Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Брэдли Шелли / Братья Побратимы: " №03 Своенравная Невеста " - читать онлайн

Сохранить .
Своенравная невеста Шелли Брэдли
        Братья #3
        Приказ короля был прост и ясен: могучему рыцарю Кайрену Бродерику и прелестной ирландской аристократке Мэв О'Ши надлежало вступить в брак, ибо только так могла корона удержать в своей власти земли мятежного отца невесты. Однако Мэв вовсе не собирается допускать супруга-незнакомца ни в свою спальню, ни в свое сердце - и намерена отказывать ему вновь и вновь, пока он... не полюбит ее всей душой н не заставит полюбить его в ответ!
        Нелегкое условие?' О да! Но отчаянный Кайрен не из тех, кто страшится трудностей, когда дело касается любви!
        Шелли Брэдли
        Своенравная невеста
        Пролог
        Йоркшир, Англия
        Ноябрь 1484 года
        Вдыхая холодный утренний воздух, Кайрен Бродерик чувствовал, как в ожидании боевого клича, зовущего на битву, поет душа. Осталось совсем немного времени, какой-нибудь час. Нетерпеливый взгляд воина пробежал по залитым лунным светом холмам, окружавшим Хартвич-Холл.
        Его тело жаждало отдыха. Впрочем, Кайрен знал, что все равно не уснет - столь велико было возбуждение, которое всегда предшествовало смертельной битве.
        Кайрен спешился. Размяв затекшие ноги, он направился в Хартвич-Холл - дом своего наставника и воспитателя Гилфорда, графа Ротгейта, и единственное настоящее пристанище, которое молодой рыцарь когда-либо знал. Умный, проницательный граф заменил ему отца, ибо собственного Кайрен старался не вспоминать. С восьми лет он рос в Хартвиче вместе с двумя прекрасными воинами, его назваными братьями. У Бродерика на ладони до сих пор остался шрам, напоминающий о том дне, когда они мальчиками скрепили свой союз кровью, и он сохранил верность Эрику Невиллу и Дрейку Макдугалу.
        У подножия лестницы Кайрен услышал знакомые голоса, доносившиеся из комнаты, и улыбнулся.
        - Кэмпбеллы уже внизу и готовы к битве, - сказал его друг-шотландец.
        - Неужели Кэмпбеллы никогда не прекратят эту жалкую ссору из-за пустяков? - спросил Эрик. - Им давно следовало бы понять, что брак твоих родителей - это не выпад против них.
        - Да, они заблуждаются. - Дрейк вздохнул. - Давай побьем их еще раз, и тогда, возможно, ссора закончится.
        - Я скоро буду внизу, - пробормотал Эрик. Кайрен нахмурился. В голосе друга не было слышно обычного азарта и бесшабашности. Может, он заболел? Или чем-то встревожен? Перепрыгивая через ступеньки, Бродерик заспешил наверх.
        - Значит, ты получил известие? - вдруг услышал он вопрос Дрейка.
        За дверью, отделяющей Кайрена от друзей, на пару секунд повисла зловещая тишина.
        - Да. Как я и предполагал, их убили, - мрачно ответил Эрик. - Они были задушены в Тауэре прошлым сентябрем.
        Кайрен остолбенел. Задушены? Он пропустил большую часть разговора, но догадывался - Эрик говорит о юных английских принцах Эдуарде и Ричарде. В последнее время друга очень тревожила безопасность детей. Неужели мальчики принесены в жертву ради непомерного честолюбия их дяди?
        Из комнаты донеслось звяканье хорошо смазанных доспехов, а потом Дрейк подтвердил опасения Кайрена:
        - Да, это прискорбный день. Мне жаль Англию. Смерть принцев - большая утрата.
        Воцарилось молчание. Бродерик не спешил входить в комнату, чтобы не помешать друзьям. Они оба были людьми глубокомысленными, склонными к размышлениям, особенно Эрик. Молодой человек восхищался их степенностью, однако не мог следовать этому примеру. Он был человеком действия.
        - Кайрен приехал ночью, когда мы уже легли спать, - вдруг сказал Дрейк.
        - О! Ну и как наш ирландский друг? Все такой же безрассудный? - отозвался Эрик, явно обрадованный, что разговор принял другое направление.
        - Кое в чем да, - насмешливо произнес Кайрен, переступая через порог.
        Собеседники резко повернулись. Хотя белокурый Эрик весьма отличался от черноволосого Дрейка, одинаковое выражение их лиц, приветливое и одновременно укоризненное, делало друзей в этот момент очень похожими. Кайрен подавил желание закатить глаза в ответ на эти по-родительски сердитые взгляды. Он с беспечной ухмылкой вошел в комнату и поддразнил:
        - Черт побери, вы оба выглядите такими счастливыми! Я тоже рад видеть вас.
        - Да, мы рады, - ответил Дрейк, повысив голос. - Просто мы и дальше предпочитаем видеть тебя целым, а не разрубленным на части.
        Кайрен собрался было оправдываться, но, поскольку ставни были открыты, увидел, что на поле внизу начинается битва. Кони беспокойно рыли копытами землю, их дыхание белыми облачками поднималось к сине-черному предрассветному небу. Отряды - более сотни человек с обнаженными мечами выстраивались в линию.
        Трое молодых рыцарей спустились по лестнице и покинули замок, чтобы присоединиться к неминуемому сражению. Эрик, известный в Англии как Белый Лев, выглядел до странности утомленным и апатичным, что не было характерно для легендарного воина. В глазах Дрейка отражалась решимость: он не посмеет посрамить чести Гилфорда. А Кайрен... ну, тот всегда жаждал приключений.
        Когда оруженосец Кольм помог ему надеть доспехи, он влез на своего мерина и внимательно оглядел непримиримых шотландцев. Его беспокойный взгляд отыскал среди них клан Кэмпбеллов - рослых, сильных, искусных воинов. По крайней мере именно такими они выглядели на первый взгляд, и Кайрен, нетерпеливо барабаня пальцами по бедру, горел желанием проверить их в деле.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем лязг оружия возвестил о начале битвы. Кайрен легонько сжал ногами бока лошади и направил своего Ланселота в гущу схватки.
        Противники нападали один за другим, а иногда сразу парами. Свалив мечом первого врага и успев заметить на лице несчастного шотландца удивление... до того, как тот умер, Бродерик почувствовал, как закипает кровь. Он издал боевой клич, увернулся от удара Кэмпбелла слева, но тут же обнаружил еще одного шотландца справа от себя.
        Отвлекающий маневр. Бросок. Парировать. Убить.
        Выпад. Отбить удар. Атака. Поразить.
        Битва имела определенный ритм. Кайрен словно танцевал. Это его увлекало. Движения были отработаны до автоматизма, и разящие удары меча достигали цели.
        Солнце, словно желая продлить беспощадную игру между жизнью и смертью, скрывалось за по-зимнему голыми холмами. Вокруг пахло кровью, сырой землей и вытоптанной травой. Звон металла, хруст костей смешивался с криками раненых и умирающих.
        По правде говоря, Кайрен точно не помнил, из-за чего теперь Кэмпбеллы ссорились с Гилфордом. Много лет назад шотландцы стали врагами графа, когда его дочь, мать Дрейка, вышла замуж за Макдугала. Вероятно, тот давний союз все еще вызывал у Кэмпбеллов гнев и представлял для них какую-то угрозу.
        Впрочем, причина не имеет значения. Бродерик пожал плечами. Битва на то, чтобы драться, и он не собирается отступать.
        Рубанув на ходу палашом и издав возглас удовлетворения, молодой рыцарь подскакал к Дрейку.
        - Как у тебя дела? - криво улыбнулся его шотландский друг.
        - Сражение близится к концу, а меня пока никто не убил. Так что утро до сих пор доброе. А ты как?
        Дрейк помрачнел.
        - Готов закончить этот фарс с проклятыми Кэмпбеллами.
        Увидев атакующего врага, он сунул меч в ножны, выхватил из-за спины большой лук и сразил нападавшего стрелой. Кайрен проделал то же самое, поразив противника, который появился вслед за первым.
        - Боже правый, - засмеялся он, - какое удовольствие побеждать врага своим искусством. Особенно когда они такие могучие воины.
        - Убийство - не забава, - резко сказал Дрейк. Неужели ни Эрик, ни Дрейк, испытывая на деле свое мастерство, больше не чувствуют удовлетворения? Что случилось с его друзьями? Кайрен нахмурился.
        - Битва не оставляет выбора. Хочешь жить - убей, - возразил он.
        - Да, но это не удовольствие. Отнюдь, - проворчал Дрейк. - Разве ты не нашел в эти дни ничего столь же приятного?
        - Кажется, ты совсем забыл меня, - с плутовской ухмылкой ответил молодой человек.
        - Ты прав, - сухо заметил Дрейк. - Тебе для удовольствия постоянно требуются любезные девушки.
        - По крайней мере одна раз в день, - уточнил Кайрен.
        Тут Дрейк увидел очередного нападавшего и опять выхватил меч, но Кайрен опередил его. Срубив голову Кэмпбеллу, он с боевым кличем поскакал к следующему противнику.
        Внезапно до него донеслось странное шипение. Он повернулся и увидел бушующее пламя - кто-то поджег дома арендаторов Гилфорда. Кайрен быстро отвел свою лошадь подальше от жара... и воспоминаний о горящих лесах и камнях замка Бэлкорти, о пламени, уничтожающем земли Ирландии.
        Кайрен тряхнул головой. Он никогда не думал о прошлом, о своем детстве и не намерен сейчас предаваться воспоминаниям.
        Молодой человек пожал плечами и поднял обагренный свежей кровью меч, чтобы встретить приближающегося врага и отдаться пьянящему ритму битвы.
        Вскоре, несмотря на численное превосходство, Кэмпбеллы отступили.
        Кайрен торжествовал. Хорошо сделана еще одна дневная работа. Его охватил восторг, который медленно уступал место апатичному удовлетворению. К нему подскакал Эрик, устало спрыгнул с лошади и огляделся. Проследив за взглядом англичанина, Кайрен увидел на вершине ближайшего холма Дрейка, которого со всех сторон окружили Макдугалы. Его руки были обагрены кровью, он сидел на коленях перед телом павшего. Напрягая зрение, Бродерик всматривался в лежащего на земле воина.
        Неужели это Лохлан, отец Дрейка?
        - Предатель! Убийца! - крикнул один из шотландцев Дрейку, склонившемуся над телом.
        В чем дело? Макдугалы решили, что он убил собственного отца?
        Пораженный нелепыми обвинениями, Кайрен бросился к холму, Эрик бежал следом. Он встал рядом с другом и быстро окинул взглядом разгневанных родственников.
        - Дрейк невиновен, клянусь, - сказал он. - Его любовь к отцу хорошо известна каждому из вас.
        Но слова Эрика не произвели на клан Макдугалов никакого впечатления. Их все еще обуревала жажда крови, потому что утолить ее так и не удалось из-за трусливого бегства Кэмпбеллов. Кайрен чуть не задохнулся от ярости, когда двое мужчин схватили Дрейка и грубо подняли на ноги.
        - Безмозглые идиоты, Дрейк никогда бы не убил Лохлана! - рявкнул он и добавил: - Вы сами это знаете.
        Шотландцы не удостоили вниманием эту реплику.
        Неожиданно воины расступились, пропуская старого графа. Белые волосы Гилфорда резко выделялись на фоне темного неба.
        - Я требую, чтобы вы его освободили, - сурово произнес он. - Дрейк никого не убивал, тем более собственного отца.
        Но шотландец (Кайрен вспомнил, что того вроде бы зовут Дафф) ответил:
        - Нет. Теперь его должен судить клан Макдугалов.
        Над полем битвы с хриплым карканьем кружили вороны. У молодого рыцаря, наблюдавшего за этой сценой, возникло недоброе предчувствие.
        Если уж могущественный граф Ротгейт не сумел помочь Дрейку, то никому другому это будет вообще не под силу.
        Дрейка увели. Слишком быстро.
        Он боролся, пытаясь вырваться, однако шотландцы держали крепко. Кайрен выхватил было из ножен меч - он не намерен терять своего побратима! Но Гилфорд железной рукой остановил его и не отпускал, пока Макдугалы не скрылись за холмом.
        Молодой человек повернулся к графу, требуя взглядом объяснения.
        - Дай зачинщикам выплеснуть их глупость из крови, - посоветовал Гилфорд. - Они поймут всю бессмысленность своих обвинений и скоро освободят его.
        - Я бы предпочел драку! - возразил Кайрен.
        - О, в этом я не сомневаюсь, - устало ответил граф.
        - Они не могут заключить в тюрьму невиновного человека. Это несправедливо!
        - Они так не поступят, Кайрен. Предоставь дело мне. И ты, Эрик, тоже. - Старый лорд бросил на друзей суровый взгляд.
        - Да, - после некоторого колебания пробормотал Эрик, хотя и ему это было явно не по душе.
        Когда утро наконец пробилось над холмами Йоркшира, толпа начала быстро редеть. Люди ходили по полю битвы между трупами, собирая дорогое оружие, доспехи и обувь, которые могли пригодиться в дальнейшем. Эрик отвернулся, словно это вызывало у него отвращение.
        Кайрен сдвинул брови. Что происходит с другом? Он... сам не свой.
        - Эрик? - Его вопрос прозвучал на редкость серьезно, и Гилфорд, стоявший рядом, посмотрел на юношу.
        Друг не ответил. Он выглядел так, будто и жизнь, и душа покинули его. Через секунду он схватил меч, взглянул на Кайрена, на Гилфорда, потом с силой швырнул меч на темную мягкую землю и не оглядываясь зашагал с поля боя.
        Ничего не понимающий Кайрен смотрел, как уходит его друг.
        - Эрик? - позвал он. Молчание.
        - Эрик! - Бродерик хотел последовать за ним, но Гилфорд успокаивающе похлопал молодого человека по руке.
        - Оставь его. После известия о смерти принцев Эрику нужно побыть одному, подумать. С Дрейком я увижусь. А вот с тобой должен поговорить.
        - Сейчас? Дрейка обвиняют в убийстве его собственные родственники, Эрик... Что случилось с моим другом, воином? В него будто вселился злой дух.
        - Верно, с ними обоими я скоро все улажу. Но это дело касается тебя, и ты слишком долго пробыл в Испании. - Граф испытующе смотрел на Кайрена проницательными голубыми глазами. - Ты помнишь Хью О'Нила из своего отрочества?
        Кайрен испугался. Даже одно это имя сразу напомнило ему о юности в Ирландии. Воспоминания прошлого - крики, огонь...
        - Да. - Бродерик скрестил на груди руки.
        - Он написал мне письмо, точнее, несколько писем, чтобы отыскать тебя. Родственники беспокоились о тебе с тех пор, как мать увезла тебя, когда ты был еще мальчиком. Они хотят знать, все ли у тебя в порядке, и намекают о земле, которая тебе принадлежит. Думаю, будет разумно им ответить.
        Кайрен отрицательно покачал головой. Кузен Хью - часть его далекого прошлого, та часть, вспоминать которую он не имел никакого желания. А Ирландия не то место, куда еще хоть раз ступит его нога.
        - Передайте Хью, что я никогда не вернусь и он может спокойно забрать все, что осталось от Бэлкорти. Мне это не нужно.
        Гилфорд бросил на него неодобрительный взгляд.
        - Кайрен, я...
        - Нет, - прервал его молодой рыцарь. - Ни слова больше!
        Бродерик сорвался с места и направился в Хартвич, надеясь, что в последний раз услышал от графа про Ирландию. Хотя он слишком хорошо знал Гилфорда и не рассчитывал, что тот будет долго хранить молчание.
        Глава 1
        Королевская резиденция, Лондон
        Середина января 1490 года
        Над Темзой уже занимался рассвет, когда после приятно проведенной ночи Кайрен вернулся в свою комнату для столь необходимого отдыха.
        Растянувшись на матрасе, он перевернулся на живот, со вздохом зарылся лицом в подушку... только для того, чтобы его не донимали тяжелые шаги у двери... а затем и чье-то появление.
        Кайрен схватил с пола нож и сел.
        - Собираешься проткнуть меня? - Эрик поднял светлые брови.
        - Постарайся в следующий раз не забыть постучать в дверь, - буркнул Кайрен и потер глаза, в которые будто насыпали песок.
        - Кто бы мог подумать, что к этому часу ты еще не встал с постели?
        Бродерик раздраженно ткнул пальцем в сторону полуоткрытых ставней окна в дальнем конце комнаты.
        - Солнце еще даже не намекает о своем появлении. Так почему я должен был встать?
        - Твое окно выходит на запад, - нахмурился Эрик. - А солнце взошло на востоке два часа назад.
        Кайрен тяжело вздохнул. Они дружили почти двадцать лет, и Эрик, как старший, всегда считал, что знает больше, а потому имеет право руководить действиями своих товарищей.
        - Я живу не для того, чтобы встречать солнце. Мне хочется отдохнуть, и если бы ты провел ночь так, как я... - Кайрен ухмыльнулся.
        - А с чего ты взял, что моя ночь с необузданной женой вроде Гвинет была намного спокойнее? - осведомился Эрик.
        - Но ведь она в этом месяце должна родить. - Бродерик вдруг осознал, что смотрит на друга с неодобрением.
        Ответом ему был громкий смех Эрика.
        - Такое вряд ли доведет Гвинет до смерти.
        - Но ее деликатное положение...
        - Когда это ты видел Гвинет деликатной?
        Что верно, то верно, признал Кайрен. Она всегда отличалась пылким нравом, острым языком и смелым поведением.
        - Ты прав, - согласился он. - Но после того как она потеряла...
        - Этого ребенка Гвинет не потеряет, - уверенно заявил Эрик. - Он родится крепким и здоровым.
        Понимая, что возражения расстроят друга, Кайрен поспешил сменить тему:
        - Есть ли у тебя новости о Гилфорде? Оправляется ли он от своей лихорадки?
        - Да. В Хартвич две недели назад приехали Дрейк и Эверил. Вчера они прислали известие, что Гилфорд, хвала Всевышнему, близок к выздоровлению.
        - Действительно хорошая новость, - подтвердил Кайрен, зная о безмерной любви Эрика и Дрейка к старому графу.
        - Дрейк говорит, что летом у Эверил должен появиться еще один малыш.
        - О, значит, у нас есть новый повод для торжества! Кайрен очень любил Эверил, поскольку она сделала Дрейка счастливым.
        Счастье Эрика и Дрейка доставляло ему удовольствие, как и все их дети, которых он мог веселить, щекотать и поддразнивать. Лохлан, старший сын Дрейка, с каждым днем становился все более отважным для трехлетнего мальчика, а их дочь Несса в конце сентября на Михайлов день научилась ходить. Бог даст, скоро Эрик и Гвинет тоже прибавят сына или дочь к дружному союзу, который Гилфорд сплачивал своей грубоватой любовью.
        Да, Бродерик всем сердцем радовался за друзей. Они пережили бурные политические распри, ложные обвинения, едва не умерли, испытали страдания, но в конце концов обрели любовь. Честно говоря, Кайрен никогда не хотел следовать их примеру. По его мнению, любовь и брак не стоили таких усилий и тревог.
        Завтра он едет в Испанию, но сегодня будет наслаждаться удобствами замка и отдыхом с дамами. Раз Гилфорд оправился от своей болезни, а Эрик вернулся в королевский дворец, ему больше не имеет смысла оставаться здесь и присматривать за делами графа.
        Судя по озабоченному выражению лица Эрика, Кайрен подумал, что друг вряд ли пришел сообщить ему нечто приятное.
        - Говори наконец, - рявкнул он.
        - Речь идет о твоих шалостях, друг мой, - без обиняков заявил Эрик.
        Кайрен помолчал, собираясь с мыслями, потом сказал:
        - Черт побери, это не имеет никакого значения.
        Он погладил костяшки пальцев, разбитые во вчерашней драке с очень раздраженным деревенским малым, и слегка напряг бедра, еще нывшие от любовных игр с женщиной.
        - Ты оскорбляешь дам своими... непостоянными знаками внимания.
        - И ты надеешься, что я займусь только одной?
        Доведенный до белого каления, Эрик шумно вздохнул.
        - Я надеюсь, что за эти полмесяца ты еще не вспахал большинство из них!
        - Абсолютно невинная забава, - пожал плечами Кайрен. - Не я один здесь хорошо провожу время.
        - Мужчины выражают недовольство, - продолжал Эрик, будто друг ничего не сказал. - Ты делаешь это открыто, не соблюдаешь придворных ритуалов.
        Отбросив простыню, Бродерик встал.
        - Они все фаты, самодовольные хлыщи. В кружках пива и то больше ума.
        - Король Генрих желает сохранить двор трезвым, - нетерпеливо произнес Эрик.
        - Не говори мне таких вещей. - Кайрен закатил глаза. - Как ты можешь проводить здесь столько времени? Мне повезло, что я до сих пор не умер со скуки.
        - Я сомневаюсь, что тебе придется долго скучать. К тому же королю Генриху надоели твои выходки.
        - Завтра на рассвете я уезжаю, - ответил молодой рыцарь, поднимая с холодного деревянного пола тунику. - Я намерен вернуться в Испанию и...
        - Король Генрих посылает тебя в Ирландию. Ирландию? Туника выпала из ослабевших пальцев Кайрена. Он, конечно, ослышался. Или нет?
        - Ты сказал...
        - Да, в Ирландию, - кивнул Эрик. - Король рассчитывает, что ты окажешь любезность трону, удалившись от здешних соблазнов и оставив свои шалости.
        - Я не обязан делать одолжение королю Генриху.
        - Не королю, а Гилфорду.
        Желудок у Кайрена вдруг неприятно сжался.
        - Что ты имеешь в виду? - спросил он, наклоняясь за туникой.
        - Как тебе известно, король Генрих намерен пополнить свою казну, а заодно вернуть себе власть над знатью, «одолжив» ее капитал. У меня он уже занял весьма крупную сумму, но явно опасается политического влияния Гилфорда на других, если потребует еще больше денег. Гилфорд едва ли может позволить себе увеличение размера «ссуды», в таком случае он может лишиться Хартвича.
        Кайрен вспомнил, сколько раз Гилфорд рисковал жизнью за Хартвич-Холл. Более того, это был и его дом тоже. Он не мог позволить, чтобы старый граф лишился своего замка.
        Но Ирландия?
        - Рассказывай, - со вздохом попросил Кайрен.
        - Я... я вел переговоры о компромиссе.
        - Ну и?
        - Поскольку король Генрих желает, чтобы ты уехал, а Гилфорд с трудом может позволить себе большую сумму...
        - Да, так что ты согласился отослать меня в Ирландию? - закончил Кайрен.
        - Видимо, у короля Генриха возникли неприятности в Пейле, - объяснил Эрик.
        - Пейл?
        - Это область вокруг Дублина, и он намеревается сохранить контроль Англии над...
        - Я знаю, что такое Пейл, - резко прервал друга Бродерик.
        Еще бы ему не знать! Выйдя замуж фактически за варвара, его мать пыталась защитить Пейл от Англии. Но сам он не собирается в этом участвовать.
        - Я не понимаю одного, - сказал Кайрен. - Какое отношение все это имеет ко мне?
        Эрик молчал, взвешивая слова, a его друг, подбоченившись, с нетерпением смотрел на него. Он знал: чем дольше Эрик безмолвствует, тем меньше ему понравится ответ.
        - Я успею поседеть, пока дождусь.
        - Итак, хорошая новость. Король Генрих делает тебя графом. А точнее, графом Килдэром.
        - Что?! Разве ты не сказал, что он мною недоволен? Следовательно, король чего-то ждет взамен, - нахмурился Кайрен. - Или ты пообещал ему какую-то услугу при моем содействии.
        Эрик медленно кивнул.
        - В обмен на твое отсутствие и графский титул по указу короля Генриха ты должен ехать в Ирландию. То есть в Килдэр и замок Лэнгмор. Это владение семейства О'Ши.
        - Но что мне с ними делать? Я же их не знаю. - Кайрен непонимающе покачал головой.
        - Правильно, не знаешь... пока. Все О'Ши наводят смуту в Пейле и подстрекают других вождей к бунту. У короля Генриха нет ни средств, ни армии для их усмирения, поэтому он посылает тебя с важным заданием. Ты должен собрать остатки армии, подавить мятеж и принудить бунтовщиков к миру.
        - Я? Принудить к миру? - Кайрен бы просто расхохотался, если бы ему не была ненавистна даже мысль о посещении Ирландии и его обязанностях.
        Эрик кивнул, казалось, он допускал эту абсурдную идею.
        - Очевидно.
        - То есть я отправляюсь в Килдэр и сталкиваю их лбами, пока они снова не начнут вести себя как добрые подданные, так?
        - Ну... не совсем так, - ответил Эрик. Молодой рыцарь ощутил новый спазм в желудке.
        - Что значит «не совсем»?
        Друг еще больше помрачнел.
        - Король Генрих хочет, чтобы кто-нибудь там женился и привлек их на сторону Англии, начав, естественно, с непокорных О'Ши.
        - Жениться? Взять их дочь в жены?
        - В семье О'Ши четыре дочери, выбирай любую на свой вкус.
        Как будто он способен выбрать только одну!
        - Когда она родит, - продолжал Эрик, - ты волен снова вернуться с ребенком в Англию, чтобы воспитать его здесь и уже взрослым отправить обратно в Килдэр. Все просто.
        Просто?! Нет, ужасно! Ни один англичанин, находящийся в здравом уме, не женится на ирландской девушке-язычнице. Да и законом это запрещено. Осознав невыполнимость королевского желания, Кайрен просиял.
        - Килкеннийский статут запрещает смешанные браки.
        - Да, - поморщился Эрик. - Вот почему тебя, мой друг-полуирландец, и выбрали.
        - Но я живу здесь с самого детства.
        - Тем не менее в тебе ирландская кровь, ты не можешь просто взять и отречься от нее.
        Кайрен ощутил комок в горле. Эрик прав, и не имеет значения, насколько велико у него желание это сделать.
        Черт бы побрал его отца О'Нила. Черт бы побрал его любовь к Хартвичу и Гилфорду.
        Черт бы побрал Ирландию!
        Две недели спустя Кайрен Бродерик медленно двигался навстречу своей гибели.
        Жениться? Ему даже в голову не приходило, что его когда-нибудь может постигнуть такая участь. Да, Эрику и Дрейку повезло с супругами, но подобные браки все же редкость, и друзья слишком многим пожертвовали ради любви. Нет, цена слишком высока, никакой брак этого не стоит.
        Кроме того, союз с девушкой из семейства О'Ши принесет ему одни неприятности. Хорошо бы девицы не оказались коварными старыми ведьмами, мозги которых заняты только мыслями о мятеже. Это большее, на что, по мнению Кайрена, он мог рассчитывать. Каждый раз, беря жену в постель, ему, возможно, придется сначала обыскать ее и ворошить постельное белье в поисках спрятанного кинжала.
        Отбросив эти мысли, Кайрен посмотрел вокруг, на землю, где не был с отрочества. Ирландия оставила у него болезненные воспоминания, но он не мог отрицать ее красоту. Казавшиеся бесконечными холмы скоро покроются туманом первой зелени. Но все же главной частью пейзажа были пастбища, которые тянулись до того места, где деревья встречались с невидимыми отсюда болотами.
        Кайрен сделал глубокий вдох и признал, что здешний воздух не имеет кислого лондонского запаха. Над головой в идеально голубом небе, взмахивая черными глянцевыми крыльями, летали грачи. Ряды чертополоха уже пестрели розовыми цветками. Их пробудили к жизни удивительно теплые для февраля дни.
        Несмотря на окружавшую его красоту, молодой рыцарь отдал бы свою правую руку, лишь бы оказаться в любом другом месте и выполнять любое другое задание. Но, подчиняясь чужой воле, он ехал, чтобы выбрать себе невесту из четырех, несомненно, жалких и сварливых женщин.
        Когда его Ланселот миновал изгиб пыльной узкой дороги, Кайрен увидел двух юных девушек в простом одеянии. Одна из них, золотые волосы которой ниспадали волнами на спину, судя по неоформившейся фигуре, была еще ребенком. Зато вторая сразу приковала его взгляд. Какая у нее осиная талия, роскошные бедра и, он мог бы в этом поклясться, восхитительно длинные ноги! Пряди, выскользнувшие на шею из-под платка, горели на полуденном солнце всеми оттенками красного.
        К рыжеволосым женщинам Кайрен питал слабость. Хотя они и были довольно застенчивыми созданиями, но если к ним найти должный подход, то рыжеволосые проявляют бурный темперамент и отдаются неподдельному желанию.
        Кайрен ощутил интерес... и нечто большее - возбуждение.
        Он уже два дня находится в этой забытой Богом стране, а с женщиной не был целую неделю. Это несомненный рекорд! И если он вынужден жениться на какой-нибудь мегере, которая проводит дни за составлением заговоров, отчего бы сначала не позволить себе маленькое удовольствие? Возможно, и в Ирландии его ждут приятные моменты.
        Изобразив самую очаровательную улыбку, одну из тех, что приносили ему столько побед в королевском дворце, Кайрен подъехал к рыжеволосой.
        Повернувшись на стук копыт, Мэв О'Ши увидела перед собой незнакомого мужчину с телом воина, глазами охотника и улыбкой, явно предназначенной для того, чтобы склонить девушку без промедления расстаться со своей одеждой.
        Незнакомец слишком красив, подумала она, пока тот не отрываясь смотрел на нее. Когда его сине-зеленые глаза слегка потемнели, Мэв с досадой почувствовала, что краснеет, и быстро отвернулась. Ее реакция была совершенно необъяснима. Она ведет себя как наивная девчонка, а не как взрослая, уже помолвленная девушка. И всего лишь из-за его красивого лица?
        - Добрый вам день, молодые леди. - Голос незнакомца был мягкий, словно хорошо выделанная кожа, и явно принадлежал англичанину.
        Юная Бригид, которая стояла рядом с сестрой, шумно дышала, и Мэв цыкнула на нее, заставив умолкнуть.
        Должно быть, этот человек и есть новый граф Килдэр. В Лэнгмор из Дублина пришло известие, что король Генрих казнил прежнего графа за измену, поскольку тот поддержал Ламберта Симнела, сторонника Йорков, претендовавшего на английский трон. Опасаясь заговора, король Тюдор прислал нового графа, чтобы в зародыше подавить мятеж.
        Неужели англичане так боятся свободы, что всегда должны подчинять и вести войну? Мэв презирала их, всех до одного - за надменные голоса, за шелковую одежду. И за их высокомерие. Да, именно за это.
        Снова повернувшись к незваному гостю, девушка выдавила улыбку.
        - Добрый день и вам, благородный сэр. - Она сделала реверанс.
        Явно обрадованный любезным ответом, незнакомец соскочил с коня и пошел к ней, не сводя глаз с ее лица. Мэв выдержала пылкий взгляд, а Бригид замерла с открытым от изумления ртом.
        Когда англичанин поднес ее руку к губам и, намеренно медля, поцеловал, Мэв успела почувствовать силу его пальцев и мозолистые ладони.
        Сама того не желая, она с интересом оглядела нового графа. Приятное лицо чисто выбрито, нос прямой, над глазами удивительного синеватого цвета дуги каштановых бровей, волосы подстрижены, как у норманнов, его предков. Даже их оттенок приятен. Черные были бы для него слишком мрачными. Нет, Господь подарил ему не очень светлые и не очень темные волосы, она назвала бы их золотисто-каштановыми. Одежда тоже красивая, изумрудный с коричневым шелк. Видимо, он богат, ловок и к тому же досадно очарователен.
        Девушка вдруг испугалась того, что он будет каждый день проводить в Лэнгморе.
        - Вы настоящая жемчужина даже среди красот этой восхитительной страны, - промурлыкал англичанин. - Прошу вас, доставьте мне удовольствие своим именем, дорогая леди.
        Невзирая на несомненное обаяние, незнакомец просит слишком многого. Вероятно, женщины легко отдают этому человеку все, чего бы он ни попросил, лишь бы побывать несколько минут в его крепких объятиях и почувствовать прикосновения его губ. Мэв не понаслышке знала, какими глупыми могут быть женщины, когда за ними увивается очаровательный мужчина.
        Она осторожно высвободила руку и с притворной робостью отвела глаза.
        - Вы так много знаете об этой восхитительной стране, сэр?
        Англичанин криво улыбнулся. Да, он был хладнокровным, сильным и воином по своей сути, но он мог улыбаться. Блеск зубов, обаятельный взгляд, интерес в глазах делали его непохожим на других англичан, которых она знала. Небось, сбил с пути истинного не одну девушку.
        То, что он надолго останется в Лэнгморе как их лорд, одновременно раздражало и волновало Мэв. Продолжит ли он испытывать на ней свое обаяние, несмотря на се помолвку с Квейдом?
        - О стране я знаю немного, это правда, - ответил англичанин, избавив Мэв от глупых мыслей. - Но она действительно красива, что ясно любому, кто имеет глаза.
        Его взгляд снова обласкал ее, скользнул по лицу, по губам, потом встретился с ее глазами. Сердце у Мэв подпрыгнуло, и она не могла объяснить почему. Этот негодяй, по-видимому, намерен подшутить над ней. Ирландский народ совершенно не интересует его. Он использует страну для своей выгоды, набьет сундуки, обрюхатит служанок, посадит в тюрьму мужчин.
        Мэв хотелось закричать от ярости, когда она осознала, что не может его остановить. Значит, ей нужно любым способом обмануть его, чтобы подготовиться к защите Лэнгмора. Они пока не готовы к обороне, так как рассчитывали, что новый граф Килдэр приедет лишь на следующей неделе.
        - Да, у нас прекрасная земля, - согласилась Мэв и с наивной улыбкой спросила: - Что привело сюда такого утонченного господина?
        - Я новый лорд Килдэр, леди. - Он перестал улыбаться, веселый блеск в глазах исчез.
        - О, милорд, - проворковала она... и сжала зубы. Граф сдвинул брови, но, к удивлению Мэв, смотрел на нее все с тем же выражением. Потом улыбка появилась снова, как будто никогда и не пропадала.
        - Для вас, прекрасная девушка, я - Кайрен. А вы?.. Она нахмурилась. Странное у него имя. Оно скорее ирландское, чем английское, и по-гэльски означает «темный». Хотя это больше относится к его душе, а не к внешности.
        Поскольку он приехал в Лэнгмор покорять ее семью, она будет вынуждена признаться, что тоже из рода О'Ши. Он все равно скоро узнает.
        - Я - Мэв, а это... - она положила руку на плечо младшей сестры, - Бригид.
        Новый граф (она даже мысленно отказывалась называть его по имени) кивнул девочке, и Мэв заметила, что сестра с одобрением глазеет на англичанина.
        - Вы тайком добиваетесь поцелуев у девушек? - невнятным шепотом спросила Бригид.
        Ну и ну! По-видимому, какой-то дерзкий мальчишка-слуга только возбудил девочку, и она почти жаждет осуществления.
        - Так часто, насколько это возможно, - усмехнулся Кайрен. - И дважды, если она мне позволяет.
        Граф подмигнул Бригид, и она зарделась румянцем. Мэв вздохнула.
        - Вы называете этот край домом? - спросил граф Килдэр, снова переключив внимание на нее.
        В данном случае она не видела смысла лгать... так же, как и говорить ему всю правду.
        - Да, то, что окружено стенами Лэнгмора.
        Его улыбка стала еще шире, он снова взял руку девушки.
        - Я туда и направляюсь, значит, мы с вами опять встретимся, милая Мэв.
        - Несомненно. - Она заставила себя улыбнуться, чтобы скрыть раздражение.
        Как этот человек осмеливается с такой бесцеремонностью употреблять ее христианское имя?
        Когда Килдэр доберется до Лэнгмора, ее брат Флинн немного собьет с него спесь.
        Мэв поежилась. Она ненавидела драки. Вид взрослых мужчин, которые бьют друг друга как непослушные дети, вызывал у нее отвращение. Кроме того, Флинн всегда использовал весьма грязные трюки, так что графа ждал печальный результат.
        Девушка улыбаясь высвободила свою руку, сделав вид, что ей нужно поправить платок.
        На ее беду, граф улыбнулся в ответ шаловливо, кривовато и очень своенравно. Желудок у Мэв непроизвольно сжался.
        - Можно я провожу вас до Лэнгмора, чтобы не заблудиться? - спросил он.
        - Мы направляемся в деревню, милорд.
        - Понятно. Тогда не могли бы вы сказать, как мне найти Лэнгмор? Я высоко оценю вашу рекомендацию, моя милая.
        Значит, она была его милой? Ее жениху Квейду это явно не понравится. Она такая и есть, коли на то пошло. Никто в Ирландии, включая леди, не станет капитулировать перед сомнительным обаянием англичанина без хорошего боя.
        Мэв бы и сама вместо брата с удовольствием надавала Килдэру тумаков, но сейчас она должна найти способ предупредить Флинна о приезде нового графа, пока тот не появился в замке.
        - Отсюда вы легко доберетесь до Лэнгмора, милорд, - сказала Бригид.
        Когда девочка повернулась к узкой дороге, которая вела прямо к дому, Мэв поняла, что нужно остановить сестру.
        - Да, но вы должны ехать по тропинке через вон то болото, - вмешалась она, указав в сторону холмов.
        - А разве дорога не ведет к замку? - спросил граф.
        - Ведет, - ответила Бригид и нахмурилась.
        - Но мост через реку Барроу разрушен, - возразила Мэв. - Его снесло в прошлом году весенним потоком. А берег реки слишком крутой для коня, так что у вас единственный путь через болото.
        - Но... - опять начала Бригид, сердито глядя на сестру.
        - Этим путем вы быстро доедете до Лэнгмора и еще успеете встретиться с Флинном, вождем клана О'Ши.
        Граф Килдэр нахмурился. Значит, его беспокоит, что она пользуется в разговоре гэльским, который англичане всегда ненавидели. Да и может ли он знать об ирландских родах?
        Будто вспомнив о своем долге, новый граф посмотрел на серые каменные башни замка, величаво поднимающиеся к голубому небу, и кивнул.
        - Благодарю вас, дорогая Мэв. Бригид. - Кайрен учтиво поклонился. - Надеюсь, что скоро мы опять встретимся.
        Он с улыбкой вскочил на коня и направил его в сторону болота.
        Когда граф Килдэр исчез среди деревьев, Бригид спросила:
        - Почему ты обманула его? Ведь мост в порядке.
        - А потому, что мы должны выиграть хоть немного времени и предупредить Флинна. Нельзя, чтобы к нам опять вторгся англичанин, особенно такой, как этот. Он слишком высокого мнения о себе и проявляет слишком большой интерес к женщинам.
        Насвистывая веселый мотив, Кайрен ехал к болоту. Да, вполне может случиться, что его жизнь в замке Лэнгмор будет не столь неприятной, как он думал вначале. Прелестная крестьянка Мэв должна стать в высшей степени приятным отвлечением, когда он женится на одной из четырех сестер О'Ши.
        В общем, он был доволен, что не так уж много потерял и что надел одну из своих лучших туник. Кайрен не питал особой любви к нарядам, однако в данном случае полагал, что золотое шитье и дорогая ткань были весьма кстати.
        В поисках тропинки, о которой говорила Мэв, он доехал до вершины холма, но, так и не обнаружив даже намека на ее существование, опять спустился в долину.
        Копыта лошади скользили в холодной воде. Из-под нее поднималась растущая на дне трифоль, увенчанная крошечными белыми цветками. Тонкие струйки божественной влаги бежали по камням, покрытым мхом.
        «Странно, - думал Кайрен, - что я не могу найти тропинку, хотя гости Лэнгмора пользовались ею уже почти год». Он нахмурился. Возможно, замок принимает мало гостей.
        Пожав плечами, Кайрен решил проложить собственную тропу.
        Неожиданно вода в реке закрутилась водоворотом, начав подниматься выше и выше, пока не дошла почти до груди Ланселота, который протестующе заржал. Упрямое животное ясно дало понять, что не двинется с места, и граф, испустив тяжкий вздох, спешился.
        Теплый февральский день не мог согреть воду, но сделал се только менее ледяной. Это Кайрен ощутил, когда погрузился в реку по пояс.
        - Безмозглая скотина! Упрямая лошадь, - стиснув зубы, процедил Кайрен и начал подталкивать Ланселота вперед.
        Конь испуганно смотрел на воду и беспокойно встряхивал головой.
        После некоторого колебания жеребец сделал наконец шаг к противоположному берегу. Граф, проклиная холодную воду, размышлял, ступит ли его нога на землю прежде, чем он замерзнет до смерти.
        Они сделали еще шаг, и Кайрен очутился в воде по грудь, намочив свою изумрудную тунику.
        - Проклятие!
        Несмотря на то что он не стремился к встрече с сестрами О'Ши, ему все же хотелось выглядеть их лордом, а теперь, когда он, похожий на мокрую крысу, полуутонувшую в бочке эля, появится в замке, его авторитету будет нанесен серьезный ущерб.
        Выругавшись в очередной раз, Кайрен встал перед конем, чтобы уговорить строптивца идти дальше, но ему опять не повезло.
        Он наступил на камень, покрытый скользким мхом, потерял равновесие, упал навзничь, и ледяная вода накрыла его с головой. Мало того, что на нем теперь не было ни одной сухой нитки, так он вдобавок ударился ягодицами о камень.
        - Будь ты проклят!
        Граф хотел встать, однако Ланселот беспокойно гарцевал вокруг хозяина, становясь на дыбы. Кайрен увидел в опасной близости от себя поднятые копыта, сделал попытку увернуться, но конь опередил его. Копыта угодили в живот... и ниже.
        - Нет! - закричал он, и голос эхом отозвался у него в ушах.
        Несмотря на холод, Кайрен почувствовал испарину. Правда, времени размышлять о том, что он превращен в евнуха, да еще четвероногой скотиной, не было. Он с ужасом смотрел на Ланселота.
        Лошадиное копыто снова опустилось, попав ему между ног, и только чудом не задело ту часть, которая делала его мужчиной.
        Кайрен с облегчением вздохнул, когда понял, что остался невредимым. Потом на смену облегчению пришла ярость, и он встал из воды, изрыгая проклятия.
        - Ты лошадиное дерьмо! - рявкнул он на Ланселота. В ответ жеребец опустил голову и начал пить, совершенно игнорируя негодование и вконец испорченный наряд хозяина, чем привел Кайрена в еще большее раздражение.
        Он поклялся, что первым делом отремонтирует мост. Потом проложит около болота новую тропу к дверям Лэнгмора на тот случай, если мост опять выйдет из строя. И если даже ему придется делать такую дорогу собственными руками, он ее сделает.
        До чего же отсталые люди! Не могут восстановить столь важный для них мост. Или они не хотят видеть тут посетителей, или совершенно не заботятся об удобствах своих гостей.
        Кайрен снова нахмурился. Но зачем осложнять жизнь торговцам, путешествующим священникам или простым людям?
        Выругавшись, граф Килдэр хлопнул жеребца по крупу. Ланселот вздрогнул, моментально выбрался из воды и резво затрусил к холму. Кайрен с большим раздражением поднялся на следующую вершину и через несколько минут увидел перед собой, почти рядом, стены Лэнгмора. Справа вилась хорошо утоптанная тропа, и, судя по пыли, ею регулярно пользовались. А внизу была проложена широкая дорога, ведущая к реке, и виднелся совершенно целый мост. Тропинка исчезала за поворотом дороги, без сомнения, той, по которой он ехал, когда встретил прелестную Мэв.
        Значит, эта маленькая рыжеволосая чертовка просто одурачила его! Она лгала ему без зазрения совести с улыбкой на красных сочных губах.
        Дрожащий от холода на зимнем ветру, в испорченной тунике, Кайрен поклялся отплатить ей в десятикратном размере... это как минимум.
        Глава 2
        Через пару минут граф подъехал к сторожке у ворот Лэнгмора и внимательно оглядел большой замок из серого камня, с удовлетворением отметив, что он весьма крепкий и не имеет разрушений. Зубчатые башни были толщиной не менее восьми футов, но высота крепостных стен оставляла желать лучшего. Тем не менее Кайрен остался доволен осмотром - замок был настоящей твердыней.
        А еще большее удовольствие он получит, когда в его власти окажется девушка по имени Мэв.
        Увидев, что подъемный мост опущен и поблизости нет ни одного караульного, граф нахмурился. Он спрыгнул с коня. Неужели эти небрежные ирландцы не боятся нападения, осады, войны? Какое легкомыслие!
        Размышляя над тем, что при первой же возможности он займется обучением защитников Лэнгмора, граф не обращал внимания на скрип металла по дереву, пока не начал вдруг падать.
        Кайрен с проклятием выпустил поводья Ланселота и заскользил вниз. Наконец он плюхнулся в ил, доходивший ему до колен. Холодная жижа заполнила уже пострадавшие в болоте сапоги, вызвав у него очередной поток ругательств.
        Граф откинул с лица мокрые волосы и, ища способ выбраться из рва, оглядел возвышавшиеся над ним темные стены.
        Он даже не удивился, когда не обнаружил ни единой зацепки.
        Непростительное безрассудство! Он так увлекся крестьянкой Мэв, что потерял бдительность. Конечно, он здесь лорд, но семейство О'Ши еще не признало его. Он должен помнить, что опасность подстерегает его повсюду.
        - Вы тот англичанин, который считает, что может запросто явиться в Лэнгмор? - донесся сверху враждебный голос.
        Кайрен поднял голову, но, почти ослепленный ярким солнцем, не мог ничего различить, пока мощная фигура не закрыла свет. Тогда он неожиданно встретил непримиримый взгляд черных глаз, каких ни разу в жизни ни у кого не видел. Эти глаза полыхали ненавистью и смертельной угрозой. Ирландец поднял с земли лук и вложил стрелу. Его рот искривила торжествующая улыбка, когда он прицелился Кайрену в грудь.
        - Ты всего лишь ничтожная пиявка, которая считает, что может явиться в Лэнгмор и господствовать над нами. Я с превеликим удовольствием располосую на части твою английскую шкуру.
        Кайрен задохнулся от ярости. Видно, у ирландцев в обычае несправедливая драка, без всякой чести. Так же поступал его собственный отец.
        - Ты, малодушный трус, хочешь разделаться со мной, не послав мне честного вызова? - язвительно осведомился Кайрен. - Ты боишься хорошо обученного англичанина и предпочитаешь убийство?
        Ирландец натянул лук.
        - А почему, спрашивается, я должен быть честным с каким-то англичанином? Все вы не что иное...
        Его речь прервал тихий возглас, потом Кайрен увидел знакомую белокурую голову. Юная Бригид тяжело дышала, рот у нее был широко открыт, как и ее голубые глаза.
        - Флинн! Твой план сработал. Он попал в ловушку! Значит, это Флинн О'Ши, защищающий то, что ему больше не принадлежит. Кайрен сдвинул брови. Ему следовало бы догадаться.
        - Конечно, сработал. - Ирландец сердито посмотрел на девочку. - Может, настанет день, когда ты научишься мне доверять.
        - Она научится верить тебе, Флинн, когда ты обдумаешь свой план.
        Граф моментально узнал милый и лживый голос Мэв.
        - И что ты имеешь в виду под обдумыванием плана? - Ирландец бросил гневный взгляд через плечо.
        - Если ты убьешь его, Генрих Тюдор пришлет сюда другого, и не исключено, что с большой армией.
        Флинн задумчиво нахмурился. Судя по всему, такую возможность простофиля не учитывал. Но, права Мэв или нет, Кайрен решил воспользоваться положением.
        - Можешь не сомневаться. Даже теперь король Генрих ждет моего сообщения... или отсутствия такового, прежде чем послать сюда уже готовых к походу воинов.
        Продолжая сидеть в проклятой яме, лишившей его свободы, граф перевел взгляд с Флинна на Бригид. Девочка вдруг улыбнулась.
        - Так жаль его убивать. Он ведь не только очень красивый.
        Великолепно. Кайрен никогда не думал, что женщина, едва вышедшая из детского возраста, способна оценить его привлекательность. Впрочем, сейчас для этого было самое неподходящее время, поскольку ее замечание привело Флинна О'Ши в ярость.
        - Он добрый? - спросила другая женщина.
        Этот голос, похожий на шепот, Кайрен слышал впервые.
        Наверху появилась еще одна светловолосая голова - девушки лет шестнадцати. Неужели все женщины в Лэнгморе столь красивы? Что ж, это может сделать пребывание здесь более сносным.
        - Добрый, Фиона? - Ирландец уставился на девушку с таким видом, словно она вдруг сошла с ума. - Он же англичанин. Почему тебя должно интересовать, добрый он или нет?
        После этой отповеди трепетное создание выглядело так, будто собиралось разрыдаться...
        - Вероятно, нам придется все обдумать и решить, что лучше, - сказала Мэв. - То ли принять в нашу среду доброго англичанина, то ли убить одного и, возможно, еще многих из них.
        - Да, жалко убивать человека с таким прекрасным лицом и фигурой, - добавила самая юная.
        - Бригид! Это англичанин, который разрушит нашу жизнь, убьет наших мужчин, завладеет нашими домами, - возразила женщина, вразвалку подошедшая к девушке.
        У нее были темные волосы, блестевшие на солнце, и она даже не удостоила Кайрена взглядом. Из своей ямы он видел только ее лицо, однако сразу понял, что она ждет ребенка.
        - Может, он совсем не такой, Джейн, - защищалась Бригид. - Ему нравится целовать женщин, иногда два раза. Он так говорил.
        Джейн нанесла ответный удар:
        - Да я прежде убью себя, чем позволю англичанину меня поцеловать. И ты, надеюсь, тоже.
        - Я не хочу целоваться, но... но если он добрый, - вставила Фиона, - может, он не будет воевать.
        Кайрен с радостью поцеловал бы даже угря, только бы выбраться из холодной жижи, чтобы увидеть конец этого необычного спора. Он уже открыл было рот, намереваясь сказать... однако не знал, что именно. Да и не получил такой возможности.
        - Неужели, я вас спрашиваю, вы ничего не видите и не понимаете? Вся его болтовня указывает на то, что он хочет воевать. - Флинн снова поднял лук и прицелился в Кайрена.
        - Да. - Джейн наконец посмотрела на врага, и ее карие глаза сузились от ненависти. - Да, этот человек хочет воевать. Он так и выглядит. Кроме английского высокомерия, ничего другого в нем нет.
        - Но он мне подмигнул! - воскликнула Бригид. - А враг никогда этого не делает.
        - Ты слишком доверчива, - рассердилась Джейн.
        - Будь поосторожнее, не следует легко верить первому встречному, - прибавила Фиона.
        - Даже Фиона согласна, - с долей торжества произнесла Джейн.
        - Но мы же ничего про него не знаем. Вдруг он добрый и не собирается тут воевать? - спросила Фиона.
        - Говорю тебе, все англичане хотят воевать, - мрачно ответил Флинн. - Или ты не слушаешь?
        - Ну... я надеялась, что мы, возможно, ошиблись.
        - Ошиблись? - рявкнул Флинн.
        - Он может быть добрым. - Голос у Фионы задрожал.
        - А добрые люди целуются, - подтвердила Бригид. Кайрен лишь покачал головой. Их логика ставила его в тупик. Единственное, чего он хотел, это выбраться из воды, пока совсем не замерз, и передушить многих из них.
        - Флинн, будет лучше, если ты опустишь свой лук, - спокойно произнесла Мэв. - Если бы Килдэр прибыл сюда, чтобы начать войну, думаю, он привел бы с собой армию. А раз он этого не сделал, то мы должны верить - он стремится к миру. Пока мы сохраняем крышу над головой, пока живы наши люди, пока наш урожай остается у нас, не имеет значения, добрый ли он и целует ли женщин. Может, нам совсем не по душе присутствие графа, но мы должны с этим смириться, иначе рискуем навлечь на себя гнев английского короля.
        Логика Мэв восхитила Кайрена. Остальные казались ему пустоголовыми и безрассудными. Крестьянка явно обладала живым и острым умом.
        - Тут она права, - с возмущением признала Джейн.
        - Конечно, Мэв права! - заявила Бригид, отбрасывая за плечо светлые локоны. - Она всегда права.
        - Да. Наверное, мы должны молиться о наступлении мира. Я больше не хочу войны, - тихо прошелестела Фиона.
        - Мир? - рявкнул Флинн. - А я говорю, пусть ублюдок Тюдор воюет.
        - Зачем? - насмешливо поинтересовалась Мэв. - Ты не можешь бороться с ним и победить. Мы не имеем для этого ни людей, ни оружия, ни...
        - Говорю тебе, никакого мира! Да я скорее обнимусь со свиньей. И меня не заботит гнев английского короля.
        Мэв вздохнула.
        - Боюсь, тебя это сильно озаботит, когда он пришлет свою армию, чтобы разрушить Лэнгмор и убить всех нас.
        - Он не посмеет! - яростно воскликнул ирландец.
        - Не забывай, что он уже казнил Джеральта и хотел бы увидеть мертвым Квейда. Вместе с теми, кого мы знаем. Полагаю, этот факт изменит твое мнение. - Мэв была на удивление спокойной среди возбужденных соплеменников. - Король Генрих, судя по всему, решил сохранить Пейл, - продолжала девушка. - Я не вижу причин ему не верить. Флинн, вместо того чтобы сражаться с ним в открытую, мы должны выбрать ту битву, где можем победить. Кстати, если ты убьешь этого графа, не пройдет и месяца, как они пришлют другого. И тот, возможно, не проявит к нам милосердия.
        Ирландец посмотрел на Кайрена, затем снова на Мэв. Граф подумал, нет ли родственных связей между всеми этими людьми, и вообще, была ли Мэв крестьянкой? До недавнего времени Флинн являлся здесь хозяином, поэтому вряд ли он позволил бы тому, кто занимает низшее положение, разговаривать с ним подобным образом.
        А вдруг Мэв - его жена?
        При этой мысли Кайрен вздрогнул и опять посмотрел вверх. Джейн гладила свой округлившийся живот, Бригид крутила пальцами волосы, Фиона ломала в отчаянии руки, а Флинн, стиснув зубы, по-прежнему метил в графа из лука. Только Мэв сохраняла невозмутимый вид, словно она была уверена в своей правоте и лишь дожидалась, чтобы все это поняли.
        В конце концов Флинн с проклятием опустил оружие.
        - Тогда вытаскивайте его. Я не стану его убивать... пока, - мрачно добавил ирландец и отвернулся.
        Женщины продолжали стоять. Черт возьми, думал Кайрен, пусть хоть кто-нибудь поможет ему наконец выбраться.
        - Как мы его освободим? - нерешительно спросила Фиона.
        - Понятия не имею, - призналась Бригид. - Обычно мы ждем, когда пленники умирают, и хороним их в яме.
        - Да, - подтвердила Джейн. - А есть ли вообще оттуда выход?
        Троица устремила взгляды на Мэв. Она вздохнула и, натянуто улыбнувшись, пошла прочь.
        - Милая леди! - позвал Кайрен, чувствуя, что его оставляет последняя надежда.
        Бригид, Фиона и Джейн слишком глупы, чтобы найти выход из положения.
        - У Мэв есть план, - сообщила Бригид и проказливо усмехнулась. - У Мэв всегда есть план!
        Дай-то Бог, подумал Кайрен. Он был не в состоянии ничего предпринять без ее помощи. Черт побери, как же он ненавидел бездействие!
        - Почему мужчины так смотрят на грудь Фионы? - неожиданно спросила Бригид.
        Граф с удивлением взглянул на девочку, потом на Фиону... точнее, на ее выпуклости. Ну и что, во имя всех святых, он мог ответить? Вместо ответа Кайрен нетерпеливо уставился в полуденное небо и стал ждать.
        Наконец снова появилась Мэв, за которой по пятам следовал замковый страж. Она молча указала ему на графа, топтавшегося в грязи. Ограничившись кивком, страж достал веревку и бросил конец пленнику.
        Кайрен почувствовал, что опять улыбается. Теперь он мог вылезти из ямы, вернуть себе авторитет. Мог встретиться с сестрами О'Ши, выбрать жену, оплодотворить ее, а затем покинуть эту отсталую страну.
        Но все оказалось не так просто.
        Длина веревки была недостаточной, и ему пришлось тянуть руки, чтобы поймать ее конец. После нескольких попыток он все-таки сумел ухватиться за нее. Кайрен подтянулся на руках, и его ноги с громким чмоканьем вырвались из тины. Когда они оказались на весу, он уперся ими в стену и начал карабкаться наверх.
        Едва граф появился на солнечный свет, его сразу окружили четыре женщины. Замковый страж исчез, а Флинн стоял поодаль и смотрел ему вслед.
        Кайрен повернулся к своей избавительнице. Скрестив на груди руки, Мэв с безразличием встретила его взгляд, но он снова ощутил всплеск желания.
        В постели она должна быть очень пылкой. Вся ее холодность только ширма. Внутри у нее огонь.
        Отведя взгляд, он пробормотал:
        - Благодарю тебя, Мэв.
        - Не утруждайте себя. Я не желаю вашей признательности.
        Хотя ее голос и оставался безразличным, Кайрен видел в ее глазах искорки интереса к его персоне.
        - Тем не менее благодарю. А сейчас прошу меня извинить.
        Вежливо поклонившись, граф, несмотря на испачканную одежду и хлюпающие сапоги, решительно направился к Флинну. Теперь самое время показать ирландцам Лэнгмора и в первую очередь Флинну О'Ши, кто здесь настоящий хозяин.
        Мэв наблюдала, как граф Килдэр, делая огромные шаги, приближался к ее брату. Флинн тоже заметил это и слегка напрягся, когда англичанин подошел совсем близко. Но прежде чем он успел открыть рот или сделать какое-нибудь движение, Килдэр ударил его кулаком в челюсть. Флинн покачнулся, тряхнул головой, затем прижал руку к лицу.
        Фиона и Джейн, стоявшие рядом с Мэв, вскрикнули.
        Килдэр снова ударил Флинна, на этот раз прямо в живот, отчего тот издал хрюкающий звук и согнулся пополам.
        - Не смейте его трогать! - наконец закричала Мэв, обращаясь к графу.
        Однако негодяй не удостоил ее ни словом, ни взглядом.
        Чудовище! Она убедила Флинна освободить Килдэра из грязной ямы, а он использует свободу, чтобы причинить вред ее брату.
        Таковы все англичане.
        Флинн тем временем оправился от последнего удара и выбросил вперед руку, целясь Килдэру в лицо. Но тот быстро наклонил голову и ухмыльнулся.
        - Ударь меня еще раз, - сказал он. - Если сможешь.
        - Я сейчас это и сделаю, - пообещал Флинн, кидаясь с поднятыми кулаками на графа.
        Англичанин поймал его запястье в стальные тиски, резким движением заломил руку противника за спину и дернул кверху. Потом схватил Флинна за волосы и ударил головой о стену Лэнгмора.
        Услышав, что Фиона судорожно всхлипнула, Мэв бросилась к мужчинам.
        - Тебе это даром не пройдет, клянусь, - сказал Флинн. - Теперь я с радостью убью тебя.
        Килдэр промолчал и лишь сильнее ударил беспомощного мужчину о стену, крепче прижав лицо Флинна к твердым камням. Подбежавшая Мэв увидела, что он улыбается.
        Неужели отвратительная драка ему приятна? Он что же, человек... или зверь?
        - Не думаю, что сейчас тебе это нравится, а? - язвительно спросил англичанин. - Конечно, если ты хочешь продолжить, я с превеликим удовольствием сделаю тебе одолжение.
        Необыкновенные сине-зеленые глаза Килдэра так нехорошо блеснули, что Мэв охватила дрожь. Он действительно получает удовольствие, избивая Флинна, Мэв в этом не сомневалась.
        Увидев нового графа, она сразу поняла: король Генрих для защиты своих территорий выбрал в конце концов настоящего воина, а не человека, который бы жаждал наживы. Килдэр не будет терпеть безделья, он все дела возьмет в свои руки. И это, к сожалению, не сулит повстанцам ничего хорошего.
        - Да, сейчас же, - принял вызов Флинн. Засмеявшись, граф отпустил его.
        - Тогда будь готов. Я подотру землю отсюда до главного зала твоей задницей.
        - Попытайся, если хочешь, - с презрительной усмешкой ответил ирландец.
        - Немедленно прекратите! Вы оба! - крикнула Мэв.
        - Мы закончим очень быстро, дорогая. - Наглый Килдэр обернулся и подмигнул.
        Неужели он и правда думает, что ее это волнует? Мэв захотелось влепить ему пощечину. Такому самонадеянному, бесстыдному... хлыщу.
        Она даже перестала дышать, когда англичанин снова ударил ее брата. Теперь самое главное - это Флинн. Она должна ему помочь, ведь он никогда не имел дела с таким воином, как граф.
        Схватив Килдэра за локоть, Мэв попыталась остановить следующий удар, но тот ее проигнорировал. Кулак угодил Флинну прямо в нос, и лицо несчастного брата залила кровь.
        Джейн подавила крик, Фиона опять всхлипнула и заломила руки, глаза Бригид широко раскрылись от ужаса. Помощи ждать было неоткуда.
        Мэв снова бросилась к дерущимся мужчинам... однако за секунду до этого Килдэр нанес ирландцу сильнейший удар сбоку, а потом еще один, в подбородок. Флинн рухнул на землю, и бой закончился.
        Словно ощутив присутствие Мэв позади себя, Килдэр вытер окровавленные костяшки пальцев о штаны и повернулся к девушке.
        Конечно, он улыбался. Еще бы! Ведь он получил громадное удовольствие, избив человека, совершенно не подготовленного к подобной драке.
        Сжав кулаки, Мэв остановилась перед Килдэром.
        - Это варварство, в котором не было необходимости! Вы чудовище! - Она гневно замолотила его по плечам.
        Он перестал улыбаться и нахмурился.
        - Конечно, это было необходимо. Как вы считаете, прекрасная Мэв? Разве Флинн О'Ши не продолжил бы столь явно наносить ущерб моему авторитету?
        Зная брата, она в этом не сомневалась. Флинн будет портить ему жизнь каждый день, а может, и чаще. Однако об этом она решила промолчать.
        Мэв присела возле брата и осмотрела его лицо. Когда он придет в себя, то будет покрыт синяками, на губу придется наложить шов, а то и два. Голова у него будет гудеть сильнее, чем церковный колокол по воскресеньям, но других опасных повреждений, требующих длительного лечения, у Флинна вроде бы не было.
