ты! Привет, Томми! Как дела?
        - Все отлично, спасибо. Слушай, что ты делаешь сегодня вечером?
        - Пока не думала об этом.
        - Давайте сходим куда-нибудь, а? Мелисса не против, Кэт тоже, должно быть, за. Был бы рад снова увидеть вас, девчонки.
        - Конечно, Томми… Том. Есть какие-то предложения?
        - Предлагаю вспомнить золотое детство и отправиться на аттракционы в Тропикал-парк!
        - Здорово. - Дженна улыбнулась.
        - Часов в шесть тебя устроит?
        - Вполне!
        - Тогда мы заедем за тобой! Счастливо.
        - Пока, Том.
        И снова гудки в трубке. Спустя минут пятнадцать Дженна, медитативно чистившая зубы в ванной, задавала своему отражению немой вопрос: а не приснилось ли ей это все? Может, она так сильно ждала звонка от Томми… тьфу, Тома, он ведь уже взрослый парень, что он ей попросту пригрезился во сне? Так или иначе, а записаться к парикмахеру Дженна все-таки решила. Но на сегодня у ее мастера все было занято, что неудивительно, оставалось либо идти в какой-то другой салон, либо справляться своими силами. Дженна решила, что она не настолько доверяет этому миру, чтобы рискнуть и изменить своему мастеру, а потому вознамерилась сделать все в домашних условиях. Тем более что парк аттракционов - это не казино и не дорогой ресторан, вечерняя прическа там будет неуместна.
        Но как это часто бывает, чем больше стараешься и чем ответственнее момент, тем хуже получается. У нее сгорели электрические щипцы для завивки - она кое-как накрутила волосы на бигуди, но именно кое-как, потому что обращаться с этим приспособлением так толком и не научилась. Результат потряс ее настолько, что пришлось спешно мыть волосы и примитивно сушить их феном. Дженна решила, что отсутствие прически компенсирует правильным макияжем и маникюром. Маникюр удался, педикюр Дженна тоже сделала сама и даже наложила на лицо маску из какой-то лечебной глины, чтобы стереть следы недавних переживаний, обрушившихся на нее, но возникла еще одна проблема: в ее новом гардеробе ничто не подходило к серебристо-розовому лаку, пришлось срочно перекрашивать ногти в жемчужно-белый. Но и он не решил проблемы выбора, потому что сильно расширил круг этого самого выбора, и Дженна долго и мучительно примеряла обновки, комбинировала их со старыми вещами…
        В общем, без пятнадцати шесть она сидела за столом в белых узких джинсах и нежно-зеленой шелковой блузке, которая очень подходила к цвету ее глаз. Волосы она собрала в конский хвост, подвела брови коричневым карандашом, тронула губы нейтральной помадой - и только ресницы накрасила тщательно, чтобы подчеркнуть глаза. Так она выглядела моложе своих лет - как раз ровесницей Тома. Она торопливо запихивала в себя сандвич с тунцом: как-то так получилось, что за всеми хлопотами и волнениями она опять забыла пообедать. Конечно, можно было бы по дороге в парк аттракционов затащить всю компанию в какое-нибудь кафе, но выставлять себя прожорливой пираньей перед потенциальным принцем не хотелось. Дженна запила свой мини-обед-ужин стаканом сока и стала звонить Кэт.
        Кэт конечно же только-только вылезла из ванной, еще не начала одеваться и даже не высушила волосы. Дженна промолчала - Кэт прекрасно понимала немые укоры даже по телефону. Кэт беззаботно ответила, что Мелисса ее знает не первый год и заедет за ней последней, предварительно позвонив два раза - за десять минут и за пять. Кроме того, Кэт подробно выспросила, что надела Дженна, включая нижнее белье, - на всякий пожарный, чтобы проконтролировать, готова ли подруга ко всяким разным обстоятельствам и приятным неожиданностям; как она причесана и что у нее на лице. Отчет Дженны ее удовлетворил, и Кэт сказала, что теперь со спокойной совестью может собираться дальше.
        Мелисса и Том приехали ровно в шесть - Дженна услышала знакомый гудок под окном. Проведя еще двадцать секунд перед зеркалом в поисках безупречности облика, Дженна выскочила из дома.
        Том сидел за рулем кабриолета Мелиссы. Дженна опешила. Она, естественно, знала, что он возмужал, но одно дело предполагать, а другое - видеть воочию…
        Том стал высоким - на полголовы выше ее. Надел очки в прямоугольной оправе. А вот улыбка осталась той же. И русые кудри…
        - Ну привет, Джен!
        - Здравствуй, Том! Какой же ты…
        - А ты?! - Он рассмеялся. - Ну садись, поехали дальше по заданному маршруту…

5

        Кэт нарочно нарядилась в какое-то невнятного цвета платье, которое держала, очевидно, именно для таких случаев - когда нужно было остаться незамеченной. По правде говоря, с ее темпераментом и манерами незамеченной остаться было проблематично, но, по крайней мере, она как бы сигнализировала окружающим мужчинам: меня нет. Мелисса была Тому старшей сестрой, так что Дженна оказалась принцессой на этом вечере.
        Как и следовало ожидать, то и дело возникали неловкости, каких трудно избежать в общении людям, которые некогда были очень близки, а потом расстались на долгое время, тем более тем, которые знали друг друга детьми, а встретились уже взрослыми. И тем не менее Том был все так же мил, как и раньше, у него сформировалось блестящее чувство юмора, и теперь он много шутил и рассказывал забавные случаи из жизни, чтобы снять некоторое напряжение, повисшее в атмосфере. Девушки хохотали.
        Они покатались на русских горках - Мелисса и Кэт визжали от души, Дженна мужественно держала себя в руках, потому что рядом с ней сидел Том и на особенно крутых виражах сжимал ее ладонь и вопил от восторга и страха. Как раньше. Потом Том затащил всех на колесо обозрения - всех, кроме Кэт, которая в последний момент дала задний ход, сославшись на перепады давления, скачки солнечной активности и прочие вещи, усиливающие ее врожденный страх высоты. Они объелись сладким попкорном и восполнили недостаток детского веселья за много-много лет.
        Дженна то и дело ловила на себе взгляды Тома - будто бы ничего не значащие… но слишком долгие. Это она задолго настраивалась на встречу с ним, а он - нет, для него все произошло внезапно, он, может, и не вспоминал о ней последние десять лет, если только изредка - а тут обнаружил вместо длинноногой и немного нескладной подруги-подростка молодую симпатичную женщину.
        Через пару часов, когда тонкий ледок был сломан, Том уже сам молчал большую часть времени и явно смущался. Кэт при всяком удобном случае подмигивала Дженне, а Мелисса показывала знак «V».
        И только Дженне было как-то не по себе.
        Все ее иллюзии насчет прекрасного принца, который явится из далеких краев и спасет ее из мрака одиночества и безответной любви, таяли, как дым ментоловых сигарет: запах еще остается, а ничего уже не видно. Ей, конечно, очень бы хотелось, чтобы Том оказался именно Им, но… обманывать себя было бесполезно. Том был когда-то славным мальчишкой и вырос классным парнем, но Дженну не оставляло чувство, что что-то не так. Приятно было вспомнить то хорошее из детства, что их связывало, но она пошла своей дорогой, а Том - своей, она о его внутреннем мире ничего не знала и видела перед собой только бывшего друга - и чужого, незнакомого мужчину, к которому ничего особенного не чувствовала.
        Дженна знала, что, если расскажет об этом Мелиссе и Кэт, они ее убьют. Особенно Кэт, которая всегда ждет мгновенных результатов от своих усилий - и даже желаний.
        После парка поехали в открытое кафе на побережье Коконат-гроув с романтическим названием «Жемчужная лагуна». Кэт и Мелисса для приличия выпили по чашке кофе, а потом сослались на страшную занятость, на то, что Лисси завтра рано вставать на работу, а у Кэт разболелась голова «от переживаний за них, когда они катались на этом чертовом колесе», взяли такси и уехали.
        Дженна и Том остались один на один с напутствием «не скучать и продолжить этот отличный вечер». Том окончательно зажался. Дженна почувствовала себя так, будто сидит раздетая на жестоком морозе, а встать и уйти уже не может.
        - По-моему, - она решила пойти ва-банк, - эти две интриганки задумали нас свести.
        Нехорошо, конечно, так поступать с ближайшими подругами, но ведь это чистая правда.
        Почти.
        - У меня тоже такое ощущение. - Том улыбнулся, покраснел и принялся протирать салфеткой очки.
        Господи, какой же он еще ребенок! Будь она лет на пять, а то и семь моложе, все было бы о'кей. А так… Дженна, увидев этот его румянец, ощутила себя еще на десяток лет старше.
        - Но мы ведь и сами с усами, да, Том? И не позволим никому вмешиваться в наши дела?
        - А я был бы не против, - усмехнулся Том.
        - Спасибо. Считаю это за комплимент. Но давай-ка лучше выпьем чего-нибудь за нашу старую дружбу, и ты мне расскажешь, чем живешь.
        Вечер закончился на очень хорошей ноте - по крайней мере, для Тома. Он, может, и хотел бы чего-нибудь другого, но сохранить спокойные, теплые отношения, вместо того чтобы что-то из себя строить, доказывать женщине, что ты ее достоин и все прочее, - тоже неплохо.
        Дженна была рада, что ей удалось выйти из затруднительной ситуации, не ранив при этом чувств Тома, и что они, возможно, еще будут «в одной команде». И в то же время ей было мучительно больно оттого, что она не смогла. Ее одиночество осталось с ней.
        И тяга к Моргану - тоже.

        Эту самую тягу Дженна особенно остро ощутила на следующий день.
        Понедельник начинался как обычно: много суеты, много мелких поручений, мало результатов - результаты будут потом. Дженна впервые пришла в офис в платье. Платье было очень простого покроя, мягкого серо-голубого оттенка, с тонким пояском. Кэт уверяла ее, что это точь-в-точь модель от Кристиана Диора из весенней коллекции этого года, и без нее Дженне просто жизни не будет. Дженна ощущала себя в нем совсем другой: все-таки платье - это платье, это вещь для истинной женщины, а не для особи вида «офисный планктон», каковой она долгое время себя представляла. И, что самое важное, делала она это не для того, чтобы привлечь внимание Моргана к своей «женскости» - ни в коем случае. Морган - та страница, которую нужно перевернуть, хотя сейчас и не хватает сил. Она делала это для себя. Пусть пока еще не очень любимой, что уж тут кривить душой, но… единственной. Вспомнился рекламный слоган салона красоты, который она посещала: «Ты у себя одна».
        Вот Дженна и одела себя, единственную, в изумительно изысканное платье и была этим весьма довольна.
        Что было еще более ново для Дженны, она явилась на работу не за сорок пять, а за пять минут до прихода Моргана. Не то чтобы ей не хотелось последовать старой привычке, нет. Она, можно сказать, насильно удерживала себя дома, долго-долго принимала душ, неспешно сушила волосы в щадящем режиме, готовила настоящий завтрак и даже заставила себя посмотреть утренний выпуск новостей.
        Ну какого черта ей перерабатывать каждый день почти по часу - и это минимум, есть же еще вечерние заседания и тому подобное… Нет. Человек должен жить так, чтобы быть счастливым. И Дженна решила ограничить свое неоплачиваемое пребывание на работе, чтобы восстановить справедливость. Она уже столько отдала этой компании и лично Моргану… Может, хватит все время давать, получая взамен жалкие крохи? Она же не рог изобилия, в конце концов. И у нее в душе тоже есть дно. И на прошлой неделе она его почти увидела.
        Метаморфозы ее образа не прошли незамеченными.
        Войдя в приемную, где Дженна только что повесила в шкаф свой легкий плащик - утра были еще прохладными - включила чайник и компьютер, Морган скользнул по ней взглядом, сказал: «Здравствуй, Дженна!» - и посмотрел на нее еще раз, более внимательно.
        - Как прошли выходные, Дженна? - осторожно, будто прощупывая почву, спросил Морган.
        - Спасибо, мистер Фримен, все хорошо. Подать вам чаю?
        - Да, пожалуйста. И… ты прекрасно выглядишь.
        - И снова спасибо, мистер Фримен, - улыбнулась она.
        Он еще пару секунд смотрел на нее, потом будто опомнился, отвел взгляд и прошел в кабинет.
        Впервые в жизни он сделал комплимент чему-то, что не было напрямую связано с ее работой. Если раньше она слышала только «молодец, Дженна» и «отлично сработано, Дженна», то теперь… Что это было? Что-то вроде «ты прелесть, Дженна», как говорит Джимми? Конечно, не исключено, что ему просто не нравится, когда женщина одета строго и по-деловому, и он решил поощрить ее имидж-инициативу, но маловероятно. Ладно, стоит ли забивать этим голову? Все равно мотивы его поведения - это его личное дело, а личные дела Моргана ее не касаются. Дженна достала из шкафчика банку с чаем и посуду. Вот это уже - ее дело.

        День прошел как обычно - так бывает с абсолютным большинством рабочих дней крупной компании. Скучать Дженне было некогда, но выбиваться из сил ей тоже не пришлось: проблемы поступали по мере решения предыдущей, а не сваливались разом.
        Вечером проходило масштабное совещание по направлениям развития компании. Морган лично докладывал о состоянии дел в отделе, блистал новыми идеями и был великолепен как всегда. Дженна, включив диктофон, рисовала на последней странице ежедневника розу ветров. Конечно, протокол этого заседания будет оформлять Кэтлин, первый помощник исполнительного директора, ответственный за канцелярию, но записать слова Моргана непременно нужно: часто какие-то ценные мысли приходят ему в голову прямо в процессе разговора, доклада или в пылу спора, и их обязательно нужно запечатлеть для истории. Писать от руки Дженне не хотелось не из лености, а из принципа: она больше не считала своим долгом ловить каждое его слово. Работа есть работа, и она ее выполнит, но не более того. Все. Хватит идолопоклонничества. Шабаш.
        Совещание, как водится, затянулось до начала девятого, но Дженна была рада: могло быть и хуже, не раз они расходились только после десяти. Дженна шла по коридору и пыталась здраво рассудить: предвидится ли у нее завтра время, когда она сможет перепечатать доклад Моргана, или все-таки придется брать работу на дом… Взять себе задание на вечер было очень соблазнительно: иначе пришлось бы строить какие-то, планы, что-то придумывать, чтобы не бездельничать в тоске и одиночестве. Но именно поэтому Дженна решила быть стойкой.
        Она почувствовала, что Морган сзади. Опять это проклятое чутье! Надо будет что-то делать. Негоже независимой, свободной женщине так реагировать на чье-то приближение.
        - Дженна, позволь, пожалуйста… - Он мягко положил руку ей на плечо, чтобы отстранить ее с дороги.
        Он давно так не делал. Было что-то подобное в самом начале их знакомства - кажется, он как-то одобрительно похлопал ее по плечу, - но потом Дженна всем своим поведением продемонстрировала, что нарушение телесных границ в их общении недопустимо, и Морган принял эту игру.
        А теперь… Он не нарочно - просто задумался. Дженна перехватила его рассеянный взгляд. Видимо, у нее в этот момент было очень выразительное лицо, потому что Морган запнулся на полушаге. Еще бы не быть ему, лицу, выразительным, когда по ней от простого, совершенно лишенного чувственного подтекста прикосновения прошла жаркая волна, сердце застучало, как сумасшедшее, и едва не подкосились ноги. Всего пару секунд она ощущала его руку на своем плече. Так мало. Так невозможно мало… и хотелось бы растянуть это ощущение на часы и годы.
        Морган будто привел в действие спусковой механизм, долго дремавший в ней. Дженна и не знала, что можно чего-то желать так сильно. Чего-то… Кого-то. Она задрожала, как в лихорадке. А что, если он заметит?
        Нет, не заметит. Человек может заметить только то, что вписывается в его картину мира. Все остальное он попросту пропустит мимо сознания.
        В картине мира Моргана Фримена Дженна Маккалистер - отличный ассистент, ответственный сотрудник в юбке. Кто угодно, но только не женщина.
        - Извини, - зачем-то сказал Морган.
        Единственная реакция, которую Дженна могла изобразить сейчас, это улыбка. Морган обогнал ее. Дженна подождала, пока он скроется из виду, развернулась и пошла в дамскую комнату.
        В зеркале посреди уныло-пустого интерьера в тонах холодного кафеля отражалось ее пылающее лицо. Никакой макияж не мог спрятать краски на ее щеках и яркого, с сумасшедшинкой блеска в глазах. Дженна долго держала руки под струей ледяной воды, потом высушила их бумажным полотенцем и приложила к горящим щекам. Безумие какое-то… Ну почему - он? Почему? Почему тех же чувств и ощущений не мог вызвать в ней, к примеру, Том? Отличный парень Том, с которым у нее могло бы что-то получиться. Неужели ей теперь вот так и мучиться до конца жизни только оттого, что у нее нет и не может быть Моргана Фримена?
        Нет. Все дело в затянувшемся одиночестве. Она же здоровая молодая женщина, ей нужен мужчина, а у нее так давно никого не было. Во всем виноват голод тела. Попытка с Томом не прошла, но это не значит, что не стоит попытать счастья еще раз. Чтобы ощутить себя женщиной не в романтико-эстетическом смысле.
        Дженна пальцами взбила волосы, оправила платье, подмигнула своему отражению - мол, не падай духом, - и пошла в приемную.
        Морган уже ушел. Не попрощался. Странно, на него не похоже. Ну да ладно. Имеет право. Может, это сегодня у его благоверной день рождения…
        Но ее, Дженны, это точно не касается.

        - Так, и что это все значит? - Кэт, вне всяких сомнений, была настроена решительно.
        - Что именно? - осторожно уточнила Дженна. - Мне не следовало звонить тебе так поздно?
        - Нет! Ты же прекрасно знаешь, о чем я говорю!
        Дженна помолчала.
        - И не прикидывайся немой! Я хочу знать в подробностях, что произошло!
        - С кем? Когда? Ты меня точно ни с кем не перепутала?
        - Джен, не увиливай от ответа и ответственности! Ты и Том, - провозгласила Кэт тоном судьи, оглашающего приговор. - Почему вы до сих пор не вместе? Мелисса сказала, что он вернулся домой через час после нее и был очень невесел.
        - Он слишком молоденький, Кэт, может, в этом дело… Хотя я не вижу причин, по которым оправдываться перед тобой! - опомнилась Дженна.
        - А я - вижу! И не одну! Во-первых, я твоя подруга, а во-вторых, я столько нервов потратила на то, чтобы устроить твое личное счастье…
        - Кэт, ты просто очень эмоциональная и открытая. Ты вообще тратишь много нервов. Безотносительно меня.
        - Джен! Имей совесть!
        А Дженна ведь предполагала, что так и будет. И готова была утешить подругу в ее огорчении. Но почему-то, когда Кэт начинала наступление, ей хотелось только спрятаться за высокой-высокой стеной, а лучше - в бомбоубежище, а еще лучше - перейти в контратаку и разгромить неприятеля, вторгшегося на ее личную территорию.
        - У меня есть совесть, - Дженна вздохнула, - но, когда ты такая, мне хочется о ней забыть.
        - Ладно. Я успокоилась. Выкладывай.
        - Все дело во мне. Я к нему ничего не почувствовала как к мужчине. Понимаешь? Просто друг детства, который вырос в симпатичного, но чужого парня.
        - Ясно. Искры не было?
        - Не было.
        - Ну… Тогда понятно. Хотя я бы на твоем месте присмотрелась к нему получше. Может, это только эффект первого свидания? Нервы там, мандраж, неуверенность в себе, еще что-нибудь…
        - Нет, Кэт. Это значит, что я по каким-то причинам не воспринимаю его как мужчину. И не думаю, что стоит тратить силы и выискивать эти причины, а потом долго и трудно их преодолевать. Мне кажется, проще найти парня, с которым все в этом плане будет о'кей.
        - Ну… не могу с тобой не согласиться. Несмотря на все глупости, которые ты время от времени совершаешь, ты умница.
        - Кэтти, я хотела попросить тебя об услуге.
        - О какой?
        Дженна замялась.
        - Ну?
        - У тебя в числе знакомых наверняка найдется какой-нибудь очень маскулинный парень…
        - Какой-какой?
        - Мужественный… любвеобильный… мачо, одним словом.
        Кэт потрясенно молчала. Дженна почувствовала себя совсем глупо. Никогда не думала, что ей придется просить познакомить ее с парнем, у которого репутация хорошего любовника.
        - Понимаешь, - Дженна решила раскрыть карты, - я чувствую, что меняюсь внешне, а внутри еще не оттаяла до конца, еще не чувствую себя в полном смысле слова женщиной… Я очень давно ни с кем не встречалась, и…
        - Все, хватит. Не говори мне больше ничего. Я сейчас покраснею.
        - Так найдется или нет?
        - Дай подумать. Я перезвоню.
        Дженна пошла за стаканом молока с медом. Да, немного инфантильно, но она слишком распереживалась. Разговор с Кэт дался ей труднее, чем она предполагала. Она думала, что выскажет ей свою просьбу полушутя, они вместе похихикают над ситуацией, и Кэт поможет ей. Но ее сковало стеснение и страх… и недаром. Дженна относилась к тому сорту женщин, которые физическую близость воспринимают только как одну из сторон любви, ну в крайнем случае серьезных отношений.
        Кэт перезвонила через десять минут.
        - Есть, - объявила она. - Придумала.
        - И?
        - У нас есть один парень в финансовом отделе, главный аналитик, думаю, тебе стоит с ним познакомиться.
        - Финансовый аналитик? - с сомнением переспросила Дженна.
        Кэт могла бы еще профессора философии ей предложить…
        - Да, очень умный. Но это не мешает ему быть заядлым сердцеедом. Уж во всяком случае, у него большой опыт. И обаяния не занимать.
        - Хорошо. - Дженна была рада, что Кэт не очень настойчиво его рекламирует: наверное, обожглась на Томе и теперь опасается принимать слишком близко к сердцу личную жизнь Дженны.
        - Я завтра заброшу удочки, думаю, он захочет с тобой познакомиться. Ты у нас все-таки натуральная блондинка, да еще с такими ногами…
        - Кэт, не вгоняй меня в краску.
        - А вот и буду. В отместку. Но знаешь, Джен, я отлично тебя понимаю. Признаться, я боялась, что после первой неудачи ты дашь задний ход, но ты молодчина, решила идти дальше намеченным путем, и… в общем, я тобой горжусь.
        - Спасибо, Кэт. Ты золото, и я тебя обожаю.
        - А я тебя. Хоть ты и странная. - Кэт усмехнулась.
        Они обменялись еще парой ласковых колкостей и попрощались. Дженна еще немного побродила по дому, а потом легла спать. Сон, однако, не шел к ней. В памяти вновь и вновь прокручивался тот момент, когда они с Морганом оказались очень близко друг от друга. И если бы только в памяти… Само ее тело запечатлело это соприкосновение.
        Хорошо, что Дженна никогда не запоминала своих снов, иначе утром ей пришлось бы хвататься за голову и краснеть.

