Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Бродерик Аннет: " Каникулы В Аризоне " - читать онлайн

Сохранить .
КАНИКУЛЫ В АРИЗОНЕ Аннетт Бродерик

        # Маленький самолет потерпел аварию в диких горах Аризоны. К счастью, пилот - опытный путешественник, он вырос на природе и знает, что делать. А вот пассажирка - полная его противоположность. Представьте, скольким вещам пришлось научиться хрупкой изнеженной горожанке, сколько понять и преодолеть, чтобы найти среди скал путь к людям и к сердцу своего сурового спутника. Пейдж удалось не только выжить - и даже спасти его, - но и так выстроить их отношения, чтобы пробудить в нем пламенную и нежную любовь, которой хватит на целую жизнь.

        Аннетт БРОДЕРИК

        КАНИКУЛЫ В АРИЗОНЕ

        Тебе, Мишель, с любовью, с благодарностью за поддержку в самую трудную минуту

        Глава 1

        Хок ждал.
        При раздаче добродетелей его несколько обделили по части терпения. Он никогда не умел ждать, и сегодняшний день исключением не был. Хок то и дело поглядывал на часы.
        Где его носит, этого доктора Уинстона? Закажут самолет, а потом жди их битый час…
        Хок стоял, опершись о стойку, в тесной диспетчерской компании «Горизонт-Авиа». Доктор, личность ему незнакомая, собрался лететь во Флагстаф по каким-то экстренным семейным делам. Из пилотов в пределах досягаемости оказался один Хок, и ему пришлось отложить на сколько-то часов свои отпускные планы.
        Что ж, не в первый раз он перестраивался на ходу. И если подумать - разве когда-нибудь что-нибудь шло у него по плану?
        Конечно, он был не против помочь своему приятелю Рику наладить чартерный сервис в Эль-Пасо, но ведь из-за этого пришлось вернуться в Штаты на год раньше, чем он намеревался! И вот теперь, когда компания «Горизонт-Авиа» окрепла, Хок знал, что ему пора дальше.
        Он никогда не застревал подолгу на одном месте. То, что называется перекати-поле, он был непоседлив и жаден до новых впечатлений.
        На первый случай - взять отпуск. Многочасовые перелеты - работенка не из легких, и восемнадцать месяцев напряжения свое дело сделали. Хок мечтал пошататься по горам в мексиканской глубинке, насладиться одиночеством и тишиной.
        Если добрый доктор не слишком замешкается, через несколько часов мы будем во Флагстафе. Потом хорошенько выспишься - и завтра на заре я, глядишь, уже лечу на юг.
        В открытую дверь Хок заметил новенький автомобиль, который остановился напротив, на другой стороне улицы. Молодая женщина отважно выскочила с водительского места на огнедышащий асфальт аэропортовской стоянки. Деловой светлый костюм, хотя и очень шел к ее миниатюрной фигурке, был, пожалуй, строговат для знойного техасского лета.
        Она быстро шагнула к багажнику и подняла крышку. Пока она наклонялась, Хок с удовольствием смотрел, как тонкая юбка облепила ее бедра и безупречно стройные ноги. Он медленно выпрямился у стойки. Ей-Богу, недурна.
        Вынув из багажника небольшой саквояж, она захлопнула крышку и пошла через дорогу прямо на него, слегка утопая высокими каблуками в размягченном асфальте. А когда подошла поближе, Хок был вынужден переменить свое первое впечатление: женщина была, не то что недурна, она была убийственно хороша собой.
        Хок немного удивился - отчего его так пробрало? Что в ней такого? Хрупкий вид? Тонкость черт? Матовая белизна кожи, как у фарфоровой куколки? Она либо гостья в сухой пустыне Эль-Пасо, либо сидит целыми днями взаперти.
        Солнце зажигало рыжеватые блики в ее темно-каштановых волосах, изящно подобранных на затылке, колечками спадающих на лоб, и Хоку оставалось только гадать, какого цвета глаза скрыты за солнечными очками.
        Он вдруг почти осязаемо почувствовал атлас ее кожи, как будто его ладонь уже знала прикосновение к этой светящейся гладкой щеке. Ладонь налилась жаром.
        Что еще такое? - недоумевал Хок. Что он, не видал красивых женщин? К тому же она была не в его вкусе. Такие куколки - обычно особы испорченные, и он от таких держался подальше. Наверное, жара в голову ударила.
        Он задумался: что она здесь делает? Искоса взглянул на Рика, который принимал заказ по телефону. Может, завел себе новую подружку и хотел это скрыть от меня? Умора! Боится, что я вторгнусь на его территорию.
        Оба приятеля знали, что это исключено. Отношение к женщинам было у Хока совершенно определенное: он их брал и он их бросал. И бросал обычно еще до того, как они успевали завести разговор о соглашении на более постоянной основе.
        Его взгляд вернулся к женщине - она была уже у самой двери. Чем-то она отличалась от всех женщин, которых он знал, чем-то неуловимым. Хок мучительно напрягся - и как будто трещина прошла внутри, предупреждением, что надо взять себя в руки.
        Он неторопливо отвернулся от двери и прочно облокотился о стойку. Смотри не перебери с нежными взглядами, напомнил он себе. Когда же этот чертов добрый доктор до нас доберется, если ему так приспичило лететь!
        Пейдж толкнула тяжелую стеклянную дверь чартерной компании и, вступив в приятную прохладу, сняла очки. Ей понадобилась минута-другая, чтобы глаза освоились после ослепительного сверкания июльского солнца. Потом она с сомнением оглядела крошечную контору. Когда ее секретарю удалось заказать самолет, она так обрадовалась, что подробности выяснять не стала.
        Осмотр привел ее в некоторое уныние. Карты, рекламы и календари почти сплошь покрывали стены. Видавший виды стол и пара не поддающихся описанию стульев помещались на половине, предназначенной для клиентов, а через стойку в пол человеческого роста теснилось в беспорядке разрозненное офисное оборудование.
        В диспетчерской было два человека. Один стоял у стойки, другой, за стойкой, говорил по телефону.
        Она прикинула, давно ли ждет человек у стойки. Взглянула на часы и решительно двинулась вперед, ожидая, что диспетчер, говорящий по телефону, ее заметит. Ей нужно было вылететь - и сейчас же.
        - Вы кого-то ищете?
        Пейдж повернула голову к человеку, рядом с которым оказалась. Вблизи он прямо-таки наводил страх. Даже не своими шестью футами роста, а скорее телосложением.
        Он был необыкновенно широк в плечах, и его мускулистость подчеркивала рубашка-хаки с закатанными рукавами. Волосы как вороново крыло, высокие скулы и кирпичный загар выдавали индейскую кровь, что, впрочем, не редкость на Юго-Западе. А от его полнозвучного, раскатистого голоса у нее даже зазвенело в ушах. Она принудила себя посмотреть ему в глаза. Про таких говорят - матерый.
        Какая силища! И по лицу никак не понять, о чем он думает.
        Пейдж решила, что не стоит терять время - а вдруг он ей поможет?
        - Вообще-то я заказывала самолет… - начала она.
        Он взглянул на нее жестко, с внезапным подозрением.
        - Как вас зовут, простите?
        - Пейдж Уинстон.
        - Доктор Уинстон? - Нотка недоверия прокралась в его голос.
        - Совершенно верно.
        Она кивнула на человека, говорящего по телефону.
        - Вы не знаете, он еще долго будет занят? Человек у стойки пожал плечами.
        - Это неважно, я - ваш пилот. Если вы готовы - летим.
        - Вы - мой пилот? - опешила она.
        - Сколько я понял, вам срочно нужно было во Флагстаф…
        В его тоне не было полной уверенности, и это мгновенно привело се в чувство. В конце концов, не все ли ей равно, с кем лететь, лишь бы поскорее добраться.
        - Да, да, очень срочно. Мой отец уехал туда в отпуск, и у него прихватило сердце.
        Она рассеянно поворошила пальцами завитки на лбу.
        - Мне надо скорее к нему в больницу.
        Человек кивнул и, нагнувшись, подхватил саквояжик, стоящий у ее ног. Потом указал на дверь, которую она раньше не заметила.
        - Сюда.
        Солнце полыхнуло ей в глаза, как из топки, волной жара и блеска, и она поспешно схватилась за очки. Темные стекла позволили разглядеть, что пилот - уже на полпути к маленькому самолетишке, присевшему на край взлетной полосы.
        У нее ком встал в горле. Вот на этом - лететь? На такой крошке? Она нервно покрутила головой по сторонам, но ничего посолиднее не обнаружила. Пилот обернулся, поджидая ее. Он уже успел надеть свои зеркальные «консервы», и Пейдж увидела в них только себя - чуть живую от зноя и страха перед крошечным самолетом.
        Хок подал ей руку, Пейдж неуверенно протянула свою, и он подсадил ее на крыло, кивком указав на дверцу величиной с люк.
        Пейдж запоздало подумала, что выбрала не самый практичный костюм для путешествия. Но когда она заскочила домой и побросала в саквояж что попало, все ее мысли были сосредоточены только на отце.
        Что за приступ его свалил? В каком состоянии она его застанет? Он должен поправиться. Просто обязан. Он всегда был ей не только отцом, но и партнером в деле, и лучшим другом. Без него ей нет жизни!
        Пейдж пробалансировала по крылу и, подобрав юбку, втиснулась в кабинку пилота. Глянула на щит управления и оробела от всех этих кнопок и приборов. Умный и послушный маленький механизм был перед ней, и, слава Богу, ей больше ничего не надо о нем знать.
        Хок забрался внутрь следом за ней, удостоверился, что она хорошо пристегнула ремень, и, расположившись рядом, перебрал необходимые для полета карты и бумаги. Конечно, он уже сверился с контрольным листом до ее приезда, чтобы не тратить зря время, но счел нелишним пробежать все еще раз. Затем он взял микрофон и запросил у дежурного поста разрешение на взлет. Через несколько минут они уже были в воздухе.
        Пейдж наблюдала, как выжженная солнцем, бурая земля Эль-Пасо уходит все дальше вниз. Гора Франклина, как извечный часовой, стояла на карауле над широко раскинувшимся городом.
        - Все в порядке?
        Пейдж нервно вздрогнула. Отчего у нее такая преувеличенная реакция на этого человека? Вроде бы он вполне вежлив. Дело, наверное, в голосе - почему-то он кажется ей знакомым, хотя она точно знает, что видит этого человека впервые в жизни.
        Пейдж бросила на него косой взгляд.
        - Да, все в порядке.
        Откашлялась.
        - Когда вы предполагаете быть на месте? Чуть нахмурясь, он изучающе взглянул на приборы, улыбнулся. Зубы показались ей ослепительно белыми на таком загорелом лице.
        - Часам к семи должны добраться. Если не будет осложнений.
        - Осложнений? Каких осложнений? - забеспокоилась она.
        - С севера идет гроза, я надеюсь ее обойти. Для этого придется взять курс на запад, а потом уже на север. Это может быть подольше, зато поприятней.
        У нее упало сердце. Без особой нужды она никогда не летала, даже на больших коммерческих лайнерах. А теперь вот болтается в воздухе Бог весть на чем…
        Чтобы отвлечься от своих мыслей, Пейдж защебетала, стараясь придать тону непринужденность:
        - Я так рада, что удалось найти самолет без предварительного заказа…
        - Да, позвонили бы на час позже, была бы осечка.
        - Вы хотите сказать, что улетели бы по другому заказу?
        Угол его рта искривила усмешка.
        - Нет, мэм. Я улетел бы в отпуск.
        - О!
        Пейдж не знала - может, он расстроен, что пришлось везти ее? По нему ничего невозможно было понять.
        - Мне очень жаль, - сказала она на всякий случай.
        - Ничего страшного. Переночую во Флагстафе, а утром отбуду в Мексику.
        - У вас там семья?
        - Нет, там асьенда у моего друга, в глухом месте. И при ней - посадочная площадка. Хочу закатиться в горы с рюкзаком, порыбачить…
        - Один в горах?
        Он метнул на нее удивленный взгляд.
        - Конечно!
        Она не представляла, как можно проводить отпуск в одиночестве. Да еще вдали от цивилизации. Дикая природа была для нес тайной за семью печатями, и ни малейшего желания раскрыть ее она никогда не испытывала.
        - Значит, я не нарушила ваши планы?
        - Не нарушили, не беспокойтесь.
        - А вы вообще-то давно летаете? - бухнула она и сразу же пожалела, что выдала свою тревогу. Но было уже слишком поздно.
        Он снова раздвинул губы в улыбке, и ее сердце, и без того беспокойное, заколотилось с утроенной силой. Эта улыбка вспугивала в ней целый рой ощущений, которые не имели ничего общего со слабостью нервов.
        - Лет двадцать.
        - Двадцать?!
        Она с недоверием уставилась на него. Если ей тридцать, то он не намного старше.
        - Я летаю с шестнадцати лет.
        - А разве так рано начинают?
        - Может, и нет. Но я был сам себе хозяин с четырнадцати. Свел знакомство с одним летчиком и до тех пор вертелся у него под ногами, пока он не нанял меня на подсобную работу. Он и летать меня начал учить, я думаю, чтобы я отвязался от него со своими «что, да как, да отчего».
        Пока он говорил, у Пейдж возникло множество вопросов. Где его семья? Почему он ушел из дому? К тому же она не знала даже его имени.
        - Боюсь, мы с вами в неравном положении. Вы знаете, как меня зовут, а как нас зовут, я не знаю.
        - Хок.
        - Хок?
        - Совершенно верно.
        Ей захотелось спросить - это имя или прозвище, но она решила, что такая дотошность неуместна, и отвернулась к окну, стараясь не думать про бездну, отделяющую их от земли.
        - А вы как решили стать врачом? Густой голос оборвал нить ее тревожных мыслей. Впрочем, в вопросе не было ничего неожиданного. Большую часть жизни она провела в ответах на него, в той или иной форме.
        - Тут несколько причин, - сказала она. - Мой отец - врач, педиатр. Сколько я себя помню, я всегда тоже хотела быть врачом; И потом я люблю детей. Я ни разу не пожалела, что пошла по стопам отца. У нас клиника в Эль-Пасо.
        - А давно вы практикуете?
        - Четыре года.
        - Тоже рано начали. Я бы сказал, что вы только недавно получили право голоса.
        - Право голоса я получила достаточно давно.
        Он усмехнулся ее чопорному тону, взял микрофон и вызвал землю. Когда ответил бесплотный голос, он запросил сводку о движении грозы и сосредоточенно выслушал, что голос отбарабанил про облака, направление ветра и воздушных потоков.
        Пейдж ничего не поняла, но она знала, что нечего беспокоиться из-за погоды - пилот безусловно владел ситуацией. Вот только как объяснить это своему паникующему желудку и скачущему пульсу?
        - Вы часто летаете?
        Его вопрос пришелся как нельзя кстати.
        - Ой, что вы!
        Пилот улыбнулся ей успокаивающе.
        - Оно и видно. Расслабьтесь, откиньте голову назад и закройте глаза. Здорово помогает, вот увидите.
        Пейдж согласно кивнула. Глупо было бы утверждать, что она не волнуется, - у нее на коленях лежали клочья бумажного носового платка. Вряд ли он поверит, что это ее новое хобби - рвать бумагу.
        Она закрыла глаза с твердым решением расслабиться - и тут же открыла под натиском мыслей об отце. От твоего волнения ему легче не станет, наконец сказала она себе и украдкой взглянула на Хока. Интересный тип лица - такого не было ни у кого из ее знакомых. Надев наушники, он, казалось, забыл о ней. Даже радио Пейдж больше не слышала.
        Мало-помалу, незаметно для себя Пейдж размякала. С тех пор как отец уехал в отпуск, в клинике на нее легла двойная нагрузка, и к тому же она знала, что чересчур усердствует. Папа, пожалуйста, не сдавайся! Ее любовь прокладывала путь к отцу через многие километры. Он должен почувствовать, что она думает о нем. Пару часиков - и я буду с тобой. Держись, прошу тебя.
        Ее длинные ресницы дрогнули в последний раз и легли на щеки. Пейдж уснула.
        Хок заметил это не сразу. Здорово же она устала, если спит в такую качку. Ветер налетал порывами, подхватывал и тряс самолет, как рука великана, вздумавшего побаловаться.
        Он нисколько не боялся приближения грозы и был спокоен за свою машину. Все утро он провозился с топливной системой и не сомневался, что нашел и устранил неполадки. Но что же, черт побери, творится с манометром?
        Пейдж разбудил грохот и треск. Она выглянула в окно и замерла от ужаса. Вокруг клубились сплошные черные тучи. Она обернулась к Хоку, который с мрачным видом лавировал в воздушном водовороте.
        - Это та гроза, о которой вы говорили? Она постаралась не выдать своего ужаса. Хок, не глядя, кивнул.
        - Гроза сейчас беспокоит меня меньше всего.
        - Что вы имеете в виду?
        - С этим ветерком я справлюсь, когда выйду на открытое место. А вот давление масла падает…
        Она еще раз взглянула в окно - там были одни только злые черные тучи. Куда подевалось солнце?
        - Где мы сейчас?
        - Восточная Аризона, - сказал он с нажимом.
        Она призвала на помощь свой географический багаж. Что там, в восточной Аризоне?
        Кажется, пустыня и кактусы сагваро. Или там Финикс с пригородами?
        Хок постепенно снижал высоту, моля Бога поскорее вывести его из туч, чтобы он мог присмотреть место для посадки.
        Его молитвы были незамедлительно услышаны. Черные тучи поредели, и в прорехах появились зеленые пятна. Пока все шло хорошо. Он проверил манометр. Стрелка неуклонно падала.
        Когда Пейдж увидела землю, сердце ее гулко стукнуло. Горы. Зеленые горы. Найдется ли там хоть сколько-нибудь ровное место, чтобы им сесть?
        Она еще раз поглядела на человека, в чьих руках были их жизни. Он поднял на лоб свои «консервы» и сохранял на лице полную невозмутимость, разве что складка пролегла между бровей. Интересно, индейцев учат такому выражению лица или оно у них врожденное? Ее-то страх был написан у нее на лбу большими буквами.
        Поздно спрашивать, доверяет ли она этому человеку. Слишком поздно; В конце концов, на карту поставлена и его жизнь, не только ее. Как же она не навела справки о нем, прежде чем заказывать самолет? Ведь она ничего не знала ни о его репутации, ни о профессиональной подготовке.
        Ну, а если бы знала - это бы что-нибудь изменило? Ее секретарь перебрал псе варианты, как добраться до Флагстафа, и они остановились на самом быстром - по крайней мере, так им казалось тогда.
        Пейдж снова посмотрела вниз и тут же пожалела об этом. Земля приближалась с пугающей быстротой. Она затаила дыхание, когда Хок, снижаясь, чуть не срезал верхушки сосен, усеивавших землю. Пейдж не видела свободного места, где он мог бы посадить самолет.
        Хок думал о том же, но панике решительно не поддавался. Ему приходилось бывать в разных переделках. Достаточно вспомнить про вынужденные посадки в Юго-Восточной Азии, в Центральной и Северной Америке, где он ухитрялся посадить свой самолет на крохотных пятачках. Правда, в те разы самолет был в исправности.
        Взгляд на манометр подбодрил Хока - стрелка приостановилась. Утечка масла, конечно, есть, но, может быть, все еще не так плохо? Если удастся посадить самолет, не повредив его, то инструментов для ремонта хватит.
        Хок мысленно произвел инвентаризацию содержимого своего багажника: походное снаряжение, транзистор и запас провианта, приготовленный для Мексики. Могло быть хуже. Теперь все, что нужно, - приглядеть место.
        А вот и оно! Хок возблагодарил Бога. Он приметил лощину с редкими осинками - это не то что огромные сосны, которые мигом положат конец вынужденной посадке. Еще взгляд на манометр - стрелка опять падала.
        Выбора больше не оставалось. Надо было садиться.
        - Ну вот, садимся.
        Его глубокий голос наполнил собой всю тесную кабину. Как ему удавалось сохранять такое спокойствие? Пейдж подумала, не тот ли это момент, когда вся жизнь проносится в мозгу? Если тот, ее мыслям не хватало связности. Собственно, мысль была одна - об отце. Жив ли он? Как она до него доберется? А если не доберется - как он перенесет этот шок? Знать бы, в каком он состоянии.
        И, наконец, все оборвалось на последней мысли: Я так много еще хотела сделать в жизни…

        Глава 2

        Пейдж очнулась от собственного стона.
        Струйки воды сочились по ее лицу. Она шевельнулась, и голову пронзило острой болью. Так вот как чувствуют себя с похмелья, смутно подумалось ей. Но ведь я совсем не пью.
        Потом пошли другие ощущения. Ее куда-то несло - против ее воли. Правое ухо было плотно зажато, и оттого в голове стоял устойчивый шум. Плечи и колени скрепляли стальные обручи. Она попробовала помотать головой, и темнота снова забрала ее.
        Несколько минут - а может быть, часов - спустя Пейдж сообразила, что попала в плен к дикарям. Только они были очень маленькие. Они держали ее голову и, чередуясь, колотили по ней крохотными колотушками. Что им от меня надо?
        Она попыталась выпростать руку, но руки были спеленуты одеялом. Хорошо хоть ее не связали. Если удастся освободить руку, она им покажет. Отмахнется от них одним взмахом, как от мух. Только они наверняка действуют хитростью, раз такие маленькие.
        - Лежи смирно, Пейдж. Все обойдется, попробуй отдохнуть.
        Где она слышала этот голос? Глубокий, теплый, умиротворяющий. Ниже, чем у ее отца. Отец!
        - Папа!
        Она дернулась, чтобы сесть. Где он? Он ее зовет. Ему что-то нужно.
        - Все в порядке, девочка. Я отвезу тебя к отцу.
        В голосе была спокойная властность, утихомирившая ее. Кто же это?
        Чья-то рука приподняла ее за плечи. От этого движения маленькие мучители удвоили свои старания.
        - Перестаньте, прошу вас, - пробормотала она, не вполне уверенная, что дикари понимают по-английски.
        - Я просто хотел сменить тебе компресс… Она должна была объяснить, что разговаривает вовсе не с тем спокойным голосом, который журчит у нее над ухом, а с проклятыми лилипутами, которые забивают гвозди в ее беззащитную голову. Но объяснение потребовало бы чересчур много усилий.
        Что-то мокрое и прохладное легло ей на лоб, и она вздохнула с облегчением. Неземное блаженство. Большая рука нежно погладила ее по щекам, отвела с лица пряди волос.
        - У вас небольшое сотрясение мозга, доктор Уинстон. Не слишком серьезное. К утру вам полегчает, я уверен.
        Надеюсь, поправил себя мысленно Хок. Пейдж с готовностью погрузилась в сон, чтобы ждать благодатного утра. А лилипуты, наверное, все посыпались вниз, когда ее приподнимали с подушки. И поделом им. Поплатились за свою жестокость.
        Во сне Пейдж захотела пошевелиться, но не смогла. Что же с ней такое? Она открыла глаза и поняла, что решительно соскользнула за грань, в сюрреалистическое измерение.
        Ни в чем не было ни смысла, ни толка. Ее голова покоилась на твердой бронзовой поверхности, которая плавно вздымалась и опадала, тело - на чем-то большом и теплом.
        Все вокруг было затянуто каким-то брезентом, не пропускавшим свет. Ночь или день сейчас, она не могла сказать.
        Она приподняла голову и с удовольствием отметила, что ее маленькие мучители отправились восвояси, оставив ее лишь с тупой болью в голове. Твердая подушка под головой сдвинулась, и Пейдж увидела в нескольких дюймах от себя пару черных глаз, в которых были участие и забота.
        До чего же красивые глаза!
        - Как ты себя чувствуешь? - мягко пророкотал мужской голос.
        - Лучше бы я не пила, - сказала она и удивилась, чему он усмехается.
        Она вдруг поняла, что лежит в обнимку с обладателем этих великолепных черных глаз. Вот чем занимается мое подсознание, стоит мне только задремать. Укладывает меня в постель с образцовым экземпляром мужской породы. Забавно. Она прикинула, сколько времени может продолжаться такое состояние, но потом решила, что, раз она в него впала, лучше просто им наслаждаться.
        Вскоре она обнаружила, что рука ее лежит на его ничем не прикрытой груди, и намеренно пошевелила пальцами. Пальцы послушно потрогали теплую кожу. Пейдж подвинула руку вперед и улыбнулась. Неплохо. Совсем неплохо.
        Начались дальнейшие открытия: она уютно пристроилась под боком у мужчины, откровенно прильнув к нему бедром, одну ногу как бы вплела в его ноги, а он обнимал ее обеими руками. Дрожь замешательства прошла по ней. Что-то уж очень осязаемый сон. Она ощущала под ладонью ровное биение его сердца, легкое дыхание опахалом ритмически овевало ей лоб.
        Пейдж знала, что надо всего лишь перевернуться на другой бок и посмотреть на часы - тогда все исчезнет. Но слишком велик был соблазн понежиться в этом сне еще пару минут.
        Она заметила между прочим, что одежды на них почти нет, тем не менее она не озябла - уж очень аккуратно было подоткнуто одеяло. Пейдж тихонько подняла голову и сообразила, что они засунуты в спальный мешок.
        Спальный мешок? Это еще откуда выудило ее подсознание? Она в жизни не ходила в походы. Просто не представляла себе, как можно жить в полевых условиях, и не собиралась даже пробовать.
        Но что поделаешь, сон есть сон, не может же она проконтролировать все, что туда попадает. Однако спальный мешок - это, пожалуй, чересчур!
        Человек шевельнулся, и ее мысли вернулись к нему. Не изменился ли ритм его дыхания? Не крепче ли стало объятие? Сердце, во всяком случае, забилось чаще.
        Только теперь до нее дошло, что происходит, и она высвободила ногу. Хватит, пора просыпаться. Знаем мы эти сны и к чему они приводят. Она хотела сесть, но ей мешал этот человек и не пускало подоткнутое одеяло, Она прищурила глаза, пытаясь разглядеть часы, которые стояли на тумбочке подле кровати, но не увидела не то что часов, но даже и тумбочки. Тогда она с усилием села и уперлась макушкой в брезентовую крышу.
        Зловещая догадка пронзила ее. Более чем зловещая.
        Она не спала. Она определенно бодрствовала, но смысла происходящему это не прибавило.
        Пейдж стала судорожно вспоминать, почему она здесь, и тупая пульсация в голове участилась. Она потрогала висок и обнаружила, что он распух.
        Надо было проверить себя. Она покопалась в памяти. Имя? Пейдж Уинстон. Возраст? Тридцать. Занятие? Врач. Адрес? 13 - 28 Ла Донна Драйв, Эль-Пасо, Техас.
        Пока все шло нормально. Спокойствие. Ты ударилась головой и потеряла ориентацию. Врачебный опыт призывал ее объективно взглянуть на вещи, а сердце не слушалось, рвалось из груди, заставляло дышать часто и тяжело.
        Ну, ладно. Следующий шаг - вычислить, где ты находишься. Она оглядела тесное пространство, ограниченное брезентом, ища, за что бы зацепиться. Ни одного знакомого предмета.
        Она тихо повернулась и поглядела на человека, который все так же лежал рядом. Ей-Богу, она видела его в первый раз.
        - Я вас знаю? - спросила она вежливо с неуверенной, пробной улыбкой.
        Хок заморгал от неожиданности. Он не выспался, мозг его работал вяло и не был готов к странным вопросам пассажирки. Он приподнялся на локте, чувствуя, как затекла рука, на которой несколько часов пролежала ее голова.
        - А ты разве не помнишь? Вопрос глупейший из глупых, подумала она в раздражении. Стала бы она спрашивать!
        - Вас никто не учил, что это невежливо - отвечать вопросом на вопрос?
        Еще раз она вгляделась в его лицо. Нет, она не знает этого человека. Со всей очевидностью не знает. В таком случае как понять, что они оказались вдвоем в одном спальном мешке под какой-то брезентовой крышей?
        Она потерла свою несчастную голову, смутно припоминая, как по ней колотили колотушками всю ночь напролет. Она еще подумала тогда: неужели так себя чувствуют с похмелья? Если да, то, значит, она вовремя приняла правильное решение - никогда не пить.
        Хок озабоченно наблюдал за ней. Это сотрясение мозга будет, пожалуй, посерьезнее, чем он предположил сначала. Он осторожно поднял указательным пальцем ее подбородок и повернул лицом к себе, чтобы посмотреть в глаза. Так и есть, зрачки расширены. По крайней мере правый, что не удивительно, если принять во внимание опухоль на виске.
        Вчера вечером, когда они приземлились, он старался, как мог: вынес и устроил ее под деревьями, чтобы она полежала, пока он не разгрузит самолет. Он никогда не забудет чувство облегчения, когда она пришла в себя, хотя и всего на несколько минут.
        - А что ты помнишь про вчерашний день? - спросил он, глядя на ее растерянное лицо. - Не помнишь, как приземлялся самолет?
        Она совсем смешалась. Самолет? Он спрашивает что-то про самолет, про посадку. Ей припомнился кадр телехроники: огромный лайнер взрывается в конце посадочной полосы, превращаясь в столб пламени и дыма. Когда она это видела? Задумчиво потерев лоб, она тихо сказала:
        - Боюсь, что нет.
        Так что же теперь? - озадачился Хок. Есть ли смысл питать ее страхи - признаваться, что, хотя они и остались живы, самолет больше не сможет взлететь?
        - Ну и ладно. - Он отодвинулся от нее, насколько это позволяло их тесное ложе. - Мне надо пойти поискать сухих дров для костра. Ничего, если я оставлю тебя ненадолго?
        Она уловила его тревогу. Что же такое с ее головой? Вместо мыслей - клейкое месиво, не желающее выливаться в разумные формы. Она никак не могла взять в толк, что она тут делает, когда ей положено проснуться в собственной постели, в собственном доме и собираться в клинику.
        Что оставалось Хоку? Сидя в излучине его "руки, придерживая на груди легкое одеяло, но подставляя его оценивающему взгляду шелковистую гладь спины, она так печально сдвинула брови, что Хок не выдержал, притянул ее к себе со смутным желанием утешить.
        - Все будет хорошо, девочка. Не думай ни о чем. С тобой ничего не случится, я не позволю.
        Он склонился к ней и коснулся ее губ своими губами.
        Ни малейшей требовательности не было в его поцелуях, напротив, они несли ей покой, давали ощущение надежности, блаженства.
        Это мог быть только сон. Других объяснений она не находила. Или сон во сне. Но ей точно никогда не снился этот человек. От его последнего поцелуя у нее перехватило дыхание.
        Хок замер, удивляясь сам себе. Нашелся утешитель! Правда, он не ожидал, что она ответит.
        И вдруг забыл, кто они и почему они здесь, - так его потянуло к ней. Ее губы невольно приоткрылись ему навстречу. На вкус она была такая душистая, такая теплая и чудесная! Потеряв над собою власть, он погрузился в ласки.
        Что со мной? - думала Пейдж. Она никогда не чувствовала ничего подобного. Никогда ни один мужчина не действовал на нее так.
        Кто же это такой?
        Пейдж сделала усилие и отпрянула - надо же было установить его личность. Она увидела скуластое лицо, словно опаленное солнцем, великолепные глаза с гипнотическим взглядом и густые черные волосы, спадающие на высокий лоб.
        Но кто же это? И как они оказались вместе в одном спальном мешке? Наверняка они не чужие друг другу!
        Кажется, дела обстоят хуже, чем она думала. Что, если она не просто потеряла ориентацию? Что, если у нее какая-нибудь из форм амнезии?
        Пейдж закрыла глаза и попыталась отключиться. Расслабься. Все будет хорошо. Не паникуй. И не вгоняй в панику своего товарища. Ему вовсе ни к чему знать, как мало ты помнишь. Память может вернуться в любую минуту.
        Она открыла глаза и оказалась лицом к лицу с ним.
        - Мы попали в авиакатастрофу?
        Он легко улыбнулся.
        - Не совсем. Мне пришлось посадить самолет в горах.
        - А!
        Она не спускала с него изучающего взгляда. Он был так близко, что она видела свое отражение в его зрачках. Теперь по крайней мере она хоть что-то узнала о нем. Он летчик.
        - Где же мы?
        Он беспокойно дернулся, отодвигаясь.
        - Где-то в восточной Аризоне.
        Аризона! Каким ветром нас занесло в Аризону?
        Все это не имело никакого смысла. Похоже, она забыла значительную часть своей жизни.
        Пейдж потрогала лоб. Ей казалось, что голова у нее пухнет с каждым ударом сердца. Она попыталась сделать глотательное движение, но во рту было сухо, как после шестимесячной засухи.
        - Глоток воды, если можно.
        Хок так и уставился на нее. Как врач она должна знать, что при сотрясении мозга пить нельзя. Это азы. Но она же сейчас не врач, напомнил он себе. Глупо ждать от нее, чтобы она сама себе ставила диагноз и сама себя лечила.
        Он погладил ее по голове, поправил струящиеся по плечам волосы.
        - Боюсь, что не могу дать тебе попить, Пейдж.
        Она взглянула в недоумении.
        - Похоже, у тебя сотрясение мозга. Тебе нельзя пить.
        Ну, конечно, нельзя, подумала она. Это я знаю. Я лечила детишек с сотрясением мозга, и с легким, и с тяжелым. Но я и понятия не имела, что при этом чувствуешь.
        Убирайся-ка ты отсюда, приказал себе Хок. Он сам не знал, о чем он думал, когда целовал ее так. Она сейчас хуже малого ребенка! Новое чувство забрало его - желание защитить. Однако, если я не буду следить за собой, ей понадобится единственная защита - от меня. Он отбросил одеяло и потянулся за своими
«левисами».
        Палатка была низковата для его роста. Согнувшись в три погибели, он натянул джинсы, откинул входной клапан и выбрался наружу. Дождь все еще лил.
        Только этого им и не хватало. Он взглянул на небо. Видимо, ночная гроза - это только цветочки, а ягодки впереди. Тучи висели сплошь, и было непонятно, как протаранить небо весточкой о себе.
        Вчера он сбился с курса, пытаясь уйти от эпицентра грозы. В этих краях их искать не догадаются. Сколько он ни посылал сигналов, ответом были одни атмосферные помехи. Неплохо бы получить помощь. Но от кого?
        Он понаблюдал, как дождь монотонно барабанит вокруг. Прорва времени уйдет, пока наберешь более или менее сухого хвороста.
        Собирая хворост и сдирая кору с толстых веток, Хок привел в порядок мысли и просчитал варианты.
        В одном отношении им повезло: у них было походное снаряжение и запас еды на несколько недель. Он оглянулся на палатку, примостившуюся на крутом пригорке. Вполне можно провести здесь несколько дней с этой прелестной пассажиркой.
        Раньше она вряд ли сможет добраться до отца. И только тут он сообразил, что сегодня утром ни разу не слышал от нее об отце. Удивительно! Неужели она не помнит, зачем летела во Флагстаф? Да помнит ли она вообще, куда летела?
        На своем веку Хок повидал больше черепных травм, чем ему бы хотелось, и знал, что от них бывают непредсказуемые последствия. У Пейдж явно помрачено сознание и, кроме того, частичная потеря памяти. Он не представлял, чем может помочь ей в такой ситуации. Он слишком мало о ней знал.
        Оглядев лощину, прорезанную посередине ручьем, Хок удостоверился, что сделал неплохой выбор. Раз уж пришлось приземлиться там, где не ступала нога человека, по крайней мере он выбрал удачное место.
        Опасаясь, как бы низину не затопило, если дождь перейдет в затяжной, Хок разбил палатку на пригорке, среди валунов, под прикрытием деревьев. Но спасатели, если будут пролетать над ними, наверняка заметят самолет.
        При мысли о самолете он покачал головой. Его здорово покорежило, но вынужденная посадка, при которой люди остаются целы и невредимы, - это уже безоговорочная удача.
        Только вот про Пейдж не скажешь, что она цела и невредима. Он снова вспомнил, какой она была вчера вечером: волосы выбились из узла и рассыпались по спине - длинные, цвета красного дерева. Тонкие черты и хрупкая фигурка усиливали ощущение беззащитности. В нем еще жил привкус страха, когда он увидел, что она без сознания. И привкус счастья - в ту минуту, когда ее глаза ненадолго открылись.
        Надо было сказать себе правду - его с первого взгляда сильнейшим образом потянуло к Пейдж. Как иначе объяснить тот безумный импульс, который толкнул его на поцелуи? Она была так беспомощна и так красива, а он целую ночь держал ее в объятиях, молясь, чтобы она пришла в чувство. Нет, он должен взять себя в руки. Прежде всего надо выходить ее и потом вызволить отсюда.
        Он бросил взгляд на небо. Вероятнее всего, их не скоро найдут. Ничего не остается, как ждать, пока Пейдж наберется сил, а уже потом принимать решение. Как бы не пришлось им пешком топать по горам…
        А пока, пожалуй, надо расслабиться и постараться с приятностью провести вынужденные каникулы. Никакой угрозы для жизни нет - ведь Пейдж явно идет на поправку.
        Костерок наконец затеплился, и Хок перевел дух. Лишь бы не погас после стольких-то трудов. Хок поднялся и пошел к ящику с провизией. Самое время для кофе.
        Он услышал позади себя какое-то движение и обернулся как раз в ту минуту, когда Пейдж выкарабкивалась из палатки. Она выпрямилась у входа, с изумлением оглядывая окрестности. На ней был вчерашний деловой костюм и туфли на шпильках. Заметив, что она пошатывается, Хок бросился к ней.
        - Пейдж, дорогая, тебе нельзя вставать с постели.
        С уговорами он втянул ее обратно в палатку.
        - Ты должна лежать смирно, пусть голова поправляется.
        Она послушно опустилась на спальный мешок.
        - Нам только не хватало, чтобы ты простудилась.
        Хок встал рядом на колени и, торопясь, принялся расстегивать на ней пуговицы.
        - Не высохли еще твои одежки, - объяснял он, стаскивая с нее через ноги юбку.
        Последними были сняты туфли, и Пейдж осталась в кружевном белье. Он понимал, что лучше бы ей ничем не стеснять грудь, но не хотел смущать ее и так и засунул обратно в спальник.
        - Полежи еще денек, хорошо?
        Она кивнула с видом доверчивого ребенка. Он нашел вчерашнее полотенце, из которого делал компресс, смочил его водой из фляги и аккуратно положил ей на лоб.
        - Как тебя звать?
        Синие глаза смотрели пытливо. У него екнуло сердце. Выходит, она до сих пор не вспомнила его. Знак нехороший. Но волнения в ее глазах не было. А сейчас это главное: ей нельзя волноваться. Если уж она сама не вспоминает про болезнь отца, какой резон расстраивать ее сообщением об их плачевном нынешнем положении?
        Он провел по ее щеке костяшками пальцев.
        - Меня зовут Хок.
        - Хок?
        - Да.
        - Значит, ты ястреб. Я всегда думала: где живет ястреб? А теперь знаю. - Это был лепет маленькой девочки, ничем не напоминающий ее взрослый голос. - Он живет высоко в горах, в дождливой долине, вдали от мира. - Она закрыла глаза. - Как хорошо, что я тоже ястреб.
        Он просидел подле нее весь день, ненадолго отходя, чтобы попытать счастья с бортовым радиопередатчиком. Или приготовить себе поесть. Прислушивался к любому шуму, который мог означать, что их ищут.
        Часы тянулись медленно. Она то засыпала, то просыпалась. Он курсировал между костром, самолетом и палаткой. К вечеру дождь», перестал, и появилась надежда, что прояснившееся небо все-таки принесет им помощь. Но спустилась ночь, а помощь так и не подоспела.