        Мэв сделала глубокий вдох, чтобы сдержать раздражение, и поднялась.
        - Вам не кажется, что вы могли бы добиться большего добротой?
        - Как О'Ши, который весьма доброжелательно собирался меня убить? Благодарю, но меня по очевидным причинам такое не интересует.
        И снова улыбка. Девушка почувствовала, как ее сердце понеслось вскачь. Разумеется, от страха перед грубой силой, уже проявленной новым графом наделе. Это не имеет никакого отношения к его очаровательной улыбке, и не важно, что она выглядит настолько естественной, будто он с нею родился.
        Мэв тряхнула головой.
        - Значит, отплатив ему за его оплошность, вы считаете, что получили больше прав?
        - Тут борьба не за справедливость, Мэв. А за власть над тем, чем я обязан владеть и что должен защищать. Я приехал сюда, чтобы это сделать.
        Она не сводила глаз с лица Килдэра. Опасная усмешка и непринужденное очарование исчезли. Теперь перед ней стоял воин с суровым взглядом и молниеносными кулаками.
        Мэв вздрогнула, а потом вознегодовала на свою нерешительность. Ирландская женщина не склоняется ни перед кем и уж тем более перед английскими зверями.
        - Тогда владейте, если сможете, - с презрением сказала она. - Но только постарайтесь по ходу дела не убить моего брата.
        - Твоего брата? - удивленно переспросил Килдэр. - Значит, ты одна из сестер О'Ши?
        - Да.
        - А те остальные три? - Он указал на девушек, которые продолжали стоять над грязной ямой, борясь с потрясением и страхом.
        - Да. И что из того?
        На его губах снова появилась улыбка, в глазах заплясали озорные искорки и вызов. Желудок у Мэв сжался, наверняка от досады. Она, во всяком случае, отказывалась думать, что это нечто другое.
        - Король Генрих отправил меня сюда, чтобы я взял одну из вас в жены.
        Мэв решила, что ослышалась. В жены? Генрих Тюдор предполагает выдать одну из них за этого свирепого, тщеславного, бойкого на язык, красивого негодяя? Да кто же, находясь в здравом уме, добровольно согласится на подобную глупость!
        Лично у нее есть причина не выходить за него. Много причин.
        - Вы не можете этого сделать, ибо Килкеннийский статут запрещает англичанину жениться на...
        - Ирландке? - прервал ее Килдэр, продолжая улыбаться. - Да, я полагаю, королю это известно.
        - И тем не менее он вас послал? - Мэв нахмурилась.
        Килдэр молча кивнул, от его улыбки не осталось и следа. Он потер затылок и, опустив руку, с отвращением выругался, когда заметил на ней остатки грязи.
        - Да, он меня послал. Мой хороший друг Эрик, который пользуется благосклонным вниманием короля, напомнил его величеству, что моим отцом был О'Нил.
        Мэв побледнела. Ее бы меньше потрясло известие, что снег выпадает в июле. У него ирландская кровь? Абсолютно ничто на это не указывало: ни его одежда, ни речь, ни манеры. Неужели такое возможно?
        - Нет, - прошептала она.
        - О да. Как ты понимаешь, я могу жениться на любой из вас по своему выбору. И я это сделаю, дорогая Мэв. В конце недели.
        Хотя Кайрен и не спешил выбирать себе невесту, его признание сделало свое дело.
        Теперь в течение нескольких дней он мог продлевать мучения Мэв, напоминая ей, что собирается выбрать жену из четырех сестер, и не делая ни малейшего намека, кто это может быть. Правда, он мало знает Мэв, но уверен, что такое поддразнивание наверняка приведет ее в ярость. Тем лучше.
        Кайрен довольно улыбнулся и открыл было рот, чтобы хоть немного привести в чувство ошарашенную Мэв, но тут к ней бросились остальные сестры О'Ши.
        - Что?! - с возмущением спросила Джейн. - Вы женитесь на одной из нас?
        - Да, - подтвердил он, затем посмотрел на ее раздувшийся живот и скривился. Женщина опередила его в этой игре и скоро родит.
        - Я положу конец своей жизни прежде, чем произведу потомство английскому псу. - Темные глаза Джейн гневно сверкнули, негодование придало окраску ее бесцветным губам.
        - Разве ты не слышала, он ирландец? - спросила Бригид и счастливо улыбнулась, как будто это все объясняло.
        Джейн бросила сердитый взгляд на младшую сестру.
        - Ирландская кровь не сделала его ирландцем по духу, глупая ты девчонка!
        Беременная опустилась на колени рядом с братом, лежавшим без сознания.
        Граф окинул взглядом остальных сестер. Фиона по-прежнему нервно заламывала руки, но ее губы дрожали от едва заметной улыбки. Она действительно была прелестным тихим созданием, с золотыми локонами и кожей медового цвета. Она может оказаться блаженно послушной супругой.
        Его взгляд остановился на Бригид. У нее тоже золотые волосы, хотя рядом с румяным лицом они выглядят более светлыми, чем у Фионы. Прикинув, Кайрен решил, что ей лет двенадцать и, судя по внешности, она станет настоящей красавицей. Да, Бригид слишком юна, зато ее, без сомнения, можно приручить. Из четырех сестер О'Ши она самая приятная.
        Наконец он посмотрел на хитрую Мэв. Ее волосы рыжие, с золотыми, как у сестер прядками, горели под ярким полуденным солнцем. По его мнению, она была моложе Джейн, но старше Фионы. Значит, ей около двадцати. Пора бы иметь мужа. Граф нахмурился. Как могло случиться, что такая красавица еще не замужем? Или все мужчины Ирландии забивают себе головы мятежом и ничем более?
        Мэв кашлянула. Видимо, она уже немного оправилась от шока, вызванного его сообщением.
        - Мне бы не хотелось вас разочаровывать, милорд, но вы ограничены в выборе невесты, - сказала она без тени разочарования в голосе. У нее даже появился намек на улыбку. - Как вы уже заметили, Джейн со дня на день ждет ребенка.
        - А где ее муж?
        - Умер. Джеральт был казнен прежним графом Килдэром.
        Кайрен только молча кивнул. Неудивительно, что семейство О'Ши устроило ему такой опасный прием. Он не сомневался, что муж Джейн затевал мятеж и знал, какое за это полагается наказание.
        - Да. Из-за вас и вашего короля мой ребенок никогда не увидит своего отца, - гневно сказала беременная, поднимаясь на ноги. - Он стал сиротой прежде, чем успел родиться. Не думай, что я выйду замуж за такого, как ты. Я сначала воткну тебе в спину кинжал.
        Лицо Джейн раскраснелось от ярости, и Кайрен вдруг осознал, что до несчастья и беременности она была очень хороша собой. Разумеется, в качестве жены она будет невыносимой. Но Джейн способна дать потомство и если она окажется полезной ему в Лэнгморе, то, несомненно, может стать его женой. Однако женитьба на беременной женщине означает, что придется долго ждать возврата к своей привычной жизни...
        - А я обещана другому.
        Кайрен услышал эти слова, произнесенные Мэв, и, всем существом отвергая услышанное, перевел взгляд на огненноволосую О'Ши.
        - Ты обещана?
        - Да, я помолвлена с прошлого ноября, - кивнула она. Граф мысленно поклялся, что этой свадьбе не бывать, во всяком случае, до тех пор, пока он не решит, какую из четырех сестер возьмет себе в жены. Если Мэв подходит ему, он выберет ее - никакая помолвка его не интересует.
        - И когда же произойдет это благословенное событие? - спросил Кайрен, удивляясь растущему в нем раздражению.
        - Они с Квейдом поженятся, когда англичане освободят его в Дублине, - выпалила Бригид.
        Граф сразу вспомнил недавние слова Мэв.
        - Разве ты не говорила, что Квейду скоро грозит встреча с палачом и его веревкой?
        - Он не сделал ничего плохого. - Мэв нахмурилась. Граф Килдэр смотрел на девушку и думал: неужели она действительно верит этому или просто считает мятеж против англичан справедливым?
        - Остаемся только мы с Фионой, милорд, - заявила Бригид.
        Взглянув в сторону двух светловолосых сестер, Кайрен увидел, что Фиона пытается скрыть растерянность за фальшивой улыбкой, а в глазах девочки светится надежда. Какая нелепость! Он едва удержался от смеха.
        - Я выйду за вас, милорд, - предложила Бригид. - Я знаю про мужчину и женщину, и как получаются дети...
        Дети? Господи, да она сама еще ребенок. Нужно время, пока он решит, что она достаточно взрослая, чтобы взять ее в свою постель. Но с другой стороны, у него здесь определенная цель, и если он женится на этом чертенке, она быстро ему родит.
        Кайрен снова перевел взгляд на вторую сестру. Ее слишком веселая улыбка подстегнула его любопытство.
        - Фиона?
        Он мог бы поклясться, что она вздрогнула, услышав свое имя.
        - Милорд, - пробормотала девушка, не поднимая глаз.
        - Иди сюда.
        На секунду Кайрен засомневался, правильно ли он поступил, отдав ей приказание. Но интуиция его не подвела, ибо Фиона сразу подчинилась, хотя так сжимала руки, что, видимо, испытывала боль.
        - Милорд, - опять произнесла она, встав перед графом.
        Теперь голос у нее дрожал не меньше, чем ее руки. Наверняка он до смерти перепугал девушку. Возможно, ему не следовало избивать ее брата до потери сознания?
        - Я не кусаюсь, - улыбаясь сказал Кайрен. Он надеялся, что это успокоит Фиону. - Пока ты сама не попросишь меня.
        Но девушка только побледнела, и граф жестом отпустил ее.
        Фиона быстро отошла: на лице громадное облегчение, руки сжаты так, что побелели костяшки пальцев.
        Кайрен обвел взглядом четырех женщин, но тут Флинн подал наконец признаки жизни и застонал. Посмотрев вниз, граф остановил взгляд на своих штанах и сапогах, покрытых грязью, смешанной с кровью, на разорванной тунике. А ведь он еще даже не вступил в замок. Столь дурное начало не сулит ничего хорошего его пребыванию в Ирландии.
        Кайрен выругался. Он должен покончить с выбором невесты и уложить ее на брачное ложе как можно скорее. Лишь тогда он сможет уехать отсюда и снова познать радости жизни.
        - Начнем завтра, - сказал он, посмотрев на четырех сестер. - Я проведу один день с каждой из вас, даже с теми, кто овдовел или обещан.
        - Но, - собралась было возразить Мэв.
        - В данный момент ты еще не замужем, и это все, что мне нужно знать, - прервал ее Кайрен. - Затем по прошествии четырех дней я сообщу вам и вашему брату, а также королю Генриху, кого из вас я назову своей женой. Теперь мне нужна ванна, еда и мягкая постель.
        Мэв снова открыла рот:
        - Но...
        - И больше никаких возражений, никаких угроз, никаких драк, никаких женских капризов. - Он бросил на каждую из них суровый взгляд. - Ничего подобного!
        Глава 3
        Следующее утро выдалось хмурым и дождливым. Ночью в замок прибыл юный оруженосец Кольм с несколькими верными людьми графа. Но при такой погоде не имело смысла выходить наружу, и бездействие выводило Кайрена из терпения. Ему хотелось оказаться за этими толстыми стенами, начать обучение защитников Лэнгмора, осмотреть земли, встретиться с местными жителями, найти причину мятежа. А тут еще четыре сварливые женщины, с которыми он должен терять драгоценное время.
        Масла в огонь подлило и неприятное известие о том, что Флинн покинул Лэнгмор и до сих пор не вернулся. Наверняка он присоединился к мятежникам.
        Ладно, с ирландцем он разберется после его возвращения, а сейчас нужно выбирать невесту. Если честно, Кайрен предпочел бы долгое путешествие в чистилище, только бы оно избавило его от женитьбы.
        После завтрака он пошел осматривать главную башню замка. Судя по всему, при строительстве здесь больше думали об обороне, чем об удобствах. Стены толстые и всего лишь несколько спален. Тем не менее Кайрен осмотром остался доволен. Прочность главной башни будет иметь значение, если на Лэнгмор нападут ирландские мятежники.
        Понимая, что бесполезно оттягивать неизбежное, он вернулся в главный зал и неохотно потребовал к себе Джейн. С тех пор как беременная женщина провела большую часть вечера, утверждая, что вот-вот должна родить, Кайрен считал разговор с ней пустой тратой времени.
        Темноволосая сестра явилась, опоздав на несколько минут, и граф, быстро отослав всех из зала, сел рядом с Джейн.
        - Значит, я проведу этот день с вами, да? - спросила она. Даже в ее презрительном голосе, так же как и на изможденном лице, проскользнуло нечто большее, чем усталость.
        - Да. Я задам несколько вопросов, послушаю рассказы о тебе, о Лэнгморе. А ты можешь спрашивать меня, если захочешь.
        Она уставилась в чашку с козьим молоком.
        - Вы знаете все, что нужно. Я выросла в Лэнгморе. Здесь вышла замуж. Этот прекрасный замок построили сто лет назад, но он стоит крепко. Я думаю, что поэтому вы, англичане, и хотите им завладеть.
        Кайрен решил не отвечать на насмешку, чтобы не вызвать у нее еще большего раздражения.
        - А что доставляет тебе удовольствие, Джейн?
        - Удовольствие? - Она нахмурилась, явно удивленная его вопросом. - Разве мои интересы имеют значение?
        Да, имеют. Его родители так плохо жили в браке потому, что их ничто не связывало, кроме сына. Например, Дрейк и его прелестная жена Эверил любили книги, и он тоже хотел найти себе жену, с которой бы у него были общие интересы. Это помогло бы им укрепить союз и предохранило бы от многих неприятностей.
        Возможно... а возможно, и нет.
        - Я слишком занята подготовкой к рождению малыша, чтобы думать о своих интересах.
        - А чем ты увлекалась до замужества? - настаивал граф.
        - Я устала и почти не помню, что было до замужества. Теперь у меня одна задача: родить здорового ребенка, какого хотел Джеральт.
        Заметив у нее в глазах невыплаканные слезы, Кайрен кивнул.
        - Он бы тобой гордился.
        - Нет, если я возьму себе в мужья врага. Это нелепо.
        - Ты права. Я не хочу ни на ком жениться, но...
        - Вы не теряли человека, которого любили всего два месяца назад, - ответила Джейн, вставая со скамьи и повышая голос. - Вам не придется объяснять своему невинному ребенку, почему у него нет отца. Вам не придется говорить ему, что его убили англичане, а мать все же вышла за одного из этих палачей!
        По щекам у нее потекли слезы, Джейн с рыданием упала на скамью и закрыла лицо руками. Громкие всхлипы эхом разносились по главному залу, приведя в беспокойство даже мирно дремавших собак. Кайрен хмуро смотрел на несчастную женщину. Ее страдание не было притворством, и он вдруг осознал, что неловко ерзает на месте.
        - Они у...били его! А он сде...лал лишь то, ч...то считал правильным... Свобода... вот че...го он добивался. По...чему он должен был у...мереть?
        Кайрен не знал ответа. Это была просто война. Одни побеждают. Другие проигрывают... и расплачиваются за поражение. Он всегда это признавал.
        Глядя, как Джейн содрогается от душивших ее слез, Кайрен чувствовал... неудобство.
        - Джейн, - ласково произнес он, - твой муж Джеральт сделал то, что считал правильным и справедливым. Но он нарушил закон...
        - Английский закон! - яростно воскликнула она, подняв голову.
        Глаза у нее опухли, нос покраснел, безутешное горе проявилось в каждой черточке ее овального лица, в каждой складочке рта.
        Кайрен молчал.
        - Почему англичане пишут законы для Ирландии? Они грабят нашу страну, насилуют женщин. Они убивают наших мужчин, а потом ждут от нас покорности. - Она горько засмеялась. - Почему мы должны повиноваться?
        Граф был уверен - Джейн верит в сказанное, ибо не могла видеть правды: война по своей сути предписывает тем, кто не устоял в битве, подчиниться тем, кто вышел победителем. Здесь нет правых или неправых. Просто так было. Тем не менее он вдруг ощутил сочувствие к несчастной женщине и ее еще не родившемуся ребенку. Кайрен тоже вырос без отца и знал, насколько велика эта потеря.
        - Успокойся, милая леди. Ты повредишь своему младенцу. - Он ласково накрыл руку Джейн ладонью, но она моментально отдернула ее.
        - Не прикасайся ко мне, свинья! И будь уверен, если ты силой возьмешь меня в жены, я сделаю все, чтобы превратить твою жизнь в ад и увидеть, как ты умрешь. Вот это, английский мерзавец, сделает моего Джеральта счастливым! - Она встала со скамьи и неуклюже пошла от стола.
        Кайрен не стал ее задерживать.
        Да, он мог принудить ее к браку, если бы захотел. Ведь она способна родить, что позволит ему покинуть Ирландию. Впрочем, потребуется время, пока Джейн родит ему его собственного ребенка. Не лучше ли оставить ее в покое?
        Возможно, Кайрен не отказался бы от своего решения жениться на старшей сестре О'Ши, если бы не помнил, до какой смертельной ненависти довела его родителей вражда. Он боялся, что и ему уготована та же участь, если он выберет женщину, которая его презирает. Он знал, что и Эрик, и Дрейк наверняка осудят его за подобный поступок.
        Покачав головой, граф Килдэр допил остатки эля и хотел уже покинуть главный зал, когда услышал за спиной чьи-то шаги. Рука машинально легла на рукоятку кинжала. Он резко повернулся, но, увидев позади себя только Мэв, расслабился и с улыбкой наблюдал за ее приближением.
        Сегодня утром она не забрала волосы, и они блестящим рыже-золотым каскадом струились по ее спине. Зеленое верхнее платье контрастировало с яркой желтизной нижнего одеяния и плотно облегало тонкую талию. Однако, к его большому сожалению, не позволяло увидеть ее ноги, которые он представлял себе длинными и стройными. Кайрен вздохнул.
        Он хотел выдать остроумное замечание, надеясь очаровать девушку, но тут же прикусил язык, когда увидел ее гневное лицо и сжатые кулаки.
        - Английским задирам свойственно издеваться над слабыми и оскорблять их, - прошипела она.
        - Оскорблять? И кого же я...
        - Кого? - возмутилась Мэв. - Вы отнюдь не кажетесь бесхитростным. Джейн залила свою постель ручьями слез. И это всего лишь после пятнадцатиминутной беседы с вами. Оставьте ее в покое! Сердце у нее и без того разбито, оно не может вынести большего.
        Мэв была воинственной защитницей семьи. Хотя Кайрен не думал, что она склонна к грубому насилию, тем не менее был уверен: она без колебания воткнет нож в спину каждому, если решит, что он посмел оскорбить кого-то из ее родственников. Это вызывало восхищение. И все же он никому не позволит вмешиваться в его дела.
        - Вы не возьмете ее в жены, - произнесла Мэв, подходя ближе и стиснув зубы от ярости.
        Исходивший от нее запах весны и раскрасневшееся лицо направили мысли Кайрена по очень опасному пути. Он представил, как Мэв, приоткрыв рот, страстно отвечает на его поцелуи. Что она будет чувствовать?
        - Вы слушаете меня? - взорвалась девушка. - Эта похотливая улыбка говорит, что нет.
        Граф Килдэр вернулся к действительности. Конечно, он хотел ее близости, но совсем не для того, чтобы слушать все эти разглагольствования.
        - Да, я тебя слышал. Ты просишь, чтобы я не женился на Джейн?
        - Да. - Мэв отступила и разжала кулаки.
        - Кого в таком случае ты даешь мне в жены?
        Она помолчала, а потом, фальшиво улыбнувшись, предложила:
        - Охотничью собаку моего брата, у которой сейчас течка.
        Граф засмеялся. Никто не может отказать этой женщине в уме. Она говорит не много, не как Гвинет, жена Эрика, но всегда то, что думает.
        - Поскольку я женюсь с определенной целью, собака мне, дорогая Мэв, не подходит.
        - Я вам не дорогая. - Она сердито посмотрела на него.
        - Возможно, я это изменю.
        Кайрен одарил ее улыбкой, которая растапливала многие холодные сердца... или по крайней мере освобождала тела от одежды.
        - Вы не сможете, уверяю вас.
        Явно полагая, что устоит перед любым соблазном, Мэв выглядела очень самоуверенной. Но ведь она не знала о решимости, с какой Кайрен добивался того, на чем были сосредоточены его мысли.
        В ответ на ее заявление он лишь улыбнулся.
        - Если ты хочешь, чтобы я оставил Джейн в покое, я это сделаю.
        - Вы не женитесь на ней только потому, что я вас попросила? - удивленно прищурилась Мэв.
        - Нет. Я делаю это потому, что так решил. Джейн останется незамужней до тех пор, пока не найдет своего избранника и не получит моего одобрения.
        - Правда? - Она бросила на собеседника подозрительный взгляд и нахмурилась.
        - Дорогая леди, перестань ждать от меня обмана. Я просто не женюсь на Джейн, вот и все.
        - Благодарю вас, - чопорно ответила Мэв.
        Граф кивнул, и она повернулась, чтобы уйти, но Кайрен окликнул девушку:
        - Но я не принимал такого решения насчет тебя, милая Мэв...
        На следующее утро из Дублина привезли свернутый пергамент, и Мэв О'Ши, затаив дыхание, ждала, когда граф Килдэр его прочтет. Насколько успешными были действия повстанцев? Удалось ли Флинну освободить Квейда?
        Мэв сгорала от желания увидеть жениха прежде, чем забудет его лицо. Сколько же еще времени ее будет преследовать насмешливая улыбка англичанина, которая не давала ей уснуть прошлой ночью?
        Они находились в главном зале замка.
        Граф сидел на скамье возле очага. Не отрывая взгляда сине-зеленых глаз от бумаги, он внимательно читал послание. Мэв проглотила подступивший к горлу комок, ее желудок скрутил спазм.
        Виной тому страх, убеждала она себя. Только страх за брата и за жениха. Ни широкие плечи, ни длинные ноги этого человека, закаленного войной и бесчисленными часами тренировок, ее не волнуют. Килдэр убьет их обоих, если захочет. Это он уже доказал, едва появился в Лэнгморе. Так что спазм в животе не имеет отношения к красоте его лица или сильному телу.
        Наконец Кайрен поднял голову, свернул пергамент и выругался. Кажется, полученные известия не привели Килдэра в веселое расположение духа. Очень хорошо!
        - Какие новости, милорд? - спросила она, будто ни о чем не подозревала.
        Граф окинул ее задумчивым взглядом.
        - Где твой брат?
        - Он часто навещает девушку в соседней деревне, - пожала плечами Мэв, притворяясь равнодушной.
        - Какую девушку?
        - Не знаю. Почему он должен со мной делиться своими секретами?
        Килдэр скептически посмотрел на нее, однако ничего больше не сказал, и она подумала, что сойдет с ума от любопытства.
        - А что-нибудь случилось, милорд?
        - Полагаю, ты сама это знаешь, но все же скажу. Ночью замок Мелахайд атаковали неизвестные мятежники.
        Она попыталась сдержать вздох радости и облегчения. Флинна не схватили!
        - И что же произошло? - с деланным удивлением поинтересовалась Мэв.
        Значит, они проникли внутрь замка и вошли в тюрьму. Может ли она надеяться, что Флинну удалось освободить...
        - К счастью, никто не сбежал. - Мэв не сумела подавить горькое разочарование, вызвавшее у нее приступ душевной боли. - В полученном мною списке имен заключенных, которые нужны были мятежникам, есть некто Квейд О'Тул. Это твой... жених?
        Она кивнула. Ей хотелось закричать или разрыдаться от страха и отчаяния, но в присутствии Килдэра это было уж слишком. Поэтому она решила, что намного безопаснее молчать.
        - Если вы с братом собирались освободить его, чтобы ты могла благополучно выйти замуж до того, как я выберу себе невесту, меня это очень рассердит.
        Рассердит его?
        - Моя цель - выйти замуж за человека, которого я выбрала сама! И если кто-нибудь вырвет его из когтей англичан, я буду ему только благодарна.
        Лицо у Килдэра стало жестким и непримиримым.
        - Ты разочарована, что Флинн потерпел неудачу?
        - Флинн не имеет никакого отношения к прошлой ночи. Как я уже сказала, он у женщины...
        - Если Флинн хотел, чтобы женщина согрела его постель, ему вряд ли требовалось для этого покидать Лэнгмор. По моим наблюдениям, многие женщины в Лэнгморе достойны внимания.
        Мэв заставила себя выдержать пылкий взгляд Килдэра.
        - Возможно, - сказала она. - Но здесь нет женщины, которая бы хотела лечь в вашу постель.
        Она тут же увидела, что граф принял эти слова как вызов. Поднявшись со скамьи, он дерзко оглядел ее с ног до головы, и от его оценивающего взгляда Мэв пробрала дрожь. Килдэр был врагом, и не имело значения, насколько он завладел ее вниманием.
        Неожиданно на его лице снова появилась знакомая улыбка, и граф весьма уверенно ответил:
        - Я докажу тебе, моя прелестная Мэв, что ты ошибаешься.
        - Вы не сможете заставить меня полюбить вас. Сказать такое было явной глупостью. Мэв осознала это, когда улыбка Килдэра стала еще лучезарнее и он шагнул к ней. Она быстро огляделась, но увидела, что помощи ей ждать неоткуда. Кроме них, в главном зале никого не было. Справа от нее возвышалась каменная стена, покрытая недавно выбитыми гобеленами, а слева находился очаг, в котором ярко горел огонь, согревавший помещение.
        - Как ты можешь знать, что тебе что-то не нравится, если не испытала этого? - насмешливо спросил Кайрен.
        Мэв приросла к полу.
        - Я и без того знаю, что любое прикосновение врага будет мне неприятно.
        - Правда? Ну, раз ты настолько уверена, тогда почему бы нам не попробовать?
        Прежде чем она успела произнести хоть слово или вытянуть руку, чтобы помешать ему, Кайрен взял ее за талию и прижал к своей твердой как скала груди.
        Мэв почувствовала, как вспыхнуло у нее лицо, а в животе возникло странное ощущение, которое она могла назвать только ожиданием. Нет, такое она должна чувствовать лишь к Квейду, а не к врагу. К тому, кто скоро разорит их дом и насильно возьмет в жены ее или одну из ее сестер.
        Килдэр смотрел ей в глаза так, словно хотел проникнуть внутрь ее сознания, увидеть ее желания, которые мог исполнить. Мэв уже едва помнила, кто стоит перед ней.
        Девушка приоткрыла рот, чтобы запротестовать и глотнуть побольше воздуха. Но Кайрен наклонился, взял в плен ее губы, пытаясь раздвинуть их настойчивой лаской. Дыхание у нее прервалось, и она утонула в ощущениях. Покалывание его утренней щетины, звук хриплого дыхания, ощущение железных объятий - все это Мэв ощущала с необыкновенной остротой. Килдэр соблазнял ее губами, дразня и принуждая к капитуляции.
        Она поддалась наслаждению, а затем потребовала большего. Да, граф, без сомнения, знал, как пробудить в женщине страстное желание. Поцелуй стал настойчивее, теперь его язык проник ей рот, вступил в сражение с ее язычком и продолжал свою игру до тех пор, пока Мэв, чувствуя слабость в ногах, не обняла Килдэра, чтобы не упасть.
        Он поднял голову и обжег ее своей улыбкой.
        Святая Дева Мария, что она наделала?
        - Прекратите! - Она резко отступила.
        - Почему, милая Мэв? Тебе не понравилось? - Кайрен снова потянулся к ней.
        - Нет.
        - Нет? - Он сделал вид, что смущен. - По-моему, я не слышал от тебя возражений. Разве ты протестовала?
        - Свинья! - пробормотала она, заливаясь краской. Граф одарил ее своей невыносимой усмешкой, и тогда Мэв ударила его по голени.
        - Больше не целуйте меня!
        Она знала, что ее реакция - сплошное ребячество, но Килдэр действительно привел ее в ярость, будь он проклят.
        Когда Мэв с гордо поднятой головой покидала главный зал, Кайрен смеялся ей вслед.
        Утром Кайрен снова расположился в главном зале, на том же самом месте и дожидался третью сестру О'Ши.
        Сегодняшний день с ним должна провести Фиона, но это вряд ли доставит ему удовольствие. Во-первых, его беспокоили мысли о ее сердитом брате, который вернулся прошлой ночью, к тому же он не мог забыть ее рыжеволосую сестру.
        У него закипала кровь при одном воспоминании о поцелуях очаровательной Мэв. Он не ждал от нее столь пылкого отзыва, равно как не был готов к тому, что и сам вдруг с такой силой захочет ее. Страсть в браках по политическим соображениям не подразумевается. Сегодня он поговорит с Фионой и посмотрит, может ли она стать ему подходящей женой.
        - Доброе утро, милорд.
        Девушка появилась перед ним совершенно неожиданно, ибо Кайрен не уловил, когда она подошла.
        Как обычно, Фиона выглядела привлекательной. Ей очень шло голубое платье, которое подчеркивало цвет ее глаз, свежесть лица и форму роскошной груди. Но улыбка оставалась все такой же испуганной, и она все с той же силой сжимала руки.
        - Доброе утро, Фиона. Дождь уже кончился, и мы бы могли прогуляться в саду. - Она вздрогнула, лицо ее побледнело, и Кайрен с любопытством спросил: - Ты не любишь гулять на свежем воздухе?
        - Я... люблю, - пробормотала она. - Но... утро холодное.
        Граф нахмурился. На рассвете он допросил вызывающе молчавшего Флинна о мятежниках, а после бесполезного предприятия, которое породило у него только новые подозрения, потому что он не мог пока ничего доказать, Кайрен вышел в сад. По его мнению, занимающийся день был достаточно теплым для февраля.
        Пожав плечами, он указал девушке на скамью.
        - Как тебе угодно, леди. Садись.
        - Благодарю.
        Ее голос был чуть слышным и почти терялся в огромном помещении. Фиона напоминала графу настороженного котенка.
        - Расскажи, что доставляет тебе удовольствие.
        - Милорд? - Она нахмурилась, но даже это было лишь едва заметным движением бровей.
        Неужели сестры О'Ши не понимают, что такое удовольствие? Но ведь что-то же они делают? Хотя бы ради интереса.
        - Я - Кайрен, а не милорд, - поправил он. - Что заставляет тебя улыбаться, Фиона?
        - Месса, ми... Кайрен.
        Месса? Значит, Фиона улыбается в доме Господа. Улыбнется ли она когда-нибудь в постели, которую он, возможно, с ней разделит? А если нет, зачем ему такая женщина?
        - Что еще? Может, тебе нравятся празднества?
        - Нет. Там слишком много людей.
        - Музыка? Я, например, больше люблю веселую музыку и танцы.
        Пожав плечами, Фиона отвела взгляд.
        - Мне нравится задумчивая музыка, а не танцы. Странно. Какая женщина не любит танцевать? Он знал одну леди, которая не переставала стучать каблучками до тех пор, пока не начинала задыхаться от бешеного ритма и смеха.
        - Может, ты путешествовала?
        - Путешествовала, милорд? Куда?
        - Куда-нибудь. - Он раздраженно махнул рукой. - В Дублин? Лондон?
        - Нет.
        Просто «нет». Без всяких объяснений вроде: «Нет, но хотела бы» или «Нет, чтоб ты пропал». Одно слово. Как он должен вести беседу с такой женщиной? Как ему побольше узнать о ней?
        - Расскажи мне о своих родителях. - Кайрен задал вопрос по-другому, чтобы она не смогла ответить на него одним словом.
        - Они умерли.
        Ее шепот сбивал его с толку, краткость доводила почти до сумасшествия.
        - Да, Фиона. Это мне известно. Я спрашиваю, что они были за люди.
        Вот так. Сейчас она, без сомнения, должна употребить для ответа хотя бы несколько слов. Другого выхода нет.
        - Заботливые.
        Проклятие, ей опять удалось! Кайрен тяжело вздохнул.
        - Заботливые? Они сажали тебя на колени? Твой отец покупал тебе ленты для волос? Они любили тебя?
        - Да.
        Фиона отвечала на все его вопросы, но одним словом. При этом она даже не смотрела на него! Если женщина не может встретиться с ним взглядом, когда они разговаривают, Кайрен представил себе, что будет, если он попытается разделить с ней брачное ложе.
        Правда, он никогда не хотел женщину, которая слишком много болтает, но женщину вроде этой нельзя целовать столько и как ему нравится.
        Кайрен снова нахмурился.
        Он знал, что останется здесь до следующего года, то есть достаточное время, чтобы жениться и обзавестись ребенком. Но он не мог себе представить, как будет ежедневно сидеть рядом с Фионой за столом, каждую ночь лежать рядом с ней, не слыша ни слова, не встречая ее взгляд. Такие муки выносить целый год?
        Хотя это делает Фиону послушной. Маловероятно, что она начнет спорить с ним по поводу Лэнгмора или по поводу мятежников... вообще по поводу чего-либо.
        Почему-то мысль о слишком покорной жене показалась скучной.
        - Фиона, ты меня извинишь? Я должен ненадолго встретиться с моим оруженосцем.
        На миг ее лицо просветлело от облегчения. Тут же встав со скамьи, она попятилась к выходу.
        - Конечно, милорд. Я уверена, вы заняты. - И Фиона быстро исчезла.
        Черт побери, эта женщина за все утро рассказала совсем немного. Кайрен подумал, что ему следовало бы радоваться, но он чувствовал злость.
        Теперь выбор невесты сводился к двум оставшимся сестрам: многообещающей девочке, почти ребенку... и ехидной девушке с поцелуями как огонь.
        Глава 4
        Еще одно утро, еще одна сестра О'Ши.
        Кайрен тяжело вздохнул, когда в главный зал вошла Бригид. Она явилась сюда после воскресной обедни, посвященной началу масленицы.
        Девушка была в ярко-зеленом платье с высоким лифом и пышными рукавами. Светлые волосы падали ей на плечи, макушку украшал декоративный золотой убор по размеру больше, чем ее голова.
        Бригид оделась с особой тщательностью, и пораженный граф не сомневался, что она выбрала лучший, самый новый из своих нарядов. К сожалению, она выглядела в нем еще моложе, как маленькая девочка, стащившая платье у матери.
        Скрыв гримасу разочарования, он напомнил себе, что проводит этот день с Бригид, чтобы добиться цели. Если она та невеста, которая требуется, - сговорчивая, терпимая, способная быть ему здесь помощницей, - он решит жениться на ней.
        В конце концов, из четырех сестер она самая дружелюбная... во всяком случае, не принесет в их спальню нож.
        Естественно, Кайрен не мог отрицать, что мысль о невесте-ребенке ему не по душе, но он знал, что должен проявлять осторожность. После того как он исключил из списка потенциальных невест Джейн и Фиону, выбора у него почти нет. А ведь нужно выполнить свой долг перед Гилфордом. Он слишком многим обязан графу и не позволит, чтобы из-за интриг короля Генриха этот человек потерял Хартвич-Холл. Когда он был увезен матерью из Ирландии, а затем брошен на произвол судьбы, старик принял его в свой дом и воспитал.
        Кайрен прогнал мысли о прошлом, сосредоточив внимание на Бригид.
        - С добрым вас утром, милорд. - Она сделала реверанс.
        - Доброе утро, Бригид. Не желаешь сесть и позавтракать?
        - Спасибо, милорд.
        Девушка наклонила голову и села на скамью рядом с графом, позволив ему лучше разглядеть ее. Кайрен уперся глазами в глубокий вырез ее лифа. Краска залила лицо Бригид.
        Испытывая неловкость, граф сосредоточил внимание на кубке с теплым сидром. Бригид сделала то же самое. Он молча потягивал забродившую жидкость, поскольку не знал, с чего начать.
        - Какую вы хотите себе жену, милорд? Чтобы она доставляла вам удовольствие, когда вы будете каждую ночь скакать на ней верхом?
        Кайрен, пораженный вопросом, чуть не выплюнул сидр. Да, такая женщина всегда приятна, но откуда это известно наивной девочке?
        - Что?
        Она едва заметно пожала костлявыми плечиками.
        - Флинн говорит, что все мужчины хотят такую невесту.
        Большинство - да. Хоть Кайрен и знал много замужних женщин одного возраста с Бригид, его они никогда не интересовали. Однако сейчас он смотрел на подобный брак и с другой точки зрения: если женщина имеет неразвитую грудь, которая не радует мужской взгляд, она не способна выкормить ею младенца.
        Конечно, ирландец - самодовольный хлыщ, но какая дурацкая блажь заставила Флинна говорить подобные вещи своей юной сестре?
        - Это не все, что мужчина ищет в женщине, - ответил Кайрен и умолк.
        Разве он когда-нибудь хотел чего-то иного?
        - Да, я слышала. Флинн еще сказал, что мужчина хочет женщину, которая умеет хорошо целовать. А как, я вас спрашиваю, мне научиться? Каждого мужчину, смотрящего на меня, Флинн пугает до смерти!
        Граф в этом не сомневался.
        - Теперь это не важно, девочка. Через несколько лет...
        - Но как только я научусь, могу быть хорошей женой. - Бригид закусила губу, и, не успел Кайрен ответить, лицо у нее вдруг просветлело. - Ну конечно! Вы можете научить меня. Даже если вы больше англичанин, чем ирландец, вы очень красивый. - Девочка опять покраснела. - И раз мы скоро поженимся...
        - Я еще не принял решение, Бригид. Возможно, мы не поженимся.
        При мыслях о поцелуях с девочкой, а тем более о любовных утехах в постели Кайрен вздрогнул. Почему? Ведь он не испытывал никаких угрызений совести по поводу ее сестры.
        Правда, Мэв старше. Но Бригид просто милая, непосредственная и совсем не похожа на сводящую его с ума Мэв. Он догадывался, что девочка любит посмеяться, а это всегда нравилось ему в женщинах. И все-таки она еще почти ребенок.
        - В апреле мне исполнится уже тринадцать. Если не сейчас, то когда?
        Тринадцать? Как он и думал, Бригид слишком молода.
        - Ждать не так долго. Года два или три.
        Девочка открыла рот и с возмущением уставилась на него.
        - Два или три года! Я к тому времени буду старой девой. - Кайрен засмеялся, и она пнула его под столом ногой. - Нечего хихикать надо мной! Это очень нехорошо, вы, осел!
        Кайрен нагнулся, чтобы потереть место ушиба. Несомненно, храбрая девочка.
        - Вы улыбаетесь! - пожаловалась она. - А я ведь только прошу у вас поцелуй, который потом вы будете требовать от меня. И что? Меня же за это высмеивают.
        - Сир? Я... я хотел сказать, милорд? - Неуверенный голос Кольма избавил графа от необходимости отвечать Бригид.
        Кайрен повернулся. Юноша стоял в дверях главного зала. Его заинтересованный взгляд наткнулся на девочку. Граф улыбнулся. Его оруженосец и юная Бригид?
        - Слушаю тебя, Кольм. Входи, садись.
        Тот подошел к столу, осторожно сел на скамью по левую руку хозяина и снова тайком посмотрел на Бригид. Повернувшись к девочке, которая сидела справа от него, граф заметил, что младшая из сестер О'Ши еще больше зарделась.
        Кольму и самому-то всего пятнадцать. У парня доброе сердце, он слишком мягкий, чтобы готовить его к военной службе. Кайрен любил юношу. Возможно, они...
        - Милорд, прибыли остатки армии прежнего графа. Они во дворе и ждут вас.
        - Благодарю. Я скоро выйду. Ты знаком с этой белокурой девушкой?
        - Н-нет, милорд.
        Парень выглядел так, словно готов был провалиться сквозь землю от смущения. Кайрен снова улыбнулся.
        - Эту прелестную девушку зовут Бригид О'Ши. - Он посмотрел на девочку и закончил представление: - А это Кольм Колинфорд. Мой оруженосец.
        На несколько секунд воцарилось молчание, потом Кольм наконец сказал:
        - Приветствую вас, госпожа.
        - И я вас, добрый сэр. - Лицо Бригид стало пунцовым. Снова молчание. Оба украдкой обменялись взглядами.
        Судя по нерешительности Кольма, граф понял, что у него мало опыта в общении с женщинами, и вздохнул. Ему не следовало упускать из виду столь важную часть образования мальчика.
        А ведь Кольм и Бригид, возможно, очень подходят друг другу.
        Кайрен весело ухмыльнулся и встал со скамьи. Молодые люди вопросительно посмотрели на него, и граф дружески хлопнул своего оруженосца по плечу.
        - Бригид ищет мужчину, чтобы он ее поцеловал. Может, ты сумеешь научить девушку целоваться, пока я буду занят с прибывшими людьми.
        Улыбаясь, он направился к выходу и покинул главный зал, а парочка потрясенно смотрела ему вслед.
        Когда граф спускался с лестницы, он увидел Мэв. Она шла наверх. В одной руке девушка держала тонкую свечу, в другой книгу, на ее носу были деревянные очки, губы слегка шевелились при чтении. Она явно не замечала его.
        Наблюдая за ней, Кайрен подумал, что она выглядит ученой... чего он никогда не любил в женщинах. Это пахнет глубиной мысли и отвращением к действию. Конечно, Мэв умеет замечательно целоваться, но он не мог представить ее играющей под дождем или наслаждающейся хорошей охотой. Ее место в доме, с книгой перед глазами и, возможно, с собакой у ног.
        Кайрена пробрала дрожь, когда он вообразил себе такую... оседлую жизнь.
        - Доброе утро, - сказал он за миг до того, как они должны были столкнуться.
        Мэв оторвала взгляд от страницы и, увидев графа, нахмурилась.
        - Доброе утро. Я думала, вы проводите этот день с Бригид.
        - Да.
        Она молчала, ожидая продолжения. Кайрен улыбнулся. Пусть себе ждет. Досада, отразившаяся на ее красивом лице, только придала ему живости.
        - И где она сейчас?
        - В главном зале наверху.
        - Она завтракает? - спросила Мэв, закрывая книгу.
        - Целуется с моим оруженосцем, я полагаю. Кайрен не собирался злить ее, однако не мог сдержать усмешку, когда увидел, какой яростью сверкнули золотистые глаза Мэв.
        - Целуется? - Она вспыхнула.
        Граф не знал отчего, но ему хотелось, чтобы причиной, вызвавшей этот восхитительный румянец, были ее воспоминания об их поцелуях, а не гнев. В конце концов, разве не из-за них он провел бессонную ночь? Может, ему лучше выбрать в жены Мэв, хотя он еще не говорил об этом с ней?
        - Бригид не нужно, чтобы ее кто-то целовал, - возразила она. - Тем более какой-то английский дурак вроде оруженосца. Вероятно, он поиграет с ней и... и оставит ее с ребенком...
        Кайрен разразился смехом.
        - Вряд ли Кольм знает, как играть с собой, не говоря уж о женщине.
        Подмигнув ей, граф с довольным видом прошел мимо. Мэв так и не нашлась, что ответить.
        Кайрен поработал с людьми прежнего графа всего пятнадцать минут и решил, что это лишь жалкая кучка неучей.
        Стоя на покрытой травой равнине перед Лэнгмором, он еще раз оглядел «армию». Из двух дюжин постоянных наемников четверо выглядели так, будто проводили свои дни за пьянством с рассвета до заката, еще троих, казалось, вот-вот собьет с ног порыв холодного ветра. Несколько человек с седыми волосами находились значительно ближе к могиле, чем к колыбели. Целая дюжина не умела владеть палашом, топором или булавой. Кто, во имя ада, их тренировал? Остальные были ирландцами, кернами, то есть легковооруженными ирландскими пехотинцами, но служившими за деньги, о чем свидетельствовало их дерзкое поведение.
        Да, потребуется не один месяц, чтобы превратить эту кучку сброда в настоящих воинов. С отвращением вздохнув, Кайрен отвернулся.
        У него на это нет времени. Его цель - взять жену, сделать ей ребенка и уехать отсюда. Однако с выбором жены дело обстоит совсем плохо. Джейн слишком поглощена своим горем, Фиона замкнулась в каком-то испуганном молчании, Бригид веселая... зато ужасно юная.
        Проклятие! Он не хочет никакой жены, но должен помочь Гилфорду.
        Значит, остается только Мэв.
        Кайрен почувствовал себя в ловушке, будто стены Лэнгмора сомкнулись вокруг него, лишая воздуха и света, и вздрогнул.
        Сдержав ругательство, он повернулся к одному из своих капитанов, прибывших в Ирландию вместе с Кольмом, и приказал продолжить обучение скверных защитников Лэнгмора.
        Кайрен должен побыть на воле!
        Через несколько минут он направил своего Ланселота на восток: к морю, к Англии, куда угодно, лишь бы это принесло ему свободу.
        Подъехав к реке Слейни, граф немного задержался, чтобы попить холодной воды, которая журчала по камням, покрытым мхом, и снова двинулся в путь.
        Местность стала гористой, солнце быстро садилось. Узкие горные долины и многочисленные болота пламенели багряными цветами дремлющего вереска. Повсюду была видна зелень, пробудившаяся к жизни с приходом весны и покрывшая холмистую землю.
        Эта земля выглядела очень знакомой. Казалось, он проезжал по местам, которые не видел с тех пор, как ему исполнилось восемь лет.
        В сумерках Кайрен спешился у озера и двинулся по кромке воды к склону холма. Неожиданно перед ним появился водопад, очень похожий на тот, возле которого он любил играть в детстве, и его вдруг охватило непонятное чувство. Он почему-то был уверен, что за следующим холмом лежат руины Бэлкорти.
        Нет. Он не увидит дом своего отрочества. И не должен видеть.
        Кайрен опять сел на Ланселота, решив вернуться в Лэнгмор. Но неожиданно для самого себя направил жеребца вперед, к подножию следующего холма.
        За несколько секунд до того, как солнце окончательно зашло, граф успел оглядеть пастбище внизу. Руины Бэлкорти лежали в величественном запустении.
        Камни замка почернели от огня. Крепостные стены почти сровнялись с землей. Кайрен мог бы держать пари, что жители соседних городов тайком растащили блоки когда-то внушительной главной башни, чтобы построить собственные, более надежные дома.
        Бэлкорти уже не был столь важным и шумным замком. Ужасного памятника ненависти, которой муж и жена долго мучили друг друга, больше не существовало.
        Это стало еще одной причиной, чтобы вернуться в Лэнгмор и исполнить свой долг. Чем скорее он выберет себе проклятую невесту, тем скорее покинет Ирландию и станет более счастливым человеком.
        За ужином Кайрен сидел в середине помоста между двумя сестрами О'Ши: по левую руку была подавленная Джейн, справа Мэв, демонстративно игнорирующая его присутствие. Да, это будет долгий вечер.
        Пока слуги разносили еду, граф посмотрел на Фиону, которая расположилась за ближним от него столом. Флинн устроился рядом с сестрой, он выглядел сильно помятым и недовольным. Без сомнения, ирландец принимал участие в недавнем мятеже, хотя своей цели не достиг, в частности, не освободил бунтаря Квейда О'Тула, жениха Мэв. Но это не имело значения, ибо Кайрен все равно собирался наказать брата О'Ши. И очень скоро.
        Он перевел взгляд с Флинна на юную пару - Бригид и Кольма. Они сидели чуть дальше и робко улыбались друг другу. Возможно, его оруженосец научил-таки Бригид целоваться.
        Ужин проходил в молчании. Кайрен чувствовал присутствие Мэв, ощущал едва уловимый запах дождя, исходивший от нее. Она смотрела на доску для нарезания мяса и почти ничего не ела. Лишь когда он отрезал кусок баранины, приправленной чесноком, их руки соприкоснулись. Мэв напряглась.
        Граф отправил мясо в рот, а девушка пригубила из кубка хмельной напиток. После глотка сидра ее губы влажно заблестели, и она провела по ним языком. Соблазнительно. Маняще.
        Кайрен знал, что неприлично так пялиться на девушку, тем более что Мэв это почувствовала. Она взглянула на него и застыла. Ее сердце бешено застучало. Кайрена охватило возбуждение, тут же отозвавшееся в паху.
        Даже после того как Мэв отвела взгляд, он представлял ее себе такой же: язык, облизывающий губы, золотистые глаза, в которых были одновременно настороженность и ожидание.
        Кайрен никогда не отказывался от своих желаний, поэтому не мог отрицать, что Мэв возглавляет список его вожделений на данный момент. Он хотел снова целовать ее, держать в своих объятиях, чувствовать ее жар и слышать жалобный стон. Хотел разделить с ней удовольствие в спальне.
        Почему, Кайрен не знал. Слишком часто он заставал се с книгой и этими проклятыми очками на носу. Время от времени она гуляла по саду, однако никогда не выходила из дома ради забавы. Вообще никогда, как он мог заметить, она не делала ничего ради удовольствия.
        Почему же он хотел такую женщину?
        Глядя на ее рыже-золотистые волосы, решительный подбородок, грациозный изгиб шеи и грудь, которую он не сможет забыть, проживи хоть до ста лет, Кайрен осознавал, что любой мужчина не смог бы отказаться от нее...
        - Вижу, ты обосновался в Лэнгморе так, будто всю жизнь владел им, жалкий англичанин. Но я не позволю тебе устроиться здесь со всеми удобствами.
        - Ты вздумал угрожать мне? - Кайрен перевел взгляд с Мэв на ее брата.
        - Было бы неразумно недооценивать храбрость ирландца, - пожал плечами Флинн.
        - Задай ему, Флинн! - крикнула Джейн, но граф не обратил на нее внимания.
        - Было бы неразумно недооценивать искусство хорошо обученного воина. Или ты уже все забыл?
        - Забыл? Трудно забыть ублюдка, который нападает на другого человека, когда тот повернулся к нему спиной. Но такая у англичан манера драться.
        - Довольно странно, Флинн, потому что я видел твои расширенные от страха глаза, когда ударил тебя первый раз.
        Бригид громко вздохнула, Кольм хихикнул, а Фиона настороженно прислушивалась к их спору.
        И без того красное лицо ирландца пошло багровыми пятнами. Кайрен улыбнулся.
        - Если ты думаешь, что я ошибаюсь, - продолжал он, - я могу снова убедить тебя во дворе, и тогда мы покончим со всеми сомнениями раз и навсегда.
        Мэв больно толкнула его локтем в бок.
        - У нас тут мирная трапеза.
        - Правда? И мы сейчас едим? - с деланным смущением поинтересовался Кайрен.
        Она снова рассердилась, ее лицо ожило. Ему нравилось видеть Мэв такой.
        - Просто запомни, - рявкнул Флинн, - что ирландец никогда не сдается. Мы никогда не позволяем мелочам вроде крови стать у нас на пути.
        Граф предположил, что Флинн имеет в виду его кровь. При других обстоятельствах он бы засмеялся. Один Флинн для него совершенно не опасен, но если вдруг его сторону примет замковая стража... Разумеется, он был не прочь проверить их стойкость в драке с «армией», оставленной прежним, ныне покойным графом, однако боялся, что добрая половина наемников перебежит к врагу. Он должен соблюдать осторожность.
        - Пусть у врагов Ирландии никогда не будет друзей! - произнесла Джейн старое ирландское проклятие.
        Не успел Кайрен ответить, как Мэв встала и посмотрела на Флинна.
        - Мир с кровопролитием - совсем не мир, - сказала она.
        Граф ждал от ирландца резкого ответа или по крайней мере замечания, что это не женское дело, но Флинн выглядел... огорченным.
        - Свобода не может быть завоевана без кровопролития, Мэв, - возразил он.
        - Но лучше все же попытаться. - И она села.
        К удивлению Кайрена, ирландец до конца ужина не произнес больше ни слова. Да, он продолжал смотреть в сторону графа с таким выражением, словно, будь его воля, насадил бы английского захватчика на вертел и поджарил на медленном огне к празднику свободы. Но рот держал закрытым.
        И это из-за двух высказываний сестры! Кайрен знал, что сам бы не мог совершить такой подвиг. Конечно, он был не согласен с Мэв. Всякий мятеж требует кровопролития, и она просто хотела удержать Флинна от необдуманных действий.
        Своей логикой она смогла заставить брата-мятежника замолчать. Кажется, Мэв имеет власть над этой необычной семьей. Успокаивая боязливую Фиону или умиротворяя воинственного Флинна, она точно знала, что сказать каждому из них.
        Посмотрев на вторую сестру О'Ши, граф заметил, что та пристально наблюдает за Бригид и Кольмом, которые украдкой держались под столом за руки.
        Видимо, решив, что в их взаимной и многообещающей симпатии виноват именно граф, Мэв посмотрела на Кайрена.
        Почему-то, несмотря на всю ее ученость, Мэв интересовала его. Как она будет выглядеть, если засмеется? Или когда ее охватит страсть?
        Кайрен знал один простой способ это выяснить.
        Появившиеся служанки начали убирать со столов остатки еды, заботливо сохраняя доски для раздающих милостыню, которые должны будут передать их бедным людям. На середину главного зала вышли трубадур и музыкант с лютней, чтобы всю ночь развлекать господ, но Кайрен жестом остановил их.
        Мэв с недоумением посмотрела на него.
        Граф встал и улыбнулся. К его удовлетворению, взгляды сидевших в зале были прикованы к нему. Даже Кольм и Бригид, до сих пор занятые лишь друг другом, подняли глаза.
        - Флинн, леди, - начал он. - Я выбрал себе невесту и рад сообщить об этом всем вам.
        Фиона и Джейн обменялись взглядами. Мэв нахмурилась. Без сомнения, она знала, что он не провел целый день с каждой из ее сестер и не посвятил время ей.
        - Я не позволю, чтобы ты сделал одну из моих сестер английской шлюхой, - предупредил Флинн.
        - Женой! - рявкнул Кайрен. - Нас обвенчает священник. В нашем союзе не будет ничего постыдного или незаконного.
        - Но ведь ты берешь ее для своей постели, разве не так? Мысль об этом вызвала у Кайрена улыбку.
        - Естественно.
        - Нет! - в ужасе крикнула Джейн. - Я не допущу, чтобы ты прикоснулся ко мне.
        - А я и не собираюсь, леди, поскольку не намерен жениться на тебе, - нахмурился граф.
        После этих слов Бригид встала из-за стола, поднялась по ступенькам на помост, остановилась рядом с ним и сделала ему знак нагнуться. Граф наклонился, чтобы девочка могла прошептать ему на ухо:
        - Я знаю, что вы решили выбрать меня. Я просила вас научить меня целоваться, но это сделал Кольм, вы сами видите. Хотя вы красивый мужчина, я...
        - Иди на свое место. - Он похлопал девочку по плечу, сдерживая смех.
        Бригид выполнила его приказание и села поближе к оруженосцу. Когда граф выпрямлялся, то поймал на себе испуганный взгляд Фионы, но решил больше не отвлекаться.
        - Мы должны подготовить бракосочетание и празднество.
        - Сейчас нельзя, - ответила Фиона. - Мы не можем устраивать такое событие, пока не наступила Пасха...
        - Можем, - прервал ее Кайрен. - Завтра вторник масленицы.
        - Вы намерены жениться завтра? - испуганно выдохнула Фиона и быстро прикрыла ладонью рот, словно хотела унять рвущиеся наружу протесты. Ее полный ужаса взгляд доказывал, что возражений у нее великое множество.
        - Да, завтра. А потом мы будем праздновать! - Он повернулся к рыжеволосой чертовке, сидевшей рядом. Глаза Мэв стали расширяться от его пристального внимания. - Мы будем праздновать нашу с тобой свадьбу, Мэв.
        Глава 5
        Она стояла на ступенях часовни и смотрела на графа Килдэра. Почему он выбрал в жены именно ее? Он не провел с ней день, как с остальными ее сестрами, и ей не представилась возможность доказать, что она создана не для пришлого англичанина. Будь он проклят. И почему Килдэр решил, что она собирается праздновать событие, которое против всех ирландских обычаев навсегда свяжет ее неугодным браком? Тупоголовый болван! Только высокомерие и самонадеянность позволяют Килдэру думать, что она будет веселиться в такой день. Ладно, скоро он поймет, что заблуждался.
        Слушая вполуха отца Шона, проводившего церемонию бракосочетания, Мэв подумала, что, если бы Флинну удалось освободить Квейда, возможно, в этот день она бы стояла у алтаря с милым ее сердцу другом. Но Кайрен Бродерик своими изречениями и грешной улыбкой разрушил все ее жизненные планы.
        Да, такой поворот событий принес беду! Если Килдэр и в постели ублажает женщину с тем же искусством, с каким умеет целоваться, он завладеет ею окончательно. Ведь одно прикосновение его губ заставило ее утонуть в сладостных ощущениях, а если она даст ему больше... нет, все... саму себя... это будет ужасно.
        Разумеется, она не собиралась давать ему нечто большее, чем остроту своего языка. Она бы, возможно, когда-нибудь простила его, что он целовал ее без позволения. Но Килдэр заявил о намерении жениться, даже не попросив у нее руки. Это непростительно! Мэв не сомневалась, что из всех сидящих в главном зале самое большое потрясение вчера испытала она.
        Теперь Килдэр наверняка полагает, будто она добровольно придет в его спальню. Как бы не так!
        Подняв глаза, Мэв рискнула взглянуть на своего жениха. Небо было ясным, и косые лучи утреннего солнца, падавшие на то место, где они стояли, подчеркивали четкий профиль Килдэра.
        Граф выглядел абсолютно здоровым, пропади он пропадом, и, следовательно, она не могла питать надежд на его скорую кончину.
        Ей придется жить с ним, скрывая свою роль в восстании и впредь сея мятеж среди ирландцев.
        Трудная задача, но она должна ее выполнить.
        Внезапно наступила тишина. Мэв почувствовала, что все смотрят на нее и теперь уже ее супруга. Но прежде чем она успела что-либо понять, Килдэр наклонился и поцеловал ее в губы. Все произошло настолько быстро, а поцелуй был так нежен, что девушка просто опешила. Брачная церемония требовала от него такого поцелуя. Но... даже это мимолетное прикосновение заставило ее сердце биться в ускоренном ритме.
        Через секунду Килдэр поднял голову, и Мэв увидела его взгляд. Хоть она и старалась не выказать своих чувств, учащенное дыхание и трепет ресниц сделали эту попытку тщетной. Господи, этот поцелуй был только данью традиции, отчего же ей казалось, что он поцеловал ее со страстью?
        Словно прочитав ее мысли, Килдэр озорно приподнял брови, чем привел свою невесту в полное замешательство. Ибо блеск в его глазах обещал более основательные поцелуи... но позже.
        Но он не улыбался. И это было совсем не похоже на него.
        Мэв отметила: почему-то ей недоставало насмешливой улыбки графа.
        Когда Кайрен взял ее под руку, она смотрела куда угодно, только не на него. Зато чувствовала тепло его ладони. Непорочная Дева Мария, почему ты не поможешь выбросить этого человека из головы?!
        Над ними простиралось безоблачное небо, светило яркое солнце, везде распустилась зелень. Стаи птиц славили их союз пением, даже цветы, казалось, пахли еще сильнее, и легкий ветерок разносил в воздухе их аромат. Такой прекрасный день портило лишь то, что она взяла в мужья врага.
        Флинн выражал свое неудовольствие более открыто, хотя она надеялась, что он все-таки не доставит неприятностей или, того хуже, не прольет этой ночью кровь ее новоиспеченного супруга. Однако Мэв делало несчастной другое обстоятельство.
        Сегодня она узнает своего жениха, и знакомство будет слишком близким.
        Через секунду Килдэр ввел ее в часовню.
        Во время службы Мэв никак не могла сосредоточиться на словах отца Шона о верности, ее мысли занимал Килдэр, стоявший позади.
        Спустя час он вывел ее из часовни, все так же держа под руку, а когда бросил на нее определенно греховный взгляд, Мэв чуть не потеряла самообладание.
        - Прекратите смотреть на меня с такой жадной улыбкой, - прошипела она.
        В ответ граф одарил ее дразнящим взглядом.
        - Ты находишь мою улыбку жадной? Погоди немного. То ли еще будет, - подмигнул он.
        Мэв чувствовала, что ее терпению приходит конец, и уже не могла справляться с раздражением, когда они вошли в главный зал Лэнгмора, где их ждали накрытые для празднества столы. Поросята, зажаренные на вертеле, соседствовали с гусями и тремя видами рыб. В воздухе стояли запахи розмарина и дрожжей, эля и вина, призванных веселить гостей.
        Один из сельских жителей провозгласил тост в честь Мэв:
        - Пусть Господь будет с тобой и благословит тебя, пусть ты увидишь детей своих детей, пусть ты будешь бедна в злоключениях и богата в радостях. Пусть ты не узнаешь ничего, кроме счастья, с этого дня и впредь.
        Замечательные пожелания, но едва ли выполнимые!
        Мэв вздохнула, отказываясь принимать участие в этом фарсе. Обитатели замка и ее жених наверняка потешаются над ней. Она выполнила свой долг, сделала то, что должна была сделать.
        Вслед за молодоженами в замок вошли члены ее семьи, которые приехали в Лэнгмор из соседней деревни. Судя по их лицам, никто из прибывших не выказывал готовности веселиться.
        Мэв направилась к помосту, велев служанке принести ей немного подогретого вина. Та вернулась с напитком и с большим кубком эля для се жениха. Проглотив теплую жидкость, Мэв попросила повторить. Она не могла вспомнить, когда в последний раз так нервничала.
        Впрочем, она никогда не думала выходить замуж за человека, который, вероятно, должен лишить ее свободы, убить брата, отнять у нее дом, а ее сестер выдать замуж по своему усмотрению.
        С такими мыслями Мэв прокладывала себе дорогу сквозь небольшую толпу. Служанки начали разносить еду. Девушка чувствовала взгляды гостей, а особенно обжигающий взгляд Килдэра.
        Тем не менее она покинула главный зал и отправилась в свою комнату. Да, люди наверняка изумлены ее поступком, но сейчас Мэв было просто необходимо побыть одной.
        Вчера она была настолько ошарашена неожиданным объявлением Килдэра, что просто сидела, открыв рот от изумления. А потом всю ночь провела без сна в неизвестности и ожидании.
        Теперь самое время обдумать положение и решить, как лучше вести себя, чтобы избежать домогательств со стороны мужа.
        Мэв открыла ставни узкого окна, взяла недопитый кубок и, глядя на солнечный закат, погрузилась в размышления.