6

        Морган сидел в кабинете и рассматривал комнату сквозь бокал с виски и льдом. Тона коричневого ему нравились. Виски - не очень. Он не любил этот напиток, но сегодня ему хотелось именно его. Чтобы расслабиться наконец. Расслабиться внутренне ему не удастся, Морган знал это, да и не любил он мутноватую звенящую пустоту в голове, какая возникает от вина или ликеров. Виски же, если марка хорошая - а Морган пил
«Джек Дэниелз», - оставляет сознание ясным, но порождает мягкую расслабленность в мышцах.
        Морган очень давно не позволял себе отдохнуть и расслабиться. Еще бы, это слишком большая роскошь на войне. А в том, что он сейчас ведет войну, Морган уже не сомневался.
        Он устал. Устал работать, устал приходить в этот холодный дом, где ему никто не рад, устал делать вид, что все у него отлично и превосходно, устал быть сильным в конце-то концов! Да, он мужчина, и сила - это его неотъемлемая часть, но все же… Вода и камень точит, как говорится. А он не каменный. Он живой человек из плоти и крови, пусть кое-кто и забывает об этом.
        Он так глубоко ушел в свои проблемы, что почти перестал замечать, что происходит вокруг, и это плохо. Потому что можно пропустить что-то очень важное. Жизненно важное. Слава богу, он еще не потерял нюх и фантазию, и они поддерживают его на плаву. Наверняка никто из посторонних даже отдаленно не представляет, что с ним сейчас что-то не так.
        Он - человек в железной маске. И железном доспехе. Доспех тяжел, почти невыносимо тяжел, но крепок - в нем не страшны прямые удары, он защитит от меча и от копья. Но в доспехе, как ни крути, все-таки есть щели, в которые отлично входит стилет.
        А с Дженной тоже что-то происходит. На прошлой неделе ему показалось, что она вот-вот заболеет, может, свалится от усталости - в общем, что с ней творится что-то плохое. Она ходила, как в воду опущенная, а он - человек, который проводит рядом с ней большую часть своего времени! - не смог набраться смелости и настойчивости, чтобы выяснить, в чем дело.
        Сегодня она пришла на работу совсем другая. Та же самая - но другая. Как будто за два дня, что они не виделись, распустился прежде туго сжатый розовый бутон. Тот же стебель, те же листья, те же соки, что питают растение, - а выглядит совсем иначе и рождает другие чувства.
        Чувства… Морган поморщился и отхлебнул из стакана жгучую ледяную жидкость. Черт бы их побрал, эти чувства. От них одни только неприятности. Интересно, что такое в ней всколыхнулось, когда они столкнулись в коридоре после совещания? Никогда прежде Морган не видел у нее такого взгляда. В нем было что-то пронзительное, как крик, щемящее, как боль в сердце, - и жаркое, как… желание.
        Морган сделал еще один глоток. Тепло медленно, но неизбежно распространялось по телу. Наверное, стоило бы все-таки выпить что-нибудь другое, чтобы приглушить мысли и хоть на время избавиться от дурноты, которая преследовала его.
        Дженна чем-то его затронула, зацепила те струны в его душе, звук которых он не желал слушать. Но сделанного не воротишь.
        Черт возьми, она красивая!
        Но это ничего не меняет. Она всего лишь женщина. Еще одна женщина. Такая же изворотливая, неискренняя и хитрая, как и все они. Да, она отлично справляется со своими обязанностями, и с ней приятно иметь дело, но все же… Может, она так ему симпатична именно потому, что их общение никогда не выходило за пределы работы и этики делового общения?
        Наверняка. Если бы он сблизился с ней, она уже десять раз предала бы его.
        Нет. Несправедливо так говорить. Она ни разу не подставила его, не сделала гадости, даже самой-пресамой мелкой, он видел от нее только хорошее. И было бы черной неблагодарностью осудить ее за то, чего она не делала.
        Но наверняка был и в ее жизни мужчина, который натерпелся боли, унижений, укусов и прочего…
        Это не его, Моргана Фримена, дело. О личной жизни Дженны он не знает ничего, у него, кончено, есть подозрения, что никакой личной жизни там вообще нет, но он уже, помнится, запрещал себе думать об этом. Ассистент - значит ассистент, хорошо делает свое дело - хорошо, а что происходит в ее жизни в те краткие часы, она проводит не на работе, его не касается.
        И все же шальные мысли не оставляли Моргана в покое. Сегодня они его прямо-таки одолевали. Это платье… Ничего особенного в нем вроде бы не было, но вот позы Дженны, наклон головы, и самое главное - тот взгляд… Что-то изменилось, и не только в ней, но и, как следствие, в его к ней отношении. Славная помощница вдруг оказалась красивой женщиной, и закрывать на это глаза теперь было бы глупо и бессмысленно, только себе врать.
        Но что из этого следует?
        Если он позволит новым оттенкам отношений перерасти во что-то большее, в какое-то чувство, обратной дороги не будет. И нужно будет либо рвать все к чертям, либо строить новые отношения, которые, вероятнее всего, принесут ему новую боль.
        Морган не хотел больше боли. Не хотел больше близости ни с одной из женщин.
        И как бы ни велик был соблазн списать все на голод тела, долгую тоску мужчины по женщине, Морган очень любил правду. И точно знал, что, обманывая самого себя, можно только проиграть.
        Семь лет назад он собственноручно заложил камень своего собственного краха - и теперь пожинает плоды. И пусть это не смертельно, от боли и горечи мучаются и теряют вкус к жизни, но не умирают… Все равно страшно повторить прежнюю ошибку.
        Ах, сколько их было, этих ошибок! Морган поморщился и разом допил содержимое стакана. Ему показалось, что кожаное кресло слегка взбрыкнуло под ним - значит, все идет как надо.
        А ошибок было не так уж много - больших ошибок, глобальных, которые потом исправляй не исправляй, а толку мало. Первая - это предательство отца. Нет, конечно, он не сдал отца врагам и не бросил его в трудную минуту. Но в один - не самый прекрасный - момент маленький Морган, как и большинство мальчишек, решил, что он лучше своего отца. Ха! Еще бы, ведь отец, Уильям Фримен, - всего-навсего какой-то мебельщик, а он, Морган Фримен, - звезда, гордость параллели и юный математический гений. И наверняка он добьется в мире большего, гораздо большего, чем отец. И в жены возьмет красавицу, и жить с ней будет счастливо, и никогда не будет на нее кричать и тем более - не поднимет на нее руку. В общем, все на свете сделает лучше, чем отец.
        И много-много лет Морган прожил, доказывая своему отцу, что он лучший. Что он сильнее. Что он умнее. И как же это было тяжело, почти невозможно, потому что он - плоть от плоти своего отца, его часть, его продолжение, и, если он не будет уважать и любить отца, он никогда не станет настоящим мужчиной - потому что будет презирать и ненавидеть свою мужественность…
        Морган понял это поздно, но, к счастью, не слишком поздно - его отец был еще жив. И ему оставалось целых четыре месяца жизни с раком легких. Морган даже в детстве не плакал так, как в тот день, когда отвез отца в больницу и узнал там диагноз.
        Вторая ошибка носила имя Хелена. Похоже на «химера». Нет, она была настоящей, из плоти и крови, и Бог свидетель, что это была за плоть… Но тот образ Хелены, в который Морган влюбился, существовал, увы, только в его мозгу - правда, не без ее усилий. Реальным было лишь ее тело, которое вызывало в нем вожделение, по силе равное среднему цунами и способное сломить волю каменного гиганта. Все остальные ее достоинства были не более чем ладно скроенным мифом. Сшит этот покров был некрепко и потому вскоре разлетелся в клочья.
        Третьей ошибкой был Бен. То есть не сам Бен, а то, как Морган с ним поступил. И эта вина глодала его, как злобная собака - сахарную кость с клочками мяса. Потому что отцу он успел сказать, что любит его. Потому что Хелене сумел сказать, что она ему - чужая женщина, которая вызывает в нем теперь только отвращение и холод. Потому что Бена он просто выгнал из своей жизни - и так и не попросил у него прощения. А ведь Бен был прав, на двести, триста, на тысячу процентов прав…
        Нужно что-то придумать. Что-то, что помогло бы ему восстановить справедливость. Но Морган прекрасно понимал: ему не хватит мужества пойти к Бену и рассказать ему, как все обернулось и что ему очень-очень жаль, что раньше он был слеп, как новорожденный щенок.

        Дженна проснулась еще раньше обычного, до будильника. Вчера вечером она забыла опустить жалюзи, и потому в окна било уже по-летнему яркое солнце. Дженна сделала медленный вдох и потянулась. Как же хорошо просто жить!
        Она улыбнулась своим мыслям. Давненько к ней не приходило такое ощущение. Что ж, по этому поводу стоит устроить настоящий праздник. Праздник жизни. А жизнь - это движение. Дженна выскользнула из пижамы и полезла в шкаф за спортивной одеждой. Пробежка вдоль пляжа - это как раз то, о чем она долго мечтала и на что ей никогда не хватало сил.
        Океан был прекрасен, впрочем, как всегда. Другое дело, что люди не всегда способны оценить его величественную и вечную красоту. Сегодня он к тому же выглядел и очень ласково: прибой был несколько медлителен, вода отражала ясное голубое небо, где-то вдалеке кричали вездесущие чайки. Восхитительно пахло горьковатой морской солью. Дженна выключила музыку в наушниках и прислушалась к мерному шелесту волн. Она отчетливо слышала его даже сквозь частую сеть из автомобильных сигналов, рева моторов и человеческих голосов. Город, стоящий на берегу океана, не может забыть об океане.
        Как приятен бег… Дженна давно потеряла спортивную форму и быстро сбилась с дыхания, в груди горело, будто она вместо воздуха вдыхала кипяток, но само по себе легкое, ритмичное движение вперед приносило ей абсолютное удовольствие. Если отвлечься от таких мелочей, как слетевшая резинка для волос и колющая боль в правом боку, то все вообще великолепно.
        Природная осторожность, убаюканная шепотом океана и ритмичным шуршанием кроссовок об асфальт, не сразу подсказала Дженне, что за ней наблюдают.
        Она оглянулась и не поверила своим глазам: позади нее, ярдах в шести-семи, точно со скоростью ее движения ехал серебристый «лексус» Моргана - его вторая любимая машина, щегольской кабриолет. Может быть, слишком щегольской, чтобы разъезжать на нем без повода. Морган вел сам.
        В голову Дженны закралась нехорошая и абсурдная мысль: а вдруг он на самом деле какой-то маньяк? Что ему здесь делать? Еще слишком рано, чтобы ехать на работу.
        Морган приветственно поднял руку. Дженна кивнула и помахала в ответ. Она слишком растерялась, чтобы дежурно улыбаться.
        - Доброе утро, Дженна! - крикнул Морган: мимо как раз пронеслась на большой скорости какая-то темная машина. - Полагаю, предложение подвезти неуместно!
        - Абсолютно, мистер Фримен! - Дженне показалось странным, как Морган выглядит, но она пока не поняла, что именно ее беспокоит. - Но все равно спасибо.
        - Ладно, увидимся в офисе. Приятной прогулки.
        И Морган прибавил газу.

«Вот так-так, - подумала Дженна. - Чудные дела творятся». Она взглянула на часы - половина восьмого. Морган всегда приходил в офис не раньше половины десятого. Странно, очень странно…
        Неудивительно, что Дженне показалось, будто с Морганом что-то не так, потому что не может быть все «так» с человеком, который всю ночь провел без сна на берегу океана. Нет, конечно, бывают случаи, когда людей к этому подталкивает нечто прекрасное: влюбленность, жажда романтики или страсть. Но это был не тот случай. Просто вчера вечером Морган понял, что не заснет, и ни «Джек Дэниелз», ни валиум ему не помогут. Ему не хотелось ложиться в свою кровать. Хелена хоть и ночевала в другой, бывшей их спальне, но и его постель была отравлена воспоминаниями о ней.
        Впрочем, кровать тут ни при чем, он сам отравлен этими воспоминаниями, как ядом замедленного действия. И пройдет еще немало времени, прежде чем отрава либо убьет его, либо перестанет вызывать боль и тошноту.
        Морган думал, не поехать ли ему ночевать в отель. Он в городе не настолько известен, чтобы поползли какие-то слухи, которых так боялась Хелена. Но в отеле будет то же самое - неуютная, фальшиво красивая постель и много-много беспокойных мыслей. С таким нужно ехать к океану.
        Морган с детства со всеми своими бедами бежал туда. Особенно он любил неспокойную воду. Ему казалось, что грохот волн может заглушить все то неправильное и гнусное, что звучит у него в душе. Морган подбирал влажные камешки и бросал их в воду, представляя, что крошит на куски свою беду и выбрасывает ее по частям. Помогало.
        Помогло и сегодня, но только отчасти. Беспрестанный поток мыслей стих, осталась лишь тяжесть на сердце. Но тяжесть - это ничего, это пройдет. По крайней мере, ему хотелось бы в это верить. Зато у него снова было много звёзд, соленого ветра и потрясающе много времени, чтобы побыть наедине с собой - всего того, чего ему так долго не хватало. Он почти забыл, что это есть.
        Морган с трудом представлял себе, как будет работать сегодня. Ни о какой ясности мысли и речи не шло. Зато в теле было легкое напряжение и звенящая бодрость, как после чашки крепкого кофе. Надо будет предупредить Дженну, что сегодня он пьет именно кофе, а не чай.
        Он как раз думал об этом, когда увидел впереди знакомую легкую фигурку. То есть он никогда прежде не видел Дженну в спортивной одежде и с такой небрежной прической, не видел, как она бегает, но почему-то сразу ее узнал. Может быть, даже интуитивно. Она бежала красиво, пружинно. Хотелось любоваться. Морган поразился простоте этой мысли. Да, ему действительно хотелось ею любоваться, причем все время, независимо от того, что она делает: бежит ли упругим шагом по набережной, разливает ли чай, разговаривает ли по телефону или сосредоточенно печатает что-то быстрыми пальцами.
        Все-таки бессонные ночи - грандиозный ключ к пониманию самого себя.
        То, что она его заметила, Моргана немного смутило, но не более того. Он же не делал ничего противоестественного, ехал себе на работу, пусть немного помятый, ну да ладно, заметил красивое существо и притормозил, чтобы как следует наглядеться. Надо же, а он думал, что уже потерял всякую тягу замедлять ход машины, чтобы полюбоваться на цветущее дерево или особенно красивый закат.
        И пускай она удивляется тому, что босс - помятый, с лихорадочно блестящими глазами (Морган взглянул на свое отражение в зеркале заднего вида) - едет на работу на два часа раньше обычного. В этом нет ничего страшного. Страшно - не это.
        Кстати, а сможет ли он справиться с кофе-машиной? Да, это глупо, и не хочется даже предполагать, как он выглядит со стороны и что подумает Дженна, но слишком велик соблазн. Так не хочется одному сидеть в пустом офисе и клевать носом, глядя в монитор.
        Морган притормозил перед следующим поворотом и стал ждать Дженну.
        Она появилась через несколько минут. Бежала она уже медленнее - устала, наверное. Она, несомненно, заметила его, но, очевидно, решила не подавать виду.
        - Дженна! - окликнул ее Морган, когда она приблизилась на расстояние нескольких шагов.
        - Да, мистер Фримен?
        Она напряглась, это было заметно.
        - Извини, если я нарушаю твои личные границы, но когда ты собираешься в офис?
        - К девяти пятнадцати, мистер Фримен.
        - Вот проблема! Я подумал было поехать туда прямо сейчас, но потом подумал еще раз и понял, что без тебя рабочий процесс не пойдет.
        Черт возьми, что он такое несет? Морган чувствовал себя пьяным, как от хорошей порции вермута. Где-то он слышал, что от бессонницы человек может впасть в состояние, близкое к алкогольному опьянению, потому что ослабевает контроль сознания. Но не до такой же степени! Может, взять выходной, пока еще больше дров не наломал?
        - И что вы предлагаете, мистер Фримен? - осторожно спросила Дженна.
        - Ну… я бы предложил подвезти тебя до дома, потом поехать куда-нибудь позавтракать и на работу.
        Дженна потрясенно молчала. Сейчас она скажет, что он переходит все границы, что у нее другие планы на утро, это ее личное время и вообще…
        - Мистер Фримен, с вами все в порядке? - спросила Дженна.
        - Да, все о'кей, - беззаботно улыбнулся Морган и почувствовал, как у него свело челюсть от этой лжи. Где граница между маленькой социально одобряемой ложью и ложью большой, когда все не так, как ты говоришь?
        Дженна еще несколько секунд смотрела на него. Морган знал, что она видит: небрежно расстегнутый ворот рубашки, кстати, несвежей, щетина на небритых щеках, воспаленные глаза. Хорош начальник.
        - Позавтракать можно и у меня, - медленно, будто что-то для себя решая, сказала Дженна.

        У нее было уютно. Морган давным-давно не бывал в подобных квартирках. После его собственного пентхауса в Корал-Гейблз она казалась ему крошечной: гостиная, кухонный уголок и спальня. Всего-то. Здесь царил идеальный порядок, и он знал, что это заслуга самой Дженны - у нее нет домработницы. Да и зачем домработница, когда она сама отлично справляется с любой работой, за которую берется?
        - Вот мое скромное жилище…
        Кажется, Дженна стеснялась своего дома. Глупенькая. Он и не ожидал увидеть апартаменты с тремя спальнями.
        - У тебя хорошо, - искренне сказал Морган.
        - Да, мне тоже нравится, - улыбнулась она. - Хотя вы, наверное, привыкли к другой обстановке.
        - Во-первых, это сейчас не важно, во-вторых - обстановка - это не общая стоимость интерьера. Обстановка - это атмосфера. - Морган улыбнулся своим мыслям: да, он действительно привык к другому. У него дома холодно, пусто и одновременно ощущается постоянное присутствие чужих людей. Как в гостинице.
        - Располагайтесь. Я заварю вам чаю и пойду в душ, если вы не против.
        - Против. Сегодня - только кофе. Объявляется день исключений.
        Дженна удивленно взмахнула ресницами:
        - Ну как хотите. Растворимый, молотый, есть без кофеина…
        - Кофе без кофеина - это извращение. Растворимый - тоже.
        - Намек понятен.
        Она варила кофе в турке. Морган сидел в кресле и наблюдал за ее движениями. Они не так спокойны и уверенны, как обычно. Еще бы, босс в полувменяемом состоянии фактически вломился в дом…
        - Я быстро, - пообещала Дженна, подавая ему чашку, над которой витал ароматный парок.
        - Как хочешь, - улыбнулся Морган. - Можешь не обращать на меня внимания. Я как незваный гость вполне к этому готов.
        Дженна исчезла. Еще несколько минут, чтобы побыть наедине с собой. Моргану внезапно стало стыдно за то, что он здесь, как будто он допустил какую-то слабость. Но, черт возьми, он же живой человек, ему нужно хотя бы немного расслабиться, ощутить тепло, а Дженна, похоже, единственная, кто может ему это сейчас дать.
        Зря он так думал о ней вчера. Его ослепила злость. Она хорошая девушка. И добрая. Морган чувствовал, что она делает сейчас то, что делает, не из корысти.
        Как замечательно, что она есть. У него нет любящей жены, нет близкого друга. Зато у него есть Дженна. Бог все-таки очень справедлив, зря Морган на него грешил.
        Дженна и правда появилась очень скоро. Она вошла в гостиную, завязывая поясок на платье. Видно было, что она торопится.
        - Тебе очень идет.
        - Спасибо, мистер Фримен. Простите, я не подумала: может, вы тоже хотели бы принять душ?
        - Не откажусь.
        - Тогда я готовлю завтрак. Нет, пойдемте, покажу, где ванная.
        Дженна выдала ему большое мягкое полотенце. От него пахло лавандой.
        - Извините, халата нет.
        - Думаю, я в любом случае не успел бы в нем походить. Мы же не хотим вместе опоздать на работу? - Он улыбнулся.
        - Н-нет. Чувствуйте себя как дома. А вон в том ящичке есть упаковка одноразовых станков. - Дженна, кажется, немного смутилась и поспешила на кухню.
        В ванной было влажно и пахло миндалем и чем-то медово-сладким, может быть, жимолостью. Ее гель для душа. Значит, вот как пахнет ее кожа…
        Морган осекся на этой мысли. Кажется, он близок к крамоле.
        Лезть под холодную воду не хотелось до полусмерти, и Морган решил не насиловать себя. Кто знает, может, ему сейчас нужен именно горячий душ, чтобы как следует разогнать кровь по жилам…
        Вот только сложно было отвлечься от того, что всего несколько минут назад на этом самом месте стояла совершенно нагая Дженна. Интересно, как она выглядит без одежды? Какова на ощупь ее кожа?
        Морган покраснел от собственных мыслей и решительным жестом переключил воду на холодную. Так тебе и надо.
        Бесстыдные мысли никуда не делись, но, по крайней мере, начисто лишились материального подкрепления.
        Вода поистине способна творить чудеса. Морган вышел из ванной будто на пять лет помолодевший. Аппетитно пахло яичницей с копченым беконом.
        - Я еще пиццу разогрела, - сообщила Дженна. - Хотите?
        - Конечно, хочу! - искренне обрадовался Морган.
        Эта девочка даже не представляет, насколько он соскучился по нормальной, вкусной, простой еде. Никакого тебе шпината, спаржи и японского салата из морепродуктов. Никакого диетического мяса. Никакой таблицы энергетической ценности продуктов на видном месте.
        - Дженна, я чувствую себя так, будто попал на праздник.
        А Дженна чувствовала себя так, будто попала в сон из тех странных снов, когда вроде бы все как настоящее, но при этом перемешано в самых невероятных сочетаниях. Морган Фримен - у нее дома… Дженна предполагала, что эту новость ей придется переваривать очень долго. Она даже сейчас едва в это верила.
        Может с ним случилось что-то плохое, возможно он поссорился с женой. Выглядел он как человек, который не спал всю ночь, притом не спал не у себя дома. Дженна отчаянно хотела ему помочь - просто по-человечески, ее чувства тут абсолютно ни при чем! И в то же время помочь по-человечески - это значит перейти грань официального холодка. А это опасно, ох как опасно…
        А может, теперь, когда она разобралась в себе, это уже не так и страшно?

«Дженна, чем ты думаешь? - устало вопросил внутренний голос. - Ты уже перешла границы дозволенного. Он только что мылся у тебя в ванной. А теперь уплетает твою яичницу. Ни дать ни взять утро обычной американской семьи».
        - Может, еще кофе? - спросила Дженна.
        Это было так странно - задавать такой вопрос на правах хозяйки дома, принимающей гостя, а не с позиции секретарши. Вроде бы и действие одно и то же, и слова - а все равно чувствуется разница. Так ей не нужно смотреть на него снизу вверх.
        - Да, пожалуйста. Ты очень вкусный варишь, я и не знал. Хотя… напрасно я решил, что твои магические способности ограничиваются завариванием чая.
        - Чая… Хм. Да. Я, пожалуй, выпью чая. С мятой.
        Успокаивающего.
        Только вряд ли он поможет.
        Она чувствовала на себе взгляд Моргана. И это было совсем не так, как на работе. Она ощущала его присутствие. Он был у нее дома - в святая святых, тайном оплоте, за последним рубежом обороны от внешнего мира. Это было пугающе и очень приятно.
        Подумать только, они столько времени провели вместе - а он впервые увидел ее жилище!

        Когда ехали в офис - успевали ровно к девяти тридцати - Дженна подставляла лицо теплому ветру, пахнувшему резиной и дорогой, и думала о том, как будет выглядеть со стороны их появление. Босс подвозит ассистентку на собственной машине. А с чего бы боссу заезжать за ассистенткой, которая и сама отлично может добраться на своей машине? К тому же это вопиющее нарушение субординации. Значит, у него были какие-то особые причины. А что за причины могут быть у мужчины, который подвозит на работу молодую женщину? Какая пошлость…
        - Мистер Фримен…
        - Да?
        - Остановите, пожалуйста, где-нибудь здесь. Я прогуляюсь. Всего два квартала осталось…
        - В чем дело, Дженна? Я чем-то тебя обидел?
        - Нет, что вы! Но… - Она замялась. - Мне бы не хотелось, чтобы поползли слухи, думаю, вам тоже. Мы, конечно, ничего предосудительного не сделали, но ведь всем и каждому этого не объяснишь!
        - Да, ты права, - кивнул Морган, помолчав. - Мне бы только не хотелось, чтобы ты думала, что…
        - А я ничего не думаю! - быстро сказала Дженна. - Все нормально. Рада была вам помочь. - Она выпрыгнула из машины, как испуганный олененок.
        - До встречи, Дженна.
        - До встречи, мистер Фримен.
        Чудно, он как будто расстроился. Неужели такая простая мысль о реакции посторонних даже не приходила ему в голову? В каких облаках он витает?