        Глава 3

        Пейдж снилось, что она парит в небе над горами, долинами и бурными ручьями, иногда ныряя вниз и снова взмывая вверх. Она то была одна, то радом летел красавец ястреб. Ястреб с горящими черными глазами.
        Ей стало жарко. Она попыталась сбросить одеяло - безуспешно. И сесть тоже не смогла. Нехотя открыла она глаза, но было слишком темно, ничего не разглядеть.
        Где я? - спросила она себя. В мозгу одна за другой вспыхивали картинки: мужчина - костер - дождик, капающий с деревьев, - палатка.
        Вот оно. Палатка. Пейдж зашевелилась и почувствовала, что прижата спиной к чему-то теплому и живому. Это явно был мужчина. Но у нее не было отношений с мужчинами на подобной основе! Что же она тут делает?
        Голова болела, но важнее был этот больной вопрос. Она тронула висок и обнаружила опухоль. Верно. Она ударилась головой. Но как? И когда?
        Сильная ручища обвивала ее талию, крепко прижимая к мужчине, с которым она делила постель. Это спальный мешок. Помню. Под открытым небом, с мужчиной. Как, он сказал, его зовут?
        Имени она вспомнить не могла. Напрягая память и сознавая, что это настоятельно необходимо, Пейдж незаметно уснула.
        А когда снова открыла глаза, в отвернутый клапан палатки светило солнце. Рядом никого не было. Приподнявшись, она увидела человека у костра. Судя по восхитительному запаху, он пил кофе.
        Сев, Пейдж не почувствовала больше той стучащей боли в голове, что донимала ее вчера. Слава Богу.
        Кто же этот человек и почему он за ней ухаживает? Она помнила, как он заходил к ней в палатку, гладил по голове, клал на лоб мокрое полотенце, говорил с ней, но уж очень все это было похоже на сон.
        И тем не менее надо смотреть правде в глаза: это не сон. Если она оказалась наедине с мужчиной и если они не только отдыхают вместе на природе, но и спят вместе, на то должна быть причина. Причина же может быть только одна: они женаты.
        Пейдж покопалась в памяти, ища хоть какие-нибудь воспоминания о свадьбе. Единственное, к чему привели ее усилия, - новый приступ головной боли. Беда, когда такой разлад в собственных мозгах.
        Он упоминал про какой-то самолет. Что за самолет? Ни малейшего проблеска в голове.
        Неужели она и вправду замужем? То, как она провела последние две ночи, забыть трудно. И другого объяснения не придумаешь. Может быть, если честно сказать ему, что у нее провалы в памяти, он поможет эти провалы заполнить?
        Пейдж потянулась, с радостью открывая для себя, как это приятно, когда тело начинает слушаться. И потеря памяти, конечно, временная. Она еще раз взглянула на человека у костра. Первым делом надо вспомнить, как его зовут.
        В палатке было душновато, Пейдж выбралась из спальника и стала искать свою одежду. Нашелся один незнакомый рюкзак с мужскими вещами. Недоумевая, Пейдж порылась в них и выбрала ковбойку в красно-черную клетку. За неимением лучшего она закатала рукава баранками и, утопая в этой огромной рубахе, нерешительно вышла на воздух.
        - А мои вещи - где?
        Хок обернулся на ее голос, и у него отвисла челюсть. Пейдж стояла у палатки босиком. Спереди рубаха доходила ей почти до колен, но по бокам высоко открывала ноги. Таким ногам позавидовали бы даже шоу-герлз из Лас-Вегаса. Хок с трудом оторвался от созерцания и принудил себя взглянуть ей в глаза. Его просто добило это зримое напоминание о том, какую женщину он держал в руках две ночи подряд.
        Пейдж явно полегчало, и надо было что-то сказать, все равно что - лишь бы она знала, как он рад этому. Но язык словно прилип к гортани.
        Хок шагнул к дереву, под которым горой лежало все их имущество, прикрытое брезентом, выудил маленький саквояжик и протянул Пейдж.
        - Вот твои вещи.
        Пейдж вдруг сконфузилась, с кивком приняла у него саквояж и вернулась в палатку.
        Содержимое саквояжа привело ее в уныние. Две смены белья, слаксы, пара юбок и блузок, сверху - туфли без каблука плюс сумочка с туалетными принадлежностями. А где же все остальное? Она откинула клапан палатки, чтобы спросить об этом у своего мужа, но вспомнила, что не знает его имени. Дурацкая ситуация, и идиотизм усугубляется с каждой минутой.
        Пейдж дождалась, пока человек обернется в ее сторону, и спросила:
        - А где мои остальные вещи? Хок с озадаченным видом подошел к палатке.
        - Ты взяла с собой только одну сумку, Пейдж, - чуть нахмурясь, ответил он.
        Она кивнула, решив не расстраиваться по пустякам, и переменила тему:
        - Кофе так дивно пахнет. А у меня - наверное, от свежего воздуха - зверский аппетит.
        Он взял ее за подбородок и проверил глаза. Они были куда яснее, чем утром. Пожалуй, ей не повредит сейчас поесть.
        - Я налью тебе кофе, пока ты одеваешься. А потом приготовлю что-нибудь перекусить.
        Когда она снова показалась у входа в палатку, Хок одобрительно улыбнулся ей. Темно-синие слаксы, розовая блуза с длинным рукавом и туфли без каблука гораздо больше соответствовали обстановке, чем вчерашний костюм и шпильки.
        Пейдж ответила неуверенной улыбкой, и Хок импульсивно подошел, протягивая ей руку - как застенчивому ребенку. Она откинула назад волосы, медленно вложила свою руку в его и пошла вместе с ним к костру.
        Дождь, на их счастье, кончился, хотя все вокруг было еще мокрым. Хок постелил кусок брезента на большой валун и предложил Пейдж сесть.
        Она почувствовала, что переоценила свои возможности: от небольшого усилия у нее закружилась голова. Наверное, ей лучше сегодня не напрягаться - поесть и после вздремнуть.
        Хок молча разлил кофе по кружкам, прикидывая, как бы половчее задать ей вопрос о самочувствии и о том, что она еще вспомнила.
        Пейдж взяла кружку и пригубила. Ах, как вкусно! Подняла глаза и встретила взгляд Хока. Нет, бесполезно. Она решительно его не помнит, и надо честно ему в этом признаться, не дожидаясь дальнейшего развития событий.
        - Я должна тебе кое в чем признаться. - Она взглянула было на него, но тут же опустила глаза. - Боюсь, что от удара у меня отшибло память - не помню очень важных вещей. - Она заставила себя поднять глаза и, приободренная его благожелательным взглядом, отважилась:
        - Мало того что у меня вылетело из головы твое имя, но я к тому же начисто забыла, когда мы поженились.
        Поженились?! Оборонная система Хока забила тревогу.
        Она продолжала, решив быть с ним предельно откровенной:
        - Я даже не знаю, куда я девала кольцо. И вытянула свою тонкую руку, показывая, что на пальцах ничего нет.
        Хок потерял дар речи. С чего это ей втемяшилось, что мы женаты?
        Но тут он вспомнил, как они две ночи делили один спальный мешок. Что ж, идея поначалу казалась ему разумной. В первую ночь она была в шоке, и ее надо было согреть. А самым быстрым способом согрева в сложившихся обстоятельствах было отдать тепло своего тела. Поэтому он быстро раздел ее и себя и устроил кокон из своих объятий и спального мешка.
        Ну, а вторая ночь? Почему ты не объяснишь ей, что вы не женаты, но что ей придется делить с тобой спальный мешок, пока за вами не прилетят?
        - Хок, - наконец выдавил он из себя.
        Она смотрела на него непонимающе.
        - Меня зовут Хок.
        - Хок? А это фамилия, имя или прозвище?
        Вопрос его озадачил. Кому какое дело до его имени? Впрочем, пока дела действительно никому не было. Но если ей померещилось, что они женаты, тогда вопрос резонный.
        - Моя мать звала меня Блэк Хок, а потом я взял еще и отцовское имя. По бумагам я - Хок Кэмерон, но обычно обхожусь без отцовской приставки.
        Она помолчала, переваривая информацию.
        - Блэк Хок - необычное имя. Черный ястреб…
        Он пожал плечами.
        - Наверное. Для многих. Но моя мать считала, что оно очень почетное. Она была из апачей.
        - А твой отец как относился к этому имени?
        - Никак. Мать говорила, что мой отец не задерживался подолгу на одном месте. Он ушел за несколько месяцев до того, как я появился на свет.
        Факты, касающиеся его рождения, Хок изложил крайне сдержанным тоном.
        Пейдж попыталась мысленно нарисовать фигуру его матери, но без особого успеха. Тогда она стала примерять к себе его имя:
        Миссис Хок Кэмерон. Пейдж Кэмерон. Пейдж Уинстон Кэмерон. Нет, никаких отзвуков в памяти. А главное - он сам не будил никаких воспоминаний.
        Голова стала наливаться тяжестью, и маленькие человечки снова заколотили по ней колотушками.
        - Не надо, - пробормотала она.
        - Что с тобой?
        - Да опять как будто по голове колотят со всех сторон колотушками. Хок поднялся.
        - Лучше приляг, пока я соберу тебе поесть. Ты еще не совсем пришла в норму. Пейдж потрогала рукой висок.
        - Да, надо немного отдохнуть.
        Он проводил ее до палатки, помог вылезти из брюк и блузы. Но только когда его рука погладила ее по волосам, заботливо прикрыв место ушиба, Пейдж ощутила необъяснимое облегчение.
        - Ведь мы женаты, да?
        Он посмотрел в ее ждущие ответа глаза. Ей нужен покой, а волнение категорически противопоказано. Сейчас это было самым главным.
        Хок ласково поцеловал ее в лоб, натянул одеяло до подбородка. И, как с моста в воду, бухнул:
        - Да, Пейдж, мы женаты. Попробуй вздремнуть.
        Она улыбнулась и закрыла глаза. Хок отправился к костру, где готовилась еда. Ну что, герой, ты дал ответ. А теперь что ты намерен делать?
        Час спустя он еще не пришел ни к какому решению.
        Забрался в палатку проведать Пейдж и натолкнулся на ее взгляд, следящий за его скованными движениями.
        - Тесновато здесь, не разгуляешься, - тихо заметила она.
        - Да, - согласился Хок. - Я покупал эту палатку на себя одного.
        - Давно? Он хмыкнул.
        - В незапамятные времена.
        - Любишь походы?
        - Еще как.
        - А я никогда дикарем не отдыхала. По-моему, - неуверенно сказала она. - Ты знал?
        - Догадывался.
        Он взял ее руку и вложил в свою ладонью вверх.
        - Все еще хочешь есть?
        Пейдж не могла привыкнуть к его прикосновениям. Это было как мгновенный ожог. Его ласковый взгляд говорил, что они родные, и ей страшно захотелось обвить руками его шею. Но она позволила себе только улыбнуться.
        - Что-нибудь съем.
        - Сейчас принесу, - пообещал он. - Ты полежи, а я мигом. - И рванулся прочь из брезентовой тесноты.
        Что она со мной делает? - в тревоге думал он. Ее ждущие глаза стояли перед ним: сама боль, само смятение, сама настороженность. Еще бы! Ведь мудрено вспомнить свадьбу, которой не было.
        Как только она окрепнет, он скажет ей правду. Если их не найдут в ближайшие день-два, придется думать о переходе через горы. И про отца лучше сказать, когда у нее будет побольше сил.
        А пока - почему бы не поддержать ее фантазию, что они проводят в горах семейный отпуск? Если это идет ей на пользу - пусть. Лишь бы самому не забыть, как оно все на самом деле.
        Хоку было отнюдь не безразлично, что Пейдж о нем подумает. Конечно, она оправдает его невинную ложь, как только вспомнит цель своего полета.
        Пейдж спала, когда Хок принес в палатку еду. Он решил не будить ее и вытянулся рядом, радуясь случаю не спеша глядеть на нее и ждать.
        Он и сам не понимал, каким образом эта женщина разбудила в нем мощный инстинкт защитника. Просто он никогда не встречал таких женщин. Чего стоит один ее нежный, струящийся голос, звуки которого он впитывал, как пересохшая земля - благодатный дождь.
        Быть ее мужем - какая ирония! Трудно отыскать пару более разных людей. Она получила солидное образование и сделала карьеру. Он же всю жизнь на своей шкуре узнавал, почем фунт лиха.
        Благодаря своей любознательной натуре он извлек немало пользы из своих путешествий и, если чем-нибудь увлекался, находил книги и много читал. Но, конечно, куда ему до тех лощеных джентльменов, с которыми привыкла иметь дело Пейдж!
        - Ты что загрустил? - вдруг раздался ее голос.
        - Просто думаю. Она слабо улыбнулась.
        - Думаешь черную думу?
        - Вот именно. Твоя еда остыла, но я не хотел тебя будить.
        Она перевернулась на бок.
        - Только и делаю, что сплю. Ничего себе - компания для отдыха.
        - Я не в претензии. Схожу принесу погорячее.
        Когда он вернулся, она уже сидела, расчесывая спутанные волосы. Он протянул ей тарелку, поставил на пол дымящуюся кружку. Еще раз вышел и принес тарелку и кружку себе.
        Они ели в дружелюбном молчании. Хок радовался, что у Пейдж хороший аппетит и цвет лица стал поздоровее. Дай Бог, чтобы худшее осталось позади.
        - Хок!
        - Мм?
        - Ты не поможешь мне заполнить провалы в памяти?
        Хок перестал жевать.
        - Ты точно знаешь, что готова? Торопиться-то некуда, верно? Она вздохнула.
        - Верно. Только я себя так по-дурацки чувствую…
        - Естественная реакция. Я думаю, всякий чувствовал бы себя так на твоем месте. - Он собрал посуду и сложил у входа в палатку. - Почему бы тебе не поотдыхать еще? Я уверен, все к тебе вернется в свое время, не надо торопить события.
        - Ты так хорошо за мной ухаживаешь, Хок. Спасибо.
        Он обернулся и бросил через плечо с улыбкой, от которой у нее колтыхнулось сердце:
        - На здоровье.
        Хок выбрался из палатки, постоял немного. Взгляни-ка на все это как на честно заработанные каникулы. Расслабься и лови кайф.
        Что еще ему оставалось? Не в его силах было хоть что-нибудь изменить. Либо память к ней вернется, либо нет. Подобрав тарелки, он пошел к ручью.
        Пейдж тем временем ломала голову, как давно они женаты. Он ей очень нравился, и она ему - определенно тоже.
        Потом улыбнулась, сворачиваясь калачиком. Ей-Богу, неплохо для отношений между супругами. Я должна похвалить себя за хороший вкус. Выбрала мужа на славу

