Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Брэнтли Пейдж: " Узник Моего Сердца " - читать онлайн

Сохранить .
Узник моего сердца Пейдж Брэнтли

        # Франция, начало XIV века. Дочь короля Филиппа Четвертого, Изабелла, хочет убить отца и захватить корону и власть. Но на пути к трону стоят ее три брата и их жены…
        Заточение в крепость стало для юной Николетт Бургундской, жены старшего сына короля, началом не только мук и страданий, но и прекрасной, возвышенной любви.

        Пейдж Брэнтли
        Узник моего сердца

        ГЛАВА 1

1314 год от Рождества Христова
        Шелковые юбки Николетт де Шезно высоко взметнулись, открывая изящные ножки и кружевные оборки панталон.
        - Добро пожаловать, - проворковала она, игриво приподнимая шелк и раскланиваясь. - Милости просим! - губки изобразили поцелуй. - И вас, и вас, и вас!
        Встряхнув очаровательной головкой, Николетт вновь закружилась по комнате, вздымая облако шелка и звонко смеясь. Остановилась на мгновение и пропела нежным голосом:

        Добро пожаловать ко двору Франции,
        Здесь дамы полны грации,
        В них рыцари влюбляются,
        Дам пылко домогаются.
        Жанна и Бланш, кружащие по комнате в неглиже, звонко засмеялись, вторя оживлению своей невестки, и подхватили простенький мотив фривольной песенки. Несмотря на их веселость и роскошь окружающей обстановки, вряд ли кого-то из этой троицы можно назвать счастливой. Ах, у каждой были свои причины, но замужество не делало их жизнь радостной.
        Великолепная комната залита светом свечей, лишь дальние углы тонули в колеблющемся мраке. Пышные восточные ковры устилают пол, стены затянуты алым шелком, затканным золотыми нитями, еще несколько штрихов - и комната будет похожа на часовню, украшенную к торжественной мессе.

        Три принцессы сослались на головную боль, чтобы не присутствовать на торжестве в честь Изабеллы, дочери короля Филиппа. В их отговорке была немалая доля правды - к утру головы принцесс наверняка разболятся из-за порядочной дозы вина, которое они собирались «попробовать».
        Молодые женщины всегда обожали разыгрывать разнообразные представления и до недавнего времени тратили немалую толику состояния на вечеринки, проходившие в садах де Несле. Вдали от пристальных очей дворцовых соглядатаев ставились фривольные пьесы, в которых лучшие роли, естественно, доставались принцессам.
        Но все изменилось с приездом Изабеллы. Вернувшись из Англии, она объявила кровную войну (иначе не назовешь) женам своих братьев, что кончилось весьма печально. Король, прознав о «невинном» развлечении невесток, с легкой руки дочери запретил все постановки в садах де Несле.
        Но запрет, как известно, делает плод еще более сладким. Сегодня вечером осуществится месть. Пусть она будет тайной, но, тем не менее, такой сладостной.
        Молодые особы собрались в покоях Жанны, чтобы приготовиться к вечеринке. Николетт де Шезно, дочь герцога Бургундского, в настоящее время - жена Луи, старшего сына короля, скорчила гримасу и начала приседать на манер встревоженной утки. Она была самой младшей из принцесс, обладала редким даром подражания и за спиной короля и его министров иногда вдруг корчила поразительные гримасы. Ничто не могло укрыться от ее внимательных глаз. Не удивительно, что Николетт легко изобразила королевского инквизитора Гюлимая де Ногаре, печально известного такой жестокостью и непримиримостью, что, казалось, мог бы отправить на казнь даже Папу Римского. Внешность Гюлимая была соответствующей - полный, рыхлый, с тощими ногами и жадными крохотными глазками, он походил на паука. Этот человек обожал самые отвратительные пытки. Его боялась вся Франция, хотя за глаза инквизитор де Ногаре нередко становился объектом весьма злых насмешек.
        И сейчас Николетт, растопырив руки, шарила по комнате, заглядывая в резной комод, в корзинки для рукоделия, даже под кровать, на которую, покатываясь со смеху, упали Жанна и Бланш.
        Николетт, изображая торжество, заглянула за гардины, затем неуклюже повернулась лицом к молодым женщинам:
        - Не хватает барона де Конше. И куда он только мог подеваться? - резкий, отрывистый голос инквизитора был передан поразительно точно.
        Зрительницы на кровати буквально задыхались от смеха. Во дворце все, за исключением старого короля, знали, что Рауль де Конше - любовник Изабеллы.
        - Гм, эта тайна достойна внимания великого инквизитора! - провозгласила Николетт, простирая руки и нелепо встряхивая головой. Ее великолепные длинные кудри выбились из узла на затылке и черной волной упали на плечи. - Не сомневайтесь, я найду его! У меня нюх на такие дела! - пролаяла она, подражая речи инквизитора, зажала нос и указала на ночной горшок в углу комнаты.
        Сама Николетт с трудом удерживалась от смеха, когда новый взрыв хохота сотряс кровать.
        - Ах, вот и мадам де Пернель. Спрошу-ка ее, - Николетт проковыляла мимо зрительниц, скорчив еще более коварную гримасу и радостно добавила: - Не исключено, что мы ее немножко попытаем.
        Наступила очередь Бланш включиться в представление. Невысокая, довольно полная, с пухлым детским личиком, она вполне подходила на роль глуповатой мадам де Пернель, старшей смотрительницы дворцовых опочивален. Округлив глаза, Бланш в точности передала рассеянное выражение лица бедной мадам:
        - О, дорогой мессир де Ногаре, что привело вас в королевские опочивальни?
        - Ищу барона де Конше. Вы его не видели? - требовательно заявила Николетт, вновь тряхнув головой.
        - Он что, потерялся? - отрешенно спросила Бланш.
        - Конечно, он потерялся, глупая ты корова, раз я его ищу!
        - Какая трагедия! Бедная Изабелла! Кто согреет ее постель сегодня ночью? Может быть, ей придется сделать это самой?
        Жанна, все еще не в силах справиться с приступами смеха, вскочила с кровати, схватила подушку, спрятала ее под юбку и быстро расправила складки. Под одобрительное хихиканье Николетт и Бланш, Жанна сбросила атласные туфли, выпрямилась, сложила губы бантиком - ни дать ни взять выброшенный на берег пескарь, пытающийся сохранить достоинство - великолепная копия Изабеллы.
        - Кто осмелился потревожить Изабеллу, королеву Англии, Франции и всего остального? - высокопарно произнесла Бланш, поскольку Жанна так корчилась от смеха, что не могла произнести ни слова.
        - Это я, мадам, ваш преданный слуга де Ногаре, - ответила Николетт.
        - И я, - пропищала Бланш от имени мадам де Пернель, продолжая глупо таращить глаза. - Правда, я забыла свое имя.
        - Уйди с моего пути, глупая женщина, - Николетт оттолкнула Бланш и обратилась к хихикающей Жанне: - Мадам, - Николетт вновь тряхнула головой, - я имею честь сообщить вам, что барон де Конше потерялся.
        - Что?! Болван! - завизжала Жанна, наконец-то обретя голос. - Я прикажу, и тебе прищемят нос!
        - Но, мадам, инквизитор - я, прищемлять носы - моя работа!
        - Тогда прищеми его себе сам, старый козел! Заодно - и вот этой! - зловеще процедила Жанна-Изабелла, указывая на Бланш-мадам де Пернель.
        - Да, мадам, я выполню ваш приказ немедленно, - Николетт ухватила себя за нос двумя пальцами. - Но, - неожиданно воскликнула она, - нужно решить, чей нос я должен прищемить первым?
        - Идиоты! - Жанна взмахнула шелковым шарфом, подражая ударам кнута. - Перво-наперво, ты должен поцеловать мой королевский ботинок! - Она подняла юбки и выставила большой палец ноги. Из-под оборок стала видна припрятанная подушка, к которой, как оказалось, была приколота охотничья шляпа Рауля де Конше.
        Несколько дней назад молодые принцессы прихватили ее во время вечеринки после соколиной охоты - де Конше опрометчиво повесил ее на сук. Жанна еще тогда спрятала шляпу под юбкой. Рауль довольно долго надоедал окружающим своей пропажей, что добавило тайной радости сердцам трех принцесс.
        Сегодня вечером Николетт, не найдя кисточки, обмакнула палец в чернильницу и нарисовала на подушке густые черные брови, узенькие косые глаза, нос с горбинкой, пухлые губы… Подушка превратилась в лицо Рауля де Конше, которое для убедительности увенчала его собственная шляпа.
        - Ш-ш, - прошипела Николетт, указывая на подушку под юбкой Жанны. - Вот же барон де Конше! Он у вас между ног, мадам!
        Бланш-мадам де Пернель от возмущения упала в обморок на постель, высоко задрав ноги. Жанна-Изабелла, убедившись, что ее поклонник обнаружен, изображала яростный гнев. Бросив подушку на пол, она начала пинать ее ногами. Троица безудержно хохотала, когда дверь опочивальни неожиданно отворилась. На пороге стояли король, его дочь Изабелла и полдюжины стражников. Выражение их лиц было суровым и не предвещало ничего хорошего. Холодный взгляд короля остановился на принцессах.
        - Итак, мои дорогие невестки, я вижу, вас корчит от головной боли. По-моему, вы должны многое объяснить.
        На какой-то момент ошеломленные грации утратили дар речи. В эту секунду они больше всего походили на трех шаловливых девочек, застигнутых врасплох. Отчасти, так оно и было - самой старшей, Жанне, не так давно исполнилось девятнадцать.
        Николетт первая обрела дар речи.
        - Мы не слышали, как вы объявили о своем приходе, мессир.
        Черные локоны упали ей на лоб. Она встряхнула головой. Огромные карие глаза удивленно смотрели на короля.
        - Верно. Но не стоит изображать невинность.
        Холодный взгляд короля заставил Николетт вздрогнуть.
        - Мы разыгрываем небольшую пьесу, мессир, - голос Николетт выдавал испуг. - Поверьте, в ней нет ничего дурного.
        - Ничего дурного, - повторил король. В нем закипал гнев. - Ничего дурного! Конечно! Вы насмехаетесь над своими мужьями, над всей страной, забывая о королевском достоинстве! Ничего дурного! Жалкие негодяйки, вот вы кто! И конечно, вы будете отрицать, что встречаетесь с офицерами королевской стражи Лэром де Фонтеном, братьями Пьером и Готье д'Олни?
        О чем говорит король? О вечеринках в саду?
        Конечно, порой пьесы были на грани… Но ведь они запрещены уже две недели. И после этого принцессы затаились. Конечно, на спектакли приходило немало благородных молодых людей, и среди них - братья д'Олни. Но имя Лэра де Фонтена ничего не говорило Николетт.
        - Это были всего лишь забавные пьесы, - продолжила самая младшая невестка. - Возможно, немного шаловливые, но в них не было ничего такого… Мы не позволяли себе ничего неприличного.
        - Это правда, мессир, - наконец смогла произнести Жанна.
        Бланш только склонила голову, слишком напуганная появлением короля, чтобы поддержать подруг. Все три сели на кровать, сложив руки на коленях.
        - Так вы признаетесь, что ваши встречи проходили в саду?
        У Николетт кружилась голова, она с трудом понимала, о чем спрашивает король.
        - Это были всего лишь невинные проделки, - продолжала настаивать она, проводя рукой по рассыпавшимся локонам. - Там присутствовало много молодых людей. Конечно, нас можно обвинить в излишней… э-э… горячности и слишком громком смехе, но…
        - А также в супружеской измене? - резкий вопрос короля прервал ее оправдания.
        - Нет! - Николетт ощутила острый приступ страха.
        Обычно король бывал спокоен и молчалив, редко выдавая свои чувства, но сегодня его серые глаза горели гневом, в голосе звучало презрение.
        - Есть свидетели вашего недостойного поведения.
        Николетт почувствовала, как у нее сжимается сердце.
        - Значит, это лжесвидетели, мессир. Король презрительно фыркнул.
        - А где кольца, которые вам подарила ваша дорогая свояченица Изабелла по приезде из Англии?
        Николетт, забыв, что ее указательный палец до сих пор в чернилах, вытянула руку, на которой поблескивало кольцо. Но Жанна и Бланш не шелохнулись.
        Бланш, сжав руку сестры, пробормотала:
        - А мое не подходит к этому платью.
        - Мне послать слугу за кольцами? Или, может быть, мы найдем их на пальцах Пьера и Готье д'Олни?
        У Николетт кровь застыла в жилах. Она очень ярко представила себе игры в саду, известные догонялки. Женщина закусила губу - что сейчас ни скажи, вряд ли пойдет на пользу. Кольца, скорее всего, просто потеряны принцессами по небрежности. Николетт с тревогой посмотрела на невесток. Жанна попыталась возразить.
        - Мессир, мы не дарили… Но ее прервал гневный голос:
        - Развратницы! Вам придется ответить за свои грехи! Уберите их с моих глаз долой!
        Только сейчас до Николетт в полной мере дошел смысл обвинения.
        - Нет! - воскликнула она. - Я невинна! Мы невиновны!
        Изабелла не шелохнулась. В глазах сверкали усмешка и удовлетворение. Николетт была уверена: их завистливая свояченица сыграла главную роль в том, чтобы убедить короля - его невестки изменяют мужьям. Она резко возразила:
        - Если вы ищите тех, кто виновен в супружеской измене, то спросите свою благочестивую дочь: кто каждую ночь приходит в ее постель? Мне назвать имя?
        Николетт чувствовала, что зашла слишком далеко, но не смогла сдержаться, на глазах появились слезы.
        К ней бросились стражники, сквозь слезы их лица показались ей бледными, размытыми пятнами, краски смешались. Потные руки обхватили молодую женщину и потащили из комнаты. Она кусалась, царапалась. Один из стражников ударил Николетт, и та закричала от боли. Или, может быть, это доносились до ее ушей крики Жанны и Бланш.
        Королевские стражи тащили ее все дальше и дальше по каким-то темным коридорам, но Николетт продолжала биться, стараясь вырваться из железной хватки, громко крича о своей невиновности. Открывались какие-то двери, сапоги стражников громко стучали по каменному полу.
        В конце концов Николетт швырнули в темный подвал, дверь с лязгом захлопнулась.
        Довольно долго она лежала на каменном полу. Рыдания сотрясали все тело молодой женщины. К кому обращаться? К мужу, который считался таковым всего полгода? Николетт вспомнила, что сказал Луи, когда впервые увидел ее:
        - Что за худую черную телку вы привели ко мне, отец? Не нахожу в ней ничего привлекательного.
        Эти слова были произнесены в присутствии слуг. Но впереди их ждала брачная ночь, после которой Луи предпочитал проводить время не с женой. После тех ужасных часов между молодыми супругами были только неприязнь и презрение.
        Когда глаза привыкли к темноте, Николетт оглядела свое новое обиталище: тюфяк, набитый соломой, в углу - дурно пахнущее ведро.
        Она подошла к тюфяку, села на жесткую солому, в бессильном гневе обхватила голову руками. Гнев… Именно это чувство испытывала она сейчас, и больше всего в эту минуту ненавидела щеголеватого Луи и подлую Изабеллу. Неужели Луи обратился к сестре, чтобы та помогла ему избавиться от Николетт - от жены, которая не устраивала его, которая слишком хорошо знала о его несостоятельности? Или Изабелла сама решила отомстить свояченице за пьески в саду? А может быть, наружу вырвались зависть и ревность, которые Изабелла постоянно испытывала к женам своих братьев?
        Постепенно гнев сменился ужасной мыслью: измена карается смертью. Страх пробрался в самое сердце Николетт. По закону за супружескую измену муж имеет право послать жену на казнь. Николетт знала: многие бывают казнены безвинно. Те, кто не умирал от пыток де Ногаре, были сожжены. Или им отрубали головы.
        Нет, король не осмелится казнить всех трех невесток. Они - не простые крестьянки, а дамы знатного происхождения. Король не захочет ссориться с ее родственниками. Дяди и брат не дадут Николетт в обиду. Но они так далеко…
        Как коварна судьба! Жанна и Бланш, вышедшие замуж за других сыновей короля, тоже не были счастливы в браке. Их мужья не скажут ни слова в защиту юных жен. Никто не осмелится перечить королю, опровергать ложь Изабеллы. Впереди - костер или медленная смерть в темных подвалах замка…
        Николетт попыталась уснуть. Сквозь тревожную полудрему ей послышался крик в коридоре. Она вскочила. Крик стал громче - вопль ужаса и боли. Она совсем забыла о братьях д'Олни… Невыносимо! Невыносимо! Николетт прижалась к каменной стене, закрыв ладонями уши. Эти нечеловеческие вопли словно вторили ее собственному ужасу и отчаянию.

        А вдали от мрака подвалов Изабелла рассержено оттолкнула руку любовника.
        - Ты не понимаешь, что это сейчас неуместно? - прошипела она.
        Изабелла взволнованно заходила по комнате. Ей нужно время, чтобы собраться с мыслями. Для своего возраста она выглядела великолепно - высокая, стройная, светлые волосы. Если бы не по-мужски резкие жесты и движения, красоту дочери короля можно было бы уподобить красоте легендарной Елены Троянской.
        Рауль де Конше не удивился ее всплеску ярости. Глаза из-под тяжелых век напряженно следили за Изабеллой. Легкая улыбка коснулась губ.
        - Прошлой ночью ты не говорила со мной столь сурово.
        Изабелла резко повернулась, не дойдя до высокого зарешеченного окна в западной стене опочивальни. Сверкающими глазами посмотрела на любовника:
        - Почему его не нашли?
        - Не беспокойся по поводу Лэра де Фонтена, - голос Рауля звучал утешающе. Он был крупным, сильным мужчиной, но не выше Изабеллы. Светлые волосы его любовницы, такие же, как у ее отца, резко контрастировали с черной шевелюрой де Конше. В чем-то он походил на жгучего брюнета-испанца. Темные волосы падали на плечи густыми волнами, а борода казалась иссиня-черной.
        Изабелла сложила руки на груди. Ее бархатное платье изумрудного цвета, отороченное горностаем, сверкало в сумерках при каждом движении. Сентябрьский вечер принес в комнату прохладу.
        - Должно быть, его предупредили.
        - И кто же? - в голосе Рауля прозвучала насмешка. Только несколько самых доверенных слуг знали об арестах. - Ты зря волнуешься, - он подошел к Изабелле. Руки скользнули по затянутой в бархат талии. - Меня больше беспокоит, что пытки де Ногаре могут открыть правду.
        - Правду? Да. Ту, которую я хочу, - светлые глаза Изабеллы встретили взгляд Рауля. - Мессир де Ногаре не должен подвести меня.
        - Тогда нечего бояться, - он усмехнулся, иссиня-черная борода коснулась щеки Изабеллы.
        - Но есть еще Лэр де Фонтен… Рауль поднял голову, тяжело вздохнул.
        - Мои слуги пустились на поиски. Его найдут. Это дело времени. Слуги в доме де Фонтена сообщили, что он уехал рано утром. Может быть, Лэр просто отправился на поиски развлечений - поиграть в карты или к дамам легкого поведения? В любом случае, далеко уйти он не мог.
        Изабелла молчала, хмуро глядя через окно в темноту огромного двора. Нет, вряд ли она сможет спать спокойно, если этот офицер стражи отца не попадет в руки инквизитора де Ногаре.

        ГЛАВА 2

        Несколькими часами ранее, задолго до того, как начался скандал, Лэр де Фонтен вышел из своих апартаментов во дворце Сите и отправился заказать пару сапог. Позднее он намеревался посетить свою сестру. Короткий визит, так как вечером договорился о встрече с товарищами по службе, братьями д'Олни. Все трое, добрые друзья, решили отпраздновать возвращение Лэра в Париж.
        Выезжая из дворца, Лэр наслаждался красотой ясного сентябрьского утра. В лучах утреннего солнца шпили башен Собора Парижской богоматери отливали золотом, и остров Сите мерцал как алмаз, венчающий сверкающую реку. Под лазурным небом Пти Пон[Один из двух мостов, соединяющий остров Сите с берегом Сены.] вибрировал от разнообразных звуков.
        Он был запружен толпой, привлеченной многочисленными лавками. Со своими остроконечными башенками и куполами торговых палаток мост напоминал городской бульвар, переброшенный через реку. На всем его протяжении крики торговцев вином, продавцов пирогов и жалобы нищих перемежались со стуком кузнечных молотов, непрерывным шумом шагов и скрежетом колес.
        В Париж Лэр возвратился только накануне, вырвавшись из тихой монотонной жизни в Понтуазе, любимом дворце короля, где служил комендантом. Королевская охота была единственным развлечением тамошней жизни. Временами казалось, что короля больше ничего не интересует, кроме охоты. Отряд ловчих всегда был наготове.
        Служба была легкой, и Лэр вел спокойную, даже скучную жизнь. Вначале ему недоставало дворцовой суеты. А теперь он понял, что за месяцы уединения полюбил тишину, толпы людей и суматоха Парижа раздражали.
        Куда ни пойди, на север, на юг - дорога забита людьми и экипажами. За те три месяца, что Лэр де Фонтен отсутствовал, движение на обоих городских мостах увеличилось до предела.
        Зажатый в центре толпы, словно в ловушке, он чувствовал себя на поле боя. И в самом деле, улицы и мосты Парижа напоминали поле сражения, когда погонщики мулов и возчики, окруженные лающими собаками, пробивали себе, путь сквозь толпу. Высокий гнедой жеребец по кличке Ронс был оглушен окружающим грохотом и, понукаемый хозяином, медленно продвигался вперед, прижимая уши к голове и вздрагивая. Ронс был гордым задирой и всегда отвечал ударом на удар. Он нередко задевал других лошадей и прославился тем, что реагировал зубами или могучим ударом копыта на любую обиду, реальную или воображаемую.
        Возможно, если бы Лэр не был столь погружен в свои мысли, то крепче держал бы поводья. Или, во всяком случае, заметил бы, что с повозки упали ковры, свернутые в рулон.
        Дорога впереди была запружена мулами, всадниками и пешеходами, он не услышал проклятий торговца коврами, который так резко дернул поводья, останавливая своих мулов, что повозка опрокинулась, совершенно преградив путь. На развернувшийся рулон ковров налетела повозка с мусором.
        Торговец коврами, толстый, неопрятный мужчина с красным носом, зарычал от ярости и набросился на мусорщика с кулаками. Впереди и позади дерущихся назревала настоящая катастрофа. Повозки раскачивались, сталкиваясь друг с другом, мелькали кулаки, быки ревели, лошади фыркали и пятились.
        Лэр впервые осознал опасность, когда три всадника впереди, ростовщики, судя по их пышной одежде, внезапно начали подпрыгивать в седлах и натягивать поводья бьющих копытами лошадей. Одна лошадь подалась в сторону и задела Ронса. Прежде, чем Лэр успел что-либо предпринять, жеребец оскалил зубы и вонзил их в круп лошади, нанесшей оскорбление.
        Испуганное животное рванулось вперед, сбивая с ног пешеходов и сбросив седока, изрыгающего вопли и проклятия. Тот упал прямо на прилавок ювелира. С большим трудом два других ростовщика спешились и побежали спасать своего товарища из цепких рук разгневанного мастера.
        Лэр натянул поводья, пытаясь усмирить разъяренного жеребца. Он обожал своего коня, несмотря на то, что за прошедшие годы животное доставило ему немало неприятностей. Через мгновение Лэр привстал на стременах, чтобы обозреть все происходящее.
        Все было гораздо хуже, чем он предполагал. Впереди, среди сбившихся повозок, начался настоящий кулачный бой. С обоих концов моста, не обращая внимания на яростные крики, к месту драки пробивались стражники, локтями расталкивая толпу.
        Содрогнувшись, Лэр снова уселся в седло.
        - Видишь, что ты натворил? - спросил он, нагнувшись к уху Ронса. - Теперь мы до конца наших дней останемся здесь.
        В самом деле, прошел почти час, прежде чем по мосту возобновилось движение.
        В сапожной мастерской Лэра достойно обслужили и подобрали кусок отличной кожи. Он оставил небольшой задаток и договорился с сапожником, что придет за заказом к концу недели. Часы на соборе пробили десять, когда он покинул мастерскую. Утро пролетело быстро, но впереди еще предстояло много дел.
        Лэр опасался визита к своей сестре Агнес, которая вечно пыталась спровоцировать ссору между ним и его старшим братом Тьери. Он никак не мог определить, чем руководствуется сестра - глубокими религиозными чувствами иди ей просто доставляет удовольствие вмешиваться в дела других.
        Еще одной загадкой был подарок, присланный Агнес в его отсутствие - пара красивых, изящно отделанных перчаток для верховой езды. Но самым примечательным в связи с перчатками было то, что Агнес, с детства известная жадностью к деньгам, очень редко делала подарки. Ей что-то от него нужно, в этом Лэр не сомневался.
        Дом сестры находился среди дюжины таких же величественных зданий на площади напротив церкви Святого Юлиана. Богатые юристы, доктора, сборщики налогов строили здесь дома, окружая дворы стенами и маленькими садиками. Тесно растущие деревья и кустарники придавали площади мирный, почти пасторальный облик.
        Старый морщинистый привратник пропустил Лэра через железные ворота. Старик выглядел таким же угрюмым, как и в прошлый раз. Привратник молча двигался странной, качающейся походкой, подобной иноходи лошади.
        Лэр медленно пересек двор, внутренне готовясь к встрече с сестрой. По крайней мере, ему не нужно просить у Агнес взаймы. В Понтуазе он не наделал долгов. У дверей его встретила молоденькая горничная, которую он раньше не видел. Она непрерывно улыбалась, сопровождая его в маленький солярий.
        Лэр ждал довольно долго, бесцельно расхаживая по помещению. Комната, очевидно, примыкала к другой, где его зять занимался делами, так как де Фонтен слышал его голос и голос незнакомого мужчины. Посетитель был недоволен налогом, который следовало уплатить, и они жарко спорили. Агнес выгодно вышла замуж: Жером де Маржиней, двоюродный брат королевского казначея, часто выполнял обязанности сборщика налогов.
        Лэр услышал шаги. Он не ошибся в своих предположениях. Его зять, закончив дела с недовольным торговцем, вошел через узкую боковую дверь. Жером был низким, пухлым человеком средних лет. Розовое лицо, казалось, только что скребли щеткой. Поздоровавшись, Жером сказал:
        - За прошедшие месяцы я часто думал о тебе и об Агнес.
        Лэр ответил доверительным тоном:
        - К сожалению, мои обязанности не позволяли мне навещать вас.
        - Да, я это хорошо понимаю. Мне редко удается уклониться от моих обязанностей.
        - Агнес чувствует себя хорошо?
        - Да, прекрасно, - кивнул Жером. - Она надеется увидеть тебя.
        - Разве ее нет дома? - спросил Лэр, радостно желая услышать подтверждение.
        - Она в церкви. Ты ведь знаешь, Агнес очень набожна. Но вскоре должна вернуться.
        Как по заказу, отворилась дверь и вошла Агнес. Полная женщина, крепко сложенная, с большими выразительными глазами и благородным ртом. Как всегда, истинные черты ее характера никак не проявлялись. Ох, уж эта бесхитростная способность заставлять людей - от простого крестьянина, до самого высокопоставленного вельможи - выполнять ее желания!
        - Как приятно видеть тебя, сестра! - Лэр улыбнулся.
        После смерти матери, когда Агнес было только четырнадцать, она взяла на себя все домашние заботы. Каждый, включая отца, подчинялся девушке. Восьмилетний Лэр был отослан к брату матери, маршалу д'Орфевре, чтобы получить военную подготовку. Агнес добивалась всего упреками и проповедями.
        Сестра подошла и с улыбкой подставила щеку для поцелуя.
        - Ты только что приехал? - сам вопрос и тон, которым он был произнесен, сразу же настроили Лэра агрессивно.
        - Меня задержала толпа. По мосту стало просто невозможно проехать.
        Она бросила на брата скептический взгляд, потом обратилась к мужу.
        - Не заставляй посетителей ждать, Жером, - это прозвучало как приказ.
        Розовое лицо мужа стало пунцовым, и он поспешно ответил:
        - Да, дорогая. Извини, братец, но я должен вернуться к моим налоговым бумагам. Мы еще поговорим за обедом, - пообещал он, уходя в кабинет.
        Через открытую дверь Лэр мельком увидел нескольких писарей, сидящих за столом, заваленным пачками рукописей. Сквозняк донес запах пыли и чернил - так пахнут монашеские рясы.
        - Пойдем, - Агнес взяла брата под руку. - Посидим в саду. Нам о многом нужно поговорить.
        Пока они шли через комнаты в сад, Лэр поблагодарил сестру за подарок - перчатки для верховой езды. Но она равнодушно отнеслась к его благодарности, и это было так непохоже на нее. Агнес редко позволяла забывать даже о малейшей милости. Как только они присели на скамейку, Агнес резким тоном произнесла:
        - Я слышала, ты недостойно вел себя, - Лэр приготовился возразить, но сестра продолжила: - Скандал дошел даже до моих ушей, - она сверлила брата взглядом. - Похоть оскорбительна для божьего взора, так же, как и пьянство. Это только приведет тебя к гибели. Ты не заботишься о своей душе. Неужто не понимаешь, что такое поведение позорит семью и разрушает наше состояние!
        Агнес любила сплетни. Она использовала их как инструмент, и весьма полезный. Посещения двора короля Филиппа давали ей полезную информацию. Но Лэр решительно не понимал сестру.
        - Не смотри на меня, как невинная овечка, - продолжала Агнес, глядя на красивые волосы брата. - Ты отлично знаешь, что я имею в виду.
        Агнес любила брата, но не питала иллюзий относительно его характера. Он молод и красив, широкоплечий, с узкими бедрами. Его веселые, искрящиеся синие глаза казались почти фиолетовыми, а в улыбке всегда столько очарования, перед которым не могли устоять юные леди.
        - Нет, не знаю. Последние три месяца я провел в Понтуазе, будучи, к сожалению, трезвым и целомудренным.
        Сестра настолько удивилась его заверению, что даже забыла нахмуриться.
        - Ты сказал, три месяца?
        - Да. По этой же причине я не навещал тебя до сегодняшнего дня и не поблагодарил за подарок, - он хотел добавить, что она лучше знала бы, что делает ее брат, если бы больше уделяла внимания собственной семье, а не дворцовым сплетням, но решил промолчать.
        - Ты не лжешь мне?
        - Много лет назад я понял, что это бесполезно, - еле слышно пробормотал Лэр, отводя глаза от пронизывающего взгляда сестры.
        - Что?
        - Нет, конечно, нет, Агнес.
        - Тогда, видимо, ты не вовлечен…
        - Вовлечен во что? Ты говоришь загадками.
        - До меня дошли слухи, опасные слухи. Шепчут, что королевские невестки завели себе любовников - братьев д'Олни. Также упоминается твое имя.
        - Но это же смешно!
        - Ты уверен?
        - Да, - его ладони вспотели. Агнес всегда так влияла на него. Лэр отвел глаза, направив взгляд на маленький искусственный пруд слева от бронзовых часов. Поверхность пруда покрывали лилии, над ними порхали стрекозы. - Только дурак будет играть в эти игры.
        - Мужская натура часто заставляет мужчин делать глупости.
        - Но не такие, как эта. Ты сама сказала, что это слухи.
        Она наклонилась вперед и взяла брата за руку.
        - Поклянись, что не имеешь к этому никакого отношения.
        - Не имею, - их глаза встретились. Лэр поежился. - Почему я должен тебе лгать? - произнес он наконец.
        - Потому что ты всегда был лжецом, и лгал с удовольствием. Нет, не отрицай. Ты не забыл те времена, когда набил лягушками корзинку для шитья нашей тетки? Или день, когда притворился, что утонул в реке на глазах отца Грегори?
        - Он был тираном, - пробормотал Лэр. Воспоминание тронуло улыбкой его губы - он всячески избегал уроков латыни.
        - И потом был еще случай, когда ты обманул брата и сделал из него посмешище, прежде чем…
        - Все это было много лет назад, - прервал он сестру. - Я был ребенком. И делал это для развлечения.
        - Мессир, наш отец не находил это смешным.
        - Да, - согласился Лэр, вспоминая, как сильно был избит.
        Агнес прищурила глаза.
        - А почему я должна теперь верить тебе?
        - Потому, что я говорю правду.
        - Тогда поклянись перед Богом, отныне и навсегда, что ты не вовлечен в этот скандал.
        Лэр, чувствуя, что нет другого пути заставить ее замолчать, устало подчинился.
        - Клянусь тебе перед Богом, я не замешан в скандале.
        - Знаешь ли ты об этих бесчестиях?
        - Нет! Во имя Христа, Агнес! - он хотел сказать что-то еще, но она подняла руку.
        - Довольно! Я верю тебе, Лэр. Но ты должен обещать, что будешь избегать братьев д'Олни. Хорошо?
        - Конечно.
        - А теперь, - Агнес широко улыбнулась, - мы поговорим о более приятных вещах.
        Обещание Агнес занять брата приятной беседой длилось лишь до тех пор, пока она не заговорила о давнишней ссоре Лэра со старшим братом Тьери. Ко времени, когда подали обед, у Лэра звенело в ушах.
        Поскольку у Агнес и Жерома де Маржинея не было детей, за большим столом они сидели втроем. Вероятно, служанки Агнес, одна из которых была дальней родственницей, и несколько писарей, нанятых Жеромом, в тех случаях, когда приезжали гости, ели на кухне.
        В зале было тепло, но неуютно, а снующие вокруг слуги, подавая еду, задевали рукавами стол, постоянно натыкались друг на друга. Казалось, их слишком много. Жером ел так же быстро и решительно, как и расправлялся с налоговыми делами и во время обеда не произнес и дюжины слов. У Агнес, напротив, в ходе разговора едва хватало времени положить в рот хоть что-нибудь. У нее было свое мнение обо всем. Одна из тем, касающаяся публичных сожжений тамплиеров,[Тамплиеры (храмовники), один из средневековых рыцарских орденов, возник в Палестине в начале XII века. Уничтожен французским королем Филиппом Четвертым в начале XIV века (прим. переводчика).] особенно ее интересовала. Зрелище сильно волновало простых людей. Они опасались возмездия Бога. Глава тамплиеров во время казни публично проклял короля и весь его род.
        Это судилище было настоящим позором. Попросту говоря, король, отчаянно нуждаясь в деньгах, обвинил религиозный орден в служении дьяволу и присвоил себе все богатства. И хотя инквизитор короля признал тамплиеров виновными, было похоже, что гибель на них в большей степени навлекли их огромные сундуки с золотом и драгоценностями, чем сама ересь. Агнес непрерывно говорила об этом, больше всего ее интересовало, как скажется проклятие на процветании королевской семьи.
        Наступил вечер, когда Лэр, наконец, покинул дом сестры. С наступлением сумерек дороги расчистились. Ароматы кухонь наполняли воздух. В домах зажигались огни.
        На Пти Пон стражник, собирающий пошлину за проезд, спешил вернуться к шумной игре в кости при свете факела. Стук костей, смех и ругательства сопровождали Лэра на всем протяжении моста.
        Часть моста совсем недавно была заменена, так как один пролет был смыт водоворотом зимнего паводка. Остатки старого пролета не убрали. Мост в этом месте часто вздрагивал и прогибался под тяжестью транспорта, и Лэр испытывал неприятное чувство, проезжая этот участок.
        На правом берегу, на Вьей Жуайери, был район убогих таверн. Звучала музыка и толпились посетители. Лэр нашел конюшню, чтобы поставить Ронса. Скоро он должен встретиться с друзьями. Его встревожил и заставил задуматься разговор с сестрой. Настроение было подавленным. Громкая, немелодичная музыка, звучащая с разных сторон, действовала на нервы, толпа раздражала.
        В таверне «Смеющийся Кот» де Фонтен два раза заказал эль. Наблюдая за игрой в кости, он то и дело поглядывал на часы. За полчаса ожидания он отверг притязания нескольких проституток и в третий раз выпил эль. Все еще не было ни Готье, ни Пьера д'Олни. Лэру это показалось странным, так как все трое накануне виделись у Готье и согласовали свои планы.
        Лэр слишком хорошо знал, что солдаты не всегда распоряжаются своим временем. Их, должно быть, задержали во дворце непредвиденные обстоятельства. Но все же опоздание друзей тревожило де Фонтена. Он пил эль, не в силах рассеять беспокойство, которое угнетало его весь вечер.

        ГЛАВА 3

        Альбер Друэ остановился у двери «Смеющегося Кота» и сделал несколько глубоких вдохов. Путь неблизкий, к тому же, большую часть дороги юноша почти бежал. Хорошим доказательством его выносливости и осторожности послужило уже то, что ему удалось ускользнуть от стражников и выбраться из дворца. Опершись о дверной косяк, Альбер помедлил еще несколько секунд. Лампы внутри чадили. Над головами многочисленных посетителей плавал серый дым. Пахло кислым элем. Альбер обвел глазами толпу. Прищурившись, он пытался найти взглядом Лэра де Фонтена, который, возможно, еще ждет своих друзей. В конце концов он заметил хозяина и, шепча еле слышные проклятия, начал пробираться к нему сквозь толпу.
        Не так давно на улице, освещенной неровным светом факелов, Альбер увидел тех людей, которые еще утром приходили в дом де Фонтена с вопросами и угрозами. Скоро преследователи будут здесь.
        Лэр неторопливо пробирался к закопченной двери таверны. Неподалеку в стойле конюшни его ждет Ронс.
        На какое-то мгновение толстая служанка загородила ему дорогу. Лэр не успел обогнуть пышнотелую преграду, как услышал знакомый голос и увидел своего слугу Альбера, машущего ему рукой. Долговязый малый с копной рыжих волос рассекал толпу, подобно пловцу, преодолевающему волны. Когда Альбер оказался рядом с хозяином, то слова, которые он произнес на ухо де Фонтену, полились, словно снежная лавина.
        - Они хотят арестовать вас, сир! Не возвращайтесь во дворец! Они ищут вас! Я только что их видел! Рядом с таверной!
        Какое-то мгновение Лэр пытался осмыслить, о чем говорит слуга, что стоит за всем этим. Но… Не слишком ли поздно? Уголком глаза де Фонтен успел заметить знакомую фигуру Рауля де Конше, стоящего на пороге таверны в окружении восьми стражников. Их глаза внимательно изучали толпу. Пока они его не заметили… Пока.
        Глаза Альбера расширились.
        - Вы должны торопиться, сир. Я постараюсь отвлечь их.
        Лэр схватил юного слугу за руку.
        - Нет. Слишком поздно.
        Де Фонтен вынул из кармана монету и вложил ее в ладонь Альбера. Быстрым шепотом произнес:
        - Моя лошадь находится в стойле «Красной Жаровни». Отправляйся к маршалу д'Орфевре. Если нужно, подними его с постели. Расскажи обо всем, что случилось. Быстро, пока они не заметили тебя, - Лэр мягко подтолкнул слугу в спину.
        Де Конше взмахнул рукой. Его отряд двинулся вперед. Лэр не тронулся с места. В последний раз он различил бледно-голубую тунику Альбера, отливающую серебром в тусклом свете таверны. Молодой человек, словно юркая рыбка, исчез среди толпы.
        Окруженный стражниками, Лэр четким голосом сказал, что не знает за собой никакой вины. Де Фонтен отдал меч Раулю де Конше и вышел из таверны в окружении солдат. Сопротивляться было бесполезно. К тому же не исключено, что ошибка разъяснится.
        На улице их окутала темнота. К Лэру подвели лошадь одного из стражников.
        - К сожалению, - насмешливо произнес де Конше, - могу предложить вам только эту кобылу. Не уверен, что вы привыкли к подобному.
        Взрыв хохота прорезал тишину вечера, когда самый младший из стражников схватил Лэра за руки и связал их за его спиной. Стражник, чья лошадь досталась пленному, побежал впереди всадников, освещая факелом путь. Постепенно темные улицы, наполненные запахом дешевой пищи, сменились более богатыми кварталами. Лэр, коленями удерживаясь в седле, не произнес больше ни слова, в то время как де Конше не умолкал ни на минуту. Казалось, ему доставляло огромное удовольствие перечислять обвинения, которые будут предъявлены де Фонтену. Впереди показались остроконечные башни. Въехав в ворота замка, де Конше небрежно бросил:
        - Посмотри на мир в последний раз, Фонтен. Твоя жизнь кончена.
        Из темной арки появились три огромных силуэта - трое стражников с каменным выражением лиц и огромными ручищами. Они не стали ждать, пока Лэр спрыгнет с лошади, а грубо стащили его с седла. Де Фонтен попытался сопротивляться, но сильный удар по голове утихомирил его. Перед глазами поплыли радужные круги. Лэра потащили по какому-то коридору, потом вниз по выщербленным ступеням. Установленные кое-где шипящие факелы тускло освещали подземелье дворца. Наконец Лэра швырнули в подвал, сорвали одежду, приковали к стене. Темнота окутала пленника.
        Не прошло и часа, как яркий свет факела прорезал темноту. Лэр зажмурился. Потом открыл глаза, пытаясь разглядеть вошедших. Перед ним, оскалив хищные зубы, стоял королевский инквизитор и два огромных стражника, наверное, из тех, кто стаскивал де Фонтена с лошади во дворе.
        - Кажется, судьба завела вас так далеко, что вам трудно позавидовать, мессир, - произнес де Ногаре. Губы искривила неприятная ухмылка. Буквально несколько минут назад он видел другое тело - тело одного из братьев д'Олни. С такими же Широкими плечами, хорошо сложенную фигуру молодого мужчины. Ни одному из братьев д'Олни, ни молодому де Фонтену уже не понадобятся ни сильные руки, ни широкие плечи… Взмахом руки де Ногаре приказал одному из стражников, держащему факел, приблизиться к пленнику.
        - Твои друзья признались в своих преступлениях. Не могу сказать, что они сделали это охотно. Но, в конце концов, они были счастливы сообщить мне именно то, что я хотел знать. Я надеюсь на твое благоразумие.
        - Я ничего не знаю ни о каких преступлениях, - возразил Лэр. - Знаю только, что вы по ложному обвинению задержали преданных слуг короля.
        Его голос был удивительно спокойным. Даже обнаженный, де Фонтен старался сохранить достоинство.
        Инквизитор презрительно фыркнул:
        - Тебя неверно информировали. Арестовать братьев д'Олни приказал Его Величество король Филипп.
        - И в чем их обвиняют? И в чем обвиняют меня?
        Инквизитор усмехнулся.
        - Я вижу, ты прикидываешься дураком. Хорошо, - он неожиданно дернул головой. Гюлимая де Ногаре мучил нервный тик, поэтому его голова иногда странным образом дергалась влево.
        Стоящий на пороге детина с густыми бровями вышел в коридор и вернулся с табуреткой, которую поставил рядом с инквизитором. Другой стражник поднял факел и вставил древко в металлическое кольцо на стене. Затем повернулся, отстегнул от пояса что-то черное. Когда стражник подошел ближе, Лэр понял, что это дубинка, с одного конца обтянутая кожей.
        - А сейчас, - де Ногаре опустился на табуретку, - ты скажешь мне, где и когда ты встречался с леди Николетт Бургундской.
        Глаза Лэра сверкнули яростью.
        - Если вы выдумали эти встречи, то вам, а не мне, знать, когда они проходили!
        Стражник с дубинкой подошел еще ближе. На тупом лице загорелась звериная ухмылка, в глазах застыла животная радость. В неровном свете факела лицо стражника обрело сходство с мордой озлобленного волка.
        Де Ногаре медленно продолжал:
        - Есть свидетели ваших встреч. Отрицая правду, ты только навлечешь на себя неприятности. Очень болезненные неприятности.
        Лэр не ответил. Его глаза неотрывно смотрели на черную дубинку. Только сейчас он ощутил настоящий страх. Они хотят выбить из него признание. И могут добиться своего.
        - Я спрашиваю еще раз, - де Ногаре скрестил паучьи ножки, глаза прищурились. Он кивнул человеку с дубинкой. Тот поднял ее над головой, ухватив правой рукой обитый кожей конец. Лэр сжал зубы. Цепь натянулась. Он увидел только быстрое движение волосатой мясистой руки, и дубинка просвистела вблизи его щеки.
        Де Ногаре улыбнулся.
        - Что ты скажешь сейчас, мой синеглазый шевалье?
        И вновь просвистела дубинка. На расстоянии волоска от носа де Фонтена, тело которого покрылось холодным липким потом. Но Лэр сжал зубы и ничего не ответил.
        И вновь кивок инквизитора. Резкий взмах дубинки. На этот раз боль ослепила Лэра. Удар пришелся по лицу. Возможно, сломана челюсть. Даже, если бы он и захотел, все равно не смог бы сказать ни слова. Он не мог даже закричать. Лицо де Ногаре осталось бесстрастным.
        - Моему терпению пришел конец. У меня больше нет времени на игру в молчанку. Назови даты.
        Не получив ответа, он снова кивнул головой. Теперь на Лэра обрушился целый град ударов - по лицу, плечам, коленям. Еще немного, и он потеряет сознание от боли.
        - А сейчас ты готов стать благоразумнее? Лэр закашлялся, сплевывая кровь. Поднял глаза на уродливую фигуру, сидящую перед ним на табурете и выдохнул только одно слово:
        - Нет!
        Еще несколько ударов, и он потеряет сознание. И тогда благородное беспамятство избавит от боли… Лэр закрыл глаза, ожидая нового потока ударов.
        Но вместо этого услышал голоса. Открыв глаза, он увидел, что де Ногаре встал и стоит у двери. В подвал вошел еще один человек, одетый в ливрею личного слуги короля. Вошедший и инквизитор обменялись несколькими фразами. Затем де Ногаре повернулся к стражникам.
        - Снимите с него оковы, оденьте. Затем займитесь остальными. Через час будет заседание Совета.

        Николетт лежала на соломенном тюфяке, полностью утратив чувство времени. Слезы, казалось, иссякли. Иногда она забывалась коротким сном, но через какое-то время вновь просыпалась, с ужасом обнаружив, что окружающий кошмар - реальность. А ведь не так давно она была счастлива. Детство, проведенное в родной Бургундии среди братьев и сестер, теперь казалось светлой мечтой. Тогда она думала, что от всех жизненных печалей и бурь ее могут спасти любящие руки няни, дорогой Озанны. Единственным несчастьем казалась сломанная нога любимой куклы. Все было безоблачным. Было… До того дня, когда ее и всех братьев и сестер проводили в часовню, где горело два ряда свечей, и где перед алтарем лежал их отец. На бледных губах не было улыбки, а сильные теплые руки стали твердыми и холодными. Кончилось детство…
        Зимой от воспаления легких умер старший брат, а оставшийся единственный брат Этудес был послан учиться во Францию. Но жизнь продолжалась. Летом мать вновь вышла замуж. Новый муж был моложе жены, жадный до власти человек. По его настоянию двух сестер Николетт отправили в монастырь. Такая же участь ждала и Николетт, не приди отчиму в голову мысль выдать ее замуж за старшего сына короля. Еще будучи ребенком она обещала стать красавицей. Об этом ей не раз говорили ее няни. Отец очень гордился красотой дочери. Люди восхищенно шептались при виде очаровательного ребенка. Даже Озанна, дорогая Озанна, однажды сказала, что когда-нибудь к Николетт придет молодой шевалье, восхитится ее красотой и подарит ей свое благородное сердце.
        Николетт вовсе не удивилась, когда прибыли посланцы короля - ей тогда было шестнадцать. Странным образом она поверила, что сбывается предсказание Озанны.
        Мать Николетт вновь проявила интерес к дочери. Даже отчим стал относиться с уважением. Вокруг девушки завертелись портнихи. Король прислал дорогой подарок - роскошные украшения. Небольшая изящная карета повезла ее в Париж, в который Николетт приехала, полная наивных мечтаний. Очень скоро они развеялись. С первой встречи она поняла, что должна выйти замуж за злобного, ехидного юношу.
        Первый день совместной жизни был отмечен трагедией - остатки со свадебного стола бросили беднякам, и дюжина людей погибла в давке. Николетт была в ужасе. Но жених только усмехнулся.
        - Крестьяне. Мрут и размножаются, как крысы.

