Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Брантуэйт Лора: " С Судьбой Не Играют В Прятки " - читать онлайн

Сохранить .
С судьбой не играют в прятки Лора Брантуэйт

        # Иви Хант даже себе не признавалась в том, что по-настоящему мечтает лишь об одном - обрести Настоящую Любовь. Да и какие могут быть мечты, когда в ее жизни уже есть надежный и интересный человек? Но судьба все же сделала свой ход… И столкнула Иви с вечно занятым риелтором Аланом. Но найдется ли в его сумасшедшем расписании место для нее? И если да, то чем он станет для Иви - случайным приключением или Единственным?

        Лора Брантуэйт
        С судьбой не играют в прятки

1

        Говорить внезапно стало не о чем. Хотя, возможно, просто слишком много всего теснилось в груди, и оттого слова сбивались в ком, ком застревал в горле… и имел очень неприятный привкус. С выраженным оттенком горечи.
        - Ты же позвонишь мне, малыш?
        У Гая были очень напряженные глаза. Иви понимала, что он такой потому, что не хочет с ней разлучаться, но против своей воли злилась на него неимоверно. Ну неужели сложно попрощаться по-человечески? Ради всего хорошего, что у них было, можно бы и постараться. Но нет, стоит тут, сверлит ее взглядом, обвиняет самой позой, поворотом головы.
        Иви кивнула.
        Ей показалось, что Гай ей не поверил.
        А зря. Они ведь не ссорились, не скандалили, не выясняли отношений. Она же не от него уходит, она просто уезжает. Так нужно. Да, нужно ей самой. И разве у нее нет на это права? Она взрослый человек и вполне способна самостоятельно принимать решения и в соответствии с ними действовать.
        День выдался душный. На автобусной станции было почти невыносимо, ибо духота, наполненная пылью, выхлопными газами и взвесью человеческой тревоги, которая неизменно сопровождает дорогу, становится страшным испытанием для нервной системы. Особенно если нервная система эта уже сама по себе на взводе и готова закоротить, как электрическая цепь.
        - Да позвоню, конечно, - едва ли не раздраженно заверила Иви своего парня. Похлопала по плечу. Жест получился панибратский и неловкий - и уж никак не нежный.
        - Я буду ждать. - На висках Гая, у самой линии роста волос, поблескивали бисеринки пота. Проклятая жара.
        Иви нестерпимо хотелось в автобус. Во-первых, там работал кондиционер. А во-вторых, это прервало бы мучительное и вместе с тем пустое прощание с Гаем. Бывает, стоишь рядом с человеком, молчишь - и хорошо тебе, потому что даже говорить не нужно, и без того гармония и благодать. А сейчас… Сейчас говорить вроде бы нужно, но совершенно не хочется. Мысли путались, взгляд Гая и затянувшаяся пауза тяготили, очень хотелось, чтобы все это поскорее закончилось. И вместе с тем Иви до сих пор до конца не верилось в то, что она через несколько минут сядет в автобус и уедет. Она еще не думала о том, что потом ей, возможно, станет одиноко до слез и страшно.
        Чтобы как-то развеять неловкость, установившуюся между ними, Иви прижалась к груди Гая. Он еле слышно вздохнул и обнял ее одной рукой.
        - Я буду скучать, малыш.
        - Мы же договорились, что, если станет совсем тошно, ты приедешь…
        - Да. Приеду.
        - Уверена, что в Чикаго ты найдешь себе отличную работу, ты же мастер своего дела, можешь починить любую машину… - Они с Гаем уже обсудили «план дальнейших действий». Иви ненавидела повторять одно и то же, но сейчас она радовалась даже этой возможности разорвать повисшее молчание.
        - Да, разумеется. А до тех пор я напишу дюжину своих самых грустных песен.
        Иви улыбнулась. Да, что ни говори, а Гай - музыкант от бога. И то, что он пока что репетирует в гараже и из его группы только что ушел ударник, а нового на горизонте не видно, отчего все пребывают в унынии, нисколько не умаляет его талант. Наоборот, испытания и невзгоды таланту обычно идут на пользу, он крепнет и расцветает…
        Вот сейчас Иви сядет в автобус - и у Гая появится еще одна печаль. Хорошо. Он наверняка и вправду сочинит лирический шедевр.
        - Слушай, до отправления еще десять минут, но я лучше пойду в автобус, ладно? Мне совсем дурно от жары.
        - Как знаешь… - Гай отпустил ее как-то растерянно.
        Потом обнял еще раз - крепко. Поцеловал в губы - не очень пылко, не очень нежно, одним словом, грустно.
        - Я буду скучать, - пообещала Иви.
        - Лучше думай о том, как получше устроиться. И обязательно позвони, слышишь?
        - Конечно, позвоню. Удачи, Гай!
        - Счастливо.
        Еще один поцелуй. Самый последний.
        Иви бодро подхватила сумку - далеко не новую спортивную сумку с логотипом «Найк», которую отец подарил ей, еще когда она играла в сборной колледжа по теннису, - и она показалась ей набитой кирпичами. И другим строительным мусором. Кто бы мог подумать, что будет так тяжело?
        Следующие девять минут показались Иви самыми трудными в ее жизни. Гай стоял внизу, отделенный от нее толстым чистым стеклом и слоем горячего воздуха, и старательно ее провожал. Улыбаться ему явно не хотелось, смотреть на нее, наверное, было больно, потому он со всем тщанием рассматривал носки своих кроссовок и курил сигареты одну за одной. Давно Иви не видела его за этим занятием… Видимо, ему теперь сигареты будут вместо поцелуев.
        Хотя… если совсем уж честно, тот период, когда невозможно пройти мимо друг друга, не соприкоснувшись губами, у них давно миновал. Иви грустно улыбнулась. Славное было время. Влюбленность расцвечивает весь мир такими красками, которых не знает даже самый искусный художник.
        Наконец дверь автобуса плавно закрылась со свистящим звуком… Иви приложила кончики пальцев к стеклу. Гай поднял руку. Все.
        Прощай.
        Нет, конечно, не навсегда, но откуда же тогда это тягостное чувство?
        И все же прошло оно довольно быстро. Едва автобус выехал за пределы родного городка Иви, как ее теплой, искрящейся волной захлестнула эйфория. Свобода, свобода, новая жизнь!
        Если бы рядом с ней не сидел такой усталый пожилой джентльмен, Иви бы точно расхохоталась от счастья и принялась корчить рожи проезжающим мимо автомобилям. Но при нем было как-то неловко. Потому она откинулась в мягком кресле, прикрыла глаза и с блаженной улыбкой принялась мечтать под нежные напевы Энии в маленьких наушниках.

        Она не знала, что все будет так. Что будет она сидеть за стойкой в странно сумрачном кафе (видимо, виноваты плотный тент на улице и неизвестные растения, похожие на гибрид пальмы и осоки, кадки с которыми были расставлены по всему залу), пить горький кофе и тупо таращиться в газетный лист. И кто бы мог предположить, что в ровных строчках, аккуратных колонках таится настоящий хаос?
        Иви отодвинула от себя чашку с кофе и в очередной раз попробовала сосредоточиться. Получалось не очень хорошо. Так. Начнем сначала…
        Сначала нужно жилье. Тихий угол, где можно принять душ, разложить свои вещи, отдохнуть с дороги… а потом уже приступить к поискам работы.
        На этой мысли у Иви сладко перехватывало дыхание. Новая работа, новая, взрослая, абсолютно самостоятельная жизнь! Что может быть прекраснее?
        Только новая, взрослая, абсолютно самостоятельная жизнь, начатая легко и удачно.
        Иви огляделась. Что-то не то. Эйфории больше нет. Есть пустота и слабенький, липкий страх - страх неизвестности, неопределенности, никому-не-нужности…
        Здесь слишком много людей, людей чужих, а своих - никого. Все свои остались там, в Берлингтоне. А здесь у Иви совершенно никого. И как она не подумала об этом раньше? Нет, конечно, подумала, но просто раньше это ее совершенно не пугало.
        Ну все, хватит себя жалеть! Дело это, конечно, приятное, но в высшей степени бесполезное. К тому же совершенно не подходит обстановка: размышлять о своей жестокой судьбе хорошо дома, на любимом диване, под не менее любимым пледом, но никак не в кафе на оживленной улице неподалеку от автобусного терминала.
        Иви вздохнула. Вернулись к началу. Жилье, жилье… Так, что у нас тут? «Квартира с одной спальней, душ, стиральная машина в подвале… Тысяча триста пятьдесят долларов». Кошмар какой! Да, такое может только присниться. Сознание Иви отказывалось мириться с тем фактом, что жилье может столько стоить.
        Самая дешевая комната, которую она нашла, стоила восемьсот долларов. Начитавшись объявлений и уже ориентируясь в ценах, Иви начала сомневаться, что это помещение вообще пригодно для жизни. Восемьсот долларов, конечно, существенно меньше, чем тысяча триста пятьдесят, но все же…
        Вздох.
        - Пожалуйста, принесите меню! - обратилась она к официантке - молодой, подтянутой и даже, можно сказать, красивой мулатке.
        Скептический изгиб густой брови тут же остудил ее симпатию.
        - Меню - вон там, - объявила мулатка. Она не сочла нужным уточнять, где находится это «там».
        Иви смутилась и огляделась. Кафе постепенно заполнялось народом, как кроссворд - буквами… Иви никогда не нравился вид разгаданных кроссвордов. Пустые клеточки гораздо загадочнее и аккуратнее, да и вписанные слова не всегда бывают правильными.
        Меню - заламинированный лист красной бумаги, испещренный мелким шрифтом - обнаружилось на специальной подставке футах в трех от Иви. Пришлось встать и подойти к нему - рассмотреть список блюд с такого расстояния мешала близорукость (если не сказать - упрямое нежелание носить очки), а проигнорировать его не позволял голод, все-таки Иви ничего не ела со вчерашнего вечера: не любила есть в дороге. Вернулась за столик, собралась заказать пиццу и мороженое…
        - Мисс, уж будьте любезны, уберите вы свою газету! - раздраженно бросила ей официантка. - Или за столик пересядьте, есть же свободные места.
        Иви испытала приступ возмущения: ну что эта женщина себе позволяет? С каких пор официантки взяли за правило такое обращение с посетителями? Или это ее избаловали родные бары и кафе, где все знают всех, причем не только в лицо, но и в деталях биографии, и если кто-то кому-то не нравится, то человек просто выбирает себе другое место для отдыха, а уж если приходит куда-то, то может рассчитывать не только на вкусную еду, но и на то, что с ним поговорят о жизни и поддержат в случае чего. Она опустила голову, уткнувшись носом в газету и решая, что лучше - съесть пиццу или лишить это заведение нескольких долларов.
        - Добрый день, мисс, - прозвучал за ее спиной приятый, немного напряженный голос.
        Иви обернулась.
        Он смотрел не на нее. Он смотрел на официантку. И у Лили, как он обратился к ней, моментально изменились интонации, будто кто-то переключил тумблер. Иви ощутила острое и, казалось бы, необоснованное желание сказать ей гадость.
        - О, добрый день! Рады приветствовать вас в нашем заведении! Что закажете? - Официантка, кажется, враз позабыла про существование Иви и ее злополучной газета.
        Равно как и Иви в этот момент позабыла обо всем на свете - как от сильного удара по голове.
        - Кофе, пожалуйста, самый крепкий, и яичницу. У вас ведь есть яичница? - У него было озабоченное, усталое лицо и нервные жесты: в данный момент он комкал салфетку, которую нашарил тут же, на стойке.
        Иви никогда не видела у мужчин таких красивых рук - залюбовалась. С головы до ног ее окатила волна жаркого волнения. Иви покраснела.
        - Да, разумеется! Какую вы предпочитаете, - защебетала Лили, - болтунью или глазунью?
        - А можно из одних желтков?
        Официантка опешила, подумала, закивала с удвоенной энергией:
        - Ну конечно… - Она налила в бумажный стаканчик кофе из эспрессо-машины и умчалась куда-то - наверное, заказывать повару эксклюзивную яичницу из желтков.
        Иви поймала себя на том, что не в силах отвести взгляда от его профиля. Создает же природа такую красоту… Нет, черт, нельзя так откровенно пялиться на незнакомого парня! Но взгляд - она заставила себя некоторое время задержать его на газетном листе, испещренном непотребно мелкими буковками - упрямо возвращался к нему.
        Он не замечал. Он комкал салфетку и время от времени поглядывал на наручные часы.
        Если Иви хоть что-то понимала в часах, то эти были дорогие. Равно как и светло-серый костюм, и атласный галстук с изысканным рисунком в китайском стиле - тонкие бамбуковые стебли…
        Зазвонил мобильный - зазвучала брутальная мелодия «The Final Countdown». Мужчина едва заметно вздрогнул - казалось, от него самого, натянутого как струна, исходит звук, который не слышен уху, но проникает сразу в нервы, пробегает электрическими импульсами по телу, будит в мозгу какую-то мысль, пока не имеющую формы. Он полез во внутренний карман пиджака.

«Вот глупый, кто же носит сотовый у сердца!» - подумала Иви.
        - Диана? Привет. Что-то случилось? - Он говорил короткими, острыми, будто большим тесаком отрезанными фразами. - Нет? Хорошо. Я работаю. Нет. Нет. Все потом. Пока.

«М-да, не очень-то он любезен с этой Дианой…» - Иви и сама не знала, радует ее сей факт или огорчает. Ясно одно: не безразличен. Интересно, кто эта женщина, с которой он проводит вечера, которую целует… Впрочем, может быть, звонила его нерадивая секретарша? Или настырная младшая сестренка? Иви усмехнулась: ничего себе, она почти что пытается себя утешить!
        Она ощущала себя так, будто из дешевого трехногого табурета, обтянутого дерматином, начали прорастать иголки, длинные, серые, страшные, как на дикобразьей шкуре. Сидеть стало почти невыносимо. Иви особенно остро осознала, что после долгого автобусного путешествия выглядит не лучшим образом - помятой и уставшей, и что можно было бы и причесаться поаккуратнее, и что ее футболка и джинсы (она же одевалась не для коктейльной вечеринки и даже не для спокойного сидения в офисе, а для утомительной поездки) на фоне его изысканного костюма выглядят откровенно жалко.
        Как ни ужасно, но она начинала на него сердиться. По-глупому, без всякого повода… Или повод все-таки был?
        Ему принесли яичницу. Он все еще ни разу не взглянул на нее. Иви впервые в жизни почувствовала себя невидимкой, и чувство это ей очень не понравилось. Помнится, Гай рассказывал, что ему что-то подобное снится в кошмарах…
        Впрочем, какая разница, обратил этот парень на нее внимание или нет? Ясно же, что и она видит его - одного из тысяч случайных встречных - в первый и последний раз. Наверняка по улицам Чикаго бродит и ездит бессчетное множество классных парней, и если уж мужское внимание внезапно стало для нее так важно, то можно будет навести красоту и прогуляться. Иви нередко случалось ловить на себе заинтересованные взгляды: топазово-голубые глаза в сочетании с загадочным изгибом темных бровей и шелковой волной каштановых волос, прикрывающих лопатки, создавали яркий и необычный образ. Но сегодня, как назло, волосы были небрежно собраны в конский хвост, под глазами, и без того тусклыми от усталости, легли темные тени, да и вообще Иви ощущала себя как погасшая лампочка. Если только лампочки могут грустить…
        Официантка Лили бросила на нее красноречивый взгляд. Медленно перевела на беспомощно распластанную газету. Ясно. Она не хочет выставить себя склочной и грубой в присутствии этого очаровательного молодого человека, но и оставлять Иви в покое не собирается.
        От такого поворота дел Иви как-то растерялась. Хорошо бы сейчас сказать ей какую-нибудь изысканную колкость… Но вот беда - на ум не шла ни одна, и Иви чувствовала, как неумолимо заливаются краской шея и щеки. И уши. Она с детства была уверена, что с красноречиво розовыми ушами выглядит страшно глупо, а выглядеть глупо перед ним ей не хотелось совершенно, и не хотелось, чтобы официантка вновь делала ей замечание: это совсем уж унизительно. Уйти. Нужно просто уйти. С достоинством. В этом городе полным-полно кафе, и наверняка персонал там более приветливый, и вправду стоит занять какой-нибудь неприметный столик у окна, чтобы никто не цеплялся.
        Иви с каменным лицом вытащила из сумки кошелек, достала десятидолларовую купюру (кофе стоил три пятьдесят) и бросила ее на стойку. В ее положении дарить какой-то там Лили шесть с половиной долларов было опрометчиво, но Иви почему-то показалось, что таким образом ей удастся вернуть официантке хоть толику того мерзкого ощущения собственной незначительности и уязвимости, которое та у нее вызвала. Можно было бы еще отсчитать всю сумму мелочью, но мелочи было явно недостаточно.
        По крайней мере, когда взгляд Лили упал на купюру, на ее лице застыло выражение глубокого недоумения, граничащего со ступором, - она явно не ожидала получить щедрые чаевые от этой посетительницы, - и в душе у Иви шевельнулось удовлетворение. Шокировать людей часто приятнее, чем оскорблять.
        Сохраняя то же каменное выражение лица и горделиво-прямую спину, Иви встала. С трудом подняла свою спортивную сумку, набитую вещами, к спорту не относящимися. Кажется, за последние полчаса она - сумка - основательно потяжелела. И стала еще более непрезентабельной… Сейчас придется пройти мимо него. Ну и что? Они больше не встретятся, Чикаго - город большой. Прощай, принц! В следующий раз нужно получше подготовиться к встрече с тобой…
        Иви вскинула на плечо сумку. Сделала шаг…
        - Мисс, вы газету забыли!
        Иви скрипнула зубами, хотя на этот раз никакой неприязни в голосе Лили не было. Куда катится мир? Можно купить симпатию за шесть долларов… Кто сказал, что чувства не продаются? Разве что цены по прейскуранту разные…
        Иви вернулась и сгребла со стойки газету.
        И в этот момент он на нее посмотрел.
        Нет, посмотрел - громко сказано. Рассеянно скользнул взглядом. Но этого было достаточно, чтобы у Иви от волнения подкосились ноги и одеревенела спина, а движения стали нервными и угловатыми. Она отвела глаза, развернулась - торопливо, быстрее, чем следовало… и задела-таки большой, неудобной сумкой стаканчик, в котором остывала еще половина кофе.
        Как в замедленной съемке, Иви видела летящий по дуге стакан. Темно-коричневая жидкость, как в космосе, застыла шариками… («Ну почему всегда так по-дурацки получается?» - успела подумать Иви)… и шарики потеряли свою идеальную форму, падая на его беззащитный серый костюм.
        Ахнула за стойкой официантка Лили. Иви остекленела. И он посмотрел на нее, на этот раз небезразлично. Лучше бы было оставаться невидимкой. Лучше бы никогда не заходить в это проклятое кафе. Лучше бы никогда не видеть Чикаго… лишь бы он не смотрел на нее так.
        У Иви возникло чувство, что она, по меньшей мере, уронила с пятнадцатого этажа цветочный горшок на капот его новенькой «феррари». Ну почему эти три секунды тянутся так долго?!
        Он набрал воздуха сквозь стиснутые зубы. Быстро провел по ней взглядом, будто выискивая, что испепелить в первую очередь.
        Иви застыла, как кролик перед удавом.
        - Какого дьявола!.. - прошипел он. Заметно было, что из горла его вот-вот выльется поток куда более серьезных претензий.
        Иви разревелась.
        Слезы брызнули из глаз мгновенно, как в детстве. От этого стало стыдно, а от стыда слез становилось только еще больше. Иви всхлипнула, выдохнула едва слышное
«простите меня» и пулей вылетела из злополучного кафе.
        За стеклянной стеной кафе было невообразимо шумно - или Иви так показалось. Город обрушил на нее тысячу звуков, особенно громких в жарком полуденном воздухе. Иви мчалась в прямом смысле слова куда глаза глядят, настолько быстро, насколько позволяла тяжелая сумка, оттягивающая плечо. Ну почему? Почему все должно было начаться именно так?!
        Она остановилась, когда устала до дрожи. Под страхом смертной казни она не вспомнила бы дорогу до того кафе. Через пару дней это злосчастное утро и вовсе сотрется из памяти. И хорошо.

2

        Это определенно был не день Алана Портмана.
        Началось с того, что он проспал на работу. Не услышал будильника, не среагировал на включившийся по сигналу таймера телевизор. Видимо, его организм предчувствовал последующие события и как мог - весьма наивно, кстати, - спасался от стресса.
        Но дело не в этом. Когда наконец под автоматные очереди, крики и какие-то отрывистые ругательства на незнакомом языке (репортаж из горячей точки в утреннем выпуске новостей) его сознание вырвалось из липкой паутины сна - а сегодня его сны напоминали именно липкую паутину, - Алан обнаружил, что Диана спит, как ангел, правда, прикрыла ухо подушкой. Значит, она проснулась - и вероломно его не разбудила!
        Когда же он, чертыхаясь и рыча, в конце концов выпутался из шелковых простыней, которые так любила Диана и которые сам Алан так же сильно ненавидел, Диана возмутилась по поводу того, что он мешает ей спать, в то время как ей жизненно важно сегодня выглядеть отдохнувшей и свежей, после чего имел место бурный, но краткий скандал - утреннее время дорого, - суть которого сводилась к тому, что Диана думает только о себе, а Алан, соответственно, тоже только о себе…
        После этого Алан ушел, хлопнув дверью ванной, и окатил себя ледяной водой из душа. Необходимости в этом никакой не было, ибо выплеснувшийся в кровь адреналин гарантировал бодрость еще на пару часов, но от привычки не уйти. Он не стал тратить драгоценное время на просмотр новостей в Интернете и завтрак, быстро оделся и вышел из квартиры, демонстративно не попрощавшись с Дианой (в воспитательных целях).
        Если бы Алан взял машину, он непременно получил бы штраф за серьезное опоздание: пробки в этот час сведут с ума кого угодно, поэтому он принял решение ехать на метро. Решение было разумным, но вот проблема - Алан ненавидел метро. Толпа людей в замкнутом подземном пространстве вызывала в нем острое неприятие, которое принимало форму брезгливости. Надо ли говорить, в каком скверном состоянии духа Алан вышел из подземки?..
        Может быть, всему, что происходило с ним потом, есть какое-нибудь замечательное объяснение с точки зрения кармической теории. Может быть, какой-нибудь сведущий в эзотерике умник сказал бы, что озлобленный человек автоматически притягивает к себе неприятности, потому что только в физике к отрицательно заряженным объектам притягиваются положительно заряженные, а в жизни все наоборот. Может быть, в этот день наблюдалась особенная активность на Солнце или Марс чего-то не поделил с Меркурием… Тем не менее, вне зависимости от того, что было причиной, все следствия обрушились на голову Алана. Причем лавиной.
        Алан работал в «Бартонз риал эстейт» - солидном агентстве недвижимости, офис которого занимал целый этаж в недавно отстроенном бизнес-центре. Когда он, взвинченный, с раздувающимися ноздрями и мельчайшими капельками пота на висках влетел в холл и бросил взгляд на большие электронные часы напротив входа, в голове осталась только одна мысль: «Успел!» Алан сдержанно улыбнулся - сам себе он всегда улыбался сдержанно - и уже неторопливо вошел в просторный лифт, отделанный в стиле техно. Алан не любил техно, тем более техно в сочетании с огромными зеркалами, но сегодня он радовался этому лифту, как родному дивану.
        А радоваться было рано.
        Ибо по лицу секретарши босса Мардж, которая первой встретилась ему в офисе, он понял, что его неприятности на сегодня не закончились.
        Мардж давным-давно исполнилось тридцать, она носила строгие брючные костюмы и классическое каре и никак не подходила под стереотипный образ юной беловолосой секретарши, но все-таки Мардж была лучшим помощником, о котором может мечтать любой руководитель.
        Мардж куда-то торопилась по коридору, прижимая к груди три объемистые папки. Алан встретился с ней взглядом. Мардж нахмурилась.
        - Привет, - осторожно начал Алан.
        Мардж кивнула и оценивающе осмотрела Алана, будто взвешивая: говорить ему или не говорить. Алан по опыту знал, что, если Мардж молчит, значит, дело серьезное.
        - Он не в духе?
        - Мягко сказано. Слушай, я бегу в финансовый отдел…
        - Прости, не хотел задерживать тебя.
        - Алан, ты иди кофе там попей или чаю. Только на глаза шефу пока не попадайся. Минут пятнадцать-двадцать. Сейчас он что-нибудь расколотит, выпустит пар… - И она изящно обошла его, как легкая бригантина обходит могучий корвет.
        - Ма-ардж!
        - Ну что? - Она остановилась в трех шагах от Алана.
        - Что я сделал не так?
        - Ну, насколько я могу судить, ты плохо ублажал Фелицию Беккет.
        Алан стиснул челюсти и застонал, как от сильной зубной боли.
        Впрочем, Фелиция Беккет и была зубной болью. Разве что от нее не помогают ни анальгетики, ни стоматологи.
        Больше всего на свете Фелиция Беккет любила бриллианты. В ее личной системе ценностей с ними могли сравняться только меха. Меха чуть-чуть уступали бриллиантам, потому что их не наденешь в жару. А это лето как раз выдалось знойным, так что меха ждали своего звездного часа в ее роскошной гардеробной, а Фелиции приходилось довольствоваться бриллиантами. Бриллианты были даже в ее мундштуке - она по моде тридцатых курила сигареты через мундштук и считала, что это только подчеркивает неординарность ее образа. Ах, бриллианты и шелк - что может быть изысканнее? Разве что бриллианты, оправленные в белое золото и платину, и шелк, раскроенный и сшитый по вкусу лучших художников моды.
        Право, Фелиция могла себе это позволить. Она только что выиграла бракоразводный процесс с медиамагнатом Брайаном Беккетом-старшим, и у нее не было причин изменять своему стилю - стилю избалованной вниманием и деньгами светской львицы. А всему виной глупая страсть Брайана Беккета-старшего к молоденьким тонконогим девочкам. С одной из них - никому пока не известной театральной актриской - и поймала его дражайшая супруга. Это был не первый адюльтер в истории их брака, но в первый раз у Фелиции были доказательства мужниной неверности, и это сыграло свою роковую роль - не столько для самого брака, от которого уже давно осталась только красивая обертка, сколько для кошелька Беккета-старшего (а также его заграничных счетов и личного фонда недвижимости). Развод обошелся ему почти в двенадцать миллионов долларов.
        Алан не осуждал его и не злорадствовал над несчастьем бедного миллионера. Более того, он искренне восхищался терпением и мужеством этого, без сомнения, почти святого человека: шестнадцать лет в браке с Фелицией Алану казались достаточным основанием для причисления благоверного (ну или даже не совсем верного мужа) к лику святых в мученическом чине.
        И вот теперь экс-миссис Беккет решила заняться обустройством своей новой жизни, не менее счастливой и роскошной, чем прежняя. И для этого ей, само собой разумеется, требовался новый дом. Она, видите ли, решила, что в особняке за три миллиона долларов, который муж купил на десятую годовщину свадьбы, счастливо жить невозможно. Плохая примета. Ей требовался новый дом. Роскошнее старого. Не меньше трех этажей, с двумя бассейнами, тренажерным залом, теннисным кортом, бильярдной и хорошим винным погребом. На восемнадцать спален. Алан недоумевал, зачем ей столько, ясно же, что при всем желании ей не удастся собрать и удержать вокруг себя столько народу… Но желания клиента не обсуждаются, тем более когда речь идет о таких деньгах. Алану светила невероятных размеров премия. Нужно было только продать имеющийся дом и купить новый. Всего-то навсего.
        Но… Да-да, как обычно, не обошлось без маленького «но». Алан не зря отрабатывал свой хлеб в отделе элитной недвижимости. Он был прямо-таки козырным тузом Бартона - всегда подтянутый, привлекательный, невообразимо обаятельный, с лучезарной улыбкой и стальной волей, которая, как кинжал, укутана была в бархат идеальных манер.
        Фелиция Беккет решила, что молодой риелтор Алан Портман стал бы идеальным приключением, знаменующим начало «новой счастливой жизни». Этаким сексуальным талисманом.
        Нет, Алан не страдал какими-то предрассудками в интимной сфере, и он знал одну вполне счастливую пару, где жена была старше мужа на одиннадцать или двенадцать лет, так что дело было вовсе не в сорока с лишним годах Фелиции, тем более что она могла себе позволить выглядеть на тридцать с хвостиком. Дело обстояло гораздо проще: она отталкивала его, как может отталкивать очень жесткий, расчетливый, себялюбивый человек, не привыкший считаться ни с чем, кроме своих желаний. Деньги балуют. Деньги портят. В последнее время Алану казалось, что женщин они портят особенно.
        Он познакомился с Фелицией почти месяц назад. Она отказалась ехать в офис, не утруждая себя даже выдумыванием предлога, но это не удивило Алана: учитывая предполагаемую сумму сделки, она вполне могла рассчитывать на то, что ей принесут все документы на серебряном подносе вместе с кофе в постель. В первый раз ему показалось, что она откажется от услуг его агентства. Видимо, у нее были в тот день мигрени, или она реагировала на магнитные бури, или еще что-то… Одетая в шелковое платье (такое любая другая женщина счастлива была бы надеть на собственную свадьбу) Фелиция полулежала в кресле, откинув голову, не смотрела на Алана, время от времени морщилась, когда он что-то говорил, и лишь обозначала свое участие в разговоре неопределенными вздохами, как будто все происходящее очень ее расстраивало. Алан по наивности предположил, что бедняжка тяжело переживает развод. Ха-ха.
        Когда в следующий раз Алан приехал обсудить с ней уже три самых перспективных предложения о покупке ее «старого» особняка, он просто не поверил своим глазам: перед ним предстала высокая, ядовитая, эффектная женщина с железной хваткой. Даже глаза ее теперь смотрели по-другому. А еще она улыбалась. Ему. И от этой улыбки Алан чувствовал легкую тошноту - такая подкатывает к горлу в моменты острой тревоги.
        Лучше бы он и вправду не понравился ей при первой встрече. Она бы сразу отказалась работать с их компанией, на этом вопрос был бы решен. Ну вставил бы шеф ему по первое число за «погубленную перспективу». Ничего сверхординарного, обычная штатная ситуация. Так нет же. После второй встречи она снизошла до звонка Бартону и заверила его, что «все великолепно, такая репутация у агентства, такие компетентные специалисты», в общем - «ни с кем другим, ни за что и никогда». Бартон расцвел, размечтался, пообещал Алану место начальника отдела, если он сможет как следует «обработать эту дамочку». Алан тоже был бы рад помечтать, тем более что ему давно хотелось заняться обустройством своей жизни - то есть купить собственный дом, может быть, это успокоило бы Диану, которая в последнее время стала невыносимо капризной… Но его не отпускало чувство, то все это к добру не приведет. Он старался не думать о маленькой змейке тревоги, поселившейся в душе…
        А «обработать дамочку» так, как того хотелось ей, ему и вправду не удалось. Точнее самому не захотелось. А до недавнего времени Алан считал, что живет в демократической стране, где он в достаточной степени защищен от сексуальных домогательств.
        Их третья встреча с Фелицией проходила в ресторане отеля «Хилтон». Фелиция приглашала.
        А потом она стала требовать встреч все чаще и чаще. Она отвергала один за другим дома, которые Алан находил для нее. В какой-то момент ей пришла в голову мысль переключиться на поиски пентхауса, и Алан искал пентхаус, но потом они все равно вернулись к дому… Видимо, Фелиция стремилась наполнить собой весь его день, причем не только рабочий. И - нужно отдать ей должное - она добилась в этом значительных успехов.
        Просыпаясь утром, Алан первым делом думал: каковы шансы, что Фелиция сегодня не позвонит, и морщился, как от клюквы, потому что понимал - шансы невелики.
        Как-то за завтраком Диана спросила его: «О чем ты думаешь?» Алан честно ответил:
«О Фелиции Беккет». Диана почему-то не учла, что думать о женщине можно не только хорошее, и затаила на него злобу. После этого в их отношениях появился еще один большущий кусок льда. Лед, как известно, имеет свойство снижать температуру среды, в которую погружен, и всегда виден, потому что держится на поверхности…
        Алану то и дело казалось, что у него начинают болеть зубы от одного только упоминания имени «Фелиция». Имя, слава богу, редкое, и всуе его не употребляют, но с другой стороны, если уж употребляют - то применительно к той самой Фелиции.
        Два дня назад - в пятницу - их отношения достигли кульминации.
        В колледже Алан изучал курс классической французской литературы семнадцатого - восемнадцатого веков, и ему было доподлинно известно, что кульминация - это не
«самый напряженный момент действия», как считает большинство обывателей, а то событие, которое поворачивает действие к развязке…
        Они вместе обедали в роскошном французском ресторане на Парк-лейн. Фелиция с ловкостью хирурга расчленяла сверкающим ножом несчастную отбивную. Алан пил красное вино. Есть ему не особенно хотелось, а приглушить острую неприязнь к сидящей напротив особе - да, и даже очень. Он мимоходом подумал, что если сопьется из-за нее - это будет трагикомичный поворот дела.
        Глаза у Фелиции в этот день сверкали, как бриллианты в ее ушах - если только бриллианты могут сверкать с особенным выражением. Алан предпочитал не думать о том, что это за выражение.
        - Алан…
        Он не просил называть его по имени, но Фелицию, по-видимому, такие мелочи не смущали. Может быть, она даже считала подобное обращение проявлением демократичности.
        - Алан, я собираюсь на выходные в Майами, - объявила Фелиция и изящным движением отправила в рот наколотый на серебряную вилку кусочек мяса.
        Алан подумал, что, наверное, морально готов к тому, чтобы стать вегетарианцем. Вежливо изогнул бровь: мол, продолжайте, это все очень интересно. Фелиция неторопливо прожевала мясо и проглотила. Алан видел, как прокатился у нее по пищеводу круглый комочек.
        - И мне пришла в голову замечательная идея, - продолжила она.
        И выдержала хорошо рассчитанную паузу.
        Фелиция была мастером пауз и интонаций, Алана уже не раз посещали догадки, что ее собственная «карьера» некогда начиналась на подмостках. И наверняка годы светской жизни только развили в ней природный талант и отточили мастерство. Вот только улыбаться обаятельно она так и не научилась. Бедняжка. Видимо, тот случай, когда не дано - значит, не дано, и ничего уже не попишешь.
        - Почему бы нам не поехать вместе? - делано небрежно предложила Фелиция. - Развеяться всегда полезно. К тому же вдруг именно там мы найдем идеальный дом?
        Она говорила об этом как о чем-то незначительном, как о рабочем телефонном звонке. Но Алан чувствовал, что ее карие глаза, как крючья, впились в него цепко-цепко, и она не пропустит мимо своего внимания ни одного сокращения его лицевых мышц.
        - О, мне очень жаль, - Алан постарался подхватить ее легкомысленный тон, - но на этот уик-энд мы с моей невестой летим в Бостон к ее родителям. У них юбилей свадьбы.
        Алан врал, причем по-крупному: Диана не была его невестой, и о том чтобы ввести ее в этот статус, речь вообще не шла, родители ее жили в пригороде Чикаго, и, несмотря на это, он до сих пор не был с ними знаком. Но менее весомой отговоркой он бы не отделался, он чувствовал это.
        - Ах, Бостон - чудесный город, несколько лет назад мне довелось там побывать…
        Алан знал этот насквозь «светский» тон, к которому Фелиция прибегала каждый раз, когда ей нужно было скрыть свои истинные эмоции.
        - В нем царит совершенно особенная атмосфера, вы не находите?
        Алан не успел ответить ни да ни нет, потому что его ответ ей не был нужен и она не ждала его.
        - Жаль только, что я летала туда вместе с Брайаном, этим негодным развратником… Он отравил мне все воспоминания!
        Алан никак не мог взять в толк, откуда у нее такая тяга навешивать патетические ругательства на человека, который безропотно терпел ее выходки столько лет и благодаря которому у нее теперь есть все. Может, она хотела от него чего-то большего? А что может быть больше двенадцати миллионов? Двадцать миллионов, пятьдесят, миллиард… Да, вряд ли Фелицию Беккет даже в самой ранней юности интересовала такая штука, как любовь.
        Когда Алан попытался заговорить с Фелицией о делах, она заявила, что у нее начинается мигрень и что он не имеет права мучить ее разговорами на серьезные темы, и принялась звонить шоферу, чтобы подал машину к выходу из ресторана. Она ничем не выдала недовольства и раздражения, но Алан не был дураком, и Фелиция это знала. И его показная наивность явно не произвела на нее большого впечатления.
        И вот теперь…
        - Отольются кошке мышкины слезки, - пробормотал Алан, ни к кому не обращаясь, тем более что Мардж уже унеслась по своим неотложным делам.
        Он только сейчас понял, что стоит столбом посреди коридора и предается размышлениям, которые ничего не могу изменить. Вспомнил совет Мардж по поводу чашки кофе. Вряд ли она что-то изменит к лучшему в сложившейся ситуации, но уж точно поможет Алану почувствовать себя более… живым.
        Хотя для чего приводить себя в чувство и прояснять сознание, когда тебе грозит выволочка от Бартона на все девять баллов по шкале Рихтера? Уж если принимать удары судьбы, то стоит прибегнуть к естественным анальгетикам - вроде низкого давления и общей вялости переутомленного организма. Алан ненавидел этот эффект восприятия мира «через вату», но сейчас он может оказаться полезен, как стакан бренди.
        Алан все же зашел в туалет и умылся холодной водой. Тщательно вытер лицо и руки бумажным полотенцем. Причесался. Если предстоит бой, то нужно выглядеть достойно. Да и вообще… выглядеть достойно нужно всегда. Этот нехитрый принцип помог Алану многого добиться в жизни. Главное, чтобы из-за него теперь не пришлось падать с заоблачной высоты.
        Алан прошел на свое рабочее место - у него был отдельный, хотя и очень скромных размеров кабинет, достал из дипломата бумаги, которые брал на выходные домой, включил компьютер.
        Надсадно зазвонил внутренний телефон. Алан дернулся. Видимо, переоценил глубину своего спокойствия.
        - Час пробил, - провозгласил в трубке голос Мардж.
        Если бы Алан хуже ее знал, он предположил бы, что она издевается. Но, по счастью, знал он ее достаточно давно. Мардж принадлежала к числу тех людей, для которых отношения с миром - и с собой - строятся на основе иронии. Неплохая, в сущности, позиция, которая смягчает многие удары и придает пикантный вкус самым горьким блюдам. Было бы, правда, еще лучше, если бы Мардж с упорством, достойным лучшего применения, не «солила» предназначенные другим - и себе - пирожные. Но, наверное, не стоит требовать от женщины слишком многого.
        Алан мимоходом посмотрелся в зеркало, поправил галстук. В этом не было особой нужды: он привел себя в порядок не далее как пять минут назад, но нужно было примерить подходящее выражение лица. Он - волевой, уверенный в своей правоте человек. Кто знает, может быть, ему удастся убедить в ней шефа.
        А шеф был зол. Алан это чувствовал. Ему на мгновение представилось, что Дерек Бартон обратился в огнедышащего дракона и теперь сидит в ожидании жертвы за своим дубовым столом и выпускает струи пламени из ноздрей, пристреливаясь к дверному проему, и что металлическая ручка наверняка уже раскалилась…
        Алан помедлил, прежде чем взяться за нее, и усмехнулся собственной реакции. Что, черт возьми, делает с людьми бурная фантазия! Он почувствовал на себе вопросительный взгляд Мардж, которая сидела за столом тут же, в просторной приемной. Она никогда не считала его трусом - и совершенно, между прочим, справедливо. В отличие от любого среднестатистического служащего Алан не воспринимал выволочку от босса как личную катастрофу. Хотя, надо признать, и получал-то он их не так часто. Гораздо чаще ему доставались похвалы, поздравления и премии. Что ж, пора разнообразить свой жизненный опыт. Алан стукнул три раза и нажал на ручку, которая против всех ожиданий холодила ладонь.
        Дерек Бартон стоял у окна и внимательно изучал панораму города - точнее то, что могло бы быть панорамой, если бы офисный центр не был зажат в кольцо небоскребов.
        - Доброе утро, мистер Бартон, - сдержанно, без неестественной, нервной веселости поздоровался Алан. В лучшие моменты шеф позволял ему обращаться к себе по имени, но Алан знал, что момент совершенно не подходит для этого дружеского жеста.
        - Ах, если бы оно было добрым, мистер Портман.
        Ого, а вот это уже серьезно. В последний раз он слышал от Бартона официальное обращение несколько лет назад - когда устраивался на работу.
        - Вы вызвали меня по какому-то делу? - спросил Алан. Он устал от обиняков - наелся их вместе с Фелицией, спасибо, хватит, сыт по горло.
        - Да, по делу, - мрачно отозвался Бартон. - Садись.
        Он наконец оставил созерцание соседнего офисного здания и повернулся к Алану. Лицо его не предвещало ничего хорошего. Он смотрел не на Алана, а в пол, будто пребывая в глубокой задумчивости.
        - Я вас слушаю.
        - Ого! А может, это я тебя слушаю?! Как ты это объяснишь?! А? - Бартон едва не рычал, и Алан был этому почти рад: лучше шеф, кипящий гневом, чем шеф, похожий на паровой котел, в котором заклинило клапан и который взорвется с минуты на минуту. - Ты ее упустил! У-пус-тил! Как остолоп, как дилетант! Она была на крючке, нам светила сделка на несколько миллионов - и что же?! Эта стерва звонит мне и сообщает, что наши услуги ей больше не нужны! И что она сделает нам самую большую антирекламу в истории бизнеса! Что ты натворил?! Портман, ты же никогда не завалил ни одной сделки, что с тобой, черт тебя подери?!
        - Со мной все в порядке, - устало проговорил Алан. - А она, как вы верно заметили, стерва.
        - Стерва или нет, но она дьявольски богата, а ты…
        - А я не проститутка.
        Бартон остолбенел. Алан чуть прищурился.
        - Что ты городишь?!
        - Я не проститутка, - повторил Алан. - Я не обязан спать с клиентами за деньги. Даже за очень большие деньги. Это не входит в число моих должностных обязанностей.
        - Ты совсем спятил, малый. - Бартон перешел на нормальный тон разговора. Теперь из громовержца он превратился в обычного усталого человека.
        - Нет. Если бы у меня было больше доказательств, а у нее чуть меньше денег и связей, я бы подал на нее в суд за домогательства и компенсацию морального ущерба. И вам бы еще что-нибудь отсудил. Но связей и денег у нее ровно столько, сколько есть. Не буду добавлять «увы», чтобы не показаться завистником. Так что я не стану выставлять себя полным идиотом и начинать этот процесс.
        - Ты и так полный идиот, - устало обронил Бартон. - Я же снял с тебя половину дел, чтобы ты занимался только ею. Ну что, тебе трудно было, что ли?
        - А вы как поступили бы на моем месте? - Алан не сдержал улыбки.
        - Ты оштрафован. На двадцать процентов оклада. И с сегодняшнего дня работаешь в
«экономклассе».
        Вот этого Алан точно не ожидал. Мысль доходила до него медленно, как будто ей приходилось просачиваться через слишком узкую щель.
        - Простите?
        - Ты понижен, Портман. Сдается мне, ты слишком много о себе возомнил. Тебе полезно будет вернуться, так сказать, к истокам. Поработай пока в «дешевке», потом видно будет, что с тобой делать дальше.