        Глава 4

        Хок в досаде вылез из кабины самолета. Радиосвязи не было. Транзистор тоже ловил один только треск и шум.
        Соскочив с крыла на землю, Хок огляделся: горы со всех сторон. Неудивительно, что нет связи с миром.
        В который раз, морщась как от боли, Хок осмотрел самолет. При посадке он налетел на торчащий из земли камень и повредил левое шасси. Машина завалилась на бок, помяв левое крыло и пропеллер. Тогда-то, вероятно, Пейдж и ушибла голову.
        Слава Богу, не пострадала топливная линия, по крайней мере опасность пожара им не грозит. Даже интересно, отчего барахлил манометр.
        Итак, в некотором отношении им повезло. Походное снаряжение в целости и сохранности, а это здорово скрасило им вынужденный привал. Пейдж получила столько удобств, сколько позволяют обстоятельства.
        Пейдж. Мыслями он все время возвращался к ней. Накормив, он уже несколько раз успел проведать ее. Она мирно спала с чуть заметной улыбкой на губах.
        Почему у нее такой подкупающий вид? Он быстро понял, что она не из тех женщин, которых испортила их красота. Кажется, она ничего о себе не воображала и даже не подозревала о том, какое действие производит на мужчин.
        Меньше всего ему хотелось стать вестником несчастья - чтобы Пейдж от него узнала про болезнь отца, тем более в ситуации, когда нет никакой возможности сняться с места. Оставалось надеяться, что она сама все вспомнит.
        Хок повернул назад, к лагерю. Идя под говор ручейка, он думал о том, что все маленькие ручьи текут к ручьям побольше, а те потом сливаются в реки. Если пойти по течению, ручеек выведет их к людям, которые обычно селятся по берегам рек. Там уже может быть телефон и все прочее, только вот неизвестно, сколько времени туда добираться. Он не посмеет пуститься в такое рискованное предприятие с Пейдж, пока она не выздоровеет полностью.
        Пора было снова проведать ее, подумать об ужине и о том, как распорядиться с ночлегом. Последняя мысль вызвала инстинктивную реакцию его тела. Хоть бы Пейдж не была так чертовски притягательна! Теперь, когда она начала поправляться, уже нет никаких резонов для того, чтобы делить с ней спальный мешок.
        Другой вариант - быть джентльменом и устроиться отдельно, под толстым одеялом, которое он захватил в последнюю минуту. На такой высоте ночи всегда прохладные.
        Нет, придется признаться: его мать вырастила не джентльмена. Что поделаешь.
        - Хок!
        Он поднял голову. Пейдж стояла над догорающим костром, обворожительная в его ковбойке, которую она приспособила вместо жакета, с тщательно расчесанными, волнами спадающими волосами.
        Видя ее, такую хрупкую и беззащитную, Хок испытал странную смесь чувств. Ему захотелось обнять ее и защитить от всего плохого. Но было и другое, неистовое мужское желание, с которым ему пришлось бороться. Второе желание Хок был в состоянии понять, новизна для него заключалась в страстности первого.
        Он не спеша подошел к ней, стараясь взять себя в руки, спросил, легонько потрепав по щеке:
        - Ну, как ты?
        Она ответила с улыбкой:
        - Гораздо лучше, спасибо. Ты не знаешь, где мои шпильки? Не могу найти ни одной.
        - Наверное, все рассыпались по пути от самолета сюда. Но они тебе и не нужны. Она взглянула на него с беспокойством.
        - Как это не нужны? Мне же волосы в глаза лезут!
        - Их можно заплести в косу. Пейдж с минуту смотрела на него во все глаза, потом улыбнулась.
        - А ведь и правда! Как это я не догадалась?
        Он взял ее волосы обеими руками, приглаживая, усмиряя блестящие волны.
        - Давай я заплету, если ты не против.
        Она кивнула и смирно стояла, пока он не заплел ей одну длинную, до пояса, косу, перехватив на конце обрывком бечевки.
        - Красивые у тебя волосы, - сказал он севшим голосом, отступая на шаг.
        Она повернулась, чтобы поблагодарить, но встретила его глаза и онемела. Хок медленно склонился к ее губам.
        Первое прикосновение было мягким и нерешительным и отозвалось в Пейдж теплой волной, пробежавшей по всему телу. Его руки сплелись вокруг нее, точно самостоятельные существа, знающие свое истинное место. В глубине ее груди что-то всколыхнулось - легкий вихрь ощущений, совершенно ей незнакомых.
        Поцелуй набирал силу, пронзительный, ищущий, и у Пейдж земля ушла из-под ног, она невольно повисла на шее у Хока, поддаваясь желанию чувствовать его губы на своих, откликаться на игру его мускулов. Может, ее разум, ее память и вычеркнули его, но тело помнило и отзывалось с ликованием.
        Он целовал ее лицо истово и нежно, как будто вспоминая губами глаза, рельеф щек, чуткость шеи. Потом, словно соскучившись, опять вернулся к ее губам.
        В поцелуе Хок чуть ослабил объятия. Его руки, сначала легко погладив изгиб ее спины, обласкали плечи, талию и постепенно снова так крепко обвились вокруг Пейдж, что она ощутила себя его частью. Нетрудно было догадаться, чего он ждет от нее, чего имеет право ждать, и у нее на секунду замерло сердце.
        Нет! Не сейчас! Я не знаю его. Не знаю или не помню. Слишком поспешно. Я не готова!
        Она оторвалась от его губ и зарылась лицом в теплую шею.
        - Хок, прошу тебя! Нам надо поговорить. Ее задыхающийся голос вернул его на землю. Сам потрясенный, он разжал руки и отступил назад.
        - Прости. - Это был не голос, а хриплый шепот.
        У нее потемнели глаза.
        - Это не твоя вина, Хок, а моя. Мне очень жаль, что наше путешествие дало такой крен.
        Она тоже отступила назад и, видя его сконфуженное лицо, решила разрядить ситуацию шуткой.
        - В самом деле, кошмар: поехать в отпуск и обнаружить, что собственная жена тебя не узнает.
        - Не надо, Пейдж.
        - Это пройдет, я уверена. Но пока, знаешь, я как-то стесняюсь тебя. Я просто не готова к тому, чтобы…
        - Не надо ничего объяснять, Пейдж. Это меня вдруг понесло. Ты ни в чем не виновата.
        Его глаза так блестели, что она не удержалась - погладила его по щеке.
        - Давай лучше сделаем вид, что мы только что познакомились, и начнем все заново.
        У него защемило сердце от ее тоскующего, беспомощного вида. Что ж, предложение стоящее. Надо же чем-то занять себя, пока они торчат тут и ему нельзя ее трогать. Так легче с собой справиться. А он должен справиться.
        - Неплохая идея, - одобрил он с улыбкой. - Почему бы нам не собрать что-нибудь на ужин, и ты расскажешь мне свою жизнь, а я тебе - свою. - Он помолчал. - Что помнишь.
        Она смущенно улыбнулась.
        - Знаешь, как странно: я помню, кто я и что я, а тебя не помню, и как мы здесь оказались - тоже.
        Хок порылся в своих запасах, выбрал банку, вскрыл, выложил содержимое в котелок и повесил над костром. Пейдж заняла наблюдательную позицию на большом валуне, понимая, что ей тоже надо учиться жить в полевых условиях.
        Поскольку он молчал, она заговорила первая:
        - Я все-таки не понимаю, как мы здесь оказались. Это мне приснилось или ты правда упомянул что-то про самолет?
        Он оторвался от приготовления ужина.
        - Да, мы летели на самолете, и я вынужден был сделать посадку из-за грозы. - Он бросил взгляд в сторону. - Его отсюда не видно. Я свожу тебя завтра к нему, если захочешь. Может, это тебе что-нибудь напомнит.
        - А куда мы летели? Черт! Так и знал, что она спросит. Наступило молчание. Наконец Хок поднял на нее глаза.
        - Мы планировали отдохнуть от цивилизации, но не то чтобы именно тут. Она засмеялась.
        - Что не тут, это я поняла. Итак, мы летели на самолете. Это твое хобби?
        - Нет. Я этим кормлюсь.
        - А!.. Знаешь, мне трудно думать о тебе как о муже.
        В смущении она уставилась было на огонь, но скоро пересилила себя.
        - Мы давно женаты?
        Хок помотал головой, но не оторвал глаз от варева в котелке, которое он помешивал.
        - Я так и думала. Иначе я не могла бы тебя так начисто забыть.
        Она понаблюдала, как он, такой огромный, ловко управляется с котелком, и сокрушенно добавила:
        - Придется взять обратно свои слова, ведь я зареклась выходить замуж.
        Он вскинул на нее недоуменные глаза. Под его пристальным взглядом она почувствовала, как ее лицо и шея заливаются краской. В самом деле, сказать такое мужу? Конечно, надо было объясниться.
        - Видишь ли, моя мать была очень несчастна в замужестве. Отец крайне редко бывал с ней. Она никогда не могла рассчитывать, что он придет домой к обеду или к ужину. В конце концов она зажила своей жизнью, перестала от него зависеть. Они любили друг друга, это бесспорно, но жизнь врача, который посвятил себя работе, исключает нормальную семейную жизнь. - Пейдж помолчала, глядя на Хока испытующе. - Я должна была тебе все это сказать, когда ты в первый раз сделал мне предложение. Неужели не сказала?
        Она сидела, как девчонка, верхом на валуне, с косой, перекинутой на грудь. Он медленно поднялся и подошел. Их глаза были на одном уровне, он качнулся и чмокнул ее в нос.
        - Представь, мы никогда не обсуждали, почему ты все еще была одна, когда мы познакомились.
        У Пейдж перехватило дыхание - кажется, без этого не обходилось, стоило Хоку оказаться поблизости.
        - Значит, я поступила чудовищно нечестно по отношению к тебе.
        Глядя в глаза стоящему перед ней человеку, Пейдж вдруг поняла, почему она
«поступила нечестно». Просто не хотела его разочаровывать. На том стихийном, изначальном уровне, на каком они общались, она знала его всегда и была частью его жизни.
        Поняла она и то, что снова ждет его поцелуя. Затаив дух, ждет его рук, его сильного тела. Чувства заклинали разум: она должна была очень любить этого человека, раз вышла за него. Зачем же бороться с собой?
        Хок положил руки ей на талию. Его губы были в нескольких дюймах от ее губ.
        - Ну, ты созрела для ужина? - ласково спросил он.
        Пейдж покоробило от такой прозы.
        При иных обстоятельствах Хок сгладил бы все в два счета, но он видел, как действует на нее, и это ему не помогало - только еще труднее было держать себя в руках. Кому-то из них следовало контролировать ситуацию. И уж конечно, не Пейдж - ей бы справиться с собственной болезнью. Хок не мог взваливать на нее ответственность за неразбериху в их отношениях. Он просто старался держать ситуацию в границах разумного.
        За едой они смотрели, как последние лучи солнца скользят вверх по восточной стене скал.
        Смеркалось. Хок сидел, прикидывая, что принесет им завтрашний день. Поисковые самолеты должны были найти их сегодня. Раз ничего не видно, не слышно, значит, вероятнее всего, им придется спасать себя самим.
        - Ты живешь в Эль-Пасо? Вопрос Пейдж оторвал его от размышлений.
        - В Эль-Пасо.
        - Давно?
        - Год с небольшим.
        - Ты говоришь, ты летчик. У тебя свой бизнес?
        - Нет. Чартерный бизнес у моего друга, а я помогал ему наладить дело.
        - Потрясающе интересная работа, да?
        - Мне очень нравится.
        - Мы, наверное, не очень-то много времени проводим вместе, раз оба работаем? - Она взглянула вниз, на затянутую туманом лощину. - Наверное, поэтому и решили устроить себе такие каникулы - чтобы побыть наедине?
        Он не хотел больше врать, но что ей ответить, не знал. Пейдж шла семимильными шагами, адаптируясь и к радикальным переменам в своей жизни, и к потере памяти. Он понимал, как ей нужны ответы, но ему была невыносима ложь - тогда, когда в ней нет никакой необходимости.
        - Я понимаю, Пейдж, ты беспокоишься насчет своей памяти, но не надо торопиться. Ответы на все твои вопросы найдутся, как только тебе станет лучше. - Он встал. - Ложись-ка ты спать.
        И, собрав посуду, принялся ее чистить. Пейдж знала, что он прав. Самочувствие ее было все еще шатким, малейшее усилие утомляло. Однако, себе на удивление, она страстно хотела узнать побольше об этом человеке. Она поступилась своими жизненными принципами, чтобы стать его женой. Значит, он должен быть совершенно особенным.
        - Спасибо тебе, Хок.
        Он спросил, складывая хворост для ночного костра:
        - За что?
        - Ты так заботишься обо мне. Ты такой терпеливый. Я знаю, что для тебя это все непривычно.
        Хок медленно поднялся. Они стояли друг против друга, разделенные костром.
        - О тебе очень легко заботиться, Пейдж. Она еле удержалась, чтобы не броситься к нему на шею - не очень-то разумный поступок, если представить себе, что они только что познакомились.
        - Я сама на себя не похожа. Завтра это пройдет.
        - Согласен. Тебе просто надо побольше отдыхать. - Он взглянул в сторону самолета. - Пожалуй, потерзаю еще радио, а вдруг повезет? - Он пошел было прочь, но приостановился. - Не бойся, я больше не буду тебя беспокоить. У меня есть запасное одеяло, устроюсь здесь, у костра.
        Она попыталась разглядеть выражение его глаз, но света от костра было недостаточно.
        - Ты не хочешь спать со мной?
        - Дело не в этом. Просто тебе нужен покой, и…
        - Я очень хорошо спала с тобой две прошлые ночи. Почему бы ты вдруг стал мне мешать?
        - Ну, я.., в общем, ты меня не знаешь, я…
        " - Я тебя не помню, Хок, а это не одно и то же. Ты ясно дал понять, что не намерен меня торопить. Поверь, я очень это ценю, но зачем тебе мерзнуть тут, когда можно по-прежнему спать вместе в мешке. Или на то есть причина?
        Хороший вопрос. Причина. Ты можешь и дальше продолжать борьбу с соблазном и с собой? Он в растерянности провел рукой по волосам. Что мне ей сказать?
        - Если уж кому и спать отдельно, у костра, - сказала она, - так это мне. С какой стати тебе терпеть неудобства только из-за того, что у меня немного забарахлила голова?
        Они глядели друг другу в глаза - два сильных человека, на которых судьба решила испытать свои причуды.
        Хок вздохнул.
        - Ладно, Пейдж. Будем спать, как раньше, раз ты так хочешь.
        Пейдж попыталась скрыть за формальным кивком пенящуюся, бьющую ключом радость.
        - Я так хочу.
        Она смотрела, как он уходит от нее в темноту. Танцующий круг света от карманного фонарика обозначал его путь вниз по склону, пока не скрылся из глаз.
        Пейдж поежилась, оставшись одна, и заторопилась к палатке - блики костра кое-как помогли ей найти дорогу. Мыслями она все время возвращалась к своему спутнику.
        Я люблю его. Должна любить, иначе я не вышла бы за него, говорила она себе, доставая из рюкзака одну из его футболок, которую решила приспособить как ночную рубашку, и снимая туфли.
        Еще бы его не любить. Легкий человек: характер выдержанный, жизненный опыт огромный, а как он добр к ней! Она представила себе его литую фигуру, его голос.., словно мягкая кисть проходилась по ее телу всякий раз, как он заговаривал с ней. Но самое дивное - что она чувствует в его объятиях. Надо же было так удачно выбрать мужа! Если бы еще вспомнить, как она его выбирала!
        Пейдж умащивалась в спальном мешке, мечтая, что завтра проснется и вспомнит все, что между ними было.
        Хок горячо надеялся на то же самое. По дороге к самолету он присел у ручья и окунул руку в ледяную воду, скачущую по камням. Меньше всего ему хотелось думать о ночи и об их вынужденных объятиях.
        Он только и делал, что обуздывал себя. Пейдж разворошила в нем слишком много незнакомых ощущений, и он просто терялся: как с ними быть? Чем, к примеру, объяснить себе свой рыцарский порыв? Больше всего его поразила собственная искренность. Он в самом деле не хотел причинить ей неудобство. Им двигало желание заслужить ее благосклонность. Зачем, скажите на милость? Какая ему разница?
        В палатке было тихо, когда Хок наконец забрался внутрь. До сих пор старенькое походное снаряжение его вполне устраивало, но сейчас он поймал себя на желании завести спальный мешок пошикарнее и палатку побольше.
        Хок посветил фонариком, тщательно стараясь не направлять прямые лучи на Пейдж. Она крепко спала. Это хорошо. Ей надо было выспаться - так же, как и ему. Он вздохнул, подумав об этой пытке - спать рядом с ней. Те две ночи были тяжким испытанием, и он опасался, что сегодняшняя будет выше его сил. Но придется попробовать еще раз.
        Заметив, что она открывала его рюкзак, он не рассердился. Просто было интересно, зачем. Неужели она думала таким образом узнать о нем побольше? Он посмотрел, как аккуратно она сложила его пожитки. Нет, конечно, нет. Что могут сказать тряпки?
        Он сел и стянул с себя ботинки, джинсы и рубаху. Осторожно отогнул край мешка и улыбнулся. Пейдж спала в его футболке - это был, несомненно, призыв к целомудрию. Вряд ли она догадывалась, как вызывающе выглядит, какая это провокация - ее грудь под тонкой тканью.
        Потушив фонарик, он глубоко вздохнул и нырнул в мешок. Поместиться тут вдвоем можно было только в одном положении - впритирку друг к другу, и Хок с некоторым усилием над собой обвил Пейдж руками. Она повторила изгиб его тела, как будто они всю жизнь только и делали, что спали вместе.
        Хок снова вздохнул. Ночь обещала быть долгой. Он попытался сконцентрироваться на завтрашнем дне. Надо было думать о чем угодно, только не о теплом соблазне тела, так доверчиво угнездившегося у него под боком.
        Пейдж шевельнулась и пробормотала:
        - Доброй ночи, любимый.
        У него гулко стукнуло сердце. Да понимает ли она, как назвала его? Каково это, интересно, - быть любимым такой женщиной?
        Больше она ничего не сказала, и Хок понял, что это было во сне. Значит, и во сне она чувствовала его - так же, как он ее. Он погладил ее плечо, потом спустился вниз по ребрышкам до впадинки, означающей талию. Она была такая маленькая, такая хрупкая - и такая драгоценная. Он притянул ее к себе покрепче и решительно закрыл глаза.

        Глава 5

        Долина искрилась под солнцем во всем своем утреннем великолепии. Крошечными каплями были унизаны лопасти высокой травы, густая листва кустов и деревьев. Молодая олениха паслась вдоль ручья, иногда замирая и оглядываясь вокруг, нет ли посторонних. Но вокруг были все свои: кроличье семейство, чета шустрых белок и суетливый енот - деловой день для них уже начался. Голубая сойка распекала за что-то бурундучка, а пересмешник ее поддразнивал.
        За три дня старожилы долины свыклись с присутствием неуклюжего птицеподобного устройства, без памяти валявшегося в траве.
        Хок стоял на пригорке у палатки, любуясь развернутой перед ним сценой. Здесь было все, что он думал найти в Мексике, только в придачу еще и красивая женщина, которую он оставил спать в палатке.
        Он закинул руки за голову. Пейдж это, может, и по душе, но на него их вынужденная близость оказывала разрушительное действие. Если воздержание не входит в число твоих добродетелей, а тебе постоянно напоминает о его необходимости присутствие милой и умной женщины… Кто бы из его знакомых поверил, что он способен на такие подвиги? Он сам себя не узнавал.
        Следовало бы держаться подальше от нее - занять себя изучением местности, рыбалкой. В нормальных условиях этого хватило бы, чтобы отвлечься. Он поднял руки над головой, потянулся, разминая спину. К сожалению, условия нельзя назвать нормальными.
        Хок зашагал вниз с пригорка. Пора было думать, как им выбраться отсюда, Пейдж скоро уже окрепнет для путешествия. Первым делом Хок решил подняться на скалу повыше, чтобы оглядеть окрестности. Вдруг он обнаружит признаки цивилизации? Тогда можно будет оставить Пейдж одну на несколько часов, пока он сходит за помощью.
        Составив план действий, Хок почувствовал себя увереннее. Когда-нибудь я вспомню этот эпизод и посмеюсь, как я был на волосок от женитьбы.
        Пейдж протянула руку, но наткнулась на пустоту и открыла глаза. Приподнялась в замешательстве - все в палатке молча говорило о том, что она одна.
        Пейдж снова откинулась назад. Она не помнила, как он пришел к ней ночью, но они точно спали вместе. В какой-то момент она проснулась у него на груди, уткнувшись лицом в его шею. Она улыбнулась воспоминанию.
        Сколько нового обрушилось на нее за последние дни! Она никогда не ночевала под открытым небом, не готовила на костре, не приводила себя в порядок с помощью весело танцующей ключевой воды. И все это было ей на удивление приятно. Уж не удар ли по голове изменил всю ее жизненную перспективу? Она не припоминала, чтобы у нее когда-нибудь было так же легко на сердце, чтобы ее так интересовало столько разных вещей помимо работы.
        Она мельком подумала об отце. Надо надеяться, они там, в клинике, не замучаются без нее. Отец всегда настаивал, чтобы она давала себе роздых. Он считал, что надо регулярно устраивать себе каникулы и хорошенько проветривать как мозги, так и тело.
        Каникулы. Что-то такое в этом слове больно цепляло за сердце. Не ее каникулы. Отцовские.
        Он собирался поехать во Флагстаф, порыбачить. Поехал? Пейдж в беспокойстве потерла лоб. Боль всегда таилась недалеко и усиливалась, когда она думала об отце. Как странно.
        Она прикрыла веки и попыталась расслабиться. Не торопи события. С каждым днем тебе все лучше и лучше. Расслабься. Подумай о чем-нибудь приятном.
        Ее мысли медленно дрейфовали, пока их не прибило к приятному. Хок. Имя ему подходило. Он был частью дикой природы, на редкость гармоничной частью.
        Хок поражал ее воображение. Такому не надо привлекать к себе внимание - он будет заметен в любой толпе. Сильный, и сила эта врожденная, как бы сама собой разумеющаяся. Она ловила себя на том, что любуется им, когда он перед глазами: его плавной тигриной грацией, мускулистым телосложением, только подчеркнутым потертыми
«левисами» и стираными рубахами. Он же как будто не придавал никакого значения внешности - ни своей, ни ее - и обходился с ней как с приятельницей, а не как с женой.
        Пейдж вздохнула, но, вспомнив ночь, слегка приободрилась. Пусть он холоден с нею днем, зато ночью обнимает ее, как родную.
        Может, они до отъезда были в ссоре? И решили поехать вместе, чтобы помириться? Зная себя, Пейдж подозревала, что камнем преткновения стала ее одержимость работой.
        Вспомнить бы! Ведь если это так на самом деле, ей следует использовать время, пока они вместе, чтобы наладить отношения.
        Но надо было вставать, раз уж она проснулась. Откинув одеяло, Пейдж с гримасой неудовольствия потянулась за слаксами. Днем в них, пожалуй, запаришься, но что еще прикажете надеть?
        Порывшись в своем саквояжике, она вытянула одну из юбок, прямую. Немного изобретательности - и вполне можно сварганить из нее шорты на жаркую погоду.
        Пейдж достала свой несессер, села, скрестив ноги, поверх спального мешка и принялась распарывать швы на юбке. Труднее всего оказалось резать ткань маникюрными ножницами, но в конце концов она справилась и с этой задачей.
        Какой-нибудь час спустя она вышла из палатки в коротеньких новых шортах, туго сидящих на бедрах. Полы тонкой изумрудно-зеленой блузы она завязала узлом под грудью.
        Жалко, Хока сейчас нет. Я бы объявила нас Тарзаном и Джейн.
        Солнце поднялось уже высоко, а Хок все не появлялся. Пейдж не знала, ждать ли его и дальше или позавтракать в одиночестве. Она спустилась к ручью и умылась. Чего бы она только не отдала за горячую ванну! На худой конец сошел бы и душ. Отдых на природе - вещь, конечно, хорошая, но так не хватает элементарных удобств…
        Большая тень накрыла ее, и она в испуге глянула вверх. Это Хок! - екнуло сердце. Он был живописен донельзя: голый по пояс, в одних джинсах, низко сидящих на узких бедрах, и в стоптанных мокасинах. Пальцы ее дрогнули, вспоминая прикосновение к этой широкой и сильной груди. Его кожа блестела на солнце, и Пейдж подумала было, что от пота, но, когда она медленно поднялась, ей стало ясно, что он совершенно мокрый: вода ручейками стекала с его волос на шею и плечи.
        У нее пересохло во рту, и она судорожно сглотнула, прежде чем смогла заговорить. Изо всех сил стараясь выдержать легкий тон, она спросила:
        - Что случилось? Ты свалился в воду? Хок с тоской отметил ее новую экипировку. Сколько же можно испытывать его силу воли? Он знал, что грань уже близка. Пейдж дразнила его всем - толстой косой и тонкой блузой, нисколько ничего не скрывавшей. Да еще эти шорты, выставляющие напоказ такие ноги!
        Она что-то сказала? Хок встряхнул головой, и на нее полетели брызги. Она отступила со смехом, руками загораживая лицо.
        - Я мечтала о душе, Хок, но не совсем о таком.
        Она смотрела на него снизу вверх, глаза сияли, щеки разрумянились, а от ее улыбки сердце его замерло и рванулось к ней. В эту минуту он понял, что любит. Чувство было неиспытанное, Хок никогда даже не приближался к нему и совершенно не знал, как с ним быть. Он просто догадался, что так любят и так теряют рассудок.
        - Это ты серьезно насчет душа? Солнце било Пейдж в глаза, и она не видела лица Хока, но голос его звучал странно.
        - Серьезно. Так хочется отскрести себя хорошенько и вылезти чистой.
        Хок взглянул на полотенце, шампунь и мочалку, которые она раздобыла у него в рюкзаке вкупе с куском мыла.
        - Тут неподалеку водопад - вот тебе и душ, и ванна вместе. Когда хочешь - сейчас или после еды? Вода к тому времени немного прогреется.
        Она бросила взгляд на долину, которую уже нежно любила. Как же это она не знала о прелестях палаточной жизни, тем более если они включают в себя и душ!
        - Давай сначала поедим. Посмотришь, как у меня получится готовить на костре.
        Она побежала вперед, со смехом таща его за руку, и торжественно усадила на камень - наблюдать.
        - Как твоя голова?
        Он глядел на ее лицо и думал: а знает ли она про пяток веснушек, которые с таким вкусом украшают ее изящный носик? Только синяк на виске немного портил вид.
        Пейдж размешивала с водой бисквит из пакетика, намереваясь запечь его на сковородке.
        - Нормально, честное слово.
        - Ты еще что-нибудь вспомнила? Она с усилием оторвала взгляд от своих приготовлений.
        - Нет, прости.
        - А что ты оправдываешься? Это не твоя вина.
        - И тем не менее это расстроило наши планы на отпуск.
        - Уф, Пейдж, нам надо поговорить.
        - Да, надо, я тоже так считаю. Она вылила тесто на сковороду и накрыла ее крышкой, как это делал он, потом принялась взбалтывать яичный порошок в молоке из банки. Надо было отдать ей должное, она быстро перенимала его навыки.
        - Ну что ж, - начал Хок спокойно, - что ты хотела мне сказать?
        Теперь, завладев его вниманием, она порастеряла свою решительность. Одно дело - отрепетировать свою речь, другое - повторить ее перед человеком, который сидит полуодетый и настойчиво на тебя смотрит.
        - У меня.., у меня разные тревожные мысли про нас…
        Она запнулась, но не смогла заставить себя поднять на него глаза.
        Он промолчал.
        - Ты говорил, что мы женаты недолго. Из чего я заключаю, что у тебя очень независимый характер.
        Пейдж искоса взглянула на него и с удивлением отметила, что он улыбается.
        - Ты попала в точку. Пейдж кивнула.
        - Я тоже с характером. И страшно упрямая.
        Она подождала, но реплики от него не последовало. Пожалуй, их ссора была серьезней, чем она предполагала!
        - В общем, я хочу сказать.., я чувствую, что между нами что-то не так… Скажи, мы были в ссоре перед отъездом?
        - Нет, Пейдж, совсем не то.
        О'кей, самое время сказать правду. Ей будет больно, но что поделаешь?
        Тщательно взвешивая слова, Хок произнес:
        - Мы познакомились, когда ты заказала самолет и пришла к нам в чартерную компанию.
        Она смотрела на него ошарашенно.
        - Чего ради я стала бы заказывать самолет? Летать - это вовсе не в моем духе.
        - Ты сказала, что тебе надо во Флагстаф к отцу…
        Он выжидательно смолк.
        Внезапная боль пронизала ее голову. Пейдж сжала виски. Отец. Флагстаф. Он собирался ехать во Флагстаф в отпуск. Поехал? Должно быть, раз она решила присоединиться к нему. Но с какой стати?
        - Если отец во Флагстафе, я не понимаю, зачем мне тоже быть там. Как можно оставлять клинику без присмотра?
        Она помотала головой.
        - Что-то не сходятся концы с концами. Все бессмысленно. - И твердо посмотрела в глаза Хоку. - Скажи, сколько времени мы знакомы?
        Хок невозмутимо ответил:
        - Самую малость.
        Она уставилась на него в ужасе и смятении. Хок ждал логического вывода. Но ход ее мысли был непредсказуем.
        - Не могу поверить. Я сбежала с человеком, которого едва знаю.
        Вот это вираж! Попробуй-ка теперь выпутаться. И что ты теперь ей скажешь?
        Она рассеянно помешивала варево в котелке и бормотала себе под нос:
        - Наверное, у меня был жуткий стресс. Столько лет постоянного напряжения в клинике - и я не выдержала.
        Она взглянула на него:
        - Я случайно не носилась с воплем по улицам, когда ты увидел меня? Он засмеялся.
        - Давай без обиняков, - продолжала она. - Если я задам вопрос, ответишь прямо?
        Она обошла костер и села у Хока в ногах.
        Давай. И тогда конец шарадам. Самое время.
        Она смотрела на него с отчаянной решимостью.
        - Это я предложила пожениться? Сбитый с толку выражением ее лица, токами, исходящими от ее тела, он медленно покачал головой.
        - Слава Богу!
        Со вздохом облегчения она бросилась ему на шею. Завтрак был забыт. Хок очутился на траве. Глядя на него сверху, Пейдж говорила:
        - До чего же я переволновалась, Хок. Никогда меня не интересовали всякие шуры-муры. Не было ни времени, ни охоты. И вдруг я подумала, что ты сейчас скажешь, что это я затеяла наш роман.
        Она гляделась в его черные глаза и видела в них свое отражение.
        - Я так рада, что тебе хватило безрассудства сделать предложение женщине, с которой ты едва познакомился, и что я сумела потерять голову и ответить «да».
        На этих последних словах она поцеловала его, еще раз доказав, какая она прилежная ученица. Завладев его нижней губой, ее губы двинулись выше, а руки нежно гуляли по всему пространству груди.
        Хок обнял ее. Где-то в глубине его сознания барабаны били тревогу, но он повиновался инстинкту более древнему, чем сознание. Он прижал к себе Пейдж, чья грудь доверчиво выглянула в открытый ворот блузы. И когда он в первый раз, обмирая, тронул ее, Пейдж задрожала всем телом, как стрела, попавшая и цель. Одна за другой падали те окопы, которые Хок наложил на себя. Ей так хорошо было в его руках - будто они росли из одного корня.
        Но тут запахло горелым.
        Хок осторожно перекатил Пейдж на траву и встал. Горел их завтрак. Котелки удалось спасти, однако их содержимое - нет.
        - Урок первый, юная леди. Повар не должен отлучаться с кухни, когда готовит.
        Пейдж лежала на спине, едва дыша, и наблюдала, как Хок заново принимается за стряпню. Отдышавшись, она попыталась осмыслить полученную информацию. Чинная, уравновешенная Пейдж Уинстон, давшая клятву верности педиатрической клинике, выкинула такой номер: встретила лихого красавца, бросила все и сбежала с ним.
        Интересно, отец знает? И сколько же времени мы женаты? Уж не медовый ли у нас месяц? Надо будет спросить Хока - но попозже. Ей нужно было время все обдумать. Каждый новый бит информации переворачивал ее представления. Того и гляди под угрозой окажется ее оседлый образ жизни, а Пейдж не была уверена, что готова воспринять и это.
        Наверное, Хок не знал, кик сказать мне, что мы только что поженились. Поэтому мне все и казалось таким странным. Может быть, мы даже еще не были близки. При мысли о близости с ним она ощутила покалывание во всем теле.
        Пейдж смотрела ему в спину, отливающую бронзой на солнце. Все зависит от меня. Он дал понять, что не собирается меня торопить.
        Она улыбнулась. Он ждет, чтобы память вернулась к ней, прежде чем они пустятся во все тяжкие. Как же объяснить ему, что она уже накопила о нем уйму воспоминаний за те три дня, что они здесь?
        Пейдж доверяла себе. Раз она нашла резоны, убедившие ее выйти за него замуж, значит, так было надо.
        Хок обернулся, чтобы позвать ее к завтраку, и встретил ласкающий, влюбленный взгляд. Она явно думала о них как о молодоженах. Ситуация становилась чреватой взрывом. Самое верное сейчас было бы сказать ей о болезни отца и вообще всю правду и попросить прощенья за ложь.
        Скажу, как только поедим.