        Килдэр любит вызов, она поняла это после их первого поцелуя. Значит, при сложившихся обстоятельствах она ни в коем случае не должна выглядеть женщиной, которую требуется покорять. Ведь он тут же примет вызов и использует свое очарование, чтобы одержать над ней верх. Мэв нужен от него только мир. Надежда обрести мир для свободной Ирландии - это единственная причина, которая заставила ее выйти замуж за графа Килдэра.
        Девушка допила оставшееся вино, и теплая жидкость приятно согрела желудок. Как ей поступить? Явиться перед Килдэром, не имея на себе ничего, кроме собственной кожи, и умолять, чтобы он взял ее в свою постель? Совершенно нелепая идея.
        Расстроенно вздохнув, она посмотрела на расстилающийся за окном пейзаж. Возможно, ей удастся прогнать его с этой земли. С помощью дурно приготовленной еды, неубранного жилища, одежды, разорванной при стирке, грызунов, забравшихся к нему в кровать... Мэв признавала, что ее план слаб, но надеялась, что такие неудобства в конце концов надоедят супругу, и он покинет Лэнгмор.
        Даже если Килдэр поселится в Дублине и станет лишь изредка приезжать сюда, этого будет достаточно, чтобы поддерживать восстание, сохранить в тайне ее роль писца и курьера... помешать ему и Флинну драться, пока один из них не умрет.
        - Только не вздумай прыгать из окна, - услышала она за спиной голос Кайрена. - Уверяю тебя, я как муж не буду этим огорчен.
        Застигнутая врасплох, Мэв круто повернулась и только через секунду осознала, что Килдэр имеет в виду: он полагал, будто она бросится вниз на середину замкового двора и покончит со своей жизнью, чтобы не достаться ему.
        - У вас слишком преувеличенное мнение о себе, - ответила Мэв.
        Девушке хотелось пойти еще дальше и объяснить, что он всегда был сверх меры самонадеянным - целуя ее оба раза и женившись на ней без ее согласия. Впрочем, это лишь укрепит его желание овладеть ею.
        - Возможно, я просто заметил твое неудовольствие, жена.
        Мэв вздрогнула, услышав эти слова из уст такого самодовольного и высокомерного человека. Почему она не могла выйти замуж за стойкого, непоколебимого Квейда? Мэв стиснула зубы.
        - Ни о чем таком я не думала. Мне хотелось немного подышать воздухом до того, как празднество начнется по-настоящему. - Она отошла от окна и проскользнула мимо скромной кровати к двери. - А поскольку я уже добилась, чего хотела, мы должны...
        Килдэр властно схватил ее за руку и прижал к себе. Сердце замерло от его близости. Мэв ощущала своим телом каждый дюйм его твердой груди и живота. Килдэр обнял ее за талию, привлекая все ближе. Его сине-зеленые глаза сверкнули, обещая удовольствие, которого она страшилась.
        Мэв судорожно вздохнула.
        - Нам надо вернуться на празднество, милорд. Будет очень невежливо, если мы заставим гостей ждать.
        - Я приказал им начинать без нас.
        Что за повелительное высокомерие! Значит, он может подняться по лестнице, просто войти в комнату и овладеть ею. Именно так подумают все и каждый. Да, церковный обряд и их клятвы дали ему это право, но только негодяй принудит свою жену лечь с ним в постель. Тем более что они еще даже не преломили вместе хлеб.
        - И все же грубость остается грубостью, милорд.
        - Кайрен, - поправил он. - Это мое имя, Мэв. И я хочу, чтобы ты его употребляла.
        Как бы не так! Она скорее умрет.
        - Вряд ли будет разумно, если наши гости столь быстро убедятся, что мы с вами не можем закончить трапезу без раздора. Лучше нам появиться внизу в полном согласии.
        Пару секунд он задумчиво смотрел на жену, потом его лицо осветила хорошо ей знакомая улыбка.
        - Почему они должны решить, что мы с тобой деремся? - лукаво спросил он. - Это совсем не то, чем занимается большинство молодых супругов в ночь после свадьбы. Несколько часов, проведенных здесь наедине, станут лучшим залогом нашего союза и мира, чем жадное поглощение отличных блюд с твоими родственниками.
        Прикусив нижнюю губу, Мэв осознала, что Килдэр прав и она может добиться своей цели. Каждый внизу именно так и решит, если она на несколько часов останется тут. Все О'Ши давно знают, что она обещана Квейду, и едва ли примут ее добровольное уединение с мужем за простое желание поразвлечься.
        Следовательно, не стоит возражать Килдэру. Однако необходимость остаться наедине с этим человеком и его озорной, в высшей степени соблазнительной улыбкой очень беспокоила девушку. Быть прижатой к его широкой груди, когда его руки сомкнуты у нее за спиной, а глаза исследуют ее с таким пылом, что...
        - Хорошо, как вам угодно. Только, пожалуйста, не могу ли я попросить, чтобы вы меня отпустили?
        Граф сдвинул брови, словно ему не понравился ее вежливый тон.
        - Попросить ты можешь.
        Она прикусила язык, пытаясь удержаться от резкого замечания.
        - И каким будет ваш ответ?
        - Без слов, моя прекрасная Мэв.
        Она еще не успела сообразить, что Килдэр имеет в виду, как он выпустил ее талию, а его губы прижались к се рту. От внезапного желания у нее захватило дух, и Мэв ответила ему быстрее и пламеннее, чем прежде. Когда его поцелуй стал более требовательным, она приоткрыла рот, чтобы его язык проник внутрь и начал свою восхитительную ласку. В это мгновение для нее перестало существовать все на свете... кроме его близости, их тел, прижимающихся друг к другу, и томительных ощущений, от которых закружилась голова.
        Она чувствовала свое прерывистое дыхание, больше похожее на всхлипы, когда он начал легкими поцелуями двигаться к ее уху.
        - Так я буду разговаривать с тобой всю ночь. - Жаркий шепот обжег ее кожу, зубы прикусили мочку, вызвав у нее дрожь. - Всю ночь, до самого утра.
        Затем он принялся ласкать изгиб между шеей и плечом. Груди у Мэв напряглись, затвердели, и она бессознательно прижалась к супругу.
        Вне всякого сомнения, Килдэр умеет обольщать. И наверняка это результат многолетнего опыта. Ей не устоять перед его искусством и обаянием, поэтому лучше закончить эту игру. Если она и дальше позволит графу прикасаться к себе, она погибла.
        Почему Килдэр оказывает на нее подобное действие, Мэв не знала. Ведь она не любит его. Господи, он ей даже не нравится. Зато целует как сам дьявол!
        Мэв отступила и лишь теперь поняла, что Килдэр стоит с опущенными руками. Он не держал ее. Только поцелуи удерживали Мэв в его объятиях и соединяли их разгоряченные тела.
        Этого было достаточно, чтобы сердце у нее бешено забилось, в желудке образовалась пустота, груди напряглись, а ее женское место... Она не хотела признавать такую реакцию на его ласки, это было слишком опасно, а потому сделала еще шаг назад. Килдэр молча смотрел на девушку: в его взгляде были понимание и лукавство. Он соизволил дать ей передышку, но явно полагал, что она не сможет долго противостоять его обольщению.
        Мэв умоляла Господа, чтобы Килдэр не был так настойчив. Желая умерить его пыл, она сказала:
        - У нас будет не совсем обычный брак, милорд.
        - Кайрен, - машинально поправил он. - В каком смысле необычный, дорогая Мэв? Кажется, до сих пор он был вполне нормальным.
        - Во-первых, я намерена помочь вам сохранить мир здесь, в Лэнгморе и в Пейле, - ответила Мэв, надеясь, что голос у нее не дрогнул.
        Он кивнул, его лицо сделалось серьезным.
        - Потому я и остановил свой выбор на тебе. Обитатели Лэнгмора тебя слушают. Они тебя уважают.
        - Значит, у нас с вами общая цель, - с облегчением сказала она. - Но я хочу, чтобы вы поняли - нам не следует делать наш брак обычным в полном смысле этого слова.
        Килдэр сразу все понял и взглянул на нее с таким выражением, будто она тронулась умом.
        - Почему ты думаешь, что я позволю тебе отказаться от супружеских обязанностей?
        - У вас нет ко мне никаких чувств, я знаю.
        - О, чувства у меня есть. - Он ухмыльнулся, как большой кот.
        - И я люблю другого. Улыбка моментально исчезла.
        - Квейда.
        Не вопрос, утверждение. Мэв ответила кивком.
        - Мы должны были скоро пожениться, и я дала ему слово.
        - Ты не связана с ним брачными клятвами.
        - Мы связаны друг с другом мысленно.
        Он презрительно фыркнул и продолжал смотреть на нее, как будто ее слова ничего не значили. Тогда Мэв наконец сказала ему все:
        - Мы связаны друг с другом и телесно. Мы делили постель...
        От этого признания Килдэр напрягся. Исчез даже намек на улыбку. Во взгляде появилась настороженность, и теперь он напоминал ей охотника.
        - Значит, он лишил тебя невинности, и ты уже не девственница?
        Слова были колкими. Мэв подавила желание сказать ему, что отсутствие у нее девственности его не касается и никогда не коснется. Но Килдэр наверняка воспримет это как вызов.
        О, до чего же ей хотелось бросить свой язвительный ответ ему в лицо!
        - Я уже сказала вам, что нет, - ледяным тоном произнесла девушка.
        Килдэр почти минуту стоял молча, только сверлил ее изучающим взглядом, стремясь проникнуть в душу. Потом выражение неудовольствия на лице сменилось раздражением.
        - Это не имеет значения. - Он отвел глаза. - Мы состоим в браке, а посему я ожидаю от тебя выполнения всех обязанностей супруги. Я не могу позволить себе разочаровать короля Генриха.
        Будь проклят этот толстокожий англичанин! Почему он не пришел в ярость от заявления, что его невеста лежала с другим? Почему не усомнился в своей правоте и не отказался делить постель с врагом?
        Тайна Мэв, которая должна была шокировать Килдэра, кажется, не имела для него особого значения, вызвав лишь секундную досаду. Теперь девушка не знала, что и предпринять.
        Она не готова сейчас разделить с ним постель. Она не может лечь с англичанином, позволить ему завладеть ее чувствами, помутить ей рассудок страстью, заставить бросить Квейда и перестать помогать восстанию.
        Такое просто немыслимо!
        Значит, у нее остался единственный выход: обманывать его до тех пор, пока она не придумает, как вести себя дальше.
        - Конечно, вы не хотите разочаровывать вашего короля, - произнесла Мэв, стараясь не говорить сквозь зубы. - Я только смиренно прошу вас дать мне время, чтобы свыкнуться с мыслью, что я замужем и обязана спать не с тем человеком, которому обещана уже несколько лет.
        - И как долго ты намерена привыкать? - насмешливо поинтересовался Килдэр.
        Мэв задумалась. Если она попросит несколько дней, это будет слишком мало, а месяц наверняка слишком много.
        - Возможно, недели две... или около того.
        Граф молчал. Кажется, ее сопротивление вызывало у него такую же досаду, :'ак пропущенный в драке удар.
        - Две недели и ни дня больше! - рявкнул он. Сдержав вздох облегчения, Мэв кивнула.
        - Благодарю вас, милорд, за понимание.
        - Кайрен, - снова поправил он. - Ты - моя жена, и я рассчитываю, что ты будешь называть меня по имени.
        - Конечно, - заверила девушка, мысленно поклявшись, что произойдет это только после того, как в аду выпадет снег. - Не присоединиться ли нам теперь к празднеству? Должна признать, я чувствую голод.
        Боже всемогущий, сделай так, чтобы эта ложь заставила графа покинуть комнату, присоединиться к торжеству... все, что угодно, только бы лишить его возможности соблазнить ее и нарушить их соглашение. А такая возможность, судя по жадному взгляду Килдэра, была вполне реальной.
        - Я тоже испытываю большой голод... но мы, пожалуй, все-таки вернемся в главный зал.
        Поняв, что он имел в виду, Мэв залилась краской.
        - Но сначала у меня есть несколько... условий.
        - О! - испуганно произнесла она.
        - Больше не лги мне насчет мостов и тому подобного. Мэв с облегчением кивнула. От столь грешного человека вроде Килдэра можно было ожидать и худшего.
        - Никаких подозрительных отлучек из главной башни. Поскольку я каждый день занят с этой плачевной армией, у меня нет времени следить за домочадцами.
        Он хочет запретить ей покидать главную башню? Это даже лучше! Она и так встречается с повстанцами, не выходя за стены замка. Возможно, присутствие Килдэра и не создаст больших помех восстанию, как она опасалась. А если так, значит, уменьшается риск кровопролития в Лэнгморе.
        - Я поняла. - Мэв потупила глаза, демонстрируя скромность.
        - И каждую ночь в следующие две недели ты будешь проводить один час в моей комнате. Наедине со мной.
        Едва он произнес эти слова, у нее моментально возникли предположения, большинство из которых заставило Мэв покраснеть и одновременно привело в замешательство. Каждую ночь?
        Как она может проявить несговорчивость?
        Как может сопротивляться его обаянию?
        - Вы поклялись две недели не прикасаться ко мне, - напомнила она.
        - Нет, - с веселой улыбкой возразил Килдэр. - Я согласился не брать тебя в свою постель. Ты ничего не говорила о прикосновениях.
        Мэв с неохотой призналась себе, что он прав. О Господи! Она сделала глубокий вдох, прикидывая, как выйти из затруднительного положения.
        - На мой взгляд, сначала мы должны узнать друг друга. Можно использовать это время для разговора.
        Изменчивый блеск в глазах Килдэра заставлял ее нервничать.
        - Мы поделим час пополам, и ты можешь разговаривать, если захочешь.
        А свои полчаса он проведет иначе, и она не сумеет его остановить.
        - Милорд...
        - Кайрен, - с нотой раздражения поправил он, но Мэв упрямо сказала".
        - Прикосновения могут привести... к большему. Килдэр пожал плечами, словно его это не волновало, и ей хотелось закричать от досады. Он наверняка притворяется, ведь не настолько же он тупоголов. Нет, конечно, он ее понял, в этом Мэв была уверена.
        - Я не хочу, чтобы ко мне прикасались, - заявила она. Лицо у него посуровело.
        - Я и так во многом тебе уступил, Мэв. Разумный человек всегда знает, когда нужно остановиться.
        Верно, только она не может позволить себе быть разумной. Мэв глубоко вздохнула, пытаясь обрести спокойствие.
        - Возможно, мы найдем решение, которое устроит нас обоих, - предложила она.
        - Возможно, - ответил Килдэр.
        Пока он молчал, она гадала, какие неведомые мысли бродят у него в голове.
        - Мы придем к такому компромиссу, - пообещал он. - Я буду прикасаться к тебе лишь этой рукой... - Он поднял правую. - ...И ртом.
        Мэв колебалась. Логика подсказывала, что он не в состоянии овладеть ею только ртом и одной рукой. Насколько это может оказаться соблазнительным? Ничего пугающего она не видела.
        - Соглашайся, Мэв. Это лучшее из того, что я тебе предложу.
        Наверняка Килдэр говорил правду, и она кивнула. Но в глубине души ей почему-то казалось, что она заключила сделку с дьяволом и очень скоро будет сожалеть.
        Значит, она уже не девственница.
        Кайрен размышлял над признанием Мэв в течение всего свадебного ужина, который оказался столь же веселым, как похороны, и столь же долгим, как одинокая ночь, последовавшая за торжеством.
        Он лежал в своей холодной постели, гадая, отчего потеря ею невинности так его беспокоит. Он ведь не так давно избегал девственниц, предпочитал им женщин, которые знают, чего ждать от подобных свиданий. Он хотел женщину, которая из-за девичьего страха не будет лежать словно деревянная, которой известно, что любовная игра может быть серьезной и забавной одновременно. Так почему же он почувствовал разочарование, узнав, что Мэв делила постель с другим?
        Наверное, потому, что они вступили в брак. Даже если мужчина имел опыт любовника, он хочет, чтобы жена пришла к нему целомудренной. Но зачем? Разве он может сделать ее верной или правдивой? Такие чувства его никогда не привлекали и ничего для него не значили.
        Нахмурившись, Кайрен встал с кровати. Что сделано, то сделано. Мэв придет в его постель, уже познав ласки другого мужчины. Теперь лишь нужно постараться сделать так, чтобы она выбросила из головы этого Квейда и действительно стать ее мужем. Слава Богу, что он избавлен от досадных неприятностей вроде крови, слез или обморока.
        Правда, эта мысль почему-то вызвала у него страстное желание обработать кулаками физиономию Квейда О'Тула.
        А мысль о том, что ему придется ждать хотя бы пару дней, чтобы заявить права на свою невесту, привела Кайрена в еще большее расстройство.
        Да, он согласился на двухнедельное ожидание. Пусть Мэв немного успокоится. За войну у него было достаточно переговоров, и он хорошо знал тактику. Она хотела уступок, хотела думать, что обладает властью. Он ей это разрешил, поскольку не имел причин сомневаться, что она разделит с ним постель... и не через две недели, а гораздо раньше.
        На других женщин действует обольщение. Мэв, как он убедился, предпочитает доброту. Она, в конце концов, его жена.
        Без сомнения, обитатели замка - и Флинн - потешались над тем, что брачную ночь Мэв провела в своей комнате с сестрой, а не в постели с собственным мужем. Но это кратковременно, скоро весь Лэнгмор узнает, что он недолго спал один.
        Ворча, Кайрен быстро оделся. Лучше оставить мрачные размышления Дрейку, который всегда проявлял к ним склонность. Даже у Эрика были печальные моменты. Он же не собирается терять драгоценное время попусту. Жизнь и без того слишком коротка, чтобы предаваться унынию, к тому же оно портит настроение.
        Сейчас он пойдет во двор, соберет армию, продолжит тренировку и будет доволен их пусть слабыми, но все-таки успехами.
        Внезапно тишину разорвал ужасающий раскат грома, едва окрашенное зарей небо прочертила молния, затем словно из ведра полил дождь.
        Просто замечательно. Теперь он вынужден все утро бездельничать. А если дождь будет идти, как в прошлый раз, то ему придется сидеть пленником в главной башне целый день.
        Гроза напомнила Кайрену, насколько он ненавидит эту проклятую страну, несмотря на все ее красоты. Мало того что в Ирландии слишком дождливо, что здесь кругом одни мятежники, теперь еще и собственная жена будет приходить к нему лишь затем, чтобы устраивать мятеж в спальне.
        Полный мрачных дум, Кайрен натянул сапоги, вышел из комнаты и направился в главный зал, где увидел Джейн. Она сидела на стуле, гладила свой живот и рыдала, не сводя глаз с детской колыбели.
        Что-то непонятное шевельнулось у Кайрена в душе.
        - Тебе плохо? - спросил он. - Время настало?
        - Уже скоро, - вымолвила между всхлипами она. - А Джеральт ни...когда не с...может закончить э...ту колыбель.
        Кайрен посмотрел на опухшее, с покрасневшими от слез глазами лицо Джейн, затем перевел взгляд на колыбель. Она была почти закончена. Ее каркас сделан хорошим мастером - это было видно. Он подумал, что кроватка довольно мила, хотя не так уж много и видел на своем веку колыбелей. Одну похожую вырезал Дрейк для их с Эверил детей. Еще одну, которая вполне подошла бы королевскому наследнику, очень искусно сделал Эрик.
        - Что тут не закончено? - спросил он.
        Джейн посмотрела на Килдэра, будто сомневалась в его здравом уме и ждала какого-нибудь подвоха.
        - Она не качается.
        Когда женщина указала ему на дно колыбели, граф сразу заметил два толстых деревянных горбыля, по одному с каждого конца. В передней части должны быть вырезаны закругления, тогда при легком нажатии колыбель станет качаться.
        - Я вижу, - пробормотал он.
        - Какая жизнь будет у моего ребенка? Его отец умер, его мать одна, а дитя не имеет годной кровати. - Джейн опять зарыдала.
        Кайрен с жалостью смотрел на ее вздрагивающие плечи. По небу снова прокатился оглушающий раскат грома.
        - У твоего ребенка будет кровать. Я сам закончу колыбель, - сказал вдруг Килдэр.
        Конечно, он не такой мастер в обращении с ножом и деревом, как Эрик, но и его работа окажется достаточно хорошей.
        Джейн перестала всхлипывать и с любопытством уставилась на графа.
        - Вы сами закончите? Почему?
        - А у тебя для этого есть кто-нибудь еще?
        - Нет. Я ждала, надеясь... - По ее щекам опять побежали слезы. - Я надеялась, что это была ошибка, что Джеральт вернется ко мне, что его не от...нимут у меня... и на...шего ребенка.
        Кайрен подавил желание утешить женщину - она бы наверняка этого не приняла. Не то чтобы ему хотелось назойливо вмешиваться в ее дела, просто он не мог оставить страдающую женщину. Джейн нуждается в его помощи, даже если и не хочет этого признавать.
        - Разреши мне закончить колыбель. Ты должна лечь. Такое душевное волнение не идет на пользу твоему ребенку.
        Надежда и опасение на ее лице говорили о том, что она борется с собой.
        - Это не ваша забота! Ну и что, если малютке негде спать.
        - Нет, моя! Я здесь лорд и потому обязан заботиться обо всех жителях Лэнгмора. Кстати, твоя комната недалеко от моей. Если твой ребенок будет ночью плакать, то мы оба лишимся сна.
        Он постарался ухмыльнуться. Джейн ответила ему слабой улыбкой.
        - Благодарю вас, - тихо сказала она.
        - Не за что, - отмахнулся Кайрен. - Теперь отдыхай. Кивнув, Джейн поднялась с места и оставила его наедине с колыбелью.
        В полдень Мэв закрыла книгу и пошла в главный зал, чтобы утолить голод, терзавший ее в постный четверг. По дороге она молила Господа избавить ее от встречи с мужем.
        Но, войдя в огромное помещение, обнаружила Килдэра. По-видимому, Господь получает громадное удовольствие, расставляя на ее пути соблазны.
        Мэв издалека смотрела на мускулистую спину графа, который склонился к полу, закрыв что-то своей мощной фигурой. Рубашка лежала у его ног, обнаженный торс, испещренный старыми шрамами, блестел от пота.
        Судя по звукам, он что-то резал маленьким ножом по дереву. При каждом ритмичном движении его широкие плечи сгибались, на спине и руках перекатывались твердые мышцы.
        Она смотрела на Килдэра во все глаза, ибо никогда не видела мужчину с таким прекрасным телосложением. Мэв вспомнила слова матери, которая говорила: «Одень на дурня шелка, он все равно останется дурнем». Но Килдэр был очень привлекательным дурнем, этого девушка отрицать не могла.
        Укорив себя за столь похотливые мысли в религиозный день, она начала пятиться из зала.
        Неожиданно граф отложил нож, выпрямился, расправив плечи, повернулся и сразу поймал ее пристальный взгляд.
        Бугры мышц на предплечьях, грудь, покрытая скульптурными мускулами, и твердый живот произвели на Мэв даже большее впечатление, чем его спина.
        Килдэр заговорщически улыбнулся, словно знал некий секрет и хотел прошептать ей на ухо, но ограничился только едва заметным движением губ.
        Боже правый, и этот человек с совершенными формами тела - ее муж? Как устоять против такой мужественности в сочетании с непристойным юмором, энергией, улыбкой?
        Она должна помнить, что Килдэр приехал из Англии. Он тут затем, чтобы покорить Ирландию. Она уже завтра может увидеть Квейда мертвым, если у графа будет на то желание.
        Почему же этот человек завладел ее вниманием?
        Квейд не чета ему. Всегда нежный, сладкоречивый, с таким же, как у нее, серьезным характером.
        Только, надо признать, он никогда не вызывал у нее столь волнующего интереса.
        - Добрый тебе день, милая Мэв. Ты вообще не собираешься со мной разговаривать, или твоя немота кратковременна?
        Он явно дразнил ее.
        От унижения Мэв закрыла глаза. Килдэр не мог прочитать ее мысли, просто смятение чувств отражено на ее лице.
        - Я уже говорила, что я вам не милая, - прошипела девушка.
        Обойдя супруга, Мэв направилась в кухню, но вдруг увидела колыбель, стоявшую рядом с Килдэром, и замерла. Неужели он настолько бессердечен, что забрал кровать у еще не родившегося младенца Джейн?
        - Что вы с этим делаете? Ее ребенок вот-вот появится на свет, и она ей будет нужна.
        Граф кивнул. Его темно-каштановые волосы блестели в свете горящего очага. Мэв почему-то заинтересовало, такие ли они шелковистые на ощупь, как и на вид, но она тут же отбросила всякие мысли дотронуться до них.
        Она не глупая девчонка, чтобы потерять голову из-за врага с черным сердцем. Она принадлежит к О'Ши и самая ученая из всей семьи. В душе Мэв помолвлена с другим, поэтому ей ни к чему строить глазки мужчинам, особенно тем, кто способен отобрать кроватку у младенца.
        Килдэр сдвинул брови.
        - Я не отнимаю у Джейн колыбель, я лишь закончил то, что было не доделано.
        Взглянув еще раз на колыбель, Мэв убедилась, что он не лжет. Остававшиеся углы стали закругленными, чего раньше не было, грубые неровные края тщательно обтесаны, стойкам придана изящная форма. Теперь в этой колыбели можно укачивать ребенка, да и выглядела она красиво.
        Джеральт, упокой Господи его душу, не отличался большим талантом в работе с деревом. А вот Килдэр - да. Что и неудивительно, у этого человека умелые руки.
        Мэв опять посмотрела на своего мужа и не смогла отвести взгляд от поразительно сине-зеленых глаз. На сердце у нее потеплело.
        Ну почему Килдэр, пропади он пропадом, должен был сделать что-то доброе?
        Глава 6
        Кайрен с нетерпением поглядывал на дверь, ожидая, когда в его спальню войдет Мэв. Он понятия не имел, что она собирается делать со своей половиной часа, зато отлично представлял, как использует свое время.
        Поскольку он дал ей две недели, прежде чем их брачные отношения станут реальностью, то обязан выполнять условия договора и сдерживаться. Пока.
        Нахмурившись, Кайрен пытался вспомнить, случалось ли хоть раз, чтобы он тут же не взял в свою постель хорошенькую женщину вроде Мэв. Потом зевнул, подошел к открытой двери и выглянул в узкий коридор. Нет даже намека на появление его жены.
        Граф ощутил досаду. Это их первый час наедине, а Мэв уже проявляла неповиновение. Килдэр покинул свою комнату и направился по коридору к спальне жены, которую она делила с Фионой.
        Поскольку дверь была приоткрыта, Кайрен заглянул внутрь и увидел Флинна. Тот стоял, гордо выпятив грудь, и выглядел очень довольным собой. Перед ним с ошеломленным выражением на лице застыла Мэв, держа свернутый пергамент.
        - Как ты это получил? - спросила она брата.
        - Теперь уж ты не можешь сказать, что не веришь в меня.
        - Я в тебя верю, Флинн, - нахмурилась Мэв.
        - Иногда, - проворчал он. - На этот раз все будет хорошо, клянусь тебе, Мэв.
        - Что ты собираешься делать? - спросила она, поднимая взгляд от листа. - Я не знала ни о каких планах.
        - Не беспокойся. Я выполню свое обещание...
        Из ответа ирландца Кайрен заключил, что тот, видимо, обещал сестре позаботиться об освобождении Квейда. В разговоре ничего не было сказано о том, кто участвует в мятеже и как мятежники собираются помешать англичанам исполнить приговор, вынесенный жениху Мэв.
        Килдэр знал, что она получила сообщение, притом наверняка личное, от человека, с которым делила постель. И по тому, как девушка сжимала пергамент, он предположил, что послание обрадовало его жену. Ощутив внезапное разочарование, Кайрен был весьма раздосадован подобной реакцией. Естественно, он рассчитывал на ее преданность, и то, что его собственная супруга явно радовалась письму любовника, не доставляло ему удовольствия. Любой мужчина почувствовал бы то же самое. Это всего лишь попытка защитить то, что принадлежит ему.
        - Спасибо, Флинн.
        - Теперь читай послание, а я ухожу на поздний ужин.
        Отступив в тень коридора, Кайрен видел, как Мэв кивнула и Флинн выскользнул из комнаты. Потом она развернула пергамент, надела очки, и ее взгляд быстро заскользил по листу.
        Выражение лица у нее постоянно менялось. То она улыбалась, а в следующий момент уже хмурилась, за печалью следовал тяжелый вздох. Потом ее лицо сделалось тоскливым, и это особенно рассердило Кайрена. Лицо жены и ее нежный рот ясно говорили о том, что она жаждет своего любовника. От этой мысли Кайрену хотелось закричать, броситься к ней, вырвать письмо. Но почему?
        Почему он, закаленный воин, должен таиться в коридоре и смотреть, чем занята его собственная жена? Да, он не хотел связывать себя узами брака, тем более навсегда. Не хотел иметь этот замок. Но теперь они принадлежат ему, и, черт побери, он будет ими владеть.
        Шагнув из темноты в спальню, он бросил на Мэв обвиняющий взгляд.
        - Что ты читаешь, жена?
        Та подскочила от неожиданности, затем быстро свернула пергамент.
        - Ничего, милорд... - Она старалась, чтобы их глаза не встречались.
        - Кайрен, - произнес он. Мэв кивнула.
        - Я не видела вас за ужином.
        - Мы были на учениях. Итак, я хочу знать, кто прислал письмо, которое ты держишь в руках.
        - Это? - Она небрежно подняла свиток. - Это Флинн получил от своей далекой кузины и попросил меня ответить.
        Мэв с испуганной улыбкой отвернулась, словно хотела отделаться от расспросов. Отделаться от него. Но Кайрен не позволил ей ни того, ни другого.
        - И что тебе пишет Квейд?
        Она резко повернулась. Ее золотистые глаза расширились. Девушка открыла рот, намереваясь что-то сказать, но не произнесла ни слова.
        - Он клянется тебе в преданности, моя любезная Мэв?
        - Я не знаю, о чем вы говорите.
        - Вздор. Квейд послал тебе письмо. Флинн тебе его доставил.
        Она молчала. Кайрен видел, как пульсирует на ее шее жилка, а руки лихорадочно сжимают пергамент.
        - Квейд всегда клялся в преданности, - наконец ответила Мэв.
        Он раздраженно покачал головой и выругался.
        - Когда-то у него было такое право. Теперь уже нет.
        - Так же, как у вас не было права надстраивать защитные стены Лэнгмора, но вы это все равно делаете.
        Кайрену не хотелось ссориться по пустякам. Да, Квейд написал письмо. Да, она его получила, однако это не значит, что она замышляет нечто дурное, хотя ее отношение к другому мужчине остается неизменным.
        - Стены имеют большое значение. Их надстройка сделает Лэнгмор менее уязвимым, если на него вдруг нападут. Это мое право... и мой долг. Но, как бы то ни было, я не желаю слышать про О'Тула. Напиши ему и сообщи, что вышла замуж.
        Помолчав секунду, Мэв ответила:
        - Я собиралась это сделать. Он имеет право знать...
        - У него есть одно-единственное право - оставить тебя в покое.
        Она посмотрела на Килдэра. Точнее, уставилась непокорным взглядом ему в лицо.
        - Почему вы ведете себя так, будто чувства Квейда ко мне... или мои к нему... для вас что-то значат? Лэнгмор у ваших ног, армия ждет вашего приказа. Несмотря на ваше очарование, я сомневаюсь, что вы прибыли сюда только из желания взять меня в жены. Возможно, не пройдет и месяца, вы попробуете каждую служанку и жену кузнеца. Разве нельзя оставить в покое меня?
        Она была чрезвычайно проницательна и бойка на язык. Это привело Кайрена в еще большее раздражение.
        - Значит, ты хочешь, чтобы я позволил собственной жене скакать с любовником...
        - Мы вряд ли можем скакать, пока вы и остальные английские собаки держите его под замком!
        Этот крик эхом отразился от каменных стен и наверняка был слышен в коридоре, поскольку дверь оставалась открытой.
        Кайрен не хотел, чтобы кому-нибудь из посторонних стали известны эти дела. Проклятие, он и сам не желал в них участвовать. Но должен.
        Захлопнув ногой дверь, он снова повернулся к Мэв. Она выглядела испуганной, неуверенной и на удивление красивой. Длинные темно-рыжие ресницы обрамляли ее большие золотистые глаза, светившиеся умом и осознанием своей правоты.
        Почему она изнывает по Квейду О'Тулу, когда он не был даже ее мужем?
        Видимо, ей стоило напомнить, чего она лишается, когда просит его отказаться от брачных отношений.
        Не сводя настойчивого взгляда с лица девушки, Кайрен медленно пошел к ней. Она сделала шаг назад. Да, Мэв его боялась, и не без оснований. Это ему совсем не нравилось, и он должен показать, что, невзирая на ее неверность, он по-прежнему хочет ее.
        - Отныне единственный человек, с которым ты будешь скакать, милая Мэв, это я.
        - Я же не лошадь, - подняв руки, прошептала она. - Вы не можете распоряжаться каждым моим действием, и вы не можете владеть мной таким образом.
        - Закон говорит другое, - бросил в ответ Кайрен.
        - Как я уже сказала, ваши английские законы на редкость глупы!
        - Раз мы с тобой женаты, они теперь и твои. Посему сообщи Квейду, что ты замужем, и пусть он больше не докучает тебе своими письмами. А ты, жена, будешь скакать только со мной.
        Кайрен схватил ее за руку и притянул к себе. Голова у Мэв откинулась, глаза расширились, по телу пробежала дрожь.
        В порыве неудержимой страсти он начал ее целовать. Его губы, властные, требовательные, ждущие ответа, то легонько прижимались к ее влажному рту, то нежно пощипывали, в то время как руки удерживали ее в плену.
        Кайрен чувствовал себя человеком, который умирал от голода и теперь, оказавшись на богатом пиру, звал жену присоединиться к нему. Плывя на волне удовольствия, он вдруг осознал, что хотел этого, хотел именно ее, с самого первого дня.
        Он коснулся пальцами ее лица, затем перенес ласку на шею... и ниже. Мэв отвечала на его жадные поцелуи в заданном им ритме, и Кайрен чуть-чуть ослабил натиск, чтобы ей было легче выражать свои желания.
        Прильнув к нему всем телом, она, казалось, ждала еще большего удовольствия, которое напоило бы ее допьяна. Он застонал при мысли, что готов дать ей то, чего она так жаждет.
        Сквозь тонкое платье Кайрен ощущал твердость ее сосков, прижимавшихся к его груди, и мог думать лишь о том, что будет ласкать ее до тех пор, пока она не закричит от желания, равного по силе его собственному.
        Да, он это сделает. Пальцы дразняще пробежались вокруг сосков. Потом еще раз. Мэв задохнулась, и ее рот сильнее прижался к его рту, словно моля о помощи.
        - Да, милая, - шептал он, когда его губы нежно двинулись от уголка ее рта к чувствительному месту за ухом. - Покажи мне свой огонь.
        После секундного колебания Мэв запрокинула голову, и он начал целовать ей шею, соблазняя губами и зубами, играя мочкой уха, отчего по спине у нее прокатилась сладостная дрожь.
        Да, сейчас ее тело жаждало его, пусть даже этого не хотел ее разум.
        Неожиданно Мэв окаменела, высвободилась из крепких объятий и, хватая ртом воздух, тут же отступила назад. Ее золотистые глаза, казалось, обвиняли его в чем-то ужасном.
        - Оставьте меня, - процедила она. Кайрен нахмурился.
        - Мы будем делить постель, Мэв. Она покачала головой.
        - У вас большой опыт в искусстве обольщения, милорд. Вы можете заставить любую женщину хотеть ваших ласк, поэтому найдите себе другую, кому это нравится. А я, клянусь, буду вам сопротивляться, это не позволит мне забыть, что вы мой враг.
        - Я - твой муж, - возразил Кайрен.
        - Вы уже исполнили свой долг по отношению к королю Генриху и взяли себе жену. Теперь, пожалуйста, оставьте меня в покое.
        Да, свой долг перед королем он исполнил только наполовину, поскольку Мэв еще не родила от него. Однако причин говорить ей правду Кайрен не видел. Она и так не в восторге, а если узнает, что король Генрих считает ее лишь своего рода племенной кобылой, тогда к исполнению супружеских обязанностей ее вынудит только принуждение.
        Кайрен опустил руки и отошел.
        - Этот брак для тебя неожиданность, - сказал он. - Я согласился дать тебе две недели, чтобы ты могла привыкнуть к нашему союзу. В обмен на это ты согласилась проводить со мной по часу каждую ночь. Выполняй свою часть уговора, Мэв, и я сделаю то же самое. Но это не означает, что я отпущу тебя к твоему любовнику.
        Он понимал, что раздражен больше, чем следовало. А все из-за того, что Мэв так на него действует, черт бы ее побрал. Когда они наедине, весь его здравый смысл куда-то исчезает. А он это ненавидел. Пожалуй, будет лучше, если он оставит ее в покое... до завтрашней ночи.
        Как ни странно, но утром Мэв еще не отошла от потрясения, вызванного поцелуями Килдэра. И пока она пребывала в изнеможении, ее разум вел борьбу с телом.
        Почему все так несправедливо? Почему она испытывает невероятную страсть к этому человеку, а не к собственному жениху? Почему Квейд не смог пробудить в ней иных чувств, кроме верной дружбы? Она всегда знала, что им назначено пожениться, и из-за этого отказывалась от ухаживаний других мужчин. Квейд о ней заботился. У него доброе сердце. И он любил ее.
        Как же в таком случае она может до умопомрачения хотеть того, кто одобряет вынесенный Квейду приговор и делает все возможное, чтобы заманить ее в свою постель, не испытывая при этом никаких чувств, ради одной забавы?
        Размышления Мэв были прерваны стуком копыт множества лошадей, скачущих к Лэнгмору. Полная любопытства, она вскочила с кровати, распахнула ставни и, несмотря на утренний холод, выглянула в узкое окно.
        Английские солдаты, не меньше двух дюжин. Проклятие, что могло им тут понадобиться?
        Сердце у Мэв ушло в пятки. Неужели они явились, чтобы арестовать Флинна?
        Она должна спрятать письмо Квейда, и спрятать очень хорошо. Возможно, это защитит ее брата. Резко повернувшись, Мэв столкнулась с Фионой, которая с расширенными от ужаса глазами и побелевшим как мел лицом тоже смотрела в окно.
        Никто из О'Ши не любил англичан, это правда. Но Фиона, кажется, боялась их намного сильнее, чем все остальные. При ее мягком характере нельзя было ждать особого мужества.
        - Идем, - сказала Мэв сестре. - Мы сейчас оденемся, сойдем вниз и сядем в малом зале.
        - Нет, - воспротивилась Фиона.
        - Да. Мы должны появиться, как будто нам совершенно нечего скрывать, - настаивала Мэв. - Нужно сделать вид, что нас это совсем не тревожит.
        Фиона молча смотрела на сестру. Потом наконец кивнула и отвернулась.
        Мэв с облегчением вздохнула, хотя реакция сестры ее обеспокоила. Конечно, та всегда была тихоней, но ведь нельзя же так бояться.
        Дождавшись, пока Фиона оденется, она взяла ее за руку и повела вниз. К счастью, Джейн уже сидела там. Они быстро обменялись взглядами, и Мэв поняла старшую сестру, которая считала, что леди, занятые шитьем, вызовут меньше подозрений.
        - Где Бригид? - прошептала она.
        - Думаю, завтракает.
        - Одна в главном зале с толпой солдат? - пришла в ужас Фиона.
        Мэв нахмурилась, сознавая, что это не сулит наивной девочке ничего хорошего.
        - Мы должны сходить за ней и увести ее оттуда, - сказала она.
        Фиона нерешительно посмотрела на Джейн, затем снова на Мэв. Обе дружно кивнули. После некоторого колебания она с неохотой последовала за сестрами.
        В главном зале Кайрен приветствовал лейтенанта английской армии, прибывшего из Дублина.
        Несколько дней назад он пришел к выводу, что в случае нападения мятежников людей для защиты Лэнгмора у него явно не хватит и, чтобы удержать замок, ему требуется подкрепление хотя бы на то время, пока он не закончит надстройку стен. Теперь солдаты прибыли, и он может спокойно вздохнуть. Правда, еще не улажено дело с Мэв, но это совершенно другой разговор.
        Тут, как будто вызванная его воображением, в главном зале появилась Мэв. Рядом с ней шла Фиона.
        Его супруга быстро оглядела помещение и всех солдат, не удостоив взглядом собственного мужа. Заметив в дальнем углу младшую сестру, которая хихикала с Кольмом, попивая теплый эль, она решительно направилась к Бригид.
        «Интересно, сознает ли Мэв, что все мужчины похотливо глазеют на нее», - подумал Кайрен. Не меньшее восхищение у солдат вызывала и Фиона.
        Но если Мэв просто игнорировала такие взгляды, то ее сестра вдруг остановилась как вкопанная, ее лицо посерело. Вроде бы она даже покачнулась, заметив двух мужчин, которые рассматривали ее с большей заинтересованностью, чем другие.
        Конечно, Фиона была не из тех, кому нравится подобное внимание, но она выглядела слишком уж потрясенной.
        Кайрен помрачнел. Неужели она думает, что солдаты ее обидят? Здесь? Сейчас?
        Когда девушка начала падать, он бросился к ней, успев подхватить ее за миг до того, как она рухнула на пол.
        Тут же рядом с ним оказалась и Мэв, державшая за руку Бригид.
        - Господи, что произошло? - спросила она.
        - Не знаю. Уведи отсюда Бригид, а я отнесу Фиону наверх.
        Бросив тревожный взгляд на бесчувственную сестру, Мэв кивнула и заторопилась к лестнице.
        Кайрен услышал за спиной издевательский смех.
        - Смотри-ка, Фредди, мы заставили ее грохнуться в обморок, - сострил долговязый солдат, у которого не хватало двух передних зубов.
        - Да, это наверняка мы, - ответил Фредди, темноволосый деревенский парень с грудью как бочка.
        Граф с раздражением посмотрел на гогочущих солдат. Ничего смешного в том, что девушка потеряла сознание, он не находил.
        - Закройте рот, вы оба, - рявкнул он. Смех моментально прекратился.
        - Да, милорд, - пробормотал Фредди.
        - Теперь всем сесть, - приказал Кайрен. - Служанки принесут вам эль и какую-нибудь еду. Дальнейшие указания вы получите после моего возвращения.
        Когда все направились к скамьям, граф покинул главный зал, чтобы отнести Фиону в ее комнату.
        Положив девушку на кровать, Килдэр увидел, что она еще не пришла в себя. Фиона походила больше на мертвую, чем на живую, и, встревоженный ее состоянием, Кайрен щелкнул пальцами у нее под ухом.
        Через секунду она наконец открыла глаза и застонала. Потом увидела его, села и обвела комнату полубезумным остекленевшим взглядом.
        Поняв, что Фиона не больна и не нуждается в помощи, Кайрен решил уйти, поскольку его ждали собственные дела, но панический страх на лице девушки заставил его остановиться.
        - Что с тобой? - спросил он и, не получив ответа, уже более настойчиво задал следующий вопрос: - Что так напугало тебя?
        Фиона еще раз оглядела комнату. Ужас в ее глазах настолько потряс и удивил Кайрена, что он не мог скрыть тревогу.
        - Что так напугало тебя? - повторил он.
        - Ничего. - Она сделала попытку улыбнуться. - Мне всегда не по себе, если в помещении слишком много людей.
        Фиона лгала. Он понял это по тому, как дрожали ее руки и срывался голос. Он был абсолютно уверен, что это связано с прибывшими англичанами.
        - Почему ты испугалась солдат?
        - Я... я не испугалась. Я...
        - Ты не просто испугалась. Я видел твою реакцию на парня по имени Фредди и его приятеля.
        После этих слов в глазах Фионы появился неописуемый ужас.
        Кайрен смотрел на нее, совершенно не представляя, как ему поступать дальше. С одной стороны, он не желал знать ни о страданиях Фионы, ни о том, чем они вызваны. Но с другой стороны, он не мог бросить испуганную девушку одну.
        Черт побери, Эрик со своей мудростью знал, когда нужно быть мягким и как успокоить, если в этом возникала необходимость. А уж Дрейк, который обладал сверхъестественным умением выведывать у людей их мысли и побуждения, наверняка бы знал, что делать с Фионой.
        Ему же ничего путного в голову не приходило.
        Кайрен взял ее руки в свои. Они были ледяные и влажные. Фиона вздрогнула, попыталась освободиться.
        - Нет! - крикнула она. - Не прикасайтесь ко мне! Но граф держал крепко.
        - Фредди и его дружок тебя обидели?
        - Не спрашивайте меня. - Она еще сильнее задрожала. - Пожалуйста!
        Ее нежелание говорить было яснее всякого ответа, и Кайрен чуть не задохнулся от ярости. Да, он соблазнил много женщин, однако никогда не пробуждал в них страх, никогда не бил, ни разу в жизни ни одну не взял силой.
        Он вдруг испугался, что именно это и произошло с юной девушкой.
        - Значит, они тебя обидели, - констатировал он.
        Может, теперь она решится все ему рассказать. Но Фиона молчала, только слезы потекли у нее по щекам, сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. Ее тело сотрясалось от беззвучных рыданий, и Кайрен сжал зубы, чтобы обуздать свой гнев.
        - Они били тебя? - спросил он.
        Фиона зажмурилась, потом кивнула. Граф проглотил ругательство.
        - Они тебя изнасиловали?
        На этот раз молчание длилось больше минуты. Девушка окаменела и, казалось, даже перестала дышать. Подбородок у нее дрожал, она явно пыталась не дать волю слезам.
        - Расскажи. Ты можешь довериться мне, - заверил ее Кайрен. - Я никогда тебя не обижу.
        - Я не могу никому доверять, - зарыдала она. - Ее... ли узнает... моя семья... Флинн будет искать ме...сти. Они его убьют... за это... а может, и всех нас.
        Сжимая руки Фионы, он хотел успокоить ее, дать ей понять, что он ей не враг. Он хотел, чтобы девушка сказала ему правду.
        - Фредди и его приятель изнасиловали тебя? Молчание. Закрыв глаза, Фиона закусила губу, как будто пыталась сдержать ответ.
        - Я никому не скажу, - поклялся Кайрен. - Только прошу тебя, расскажи мне правду, девушка. Они это сделали?
        Молчание. Но слезы текли уже ручьем. Наконец она молча кивнула.
        - Оба?
        Подняв крепко сжатые, побелевшие кулачки, чтобы закрыть несчастное лицо, Фиона снова кивнула.
        Граф почувствовал, как внутри у него все перевернулось от гнева. Фиона была нежным созданием шестнадцати лет, даже еще не женщина. Они лишили девочку невинности, на всю жизнь поселив в ней страх. Мерзавцы оставили беззащитного ребенка наедине с ужасной тайной, ибо Фиона переживала за брата, который мог умереть, защищая ее честь.
        Их отвратительный поступок не должен остаться безнаказанным.
        - Когда? - тихо спросил Кайрен.
        - Шесть ме...сяцев назад. - Голос у нее дрожал, но она продолжила: - До своего ареста прежний граф приехал в Лэн...гмор и привел солдат. Я была в са...ду одна...
        Кайрену не требовалось других слов, он и без того знал, что Фредди со своим дружком напали на девочку, которая не сознавала, насколько опасны воюющие мужчины, когда они желают показать свою власть.
        Такое случалось после битвы. Нередко торжествующие победители захватывают женщин своих побежденных врагов, грабят, насилуют. Хотя он всегда считал подобные действия отвратительными и не принимал в них участия, однако не препятствовал другим.
        Несомненно, он был не прав.
        Но ведь те люди делали это не ради забавы, а после сражения, боли и страданий... какие он видел сейчас в глазах Фионы.
        Сжимая ледяные руки девушки, Кайрен пытался успокоить ее.
        - Они больше не обидят тебя. - Она закрыла глаза, и он решительно добавил: - Клянусь.
        Фиона кивнула, пожала ему руки в ответ, потом высвободилась и села. Когда она отвела взгляд и уставилась в пол, Кайрен понял, что ей хочется побыть одной.
        - Фиона? - окликнула сестру вошедшая Мэв. Увидев ее мокрое от слез лицо, она побежала к кровати. - О, милая сестра, что тебя беспокоит?
        Та вместо ответа молча обняла ее.
        Килдэр встал. Мэв, не выпуская Фиону из объятий, бросила на мужа обвиняющий взгляд, словно требовала от него объяснений.
        Невыносимая женщина! Разве она не видит, что он хотел помочь? Нет, для нее важнее считать его врагом. Он должен защитить себя... но это невозможно, тогда он выдаст тайну Фионы.
        Выругавшись, Кайрен направился к двери и покинул комнату. С Мэв он разберется позднее. А сейчас у него на уме только правосудие.
        Около полуночи Мэв ходила взад-вперед по комнате мужа, дожидаясь, когда он появится. Кажется, она снова в нем ошиблась. Не его подлость довела Фиону до слез, как она решила вначале, наоборот, Килдэр был единственным, кто сумел разговорить бедную девочку и выяснил причину ее страданий.
        Мэв уже несколько месяцев удивлялась, почему сестре постоянно снятся кошмары, почему она стала больше времени проводить в церкви, почему ей неприятно внимание любого мужчины.
        Теперь-то она знала, Фиона сама рассказала ей обо всем.
        Мэв хотелось кричать при мысли, что ее дорогую сестру изнасиловали два английских мерзавца.
        Несмотря на просьбу Фионы не говорить об этом брату, Мэв отправилась на его поиски. Да, она тоже боялась, что Флинн захочет немедленной мести, но все же надеялась его отговорить.
        Брата Мэв не нашла, и один солдат, верный повстанцам, сказал ей, что несколько часов назад он уехал по делам. И она знала по каким. Повстанцы собирались освободить своих людей из тюрьмы в Дублине и начать последнюю битву, исход которой Мэв предвидела, а потому была против, о чем и сказала Флинну. К тому же сегодня он был так необходим ей здесь, из-за Фионы.
        Ее раздумья прервал шум, Мэв подняла глаза и увидела Килдэра.
        Туника перекосилась на его широких плечах, волосы были всклокочены, из угла рта сочилась кровь, на подбородке начал проявляться синяк. Он усмехался точно так же, когда избил Флинна.
        Мэв нахмурилась. Поскольку Флинна этой ночью в замке не было, с кем же тогда мог драться Килдэр?
        - Здравствуй, милая Мэв. Ждешь меня как примерная жена?
        Скрестив перед собой руки, она заставила себя смотреть вниз и не вспоминать его последний поцелуй.
        - Я... я благодарю вас, что вы уговорили Фиону рассказать о постигшей ее беде.
        Граф кивнул, его лицо вдруг стало серьезным.
        - Как она?
        - Немного успокоилась, но продолжает винить себя, хотя я не понимаю за что.
        - Она совершенно не виновата, - согласился Килдэр, вытирая кровь.
        - А что случилось с вами? Опять подрались?
        Мэв почувствовала раздражение. Неужели он не в состоянии придумать ничего лучшего, как доказывать свою удаль кулаками?
        - Просто учил кое-кого дисциплине. - Он пожал плечами. - Ничего заслуживающего внимания.
        Другими словами, побоище. И не важно, как он это называет, дисциплиной или дракой, все это происходит с помощью кулаков и насилия.
        - Вы умеете только драться?
        Килдэр помолчал, будто ее вопрос поставил его в тупик.
        - О чем ты говоришь? - спросил он.
        - Вы не можете найти себе иного удовольствия, кроме битья других, вы, грубиян? - воскликнула Мэв, рассерженная непониманием.
        - Грубиян? Я? Ты слишком плохо обо мне думаешь. С тех пор как ты отказала мне... в удовольствии, я должен искать...
        - Вы могли бы хоть в серьезном разговоре не думать про это.
        - Правда? - усмехнулся он. - А если я не хочу? Всплеснув руками, Мэв вздохнула:
        - Почему я решила, что могу просто сказать вам спасибо за Фиону и колыбель Джейн?
        - Я только дразню тебя, Мэв, - ответил Килдэр, похлопав ее по руке.
        - Почему вы так часто деретесь? Ради чего вы это делаете?
        Усмешка тут же исчезла.
        - С восьми лет я жил у графа Ротгейта в постоянных тренировках. Мои ближайшие друзья тоже воины. Смотри. - Он протянул ей ладонь, и Мэв увидела небольшой шрам. - Я поклялся своей кровью защищать тех, кто для меня как братья. Всю жизнь я знал только битвы, дорогая Мэв, это то, что понятно мужчинам.
        - У Квейда никогда не было жажды крови.
        Снова услышав от нее имя любовника, Кайрен стиснул зубы.
        - Думаю, твои полчаса уже истекли, - сказал он. - Ты провела их, ругая меня, а я решил использовать свою половину для сна. Так что желаю тебе спокойной ночи, милая Мэв. Если, конечно, ты не хочешь присоединиться ко мне в постели.
        Она вздрогнула от его соблазнительного тона и попыталась убедить себя, что все это от отвращения. Кто может захотеть такого драчливого, примитивного и грубого человека? Но кто бы не захотел человека, который может так целовать, чьи прикосновения сплошной соблазн?
        Обеспокоенная сумбуром в голове, Мэв торопливо покинула комнату и спустилась в главный зал. Лучше она подождет здесь Флинна. Это по крайней мере избавит ее от раздражающего присутствия мужа.
        За столом, в дальнем его конце, сидели двое мужчин, оба в крови, с синяками на разбитых лицах.
        Боже правый, что с ними произошло? Мэв вздрогнула.
        Ее реакция привлекла внимание третьего англичанина, сидевшего рядом с приятелями.
        - Да, Килдэр замечательно вас отделал, Фредди, - захохотал он. - Похоже, ваши физиономии не доставляют удовольствия дамам.
        Фиона говорила, что ее изнасиловали человек по имени Фредди и еще один солдат. Неужели эти двое и есть те мерзавцы? Ярость и потрясение, заставившие Мэв окаменеть, требовали немедленного возмездия, но потом она осознала, что Килдэр уже обработал кулаками эти гнусные рожи. За Фиону?
        - Закрой свою пасть, Бенни, - прошипел Фредди. Но тот продолжал смеяться.
        - Ты выглядишь столь же безобразно, как и стряпня моей матери. А если учесть, что Килдэр запретил прикасаться к женщинам Лэнгмора, ты, вероятно, состаришься прежде, чем ляжешь в постель с другой.
        - Тебя это тоже касается, проклятый идиот. Заткнись! Будто не слыша приятеля, Бенни захохотал еще громче. «Килдэр наказал мучителей Фионы?» - с удивлением думала Мэв, выходя из главного зала. Он велел своим людям не прикасаться к женщинам Лэнгмора? Похоже, он защищал их от своих же соотечественников. Почему?
        Может, и он, как она, считает происшедшее с Фионой столь же ужасным? У нее просто не укладывалось в голове, что для кровожадного человека вроде Кайрена нападение на ее сестру могло быть чем-то иным, кроме законной военной добычи.
        Неужели она снова недооценила его?
        Глава 7
        Весь следующий день Килдэр готовил солдат к битве, которая (Мэв страстно молила о том Господа) не должна произойти. Она хотела мира для Ирландии в целом и для Пейла в особенности.
        А такой воин, как ее муж - жестокий, сильный, опытный, в совершенстве владеющий искусством убивать, - на поле сражения будет во много крат опаснее. В этом она не сомневалась, и это ее очень пугало.
        Вздохнув, Мэв принялась ходить по комнате. Наверняка он скоро появится, и она сможет раз и навсегда уяснить себе, что он за человек. Пока Мэв не сумела прийти к определенному выводу: то ли это самодовольный, бесчувственный негодяй, взявший ее в жены, не спросив даже согласия, то ли человек, который приготовил колыбель для будущего младенца, помог ее оскорбленной сестре, а потом наказал ублюдков за их преступление.
        С трудом верилось, что в Кайрене могли уживаться два столь разных человека. Но выглядело это именно так.
        Скрипнула дверь, и, обернувшись, Мэв увидела мужа, входящего в комнату.
        От грациозных тренированных движений его мышцы еще заметнее играли на обнаженном торсе. Девушка с трудом заставила себя отвести взгляд.
        - Если ты пришла, чтобы снова обвинить меня в каких-нибудь прегрешениях, то предупреждаю, я слишком для этого устал и не желаю ничего слушать, - почти застонал он.
        Мэв нахмурилась, ибо в голове у нее было множество вопросов. Они должны поговорить о Фионе, но, кроме того, она не успокоится, пока не получит ответ на вопрос, который позволит ей больше узнать о своем муже.
        - Если вам не нравятся тренировки, почему вы стали воином? Это кровавое занятие.
        Кивнув, он налил в чашу воды.
        - Да, но сама битва разгоняет мужчинам кровь. Ничто не может сравниться с ощущением, когда берешь верх над достойным противником.
        Мэв удивленно смотрела на графа. Этот человек оставался загадкой, она его не понимала. Битва разгоняет кровь?
        - К тому же обучение армии - это тяжелая дневная работа, которая отнимает мои силы.
        - Отнимает ваши силы?
        Килдэр плеснул водой себе в лицо, вытер его куском ткани, потом снова посмотрел на Мэв. Сине-зеленые глаза вдруг лукаво блеснули.
        - Осталось еще одиннадцать дней, прежде чем я потребую тебя в нашу постель, - заявил он.
        Мэв сглотнула. Эти слова подталкивали ее к ожиданиям, не имеющим никакого смысла. Может, это она сошла с ума? Может, это Кайрен довел ее до безумия своими поцелуями и ей захотелось ощутить ласку его рук?
        Подавив безрассудные чувства, она быстро отвела взгляд и решила сменить тему:
        - Милорд...
        - Кайрен, - вздохнул он. Мэв улыбнулась.
        - Вчера я обвиняла вас, но теперь знаю, что была к вам несправедлива. Я пришла, чтобы поблагодарить вас за то. что вы сделали для Фионы... и с ее насильниками.
        Лицо мужа выразило удивление, и пару секунд он молча смотрел на Мэв.
        - Я только выслушал твою сестру, - наконец произнес он. - А потом отделал парочку идиотов, чтобы они прочувствовали мои указания на собственной шкуре.
        - Вы принизили свою роль, ибо только вы заставили Фиону поверить, что она может рассказать нам правду. И хотя мне отвратительно кровопролитие, я не могу отрицать, что удовлетворена вашим обращением с Фредди и его презренным дружком.
        - Осторожно, милая Мэв, а то я могу стать беспощадным и к тебе.
        - Я искренне благодарна вам.
        - Это дело чести и мой долг, - серьезно ответил Кайрен. - Твоя сестра теперь и моя сестра. Я не потерплю скверного обращения со своими домочадцами, любой проступок будет наказан.
        Он снова отвернулся, и Мэв наблюдала, как ее муж смывает гнев водой, растирая загорелые руки, шею, бронзовую грудь.
        Взволнованная этой картиной, она поспешно опустила глаза.
        - Да, я очень ценю ваши усилия. В последние годы большая часть домашних обязанностей легла на мои плечи. Флинн был слишком занят... - Она умолкла, осознав, что едва не выдала брата.
        - Мятежом? - договорил Кайрен, изучающе смотря на жену. - И где твой брат? Кажется, я весь день не видел его паршивую физиономию.
        - Я не знаю, - солгала Мэв и продолжила выбранную тему: - Джейн вышла замуж, родители умерли, кто же еще мог приглядывать за Лэнгмором, Фионой и Бригид?
        - Я уже заметил. Это другая причина, по которой я выбрал в жены именно тебя.
        Мэв согласно кивнула.
        - Моя семья... Признаюсь, нам было нелегко. После того как мужа Джейн казнил прежний граф, вы можете представить себе ее чувства ко всем англичанам. Теперь и у Фионы появилась обоснованная неприязнь к вашим соотечественникам.
        - Я прожил тут до восьми лет. Я не забыл, что тоже ирландец.
        Нечто в его жестком тоне заставило ее умолкнуть. Обычно живое, выразительное лицо Кайрена теперь было замкнутым и бесстрастным. Может, его воспоминания о жизни в Ирландии причиняли ему боль? Почему-то ей казалось, что так оно и есть, но он наверняка не ответит, если она попытается спросить.
        - Вы говорите не как мы, вам чужды наши устремления.
        - И если без шуток, что же это за устремления?
        - Мы хотим свободы, права жить так, как жили веками, без чужого вмешательства, - ответила Мэв.
        - Я не собираюсь обсуждать с тобой английскую политику, жена. Никто из нас все равно ее не изменит.
        - Вы не обладаете влиянием? - спросила она смущенно.
        - Нет, - засмеялся Кайрен. - Если бы оно у меня было, я бы сейчас находился в Испании, занимался собственными делами и радовался теплой погоде.
        - Вам приказали ехать сюда? Он кивнул.
        - Против моего желания, уверяю тебя.
        - Но король Генрих сделал вас графом, - возразила Мэв.
        - Будь у меня выбор, я бы сказал «нет».
        Она изумленно уставилась на мужа. Только она решила, что знает о нем буквально все, как Кайрен снова удивил. Он бы отказался от богатства и титула? Ради теплой погоды в Испании? Невероятно! Такое не пришло бы в голову ни одному из англичан, которых она знала.
        - Ты выглядишь удивленной, - сказал он.
        - Я... признаюсь, я действительно удивлена.
        - Может случиться, что я еще не раз удивлю тебя, милая Мэв, - усмехнулся граф.
        В его голосе опять появилась соблазнительная нота, и девушка ощутила дрожь, которая ее весьма раздосадовала.
        - Не могли бы вы направить свои мысли на более серьезные вещи?
        - Лишь в том случае, если этого нельзя избежать. - Он пожал плечами. - А как насчет тебя? Можешь ли ты сосредоточить мысли на вещах совсем несерьезных? Очевидно, нет.
        - Конечно, могу, - нахмурилась Мэв. - В подходящие моменты.
        - Ага. Три раза в год, по праздникам вроде святок. Да? Неужели ты еще не поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы относиться ко всему с такой серьезностью?
        Она бросила на него сердитый взгляд.
        - А неужели вы не поняли, что ваше будущее не станет таким, как вам хочется, если вы проявите излишнее легкомыслие?
        - Ты говоришь как Эрик и Дрейк, - пробурчал он.
        - Это ваши друзья? Кайрен кивнул.
        - Эрик всегда в ответе за всех и за все. А Дрейк... - Он содрогнулся. - Дрейк у нас стратег и мыслитель, его ум постоянно в работе.