«Дешевка»… «Экономкласс»… Каторга для новичков, глинистое поле, которое возделывай не возделывай - все равно грязь и жалкие крохи. Много ли заработаешь на жилье экономкласса? Тем более что основной тип договоров там - аренда. Процент с нее мизерный.
        Первым порывом Алана было написать заявление на увольнение. Здравый смысл подсказал, что из-за последней истории ему, вероятно, сложновато будет найти работу. Ладно. В конце концов, босс не так уж неправ. Наверное.
        - Да, сэр.
        - Кабинет придется освободить, сам понимаешь. Твой нынешний отдел, - это прозвучало с особенным нажимом, - весь поголовно работает в «сотах».
        - Да, сэр.
        Алан был внешне удивительно, железно спокоен. Возможно, именно поэтому во взгляде Бартона мелькнуло уважение.
        - Ладно, иди. И постарайся поскорее мне доказать, на что ты способен.
        Бартон напоминал сейчас отца, которому приходится наказывать сына гораздо жестче, чем хотелось бы, потому что глубоко укоренившиеся представления о воспитании не позволяют сделать поблажку.
        Алану не было его жалко. Как ни крути, а он был самолюбив. Бартон же только что врезал по его самолюбию шипованным ботинком, и сочувствовать ему Алан не собирался. Ему гораздо важнее подумать о том, как выпутаться из этой канители.
        - И попроси Мардж ко мне, - совсем уж примирительным тоном сказал Бартон.
        - Да, сэр. - Алан равнодушно кивнул и вышел.
        Его посетила коварная мысль: а что, если еще немного подействовать Бартону на нервы, чтобы он почувствовал себя совсем гадко? Может, дошло бы и до извинений. Но гордость не позволила. К тому же нехорошо играть на человеческих слабостях. Бартон славный малый. Вспыхивает, как порох, и шума от него много, но отходит быстро. Может, к обеду и сам передумает…
        - Мардж, зайди к шефу, пожалуйста.
        Мардж охотно оторвалась от экрана компьютера. Прищурилась поверх очков. Шепотом спросила:
        - Ну?
        - Я уничтожен. Золотая шпилька Фелиции Беккет втоптала в грязь все мои заслуги, - нарочито патетически объявил Алан.
        Он был уверен, что боссу в кабинете все слышно, но ничего не мог поделать с охватившим его желанием повалять дурака. В конце концов, он это заслужил. Нельзя так долго копить в себе напряжение.
        - Тсс!.. - шикнула на него Мардж. Ирония иронией, а такие речи под дверью кабинета главного до добра не доведут. - С ума сошел?! Чем дело-то кончилось?
        - Мардж! - рявкнул коммутатор. - Зайди, будь добра.
        - Да, мистер Бартон, одну секундочку…
        Мардж состроила Алану гримасу и стала рыться в бумагах на столе в поисках своего блокнота, Алан изобразил пантомиму «разбитое сердце».
        Дойдя до кабинета, Алан наконец осознал все произошедшее - и ближайшие перспективы. Осознание этих самых ближайших перспектив омрачило его настроение гораздо больше, чем разговор с боссом. Все-таки он был абсолютно уверен, что Бартон относится к нему хорошо, пусть даже сейчас и мечет громы и молнии и наказывает, как провинившегося мальчишку. Но вот коллеги, коллеги… Новость о понижении Алана наверняка распространится по этажу еще быстрее, чем он успеет собрать вещи. Вот уж злым языкам будет новая сплетня. Черт… Алан ненавидел, когда о нем злословили. Все мы имеем право на маленькие слабости. У него было одно уязвимое место - его почти болезненное стремление быть «рыцарем без страха и упрека». А когда при всем честном народе рыцарь падает с коня, гремя доспехами, это, как ни крути, нелепо и смешно.
        Алан позволил себе расколотить об стену белую фарфоровую кружку с логотипом компании.
        Но, разумеется, трудным утром его неприятности не закончились. Наверное, судьба слишком долго баловала его и теперь, движимая чувством справедливости, сполна воздала ему за все те дни, когда Алан попадал в «зеленую волну» и мог проехать шесть кварталов, не остановившись ни у одного светофора, когда двери лифта раскрывались за секунду до того, как он оказывался перед ними, когда клиент, уже готовый отказаться от сделки, получал неожиданно хорошие новости и прибывал на встречу в превосходном расположении духа. Видимо, Фелиции Беккет злодейке фортуне было мало.
        Алан пережил переезд в отдел, в котором четыре года назад начиналась его карьера. Пережил долгий путь по коридору с большой коробкой в руках и сочувственные (и наигранно сочувственные) взгляды сослуживцев. Пережил вводную лекцию от Саймона, начальника отдела недвижимости экономкласса, который давно имел на него зуб, потому что Алан начинал под его руководством, но пробыл там недолго, стремительно поднявшись по карьерной лестнице, и получал едва ли не больше самого Саймона… то есть теперь, с сегодняшнего дня, он, разумеется, получает гораздо меньше Саймона, и Саймон радовался так, будто на него свалилось большое наследство. И что самое отвратительное - это было заметно.
        А вот испорченного костюма Алан уже пережить не мог. Потому что это - уже слишком. Перебор. Судьба явно заигралась, и некому привести ее в чувство, потому что она - единственный судья на собственном поле. Что-то подобное и вертелось у Алана на языке, когда… несколько капель, ну ладно, ложек кофе переполнили чашу его терпения. Но он не успел высказать растяпе, испортившей его любимый серый костюм, ровным счетом никаких соображений по этому поводу, потому как у нее, видимо, было не все в порядке с нервной системой. Алан проводил ее ошалелым взглядом. Прорычал что-то нечленораздельное сквозь плотно стиснутые зубы.
        - Ч-черт, - смог выдавить из себя Алан, когда вновь обрел способность разговаривать на нормальном английском.
        - Ой, вот салфетки, - засуетилась официантка с беджем «Лили». - А там туалет, можно застирать…
        - У меня через пятнадцать минут встреча с клиентом! Вы думаете, вода что-то исправит?! - взорвался Алан.
        Вообще он не был склонен демонстрировать свои чувства, особенно расстроенные, на людях, но на этот раз сдержаться просто не мог. Проклятый день. Да лучше бы ему было проспать его весь, до вечера, часов до пяти! А еще лучше - впасть в летаргию! Или напроситься к инопланетянам на опыты, черт, черт, черт…
        Алан никогда не попадал в такую глупую ловушку. И никогда не показывался перед клиентами в непрезентабельном виде. Можно, конечно, прикрыть пятно газетой. Или приклеить к нему газету - на случай, если подведет память. У Алана даже мелькнула мысль найти поблизости какой-нибудь бутик и купить новый костюм. Потом он отбросил ее как откровенно безумную.
        - А вы снимите пиджак, - посоветовал сосед слева, пожилой джентльмен с длинными седыми усами. Видимо, проникся сочувствием к бедолаге, заработавшему психоз на почве работы.
        - Спасибо, - уронил Алан. - Вы очень любезны.
        Как такая простая мысль не пришла ему в голову? Да, Алан, ты определенно теряешь форму: чем меньше выходов ты видишь, тем ниже твоя цена. День действительно жаркий, встреча проходит не в офисе. Вряд ли ему удастся на этот раз произвести впечатление настоящего английского лорда, но это не самое страшное. Сегодня, по крайней мере.
        Он расплатился за ланч и вышел из кафе. Было стыдно за некрасивую вспышку раздражения. Почему-то вспомнилась девушка, которая его облила. Растяпа и дуреха, еще и убежала… Алан представил, как он выглядел в тот момент со стороны, и решил, что ничего сверхъестественного в реакции девушки нет. Что делать, если увидишь на улице разъяренного льва? Правильно. Проснуться - или сбежать как можно быстрее, используя любые подручные средства… Алан усмехнулся. А она расплакалась. Точно сумасшедшая. Такая же, как он сам.

3

        Генри Принс, несмотря на свою фамилию, на принца вовсе не походил. А жаль. Он был отличным парнем и, по мнению Алана, заслуживал того, чтобы женщины вели на него охоту (с самыми благими намерениями) и жестоко дрались за право принадлежать ему. Но женщины почему-то не торопились вешаться на шею «отличному парню» Генри. Может быть, истоки этой проблемы были заложены в детские годы Генри, когда он был самым маленьким в своей детсадовской группе, или в юношеские годы, когда он был, наоборот, самым высоким в классе - а заодно и самым худым и сутулым. В общем, как-то так повелось, что Генри никогда не пользовался особой популярностью у противоположного пола, и даже то, что он стал первоклассным страховым агентом, зарабатывал довольно много денег, раздался в плечах, набрал нормальный вес, давно избавился от угрей и даже почти перестал стесняться - роли никакой не играло. Генри был одинок, как самое одинокое дерево на горном склоне… то дерево, в которое, по самому подлому закону подлости, влетает ноль целых семьдесят четыре сотых процента горнолыжников. Когда Генри чувствовал себя особенно несчастным -
сегодня, кажется, выдался именно такой день, - он всегда приводил именно это сравнение.
        Алан понял направленность разговора по первым ноткам приветствия Генри. Малодушно пожалел, что вообще ответил на звонок. Тут же устыдился своего малодушия.
        - Эл, ты не представляешь, что это за день! - патетически провозгласил Генри.
        Алан огляделся. Он стоял рядом со своей машиной - пришлось вернуться за ней, потому день обещал быть непривычно богатым на разъезды, - на углу восьмиэтажной красно-кирпичной коробки по Кроуфорд-стрит, 114. По слухам, это был жилой дом. Он надежно спрятался в глубине квартала за баскетбольной площадкой, где какие-то юнцы пили пиво и играли в карты, и автомастерской. Подъезда видно не было. Алан должен был посмотреть там квартиру. Хозяин посетовал на то, что жильцы поспешно съехали и теперь «помещение простаивает». Алан заподозрил, что неспроста квартиру назвали
«помещением», и был, судя по всему, недалек от истины. Где же этот чертов вход?..
        - Боюсь, что представляю, Генри. Наверное, близится солнечное затмение, - пробормотал Алан.
        - Нет, Эл. Это день, знаменующий приход моей свободы. Я увольняюсь.
        - Что?!
        - Я ухожу из компании.
        - С ума сошел?!
        - Нет. Но лучше ведь уволиться самому, чем дожидаться, пока тебя уволят, правильно?
        - Ну… да. - Алан лихорадочно соображал, что же могло произойти.
        - Знаешь, я собираюсь хорошенько напиться по этому поводу. Ты со мной?
        - Сегодня не могу, извини.
        - Ну… можно не сегодня.
        - Тогда созвонимся еще, хорошо?
        - Ага. Давай, счастливо.
        Судя по тону Генри, он остался не очень доволен моральной поддержкой, которую оказал ему Алан, точнее ее полным отсутствием. Алан чувствовал, что земля качается и так и норовит вывернуться из-под ног. Ему совершенно не хотелось лететь вверх тормашками, поэтому он мужественно удерживал равновесие, но это становилось все сложнее и сложнее. Подумать только, еще и Генри… Он же классный специалист, что могло случиться?!
        Алан не выдержал, вытащил мобильный, который только что спрятал в карман, и набрал номер Генри.
        - Да?
        - Дружище, извини, я сегодня сам не свой, у меня самого на работе большая заварушка. Не уверен, что сразу и правильно тебя понял…
        - Что, опять эта твоя дамочка в бриллиантах?
        - Нет. Если в двух словах, то меня понизили. Ниже некуда. Поэтому я и сам могу предложить тебе напиться.
        - Вот это да! - Генри присвистнул.
        Алан ощутил, как с поразительной быстротой поднимается настроение друга. Естественно, не потому, что он желал Алану дурного, а потому, что приятно, когда тебя понимают.
        - Ты мне обязательно расскажешь, что у тебя там стряслось, причем в подробностях, хорошо?
        - Конечно. Ты там… держись.
        - Держусь.
        - Ну пока. До связи.
        - Да, счастливо.
        Алан криво улыбнулся. Странная вещь - дружба. Вроде бы обменялись плохими новостями, а оба повеселели.

        Иви сидела на скамеечке в сквере и смотрела на толстых голубей, бесстрашно - безнаказанность всегда рождает бесстрашие - разгуливающих едва ли не под ногами у людей. Людей было немного, в основном - пенсионеры и няньки с малышами. Будний день. Обычный понедельник.
        Иви справилась с первой волной пессимизма. Эпизод в кафе, как ни странно, помог ей взять себя в руки, может быть, потому что был сигналом: если и дальше так пойдет, то история ее пребывания в Чикаго закончится плачевно, и очень быстро.
        Она немного прошлась (тяжелая сумка на плече не располагает к долгим прогулкам), купила новую газету объявлений, решила сменить тактику, дозвонилась в первое попавшееся агентство и сказала, что ей нужна очень дешевая комната, в которой все-таки возможно было бы жить. Ее зарегистрировали в клиентской базе и пообещали перезвонить.
        - Неужели у вас нет дешевого жилья внаем прямо сейчас? - изумилась Иви.
        - Нет, мисс Хант, - отозвался голос в телефонной трубке. - Сейчас нет агента, который мог бы с вами поработать. Он перезвонит вам чуть позже. Приносим извинения за ожидание. Спасибо, что обратились в «Бартонз реал эстейт»…
        Иви дошла до бистро на углу, купила хот-дог, оглядела тесное, насквозь пропитанное суетой помещеньице - и вернулась в сквер. Разделила хот-дог на две половины, съела сосиску, раскрошила одну половинку. Толстые голуби благосклонно приняли куски булки. Иви задумчиво жевала свою, глядя, как птицы торопятся урвать как можно больше крошек. В течение трех минут стайка увеличилась раза в три с половиной: к Иви слетались со всех сторон жадные до поживы голуби. Звук хлопающих крыльев радовал ее.
        - Это мои голуби! - возмущенно произнес сипловатый голос за плечом Иви.
        Она вздрогнула и обернулась. За спиной у нее - прямо на газоне - стояла высокая статная старуха. Одета она была по моде, но вот по моде каких годов - Иви затруднилась бы сказать. Возможно, определение затрудняла явно мужская черная шляпа в сочетании с розовым платком, повязанным на шею. У нее даже были перчатки. Розовые, но не очень чистые. Собственно, на перчатки Иви обратила внимание потому, что старуха вцепилась в спинку скамейки руками, очень похожими на птичьи лапы.
«Сумасшедшая, - подумала Иви. - Ох, ну что за наказание такое?»
        - Это мои голуби, - убежденно повторила старуха. - Как ты смеешь их кормить?!
        - Извините… Но вас не было, вот я и подумала, что птицы, наверное, проголодались, - нашлась Иви. - Но раз все в порядке и вы тут, то я уже ухожу.
        С сумасшедшими нельзя спорить, Иви знала наверняка, но покидать уютную лавочку в тени ей было жалко. Ну да ничего страшного, в Чикаго наверняка полно уютных мест, и не все они заняты безумными пожилыми леди.
        - А-а… - протянула ее странная собеседница. - Ну да, ну да, я и вправду сегодня долго. Проклятые кости, никакого сладу… - Она обошла лавочку. Иви показалось, что двигается она с трудом, но все равно очень быстро. Наверное, от жары восприятие искажается. - А тебе что дома не сиделось?
        Иви остолбенела, переваривая услышанное: «Как? Откуда она могла узнать?! Это же…» Потом взгляд ее упал на сумку. «А, ну тогда ясно…» Иви с облегчением выдохнула. Она не любила совпадений, не любила, когда сбываются приметы и принципиально не читала гороскопов. Все, что так или иначе было связано с непознанным, пугало ее, как в детстве - темнота под кроватью.
        Иви доподлинно знала, что голуби - создания глупые, глупее даже хомяков, но если бы она не была так ошарашена сейчас, то наверняка заметила бы, с каким радостным оживлением они восприняли появление чудаковатой пожилой леди. Двое тут же взлетели и шумно приземлились ей на колени, ни дать ни взять ручные.
        Но Иви не заметила.
        - Что молчишь? - Старуха вонзала в нее взгляд, как спицы - упрямо и ожесточенно.
        - Извините, задумалась, - вздохнула Иви. И что она здесь сидит? Собиралась ведь уйти! О, как крепко ей в детстве вдолбили мысль, что на вопросы старших нужно отвечать.
        - Заскучала, что ли, дома-то? Или денег захотелось? Или, может, любви большой и чистой, а? - Старуха порылась в большой пестрой сумке из кожи неизвестного происхождения и достала пакет с несколькими ломтями мягкого белого хлеба. Принялась отщипывать по кусочку и бросать голубям.
        - Чистая - она ненастоящая, - пробормотала Иви, уверенная, что старуха ее не услышит.
        У них с Гаем все как раз начиналось с «чистой любви». Ее к нему чистой любви. Ей было пятнадцать, и она думала, что поцелуи - это предел романтических отношений, за которым начинается что-то животно-грубое и страшное. Гаю было девятнадцать, и он, разумеется, имел другое мнение на этот счет…
        Во всяком случае, незнакомая старуха со странностями - не тот человек, с которым Иви хотелось бы обсуждать эту тему. Она вообще об этом ни с кем не говорила, даже с сестрой. Просто слова слетели с губ - и все. Разве это разговор? Особенно если собеседник тебя не слышит.
        - Хех. - Старуха усмехнулась. - Много ты знаешь…
        Иви не ожидала такого поворота дел и потому даже не обиделась на ее замечание.
        - Простите, мне вправду пора. Рада была встрече. - Иви встала, подняла сумку…
        -Деточка, врать нехорошо, тебе разве родители не говорили? - Старуха хитро прищурилась.
        Иви побелела.
        - Он все равно не позвонит тебе до самого вечера, так что придумай, чем пока заняться, - посоветовала сумасшедшая.
        - Я не понимаю… Может быть, вы меня с кем-то перепутали, я не знаю… - Иви почему-то враз забыла, что перед ней сумасшедшая, и стала искать рациональное объяснение происходящему.
        - Вот что не понимаешь - это чистая правда, но ничего, потом поймешь. Только смотри, чтобы не было слишком поздно. А то судьба, она гордая, два раза предлагать не станет.
        Иви нервно хихикнула.
        - А вы с ней знакомы, что ли?
        - А не твоего ума дело, - в тон ей ответила старуха. - Да ты иди, иди, а то опоздаешь.
        Иви неизвестно за что сказала «спасибо» - это была еще одна из привычек детства, которые она считала дурными, - и зашагала прочь на деревянных ногах. На душе неприятно поскребывало. Что за кошка там поселилась? Ах черт подери, она же нарушила другую заповедь - никогда не разговаривай с незнакомцами. Или, может быть, дело в том, что ей еще не доводилось сталкиваться с сумасшедшими, и то, что старушка была не агрессивна, ничего не меняет? Иви изо всех сил старалась выбросить из головы весь тот бред, который только что услышала. Она опасалась, что, если сейчас же не наведет порядок в своих мыслях, ее саму постигнет весьма печальная участь. Нельзя же верить всяким сказкам, право слово…
        Тем не менее Иви намеренно не оглядывалась. Не только потому, что не хотела встречаться взглядом со своей случайной собеседницей - та еще какое-то время смотрела ей в спину, Иви чувствовала, - но и потому, что где-то в глубине души, где-то очень-очень глубоко, боялась, что та возьмет и чудесным образом испарится…
        Иви шла, пока ноги не вывели ее к входу в многозальный кинотеатр «Premier». Она, повинуясь внезапному порыву, зашла и купила билет. Ей повезло: один из сеансов начинался через две минуты.
        Фильм был неплохой, но Иви с трудом следила за перипетиями: было слишком много драк, погонь, перестрелок и разбитых машин. Звук, усиленный акустической системой последнего поколения, не то чтобы оглушал, но каким-то таинственным образом не позволял сосредоточиться на своих мыслях, в результате чего Иви около двух часов провела в состоянии почти гипнотического транса и, выйдя из кинотеатра, еще долго не могла поверить, что на улице безопасно: здесь не стреляют, не метают ножей, гранат, не взрывают дорогие, красивые машины… правда, супергерои с благородными лицами и железными мышцами тоже не бегают и не спасают красивых блондинок и заодно весь мир.
        Иви проверила мобильный: нет, звонков не было. Сообщений от Гая - тоже. Она не знала, расстраивает ее это или скорее радует.
        Кстати, о героях и красивых блондинках… Дальше так продолжаться не может! В смысле - нельзя больше расхаживать по городу в таком виде! Вокруг, конечно, было полно людей, одетых так же незамысловато, как и сама Иви, но мысль о том, что, возможно, вот сейчас ей встретится еще один Принц (ну хоть немного похожий на того парня из кафе), подстегнула ее стремление прихорошиться. Она вернулась в кинотеатр, юркнула в дамскую комнату и, совершенно не заботясь тем, как выглядит, быстро переоделась в симпатичное платье на тонких бретельках. Умылась, распустила волосы и тщательно расчесала их - готова! Удивительно, что может сотворить с настроением простая смена одежды. Иви выпорхнула из кинотеатра, ощущая себя едва ли не королевой Чикаго. Ну ладно, до королевы ей еще, прямо скажем, далеко, но так гораздо лучше, чем было! И глаза загорелись, и откуда-то взялись силы на продолжение пути… Иви снова поймала то ощущение свободы и предвкушения чего-то нового, которое пьянило ее по пути в Чикаго, и подмигнула своему отражению в витрине ювелирного магазина. Черт возьми, ей все это нравится!
        Ноги, точнее напомнивший о себе желудок и обоняние, взволнованное запахами выпечки и горячего сыра, привели ее в пиццерию на углу Хаббард-стрит и Норт-Эшленд авеню. Там она нашла не только изумительную пиццу и вожделенный стакан холодной колы, но и объявление о том, что требуется официант.