«Я ненавижу его», - подумала Николетт, лежа на тюфяке. - «Я ненавижу его».
        Как трудно прогнать страх!
        Больше всего Николетт боялась, что ее сожгут. Она боялась огня, так как была свидетельницей казни на костре по приказу короля. Присутствовала вся знать, почти половина Парижа. Все собравшиеся посчитали - к ее искреннему отвращению - это зрелище своего рода развлечением.
        Та сцена до сих пор стояла у нее перед глазами. Улюлюканье толпы. Старика тащат на самый верх сложенных вязанок хвороста, привязывают к столбу. Огромные языки пламени лижут сосновые сучья, раздается треск, пахнет дымом. И человеческая плоть, подобно воску, превращается в ничто. Ужасные крики. Николетт ощутила тогда приступ тошноты.
        - Боже, смилуйся надо мной. Не дай мне умереть на костре. Я невиновна!
        Слез больше не осталось. Она начала молиться. Пытаясь забыться, все повторяла и повторяла размеренные строки. В какой-то момент слова перестали срываться с ее губ, невидящий взгляд был направлен в темноту подвала.
        За дверью раздался шум шагов. Николетт вскочила. Сердце билось, как сумасшедшее. Скрипнул ключ в ржавом замке. От этого звука по спине пробежали мурашки.
        Вошли два человека - их внешность говорила сама за себя - огромный рост, низкие лбы, злые глаза. Запахло потом и грязной одеждой. С ними был человек ростом поменьше, полный, лысый, с плоским невыразительным лицом. Николетт попятилась к стене…

        ГЛАВА 4

        День угасал, озаренный холодным серым светом. Молочно-белый туман поднимался с реки, блуждал, как призрак по острову Сите, окутывая каменные набережные Сены и башни на мосту, длинные базарные ряды, королевский дворец и великолепие грандиозного Собора Парижской богоматери.
        У ворот дворца собралась толпа. В воздухе плавала утренняя дымка. Известие о скандале быстро распространилось по всему городу. Поскольку дело касалось супружеской неверности, обвиняемые были молоды и благородного происхождения, любопытство низших классов не знало границ.
        Люди, стоящие возле тяжелых железных ворот, надеялись хоть мельком увидеть происходящую драму. Носильщики, возчики, рабочие и торговцы, не спешившие открыть свои лавки, толкались, чтобы занять место получше.
        - Суд, конечно, будет суров, - предрекал пожилой торговец.
        Каждый имел свое мнение. Некоторые спорили, будут ли казнены принцессы.
        - Они - простые шлюхи! - воскликнул дородный возчик. Другие обвиняли бездарных сыновей короля.
        - Что они за люди? - вопрошала пухленькая служанка.
        - Да уж, - соглашалась ее подруга. - Если даже не могут удовлетворить своих жен, как они надеются управлять королевством?
        Шум голосов за железными воротами достиг слуха Лэра, когда его вытолкнули на холодный утренний воздух и повели через двор. В его голове стоял звон от палочного удара, полученного за то, что попытался окликнуть друзей, которых волокли в зал Совета. Было видно, что Готье и Пьер не в состоянии идти, ноги не держали их.
        Внутри большого зала Лэру бросились в глаза ковры синего и золотого цветов. Обвиняемых проволокли сквозь шумную толпу знати, юристов и дворцовых служителей, которые тоже пришли посплетничать, позлословить и стояли в глубине зала, напоминающего пещеру.
        Братьев д'Олни бросили на пол. Их лица потеряли человеческий облик, только разбитые губы издавали стоны. Из ран еще текла кровь, и одежда пропиталась ею. Лэру они показались скорее мертвыми, чем живыми, и его охватили гнев и печаль. Он сам держался лишь силой воли и устоял на ногах еще потому, что за его спиной находилась стена.
        По огромному залу взад-вперед сновали пажи, некоторые притворялись очень занятыми, другие тащили пачки пергамента и чернильницы. Слуги и королевская челядь устанавливали на возвышении стулья для короля и его министров.
        Лэр обвел взглядом помещение. Он заметил троих молодых послушников с коротко остриженными волосами, стоящих на коленях перед возвышением в позе молящихся, и несколько монахов среди тех, кто заполнял галереи. Сияние их тонзур[Тонзура - выбритое место на макушке у католических духовных лиц.] создавало бледные пятна на фоне серой массы зрителей.
        Внезапно собравшаяся толпа заволновалась, и все повернули головы. Голоса смолкли. Через дверь с правой стороны помоста в зал вошел король Филипп Четвертый, высокий, худощавый, с угрюмым лицом. Взошел на помост и уселся под ковром, на котором золотыми нитями был вышит герб Франции - цветок лилии.
        Братья короля - монсеньор де Валуа и монсеньор Эверю проследовали за ним. Оба были более низкорослыми, чем их царственный брат. Монсеньор де Валуа заплыл жиром. Он был также весьма тщеславен и носил пышно расшитую золотом одежду дольше, чем того требовала мода, чтобы скрыть располневшую фигуру.
        Следующими появились три сына короля. Старший, Луи, выглядел подавленным и очень взволнованным в своем положении мужа-рогоносца. Филипп, с его длинным бесцветным лицом, казался также униженным, а Шарль, самый младший, плелся позади, как толстый, ленивый ребенок.
        Сразу же за ними шла их сестра Изабелла, чья холодность и надменность делали ее значительно старше своих двадцати пяти лет. Барон де Конше с глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками, с напомаженными волосами, не шел, а буквально крался возле нее, как голодная охотничья собака.
        Затем вошли Мариньи, смотритель королевства, де Бувиль, главный правитель королевского двора, епископ д'Энбо и множество других министров. Один за другим они занимали места, соответствующие своему рангу.
        Наконец, торжественным строем вошли маршалы короля и офицеры. Лэр не увидел среди них своего дядю, и у него упало сердце. Но через минуту д'Орфевре появился и торопливо занял свое место, словно боясь опоздать. К груди он прижимал какой-то пакет с документами.
        Де Ногаре, инквизитор короля и хранитель печатей, уже восседал за столом слева от помоста. Его секретари сидели перед ним, что-то лихорадочно записывая, в то время как он, положив руки на стол, наклонился вперед, изучая материалы, которые должен представить Совету. Несколько раз Гюлимай с беспокойством смотрел на помост, потом поворачивался к секретарям и требовал новых изменений в тексте. Это самый важный момент в его карьере. Все остальное бледнело перед его значением, так как сегодня в руках де Ногаре - королевские судьбы.
        Лэр со своего места видел не все. Его взгляд еще раз обратился на послушников. Только теперь он заметил их неровно остриженные головы и то, что руки связаны веревками, закрепленными на талии.
        Внезапно он догадался. Это не молодые люди, а женщины - царственные принцессы! Это открытие было равносильно удару. Если сам король приказал так унизить своих невесток, тогда для Готье, Пьера и его самого не осталось никакой надежды. Они обречены. Их жизни можно измерить часами, и Лэру стало больно при мысли, что он не умер с мечом в руке в таверне «Смеющийся Кот» и не отправился в ад вместе с Раулем де Конше.
        Николетт Бургундская, стоящая на коленях перед помостом, побледнела при виде того, во что превратились арестованные братья д'Олни. Слезы заблестели на ее длинных ресницах. Неужели весь мир сошел с ума? Она не осмелилась взглянуть на них еще раз, а также на третьего пленника. Николетт только знала, что он - Лэр де Фонтен, человек, с которым она якобы изменяла мужу.
        Но все же ее глаза невольно обратились на обвиняемого - в этом высоком, широкоплечем молодом человеке было нечто, притягивающее взгляд. Николетт не могла припомнить, видела ли его раньше, к тому же лицо де Фонтена было в кровоподтеках, челюсть опухла.
        Коротко подстриженные волосы Лэра, а также бриджи и рубашка, расстегнутая на груди, запачканы кровью. Даже в цепях де Фонтен сохранял достоинство. Широкие плечи, покрытая волосами грудь, безупречная линия длинных узких бедер, затянутых в кожаные бриджи, подчеркивали молодость и мужественность. Нет, они не сломили его. От макушки до пят де Фонтен представлял собой прямую противоположность тому, чем был ее муж Луи - с впалой грудью и длинным презрительным лицом. И сейчас Николетт вдруг страстно пожелала в действительности испытать прикосновение этого человека. По крайней мере, она бы знала, за что несет наказание…
        Зазвучали фанфары. Потом установилась тишина. С пергаментом в руке вперед выступил де Ногаре и зачитал обвинения принцессам и офицерам королевской стражи. Затем начал перечислять сведения, выяснившиеся в ходе допросов: даты свиданий, места встреч.
        Вызвали нескольких слуг, которые подтвердили изложенное инквизитором.
        Со своего места маршал д'Орфевре внимательно выслушивал каждую дату, каждое слово, которое слетало с проклятых губ де Ногаре. И д'Орфевре удалось найти зацепку: одна из дат свидания Николетт Бургундской и Лэра де Фонтена приходилась на тот день, когда его племянник был в Понтуазе - а это день пути от Парижа. Когда инквизитор сделал паузу, чтобы перевести дыхание, старый д'Орфевре поднялся с места:
        - Мессир, вы лжец!
        Выпученные глаза де Ногаре оторвались от пергамента, инквизитор вздрогнул, будто от удара кнутом. Кто осмелился назвать его лжецом? До того, как Гюлимай смог собраться с мыслями, старый маршал обратился прямо к королю.
        - Милорд, насколько вы знаете, мой племянник, Лэр де Фонтен, долгое время верой и правдой служил военным комендантом в Понтуазе. За последние три месяца он ни разу не покинул место службы и вернулся в Париж всего за день до ареста, - низкий голос д'Орфевре стал громче. - Но невзирая на эти факты, мессир де Ногаре приводит свидетельства, которые не могут соответствовать истине. Пребывание моего племянника одновременно в двух, весьма удаленных друг от друга местах - вне сферы реального. И что касается меня, я начинаю серьезно сомневаться в истинности остальных обвинений мессира де Ногаре!
        Инквизитор взорвался от негодования:
        - У меня есть доказательства! - взвизгнул он. - Неопровержимые доказательства!
        Король поднял руку, призывая к спокойствию.
        - Есть ли у вас, - обратился он к д'Орфевре, - доказательства того, что ваш племянник находился в Понтуазе?
        Д'Орфевре, который в молодые годы сражался бок о бок с королем, ответил:
        - Да, милорд. У меня есть письменные свидетельства солдат, которые служили под началом моего племянника в Понтуазе и накануне вместе с ним вернулись в Париж.
        Монсеньор де Мариньи, один из советников королевства, тоже встал.
        - Если угодно вашему величеству, то я могу также представить следующие документы: в качестве военного коменданта Понтуаза, шевалье де Фонтен должен был подписывать бумаги, в которых указывалось жалованье, получаемое солдатами под его командованием, - де Мариньи взял один из листков, лежащих перед ним. - Здесь стоят даты, милорд.
        Бумаги были переданы королю. В комнате установилась тишина, пока король просматривал документы. Де Ногаре, растерявшись в первую минуту, собрался с мыслями даже быстрее, чем Изабелла, лицо которой стало мертвенно-бледным.
        - Видимо, - начал де Ногаре, - мои свидетели не проинформировали меня о недавних служебных обязанностях обвиняемого, - Гюлимай уже полностью обрел контроль над собой, - но, даже если учитывать только что сказанное, все равно, не может быть сомнений в том, что шевалье де Фонтен в полной мере владел информацией о преступных событиях. Могу ли я напомнить почтенной аудитории, что нет более оскорбительного преступления, чем соблазн вассалом жены своего сюзерена. А если эта соблазненная женщина - член королевской семьи… Поэтому я считаю шевалье де Фонтена не менее виновным в преступных поступках, чем его друзей - братьев д'Олни.
        Старый маршал вновь вскочил с места, стукнув кулаком по столу.
        - А я считаю вас лжецом, мессир! Независимо от того, как умело вы громоздите одну ложь на другую!
        Вкрадчивому голосу де Ногаре было далеко до возмущенного рева д'Орфевре. Король призвал всех к тишине, знаком подозвал инквизитора, и в ближайшем окружении короля началось обсуждение. Придворные старались говорить тихо, поэтому д'Орфевре лично не услышал ничего, о чем шептались король, де Ногаре и приближенные Его Величества. Мало того, что старый маршал сидел довольно далеко от короля, так был еще и немного глуховат - последствия контузии во время одного из боев. Но стоящий рядом молодой слуга обладал довольно неплохим слухом и передавал старому маршалу обрывки разговора.
        Наконец совещание закончилось. Де Ногаре вернулся на свое место и приказал секретарям внести необходимые изменения в бумаги.
        Теперь перед судом должны были предстать Николетт, Жанна и Бланш. Всю первую часть заседания они простояли на коленях перед возвышением, слыша каждое слово. Женщины обменялись взглядами, полными тревоги и отчаяния. Николетт хотелось кричать, кричать о своей загубленной жизни. Как могло все это случиться с ней, Жанной и Бланш? Какое преступление они совершили? Есть ли грех в их невинном флирте? Да и вообще в любви? Трубадуры воспевают любовь к прекрасным дамам, поэты слагают стихи. Возможно, их бунт был неумелым, возмущение - детским, пьесы - слишком обидны для двора… Но при чем здесь измена? Она невиновна. Возможно, Жанна и Бланш вели себя более легкомысленно, но Николетт ничего об этом не знала. И в глубине сердца верила, что такого быть не могло. Так же, как и она сама, ее невестки - жертвы хитрых сетей, раскинутых Изабеллой.
        Раздался визгливый голос мужа Николетт:
        - Пусть она умрет! - этот голос звучал громче, чем возмущенный ропот его братьев. У Николетт окончательно упало сердце. - Она запятнала мою честь! Она - шлюха и заслуживает смерти!
        Николетт и не ожидала иного от своего жадного и жестокого мужа. Крики Луи напомнили ей об их брачной ночи, и Николетт вновь испытала ужас и отвращение.
        - Смертный приговор требует очень серьезного разбирательства, - сказал епископ д'Энбо. Шарль, самый младший сын короля, муж Бланш, быстро согласился. Он был слишком молод, напуган. Его брат Филипп, супруг Жанны - несколькими годами старше - поддержал Шарля.
        - Вы не бережете свою честь, братья! - вновь закричал Луи. - Наши жены предали нас! Вся Франция смеется! Они - шлюхи и заслуживают костра!
        Слова Луи падали на Николетт, словно удары молота. Слезы заструились по щекам. Она начала молиться. Поскольку Николетт отказалась покаяться в грехах, ее лишили покровительства церкви. Но разве это имеет значение, если для нее ад наступил уже на земле? Николетт погрузилась в молитву.
        - Благородно, очень благородно, когда ценят честь, Луи, - раздался голос Изабеллы. - Но нужно быть благоразумным. Если твою жену отправят на костер, ты потеряешь ее приданое, доходы с владений леди Бургундской.
        Братья короля поддержали Изабеллу. Громче всех - монсеньор де Валуа, который уже просчитал многое: если жен не казнят, а отправят по тюрьмам, королевские сыновья не смогут зачать законных наследников. И тогда трон, о котором мечтал монсеньор, завоевать будет легче.
        - Потеря значительных доходов - катастрофа для нашей казны, - внес свой голос де Мариньи. Он предложил заточить принцесс в монастырь до тех пор, пока дело не уляжется.
        Но Изабелле эта мысль не показалась приемлемой.
        - Монастырь - слишком мягкое наказание.
        Луи, все еще пытающийся в самых резких выражениях обвинить свою жену, неожиданно закашлялся. Де Ногаре воспользовался этим моментом.
        - Нужно заточить их в крепостных замках. И пусть они останутся узницами до тех пор, пока не смилостивится Господь.
        - Да, - согласилась Изабелла. - Они согрешили, и никогда больше не должны пятнать королевскую честь!
        - Нет! - воскликнул Луи. - Я отомщу!
        - Успокойся, Луи, - приказал король. - Научись держать себя в руках. Мало кто будет уважать принца, не способного удержать в руках себя или свою жену. Ты был глупым мужем. По крайней мере сейчас веди себя разумно.
        Де Ногаре ждал окончательного решения короля. Епископ, который побледнел при мысли, что ему придется поставить подпись под смертным приговором трем королевским невесткам, горячо поддержал предложение о заточении.
        - Пусть будет так! - провозгласил король.
        Де Ногаре начал диктовать секретарям, словно боясь, что король изменит свое решение. Те быстро схватились за перья. Скрип перьев по пергаменту походил на рассерженное жужжание пчел.
        Наконец инквизитор взял пергамент и, откашлявшись, начал читать:
        - Братья Готье и Пьер д'Олни, полностью признавшиеся в преступлении против чести и власти их сюзерена, приговариваются к сдиранию кожи, четвертованию и повешению останков на всеобщее обозрение. Приговор будет приведен в исполнение завтра на рассвете.
        Лэр де Фонтен ничего другого и не ожидал, но все же его сердце словно пронзили кинжалом, когда он услышал ужасный приговор.
        Ни Готье, ни Пьер ничем не выдали, что услышали слова де Ногаре. Их души уже покинули этот мир.
        Лэр ожидал услышать и свое имя, но оно пока не прозвучало. Какое же наказание придумал для него Ногаре? То, что из цепких лап инквизитора ему не уйти, Лэр не сомневался. Он глянул туда, где сидел дядя. Их глаза встретились, и во взгляде старого маршала де Фонтен прочел покорность судьбе, словно д'Орфевре хотел сказать: «Я сделал все, что мог».
        Де Ногаре продолжил:
        - Леди Жанна и Бланш, позорно запятнавшие честь мужей, навлекшие позор на королевскую семью, приговариваются к тюремному заключению без всяких удобств в замке-крепости Дордон и там будут пребывать до тех пор, пока им не придет время предстать перед судом божьим.
        Молодые женщины зарыдали. Жанна упала без чувств на пол. Николетт повернулась к ней, но в это время услышала свое имя, произнесенное де Ногаре. Сердце остановилось…
        - Леди Николетт Бургундская и Наваррская, содействовавшая величайшим преступлениям своих невесток, навлекшая позор на своего мужа и всю королевскую семью, приговаривается к тюремному заключению без всяких удобств. Не покаявшаяся в грехах, она лишается утешения и милости Святой Церкви. Леди Николетт будет заключена в крепостном замке Гайяр и останется там до тех пор, пока Господь не снизойдет к ней.
        Николетт дотянулась до Жанны, решив, что бесполезно рыдать и громко протестовать. Они осуждены. Перед ней, как откровение, вспыхнула ужасная картина будущего. «Они отошлют нас, чтобы спокойно умертвить. Ведь только наша смерть дает возможность сыновьям короля стать свободными, чтобы взять других жен».
        Де Ногаре продолжал читать:
        - Шевалье Лэр де Фонтен за его молчание, касающееся преступлений Готье и Пьера д'Олни, за соучастие и преступное согласие будет отстранен от двора, направлен комендантом в Гайяр и останется там в качестве тюремщика леди Николетт столь долго, сколь будет угодно Богу и королю. Таков приговор Его Величества короля Франции Филиппа Четвертого, нашего августейшего, могущественного и любимого монарха.
        Все было кончено. Король поднялся со стула. Маршал д'Орферве печально покачал головой. Он утешал себя мыслью, что спас любимого племянника от ужасной смерти. Но вместо этого - пожизненное заключение. Глаза старого маршала остановились на де Ногаре. Как тот надувается от собственной значительности, тощие ноги сгибаются под двойным грузом собственного брюха и самомнения. «Придет день, - подумал старый маршал, - когда де Ногаре задохнется в своей паутине лжи и обмана. Придет день…» Маршал д'Орфевре поклялся, что сделает все возможное, чтобы ускорить его.
        Зал опустел. Агнес де Маржиней бросилась к брату, но ее остановил один из королевских стражников.
        - Никто не может разговаривать с пленником, - сказал он, преграждая путь. Жером схватил Агнес за руку.
        - Благодари судьбу, что он будет жить. Но Агнес взглянула на Изабеллу, и ее глаза вспыхнули.
        - Вот королева проституток, она во всем виновата, - процедила она сквозь зубы. - Она опозорила нашу семью и обрекла моего родного брата на жизнь хуже смерти. Она об этом пожалеет, я обещаю.
        Лэр не видел сестру и ее мужа в толпе зрителей. Он двигался, как слепой, подталкиваемый вперед стражниками, не осмеливаясь верить тому, что слышали его уши. Он будет жить. Однако он ничего не чувствовал - ни облегчения, ни злобы, ни вины - пока еще, до поры.
        Изабелла плелась за братьями. Одетая, как обычно, в красный бархат, с тонкой золотой короной на голове, она дважды останавливалась посмотреть, как уводили ее невесток. На губах застыла холодная улыбка. Она верховодила в делах братьев, добилась обвинения их жен, но оставался еще Лэр де Фонтен. Ее отец из-за слабости или из-за симпатии к своему старому другу, маршалу, пощадил шевалье. Пока Лэр де Фонтен жив, он представляет опасность.
        Рауль де Конше шел рядом с Изабеллой, нетерпеливо теребя пальцами перчатки для верховой езды, засунутые за пояс. Он также был одет в бархат, и его черные волосы блестели, напомаженные душистым маслом.
        - Ты должна быть довольна. Все произошло так, как ты планировала, - тихо прошептал он.
        Изабелла окинула его холодным взглядом.
        - Я хочу, чтобы он умер. Слышишь?
        - Де Фонтен? Какое зло он может причинить в Гайяре? Он будет в трех сутках езды от Парижа без права возвращения. Изгнанник. То, что король легко согласился на заточение Николетт Бургундской в Гайяре, уже хорошо.
        - Я хочу, чтобы он умер, - фыркнула в ответ Изабелла. Она глянула через плечо на инквизитора, который собирал документы. Все еще говоря очень тихо, она приказала: - В течение часа приведи Ногаре ко мне.
        Позднее, в этот же день, после встречи с Ногаре, Изабелла вышагивала по крытой галерее. Шлейф ее платья шуршал по осенним листьям, устилавшим камни. Отсюда она увидела Рауля де Конше и облеченного его доверием рыцаря по имени Симон Карл. Мужчины о чем-то беседовали. С ними был третий, крепко сложенный молодец с длинным крючковатым носом. Этот человек стоял чуть в стороне и молча слушал.
        Изабелла посмотрела на них с удовлетворением. Лэр де Фонтен умрет. Вначале Ногаре противился этой идее, доказывая, что безвременная смерть только осложнит все дело. Инквизитор упрямо предостерегал: «Его дядя, старый д'Орфевре, всегда мутил воду, но король его любит. Нет, мне это не нравится». Но Изабелла была непреклонна. В конце концов Ногаре согласился, и теперь все пойдет так, как она задумала. Она избавилась от братьев д'Олни, и скоро избавится от де Фонтена. Он был последним из трех офицеров, верных телохранителей короля.
        Ее раздражало, что де Фонтен избежал участи братьев д'Олни. Его она ненавидела особенно сильно. Изабелла была мстительной и никогда ничего не забывала. Лето в Уоллингфорде, когда де Фонтен, его дядя д'Орфевре и несколько французских рыцарей принимали участие в турнире близ Лондона. В восемнадцать лет де Фонтен, сражавшийся во Фландрии бок о бок со своим дядей, стал победителем, любимцем турнира. Казалось, без особых усилий он победил своего противника - ее любовника - сбросил его с лошади в пыль. Изабелла была оскорблена, особенно, когда де Фонтен подъехал к ней и в его глазах светилась насмешка, а с губ не сходила улыбка. Его облик выражал смелую удаль, чарующий вызов, и это привело Изабеллу в ярость.
        Но сейчас у нее есть прекрасная возможность стать победительницей.

        ГЛАВА 5

        Несколько дней спустя в предрассветной темноте Лэр де Фонтен ехал по внутреннему двору дворца. С лица еще не спала опухоль, тело - в шрамах после пыток, сломанное ребро болело. Лэр ехал молча, но сердце было полно горечи. Прошлой ночью к нему прислали врача, который наложил несколько повязок, чтобы де Фонтен мог хотя бы передвигаться самостоятельно.
        С правой стороны ехал Альбер Друэ, с левой - королевский сержант. Сзади следовали четырнадцать тяжело вооруженных всадников. Мелкий дождь струился по лицу, капли стекали по лошадиным крупам. Копыта глухо цокали по булыжникам, разбрызгивая лужи. На противоположной стороне двора распахнулась дверь, из нее выплеснулся свет факелов, рассеивая бледную мглу. Несколько темных силуэтов словно выплыли из-под арки. Лэр и его сопровождающие остановились. Стражник в темной одежде вывел вперед лошадь без седла.
        После обмена документами из группы вытолкнули фигурку, грубо помогли занять место в седле.
        Леди Бургундская и Наваррская покидала двор, одетая в шерстяные лохмотья грешницы, со связанными руками. Меньше года тому назад она приехала сюда, одетая в шелка, сверкая драгоценностями. Николетт не стала оглядываться…
        Колокола Собора Парижской богоматери зазвонили заутреню, когда процессия проезжала под башнями дворцовых ворот. Где-то внизу, испещренная дождем, текла Сена.
        По распоряжению короля женщин вывозили из города ночью. Жанну и Бланш увезли еще час назад. Из окошка подвала Николетт окликнула принцесс, но те не отозвались.
        Несколько часов Лэр и его спутники ехали молча. К полудню они покинули последнее селение, примыкающее к парижским окраинам. Теперь дорога шла по сельской местности, дождь превратился в изморось. Густой туман так и не рассеялся в низинах, белые клочья плавали между черными стволами деревьев.
        Де Фонтен так и не глянул на пленницу. По правде сказать, он не знал, кого презирает больше - леди Николетт или самого себя. Изувеченные тела Готье и Пьера стояли перед глазами. Мысль была абсурдной, но он ощущал неведомую вину. Они - мертвы, а он - жив. Потерял друзей, свободу. Потерял все. И причина всего этого - развратная дочь Бургундии.
        Только стук лошадиных копыт, скрип кожаных седел да бряцание оружия нарушали тишину. Через холку своего коня Николетт смотрела в спину тюремщику, ехавшему рядом с королевским сержантом, грудь которого походила на пивную бочку.
        Два дня назад в зале Совета Лэр де Фонтен показался Николетт благородным человеком. Теперь она считала, что ошиблась. Он не менее жесток, чем ее муж, может быть, даже хуже.
        Разве Лэр не купил себе жизнь ценой ее несчастья? Эта мысль мучила девушку. Как подозревала Николетт, король вряд ли желал, чтобы они благополучно достигли Гайяра. Какую смерть выберет для нее де Фонтен?
        Николетт вымокла до нитки. Запястья ее рук были стянуты так туго, что она уже не чувствовала пальцы. Каждый толчок причинял боль. Но Николетт боялась обратиться к тюремщику с просьбой о передышке.
        Дождь наконец прекратился. Они остановились, чтобы дать отдых лошадям. Редкий лес, окружавший дорогу, был залит бледным водянистым светом. Капли продолжали падать с ветвей на землю.
        Николетт молча смотрела, как стражники спрыгивают с лошадей. Никто не подошел к ней. Она повернула голову, вглядываясь в дымку, висящую между деревьями, в темное небо. Как легко было бы скрыться в этом лесу! Какой он темный и таинственный, вон там, чуть впереди! Когда-то она любила играть в прятки в небольшой рощице рядом с домом отца. Ах, как переживала Озанна, когда Николетт долго не могли отыскать! Если сейчас она скроется в лесу, ее потом никто не найдет. Мысль о том, что будет дальше, к кому она обратится, уже не приходила ей в голову. Если бы только достичь того темного леса…
        Неожиданно она увидела, что ее тюремщик идет к ней. В первый момент хотела отказаться от его помощи, но со связанными руками она вряд ли слезет с лошади. Лэр легко снял пленницу с седла, тут же ощутив мягкость ее тела, запах женского пота.
        - Наверное, вы хотите уединиться? - на какое-то мгновение он забыл, что она - причина его несчастья. Николетт вся дрожала, мокрая до нитки. Взъерошенные короткие волосы под глубоким капюшоном делали ее похожей на маленькую птичку. Де Фонтен невольно ощутил приступ жалости.
        - Я могу предложить вам только место за кустами.
        Она кивнула, не глядя ему в лицо, опасаясь, что он сможет угадать ее мысли о побеге. Грязь забрызгала ее башмаки, когда они шли по дороге. Войдя в редкий лес, Лэр взял пленницу за руку. Он остановился всего в нескольких шагах от дороги.
        - Могу я отойти чуть дальше? - взмолилась Николетт, бросив взгляд на небольшую лощину. Она так и не подняла глаза, но по сочувственному вздоху поняла, что де Фонтен согласен.
        Они отошли чуть дальше от дороги. Здесь кусты были гуще. Де Фонтен примял высокую траву, которая под его сапогами издавала приятный острый запах. Николетт протянула связанные руки и впервые позволила себе бросить на него взгляд из-под длинных темных ресниц.
        - Может быть, вы освободите мои руки? Лэр не смог ей отказать. Он почувствовал стыд, что не подумал раньше о ее опухших запястьях. Глубокие следы, оставленные кожаным ремнем на нежной коже, невольно вызвали вопрос:
        - Кто связал вам руки?
        - Один из палачей.
        Лэр принялся растирать онемевшие пальцы.
        - Почему вы промолчали? Ничего никому не сказали?
        - А кому я могла сказать? Ногаре? - в голосе прозвучала насмешка.
        Она не хотела ничьей доброты. Николетт высвободила руки из ладоней Лэра. Не в силах выдержать взгляда ясных синих глаз - отвернулась. Де Фонтен смущал ее. Николетт была готова поверить, что он не хочет причинить ей боль. Нет, она не так глупа! Молча ступила на небольшой участок, который Лэр расчистил для нее. Пальцы продолжали ныть. Николетт заколебалась, ожидая, что он отвернется. Лэр продолжал смотреть прямо на нее. Девушка подняла глаза:
        - Вы не можете отвернуться? Он слегка улыбнулся.
        - Могу ли я доверять вам? Можете ли вы обещать, что никуда не сбежите?
        Она не ответила, только опустила глаза. Еще немного, и ей станет не до побега… Когда он отвернулся, она тут же присела на корточки. Какое облегчение! Ей сразу стало теплее. Николетт украдкой посмотрела на Лэра - длинноногий стройный молодой человек стоял спиной к ней. Наверняка слышал журчание. Николетт бесшумно поднялась и, бросив взгляд на широкую спину, кинулась в кусты.
        Шум раздвигаемых ветвей заставил его обернуться. Лэр тут же бросился за беглянкой. Сухие ветки трещали под ногами. Дважды он увидел голову Николетт среди сплетения ветвей. Темный цвет балахона сливался с сумраком леса. И он потерял ее из виду. Влажные ветви, ковер листьев под ногами, мягкая, рыхлая, набухшая под дождем земля глушили любой звук.
        Склон стал еще круче, а в самом низу по камням текла небольшая речушка. Лэр остановился, проклиная себя за глупость. Он тяжело дышал, не зная, что причиняет ему большую боль: сломанное ребро, поврежденная челюсть или уязвленная гордость. Ни единого звука, говорящего о присутствии Николетт. Она ускользнула, как песок между пальцев. Мысль о том, что придется подключить к поискам сержанта и его людей, была крайне неприятна. Нет! Вряд ли она ушла далеко. Легкая, как пушинка… Наверняка истощена и измучена не меньше, чем он.
        В эту секунду он услышал едва различимый шорох. Где-то там, где речушка струится по камням. Лэр устремился по склону холма. Но никого не увидел, только журчание воды нарушало тишину. Де Фонтен наклонился, отводя ветви, затаил дыхание. Но это небольшое движение причинило резкую боль израненному телу. Он выпрямился и начал внимательно осматривать склон.
        Николетт, вся дрожа, затаилась в небольшом углублении. Сердце бешено колотилось. Она не видела Лэра, но знала, что он где-то неподалеку, слышалось его неровное дыхание. Ей не хватало воздуха, но она боялась сделать глубокий вдох, чтобы не привлечь внимание преследователя. Он - совсем рядом… Маленькая серая птичка села на ветку прямо над ее головой, затем вновь вспорхнула, растворившись в сумраке. Капли влаги падали на землю почти бесшумно.
        Николетт услышала, что де Фонтен удаляется. Сапоги скрипят по речной гальке. Еще один звук - но теперь совсем рядом. Мягкий шорох, словно кто-то мнет в руках шелк. Неожиданно что-то холодное коснулось ее руки. Николетт вздрогнула. Темное, скользкое тело змеи коснулось ее запястья…
        Крик ужаса невольно сорвался с губ, она бросилась бежать вверх по склону, не видя ничего перед собой.
        Треск сучьев за спиной… Он догоняет… Николетт обернулась: Лэр совсем рядом. Он схватил ее за плечо, повалил на землю. Пытаясь высвободиться из сильных рук, она пинала своего преследователя ногами, в гневе била кулаками, но сопротивление было бессмысленным. Лэр намного сильнее. С удивительной быстротой он обхватил ее запястья и прижал к земле над ее головой.
        - От… - она пыталась что-то сказать, прижатая к земле всей тяжестью его тела. - Отпусти меня, - в страхе шептала она. - Я закричу! Я скажу, что ты хотел меня изнасиловать!
        Эта угроза вызвала только смех. Она больше не чувствовала тяжесть его тела, но де Фонтен продолжал сжимать ее руки.
        - Почему? Зачем мне насиловать тебя, когда ты и так была на все согласна?
        - Это ложь!
        - Да, ложь. Даже Ногаре не смог придать этому убедительности. И потому мое тело не болтается рядом с останками Готье и Пьера! Но если речь пойдет о том, что ты развратница, это уже другое дело!
        - Нет, я невинна!
        - Да? У Готье была любовница из королевской семьи. Он это признал. И кто же?
        - Не я! Я не знаю! Отпустите, мне больно! Его голос был таким низким и злым, что Николетт казалось - Лэр сейчас убьет ее. В ужасе она подалась назад, судорожно прижимаясь к земле. Слезы застилали глаза, она покраснела от стыда: под балахоном грешницы не было ничего, грубая материя задралась чуть ли не до талии, вечерний воздух холодил обнаженные ноги. - Пожалуйста!
        Она пыталась высвободиться из его рук, вырваться из хватки. Лэр отпустил ее запястья и медленно встал. С поразительной быстротой Николетт натянула грязный подол на голые ноги. Подняв глаза, по взгляду мужчины поняла, что опоздала. Вид ее белых нежных бедер с темным треугольником курчавых волос был для Лэра подобен удару молнии. Несколько секунд он приходил в себя. Затем рывком поставил Николетт на ноги.
        - Протяни руки, - грубо сказал он, злясь на нее, злясь на самого себя. Расстегнув кожаный ремень, перехватывающий его бедра, он связал ее запястья. Узел не был таким тугим, как прежде, но руки Николетт вновь заныли.
        Когда они вышли из леса, Лэр заметил в глазах Альбера хмурое, тревожное выражение. Взяв поводья, де Фонтен подвел лошадь к пленнице, замеревшей со связанными руками посреди пошло улыбающихся солдат. Сержант поправил меч на бедре и пошел к лошадям, бросив по дороге:
        - Я уже хотел пойти за вами. Подумал, что вы заблудились.
        Лэр хмуро глянул на него, подсадил Николетт в седло. Только сейчас он заметил, что к спине ее балахона прилипли листья и грязь.
        Николетт тоже заметила ухмылки стражников. Лицо вспыхнуло, но она гордо выпрямилась в седле и без страха посмотрела в лицо своим тюремщикам. Она невинна, невзирая ни на что. А этот Лэр не лучше Гюлимая де Ногаре, не лучше ее трусливого мужа.

* * *
        Аккуратные ряды виноградников обрамляли дорогу к аббатству Бон Анфан, тонкий запах созревающих гроздей пронизывал прохладный чистый воздух. Лэр натянул поводья. Жеребец остановился перед воротами. Колокола аббатства начали вызванивать «Ангел Господень».[«Ангел Господень» («Angelus Domini» - лат.) - молитва к Богородице, читаемая католиками трижды в день.] Привратник в монашеской рясе, забавный невысокий юноша с взлохмаченными волосами, открыл двери, и вся группа въехала во двор. Слегка прихрамывая, послушник поспешил затворить ворота.
        - Наш аббат только что начал службу, - привратник склонил голову на бок, осматривая пленницу. Он ничего не сказал о том, что гонец короля уже приезжал в аббатство и здесь осведомлены о приезде процессии. - Мы приветствуем вас на этой земле. Вас ждет гостеприимство нашего дома для странников.
        Послушник не сводил глаз со съежившейся фигурки на каурой кобыле. Он тоже слышал о скандале во дворце. И хотя аббат запретил сплетничать по этому поводу, после приезда королевского гонца на кухне только и делали, что судачили о королевской семье. Наконец, юноша отвел глаза и подозвал нескольких монахов.
        Один за другим солдаты сняли с себя мечи. В Бон Анфан, как и в любом святом месте, было запрещено носить оружие. Николетт наблюдала, как Лэр отстегнул меч, вынул из-за пояса кинжал и передал все это монаху аббатства. Все оружие унесли в кладовую рядом с воротами. Сердце Николетт несколько успокоилось - вряд ли теперь ей перережут горло, хотя не исключено, что ее просто задушат во время сна. И никакой кинжал не понадобится. Слуга подхватил поводья ее лошади, Лэр подошел к Николетт. Прикосновение его рук заставило ее вздрогнуть.
        Послушник, исполняющий обязанности привратника, неуклюже ковыляя из-за хромой ноги, повел их через двор к небольшому каменному строению. Ключи на его поясе громко звенели.
        Аббатство представляло собой настоящий мир в миниатюре. В самой середине высилась церковь со шпилями и остроконечными арками. Вокруг основной святыни теснились многочисленные строения: трапезная, братский корпус, кельи, а также каменные сараи, лавки, мастерские. Послушник не без гордости указал на темнеющий вдали сад, а где-то рядом с ним - огород, хотя в сгущающихся сумерках трудно было что-то различить. В аббатстве, по словам привратника, были также бойня и мастерская по выделке кожи. Изделия продаются на рынке в Париже и пользуются спросом. Парень был явно словоохотлив и вряд ли сказал бы меньше, если бы даже его никто не слушал.
        Николетт несколько раз попыталась высвободиться из крепкой руки Лэра, сжимающей ее локоть, но де Фонтен продолжал тащить ее за собой. Воспитанная в богатой семье, Николетт не ожидала увидеть такое скромное убранство в гостинице аббатства. Даже слуги в доме ее отца жили в лучших условиях. Голые каменные стены, тюфяки с соломой в большой общей комнате. Не без облегчения Николетт увидела, как их провожатый указал на узкую деревянную лестницу, ведущую наверх.
        - Идите за мной, - он, подпрыгивая словно раненая птица, стал подниматься по лестнице.
        Наверху они очутились в мрачном коридоре. Пахло сыростью и плесенью. Ряд дверей, обитых железом, выходил в темный коридор. Де Фонтен, Николетт и следовавший за ними с кожаным мешком в руках Альбер Друэ, подошли к одной из дверей. К разочарованию пленницы, комната оказалась такой же убогой, как и внизу, только немного меньше.
        - Это комната, - объяснил послушник, - для почетных гостей.
        Николетт огляделась. Единственное, что отличало это жилище от подвала в королевском дворце - это высокий комод резного дерева во всю стену. Четыре соломенных тюфяка, покрытые сверху перинами, набитыми гусиным пером, лежали на полу у стен. Единственная лавка сиротливо ютилась у небольшого стола с оловянной посудой. Посреди стола высился кувшин для воды.
        Когда послушник и слуга ушли, Николетт буквально упала на тюфяк рядом с дверью. С тревогой она смотрела, как ее тюремщик ставит свой мешок на тюфяк у высокого узкого окна. Де Фонтен пересек комнату, остановился у стола, взял кувшин, оказавшийся пустым. Лэр уже хотел позвать слугу, когда монах в черной рясе появился на пороге.
        - Вы Лэр де Фонтен?
        - Да, - Лэр поставил кувшин на стол. В конце концов, гостеприимство аббата еще должно проявить себя.
        Монах, на лице которого были написаны печаль и надменность, смотрел не на Лэра, а на маленькую фигурку в грубом шерстяном балахоне. Николетт сидела неподвижно, обхватив колени руками. Капюшон скрывал черты склоненного лица.
        - Отец-настоятель ждет вас в ризнице. Следуйте за мной.
        - Минуточку, брат, - отозвался Лэр, подойдя к двери мимо монаха. Де Фонтен с порога окликнул своего слугу. Послышались быстрые шаги, и через мгновение долговязый розовощекий парень с простоватым выражением лица появился на пороге.
        - Останься с пленницей, - сказал Лэр. - Я скоро вернусь.
        Альбер Друэ, кивнув, занял место на скамье у стола.
        Монах явно с интересом наблюдал за гостями. Вместе с де Фонтеном он неохотно покинул комнату.
        В ризнице горел единственный факел. Фитиль, оплавленный горячим жиром, издавал малоприятный запах.
        После традиционных приветствий аббат - человек средних лет, весьма грузный, с брюшком, краснощекий, с толстым носом-картошкой - выразил сожаление по поводу того, что не может пригласить Лэра и его спутников к трапезе.
        - Речь идет о душе, - сказал он. - Законы церкви запрещают предлагать пищу аббатства нераскаявшимся грешникам. В дом приезжих вам принесут еду и вино, и если хотите, то по своей милости можете поделиться с пленницей, - аббат улыбнулся. Неподалеку стояла чаша со святой водой. Аббат несколько раз менял местами алтарные лампады, почему-то волнуясь в присутствии этого молодого человека с внимательными синими глазами. На лице гостя еще виднелись шрамы, которые начали бледнеть. На подбородке - незажившая ссадина. «Наверное, - подумал аббат, - ему больно бриться». На подбородке де Фонтена уже отросла щетина. Сейчас Лэр производил впечатление преступника, а не офицера королевской стражи. Словно самому себе, аббат пробормотал вслух:
        - Я уверен, справедливость должна идти рука об руку с милосердием. Вы согласны? - обратился он к Лэру.
        - Да, отец. Я прослежу, чтобы пленницу накормили.
        Аббат вновь улыбнулся.
        - А сейчас не хочу вас больше задерживать.
        Есть еще один гость, который хочет переговорить с вами. Он ждет вас в часовне, - аббат указал на одну из дверей, ведущих из ризницы. Вторая дверь, видимо, вела в алтарь, как предположил де Фонтен.
        Лэр прошел в часовню. Вначале он не заметил человека, стоящего на коленях у алтарной решетки. В часовне было темно, невзирая на колеблющееся пламя свечей. Днем здесь, наверное, тоже не намного светлее, решил Лэр, поскольку только два узких окна в каменных стенах высоко над алтарем пропускали свет в помещение. И тут он обратил внимание на фигуру у алтаря.
        Такой знакомый силуэт… Человек встал с колен еще до того, как Лэр успел сказать хоть слово.
        - Ты, конечно, удивлен, брат. Лэр был по-настоящему поражен.
        - Как ты нашел меня? Тьери улыбнулся.
        - Агнес, - просто ответил он. Даже в полумраке Тьери де Фонтен смог разглядеть следы пыток на лице брата. - Подойди и помолись со мной.
        - О чем молиться, Тьери? Чтобы мессир, наш отец, простил тебя за захват Везелея? Он хотел, чтобы им владел я, и не раз говорил об этом. Даже на смертном одре.
        - Я не отрицаю, - согласился Тьери.
        - И ты отказал мне в титуле.
        - Ты бы получил его. Со временем. Тебя же не интересовал Везелей до тех пор, пока наш дядя, этот негодяй д'Орфевре, не напомнил тебе о нем. Ты всегда испытывал большую симпатию к родственникам нашей матери. Ты, скорее, д'Орфевре, а не де Фонтен!
        - Везелей - мой! - резко сказал Лэр. - И у меня было полное право потребовать его!
        - Особенно, когда дядя пообещал тебе Гиен и деревню Бренеоль на границе с Везелеем. Все - к собственному благу. Если бы у тебя были Везелей и Гиен, то дядя наверняка добился бы успеха в тяжбе с бароном Гардинэ, моим тестем!
        - Гардинэ - настоящая змея, он якшается с англичанами!
        - И ты хочешь сказать, что твой дорогой дядя - нет?
        - Только, если это в интересах короля.
        - Кажется, король платит вам по заслугам…
        - Ты пришел насмехаться надо мной, да, Тьери?
        - Насмехаться! Я твой брат.
        - О чем очень любишь напоминать.
        - Во имя Бога, Лэр! Почему мы всегда начинаем спорить?
        - И ты хочешь сказать, что виноват я? Ты первый обратился к адвокату.
        - А что еще я мог сделать? Земли Гардинэ перейдут ко мне, как к мужу Оделины. Неужели ты думал, что я буду сидеть сложа руки и смотреть, как ты и твой дорогой дядя д'Орфевре вынюхиваете, где пахнет жареным?
        - Ничего подобного! Он хотел получить только Лагрумские леса, которые принадлежат ему по закону.
        - По закону! Ха! Тогда почему суд не удовлетворил его прошение?
        - Потому что отец твоей женушки запугал всех до смерти! Ты и сам все отлично знаешь! - рука Лэра непроизвольно ударила по алтарной решетке. - И для чего я спорю с тобой здесь, перед лицом Бога? И вообще - зачем?
        - Я пришел не спорить.
        - Хорошо. Тогда зачем?
        - Передать тебе титул владельца Везелея.
        - Сейчас?! Когда это не имеет значения? Тьери, как великодушно! А ты, конечно, станешь управляющим?
        - Но ты будешь получать доходы с земель. Мог бы быть благодарен хотя бы за это.
        - Неужели Агнес тебя убедила? Или в тебе просто заговорила совесть?
        - Агнес ни при чем. Моя совесть тоже. А уж она чище, чем твоя.
        - Потому что ты вместе со своим тестем нашли лучший план, чтобы захватить Лагрумские леса?
        - Тебе не нужен титул?
        - Я этого не сказал.
        - Тогда пойдем к аббату и разрешим наш спор. Лэр, мы же братья и не должны быть врагами. Мы больше не дети, а взрослые мужчины. И должны думать о наших душах.

«Ты думаешь только о своей душе», - подумал Лэр, но вслух ничего не сказал. И очень разумно, потому что в часовне появился монах, громко топая по каменному полу, чтобы предупредить о своем приближении. Откашлявшись, он произнес:
        - Сеньоры, если вы закончили беседу, то отец-настоятель будет рад видеть вас в своих покоях.

* * *
        На лице аббата играла неизменная улыбка, пока Лэр читал документ. Тьери сидел напротив, барабаня пальцами по столу. Прочитав, Лэр взял гусиное перо, опустил конец в чернильницу и расписался в документе ниже подписи брата. Итак, Везелей принадлежит Лэру де Фонтену! По крайней мере, на бумаге.
        Когда они вышли и остановились под аркой, Тьери спросил:
        - Ты пойдешь со мной на мессу?
        Снисходительный тон брата начал раздражать Лэра. Не так просто забыть и простить то, что было.
        - Итак, ты можешь сказать Агнес, что между нами все разрешено и твоя совесть чиста перед Богом, не так ли? - с насмешкой спросил Лэр.
        - Если я так скажу, разве это не будет соответствовать истине? - улыбнулся Тьери.
        Лэр усмехнулся. Брату сейчас только не хватало ореола святости вокруг головы. Он вновь ощутил себя ребенком, который зол на себя за необдуманные слова.
        - Поступай, как знаешь.
        - Итак, ты идешь?
        - Да, я буду на мессе.
        Тьери пожелал Лэру спокойной ночи. Тот не ответил.

        В доме для приезжих де Фонтен застал сержанта и солдат, шумно поедавших угощение аббата. Несколько плошек, наполненных маслом, озаряли комнату тусклым светом. Сержант, жуя, поднялся. Пахло сыром и хлебом.
        - Монах, который принес еду, сказал, что вы молились в часовне. В ящик для пожертвований вы должны были положить побольше монет. Здесь не хватит ни хлеба, ни сыра, чтобы накормить даже мышь. А вина - на полглоточка кошке.
        Солдаты поддержали эти слова дружными криками. В комнате не было ни стульев, ни скамеек. Люди расположились на полу, опершись на локти или прислонившись к стене. Пол был заляпан следами грязных сапог.
        Лэр почувствовал, как в нем закипает гнев. Вначале - встреча с братом, теперь - этот идиот-сержант. Лэр повернулся к солдатам с хитрой улыбкой, подобно жулику, желающему изобразить невинность.
        - Итак, а что осталось мне?
        Солдаты доброжелательно зашушукались. Сержант не ожидал этого. Он с трудом проглотил кусок хлеба с сыром. Один из солдат подал молодому шевалье кубок с вином. Лэр молча сделал несколько глотков. Явно, де Фонтен умел находить общий язык со своими подчиненными. И быстрее, чем с родственниками. Пошутив по поводу
«святого» вкуса вина, Лэр вызвал общий смех. Даже сержант, всегда готовый задеть Лэра, несколько поутих.
        - Завтра, - сказал де Фонтен, - мы будем в аббатстве Сен-Северин. Говорят, там все гостеприимны. Помолимся, чтобы так оно и было. Во благо наших желудков и во славу Христа.
        Лэр направился к лестнице в углу общей комнаты.
        Голова Альбера склонилась на стол. Он вздрогнул, когда вошел хозяин, вскочил на ноги и заморгал, не в силах после сна смотреть на горящую свечу.
        Лэр взлохматил ему волосы и насмешливо произнес:
        - Кажется, ты научился ходить с закрытыми глазами.
        Затем кинул взгляд на фигурку, свернувшуюся на тюфяке у окна. Кожаный мешок Лэра стоял на тюфяке рядом с дверью.
        - Она выбрала место у окна, - прошептал Альбер, так и не очнувшись от сна. - Я подумал, что вы не будете против.
        Николетт лежала лицом к стене. Она не издала ни звука. Юноша был так приветлив с ней, но сейчас вернулся ее главный тюремщик.
        - Еда на столе, - сказал Альбер. - Я смог найти только одну свечу. И то обгрызенную. В этом огромном комоде только и было, что одна эта свеча. Неужели все доминиканские монахи так бедны?
        Лэр отломил кусок хлеба.
        - По крайней мере, они хотят, чтобы в это верили. Ты ел?
        - Я думал, что нужно подождать вас.
        - Ты развязал ей руки?
        - Да.
        - А предложил поужинать? Альбер склонил голову набок.
        - Она сказала, что не голодна.
        - Я хорошо знаю, что женщины редко говорят то, что думают на самом деле, - Лэр подмигнул Альберу. - Поужинай, но смотри, не увлекайся вином.
        Из-за капюшона лица Николетт не было видно, торчал только кончик носа, который слегка вздрагивал. Лэр пересек комнату, осторожно коснулся ее плеча.
        - Миледи, на столе хлеб и вино. Вам нужно что-нибудь поесть. Немного хлеба, хотя бы глоток вина. Завтра нам предстоит долгий путь, в который не стоит пускаться с пустым желудком.
        Его голос был спокойным, мягким, как у священника. Добрым. Как у ее отца. Николетт так хотелось доверять хоть кому-нибудь!
        - Оставьте меня, - резким шепотом произнесла она. - Я не хочу вашей жалкой пищи!
        Еще одна попытка Лэра не увенчалась успехом. Он вернулся к столу и сел рядом с Альбером. Тот макал хлеб в вино, затем ловко, не уронив ни крошки, запихивал себе в рот.
        - Хлеб в это вино вполне можно макать, - Альбер налил из кувшина вина в чашку хозяина.
        Когда мужчины покончили с последним куском хлеба, слуга спросил:
        - Может быть, мне сходить и попросить еще одну свечу?
        - Не нужно. Ты принес воды? - задав вопрос, Лэр тут же вспомнил, что у парня не было возможности покинуть комнату, ведь он не мог оставить пленницу. Но Альбер сказал:
        - Приходил монах с большим кувшином и наполнил наш, - он встал, отряхивая крошки. - Где мне спать? Я оставил свое одеяло на тюфяке внизу, рядом с лестницей.
        - Хорошо, - отозвался Лэр, понизив голос. - Здесь только одна лестница. Если кто-то захочет пройти мимо, ты увидишь.
        Альбер кивнул - он тоже не доверял сержанту. Когда юноша ушел, Лэр спросил Николетт, не хочет ли она уединиться, пока он не погасил свечу.
        Она в смущении села.
        - Да, - ее голос был еле слышен. Николетт сидела на краю тюфяка, ожидая, пока он уйдет. Лэр вышел в коридор. Внизу чьи-то шаги. Возможно, Альбер. На противоположной стороне коридора лунный свет просачивался сквозь ставни огромного окна. Завтра будет хороший день.
        Лэр обернулся, глянул сквозь дверной проем незакрытой двери. Николетт опять лежала на своем месте, повернувшись спиной. Он вошел в комнату и. попытался запереть дверь, но никакого запора не было. Затем, подойдя к столу, погасил свечу.
        Сон не шел. Перед глазами Лэра так и стояли мягкие изгибы тела девушки, нежные бедра и та часть, увидев которую, он, еще тогда, в лесу, ощутил, как кровь быстрее побежала по жилам.