        Глава 6

        Но сказать не удалось. Пейдж убедила его, что вполне готова пойти на разведку местности.
        - Надевать длинные брюки или нет? Она опустила взгляд на свои голые ноги.
        - Если боишься обгореть. Хок намеренно не проследил за ее взглядом.
        Пейдж на секунду задрала голову к солнцу и пожала плечами.
        - Рискну, а то в длинных очень уж жарко. - Она улыбнулась. - И потом мы можем пойти по тени.
        От ее улыбки Хок с тоской вспомнил всю вереницу своих мыслей.
        - Дальше нашей долины мы не пойдем, так что можно и так.
        Пейдж оглядела пасторальный пейзаж.
        - А долина большая?
        Хок подправил костер и зашагал вниз, к воде.
        - Примерно миля в длину и полмили в ширину. А потом сужается в каньон.
        - Ты там был?
        - Был. И вон на тот гребень горы залезал, думал, нет ли где признаков цивилизации. Нет.
        Они перешли ручей, и Пейдж впервые оказалась у самолета. Его вид не вызвал у нее никаких ассоциаций. Она попыталась представить себя внутри, но не смогла. Вот уж чего она не любила - так это летать на самолете. А вышла замуж за пилота! Ирония судьбы.
        Безмятежная, первозданная, лежала вокруг долина. И на ней - мужчина и женщина, как единственные люди на земле… Так подумала Пейдж, но эту мысль перебила другая, практическая.
        - В самолете же должно быть радио! Ты не пробовал связь?
        - Только этим и занимаюсь. Ничего не ловится.
        - Как ты думаешь, нас найдут?
        - Начинаю сомневаться. Уже давно пора было нас засечь.
        - А если не найдут?
        - Придется выкарабкиваться самим.
        - Давай!
        Он запрокинул голову к небу, как будто ожидая божественного знамения.
        - Будь я один, ушел бы прямо сегодня, но с тобой - не рискну.
        - Почему?
        - Тебе надо окрепнуть. - Он взглянул на ее туфли. - И потом у тебя нет подходящей экипировки, а переход может быть нелегкий.
        - Значит, будем сидеть и ждать?
        - Посидим, подождем.
        - Что ж, я не против. Мне такие каникулы нравятся. Если бы не угрызения совести, что я оставила клинику… Но надо было вовремя угрызаться. К тому же я наверняка отдала соответствующие распоряжения перед отъездом.
        Хок не ответил. Его ставила в тупик такая кардинальная потеря памяти. Однако, пока Пейдж считала, что они женаты и все происшествие с ними - это только легкое отклонение от их первоначальных планов, она была спокойна. А расстраивать ее сейчас совершенно ни к чему. Сообщить ей про болезнь отца? Но как она перенесет такое потрясение? Они с отцом очень близки,-то очевидно. Она будет рваться к нему.
        Он посмотрел в ту сторону, куда тек ручей, прикидывая, сколько времени им понадобится, чтобы дойти до человеческого жилья. Пейдж может, пожалуй, выдержать один дневной переход, если не торопясь. Но вдруг понадобится идти не один день, а несколько? Или даже целую неделю? Нет, рисковать он не хотел ни за что.
        - Как насчет водопада, хочешь пройтись? Не раздумала принимать душ?
        - Я - раздумала? Да ты только меня проводи!
        Они поднялись к палатке, захватили полотенце, мыло и шампунь и снова спустились вниз.
        Хок шел впереди, Пейдж - за ним, с удовольствием глазея по сторонам. Чуть заметная тропа в траве говорила ей, что Хок ходил здесь не раз. Тропа вела вдоль ручья, огибая валуны и деревья, снова и снова возвращаясь на бережок.
        Шум падающей воды Пейдж услыхала, еще не видя водопада. Огромный выступ холма, изъеденный стихиями, нависал над ручьем, скрывая зрелище из виду.
        Хок взял Пейдж за руку и помог ей вскарабкаться вверх по камням и наносам горной породы, которые то и дело преграждали им путь. На вершине холма они остановились.
        - О, Хок, какая красотища!
        Водопад был по-прежнему выше их, и вода падала почти под прямым углом. Излучина ручья образовывала озерко, бурлящее хрустальными брызгами.
        Пейдж нерешительно взглянула на Хока. Она не могла начать купанье, пока он стоял тут.
        Он улыбнулся ей.
        - Пожалуй, я пройдусь еще немного вверх. Купайся себе на здоровье. Я вернусь через полчаса.
        Все понимаешь, умница, подумала она. Застенчиво кивнула и пошла вниз, к воде, а Хок развернулся и направил стопы в гору, к уступу, с которого падал водопад.
        На берегу ручья торчало множество камней разной величины. Пейдж выбрала один, с более или менее плоским верхом, уселась, сняла туфли и разглядела их с пристрастием. Мягкая кожа оказалась потертой, исцарапанной. Это, конечно, было делом последних дней.
        Пейдж выскользнула из шорт и блузки и аккуратно сложила их на камне. Внимательно огляделась вокруг, прежде чем раздеться догола. Потом осторожно вошла в воду. Жаркое солнце в самом деле немного смягчило ее ледяной холод.
        Так же осторожно нащупывая ногами дно, Пейдж пошла к водопаду, горя желанием подставить себя под его струи. Дно внезапно ушло из-под ног, и Пейдж с визгом окунулась. До глубины солнце не доставало, и от холода Пейдж вся покрылась гусиной кожей.
        Она решительно поплыла вперед, пока не попала в зону водяной пыли, падающей сверху. Попробовала, есть ли дно. Оказалось, что в этом месте вода ей по плечи.
        Поскольку волосы все равно уже намокли, Пейдж вернулась за шампунем и тщательно вымыла голову. Никогда в жизни она не испытывала такого острого чувства чистоты.
        Как следует прополоскав волосы, Пейдж подплыла поближе к берегу ручья, где было достаточно мелко, чтобы можно было хорошенько намылить себя. Привыкнув к температуре воды, она находила ее теперь весьма бодрящей. Комфорт - как дома.
        Вспомнив, что время идет и Хок скоро вернется, Пейдж быстро закончила процедуру и поплыла на глубокое место. Чувствовала она себя прекрасно. Может, ей даже удастся уговорить Хока еще погулять по горам? Она подплыла к тому камню, где оставила одежду. Опять огляделась, и только потом вышла и взялась за полотенце. В считанные минуты она была уже одета.
        Хок не показывался. Пейдж легла на большой плоский камень, закрыла глаза и под звуки долины: говор птиц, шепот листьев на ветру - незаметно уснула.
        Хок наблюдал за Пейдж с высоты утеса. Он дал ей достаточно времени, чтобы выкупаться и одеться, - по крайней мере, ему так казалось. Но, подойдя к краю склона, он застал ее в тот момент, когда она выходила из воды.
        У него чуть земля не ушла из-под ног. Он раздевал это тело в темноте после не очень удачной посадки, обеспокоенный только одним - сберечь, согреть Пейдж.
        Теперь, при солнечном свете, он не мог оторвать глаз от точеной крутобедрой фигурки, прикрытой струями волос до невероятно тонкой талии.
        Она уже оделась и растянулась на большом камне, когда он сообразил, что все еще таращится на нее - будто грязный тип из тех, что любят подсматривать на пляжах. Докатился, сказал он себе брезгливо. Слава Богу, Пейдж не заметила, что он глазеет на нее из засады, как рысь на добычу. Он помотал головой, отгоняя наваждение, и стал спускаться вниз.
        Пейдж показалось, что солнце зашло за тучу, и она открыла глаза. Хок стоял рядом, накрывая ее своей тенью. Она встретила его сонной, довольной улыбкой и проговорила, потягиваясь:
        - Было чудно, Хок. Спасибо, что привел меня сюда.
        - Не за что, - ответил он грубовато. - Ты готова идти обратно? Она села.
        - Вообще-то я хорошо отдохнула, пока ждала тебя. - Она слезла с камня. - Что, если мы еще немного пройдемся в гору?
        Разве мог он отказать ей, когда она смотрела на него такими глазами? К тому же лишняя нагрузка не помешает и ему - он чувствовал себя совсем развинченным.
        - Ладно, если обещаешь не пересиливать себя.
        Она протянула ему одну руку, а другую подняла, как для клятвы.
        - Торжественно обещаю.
        По пути им встретилось множество разных растений, птиц и зверушек, и Хок знал, как они все называются. Кроме того, он изумил ее своим знанием лекарственных трав. Он был здесь как дома, и Пейдж даже позавидовала богатству его угодий.
        Раз ты за ним замужем, это и твои угодья тоже, напомнила она себе и повеселела.
        Подъем оказался труднее, чем Пейдж предполагала, и когда вершина была преодолена, на нее снова напали маленькие туземцы с колотушками.
        Хок взглянул на ее побледневшее лицо и чертыхнулся про себя.
        - Так я и знал. Снова голова, да?
        - Да, - призналась она. - Мне просто надо чуть передохнуть.
        Она опустилась на камень и попыталась полечить себя видом умиротворяющего пейзажа.
        Хок сел рядом, обнял ее обеими руками.
        - Прости, моя дорогая.
        Она прижалась ухом к его груди, услышала частые удары сердца.
        - Ты не виноват, Хок.
        - Я несу за тебя ответственность. Я дол-" жен был сообразить, что тебе можно, а чего нельзя.
        - Ты прекрасно все соображаешь. Как, ты думаешь, я бы уцелела в таких условиях одна?
        - Да в том-то и дело. Мне не надо было ставить тебя в такие условия.
        Она откинула назад голову, посмотрела ему в глаза.
        - Ты вовсе и не собирался брать меня с собой в горы?
        - Именно.
        Вот и объяснилось, почему у нее с собой нет подходящей одежды.
        - Ты хотел забросить меня во Флагстаф, к отцу?
        - Да.
        Что же такое между нами стряслось за каких-нибудь несколько дней, что я решила бежать к отцу, а он - в Мексику без меня? Теперь она знает почти все. Пусть думает, что мы рассорились, - по крайней мере до тех пор, пока я не доставлю ее к отцу.
        - Ну как, сможешь идти? - Он постарался придать тону бодрость. - Вниз всегда легче.
        Единственное, чего она хотела, - это лечь. Но сначала, конечно, надо было добраться до лагеря. Она встала, покачиваясь.
        Не говоря ни слова, Хок подхватил ее на руки. Она обняла его за шею, со вздохом прислонила голову к его груди и закрыла глаза. Она устала, смертельно устала.
        Хок следил только за тем, чтобы не оступиться. Он выбрал как можно более пологий спуск, хотя для этого пришлось сделать солидный крюк.
        Пейдж повисала на нем все тяжелей, и он понял, что она уснула. Исходя нежностью, он крепче прижал ее к себе - как ребенка, которого несут в постель.
        Разве мог он жалеть, что судьба свела их, дала ему шанс узнать Пейдж? Опустив взгляд на ее лицо, он отметил, что круги под глазами еще не прошли. Как же он позволил ей уговорить себя - в противовес здравому смыслу?
        Да потому, что стоит ей посмотреть на тебя своими фиалковыми глазищами - и ты уже кисель киселем.
        До лагеря они добрались в сумерках. Пейдж так и не проснулась. Хок бережно уложил ее поверх спального мешка и пошел к костру сообразить что-нибудь на ужин. Слава Богу, хоть провизии у них предостаточно. Живи не хочу. Только вот Хок знал, что долго не выдержит рядом с Пейдж - его разнесет на куски желание. Все тело ныло, и лишь отчасти это можно было свалить на трудный переход, который он проделал с Пейдж на руках.
        Была уже темная ночь, когда Пейдж тоже вышла к костру.
        - Прости, я доставила тебе столько хлопот.
        Хок улыбнулся.
        - Ничего страшного. Тебе получше? Пейдж кивнула.
        - Не понимаю, откуда эти приступы боли. Как только хочу сконцентрироваться - хоть что-нибудь вспомнить, - голова просто лопается.
        Он протянул ей тарелку с едой и кружку.
        - Ответ ясен, доктор. Поменьше думай. Не концентрируйся. Все придет в свое время.
        - Тебе легко говорить. У тебя же нет провалов в памяти.
        - Я только хочу сказать, что от этих мыслей пользы не будет, один вред.
        Она призадумалась. Он был прав - как всегда. Ели они в молчании, следя за игрой огня.
        - А мы с тобой уже занимались любовью? - выпалила вдруг Пейдж.
        Хок, только что отхлебнувший кофе, поперхнулся. Ему с трудом удалось выговорить:
        - С чего это ты вдруг?
        - Просто я обдумывала все, что от тебя услышала. Ты избегаешь разговоров о нашем браке, как будто это была ошибка. Ты сказал, что мы знаем друг друга недавно, значит, недавно и поженились. Но ты по каким-то причинам не хочешь об этом говорить.
        Хок поднялся.
        - Да, правда. Не хочу. Ты кончила есть? Пейдж взглянула на свою тарелку и с удивлением увидела, что все съела.
        - Кончила.
        Он забрал у нее тарелку и кружку. Присев подле, взял ее руку в свои.
        - Пейдж, прошу тебя, оставим тему нашей семейной жизни. Выбрось это из головы. Сейчас это совершенно неважно. Сейчас для тебя важен покой - и никаких мыслей, чтобы ты поскорее поправилась. На днях нам придется, не дай Бог, начать переход через горы, ты должна быть готова.
        Он повернул ее руку ладонью вверх и медленно провел указательным пальцем по ее линии жизни.
        - Ты мне очень дорога, и я обещаю, что никогда тебя не обижу. Ты должна доверять мне.
        - Я доверяю. Я уже доверила тебе свою жизнь. Только я не понимаю, какая кошка между нами пробежала.
        - Не пробегало между нами никакой кошки, можешь ты это понять?
        - Могу, наверное.
        - Вот и хорошо.
        Он встал и поднял ее.
        - Теперь иди ложись и постарайся снова уснуть. Постараешься?
        Выражение его лица было хмурое, чуть ли не болезненное. Как бы она хотела разогнать эти тучи, прижать его к себе, уверить, что нет такой трудности, которой они не преодолели бы вместе.
        - Постараюсь, Хок. Буду тебя слушаться. Она поднялась на цыпочки и поцеловала его.
        - Доброй ночи, любимый.
        Он смотрел ей вслед, пока она не забралась в палатку. Потом взял свою кружку с кофе и в первый раз с тех пор, как они застряли здесь, пожалел, что нет чего-нибудь покрепче.
        Еще несколько часов он в оцепенении просидел у костра. Может быть, его любовь и не поддавалась контролю, зато он чертовски здорово контролировал внешние проявления этой любви.
        И не будет никаких внешних проявлений.
        Уж я постараюсь.

        Глава 7

        - Сначала Средний Восток, потом Юго-Восточная Азия, там я крутился года три… Под разговор Хок разбирал свою рыболовную снасть. Они с Пейдж расположились у заводи, образованной излучиной их ручья. Хок полулежа раскладывал поплавки и грузила по ячейкам специального сундучка.
        Пейдж растянулась на спине в нескольких футах от него, наслаждаясь тихими звуками природной жизни, тенью осины, но больше всего - тем, что Хок говорил с ней о себе.
        - А в армии ты служил?
        - Нет. Я делал для них кое-какую работу, но не более того.
        Она смотрела, как пляшут по нему пятна света, пробивающиеся сквозь густую листву, и вдруг спросила с бессознательной острой тоской:
        - У тебя было когда-нибудь место, которое ты называл домом?
        С минуту он, задумавшись, смотрел в пустоту.
        - Я родился в резервации подле Дульсе, Нью-Мексико. До четырнадцати лет жил вместе с матерью. Счастливые четырнадцать лет.., я думал, что так и надо. - Он покачал головой. - А потом, дело было зимой, мать заболела воспалением легких и умерла. - Его рука сжалась в кулак, выдав его чувства. - Бессмысленно! Но, по-моему, ей было все равно, жить или нет. Ей казалось, что она меня вырастила и больше не нужна. - Он смолк, и только тихо журчала вода. - Она ошибалась.., но я уже никогда не смог ей этого доказать.
        - И тогда ты ушел и решил, что тебе больше никто не нужен, - предположила Пейдж.
        Он поднял брови.
        - Как ты догадалась?
        - Я встречала детей, которые так реагируют на потерю близкого человека. Это страх подпустить к себе кого-то, а потом его потерять.
        Она подобрала прутик и стала теребить им траву.
        - Потери особенно трудно переносятся в таком нежном возрасте. Мне самой было восемнадцать, когда мама умерла от рака.
        - Но у тебя остался отец, - напомнил Хок.
        Она улыбнулась.
        - О да. И еще как остался. Только он и помог мне оправиться от такого горя. - Пейдж помолчала. - Мне хотелось бы думать, что я тоже ему помогла. - Она взглянула на Хока. - Ты знаком с моим отцом?
        Хок помотал головой.
        - Я думаю, он тебе понравится. - Ее глаза заблестели, оглядывая Хока, устроившегося подле нее в небрежной позе. - Ты-то ему понравишься, это точно. - Она наморщила носик. - Ты - именно то, что всегда прописывает доктор.
        Она перекатилась на бок, оказавшись в нескольких дюймах от Хока. Тот как раз кончил раскладывать снасть и отставил сундучок в сторону. Пейдж была так близко, что он чувствовал легкий аромат ее духов, нагретых солнцем, и другой, неуловимый, ее запах. Он глубоко вздохнул, отбиваясь от сигналов, которые подавали ему все органы чувств.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Понимаешь, даже маленькой девочкой я всегда была очень серьезная и хотела скорее вырасти и стать врачом. При такой целеустремленности я не позволяла себе ничего, что могло бы меня отвлечь. - Она приплюснула пальцем его нос. - Даже мальчиков.
        - Ну, а там в кино, на танцы?
        - На школьные вечера ходила. И на танцы. Но заводить романы - ни-ни. Я спешила стать взрослой и отдаться своей профессии.
        - И в том преуспела, похоже.
        - Даже слишком, как говорит отец. Он считает, что я не давала себе ни на минуту остановиться и насладиться жизнью. - Пейдж оглядела долину. - И я начинаю понимать, что была не права.
        Ее довольный вид напомнил Хоку об их ситуации. Может быть, она уже набралась сил для большого похода?
        Последние дни они провели чудесно. Головная боль отпустила Пейдж, а энергии в ней прибывало. Но Хок не имел представления, как долго им придется идти по горам.
        Надо было бы выяснить это, прежде чем принимать решение.
        - Пейдж!
        - Да?
        - Как насчет того, чтобы выбираться отсюда? Ты готова?
        Она не скрыла своего удивления.
        - Ты что, уже начал скучать?
        Он засмеялся.
        - Если честно признаться, то нет. Она улыбнулась ему, и он почувствовал, что тает.
        - Я очень рада.
        - Просто.., просто вряд ли нас тут найдут, так что лучше подумать о собственном спасении самим.
        Она завела руку за спину и легким взмахом опустила ему на плечо. Пальцем чертя на нем разводы, спросила:
        - Жалеешь, что пришлось проводить со мной отпуск?
        Хок весь напрягся от ее прикосновения. Как он хотел, чтобы она вспомнила все! Жалеешь? - повторил его внутренний голос. Разве тебе когда-нибудь в жизни бывало так хорошо, как сейчас с ней?
        Он сел.
        - Не особенно.
        Пейдж тоже села и боднула его головой в плечо.
        - Вот и хорошо. Уж в следующий-то раз я напакую одежек таких, каких надо.
        - Пейдж…
        - Хок… - начали они одновременно.
        - Да, что ты хочешь мне сказать?
        - Так, ничего особенного. Просто хотела узнать, не хочешь ли искупаться.
        - Искупаться?
        - Угу. А то жарища. Там, где водопад, вполне можно поплавать, если не возражаешь. Еще бы он возражал! Пейдж вскочила на ноги.
        - Пошли. Попробуем, а вдруг тебе понравится?
        Она рассмеялась легким, счастливым смехом. Ох уж этот ее смех - гибель для Хока. Он хотел, чтобы его женщина была счастливой. Он хотел всю оставшуюся жизнь положить на то, чтобы сделать ее счастливой, но как, как? Он понятия не имел.
        Она подняла его за руку и потянула за собой - вверх по ручью, к водопаду. Даже водопад шумел весело, нарушая тишину разомлевшей от жары долины.
        Пейдж немедленно села и скинула туфли. Хок хотел сказать, что купанье - не очень удачная идея, но не мог объяснить почему, пока она не сбросила блузку и шорты, а после этого вообще потерял дар речи.
        То, что на ней осталось, прикрывало ее чисто символически. Она решительно посмотрела прямо ему в глаза и порозовела.
        - Не понимаю, почему я тебя так стесняюсь. В конце концов, ведь мы женаты.
        И, как будто бросая ему вызов, она избавилась от лифчика и спустила с себя треугольник трусиков.
        За последние дни у нее немного загорели руки и ноги, и от этого еще нежнее светился перламутр ее тела. Хок смотрел на нее почти с испугом.
        Окончательно смутившись, она поспешно окунулась в воду. Куда это годится! - укоряла она себя. Он ведет себя как истинный джентльмен, а ты жеманишься, точно какая-нибудь секс-бомба.
        Но ей хотелось дать ему понять, что никакая потеря памяти не должна испортить им каникулы, что ему больше не надо держать себя в узде. Вот только как об этом скажешь? Хоть бы он сам догадался!
        Она услышала за спиной всплеск - значит, Хок тоже прыгнул в воду. Ей не хватило смелости оглянуться. Вместо этого она поплыла к тому берегу, где оставила мыло и шампунь. Торопливо, дергая, расплела косу и яростно намылила голову, а потом встала под водопад - смыть пену.
        Чтобы легче было расчесывать волосы, она еще разок нырнула и только потом, выжимая их, обернулась к Хоку. Хок стоял в нескольких футах от нее, глядя с такой нежностью и тоской, что у нее зашлось сердце.
        Он последовал ее примеру - оставил одежду на большом камне на берегу и теперь стоял по пояс в воде, весь в сверкающих каплях. Пейдж знала, что нет более совершенного создания на свете, такого же прекрасного в своей силе, так же ладно скроенного. И с такой любовью в глазах. Конечно, он любит меня не меньше, чем я его. Разве нужно было что-то еще, чтобы пожениться?
        Она пошла к нему, невзирая на явный испуг в его глазах. Там, где ему было по пояс, ей было по грудь - грудь как будто плыла по воде, пока не уткнулась в него.
        - Знаешь, о чем я думаю? - волнуясь, спросила она.
        Единственное, что он мог, - это заложить руки за спину. Его трясло, и он знал, что Пейдж достаточно близко, чтобы уловить его реакцию.
        - Нет.
        Ему с трудом удалось протолкнуть через пересохшие губы этот односложный ответ.
        - Я думаю о том, что никем не интересовалась и ни с кем не водилась, потому что ждала тебя. Каким-то образом я знала, что ты где-то есть и что я узнаю тебя, как только увижу. - Она закинула руки ему на шею, придвинулась ближе. - Я так рада, что ждала.
        Выдержка покинула Хока, и его руки сами обвились вокруг нее, а губы припали к ее губам в мучительном поцелуе, высвобождая все, с чем он боролся все эти дни.
        - Боже, как я люблю тебя, Пейдж, - пробормотал он, переводя дыхание. Она тоже едва дышала.
        - И я люблю тебя, Хок. Я чувствую, что любила тебя всю жизнь!
        Птица лениво засвистала в прибрежном дереве, ветерок мягко зашелестел листьями. Хок еще раз властно нашел ее губы, зная, что настал час отказаться от борьбы, что это нужно ему, нужно им обоим. Нужно и желанно. Весь мир ушел куда-то в сторону на много световых лет. Они очутились в собственном раю, пара влюбленных, один на один друг с другом.
        Он чувствовал под рукой биение жилки у нее на шее, и его сердце тоже так и надсаживалось в груди. Больше он не мог крепиться - после стольких ночей, когда он держал ее в руках, сгорая от желания и не смея дать ему волю. Все преграды рухнули.
        Пейдж почувствовала, как легко скользят его руки вдоль ее спины и бедер. Таких прикосновений она не знала и понятия не имела, как к ним относиться. Но прикосновения исходили от него и потому давали ей уверенность, что она любима и желанна.
        Хок вдруг сообразил, что они все еще стоят в воде. Не отрывая своих губ от ее, он подхватил Пейдж на руки и медленно понес на берег. Там он встал на колени и бережно положил ее на прибрежную траву.
        Руки Хока прошлись по ее ребрышкам, медленно огладили живот и спустились ниже. Он замер. Она была такая хрупкая, такая красивая.
        Хок вытянулся рядом с ней, не желая пугать ее стремительным натиском. Склонился над ней, коснувшись волосами ее плеча, и губами повторил мягкие очертания ее грудей. Ненадолго остановился сначала на одном их темном кончике, потом нежно приласкал губами другой.
        Что-то творилось с Пейдж: все ее мысли уплыли, как клочки облаков в небе. Остались одни ощущения: губ, припадающих к ее телу, гладящих рук, его горячей, влажной, головокружительно пахнущей кожи.
        Ее несмелые пальцы пытались повторять за ним. Всю неделю он был ее учителем. Теперь пришел черед для нового урока - он обучал ее искусству любви.
        Она провела рукой по его груди, потом по животу, потом.., от ее прикосновения он вздрогнул всем телом.
        - Прости, - прошептала она.
        - Ну что ты. Меня просто подводит самоконтроль, когда я имею дело с тобой. Боюсь, что ты довела меня до точки.
        Она заглянула ему в глаза - там были любовь и желание. Дрогнувшим голосом она сказала:
        - Не надо никакого самоконтроля, Хок. Просто люби меня.
        - Люблю. Еще как люблю!
        За словом последовало дело, и Пейдж отвечала на физическое выражение его любви, как расцветающий бутон. Сколько лет она "ждала этого человека - и у нее мороз пробегал по коже при мысли, что она могла не узнать его при встрече. Но она узнала. И перешагнула через то, что они такие разные - по стилю жизни, по социальному рангу. Не поддалась условностям.
        Теперь он мой!
        Хок осторожно накрыл ее своим телом. Она была такая миниатюрная, и он не хотел причинить ей боль. Его губы снова позвали ее, потом он откинулся назад, чтобы видеть ее лицо, видеть, что она почувствует, когда будет с ним первый раз - но не последний, как он горячо надеялся.
        Она подняла дремлющие ресницы - и как будто чья-то исполинская рука сжала сердце Хока. Он не мог сделать этого, пока она не знает правды и думает, что они женаты. Не мог сыграть на ее чувствах к нему.
        Все еще держась на локтях, он взял ее голову в ладони.
        - Пейдж, родная, послушай… От ее улыбки у него захватило дух.
        - Неужели я сейчас услышу, что ты девственник?
        Его чуть не задушил приступ смеха.
        - О нет, боюсь, что нет.
        - Так я и думала. У большинства тридцатишестилетних авантюристов, которых я знала, были те же проблемы.
        Как она может шутить, если все так серьезно? Ну да, ведь она понятия не имеет, о чем речь.
        - И скольких же тридцатишестилетних авантюристов ты знала? - пробормотал он, не в силах устоять перед соблазном еще одного поцелуя. Он пытался не думать о том, как замечательно соразмерны их тела. Какой-то миллиметр отделял их от последней, от самой последней черты.
        Отвечая на его поцелуй, она умудрилась прошептать:
        - Несколько дюжин, это уж точно. Сейчас даже не припомню имен.
        - Вот как… Боже, какая ты сладкая, и я так хочу тебя…
        - Но боишься, что мне будет больно, да? Не бойся. Раз я решилась, все в порядке.
        - Пейдж, я должен тебе кое-что сказать. Пока ты не узнаешь, я не могу…
        От его тона она наконец-то насторожилась. Заметила, что он собран и напряжен. Всю ее ленивую истому как рукой сняло.
        - Ты о чем?
        - О нашем знакомстве, Пейдж. Мы познакомились в день катастрофы. Ты наняла мой самолет до Флагстафа, потому что получила известие, что твой отец.., болен. Но мы, к сожалению, не долетели.
        Он ощутил, как напряглись все мышцы ее тела, и перекатился на бок, неотрывно глядя на нее. Мириады чувств проносились по ее лицу. Как бы он хотел защитить ее от них! Но было слишком поздно.
        Пейдж одолевала зарождающаяся в голове боль. Со всех сторон вперебивку наваливались мысли, обрывки воспоминаний. Хок сказал, что они вообще не были знакомы. Он сказал, что она просто наняла его самолет, чтобы лететь к отцу. Он сказал, что…
        Пейдж вскочила и бросилась за своей одеждой. Судорожно напяливая ее, она не смотрела на мужчину, который по-прежнему лежал там, где она его оставила, словно бы не сознавая своей наготы.
        Одевшись, она заговорила, все еще не глядя на него.
        - Значит, все это жалкий фарс. Мы не только не женаты, но даже и не знакомы.
        - Это не так, Пейдж. Мы не были знакомы, когда ты заказывала самолет, но ты видишь - нам хватило нескольких дней, чтобы узнать друг друга. Я никому не рассказывал о себе столько, сколько тебе.
        Она наконец с усилием подняла на него глаза, и ее передернуло. Он и не собирался прикрывать себя - живое напоминание о том, что чуть было не случилось.
        - Ты не соизволишь одеться?
        Тон был ледяной, и у него упало сердце. Она отреагировала, как и следовало ожидать, самым худшим образом.
        - Пейдж, по-моему, нам надо поговорить.
        - О чем? О том, какого дурака я сваляла? Вот уж избавь. Я все прекрасно понимаю. Полоумная старая дева встречает мужчину своей мечты и воображает, что она за ним замужем. Это оправдывает весь ее бред, не так ли? Я уверена, что ты с трудом удерживался, чтобы не рассмеяться мне в лицо.
        - Смеяться мне и в голову не приходило, Пейдж. Я влюбился.
        - Ну, довольно! Оставим эту пластинку. Я уже все поняла. Единственное, что мне надо знать, - это зачем я полетела во Флагстаф. Ты говоришь, мой отец заболел. Но отец никогда не болеет.
        Хок успел уже натянуть «левисы», сунуть ноги в мокасины и причесаться пятерней. Но когда он подошел к Пейдж, она резко отступила назад. Он остановился, положив руки на пояс.
        - Ты сказала мне, что у твоего отца был сердечный приступ и что тебе надо спешно к нему.
        Пейдж чуть не потеряла сознание и опустилась на камень, где до этого лежала ее одежда. Она восприняла эту новость как свежую и испытала шок во второй раз.
        - Сердечный приступ…
        - Да.
        - И ты держал меня все время здесь, когда я должна была быть с отцом! Ее голос срывался от гнева. Он развел руками.
        - Сама видишь, у меня нет ковра-самолета, чтобы вызволить тебя отсюда.
        - А почему мы не пошли пешком?
        - Я считал, что тебе надо как следует окрепнуть. Это не шутка - переход через горы… И потом я не терял надежды, что нас найдут.
        Оглядев лощину, Пейдж в исступлении бросила:
        - Ты же индеец. Почему ты не посылал дымовые сигналы?
        - Очень забавно.
        - Мне не до забав. Мне надо придумать, как выбраться отсюда.
        - А чем, интересно, я занимался все это время? - спросил он.
        - Соблазнял меня.
        Они скрестили глаза - в ярости, в обиде, в отчаянии. Их рай исчез, унеся с собой все мечты о будущем.
        Хок долго молчал, прежде чем произнести:
        - Если бы я хотел соблазнить тебя, Пейдж, у нас не было бы сейчас этого разговора. Я бы не остановился на полпути. - Его рот скривился в сардонической усмешке. - И ты уж точно не сделала бы ничего, чтобы остановить меня.
        Он повернулся и ушел вверх по ручью, в горы.