        Мэв опять удивилась. Она бы скорее подумала, что Кайрен дружит с людьми, которые склонны улыбаться, как он сам.
        - И они до сих пор ваши друзья?
        - Лучшие. Эрик - самый заслуживающий доверия и разумный человек из всех, кого я знал... кроме, Гилфорда. Но граф много старше его, а потому и мудрее. Дрейк - верный, надежный, которого хорошо иметь рядом. Он силен, обладает вспыльчивым нравом, я бы не хотел быть его врагом. Теперь оба уже несколько лет женаты и счастливы. Я безжалостно дразнил их за то, что они по-глупому влюблены в своих жен.
        Эти слова успокоили Мэв, в них ей слышалось невольное послание: он никогда не свяжет такими узами свое сердце. Почему ее это беспокоило? Ее сердце должно принадлежать Квейду, она почти вышла за него замуж. Тем не менее уверенность Килдэра, что он невосприимчив к стрелам Купидона, отчего-то расстраивала девушку.
        - Значит, ваши друзья остепенились? - спросила она, уже зная ответ.
        - Да, у Гвинет и Эверил скоро родятся малыши. У Дрейка это будет третий ребенок. - Кайрен улыбнулся. - Помню, я сидел рядом с Дрейком, когда он и Эверил поженились, и слышал, как он говорил, что не любит ее. Но я-то знал, что любит.
        Кивнув, Мэв пыталась игнорировать укол зависти. Она хотела любви в браке. Но хочет ли она ее с Килдэром?
        Нет. Это все равно что просить рассвета в полночь. Невыполнимо и глупо.
        Прежде чем она успела ответить, в комнату влетела Бригид и крикнула:
        - Мэв, идем скорее! Джейн говорит, что она опять сжимается.
        - Такое всегда происходит по ночам, - успокоил Кайрен.
        - Вы правы, - кивнула Мэв и улыбнулась младшей сестре. - Передай Джейн, я спущусь через пару минут.
        - Ладно. И когда я лягу с мужчиной, то не позволю ему впустить в меня семя до тех пор, пока мой живот не раздуется, а потом не сожмется, как у Джейн.
        Покачав головой, Бригид вышла. Мэв повернулась к Килдэру, увидела его веселую усмешку и тоже не могла удержаться от смеха.
        - Когда-нибудь тебе придется ей все объяснить, - еще шире улыбнулся он.
        - Да, только я очень боюсь. У нее всегда полно вопросов.
        - Это точно.
        Оба замолчали. Мэв не знала, что сказать. В эти минуты она чувствовала какую-то странную общность с Килдэром и, к своему удивлению, совсем не хотела, чтобы эта связь прерывалась.
        - Думаю, тебе нужно идти к сестре, - наконец сказал он.
        - Конечно, но я должна еще раз поблагодарить вас. Мэв прикоснулась к руке мужа, который моментально обнял ее и притянул к себе.
        - Тогда я прошу, чтобы ты поблагодарила меня должным образом, милая Мэв.
        От его многозначительного тона сердце у нее подпрыгнуло, желудок свело. Он же не имел в виду, что она...
        - Должным образом?
        Вместо ответа Килдэр прильнул к ее рту. Поцелуй оказался не таким страстным и требовательным, как предыдущие три. Его губы были нежными, изучающими и жаждущими, но без принуждения. Это явилось для Мэв полной неожиданностью, она растворилась в сладостном поцелуе и еще крепче прижалась к мужу, хотя умом понимала, что не должна этого делать, что ей следовало бы его оттолкнуть.
        Он на миг слегка отвел губы, и прежде чем она могла себя остановить, у нее вырвался протестующий стон. Руки непроизвольно обвили шею Килдэра, притягивая его ближе для нового поцелуя. Он со всем пылом отозвался на ее требование, и Мэв с не меньшей страстью отвечала ему.
        - Мэв! - позвала Бригид, уже спустившаяся с лестницы. - Ты где? Иди скорее!
        Килдэр оторвался от ее рта. Мэв очень не хотелось его отпускать, но она знала, что лучше это сделать, и притом немедленно.
        - Спокойной ночи, милая Мэв.
        Закусив губу, она пыталась утихомирить сердцебиение, потом вдруг до нее дошло, что она все еще обнимает мужа.
        - Спокойной ночи, - пробормотала Мэв и бросилась к двери.
        Рано утром из Дублина прискакал очередной гонец и тоже с плохой новостью.
        - Твои сведения верны? - спросил Кайрен.
        - Да, милорд. Сегодня ночью они снова напали на замок Мелахайд, чтобы освободить заключенных мятежников.
        И в том числе Квейда О'Тула, с раздражением подумал Кайрен. Черт возьми, почему мятежники с таким упорством стремятся вызволить его из тюрьмы? Или таково желание Мэв?
        - Они добились своего?
        - Нет, милорд. Главная башня очень надежна, хотя нападавшим удалось скрыться.
        Стиснув зубы, Кайрен отпустил гонца и отправился на поиски Флинна. Сначала он зашел в комнату ирландца, где никого не обнаружил, пощупал одеяла и простыни. Холодные, нет даже намека на тепло, которое бы свидетельствовало, что Флинн провел здесь ночь. Кайрен выругался. Он был слишком поглощен своей армией и Мэв, поэтому не заметил его исчезновения. После милой беседы с женой, закончившейся ее поцелуем, он вообще не мог думать ни о чем другом.
        Преодолев в несколько шагов узкий коридор, он распахнул дверь комнаты, где жили Мэв и Фиона.
        На постели свернулась клубочком спящая девушка, рядом с ней сидела Мэв. Она была в одной рубашке, и хотя он явился сюда для неотложного разговора, Кайрен не смог отвести взгляд от ее сливочной кожи в вырезе рубашки, от толстой рыжей косы, соблазнительно ниспадающей до ягодиц.
        При его появлении Мэв удивленно подняла глаза.
        - Почему вы здесь? - тихо спросила она. - Фиона только что уснула.
        Кайрен посмотрел на спящую. Истерзанная душа Фионы наконец обрела покой, и ему не хотелось тревожить девочку.
        - Идем в мою комнату. Мэв нахмурилась.
        - Как пожелаете, - вздохнула она. - Разрешите мне одеться.
        - Немедленно, - приказал он и, подойдя к ней, взял за руку.
        Ее лицо выражало яростный протест, но граф был уверен, что она не станет будить шумом сестру, как не станет задерживаться в коридоре, поскольку на ней одна рубашка и кто-нибудь может ее увидеть.
        Итак, его жена вошла в его комнату скорее раздетая, чем одетая, а ему, вместо того чтобы соблазнять ее, придется задавать ей вопросы.
        Какая несправедливость!
        Когда он приступил к делу, в его голосе прозвучало разочарование.
        - Где твой брат? - спросил Кайрен.
        Мэв уставилась на мужа с ошарашенным видом.
        - Вы подняли меня с постели и тащили сюда, полураздетую, чтобы спросить об этом? Мне действительно нечего сказать. - Мэв направилась к двери.
        Черт бы побрал эту строптивую женщину! Неужели она не может стать более уступчивой или послушной?
        Кайрен опять схватил ее за руку и круто развернул лицом к себе. Они стояли так близко, что он чувствовал ее легкий цветочный запах, видел под тонкой рубашкой округлости грудей с точками сосков. В голове у него мелькнули воспоминания о прошлой ночи. Мэв говорила о своей семье, спрашивала о его жизни, его друзьях, казалась такой... открытой. Потом во время их поцелуя обняла его за шею, требовала целовать еще.
        Кайрен приподнял ей подбородок, чтобы лучше видеть ее лицо.
        - Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю.
        В золотистых глазах Мэв сверкнул гнев, рот упрямо сжался. Но он продолжал сверлить жену грозным взглядом, будто хотел проникнуть в ее тайные мысли.
        - Спрашиваю еще раз: где твой брат?
        - Я не знаю.
        - Он отправился в Дублин?
        - Я не знаю.
        - Он с мятежниками?
        - Я не знаю, - после некоторого колебания ответила Мэв. - Я ничего не знаю!
        - Почему твой брат не сказал тебе о своем плане освободить из заключения твоего бывшего любовника?
        - Потому что он не говорит со мной о своих планах.
        Кайрен не сомневался, что девушка лжет. Даже если Мэв не знает точно, где находится ее брат, ей наверняка было известно о его намерениях. И она ничего ему не сказала.
        Проклятие! Мэв домогалась его, не говоря ни слова правды. Да, она пришла к нему в комнату, поблагодарила за помощь, не возражала, когда он стал ее целовать, хотя торопилась к Джейн, которая все еще не родила. Мэв даже не отпускала его, требуя продолжения и заставив его думать только о ней.
        Возможно, это и было ее целью.
        Граф перебирал в уме различные варианты. Да, прошлой ночью Мэв явилась к нему и отвлекла внимание, чтобы он не спрашивал про Флинна и не заметил его отсутствия. Неужели только ради этого? Даже растворяясь в поцелуе, Мэв содействовала мятежникам?
        Увы, похоже на то. Достаточно вспомнить его первую встречу с этой чертовкой, ее возмущение приездом нового графа, хотя он еще и не успел войти в Лэнгмор. Только глупец мог поверить, что ей вдруг понравилось его общество.
        Прищурившись, Кайрен продолжал молча смотреть на Мэв. Почему он чувствует себя обманутым невестой, которую никогда не хотел иметь?
        Сейчас он не находил ответа. Для этого нужна ясность мыслей, а он слишком разгневан.
        - Представляю, как тебе не терпится узнать, что произошло с твоим любовником. Я угадал?
        Видимо, чувствуя его раздражение, Мэв опустила глаза. Или она сожалеет, что делила постель с другим мужчиной? Кайрен хотел бы верить в это, но он знал, что ошибается. И пришел в еще большую ярость.
        - Квейд - мой друг, - пробормотала Мэв. - Я знала его всю жизнь, милорд.
        - Кайрен! Сколько раз я должен тебе повторять, чтобы ты называла меня по имени, женщина?
        - Сейчас это не важно.
        - Да! - рявкнул он. - Сейчас мы должны обсудить нечто другое. Вчера ты пришла в мою комнату и не только благосклонно отнеслась ко мне, но даже, казалось, получила удовольствие от моего поцелуя. А почему? Я думал, возможно, ты пришла по собственному желанию, возможно, ты захотела меня. Но нет, ты сделала это, чтобы обмануть меня, ввести в заблуждение. Своим пылом ты лишь отвлекала мое внимание от Флинна, который улизнул из замка. Все это было только уловкой, разве не так?
        - В... вы думаете... - задохнулась Мэв, - что я... я позволила целовать себя, чтобы отвлечь вас?
        - Да, черт побери, именно так я и думаю! Ты была подослана мятежниками. И ты замечательно справилась со своей задачей. Но знай, моя прелестная Мэв, - прошипел он, ткнув в нее пальцем, - это больше не повторится. Я понимаю, сейчас ты...
        - Ничего вы не понимаете и ничего не знаете обо мне. Кайрен до боли сжал ее руку.
        - Можешь лгать сколько тебе угодно, но я вижу, что ты готова на все, чтобы помочь мятежникам. Я стоял, наблюдая, как ты потчуешь меня добрыми словами, потом соблазняешь ртом. На что еще ты могла бы пойти, если бы меня не удовлетворили поцелуи?
        - Вы действительно свинья! Вчера я гадала, кто вы на самом деле: задира, который ради удовольствия избил моего брата, или храбрый, отзывчивый человек, который помог моим сестрам. Теперь я вижу, что больше задира, чем храбрец! И если бы я стремилась помочь мятежникам, убрав вас с их пути, то мне проще было отравить вас, чем целовать. Вы глупец!
        Глава 8
        После двух ненастных дней опять выглянуло солнце, и во дворе замка продолжились тренировки. Килдэр проводил долгое занятие с солдатами прежнего графа и новоприбывшими из Дублина, но Фредди и его дружок почему-то отсутствовали.
        Стоя на зубчатой стене, Мэв пыталась не смотреть в сторону мужа. Она ждала возвращения Флинна и молилась о том, чтобы оно было безопасным. Тем не менее ее взгляд постоянно устремлялся к единственному, кто не надел тунику. Кто выглядел самым мужественным и сильным. Да, никто не мог сравниться с Килдэром.
        - Следи за своим плечом, парень! - крикнул Кайрен. - Будь готов к ударам противника.
        - Это трудная задача, - пожаловался молоденький солдат.
        - Трудная, но совершенно необходимая. Твое оружие должно быть достаточно сильным, чтобы убить, а не просто ранить. Оно должно быть достаточно тяжелым, чтобы выдержать удар вражеского клинка. Ты и сам должен быть сильным. Чтобы стать лучшим, ты должен свободно управляться с этим мечом. Всегда и по своему желанию.
        Ее взгляд скользил по обнаженной груди Килдэра. Даже отсюда Мэв видела, как играют его мускулы. Большинство других мужчин не могло похвастаться такой физической силой. Ни ее собственный брат, ни Квейд не обладали столь отточенным военным мастерством, оба охотнее говорили о восстании, чем тренировались для него.
        При мысли о мятеже Мэв начала беспокойно ходить взад-вперед. Где Флинн? Освободил ли он Квейда или сам попал в тюрьму?
        Вздохнув, она повернулась и налетела на Бригид.
        - Господи и Его воля, ну разве он не совершенство? - почти благоговейно произнесла девочка, глядя во двор замка.
        Поскольку Мэв не знала, кого имеет в виду ее младшая сестра, Килдэра или Кольма, то еще раз посмотрела вниз и утвердилась во мнении, что совершенством можно назвать лишь ее мужа. А оруженосец... Он пока мальчик.
        Кроме того, ей следовало направить мысли сестры в более благочестивое русло. В конце концов, начался Великий пост.
        - Все они мужчины, Господь создал их по одному и тому же образцу, Бригид.
        - Не похоже, - хихикнула девочка.
        Мэв взяла сестру за руку и заставила повернуться.
        - Разница между ними невелика. Все они мужчины, все они стремятся к войне. Те люди внизу уничтожат надежды Ирландии на свободу и посадят твоего брата в тюрьму.
        - Но ведь Кайрен - твой муж, - нахмурилась Бригид. Сдержав проклятие, Мэв отпустила ее руку. Девочка явно не понимала, что Килдэр - их враг. Хотя, если честно признаться, Мэв и сама не была в этом уверена.
        Прошлой ночью Килдэр обвинил ее в распутстве, утверждая, что она готова продать себя за Ирландию. Конечно, его мнение ничего для нее не значило, но отчего-то показалось ей обидным.
        Мэв раздраженно вздохнула.
        На что еще ты могла бы пойти, если бы меня не удовлетворили поцелуи? Его обвинение болью отдавалось в сердце. Он наверняка бы ей не поверил, но Мэв не стала бы делить с ним постель даже ради успеха восстания. Он безосновательно нанес ей такое оскорбление!
        А если бы Флинн рассказал ей о своем плане и действительно попросил бы отвлечь Килдэра, чтобы тот не заметил его отсутствия? Мэв задумалась. Она многое бы отдала, чтобы помочь Квейду и ее любимой Ирландии. О, обмануть Килдэра она могла, и, не предлагая в качестве приманки свое тело, у нее хватило бы ума придумать другую хитрость. Но как ей разговаривать с Килдэром, если он продолжит свои расспросы? Лгать?
        Да. Она не остановится ни перед чем, лишь бы ее жених и брат вернулись домой невредимыми, а Ирландия сделала еще один шаг к свободе без кровопролития.
        Ее гнев утих. Закусив губу, Мэв пыталась обдумать свои действия. На что она могла бы пойти, не имеет значения. Килдэр оставался англичанином, который забыл, что в нем течет ирландская кровь. Он был врагом, которого обрадует казнь Квейда, если это случится.
        Но он был и тем человеком, кто доделал колыбель для ребенка Джейн, помог Фионе и поддержал ее в несчастье. Ему это было совершенно не нужно, и Мэв до сих пор удивлялась, зачем он это сделал.
        Так кто же такой Килдэр? И как ей с ним поступить?
        Небо вдруг прорезала молния, за нею последовал оглушительный раскат грома. Подняв глаза, девушка увидела - скоро пойдет дождь... опять.
        - Мэв, что с тобой? - неожиданно спросила Бригид. Она тут же согнала с лица озабоченность и улыбнулась младшей сестре:
        - Я немного устала, дорогая. И больше ничего.
        Со двора замка донеслось изощренное ругательство, которое могло принадлежать лишь Килдэру. Первая капля дождя упала ей на щеку, потом вторая, третья, и Мэв быстро повела сестру к лестнице.
        - По-моему, Джейн тоже устала, - сказала девочка. - Она говорит, что трудится уже несколько часов.
        - Что? - Открыв рот, Мэв уставилась на Бригид.
        Та испуганно отступила.
        - Разве она не сказала тебе сегодня утром?
        Сегодня утром? Нет. Мэв ушла в часовню, желая побыть в одиночестве и разобраться в путанице мыслей и чувств, вызванных браком. Она думала о том, что долг жены - подчиняться воле, желанию и капризам своего мужа.
        А покорность никогда не была ей свойственна.
        - Как у нее дела? - спросила Мэв. Бригид пожала плечами.
        - Она говорит, ее работа началась прошлой ночью и продолжалась до утра. Она велела мне найти тебя.
        - А вместо этого ты проводила время, разглядывая солдат? - рассердилась Мэв.
        - Да. Я виновата. - Девочка опустила глаза. - Я немного... отвлеклась.
        Несмотря на большое желание отчитать сестру за безответственность, Мэв решила вернуться к этому позже. Кстати, не только девочка не устояла перед искушением, она, взрослая женщина, тоже глазела на Килдэра. А ведь Бригид еще ребенок. Ладно, сейчас надо думать в первую очередь о Джейн.
        Когда Мэв вошла в комнату старшей сестры, то увидела, что та лежит на кровати, обхватив руками вздувшийся живот, дыхание у нее было тяжелым, с перебоями. Боже правый, за целый час Джейн не смогла родить? Мэв похолодела от ужаса и еще раз взглянула на старшую сестру.
        - Ты готова произвести своего младенца на свет, да? - Она попыталась улыбнуться.
        Джейн с трудом кивнула, и Мэв снова охватил страх. Нет, только без паники. Она уже присутствовала при родах и сможет помочь сестре. Природа сама подсказывает роженице, когда нужно тужиться. Ее задача - принять ребенка и удостовериться, что он дышит, вот и все.
        Мэв надеялась, что это так, хотя никакой уверенности у нее не было. Ее мать всегда принимала роды в замке с помощью одной из служанок.
        Без тени колебания она повернулась к Бригид и прошептала:
        - Найди Исмению... быстро. И приведи ее сюда.
        Кивнув, девочка выскочила в коридор и понеслась по лестнице вниз. Мэв с удовлетворением посмотрела ей вслед и опустилась на колени рядом с Джейн, которая с такой силой сжала ее руки, что они побелели.
        - Как долго это продолжается?
        Сестра сморщилась от боли и застонала. Потом опять послышалось хриплое, прерывистое дыхание. Мэв была уверена, что ребенок скоро появится.
        Внезапно боль, кажется, отступила, и Джейн ответила:
        - Не могу сказать.
        Она посмотрела в окно. Ее мягкие темные волосы намокли от пота и прилипли к вискам.
        - Наверное, с полудня, - добавила она.
        Мэв еще больше испугалась. С полудня миновало уже почти четыре часа! Она столько терпела? Совсем одна, без всякой помощи?
        - Я здесь, - сказала Мэв, беря сестру за руку. - Все будет хорошо. Как тебе помочь?
        - Вынь из меня этого ребенка, - слабо улыбнулась Джейн.
        - Сделаю все возможное. Я послала Бригид за Исменией, она-то знает, что нужно делать.
        Прежде чем Джейн успела ответить, лицо у нее снова исказилось от боли, и она мертвой хваткой вцепилась в руку сестры, едва не сломав ее. Мэв закусила губу, но к душераздирающему воплю Джейн она абсолютно не была готова. Она не помнила ни одной женщины, которая бы делала такие неимоверные усилия, чтобы произвести на свет ребенка.
        Боже всемогущий, пусть это свершится! Младенец должен сейчас выйти!
        - Какого дьявола? Что тут за крики? - рявкнул с порога Килдэр.
        Сестра даже не повернула голову, и Мэв снова почувствовала беспокойство.
        - Уйдите! У нее сейчас появится ребенок.
        Взглянув на свояченицу, Килдэр помрачнел, но после некоторого колебания все же вышел, а Мэв занялась сестрой.
        - Джейн, милая, я должна посмотреть, не видна ли уже головка. Если видна, тебе придется сосредоточиться на родах.
        Та кивнула.
        Задрав ей до пояса юбку и подол рубашки, Мэв сразу увидела... не маленькую головку, как она рассчитывала, а ягодицы ребенка.
        Она зажала рот ладонью, чтобы подавить крик ужаса.
        При таких родах женщина обычно умирала. А у нее совершенно нет опыта, что она может сделать? Наверное, только молить Господа о том, чтобы он дал ей увидеть младенца Джейн, сосущего грудь матери, оставшейся в живых.
        - Что? Ты его видишь? - прошептала сестра.
        - Да. - Мэв надеялась, что ее голос не так дрожит, как руки. - Он выходит.
        - Уже началось? - спросила Исмения, чуть ли не вбежавшая в комнату, несмотря на свой почтенный возраст.
        Мэв кивнула, а затем прошептала:
        - Он идет задом.
        - Мы ничего не сможем сделать, - помрачнела старая женщина и перекрестилась. - Остается лишь молиться.
        - Мы должны ей помочь.
        Мэв хотела добавить, что не оставит сестру умирать, но промолчала, ибо ее могла услышать Джейн.
        - Я обещаю только принести воду и несколько трав, - пожала плечами Исмения. - Остальное в руках Господа, как он распорядится, так и будет.
        С этими словами она вышла из комнаты, а Мэв потерянно смотрела на дверь. Неужели все кончено? И никто ей больше не поможет сохранить жизнь сестре?
        Услышав очередной пронзительный вопль, она повернулась, опять увидела ягодицы застрявшего ребенка, но Джейн не делала никаких усилий, чтобы вытолкнуть его наружу. Появившаяся кровь испачкала ее рубашку и простыни.
        - Тужься, - приказала Мэв, наклонившись к сестре. - Он хочет выйти.
        - Не могу, - прошептала Джейн и с трудом покачала головой. - Дай мне поспать.
        - Нет. Сначала роди этого ребенка!
        Сестра начала кричать, по лицу у нее потекли слезы, и, мысленно отстегав себя за жестокость, Мэв взяла ее за руку.
        - Пожалуйста, Джейн, не сдавайся, - умоляюще произнесла она, а потом крикнула: - Исмения! Скорее иди сюда!
        Но вместо служанки на пороге возник Килдэр.
        - Она отправилась домой за травами.
        - Домой? Нет! Сейчас не время. Она необходима мне здесь! Ребенок выходит задом.
        Килдэр подошел к кровати и внимательно оглядел роженицу.
        - Ты можешь его перевернуть?
        - Моя сестра не лошадь, вы, глупец!
        - Да. - Он похлопал жену по руке. - Успокойся, Мэв. Джейн снова застонала, и она, высвободив свою руку, наклонилась к сестре. Глаза у нее были закрыты, даже губы выглядели белыми на смертельно побледневшем лице.
        - Она собирается умереть, - дрожащим голосом прошептала Мэв. - О Боже...
        Килдэр схватил ее за плечи и встряхнул.
        - Она не умрет. Давай попытаемся еще раз.
        - Что вы знаете о рождении детей? - процедила сквозь зубы Мэв.
        - Очевидно, меньше, чем ты. Займи свое место, чтобы принять его. Он выйдет.
        Отдав ей приказание, он встал рядом с Джейн и крепко сжал ее безвольную руку.
        - Слушай меня, - твердо произнес он. - Ты не должна сдаваться. Этот ребенок тебе нужен.
        - Нет, - проскулила Джейн.
        - А я говорю, да. Борись! Разве Джеральт хотел, чтобы его ребенок умер, не познав жизнь?
        Джейн приоткрыла глаза.
        - Нет, - согласилась она и тут же закричала от боли.
        - Тужься, дорогая, - умоляла сестру Мэв.
        - Тужься, черт бы тебя побрал! - рявкнул Килдэр.
        - Я не могу.
        - Клянусь, ты можешь. Давай! - настаивал он. Джейн страшно закричала, ее плечи судорожно задергались, но она тужилась.
        - Она упадет. Встаньте позади нее! - выдохнула Мэв.
        Ее муж безропотно подчинился и целую минуту удерживал Джейн в сидячем положении. Килдэр выглядел смущенным. Капли пота стекали ему на брови. Он не отпустил свояченицу, даже когда она зашлась от нечеловеческого крика.
        Посмотрев вниз, Мэв увидела появившиеся ягодицы ребенка, его бедра и нижнюю часть спинки.
        - Он сейчас выйдет! - с надеждой и радостью воскликнула она.
        Схватки утихли, и Килдэр положил Джейн на кровать. Ошеломленная, Мэв смотрела, как он взял ее сестру за руку и вполголоса сказал:
        - Я знал, что ты борешься. Ты храбрая женщина, Джеральт мог бы тобой гордиться.
        - Он родился? - прошептала Джейн.
        - Почти, - заверила Мэв. - Еще одно усилие, возможно, два.
        К ее облегчению, сестра кивнула.
        Пару секунд она лежала спокойно, а когда вновь накатила волна боли, вцепилась в руку Килдэра. Тот поморщился и кивнул Мэв, которая тут же ухватила младенца и тихонько потянула к себе.
        Джейн опять закричала, но Килдэр моментально обнял ее за плечи.
        - Тужься! - приказал он. - Тужься!
        Стиснув зубы, роженица сделала еще одно усилие. Снова раздался ее душераздирающий крик, и вдруг на подставленные руки Мэв с воплем упал скользкий комок плоти. Она посмотрела на сморщенного, окровавленного и недовольного младенца.
        - Это мальчик! - радостно воскликнула она. - Мальчик! Джейн кивнула и улыбнулась.
        Тут к ней подошла вернувшаяся Исмения, пальцем прочистила новорожденному рот и запеленала его в кусок холста, который принесла вместе с водой.
        - Поздравляю, леди. - Старая женщина протянула ребенка усталой матери.
        Джейн взяла его, с улыбкой взглянула на красное, испачканное личико, и младенец издал громкий вопль. Килдэр засмеялся.
        Стоявшая у двери Бригид встретила своего племянника, открыв от счастья рот.
        Мэв посмотрела на мужа, и по неизвестной ей причине у нее почему-то навернулись слезы.
        - Мы это сделали, - пробормотала она. - Я до сих пор не могу поверить.
        - Это сделала ты, - сказал он. - А я только кричал на нее.
        - Я думаю, это чудо, - добавила Исмения, которая принесла чистую воду.
        Сполоснув руки, Мэв повернулась к сестре и увидела, что младенец жадно сосет грудь Джейн. Кажется, это и в самом деле чудо. Оба живы отчасти благодаря помощи Кайрена. Теперь у Джейн все будет хорошо.
        - Вы не только кричали, вы помогли, - заверила она мужа и, увидев его сомнение, добавила: - Правда. До вашего прихода я очень боялась.
        Кайрен пожал плечами, но спорить не стал. Вскоре ребенок утомился, как, впрочем, и Джейн. Исмения взяла его из рук матери и вымыла.
        - Идем, мы здесь больше не нужны, - сказал Килдэр, обняв жену за талию, и Мэв молча последовала за ним в его комнату.
        Даже здесь, наедине с Кайреном, она чувствовала не обычное напряжение, а... радость.
        Когда он налил вина, Мэв подошла к окну и посмотрела на небо. За несколько часов, пока длились роды, успело стемнеть, и ночь уже разбросала по сине-черному небосводу тысячи блестящих звезд. Луна освещала серебряным светом холмистый пейзаж, который она так хорошо знала. Издалека до нее долетал шум реки Барроу, даже ветерок не беспокоил прохладный воздух. Мэв глубоко вздохнула.
        Похоже, сегодня Господь объявил день отдыха от борьбы и ссор. Он принес в семью О'Ши нового ребенка, окутав спокойствием Ирландию и стены Лэнгмора.
        Хотя Мэв знала, что все это лишь временно, мимолетная иллюзия, тем не менее это вызывало у нее улыбку.
        Кайрен протянул супруге кубок.
        - Ты должна быть довольна сестрой, - сказал он. Мэв пожала плечами.
        - Я рада, что они живы и мальчик выглядит здоровым.
        - Это точно. Он выглядит парнем, которым Джейн может гордиться.
        Пока Мэв небольшими глотками потягивала вино, рука Кайрена сначала нежно гладила ее спину, затем плечи и шею, снимая напряжение усталых мышц. Она расслабилась, отдавшись ленивому удовольствию.
        Могла ли она когда-нибудь представить, что прикосновения Кайрена вызовут у нее иные чувства, кроме страха и мрачных опасений? А теперь она не желает это прекращать. Хотя должна. Но именно сейчас она не может отказать себе в маленьком утешении.
        - Ты меня поражаешь, - тихо сказал он.
        - Я? - спросила Мэв, приоткрыв глаза.
        Она увидела, что взгляд графа прикован к ее рту, и губы нетерпеливо дрогнули в ожидании его поцелуя.
        Вместо этого он произнес:
        - Ты смелая, находчивая и добрая. Ты заботишься о своей семье.
        Против воли Мэв покраснела.
        - Я делаю лишь то, что кажется мне правильным.
        - Ты управляешь и Лэнгмором, и семьей.
        - Вы бы поступили так же, - нахмурилась Мэв.
        Она заметила на лице Кайрена сомнение, но он ничего не сказал, продолжая гладить ее спину. Она вдруг снова почувствовала напряжение, хотя на этот раз оно, как ни странно, было ей приятно.
        Видимо, Килдэр что-то прочел в ее глазах.
        - Милая Мэв, - прошептал он и, отведя волосы с ее лица, поцеловал.
        Без спешки, с ласковой настойчивостью и удовольствием. Она просто не могла не ответить. Сегодня она забудет обо всем, ни завтрашний день, ни вчерашний сейчас не имеют значения.
        Мэв повернулась к мужу и крепко прижалась к его широкой груди. Вздрагивая от его ласк, она успела подумать, как воин, привыкший к кровавым битвам, может быть с нею таким нежным, а потом утонула в бесконечном поцелуе, купаясь в туманном море эмоций, где не существовало ничего, кроме его губ и ее страсти.
        Наконец он поцеловал ее по-настоящему - требовательно и жадно.
        Мэв никогда бы не подумала, что одно прикосновение губ может вызвать у нее такое безумное желание. Ее пальцы скользнули под тунику мужа. Со вздохом одобрения Кайрен приподнял руками ее грудь, начал играть сосками, а его рот тем временем продолжал брать и возвращать, требовать и дарить наслаждение.
        Наверняка подобная страсть к врагу - большой грех. Эта мысль отрезвила Мэв. А как же Квейд? А как же Ирландия?
        Ужас и последовавшее за ним чувство вины моментально охладили ее пыл. Она вырвалась из объятий мужа. Мэв ненавидела себя за то, что едва не потеряла голову, что ее рассудок оказался таким ненадежным и изменчивым.
        Сжав руками виски и закрыв глаза, она попыталась вернуть ясность мыслей, но все еще ощущала запах Кайрена и свое желание, пульсирующее с каждым ударом сердца.
        - Мэв?
        Она посмотрела на графа. Туника перекосилась, волосы взъерошены ее пальцами, необычные сине-зеленые глаза удивленно расширены. Она чувствовала степень его возбуждения, поскольку он не отпускал ее. И она тоже хотела его.
        Прикусив губу, чтобы не заплакать, Мэв покачала головой. Как несправедливо, что она вышла замуж за человека, который способен довести ее до безумия своими ласками... а злой рок именно его выбрал ее врагом.
        - Милорд, вы обещали ждать две недели. Лицо Кайрена застыло от разочарования.
        - Чтобы вы могли привыкнуть к мысли о нашем браке, миледи. Несколько секунд назад мне показалось, что ты примирилась... с нашим союзом.
        Мэв отвела взгляд, пытаясь найти в себе хоть каплю гнева после его насмешки. Но ведь он говорил правду.
        - Сейчас пост, время для жертв.
        - И ты решила отказывать себе в удовольствии до самой Пасхи? - бесстыдно осведомился Кайрен.
        - Нет, я... Просто я чувствую неуверенность.
        - У тебя неуверенность в мыслях, - поправил он. - А чувствуешь ты себя прекрасно.
        В таком состоянии Мэв не могла спорить, поскольку сама же и нарушила их негласное перемирие. Конечно, другого выхода нет, но она еще не готова отдать ему себя. Он хочет большего, чем супруг от жены. Не мимолетных поцелуев, не быстрого вхождения, не короткого обладания. Нет, он хочет стать ее любовником, завладеть ее телом и душой. Это пугало ее.
        - Я прошу вас подождать оставшиеся восемь дней.
        «Чтобы я хоть ненадолго еще сохранила здравомыслие», - подумала Мэв, быстро покидая комнату мужа и торопясь в собственное убежище.
        Но Мэв знала, что это временно. Кайрен - воин, хищник. Он будет охотиться за ней, подкрадываться к ее чувствам и в конце концов поймает. Вопрос лишь в том, как скоро.
        Во вторник утром Флинн наконец вернулся домой. Мэв, читавшая в главном зале, облегченно вздохнула и, отложив книгу, подбежала к брату, чтобы обнять его.
        Но тот, видимо, был совсем не расположен к излиянию чувств, поэтому коротко выругался, обошел сестру и тут же схватил кружку с элем.
        - Что случилось? - тревожно спросила Мэв. Флинн несколькими глотками выпил эль и хмуро ответил:
        - Квейд остался в тюрьме, если ты хочешь узнать именно это.
        В его голосе была такая ярость, что Мэв даже отступила.
        - Я уже слышала. Ты видел его? - нахмурилась она.
        - Нет. Говорю тебе, нам почти удалось обмануть тех английских дьяволов. Стражники были в подпитии, мы передали Квейду меч, но, прежде чем он сумел им воспользоваться, его опять схватили. Жаль, что он не перебил всех английских собак, - с презрением и горечью сказал Флинн.
        Мэв сердито посмотрела на него. Когда она в последний раз видела брата улыбающимся? Она не могла вспомнить. Теперь он постоянно говорит о войне и об убийстве англичан. Он даже не спросил про Джейн и остальных, что совсем не похоже на Флинна. Неужели он настолько поглощен восстанием и ничем другим больше не интересуется?
        - Пока ты отсутствовал, Джейн родила мальчика, - с улыбкой сообщила Мэв и опять наполнила его кружку.
        - Оба в порядке? - спросил Флинн, проводя рукой по длинным темным волосам. Казалось, он хотел поскорее уйти.
        Мэв кивнула.
        - Но роды были трудными. Джейн потеряла много крови, мы боялись, что она может умереть.
        - Да, конечно... она сейчас жива, - рассеянно произнес он, словно его отвлекли от главного. - Не должно быть никаких оправданий, что мы не смогли освободить Квейда и других.
        Она снова нахмурилась. Восстание превратилось у брата в навязчивую идею, и это ее беспокоило.
        - Я все равно не сдамся, Мэв. Даже если мне придется заплатить жизнью, я увижу тебя замужем за Квейдом, свободной от этого хвастливого петуха Кайрена.
        - Ты... - начала Мэв.
        - Ты не можешь освободить от меня твою сестру. Она - моя жена.
        Оба круто повернулись на голос. Кайрен выглядел совсем не дружелюбным. Смерив Флинна презрительным и гневным взглядом, он посмотрел на Мэв. Девушке показалось, что граф пришел в еще большую ярость, и она быстро отвела глаза.
        Если Кайрена настолько разозлил ее отказ разделить с ним постель, то в течение следующей недели он может совершить все, чего она так опасалась.
        - Ты никогда не выйдешь замуж за Квейда.
        Ее стремление избежать союза с ним Кайрен расценивал как двуличность, она была в этом уверена и чувствовала себя виноватой.
        - Милорд...
        - Не теперь, - рявкнул он, потом снова перевел взгляд на Флинна. - Пришло время нам с тобой поговорить.
        - Мне нечего тебе сказать, английское ничтожество. Кайрен грубо схватил ее брата за руку, и от его нехорошей усмешки Мэв вздрогнула.
        - Зато я должен многое сказать тебе, сосунок. И ты будешь меня слушать.
        Он потащил Флинна из главного зала, а Мэв в панике бежала следом. Брат слишком горд и не вынесет, если Килдэр снова побьет его, как в тот первый день. Кайрен может даже лишить брата свободы за участие в восстании.
        - Милорд...
        - Оставь, Мэв. Я просто хочу задать ему несколько вопросов.
        - Не бейте его, - умоляюще сказала она.
        - Я могу сам позаботиться о себе, девушка, - заявил Флинн, словно был оскорблен тем, что его пытается защитить всего-навсего женщина.
        Понимая бесполезность дальнейшего вмешательства, Мэв остановилась и с болью в сердце смотрела вслед мужчинам.
        Глава 9
        Кайрен вернулся в свою комнату только ночью. Он был весьма разочарованным. Сегодня граф получил от Флинна даже меньше информации, чем прежде. Кроме того, он не мог наказать ирландца кулаками за мятеж, поскольку у него в ушах все время звучали протесты Мэв.
        Да, его супруга отнюдь не подарок. Черт возьми, он не помнит, когда в последний раз ему было настолько трудно соблазнить женщину. Кайрен нахмурился. Он никогда не испытывал с этим затруднений. То, что Мэв устроила ему испытание, не было удивительным: до сих пор он не встречал более упрямого создания, чем она. Странно другое. Почему его обаяние не действует на жену?
        От удручающих размышлений Кайрена отвлекли стук в дверь и появление Мэв. Золотистое платье очень ей шло, и она выглядела превосходно. Но граф в этот момент думал только о ее губах. Проклятая женщина всегда действовала на него подобным образом.
        - Милорд?
        Кайрен вздохнул. Назовет ли она его когда-нибудь по имени? Он не сомневался, что ее упорный отказ был одной из форм вызывающего неповиновения. Черт побери, сегодня он не расположен терпеть никаких вызовов с ее стороны.
        - Да, жена моя. Ты пришла, чтобы провести со мной наш час?
        - Нет, я пришла, чтобы поговорить с вами о моем брате.
        - Я отослал твоего брата в его комнату. Можешь успокоиться, я не тронул Флинна даже пальцем, хотя он на это очень напрашивался.
        Почувствовав, что у Мэв отлегло от души, Кайрен почему-то рассердился. Он зачарованно смотрел, как девушка грациозным движением отбросила за плечо свои огненные локоны. Он ее безумно хотел.
        А Мэв почти ненавидела его.
        - Благодарю вас, милорд.
        - Кайрен, - безнадежно поправил он. Она сделала вид, что не слышит.
        - Флинн в последнее время очень изменился. Я говорю об этом, чтобы вы знали, что, хоть он порой и ведет себя опрометчиво, его намерения чисты.
        - Вздор, Мэв, - устало покачал головой Кайрен. - Я не желаю говорить о твоем брате. Мы проводим наш совместный час...
        - Но...
        - Мы проведем этот час наедине, Мэв. Давай наконец забудем о родах и мятеже. Я не хочу, чтобы ты была холодной и неподатливой, когда через семь дней ляжешь в мою постель.
        Девушка залилась краской, а он снова почувствовал возбуждение. Его жена - прелестное создание, умная, сильная духом, миролюбивая. Говоря ей прошлой ночью, что она его поражает, Кайрен имел в виду как раз именно это. Почему-то все ее поступки лишь подстегивали его желание обладать ею. Хотя в женщинах его всегда больше интересовала грудь, а не ум или черты характера.
        Впрочем, и Мэв совсем не походила на его прежних любовниц.
        - Но... - опять начала она.
        - Я делаю это, чтобы облегчить тебе путь к нашему союзу. Прими мои слова как знак благорасположения и лучше что-нибудь почитай мне, - сказал Кайрен, падая в стоявшее рядом кресло.
        Мэв взглянула на книгу, которую держала под мышкой.
        - Э... эту? Я... я не думаю, что она вам понравится.
        - Почему? - Он был заинтригован ее странным замешательством. - Ты думаешь, я не способен получать удовольствие от слов, как всякий нормальный человек?
        - Это поэзия.
        - И ты полагаешь, что я не люблю поэзию? - нахмурился Кайрен.
        - Вы - человек, привыкший к битвам, а не к научным занятиям.
        - Я умею читать, Мэв.
        - Я имела в виду, - еще больше покраснела она, - что не могу представить, чтобы вам понравились эти стихи.
        - Возможно, тебе удастся обратить меня в свою веру, милая Мэв, - лукаво улыбнулся он.
        Бросив на него скептический взгляд, девушка устроилась возле пылающего очага, надела очки, раскрыла книгу, потом опять неуверенно повернулась к мужу.
        - Пожалуйста, читай, - снова улыбнулся Кайрен. Плечи у Мэв заметно напряглись, и она начала:
        Жарко было в тот день, а времяуж близилось к полдню.
        Ставня одна лишь закрыта была,другая открыта,
        Так что была полутень в комнате,словно в лесу, —
        Мягкий, мерцающий свет, как в часперед самым закатом
        Иль когда ночь отошла,но не возник еще день.
        Кайрен, откинувшись на спинку кресла, продолжил наизусть по памяти:
        Кстати такой полумрак для девушекскромного нрава,
        В нем их опасливый стыднужный находит приют.
        Тут Коринна вошла в распоясаннойлегкой рубашке,
        По белоснежным плечампряди спадали волос.
        В спальню входила такой,по преданию, Семирамида
        Или Лайда, любовь знавшаямногих мужей.
        - Вам известна эта поэма? - Лицо Мэв выражало крайнее потрясение.
        - Ну, кроме мечей и копий, я знаю еще кое-что. Мой наставник граф Ротгейт позаботился о том, чтобы я получил всестороннее образование, которое включало и Овидия.
        - Значит, вы помните, что идет дальше? - покраснела Мэв.
        Лукаво усмехнувшись, Кайрен продекламировал:
        Легкую ткань я сорвал,хоть, тонкая, мало мешала, —
        Скромница из-за неевсе же боролась со мной.
        Только сражалась, как те,кто своей не желает победы,
        Вскоре, себе изменив,другу сдалась без труда.
        Он встал с кресла, подошел к Мэв, погладил ее по спине, затем нежно коснулся пальцами ее щеки. Она затаив дыхание смотрела на мужа, который опустился перед ней на колени и продолжил:
        И показалась онаперед взором моим обнаженной.
        Мне в безупречной красетело явилось ее. Что я за плечи ласкал!
        К каким я рукам прикасался! Как были груди полны —
        только б их страстно сжимать. Как был гладок живот
        под ее совершенною грудью! Стан так пышен и прям,
        юное крепко бедро. Стоит ли перечислять?
        Все было восторга достойно.
        Пока он шептал эти слова, его нежные пальцы, скользнув по ее лодыжке, начали медленно ласкать девичью ножку, потом колено.
        К радости Кайрена, Мэв затрепетала и положила руки ему на плечи, словно боялась потерять равновесие. Кайрен улыбаясь поднес ее лодыжку к губам и осыпал поцелуями ногу в чулке. Пальцы Мэв лихорадочно вцепились в его руки.
        Чувствуя, что девушка дрожит, он наклонился к ней и прошептал:
        Тело нагое ее я к своему прижимал...
        Прочее знает любой...
        Уснули, усталые, вместе...
        О, проходили бы так чаще полудни мои!
        Когда он закончил, его ладонь опять покоилась на ее колене.
        - Вы знаете каждое слово, - почти обвиняюще сказала Мэв.
        - Я больше, чем мускульная сила и обычный воин, жена.
        - Нет, - возразила Мэв.
        - Почему? Разве мое знание нескольких стихов Овидия заставляет сильнее меня ненавидеть? Или меньше хотеть? - с вызовом спросил Кайрен.
        Рука мужчины скользнула с ее колена на внутреннюю сторону бедра. Мэв резко отодвинулась и закрыла глаза, словно это могло оградить ее от действительности.
        - Ни то, ни другое.
        - Ты уверена?
        Раздраженно вздохнув, она захлопнула книгу, сняла очки и быстро направилась к двери, но Кайрен схватил ее за руку. Когда она попыталась вырваться, он нежно прижался губами к тыльной стороне запястья, ощутив бешеный ритм ее пульса.
        Мэв наконец выдернула свою руку и в ярости крикнула:
        - Больше не прикасайтесь ко мне!
        Кайрен молчал, обдумывая реакцию жены. Мэв ответила ему как женщина мужчине, которого она хочет. У него не было оснований сомневаться, что она в конце концов уступит и займет свое место в их супружеской постели. Но если она сопротивляется по причинам, о которых он догадывался, ему потребуется много времени, чтобы перебороть ее убеждения.
        - Я знаю, этот брак внес непредвиденные изменения в твои планы, милая Мэв. Да, меня прислал сюда король Генрих. Но если ты хоть на момент забудешь об этом, то поймешь, что у нас с тобой есть о чем поговорить.
        - Я этого не хочу.
        - Поскольку мы женаты, тебе лучше попытаться. Если мы этого не сделаем, наш брак станет громадной неудачей.
        Хотя Мэв была ниже ростом, она, непонятно как, умудрилась взглянуть на мужа сверху вниз.
        - Полагаю, вы считаете себя очень искусным соблазнителем дам. Я же, милорд, считаю вас человеком, который был бы мне совершенно безразличен, если бы не ваше обещание сохранить здесь мир.
        - Но если тебе нужен мир, почему ты способствуешь мятежу? И не отрицай своего участия.
        - Я хочу мира без кровопролития, - ответила Мэв. - Я не хочу войны. Не беспокойтесь, я выполню свой долг по отношению к вам, как предназначено Богом, только оставьте попытки вынудить меня к этому своими поцелуями. Теперь мне известно, что вы из себя представляете, я не желаю быть сведенной с ума и покоренной.
        - А я не успокоюсь, пока ты не станешь такой, милая Мэв.
        - Если вам доставляет удовольствие жизнь, полная тревог, то вы сами ее выбрали.
        С царственно поднятой головой, окутанная молчанием, девушка покинула комнату. Прямо-таки воплощение женского равнодушия.
        Но Кайрен, неплохо знавший женщин, почувствовал, что она борется с возбуждением и пытается скрыть это даже от себя. А так как половина из двух обещанных им недель уже миновала, Кайрен решил, что теперь самое время доказать жене всю силу его обаяния.
        Полуденное солнце не скупясь заливало ярким золотистым светом ирландские холмы. Мэв, стоявшая на зубчатой стене замка, разглядывала армию Лэнгмора. Некоторые солдаты, явно нуждавшиеся в тренировке, ворчали на Кайрена, то и дело бросая взгляды на проходящих служанок. Она подавила усмешку, с радостью осознавая, что ее самодовольный муж не слишком многому научил особо непокорных. Зато остальные использовали занятия наилучшим образом.
        Кайрен ежедневно терпеливо работал с солдатами. Тучные начали худеть от суровых тренировок, немолодые снова обрели силу, те, кто не умел ничего, усердно занимались, понимая, что учатся у настоящего мастера. Килдэр действительно заслужил уважение большинства солдат, которые порой смотрели на него как на бога. Мэв надеялась, что сама она смотрит на него по-другому.
        Если мужчина умеет воевать, он, без сомнения, с еще большей легкостью умеет соблазнять женщин. Прошлой ночью только от его слов и нескольких прикосновений сердце у нее едва не выскочило из груди, а мышцы живота свело от желаний, каких она никогда не испытывала в объятиях Квейда.
        Почему? Почему из всех мужчин именно он?
        Прежде чем Мэв успела обдумать этот вопрос, она увидела, что Кайрен закончил тренировку и отпустил солдат.
        Она нахмурилась. Сейчас только середина дня, на ясном небе ни облачка, ничто не предвещает дождь. Почему же Килдэр прекратил занятия?
        Будто почувствовав ее любопытство, Кайрен поднял голову и посмотрел вверх.
        - Иди сюда, милая Мэв, - с улыбкой сказал он.
        Муж явно чего-то хочет, но после вчерашнего ей совершенно ни к чему с ним встречаться. Ее решение вряд ли можно назвать невосприимчивостью к его обаянию, его улыбке, его прикосновениям.
        - Я любуюсь отсюда видом, милорд.
        - Я намерен тебе кое-что показать. - Голос графа был твердый и уверенный.
        А она не испытывает ни малейшего желания спускаться. Да и что особенного он может ей показать?
        Мэв покачала головой. Может, он задумал допросить ее? Или соблазнить?
        - Возможно, через некоторое время. Сейчас я должна позаботиться об ужине.
        - Это терпит, жена. А сейчас лучше спустись ко мне. Мэв вдруг увидела, что солдаты Лэнгмора и снующие по двору слуги с любопытством наблюдают за их диалогом, видимо, пытаясь понять, кто в замке хозяин. До сих пор она имела власть и принимала решения как госпожа, поскольку Флинн или часто отсутствовал, или был занят. Ее возмущала самонадеянность мужа, который так быстро и легко снимал с нее всякую ответственность.
        К тому же Мэв знала, что требование Килдэра никак не связано с делами замка. Она поняла это по его взгляду.
        И она медлила. Спуститься вниз означает показать всем, что она покорилась мужу. Так подумает каждый в Лэнгморе, и это оскорбляло ее гордость.
        - Иди сюда, Мэв. Или я сам приду за тобой. Тогда может случиться, что мы вообще не выйдем к ужину.
        Мэв, потрясенная его намеком, остолбенела, а потом залилась краской. Господи, этот человек настолько дерзок, что своим бесстыдством ввел бы в замешательство самого дьявола. Причем она нисколько не сомневалась, что Килдэр выполнит свою угрозу и поднимется на стену, чтобы увести ее с собой.
        - Мне необходимо посмотреть, как дела у кухарки. Затем я встречусь с вами.
        Прежде чем он успел возразить, она скрылась. Добежав до кухни, Мэв заглянула в жаркое помещение. На очаге пекся хлеб, у дальней стены возле шкафа с различными пряностями стояла пожилая кухарка, держа в руке ощипанного гуся.
        Поскольку женщина отлично знала свое дело, Мэв заходила на кухню не чаще двух раз в неделю.
        - Вам что-нибудь угодно, миледи? - спросила она.
        - Нет, - покачала головой Мэв. - Я вижу, у тебя все в порядке, как обычно. Готовь своего гуся.
        Понимая, что ее приказание в лучшем случае глупо, она мысленно отругала себя. Если Кайрен хочет поговорить, она вполне может побеседовать с этим негодяем. Ей не следует его избегать. Ведь она ни капли не боится мужа... Лишь ее тело реагирует на его прикосновения.
        Занятая этими мыслями, она не заметила, как очутилась на среднем дворе замка.
        Кайрен, не сдвинувшийся с места после ее ухода, приветствовал жену очаровательной улыбкой, которая всегда кружила Мэв голову.
        Да, его улыбка намного более соблазнительна, чем улыбка Флинна или даже Квейда, но он наверняка отрепетировал ее перед зеркалом, чтобы привлекать к себе внимание дам.
        - Что вы хотели мне показать? - спросила девушка, мысленно похвалив себя за равнодушный вопрос.
        Кайрен протянул к ней руку. В его улыбке сквозило озорство, и Мэв при всем желании не могла отрицать, что ее сердце застучало быстрее. Стараясь не смотреть в эти сине-зеленые глаза, она подошла к мужу и сосредоточила взгляд на его носу - длинном, прямом, только с легкой горбинкой у переносицы.
        Мэв вздохнула. Может, сердце у нее и стучит чуть быстрее, но это не имеет никакого значения.
        Слава Богу, Кайрен наконец отвернулся, чтобы взять лук, который лежал на земле рядом с ним, а затем, к ее потрясению, вложил его ей в руку.
        - Я не желаю прикасаться к этому орудию смерти! - воскликнула она, отбросив мерзкую вещь.
        Муж терпеливо нагнулся, поднял лук и снова вложил ей в руку, но теперь крепко сжав ее теплыми мозолистыми пальцами.
        - Это орудие защиты, оно предназначено для добывания еды обитателям замка. К тому же владеть луком большое удовольствие.
        Кайрен не думал ее соблазнять, она это чувствовала. Для него любое орудие, способное с тридцати шагов пробить доспехи солдата, является средством развлечения.
        - Нет, милая Мэв, не надо так хмуриться. Я тебе покажу.
        Ее протесты остались невысказанными, потому что он взял ее за руку и повел к своему жеребцу. Легко, будто ветер осенний лист, Кайрен подхватил жену, посадил на седло, а сам устроился сзади. Потом положил лук в седельную сумку и тронул коня.
        Не успела Мэв опомниться, как они уже выехали из Лэнгмора. Ветер бесцеремонно играл ее волосами, солнце посылало золотые лучи на благоухающую землю, торопя приход весны. Но Мэв больше занимала рука Кайрена, лежавшая у нее на талии. Она чувствовала его дыхание. Разве когда-нибудь она обращала внимание на подобное, общаясь с Квейдом?
        Вскоре они выехали на маленькую поляну, окруженную деревьями с уже набухшими почками. Кайрен остановил жеребца, спрыгнул на мягкую землю и протянул жене руки.
        Мэв посмотрела в его выжидающие глаза, и сердце у нее опасно замерло. Почему этот человек так ее привлекает? Его поведение ей не понятно. Он не согласен с ее представлениями о войне, политике и браке... о том, что происходит между мужчиной и женщиной.
        Почему он волнует ее, как никогда не волновал Квейд?
        Чувствуя нерешительность Мэв, Кайрен снял ее с лошади и поставил на землю. Они стояли так близко, что девушка слышала биение его сердца, ощущала сдерживаемый им натиск страсти, которая могла бросить ее в водоворот опасного, безрассудного желания.
        Вспомнив Квейда и свой долг перед будущим Ирландии, где нет места влечению к врагу, Мэв быстро отступила.
        - Зачем вы привезли меня сюда, милорд?
        Она не сомневалась, что подобное обращение, как всегда, прогневит мужа. Но так ему и надо. Это еще весьма скромная месть за его посягательство на ее жизнь, которую он изменил, даже не спросив у нее согласия.
        С преувеличенным терпением он вытащил из седельной сумки лук, снова вручил его жене, сжал ее пальцы. Мэв пришла в ярость, хотя толком не знала, то ли выругать его за прикосновение, то ли смириться с приятным ощущением.
        - Ты держишь в руке длинный лук, - объяснил Кайрен. - Он сделан из двух кусков тиса и довольно легкий. Это лук для мальчика, поэтому он меньше обычного. Ты сумеешь из него выстрелить.
        - Я не хочу этого слышать, милорд. И прошу вас убрать свою руку...
        - Для стрельбы из лука требуется четыре главных качества, - продолжал Килдэр, не обращая внимания на ее слова. - Во-первых, разумеется, меткость. При охоте, защите, даже при развлечении самое важное - поразить цель.
        - Я не хочу этому учиться!
        - Разве ты не захочешь использовать мои уроки против меня, когда присоединишься к мятежникам? - Негодяй еще имел наглость ухмыляться.
        - Я уже говорила вам, что не желаю кровопролития. Я лишь хочу свободы для Ирландии.
        Он кивнул, будто ее ответ все решал.
        - Во-вторых, при каждом выстреле у тебя должна быть скорость. Вряд ли ты сможешь защитить себя или поразить движущуюся цель, если та окажется быстрее, чем твоя стрела.
        - Я обязана слушать дальше?
        Мэв подавила зевок, но Кайрен ответил ей громким смехом.
        - В-третьих, - сказал он, - ты должна легко и свободно владеть своим луком, для чего тебе необходимы быстрота и ловкость рук.
        Может, ей только показалось, или его последняя фраза действительно содержала какой-то особый намек? Мэв рискнула взглянуть на мужа... лишь для того, чтобы увидеть его обычную усмешку.
        - И последнее, - неумолимо сказал Кайрен, несмотря на то что она демонстративно игнорировала его объяснения. - Ты должна иметь силу. Ничего хорошего тебя не ждет, если ты всего-навсего царапнешь мишень. Твоя стрела должна войти глубоко и пробить ее.
        Перехватив его взгляд, Мэв заметила, что поразительные сине-зеленые глаза мужа потемнели, стали суровыми.
        - Я вас поняла.
        - Хорошо, - улыбнулся он. - Тогда не стану обременять тебя дальнейшими указаниями.
        Кайрен взял ее за плечи, развернул лицом к деревьям и снова отдал ей оружие.
        - Теперь встань так, чтобы тело находилось точно перед мишенью, и слегка раздвинь ноги. - Поскольку Мэв колебалась, он вставил сапог между ее домашними туфлями и придал ее ногам требуемое положение. - Распредели свой вес на обе ноги, плечи должны быть на уровне мишени.
        Он показал, как это сделать, проведя- ладонями от ее плеч к рукам и вниз к бедрам. Даже сквозь платье и рубашку Мэв ощущала жар его пальцев, проникающий до самой кожи.
        - Хорошо, - пропел Кайрен. - Теперь держи лук так, чтобы большой и указательный пальцы находились под острым углом. Смотри. - Он быстро поставил ее руки в соответствующую позицию. - И помни, у тебя должна быть свобода движений после того, как ты выпустишь стрелу.
        - А как мне это узнать до того, как я ее выпущу? - со вздохом спросила Мэв.
        - Потренируйся и узнаешь. Теперь вставляй стрелу. Выемка для тетивы вот здесь. Держи лук в левой руке. - Кайрен снова показал. - Хорошо. Тетива должна находиться с внутренней стороны твоей левой руки.
        Сосредоточенно нахмурившись, она выполняла указания мужа, хотя сомневалась, что может справиться. То, что выглядело со стороны таким простым, неожиданно оказалось весьма сложным. Впрочем, рядом с Килдэром ее уже ничто не должно удивлять.
        - Правильно, Мэв. Клади древко стрелы на опору, а оперение должно выступать. Отлично. Теперь натягивай тетиву вместе со стрелой. Остановись, когда почувствуешь, что тетива крепко сидит в выемке на стреле.
        Ее движения были неловкими, тем не менее Кайрен одобрительно кивнул, взгляд у него вдруг стал живым и одновременно серьезным. Мэв смотрела на мужа, со странным нетерпением ожидая дальнейших указаний.
        - Прекрасно. Натягивай лук, используя первые три пальца. Но держи стрелу указательным и средним.
        Мэв попыталась зажать маленький кусок дерева между пальцами. Не вышло. Расстроенно вздохнув, она сделала еще две попытки, и тоже неудачные.
        Кайрен сразу пришел ей на помощь, и когда Мэв опять легонько сжала дерево, она почувствовала, что так намного лучше.
        - Хорошо. Теперь натягивай тетиву до тех пор, пока твой указательный палец точно определит нужное местоположение. Запомни это место, чтобы использовать его при каждом движении лука. Если ты будешь менять положение, то результат стрельбы окажется скверным. Ты прицелилась как следует? - Говоря, он развернул ее к ближайшему дереву. - Теперь смотри на мишень двумя глазами. Зрительно выровняй направление стрелы с положением дерева, чтобы они точно были на одной линии. Когда почувствуешь, что готова, задержи дыхание и отпусти тетиву.
        Мэв пристально взглянула на мишень, затем провела воображаемую линию от наконечника стрелы до толстого ствола дерева и снова прикинула точность прицела.
        - Сейчас тебе особая тщательность не нужна. Понимание, как целиться, приходит со временем. Сейчас достаточно попробовать, милая Мэв.
        Рассеянно кивнув, она задержала дыхание и отпустила тетиву. Килдэр, стоявший позади нее, придерживал ее руками за талию, отчего Мэв чувствовала себя маленькой и одновременно непобедимой. Правда, она была не уверена, нравится ей такое чувство или нет.
        Стрела с легким свистом прорезала воздух и через мгновение глубоко вошла в кору почти у самых корней дерева.
        Она это сделала!
        - Очень хорошо, - похвалил Кайрен.
        От его искренней улыбки, веселого блеска в глазах и знакомой теплоты его прикосновения Мэв ощутила дрожь, которая противоречила всей логике ее рассуждений.
        - Попробуй еще раз, - предложил он.
        С удивившим ее волнением она выхватила у него из рук протянутую стрелу, повторила весь процесс, но, увы. даже не задела мишень.
        Разочарование от промаха еще больше удивило Мэв. Откуда бы ему взяться, если она никогда не интересовалась стрельбой из лука и, уж конечно, никогда не хотела держать это оружие в своих руках. Но ей, разумеется, не по душе, когда она не способна выполнить задание. Всякое задание.
        Оглянувшись на мужа, девушка немного успокоилась, ибо тот совсем не выглядел разочарованным. Мэв нахмурилась. Ей безразличны ее успехи в этой грубой забаве и его мнение о ней.
        - Никто не может похвастать тем, что ни разу не промахнулся, - заверил он.
        - Даже вы? - насмешливо спросила Мэв. Кайрен пожал плечами.
        - У меня двадцать лет практики.
        - Попадите в то дерево, - вдруг предложила она. - Я хочу посмотреть, как вы это делаете.
        Усмехнувшись, он забрал у нее лук, вытащил новую стрелу. Мгновенный разворот, стрела на месте, его тело в стойке, прицел. Быстрее взмаха ресниц он спустил тетиву, и стрела, с удивительно громким свистом распоров воздух, вонзилась в дерево. Несмотря на расстояние, Мэв видела, что наконечник вошел в кору. Глубоко; как он и говорил.
        Не так ли он занимается и любовью?
        Мысль пришла ниоткуда, но она не могла от нее избавиться. Мэв смотрела на мужа, охваченная благоговением, страхом, любопытством и непоколебимым желанием. Почему Кайрен приводит ее в такое замешательство?
        Он перехватил ее взгляд, однако целую секунду молчал и не двигался. Мэв была уверена, что Килдэр снова ее поцелует, и тело напряглось в ожидании.
        - Попробуй еще раз, - ласково сказал он, возвращая жене лук.
        Их пальцы соприкоснулись, потом опять, когда он передал стрелу, и Мэв затрепетала.
        Тем не менее она тщательно выполнила указания Кайрена. Он по-прежнему стоял у нее за спиной, и его теплое дыхание щекотало ей шею.
        Закрыв глаза, девушка сосредоточилась на выстреле и наконец спустила тетиву. Через мгновение ее стрела пронзила дерево в нескольких дюймах от стрелы Кайрена.