«Надо же с чего-то начинать», - сказала себе Иви и с самой обаятельной улыбкой спросила у пробегавшей мимо официантки, где найти старшего менеджера.
        Старший менеджер нашелся сам - он появился как из-под земли, едва Иви успела задать свой вопрос, чем навел ее на мысль о своей мистической природе - или гениальной системе прослушивания разговоров в зале, которая транслирует все, что говорится, в маленький микрофончик прямо у него в ухе. Ну, возможно, это было просто совпадение.
        Старший менеджер оказался очень высоким и очень усталым молодым человеком, который умел профессионально улыбаться и обладал не менее профессиональной жесткостью. Задав ей несколько вопросов, на которые Иви отвечала со всей возможной легкостью и естественностью (все-таки это была не работа ее мечты, а пробный камень), менеджер записал ее координаты и сказал, что она может приступать с завтрашнего дня.
        - Мы открываемся в восемь, мисс Хант. Приходите к половине восьмого, введем вас в курс дела, - пообещал он и, невнятно попрощавшись, умчался куда-то.
        Иви сидела за тем же столиком над пустым подносом и приходила в себя. Вот так. Эх, если бы с жильем дело устроилось так же быстро…
        Но, видно, судьба решила проявить сдержанность и ограничила свое благосклонное вмешательство этим эпизодом.
        Мобильный зазвонил в шестнадцать сорок пять. Иви коротала время в музее восковых фигур. Конечно, неразумно фланировать по музеям, когда у тебя нет крыши над головой, но надо же чем-то занять появившееся свободное время. Иви удостоилась уничижительного взгляда одного из сотрудников - пожилого интеллигентного господина в толстых очках - и пулей вылетела в коридор, зажимая рукой динамик мобильника.
«Ламбада» все равно звучала вызывающе громко.
        - Добрый день, мисс Хант, - приветливо поздоровался с ней незнакомый мужской голос.
        - Здравствуйте…
        - Вас беспокоят из «Бартонз реал эстейт», я - агент по недвижимости Алан Портман.
        - Очень приятно, мистер Портман. У вас есть что-нибудь по моему запросу?
        - Найдем. Комната или квартира?
        - Для начала, наверное, комната… - скромно проговорила Иви.
        Ей не особенно приятно было признавать стесненность своего положения, что естественно, и она утешала себя тем, что это только на время.
        - Комната так комната… - уже не так официально проговорил агент Алан Портман, и Иви почудились знакомые интонации в его усталом голосе.
        - Знаете, для меня очень остро стоит вопрос времени.
        - А именно?
        - Мне нужно жилье сегодня.
        - Так срочно?!
        Он что, издевается?
        - Да, так срочно. - Иви решила, что это самый подходящий момент, чтобы проявить жесткость в отстаивании собственных интересов.
        - Я вас понял. - Вздох. - Так, сейчас открыты следующие варианты…
        Вариантов, которые устраивали ее по цене, было всего три, и Иви решила, что, скорее всего, согласится на тот, что посмотрит первым. Но оказалось, что все не так-то просто, и у агента Алана Портмана еще какие-то дела в офисе, и съездить с ней на смотр он сможет не раньше семи…
        После этого ощущение, что над ней издеваются, только усилилось. Иви мужественно держалась. В конце концов, если устраивать истерику, бросать трубку, искать какое-то другое агентство, вопрос «где спать?» быстрее не решится.
        - Мисс Хант, давайте встретимся на Рэндольф-сквер у здания суда в девятнадцать двадцать? Если я справлюсь быстрее, я перезвоню, хорошо?
        - Хорошо, - обреченно согласилась Иви.
        Хорошо, что она не посмотрела еще и половины залов в этом мрачном музее. И хорошо, что есть время сориентироваться по карте, где это несчастное здание суда…
        - Как я вас узнаю?
        - У меня большая сумка, - саркастически объяснила Иви.
        - Понял. - Он усмехнулся. - Тогда до встречи, мисс Хант.
        - Ага. Пока. - Иви решила, что раз с ней не церемонятся, то и у нее нет повода строить из себя великосветскую леди. К тому же это неуместно, если ты родом из Берлингтона.
        В незнакомом городе очень сложно рассчитать время. Иви убедилась в этом на собственном опыте. Было еще девятнадцать ноль три, а она уже стояла, опровергая все мифы о женской непунктуальности, рядом с огромным бронзовым львом, украшавшим своим присутствием парадный вход в здание суда города Чикаго. Здание было величественным и навевало какие-то смутные опасения. И внушало уважение к строгой Фемиде. В общем, выполняло все функции, которые ему надлежит выполнять.
        За день асфальтовая корка города напиталась жаром, как земля может напитаться влагой, и теперь щедро излучала тепло в пахнущий бензином воздух. Иви размышляла о том, что к вечеру не стало прохладнее и что в больших городах, наверное, обычные законы природы не работают или работают как-то не так. Может, тут и с тяготением что-то не так?
        Риелтор предоставил ей отличную возможность насладиться урбанистическим пейзажем и поразмышлять о метафизике мегаполисов - он опаздывал уже на семь минут. Иви смутно догадывалась, что для Чикаго это не срок, но все равно было досадно и неприятно. Она вытащила сотовый и решила, что нелишне, наверное, будет напомнить о своем существовании, набрала последний номер из списка вызовов…
        За ее спиной зазвучал «The Final Countdown», вплетаясь - весьма органично - в какофонию городского шума. Иви обернулась…
        Он.
        В рубашке и при галстуке, без пиджака, который отныне и во веки веков будет нести печать ее халатности и неуклюжести.
        Даже без злополучного пиджака Иви его узнала.
        - Мисс Хант?.. - Он смотрел на нее, еще не понимая, откуда это выражение смятения на ее лице.
        Понял. Замер.
        Город вокруг них ревел моторами, взрывался автомобильными сигналами, рассыпался криками, шелестел смехом, звенел стеклами, бормотал голосами мужчин и женщин, дышал, жил своей жизнью. Но для Иви время остановилось. Она чувствовала себя манекеном в витрине - не в силах шевельнуться, что-то сказать, сделать выдох.
        Кажется, она была не одиноким манекеном. Но он опомнился быстрее. Улыбнулся.
        И как будто невидимая рука сняла видео с «паузы». Иви ощутила, что ее тело вновь принадлежит ей и ее слушается. Почти. Если не считать неумолимо краснеющих ушей и щек.
        - Мисс Хант… - сказал он с какой-то новой интонацией. Вроде как старой знакомой, с которой его связывали приятные (?!) воспоминания.
        Она протянула руку:
        - Иви.
        - Тогда просто Алан.
        - Рада знакомству. Алан, простите меня, мне так…
        - Ничего, мне все равно не нравился этот костюм.
        - Вы настоящий джентльмен. - Иви рассмеялась. Похоже, он и правда перестал сердиться.
        - А вы - мастер перевоплощений? Я вас едва узнал.
        Иви загадочно улыбнулась и втайне порадовалась, что успела сменить свою дорожную одежду на это «платье для приятных прогулок», как она его называла.
        - Бывает же такое, - усмехнулась Иви.
        - Да. И знаете, Чикаго слишком большой город, чтобы можно было списать все на совпадения, - подхватил ее тон Алан.
        - Вы на что-то намекаете? - уточнила она.
        - Отнюдь нет. Размышляю вслух. Вон там, кстати, моя машина…
        Он подхватил ее сумку, и это было как будто само собой разумеющееся, и от этой небрежности жеста Иви смутилась до того, что споткнулась на ровном месте. Слишком хорошо. Слишком много чудес для одного дня. Так не бывает. Или?..

4

        Алан рассеянно вел машину и думал о том, что судьба выкинула очень забавный финт. Иви молчала - наверное, не хотела отвлекать его от ответственного дела. Он не стал разубеждать ее в том, что водить машину по чикагским улицам сложно. Так даже удобнее. Он улыбнулся краешком губ. Забавно. Достойное окончание безумного дня. Судьба потрудилась на славу, расписывая сценарий на сегодня.
        Ехать было довольно далеко - две квартиры, которые он должен был показать, располагались в Чайнатауне, еще одна - в Блумсберри. Вообще, конечно, хорошо было бы завести разговор, спросить ее, откуда она, наверняка он вспомнил бы имена пары знакомых, которые родом оттуда же, или имеют там родственников, или проезжали, в конце концов, мимо. Но сил на светские беседы у него не осталось совершенно, даже мышцы лица слегка онемели, и никакими стараниями он сейчас не смог бы заставить их изобразить широкую улыбку. Алан чувствовал, что хватается за руль как за последнюю опору. Еще он чувствовал, что сидящая рядом с ним девушка нервничает, и ему хотелось как-то ее успокоить и ободрить. У нее все-таки первый день в чужом городе. А с пиджаком нелепо получилось. Да черт с ним, с пиджаком. Пролить кофе на пиджак - это самое малое зло, которое может сотворить женщина. Диана не гнушается, например, мотать ему нервы, когда ей что-то очень нужно. И вовсе не заботится о том, что нервные клетки не восстанавливаются. Конечно, какое ей дело до чужих нейронов, ее волнуют только свои собственные - и то по большей части
клетки кожи…
        - Алан? - Иви поерзала на сиденье, пожевала губу.
        - Да?
        - Не сочтите это бестактностью, но… можно, я отнесу ваш пиджак в химчистку?
        Повисла тишина.
        А потом Алан расхохотался. Он и не подозревал, что у его организма остались силы на такой приступ веселья, но это не имело никакого значения: он смеялся, пока не потекли из глаз слезы.
        Иви покраснела. Вид яркого румянца на ее щеках привел его в чувства.
        - Ох, вы тоже не сочтите за грубость… Но я растроган, честное слово!
        - Но мне правда очень неловко, и я хотела бы загладить…
        - Вам так было бы легче?
        - Безусловно.
        - Ну тогда я знаю, как успокоить вашу совесть. На комиссионные от вашей аренды я куплю себе новый костюм. Так вам будет спокойнее?
        Алан бессовестно врал: на комиссионные от этой сделки он мог бы купить разве что рубашку. Или галстук. Но никак не костюм. И все же ему хотелось, чтобы она перестала испытывать это ненужное чувство вины.
        - Наверное, да. - Она бледно улыбнулась.
        - Вот и славно. Сейчас мы свернем в переулок, посмотрите налево - там будет одно из любимых кафе Хемингуэя.
        Она ахнула и приникла к стеклу.
        Как чудесно, когда человек способен чем-то восхищаться, подумал Алан. Как чудесно, когда он способен слышать свою совесть. Алан хотел было спросить у себя - а сохранил ли он сам эти чувства. И не стал. Сделалось грустно. И Иви показалась ему еще светлее.
        Он ощутил, как спала волна напряжения после рабочего дня. Наверное, фортуна смилостивилась над ним. Выходит, эта странная встреча - ее подарок?
        Зазвонил в кармане брюк телефон. Алан заподозрил неладное. Голос интуиции, приглушенный усталостью, буркнул что-то неразборчивое и неприятное.
        Диана.
        Алан поморщился. Ему почему-то не хотелось сейчас с ней разговаривать. Хотя… не почему-то. Он устал, у него серьезные неприятности, ему стыдно показывать свою слабость, а она ее почувствует, точно почувствует, какую бы маску он ни надел.
        И Диана, если она не в духе, воспользуется идеальным моментом для нанесения точечного удара. Ущипнет, уколет, царапнет. Мелочь, а неприятно. Помнится, чтобы переломить спину верблюда, понадобилась одна-единственная соломинка.
        Не отвечать на звонки, особенно на звонки своей девушки, - малодушно. Алан извинился перед Иви (она неопределенно кинула: мол, ничего страшного) и нажал на кнопку приема.
        - Привет, Ди.
        - Алан?
        Ему показалось, что телефон в его руках сейчас покроется инеем - голос Дианы звучал, как лед.
        - Ну конечно, это я.
        - Где. Ты. - Не вопрос. Два отрывистых слога. Без всякой интонации.
        - В машине. На Рузвельт-роуд, - в тон ей ответил Алан. Он не был склонен к скандалам, но, когда Диана разговаривала ним в таком тоне, не мог сдержаться.
        - А тебе интересно, где я? - Если бы кобры перед броском имели обыкновение что-нибудь говорить своим жертвам, они бы говорили это именно таким тоном.
        - Пожалуй. - Алан знал, что сейчас будет срыв. А из-за чего - не знал. И от этого чувствовал себя отвратительно.
        - Я в «Оранжевом фламинго». С Тедди и Магдой. У нас великолепный ужин. Мы пьем шампанское и отмечаем год с момента их первой встречи. А знаешь, чего нам не хватает? Тебя нам не хватает! Ты работаешь, да? У тебя все хорошо? А я сижу тут, как идиотка, и не знаю, что им сказать! Ты карьерист, Портман, эгоист и предатель!
        - Диана, прости, я…
        Она оборвала разговор.
        Алан иногда по утрам открывал глаза с таким чувством, что проспал что-то очень-очень важное, может, даже жизненно важное. И это непоправимо.
        Раза два за всю карьеру ему случалось забывать о назначенных встречах - слава богу, это было давно, от него тогда мало что зависело и встречи были не очень важными.
        Но в первый раз он забыл про обещание, данное Диане. Напрочь забыл. А ведь верно, их приглашали на этот ужин еще неделю назад, Магда лучшая подруга Дианы, он просто не мог забыть…
        Но смог-таки.
        Алан был в таком шоке, что едва успел притормозить - еще мгновение, и он разбил бы переднюю фару о бампер едущего впереди «бьюика». Сзади кто-то просигналил.
        Да, идиот и псих. И этот день просто не мог закончиться хорошо, не мог… Алан застонал сквозь зубы, как от сильной боли. Или от злости.
        - Я могу чем-то помочь?
        О черт, совсем забыл про нее!
        - Нет, Иви, извините меня. Личные проблемы.
        - О, это вы простите…
        Больше всего на свете Диана боится показаться нелепой. И сейчас, он чувствовал, она ненавидит его всеми фибрами души. Да, он заслужил. Виноват. Но почему даже извиниться не хочется?!
        Хотя… она же не давала ему клятв «в горе и в радости». И вовсе не обязана поддерживать его в трудную минуту и проявлять заботу и участие. Сам справится. Конечно, справится. Но надо что-то делать, иначе этот скандал рискует стать последним.
        - Иви…
        Алан чувствовал себя отвратительно, но выхода у него не было, а если и был, то он его не видел.
        - Иви, мне очень-очень жаль, но… давайте посмотрим квартиры завтра? С утра, я обещаю.
        Она молчала.
        Ей же некуда идти!
        - Иви, если честно, это очень большая проблема. Вы бы знали, кем я сейчас себя чувствую, но… Я должен был пойти на праздничный ужин вместе со своей девушкой. - Господи, ну зачем он это ей говорит?! - И забыл. Самым позорным образом.
        - Да, я все понимаю.
        - Так как вся эта ситуация - целиком и полностью моя вина, то я отвезу вас в отель.
        - Да, спасибо, - угасшим голосом ответила Иви. - Только не очень дорогой.
        - Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Я беру… ответственность на себя.
        - Исключено.
        - Не надо спорить, иначе я, как джентльмен, буду вынужден снять вам квартиру. - Алан попробовал пошутить, но шутка явно «не прокатила».
        Иви бросила на него косой взгляд.
        - Тогда у вашей девушки будет более серьезный повод для беспокойства, чем несостоявшийся ужин, - усмехнулась она. Невесело усмехнулась.
        - Я все-таки надеюсь, что этот злосчастный ужин состоится.

        Видимо, не стоило Алану так его квалифицировать. А может быть, сбылся прогноз Иви.
        Когда он примчался в «Оранжевый фламинго» - недавно открывшийся ресторан, щеголявший великолепной европейской кухней на фоне роскошных интерьеров, - ни Дианы, ни Магды, ни ее парня Теда там уже не было. Алан испытал глубочайшее разочарование: он потратил остатки душевных и физических сил на то, чтобы выглядеть не досуха выжатым (дня три-четыре назад) лимоном, а неотразимо обаятельным парнем, которому можно простить небольшое опоздание, и даже улыбка получилась почти естественной… И все напрасно. Придется еще куда-то ехать, снова бодриться и шлифовать слова, которые нужно сказать Диане.
        Он позвонил ей на мобильный - чтобы выяснить, что «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Магда ответила не сразу, из-за громкой музыки ее почти не было слышно. После долгих «алло, я тебя не слышу», «пожалуйста, повтори» и «что-о?!» Алану все-таки удалось узнать, что Диана плохо себя почувствовала и поехала домой, а Магда и Тед решили продолжить вечер вдвоем, в клубе.
        - Отлично. Великолепно. Просто замечательно, - приговаривал сквозь зубы Алан, направляясь домой на полной скорости, какую позволяла транспортная ситуация в вечернем Чикаго. - Превосходный вечер. Все прелести семейной жизни. Никогда не женюсь. Никогда. И что мне эта женщина?..
        Уже в лифте, нажав на кнопку своего восьмого этажа, Алан поймал свое отражение в зеркальном потолке. Усилием воли стер угрюмую складку возле рта и недобрый прищур серо-стальных глаз. Понятное дело, не подходящий момент для выяснения отношений, ох какой неподходящий, но, как говорил его отец, мир вовсе не обязан все делать так, как тебе хотелось бы.
        Когда двери лифта медленно раскрылись, он увидел Диану. Вид у нее был очень трагичный, решительный и злой.
        - Ди? - Алан шагнул к ней и раскрыл руки для объятий, но она отступила на два шага. Он заметил у нее в руках дорожную сумку из бежевой замши. - Диана… Не надо.
        Она смотрела не на него, а куда-то мимо, за его левое ухо. Она никогда не смотрела ему в глаза, когда сердилась, и эта ее привычка глазами игнорировать его присутствие бесила Алана несказанно.
        Возможно, поэтому у него не получилось с должной интонацией произнести:
        - Я виноват.
        Так бывает: хочешь что-то сказать человеку, а не получается - не поворачивается язык, не разжимаются челюсти, слова застревают в горле комом… или фраза звучит совсем уж фальшиво.
        На Диане было вечернее платье из темно-синего атласа. Алан никогда прежде его не видел, и не иначе из-за этого она казалась ему сейчас совершенно незнакомой, чужой. И с этой женщиной он столько месяцев делил постель, душ и шкаф?
        - Знаешь, Эл, нам нужно хорошенько подумать. Тебе - в первую очередь. Может быть, ты пожалеешь. Как бы там ни было, спать в твоей кровати я больше не намерена. Я в тебе ошиблась. Я считала тебя достойным человеком, с которым у меня может быть будущее… - Диана всхлипнула.
        Алан не мог понять, что в этом звуке не так: то ли она очень долго себя сдерживала, то ли ей вовсе не хотелось плакать и она добавила его для пущей эффектности.
        - Диана, я прошу тебя…
        О чем? Простить? Остаться? Алан ощутил внутри только пустоту. Слабо засосало под ложечкой, как будто заглянул в шахту лифта с высоты сорок восьмого этажа.
        - Слишком поздно.
        Дурацкая фраза из голливудских фильмов. Хороша в трагичных эпизодах, в которых погибает какой-нибудь положительный персонаж и все зрители должны разразиться рыданиями, или в устах главного героя, готового расправиться с могущественным врагом.
        На заурядной лестничной клетке заурядного жилого дома - она нелепа.
        Алан отошел от дверей лифта. Диана ударила пальцем погасшую кнопку. Звонок, скользящее движение, открыто: лифт не успел уехать.
        Она, кажется, ожидала от него чего-то, но Алан оцепенело проводил ее взглядом и ничего не сказал. Двери закрылись. Лифт поехал вниз. Алан почти физически ощутил волну обиды и неприязни - Дианиной обиды и неприязни. Точно - ждала. И не получила. Бедненькая. Он криво усмехнулся, как ни странно, без всяких эмоций, и полез в борсетку за ключом от квартиры.
        Ему всегда казалось, что, когда человек покидает дом, в доме что-то неуловимо изменяется. Но сейчас особых перемен он не заметил, и это было непонятно. Более того, шкаф Дианы не опустел и наполовину. Исчезла только косметика с ночного столика и из ванной. Забавно. Неужели все эти тюбики, баночки, флакончики и коробочки - самое ценное, что у нее есть?!
        Алан подошел к бару и налил себе виски. Не пошел к холодильнику за льдом: и так сойдет. Залпом выпил половину. В глазах помутнело. Но ничего. Неразбавленный виски - лучший друг потерянного человека. Алан чувствовал себя именно так - потерянным, как воздушный шарик, вырванный порывом ветра из чьей-то некрепкой руки. Этот безумный день разрушил его жизнь, как карточный домик. Его привычную жизнь.
        Вопрос: какова ее абсолютная ценность, если сломать ее оказалось так легко?
        Алан сел в кресло, нашарил на журнальном столике пульт, щелкнул - загорелся экран телевизора. Новости. Новости. Дурацкое шоу. Магазин на диване. К чертям!
        Он удивлялся своему стоическому спокойствию. Может быть, это просто шок, и, когда пройдет первое потрясение, он наконец почувствует боль от того, что Диана ушла, или не боль, а злость, но хоть что-нибудь… а не эту непонятную и неглубокую досаду. Тьфу. Даже стыдно.
        Виски жег горло и резал обоняние. Хор-рошо…
        Ладно, все это можно пережить. Понятное дело, он долго шел наверх, и теперь, когда его спихнули, вновь преодолевать те ступени, по которым уже некогда поднимался, будет вдвойне трудно. Нет, не трудно - обидно. Ну и что, в конце-то концов? Выброситься из окна? Не дождутся. Нужно только запастись терпением, стиснуть зубы и идти вперед.
        Алан всегда отличался упрямством. Иногда это упрямство было не только завидным, но и достойным восхищения.
        Он попробовал разобраться, от чего ему сейчас тяжелее всего. Выяснилось, что таких вещей две: это то, что завтра нужно опять идти на работу и созерцать счастливую рожу Саймона, и то, что с Иви получилось некрасиво. Конечно, пребывая в четырехзвездочном отеле с видом на Шеридан-парк, она вряд ли имеет к нему какие-то претензии, но все-таки. Алан чувствовал себя так, будто принес ее в жертву, откупился от своей совести, а жертва все равно оказалась напрасной. Излишний пафос собственных переживаний едва не рассмешил его. Но чувство, во всяком случае, было премерзкое.
        Алан достал из кармана телефон.

        Сначала Иви просто сидела на кровати. Кровать была огромная, и то, что дизайн не предполагал наличия балдахина, вовсе ее не портило. Потом она позволила себе откинуться на спину. Матрас слегка пружинил, вискозное покрывало нежно-голубого цвета приятно холодило кожу. Негромко гудел кондиционер.
        Иви никогда не бывала в дорогих отелях.
        Что ж, неплохой вариант для первой ночи в Чикаго!
        В голове было пусто. Видимо, мысли уступили натиску впечатлений. Иви смотрела в потолок и думала: «Потолок». Переводила взгляд на окно - и думала: «Окно». Лениво переворачивалась на живот, скользила взглядом по телефону и думала… «Алан».
        Наверное, он будет ненавидеть ее до конца своих дней. Хотя… что она такого страшного в принципе-то сделала? Пятно от кофе на костюме - это, естественно, неприятно. Но она ведь предложила отнести испорченный пиджак в химчистку! И не просила, чтобы он оплачивал ей этот номер. Могла бы и сама подыскать себе что-нибудь дешевое, благо в этом городе выбор огромен. Выбор всего.
        А какими удивленными глазами смотрел на них портье! Точнее не на них, а на спину удаляющегося Алана, который препоручил его заботам Иви и ее багаж и умчался. Наверное, если джентльмен приходит в этот отель с дамой, то и уходит вместе с ней… на следующее утро.
        Иви блаженно улыбнулась. Ну разве это преступление - немного помечтать? Что все это неслучайно, неспроста, что это часть какой-то красивой романтической истории, что этот потрясающий парень… Нуда. Что она ему нравится… хотя бы вполовину так же сильно, как и он ей.
        Нет, что за глупости!
        Разве ты не видела, что бывает с девчонками, которые влюбляются в равнодушных к ним парней?! Это же… несправедливость какая-то. Не надо.
        Хочешь помереть неудачником - мечтай! Причем для верности нужно мечтать о самом несбыточном!
        Нет уж, Иви, давай сразу определим приоритеты. Главное сейчас - найти жилье. Работа на первое время есть. Все остальное - после, после, после…
        Он проводит вечера со своей девушкой! И Иви, никогда ее не видевшая и не знавшая о ней ровным счетом ничего, кроме имени, воображала себе блондинку, будто сошедшую со страниц глянцевого журнала, ухоженную, нарядную, с прической от дорогого стилиста и розовым пеньюаром из магазина элитного белья. Диана - имя для королевы… Нет, скорее это потому, что девушка Алана должна быть по меньшей мере Принцессой.
        Стоп. Вернемся к началу. Надо найти работу… Потом, может быть, приедет Гай.
        Но рациональный ход мыслей то и дело прерывался воспоминаниями сегодняшнего дня. Как-то так получилось, что в общении с Аланом Иви в основном наблюдала его гордый профиль. И «гордый» в этом контексте не было штампом. Красивый нос с небольшой горбинкой, жестко очерченный рот. Он очень обаятельно улыбался - когда улыбался, но, наверное, слишком устал за день, и потому ему было не до светских любезностей и голливудского оскала. Иви не возражала. От этого мужчины исходило ощущение большой внутренней силы, и тусклый налет усталости ничего не значил. Светлые волосы придавали ему сходство с каким-то скандинавским героем… затянутым в белую рубашку с галстуком.
        Звонок на сотовый бесцеремонно прервал полет фантазии Иви. Мелькнули две мысли:
«Неужели он?!» и «Ну куда я засунула этот несчастный мобильник?!» Мобильник нашелся на самом дне дамской сумочки. И это был не «он», это был Гай.
        - Привет! - Иви постаралась, чтобы голос не выдал ее беспричинного разочарования, и потому, возможно, переложила сахара.
        - Привет, милая! - в тон ей отозвался Гай. - Я за тебя волнуюсь. Почему ты не звонишь? Все в порядке?
        - А я послала тебе сообщение, ты разве его не получал? - Иви солгала, но утешила себя тем, что и правда собиралась написать Гаю эсэмэс.
        - Нет. Опять, видимо, какой-то сбой… - Гай, наверное, заподозрил ее в неискренности. - Так как ты?
        - Я нормально. Нашла работу на первое время - буду официанткой - и сходила в музей восковых фигур.
        - Официанткой?!
        - Ну да. В период экзаменов я как раз об этом мечтала - всем улыбаться, записывать заказы в аккуратный блокнотик и не думать ни о чем сложнее поломки в эспрессо-машине.
        - Мечты сбываются, - саркастически заметил Гай. - А жилье?
        - Ну с этим пока сложно, но на эту ночь… я сняла номер в гостинице. А завтра продолжу поиски. Ой, - спохватилась Иви, - как же я их продолжу, когда мне на работу к половине восьмого?!
        Гай деликатно промолчал. Он никогда не был высокого мнения о ее умственных способностях, хотя Иви в отличие от него получила бакалавра по информационным технологиям. Сам же Гай сразу после школы устроился в автомастерскую… где до сих пор счастливо работал.
        Иви свернула разговор, сославшись на усталость и необходимость прийти в себя. Она не любила, когда Гай чувствовал свое над ней превосходство.
        Не успела она положить телефон на ночной столик и начать раздеваться - безумно хотелось в душ, - как ламбада заиграла снова. «Нужно будет в ознаменование начала новой жизни сменить звонок на телефоне», - решила она, выпутываясь из платья.
        А вот это был он!
        - Привет, Иви!
        - П-привет… - Хорошо, что в трубке не слышно грохота ее сердца. И еще лучше, что Алан не видит сейчас самой счастливой из всех глупых улыбок, которая неумолимо растягивает ее губы.
        - Еще один жест в угоду моей совести. Я звоню извиниться за то, что сегодня не получилось посмотреть квартиру. Как ты там?
        - Знаешь, Алан, ты странный человек. Снял мне номер в шикарном отеле и извиняешься за это? Я тут очень хорошо. А ты, если я не ошибаюсь, должен быть на ужине?
        Только когда эти слова сорвались с языка, Иви поняла, что допустила бестактность. И вообще-то если его вопрос еще можно списать на любезность и беспокойство за судьбу клиента, то ее реплика - это уже прямое нарушение границ личности. Ее не касается и не должно касаться, что он там делает и с кем. Пусть Диана - так, кажется, ее зовут, - задается этим вопросом. Стоп, он же сейчас с ней же и…
        - Наверное, это злой рок. Ужин не состоялся.
        - Ну… я бы посочувствовала, но не слышу печали в твоем голосе, - поддела его Иви. На нее иногда находила неуместная язвительность, бывшая скорее способом защиты от мира, нежели проявлением скверного характера. Тем более что характер у нее вовсе не скверный…
        - Ну… притворяться нехорошо, правда ведь?
        - Правда. Нехорошо. Но так принято.
        - Да… если честно, не вижу смысла притворяться в разговоре с тобой.
        - А ты случаем не пьян? - Иви рассмеялась.
        Она знала, что некоторых алкоголь толкает на откровенность. Гай вот не такой. У него обостряются животные желания: есть, спать или заниматься сексом.
        - Нет. Но и не трезв. Я разочаровал тебя?
        - Вовсе нет.
        - Тогда я счастлив.
        Может быть, ей попался какой-то сумасшедший? Или даже маньяк? Иначе что могло заставить риелтора после тяжелого рабочего дня, тем более - понедельника, напиваться и звонить клиентке? Не с кем больше побеседовать на экзистенциальные темы? Конечно, можно предположить, что у нее располагающая внешность или что он случайно набрал ее номер… Но как-то это мало похоже на правду.
        Иви знала, что правда иногда больше похожа на ложь или бред, но интуиция подсказывала, что это не тот случай.
        - Не хочешь рассказать, что случилось? - осторожно спросила она.
        - А ты случайно не на психоаналитика училась? Профессиональная интонация. Чувствуется большой опыт в этом деле.
        - Оказывается, ты не так уж много знаешь о психоаналитиках. Если бы я была психологом, я бы спросила: «Хочешь поговорить об этом?».
        Алан засмеялся, не принужденно, а очень даже естественно, и Иви почему-то обрадовалась, что удалось его развеселить.
        - Поймала. Я и правда никогда не ходил к психоаналитику.
        - И хорошо.
        - Нет, отчего же, может быть, моя жизнь сложилась бы благополучнее…
        - Все в твоих руках. Но я все-таки верю, что все происходит единственно возможным и правильным образом. И поэтому сейчас не могло бы быть ни лучше, ни хуже… Вопрос в том, что будет дальше.
        - Фаталистка.
        - Нет. Но я не сожалею о том, о чем сожалеть не имеет смысла. Экономлю энергию мысли. - Иви сказала это и только потом поняла, что солгала: она очень-очень сожалела, что не может быть ближе к Алану, чем есть сейчас.
        - Ты очень интересная девушка, Иви. Вот так запросто философствуешь с малознакомым человеком…
        - Взаимно. Хотя было бы более странно, если бы я рассказывала тебе свою биографию в подробностях. А так… Почему нет, если разговор зашел в такое русло?
        - А если бы разговор зашел о подробностях твоей биографии?
        - Тогда я напомнила бы тебе, как мало мы знакомы… и каким официальным должно быть наше общение - исходя из социальных ролей. И еще заметила бы, что необязательно детально представлять обстоятельства жизни человека, чтобы его знать.
        - Да? Любопытная мысль. А что же тогда, по-твоему, значит «знать человека»?
        - Знать его мысли, чувства и желания.
        - Отлично! Твои мысли я уже знаю. Кое-какие из них. Осталось только выяснить насчет чувств и желаний.
        Иви усмехнулась:
        - Ну, скажем, я чувствую себя усталой и немного одинокой, рада твоему звонку, хочу принять душ и пойти куда-нибудь поужинать. Черт, и зачем я говорю тебе столько правды?!
        Он снова рассмеялся.
        - Тогда, пожалуй, я отвечу тебе тем же. Я думаю, что при всей сумбурности нашего общения ты - лучшее, что было со мной за сегодняшний день… ты и этот безумный разговор. И я даже не отказался бы, чтобы ты еще раз вылила на меня кофе. Можно даже на любимый темный костюм. Я чувствую себя превосходно, что странно в моей жизненной ситуации. Ах да, мы же договорились не трогать обстоятельства… и я бы с удовольствием напился. Можно пригласить тебя на ужин?
        - А как же Диана? - ляпнула Иви и зажмурилась: ничего глупее придумать было просто нельзя.
        - Диана ушла.
        - Прости.
        - Прощаю. Собирайся, я заеду за тобой через пятьдесят минут.
        Иви надеялась, что в этой гостинице достаточно хорошая звукоизоляция, а если нет - что соседние номера пусты, но уж если там кто-то есть, что у них достаточно крепкие нервы, чтобы выдержать тот счастливый визг, который она издала в момент абсолютного и безудержного торжества.