        Глава 8

        Пейдж не помнила, как она вернулась в лагерь, села у палатки. У их палатки. Они провели вместе несколько ночей, несколько ночей в объятиях друг друга, когда она не понимала, что удерживает его.
        Теперь она поняла.
        Боль разрасталась, грозя поглотить ее всю. Болела каждая клеточка тела и бил озноб, как при малярии.
        Шок. У меня шок. Мой отец болен. Мое замужество - обман.
        Никакого Хока больше не было в ее жизни. Не было - и не будет. Хок - это просто мираж, который длился дольше обычного.
        Он не воспользовался ситуацией. А мог. Он знал это, и я знала. И тем не менее… Она разрыдалась. Как я посмотрю ему в глаза? Притвориться, что ничего не изменилось? Но все пошло кувырком. Больше уже ничего не будет.
        Я не должна больше его видеть. Я просто не могу.
        Пейдж огляделась. Вспомнила все, что усвоила из его уроков за эту неделю. Хок говорил ей, что если уходить отсюда, то вниз по ручью. А она не слушала. Не хотела уходить. Она не знала про отца.
        Прошу тебя, папа, не умирай. Ты мне так " нужен. Сейчас - больше, чем когда-либо!
        Необходимость что-то предпринять заставила ее подтянуться, вывела из прострации. Надо было добраться до отца и надо было бежать от Хока. Поднявшись на ноги, она нашла взглядом ручей. Куда он течет, она не знала, но сейчас это было неважно. Важно было одно: уйти отсюда. Она и подумать не могла о том, чтобы снова ночевать в палатке.
        Как только решение было принято, Пейдж, не теряя времени, собрала кое-какую провизию, взяла запасное одеяло и переоделась в длинные брюки. Она плотно закатала свой скарб в одеяло и привязала его веревками к спине. Получилось довольно громоздко, зато руки оставались свободными. Потом она по солнцу попыталась определить время. За полдень перевалило давно, но, по ее расчетам, до сумерек оставалось еще несколько часов. Может быть, за это время ей удастся выйти к людям. Все лучше, чем сидеть тут и ждать Хока.
        Три-четыре часа спустя Пейдж уже сомневалась, правильно ли поступила. Она разгорячилась, устала и проголодалась, а идти было все труднее. Ручей покинул приветливую долину и с пугающей скоростью понесся между гигантскими валунами и обломками скал. Берег стал непроходимым, и, продираясь сквозь заросли, она боялась отклониться в сторону и потерять из виду русло, свою единственную путеводную нить.
        Пейдж радовалась, что успела хотя бы заплести как следует косу. Она зацепилась ею за сучок, и, будь волосы распущены, им бы несдобровать - даже косу рвануло так, что чуть не вырвало с корнем.
        Розовато-лиловый свет сумерек уже коснулся вершин, когда Пейдж оступилась, упала и скатилась вниз по каменистому откосу. Она лежала, слушая шум ручья, который превратился в бурную речку, еще не понимая, цела она или нет.
        Наконец она заставила себя сесть. Плотная одежда спасла ее от ушибов, но пострадала сама, порвавшись в нескольких местах. Пейдж ощупала лодыжки. Благодарение Богу, кажется, обошлось без травм.
        Оглядевшись, она обнаружила, что попала на небольшой уступ над рекой - вполне подходящее место для ночевки. Вода была в пределах досягаемости и в то же время достаточно далеко, чтобы ночью не терпеть беспокойства от лесных жителей, если они придут на водопой. Хок описывал ей кое-каких животных, которые водятся в этих краях. Большинство из них Пейдж видела только в зоопарке. И более близкого знакомства, пожалуй, не хотела.
        Но если она решила тут заночевать, надо было собрать дров для костра. В приливе энергии Пейдж полезла в заросли, ломать сухие ветки. Топорика у нее не было, зато были спички, и она помнила, как Хок разжигал костер с помощью сухой коры, содранной с веток.
        Она многого от него набралась. Сидя на корточках, Пейдж думала о нем. Тяжелая физическая нагрузка последних часов отчасти приглушила ее душевную боль. Она уже была в состоянии понять, что в ней говорят гнев и гордость: ведь он солгал ей. Она прямо спросила, женаты ли они, и он сказал «да».
        Но почему, почему? Что он от этого выиграл? Если бы он занялся с ней любовью в ту первую ночь или в одну из последующих, она бы могла это понять. А так? Нет, бессмысленно.
        Как только огонь разгорелся, Пейдж быстро достала пакетики с концентратами, радуясь, что сообразила захватить и небольшой котелок. Высыпала в него содержимое одного пакетика, развела водой и поставила кипеть. В жизни она так не хотела есть. В жизни она не была так безусловно одна.
        Одна. Пейдж никогда по-настоящему не думала, что это значит. Она всегда была занята по горло, с трудом выкраивая минуты для чтения, принимая свою одинокую жизнь как данность.
        Что, если она заблудилась в этой глуши? Что, если она так и не дойдет до людей? С чего она взяла, что сможет благополучно выбраться отсюда, если даже Хок сомневается?
        Какая же она дура! Всему виной ее уязвленное самолюбие. Теперь и обратно в долину не вернешься - вряд ли удастся найти дорогу. К тому же она слишком устала, и голова раскалывается - явно от чрезмерной нагрузки.
        Хок был прав: она не успела набраться сил. Но идти все равно придется.
        Завтра. Она хорошенько отдохнет за ночь, а наутро пойдет дальше. И послезавтра, и послепослезавтра. Еда есть, вода - рядом, если она будет держаться речки. Одеяло послужит постелью. Она выдержит, потому что выбора нет.
        Хок понимал, что рано или поздно придется вернуться в лагерь и увидеться с Пейдж, но старался не думать об этом. Утомительная прогулка вверх по ручью пошла ему на пользу. Рядом с Пейдж его мозга вечно заволакивало туманом, теперь они прочистились.
        Пока Пейдж не появилась в его жизни, он не сознавал, в какой изоляции живет. После смерти матери он ни с кем не завязывал близких отношений. Не брал на себя ответственность ни за кого. До Пейдж он ни о ком не заботился, никому не покровительствовал.
        Конечно, он ее огорошил. Да будь он на ее месте, он бы тоже до белого каления дошел. Узнать про такое вранье! Нет, он не продумал по-настоящему, как это может задеть ее, или был настолько занят собой, что не позаботился о ее чувствах.
        Он причинил ей боль - ей, единственному человеку на свете, которого меньше всего хотел бы обидеть. Весь день Хок прикидывал, как попросит у нее прощения, как объяснит, почему сразу не опроверг предположение, что они женаты.
        Ему пришлось поломать голову и над другой проблемой, мучившей его все эти дни. У них с Пейдж нет будущего. А он позволил себе пожить в мире, сотворенном недоразумением. Надо было хорошенько подумать, прежде чем позволять себе такое. У нее своя жизнь, она объяснила ему, какова жизнь врача и почему она зареклась выходить замуж.
        Про себя он тоже знал, что женитьба в его планы не входит, как никогда не входила в планы его отца. Это передалось по наследству: он не мог долго жить на одном месте.
        Что же отсюда следует? Что он скажет Пейдж? Я люблю тебя, но ты не вписываешься в мою жизнь, так что даже и хорошо, что мы не женаты?
        Только к вечеру Хок, мрачный, вернулся в лагерь, решившись предельно честно поговорить с Пейдж. Но лагерь был пуст.
        Хок без труда прочел следы ее сборов и в первый момент бессознательно одобрил: она взяла все, что нужно. И тут же до него дошел смысл того, что она сделала - в одиночку решила выбираться из гор!
        - Пейдж!
        Его крик эхом разнесся над лощиной, вспугнув мелких зверьков и птиц. Пейдж, конечно, его не услышала. Он прикинул, давно ли она ушла. Было похоже, что несколько часов назад. Взглянул на солнце. Надо найти ее. Он нарочно не рассказывал ей самые страшные истории - и вот теперь она одна в горах. Далеко не все звери тут настроены добродушно, есть хищники очень кровожадные и агрессивные, особенно пумы.
        Не дай Бог!
        Хок разобрал лагерь в своей обычной, основательной манере, упаковав палатку и спальник в чехлы и сложив все в рюкзак. О самолете подумалось только мельком - найдет ли он его когда-нибудь? Сейчас у него были другие заботы, поважнее.
        Размеренным шагом он пустился вниз по ручью - дорогой, которой ушла Пейдж.
        Отмахав несколько миль, Хок прочел по ее следам, что она устала, и шепотом выругался. Еще бы ей не устать! Тропинки тут никто не прокладывал, и каменистый, в зарослях берег ручья на каждом шагу таил в себе вероломство.
        Свет дня уже гас, а Хок еще не догнал Пейдж. Разумнее всего было бы остановиться и подождать до утра. Хок не боялся потерять ее след: она держалась русла ручья, сколько это было возможно, помня его уроки. А то, что он любит ее, она помнит? Он опустился на колени у ручья и зачерпнул воды. Надо было обмозговать, что делать дальше. Шел он гораздо быстрее Пейдж: судя по ее следам, она опередила его на каких-нибудь пару часов. Но если идешь в темноте, рискуешь свернуть себе шею.
        Нет, не могу сидеть тут и ждать, решил он. Порылся в рюкзаке, вытащил фонарик и зашагал вниз по склону. Ночь обещала быть долгой.
        Хок потерял счет времени. Продвигался он медленно, потому что фонарик плохо освещал путь. Наконец счастье улыбнулось ему: из-за гор выплыла луна.
        Полная луна, благодарение Богу! В считанные минуты все преобразилось под ее призрачным светом. Тем не менее поначалу нельзя было терять бдительность. Лунный свет обманчив, и легко ступить в яму, приняв ее за тень.
        Хок поднялся на очередной пригорок - и увидел внизу костер. У него чуть ноги не подкосились: только теперь он понял, как боялся за нее все это время.
        Тщательно выверяя каждый свой шаг, он пошел вниз. Дойдя до середины спуска, в ужасе замер: камни и примятая растительность сказали ему, что она покатилась вниз. Но, кажется, ничего не повредила, иначе не смогла бы разбить лагерь, да еще в таком удачном месте. Несмотря ни на что, он гордился ею.
        Пейдж спала очень чутко, то и дело просыпаясь. Она сложила большой костер - не только для тепла, но и против хищных зверей. Хок, правда, уверял, что звери боятся ее больше, чем она, их, но лучше не рисковать.
        Лежа на одеяле, Пейдж вспоминала, как хорошо было спать с Хоком. Ей уже решительно его недоставало. Раненое самолюбие и жалость к себе казались такими пустяками. Интересно, что он сейчас делает? Она представила, как он сидит у костра в их лощине, глядя на восходящую луну. Чудная ночь. Скучает ли он по ней? А может, рад, что она ушла?
        Пейдж перебрала свои воспоминания: она вела себя как жена, влюбленная в своего красивого мужа. И он ей прекрасно подыгрывал: не слишком поощрял, но и старался не задеть ее чувства. К тому же он сказал, что любит ее.
        У нее было впечатление, что эти слова он говорил не многим. Из того, что он рассказал ей о себе, явствовало, что он мало кого подпускал к себе. А с ней он был нежен, учил ее премудростям походной жизни: читать следы, ловить рыбу. Он был так снисходителен к ее невежеству…
        - Пейдж!
        Она мгновенно вскочила, еще не соображая, приснилось ей это или он на самом деле зовет ее. Хок стоял возле костра, освещенный его светом. Или ей померещилось? Она зажмурила глаза, а когда снова открыла, он уже шел к ней.
        - Хок!
        Было забыто все, что она претерпела за день. Одно чувство перевесило все: она любила Хока, как никого и никогда. То, что он солгал ей, не имело никакого значения. Главное, что он пошел за ней и нашел ее. Пейдж перелетела небольшое расстояние, разделявшее их, и бросилась ему на шею.
        Боже, как хорошо держать ее в руках!
        Он здесь, как я счастлива!
        Неужели я мог больше никогда ее не увидеть?
        Как я боялась, что никогда его не увижу!
        Господи, я люблю эту женщину.
        Разве я могу скрывать любовь к этому человеку?
        - Все в порядке? - сквозь ком в горле проговорил Хок.
        Хотя ее голова была плотно прижата к его груди, она умудрилась кивнуть.
        - Да, раз ты здесь.
        Он улыбнулся, крепче обнимая ее.
        - Надо было просто сказать, что тебе там надоело. Мы бы вышли вместе.
        Она засмеялась, но голос ее слегка дрожал.
        - Почему же я до этого не додумалась? Мне сегодня было не очень-то хорошо одной.
        Он чуть отстранился и снял с плеч тяжелый рюкзак.
        - Я принес тебе твою постель. Подумал, может, пригодится.
        - Вообще-то я не замерзла. Костер хорошо горит.
        - Да, ты здорово его сложила. Я горжусь тобой.
        Она пытливо заглянула ему в глаза.
        - Правда? Он кивнул.
        - Больше, чем ты думаешь.
        - Как хорошо!
        Словно электрический разряд прошел между ними, соединив их мысли, вернув в другое место, в другое время, когда их переполняла любовь и они наперебой старались проявить ее.
        Хок встряхнулся первым.
        - Давай-ка я поставлю палатку, и ты сможешь лечь в спальник. Я устроюсь у костра.
        Как рассветет, тронемся с места. Отсюда не должно быть слишком далеко до цивилизации, - сдержанно говорил он, и его выдавала только хрипотца в голосе.
        Пейдж помогла ему растянуть брезент палатки, они работали молча и слаженно. Новый лагерь был разбит в мгновение ока.
        - Ты ел? - спросила она, нарушая молчание, невыносимое для ее нервов.
        - Перекусил вяленым мясом с хлебом. Не хотелось останавливаться, затевать стряпню.
        - А сейчас больше ничего не хочешь? Вопрос повис в воздухе, своей двусмысленностью взывая к прямому ответу.
        - Нет, подожду до утра. Сейчас надо отдохнуть.
        Он сел на край одеяла и стал стаскивать башмаки.
        Пейдж в нерешительности наблюдала за ним. Чего же еще можно было ждать? Она понимала, что, если чего-то хочет от него, надо дать ему знак. Он не из тех мужчин, которые пользуются ситуацией, хоть она и упрекала его именно в этом не далее как сегодня днем.
        Чего же она хочет? В палатке ее ждал раскрытый спальный мешок. Она разделась, радуясь уединению и возможности отдохнуть от тяжелой одежды. Забралась в спальник и вздохнула. Какая божественная пуховость после твердой земли - земли, на которой сейчас лежит Хок. Интересно, спит он уже или нет?
        Она села и подняла входной клапан палатки. Хок лежал поверх одеяла, руки под головой, и смотрел в огонь. Шорох привлек его внимание, он обернулся.
        - Все в порядке?
        Пейдж улыбнулась. Он всегда так спрашивает. А все ли с ней в порядке? Трудно сказать с уверенностью. Твердо она знала только одно: она любит его и хочет быть с ним.
        - Почему бы тебе тоже не переночевать в палатке?
        - Не надо искушений, Пейдж, - ответил он с обезоруживающей улыбкой. - Боюсь, на сегодня я остался без силы воли.
        Негнущимся голосом она прошептала:
        - Я тебя приглашаю, Хок. Так и быть, обойдемся без силы воли.
        Он в изумлении уставился на нее через разделявшее их пространство. Нет, никак нельзя было неверно истолковать ее предложение.
        Как лунатик, Хок медленно поднялся на ноги. Подобрал свои башмаки и одеяло и направился к ней.
        Пейдж отодвинулась в сторону, давая ему проход. Только блики костра проникали сквозь брезент в палатку. Пейдж скользнула в спальник и затаилась.
        Хок выждал с минуту, потом, судя по характерным шорохам, стал раздеваться. Сердце Пейдж глухо билось в унисон с его затрудненным дыханием. Когда он на ощупь нашел ее, она откинула верх мешка, впуская его. Не дыша, он втиснулся рядом.
        Никогда еще спальный мешок не казался им таким тесным. Двое могли уместиться в нем только впритирку друг к другу, и Пейдж моментально заняла позу, к которой привыкла за эти дни: прильнула к нему всем телом, голову положила ему на плечо, ногу вплела в его ноги. Однако теперь напряжение между ними дошло до градуса нестерпимости.
        Хок тщетно пытался выровнять дыхание и унять сердце. Как за спасительную соломинку, он хватался за самые неприятные воспоминания - о самой черной поденной работе, которая выпадала ему на долю, - лишь бы не думать о женщине, застывшей в его объятиях. Но она шевельнулась, и он погиб.
        - Хок!
        - Что?
        - Научи, как любить тебя.
        Почувствовав, как трепыхнулось у нее под ладонью его сердце, она медленно потянулась к его губам.
        Он встретил их, еще крепче обнимая Пейдж. Всю жизнь он ждал эту женщину - и вот теперь она с ним. Больше он не мог сопротивляться тому, чего хотели они оба.
        Пейдж очень продвинулась в любовных делах в послеполуденный час у водопада. Впервые в жизни она открыла свою чувственную природу и узнала кое-что про Хока. Теперь ей не терпелось дать ему наслаждение, выразить свою любовь всеми доступными ей путями.
        Пейдж была только тенью в полутемной палатке, но Хок видел ее при ярком свете - так, как это было сегодня у водопада, когда она лежала в его руках, отвечая на поцелуи. Он сдерживался из последних сил - и лоб у него покрылся испариной. Ему ни в коем случае не хотелось причинить ей боль своей торопливостью, но истомившиеся взаперти чувства рвались на волю.
        Осторожно уложив ее на спину, Хок склонился над ней. Ее руки обвились вокруг его шеи так пылко, что он понял: она не боится. Подсунув под нее руки, он бережно выровнял ее. Это была его женщина, он знал - и знал исконно, незыблемо. Чувствуя, что она ждет, он с бесконечной нежностью начал.
        От остроты ощущений Пейдж затрясло. Теперь я принадлежу ему, подумала она. Порядок вещей восстановился. Она чувствовала, что он - вокруг, он поглощает ее, вступает во владение ею, и она захотела его до дрожи, когда в глубине ее начались осторожные и мягкие толчки.
        Она инстинктивно следовала их ритму, сливалась с ним, качаясь на качелях неизъяснимой радости, скрепляя физической близостью союз сердец.
        Впиваясь кончиками пальцев в его плечи, она чувствовала ласку его рук, ласку его рта, но больше всего - растущее в ней самой напряжение. Как будто все сильнее и сильнее сжималась пружина - и вдруг распрямилась, взметнув ее прямо в залитое луной небо, в бриллиантовую россыпь звезд.
        В последнем спазме Хок сжал ее так, что она задохнулась. Потом, не отпуская, повернулся на бок и глотнул воздух. Отдыхать на его груди было все равно что на бурной прибрежной волне, и Пейдж фыркнула.
        - Ну, знаешь ли, - проворчал Хок, - не ожидал от тебя такого. У меня чуть сердце не лопается, а ты еще можешь смеяться!
        Она зажала ему рот рукой.
        - Не над тобой, любовь моя. Ни в коем случае не над тобой. Я просто подумала, что я за подушку нашла - так и ходит под головой.
        Пальцами она почувствовала его улыбку. Оторвавшись от нее, он сел и потянулся за рюкзаком.
        - Ты куда? - полюбопытствовала она.
        - За полотенцем. Я прямо как из душа.
        - Моя любовь для тебя как холодный душ, это ты хочешь сказать?
        - Да нет. - Он снова опрокинулся назад, прижимая ее к себе. - Тебе не было больно?
        - Если и было, я не заметила. - Она напрягла глаза, чтобы увидеть его лицо, но слишком темно было в палатке. - Хок, это всегда так?
        - А Бог его знает.
        - Если всегда, значит, я потеряла много лет. Я и представления не имела, что это так дивно - заниматься любовью.
        - Я тоже. Первый раз в моей жизни - любовью. Просто опомниться не могу.
        Пейдж прислонилась к его плечу с лукавой улыбкой. И не опомнишься, раз уж я добилась своего.

        Глава 9

        Блаженный сон снился Пейдж - свет, счастье, разноцветье мира. Разгар их с Хоком медового месяца. Медовый месяц? Она резко открыла глаза и очутилась в продолжении своего сна.
        Она лежала на груди у Хока, голову укачивал мерный ритм его дыхания, рука покоилась на его сердце, нога - вплетена в его ноги. Сверху, сквозь брезент, било яркое солнце. Мы - два имбирных пряника, печемся в печке, подумала Пейдж.
        Хок пошевелился, теснее прижав ее к себе. Была умиротворяющая интимность в этой уже привычной сцене. И только одно кольнуло Пейдж, пришпорило ее сердце.
        Новизна сегодняшнего утра заключалась в том, что их больше не разделяла одежда. В объятиях Хока появилась властность. Мужская рука накрыла ее грудь, как свою собственность.
        Пейдж разглядывала его лицо и думала, что никогда не видела его спящим. Он всегда успевал уйти до ее пробуждения. Теперь он, принадлежал ей, и это тоже было благоприобретение.
        Она изучала линию густых бровей, почти сходившихся на переносице, чуть лоснящуюся от тепла кожу, темные ресницы, высокие скулы, придающие его лицу гордое, почти надменное выражение. Провела пальцем по его тугой щеке, коснулась губ.
        Он вдруг цапнул ее зубами за кончик пальца. Пейдж взвизгнула.
        - Так-то ты обращаешься со своим проводником! Не даешь поспать старому усталому индейцу, - проворчал он хрипло, не открывая глаз.
        - Разве это моя вина, что ты устал? - полюбопытствовала она, подозрительно вглядываясь в него.
        - Солнышко, если ты не помнишь, значит, у тебя с памятью хуже, чем мы предполагали.
        И долгим ленивым поцелуем он благополучно завершил их препирательства.
        Конечно, Пейдж помнила. Помнила, как ночью ее будили чувственные прикосновения:
        Хок, похоже, взялся изучить каждый дюйм ее тела. Разве такое забудешь?
        В любви он был нетороплив и основателен. Пожалуй, можно было провести в его объятиях всю жизнь, не рискуя соскучиться.
        - Нам не пора идти? - выдохнула она, когда поцелуй кончился.
        - Было пора несколько часов назад, - спокойно заметил Хок.
        Она попробовала высвободить ногу, но его ноги защелкнулись, точно капкан, взяв ее в плен - впрочем, вполне добровольный. Тесно прижатая к его чреслам, она подумала, что при всей своей неопытности ухитрилась ответить ему, удовлетворить - и остаться желанной. Было отчего довольно вздохнуть.
        Он подбросил ее и уложил поверх себя. Она улыбнулась.
        - Это то, что называется «вид сверху»?
        - Может быть. Какого ты вообще мнения?
        - Смотри, я могу пристраститься. Его губы нашли то место на ее шее, где пульсировала жилка, и до тех пор ласкали все ее окрестности, пока Пейдж не задрожала. Тогда он пригнул к себе ее голову и приник ко рту.
        Время исчезло. Они утонули в неутомимом познании друг друга. Хок вводил ее в курс новых ощущений, новых интимных жестов, поднимая на тот уровень, где она могла в полной мере проявлять себя и разделять его чувства.
        В то утро Пейдж нашла ритм для их любви. Со своего «высока» она научилась дразнить и мучить Хока до тех пор, пока он не брал ее перевесом силы, заставляя принять в себя его набухшую тяжесть, что и было венцом сладкого для обоих мучительства. Постепенно она выстроила спираль эмоций, ведущую к вершине, где их вместе взрывало бездумным блаженством и наслаждением, а потом медленно, кружа, опускало на землю, в объятия друг друга. Когда, ослабев от усилий, Пейдж тихо лежала у Хока на груди, радуясь передышке, она вдруг услышала:
        - Надо двигаться, любовь моя. Она приподняла голову и в замешательстве спросила:
        - Еще?
        Он расплылся в улыбке.
        - Я имею в виду наш поход.
        - О!
        Она снова уронила голову к нему на грудь, внезапно вспомнив про отца. Они с Хоком провели в горах около недели. Значит, приступ у отца был неделю назад. Семь дней. Если он тогда выдержал, значит, теперь кризис должен быть уже позади. Как он там?
        Одним грациозным движением она соскользнула с Хока, проигнорировав его попытку изобразить невероятное облегчение, что он опять может свободно дышать. Точно так же проигнорировала она и собственную наготу, когда откинула клапан палатки и вышла наружу. Погода снова была великолепная.
        Пейдж взглянула на свое плечо и обнаружила длинную царапину - несомненно, след ее вчерашних приключений. Выйдя к ручью, она присела, чтобы умыться.
        В ту же секунду сильные руки схватили ее поперек живота и окунули в воду, не отпуская для вящей надежности.
        Хок плюхнулся рядом с громким всплеском. Пейдж, ошарашенная и нападением, и холодом воды, выплыла, отплевываясь, и встала на ноги: ей оказалось по пояс. Хок сидел на дне, и ему вода доходила почти до подбородка.
        - Это грубо! - заявила Пейдж, чинно поджав губки.
        - Виноват!
        Его покаянному виду явно недоставало убедительности.
        - Я могла утонуть!
        - Если бы я тебя отпустил.
        Заразительная улыбка, сопровождавшая эти слова, окончательно расстроила ее попытку серьезно обсудить его дурные манеры. Она ограничилась тем, что брызнула ему водой в лицо, начав таким образом водную баталию, которая распугала живность, обитавшую окрест.
        Никогда Пейдж так не ребячилась - ни в детстве, ни в целеустремленном отрочестве. Обнаружив, что ей не угнаться за Хоком, что он плавает как рыба и угадывает все ее хитрые маневры, Пейдж признала свое поражение и стала мирно плескаться, как будто идея утреннего купания принадлежала ей.
        К тому времени, как она выбралась на берег и распушила мокрые волосы на солнце, Хок уже приготовил завтрак. Пейдж с удивлением обнаружила, как раскованно она чувствует себя с ним. Надев после купанья его рубаху, она беззаботно уплетала завтрак, нисколько не смущаясь его откровенными взглядами. Она считала, что мужская рубашка - достаточно скромное одеяние, и не ее вина, если Хок знает, что под нею ничего нет.
        - Вот уж никогда бы не подумал, что буду завидовать какой-то тряпке, - сказал он, допив кофе и оглядывая Пейдж с головы до ног.
        Тщательно модулируя голос, она спросила тоном профессионального врача:
        - Скажите, пожалуйста, сэр, как давно вы замечаете за собой этот ненасытный сексуальный аппетит?
        Подбирая пустые тарелки, он пожал плечами.
        - С тех пор, как я рядом с вами, доктор.
        - Ясно. Тогда это лечится просто. Она поднялась и пошла к палатке.
        - Будто бы? - бросил он ей вслед, провожая взглядом грациозную фигурку.
        Прежде чем скрыться в палатке, Пейдж бросила через плечо:
        - Конечно. Устраните источник - и вы устраните проблему.
        Помыв и упаковав посуду, Хок громко сказал, чтобы она услышала:
        - Это что же, шоковая терапия? Минуту спустя Пейдж вышла, одетая в свои уже довольно-таки потрепанные одежки.
        - Может, и шоковая, зато эффективная. Они дружно сняли палатку, и когда все было уже запаковано в большой рюкзак и в маленький, для Пейдж, Хок заметил:
        - Я бы предпочел менее эффективное лечение, с вашего позволения.
        Хок пошел впереди, Пейдж - след в след за ним, любуясь его могучими плечами, которые несли, как пушинку, рюкзак весом по меньшей мере шестьдесят фунтов.
        - Что ж, можно попробовать, поэкспериментировать, что-нибудь подберем.
        - Как скажете, док. - Он говорил, не оборачиваясь. - Я в хороших руках, знаю, так что ставьте на мне любые эксперименты, какие вашей душе угодно.
        Моей душе угодно, чтобы ты был со мной, подумала Пейдж, но из тактических соображений решила промолчать.
        Хок задал такой ровный, размеренный темп, что миля за милей таяли у них под ногами. Он виртуозно выбирал наилегчайший путь, и Пейдж жалела, что не сумела вчера совладать со своими чувствами и пустилась через горы одна, В трудных местах Хок помогал ей, и Пейдж открыла новую радость - справиться с препятствием и поймать на себе восхищенный взгляд Хока.
        Было далеко за полдень, когда счастье изменило им. Речка внезапно ушла под землю, и они остались посреди узкого, глухого каньона. Хок остановился, положив руки на бедра, оглядел малоприветливую местность и наконец сказал:
        - Почему бы не устроить привал? Место вполне подходящее.
        Пейдж с облегчением опустилась на землю. Ее тело вот уже часа два протестовало против жестокого обращения с ним, но она решительно не хотела просить Хока о передышке. По ее настоянию пустились они в этот путь. Не признаваться же теперь в собственной слабости!
        А тут по крайней мере можно было еще набрать чистой воды и посидеть в холодке. Не без труда подогнув колени, Пейдж напилась из пригоршни, умыла пылающее лицо. Неужели не далее как сегодня утром они весело плескались в этой самой реке? Да нет, это было много-много лет назад.
        Много-много лет они уже вместе. Пейдж не очень ясно помнила свою жизнь до Хока и отказывалась думать о том, что будет, когда они вернутся по домам, к своим каждодневным обязанностям. «Здесь и сейчас» - вот все, что у нее было. И этим приходилось довольствоваться.
        Хок протянул ей ломоть хлеба и кусок вяленого мяса. Зачерпнул воды в кружку.
        - Спасибо, - пробормотала она, садясь поодаль, в тень дерева.
        Хок смерил ее озабоченным взглядом. Уж не замучил ли он бедняжку? Ее «спасибо» прозвучало, как будто они были едва знакомы, ничего друг о друге не знали. Или как будто он был ей абсолютно безразличен.
        С той минуты, как она пришла в себя после их вынужденной посадки, она относилась к нему, может быть, и сдержанно, но с теплотой. Он все время ощущал на себе сильное излучение ее заботы. Теперь словно щит встал между ними. Кого защищать - ее или его? Он подсел поближе, кусая хлеб и глядя вдаль.
        Возможно, она пыталась защитить его, в полной мере осознав их теперешние отношения - вернее, отсутствие таковых в формальном плане. Но ведь она отдалась ему - безоглядно, безусловно. Как же это понимать?
        Может, она наконец нашла мужчину, который ее расшевелил, и решила продолжить свое образование? Что он значил для нее? Что он мог значить? У нее - блестящая карьера, а кто такой он? Голь перекатная.
        Хок доел хлеб с мясом, вытянулся на земле и закрыл глаза. Он не собирался ломать над этим голову. Ему нечего ей предложить, и они оба это знают. С ранних лет он усвоил, что надо брать от жизни то, что она предлагает, и не устраивать себе проблем. В качестве философии - неплохой способ выжить. Не хотеть того, чего не можешь получить, - вот и весь секрет.
        Пейдж смотрела на вольно разлегшегося Хока и завидовала его способности мгновенно засыпать и мгновенно просыпаться и при всех обстоятельствах контролировать свои чувства. Ее в данный момент мучили чувства, о существовании которых в себе она даже не подозревала. Теперь они ожили и требовали выхода, а она не знала, что с ними делать.
        Подходить к ним с позиций разума бессмысленно. Чувства - как бедовые детки, только и ждущие, как бы устроить бузу. Сколько их ни урезонивай, они не бросят своих шалостей, которые до добра не доводят.
        Сейчас ей нужно держать в голове только одно: как попасть во Флагстаф. Отец и профессия - вот вся ее жизнь. Можно только молиться, чтобы отец выкарабкался.
        Она мысленно перебрала все, что было в его пользу: относительно молодой возраст, хорошая физическая форма - он об этом специально заботился. Все в руках Божьих, конечно, но Пейдж молила Бога, чтобы Он подарил им с отцом еще сколько-то лет.
        Впервые Пейдж осознала, какой константой в ее жизни был отец. Хотя она любила мать, но по образу мыслей была ближе к отцу и испытывала к матери сложные чувства. Понимала, каково ей жить на задворках отцовской жизни, но не разделяла ее боль, потому что с ранних лет постаралась стать частью этой самой отцовской жизни.
        Вместо того чтобы сидеть и мечтать, я всегда добивалась, чего хочу, вдруг осенило ее, к собственному удивлению. Самоанализ до сих пор отнимал у нее не слишком много времени.
        - Нам пора, Пейдж.
        Густой голос Хока вывел ее из на редкость глубокого сна, в который она провалилась против своей воли. Хок стоял над ней, протягивая руку. Пейдж ухватилась за нее и встала. Хок дернул ее чуть сильнее, чем надо, и она упала ему на грудь. Со спокойной основательностью он завладел ее губами.
        Черт побери! Вся ее только что созревшая решимость соблюдать дистанцию вмиг улетучилась. Это нечестно! Но она уже прилипла к нему и возвращала поцелуй до тех пор, пока он не оторвался от нее с изменившимся лицом.
        - Нам надо выбраться отсюда до ночи. Будем надеяться, чуть дальше река снова выйдет на поверхность и мы найдем ее.
        Хок опять пошел первым, Пейдж - следом. Она не могла Отделаться от мысли, что было бы с ней, если бы ей достался другой пилот, без опыта жизни в диких условиях. Пришлось энергично помотать головой. Не думай об этом. Будь благодарна Богу за Хока.
        Еще не раз ей пришлось благодарить Бога, потому что идти становилось все трудней и трудней. Река больше не вела их. Они карабкались вверх, спускались вниз, и Пейдж только изумлялась, откуда Хок знает, куда идти. Она уже давно перестала ориентироваться и к тому же выбилась из сил.
        Лишь когда сумерки таинственно затемнили все вокруг, Хок остановился.
        - Переночуем здесь.
        Пейдж огляделась. Место ничем не отличалось от тысячи других мест, которые они миновали, но вопросов она не задавала. Просто помогла Хоку поставить палатку, расстелить спальник, собрать хворост и приготовить простую еду.
        Ни у нее, ни у него язык не ворочался от усталости. Чуть посидев у костра после ужина, они забрались в спальный мешок и заснули как убитые.
        На рассвете, когда солнце еще не взошло, Хок тихонько потряс Пейдж за плечо. Та захныкала, недовольная исчезновением своей удобной подушки.
        - Пора идти, моя дорогая, - сказал Хок, разлучая ее со сновидениями.
        Пейдж ошалело приподнялась и тут же ощутила на своем теле множество болевых точек. Она полагала, что она в хорошей форме, но этот небольшой походец опрокинул ее представления о себе.
        У Хока сжалось сердце, когда он увидел, как Пейдж морщится от боли. Она проявила чудеса выносливости, чего еще от нее требовать? Но отдыхать было непозволительно. Они отдалились от воды, да и запасы провизии быстро таяли. Сегодня надо было во что бы то ни стало добраться до человеческого жилья.
        Пейдж с отвращением оделась, мечтая, как сожжет эти тряпки, едва только доберется до ближайшего магазина. Она устала от них, устала от ходьбы, устала держаться вровень с роботом, который не знал ни усталости, ни голода, ни жажды… Взглянув на него, она обмерла. Хок наблюдал за ней с таким растроганным видом, что у нее слезы навернулись на глаза.
        - О, Хок, прости! - Она порывисто обняла его. - Свалилась тебе на "голову такая неженка.
        - Нет, ты здорово держишься, просто здорово. Мы сегодня выберемся отсюда.
        Она недоверчиво запрокинула к нему лицо.
        - Ты думаешь?
        Он кивнул, не решившись подкрепить словами это столь спорное утверждение. Пейдж так и повисла на нем.
        - Какое счастье! Подумать только - неужели можно будет принять горячую ванну и съесть что-нибудь еще, кроме вяленого мяса и сухих фруктов, и поспать на простынях, н удобной постели, и…
        - Но, мадам, вы заплатили баснословную сумму за это сафари в диких горах Аризоны. Я полагал, что за свои деньги вы хотите получить сполна.
        Он мастерски передал британский акцент чиновника из бюро путешествий.
        - Совершенно верно, молодой человек, так оно и есть. Однако вы не упомянули в своем проспекте о тренировочной программе. Иначе я бы еще подумала.
        Он озабоченно почесал в затылке.
        - Возможно, стоит подкорректировать проспект, мадам, как вы думаете?
        - Непременно. Только не ждите, что публика повалит к вам валом.
        - Но, мадам, мы ориентируемся только на избранную клиентуру. Вы не могли этого не знать.
        Она посмотрела на свои пыльные лохмотья, на потрепанное снаряжение, которое поддерживало их в пути, и засмеялась.
        - Да, конечно. Я всегда выбираю лучшее. Кажется, я дала вам это понять. - Она подняла на него глаза. - И я получила то, что хотела.
        Устоять перед ней в этой роли было невозможно, да он и не пытался устоять. Сгреб ее в объятья и отпустил со вздохом только через несколько минут.
        - Все-таки надо идти.
        - Знаю.
        - А ты знаешь, что я бы лучше провел весь день тут, с тобой?
        - Да, - прошептала она, благоговея перед чудом, которое свело их и одарило таким сильным взаимным чувством.
        Хок решительно отстранился и выбрался из палатки, а Пейдж быстро запаковала и рюкзак то, что они вчера вынули, потом скатала спальный мешок. Действовала она сноровисто, почти как Хок. Почти.
        Небольшой культ личности еще никому не приносил вреда, решила она и с усилием вылезла из палатки, чтобы начать новый день.