        - Ты настоящий лучник, жена, - засмеялся он. - Не пора ли мне беспокоиться?
        Конечно, он дразнил ее, и Мэв улыбаясь смотрела на мужа, гадая...
        Кайрен вдруг перестал улыбаться, глаза у него потеплели, и, когда он все же поцеловал ее, она не сопротивлялась. Наоборот, с радостью приняла его, словно была другим человеком, одной из тех легкомысленных особ, для которых страсть значит больше, чем все остальное. Но что она могла с собой поделать, если в груди, в животе и ниже... Господи, помоги!..
        В следующий момент Мэв почувствовала, как его рука передвинулась с талии вверх и пальцы медленно заскользили между ее грудями. У нее вырвался странный звук. Девушка выгнулась, чтобы полнее ощутить его ласку.
        Внезапно Кайрен исполнил ее желание, накрыв ладонью холмик, затем пришел в движение его большой палец.
        Ей казалось, что она погружается в бездонное озеро страсти, кровь шумела у нее в ушах, глухие толчки сердца заставляли ее тело вздрагивать.
        Почему с Кайреном она становится распутной, забывая обо всем, что ей дорого, лишь бы получить удовольствие, которое он ей дарит?
        Она ведь не из таких женщин. Долг - перед семьей, Богом, Ирландией, Квейдом - всегда должен быть на первом месте.
        Глубоко вздохнув, Мэв прервала поцелуй и отошла. Она ожидала, что он пойдет за нею, станет требовать продолжения. Но, к ее разочарованию, Килдэр этого не сделал.
        - Через шесть дней мы уже не остановимся, милая Мэв. Тогда я возьму тебя, всю без остатка, несмотря на твои возражения.
        Нет, что бы ни произошло между ними здесь, что бы она ни чувствовала минуту назад и что бы он ей ни говорил, она не позволит Килдэру лишить ее воли.
        - Когда мы с вами заключали это соглашение, милорд, я просила две недели и даже чуть больше, - процедила Мэв.
        - На меньшее я согласен, на большее - никогда. Я рассчитываю, что тебе хватит этих двух недель.
        - И вы, судя по всему, намерены их сократить? Не должна ли я предполагать, что, проснувшись утром, обнаружу себя пригвожденной к своей кровати против моего желания?
        Мэв пыталась задеть его презрением, но муж остался безучастным к ее тону.
        - Вы не можете заставить меня хотеть вас! - крикнула она.
        - Мне это и не требуется, - заверил Килдэр, скрестив на груди руки. - Твое тело хочет меня. А с твоим рассудком я сейчас борюсь.
        Она с изумлением уставилась на него. Как он догадался? Наверное, он прочел это по ее лицу, потому что подошел ближе и прошептал:
        - Мужчина чувствует, когда его хочет женщина. По ее дыханию, стуку ее сердца. Ты знаешь, что у женского возбуждения есть свой запах?
        - И, как зверь, вы его чувствуете?
        - Да, - спокойно ответил Килдэр. - Мне известен запах твоего возбуждения, Мэв. Я не успокоюсь, пока не удовлетворю его.
        Он повернулся, взял лук, положил в седельную сумку, затем молча протянул ей руку. Понимая, что теперь им лучше ехать обратно, Мэв приняла ее. Эта близость под солнцем, это обманчивое уединение среди окружавших их деревьев создавали иллюзию тесной связи между ними, которая им абсолютно не нужна.
        Кайрен помог ей сесть на жеребца и прыгнул в седло позади. Его тело прижималось к ее спине, пока они скакали к Лэнгмору, и девушка чувствовала твердость, упиравшуюся ей в ягодицы.
        Голова у Мэв закружилась, мышцы ослабели. Что ей делать? Кайрен прав. Он завладел ее телом. Даже сейчас она хочет его. По ночам она слишком часто думает о том, как сплетаются их тела. Лишь ее рассудок пока сопротивляется этому. Она боялась, что своей улыбкой и нежностью Кайрен быстро преодолеет это сопротивление.
        Наконец они приехали в замок. Мэв перекинула ногу через шею жеребца и без помощи мужа соскользнула на землю. Но прежде чем она успела сделать несколько шагов, Кайрен спрыгнул с седла и ухватил ее за руку.
        - Ты не сможешь долго бегать от меня. Я не причиню тебе вреда, и скоро твой рассудок это поймет.
        - Вы ничего не знаете, - выдавила она.
        Судя по его виду, Кайрен снова готовился ее поцеловать, и Мэв решила ни в коем случае этого не допустить.
        - Милорд! - позвал хозяина оруженосец, и тот с раздражением повернулся к мальчику.
        - В чем дело, Кольм?
        - Тут кое-кто ждет вас, милорд.
        Взглянув поверх его плеча, Кайрен увидел смутно знакомого человека с рыжевато-каштановыми волосами.
        Мэв вздрогнула, узнав в госте Десмонда О'Нила. Ей никогда не нравился этот хитрый и коварный ирландец, даже несмотря на его преданность повстанцам.
        Она повернулась к Кайрену, желая предостеречь его, но была потрясена выражением лица мужа, который словно обратился в камень.
        Нахмурившись, она следила, как О'Нил подходит к Килдэру и протягивает ему руку.
        - Ну, здравствуй, сын.
        Глава 10
        Кайрен онемел. Он в упор смотрел на стоявшего перед ним ирландца, и чем дольше продолжалась немая сцена, тем очевиднее становилось - он не ошибается. Перед ним отец, которого он не видел много лет. Точнее, двадцать один год.
        Десмонд О'Нил погрузнел, в рыже-каштановой бороде появилась седина.
        Как этот человек нашел его, откуда узнал, где он находится? И где был сам после событий, произошедших в Бэл-корти?
        Кайрен открыл рот, но пару долгих секунд не мог выговорить ни слова, хотя понимал, что своим видом демонстрирует замешательство.
        - Я думал, вы умерли, - наконец сказал он.
        Недобро засмеявшись, Десмонд подошел ближе. Глубокие морщины вокруг глаз свидетельствовали о его возрасте и суровой жизни.
        - Тебе это рассказала мать, да?
        Кайрен кивнул. Значит, она солгала, и он не мог спросить ее почему, ибо Джоселин Бродерик, его мать, около пяти лет назад обрела вечный покой. Он не знал, что заставляло отца держаться в отдалении, встреча с ним отчасти радовала Кайрена.
        Десмонд бросил на него сердитый взгляд.
        - Твоя мать всегда была и осталась бессердечной шлюхой. Поэтому я не удивлен, что она говорит обо мне такое.
        Подобная клевета ошеломила молодого человека. Да, его мать была замкнутой, больше интересовалась церковью, чем собственным сыном. Но Джоселин никогда не спала ни с кем, кроме своего мужа. Его радость сменилась раздражением.
        Мэв, стоявшая рядом, напряглась. Девушка молчала, однако ее лицо с широко открытыми глазами выражало страх.
        Проклятие, он не хотел говорить ей - и никому другому - о своем прошлом. Всякий раз, когда его одолевали воспоминания, Кайрен прибегал к испытанному средству: фехтованию, элю или женскому телу - ко всему, что находилось под рукой. Этого было достаточно, чтобы забыть о прошлом. Но такую женщину, как Мэв, он никогда не забудет.
        - Мэв О'Ши, - кивнул ей Десмонд, - как дела в Лэнгморе и у твоего брата?
        Она вежливо наклонила голову.
        - Хорошо, сэр. Благодарю вас.
        - Мэв теперь не О'Ши, - сказал Кайрен. - Она моя жена.
        - О, значит, О'Нил! Рад иметь своей родственницей девушку вроде тебя, - ухмыльнулся Десмонд.
        Она вопросительно посмотрела на мужа, затем повернулась к гостю. У Кайрена было странное ощущение, будто все это ему только снится: отец, воскресший из мертвых, жена, ничего не знающая о его прошлом.
        Но когда он наконец оправился от шока и вернулся к реальности, его заинтересовало другое. Если Десмонд О'Нил не умер в тот роковой для Бэлкорти день, где он был? Почему за двадцать один год ни разу не связался с ним, особенно после того, как мать оставила его на попечение чужих людей?
        - Мэв теперь Бродерик, как и я, - сказал он.
        - Эта дрянь лишила тебя даже законного имени? - нахмурился Десмонд.
        Очередная клевета вызвала у Кайрена гнев.
        - Она умерла, и никакие оскорбления в ее адрес ничего не изменят, - процедил он.
        - Умерла? Это лучшая из новостей, какие я слышал за многие годы.
        Чтобы не дать выход ярости, Кайрен стиснул зубы и сжал кулаки. Они с матерью не слишком любили друг друга, она никогда не хотела сына с ирландской кровью. Он старался перенять ее английские манеры, но попытки эти были безуспешны. Пусть мать и бросила его, но она по крайней мере заботилась о нем, нет-нет Да писала письма. А что сделал для него Десмонд О'Нил, помимо того, что признавал свое отцовство?
        - Зачем вы приехали? - с подозрением спросил Кайрен. На лице Десмонда отразилось удивление.
        - В гости. Ты вырос прекрасным сыном, каким может гордиться мужчина. Увидеть тебя графом Килдэром, вернувшимся в Ирландию и женатым на ирландке... это благо для моего старческого сердца.
        Кайрен заметил проницательный взгляд, которым Десмонд окинул его и Мэв. Потом старик шагнул к графу и хлопнул его по плечу.
        - Да, прекрасный сын. Граф с большой властью!
        Кайрен слушал довольную болтовню отца, но инстинкт воина подсказывал ему: нужно быть начеку.
        - Так зачем вы приехали? - повторил он.
        Десмонд выглядел оскорбленным. Потом вдруг изобразил улыбку, но Кайрен уже не сомневался, что это не более чем хитрость.
        - У тебя нет добрых слов для старого отца? Пригласи меня на кружку эля. Давай поговорим об Ирландии.
        Чувствуя, что не узнает ничего путного, пока этот человек не окажется в замке, Кайрен жестом показал ему на главную башню. Мэв, идущая рядом, вцепилась ему в руку, и он ощутил, как напряжены ее пальцы.
        - Будьте осторожны, - прошептала она. Он чуть заметно кивнул.
        Значит, проницательная жена тоже не доверяет О'Нилу, и, судя по выражению ее лица, ей не нравилось, что Десмонд был отцом Кайрена.
        Когда они вошли в главный зал, Кайрен слегка подтолкнул жену к лестнице.
        - Подожди меня в моей... - он посмотрел на отца, - в нашей спальне.
        Мэв перевела взгляд с мужа на Десмонда, потом снова посмотрела на Кайрена. Он увидел в ее глазах беспокойство и готовность защитить.
        Неужели милая, слабая Мэв собирается вступиться за опытного воина?
        Эта мысль доставила графу удовольствие, хотя и была абсурдной.
        Наконец Мэв неохотно кивнула и стала подниматься по лестнице. Он смотрел, как она покачивает бедрами - нет, не как соблазнительница, для этого она слишком практична, а по-женски естественно и грациозно. Долго ли еще предстоит ему бороться, преодолевая сопротивление Мэв, в который уже раз спрашивал себя Кайрен.
        - Она будет тебе хорошей женой, сын, - вторгся в его мысли Десмонд.
        Тот лишь кивнул, и они сели за стол. По приказанию графа служанка принесла эль, а находившиеся в главном зале торопливо двинулись к выходу.
        - Я приезжал в Лэнгмор пару раз, - сказал Десмонд, когда они остались одни. - Прекрасная башня. Крепкая и надежная, отличное убежище во время войны.
        Кайрен опять, кивнул.
        - Откуда вы узнали, что я в Ирландии? - поинтересовался он.
        - Твой кузен Хью. Около пяти лет он вел переписку с графом Ротгейтом, сын.
        Гилфорд. Сдержав проклятие, Кайрен подумал, что при возможности поговорит со стариком, который суется не в свое дело.
        - И вы лишь теперь решили встретиться со мной. Зачем?
        - Чтобы посмотреть, каким ты стал, - с удивлением ответил Десмонд, словно это было ясно и так.
        Кайрен по-прежнему не верил ему.
        - Здоровый инстинкт. Йоркшир всего в неделе пути отсюда. Вы могли бы удовлетворить свое любопытство намного раньше.
        - Ирландец, скачущий по английской территории? Нет, парень, это все равно что воткнуть меч в собственное сердце. Глупо.
        Возможно, ирландец имеет право на такое беспокойство, но только в том случае, когда у него есть основания бояться или когда он совершил нечто предосудительное.
        - Но теперь, поскольку ты вернулся в Ирландию, мы должны многое обсудить, как отец с сыном.
        Что они должны обсуждать с этим хитрым человеком, Кайрену в голову не приходило.
        - Например? - спросил он.
        - Прошлое.
        - Что сделано, то сделано. Обсуждение ничего не изменит.
        - Согласен. Тогда поговорим о будущем?
        - О каком будущем?
        - Для тебя настало время больших перемен. И для Ирландии тоже.
        - Я могу позаботиться о собственных делах сам, - ответил Кайрен.
        - А можешь ли ты позаботиться об Ирландии? Кайрен неохотно кивнул. На самом деле он не желал обязанностей, которые возложил на него король Генрих, но должен был их выполнить ради своей чести и ради Гилфорда.
        - Следовательно, мы оба хотим для нее лучшего, так? Да. А что может быть хуже для страны, чем иноземцы со змеиными душами, которые правят ею?
        Кайрен едва не вздрогнул от слов отца, а тот наклонился вперед и прошептал:
        - Сын, я знаю, ты приехал сюда по принуждению этого ублюдка Тюдора, однако ты не можешь забыть свою кровь. Не можешь повернуться спиной к стране, которая произвела тебя на свет.
        Итак, О'Нил явился для уговоров, чтобы, расписывая добродетели Ирландии, склонить его к мятежу. Ценой предательства друзей и государственной измены?
        - Я всегда думал, что меня родила Джоселин. - сухо ответил Кайрен.
        - Я имею в виду землю, парень. Ты же не дурак. Мы - страна с богатыми традициями, которой нечего делать с Англией. Мы достойны свободы!
        - И вы хотите, чтобы я помог вам ее получить? Десмонд возбужденно кивнул.
        - Этому делу, столь близкому моему сердцу, я всецело отдавал себя еще до того, как женился на твоей матери. Несколько лет мы побеждали в войне. Теперь этот ублюдок Тюдор посылает к нам все больше своих людей, чтобы они жили в наших домах, брюхатили наших женщин, покоряли наш дух. Но ты... - Отец ткнул в него пальцем. - В тебе ирландская кровь. Ты знаешь эту прекрасную страну. Помоги нам, сын.
        Ценой государственной измены помочь человеку, который отдавал сердце делу, а не собственной жене и сыну? Предать Гилфорда, чтобы присоединиться к мятежу, который он ненавидел, который дважды разрушил его жизнь? Да скорее река Темза начнет благоухать прелестнейшим запахом летних роз.
        - Уходите, - приказал Кайрен.
        - Но, сын...
        - Не называйте меня так.
        - Кайрен, я же твой отец.
        - Что вы отлично доказывали больше двадцати лет.
        - Я собирался найти тебя раньше, только не знал, где искать, парень. Я был не прав.
        Голос Десмонда звучал умоляюще, но Кайрен не поддался на обман. О'Нил приехал ради собственных целей, потому что сын мог присоединиться к мятежу. Негодяй.
        - Да, вы были не правы. А теперь я хочу, чтобы вы ушли.
        - Ты же граф, доверенное лицо Генриха Тюдора, в твоей власти помочь восстанию. Ирландия нуждается...
        - Мне плевать на Ирландию. А на восстание тем более. Убирайтесь из моего замка.
        Мэв беспокойно ходила из угла в угол. Хотя в замке ее мужу не грозила никакая опасность, она за него боялась. Да, О'Нил давно предан восстанию, но он хотел кровопролития во имя свободы, даже, казалось, жаждал вида крови, текущей по земле. И с недавних пор он начал слишком влиять на Флинна...
        К тому же все эти слухи, перешептывания о том, с какой жестокостью Десмонд много лет назад выгнал свою английскую жену. Мэв не знала, так ли было на самом деле, но если так...
        Она вздрогнула. Кайрен не должен оставаться наедине с этим человеком, он еще не понял, что собой представляет О'Нил. Да, она его предупредила, но достаточно ли этого?
        Повернувшись на скрип распахнувшейся двери, девушка увидела мужа. Лицо пылает, тело напряжено, губы, обычно улыбающиеся, теперь крепко сжаты.
        Кайрен сделал три шага к очагу, повернулся, направился к двери, затем пошел обратно, и с каждым шагом его лицо все больше мрачнело.
        Что произошло с О'Нилом?
        Она никогда не видела мужа таким взволнованным. Мэв догадывалась, что могло привести его в подобную ярость, и столь внезапная перемена настроения очень ее беспокоила.
        - Что случилось? - тихо спросила она. Замерев, Кайрен с ненавистью посмотрел на нее.
        - Что в этой проклятой стране заставляет ваших людей так фанатично стремиться к ее освобождению?
        Вопрос поразил Мэв. Откуда бы ему взяться? Она молчала, не находя подобающего ответа.
        - Может, ваши люди представляют эту страну землей обетованной или чем-то в этом роде?
        Кайрен снова принялся ходить по комнате.
        - Тут постоянно дожди. Почти везде болота и трясины. Ваши ирландцы вероломно обращаются с честными людьми.
        На что он намекает? Мэв понятия не имела, однако не сомневалась, что волны жара, исходившие от него, были гневом.
        - Как твой брат. - Кайрен остановился возле очага, потом снова зашагал по комнате. - В день моего приезда он предпочел заманить меня в ту грязную яму, а не драться, как подобает мужчине.
        Да, Кайрен в ярости, и она с каждой секундой растет. Не визит ли О'Нила привел мужа в такое бешенство? До появления этого человека у него было хорошее настроение.
        - Ваш разговор с отцом прошел неудачно? - наконец спросила Мэв.
        Он смерил ее гневным взглядом, сжал кулаки и заходил еще быстрее.
        - Ты солгала мне про мост через реку Барроу. Надеялась, что я утону в том проклятом болоте? А пока я там барахтался, мой жеребец чуть не сделал из меня евнуха. Если бы это ему удалось, ты бы вдоволь посмеялась?
        Его обвинения задели Мэв, но она сохранила выдержку, помня, что у Килдэра есть причина для гнева. Что-то произошло, и она не узнает, что именно, пока муж не успокоится. Теперь она может только поддержать и утешить его.
        - Я не желала вашей гибели, когда солгала вам. Я лишь хотела вас немного задержать и за это время подготовить всех в Лэнгморе к вашему приезду. Флинн устроил ловушку прежде, чем я узнала о его намерении. И сделала все возможное, чтобы поскорее вас освободить.
        - Святая Мэв, - насмешливо произнес он. - Готовая пожертвовать своей обидчивостью, сбить с толку врага своими поцелуями и словами, пока мятежники нападали на охрану моих людей.
        Проглотив возражения, она подошла к мужу, который выглядел мрачнее грозовой тучи. Никогда еще она не видела Кайрена без его речистого обаяния. Но сейчас он был не просто в гневе, иначе нашел бы повод улыбнуться. Столь необычное поведение мужа ошеломило ее. Глядя, как граф с проклятиями мечется по комнате, она уже не сомневалась, что визит отца чем-то сильно его задел.
        Конечно, Килдэр был врагом, но еще и тем человеком, который помог ее сестрам... за которого она вышла замуж.
        Сделав два шага, Мэв встала рядом с мужем и положила руку ему на плечо.
        - Десмонд не умеет обращаться ни со словами, ни с людьми. Он честный солдат, но...
        Кайрен дернул плечом, освобождаясь от ее руки, потом сам вдруг схватил ее за плечи.
        - Мне нет до него дела, - процедил он. - Я говорю о тебе, жена. О твоем вероломстве, равнодушии и надменности.
        Он не собирается говорить о Десмонде. Ее беспокойство усилилось.
        Его жар, проникающий в нее... Его лесной запах - запах чистого воздуха, дерева, свежей земли... Его мощь и сила.
        Она воспринимала своего мужа как мужчину, зрелого, полного жизни, и такое восприятие тревожило Мэв. Облегчая его боль, она не должна забывать, что обещана Квейду.
        Она попыталась высвободиться, но Кайрен держал крепко.
        - С тех пор как мы дали клятвы, я не была вероломной. И никаким образом не привлекала к себе внимание других Мужчин...
        - За исключением переписки с Квейдом О'Тулом. За исключением того, что хранишь его в своем сердце. Не говоря уже о помощи мятежникам. Все! С этого момента ты признаешь, что я - твой муж, и ты будешь вести себя, как положено хорошей жене.
        Мэв была почти уверена, что в гневе он может броситься на нее. Хорошая жена должна успокоить и выслушать своего мужа, говорила она себе. Но взгляд сине-зеленых глаз, полный ярости, душевной муки и вожделения, приводил ее в замешательство.
        - Я забочусь о вашем доме и прислуге, - наконец сказала она. - Я всегда рядом и готова помочь, когда я вам нужна.
        Кайрен притянул ее к своей груди. Он был не самым высоким и не самым крупным из мужчин, которых она видела прежде, зато он был более решительным, и это делало его опасным.
        Ярость Кайрена поутихла, но он выглядел обиженным, и Мэв почувствовала непреодолимое желание дотронуться до него, приласкать, утешить.
        - Ты нужна мне со дня нашей свадьбы. - Килдэр охрип от гнева и страсти.
        Мэв покачала головой, зная, что сейчас должна только успокоить его. А открытие, что она воспринимает его теперь как мужа, она обдумает, когда не будет мешать... его близость. Сейчас это грубое объятие помогает ему избавиться от мыслей о Десмонде и ярости.
        Преисполненная благородных намерений, Мэв безропотно приняла и объятия, и поцелуй Кайрена, хотя его язык вел себя по-хозяйски требовательно, склоняя ее к капитуляции.
        Сколько прошло времени? Секунды, минуты? Она ничего не знала и ничего не чувствовала, кроме губ мужа. Бесконечный поцелуй туманил ей рассудок, голова кружилась от ощущений: его жар, его бесспорно мужской мускусный запах, необоримое, пугающее желание, которое он вызывал. Мэв чувствовала глухие удары его сердца, чувствовала, как постепенно утихает его гнев.
        Потом Кайрен одной рукой еще крепче прижал ее к себе, другой стянул с ее головы чепец и распустил косы. Волосы закрыли ее плечи.
        На миг он поднял голову. К своей радости, Мэв увидела, что гнев исчез - его сменила неистовая, потрясшая ее страсть. Ответное желание опалило ей низ живота, руки и ноги ослабели. Мэв понимала, что должна оттолкнуть его, и не смогла. Ее захватили ни с чем не сравнимые и доселе неизвестные ощущения. Нечто, целиком подчинившее своей власти ее тело. Испуганная и возбужденная, она ждала его следующей ласки.
        Со вздохом одобрения Кайрен положил руку ей на грудь, большой палец начал дразнить сосок. Сердце Мэв замерло. Она думала, что, отдавая ему часть себя, просто облегчает его страдания... Нет, здесь гораздо большее.
        Тесный корсаж ограничивал действия Кайрена, и она почувствовала, что он расстроен. А ведь ей надо успокоить мужа, вернуть ему хорошее настроение.
        - Я хочу дотронуться до твоей кожи, до твоей обнаженной груди, Мэв, - пробормотал он.
        Охваченная нетерпением, жаждущая его ласк, она кивнула, а спустя миг, когда он стал целовать чувствительную кожу шеи, вздрогнула от леденяще-горячей волны, пробежавшей у нее по спине.
        Потом Кайрен освободил от корсажа грудь, платье соскользнуло к ее ногам, и его руки легли на упругие округлости. Большие пальцы снова принялись играть сосками.
        Мэв вскрикнула.
        Ощущения почти лишили ее способности держаться на ногах.
        Его рука скользнула по спине вниз, нырнула под рубашку. Широкая ладонь подхватила обнаженные ягодицы, и он еще крепче прижал ее к себе, прошептав в ухо:
        - Не могу больше ждать. Мне не терпится попробовать тебя на вкус.
        Рубашка вдруг каким-то образом исчезла. Теперь Мэв стояла перед мужем абсолютно голая, лишь длинные волосы прикрывали ее плечи и живот.
        Но он быстро откинул их, во взгляде, устремленном на девушку, мелькнуло восхищение. Она стояла неподвижно, получая удовольствие от того, что доставляет удовольствие ему.
        С животным стоном Кайрен сжал ее в объятиях, поднял на руки, а затем опустил на кровать.
        Сердце Мэв бешено стучало, дыхание прерывалось. Лежа под ним, упиваясь его поцелуем, она ждала. Ее пальцы вцепились ему в волосы, тело выгнулось навстречу, словно это могло утолить ее страсть. Нет. Ей этого недостаточно, его близость только разжигала жажду, которая требовала удовлетворения.
        Внезапно он взял ее грудь в рот. Язык то слегка прижимал и отпускал чувствительный сосок, то нежно скользил вокруг него, пока ее не охватило неведомое безумие, пока она не почувствовала, что готова застонать.
        - Да, милая, - ободрил Кайрен.
        И начал покусывать сосок зубами. Приятное трение почти оторвало ее от кровати. Желание, какого она не могла себе представить, вызвало у нее отчаянный порыв дать ему такое же удовольствие.
        Мэв начала лихорадочно стягивать с его плеч камзол, а когда он застрял на локтях, едва не закричала от расстройства. Кайрен пришел ей на помощь.
        Затем, прервав поцелуй, он сбросил вслед за камзолом и рубашку. Но даже этот краткий миг показался Мэв слишком долгим, и она снова прижалась ртом к его губам, обнаженной грудью к его обнаженному телу, стала гладить спину мужа, напрочь забыв о всяком благоразумии.
        Кайрен быстро разделался со штанами и теперь стоял перед ней обнаженным. Широкие плечи бугрились мускулами. Грудь с пластами мышц ошеломляла. Плоский живот и узкие бедра очаровывали.
        Муж был почти совершенен. А многочисленные шрамы делали его еще более привлекательным.
        Мэв не успела ничего сказать, когда Кайрен лег сверху и опять взял в рот ее грудь. Пока он наслаждался ее телом, девушка гадала, как она вынесет эту дикую страсть. Останется ли после этого прежней?
        Язык Кайрена, ласкающий ее грудь, и его рука между ее бедер смели эту важную мысль.
        Стремясь тоже попробовать мужа на вкус, она целовала его пахнущую мускусом шею и грудь, чувствовала губами биение его сердца. Она была счастлива.
        Ее рука спустилась по твердой спине, надавила на ягодицы, заставляя его крепче прижаться к тому месту, которое настойчиво, безумно требовало соединения с ним.
        Но вместо этого Кайрен привстал, передвинулся ниже и устремил взгляд на сокровенную впадину. Затем провел рукой по бедру Мэв, пока его ладонь не легла прямо на увлажненную вершинку, словно заявляя права на обладание ею.
        Девушка всем существом отозвалась на прикосновение, чувствуя, что от удовольствия может разлететься на тысячу осколков.
        Она заблуждалась. Только когда его пальцы, утонув во влажной глубине, нашли чувствительный бутон, она поняла, что это произойдет сейчас, и застонала.
        Но Кайрен не останавливался до тех пор, пока нечто внутри ее не превратилось в неистовый ураган, пока запах возбуждения не наполнил воздух между ними и их шумное дыхание эхом зазвучало в комнате.
        Нет, она не будет пассивно лежать, она подарит ему такое же удовольствие.
        Мэв взяла в руку символ его мужественности.
        Кайрен замер, у него вырвался стон. Удовлетворенная своим успехом, она погладила возбужденную плоть, обратив внимание на ее внушительный размер и бархатистую кожу.
        Килдэр тем временем удвоил свои усилия, лаская пальцами средоточие ее желания, заставляя ее извиваться и вздрагивать. Вскоре бедра у Мэв напряглись, по телу прошла судорога, из горла вырвался странный всхлип.
        - Кайрен!
        Он ответил ей новыми ласками. И девушку опять накрыло волной наслаждения. Ее тело пульсировало от удовлетворения и приятной усталости.
        - Ты назвала меня по имени, - прошептал он, ложась на нее и раздвигая коленом ей ноги.
        - Да, - пробормотала Мэв, поднимая бедра, чтобы принять его.
        - Скажи еще раз.
        - Кайрен, - повторила она и посмотрела в его лукавые сине-зеленые глаза. - Кайрен.
        - Мэв, - простонал он.
        Конец его жезла нашел вход. Толчок. Она почувствовала, как ее лоно приняло в себя часть его длины. Но он такой длинный и толстый, она не уверена, сможет ли ее тело вместить его. Мысль о том, что она не сумеет полностью соединиться с мужем, причинила ей боль.
        Кайрен опять двинулся внутрь, заставляя ее тело вобрать побольше.
        - Еще немного, дорогая. Расслабься, помоги мне.
        - Я... не знаю, смогу ли...
        - Ты сможешь, - заверил он, приподняв ее бедра и наклоняясь вперед.
        Поцелуй снова до крайности возбудил ее.
        Он предпринял новую попытку, и она ему позволила.
        Кайрен входил в нее дюйм за дюймом, и когда Мэв подумала, что больше не сможет, она это сделала.
        Последний толчок, нажим. Он застонал, а она встретила его, подняв бедра навстречу.
        Кайрен нажал еще сильнее, на этот раз более настойчиво. Его прерывистое дыхание и напряженное тело говорили о том, что он пытается себя контролировать. Но Мэв не хотела, чтобы он сдерживался ради нее.
        Она продолжала целовать его, гладила по спине и ягодицам, покачивала бедрами, пока не услышала предупреждающий стон, приведший ее в восхищение.
        - Мэв, не заставляй меня кончить слишком быстро. - Я хочу, чтобы ты получил удовольствие.
        - Ты еще не готова.
        Возразить она не успела. Кайрен уже начал медленно двигаться, снова разжигая в ней пламя.
        Мэв двигалась под ним, ощущая приближение нового экстаза, еще более сильного. Когда он сделал очередной толчок, который превратил крутой обрыв удовлетворения в бездонное озеро счастья, она чувствовала себя беспомощной и неподготовленной. Кайрен вдруг замер, приподнялся, вскрикнул и впился пальцами ей в бедра.
        Она смотрела, как он, стиснув зубы, изливается в нее. Потом он расслабился и открыл глаза. В них горел огонь удовольствия. В этот момент Мэв показалось, что ее сердце готово разорваться от нежности.
        Кайрен все еще оставался в ней, и у Мэв возникло ощущение, будто ее место здесь, будто они принадлежат друг другу.
        Он снова обнял ее и прижал к груди. Она хотела бы такого соединения с Квейдом, однако ничего подобного никогда не испытывала. Это чувство принадлежности друг другу она искала всю жизнь, а нашла в объятиях своего английского мужа.
        - Милая Мэв, - вздохнул он. - Я причинил тебе боль?
        Даже утолив страсть, Кайрен продолжал беспокоиться о ней, а она почему-то ожидала торжества победителя.
        Мэв едва не заплакала от счастья, но сдержалась и покачала головой.
        - Ты вообще не сделал мне больно. Я получила больше удовольствия, чем могла себе представить.
        Кайрен облегченно вздохнул.
        - Я не хотел быть грубым, но ты... твое тело... оно было так плотно сжато...
        Мэв вспыхнула.
        - Квейд... - прошептала она. - Мы делили постель только однажды.
        На его лице мелькнуло удивление, и он еще крепче обнял ее.
        - Клянусь, это не последний раз, когда я делю постель с тобой, - заявил Килдэр.
        Она понимала, что должна возразить. Что их близость ничего не изменила, что он был и остается ее врагом. Но сейчас Кайрен ласкал ее не как враг, а как муж, как любовник, от которого она больше не может держаться на расстоянии, как не может остановить биение сердца. Который необходим ей по многим причинам.
        - Я согласна.
        - Неужели? - улыбнулся он. - Я не удивлен.
        Его самонадеянность была раздражающей и привлекательной одновременно. Мэв не помнила, чтобы хоть раз испытывала такое смущение.
        - Ладно, не сердись. Уверяю тебя, столь покладистая жена, как ты, может снова разделить со мной постель, а я, естественно, пойду ей навстречу.
        - В этом я не сомневаюсь.
        От его смеха задрожала кровать, и через секунду Мэв поняла, что смеется вместе с ним.
        - Прости, что я на тебя накричал, - наконец прошептал Кайрен.
        - Тебя очень рассердил твой отец, - сказала Мэв, и после некоторого колебания он неохотно кивнул. - Зачем он приехал?
        - Он хотел, чтобы я помог ему с мятежом.
        Она испуганно замерла. Десмонд всегда был наглым и самоуверенным, но это требование уже выходило за рамки бесстыдства.
        - Ты сказал ему «нет»? - Она погладила мужа по плечу.
        - Я велел ему покинуть Лэнгмор. Но хуже всего другое, Мэв. Этот человек приехал сюда после стольких лет не как отец, а как мятежник. Он даже не поинтересовался, как я жил все эти годы.
        Мэв чуть не заплакала. В голове у нее был миллион вопросов о его прошлом, но она промолчала. Сейчас не время спрашивать.
        Он поцеловал ее в висок и стал нежно гладить по спине, пока не заснул. Килдэр выглядел спокойным, и она вдруг поймала себя на мысли, что желает ему всегда быть таким. Но вряд ли это достижимо.
        Проснувшись еще до восхода солнца, Кайрен увидел рядом с собой Мэв. Она спала, положив руку ему на живот.
        Он повернулся на бок, откинул волосы со щеки и плеча жены, затем обвел кончиком пальца ее рот. Она нахмурилась, вздохнула и отодвинулась. «Эта женщина спит так же самозабвенно, как занимается любовью», - с улыбкой подумал Кайрен. Мэв оправдала его надежды, она женственная и страстная.
        Интересно, а Квейда О'Тула она принимала с той же страстью?
        Вопрос ему не понравился. Мэв здесь, в его постели. Тут и останется. А уж он постарается, чтобы она забыла, что к ней прикасался другой мужчина, пусть даже и один раз.
        Кайрен протянул руку к жене, решив приступить к исполнению своих супружеских обязанностей, но в дверь постучали. Он выругался.
        - Кто там? - крикнул Килдэр, садясь.
        Дверь открылась, и в спальню заглянул Кольм.
        - Милорд? Простите... я не думал, что вы... в постели. - Он посмотрел на голые плечи Мэв и быстро отвел глаза. - Прибыл гонец. Вы должны ехать в Дублин, в замок Мелахайд.
        Кайрен снова выругался, но уже не так громко. Мэв шевельнулась.
        - Зачем?
        Кольм пожал плечами.
        - Он не сказал, милорд.
        Кайрену было известно, что англичане Пейла хотели устроить встречу, но почему сейчас?
        - Когда я должен ехать?
        - Сегодня утром.
        - И они не объяснили причину такой спешки, мальчик? Оруженосец покачал головой.
        Подобная секретность не предвещает ничего хорошего. В этом граф Килдэр уже не сомневался.
        Глава 11
        Два дня спустя он приехал в Дублин. Продрогший, измученный, раздраженный, уставший от проклятого дождя.
        Великолепный серый замок Мелахайд стоял на валу, окруженном с трех сторон водами тихого озера. Это было мощное, крепкое сооружение и, главное, почти недоступное, поскольку к нему вела только одна дорога. Кайрену не составило труда понять, почему в Пейле сочли замок лучшим местом для заключенных мятежников. До сих пор их держали в темницах Мелахайда.
        Он спрыгнул с коня, и мгновенно появившиеся стражники провели его в главный зал, где сидели пятнадцать лордов. Каждый из них держал в руке пивную кружку.
        - Почему мы не должны облагать налогом язычников? - разглагольствовал толстый англичанин.
        - Их земли более доходны, - откровенно отвечал ему младший собрат. - Если мы отберем у них землю, оставив им скудное вспомоществование от средств, которые они имеют, то возьмем их за горло.
        - А почему не сделать и то и другое? - с кривой усмешкой предложил третий.
        Все засмеялись.
        Жадность лордов поразила Кайрена. Никто из сидящих за столом абсолютно не нуждался ни в пошлинах, ни в земле, ни в пропитании. Неужели им не ясно, что, отобрав у людей землю и средства, они обрекут на голодную смерть женщин и детей?
        - По моим сведениям, король Генрих требует разумной налоговой политики, джентльмены, - сухо произнес Килдэр.
        Собравшиеся повернули головы в его сторону. Разные лица, но выражение одинаковое: любопытство, осторожность, недоверие.
        Он вдруг почувствовал, что это будет долгая поездка.
        - М... ми...лорд, вы уже прибыли, - заикаясь, выдавил ближайший к нему щеголь.
        - А что мне оставалось делать, если вам так срочно понадобилось мое присутствие? - холодно спросил Кайрен. - У меня важные дела в Лэнгморе. Какая нужда заставила вас требовать, чтобы я все бросил и мчался сюда?
        В дальнем конце стола поднялся болезненного вида старик, жестом указал ему на свободное место и ответил:
        - Мы боялись, что может произойти худшее, если вы опоздаете к назначенному сроку, милорд.
        - К назначенному сроку? О чем вы толкуете, сэр?
        - О парламенте, разумеется. Как глава Пейла вы должны председательствовать на этой сессии и голосовать.
        Кайрен знал, что подобные обязанности будут обременять его, пока он находится в Ирландии. Но сейчас для этого самое неудачное время. Его ждут Мэв и радостные минуты от прикосновения к ее телу.
        - Мне ничего не известно о планах открытия парламента.
        Старик выглядел озадаченным.
        - Мы послали вам сообщение больше месяца назад. Но никакого сообщения он не получил, и это наводило на мрачные размышления. Почти каждый в Лэнгморе хотел, чтобы он пропустил сессию. Флинн, Мэв и Джейн имели на то особые причины, хотя Флинн казался наиболее подходящим субъектом для нечестной игры.
        Проклятие! Этот О'Ши прямо умоляет дать ему хорошего пинка под зад, чтобы он летел отсюда до Лондона. Кайрен сгорал от желания сделать это лично. Даже если это разозлит Мэв.
        Кстати, именно она получает большую часть корреспонденции, приходящей в Лэнгмор. Неужели жена утаивает письма?
        Проглотив ругательство, Кайрен сел на скамью.
        - Разрешите мне сначала познакомиться с каждым из вас, а потом мы поговорим о делах.
        Старик кивнул.
        - Я - лорд Беркленд, - сказал он, вновь занимая свое место.
        А потом начал представлять собравшихся.
        Толстяк оказался епископом Элмондом. Ни он сам, ни смиренное выражение его лица не вызывали у Кайрена доверия. Честолюбивые служители церкви всегда были хитрыми, изворотливыми и нечестными. Епископ не являлся исключением.
        Более молодого звали лорд Батлер. Такого самодовольного ничтожества граф Килдэр еще не встречал. Он вдруг подумал, что мог бы отдать правую руку за то, чтобы очутиться подальше от этих напыщенных людей...
        - Теперь, когда мы закончили представления, милорд, давайте перейдем к неотложным делам. Мы встретились главным образом для того, чтобы поговорить о мятежниках.
        - Это просто необходимо! - крикнул епископ.
        - Да, они представляют наиболее опасную часть заключенных Мелахайда и пытались вырваться на свободу, - вступил в разговор англичанин, имя которого выпало у Кайрена из памяти.
        Он подавил желание потереть уставшие глаза. Конечно, хозяин Лэнгмора не сомневался (видимо, и король Генрих тоже), что меры против мятежников должны быть приняты до того, как те добьются своей цели и разрушат главные английские владения. Король не потерпит нового претендента на свой трон из сторонников Йорков, скрывающихся в Ирландии. Год назад Ламберт Симнел и армия герцогини Бургундской уже пытались его свергнуть. Пособничество врагам и государственная измена стали причиной гибели прежнего графа Килдэра. Решение этой проблемы нельзя откладывать.
        Однако не зная почему, Кайрен со странной неохотой думал о своем участии в этом предприятии.
        Беркленд повернулся к двум стражникам, находившимся в главном зале.
        - Возьмите подкрепление и доставьте сюда мятежников, - приказал он.
        Стражники ушли выполнять приказание старого лорда. Пока остальные говорили о налогах, земельных спорах и даже о самом короле, Кайрен напрягшись ждал их возвращения. Он мог думать лишь о Квейде О'Туле... и реакции Мэв, если судьба ее бывшего жениха окажется плачевной.
        Минут через пятнадцать в главный зал гуськом вошли десять мятежников: немытые, со скованными руками и лодыжками. Лица у них были мрачные, но смотрели на присутствующих они гордо. Кайрен пытался вспомнить их преступления против короны - от нанесения малозначительных повреждений до убийства англичан. В их сердцах таились семена мятежа, которые взошли, питая других. С этим нужно бороться.
        Отчего же ему тошно?
        - Милорд Килдэр, мы начинаем? - спросил Беркленд. Светловолосый коренастый мятежник с ненавистью уставился на Кайрена.
        - Ты, ублюдок! Ты украл мою Мэв!
        Стиснув зубы, граф твердо встретил взгляд противника и с усмешкой поинтересовался:
        - Квейд О'Тул, полагаю?
        - Ты знал, что она принадлежит мне, когда брал ее в жены.
        - Церковь и закон постановили иначе.
        - Не смей трогать ее своей грязной английской лапой.
        - Завяжите этому человеку рот! - приказал Беркленд, затем повернулся к Кайрену.
        Тот предпочел бы вызвать мятежника на драку, но вместо этого должен был хранить каменное молчание.
        - Итак, начнем? - улыбнулся Беркленд.
        Первый мятежник обвинялся в убийстве. Парламент разрешил подсудимому говорить в свою защиту, но не более пяти минут, и Беркленд нетерпеливым жестом его остановил.
        - Что скажете, джентльмены?
        Все проголосовали за смертную казнь. Кайрен одобрил приговор.
        Маленький парламент одно за другим рассматривал дела мятежников и всегда с одинаковым результатом.
        Наконец очередь дошла до Квейда, ему сняли со рта повязку и разрешили говорить.
        - Я не сделал ничего плохого.
        - Ты отрицаешь, что убил двух английских солдат? - удивился Беркленд.
        - Я только помешал им украсть моих овец и изнасиловать мою сестру.
        - И чтобы этому помешать, ты воткнул клинок в живот одному и перерезал горло другому?
        - У них тоже были мечи. И они бы ими воспользовались, если бы я дал им такую возможность.
        Беркленд окинул подсудимого недоверчивым взглядом.
        - Ты можешь доказать, что овцы принадлежали тебе? - спросил он.
        - Нет, но они были моими.
        - Понятно, - ответил старый лорд, словно этот вопрос решен. - А твоя сестра... У тебя есть доказательство, что она не по собственной воле легла в постель с тем красивым англичанином?
        - Она кричала так громко, что у меня чуть не отвалились уши!
        - Возможно, она кричала от удовольствия? - предположил Беркленд.
        - Ни одна уважающая себя ирландка не получает удовольствия в английской постели. - О'Тул сплюнул, глядя на Кайрена.
        Зная, что это еще больше взбесит противника, тот лишь пожал плечами и улыбнулся.
        Разъяренный мятежник ринулся к врагу, однако два стражника моментально остановили его, и один ударил арестованного кулаком в живот.
        - Достаточно! - заявил Беркленд, поворачиваясь к остальным. - Ваше решение, джентльмены?
        - Смерть! - хором ответили лорды.
        Сердце у Кайрена провалилось куда-то вниз. Да, он не испытывал любви к ОТулу, но его любила Мэв. Он сомневался, что она простит ему участие в смерти бывшего жениха, и мысль о неминуемом разрыве и без того непрочной связи с Мэв причиняла ему боль. О'Тул защищал свое имущество и сестру, и, по правде говоря, это не то преступление, за которое полагается смертная казнь.
        Все лорды повернулись к графу, чтобы услышать его вердикт.
        Кайрен хотел сказать, что забирает мятежника в Лэнгмор, где лично с ним разберется, начав со встречи своего кулака с носом О'Тула. И не смог. Глупо и нелогично снова привезти мятежника прямо к Флинну... и Мэв. Оба слишком опасны.
        Подавив желание встать со скамьи и пройтись по залу, Кайрен стиснул зубы. Он не трус. Война постоянно требует важных решений, большинство из которых очень тяжелы. Когда он берет в одну руку боевой топор, а в другую меч, то смотрит на противника, отбирает у него жизнь и не моргнув поворачивается к следующему. Воины делают это во время битвы. Это их долг. Но он не хотел отнимать жизнь у мятежника.
        Ярость Мэв будет намного сильнее, если Квейд О'Тул умрет сегодня.
        Кайрен понимал, что не в состоянии ничего изменить.
        - Смерть, - наконец пробормотал он, мысленно проклиная Ирландию.
        Через три дня Кайрен поздно ночью поднимался в главную башню Лэнгмора. Утром ему придется рассказать жене про О'Тула, и он боялся этой минуты, зная, что Мэв возненавидит его за участие в казни мятежника.
        Сейчас ему хотелось только посмотреть на Мэв и уснуть. Он хотел избавиться от образа О'Тула, который все время стоял у него перед глазами.
        Кайрен вошел в свою комнату и с удивлением обнаружил там Мэв. Она спала в его постели, нежная, теплая, с косой, лежащей между грудями. На ней была только рубашка, и в колеблющемся свете тонкой свечи, которую он держал в руке, Кайрен мог видеть темные соски.
        Реакция последовала незамедлительно. Он с усмешкой подумал, что это обычное дело. Его беспокоили путаница в голове и тревога, создававшая пустоту в желудке.
        Присев на край постели рядом с женой, Кайрен погладил ее по плечу, скользнул пальцем по щеке. Ему была ненавистна мысль, что Мэв перестанет с ним разговаривать, когда узнает правду, что он больше не увидит ее счастливую улыбку. Никакие самые убедительные объяснения не смягчат и не утешат ее.
        Он потеряет жену. Находясь рядом, они будут разделены сотнями миль. Их разделят убеждения и преданность. Она не изменит своим, а он не сможет изменить свои, даже если и захочет. Его муки только усилятся, когда он будет ежедневно встречаться с Мэв, не имея возможности обнять ее мягкое тело, заслужить ее улыбку. Он лишится этого... надолго.
        Мэв что-то проворчала, и, посмотрев на нес, Кайрен осознал, что слишком крепко сжимает ее руку. Потом золотистые глаза открылись, блеснув в неярком свете тонкой свечи.
        - Ты вернулся? Когда? - сонно спросила она. Кайрен почувствовал странную нежность. Она беспокоилась о нем?
        - Только что.
        - Как поздно. Ты, должно быть, устал.
        Да, он и сам так думал, пока не увидел ее.
        - Теперь уже нет, раз ты рядом.
        Мэв посмотрела на него, и ее глаза потемнели. Он мечтал об этом три дня. И вот сейчас она лежит перед ним, в его постели, нежная, теплая женщина... которая скоро возненавидит его.
        Совесть запрещала ему прикасаться к ней, но взбудораженный рассудок требовал бальзама ее ласк.
        Совесть проиграла.
        Наклонившись, Кайрен обнял жену, легонько прикоснулся губами к ее рту. Поцеловал один раз, потом снова и снова. Мэв пахла... собой. Это была необыкновенная смесь запахов женщины, весны и самой Ирландии. Он никогда не вдыхал ничего подобного.
        Девушка обняла его за плечи и охотно приоткрыла рот, когда он провел языком по уголкам ее губ. Опершись на локоть, Кайрен другой рукой приподнял ее грудь. По его телу прошла дрожь, когда он нащупал возбужденный сосок.
        - Я... я по тебе скучала, - прошептала Мэв, выгнув спину.
        Кайрен заглянул в ее глаза, полные желания и нерешительности.
        - Я тоже думал лишь о тебе, - пробормотал он. Признание далось ему нелегко, но он должен быть с ней честным. Возможно, его слова хоть отчасти смягчат горькую правду, которую она услышит позже. Кайрен прогнал эти мысли, зная, что ему необходимо вкусить ее в последний раз... до того, как Мэв оттолкнет его на недели, даже месяцы или, Боже упаси, навсегда.
        Прежде чем он снова начал целовать, ее глаза вспыхнули от удовольствия, губы тронула улыбка. Мэв раскрылась под ним, словно лепестки цветка под лучами утреннего солнца. Кайрен положил руку на ее грудь и возбуждал до тех пор, пока она не застонала.
        Потом Мэв вдруг стянула через голову рубашку, предложив свою наготу его жадному взгляду.
        Его каменная плоть еще больше затвердела. Мэв была не первой женщиной, которая снимала одежду ради его удовольствия, но сейчас это произвело на Кайрена ошеломляющее впечатление.
        - Ты прекраснее, чем я тебя запомнил, милая Мэв. Его губы владели ее ртом, а пальцы расплетали косу, и он не удовлетворился, пока длинные огненные пряди не легли на белую простыню. Мэв выгибалась и стонала, а потом опять удивила его, сорвав с него тунику. Они прервали поцелуй лишь для того, чтобы швырнуть одежду на пол, и через миг их губы опять слились в сладострастии.
        Он не мог вспомнить ничего более совершенного.
        Когда она положила руки ему на грудь и ее пальцы принялись безжалостно играть его сосками, Кайрен окончательно потерял голову.
        - Что ты со мной делаешь, Мэв?
        Ее губы, целуя, двинулись к его уху, и она прошептала:
        - Заставляю тебя чувствовать все то изумительное, что ты пробуждаешь во мне.
        Сбросив сапоги, он встал коленями на матрас и начал освобождаться от штанов. Она помогала ему, гладила по спине, ягодицам, бедрам. Наконец остатки его одежды упали на пол, и он нагим лег рядом с женой.
        Она потянулась к нему губами, и Кайрен незамедлительно ответил на поцелуй. Он хотел ее всю. Его руки бродили по ее телу, задерживаясь на плечах, упругих округлостях груди, нежном изгибе живота... мягких складках ее женственности.
        Она была влажной, почти готовой, и крик Мэв призывал его к действию. Он раздвинул пальцами складки, нащупал розовый бутон, затвердевший от его ласк.
        - Кайрен?
        Вместо ответа он легонько коснулся бутона языком. Ее судорожный вздох побудил Кайрена сделать это снова. Потом он подхватил ее под ягодицы, развел ей бедра и, удостоверившись, что она ждет его, приступил к настоящей игре. Мэв вцепилась руками в простыню.
        - Кайрен.
        Он взял бутон в рот и начал посасывать, дразня языком вершинку, не останавливаясь до тех пор, пока не услышал громкий крик. Когда Мэв окатило волной удовольствия, ее бедра напряглись, вздрогнули, а потом расслабились. Радость, которую он ей доставил, еще больше возбудила его.
        Кайрен снова лег рядом и улыбнулся.
        - Ты выглядишь ужасно гордым собой, - хрипло сказала она.
        - А ты выглядишь так, будто собираешься жаловаться.
        - Грубиян, - засмеялась Мэв.
        Она погладила его по спине, потом встала на колени и с решительным блеском в глазах склонилась над ним. Кайрен замер.
        Ее рука скользнула по груди, опустилась вниз и обхватила твердую плоть. Наклонившись, она изучающе провела языком по бархатистой коже, и, открыв глаза, он увидел, что жена радостно улыбается. Чтобы дать мужу всю полноту ощущений, Мэв взяла в рот его чувствительную плоть.
        Кайрену показалось, что он умер и находится в раю. Однако, невзирая на его крики, Мэв повторяла все снова и снова. Он чувствовал приближение экстаза, ему хотелось быть в ней, хотелось так, как никогда и ничего другого.
        Схватив Мэв за плечи, он перевернулся и упал на матрас, подмяв ее под себя.
        - Если ты собиралась убить меня, то нашла верный способ, - пробормотал он и вошел в нее одним несильным толчком.
        Мэв приняла его, и он начал дюйм за дюймом овладевать ею.
        - Это ты хочешь убить меня, - простонала она. Кайрен прикусил ей мочку уха.
        - Давай попробуем вместе получить удовольствие.
        - Да, - выкрикнула девушка, когда он стал все глубже вторгаться в ее лоно.
        Его охватило безумие. Он жаждал добиться ее таким путем, слышать, как она снова и снова выкрикивает его имя, пока не потеряет голос, пока не сотрет из сознания воспоминания о ласках Квейда.
        Он чувствовал, что уже близок к опасной черте, но стиснул зубы. Мэв напряглась и закричала. Кайрен ощутил, как ее лоно сжало его плоть, требуя завершения. В глазах у него потемнело, когда он сделал последнее движение. Экстаз медленно уступал место удовлетворению, за которым последовала такая слабость, что он, кажется, уже не мог шевельнуться.
        Кайрен вдыхал запах ее кожи, слышал частые удары ее сердца, радовался совершенству их соединения и готов был поклясться, что никогда в жизни не испытывал ничего подобного.
        - Теперь я вижу, ты действительно скучал по мне, пока был в Дублине.
        Дублин. Ее слова охладили его пыл, вернув к реальности. Восторг исчез, сменившись дурным предчувствием.
        Он пережил в ее объятиях украденные мгновения счастья. И как бы ему ни хотелось остановить их, это было бы в высшей степени нечестно. Теперь он должен сказать Мэв правду.
        Кайрен сел, заставив себя посмотреть на нее, потом взял ее руки в свои.
        - Да, я очень скучал. Но кое-что произошло, и я... я должен тебе объяснить.
        Мэв нахмурилась. В ее взгляде мелькнуло беспокойство, смешанное с любопытством.
        Он украл у нее последний поцелуй, зная, что за это она еще больше возненавидит его. Когда они наконец оторвались друг от друга, Кайрен ощутил боль утраты. Но он не мог промолчать о смерти О'Тула, она все равно скоро услышит об этом и придет в ярость.
        - Был парламент, - начал Кайрен. - Они собирались встретиться в определенное время, но я не получил их сообщение.
        Мэв виновато покраснела.
        - Ты получила их письмо? - спросил он.
        - Нет.
        - Но тебе известна его судьба?
        Мэв кивнула. Значит, как он и предполагал, его украл Флинн, а она, разумеется, не донесет на брата. Кайрен едва ли мог осуждать ее за то, что она защищает своего родственника. На ее месте он поступил бы так же.
        - Парламент решал много вопросов.
        Как ему выговорить эти слова? Как помягче сказать ей правду?
        - Включая судьбу повстанцев? - испуганно спросила Мэв.
        Он колебался, желая навсегда похоронить произошедшее в своей памяти.
        - Квейд?
        Ему не понравилось беспокойство, которое прозвучало в ее голосе и отразилось на лице, за судьбу другого мужчины, даже мертвого. Но ведь он все время знал, что, и выходя замуж, и деля с ним постель, Мэв всегда любила Квейда О'Тула.
        Подавив гнев, он посмотрел ей в глаза и ответил:
        - Казнен.
        - Нет!
        Лицо у нее сморщилось, она закрыла его руками и подтянула колени к груди.
        Кайрен погладил ее по голове. Он не мог сказать, что сожалеет. В конце концов это война.
        - Я понимаю, ты огорчилась.
        Мэв подняла голову, по щекам у нее текли слезы.
        - Ты! - яростно выкрикнула она, заворачиваясь в простыню. - Ты назначил ему смерть.
        - У меня нет такой власти, Мэв. Я лишь голосовал, как все.
        - Голосовал за смерть.
        - Мы воюем. А на войне заключенных по обыкновению казнят. Остальные проголосовали до меня, поэтому мой отказ ничего бы не изменил.
        - И ты ликовал, - презрительно фыркнула она.
        - Нет, я...
        - Конечно, да. Ты любишь битвы, кровь. Тебя это возбуждает. Ты радовался, когда он делал свой последний вдох?
        - Нет.
        Кайрен протянул к ней руку, но Мэв отскочила.
        - Не прикасайся ко мне!
        В глазах у нее мелькнул ужас, и она с такой яростью посмотрела на Кайрена, что ему показалось, будто лицо его обожгло пламенем.
        - Ты брал меня в этой постели, зная, что он мертв, зная, как я буду себя чувствовать после этого.
        - Я только хотел прикоснуться к тебе, - вздрогнув, пробормотал он.
        - Ты хотел сплясать на могиле Квейда, насладиться своей победой. Никогда больше, милорд.
        - Но, Мэв...
        - Находите себе облегчение со служанками или со шлюхами в Дублине. Но не вздумайте опять прикасаться ко мне.
        - Моя дорогая...
        Мэв отшвырнула его руку.
        - С этого момента я вам только враг. Вы предали меня, вы мне солгали, разрушили мою жизнь и убили человека, за которого я хотела выйти замуж.
        - Я его не убивал! Мэв, даже если бы я проголосовал за его освобождение, это не имело бы веса. Они хотели его смерти.
        - Вы недооцениваете свой дьявольский язык, милорд. Если бы вы попытались, может, и увидели бы его свободным.
        Кайрен нахмурился, глядя на маску ненависти, скрывшую ее прелестное лицо.
        - А какой ценой? Позволить ему и дальше устраивать мятеж? Чтобы он мог забрать тебя и сделать из меня рогоносца?
        - Что случилось бы потом, вы могли бы увидеть, если бы Квейд остался жив. Но что вам известно о таких людях? - с насмешкой спросила она. - Вы же подлый, бессердечный, отъявленный соблазнитель женщин. Никогда больше не говорите со мной.
        Завернутая в простыню, словно настоящая богиня, Мэв вышла из комнаты и захлопнула за собой дверь. Кайрен почувствовал, как этот шум эхом отозвался в его сердце.

* * *
        Неделя прошла в напряженном молчании. Казалось, воздух в Лэнгморе сгустился, как перед бурей. Того и гляди блеснет молния.
        Кайрен проводил день за днем, час за часом, тренируя своих людей. Бывший сброд начал превращаться в дисциплинированную, боеспособную команду, которая могла сдержать и отразить нападение маленькой армии мятежников. И Мэв с тревогой думала, не чувствует ли Кайрен... граф Килдэр приближения решающей битвы.
        Но ее больше мучила тяжесть собственной вины, чем разбитое сердце. Как она могла столь бесстыдно лежать с палачом Квейда? Почему даже теперь она предательски по нему скучает?
        Подняв глаза, она увидела входящую в малый зал Джейн. Старшая сестра держала на руках спящего сына и вся светилась от радости. Ее сердце наконец исцелилось.
        Мэв не могла сказать то же самое про себя.
        - В последние дни ты похожа на грозовую тучу, - ласково произнесла Джейн. - То ли ждать дождя, то ли раскатов грома. Мы с Фионой и Бригид очень беспокоимся.
        Значит, она пришла, чтобы поговорить с сестрой? Вздохнув, Мэв попробовала обуздать свои чувства и хотя бы выглядеть спокойной.
        - Мне понятно твое горе, - сказала Джейн. - Я знаю, что ты любила Квейда.
        Да, она его любила. Он был нежным другом, как и она, интересовался книгами. Всегда понимал ее взгляды, никогда не пытался их изменить. Они были одного мнения об Ирландии и Лэнгморе. Их брак мог стать гармоничным. А теперь он навеки ушел.
        - Восстание обходится дорогой ценой, - продолжала сестра. - Мы должны верить, что жертвы не напрасны.
        Мэв чуть заметно кивнула. Джейн права. Но это не умаляло ни ее страданий, ни ее вины. Она дважды охотно делила постель с английским мучителем Квейда. Она поддалась обману Килдэра, позволяла ему увлечь ее своим обаянием, пока не предала человека, который поклялся ей в вечной любви. А хуже всего то, что она совсем не так любила Квейда.
        Мэв чувствовала себя виноватой.
        - Ты не готова разговаривать об этом? - спросила Джейн.
        Посмотрев на сестру, Мэв увидела в ее темных глазах понимание и участие и покачала головой.
        - Ладно, - ответила Джейн, поднимаясь со стула. - Маленький Джеральт спит. Я положу его и сама немного отдохну. Если ты передумаешь...
        - Спасибо. - Мэв тоже встала и благодарно обняла сестру. - Я знаю.
        Джейн с улыбкой вышла, а Мэв снова принялась ходить взад-вперед.
        Трясина чувств все глубже затягивала ее, и она не знала, что делать, как совместить несовместимое: горе и вину с постыдной тоской тела по ужасному мужу.
        - Мэв?
        Она повернулась на голос Килдэра и вздрогнула от ярости. Она опасалась его.
        Каждый день он пытался разговаривать с ней, упрашивая забыть его прегрешения и простить. Но Мэв отказывалась.
        Скользнув взглядом по его серьезному лицу, девушка взяла вышивание, лежавшее на столе, и молча направилась к двери.
        Кайрен остановил ее и потянул обратно.
        - Когда-нибудь ты все равно должна со мной поговорить.
        Мэв посмотрела на мужа с таким видом, словно он был каким-то отвратительным грызуном.
        - Отпустите меня, - процедила она.
        - Нет, я хочу, чтобы ты меня выслушала.
        - Вы не можете сказать мне ничего такого, что я хотела бы услышать.
        - Черт побери, Мэв! - Он еще крепче сжал ее руку. - Я не мог остановить казнь О'Тула, даже если бы захотел. Я понимаю твое горе, но не могу принять твои обвинения.
        Пожав плечами, она уставилась на дальнюю стену. Внутри все клокотало от гнева. Неужели он не понимает, как она ненавидит его за участие в смерти Квейда, за то, что он тем утром, зная правду, все же занимался с ней любовью? Или этот распутник считал, что имеет права на ее тело даже после своего предательства?
        Да, он был англичанином и, без сомнения, думал именно так.
        - Ради всего святого, поговори со мной! - рявкнул он. Мэв ответила лишь бесстрастным взглядом, хотя горела желанием обругать его последними словами. Нет, она не даст ему такого удовлетворения, не примет вызов, на который он рассчитывает.
        Килдэр проглотил ругательство и выпустил ее руку.
        - Где твой брат?
        Флинн исчез шесть дней назад, и Мэв не знала, где он. Когда она в слезах рассказала ему о смерти Квейда, ярость брата не имела границ. Теперь она начинала беспокоиться за его жизнь.
        - Женщина, ты пытаешься убить меня, - заявил Килдэр... и вдруг поцеловал ее. Мэв сжала губы, сопротивляясь его посягательству и чувствуя, как Кайрен пытается открыть ей рот. Ни за что!
        Неожиданно от знакомого запаха у нее больно кольнуло в груди.
        Она вырвалась и пронзила мужа злобным взглядом.
        - Один раз вы заставили меня забыть свой долг и верность Ирландии. Теперь мне известно, что вы негодяй. Такого больше не случится...