5

        Прокатившись по кровати, как счастливый котенок, она вскочила и помчалась в душ. Пять минут попеременно под ледяной и теплой водой - и накопившейся за день усталости как не бывало. Даже синяки под глазами поблекли. Сорок пять минут в запасе - великолепно! Она как раз успеет высушить волосы, но при этом не придется долго мучиться выбором наряда… Ха. Было бы из чего выбирать.
        Она все рассчитала великолепно. Волосы шелковистой, мягко мерцающей волной ложились на плечи. Чуть подкрасила глаза, тронула губы нежно-розовым блеском. Неподходящий момент, чтобы демонстрировать ему перевоплощение из Золушки… в нарядную Золушку. Чтобы предстать в образе Принцессы, нужна более тщательная подготовка, сорока минутами и гардеробом, уместившимся в одну сумку, тут не обойдешься. Чувство собственного достоинства не позволило ей влезть в то платьице, которое она носила сегодня полдня по душному и пыльному городу. Благо накануне ей удалось впихнуть в сумку короткую юбку и подходящую голубую блузку из немнущейся ткани. Голубой цвет вызывает доверие? Великолепно. Именно то, что нужно. Для первого свидания доверие - это почти так же хорошо, как острое сексуальное желание. Иви подмигнула своему отражению в зеркале.
        В довершение всего она повязала на шею шелковый платок пастельных оттенков. Не писк моды, но ей идет. Это главное.
        Иви, к счастью, не отличалась особой наивностью - к счастью, потому, что в противном случае тумаки от жизни были бы болезненнее, - и не питала иллюзий насчет того, что выглядит сногсшибательно. Она мило и симпатично одета, не более того. В декорациях этого города самое шикарное платье из ее гардероба смотрелось бы более чем скромно… Ну да не в шикарности же дело, право слово. Алан навряд ли поведет ее в самый фешенебельный ресторан Чикаго, это был бы слишком широкий жест с его стороны, причем неуместно и ненужно широкий, а для какого-нибудь кафе она одета вполне подобающим образом. Разве он не видел «глянцевых» девушек? Наверняка насмотрелся за свою жизнь. И смысл пытаться прыгнуть выше головы, чтобы стать всего-навсего одной из них, причем явно не самой блистательной. Нет, нет и еще раз нет!
        Иви в последний раз повертелась перед зеркалом - ни дать ни взять героиня романтической комедии! Непритязательно, нежно, изящно. Потом сделала несколько глубоких вдохов, сказала себе: «Спокойно, Иви, все уже хорошо, а будет только лучше» (это была ее любимая мантра) и вылетела из номера.
        Вернулась за телефоном и сумочкой.
        И снова хлопнула дверью.
        Это был отель четырехвездочный, а не пятизвездочный, поэтому обошлось без услужливого швейцара, который распахнул бы перед ней дверь… Но ничего, Иви и сама прекрасно справилась с этой задачей, хотя дверь была тяжелая, и пришлось приложить некоторые - немалые - усилия.
        Но, как говорится, теперь это маловажно. После утреннего кофе она может позволить себе выглядеть как угодно. Все равно репутация безнадежно испорчена. А с испорченной репутацией жить легче - когда уже нечего терять, человек по-настоящему свободен. Хорошо иметь право на ошибку!
        Иви ощутила, как уходит скользкая ступенька из-под правого каблука, с трудом удержала равновесие - и поняла, что пудрит себе мозги. Не безразлично ей, как она выглядит в глазах Алана, и все тут.
        А Алан уже ждал. Вопреки ее предположениям он не взял такси - прибыл на собственном темно-синем «форде». А зря, когда они разговаривали по телефону, он вовсе не напоминал трезвого человека, способного аккуратно вести машину…
        Он вышел, чтобы помочь ей сесть. Вкрадчиво пожал руку. От этого рукопожатия по телу Иви прокатилась волна тепла - она предпочла ее не заметить. Из движений Алана ушла «деревянность», и Иви смогла оценить, во-первых, насколько он элегантен, а во-вторых - какой тяжелый груз давил ему на плечи.
        - Привет! Выглядишь отлично.
        Иви не могла понять выражение его глаз. Но он улыбался.
        - Привет! Спасибо, что вытащил меня…
        - Пока не за что, но я надеюсь, что тебе понравится.
        - А куда мы поедем?
        - Сюрприз. Надеюсь, ты ничего не имеешь против экзотической кухни? - Алан подмигнул ей, и Иви почувствовала себя до одури счастливой школьницей на первом свидании с лучшим игроком бейсбольной команды. Впрочем, в ее двадцать два это вполне позволительно. - Прошу, мадам. - Он распахнул перед ней дверцу автомобиля. И если бы про этот простой в принципе жест можно было бы сказать «движение испытанного ловеласа», Иви бы так и сделала.
        Ресторанчик назывался «Аль-Хафез», там подавали, соответственно, арабские блюда, и Иви, войдя в неярко освещенный зал, испытала шок: здесь сидели на полу на парчовых подушках.
        Моя юбка… - обреченно подумала Иви.
        Да, недаром арабы не признают мини. Мини не вписывается в их образ жизни.
        - Алан… - осторожно начала Иви.
        - Не волнуйся, здесь есть другой зал. Не так экзотично, но, на мой взгляд, гораздо удобнее. - Он взял ее под локоть.
        В машине они почти не разговаривали: вряд ли можно назвать разговором обмен репликами в духе «посмотри налево, посмотри направо» и «ах», «о боже»,
«потрясающе». Опасения Иви были напрасны: Алан вел машину аккуратно и мягко. Она вспомнила теорию одной своей подруги касательно того, что по манере водить машину о человеке можно сказать очень многое, если не все. А Гай считал, что спина говорит о человеке больше, чем его лицо.
        У Алана спина была бесподобно красивой: развернутые плечи, негрубый рельеф мышц, обрисованный тонкой рубашкой, узкая талия. Иви вспыхнула от нескромности своих мыслей, точнее от нескромности тех, что могли бы последовать…
        - Итак, - проговорил Алан, когда они с горем пополам разобрались в изысках арабской кухни, запечатленных в меню, и сделали заказ, - что привело тебя в Чикаго? Цель? Или мечта?
        - А мечты и цели по сути не одно и то же?
        - Нет. Цели - это то, к чему ты стремишься и на что тратишь усилия. А мечты - это что-то почти невозможное, что ты хотел бы получить в подарок от судьбы.
        - Ну… - Иви улыбнулась, опустила глаза - она всегда опускала глаза, когда думала о чем-то серьезном. - Пожалуй, не то и не другое. Цели - да, у меня есть цели, хочу найти интересную работу по специальности…
        - А какая у тебя специальность?
        - Компьютерные технологии. Что, не похоже? - Она усмехнулась, наблюдая за его реакцией.
        - Всегда думал, что женщины-программисты коротко стригутся, курят и не носят юбок.
        - Миф. Еще один человеческий миф. Но мы отвлеклись.
        - А мечты? О чем ты мечтаешь?
        - А ты всегда перебиваешь собеседника?
        - Нет, только когда разговариваю с женщиной и чувствую, что мне ничего не будет. - Алан улыбнулся и пригубил гранатовый сок.
        - О чем я мечтаю?..
        Иви поняла, что ей лет десять никто не задавал этого вопроса. И сама себе она его тоже не задавала. И теперь сложно придумать на него ответ. Ни о чем она не мечтала. Она не мечтала выиграть миллион в лотерею, не думала о том, чтобы написать бестселлер, не фантазировала о том, как хорошо смотрелась бы в шелковом белом платье на борту собственной яхты. Ее, если совсем честно, мало интересовала даже столь популярная проблема голода в Африке. А она вообще когда-нибудь о чем-нибудь мечтала?!
        Да. Было дело. Когда Иви была совсем-совсем юной, если не сказать маленькой, она мечтала…
        - О большой любви, наверное, - пробормотала она. Потом поняла, что ответила на собственный вопрос вслух, и страшно смутилась.
        Алан заметил ее реакцию и улыбнулся, широко и открыто.
        - Ну… считай, что волшебные сказки, прочитанные в детстве, произвели на меня неизгладимое впечатление!
        - Ага. Признаюсь, твоя честность меня подкупает. Значит, все это мероприятие - поиск любви?
        - Нет, скорее я просто сбежала из своей маленькой одноэтажной Америки в большой мир. Понимаешь, дома хорошо, уютно, но… я все там знаю, каждую улочку, каждый дом, знаю по именам всех в своем квартале. Это не плохо, но… не интересно. Я поняла, что больше не хочу стоять на месте, не хочу повторить в точности до последнего шага судьбу своей матери и родить детей, которые пойдут тем же путем. Я боюсь этого. У живого организма два состояния - он либо растет и развивается, либо начинает умирать. И не важно, с какой скоростью происходит это умирание. Ой, тебе не кажется, что я слишком много говорю?
        - Нет. Мне очень интересно тебя слушать. Кстати, как тебе большой мир?
        - Красиво. Сложно. В общем, мне нравится.
        - Предлагаю за это выпить. Тебя не смущает, что в бокале не вино?
        - Нет, я не фанатик алкоголя. К тому же по цвету почти неотличимо. За большой мир!
        - За большую любовь в большом мире! О, мне так нравится тебя смущать… Ты божественно краснеешь!
        Алан и мечтать не мог о таком великолепном продолжении вечера. Все-таки жизнь по сути своей справедлива… Может быть, кому-то ужин в компании симпатичного человека не показался бы достойным вознаграждением за понижение в должности и уход любовницы… но ведь этот кто-то и не был Аланом Портманом.
        Генри позвонил не вовремя. С ним это часто случалось. Но милосердная природа наделила его необходимым при таком положении вещей качеством - он совершенно не понимал, когда его рады слышать, а когда не очень. Поэтому он никогда не мучился неловкостью.
        Алан как раз рассказывал Иви про Саймона, и почему ему не хочется завтра идти на работу, и что он уже не надеется, что шеф сменит гнев на милость. Не то чтобы это был очень важный разговор, но Алан чувствовал себя так, будто к грузу, что лежит у него на плечах, один за другим привязывают воздушные шарики, и груз делается легче, легче… Ив, как никто другой, умела слушать. Алан видел, что она не просто кивает в такт его словам, думая о чем-то своем. Она пыталась его понять. Когда-то давно он слышал теорию о том, что человек в принципе не может до конца понять другого человека, потому что у всех нас разный жизненный опыт и одни и те же слова вызывают не одинаковые ассоциации, эмоции. Но Иви - пыталась. Он был небезразличен ей, и от этого было так хорошо…
        И вот эту гармонию беззастенчиво прервал звонок телефона! Алан вспомнил, что не отключил сотовый только тогда, когда услышал навязшую в зубах мелодию. А зря, надо было выключить, забыть в машине, бросить с моста в реку…
        - Алло! - рявкнул Алан в трубку. Только подсознательный страх за Генри, который попал в переплет и теперь бог знает в каком состоянии находится, помешал Алану проигнорировать звонок.
        - Привет, дружище!
        Ну как можно сердиться на человека, который настолько рад тебя слышать?!
        - Привет. Как ты?
        - Я в порядке. Я пьян и весел. А ты?
        - Почти трезв и спокоен.
        - Слушай, мне стыдно набираться тут без тебя. Может, все-таки состыкуемся?
        - Прости, друг, я не могу.
        - Ну вот… Опять ты предпочел мне женщину?! Диана - корень всех бед, запомни это…
        - Слушай, Генри, давай я позже тебе перезвоню? Сейчас не лучший момент для этого разговора. - С Генри можно только так, в лоб. Намеков он не замечает с упорством трехлетнего малыша.
        - Да. Конечно. Ухожу. То есть умолкаю. Не забывай обо мне…
        - Что ты, не забуду ни за что на свете. Ни одна китайская пытка не заставит меня забыть о тебе, Принс.
        - Счастливо. - Генри нажал «отбой», не дожидаясь «до свидания». Он был не сторонник светских условностей.
        Алан только покачал головой.
        - Все в порядке? - спросила Иви, которая на протяжении всего разговора наблюдала за его лицом со сдерживаемой улыбкой.
        - Да. Это мой лучший друг. Немного не в себе на почве потери работы.
        - А-а… Знаешь эту медитацию: «Ты - это не твоя работа. Ты - это не твоя машина. Ты - это не твой дом. Ты - это не твой счет в банке»?
        - О, повторишь потом, я отправлю ему сообщение. Когда он будет достаточно пьян, чтобы начать медитировать…
        Телефон снова разразился первыми нотами «The Final Countdown».
        - Слушай, я занят! - повторил Алан в трубку.
        - Интересно, что это за занятие ты себе нашел?! Хам! - сказала Диана.
        - Ди!
        Но она уже повесила трубку.
        Алан бессильно застонал. Правильно, хорошего понемножку. Отдохнул от проблем - и вперед, снова в бой.
        Иви больше не улыбалась. По тому, как она замолчала и с каким энтузиазмом принялась рассматривать содержимое тарелки, Алан понял, что ей не по себе, что в общем-то естественно.
        - Прости.
        - Нет, что ты… Ничего страшного. Слушай, ты не знаешь, как называются эти зеленые росточки?
        На экзамене по актерскому мастерству ей бы поставили «хорошо». На «отлично» ее беззаботность и интерес к гастрономии не тянули.
        - Вот, смотри, я отключаю телефон.
        - Да брось, Алан, я же и правда все понимаю! Или ты думаешь, что я совсем наивная девочка из провинции, у которой голова забита фантастическими сюжетами из глянцевых журналов и сентиментальных романов? И решила, что вот она я, такая вся из себя прекрасная, появилась на горизонте - и вся твоя жизнь должна перемениться? Земля остановилась? Я не дура, Алан. У тебя выдался тяжелый день, ты поссорился со своей девушкой, ведь поссорился, да? Тебе не хотелось сидеть одному в пустой квартире, и ты был так любезен, что пригласил меня на ужин… мне это приятно, потому что ты интересный человек и, в конце-то концов, не пришлось бы весь вечер сидеть в номере и от нечего делать ложиться спать в десять. Я не строю иллюзий. И к тому же… у нас очень официальные отношения, разве нет?
        Алан понял, что последняя реплика была шуткой только потому, что Иви вымученно улыбнулась.
        - Давай не будем усложнять, - закончила она.
        - Да. Конечно. А что ты подразумеваешь под «усложнять»?
        - Придумывать то, чего нет, и прятаться под масками.
        - Согласен. Не будем. - Алан прочистил горло. - Что ты хочешь на десерт?
        - Давай посмотрим…
        Волна напряжения, прокатившаяся между ними, схлынула. Чувство легкости, увы, не вернулось к Алану, но он на это и не рассчитывал.
        Прощаясь, Иви подала ему руку, и Алан поймал себя на том, что ему хочется поцеловать теплую ладошку, а не пожать. Иви вызывала у него такую искреннюю симпатию, что обычных жестов, чье значение уже почти стерлось, ему казалось недостаточно. Но… она же просила не усложнять. Отогнав крамольную мысль, он запечатал себе путь к отступлению крепким рукопожатием.
        - Рада была провести этот вечер с тобой, Алан. Похоже, мне повезло, что ты оказался первым, кого я встретила в Чикаго. Ну… фигурально выражаясь - первым.
        - Тогда и мне повезло, Иви. - Он улыбнулся.
        - Если бы мы стояли у подъезда моего дома, я бы предложила тебе подняться и чего-нибудь выпить. - Иви немного виновато пожала плечами. - А так…
        - Ну если ты настаиваешь, мы можем подняться и заказать в номер по чашке кофе. - Алан лукаво прищурился.
        - Но… ты же понимаешь, что это будет только кофе? - Иви приоткрыла дверцу автомобиля.
        - Да, разумеется, мы же все обговорили. - Алан вслед за ней вышел из машины.
        - Кстати, я забыла попросить: сможешь посмотреть со мной квартиры завтра вечером? Мне на работу к половине восьмого, и я не представляю, когда освобожусь. - Иви вздохнула. - Неловко заставлять тебя работать сверхурочно, но выбора у меня нет.
        - Все нормально, я же риелтор низшего звена, у меня ненормированный рабочий день! - Алан засмеялся.
        - Ну а так как я теперь официантка, то мы с тобой примерно на одной ступеньке социальной лестницы, - хмыкнула Иви.
        - Еще один повод порадоваться…
        В лифте было светло. Казалось, он целиком сделан из зеркал, и от этого создавалось впечатление нереальности. «И дались им эти зеркала…» - с тоской подумал Алан, имея в виду современное поколение дизайнеров интерьера.
        Иви отчего-то вздумала смущаться: взгляд вниз, закушенная губа, пальцы нервно теребят замок сумочки. Алан подумал, что хорошо было бы сейчас разрядить атмосферу, как-нибудь эдак пошутить… Но шутки выветрились из головы все до единой, и потому он - не иначе, его коснулся отголосок ее смущения - рассматривал в зеркале свое усталое лицо с лихорадочно блестящими глазами. Еще ему виделось обнаженное плечо Иви и ее волосы. Волосы у нее были по-настоящему красивые, на редкость густые и длинные. А линия плеча…
        Стоп. Что это еще за новости? Он же не намерен изображать из себя героя-любовника! Девочка мила, возражать стал бы только идиот, но у них ничего не может быть!
        Организм требует сбросить напряжение? Пошло, Алан, это пошло. Сейчас ты выпьешь с ней кофе, поедешь домой, примешь горячий душ… И этот безумный день наконец-то закончится. Точка.
        Потом Алан шел за ней по коридору, и ему казалось, что они идут медленно-медленно. Когда они дошли до двери ее номера, он понял, что ему лучше уйти сейчас. Вечер был хорош, и глупо рассчитывать, что он может стать еще лучше, выжимать из него удовольствия до последней капли, чего-то требовать от Бога…
        - Иви…
        - Да? - Она почему-то никак не могла попасть ключом в узкую замочную скважину.
        - Послушай, мне было очень приятно с тобой поужинать, но я боюсь, что если не лягу спать в ближайшие полчаса, то просто отключусь на ходу.
        - Да нет проблем, я все понимаю!
        Ему показалось или она и вправду обрадовалась?
        - Мне и самой завтра вставать ни свет ни заря…
        - Созвонимся?
        - Да, конечно, я позвоню тебе ближе к вечеру. Спасибо. За все.
        - И тебе. Ну… пока?
        - Пока.
        Еще одно рукопожатие, и тоже очень крепкое. Обратный путь до лифта Алан преодолел гораздо быстрее. С чего бы такая спешка?

6

        И все-таки Иви чувствовала себя дурой.
        Все прошло великолепно. Ей удалось не разбить ни одной тарелки, она даже не опрокинула бокал, что особенно хорошо ввиду того, что гранатовый сок - это смертный приговор для скатерти.
        И тем не менее…
        Не надо было.
        Не надо было так опрометчиво приглашать его подняться, не надо было вообще соглашаться на этот ужин, не надо было принимать от него предложение насчет гостиницы, лучше бы ей вообще было сбежать сразу, когда она увидела его!
        А так…
        Что же делать теперь?
        Иви сидела на кровати, уронив голову на руки, и от отчаяния кусала губы.
        Похоже, она влюбилась.
        Она помнила это чувство - сердце колотится от каждого его взгляда быстрее и быстрее, и кровь ощутимыми толчками течет по венам, и толчки эти отдаются в висках; хочется улыбаться, широко и без повода, и мир вокруг слегка качается и не имеет ровным счетом никакого значения.
        Алан засел в ее мозгу как гвоздь. Причем забили этот гвоздь как раз в зону удовольствия… Иви чувствовала себя абсолютно счастливой от одного факта его присутствия. Очень скоро истаяли на фоне этого счастья мелкие недоразумения вроде испорченного костюма.
        На протяжении почти двух часов, проведенных в обществе Алана, Иви ни разу не вспомнила: о Гае, о квартирном вопросе, о том, что завтра на новую работу, о том, что правая туфля немного жмет.
        Звонок Дианы полоснул ее ножом по горлу.
        Она не знала, зачем попросила его подняться. Точнее знала, но даже в мыслях не посмела бы себе в этом признаться. И вообще, связь на одну ночь… Дальше-то что? Ну найдет он ей квартиру. Заключит договор. И исчезнет. Будет и дальше спать со своей Дианой, ужинать с Дианой, ездить в путешествия с Дианой, потом женится… на этой Диане или на какой-нибудь другой.
        А ей? Каково было бы ей отпустить его завтра утром?
        Нет, конечно, не исключено, что любовник из Алана никудышный, и все ее романтические чувства вдребезги разбились бы о его холодность и грубость. Не исключено, но маловероятно. Если честно, в это вообще не верится.
        Он красив. Он умен. Он тонок и обаятелен.
        Черт, но Гай…
        Гай хороший. Эрудированный, талантливый, страстный… надежный и привычный. Часть ее жизни. Часть ее прошлого. Удивительно… Будущего у нас нет. Настоящего мы часто не замечаем. И только прошлое остается с нами навсегда.
        Но ведь жить прошлым нельзя, это удел стариков!
        Иви разревелась. Не от глубины этой экзистенциальной проблемы, а от банального «он никогда не будет моим».
        Выплакавшись, она аккуратно сняла одежду и сложила ее в сумку. Для пиццерии сойдут и джинсы. А теперь - в душ и спать. Интересно, здесь можно где-нибудь достать снотворное?..

        Прежде чем ему удалось заснуть, Алан выпил еще стакан неразбавленного виски.
        Он думал об Иви.
        Правильно сделал, что ушел. Уходить нужно вовремя. Иначе… ну что бы было? Он бы выпил с ней еще по чашке кофе, потом еще по стаканчику чего-нибудь, потом остался бы на ночь, потому что уже поздно, а перед рабочим днем ему ой как надо выспаться…
        А дальше?
        А ничего бы не было дальше.
        Она - хороший человек. Светлая, добрая, открытая. С ней легко и приятно.
        Но ему сейчас не нужно женщин в жизни! Хватит! Диана была последней!
        На данном этапе. А загадывать на будущее не хотелось - еще больше не хотелось, чем обижать чудесную девушку Иви. Она бы обиделась и расстроилась, такие, как она, расстраиваются, когда утром от них уходишь и потом больше никогда не звонишь. Но не позвонить Иви он не мог. Черт подери, она зависима от него, а он - от нее, она его клиентка. Алан криво усмехнулся. Подумать только, он еще получит от нее комиссионные. Эта мысль показалась настолько смешной и нелепой, что он взорвался нервным смехом и долго еще не мог успокоиться.
        Утро не принесло Иви ничего, кроме пустоты и растерянности. Где-то в глубине души поселилась неудовлетворенность, и она предпочитала не думать о природе этого чувства.
        Она прошлепала в ванную, влезла под холодный душ, в очередной раз - так сказать, на собственной шкуре - убедилась, что мир жесток. Из своего крохотного гардероба Иви выбрала джинсы и ярко-красную футболку: пусть это и не ее цвет, но, по крайней мере, мир будет знать, что она с ним в состоянии вооруженного конфликта.
        Может быть, не стоило в таком состоянии начинать первый рабочий день, но, в очередной раз перекладывая в сумке вещи - не дай бог что-нибудь забыть, - Иви ощутила себя настолько несчастной, что хоть плачь. Бездомность как-то не располагает к гармонии. А дисгармония не располагает к спокойствию. Иви знала, что уж лучше показывать миру зубы, чем слезы.
        Она сдала номер - горничная с особым тщанием осматривала ванную, и это почему-то взбесило Иви до крайности. Попрощалась с сонным портье, оставила чаевые… Гулять так гулять - поймала такси. Все равно она не знала, как добраться до пиццерии на общественном транспорте.
        До этого ей не случалось бывать в абсолютно пустых кафе и магазинах. А хотелось. В детстве. Можно поставить галочку напротив сбывшегося желания, сказала себе Иви, но из груди все равно вырвался вздох.
        Гулкое, чистое, нереальное помещение - нереальное потому, что в реальности здесь должны быть люди, - ей понравилось.
        Ее встретил менеджер с тем же выражением безмерной усталости на бледном лице, которое Иви отметила вчера. Ей совершенно закономерно вспомнился Алан. Закралось подозрение, что хроническая усталость - это болезнь жителей больших городов, и сейчас эпидемия в разгаре.
        - Иви! - сегодня он не церемонился и не утруждал себя обращением «мисс». Видимо, счел, что она поступила в его распоряжение и он волен избавиться от некоторых этикетных условностей. Впрочем, она не возражала. - Рад, что ты не передумала. Хотя если бы передумала, мы бы тоже не очень расстроились…
        Иви подумала, что до хорошего менеджера по персоналу ему не подняться.
        А может, он просто не выспался.
        - Можешь называть меня Льюис, можешь - мистер Броукен, мне все равно.
        Точно не выспался.
        - Вот твое рабочее место. Умеешь обращаться с кассой? Кстати, почему ты с сумкой?
        - А я всегда с сумкой, - невозмутимо ответствовала Иви. - Ну смена белья там, теплая одежда, аптечка первой медицинской помощи, бейсбольная бита на случай нападения. Вот и набирается.
        Она испытывала истинное блаженство, глядя, как на лице Льюиса проявляется выражение смятения. Еще бы, будет тебе смятение, когда взял на работу сумасшедшую! Она нечасто так бессердечно шутила с людьми, но сегодня ей просто необходимо было разрядить атмосферу в собственной душе.
        - Кхм, - сказал Льюис.
        Иви наигранно похлопала ресницами.
        - Ну ладно, - бесцветно обронил Льюис и тоже похлопал ресницами. У него это было естественной реакцией.
        Иви хихикнула.
        - А еще у меня там надувная кровать. Потому что я страдаю нарколепсией. Приступы не очень часты, не надо беспокоиться, но никогда не знаешь, где свалишься… А спать на холодном полу вредно для женского здоровья.
        Льюис молчал, потрясенный.
        Иви прыснула.
        - И мини-биотуалет! Не могу пользоваться общественными уборными, - доверительно сообщила она и расхохоталась прямо в доверчивые потрясенные глаза Льюиса.
        Нехорошо так поступать, человек просто зарапортовался, причем уже месяца четыре назад…
        Льюис покраснел, потом тоже захихикал - сдержанно, как и полагается старшему работнику, но почему-то совсем по-девчоночьи.
        - Так, я вижу, с чувством юмора у тебя все в порядке, - проговорил он, когда приступ веселья у обоих закончился. - Но вопрос насчет сумки остается открытым…
        - Я второй день в городе. Негде было оставить.
        - Бедняжка! - ужаснулся Льюис. - Где же ты ночевала?
        Иви подавила желание рассказать ему душещипательную историю о том, как она искала пристанища в парке, была изгнана оттуда злобными бомжами и отправилась бродить по пустынным холодным улицам. Доброе сердце Льюиса этого не перенесет. А оно доброе, сразу понятно…
        - Сняла номер в гостинице, - не вдаваясь в подробности, сообщила Иви.
        - Послушай, можно попытаться тебя куда-то пристроить, а если сегодня не получится, то в служебке есть диванчик.
        - Спасибо, - сердечно поблагодарила Иви и поняла, что не ошиблась в нем. - Так что там с кассой?..
        И ей пришлось в подробностях изучить «что там с кассой», «что там в меню», «что там с чаевыми», «что там со штрафами» и «что там с уборкой». Уборщицы тут почему-то не было, а было дежурство среди кассиров-официантов. Естественно, сегодня была ее очередь.
        К одиннадцати утра Иви чувствовала, что у нее голова идет кругом, к двенадцати - что мышцы лица устали держать улыбку. К двум - что у нее отваливаются ноги. К четырем - что она всех ненавидит лютой ненавистью. К шести - что Льюис в общем-то отличный парень и все у него нормально и с реакцией, и с нервами.
        К восьми Иви почувствовала, что ее нет. Просто нет. Кажется, чего-то такого ищут в жизни монахи-буддисты? Наивные, они просто не знают, где искать…
        В восемь тридцать, когда ее смена закончилась, Иви сидела на красном диванчике в служебном помещении, с наслаждением вытянув ноги и положив их на табурет, медленно-премедленно жевала успевшую остыть пиццу с морепродуктами - с такой скоростью очень ленивая гусеница уничтожает не особенно вкусный листок - и прислушивалась к борьбе двух противоположных желаний в своей душе. Одно - остаться тут навсегда, вот на этом самом месте, и никогда больше не шевелиться и не улыбаться. Другое - покинуть это адское заведение. Тоже, разумеется, навсегда. Иви прислушивалась, но не вмешивалась. Сами разберутся. Станет она еще тратить последние силы на разрешение их конфликта.
        Звонок мобильного вывел ее из состояния, близкого к коме или к нирване.
        - Да, - равнодушно произнесла она в трубку.
        - Иви?
        - О, привет. Алан. Прости. Что не позвонила. Раньше.
        - Иви, с тобой все в порядке?
        - Да.
        - Ты еще не передумала насчет квартиры?
        Она почти видела, как он нахмурился. Он хмурился, когда думал о чем-то, что считал серьезным.
        - Нет.
        - Иви, я тебя чем-то обидел?
        - Нет. - Пауза. - Прости. Первый день. На работе…
        - А, понял. У меня предложение. Давай я за тобой заеду?
        - Давай. - Она с трудом сосредоточилась, чтобы назвать правильный адрес.
        - А когда?
        - Сейчас.
        - Ладно, держись, недолго осталось…
        Через полчаса Иви сидела в машине Алана и глотала ледяной энергетический напиток из алюминиевой банки.
        - Спасибо. Ты очень заботливый.
        - Пожалуйста.
        - Слушай, Алан…
        - Да?
        Усталость действовала на нее примерно как алкоголь - развязывала язык, рождала нервное веселье и исключала существование запретных тем. Поэтому в таком состоянии Иви с легкостью могла спрашивать Алана о чем угодно. Как Ева до грехопадения.
        - А почему ты так ко мне относишься? Столько для меня делаешь? Что-то мне подсказывает, что это не совсем по правилам большого города.
        Алан вздохнул. На лице его явственно отпечаталась мысль: «Ну вот. Приехали».
        - Знаешь, мне всегда хотелось младшую сестренку.
        - А, понятно.
        Он покосился на нее - да, ее полностью устроило это незамысловатое и откровенно на ходу придуманное объяснение. Не объяснение даже - объяснялка.
        Впрочем, он поспешил заверить себя, что ему и вправду очень хотелось сестричку или братика и он чувствует ответственность за нее, потому что он в этом городе единственный ее знакомый и как порядочный человек не может вот так запросто от нее отмахнуться.
        Он даже почти не думал о ней сегодня днем.
        Он старательно думал о Диане и о том, почему так по-глупому не сложились у них отношения. Генри, кажется, называл это «рефлексией». То есть когда хотел сказать что-нибудь умное и блеснуть эрудицией, а заодно и высоким уровнем культуры, он небрежно бросал (или доверительно сообщал собеседнику): «Знаешь, я вот сегодня рефлексировал…» К середине дня Алан пришел к выводу, что эта тема, если не пудрить себе мозги, не совсем ему интересна и размышлять над ней и дальше не имеет смысла. Если Диана - заинтересованное лицо, то пусть она и размышляет. Благо свободного времени у нее побольше, чем у него.
        Еще меньше ему хотелось думать о Саймоне - Саймон блаженствовал, и, хотя Алан никогда не считал себя злым человеком, это солью сыпалось на его свежие раны. Саймон, по-видимому, наоборот, ощущал, как ему на душу проливается сладчайший бальзам, когда видел лицо своего подчиненного Алана, и потому старался сталкиваться с ним как можно чаще.
        Алан только сильнее сжимал челюсти и заполнял день суетой - в этом отделе никто не испытывал в ней недостатка. Когда выдавалась свободная минутка, пил крепчайший кофе, от которого пульс отбивал чечетку, читал глупые и не очень новости в Интернете. После четырех у него было несколько смотров, и он втайне надеялся, что в их число войдет поездка по Чикаго с Иви, но его надежды не оправдались. Может быть, таково неприятное свойство тайных мечтаний…
        Намучившись делами, которые сам считал неважными, и ожиданием, он все-таки позвонил Иви сам. Услышав в трубке ее голос, Алан первым делом испугался, что у нее личная трагедия вселенского масштаба и она сейчас стоит на мосту, в одном шаге от края. Второй была мысль про наркотики.
        И вот наконец она сидит рядом. И ничего, что выглядит как манекен… Он тоже в незапамятные времена работал в «Макдоналдсе», знает, что это такое.
        - А хозяева не будут против, что мы так поздно? - апатично поинтересовалась Иви.
        - Нет, не беспокойся, я обо всем договорился. И вообще, это в их же интересах…
        - Да. Видимо, тебе очень хотелось сестренку, - задумчиво пробормотала Иви и откинулась на сиденье, вероятно намереваясь подремать.
        Алан выключил вполголоса бормочущий приемник и смирился с тем, что интересных разговоров на этот раз не получится.
        В первой квартире, в Чайнатауне, их встретила солидного возраста и габаритов дама, очень любезная. Китайцев у нее в роду явно не было, но в наши дни кто только не селится в Чайнатауне… Пахло печеньем с корицей, и Алан, который как-то забыл пообедать, испытал приступ физической тоски по горячей домашней пище. Иви не дала ему погибнуть в муках - она рассыпалась в извинениях и с неожиданной прытью выскользнула в коридор.
        - Что такое? - Алан перехватил ее у самой лестницы. Может, все-таки какая-нибудь форма паранойи?
        - Ты видел, сколько их? - исполненным благоговения шепотом спросила Иви, чем подтвердила его внезапную догадку.
        - Кого? - осторожно уточнил Алан и успокаивающе придержал ее за руку.
        - Кошек! Я насчитала четырех…
        Алан нахмурился, пытаясь припомнить. Ну да, кажется, что-то небольшое, серенькое в полоску лежало на желтом диване. А, и под ногами у хозяйки прошмыгнул здоровущий белый кот!
        - Ты боишься кошек? - Он улыбнулся.
        - Я боюсь кошачьей шерсти, у меня страшная аллергия. Черт, уже в носу чешется…
        В том, что Иви сказала чистую правду, Алан убедился очень скоро - всего через пять минут она разговаривала с ним голосом человека, у которого вторую неделю не проходит жестокий насморк.
        Пришлось заехать в аптеку и купить антигистаминное средство.
        Другая квартира принадлежала молодой парочке. Парень и девушка откровенно маргинального вида - у Алана зарябило в глазах от пирсинга, считать колечки и гвоздики он не решился - оживленно болтали, перебивая друг дружку, и честно предупредили, что ищут соседей-меломанов, потому что слушать музыку любят почти так же сильно, как шумно заниматься сексом. Алан и Иви переглянулись - и пожелали им успехов в поиске партнеров… по прослушиванию музыки.
        Алан взял на заметку, что нужно обязательно посмотреть все квартиры из базы данных, чтобы как-нибудь не попасть впросак. С другим клиентом, который менее терпим.
        Как ни парадоксально, после этого эпизода Иви приободрилась и выглядела теперь гораздо более живой и вменяемой, чем сорок минут назад, когда села в машину Алана.
        - А эти ребята тебя расшевелили, - усмехнулся Алан, когда они подъезжали к следующему дому из списка.
        Иви уже была в состоянии разговаривать без запинок и поведала ему занимательную историю о том, как подшутила над Льюисом, который в общем-то отличный парень.
        - Да уж, у них просто дар заражать любовью к жизни, - усмехнулась Иви. - Хорошо, что я не осталась, а то и мое пуританское воспитание меня бы не спасло…
        - Да, слушала бы гранж как миленькая!
        Иви хихикнула, но от дальнейших комментариев воздержалась. Наверное, «пуританское воспитание» дало о себе знать.
        А эта квартирка оказалась очень мила. «Вторичная аренда», - прочитал Алан пометку в блокноте. Она помещалась на втором - и последнем - этаже довольно опрятного домика в рабочем квартале Блумсберри.
        Им открыл богемного вида мужчина, не молодой и не старый. Его звали Джеймс Уэст, он говорил на идеальном британском английском, достойным диктора Би-би-си, и в его распоряжении находилась квартира с двумя спальнями.
        - Слишком много места для одинокого художника, - вздохнул он. - И не говорите мне, что художникам пристало иметь огромные студии. Я не хочу пространства, я хочу уюта. И приятная компания, - он улыбнулся Иви, - как нельзя лучше скрасит мою жизнь. Я не назойлив, не беспокойтесь…
        По тому, как порозовевшая от удовольствия Иви осматривала действительно уютную гостиную, Алан понял, что она, наверное, останется здесь.
        Джеймс показал им милую спальню, совсем небольшую, отделанную в бело-голубых тонах.
        - Для жаркого лета - то, что надо! - сказала Иви и вопросительно посмотрела на Алана.
        - Ну решать тебе…
        - Сколько она стоит?
        - Семьсот пятьдесят, и счетчики пополам, - подал голос Джеймс, который стоял за их спинами в дверном проеме.
        - А почему так дешево? - изумилась Иви, потом смутилась и прикусила язычок.
        - Я считаю, что взять больше было бы непорядочно. Мне самому эта квартира обходится относительно недорого.
        - Ну… тогда отлично! Я согласна! - Иви послала ему благодарную улыбку, как будто он сделал скидку специально для нее.
        Наверное, если бы она была пободрее, то хлопала бы в ладоши.
        - Что сначала - подпишем договор о субаренде или принести твою сумку из машины? - улыбнулся Алан.
        - Договор. Мы же серьезные люди! - Иви подмигнула ему.
        Итак, вопрос с жильем для Иви был решен. Алан ощутил совершенно неуместную досаду. Что же не так? Не ревновать же ее к этому Джеймсу, он вовсе не похож на ловеласа, может, и вообще гей, в богемной среде это обычное дело…
        Иви, кажется, тоже испытала неловкость, прощаясь с ним. Вышла проводить до машины. Помолчала.
        - Ну… мы же еще увидимся? - неуверенно спросила она.
        - Да, конечно. По крайней мере, раз в месяц я должен удостовериться, что у вас все в порядке, договор соблюдается и все всеми довольны. - Алан хотел пошутить, но, уже произнеся эти слова, понял, что это совсем не похоже на шутку, разве что на очень жестокую.
        Иви приняла сказанное им за чистую монету. Тень набежала на ее лицо, может быть, она не хотела этого показывать, но Алан заметил.
        - Эй, я не всерьез! Обиделась, Иви?
        - С чего бы? - Она улыбнулась, и улыбка на ее лице выглядела, как на резиновой маске. - Я, в конце концов, твоя работа. И плохо гожусь на роль сестрички. Слишком взрослая. - Она подмигнула. - Спасибо тебе за все.
        - Пожалуйста. Рад был помочь. И вообще - знакомству рад.
        - Я тоже.
        - Если что - звони, обязательно звони.
        - Ага, - ответила Иви, и Алан понял, что, скорее всего, не позвонит. - Но ты не волнуйся, все будет хорошо. Теперь у меня есть все, что нужно для жизни. Даже, я бы сказала, для счастливой жизни. Вот только высплюсь…
        - Я в тебя верю. Удачи. - Алан протянул ей руку.
        - И тебе. Большой. Все наладится.
        - Хорошо бы…
        Уезжал он с таким чувством, будто забыл у нее в комнате бумажник с кредитками и правами и знал об этом, но почему-то постеснялся возвращаться.