        Глава 10

        Река действительно появилась довольно скоро, но совсем не похожая на ту, какой была раньше: бушующий поток несся безудержно, вихрясь в водоворотах.
        Хок с трудом нашел неглубокую заводь, которая к этому часу прогрелась солнцем, и предложил устроить баню. Пейдж никогда не думала, что вода может быть такой роскошью, а чистота - таким подарком. Она расплела волосы и промыла их, нежась в речной прохладе.
        Интересно, как меняются взгляды на жизнь, когда ты чистый и сытый, подумала Пейдж, оглядываясь на Хока - разделяет ли он ее доморощенную философию? Но все мысли вылетели у нее из головы, когда она нашла его глазами. Хок стоял под уступом скалы, с которого река низвергалась каскадом, как под мощным душем.
        Не отрываясь, Пейдж оглядывала с головы до пят, скрытых в пенной воде, божественной красоты, как отлитое из бронзы, тело.
        Потом, отведя с лица мокрые пряди волос, поплыла к нему, борясь с течением. То и дело ее захлестывало свирепыми волнами, но она ни разу не упустила из виду своей цели.
        Хок стоял к ней спиной, подставляя лицо сильным струям, бьющим сверху, и не слышал ее приближения. Она нащупала ногами дно и подошла. Шум падающей воды заглушал все другие звуки, но Хок почувствовал, что она рядом, и обернулся.
        Ее глаза были настолько красноречивы, что пламя, которое он держал в себе взаперти с той самой минуты, как увидел ее, полыхну до наконец вовне.
        Ни слова не говоря, он подхватил ее на руки и вынес из воды. Их вещи были по-прежнему упакованы, но он, не сбавляя шага, направился к рюкзаку, который она соорудила для себя из запасного одеяла, вытряхнул ее его содержимое и, рванув, расстелил одеяло во всю ширину.
        Опустив на него Пейдж, он накрыл ее своим телом. Намерения его были откровенны, древнее слов был их немой разговор, и стоило им обняться, как взрыв вожделения снес все преграды между ними.
        На этот раз не понадобилось и нежности: только страсть и яростное обладание. Они были двумя половинками, принадлежащими друг другу, и теперь актом любви скрепляли свой союз. Хок начал сразу, одним мощным ударом. Она обвилась вокруг него руками и ногами и вместе с ним, ни на секунду не разлучаясь, ринулась в беспощадный, первобытный омут ощущений.
        Ты моя, ты моя, ты только моя - ритмической литанией отдавало у него в голове, и она попадала в такт рефрену, как будто слышала его наяву.
        И снова, витая в другом, блаженном мире, тело ее изогнулось в конвульсии, взметнувшись за край неба. Судорожное мужское дыхание заглушило все вокруг, когда Хок с последним содроганием обмяк в ее объятиях.
        Я растаяла и приняла его форму, чувствовала Пейдж, наслаждаясь тяжестью мужского тела, ликуя, что наконец-то он потерял контроль над собой. Наконец-то не смог скрыть, что он к ней чувствует.
        Так они лежали, переплетясь телами, выключенные из внешнего мира, пока Хок не шевельнулся и не сел.
        Обхватив руками колени, он уронил на них голову.
        - Прости.
        Пейдж, которой совершенно не хотелось шевелиться, принудила себя тоже принять сидячую позу.
        - За что?
        - За грубость.
        - Ну, значит, я безнадежно испорчена. Я так наслаждалась, как только можно.
        Он поднял голову и уставился на ее улыбающееся лицо. Потом прислонился лбом к ее лбу.
        - О, Пейдж, я не перестаю тебе удивляться. Никогда не угадаешь, что ты скажешь. Ей-Богу, не встречал таких. - Он вздохнул. - Что мне с тобой делать?
        Она постаралась ответить легко и весело:
        - Любить!
        У него заблестели от волнения глаза.
        - И этого хватит?
        Всем существом она ощущала его неуверенность как свою. - Должно хватить.
        Несколько часов спустя они стояли на берегу реки, которая расширилась до опасных пределов, и размышляли, как через нее переправиться. Ничего похожего на брод Хок не нашел.
        Было два варианта. Идти дальше по тому же берегу в надежде, что он куда-нибудь да выведет. Или перейти реку здесь и выйти к людям без промедления, поскольку с высоты холма, куда Хок только что поднимался, он увидел на гребне горы по ту сторону реки примету двадцатого века - антенну. Она не могла стоять сама по себе, она означала жилье или по крайней мере проторенную дорогу. Пора было оставить реку-проводника. Но прежде следовало ее перейти.
        Хок, как всегда, действовал основательно. Первым делом они устроили привал и подкрепились. Потом он сколотил небольшой плот для багажа. Они с Пейдж сняли с себя все лишнее, стеснявшее движения. Слава Богу, палатка и спальник были в непромокаемой упаковке.
        При таких мерах предосторожности они благополучно перебрались бы на тот берег, если бы не одно непредвиденное обстоятельство, которое и свело на нет все их приготовления.
        Когда пожитки были погружены на плот, Пейдж сказала:
        - А ведь если мы утопим этот плот, нам до конца жизни придется прятаться от людей.
        Они рассмеялись: Пейдж осталась в самодельных шортах и подвязанной на животе блузке, а Хок - в одних плавках.
        - Поздновато спрашивать, - сказал он, - но все-таки: ты умеешь как следует плавать?
        Губы его все еще улыбались, но глаза глядели озабоченно.
        - Как тебе сказать, золотых медалей и всего такого у меня нет, но разряд - выше среднего.
        Он заговорил, глядя на быструю реку:
        - Бог его знает, какая здесь глубина, но выше и ниже течение гораздо сильнее, так что выбираем меньшее из зол.
        Мимо проплыла и утонула в водовороте ветка.
        - Это от дождей в горах такой разлив. В обычных условиях к июлю горные речки уже смирные и спокойные.
        - Нашей, наверное, забыли сказать, какой сейчас месяц.
        - Да, просчет налицо, но теперь уже ничего не исправишь.
        Он спустил плот на воду.
        - Идем по отдельности, так будет вернее. Вон там, - он указал на место примерно в ста пятидесяти ярдах вниз по течению, - мы причалим. Я надеюсь. Если придется плыть, греби поперек изо всех сил.
        Будет о чем порассказать внучатам, подумала Пейдж, решительно входя в воду.
        Хок пустил ее первой, чтобы держать в поле зрения, и, толкая плот, двинулся следом. Тут-то на него и налетело вырванное с корнем дерево, несущееся по волнам.
        Оно появилось так внезапно, что Хок не успел уклониться. Плот, подпрыгнув, перевернулся, а Хока зацепило корнями и поволокло вниз по реке.
        Пейдж плыла саженками, вкладывая все силы в каждый взмах и гадая, насколько ее хватит. Услышав позади страшный шум и треск, она обернулась как раз вовремя и успела увидеть, что плот перевернулся, а Хока уносит налетевшее на него дерево.
        - Хок!
        Вода сразу набралась ей в рот. Чуть не захлебнувшись, она яростно пустилась вдогонку за стремительно уносящимся прочь деревом. Волны то и дело накрывали ее с головой, крутили, болтали, вертели из стороны в сторону. Но она должна была догнать Хока. С ним ничего не могло случиться. На долю секунды она прикрыла глаза, представив, что с ним что-то случилось. Нет, только не с ним! Он семижильный. Он прошел огонь, воду и медные трубы. Он выплывет. Выплывет, она знала.
        Ее нога коснулась чего-то твердого - дно!
        Пейдж отчаянно преодолела последние буйные метры, выбралась на сушу и упала навзничь, ловя ртом воздух, моля Бога дать ей силы. Она должна была идти искать Хока - как он сейчас без нее?

…Открыв глаза, Пейдж поняла, что пролежала в забытьи довольно долго. Солнце висело уже низко на западе. Покачиваясь, она поднялась и осмотрелась. Гребня горы с антенной видно больше не было. Пейдж не знала даже, в какой стороне его искать.
        Река, через которую она переправилась, бежала, как прежде. Только Хока нигде не было. Пейдж рассеянно взглянула на свои ноги, все в царапинах - вот откуда эта саднящая боль! Но сейчас ей было не до царапин.
        Хока унесла река. Значит, надо идти вниз по течению. Ход ее мыслей был прост и не требовал усилий. Терять энергию на размышления, когда дорога каждая минута, она не могла.
        Пейдж побрела по берегу, такому пустынному, словно она была одна-одинешенька в этом чужом мире. А может, Хок просто решил, что дерево - хороший транспорт? Она распрямила плечи и прибавила шагу.
        Только завидев их плот, невинно плескапшийся на прибрежной волне, она заплакала. И плакала все время, пока вытаскивала его на берег, отвязывала, выгружала и раскладывала сушиться их снаряжение. Она сама не знала, почему плачет. Может, потому, что многое подмокло. А может, потому, что Хок позаботился о том, чтобы сберечь для нее их пожитки, но не позаботился о себе.
        Тысяча чертей, я не позволю тебе бросить меня со всем этим барахлом! Я найду тебя, даже если придется искать всю ночь!
        Но на целую ночь поиски не растянулись.
        От солнца оставался только веер алых лучей на небе, когда Пейдж заметила посреди реки какой-то темный предмет. Бежать она не могла: рюкзак так придавил ее своей тяжестью, что приходилось выверять каждый шаг, чтобы не потерять равновесие. К тому же и сердце у нее замирало от страха: что она там увидит?
        Хок лежал на огромном валуне, обтекаемом водой. Когда дерево, тащившее его вниз по реке, натолкнулось на камень, ударом Хока освободило. Но к тому моменту он был почти без сознания.
        Инстинктивно цепляясь за выступы, он вскарабкался на валун. И тут силы покинули его.
        В закатных лучах Пейдж разглядела, что у него на лице кровоподтеки, одежда на правом боку изодрана, как будто его терзал разъяренный бык. Но он дышал, он был жив!
        Как же переправить его на берег?
        Пейдж вспомнила про плот. Далеко ли, близко ли она его оставила, сейчас было неважно. Она сбросила рюкзак и заторопилась обратно по берегу. Страх дал ей второе дыхание.
        Свет дня уже угасал, когда она вернулась. Хок неподвижно лежал на прежнем месте.
        Надо было развести костер, но она решила не тратить на это время, пока не переправит Хока на сушу. Слава Богу, валун, на котором он лежал, был такой широкий, что Хок поместился на нем целиком, и до него не доставали тяжелые, непрестанные удары волн.
        Пейдж сошла в воду, которая показалась ей теперь гораздо холоднее, и, толкая перед собой плот, направилась к валуну. Глубокий участок, который пришлось переплыть, оказался очень небольшим, и Пейдж подвела плот к той стороне камня, где течение, разбиваясь, теряло стремительность.
        - Хок! Хок, откликнись, прошу тебя! Одной рукой придерживая плот, другой она зачерпнула воды и плеснула ему в лицо.
        Он застонал.
        - Хок, надо тебя забрать отсюда. Ты поможешь мне?
        У него задрожали веки, но глаза не открылись. Ждать было нечего. Пейдж стала тихонько стягивать его с камня, пока он не заскользил вниз сам, своей тяжестью. Тогда она быстро подставила плот и подхватила его.
        Пейдж не помнила, как она справилась с обратной дорогой, как выволокла Хока из воды. Осталось только ощущение кошмара. На скорую руку она развела костер - снова помогла предусмотрительность Хока, так упаковавшего спички, что они остались сухими. Она подсунула под него одеяло и подтащила к огню.
        Следующим делом было осмотреть его раны. При мерцающем свете костра она разглядела синяки и царапины на правой стороне его лица и весь в ссадинах, от подмышки до бедра, правый бок. Но кровотечение почти везде уже остановилось.
        Пульс был сильный и ровный - хороший знак. Но на лбу - рубец от удара, которым, вероятно, и объяснялась потеря сознания. Похоже, мы только затем и отправились в путешествие, чтобы порасшибать себе лбы. Интересно, ты узнаешь меня, когда очнешься?
        Надо было согреть его. Пейдж подержала одеяло над огнем, хорошенько просушив его, потом закутала Хока.
        Она чуть не заплакала, когда он открыл глаза. Но, сдержавшись, потрепала его по здоровой щеке.
        - Как ты себя чувствуешь?
        Его глаза туманила боль, и он не сразу сфокусировал взгляд на ее лице.
        - Не знаю, - прошептал он. - Как после потасовки в баре.
        Дотронулся до правой щеки и поморщился.
        - Да уж, - она постаралась не выдать голосом своей тревоги, - вид у тебя как раз соответствующий. А что твой бок?
        Хок набрал в грудь воздуха и вдруг замер с искаженным болью лицом.
        - Ну и дела!
        - Без рентгена, конечно, не определишь, но вполне возможно, что ты поломал пару ребер. Тебя здорово стукнуло.
        - А что это было?
        - А что ты помнишь?
        Искорки заблестели в его глазах: значит, он заметил, что они с Пейдж поменялись местами.
        - Я помню, как плыл и как что-то меня ударило. Что это было?
        - Какое-то дерево. Зацепило тебя корнями и потащило.
        Он пристально посмотрел на Пейдж.
        - Я мог утонуть.
        - Мог.
        - Как ты меня нашла?
        Она заставила себя улыбнуться.
        - Очень просто. Ты загорал на камне посреди реки, а я проходила мимо. Он нахмурился.
        - Да, да, помню, я за что-то цеплялся, чтобы меня не снесло обратно в воду.
        - Ты здорово цеплялся. Когда я подошла, ты был уже на самом верху.
        Он посмотрел на нее с явным недоверием.
        - Так ты нашла меня на камне?
        - Ну да.
        - Как же, черт побери, ты меня оттуда перетащила на берег?
        - На плоту. Ты его крепко сбил, можешь гордиться. Уж как его сегодня колошматило, а он все целехонек.
        Пейдж пощупала Хоку лоб. Теплый. Если не сказать - горячий.
        Стараясь скрыть свое беспокойство, она поднялась.
        - Поставлю-ка я палатку. Должна тебе сказать, что чехлы нас не подвели: спальный мешок совершенно сухой. Когда вернемся, можешь отписать благодарность фирме, которая выпускает такое снаряжение.
        Хок хотел было ответить улыбкой, но не позволила распухшая щека. Пейдж еще раз подоткнула вокруг него одеяло и отошла. Он заснул почти мгновенно.
        Расставлять палатку одной оказалось гораздо труднее, но Пейдж справилась и затащила туда спальный мешок, который уже прогрелся у костра. Потом разбудила Хока.
        - Сможешь дойти до палатки? Твоя постель готова.
        Хок поднялся, оглядываясь вокруг, как будто хотел сориентироваться. С помощью Пейдж добрел до постели и послушно поел горячего супа, который она наскоро сварила.
        Пейдж видела, как ему больно, и ее пробирал страх. Идти он не сможет. Что же с ними будет? о Пока ему нужен был покой. Поэтому Пейдж не стала тоже забираться в спальный мешок, а легла рядом, завернувшись в одеяло. Никогда еще она не чувствовала такую беспомощность у постели больного.
        В течение ночи она несколько раз поднималась к нему. Сон его был беспокойный, он пылал, но ни разу не проснулся. Пейдж смотрела, как бы он не раскрылся, боясь осложнений: ведь он пролежал много часов в мокрой одежде. На рассвете она задремала, и во сне ей приснились голоса, говорившие на непонятном языке. Она вскочила и отдернула клапан палатки.
        Снаружи стояли двое, глядя на нее, как на марсианина, который свалился с неба прямо перед ними и требует отвести его к вождю. Пейдж чувствовала по отношению к ним примерно то же. Они были в джинсах и ковбойках, но волосы у них были длинные, перехваченные сзади тесемками. Широкополые ковбойские шляпы затеняли бронзовые лица. Невозмутимые бронзовые лица.
        - Вы знаете, чьи это владения, леди? - в конце концов спросил один из них.
        Смех, сродни истерическому, вырвался у Пейдж.
        - Владения? О, видите ли, мы вовсе не посягаем ни на чьи владения, хотя может показаться иначе. Мы летели на самолете и вынуждены были сесть вон там. - Она махнула рукой через плечо.
        Пришельцы посмотрели на цепь гор у нее за спиной, потом опять на нее, и довольно-таки подозрительно.
        - Мой.., э.., друг - его поранило вчера, когда мы переправлялись через реку. Нельзя ли как-нибудь доставить его к врачу?
        Они были само недоверие, и Пейдж предпочла умолчать о своей профессиональной принадлежности.
        Один из них, согнувшись, забрался в палатку. Выйдя, сказал что-то товарищу, но не по-английски. Тот кивнул и исчез за деревьями.
        - Куда он пошел? - в тревоге спросила Пейдж.
        Неужели им все равно, что Хок ранен? Тот, что остался, ответил:
        - За тележкой. Так тащить будет далековато.
        - А!
        - Он из апачей, верно?
        - Я думаю, да, - ответила она не без удивления. - А что?
        Человек ухмыльнулся, и его лицо сразу приняло дружелюбное выражение.
        - Вы знаете, что вы в резервации апачей? Пейдж покачала головой.
        - Но я что-то не узнаю его. Он откуда?
        - Он говорил, что он родом из Дульсе, Нью-Мексико.
        - Ясно. Хикарилья.
        Человек кивнул с явным удовлетворением.
        - Ваш друг скоро обернется? - спросила Пейдж.
        - За час.
        Она порылась в рюкзаке и достала кофейник.
        - Пожалуй, сварю кофе, а Хока попробую напоить водой.
        - Вашего друга зовут Хок?
        - Да.
        - Таких имен сейчас не услышишь. Меня, например, зовут Джон Энтони, а моего товарища - Роджер Томас.
        - Очень приятно.
        Почему-то она почувствовала себя Алисой, угодившей в Страну чудес.
        Они добились, чего хотели. Нашли дорогу из дикого мира в цивилизованный. Пейдж мельком взглянула на человека, который, нагнувшись, подправлял костер. Да. Цивилизованный. О, Хок, если бы ты мог порадоваться вместе со мной! Мы выбрались, и все благодаря тебе. Пожалуйста, поправься - ради меня.
        Пейдж, довольная, смотрела, как удобно лежит Хок. Неожиданные спасители доставили их в свой домик на колесах, уложили Хока в постель, и Пейдж обтерла его холодной водой, чтобы сбить температуру.
        До ближайшего города, как они сказали, был день пути.
        Лихорадка наконец пошла на спад. Пейдж, опасавшаяся пневмонии, стала надеяться, что худшее позади. Она просидела двое суток у его постели и была совершенно разбита.
        Решив, что можно ненадолго оставить Хока, она пошла коротким коридором на кухню. Там молодая девушка мешала в большой кастрюле что-то вкусное и улыбнулась остановившейся в дверях Пейдж.
        - Здравствуйте. Меня не было, когда вы и ваш муж приехали. Я - Алисия, дочь Джона Энтони.
        Алисия была воплощением пышущей свежестью молодости. Линялые джинсы не скрывали стройных ног в высоких кожаных ботинках. Красная футболка необыкновенно шла к загорелой коже, а короткая стрижка - к большим черным глазам. Настоящая красавица, с улыбкой подумала Пейдж. Выглядела девушка лет на двадцать, не больше.
        Но надо было расставить все по местам.
        - Я не замужем. Меня зовут Пейдж Уинстон. Хок Кэмерон вез меня на самолете во Флагстаф на прошлой неделе, но нам пришлось совершить вынужденную посадку.
        - Вот как!
        У Алисии загорелись глаза.
        - Я когда пришла домой, сразу к вам, познакомиться. А вы уже спали в кресле. У Хока такой вид, будто он подрался.
        - Так оно и было. Подрался с деревом. А если тебе кажется, что он плохо выглядит, можно приискать и другого парня, - сказала Пейдж нарочито по-свойски.
        И обе рассмеялись.
        - Он ведь очень красивый, правда? - сказала Алисия и застенчиво потупилась.
        Пейдж почувствовала, как эти невинные слова девушки царапнули ее где-то глубоко внутри.
        - Правда.
        - Вы его давно знаете?
        - Нет, только со дня катастрофы.
        - Значит, вы не знаете, он женат или нет?
        - Могу побиться об заклад, что нет.
        Алисия просияла.
        - А вам нужна помощь? Только скажите.
        - Вообще-то нужна. Твой отец говорил, что телефона здесь нет. Ты не могла бы мне подсказать, как добраться до телефона?
        Алисия задумалась.
        - До телефона двадцать пять миль. Двадцать пять длинных миль, это несколько часов. Но я уверена, что отец согласится отвезти вас туда.
        Пейдж опустилась на стул у кухонного стола. Мозги у нее работали вяло.
        Девушка подала ей тарелку с тушеным мясом.
        - Вот, поешьте. А потом не хотите ли принять душ и поспать? - Она села напротив Пейдж, заботливо глядя на нее. - У вас усталый вид. Если Хок проснется, я за ним присмотрю или разбужу вас. - Она ласково похлопала Пейдж по руке. - Вы можете спать в моей комнате, если хотите.
        Пейдж почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Это означало, что она на пределе - так растрогаться от элементарной человеческой заботы.
        - Спасибо, Алисия. Вы с отцом так о нас заботитесь!
        Вся кухня засияла от улыбки девушки.
        - Это нам в радость. Я только очень жалею, что не могу помочь с телефоном. Ваши семьи, наверное, с ума сходят. Но вообще вам здорово повезло.
        - Знаю. Главное везенье - это Хок. Без него я бы ничего не смогла.
        Алисия понимающе улыбнулась.
        - Он особенный, правда?
        - Правда, - пробормотала Пейдж. - Истинная правда.
        Проснувшись наутро, Хок с удивлением обнаружил у своей постели индейскую девушку.
        - Доброе утро, - стыдливо проговорила она.
        " Он хотел улыбнуться в ответ, но что-то мешало. Он потрогал лицо и обнаружил на нем бинты.
        - Где я?
        Он с неудовольствием услышал свой голос. Не самый оригинальный вопрос, но, черт побери, кажется, произошла какая-то подмена: была река, плот и его подруга. Прежде чем Алисия успела ответить, он снова спросил:
        - Где Пейдж?
        - О, она спит. Она просидела с вами двое суток, а вчера поздно ночью я ее уговорила пойти лечь и вызвалась присмотреть за вами.
        Хок почувствовал облегчение: значит, Пейдж тоже здесь.
        - Это трейлер моего отца, - объясняла девушка. - Я - Алисия Энтони. Мой отец со своим другом нашли вас и мисс Уинстон позавчера у реки, вы там разбили палатку. - Она оделила его сочувственной улыбкой. - Мисс Уинстон говорит, что у вас была большая температура.
        Хоку понадобилось несколько минут, чтобы переварить всю эту информацию. Значит, они здесь уже два дня. Смутно припомнились ему нежные руки и тихий голос Пейдж. Теперь была ее очередь выхаживать пострадавшего.
        Что-то давило ему на лоб. Он поднял руку и нащупал огромную шишку над правым глазом.
        - Да, шарахнуло меня как следует. - Он взглянул на девушку, не отрывавшую от него взгляда. - Но лоб у меня крепкий.
        - Мисс Уинстон очень беспокоилась. Вам повезло, что она врач.
        - Я как-то об этом не думал. Наверное, ты права.
        Он усмехнулся - криво, насколько позволяла распухшая щека.
        Алисия, вдруг вспыхнув, заговорила, чтобы скрыть смущение:
        - Доктор Уинстон еще спрашивала, как отсюда добраться до Флагстафа. Кажется, ей это очень срочно.
        Ну, конечно. Как же он забыл о ее отце! Нечего разлеживаться, пора ехать.
        - Она объяснила, что вы были ее пилотом и что она не хочет вас оставлять, пока не убедится, что с вами все в порядке.
        Ее пилот?! Она не хочет уезжать, пока не убедится, что со мной все в порядке?.. Он пристально взглянул на девушку. Ну да. Теперь мы в реальном мире и возвращаемся к нашим прежним ролям. Она - доктор Уинстон, а я - просто ее пилот.
        Хок попытался сесть, но его повалила пронзительная боль в груди.
        - О, Хок, вы не должны двигаться. Доктор Уинстон говорит, что у вас наверняка перелом ребер. - Девушка наклонилась к нему и поправила подушку. - Лежите тихо, а я принесу что-нибудь поесть. Вы небось с голоду умираете!
        Он взглянул в ее глаза, полные восхищения. Плевать ему на боль в боку и на боль в голове. И на боль оттого, что у них с Пейдж все позади. Это было вчера. Надо жить сегодняшним днем. Он улыбнулся, как мог, девушке, беспокойно переминавшейся с ноги на ногу.
        - Звучит заманчиво, даже очень заманчиво.
        Он разберется со своей болью попозже, и так, как он это делал всегда, - один.