        Глава 12
        Минула еще неделя. Кайрен не оставлял попыток вызвать жену на разговор. Мэв с тем же упорством их пресекала.
        Слушая латынь отца Шона, она старалась не обращать внимания на присутствие сестер и обитателей замка, пришедших на воскресную мессу. Сейчас она могла забыть о них. Могла даже временно игнорировать тревогу за брата.
        Но Кайрена, посетившего службу, она не заметить не могла.
        Он стоял рядом. Слишком близко. Их руки соприкоснулись. По коже Мэв побежали мурашки. Он переступил с ноги на ногу, легонько задев ее бедром.
        Мэв хотелось закричать.
        Наверняка его неожиданный интерес к церкви вызван желанием просто досадить ей. Они с сестрами не пропускали ежедневную мессу. Всегда, когда у нее случались неприятности или ее что-то беспокоило, Мэв находила утешение в молитвах. Витражи, знакомая обстановка церкви - все это успокаивало.
        Близость Килдэра действовала ей на нервы, отвлекала, вынуждая думать не о вере, а о том, как спастись бегством. Но если она покинет церковь, то окажется наедине с Килдэром. Это слишком рискованно.
        Грубиян толкнул ее локтем в бок. Мэв посмотрела на него, потом огляделась и увидела, что прихожане гуськом двинулись к выходу. Не удостоив мужа взглядом и молясь, чтобы он не прочел ее мысли, она покраснела и пошла за ними.
        Мэв заметила у дверей церкви незнакомца. Очень высокий, светловолосый человек смотрел на ее мужа и улыбался.
        Переведя любопытный взгляд с великана на Килдэра, она увидела, что тот радостно улыбается в ответ.
        - Эрик! Я не ждал тебя. Когда ты... - Он вдруг нахмурился. - Как ты прошел через ворота Лэнгмора?
        Гигант помахал в воздухе пергаментом с королевским гербом.
        - Имя короля Генриха и его печать открывают многие двери, - засмеялся он.
        Килдэр шагнул к другу, и они сердечно обнялись. Мэв продолжала с любопытством смотреть на них, ибо никогда еще не видела у Кайрена такой искренней улыбки и такого явного проявления любви. Видимо, он считал этого человека побратимом. Сестры и обитатели замка разглядывали их с не меньшим любопытством.
        - Как поживает Гвинет? - спросил Кайрен.
        - Очень хорошо. - Улыбка Эрика стала шире. - Через несколько дней после твоего отъезда из королевской резиденции она родила прекрасную девочку. Мы назвали ее Блит. И моя Гвинет уже планирует выдать ее за Лохлана, старшего сына Дрейка и Эверил.
        Муж с веселым смехом хлопнул Эрика по спине.
        - Рад за тебя, мой друг. А как поживают Дрейк и Эверил?
        - Тоже хорошо. Дрейк отправился в Дунели, снова в клан Макдугалов. С каждым днем он становится все счастливее, хвала Богу. Ты знаешь, что Эверил - прекрасная жена и мать, скоро она родит третьего ребенка.
        - Отлично! А что с Гилфордом? Он уже полностью оправился?
        - Старый дурень переживет всех нас.
        - Король Генрих больше не одалживал у него денег?
        - Нет, - скривился Эрик. - Благодаря твоей помощи наш добрый король уже не сомневается в верности Гилфорда.
        Килдэр с явным облегчением кивнул.
        - Но ты, мой друг, не потрудился сообщить нам о своих делах, - грозно произнес Эрик. - Ты выбрал себе невесту? Гвинет и Эверил спустят с меня шкуру, если я не удовлетворю их любопытство.
        Килдэр с беспокойной улыбкой посмотрел на Мэв, потом обнял за талию. Девушка окаменела.
        От проницательного взгляда гостя не укрылись ни его жест, ни ее реакция.
        - Это Мэв, вторая сестра О'Ши. Мы поженились чуть больше месяца назад.
        Она поняла, что Кайрен хочет, чтобы Эрик счел их брак счастливым. По мнению Килдэра, его друзьям удалось найти в их союзах необыкновенную любовь.
        Но Эрик кажется не настолько глупым. Он довольно скоро увидит, что его другу нечем похвастаться.
        - Мэв, - напряженно улыбнулся тот, - разреши представить тебе Эрика Невилла, графа Белфорда.
        - Милорд, - кивнула она и быстро отошла от мужа.
        Граф взял ее руку, вежливо приподнял, холодные серые глаза оценивающе смотрели на нее.
        - Для меня большое удовольствие познакомиться с женой Кайрена, - произнес он.
        Мэв нервно сглотнула.
        - Я тоже рада нашему знакомству.
        Повисло молчание. Любопытные начали расходиться. Мэв торопливо представила Джейн, Фиону и Бригид.
        Джейн холодно кивнула и ушла. Фиона пробормотала несколько слов и последовала за старшей сестрой. Бригид с явным интересом смотрела на гостя, и Мэв сердитым взглядом отослала девочку.
        Опять наступило молчание. Почувствовав взгляд Эрика, она открыла рот, чтобы извиниться, но граф заговорил первым:
        - Кайрен, не мог бы ты посмотреть своим опытным глазом на моего жеребца? Кажется, последние несколько миль он хромал.
        - Если хочешь, - пожал плечами Килдэр. - Но я могу послать Кольма, он прекрасно разбирается в таких вещах.
        Мэв нахмурилась, не понимая, что задумал Эрик. Он хочет отделаться от Килдэра? Что за игру затеял этот англичанин? Он привез какое-то известие от короля?
        Ее муж тоже выглядел озадаченным, но согласно кивнул.
        - Тогда проходи в главный зал и дай отдых старым костям. Я скоро присоединюсь к тебе.
        - Я намерен совершить с твоей женой маленькую прогулку по Лэнгмору, - ответил Эрик, предлагая ей руку.
        Мэв знала, что выбора у нее все равно нет, поэтому неохотно положила свою руку на твердую ладонь гостя.
        Показав ему внешние постройки, включая красильню, лавки пивовара и аптекаря, она провела друга Килдэра в главный зал и пригласила присесть.
        - Как видите, милорд, Лэнгмор не отличается от других замков.
        - Но он весьма красивый, леди. Чувствуется ваша забота. - Англичанин сказал это искренне, без всякого пренебрежения.
        - Но мои сестры и я занимаемся только хозяйством, а Кайрен отвечает за все остальное.
        - Как обстоят дела с вашей армией?
        Мэв напряглась. Господи, он не теряет времени на пустые разговоры, его интересует главное.
        - Вам лучше спросить об этом у Кайрена.
        - Держу пари, он тренирует их со дня своего приезда. Он всегда готов к настоящей битве.
        Девушка стиснула зубы. Этот человек знает о склонности Килдэра к насилию?
        - Да, он знает слишком много о военном искусстве, милорд. - В голосе Мэв прозвучал сарказм. - И слишком мало обо всем прочем.
        - О, так он лишился своего умения очаровывать дам? Лишился своего умения? Отнюдь. К своему несчастью, Мэв обнаружила, что собственное тело предает ее, требуя ласки Килдэра в наиболее странное время - поздно ночью и рано утром. Она залилась краской.
        - Значит, все-таки не лишился? - с довольной улыбкой спросил Эрик.
        Мэв посмотрела на гостя. Он такой же бесстыдник, как и его друг!
        - Я сказала только о его любви к войне, милорд. О других качествах я вообще не собираюсь говорить.
        Она встала, чтобы уйти, но Эрик легким прикосновением остановил ее.
        - Я не имел намерения вас обидеть, леди. Умоляю, простите меня. Дрейк, Гилфорд и я, мы давно беспокоимся за Кайрена. Мы очень хотим, чтобы он наконец остепенился и был счастлив.
        Мэв кивнула, принимая извинения.
        - Вам лучше побеседовать с ним о его любви к кровопролитию, вместо того чтобы разговаривать со мной о плотских вещах.
        Улыбка Эрика исчезла без следа.
        - Вы правы, - сказал он. - Еще раз простите меня. Килдэру необходимы битвы, и это тревожит нас много лет. Гилфорд постоянно напоминает мне, что большую часть жизни Кайрен не знал ничего другого. Это правда, но я все равно беспокоюсь.
        Мэв с недоумением смотрела на него, стараясь понять смысл услышанного. Кроме битв, Килдэр больше ничего не знал? Ведь у него все эти годы были его друзья, его наставник. Тогда что Эрик имеет в виду?
        Относительно спокойные дни незаметно сменяли друг друга. Мэв по-прежнему хранила молчание, и об этом знали все обитатели замка. Кайрен выходил из себя, понимая, что не может ничего изменить, не покусившись на свободу упрямой женщины. Такая мысль у него возникала, но ему не хотелось применять насилие, она должна заговорить с ним и вернуться в его постель добровольно.
        Но вряд ли это могло произойти. Скорее Англия пойдет на уступки папе римскому.
        День святого Патрика выдался туманным. Сестры О'Ши планировали устроить торжество, и Кайрена интересовало, не появится ли здесь после долгого отсутствия Флинн с мятежниками, чтобы начать войну. Он поклялся быть в полной боевой готовности на случай, если такое действительно случится.
        Тем не менее Кайрен в честь праздника освободил армию Лэнгмора от тренировок. Эрик был еще в постели, и Кайрен не знал, чем себя занять. Он праздно бродил по двору.
        Его мысли были сосредоточены на жене, теплой, улыбающейся, обнаженной...
        Думать о ней бесполезно, Мэв еще долго не позволит ему никакой близости. Она ясно дала это понять.
        Кайрен с проклятиями обошел толпу простого люда, собравшегося на торжество. Музыканты и танцоры, шуты и торговцы - все готовились к празднику. Лучше бы им находиться где-нибудь в другом месте.
        - Милорд Килдэр?
        Повернувшись на голос, Кайрен увидел пожилого торговца, стоящего возле своей тележки. Морщинистое лицо и седая борода свидетельствовали о его нелегкой жизни.
        - Да, - наконец сказал он.
        - Я могу предложить вам разные пряности, от них ваша еда станет много вкуснее. Или вот это. - Старик показал на кучу поделочных камней, отшлифованных и блестевших, словно драгоценные. - Большинство взято прямо из чаши Грааля, доложу я вам. Они истинное сокровище.
        - Благодарю, но мне не надо.
        Торговец нагнулся к прилавку и вытащил за руку молодую женщину.
        - Может, вашу милость заинтересует это? - угодливо спросил он.
        Кайрен молча смотрел на женщину, которую торговец без зазрения совести предлагал ему. Видимо, она была дочерью старика. Красавица лет восемнадцати, с темными волосами, в беспорядке падавшими ей на лицо, с потрясающе красивым ртом и глазами, сулившими греховные наслаждения.
        - Я - Изольда. Мне доставит удовольствие помочь вам, милорд, - хрипловатым голосом сказала она, выходя из-за тележки и становясь рядом.
        Торговец моментально исчез.
        Килдэр уставился на Изольду. В добавление ко всем ее прелестям у нее была невероятно пышная грудь - высокая, округлая, упругая, большая часть которой выступала из глубокого выреза обтягивающего красного платья. Гладкая кожа, веселые темные глаза, пухлые губы могли свести с ума любого мужчину.
        Почему же тогда он не чувствует ни малейшего возбуждения?
        Кайрен сердится на Изольду и на себя. Перед ним стояла богиня греха, добровольно предлагавшая себя за ничтожную сумму. Она готова ласкать руками и ртом - каждый дюйм его тела, если он пожелает, - даст ему облегчение, которого он не имел с того утра, когда Мэв перестала с ним разговаривать. Но это его совсем не интересует.
        Что с ним случилось, почему он не хочет такую соблазнительную женщину, как Изольда? Во всем определенно виновата Мэв. Черт бы ее побрал!
        - Благодарю тебя, прекрасная Изольда, но не сегодня.
        На лице женщины мелькнуло нечто большее, чем просто удивление. Кайрен повернулся, собираясь уйти, и обнаружил стоявшего неподалеку Эрика. Друг смотрел на него своим ястребиным взглядом. Проклятие, дадут ли ему хоть минуту покоя?
        - Что? - спросил Кайрен. Тот пожал плечами.
        - Я только хотел посмотреть на приготовления к торжеству.
        Килдэр жестом указал на суету вокруг, процедив:
        - Любуйся.
        Оставив Эрика, он вошел в замок. Сегодня он должен найти Мэв. Немедленно. Они должны покончить с этим глупым молчанием, которое лишает его способности думать.
        Первым делом Кайрен направился к спальне, которую его жена делила с Фионой, и ногой распахнул дверь. Обе находились в комнате. Фиона стояла полностью одетая и расчесывала волосы. Мэв была в одной рубашке. Огненные кудри создавали вокруг нее пламенное облако.
        Мэв явно удивило неожиданное вторжение мужа. Потом ее лицо превратилось в ледяную маску.
        - Милорд?
        - Я - Кайрен, - рявкнул он, бросив гневный взгляд на Фиону.
        Бледная, испуганная сестра безропотно вышла, и граф захлопнул за ней дверь.
        - Довольно молчания, женщина. Мы женаты. Я не заставляю тебя ложиться в мою постель, так что ты можешь хотя бы поговорить со мной. Это все, что от тебя требуется.
        - И о чем прикажете мне говорить? - с презрением осведомилась Мэв. - О варваре, который не считается с моими желаниями? Или о том, что вы обманули меня, не посчитавшись с моими чувствами?
        Кайрен схватил ее за плечи и сжал, когда она попыталась вывернуться.
        - Черт побери, Мэв! Я уже сказал, что не мог остановить казнь, даже если бы захотел. Возможно, я и глава Пейла, но я не обладаю единоличной властью. Беркленд, Батлер и остальные высказали свое мнение. Что, по-твоему, значил бы один мой голос против их?
        Она посмотрела на него, потом вырвалась и ответила:
        - Я не говорю, что вы могли его спасти. Я говорю, что вы должны были попытаться. Но... Что вам нужно, кроме битв? Даже ваши собственные друзья считают, что это у вас в крови. Вам милее война, чем мир.
        Кайрен задохнулся от ярости: на Мэв - за ее тупость и нежелание что-либо понять, на Эрика - за его болтливость, подлившую масла в огонь.
        - Мужчины воюют. Так им назначено судьбой. Не я придумал битвы, и если бы не они, я вряд ли оказался тут.
        - Но если бы вы прекратили воевать...
        - Если бы я прекратил воевать, это сделал бы кто-нибудь другой. А я бы не имел средств к жизни и не стал бы рыцарем.
        - Если бы вы отказались воевать, может, и другие последовали бы вашему примеру, - фыркнула она. - И мы бы избавились от войны.
        - Что за глупые фантазии приходят тебе на ум? Если бы я отказался воевать, то все бы потерял. Если ты хочешь чего-то добиться в жизни, ты должен вырвать это для себя. Тебе следует это знать.
        - Я знаю только одно - у вас нет ни сердца, ни чести. Оскорбление еще больше распалило Кайрена.
        - У меня есть и то и другое, женщина. Если бы ты меня выслушала, то поняла бы, что я прислан сюда для того, чтобы охранять эту землю и обеспечить безопасность, как мне поручено королем Генрихом.
        - Почему я должна слушать человека с ирландской кровью, склонившего голову перед английским королем, но обманывающего свою жену.
        Кайрен опять схватил ее и рванул к себе. Груди Мэв прижались к его телу, он услышал ее прерывистое дыхание, почувствовал, как медленно твердеют ее соски. Его охватило торжество, и он потянулся губами к ее рту.
        Но Мэв отвернула голову.
        - Я не хочу прикосновений человека, который мог скрыть от меня правду.
        - Пойми же, я не собирался тебя обманывать! - воскликнул Кайрен. - Я просто хотел прикоснуться к тебе... Когда ты проснулась и заговорила со мной, такая мягкая, теплая, красивая, я не мог удержаться.
        Мэв посмотрела на мужа сначала с удивлением, затем подозрительно.
        - Клянусь, - почти умоляюще сказал он. - Пойми же наконец. Пожалуйста.
        Она вдруг покачала головой и высвободилась из его объятий.
        - Отправляйтесь на войну со своими друзьями и своей армией. Вам это нравится больше всего на свете. И не докучайте мне снова...
        После празднества Кайрен сидел в главном зале и пил эль, надеясь заглушить острую тоску по Мэв. Но выпитое не принесло ему желанного облегчения.
        Было раннее утро. Рассвет уже наполнил зал мягким серым светом. Килдэр, уставившись в кружку, продолжал тупо думать над тем, где он допустил ошибку. Никогда еще ни одна женщина не оказывала ему такого сопротивления. Почему он женился на столь упрямой женщине? Как он вообще мог выбрать себе жену, которая отказывается понимать сущность мужчин, войны и его самого?
        Что ему теперь делать? Выполняя приказание короля Генриха, он заставил жену презирать его.
        - Ты уже встал или еще не ложился? - спросил Эрик, неожиданно возникший рядом.
        Откуда он взялся?
        Кайрен сосредоточенно смотрел в одну точку, пока друг не перестал двоиться у него перед глазами.
        - Я еще не ложился. А ты уже встал?
        - Да, - пожал плечами Эрик и сел, положив руки на стол. - Если у тебя неприятности, друг, мои уши в твоем распоряжении.
        Кайрен бросил на него раздраженный взгляд. Каждому в Лэнгморе известно, что они с женой не разговаривают... и вообще ничего не делают вместе. Почему наблюдательный Эрик должен быть исключением? И почему эти проклятые неприятности не оставят его в покое?
        - Мне нечего тебе сказать, кроме того, что я слишком напился. - Кайрен сделал попытку изобразить лучшую свою улыбку.
        - А мне как-то не верится, - скептически ответил Эрик, - чтобы от твоего внимания ускользнуло, что твоя собственная жена не разговаривает с тобой.
        - У нее скверный характер, и я ничего не могу сделать, чтобы это изменить.
        - И ты, разумеется, ничего такого не сделал, чтобы вынудить ее к этому.
        - Не больше, чем ты вынуждал Гвинет в начале вашего брака.
        - Я был не прав. Я тогда считал, что ей нужны только мои деньги и положение, а не я сам. Я исправил свою ошибку, принеся извинения. Что сделал ты?
        - Я не могу ничего изменить, - рявкнул Кайрен. - И прекрати совать нос в мои дела.
        - Как пожелаешь, - вздохнул Эрик и поднялся.
        Друг ушел, а Килдэр выругался и потер дрожащей рукой щетинистый подбородок. Его собственная жена не разговаривает с ним, теперь он еще обидел человека, которого считал братом. С каких пор он стал таким бестактным?
        Неужели это никогда не уладится?
        Глава 13
        На смену марту пришел апрель. Эрик, выполняя поручение короля, проверял, каких успехов граф Килдэр смог добиться в Пейле и Лэнгморе. Кайрен не знал, то ли ему радоваться обществу друга, то ли возмущаться его обязанностями.
        Флинн не вернулся в Лэнгмор, и он был уверен, что коварный злодей готовит мятеж. По отчетам из Пейла брат его жены действовал вместе с О'Нилом и, без сомнения, разжигал ненависть в сердцах ирландцев. Но поскольку Кайрен понятия не имел, где они находятся и что задумали, то не мог их остановить.
        Он не мог даже справиться с Мэв. За последний месяц она сказала ему не больше двух слов, хотя он продолжал свои попытки. Жена постоянно относилась к нему с пренебрежением, игнорировала его. Кайрен бы предпочел, чтобы она лучше кричала, все, что угодно, только не это убийственное молчание.
        С трудом сконцентрировавшись на деле, Кайрен продолжил тренировку с легковооруженным ирландским пехотинцем. Шон едва вышел из детского возраста и, стиснув зубы, так сжимал свой меч, что рука у него дрожала.
        - Расслабься, используй силу, - подбодрил он мальчика. - Помни, что сейчас ты, возможно, борешься за свою жизнь.
        - Да, милорд, но это очень тяжелая борьба.
        Кайрен согласно кивнул, заставляя юношу сделать выпад.
        Первая капля упала ему на руку, другая на лицо, а через несколько секунд уже разразился ливень, что случалось в последнюю неделю почти ежедневно. Яростно выругавшись, граф бросил свой меч Кольму и отправился в замок. Эрик шел рядом.
        - Проклятый дождь, - пробормотал Кайрен.
        - Он идет довольно часто, - согласился друг.
        Его спокойный тон разозлил Килдэра. Неужели этого человека ничто не может вывести из себя?
        - Не устроиться ли нам возле очага и не выпить ли эля? - предложил Эрик.
        - Через пару минут. Начинай пока без меня.
        Бросив на него испытующий взгляд, Эрик пошел в главный зал, а Кайрен, скрипнув зубами, направился в свою комнату.
        Войдя, он увидел Мэв. В это мгновение она выглядела совсем не примерной женой. Нет! Это было бы слишком обыкновенно. Слишком обнадеживающе.
        Она рылась в его письмах, один за другим развертывая пергаменты, пробегая их глазами и откладывая в сторону.
        - Тебе что-нибудь понадобилось в моих личных бумагах? - спросил он.
        Мэв вздрогнула, затем прижала дрожащую руку к груди и повернулась.
        - Это не то, о чем вы думаете.
        Кайрен пришел в еще большую ярость. Целый месяц женщина хранила презрительное молчание, а теперь, когда ей понадобилось шпионить за ним и снова лгать, сразу открыла рот.
        - Не то, говоришь? Значит, ты никаких сведений в моей личной переписке искать не собиралась?
        - Я только искала сведения о Флинне, вы, кровожадный грубиян. Его долго нет, я беспокоюсь.
        - А тебе не пришло в голову спросить, не знаю ли я о нем? Конечно, нет, - ответил за нее Кайрен. - Ты предпочитаешь рыться в моих письмах. Видимо, небеса должны упасть на нас, чтобы ты со мной заговорила.
        Сжав кулаки, Мэв посмотрела ему в глаза. Без страха. Без скромной нерешительности или упрека.
        - Я скорее заговорю с каким-нибудь грызуном, чем с подобием дьявола в вашем лице! - выкрикнула она, бросив в сторону два свернутых пергамента.
        Она злится на него? Женщина, которая нарушила тайну его переписки, которая отказывала ему в женском утешении, еще имеет наглость показывать свой гнев? Черт побери, да многие из мужчин давно бы побили своих жен за подобное неповиновение. Но Кайрен не мог так обращаться с женщиной. Его отец слишком часто делал это с его матерью.
        Отбросив воспоминания, он схватил Мэв за плечи. Он устал от дождя, от Ирландии, от этого дурацкого мятежа. Устал от невозможности покинуть Лэнгмор. Но больше всего он устал от скверного характера Мэв.
        И все-таки она заговорила с ним. Громко. Открыто. В глубине души это его радовало.
        - Грызуны наверняка сбегут, чтобы не общаться со сварливой женщиной вроде тебя, - ответил Кайрен. - И если я воплощение дьявола, ты вполне меня заслуживаешь.
        - Сварливая? Да я одна из наиболее логичных...
        - Шпионить логично? - Он старался не улыбнуться.
        - Добрых...
        - Называя меня дьяволом и отказываясь со мной разговаривать, ты проявляешь сердечную доброту? - парировал он.
        - Разумных женщин...
        - Эти два слова здесь совершенно неуместны.
        Она покраснела от ярости, и Кайрен еще крепче сжал ее плечи, чувствуя приближение бури. Но его радовало, что лед в ее глазах растаял. Он с трудом сдержал вздох облегчения.
        - Уберите от меня свои руки!
        Килдэр проигнорировал ее требование, и Мэв начала вырываться. Разумеется, тщетно.
        - Что вам известно о разумных поступках? - сквозь зубы процедила она. - Вы оставили эту постель теплой после наших супружеских отношений и уехали, чтобы убить моего жениха.
        - Ты не можешь иметь жениха, поскольку мы с тобой женаты, - напомнил Кайрен.
        - Не притворяйтесь, что вас интересуют мои чувства к Квейду. Вас интересует только убийство, а он, скованный цепями враг, был легкой добычей.
        Кайрен схватил ее за руку. Проклятие, эта женщина знает, как взбесить мужчину. Но он подавил гнев, ибо сейчас им важнее поговорить, а не затевать ссору.
        - Я убиваю в сражении. Я не убиваю ради забавы. Я посылаю вызов противнику и честно дерусь с ним. И мне не доставляет удовольствия отправлять людей на тот свет.
        Мэв с недоверием смотрела на него.
        - Теперь вы попытаетесь убедить меня, что присоединились к восстанию? - насмешливо спросила она.
        - Лучше объясни, почему ты считаешь себя разумной женщиной.
        - Столь тупоголовый варвар, как вы, едва ли сможет это понять.
        Когда она смотрела на мужа, которого презирала, сердце ее бешено стучало. Она кляла себя за эту вспышку, за свой гнев. Какое значение теперь имеют его поступки? Квейд все равно мертв.
        Да, но ей хотелось привести в бешенство Килдэра, хотелось, чтобы он узнал, что она чувствует после того, как он ее предал.
        Она наконец вырвала из тисков одну руку, схватила очередной пергамент и быстро развернула его, хотя это было трудно. Ничего, если понадобится, она развернет письмо зубами, чтобы доказать, что она не глупое создание, которое он может покорить своей улыбкой.
        В письме не оказалось ничего важного, это Мэв успела понять до того, как он забрал у нее свиток и бросил на стол.
        - Я совершенно не удивлена вашей грубостью.
        - Ну-ну. - Его глаза смеялись. - Другие, пожалуй, найдут более грубым читать без разрешения чужие письма.
        - Эти глупцы никогда не жили с вами. Более ужасного, распутного человека мне еще не приходилось встречать.
        Мэв чувствовала, как вспыхнуло ее лицо, как бухает в груди сердце, и задавалась вопросом, почему столь велика ее ненависть.
        - Ты имеешь в виду меня?
        Она лихорадочно подавила ярость и желание отругать его.
        - К вашему сведению, вы меня вообще не интересуете.
        Во взгляде Кайрена появилось нечто жесткое, неприятное, и Мэв поздравила себя с тем, что ее колкость задела мужа.
        Потом вдруг его лицо растянулось в улыбке. Ее охватил страх.
        - Тебе известно, жена, что я не мог ничего сделать, чтобы спасти твоего драгоценного Квейда. Ты хочешь считать меня виновным. Это легче всего. Но в глубине души ты знаешь, что мой голос не изменил бы его судьбу.
        Он лжет. Да, он лжет! Мэв закрыла лицо руками. Без сомнения, Кайрен мог сделать хоть что-нибудь для спасения друга ее детства.
        «Но что?» - спросил докучливый внутренний голос. Если остальные голосовали против, его слово вряд ли склонило бы их к другому решению. Пусть он глава Пейла, другие свиньи в парламенте рассчитывали, что он проявит железную волю при защите интересов короля Генриха, и, естественно, осудили бы его терпимость. Этого требовал и сам король.
        Все же он мог попытаться, говорила себе Мэв.
        «И чем бы это кончилось?» - опять спросило второе «я».
        Она сурово смотрела на Кайрена. Возможно, он говорил правду и действительно не мог ничего поделать. Но она скорее примет вечные муки в аду, чем оправдает его.
        - Я поступил неправильно, - произнес Килдэр. - Неправильно было делить с тобой постель, не сказав тебе сначала правду, Я заслужил твой гнев, признаю.
        Невероятно! Кайрен извиняется?
        - По крайней мере вы это осознали, - процедила Мэв.
        Где же ее бурная радость? Кайрен признал себя виноватым, очевидно, в первый раз. Тогда почему она не ощущает никакого торжества?
        - Клянусь, у меня не было намерения обманывать тебя. Он снова взял ее за руки. Мэв почувствовала его тепло и осторожно взглянула на мужа.
        - Я не хотел тебя обидеть. Вспомни, как я прикоснулся к тебе, мои руки были нежными, - пробормотал он неотразимым голосом.
        Она мгновенно представила его руки, ласково скользящие по ее животу, его взгляд, когда он смотрел на нее так, словно она была единственной в мире женщиной.
        - Но вы меня обидели, - сказала Мэв.
        - Возможно, - признал Кайрен. - Только без всякого намерения. И не заслужил столь долгого молчания за свою ошибку.
        Неужели он не понял, какую боль причинил ей в то утро? Нет. Что он может знать о женских чувствах, а тем более о ее чувствах к нему?
        - Думаю, - продолжал Кайрен, притягивая ее к своей груди, - что тебя особенно смущает твой пыл в нашей супружеской постели.
        Мэв открыла рот от изумления. Какой наглец! Какая неописуемая самонадеянность! Пыл в его постели... Он выдает желаемое за действительное! Ей не нужны ни ласки его рук, ни удовольствия, которые он доставляет, ни его язык у нее во рту... или где бы то ни было. Она не должна придавать значение этим голословным утверждениям.
        - Пыл? Вы слишком высокого мнения о себе, милорд. Вы полагаете, что я когда-либо хоть на момент проявляла страсть в вашей постели?
        Снова появилась эта греховная улыбка, разгладились суровые черты его лица, на котором возникло нечто опасное, неотразимое.
        - Да. Разве тем утром я не увидел тебя спящей в моей постели?
        - Я знала, что вы должны вернуться из Дублина, и хотела спросить о ваших делах, - чопорно произнесла она. - А совсем не потому, что падала в обморок при мысли о ваших поцелуях, как вам кажется.
        - Значит, тем утром в моей постели лежала какая-то другая рыжая ирландка, обнимала меня и говорила, что соскучилась по мне?
        Черт бы его побрал за эти воспоминания!
        - Вы не поняли! Вы... вы настолько извращаете мои слова, что они в конце концов теряют свой первоначальный смысл. И я не позволю вам хитростью разубедить меня, в том, что вы плут и мошенник!
        - Ты сама знаешь, что я не мог спасти Квейда. Ты не хочешь с этим согласиться, но должна понять, что я лег с тобой совсем не ради того, чтобы обмануть тебя или причинить боль. А твое презрение вызывает лишь то, что ты ответила мне. Ты ответила на мое прикосновение.
        Мэв покачала головой, отвергая его слова. Но в них была правда - истинная, горькая и непоколебимая. Она помнила, с каким бесстыдством вела себя в его объятиях.
        Ну что ж, тем легче ей ненавидеть Килдэра, если он над ней смеется. Но, судя по его искреннему тону, он верил в то, о чем говорил. Чтоб он провалился!
        Как этому человеку удается вызывать у нее такую ярость, страсть и эмоции? Когда он ее целует, она будто лишается рассудка, и все разумные мысли куда-то исчезают. Почему? Ведь у него душа англичанина, сердце воина, манеры плута и ум негодяя.
        Мэв с гневом и беспокойством взглянула на мужа. Прав он или не прав, но один вопрос требует ответа: почему она теряет самообладание и холодность, когда Кайрен оказывается рядом? А потому, что она жаждет обменяться с ним хоть парой слов, даже недобрых, только бы услышать его голос.
        Полное безрассудство!
        - Тебе нечего сказать? - нетерпеливо спросил Килдэр.
        - Мне надоел этот разговор. Я не желаю слушать вашу болтовню...
        - А нам вообще не обязательно разговаривать остаток этой ночи. - Его глаза хищно блеснули, и он прижал ее к себе.
        Сердце у Мэв подскочило. Он смотрел на ее рот, отчего губы у нее дрогнули, напрягся живот, потом и грудь. Ее обдало жаром. Дева Мария, помоги!
        - Не прикасайтесь ко мне.
        Она хотела, чтобы ее слова прозвучали как приказ, но вместо этого вышел умоляющий вздох. Закрыв глаза, Мэв попыталась избежать неминуемого соблазна, уготованного ей взглядом Кайрена. Она подавила желание заплакать. Нет, она не плачет в присутствии других. И уж тем более не заплачет перед этим человеком, который воспользуется этим обстоятельством, чтобы заставить сдаться.
        - Я хочу ласкать тебя всеми возможными способами.
        Голос Кайрена поднял в ней бурю чувств. Тело отозвалось на его слова. Его запах вызвал знакомые ощущения. Дыхание обжигало щеку. Ноги у Мэв ослабели, по телу прошла дрожь ожидания. Почему он так на нее действует?
        Теплые губы коснулись ее прохладной щеки и продолжили медленный путь к ее рту. Сердце замерло, потом его ритм начал убыстряться, пока оно не забилось со скоростью мчащихся галопом лошадей.
        Губы Кайрена были рядом с ее губами, почти касались их, но все же не сделали этого, и Мэв почувствовала разочарование. Какая-то безрассудная часть ее существа требовала поцелуя. Немедленно! Разум сопротивлялся глупому желанию.
        Кайрен с такой силой прижимал ее к своему телу, что между ними не осталось ни дюйма, но целовать не спешил. Только его пальцы впились ей в предплечья. Нет, она не станет требовать продолжения, она не придет к нему как шлюха.
        В следующий миг это уже не имело значения, потому что Килдэр завладел ее ртом, и она раскрылась перед ним, а ее руки сами собой обняли мужа за шею.
        Он стоял близко, настолько близко, что Мэв чувствовала каждый мускул его твердого, словно камень, тела. Но ей казалось, что он стоит все же недостаточно близко. Ей хотелось слиться с этим мужчиной, утолить желание, получить удовольствие и отдать еще больше.
        Разве человек, способный на такие поцелуи, может быть злодеем?
        Кайрен стянул через голову рубашку. Тусклый дневной свет падал на его грудь с рельефными мускулами. Он был великолепен, и Мэв едва не задохнулась от восторга.
        - Ложись, милая Мэв. Сделай это для меня. Ложись? Приказ медленно доходил до нее. В мозгу зрел протест, которому не суждено было родиться, ибо его заглушило удовольствие, когда он положил руку ей на грудь и принялся гладить соски.
        У Мэв перехватило дыхание, внутри начал разгораться пожар.
        Нет. Это безумие.
        Высвободив грудь из платья, Кайрен нагнулся, взял в рот сосок и ласкал его до тех пор, пока Мэв не затрепетала.
        - Ложись, - снова прошептал он.
        Она села на кровать рядом с мужем, потом легла на спину, не отрывая взгляда от его лица. Да, она хотела этого... В ее мыслях не было никакой логики, но она не могла отрицать своих чувств.
        Кайрен тоже лег на матрас, поднял ей юбки. Мэв видела только его лицо, плечи и сверкающие глаза.
        Потом его пальцы скользнули во влажную глубину, которая была готова его принять.
        - Ты хочешь этого прикосновения? - Его палец двинулся взад и вперед по чувствительному центру.
        - Да, - простонала она.
        - Покажи мне, - прошептал он.
        Показать? Зачем? Почему он просто не возьмет ее, не заполнит собой?
        Она притянула его голову для поцелуя, ее язык скользнул по его сомкнутым губам, и он сразу приоткрыл рот.
        В следующий момент он взял ее за талию, посадил на себя верхом и отбросил накрывшие их юбки. Она чувствовала, как под ней пульсирует его возбужденная плоть.
        С чувственной улыбкой Кайрен приподнял ее бедра, расстегнул штаны и, снова опустив, вошел в нее. Захваченная удивительным ощущением, Мэв откинула голову. В такой позиции он вошел намного глубже, чем она могла представить.
        - Если ты этого хочешь, покажи мне. - Его шепот был стоном.
        Приподнявшись, она снова опустилась на него. Повторила еще раз. Потом опять.
        - Да, милая Мэв. Ты убиваешь меня наслаждением.
        Она убивала и себя.
        Вскоре Мэв обнаружила, что хочет большего, и убыстрила движения. Рассудок уже не напоминал о себе. Она чувствовала, что Кайрен напрягся, его стоны не прерывались. Их обоюдный экстаз нарастал, пока давление и острое желание, слившись, не разбились на миллионы осколков.
        Удовлетворение медленно переходило в истому. Мэв упала на мужа, слишком уставшая, чтобы шевельнуться, вздохнуть, думать. Это будет потом.
        Она еще успеет поразмыслить над тем, почему снова отдалась своему желанию... и как ей от него избавиться.
        Канули в вечность еще две, отнюдь не мирные, недели. Поначалу ее муж самонадеянно решил, что их последняя - глупая - возня в постели залечила все раны их супружества, но она быстро освободила его от такого представления. С тех пор они едва разговаривали.
        Мэв не могла разгадать, на кого она злится больше: на Кайрена и его непобедимое обаяние или на себя за слабость.
        Потом до Лэнгмора стали доходить слухи, что повстанцы собирают армию, чтобы начать войну. Ее муж уехал, лорд Белфорд, его английский друг, последовал за ним. Флинн написал ей, сообщив, что у него все в порядке, и Мэв почувствовала, что теперь может спокойно дышать.
        Вскоре брат прислал к ней своего человека, Улика Макконнела, который рассказал о его ужасных планах и умолял ее о помощи.
        А спустя еще какое-то время она стала чувствовать недомогание.
        Сидя на скамье в малом зале, Мэв занималась шитьем, когда ее охватила такая усталость, будто она провела несколько дней без сна. Но ведь всю неделю она спала подолгу и глубоко, несмотря на страх, вызванный кровавыми планами Флинна и остальных повстанцев.
        Мэв снова воткнула иголку в холст, но рука у нее дрожала. Она отложила шитье в сторону.
        - Опять нездоровится? - спросила Джейн, наблюдавшая за сестрой.
        Мэв кивнула, провела руками по груди, однако это не принесло ей облегчения.
        - В последние недели у тебя болел живот?
        - Один раз, но все быстро прошло.
        Джейн с любопытством посмотрела на сестру.
        - Ты лежала со своим мужем. Когда у тебя в последний раз были месячные? - поинтересовалась она.
        Господи, больше двух месяцев назад. Мэв помнила точно, хотя не считала это причиной своего плохого самочувствия.
        - Возможно, у меня лихорадка или просто дурное настроение.
        - Ты когда-нибудь слышала, чтобы дурное настроение прекращало у женщины месячные и вызывало постоянное желание спать? Такое происходит у женщины, которая носит ребенка. И другой причины нет.
        Мэв закрыла глаза, отказываясь верить словам Джейн. Но в глубине души она знала, что сестра права, только не могла этого принять.
        Ребенок? Уже? Так скоро? Беременность слишком важное дело. Это обстоятельство меняет всю ее жизнь, еще крепче связывает ее с Кайреном. Их брак становится непоколебимым и обязательным.
        Дева Мария, помоги! Готова ли она навсегда соединиться с воином, с англичанином? С Кайреном, приводящим ее в бешенство?
        Природа не оставляет ей выбора.
        Что она скажет мужу? И должна ли говорить правду? Может, Джейн ошиблась. Но даже если сестра права, она не готова сказать об этом Кайрену. Их брак слишком ненадежен. Он, враг Ирландии, чем-то привлекает ее, и она не может этого понять. Ребенок только осложнит ее чувства, ее жизнь.
        Мэв даже не заметила, как Джейн оказалась рядом.
        - Ты выглядишь бледной, сестра. Наверное, тебе следует отдохнуть. Иди к себе и ложись, - посоветовала она.
        Мэв кивнула, поднялась со скамьи, но тут ее внимание привлек шум на лестнице, и вскоре в дверях появился Кайрен. У пояса меч, лицо суровое, вид усталый после долгого путешествия.
        Он крикнул вниз, чтобы ему приготовили ванну, затем повернулся к Джейн.
        - Как поживает маленький Джеральт?
        - Он вполне здоров, милорд, - холодно ответила та.
        - Прекрасно. Не могла бы ты нас оставить? - Он бросил жесткий взгляд на Мэв.
        Она смотрела в сторону, пока Джейн покидала зал. Присев на стул, Килдэр стянул сапоги, швырнул их на пол, туда же последовали его меч и туника. Он двигался медленно, устало. Мэв вдруг поняла, что смотрит на полуголого мужа, и опять задалась вопросом, почему даже сейчас его вид заставляет так биться ее сердце.
        - Мятежники скоро будут здесь, - вдруг сказал он, продолжая смотреть на нее. - Я это нюхом чую. Я ощущаю это. Они рядом, где-то скрываются, ждут удобного случая, чтобы напасть на Лэнгмор. - Он нахмурился. - Мой отец в центре событий. По дошедшим до меня слухам, я могу судить, что их план - чистое безумие.
        Мэв наконец посмотрела на него, теперь ее сердце замирало от страха. В письме Флинна, переданном ей Уликом, тоже упоминался Десмонд О'Нил. Они говорили ей о его опасной хитрости. Она ненавидела это почти так же сильно, как и свою роль, которую они попросили ее сыграть.
        - Я очень боюсь, что погибнет много людей, если твоему брату и моему отцу будет сопутствовать успех, Мэв. Я знаю, наш брак не назовешь легким. Я знаю, ты не согласна, что я поддерживаю короля Генриха. Но ты и я, мы едины в своем желании спасти невинных людей. Помоги мне, - взмолился он. - Скажи, что тебе известно.
        Мэв отвела глаза. Если она поможет ему, то предаст брата и, возможно, уготовит ему судьбу Квейда. Несмотря на все прегрешения Флинна, он всегда защищал сестер О'Ши после смерти родителей. Он - ее родственник. Она любит его.
        Но если она не поможет Кайрену, умрут десятки, возможно, сотни невинных людей. Отцы, братья, сыновья, некоторые почти дети, примкнут к кровавому восстанию и заплатят своими жизнями непомерную цену за неопределенное будущее Ирландии. Почему никто из них не видит, что только свобода, рожденная в мирных переговорах с Англией, будет реальной и на долгое время?
        - Мэв. - Он взял ее за руки. - Я знаю, что прошу у тебя слишком много. Ты не веришь, но я хочу закончить эту войну мирно. Я знаю, у тебя мало причин доверять мне. Но я действительно собираюсь это сделать.
        Мэв отчаянно хотелось мира. Чтобы Джейн могла без страха растить маленького Джеральта, чтобы ужасные воспоминания Фионы навсегда исчезли из ее памяти, чтобы она сама могла родить собственного ребенка не в угнетенной стране.
        Но как она может отдать будущее Ирландии в руки человека, который всем сердцем предан Англии? Он уверен, что Ирландия должна находиться под английским правлением.
        Господи, ее рассудок понимал то, чего не понимало ее тело: она не может вручить судьбу Флинна воину, который ничего не сделал, чтобы спасти от казни ее жениха. Да, возможно, Кайрен не обладал такой властью, но Квейд не был его противником, и он мог хотя бы попытаться. Не секрет, что ее муж и ее брат испытывают большую неприязнь друг к другу. Наступит ли в Лэнгморе согласие, пока кто-нибудь один не уедет отсюда... или не умрет?
        Она вздрогнула.
        - Мэв? - Он сжал ее руки.
        - Вы переоцениваете мое значение для повстанцев, милорд, - начала она.
        Предать брата, возможно, обречь его на казнь было немыслимо. Она могла только дать Кайрену намек, чтобы предотвратить худшее, не раскрывая местонахождение Флинна.
        - Я знаю, у тебя есть сведения, Мэв. Последний год ты передаешь сообщения от мятежника к мятежнику.
        Как он узнал об этом? Она быстро отвела взгляд, чтобы муж не прочел в ее глазах правду.
        - Вы думаете, что повстанцы доверят женщине нечто важное?
        - Они верят ирландке, которая не вызывает подозрений у англичанина. Они верят тебе, Мэв.
        Она пожала плечами, по-прежнему избегая его взгляда.
        - Я слышу только домыслы, как и вы, милорд.
        - И какие же домыслы ты слышала? - резко спросил Кайрен.
        Она мысленно пыталась отобрать сведения, которые будут полезны Килдэру и не повредят ее брату. Несколько деталей могли бы ему пригодиться, но потом она сочла, что говорить о них преждевременно и, значит, слишком опасно.
        - Замок Мелахайд - не единственное английское укрепление, которое повстанцы хотели бы вернуть себе.
        - Ты говоришь, что в их планы входит завладеть всем Пейлом?
        - Меня не удивит, если подобная идея получит одобрение.
        - Как они могут это сделать с двумя сотнями людей?
        Мэв облегченно вздохнула, когда муж наконец отпустил ее, позволив пересечь комнату и взять чистый пергамент.
        - Я думаю, при необходимости они могут найти оружие, спрятанное в тайниках. - С этими словами она бросила пергамент в очаг.
        Пожираемый огнем, он мгновенно вспыхнул и свернулся.
        Кайрен в ужасе смотрел на пламя, лицо у него посерело.
        «Он понял то, что должен понять», - с удовлетворением подумала Мэв, спокойно выходя из зала.
        Глава 14
        - И что ты намерен теперь делать? - поздней ночью спросил Эрик.
        Кайрен оглядел пустой главный зал, пожал плечами и взял кружку с элем. Целый вечер он писал письма англичанам Пейла, чтобы предупредить их о массированном нападении мятежников, одно из которых, он был уверен, должно произойти в ближайшие дни. Потом составлял план защиты Лэнгмора с расчетом на собственную армию и верность солдат, хотя мог лишь гадать, чью сторону они примут в битве. Он молился, чтобы они были на его стороне.
        После он несколько часов рассказывал Эрику все, что знал о мятеже... и все, о чем ему намекнула Мэв. Он падал от усталости, но чувствовал, что нуждается в совете друга.
        - Что я собираюсь делать? - Кайрен провел рукой по растрепанным волосам. - Я вынужден ждать. Я не знаю, где находится Флинн или мой отец. А Мэв сказала мне не слишком много... Она мне не доверяет.
        - Ты представляешься ей врагом, угрозой для ее семьи. Со временем она изменит к тебе отношение.
        Кайрен мрачно засмеялся.
        - Ты полон надежд. Больше, чем я. - Он покачал головой. - Мэв не придет. Возможно, она мирное создание, поглощенное книгами, а не битвами, но она готова бороться со мной до последнего вздоха.
        - И тебя это беспокоит.
        Не вопрос, утверждение. Как всегда, серые глаза друга, казалось, видели его насквозь.
        Кайрен обиженно и в то же время облегченно кивнул.
        - А почему ты считаешь, что у нее именно такие чувства? - спросил Эрик.
        Граф представил себе Мэв: ее гневно сжатый рот, запрокинутую в экстазе голову, дразнящую улыбку, мягкие волосы, огненным каскадом обрамляющие лицо. Что-то в ее свободной манере держать себя всегда привлекало его. В ней билось сердце страстной, храброй и умной женщины, способной на большую любовь. Когда он был с нею, она сбивала его с толку. Ее глазами он видел жизнь такой, какой не видел никогда раньше, - с надеждой на мир, с ожиданием чего-то большего, кроме следующей битвы. Он видел жизнь, полную радости.
        - Потому что... - Кайрен вздохнул, потом вдруг осознал ужасающую правду и мрачно ответил: - Потому что я люблю эту женщину.
        Отставив кружку, он закрыл лицо руками. Действительно ли он любит Мэв? Да, это правда. Когда такое могло случиться? Почему ее?
        - Добро пожаловать в наши с Дрейком ряды, - засмеялся Эрик. - Достойно презрения любить женщину так, что она лишает тебя разума, но тут уж ничего не поделаешь. Сочувствую тебе.
        Его друг явно не разделял его горя.
        - Тебе легко говорить, - рассердился Кайрен. - Твоя жена отвечает тебе взаимностью.
        - Мэв сделает то же самое. И думаю, очень скоро. Уж поверь своему опытному другу.
        Вспыхнувшая было надежда угасла столь же быстро, как и появилась.
        - Нет, - вздохнул Килдэр. - Из-за Квейда, Флинна, мятежа - самой Ирландии - она никогда мне не поверит, никогда не придет ко мне.
        - Есть способы уговорить ее, - улыбнулся Эрик.
        - Даже если я уговариваю Мэв снова и снова, ее молчание и обида с каждым разом только усугубляются. Я начинаю думать, стоит ли удовольствие такой цены.
        - Ого! Это уже серьезно, - ответил Эрик. - Ты любишь ее, жаждешь ее разговоров и хорошего отношения больше, чем ее тела.
        Кайрен бросил на друга убийственный взгляд.
        - Ты хочешь сказать, что я круглый дурак?
        - Нет, я хочу сказать, что ты сделал разумный выбор.
        - Это не имеет значения. Она никогда не примет меня в свое сердце.
        - Примет, - отмел его страхи Эрик.
        - Ты не понял и не можешь понять. Ведь тебя никогда не беспокоил вопрос, любит ли Гвинет другого.
        - Как тебе известно, до нашей свадьбы она тосковала по сэру Финли Фэрфаксу, - напомнил Эрик.
        - По этому ничтожеству? Оставь. Конечно, Гвинет не любила его. Она просто хотела быть леди, иметь положение. А тебе она отдалась всем сердцем. И Эверил почти так же любила Дрейка с самого начала их брака.
        - Мэв не может выйти замуж за мертвого.
        - Я не думаю, что он умер в ее сердце, - возразил Кайрен. - И она винит меня за его казнь.
        Некоторое время Эрик задумчиво молчал, а потом ответил:
        - Разумеется. Ведь это намного легче, чем признать, что она любит тебя.
        - Как бы я хотел, чтобы твои слова оказались правдой! Но ты принимаешь желаемое за действительное.
        - Тебе виднее, - пробормотал Эрик, однако в его тоне слышалось несогласие. - А что ты будешь делать, если Мэв забеременеет? Покинешь Ирландию, чтобы потом вернуться за ребенком, или останешься?
        Разумный вопрос. Кайрен поднял глаза к потолку, но ответа там не нашел. Он давно мечтал уехать из Ирландии, но теперь мысль о расставании с Мэв очень его беспокоила.
        К его удивлению, даже этот зеленый, дождливый остров стал для него привлекательным. Но жить долгие годы бок о бок с Мэв, страдая от неразделенной любви, пока она тоскует по бывшему жениху и составляет заговоры с мятежниками, - это выше его сил. Они возненавидят друг друга, как случилось с его родителями. А вдруг Эрик прав?
        - Я не знаю, что стану делать, если она забеременеет. - Кайрен взял кружку и осушил ее одним большим глотком. - Правда, не знаю...
        - Мятежники идут! - раздался в предутренней тишине крик стражника, и в дверь спальни Кайрена постучали. - Мятежники идут к замку!
        Он мгновенно проснулся и с колотящимся сердцем вскочил с постели.
        - Собирайте людей и поднимайте лорда Белфорда. Я спущусь через пару минут! - крикнул он в ответ, натягивая тунику и штаны.
        Снова постучали, и в комнату вошел Кольм.
        - Лорд Белфорд проснулся, милорд, - доложил оруженосец.
        - Остальные тоже готовы?
        - Да. Они закончили копать вчера утром.
        - Хорошо. - Кайрен мрачно улыбнулся мальчику. - К нам идет большой отряд?
        - Человек пятьдесят или около того, милорд. Да, больше, чем он предполагал.
        - Отправь двух легковооруженных ирландских пехотинцев следить за их продвижением. Затем вернешься сюда и приглядишь за женщинами Лэнгмора и маленьким Джеральтом. Собери их в одном месте.
        Кивнув, оруженосец побежал выполнять приказание, а Кайрен выругался и отправился во внутренний двор. Он не помнил, чтобы когда-нибудь так боялся предстоящего сражения.
        В коридоре он увидел сестер О'Ши. Бригид стояла рядом с оруженосцем и казалась скорее испуганным ребенком, а не взрослой женщиной. Джейн укачивала сына, Фиона испуганно вцепилась в руку Мэв, стоявшей у двери их комнаты. Его жена выглядела слабой и очень бледной.
        Кайрена рассердило такое промедление. Чего они ждут? Может, боятся солдат?
        Он снова посмотрел на Мэв, желая прочесть на ее лице тревогу, намек на то, что ей известно о предстоящей битве... хоть что-нибудь, что помогло бы ему, дало надежду. Но увидел только напряжение и бледность. И все-таки он страстно ее хотел.
        Конечно, он был не настолько глуп, чтобы верить в то, что она когда-нибудь его полюбит. Ему бы только прикоснуться к ней. Это походило на лихорадку, от которой он никак не мог вылечиться.
        За последние три дня она едва разговаривала с ним, ссылаясь на плохое самочувствие. И лежала в постели. Бригид шепнула ему, что она все время спит, а еще у нее постоянная рвота. Когда Кайрен пришел, чтобы успокоить ее, Джейн сразу отослала его... по просьбе Мэв.
        Вздохнув, он внимательно оглядел жену.
        - Как ты себя чувствуешь, Мэв?
        - Торопитесь. Вас ждет ваша любимая битва. - Она даже не взглянула на мужа.
        Что ему делать с женой, которая так его ненавидит? Он предполагал, что этой любовью и объясняется его равнодушие к красивой дочери торговца. Кайрен выругался. Как он мог дойти до такого жалкого состояния?
        Понимая, что не способен теперь ничего изменить, он спустился по винтовой лестнице во двор, где его ждала армия. К своему удивлению, он увидел там всех ирландских солдат числом в двадцать три человека и еще дюжину новых.
        - Кто эти люди? - повернулся он к стражнику.
        - Простите, милорд, но это ирландцы, которым не по душе планы мятежников, - объяснил Шон. - Солдаты говорят, что вы справедливый человек. Поэтому они и пришли.
        Прежде чем Килдэр успел ответить, рядом с ним встал Эрик, а вслед за другом, тяжело дыша, прибежали двое пехотинцев, отправленных следить за передвижением мятежников.
        - Они привели самое малое пятьдесят человек, милорд. Они идут пешком, и у половины в руках горящие факелы.
        Кайрен похолодел. Значит, как он и боялся, мятежники собираются поджечь замок, не интересуясь, кто тут может умереть. Они наверняка считали, что если у них нет укреплений, то пусть их не будет и у англичан.
        Подобная тактика уравнивала на войне силы противников, но часто ценой великого множества человеческих жизней. Старики, женщины и дети погибали в бушующем пламени. Разве Флинн этого не знает? Неужели ему безразлично, что их планы означают и уничтожение его собственного дома, его семьи?
        Видимо, безразлично.
        Кайрен хотел избавить Лэнгмор с находящимися тут людьми от участи, постигшей Бэлкорти много лет назад. Он повернулся к своей армии и крикнул:
        - Всем приготовиться! Вы знаете наш план. Где мои лучники?
        Вперед шагнули четверо легковооруженных пехотинцев с луками и стрелами. На их лицах застыла решимость. Да, этим четверым он доверял.
        - Отлично. Поднимайтесь на зубцы башен. Пока я готовлю остальных, вы начинаете стрельбу по мятежникам, как только они появятся на дороге. Не жалейте стрел. Они не должны подойти к стенам Лэнгмора.
        Когда лучники убежали, Кайрен посмотрел на оставшихся.
        - Держите наготове свое оружие и свою храбрость. Прикрывайте друг другу спину. У всех нас здесь есть семья, которую мы должны защищать.
        - Да, милорд! - крикнула охрана. Другие им вторили.
        - Каждый из вас запомнил план?
        Все, даже новоприбывшие, это подтвердили. Кайрену очень не нравилось, что его хитрость известна людям, которых он совершенно не знал и в чьей преданности сомневался. Но теперь он мог лишь надеяться, что заслужил доверие своих людей и они не выдадут его мятежникам для казни.
        - Когда я дам команду, - сказал он, - действуйте быстро. Наше преимущество будет недолгим.
        Солдаты выразили понимание, кто словом, кто жестом, и тут же отправились за ворота замка. Килдэр шел следом, глядя на Эрика.
        - Ты думаешь, это сработает, мой друг?
        - Я не могу придумать лучшего плана.
        - Я тоже, - пробормотал Кайрен.
        Но его это не успокаивало. В любом случае многие сегодня погибнут, а он знал, как Мэв ненавидела кровопролитие, и ему вдруг захотелось остановить его (ради нее. Что, впрочем, было неосуществимо, сродни попытке дотянуться до луны.
        Быстро пройдя по краю узкой дороги, ведущей к Лэнгмору, он прыгнул в загодя вырытую траншею, прижался к земле и натянул травяное покрытие, которое они с солдатами приготовили за последние дни. Кайрен надеялся, что при столь немногочисленной армии каждый человек у мятежников на счету и они не могли послать своих шпионов. К тому же солнце еще не взошло, и если в сером утреннем свете он сумеет неожиданным появлением застать их врасплох, его хитрость удастся.
        Тем не менее Кайрен со страхом думал, что мятежники увидят ловушку и тогда за несколько часов Лэнгмор превратится в груду обожженных камней, покинутых и забытых, как Бэлкорти.
        Отогнав дурные мысли, он прислушивался и ждал. Наконец стал слышен топот множества ног по мосту, а затем по дороге. Вскоре Кайрен увидел свет факелов и проглотил комок страха, вспомнив жар, крики, запах горевшей плоти.
        Мятежники были совсем рядом, шли между траншеями по обеим сторонам дороги. Внезапно к топоту ног прибавилось резкое шипение стрел, заполнившее утренний воздух. В следующий момент раздались стоны, крики, глухой стук падающих и умирающих людей.
        Но другие не остановились. Они бросились в атаку на замок, уходя из-под обстрела лучников, и бежали до тех пор, пока не укрылись под недостроенной защитной стеной.
        Сердце у Кайрена бешено стучало, по вискам стекали капли пота.
        - Вперед! - крикнул он.
        Солдаты как один отбросили травяное покрытие и атаковали мятежников. Перепрыгнув через тела, Кайрен присоединился к своим людям и увидел испуганные лица врагов.
        Его меч снова и снова входил в уязвимую плоть, тут же ища другую. Рядом с ним Эрик без особого труда одолел двух мятежников. Хоть оба ирландца и выглядели устрашающе, Эрик превосходил их воинским мастерством.
        Когда небо окрасилось в розовые и оранжевые цвета, в утреннем воздухе уже стоял густой запах крови. Пот заливал Кайрену глаза.
        Но мятежники с факелами упорно двигались вдоль стены Лэнгмора.
        - Эрик, другие! - крикнул другу Кайрен.
        - Понял. Этих я задержу, - ответил тот, махнув мечом в сторону нескольких мятежников, достигших ворот замка.
        Он хлопнул по плечу троих солдат. Один последовал за ним, а двое по его приказу начали быстро обходить стену.
        Оставив своих людей помогать Эрику, Кайрен бросился к троице негодяев. Двое из них уже отыскали деревянные подмостки, чтобы по ним забраться на стену замка, третий держал наготове факел. Пламя освещало его лицо, на котором играла злорадная ухмылка.
        Флинн!
        Как мог этот человек уничтожать собственный дом? Разве он не знает, что там его сестры? Вдруг они погибнут в огне?
        Взбешенный его тупостью, Кайрен ринулся на него с мечом. Солдаты Лэнгмора бежали рядом. Одного мятежника убили они, другого заколол Кайрен.
        Теперь он стоял перед Флинном, чувствуя непреодолимое желание вонзить клинок негодяю в живот. Но Мэв никогда ему этого не простит.
        Он молча смотрел, как Флинн швырнул горящий факел на деревянные подмостки и схватился за кинжал.
        - Погасить огонь! - приказал Килдэр солдатам и метнулся к Флинну.
        О'Ши попытался увернуться, но Кайрен оказался быстрее и не дал ему ни малейшего шанса. Обхватив Флинна за плечи, он сбил его с ног и прижал к земле. Тот, разумеется, начал вырываться и сыпать проклятиями. Кайрен ударил его в живот.
        Флинн хрюкнул, потом с ненавистью посмотрел на противника.
        - Только не говори мне, что ты можешь помешать нашей победе, - издевательски сказал он.
        Килдэр еще грубее прижал его к земле.
        - Тебя я уже остановил.
        - Это ничего не меняет, ты, английский придурок. Когда остальные английские укрепления будут уничтожены, мы без всякого труда возьмем Лэнгмор.
        - Я бы на твоем месте не был таким самоуверенным, - произнес Кайрен. - Всем англичанам в Пейле известно о ваших планах. Все уже готовы оказать вам достойную встречу.
        На лице Флинна появилось неописуемое удивление. Предводитель мятежников опять стал вырываться, брыкаясь и рыча от ярости, но получил удар в челюсть и моментально обмяк.
        - Огонь потушен, милорд.
        Кайрен взглянул на солдата, который гасил пламя своей рубашкой и затаптывал сапогами.
        - Хорошая работа.
        Встав на ноги, он огляделся в поисках других мятежников и не обнаружил ни единого. Тогда он снова нагнулся, чтобы взвалить Флинна себе на плечи.
        - Ступай к остальным и помоги, если потребуется, - велел он солдату.
        Долговязый ирландец быстро исчез за воротами замка, и Кайрен с тяжелым вздохом пошел следом.
        У дверей главной башни Эрик и другие солдаты охраняли пленных, глаза которых еще воинственно сверкали.
        Но этот блеск сразу померк, сменившись ужасом, когда они увидели своего предводителя, болтающегося на плече Килдэра.
        - Нет! - крикнул один из них.
        - Да, - ответил Кайрен. - Вы разбиты и отправитесь в тюрьму.
        Под их с Эриком руководством солдаты повели мятежников в подземелье Лэнгмора, где пленных разделили на группы. Раненых собрали в одном месте, и Кайрен приказал одному из своих людей найти целительницу Исмению и привести ее.
        Флинна он сам отнес в дальний конец полутемной камеры, со вздохом облегчения бросил на деревянную скамью, потом вышел и закрыл за собой тяжелую дверь. Подозвав стражника, Кайрен приказал ему запереть дверь на ключ.
        Удовлетворенный тем, что ни Флинн, ни другие мятежники не смогут бежать, он покинул мрачное подземелье. Ему хотелось увидеть Мэв, удостовериться, что она в порядке.
        В его комнате под присмотром Кольма находились все сестры О'Ши. Бригид спала возле оруженосца. Джейн пыталась нежным голосом успокоить плачущего сына. Фиона, ломая руки, сидела рядом со старшей сестрой. Мэв стояла поодаль, у самого очага.
        К ней первой Кайрен и обратился.
        - Сражение закончено, - сказал он. - Вы в безопасности.
        Мэв повернулась, окинула его холодным изучающим взглядом. Бледное, обезумевшее лицо жены встревожило Килдэра, и он ласково положил руку ей на плечо. Мэв тут же сбросила ее.
        - Сколько людей умерло этим утром?
        Он сдержал вздох. Что она скажет, когда он сообщит ей, что Флинн находится в его тюрьме и англичане Пейла наверняка захотят казнить ее брата в Дублине? Конечно, она возненавидит его на веки вечные.
        - Я пока не знаю. Возможно, человек тридцать.
        - Полагаю, вы разочарованы, вам бы хотелось большего числа жертв. Это неудачный день, поскольку вы пролили мало невинной крови.