        Иви вернулась в дом, кивнула Джеймсу, который выходил из кухни, заперлась в комнате и, перед тем как разобрать вещи, постояла у окна, роняя слезы - в ознаменование прощания с мечтой о великолепном Алане Портмане. Из окна была видна тихая улочка, обычная для пригорода, даже немного напоминающая о ее родном городке. Проехали двое мальчишек на велосипедах, девушка, похожая на нескладного, но милого тонконогого жеребенка, куда-то вела ленивого далматинского дога. Славный район… Славный вечер. Хватит неопределенности. Да здравствуют крепкие чувства, прочные связи и надежные стены, оклеенные голубыми обоями.
        Надо позвонить Гаю.
        Иви потянулась к телефону, пока не прошел порыв, и ощутила укол совести - как же давно она не делала ему ничего приятного…

7

        Алан мужественно продержался всю среду.
        Стоически перенес первую половину четверга. Упрямо не желая думать о своих проблемах, он позвонил Генри и выслушал все, что тот имел ему сказать, о своем плачевном душевном состоянии. У Генри были три ипостаси: парень с искусственной улыбкой «все о'кей», приклеенной на лицо будто жидкими гвоздями; парень замкнутый, серьезный и молчаливый, как могильная плита; и парень «душа нараспашку», причем в последней он выступал нечасто, но уж если принимался говорить о несовершенстве мироустройства и своей неприкаянности, то остановить его было невозможно.
        Алан иногда проникался стихийным и безмерным уважением к Айрин, первой девушке Генри, которая у него появилась, когда ему было почти двадцать два. Они встречались целых полгода, и из них - жили вместе два с половиной месяца. Как она это выдержала?
        Хотя, может, когда была Айрин, Генри чувствовал себя счастливым?
        Да. Так и есть. И Алан от восхищения переходил к ярости, потому что это ему, ему, как лучшему другу, пришлось терпеть Генри в последующие полтора года, когда тот стал особенно несчастлив и одинок. А все Айрин…
        Да, нельзя копить в себе обиды на близких друзей. Это ведь нездорово, когда человек жалуется тебе на насморк, а ты клянешь его на чем свет стоит за то, что он слабак и нюня.
        Впрочем, на этот раз Алан не испытывал никакого недовольства по поводу Генри и его проблем, потому что за этим - за его проблемами - к нему, собственно, и обратился. Он раза три созванивался с ним, всерьез раздумывал о том, что делать бедному Генри, который со дня на день останется без работы, дал ему пару дельных советов и лично переделал резюме для размещения на рекрутерском сайте.
        Это помогло ему дожить до конца рабочего дня.
        Потом он понял, что ему просто необходимо позвонить Иви и узнать, как у нее дела.
        Иначе его совесть не даст ему покоя. Девочка ведь еще не освоилась в городе, у нее ничтожно мало знакомых, все ее время заполняет работа, трудная, суетная. А она такая молоденькая, еще не закаленная жизнью. Как же можно ее не поддержать?!
        Алан уже полез за сотовым в карман, но тут ему на рабочий позвонила Диана.
        Она хотела… а черт ее поймет, чего она там хотела! Алан не видел смысла в телефонных переговорах, которые сводятся к выразительным, предельно наполненным эмоциями паузам. Нет, она, конечно, спросила, как у него дела. Наверное, ожидала услышать, как все плохо, как он страдает и раскаивается. Можно сказать, сделала ему большой подарок, пойдя на такую уступку. Он же гордый… Наверное, она пошла на это, чтобы немного облегчить ему задачу по организации примирения. Он ведь по определению должен был мучиться угрызениями совести, одиночеством и желанием вернуть ее! И вот великодушная Диана снизошла до того, чтобы продемонстрировать ему свое неравнодушие, протянула руку помощи, так сказать…
        Но проблема в том, что, не звоня ей, он не шел на принцип. Он просто не хотел ничего выяснять, выслушивать претензий, извиняться, объясняться в любви… Да он и слышать-то ее, признаться, не жаждал. Как будто внутри что-то перегорело. Проводка чувств… Он сообщил, что все в порядке, много работает, и поблагодарил за заботу. Она разозлилась так, будто он сказал что-то дурное про ее любимую бабушку.
        - Ну ты и свинья, Портман! - в сердцах сказала Диана, когда говорить стало уже не о чем и подошла пора прощаться, а попрощаться по-человечески было просто невозможно.
        - Не знал, что ты так считаешь, но спасибо, что сказала. Ценю такую откровенность. Выходит, ты рассматривала нашу связь как извращение со своей стороны?
        Диана повесила трубку. Точнее не повесила, а с размаху бросила на рычаг. Или, может, даже телефон швырнула в стену… Ничего, пусть ее секретарша с этим разбирается.
        Однако Алан решил, что вот сейчас звонить Иви он не станет. Раз уж было дурное предзнаменование…
        А потом на горизонте появился недовольный своим домовладельцем клиент (Саймон подбросил), нарисовались встреча, два смотра, причем один из них - аж в Питни-корт, и в итоге он смог перевести дух только к восьми часам вечера.
        Стоя в непривычно поздней пробке на Двадцать шестой западной улице, Алан достал наконец-то телефон, набрал номер Иви, приготовил бодрое «Привет, ну как, тебе все еще нравится в большом мире?»…
        Аккумулятор сел, как обычно, тогда, когда ему этого делать по всем правилам этики и гуманизма было нельзя.
        - Ах ты черт… - прошипел Алан сквозь зубы.
        Это что, уже не знаки судьбы, а самые настоящие палки в колеса?! Ну уж нет! Так просто он не сдастся. Даже если ему придется поехать к ней, чтобы выяснить, как у нее дела.
        Алан в определенный момент своей жизни понял, что, если хочется что-то сделать, - порой лучше это сделать и не мучиться вопросом о природе желания. Интуиция, надо сказать, редко его подводила. Настолько редко, что он даже подумывал сменить профессию и начать играть на бирже.
        Когда он в конце концов выбрался из пробки, было уже слишком поздно, чтобы ехать к Иви на работу. Не исключено, конечно, что она сегодня работает во вторую смену, до закрытия пиццерии, но все тот же внутренний голос подсказал Алану, что лучше бы поехать в Блумсберри. Даже если она еще не вернулась, можно ее подождать.
        Он ехал и думал о том, куда можно ее отвезти, если она еще не успела поужинать.
        Он добрался довольно быстро - время пробок окончательно прошло. Еще раз похвалил себя за то, как хорошо устроил здесь Иви, потом поразмыслил и отдал должное стечению обстоятельств. Он тут вовсе ни при чем. Это же, в конце-то концов, не его собственная, а просто удачно подвернувшаяся квартира… Симпатичный квартальчик, довольно аккуратный, хотя и совсем не богатый, детишки вон бегают, значит, вполне пригодно для жизни.
        Ему не понадобилось заглядывать в блокнот, чтобы восстановить в памяти адрес, он и так отлично все помнил. Алан остановил машину возле маленького дома. Бросил взгляд на окна квартиры на втором этаже - шторы задернуты. Слишком поздно, чтобы задергивать шторы… Неужели никого нет?
        Он нажал на кнопку верхнего звонка, явственно услышал, как в квартире перекатился мягким колокольчиком звук. Будто странное эхо отразило его - кто-то за его спиной дернул за рычажок велосипедного звонка. А в доме - тихо.
        Алан подождал несколько секунд и позвонил еще раз. Нет ответа. Ну и ничего страшного. Дома все равно делать нечего. Почему бы не провести часть летнего вечера, наблюдая из окна машины за жизнью узкой улочки с двухэтажными домами? Он уже спустился на одну ступеньку, когда тишину дома прорезал звук, до невозможности похожий на визг.
        Всего пара секунд. Снова - тишина. Послышалось? Но там же Иви!
        Почему-то вспомнились ее запястья, тоненькие-тоненькие. Если с ней что-то случится…
        Дальше Алан просто перестал что-либо соображать. Мысли исчезли. В нем всколыхнулось нечто дикое, первобытное, яростное, как пожар в сухом лесу. О существовании чего он даже не подозревал. Это после он спрашивал себя: ну как же, как он, добропорядочный гражданин, выпускник Высшей школы бизнеса с коэффициентом интеллекта сто тридцать семь решился на такое?!
        Он судорожно рванул ручку - заперто. Толкнул дверь плечом - тщетно. Глухая боль в мышцах разозлила его еще сильнее. Чуть отстранился, резко ударил ногой… А все считают, что такое только в фильмах про копов показывают. Зря. Дверь поддалась со второго удара.
        Алан взлетел по лестнице на второй этаж. Как глупо - такие тонкие стены, и двери почти картонные… Впрочем, эта была не заперта.
        Первое, что Алан увидел в гостиной, - Джеймс. На диване. Обернувшись к двери. В его глазах в этот момент не было страха, одно лишь безмерное удивление. А напрасно. Под ним беспомощно, как маленький зверек, барахталась Иви. Одной рукой Джеймс зажимал ей рот.
        Алан в два скачка преодолел расстояние, отделявшее его от дивана, обогнув по пути журнальный стеклянный столик, и легко, чувствуя не тяжесть, а только общее напряжение мышц, сгреб Джеймса в охапку и стащил с Иви, прежде чем тот успел опомниться.
        - Боже!.. Алан!..
        Алану в отличие от Иви говорить не хотелось. Это в постановочных фильмах положительный герой избивает подлеца, приговаривая, что делает сейчас и что планирует делать дальше. Алану же хотелось только убить Джеймса, быстро, больно, здесь же. Ярость будто запечатала горло. Он держал его одной рукой, а другой наносил удары по лицу. Джеймс что-то кричал и пытался вывернуться, но у Алана будто заложило уши, он ничего не слышал, и, кроме того, ему казалось, что противник в его руках - жалок и медлителен и успевает сделать только одно движение там, где Алану удаются два. Он не промахивался.
        - Алан, хватит! - Этот крик, тонкий, на грани визга, прорезался сквозь пелену ярости, лишившую его слуха. - Ты же его убьешь!
        Алан, не выпуская добычи из руки, обернулся к Иви. Наверное, вид у него был тот еще, потому что Иви инстинктивно отшатнулась.
        - Тебе? Его? Жалко? - не своим, жестким, как наждачная бумага, голосом спросил Алан.
        Иви стояла перед ним с огромными от ужаса глазами, в какой-то странной, будто с чужого плеча, белой сорочке. Ее трясло крупной дрожью.
        - Я б-боюсь, что… т-тебя посадят… - с трудом выговорила она.
        - Он тебя…
        Иви не дождалась продолжения вопроса, покачала головой.
        - Нет. Нет.
        - Отпустите! Что вы себе позволяете?! - подал голос «виновник торжества». - Вы ничего не…
        Алан перевел на него мутный взгляд. Уэст заткнулся. Алан отпихнул его от себя. Он не знал, что в нем столько силы. Уэст отлетел метра на два. Пострадал абажур.
        - Дернешься - убью, - серьезно пообещал Алан.
        Похоже, у Уэста не было оснований сомневаться. Глаз его уже почти заплыл, из разбитого, распухшего носа текла кровь и капала с подбородка на недавно чистую белую футболку. Он часто дышал.
        - Иви.
        Он посмотрел на нее. Она машинально куталась в какую-то драпировку.
        Голова наливалась тяжелой болью. Адреналиновый выплеск такой силы даром не проходит.
        - Иви. Уходим?
        - Да.
        - Собирайся.
        Она метнулась в свою комнату, а Алан подошел к Уэсту и опустился рядом с ним на корточки.
        - Договор и деньги.
        - Что? - Уэст скривился.
        - Твой договор и ее деньги. Помочь поискать? - участливо предложил Алан.
        - Эта… - Он, судя по выражению лица, едва успел удержать слово «дрянь» на кончике языка. Получить добавку по разбитой физиономии ему, вероятно, не хотелось. - Она сама меня спровоцировала! А ты псих, я тебя за решетку упрячу!
        - Яйца тебе, что ли, оторвать, чтоб не обидно было?
        Вполголоса сыпля проклятиями, Уэст встал, вытащил из комода скрепленные листы договора, бросил Алану. Достал бумажник, отсчитал восемь сотен, бросил на диван. Ушел в спальню.
        Алан аккуратно все собрал.
        Иви появилась на пороге гостиной - растрепанные волосы, осунувшееся лицо. Джинсы, майка, кофточка на пуговицах. Зачем? Сейчас ведь жарко…
        - Готова? - ласково, как мог, спросил Алан.
        - Да.
        - Ну пошли. Давай сумку. Привет, сумка, рад снова держать тебя за ручку…
        Иви никак не отреагировала.
        Вести машину было тяжело: руки дрожали. Наваливалась слабость. Алан не сразу заметил, что на костяшках запеклась кровь. Его ли?
        - Алан…
        - Да, Иви?
        - Если бы не ты… я не знаю, что бы со мной было. - Она расплакалась. Видимо, первое потрясение прошло, и пережитый страх нашел в слезах выход.
        - Тише, тише. - Он осторожно погладил ее по плечу.
        - Но… Алан… Я с-сама… виноват-та! - Всхлипы перешли в рыдания.
        - Иви, ну что же ты?.. - Алан понял, что не может одновременно следить за движением и утешать ее. Припарковался у обочины, обернулся к ней, обнял одной рукой, другой осторожно стер слезы с теплых щек. - Не говори так, ладно?
        - Алан, ты же не знаешь…
        - Чего именно я не знаю? - ласково спросил он.
        Иви, судорожно всхлипывая, рассказала ему, что в этот день пришла с работы, как обычно, измотанная до крайности. Приняла душ, немного расслабилась. Есть не хотелось, но хотелось какао - его в пиццерии не было, и запах не успел набить оскомину. Она вышла на кухню и там столкнулась с Джеймсом. Он пожаловался ей на отсутствие вдохновения и спросил, не хочет ли она позировать ему.
        - Ты знаешь, а я давно мечтала, чтобы меня рисовали. Мне кажется, это… что-то особенное. К тому же Джеймс показывал мне свои работы, они правда удивительные. И женщины на портретах сказочно красивы. Я спросила, сможет ли он нарисовать меня так же хорошо… И он ответил, что очень постарается. В общем, я согласилась. Идиотка…
        - Ч-ш-ш… Ну не надо.
        - Я хотела как-нибудь в другой день, но Он очень попросил сегодня. А когда я сказала, что устала, он сказал, что я могу просто лежать. И… я надела ту рубашку, которую он мне дал. И легла. Он сидел у окна и рисовал карандашом. А меня разморило… И я отключилась. А проснулась оттого, что…
        - Все, все, дальше можешь не рассказывать.
        Следующим вопросом она потрясла его, как потрясла бы крученым ударом в челюсть:
        - Алан, ты теперь меня презираешь?
        Голубые глаза, полные слез, из-за темных ресниц и бровей кажутся еще светлее, почти прозрачными. Губы дрожат. Моргает часто-часто. Нет, не шутит…
        - Да ты что, с ума сошла?! - Он порывисто прижал ее к себе и погладил по голове. - Придумаешь тоже…
        - Но я же сама…
        - Милая, никто не заставлял его лезть на тебя спящую! Извини, секс от насилия можно отличить! Разве ты его хотела? - Алан понял, что вопрос груб, только когда уже задал его.
        - Нет!
        - Ну вот. Успокойся, прошу тебя.
        - Не могу… - Иви снова всхлипнула. - А куда мы едем?
        - Ко мне. Ты против? Если против, я могу отвезти тебя в гостиницу или к какой-нибудь знакомой девчонке с работы. Как тебе будет комфортнее?
        - К тебе…
        - Хорошо.
        Холостяцкая квартира - а за несколько дней отсутствия Дианы квартира Алана приобрела именно такой вид - это не то, чем Алану хотелось бы похвастаться перед Иви, но ему чертовски не хотелось оставлять ее сегодня одну, поэтому вариант с гостиницей он предложил только для очистки совести.
        - Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома! - сказал он и порадовался, что сегодня перед уходом на работу поместил грязное белье в стиральную машину. Вот Иви обрадовалась бы, встретив в гостиной его носки…
        - Спасибо.
        - Ты есть хочешь?
        - Нет.
        - А ванну? Приготовить тебе теплую ванну? - Алан не знал, чем принято восстанавливать душевное равновесие девушек, едва не ставших жертвами сексуального насилия.
        - Слушай, а давай лучше выпьем чего-нибудь покрепче? - робко предложила Иви. - А то у меня до сих пор сердце колотится.
        У Алана был только виски, коньяк и красное вино. Иви попросила коньяка. Сам он пил
«Джек Дэниелз».
        Действительно, помогло. Судорожно сведенные мышцы рук и плеч расслабились; онемевшее, будто замерзшее, лицо снова обрело способность естественно улыбаться.
        Запоздало стукнула в виски мысль: а если бы не успел?
        Колыхнулся в душе мерзкий ледяной ужас, настолько сильный, что Алан предпочел сделать вид, что никакой такой мысли не было.
        - Здорово! Я уже чувствую себя почти живой. - Глаза Иви и правда повеселели.
        - Вот и славно. Я, кажется, тоже.
        - Можно тебя попросить кое о чем?
        - Конечно. И я очень постараюсь выполнить твою просьбу.
        Иви прикрыла веки. При таком освещении тень от ее ресниц ложилась на щеку. У Алана будто бы фотоаппарат срабатывал в мозгу. Реальность рассыпалась на тысячи кусочков, кусочки перемешивались, сменяли друг друга, и кое-какие он даже успевал замечать. Вот этот, например.
        - Давай забудем о том, что сегодня произошло, точнее не произошло, и никогда-никогда не будем об этом разговаривать.
        - Тебе так будет проще?
        - Да. Мне стыдно и… противно. Я хочу лечь, уснуть и проснуться с чувством того, что все это было давно и неправда. Привиделось в кошмаре.
        - Хорошо. Думаю, я справлюсь. - Алан улыбнулся.
        Иви вернула ему улыбку.
        - Я постелю тебе в спальне, а сам посплю на этом диване, ты согласна?
        - Мне не хочется причинять тебе неудобства. - Вздох. - Алан, ты столько уже для меня сделал…
        - Знаешь, есть вещи, которые по сути-то иначе как мелочами не назовешь. Большая часть того, о чем ты говоришь, - мелочи.
        - Я так не считаю.
        - Ну… скажем так: мне не трудно и приятно делать то, что я для тебя делаю. А если вдруг по каким-то причинам ситуация изменится, я тебе скажу, идет?
        - Да. Ты очень правильно говоришь… - Ее взгляд стал внимательным и задумчивым.
        - А я рад, что ты меня понимаешь. Кстати, я еще не ужинал и чертовски голоден.
        - Ну что ж… Тогда, пожалуй, мне приятно будет приготовить для тебя ужин! - Иви решительно встала.
        - Ты уверена? - Алан недоверчиво на нее посмотрел. - У тебя был тяжелый рабочий день, и…
        - Послушай, это моя гендерная роль, дай мне ее исполнить!
        Алан знал, что «гендерный» значит «соответствующий полу». И откуда только берутся такие образованные официантки?!
        Кстати, готовила Иви великолепно. За каких-то полчаса были готовы и красиво сервированы овощной салат с особенным пикантным ароматом - Иви состряпала соус из уксуса, пряностей и оливкового масла - и нежнейшее поджаренное мясо. На вопрос, как ей удалось добиться такого яркого вкуса, она ответила, что просто не любит долго готовить и держит мясо на сковородке всего несколько минут, чтобы оно, как Иви выразилась, «перестало быть сырым».
        В кухне царил мягкий, теплый полумрак: в третий раз за две недели перегорела лампочка в бумажном светильнике, и Иви предложила не мучиться и заменить верхний свет нижним. Алан принес из спальни ночник, они поставили его на пол в углу - получилось необычайно уютно. На Алана внезапно нахлынуло ощущение покоя и тепла. Будто бы и действительно ничего плохого не было, а если и было - то уже закончилось, перестало существовать, перестало что-то значить… Может быть, Иви наделена сверхъестественной способностью изменять реальность словом?
        - Послушай, а о каких еще твоих талантах я не знаю? - усмехнулся Алан.
        - Ну… я неплохо пою, у меня хорошо развито пространственное мышление, и еще я играю в покер.
        - Ого!
        - Потрясла? - улыбнулась Иви.
        Она сидела сбоку от него, и Алану нравилось смотреть на нее с этого ракурса и при этом освещении.
        - Да. Я сражен, - серьезно ответил он.
        - Ну а сам-то ты чем занимаешься помимо работы? Я тут подумала, что очень мало знаю о тебе.
        - Я… помимо работы я работаю сверхурочно. - Алан невесело улыбнулся. - Слишком это большая часть моей жизни.
        - А хобби у тебя есть?
        - Нет.
        - А что ты делаешь по выходным?
        - Сплю. Ем. Встречаюсь с друзьями.
        - М-да… Мне не по себе от твоих слов.
        - Та самая большая часть моей жизни забирает у меня слишком много сил, мыслей, эмоций. Вполне логично, что меня не хватает ни на что другое.
        - А откуда ты берешь силы, чтобы вкладывать их в работу? Так ведь недолго и сгореть…
        - Парадоксально, но мне их дает работа. Мне нравится чувствовать, что я занят, нравится, когда заключаются удачные сделки, нравится чувствовать себя профи в своем деле. И получать деньги в награду за приложенные усилия тоже нравится.
        - Ты трудоголик.
        - Да. Тщеславный трудоголик. И это ничего, что у меня черная полоса в жизни. К тому же - не такая она и черная. Я ведь встретил тебя…
        - Да уж, большое сокровище! - Иви улыбнулась, и Алану почудился оттенок смущения в этой улыбке. - Настоящий кладезь проблем. Зато со мной не соскучишься! Вот, дошли до того, что ты привез меня к себе домой, и, между прочим, со всеми вещами! Любопытно, а если Льюису что-то не понравится в том, как я принимаю заказы, и он меня выставит на улицу, ты приведешь меня к себе на работу? Из меня вышел бы отличный помощник риелтора!
        - Иви, ну что ты паясничаешь?
        - А меня забавляет эта ситуация. Похоже на сюжет для какой-нибудь комедии. Или триллера. Будь осторожен, а то вдруг я у меня проявится какая-нибудь редкая мания и я начну тебя преследовать!
        - Признаться, такая мысль уже приходила мне в голову… - задумчиво проговорил Алан и насладился произведенным эффектом - глаза Иви сделались просто огромными. - Но тогда вышло бы, что мировидение, навязываемое Голливудом, побороло мой здравый смысл и интуицию, а мне этого очень не хочется. Так что с мыслью этой я распрощался.
        - Мне повезло. Могу и дальше плести вокруг тебя свои сети.
        - Какие сети? Интриг или любовные? - поинтересовался Алан.
        К его удивлению, Иви покраснела.
        - Интриг, разумеется, - пробормотала она. - Я помою посуду. У тебя есть резиновые перчатки?
        - Никогда не задавался этим вопросом.
        - Извини…
        - Ты чего извиняешься?
        - Я, наверное, зря напомнила…
        - Я похож на человека, который страшно страдает в разлуке с женщиной?
        - Не очень.
        - Ну так вот, не бери в голову. Перчатки посмотри вон в том ящике, может, найдутся какие-нибудь.
        Алан попытался вспомнить, мыла ли Диана посуду в перчатках - и не смог. Он не обращал внимания на такие мелочи.
        Стеклянные часы со стрелками-молниями показывали без десяти двенадцать. Поздно уже. Такой долгий день… Такой славный вечер. Правда. Иви - удивительное создание. Сколько же в ней тепла, если она может его вот так щедро раздаривать?
        - Пойду постелю тебе постель, ладно?
        - Да я и сама могу…
        - Нет, не можешь, ты не знаешь, где лежит белье.
        Он вышел из кухни. Хорошо, что хоть про белье ему все известно… Он усмехнулся. Хозяин дома, ничего не скажешь.
        Спальня в ярком электрическом свете - ночник Алан унес на кухню - выглядела неестественно, будто раздетой. Он с удовольствием, в котором не стеснялся себе признаться, снял любимые Дианины простыни и постелил простые, из тонкого льна. Он любил прикосновение чуть жесткого полотна и запах свежести чистого белья. Пусть Иви будет хорошо. Ей нужен отдых. Она заслужила. Добрая, милая, совсем юная… Нет, что это за мысли? Да, пускай она только-только окончила колледж, но ведь и ему еще двадцать девять. Нашел большую разницу в возрасте…
        - Как у тебя хорошо получается! - шутливо восхитилась Иви за его спиной.
        Он обернулся. Она стояла в дверном проеме и улыбалась ему. Как непривычно видеть ее в своей спальне. Как непривычно… и как сладко! Черт, что же это такое? Хмель ударил в голову?
        - Да, я очень старался. - Алан спрятал внезапно возникшее чувство неловкости за широкой улыбкой. - И вообще… горошину нужно было хорошенько спрятать.
        Иви рассмеялась. Алан никогда прежде не слышал у нее этого смеха - легкого, тихого, глубокого. В нем было что-то от мурлыканья кошки. Звонкий, вибрирующий звук… и этот звук дрожью отозвался в его теле. Алан потрясенно смотрел на нее. И как же он раньше не видел, насколько гладкая кожа у нее на щеках, как ярки губы, даже не тронутые помадой, как высока шея, как восхитительно очерчена грудь под тонкой маечкой. Нет, наверное, видел, но запрещал себе замечать…
        - Что-то не так? - тихо спросила Иви.
        - Нет… так.
        Он неотрывно смотрел на жилку на ее шее. Она вздрагивала все чаще. Наверное, кровь по их венам течет с одинаково безумной скоростью. Еще не зная зачем и страшась задать себе хоть один вопрос, Алан коснулся ее запястья. Сомкнул пальцы вокруг него.
        Иви напряглась, как натянутая тетива.
        - Я… проверить, - хрипло сказал он и нашел ее губы.