        День Дженны проходил в мыслях о том, что было утром. Постепенно ей начало казаться, что все привиделось ей в мечтах. Морган вел себя как обычно, был бодр, и, глядя на него, никак нельзя было сказать, что он непонятно где провел бессонную ночь.
        Отношения между ними приняли странный оттенок. Морган едва заметно, но все же тянулся к ней больше обычного - просил зайти в кабинет за тем и за этим, делал замечания о всяких несущественных вещах вроде прогноза погоды или того, кто как себя вел на вчерашнем совещании. Дженна чувствовала себя, как устрица, которая захлопывает створки в надежде обрести ощущение безопасности, но они не имеют никакой силы перед ножом в руках гурмана.
        Кажется, все ее соображения насчет того, что Морган - прожитый этап, потеряли силу и поблекли после неожиданного поворота событий.
        Кэт практически спасла ее своим звонком.
        - Дженна, он на все согласен! - выпалила она, не утруждая себя приветствиями.
        - Кто? На что?
        - Как кто? Марк Бонелли! Ты же заказывала себе мачо! Вот, получите, распишитесь! Где благодарность?
        - Спасибо, Кэтти, ты чудо! А когда именно он согласен? - рассмеялась Дженна.
        - В четверг. Ты приглашена в «Аргентину» в семь ноль-ноль. Я тебе потом адресок подкину.
        - Спасибо, Кэт! Ты самая лучшая подруга на свете.
        - Одна из двух. Не забывай о Лисси. А то во мне взбунтуется чувство справедливости, и я устрою тебе какую-нибудь пакость.
        - А ты пакостишь только из чувства справедливости? - улыбнулась Дженна.
        - Не только, но в основном. Если попросишь, кстати, я помогу тебе с выбором наряда. Марк знает толк в женской одежде, ты же понимаешь. Ценитель.
        - Ты уже меня застращала. Ладно, потом поговорим, шеф просил чаю.
        - Да, но ты же помнишь, что шеф - это просто шеф? Явление временное и по шкале значимости…
        - Помню, Кэт. Все, отбой. Целую.
        - Пока, - проворчала Кэт.
        Ни за что на свете Дженна не рассказала бы Кэт о сегодняшнем утре. Это слишком дорогое воспоминание, чтобы отдать его в бесцеремонные ручки Кэт. Уж она-то сделает такие выводы, что Дженне мало не покажется. Да и Моргану тоже.

7

        Дженна смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Она никогда не носила красный и не подозревала, что он ей так пойдет… На ее взгляд, было несколько вызывающе, но Кэт сказала, что ей теперь незачем строить из себя серую мышку. Она - женщина в поиске, и пусть все мужчины знают об этом. Но вот смелости подойти должно хватить лишь самым достойным.
        Открытое платье без бретелей, скроенное так, чтобы не скрывать ни одного сантиметра ног - насколько позволяют элементарные приличия. Насыщенный красный цвет. Фигура скорее открыта, чем скрыта под обтягивающей тканью. Дженна никогда не видела свое тело таким красивым.
        - Дорогая, ты великолепна, - прошептала Кэт, без которой, естественно, примерка не обошлась.
        - Да. Вот смотрю на нее, - подхватила Мелисса, без которой примерка, естественно, тоже не обошлась, - и думаю: а зачем надо было искать какого-то специального мужика, если можно просто прийти в таком виде в ресторан, сесть за столик и ждать…
        Дженна вспыхнула.
        - Ты что? А вдруг к ней бы пристал какой-нибудь мерзавец? А Марк - человек проверенный, интеллигентный…
        - Не бывает интеллигентных мачо, - задумчиво проговорила Мелисса. - Мачо должен быть немного дикарем.
        - …Когда надо, - продолжила Кэт. - А в остальном он должен быть обходительным ловеласом. В общем, по-моему, все должно пройти хорошо.
        - Надеюсь, - вздохнула Дженна и надела красные туфли, которые по невероятному стечению обстоятельств нашлись у нее в гардеробе.
        - Настоящая женщина-вамп, - подытожила Кэт. - Красная помада-то у тебя есть?
        - Есть. Только я и без нее сама себя не узнаю.
        - Ничего. Это сегодня вовсе не обязательно. Наоборот, тебе стоит открыть себя с новой стороны, отпустить свои инстинкты…
        - Страшно, - призналась Дженна.
        Ее накрыло волной смущения, как будто она была не взрослой женщиной, а неопытной школьницей, которую старшеклассник пригласил на «ужин с продолжением».
        - Он не маньяк! - с жаром заверила ее Мелисса.
        - А ты откуда знаешь? - с подозрением поинтересовалась Дженна.
        - Да так…
        - Лисси!
        - Ну был у меня с ним романчик. Совсем короткий, не смотри на меня так. Неделя или две…
        - Стоп! А почему мне никто не сказал?! - возмутилась Дженна.
        - А зачем? Разве это что-то изменило бы? - философски заметила Мелисса. - Я, например, не хотела портить тебе удовольствие. Он очень интересный человек.
        - О, теперь я в этом уверена! Раз уж моя подруга проверила…
        - Думай так, если хочешь. Но на твоем месте я бы даже не задавалась вопросом, сколько еще женщин проверяли то же самое, - сказала Кэт.
        - О'кей, - выдохнула Дженна. - О'кей, о'кей…
        - Это новая медитация? - полюбопытствовала Мелисса, которая очень интересовалась разными направлениями духовного самосовершенствования.
        - Типа того. Самогипноз. Убеждаю себя, что все будет хорошо. Что я просто иду поразвлечься в приятной компании, доставить себе удовольствие как женщине, и к черту всякие там моральные ценности.
        - О! Давайте-ка устроим сеанс массового гипноза! - обрадовалась Кэт.
        И подруги с энтузиазмом принялись убеждать Дженну в том же самом: что все нормально, что она правильно поступает, что она самая красивая, непременно станет королевой вечера и сразит своего кавалера наповал.
        Кэт сказала, что ей незачем брать машину, потому как, во-первых, «форд» по цвету и стилю не очень подходит к платью, а во-вторых, Марк наверняка подвезет ее после ужина. Дженна чувствовала себя так, будто отрезает себе все пути к отступлению, но признала, что соображения Кэт не лишены здравого смысла.
        Кэт и Мелисса подвезли ее до «Аргентины», аккуратно расцеловали в щеки, чтобы не смазать макияж, и благословили на романтическое приключение. Дженна поблагодарила их за все и с тяжелым сердцем, но прямой спиной вошла в ресторан.
        Это было уютное и довольно дорогое заведение с интерьером в этническом стиле, где редко проходили деловые переговоры и часто - всякого рода личные встречи. Дженна здесь никогда прежде не бывала. К ней подплыл важный метрдотель неопределенного возраста:
        - Добрый вечер, мэм. Изволите столик?
        - Здравствуйте. У меня встреча с мистером Бонелли, он должен был сам заказать столик…

«Если он не пришел, еще не поздно слинять», - малодушно подумала Дженна.
        - Ах да, проходите, пожалуйста. Ваше место - в дальнем конце зала. Мистер Бонелли ожидает.

«Значит, судьба», - решила Дженна и направилась туда. И пусть в походке от нервного напряжения появилась некоторая деревянность, она все равно притягивала восхищенные мужские взгляды, как магнит. Красивое лицо. Красивое тело. Одежда, призванная это подчеркнуть.
        Эти взгляды липли к ней, как металлические стружки, но ощущала она их не твердой поверхностью магнита, а голой кожей. Все, кроме одного.
        Кроме взгляда Морган Фримена, который не остался на коже, а прожег насквозь.
        Дженна запнулась на полушаге. В душе взорвалось смятение. Как?! Что же делать?
        Морган смотрел на нее во все глаза и, кажется, не до конца верил, что это она. Вид у него был точь-в-точь как у человека, проглотившего собственный язык. Он сидел в нескольких ярдах от нее за столиком на двоих. Второе место пустовало.
        - Мистер Фримен. - Дженна медленно кивнула.
        - Привет, Дженна. - Видно было, что он хочет добавить что-то еще, но сдерживается. Потом не удержался: - Вижу, что не напрасно отпустил тебя сегодня раньше обычного.
        Она смущенно улыбнулась:
        - Считаю за комплимент. Спасибо.
        - Я предложил бы тебе присесть, но…
        - Нет-нет, у меня встреча. Извините меня.
        Морган кивнул:
        - Приятного вечера, Дженна.
        - И вам.
        Он усмехнулся. Дженна не поняла почему, но решила не выяснять.
        - Дженна?
        Ее ждали за соседним столиком. Черт подери, за соседним столиком!!!
        Дженна готова была испробовать каскадерский трюк из голливудских блокбастеров, о котором давно мечтала, - выпрыгнуть ласточкой в окно. Но до окна далеко, и слишком близко парковка. А у умных героев всегда все предусмотрено или просчитано.
        Марк Бонелли оказался знойным брюнетом среднего роста с ранней сединой на висках. Ничего. Но и ничего особенного тоже. Впрочем, случайная встреча с Морганом подействовала на Дженну как ледяной душ, и если до того ей почти удалось убедить себя, что все отлично и будет только лучше, и она нашла для себя отличный выход из затянувшегося одиночества, то теперь эта дырявая ширма от совести и вовсе стала ни к чему.
        Хорошо, что у нее был большой опыт по удержанию улыбки на лице в самые трудные моменты.
        - Добрый вечер, Марк.
        Он встал и галантно помог ей сесть. Слава Всевышнему, Марк усадил ее не по диагонали от Моргана, а на одной линии с ним. Ей хотя бы не придется смотреть ему в глаза. Ощущение присутствия - наименьшее из зол, возможных в этой ситуации.
        Дженна чувствовала себя так, будто платья на ней нет совсем.
        - Я и подумать не мог, что мне повезет настолько.
        - Вы мне льстите.
        - Отнюдь нет. Это вы польстили мне согласием на встречу, Дженна. Предлагаю заказать вина и выпить за счастливые случайности и подарки судьбы.
        - Да, конечно.
        - А тот человек, с которым вы поздоровались…
        - Мой босс.
        - О-о-о… - Марк понизил голос: - Не желаете ли пересесть?
        - Спасибо. Все в порядке.

«Бежать - недостойно», - напомнила себе Дженна. Хорошо, что ее совесть хоть в этом на ее стороне. Дженна решила успокоить расшалившееся сердце чтением меню.
        Подоспел вышколенный молоденький официант, принял заказ и испарился.
        Дженне казалось, что какой-то шутник-извращенец утыкал ее стул иголками. Руки девать было отчаянно некуда, и она от безысходности терзала салфетку. Но продолжала улыбаться. Марк смотрел на нее глазами сытого кота, перед которым поставили блюдо с форелью. Предвкушение удовольствия, которое по объективной причине нужно отложить на потом, так и светилось в его глазах.
        - Итак, Дженна… - Марк откупоривал бутылку, принесенную официантом. - У вас, кстати, очень красивое имя. Но я хотел бы обращаться к вам на «ты».
        - Пожалуйста.
        - Тебе здесь нравится?
        Дженне, конечно, могло бы здесь понравиться. Если бы она пришла сюда, скажем, в компании Мелиссы и Кэт, чтобы отметить какой-нибудь свой девичий праздник в душевной компании. Сейчас ей здесь было плохо. Она чувствовала себя неуютно перед человеком, что сидел напротив, и сгорала от стыда перед другим - сидевшим сбоку.
        - Да, здесь очень мило. Я тут, честно говоря, впервые. Но все…
        Дженна запнулась. Между столиков к ним шла Хелена Фримен в нежно-изумрудном бархатном платье. Дженна опознала ее по знакомым драгоценностям. Ее наряд был блистателен. Ее лицо было уставшим и злым, но безукоризненно накрашенным.
        - Все великолепно, - закончила Дженна.
        Значит, вот так. Не удар судьбы, нет, - так, оплеуха. В ушах до сих пор звенит… И ей еще было стыдно перед Морганом! Ах, подумать только, как это низко - назначить незнакомому мужчине свидание вслепую, чтобы приятно провести время и пощекотать женское самолюбие! Какой позор! А Морган - примерный семьянин. Вот, ужинает с законной супругой. И все у него хорошо. Наверное, мирятся после недавнего инцидента… А ты, Дженна, сиди и смотри на двух голубков! Такова твоя доля! Ну уж нет!
        - Марк, - проворковала Дженна совсем другим тоном, - ты не против, если я отлучусь на минуточку? Попудрить носик.
        - Конечно, Дженна. Я буду ждать, сколько понадобится.
        - Отлично! А потом с меня - тост.
        Дженна танцующей походкой направилась в сторону дамской комнаты. Она не знала, смотрит ли на нее Морган. Смотрели другие - это точно. Но он тоже должен, должен смотреть, должен видеть, что она молода и красива и что ей очень хорошо живется в этом мире!
        По счастью, в туалете никого не было, и Дженна на несколько минут осталась одна. Здесь было много зеркал, видимо, чтобы дамы могли лишний раз полюбоваться своими нарядами и удостовериться, что к ним не пристало ни единой пылинки. Дженна едва узнала женщину в отражениях - слишком высокая на этих каблуках, слишком яркая, слишком сексуальная.
        Хорошо. Славно. Это именно то, что нужно. Ей хотелось бы прокричаться, на худой конец - беззвучно, но гулкое, как пустота, отчаяние уступило место какой-то злой веселости.
        Морган ничего не заподозрит. Морган будет уверен, что она - сердцеедка, которая только на работе выглядит как серая мышь. Морган поймет наконец, что она женщина. Даже если ей придется вывернуться наизнанку.
        Кстати, кто знает, может, это поможет? Вдруг у нее внутри и правда живет роскошная обольстительница? А вот и проверим!
        Макияж Дженны был безупречен - даже поправить нечего, но зато ей удалось поколдовать над прической. Дженна распустила пучок, взбила волосы пальцами и нарочито небрежно уложила в пучок, оставив несколько прядок. Дерзкий эффект ей понравился. Сегодня же вечер четверга, а не утро понедельника. Время для совсем других масок!
        И никаких слез.
        И пусть Морган хоть на мгновение пожалеет, что такая женщина сегодня не с ним.
        Ее перевоплощение не прошло для Марка незамеченным - он весь аж потянулся ей навстречу. Дженна ослепительно улыбнулась ему. Она заставила себя взглянуть на Моргана, когда проходила мимо его столика. Их взгляды пересеклись. Естественно, он ничего не сказал, но Дженне показалось, что его зрачки чуть расширились.
        И хватит, пожалуй, смотреть на несбывшуюся мечту. Дженна сняла очки. Видела она без них плохо, слава богу, что не спотыкалась о мебель, но зачем они ей сейчас? Марк сидит близко, его ей прекрасно видно.
        Как приятно, когда ты не одна. Пусть даже твой кавалер - всего лишь статист на роли, которую ты ему отводишь.
        Дженна и сама играла. Она была вдохновенна и неподражаемо хороша. Она щебетала без умолку, ее реплики искрились остроумием, она улыбалась, как солнце, она охотно смеялась шуткам Марка. Даже если бы ей на самом деле было очень хорошо, она бы не смогла это так великолепно продемонстрировать. Марк таял и даже, кажется, был чуточку в нее влюблен. Ничего страшного. Этот ловелас - не тот человек, чьи чувства она будет щадить. Она всего лишь сто двадцатая или двести первая - какая разница?! - женщина в его коллекции, ничего с ним не случится, если она ему в чем-то откажет. А откажет ли она ему, это еще вопрос.
        Марк не произвел на нее особого впечатления. Если совсем честно, то она немного, не понимала, почему он имеет такой успех у женщин. Ну да, недурен собой. Умен, даже скорее хитер - недаром решает аналитические задачи. Умеет говорить комплименты - этого не отнять. Неужели женщины настолько на них падки? Выходит, что да.
        В представлении Дженны, правда, идеальный мужчина - это совсем другое. Он сдержан и в то же время энергичен. От него веет силой. Он с легкостью решает любые проблемы. Ему всегда хочется уступить место у руля.
        Вот, например, Морган… Дженна чувствовала его присутствие - по обращенному к нему боку то и дело пробегали щекотные мурашки. Она знала, всем существом знала, что он близко, хотя и скрыт от нее туманной пленкой - близорукость…
        Дженна намеренно не слушала, о чем идет разговор за соседним столиком, да и Хелена и Морган ей в этом помогали - разговаривали мало и очень тихо. Марк, наоборот, заливался соловьем. Перед подачей десерта он пригласил ее на танец.
        У него были горячие, но слегка влажные ладони. Дженна чувствовала, с каким сладострастным наслаждением он кладет их ей на спину. Ей было немного не по себе от этого, но она концентрировалась на другом: она когда-то неплохо танцевала и хотела продемонстрировать это Моргану. Зачем? А почти что просто так. Пусть видит, какая талантливая девушка ходит у него в секретаршах…
        - Ты божественна, - прошептал Марк ей на ухо.
        Видимо, начитался специализированной литературы, в которой пишут, что женщинам нравится, когда им что-то говорят в ухо. Дженне же от его дыхания было только щекотно.
        - Спасибо, - мурлыкнула она.
        - Послушай, я уже просто с ума схожу. Может быть, к черту его, этот десерт?
        - К черту его, - повторила Дженна, думая о Моргане. - Но я бы все-таки выпила чаю.
        - Твое желание - закон, - согласился Марк, и по его интонации Дженна поняла, что одними поцелуями ей не отделаться.

        Думай, голова, думай! Эх, надо было ехать на «форде»…
        - Марк, Марк, подожди же…
        - Что такое, дорогая? - спросил он и снова впился страстным поцелуем ей в шею.
        Дженне вспомнились фильмы про вампиров, которые она в детстве любила странною любовью, сильно замешенной на страхе.
        - Марк, по-моему, ты слишком торопишься! Погоди!

«Раньше надо было думать, - резонно заметил внутренний голос. - В ресторане. Когда устраивала все это шоу с обольщением».
        С ним сложно было не согласиться. Если она срочно ничего не придумает, то все может обернуться для нее очень неприятными последствиями.
        Марк хотел отвезти ее на пляж, но она сказала, что ей пора домой. Он не стал возражать, но до дома ее так и не довез, остановился у обочины возле парка… Не совладал с собой. Звать на помощь было бы странно и нечестно: сначала весь вечер вертеть перед Марком хвостом, а теперь обвинить его в попытке изнасилования?
        - Марк, остановись! Мне плохо! - выпалила Дженна.
        Он с трудом отвлекся от своего занятия. Глаза у него были полусумасшедшие.
        Дженна начала с шумом хватать воздух ртом.
        - Дженна?!
        Она прижала руки к груди и сделала вид, что задыхается.
        - Что с тобой?! - Марк уже испугался не на шутку.
        - Астма, - проговорила Дженна одними губами и дрожащей рукой потянулась к сумке. Она не очень ясно представляла, как у астматиков возникает приступ, и уповала только на то, что Марк тоже этого не знает.
        - Боже, сейчас! - Он схватил сумочку сам и принялся лихорадочно рыться в ней. Естественно, ничего не нашел.
        Дженна накрутила себя до такого состояния, что из глаз потекли слезы, размазывая безупречный макияж. Теперь это уже не важно. Шевельнулись угрызения совести по поводу Марка. Вот кто тут единственная жертва…
        Впрочем, совесть быстро унялась: она же по-человечески просила отвезти ее домой.
        Дженна - этот вечер стал бы, наверное, ее актерским бенефисом - забилась в конвульсиях, которые уже больше напоминали эпилептический припадок. Может, конечно, она и перегибала палку, но было действенно: Марк ошалел от ужаса, и дурман страсти явно выветрился из его сознания. Он вспомнил что-то из курса оказания первой медицинской помощи и нашарил в бардачке бумажный пакет:
        - Держи!
        Хорошо, что Дженна слышала об оказании первой медицинской помощи то же самое и сообразила, что в этот пакет нужно дышать.
        Да, вот такой вот странный Марку попался астматик…
        Еще минуты три она «успокаивалась». Марку пришлось успокаиваться в прямом смысле слова. Он сделал большой глоток из фляжки, которую достал из-под сиденья.

«Ай-ай-ай, как не стыдно, ты же за рулем, - подумала Дженна. - Тебе же еще меня домой везти».
        В принципе, можно бы выпасть из машины и сымитировать для верности приступ рвоты, но Дженна не была уверена, что ей на это хватит актерских способностей. Ладно, это оставим на крайний случай.
        Марк смотрел на нее с жалостью и опаской.
        - Извини, у меня всегда так в интимные моменты, - пожаловалась она. Господи, прости. Но после сегодняшнего представления это уже такая маленькая ложь… - Поэтому у меня и нет парня. Мало кто выдержит такую реакцию на… ну ты понимаешь. А я, как суеверная дура, не взяла с собой лекарство. Думала, буду знать, что его нет, и как-нибудь справлюсь с приступом. Силой мысли.
        - Да уж, - мрачно сказал Марк. - Давай я отвезу тебя домой.
        - Давай, - согласилась Дженна.
        Похоже, одну вещь она сказала ему честно: дура она. И ничего тут не попишешь.

8

        Морган чувствовал себя так, будто его кто-то не очень больно, но долго и обидно бил. Совершенно, конечно, неподобающее чувство для взрослого и сильного мужчины, но деваться некуда. Единственное, что он мог сделать, - это не подавать виду, а еще лучше - наплевать на свои чувства. Ему нередко приходилось это делать, опыта не занимать.
        Он даже вряд ли смог бы ответить, что доставляло ему больше «радости»: присутствие Хелены или поведение Дженны. Такой Дженны, которую он не знал.
        Впрочем, Дженна-то тут при чем? Она свободный человек, в нерабочее время имеет полное право делать все, что ей заблагорассудится, с тем парнем она смотрится неплохо - эффектная блондинка и знойный брюнет - и вообще, монашеских обетов она, помнится, не давала.
        Он, конечно, мог привыкнуть к тому, что Дженна в каком-то смысле только его, что она все время рядом с ним, но было бы жестоко, глупо и несправедливо требовать, чтобы у нее не было никакой личной жизни.
        А так хотелось…
        - Фримен, очнись.
        Моргана всегда передергивало, когда жена называла мужа по фамилии. Как-то это… ну неправильно. Холодно и жестко. А потом его собственная жена стала так его называть, и его это перестало беспокоить.
        Он встретился с Хеленой взглядом. У нее были обвиняющие и злые глаза.
        - Я бы чувствовала себя лучше, если бы ты не пялился на ту блондинку в моем присутствии.
        - А я чувствовал бы себя лучше, если бы ты не спала с кем ни попадя, - холодно парировал Морган.
        - А с кем ни попадя я не сплю. У меня четкие критерии выбора партнеров.
        - Не знал. Какие же? Поделишься?
        - Ценю мужчин, которые готовы посвятить женщине чуть больше пары часов в неделю. - Хелена улыбнулась одними губами. - Твоя проклятая работа с самого начала стояла у меня поперек горла. И не только горла.
        - Знаешь, бывают женщины, с которыми и правда хочется быть, часто и подолгу, а лучше - все время, - Морган проигнорировал вторую часть высказывания, - но ты не такая, так что смирись.
        - Бывают и мужчины, которые способны удовлетворить… запросы своих жен.
        - Прости, дорогая, - Морган притворно вздохнул, - я никогда не смогу подарить тебе маленькую страну в южных широтах, где ты смогла бы развернуться по полной и утолить наконец измучившую тебя жажду власти.
        За соседним столиком раздался взрыв смеха, и он резанул по нервам Моргана гораздо сильнее, чем презрительное фырканье Хелены.
        - Так сразу и скажи, что ты слабак, - подытожила она.
        Раньше он впадал в ярость, когда она упрекала его в слабости. Теперь ему это тоже стало безразлично. Ну почти совсем.
        - Хелена, посмотри правде в глаза: для тебя кто угодно будет слабаком. Ты живешь только затем, чтобы вытереть об мужчину ноги. Ты просто не можешь допустить, что мужчина - это человек, тем более - человек, обладающий какими-никакими достоинствами. Тебе нужно только снова и снова убеждаться в том, насколько ты лучше. И если ни один из твоих… партнеров до сих пор не надавал тебе за это по шее, то они просто не успели разобраться, что к чему. До того, как ты их выпила до дна и бросила. Ты паучиха, которая сжирает того, с кем спаривается. Только и всего. - Морган отправил в рот кусок стейка. - Признай свою природу - тебе же станет легче.
        - Морган, ты пришел сюда, чтобы читать мне нотации?
        - Нет, я пришел сюда, потому что мне не нравится, как готовит твой повар.
        - Найми другого.
        - Не вижу смысла. Для меня это уже не имеет значения.
        - Морган…
        - Не начинай, все уже решено.
        - Не затыкай мне рот, Фримен.
        - Дорогая, береги жало. Укусишь сама себя - и тебе конец.
        Хелена запила оскорбление большим глотком минеральной воды.
        - Послушай, Морган, мы ведь здесь не для того…
        - Мне очень жаль, Хелена, но, похоже, не судьба нам о чем-то договориться. Я в твоем присутствии теряю способность мыслить. Но не думай, что тебе удастся этим воспользоваться: это значит, что я буду беседовать с тобой только в присутствии адвоката.
        - Морган, ты нарочно хочешь меня унизить?
        - Нет, что ты. Хотя что-то мне подсказывает, что у меня есть на это полное право. Может, чувство справедливости? - Морган промокнул губы салфеткой и будто случайно наткнулся взглядом на танцующую неподалеку пару.
        Дженна красиво двигается. А этот мерзавец рядом с ней… Господи, ну разве можно так прижиматься к женщине в публичном месте? Такие объятия больше подходят для заднего сиденья автомобиля.
        Мысль о том, что эти двое, возможно, туда и переместятся в скором времени, вызывала у Моргана ярчайшее отторжение.
        У него никогда не было претензий к местной кухне, но сегодня мясо почему-то горчило, вино было кислым, а все вместе вызывало тошноту. Морган не стал звать официанта и устраивать скандал. Шеф-повар - последний человек, которого Морган мог бы обвинить в своих проблемах.
        - Морган, тебе не кажется, что таращиться на незнакомых людей - неприлично? - поинтересовалась Хелена.
        - А кто сказал, что мы не знакомы? Это, между прочим, моя секретарша.
        - М-да? Куда же смотрели мои глаза, когда ты брал ее на работу?
        - Наверное, на симпатичную задницу какого-нибудь очередного охранника, - предположил Морган.
        Хелена посмотрела на бокал вина, который держала в руках, очевидно раздумывая, выплеснуть его Моргану в лицо или на рубашку, потом взвесила все, поставила бокал на стол, встала и ушла в дамскую комнату.
        Она никогда бы не стала устраивать прилюдный скандал. Она панически боялась слухов. Она не стала бы в сердцах убегать из ресторана - вдруг кто-то из знакомых оказался бы свидетелем некрасивой сцены?
        Но вот пробыть в туалете столько времени, сколько понадобится, чтобы источить все терпение Моргана и задействовать уже его нервы, - это запросто.
        Морган подозвал официанта, расплатился по счету, предупредил метрдотеля, чтобы Хелену со всеми почестями усадили в ее машину, и поехал в отель. Глупо тратить нервы на нее, если все равно знаешь, как все будет. Кстати, изумруды ей вовсе не идут. Зря только гонял Дженну. Жест получился красивый, но кто оценил его красоту?
        Мысли Моргана зацепились за имя Дженны, как летящая паутина за ветку. Он представил, как она приведет этого незнакомого, совершенно неподходящего ей мужчину в свой уютный маленький дом, и скрежетнул зубами. Вдавил педаль газа в пол. Скорее бы в укрытие, в замкнутый и надежный гостиничный номер, где на постели - холодный шелк, а в баре - вдоволь коньяка.