        ГЛАВА 6

        Лэр не понял, что его разбудило. Но неожиданно проснулся. Ни звука, только странное ощущение - кто-то движется в темноте. Первая мысль - пленница снова пытается убежать. Но, всмотревшись в темноту, различил на тюфяке у окна темную фигурку. Николетт здесь и, кажется, спит.
        Но то, что он увидел в следующую секунду, заставило его окончательно проснуться. В смутных полосах лунного света, пробивающегося сквозь ставни, он увидел колеблющийся силуэт - голову, плечи. Блеснуло лезвие кинжала. Человек подошел к спящей Николетт.
        Лэр мгновенно вскочил с тюфяка и бросился вперед. Потом де Фонтен не мог вспомнить четко последовательности событий. Он услышал дикий визг, затем жуткий крик. Поднятая рука незнакомца словно застыла в воздухе, потом упала вниз. Тело Николетт уже на полу. Черная фигура развернулась, когда Лэр врезался в человеческое тело. Сомнений больше не было - это не привидение, а пахнущий потом и лошадьми мужчина. Лэр сбил его с ног, но не удержался и тоже упал. Тяжело дыша, противники вскочили, заняв позиции по обеим сторонам резного комода. Резкий выпад - и кинжал Лэра вошел в тело врага. Раздался стон. Лэр успел разглядеть, что на лице у мужчины была маска с отверстиями для глаз и рта. С животной яростью противник бросился на шевалье.
        Сверкнуло лезвие ножа. Скользнув по железным петлям комода, нож высек искры. Несколько отточенных движений, от одного из которых Лэр не смог увернуться. Рука! Боль пронзила локоть, плечо. Де Фонтен изо всех сил нанес удар ногой - незнакомец откатился к стене. Громкий стон вырвался из груди противника.
        Что-то упало на пол. Нож? Но Лэр не успел разглядеть. Человек прыгнул на него, вдавив свой локоть в живот. Резкая боль снова пронзила тело. Ребро, сломанное ребро… Перед глазами Лэра поплыли разноцветные круги, он упал на пол, скорчившись от боли. Громкие крики Николетт, топот удаляющихся шагов. Дверь распахнулась, незнакомец выбежал в коридор.
        Крики и шум наконец-то разбудили остальных. Дюжина солдат собрались на лестнице. Альбер окликнул хозяина. Лэр с трудом встал на ноги, добрался до двери. Нет, незваный гость не мог далеко уйти. Вряд ли он успел спуститься по лестнице.
        - Убийца, - голос Лэра был едва слышен. Боль пронизывала все тело так, будто ему опять сломали ребра. - Он еще здесь! - странный звук собственного голоса изумил де Фонтена. - Обыщите все комнаты!
        Словно сумасшедший, он бросился по коридору, распахивая одну дверь за другой. Мужчины рванулись за ним.
        - Вот! - закричал Лэр. - Вот здесь!
        Проковыляв через всю комнату, он высунулся из окна, ставни которого были распахнуты. Прямо под окном - крыша конюшни, доходившая до самой стены, окружающей аббатство, через которую вполне можно было перелезть.
        Лэр почувствовал, как что-то липкое, теплое течет по его руке. Кровь! Терпкая кровь. Он вспомнил, что кинжал противника пронзил его руку. Насколько сильно, в темноте трудно было понять. Часть солдат столпились вокруг де Фонтена, остальные бросились обыскивать двор. Бесполезно…
        В коридоре глаза Лэра ослепил фонарь. Там стояли привратник и монах - те самые, которых Лэр уже видел.
        - Нам сказали, что произошло убийство, - встревоженно произнес монах. - Надеюсь, вы не думаете, что наш аббат поощряет преступления?
        Убийство? Лэр рванулся вперед. Ребра ныли, ноги были, как чугунные. Когда он выскочил из комнаты, Николетт была жива, он же слышал ее крики. Сержант с парой солдат переминались у двери с ноги на ногу.
        - Что случилось? - резко спросил сержант. Не отвечая, Лэр вбежал в комнату. Люди расступились. Сержант последовал за де Фонтеном.
        - Миледи, миледи, - говорил Альбер, пытаясь успокоить Николетт. Та прижалась к стене, замерев, словно до смерти напуганный зверек. Казалось, она ничего не слышит. Кто-то зажег свечу, пламя трепетало на сквозняке, которым потянуло из открытой двери.
        Взгляд Лэра упал на сержанта. Трудно было понять, рад он или опечален тем, что пленница жива.
        - Кто-то пытался убить ее? - спросил он.
        - Кажется, так.
        - И кто?
        Лэр не ответил на его вопрос, а задал свой:
        - Почему не расставлены посты?
        - Я не видел необходимости. Это святое место.
        - Так выставите дежурных, сержант!
        - Не имеет смысла, потому что…
        - Немедленно! - прорычал Лэр. Сержант хотел возразить, но передумал и пошел к двери. Лэр пристально посмотрел ему в спину. Затем повернулся к Альберу:
        - Пойди посмотри, что он делает. Дверь закрой.
        Парень растворился в темноте, закрыв за собой дверь.
        - Вы в порядке? - спросил де Фонтен, когда они с Николетт остались одни. Ее лицо побледнело. Капюшон упал с головы, и стриженые взъерошенные волосы производили комичное впечатление. Николетт, не обращая внимания на протянутую руку Лэра, медленно встала.
        В неровном свете свечи де Фонтен увидел, что у нее на шее кровь, а темное пятно расплывается на плече.
        - Вы ранены.
        Ее глаза казались огромными на белом как мел, лице. Губы дрожали.
        - А вы думали, что будет по-другому? - в ее голосе звучал упрек. Николетт не доверяла де Фонтену. До сих пор перед ее глазами стояла темная, неясная фигура… Удар в плечо…
        Николетт чуть не упала, с трудом сохраняя сознание.
        Лэр взял ее за локоть.
        - Позвольте, я помогу вам.
        - Я не нуждаюсь в вашей помощи, - прошипела она, отстраняясь. Схватившись за плечо, удивилась, ощутив что-то липкое, теплое… Отдернула ладонь и тупо уставилась на нее. Только сейчас, кажется, Николетт начала осознавать, что же случилось. Глаза расширились, губы беззвучно шевелились.
        Лэр еле успел подхватить ее и отнести к скамье. У нее больше не было сил сопротивляться. Усадив Николетт, Лэр бросился к своему мешку. Достал бритву и вырезал кусок ткани из подола ее балахона.
        - Рана должна быть промыта, - он погрузил кусок шерсти в кувшин с водой. Раненая рука давала о себе знать, вода окрасилась его кровью.
        - Пришлите ко мне женщину, - прошептала Николетт.
        Он посмотрел на нее, как на глупого ребенка.
        - Мы же в монастыре. Она вздернула подбородок.
        - Я могу подождать.
        - Это же глупо!
        Лэр выругался про себя, выжимая воду. Если бы Николетт не была ранена, то вряд ли позволила бы ему помочь ей подойти к скамье.
        Комната плыла перед глазами Николетт, становясь то больше, то меньше.
        - Нет! - пролепетала она, предполагая, чего он хочет от нее. Она закрылась руками, прижалась к стене, стараясь ускользнуть из его рук. Но Лэр схватил за воротник балахона. Она извивалась, словно угорь, и неожиданно ветхая ткань лопнула.
        Маленькая грудь, налитая, словно яблочки, с розовыми бутонами сосков, предстала взору Лэра.
        Николетт задохнулась от гнева. Подхватив сползающую ткань, она прикрыла грудь. Лэр, видя ее борьбу за свою честь, схватил Николетт за плечо.
        - Черт вас подери! Сидите спокойно! И радуйтесь, что вам не перерезали горло.
        Николетт сжала зубы и уставилась в окно. Через секунду она замерла, словно мраморная статуя, позволив ему касаться раны и презирая его всем сердцем.
        Лэр смыл кровь и увидел, что разрез неглубокий. По форме он походил на полумесяц. Было такое впечатление, что удар нанесли неумело, без расчета.
        - Ваш человек никуда не годится, - с холодной яростью в голосе сказала Николетт.
        - Какой человек? Альбер?
        - Тот, кого вы послали, чтобы убить меня.
        - Если бы я захотел убить вас, то смог бы справиться с этим сам.
        - Значит, король приказал умертвить меня. Или это был приказ Луи?
        - Я ничего не знаю об этом.
        - Лжец! - она посмотрела ему в глаза.
        - Посидите спокойно, - Лэр нежно коснулся кровавой полосы пальцем. Больше он ничего не может сделать. Как только он сделал шаг назад, Николетт быстро натянула балахон на плечи, судорожно вздрогнув, когда грубая ткань коснулась раны.
        Лэр вновь намочил тряпку и промыл свою рану. Затем перевязал руку, зубами затянув узел. Молча посмотрел, как Николетт босиком шла к своей постели. Один ее ботинок лежал у комода, второго не было видно.
        Де Фонтен вспомнил об упавшем кинжале ночного убийцы и, взяв свечу, решил найти его. Лэр четко помнил, что слышал стук оружия об пол. Он поднял ботинок Николетт и бросил его рядом с ее тюфяком.
        Николетт натянула капюшон на голову и клубочком свернулась на тюфяке. Резкий звук упавшего ботинка заставил ее вздрогнуть. Она повернулась к Лэру.
        - Куда вы дели нож? - в голосе де Фонтена звучал гнев. Когда она не ответила, он резко сдернул капюшон с ее головы. Глаза Николетт смотрели с холодной яростью. Он присел на корточки рядом с тюфяком, поставил свечу на пол. - Куда вы дели нож? - повторил Лэр, не отрывая от нее взгляда.
        Николетт сжала губы, не желая отвечать. Он грубо схватил ее за подбородок.
        - Куда вы спрятали нож? - его голос напоминал рычание.
        На глаза Николетт навернулись слезы, но она продолжала упрямо молчать. Он сжал ее щеки двумя пальцами, угрожая выдавить из нее правду, словно сок из яблока. Николетт молчала.
        Тогда Лэр сдернул ее с тюфяка и, ухватив одной рукой за шею, другой ощупал балахон. Она попыталась увернуться, ударить его ногой, но руки мужчины держали крепко, а босая нога не могла причинить сильной боли. Но эта атака, сопротивление разозлили его еще больше. Скрипя зубами, он тряс ее измученное тело.
        - Где нож?
        Его дыхание обдавало ее, словно горячий ветер. Николетт, пытаясь вырваться, замолотила кулаками по груди Лэра, потом ударила в бедро. Разозленный, де Фонтен раненой рукой схватил ее за колено, резко дернул, другой рукой отгибая легкое тело назад. Раненая рука скользнула с колена на бедро, поползла выше… Лэр уже понял, что спрятать нож под балахоном она не могла, но хотел вытрясти из нее правду. Маневр себя оправдал. Николетт была готова драться, но к тому, чтобы он…
        - В соломе! - в голосе звенело рыдание. - Я спрятала нож в соломе.
        Лэр потащил Николетт к постели. Продолжая одной рукой держать ее, другой отшвырнул перину и начал ощупывать солому, которой был набит тюфяк. Пальцы коснулись чего-то острого и холодного. Нащупав рукоятку, он вытащил нож из соломы. Разъяренный, швырнул Николетт на постель.
        - Злобная маленькая шлюха! - прорычал Лэр. - Ты хотела вонзить его мне в спину?
        Николетт натянула капюшон на лицо. Униженная, она вновь положила перину на тюфяк, легла и свернулась калачиком. Бедро продолжало ныть от грубого рывка мужской руки. На глаза непроизвольно набежали слезы. Наконец Лэр отошел от нее.
        Он засунул нож за пояс и, поставив свечу на стол, решил как-нибудь запереть дверь. Лэр подтащил к двери скамейку. Наверное, это глупо, ночной убийца вряд ли вернется, но все же так спокойнее. Задув свечу, он лег на свою постель. Но сон не шел.
        Может быть, в словах Николетт есть доля истины? Явно кто-то пытался убить ее. Может быть, в голове короля или его подлого сына созрело подобное намерение? Но почему тогда убийца заколебался? Увидел его? Вряд ли.
        Лэр попытался вспомнить все, что случилось. Он был ведь совсем рядом с убийцей. Де Фонтен помнил его запах, силу, но человек оставался безликим. В какой-то момент ему показалось, что он слышит рыдания. Лэр почувствовал, что ему стыдно: он вел себя грубо, словно животное. Нет, он не способен думать о ней с трезвой ясностью. Впервые увидев Николетт, он был поражен ее невинной, полудетской красотой. От изгиба длинных ресниц, удивительного разреза глаз замирало сердце. Лэр не знал, какое слово подобрать, чтобы описать свои чувства. Тоска? Раздражение? Волнение? Неужели другие мужчины чувствуют то же самое?

* * *
        Лэр плохо спал в ту ночь. В комнате еще было темно, когда он встал, зажег свечу и попытался побриться. Вода в кувшине была красной от крови. Держа бритву в перевязанной руке, он неуклюже снял щетину, а заодно, местами, и верхний слой кожи.
        Утро встретило морозным воздухом. Лэр пересек двор и вошел в церковь. Уже началась литургия. Свечи едва рассеивали темноту, пахло ладаном и воском. Молодой священник певучим голосом произносил латинские слова.
        Лэр и Тьери говорили полушепотом.
        - Ты хочешь обвинить меня? - спросил Тьери после того, как узнал о случившемся.
        - Нет. Тебе бы это ничего не дало. Есть ли в аббатстве другие гости?
        - Несколько певчих и торговец, но… Неужели ты думаешь, что церковь…
        - А что за торговец?
        - Он говорил о каких-то пряностях и приправах. Ужин здесь был просто ужасный. Ты едешь в Сен-Северин? Там аббат намного великодушнее, и еда получше.
        - Торговец был один? - продолжал расспрашивать Лэр.
        До него донесся голос священника.
        - Requiem aeternam dona eis, Domine.
        - Полагаю, у него есть слуги, - ответил Тьери на вопрос брата.
        Лэр обежал часовню взглядом. Одни монахи.
        - Почему торговца нет на службе?
        - Думаю, он уехал. Несколько часов назад я слышал его шаги в коридоре.
        - Ты видел, как он уехал? - понизил голос до шепота Лэр.
        - Вечером он говорил, что уедет засветло. Господь с тобой, Лэр, этот торговец - старик, и толст, как бочка. Он с трудом проходил в дверной проем. Ты же говорил, что убийца бежал через окно.
        Служба продолжалась.
        - Et ne nos inducas in tentationem.
        Запах курящихся благовоний достиг ноздрей Лэра, и он чихнул. Тьери вновь повернулся к брату.
        - А пленница? Она в прядке?
        - Небольшая царапина, мне досталось больше, - Лэр взглянул на свою руку в окровавленной повязке.
        - Ite missa est.
        Служба кончилась. По холодным каменным плитам зашуршали шаги. Лэр и Тьери вышли вслед за монахами.
        Небо раскрасили полосы утренней зари.
        - Я верю, - сказал Тьери, - что все еще может измениться. Агнес попытается добиться твоего освобождения от обязанностей в Гайяре. Я постараюсь ей помочь.
        Лэр посмотрел на брата. В любом случае, Тьери доставались Лагрумские леса.
        - Только чудо может что-либо изменить, - Лэр покачал головой.
        - Не говори так. Если тебя вызовут из ссылки, то пленницу передадут Конвенту. Агнес говорит, что ходят подобные слухи.
        Мимо проходила группа монахов. Тьери окликнул одного из них. Лэр огляделся вокруг и увидел, что под большим каштановым деревом его ждет Альбер. Парень подобрал с земли один из каштанов и начал очищать.
        Когда Лэр вновь повернул голову к брату, тот продолжал разговаривать. Честно говоря, Лэра их беседа интересовала крайне мало.
        - Я вижу, тебя ждет слуга, - сказал Тьери. - Попрощаемся.
        Лэр сжал руку брата. Они обнялись.
        - Храни тебя Господь.
        - И тебя, - отозвался Лэр.
        Альбер подошел к хозяину, когда тот зашагал к конюшне.
        - Сержант уже злится, - сказал юноша. Лэр улыбнулся.
        - Ему полезно подождать.
        Монахи с косами и вилами прошли через двор. Когда они удалились на приличное расстояние, Альбер сказал:
        - В доме аббата провел ночь торговец пряностями.
        - Да, мне сообщили. Альбер отбросил каштан.
        - Я узнал от мальчика из конюшни, что вместе с торговцем приехали трое слуг. А уехали только двое.
        Брови Лэра заинтересованно поползли вверх. Альбер, чрезвычайно довольный собой, продолжал:
        - Мальчик сказал, что, по словам торговца, третьего слугу застали, когда он хотел что-то украсть. Хозяин прогнал его. Я спросил конюшего, запомнил ли он этого вора в лицо, но тот ответил отрицательно. Он помнит единственное, что третий слуга был моложе двух других.
        Лэр пожал плечами. Сунул руку за пояс и достал кинжал. Повязка на ране делала его движения неуклюжими.
        - Кто-то уронил это в моей комнате. Альбер взял нож, повертел в руках.
        - Красивый.
        - Обрати внимание на рисунок серебром на рукояти.
        Пальцы Альбера коснулись рисунка.
        - Я уверен, - продолжал Лэр, - должен быть меч с таким же узором на рукояти.
        Альбер кивнул, возвращая нож.
        - Я запомнил рисунок.
        Около конюшни фыркали лошади, нетерпеливо перебирая ногами. Утренний туман плыл в воздухе, пронизанном первыми лучами солнца. Люди тоже переминались с ноги на ногу, лениво переговариваясь. Лэр кивнул сержанту. Все начали занимать свои места в седлах, только грузный молодой солдат стоял рядом с пленницей. Лэр отослал его к остальным. Прежде чем взять Николетт за талию и посадить на лошадь, он наклонился к ее уху:
        - Кажется, я был слишком груб с вами. Простите меня.
        Уже сидя в седле, Николетт посмотрела прямо в глаза де Фонтену. Когда тот отвел взгляд, в уголках его губ пряталась улыбка.
        Подъехал Альбер на своем жеребце. Лэр взял поводья кобылы Николетт и передал слуге. Через секунду де Фонтен уже был в седле. Но его не покидала мысль о том, каким всеобъемлющим и странным может быть влечение к женщине.

        Далеко на юге, во дворце короля Филиппа служанки Изабеллы укладывали в сундуки оставшиеся двадцать восемь парадных платьев госпожи. Возвращение в Англию могло быть небезопасным, поскольку воды Ла-Манша в это время года трудно назвать спокойными. Каждое платье обкладывалось ароматическими шариками, предохраняющими от паразитов. Белоснежное платье тончайшего шелка, украшенное горностаем, шестьюдесятью рубинами и расшитое золотыми единорогами, потребовало заботы пяти служанок, которые аккуратно завернули его в отрез прозрачного шелка. Мадам де Пернель металась по комнате, отдавая указания.
        Многочисленные пары туфель, украшенные жемчугом и золотым шитьем, чепцы, подвязки, лучшее белье Фландрии - сплошные кружева, а также меховые мантильи, перчатки и коробка с драгоценностями… Мадам де Пернель то и дело бросала взгляд на коробку: ходили слухи, что часть драгоценностей попала к Изабелле после того, как их изъяли из сокровищницы тамплиеров.
        В соседней комнате у камина сидела Изабелла, завернувшись в мантилью из соболей. На столике стояла ваза с засахаренными фруктами.
        - Ты мне нужен здесь, в Париже, - она взяла самый крупный плод. - Не так уж далеко Гайяр и твои владения в Нормандии.
        Запах одеколона барона распространился по комнате. Одеколон, высокие элегантные сапоги и пурпурную телячью кожу для костюма Раулю де Конше привезли из Италии. Барона беспокоило, что Изабелла хочет оставить его во Франции, но он постарался не выдавать своих сомнений.
        - Знай, я горжусь твоим доверием, - Рауль де Конше теребил серебряный шарик, прикрепленный на шелковой ленте к ручке кресла. - Но мое сердце ноет при мысли о разлуке.
        Он медленно встал с резного деревянного кресла, обитого серебристой парчой. Подошел к камину. Маленькие языки пламени лизали черные поленья.
        Рауль де Конше был далеко не дурак. Он прекрасно знал, корона на голове Изабеллы совсем не означает, что она перестала быть женщиной. Есть некто Роджер де Мортимор, влиятельнейший человек в Англии, злейший враг Эдуарда, мужа Изабеллы. Рауль не раз утешал себя, что даже Мортимор - всего лишь один из дюжины ее любовников. И каждый достаточно умен, чтобы понимать - он не один в этом мире. А важно вот что: если Рауль будет предан Изабелле (или хотя бы сумеет продемонстрировать это в полной мере), то у него есть шанс получить всю Нормандию. Что гораздо важнее, чем ласки любовницы.
        Рауль с улыбкой повернулся к Изабелле, подумав о том, что через десять лет она станет толстой и неряшливой. И в пять раз жаднее.
        - Мне будет не хватать ночей, давших неземное блаженство, - с чувством сказал он.
        Изабелла встретилась с ним взглядом. Ее губы сложились в пухлый очаровательный бантик.
        - Мне тоже, дорогой Рауль, - прошептала она, отправляя лакомство в рот и слизывая с пальцев сахар. Язычок, словно маленькая змея, пробежал по губам. - Но это необходимо, - Изабелла обернулась, услышав шаги мадам де Пернель. - Ну, что там? - голос стал резким.
        Вечно взволнованная смотрительница королевских опочивален выдохнула:
        - Мессир де Ногаре.
        Бросив быстрый взгляд, Изабелла увидела, что на пороге появился главный инквизитор. Взмахнув холеной рукой, она сделала знак мадам де Пернель удалиться.
        - Я пришел после заседания в Совете, - сообщил де Ногаре, отступив в сторону, когда испуганная де Пернель заторопилась из комнаты. - Де Мариньи и епископ д'Энбо предложили Святому Отцу аннулировать браки сыновей короля. Процесс может быть долгим. Д'Орфевре тоже был. Он и д'Эгийон выступили с предложением о переводе Николетт Бургундской в Дордон.
        Слива, которую Изабелла держала в руке, упала на стол.
        - Дордон, - повторила Изабелла таким голосом, будто на язык ей попало что-то ужасно горькое.
        Де Ногаре нервно дернул головой.
        - Все это, конечно, ради племянника маршала д'Орфевре. Помните, маршал говорил о том, что фламандцы или англичане могут захватить пленницу и предложить за нее выкуп. Я могу уговорить короля, но если он услышит о смерти Лэра де Фонтена, то будет ясно, что опасность реальна. Я предупреждал вас, что так и будет.
        Светлые глаза Изабеллы яростно блеснули.
        - Вы должны помешать им. Они не могут убить де Фонтена.
        Де Конше посмотрел на свою любовницу. С самого начала он был против.
        - Слишком поздно. Приказ отдан.
        - И не говорите мне, что слишком поздно, - с угрозой в голосе произнесла Изабелла. - Вы утверждали, что Симон Карл - ваша правая рука.
        - Да, он предан мне и готов умереть, если понадобится. Но вряд ли обладает способностью читать мои мысли.
        Легкая насмешка в тоне Рауля не ускользнула от внимания Изабеллы. Черты ее лица неожиданно заострились, в глазах вспыхнул гнев.
        - Курьер на быстрой лошади, - холодно произнесла она. - Послать немедленно! Проследите за этим!
        Кожа на скулах Рауля де Конше натянулась. Он бросил на Изабеллу мрачный взгляд, поднялся с места и быстро вышел из комнаты.
        - Убедите моего отца, - сказала Изабелла, повернувшись к де Ногаре, - что поместить леди Наваррскую вместе с соучастницами ее преступления в Дордоне было бы не очень разумно.
        - Да, да, - пробормотал инквизитор, уже начав обдумывать, какие аргументы он приведет королю в пользу последнего желания Изабеллы.

        ГЛАВА 7

        Рука Лэра де Фонтена все еще была перевязана окровавленной тряпкой. Они ехали на север, пересекая поля и виноградники, на которых шел сбор урожая. Сборщиками были в основном загорелые крестьянские дети и женщины. Должно быть, работа началась еще до рассвета, потому что немало корзин со спелым виноградом уже стояли на телегах, запряженных быками. Послушники монастыря помогали грузить. Одну телегу уже заполнили, и крупные виноградные гроздья возвышались над краями корзин невысокими пурпурными холмами.
        К полудню солнце согрело плечи и спины путешественников. Небо сияло голубизной. Редкие облака, словно комья ваты, плыли в вышине. С лугов доносился аромат последних летних цветов, над которыми тут и там порхали желтые бабочки.
        В полдень объявили привал у ручья. Сквозь редкие деревья впереди виднелись дома, слышались голоса женщин и детей, легкий ветер доносил запах дыма.
        Лошадей отвели к ручью, а люди разделили хлеб, который им дали в аббатстве. Гостеприимство, к сожалению, на этом закончилось. Альбер и несколько солдат, взяв бурдюки для вина, спустились к ручью и наполнили их водой.
        Сидя под деревом рядом со своим тюремщиком, Николетт наконец решила взять кусок хлеба. Она заставила себя не торопиться, отщипывая маленькие кусочки. Но когда ломоть был съеден, чувство голода осталось. Лэр отрезал еще кусок и протянул девушке. Но Николетт отвернулась, не в силах преодолеть гордость. Сидя на траве, пока солдаты ели, она нежно касалась пальцами зеленых травинок, радуясь недолгой свободе. Глаза замечали маленьких кузнечиков, желтые лепестки цветов. Когда появился Альбер с бурдюком, наполненным водой, она не отказалась от нескольких глотков - в горле пересохло, как в пустыне.
        День был удивительно ясным, воздух - прозрачным. Кавалькада продолжила путь. Вдалеке высились горы, покрытые зеленым лесом и кустарником, но в долине уже появились желтые и бурые листья. Один из солдат увидел лису, перебегавшую лужайку с высокой травой - только рыжий хвост мелькнул среди зарослей.
        - Эй! - он протянул руку, указывая на колышащуюся траву. - Смотрите, Рейнар[Рейнар (Reynard) - имя, которым традиционно называли лису в средневековом эпосе.] пробежал!
        Постепенно пологие низины сменились более холмистой местностью с глубокими лощинами. Солдаты долго рассказывали друг другу забавные истории и охотничьи прибаутки.
        Но постепенно все затихли. Над головами всадников пролетела стая птиц. Николетт с завистью проводила их глазами - ах, если бы она могла улететь! Неожиданно лошадь остановилась, как вкопанная. Нет, ее испугал не порыв ветра, сорвавший листья с деревьев. По этой же дороге им навстречу ехала группа всадников. Сердце Николетт сжалось: может быть, этих солдат послал Луи?
        Лэр натянул поводья. Оба отряда остановились. Сержант дал сигнал, и солдаты замерли в боевой готовности. Лошадь Николетт нервно заржала.
        Один из встречных поднял руку. Видимо, они хотят переговорить. Лэр тронул поводья, его гнедой легким галопом тронулся по направлению к всаднику, который тоже отделился от своих спутников и поскакал вперед.
        На полпути они встретились, лошади почти касались друг друга мордами.
        - Вы едете в аббатство Сен-Северин? - спросил всадник, лицо которого закрывал шлем.
        - Да, - Лэр крепче натянул поводья. - А кто спрашивает меня?
        - Я Жан Гуэн, управляющий лорда Кашо. Сегодня аббатство Сен-Северин атаковали бандиты, немало монахов погибло. Аббат выражает сожаление в связи с тем, что не может принять вас. Я дал ему слово, что встречу вас и предложу гостеприимство от имени лорда Кашо. Его замок всего в двух лье[Французская мера длины, равная 4,
 км.] отсюда.
        Пока они ехали к замку, Гуэн подробнее рассказал о происшествии в аббатстве.
        - На бандитов нет управы. На дорогах неспокойно, грабят купцов, не щадят даже служителей Святой Церкви. Много крестьян погибло, защищая свое добро, немало домов сгорело от руки негодяев. Жители деревень, видя, что мы не можем их защитить, теряют веру в нас.
        - И кто же эти бандиты? - спросил Лэр.
        - Скорее всего, - сказал подъехавший к ним сержант, - враги нашего короля, злодеи с севера.
        - Вероятно, фламандцы. Но этого мы не знаем, - Гуэн вздохнул. - Некоторые считают, что среди наших крестьян есть немало тех, кто готов на преступления. Жизнь тяжела. Если не выдался урожай, наступает голод, и многим только и остается, что просить милостыню у ворот замка. - Гуэн сам был сыном кузнеца, работавшего еще у старого лорда. Прежний владелец замка присмотрел сметливого юношу на место управляющего. - Сын старого лорда смелый человек, но когда дело касается лошадей…
        - Ему не везет с лошадьми, - рассмеялся один из людей Гуэна.
        - Так и есть, - усмехнулся управляющий. - Ему почему-то попадаются только сумасшедшие. В последний раз, когда он сел в седло, то еле остался жив.
        За время, требовавшееся, чтобы добраться до замка, Лэр довольно много узнал об уголке Нормандии, куда был сослан.
        Гуэн производил впечатление человека, которому можно доверять. Странно, что он ни разу не упомянул ни о скандале, ни о королевской узнице. Возможно, до них не дошли сплетни. Лэр оглянулся на маленькую фигурку на лошади и подумал, что молодая женщина не похожа на королевскую особу, замешанную в скандале. Скорее, на юношу, едущего в монастырь. Лицо скрывалось под огромным капюшоном, в складках балахона пряталось женственное тело. Издали Николетт вполне можно принять за мальчика.
        Солнце осветило три башни из светлого камня, стоящие посреди равнины. Невзирая на мощные укрепленные стены, замок казался мирным, несущим успокоение.
        Гуэн остановился у ворот и, задрав голову, окликнул привратника, сообщая об их появлении. Ему пришлось кричать еще трижды прежде, чем из окна над воротами появилась голова.
        - Кто здесь?
        - Дурак, это же я, Гуэн!
        Привратник глянул вниз осоловелыми глазами - такой взгляд бывает у людей, которые только что очнулись ото сна.
        - Я не заметил вас, - попытался он оправдаться и спустился вниз, чтобы открыть приезжим. Ворота были довольно высокими, но узкими - проехать рядом могли только два всадника.

        Во дворе лаяли собаки, дрались, стараясь оторвать хоть что-то от обглоданной лошадиной ноги. Воздух наполняли запахи печеного хлеба и жареного мяса. Несколько слуг отложили свои дела и подошли к приехавшим, чтобы поинтересоваться, кто они и откуда.
        Замок был хорошо укреплен. Три башни высились над каменными стенами, образующими круг. Постройки внутри были без излишеств, тяготели к квадратной форме. Лишь в некоторых домах второй этаж украшали высокие арочные окна. В глубине внутреннего двора находились казарма и конюшня. Деревянные хозяйственные постройки лепились к внутренней части стены.
        Довольно обширную часть двора занимал деревянный навес, под которым доили коров и лежали на соломе свиньи.
        Во дворе появилась группа женщин. Прикрыв от яркого солнца глаза ладонями, они всматривались в приезжих. Молодая, но довольно полная женщина, одетая в голубое платье, вышла вперед, чтобы поздороваться с гостями.
        Гуэн слез с лошади. К нему подбежали собаки, приветственно лая. Его темные кудрявые волосы слиплись от пота под тяжелым шлемом. Сняв его, Гуэн обратился к женщине в голубом.
        - Миледи, сегодня утром было совершено нападение на аббатство Сен-Северин. Ущерб нанесен не такой уж большой, но, к сожалению, погибли люди. По просьбе аббата я привез этих странников под крышу вашего гостеприимного дома.
        Леди Кашо обладала приятным лицом и доброжелательным мелодичным голосом. Каштановые волосы были собраны в два узла и заколоты за ушами. Пораженная новостью, она быстро перекрестилась.
        - Аббат Грегори? - она замерла в ожидании ответа.
        - Он не ранен. Но в ярости. Ее лицо потемнело от гнева.
        - Как и все мы, - мадам Кашо повернулась к Лэру. - Добро пожаловать! Кажется, англичане и их союзники - фламандцы прислали к нам банды разбойников, которые грабят на дорогах, мутят народ. Мы, нормандцы, преданы своему королю и рады оказать гостеприимство его подданным.
        Лэр спрыгнул с коня. Солнце осветило его светло-каштановые волосы. Словно вспыхнули ярко-золотые искры.
        - Я уверен в вас, мадам. Только у ангела может быть такое доброе лицо.
        Он взял ее руку и поклонился, назвав свое имя.
        Николетт угрюмо наблюдала за ними. Приветливые слова, обаятельная улыбка. Она отвернулась, стараясь сдержать приступ кашля. Ее руки связаны, невозможно даже прикрыть рот. Как он спокоен, уверен в себе! Какой теплый, ласковый, дружелюбный тон! Интересно, улыбалась бы хозяйка замка столь же добродушно, если бы на нее пал гнев де Фонтена?
        - Я жена лорда Кашо, Адель. Добро пожаловать в наш замок вместе с вашими спутниками, - она улыбнулась. - У нас так редко бывают гости. Наверняка, людям из Парижа все здесь кажется таким убогим.
        - Напротив, мадам. Вы очаровательны.
        Николетт сжала зубы. Он просто невыносимый лжец, хуже, чем сын короля, толстый монсеньор Шарль. В этот момент ее кобыла почувствовала желание опорожниться.
«Очень кстати», - подумала Николетт. Если бы не ее ужасное положение, она бы расхохоталась.
        Лэр де Фонтен, Гуэн и пухлая леди Кашо отправились в хозяйские покои. Николетт молча следила, как троица исчезает в дверях. Чей-то голос прервал ее мысли. Альбер, слуга де Фонтена, помог ей слезть с лошади.

        Адель провела гостей в зал, по дороге извинившись за то, что муж не вышел встретить гостей.
        - Он уже три дня не встает с постели после стычки с бандитами, - Адель привычным жестом поправила волосы. От этого движения под платьем обрисовались женственные бедра. - Преступники разгулялись. За последние месяцы нападения участились, - ее голос задрожал, когда она вспомнила об аббатстве Сен-Северин.
        Лорда Кашо вместе с креслом внесли в центральный зал. Он был немногим старше своей жены, молодой человек двадцати с небольшим лет, с продолговатой головой, чистой розовой кожей и светлыми голубыми глазами. Роста он был явно невысокого. Из-под парчового халата высовывались обнаженные ноги - довольно полные, с короткими лодыжками. Как большая часть небогатой знати, Кашо вел довольно уединенную жизнь. Гости в замок приезжали редко. Поэтому здесь всегда доброжелательно принимали бродячего торговца или королевского курьера, надеясь узнать новости.
        После того как Гуэн рассказал о печальных событиях в аббатстве Сен-Северин, Франсуа Кашо обратился к гостям. Он был так же приветлив, как и его жена, и заговорил с Лэром как старый приятель.
        - Дело не в серьезных ранах, - признался он. - Эта чертова лошадь упала на меня. Ничего вроде бы не сломано, но все тело ноет - от макушки до пят, - глянув на Лэра, Кашо сочувственно заметил: - Я вижу, вам тоже не повезло, дорогой друг.
        - Мои синяки иного рода, - Лэр постарался улыбнуться. - Но для начала расскажите мне о бандитах. У них есть предводитель?
        Двое слуг принесли складные стулья для гостей.
        Адель осталась стоять. Как только стулья расставили, она послала одного из парней за слугой шевалье и за девушкой, которую, как поняла мадам Кашо, сопровождают господа. Через несколько секунд хозяйка куда-то вышла, довольно быстро вернувшись вместе со служанками, которые несли кувшины с вином. Адель сама разлила вино по бокалам, с почтением обслуживая гостей. Она с нетерпением ожидала новостей о жизни за воротами замка.
        Но вновь заговорил молодой Кашо, отвечая на вопрос Лэра.
        - Я думаю, у них нет предводителя. Мне кажется, эти бандиты в большинстве своем дезертиры из английской и фламандской армий. А также, кому крайне мало платят на военной службе.
        Его управляющий кивнул головой.
        - Раньше бандиты нападали маленькими группами, но один из братьев в монастыре рассказал мне, что в этот раз во время нападения насчитал более двадцати всадников. И число преступников растет так же быстро, как и наглость.
        Кашо печально покачал головой.
        - Наш сосед уверяет, что мы имеем дело с крестьянами-повстанцами. Но разве может крестьянин воевать? Откуда у него умение противостоять мечам рыцарей?
        - Если бы речь шла о крестьянах, - сухо заметил Гуэн, - то первым поплатился бы за свою жестокость Симон Карл.
        - И по заслугам, - отозвалась Адель, отхлебнув глоток из кубка мужа.
        - Моя жена считает одного из наших соседей настоящим чудовищем, - Кашо усмехнулся.
        Гуэн допил вино. Поставив пустой бокал на стол у стены, попрощался с гостями и вышел из зала.
        Когда управляющий удалился, Кашо и его жена стали расспрашивать Лэра о Париже и дворце короля Филиппа. Де Фонтен без труда развлек хозяев безобидными сплетнями о людях и нравах, а также товарах из Италии, которые сейчас особенно популярны при дворе.
        Лэр умышленно рассказал о скандале при дворе до появления в зале Альбера и Николетт. Уж лучше хозяева узнают эту печальную историю от него, а не из уст похабного сержанта или кого-то из бравых вояк. Супружеская измена - не редкость в крестьянских деревнях, но когда речь идет о королевском дворе, все приобретает особый оттенок. Франсуа Кашо и его жена слушали Лэра с широко раскрытыми глазами, словно охваченные любопытством дети.
        Когда де Фонтен закончил рассказ, Адель вздохнула:
        - Как печально! Я слышала немало о том, как распутны леди при парижском дворе. Видимо, молодая девушка не в состоянии устоять перед тлетворным влиянием подобных нравов.
        - Простите мою жену, - в глазах Кашо блеснула искра раздражения. - Она никогда не была дальше Руана. Ее представления о дворе почерпнуты из рассказов бродячих торговцев.
        Адель быстро глянула на мужа. И тут же извинилась перед гостем. В дверях появилась девушка-служанка в темном невзрачном платье с кувшином вина в руках. Бокалы наполнили вновь.
        - Я рад, что теперь вы будете жить в Гайяре. Последние годы он принадлежал Брияру Лашоме, - Кашо отпил вина из кубка. - Он довел замок до печального состояния. Разбойники рыскали по его владениям, как по собственному лагерю, - кажется, Кашо был хорошо информирован. Его доброжелательность приятно сочеталась с реальной готовностью помочь. - И надеюсь, что, объединившись, мы сможем противостоять бандитам! - в его голосе прозвучала надежда.

        ГЛАВА 8

        Альбер стоял у двери комнаты для гостей. Он понятия не имел, что еще сказать леди Кашо, полной решимости войти, поэтому только твердил:
        - Никому не разрешается разговаривать с пленницей, мадам.
        - У меня есть разрешение вашего хозяина, - убедительно возразила Адель.
        Альбер беспомощно посмотрел влево, затем вправо. Что же делать? Вряд ли он может оставить пленницу без присмотра и отправиться на поиски своего хозяина. С другой стороны, он не имеет права обижать жену гостеприимного владельца замка. Нахмурившись, Альбер сделал шаг в сторону.
        Николетт услышала голоса за дверью. Вряд ли это имеет отношение к ней. Она лежала на кровати, полная тоски и печали. Когда дверь скрипнула и отворилась, девушка подняла голову и с удивлением увидела, что в комнату вошла молодая хозяйка замка. Николетт резко села на постели.
        - Меня зовут Адель, - сказала молодая женщина, подходя к пленнице и протягивая руку для приветствия. - Могу ли я чем-нибудь помочь вам?
        Николетт посмотрела прямо в глаза Адель. Они казались добрыми и сочувствующими.
        Никогда еще Николетт так не нуждалась в ком-нибудь, чтобы разделить свою тоску и печальные предчувствия. Со слезами на глазах она сжала обеими ладонями протянутую руку женщины.
        - Как ужасно все, что произошло с вами, - Адель присела рядом с Николетт. - Сеньор рассказал мне, что вас обвинили ложно, и теперь вы несправедливо несете наказание.
        Николетт не знала, что ответить. Она чувствовала себя такой беззащитной перед лицом доброты. А то, что сказал о ней де Фонтен? Возможно, он не такое уж чудовище, каким порой кажется…
        - Он рассказал мне, как ужасно с вами поступили, - продолжала Адель. - Лишили всей одежды, кроме этого рубища.
        Комок подступил к горлу Николетт.
        - А мои волосы, - она вздрогнула всем телом от подступивших рыданий. - Мои длинные волосы…
        Адель тоже гордилась своими каштановыми волосами, поэтому горе девушки было ей хорошо понятно. Хозяйка замка нежно обняла хрупкие плечи пленницы.
        - Но они обязательно отрастут. И станут такими же длинными и красивыми, как прежде. Помню, одной из моих служанок остригли волосы, когда та заболела. Они отросли за год. Она была так рада вновь заплетать косы!
        На ощупь балахон пленницы походил на шершавый язык коровы. Адель неожиданно почувствовала, как ее охватывает гнев при виде подобной жестокости.
        - Как они могли так поступить! Зимой вы просто умрете от простуды!
        Когда Николетт, облегчив душу рыданиями, вновь обрела возможность говорить, она рассказала о ненависти мужа, об ужасной клевете Изабеллы.
        Альбер стоял за дверью, прислушиваясь к исповеди. Через некоторое время в коридоре появились две служанки с охапками одежды в руках. Они остановились, ожидая госпожу, завязали разговор с Альбером.
        Одна из служанок - светловолосая, голубоглазая, с голосом, сладким, как пение птички, так покорила молодого человека, что он уже не слышал ни слова из разговора Адель и Николетт. Парень тут же решил произвести впечатление на служанок рассказами о Париже и его соблазнах, и это имело удивительный успех.
        - Я знаю, - сказала Адель, - вы привыкли к таким роскошным платьям, каких я никогда и не видела. Но если вы согласитесь принять одно из моих платьев, я прикажу его принести. Оно мне очень нравилось, я охотно носила его еще до того, как родила двоих детей. Оно удобное - сшито во Фландрии, довольно теплое. У меня есть также подходящее белье - ночная сорочка, юбки, платок, чепец. Я очень хочу предложить это вам.
        Доброта Адель тронула Николетт до глубины души. Со смущением пленница подумала о своем собственном поведении - как часто она бывала жестока и неразумна! При дворе Филиппа не существовало доброты. Все слишком эгоистичны, слишком богаты, слишком любят самих себя.
        - Как я могу отблагодарить вас? - в голосе Николетт звенели слезы.
        - Не нужно. Я думаю, что вы… Это уже достаточная награда, - Адель улыбнулась, погладила девушку по плечу. - Я позову служанок, - она пошла к двери.
        Альбер уже не мог остановить своих собеседниц и беспомощно смотрел, как те входят в комнату пленницы, повинуясь приказу хозяйки. Стоит войти одной женщине, как их уже целая стая - с ворохом полотенец и кувшинами теплой воды.
        Альбер встревоженно ходил взад-вперед, слушая хихиканье, радостные возгласы… Интересно, что об этом скажет хозяин?
        Поскольку Франсуа Кашо в это время был довольно беспомощен, то не нашел ничего лучшего, как занять своего гостя беседой. Темы были неиссякаемы: от недовольных андлуских торговцев до слухов о том, что англичане вступают в союз с предателями-баронами Северной Франции, а также с фламандцами.
        Пока они попивали вино и оживленно беседовали, запах готовящейся пищи все сильнее разносился по дому. Слуги начали ставить оловянные тарелки на длинный дубовый стол. Затем появилась старая служанка с морщинистым лицом, которая принесла скатерть. Подобная роскошь позволялась лишь во время приезда почетных гостей. Слугам пришлось переставить все тарелки на угол стола, затем расставить заново. Когда женщина пошла к двери, молоденькая служанка с непослушными рыжими волосами, уложенными кольцами, показала ей в спину язык.
        Служанка, суетясь возле стола с недовольным и весьма глупым лицом, чуть не сбила с ног парня, принесшего хлеб. За горой караваев, уложенных на огромном блюде, виднелись только худые ноги в обвисших на коленях штанах. Парень негромко выругался, балансируя, словно канатоходец, но не уронил ни одного каравая. С кухни доносились женские голоса, обсуждающие приправу и соус к основным блюдам. Лэр чувствовал себя легко и уютно. Крепкое красное вино разогрело кровь. Кашо оказался приятным и интересным собеседником. Запах пищи, домашний уют - все замечательно. Кашо, как узнал Лэр, занимается садоводством. Франсуа долго и вдохновенно рассказывал о своих яблонях, селекционных опытах.
        - Особенно многому я научился у монаха из аббатства Сен-Северин. Позже вы обязательно попробуете мое яблочное вино. Замечательный вкус! Наш священник, отец Георг, обожает мои яблоки. Вы увидитесь с ним за ужином. Вместе с ним мы совершенствуем процесс брожения. Впрочем, лучше попробовать, а не слушать мои бахвальства.
        Как и предсказывал Кашо, священник появился как раз к ужину. Хрупкий, еще молодой человек с длинным носом и благожелательной улыбкой. После знакомства с Лэром отец Георг занял место среди вассалов лорда. Адель появилась как раз вовремя, чтобы проследить за тем, как муж доберется до стола с помощью двоих слуг.
        Ужин начали с пирогов, начиненных курятиной и бараниной, за ними последовал говяжий бульон. На деревянных блюдах принесли огромные куски жареной свинины, в качестве приправы подали сухие бобы, горох, квашеную капусту. На десерт были пончики, плавающие в медовом сиропе, и яблоки в миндальном молоке. Промочить горло между блюдами можно было крепким вином или сидром.
        Адель сидела за столом рядом с мужем. Молодой Кашо с гордостью за свое хозяйство потчевал гостей. Он вспомнил о том, что раньше за ужином играл на лютне мальчик.
        - Но, к сожалению, пальцы парня попали под яблочный пресс. Сейчас он не играет даже для самого себя.
        Адель наклонилась к Лэру:
        - Я послала еду с нашего стола пленнице и вашему слуге.
        Де Фонтен громко поблагодарил хозяйку. Она улыбнулась в ответ и призналась, что подарила девушке платье. Прежде чем Лэр успел что-либо сказать, Адель добавила:
        - Я знаю, что должна была спросить вас, но надеюсь, вы не возражаете. Я говорю вам это сейчас, чтобы вы не удивились.
        Лэр тихо рассмеялся. Выпитое вино уже оказывало свое действие.
        - Вы удивительная. С каждой минутой я завидую вашему мужу все больше и больше.
        - Вы разрешите ей носить платье?
        - Неужели вы думали, что я могу запретить?
        Появился слуга с подносом пончиков. Порозовевшая Адель выбрала один.
        - Я думаю, вы не сможете ей ни в чем отказать, - заметила она с мягкой улыбкой.
        Ужин закончился, но яства все еще стояли на столе. Кашо, Адель, Лэр, отец Георг остались сидеть за дубовым столом. Няня привела двух очаровательных детей. Девочка тут же вскарабкалась на колени к матери. Мальчик, такой же большеголовый, как и сестра, взобрался на скамью и увлекся яблоками с миндалем.
        Кашо и отец Георг непрерывно посвящали Лэра в проблемы виноделия. В нужное время появился пожилой слуга с кувшином легендарного яблочного вина.
        Священник начал распространяться о его магическом вкусе, но в это время прибежал мальчик-конюший и зашептал хозяину на ухо.
        - Сир! Сеньор Симон Карл у ворот. Адель повернулась к мужу. В этот момент ее сын слишком энергично сунул руку в чашку с миндальным молоком, где плавали кусочки яблок. Брызги полетели на всех, сидящих за столом. Кашо рассмеялся, но Адель шлепнула сына, отодвинув чашку с яблоками. Тот завопил от обиды.
        Кашо все еще продолжал смеяться, когда повернулся к слуге, покорно ждавшему приказаний:
        - Сколько рыцарей вместе с ним?
        - Двое, сир, - ответил конюший.
        - Пусть Мартин пропустит их. А потом проведи сюда. - Мальчик кивнул головой и тут же исчез. Кашо повернулся к Лэру:
        - Я не очень доверяю Карлу. Но, как я уже говорил, он мой единственный союзник против разбойников. Мне интересно, какое мнение о нем составите вы. Вам ведь быть соседями. Земли Карла граничат с владениями Гайяр и с окрестностями Андлу.
        Лэр ожидал увидеть крепкого мужчину, любящего вино и женщин. Отчасти так и было. Симон Карл уверенно вошел в зал - с мечом на поясе, с двумя слугами, предано следующими за ним, как собаки.
        Кашо поприветствовал Карла, усадил за стол, а потом представил де Фонтена - нового сеньора Гайяра. Кашо также упомянул королевскую пленницу, скандал во дворце, но ничего не сказал о том, что де Фонтен к нему причастен.
        Возраст Карла было трудно определить - где-то около двадцати пяти - тридцати лет. С широкой грудью, в доспехах, он производил весьма грозное впечатление. Весть о скандале показалась ему забавной. Широко открыв рот, он громко расхохотался. Лэр заметил, что у Карла не хватает нескольких зубов, а длинный шрам тянется от нижней челюсти вверх по правой щеке. Лэр подумал, что, должно быть, именно так выглядел Атилла.[Атилла (406? - 453 гг. н. э.) - король гуннов, завоевавших обширную часть Европы.]
        Смех Карла был громким и довольно неприятным.
        - Итак, Гайяр передан вам? Надеюсь, ваша пленница - милашка, - сказал он с похотливой усмешкой. - Здесь трудно найти развлечения, - Карл глянул на Кашо. - Вы предупредили его о крестьянах-бунтовщиках?
        - Пока нет доказательств. Вы хотите есть?
        Отведайте, пожалуйста! У вас есть также возможность хлебнуть моего яблочного вина.
        - Вино делают из винограда! - усмехнулся Карл и, протянув мозолистую руку, взял кусок жареной баранины. - Эти бандиты, как вы их называете, убивают и грабят. Разве это не доказательство того, что крестьяне… - он не закончил мысль и повернулся к Лэру. - Де Фонтен, говорите?
        - Да, - ответил де Фонтен, наблюдая, как Карл и двое его спутников поглощают пироги, мясо и все остальное. Жир тек по бородам двух голодных рыцарей и бритому подбородку Симона.
        - Ну что ж, - Карл отделил очередной кусок мяса, - посмотрим, не окажетесь ли вы таким же трусом, как старик Лашоме.
        Кашо покраснел.
        - Вы слишком строги к своему соседу, - Франсуа повернулся к Лэру, - на Лашоме напали из засады, когда еще и месяца не прошло после его приезда в Гайяр. Половину гарнизона уничтожили сразу. После этого он редко высовывал нос из замка. И разбойники распоясались. Но мы с Карлом объединили свои силы и…
        - Хм… Разбойники?! Почему вы их так назвали, если это всего лишь вонючие крестьяне?
        По яростному выражению лица Адель было ясно видно, что она не жалует Карла. Хозяйка поднялась из-за стола, передала дочку няне и повела сына за руку в кухню. Няня последовала за хозяйкой, держа девочку на руках.
        Если Симон и заметил ее недовольство, то ничем не показал этого. Он взял пирожок с мясом, обмакнул в остатки соуса и засунул целиком себе в рот. Быстро опорожнил кубок с яблочным вином, затем вернулся к обличению местных крестьян.
        - Они убьют нас прямо в постели, если мы сами не расправимся с ними! - провозгласил он с полным ртом.
        У Карла была странная привычка подносить кубок ко рту и высасывать вино через дырку между сохранившимися зубами. Это производило крайне отталкивающее впечатление, но вино исчезало быстро. Третий кубок он опорожнил залпом.
        Слуга Кашо - всегда наготове - наполнил бокал.
        - За здоровье! - Кашо отпил несколько глотков, чтобы поощрить гостей.
        Лэр заметил, что отец Георг, лицо духовное, но не нуждается в особых поощрениях. Священник пил так, словно его кубок был бездонным, соревнуясь с Карлом и его рыцарями.
        Лэр должен был признать, что яблочное вино весьма крепкое. После второго кубка де Фонтен произнес небольшую цветистую речь в честь «несравненного напитка». Кашо сиял от удовольствия.
        Карл продолжал обличать крестьян, затем предупредил Лэра:
        - Вы быстро возненавидите этих негодяев, вам очень скоро надоест Гайяр, где по подвалам гуляет ветер, а стены ветшают.
        - Это так, - кивнул головой Кашо. - Я сам видел. Лашоме не сумел нанять хороших слуг. Многие гибнут на этих дорогах, другие просто опасаются покидать свои поселки. Замок приходит в запустение.
        Отец Георг подождал, пока слуга наполнит его кубок.
        - Часовня по колено завалена мусором и отходами. Мессир Лашоме не дал себе труда привести ее в порядок. В этом причина всех его бед. Я не раз говорил, что он не чтит Бога. Но он и слушать не хотел. Знаете, что ответил? «Я раздаю милостыню бедным». Конечно, это хорошо, но… Часовня - намного важнее. Только там, где есть храм, душа может обратиться к Богу. Может быть, во всем - божья мудрость? Если бы сильные мира сего не бросали пару-тройку оболов[Мелкая серебряная (позднее - медная) монета.] в ладонь нищего, как бы они избежали адского огня?
        Карл обмакнул в мед последний пончик, смачно запил его яблочным вином.
        - Нищие, калеки, крестьяне - все они заслуживают кнута.
        - Крестьяне… - подхватил отец Георг, - трудно поверить, что Бог создал их по своему образу и подобию. Гнусные существа! - Чем больше вина пил священник, тем болтливее становился. - Если их кто и бил - так только дождь! Кнута они не знают. А вечно недовольны! Хотя, слушая их байки, я не раз говорил себе: «Юмор-то у них есть!» В Андлу цирюльник любит рассказывать, как один крестьянин гнал свиней мимо лавки с ароматными маслами и благовониями. Не прошел крестьянин и десяти шагов, как ему стало дурно. Парфюмер выскочил из магазина, думая, что прохожий мертв. Но тут на помощь пришел другой крестьянин и поднес под нос приятелю, потерявшему сознание, лопату с навозом.
        Карл разразился смехом, потом сказал:
        - Видите ли, я многое понимаю по-другому. Они часто глупы, просто наглые воры, которые вполне могут перерезать горло своему сеньору с той же легкостью, с какой режут свинью. Они такие грязные, что даже Сатана в аду не хочет столько грязи и вони. Но если вы недооцените опасность, исходящую от них, вам придется плохо.
        - Если кто в этом и виноват, то англичане и фламандцы, сеющие раздоры, - заметил Кашо. - Когда эти хитрые лисы говорят о мире, меня не обманут их овечьи глаза. Им нужна вся Нормандия…
        Лэр слушал, потягивая вино. Крепкое, как острие топора. Кажется, в комнате стало еще теплее, веки де Фонтена начали наливаться свинцом. Ему показалось, что глаза Карла сузились до размера поросячьих. Глаза Кашо сверкали, как янтарь. Лэр уже перестал улавливать смысл беседы.
        - Хочу сказать, что разбойник, которого повесил префект[Префект - название различных гражданских, военных и полицейских должностей в Древнем Риме, во Франции и некоторых других государствах.] в Андлу был сыном моего пахаря, - печально сказал Кашо. - Он кричал, что невиновен. Меня до сих пор преследуют его слова.
        - Вы плохо знаете этих подлых свиней. Для них не существует понятия благородства.
        Священник, уже весьма набравшийся, икнул и засмеялся. Подняв палец, он важно произнес:
        - Это весьма верно. Даже в Библии есть слова о том, что слуги восстают и убивают своих хозяев. Стоит только вспомнить царя Валтасара[Валтасар - младший сын вавилонского царя Навуходоносора. По преданию, нашедшему отражение в Библии, в ночь взятия Вавилона персами Валтасар устроил пир. В разгар пира, где настольными чашами служили драгоценные сосуды, захваченные в иерусалимском храме, и прославлялись вавилонские боги, таинственная рука начертала на стене непонятные слова. Только иудейский мудрец Даниил прочитал надпись, предрекавшую гибель Вавилона и раздел вавилонского царства.] и письмена не стене. Тема стара, как мир. Крестьяне всегда противостояли господам. Об этом и байки у печей и костров. И нередко сеньор в их сказках - сам Дьявол.
        Кажется, все напились в достаточной мере. Лэр не без приятного удовольствия заметил, что голова кружится не только у него. Отец Георг все еще не мог закончить рассказ о крестьянине, у которого детей было больше, чем ячеек в рыбацкой сети. Уголком глаза де Фонтен следил за слугой, снующим около стола. Кажется, кубок, стоящий под носом Лэра, опять полон…
        - Итак, - продолжил священник свой рассказ, - он на один год продал своего сына Дьяволу в обмен на слиток золота. Но крестьянин не умел тратить деньги, вскоре его семья снова начала голодать. Год прошел, сын вернулся к отцу, но кое-чему научился у Дьявола. И вместе с отцом задумали они перехитрить Сатану. Назавтра сын обернулся собакой, и отец продал ее Дьяволу. Получив деньги, крестьянин вернулся к семье, а собака убежала от Дьявола и вновь превратилась в человека. Все прошло до того гладко, что отец и сын решили повторить шутку. Но Дьявол на этот раз был начеку. Когда крестьянин продал Сатане гнедого коня, тот уже заподозрил, что это не конь, а крестьянский сын. Он надел на коня волшебную сбрую, и тот не мог сбежать. Но и Дьявол может ошибиться. Коня повели на водопой, крестьянский сын обернулся лягушкой и нырнул глубоко-глубоко. Тогда Дьявол превратился в рыбу и погнался за лягушкой, чтобы проглотить ее. Но лягушка обернулась птицей и воспарила в небеса. Дьявол, бормоча проклятия, превратился в ястреба. Сын крестьянина, видя, что его нагоняет Дьявол, впорхнул в комнату умирающего старика и
превратился в кувшин с вином. Сатана, увидев это, обернулся доктором и потребовал кувшин вина, как плату за лечение. Но не успел он прикоснуться к кувшину, как тот рассыпался по полу пшеницей. «Я победил!» - воскликнул Дьявол, и, обернувшись курицей, стал клевать пшеницу, - внезапно отец Георг вскочил со стула и закричал во весь голос. - Но - ха-ха-ха! Умный крестьянский сын обернулся лисой и разорвал курицу. Только перья сплюнул на пол. Эту историю мне рассказал андлусский крестьянин. Итак, - священник икнул, - вы видите, мессиры, слуга может сожрать своего господина.
        Карл хлопнул себя по ляжкам и захохотал так, что даже шрам на его лице побелел.
        - Вот! - хмыкнул он. - Вот что думают о вас ваши крестьяне, Кашо.
        Рыцари Карла заржали, как лошади. Лэр усмехнулся и отпил глоток вина. Кашо добродушно рассмеялся.
        - Что еще есть у крестьянина, кроме его сказок? Власть, могущество? - Кашо повернулся к духовнику. - Расскажите еще какую-нибудь историю, отец Георг, лучше - о любви. Это поможет нам потом разойтись по постелям.
        Пьяный отец Георг добродушно усмехнулся и, вытерев губы, начал свой рассказ о некой Фламенке, остроумной жене, которая умела обвести вокруг пальца ревнивого мужа.
        Кажется, священник знал сотни подобных историй. Попивая вино, он продолжал и продолжал плести нить рассказа - так паук плетет свою сеть.
        А вездесущие слуги продолжали наполнять кубки…
        К счастью, до того как кто-то из гостей свалился под стол, молодой Кашо пожаловался на онемение коленей и попрощался с гостями. Слуги подхватили хозяина и унесли в спальню.
        А остальных гостей развел по комнатам невысокий юноша-слуга. Факел в его руке светил путеводной звездой напившимся собеседникам. Сами они вряд ли нашли бы свои спальни.