8

        Алан проснулся очень рано, проснулся сам, чего с ним не бывало в будни уже очень давно, да еще и с ощущением абсолютного и примитивного счастья - примитивного потому, что природа его была исключительно в приятном физическом ощущении. Тепло, мягкое тепло… справа.
        Боже. Иви.
        Запах ванили и корицы, который так сладко щекочет ноздри и напоминает о праздниках, какие бывают только в детстве, - это запах ее волос и кожи.
        Боже.
        Желание сладко потянуться, перевернуться на другой бок и вновь нырнуть в ласковые волны сна испарилось без следа.
        Алан начал осторожно выбираться из-под одеяла. Нужно много кофе. Нужно подумать…
        Иви пробормотала что-то неразборчивое, но очень нежное, и у Алана защемило сердце.
        Он был умен, обаятелен, хорош собой. Женщины охотно ложились с ним в постель. Он многих делал своими - на день, на неделю, на месяц. Потом этот калейдоскоп платьев и причесок ему надоел. Появилась Диана. Они долго встречались, долго жили вместе. Теперь Диана ушла - не просто забрала свою зубную щетку из ванной и кремы с ночного столика. Она стала бесконечно далекой и совершенно чужой женщиной. И что же дальше? Снова карусель?
        Нет же! Ведь это не какая-то случайная женщина спит на его подушке…
        Нет, это никак не может быть приключением «без последствий», это что-то большее. Иви, это нежное и чистое существо, уже заняла определенное место в его жизни, но что это за место? Подруги? Ха! Минувшая ночь все поставила на свои места. Или, наоборот, смешала карты, смела с доски шахматные фигуры, положила начало хаосу?
        События прошедшей ночи медленно, шаг за шагом, прикосновение за прикосновением, поцелуй за поцелуем выкристаллизовывались в его сознании.
        Что толку теперь сожалеть о сделанном? Тем более что сожалеть о том, что было так прекрасно, - кощунство. До сих пор Алан жил с уверенностью, что хороший секс - это техничный секс, но они представить себе не мог… То, что случилось с ним этой ночью, можно отнести, ни много ни мало, к разряду откровений. Это было… по-настоящему. Он познал физическую любовь, что бывает между мужчиной и женщиной, когда эмоции текут как расплавленное золото, когда каждое прикосновение дарит блаженство, сравнимое с тем, что испытывает истомившийся в пустыне путник, припадая к холодному роднику, когда невозможно понять, где граница между ее телом и твоим… Они не разговаривали. Алан не предполагал, что желания и чувства другого человека можно настолько ясно понять без слов и столь же ясно выразить ему свои… Ей. Иви. Может быть, это необыкновенное свойство, которое присуще только Иви? Может, он оказался в постели с нимфой, мифическим существом, для которого любовь - это магия?
        Нимфы способны исцелить своей любовью любые недуги, любые раны сердца. Или убить. Мысль о том, что ему, возможно, сильно повезло, вызвала у Алана улыбку. Да, с таким воображением ему впору писать сказки.
        И только один вопрос по-настоящему важен: а что дальше?
        В душе шевельнулось отчетливое желание: только бы снова! Мысли о том, что ему, вероятно, никогда больше не пережить того, что он испытал этой ночью, было достаточно, чтобы сделать дальнейшее продолжение существования бессмысленным. Да и… Если она уйдет… не важно - сегодня, завтра, через неделю, - она все равно унесет с собой огромный кусок его сердца. И если бы речь шла только о мышце…
        Хорошо бы еще знать, что думает обо всем этом она. Алан был уверен, что ей было с ним так же чудесно, как и ему с ней, она отдавалась ему настолько искренне, насколько это возможно. Безумие, чистой воды безумие, недаром эта тема всплывала вчера в разговоре, но, может быть, и здорово, что все сложилось именно так, и это не случайно, и теперь они будут вместе и будут счастливы?..
        Алан, черт подери, возьми себя в руки, ты же не двадцатилетний мальчишка, ты взрослый, разумный человек! Не торопись - спугнешь…
        Ладно, вряд ли ее отпугнет завтрак в постель! Как еще выразить ей свои чувства? Упасть на одно колено и объясниться в любви? Предложить навеки поселиться в его доме? Хватать за руку и тащить к алтарю? Нет, хватание за руку мы уже проходили…
        При воспоминании об этом по телу прошла чувственная дрожь.
        Лишь когда на подносе уже дымился в чашках кофе и более-менее аккуратно лежали на тарелке тосты с маслом, а рядом золотился в вазочке абрикосовый мармелад, Алан задал себе резонный вопрос: а во сколько Иви нужно вставать? Сейчас всего-навсего шесть двадцать, и если ей на работу к восьми, то самое время ее будить, ну а если к двенадцати, или во сколько у них там начинается вторая смена…
        А ты разбуди и спроси, ехидно посоветовал внутренний голос. К тому же вдруг она уже отдохнула…
        Алан много лет уже не ловил себя на том, что краснеет от собственных мыслей.
        Он тихонько вошел в спальню.
        Какая красивая!
        Она спала на спине, раскинув руки. Он когда-то читал, что так спят счастливые люди. Нежная кожа будто подсвечена изнутри, губы разомкнуты, вздрагивают ресницы, пушистые волосы разметались по подушке. Иви пошевелилась, будто почувствовав его присутствие. Алан подошел к кровати и поставил поднос с завтраком на стол.
        - Эй… привет, - прошептал он. - Иви, просыпайся!
        Спящих красавиц принято будить поцелуями. И он был бы счастлив это сделать, но…
        - Ой… - Она открыла глаза и улыбнулась.
        - Доброе утро. - Алан позволил себе поцеловать ее ладонь.
        - Д-доброе…
        Иви была похожа на человека, которого разбудили в четыре утра и потребовали под страхом смертной казни доказать теорему Ферма.
        - Я… - Она беспомощно огляделась. - Ой. Спасибо. - Она заметила поднос.
        - Спасибо тебе. Мне очень понравилось.
        Идиот, что ты… Но что еще ей сказать?!
        Иви густо залилась краской.
        - Да, мне тоже, - с трудом выговорила она.
        - Когда тебе нужно на работу?
        Тоже мне придумал важный вопрос!
        - Без четверти восемь…
        - Отлично. Тогда у тебя есть время выпить кофе, принять душ… Что-то не так?
        Она энергично - насколько могла - замотала головой.
        - Что ты, все в порядке. Я… просто немного не в себе. Пройдет.
        - Извини, столика у меня тоже нет, придется так, не очень удобно, конечно, но…
        - Ничего, я не привередливая. Все чудесно. Ты очень заботливый.
        Завтрак прошел в молчании.
        Реальность обрушилась на Иви потоком ярчайших красок, ощущений и обрывками мыслей. Как же так получилось?! Стоп, что за глупый, детский вопрос! Разве не мечтала она проснуться в постели Алана Портмана? Мечтала, конечно, и не зря: он подарил ей такой головокружительный, захватывающе прекрасный секс, какого она в жизни, наверное, не узнала бы, если бы не он.
        Подумать только, а ведь за Гаем закрепилась репутация хорошего любовника! Дурочки они…
        Она подумала о том, что до вчерашнего дня называла сексом, и ей захотелось смеяться и плакать одновременно.
        Спасибо, Алан.
        Главное сейчас - не быть наивной. Он заботлив, добр, он обаятелен и неглуп, силен и яростен, он, конечно, самый лучший в мире, но для всяких отношений существует предел. Какие-то могут перерасти в крепкую дружбу на долгие годы, какие-то - в счастливый брак, а какие-то по определению не могут продвинуться дальше курортного романа. Важно суметь отличить… В чужом городе ей встретился хороший человек, помог ей, выручил из беды. Она оказалась в его постели, ну так это вполне естественно, им обоим нужно было сбросить напряжение. И все! Дальше она пойдет своей дорогой, он - своей. Не навязываться же ему… Можно, конечно, наняться в домработницы, но вряд ли ему сейчас, при его затруднительном положении, нужна домработница. К тому же есть Диана. Кто знает, насколько серьезна их ссора? Вряд ли она откажется от самого-лучшего-в-мире-парня Алана из-за дурацкого опоздания на дурацкий ужин.
        Иви бы не отказалась.
        Черт, какая безысходность.
        И что, это гостеприимство заставило его принести тебе завтрак в постель? - тоненько пискнула надежда. Он хотел сделать тебе приятное!
        У него получилось, конечно. Но ведь и она этой ночью доставила ему удовольствие, она была уверена. О таких вещах иногда даже не нужно спрашивать, чтобы знать наверняка. А он сам сказал, что ему понравилось. К тому же… Ну он же идеальный парень, а идеальный парень именно так и должен вести себя: деликатно, внимательно, когда нужно - жестко. Как в романах.
        - Алан…
        - Мм?
        В его глазах стояло напряжение, как будто он ждал ответа на какой-то вопрос, а вот на какой - Иви не могла понять.
        - Я знаю, что могу быть с тобой откровенна…
        Он кивнул.
        - Так вот… То, что между нами было… ну в общем, я считаю, что это естественно, вчера мы оба пережили серьезный стресс, и адреналин… Ох, что это я? Да. В общем, то, что нас друг к другу потянуло, - объяснимо и понятно. Но я хотела бы, чтобы ты знал, что я ни на что не претендую.
        - Не претендуешь - это как?
        - Не претендую на продолжение отношений.
        Алан окаменел. Иви накрыло осознанием, что она, возможно, сказала самую большую глупость в своей жизни.
        - Да, разумеется. Это был просто необходимый нам вид отдыха, - проговорил он, и ей почудилась в его голосе насмешка, горькая как хинин.
        - Д-да… Алан? - Она заметила, как сильно дрожит чашка в его руке.
        - Что? - выдохнул он.
        - Я… сказала что-то не то?
        - Ты освободила меня от обязательств? - жестко спросил он.
        Его прищур ее пугал. Похоже, он разозлился не на шутку, а в том, что Алан злиться умеет, у нее после вчерашнего не оставалось сомнений.
        Какая же ты дура, Иви, с тоской подумала она.
        - Да. Знаешь, в моем кругу… в моем прежнем кругу… если люди занимаются сексом - это что-то значит. Значит, что у них есть какие-то отношения. Но я вовсе…
        - А у нас, выходит, и отношений-то никаких нет?
        Сейчас будет взрыв.
        - Есть.
        - И какие же? По-твоему?
        - Мне бы хотелось верить, что мы до сих пор друзья, - выговорила Иви.
        - Ах друзья?! Теперь это так называется? Хорошо же. Мы - друзья. Отлично! Великолепно! Лучше просто не бывает! - Он порывисто поставил полупустую чашку на столик.
        - Алан! Ну что же ты…
        - Что я? Да ничего! Вот, позволяю себе в кои-то веки выражать свои эмоции! Пользуясь тем, что мы друзья! Ведь если ты моя подруга, ты примешь меня со всеми недостатками? Так вот, люблю иногда вспылить!
        - Алан, я не хотела тебя обидеть! Я хотела, чтобы ты не чувствовал неловкости!
        - А я не чувствовал неловкости! Знаешь, у меня нет такого свойства! Может, я наглый тип, бездумное животное, которое просто делает то, что ему хочется, и не мучается неловкостью и угрызениями совести!
        Иви хлопала ресницами, отчаянно пытаясь придумать, что бы такое сказать… Эта вспышка настолько не вязалась у нее с образом всегда уравновешенного, обаятельного Алана, насколько это вообще возможно.
        - Все, я в душ!
        Он вышел так быстро, что Иви ощутила движение воздуха. Ударил по выключателю. Хлопнул дверью ванной. Иви разревелась.
        Дверь ванной снова хлопнула. Иви поставила свою чашку рядом с его и попыталась вытереть предательские слезы краешком простыни, которую натянула на грудь.
        - Знаешь, я вот тут подумал, - Алан в три шага преодолел расстояние от двери до кровати, - раз я такой беспринципный, и мы друзья, и дружеский секс между нами - естественная закономерность, обычное дело, классный способ отдохнуть и отдать дань природе, которая своего требует…
        Он наклонился к ней близко-близко, Иви чувствовала запах, исходивший от его кожи. Запах, смешанный с ее собственным. Ей казалось, что его взгляд ввинчивается в нее, проникает в самые потаенные уголки ее души, видит ее тело изнутри… Значит, он знает теперь, что по животу растекается тепло, что вздрагивает грудь. И опять нет сил сопротивляться.
        - Может, еще разок? Для заряда бодрости на предстоящий долгий день?
        - Прости, я дура, - прошептала Иви.
        Он чуть отстранился. Тень в зрачках.
        - Самая счастливая дура на свете, - закончила она и поцеловала его сама.
        Иви никогда не думала, что опаздывать на работу - это так восхитительно, упоительно, волшебно хорошо.
        Она молча сидела рядом с Аланом в его машине и изо всех сил старалась сдержать глупую улыбку, которая растягивала ее губы.
        Алан гнал машину по улицам уже ожившего города. Благо для настоящих пробок был еще слишком ранний час. Льюис меня убьет, думала Иви. Боже, спасибо тебе за все это, теперь я могу умереть счастливой…
        - Хочешь, я поговорю с твоим шефом?
        - Нет, я хочу, чтобы ты прекратил сердиться на мою глупость, только и всего.
        - Иви, я же говорил, что уже не сержусь. Тебе доказать еще раз?
        - Нет, пожалуйста, пощади! - шутливо простонала Иви.
        - Вот то-то же… Во сколько за тобой заехать?
        - Я заканчиваю в восемь, как и вчера. А тебе не будет сложно?
        - Я справлюсь, - серьезно заверил ее Алан.
        Она впорхнула в двери пиццерии всего-то в восемь пятнадцать. Ее встретил испепеляющий взгляд Льюиса. У Иви мелькнула мысль, что он вообще ненавидит всех и каждого, кто спит хоть на полчаса дольше, чем он.
        - Иви, я что, обязан тут стоять вместо тебя? - прошипел Льюис. Клиентов не было, но он всегда выказывал недовольство в такой манере.
        - Льюис, прости, оштрафуй меня, если хочешь, но я никак не могла добраться сегодня раньше! У меня такое…
        - Какое такое? - саркастически уточнил Льюис.
        - Ужасное.
        - Да что ты говоришь? - Видно было, что Льюис ей не поверил.
        И прекрасное, добавила про себя Иви, но сочла, что они с Льюисом подружились достаточно, чтобы ему можно было пожаловаться на судьбу и те обстоятельства, которые помешали ей вовремя появиться на рабочем месте, но недостаточно, чтобы делиться своим личным счастьем.
        - Быстро переодеваться, а потом - ко мне, с полным отчетом.
        - Да, сэр. - Иви подмигнула ему. - Я как самолет…
        - И в следующий раз скажи тому парню на темно-синем «форде», что ехать можно бы и побыстрее! - Льюис фыркнул и демонстративно углубился в изучение накладной на напитки.
        Иви вспыхнула и умчалась в служебку.
        - Ну и как ты успела за три дня завести роман? - Льюис оказался любителем вопросов в лоб.
        Сегодня утром Иви уже убедилась, что эта тактика - не лучшая, потому что может нанести глубокую душевную рану тому, кто становится объектом откровенности. Впрочем, если посмотреть с другой стороны и судить по результату…
        - Мм… Ну что тебе на это ответить?.. - уклончиво протянула Иви.
        - Я не думал, что ты из этих легкомысленных девиц, которым кажется, что если они нашли с кем лечь в постель, то все уже хорошо и жизнь устроена…
        - Э-э-э… Льюис… - Иви чувствовала, что краснеет, но не от смущения, как это часто происходило с ней в последнее время, а от возмущения. - Тебе не кажется, что…
        - Да, я нагло лезу в твою жизнь, вторгаюсь в святая святых. Да, я бесцеремонный. Можно даже сказать - хам. Но я, если уж совсем честно, волнуюсь за тебя.
        - За мою репутацию, что ли? - усмехнулась Иви. - Так у нас, слава богу, двадцать первый век на дворе, и мы живем не в ортодоксальном мусульманском государстве, а в свободной, демократической стране.
        Льюис поморщился, как от головной боли:
        - Иви, ну что ты кипятишься?
        - А что ты себе позволяешь? Недоволен моим опозданием - вычти из зарплаты или выгони, но зачем же так… грубо и жестко?!
        - Влюбилась? - понимающе кивнул Льюис.
        - Не твое дело, - буркнула Иви.
        - Так ведь и я о том же! Сейчас вот понастроишь себе воздушных замков, а потом? Будешь стоять вот тут, за стойкой, и утирать Слезы салфеткой? Или тебе у входа в метро встретился принц, который через полгода сделает тебе предложение и будет рядом, пока смерть не разлучит вас?
        - Льюис, а почему бы тебе не дать мне возможность просто наслаждаться моим прекрасным настоящим, не заглядывая в будущее, которое либо ужасно - либо вообще не существует? А?
        - Ладно. Умолкаю. Как голос твоего разума. Наслаждайся. Опоздание - пятьдесят баксов из зарплаты за неделю. Вон посетители, иди заказ прими.
        Льюис, похоже, обиделся. Но это было не самое страшное, что он мог сделать, потому что как ни рассердило Иви его вмешательство в ее личные дела, а ему удалось-таки посеять в ее душе зерно сомнения. Эйфория не то чтобы утихла и превратилась в спокойную радость, но… на нежно-розовых очках появились темные пятнышки.

        Даже накопившаяся к вечеру усталость не мешала Иви мечтательно улыбаться в предвкушении того момента, когда приедет Алан. Наконец-то можно будет прижаться к нему, поцеловать… Двенадцать часов - как же это долго! Зато завтра суббота, и Льюис «отстегнул» ей выходной. Они, кстати, помирились, Иви с плохо скрываемой гордостью поведала ему о том, как Алан ее спас, и, кажется, это немного - но именно немного! - повысило его статус в глазах Льюиса.
        - Ну да, я понимаю, он повел себя достойно, как настоящий мужчина, и, признаться, есть что-то очень правильное в том, чтобы мужчина бил обидчика своей женщины, правда, это так… первобытно! Но это же не значит, что нужно терять голову, а, Иви?
        Иви заметила, что он уделяет ей несколько больше внимания, чем остальным девушкам. Всего в штате было шесть официанток, в утренние и вечерние часы они работали по двое, с двенадцати до восьми - вчетвером. Иви немного коробило это мельтешение лиц. Ей нравился Льюис - Льюис был всегда. Она не знала доподлинно, как ему это удается, но бледный цвет его лица настораживал, тем более что на улице стоял жаркий август. Когда Иви намекнула ему на то, что он выглядит не очень здоровым, Льюис взялся шутить на тему того, что все вампиры как вампиры, днем спят в своих роскошных склепах, в холодке и мраке, а ночью гуляют и охотятся, и только он, невезучий, вынужден вставать вместе с солнцем и мчаться на работу.
        - Ты бы подыскал себе местечко в каком-нибудь баре или ночном клубе, - посоветовала Иви. - А то совсем загнешься, с таким-то нарушением режима!
        Льюис поблагодарил ее за заботу и пообещал подумать о своем здоровье. На досуге. Например, в выходные, кстати, когда у него планируется ближайший выходной? В середине следующей недели? Жалко, жалко…
        Но вот вопрос: куда же подевался Алан? Иви, пережившая целый день без него, в последние минуты просто сходила с ума. Девятнадцать тридцать шесть. Девятнадцать сорок две. Сорок восемь. Боже, дай силы! Без одной минуты восемь Иви уже улыбалась и чувствовала себя счастливейшей женщиной на свете. В восемь - уже не верила, что этот миг наступил. В восемь ноль семь она подумала, что эти минуты после двенадцати часов ожидания - прямо-таки большая несправедливость жизни. В четверть девятого она сердилась на Алана. В восемь двадцать девять - снова сходила с ума, теперь - от волнения.
        Женский голос в его сотовом - слава богу, механический - повторял с невиданным упорством: «Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны обслуживания». Где это он в Чикаго нашел недоступную для покрытия сети сотовой связи зону?!
        Льюис косился на нее, но ничего не говорил. Иви боялась, что он сейчас ляпнет какую-нибудь гадость, и она разревется, но Льюис вопреки ожиданию был деликатен.
        - Послушай, Иви… - медленно проговорил он, не отрывая взгляда от какой-то очередной бумажки. Бумажек у него всегда находилась куча, и, когда усталость пересиливала аккуратность, он забывал их где ни попадя. - У меня к тебе деловое предложение. Розе что-то нездоровится, давай отпустим ее домой, а ты поработаешь до двенадцати. Оплата сверхурочных в двойном размере. Ну… и если ты сочтешь, что ехать куда-либо уже поздно, то сможешь переночевать на диванчике в подсобке.
        Никаких «я же говорил», «я так и знал» и «вот куда приводят мечты». Хороший он все-таки парень.
        - Спасибо, Льюис. Ты знаешь, я как раз раздумывала, где бы подзаработать несколько баксов, так что ты очень кстати с этим предложением. - Иви просто приняла правила игры.
        - Вот и отлично.
        - Я пойду переоденусь, а то уже собралась уходить.
        - Давай.
        Она потом подумает о том, что с Аланом могло случиться и почему он не приехал. Потом - или все же сейчас? Может, уже нужно звонить в полицию? Или в больницы?
        Иви мимоходом взглянула на себя в круглое зеркало в подсобном помещении. Белая как мел. А еще Льюиса подкалывала… Если Алан все же объявится, что он скажет, увидев ее в таком виде?!
        - Льюис, тебе не кажется, что стоит позвонить в полицию? - осторожно спросила Иви, когда стрелки часов нехотя показали девять.
        - А что ты хочешь им сказать?
        - Он должен был приехать час назад, - капитулировала Иви. Пусть говорит что хочет, лишь бы помог что-нибудь придумать и ей не нужно было бы больше маяться одной.
        - А вообще он пунктуален?
        - Не знаю, но помню, он говорил, что для большого города пятнадцать минут - это не опоздание.
        - Угу.
        - Льюис, его сотовый отключен…
        - Может быть, он очень занят?
        - Может, но вряд ли.
        - Или стоит в пробке в каком-нибудь тоннеле.
        - Час?
        - М-да… Великовата пробочка. Не сочти за грубость, но насколько хорошо ты его знаешь?
        - Достаточно, чтобы понять, что он не стал бы просто прятаться от меня… даже если бы его девушка вернулась, - обреченно закончила Иви.
        Мысль про Диану почему-то пришла ей в голову только сейчас. Наверное, мозг великодушно оберегал ее сердце от таких потрясений.
        - Так там еще и девушка есть?! Милая Иви…
        - Льюис, есть она или нет, но это человек поселил меня в гостиницу, когда не смог показать мне жилье, он просто так, без повода, приехал узнать, как у меня дела, и отдубасил мерзавца, который пытался меня изнасиловать. Он не стал бы уходить в подполье только потому, что на горизонте вновь объявилась его скандальная девица! В конце концов, все мои вещи остались у него!
        - А ключ от его квартиры у тебя есть?
        - Нет, вот об этом мы как-то не подумали.
        - Так… А особо ценные вещи у тебя были?
        - Льюис!!!
        - Ну не кипятись, я просто прорабатываю все варианты.
        - В следующий раз подумай два раза, прежде чем озвучить такую мысль! Иначе ходить тебе с расцарапанной физиономией.
        - Ой, боюсь, боюсь… Ладно, давай подождем до завтрашнего утра, и, если ничего не прояснится, будем искать твоего блудного Ромео.
        В начале двенадцатого Иви сидела на кухне и кусала ногти. Повара уже ушли, и некому было сказать ей, что дело это бессмысленное и некрасивое. Впрочем, если бы кто-то что-то и сказал, то был бы немедленно и грубо послан ко всем чертям.
        Льюис ушел минут двадцать назад, предупредив ее, чтобы она не делал глупостей, а если уж очень захочется, до невозможности терпеть, то пусть сперва позвонит ему. Иви подумала, что он все-таки очень хороший парень и зря она на него сердилась.
        - Иви! Ты тут надолго? - в дверях появилась Бигги.
        Бигги нравилась ей больше других девчонок в силу своей колоритности: высокая, дородная, с густыми светлыми волосами и угрюмым лицом - настоящий персонаж немецких народных сказок. Неизвестно, что привело ее в Штаты из Германии, где она наверняка смотрелась очень органично, но, похоже, она и здесь чувствовала себя неплохо.
        - Там тебя спрашивают!
        - Кто? - Иви подскочила, как ошпаренный котенок.
        - Какой-то парень…
        - Ой! Иду!
        Глубину ее разочарования может постичь лишь человек, который ожидал получить в подарок на день рождения яхту с белым парусом - а получил макет корабля в стеклянной бутылке. Парень и в самом деле имел место быть, но на Алана он вовсе не походил: очень высокий, с не самой лучшей осанкой и растерянным выражением на простоватом лице. Светлые волосы сильно отдавали рыжиной, и вообще он явно был англичанином. В последнее время Иви испытывала к ним острую неприязнь.
        Но даже если у этого парня и были в предыдущем поколении выходцы с Туманного Альбиона, его выговор заставлял в этом сомневаться. Говорил он как истинный американец.
        - Мисс Хант?
        - Да, это я. - Иви часто моргала.
        - Мое имя Генри Принс, я друг Алана.
        - Что случилось? - едва выговорила Иви. Ей показалось, что земля вот-вот вывернется у нее из-под ног и сделает сальто назад.
        - Ничего серьезного, вы не волнуйтесь, он жив и вообще… в порядке.
        - Тогда почему пришли вы, а не он? Извините за грубость ответа.
        - Мм… Дело в том, что он не смог… По объективным причинам.
        - Каким таким объективным причинам? Диана вернулась и устроила ему выволочку, найдя сумку с моими вещами?
        - Нет, что вы. Он в тюрьме.
        - Что?!
        - Ну вы не переживайте, его выпустят под залог.
        - Почему до сих пор не выпустили?
        - Пятница, вечер… Мы не успели. Все уже разошлись по домам. Освобождение можно будет оформить только в понедельник.
        - В понедельник?! Вы с ума сошли? Два дня в тюрьме?!
        - Ну, я не совсем точно выразился… В камере предварительного заключения в участке.
        - Это из-за меня? - упавшим голосом спросила Иви.
        - Из-за Джеймса Уэста, - дипломатично ответил Генри.
        - Значит, все-таки из-за меня…
        - Мисс Хант, сейчас не время убиваться, тем более что ничего особенно страшного не произошло. Найдем хорошего адвоката, вытащим Эла. Все будет о'кей. Алан попросил меня сообщить вам и отвезти к нему.
        - А почему он не позвонил мне? - запоздало удивилась Иви.
        - У него было право на один звонок, и… как бы вам сказать…
        - И я не тот человек, который мог бы решить его проблемы, - закончила за него Иви.
        - Ну примерно так.
        - Понятно. Спасибо, Генри.
        - Да особенно не за что. Пока. Вы готовы ехать?
        Иви обернулась к Бигги.
        - Давай-давай, поезжай, пока предлагают, - добродушно проворчала та. - Я сама все закрою.
        - Хорошо, Генри, тогда дайте мне пять минут, чтобы переодеться. И еще раз спасибо.
        Она сказала это так искренне, что Генри засмущался.

9

        Алану казалось, что он сходит с ума. Не то чтобы он не мог до конца поверить в то, что с ним происходит - скорее, его беспокоила собственная реакция на это происходящее.
        Неделя, которая, слава богу, подходила к концу, перевернула всю его жизнь.
        Он завалил самую перспективную сделку сезона. Потерял место, за которое отчаянно и долго боролся и которое занимал по праву - по праву сильного, умного и удачливого. Потерял доверие босса. Потерял половину зарабатываемых денег. Потерял любовницу-красавицу, с которой много месяцев делил постель.
        Он избил человека - холодно и одновременно яростно. С удовольствием, потому что за дело.
        Он, как в омут, бросился в отношения с девушкой, о существовании которой еще и не подозревал в прошлое воскресенье. Он испытал желание открыть душу почти незнакомому человеку, стал заботиться об этом человеке, подружился с ним… и разглядел-таки в нем нежную, искреннюю девушку, красивую, как летний день, и чувственную, как самая тщательно скрываемая фантазия.
        Ему открылись такие тайны возможной между людьми близости, которые он почитал атрибутом романтических фильмов и сентиментальных романов.
        Он впервые за очень долгое время почувствовал себя по-настоящему живым.
        И, черт возьми, он ощущал, что все складывается как нельзя лучше и ему повезло, что стерва Фелиция выкинула этот фортель, потому что иначе он, возможно, не получил бы от судьбы второго шанса встретиться с Иви, и всего остального тоже не было бы, а ведь ради этого «остального» он готов был хоть каждый день лицезреть Саймона, включая праздники и выходные.
        Стоит ли роман с девушкой мечты потерянной зарплаты и пары ударов по честолюбию?
        Определенно стоит.
        Здравый смысл - а точнее просто клубок извечных опасений, присущих каждому, кто становился свидетелем чужих ошибок или сам набивал шишки, - буквально бился в истерике, но не мог пробиться через это ощущение удовольствия и искренней, дерзкой радости от произошедших в жизни изменений.
        Подумать только, а ведь еще в понедельник он был убежден, что в его жизни разразилась катастрофа! Никакая это не катастрофа, а если даже и так… стихийное бедствие, оказывается, тоже может быть триумфом естественности.
        Особенно когда жертва получает поделом.
        И даже сейчас удача не оставила его. В качестве сокамерников ему достались не какие-нибудь скотоподобные дегенераты, а вполне безобидные парни: совсем молоденький парнишка-наркоман, который, видимо, пребывал под кайфом, никого не трогал, ничего не говорил, а только сидел в уголке и время от времени загадочно хмыкал; бомж явно интеллигентного происхождения и, как принято сейчас говорить, афроамериканец, которому не пришлось два раза объяснять, что Алан никаких с ним контактов не желает.
        Похоже, он начал входить во вкус…
        Боже, что бы сказали мама, Диана и Бартон, если бы видели его сейчас!
        Алану сделалось смешно, когда он представил себе их лица и восклицания, а потом еще смешнее оттого, что эта дурацкая мысль вообще пришла ему в голову. Как будто это что-то значит… Как будто они имеют право судить его жизнь! Как будто важно хоть что-то кроме того, что он наконец-то наслаждается тем, что живет в этом мире. Жизнь - удивительна. И как ощущение - тоже. И то, что в его постели минувшей ночью спала малознакомая девушка Иви, - прекрасно. И то, что сумка с ее вещами так и осталась стоять в его гостиной, - чудесно. И то, что костяшки пальцев саднят и ноют, - хорошо. И то, что запах нечистого тела и грязной одежды, исходящий от его соседа, раздражает обоняние, - тоже очень неплохо, ведь раз он это чувствует, он жив. А жить - классно!
        Только бы Генри успел перехватить Иви и она бы все поняла! Нет, она поймет, в этом не может быть сомнений. Наволновалась, наверное, за этот вечер, но ничего. Может быть, завтра она приедет вместе с Генри и они увидятся. А если даже нет, то два дня - и он снова сможет ее обнять. И не только…
        От этой мысли Алану захотелось сладко потянуться. Боже милостивый, кажется, он и вправду немного не в себе. Но насколько лучше это «не в себе» привычного состояния серьезности, собранности и напряжения!
        Блаженны безумцы… Почему об этом не написал никто из твоих учеников, Господи? Ведь ты наверняка знал…

        Как Иви ни уговаривала Генри остаться, он не согласился. Впрочем, оно и понятно: ночевать в квартире у друга тет-а-тет с малознакомой… девушкой друга - удовольствие с сомнительным оттенком. Иви не имела к нему никаких претензий, и все-таки ей было бы спокойнее, если бы он уступил ее уговорам. Одиночество в чужой квартире немного пугало ее.
        А Генри при ближайшем рассмотрении оказался очень милым. Хороший, добрый парень. Может быть, не очень сильный духом, но трогательный в своей стеснительности. Будь Иви лет четырнадцать, она бы и мечтать не могла о лучшей паре для себя.
        Здорово, что ей уже не четырнадцать.
        И что она знает Алана.
        Генри оставил ей ключи, вкрутил какую-то «хитрую» лампочку в светильник на кухне и отбыл, пообещав заехать за ней в одиннадцать, чтобы вместе отправиться в участок, где… мм… проводил уик-энд Алан.
        Иви послонялась по квартире, перевернула несколько рамок с фотографиями эффектной блондинки. Да, неслыханная наглость. Но ведь никто не увидит! Иви не чувствовала триумфа, не было на языке вкуса терпко-сладкой победы над другой женщиной, тем более что они и не воевали вовсе. Просто так получилось, что раньше здесь жила Диана - а теперь оказалась Иви. Жизнь, ни больше ни меньше, обычный поворот дел, без драм и тем паче - трагедий.
        И все же, раз уж здесь сегодня ночует она, причем на правах не столько гостьи хозяина дома, сколько его женщины, то она вовсе не обязана любоваться - а не признать ее красоту было бы глупо - на портреты другой.
        Иви приняла теплый душ и поужинала сандвичами. После рабочего дня, проведенного между кухней, стойкой и клиентскими столиками, приятно готовить для человека, который тебе дорог, но вот готовить для себя - непозволительная трата сил, как казалось Иви. Она попробовала посмотреть телевизор - ничего интересного, или, может быть, все передачи кажутся плоскими и пошлыми, а фильмы неправдоподобными по какой-то другой причине…
        Иви ощутила даже не укол - укус совести. Хорошо же она устроилась! Алан сидит в обезьяннике, причем по ее милости, чего уж там, а она - на его диване, щелкает пультом его телевизора.
        Но что она может для него сделать?
        Наверное, это тот самый случай, когда предел возможностей лежит где-то в области молитв и добрых мыслей. Ладно, если ему это придаст сил, Иви готова молиться хоть до рассвета.
        С мыслями об Алане она заснула в той самой постели, в которой прошлой ночью обрела то-то бесконечно драгоценное. И его. И самое себя.