9

        Лицо Кэт не предвещало ничего хорошего. Она молчала. Дженна знала, что это не надолго. Ее драгоценная подруга никогда не отличалась особым терпением.
        Мелисса смешивала какой-то коктейль - в качестве последнего успокоительного средства.
        - Дженна, по-моему, мы друг друга неправильно поняли…
        Ну началось.
        - Кэт, не кипятись, самой тошно.
        - А отчего же тебе тошно? Оттого, что сама не знаешь, чего хочешь?
        - Нет. Знаю. - Дженна вздохнула. - Но получить не могу, а суррогаты меня не устраивают. Как выяснилось.
        - Ты хоть понимаешь, что ты наделала? Марк в депрессии! Шарахается от каждого шороха! К женщинам не подходит ближе чем на полтора метра!
        - Мне очень жаль.
        - Не ври, ничего тебе не жаль!
        - Выпей, Кэт. - Мелисса протянула ей бокал с темно-коричневой жидкостью. - И ты выпей. - Другой такой же достался Дженне. Третий бокал Мелисса оставила себе.
        - Лисси! Ну хоть ты вступись за меня! - взмолилась Кэт.
        - Милая, я не вижу, чтобы тебе угрожала опасность.
        - А она угрожает. Еще немного, и я умру от удара.
        - Да-да-да, помню-помню, у тебя больное сердце. Джен, конечно, не совсем права, но, по-моему, ей сейчас веселее, чем нам с тобой. Джен, может, расскажешь, что пошло не так?
        - Там был Морган.
        - Морган?! - в один голос выдохнули Кэт и Мелисса.
        - Он что, следил за тобой? - предположила Кэт.
        - Если и так, - Дженна усмехнулась, - то он придумал отличное прикрытие. У него был ужин с женой. И с моими изумрудами, - добавила она.
        - Готова поспорить на миллион баксов, что ты в красном платье смотрелась в десять раз эффектнее, чем его жена. Даже в этих несчастных изумрудах, - проговорила Кэт с такой гордостью, будто это было ее личной заслугой. Впрочем, платье и вправду принадлежало ей, с этим не поспоришь.
        - Кэт, увы, никто не станет спорить с тобой на миллион баксов, которого у тебя нет, - вздохнула Дженна. - Лично я уверена только в одном: мой образ навеки впечатался в память Марка.
        - Он тебе совсем не понравился? - с грустью спросила Мелисса.
        - Нормальный парень. Не в моем вкусе, и… похоже, я не из тех женщин, которые могут пойти на сближение без проскочившей искры.
        - Ну понятно. К тому же на глазах у своего любимого босса, - уточнила Кэт.
        - Ну-у… Да. Хотя я изо всех сил делала вид, что у меня на личном фронте все о'кей.
        И Дженна рассказала все в подробностях, включая приступ «неизвестной болезни».
        Кэт хохотала от души, добросердечная Мелисса жалостливо морщилась: видимо, представляла себя на месте незадачливого любовника.
        - Знаешь, Джен, - сказала она, когда Дженна закончила свой рассказ, а Кэт вытерла слезы, смешанные с тушью, - может, я и не права, но, похоже, все-таки придется что-то придумывать с Морганом…

        Мелисса озвучила мысль, которая терзала Дженну даже не со вчерашнего дня - с того самого утра, когда она угощала его завтраком.
        В пятницу Моргана не было на работе, он поехал на встречу с какими-то перспективными программистами в Кейп-Корал. Дженна поделала рутинные дела до обеда, потом ее отпустил сам генеральный («Дженна, солнце, ты трудоголик, немедленно на отдых!»). После этого Дженна с чистой совестью и тяжелым сердцем - она переживала за Моргана - пошла домой, готовить ужин к приходу Мелиссы и Кэт, в процессе которого и произошел вышеописанный разговор.

        В понедельник Морган был, и был мрачнее тучи, и Дженна почувствовала это еще до начала рабочего дня: в семь сорок пять он позвонил ей и попросил напечатать к его приходу кое-какие документы, которые он из командировки переслал ей по почте. Ей это показалось странным, потому что Морган всегда, был очень деликатен и раньше восьми тридцати ей не звонил. Голос его звучал как из загробного мира. Но вопрос
«Все ли в порядке?» застрял у Дженны в горле: это явно был не тот случай, когда надо проявлять участие.
        Лучшее, что можно сделать, - это сделать то, о чем он просит.
        Дженна торопливо оделась - шелковая блузка цвета морской волны и узкая юбка чуть короче, чем она носила раньше, собрала волосы в хвост, сделала простой макияж с акцентом на глаза и помчалась на работу. Похоже, сегодня Морган хочет, чтобы кабинет к его приходу имел «обжитой вид».
        У Дженны проскользнула шальная мыслишка, что он недоволен ею из-за «показательного выступления». Хотя с чего бы ему быть этим недовольным? Она не клялась ему хранить девственность до свадьбы… и «быть верной во всех отношениях» ему одному - тоже.
        - Привет! - Он пронесся через приемную как метеор. Нет, он был слишком тяжел для метеора - как метеорит. Увесистый, с большим содержанием металла.
        - Здра…
        Звук закрываемой двери.
        - …вствуйте, мистер Фримен, - вздохнула Дженна и стала заливать кипятком заварку в чайнике на уже сервированном подносе.
        Когда она постучала в дверь, он не сразу ответил. Войдя в кабинет, Дженна с опаской подняла на него глаза. Улыбнулась самой теплой из своих улыбок.
        - Чай? Спасибо, Дженна, что бы я без тебя делал…

«Да все то же, что и со мной, может быть, только чуточку медленнее», - подумала она.
        Сейчас ей удались рассмотреть, какое у него усталое - это после двух-то выходных и командировки в прелестный город! - лицо. И глаза сильно не выспавшегося человека - с красными прожилками на белках.
        - Как твои дела, Дженна?
        - Все хорошо, мистер Фримен, спасибо. Что-нибудь еще?
        - Как выходные?
        - Хорошо, а ваши?
        Морган сделал неопределенный жест рукой. Он смотрел на нее напряженно, будто ждал какого-то важного ответа.
        - Если я могу вам чем-то помочь, мистер Фримен, пожалуйста, скажите мне, - отважилась Дженна.
        - Конечно, скажу. Кто, кроме тебя, сможет мне помочь… Но пока чай. Спасибо. - Морган о чем-то задумался, потом поднял со стола папку с отчетами и углубился в чтение.
        Дженна кивнула в пустоту и вышла.
        Что-то с ним творится неладное.

        На четыре было намечено очередное совещание, на котором Морган в очередной раз блистал идеями и докладывал о встрече с рабочей группой из Кейп-Корал, в которой много талантливых ребят, талантливых настолько, что их стоит сразу вербовать на работу, пока не перехватили конкуренты.
        Дженна, глядя на то, с какой жадностью он набросился на поданный Кэтлин кофе, заподозрила, что он не спал ровно столько, сколько она его не видела.
        Закончили, как водится, только к семи. На обратном пути в кабинет Морган на ходу надиктовывал Дженне задачи, которые только что пришли ему в голову. Дженна пересчитала пункты в списке - девять. Всего девять. Обычно бывает не меньше пятнадцати.
        Он попросил еще одну чашку кофе. Дженна представила себе, что сейчас происходит с его сердцем, и ей стало нехорошо.
        - Мистер Фримен, может быть, все-таки без кофеина? - взмолилась Дженна.
        Морган посмотрел на нее, потом на часы:
        - Неплохая идея. Скоро спать.
        Кажется, он заговаривается.
        Морган прошел в кабинет, а Дженна осталась в приемной. Примчался Джимми:
        - Милая, Морган свободен?
        - Нет, к сожалению, - соврала Дженна.
        Ох и попадет ей, если ложь откроется…
        - Ладно. - Джимми махнул рукой. - Завтра зайду.
        За ним закрылась стеклянная дверь.
        - Хранишь мой покой? - усмехнулся Морган, появившийся на пороге кабинета.
        - Из-звините, мистер Фримен… Я подумала…
        - Все ты правильно подумала, только больше так не делай. Я чувствую себя неуютно, когда женщина пытается меня контролировать.
        - А я не контролирую, я оберегаю, - улыбнулась Дженна, довольная, что нагоняя за недобросовестное исполнение обязанностей не будет.
        - Тем более. Все должно быть наоборот, если ты понимаешь, о чем я. - Он посмотрел на нее долгим взглядом. - Хорошая ты, Дженна. Слушай… Можно попросить тебя об одной вещи? Только это очень личное.
        Дженна помолчала. Ее мучили противоборствующие чувства: с одной стороны, ей безумно хотелось крикнуть: «Да! Да! Да!» - и ринуться выполнять его просьбу. Чтобы он стал хоть чуточку счастливее. С другой стороны, что, если он попросит ее выбрать для супруги, скажем, белье от-кутюр?!

«Кто, кроме тебя, может мне помочь, Дженна».
        Вдруг это вопрос жизни и смерти?!
        - Да, - кивнула она.
        - Спасибо. Зайди в кабинет, будь добра, неудобно разговаривать на пороге.
        Дженна налила в чашку кофе, подхватила поднос и вошла в кабинет. Что происходит? Какие-то тайны? Морган никогда так себя не вел. Впрочем, в последнее время он только и делает, что ведет себя так, как никогда прежде.
        По сути дела, она тоже.
        Жизнь меняется?
        Еще бы знать, в какую сторону…
        - В общем, дело такое, Дженна. - Он приступил к разговору сразу, без обиняков, как будто прыгнул в ледяную воду. Не притронулся к кофе. - Есть один человек, отношения с которым у меня закончились очень некрасиво и болезненно. Мой друг. Лучший друг. Мы расстались врагами. Шесть лет не виделись и не разговаривали. Я думал, что он предал меня, но это не так. И с тех пор, как я это понял, меня мучает страшное чувство вины. Я хотел бы попросить у него прощения, поговорить с ним. Но я трус, Дженна, да-да, и не перебивай меня. Я уже несколько раз пытался ему позвонить - и не смог, рука не держит трубку телефона. Ты можешь найти его для меня и сказать ему, что я полностью признаю свою вину? Помоги мне, Дженна, мне самому не хватит сил на эту простую вещь.
        Дженна стояла, потрясенная.
        Это была гораздо более личная просьба, чем выбор белья для миссис Фримен. Дженна раньше и подумать бы не смогла, что Морган обратится к ней с такой просьбой. Какое же это испытание для мужчины - признать свою слабость! Значит, он совсем в отчаянии, раз пошел на это?
        Или это между ними что-то изменилось? Может быть, появилось что-то, что теперь позволило ему все это сказать вслух?
        Не время пускаться в рассуждения!
        - Да, мистер Фримен, я сделаю это для вас, - произнесла Дженна как слова какого-то ритуала.
        - Спасибо. - Он выдохнул.
        Дженна поняла, что Морган все это время сверлил ее взглядом, не дыша.
        - Пока не за что, - улыбнулась она.
        - Нет, есть за что. За то, что ты есть, - улыбнулся в ответ Морган.
        Кровь бросилась Дженне в лицо. Сегодня ей с этими словами засыпать. Господи, неужели он такое ей сказал?! Это похоже одновременно на сон, на сказку и на голливудский фильм. И верится с трудом.
        Но у Дженны не было причин сомневаться в искренности Моргана.
        - Его имя Бенджамин Боуи. Вот его старый адрес и домашний телефон. - Перьевая ручка в пальцах Моргана летала над листком бумаги. - Держи.
        - Хорошо. Мне лучше заняться этим прямо сегодня? - уточнила Дженна.
        Измученный взгляд Моргана был ей ответом.
        - Поняла.
        - Нет, Дженна, я не прав. Твой рабочий день уже закончен, и ты имеешь полное право идти домой. Прости, что так часто злоупотреблял твоей добротой.
        - Спасибо, мистер Фримен. За… доверие. - Дженна чувствовала, что не стоит этого говорить, а то разговор рискует превратиться в обмен любезностями, а потом и нежностями… А так как нежности пришлось бы расточать ей одной, то тем более не стоит.
        Но уж очень много тепла к нему было в этот момент у Дженны на душе.
        Она поехала домой, однако на сердце было неспокойно. Чем дальше, тем больше она волновалась из-за просьбы Моргана. Что произошло между ним и этим загадочным Бенджамином Боуи?

        Душ никак не желал выдавать воду нужной температуры, Дженна чувствовала себя то креветкой, которую варят изощренным способом, то овощем, который для сохранения свежести ополаскивают холодной водичкой. Микроволновка, работая в привычном режиме, умудрилась сжечь цыпленка если не дотла, то до неприятной черноты; нарезая салат, Дженна полосонула по руке ножом, и все бы ничего, если бы несколько капель крови не упали в миску с редисом и латуком - есть это Дженна уже не могла по необъяснимым причинам.
        Жуя сандвич с тунцом, Дженна обещала желудку, что подарит ему порцию мягкого мороженого, чтобы искупить вину за сухомятку.
        В холодильнике предательским образом закончилась кола - последняя банка оказалась открытой и уже наполовину пустой.
        Дженна решила, что сегодня слишком неблагоприятный день, чтобы звонить Бенджамину по сверхважному вопросу. В такие дни лучше всего держаться подальше от колюще-режущих предметов, сидеть с ногами на диване, кутаться в плед и смотреть телевизор. Нет, телевизор - тоже опасно, электричество как-никак…
        Но совесть свирепствовала. Дженна поняла, что будет ощущать себя неупокоенным духом, у которого на бренной земле остались незавершенные дела, пока не сделает то, чего от нее хотел Морган.
        Ей всегда был чужд страх телефонных разговоров, присущий множеству людей, может, поэтому она и преуспела в своей работе. Но сейчас ее колотило, как под током.
        Вдруг это оттого, что она вмешивается в какой-то процесс, которого не должна касаться?
        Дженна была чужда мистики и прочих проявлений мифологического сознания у современного человека, но такая мысль все же закралась ей в голову. Она точно знала, что есть вещи, которые мы можем менять, - и есть в мироустройстве то, на что посягать мы права не имеем.
        Ах, хватит схоластики, средневековые богословы уже сделали в этом плане все, что могли!
        Дженна решительно сняла трубку, кусая губы, походила с ней по комнате минуты три-четыре, а потом набрала по бумажке номер, хотя запомнила его наизусть с первого прочтения.
        Гудок. Гудок. Еще один.
        - Алло? - Низкий, богатый модуляциями голос, может быть, даже специально поставленный.
        - Здравствуйте, - профессионально проворковала Дженна. - Могу ли я поговорить с Бенджамином Боуи?
        Пауза. Дженна уже почти на сто процентов была уверена, что это он.
        Черт! Она же совершенно не продумала, что ему скажет! Эта простая вещь почему-то совершенно вылетела у нее из головы.
        - Да, я слушаю вас, - любезно согласился голос.
        - Здравствуйте, мистер Боуи…
        Дженна знала, что незачем здороваться второй раз, но чувствовала себя пустой и глупой, как фарфоровая ваза.
        - Здравствуйте, мисс… - Кажется, он улыбнулся.
        - Маккалистер, - подсказала она. - Дженна Маккалистер.
        - Чем могу быть полезен, мисс Дженна Маккалистер?
        Сильный мужчина. С развитым чувством собственного достоинства. Охотно берет инициативу на себя, но не из желания принизить собеседника, а чтобы помочь. Наверное, хороший человек.
        - Мистер Боуи, у меня к вам очень важное дело, но я боюсь, что это не телефонный разговор. Мы могли бы встретиться лично?
        - Какое важное дело, мисс Маккалистер? - Кажется, он снова улыбнулся, на этот раз - снисходительно.
        Дженна помолчала. Сказать? Соврать? Найти предлог?
        - Боюсь, что, если я скажу, вы откажетесь, - ляпнула Дженна.
        - Вот как? Тогда не стоит ли мне отказаться сразу?
        - Не стоит, - убежденно сказала Дженна.
        - Хм…
        Надо было сразу же вешать трубку, подумала Дженна. И ехать по этому адресу, раз уж он оказался верным. И брать Бенджамина в осаду, если потребуется.
        - Понимаете ли, мисс Маккалистер, мне звонит очень много молодых прекрасных девушек. И все хотят от меня что-то получить. В основном - шанс в жизни. Я не сомневаюсь в ваших красоте и таланте, но не уверен, что смогу вам чем-то помочь, по крайней мере, сейчас. Но если вы пришлете мне свое резюме и портфолио - не сомневаюсь, что раз вы знаете мой телефон, то и адрес у вас есть, - я вам…
        - Нет-нет, мистер Боуи, у меня к вам дело абсолютно личное! В общем, я звоню по просьбе Моргана Фримена.
        Этот человек ей нравился, хотя она о нем не знала ничего, кроме имени и того, как звучит его голос. Он не может, не должен ее оттолкнуть.
        Пауза затянулась дольше, чем позволяли правила приличия.
        - Мисс Маккалистер…
        - Пожалуйста, давайте встретимся! Это вопрос жизни и смерти.
        Дженна прекрасно знала, что так дела не делаются. Но ее будто что-то вело именно в это русло, что-то подсказывало, что бесполезно быть энергичной и напористой, бесполезно быть мягкой, как сладкая вата, и любезной. Нужно быть честной.
        - Хорошо. - Его голос стал жестче. - Приезжайте. Как вы хотите - ко мне домой или в какой-нибудь ресторан?
        - Решать вам.
        - Тогда давайте домой. Нам ведь не до публичных мест, правильно? Жду вас через час.
        Гудки.
        Он разозлился. Или расстроился. «Я думал, что он меня предал, а потом узнал, что это не так»…
        Сразу же вспомнились другие слова Моргана - «за то, что ты есть». Дженна бросилась к шкафу. Где-то должно быть голубое платье. Голубой располагает к доверию и помогает вести переговоры…

        Она никогда не бывала в этом районе - не приходилось. Кей-Бискайн - спальный райончик для успешных людей, для тех, кому хочется, придя домой с утомительной, всепоглощающей работы, ощутить уют, комфорт и насладиться прелестью райского уголка. Здесь дома строились вдоль береговой линии, и почти из каждого дома узенькая дорожка - или дорожка пошире, кому как нравится, - вела на пляж. Дженне было не до пляжа и тем более - не до плавания. Она неуверенно вела машину по ухоженной, зеленой улочке. Казалось, даже пальмы здесь растут не обычные, а топ-класса - либо очень ровненькие, либо нарочито изогнутые, экзотичные.
        Дом номер сто семнадцать. Заросшая изгородь - наверняка совокупный шедевр садовника и ландшафтного дизайнера. Не на всех домах были таблички с номерами, а на этом - была, причем стилизованная под старину. Дженна припарковалась, вышла из машины, оправила подол платья, потеребила пальцами шейный платочек и позвонила в звонок у калитки.
        - Представьтесь, пожалуйста, - попросил тщательно замаскированный домофон уже знакомым ей голосом.
        - Дженна Маккалистер. - Она на всякий случай улыбнулась и поискала глазами камеру наблюдения.
        - Входите, мисс Маккалистер.
        Калитка медленно, как в мистическом триллере для подростков, начала открываться. Мнимая простота - и много технологий под личиной небрежной эстетики.
        Дженна оказалась в саду, в котором сразу терялось ощущение пребывания в современной Флориде. В нем было что-то неуловимо европейское, может быть, испанское… сам дом с галереей, тонкими декоративными колоннами и тончайшим орнаментом украшений тоже был выстроен в испанско-мавританском стиле. Сразу вспомнился дворец Альгамбра. Может быть, внутри - дворик с мозаичными полами?
        Дурманяще-сладко пахли крупные белые цветы на одном из кустарников, Дженна, к стыду своему, не знала его названия.
        На крыльце стоял очень высокий человек с густой черной бородой. Дженна кивнула и поспешила туда по мощенной белой плиткой дорожке. Хорошо, что не белым камнем - наверняка сломала бы каблуки.
        Он смотрел на нее испытующе и настороженно, будто пытался без металлоискателя определить, не принесла ли она с собой гранатомет компактной модели или, скажем, огнемет. Так смотрят на людей, которым абсолютно не доверяют и которым ни за что не подставят спину.
        И почему он пригласил ее сюда?
        Может, потому, что для него это так же важно, как для Моргана?
        - Здравствуйте, мистер Боуи.
        - Еще раз добрый вечер, мисс Маккалистер. Проходите.
        Дом внутри оказался просторным и светлым, без внутреннего дворика, но с интерьером в колониальном стиле. Дженне было предложено сесть на низкий, молочного цвета диван. Хозяин дома расположился в кресле. Поразительно красивая мексиканка, которой впору было бы блистать на обложках глянцевых журналов, принесла поднос с чаем. Бросила на Дженну ревнивый взгляд - будто ожгла огнем. Наверное, она тоже считает себя женщиной хозяина. Дженна вздрогнула: почему тоже?
        - Может быть, вам принести чего-то еще? Кофе? Минеральной воды? - спросил Бенджамин.
        - Нет, спасибо, чай отлично подойдет.
        Он пил чай, как и Морган, - очень крепко заваренный. Из молочно-белого фарфора.
        Он не спешил ей помочь, не начинал разговор, даже о погоде. Просто молчал и все. С Моргана причитается. Десять отгулов к основному отпуску. Собственно, просто отпуск тоже подойдет.
        - Итак, мистер Боуи, я уже обозначила тему разговора… - Слова находились только какие-то сухие, скучные, как черный текст на белой бумаге. Причем текст накладной, а не стихотворения.
        Кивнул. Едва заметно нахмурился. Встал, достал из бара бутылку - ром? - и налил себе в чашку. Аромат достиг нервных ноздрей Дженны. Точно ром.
        - Вам?
        - Нет, спасибо. Я… не за тем. То есть…
        - Кто вы ему?
        - Ассистент. Первый помощник.
        Бенджамин скептически приподнял бровь:
        - Да?
        Звучало как: «Всего лишь?»
        - Да, - твердо сказала Дженна. - Он меня попросил. Найти вас. - Речь давалась ей с трудом, как после тяжелой болезни, когда в голове пусто, а мысли разбредаются во все стороны, как стадо овец без пастуха. - Если честно, я не знаю, что с ним, но что-то явно происходит. Он меняется.
        Бенджамин не перебивал.
        - И он очень редко обращается ко мне с личными просьбами. А тут… Он попросил найти вас. Нет, это я уже говорила. Он хотел, чтобы вы узнали, что он чувствует себя очень виноватым перед вами. Что теперь понимает, что вы - не предатель. Что ваша дружба напрасно разорвалась. Больше я, к сожалению, ничего не знаю.
        - А почему он сам мне этого не захотел сказать? Хотя бы по телефону?
        - Он пытался, но ему не хватило смелости. Морган… Мистер Фримен потому и попросил меня о помощи. Чтобы я это вам передала.
        Бенджамин долго смотрел на нее, через глаза всматриваясь в самую сердцевину души, потом отвел взгляд. Задумался.
        Дженна чувствовала, как часы ее жизни отсчитывают секунды и минуты. Может быть, это шум крови в ушах? Или ощущение сродни тому, что испытывают смертники в последнюю ночь?
        - Он больше ничего не сказал?
        - Нет.
        - Вы говорите, что он изменился в последнее время, Дженна. Что именно изменилось? Ну кроме этого странного поступка, который совершенно ему не свойствен - я имею в виду обращение за помощью к женщине?
        Дженна рассказала. Правда, ей стало немного обидно - а почему, собственно, к женщине нельзя обратиться за помощью? Кажется, в Америке равноправие полов…
        - Ясно. - Напряженная складочка между густыми бровями Бенджамина разгладилась, но лицо его было несколько печальным. - Я позвоню ему. Сам.
        Дженне очень хотелось, чтобы он сделал это прямо сейчас и эта история для нее закончилась бы, но, естественно, она, как воспитанный человек, умолчала о своих желаниях.
        - Вы дадите мне его номер?
        - Да, конечно! - Дженна вытащила из сумочки визитку Моргана. - Вот…
        - Спасибо. И спасибо, что пришли, мисс Маккалистер.