        Невинной? Она просто глупа! Ее слепая привязанность к Флинну и преданность мятежникам - это не что иное, как непонимание грозящей опасности.
        Бросив яростный взгляд на Кольма и остальных, слушающих их разговор, он рявкнул:
        - Вон!
        Женщины покорно вышли, и Кольм закрыл дверь.
        - Убийство для меня не развлечение. Я не стремлюсь проливать кровь. Но я защищаю то, что принадлежит мне. Сегодня утром это был Лэнгмор. А те невинные, по твоему мнению, люди собирались поджечь твой дом вместе с тобой, твоими сестрами и беззащитным младенцем в придачу.
        - Даже Лэнгмор? - От его слов Мэв побледнела еще больше.
        - Каждое английское укрепление. Ты ожидала, что я буду стоять, наблюдая, как они поджигают Лэнгмор, как ты кричишь, живьем сгорая в пламени?
        - Нет, - прошептала она.
        - Даже те осторожные намеки, которые ты соизволила мне дать, свидетельствовали о том, насколько зловеши планы мятежников. И ты это знала.
        - Но я предполагала, что вы их не убьете, а только остановите!
        - Иногда, - вздохнул Кайрен, - это одно и то же. Она так закусила губу, что он испугался, как бы не потекла кровь.
        - Мэв... - Он снова обнял ее за плечи, и она его не оттолкнула.
        - Убитые... Я знаю кого-нибудь из них? - Голос у нес сорвался.
        - Понятия не имею. Я послал Исмению в темницу к раненым. - Он замолчал, боясь сказать ей про Флинна. - Твой брат тоже находится в тюрьме.
        - Флинн! - Она резко отпрянула. - Брат ранен? Я должна пойти к нему...
        Кайрен схватил ее за руку.
        - Флинн в полном здравии, если не считать нескольких синяков. - Он закрыл глаза, ненавидя то, что должно последовать дальше. - Мэв, не стану тебе лгать, его ждут серьезные неприятности.
        - Нет! Я поговорю с ним, попрошу все прекратить. Только не отсылайте его.
        Золотистые глаза жены умоляли, она крепко сжала его руки.
        - Это не в моей власти, Мэв. Все пленные мятежники должны быть отправлены в замок Мелахайд... где парламент решит их судьбу.
        - Вы имеете в виду, пошлет их на смерть?
        - По всей вероятности, да. - Кайрен не видел смысла лгать ей.
        - А вы, я уверена, станете героем битвы за дело короля Генриха и покорителем восстания.
        - Ты думаешь, я хочу славы за подавление этого жалкого мятежа? Меня охватила ненависть, когда я увидел Флинна с горящим факелом в руке, который забрался на деревянные подмостки у стены Лэнгмора и поджег их. Я хотел убить его за предательство, за то, что он подвергал тебя опасности. Но, щадя твои чувства, я этого не сделал. Теперь я вижу, что был глупцом. - Мэв хранила молчание, упрямо выпятив подбородок. Кайрен выругался. - Неужели ты не понимаешь, что Флинн сделал выбор, приняв участие в этом мятеже? Он ХОЧЕТ убивать людей и разрушать дома. Ты считаешь, что это не заслуживает наказания?
        - Но ведь ничего такого не произошло, - возразила она. - Разве он должен за это умереть?
        - Флинн не успокоится, пока не увидит, как течет кровь англичан. Я не могу позволить ему убивать других.
        Повернувшись, Кайрен направился к двери и с яростью захлопнул ее за собой. Он молил Бога, чтобы гнев подольше не ослабевал, ибо тогда его место займут лишь страдания. Брак между англичанином и ирландкой не может быть счастливым, что со всей очевидностью доказали его собственные родители.
        Кайрен с болью признавал, что он и Мэв это подтвердили.
        - Что?! - оторопел Эрик, а потом сердито поинтересовался: - Ты в здравом уме? Ты понимаешь, о чем говоришь?
        Друзья объезжали стены Лэнгмора, проверяя их состояние после набега мятежников, поэтому могли не опасаться чужих ушей.
        - Проклятие! - Кайрен сжал в руках поводья. - Разве у меня есть выбор? Если я отправлю Флинна вместе с другими в Пейл, не пройдет и недели, как парламент его казнит. Я уже получил сообщения от большинства лордов. Они требуют, чтобы несколько мятежников, оставшихся после битвы в живых, были доставлены в Мелахайд. Срок - неделя. Если я выполню свой долг, то навсегда потеряю жену.
        Эрик хотел напомнить другу, что его отказ может показаться изменой, но воздержался. В первые месяцы брака он из-за своих обязанностей едва не потерял Гвинет и понимал двойственное положение Кайрена.
        Тем не менее он считал выбор друга ошибочным. Флинн опасен и зол, он не прекратит бунтовать до последнего вздоха.
        - И что ты собираешься с ним делать, если оставишь его в Лэнгморе?
        Кайрен пожал плечами. Он выглядел изможденным, его привычная улыбка почти исчезла, теперь он больше хмурился. Эрик искренне желал, чтобы это не затянулось надолго. Ведь Мэв наверняка понимает всю невыносимость положения, в которое она поставила собственного мужа. Приняв ее сторону, он навлечет на себя гнев короля.
        Впрочем, Гвинет, несмотря на любовь к ней Эрика, пару раз уже доказывала, что где женщина и чувства, там одно беспокойство и логика частенько отсутствует.
        - Я не знаю, что делать, - признался Кайрен. - По собранным мной сведениям, я предполагаю, что мятеж близится к концу. Три четверти их людей или умерли, или сидят в тюрьме. Их оружие чуть лучше первобытного. Возможно, я сумею продержать Флинна в темнице Лэнгмора до тех пор, пока Англия не добьется большей стабильности в Пейле.
        - На это могут уйти годы, - сказал Эрик.
        - Да, но зато Флинн не умрет. Кивнув, Эрик поинтересовался:
        - А как ты объяснишь свой поступок, если о нем станет известно лордам в Пейле... или королю Генриху?
        Сжав зубы, Кайрен уставился в пространство.
        - Я... - Кайрен вздохнул. - Я полагаю, что мне нужно будет готовить шею для веревки палача.
        - Ты возьмешь на себя такой риск, чтобы не причинять боли Мэв?
        Кайрен горько засмеялся.
        - Не спорю, мое поведение в высшей степени безрассудно. Этот план... Он противоречит всякой логике. Я это сознаю. Но я не могу стать одной из причин ее боли.
        Эрик понимал его чувства.
        - Тогда делай, что должен. Мы не забыли про те кровные узы, когда еще мальчиками стали друг другу как братья. - Эрик показал ладонь, на которой виднелся тонкий шрам. - А я приложу все силы, чтобы помочь тебе, когда вернусь в Лондон. То есть на будущей неделе.
        - И что ты скажешь? - нахмурился Кайрен.
        - Я скажу королю Генриху, что мятеж подавлен, а все его главари понесли заслуженное наказание.
        - Ты не можешь! - возразил Килдэр, останавливая жеребца. - Подобная ложь очень опасна, возможно, смертельна.
        - Но этот риск оправдан, если я смогу помочь тебе, мой брат по крови, - улыбнулся Эрик.
        Кайрен долго молчал, и Эрик уже начал сомневаться, ответит ли он вообще. Наконец он кивнул.
        - Я счастлив, что Бог наградил меня такими друзьями, как ты и Дрейк.
        - И никогда этого не забывай, - наставительно произнес Эрик.
        Глава 15
        Всю последнюю неделю Мэв каждое утро беспокоил желудок, она чувствовала себя больной. Каждый вечер ее одолевала страшная усталость.
        А днем... Она старательно уклонялась от встречи с Кайреном, боясь, что проявит слабость и ее гнев утихнет просто оттого, что она видит мужа.
        Зато днем у нее было полно времени, чтобы подумать о Флинне и его заключении.
        Подойдя к окну, Мэв стала смотреть, как идет дождь, и думать. Почему ее брат стремится к непременному кровопролитию? Они должны медленно, но упорно добиваться свободы не кражей документов, а снабжая английские крепости всем необходимым.
        Флинн и другие слишком нетерпеливы, их планы безрассудны. Мэв хотелось отругать брата за глупость и самодовольство, которые привели его в тюрьму.
        Кайрен не выказывает по этому поводу никакого раскаяния, он даже не колебался, отправляя Флинна в подземелье.
        А мог ли он поступить иначе? Ответа на подобный вопрос у Мэв не было.
        Весна украсила мокрую землю розовым нарядом, но, глядя в окно, Мэв едва замечала эту свежую красоту.
        Что бы она сделала на месте Кайрена? Вероятно, оставила бы Флинна в живых, хотя бы ради того, чтобы не пачкать руки кровью. Но Килдэр уже сказал, что идет война. Единичным актом милосердия он, возможно, освободил бы человека, который позже мог воткнуть нож ему в спину.
        Мэв решительно покачала головой. Флинн не нападет без повода.
        Не нападет? Она уверена?
        Разве он не устроил Кайрену ловушку с грязной ямой, не целился в него из лука с намерением убить... И возможно, убил бы... Теперь он сделает это не колеблясь.
        Но он - ее брат. Неужели для Кайрена это не имеет значения? Или, по его мнению, тот факт, что Флинн собирался поджечь Лэнгмор, ничто по сравнению с родственными узами?
        Она в смущении покачала головой. Мэв не могла распутать клубок своих чувств и своей логики. Чувства говорили ей одно, логика - совершенно другое.
        Сделав глубокий вдох, она посмотрела на мокрый двор... и как раз вовремя, ибо увидела, что десять замковых стражей выводят за ворота двадцать скованных цепями повстанцев. Они были слишком далеко, она не могла их различить, но боялась, что среди них идет Флинн.
        Неужели этот негодяй, которого она называет мужем, не позволил ей даже сказать брату на прощание несколько слов?
        Гнев придал Мэв силы. Она выскочила из комнаты, бросилась к лестнице, пробежала через главный зал, миновала сад, красильню и помчалась к тюрьме. Возможно, кто-нибудь расскажет ей о судьбе Флинна.
        У двери ее остановил стражник.
        - Вам не надо туда ходить, миледи, - сказал Патрик, который служил когда-то ее отцу.
        Слезы защипали ей глаза и покатились по щекам. Мэв оплакивала всех обреченных солдат Ирландии, и особенно своего брата. В последнее время они были с Флинном не слишком близки, но он - ее семья. Когда-то родители возлагали на него большие надежды... а теперь с ним произошло худшее.
        - Значит, они всех отправили в Дублин?
        Старик молчал.
        - Всех, кроме мистера Флинна, - наконец пробормотал он.
        Удивление, надежда, радость мелькнули в ее глазах, сменяя друг друга.
        - Флинн остался здесь? Как? Почему?
        - Так приказал милорд.
        Кайрен позволил Флинну остаться? Мэв верила преданному слуге, Патрик никогда бы не стал лгать. Ее брат остался в замке и будет жить!
        Почему Кайрен это сделал? Зачем он рискует, пряча здесь Флинна?
        Она знала единственное объяснение: он выполнил ее просьбу.
        Мэв улыбнулась. Сердце ее обрело крылья. Ее непредсказуемый муж опять проявил неожиданную доброту. Святая Дева Мария!
        - Я не могу пустить тебя вниз, девушка. Мне не дозволено, - проворчал старик.
        - Конечно, я понимаю, - улыбнулась Мэв. - И спасибо тебе.
        Под монотонный шум дождя она снова побежала в башню, надеясь отыскать Кайрена.
        Но в главном зале она увидела лишь Эрика, составляющего послание. При ее появлении он поднял глаза и улыбнулся.
        - Приветствую вас, милорд, - нетерпеливо произнесла она.
        - Приветствую вас, миледи, - кивнул Эрик, поднимаясь. - Вы промокли.
        Мэв оглядела зал и снова перевела взгляд на лорда Белфорда.
        - Да. Милорд, вы не видели моего мужа?
        - Миледи... - Он замолчал и шутливо нахмурился. - В общем-то у нас обоих есть имена. Может, воспользуемся ими вместо глупой формальности?
        Мэв никогда не причисляла себя к чопорным особам, кроме того, Эрик ей нравился. Да, он был англичанином, влиятельным человеком и доверенным лицом короля Генриха, но ей нравился он сам, его сдержанный юмор, его честность.
        - Да... Эрик, - сказала она.
        - Спасибо, Мэв. А теперь разрешите спросить, что вы ищете, вбежав сюда с дождя и с такой скоростью?
        - Я ищу своего мужа. Вы не знаете, где он?
        - Видимо, у себя в комнате. Думаю, он тоже занят письмами, как и я.
        - Благодарю. И простите меня за вторжение.
        - Я пишу своей любимой жене. Вы должны в скором времени познакомиться с Гвинет. - Он снова улыбнулся. - Полагаю, Кайрена очень порадует ваш приход.
        Эрик сел и снова сосредоточил внимание на пергаменте. Бросив на него любопытный взгляд, Мэв направилась к лестнице и через минуту уже стояла перед дверью в комнату Кайрена. Она собралась постучать и увидела, как дрожит ее рука. Захочет ли он с ней разговаривать? Ведь столько недель она не предлагала ему ничего, кроме оскорблений. И все же он выполнил ее желание, оставив тут Флинна, причем с большой опасностью для себя. Только воин, которого интересуют ее чувства, мог пойти на такой риск.
        Мэв говорила себе, что он верен королю и Англии, что он приехал в Лэнгмор и женился на ней, чтобы покорить ее семью, ее людей.
        Впервые он завладел ее вниманием, когда утешил Фиону, а после этого помог ей с родами Джейн, но она знала, что он как был, так и остался англичанином. И все же Кайрен доказал, что может сочувствовать людям, пусть даже тот, кому больно, ирландец. Для него это не имеет значения. Да, но почему он не мог помешать казни Квейда...
        Не постучав в дверь, Мэв опустила руку и тяжело вздохнула.
        Правда, Кайрен сказал, что это было не в его силах. А поскольку Мэв известно, что собой представляют епископ Элмонд, лорд Батлер и другие, она не сомневалась в их желании без промедления отправить в ад Квейда и других повстанцев. Один голос действительно не мог ничего изменить.
        К тому же Килдэр извинился за то, что взял ее в постели, не сказав правду, целый месяц терпел ее молчание, а потом с опасностью для себя защитил Флинна, которого не любил. Если бы он в самом деле был кровожадным, то выдал бы ее брата лордам в Пейле... или сам убил бы его.
        Нет, ее муж не только английский воин, стремящийся к битвам. Он добрый и заботливый, временами нежный, временами яростный, но всегда любимый.
        Любимый? Она любит его?
        Правда обрушилась на нее, словно молот на наковальню.
        Но другой причины, отчего ей не удается выбросить его из своего сердца, отчего ее будто поднимает в воздух при мысли о его улыбке, Мэв найти не могла. Именно поэтому она страдает, когда его нет несколько дней и недель, поэтому все ее существо наполняется радостью, когда он подходит к ней.
        Все это может означать лишь одно: она его любит. Мэв снова подняла дрожащую руку и постучала. Молчание длилось секунду, и она издала лихорадочный вздох.
        - Входи! - крикнул он.
        Проглотив комок в горле, Мэв распахнула дверь. Пламя горящего очага золотыми сполохами освещало комнату, знакомые каменные стены, полог над его кроватью и голую спину мужа, склонившегося над пергаментом.
        - Кайрен?
        Услышав свое имя из уст жены, Килдэр вздрогнул и тут же поднялся ей навстречу.
        - Мэв! - Он был удивлен. - Как ты себя чувствуешь? Твои сестры говорят, что тебе нездоровится.
        Ребенок. Она должна рассказать ему. И непременно расскажет, только сначала поблагодарит его за Флинна.
        - Как вы можете видеть, я стою вполне живая.
        - У тебя все в порядке? Должно быть, ты ходила под дождем.
        - Да, но я пришла не для того, чтобы говорить об этом. Кайрен опять сел.
        - Мэв...
        - Позвольте мне сказать, - прервала она. - Я знаю, что вы сделали для Флинна.
        На его лице мелькнуло удивление, сине-зеленые глаза сверкнули. Кайрен снова поднялся. Теперь она видела его профиль, так как он смотрел на огонь.
        - Я...
        - Я только хочу поблагодарить вас. - Подойдя к нему, Мэв положила ладонь на его руку. - Вы исполнили мое желание с большим риском для себя.
        - Я не хотел причинять тебе новую боль, - после недолгого колебания ответил он.
        Да, ей хотелось спасти Флинна и всю семью, но что-то заставило ее спросить:
        - А если лорды в Пейле или король Генрих узнают, что мой брат жив? Они не обвинят вас в излишней мягкости? Или даже в измене?
        Вместо ответа Кайрен небрежно повел плечом, но Мэв ощутила, как его рука напряглась. Открыв рот, она с удивлением смотрела на мужа. Неужели он рисковал жизнью только ради того, чтобы пощадить ее чувства?
        Волна тревоги, радости и любви согрела ее сердце.
        - О, Кайрен! - прошептала она.
        Встав на цыпочки, Мэв обняла его за шею, а он медленно положил ей руки на плечи, на ее мокрое платье. И все. Потом зарылся лицом ей в волосы и прижал к себе.
        Так, сердцем к сердцу, они простояли несколько долгих мгновений. Для выражения чувств не нужны были слова. Наконец Кайрен выпрямился и отвел ее руки. Мэв не хотела его отпускать. Заглянув в его глаза, она снова потянулась к мужу и поцеловала его в губы.
        Он замер в нерешительности. Время, казалось, тоже остановилось. Она ждала его реакции. Со страхом. Может, он заботился о ней, но отказывался принимать ирландку в свое сердце? Хочет ли он любить, как хотела она? Способен ли вообще на любовь?
        Судорожно вздохнув, Килдэр обнял ее за талию, его руки скользнули по ее спине, а губы прижались к ее рту. Мэв с готовностью подалась ему навстречу, и вся их нежность вылилась в бесконечный поцелуй.
        - Мэв, - прошептал он. - Я так скучал по тебе. Новая волна чувств омыла ее сердце. Никогда еще она так не любила. Она должна была выйти за Квейда, потому что этого хотели ее родители и Флинн. Человек вроде него дал бы ей жизнь без гнева и треволнений.
        Кайрен вознес ее сердце к звездам. При всем их различии и колкостях он заставил ее понять радость связи между супругами, чувство единения в его объятиях.
        Страстно желая ощутить его, она погладила широкую спину Кайрена, придя в восторг от твердости мужского тела с бархатистой кожей. Погладила еще раз, и он ответил ей долгим взглядом, словно не хотел ничего другого, кроме как всю ночь любоваться ее красотой.
        В следующий момент его губы обласкали ее шею, потом ключицы, спустились к вырезу платья, чтобы неспешно испробовать нежную кожу. Ее груди под тканью напряглись, моля его о прикосновении.
        - Милая Мэв, - снова прошептал он, прежде чем его рот утонул в ложбинке между грудями.
        Она сгорала от нетерпения почувствовать его везде, окончательно признать, что они навсегда стали мужем и женой.
        Мэв принялась расстегивать крючки на платье, и Кайрен начал с радостью помогать ей. Не прошло и минуты, как она уже стояла в одной рубашке, ярко-зеленое платье ненужной грудой валялось на полу.
        Его ладонь скользила дюйм за дюймом по ее телу - от бедер к животу и груди.
        Закрыв глаза, Мэв отдалась его ласке, обхватила за шею и держала, пока разожженное им пламя страсти не превратилось в нечто испепеляющее и острое.
        Тогда Кайрен поднял ее, отнес к кровати и, не спуская с нее глаз, сбросил одежду. Золотистые тени играли на его рыжеватых волосах, мускулистом теле, и Мэв в нетерпении замерла.
        Ненадолго, потому что он лег рядом с ней, и его пальцы начали обследовать изгибы ее талии и бедер.
        Мэв не осталась в долгу перед старательным мужем, который перевернул ее на спину. Пока его язык неторопливо владел ее ртом, его колено осторожно раздвинуло ей ноги, твердая плоть скользнула в ее лоно и начала медленное движение. Мэв была уверена, что отправляется на небеса.
        Следующим длинным толчком Кайрен вошел глубже, потом еще глубже. Его дыхание, которое она чувствовала на своей шее, стало обжигающим. С каждым толчком он будто вливал себя в нее, а Мэв всем телом и душой устремлялась ему навстречу в том же ритме.
        Его кожа блестела от пота. Толчки все быстрее следовали один за другим.
        - Мэв, - простонал он, входя до конца.
        Ее удовольствие превратилось в яркое, сверкающее освобождение, заполнившее тело приятной теплотой удовлетворения.
        Кайрен напрягся, закричал, сделал последний рывок и, ослабев, с глубоким выдохом упал на жену.
        Она держала мужа, чувствуя, как бьется его сердце. Прошлое уже не имело значения. Перед ними расстилалось будущее, сулившее им большие надежды.
        - Кайрен?
        - Подожди минуту, сварливая женщина, - простонал он. - Я думаю, ты украла у меня рассудок.
        - Теперь я воровка? - засмеялась Мэв.
        - Определенно, миледи. Если принять во внимание, что я никогда в жизни не расходовал себя до такого изнеможения.
        Мэв с улыбкой подумала, что ей нравится это признание. Она надеялась, что и Кайрену понравится то, что он должен услышать от нее.
        - Я ничего у тебя не крала и не собираюсь ничего возвращать.
        - О, ты уже вернула, милая жена, - со смехом возразил он.
        Мэв почувствовала, что краснеет.
        - Я не то имела в виду. - Она шаловливо хлопнула его по плечу и взяла за руку. - Я имела в виду это.
        Она положила его ладонь себе на живот. В глазах Кайрена появилось сначала недоумение, потом испуг.
        - Ребенок? - прошептал он.
        - Скорее всего перед святками, - кивнула она. - Вот почему меня постоянно тошнит.
        - Мэв...
        - Ты рад?
        Кайрен глубоко вздохнул.
        - Это столь неожиданно... Я не знаю, что сказать.
        - Твоя радость не будет иметь границ, когда он родится, и от тебя это не зависит.
        - Конечно, - ответил Кайрен, хотя все еще выглядел удивленным. - Я... я буду его защищать, как защищаю тебя.
        Мэв нестерпимо хотелось сказать, что она любит его, объяснить, что хранила это в тайне из-за гнева, но теперь больше не позволит этому чувству отобрать у них будущее. Потом она решила, что мужу на сегодня достаточно новости о ребенке. Когда Килдэр примирится с мыслью, что станет отцом, вот тогда она ему и откроется... с надеждой, что он чувствует то же самое к ней.
        Кайрен смотрел на спящую жену, и его снедала тревога.
        Мэв лишила его рассудка, когда они занимались любовью, а вслед за этим довела до бесчувствия своей новостью.
        Ребенок? Это был путь к свободе, о которой он мечтал с первого дня своего пребывания в Ирландии. Теперь можно отсюда уезжать, поскольку мятежникам нанесен такой урон, что им понадобится время, чтобы оправиться... если они вообще сумеют это сделать.
        Он снова посмотрел на Мэв. Ее рыже-золотистые волосы разметались по белой подушке, чистая кожа была еще розовой от ласк, которые они дарили друг другу.
        Кайрен хотел подавить желание коснуться пальцем ее щеки и не смог. Она пахла дождем, женщиной и им. Она походила на спящую богиню, утомленную, расслабленную, но огненную.
        Да, он любил ее. И что это решает?
        Они настолько разные, что ему не хватило бы листа пергамента, чтобы записать их различия. Волшебство же чувств пугает его.
        Встав с постели, Кайрен принялся ходить по комнате. Движение всегда помогало ему думать. При таком столкновении интересов не предназначена ли им с Мэв судьба сто отца и матери - вечная ненависть. Кайрен снова отбросил эту мысль. У него самого нет разрушительной горечи отца, а у Мэв нет ограниченности и набожности его матери. Однако параллели все же существуют...
        А что за жизнь он ведет? Он просто наемник. Первые дни он рвался обратно в Испанию, чтобы заработать денег, спать с доступными сеньоритами, по ночам пить. С какой нежностью он вспоминал те дни! Сейчас они ему недоступны.
        Хочет ли он вернуть их... или ему требуется что-то совершенно иное?
        Выругавшись, Кайрен быстро оделся и пошел в главный зал. Многие обитатели замка еще сидели за столами. Ужинали, слушали игру Бригид на арфе.
        Он мрачно окинул взглядом толпу. Разговоры стихли. Танцы прекратились. Арфа Бригид замолчала. Эрик встал с места. Поймав взгляд друга, он пересек зал и остановился рядом.
        - Что тебя беспокоит? - тихо спросил он.
        - Все, - ответил Кайрен, глядя на сидящих людей. Эрик посмотрел через плечо, кивнул и предложил:
        - Давай выйдем?
        Кайрен молча повернулся, не совсем понимая, зачем искал друга.
        Эрик последовал за ним в темноту, где мерцали звезды, квакали лягушки, стрекотали сверчки, шумела река Барроу, а ноги тонули в мокрой земле.
        - Что случилось? - опять спросил Эрик, прислонившись к каменной стене главной башни.
        - Мэв, - прошептал Кайрен и с трудом выговорил: - Она беременна.
        На лице друга мелькнуло удивление, потом он улыбнулся.
        - Отличная новость! Мы с Гвинет ждали не один год, пока Бог послал нам Блит. Ты уже решил...
        - Я не знаю, что мне делать!
        - Ты ее любишь?
        - Да. - Но осознание этого не радовало Кайрена.
        - Она даст тебе ребенка...
        - На святки.
        - Тем не менее ты решил уехать? - нахмурился Эрик.
        - Она будет меня ненавидеть. Она уже ненавидит все английское, что я представляю. А Мэв всегда будет стоять за Ирландию.
        - Ты можешь найти с ней взаимопонимание, - ободрил его Эрик. - Она ведь разумная женщина.
        - Да, пока я склоняюсь перед ее желаниями. Я делаю все, что от меня зависит, но этого будет недостаточно. Я не могу вечно спасать ее брата. Рано или поздно лорды Пейла обнаружат, где он находится, и потребуют, чтобы я отправил его в Дублин. Боюсь, король Генрих захочет увидеть меня мертвым, а тебя и Гилфорда накажет за мой поступок. Я не могу подвергать вас риску. Как не могу и отпустить Флинна.
        - Кайрен...
        - Представляешь, как Мэв будет меня ненавидеть, когда Флинна казнят? А если опять начнутся битвы? Я должен воевать, это моя работа. Мэв не поймет и не одобрит. И я потеряю жену.
        От этой мысли желудок у Килдэра свело, а сердце больно сжалось.
        - Ты уверен?
        - Да. Она теперь разговаривает со мной, даже выполнила супружеские обязанности. Может, это продлится месяц или два, возможно, дольше, если мне повезет. Но конец, боюсь, неизбежен.
        - И ты не хочешь уезжать от нее? Кайрен покачал головой.
        - Это все равно что вырвать у меня сердце.
        - Печально, друг мой. - Эрик с сочувствующей улыбкой хлопнул его по спине. - Хотя я люблю свою жену так, что теряю разум, думаю, из нас троих больше всего пострадал ты.
        - Полагаю, ты прав, - криво усмехнулся Кайрен. - Но я должен позаботиться о том, чтобы не причинить Мэв лишней боли.
        - Ну и что ты решил? Обнимать ее несколько украденных месяцев, сильнее привязывать ее к себе, пока не вторгнется реальность, или уехать? - спросил Эрик.
        Его друг всегда умел находить суть дела, и это каждый раз восхищало Кайрена. Но сегодня он видел для себя только одну реальную возможность, и это причиняло ему боль.
        - Ты уверен, - продолжал Эрик, - что за те несколько украденных месяцев твоя любовь обретет достаточную силу, чтобы противостоять всем политическим интересам, семейным ссорам и различию ваших характеров?
        - Это иллюзии, друг мой, которые никогда не становятся реальными, - ответил Кайрен с горечью, до сих пор ему неведомой. - Я люблю Мэв, но она не любит меня. Поэтому будет лучше, если я покину ее до того, как она начнет меня ненавидеть.
        Словно зная его мысли, Эрик спросил:
        - Боишься, что вас ждет судьба твоих родителей? -Да.
        - Но вы с Мэв совсем другие люди. У вас нет, как у них, причин для вражды. Подумай над этим.
        - Доброе утро, Мэв, - окликнул ее через весь зал Эрик. - Не могли бы вы посидеть со мной?
        Серьезный вид англичанина заставил се отказаться от утренней прогулки, и она села на скамью рядом с ним.
        - У вас все в порядке?
        - Да, если не считать беспокойства за друга. - Эрик помолчал. - Я знаю, что не должен вмешиваться, и никогда бы этого не сделал. Но сердце Кайрена в опасности, а поскольку завтра я вас покидаю, то не могу хранить молчание.
        - В опасности? Сердце Кайрена?
        Она бы расхохоталась, если бы его утверждение не смутило ее.
        Эрик кивнул.
        - Он никогда не желал обременять себя узами брака. Я давно считал, мы все считали, что такой союз будет ему полезен, ведь больше двадцати лет он не знал настоящей семьи. Конечно, Гилфорд, Дрейк и я, мы любили его и делали, что могли. Но он нуждается в вашей теплоте и нежности.
        Мэв кивнула, хотя не понимала, что Эрик пытается ей сказать.
        - Вы смущены, - вздохнул он. - Позвольте мне быть с вами откровенным. Почему вы сказали ему о ребенке только после краха мятежа? Вы так сильно хотели, чтобы он уехал?
        Она смотрела на друга Кайрена, стараясь понять его вопрос, словно он говорил на неизвестном ей языке.
        - Хотела, чтобы он уехал? Нет. Я сказала ему о ребенке, потому что я... Его решение оставить Флинна в Лэнгморе очень меня обрадовало, и я подумала, что он имеет право знать о будущем ребенке.
        - А как насчет его сделки с королем Генрихом? Это вас не беспокоит?
        Мэв тупо уставилась на Эрика. Сделка с королем?
        - Или Кайрен не сказал вам. - Эрик всплеснул руками. - Ну и плут.
        Ее охватило дурное предчувствие.
        - Так как я понятия не имею, о чем вы говорите, то должна предположить, что он мне не сказал, - ответила Мэв.
        - Советую вам спросить у него. - Эрик поднялся. - И выслушать его очень внимательно. От этого может зависеть ваше будущее.
        Глава 16
        Мэв торопливо направилась к лестнице. Значит, у Кайрена сделка с королем? Видимо, это имеет отношение к ней, и она не успокоится, пока не узнает, чего от него ждать.
        Поднимаясь в комнату мужа, она снова почувствовала тошноту, однако любопытство пересилило недомогание, ибо все ее мысли были сейчас заняты предстоящим разговором.
        Мэв распахнула дверь и увидела Кайрена. Он натягивал высокие черные сапоги, которые подчеркивали длину его мускулистых ног. От воспоминаний у нее сладко заныло внизу живота. Какая же она дура! Она думает о таких вещах в тот момент, когда ей нужно получить ответы, а не поддаваться его очарованию.
        При ее появлении Килдэр поднял голову.
        - Доброе утро, моя... - начал было он.
        - Эрик дал понять, что у тебя какая-то сделка с королем Генрихом. Рассказывай!
        Он вздохнул, но Мэв услышала в его вздохе подавленное ругательство.
        - Да, и будь ты проклят, если не расскажешь мне все и немедленно.
        - Мэв... - Он протянул к ней руку, но она увернулась.
        - Что ты должен сказать?
        - До того как я покинул Лондон, - неохотно произнес Кайрен, - король Генрих сделал меня графом Килдэром и приказал выбрать жену из вас четверых.
        - Пока ты не сообщил мне ничего такого, чего бы я не знала, - нетерпеливо ответила Мэв.
        - Я не хотел ехать в Ирландию и не хотел брать себе жену. Меня ждали в Испании. Эрик об этом знал. Это была его сделка с королем... но я согласился.
        - И какова суть вашей сделки? Кайрен опять заколебался.
        - Милая Мэв, для тебя это прозвучит неприятно, а я не хочу делать тебе больно.
        - Ты не введешь меня в заблуждение своим бойким языком. Говори!
        - Мы пришли к соглашению, что, если я подавлю мятеж и сделаю жену беременной, я свободен. Я могу покинуть Ирландию и вернуться сюда только тогда, когда на свет появится ребенок.
        Мэв пришла в дикую ярость. С самого начала он хотел всего лишь заполнить ее живот ребенком, а потом бросить. Значит, он только удовлетворял животную похоть? Значит, ни о каких чувствах не может быть и речи? Ему в тягость и брак, и она сама?
        Но все те ласки и его дела, казалось, свидетельствовали о том, что ему все-таки это небезразлично. Согласившись на сделку с королем, он думал только о свободе и жизни.
        В любом случае Мэв проклинала смятение чувств и нерешительность, из-за которых влюбилась в Килдэра. И вот результат: один день - счастье, на другой - предательство. Это больше, чем она может осмыслить.
        - Мэв, я знаю, о чем ты думаешь. Я собирался уехать еще до того, как по-настоящему узнал тебя. Я делил с тобой постель, потому что хотел тебя, а не ради выполнения сделки.
        Кайрен снова протянул к ней руку, но Мэв отступила. Возможно, это правда. Возможно, он говорит то, что, как ему кажется, она хотела бы услышать. Сердце у нее разрывалось. Он всегда находил способ убедить ее, и она всегда распознавала его манеру делать из нее дурочку. Но больше это не пройдет!
        - А ребенок? Что случится, когда ты вернешься к его рождению? Ты приедешь, чтобы забрать его у меня и увезти в Англию. Разве не так?
        Кайрен провел рукой по волосам и вздохнул.
        - Да. Хочу воспитать его англичанином, а потом вернуть, чтобы он здесь правил.
        Наконец он сказал правду, но слишком поздно - она уже зачала с ним ребенка. Боль в душе казалась нестерпимой.
        Она любила его. А он скрыл причину своего приезда сюда, притворился, что интересуется ею, обманывал ее сестер, поверивших в его порядочность. Только Флинн не верил болтовне Килдэра, когда он говорил о своих обязанностях в Пейле. Возможно, он даже в ответе за казнь Квейда. Неужели все дни с Кайреном были только ложью?
        Сейчас Мэв думала именно так. И никогда еще не чувствовала такой обиды и ненависти.
        - Вы презренный человек! - выкрикнула она. - Каждое ваше слово, каждый поступок - сплошная ложь, чтобы добиться того, чего вам хотелось. Вы не обижали других, пока не добились, чего хотели.
        - Мэв, это несправедливо! Я никогда не хотел приезжать сюда. Я тебе это говорил!
        - Тогда зачем вы затащили меня в свою постель, отчего не позволили мне выйти за Квейда и не оставили меня в покое?
        - Мой долг запрещал это и... и... - Он проглотил комок, подступивший к горлу. - Что-то у меня внутри отказывалось дать тебе разрешение на брак с другим.
        - Как нежно все это звучит! - горько рассмеялась она. - У меня есть основание верить человеку, который, сделав жену беременной, намерен украсть ее ребенка? Человеку, который создал ребенка, чтобы удовлетворить своего короля?
        - Я согласился на сделку, надеясь помочь своему наставнику Гилфорду. Король грозил отобрать у него деньги и власть, если я не исполню требование. Я обязан Гилфорду своей жизнью. Что мне оставалось делать? Позволить старому человеку гнить в нищете?
        Мэв не ответила. Побуждения Кайрена выглядели достаточно благородными, но вдруг это не единственная причина? Если он хотел только спасти старого человека, почему не заручился ее помощью, вместо того чтобы обманывать?
        - Вы должны были рассказать мне о вашей сделке, а возможно, послушать, что скажу я. В конце концов, это я ношу ребенка!
        - Теперь я уже не знаю, хотел ли я выполнять условия сделки. Почему, ты думаешь, я не выказал радости, когда ты сообщила мне, что беременна? Я просто не знал, что делать!
        Снова оправдания. Мэв уже до смерти от них устала.
        - Тогда я помогу вам, милорд. Уезжайте. - Она показала на дверь. - Уезжайте как можно дальше от Лэнгмора и никогда, ни под каким предлогом сюда не возвращайтесь. Здесь вас не ждет ничего, кроме моей ненависти!
        Лицо Кайрена исказилось от горя, и она чуть не потянулась к нему, чтобы утешить, но быстро одумалась. Вдруг страдание на его лице только очередная уловка?
        - Мэв... Теперь я понимаю, что должен был тебе рассказать. Но, черт побери, ты же неделями со мной не разговаривала! Я что, обязан был загнать тебя в угол, припереть к стенке и требовать, чтобы ты меня выслушала?
        - Да, если нужно.
        - Ты бы стала еще больше сопротивляться, а я хотел видеть тебя своей женой вне зависимости от сделки.
        - Невзирая на то, хочу я этого или нет. Вы не знаете, как заботиться о других людях. Вы не знаете, как любить.
        Мэв посмотрела на мужа, надеясь, что гневное выражение скроет ее настоящие чувства. А чувствовала она себя расстроенной, преданной. Она понимала, что ей уже никогда не стать прежней.
        - Я был глупцом, думая, что мы сможем жить как муж и жена в относительном согласии. Но политикой нам предназначено ненавидеть друг друга. И вряд ли это изменится, - мрачно сказал он и повернулся к двери. - Через час меня здесь уже не будет.
        Кайрен без остановки скакал на запад, пока не начало смеркаться. Болел каждый дюйм тела, зад свело от бесконечной тряски в седле, голова шла кругом от дневных событий.
        Случилось то, чего он и боялся, - Мэв теперь для него потеряна. Прощаясь, Эрик старался убедить его остаться в Лэнгморе, говорил, что Мэв со временем наверняка все поймет, что он связан с женой узами брака.
        Эрик редко ошибался, но именно на сей раз это случилось. Усталость, горе, крушение надежд лишили Кайрена способности думать. Как Мэв сумела настолько быстро овладеть его сердцем?
        Кайрен покачал головой. Зная, что ничего уже не исправить, он загнал свои горькие мысли в самый дальний угол сознания. Сейчас ему нужно решить, куда отправиться, к какой битве присоединиться.
        Почему-то решение отправиться на войну не вызвало у него обычного в таких случаях возбуждения.
        Сумрак окутал холмы.
        Глядя на розовые и оранжевые полосы у горизонта, Кайрен представил себе Андалусию, темноволосых женщин, золотые отмели, дикие горы Сьерра-Морены.
        Но приятные картины опять затмил образ рыжеволосой Мэв с золотыми манящими глазами. Она будто бы стояла на продуваемом ветрами склоне холма, покрытом вереском...
        Кайрен с проклятием заставил себя вернуться к реальности.
        Горы Уиклоу, места его детства совсем близко, он находится всего в миле от Бэлкорти. Не понимая, как он очутился здесь, Кайрен развернул жеребца, поехал на север, перебрался через реку и увидел обугленные руины своего дома.
        Когда-то мощная главная башня теперь стала черной, перекошенной, обвалившейся отвремени,.согнувшейся под дождем, снегом, ветрами и людским пренебрежением. Только закрыв глаза, он мог представить замок прежним, живым, полным интриг, силы и жестокости.
        Кайрен опять вспомнил прошлое. Его мать презирала мужа за варварский образ жизни - битвы, отсутствие изысканной одежды, грубые манеры и поведение. Отец всегда ругался, пытаясь доказать себе, что он более мужественный, отважный и влиятельный. Кайрен до сих пор не знал, что побудило Десмонда столь жестоко обойтись с женой.
        Подгоняя жеребца, он въехал в бывшие ворота замка, огляделся и почувствовал могильный холод. Большая часть крыши обрушилась, поскольку огонь сжег балки, которые ее поддерживали, черные стены кричали о несчастье, и Кайрен опять удивился, почему он здесь. Воспоминания, которые он прогонял двадцать лет, с новой силой нахлынули на него.
        Он хотел уехать отсюда, все забыть, однако что-то заставило его спешиться, пройти по ароматной траве, где когда-то лежал деревянный пол, и коснуться умирающих стен.
        Они будто сразу возродили прошлое, и он увидел отца, кричавшего на молчавшую в дерзком неповиновении жену. Она сжимала в одной руке Библию, а в другой четки. Десмонд назвал Джоселин шлюхой, обвиняя в том, что она спала со всеми его родственниками. Кайрен помнил свое удивление, поскольку часто видел отца валяющимся на соломенном тюфяке с другими обитательницами замка. Его мать никогда не устраивала по этому поводу ссор, только погружалась в свою духовность, игнорируя мужа.
        Наконец Джоселин сообщила родственникам, что намерена освободиться от угнетения. Десмонд поклялся, что никогда ее не отпустит, затем ударил жену. Еще, еще и еще...
        Кайрен покачал головой, отказываясь вспоминать, что случилось потом. Он не в состоянии изменить прошлое. Окунуться в него, пережить все заново - слишком легко, но это принесет только боль.
        Если он поддастся сердечному порыву и вернется в Лэнгмор, может произойти то же самое, что когда-то случилось в Бэлкорти: душа умрет, стены рухнут от ненависти, останутся покинутые и забытые всеми руины. Людей постигнет та же участь, а он не мог сделать этого с Мэв.
        Если он вернется, ее ненависть лишь усилится. Любя ее, Кайрен знал, что не сможет этого вынести, он должен сделать все от него зависящее, чтобы Мэв была счастлива... и всегда будет тосковать по ней.
        Последнюю неделю в Лэнгморе царила тишина, если не считать плач маленького Джеральта.
        Каждую ночь Мэв рыдала в подушку, надеясь, что Фиона, с которой они продолжали делить комнату, не слышит ее страданий.
        Наступило очередное весеннее утро. Мэв проснулась, но глаз не открывала. Кроме боли в сердце и тошноты, ее мучили воспоминания о Кайрене, о муже, которого она не могла забыть.
        Если бы ей удалось заставить сердце ненавидеть его, как она ему говорила, стало бы намного легче. Но ее сердце не хотело мириться с потерей, и она тосковала по Килдэру, жаждала увидеть его лукавую улыбку, снова почувствовать его нежные прикосновения. Она вспоминала то счастливые минуты, проведенные с ним, то как он помогал ее сестрам, его внимание и осторожность, когда он занимался с ней любовью.
        Только рассудок напоминал о его мерзкой сделке, убеждая, что Килдэр много раз обманывал. Своим обаянием Кайрен умел соблазнять женщин, говорил им то, что они хотели слышать, но держал сердце закрытым. Он и ее заманил в ловушку своей улыбкой, и Мэв забыла о правде.
        - Ты спустишься к завтраку? - спросила Джейн, вошедшая в комнату.
        Мэв открыла глаза, посмотрела на кровать Фионы. Она была пуста.
        Должно быть, уже поздно.
        - У меня нет аппетита, - вздохнула она.
        - Тебе нужно копить силы для ребенка, - напомнила сестра. - Ты же хочешь, чтобы он родился здоровым.
        Мэв кивнула.
        - Ты скучаешь по Килдэру? - спросила Джейн, вдруг оказавшись возле кровати.
        Мэв закусила губу, стараясь не заплакать. Кайрен не достоин ее слез. Да, он способен на доброту, но только когда это его устраивает. И все же он не мог ответить любовью на ее любовь, не мог быть честным, если не оказывался в безвыходном положении. Человек вроде него не достоин того, чтобы о нем горевали.
        Так почему она продолжает страдать?
        - Мэв, я не знаю, что между вами случилось, но я...
        - Тогда не говори ничего. Я справлюсь с этим сама.
        - Я думаю, он тобой очень интересовался. То, как он смотрел на тебя... Это больше чем похоть, сестра. Он спас Флинна, и даже теперь пребывание нашего брата в тюрьме Лэнгмора держится в секрете. Он позволил нам всем навещать его. Прежний граф никогда бы такого не сделал.
        Ее собственная сестра защищает врага? И она должна терпеть бунт в семье?
        - Я замужем не за прежним графом! - воскликнула Мэв. - И меня совершенно не беспокоит, лгал мне прежний граф или нет. Кайрен молча наблюдал за смертью Квейда. Он заключил сделку с королем, чтобы, подавив восстание и сделав меня беременной, получить свободу. Мне об этом он не сказал ни слова! Почему я должна хотеть такого человека?
        Джейн села на край постели.
        - Он уехал прежде, чем ты прогнала его из Лэнгмора? - поинтересовалась она.
        - Нет, но...
        - Он этого не сделал, - отрезала сестра. - Он не отправил Флинна к лордам в Пейл, хотя такой поступок мог принести ему больше власти и уважения.
        - Нет, но...
        - Я думаю, сестра, что, услышав о его сделке, ты испугалась, как бы человек, которого ты любишь, не покинул тебя навеки прежде, чем ты сама его прогонишь. Ты думала, что таким путем избежишь боли?
        Мэв хранила молчание. Неужели она сделала то, в чем Джейн ее обвиняет? Ее снова охватило отчаяние, а потом гнев.
        - Почему он уехал? - закричала она. - Совсем не потому, что я ему приказала. Он никогда меня не слушал.
        - Возможно, он следовал твоей воле. Я думаю, он тобой интересовался, Мэв, он не хотел твоего презрения и беспокойства. Кайрен уехал, чтобы не расстраивать тебя.
        - Почему ты его защищаешь? Он же англичанин и явился сюда, чтобы покорить нас, сделать английскими рабами.
        - Если бы это было правдой, он бы давно убил многих из нас или превратил в слуг, отправил бы в тюрьму или уморил голодом. Вместо этого Килдэр заботился о Лэнгморе, заботился о тебе, помогал при рождении маленького Джеральта, спас жизнь Флинну. Его сделка с королем произошла задолго до того, как он встретил тебя.
        Все, о чем говорила сестра, соответствовало действительности, но у Мэв что-то внутри продолжало сопротивляться.
        - Но он скрыл от меня свою гнусную сделку!
        - Ну скажи он тебе, и что бы это изменило? - Джейн ласково погладила ее по плечу. - Разве ты могла бы ему вечно противиться? Нет. Ты бы все равно любила его, опасаясь, что он скоро тебя покинет.
        Мэв закрыла глаза. Это ужасно, но Джейн опять права. У ее старшей сестры не было причин действовать заодно с англичанином. Может, Джейн видела то, чего не видела она сама?
        - Я не знаю, что делать, - прошептала Мэв, чувствуя, как глаза щиплет от слез.
        - Это придет к тебе, милая сестра. Просто слушай, что говорит твое сердце.
        Глава 17
        Апрель сменился маем, а тот, в свою очередь, июнем. В первых числах месяца Кайрен сидел за кружкой эля, пытаясь не вспоминать, что минуло сорок восемь дней с тех пор, как он в последний раз держал в объятиях Мэв, видел ее улыбку.
        - Эверил, любовь моя, - уговаривал Дрейк беременную жену, держа на руках двухлетнюю Нессу. - Ты не можешь целый день скакать верхом, навещая с Гвинет сельских жителей. Ты сейчас такая хрупкая...
        - Она перенесла уже две беременности, дурак ты этакий, - фыркнула Гвинет, спускаясь в зал. - Я за ней пригляжу. Твоя ваза не разобьется.
        Женщины обменялись снисходительными взглядами.
        - А почему я должен тебе верить? - притворно возмутился Дрейк. - Ты всегда сбиваешь мою жену с пути истинного, ты, крикливая английская девица.
        Гвинет лишь рассмеялась.
        - Мне нравится это качество в моей жене, - отозвался Эрик.
        Он шел по лестнице, гордо неся сверток с дочерью.
        - Кстати, - с улыбкой промурлыкала Эверил мужу, - это ты постоянно сбиваешь меня с пути. В доказательство я скоро буду иметь третьего ребенка.
        Последовал дружный взрыв смеха. Дрейк поцеловал дочь, которая просилась на пол, и отнес ее в сад к трехлетнему брату. Глядя на его счастливую улыбку, Кайрен вспомнил, как всего несколько лет назад опасался, что никогда больше не увидит своего шотландского друга улыбающимся.
        - И я благодарю Господа, что ты позволяешь мне часто сбивать тебя с пути. - Дрейк нежно погладил жену по плечу.
        Все опять засмеялись. Кайрен хотел было сделать основательный глоток и выругался, обнаружив, что кружка пуста.
        Ему следовало бы радоваться за них. Его лучшие друзья, братья его сердца, нашли счастье в жизни и браке, это очевидно. Но душу грызла ревность. Да, он желал им благополучия, желал видеть их лица счастливыми. И, помоги ему Бог, он хотел того же с Мэв. Пусть его мечты глупы и невыполнимы, он не мог от них отделаться.
        - Что скажешь ты, Кайрен? - окликнул его Дрейк. - Разве не своенравие - Гвинет сбивает Эверил с пути?
        Кайрен попытался выдавить из себя улыбку.
        - Не упрекай Гвинет за свои грехи.
        - Ага! - торжествующе воскликнула та. - Кайрен видит правду.
        - Ты подаешь моей любимой жене такие бунтарские идеи, - простонал Дрейк.
        - А откуда ты знаешь, какие идеи принадлежат ей? - Эверил с дерзкой улыбкой посмотрела на мужа, и Эрик хлопнул его по спине.
        - Тут она побила тебя, мой друг. Бедняжка Эверил замужем за тобой всего четыре года, и, без сомнения, это твоя вина, что ты оказываешь на нее подобное влияние.
        - Я?! - Дрейк с притворным изумлением ударил себя в грудь. - Мои помыслы невинны и чисты.
        Общий смех.
        - Теперь мы все убедились в твоей способности ко лжи, - ответила Эверил. - Поднимись в часовню, дорогой. Такая лживость вопиет о покаянии!
        - Тебе следует быть на моей стороне, любимая, - прошептал Дрейк.
        - На стороне возмутительного лжеца? Никогда! Эверил хихикнула, а муж обнял ее и поцеловал в губы.
        Стоявшие рядом Эрик и Гвинет обменялись нежными взглядами.
        Кайрен отвернулся, понимая, что не может этого вынести. Их счастье манило его как приз, до которого он был не в состоянии дотянуться.
        Он вскочил со скамьи, издавшей громкий скрип, и, прижав к бокам стиснутые кулаки, вышел из зала.
        - Бедный Кайрен... - услышал он слова Эверил. Ему хотелось побыстрее оказаться вне досягаемости их сочувственных разговоров.
        Когда он наконец поднял глаза, то, к своему удивлению, обнаружил, что находится в часовне. Обычно дом Господа мало его привлекал. Битвы и войны не оставляли времени для общения с Богом.
        Кайрен опустился на одно колено, осенил себя крестным знамением и опять встал. Что дальше? Снова преклонить колени? Стоять здесь и молиться? Он вздохнул. Какого чуда просить у Бога? Чтобы Он вернул Мэв, ничего другого ему больше не надо.
        Справа донесся вздох, а потом Кайрен увидел поднимающегося на ноги Гилфорда. Он бросился к наставнику, взял за руку и помог встать.
        Тот кинул на него сердитый взгляд.
        - Я не столь немощен, просто медленно двигаюсь.
        - Извини, - сказал Кайрен, отпуская его руку.
        - Что привело тебя сюда?
        - Тишина, я полагаю. - Килдэр пожал плечами.
        - Никогда не знал, что ты ищешь покоя и тишины, парень, - недоверчиво произнес Гилфорд. - Твоя жена взвалила на тебя груз тревог.
        Проницательность старика рассердила Кайрена. Неужели он столь открыто проявляет свои чувства? Видимо, да. Но он не хотел, чтобы ему об этом напоминали, и не хотел ничего обсуждать.
        - Все в прошлом.
        - Не думаю. - Гилфорд нахмурился. - Эрик с Дрейком в конце концов привезли своих жен сюда, пока разбирались с житейскими трудностями и улаживали отношения. Ты оставил свою Мэв в Ирландии. Как же мне тогда с ней познакомиться?
        Теперь его жизнью правят бессонница и уныние, он сам не знает, что ему делать, а Гилфорд беспокоится о встрече с Мэв?
        - Хочешь, могу объяснить, как добраться до Лэнгмора. Только не верь, если кто-нибудь тебе скажет, что в замок ты должен ехать через болото, поскольку мост разрушен.
        Гилфорд коротко хохотнул.
        - Так сделала Мэв? - Сгорая от унижения, Кайрен мрачно улыбнулся и кивнул. - Ах, мальчик, теперь ясно, что ты ее любишь. Ты не улыбался со дня своего приезда. Не взглянул на женщин, к которым всегда имел пристрастие, на одну даже рыкнул, хотя, как я помню, считал ее прежде более чем привлекательной. Черт возьми, он и сам это знает.
        - История полугодовой давности. Я не нуждаюсь в твоем напоминании, Гилфорд.
        Кайрен старался не выглядеть хмурым, но чувствовал, что не может сдержать эмоции и озабоченность отражается на его лице. С чего бы тогда Гилфорду самодовольно улыбаться?
        - Оставь меня в покое. Эрик и Дрейк следуют твоим советам. Они - люди мыслящие, склонные к размышлениям.
        - А ты у нас человек действия. Особенно в последние дни. Уставился в кружку с элем, отказываешься вернуться в Испанию, повоевать во Франции, взгляд постоянно сердитый. Да, мыслить при таком списке прегрешений, должно быть, очень трудно.
        Кайрена разозлил сарказм наставника, но затем он понял, что тот, как всегда, прав. Ничто его не радовало, кроме мысли о возвращении к Мэв. Ничто не печалило больше, чем мысль, что жена никогда его не примет обратно.
        Впереди черные дни, со вздохом подумал Кайрен, и он не имеет понятия, что ему делать, как устроить свою жизнь без Мэв. Почему вдруг свобода, к которой он так стремился до женитьбы, теперь превратилась в свободу, которая убивает?
        - Ты сказал Мэв, что любишь ее? - спросил Гилфорд.
        - Нет.
        Он был слишком уверен, что Мэв никогда не ответит ему взаимностью. Он слишком боялся, что, открыв ей сердце, наверняка сделает их неминуемое расставание еще более мучительным.
        - Возможно, теперь самое время признаться ей в любви, - продолжал Гилфорд. - Часто искреннее извинение и нежные слова прогоняют из сердца женщины гнев.
        - Думаешь, я не знаю женщин?
        - Я думаю, ты знал множество женщин, только ни разу не оставался с ними достаточно долго, чтобы понять их сердце.
        Эти простые слова ошеломили Кайрена. Да, он всегда знал, как завлечь женщину к себе в постель. Но что он знал о том, как удержать ее? Ничего, и, если честно, совсем к этому не стремился.
        - Боюсь, из вас троих тебе найти привязанность труд- ' нее всего. Твои родители не любили друг друга.
        Кайрен поморщился. Он слишком много думал о неудачном браке Десмонда и Джоселин раньше и не хотел обсуждать его сейчас.
        - Кайрен, ты меня слушаешь?
        - Слушаю. Да, мои родители не любили друг друга.
        - Если бы вы с Мэв поссорились и она перестала с тобой разговаривать, ты бы побил ее, как твой отец бил твою мать? Если бы она сосредоточилась на Библии, игнорируя тебя, начал бы ты силой добиваться ее внимания?
        - Нет! - с отвращением воскликнул Кайрен.
        - А стала бы Мэв крушить все на своем пути только ради того, чтобы оскорбить тебя?
        Кайрен не мог вообразить столь нелепой картины.
        - Мэв стремится к миру, - сказал он.
        - Хм. В таком случае у тебя есть все для нормальной жизни.
        - Ничего у меня нет! Ты думаешь, если мы не стараемся причинить друг другу боль, то все в порядке? Это не означает любить. Нас слишком многое разделяет.
        Во взгляде Гилфорда, пригвоздившем Килдэра к месту, читался скептицизм.
        - Это случается. Порой ты можешь быть импульсивным, но ты не склонен к необдуманным и поспешным действиям. А Эрик говорил мне, что и Мэв вполне разумная женщина. Политика может разделить только глупцов, которые бездумно ей следуют. Если ты любишь Мэв, тогда не могу представить, что держит тебя вдали от жены. И если она беременна, то не станет избегать тебя или считать грубым варваром. Я уверен, что ты не принуждал ее к выполнению супружеских обязанностей и не брал силой, как твой отец твою мать.
        Есть и более сложные вещи, чем это. Или нет? Но разве непримиримые противоречия не уготовили им с Мэв судьбу его родителей? А вдруг он все-таки ошибается?
        Мысли гудели у Кайрена в голове, словно тысячи роящихся пчел.
        - Что ты сказал, Гилфорд?
        - Компромисс, сын. Умелый разговор. Вспомни, Дрейк и Эверил принадлежали к враждующим кланам, однако не позволили этому обстоятельству разрушить их счастье.
        - Они идеально подходят друг другу. Улыбнувшись, Гилфорд хлопнул его по плечу.
        - Возможно, Мэв идеальна для тебя, а?
        Июнь принес Мэв освобождение от утренней тошноты. Не успела она порадоваться такому событию, как из Дублина прискакал всадник.
        Улик Макконнел, один из оставшихся в живых повстанцев, теперь шпионивший в замке лорда Батлера, скакал в Лэнгмор с такой скоростью, будто за ним гнались черти. Мэв и Джейн выбежали ему навстречу.
        Молодой человек спрыгнул с лошади, хватая ртом воздух, каштановые волосы падали ему на лоб.
        - В чем дело, Улик? Какие известия ты нам привез? - нетерпеливо спросила Мэв.
        - Эт... это лорд Батлер. Я не знаю откуда, но... - он перевел дух, - но до лорда Батлера дошли слухи.
        - Слухи? - Мэв почувствовала беспокойство.
        - Да, - кивнул Улик. - Он узнал, что ваш лорд... супруг уехал.
        Шпион, который был всего несколькими годами старше Мэв, бросил на нее оценивающий взгляд, но она не испугалась.
        - Да, он уехал. И что с того?
        - Теперь, раз Килдэр уехал, лорд Батлер решил, что имеет право осмотреть тюрьму Лэнгмора.
        - Ему известно, что Флинн находится здесь?
        - Он подозревает. - Улик сделал глубокий вдох. - Кто-то из повстанцев, желая уберечь свою шею от петли, рассказал лорду Батлеру о пленении Флинна.
        - Мы должны что-нибудь сделать. Немедленно, - быстро сказала Джейн. - Мы должны как-нибудь его освободить.
        Джейн и раньше говорила, что они не могут держать их единственного брата и вождя их фейна пленником в собственном доме. До сегодняшнего дня Мэв не поддавалась уговорам сестры. Во-первых, Кайрен перед отъездом велел Патрику и двум из наиболее преданных солдат держать Флинна в темнице, а остальным приказал охранять замок. Во-вторых, Мэв не знала, как освободить Флинна, не причинив вреда солдатам. Она не хотела, чтобы они были наказаны. В-третьих, ее смущала жестокость брата. За последние несколько месяцев он стал очень кровожадным, и этого она вынести не могла.
        Но теперь, когда в Лэнгмор собирается нагрянуть один из самых влиятельных лордов Пейла, выбор у нее невелик: либо освободить брата, либо увидеть, как прольется его кровь.
        Ее решение никак не связано с Кайреном. Она не выпускала Флинна не потому, что хотела защитить своего безрассудного мужа от его английских собратьев. Она вообще не думала о Кайрене. Ну, только раз или два...
        - Мы должны торопиться, леди. У нас всего несколько часов до приезда лорда Батлера и его людей.
        Мэв кивнула, продолжая думать, как ей освободить Флинна из тюрьмы без ущерба для Патрика и других стражников.
        Джейн схватила Улика за руку.
        - Идем. Я знаю способ, мы удалим их обманом. Видимо, она тоже не хотела жертв, но Мэв все-таки предупредила:
        - Никто не должен пострадать. Старшая сестра улыбнулась.
        - Никто не пострадает, пока Улик не сможет отсюда убежать.
        Тот, выпятив грудь, оскорбленно заявил:
        - Я умею бегать лучше всякого английского мошенника.
        Джейн с хитрой улыбкой кивнула.
        - Тогда идем, - сказала она. - Мэв, как только услышишь крик, позаботься, чтобы Патрик и другие оставили свой пост. В твоем распоряжении всего несколько минут, так что действуй быстро.
        Крик? Мэв это совсем не нравилось.
        - А где ты возьмешь ключи?
        - Старый Патрик полюбил тебя еще с той поры, когда ты была крошечным ребенком. Неужели он не впустит тебя, чтобы ты навестила брата в такой прекрасный день?
        Мэв кивнула. Почему она сама до этого не додумалась? Потому что ее мысли ежеминутно заняты Кайреном.
        - Жду несколько минут, пока ты... крикнешь, Джейн.
        - Ладно. Мы идем обсуждать план. - Она потянула Улика за собой.
        Он интересует сестру? Ее улыбки - тому подтверждение. Да и молодой повстанец, если судить по его взглядам, не остался равнодушным к очарованию Джейн.
        - Улик? - помимо своей воли Мэв произнесла это вслух.
        Парень вспыхнул.
        - Скажи Флинну, что моя лошадь будет ждать его возле дороги у переправы через реку Барроу.
        Джейн снова потянула его за руку, и они скрылись из виду.
        Понимая, что у нее нет выбора, Мэв без энтузиазма направилась к тюрьме. Патрик был на месте, но сегодня утром почему-то один. Ей до смерти не хотелось обманывать старика, которого она знала с раннего детства, но от этого зависела жизнь ее брата, а возможно, и Кайрена.
        Нет, она должна выкинуть мужа из головы. Он бросил ее, когда узнал о ребенке. Он уехал, дав понять, что, если у него и есть какие-то чувства к ней, этого недостаточно для того, чтобы остаться. Поэтому она потребовала, чтобы он покинул Лэнгмор. Тогда Мэв не собиралась выслушивать его, а теперь гадала, не спровоцировал ли он ее каким-то образом на те необдуманные слова.
        Тряхнув головой, чтобы избавиться от мыслей, она улыбнулась старому ирландцу.
        - Доброе утро, Патрик.
        - Утро доброе и тебе, миледи. Сейчас начиналось самое трудное.
        - Не могла бы я увидеться с братом? Я недолго, всего на пару минут.
        Судя по выражению его лица, Патрик был недоволен такой просьбой, и она молила Бога, чтобы он ей не отказал.
        - Мне нужно спросить его про конторские книги Лэнгмора. Поскольку мой муж уехал, я не знаю, как поступить.
        Мэв претило изображать из себя беспомощную женщину, зато она добилась, чего хотела. Патрик кивнул.
        - Это нелегко. Я так думаю, женщинам не понять арифметику и тому подобное. - Он замолчал, потом все-таки решился: - Да, ты можешь провести несколько минут с твоим братом.