        Иви проснулась оттого, что ей стало зябко, как будто она забыла закрыть на ночь окно, и сбросила одеяло во сне, и теперь ветерок гуляет прямо по коже.
        Одеяло было на месте. Окна она не открывала.
        Но в комнате она была не одна.
        Иви подскочила на постели и порадовалась, что вчера перед сном надела найденную в шкафу футболку Алана. Голый человек беззащитен. А то, что защищаться ей понадобится, Иви без труда поняла по взгляду женщины, стоявшей на пороге спальни. Это ее лицо Иви вчера так не хотела созерцать, что даже позволила себе похозяйничать на чужом столе.
        - Так, - сказала Диана. В том, что это именно Диана, у Иви не осталось сомнений.
        Иви не сочла нужным отвечать. Простое «здравствуйте» здесь было явно неуместно, а
«извините» - недостаточно.
        А вдруг это все-таки сон? - с надеждой подумала Иви. Ее подсознательные страхи вполне могли вылиться в такую форму.
        - Что. Ты. Здесь. Делаешь.
        Вопрос был уместен - и вместе с тем до крайности глуп.
        - Сплю.
        Иви не видела смысла отпираться. Она бы посмеялась над комичностью сцены, если бы сердце не стучало так часто и не шумела в ушах кровь.
        Диана почему-то не ожидала такого очевидного ответа на свой несложный вопрос и задохнулась от возмущения. Видимо, до сих пор считала эту постель своей. Что ж, тогда ее переживания несложно понять.
        - Диана? - из вежливости уточнила Иви. Новоприбывшая явно не собиралась представляться сама, а для поддержания разговора неплохо обращаться к собеседнику по имени.
        - Ах, ты и имя мое знаешь?!
        - А почему это тебя обижает?
        - Да кто ты такая?! Предупреждаю: не держи меня за дуру. Я прекрасно знаю, что никаких сестер у Алана нет, а самая младшая кузина старше его на десять лет. - Диана приблизилась к кровати, скрестив руки на груди.
        - Ну, подобная ложь даже не пришла бы мне в голову, - призналась Иви. - Слушай, а ты не могла бы сесть, а то я неловко себя чувствую. Ну или давай я встану…
        - Вы только посмотрите на эту нахалку! Она неловко себя чувствует в моей постели! Может, мне еще и извиниться за вторжение?
        - О, кстати, как ты вошла?
        - У меня, между прочим, есть ключ от этого дома!
        - А, ну да, это же естественно. - Иви взвесила свои возможности и поняла, что, стоя перед этой леди в платье цвета розового жемчуга в одной футболке, будет чувствовать себя не лучшим образом, и потому решила держать оборону в одеяле. Какая-никакая, а все же броня. - Меня зовут Иви.
        - Какие мы любезные! Иви! Очень приятно, Иви, если тебя не смущает столь откровенная ложь. Где Алан?
        - Его нет, - констатировала Иви.
        Интересно, у кого самообладание иссякнет раньше? Вариантов развития событий, признаться, не так уж много. Либо она продолжит валять дурочку и Диана впадет в истерику, расколотит что-нибудь и умчится, хлопнув дверью, либо Иви сама разревется и эта женщина вышвырнет ее на улицу, как бездомного котенка. А Алана здесь нет, Алан за нее не вступится. Пожалуй, эту битву придется вести самой - и самой либо победить, либо потерпеть поражение.
        Мысль о том, что поражение будет означать не только унижение, но и разлуку с Аланом, придала ей сил - и в то же время натянула нервы, как тугие струны.
        - Ну ты прямо-таки открыла мне глаза. А где же он? - фальшиво мягко уточнила Диана.
        - Где он - сказать не могу, считай, что это большая тайна, но если тебя это интересует, он вернется в понедельник. Передать ему что-нибудь?
        На секунду ей показалось, что Диана сейчас зашипит, как гадюка. Пожалуй, если бы Диана и укусить умела, как эта милая рептилия, корчиться бы Иви в судорогах прямо здесь.
        - Насколько я знаю, у Алана нет секретарши.
        - А насколько я знаю, ты ушла и обещала никогда не возвращаться.
        Господи, откуда у нее столько дерзости?
        - Ты…
        - Я, конечно, могу и ошибаться, но я знаю то, что знает Алан.
        - Ах ты, маленькая шлюха, как ты смеешь лезть в нашу жизнь?!
        - А я никуда не лезу, и я, с позволения сказать, не шлюха, может, у меня с Аланом чисто платонические отношения, а? Ты же не можешь сказать наверняка.
        - Я сейчас полицию вызову! Вон из моего дома!
        - Это дом Алана, он меня сюда позвал, он меня и выдворит. Если захочет. Успокойся.
        - Я звоню девять-один-один, - как заведенная, повторила Диана. - Если ты сейчас же не оденешься и не унесешь отсюда свой зад…
        - Вот это да! Какая высокая культура речи! Я никуда не пойду хотя бы потому, что ты здесь на тех же основаниях, что и я.
        - У меня есть ключ! - в отчаянии выкрикнула Диана.
        - A у меня, думаешь, нет?
        - Значит, это у вас давно, да? И он просто ждал подходящего случая, чтобы избавиться от меня?!
        Вот тут-то Иви стало жалко Диану - ведь ее мир сейчас летит в тартарары. Потом стало жалко Алана: а вдруг он до сих пор дорожит этой женщиной и у него все еще есть шанс с ней помириться? Потом стало жалко себя: что же ей делать, если у них все вернется на круги своя?
        И что будет, если сейчас сказать Диане правду?! Про то, что она знает Алана всего пять дней, что это все почти случайность, странное стечение обстоятельств… Что она здесь, потому что во всем огромном городе Чикаго ей больше некуда идти?
        Неправда, ей есть куда идти. Льюис ведь тоже стал ее другом.
        Если облечь всю их историю в слова, она превратится в фарс. Стоит вынуть из нее эмоции - и она из яркой, живой картины превратится в схематичную газетную карикатуру. Но как рассказать про те чувства, что возникли у Иви к Алану и, хочется надеяться, у него к ней тоже?
        Нельзя говорить, нельзя. Сейчас Иви либо останется честной, либо солжет, но в любом случае пути к отступлению не будет. Непоправимый шаг, необязательно неправильный - но именно непоправимый. Что же делать?
        - Ты не права. Он порядочный человек и никогда не поступил бы так.
        Выбор сделан.
        Лгать, чтобы растоптать соперницу, - низко, с какой стороны ни посмотри.
        Что ж, по крайней мере, мне нечего будет стыдиться, как-то устало подумала Иви.
        - Да что ты говоришь?! А как же он поступил? Приволок в дом тебя… Может, он и вещи мои тебе отдал?
        - Меня никто никуда не приволок, я свободный человек и делаю что хочу. Прекрати истерику. Тебе нужны вещи - забирай. Не нужны - проваливай. Алан будет в понедельник, тогда и поговоришь с ним. Что еще непонятно?
        Иви не знала, откуда у нее взялись силы и спокойствие, то ледяное спокойствие, от которого ее слова наполнялись холодом. На мгновение ей показалось, что Диана сейчас вцепится ей в волосы и навсегда испортит свою репутацию настоящей леди - такая черная, дикая ненависть вспыхнула в ее глазах. Глаза были зеленые. А у змей зеленые глаза? - спросила себя Иви. Ответа на этот вопрос у нее не было.
        Но волна схлынула. Иви нутром, каким-то клубком ниточек-чувств, спрятанным в груди, рядом с сердцем, почувствовала, что Диана отступает.
        Она вышла молча, точнее не вышла, а вылетела порывом ураганного ветра. Хлопнула дверью спальни. Иви слышала еще один хлопок - это входная дверь…
        Она застонала и сползла по подушке вниз, натянула одеяло до самой макушки.
        Так вот, значит, что называют «бороться за любовь»?
        Стоп.
        Любовь?
        Это слово впервые возникло в ее сознании в связи с образом Алана. До этого она считала, что он ей нравится, что она влюблена в него, но любовь - это же намного, намного больше влюбленности. Любовь - это то непрерывное движение тепла, что существует между ней и мамой, отцом, сестрой, даже в каком-то смысле Гаем.
        Гай…
        Мысль о нем отдалась в голове как глухая боль. Он ведь ни в чем не виноват, что же она его… предает?
        Хотя, пожалуй, предательством все это было бы, если бы не то чувство, которое она испытывала к Алану и которому только что дала такое звучное, всеобъемлющее имя.
        - Алан, я… люблю тебя, - прошептала она, будто пробуя эти слова на вкус.
        Произнести их было легко. Взметнулся и тут же опал в душе страх - страх, что все на самом деле не так, что это просто порыв, что ничего у них не выйдет, что он, Алан, ее не любит и все закончится на следующей неделе или, может, через одну.
        Значит, все же любовь. Вот откуда эта твердая убежденность, что он - лучший на всем белом свете, что с его появлением все остальные мужчины вообще исчезли, нет, истончились и стали двумерными, ненастоящими, как рисованные картинки. А страх… кто же не боялся, сталкиваясь с таинственной и почти всемогущей силой, вторгающейся в его жизнь?
        Ха. Всемогущей. Хорошенькое определение. Иви поморщилась. А что она, любовь, в действительности может? Писатели, поэты, драматурги много сотен лет в один голос твердят, что все подвластно ей, что она способна разрушить любую стену, возвести мост через любую пропасть, соединить несоединимое, примирить всех и вся, сделать счастливым кого угодно… Ну или убить. В голову почему-то настойчиво лезли имена Ромео и Джульетты, Офелии, Дездемоны.
        Нет, естественно, до этого не дойдет. Иви усмехнулась. Вот, приехала строить новую жизнь, чтобы найти убийственно прекрасную любовь. Нет, этот сценарий нам совершенно не подходит.
        Дальнейшие размышления на эту, вне всякого сомнения, жизненно важную тему были прерваны звонком в дверь.
        Это не может быть Диана. Не может. Она ушла, а если бы решила вернуться, то не стала бы утруждать себя светскими условностями, убеждала себя Иви, но сердце в груди все равно колотилось в сумасшедшем темпе.
        Увидев на пороге Генри, она испытала ни с чем не сравнимое облегчение. И как она могла забыть: ведь они договаривались на одиннадцать! Генри был пунктуален, как Биг-Бен.
        Он почему-то засмущался, стал торопливо извиняться и без особой уверенности предложил подождать ее внизу, в машине. Иви запоздало поняла, что она, конечно, может чувствовать себя как угодно, но вот ноги ее от этого не теряют своей прелести, а майка Алана ей не настолько велика, чтобы существенно их прикрыть.
        - Ой, извини, Генри, у меня выдалось тяжелое утро. Давай ты перестанешь стесняться, а я приведу себя в порядок и приготовлю завтрак. Или мы опаздываем?
        Может быть, при других обстоятельствах и с другим человеком Иви и сама смутилась бы неофициальности своего внешнего вида и залилась бы краской до самых ушей, но Генри производил впечатление абсолютно безвредного существа, с которым все просто, естественно и совершенно нестрашно показаться нелепой.
        Генри позволил уговорить себя на завтрак и удалился на кухню. Иви скрылась в ванной.

        - Генри, что ты думаешь о Диане? - как можно более невинно поинтересовалась Иви, намазывая для него ломтик пшеничного хлеба арахисовым маслом.
        Она видела, как напряглись его плечи. То ли ничего хорошего он о ней не думает, то ли тема эта для него из разряда запретных - или должна быть таковой для нее.
        - А что?
        - Женское любопытство.
        - Ну… я думаю, что хорошо, что они с Элом разбежались.
        - Она тебе не нравится?
        - Не нравилась. Надеюсь, больше мне не придется с ней сталкиваться. Ты спрашиваешь с какой-то целью?
        Иви неопределенно пожала плечами:
        - Имела честь с ней познакомиться.
        Какими же огромными сделались его глаза!
        - Она приходила сюда?
        - Да. Застала меня в постели. - Из груди Иви вырвалось неуместное, наполовину нервное хихиканье. - Это была бы классическая сцена из анекдотов, если бы еще и Алан лежал рядом.
        - Змея змеей, - выдохнул Генри.
        Эта неприкрытая неприязнь почему-то умилила Иви. Она нашла единомышленника. Можно сказать - родную душу…
        Иви выяснила, что отношения его с Дианой как-то изначально не заладились: она, подобно многим женщинам, считала, что после ее появления в жизни того, кого она выбрала себе в партнеры, не должно оставаться более-менее значимых фигур.
        - Обычное дело, к сожалению, - пожала плечами Иви.
        - Да все я понимаю, и, к счастью, Аланом не так-то просто манипулировать, но все равно же неприятно, когда приходишь в гости к лучшему другу, а на тебя сыплются колкости, как иголки из мешка.
        Иви кивнула.
        - И все же Алана она, по-моему, любила, - простодушно заметил Генри, и Иви ощутила, как почти против ее воли каменеет ее лицо. - Ну так ведь часто бывает: когда мы очень сильно кого-то любим, мы хотим, чтобы он принадлежал нам полностью, без остатка. Да и у Алана это было серьезнее, чем все предыдущие романы. Он до нее ни с кем не жил.
        - Д-да…
        - Ой, я, кажется, что-то не то сказал. Извини. Ну и вообще, это же все уже закончилось.
        Иви неопределенно махнула рукой. Хорошо было бы еще сейчас изобразить улыбочку, но мимические мышцы еще не вполне подчинялись ей.
        Любовь - это идея, абстракция, абстракция - это то, чего не существует. Зато существуют ее конкретные воплощения, формы. Выходит, и роман этой холодной, уверенной женщины и Алана тоже… вариация на тему любви?
        Не хочу в этом разбираться. Не хочу. Пусть они сами решают все свои вопросы, раз заварили эту кашу… Не мое дело. Не мое. Не имею я права в него вмешиваться, твердила себе Иви. Она перехватила обеспокоенный взгляд Генри - и услышала еще висящий в воздухе звон от ожесточенных ударов ложечкой по фарфору. Нечего сказать, размешала сахар! Еще немного - и опрокинула бы чашку.
        - Кхм. Все нормально, Генри, - сказала она и подумала, что понедельник, наверное, в масштабах ее жизни будет поважнее дня Страшного суда.
        - Ну да. - Генри выглядел так, будто его из-за угла окатили холодной водой - растерянным и несчастным. - А расскажи, откуда ты?
        Иви поняла, что сердиться на него долго в принципе невозможно. Так простодушно бьет наотмашь, так трогательно-неумело меняет тему зашедшего не туда разговора… Прелесть, а не парень.
        Наверное, Алан намучился с таким другом…
        В участке было суетно и довольно многолюдно. Иви до этого не приходилось бывать в полиции, поэтому она не ожидала такого наплыва народу. Ничего себе суббота…
        Впрочем, для полицейских это, наверное, нормальная рабочая обстановка. Все в порядке вещей.
        Генри усадил ее на стул - неудобный, видавший виды черно-серый стул - и куда-то ушел. Иви проводила его взглядом. Удивительно, какой уязвимой может выглядеть спина человека. Острые плечи, резкая линия позвоночника. Может, теория Гая не так уж странна и безосновательна? Вернулся Генри довольно скоро.
        - Сейчас придет человек, с которым можно поговорить, - заверил он Иви.
        Когда пришел «человек», Иви поняла, что разговаривать с ним бесполезно. Это был среднего возраста мужчина с пышной щеточкой усов на округлившемся лице. Инспектор Иви не понравился - он выглядел слишком… равнодушным, что ли. Понятно, что работа в полиции делает из людей циников, но все равно неприятно. Иви не любила в людях холода, а в этом человеке льда было с избытком.
        - Ну я даже не знаю, чем вам помочь, - начал инспектор, не здороваясь. - Выпустить мистера Портмана до понедельника мы никак не можем. У меня нет права назначать сумму залога, а у старшего инспектора Хьюза сегодня выходной.
        - Но увидеться-то с ним можно? - Иви порывисто встала.
        - Ну… - Инспектор состроил такую мину, что Иви сразу стало понятно: взяток он не берет принципиально, но любит, чтобы его упрашивали, причем как можно более униженно. От этого он сделался бы ей еще менее симпатичен - если бы это было возможно.
        - Пожалуйста, - веско сказала Иви, как бы давая понять, что повторять просьбу она не будет, но вкладывает в нее всю душу.
        - Мы… сделаем все, что нужно, - встрял Генри.
        Иви стрельнула в него глазами. Не хватало еще, чтобы и его тут же арестовали за попытку подкупа должностного лица.
        Мысль о том, как она тогда будет выкручиваться, почти развеселила Иви, и она с трудом удержала улыбку в уголках губ.
        - Двоих не пущу. Вы ему кто будете? - Инспектор строго воззрился на Генри.
        - Друг детства, - предельно гордо ответствовал Генри.
        - Ага. А вы, мисс? Любовь всей жизни? - Инспектор почему-то усмехнулся, как будто сказал что-то забавное.
        У Иви свело челюсти.
        - Возможно.
        - Ну-ну. Так кто пойдет?
        Генри кивнул ей. Иви с неестественно прямой спиной пошла за безымянным инспектором. Он провел ее через участок, вывел в какой-то длинный коридор, уныло освещенный парой убогих лампочек, - Иви не знала, что в Чикаго могут быть такие декорации, этот город представлялся ей чуть ли не венцом… если не творения, то уж цивилизации - наверняка.
        Ей вспомнились кадры из какого-то фильма, и она подумала, что сейчас вот ее выведут в неприятно просторное помещение, перегороженное стеной из непробиваемого пластика, и она будет смотреть на Алана сквозь этот пластик и прижимать к уху холодную, как в таксофоне, трубку.
        Но это же не тюрьма! - напомнила себе Иви. Просто изолятор…
        И все же есть вещи, к которым нельзя быть готовой. Мужчина твоей мечты за решеткой - это зрелище не для слабонервных.
        - Мистер Портман, - позвал инспектор, и его обращение, как ядом, было пропитано сарказмом. - К вам тут дама.
        Иви старалась не смотреть на… на сокамерников Алана. Никуда от этого слова не денешься. Но и сам Алан, со щетиной на щеках, с лихорадочно блестящими глазами, выглядел не лучшим образом.
        - Привет, - нежно произнес он. - Прости за… все это. - Он неопределенно повел рукой. - Мне бы хотелось видеться с тобой в другой обстановке.
        - Привет, - стеклянно сказала Иви и попыталась дотронуться до его пальцев, держащих прутья.
        - Мисс, я бы попросил вас воздержаться от телесных контактов, - строго встрял дежурный офицер, и Иви сначала захотелось плюнуть ему под ноги, а потом - потрепать по руке. Бедный малый. Хороша же у него работенка…
        Инспектор многозначительно прочистил горло, но промолчал.
        - Алан… Я не знаю, что сказать, кроме того, что мне очень-очень жаль, и это не просто вежливые слова. Прости меня, пожалуйста.
        - Да о чем ты говоришь? - Он улыбнулся ей так, что Иви захотелось расплакаться или растаять - прямо здесь. - Твоей вины тут нет. Я в состоянии отвечать за свои поступки. Вот и отвечаю. К тому же… я все время думаю о том, что выйду и смогу тебя обнять. Волновалась вчера, наверное?
        - Д-да.
        У Иви на языке вертелось имя «Диана» Ощущать, как что-то царапает и щекочет язык, - малоприятно во всех отношениях.
        - Эй, ну что с тобой? Не переживай за меня, Генри поможет, все будет хорошо.
        - Сегодня приходила Диана.
        Ведь скрывать это глупо, правда? Он же все равно узнает! И, если узнает не от нее, она будет выглядеть не лучшим образом.
        Алан молчал.
        - Я ей сообщила, что ты появишься в понедельник.
        - Она тебя оскорбляла?
        Иви наморщила лоб.
        - Кажется, нет. Не припоминаю.
        - Да, это не очень-то на нее похоже. Прости.
        - За что? Ты ни в чем не виноват. К тому же, если бы она ворвалась в спальню и застала бы там нас двоих, было бы гораздо неприятнее, - попробовала отшутиться Иви.
        - Да. А я даже не подумал, что ключ-то она мне не отдала.
        Не время выяснять отношения. Не время, не место, не здесь и не сейчас… Иви стиснула кулаки. Взяла себя в руки. Медленно вдохнула.
        - Ты, пожалуйста, ни о чем не беспокойся. Все решится. Но главное - вытащить тебя отсюда. И мы вытащим, ты не сомневайся.
        - Да, скажи Генри, чтобы позвонил Ллойду, у меня в записной книжке - темно-зеленая, дома, где-то на стеллаже в гостиной - есть его телефон. Он хороший адвокат.
        - Скажу обязательно, не беспокойся ни о чем.
        Оборванного вида человек, сидевший в уголке камеры, закашлялся. Почему говорят, что от сильных чувств сжимается сердце? У Иви сжалось в горле от ощущения глобальной несправедливости. Почему, почему Алан здесь?! Это не он, а Уэст должен сидеть тут и сходить с ума в тусклом свете лампочки!
        Ей никогда раньше не приходилось испытывать такого всеобъемлющего, через края сердца выплескивающегося желания защищать, утешать, оберегать, целить… Что угодно, лишь бы ему сделалось хорошо.
        Наверное, если бы Алан замерзал в снежной пустыне, она бы не раздумывая вскрыла себе жилы, чтобы он согрел руки над исходящей паром кровью.
        - Я смогу еще позвонить сегодня. Один раз.
        - Позвони Генри, может быть, вам что-то нужно обсудить. Со мной все будет в порядке.
        - Я знаю. И все же… не могу за тебя не волноваться. Я бы хотел сегодня утром быть с тобой, чтобы защитить от нападок Дианы. Она, если уж принимается за дело, то жалит нещадно.
        - У меня большой опыт дружбы с женщинами. Поверь, от нее вырабатывается иммунитет к змеиному яду.
        Инспектор снова прочистил горло.
        - Мисс, - позвал он. - У вас еще три минуты.
        Наверное, на его глазах не так уж часто через решетку обменивались нежностью и заботой друг о друге. Иви поняла, что это, тем не менее, не убедило его в том, что она «любовь всей жизни» Алана. Ну и плевать.
        Страстно, невыносимо, до дрожи хотелось сказать Алану, что она его любит. Но страх был сильнее.
        Три минуты - это не так уж мало. Три минуты - это без малого две сотни секунд. Но Иви не заметила, как они протекли. Она молчала и смотрела Алану в глаза. Он бормотал какую-то утешительную чушь, иногда запинаясь, будто загипнотизированный ее взглядом, - но как нелепо и трогательно слушать слова поддержки от человека, который сидит за решеткой! Но Иви знала, что он делает это, потому что мужчина, потому что сильнее, потому что так - глубинно правильно. Она смотрела в его серо-стальные глаза, почти не слышала его и думала, что вечность - это не срок.
        Иви казалось, что за эти три минуты она глазами и сердцем сказала Алану больше, чем могла бы сказать словами за три дня.
        Обратного пути по коридору она не запомнила, все ее внимание было сосредоточено на том, что творилось в душе. А в душе все было сложно и одновременно до невозможного просто.
        Она была готова пойти за ним на край света.
        Если бы понадобилось, она бы осталась здесь, на этом клочке грязного, пропитанного несвободой, досадой, ненавистью и страхом пространства.
        Но ей нужно было уйти и ждать. И она уходила. Обернуться было невыносимо, и Иви не оборачивалась, хотя чувствовала напряженный взгляд Алана - на спине и чуть выше, где плечи переходят в шею. Надо же, она до сих пор помнит, телом помнит, как он целовал это место.
        - Ну как? - Генри бросился ей навстречу, будто бы она была хирургом, который только что сделал операцию его матери.
        Иви пожала плечами. Генри нахмурился. Иви передала ему слова Алана насчет Ллойда и сказала, что он обязательно позвонит Генри.
        Инспектор опять неприятно усмехнулся за ее спиной.
        - Там были гораздо более важные разговоры, сэр! Не пытайте юную даму.
        - А вы не лезьте не в свое дело, коли уж ничего не смыслите в человеческих отношениях, - развернулась к нему на каблуках Иви. И застыла, ошалев от собственной дерзости.
        Видимо, инспектор отреагировал на ее слова так же, потому что замер с раскрытым ртом.
        Генри сгреб ее под локоть, извинился перед инспектором и поблагодарил.
        Ивы кивнула ему на прощание с таким лицом, с каким обычно говорят: «Пошел вон». Застывшая маска, прищуренные глаза.
        - Ты свихнулась?! - набросился на нее Генри уже в машине.
        - А ты испугался?
        - Он же коп.
        - Ну и что? Я сказала ему, между прочим, чистую правду. Может, резковато, но он переварит.
        - Он же коп в том участке, где…
        - Он же не окружной судья по этому делу! Не будь параноиком.
        Генри шумно вздохнул.
        - А у вас это как, серьезно? - спросил он, в очередной раз демонстрируя полнейшее неумение плавно менять тему.
        - Знаешь, нет. Так, детские шалости. Вот поживу до возвращения Алана в его уютной квартирке, а потом свалю в неизвестном направлении. Или нет, может, стоит остаться? Подумаешь, какой-то секс, что мне, трудно, что ли?
        Генри, кажется, обиделся. Иви подумала, что он до неприличия похож на Льюиса. Наверное, они бы нашли общий язык. Хотя, говорят, тех, кто похож на нас, мы ненавидим сильнее всего.
        - Не хотел тебя обидеть.
        - Я тебя тоже. Просто взвинчена до предела. Как граната, из которой выдернули чеку.
        - Ты странная.
        - Я догадываюсь.
        - Нет, правда. То тихая, ранимая, настолько хрупкая, что страшно слово сказать - то как… как дикая кошка. Бывают насмешливые кошки?
        Иви усмехнулась:
        - В мультиках.
        - А, точно…
        Обратная дорога была ничем не примечательна. Иви невидящим взглядом смотрела в окно, кусала мизинец, что было у нее признаком глубокой задумчивости, - но ни о чем не думала.
        Было немного страшно возвращаться в квартиру Алана. Вдруг там Диана?
        - Генри, как ты посмотришь на то, чтобы устроить тут штаб-квартиру? - поинтересовалась она, когда Генри остановился у подъезда.
        - Не хочешь оставаться одна? - прямо спросил он.
        - Признаться, не очень.
        - Хорошо. Думаю, Алан не был бы против. К тому же все равно у меня выходной, который плавно перетечет в бессрочный и неоплачиваемый отпуск.
        - Ого! Проблемы с работой.
        Генри вздохнул, а потом подробнейшим образом обрисовал Иви всю сложившуюся у него в компании ситуацию, назвал семь причин его уволить, перечислил двенадцать причин оставить его - и вообще высказал все, что думает по поводу кадровой политики в современной корпоративной среде.
        - Я бы тебе предложила пойти к нам пицца-мастером, - кисло улыбнулась Иви. - Условия неплохие, коллектив замечательный, менеджер - душка. Но боюсь, что это не то, что тебя удовлетворит.
        Генри состроил такую мину, что Иви не смогла сдержать смеха.
        Готовить для него ей было и вполовину не так приятно, как для Алана, но это вполне естественно. Тем не менее для Генри, похоже, никто и никогда не готовил в принципе, и потому он был так рад и благодарен, что Иви сделалось по-настоящему приятно.
        Вопреки ее тайным опасениям Диана не появилась. Полиция - тоже.
        Иви не знала, стоит ли этому радоваться, потому что когда враг в тени - это еще опаснее, чем открытый поединок.
        Весь день ее преследовали воспоминания - причем только воспоминания последних дней. Будто бы ничего до - не было. Прежняя жизнь напоминала неинтересный фильм, который смотрел когда-то давно, почти забытый, так, отголосок нереального.
        За эту неделю в ее жизни произошло событий больше, чем за весь последний год. И защита бакалаврского диплома - не более чем пустяк по сравнению с той чашкой кофе, что она пролила на пиджак Алана.
        С ума сойти, насколько быстро могут сломаться, перевернуться, изменить направление оси личной системы координат.

10

        Диана сидела в открытом кафе и задумчиво водила ногтем по толстой стеклянной стенке бокала с молочным коктейлем. Она любила вкус сливок и клубники, но сегодня нежный напиток ощутимо горчил. Диана не стала звать официанта и устраивать скандал: здравый смысл подсказывал, что ни ингредиенты, ни повар тут ни при чем.
        Напротив нее сидела Магда. Глаза у нее были невероятно большими - они всегда такими делались, когда Магду мучило удивление в смеси с любопытством. Занятно, что ни на беспримесное удивление, ни на беспримесное любопытство они так не реагировали.
        - Как же это возможно? - Ресницы Магды были настолько длинными и густыми, что Диане казалось иногда, будто в полной тишине можно услышать, как они хлопают.
        - Что именно? - усмехнулась Диана.
        Она только что посвятила Магду в некоторые новости своей - и не только своей - жизни. В частности, речь шла о том, что она с понедельника не живет с Аланом, и что Алан потерял место в «элитном» отделе, и вообще ныне пребывает в камере предварительного заключения за хулиганство, незаконное проникновение в чужое жилище и нанесение побоев.
        О том, что сегодня утром она обнаружила в квартире Алана какую-то девицу, Диана умолчала. Все-таки гордости ей не занимать. Однако это не значит, что мысли об этой особе ее оставили.
        - Все, - выдохнула Магда едва ли не с восхищением. Еще бы, в ее жизни подобные истории присутствуют исключительно в виде сюжетов бульварных романов и газетной хроники.
        - Думаю, у него поехала крыша на почве ущемленного самолюбия, - серьезно предположила Диана.
        - Надо же, а ведь мы по сути совсем его не знали! Алан, всегда такой спокойный, обаятельный, рассудительный, нормальный…
        Диана кисло улыбнулась.
        - И что ты будешь делать? - Магда от волнения поерзала на стуле.
        - В каком смысле?
        - Ну… ты станешь ему помогать?
        - Еще не решила.
        - Но ты же его любишь! И… вдруг он это из-за твоего ухода взбеленился?
        - Ему же хуже.
        На самом деле она помнила, что «Алан будет в понедельник». Берни, ее старый приятель, который уже года два как раскрутил агентство частного сыска и который, собственно, и предоставил ей эту интересную информацию о местонахождении Алана, сообщил, что в понедельник его скорее всего освободят под залог. Диана подозревала, что уплатой залога будет заниматься Генри Принс, это ходячее недоразумение, которое наверняка что-нибудь напутает и испортит. Может, тогда Алану придется посидеть за решеткой чуть подольше…
        Нет. Не пойдет.
        Конечно, за свое предательство, за эту невесть откуда взявшуюся чужую женщину под одеялом, которое выбирала Диана, он заслуживает ни много ни мало смертной казни, причем в древнекитайском стиле… Но вряд ли ему вынесут такой приговор, даже если он наймет самого бездарного адвоката. И что остается?
        Диана точно знала, что ей не хочется сидеть сложа руки. Вытаскивать Алана ей тоже не хотелось, но… если посмотреть с другой стороны… это отличный способ над ним доминировать. Показать, что он без нее - слаб и бессилен. Что она для него важна. Кроме того, это отличный способ ускорить встречу, а ей многое, очень много нужно ему сказать. И о многом расспросить.
        И вообще.
        Насколько болезненнее пощечина после поглаживания по щеке! А после рукопожатия?