«Спасибо за то, что ты есть…»
        - Рада была сделать это для мистера Фримена и для вас. Я надеюсь, что… все будет хорошо.
        - Я думаю, что будет, - серьезно сказал Бенджамин. - Кстати, если вам надоест варить кофе… ах, пардон, заваривать чай для нашего общего знакомого… Я думаю, что смогу кое-что вам предложить. У меня свое модельное агентство, и для такой красивой девушки непременно найдется работа. Можете просто прийти попробовать свои силы.
        Вот это да! Дженна всю жизнь думала, что модельным бизнесом занимаются только женщины и геи. На гея Бенджамин походил ничуть не больше, чем на женщину. Она только сейчас обратила внимание на огромное количество фотографий на стенах.
        - Это все ваши?
        - Да. Я начинал как фотограф. Впрочем, и сейчас занимаюсь фотографией, только уже исключительно для себя. - Он бросил на нее еще один долгий взгляд. - Во второй раз в жизни завидую Моргану. Впрочем, по сравнению с прошлым разом я стал намного умнее. Хочется в это верить. Удачи, мисс Маккалистер.
        - Да, до свидания, мистер Боуи. Рада была встрече. Удачи во всем.
        Они пожали друг другу руки, красавица мексиканка явилась откуда-то из глубин дома и проводила Дженну до двери.
        Дженна ехала домой, наслаждалась медово-желтым закатным светом и спелым цветом солнечного диска, уже наполовину скрывшегося за горизонтом. Ее наконец-то отпустило. Хотелось верить, что этот большой красивый человек сдержит слово и позвонит Моргану. Может быть, Моргана тогда перестанет мучить совесть, и к нему вернутся жизненные силы, и все станет, как раньше…
        Нет. Не надо. Дженна поймала себя на том, что ей совершенно не хочется, чтобы все стало, как было.

10

        На следующее утро Морган выглядел по-прежнему усталым, но каким-то умиротворенным.
        Дженна не выдержала - первым же вопросом после приветствия стало:
        - Позвонил?
        Кажется, она теряет профессиональную выдержку. Еще немного - и пора будет отправляться на курсы повышения квалификации. Или в отпуск.
        - Позвонил, - кивнул Морган. - Спасибо тебе. Знаешь, мы встретились и проговорили почти всю ночь… Бен - самый настоящий друг. Благодаря ему мне теперь не надо нести на плечах очень большой камень.
        Кажется, сдержанность Моргана из холодной стены превратилась в тонкую завесу. Ему, наверное, тоже надо отдохнуть.
        - Спасибо еще раз, Дженни. Ты даже не представляешь, как много сделала для меня вчера. Кстати, не звонил ли Лион Викман?
        - Н-нет, - пробормотала Дженна, с трудом вспоминая, кто такой Лион Викман. Он назвал ее уменьшительным именем. Ласково, как называли в семье… Жизнь меняется. И, похоже, налаживается. - Давайте я сама ему позвоню! - бодро предложила она.
        - Только сначала чай, а то я ничего не соображаю.
        - Сейчас, мистер Фримен!
        И все же постоянство - это тоже бывает неплохо. По крайней мере, очень мило.

11

        Морган был задумчив. В последнее время он вообще часто думал о жизни, но сегодня ему предстояло решить очень важный насущный вопрос. И он вовсю этим занимался.
        Формально вопрос состоял в том, брать ли Дженну с собой на выставку в Нью-Йорк. Эта командировка давно стояла в его бизнес-плане - еще бы, компания не могла себе позволить проигнорировать такое крупное событие международного масштаба, каковым был «Геймуорлд». Морган, как главный специалист «самого передового отдела», тоже не мог туда не поехать. Семейные дрязги и личные дела - это его собственные проблемы, а вот миллионы прибыли, которые может принести участие в выставке, - это проблемы компании, а компания к решению своих проблем подходит очень серьезно. Морган, во-первых, не жаждал в довершение ко всему лишиться любимой и прибыльной работы, а во-вторых - хотел развеяться и заняться делом. В последнее время именно эта способность - заниматься делом - его сильно подводила, и приходилось только делать вид, что занимаешься делом, в то время как в голове - кавардак, а на душе - и того хуже…
        Естественно, на такое ответственное мероприятие ему следовало ехать с помощницей. Дженна умела организовать рабочий процесс так, что все получалось вовремя, гладко и эффективно. Без нее Моргану было бы чрезвычайно тяжело справиться.
        И все-таки было одно «но». Даже еще не «но» - что-то полуосознанное и неясное. Что-то, что мешало ему прямо сейчас вызвать Дженну и велеть ей собираться.
        Она стала для него больше чем секретаршей. Она стала незаменимой. И Морган слишком поздно понял, что это вовсе не связано с ее великолепными деловыми качествами.
        Она добрая. Она тактичная. Она никогда не полезет не в свое дело, но сделает все, чтобы помочь. Она умница, ей ничего не нужно объяснять дважды. В ней все носит отпечаток какого-то неземного совершенства. Она смелая. Она помогла ему помириться с Беном. Она сама ему больше друг, чем ассистентка, хоть они и держат дистанцию, как могут, и не говорят об этом. Настоящий друг. С ней он не чувствовал пустоты, не чувствовал, что он один на всем белом свете.
        Черт возьми, если честно, она очень красивая. И несправедливо ставить это на последнее место. Очень красивая, умная, внимательная, деликатная женщина стала его другом. Что следует дальше?
        Дальше по естественной логике вещей следует влюбленность. И Морган вовсе не был уверен, что это вопрос времени. Он подозревал, что это случилось уже.
        Признаться себе в этом было нелегко, но лучше уж быть с собой честным, чем потом удивляться собственным эмоциям и поступкам.
        Роман босса и секретарши - это пошло, как желтая пресса. К тому же у нее кто-то там есть… Морган вспоминал того парня, с которым видел Дженну в ресторане, и чувствовал, что в душе, как глухой рокот далекого моря, поднимается темная ревность.
        Он ведь даже не может за ней ухаживать! Она в подчиненном, зависимом положении, она вынуждена будет либо принять его ухаживания - либо подать на него в суд за сексуальные домогательства. В любом случае радости жизни это ни ей, ни ему самому не добавит.
        А как же быть? Она все время рядом, все время на виду, нежная, цветущая, притягательная. От нее глаз не оторвать. И Морган подозревал, что скоро его отношение станет очевидным для окружающих. Люди имеют удивительный нюх на то, что кто-то предпочел бы скрыть.
        Спустить все на самотек и ждать, что будет, - самоубийственно, вряд ли в его жизни что-то кардинально изменится в ближайшее время, скорее уж, продолжая в том же духе, оставаясь с ней рядом, он будет поневоле затягивать и затягивать на собственной шее петлю. Уволить Дженну было бы верхом несправедливости и неблагодарности. Может быть, попробовать продвинуть ее по служебной лестнице? Нет, перевести ее в другой отдел вряд ли удастся, рост можно будет давать только в пределах своего, а это ничего не изменит. К тому же что ему делать без ее руки в делах? Ни одна другая, даже самая компетентная секретарша не справится лучше нее.
        Морган вздохнул. Придется жить с петлей на шее. Сейчас все равно ничего не решить. Только если Бену удастся переманить ее в модельный бизнес, но это очень-очень вряд ли…
        Морган вздохнул и нажал кнопку на коммутаторе:
        - Дженна, будь добра, зайди на минуточку.

        - Так и сказал?! - Глаза Кэт были полны влажного восторга. - Боже…
        Дженна кивнула. Медленно и осторожно, чтобы от переполнявших ее чувств не взлететь в воздух, как воздушный шарик.
        - И что ты будешь делать? - поинтересовалась Мелисса.
        С тех пор как у Дженны обнаружились видимые трудности в жизни, подруги стали частыми гостьями у нее дома. Казалось, они твердо решили не оставлять ее без присмотра ни на минуту. Чтобы держать руку на пульсе событий, чтобы не дать ей наделать глупостей и просто так, из женского сочувствующего любопытства.
        - Как что?! Что должна, то и буду. Собирать чемоданы, готовить документы и презентацию, подберу рабочую группу рекламщиков, чтобы помогли все грамотно представить…
        - Я не об этом. Там, в поездке?
        - Лисси, ну что за вопрос? Командировка - это тоже работа, только в другом месте. Что Морган попросит, то и буду делать.
        - Ну не скажи! - вмешалась Кэт. - Путешествие, оно и есть путешествие. Романтика там, привычная обстановка где-то далеко, можно хорошенько отдохнуть и пересмотреть некоторые принципы…
        - К чему ты клонишь, мой беспринципный друг? - Дженна, конечно, уже догадывалась к чему.
        - К тому, что это твой звездный шанс! - торжественно провозгласила Кэт.
        - Кэт, у меня не может быть звездного шанса. Я не звезда.
        - Ты, прости меня, дура, если так говоришь, - искренне обиделась Кэт, как если бы Дженна преуменьшила ее личные достоинства.
        - Поддерживаю Кэт, - добавила Мелисса. - С таким настроем ты, подруга, и, правда, далеко не уйдешь. Самое то, что надо, чтобы загубить все начинания в жизни и отмахнуться от любого подарка судьбы. - Она рывком поставила Дженну на ноги - явно набралась от Кэт - и подтолкнула ее к зеркалу. - Ты только посмотри на себя. У тебя голливудская внешность, ты не уступишь многим из тех, кто в вечерних нарядах щеголяет на «Оскаре». Ты впервые стала одеваться, как женщина, а не как офисное растение. И что? Что стало с твоей уверенностью в себе? Или ты совсем-совсем не хочешь быть счастливой? Я смотрю на тебя, и мне кажется, что, даже если бы Морган Фримен вот сейчас подъехал с букетом белых роз и пылкой просьбой провести с ним остаток жизни, ты бы сказала; «Ах, я недостойна, ах, это неправильно, ах, этого не может быть, ах, он все равно не для меня», - и осталась бы в гордом одиночестве. Только это неправильное выражение. Одиночество бывает несчастным, пустым, обиженным, но никак не гордым. Это ложь, и хватит пудрить себе мозги.
        Дженне оставалось только хлопать ресницами и хватать воздух ртом. Мелиссу прорвало. Это значит, что момент критический.
        - Лисси права, - констатировала Кэт. - Я аж заслушалась.
        - Спасибо, девочки, вы как никто умеете поддержать, - выдохнула Дженна. Очень хотелось заплакать. От их правоты.
        - Джен, ну ты же взрослая женщина. - Мелисса стиснула ее плечо. - Держись.
        - Знаешь, Дженни, мы ведь настоящие друзья, значит, можем говорить друг другу правду, - сказала Кэт. - Если бы мы были друзьями фальшивыми, то достаточно было бы мило улыбаться друг другу и всегда поддакивать. А так… кто, если не мы, возьмет тебя за шкирку и потрясет?
        - Тем более что ты и сама знаешь, насколько полезна эта процедура, - улыбнулась Мелисса.
        - В общем, это все было к тому, что нужно действовать и не упускать свой шанс. Когда вы вылетаете?
        - В воскресенье вечером.
        - Так, и на сколько у нас запись к парикмахеру? А к визажисту? Джен, не надо пожимать плечами, это праздник, твой, между прочим, праздник, и выглядеть ты должна соответственно!

        Дженна выглядела соответственно. Может быть, даже более чем… По крайней мере, ей так казалось. Она чувствовала на себе заинтересованные взгляды, но ей было неуютно. Если бы она просто собиралась в путешествие, она без всяких сомнений надела бы джинсы и подходящий пуловер. А так по ней было за сто метров видно, что она летит в Очень Важное Путешествие. А если Морган задастся вопросом, с чего это она так нарядилась?
        Впрочем, одета она была со вкусом: жемчужно-серая вязаная блузка с V-образным вырезом, короткая юбка серо-голубого цвета, на шее - шелковый шарф, даже дорожная сумка в тон. В Нью-Йорке в это время года еще не жарко. Волосы Дженна уложила в тугую ракушку. Глаза Дженна лишь слегка подчеркнула перламутром, густо накрасила ресницы, но основной акцент сделала на губы - мерцающая помада нежнейшего розового цвета делала ее образ романтичным и немного загадочным (так сказала Кэт).
        - Дженна?
        Она обернулась. Морган выглядел моложе обычного в рубашке без галстука. У него очень красивая линия шеи, подумала Дженна, провожая взглядом изгиб ключицы и мысленно дорисовывая очертания его груди.
        - Здравствуйте, мистер Фримен. - Она заставила себя посмотреть ему в глаза, как и предписывал этикет.
        - Ты великолепна, как всегда.
        - Спасибо.
        Только бы не покраснеть, только бы не покраснеть… И все равно запылали щеки. Он стал говорить ей комплименты, с ума сойти.
        - На регистрацию нам туда. - Она указала направление.
        - Давай я помогу тебе. - Он решительно подхватил ее сумку.
        Дженна прикрыла глаза. Так совсем легко представить, что они вместе. Ближе чем коллеги. Ближе чем босс и его ассистентка. Ближе чем два человека, которые хорошо друг к другу относятся… Можно помечтать. Хотя бы немного. Подумать только, они улетают из райского уголка в холодный, сумасшедший Нью-Йорк - а ей так хорошо на душе!
        Почти совсем легко. Если не открывать глаза.

12

        Дженна не в первый раз была в Большом Яблоке, но город вновь поразил ее. Может быть, потому, что десять лет назад она была совсем другой, может, и сам он в чем-то изменился. Гул. Вечный, к ночи лишь слегка притихающий гул городской жизни, нескончаемые потоки машин на улицах, небоскребы, небоскребы, небоскребы… Запах автомобильных выхлопов, мокрого асфальта - весна выдалась дождливой - серое небо, которое лишь чуть-чуть меняет оттенок по мере того, как утро сменяется полднем, а день клонится к вечеру. Реплики, наверное, на всех языках мира…
        Всем этим Дженна имела счастье насладиться потому, что Морган попросил таксиста ехать в отель, где Дженна забронировала номера, длинной дорогой.
        - Люблю этот чертов город, - признался он и удовлетворенно улыбнулся, опустив стекло и подставив кисть потоку воздуха. - Здесь все кипит энергией, я ощущаю себя, как аккумулятор, который поставили на зарядку. Мне, кажется, даже не нужно спать здесь.
        Вот и замечательно. Приток жизненной энергии - именно то, что ему сейчас нужно. Пусть и с запахом бензина и пыли.
        А ей сейчас нужно в горячий-горячий душ. И что-нибудь тонизирующее. Перелет, недостаток сна и вообще ночь, проведенная с Морганом, пусть и в самом прямом смысле, вымотала ее и натянула все нервы, как струны.
        Отель назывался «Новый Амстердам», представлял собой небольшое, всего в шесть этажей здание и был отделан под старину. Номера, правда, оказались вполне современными по стилю. Дженна планировала заказать для Моргана бизнес-класс, а для себя - экономкласс, но он воспротивился и сказал, что так как на ней лежит не меньшая ответственность, чем на нем, то и отдыхать она должна с комфортом. Номера им достались соседние. Дженна грустно обозревала свое временное обиталище и недоумевала, зачем в номере на одного человека такая большая кровать.
        А Морган будет спать в нескольких метрах от нее. С ума сойти. Почти медовый месяц.
        Дженна взглянула на свое отражение в большом овальном зеркале у туалетного столика. Печальное зрелище. Ухоженная, но зверски измученная девица. Цвет лица не может спасти даже лучшая пудра. Но ничего, есть средства и на этот случай…
        - Дженна, может, перекусим? Там внизу есть небольшой ресторанчик. - За ее спиной в дверном проеме нарисовался Морган. Она не закрыла дверь. - Или закажем еду в номера?
        - Давайте лучше в ресторанчик. Боюсь, что в номере я просто усну.
        - Слушай, а давай ты будешь называть меня на «ты» и Морганом? У нас ведь путешествие, а путешествие это всегда приключение, а товарищи по приключениям всегда чужды формальностей.
        Дженна остолбенела. Кажется, от недостатка сна он опять как пьяный.
        - А как же мы будем потом? Когда вернемся? - растерянно спросила она.
        - А вот этого никто не знает. - Морган подчеркнуто вздохнул. - Но мы что-нибудь обязательно придумаем.
        - Да, конечно, но… - Дженну захлестнул восторг пополам со страхом. Но искушение было слишком, слишком велико! К тому же… Это всего лишь имя. Он имеет право, чтобы люди называли его по имени. - Хорошо, Морган. Я приведу себя в порядок и спущусь.
        - Жду тебя внизу.

«А как же мы будем потом? Когда вернемся?» - Этот вопрос терзал Дженну весь первый день подготовки к выставке. Работы было невпроворот, нужно было зарегистрироваться, выписать пропуска, оформить рабочий стенд, уладить кучу проблем и мелких шероховатостей, немного переделать презентацию, носиться на такси по городу в поисках типографии, где им перепечатали бы баннер, на котором свои рекламщики сделали большую помарку… На первый взгляд - ни минуты покоя, когда можно было бы подумать о личных неурядицах и жестокости судьбы-насмешницы. Но какая-то часть сознания Дженны все время тщетно пыталась решить этот вопрос.
        Они были все время вместе. Здесь почему-то сгладилась иерархическая разница между ними, и она оказалась уже не секретаршей, а в полном смысле слова - помощницей, членом команды, товарищем и другом. Они вместе обедали, вместе нервничали, вместе решали проблемы. Морган оказался совсем не снобом и с энтузиазмом бросался помогать Дженне, когда видел, что ей тяжело справиться с какой-то проблемой.
        Ей казалось, что после всего этого все уже не может, не должно стать, как раньше. Но что же делать? Жизнь меняется не так быстро, как нам хотелось бы, а если и меняется - то тоже далеко не всегда так, как хотелось бы.

        Подготовительная суматоха длилась три дня. На вечер третьего был назначен праздничный фуршет для участников выставки. Естественно, логичнее было бы устроить его после всех событий, но организаторы заверили Дженну, что «после непременно будет что-то грандиозное, а пока людям нужна коротенькая передышка».
        Передышка передышкой, но гардероб Дженны не был готов к такому повороту событий, точнее та его часть, что уместилась в чемодан. Усталость нашептывала ей малодушные мыслишки: зачем туда идти, гораздо приятнее и полезнее принять очень горячую ванну, а потом выспаться, чтобы встретить проблемы завтрашнего дня бодрой и полной сил. Гордость не позволяла капитулировать так быстро. К тому же они с Морганом прежде встречались только на каких-то вечеринках в компании, где он никогда не расслаблялся до конца, был подтянут и энергичен, как спортсмен в хорошей форме. Но раз уж для нее эта командировка сродни романтическому путешествию, она не может упустить шанс посмотреть на Моргана «без галстука». А проблема платья остается проблемой.
        - Дженна?..
        - Да? - Она отвлеклась от созерцания городского пейзажа - они с Морганом как раз ехали на такси в отель, чтобы немного передохнуть.
        - Как ты?
        Такой простой вопрос. Он никогда прежде не задавал его ей. Это не дежурное «Как дела?», ответ на который никого не интересует. Это знак того, что ему немаловажно, что с ней происходит.
        - Устала, - призналась Дженна. Улыбнулась: - Но это не страшно, скоро пройдет.
        - Хочешь, не пойдем на это мероприятие?
        - Нет, почему же. Стоит посмотреть на публику. Конкурентов надо знать в лицо - и без галстуков тоже.
        - Стратегически мыслишь? Молодчина. Но меня не проведешь. Тебя что-то тревожит.
        - Тревожит. - Дженна помялась. - Думаю, как бы успеть принять душ и пробежаться по магазинам. Я же тут ничего не знаю…
        - Может, перенесешь шопинг?
        - Не могу, мне нужно платье для сегодняшнего вечера.
        - О, женщины!
        - Красота требует жертв, ты же понимаешь.
        - Знаешь, как настоящий друг, я разделю с тобой бремя этой жертвы. Уважаемый, - обратился он к водителю, - едем через Восемнадцатую авеню… Там магазинов пруд пруди. Хелена всегда пропадала в том районе по многу часов.
        - Боюсь, что у нас с ней разные… вкусы. - У Дженны не повернулся язык сказать
«финансовые возможности».
        Морган не ответил - погрузился в какие-то свои мысли. Судя по лицу - не особенно приятные.
        Дженна зря беспокоилась о том, что разорится на нью-йоркском наряде. Ее банковский счет не особенно пострадал. Бутиков на Восемнадцатой авеню и в самом деле было видимо-невидимо - рай для шопоголика. Дженне он показался «немножко адом»: пускаться в долгие поиски подходящего коктейльного платья ей совершенно не хотелось. К счастью, приемлемые по цене наряды обнаружились в третьем по счету магазине, где продавались вещи от молодых дизайнеров. Марки еще не стали раскрученными, большинство из них так никогда и не окажется на слуху у широкой публики, но многие вещи носили отпечаток высокого вдохновения.
        - Ты любишь «Красотку» с Джулией Роберте? - спросил Морган.
        - Да. Обожаю «Красотку» с Ричардом Гиром, - улыбнулась Дженна.
        - Отлично. Тогда ты знаешь, что делать. - Морган подмигнул ей. - Я занимаю место вот в этом кресле.
        У Дженны закружилась голова.
        Тем не менее сцену из культового романтического фильма ей удалось разыграть великолепно. Продавцы - молоденькая девушка с нежными круглыми щечками, неуловимо похожая на Мелиссу, и дама постарше, одетая в очень элегантный костюм, умилялись и улыбались.
        Дженна выбрала платье из атласа оттенка розового жемчуга, с глубоким V-образным вырезом и открытой спиной, длиной до середины колена. Конечно, с рубиновым платьем Кэт ему не сравниться, но все же…
        - У вашей жены отличный вкус, - проворковала молоденькая продавщица, скользнув взглядом по левой руке Моргана, где матово поблескивало обручальное кольцо.
        Морган улыбнулся и кивнул. Девушка вопросительно смотрела на него, ожидая, когда он будет расплачиваться.
        - Я не его жена, - с не меньшим профессионализмом проворковала Дженна, протягивая ей кредитку. - Я ассистент.
        Дама постарше подала ей фирменный пакетик с платьем. Дженна прочла в ее взгляде плохо замаскированное неодобрение.
        Еще бы. Женатый босс прогуливается по магазинам с хорошенькой ассистенткой. Любой добропорядочный гражданин отнесется к такой парочке с подозрением.
        Дженна панически боялась косых взглядов. Ей вдруг сделалось так стыдно, что к горлу подкатил сухой, неудобный ком. Вроде бы и дурного они ничего не делали, но все равно… Людям ведь не объяснишь. А со стороны это выглядит как прелюдия к адюльтеру.
        Платье уже не казалось ей прелестно-изысканным, а собственное отражение в витринах пугало залегшими под глазами траурными тенями. Удивительно, как один-единственный взгляд может отравить целый праздник.
        Морган вел себя очень ровно - кажется, его происходящее никак не затронуло. И слава богу. Туфельки Дженна взяла первые попавшиеся в первом попавшемся магазине. Она не была уверена, что, надев платье, сможет чувствовать себя хорошо. В ее сознании за ним закрепился шлейф легкой порочности.