        ГЛАВА 9

        Женщина принесла им еду. Николетт с благодарностью поужинала. Как все изменилось, хотя прошла всего неделя! То, что Альбер сидит рядом с ней, сейчас радовало, а ведь при дворе посади кто с ней рядом за стол слугу, она бы просто оскорбилась! Альбер был вежлив, скромен, большей частью молчалив. Он относился к ней с уважением, в отличие от похотливого сержанта и его вояк.
        После ужина, когда тарелки унесли, Альбер проводил ее в комнату, но не вошел вместе с ней. Наверное, остался за дверью.
        Довольно долго она лежала без сна, прислушиваясь к ночным шорохам. Шаги в коридоре, шорох листьев за закрытыми ставнями окон, выходящих в сад.
        В комнате было шесть постелей. Обстановка мало чем отличалась от монастырской гостиницы. Николетт выбрала одну из постелей посередине. В этом было мало смысла, но находиться чуть дальше от окна и двери почему-то казалось безопаснее. Все постели были одинаковы - деревянный лежак, на нем сначала матрац из соломы, а потом перина. Только домотканые одеяла отличались расцветкой - их грубоватая яркость почему-то напомнила ей детство - время, когда она была счастлива и полна надежд.
        Николетт не раз вздрагивала, когда в коридоре раздавались шаги. Конечно, это Альбер или Лэр, но даже эта мысль не приносила успокоения.
        Кажется, она все же задремала. Неожиданно дверь с шумом распахнулась, и прямоугольное пятно света упало на ее постель. В колеблющемся свете факела на пороге появились две темные фигуры. Николетт в ужасе вскочила.
        - Кто здесь?
        - Де Фонтен, - отозвался веселый голос. - Преданный офицер армии нашего великодушного и обожаемого Филиппа, благословенного Богом короля Франции.
        Слова набегали друг на друга, пока Лэр продолжал представлять себя, постоянно повторяясь, увеличивая ряд эпитетов, относящихся к королю. Неуверенными шагами, негромко посмеиваясь, он пересек темную комнату.

«Он пьян», - поняла Николетт.
        Факел погас, и она не видела, где Альбер, только легкое движение у крайней постели. Но Альбер не пойдет против воли хозяина. Она отдана на милость де Фонтена.
        Лэр чертыхнулся, споткнувшись обо что-то, и тяжело плюхнулся на ближайшую к ней постель, совсем рядом - на расстоянии вытянутой руки. Смех мужчины продолжал звенеть в ушах Николетт. Пахло так, будто в комнате разлили бочонок с вином.
        Лэр был настолько пьян, что процесс снятия сапог превратился для него в настоящую пытку. Откинувшись на матраце и продолжая борьбу с сапогами, он начал странный, бессвязный монолог.
        - Мне было восемь лет, - он сделал паузу, чтобы устроиться поудобнее. - Я был незнаком… с двором… прямо… деревенщина. Рост - по колено коню, - он довольно замычал, поскольку один сапог все-таки с шумом упал на пол. - Как и все юноши, я должен был прислуживать дяде за столом. Праздник. Тогда был праздник. Тридцать блюд, не меньше, - заверил он, стянув наконец и второй сапог. - И все это время мы должны были стоять, готовые… готовые исполнить любое приказание. Как я тогда устал! Я почти перестал что-либо соображать. И вдруг увидел испанского рыцаря. Оттуда, где я находился, было хорошо видно все под столом, который стоял на возвышении. Рыцарь снял один ботинок, потом второй. Ноги голые… Потер большими пальцами друг о друга, - Лэр облегченно вздохнул, его речь стала более спокойной. - У него были длинные пальцы… Даже для испанца очень длинные. Я заинтересовался. А затем увидел, что леди напротив него подняла юбки и расставила ноги. Как известно - бывает. Это было зрелище! Испанец поднял ногу, и его пальцы занялись интересным делом… Кажется, он удовлетворил эту даму прямо в присутствии короля Франции
и трех сотен благородных рыцарей. Стол стоял на возвышении, я - внизу. А над столом леди и испанский рыцарь обменивались светскими любезностями. Я глазам не мог поверить! Должно быть, я залился краской, потому что дядя окликнул меня и спросил, не болен ли я.
        Николетт не знала, смеяться ей или плакать. Никогда в жизни она еще не видела вблизи столь пьяного человека. Когда выпивал Луи, его речь становилась резкой, оскорбительной. Иногда Луи поднимал на Николетт руку.
        Но этот человек, что-то бормочущий в темноте, не собирался ее оскорблять. Он встал с постели и попытался расстегнуть ремень. В его состоянии это оказалось нелегким делом. Де Фонтен неожиданно рассмеялся.
        - Конец моего ремня сбежал от меня, - он начал крутиться на месте. Николетт молча прислушивалась к его неловким движениям.
        - Могу я помочь? - спросила она наконец, опасаясь, что он споткнется и упадет на ее кровать.
        Лэр галантно поклонился и скорчил умильную гримасу.
        - Вы слишком добры ко мне, миледи.
        Николетт быстро встала и, стараясь избежать его неловких рук, начала расстегивать пряжку.
        - Вы должны стоять на месте, - приказным тоном сказала она.
        Лэр выпрямился.
        - На месте? Конечно! - его мягкий смех с одной стороны смущал, с другой - казался таким заразительным. Пока она боролась с ускользающей пряжкой, де Фонтен продолжал раскачиваться. Его руки почти нечаянно легли ей на плечи, словно он хотел найти в ней опору.
        Николетт почувствовала, как тепло разливается по телу. Нет, его объятие не испугало. Она так мягко, так нежно ощущала его руки на своих плечах, словно ее тело втайне от разума только и ждало этого прикосновения. Николетт почувствовала, что глаза Лэра испытующе смотрят на нее. В полутьме она не могла различить выражения лица, но чувственный изгиб рта заставил ее смутиться.
        Возможно, Лэр ощутил ее смущение и неожиданно замер на месте, что позволило Николетт наконец-то расстегнуть тяжелую пряжку. Он рассыпался в пылких благодарностях и, подхватив пояс с пристегнутым мечом, повалился на постель. Через секунду она услышала, как оружие звякнуло, соскользнув на пол.
        Николетт тоже легла, надеясь, что ее тюремщик заснет. Но Лэр продолжал бормотать что-то абсурдное. Даже завернувшись в одеяло, он приглушенным голосом продолжал рассказ. На этот раз темой послужил случай в Понтуазе:
        - Однажды кюре воспылал страстью к жене купца. Он так неистово преследовал ее, что бедная женщина в отчаянии решила уступить его желаниям. Условившись о месте и времени, она договорилась с местной проституткой, что та придет на свидание и будет ждать кюре в полной темноте. А заодно пригласила туда видных жителей города…
        Не успел он закончить эту историю, как за ней последовала другая, о смышленом монахе, который продал брату короля, монсеньеру Шарлю, перо из крыла Архангела Гавриила, убедив доверчивого покупателя, что Архангел случайно обронил перо в комнате Богородицы во время Благовещения.
        Историй было еще немало, но речь де Фонтена становилась все бессвязнее, постепенно он уснул.
        К Николетт сон не шел. Нет, она больше не боялась Лэра де Фонтена. Теперь она была уверена, что он не состоит в заговоре с ее мужем. Инстинктивно она понимала, что Лэр не хочет причинить ей зло. Нет, он не способен на жестокость. Но должен сторожить ее. У него нет выбора. Даже если Лэр и будет относиться к ней с уважением, ее все равно ждет пожизненное заключение. И эта мысль была невыносима…
        Нет! Она должна найти выход. Пробраться в Бургундию. Даже если ее семья не захочет или не сможет помочь, верный управляющий делами отца, Вальдо, не сможет отказать ей в убежище. Итак, нужно бежать. И сейчас - благоприятный момент. Николетт медленно повернулась на другой бок, стараясь не шуршать соломой. В комнате было тихо. Присев на краю постели, она прислушалась к мерному дыханию спящих мужчин. Бесшумно, почти не веря, что способна передвигаться тихо, будто мышка, подобралась к окну.
        Деревянный ставень скрипнул, когда она открыла окно. Но ее решительность не уменьшилась. Лунный свет проник в комнату. Николетт затаила дыхание, опасаясь, что мужчины проснутся. Сердце стучало, как барабан. Казалось, именно этот звук разбудит спящих. Бросив взгляд на Лэра, она не увидела никакого движения.
        Двор за низким окном был залит лунным светом. Николетт взобралась на подоконник и благополучно спустилась на землю. Приподняв юбки, тихо скользнула в холодную ночную мглу. Легкий туман серебрился и поблескивал, окутывая предметы. Тишина - ни звука, ни движения.
        Николетт направилась к конюшне. Еще по прибытии в замок она заметила в крепостной стене рядом с конюшней ворота. Чтобы ее бегство увенчалось успехом, ей нужна лошадь.

        Несколько минут спустя Альбер Друэ проснулся. Приподняв голову, полусонным взглядом осмотрел комнату. Переполненный желудок заставил встать, хотя вылезать из-под одеяла не хотелось. Поскольку найти в темноте горшок было трудновато, Альбер решил воспользоваться окном. То, что его ставни были открыты, поначалу не вызвало никакого удивления.
        Только повернувшись и увидев пустую кровать пленницы, Альбер бросился к своему хозяину с криком:
        - Она сбежала! Сир! Сир! Она сбежала!
        Альбер тряс хозяина за плечо довольно энергично. Лэр заворочался, ничего не понимая и ощущая только сильную головную боль. Неуверенно встал в полудреме, оглядывая комнату. Пустая постель Николетт, открытое окно и холодный ночной воздух, наполнявший комнату, не оставляли сомнений… Лэр тут же протрезвел.
        Глаза Альбера в лунном свете казались широко раскрытыми, как у ребенка.
        - Позвать сержанта? - встревоженно спросил он.
        - Нет! - сказал Лэр. - Нет! - он понизил голос, тяжело опустился на постель. Голова раскалывалась, рот, казалось, был набит тряпками. Пошарив на полу, нашел сапоги, сунул в них ноги. Может быть, пленнице помогла бежать очаровательная Адель?
        - Что за хитрая кошка! - пробормотал он, направляясь к окну. Альбер рванулся к двери.
        - Ты куда? - окликнул его Лэр и, не дождавшись ответа, перекинул ногу через подоконник.
        До Альбера наконец дошло, что выйти через окно быстрее. Он бросился вслед за хозяином и через пару мгновений тоже очутился во дворе. Они быстро побежали к конюшне, оглядывая залитый лунным светом двор.
        В это время Николетт удалось приоткрыть тяжелую дверь конюшни. Легкая, словно пушинка, она скользнула внутрь. Пахло сеном, конским потом, навозом. Глаза, привыкнув к темноте, различили дверцу ближайшего стойла.
        Она замерла, прислушиваясь. Только шорох сена и хрумканье лошадей. Набравшись мужества, Николетт на цыпочках направилась к стойлу. Лошадь встрепенулась, встревоженным глазом посмотрела на пришелицу, пренебрежительно фыркнула.

        Лэр и Альбер услышали голоса. Наверное, сержант и его солдаты. Если они узнают о происшедшем, де Фонтена могут признать неспособным выполнять свою задачу.
        Лэр похолодел, представив, что произойдет, если пленница убежит. Дядя де Фонтена сделал все возможное, чтобы спасти племянника от виселицы. Но теперь гнев короля доберется до всех.
        Задняя дверь конюшни была чуть-чуть приоткрыта. Как раз настолько, чтобы проскользнуть хрупкой фигурке. Шепотом Лэр послал Альбера к главному входу. Сам же постоял у приоткрытой двери, затем вошел.
        Пальцы Николетт боролись с лошадиной упряжью. Неожиданно конь шарахнулся в сторону, вздернул голову.
        - Тише, тише! - умоляла она шепотом, пытаясь накинуть узду, но лошадь продолжала пятиться. Николетт не услышала шагов и не заметила тень за своей спиной, но запах вина достиг ее ноздрей. Нет, не тот аромат, который исходит от кувшина, а кислый, одурманивающий запах перегара, который она успела ощутить еще до бегства. Сердце чуть не выскочило из груди. Не успела она повернуться, как широкая ладонь закрыла ей рот. Встревоженная лошадь заржала, вздрогнули перегородки стойла. Кусающуюся Николетт подтащили к куче сена возле стены. С ужасом она ощутила, что лежит на спине, прямо над ней, прижимая к земле, нависает Лэр.
        В этот момент Симон Карл в сопровождении двух солдат шел по направлению к конюшне. Один солдат нес фонарь. Карл остановился у поилки для лошадей, сняв шлем, зачерпнул ледяной воды. Выпил несколько жадных глотков. Внутри все горело, в горле пересохло, как в пустыне. Резко дернувшись, он надел шлем, выливая остатки воды себе на голову. Затем отряхнулся, как собака.
        - Что вы стоите? - закричал он, когда увидел, что слуги тоже остановились у поилки. - Седлайте лошадей!
        Два подвыпивших спутника Карла, словно опасаясь, что через секунду их разъяренный хозяин отделит их головы от туловищ, бросились в конюшню.
        Альбер, замерший у двери внутри конюшни, услышал голоса и спрятался за кучей сена. В дверь ввалились двое пьяных мужчин. Фонарь в руке одного раскачивался прямо над головой Альбера. Юноша вжался в сено.
        Лэр тоже услышал голоса и с удвоенной силой попытался утихомирить Николетт, которая брыкалась и царапалась, извиваясь, как угорь. Ей казалось, что она все глубже погружается в сено. В отчаянии Николетт укусила Лэра за большой палец. Ему хотелось взвыть от боли, но удалось подавить крик. И он не ослабил хватку. Навалившись на нее всем телом, он прошептал в самое ухо:
        - Прекрати кусаться! Я не испытываю к тебе злобы, но клянусь, что перережу глотку, если не перестанешь кусаться!

        Альбер широко раскрытыми глазами смотрел за вошедшими. Затем, не сводя глаз с мужчин, пополз в заднюю часть конюшни. Но неожиданно в свете фонаря блеснула рукоять меча одного из солдат. Изящный орнамент на серебряной поверхности. Такой же, как на ноже, который убийца оставил в аббатстве. Альбер замер на месте, пытаясь в неровном свете разглядеть лицо человека с мечом. В этот миг дверь вновь с шумом распахнулась, и в конюшню ввалился Симон Карл, чертыхаясь во весь голос.
        Вжатая в сено, Николетт отпустила палец Лэра. Отвернувшись, она прошипела:
        - От вас несет перегаром!
        В ответ он закрыл ее рот рукой.
        - Вы начнете хуже думать обо мне, если не успокоитесь!
        Шаги приближались. Неожиданно Лэр раздвинул ноги Николетт и поставил свое колено между ее мягкими белыми бедрами. Она вновь забилась в его руках, впиваясь зубами в ладонь.
        Симон Карл принял приглушенные звуки борьбы за крики удовольствия. Он оглянулся на звук, веки покрасневших глаз приподнялись.
        - Кто здесь?
        При виде сцены, представшей перед его глазами - благородный рыцарь среди сена, а под ним - какая-то служанка, Карл разразился похабным хохотом. Смех усилился, когда Лэр оторвался от своего занятия и с довольной улыбкой помахал Симону рукой в знак приветствия.
        Николетт в изнеможении прекратила борьбу. Она не знала, кто издает этот жуткий смех, но неожиданно поняла, что последствия ее неудачного побега могут быть самыми печальными. Уж пусть лучше ее тюремщиком будет Лэр де Фонтен. Мысль о том, что его заменят на этого пошлого сержанта или кого-то в этом роде, ужаснула ее.
        - Мои извинения, - Карл икнул от смеха и отвернулся. - А вы, оказывается, парень не промах. Вроде меня. Ха! Совсем не промах!
        Лэр молча смотрел, как тот удаляется. Когда спина Симона скрылась за перегородкой, Лэр рывком поставил Николетт на ноги и потащил за собой из конюшни.
        Альбер подождал, пока Симон Карл и его два спутника начнут седлать коней, и незаметно выскользнул из конюшни. Не успел он облегченно вздохнуть, как увидел во дворе сержанта и его солдат, тоже направляющихся к конюшне. Альбер пригнул голову и бесшумно прокрался к открытому окну в комнате для приезжих.
        В конюшне Карл и его спутники все еще продолжали хохотать, когда появился сержант со своими солдатами. Вновь прибывшим в деталях описали забавную сцену в сене. Хохот стал еще громче…

        - Я видел меч, - сказал Альбер шепотом. - Клянусь, сир.
        Лэр внимательно выслушал юношу, потом направился к конюшне, но Карл и его спутники уже ускакали.
        Альбер так и не разглядел лицо человека, к поясу которого был пристегнут меч. Лэр тоже мало что помнил. Если Альбер не ошибался, скорее всего, он просидел с этим человеком за одним столом весь вечер. Честно говоря, де Фонтен не помнил никого из спутников Карла в лицо. Яблочное вино вышибло из памяти все детали. Он только помнил, что люди были молодые. Один, кажется, с большим носом…
        Пора было готовиться к отъезду. Альбер подвел притихшую Николетт, одетую в балахон, к ее лошади. Николетт надеялась, что ей удастся поблагодарить хозяев замка за гостеприимство, но к Супругам Кашо Лэр отправился один. Он обнаружил Франсуа лежащим на кушетке в зале. Глаза Кашо были весьма утомленными, но держался он бодро.
        - Как хорошо мы провели время, - сказал он, помигивая покрасневшими глазами.
        Лэру ничего не оставалось, как согласиться. Но все же он подумал: если удовольствие можно измерить волнениями и тревогами, то трудно вспомнить ночь в его жизни, равную прошедшей.
        - Мой друг, - начал Кашо. - Если я вам понадоблюсь, известите меня. Может быть, мы вместе сможем положить конец беззакониям. Я всегда готов быть вашим союзником.
        Лэр пожал руку хозяину замка.
        - Я в неоплатном долгу у вас, монсеньор. Ваше гостеприимство бесценно. Буду рад видеть вас у себя в Гайяре.
        Адель, стоящая рядом с кушеткой, на которой лежал муж, улыбалась.
        - Доброго пути! Мое сердце спокойно, если только вы будете тюремщиком молодой леди… Вы - благородный человек.
        Лэр поклонился. Сказав еще несколько любезных фраз, он прикоснулся губами к ее нежным пальчикам. Кашо ощутил укол ревности, но предложил послать вперед всадников.
        - Бандиты нередко нападают из засады. Я мог бы послать с вами Гуэна, но он и его люди мне нужны здесь.
        Лэр заверил Кашо, что будет осторожен. Впрочем, де Фонтен полагал, что даже разбойники вряд ли осмелятся напасть на отряд тяжело вооруженных всадников.
        Башни замка постепенно растворились среди позолоченных солнцем холмов. Утренняя дымка рассеялась, и острый запах осенних листьев наполнил пропитанный солнечными лучами воздух.
        Путь лежал на север. Дорога становилась то шире, то уже, в зависимости от рельефа. Лесные поляны, покрытые ковром из желтых, голубых и багряных цветов, сменялись густыми ветвями сосен и низкорослым кустарником. Дорога шла вниз. Словно под огромным голубым куполом впереди раскинулась низина с редкими крестьянскими домами. На виноградниках собирали урожай. Загорелые до цвета лесного ореха крестьяне, одетые в свободную, не очень чистую одежду, мелькали среди лоз нежно шелестящего, искрящегося налитым соком винограда.
        К полудню начали собираться тучи, стали слышны пока еще далекие раскаты грома. Дождь хлынул внезапно, словно над лучами опустился театральный занавес. Ветер срывал листья с деревьев, гнул кусты. Крупные капли моментально вымочили плечи всадников и спины коней. Постепенно дождь стал тише, но дорога успела превратиться в скользкое месиво. К счастью, путь вновь лежал через лес, где листья и сосновые иглы не позволили дороге сильно размокнуть. Дождь то усиливался, то превращался в мелкую изморось, но холодный ветер продолжал швырять листву прямо в лицо.
        Время от времени Николетт бросала взгляд на своего тюремщика. Он весь день ехал рядом, привязав поводья ее лошади к луке своего седла. За все это время он не произнес и дюжины слов. Она видела, что Лэру нездоровится. Он часто останавливался, чтобы глотнуть воды.
        Дважды за день был вынужден слезть с коня и отойти в кусты, где его вырвало. «Он не заслуживает этого», - подумала Николетт. Она ощущала уколы совести, когда вспоминала об укушенном пальце - на той же самой руке, которая была ранена во время стычки в аббатстве. Поэтому большую часть пути Лэр держал поводья в левой руке, а правую прятал под курткой. А ведь в обоих случаях де Фонтен защищал ее, Николетт. Пусть даже со стороны его намерения могли показаться не слишком благородными.
        Постепенно стемнело. Дорога пошла в гору. Дождь кончился, но дюжина мелких ручейков стекала по каменистому склону. Вода с негромким журчанием устремлялась в низину. Николетт пригибалась к холке лошади, когда ее кобыла копытами расплескивала воду. Кавалькада добралась до небольшой поляны. Где-то вдали в сгущающемся сумраке высились мрачные башни Гайяра, темной массой вырисовываясь на фоне грозного неба. Ни одного окошка, ни одной светящейся бойницы. Николетт показалось, что перед ней могильный склеп, воздвигнутый неведомо зачем в пустынном, забытом Богом месте.

        ГЛАВА 10

        Они ехали под деревьями. Ветер швырял дождевые капли в лица всадникам, пригибал к земле траву. Николетт, укутанная в шерстяной балахон и одеяло, дрожала от холода.
        Трава была такой высокой, что доставала лошадям до животов. Когда ветер колыхал стебли, казалось, они переговариваются громким шепотом.
        Вот и ров с поднятым мостом, две сторожевые башни и молоток для вызова стражи. Лэр ударил в железный щит, тот отозвался громким ржавым звуком. Через секунду эхо отдалось от стен. Словно погребальный звон над обезлюдевшим приютом.
        Никто не вышел. Лэр еще раз ударил по щиту. Безрезультатно. Как же опустить мост?
        - Подождите здесь, - бросил де Фонтен сержанту и, повернув лошадь, поехал вдоль стены в поисках других ворот. На середине южной стены он действительно увидел небольшие одностворчатые ворота, заросшие плющом. В этом месте ров вокруг замка переходил в земляную насыпь.
        Лэр соскочил с коня и, не без труда пробравшись через заросли, надавил плечом на обитую железом створку. Изнутри она не была закрыта на засов. Возможно, только на деревянную щеколду, которая разбухла от сырости.
        Еще один толчок - и ворота неожиданно распахнулись. Лэр чуть не упал. Впереди - мгла и каменные стены. Он вернулся к коню и, взяв его под уздцы, повел в открывшийся узкий тоннель. Над головой кое-где виднелись черные дыры, видимо, выходы на стены, с которых когда-то на врагов сбрасывали камни и лили кипящую смолу.
        Тоннель сделал поворот. Вскоре Лэр остановился под каменной аркой. Впереди - лунный свет.
        Вдруг перед ним возник горбатый старик, еле различимый в свете луны.
        - Дерьмо! - выкрикнул он. Лэр вздрогнул от неожиданности и выпустил поводья, рука легла на эфес меча. Жеребец громко заржал, попятившись. В полутьме сгорбленная фигура в бесформенной одежде казалась безликой, подобной привидению.
        - Почему у ворот нет охраны? - требовательно спросил старика Лэр. Тот что-то прошептал, отступая назад. - Подожди! - приказал де Фонтен. - Где твой хозяин, где Лашоме?
        Горбун заколебался, но ничего не ответил. Медленно, словно разговаривая с ребенком, Лэр объяснил:
        - Меня послал король Филипп. Я новый лорд Гайяра.
        Старик смотрел на него непонимающим взглядом. «В своем ли уме этот горбун?» - подумал Лэр. Нет, так ничего не добиться.
        Де Фонтен повел коня за собой в сторону главных ворот. Ронс неохотно шел следом, раздувая ноздри и прижимая уши.
        После утомительных поисков Лэр нашел железный подъемник. Наконец-то мост опустился. Сержант и вся кавалькада въехали в замок.
        - Я вижу, вы нашли хоть одного человека, - бросил сержант.
        Лэр обернулся и увидел старика, стоящего шагах в десяти позади. Значит, горбун шел следом. И, кажется, обрел голос. Он поднял руку и указал на дальнюю башню, окруженную постройками.
        - Лашоме там.
        Затем быстрым шагом заковылял через двор. Внутренний двор, окруженный каменными стенами, казался кладбищем. Вокруг - заброшенные строения. Одно из них было когда-то большой конюшней, рассчитанной не менее чем на пятьдесят лошадей. Но от него остались только столбы, часть соломенной крыши и кучи старого сухого навоза. Неподалеку - обветшалая казарма, а дальше в темноте ютились сараи, мастерские, пристройки, навесы. Кухня замка тоже была в плачевном состоянии. Целой осталась только огромная каменная жаровня.
        Посреди двора высилась готическая часовня с узкими шпилями. Часть украшений была сбита, стены облупились. С цоканьем проехав по пустынному двору, всадники остановились перед еще одним рвом, за которым вздымалась новая гряда стен. Эти стены не были такими прочными, как внешние, но и здесь навесной мост был поднят, а сторожевые башни казались более укрепленными.
        Старик что-то крикнул. Прошло несколько минут. Наконец цепи заскрипели, раздался металлический скрежет - видимо, отодвинули засов. Мост еще раз скрипнул, затем с грохотом занял свое место. Невидимая рука подняла железную решетку. Открывшийся проход был таким узким, что проехать мог только один всадник. Наконец-то появился привратник с фонарем.
        - Барон Лашоме ждет вас.
        Он повел гостей за собой, освещая узкий проход. Неровный свет фонаря заплясал отсветами на булыжниках двора.
        В сердце Николетт поселилось отчаяние. Неужели ей когда-нибудь удастся выбраться отсюда? По обеим сторонам прохода - каменные стены, остроконечные башни, хмуро взиравшие на пришельцев. Внутри виднелось угрюмое каменное здание с высокими окнами и остроконечной покатой крышей, казалось, упирающейся в небо. А за ним высилась, подобно великану, огромная круглая цитадель, по сравнению с которой остальные строения казались убогими карликами.
        У двери угрюмого здания стоял стражник с фонарем в руке. Сержант и его солдаты спешились. Лэр тоже соскочил с коня и подошел к Николетт, чтобы снять ее с лошади.
        - Нет! - закричала она, отдергивая руки. - Лучше умру!
        Лэр так посмотрел, что Николетт поняла: сопротивление бессмысленно. Когда он поставил ее на землю, она прижалась к нему, вцепившись в локоть.
        - Нет! Нет!
        Лэр высвободил руку, резко приказал:
        - Успокойтесь!
        Вокруг суетились люди, фыркали лошади. Из дома вышел еще один слуга с фонарем.
        Лошадей повели на конюшню, солдатам указали место в казарме. Альбер, ведя трех лошадей, тоже пошел вслед за слугой.
        Человек с фонарем у двери поднялся по ступенькам, дав знак Лэру и его спутникам следовать за ним. Небольшой коридор привел в зал, где высились два огромных камина - один напротив другого. Высокие узкие окна из полупрозрачного стекла неохотно пропускали лунный свет. Когда-то эти стены, видимо, были расписаны фресками. То, что осталось, в основном изображало охотничьи сцены и религиозные сюжеты. Лэр успел разглядеть изображение Святого Мартина и сцену Страшного Суда. Закопченные стены в колеблющемся свете казались зеркалом давно ушедших дней, из которых к нам порой приходят образы настоящего.
        В дальнем конце зала начинался один из коридоров. Повсюду пахло запустением и пылью. Воистину, прибежище для крыс и пауков! К массивным колоннам прилепились осиные гнезда. Оконные переплеты во многих местах треснули. На полу - прошлогодние листья, шелестящие под ногами, как память давних лет.
        Пройдя по лабиринту коридоров и переходов, они подошли к двери, ведущей на улицу. Над головами - клочок неба, вокруг - вновь каменные стены. Пройдя этот двор-колодец, путники очутились перед мощной, обитой железом дверью. С небольшого портала в темноту вглядывался стражник.
        При их приближении дверь распахнулась. Еще один коридор - и они очутились в зале цитадели. Помещение казалось более обжитым. У жаровни в конце зала суетилась старуха-повариха и две молодые служанки. Они с любопытством уставились на вошедших. До ноздрей путников донесся запах жареного мяса.
        В зале было довольно темно. Узкие прорези между декоративными столбами в верхней части стен служили единственным источником дневного света. Длинные столы стояли вдоль одной стены, вторую украшал огромный камин. Над головами вдоль всех стен шла деревянная галерея.
        Слуга повел их к каменной лестнице, которая служила входом в галерею. На втором этаже находились комнаты рыцарей Лашоме.
        Четверо мужчин средних лет появились в коридоре, чтобы взглянуть на вошедших, затем следом за гостями поднялись еще на один этаж.
        Когда в конце концов путники встретились с бароном Лашоме в коридоре третьего этажа, он произвел на них впечатление кролика, которого вытащили из норы. Испуганные глаза шарили по сторонам. Торопливым жестом он пригласил вновь прибывших в свои апартаменты. Рыцари Лашоме вошли следом.
        Приветствие было весьма странным. Несколько отрешенный от реальности, Лашоме принял леди Николетт за молодого монаха. Говоря быстро и не очень разборчиво, Лашоме сообщил де Фонтену, что за день до их появления прибыл гонец короля, предупредил о приезде гостей и передал Лашоме вызов в Париж.
        - Не знавал большего удовольствия, - добавил он и торопливо подвел Лэра к пухлой женщине средних лет, сидящей у камина.
        - Моя жена, леди Жанетт, - представил он ее, даже не сделав паузы после своего рассказа о приезде гонца.
        В камине горел огонь, в комнате было тепло. Бронзовая лампа, наполненная маслом, висела на цепи посередине зала. Было ясно, что Лашоме страшно боится нападения на замок, но все же уделил некоторое внимание не только безопасности, но и комфорту своего жилища. Пол устилал ковер, стены были обиты гобеленом. В одном из углов комнаты под балдахином из шелка пряталась кровать. У противоположной стены высился комод, шкаф для одежды и даже полка с книгами.
        Лашоме достал свечу из ящика комода, зажег ее от висячей лампы и повел гостей в ту часть зала, где стояли стол и стулья. Лэр усадил Николетт на один из стульев рядом с огромной скамьей для преклонения колен во время молитвы. Свечу установили в центре стола.
        - Хвала Богу и всем святым, что меня вызывают из этого чистилища, - торжественно произнес Лашоме. В его глазах и глазах его супруги застыл страх, типичный для тех, кто постоянно опасается за свою жизнь.
        Только после того, как Лашоме в деталях описал свой быт - быт владельца Гайяра, он неожиданно понял, что «монах» на самом деле никакой не монах, а та самая опозорившаяся Николетт Бургундская, невестка короля.
        Лашоме склонил голову, чтобы получше рассмотреть пленницу.
        - Ее нужно запереть, - сказал он с тревогой в голосе. - Я отвечаю за то, чтобы она не убежала до того, пока… пока… - неожиданно он запнулся, затем позвал жену. Та тут же подошла, позвякивая ключами, висевшими на поясе. Она быстро сняла с кольца требуемый ключ, положила его в трясущуюся ладонь мужа, который долго вертел его в тонких пальцах.
        - Анри, Жан, - обратился он к рыцарям, стоящим в ожидании приказа. - Отведите ее и заприте в темнице.
        Сердце Николетт болезненно сжалось. «Нет! - кричало все ее существо. - Нет!»
        В ужасе смотрела она, как двое мужчин подходят к ней. Девушка отпрянула от них, как испуганный ребенок. Темные глаза с мольбой обратились к Лэру де Фонтену. Но синие глаза ее тюремщика были холодны, как осенний дождь, безразличные к ее судьбе. Какой надменный у него взгляд!
        Николетт отвернулась. Как она ненавидит этого человека! Он предал ее! А она надеялась, что он испытывает к ней сочувствие. Сердце ее заныло от одной мысли, что она безразлична ему, как и всем остальным. Не лучше этого чудовища Луи!
        Николетт потребовалось все ее мужество, чтобы встать с места. Гордо подняв голову, устремив взор прямо перед собой, она вышла из комнаты, обдав холодным презрением последовавших за ней стражников.
        Лестница привела в обширный коридор. В свете фонаря мелькнули буфеты, шкафы, на стенах - щиты ушедших предков. Где-то в самой середине коридора открылось темное отверстие, обрамленное тяжелыми камнями. Словно разверстая пасть Сатаны. Темная лестница с каменными ступенями вела вниз, в саму преисподнюю. Стены разъедены сыростью.
        Лестница кончилась. Впереди, в неровном свете фонаря заблестели лужи.

«В этой ужасной мгле наверняка есть крысы и слизняки», - с ужасом подумала Николетт. Кажется, что-то прошмыгнуло прямо у ее ног. Она с трудом сдержала крик.
        Перед огромной, обитой железом дверью, стражники остановились. У Николетт упало сердце. Она прислонилась к холодной стене, чтобы устоять на ногах. Заскрежетал ключ, дверь распахнулась.
        Николетт слышала немало рассказов о подобных подвалах. Забытые Богом, эти темницы помнили стоны тех, кого ее свекор послал на голодную смерть или на съедение крысам.
        Стражники, взяв Николетт за локти, втолкнули ее в темноту и захлопнули дверь.
        - Подобных леди нужно держать под замком, - заметил один. Второй засмеялся.
        Вновь заскрежетал ключ в замке.
        Раздался звук удаляющихся шагов, а затем - тишина. И только падающие капли.
        Какое-то время она стояла, прижавшись к двери, не в силах пошевелиться. Затем глаза стали привыкать к темноте. В комнате с низким потолком у стены был деревянный настил - видимо, он служил постелью, и деревянный стул. Николетт неуверенно подошла к своей новой жесткой постели и, свернувшись клубочком, зарыдала.

        Лэра и сержанта отправили на ночлег в зал напротив комнаты Лашоме. Там суетились несколько служанок, с подозрением посмотревшие на вошедших. В комнате пахло шерстью и прогорклым маслом. В дальнем углу был отгорожен закуток с двумя кроватями.
        Сержант, спотыкаясь в темноте, нащупал деревянный настил и разразился проклятиями. У стены лежали мешки с шерстью, готовая пряжа, обрывки нитей, едва различимые в бледном свете свечей.
        Задолго до рассвета звон колокола и топот множества ног разбудили Лэра и сержанта. Де Фонтен поднялся и вышел в коридор.
        Стражники Лашоме, подобно муравьям из горящего муравейника, тащили вещи своего хозяина - ящики, ковры, одеяла… Сборы продолжались весь день. Лашоме бегал среди слуг, подгоняя нерадивых, выкрикивая приказы.
        На следующий день, не успело солнце осветить булыжники во дворе, Лашоме, его рыцари и слуги, сержант и его солдаты, сопровождаемые гружеными телегами, прогрохотали по подъемному мосту и покинули замок. Во всем Гайяре осталось не более дюжины слуг. Альбер доложил, что обнаружил в конюшне старого солдата, которого Лашоме счел непригодным к дальнейшей службе, а также трех юношей в возрасте от десяти до четырнадцати лет.
        В сторожевой башне также обнаружили одноногого старика, в чьи обязанности входило поднимать и опускать мост.
        Что касается части замка между двумя рвами, то в ней не осталось никого, кроме крыс. Полное запустение.
        Лэр сам занялся обследованием своего жилища. Ему удалось обнаружить лысого повара, трех служанок (одна казалась столь же древней, как и сам замок), а также того самого горбуна, которого он встретил в первый день приезда в замок. Старик, назвавшийся Эймером, сказал, что в годы его юности в Гайяре жило около двухсот человек.
        - Но это было еще тогда, когда правил старый король, Святой Луи, задолго до Филиппа Красивого. Видите Андлу? Я там родился, - старик указал на крыши поселка, приютившегося у самой реки, далеко в долине. - Когда я был ребенком, меня отдали в монастырь. Это были страшные годы. Дети гибли от голода, младенцев несли в лес, потому что родители были не в силах прокормить их. Мне повезло. Монахи не то, что любили меня, но не дали умереть от голода, - его губы сложились в подобие улыбки. Он глянул снизу вверх на высокого статного господина. - Я пришел в замок, чтобы служить в местной церкви. Тогда у меня еще не было бороды. И другого дома я не имею.
        - Что ж, это счастливый день для нас обоих, - улыбнулся в ответ Лэр. - Никогда еще так сильно я не нуждался в услугах духовного лица.
        Лэр де Фонтен - владелец? Чего? У него нет ни рыцарей, ни преданных слуг, кроме Альбера. Даже ближайшая деревня находится в подчинении другого лорда.
        - Не отчаивайтесь, - старик повел рукой вокруг. - Вот ваши владения. И ваши люди…
        Лэр не сразу понял, что тот имеет в виду.
        У горбуна была странная манера говорить. Иногда он мог оборвать себя на полуслове, не закончить мысль. Но, казалось, знает он немало. Не без иронии Эймер рассказал, как Лашоме забаррикадировался в более укрепленной части замка, как убили управляющего, а безнаказанность распространилась по всей долине.
        - Без предводителя, не получая никаких приказов, как противостоять разбойникам, и крестьяне, и торговцы беспомощны. Но Лашоме уехал, и люди, - Эймер глянул на Лэра, - поддержат нового владельца Гайяра.

        ГЛАВА 11

        Николетт проснулась от звука шагов за дверью. Как темно! Заскрипел замок. Свет просочился вначале сквозь щель, затем образовал белесый прямоугольник. На пороге вырисовывалась темная фигура, но Николетт знала, что это де Фонтен. Гнев закипал у нее в груди:
        - Зачем вы пришли?
        - Забрать вас из этой дыры, - он оглянулся, сделал несколько шагов вперед. - Лашоме уехал.
        - Зачем? И куда? - она смотрела прямо ему в лицо, но не могла различить выражения глаз.
        Николетт быстро спустила ноги на пол, встала, гордо выпрямившись, сжав кулаки. Да, она ненавидит его. Но все же боится, что де Фонтен оставит ее здесь.
        Лэр осмотрел подвал.
        - В комнаты наверху.
        - Чтобы допросить? А потом отослать назад? - в ее голосе звенели слезы.
        - Нет, - решительно ответил он. - Я не посадил бы в такой гнусный подвал даже англичанина. Пойдемте, - в его голосе звучала скорее просьба, а не приказ. - Здесь ужасный воздух, фонарь может погаснуть.
        Нет, огонь вряд ли погаснет, но только предположение, что она останется в кромешной темноте, возымело действие. Не сказав больше ни слова, Николетт последовала за Лэром.
        Они поднялись по старой лестнице с изъеденными временем ступеньками. Лэр плечом надавил на дверь, ведущую в верхнюю часть замка, та со скрипом распахнулась. Николетт споткнулась на пороге, Лэр еле успел подхватить ее за локоть.
        В коридоре тут и там валялся разный хлам. Уголком глаза Николетт заметила какое-то движение в темноте. Она тряхнула головой, чтобы отбросить с лица капюшон. Из мрака на нее смотрели горящие глаза. Николетт издала крик ужаса.
        - Это собака, - сказал Лэр. Животное вошло в полосу света. Собака была белая, огромная, но настолько худая, что, казалось, можно пересчитать кости. Она завиляла хвостом и начала тыкаться мордой людям в колени.
        Николетт погладила крупную голову животного. Неожиданно длинный розовый язык лизнул ее руку. Девушка улыбнулась, проводя пальцами по белой шерсти.
        - Чья она?
        Лэр пожал плечами.
        - Может быть, Лашоме? Еще не менее полдюжины бегают во дворе. Вот эта взяла себе за правило повсюду следовать за мной, - Лэр никогда раньше не видел, как Николетт улыбается. В ее лице появилось что-то нежное, мягкое. - Осторожнее, у нее на боку рана.
        - Бедняжка! У нее такой голодный вид!
        - Собаки всегда голодны, - Лэр тоже коснулся головы животного, глянул в лицо Николетт. - Опустите капюшон, - она удивленно подняла глаза. - Будет лучше, если слуги не разглядят вашего лица.
        Николетт не поняла смысла этой просьбы.
        - Зачем? Какое это имеет значение?
        - Есть причины, - он пошел вперед, освещая путь фонарем. Процессию возглавила белая собака, похожая на худющее привидение.
        Наконец-то Николетт глубоко вздохнула. Вокруг - запахи, вещи, звуки жилых помещений. Было такое чувство, что ее извлекли из могилы.
        Мальчик, ворошивший пепел в камине, с любопытством посмотрел на нее. Двое других слуг тоже подняли головы.
        Еще одна лестница вверх, затем - проход по галерее мимо пустых спален второго этажа… Собака бежала впереди.
        Наконец они вошли в одну из комнат. Николетт не сразу узнала жилище Лашоме. Комната была пуста. Ничего не осталось от прежней обстановки за исключением цепи, на которой когда-то висела бронзовая лампа. На стенах - остатки драпировки. Осенний свет пробивался сквозь прогнившие ставни. В одном углу комнаты между колоннами пряталась старая маленькая дверь, сквозь которую мог свободно пройти только ребенок, взрослому пришлось бы сильно пригнуться.
        Собака принялась обнюхивать комнату. Лэр поставил фонарь на пол, снял стекло, поправил фитиль. Николетт подумала, что эта комната и есть ее новая тюрьма. Но у камина, в котором тлели угли, она увидела кожаный мешок и одеяло Лэра.
        - Вот сюда, - сказал де Фонтен, пересекая комнату. Собака побежала за ним. - Кажется, Лашоме невзлюбил эти столы и стулья. А может быть, они оказались слишком тяжелыми, - Николетт вспомнила, что сидела за этим столом в первый день приезда. - Вы можете снять капюшон.
        Николетт откинула его с головы, черные волосы обрамляли бледное лицо. На столе стоял кувшин, чашка, тарелка с ломтиками сыра и кусками черного хлеба.
        - Садитесь! - Лэр занял место на скамье напротив нее. - Вы, должно быть, голодны.
        Это было слишком мягко сказано. Николетт просто умирала от голода. Забыв о церемониях, она набросилась на еду, как проголодавшаяся крестьянка.
        - Лашоме запретил приносить вам пищу, - Лэр наполнил ее чашку вином. - В королевском указе было сказано «без всяких удобств». Он понял предписание буквально. Я ничего не мог сделать.

«Лжец!», - подумала Николетт. Но она была слишком голодна, чтобы возражать.
        - А теперь, - она продолжала жевать хлеб. - А теперь, когда он уехал?
        Лэр откинулся на спинку скамьи, сцепив пальцы за головой.
        - Кажется, ваша судьба в моих руках.
        Он внимательно следил за движениями ее губ. Какой изящный изгиб, даже несмотря на то, что она поглощена едой! Он понимал, что поступает глупо. Если все станет известно королю, то его может ждать смерть. Но де Фонтен не мог держать ее в темнице. Странным образом Николетт стала дорога ему, он испытывал постоянное желание видеть ее, касаться. Никогда раньше Лэр не испытывал подобного чувства, которое превратилось в сладкую пытку, несущую и радость, и боль, и смущение. В своей жизни он обманул немало женщин, уверяя каждую, что любит ее так, как никого в этом мире. Но сейчас…
        Те три дня, которые Николетт провела в темнице, превратились в настоящую пытку. Она снилась ему каждую ночь. Словно ведьма-соблазнительница являлась к нему - с маленькой нежной грудью, темным треугольником между нежными бедрами. И он держал ее в объятиях, обладал ею, ласкал каждый мягкий изгиб. Сновидения несли и тревогу, и облегчение. В дневные часы его мучил вопрос: как он может испытывать к ней хоть какие-то чувства? Она виновата - пусть отчасти - в смерти его друзей, виновата в том, что разрушила его жизнь. Но желание - странное, неумолимое желание овладеть ею - не покидало его.
        - Я не хочу запирать вас в башне. А потом смотреть, как вы умираете от холода и тоски. Но, с другой стороны, если я разрешу вам определенную долю свободы, то согласитесь ли вы оставить мысли о побеге?
        Николетт помедлила, с подозрением посмотрев на него. Затем вновь впилась в кусок сыра.
        - О какой свободе вы говорите?
        - Я могу представить вас, как служанку королевской пленницы, - его голос был ровен и спокоен.
        Николетт на секунду потеряла дар речи.
        - Служанку? - повторила она, не в силах скрыть недоумение. А сможет ли она? Она ведь понятия не имеет, что и как должна делать служанка.
        - Это намного лучше, чем жить в темнице. Возможно, вы хотите подумать? Хорошо.
        Николетт глотнула вина. Кажется, в горле застрял кусочек хлеба. Она откашлялась. Затем сказала:
        - Никто не поверит. Слуги знают, что с вами приехала только одна женщина.
        - Откуда им знать? Когда мы приехали, было темно. Они видели только всадников в плащах. А что касается Лашоме, его жены, сержанта и его солдат - они все уехали из замка.
        - Но слуги узнают, что в темнице никого нет…
        - Ключ у меня, - де Фонтен вытащил длинный ржавый ключ, положил на стол перед Николетт. - И только вы будете приносить «пленнице» еду.
        - А если король пришлет кого-нибудь? А помните, тот человек в аббатстве? Я уверена, его послал Луи.
        Она выглядела такой юной и напуганной. Де Фонтен смотрел на ее дрожащие губы. Как они нежны и соблазнительны! Он вдруг понял, что изучает ее: чуть вздернутый нос, бледные щеки, которые иногда заливает румянец. Темные брови, когда-то выщипанные в тонкие дужки по последней дворцовой моде, сейчас стали прямее, гуще. Де Фонтен неожиданно улыбнулся.
        - В том случае, если король пришлет курьера, я задержу его, а вы займете место в темнице. Что касается подосланного убийцы, если это было так, то он не найдет вас здесь.
        - Если он из дворца, то знает меня в лицо!
        - Но если на вас будет одежда служанки, он и не посмотрит на вас.
        Николетт поежилась. Лэр сидел прямо напротив нее, вытянув ноги. Когда она опустила глаза, глянув под стол, то взгляд невольно упал на его бедра, затянутые в кожаные бриджи, мускулистые ноги. Николетт подняла глаза:
        - Почему вам не безразлична моя судьба? Он небрежно пожал плечами, улыбнулся:
        - Поскольку мы обречены провести вместе вечность, то не должны быть врагами. Вы согласны?
        По его взгляду Николетт догадалась, что он хотел сказать нечто иное. Девушка отвернулась, ощущая тепло, смущение, тревогу…
        - Да, - прошептала она, к своему глубокому стыду понимая, что согласится со всем, что он скажет.
        Николетт поднесла чашку к губам. Вино начало кружить голову. Она чувствовала изучающий взгляд Лэра, от которого быстрее бежала кровь.
        Затем они поднялись по извилистой лестнице и вошли в небольшую комнату в одной из башен цитадели. Если Николетт согласится играть роль служанки, то здесь будет ее приют.
        Собака не последовала за ними, а осталась у подножия лестницы, глядя вслед людям умными преданными глазами.
        Комната выглядела весьма уныло. Старая, потертая обивка кое-где отвалилась от стен. В углу ютилась постель с соломенным матрацем. Черная железная жаровня. Но вид из окна заставил Николетт затаить дыхание: вдалеке внизу - огромный зеленый остров купается в сверкающих водах Сены.
        - У меня должно быть имя. Как меня будут звать? - Николетт не отводила глаз от зеленых, подернутых дымкой холмов.
        - Одетта, - ответил Лэр с некоторой долей колебания. - Вам это подходит.
        Николетт с любопытством посмотрела на него. Де Фонтен подошел и встал позади нее, облокотившись о стену.
        - Вы похожи на нее. Улыбка. Черные глаза.
        Николетт посмотрела вниз, на реку, пестревшую солнечными бликами. Он задел ее любопытство.
        - Кем она была? Вашей возлюбленной?
        - Какое-то время.
        - У вас есть жена?
        - Нет, у меня нет жены.
        - Но у вас была любовница?
        - Да.
        Он улыбался. И в этом было что-то раздражающее. Улыбка превосходства. Именно так улыбался отец Николетт, когда она говорила какую-нибудь глупость.
        - Она была вашей единственной любовницей?
        - Одетта? Нет.
        - Их было много?
        - Не очень, - его синие глаза заговорщически подмигнули.
        Неожиданно Николетт рассердилась. Ей показалось, что он хочет ее обмануть.
        - А сколько? Лэр расхохотался.
        - Никогда не считал. А у вас? Сколько у вас было любовников?
        Любовь? Она даже не знает, что это такое. С Луи ее связывала только ненависть. До сих пор она содрогалась при воспоминании о той ужасной ночи, которую они провели вместе. Воспоминании о его цепких пальцах и той части тела, которая, подобно волосатому червячку, пыталась вползти в ее лоно. Луи обвинил ее в своей неудаче:
«Мне ты сразу не понравилась!» Он кричал на нее, бил по лицу…
        Нет, у нее не было любовника.
        - Ни одного, - ответила Николетт. Солнечный свет резал глаза, она посмотрела на Лэра из-под ладони: - Вы мне не верите?
        - Не знаю.
        - Но вы же признались, что у вас были любовницы?
        - Да. А почему нет? У мужчин все не так, как у женщин.