        Диана бросила курить года полтора назад. Где-то полгода назад она решила, что полностью избавилась от зависимости, а значит, ее отношения с сигаретами теперь - это легкий флирт и никаких взаимных обязательств, поэтому она позволяла себе выкурить пару раз в месяц сигаретку-другую, если того требовала душа - нет, не организм, ни в коем случае. Обычно она курила в пятницу, после работы, предвкушая беззаботный отдых, или в воскресенье, под чашку утреннего кофе.
        Сегодня был понедельник, причем самый нелюбимый ею час - половина одиннадцатого, когда фронт работ на неделю только обрисовывается и обычно бывает широк и страшен.
        Тем не менее Диана курила. Причем уже третью сигарету подряд. Салон автомобиля был полон табачным дымом, как аквариум водой. Вытаскивая из пачки первую, она еще утешала себя тем, что ей срочно нужно доставить себе удовольствие. Теперь она совершенно не думала о том, что делает, это стало не важным. Важным было лишь одно - сейчас, с минуты на минуту, состоится один из самых тяжелых разговоров в ее жизни.
        Наконец Алан вышел из дверей полицейского участка. Диана видела, как он чуть прищурился от яркого солнечного света, с трудом расправил будто затекшие плечи. Выглядел он не лучшим образом - в помятом костюме, в несвежей рубашке, с сильно отросшей щетиной на щеках. Диана прислушалась к себе: рада ли она его видеть? Рада. Где-то очень глубоко в душе. А на поверхности - волны злости. Подумать только, она полторы штуки баксов выложила за счастье созерцать этого человека здесь и сейчас!
        Взгляд Алана упал на ее машину. Диана помахала ему рукой и хищно улыбнулась, не уверенная, правда, что он увидит - зрение у него похуже, чем у нее. А жаль.
        Алан медленно перешел дорогу - так медленно, будто его связали лентами из мягкой резины. Или будто ему совершенно не хотелось приближаться к Диане.
        Остановился рядом с машиной. Наклонился, взглянул на нее тяжелым взглядом. Выпрямился. Открыл дверь - осторожно, предельно осторожно. Сел внутрь. Вкрадчиво хлопнул дверью.
        - Ну здравствуй.
        - Спасибо, Ди.
        - Спасибо - хорошее слово. Емкое такое… Вот только почти бессмысленное. Смысл от частого употребления стерся. - Диана швырнула недокуренную сигарету в окно.
        - Большое спасибо, - с нажимом повторил Алан. - Не ожидал от тебя такого широкого жеста, но все равно очень благодарен.
        - Об ожиданиях и жестах, я думаю, будет отдельный разговор. Собственно, я потратила кучу денег на то, чтобы он состоялся как можно скорее. - Диана ядовито улыбнулась.
        - Ну попробую хоть в этом твои ожидания оправдать. В знак признательности. Деньги, разумеется, я тебе верну.
        - Не хочешь быть в долгу?
        - Ты же знаешь, я это ненавижу.
        Диана пожала красивыми обнаженными плечами. Она специально оделась, как королева бала - знала, что на работу с утра не пойдет, и знала, что встречу с Аланом нужно обставить как личный триумф.
        - Кстати, откуда ты узнала, где я?
        - Это было несложно, поверь мне. Но есть вещи, которые мне все-таки хотелось бы уточнить?
        - А именно? Хочешь знать в подробностях обстоятельства моего преступления? С удовольствием расскажу, заметь, почти не опасаясь, что на суде ты будешь свидетельствовать против меня. Потому что, если бы понадобилось, я бы сделал это еще раз.
        - Об этом позже, хотя мне, конечно, страшно любопытно. Но гораздо больше меня интересует вот что: кто она?
        Диана не могла сдержать дрожь в пальцах и потому нервно барабанила ногтями по рулю, чтобы хоть как-то скрыть ее.
        Алан смотрел на ее красивый, немного капризный профиль и удивлялся, как он мог быть таким слепцом: он принимал взрослую, жестокую, жесткую, требовательную женщину за нежную девочку, которой никак нельзя без его заботы. Забавно, как ей удавалось обыграть все так, будто бы это он - сильный, а она - слабая, и как он велся на ее уловки, наслаждался даже, гордился собой, тешил свое самолюбие. Одно слово - дурак.
        Будь он в чуть более поэтическом настроении, он бы грустно улыбнулся, но сейчас, после двух дней, проведенных взаперти, без душа, без бритвы, без смены белья, в прокуренном салоне автомобиля ему было не до меланхолии и печали об ушедшем.
        - Что молчишь? - раздраженно бросила Диана.
        - Прости, задумался. На тебя засмотрелся.
        - Хватит врать! Отвечай, что за девица живет в нашей квартире?!
        - В нашей? - непритворно изумился Алан. - Ты что, серьезно так считаешь?
        Диана побелела. Она всегда белела от гнева. Александр Македонский не взял бы ее в свою армию: по легенде, он отбирал только тех, кто от гнева багровел. Ничего себе методика, но вот в лице Дианы он, безусловно, потерял бы ценную боевую единицу - она могла бы соблазнять врагов, очаровывать их своей невинностью, а потом, в самый неожиданный момент…
        - Алан, ты прекрасно понимаешь, о чем я!
        - Диана, извини, конечно, если я что-то превратно истолковал, - медленно проговорил Алан, - но, по-моему, ты ушла от меня.
        - А вещи мои она тоже носит? Ты отдал ей мои платья? А нижнее белье?
        - Не передергивай.
        - Это ты перегнул палку, Алан.
        - Знаешь, может, это наивно с моей стороны, но я думал, что человек уходит, чтобы уйти, не быть больше с кем-то или где-то… а не для того, чтобы кому-то что-то доказать, кого-то позлить, наказать. Это называется манипуляция и демонстративное поведение. Они, как правило, разрушают личность и отношения.
        - Твоя новая любовница что, психолог?
        - Нет, моя, как ты изволила выразиться, новая любовница тут ни при чем. Просто я иногда читаю кое-что помимо телепрограммы и новостей.
        - А я, значит, дура?! - взвилась Диана и изо всех сил заехала кулаком по центру руля. Раздался резкий звук автомобильного гудка.
        - Нет, но ты очень нелогичная.
        - Хватит пудрить мне мозги! Где ты подобрал ее?
        - Не надо так, Ди.
        - Как давно ты с ней спишь?! Я имею право знать!
        - Вообще-то теперь моя личная жизнь тебя не касается.
        Диана расплакалась.
        А вот это уже - запрещенный прием. Алан никогда не мог спокойно смотреть на женские слезы. Лучше бы она взялась резать его ножом! И то, что это уже не его женщина, ничего не меняло. Сердце болезненно сжалось.
        - Ди…
        Она только всхлипывала. Это не был наигрыш. Алан видел, что Диана пытается сдержаться, знал, что она ненавидит плакать при свидетелях - гордая, но сейчас балансирует на грани истерики. Неужели ей и вправду настолько больно!?
        - Диана… послушай меня, ну послушай… - Он осторожно положил руку ей на плечо. - Я этого не хотел и не планировал. Мы с Иви встретились случайно, по работе, и… теперь все вот так.
        - Случайно?! - Голос Дианы дрожал. - А сколько таких было до нее? А? По работе?
        - Не говори так. Я был тебе верен.
        - Хороша верность!
        - Диана, я понимаю, как тебе тяжело, но все ведь кончено…
        - А если нет? Я не хочу!..
        - Ди… - простонал Алан. - Ну как же так можно? Сегодня ухожу, завтра возвращаюсь! Для тебя это просто - для меня нет. Я не создан для жизни на вулкане. Даже если вулкан сказочно прекрасен и носит твое гордое имя.
        - Ты? Меня? Бросаешь?! - Впервые с того момента, как он сел в машину, Диана подняла на него глаза. В глазах стояли слезы, и это было почти красиво.
        - Нет, пусть твое самолюбие будет спокойно. Это ты меня бросила, и я не собираюсь это оспаривать. Но у меня уже начался новый этап в жизни, и я не намерен возвращаться на шаг назад. Это тоже мое право.
        Диана полезла за сигаретой. Алан поморщился, но ничего не стал ей говорить. В конце концов, она вправе обращаться с собственными легкими, как ей заблагорассудится.
        Она нервно затягивалась и молчала. Алан молчал тоже - ждал, когда Диана немного успокоится. Он хотел кое-что сказать ей на прощание, но говорить что-то человеку, у которого в висках стучит от гнева, - бессмысленно: не расслышит. А надо, чтобы расслышал. Обязательно надо.
        Минуты две прошли в тишине. За окнами город ревел, кричал, смеялся, гудел, шуршал шинами, но это было не важно и как будто за стеклянной стеной.
        - Ди, я еще раз хочу сказать тебе спасибо за…
        - Не надо, хватит с меня и одного.
        - Ну вот, ты совсем меня не слушаешь. А зря. Это спасибо - за все, что ты мне дала, и за все, что я почувствовал рядом с тобой. Мне с тобой было хорошо. Гораздо чаще, чем больно или не по себе.
        Если не считать последних недель. Но Алан ощущал, как развязываются в душе узелки на тех ниточках, что связывали его с Дианой, и от этого становилось невозможно легко, все дурное, холодное, желчное блекло и исчезало, оставалась только грусть, но грусть - это естественно, когда теряешь человека, и Алан отчаянно желал разделить с Дианой эту радость освобождения.
        Но она не хотела. Он чувствовал исходящую от нее обиду и враждебность. Жаль, правда, жаль.
        - Пожалуйста, - сказала Диана таким тоном, каким обычно говорят «подавись». - Знаешь, мне в другую сторону, так что я не смогу тебя подвезти. - Она упорно смотрела перед собой. На заднем стекле припаркованного впереди «бьюика» была наклеена смешная рожица. Похоже, она бесила Диану до дрожи в мышцах.
        - Да, конечно. Я и сам не хотел бы тебя напрягать. Возьму такси. Я пришлю тебе чек, скоро, вероятнее всего, завтра.
        - Ага.
        - Прощай, Диана.
        - Пока.
        - Спасибо за все. В последний раз.
        Вышел из машины и захлопнул за собой дверцу.
        На него волной накатил уличный шум и уличный запах, загазованный воздух, уже довольно жаркий, но… то ли после прокуренного салона, то ли после душной камеры - этот воздух с запахом бензина, чуть сизый от пыли казался ему величайшим благом на свете. Ему казалось, что он вдыхает воздух свободы. История с Дианой закончена. Точка. Теперь он может по-настоящему всего себя отдать Иви.
        Алан без особой надежды вытащил из кармана мобильный. Конечно, так и есть! Черт, ну почему аккумулятор сотового телефона не рассчитан на такие экстренные случаи, когда позвонить девушке хочется до кругов перед глазами?!
        Хорошо хоть, что таксиста-индуса не смутил потрепанный вид Алана и он остановился.
        Дома Алан первым делом принял горячий-горячий душ и надел чистую одежду. Конечно, экзистенциальные размышления в почти экзотической обстановке хороши, но, как говорится, есть нюансы. Заново ощутив себя цивилизованным человеком, который живет в цивилизованном мире, он танцующей походкой добрался до холодильника и несказанно обрадовался найденной там половине запеченной индейки.
        Иви… Алан, как следопыт, искал знаки ее присутствия и, находя, чувствовал себя невероятно счастливым. Вот журналы лежат аккуратной стопкой, хотя он никогда их так не клал. В раковине - ни одной невымытой чашки, на полке-сушке стоит чистая посуда. Полотенце в ванной чуть влажное. В гостиной перевернуты фотографии Дианы - ха, еще бы! Алан подумал, а не выбросить ли их совсем, но потом решил, что это некрасиво. Они как-никак расстались друзьями. По крайней мере, враждебности к ней он не чувствовал. Он вообще уже ничего к ней не чувствовал!
        Подушка пахнет теперь, как волосы Иви, - легкой туалетной водой. Алан улыбнулся. Ему было очень уютно.
        Он снял телефонную трубку и чертыхнулся - он не помнил номера ее мобильного, а сотовый, в память которого он внесен, разряжен. Пришлось сделать лишний круг по квартире, найти злополучный мобильник и поставить его на зарядку.
        Номер Генри он помнил наизусть.
        - Эл?!
        - Да, привет, старина. Я уже дома.
        - Как?! Ты что, сбежал?! Я только подъезжаю к участку!
        - Нет, обошлось без побега. Диана внесла залог.
        Молчание в трубке.
        - Вы что, опять вместе? - недоверчиво уточнил Генри.
        - Нет. Но она, похоже, думала, что таким образом сможет решить эту проблему.
        - Слава богу. А то я уже привязался к Иви.
        Алан ярко представил, как его друг довольно осклабился.
        - Я, знаешь ли, тоже. Как она?
        - Ну спросил бы у нее.
        - А я произвожу предварительную разведку.
        - А-а… Ну переживала за тебя. Мы неплохо поладили. Она классно готовит.
        - Сейчас приревную, - предупредил Алан. С учетом того, что на лице его отразилась самая нежная, самая теплая из улыбок, угроза прозвучала неубедительно.
        - Она уже познакомилась с Дианой. Выясняли отношения.
        - Я в курсе насчет этого.
        - Так, давай уточним текущее положение дел. Ты, значит, на свободе, и мне не нужно никуда лететь и потрошить свой банковский счет.
        - Совершенно верно. Кстати, придумай, чем я могу отплатить тебе за все те хлопоты, которые на тебя свалились из-за этого… инцидента.
        - Ладно, буду думать. Думать буду долго, чтобы не продешевить. Ну и, естественно, я рассчитываю на ответную услугу: когда мне захочется начистить кому-нибудь физиономию, ты тоже будешь волноваться, не спать ночей и вытаскивать меня из-за решетки.
        - Договорились. Я позвоню тебе чуть попозже, когда немного приду в себя.
        - О'кей.
        Алан дотянулся до мобильного и нашел номер Иви.
        Абонент «Иви Хант» не отвечал. Долгие гудки. После седьмого Алан ощутил легкий толчок беспокойства. Сердце забилось чуть быстрее. Как школьник, право слово…
        Но Иви молчала.
        Ну как же можно быть таким кретином? Она же не на пляже, а работа у нее не самая спокойная, просто не может ответить, сказал себе Алан.
        И подумал, что неплохо было бы поехать к ней. Прямо сейчас. Наверняка она обрадуется сюрпризу.
        По дороге Алан испытывал чувства сродни тем, что в детстве будоражили его душу накануне Рождества: совсем скоро что-то произойдет, что-то прекрасное, настоящее маленькое чудо, и в мире станет больше света, больше тепла, больше волшебства.
        Раздавшийся звонок буквально вырвал его из состояния сладостной дымчатой эйфории. И чего, спрашивается, так дергаться? Наверняка это Иви перезванивает. А, черт, она же не знает его домашнего номера. Хотя, может быть, до нее дозвонился Генри. Ну куда же запропастился этот проклятый телефон?!
        Алан успел подумать, что интуиция его не подвела.
        Это звонил шеф.
        - Портман, - проскрежетал зубами он. - Где тебя носит? У нас совещание, если тебя это интересует. Впрочем, как и всегда по понедельникам в это время.
        Если бы Алан был не за рулем, он бы зажмурился, точно зажмурился - инстинктивно, как будто в ожидании удара.
        - Мистер Бартон, - Алан счел, что обращение по имени сейчас не «прокатит», - у меня чрезвычайная ситуация.
        - Да-а? - не поверил шеф. - А почему же… я до сих пор… не в курсе? - Когда он волновался, то всегда разделял слова долгими паузами, в которые уместилось бы как минимум по одному ругательству.
        Алан подумал, что терять ему в принципе нечего, а придумывать какую-нибудь ложь - глупо, да и не нужно.
        - Босс, я был в тюрьме.
        Гробовое молчание.
        - Ты меня за идиота держишь? - простонал в конце концов несчастный босс.
        - Ни в коем случае. Я могу предоставить документ из участка, если хотите. Полчаса назад меня выпустили под залог. Я не рискнул явиться на совещание в том виде, в каком пребывает человек после двух дней, проведенных в одной камере с бомжами, наркоманами и хулиганами, сэр.
        - Алан… Ты что, не врешь?
        - Нет, сэр. Если хотите, я приглашу вас на суд. Когда его назначат.
        - В могилу меня свести хочешь?! Что ты натворил?!
        - Ничего особенного, сэр. Немножко вломился в чужой дом и немножко поучил одного парня хорошим манерам.
        Алан сожалел, что не может высказать это шефу в глаза: наверняка лицо у Бартона было таким, какого Алан прежде не видел. Но ничего, по телефону тоже весело.
        - Алан… Загляни, пожалуйста, в офис. Когда будешь в состоянии. Поговорить надо, - подчеркнуто спокойно, почти ласково сказал Бартон. - Только не делай глупостей, умоляю. Я… я придумаю что-нибудь, кретин ты эдакий.
        - Хорошо, босс.
        Наверное, уволит. Плохо дело, особенно ввиду того, что расставаться с квартирой сейчас совсем не хочется, но, если так нужно, значит, так нужно. Ничего, это не последнее агентство недвижимости в Чикаго. А Чикаго - не последний город в Штатах. Свобода… И с судом они что-нибудь придумают. Потому что они правы, потому что Ллойд - первоклассный адвокат, и вообще… Главное - быть вместе.
        Алан блаженно улыбнулся. Он определенно сошел с ума. И ему это нравится.
        В следующий раз мысль о собственном безумии посетила его, когда он вошел в
«Чили-пиццу». Однако на этот раз она вовсе не рождала радости и легкости.
        Иви нигде видно не было. У кассы стояла невысокая девушка, судя по всему мексиканка, и с каким-то остервенением пересчитывала деньги. За ее спиной стоял высокий худой блондин - наверное, тот самый Льюис. Посетителей было совсем немного, человек пять. Алан подошел к стойке:
        - Добрый день, могу я поговорить с Иви Хант?
        Блондин пронзил его испепеляющим взглядом. Алан попытался припомнить, откуда у того могут быть веские причины его ненавидеть. Никакой ценной мысли на ум не пришло.
        Двое за стойкой молчали.
        - Простите? - Алан нахмурился.
        - Не можете, - процедил сквозь зубы блондин.
        - Что-то случилось? - Алану не верилось, что с Иви и в самом деле могло произойти что-то дурное, но не задать этот вопрос было нельзя.
        Мексиканка не поднимала глаз. Блондин, напротив, запрокинул голову. При том, что они так смотрел на Алана сверху вниз, это движение было почти вызывающим.
        - Она ушла.
        - Как?! Уволилась?
        - Нет. Вышла подышать воздухом.
        - Тогда могу я ее подождать? Я сделаю заказ, если нужно.
        - Нет, не нужно, - с отвращением проговорил блондин. И замолчал.
        - Послушайте, вы, наверное, Льюис? - Алан скользнул взглядом по его беджу. Так и есть.
        - Ну.
        - Я Алан Портман. Могу предположить, что если я о вас слышал, то и вы слышали обо мне.
        - Ну.
        - Так вот, Льюис, я не понимаю, откуда эта враждебность, я мчался сюда как псих, чтобы увидеть наконец свою девушку, а вместо этого попал в какую-то непонятную и двусмысленную ситуацию. В чем дело?
        Алан чувствовал, что вот-вот выйдет из себя. Драться, естественно, он ни с кем не станет, но за сохранность стульев не ручается.
        Льюис вышел из-за стойки и приблизился к Алану почти вплотную.
        - Оставь девушку в покое, Алан, - сказал он, и было ясно, что это самое мягкое, самое доброе из всего, что Льюис хотел бы ему сказать.
        - Позвольте… А на каком таком основании? - Алан скрестил руки на груди.
        - На том, что она очень хорошая, красивая, разумная, честная! И достойна того, чтобы с ней обращались, как с принцессой, а не играли, как с бездушной куклой, которой все равно.
        Алан замычал от бессильной ярости. Определенно, что-то происходит. Что-то плохое. Или уже произошло. А он, черт подери, до сих пор не в курсе!
        - Что. Произошло.
        - А ты не знаешь, совсем ничего не знаешь? - делано изумился Льюис.
        - Послушай, Льюис, я с пятницы сидел в обезьяннике, меня выпустили под залог только сегодня утром, что я могу знать?
        - Это твоя невеста внесла залог?
        - А это имеет значение?
        - Вероятно.
        - Бывшая девушка. Но не суть…
        - Хм. Забавно. Эта «бывшая девушка» только что была здесь. Вернула Иви ее вещи и сказала, что вы с ней начинаете с чистого листа и что будет нехорошо со стороны Иви вставлять палки в колеса. Кольцом вот похвалилась.
        Льюис смотрел на Алана так, словно ждал, что он покраснеет и признает свою вину. Алан краснел, но от злости, и по скулам ходили желваки.
        - Вот же дрянь… - прошипел он.
        Все его теплое, спокойное отношение к Диане улетучилось, как сигаретный дымок, рассеянный ветром. Это же надо…
        В руке отдалось глухой болью. Жалобно звякнула посуда. Отпрыгнула от кассы девочка-мексиканка. Это Алан вложил свою ярость в удар по стойке.
        Льюис молчал, как статуя возмездия.
        - Где Иви?
        - Ты еще и глухой? Ушла подышать воздухом.
        - Как ты мог ее отпустить?! - завопил Алан.
        Невезучие посетители затравленно заозирались, окончательно убежденные в том, что живыми им отсюда не уйти. Когда в ресторан врывается псих, жертвы неизбежны. Увы и ах. Закон жанра.
        - А вдруг с ней что-то случится? Она же явно была не в себе?
        - Я пытался! - Льюис тоже потерял самообладание. - Но она ничего не хотела слушать! Сказала, что вернется через полчаса и больше не будет плакать! Какой же ты подлец!
        - Прекрати истерику! Та женщина и вправду внесла залог, но для меня это было большим сюрпризом, потому что еще в начале прошлой недели она собрала чемодан и ушла от меня! А сегодня утром мы окончательно выяснили отношения и сказали друг другу последнее прости. Выходит, после этого она примчалась сюда… на своей метле…
        - А откуда у нее была сумка Иви?! - Льюис не собирался так просто сдаваться, это было очевидно.
        - А ты подумай своей головой! Ключи у нее никто не забирал, дома сегодня утром никого не было…
        Льюис молчал, только тонкие ноздри подрагивали. Это от умственного напряжения?! Алан напряг память. Он и вправду не видел сумки Иви. Ни в гостиной, ни в спальне. Не видел ее вещей. Идиот, как же он сразу не обратил на это внимания? Хотя что бы это изменило?
        - Слушай, Льюис, я - искать Иви, пока она не наделала глупостей или не влипла в какую-нибудь очередную историю, с ней это случается. Вот моя визитка. Если она придет сюда раньше, позвони мне. Позвонишь?
        - Позвоню, - неохотно согласился Льюис.
        Алан выбежал из пиццерии. Он нечасто переходил на бег, но сейчас ему казалось, что, если он опоздает хотя бы на минуту, разразится катастрофа всей его жизни.

11

        А вот Иви была уверена, что катастрофа всей ее жизни уже случилась. Что сошла лавина и погребла ее под невозможно огромным слоем снега, что произошел обвал и она лежит, раздавленная сотнями тонн каменных осколков, что наводнение затопило город, дом, где она жила, и мутная, желтоватая вода плещется теперь над самой крышей, что извергся вулкан и она захлебнулась раскаленной лавой и сгорела в ней.
        В общем, ощущение было ужасное.
        Хотя чего она ожидала?
        Что любовь, как в сказке, окажется взаимной? Жили долго и счастливо и умерли в один день? Ха, насмешила. В этих каменных джунглях все не так, как в романтичном Шервудском лесу. Здесь мужчины и женщины сходятся не для того, чтобы отдать друг другу сердце, а чтобы было с кем проснуться утром, и это еще не худший вариант - речь вообще может идти лишь о том, чтобы заснуть в одной постели. Или даже не заснуть, а просто… провести там время.
        Ничего удивительного, что все получилось так, как получилось. Наивность - зло, это об нее разбиваются сердца, как корабли о скалы, об нее, а вовсе не о злой и жестокий мир. Мир такой, какой он есть, бесполезно сокрушаться о его несовершенстве, тем более что это ничего не меняет. Мир стоял, стоит и, по неподтвержденным данным, стоять будет, по крайней мере, до второго пришествия, а так как дату еще никто не назначал, то имеет смысл подумать, как в нем жить дальше.
        Вот тут-то и начинались самые большие проблемы.
        Жить дальше отчаянно не хотелось.
        Не хотелось настолько, что Иви несколько раз перешла дорогу, не глядя по сторонам, но, так как ничего не случилось и свет не спешил меркнуть в ее глазах, решила, что нужно быть осторожнее - раз уж ангел-хранитель настаивает. Зачем затруднять ему и без того нелегкую работу?
        На нее оборачивались - еще бы, она не сняла форменную одежду, топ и фартук. Но ничего. Это меньшее из зол, которые на нее сегодня свалились.
        Мыслей в голове было то ли слишком мало, то ли слишком много, но расслышать отчетливо не удавалось ни одну из них. Иви пыталась понять, злится ли она на Алана. Нет, вроде бы не злится. Разве злится жертва на палача после того, как он снес ей голову большим топором?
        Впрочем, голова, хоть и звеняще-пустая, была на месте. А вот сердце будто вытащили из груди и разорвали на мелкие кусочки прямо у нее перед глазами.
        Ничего. То, что нас не убьет, сделает нас сильнее. Прав был Ницше. И если она доживет до вечера, ну ладно, по-хорошему - до завтрашнего утра, потому что перенести ночь гораздо тяжелее, чем день, она станет невероятно, невозможно, несгибаемо и неоспоримо сильной.
        Как Терминатор.
        Нет, Терминатор, помнится, плохо кончил.
        Как Жанна д'Арк. Черт, что ж за мысли такие в голову лезут…
        Иви и сама не заметила, как ноги донесли ее до Юнион-парка. Вот и славно, парк - это то, что нужно. Парк - это природа. На природе хорошо размышлять о вечном. О трагичности истинной любви, например. Нет, об этом мы думать не будем. Лучше о зелени - о деревьях, травке, цветах.
        Он ни разу не подарил ей цветов.
        И как она раньше не обратила на это внимания?
        Нет, цветы ни при чем. Гай вон тоже не баловал ее знаками внимания. Гай, Гай, Гай… Может, этот кошмар с Аланом послан ей в наказание за то, как она обошлась с Гаем?
        Мысль произвела на Иви эффект откровения. И как она раньше не додумалась? Ведь это так просто. Судьба всего-навсего показала ей, что отмахиваться от тех, кто нас любит, дурно. Она, по правде говоря, не была уверена, что Гай ее по-настоящему любит, однако… это же урок, модель ситуации, урок не обязан быть идеальным. Идеальны только эталоны в Британском музее.
        Иви опустилась на скамейку неподалеку от входа. Идти дальше не было сил, да это и не важно. Какая ей разница, ездят машины в пяти метрах или в полукилометре от нее. Ей не мешает. Мешает что-то другое, какая-то заноза, но вот где она… Иви вздохнула. Ничего не понятно.
        Ей казалось, что она больна и бредит. Может, так оно и было. Она ведь не измеряла температуру, убегая из кафе. А что бы это изменило? Разве таблетка аспирина спасла бы ее от мук разрывающегося сердца?
        Надо позвонить Гаю и попросить у него прощения. Вдруг тогда ей удастся проснуться? Как было бы здорово - проснуться и осознать, что это все нереально, что можно не плакать и не страдать, что дальше все будет только хорошо, она все сделает правильно…
        Иви потянулась в карман за телефоном - телефона не было. Забыла. Досадно.
        - Опять ты?!
        Иви передернуло. Но - да, да и еще раз да - к скамейке, которую она облюбовала, приближалась ее старая знакомая. Точнее, незнакомая. На этот раз розовый платок был повязан поверх шляпы наподобие ленточки, и перчатки отсутствовали.
        Вокруг как-то сразу прибавилось голубей.
        - Здравствуйте, - вежливо кивнула Иви.
        Хорошо быть вежливой, когда внутри пусто-пусто, ничего не осталось. Так просто улыбаться, кивать, говорить шаблонными фразами, вбитыми в голову еще в детстве.
        - Ну здравствуй, здравствуй. Страдаешь? - Старуха улыбнулась.
        - Ага. И даже не пытаюсь это скрыть. - Иви уставилась перед собой.
        Старая женщина села рядом. Пахнуло немодными цветочными духами.
        - И правильно, - согласилась она. - Что толку…
        Она достала из сумки пакет с ломтиками хлеба для сандвичей. Иви молчала. Даже светская беседа о погоде казалась ей непосильной задачей. А соседка ее все равно сумасшедшая, это давно было понятно. Хотя кто из них сейчас, в этот конкретный момент времени, больше не в себе - еще вопрос.
        - Что, думаешь, не вернуться ли в свою дыру?
        - Берлингтон не дыра, - машинально отозвалась Иви. - У нас даже колледж есть.
        - Ага, - усмехнулась старуха. - Думаешь, так сильно тебе не повезло?
        - Почему же? Сама во всем виновата. - Хорошо разговаривать с сумасшедшими. Залезть в душу они все равно не в состоянии, причинить боль - тоже, а вот собеседника изобразить - запросто. Все ж легче. - Не надо было терять голову.
        - Дуреха ты. Как думаешь, парень-то твой, из Берлингтона, почему не звонит тебе уже четвертый день? Как сходил на вечеринку к твоей рыжей подруге, так и не звонит. Стыдно, да и незачем.
        - А у меня это на лбу написано? - без особого интереса спросила Иви.
        Какая разница, что эта старушенция ответит? Все равно это бред, причем ее, Иви. Как печально - помешалась на почве несчастной любви.
        А рыжая подруга у нее и вправду есть. Ну очень легкомысленная девушка эта Берта…
        От этой мысли Иви перестала дышать. У Берты на днях был день рождения!
        - А не гневила бы ты Бога, девочка. Любовь у нее несчастная, посмотрите на нее, пожалейте ее… Не мое это, конечно, дело - подсказывать вам, остолопам. Так что, когда он тебя найдет - а он найдет, - не отмахивайся сразу и не бросайся на него с кулаками. А сначала послушай, что он скажет. - Старуха крошила неуклюжими, узловатыми, некогда длинными пальцами мягкий хлеб.
        У Иви защемило в груди. Внезапно, совершенно для нее самой неожиданно, брызнули из глаз слезы. Очень хотелось спросить эту странную женщину о чем-то, но было страшно и стыдно, больше страшно, а мысль, что больше такой возможности не представится никогда, пугала, как ночной кошмар.
        - Ну не реви, не надо, нос распухнет. - Старуха вытащила из сумки платок - белоснежный, с ненавязчивой вышивкой. Откуда такой мог взяться в этой сумке? - Иди пройдись и возвращайся сюда минут через пятнадцать.
        - У меня часов нет, - растерялась Иви.
        - А ты по солнцу, по солнцу, - хитро прищурилась старуха. - Давай-давай.
        - Спасибо, миссис… мисс…
        - А не твоего ума дело, - назидательно качнула головой старуха. - Ну шевелись же ты, птички мои голодными останутся!
        И Иви пошла, как будто ее в спину толкала невидимая сила. Теплый ветерок высушил слезы, но ничего не смог поделать с тревогой, угнездившейся на сердце. Да, теперь это была не тоска, а тревога.
        Почему-то про Гая Иви поверила сразу. И от этого стало легче дышать.
        Значит, она теперь совсем-совсем свободна? Господи, слава тебе!
        Она сделала небольшой кружок по парку. Зелень, тени, чистые дорожки, няни с малышами, собачники со своими любимцами… Как хорошо. Как спокойно в мире после бури.
        Странно только, что голубей нигде не видно. Неужели все слетелись к своей покровительнице?
        Ой.
        Она узнала его спину. А потом Алан обернулся. На лице его промелькнула такая гамма чувств, что Иви едва не расплакалась вновь. Это было бы некстати, потому что… где же платок?
        - Иви! Слава богу!
        Он подбежал к ней. Глаза совсем шальные, дыхание сбивчивое - долго искал. Зачем?
        - Как ты меня нашел?
        - Нашел! Нашел, и это важнее всего! Иви, я знаю, что случилось, но выслушай меня, пожалуйста.
        Иви закрыла глаза. Не плакать. Не кричать. Не бить его по щекам.
        - Главное.
        - Что?
        - Скажи мне самое главное. Я не хочу тебя видеть и слышать, но я обещала, что не прогоню тебя, пока ты не скажешь…
        Он перебил ее:
        - Я тебя люблю.
        Ее глаза распахнулись. Взгляд встретился с его взглядом. Кто бы мог подумать, что голубой лед и серая сталь могут быть такими… пылающими и нежными. Иви вглядывалась в его глаза долго, может, несколько минут, а может - целую вечность. Она видела смятение и страх, но еще - решимость, и веру, и облегчение, и нежность, и тепло, и бесконечную заботу… И любовь.
        На губах ее заиграла нежная, почти прозрачная улыбка.
        - Так. Хорошо. А теперь я хочу услышать детали…
        Но, видимо, не судьба. Алан приник к ее губам в таком упоительно-сладком поцелуе, что расслышать что-либо, кроме шума крови в голове, Иви не могла бы. Да и не так уж сильно хотела. Разве что эти слова о любви - еще раз.
        И он повторил.
        Ее сердце услышало.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к