        Глава 11

        Звонкий, как колокольчик, девичий смех ворвался в сон к Пейдж, щекоча ее подсознание, удручая своим нежным кокетством.
        Когда Пейдж решилась отойти от постели Хока, она уснула глубоким, живительным сном, как усталая сиделка, выполнившая свой долг. Жар у больного спал. Пейдж удалось перебинтовать его ребра и продезинфицировать раны. С ним все должно быть в порядке.
        Она оставила его спящим, но, судя по звукам, доносившимся из соседней комнаты, он проснулся и наслаждался обществом Алисии. Глубокие раскаты его голоса чередовались с ее чистым серебряным смехом.
        Пейдж больно кольнул этот смех. Но, в конце концов, Хок не ее собственность. Они не взяли по отношению друг к другу даже самых элементарных обязательств. Неужели никаких? Он, может, и не взял, но ты-то ведь прекрасно знаешь, что никогда бы не отдалась человеку, не сделав ему признания в любви.
        Перебрав свой скудный гардероб, она остановилась на еще ненадеванных юбке и блузке. Они были, правда, мятые, но Пейдж надеялась, что они расправятся от пара в крохотной ванной комнате, пока будет включен душ.
        Он требовал от тебя признаний? Вообще чего-нибудь требовал? - продолжал допытываться ее внутренний голос. Она мысленно перетряхнула по минутам счастливую неделю, проведенную вместе, все их разговоры и все мгновения близости. Он убеждал ее, что ни с кем не испытывал того, что с ней. Это уже что-то, не так ли? Возможно, но что? Что с этим делать? С чем они остались в конце концов. Пейдж никогда не думала, что может быть такой уязвимой. Будущее начинало страшить ее.
        Приняв душ, она оделась и сделала свою обычную прическу, которую носила летом, - собрала волосы в узел на затылке. Ощущая себя почти прежней Пейдж, она вышла проведать Хока.
        Хок допивал кофе. Поднос с пустыми тарелками подле постели свидетельствовал о том, что он позавтракал, и солидно.
        Алисия вскочила со стула, когда Пейдж вошла.
        - Вашему пациенту сегодня гораздо лучше, доктор, - объявила она, сияя. Пейдж улыбнулась Хоку.
        - Очень рада слышать.
        Хок посмотрел на нее так, как смотрят на случайных знакомых, и не вернул улыбки.
        - Вы все еще здесь, доктор Уинстон? Я был уверен, что вы уже на пути к Флагстафу.
        Доктор Уинстон? Пейдж взглянула на любопытное личико Алисии. Он не хочет афишировать наших отношений. Интересно, почему?
        Вдруг ощутив неловкость, Пейдж подошла и положила ладонь ему на лоб.
        - Утром не было температуры? Он вывернулся из-под ее руки. - Конечно, нет. Подумаешь, пара синяков и царапин.
        Но хрипотца в голосе была слышна отчетливо.
        - И парочка сломанных ребер, - добавила Пейдж.
        - Это еще неизвестно.
        - Да, без рентгена нельзя сказать наверняка, но все признаки налицо.
        - Может, и так. Но это быстро заживет. Она усмехнулась.
        - Ну да, вы же здоровяк. Он прямо взглянул ей в глаза, и ни один мускул не дрогнул на его лице.
        - Да, я живучий.
        В комнате росло напряжение, даже Алисия это почувствовала. Подхватив поднос, она обронила:
        - Пойду помою посуду. В дверях помедлила и наградила Хока ослепительной улыбкой.
        - А ты веди себя хорошо. Впервые с той минуты, как Пейдж вошла, лицо Хока сложилось в болезненную гримасу.
        - Ни на что другое у меня силенок не хватит.
        Когда Алисия засмеялась, улыбнулся и он.
        - Так почему ты не уехала? - небрежно спросил Хок у Пейдж, как только Алисия вышла.
        - Потому что не хотела бросать тебя, - терпеливо объяснила Пейдж.
        Он беспокойно дернулся на постели.
        - Это не причина. Тебе следует поехать с отцом Алисии до ближайшего города, а оттуда найдешь какой-нибудь транспорт до Флагстафа.
        - А ты намерен поехать во Флагстаф?
        Он отвел глаза и уставился в окно, внимательно изучая пейзаж.
        - Не знаю, может быть, попозже. Пока не вижу необходимости. Надо посмотреть, нельзя ли спасти самолет. С этим будет порядочно возни.
        Она села рядом и, накрыв его руку своей, ощутила, как он напрягся.
        - Что с тобой, Хок?
        Он повернул голову на подушке так, чтобы смотреть ей в глаза, и без всякого выражения сказал:
        - Ты же поставила диагноз.
        - Я не о том, ты это прекрасно знаешь. Он стиснул зубы, и у него задергалась щека.
        - Не так-то легко поблагодарить тебя за то, что ты вытащила меня с того света, - и проститься.
        Он опустил глаза и уставился на ее руку, все еще лежавшую поверх его руки.
        - О, Хок, неужели все дело в этом? Неужели твоя мужская гордость не может принять чуть-чуть помощи от слабой женщины?
        На секунду он стал прежним, чуть насмешливым Хоком.
        - Да, моя мужская гордость слегка помята, но, я думаю, она еще расправится.
        Пейдж склонила голову набок, спросила:
        - Зачем же нам прощаться?
        Она надеялась, что Хок не почувствует, как колотится ее сердце. Ответ на этот вопрос заключал в себе все надежды на их будущее.
        Снова взглянули они друг на друга, и печаль в его глазах отозвалась в ней отчаянием. Нет! - молчаливо запротестовала она. Не говори этого!
        Но он сказал.
        - Неважно, как мы оказались здесь и кто кого спас. Факт то, что моя работа закончена. Страховка покроет все твои расходы. Мне жаль, что я не довез тебя до Флагстафа.
        - А как же мы, Хок?
        Он выдернул руку из-под ее руки.
        - Нас нет, Пейдж. Разве это что-то новое для тебя? Я не комнатная собачка, которая целый день ждет, когда вернется хозяйка. Сидеть на одном месте я не умею. Да если бы и умел, я не стал бы жить на задворках твоей жизни. Ты была бы нужна мне вся, а не твои останки, которые приплетаются под вечер из клиники.
        Он облекал в слова то, что Пейдж и сама знала. Так почему же ей было так больно? Ведь он просто констатировал бесплодность попытки продлевать их отношения.
        Потому что мне хотелось верить в долгую счастливую жизнь и в то, что любовь преодолевает все препятствия и из любого положения находит выход. Она чувствовала, как текут по щекам слезы, но не вытирала их.
        - Я люблю тебя, Хок.
        Ее порыв разбился о бесстрастное выражение его лица. Чертов индейский стоицизм!
        - То, что мы пережили, - большая редкость, - тихо сказал он наконец. - Это будет нетронуто.
        - Но мне мало одной недели тебя, - взмолилась она.
        Он криво усмехнулся.
        - Ты привыкла всегда получать то, что хочешь, Пейдж, но не все так живут. Ты и я - мы из разных миров, мы оба это знали и знаем.
        Они услышали скрип колес по гравию.
        - Это за тобой. Алисия говорила, что ее отец заедет за тобой, когда соберется в город. - Его глаза глядели спокойно и бесстрастно. - Поезжай с ним.
        Пейдж кивнула, сраженная его вежливой невозмутимостью. У нее больше не было слов - он сказал все.
        В дверях она задержалась, обернулась. У него дрогнуло лицо - или это ей почудилось, потому что через секунду он уже снова бестрепетно смотрел ей в глаза.
        - Прощай, Хок. Береги себя.
        - Ты тоже.
        Она была рада, что никого не встретила по пути в комнату, которую делила с Алисией. Собрав то немногое, что уцелело в перипетиях последней недели, она вышла из трейлера навстречу Джону Энтони.
        Пейдж казалось, что она целую вечность трясется на переднем сиденье пикапа. Но рано или поздно она доберется до Флагстафа.
        Джон Энтони отвез ее в ближний городишко, где жил его брат. Пейдж первым делом позвонила в больницу к отцу. Новости были хорошие. Отца даже позвали к телефону. Его голос звучал бодро - гораздо бодрее, чем Пейдж предполагала. Запомни, Пейдж, старушка, от разбитого сердца не умирают.
        Брат Джона, по замечательному совпадению, в тот день собирался во Флагстаф и взялся подвезти Пейдж. Она с благодарностью согласилась. Так началось ее путешествие в прежнюю жизнь. Она старалась занять голову первоочередными делами, которые надо будет сделать по приезде во Флагстаф: найти гостиницу; пройтись по магазинам; забыть Хока; принять горячую ванну; забыть Хока; навестить отца; пообедать; забыть Хока.
        Пейдж откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
        Попытаться забыть Хока - это будет самая тяжелая задача. Слишком много воспоминаний…
        - Не хочешь поучиться ловить рыбу? - спросил Хок на второй день их каникул.
        - А ты уверен, что рыбалка входит в учебную программу? - лениво ответила она.
        Тяжесть в голове не располагала ни к каким действиям.
        - Гм… - Он взъерошил и без того лохматую шевелюру. - Этот урок требует минимума усилий, а ничего лучше я не могу придумать. - Он легонько мазнул ее пальцем по щеке. - В наших-то обстоятельствах.
        - Ну ладно. Только надеюсь, мне не будут ставить отметки. Иначе я попаду в отстающие.
        Хок засмеялся. У него так блестели глаза, когда он смеялся, что Пейдж нарочно придумывала, как бы его рассмешить.
        - Нет, тебе повезло на этой неделе. Ты у нас на больничном, и спросу с тебя никакого. Она вздохнула с нарочитым облегчением.
        - В таком случае давай займемся всерьез нашим рыбным бизнесом.
        К концу дня стало вполне ясно, что Пейдж далеко до совершенства. Закидывая удочку, она зацепляла сзади то ветку, то корягу, то, камни и наконец, когда леса скрутилась спиралью, признала свое поражение.
        - Сдаешься? - спросил Хок.
        - Пока ты меня не прогнал, надо сдаться.
        - Тебе что же, не нравится ловить рыбу?
        - Трудно сказать. Я же еще не попала крючком в воду. А что, кроме воды, где-нибудь еще водится рыба?
        - Боюсь, что нет.
        - Тогда я просто не знаю, нравится или нет. Я не пробовала.
        Хок нашел на берегу тенистое место и предложил отдохнуть после трудового дня. Пейдж с готовностью согласилась. Любое пустячное усилие - и у нее плыло перед глазами.
        Хок положил ее голову к себе на колени и ласково отвел волосы со лба.
        - А на море ты тоже не пробовала ловить рыбу?
        - Ты представляешь, во что бы я превратила те удочки?
        Ей было так хорошо, так спокойно держать голову у него на коленях.
        - Ну, с этим-то как раз проблем не будет. Там тебе забрасывать не придется, просто сиди и жди, пока клюнет. - Он улыбнулся. - Здорово щекочет нервы.
        - А ты часто ездишь к морю?
        - По настроению.
        - Приятно, наверное, делать что хочешь и когда хочешь.
        - Тут есть свои преимущества.., и свои недостатки. Одиночество не всегда в радость.
        - Ну, это улажено. Или ты уже забыл, что у тебя теперь на шее - жена?..
        Тогда он сразу переменил тему: показал Пейдж на какую-то птицу, потом предложил ей пойти прилечь в палатке. Было несколько моментов, когда он мог сказать ей правду, но теперь Пейдж вынуждена была признать, что они приходились на тот период, когда ее голова еще не пришла в норму.
        Он не хотел ее расстраивать, отрицая факт их супружества, и таким образом дал ей время влюбиться в него.
        Пикап замедлил ход и выехал на шоссе. После тряской дороги контраст был разительный. Пейдж потерла голову. Боль окончательно ушла, но кое-какие провалы в памяти все-таки остались.
        Она не помнила, как ей позвонили насчет отца, и полет на самолете - тоже. Если бы еще она не вообразила себе, что замужем! С чего это ей взбрело в голову?
        Потому что ты бы никогда не разделили постель с мужчиной, не будучи связанной с ним узами брака, неумолимо подсказал ее внутренний голос.
        Ах, это…
        Да, это.
        Но ведь все равно кончилось тем, что я отдалась ему.
        Не раньше, чем поняла, как ты глубоки его любишь. Потребность выразить эту любовь пересилила аскетизм, который ты практиковали тридцать лет.
        Пейдж нечего было возразить.
        Уже стемнело, когда они въехали во Флагстаф. Пейдж попросила высадить ее в центре - надо было купить что-нибудь приличное из одежды. Брат Джона отказался взять с нее деньги, отговорившись тем, что им все равно было по пути.
        К тому времени, как она выбрала подходящий костюм, шел уже десятый час. Она сняла номер в мотеле рядом с больницей, позвонила, чтобы узнать, как состояние отца, и решила отложить встречу с ним до утра. Поездка вымотала ее больше, чем она ожидала. Интересно, а сколько времени уйдет на то, чтобы сгладить переживания последней недели?
        Восемь недель спустя она все еще мучилась этим вопросом.
        - Что ты с собой делаешь, Пейдж? - встретил ее отец, когда она заехала навестить его дома, в Эль-Пасо. - Хочешь заработать сердечную недостаточность к тридцати пяти годам?
        В свои пятьдесят четыре Филип Уинстон выглядел на десять лет моложе, хотя его каштановые волосы и тронула седина.
        - Папа, ты опять за свое, не надо. В чем дело? Разве я так уж надрываюсь на работе? Разве я недоедаю? Недосыпаю? Нет, я работаю ровно столько же, сколько всегда. - Она наклонилась к нему, поцеловала. - Кроме того, я уже перестала контролировать твое здоровье, так зачем же обсуждать мое?
        - И рад бы пообсуждать, да ты не даешь.
        - А потому что обсуждать нечего.
        - Дай Бог.
        - Вот и хорошо. Я рада, что этот вопрос закрыт.
        Они сидели во внутреннем дворике. Пейдж удобно расположилась рядом с отцом в шезлонге и потягивала из высокого запотевшего стакана чай со льдом, который принесла им Сара, строгая домоправительница Филипа.
        - Все дело в том, дорогой доктор, что ты скучаешь и позволяешь разыграться своему воображению.
        - Конечно, скучаю, Пейдж. Как же мне не скучать? Я уже две недели назад мог бы приступить к работе!
        - Мог бы, - спокойно согласилась Пейдж. - А через неделю снова загремел бы в больницу.
        - Знаешь что, я не инвалид и не хочу, чтобы со мной нянчились.
        Пейдж посмотрела на него, и насмешливые искорки заплясали в ее глазах.
        - Мы с тобой нянчимся, но не как с инвалидом, а как с капризным чадом, которое подвержено перепадам настроения и от которого можно ждать всяких штучек.
        Она отпила еще глоток освежающего напитка, наблюдая за реакцией отца.
        Он смотрел на нее, слегка оторопев:
        Пейдж, которую он знал, не позволяла себе подобных дерзостей. Но, вероятно, у нее есть на то основания.
        - Неужели я действительно так несносен?
        - Представь. У меня лежат маленькие пациенты, которые гораздо более по-взрослому относятся к тому, что можно и чего нельзя после болезни. Не то что ты.
        - Перепады настроения, говоришь?
        - Вот-вот. Филип вздохнул.
        - О'кей, буду вести себя хорошо.
        - Никаких сверхусилий, па, просто чуть больше терпения. Поверь, мы все не меньше твоего хотим увидеть тебя снова в строю.
        Он похлопал ее по руке.
        - Ладно, матушка-гусыня, только, по-моему, Ты все-таки преувеличиваешь.
        Пейдж сокрушенно посмотрела на него.
        - Иногда лучше немного преувеличить. Ты напугал нас своим приступом, и мы не хотим, чтобы это повторилось.
        - Аминь.
        - О, я должна бежать. Мне надо проведать одного молодого человека. Он выписался три дня назад и взял с меня обещание, что я его навещу.
        - А на ланч не останешься? Она взглянула на часы.
        - Сегодня - никак. Перехвачу что-нибудь по дороге, а у тебя буду завтра. - Она встала. - Не хочешь ли, чтобы я принесла тебе раскраску и цветные карандаши?
        Он запустил в нее диванной подушечкой.
        - Странно, - сказала Пейдж, открывая стеклянную дверь. - Все мои пациенты обычно приходят в восторг от такого предложения..
        Филип с нежностью смотрел ей вслед. Он сверх всякой меры гордился дочерью, и ему было все равно, что об этом думают люди. У них с Пейдж всегда были близкие отношения. Всегда, до недавнего времени.
        Какое-то беспокойство поселилось в ней. Она отговаривалась тем, что много забот с клиникой, но там всегда было работы невпроворот, и она только расцветала от лихорадочного ритма жизни. Нет, тут было что-то другое.
        Он с уверенностью мог бы сказать, что она плохо спит, к тому же она потеряла в весе. Конечно, она всегда была изящного телосложения, и калории сжигались в ней сами собой, но сейчас ее аппетит был практически на нуле.
        Все эти перемены начались после вынужденных каникул в Аризоне, а Пейдж упорно уходила от расспросов о той неделе.
        Филип не хотел выглядеть назойливым родителем. Он всегда гордился тем, что давал дочери свободу самой, без его нажима, принимать решения. Почему же ему так хотелось потребовать от нее объяснений по поводу ее нынешнего поведения, точно она трудный подросток?
        Он беспокоился о ней не только как о любимой дочери, но и как о друге и партнере. Филип вдруг подумал, что если бы заметил подобные перемены в ком-то из своих партнеров или друзей, то, нисколько не колеблясь, усадил бы его и попытался выяснить, в чем дело. Друзья на то и друзья.
        Когда Пейдж придет в следующий раз, он поговорит с ней по-дружески - может, как другу она ему откроется?
        Безусловно, она нуждалась в помощи. Но у Филипа было сильное подозрение, что нужен ей сейчас не отец.
        В конце августа солнце в Эль-Пасо такое же беспощадное, как в июле. Чувствуя, что волосы липнут ко лбу, Пейдж решила остановить машину и позавтракать не на ходу, а в тихом месте, с кондиционером.
        Юный пациент порадовал ее своим состоянием, он успешно поправлялся после небольшой операции, и она была рада, что нашла время заглянуть к нему.
        На перекрестке она увидела вывеску большого кафетерия и свернула. Может быть, богатый выбор заманчивых блюд возбудит наконец ее угасший аппетит?
        Она вспомнила трапезы, которые делила с Хоком. Хок… Так или иначе все ее мысли возвращались к нему, к их общим дням. А он - думает ли хоть когда-нибудь о ней? Как бы ей хотелось избавиться от воспоминаний!
        Но ей не повезло: не успела она найти уютный столик и приняться за еду, как именно Хок вошел в кафетерий в компании троих своих товарищей.
        На всех них были яркие комбинезоны, и она сообразила, что кафетерий-то находится поблизости от аэропорта. Как же ее угораздило выбрать для еды именно это место?
        Есть она не могла, но поедала глазами Хока, и все ее попытки забыть его обращались в прах. Четверо в комбинезонах смеялись и шутили между собой и с барменом за стойкой. Было видно: завсегдатаи.
        Хок выглядел прекрасно. По крайней мере теперь ты знаешь, что он по тебе не сохнет.
        Они прошли в другой конец зала, за свой стол. Пейдж затаив дух ждала, что Хок ее заметит. Нет, не заметил. Сел к ней в профиль, как бы затем, чтобы она получила возможность проверить свою теорию. Все эти несколько недель она пыталась убедить себя, что Хок выигрывал в ее глазах исключительно из-за того экзотического обрамления, в которое они попали. Глядя на него сейчас, она вынуждена была признать, что обрамление тут ни при чем: Хок был мучительно прекрасен и в банальном городском кафе.
        Какие-то женщины подошли к его столику, Пейдж передернуло от улыбки, с которой Хок глядел на них, и она резко поднялась, оставив недопитым стакан чая со льдом.
        Что бы он к ней ни испытывал, сейчас у него все прошло, и она смешна со своими трогательными воспоминаниями.
        Решив не подходить и не здороваться, она, не оборачиваясь, заспешила к выходу. Им больше не о чем было говорить.
        Хок заметил, что похожая на Пейдж женщина выходит из кафетерия, и не удивился: все эти дни Пейдж чудилась ему повсюду.
        Забыть ее было невозможно.
        Две-три недели ушло на поправку. Пейдж оказалась права насчет его ребер. Еще несколько недель он потратил на то, чтобы вызволить свой самолет из той долины.
        Он уточнил и почему их с Пейдж не нашли. Во время бури они действительно сбились с курса и свернули в совершенно неожиданном направлении, никто бы не подумал искать их там, где приземлился самолет. Они бы и полгода могли просидеть в горах незамеченными.
        Легкая усмешка появилась на его губах при этой мысли. А что, может, это было бы даже и кстати. Может, мы бы успели осточертеть друг другу.
        Кого он хотел обмануть?
        Вытравить Пейдж из памяти было невозможно. Он помнил все, что она говорила ему, все, что они делали вместе, а по ночам, во сне, он обладал ею. Так немудрено и свихнуться.. Теперь вот она чудилась ему везде и всюду. Он помотал головой.
        - Где ты витаешь, Хок? Уже три раза тебя прошу: дай солонку. Какая забота о человеке: ты, видно, решил посадить меня на бессолевую диету.
        Он посмотрел на смеющееся лицо приятеля.
        - Прости. Я задумался.
        - Мы заметили. Наши разговоры на тебя тоску наводят, да?
        - Ты попал в точку.
        Они закончили ланч, как всегда перешучиваясь, а Хок старательно пытался выбросить Пейдж из головы.
        Пару дней спустя он решил, что лучше всего будет повидаться с ней - может быть, пригласить пообедать. Надо было как-то обуздать свое воображение. Надо было взглянуть на нее в ее привычном окружении, это сразу напомнило бы ему, почему они не могут быть вместе.
        Он нашел номер ее телефона по телефонной книге, но, позвонив, наткнулся на автоответчик. Чертово устройство! Ну кому еще из его знакомых женщин прислуживает автоответчик? Он отверг механическое предложение назвать свой номер, чтобы Пейдж ему перезвонила, и все осталось по-прежнему.
        Когда в местной газете Хок увидел объявление о благотворительном бале в пользу городских больниц, он решил пойти. Вот случай увидеть ее, может быть, перемолвиться словом, узнать, как у нее дела. Что тут особенного? Мимолетная встреча обычных знакомых. Ему казалось: надо увидеть ее разок, и тогда будет легче справиться с собой.
        Десять дней спустя он стоял, прислонясь к мраморной колонне в бальном зале шикарного отеля, где собрались сливки городского общества, смотрел на танцующие пары в вечерних туалетах и ругал себя последними словами. Блестящие гирлянды превратили зал в сказочное царство, а Хок в сказки не верил. Он чувствовал себя дурак дураком во взятом напрокат парадном костюме, не замечая восхищенных взглядов, которые нет-нет да и бросала ему та или иная светская дама. С чего это ему взбрело в голову сюда притащиться?
        А если Пейдж к тому же не придет? Почему он был так уверен, что она придет? Разве всем докторам положено посещать подобные сходки?
        Хок медленно выпрямился - Пейдж появилась в дверях: изящное платье цвета слоновой кости, волосы распущены по плечам. Острая боль воспоминаний больно кольнула Хока.
        Ее рука легко лежала на рукаве изысканного джентльмена, высокого и подтянутого. Фамильное сходство бросалось в глаза: ее отец. Хок почувствовал некоторое облегчение. По крайней мере с ее отцом все в порядке - вот уже ответ на один вопрос. Хок смотрел, как они обходят зал по кругу, приветствуя хозяев праздника, обмениваясь любезностями с гостями, и пропасть между ним и Пейдж разверзалась все глубже.
        Она была настоящей принцессой, шлейф из мужчин тянулся за ней, все претендовали на ее внимание. Хок не понимал, почему она выбрала аскетическую, одинокую жизнь. Она держала себя абсолютно естественно в этой тихо гудевшей толпе нарядно одетых людей.
        Все, он увидел достаточно. Более чем достаточно. Он понял, что не только пространство зала разделяет их. Ему никогда не будет комфортно в ее окружении. Нечего даже пытаться.
        Пейдж с улыбкой принимала те легкие поддразнивания, с которыми знакомые встретили ее появление.
        - Почему-то ты в клинику никогда не приходишь в таком виде, - сказал Роб Хартман.
        Она опустила глаза на свое платье.
        - Сто раз запутаешься в длинной юбке, пока сделаешь обход.
        - Нет, я имею в виду твою новую прическу.
        Пейдж знала, почему она распустила волосы: Хок так любил перебирать их пальцами. Отец тоже заметил перемену, когда заехал за ней, и сказал, что ей это очень к лицу.
        - На работе просто непрактично ходить с распущенными волосами, Роб. Прости.
        Она улыбнулась и рассеянно оглядела зал. Высокий плечистый мужчина в безупречном костюме стремительно шел к выходу. Похож на Хока, подумала Пейдж. И вдруг, задохнувшись, поняла, что это и есть Хок - и что он уходит.
        - Я на минутку, позволите? - пробормотала она и, не дожидаясь ответа, заторопилась к дверям.
        Конечно, это был Хок. У кого еще такой внушительный, с оттенком надменности вид? Кто еще обладает грацией царя джунглей?
        Знакомые то и дело останавливали ее, и когда она прорвалась наконец к двери, Хока уже и след простыл.
        Зачем он приходил? Повидаться? Но почему тогда не подошел? Она недоумевала, и еще много-много дней перед глазами у нее стояло явление Хока на торжественном вечере.
        Да, затем и приходил - увидеть ее. Другой причины она придумать не могла.