«Как они все надменны!» - подумала Николетт.
        - А у Готье и Пьера? У них были любовницы?
        - Да, конечно.
        - Вы как-то сказали, что у Готье была любовница из королевской семьи. Вы считали, что это я?
        - Да.
        В ее глазах светилось любопытство.
        - Но почему?
        - Потому что вы - женщина, которую я бы выбрал сам, - он улыбнулся и, оторвавшись от стены, пошел к двери. - Пойдемте. Пора познакомиться со слугами.
        Они вернулись в зал в сопровождении белой собаки. Лэр приказал созвать слуг. Николетт смущенно держалась за его спиной. Все таланты, которые так и выплескивались на сцене в садах отеля Несле, вдруг куда-то исчезли. По телу пробежал холодок, когда Лэр взял ее за руку и вывел вперед.
        - Это Одетта, личная служанка узницы, - в его голосе прозвенели дразнящие нотки. - Она приехала из королевского дворца и поэтому крайне мало знает о том, что и как нужно делать. Вам придется помочь ей. И многому научить.
        Николетт бросила на него гневный взгляд. Ее щеки горели, когда раздался смех. Старуха, похожая на сморщенную обезьяну, и две молодые служанки тут же подошли к Николетт. Лысый повар с лицом, красным от постоянного пребывания у жаровни, глупо рассмеялся, когда щебечущие женщины потащили девушку в кухню. Она же была в такой ярости, что даже не нашлась, как дать выход гневу. Уши словно ватой заложило, лицо горело от возмущения.
        Как и предполагал Лэр де Фонтен, слуги ничего не заподозрили. Но когда она осталась наедине с женщинами, все они, включая престарелую Мюетту, засыпали ее вопросами о парижском дворе. Поначалу Николетт не хотела отвечать, она слишком боялась выдать себя. Но их настойчивость раззадорила ее, ведь она всегда любила поболтать, любила развлекать людей. Женщин настолько захватил рассказ Николетт, что они даже забыли о необходимости показать ей, как ощипывать птицу, помешивать кашу, солить мясо.
        В следующие дни Николетт быстро освоила, как нужно сбивать масло, узнала, как поднимается хлеб на дрожжах. Обо всех этих вещах она раньше никогда не задумывалась. А также о том, как подметать пол, соскребать грязь с горшков и даже выводить блох из простыней и наволочек. Поначалу ее энтузиазм трудно было измерить, но постепенно чувство новизны прошло. Невзирая на доброжелательность, повар часто бывал не в духе, а две девушки - Жозина и Дора - ленивы, как гусыни. Престарелая Мюетта любила хлебнуть лишнего, как только ей представлялась такая возможность. Каждое утро Николетт тащила вязанку хвороста к жаровне, потом помогала готовить еду. Вечером она относила «пленнице» еду, которая доставалась собакам. Те стали исключительно преданы Николетт. Затем девушка поднималась из подвала, зажигала плиту с помощью кремня и вновь - приготовление пищи. К ночи она падала от усталости на матрац в своей комнате.
        Каждый день Николетт ожидала, что де Фонтен начнет проявлять к ней повышенное внимание. Поначалу эта мысль казалась ей отвратительной, но постепенно она начала недоумевать, где он и что делает.
        А дел было немало. Замок запущен, почти вся мебель из комнат вывезена. Де Фонтен начал поиски столов и стульев в кладовых. Вместе с оставшимися в замке людьми он не погнушался таскать ящики и деревянные кровати из подвалов на верхние этажи. Мебель в основном была прошлого века, громоздкая, тяжелая, а лестницы - узкие и крутые…
        Пока проклятия, треск и грохот неслись с нижних этажей, Николетт, Жозина и Дора, чихая от вековой пыли, выбивали древние ковры, занавеси, покрывала.
        Лэра де Фонтена Николетт видела только во время еды. Он сидел за длинным столом вместе с верным Альбером, духовником Эймером и бывшим сержантом Этьеном Жюдо. Говорили, Лашоме лишил сержанта звания за дерзость - Николетт вполне понимала хозяина замка. Невысокий, смуглый Этьен был полон самодовольства. Дора по секрету поведала Николетт, что понижение в звании имело еще одну причину - некоторые разногласия по поводу мадам Лашоме.
        Постепенно Николетт становилась частью жизни Гайяра - слушала беседы о ренте, долгах, о том, что крестьяне не всегда трудолюбивы, и о том, что стены Гайяра требуют ремонта.
        Иногда де Фонтен бросал на нее взгляд, но выражение его лица было непроницаемо. Потом он отворачивался и возвращался к общей беседе за столом.
        Оставаясь одна, Николетт нередко размышляла о своей загубленной жизни. Нет, она невинна перед Богом, пусть церковь и отвернулась от нее. Всевышний не оставит ее! Но молитвы не приносили успокоения.
        Желание сбежать сменилось осознанием, что избежать судьбы ей не удастся, даже, если она покинет стены Гайяра. Перед Богом она жена старшего сына короля, и только смерть освободит ее. Николетт запрещала себе думать о том, что друзья отца захотят освободить ее вопреки приказу короля Франции. А как долго будет длиться ее пребывание в роли служанки? А если король узнает, как содержит узницу де Фонтен? Тогда Лэр умрет, как умерли его друзья. И эта мысль не давала ей покоя.
        День за днем Николетт старалась приспособиться к новой жизни. Она почувствовала, что принадлежит этому замку. Иногда, работая бок о бок со слугами, забывала о своем прошлом. Может быть, именно о прошлом она и хотела забыть?
        Служанки носили чепцы, под которыми прятались волосы. Ленты завязывались под подбородком. Николетт так и не смогла привыкнуть к этому головному убору. Иногда ей казалось, что грубая ткань жжет нежную кожу, будто раскаленное железо. Оставаясь одна, она сдергивала грубый чепец с головы, пальцами расчесывала спутанные волосы. И каждый раз болезненно ощущала, как изменилась. У нее не было ни зеркала, ни куска полированного металла, в котором можно было бы увидеть себя. Однажды в кухне она увидела свое отражение в металлическом боку кастрюли: бледное лицо, темные густые брови, напряженное выражение глаз. На какое-то мгновение Николетт показалось, что перед ней лицо незнакомки.

        Каждый день Лэр, Альбер и разжалованный сержант Жюдо выезжали из замка. Пожухлые листья шуршали под копытами лошадей. Ночью был мороз, и когда взошло солнце, луга казались одеялом из коричневых и белых лоскутов.
        Лэр и его спутники печально созерцали следы разорения. Разбойники побывали во многих хозяйствах. Беседуя с крестьянами, Лэр терпеливо выслушивал жалобы, обещал положить конец беззаконию. Он заходил в крестьянские дома, гладил головы детей, смеялся добрым шуткам. Де Фонтен также обещал сократить налоги. Тем, у кого были лошадь и меч, он предлагал два денье[Старинная французская серебряная или медная монета, имевшая хождение с VIII века до конца XIII.] за неделю солдатской службы. Урожай в этом году выдался небольшой, а зима на подходе. Крестьяне слушали нового сеньора со смешанным чувством - хозяин Гайяра приехал к ним с обещаниями, а не с угрозами. Он молод и красив, в нем есть обаяние человека, который может быть лидером.
        - Вы завоевали их сердца, - Жюдо хитро улыбнулся. Они ехали трусцой, чтобы посетить очередное хозяйство. - Но только Господь Бог знает, как вы будете платить.
        - Все очень просто, - отозвался Лэр. - Единственное, что мы должны сделать, это уменьшить те налоги с крестьянских хозяйств, которые идут в государственную казну. Нужно решить этот вопрос с лордом-префектом.

        - Нелегкая задача! Он будет, словно барсук, стеречь добро в своей норе.
        Когда они вернулись в Гайяр, небо потемнело, надвигались грозовые тучи, сосновый лес превратился в темную массу, а отдельные холмы, казалось, приблизились, хмурясь от непогоды. В зале, приятно встретившем путников теплом и уютом, Лэра ждали несколько торговцев.
        Самый старший, продавец москательных[Москатель - химические вещества - клей, краска, непищевое масло и др. - как предмет торговли.] товаров, тут же приступил к делу.
        - Мы, жители городка, преданные подданные короля Филиппа. Мы честно платим налоги. И не наша вина, что деньги не попали в казну короля.
        Лэр с интересом слушал.
        - В этом виноват наш префект, Понс Верне, - резко сказал торговец шерстью, одетый в коричневый костюм.
        - Это так, - согласился третий, сапожник с мозолями на руках. - Он собирает с нас налоги, но оставляет, если не все, то большую часть, себе и своим лордам.
        Лэр внимательно выслушал посыльных и пообещал встретиться с мэром Андлу в самое ближайшее время. После ухода торговцев, Жюдо подошел к буфету и налил себе и Лэру по бокалу вина.
        - Если вы избавите их от Верне, то они будут вашими сторонниками. Лашоме и пальцем не пошевелил. Даже смерть бывшего префекта не выманила его из Гайяра. Многие знают, что бывший префект был убит Понсом Верне. Большинство горожан были тому свидетелями, хотя никто не стал заявлять об убийстве. Понса все боятся. Если дело дойдет до суда, вряд ли кто-нибудь выступит против префекта.
        - Я думаю, мы сможем найти шесть или семь человек, - Лэр назвал несколько имен людей, с кем они встречались в деревне и у кого есть лошади. - К тому же нужно считать и нас самих.
        Жюдо задумчиво отхлебнул вина.
        - Вряд ли стоит встречаться с Понсом лицом к лицу.
        - У меня и нет подобного намерения, - отозвался Лэр.

        На рассвете Альбер принес хозяину воды. Солнце было настолько робким, что комнату освещали свечи. Лэр наточил лезвие бритвы и аккуратно стал соскребать трехдневную щетину.
        - Два денье - неплохая плата, - Эймер сидел в кресле напротив Лэра, завернув худые ноги в плед, поскольку из окна тянуло утренним холодом. - Но, к сожалению, в казне Гайяра нет не только денье, но даже ни одного обола.
        - Ты хочешь сказать, что я нищий?
        - Именно так, милорд.
        Лэр помедлил, держа бритву в руке.
        - Значит, пора многое менять, у нас будут доходы, - заверил он Эймера. - Какую цифру вы назвали, кажется, 5500 ливров?
        Альбер заглянул в дверь, увидел, что хозяин все еще бреется, и нырнул обратно в коридор.
        - Да, милорд, - ответил Эймер. - И хотя я знаю, что ваше требование справедливо, но также знаю, что префект Андлу - жестокий человек. Из него не так-то просто будет выкачать золото. Если же вы постараетесь добиться замены префекта, это приведет к открытому столкновению. Торговцы были бы вам признательны, если бы вы избавили их от Понса Верне, но проливать свою кровь ради этого им явно не хочется.
        - Если мы поведем себя разумно, то наша тоже не прольется.
        - И вы собираетесь отправиться в Андлу сегодня?
        - Не будьте таким мрачным, Эймер. Мы скоро должны разбогатеть.
        Священник уронил руки и призвал на помощь покорность.
        - Как скажете, милорд.
        Лэр поел хлеба, выпил бокал вина, который принесла Дора, самая полная из девушек.
        - Где Одетта?
        Круглое, пухлое, как у херувима, лицо девушки и маленькие губки бантиком отразили оживление.
        - Она собирает яйца, сир.
        - Она всегда это делает? - продолжил Лэр. Альбер, обмакивавший хлеб в вино, напустил на себя сонное выражение.
        - О да, сир, - кивнула Дора. - Она любит давать курам смешные имена и вообще… - девушка неожиданно засмеялась, словно сказала что-то не к месту, и заторопилась из комнаты.
        Тут из кухни появился Жюдо, уже в плаще, и, проходя мимо девушки, шлепнул ее по заду.
        - Пора седлать лошадей? - спросил он.
        Альбер быстро умял остатки хлеба, перебрался через лавку, чтобы подать хозяину меч и плащ.
        - Нам нужны четыре лошади, - ответил Лэр. Недостаток лошадей становился проблемой. Де Фонтен дожевал кусок хлеба, который оставил во рту странный привкус, будто Лэр съел солому. Глотком вина де Фонтен постарался приглушить неприятный вкус. Жюдо поднял брови.
        - Эймер тоже едет? - он вспомнил, что старик был против поездки.
        - Нет, - Лэр взял плащ и меч из рук Альбера. - Оседлайте кобылу.
        Де Фонтен повернулся, почувствовав чье-то присутствие за спиной. Там стоял лысый повар.
        - Милорд, - начал он. - Запас муки кончается. То, что осталось, я вынужден смешивать с мякиной.
        Это сообщение встревожило Лэра. «Интересно, что еще он кладет в хлеб?» - подумал он, а вслух сказал:
        - Так займись этим.
        Гладкие светлые брови повара сошлись на переносице.
        - Милорд, мельник больше не отпускает мне муку в долг. Даже, когда Лашоме платил, мельник нередко недовешивал муку.
        Жюдо повернулся к де Фонтену.
        - Да, это такой же вор, как и Верне. Они вышли вместе с Альбером.
        - Возьми парней из конюшни и несколько крепких палок, - приказал де Фонтен. - Скажи мельнику, что тот получит плату позже.
        Повар удовлетворенно улыбнулся. Сегодня он отомстит этому гнусному вору.
        Утренняя заря все ярче окрашивала небо. Лэр подошел к сараю, в котором держали кур. Трава здесь не росла, сапоги хлюпали по грязи. Еще за несколько шагов он услышал внутри сарая визг, затем громкое кудахтанье. Через секунду орда обезумевших кур вылетела из сарая, теряя перья.
        Лэр отстранился, чтобы пропустить ошалевших птиц, заглянул внутрь и расхохотался.
        - Не шевелитесь, - сказал он, чихая и смеясь одновременно. Внутри сарая клубилась пыль. - Вы даже не представляете, что у вас за вид.
        Неожиданно он подумал, что может обидеть Николетт этими словами, но, к счастью, девушка не обиделась. Но вид у нее был весьма грозный. Щеки пылали. Она прекрасно представляла себе, как можно выглядеть, если на тебя обрушилась гора соломы. Она всего лишь хотела выдернуть один пучок, а на нее обрушился золотистый пыльный поток. Какой дурой она выглядит - распростертая на спине под этой терпко пахнущей массой!
        - Вы не ушиблись? - спросил Лэр, стараясь унять смех.
        Николетт чихнула.
        - Нет! - Она чихнула еще раз, затем раздраженно спросила: - Как вы узнали, где найти меня? «Наверное, сказала Дора», - подумала девушка.
        Лэр ответил не сразу, боясь, что его начнет душить смех. Он нагнулся, начал сгребать солому с распростертой фигуры.
        - Я хотел найти вас, - в уголках его рта все еще таился смех. - Услышал кудахтанье. Подумал, что в сарае орудует лиса. Затем услышал ваш крик. На кого вы похожи! - Он уже не смог сдержать смех, отряхивая солому с ее растрепавшихся волос. - Что вы хотели сделать?
        - Выдернуть пук соломы.
        - Откуда? С самого низа? И не догадались, что может произойти?
        - Нет, - она сжала зубы. Ей хотелось поскорее вылезти из-под этого вороха, но он приказал ей лежать тихо. Де Фонтен медленно снимал солому с ее груди, пальцы нежно скользили по телу. Николетт замерла… Но Лэр только сказал:
        - Ну вот, - и помог ей встать на ноги. Николетт встряхнула юбками.
        - Повернитесь! - приказал он. Его голос заставил девушку вздрогнуть. И, не дожидаясь никаких возражений, начал отряхивать солому с ее юбки. - Вот здесь очень много пристало.
        Николетт вновь несколько раз встряхнула юбками, затем посмотрела на Лэра.
        - Почему вы на меня так смотрите? На его лице заиграла улыбка.
        - Разве я не могу смотреть на вас?
        - Зачем?
        - Потому что вы красавица.
        - Нет, - резко возразила она, тут же начав поиски корзинки с яйцами.
        - Нет? - повторил со смехом де Фонтен. - Вы хотите сказать, что вы некрасивая, или не хотите, чтобы я говорил о вашей красоте?
        Лэр заметил, где виднелась ручка корзинки, но ничего не сказал Николетт.
        - Нет! Да! - неуверенно произнесла она, смущенная вниманием и выражением его глаз.
        - Вы ищите корзинку?
        В этот момент Николетт сама увидела ручку, выглядывающую из соломы, и протянула руку, которую де Фонтен поймал в воздухе. Его ладонь показалась ей холодной, как лед. Николетт попыталась выдернуть руку, но Лэр не отпустил.
        - Вы хотите поехать со мной в Андлу? Вначале Николетт растерялась, затем резко ответила:
        - Нет! Что об этом подумают? Конечно, ей хотелось поехать. Через мгновение она начала сожалеть, что отказалась.
        Лэр улыбнулся еще шире.
        - А вам не все равно, что подумают другие?
        В носу у девушки защипало, она почувствовала, что еще немного и она чихнет.
        - Меня могут узнать, - она громко чихнула.
        - В Андлу? - он вновь засмеялся.
        Лэр прав. Как глупо все, что она говорит! - Итак, вы хотите поехать? - Он выпустил ее руку, взял корзинку и протянул Николетт.
        - Да, - почти шепотом ответила она и, выхватив корзинку, выбежала из сарая.
        Николетт быстро шла по двору, разбрызгивая грязь. В кухне все были заняты делом и негромко переговаривались. Она знала, что сквозь дверной проем они уже давно заметили ее. Мюетта сидела за столом и чистила бобы.
        - Я еду в город, - сказала Николетт.
        - Одна? - спросила Дора, толкнув Жозину локтем в бок.
        - С де Фонтеном, с сеньором.
        Николетт поставила корзину рядом с мешком с мукой. Ни одно яйцо не разбилось. Просто чудо какое-то!
        - Да? - переспросила Мюетта, бросая очищенные бобы в кастрюлю. - А почему у тебя солома на спине? - вокруг глаз Мюетты начали собираться морщинки.
        - На меня упала гора соломы.
        Дора и Жозина захихикали, но Николетт сделала вид, что не замечает этого.
        - Могу я взять ваш платок? - обратилась она к Мюетте. Та кивнула седой головой в знак согласия.
        Николетт набросила на плечи серый платок, затем сказала:
        - Один из конюших должен привести в порядок солому в сарае.
        - И как это она упала? - хихикнула Дора. Николетт посмотрела на нее.
        - Понятия не имею.
        Кажется, повар тоже заинтересовался… В эту минуту из кастрюли, в которой что-то варила Жозина, через край полилась пена. Мюетта вместе с поваром раскричались, как ненормальные.
        Николетт быстро вышла из кухни, взмахнув юбками.
        - Итак, - прошептала Мюетта, набирая еще одну горсть бобов. - Разве я не говорила вам, что через неделю она будет в его постели?
        - Я бы отдала ему себя всю, капля за каплей, - прощебетала Дора, покачивая пухлыми бедрами. Жозина расхохоталась, издавая стоны от якобы взаимного удовольствия. Лысый повар только головой покачал - какие тут дуры собрались! Он взял нож и начал разделывать цыпленка, потом повернулся к Доре:
        - Твоя чаша так часто ходила по рукам, что я не уверен, осталась ли там хоть одна капля.
        Дора округлила глаза, отвернулась. Когда повар вновь занялся цыпленком, она скорчила за его спиной гримасу.
        Николетт мало заботили их насмешки. По крайней мере, сейчас. Она была взволнована, как ребенок, в предвкушении путешествия. Они поедут по склону, в низину.
        Собственно говоря, ей предстояло увидеть лишь нормандское поселение: грязные улицы, убогие домишки. Но сердце билось в радостном ожидании. Ботинки расплескивали грязь, пока она бежала вдоль кустарников.
        Небо окрасилось в кремовый цвет, холодный воздух наполнял легкие, и у нее закололо в груди. Какой прозрачный день! Он будет добрым, этот день. Она не знала, почему так решила. Может быть потому, что Лэр де Фонтен предпочел провести этот день с ней?

        ГЛАВА 12

        Во дворе седлали лошадей. Жюдо, подтягивая подпругу, услышал стук ботинок Николетт по булыжнику и посмотрел на нее неодобрительно.
        Альбер проверил, хорошо ли подкованы кони. Он только мельком глянул на женщину. Ей показалось, что слуга де Фонтена сильно возмужал за последнее время.
        Лэр подвел лошадь к Николетт, помог ей забраться в седло. Он улыбался так, словно какая-то тайная шутка не давала ему покоя.
        Это была та же самая лошадь, на которой Николетт приехала из Парижа. Наклонившись к холке кобылы, она погладила шею, затем взяла поводья…

        За воротами замка, среди высоких трав, мир, казалось, правил осенний бал. Холмы таяли в светлой дымке. Небо, словно бездонный колодец синевы, опрокинулось над головами всадников. Николетт давно не чувствовала себя такой счастливой.
        Дорога - на самом деле грязноватая тропа - шла вниз по северному склону, затем плавно переходила в плодородную долину. Когда спуск закончился, Лэр поравнялся с Николетт и продолжил путь рядом с ней.
        Они ехали по небольшому перелеску. Солнце проглядывало сквозь ветви, словно сквозь резные ставни окна. Свет падал на лица, порождая изысканную игру теней. Де Фонтен улыбнулся.
        - Вам здесь нравится?
        - Да, - ответила она. Ей очень хотелось сказать: «Вы добры ко мне, и я благодарна… , но гордость не позволила.
        - Андлу покажется вам мрачным и очень провинциальным, - предупредил Лэр.
        Он оторвал взгляд от соломинки, прилипшей к ее юбке, поднял глаза, взглянув искоса.
        - Я думаю, обо мне можно сказать то же самое.
        Жюдо повернулся к ним. Лэр, заметив это движение, громко сказал:
        - Ничего не говорите пленнице о нашей поездке.
        - Хорошо, - скромно отозвалась девушка. Жюдо не в первый раз смотрел на нее столь странно. Неужели он что-то подозревает? Кажется, он предан де Фонтену, но когда речь идет о преданности, трудно сказать что-то определенное.
        Низина казалась коричнево-ржавым одеялом с вышитыми деревьями, которые уже сбросили листву, с нитью реки, сверкающей серебром. Они подъехали к мутному ручью, берега которого соединял мост, сложенный из бревен. Впереди лежал Андлу - гордый шпиль церкви, ряд мастерских, дома богатых торговцев, лачуги крестьян. Осеннее солнце падало на немощеные, пыльные улицы - узкие, довольно грязные. Где-то впереди гудел рынок. Конечно, если сравнить с Парижем, Андлу - угрюмейший городишко. Но для Николетт, так давно лишенной контактов с внешним миром, он показался чудеснейшим местом.
        Все куда-то торопились и, по-видимому, без особой цели. Крестьяне гнали свиней и гусей. Мимо шли монахи, ремесленники, скромно одетые служанки. Холодный воздух наполняли крики торговцев рыбой, призывы бочара, сидящего на бочонке, обитом железными обручами, возгласы купцов, расхваливающих свой товар. Без всякого предупреждения стайка полуодетых ребятишек с грязными щеками и сопливыми носами пронеслась перед всадниками. И тут же исчезла среди обветшалых крестьянских лачуг.
        Высокие каменные дома и низкие деревянные создавали лабиринты улиц. Рядом с церковью невысокая каменная стена огибала кладбище, вход обрамляла черная глиняная арка с витиеватым узором. В центре городка дома стали больше и выше, к ним примыкали огороды и палисадники.
        Кавалькада подъехала к одному из таких домов. Служанка провела их вверх по лестнице в небольшой зал, где гостей встретили мэр с красноватым, пышущим здоровьем лицом, и его жена.
        Николетт заколебалась, следует ли ей входить в зал, но Лэр, взяв за локоть, легонько подтолкнул вперед. Жена мэра явно приняла ее за служанку и не стала тратить усилий на дежурную улыбку.
        Полдюжины человек, судя по виду - торговцы, поднялись из-за стола, прервав оживленную беседу. В дальнем углу довольно богатой комнаты на ковре играли несколько детей. Там же сидела кормилица, укачивая на руках младенца.
        Мужчины не обратили внимания на служанку, прибывшую вместе с сеньором и его спутниками. Все, улыбаясь и расточая приветствия, столпились вокруг нового хозяина Гайяра. Голоса наполнили комнату. Николетт села на кушетку с подушками.
        На противоположной стороне в огромном камине полыхал огонь. Юноша-слуга, сидя на табуретке, бросал щепу в веселое пламя. После холодного осеннего воздуха Николетт с благодарностью встретила тепло. Но разговор мужчин казался бесконечным, и постепенно девушка почувствовала, что ей хочется спать.
        Вокруг мужчин, занявших место за столом, суетились слуги, подливая вино.
        - После того как убили префекта, Лашоме отказался выбрать нового, и мы, - пожилой торговец огляделся, словно ища поддержки у собравшихся, - решили, если король и его наместник не могут защитить нас, мы сами найдем себе господина.
        Купец с тонкими чертами лица нетерпеливо взмахнул рукой.
        - Нет, нет! Дело не только в этом. После смерти префекта Симон Карл приехал к нам и недвусмысленно заявил, что мы должны присягнуть его хозяину, барону Артузу, и принять в качестве префекта барона Понса Верне, если хотим жить спокойно. А что нам оставалось делать? Вы видели, в каком состоянии наши деревни и пашни. Только Андлу еще не тронули…
        - Барон Артуз? - переспросил Лэр. Он знал только одного барона Артуза - Рауля де Конше.
        - Да. Мы не знали, что Карл и новый префект будут забирать себе деньги, которые должны поступать в королевскую казну.
        Николетт, задремав от тепла камина, вздрогнула при упоминании имени любовника Изабеллы.
        Полный человек в синей тунике пожаловался:
        - А теперь король требует нашего вклада в казну. Что нам делать? Мы не в состоянии противостоять Карлу и его хозяину.
        Услышав эти слова, Николетт внезапно подумала: Изабелла не случайно предложила заточить ее в Гайяр, поскольку здесь распоряжается Рауль де Конше. Уже более внимательно прислушиваясь к беседе, она услышала, как один из собравшихся сказал:
        - Я точно знаю, что деньги хранятся в сундуке в доме префекта.
        - И решать все нужно быстро, - вставил кто-то.
        - А где найти префекта? - спросил Лэр.
        - Он занимает дом сборщика налогов на центральной площади.
        - Исчезла целая семья. В этом доме до сих пор пахнет убийством, - сказал невысокий плотный человек. - И мы тоже в этом виновны не менее других, - возмущенный ропот встретил эти слова, но человек решительно продолжал: - Мы знали о планах префекта, но ничего не сделали, чтобы помешать им. Жадность. Да, речь идет о трусости и жадности, монсеньор. После смерти сборщика налогов о наших долгах, естественно, забыли. Я все сказал!
        - А что мы могли сделать?
        - Разве мы могли предотвратить убийство?
        - У нас семьи!
        Голоса звучали все громче и громче. Многие пожимали плечами, другие смущенно переглядывались. Прошло не меньше часа, прежде чем Лэр встал со скамьи, заканчивая собрание. Но то один, то другой торговец подходил к нему, делясь своими бедами, и Николетт казалось, что жители Андлу никогда не отстанут от де Фонтена.
        Когда собрание окончилось, дворик после жаркой приемной мэра и шума голосов показался Николетт удивительно прохладным и тихим. Слуга привел из конюшни лошадей, и они поехали в сторону рынка. Путь, который выбрал де Фонтен, шел мимо дома префекта. Это было трехэтажное строение из камней и бревен, несколько отличающееся от близлежащих. Низкая ограда отделяла двор от непролазной грязи проулка. Перед дверью, покрашенной яркой голубой краской, женщина в коричневом платье сметала опавшие листья с вымощенной булыжником дорожки.
        Проезжая мимо, Лэр заметил позади дома конюшню и рядом с нею - несколько мужчин, наблюдающих за тем, как подковывают лошадь.
        Николетт, которая ехала позади Альбера, не слышала о чем говорили Лэр и Жюдо, до нее доносились только их приглушенные серьезные голоса, но, судя по озабоченному тону, они обсуждали план нападения.
        После того как они проехали дом на площади, Николетт обернулась и увидела четырех мужчин, выходящих из главной двери, видимо, солдат - в кольчугах и с мечами на боку. С этой точки зрения дом походил на форт, готовый к обороне.
        Всадники выехали на торговую площадь. Порыв ветра поднял в воздух гусиный пух.
        Жюдо развернул лошадь и пустил ее галопом вниз по холму в сторону моста.
        - Куда он? - спросила Николетт.
        - Ему нужно поговорить с моим управляющим Риго, - отозвался Лэр довольно дружелюбно, но у него явно не было особого желания перекрикивать призывы рыночных торговцев и стук копыт. Рынок беспорядочно расстилался на поле, по которому множество людей бродило между прилавков с товарами. Над всем стоял запах свежеиспеченного хлеба и жареного мяса.
        Они оставили лошадей под навесом, привязав к перекладине и оставив дежурного. Спешившись, жители замка Гайяр слились с толпой покупателей. У жаровни, на которой тушились бобы, пеклись пироги, и кипятилась вода в железном чайнике, Лэр решил всех угостить. Запах дрожжевого теста, приправленного медом, наполнил ноздри. Теплый пирог приятно согревал пальцы.
        Глазам путников предстали яркие краски рынка, забавные сценки. Взгляд Николетт упал на прилавок с тканями. Она залюбовалась шелковыми шарфами самых разных расцветок. Лэр, который невольно следил за ней, подошел к прилавку.
        - Вы хотите такой шарф?
        - Нет, нет, он мне не нужен.
        - Но они прекрасны, не правда ли?
        Николетт отвернулась, но даже невнимательному наблюдателю было бы ясно, что шарфы покорили ее сердце.
        - Выберите один, - просящим тоном сказал Лэр.
        - Нет.
        - Да. Выберите.
        Де Фонтен оглядел прилавок и взял оранжево-желто-зеленый шарф, более яркий, чем одежда циркача, и протянул его Николетт.
        - Если вы сами не выберете, я куплю вот этот и заставлю вас его носить. А что ты думаешь, Альбер?
        - Поменять будет трудно, - отозвался тот с усмешкой, сильно покраснев. Парню уже давно исполнилось четырнадцать и он прекрасно понимал, что скрывалось за долгими взглядами, которыми обменивались его хозяин и эта леди с глазами оленя.
        После долгих колебаний Николетт выбрала розовый шарф с едва заметным алым узором - он как раз подойдет к ее шерстяному платью.
        Маленькая пухлая продавщица с черными глазками запросила пять оболов. Лэр заплатил ей три. «Даже это много, - подумал он, - но зато как радостно улыбнулась Николетт!

        Он единственный, кто знал: у него всего четыре обола. Эта мысль позабавила де Фонтена. Кажется, в его жизни иначе не бывает. Хорошо, что рядом нет сестры, а то она прочла бы ему нотацию.
        Когда они возвращались по залитой солнцем площади к лошадям, Николетт думала о том, как будет носить этот шарф. Вплетет в прическу? Повяжет на шею? Но даже мысль о шелковом шарфе не прогнала тревожные предчувствия, когда она вспомнила о хорошо укрепленном доме, мимо которого они проезжали. Она надеялась, что никто из собравшихся под крышей у мэра не донесет префекту о готовящемся нападении.
        Николетт боялась даже думать о том, что будет с ней, если Лэра Де Фонтена убьют.
        Солнце уже клонилось к закату, когда они приблизились к Гайяру. Огненные отблески позолотили башни. Николетт, погруженная в свои мысли, сама соскочила с лошади, передала поводья конюшему и заторопилась к себе.
        - Подождите! - окликнул ее Лэр.
        В сумерках воздух стал прохладнее. Николетт обернула платок Мюетты вокруг плеч и остановилась, чтобы подождать де Фонтена, немного дрожа от холода. Тот слез с коня, быстро переговорил с Альбером, который почти побежал в дом. Со двора доносились мужские голоса. С полдюжины коней стояло под навесом, перебирая ногами.
        Лэр пошел рядом с Николетт по направлению к дому.
        - Мы не должны входить вместе, - сказала она. - Другим это не понравится.
        - Почему не понравится?
        - Внимание, которое вы оказываете мне… Они перешептываются за моей спиной.
        - И что говорят? Она нахмурилась.
        - Не знаю! - Николетт отвернулась.
        - И почему вы думаете, что речь идет о вас?
        - Знаю!
        - Они говорят, что вы спите со мной? Николетт покраснела и ускорила шаги. Она понятия не имела, как отвечать ему - этому человеку с обаятельной улыбкой и приятными манерами. Впрочем, рассуждать особенно некогда. Они уже у дверей главного дома.
        Их встретил Жюдо, раскрасневшийся то ли от вина, то ли от удовольствия.
        - Здесь рыцари, - сообщил он.
        Лэр видел лошадей под навесом, теперь же мог разглядеть посетителей. Он узнал Риго, управляющего при Лашоме, двух его сыновей. С ними были еще трое мужчин.
        Николетт шмыгнула на кухню. Вместе с другими служанками она стала подавать на стол. Лица собравшихся мужчин были полны решимости. Лэр де Фонтен положил на стол кусок сыра, чтобы обозначить дом префекта. Куски хлеба окружили сыр - это нападающие.
        - Когда взойдет луна, мы дадим им время уснуть.
        Жюдо, разгоряченный вином, заявил, что так уж сразу мужчины в доме префекта не уснут. Присев недалеко от Лэра, Николетт чувствовала на себе взгляд Жюдо. Этот солдат явно недолюбливает ее, но сейчас девушку беспокоило не это. Лэр почему-то говорит о сегодняшней ночи, а ведь с торговцами в Андлу он договаривался о завтрашнем дне. Широко раскрытыми от удивления глазами она смотрела на де Фонтена.
        Но Лэр продолжал говорить, словно не замечал ее взгляда. В какой-то момент он, словно невзначай, взял ее руку и прижал к своему бедру.

        Николетт настолько изумилась, что даже не попыталась протестовать. Он сделал это так, что никто не заметил, но они все здесь! Сердце девушки забилось быстрее. Тепло и упругость его тела тревожили ее. Николетт почувствовала, что у нее кружится голова. Вино, всего лишь вино, но все равно она возвращалась к мысли о том, каково ей было бы в его объятиях…
        Лэр сжал ее пальцы, затем отпустил.
        - Сходи к пленнице! - приказал он, но его взгляд сказал нечто большее. Николетт замигала и пролепетала:
        - Слушаюсь, сир.
        Когда она встала, ноги были словно ватные. Мюетта приготовила тарелку с едой для узницы. Николетт направилась к жаровне, чтобы взять ужин.
        - Если ты хочешь остаться в зале, - сказала Мюетта, - еду может отнести Дора или Жозина.
        - Нет, - быстро ответила Николетт. - Это моя обязанность. Таков приказ короля, - она взяла тарелку из рук Мюетты. - Я не осмелюсь ослушаться.
        Старуха хитро улыбнулась и пошла к буфету, чтобы налить себе вина.

        Переулок перед домом префекта был пустынен. Опавшие листья заполнили разъезженные колеи, в холодном воздухе пахло дымом костров и морозом. Низкая каменная стена окружала двор, за домом располагались конюшня и огород. Сквозь щели в ставнях просачивался свет.
        Лэр ждал, пока все займут места. Где-то неподалеку залаяла собака.
        Жюдо, стоящий рядом с Лэром, поправил меч. Собачий лай усилился. Лэр вышел из тени, подал знак Риго и начал тихо пробираться в сторону дома. Жюдо, проклиная чертовых псов, последовал за ним.
        На первом этаже дома распахнулись ставни. Темный силуэт человека был четко виден на фоне освещенной комнаты. Лэр побежал. Из-за дома донеслись крики. Человек в окне исчез. Лэр и Жюдо перебрались через стену. Когда они добрались до двери, ее уже успели загородить изнутри. Из окна на втором этаже донесся женский крик.
        - Убивают! Убивают!
        Изнутри доносился топот ног и возгласы. Лэр и Жюдо пытались выбить дверь. Разбежавшись, они наваливались на нее, но безуспешно. Один из людей Риго выскочил из-за угла:
        - Мы застали двоих в конюшне, - он тяжело дышал. - А где префект?
        - В доме! - Лэр громко чертыхнулся. - Возьмите людей и попробуйте проникнуть через черный ход!
        Де Фонтен отступил на шаг от двери и достал меч. Жюдо тоже отошел на несколько шагов, вынимая меч из ножен.
        - Верне! - закричал Лэр. - Тебе конец! Открой дверь!
        Изнутри доносились крики, лязг оружия. Дверь застонала, повиснув на петлях. Вновь раздался женский крик. Лэр изо всех сил ударил по двери ногой, та наконец слетела с петель.
        Внутри шел бой. Трудно было даже разобрать, кто на чьей стороне. Прямо из гущи схватки на Лэра и Жюдо выпрыгнули трое врагов, которых встретила холодная сталь. Через секунду Лэр бился с двумя рыцарями. Блеск металла, звон мечей… Выпады влево, вправо, смертоносные удары… Один из противников Лэра споткнулся о скамью и потерял равновесие, чем тут же воспользовался де Фонтен, сильным ударом швырнув врага на длинный стол. Он быстро повернулся, чтобы выбить меч второго противника, и еле успел отклониться - крепкая сталь мелькнула перед самым лицом. Противник не медлил и размахнулся для следующего удара. Но в этот раз Лэр оказался быстрее, мощный удар раскроил череп врага, тот повалился на пол, словно заколотый бык.
        Противник Жюдо, стоя спиной к стене, увидел, что сопротивление бесполезно, и опустил меч. Кровавые ручьи струились по щекам рыцаря, кость руки была раздроблена.
        Зал превратился в место кровавой бойни. Четверо из людей Верне лежали на полу в алых лужах. Лэр попытался подсчитать своих людей, но в этот момент раздался женский визг, жена Верне сбежала вниз по лестнице и бросилась к поверженным. С верхнего этажа донесся детский плач.
        После кратких указаний Лэра в комнате был восстановлен относительный порядок. Зажгли лампы, женщину, не обнаружившую мужа среди трупов, отвели наверх к детям.
        Первоначально Лэр намеревался судить префекта перед жителями Андлу, но после того как узнал, что Понс Верне - родственник Симона Карла, переменил свое решение.

        ГЛАВА 13

        Несколько раз Николетт просыпалась среди ночи. Ей казалось, что во дворе слышится ржание лошадей. Она вскакивала с постели и, завернувшись в одеяло, подбегала к окну. Но даже распахнув ставень из старого, изъеденного дерева, ничего не могла увидеть, кроме кромешной тьмы. И она вновь пыталась уснуть.
        Когда Николетт проснулась в очередной раз, было все еще темно. Сон больше не шел. Как глупо лежать, уставившись в темноту! Она встала и быстро оделась. Без зеркала, как могла, повязала голову алым шарфом. Как хорошо, что ей не нужно надевать чепец из грубой ткани, который постоянно напоминает о ее положении. Шелк был легким, словно нежный шепот влюбленных, чувственный, как поцелуй. Николетт удивилась себе - что у нее за мысли! Она стянула концы шарфа под подбородком, обвязала вокруг шеи и умело спрятала их на затылке. Неужели волосы никогда не отрастут? Поначалу ее темно-каштановые, почти черные кудри росли быстро, но когда она уже могла дважды обернуть локон вокруг пальца, рост волос неожиданно замедлился. Неужели они такими же и останутся?
        Николетт печалилась о потере волос не меньше, чем о потере свободы. Хотя свободной по-настоящему никогда и не была. Став принцессой, все время находилась под наблюдением, каждый день ей напоминали о ее обязанностях. Странно, но только в Гайяре она почувствовала, что за ней не следят, не упрекают, и страшно боялась потерять эту иллюзию свободы.
        Николетт зажгла свечу и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь. Спустившись до конца винтовой лестницы, увидела, что дверь в зал открыта. Вчера вечером она была заперта, Николетт это помнила твердо.