        Но порочность притягивает. В очередной раз Дженна убедилась в этом вечером. Фуршет проходил в небольшом ресторане с французской кухней неподалеку от выставочного зала, на 72-й Западной улице. Они с Морганом несколько опоздали к началу - то есть не услышали полуофициальных речей, поздравлений и совсем официальных тостов. Морган был в черном костюме и при бабочке. Дженна знала, что рядом с ним выглядит еще более хрупкой и нежной.
        Другие тоже это замечали. Она то и дело ловила на себе чьи-то заинтересованные взгляды. Особенно ее смущал один, который неотступно ее преследовал. Взгляд светлых глаз кудрявого блондина в синей рубашке.
        Дженна с удивлением обнаружила, что знает здесь даже в лицо далеко не всех. В последние дни все были так заняты подготовкой к основному событию, что заводить знакомства было как-то некогда.
        Морган, видимо, был выносливее ее, что в принципе логично, и усталость не мешала ему быть энергичным и обаятельным. Его вовлекли в беседу - речь шла о перспективах развития технологического рынка и как это повлияет на рынок программных продуктов - несколько джентльменов очень разного возраста и очень строгого вида, и Дженна в какой-то момент оказалась совершенно одна, без спутника, без сил и без желания развлекаться.
        Оливки, правда, были хороши, да и белое вино дразнило тонким букетом - Франция, что тут сказать. Дженна знала, что «заеданием» и «запиванием» проблемы не решаются, но так хотелось доставить себе хоть маленькую радость. К тому же… надо же ей чем-то заниматься на этом мероприятии!
        - Леди, выпьете со мной?
        Дженна чуть не разлила вино: он подошел сзади, совершенно бесшумно, как большой камышовый кот.
        Вблизи его глаза оказались прозрачно-зелеными, как бутылочное стекло, через которое смотришь на солнце. Впрочем, не исключено, что он носит цветные линзы. От него тонко пахло какой-то благородной туалетной водой. Этот запах притягивал и почему-то настораживал. Может быть, оттого, что слишком явственно будоражил воображение…
        - Д-да, - выговорила Дженна. - Конечно. Все-таки есть профессии, которые развивают чудовищное самообладание.
        - Я счастлив, - серьезно сказал незнакомец. Он был молод, на вид не больше двадцати пяти-двадцати шести. Дженна подумала, что ему не хватает белого коня и сияющих доспехов. Тогда его запросто можно было бы снимать в диснеевском фильме про принцев, принцесс, драконов и прочие чудеса, которых в природе не бывает.
        Стоп. Он и вправду чересчур смахивает на принца.
        У него была совершенная улыбка. Красивые, ровные зубы, красивые губы, он вкладывал туда красивые эмоции. Дженне сложно было понять какие, но явно красивые. Такие, которые хочется и нужно демонстрировать миру, чтобы мир тебе радовался.
        - Меня зовут Пол. Пол Кригер. К вашим услугам.
        - Дженна Маккалистер.
        Она протянула ему руку. Он не пожал ее, как Дженна ожидала, а поцеловал.
        У нее подогнулись колени. Черт подери, ей никогда прежде не встречались мужчины, которые имеют обыкновение целовать даме руку! Даже известный ловелас Марк, даже секс-символ фирмы Джимми так не здоровались с ней.
        Похоже, действительно Принц.
        - Мне очень приятно, мисс Маккалистер. Могу я звать вас Дженной? Мне нравится ваше имя, оно редкое.
        - Да, конечно…
        - Пол. Разумеется, просто Пол. Вы, кажется, не очень любите вечеринки?
        - Не всегда, - уклончиво ответила Дженна. - Но сейчас у меня голова кругом идет от всей этой беготни, связанной с организацией.
        - Отлично понимаю вас. - Он мягко вынул из ее пальцев почти пустой бокал и подал ей другой, только что подхваченный с подноса проходившего мимо гарсона. - Меня это все тоже порядком утомило. Давайте выпьем, Дженна. Только не за работу. А за этот вечер, как он есть.
        Они выпили.
        Кажется, шампанское, которое оказалось в новом бокале Дженны, было слишком крепким. А может быть, сыграло роль то, что он - бокал - был уже третьим, что по меркам Дженны было, «весьма и весьма». Во всяком случае, по животу разлилось мягкое тепло, искорки вспыхнули перед глазами и в крови, и жизнь предстала перед Дженной во вполне симпатичном, сияющем золотистом цвете.
        Она оживленно поболтала с Полом о работе подобных выставок - он бывал на многих, - о компьютерных играх, в которые Дженна, как ни странно, не играет, о нью-йоркском смоге, о пляжах Флориды, об апельсинах, о том, что большинство руководителей без своей секретарши даже факс послать не могут, о том, как ей повезло с Морганом… Если бы было где, Дженна даже потанцевала бы с ним. В свое удовольствие, а не напоказ.
        - Извините, что вмешиваюсь… - Голос Моргана грянул, как удар грома. Далекий удар, но все-таки. - Дженна, можно тебя на секундочку?
        Дженна позволила отвести себя за локоток на несколько ярдов.
        - Мне не хотелось бы мешать тебе развлекаться, но я вынужден. Я собираюсь в отель, выяснилось, что нужно кое-что доработать к завтрашней презентации. Ты мне нужна.
        Это была не просьба, не вопрос. Это было недвусмысленное указание бросить все и мчаться куда-то по каким-то там делам. У Дженны аж дыхание перехватило от обиды. Вот, в кои-то веки позволила себе расслабиться, отдохнуть, получить удовольствие от общения с мужчиной - и на тебе! Никакой личной жизни, только дела Моргана Фримена!
        Самое неприятное, что какая-то ее часть страстно жаждала сделать все, что ему нужно. Даже если нужно делать это прямо сейчас.
        Прощай, Принц по имени Пол Кригер.
        - Ну если нужна… - скептически улыбнулась Дженна.
        Морган удивленно вскинул бровь: она никогда не разговаривала с ним в таком тоне.
        - …то я конечно же еду. Хотя меня никто и не спрашивал.
        - Извини, - просто и несколько суховато сказал Морган.
        - Ну что ты, не стоит, - фыркнула Дженна и подумала, что в нем наверняка течет кровь плантаторов и у него рабовладельческий склад ума.
        Она теплейшим образом попрощалась с Полом, причем затянула этот процесс насколько могла, и не пожалела: только дюжина его комплиментов могла скрасить ставший неприятным вечер.

        Ехали в суровом молчании. Дженна дулась, Морган явно был перенапряжен. Когда они приехали в отель, Дженна, не говоря ни слова, пошла к себе переодеваться. Смыв с лица косметику - к чему щеголять перед Морганом в вечернем макияже, если он все равно не способен его оценить? - и переодевшись в самые простые джинсы и свитер, она постучалась в его номер.
        Морган был в халате, что делало его совершенно не похожим на человека, который в срочном порядке собирается вносить последние коррективы в план презентации продукта на крупной международной выставке.
        - К работе готова, - отрапортовала Дженна. - Что от меня требуется?
        - От тебя требуется внимание и понимание. Входи, Дженна. Посиди пока, я оденусь.
        Он скрылся в ванной. Что за странные дела творятся? Интуиция подсказывала Дженне, что работы не предвидится.
        - Дженна, прости, может быть, я не тот человек, который имеет право это тебе говорить, но нельзя же быть настолько легкомысленной. Алкоголь и случайные знакомства… - начал Морган.
        Ничего себе! Выходит, он увез ее с вечеринки только потому, что она, по его мнению, перебрала и позволила себе лишнего с Полом?
        - Морган, ты в своем уме? - ляпнула Дженна, а потом подумала: вдруг он это из ревности?
        Эта мысль перевернула весь мир с ног на голову Морган? Ее? Приревновал? Матерь Божья…
        Дженна готова была расплыться в счастливой улыбке.
        - Я - в своем, - спокойно ответил Морган. - И тебе не мешало бы вернуться в свой. Дженна, я безмерно тебе доверяю, ты очень умная девушка, но зачем же флиртовать с конкурентами?!
        Бабах… Снова удар грома, только на этот раз гораздо ближе. Значит, все-таки не ревность? Ничего личного? Только деловые интересы?
        - Дженна, не обижайся, но я знаю этого парня, он один из разработчиков «Мира без солнца». Он вытащил бы из тебя все, что ты знаешь про нас, а ты могла бы даже не понять. У таких, как он, стратегическое мышление работает… Дженна, ну что ты?
        Она все-таки расплакалась. Как Дженна ни уговаривала себя, как ни запрещала слезам наворачиваться на глаза - тщетно.
        - Дженна, я тебя обидел? Прости меня, я не хотел. Я, наверное, был слишком резок, мне не хватило деликатности, чтобы объяснить тебе все прямо там, на месте, по-человечески. Джен… Ну у тебя же в Майами парень, и, если захочешь, будут другие, еще лучше. Такие же красавчики, как Пол Кригер. - Он поддел ее подбородок пальцем и слегка приподнял.
        - Не будет, - всхлипнула Дженна. Осознание этого накатило на нее удушливой соленой волной. - Всегда будет только работа… одна работа… и твои проекты… и ты…
        В здравом уме и трезвой памяти она никогда бы не сказала ему ничего подобного. Но ясным ее рассудок сейчас никак нельзя было назвать. И она сказала. Она даже не видела, как расширились глаза Моргана.
        - Дженна…
        Моргана оглушила буря странных чувств. Ему очень хотелось ее обнять, но он боялся - это слишком явно не вписывалось в стиль их обычных отношений. Он же ей не школьный друг и не старший брат… Он чужой мужчина. Нет, без слова «чужой». Но то, что у него нет права ее обнимать, Морган чувствовал, и это почему-то ранило его. И вообще, ситуация с Полом была не настолько критической, чтобы вот так хватать Дженну и увозить в отель. Он сам удивлялся жесткости этого поступка. Впрочем, что уж тут скрывать, ему было неприятно, что какой-то хлыщ увивается вокруг его драгоценной Дженны. А тут еще ее слезы… Морган не переносил женских слез. Ему хотелось тут же сбежать или спрятаться, прижать к груди, задушить в объятиях - только бы не видеть, как катятся теплые слезы отчаяния по покрасневшим щекам.
        Но в ответ на неуклюжие утешения она сказала… Это «и ты»… Неужели она имела в виду то, что он подумал?!
        Не может быть! Потому что если это правда, если это хоть на йоту правда, а не просто крик обиды, то значит… она тоже что-то чувствует?
        Нет, не стоит обманываться, выдать желаемое за действительное - большой соблазн, но он - взрослый, умный мужчина и не поведется на эти уловки фантазии. Дженна просто хотела сказать, что он занимает слишком много времени в ее жизни. Это чистая правда. Но занимать много времени - это значит занимать место в жизни человека… Нет, Морган, остановись. Бессмысленно и глупо сейчас выстраивать себе замок из песка. Или загородный домик. Или даже бунгало.
        - Дженна, не плачь, пожалуйста. Я виноват, я веду себя, как последний эгоист, но… Послушай, дай мне шанс искупить свою вину и исправиться. Я сделаю для тебя что-нибудь хорошее, а потом попробую начать все сначала. Относиться к тебе иначе. - Как это - иначе? Идиот, что ты несешь… Не можешь ты иначе к ней относиться, не можешь! - Ну… Чтобы тебе не было обидно, что кроме меня - никого… То есть ничего. Что бы ты хотела? Что я могу тебе подарить?
        Она покачала головой и спрятала лицо в ладонях. Ну вот, обиженная девочка… Нет. Женщина, которой плохо. Женщины имеют право плакать. И это его, Моргана Фримена, проблемы, если ему что-то не нравится.
        - Дженна, очень тебя прошу. Ответь мне, пожалуйста. Хочешь, подумай до завтра или сколько тебе понадобится…
        - Мистер Фримен, мне не нужно от вас ничего!
        Ну вот, опять вернулся «мистер Фримен»!
        - Ни подарков, ни… Я не хочу оказаться в зависимом положении. К тому же это было бы некрасиво, неэтично и… - «достойно осуждения», хотела добавить она, но не добавила. Не исключено, что у Моргана иное представление о морали, чем у нее.
        - Дженна, одно из двух: либо выбираешь ты, либо выбираю я! - Морган нечасто прибегал к такой жесткости, тем более - в отношениях с женщинами, но он чувствовал, что других вариантов у него не осталось.
        - Мистер Фримен, я ваша подчиненная и требовать от вас чего-то не имею права. Выбрать могу только выходной. Я его и выбираю.
        Дженна вышла, не глядя ему в глаза, но и не хлопая дверью.
        После этого между ними как будто что-то исчезло - или, наоборот, появилось. Появилась стена из мутноватого льда, от которого веет холодком и через который сложно что-то разглядеть. Дженна казалась такой, какой была и год, и два года назад: подчеркнуто спокойной, уравновешенной, исполнительной и ответственной. Разве что немного потускневшей. Она казалась строже себя, строже своей одежды, и это вызывало диссонанс в восприятии. Морган недоумевал: не может быть, чтобы живая, теплая, яркая, как цветок, Дженна ему просто привиделась!
        Однако признаков ее существования он больше не обнаруживал.
        Она старалась не обедать с ним: отпрашивалась, ссылаясь на то, что им нельзя оставить свою ячейку без присмотра и уйти вдвоем. Завтракали и ужинали всегда в молчании. Кофе и чай пили по отдельности.
        Как будто она решила враз избавиться от всего, что между ними появилось в последние недели.
        Пол Кригер еще появлялся рядом с ней, но, судя по всему, ушел несолоно хлебавши. Однажды утром Дженна с ним не поздоровалась, и Морган это заметил со смешанным чувством стыда и удовлетворения.
        Пару раз он решался заговорить с ней об инциденте на фуршете, но она ловко соскальзывала с темы. В конце концов он отчаялся и прекратил ломиться в закрытую дверь.
        Но если она хочет выходной - она его получит!

13

        - Дженна, я поменял билеты.
        - Что, простите?
        - Я говорю, что поменял билеты. Мы летим обратно не завтра, а послезавтра.
        Дженну больше всего потряс не факт отложенного отлета, а то, что Морган сделал ее работу.
        - Еще какие-то дела? - спросила она.
        Если бы кто-то поинтересовался ее мнением, то она бы сказала, что дел уже было достаточно, пора бы и остановиться. Они оба и так крутились как белки в колесе: круглые столы, семинары, пресс-конференции, открытые показы (их включили в десятку лучших, но сколько нужно было приложить усилий, чтобы добавить «шику» уже готовой презентации и чтобы она смотрелась как что-то новое, достойное своего статуса). Морган постоянно с кем-то вел неофициальные переговоры, Дженна не успевала их координировать и расшифровывать для него записи. Она мечтала о своей тихой теплой спальне, опущенных жалюзи и двух долгих-долгих днях, которые можно будет провести в постели, лишь изредка выползая на кухню и ненадолго задерживаясь у телевизора. И теперь Морган сообщает ей, что из двух дней останется только один, а сумасшедшая рабочая неделя продлится!
        Хотя чего от него ждать после того, как он, не спрашивая ни о ее планах, ни о желаниях, увез ее с фуршета?
        Морган загадочно улыбнулся.
        Дженна разозлилась. Еще и улыбается… эгоист и трудоголик. Однако виду она не подала.
        - Наверное, что-то очень важное, - сказала Дженна больше себе, чем Моргану. - А сейчас мне можно идти?
        Они разговаривали в холле отеля, куда приехали после напряженного - и последнего! - дня работы выставки. На сегодняшний вечер намечался банкет, но Дженна сослалась на усталость и попросила разрешения не присутствовать там. Морган и сам не горел желанием, так что они извинились перед организаторами, сказали, что им нужно отдохнуть перед вылетом домой, и поехали в отель.
        - Если я нужна, то…
        - Ты, безусловно, нужна, но сегодня отдыхай. Я не буду тебя беспокоить. Ты уже отлично поработала и очень мне помогла. Спасибо за все, Дженна, до завтра.
        - А дела…
        - Утром обсудим.
        - Как скажете, мистер Фримен.
        В лифте они ехали вместе с небольшой группой итальянцев. Темпераментная, певучая речь смуглых мужчин и женщин ярко оттеняла напряженное молчание Моргана и делано спокойное молчание Дженны.
        Оставшись в номере одна, Дженна несколько минут просто стояла, бессмысленно глядя перед собой и кусая губы. Потом повалилась на кровать и расплакалась. Какая нечеловеческая усталость… Она устала от всего: устала быть все время улыбчивой и спокойной, устала делать десять дел одновременно - и все хорошо, устала носиться по немыслимым траекториям, выполняя поручения Моргана, устала повторять для потенциальных клиентов одни и те же фразы, из которых после десятого повторения испарилась последняя искренность, устала все время держать спину прямой, устала зажимать себя в тиски и с каждым часом только закручивать винты потуже, чтобы к вечеру не послать все к черту…
        Ей понадобилось полчаса, чтобы обрести способность встать и что-то еще сделать. Чем-то еще оказался теплый душ. Потом Дженна зарылась под одеяло и провалилась в сон, увы, некрепкий и беспокойный.

        Утро встретило ее бодрым стуком в дверь.
        Она сделала вид, что не проснулась.
        Стук повторился. Дженна застонала и спряталась под подушку. Она скорее почувствовала, чем услышала, что постучали еще раз.
        - Кто там? - прорычала она. Не потому, что была так свирепа, а потому что голос со сна охрип.
        - Дженна, это я. Доброе утро. Я что, разбудил тебя?
        Дженна рывком села на постели и вгляделась в часы напротив кровати. Одиннадцать ноль пять?! Милосердное небо…
        - Мистер Фримен, подождите минутку, пожалуйста!
        Проспала. Она проспала! Это не укладывалось у Дженны в голове. Она никогда никуда не опаздывала, никогда ничего не просыпала, а тем более работу…
        Она торопливо запахнула халат и порывисто распахнула дверь.
        Только увидев Моргана - в отглаженной рубашке, светлой куртке, гладко выбритого, благоухающего дорогой туалетной водой, - она осознала, что мягкий махровый халат и растрепанные волосы не совсем подходят для разговора с боссом.
        Дженна покраснела до кончиков ушей.
        - Извините… - пробормотала она и попыталась захлопнуть дверь, но вовремя остановилась: это уже вообще никуда не годится. - Мистер Фримен, я так виновата…
        - Ни в чем ты не виновата. Это я предположил, что ты уже проснулась, потому и пришел. Ты приводи себя в порядок, не спеши, я подожду.
        - Хорошо, спасибо…
        Дженна наконец-то закрыла дверь и выдохнула. Какой кошмар. Проспать все на свете, явиться перед боссом в таком виде… Как здорово было бы проснуться еще раз и обнаружить, что все это - только тягостный кошмар. Но Дженна была не настолько наивной, чтобы всерьез на это рассчитывать.
        Она стала одеваться, но движения были тягуче-тяжелыми, медленными, как в пресловутом кошмаре. Пришлось нырнуть под ледяной душ. Холодная вода смыла с нее остатки сонливости и неподвижности, но настроения Дженны, как и следовало предполагать, не улучшила. Мрачная и бодрая до нервности Дженна торопливо причесалась - как водится в такие моменты, волосы спутались сильнее обычного, и их приходилось нещадно раздирать, - оделась и накрасилась - на влажную после душа кожу косметика ложилась, как замазка.
        В результате всего через двенадцать минут Дженна, уже готовая кого-нибудь убить, если подходящая жертва подвернется под руку, со сверкающими от злости глазами и дежурной улыбкой на лице (правда, улыбаться она могла сейчас только со сжатыми губами) постучала в дверь соседнего номера.
        - Прости еще раз, что разбудил…
        - Простите, что задержалась…
        Они произнесли это в один голос. Морган улыбнулся. Дженна почувствовала, как спадает напряжение.
        - К работе готова, - сказала Дженна и улыбнулась - уже по-человечески.
        - Отлично. Тогда бери плащ и зонт - сегодня возможен дождь - и пошли завтракать.
        - День спланируем за завтраком?
        - Да. Именно так. День спланируем за завтраком.
        Морган заявил, что ресторанчик при отеле ему надоел, и ему хочется полакомиться настоящей пиццей, которая в Нью-Йорке ничуть не хуже, чем в Италии.
        Дженна ничего не имела против пиццы и полностью отдалась на волю судьбы - и Моргана Фримена.
        Сейчас на улицах было не так людно, как в час пик, и Дженна этому порадовалась: бесконечные человеческие потоки ей до смерти надоели. Вот бы взять отпуск… И дней десять просидеть где-нибудь на пустынном пляже. Или уехать к тетке на ферму под Палм-бич. Боже, там ведь совсем скоро зацветет апельсиновый сад!
        Какой-то лихач зацепил колесом внушительных размеров лужу. Волна темно-коричневых брызг, окатившая сливочного цвета плащ Дженны, положила конец сладостным мечтаниям. Неожиданно для себя Дженна разразилась такой руганью, что какая-то женщина с малышом в роскошной коляске оглянулась на нее. Морган застыл.
        Дженна прикусила язык. В прямом смысле слова.
        - Простите, - сказала она и покраснела во второй раз за утро.
        - Ничего страшного. - Морган восхищенно улыбнулся. - Твоя экспрессия мне нравится гораздо больше, чем холодно-вежливое молчание.
        Неясно было, покраснела ли Дженна в третий раз - или все та же краска не успела отхлынуть от щек.
        Ресторан итальянской кухни, как по волшебству, оказался за углом. Там действительно витал необыкновенный аромат пиццы, сама она поражала вкус своей нежностью. Горячий шоколад там подавали тоже отменный.
        - Итак, что у нас сегодня? - Утолив первый голод, Дженна вытащила из неизменно большой сумки пухлый ежедневник.
        - Хм… Ты была в Музее естественной истории?
        - Нет, - растерялась Дженна. - А разве это имеет значение?
        - Имеет. А хотела бы? Это тоже важно.
        - Не знаю, мы ведь наверняка не успеем…
        - Успеем. Сегодня мы успеем все, что тебе хотелось бы.
        Что это за хитрая смешинка в его пронзительно-серых глазах?
        - Мистер Фримен…
        - Слушай, может, все-таки Морган? У нас сегодня выходной века. Настоящий праздник.
        Дженна поперхнулась шоколадом.
        - То есть вы хотите сказать, что работы не будет? - спросила она, прокашлявшись.
        - Не будет, - покачал головой Морган. - Только развлечения. Все, что захочешь. Ты заслужила, Дженна. Если честно, ты заслуживаешь гораздо большего, но это ты выбрала сама, и я не вправе идти против твоей воли. Если хочешь, я даже могу оставить тебя в покое, чтобы не мешать тебе отдыхать!
        До чего же он красиво улыбается, подлец! Не устоять…
        И Дженна не устояла.
        - Тогда… - Ей хотелось хлопать в ладоши, как ребенку. - Тогда я хочу на Эмпайр-стейт-билдинг. Фотографировать вид… И в Музей естественной истории. И… поиграть на бильярде. И… можно потом придумать?
        - Ты предпочла бы быть одна? Или возьмешь меня в компанию?
        Дженна сделала вид, что задумалась. Почесала лоб. Посмотрела на Моргана лукаво:
        - До первого разговора о делах…
        - По рукам!
        На радостях у Дженны проснулся аппетит, и она заказала себе еще две булочки с хрустящей корочкой. Праздник есть праздник!
        - Наконец-то у тебя снова загорелись глаза. Я уж думал, что мне только померещилось, что у тебя есть такой взгляд… - Морган смотрел на нее мягко и в то же время очень серьезно.
        Дженна напряглась. Такой тональности в их общении раньше не было.
        - Нет, мистер Фримен… То есть Морган. Не померещилось. Просто сегодня хороший день. Обожаю сюрпризы. - Дженна улыбнулась. - Еще один рабочий день для меня явно был бы лишним. Вы не подумайте… - спохватилась она.
        - Нет-нет, ты совершенно права. Я был бы монстром и тираном, если бы требовал от тебя в таком же темпе работать и в субботу. Впрочем, я и есть тиран и деспот. Но теперь это тебя не должно касаться.
        - Ну если ты тиран и деспот, то я - прирожденная жертва садиста. У меня никогда… - Дженна хотела сказать «не было нареканий по этому поводу», но вовремя вспомнила недавнюю ссору и устыдилась столь откровенной лжи. - Не было и не могло быть лучшего босса, чем вы.
        - Конечно, не могло. Ты ведь пришла в компанию сразу после колледжа.
        - Ты прекрасно меня понял, Морган.
        - Думаю, да.