        Мэв одарила его самой лучезарной улыбкой, старик улыбнулся в ответ и впустил ее.
        Пройдя по темному заплесневевшему коридору, они остановились возле двери Флинна. Всепоглощающий запах человеческих испражнений, пота и страха вызвал у Мэв новый приступ тошноты, но она взяла себя в руки, надеясь, что сохранила дружелюбное выражение. Патрик кивком велел ей зайти в камеру Флинна, а потом ушел и запер за собой дверь.
        Мэв повернулась к брату, который сидел на покрытом соломой полу, и едва не отшатнулась, увидев, какой яростью пылают его глаза.
        - Флинн? - с беспокойством спросила она.
        Тот встал, подошел и окинул ее свирепым взглядом.
        - Английский придурок, которого ты называешь своим мужем, давно уехал, а ты лишь изредка заходишь к родному брату? Вытащи меня отсюда! Время не ждет.
        Мэв нахмурилась, придя в замешательство от этих слов. Флинн нетерпеливо схватил ее за руку.
        - Чего ты ждешь? Приглашения от Христа?
        Брат опасно повысил голос, и Мэв быстро шикнула на него.
        - У нас есть план, - шепотом сказала она. - Через минуту Джейн закричит, чтобы отвлечь стражников. Я позову Патрика и скажу ему, что хочу бежать на ее поиски. Когда он войдет, схвати его и запри в своей камере. Улик Макконнел оставил свою лошадь у дороги. Переправься через реку и скачи подальше отсюда.
        - Да, так я и сделаю, раз ты наконец-то решила меня освободить.
        У Флинна всегда был отвратительный характер, и она попыталась не принимать близко к сердцу его грубость.
        - Я освобожу тебя. - Мэв с сестринской любовью взяла его руку. - Но ты должен мне обещать, что восстание будет без кровопролития. Флинн, я не могу держать в своих руках жизнь невинных людей, а тем более отнимать ее у них. Мы должны вести переговоры, найти мирный путь разрешения конфликта.
        Лицо брата потемнело от гнева, он явно собирался отвергнуть ее требования самыми безжалостными словами. Мэв открыла рот, чтобы урезонить его, и тут закричала Джейн.
        Громкий, полный невероятного ужаса крик, преодолев расстояние от внешней защитной стены замка, проник в глубины подземелья. Мэв не представляла, что ее сестра, если не считать родов, способна на такой громкий, душераздирающий вопль.
        Их надежды оправдались, солдаты и большая часть замковой охраны побежали узнать, что произошло. В том числе и старый ирландец.
        - Патрик! - крикнула Мэв, стараясь, чтобы ее голос звучал испуганно. - Выпусти меня отсюда!
        Старик вернулся к ней.
        - Миледи, ты не можешь помочь, - нетерпеливо сказал он. - Оставайся тут. Ты здесь в безопасности. Дай нам найти девушку.
        Мэв решительно покачала головой.
        - Это одна из моих сестер, я знаю. Я должна помочь. И не говори мне, что нет!
        После недолгого колебания Патрик тихо выругался, достал ключ, отпер камеру Флинна и распахнул дверь. Мэв выскочила наружу.
        Прежде чем старик успел снова закрыть створку, Флинн схватил его за горло, ударил коленом в пах и швырнул на землю. Пока старый ирландец корчился от боли, Флинн, пробормотав что-то угрожающее, выхватил у него из-за пояса кинжал, метнулся к двери и запер стражника в камере.
        Мэв с открытым от ужаса ртом ждала брата в коридоре.
        - Я просила тебя не быть жестоким.
        - Кровь у него совсем не течет, - ухмыльнулся Флинн и потащил ее за руку по темному коридору. - Он - ирландец, который теперь предан Англии. Зачем нам такой человек? Чтобы склонять к верности Англии других? Настоящий ирландец получает удовольствие от вида текущей английской крови. У него единственное желание - увидеть, что она вытекла до конца.
        - Вся английская кровь? - спросила потрясенная Мэв, когда он вывел ее из тюрьмы к защитной внешней стене.
        - Вся до капли, - рявкнул Флинн. - В особенности у твоего паршивого мужа.
        Он хотел поднять ее на стену, но Мэв воспротивилась. Неужели он собирается взять ее с собой?
        - Лезь, - нетерпеливо сказал он. - У нас мало времени.
        Она покачала головой, надеясь, что Флинн не заметил, как у нее дрожат руки.
        - Нет, я должна остаться здесь. Через пару часов сюда приедет лорд Батлер, и он рассчитывает, что я его встречу.
        - Он приезжает ради меня, чтобы увезти в Дублин? - улыбнулся Флинн. После некоторого колебания Мэв кивнула. - Отлично! Ты должна ехать со мной.
        Он снова начал подсаживать ее на стену, а она, уцепившись за камни, пыталась спуститься на землю.
        - Батлер узнает, что замышляется что-то нехорошее. А ты наверняка хочешь застать его врасплох?
        - Нет - засмеялся Флинн. - К тому времени будет слишком поздно.
        Он упрямо толкал ее вверх, поэтому, чтобы не упасть вниз головой и защитить ребенка, Мэв перелезла через стену и, ободрав колени, вскрикнула. В следующий момент Флинн спрыгнул на землю, схватил ее за руку, и они побежали по лесу. Вскоре достигли моста через реку Барроу. Флинн с проклятием вытолкнул ее на дорогу.
        - Поторапливайся. Если они нас увидят, то бросятся в погоню.
        На середине моста она все же остановилась.
        - Флинн, я тебе не нужна. Оставь меня здесь и уезжай. Брат раздраженно вздохнул.
        - Ты нужна мне. Ты нужна Ирландии, - зло сказал он и снова толкнул ее вперед.
        - Я? Флинн, для восстания я уже сделала все, что могла.
        Крепко держа сестру за руку, он оглядывался в поисках спрятанной лошади Улика, а когда обнаружил привязанное к дереву животное, с силой потащил сестру туда.
        - Куда ты собираешься меня везти? - снова начала Мэв. - У тебя есть какой-то план?
        - Настает великий для Ирландии час, девушка, а ты стоишь тут и занимаешься болтовней. - Покачав головой, он посадил ее на лошадь. - Да, у меня есть план.
        - Расскажи мне, - попросила Мэв, опасаясь худшего. Почему брат намерен взять ее с собой? Чем она может способствовать делу, которое Флинн считает таким необходимым?
        - Ты поедешь со мной, а уж я постараюсь, чтобы твой муж узнал, что ты в руках повстанцев. Он вернет нам Лэнгмор, чтобы мы смогли двигаться вперед и наконец прогнали это ничтожество Тюдора с нашей земли.
        - А откуда Кайрен узнает, что ты захватил меня, чтобы принудить его отказаться от Лэнгмора?
        - Это просто, сестра, - нетерпеливо ответил Флинн, прыгая в седло позади нее. - Мы отправим ему послание, где скажем, что или он со своими людьми уходит и отказывается от Лэнгмора, или увидит тебя мертвой.
        Она похолодела.
        - Мертвой? - выдавила Мэв, когда обрела дар речи. - Но... но ты ведь на самом деле не хочешь видеть сестру мертвой?
        - Мэв, - усмехнулся он, хлопнув ее по плечу, - это совсем небольшая цена за свободу Ирландии. Я приложу все усилия, чтобы сделать это безболезненно. Обещаю тебе.
        Мэв сковал ледяной ужас. Собственный брат готов пожертвовать ею ради своих безумных целей. Он сошел с ума? Бежать!
        Не успев еще додумать эту мысль, она попыталась соскользнуть с лошади, но Флинн тут же схватил ее за руку, ударил пятками в конские бока и помчался стрелой по грязной дороге.
        - Если ты продолжаешь тосковать по ней, то сделай что-нибудь, а не сиди, уткнувшись в кружку с элем, - сказал Дрейк, садясь на скамью рядом с Кайреном. Они находились в главном зале Хартвича.
        Кайрен поднял усталые, затуманенные болью глаза. Взгляд друга был слишком искренним и серьезным. Он тут же отвернулся.
        - Тебя послал Гилфорд.
        - Нет. Просто я очень беспокоюсь, глядя, как ты без толку проводишь время. Это на тебя не похоже.
        - Вот что делает с мужчиной любовь.
        - Лишь в том случае, если он ей это позволяет.
        - До того как ты принял Эверил в свое сердце, ты мало что делал, а только размышлял день и ночь, - ответил Кайрен.
        - А я никогда и не говорил, что у меня не было глупых моментов, - вздохнул Дрейк. - Ты любишь женщину. Так не сиди тут и не пей. Борись за нее. Добивайся ее. Расскажи ей, что у тебя на сердце.
        Если бы он мог, если б осмелился! Не хватало духу. Кроме того, предложение Дрейка невыполнимо.
        - Она меня ненавидит, - признался Кайрен. - Она приказала мне уехать.
        Дрейк засмеялся, но тут же подавил смех.
        - Она не испытывает к тебе ненависти, - сказал он. - Мэв только рассержена.
        - Ты говоришь как человек, который никогда не встречался с моей женой, - фыркнул Кайрен.
        - Разве у нее не женское сердце? Да, и ее это волнует. Иначе Мэв было бы все равно, остался ты в Лэнгморе или нет. Видимо, ты оказался более раздраженным. А поскольку ее это волновало, поскольку ты обидел ее, задел ее гордость, Мэв отвергла тебя, потребовав, чтобы ты уехал. Но держу пари, сразу после твоего отъезда она пожалела об этом.
        Почему у Дрейка все выглядит так просто? И таким правильным? Может, действительно поехать к Мэв, попытаться завоевать ее любовь? Страдание побуждало его к подобным мыслям. Он не знал, что еще делать.
        - Кайрен, это пришло для тебя, - сказал Эрик, подходя к друзьям.
        Он держал в руке свернутый пергамент, и Килдэр с удивлением воззрился на письмо. Кому он мог понадобиться? Кто знает, где его искать? Его сердце неожиданно сжалось от дурного предчувствия.
        - Это из Лэнгмора, - тихо сказал Эрик.
        С трепетом развернув послание, Кайрен обнаружил внутри еще один небольшой кусок пергамента и быстро пробежал его глазами. Старый Патрик сообщал, что миледи исчезла, а Флинн О'Ши сбежал. Руки у Кайрена дрожали, когда он раскрыл второе послание.
        Флинн нацарапал только две строчки, но они привели Килдэра в такой ужас, какого он не испытывал ни разу в жизни.
        Возвращайся в Ирландию и передай Лэнгмор восставшим. Если нет, Мэв умрет.
        Кайрен с проклятием швырнул пергамент на стол. Его тут же подхватил Дрейк. Друзья быстро прочитали письмо и выругались одновременно.
        - Господи, почему она? - прошептал Кайрен, желая, чтобы этот ужас был из области ночных кошмаров.
        - Мы ее освободим, - сказал Эрик.
        - Да, мы все, - прибавил Дрейк.
        - Это моя битва. - Кайрен покачал головой.
        - Твоя битва - это и наша битва, - решительно произнес Эрик. - Разве у тебя была необходимость сражаться при Босворте? Нет, ты сказал, что пошел за Гилфорда, но я-то знаю, что ты вступил в кровавую схватку за меня.
        - И моя схватка с моим единокровным братом тоже была моей собственной, - сказал Дрейк. - Но вы с Эриком пришли мне на помощь, чтобы увидеть Эверил невредимой. Теперь позволь нам увидеть твою жену невредимой и помочь тебе.
        - Никогда не забывай, что мы - братья. - Эрик протянул ладонь со шрамом, напоминая, что они скрепили свой союз почти двадцать лет назад.
        - Мы - братья, - повторил Дрейк, протягивая свою ладонь.
        Кайрен почувствовал одновременно признательность, облегчение, ярость и страх. Кроме того, он сознавал, что у Мэв окажется намного больше шансов на спасение, если они все примут участие в ее освобождении.
        Он тоже протянул ладонь, быстро положив ее на руки друзей.
        - Спасибо, братья мои. И в путь.
        Глава 18
        Через пять дней бешеной скачки Эрик, Дрейк, Кайрен и его оруженосец Кольм прибыли в Лэнгмор. Июньское солнце освещало каменный замок, далекие облака выглядели крошечными точками на пронзительно-голубом небе, высокие деревья, качавшиеся под ветром, словно нашептывали вековые истории о любви и опасности. Спрыгнув с жеребца у ворот замка, Кайрен подумал, что никогда еще не видел столь желанной - или причиняющей боль - картины. Спокойное течение реки Барроу, сочная зелень холмов, желтые цветы луговой вики нашли путь к его сердцу. Он скучал по этим местам. Он скучал по Мэв, ужасно скучал.
        - Хорошая башня, - сказал Дрейк, ведя свою лошадь к воротам. - Крепкая и расположена где надо.
        - Да, - улыбнулся Эрик. - А то, что она стоит посреди такой красоты, не вредит делу, верно?
        - Замок красивый, - ответил Кайрен, ощутив приятное удовлетворение.
        - Наконец ты это признал. И ты предпочел уехать отсюда, чтобы накачиваться элем в Хартвиче?
        - Видимо, я совершил ошибку, - ответил Кайрен, бросая поводья Кольму, идущему за ними.
        - Разумеется, - уверенно произнес Дрейк.
        Они молча прошли через ворота, миновали казарму (солдаты приветствовали его), нижний двор, внешние постройки и в конце концов оказались на среднем дворе перед главной башней.
        - Очень впечатляюще, - сказал Дрейк. - Чистота и порядок. У вас так всегда?
        - Мэв - прекрасная хозяйка замка.
        Произнеся ее имя, Кайрен отогнал страх, который грозил завладеть его сердцем и разрывал ему внутренности.
        - Мы освободим твою жену, - заверил друга Эрик.
        Тот кивнул, оглядел знакомые стены, и они направились в главный зал. Кайрен вдруг обнаружил, что ждет дерзкую рыжеволосую девчонку, безрассудно надеясь на ее скорое появление.
        Увы, ничего такого не произойдет. Ему осталось только молиться, чтобы Господь помог им вырвать ее из рук мятежников.
        - Кайрен, слава Богу, ты приехал! - крикнула Джейн, вбегая в зал с маленьким Джеральтом на руках. - Спасибо, что приехали, лорд Белфорд. Сэр. - Она кивнула Дрейку.
        - Я здесь для того, чтобы помочь всем, чем смогу, - ответил Эрик.
        - И я тоже, - сказал его шотландский друг.
        Вслед за старшей сестрой появились Фиона и Бригид, которая тут же схватила Кайрена за руку.
        - Вы спасете ее? - серьезно спросила девочка.
        - Я спасу. - Он был тронут, увидев беспокойство в глазах всех сестер.
        - Мы спасем, - пробормотал вошедший Кольм и посмотрел на Бригид.
        Это был страстный взгляд мужчины, а не робкого мальчика. Она вспыхнула и отвернулась.
        В наступившей тишине Кайрен представил сестрам Дрейка, потом начал задавать вопросы, которые мучили его все дни:
        - Что случилось? Как Флинн сумел освободиться? Куда он увез Мэв?
        - Несколько дней назад мы получили известие, что лорд Батлер едет в Лэнгмор с намерением осмотреть нашу тюрьму и проверить, нет ли здесь Флинна, - первой ответила Джейн.
        Проклятие!
        - Он знал, что я держу Флинна в замке?
        - Нет, он только подозревал. Тогда Мэв и я, мы придумали, как освободить Флинна. Мы не хотели видеть брата мертвым, а еще Мэв не хотела, чтобы жадные лорды Пейла обвинили тебя в измене. Это был единственный выход.
        Кайрен с неохотой признался себе, что Джейн права.
        - Мэв сказала мне, что собирается поговорить с Флинном о его жестокости в этом восстании, - прибавила старшая из сестер О'Ши.
        - И?..
        - Мы не знаем, - тихо ответила Фиона. - С одним из повстанцев Джейн придумала, как отвлечь внимание стражников. Все побежали спасать ее от мнимого нападения солдат.
        Фиона опустила глаза, и Кайрен понял, что ей вспомнились те двое, которые лишили ее невинности. Он непроизвольно сжал ее руку.
        - После этого вы обнаружили, что Мэв исчезла?
        - Да, - кивнула Бригид. - Мы не знали, что нам делать. Фиона плакала, Джейн вопила, а я искала, искала, искала в главной башне, но без толку. Наконец старый Патрик нашел следы ног у защитной стены. Мы знали, что Флинн побежит к лошади, оставленной для него в лесу гонцом повстанцев. Тогда мы стали искать лошадь, не нашли. Мы уверены, что Флинн забрал Мэв с собой. Но зачем?
        - Тут явился Десмонд О'Нил, - сказала Джейн. Подавив ругательство, Кайрен закрыл глаза.
        - Твой отец? - спросил Дрейк. - И чего он хотел?
        - Сначала мы не поняли, - ответила Бригид, и ее лицо под светлыми кудрями покраснело от ярости. - Он только попросил, чтобы Кайрен, когда вернется в Лэнгмор. нашел его.
        Килдэр не имел ни времени, ни желания общаться с Десмондом, особенно теперь, когда знал, где тот скрывается. Он мог быть только в Бэлкорти.
        - Потом он сказал, что Флинн и Мэв с ним, - прибавила Фиона. - Он дал нам записку брата, которую мы отослали вам.
        А это уже совсем плохо. Когда Флинн и Десмонд вместе, то превращаются в легковоспламеняющуюся смесь, готовую вспыхнуть от любой искры, и то, что Мэв находилась в их власти, еще больше пугало Кайрена.
        - У тебя есть план? - спросила Джейн. - Ты знаешь, где они прячутся?
        - Да, в Бэлкорти, в руинах дома моего детства. Это в горах Уиклоу. Мы отправляемся туда утром.
        Джейн кивнула.
        - Я рада, что ты вернулся, чтобы спасти Мэв. Она... Ты ей нужен.
        Кайрен проглотил подступивший к горлу комок. Никогда в жизни сердце не управляло его рассудком, а теперь это случилось.
        - Она тоже нужна мне.
        Джейн весело улыбнулась, словно одобрила их брак. В других обстоятельствах это бы доставило ему громадную радость, но сегодня он был слишком потрясен и встревожен.
        - Обещай мне, что сделаешь все возможное, чтобы спасти Мэв, а я велю служанке показать тебе и твоим друзьям ваши комнаты.
        Кайрен смотрел на Джейн. В ее темных глазах была мудрость потерь, любви и всего, что приносит жизнь. Она подошла и поцеловала его в щеку.
        - Обещаешь? - прошептала Джейн.
        - Да.
        «Если бы еще я смог выполнить это обещание», - подумал Кайрен, надеясь, что худшего - убийства жены - не произойдет.
        Сидя на развалинах замка и чувствуя озноб от выпавшего тумана, Мэв смотрела в темноту ночи. Затем перевела взгляд на Флинна и Десмонда О'Нила. Мэв считала, что ей удастся бежать. Ее брат выпил этой ночью слишком много эля И должен был вот-вот отключиться. Десмонд уже немолодой человек, поэтому заснул час назад.
        Однако вокруг руин бродит дюжина часовых... Надо подождать.
        Слова Флинна потрясли Мэв до глубины души, когда он спокойно заявил, что принесет сестру в жертву восстанию, если Кайрен не приедет, чтобы спасти ее, и не согласится вернуть Лэнгмор.
        После того как она столь бесцеремонно выгнала мужа из собственного дома, Мэв очень сомневалась, что он вернется.
        Нет, она должна полагаться лишь на себя, и теперь, кажется, настало время для бегства.
        Медленно откинув тонкое шерстяное одеяло, выданное братом, Мэв шаг за шагом начала подбираться к разрушенной стене, где зияла дыра, и вскоре ползком выбралась наружу. Сердце у нее так стучало, что его удары барабанной дробью отдавались в ее ушах.
        Следующий невысокий пролом она преодолела без особого труда и помчалась в темноту.
        - Мэв! - услышала она за спиной крик Флинна.
        Оглянувшись на бегу, девушка увидела, что произошло то, чего она надеялась избежать: ее брат, Десмонд и все остальные бросились за ней в погоню.
        Она заставила себя бежать быстрее по лесу, по склону холма, по холодной воде отмели, моля Бога помочь ей выбраться на другой берег и обрести свободу.
        Шумные всплески позади свидетельствовали, что Флинн и его приспешники нагоняют.
        Мэв собрала все силы, чтобы уйти от погони. Туман застилал ей глаза, сердце и легкие готовы были разорваться, ноги дрожали от напряжения, распущенные волосы развевались, словно красный сигнальный огонь. Догадываясь, что волосы помогают преследователям найти ее в темноте, Мэв быстро подхватила их, чтобы закрепить на голове.
        Поздно. Флинн уже вцепился в ее локоны и с такой силой дернул, что она упала на спину.
        - Я начинаю думать, что ты не поддерживаешь наше дело, сестра, - рявкнул он, потом дернул еще раз.
        Она задохнулась от боли и страха. Из ее глаз брызнули слезы.
        - Я... я хочу свободы для Ирландии. Клянусь. - Голос дрожал, и она проклинала свой страх, который лишь подталкивал Флинна к новой жестокости. - Но я давно говорила, что не хочу кровопролития, а тем более моего собственного.
        - Твоя голова полна идей, которые далеки от реальности, - нетерпеливо сказал он. - Война подразумевает кровь, Мэв.
        Вздохнув, Флинн выпустил ее волосы, схватил за руку и поднял на ноги.
        - Ты оказалась трусливой, мне стыдно за тебя. - Он презрительно усмехнулся. - Ты думаешь, Джеральт и Квейд боялись отдать свою жизнь за дело свободы? Нет, они сделали это добровольно, а ты сидишь тут дрожа.
        - Есть другие пути добиться свободы, - возразила она.
        - Нет, если мы хотим ее сейчас. Мы слишком долго смотрели, как англичане грабят нашу страну, отбирают у нас деньги, называя это налогами или чем-то еще. Они насилуют наших женщин и крадут наше имущество. Надо положить этому конец, говорю тебе! Англичане в Ирландии должны умереть, каждый мужчина, каждая женщина и ребенок! Каждого из них я буду сам растягивать на дыбе, пока они не разорвутся на части, а потом выпотрошу их, чтобы они смотрели, чтобы они чувствовали, как вытекает по капле вместе с кровью их жизнь.
        Мэв содрогнулась от его слов. То, что он готовит такую смерть женщинам или, еще хуже, детям, привело ее в ужас.
        А осознание того, что она носит ребенка от англичанина, наполнило ее разум таким страхом, какого она даже не представляла себе раньше. Если Флинн узнает, что она беременна, он убьет ее в тот же момент, причем с громадным удовольствием, в этом Мэв не сомневалась.
        - Флинн, - начала она, снова пытаясь урезонить брата, хотя голос у нее дрожал, - Кайрен не приедет ради меня. Я совершенно его не интересую.
        - Он без памяти влюблен в тебя. А почему нет? Ты красивая девушка из семьи О'Ши. Нет, он приедет, и скоро.
        - Пожалуйста, давай найдем другой путь для освобождения Ирландии, - умоляюще сказала Мэв. - Я буду тебе помогать, только сохрани жизнь невинным людям.
        - Включая тебя? - Флинн с отвращением толкнул ее к Десмонду. - После замужества она - твоя дочь. Забирай ее.
        Отец Кайрена обнял ее за плечи и повел назад к руинам. Флинн и остальные шли следом. Мэв поняла, что снова бежать ей уже не удастся.
        - Мэв, ты не должна бояться. Если мой упрямый сын не приедет в течение одного или двух дней... ну, Флинн умеет обращаться с мечом. Это будет не слишком больно.
        Она сдержала крик ужаса. Неужели Флинн, Десмонд и остальные повстанцы окончательно потеряли рассудок? Никакое восстание не стоит такой боли и жизней стольких людей. Да, английское присутствие здесь нежелательно и неудобно. Потеря свободы раздражает.
        Но эта боль... смерть. Повстанцы действуют слишком нетерпеливо, с излишним рвением, требуют слишком много крови. Да, она хочет свободы, только не ценой жизни невинных людей и тех, кто ей дорог.
        Мэв знала, что не сможет их остановить, ни она сама, ни ее мольбы, ни родственные узы не смогут поколебать ее брата. Она вспомнила свою короткую жизнь со всеми ее надеждами, которые никогда не сбудутся, все мечты, которые останутся неисполненными. Она боялась, что сойдет в могилу, взяв с собой ребенка, которому не суждено появиться на свет.
        Да, Флинн прав в одном: она была трусливой. Она так и не сказала Кайрену, как глубоко он ее волновал, как сильно она его любила.
        А еще больше она сожалела о другом. Стоя на краю могилы, она не сможет предупредить мужа, рассказать ему о безумном и смертоносном плане, который, она слышала, обсуждали ночью Флинн с Десмондом. Теперь это умрет вместе с ней.
        Присев за кустом дикой ежевики, Кайрен смотрел на черные стены Бэлкорти, видневшиеся в неясном свете раннего промозглого утра. Сегодня жалкий остов главной башни ожил. Флинн развел огонь там, где когда-то была казарма. Подъемный мост, с годами пришедший в упадок, теперь лежал на земле. Рядом стоял Десмонд и разговаривал с несколькими мятежниками. Остальные, в убогих туниках, не имевшие штанов или обуви, ходили дозором вокруг стен Бэлкорти.
        Возле огня сидела Мэв, перепачканная и сердитая. Кайрен почувствовал, что способен убить любого, обидевшего его жену, даже Флинна.
        - Ну и что ты об этом думаешь? - спросил Эрик, садясь рядом на корточки.
        - Здесь их от силы человек пятнадцать. Флинн окружил себя солдатами мятежников. Там... - Кайрен указал на сгоревший гарнизон. - Там он держит Мэв. До нее будет трудно добраться.
        Эрик положил руку ему на плечо.
        - Мы доберемся, мой друг.
        Да, Кайрен бы с радостью отдал каждую частицу сердца, тела и души, чтобы спасти ее. Пока он дышит, никто не причинит ей вреда, даже ее собственный брат. Впрочем, ничего не изменится, если он и сумеет освободить Мэв. Она все так же будет его ненавидеть. А если Флинн найдет этим утром свою смерть... Тогда ее ненависть станет окончательной и безграничной.
        Насколько он знал Флинна, тот вряд ли бросит свое занятие и снова окажется в тюрьме, прежде чем смерть заявит на него свои права. Но сегодня он не пощадит никого, в том числе и Флинна, лишь бы Мэв осталась в живых, даже ненавидя его.
        Он громко выругался.
        - Кайрен, соблюдай осторожность, - нахмурился Эрик, явно удивленный его поведением.
        А почему бы и нет, подумал Кайрен, ведь он и сам не меньше удивлен своими действиями. Правда, он - человек, томящийся от любви.
        - Дрейк помогает Кольму охранять наших лошадей, - продолжал Эрик. - Армия Лэнгмора осталась с нами. Мы должны только подать сигнал, и они мигом будут здесь.
        Кайрен знал, что его друг прав, и все же не мог избавиться от страха.
        - Флинн слишком близко к Мэв. Он может трижды убить ее, пока я незаметно доберусь до них. Горы у них за спиной и не позволяют нам застать их врасплох.
        - А нам это и не требуется. Флинн хочет услышать, что ты ему скажешь. И услышать прежде, чем поднимет руку на Мэв. Веди с ним переговоры, обсуждай условия. Возможно, тогда Флинн отпустит свою охрану, а мы начнем схватку в подходящий момент.
        - Я не могу отдать ему Лэнгмор, - возразил Кайрен. - Ответственность за тебя и за Гилфорда... Кстати, я не уверен, что мой отказ от Лэнгмора убедит его освободить Мэв. Я не сомневаюсь, что он подумает и о других потребностях мятежников.
        - Я знаю. - Эрик успокаивающе похлопал его по руке. - Флинн должен поверить тебе всего на несколько минут, этого нам хватит, чтобы увидеть Мэв свободной.
        Понимая, что другого выхода нет, Кайрен неохотно кивнул.
        - Тогда за дело.
        Они с Эриком покинули свой наблюдательный пост и начали спускаться с холма. Заметив их приближение, Флинн сразу подозвал к себе пятерых охранников.
        Когда друзья подошли к маленькой группе, Кайрен первым делом отыскал глазами жену и смотрел на нее до тех пор, пока Мэв не ответила ему удивленным взглядом.
        Ни страха, ни дрожи. Как всегда, практична и хладнокровна. Среди множества других ее качеств эти Кайрену нравились больше всего.
        - Заберите у них мечи, - приказал Флинн своим охранникам.
        Килдэр положил ладонь на рукоятку и, быстро скосив глаза, увидел, что Эрик сделал то же самое.
        - Нет. Ты предложил мне вернуть мою жену в обмен на Лэнгмор. И я не отдам тебе свой меч, чтобы ты после этого заколол меня как свинью перед торжеством.
        Флинн стоял в нерешительности. Тут появился Десмонд с лучшей из своих улыбок. Но Кайрен не доверял отцу и сейчас не верил ему ни на грош.
        - Твое возражение принято, сын, - ответил Десмонд, поворачиваясь к Флинну. - Ведь это не первые из переговоров, которые идут при оружии, верно?
        Помедлив, Флинн кивнул и снова перевел взгляд на Кайрена.
        - Я полагаю, твой приход означает, что ты добровольно передаешь нам Лэнгмор.
        - Может быть. Но сначала я должен увидеть, что моя жена здорова и невредима.
        Флинн шагнул в сторону и показал на сестру, которая продолжала стоять в руинах Бэлкорти.
        - Вот, ты ее видишь.
        - Нет. Я должен с ней поговорить и убедиться, что ей не причинили вреда.
        Ирландец начал проявлять нетерпение.
        - Ты не можешь думать, - запальчиво сказал он, что я способен причинить вред своей родной сестре.
        - Разве не ты собирался ее убить? - Его логика совершенно сбила Кайрена с толку.
        - Ради высоких целей свободы! А за высокие цели часто платят высокую цену. Мне это не по душе, но я принимаю как должное. Я могу сделать ей все безболезненно, и это доставит мне удовольствие.
        Брат Мэв был явно не в себе, но Кайрен подавил желание указать на его больную психику и только пожал плечами.
        - Ладно. Пусть Мэв подойдет и встанет рядом с тобой. Ей не требуется подходить слишком близко, я просто должен убедиться.
        Флинн скрипнул зубами, и Десмонд толкнул его локтем в бок.
        - Иди сюда, Мэв.
        Та осторожно пошла к ним, глядя то на Кайрена, то на брата. Когда она встала рядом с Флинном, он схватил ее за руку, не пуская дальше. Со своего места Кайрен видел, что она выглядит усталой и обеспокоенной. Рыже-золотистые волосы в беспорядке падали ей на плечи, щека в пятнах грязи, платье разорвано и перепачкано. Но она была жива.
        - Скажи Килдэру, что ты не испытывала никаких страданий, - велел брат.
        - Меня кормили, у меня есть место для отдыха, меня ничто... не беспокоит, - ответила Мэв, глядя на мужа.
        Она не сказала, что боится, но Кайрен прочел это в ее золотистых глазах. Ему очень хотелось обнять ее, прошептать, что он скоро увидит ее свободной. Но он не мог этого сделать, чтобы не испортить весь план.
        - Как скажешь, - кивнул он.
        - Ты удовлетворен?
        - Разговоров достаточно, - осторожно произнес Кайрен.
        - Хорошо. - Флинн подтолкнул сестру к руинам замка и повернулся к нему. - Ты поскачешь назад в Лэнгмор, заберешь все свои пожитки и к завтрашнему утру выведешь армию из этих мест. Вечером я приеду вместе с Мэв. Если я буду удовлетворен, то на следующий день я привезу ее сюда и отдам на твое попечение.
        Кайрену сразу не понравился такой план. У Флинна есть много способов их обмануть и не освободить Мэв. Он посмотрел на Эрика, который чуть заметно покачал головой. Хоть Кайрена никогда не подводили воинские инстинкты, это дало ему лишнее подтверждение, что Флинн блефует.
        - Нет. Слишком чревато... осложнениями. Я предполагал, что ты захочешь, чтобы армия Лэнгмора ушла, и я уже распустил ее.
        - У меня нет доказательств этого, - процедил Флинн.
        - Не согласен, - ответил Кайрен, издав пронзительный свист.
        Молчание длилось до тех пор, пока они не услышали топот ног, лязг мечей и не появились солдаты под командованием Дрейка.
        О'Ши судорожно вздохнул, повернулся к Десмонду и с испугом уставился на него. Тот кивнул, но Флинн не успокоился.
        - Кто это такой? - спросил он, указывая на шотландца.
        - Друг.
        - Мне не нравится, что твоя армия явилась сюда.
        - Ты предпочитаешь, чтобы они вернулись в Лэнгмор? - холодно осведомился Кайрен.
        - Нет, - пробормотал Флинн. - Если тебе не нравится мой план, зачем ты согласился?
        Кайрен равнодушно пожал плечами.
        - Ты мог бы отдать мне жену прямо сейчас и скакать в Лэнгмор, пока мои солдаты здесь со мной, - сказал он, подходя ближе.
        Флинн окинул его людей недоверчивым взглядом.
        - Я думаю, ты привел с собой не всех, кто был в твоей армии, - хмуро произнес он.
        - Это все, кто хотел прийти, остальные поскакали к своим домам.
        - Повторяю, у меня нет доказательств.
        - Да, их у тебя нет, - улыбнулся Кайрен.
        - Мне что-то не нравится твоя манера вести себя.
        - Взаимное чувство, признайся. Ну, ты согласен на мой план или нет?
        - Нет! - рявкнул Флинн. - Или принимай мой план, или моли Создателя о встрече с Ним.
        - Я никогда не был силен в молитвах, - с обманчивым спокойствием ответил Килдэр.
        Пока Флинн глазел на него, он мгновенно выхватил меч. Соперник попятился к костру и тоже обнажил свой меч.
        Кайрен преследовал его, уже не думая ни о каком раскаянии. Человек, грозивший убить родную сестру, заслуживает смерти.
        - Солдаты! - панически крикнул Флинн. - К бою!
        С этого момента разгорелось сражение. Эрик убил ирландца, стоявшего рядом с Флинном. Армия Лэнгмора и Дрейк атаковали группу солдат, заставив в конце концов сражаться Десмонда и еще одного ирландца.
        Непрекращающийся лязг мечей поглотил все остальные звуки, утренний сумрак не спешил рассеиваться, будто хотел скрыть злодеяния войны от солнечного света.
        Мэв с ужасом смотрела на ирландца, которого Дрейк сразил ударом палаша в живот. Другой через секунду погиб от меча Эрика.
        Она содрогнулась, когда один из солдат Лэнгмора неловким движением отрубил себе все пальцы руки, оружие упало на землю, и подбежавший ирландец добил раненого...
        Флинн опять сделал выпад. Кайрен перевел взгляд с жены на ее брата. О'Ши сжал губы и сосредоточенно направил клинок в грудь противника, но Кайрен легко уклонился до того, как меч успел задеть его. Сознавая, что Десмонд где-то рядом, он молил Бога, чтобы битва не заставила его применить оружие против собственного отца. Потом Кайрен бросился вперед и отработанным за двадцать лет движением царапнул шею Флинна. У того потекла кровь. Взглянув на жену, Килдэр увидел, как побелело от ужаса ее лицо, и сдержал проклятие. Да, Мэв не хотела, чтобы он убил ее брата, но что ему оставалось делать? Позволить, чтобы злодей убил ее? Позволить ему убить его?
        - Кайрен! - выкрикнул Эрик.
        Он снова взглянул на Флинна и увидел, что тот направил меч прямо в его грудь.
        Глава 19
        Флинн торжествующе завопил. Пораженный своей глупостью и беспечностью, Кайрен взмахнул мечом, чтобы парировать удар. Но было слишком поздно. Смерть уже тянула к нему свои ледяные руки.
        В следующий момент пламя опалило ему грудь от плеча до плеча. Он прошипел от боли и зажмурился.
        Однако лязг мечей напомнил, что битва еще не закончилась. Открыв глаза, он увидел, что вмешавшийся в их поединок Дрейк, без устали парируя удары Флинна, неуклонно приближается к нему.
        С трудом встав на ноги, Кайрен, несмотря на обжигающую боль, снова поднял руку. Мэв. Он должен спасти ее.
        Отбиваясь от более высокого и сильного противника, Флинн в ужасе смотрел на Килдэра, приближающегося к нему с мечом в руке и яростью в сердце. Мятежник огляделся в поисках помощи, но быстро понял, что все его люди или захвачены в плен, или убиты.
        - Ты не победишь! - крикнул Флинн. - Ирландия никогда не достанется изменнику вроде тебя!
        Кайрен открыл рот, чтобы напомнить Флинну, что тот проиграл битву. Но мятежник вдруг развернулся и побежал. Прямо к сестре.
        Мэв со страхом смотрела на приближающегося брата.
        - Беги! - крикнул в отчаянии Кайрен.
        Однако Мэв уже сорвалась с места. Флинн преследовал ее, Кайрен и Дрейк помчались следом.
        Килдэр не замечал ничего вокруг. Его взгляд был прикован к жене, которая бежала, чтобы спасти свою жизнь. Кайрен собрал все силы для погони, но Флинн уже догнал сестру.
        Миг спустя он схватил ее за волосы, рванул, прижал к груди, затем приставил к ее горлу клинок. Крик Мэв словно нож пронзил сердце Кайрена.
        Прорычав, как раненый зверь, он швырнул меч в сторону, выхватил из-за пояса кинжал, прыгнул на Флинна и без колебаний всадил острое лезвие ему в шею. Из горла О'Ши медленно потекла кровь, и он рухнул на землю.
        Кайрен схватил его запястье, нащупал пульс. Он бился слабо и часто. С такой раной Флинн мог прожить не больше нескольких минут.
        Вскрикнув, Мэв опустилась на колени рядом с поверженным Флинном.
        Господи! Он смертельно ранил брата жены. Проклятие!
        - Мы должны остановить кровь, - сказал Килдэр, посмотрев на Эрика.
        Тот покачал головой:
        - Слишком поздно.
        - Мы должны попытаться! Я видел раны и похуже. Мэв...
        Присев рядом с Флинном и пощупав пульс, Дрейк тоже покачал головой.
        Наступило молчание. Кайрену показалось, что сердце у него остановилось так же, как и время. Он просто стоял и смотрел на неподвижное тело.
        - Он умер, - пробормотал Дрейк, беря друга за руку. Но Кайрен опять склонился над Флинном. Кровь из открытой раны уже почти не текла, значит, сердце прекратило свою работу. Боже правый, до какой же степени Мэв теперь возненавидит его!
        Эрик с Дрейком подхватили Килдэра с двух сторон и поставили на ноги.
        - Твой отец умер, - прошептал Дрейк. Оглядевшись, Кайрен увидел лежащего на спине Десмонда с мечом в животе и на секунду закрыл глаза. Он не чувствовал ни капли сожаления о смерти человека, который никогда не был ему настоящим отцом.
        - Мы позаботимся о раненых и убитых. А ты иди к своей жене. - Эрик кивнул в сторону руин.
        Кайрен снова ощутил неимоверную тяжесть на сердце. Как бы ему хотелось сейчас упасть на землю, найти краткий миг забвения, не видеть лица Мэв: Но он решил не поддаваться слабости и медленно пошел к жене.
        - Мне очень жаль, - сказал Кайрен, остановившись рядом с ней. - Я никогда не хотел... никогда не предполагал...
        Мэв неожиданно встала и бросилась ему в объятия. Кайрен не знал, что сказать. Ее хрупкое тело прижималось к нему, он чувствовал, как она вздрагивает от рыданий, понимал ее смятение и страх.
        - Я никогда не думал, что все кончится именно так. Клянусь, - хрипло сказал он.
        Ему очень хотелось, чтобы она поверила, но он знал, что вряд ли Мэв когда-либо примет его обратно. Высвободившись из его объятий, она кивнула, подбородок у нее дрожал от сдерживаемых слез.
        - Как вы себя чувствуете? - спросил Эрик, с беспокойством прикоснувшись к ее плечу.
        - Хорошо. - Она попыталась улыбнуться.
        Но Кайрен не обманывал себя. Пока Мэв еще до конца не осознала, что произошло этим утром, а когда поймет, то будет презирать его.
        - Мэв, я - Дрейк, - сказал шотландец и протянул его жене попону со своего коня. - Вам нужно согреться, девушка. - Он посмотрел на друга. - Мы должны ехать. Кольм ранен, как и ты.
        Опустив глаза, Кайрен увидел, что поверхность глубокой раны на груди начала покрываться свернувшейся кровью. Здесь нет поводов для беспокойства. Но что с Кольмом? Он поискал глазами юного оруженосца. Тот зажимал рваную рану на плече. Такую рану требовалось зашить и побыстрее наложить припарки, иначе Кольм может потерять руку. Проклятие! Что ему делать? При необходимости он мог и сам зашивать раны, но для этого ему нужны иголка и нитка. А вот о припарках он мало что знал.
        - Исмения вернулась в Лэнгмор и может помочь, - сказала Мэв.
        - Тогда едем быстрее, - ответил Кайрен.
        Он приказал четверым солдатам остаться и похоронить мертвых. Нескольких ирландцев, переживших битву и сдавшихся в плен, Эрик тащил за своей лошадью. Кайрен бросил последний взгляд на отца и брата Мэв.
        Вернувшись к жене, он увидел, что Дрейк уже ведет ее к лошадям. Конечно, после сегодняшнего Мэв вряд ли будет с ним общаться, и ему захотелось в последний раз ощутить ее прикосновение, еще раз сказать ей, как он сожалеет, что ему пришлось убить Флинна.
        Прежде чем Дрейк посадил Мэв на лошадь, Кайрен подошел к ним, взял жену за руку и повел к собственному жеребцу. Дрейк улыбнулся. Мэв сначала бросила на мужа настороженный взгляд, а после этого позволила посадить себя в седло.
        Кайрен сел позади жены, и маленький отряд покинул Бэлкорти, ставший местом трагедии.
        Он положил руку на талию Мэв, и она прислонилась к нему спиной. Конечно, она сделала это от усталости, но он воспользовался случаем обнять жену, боясь, что прикасается к ней в последний раз. Ее талия слегка располнела. Мысль, что ребенок всегда будет их связывать, воспоминания о счастливейших моментах, какие он когда-либо проводил в объятиях женщины, доставляли ему удовольствие.
        - Я не понимаю, - сказал Дрейк, нарушив тягостное молчание. - Что мятежники собирались делать с Лэнгмором, если бы Кайрен и правда от него отказался? Вся эта кровь ради чего? Получить обратно его дом?
        - Не знаю, - ответил Килдэр.
        - Я знаю, - вдруг сказала Мэв, посмотрев на Дрейка, а потом на Эрика. - Вы должны предупредить своего короля, что Маргарита Бургундская отыскала нового претендента, кажется, мальчика по имени Перкин. Она со своими последователями собирается в течение недели привезти его в Ирландию, затем направить сюда армию и представить его английскому народу как Ричарда, герцога Йорка. Лэнгмор был опорным пунктом их боевых действий.
        Кайрен, Дрейк и Эрик тревожно переглянулись. Они знали, что юный принц Ричард, герцог Йорк, был убит своим ныне покойным дядей Ричардом III. Король Генрих тоже знал об этом, но, поскольку никто не мог предъявить тело мальчика или его старшего брата Эдуарда, он был не в состоянии убедить английский народ, что у династии Йорков не осталось живых наследников.
        А пока нет доказательств, трону Тюдоров всегда будут угрожать новоявленные претенденты. Этот Перкин - отнюдь не первый, кого поддерживала Ирландия. Война стала постоянной угрозой.
        - Полагаю, если бы этот мальчик пришел к власти, он бы согласился вывести свою армию из Ирландии и позволил бы вам управлять самостоятельно? - поинтересовался Кайрен.
        - Насколько я поняла Флинна, да, - ответила Мэв.
        - Большое вам спасибо, - произнес Эрик. - Как только мы доберемся до Лэнгмора, я возьму свежую лошадь и поскачу в Лондон.
        - Я еду с тобой, - заявил Дрейк.
        Благодарно кивнув другу, Эрик снова повернулся к Мэв.
        - Я знаю, насколько нелегко вам было рассказать англичанину о заговоре, который, возможно, принес бы Ирландии свободу.
        - И какой ценой? - спросила Мэв. - Я не могла бы жить, зная, что подобная тайна означает смерть невинных людей.
        - Ты необыкновенная женщина, милая Мэв, - прошептал ей на ухо Кайрен.
        - Я просто женщина, уставшая видеть смерть, - поправила она.
        Кайрен не сомневался, что она имеет в виду смерть брата и даст ему почувствовать всю силу ее острого языка, как только они останутся наедине.
        Он вздохнул. Наверное, сегодня она "снова потребует, чтобы он уехал. Но теперь перед отъездом он скажет ей, что любит ее.
        А если Мэв и после этого не захочет его видеть... тогда он поскачет в Лондон вместе с Эриком и Дрейком. И одному Богу известно, что он станет делать со своей жизнью...
        Усталые всадники ехали молча. На привале, устроенном для короткого отдыха и трапезы, Мэв сделала, что могла, чтобы остановить у Кольма кровотечение.
        Рассвет начал раскрашивать небо Оранжевыми и красными полосами, когда впереди наконец показался Лэнгмор. Проезжая по мосту через реку, а потом спускаясь по узкой дороге к замку, Кайрен вспоминал свой первый день. Господи, как он тогда жаждал уехать отсюда поскорее, вернуться в Лондон, ускакать от этой судьбы.
        А теперь у него единственное желание - остаться в Лэнгморе с женой до конца своих дней.
        Но за время долгого пути домой Мэв практически ничего не сказала, и он потерял надежду, что она захочет разделить с ним эту судьбу. Да, он не только убил Флинна, хотя и спас Мэв, он принял участие в противоборстве, ввязался в войну, которую так презирает его жена. Для Мэв это достаточный повод, чтобы навсегда возненавидеть его.
        Наконец они спешились в нижнем дворе. Солдаты, оставленные Кайреном для охраны замка, высыпали им навстречу, горя желанием узнать о происшедшем.
        - Вы серьезно ранены, милорд?
        - Вы победили в битве?
        - Где Флинн?
        Вопросы лились нескончаемым потоком. Их энтузиазм радовал Кайрена. Он вспомнил первые дни, когда они хотели, чтобы он поскорее убрался из Лэнгмора, и готовы были всадить меч в его спину. Теперь, видя, насколько воины преданы ему, он чувствовал гордость.
        Правда, сейчас не время для прославлений. Он должен поговорить с Мэв.
        - Я в полном здравии. Да, мы выиграли битву. А Флинн мертв. - Он подтолкнул Ланселота к стражникам. - Позаботьтесь о нем.
        Кайрен огляделся в поисках жены и увидел ее у главной башни вместе с раненым Кольмом.
        Килдэр вздохнул. Юный оруженосец срочно нуждается в уходе, а их разговор может несколько минут подождать.
        Тем не менее предстоящая беседа беспокоила его. Кайрен не считал молчание жены хорошим знаком, и мысль о том, что Мэв никогда больше не обратится к нему - даже в гневе, что он никогда уже не услышит ее голос, приводила его в уныние.
        - Мы уезжаем, - сказал Дрейк.
        Повернувшись, Кайрен обнаружил, что друзья стоят возле свежих лошадей с притороченными дорожными сумками.
        - Вы уезжаете слишком быстро.
        - Время не терпит, - ответил Эрик. - Мы должны как можно скорее предупредить короля Генриха об этом Перкинс. Он не может допустить, чтобы в стране поверили, будто мальчик является законным наследником. Англия покончила с войнами. Теперь для нее главное - мир и процветание. Генрих - хороший король, несмотря на его строгость. Важно, чтобы так и оставалось.
        - Ты прав. Тогда желаю вам обоим счастья.
        - Как и мы тебе, брат, - сказал Эрик, садясь на коня. - Иди к своей жене.
        - Решайся, не теряй времени, - прибавил Дрейк. - Иди к ней и расскажи обо всем, что у тебя в сердце.
        Опустив глаза, Кайрен спрашивал себя, почему, каким образом Мэв сумела так его изменить.
        - Она не хочет того, что у меня в сердце. Я желал бы разделить вашу с Эриком судьбу, счастливый брак, судя по всему, не для меня. Но как бы то ни было, я скажу ей.
        - Она ведь обнимала тебя после битвы, - напомнил Дрейк.
        - Она была испугана и расстроена.
        Да, и Мэв слишком быстро высвободилась из его объятий. Дрейк хлопнул друга по плечу и улыбнулся.
        - Возможно, она еще удивит тебя. Многие ли женщины способны остаться равнодушными к мужскому признанию в вечной любви и преданности? - спросил он, садясь в седло.
        Они с Эриком махнули ему на прощание, и Кайрен долго смотрел вслед своим братьям.
        Слова Дрейка еще звучали у него в ушах. Он прав, редкие женщины могут устоять против искреннего признания в любви и верности.
        Только вот Кайрен был уверен, что Мэв как раз из тех женщин, кто может.
        Около полудня Мэв наконец-то пошла в свою комнату, чтобы хоть немного поспать. Она устала от долгой поездки верхом, а после этого помогала Исмении зашивать рану Кольма и устраивала раненого.
        Войдя к себе, она увидела Кайрена, сидевшего на кровати. Его взгляд буквально приковал ее к месту.
        Почему он здесь?
        Сердце у нее подскочило от радости. Полнейшее безрассудство! Привязаться к человеку, который никогда ее не хотел, никогда ее не полюбит и не способен к простой жизни в стране, которую ненавидит! Господи, как же хотелось узнать причину. Возможно, тогда ей бы удалось победить его неприязнь...
        Нет, если он так стремился покинуть Ирландию, что пошел на ложь, чтобы заманить ее в свою постель, она подарит ему свободу, которой он жаждет. Ведь в противном случае они станут только еще более несчастными, если она попытается удержать его здесь. Ничего бы не изменилось, даже признайся она ему в любви. Он ее не хочет. И тут уж ничего не поделаешь.
        - Милорд, - наконец произнесла она. - Я думала, вы уехали со своими друзьями.
        - Нет, пока не поговорю с тобой наедине, жена. Идем. Он взял ее за руку. Мэв не сопротивлялась, коря себя за то, что ей приятно тепло его загрубевшей ладони.
        Кайрен повел ее в свою комнату, где они так недолго были вместе, где занимались любовью... и зачали их ребенка. С какой целью он сделал это сейчас?
        Кайрен посадил жену у стены. Нахмуренные брови и напряженный подбородок выдавали его смятение. Мэв почувствовала беспокойство.
        - Кайрен?
        Кивнув, он вздохнул. Она увидела его сжатые кулаки, и ее тревога усилилась.
        - Я хотел еще раз сказать тебе, что очень сожалею о твоем брате. Я правда не желал его смерти. Пожалуйста, верь мне...
        - Ты спасал меня. Я знаю это. - Мэв закусила губу. - И снимаю с тебя вину.
        - И не испытываешь ко мне за это ненависти? - потрясение спросил он.
        Мэв опять посмотрела на мужа. Вне всякого сомнения, он действительно считал, что она его ненавидит.
        - Нет. - Она успокаивающе прикоснулась к его руке, хотя осознавала, что поступает неразумно. - Флинн был уже не тем, что в юности. Война постепенно изменяла его, пока я не стала его бояться. Я скучаю по мальчику, которого знала, и скорблю по мужчине, которым он мог бы быть.
        - Милая Мэв, - прошептал Кайрен, опускаясь перед ней на колени. - Ты всегда меня изумляла. Своей силой, своим пониманием. Я бы пожелал твой характер всем мужчинам на свете, включая себя. - Он взял ее руки в свои и сжал. - Я тебя недостоин. Я... я должен был рассказать тебе перед свадьбой о нашей сделке с королем Генрихом, но я знаю, что тогда не было бы ни нашей свадьбы, ни нашего ребенка. Я ставил свободу превыше тебя и очень сожалею об этом.
        - Кайрен...
        - Дай мне закончить. Так было, пока ты не велела мне уехать и я не понял, что потерял тебя. Я осознал... Я позволил браку моих родителей исказить мое собственное мнение.
        - Твоих родителей?
        Кайрен проглотил комок, заставляя себя вспомнить прошлое, о котором он избегал думать столько лет, вспомнить ради Мэв, ради их будущего.
        - Мои родители поженились по королевскому приказу. Причины я не знаю, но брак с самого начала оказался пагубным. Родители не сказали друг другу ни единого вежливого слова за все мое детство. Отец был занят битвами и женщинами. Моя английская мать была женщиной, склонной к раздумьям, учебе и религии. Мне кажется, подсознательно я считал, что слишком похож на отца, а ты - на мою мать.
        - И с самого начала предрек нам такую же судьбу?
        - Да. Ничего другого я представить не мог и боялся, что нас постигнет их судьба.
        - Что случилось? - прошептала Мэв.
        - После долгих лет вражды моя мать написала семье, умоляя забрать ее. Брат матери согласился, для чего привел в Бэлкорти свою армию. Десмонд обезумел от ярости и до-смерти избил ее за предательство.
        - И ты это видел?
        - Да. Десмонд обвинил ее в том, что она собралась оставить его ради любовника, которого у матери никогда не было. Думаю, она просто хотела свободы. Она ненавидела эту страну.
        Мэв начала понимать.
        - Десмонд был уже готов к прибытию родственников жены, поэтому разгромил их в сражении, убив моего дядю.
        Она задохнулась от мрачного сходства.
        - Но моя мать не отказалась от своего желания. Прежде чем она узнала об исходе битвы, она подожгла Бэлкорти, выхватила меня из огня и увезла в Англию. Я не приезжал в Ирландию с того самого дня.
        Мэв чувствовала, насколько трудно ему было вернуться в эту страну, поняла, отчего Кайрен столь отчаянно хотел свободы.
        - Она сказала мне, что мой отец погиб в сражении, оставила меня на пороге у Гилфорда, а сама ушла в монастырь. Я видел ее только раз, перед тем как она умерла.
        Сердце у Мэв разрывалось от жалости к растерянному мальчику, который жил в такой жестокости и предательстве, которого потом бросили на произвол судьбы.
        - О, Кайрен. - Она погладила его по щеке. - Как бы я хотела освободить тебя от всего этого.
        - Ты можешь, - прошептал он, глядя ей в глаза и желая, чтобы она почувствовала его любовь. - Разреши мне остаться.
        - Ты хочешь жить здесь? - потрясенно спросила Мэв.
        - Да. После своего отъезда я понял, что... люблю тебя.
        Она молчала, не в состоянии поверить. Но его серьезное лицо, взгляд сине-зеленых глаз казались очень искренними.
        - Я знаю, что как муж я должен еще многому научиться. Если ты хочешь меня, я останусь, положу сердце к твоим ногам и буду любить тебя всегда.
        Мэв не знала, что ответить. Кайрен хочет остаться, хочет любить ее? Все это слишком внезапно. Но ведь ее сердце пылало любовью.
        - Политические разногласия у нас останутся, - сказал Кайрен, прерывая молчание. - Я не могу сражаться за ирландские дела. Но я могу поклясться, что сделаю все от меня зависящее, чтобы лорды Пейла и другие прислушались к голосу разума. Я сделаю все, чтобы положить конец мятежу с помощью дипломатии, пока англичане не оставят вас в покое. И я сделаю все возможное, чтобы избежать кровопролития. Это я тебе обещаю.
        Мэв верила ему, зная, что он выполнит каждое из своих обещаний.
        - Но если ты хочешь, чтобы я уехал, я немедленно уеду и больше никогда не стану тебе надоедать. Выбор за тобой, милая Мэв.
        Ее выбор? Для человека вроде Кайрена дать такую власть над собственной жизнью, над будущим... Да, он действительно любит ее. Как и она любит его.
        - Если ты опять уедешь, тебе уже не придется увидеть конец восстания, потому что я собственной рукой убью тебя.
        Срывающийся голос Мэв, ее пылкая угроза были для Кайрена сладчайшими звуками на свете. Он крепко обнял жену, эту поразительную женщину, которую любил всем сердцем.
        - Я никогда не уеду, - прошептал он, нежно коснувшись ее щеки. Его удивили слезы, серебристыми ручейками бежавшие у нее по лицу. - Нет, пожалуйста, не плачь.
        - Я не могу остановиться. Я переполнена счастьем. Я люблю тебя.
        Кайрен прижался к Мэв, впитывая в себя ее весенний запах. Он чувствовал облегчение и радость. Теперь ему нужно узнать все, что лежит у нее на сердце.
        - Ты уверена, что можешь любить меня? Ведь недавно ты очень хотела выйти за Квейда?
        Она покачала головой.
        - Мы с Квейдом были связаны обещанием с колыбели, и он был моим хорошим другом. Но он никогда не вызывал у меня таких... чувств. Я никогда не любила его, как люблю тебя.
        Кайрен облегченно вздохнул.
        - О, моя дорогая Мэв. Я никогда не перестану любить тебя, - поклялся он.
        - Я не думала, что ты сможешь любить меня. - Она улыбнулась, ее золотистые глаза были полны нежности. - Я не думала, что ты вообще способен любить.
        - Я тоже. Но, как видишь, это случилось.
        - Я все время гадала, почему ты не можешь любить меня, почему не можешь остаться...
        - Мне было трудно поверить, что я найду такое счастье в браке по принуждению.
        - Но все же нашел? - прошептала она.
        - Да. И уверен, что рядом с тобой я буду счастлив до конца своих дней.
        Эпилог
        Замок Лэнгмор, Килдэр, Ирландия
        Март 1491 года
        Кайрен с улыбкой смотрел на женщин, собравшихся вокруг колыбели.
        - Она прекрасна, - шепнула Гвинет, послав ему затуманенный взгляд. - Смотрите! Ее маленький ротик движется, когда она спит.
        - Она и правда очень мила. Теперь я понимаю, отчего ты выглядишь таким гордым папой, - сказала Эверил, по-сестрински целуя его в щеку.
        - Да, - ответил Кайрен. - Но я не могу принять эту похвалу только на свой счет. Участие Мэв намного больше, она передала Элиноре даже свои рыжие волосы.
        - Ты прав, - с деланной печалью усмехнулась его жена. - Твоя часть - развлекательная.
        - А разве бывает по-другому? - спросила Эверил. Ее карие глаза весело блеснули, когда она посмотрела на шестимесячного темноволосого мальчика, которого держала на руках.
        Засмеявшись, Кайрен подошел к Эрику, Дрейку и Гилфорду. Все недавно прибыли, чтобы взглянуть на очередное прибавление к их неофициальному клану.
        - Какие известия вы привезли из Лондона? - спросил он.
        - Помимо обычных придворных интриг, - ответил Эрик, - король Генрих держит в поле своего зрения претендента мятежников. Видимо, Перкин Уорбек - это настоящее имя мальчика. Так как поддерживающие его ирландцы обезврежены, Маргарита Бургундская, по слухам, увезла мальчика во Францию, ища поддержки там. Но я уверен, что из этой затеи ничего не выйдет, поскольку король уже принял меры.
        - Да, - подтвердил Дрейк. - Старина Генрих очень благодарен за полученные сведения. Эрик стал фаворитом двора.
        - Поговаривают, - добавил Гилфорд, - что король даже намерен стать крестным отцом ребенка Эрика, и если тот окажется мальчиком, то будет назван Генрихом. Я считаю это большой честью.
        Эрик покраснел.
        - Если король и Англия довольны, это вполне удовлетворяет мое честолюбие. В последние дни меня больше всего интересуют дом и семейный очаг.
        Гвинет посмотрела на мужа.
        - Я тоже очень интересуюсь тобой, - прошептала она.
        Засмеявшись, Эрик поцеловал жену и взял ее под руку. Блит, которой скоро исполнится год, училась ходить, ковыляя вокруг их ног.
        - Дрейк, а у тебя как дела? - спросил Кайрен. - За всю зиму я почти не слышал о вас с Эверил.
        - Мы провели большую часть зимы в Эббосфорде, поместье Эверил. Чуть ли не полностью отремонтировали главную башню, опять ждем хорошего урожая. Ее отец перед Рождеством женился на вдове.
        - Она прекрасная женщина. Лучшая из всех, - сказала Эверил. - Никто этой зимой не умер от голода, Кэмпбеллы и Макдугалы отказались в конце концов от своей жалкой ссоры.
        Взяв у нее младшего сына, Дрейк посмотрел на других детей, стоявших рядом, и довольно улыбнулся жене.
        - Это правильно, женщина. Ты научилась ценить замечательного человека из клана Макдугалов, который живет рядом с тобой.
        - Нет, хвастун ты этакий, - возмутилась Эверил. - Стоящим тебя сделала любовь добродетельной женщины Кэмпбелл.
        - Ты права, любовь моя, - охотно согласился Дрейк, и жена ответила ему счастливой улыбкой.
        - Теперь мы рады, что ты пришел в себя и женился на Мэв, - заявила Эверил.
        - И что мы наконец получили возможность с ней познакомиться, - с усмешкой прибавил Гилфорд.
        Мэв, которая, по мнению Кайрена, была самой красивой леди в комнате, присоединилась к их обществу.
        - Я тоже очень рада, что познакомилась с вами. И надеюсь услышать рассказы об этих трех бандитах.
        Троица хором простонала.
        - Я могу начать с рассказа о том, как застал мальчиков, когда они подглядывали за мытьем обитательниц замка, - предложил Гилфорд, подмигнув женам. - Ни одной из них не было меньше сорока, так что мальчики вряд ли могли стать мужчинами.
        Женщины засмеялись. Их мужья опять простонали.
        - Это был несчастный случай, - умоляюще сказал Кайрен. - Помилосердствуйте!
        - Как пожелаешь, - засмеялся Гилфорд. - Но имей в виду, что, если потребуется, Мэв сумеет держать тебя в руках.
        Кайрен нежно поцеловал жену в губы.
        - Она сумеет, я в этом не сомневаюсь и буду еще счастливее.
        - Итак, - подытожил Гилфорд, - у нас здесь трое воинов - прекрасно обученных, могу добавить - полностью смиренных любовью. Что вы имеете сказать?
        - Это было на редкость приятное сражение, - сказал Эрик, глядя на Гвинет.
        - Да, без сомнения, - прибавил Дрейк, улыбнувшись Эверил.
        Кайрен взял Мэв за руку.
        - Согласен. Видимо, Господь благословил нас в любви и дружбе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к