«Он вернулся», - подумала она с облегчением. С порога было хорошо видно, что в камине горит огонь, и у решетки наслаждается теплом белая собака. Ее прозвали Колючкой за то, что морду собаки обрамляли жесткие бакенбарды. Колючка посмотрела на Николетт, приветственно стукнув хвостом об пол, затем вновь уронила голову на лапы. У стены, обитой ветхой материей, лежали плащ, меч и пояс Лэра де Фонтена. Увидев его вещи, Николетт остановилась. Застыв на месте, она какое-то время всматривалась в огонь камина. Но неожиданно поняла - до тех пор, пока не увидит Лэра живым и здоровым, не успокоится. Она бесшумно вошла в комнату, и только сейчас ей стала видна огромная старинная кровать и обнаженный торс Лэра, ничком лежащего среди одеял.
        Комнату освещал только неяркий огонь камина и желтый мотылек свечи в руке Николетт. Она подошла ближе. Неожиданно кто-то уткнулся в ее колени, едва не сбив с ног. Это Колючка, виляя хвостом, решила все же лично поприветствовать девушку.
        - Тише, Колючка, - прошептала Николетт, погладив голову собаки. Но обрадованное животное продолжало вертеться у ее ног, лапы стучали по деревянному полу, словно барабанные палочки.
        Лэр де Фонтен вздрогнул, пошевелил плечами. Перевернулся на спину, но так и не проснулся окончательно.
        Хвост собаки довольно громко застучал по полу, Николетт попыталась оттащить животное от кровати Лэра, но собака умудрилась лизнуть руку де Фонтена. Тот вздрогнул, прошептал:
        - Ложись, Колючка, ложись.
        Но, невзирая на все усилия Николетт, собака рванулась к Лэру и ткнулась холодным носом в его грудь.
        Де Фонтен открыл глаза, улыбка заиграла на его губах.
        - Мне снится ангел…
        Николетт покраснела, сетуя на собственную глупость, и оттащила собаку от кровати.
        - Нет, - она не могла не улыбнуться. - Вы еще больший льстец, чем монсеньор Шарль, сын короля. Наверное, это вы продали ему перо Архангела?
        Лэр рассмеялся.
        - Кто рассказал вам эту историю?
        - Вы. А еще рассказали, что мадам Кашо - очаровательная женщина.
        - Я? - он закашлялся, думая о том, во что же еще он посвятил Николетт в ту ночь.
        Она улыбнулась многозначительной улыбкой.
        - В любом случае, я рада, что вы вернулись. Пролилась ли в Андлу кровь?
        - Немного, - он приподнялся на локте, ладонью пригладил взъерошенные волосы. - Вы уже знаете?
        - Нет. Я только что спустилась. Еще очень рано, - смущенная видом его обнаженной груди, Николетт погладила собаку. - Есть убитые?
        - Среди наших - нет. Ранен старший сын Риго, но он поправится.
        - А префект?
        - Он здесь, - Лэр потянулся. - В том подвале, где были вы. Наслаждается жизнью.
        Николетт подошла к маленькому столику и поставила на него свечу. Когда она повернулась, то увидела, что собака начала чесаться - видимо, укусила блоха.
        - И что вы будете делать? Повесите его?
        - Именно это он и заслужил. Но тогда я вряд ли смогу получить за него выкуп.
        - А кто готов заплатить? Карл? Зачем ему платить за префекта?
        - Понс Верне - его шурин.
        - Да? - глаза Николетт округлились. - А его жена был в доме? В Андлу?
        - Да, она и трое детей.
        - Вы не причинили им вреда?
        - Нет. Я отослал их к Карлу с бумагой о выкупе.
        - А люди Верне?
        - Убиты, за исключением двоих. Я отослал их вместе с женщиной и детьми.
        - Вы поступили благородно.
        - Сомневаюсь, что Симон Карл оценит это.
        - А кто будет префектом? Жюдо? Лэр улыбнулся:
        - А вы не согласны? Николетт рассмеялась.
        - Я ему не нравлюсь.
        - Только потому, что вы женщина. Подбросьте в камин полено побольше, здесь холодно.
        Николетт бросила дрова в огонь, взвился маленький фонтан искр. Она взяла железную кочергу и поправила поленья.
        - А вам я тоже не нравлюсь только потому, что я женщина?
        Собака неожиданно вскочила и прыгнула на кровать.
        - Мне это как раз очень нравится, - Лэр начал в шутку бороться с собакой. Резко откинул одеяло и, уклоняясь от атаки, взял бриджи с табурета рядом с кроватью.
        - Я хочу кое-что показать вам, - сказал он с энтузиазмом.
        Николетт прислонила кочергу к стене и повернулась, отряхивая юбку. Подняв глаза девушка увидела только розовую кожу - широкие плечи, узкие бедра, упругие ягодицы. Лэр как раз надевал штаны. Николетт резко повернулась и уставилась на огонь. Де Фонтен - стройный, сильный - показался ей очень красивым, но ситуация была несколько двусмысленной, и Николетт не удержалась и захихикала.
        - Что с вами? - спросил он, а догадавшись о причине ее смеха, расхохотался сам.
        Николетт встряхнула головой и вновь повернулась. Смех еще вздымал ее грудь, таился на кончике языка. Лэр тоже был не в состоянии удержаться и расхохотался еще громче. Несколько удивленная, собака обнюхивала то одного, то другую, виляя хвостом.
        Чем сильнее Николетт старалась не смеяться, тем меньше у нее это получалось. В конце концов подавленное хихиканье превратилось в икоту.
        - У вас есть… есть… еще что… нибудь… показать… мне? - даваясь от смеха спросила она.
        Когда Лэр смог говорить членораздельно, он мягко попросил:
        - Помогите мне найти сапоги, черт бы их побрал!
        Когда он обулся, натянул шерстяную рубашку, и они, в конце концов, смогли посмотреть друг другу в глаза без хихиканья, Лэр взял со столика свечу и укрепил ее в фонаре.
        - Выгоните Колючку и закройте дверь. Де Фонтен полностью оделся, вряд ли он затеял что-то дурное. Николетт выполнила его приказание. Повернувшись к Лэру, она увидела, что тот отбросил со стены обивку, за ней оказалась необычная маленькая дверь. Николетт глянула на Лэра с любопытством.
        - Вы это хотели мне показать? Тот усмехнулся:
        - Да. Подождите немного. Я подам вам руку.
        Николетт увидела, как он нырнул под низкую притолоку, затем осторожно, будто кошка в новом доме, последовала за ним.
        Впереди - полная темнота. Николетт даже не думала, что темнота может быть такой густой, как за этой маленькой дверью. Держась за руку Лэра, она ступила в никуда… Деревянные половицы сменили крутые ступеньки. Узкая лестница вела куда-то вверх, в темноту. Основной проход шел между стеной замка и квадратными плитами цитадели.
        - Лестница ведет в комнату в башне, вы не замечали там никакой двери?
        Николетт посмотрела на него расширенными глазами.
        - Да, за обивкой.
        Она хотела задать Лэру немало вопросов, но тот повел ее дальше. Крутые узкие ступени, почти неразличимые в слабом свете фонаря, уходили куда-то вниз. Лицо Николетт в темноте казалось бледным пятном с огромными, как у совы, глазами.
        - Куда мы идем?
        - В сводчатый зал под замком. Но это только начало.
        Николетт одной рукой держалась за руку Лэра, второй касалась стены, сложенной из тяжелых бревен. С другой стороны стеной служило подножие каменной башни. Ступени под ногами, познавшие, что такое время, были весьма ненадежными. На поворотах лестница сужалась, потом пространство расширялось вновь.
        Пока они спускались в желтом свете фонаря, Лэр рассказал, что об этом проходе ему сообщил Эймер.
        - Лашоме думал, что проход ведет не дальше сводчатого грота. Вы увидите, почему он так решил.
        Лэр часто оборачивался, чтобы предупредить Николетт о неровной ступеньке или подбодрить. Они прошли мимо узкого входа в сумрачную пещеру, похожую на берлогу зловонного чудовища. Из темной дыры в стене потянуло гнилью и сыростью. Через несколько шагов лестница неожиданно кончилась, приведя в небольшую сводчатую комнату, весьма напоминающую подвал, в который когда-то бросили Николетт. Кучи булыжников и груды глинистой земли лежали на полу.
        Лэр подвел девушку к одной из куч и указал на отверстие, достаточное, чтобы в него мог пролезть человек.
        - Это расчистили мы с Альбером.
        Дыра не производила такого уж сильного впечатления, хотя Лэр и Альбер работали по два-три часа в день в течение недели, чтобы освободить проход.
        - Вон там, - Лэр указал на противоположную сторону комнаты, - есть еще один тоннель. Эймер считает, что он ведет на внутренний двор. Когда во время осады делался подкоп, часть стены обвалилась.
        Николетт осмотрелась с неприятным чувством изумления. Казалось, в этом месте поселилась нечистая сила - среди поросших мхом стен, среди груд сырой земли. Но Лэр, кажется, этого не замечал. Он был слишком увлечен, рассказывая о том, что крепость строилась Ричардом Львиное Сердце по проекту, типичному для восточных замков.
        - Зачем вы привели меня сюда? - прервала рассказ Николетт.
        Лэр глянул на нее свысока, раздраженный тем, что она не доверяет ему, не способна оценить объем и гениальность работы древних мастеров.
        - Чтобы вы знали, как добраться до реки. Не исключено, что когда-нибудь вам это понадобится.
        Лэр присел на корточки, согнул голову и исчез в черном проеме. Через секунду он протянул руку за фонарем.
        - Идите за мной.
        Преодолев сомнения, Николетт сжалась в комочек и, словно змея, проскользнула в отверстие.
        Она оказалась в проходе, своды которого поддерживали деревянные сваи. В некоторых местах стены были настолько сырыми, что блестели в свете фонаря, а кое-где капли, стекавшие на утрамбованную землю, образовали лужи. Они шли довольно долго, затем Лэр остановился.
        - Скоро начнутся ступени. Они очень скользкие, осторожнее ставьте ноги.
        Увидев ступени, Николетт вздрогнула. Во многих местах они обвалились, камень и земля неровными выступами шли чуть ли не вертикально вниз, словно предназначенные для ног великана.
        Они спустились всего на несколько метров, когда до ушей донесся странный звук, похожий на порыв ветра. Внезапно сквозняк чуть не задул фонарь… Холодный воздух принес запах воды и луговой свежести. Еще несколько шагов - и перед ними засиял лунный свет. Через узкое отверстие, пробитое в меловом утесе, они выбрались на каменную площадку прямо над рекой.
        Ночь казалась удивительно тихой - небо усыпали звезды, черные массивы леса расстилались внизу, прямо под ногами чернели непроглядные воды реки. Николетт с удивлением огляделась, подняла глаза вверх. Словно в тумане, на меловом холме высилась крепость - казалось, в ней живут привидения. Неожиданно девушка подумала о том, что ее судьба могла бы сложиться совсем иначе, если бы тюремщиком оказался не де Фонтен, а кто-нибудь другой.
        - Вы отнеслись ко мне по-доброму. Я хочу сказать, что ничего не знаю о том, были ли Готье и Пьер любовниками Жанны и Бланш. Ваши друзья нередко приходили в сады Несле, но там было и много других молодых людей. Да, мы играли в догонялки… что касается колец, которые нам подарила Изабелла, вряд ли эти чертовы кольца были дороги моим невесткам. Но я уверена, эти кольца не были даром любви. Помню, какой-то музыкант, которого я никогда раньше не видела, предложил объявить пресловутые кольца призами для тех, кто окажется быстрее всех. Вот и все, что я помню.
        В этот момент Лэр поверил всему, что сказала Николетт. Если она не будет принадлежать ему… Он просто умрет. В ее глазах тоже светилась страсть. Кому какое дело? Разве они не наказаны за то, чего не совершали?
        - Скоро, - сказал Лэр, - ночи будут очень холодными. В вашей комнате вряд ли будет тепло. Вы сможете жить в комнате этажом ниже.
        В его словах был скрытый смысл, который она не могла не уловить. И сейчас он ждал ответа.
        Николетт замерла. Она давно знала, что Лэр попросит ее… Но что больше всего поразило - она сама хотела быть рядом с ним.
        - Я должна спать с вами?
        Ее внезапная откровенность смутила его. Лэр отвернулся. На горизонте высветилась тонкая полоска зари.
        - Если только вы захотите. Я ни к чему вас не принуждаю.
        Она с дразнящей насмешкой глянула на Лэра:
        - А если бы я осталась под замком, кого бы вы выбрали? Дору? Жозину?
        Он улыбнулся, пытаясь обдумать варианты защиты. Пухлая маленькая Дора - о ней он даже не думал. И, конечно, не Жозина - плоская и бесцветная, как старый ковер.
        - Вы считаете, женщины - единственное, что занимает мои мысли?
        - Вы вряд ли отличаетесь от других мужчин.
        - Какая бессердечная мысль! Особенно после того, как вы видели меня без одежды, - в его голосе прозвучали игривые нотки, без капли злобы или раздражения. - Идите сюда! - Николетт подошла ближе. - Смотрите, как величественно встает солнце.
        Холмы, река становились все отчетливей, ожидая новый день. Лэр положил руку на плечи Николетт, направляя ее взгляд на дальние горы.
        - Видите?
        Первые робкие лучи коснулись холмов. Близость его тела, тепло руки, лежащей на ее плече, прикосновение упругого мужского бедра… Странные мысли возникали у нее в голове. Сердце, казалось, зажглось яростным огнем. Словно вторя ее чувствам, пламя зари охватило полоску горизонта, коснувшись холмов над рекой.
        Каждую ночь Лэру снились эти длинные бархатные ресницы, нежная кожа…
        - О чем вы думаете? - спросил он.
        - Ни о чем.
        - Нет, скажите.
        Что она может ответить? Она сама не понимает, не узнает себя. Боль - щемящая, светлая боль - сжимает сердце, мешает дышать. И страх, что в решающий миг она ощутит то же отвращение, которое испытала в первую брачную ночь. Она хорошо помнила смех Жанны, с которой поделилась своей бедой. Может быть, Луи просто несостоятелен, а может быть, виновата сама Николетт, сказала тогда Жанна. Свет все сильнее заливал вершины гор.
        - Я боюсь.
        - Меня? Я никогда не причиню вам вреда. Николетт покачала головой, разрешая ему обнять себя. Лэр смотрел ей прямо в глаза.
        - Тогда чего? - спросил он, улыбаясь. Ее глаза наполнились слезами.
        - Вы не знаете меня…
        Странный ответ заставил его наклониться. Губы Лэра скользнули к нежному рту девушки - он только хотел поддержать ее, придать уверенности, отогнать страх. Но неожиданно тонкая рука обвила его шею и Николетт всем телом прижалась к нему. Лэр вздрогнул от страсти, он даже забыл, что хотел ей сказать… его руки непроизвольно заскользили по ее бедрам, нежно касаясь округлых изгибов, затем прижали ее так крепко, что девушка вскрикнула. Его сила больше не несла страха. Никогда еще Николетт не было так хорошо.
        В брачную ночь Луи пришел к жене, чтобы исполнить свой супружеский долг, навалился на нее без всяких объятий, без капли нежности.
        А сейчас тело Николетт свела сладкая судорога, в груди закололо, странная пульсация пронзила низ живота. Но когда его язык проник сквозь полуоткрытые губы и полукрик-полушепот сорвался с ее губ, сладкое волнение вновь превратилось в страх: она должна, должна остановиться. Уже не будет пути назад. В смятении Николетт освободилась.
        Руки Лэра продолжали ласкать, но он не удерживал силой. Теплое неровное дыхание вздымало грудь…
        Рассвет коснулся их лиц. Какое-то время они смотрели друг на друга, не отводя глаз. Свет ширился, солнечные волны накатывались на двух растерянных молодых людей.
        Когда он нашел в себе силы хоть что-то сказать, его голос был еле слышен.
        - Ты слишком соблазнительна, - Лэр нежно провел рукой по щеке девушки. - Нам пора назад. Путь неблизкий.
        Николетт молча кивнула. Приступ страха, который охватил ее в его объятиях, сменился смятением, которое мучило ее стыдливое тело.
        Пока они шли по темному переходу, Николетт в глубине души ясно почувствовала: слишком поздно, она будет принадлежать ему. Это неизбежно.
        Еще не войдя в комнату, они услышали стук в дверь, который довольно далеко проник в черную мглу коридора. За дверью оказался Альбер - рыжие волосы взъерошены, весь - само волнение.
        - Он здесь! - выдохнул юноша. - Симон Карл и тридцать всадников! У ворот! Он ругается, как черт, и требует освобождения своего шурина! Иначе - осада!
        Лэр закрыл потайную дверь, задрапировал ее обивкой. Все трое заторопились вниз по лестнице. Когда они достигли двора, на стене уже собрались зрители. Лэр де Фонтен, перепрыгивая через две-три ступени, побежал вверх по каменной лестнице, ведущей на смотровую площадку сторожевой башни. Альбер бросился за ним. Николетт, подобрав тяжелые, намокшие по подолу юбки, начала взбираться следом.
        На верхней части стены уже стояла целая толпа - крестьяне и солдаты. Николетт увидела побледневших, испуганных Дору и Жозину, где-то рядом мелькнула лысая голова повара.
        Вид тяжело вооруженных всадников заставил Николетт вздрогнуть, особенно, когда узнала громкий голос их предводителя, который слышала еще в конюшне замка Кашо. Одного Симона Карла было бы достаточно, чтобы посеять страх в сердце любого храбреца. Щеки горят гневом, ноздри раздуваются, что придает той части лица Карла, которую смогла разглядеть Николетт, свирепейшее выражение. Создавалось впечатление, что у ворот безумствует злобный зверь.
        Ветер овевал лица жителей замка, собравшихся на стенах. Невзирая на яркое солнце, воздух был холодным.
        Николетт услышала, как женщины испуганно спрашивают друг друга:
        - Что будет? Что же будет?
        В ужасе девушка зашептала молитву, убежденная, что Лэр де Фонтен вряд ли сможет противостоять великану на коне, казавшемся огненным в лучах солнца. Но, глянув на своего тюремщика, она поразилась. Ласковые синие глаза обрели цвет стального клинка, губы сжались, и, обычно приятная, улыбка превратилась в жесткий, даже уродливый изгиб. Казалось, это совсем другой человек.
        Пораженная этим открытием, она вновь посмотрела вниз, на угрожающую фигуру Симона Карла. Николетт внимательно прислушивалась к диалогу, который походил, скорее, не на словесную перебранку, а на обмен пушечными выстрелами.
        Симон Карл поднял руку в железной перчатке, выругался, затем сказал:
        - Время переговоров прошло! Выпусти Понса Верне!
        - С удовольствием, - ответил Лэр. - За тысячу пятьсот ливров!
        - Ты вор и сын шлюхи!
        - Но Верне наверняка стоит тысячу пятьсот ливров! По крайней мере, так думает твоя сестра.
        - У тебя нет права держать в тюрьме моего родственника!
        Огромный конь Симона Карла бил копытом. Еще одно проклятие сорвалось с уст седока.
        - А у тебя нет права, - закричал Лэр, - назначать его префектом! И ни у кого нет права присваивать налоги, которые должны попасть в казну короля!
        - Верне был выбран жителями Андлу!
        - Потому что ты запугал их!
        - Ха, - Симон Карл сплюнул. - Они - сборище свиней. Хрюкают и считают, что их ограбили. Через год они обхрюкают и тебя! Не хочу иметь с ними ничего общего! Отпусти Понса Верне, и я покину Андлу с миром!
        - Тысячу пятьсот ливров! - упрямо повторил Лэр.
        - Неужели ты думаешь, что я заплачу такие деньги за этого болвана! Да он и обола не стоит!
        - Тогда всем будет лучше, если я повешу его как вора и преступника!
        Лицо Карла перекосилось от ярости. Его конь вытянул морду и заржал.
        - Пятьсот ливров! - предложил Симон.
        - Я могу содрать с него кожу и продать за большую сумму.
        - Семьсот, но только потому, что он муж моей сестры!
        - Тысячу ливров и честное слово, что ты оставишь Андлу с миром!
        Лицо Карла под шлемом потемнело.
        - Ты наглый глупец! Ты видишь, кто перед тобой! Я могу захватить замок в пять раз больший, чем эта развалюха! И стены вас не спасут, дураки!
        - Тогда к чему наш спор? Карл вновь сплюнул.
        - Восемьсот! Ты еще больший ублюдок, чем Лашоме! Когда-нибудь твое тело будет болтаться на этой сторожевой башне!
        Четким голосом Лэр выкрикнул:
        - Девятьсот и честное слово!
        Неожиданно установилась тишина. Рот Карла под открытым забралом сложился в тонкую линию. Челюсти сжались.
        - Согласен! - наконец выкрикнул он. - Мост в Андлу, завтра в полдень!
        - Чтобы ты смог напасть на нас? - прошептал Лэр, а вслух прокричал: - Нет! Здесь! И не заставляй меня ждать, иначе я повешу Верне!
        По стенам пробежал одобрительный ропот. Симон Карл повернул своего гиганта-коня и, извергая проклятия, поскакал прочь быстрым галопом. За ним понеслись его люди.
        Николетт смотрела, как народ спускается со стен. Она хотела поговорить с Лэром, но к де Фонтену подошла группа крестьян, которые, видимо, хотели завербоваться в вооруженный отряд.
        Рядом возникли Жозина и Дора, потянули Николетт за рукав.
        - Ты идешь с нами?
        Девушка отказалась, но увидев, что Лэр и Альбер вместе с крестьянами пошли в казарму, тоже спустилась вниз вслед за девушками.
        И позже возможности поговорить с Лэром не представилось. К нему целый день шли крестьяне, уличные торговцы и бакалейщики Андлу. Каждый приходил с рассказом о той или иной несправедливости: то сосед отобрал кусок сада, то кто-то украл корову или овцу, торговцы жаловались на разбойников, отбирающих товар на дорогах, более богатые купцы приходили с жалобами на нарушение обязательств поставщиками. Почти все кричали и размахивали руками.
        Николетт обратила внимание на одного из пришедших - одноглазого и с бородавкой на подбородке. Дора шепнула, что это мельник, и, хихикнув, добавила:
        - Он грозился убить нашего повара! Николетт взглянула на мельника еще раз.
        Маленький, худой, с острым лицом, он вряд ли представлял угрозу для повара Гайяра - человека в два-три раза толще, подобного бочонку с вином.
        Во второй половине дня в огороде при кухне была замечена свинья, весело пожирающая репу. Николетт, Дора и двое мальчишек долго гонялись за визжавшим животным, пока не выгнали его на внешний двор. Там они увидели всадников, рысью едущих к подъемному мосту. Впереди бежали собаки.
        - Это Жюдо! - закричала Дора. - Интересно, куда они едут?
        Николетт посмотрела вслед мужчинам. Среди них были Лэр, Альбер, Риго и еще с полдюжины крестьян, которые выразили готовность стать солдатами.
        Прошло несколько часов, обед остывал, но к обычному времени мужчины не вернулись. Несколько раз Николетт поднималась на крышу сарая при кухне, чтобы взглянуть на холмы, но ее взору предстали только серые просторы, пустая дорога и тяжелое небо, промокшее от темных туч. Вскоре стемнеет, и станет еще холоднее. Она вернулась в кухню. Там сидела Мюетта, разместившаяся в своем любимом углу с шитьем так, будто ничего не случилось.
        Дора и Жозина чистили котлы и болтали всякую чепуху. Повар, привалившись толстой ляжкой к кухонному столу, глодал куриную ножку.
        Странно, что Лэр уехал, не сказав ей ни слова. Николетт давно так не беспокоилась. Он оставил ее в неизвестности.
        Мысль о префекте, запертом в темнице, тоже не веселила. Вид Симона Карла, этого местного Атиллы, все еще был свеж в памяти. Николетт поделилась тревогами с Эймером, который сидел за кухонным столом, жадно поедая очередную порцию цыпленка. Невзирая на солидный возраст, аппетит у старика был отменный.
        - Нет, нет, нет, - возразил Эймер своим немного странным отрывистым говором. - На стенах выставлена стража. Теперь Гайяр может отразить целую армию. Вам известно, мадмуазель, что в прошлом сюда не проникли даже королевские войска? Симон Карл - ничтожество, - старый клирик запихал в рот очередной кусок, затем презрительно фыркнул. - Карл - блоха, которая пытается укусить вола. Ему не сокрушить стены Гайяра.
        Николетт хотелось согласиться, но тревога не прошла.
        Через некоторое время она услышала голоса и резко вскочила, подойдя к двери. Но это оказались всего лишь Марсель, конюший, и два мальчика-помощника, пришедшие за ужином. Пока повар наполнял миски и кастрюлю, Николетт спросила Марселя об уехавших. Но тот только покачал головой.
        - Может быть, они уехали в Андлу? - предположил он. Но ей от этого легче не стало.
        Время тянулось медленно. Николетт еще дважды ходила на крышу, но так ничего и не увидела, кроме темных силуэтов холмов. Вечер она провела, занимаясь починкой одежды вместе с женщинами.
        - Лашоме и его жена были скрягами, - Мюетта потерла большой палец о два других, намекая на жадность бывшего хозяина. - Они бы и обола не дали на новую одежду. Им было наплевать, что слуги ходят в обносках. Уже четыре года не меняли одежду.
        - Пять лет, - поправила Жозина. - Последний раз это было до того, как умер де Гантри. Он владел замком еще до Лашоме.
        - Он был огромный мужчина, - сказала Мюетта. - Толще и выше нашего повара. Ужасный бабник - просто дьявол, но человек великодушный.
        Дора неожиданно рассмеялась.
        - В деревне жила старуха, которая продавала любовное зелье. Возможно, она и сейчас жива. Как бы то ни было, она убедила сеньора, что от ее порошков у него вновь будет стоять…
        - Стоять? - переспросила удивленная Николетт, не уловив, о чем идет речь. Оборвав нитку, она посмотрела на женщин.
        Все рассмеялись, и Дора, сделав поглаживающий жест, захихикала.
        - Разве ты не догадалась?
        Когда до Николетт дошло, о чем болтают служанки, она тоже рассмеялась. Вспомнив обнаженного Лэра, подумала, что тот, наверное, тоже будет волноваться, если…
        - Итак, - продолжила Дора, - старуха сказала де Гантри, что он должен смешать ее чудесный порошок с медом. Но предупредила, что втирать полученную смесь сеньору должна молодая девушка.
        Все расхохотались, но Николетт только вежливо улыбнулась. Она почувствовала, что возможно, пропустила что-то важное в рассказе:
        - И помог порошок? - наивно спросила она.
        - Конечно! - все вновь рассмеялись.
        Слушая болтовню служанок, девушка вспоминала свое детство, рассказы Озанны. Хотя Николетт и другие дети благородных семей и получали некоторое образование, большинство из них были суеверны, поскольку отданные на попечение няней (а те были из крестьян), с малых лет слушали народные байки. Что касается Озанны, то та знала немало способов избавиться от болезни и сглаза. Один из них Николетт помнила хорошо: чтобы избавиться от бородавок, нужно набрать столько маленьких камешков, сколько бородавок на теле человека, затем коснуться камешками каждой бородавки, завернуть их по одному в лист плюща и бросить в быстрый ручей.
        Помнила также Николетт и способ приворожить молодого человека: нужно выдернуть перышко из хвоста черной курицы и носить семь дней на груди, затем положить его в бокал с вином, чтобы никто не заметил, и дать выпить молодому человеку.
        А если кому-то за обиду отомстить, то нужно пойти в орешник, отломить ветку и несколько раз стегнуть воздух, называя имя обидчика. И где бы ни был тот, он почувствует удары. Ребенком Николетт не раз расправлялась с врагами таким способом. Била воздух до тех пор, пока рука не уставала. И обида проходила.
        Женщины болтали до захода солнца. Старая Мюетта сказала, что масло - слишком ценная вещь, чтобы жечь его попусту, с чем Николетт пришлось согласиться. Сегодня ей было особенно тоскливо оставаться одной. Она взяла тарелку с едой и сказала, что отнесет ее молодой леди-узнице.
        Подойдя к двери Лэра, Николетт остановилась. Перед ее мысленным взором пронеслись самые ужасные сцены. То она видела Лэра де Фонтена мертвым, с мечом Симона Карла в груди, то смертельно раненым… Ужасной была и мысль о том, что Лэр вернется целым и невредимым, а она струсит и отвергнет его. И тогда он больше никогда не подойдет к ней, и великая горечь воцарится в ее сердце.
        Войдя в его комнату, она поставила тарелку на скамью у кровати. Кто-то из слуг еще раньше разжег камин, и теперь угли догорали. Николетт подбросила дров и долго стояла, глядя, как маленькие оранжевые язычки лижут хворост.
        Тепло огня разморило ее, она опустилась на матрац, набитый пером. Он был таким мягким - в отличие от соломенного тюфяка в ее комнате наверху. Николетт вновь посмотрела на подушку, затем на кровать, перед глазами возник образ обнаженного, лениво потягивающегося Лэра.
        Опечаленная, Николетт встала с мягкого матраца и медленно прошла по кое-как обставленной комнате. У Лэра было немного вещей - кое-что из одежды, кожаный дорожный мешок. Николетт узнала нож с серебряной рукояткой, который обронил в аббатстве убийца.
        Взяв фонарь, она прошла в небольшой кабинет, соединяющийся с комнатой де Фонтена. На столе стояла чернильница, лежали перья и бумага, изготовленная из воска и хлопка, легкая, как перышко, но недолговечная. Николетт нежно коснулась верхнего листа. Приятная на ощупь, бумага издавала легкий шорох при прикосновении. Ее мягкость напомнила о празднике во дворце, залитом светом факелов, и о том, как смущенный мальчик-слуга вложил в руку Николетт записку - скорее всего, по ошибке.
        На записке не было ни имени адресата, ни имени автора. Николетт прочла: «Моя обожаемая! Каждый миг нашей разлуки превратился для меня в муку, которую можно испытать только в аду. Моя душа жаждет твоих поцелуев, я схожу с ума от желания. Без твоей любви я не проживу и дня…»
        Там были еще слова, но Николетт не помнила, какие именно. Тогда она в растерянности осмотрела зал, понимая, что произошло недоразумение. Внезапно появилась взволнованная Жанна с красными пятнами на щеках, с любопытством глянула на письмо в руках Николетт.
        - Какая глупость! - рассмеялась она, взяв послание и прочитав несколько строк. - Это нужно выбросить.
        Но чуть позже Николетт увидела, что Жанна украдкой положила записку в крошечный, расшитый бисером кошелек, который носила на бархатном поясе.
        Воспоминания о том празднике, о записке ярко вспыхнули в памяти. Неужели все так просто? И многое происходило чуть ли не под носом у Николетт. А она - от неопытности, от сознания себя глубоко несчастной в любовных делах - ничего не замечала?
        Николетт вернулась в комнату, не в силах справиться с наплывом воспоминаний: о дворцовых праздниках, о спектаклях в саду и от заигрываний ее невесток с молодыми офицерами. Но даже сейчас Николетт не пыталась осуждать Жанну и Бланш. Если они и обманывали мужей, то Николетт ничего об этом не знала. Не исключено, что даже записка - всего лишь розыгрыш, выдуманный Жанной, чтобы смутить Николетт.
        Да, Жанна и Бланш много говорили о рыцарском поклонении дамам - превозносили то чувство, которое испытывают молодые люди - чувство восхищения, уважения, которое сочетается с отречением от плотской любви. По-детски наивная, Николетт тогда так и не смогла познать всех сложностей мира чувств.
        А сейчас, думая о де Фонтене, она знала только одно: мечты легко разбиваются об утесы реальности. Краска стыда и желания залила ее щеки. Она хотела отправиться в свою комнату в башне, но остановилась у самой двери, повернулась и пошла к широкой скамье у камина. Нет, как ни притягивал ее мягкий матрац, набитый пером, достоинство не позволило ей занять место в постели Лэра. Николетт осталась у камина, где ее постепенно окутало тепло, и она уснула среди разноцветных подушек, разбросанных на скамье.

        ГЛАВА 14

        Николетт разбудили отдаленные голоса. Только сейчас она ощутила, насколько неудобной оказалась низкая деревянная скамья у очага. Николетт встала, прислушалась. Тишина… Может быть, ей просто приснились звуки, похожие на голоса? Но нет, они повторились. Девушка бросилась к двери, распахнула ее. Колючка, белая, огромная, ворвалась в комнату, приветственно виляя хвостом и наполнив воздух запахом мокрой шерсти.
        На каменных ступенях замаячило светлое пятно, которое все увеличивалось, приближаясь к Николетт. Затем появился Лэр де Фонтен с фонарем в руке, за ним следовали двое молодых слуг с ведрами. Вид этой процессии развеял остатки сна, но не уменьшил смущения. Она молча смотрела, как слуги ставят у очага ведра, из которых выплеснулось и растеклось по деревянному полу немного воды. Лица парней казались красными в свете камина, они ухмыльнулись и подмигнули друг другу. Когда слуги ушли, Николетт повернулась к Лэру и раздосадованно прошептала:
        - Они всем расскажут…
        Тот улыбнулся, от чего ее бросило в краску.
        - Все равно все давно предполагают… Лэр поставил на решетку в камине черный котелок, который быстро нагревался, влил в него ведро воды, добавил в огонь несколько поленьев. Затем устало опустился на скамью и снял сапоги.
        - Я промок до нитки.
        Прядь мокрых волос упала на лоб, он откинул ее нетерпеливым жестом, с грустью посмотрел на видавшие виды сапоги - они промокли насквозь. Как раз в день ареста в Париже он заказал новую пару. Интересно, ждет ли сапожник, что хозяин когда-нибудь заберет заказ? Подняв глаза, он встретился с любопытным взглядом Николетт.
        - Ну что? - ласково спросил он, улыбаясь.
        - Я рада, что вы вернулись. Мне надо идти. С неожиданной быстротой он вскочил и преградил путь к двери.
        - Останьтесь, - тихо сказал он, ласково беря ее за руки. - В башне так холодно. Сейчас идет дождь. Там наверняка сыро. Останьтесь. Я поделюсь с вами теплой водой, - слова протеста были готовы сорваться с ее языка, но прежде чем она успела произнести хоть слово, он широко улыбнулся. - А я привез вам подарок.
        Засунув руку за пазуху, Лэр вытащил сжатый кулак. Николетт не смогла устоять перед его обаянием. Улыбнувшись, она все же отвернулась.
        - Это всего лишь ваша рука, - строго сказала она.
        Лэр тихо вздохнул с наигранным возмущением, мягко наклонив голову, коснулся ее лба.
        - Вы очень недоверчивый котенок. Протяните руку.
        Николетт почувствовала, как он что-то положил в ее ладонь, но сжал пальцы до того, как она успела разглядеть, что именно.
        - Вы готовы поцеловать меня за этот прелестный подарок?
        Она рассмеялась.
        - Возможно, но только после того, как увижу…
        - Нет, вначале вы должны поцеловать меня. Так сказать, выразить благодарность.
        - А если мне не понравится подарок?
        - Понравится. Вы будете в восторге, я уверен.
        Николетт посмотрела на него с дразнящей улыбкой.
        - Может быть, это перышко из крыла Архангела?
        Он тихо рассмеялся, отпустил ее руку.
        - Мне не следовало рассказывать вам эту историю.
        Глаза Николетт расширились, когда наконец-то увидела в своей ладони маленький флакончик.
        - Духи! - она не могла сдержать восторга, рассматривая янтарную жидкость. Даже закрытый, флакончик источал мягкий чарующий запах. Когда она не без труда открыла крошечную пробочку, аромат наполнил комнату. Казалось, зацвели розы, распустились гиацинты, невольно вспомнились теплые летние ночи, пронизанные лунным светом.
        - Замечательно! - выдохнула Николетт. - Как они попали к вам?
        - Торговец из Андлу просил меня обеспечить им охрану по дороге на Мишельмерскую ярмарку в Жизоре. Сегодня Жюдо и я проводили их. Парфюмер дал мне этот флакон, чтобы я смог сделать подарок своей леди.
        От его слов сердце Николетт забилось быстрее, но она не могла избавиться от смущения.
        - Вы не должны меня так называть. «Моя леди». Кто-нибудь может догадаться, что я…
        - Догадаться? Сказать, что я с ума схожу по бедной служанке? - его пальцы коснулись узелка шелкового шарфа. - Не думаю, что кого-нибудь это очень волнует.
        Николетт осторожно закрыла флакон и положила его в карман юбки.
        - Если раскроется обман, вас убьют. Я не переживу, если вы погибнете, потому что… потому что… я тогда буду считать себя виноватой.
        Неожиданно шарф сполз с ее головы. Николетт даже не сразу поняла, что его развязал Лэр. Она не успела решить, то ли подхватить шелковое облачко, медленно падающее на пол, то ли прикрыть руками голову с еще не отросшими волосами. Лэр схватил ее за запястья и притянул к себе. Его рот страстно впился в губы Николетт, язык проник внутрь нежного рта. Руки девушки обвились вокруг его шеи, тело ощутило упругое тепло мужчины. Ладони Лэра пробежали по чудесному изгибу женской груди, коснулись округлости ягодиц.
        Николетт уже не могла противостоять безумной тяге, которая заполнила сердце, обдавая жаром бедра. Она почувствовала, как напряглось его естество, и, ощущая себя бесстыдной девушкой-служанкой, приподнялась на цыпочки и приникла к его возбужденному телу.
        Он был вынужден оторваться от ее рта, чтобы сделать вдох.
        - Сними одежду, - прошептал он, вновь крепко обнимая и целуя нежную кожу ее шеи.
        От тепла, распространившегося по комнате, у Николетт закружилась голова. Когда Лэр мягко отстранился от нее, она схватила его за рукав.
        - Куда ты?
        - Вода закипает, - ответил он, кочергой пододвинув котел поближе к себе. Лэр быстро снял тунику, затем рубашку, ногой подвинул трехногий табурет к камину. Обмотав рубашкой руки, он снял котел с решетки и поставил на табурет. Затем бросил рубашку на скамью.
        Николетт так и осталась стоять у кровати, мучаясь сомнениями. «Что я делаю?» - думала она, позволив старым страхам завладеть сердцем. Руки лихорадочно разглаживали смятые юбки. Неужели все неизбежно? Если она не отдастся ему этой ночью, будет другая ночь… Какой смысл ждать?
        Боясь, что захочет изменить решение, Николетт развязала шнуровку на корсаже, сняла его через голову и бросила на скамью рядом с кроватью. На полу лениво нежилась Колючка, явно готовясь вздремнуть. Николетт услышала голос Лэра:
        - Посмотри в комоде. Сразу рядом с дверью. Там должны быть мыло и полотенца.
        Он видел, как Николетт пересекла комнату в одной легкой сорочке, соблазнительно подчеркивающей ее округлости. Неохотно оторвал от нее взгляд, взял ковш и плеснул в дымящийся котел холодной воды из второго ведра.
        Николетт нашла кусок мыла и полотенца. Из глубины ящика шел приятный запах. Мыло, кажется, такое же, каким она привыкла пользоваться при дворе - отнюдь не те неровные куски дегтярного мыла, которые ей дали в кухне. В своей комнате в башне она умывалась холодной водой, и теперь ее охватило предвкушение тепла.
        Николетт положила мыло и полотенца на скамью рядом с очагом.
        Лэр еще подкинул дров в камин. Он наклонился, чтобы помешать угли. Что-то мягкое коснулось его обнаженного плеча. Сорочка Николетт, словно белая птица, взметнулась в воздухе, краем задев его. Лэр обернулся. Вид юного девичьего тела в неярких отблесках огня заставил его сердце бешено забиться. Страсть и мука пронзили все его существо. Он начал торопливо расстегивать пояс. Вид этого прекрасного создания перед ним, в его власти, заставил Лэра буквально выпрыгнуть из кожаных бриджей.
        Николетт застыла, увидев его обнаженным. Стыдливость подсказывала, что нужно отвести глаза, но она была не в силах отказаться от лицезрения его широких плеч, мускулистых рук, мощной груди, покрытой темными волосами. Вопреки ее воле, взгляд скользнул ниже - к сильным бедрам, к черному курчавому треугольнику внизу живота, из которого вырывалось возбужденное мужское естество. Отблески огня позолотили его кожу, казалось, перед ней статуя бога, сошедшего на землю.
        - Ты прекрасен, - внезапно сказала Николетт, протянув к нему белую, тонкую руку. Ее слова, детская непосредственность удивили Лэра, но он был рад ее восхищению.
        Лэр нежно взял ее лицо в ладони и поцеловал. Нет, он не позволит себе ни одного грубого жеста. Пусть сегодня нежность правит бал!
        Ее поразили его ласковые руки, упругость возбужденных мускулов. Николетт почувствовала, как ее бедер касается самая мужская часть его тела. Боже, это же бесстыдно! Но мысль о том, что она, ее тело, руки, рот могут принести ему радость, силу, позволила Николетт осмелеть.
        Нежно смеясь, шепча ласковые слова, они передавали друг другу мыло, быстро, словно играя, касаясь изгибов тел, словно впервые постигая уроки счастливой чувственности.
        Вода расплескалась, мыльные лужицы пенились у обнаженных ступней. Николетт позволила Лэру намылить свои волосы, затем смыть пригоршнями теплой воды. Она отвечала тем же: нежно намыливала его густые волосы, радостно теребя их тонкими пальцами.
        Тот первый день в лесу… Лэр еще тогда ощутил, как она мила, соблазнительна, прекрасна. Нет, его жизнь без нее была бы убога.
        И сейчас он с нежной неловкостью вытирал ее тело полотенцем, одновременно целуя шею и плечи. Его поцелуи заставили Николетт сладко задрожать. Она попыталась увернуться, желая и страшась продолжения. Но когда он завернул ее в полотенце и сжал в объятиях, она счастливо рассмеялась и запросила пощады. Но Лэр поднял ее на руки, как спеленатого ребенка, и понес к кровати.
        Матрац жалобно прогнулся, когда он положил Николетт и сам лег рядом. Он сказал ей все те слова, которые говорил другим женщинам, впервые осознав, что это правда.
        Ее тело было теплым, пахло мылом. Нет, он больше не сможет ждать. Николетт лежала в его объятиях, уже не чувствуя страха. Лэр вновь начал целовать ее, рукой лаская маленькие округлые груди, губами прижимаясь к соскам. Легкие, словно мотыльки, поцелуи, порхали по ее телу. И только когда язык коснулся ее живота и устремился ниже, ниже, она вздрогнула и умоляюще прошептала:
        - Нет! Нет! Не надо!
        Но Лэр ладонями раскрыл ей бедра.
        - Да, милая, позволь, позволь мне поцеловать тебя, ты прекрасна.
        Его голос был низким, чувственным, теплое дыхание мужчины обдавало темные кудрявые волосы лона.
        - Нет! - вновь взмолилась она, сладко застонав в ожидании нового прикосновения. Пытка, боль, от которых может спасти только он - мужчина. И вопреки своей мольбе, Николетт обняла плечи Лэра, всем телом приникая к нему, испытывая неведомый страх - вдруг Лэр исчезнет. И она будет ждать и ждать его…
        Но Николетт ошибалась - его страсть разгоралась, подобно костру.
        Закрыв глаза, девушка ощутила сладкую тяжесть мужского тела, руки, ласкающие ее бедра, шире раздвигающие ноги. Его тело напряглось, как струна, дыхание стало учащенным… И Лэр стал ее частью.
        Николетт словно обожгло. Ей хотелось кричать, она с трудом подавила безумный вопль, который превратился в стон. Неужели она умирает?
        И в этот миг она снова ощутила толчок, его тело все глубже проникает в нее, бедра Николетт невольно вздрагивали. Крик боли сорвался с ее губ, она пыталась уйти, избегнуть его проникновения. Но слишком поздно. Она беспомощна перед его натиском.
        Николетт что-то шепчет, молит его остановиться, но Лэр не слышит. И вновь его тело с новой силой вторгается в ее лоно. Николетт не в силах сдержать громкий крик…
        Лэру кажется, что он идет по лестнице страсти, где каждая ступень - восхождение к высшему наслаждению.
        Николетт чувствует, как он движется в ней - медленно, ритмично, словно подчиняясь невидимому хронометру любви. И боль сменяется безудержным возбуждением. Ее словно несет по волнам нежной страсти.
        Ноги Николетт обвивают его торс. Толчки стали быстрее, сильнее. Нет, нет, она не умирает! Тело содрогается от наслаждения…
        Еще не выйдя из нее, Лэр наклонился, поцеловал полуоткрытые губы, затем прошептал в самое ухо:
        - Разве ты не была с мужчиной?
        На какой-то миг она замерла. Затем улыбнулась.
        - Была. С тобой.
        В ее голосе нет стыдливости. Сегодня она стала женщиной. Пути назад нет. И она рада, что перешагнула этот порог вместе с Лэром.
        Сердце де Фонтена стучало, как сумасшедшее. Он медленно и нежно вышел из нее. Нет, он не понял ее слов до конца. Обнял Николетт за плечи.
        - Скажи мне все.
        Ее губы коснулись его плеча.
        - Мне нечего тебе сказать. Я уже все сказала. Луи нашел меня непривлекательной.
        - Если у мужчины есть глаза, он никогда так не подумает!
        - Не знаю. У меня темные волосы. А говорят, все его любовницы - блондинки. Мне рассказывали, у одной из них - той, которая с берегов Рейна, волосы светлые даже там… - Николетт замялась. Лэр ничего не сказал. - Луи не мог стать мне мужем. Он сказал, что я - холодная, бесчувственная и внушаю ему отвращение.
        С мукой в голосе Николетт рассказала Лэру о своей брачной ночи. Она говорила и словно освобождалась от чувства страха и стыда, которые так долго преследовали ее.
        - Значит, ваш брак даже не был браком в полном смысле слова? - Лэр не верил своим ушам. - Но почему ты молчала? Ведь твоя девственность - неопровержимое доказательство, что ты не изменяла мужу.
        - С самого начала Луи запугал меня. А ведь я могла остаться в руках Ногаре, - Николетт еще никогда не была ни с кем так откровенна. - Луи распространял слухи, что я бесчувственная, повредилась головой, у меня нет тех инстинктов, которые присущи нормальной женщине. Жанна и Бланш знали, что Луи не спит со мной, и советовали мне кокетничать с молодыми придворными и шевалье. Жанна не раз говорила, что любовные связи могли бы изменить меня. И, если я заведу любовника, то потом смогу жить и с мужем.
        Он прижался губами к ее все еще влажным волосам.
        - И ты?
        Николетт покачала головой.
        - Нет.
        - А Жанна и Бланш?
        - Думаю, они только развлекались: смеялись, разыгрывали сценки, может быть, целовались. Больше я ничего не знаю. Знаю, что они обе проводили ночи с мужьями, так как, не скрывая, рассказывали мне о том, чем занимались с ними в постелях. И, честно говоря, были не очень почтительны по отношению к мужьям, - Николетт почувствовала, что бедро у нее влажное, а на простыне пятна. - Кровь! - тихо сказала она. Перед свадьбой смотрительница королевских опочивален рассказала ей о том, что должно случиться в брачную ночь. С каким смущением Николетт тогда слушала ее!
        Лэр посмотрел на пятна, сжал руку Николетт.
        - Я слышал, что это не смертельно! - весело произнес он. - Для меня все это тоже впервые, - Лэр потерся носом о ее шею. Он хотел сказать, что впервые провел время с девственницей, что еще никто ему не был дорог, как она.
        - И теперь мы действительно виновны… Лэр оборвал ее, приложив палец к губам.
        - Поскольку мы уже отбываем наказание, почему бы нам не познать радость греха после приговора?
        Николетт опустила глаза, поцеловала его ладонь.
        - Я наскучу тебе. Как наскучила Одетта.
        - Это совсем другое. Bonne amie.[Подружка, любовница (фр.).] Девушка для развлечений.
        - Ты говорил, я напоминаю ее?
        - Ваши лица немного похожи. Я вижу в тебе ту, какой она могла бы стать. Однажды я обманулся. Но ты существуешь. То, что я чувствую к тебе, никогда не смогу чувствовать по отношению к другой женщине. Может быть, это и есть любовь? Хотя, все так странно…
        Слезы наполнили глаза Николетт. Неужели он хочет сказать, что любит ее? Она взяла его руку, ласково сжала. И сейчас ей показалось, что в тот самый момент, когда впервые увидела его - избитого, но не побежденного, уже знала: судьба свяжет их воедино. Неужели он был так же нежен с другими женщинами? С той самой Одеттой?
        Его подбородок коснулся ее щеки. Затем губы тронули шею, плечо, добрались до соска. Пальцы пробрались между ног, и вновь Николетт охватило безумное желание. Лэр склонился над ней. На этот раз ее тело подалось навстречу. Сейчас Николетт думала о том, что нужна ему. Как сквозь пелену тумана, слышала его ласковые слова, собственные тихие вскрики. Ее бедра приподнялись, принимая его во влажное лоно. Наслаждение нарастало, тело все сильнее приникало к нему, с каждой минутой счастливо содрогаясь от его натиска. Ее радостные рыдания наполнили его новой мощью. Семя излилось из него, и сладостный стон облегчения сорвался с губ.
        Они еще долго лежали, обнявшись, и говорили, говорил и… Затем тихий шепот Николетт смолк, и она мерно задышала. Лэр поправил одеяло, нежно обнял любимую. Та вздрогнула, но не проснулась, прекрасная, как спящий ребенок.
        Последняя мысль перед тем, как уснуть, была о том, что никогда еще в своей жизни он не был так счастлив.
        Утренний свет мягко пробился сквозь единственное окно. Но скорее всего Лэра разбудило рычание собаки. Он уже проснулся, когда за дверью послышался голос Альбера.
        - Сейчас! - крикнул Лэр. Он бросил взгляд на камин. Огонь давно погас, в комнате царил ужасный холод. Еще несколько секунд Лэр лежал в кровати, не в силах выбраться из-под теплого одеяла, не в силах отстраниться от нежного тела рядом с ним.
        Как ни старался, он все же разбудил Николетт. Она резко поднялась в постели, широко раскрытыми глазами осматривая комнату. Наверное, уже довольно поздно. И слуги без труда догадаются, почему она и сеньор до сих пор в постели.
        Лэр нашел бриджи совсем не там, где рассчитывал найти. Не стоило ломать голову над незначительным таинственным перемещением. Без особого удовольствия он натянул штаны. У ног крутилась Колючка, ожидая, пока Лэр отопрет дверь.
        Комнату было трудно назвать прибранной: ковшик упал на пол, когда Лэр искал бриджи, повсюду валялась мужская и женская одежда, край котла на табурете рядом с очагом был весь в засохшей мыльной пене, на полу так и не высохли лужицы.
        Не успел Лэр открыть дверь, как собака, чуть не сбив с ног Альбера, бросилась по коридору, затем вниз по лестнице.
        Альбер вошел в комнату, делая вид, что не замечает беспорядка, не видит, что в постели кто-то лежит. Но непривычно высокий голос выдавал смущение.
        - Лесники ждут уже с рассвета. Риго тоже здесь - по поводу крестьян, которые сбежали со службы у Лашоме, а теперь хотят вернуться.
        Уголком глаза Альбер заметил, что тело под одеялом на кровати де Фонтена изменило положение.
        Лэр резко распахнул ставни.
        - Они хотят, чтобы их накормили?
        - Риго думает, что, может быть, вы возьмете их обратно. Он говорит, весной в поле много работы.
        - Да? - спросил Лэр. Он нашел свою рубашку у камина. Интересно, почему она здесь? Один рукав лежит в лужице. Лэр сунул ноги в сапоги - тоже не очень сухие. Подошел к комоду, чтобы найти другую рубашку.
        - Лесники? Они привезли дрова?
        Из ящика, пахнущего камфарой, он вынул свежую льняную рубашку.
        - Они пришли с жалобой.
        Лэр надел рубашку. Хорошо, если бы Бог избавил его от жалоб крестьян Нормандии и подсказал бы, где куртка…
        - Полагаю, лесники тоже были на службе у Лашоме, и он им задолжал?
        Куртка оказалась там, куда Лэр ее повесил вечером. Надев ее, он хоть немного согрелся.
        - Четыре ливра. По крайней мере, так они говорят. Когда я пошел, Эймер спорил с ними о сумме. А что вы думаете о Симоне Карле?
        Лэр провел рукой по волосам.
        - Будем ждать.
        Де Фонтен помедлил перед полированным стальным зеркалом над умывальником, коснулся рукой трехдневной щетины. Взяв расческу, несколько раз провел по непослушным волосам.
        - Скоро полдень, - сказал Альбер. - Если он не приедет?
        Лэр резко оборвал слугу.
        - Если он не приедет, нам придется заняться поисками. Нужно заплатить кредиторам, - он расправил плечи, глянул на Альбера, который смотрел на кровать Лэра. - Иди и угости Риго вином. Скажи, что я спущусь через минуту.
        Альбер исчез за дверью. Лэр подошел к кровати, склонился над прячущейся под одеялом Николетт.
        - Надеюсь, ты теперь никуда не убежишь, ma cherie…[Моя дорогая (фр.).]
        - Он ушел? - голос Николетт был едва слышен из-под одеяла.
        - Да.
        Она медленно выбралась на свет божий. Мягкий смех Лэра и поцелуй в шею смутили ее.
        - Нет! Не смотри! У меня такой вид!
        - Ты прекрасна. Пахнешь, как сама любовь. И как сама постель. Мне очень хочется остаться, - он нежно коснулся ее волос. Затем пошел к двери, на пороге помедлил. - Не забудь. Ты принадлежишь мне.
        Николетт отбросила одеяла, дрожа от холода, подбежала к ночному горшку.
        Как странно! Чувство вины не преследует ее. А чувство греха? Оно прекрасно!
        Николетт быстро оделась и начала прибираться в комнате.
        Она замыла пятна на простыне, взбила матрац, набитый птичьим пером, повесила одеяла на веревку, чтобы они просохли, нашла на полу и аккуратно сложила на скамье рубашку и тунику Лэра, вытерла лужи на полу, поставила чудовищно тяжелый котел обратно на решетку в камине, опорожнила ночной горшок на помойку за окном, поставила пустые ведра за дверью. Все это она делала с удивительной сосредоточенностью и, лишь наведя порядок, присела на кровать и перевела дух. Затем вышла из комнаты.
        В зале и в кухне было пусто. Она решила, что все отправились смотреть ритуал передачи префекта Симону Карлу и побежала во двор. Ворота, отделяющие наиболее укрепленную часть замка от внешнего двора, были распахнуты настежь. Во втором дворе собралась толпа.
        Утро посеребрило башни замка изморозью. Николетт, дрожа от холода, сложив руки под грудью, пробиралась сквозь толпу. До ноздрей донесся запах дыма. Главные ворота были тоже открыты. Николетт увидела всадников, скачущих по лугу за стенами Гайяра. Люди во дворе переговаривались, некоторые открыто кричали:
        - Смерть Понсу Верне!
        - Этот ублюдок Симон Карл!
        - Покончить с негодяями!
        Политика кулака бывших управляющих была хорошо знакома многим собравшимся. Лай собак вносил свою лепту в громкоголосое возмущение, дети вертелись под ногами взрослых.
        Николетт пробралась поближе к сторожевым башням. Очутившись в первых рядах зрителей, увидела Лэра, окруженного людьми, рядом Эймера и Риго. Четверо стражников несли небольшой ящик, перевязанный веревками. Николетт подумала, что это выкуп.
        Дора, Жозина, Мюетта и повар заметили девушку.
        - Ты опоздала! - закричала Дора.
        - Да, - добавила Жозина. - Пропустила все!
        Мюетта покачала седой головой.
        - Из этого не выйдет ничего хорошего. Волки все равно будут есть овец. Сеньор будет сожалеть о том дне, когда не повесил этого борова Верне, - она направила на Николетт свои маленькие карие глазки. - Где твой плащ, детка?
        - Мне показалось, что во дворе не очень холодно, - солгала девушка. - Все прошло мирно?
        - Да, - ответила Дора.
        - Если не считать того, что слов было сказано немало, - уточнил повар, который среди женщин походил на жирного петуха среди кур.
        - Все равно ничего хорошего не выйдет, - упорствовала Мюетта.
        - Чушь - все к нашему благу, - пробасил повар и грубо рассмеялся. - Вот теперь-то я расплачусь с мельником. Великодушие так и распирает меня - могу заплатить ему половину.
        Лэр и сопровождающие его люди вошли в замок, за ними ликующая толпа, слуги, приплелась даже Мюетта.
        Ящик поставили на длинный стол. Улыбающийся Лэр де Фонтен открыл его и в присутствии собравшихся пересчитал деньги. Тут же раздали самые важные долги. Эймер, сидя рядом с сеньором, тщательно заносил все в расходную книгу.
        Дождались своей очереди и лесники. После жаркого спора они согласились на три ливра - с учетом стоимости дров на следующую зиму.
        На исходе дня ящик унесли на второй этаж в комнату сеньора. Вечером Николетт и Лэр поднялись наверх. Хотя Николетт и была дочерью герцога Бургундского и женой старшего сына короля Франции, она никогда не видела столько золотых монет сразу. Ее долги всегда оплачивались другими - сначала родителями, потом министрами короля. Она рассмеялась, когда Лэр взял горсть золота и бросил на кровать, где устроилась «его леди».
        Итак, слуги смогут поменять одежду и не будут больше походить на нищих. Купят новую обивку, портьеры, кастрюли и многое-многое другое.
        Позже, когда Лэр, лежа рядом, обнял Николетт, она неожиданно стала серьезной.
        - Мы должны отремонтировать часовню. Де Фонтен расхохотался.
        - Чтобы замолить наш грех, нам придется построить собор.
        - Не шути такими вещами, - нахмурилась Николетт. - Нужно поблагодарить Бога, чтобы он послал нам удачу.
        Де Фонтен ничего не ответил - еще будет время поговорить и об этом. Ремонт часовни занимал мысли Лэра намного меньше, чем сладость губ Николетт и прикосновения нежного тела, доверчиво прижавшегося к нему.

        ГЛАВА 15

        В течение нескольких дней купцы Андлу не раз наезжали в Гайяр, обсуждая поездку в Жизор.
        В кухне постоянно говорили о предстоящей ярмарке. Дора и Жозина бывали в Жизоре еще до того, как лордом Гайяра стал Лашоме. Служанки сопровождали тогда старого де Гантри с женой и теперь рассказывали о ярмарке в самых ярких красках. Поэтому Николетт вбила себе в голову, что и в этот раз ее подруги обязательно должны поехать. Лэр, конечно, не мог отказать «своей леди» ни в чем. Но что касается самой Николетт… Ведь она должна носить еду «узнице Гайяра» каждый день, и это дело нельзя поручить никому из слуг. Жизор был не так уж далеко - всего двадцать лье, но телеги торговцев, нагруженные товаром, едут с черепашьей скоростью. Если даже отправиться до рассвета, то только во второй половине дня караван сможет достичь Жизора.
        Так что Николетт, глубоко огорченная, отказалась от мысли о поездке. За день до ярмарки Лэр привел ее в кабинет Эймера, поскольку старый клирик куда-то вышел. Осыпав ее поцелуями, Лэр спросил:
        - Ты действительно хочешь побывать на этой ярмарке?
        - Нет, вовсе нет, - хотя ее голос и глаза говорили другое.
        - Это правда, ma cherie? - Николетт опустила глаза, ничего не ответив. Лэр продолжал:
        - Я думаю, носить еду пленнице вполне можно доверить Альберу.
        Николетт обвила шею Лэра, поцеловала в губы и бросилась на кухню, чтобы рассказать Доре и Жозине, что она тоже едет в Жизор.