        Дженна и не предполагала, что в Музее естественной истории можно получить такое удовольствие. И еще она не знала, что Морган настолько эрудированный. Казалось, вещей, о которых он ничего не знает, намного меньше, чем тех, в которых он ориентируется. Он рассказывал ей про доисторических хищников, о том, как обнаружили первый скелет динозавра, об обычаях первобытных племен, о древней мифологии…
        - Морган, у тебя диплом магистра естественных наук?
        - Нет, просто я очень много читал в детстве. Смотри, нефритовые топоры, явно ритуальные. Такие находят и в Африке, и в Азии, и в Европе…
        Дженна никогда не знала его с этой стороны. Она всегда была уверена, что Морган - гений, но что он еще и эрудит, причем не какой-то зануда, а интересный собеседник с широчайшими познаниями в самых разных областях, она открыла только сегодня. Что самое любопытное, ей не было неловко рядом с ним - он делился своими знаниями, а не пытался уличить ее в невежестве.
        И вообще, ощущать его легкое превосходство было даже приятно.
        В какой-то момент Дженна поймала себя на том, что ее ладонь лежит на сгибе его локтя, и обомлела. Как так получилось? Она совсем с ума сошла… ничего себе, заговорились!
        Она попыталась осторожно убрать руку, будто бы это - ничего не значащий жест, не более того. Ей не удалось: взгляд Моргана скользнул вниз. Кажется, он тоже только что заметил, что произошло…
        - Извини, не знаю, что на меня нашло!
        Не оправдываться. Не надо. Только не оправдываться!
        - Обычно я не имею привычки брать под руку мужчин, с которыми у меня сугубо деловые отношения.
        Слова походили на грубо вырезанные деревяшки, поставленные вместе кое-как, неровно.
        - А ты думаешь, что у нас с тобой сугубо деловые отношения? - как-то рассеянно спросил Морган.
        Дженна порадовалась, что не споткнулась. Потом предательски гладкая подошва левого ботинка все-таки заскользила на такой же гладкой плитке, и на секунду Дженна потеряла равновесие.
        Морган поддержал ее за плечо непринужденно и сильно. Надо же, у него еще и руки сильные…
        - А разве, - Дженна прочистила горло: голос звучал совсем не так, как ей хотелось бы - был неровен и хрипловат, - нет?
        - Хм… На мой взгляд, мы почти что близкие друзья.
        - Ну… да. Да, наверное, да.
        Морган назвал ее другом. Месяц назад Дженна многое отдала бы ради такого. Сегодня ей показалось - этого слова до обидного мало. Дура, чего же ты хотела? Может, чтобы он назвал тебя женщиной своей жизни? Ха! Знай свое место, главный ассистент.
        Впрочем, в этот момент Дженна, пожалуй, хотела бы быть ему совершенно чужой, незнакомой женщиной, случайно встреченной на улице. Незнакомка - это все-таки в первую очередь женщина, а близкий друг - женщина в последнюю очередь.
        Дженна приложила все усилия, чтобы это темное облачко как можно быстрее скрылось с ее небосвода. Ведь если зацикливаться на неприятных мелочах и постоянно желать, чтобы все было по-другому, можно и вовсе вычеркнуть из своего словаря понятие
«радость жизни». За ненадобностью.
        А так как вряд ли ей еще когда-либо представится возможность провести такой же замечательный выходной в компании Моргана Фримена, то надо ловить свой шанс, а не хлюпать носом!
        Морган со своей стороны делал все, чтобы ее порадовать. Он подарил ей связку воздушных шариков, которые они потом с радостью «отпустили на волю» в парке Мэдисон-сквер. Они катались в очень нарядном, похожем на игрушку кебе, запряженном парой белых лошадей, совершили налет на французскую кондитерскую (господи, какое же это счастье - не считать калории!) и наведались в бильярд-клуб. Бильярд Дженну впечатлил не так сильно, как игра Моргана. Оказывается, это тоже входит в число его тайных талантов!
        Правда, по мере того как двигалась стрелка на наручных часах Дженны - нет ничего неумолимее бега стрелок! - и Дженна расслаблялась, где-то за грудиной нарастало сосущее напряжение. Будто бы она пила - и никак не могла утолить жажду.
        Чем больше она видела в Моргане остроумного, уверенного, обаятельного, просто классного парня, тем больнее ей становилось от того, что она имеет к нему весьма косвенное отношение.
        Гений, идеальный мужчина, полубог по определению далек и недоступен. А классный парень в принципе мог бы быть с тобой, если бы…
        Одни только «если бы». Как они надоели.
        И уже не помогала игра в «мы как будто вместе», в «романтическое путешествие» - сказки собственного сочинения. Бездарная из нее вышла сказочница, что ни говори.
        - Дженна?
        Она огляделась в поисках Моргана.
        - Никогда не замечал за тобой мечтательности. - Он стоял у нее за спиной.
        - На работе я и не мечтаю, - улыбнулась она.
        - Ты заскучала? Я, между прочим, выиграл мини-турнир с этим парнем в твою честь.
        - А я никогда не думала, что ты такой романтик.
        - Ну… - Морган делано засмущался. - Ты пьешь пиво?
        - Лет пять не пила, - призналась Дженна.
        - А будешь возобновлять? Или тебе принести что-нибудь покрепче? Там неплохой бар.
        - Буду. Возобновлять.
        И они выпили - сначала пива, потом «что-нибудь покрепче». С Морганом было приятно пить: он становился веселым, не глупея. Где-то вначале мелькнула мысль - Дженна сейчас не вспомнила бы точной формулировки… что-то о правилах хорошего тона и этике общения… Потом мысли стали гораздо позитивнее и конкретнее: Дженна думала только о том, что говорил в данный момент Морган, или о том, что она видела вокруг. Прошлое и будущее стали невозможно сложными категориями, которые ее сознание попросту не способно вместить, и она с радостью от них отмахнулась.
        Да, сегодня вечером ничто не могло сделать ее настроение веселее, а мысли легче, чем старый, добрый алкоголь. Тянущая боль неудовлетворенности ушла.
        Какое счастье…

        Какое счастье, что можно не думать о том, что она вернется завтра.
        Домой ехали на такси - вместе на заднем сиденье. Морган обнимал ее за плечи теплой рукой, и Дженне было уютно, как в далеком-далеком детстве, когда весь мир кажется красивым и добрым, а самые главные люди на свете - мама и папа - тебя любят безусловно.
        По стеклам и желтой металлической крыше накрапывал мелкий дождик, а в салоне было тепло-тепло. Таксист молчал и слушал тихонько игравшую магнитолу. Дженна дремала, как, бывает, дремлют кошки, - просто от удовольствия.
        - Ты пойдешь спать? - тихо спросил над ухом голос Моргана.
        Боже, эта восхитительная теплота, что окутала ее, еще и разговаривает его голосом!
        - Не говори мне, что этот день уже кончается.
        - Он и не кончается. Сейчас только без четверти восемь…
        - Отлично! Самое время для бокала шампанского с нью-йоркским дождем! - обрадовалась Дженна и рассмеялась. - Мне еще не пора краснеть за себя?
        - Даже не вздумай, - серьезно предупредил ее Морган. - Ты очаровательна.
        - Рада, что тебе нравится.
        - Только давай все же не будем мешать шампанское с дождем. Не хотелось бы, чтобы такой чудесный день закончился простудой.
        - Ну, простуда в любом случае была бы завтра. А какое нам дело до того, что будет завтра?
        - То есть ты настаиваешь?
        - Нет, пытаюсь философствовать. Кажется, у меня плохо получается…
        Шампанское было французским, и пили его в номере Моргана. Разговор, весьма оживленный, вертелся вокруг каких-то важных вещей и интересных историй, но Дженна знала, что, так как некому записать его на диктофон, а потом расшифровать, завтра ни один из них не вспомнит, о чем шла речь.
        И замечательно!
        - …А когда ты в первый раз поцеловалась?
        - Мне было двенадцать, родители отвезли меня на лето в детский лагерь, и там был мальчик… на год старше меня… Мы очень подружились. Убегали в лес при первой же возможности, лазали по деревьям, бегали наперегонки. А однажды он меня догнал, и как-то так получилось… Мы поцеловались. Потом страшно стеснялись друг друга. Безнадежно маленькие дети.
        - …А кем была твоя первая девушка?
        - …А ты никогда не мечтала прыгнуть с парашютом?
        - …А я боюсь китов и кораблей. Ну что ты смеешься?
        -.. А я хотел бы троих детей. Или четверых.
        - …А я хотела бы выходить замуж в платье цвета чайной розы.
        - Не надо, Дженна… Замуж не надо. Сделаешься стервой.
        - А твоя жена стерва?
        - К черту стерв. Выпьем за тебя?
        - И за тебя!
        Шампанское в бокале играло золотистыми оттенками прохладного заката. Красиво. Почти так же красиво, как блики света на волосах Дженны и ее улыбающееся глаза. Она всегда обворожительна, а сейчас, когда она еще и расслаблена, от нее вообще глаз не отвести.
        Морган чувствовал, что трезвеет от ее красоты, а может, наоборот, это такое странное опьянение…
        - Морган, мой рассудок сказал мне, что пора спать. Иначе мы никогда никуда отсюда не улетим.
        - Звучит заманчиво.
        - Нам завтра на работу. Я пошла. - Дженна решительно поставила бокал на стол и встала.
        - И зачем непременно надо было вспомнить о работе? - усмехнулся Морган. Как ни странно, работа его сейчас волновала меньше всего. А больше всего - переливы ярких искорок в крови, губы Дженны, линия ее шеи, и очертания груди, и плоский живот, и красивые бедра…
        Он встал. Надо было как-то прервать это безобразие мысли.
        - Ой…, Морган, у меня голова кружится, - растерянно улыбнулась Дженна.
        - Ничего, это скоро пройдет, - пообещал Морган и поддержал ее под локоть. - Давай я провожу тебя.
        Черт подери, ему не хотелось ее провожать. Не хотелось отпускать ее, не хотелось расставаться на те несколько часов, что остались до утра.
        - Нет, не надо. - Она покачала головой.
        - Тогда оставайся, - произнес он неожиданно хриплым голосом.
        Дженна удивленно посмотрела на него, а потом… поняла. Морган жадно смотрел, как она медленно, будто во сне, снимает очки и опускает на журнальный столик. Это значит «да»?
        - Так как? - Он перешел на шепот. Дженна посмотрела на него затуманенным взглядом, и он почувствовал, что эта поволока в матово-изумрудных глазах - не от близорукости.
        Никогда в жизни он не пробовал такого сладкого поцелуя. Взметнулся и тут же утих внутри страх безрассудства. Сколько можно бегать от себя, лгать себе, предавать себя? Она женщина, прекрасная женщина, и она достойна того, чтобы знать, как он к ней относится.
        Морган притянул ее к себе, и мир перевернулся с ног на голову и закружился в бешеном танце, но ему было на это наплевать. Все - далеко. Ничто не имеет значения, кроме ее трепетного, нежного и упругого тела, которое он счастлив сжимать в объятиях.
        И не осталось ничего, что могло бы помешать ему быть с ней, а ей - быть с ним, принадлежать ему. Как же сладко отдаваться полностью, без остатка, самозабвенно - и знать, что взамен получишь тысячекратное наслаждение…

14

        Дженна проснулась, однако предпочла сделать вид, что этого не произошло. Голова была тяжелой, но почти не болела. За окнами едва-едва занимался сереньким рассвет.
        Ей было тепло. Со спины, правого бока и живота. Тепло и немножко тяжело.
        Ее обнимали. Дженна затаила дыхание и поняла, что в комнате все равно кто-то дышит.
        Так, значит, это был не сон?!
        Если бы у нее было «больное сердце», как у Кэт, оно точно остановилось бы. Но с сердцем у нее все было в порядке, да и с другими органами тоже… наверное, кроме мозга… Но от безумия, увы, не умирают. Так что придется жить дальше. С мыслью о том, что переспала с собственным боссом.
        Жизнь несправедлива. Впервые за несколько лет проснуться в объятиях мужчины, причем не просто мужчины - любимого! - и при этом чувствовать себя распоследней дрянью.
        Хотя почему несправедлива? Все так и есть. Нечего было затаскивать в постель… ну ладно, прыгать в постель своего женатого босса.
        От этой мысли Дженну скрутила боль, больше похожая на тошноту. Сегодня же он вернется к жене. К женщине, которую когда-то перед алтарем поклялся любить и уважать. А ей возвращаться в пустую квартиру и лелеять воспоминания о прошедшей ночи. И поделом, потому что никто ее не заставлял…
        Никто и ничто, кроме любви. Вино - это только предлог, маленькое оправдание перед совестью. А оправдываться - недостойно.
        Черт подери, признай, Джен, что ты мечтала об этом с первой же минуты, когда увидела Моргана. Ах, не надо было столько пить…
        Дженна роняла на подушку слезы. Ей было тоскливо, потому что все уже в прошлом, ей было жалко, потому что она плохо помнила произошедшее, ей было безмерно печально, потому что единственное напоминание - легкий след чувственного наслаждения в теле - истает совсем скоро.
        И было стыдно. Сразу перед всеми. Перед Морганом, перед собой, перед его женой, перед родителями, Кэт и Мелиссой, и перед Господом Богом.
        Ладно. Ей даже, наверное, не придется придумывать искупление. То, что ждет ее в самом ближайшем будущем, - достаточная мука.
        Дженна стала осторожно выбираться из постели.
        - Не уходи, - пробормотал Морган.
        Милый, ну как же «не уходи»?! Что будет, если я останусь? У Дженны сжалось сердце. Может быть, снова будет секс. Может быть, неловкость и угрызения совести - с обеих сторон.
        А он не открыл глаз. Вдруг он думает, что провел ночь, как и положено, с женой?
        Дженна закусила cy6y и стала тихо, с осторожностью талантливого разведчика подбирать с пола свои вещи и одеваться. Труднее всего было найти сумку. Часов Дженна не нашла. Настенные показывали семь пятнадцать. Полтора часа до вылета. Отличненько. Есть время принять горячий душ, смыть с себя запах Моргана и выпить чашку кофе. Может, даже с коньяком. Нет, с алкоголем покончено!
        Дженна вышла из номера и на цыпочках прокралась к своей двери. Горничная-китаянка с тележкой чистого белья покосилась на нее равнодушно. Еще бы, ее глаза и совесть привыкли и не к такому.
        Задача номер один: заглушить угрызения совести. Надо придумать что-то такое, что позволит ей смотреть в зеркало без желания отхлестать себя по щекам и подставить лицо еще кому-нибудь для того же самого.
        Задача номер два: придумать, как дальше разговаривать с Морганом. Жизнь и так рискует превратиться в ад.

        Морган перевернулся на живот. Простыня была теплой. Подушка пахла духами. Ваниль и жасмин. Морган улыбнулся сквозь сон: так пахнет сказка. Так пахнет Дженна.
        Дженна…
        Морган открыл глаза: ее не было.
        Черт! Он прислушался: в ванной - тишина. Ее вообще нет в номере.
        Раздался стук в дверь.
        - Да?!
        Морган не успел благословить небеса за то, что ему вернули Дженну так быстро: на пороге возник молоденький парнишка в форменной одежде отеля:
        - Для вас заказан завтрак, сэр! - с испуганной улыбкой оправдался юноша.
        - Я не заказывал.
        - Мисс Дженна Маккалистер заказала.
        - Хорошо. - Имя Дженны действовало на него как бальзам. - Чаевые включите в счет…
        - Да, сэр. Приятного аппетита. Мисс Маккалистер просила напомнить, что до вылета чуть более часа. Такси будет ждать через пятнадцать минут.
        - Спа…
        Дверь уже закрылась.
        Какого черта она не пришла сама? Собирается, наверное, успокойся, Морган.
        Завтрак был накрыт на одного. Одна тарелка с болгарским омлетом. Тосты. Масло. Одна чашка для чая и маленький чайник.
        Морган ощутил, как внутри него пустота ширится и превращается в бездну. Он огляделся в поисках сотового, заметил его, вскочил с постели, схватил телефон. А что ей сказать? Ведь если она ушла вот так, тихо и незаметно, значит, на то были какие-то причины?
        И нужно знать, что это за причины, чтобы строить дальнейшее общение.
        Морган отложил телефон. До приезда такси осталось минут десять. На кой черт ему этот омлет?!
        Безумно хотелось разбить что-нибудь, ну хотя бы метнуть в стену крышку от тарелки, но, во-первых, Морган не хотел, чтобы горничная потом костерила его свиньей и хамом, а во-вторых, пока вроде бы и повода не было. Ведь предчувствия - это только предчувствия. Слава богу, у мужчин не такая тонкая интуиция, как у женщин, может, она, дура, и ошибается…
        Морган провел две минуты под холодным душем, замерз, но не взбодрился. Зато перестала гудеть голова, это уже что-то. Омлет он трогать не стал принципиально, но чашку чаю выпил. Он надел те же вещи, что были на нем вчера, чтобы не упаковывать по новой чемодан, и рысью покинул номер.
        Дверь в номер Дженны была открыта, там уже суетилась горничная. Морган подозвал ее, сунул двадцатку за уборку своего номера, но спросить, в каком настроении покидала номер соседка, не решился - язык будто примерз к нёбу.
        Дженна ждала его в такси. Рядом с ней на сиденье красноречиво громоздилась дорожная сумка.
        - Доброе утро, Дженна.
        - Доброе утро…
        Не «мистер Фримен», но и не «Морган».
        Он хотел поцеловать ее, но вместо этого пожал руку. По лицу Дженны он ничего не мог прочесть: оно было спокойным и сосредоточенным, как если бы она перечитывала конспект по высшей математике. Ни следа той мягкости и нежности, которым оно светилось вчера.
        Морган сунул чемодан в багажник и сел на переднее сиденье.
        Заметил, что вчерашний мелкий дождик сегодня усилился и барабанил по стеклу упругими струйками.
        Глупо начинать важный разговор, сидя спиной к человеку, с которым нужно поговорить. Да и что сказать? Что это была лучшая ночь в его жизни? Что он благодаря ей, Дженне, и ее внутреннему огню вновь почувствовал себя живым, сильным, готовым пылать как факел? Что это было для него сакраментальным событием, из тех, которые подводят черту под всей прошлой жизнью?
        Это все правда. Но Морган очень боялся расплескать всю свою горячую нежность, ударившись грудью о холодную кирпичную стену.
        Одно ясно точно. Дженна не выглядит счастливой.
        В аэропорту было много суеты: они едва не опоздали на регистрацию и уселись в самолет за десять минут до вылета.
        - Дженна, нам надо поговорить. - Морган уже не мог думать ни о чем другом, и то, что его дыхание сбивалось, его не особенно волновало.
        - О чем?
        Боже! И она еще спрашивает, о чем? Для нее это что, в порядке вещей? У нее каждый день бывает такое? Или то, что для него было упоительной симфонией, для нее прозвучало, как пара аккордов?
        - О нашем вчера.
        Она помолчала.
        - Я хочу, чтобы ты знала, что…
        - Не надо, мистер Фримен, к чему оправдываться? Такие вещи случаются. Мы сначала очень устали, потом расслабились, нам было хорошо… Меньше всего мне хочется, чтобы вы думали, что теперь у вас передо мной какие-то обязательства.
        Морган почувствовал себя так, будто на него вылили целую кастрюлю кипятка.
        Обязательства… Такие вещи случаются… Значит, все-таки - случайный секс?
        - Что ты… - Морган изначально не был уверен, что его одеревеневшие губы и язык сейчас способны правильно воспроизводить звуки, но получилось неплохо. - Это было… естественно. Если я чем-то обидел тебя…
        - Нет-нет, что вы. - Она улыбнулась. - Мне не на что обижаться.
        Хорошо, хоть тут не кривит душой.
        В динамиках зазвучало автоматическое объявление - все то, что говорят перед началом полета: приветствуем, пристегните ремни, температура, давление…
        - Значит, ты хочешь, чтобы все осталось по-прежнему? - спросил он, когда смолк приятный механический голос. У него самого голос был механический, вот только что не приятный.
        Дженна кивнула и улыбнулась.
        Морган еще не знал, возможно ли это. Но ради нее он готов был попробовать. Надо было.
        Он стиснул зубы. Худшая из женщин была его женой. Лучшая из женщин даже любовницей ему не захотела стать. Значит, заслужил…

        Дженна думала, что больше никогда в жизни не сможет летать на самолетах. Она будет ездить в поездах, на автобусах, на машинах, плавать морем - но в самолет не сядет. Потому что нельзя возвращаться в место, где тебе было настолько плохо.
        Она держалась молодцом - сказывались опыт и врожденная выдержка. Она улыбалась Моргану, была невозмутимо спокойна, разве что чуть бледнее обычного, читала газету (отдельно проследила, чтобы держать ее правильно, а не перевернутой) и ела курицу-гриль в больших количествах. Мелисса бы сказала, что последнее - это концентрированное самонаказание. Да, Дженне хотелось отравиться, броситься вниз головой с высоты птичьего полета, умереть от разрыва сердца и уехать в Африку с Корпусом мира. Одновременно. Ни одно из желаний не возобладало.
        Человек, с которым она провела восхитительную ночь, сидел рядом - и был от нее далек как никогда. Наверное, нельзя о чем-то сожалеть больше, чем Дженна сожалела о своей слабости. Она так этого боялась, так этого хотела - а когда все произошло, она оказалась в десятки раз несчастнее себя прежней.
        Лучше бы ей не знать, что Морган не только потрясающий, удивительный человек, но и лучший в мире любовник, благодаря которому можно весь этот самый мир с легкостью послать ко всем чертям.
        Ему было не по себе, она видела это, чувствовала это - но ничем не могла ему помочь. У нее не было для него слов утешения.
        Оставалось только попробовать играть в игру «все стало, как было».
        Правда, недавний опыт показал, что играется ей плохо, как бездарной актрисе в глупой пьеске.
        После нью-йоркской дождливо-серой весны Майами мог бы показаться солнечным раем, если бы у Дженны внутри не имел место собственный маленький ад.
        Прямо из аэропорта Опа-Локка они поехали в офис. Там их встретили, как триумфаторов. Дженне даже выпала честь пить кофе, сваренный кем-то другим, а именно Кэтлин. После визита к главному Морган властью, данной ему трудовым законодательством, отпустил Дженну домой. Она была благодарна.
        Дома лишь уплотнился слой пыли на мебели, да испортилась вода в вазе с цветами - вот и все изменения. Дженна расплакалась: у нее, можно сказать, вся жизнь перевернулась с ног на голову, а тут - все по-прежнему, что же за шутки такие?! Дженна попробовала ублажить расшалившиеся нервы ванной с ароматными маслами, но нервы были упрямы.
        На автоответчике были сообщения от матери, которой Дженна как-то забыла в суете сообщить, что улетает, Мелиссы и Кэт. Кэт зашла в своих предположениях и двусмысленных шуточках дальше всех. Кажется, она позвонила Дженне в среду только потому, что ее посетило вдохновение. А вдохновение, как известно, со среды до воскресенья не удержишь. Отвечать не хотелось, равно как готовить ужин, убираться, смотреть телевизор… Дженна попробовала испытанный способ ухода от мира - забралась с «Поющими в терновнике» под плед на диван, но и это не помогло. Она ревела даже над самыми светлыми сценами. Дженна попробовала уснуть, но едва задремала, как разразился трелью телефон.
        - Иди к черту, - посоветовала ему Дженна.
        Он позвонил еще раз и еще. Включился автоответчик.
        - Джен, ну сколько можно скрываться от главных доброжелателей? - Это была, конечно, Кэт. - Я знаю, мое шестое чувство подсказывает мне, что ты уже близко! Джен, с тобой все в порядке?!
        Нет, Кэт, не все в порядке. Но, ты уж прости, это тебя не касается.
        Дженна ярко представила себе, что будет, если Кэт узнает о ее связи с Морганом. В лучшем случае она потребует, чтобы Дженна подала на него в суд. За сексуальные домогательства в рамках рабочего мероприятия. В худшем - заявится в офис и будет ревностно отстаивать честь подруги… Нет уж, спасибо. Подожди еще немного, Кэт. Твоя подруга скоро придет в норму и позвонит тебе сама…
        Может быть.