        Глава 12

        Пейдж отодвинула от себя тарелку.
        - Все, па, я больше не могу. Ты кормишь меня как на убой.
        Филип покачал головой: она едва прикоснулась к еде.
        - Да ты ешь как птичка, Пейдж! Она засмеялась.
        - Помнишь, как ты дразнил меня? «Ты ешь как птичка, Пейдж. Птичка гриф». Филип усмехнулся.
        - Да, птенцом ты была прожорливым. И большим мастером сжигать калории прежде, чем они превратятся в жир. Но теперь речь идет о калориях, которые ты не можешь позволить себе терять.
        Он смолк, решив, что сейчас не самый удобный момент для столь щекотливого разговора.
        Вошла Сара с кофейником и налила им еще по чашечке кофе.
        - Все было, как всегда, вкусно, - сказала ей Пейдж.
        Пожилая экономка улыбнулась.
        - Мне очень приятно, что вам понравилось.
        Филип встал.
        - Ты не находишь, что в кабинете пить кофе уютнее?
        У Пейдж давно вошло в привычку по пятницам проводить вечера с отцом. Пожалуй, для них это была единственная возможность обсудить и личные, и профессиональные проблемы. Хотя они и работали вместе, в одной клинике, но почти не видели друг друга - разве что мимоходом, в коридоре.
        Пейдж со вздохом утонула в мягком кресле. Раньше она так не уставала. Мгновенное видение каменистого пути в горах мелькнуло перед ней, но она тут же отогнала его. Это было в другой жизни - и не с ней.
        - Пейдж!
        - Да?
        - Я за тебя беспокоюсь.
        Пейдж с удивлением вскинула глаза на отца. Он выглядел свежим и отдохнувшим. Ему уже разрешили работать, неполный рабочий день, и это его основательно подбодрило.
        - Беспокоишься? О чем ты?
        - Ты похудела, ничего не ешь и, по-моему, неважно спишь. Как же мне не беспокоиться? Я думал, мы друзья.
        Она возмутилась:
        - Почему ты говоришь в прошедшем времени? Конечно, мы друзья.
        - Но не настолько близкие, чтобы делиться самым важным, да?
        Озадаченная серьезностью его тона, Пейдж попробовала отпираться:
        - Я не знаю, па, о чем ты.
        Он пожал плечами. Заставить ее говорить он не мог, раз она сама на это не шла, но отцовское сердце подсказывало ему, что ей необходимо выговориться. Просто необходимо.
        Он осторожно спросил:
        - Может быть, тебе нужна консультация специалиста, ты об этом не думала?
        Неужели мои дела так плохи? Пейдж пришла в полное замешательство. Она приложила столько усилий, чтобы забыть Хока, и ей действительно удавалось отодвигать его на второй план в течение дня. Но каждую ночь он снился ей так явственно, что она боялась сойти с ума.
        Видно, не напрасно боялась.
        Она села попрямее в кресле. Может быть, и правда надо все сказать отцу.
        - Помнишь, когда у тебя был приступ, я полетела во Флагстаф.., но не долетела? Он молча кивнул, не желая спугнуть ее.
        - Если люди оказываются один на один, отрезанные от мира, то можно за неделю узнать друг друга лучше, чем за много лет…
        Она подыскивала слова, не зная, как лучше объяснить то, что произошло между ней и Хоком. Собственно, она и сама не понимала, что это было.
        - Представляю себе, - проронил Филип.
        - Я никогда не встречала таких, как Хок Кэмерон. Он среди нас - как пришелец с другой планеты. - Пейдж поглядела в спокойные, внимательные глаза отца. - Невероятный человек.
        Она помолчала и, не дождавшись ответной реплики, продолжила:
        - Хок - одиночка. Он был предоставлен сам себе с четырнадцати лет - странствовал по всему свету и.., и, кажется, не собирается останавливаться. Я даже сомневаюсь, что он когда-нибудь где-нибудь осядет…
        Филип начал догадываться - скорее не по речам Пейдж, а по умолчаниям.
        - Ты влюбилась, - спокойно констатировал он.
        Она оторвала взгляд от своих судорожно сплетающихся пальцев и в смущении пробормотала:
        - Не знаю, ничего не знаю. Я просто не могу его забыть. Помню все наши разговоры, все-все помню…
        Легкая краска на ее лице дала Филипу достаточно информации для собственных выводов.
        - Он учил меня, как жить в походных условиях, что можно взять у природы, что надо уметь. Хотя мы оказались при снаряжении, так что у нас были кое-какие удобства. - Она потрясла головой. - Не понимаю, почему я все время о нем думаю. Филип улыбнулся.
        - На мой взгляд, очень похоже на любовь.
        - Как же от этого избавиться?
        - А зачем избавляться?
        Она вздернула плечи.
        - Нет выбора. Он ясно дал понять, что мы - из разных миров.
        - Ты это и без него знала.
        - Знала.
        - Но тебя же это не смутило? Глаза Пейдж наполнились слезами, и отец превратился в расплывшееся пятно.
        - Не смутило, нет.
        - Так что же ты намерена делать?
        - Ничего. Чтобы построить отношения, одной моей любви мало.
        - А-а! Понял наконец! Ты в него влюбилась, а он к тебе интереса не проявил.
        Пейдж бросило в жар, когда она вспомнила, какой интерес проявлял к ней Хок. Еле слышно она проронила:
        - Он говорил, что любит меня.
        - Может, это так и есть?
        - Может, но не в достаточной мере.
        - Теперь я не совсем понимаю. Какой мерой ты меряешь?
        - Он сказал, что он не комнатная собачка, чтобы ждать целый день, пока я уделю ему время.
        В ответ на эту неподдельную боль Филип некстати рассмеялся. Пейдж посмотрела на него большими глазами.
        - Пейдж, родная, а тебе будто бы нужна собачонка, которая сидит и ждет подачки от хозяйки. Почему этот образ так тебя огорчил?
        - Наверное, я почувствовала в его словах какой-то укор. Я рассказывала ему, что увлечена работой и что у меня нет времени на личную жизнь.
        - Тогда тем более - ты сама дала ему понять, что Не станешь ничего менять в своей жизни ради того, чтобы наладить с ним отношения.
        Пейдж ошеломленно уставилась на отца.
        - А ведь и правда.
        - Так чего же ты хочешь? Если он хотя бы наполовину так хорош, как ты его мне описала, он не станет довольствоваться крохами.
        - Вот именно. Но больше я дать не могу.
        - Ой ли?
        - Ты сам врач. И знаешь, что наша профессия забирает человека целиком.
        - И кроме того, я знаю, что совершил серьезную ошибку, подчинив всю свою жизнь профессии.
        Отец впервые делал подобное признание, и по его глазам было видно, что он коснулся своего самого больного места.
        - Я любил твою мать больше, чем ты можешь себе представить, Пейдж. В ней было все, что я желал бы найти в жене.., и в любовнице. А самое большое чудо - это то, что она отвечала мне взаимностью. Такого рода разделенное чувство встречается крайне редко, его надо ценить и беречь, как сокровище. И никогда не принимать как нечто само собой разумеющееся.
        У Филипа перехватило горло, он судорожно сглотнул, прежде чем продолжить.
        - А я в своей самонадеянности принимал нашу любовь как должное. Я был молод и честолюбив.., и не видел дальше собственного носа. Я считал, что у нас впереди целая вечность, а пока что мне надо поставить дело, обеспечить нам безбедную жизнь - в общем, крутиться день и ночь. А потом… - Пейдж всей кожей почувствовала его боль, - потом было уже поздно менять свой режим, чтобы побольше бывать дома, с твоей матерью. - Он покачал головой. - Она не жаловалась, хотя я знал: она думает, что она не на первом месте в моей жизни. Она ошибалась. Все было не так. Просто я откладывал на потом наши семейные радости.., на какое-то эфемерное «потом». Мне надо было с самого начала выстроить другие приоритеты, потому что не всем и не на все отпущено столько времени, сколько хотелось бы.
        Пейдж плакала. У нее были собственные воспоминания, связанные с тем, о чем говорил отец. Она помнила, как мать радовалась, когда он приходил домой пораньше и уделял им часок-другой. Как мать считала дни до его отпуска, чтобы уехать с ним подальше от пожирающих его время дел.
        Пейдж всегда знала, как сильно любила отца ее мать. Но только сейчас она поняла, как сильно любил отец свою жену.
        Тут было о чем задуматься.
        Ночью Пейдж долго лежала, глядя в потолок, обдумывая услышанное. Вариантов в жизни - множество. И какой-то один вытесняет все остальные. Уж не совершила ли она роковой выбор, сделав ставку на карьеру врача? Раньше этот вопрос перед ней не вставал. Преданность профессии направляла ее и полностью удовлетворяла. Для полноты жизни она ни в чем больше не нуждалась - до последнего времени.
        Теперь ей был нужен Хок. Нужно его спокойное, уравновешенное отношение к жизни, некоторая отстраненность взгляда на веши. Ей не хватало его любви и преданности, его поддразниваний и его умения наслаждаться простыми радостями - и его тепла, каждую ночь, радом.
        Интересно, а что чувствует он? Он достаточно прозрачно намекал, что не намерен связывать себя. Его стиль жизни - приходить и уходить, когда вздумается.
        Что, если она не нужна ему?
        Пейдж вызвала в памяти день, когда они снова вышли к реке, и как наяву увидела Хока под сильными струями каскада. Увидела глаза, сияющие любовью и желанием, когда он обернулся к ней.
        А потом - натиск его любви, яростное обладание… Он тогда потерял контроль над собой - так хотел ее. Есть ли способ вызвать его желание сейчас? И если даже есть, захочет ли он разделить ее жизнь? Внезапная мысль - чуждая до невероятия - потрясла ее: а захочет ли она разделить его жизнь?
        Много дней и много бессонных ночей провела Пейдж, ломая голову над ответом.
        На исходе сентября, когда солнце все еще палило по-летнему, в раскаленном металлическом ангаре Хок возился с двигателем своего самолета. Пот донимал его, струясь вдоль спины под комбинезоном. Наконец Хок заехал кулаком по мотору и цветисто выразился насчет этой развалюхи, насчет климата Эль-Пасо и вообще. Затем выпрямился, расправил плечи, глянул в дверной проем. Техасское небо голубело, как декорация, на фоне которой гора Франклина припала к земле, точно огромный кот, подстерегающий город. Хок пошел к фонтанчику и напился холодной воды.
        Он был в неважной форме, но даже не представлял, как себе помочь. Не то чтобы он не пытался - он просто надорвался на этих попытках.
        Забыть Пейдж не удавалось. Вылазка на тот парадный вечер еще раз убедила его, что отношения между ними невозможны, но легче от этого не стало. В ту ночь Хок пошел и надрался до потери сознания. Это было с ним в первый, но, к несчастью, не в последний раз.
        Он попробовал перебить память о ней другими женщинами. У него было несколько знакомых в Эль-Пасо, но теперь они показались ему какими-то блеклыми. Их разговоры навевали скуку. Вроде бы прежде он не особенно скучал в их обществе. Он решил, что зато ему легко будет найти замену Пейдж в постели.
        После третьей попытки он бросил и эту затею. Негодница Пейдж превратила его в импотента. Приходилось объяснять подружкам, что он слишком много выпил. А после идти и напиваться взаправду.
        Чертовка!
        Он снова взял в руки гаечный ключ, и тут в ангаре появился Рик.
        - Эй, Хок…
        Рик уже давно не знал, с какой стороны подходить к своему другу. Хок стал хуже медведя-гризли с занозой в лапе. К тому же новость не слишком приятная.
        - Ну?
        Хок снова согнулся в три погибели над поломанным мотором.
        - Там к тебе пришли.
        Хок в удивлении поднял голову. Сюда, в аэропорт, к нему в жизни никто не захаживал.
        - Кто?
        Сошедшиеся над переносицей брови ничего хорошего не предвещали.
        - Я ее видел только раз: кажется, это та же женщина, что летом нанимала самолет до Флагстафа. - Он переступил с ноги на ногу. - Забыл, как ее зовут.
        Хоку как будто дали под дых - он скрючился от резкой боли, глотая воздух.
        - Пейдж?
        - Кажется. Доктор Уинстон - вроде бы так.
        - Пейдж здесь?
        Рик кивнул, не понимая, отчего его приятеля так скрючило. А Хок думал, что это его долгая неустанная мысль привела наконец к нему Пейдж во плоти.
        - Чего ей надо? - грубо спросил Хок, опуская глаза на забытый в руке гаечный ключ.
        Рик почесал в затылке.
        - Она что-то говорила насчет самолета.
        Что хочет заказать и чтобы обязательно с тобой.
        Какого черта! Ей понадобился самолет, и она вспомнила, что был у нее знакомый метис. Какую игру она затевает?
        - Скажи ей, что я занят.
        - Я сказал.
        - Ну и?
        - Ну и она сказала, что подождет. Хок снова разразился крепкой тирадой в адрес капризных дамочек, которым нечего делать и которые шляются посреди дня, отрывая людей от работы.
        - Так что же мне ей передать? - спросил Рик.
        Хок посмотрел на приятеля. Они познакомились в Юго-Восточной Азии страшно подумать, сколько лет назад, и знали друг друга слишком хорошо. Не так-то легко было провести Рика.
        Хок вздохнул, уступая соблазну еще раз увидеть Пейдж.
        - Пришли ее сюда.
        Рик недоуменно обвел глазами ангар.
        - Сюда? Она здесь перепачкается.
        - Невелика важность. Если ей надо меня видеть, придет. Я не собираюсь наводить на себя лоск для всяких там дамочек!
        Рик отступил к двери.
        - О'кей, только не надо вымещать на мне свое плохое настроение. Полегче, понял?.
        Хок несколько сбавил тон.
        - Прости, Рик. Как-то само собой прорвалось, я не хотел. Рик махнул рукой.
        - Да ладно. У тебя, видно, сексуальной разрядки давно не было. - И, весело хмыкнув, пошел прочь.
        Рик и сам не знал, как он был прав. При-, ход Пейдж лишний раз напомнил Хоку о его провалах с женщинами.
        Он схватил тряпку и принялся вытирать черные от грязи руки, глядя на дверь, откуда должна была появиться она, настраивая себя на то, чтобы повиться с ней последний раз. Самый последний.
        Дверь медленно отворилась, и Пейдж нерешительно вошла. На ней было легкое платье без рукавов, с вихрящейся вокруг колен юбкой. Стройные ноги, тонкие лодыжки, изящный подъем, подчеркнутый босоножками на высоком каблуке, - Хок почувствовал мгновенную реакцию своего тела.
        Этого ему только не хватало - убедиться, что она по-прежнему сильнейшим образом действует на него.
        Она сделала шаг вперед, как будто не была уверена, рады ли ей. Сердце Хока пронзила ее худоба. Она стала совсем бесплотной! Но он не двинулся с места, вынуждая ее подойти первой.
        Открывая дверь, Пейдж так волновалась, что не знала, стоит ли ей входить. Потом ее внимание занял диковинный вид гаража для самолетов. Огромное помещение приютило три целых самолета и несколько разобранных на части.
        Она не сразу нашла глазами Хока в красном засаленном комбинезоне, с пятном мазута на щеке. Сердце ее бешено заколотилось. Он глядел пристально, без улыбки.
        Пейдж неделями репетировала это свидание. Они с отцом продумали все варианты того, как Хок может ее встретить и как ей вести себя. Что, если он ее прогонит? Жить без него? Даже подумать об этом было невыносимо. Пейдж напомнила себе, что она не из тех, кто сидит и ждет манны небесной. Надо было выяснить все, раз и навсегда. Однако, войдя, она пожалела, что не повременила еще немного. К встрече с Хоком она была не готова.
        - Привет!
        - Почему ты не в клинике? - спросил он вместо приветствия.
        - По средам я свободна после обеда.
        - А-а!
        Он снова принялся вытирать тряпкой руки, сосредоточенно глядя на них, как будто сейчас для него не было занятия важнее.
        - Как ты вообще? Ребра зажили?
        - Да, все в полном порядке. А как ты? Она усмехнулась. Какую меру откровенности можно себе позволить? Мне плохо. Хок. Я не знаю, что такое сон, с тех пор как последний раз спала вместе с тобой. Кусок не идет мне в горло, с тех пор как я последний раз ела с тобой из котелка.
        - Спасибо, хорошо.
        Он выжидающе посмотрел на нее и, поскольку она молчала, нетерпеливо спросил:
        - Что тебя сюда привело?
        Она сжалась от такого лобового вопроса. Ноздри щекотал запах его лосьона, постоянно преследовавший ее во сне. Больше всего на свете ей хотелось броситься к нему на шею. Но он бы, конечно, этого не одобрил.
        Вероятно, ей лучше уйти. Он уже дал ей ответ: тоном, словами, языком жестов. Она ничего не значит для него.
        Или он скрывает свои чувства. Ты забыла, он на это мастер. Тебе всегда трудно отгадать, что он думает.
        Пейдж набрала в грудь воздуха и медленно выдохнула:
        - Я хотела заказать самолет, полететь отдохнуть куда-нибудь в дикие места.., и подумала, что, может быть, ты согласишься быть моим пилотом.
        В дикие места? Она что, спятила? Хок вдруг заметил, как ее руки методично кромсают бумажный платочек. На его губах промелькнула и исчезла улыбка. Она нервничает. Почему, интересно? Он покачал головой.
        - Прости, Пейдж, но я не могу тебя никуда везти. Разве Рик не сказал тебе, что я собираюсь уезжать из Эль-Пасо?
        Эти слова пощечиной ударили ее по лицу. Во всех ее фантазиях была одна основа: присутствие Хока где-то неподалеку.
        - Куда же ты теперь?
        Она едва шевелила онемевшими губами.
        - Мне позвонил один перуанец, с которым я познакомился пару лет назад. У него очень большие земельные владения, и он решил завести самолет и нанять на постоянную работу летчика - чтобы облегчить себе жизнь.
        - Когда ты едешь?
        Ее слова повисли в воздухе, медленно рассеиваясь в наступившем молчании. Наконец Хок пожал плечами и повернулся лицом к самолету, у которого стоял.
        - Полечу, когда приведу в порядок этого зверя. Он не летал с тех пор, как расшибся в той аризонской долине.
        Пейдж вгляделась в самолет.
        - Так это тот самый, на котором мы летели?
        - Тот самый. У меня другого нет. Но я подумываю его продать и купить другой перед отъездом. Этому я что-то не слишком теперь доверяю.
        Он похлопал самолет по боку - и так ласково, что сам же и опроверг свои слова.
        - А как ты его переправил сюда?
        - Это целая история. Я долетел туда на вертолете и долго его чинил. Но все равно не обошлось без посторонней помощи.
        - Хок… - У нее задрожал голос. Он посмотрел ей в глаза, спокойно и пристально.
        - Да?, - Я хотела тебя пригласить к себе сегодня вечером.
        Ни один мускул не дрогнул в его лице.
        - Зачем?
        - Поужинать и.., поговорить.
        - О чем?
        Она чуть было не сказала: о нас, но сдержалась. Слишком очевидно было, что он отвергает возможность какой бы то ни было связи между ними. Но Пейдж была готова бороться за их любовь. Она говорила себе, что его холодность - это только маска, надетая для обороны. На самом деле он тоскует по ней так же, как она по нему. Надо было убедить его, что не все кончено, что стоит еще попытаться. Однако его намерение оставить Эль-Пасо разбивало все ее планы.
        - Неужели нам надо искать повод, чтобы провести вместе вечер? - сказала она.
        - Не знаю. Я просто не понимаю, к чему это.
        - Пожалуйста, Хок. Ради меня.
        Стоит ей посмотреть на меня этими глазищами беспризорного ребенка, и я пропал. Куда только девается вся моя сила воли? Если я соглашусь, это будет самый кретинский поступок в моей жизни. Ставить себя в жалкое положение - в этом, наверное, есть какое-то удовольствие. Как там называются типы, которые любят, когда их мучают?
        - В котором часу?
        Он даже вздрогнул - так хороша была ее улыбка. Не держи он в руках грязную тряпку, он бы сгреб сейчас Пейдж и расцеловал самым дурацким образом.
        - Часиков в семь.
        Она порылась в сумочке и достала блокнот и карандаш. Черкнула что-то, вырвала листок и подала ему.
        - Мой адрес. Отпускаю тебя обратно к твоему самолету. Прости, что оторвала тебя от работы. - Она повернулась на каблуках, бросила через плечо:
        - До вечера, - и быстро вышла, пока он не передумал.
        Хок оторопело стоял, уставясь на дверь, которую она закрыла за собой. Он с ней сегодня ужинает. Он пойдет к ней домой, увидит, где и как она живет. Другими словами, пойдет набираться воспоминаний, которые потом надо будет вытравлять из себя.
        - Надо же так раскиснуть из-за женщины, - хрипло пробормотал он, снова берясь за инструменты.

        Глава 13

        Услышав звонок, Пейдж бросилась к двери, не собираясь скрывать от Хока, что ждала его с нетерпением. Прямо из аэропорта она помчалась домой, продумывая грандиозное меню, которым она его поразит, - и вдруг рассмеялась. Разве об этом стоило заботиться? Эта, фаза осталась у них далеко позади, хотя «домами», что правда, то правда, они знакомы не были. Какие пустяки, думала Пейдж, летя открывать дверь, за которой ждал Хок.
        Хок был необыкновенно красив в шоколадного цвета слаксах и бежевой рубахе, оттеняющей загар, но самым дорогим подарком для Пейдж было выражение его глаз.
        - Входи, - сказала она, отступая в сторону.
        Хок смотрел на нее в замешательстве. Образ одержимой своей работой докторши, который он тщательно выстраивал в голове перед приходом, развеялся как дым. Перед ним стояла великолепная женщина в длинном одеянии цветов осенней палитры, а блестящие сережки тонули в волнах ее рассыпанных по плечам волос.
        Нечестная игра, твердил себе Хок, пока Пейдж вела его в гостиную, поразившую его не меньше самой хозяйки. Не так представлял он себе жилье преуспевающей докторши. Ее дом оказался маленьким, стиснутым между себе подобными, и внутри совсем не походил на картинку из шикарного каталога. Гостиная была обставлена просто и удобно. Несколько разбросанных тут и там ярких подушек придавали ей колорит, легкий аромат шел от горящих свечей.
        - Я так рада, что ты пришел, - проговорила Пейдж со стесненным дыханием. - Я так соскучилась по тебе.
        Снова плоть предала Хока, откликаясь на близкое присутствие этой женщины. Он медленно повернулся к ней, тронул ладонью ее волосы у виска.
        - И я по тебе тоже, - наконец признался он ей и себе самому.
        Она закинула руки ему на шею, привстала на цыпочки. Другого знака Хоку не требовалось. Он обнял ее, притянул к себе, нашел ее губы и сказал своим поцелуем, как он изголодался по ней.
        В первый раз за эти месяцы Пейдж почувствовала себя по-настоящему дома. Ее домом теперь всегда будут его объятия!
        Все благие намерения Хока улетучились без следа, стоило ему обнять Пейдж. Он-то намеревался ни в коем случае не выдавать своих чувств и доказать им обоим, что они могут провести вместе последний вечер и расстаться друзьями.
        Впрочем, он действительно питал к Пейдж вполне теплые чувства. Еще чуть теплее - и меня разнесет на куски! Он взял ее за тоненькую талию и осторожно отстранил от себя.
        Пейдж нехотя разняла руки, сплетенные у него на затылке. Так дивно было еще раз прижаться к нему, почувствовать его реакцию и увериться, что счастливый конец вечеру обеспечен. Хоку не удастся притвориться, что он к ней безразличен.
        - Ты голоден? - спросила она. И вспыхнула, поняв, как это прозвучало. Хок расхохотался. Он не смеялся уже тысячу лет, но теперь его чувства вырвались на волю - и это было грандиозно. Какой прок отрицать, что он любит эту женщину до безумия? Почему бы им не насладиться теми минутами, когда они вместе?
        - Это как сказать… - протянул он, глядя на нее со значением.
        Пейдж прижала ладошки к пылающим щекам, чтобы остудить их, но, смутившись, уронила руки. Хок потер тылом ладони ее щеку.
        - Это лучше, чем когда ты без кровинки в лице.
        - Да, наверное.., так что же мы не идем в столовую? - нервно пробормотала она и пошла первой.
        Стол украшали тонкие длинные свечи и изящный букет цветов.
        - Принесу вино, - сказала Пейдж, ретируясь на кухню.
        Там она потратила несколько минут на релаксацию, потом достала вино из холодильника и вернулась в комнату.
        - Может быть, ты пока откупоришь бутылку?
        - Почему бы и нет?
        Он взял у нее штопор, а Пейдж снова пошла на кухню - принести блюда с едой.
        За ужином они быстро попали в прежний непринужденный тон. Пейдж засыпала его вопросами, ей хотелось знать абсолютно все, что с ним было с тех пор, как они расстались.
        - Уверена, что Алисия расстроилась, когда ты уехал, - наконец сказала она, поднося бокал к губам и гадая, смутится он или нет.
        - Алисия - милый ребенок. Она мне очень помогла.
        - Да уж, представляю.
        - Черт, я гожусь ей в отцы!
        - Это я знаю, что и подросток может стать отцом.
        - Кстати об отцах, ты еще не сказала, как дела у твоего.
        Пейдж ревниво отметила, что он переменил тему.
        - У моего - прекрасно. Рвется, чтобы ему разрешили полный рабочий день.
        - Ты тоже, наверное, страшно занята.
        - Ну, сейчас у нас в клинике большие перемены…
        - Какие же?
        - Мы взяли на работу еще трех врачей, и я значительно урезала свою нагрузку. Он недоверчиво уставился на нее.
        - Зачем это тебе?
        Она загадочно улыбнулась.
        - Так надо.
        Внезапное подозрение бросило его в жар.
        - Ты беременна?
        Наблюдая его смятение и тревогу, Пейдж чуть было не брякнула «нет», но соблазн подержать его в напряжении был слишком велик.
        - Очень мило, что ты поинтересовался.
        Он перегнулся через стол, пристально вглядываясь в нее.
        - Беременна, правда? Ты неважно себя чувствовала, поэтому похудела?
        - А если и так? - с любопытством спросила она, кладя подбородок на сплетенные пальцы.
        Хок вскочил и зашагал по комнате. Он ни разу об этом не подумал. Ни единого раза. Все его прежние женщины были опытные и умели позаботиться о себе. Но у Пейдж не было опыта. Он знал это с самого начала - и не сделал ничего, чтобы предохранить ее.
        Какой же ты сукин сын, ругал он себя. Намылился уехать из страны, даже не поинтересовавшись, не сделал ли ненароком ребенка. Совсем как твой папочка!
        Пейдж принялась убирать со стола. Когда она с грязной посудой была уже на кухне, в дверях появился Хок.
        - Мы должны пожениться, - твердо сказал он, едва переступив порог.
        Пейдж отвернулась от раковины. Она никогда не видела его таким серьезным.
        - Почему же?
        Он опешил. Причина была ему настолько ясна, что не нуждалась в обосновании.
        - Значит ли это, что ты хочешь жениться на мне, потому что я беременна? - спросила она.
        - Ну конечно.
        - А как насчет разного образа жизни, разных миров?
        Его лицо приняло упрямое выражение.
        - Мы что-нибудь придумаем.., придем к какому-нибудь компромиссу. Я знаю, что ты никогда не вышла бы за такого, как я, но я не позволю, чтобы мой ребенок появился на свет, не зная, кто его отец.
        Пейдж вышла на середину кухни, встала перед Хоком.
        - Только за такого, как ты, я бы и вышла. Я целую неделю пребывала в уверенности, что я за тобой замужем, и была счастливее всех на свете. - Она чмокнула его в щеку и прошептала:
        - Охотно принимаю ваше романтическое предложение.
        Радость без границ обуяла Хока. Она выйдет за него! Он не верил себе. Они поженятся!
        Мигом разлетелись в прах планы прожить жизнь в одиночестве. Мигом забылись все клятвы ни с кем не связываться. Все к черту, он связан по рукам и ногам! Он связал себя с Пейдж в первый же миг их близости.
        - Когда ожидается ребенок? - спросил он.
        Пейдж взяла его за руку и повела в гостиную. Подтолкнула к дивану, усадила и сама села к нему на колени, обвив руками его шею.
        - Скажи, ты меня любишь?
        И посмотрела прямо в глаза.
        Он проиграл сражение - с самим собой и с ней, - но почему-то чувствовал себя так, как если бы сорвал крупный куш. Уткнувшись носом в ее шею, вдыхая тонкий цветочный аромат ее духов, он прошептал:
        - Еще как!
        - Это замечательно, потому что, когда мы поженимся, кроме меня, другого прибавления в твоем семействе не будет.., пока.
        Он вскинул голову, непонимающе уставясь на нее.
        - Я не беременна, Хок.
        - Но ты же сказала…
        - Это ты сказал, а я не сразу опровергла. Она поудобнее уселась у него на коленях, и от ее движения мысли Хока разбежались.
        - Видишь ли, последние несколько недель я все время думала, как убедить тебя, что нам будет хорошо вместе.
        Он открыл было рот, но она зажала его ладошкой.
        - Я поняла, что главное в моей жизни - ты. Что работа - на втором месте, хотя я ее очень люблю. Но как убедить в этом тебя, я не могла придумать.
        Она склонила голову к нему на плечо и продолжала, не видя больше его лица.
        - Знаешь, когда я поняла, что не беременна, то проплакала несколько часов подряд. Я так хотела ребенка от тебя, Хок! Стыдно сказать, но я даже думала о беременности как о средстве привязать тебя к себе.
        Легко, едва касаясь, она поцеловала его в висок, в щеку, и мурашки пробежали у него по спине.
        - Я люблю тебя, Хок, и хочу за тебя замуж. Но я не беременна.
        Взглянув ему в глаза, она онемела. В глазах Хока стояли слезы, он весь искрился нежностью и любовью.
        - Пейдж, сокровище мое, разве я могу устоять перед тобой?
        - Я так и надеялась, что не сможешь. Он откинул голову на спинку дивана и начал, словно размышляя вслух:
        - Так как? Наверное, мне надо позвонить моему перуанцу и сказать, что я не приеду…
        - Не обязательно. Можешь позвонить и спросить, не нужен ли ему в штат профессиональный медик.
        Хок поднял голову.
        - Ты это серьезно?
        - Серьезней, чем когда-либо. Как там сказано, помнишь? «Камо грядеши?» - Она мягко улыбнулась. - Я не хочу, чтобы ты ломал себя, Хок. Я полюбила тебя таким, каков, ты есть. Все, чего мне хочется, - это стать частью твоей жизни. Разве это так трудно понять?
        Хок слушал и не верил своим ушам.
        - Но ты же врач. У тебя здесь налаженное дело. Зачем тебе вдруг сниматься с места?
        - Очень просто - чтобы быть с тобой, Хок. Врачом я как была, так и останусь. От этого никуда не деться, это мои основы. Но больные люди есть везде. Если тебе не сидится на одном месте, прекрасно. Мы будем кочевать вдвоем.
        - Мне кажется, у тебя что-то с головой.
        - Нет, только с сердцем.
        - Я не могу этого допустить.
        - Уж не означает ли это, что ты берешь назад свое предложение?
        - Ни в коем случае. Просто, может, мы должны как следует все обдумать…
        - А что же я делала все эти месяцы? Если честно, мне пришлось здорово потрудиться над своей системой ценностей. Но теперь она в полном порядке. Так что дело за тобой - если я нужна тебе.
        - Нужна! Да ты во мне, как наваждение. Чего я только не делал, чтобы от него избавиться! - Он вспомнил о самых позорных своих провалах. - Но я хочу, чтобы ты была во всем уверена.
        - Хок, я люблю тебя.
        - - Боже милостивый, Пейдж, и я тебя тоже. Просто хочется избежать ложного шага, - глухо сказал он, целуя ее.
        Пейдж знала, что все идет как надо. Что любовь и в самом деле укажет им путь.
        Но мысли ее рассеялись, потому что Хок завладел ее губами, измял ее неотразимое платье. Все шло как надо.
        Три года спустя Пейдж могла с уверенностью повторить: все идет как надо.
        Она перевернулась с боку на бок в их двухместном спальном мешке и с обожанием посмотрела на спящего рядом мужчину. Ей принадлежало удивительное открытие: чем дольше она живет с Хоком, тем больше его любит. Ее любовь росла, как благодарное растение, пестуемое искусным садовником.
        Она тихонько разглядывала мужа, не желая будить его. У него был усталый вид: слишком много тяжелой работы в последнее время. Потому они и решили устроить себе каникулы.
        Только на этот раз Пейдж уже точно знала, что надо брать с собой на пару недель палаточной жизни. Несколько дней назад, когда они приехали в Штаты, Хок одолжил у Рика вертолет, и они отправились отдыхать - в восточную Аризону.
        Они нашли озеро, питаемое подземными ключами, и разбили на берегу лагерь. Осматривая окрестности, Хок разыскал для них и неплохой водопад.
        Опыт, которого Пейдж набралась за это время в Перу, был бесценен. Она научилась любить жителей маленьких деревень, и, к счастью, они приняли ее. Она помогала им лечить их детишек, и ей самой это давало необыкновенное удовлетворение.
        Хок, заворочавшись, перебросил через нее сразу и руку и ногу.
        - Подвинься, медведище, ты здесь не один, - проворчала она.
        - Это кто медведище?
        - Ты, кто же еще?
        - Так-то ты разговариваешь со своим дорогим и любимым!
        - А как еще разговаривать с дорогим и любимым, если он весит добрых две сотни фунтов?
        - Ясно. Уж не означает ли это, что медовый месяц окончен?
        - Конечно, нет. Мы ведь женаты всего три года. Медовый месяц в отдельных случаях продолжается до двадцати пяти лет. После чего мы можем считать себя свободными. Он против воли заулыбался.
        - Ты не замерзла?
        - Нет. Потрясающий мешок мы купили. И палатку. Такая просторная!
        Хок обвел вокруг глазами. Палатка была шестиместная - хоть гуляй по ней. Конечно, таскать такую в рюкзаке тяжеловато, но этого и не требовалось.
        - На рыбалку пойдем сегодня? Она смерила его подозрительным взглядом.
        - А ты разве не сказал вчера, что впредь не будешь ходить со мной на рыбалку, потому что я наловила больше, чем ты?
        Он улыбнулся невинной улыбкой.
        - Я передумал.
        - Почему же? - поразмыслив, спросила она.
        - Потому что мне нравится смотреть, как ты корчишь рожи, когда насаживаешь наживку на крючок.
        - Прекрати надо мной смеяться!
        - Как это? Я люблю смеяться над тобой и с тобой и любить тебя. Я все люблю делать с тобой.
        И он подкрепил слово делом.
        Легкими прикосновениями он разжег в ней желание, и скоро все закружилось и мир исчез. За эти годы Пейдж тоже поднаторела в искусстве любви и наслаждалась, заставляя Хока терять железный самоконтроль.
        - Боже, какая ты сладкая, - прошептал он наконец.
        Единственное райское место на земле было в ее объятиях. Он обнимал Пейдж, переводя дыхание, а она ласково поглаживала его волосы.
        - Хок!
        - Что, милая?
        - Мы и вправду переезжаем на Аляску после отпуска?
        Он приподнял голову и снова уронил ее на грудь Пейдж.
        - Угу. Я забыл тебе сказать про письмо, оно меня нагнало в Эль-Пасо, там и дата определена.
        - Итак, теперь мы официальные партнеры. Будем обеспечивать продуктами и медицинской помощью самые глухие углы.
        - Вот-вот.
        - Хок!
        - Ну?
        - Я должна тебе кое в чем признаться.
        - В том, что слишком много болтаешь?
        - И в этом тоже. И еще в одной вещи, у которой могут быть последствия посерьезнее. Он сдвинулся и лег на бок, чтобы видеть ее лицо.
        - Что случилось?
        - Может быть, и ничего, а может…
        - Пейдж… - грозно произнес он. Она робко посмотрела на него и решилась.
        - Я забыла взять с собой таблетки.., ну, контрацептивы. - И замолчала, с тревогой наблюдая за ним.
        Его лицо приняло непроницаемое выражение.
        Черт, в досаде подумала Пейдж. Он все еще может, когда хочет, скрывать от меня, что он думает!
        - Любопытно, что ты неделю волынила, прежде чем сообщить мне эту пустяковую информацию.
        - Мне стыдно, честное слово, стыдно.
        - Но стыд не заставил тебя заговорить раньше.
        - Потому что.., потому что я же не забеременела в прошлый раз, когда мы ездили в отпуск, а мы ведь тогда тоже не предохранялись.
        У нее было смущенное, пристыженное выражение лица.
        Он выдерживал строгую мину еще секунду, потом расплылся в улыбке.
        - Это надо понимать как то, что ты готова продолжить наш род даже на Аляске? Она кивнула.
        - О, Хок, это не было сознательное решение, но, должна признаться, что, когда я не обнаружила их в рюкзаке, я совсем не расстроилась.
        - Ты хитрая и коварная особа, зияешь ты это?
        Она медленно склонила голову.
        - И если бы не ты, хитрая и коварная особа, я бы прекрасно путешествовал один, и никто не согревал бы меня, не составлял бы мне, компанию и не заботился бы обо мне.
        Она не сразу сообразила, что он поддразнивает ее.
        - Так неужели же выбор - когда стать отцом - будет предоставлен мне? Нет, теперь я знаю, что такое быть под каблуком у жены!
        - Это ты-то - под каблуком? Ха-ха! Пейдж попыталась сесть, но обнаружила, что ее ноги в плену у Хока.
        - И мне это нравится, - пробормотал он, перекатываясь на спину, подхватывая и укладывая сверху Пейдж.
        - Я надеюсь, что ты уже забеременела, - свирепо сказал он ей на ухо. - А если нет, я уж не пожалею времени и сил, чтобы это исправить.
        Она вздохнула, приклонив голову ему на грудь.
        - Ты человек долга, Хок, за это я так тебя и люблю.
        И, полностью ублаготворенная, Пейдж закрыла глаза.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к