        Холодное утро еще не успело опуститься на землю, когда купцы Андлу собрались на площади у часовни. Слышались крики, ржание лошадей. Тяжело груженые телеги неясно вырисовывались в предрассветных сумерках, словно холмы. Люди чертыхались, спотыкаясь в темноте, ослы своими резкими криками порой заглушали все остальное. Лошади нетерпеливо трясли головами.
        По знаку Жюдо караван тронулся с места.
        Мишельмерская ярмарка в Жизоре позволяла торговцам предложить товар много большему числу покупателей, а также закупить то, что потом можно продать в Андлу за лучшую цену.
        Лэр и тяжело вооруженные всадники присоединились к каравану близ каменного моста. Деревянные колеса скрипели, копыта стучали по булыжнику, голоса, крики, ржание наполняли все вокруг.
        Закутавшись в плащи с капюшонами, Николетт, Дора и Жозина вполголоса переговаривались, с трудом сдерживая лошадей, стремящихся присоединиться к каравану телег и фургонов.
        Лунная ночь постепенно превратилась в ясный день. Последние листья, уцелевшие на деревьях, заиграли розовым и янтарным цветом в лучах новорожденного солнца. Луга, расписанные желтым и красным, походили на раскрытый церковный требник. Из хижин выходили крестьяне, махали руками, приветствуя проезжающих. Когда долина сменилась перелеском, всадникам несколько раз удавалось увидеть оленей. Грациозные создания, заслышав шум, тут же исчезали среди деревьев. Огромные дубы простирали ветви над дорогой, стволы, покрытые серо-зеленым мхом, высились, как сторожевые башни.
        Только после полудня они впервые увидели шпиль Жизорского собора и остроконечные крыши городка, раскинувшегося на склоне холма. Под крепостными стенами Жизора уже раскинулись разноцветные шатры и палатки.
        Флажки весело развевались на ветру, звуки флейты и барабана наполняли все вокруг.
        Когда караван подъехал ближе, появились и менее приятные ощущения - запахло свиньями. Причем не какой-нибудь одной милой хрюшкой, а стадом свиней и других, весьма «ароматных» животных. В Нормандии не было более крупного рынка, чем Жизор. Овцы, свиньи, лошади, коровы продавались и покупались с удивительной быстротой.
        - Запах золота, - пошутил один из торговцев, когда молодые женщины зажали носы. - Свиньи и яблоки - лучшие деньги Нормандии.
        Возможно, он прав, решила Николетт, но раньше она и не подозревала, что только в одной провинции Франции так много свиней.
        Также впервые она увидела телеги и огромные корзины, наполненные алыми и янтарными яблоками. Яблочный аромат, смешиваясь с запахом свиней, волнами доносился до ноздрей всадников.
        Они достигли палаточного городка. Торговцы начали разгружать товар. Молодые солдаты-новобранцы тут же отправились осматривать окрестности.
        - Засядут в тавернах, - сказал Жюдо, когда те растворились в толпе.
        Николетт, Дора и Жозина тоже не теряли времени. Чего только не было на телегах, грубо сколоченных прилавках и просто так, на одеялах, расстеленных на земле. Рынок раскинулся на лугу, частично зацепив поселок. Оружие и пряности, разноцветная одежда всевозможных покроев, кожаные куртки, сапоги… Лекари кричали о своих снадобьях, уничтожающих любую хворь, старухи в цветных платках всего за один обол были готовы всем предсказать судьбу по линиям ладони, ювелиры расхваливали всевозможные украшения. Оловянная, фаянсовая посуда, кувшины с медом, бочки с сидром… Среди покупателей бродили музыканты, кувыркались акробаты, жонглеры подбрасывали в воздух кольца и ножи.
        Голубой дымок тянулся от жаровен, где истекала жиром свинина на вертеле. В огромных котлах пузырилось масло, в котором жарились сладкие пончики с яблочной начинкой. Но, невзирая на приятные ароматы, все-таки господствовал запах свиней.
        Вместе с Дорой и Жозиной Николетт бродила между торговых рядов. Девушки отведали сладких пирожков, а теперь подбирали материал на новую одежду. Даже все свиньи Нормандии не были способны лишить Николетт радостного настроения.
        За городскими стенами по узким извилистым улочкам прохаживались крестьяне, послушники, мастеровые, а также местная знать, выделяющаяся парчовой одеждой, мехами и украшениями. И повсюду - свиньи, свиньи, свиньи. Крики уличных торговцев буквально зависали в воздухе, от холодного ветра почти у всех посетителей ярмарки разгорелись щеки. Некоторые уже начали чихать и кашлять.
        Огромный замок вздымался в центре города, возвышаясь над невысокими домиками с остроконечными крышами. Остроугольная вершина замка по форме напоминала общий архитектурный стиль, и поэтому казалось: к огромной каменной матери приникли каменные дети.
        Николетт прищурилась, глядя на красноватое солнце. Идя вдоль по улице, она то и дело задирала голову, восхищаясь остроконечными башенками, украшавшими некоторые дома.
        Жозина первая заметила процессию, быстро схватила Николетт за рукав, а Дора выдохнула только один звук:
        - О!
        Прямо перед ними из переулка вышли несколько мужчин с гробом на плечах. Три женщины с тревогой посмотрели на длинный черный ящик.
        - Это хуже, чем встретить черную кошку, - сказала Дора.
        - Нельзя пересекать то место, где они прошли, - согласилась Николетт и быстро перекрестилась. - Если мы не пересечем их путь, никакого несчастья не будет.
        Окольный путь неожиданно привел их к дому, в котором двери были распахнуты настежь и откуда доносились рыдания. Видимо, именно здесь и жил умерший.
        Девушки выбрались на другую улицу. Здесь к ним привязался торговец, уверявший, что хозяйка замка покупает шерсть именно у него, а потом заказывает себе чудесные платья.
        Николетт посчитала торговца обманщиком, ведь его цены были в два раза выше, чем у других. Но тот продолжал настойчиво уверять, что его шерсть намного лучше.
        Николетт так не показалось. Дора и Жозина искренне согласились с ней, поскольку видели ткани лучших расцветок. Когда девушки собрались направиться к другому прилавку, торговец, поднаторевший в своем деле, стал еще настойчивее. Но все попытки были напрасны - девушки купили материю у его улыбающегося соседа.
        Трио, нагруженное свертками с тканью, двинулось дальше. Безмятежно шли они вдоль лавок, заваленных самыми соблазнительными товарами. У прилавка с головными уборами Николетт залюбовалась чепцами, украшенными золотистым кружевом, ободками для волос из филигранно выделанного серебра и алыми лентами, которые так хочется вплести в длинные пышные пряди! Когда-то у нее была такая прическа… Николетт с детства гордилась своими волосами, блестящих черных локонов ни разу не коснулись ножницы. И эту гордость безжалостно отобрали, вместе с честью, вместе с юностью.
        Николетт подняла глаза от ободка, украшенного крохотными коралловыми бусинками, повернулась, чтобы отойти от прилавка и замерла в ужасе… Через толпу снующих туда-сюда покупателей пробирался Рауль де Конше. Рядом с ним вышагивал Симон Карл. Мужчины о чем-то оживленно беседовали. Несколько вооруженных солдат шли следом.
        Николетт побледнела от ужаса. Колени задрожали так, что девушка чуть не упала. Не сказав ни слова, она оставила Дору и Жозину восхищаться чепцами и шалями и бросилась в самую гущу покупателей у следующего прилавка, где на бархате лежали драгоценности, броши и полированные пряжки. Спрятавшись в тени навеса, она осторожно оглянулась: Рауль де Конше все еще увлечен беседой, его глаза смотрят вниз, зато Симон с любопытством озирается по сторонам. Карл бросил взгляд в ее сторону, что-то сказал своему спутнику, нагнувшись к иссиня-выбритой щеке де Конше. Какая она дура! Зачем оглядывалась? Николетт лихорадочно пыталась решить, может ли Симон Карл вспомнить ее. Она почти уверена, что он вряд ли видел ее в конюшне, вряд ли видел и на городской стене во время переговоров о выкупе шурина. Что же касается Рауля де Конше, вот он может узнать ее в одну секунду.
        Николетт отвернулась, затаив дыхание, ее глаза незряче блуждали по сверкающим пряжкам, разложенным на зеленом бархате. Толстая матрона неожиданно толкнула ее под локоть, Николетт споткнулась и наступила на ногу благородной леди, одетой в широкое платье и шляпку из меха.
        Николетт пробормотала извинения и, подняв глаза, замерла. Перед ней стояла Адель Кашо, пухлая, свежая, такая же, как и в тот раз, когда Николетт впервые увидела ее.
        - Мадам, - обратилась к ней девушка. - Как я рада видеть вас вновь, - добавила она крайне вежливо, стараясь скрыть лицо от других прохожих под капюшоном.
        Адель Кашо потеряла дар речи. Увидеть сосланную принцессу на ярмарке… Но, к счастью, она успела разглядеть встревоженное выражение лица Николетт.
        Симон Карл и Рауль де Конше приближались к женщинам. Николетт улыбнулась Адель:
        - Как ваши дети?
        Та повернулась, чтобы взглянуть, куда направлен напряженный взгляд Николетт, и тут же узнала Рауля де Конше. Конечно, барон знает принцессу в лицо, так как большую часть времени проводит в Париже, хотя и является владельцем Клермона.
        - Все в порядке, - ответила наконец Адель на вопрос Николетт. - Они чувствуют себя прекрасно.
        - Рада от всего сердца, - отозвалась девушка, сердцем ощущая приближение мужчин. Адель сделала быстрое движение и загородила Николетт.
        Де Конше, Карл и вооруженные солдаты прошли мимо. Николетт глубоко вздохнула. Адель взяла ее под руку и повела к следующему прилавку - с оловянной посудой. Николетт краем глаза заметила Дору и Жозину, все еще восторгающихся головными уборами.
        Девушка прижала одной рукой купленную материю к груди, другой схватила Адель за руку:
        - Я так рада вас видеть! В самом деле. Наконец-то я могу поблагодарить вас за доброту.
        Адель ободряюще улыбнулась, кивнув сопровождающим ее служанкам, чтобы не мешали беседе.
        - У вас такой испуганный вид. Не бойтесь. Я никому не скажу, что видела вас, даже мужу, - рассмеявшись, она добавила: - Как и все мужчины, он не умеет хранить тайны, - говоря это, она заговорщически понизила голос и повела Николетт вниз по улице. - Я часто молюсь за вас.
        Тихим шепотом Николетт рассказала о своем коротком пребывании в темнице Гайяра, о событиях в Андлу, о том, что Лэр предложил ей играть роль служанки.
        Николетт, внимательно наблюдавшая за прохожими, увидела Дору и Жозину:
        - Я так рада была поговорить с вами, но, к сожалению, сейчас должна покинуть вас. Если нас увидят вместе, это опасно и для вас.
        Адель кивнула.
        - В Жизор понаехало немало дворцовой знати из Парижа. Будьте осторожны. Если я могу хоть чем-то помочь, не стесняйтесь обратиться.
        - Спасибо, - Николетт проследила, как леди Кашо присоединилась к ожидавшим ее служанкам. Почти в ту же минуту Дора и Жозина подошли к девушке.
        - Это леди из Парижа? - спросила Дора, глядя в сторону женщины в изящной меховой шапочке на голове.
        - Да, - ответила Николетт. - Когда-то она была очень добра ко мне.
        И тут звук рожков ворвался в холодный прозрачный воздух.
        - Идем! - сказал один из прохожих другому. - Сейчас будут благословлять свиней.
        - Да, - отозвался его спутник. - Приехал сам епископ!
        - Давайте поторопимся! - крикнула Жозина. Но у них уже и не было выбора. Вся толпа устремилась к собору, на ступеньках которого стояли представители духовенства. Да, крестьянин был прав - на крыльце стоял сам епископ Рено д'Энбо. Николетт похолодела. Зачем он приехал в Жизор? Вряд ли ему важно благословение этих дурно пахнущих животных. Не собирается ли он в Гайяр? Может быть, король послал епископа, чтобы тот привез королевскую узницу в Париж?
        В толпе Николетт показалось, что она не в такой уж большой опасности. Но стоило ей перевести взгляд с епископа на других людей, как увидела коротконогого человека в одежде из коричневого бархата, отороченного мехом. Человек с длинными цепкими руками и паучьими ножками. Под колоннами стоял королевский инквизитор, хранитель печати Гюлимай де Ногаре.
        Николетт побледнела.
        Свиньи, приведенные под епископское благословение, визжали, курился фимиам. Николетт дернула Дору за рукав.
        - Я что-то неважно себя чувствую, - сказала она нервно. - Вернусь к нашим торговцам в палатку.
        Жозина, поглощенная созерцанием церемонии, даже не повернулась.
        - Подожди, мы тоже скоро пойдем, - ответила Дора.
        - Нет. Не волнуйтесь, осмотрите все без меня. Я вполне дойду сама.
        Николетт солгала. У нее подгибались ноги, пока она пробиралась прочь от собора.

* * *
        Немногим раньше Лэр и Жюдо направились в сторону скотного рынка, раскинувшегося на огромном лугу за стенами Жизора. Лэр намеревался купить лошадей и коров, но в первый день решил только присмотреться. Если он купит животных сегодня, придется их кормить целую неделю до возвращения в Гайяр. Все можно приобрести и в последний день. Не исключено, что и цены немного понизятся.
        На глаза Лэру попалась великолепная серая кобыла, но в этот момент раздался чей-то голос:
        - Боже мой, да это де Фонтен!
        Лэр обернулся и увидел Франсуа Кашо в сопровождении Гуэна. В сапогах на каблуках Кашо казался чуть выше, но все же ростом он не вышел. Крепкий, коротконогий, с толстой шеей и розовыми щеками, нормандец с головы до пят, Кашо радостно улыбался Лэру.
        После приветствий и представлений четверо мужчин продолжили путь вместе, оживленно обсуждая всевозможные покупки. Кашо хотел приобрести себе коня.
        - Крупного и выносливого, обязательно породистого. Воплощение ветра и храбрости! - восторженно описал он желаемое животное, на что Гуэн только усмехнулся и покачал головой.
        - Он ищет просто дьявола, чтобы взнуздать, а потом ездить!
        Но все же довольно быстро они увидели огромного каурого[Светло-каштановый, рыжеватый (о масти лошади).] жеребца, тревожно косящего глазом и бьющего копытом. От вида этого животного у Кашо затрепетало сердце.
        Внезапно звук рожков возвестил о приближении всадников и нескольких карет. Хорошо одетые мужчины мерно покачивались в седлах, из окон карет выглядывали женщины в мехах и бриллиантах. Кавалькаду сопровождали солдаты, чьи мечи и доспехи сверкали на солнце.
        - Никогда не думал, что свиньи Жизора так интересны нашей знати, - отметил Лэр.
        Глаза Гуэна внимательно изучали проезжающих.
        - Я никогда раньше не видел здесь столько людей из Парижа.
        - Говорят, в этом году ветер дует с севера, - усмехнулся Кашо. - Поговаривают, бароны Нормандии требуют освобождения от налогов. Король, насколько я слышал, отказался пойти навстречу их требованиям. И теперь в северных районах Нормандии бароны собирают армию и вступают в союз с фламандцами, - Кашо тоже внимательно следил за проезжающими. - Я вижу, здесь и де Гер, вон, на гнедом скакуне, а рядом - в красной шапке - д'Урвий. Сразу за ними на серой лошади месье де Варенто, а по правую руку от него - де Севри. Но я что-то не вижу барона де Конше. А ведь он - их лидер!
        - Возможно, он в Жизоре? - предположил Жюдо, раздумывая, нет ли там также Симона Карла.
        - Наверное, он в самом городке, - согласился Гуэн. Вместе с Кашо он прибыл на ярмарку только час назад. - Что касается слухов о готовящемся восстании, то возможно, все разрешится простым соглашением. По крайней мере, об этом болтают в тавернах.
        Лэр посмотрел на Кашо.
        - Если эти слухи верны, то королю, вероятно, ничего не остается, как согласиться. Для сохранения мира и спокойствия.
        - Надеюсь, - отозвался Кашо. - Но де Конше вряд ли будет доволен. В нем слишком много амбиций. Ему хочется заполучить всю Нормандию, а де Севри и де Варенто его поддержат.
        - А вы? Каков ваш выбор?
        Кашо посмотрел прямо в глаза Лэру.
        - Конечно, я хочу, чтобы отменили этот жуткий налог. Но я не собираюсь поддерживать де Конше.
        - Карл выступит против вас.
        - Я давно подозревал, что Симон Карл замешан в так называемых крестьянских бунтах. Но до прошлой недели у меня не было доказательств, - он начал осматривать понравившегося жеребца. - Двое моих пастухов были убиты, а стада угнаны, - Кашо взял коня за морду и посмотрел зубы. - Обычно, мои люди клеймят уши лучших овец, - он поднял ногу жеребца и осмотрел копыто. Затем изучил хвост. - Не прошло и шести дней, как я увидел овец со знакомыми метками в Верноне. Расспросив продавца, узнал, что овцы были куплены у Симона Карла, - Кашо продолжал любоваться животным. В конце концов, он предложил продавцу серебряную монету, чтобы тот придержал животное до завтрашнего дня. - Я хочу еще подумать. Если я не буду покупать коня, этот денье - твой. Согласен? - спросил он торговца.
        Тот тут же кивнул, спрятав монету.
        - Лучшего жеребца вы не найдете во всей Нормандии, сир.
        Четверо мужчин пошли дальше вдоль коновязи. Они то и дело останавливались, обсуждая достоинства животных.
        Овечий рынок располагался сразу за конным. Блеющих овец изучали со всех сторон - от носа до хвоста, нередко переворачивали на спину. Качество шерсти громогласно восхвалялось продавцами, на что покупатели скептически морщили носы.
        Гуэн, как выяснилось, был большим знатоком овец. Кашо тоже старался продемонстрировать свои познания.
        - Здоровую овцу я отличу всегда, - сказал он. - А что касается Гуэна, лучшего знатока не найдешь. Но все же окончательный выбор сделает жена. Когда речь идет о шерсти, ее никому не одурачить.
        Лэр ничего не понимал в овцах, зато знал несколько грубоватых шуток, которые тут же и пересказал своим спутникам под их дружный смех.
        Лэр вначале не заметил одинокого всадника, подъехавшего к овечьей ярмарке. Но когда поднял глаза, то замер на месте. Спутники Лэра с удивлением уставились на побелевшего де Фонтена.
        - Это мой слуга, - сказал Лэр, передавая уздечку Жюдо. Что могло привести Альбера в Жизор? Самые ужасные предположения, словно голодные собаки, набросились на Лэра. Он поспешил навстречу Альберу, лошадь которого была вся в мыле, на холодном ветру от нее шел пар.
        Альбер быстро соскочил с коня. Лицо раскраснелось, став по цвету таким же, как волосы. Не успели сапоги коснуться земли, как он уже достал из кармана куртки письмо, запечатанное сургучом.
        - Прибыл гонец от вашей сестры. Примерно через час после вашего отъезда. Он настаивал на том, чтобы письмо было передано немедленно. Я правильно поступил, разыскав вас?
        Глаза Лэра быстро пробежали послание.
        - Да, - пробормотал он и повернулся к своим спутникам. - Кажется, епископ прибыл сюда, чтобы допросить королевскую пленницу. Сожалею, но сегодня не смогу провести с вами вечер в таверне.
        - Вы возвращаетесь в Гайяр? - спросил Кашо.
        - Да, к сожалению, у меня нет выбора.
        - Приезжайте, когда закончите свои дела с епископом. Может быть, нам все же удастся хлебнуть эля в вашей компании.
        - Большего я и не желаю, - усмехнулся Лэр.
        Расставшись с Кашо и его управляющим, Лэр, Жюдо и Альбер направились к лагерю.
        - Можно, я поеду с вами? - спросил Жюдо.
        - Нет, вы нужны здесь. Если я не смогу вернуться до конца ярмарки, то вы обеспечите торговцам охрану на обратном пути. Они же заплатили за эскорт.
        Заходящее солнце подсвечивало волосы Альбера.
        - А где служанка пленницы? - спросил он.
        - С нею вы будете ехать гораздо медленнее, - предупредил Жюдо.
        Как Лэр и надеялся, тот ничего не заподозрил.
        - Я не могу вернуться без нее. Наверняка, вопросы будут и к ней.
        Лэр больше ничего не сказал. Он уже давно усвоил, что чем больше ложь ближе к истине, тем она правдоподобнее.
        В лагере Николетт не было. Пока Лэр не особенно беспокоился: если даже де Конше в Жизоре, то вероятность его встречи с Николетт крайне мала. Но прошел час, другой, и его охватила тревога. Послание от сестры шло три дня. Лэр понятия не имел, когда епископ прибудет в Гайяр.
        Тени становились все длиннее, день клонился к вечеру. Лэр и Альбер направились на поиски. Узкие улицы Жизора из последних сил старались сохранить ускользающие краски заката. На центральной площади закончился ритуал освящения свиней. Лэр и его спутники неожиданно наткнулись на Симона Карла и трех его солдат. Две группы остановились, с неприятным изумлением глядя друг на друга.
        Губы Лэра сложились в насмешливую улыбку - все же это лучше, чем вынимать мечи…
        - Вот мы и встретились вновь, - сказал он. Лицо Карла перекосилось, но он прохрипел:
        - Хорошо, хорошо, мой дорогой парижский друг. Как вам нравится ярмарка?
        - Очень. А что вас привело в Жизор? Продаете скот? Или же приехали получить благословение?
        Лэр знал, что зря пытается задеть Симона, но ничего не мог с собой поделать.
        Карл сузил глаза, угрожающий смех застрял в горле.
        - Еще один денек, наш щеголь-попугай, и я сверну вам шею.
        Лэр усмехнулся.
        - Неужели эта замечательная птица так похожа на меня? Вначале птичку нужно поймать. Вы, наверное, хорошо знаете: свиньи не летают и вряд ли умеют ловить птиц.
        Еще немного - и все схватятся за мечи. Шрамы на лице Симона Карла побелели. Но он передернул мощными плечами, отвернулся и сделал знак своим спутникам следовать за ним.
        Пройдя шагов двадцать, Карл пригнул голову, чтобы войти под навес перед одним из магазинчиков. Хозяин уже вышел на улицу, чтобы закрыть ставни.
        - Приходите завтра, мессир, - сказал он.
        Карл посмотрел на торговца таким взглядом, что тот поспешно скрылся в лавке, так и не закрыв ставни.
        - Пинко, Гарган, идите вслед за теми ублюдками. Я хочу знать, где их палатки.
        Лэр остановился посреди улицы. Торговцы убирали товары, закрывали лавки.
        - Мы должны разделиться, - сказал Лэр. Он направил Жюдо еще раз обойти площадь, а Альбера туда, где торговали шерстью. - Я буду у городских ворот. Встретимся там через час.
        Лэр надеялся, что им удастся найти Николетт раньше.
        Он медленно пошел по улицам, вглядываясь в лица. Ему так нужно увидеть одно лицо среди сотни, среди тысячи!
        Кажется, вся Нормандия собралась в Жизоре. Множество шатров и палаток выросли на лугу за стенами городка. В сгущающихся сумерках уже начинали зажигать костры. Холодный воздух трепетал от шума голосов и мычания скота. У городских ворот Лэр нашел небольшое углубление в стене и встал там, внимательно изучая проходящих людей. Неожиданно он увидел знакомый голубой капюшон среди плеч и голов. Даже не заглянув в лицо, он уже знал, что перед ним - Николетт. Она заметила его только, когда он положил руку на ее талию. Девушка вздрогнула, прижалась к нему.
        - Он здесь, - прошептала она.
        - Да, Карл здесь, я его видел, - Николетт замотала головой. - И де Конше? - попытался догадаться Лэр по ее встревоженному лицу.
        - Ногаре! - выдохнула Николетт. - И еще епископ д'Энбо!
        - Здесь?
        - Они приехали, чтобы увезти меня в Париж, - она закусила губу, чтобы не разрыдаться.
        - Нет, король не пойдет на это, - мягко возразил Лэр. Хотя мысль Николетт показалась ему весьма правдоподобной. Лэр отвел ее в нишу.
        - Но ты же не можешь знать наверняка, - дрожащим голосом сказала Николетт.
        - Моя сестра прислала в Гайяр записку. Ее час назад привез Альбер.
        - Альбер?
        - Да. Мы искали тебя.
        Наконец-то в толпе появились Жюдо и Альбер.
        - Ты что-нибудь говорил Жюдо? - испуганно спросила Николетт.
        - Нет, он считает, что ты служанка леди. Но почему ты спрашиваешь?
        - Он может заподозрить теперь, когда мы… Лэр прижал пальцы к ее губам, но девушка не смогла удержаться и спросила:
        - И что теперь будет? Что, если они не застанут нас в Гайяре?
        - Вряд ли они тронутся в путь раньше рассвета, - Лэр ободряюще улыбнулся и крепче сжал руку на ее талии. - К тому времени мы будем уже за стенами Гайяра.
        Один из солдат Карла из тени под навесом наблюдал за молодым человеком и девушкой в голубом плаще. О чем они говорят? Как нежно он наклонился к ней… Затем целует девушку в лоб… Соглядатай так увлекся созерцанием этой парочки, что не сразу заметил приближение Жюдо и рыжего паренька, подошедших к де Фонтену. Затем к ним присоединились две женщины, и вся группа двинулась в лагерь.
        Неожиданный шорох за спиной заставил соглядатая резко повернуться. Он тихо выругался, когда увидел своего товарища. Вдвоем они смешались с толпой и вышли за ворота, стараясь не выпустить из вида небольшую группу людей из Гайяра.

        В это время в Жизорском замке звучали музыка, смех. Свет факелов заливал огромный зал, вырывался через проходы в коридор.
        - Иди и приведи его! - прорычал Симон Карл. - Скажи ему все, что я велел! Вперед, мой маленький бородавчатый друг! Пока я тебе голову не размозжил!
        Паж бросился через зал, натыкаясь на слуг и музыкантов. Длинные столы были уставлены всевозможными яствами, богато одетые гости уже приступили к ужину.
        Ноги пажа обтягивали разноцветные бриджи - одна нога зеленая, другая белая. Через несколько секунд он добрался до возвышения, на котором стоял один из самых почетных столов. Вместе с баронами Северной Нормандии за ним расположился Рауль де Конше.
        Де Севри встал и в довольно резких словах осудил политику короля и его министров. Его густой бас отражался от стен зала.
        Глаза всех собравшихся сосредоточились на де Севри, когда паж скользнул к де Конше и что-то шепнул ему на ухо. Губы барона сжались, взгляд скользнул к двери. Рауль встретился глазами с де Севри, потом вышел из-за стола.
        В коридоре де Конше подошел к Симону и резко спросил:
        - Ну, что?
        Карл заколебался, взглянул на пажа, который маячил неподалеку. Под его пристальным взглядом мальчик сжался и исчез в зале.
        - Де Фонтен здесь, в Жизоре.
        Де Конше посмотрел на Карла, не веря своим ушам.
        - Вы уверены?
        - Я его видел.
        - Какой наглый ублюдок! - гневно воскликнул де Конше. Нет, наглость этого негодяя не знает границ. Де Фонтен ведет себя так, словно король отправил его не в ссылку, а назначил управлять провинцией. Де Конше неожиданно улыбнулся. - Кажется, де Фонтен попал в ловушку. Если епископ и Ногаре не застанут его в Гайяре, король убедится, что был слишком снисходителен. И я смогу настоять на том, чтобы узницу передали мне. А уж потом пусть ее судьбу решают в Авиньоне.
        - Де Фонтену наверняка сообщили о приезде епископа. Оседлав быструю лошадь, он будет в Гайяре через несколько часов.
        - Значит, надо, чтобы он не покинул Жизор, - зловеще произнес де Конше. На лице Карла отразилось некоторое удивление. - Проще говоря, - продолжал Рауль, - можно его схватить, можно гнаться за ним по полям, можно… на ваше усмотрение. Главное, чтобы он не попал в Гайяр. Понятно?
        Темные брови Карла сошлись на переносице.
        - Да, милорд.
        Но он так и не понял Рауля до конца. В Нормандии принято убивать врагов, а не играть с ними в прятки. Чушь какая-то! Странные эти господа из Парижа! Не мудрено, что государство в таком плачевном положении!

* * *
        Лагерь съехавшихся на ярмарку торговцев и покупателей жил своей жизнью. Повсюду раскинулись шатры, палатки. Торговый день кончился, но шум голосов властвовал над полем. В прохладных сумерках суетились люди, разжигая костры. Можно было поужинать и у больших костров, где ловкие повара и кухарки подавали желающим за плату горячую пищу.
        Путь не показался Николетт слишком долгим. Всю дорогу она думала о том, что ее счастью пришел конец. В тот миг, когда она увидела на ступенях собора де Ногаре, ее сердце заныло. Страх, словно темное облако, опустился на душу. Чувство беспомощности охватило все ее существо.
        Даже бесконечная болтовня Доры и Жозины не могла вывести ее из печальной сосредоточенности. Единственное, что услышала девушка, как Лэр тихо сказал Альберу:
        - Ты проехал сегодня много лье. Твой конь заслужил отдых.
        Спокойный голос Лэра изумил Николетт. Он ведет себя так, будто ничего не случилось. Даже когда Альбер передал Лэру ключи от темницы, тот сунул их в карман, словно это была простая безделица.
        Что касается Жюдо, то и он весело смеялся и грубовато шутил по поводу того, что Альберу давно пора познакомиться с тавернами Жизора. Парень густо краснел. Разыскивая Лэра, он видел немало пивнушек, женщин, топчущихся у дверей… Жизнь - она не только в Париже, и юноша чувствовал смущение.
        - Вы вернетесь в конце недели? - спросил Жюдо.
        - Если все будет хорошо. Если не успею, сопровождать торговцев придется вам с Альбером.
        Жюдо кивнул.
        - Возьмите моего коня для служанки леди, - предложил он. - Он быстрее, чем ее кобыла.
        - Нет, - подала голос Николетт. - Я признательна вам за предложение, но я привыкла к своей лошадке.
        Жюдо за спиной Николетт бросил предупреждающий взгляд на Лэра, в котором ясно читалось: этой кошечке позволено слишком много. Но де Фонтен только пожал плечами, а по губам пробежала тень улыбки.
        Жюдо усмехнулся. Что ж, все понятно.
        Николетт почувствовала, что за ее спиной мужчины ведут какой-то безмолвный диалог. Ей было все равно, что они думают, главное: она доедет на своей лошади. Каким-то странным образом девушка привыкла считать кобылу своим счастливым талисманом. Волшебная лошадка, готовая увезти ее из мира тревог и опасностей в счастливую сказку.

        ГЛАВА 16

        Николетт оглянулась. Огни Жизора уже исчезли вдали. Лошади унесли их довольно далеко от костров ярмарочного лагеря. В темноте было легче ехать по самой середине дороги, чтобы по лицу не хлестнула какая-нибудь ветка.
        Лэр несколько сбавил темп. Лошадь Николетт успешно следовала за Ронсом. Можно было особенно не торопиться: вряд ли епископ и де Ногаре выедут из Гайяра до рассвета.
        На черном небе заблестели яркие звезды. Дорога спустилась к извилистой речушке, вода почти бесшумно бежала по камням. Лэр и Николетт спешились, дали лошадям напиться. Месяц уже проглядывал сквозь частые ветви, ветер щекотал кожу.
        В темноте Лэр не мог рассмотреть лицо Николетт. Но ему показалось, что у нее на щеках следы слез. Он ободряюще улыбнулся и коснулся пальцем ее подбородка.
        - Не забудь, ты моя.
        Девушка с рыданиями обняла его за шею.
        - Они увезут меня в Дордон и оставят там навсегда! - слезы откровенно заструились из глаз.
        Лэр наклонился к ее лицу.
        - Не плачь! Я не позволю им отобрать тебя у меня. Клянусь, мы будем вместе, даже если нам придется стать беглецами.
        - Что ты говоришь?
        - Все очень просто, - он поднял ее подбородок и нежно поцеловал в губы. - Италия - это страна, где любят… Если ты хочешь быть со мной…
        Мысль о том, что он готов подвергнуться опасности ради нее, только усилила поток слез.
        - Ради меня? - прошептала она, глядя прямо ему в глаза, надеясь, что еще есть возможность быть счастливой.
        Лэр вновь поцеловал ее. Его широкие плечи, взгляд, руки - все вызывало доверие, притягивало. Николетт даже стало страшно: как ей хочется дотронуться до него! Девушка обняла Лэра, прижалась губами к его губам. Какое-то время они стояли, не размыкая объятий. Наконец Лэр тихо рассмеялся. В его голосе прозвучала беспомощность, когда он отвел ее руки.
        - Не искушай меня. Нам еще далеко ехать. Они продолжили путь на юг. Запах дыма выдавал присутствие невидимых ферм в темнеющих лесах. Дорога спустилась в глубокое ущелье. Лошади начали прядать ушами. Конь Лэра то и дело пытался встать на дыбы. А миролюбивая кобыла Николетт тревожно трясла головой.
        Лэр насторожился. Спокойствие, полное одиночество и темнота, казалось, перестали господствовать в этом мире. Как ни всматривался де Фонтен в темноту, разглядеть что-либо было трудно. Но неприятное предчувствие холодило кожу.
        Николетт ощутила нервную дрожь. Тишина. Только лунный свет.
        Но… Неожиданно крики пронзили тишину, затрещали кусты. Из темноты ущелья возникли фигуры всадников. Лэр оглянулся - путь к отступлению тоже преградили вооруженные люди на лошадях.
        Рука Лэра непроизвольно опустилась на рукоять меча. Но всадники, натянув поводья, закружили вокруг де Фонтена и Николетт на безопасном расстоянии. Лэр пока не стал вынимать меч, ожидая дальнейших событий.
        - Привет, попугай! - прокричал кто-то хриплым голосом из темноты. Рыжий конь Симона Карла выступил из леса. - Теперь моя очередь назначать выкуп. Интересно, сколько ты стоишь вместе со всеми своими перьями? - Карл грубо расхохотался.
        - Привяжи его к лошадиному хвосту и отправь к праотцам! - раздался знакомый голос. Лэр развернул лошадь, чтобы занять место между всадниками и Николетт. Сейчас он различил лицо Понса Верне. - Я обожаю служанок. Что скажете, мессиры?
        Дикий страх охватил Николетт, оглушенную топотом лошадей и грубыми криками.
        - Она здесь ни при чем! Отпустите ее! - крикнул Лэр. - Речь идет только о нас - обо мне и о тебе, Карл. Или ты рассуждаешь о чести только когда пьян?
        Лицо Карла перекосилось от гнева.
        - Я плюю на твою честь, рыцарь с турнира! В Нормандии мы не играем в эти игры. И оставь-ка лучше свой меч в ножнах, если не хочешь, чтобы эту девчонку разрубили пополам!
        Николетт услышала лязг мечей.
        - Я всегда считал, что ты свинья! - прокричал Лэр. - Но я ошибался. Даже среди свиней ты подонок!
        Глотка Карла извергла страшное проклятие, вонзив шпоры, он направил своего рыжего коня прямо на гнедого де Фонтена.
        Уши Ронса прижались к голове. Разъяренный жеребец, возмущенный нападением, метнулся в сторону быстрее, чем змея, затем резко повернулся и вонзил зубы в шею рыжего. Испуганное животное взвилось на дыбы и сбросило Симона Карла на землю.
        Испуг рыжего гиганта, кажется, передался другим лошадям. Они стали взвиваться на дыбы, не слушаясь хозяев. Симон еле увернулся от копыт встревоженных коней.
        Лэр увидел лазейку между вздыбившимися лошадьми, развернул Ронса и с силой стегнул по крупу кобылу Николетт, направив ее в просвет между нападавшими.
        Один из всадников, возможно, Верне, с мечом в руке бросился на Лэра. Но лезвие просвистело мимо де Фонтена. Ронс поскакал вслед за лошадью Николетт. Сзади раздался громкий топот преследования. Лэр старался держаться дороги. Тяжелый зыбкий песок по обеим сторонам тропы мог бы замедлить их галоп. Когда же густой лес сменился дубовой рощей, а затем невысоким кустарником, Лэр и Николетт понеслись по перелеску. Потом копыта застучали по каменистым берегам, мягко прошелестели по лугу. И далее - вниз, по холму, поросшему молодыми соснами. Через час или два топот копыт сзади стих. Лэру и Николетт казалось, что они едут вниз, вниз, вниз…
        Первые утренние лучи осветили болото с серебристыми от мороза кочками и сухим тростником. Темные озерца воды, подернутой тонкой пленкой льда, казались глубокими, словно колодцы, прорезавшие мягкую почву.
        Николетт огляделась. Чувство, что они в безопасности, быстро исчезло с первыми лучами солнца.
        - Мы заблудились, - прошептала она, натянув поводья.
        - Мы где-то между Жизором и Андлу, - Лэру явно не хотелось соглашаться.
        - Мы заблудились, - повторила она.
        Солнце подарило миру еще несколько лучей. Всадники миновали болото, затерянное среди гор, направив коней к холмам, окутанным голубой дымкой. Сосны, удивительные своей одинаковостью, теснились на склонах. Постепенно они выехали на луг, сверкающий на солнце капельками росы. Лэр и Николетт спешились, дав возможность лошадям пощипать траву. Среди невысокой сосновой поросли виднелась жалкая хижина-шалаш пастуха, сложенная из сосновых веток.
        - Ты думаешь, пастух скоро вернется? - спросила Николетт, разглядывая серый пепел костра.
        Лэр оглянулся и сделал наивное лицо:
        - Пока никого не вижу. Но думаю, что он уехал отсюда насовсем. Травы-то уже почти нет.
        Да, лошади с трудом находили засохшие пучки. Николетт удалилась в ближайшие кусты. Возвратившись, она задела плечом столб, поддерживающий навес рядом с хижиной. Тот предостерегающе хрустнул. Боже, как же она устала! Все тело ноет. Сквозь отверстие, служившее входом в шалаш, были хорошо видны трава и мох, лежащие на полу. Как соблазнительно! Николетт не выдержала и с наслаждением опустилась на мягкую подстилку.
        Лэр огляделся. Склон полого убегал вниз. За деревьями не видно, но наверняка у подножия есть ферма. Гайяр, скорее всего, лишь в нескольких лье отсюда, не больше. Де Фонтен вернулся к хижине. Сняв пояс и меч, лег рядом с Николетт.
        - Гайяр недалеко.
        - Ты уверен? - спросила она сквозь дрему. Лэр кивнул головой. Его мысли были заняты предстоящей встречей с де Ногаре.
        - Ты думаешь, Карл и его люди потеряли нас из виду? - Николетт старалась отогнать тревожные мысли.
        Лэр оперся на локоть, скрестив вытянутые ноги.
        - Надеюсь. Иначе мы бы увидели хоть какой-нибудь намек, что они неподалеку.
        Он посмотрел на нее с улыбкой. Николетт развязала узел шарфа, повязанного на голову. Руки поднялись к голове, грудь колыхалась от каждого движения. Легкий ветерок коснулся волос. Николетт сняла шарф - недавно совершенно новый, сейчас шелк был запачкан грязью.
        Лэр молча смотрел на нее. Как изящно очерчен подбородок, какие мягкие губы! Он ощутил непреодолимое желание поцеловать ее. Рука непроизвольно коснулась плеча девушки.
        - О чем ты думаешь? - спросил он. Когда Николетт подняла глаза, он увидел, что под длинными ресницами прячутся слезы.
        - Прошлым вечером ты говорил мне, что…
        - Да, я сказал правду.
        Она положила руки ему на плечи, посмотрела в синие, почти фиалковые глаза.
        - Правду?
        Он улыбнулся.
        - Клянусь! - Лэр приблизил губы к ее уху. - Ты думаешь, я смогу жить без тебя, ma cherie?
        Лэр посадил девушку к себе на колени, рука проскользнула под плащ на тонкую талию. Они посмотрели друг другу в глаза, ощущая неуместность одежды.
        Неожиданно усталость исчезла. Осталось только одно желание - быть вместе. Без единого слова они начали раздевать друг друга. В хижине было мало места, и Николетт так и осталась сидеть на коленях Лэра, обвив руками его шею. Стройные ноги Николетт обхватили бедра Лэра, его руки скользнули вниз…
        Через секунду он уже был в ней, вначале неуверенно, затем все быстрее находя нужный ритм. И вот их тела уже раскачиваются, сердца бьются бешеными толчками, кровь стучит в висках…
        Чувство, которое нельзя описать, разрастается, как горный поток. Величественное, священное единение сплетает два существа. Еще миг - и оборвется дыхание. Но нет, дыхание пахнет жизнью, потому что в любви есть место чуду.
        Его голос прерывист:
        - Вот почему я скорее умру, чем потеряю тебя. Ты чувствуешь, как дрожит мое тело?
        Он поцеловал ее в шею так, что сладкая судорога пробежала по всему телу Николетт.
        - Я всегда буду любить тебя, - прошептала она, прижимаясь щекой к его плечу.
        Изнемогшие от страсти, они еще долго лежали в объятиях друг друга.
        Воздух стал прохладным. Лэр встал, оделся, пристегнул меч. Николетт отряхнула юбки. Пасшаяся неподалеку кобыла подняла голову, тихо заржала. В ту же секунду встали торчком уши Ронса.
        Лэр схватил поводья обеих лошадей. Николетт бросилась к нему.
        - Всадники на склоне! - крикнул он. Достаточно было одного мгновения, чтобы узнать огненно-рыжего коня Карла. Де Фонтен быстро усадил Николетт в седло, вспрыгнул на Ронса.
        На лугу уже не было никого, когда Карл и его люди подъехали к хижине. Один из всадников спешился:
        - Эти следы оставлены совсем недавно.
        Он наклонился и заглянул в убогую хижину. Запах сушеной травы, смолы, мха смешивались с запахами земной человеческой любви.
        - Я думаю, они катались тут на траве, когда мы съезжали со склона! - объявил солдат.
        Раздался грубый смех, не успевший замереть, когда Симон увидел двух всадников, быстро мчащихся в низину.

        Игра в прятки продолжалась целый день. Несколько раз Карл чуть не догнал беглецов.
        Им то и дело приходилось менять направление. Но к концу дня они увидели башни Гайяра.
        Однако, уже поздно. Из лесной чащи Лэр и Николетт заметили, что де Конше и важные гости приближаются к крепостным стенам.
        Оглянувшись, Лэр убедился, что Карл все еще преследует их. Он посмотрел на Николетт, стараясь скрыть отчаяние. Впереди - де Конше и Ногаре, позади - Симон Карл и его люди. Ловушка.
        Проехать в замок так, чтобы их не заметили, невозможно. Но, правда, есть проход, который начинается у мелового утеса над рекой. Лэр понимал: спуститься будет крайне непросто, может быть, невозможно. Но, в конце концов, он махнул рукой Николетт, делая знак ехать следом, и направил жеребца в густые заросли на крутом склоне.
        Николетт поехала за ним, надеясь, что спуск вниз будет легче, чем подъем. Посреди низкорослых кустарников они спешились, затем отпустили лошадей.
        Лэр взял Николетт за руку, ведя за собой среди сплетений дикого винограда, колючего кустарника и низкорослых кедров.
        - Они же ускачут! - прошептала она. Лэр ускорил шаги, уводя ее за собой.
        - Далеко не уйдут.
        Земля под ногами была неровной, каменистой. Николетт пришлось сосредоточиться на том, чтобы не подвернуть ногу. Она почти бежала за Лэром, не в силах больше ни о чем думать. Неожиданно гребень горы кончился, и перед их взором раскинулась огромная долина. У Николетт закружилась голова. Когда-то она смотрела на этот утес, залитый рассветным солнцем, снизу вверх, тогда он не казался ей столь отвесным. Сейчас им предстояло спуститься вниз, на небольшую площадку над рекой, откуда начинался подземный ход в Гайяр. Впереди - ни одной тропинки. Но выбора нет. Лэр начал спускаться. Под ногами известняк, изъеденный временем и солнцем, камни, готовые в любую минуту скатиться вниз. Николетт затаила дыхание, боясь глянуть на реку. Один неверный шаг, и они рухнут в пропасть.
        Словно собаки, сбившиеся со следа, Симон Карл и его люди кружили по перелеску. Никакого следа де Фонтена и девчонки. Казалось, беглецы просто растворились в густых зарослях северной стены замка.
        - Готов держать пари, где-то здесь есть ворота! - выкрикнул один из солдат.
        Карл ничего не ответил, хотя думал о том же. Другого объяснения не найти. Часть мелового утеса, уходившая вниз от северной стены Гайяра, которую видел Симон, казалась непроходимой. Карл громко выругался.
        Лэр оглянулся. Преследователей не было видно. Белесый гребень известняка загораживал часть горизонта.
        Под его ногой качнулся камень, скатился вниз, но остановился на уступе. Твердая порода постепенно сменялась более пористой. Один из выбранных Лэром путей уперся в огромную известковую глыбу. Им пришлось вернуться, и Николетт какое-то время шла впереди, опираясь на руку Лэра. Затем он вновь пошел первым. Еще один отвесный обрыв, вновь возвращение. Лэр решил воспользоваться высохшим руслом водопада - здесь по весне журчала вода, стекая в реку. Русло превратилось в ущелье, настолько узкое, что Лэр с трудом протискивался между меловых глыб. Но вскоре ущелье расширилось. Сухое русло, заваленное камнями, бежало, словно извилистая тропинка, вниз по склону. По обеим сторонам появился кустарник - голые ветви уже были схвачены морозом.
        Идти быстро оказалось невозможным, камни разъезжались под ногами. Кучи гальки никак не кончались.
        Тяжело дыша, Лэр и Николетт преодолевали одно препятствие за другим, останавливаясь, чтобы только перевести дух. Руки и одежду покрывала известковая пыль.
        Спуск постепенно стал менее крутым. По берегам ручья появились заросли низкорослых деревьев. Лэр вспомнил, что уже видел это, значит, вход в тоннель где-то рядом.
        Он ускорил шаг, увлекая за собой спотыкающуюся Николетт. Через несколько секунд они добрались до камней, прикрывающих вход, и, разбросав их, нырнули в темноту.
        Казалось, их вновь поглотила ночь. Теперь нужно было карабкаться наверх. Без свечи, без факела они шли наощупь. Слышалось только тяжелое дыхание двух измученных людей.
        Из сводчатой комнаты прямо под цитаделью Гайяра они начали взбираться по выщербленным каменным ступеням. Лэр наклонял голову, боясь удариться о каменный потолок. И вот, наконец, маленькая дверь, ведущая в его комнату. Лэр отогнул обивку, прячущую вход из подземелья, помог выбраться Николетт.
        Их одежда была изодрана и покрыта меловой пылью. Лэр начал лихорадочно искать, во что переодеться. Он быстро обыскал ящики, подбирая более-менее подходящее.
        Николетт сняла платье и осталась в одной льняной сорочке и нижней юбке. Ее икры были покрыты ссадинами. В отчаянии она воспользовалась подолом голубого шерстяного плаща, чтобы смахнуть пыль с ботинок.
        Когда они поднялись по лестнице в башню, Николетт вся дрожала. Ей вновь пришлось облачиться в балахон грешницы.
        Лэр выглянул из окна. Далеко внизу кавалькада гостей пересекала подъемный мост Гайяра. Сердце де Фонтена чуть успокоилось. Он остановился у двери, позванивая вынутыми из кармана ключами, и ободряюще улыбнулся Николетт. Она осталась у камина, собираясь разжечь огонь. Лэр запер дверь, с громким топотом сбежал по лестнице. Внизу уже стоял мальчик-слуга, нервно переминаясь с ноги на ногу. Парень повернулся, услышав шаги Лэра.

        Эймер стоял у круглого окна и смотрел на приближающихся гостей. Придется принимать королевских посланцев. И к тому же признать, что молодой лорд отсутствует.
        Знакомый голос прервал поток печальных мыслей. Клирик даже вздрогнул от неожиданности. Увидев де Фонтена, он воскликнул:
        - Милорд, как вам?… - он не закончил фразы, губы растянулись в улыбке. Значит, подземный ход иногда может пригодиться.
        Лэр отослал стражника с приказом открыть ворота. Потом отправился в кухню за едой.
        Эймер последовал за ним, засыпая вопросами, в то время как Лэр взял каравай хлеба и разломил его. Повар поспешил принести кусок сыра, а Мюетта - чашу вина.
        - Одетта с вами? - спросила старуха, вспоминая, что служанка должна была оставаться с леди все время.
        - Она со своей хозяйкой, - ответил Лэр, с полным ртом сыра и хлеба. Он не мог даже вспомнить, чтобы когда-нибудь был так голоден. Еще не закончив есть, де Фонтен послал одного из юношей собрать всех слуг в доме.
        - Люди со двора короля приехали, чтобы задать вопросы королевской узнице, - сказал Лэр тем, кто собрался на кухне. - Будьте внимательны к словам, которые произносите. Ничего не рассказывайте. Если меня отошлют, вашим новым хозяином может стать Симон Карл.
        Лэр был прав, предположив, что одно только упоминание ненавистного Карла заставит всех наглухо закрыть рот.
        Он выпил чашу вина, громко крякнул и вышел в холл, чтобы встретить епископа. Даже в этот момент приветствия он уже был настороже. Среди приехавших виднелись фигуры Рауля де Конше и де Ногаре.
        Инквизитор взглянул на Лэра, или, вернее, сквозь Лэра. Доброта и снисходительность - эти качества отсутствовали в великой схеме жизни, которую исповедовал де Ногаре. Враги и союзники были для него едины, они существовали лишь затем, чтобы их использовать или уничтожать.
        Реакция де Конше была гораздо более благоприятной: он улыбался, не веря своим глазам. Было ясно, что он удивлен встрече с Лэром.
        Епископ, не теряя времени даром, занял место за большим столом. Уютно устроившись у огня, он заявил, чтобы узница была представлена ему.
        - Печальное, гиблое место, - сказал д'Энбо о Гайяре и дал понять: он хотел бы закончить дело как можно быстрее. Хорошо бы доехать до аббатства Сен-Северин до наступления ночи.
        Ногаре и несколько его слуг сопровождали Лэра, чтобы доставить узницу. Не было никаких сомнений в их верности инквизитору. Они были молоды, может быть, им не было и двадцати, но что-то злое уже читалось в их глазах.
        Несколько раз они останавливались, ожидая, пока инквизитор откроет двери комнат, заглянет внутрь. Достигнув комнаты в башне, Ногаре несколько раз обошел ее, осматривая и оценивая. Очевидно, его мучила мысль: соответствует ли эта убогая комнатушка условиям приговора о содержании узницы.
        Когда Николетт привели к епископу, тот бросил на нее презрительный взгляд.
        - Ну, мадам, - заявил он, - вы сами устелили свою постель шипами и теперь должны лежать на них.
        Лицо Николетт ничего не выдало, но большие темные глаза горели ненавистью. Она была измученной, озябшей и голодной, но по этому поводу у нее не было претензий, и девушка размышляла, был ли епископ настолько убежден в ее жалком состоянии, как хотел показать.
        Слуг отослали из комнаты, Николетт заставили поклясться говорить правду на все вопросы Его Преосвященства.
        Ногаре уселся поблизости, внимательно слушая допрос. Временами его голова дергалась от нервного тика. Рауль де Конше расположился на скамье у камина. Если он и прислушивался к происходящему, то не подавал вида.
        Только один раз Лэр заметил, как де Конше пристально посмотрел на Николетт. Пока голос епископа то приближался, то исчезал, Лэр ощутил, что за ним наблюдают. Де Фонтен поднял глаза и встретился взглядом с де Конше. Лэр вспомнил свой арест - возможно, Рауль думает о том же.
        Нотариусы трудились, как заведенные. Широкие рукава их одежд задевали стол каждый раз, когда перья бежали по пергаменту.
        Речь шла о попытке доказать, что Луи и Николетт являются хотя и дальними, но кровными родственниками. То, что предлог надуман, было очевидно: немало династических браков заключалось между людьми, состоящими в родстве. Петиция, которую сочинил епископ, отмечала также тот факт, что союз Луи и Николетт был бездетным. Аргументы, конечно, сомнительные, но папа Клемент вряд ли не пойдет навстречу желаниям короля, который помог ему занять папский престол.
        Самых ужасных вопросов Николетт так и не услышала. Ни единого упоминания о мужской несостоятельности Луи. Не прозвучало ни слова о том отвращении, которое - в соответствии со слухами, распускаемыми Луи, - Николетт испытывала к семейной жизни. Даже те обвинения, по которым она была осуждена, странным образом забылись.
        Когда последний ответ был занесен в протокол, епископ наклонился к Николетт:
        - Я надеюсь, дитя мое, Святой Отец согласится признать ваш брак недействительным. Помни, спасение не минует и грешников, если они веруют во Христа и покаялись. Грех - в каждом из нас. Молись за то, чтобы Его Святейшество одобрил этот документ и подарил тебе свободу.
        Николетт вздрогнула и спросила:
        - Свободу, ваша честь?
        - Да, дитя мое, свободу. Чтобы поехать в монастырь Святой Екатерины, где ты смогла бы посвятить свою жизнь покаянию и молитвам.
        На лице Николетт ничего не отразилось, но девушке показалось, будто ее пронзили ножом. Нет, она никогда не подпишет подобный документ! У нее нет греха на душе, нет повода посвящать свою жизнь покаянию! А если любовь к Лэру де Фонтену - грех, то она готова навсегда оставаться пленницей в Гайяре.
        Лэр тоже слышал эти слова. Мысль о том, что он потеряет Николетт, казалась невыносимой. Он опустил глаза, чтобы его чувства не прочли на лице.
        Не более чем через час нежеланные гости - представители духовенства, слуги, солдаты - уехали из Гайяра. Епископ в шелковой мантии лениво перебирая четки пальцами, украшенными перстнями, взобрался на ступеньки своей золотисто-голубой кареты. Де Ногаре, как было видно по его карете, тоже любил роскошь. Великий инквизитор занял свое место. Рауль де Конше собрал вооруженных людей и возглавил процессию.
        В своей башне Николетт сбросила с головы грубый капюшон и прижалась к Лэру. Ощущая тепло его тела, она смотрела вниз, сквозь решетчатое окно, на то, как разноцветная кавалькада колясок, карет, экипажей, словно змея, ползет по мосту.
        - Отсюда они не выглядят могущественными. Маленькие, незначительные.
        - Словно вши, - пошутил Лэр. Николетт улыбнулась.
        Только кавалькада исчезла из виду, как часовой в сторожевой башне замахал рукой.
        - Эй! - закричал он стражникам, сидевшим ниже, в башне у ворот. - Смотрите! Пара чудесных лошадей. Даже с седлами! Откуда они, интересно?
        - Они посланы свыше! - пошутил один из стражников. Неужели пора подсчитать деньги? Даже, если они поделят выручку, которую могут получить за коней, на всех, все равно неплохо!
        - А вдруг это ловушка? - задал вопрос самый осторожный. Свесив голову, он с подозрением всматривался в лошадей, миролюбиво пасущихся неподалеку от стены.
        - При чем тут ловушка? - вмешался третий. - Лошади, как лошади.
        - Ты прав. Дураки мы будем, если не поймаем удачу, плывущую прямо в руки.
        Стражники все еще спорили, когда сеньор де Фонтен и несколько мальчиков-конюших подъехали к воротам замка. Они поймали и привели лошадей в Гайяр. За бдительность часовые получили от Лэра по монете, что заставило их размышлять целый вечер.
        Николетт не успокоилась до тех пор, пока не пошла на конюшню и не увидела любимую кобылку собственными глазами. В фартуке она принесла любимице кучу маленьких ароматных яблок, которыми - одно за другим - угощала лошадку с добрыми глазами. Яблочный сок стекал по коричневой морде животного.
        - Ты мой талисман, - прошептала Николетт, поглаживая шелковистую шерсть на шее кобылы. - Ты унесла меня от опасности, спасла мне жизнь. Маленькая, хорошая, отважная моя лошадка.
        Кобыла с удовольствием принимала угощение и ласку.
        - А ты? - Николетт укоризненно посмотрела на Лэра. - Ты когда-нибудь благодарил своего коня за то, что он спас тебя?
        Лэр взял одно яблоко.
        - Его и так неплохо кормят, - он со смехом перебросил яблоко из одной руки в другую. Отважный жеребец, так и не дождавшись угощения, ткнул мордой в грудь хозяина.
        - Он сейчас укусит тебя, - сказала Николетт. - И будет прав. Именно это ты и заслужил.
        Лэр посмотрел на нее и тихо рассмеялся, так и не желая отдавать яблоко Ронсу и перекидывая его из одной руки в другую.
        - Тебе нравится играть со мной, правда, Ронс?
        - Ты такой жестокий! - воскликнула Николетт, продолжая гладить кобылу.
        Лэру, наконец, надоело перебрасывать яблоко, и он поднес его к губам жеребца, где оно исчезло через мгновение.
        Николетт услышала, как сапоги Лэра скрипят по полу, устланному соломой. Де Фонтен обхватил ее за талию до того, как она успела увернуться.
        Вечером к Лэру пришел Риго. Они долго беседовали в главном зале. Когда Николетт услышала, что де Фонтен хочет наутро вернуться в Жизор, сердце у нее упало. Но она ничего не сказала до тех пор, пока не осталась наедине с Лэром.
        - Почему? Зачем?
        Де Фонтен сел рядом с ней на кровать, снимая сапоги.
        - Чтобы купить коров, лошадей. Я же объяснял тебе.
        - Нет, - Николетт привстала и сощурила глаза. - Ты едешь не за этим. Ты хочешь доказать себе, что не боишься Симона Карла. Ты страшишься, что люди будут говорить о тебе: он такой же трус, как Лашоме. Это так глупо!
        Лэр повернулся к Николетт, нежно обнял за плечи, прижал к подушке.
        - Ты - маленькая жужжащая оса, - он ткнулся носом ей в шею и поцеловал. - То здесь укусишь, то здесь. Очень соблазнительная маленькая бургундская оса.
        Разговаривать с ним бесполезно. Через минуту у Николетт не осталось никакого желания продолжать спор.