        Утром Дженна проснулась и поняла, что этот день будет ничуть не лучше предыдущего. Все движения давались ей с трудом. Впервые в жизни ей не хотелось на работу, причем не хотелось страшно.
        Тосты сгорели в тостере - так всегда бывает, когда не выспишься или опаздываешь. Из душа вода текла подозрительно тонкой струйкой. Дженна подумала, что возможно, пробежка вдоль берега спасет ее день, но на нее не оставалось времени. Безумно не хотелось наносить макияж. Дженна подумала, что, если она в порядке исключения ограничится одним слоем туши и помадой, ничего страшного не произойдет.
        Она ошиблась: в офисе, поднимаясь на лифте на свой этаж, она мельком взглянула на свое отражение в настенном зеркале и ужаснулась: на нее смотрела бледная тень Дженны Маккалистер. Бледная тень, которая в ближайшее время собирается превратиться в призрак. Дженна вздохнула и решила, что нужно будет все-таки наложить тон и тени, чтобы Морган часом не заподозрил, что она умирает от несчастной любви.
        Она не успела. Морган был уже на работе и явно не в духе. Когда Дженна вошла в приемную, он как раз заваривал себе чай.
        - Доброе утро, мистер Фримен.
        - Доброе, Дженна. Как де… ты себя чувствуешь?
        - Спасибо, мистер Морган, все в порядке.
        Ну вот, если ты красишься только по праздникам, все всегда рады и счастливы. Если красишься каждый день, а потом приходишь без макияжа, все сразу решают, что ты заболела.
        - Если тебе нужен дополнительный выходной, чтобы прийти в себя после перелета…
        - Не беспокойтесь, мистер Морган.
        Дженна подавила вздох и фразу «Давайте я подам вам чай». Он и сам отлично справляется. А ей тем будет лучше, чем меньше времени она проведет с ним рядом.
        Подумать только, он обнимал ее этими руками и целовал этими губами… Она до сих пор помнила запах его кожи. Хотя здесь, в офисе, в самой-пресамой привычной обстановке, ей легче было поверить в то, что она сошла с ума, чем в то, что все действительно было.
        И тут произошло нечто такое, от чего Дженна страстно пожелала и впрямь оказаться сумасшедшей - чтобы иметь моральное право на какое-нибудь безумство. Агрессивного характера.
        В дверях приемной возникла Хелена Фримен.
        Дженна остолбенела и пошла пятнами.
        Первая мысль была: «Сейчас она меня убьет. Или я ее. Мы обагрим кровью ламинат в приемной. Хорошо, что уборщица приходящая…»
        Но на нее никто попросту не обратил внимания.
        Дженна поняла, что драка была бы лучше. По крайней мере, дерутся с тем, кого считают равным по силе противником. А так… Презрение какое-то, ничего больше.
        Она для Хелены - пустое место. Им и останется. И даже если она не раз, а десять, двадцать, сто восемьдесят раз ляжет с Морганом в постель - это ничего не изменит. Хелена будет так же холодна, красива и нервозна. И уверена в своем священном праве супруги.
        У Дженны в ушах шумела кровь, она даже не слышала, что Морган сказал Хелене, а Хелена - ему.
        Хелена прошла в кабинет. Морган последовал за ней и закрыл за собой дверь. Дженна осталась в приемной одна. Если бы ее ударили по голове веслом, соображать было бы все равно легче.
        - Я не понесу им чай, - пробормотала Дженна. - Не понесу, пошло все к черту. Все. К черту.
        А ведь она, Хелена, еще пойдет обратно. Через пятнадцать или тридцать минут она понесет к выходу свое драгоценное холеное тело, и ее шпильки-каблуки будут пронзать Дженне душу насквозь.
        Решение пришло само собой. Оно было таким же простым, какой иной раз бывает мысль о смерти.
        Надо просто уйти. Потому что это все очень быстро стало для Дженны невыносимым, и никто не знает, что будет, если она станет и дальше это невыносимое терпеть. Хватит играть в несгибаемую принципиальную леди без страха и упрека. Морган помучается немного - и найдет себе новую ассистентку. Если выберет правильно - через пару месяцев она будет отлично справляться.
        Дженна подхватила сумочку и вышла в дамскую комнату. Ей нужно немножко времени, чтобы все продумать. И еще немного, чтобы сделать макияж.

        - Дженна, ты куда?
        - Кэтлин, милая, у меня срочные документы на подпись, можно, я заскочу?
        - Сейчас придет Джимми Харт, шеф его вызывал, я уже позвонила.
        - Кэтлин, ты же знаешь Джимми, он будет идти минут пять! А у меня дело на полторы. - Дженна обворожительно улыбнулась, забыв, что Кэтлин этой самой улыбкой тоже владеет в совершенстве и потому имеет к ней иммунитет. Она пританцовывала на месте от волнения и нетерпения.
        Кэтлин недоверчиво на нее посмотрела и нажала кнопку на коммутаторе:
        - Мистер Сноу, можно пригласить Дженну? У нее что-то срочное…
        - Да, конечно, какие могут быть проблемы?
        Мистер Сноу всегда нравился Дженне как типаж - очень колоритный импозантный мужчина с абсолютно седой шевелюрой. Да и как человек он никогда не доставлял ей никаких проблем. Вот и сейчас с легкостью подписал несколько листов отчета об участии в выставке, ведомость на ремонт оргтехники, протокол прошлого заседания по проблемам развития… и затерявшееся между листами заявление на увольнение от мисс Дженны Маккалистер. Ей было немного стыдно, что она так подло обманывает его доверие, но ведь ей очень, очень надо уйти - и без лишнего шума. А без шума не обойтись: начнут уговаривать, выспрашивать, может, даже давить - с ценными работниками такое нередко.
        На обратном пути она занесла подписанное заявление в отдел кадров. Главного инспектора не было, а секретарша Мэгги была занята разговором по телефону… Дженна улыбнулась ей и помахала рукой.
        В приемную Дженна вошла, как на Голгофу, - она очень боялась столкнуться лицом к лицу с Морганом и Хеленой. Но этого не случилось. Видно, судьбе тоже угодно, чтобы она отсюда ушла. Вот и отлично. Приятно, когда судьба играет на твоей стороне.
        Дженна выключила компьютер, быстро затолкала в сумку содержимое запасной,
«рабочей» косметички, зонт, любимую кружку - и была такова.
        Когда она, едва не переходя на бег, мчалась по коридору, в ее голове билась только одна мысль: не думать, что это в последний раз. Не думать. Не думать!

15

        Хелена встала и молча прошла к двери. Бросила через плечо:
        - И все равно ты круглый идиот, Фримен.
        - Был. Давно. А вообще тише, там моя помощница. - В голосе Моргана слышалось что-то от звериного рычания.
        Хелена открыла дверь:
        - Нет тут никакой помощницы. А если бы была, я бы и ей рассказала.
        - Хелена, тебе пора.
        - Не смей выгонять меня, мерзавец!
        - От мерзавки слышу.
        Хлопнула дверь.
        Противно застучали прочь каблуки с металлическими набойками.
        Морган подождал немного и вышел в приемную. Сердце кольнула тревога. Сначала он не понял, с чем она связана. А потом заметил - компьютер выключен.
        Дженна никогда не выключала компьютер, если не уходила из офиса. Но если она ушла, то почему не предупредила его? Боялась помешать разговору с женой?
        Проклятье, что бы она ни говорила, ей наверняка неприятно было видеть Хелену. Но убегать в порыве чувств вовсе не в стиле Дженны! Морган вытащил из кармана сотовый, набрал номер… Что значит - «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети»?!
        Морган сделал два круга по приемной. Что-то происходит, произошло…
        Он поднял трубку внутреннего телефона и позвонил на пост охраны.
        Да, мисс Маккалистер только что вышла, сказал охранник.
        Моргана окатило яростью. Что она себе позволяет?! Он тут же одернул себя: это же Дженна, у нее должны были быть причины…
        Раздался звонок телефона. Морган не сразу разобрался, который из трех звонит. Оказалось - внутренний.
        - Да?
        - Здравствуйте. Мистер Морган Фримен?
        - Да.
        - Это Барбара Лоуренс, отдел кадров. Дженны нет на месте?
        - Нет.
        - Ясно. Мистер Фримен, тут на заявлении нет вашей подписи, а она тоже нужна…
        - На каком заявлении, Барбара?
        - Как это на каком? Об увольнении…
        Морган забыл даже бросить трубку на рычаг - помчался вниз. Что это дуреха творит?!
        Дурехи внизу не обнаружилось. Зато Хелена еще не успела уехать: она сидела в своем кабриолете и курила. Морган почувствовал ее вопросительно-презрительный взгляд, мазнул по ней глазами, снова набрал номер Дженны - все тот же результат.
        - Мистер Фримен, едем куда-то? - Водитель подвел к нему «лексус».
        - Спасибо. Я еду, а ты идешь пить кофе. О'кей?
        - Как скажете… - растерянно улыбнулся Боб.
        Морган был у Дженны всего один раз, но отлично запомнил дорогу. Промелькнула мысль, что в офисе, наверное, уже поднялся переполох: ни начальника отдела, ни ассистентки, никто не знает, куда они провалились, а все двери настежь… Ну и черт с ним. Будут в отделе кадров два заявления. Только бы глупостей не наделала…
        Утешало одно: если бы Дженна замышляла что-то дурное, она вряд ли стала бы возиться с оформлением увольнения. Но Морган все равно гнал изо всех сил.
        Он даже сам не понимал, почему впал в такое глубокое отчаяние, смешанное с яростью. Дженна - свободный человек, она имеет право уйти, если ей захочется, не так, конечно, но все равно.
        Нет! Нет, нет, тысячу раз нет! Не должна, не может она уйти вот так просто после всего, что между ними было. Потому что их связали не только деловые отношения начальника и подчиненной, не только дружба, не только случайный секс…
        Он должен был сказать ей раньше…
        Сказать что?!
        Что влюбился… Нет, глубже, - что любит ее!
        И если судьба по каким-то причинам решила, что ей этого знать не следует, что ж, Морган поспорит с судьбой, со всеми чертями и с преблагим небом!
        Дома ее не было. Морган почувствовал это еще до того, как позвонил в дверь.
        Он звонил долго и отчаянно - в квартире ни шороха. Он хотел было выбивать дверь, но опомнился: если бы Дженна приехала сюда, неподалеку стояла бы ее машина.
        Отчаяние захлестнуло даже не волной - цунами. Он попробовал еще раз дозвониться - тщетно. Может, она решила уехать из города? Может, спряталась на пляже? Или поехала к родителям?
        Он столько сотен дней провел бок о бок с ней - и не знал даже, как зовут ее мать и отца, не то что их адреса…
        Но они должны где-то жить. И где-то должны жить ее друзья. Ладно, если она с кем-то, это уже легче. Нужно проверить вокзалы и аэропорт…
        Сотовый в ладони зазвонил, Морган едва не выронил его от волнения - но это была не Дженна.
        Звонила Кэтлин, секретарша мистера Сноу. Наконец-то спохватились.
        - Мистер Фримен…
        - Привет, Кэтти!
        - У вас все в порядке? - предельно осторожно спросила она.
        - Да, конечно, а в чем дело?
        - Ходят слухи, что Дженна…
        - Кэтлин, милая, ты звонишь, чтобы поделиться очередной сплетней?
        - Нет, чтобы…
        - Слушай, у меня сейчас важная встреча. - Морган уже садился в машину. - Если я кому-то понадоблюсь, - хлопок дверцы, - пусть звонят на этот номер.
        - Да, мистер Фримен. До свидания. Хорошо.
        Потом будет взбучка от шефа, но она не помешает - чтобы взбодриться. Черт, черт, черт… Ну почему нельзя раздвоиться? Или «растроиться»? Аэропорт, автобусная станция, вокзал…
        Бен!
        Морган лихо развернулся на скорости восемьдесят миль в час и набрал номер друга.
        Дружба - удивительное явление. С ума сойти, они столько лет не разговаривали - а Бен не потерял способности понимать его с полуслова.

        Спустя полтора часа они сидели в баре на Доусон-стрит.
        - Слушай, дружище, я все понимаю, но, может, тебе не следует столько пить? - Бенджамин проводил глазами третью рюмку текилы, которую Морган опрокинул в себя.
        - Я не пьянею, - спокойно констатировал Морган.
        - Это хорошо.
        - Бен, ну куда она могла деться?
        - Куда угодно. Майами - не маленький город, сам понимаешь. Скажи, это то, о чем я думаю?
        - Не знаю, о чем ты думаешь…
        - Знаешь.
        - Да.
        - Понял. Вопросов больше нет. Тогда я звоню Хьюитту?
        - Кто такой Хьюитт?
        - О, незаменимый человек. Я до сих пор не знаю, кто он - полицейский детектив или частный сыщик.
        - Бен, что же ты раньше…
        - Успокойся. Ты же сам понимаешь, что подобные истории не обходятся без сцен на вокзале и в аэропорту. Мы их честно отыграли.
        - Главной героини не было на экране.
        - Это верно. Поэтому-то финал и должен быть другим. Все, я звоню. Привет, Хьюитт. Да, старина, опять я. Только дело на этот раз совсем другого рода…

        - Дружище, у меня проблема.
        - Я даже вижу, что это за проблема.
        - Да. Я пьян.
        - Я же говорил, что не нужно было столько пить.
        - Оно не действовало. Сначала.
        - Ага. А теперь, когда у нас в кармане адреса родителей твоей ненаглядной и двух ее лучших подруг, подействовало.
        - Бен, это наваждение какое-то…
        - Что, ты уже видишь маленьких зеленых человечков? Или все-таки серых, как положено?
        - Хватит издеваться - видишь, друг в затруднительном положении!
        - Вижу. Знаешь, я очень хочу тебе помочь, Морган. Да и эта девочка… Я чувствую, что немного в долгу перед ней. Хочешь, я сам поеду?
        - Бен, это было бы малодушие с моей стороны… Я должен сам…
        - Морган, а ты уверен, что она захочет с тобой разговаривать? Вот лично мне кажется, что если бы хотела, то не стала бы сбегать и отключать телефон…
        - Бен…
        - Да, я знаю, я всегда прав. Пользуясь правом правого, я отвезу тебя…
        - Не надо!
        - К себе. Ты примешь холодный душ, выпьешь кофе - и тебе полегчает. А я пока попробую уладить кое-какие твои промахи.
        - Бен, ты самый лучший дружище на свете. Я капитулирую перед твоей мудростью.
        Бенджамину пришлось увернуться от Моргана: он пытался его обнять, ничуть не смущаясь тем, что друг немножко занят - ведет машину.
        - Ты хитрюга, Морган Фримен, просто хитрюга… - пробормотал Бенджамин. Еще бы. Когда пришло время для ответственного разговора с ним самим - Морган отправил Дженну. Когда настала очередь Дженны - разговаривать суждено Бенджамину.
        Хорошо водить дружбу с такими славными людьми!
        Ладно, Моргана тоже можно понять - у него выдался тяжелый день.
        Дома Бенджамин препоручил Моргана заботам Марианны, сменил рубашку, переписал на листок адреса близких Дженны, выпил стакан воды и уехал.
        Господи, помоги: нелегко быть Купидоном!

        - Джен, как думаешь: «Загадочная фрезия» или «Романтичная роза»?
        - Ты о чем?
        - Об оттенках лака для ногтей… Никак не могу определиться.
        - А зачем мучиться? Возьми оба.
        - Так и сделаю.
        Мелисса с каталогом косметики сидела на полу у двери ванной. Дженна пребывала в ванной уже третий час. Чтобы не изводить себя всякими нехорошими подозрениями, Мелисса просто разговаривала с ней, не умолкая. Обо всем на свете, в основном о пустяках. Лишь бы слышать Дженну. Пока Дженна говорит, она, по крайней мере, не сможет утопиться. Да, несколько раз из-за двери доносились всхлипы, временами голос дрожал от слез - но это намного позитивнее, чем, скажем, бульканье…
        - Слушай, хочешь, я тебе подарю к началу новой жизни тушь? Называется «Очарование полночи».
        Дверь ванной открылась. На пороге стояла Дженна, в белом махровом халате немного похожая на привидение. Лицо у нее было заплаканным, но волосы - гладко зачесаны назад. Добрый знак. Значит, Дженна осталась Дженной.
        - Лисси, спасибо тебе, но мне…
        - Тебе, наверное, надо поесть? Отличная идея! Давай разогреем пирог - у меня есть восхитительный шоколадно-вишневый пирог, - сварим какао и будем смотреть какие-нибудь милые старые фильмы!
        - Лисси, ты же понимаешь, что я уже хочу тебя убить…
        - Понимаю! Я готова. Принести себя в жертву. Лишь бы ты была довольна и счастлива. И сыта. Это я про пирог.
        В дверь позвонили.
        - Это, наверное, Кэт.
        - Ты можешь ее не впустить?! - взмолилась Дженна.
        - Ты же ее знаешь, она влезет в окно.
        - У тебя третий этаж!
        - Но ты же ее знаешь…
        - Ладно, иди открывай, а я оденусь. Невозможно держать оборону в банном халате.
        Пусть это всего полторы минуты тишины и одиночества - Дженна была и им рада. Она оделась и принялась обмахивать лицо каталогом. Маловероятно, конечно, что Кэт не заметит ее опухших век, но все-таки…
        В комнату вошла Мелисса. У нее было очень удивленное лицо.
        - Дженна, там к тебе гости.
        - Морган?! - вырвалось у Дженны.
        - Насколько я представляю себе Моргана - нет. Но мужчина очень обаятельный. Сказал, что его зовут Бенджамин.
        Дженна не села - упала на кровать.
        - Что с тобой?
        - Это почти что Морган, - усмехнулась она.
        - Ну так чего же ты ждешь?!
        - Лисси, зачем он пришел? Я боюсь…
        - Чего ты боишься - что все наконец-то изменится в лучшую сторону? Что надо будет стать счастливой? А ну марш в гостиную! - Мелисса схватила Дженну за руку и рывком поставила на ноги. - Давай. Я спряталась в глубинах квартиры.
        На этот раз Бенджамин показался ей моложе.
        - Здравствуйте, - сказала Дженна.
        Первый этап - приветствие - самый простой. Вот только что говорить дальше?
        Стоп. Это он должен говорить.
        - Здравствуйте, Дженна.
        До чего же у него приятная улыбка!
        - Вот мы и встретились еще раз. Что любопытно - снова по просьбе нашего общего знакомого.
        - Который опять не смог выйти на разговор сам? - Дженна прикрыла рот рукой - она и не знала, что у нее скопилось столько раздражения на Моргана.
        - Да. На этот раз - по объективной причине. Он, видите ли, перебрал. С горя.
        Дженна молчала, переваривая полученную информацию.
        - Можно мне сесть?
        - Да, конечно. - Дженна и сама села в кресло напротив Бенджамина.
        - Так вот, Дженна… Наш общий знакомый - человек очень умный, как вы, наверное, знаете. Но в некоторых делах… - Бенджамин вздохнул. - Давайте сделаем так. Я вам расскажу одну историю с продолжением, а выводы вы сделаете сами, хорошо?
        - Попробуем. Чаю?
        - Если можно.
        Мелисса, судя по всему, не исчезла в глубинах квартиры, а топталась за дверью, потому что явилась с двумя стаканами ледяного чая в ту же минуту. Дженна не стала ей говорить, что Бенджамин, как и Морган, пьет горячий чай.
        - Пожалуйста. И я вас оставляю. - Она выразительно взглянула на Дженну и удалилась.
        - Мне кажется, - начал Бенджамин, - что вы, Дженна, стали участником истории, даже, можно сказать, героиней, а всей истории - не знаете, а это несправедливо. Вот, скажем, наша с Морганом ссора…
        Дженна пожала плечами.
        - Мы были друзьями со студенческой скамьи. Про таких говорят - неразлей-вода. Но там, где не разольет вода, бывает, появляется женщина. Женщину звали Хелена. Она была моей моделью. Наши человеческие взаимоотношения складывались плохо, работать, по большому счету, она не хотела, а хотела просто денег… А Морган в то время как раз взлетал. Деньги у него появились, и было ясно, что появится еще больше. Ну и вы можете предположить, что произошло…
        - У них начался роман.
        - Именно. Морган был горяч, а в горячности слеп. Зато Хелена была очень хитра. Я пытался открыть ему глаза на то, во что он ввязывается, но он только злился и отдалялся от меня. За полгода этой, простите, стерве удалось его на себе женить. После этого я стал нежеланным гостем в доме лучшего друга. Хелена еще на свадьбе пообещала мне, что выживет меня из жизни Моргана. И выжила. Можете догадаться как?
        Дженна качнула головой. Она не до конца понимала еще, к чему клонит Бенджамин, зачем вытаскивает скелетов из шкафа Моргана, она, между прочим, к Моргану не имеет больше никакого отношения… формального - так уж точно.
        - Не интриганка вы, Дженна. И это делает вам честь. Любая расчетливая особа догадалась бы, что… В общем, Хелена сообщила Моргану о своих подозрениях, что я в нее тайно влюблен, потому и вставлял им палки в колеса. Морган задумался… А через некоторое время она призналась ему, что я ее домогался. Продемонстрировала пару синяков и ссадины - уж не знаю, где она их… раздобыла. Как вы понимаете, мы с Морганом…
        - Подрались?
        - Именно. Ну а что было с нами дальше, вы примерно знаете. А вот что было с Хеленой…
        - Что было с Хеленой?
        - Вы знаете не хуже меня, что Морган - отличный парень, но ведь если не любишь человека, то и наследник английского престола будет не мил. В общем, даже деньги и положение в обществе ее не радовали, она возненавидела его, возненавидев - стала изменять, женщиной она всегда была темпераментной. Неприятная вышла история - Морган недавно застал ее с поваром-кубинцем. Прижал к стенке… В пылу скандала она бросила ему в лицо, что отняла у него все, даже лучшего друга, а отнимет еще больше. Скоро будет суд. Договориться мирным путем они…
        - Какой суд? - Дженна отчаянно терла виски. Что же за приступ отупения такой?!
        - По поводу развода, - мягко пояснил Бенджамин. - И я должен был бы еще кое-что вам сказать, кое-что очень важное, но пусть лучше это сделает Морган. Если вы, конечно, захотите с ним встретиться…
        - Что сказать?! - взмолилась Дженна.
        Бенджамин только усмехнулся, но Дженна, кажется, прочла ответ в его темных глазах.
        - От себя добавлю, что раз уж вы все-таки написали заявление об уходе - из чего я делаю вывод, что заваривать чай вам уже надоело, - то я бы предложил вам посниматься у меня. Я говорил, что фотографирую теперь не для коммерции, а только для искусства, но с вами, Дженна, это будет искусством. Обещаю.
        Ей казалось, что во всем мире воцарилась тишина. И в этой тишине она отчетливо услышала, как под окнами остановилась машина. Знакомое волнение и покалывание в ладонях и на спине подсказало ей, что приехал Он.
        - Как же он, пьяный, вел машину? - прошептала она.
        - Пойдите и спросите. Но я давно отчаялся узнать ответ на этот вопрос.
        Дженна двигалась как во сне, преодолевая чудовищное сопротивление воздуха: встала, сделала несколько шагов к двери, открыла ее - и услышала тяжелое дыхание на лестнице.
        У него были мокрые волосы, и от них намок воротник рубашки, а глаза - яркие, светящиеся, пронзительные.
        - Ты в порядке? - задыхаясь, спросил он.
        Она кивнула.
        Из-за ее спины Бенджамин помахал Моргану рукой.
        - Я хотел сказать, что…
        Дженна приложила палец к губам.
        Он искал ее. Он ее нашел. Он свободен. Теперь они - два независимых человека, которые вольны быть вместе, если захотят… А они захотят?
        - Хорошо. Если ты хочешь сначала поцелуй…
        По его шальным глазам Дженна поняла, что он все еще немного не в себе. Потом она уже ничего не слышала, не видела и не понимала. Только чувствовала.
        Какое счастье - целоваться в здравом уме и трезвой памяти и сходить с ума от поцелуя!
        - Я тебя люблю. Слышишь, Дженна Маккалистер, я тебя люблю.
        Она улыбнулась.
        Как же все в один день могло стать так сложно - а потом так просто?
        - Для счастья мне не хватает слов о взаимности! - Морган испытующе заглянул ей в глаза.
        - Давай я лучше тебя еще раз поцелую! - рассмеялась Дженна.
        О том, что любит его, она сказала ему совсем скоро - когда они на диком пляже праздновали воссоединение и вместе провожали солнце в океан.
        И даже сквозь неумолчный рокот волн Морган услышал ее. Она знала.

        КОНЕЦ

        Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к