        ГЛАВА 17

        Приезд епископа вызвал большой переполох в аббатстве Сен-Северин. Обитель еще не оправилась после нападения разбойников. Немало монахов и слуг было убито, кельи разорены, угнано много скота. Во всем обвиняли беглых крестьян-мародеров, утративших веру в Бога.
        Епископ д'Энбо, выслушав рассказ аббата о той ночи, пришел в такой ужас, что не мог уснуть даже после изрядной порции вина, выпитого за ужином. Мягкое, шелковое постельное белье, которое епископ всегда брал с собой в путешествие, тоже не принесло успокоения.

        Симон Карл вовсе не испытывал страха перед крестьянами-мародерами. Въехав в красноватом свете факелов во двор аббатства, он думал о том, что Рауль де Конше вряд ли доброжелательно отнесся к последней неудаче Симона. Скрипя зубами, Карл мечтал о том, чтобы свернуть шею де Фонтену, этому самодовольному попугаю. Подернутая инеем трава хрустела под его сапогами.
        Послушник с фонарем в руках провел Симона через двор, мимо еле различимых в темноте хозяйственных построек монастыря в небольшую комнату, хорошо освещенную лампой, висящей на цепях.
        На одном из обитых бархатом кресел сидел Рауль де Конше и вертел в руках кубок с вином. Когда он поднял глаза на Симона, в них сверкал гнев, а синеватый, чисто выбритый подбородок напрягся. Прежде чем Карл хоть что-то смог сказать в свое оправдание, де Конше презрительно фыркнул:
        - Оставь оправдания при себе! Ты просто бездарный мужлан! Тебя нужно привязать к хвосту лошади и пустить ее галопом - пусть скачет до самого Клермона!
        - Милорд, - сказал Карл, медленно стягивая с головы меховую шапку с круглыми полями, - де Фонтен был уже далеко, когда я узнал, что он покинул Жизор.
        И забыв, что барон не приглашал его сесть, Симон плюхнулся на второе бархатное кресло, готовясь дать полный отчет о происшедшем. Может быть, не со всеми деталями, но достаточно полный, чтобы избавить себя от дальнейших упреков.
        - Ты осмелился сесть без моего разрешения!
        Резкий голос де Конше заставил Карла вскочить. Но… его куртка и бриджи, отнюдь не первой свежести, оставили на бледно-желтом бархате несколько грязных пятен и колючек. Голос Рауля загремел, словно гром.
        - Ты - рыбья кровь, глупая башка! Посмотри, что ты наделал!
        - Простите, сир, - прошептал Карл, неуклюжий, словно бык, и смущенный, как глупая служанка. - Ничего особенного, сир. Все можно отчистить. Расправить складки. Снять колючки.
        Лицо Рауля де Конше странным образом изменилось.
        - Затяжки, складки, - проговорил он себе под нос, словно впервые слыша эти слова. - И, конечно, колючки, - неожиданно он вспомнил, как Николетт Бургундская расправляла складки своего грубого балахона, когда сидела перед епископом. В какой-то миг де Конше увидел тогда ее коленку и рваную нижнюю юбку в темных пятнах. Тогда он подумал, что это следы месячных. Но еще была колючка, приставшая к ткани. Где женщина, запертая в башне, может подцепить на юбку колючку? Чем дольше де Конше думал об этом, тем убедительнее ему казалась собственная догадка. Нет, Николетт отнюдь не производила впечатление женщины, которую плохо кормят и с которой плохо обращаются. Щеки розовые, руки полны нежной силы. Рауль глянул на Симона, склонившегося над креслом.
        - Вы ехали за ними по полям, поросшим колючими кустами?
        - Да, милорд.
        Симон Карл снял последнюю колючку и швырнул в огонь.
        - И вы преследовали де Фонтена и служанку?
        Карл отвел глаза от камина и кивнул, глуповато улыбаясь.
        - А служанку… Ты хорошо разглядел?
        Карл описал тонкое лицо и изящную фигуру. Настроение де Конше несколько улучшилось. Карл, почувствовав облегчение, прищелкнул языком и отметил, что по дороге они чуть не наткнулись на парочку, занимавшуюся любовью в хижине пастуха. Де Конше расхохотался.
        - Боже, в какую опасную игру они играют! Безумцы. Де Конше знал де Фонтена как благородного офицера, которому отвага снискала добрую славу. Что же касается Николетт, ей просто не повезло из-за этих пьесок в садах Несле. Когда-то принцесса, которую обошло счастье, могла потратить на украшения целое состояние…
        - В лачуге пастуха! - повторил он со смехом. Карл кивнул и вновь похабно фыркнул.
        - Ты ничего не понимаешь? - де Конше даже вспотел от своей догадки. Но этот человек глуп, как пробка.
        Карл заметил, что довольное выражение на лице его сюзерена сменилось серьезным. Симон тоже сделал сосредоточенное лицо. По привычке он поднял руку и почесал затылок - засаленные спутанные волосы, спускающиеся на шею.
        - Понимаю? Что я должен понимать, милорд?
        - А то, что эта служанка и есть Николетт Бургундская, идиот! Да, теперь я уверен. Найди способ похитить ее, спрячь где-нибудь, пока я вернусь. И она будет в моих руках… - Рауль не закончил мысль, все еще продолжая обдумывать возможности.
        - Но, милорд, как я… Голос де Конше стал резким.
        - И на этот раз, Карл, я не потерплю неудачи!
        - Милорд, - нервно отозвался Симон. - Все будет исполнено, как скажете. Я умею охотиться на лис.

* * *
        Утро выдалось серое, ветреное, по небу плыли низкие облака. Вслед за Лэром Николетт вышла во двор. Мороз обжигал холодом все тело, собаки лаяли, как сумасшедшие. Кони фыркали и переминались с ноги на ногу.
        Риго и два его сына ждали, пока конюший приведет жеребца де Фонтена. Лэр и Николетт простились так, как положено сеньору и служанке - несколько коротких указаний де Фонтена, как вести хозяйство. Но блеск в глазах Лэра, молчаливый упрек во взгляде Николетт не остались незамеченными. Риго когда-то тоже был влюблен…
        Когда сеньор и вооруженные крестьяне покинули замок, в нем воцарилась тревога. Особенно много и часто говорили о возможном нападении Симона Карла. Часовые не раз поднимали ложную тревогу, заметив что-то подозрительное.
        - Вот, - сказала Николетт. Она стояла посреди кухни, в которой пахло дрожжами. Одетая в один из старых халатов Доры, девушка держала в руках голубое платье. Она сняла все колючки, прицепившиеся к шерсти, выбила меловую пыль, отскребла грязь. Все бросили работу. Мюетта подошла поближе, маленькие черные глазки, прячущиеся среди морщин, оценивающе посмотрели на платье. В конце концов старуха покачала головой и, прищелкнув языком, заявила:
        - Можно использовать на тряпки. Выражение надежды на лице Николетт исчезло.
        - А если как-нибудь перешить?
        Мысль о том, что придется выбросить голубое платье, казалась невыносимой. Она считала его тоже одним из своих талисманов, как и гнедую кобылку. А если разрезать платье на мелкие кусочки, это плохая примета. Все равно, что черная кошка дорогу перебежала.
        Мюетта взяла платье узловатыми руками.
        - Тут уже ничего не перешьешь. Весь подол разодран шипами. Никакой надежды. Но мы можем использовать его как образец для выкроек, - старая женщина подняла глаза на Николетт. Словно птица вскинула голову. - Расскажи еще раз о тех тканях, которые вы купили в Жизоре.
        Радостная, словно дитя, старуха желала еще раз выслушать рассказ о покупках.
        После того как дрожжи положили в тесто, Николетт и Мюетта сели за длинный стол, разложили на нем платье и начали распарывать швы. Пока они колдовали над столом, все навострили уши и, словно завороженные, внимали Николетт, которая описывала яркие цвета и хорошее качество тканей, а потом - вдохновленная вниманием слушателей - рассказала о самой ярмарке - жонглерах, воришках, хитрых торговцах и многом другом.
        В холодный сырой день в конце недели церковные колокола Андлу возвестили о возвращении торговцев. Звон казался необычным - громкий, бодрый непрерывный звук, который резко отличался от привычных унылых ударов.
        Подобно привидениям, телеги выплывали из тумана. Люди шли прямо по лужам. Дети и собаки весело расплескивали воду. С громким скрипом опустили мост. Коровы и свиньи ворвались во двор замка, за ними прогремели табуны купленных лошадей. Замыкали процессию лошади, несущие хозяев.
        Николетт, стоя на крепостной стене, помахала Лэру. Холодный ветер развевал ее юбку. Де Фонтен натянул поводья, остановился у начала лестницы в сторожевой башне. Николетт бросилась вниз. Что подумают люди? Одетая в старый домотканый балахон с накинутой на плечи шалью Мюетты, она была похожа на крестьянку, а не на служанку благородной леди. Но Лэр, кажется, не обратил на это внимание, посадив ее на коня впереди себя. Его небритая щека коснулась ее нежной кожи.
        - Ты скучала по мне? - прошептал он ей прямо в ухо. Николетт ничего не ответила, но ее щеки вспыхнули красноречивее всяких слов, улыбка осветила лицо.
        Скот начали размещать в сарае, товары сгружать с телег. В общей суматохе Николетт почти не видела Лэра. Тем более Дора и Жозина были полны желания рассказать Николетт обо всем, что случилось за прошедшую неделю.
        За ужином говорили только о ярмарке. Наверняка, о ней будут говорить до пасхи, а то и дольше! Лица мужчин сияли, и даже Альбер, который имел особенность всегда краснеть по любому поводу, присоединился к общему оживлению.
        Лэр извинился и отправился в свою комнату. Он недолго ждал Николетт, которая скоро появилась с тарелкой еды для «королевской узницы». Стоило ей только поставить ужин на столик, как Лэр заключил ее в объятия и начал безудержно целовать. Губы Николетт стали влажными. Низким голосом де Фонтен произнес:
        - Моя душа жаждет твоих поцелуев. Я схожу с ума от желания. Без тебя мне не прожить и дня.
        От этих слов по телу Николетт пробежала судорога. Кровь застыла в жилах. Именно эти слова были в записке, которая когда-то попала ей в руки.
        Николетт замерла и отпрянула от Лэра. Тот удивлено посмотрел на нее.
        - Что? Что я такого сказал?
        - Эти слова ты говоришь каждой женщине? - ее голос был похож на шипение змеи. Она искренне разозлилась, готовая поверить, что де Фонтен был соучастником плана, задуманного Луи и Изабеллой, готовая поверить в истинность своих самых жутких предположений.
        Но Лэр только тихо рассмеялся.
        - Я поступал так в прошлом, - прошептал он. - Хотя слова выдумал не я. Когда-то мы разыгрывали глупую шутку - Готье, Пьер и я. Поспорили, когда были пьяны, - он внимательно посмотрел ей в лицо, опасаясь, что дальнейшие признания могут испортить вечер. - Во время турниров, - продолжал Лэр, - мы любили говорить комплименты самым красивым леди. Иногда нас щелкали по носу, а иногда мы получали приглашения.
        Николетт с недоверием слушала рассказ о том, как каждый из друзей ставил золотой экю, и в конце турнира все три экю доставались тому, кто получал наибольшее количество приглашений.
        Николетт почувствовала, как ее сердце разрывается на части. Теперь все ясно. Готье и Жанна, Бланш и Пьер - почему она ничего не замечала? Братья д'Олни так часто бывали в садах Несле, в коридорах дворца, что их присутствие казалось привычным. Неужели Жанна постоянно говорила о любви, надеясь вовлечь Николетт в придворные интриги? Может быть, Жанна и Бланш не доверяли ей? Неужели она тоже виновна, поскольку должна была заметить, должна была знать…
        - Я обидел тебя? - спросил Лэр, подумав, что зря рассказал все это Николетт.
        Она посмотрела на него как-то странно.
        - Нет, - ее голос походил на шепот. Николетт сняла руку Лэра со своей талии, отошла и села на кровать. Де Фонтен последовал за ней, сел рядом. Он ничего не понимал. Какое-то время они сидели молча. Затем Николетт словно очнулась и рассказала Лэру о письме, скорее всего, от Готье, которое взяла у нее Жанна. Она вспомнила также, что однажды застала Бланш и Пьера в розарии, о смущенных выражениях их лиц, о том, как Бланш расправляла юбки…
        Она говорила и говорила, вспоминая многое, что когда-то не казалось ей важным.
        - А ты знал, да?
        - Нет, имен не знал. Знал только, что леди - из королевской семьи. Я пытался предупредить Готье, объяснить, что кокетство хорошо только во время и после турниров, а не среди родственниц короля. Что касается меня, я предпочел бы не встречаться с ревнивым мужем, который может схватить меня за руку как раз тогда, когда она под юбкой его жены. Так и руку можно потерять. Особенно, если голова ревнивого мужа увенчана короной. Но Готье не слушал, называл меня моралистом. В день ареста я был у него. Готье писал письмо. Помню первую строчку: «Обожаемая королева моего сердца…» Я думал тогда, что письмо адресовано тебе, поскольку ты жена старшего сына короля. Но, как видишь, ошибался.
        Но даже сейчас Николетт не хотела верить в то, что Жанна и Бланш действительно виновны.
        - А что касается колец… Их подарила Изабелла. Именно она и ее ужасные братья решили поймать нас в ловушку, подослав своего человека, который объявил кольца призами в невинной игре!
        - Думаю, причина всего - Изабелла, - громко сказал Лэр. Раньше это не приходило ему в голову. Если жены ее братьев будут сосланы, то шансов, что появится законный наследник, не так уж много. И после смерти братьев кто окажется ближе всех к трону? Ребенок Изабеллы.
        Николетт посмотрела на него со слезами на глазах.
        - Но для нас это не важно. Меня заберут в монастырь, я умру для мира, а ты останешься здесь, пока не превратишься в дряхлого старика. Мы больше никогда не встретимся.
        - Умру для мира… - задумчиво повторил Лэр, заключив Николетт в объятия. - Возможно, это решение. Если королевской пленнице суждено умереть, то не будет необходимости постригаться в монахини, а Одетта, ее преданная служанка, станет свободной. Что ты на это скажешь?
        - Но никто не поверит!
        - А почему, нет? Все верят, что ты Одетта.
        - Но если приедет кто-то из дворца, они увидят, что…
        - А что они увидят? Только могилу!

* * *
        Смесь снега и дождя засыпала Париж. К торговым судам, прибывавшим на пристань у Гревской площади, шли таможенные офицеры, грузчики, купцы. На улицах было не то, чтобы малолюдно, но и не слишком шумно. У аптекарского магазина на Пти Пон ученик лекаря готовил травяные настойки и мазь от ожогов, добавляя к настойкам поросячий навоз.
        Во дворце Сите Изабелла нежилась, созерцая роскошный балдахин над кроватью. По сравнению с провинциальным английским двором в Вестминстере и с апартаментами Изабеллы в Лондонском Тауэре, французский королевский двор, казалось, блистал роскошью.
        Новости о том, что невесток короля должны постричь в монахини, настолько разожгли любопытство Изабеллы, что она решила покинуть Англию. Она без труда убедила своего волокиту-мужа в том, что должна отправиться во Францию в связи с землями в Понтье, которые отец отписал ей в приданое. Ей даже удалось уговорить мужа отпустить с ней сына, юного Эдуарда, наследника английского престола.
        Несколько лет назад Изабелла решила, что сын также должен стать королем Франции. Она знала, что родит сына еще тогда, когда ребенок впервые шевельнулся в ее чреве. И сейчас Изабелла была полна решимости отобрать трон у своих слабовольных братцев.
        Роскошная комната, в которой она возлежала на богато расшитой кровати, была обита шелком с золотыми нитями. Изабелла унаследовала любовь к роскоши, к блеску от отца - наряду с его ненасытной жадностью.
        Служанка принесла на подносе вазу с засахаренными фруктами. Прежде чем отослать девушку, Изабелла приказала позвать мадам, отвечающую за ее гардероб. Затем светлые глаза Изабеллы впились в другую служанку, которая растирала ее ноги ароматным маслом.
        - Осторожнее! - прошипела Изабелла. - Ты неуклюжа, как корова!
        Над рекой гуляли ветры. По нежной коже Изабеллы пробежала дрожь. Даже в теплой комнате чувствовалось дыхание холодной речной воды.
        - Ой! - вскрикнула Изабелла и быстро ударила служанку пальцами ноги. - Глупая крестьянка, перед тобой моя нога, а не тесто!
        В этот момент в дверях появилась мадам Борэн, которая исполняла обязанности няни. Она привела маленького Эдуарда. Пухленький, розовощекий ребенок был разодет воистину, как принц. Изабелла улыбнулась сыну и протянула засахаренный фрукт.
        - Он хорошо ест? - спросила она мадам Борэн. - Тепло ли в его комнате?
        Получив удовлетворительные ответы, Изабелла посчитала, что материнский долг исполнен. Поцеловав ребенка несколько раз, она сказала:
        - А теперь можете увести малыша. Маленький горшочек с ароматным маслом выскользнул из рук служанки и ударил по ступне Изабеллы.
        - Достаточно! - взвизгнула та. - Убирайся, негодяйка! Наверняка, останется царапина.
        Побледневшая девушка выбежала из комнаты.
        - Серафина!
        Худая, узколицая женщина, сидевшая у камина, встала и подошла к госпоже.
        - Мадам, - она присела в реверансе.
        - Приведите в порядок мое платье, - приказала Изабелла. - И можете, наконец, пригласить человека, который ждет за дверью.
        Через несколько секунд Станис Рапе, алхимик и астролог, появился в комнате и склонился в низком поклоне. Затем поднял голову и посмотрел на Изабеллу: красива холодной царственной красотой - величественная блондинка, роскошное тело. Но все же было в ее красоте что-то пугающее. «Этот жесткий рот? - подумал Рапе. - Крупная нижняя губа и более тонкая верхняя свидетельствуют о чувственности и жестокости».
        Изабелла улыбнулась странной улыбкой.
        - Ты принес то, о чем мы говорили?
        - Да, - отозвался Рапе, вынимая из огромных рукавов разноцветного балахона изящную серебряную чашечку с крышкой. Он откинул крышку. В чашечке поблескивал и переливался серый ртутный порошок. Рапе называл эту смесь «змея фараона», заверяя богатых клиентов, что действие порошка намного сильнее, чем яд той змеи, от которого когда-то погибла Клеопатра.
        Изабелла надеялась, что «змея фараона» сможет уничтожить ее жертвы - быстро, почти молниеносно. Она задала Рапе еще несколько вопросов о качестве яда, затем ее лицо озарилось странной, злобной улыбкой.
        - Серафина! - крикнула она. - Приведи ту девушку, которая массировала мне ноги!

        Несколько дней спустя сильные порывы ветра - предвестники долгой зимы - согнали в кучи опавшую листву. Худая женщина, закутанная в серый плащ, торопливо пересекла площадь перед церковью Святого Юлиана и прошла сквозь железные ворота в садик перед домом сборщика налогов Жерома де Маржинея. Не успела она протиснуться сквозь толпу посетителей, ожидавших в коридоре, как молодая девушка-служанка подошла к ней и провела вверх по лестнице в глубь дома. Узкие ступени привели в комнату, где сидела Агнес де Маржиней, разложив на коленях шитье. Как только служанка вышла из комнаты и закрыла за собой дверь, Агнес воткнула иголку в подушечку и спросила:
        - У вас есть для меня новости? Тонкий нос пришедшей женщины, чуть свернутый набок, казался удивительно длинным.
        - Да, мадам, - ответила она полушепотом, словно опасаясь, что их могут подслушать. - Но вы должны заплатить золотом, как мы и договаривались. Тем более что сведения могут стоить мне жизни.
        Агнес сунула руку в корзинку для шитья и достала бархатный кошелек, затем положила его в протянутую ладонь посетительницы.
        Женщина начала рассказ, все время поглаживая пальцами тугой кошелек. Быстрым шепотом она сообщила о визите Станиса Рапе к Изабелле, о яде и его смертоносных свойствах, о бедной девушке, которая упала замертво, отведав «угощение» госпожи.
        Агнес передернуло при мысли о жестокости, хотя ничего другого от злобной красавицы она и не ожидала.
        - И для кого же эта отрава?
        Женщина пожала плечами, ее глаза замигали.
        - Кто знает, мадам? Но хочу сказать, что во дворце все встревожены. Мадам Изабелла спорила с отцом, постоянно ссорится со своим любовником, а вчера долго и громко что-то выясняла у королевского инквизитора. Я слышала их гневные голоса, но слов не разобрала. Но потом - от других слуг - узнала, что Изабелла даже залепила пощечину де Ногаре и обвинила его в предательстве.
        После ухода женщины Агнес вновь занялась шитьем, не переставая обдумывать сведения, рассказанные посетительницей. В любом случае, золото потрачено не зря…
        Агнес нисколько не удивилась, когда через неделю узнала о смерти де Ногаре. Королевский врач поставил диагноз: сердечный приступ. Но слуги де Ногаре уже без особой опаски рассказывали о том, как Гюлимай упал на пол, забился в судорогах, словно раненая утка, а затем затих.
        Каждый день все более странные новости доставлялись в дом де Маржинея. От своего дяди, д'Орфевре, Агнес узнала, что король собирается на север, где состоятся переговоры с фламандцами и баронами Нормандии. Другие источники сообщали, что Изабелла уговаривает отца сделать ее сына наследником французского престола. Но король Филипп отказался.
        Агнес почувствовала, что должна предупредить младшего брата. Она написала в письме: «Ты должен убедить узницу подписать соглашение и постричься в монахини. Если она откажется, боюсь, ее дни сочтены и, как ни ужасно сознавать, твои, возможно, тоже. Поскольку король хочет, чтобы у Луи была законная жена, а у французского престола наследник. И немедленно».

        В унылый декабрьский день замок Симона Карла в густом тумане казался заброшенным утесом. Хотя здание рядом с аббатством Сен-Элуа трудно было назвать замком - это был старый огромный особняк с рядом хозяйственных построек, огородом и несколькими рвами. Место казалось заброшенным, неуютным, словно пещера зверя. В этот день во дворе не было видно ни человека, ни животного. Холодный морозный воздух не вызывал особого желания выходить на улицу. Никакого признака жизни - за исключением голубоватого дыма из труб.
        Симон Карл вышагивал перед камином, то и дело отпивая из кубка теплое крепкое вино. С тех пор как в его доме поселились сестра, ее дети и Понс Верне, Симон не знал покоя. Постоянно раздавались стоны и жалобы сестры, дети вопили и путались под ногами. Словно голодные кошки, женщины шипели друг на друга.
        Нет, Карла трудно было назвать счастливым человеком. Ко всем досадным проблемам добавлялась еще одна: как найти способ похитить «служанку узницы»? Она редко покидала Гайяр, а если и покидала, то в сопровождении двух других девушек или де Фонтена и его людей. Карл понимал, что о штурме Гайяра нечего и думать, а проникнуть в замок не так-то просто.
        Жан - рыцарь, потерявший в аббатстве свой кинжал, лежал на пыльном каменном возвышении рядом с камином, щелкая лесные орехи. Два других рыцаря, позевывая, от нечего делать точили ножи. Понс Верне спал в кресле у камина - подбородок лежал на груди, рот полуоткрыт.
        Откуда-то донесся резкий голос сестры, отчитывающей нерасторопного слугу. Карл сделал изрядный глоток из кубка. В этот момент в комнату ворвались племянники, которых преследовали дети Симона. Жены Карл не имел, предпочитая развлекаться то с одной, то с другой служанкой, поэтому законных детей у него не было.
        Дети заскакали вокруг стола, все время крича и бросая друг в друга гроздь винограда. Когда гроздь пролетела мимо его уха, Симон в ярости приказал шумной ватаге отправляться в кухню. Пусть с ними там воюют женщины. Затем повернулся к солдатам, точившим клинки.
        - Седлайте лошадей.
        Жан встал со своего пыльного ложа, закинул последнее ядро ореха в рот, бросил скорлупу в огонь. Разбуженный суматохой, Понс Верне замигал глазами, словно барсук после спячки:
        - И куда мы едем?

        Грязная дорога огибала лес чуть ниже Андлу. Симон Карл и его люди ехали между высоких старых тополей. В низине журчал ручей, чуть повеселевший после дождя. Они отъехали не так уж далеко, когда увидели телегу, которую тащили три мула. На телеге высился гроб, обвязанный веревками. Его сопровождали только двое послушников, что было видно по их не обритым макушкам. Один сидел на телеге, второй вел под уздцы самого крупного мула.
        - Что за зрелище! - произнес Понс Верне, торопливо крестясь, словно стараясь отогнать мысли о смерти. Все остальные тоже перекрестились, за исключением Симона Карла. Он спокойно смотрел, как страшный груз подрагивает на неровной дороге. Некая мысль зародилась в его голове… Кто откажет в ночлеге братьям, провожающим в последний путь достопочтенного монаха? И что может быть лучшим средством для похищения «служанки», если не гроб святого брата, ушедшего в иной мир?

        ГЛАВА 18

        Прошло несколько дней. Лэр и Николетт проснулись от шума дождя. Де Фонтен встал и распахнул ставни. За окном начинался унылый день. Моросил дождь, заволакивая все водяной дымкой. Морозный воздух проник в комнату, капли дождя, словно льдинки, обожгли холодом обнаженную кожу Лэра. Де Фонтен закрыл ставни.
        Николетт сладко потянулась. Мысль о том, что в такую погоду подол платья придется волочить по слякоти, наводила уныние. Она полусонно спросила:
        - Может быть, дождь скоро кончится?
        - Наверняка, к Успению, - пошутил Лэр. Летом в Нормандии нередко бывали засухи.
        У огня, вытянув передние лапы, развалилась Колючка. Увидев, что хозяева проснулись, она встала, отряхнулась и помахала хвостом.
        Лэр, так и не накинув одежду (гусиную кожу вряд ли можно считать рубашкой), подошел к двери и выпустил собаку, которая радостно бросилась вниз по лестнице. Николетт перевернулась на живот и внимательно следила за тем, как Лэр склонился над камином.
        - Станут ли сплетничать, если ты сегодня будешь танцевать со мной?
        Он улыбнулся, посмотрев на нее через плечо.
        - Станут. Особенно, если я буду одет так же, как сейчас.
        Ее тихий смех зазвенел в комнате.
        - Интересно, если бы все пришли в таком виде! Ну и зрелище получилось бы!
        Его естество, лениво опустившееся между ног, вновь начало подниматься.
        - Ты ужасна! - он подошел к кровати и подхватил Николетт на руки.
        - Я? - она вновь рассмеялась, обхватив его шею. - Да я просто ведьма! - в голосе зазвенели дразнящие нотки, глаза прищурились.
        Как она рада видеть его сильное, молодое тело! Вызывающе красивое - упругие мускулы, кошачья грация движений…
        - Ты решила причинить мне зло! - грозно сказал Лэр, укачивая ее, как ребенка. - Тебе придется долго просить то, чего ты хочешь!
        Слуги больше не обращали внимания на то, что Лэр и Николетт встают довольно поздно. Все вошло в привычное русло и перестало быть поводом для сплетен. В Гайяре уже все знали, что Лэр выбрал в свои любовницы Одетту. Даже в поселке об этом знали - и бакалейщики, и сапожник, и свечник видели, что именно служанка королевской узницы решает, что купить, именно она платит деньгами, которые выдает на покупки сеньор. Но сплетни, конечно, распространялись. Не часто благородный монсеньор относится с уважением к служанке-любовнице, и она ведет себя с достоинством законной жены. Многие жительницы поселка, жена мэра и те богатые купцы, у которых были дочери на выданье, не раз качали головами, называя Одетту ведьмой, приворожившей сеньора.
        В этот день в Андлу должен был состояться праздник. Основные почести жители собирались оказать де Фонтену, сеньору, благодаря которому в поселок пришло благополучие, а люди получили защиту.
        Дора и Жозина с нетерпением ждали дня, когда смогут надеть новые платья. Альбер, уже облаченный в новый костюм, был готов раньше всех и с сонным видом сидел в зале, ожидая начала праздника. Шесть молодых солдат до блеска отполировали доспехи и оружие - им предстояло стать почетным эскортом господина. Эймер посчитал, что все просто с ума посходили.
        - Я счастлив, что уже стар, - бормотал он себе под нос, разгуливая по двору.
        К полудню дождь прекратился, последние темные тучи растворились за горизонтом. Когда Лэр, Николетт и сопровождающие прибыли к дому мэра Андлу, дорога, вымощенная булыжником, блестела на солнце.
        В доме уже суетились слуги. В воздухе витал запах жареного мяса. Разодетые гости вышли в коридор. В центральном зале на возвышении уже стоял огромный стол, застеленный белой шелковой скатертью. Столы поменьше были покрыты льняными салфетками. В доме царила атмосфера роскоши.
        Пухлая жена мэра, словно готовая вырваться из лазурного шелка, облегавшего ее тело, улыбаясь, стояла в небольшом кругу женщин - почтенных матрон и их дочерей, разодетых с провинциальной пышностью. Мех куницы, обрамляющий декольте жены мэра, придавал ей более аристократический вид.
        Лэра встретили как самого почетного гостя. Жюдо сел по правую руку, мэр занял место по левую руку де Фонтена. За столом для прислуги нашлось место для Одетты. Поскольку все понимали - задеть служанку из Гайяра, значит, оскорбить сеньора, женщины обращались с ней крайне вежливо, даже льстиво. Но жена мэра - в золотых кольцах и дорогом ожерелье под двойным подбородком - не смогла сдержать презрительного взгляда, а жена торговца шерстью даже фыркнула при виде Одетты, что тут же сделали и две ее дочери.
        Николетт впервые поняла, что Андлу с его провинциальными условностями, мелкой завистью, мало чем отличается от королевского двора. Хотя это всего лишь поселок в горах, но люди - везде люди. Неужели зависть, лицемерие господствуют в каждой деревне? Маленькие мирки, повторяющие друг друга, затерянные среди крупных, огромных планет злости и сплетен? Раньше Николетт никогда об этом не задумывалась. Но почему-то улыбнулась. Причем, без всякой причины.
        Но люди попроще смотрели на Одетту без всякой неприязни. Они хорошо знали историю о принцессе, несправедливо обвиненной в измене мужу. Николетт постаралась донести правду о королевской узнице.
        - Грех, что так поступили с невинной леди, - не раз повторяла она. - Такие при дворе коварные лжецы! - и дальше добавляла: - Моя хозяйка больна. Ее часто трясет в лихорадке. Ложь разбила ей сердце, и боюсь, что Господь скоро призовет ее!
        Рассказывая эту историю, Николетт чувствовала, что люди слушают с сочувствием. Когда-то в садах Несле восторженные поклонники не раз вызывали Николетт-актрису на поклон. Но она получала несравненно большее удовлетворение, когда ее слушали женщины Андлу и сочувствовали бедной леди Бургундской. Николетт убедила себя, что иногда обман бывает необходим. Если она хочет жить, то «королевская узница» должна умереть.
        Праздник был в разгаре. Столы ломились от угощений - жареная птица, баранина в соусе, пироги. С большой помпой внесли жареную оленину, к которой подали лук, булочки с вареными яйцами, сыр и пряности.
        Когда гости насытились, столы отодвинули к стенам и вышли музыканты. Любой нормандец - будь он низкого или высокого происхождения - обожает танцы!
        За обедом внимание Лэра занимали мэр, Жюдо и богатые купцы Андлу. Он только несколько раз украдкой глянул на Николетт, беседующую с женщинами за столом для прислуги. Но заиграла музыка… Посмотрев на девушку, Лэр прочел в ее глазах немой вопрос.
        Зал уже наполнился веселой мелодией турдийона,[Народный танец.] закружились смеющиеся пары. Мэр объявил, что сейчас будет исполнена мелодия в честь самого почетного гостя, который, наверное, и начнет танец.
        Улыбаясь, Лэр подошел к покрасневшей Николетт и взял ее за руку. Для всех было ясно: этих молодых людей связывает многое. Другие танцоры заскользили по полу вслед за Лэром и Николетт. Когда смолкли последние звуки танца, каждый кавалер поцеловал свою даму. Все захлопали в ладоши.
        Музыканты все яростнее терзали инструменты. Турдийон в разгаре! Николетт успела увидеть смеющееся лицо Доры и широкие плечи Жюдо. Что касается Жозины, то ее не было среди танцующих, но вскоре уголком глаза Николетт заметила, что та стоит у окна и беседует с сыном священника.
        Музыканты, которым беспрестанно подносили вино, играли все менее стройно, но все с большим воодушевлением. Альбер и молодые солдаты стояли кружком и смущенно посмеивались, наблюдая за девушками.
        За зарешеченными высокими окнами солнце начало клониться к закату. Слуги зажгли масляные лампы. На Андлу опустились багряные сумерки.
        Гости начали разъезжаться. Николетт, Дора и Жозина уже накинули плащи, когда увидели, как мимо них к мэру торопливо пробежал дворецкий. В этот момент мэр беседовал с Лэром и владельцем местной кожевенной мастерской.
        Николетт не могла расслышать, что сообщил дворецкий, но, судя по выражению его лица, случилось что-то ужасное.
        Лэр, Жюдо и несколько солдат быстро пошли к выходу мимо стоящих девушек. Дворецкий шел за ними. Дора остановила Жюдо за руку.
        - Что случилось?
        - Несколько человек утонули, - ответил тот и быстро прошел по коридору вслед за своими солдатами.
        - В реке? - спросила Николетт подошедшего Лэра.
        Солдаты во дворе начали готовить лошадей.
        - Нет, во рву. Около моста дети нашли три мертвых тела.
        - Сейчас?
        - Думаю, раньше, - Лэр взял Николетт за руку и повел к лошади. Дора и Жозина торопились следом.
        - Неужели они были там, в воде, когда мы ехали в Андлу? - громко спросила Дора.
        - Вряд ли, - отозвалась Жозина.
        Зимние сумерки окутывали двор. Гости разъезжались. Метались отблески факелов, копыта стучали по булыжнику.
        У моста их ждало страшное зрелище. В неясном свете факелов каменная арка моста казалась уродливо выгнутой. На берегу рва темные фигуры людей. Жюдо и Лэр направили коней вниз по склону. Альбер спрыгнул с лошади и пошел вслед за ними.
        Николетт натянула поводья, приподнимаясь в стременах, чтобы увидеть…
        - Они голые! - испуганно прошептала она, пожалев, что поднялась на стременах. Лучше этого не видеть! Факелы высветили три огромных раздувшихся тела - белых, словно живот дохлой рыбы. Человеческого в них осталось немного. Николетт отвернулась.
        Черная вода равнодушно лизала берег в нескольких шагах от тел утопленников, лежащих на берегу.
        - Они не утонули, - сказал Жюдо. - Посмотрите!
        Он взял у солдата факел и поднес к одному из тел. В левом боку жертвы зияла огромная рана. На втором теле также обнаружили следы нескольких ножевых ранений, а также след сильного удара по голове. Третья жертва - почти лысый старик, видимо, священник, поскольку на голове светлело пятно, скорее всего, след тонзуры - не имел видимых следов насилия.
        Лошади возбужденно переступали с ноги на ногу, холодный ветер раздувал огонь факелов, унося искры.
        То, что жертвы голые, не вызвало особого удивления. Видимо, убийцы посчитали их одежду ценной. Возможно, это были богатые торговцы в шелковых рубашках и меховых шапках, на ногах, скорее всего, кожаные сапоги. В этом случае одежда убитого - неплохая добыча. Не исключено даже, что дети, нашедшие тела, успели раздеть их.
        Жюдо еще раз бросил взгляд на тело старика.
        - Ни одной раны. Странно, не так ли?
        - Может быть, его просто утопили в реке, которая впадает в ров? - предположил Лэр.
        - А остальные, вы думаете, купцы? - Жюдо поднес факел ближе к телам двух других жертв.
        Лэр пожал плечами.
        - Неизвестно, узнаем ли мы это когда-нибудь. Может, их убили на севере, а река принесла сюда. Нужно отнести тела в церковь. Может быть, объявится кто-нибудь, кто ищет убитых.
        В холодном ночном воздухе словно поселилась тревога. По дороге в Гайяр все молчали.
        По прибытии в замок Дора и Жозина рассказали всем о празднике и о трагедии у моста. Ужасная картина все еще продолжала стоять перед глазами. Николетт терзали мысли о смерти, о бренности человеческого тела. Ночью ей приснилось: она бредет по лесу, подходит к пруду, притаившемуся среди деревьев, - вода пахнет гнилью, темные листья засыпали поверхность. Она подходит ближе… Зачем? Ах! Вдруг прямо из пруда появляется ужасный труп с лицом Луи и тянет к ней жадные руки…
        Николетт вскрикнула. Лэр проснулся и, успокаивая, крепко обнял. Почувствовав тепло его сильных рук, ей удалось вновь заснуть.

* * *
        Прошло три дня. Жизнь шла своим чередом. В конце недели к Лэру пришел Риго, чтобы поговорить о налогах на овец и покупке корма для скота.
        Днем приехал Жюдо и сообщил, что никто не расспрашивал об убитых. Кюре хотел похоронить погибших. Жюдо вполне мог бы послать гонца, чтобы просить разрешения на похороны, но приехал сам - наверняка, чтобы глотнуть хорошего вина, принять ванну. Судя по таинственным улыбкам, он и Дора условились о свидании. По крайней мере, Дора порхала по кухне, как птичка, что-то напевая себе под нос.
        Несколько позже чистый, довольный Жюдо, Лэр, старый Эймер, Альбер и несколько солдат сели за стол.
        То и дело разговор прерывали взрывы хохота, особенно, когда Жюдо начал рассказ о том, как сцепились два купца, лавки которых стояли рядом. Ссора продолжилась из-за того, что жена одного из торговцев вылила содержимое ночного горшка на голову врага своего мужа, и тот долго возмущался, стоя у закрытых дверей лавки соседа.
        Вторая половина дня прошла спокойно. Шутки за столом взбодрили молодых людей.
        Новое утро Лэр решил начать с давно запланированного - расчистки двора и основания крепостных стен. В рабочих руках недостатка теперь не было. Крестьяне, оставшиеся в Гайяре после отъезда Лашоме, были готовы работать под руководством нового сеньора не покладая рук.
        В просторном дворе Гайяра де Фонтен разрешил крестьянам строить мастерские, хозяйственные постройки, что в немалой степени способствовало энтузиазму. Работа закипела. Двор постепенно превращался из заброшенной, заваленной булыжником площадки в нечто более цивилизованное.
        У Лэра вошло в привычку проводить много времени не в укрепленном «гнезде Лашоме», а во второй, более обширной части Гайяра. Он руководил очисткой площадки и стен, беседовал с плотниками и каменщиками. Де Фонтен тоже учился - общению с людьми. Постепенно он начал находить в этом радость, почти начал понимать Кашо, гордящегося своим замком, землями и хозяйством.
        Когда зимний день подходил к концу, во двор въехали три тяжелых груженных бревнами телеги, запряженные волами. Впереди - зима, и наконец-то прибыли дрова для каминов.
        Лэр долго беседовал во дворе со старшим лесником, где и нашел его посланец Агнес. Лэр отослал юношу, измученного долгой дорогой, в кухню, чтобы Мюетта накормила его как следует.
        Через час Лэр бросил прочитанный пергамент в огонь и задумался. Он рассказал Николетт о послании сестры только после того, как они, удовлетворив страсть, откинулись на подушки. Николетт заговорила не сразу.
        - Я не верила, что мир так жесток. Может быть, предположения твоей сестры основаны на слухах? - на глаза навернулись слезы, она прижалась к груди Лэра и разрыдалась. - Что же делать?
        - Ничего не изменилось. Главное, не терять хладнокровия.
        - Но вряд ли при дворе поверят, что королевская узница умерла.
        - Поверят. Мы постараемся, чтобы поверили. Но тебя я потерять не хочу, ma cherie, видит Бог, не хочу!
        На следующий день выпал первый снег. Белое покрывало укутало землю. Вскоре часовые на стенах превратились в заснеженные статуи.
        Вечером приехала телега, запряженная тремя мулами. Двое пассажиров и их груз были буквально засыпаны снегом. Они назвались послушниками из аббатства Сен-Мор.
        - Мы сопровождаем тело нашего усопшего брата в Вернон, где он родился. Не могли бы вы приютить нас на ночь?
        Часовой побежал к сеньору, чтобы спросить разрешения Лэра на пропуск двух монахов и их печального груза в замок. Вернулся он очень быстро:
        - Вас приглашают в Гайяр.
        Мост опустился. Мулов отвели в конюшню, телегу с гробом поставили под навес рядом с кузницей.
        После того как послушников накормили, Лэр предложил им ночлег в доме для прислуги. Эймер решил побеседовать с гостями.
        - Вы говорите, из аббатства Сен-Мор, которое находится в Дорентале? - старик никогда не слышал о таком аббатстве, но, по сути, уже в течение двадцати пяти лет он не уезжал из Гайяра более чем на лье.
        Послушники подтвердили, что аббатство находится довольно далеко. Лэр спросил, много ли путников и всадников встретилось им по дороге. Те сказали, что путь был почти пустынен.
        Де Фонтену показалось, что он где-то встречал послушника повыше, но где - не мог вспомнить. Возможно, он уже видел этот нос - большой, шишковатый, который трудно забыть…
        Николетт присоединилась к беседе, напомнив о разрушенной часовне. Она рассказала гостям о желании жителей Гайяра восстановить часовню и о том, что, к сожалению, дрова пришлось пока сложить внутри храма, поскольку сарай давно развалился.
        - Святой брат, который в последний раз служил здесь, давно умер. Он похоронен в склепе рядом с алтарем.
        - Такое же почетное место ждет нашего усопшего брата Бертена в Верноне.
        Вечер продолжился без особых происшествий. Быстро стемнело. Масло для ламп было дорогим, поэтому к моменту восхода луны обитатели замка уже были в постелях.
        Но спали далеко не все. Лэр и Николетт лежали в объятиях друг друга, забыв обо всем. Чем чаще они были вместе, тем сильнее становилась страсть. Каждый боялся, что что-то может измениться, случиться.
        Но де Фонтен твердо обещал: он женится на «Одетте» в местной церкви и перед жителями Гайяра и Андлу они станут законными супругами. Если родится ребенок, их никто не осудит. Лэр уже давно ощущал себя мужем - никакой другой женщины ему не нужно. Николетт принадлежит ему, всегда будет принадлежать.

        Еще до рассвета в дальнем углу конюшни раздались проклятия. Конюший Марсель, спавший за перегородкой, услышав голоса, совершенно не испытал желания вылезать из-под одеяла. После морозной ночи воздух, казалось, обжигал холодом. Приподняв голову, он увидел неясный свет фонаря, услышал позвякивание упряжи, тихий стук копыт по соломе. Марсель решил, что пришли послушники, чтобы взять своих мулов, поскольку отправиться дальше они хотели на рассвете. Конюший вновь укрылся с головой одеялом и закрыл глаза.

        На сеновале коровника юноша и девушка неистово целовались. С удивлением они заметили, что сквозь щели в досках пробивается красноватый свет.
        - Восходит солнце! - прошептала девушка.
        - Нет, не может быть! - парень вскочил на ноги. Отец девушки предупредил, чтобы юноша держался подальше от его дочери. Если их застанут, добром дело не кончится.
        Парень приник к щели в досках и неожиданно, забыв об осторожности, закричал:
        - Пожар! Горит часовня!
        - Не уходи! - взмолилась девушка.
        - Торопись! Иди домой, я должен предупредить всех.
        Они вместе спустились с сеновала. Когда девушка нырнула в дверь своего дома, парень начал кричать изо всех сил. Через несколько мгновений жители внешней части замка выбрались из-под одеял и собрались во дворе, дрожа от холода.
        Несколько человек побежали к мосту, отделяющему внутреннюю часть замка от большого двора. Теперь, когда на стенах были выставлены часовые, мост почти никогда не поднимали. Ноги затопали по деревянному настилу.
        Из дыры в крыше часовни вырывалось пламя, подобно фонтану, разбрасывающему искры.
        - Пожар! - вопили люди, - Часовня горит! Альбер бросился вверх по лестнице, чтобы разбудить хозяина. Лэр и Николетт спустились вместе, но никто даже не обратил на это внимания. Все жители цитадели - сам сеньор, его слуга, стражники, слуги, повар, кухарка бросились к мосту. Многие еще полусонные, одетые в то, что первым попалось под руку. Под ногами бегущих хрустел белый наст. Затем все остановились и замолкли.
        Пламя охватило всю крышу часовни. С диким ревом оно пожирало верхнюю часть храма, слышно было, как трещали перекладины. Запах горящего дерева повис в воздухе, сероватый дым разъедал глаза.
        Облака искр вздымались в холодное небо. На крышу сарая неподалеку от часовни упали мелкие головешки, поднятые струей горячего воздуха.
        Лэр, растолкав любопытных, начал отдавать команды:
        - Выведите из сарая коров и овец! Несите ведра к колодцу! Воду - на крышу сарая! Все - к колодцу!
        Люди быстро подчинились. Лэр поймал взглядом трех крестьян.
        - Ты! И ты! И ты! Принесите топоры! Расколите во рву лед! Вон там! - он протянул руку, останавливая еще несколько человек. - А вы с ведрами, ко рву!
        Лаяли собаки, люди чертыхались, дети плакали. Дора и Жозина, тяжело дыша, бежали с полными ведрами воды от колодца к сараю.
        Сжав губы, Николетт смотрела на горящую часовню.
        - Ничего не поделаешь, - сказала только что подошедшая Мюетта. От холода она скрестила руки под грудью. Но скоро жар огня начал обдавать их лица. В отсветах пламени люди, свиньи, коровы казались розовыми.
        Дора и Жозина бегали с ведрами до тех пор, пока с ужасающим грохотом не обвалился верх часовни, взметнув море искр. Девушки остановились, переполненные суеверным страхом. Люди выхватили ведра прямо у них из рук.
        - Какой дурной знак! - сказала Жозина, подойдя к Николетт и Мюетте.
        - Возвращайтесь в замок! - крикнул женщинам Лэр. - Возвращайтесь!
        Николетт упрямо покачала головой.
        - Нет, я хочу остаться!
        Лэр хотел заставить ее уйти, но в этот момент к нему подбежали несколько человек.
        - Горит навоз!
        Лэр бросился за ними - туда, где рядом с сараем дымилась куча навоза. Вода из ведер обрушилась на удобрения, люди начали вилами и граблями растаскивать дымящуюся кучу.
        Николетт дрожа нервной дрожью, пошла вслед за Лэром. Пепел летал в воздухе, словно хлопья снега. Очень быстро она потеряла Лэра из виду.
        Языки огня продолжали вырываться из обугленного остова часовни, но постепенно пламя становилось все меньше.
        Николетт решила уже пойти в теплую кухню, но неожиданно за ее спиной раздался голос:
        - Порой трудно понять, чего же хочет Господь.
        Она обернулась и увидела улыбающееся лицо послушника с огромным носом.
        - Какая жалость! - он снял плащ, накинул его на плечи Николетт. - Вы дрожите от холода. Пойдемте. Я вернусь в замок вместе с вами.
        Николетт сразу же стало теплее.
        - Мы отстроим часовню заново, весной, как только засеем поля, и люди станут свободнее, - она уже говорила это вечером, но ей хотелось повторять и повторять эти слова. Давно Николетт не было так больно. Какой ужасный пожар!
        Они вместе пошли в замок. Под мостом, между укрепленной частью Гайяра и центральным двором, блестел лед, покрывающий черную воду замерзшего рва. Николетт и послушник остались одни - кто продолжал тушить пожар, а кто уже ушел в домашнее тепло. Тихо, только наст хрустит под ногами.
        Неожиданно из тени от заснеженных кустов появился высокий человек. Николетт увидела только, как блеснули глаза под опущенным капюшоном. Твердая рука схватила ее за плечо, ладонь зажала рот. Кто-то обхватил за талию. Николетт отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться. Что-то тяжелое ударило ее по лицу, перед глазами заплясали радужные круги…

        ГЛАВА 19

        На рассвете снег продолжал засыпать землю, возникая из низких туч, нависших над замком.
        - Сюда! Кто-нибудь, помогите! - закричал человек. Испуганная корова убегала от него. Он бросился за ней, загнав в угол между двумя деревянными постройками. Появился еще один человек и мальчик лет десяти с веревкой. Загнанное животное выставило рога, топча копытами снег в ожидании приближающихся людей.
        От часовни остался обгорелый остов и черные головешки. Навоз продолжал дымиться. Вода, вылитая на крышу сарая, замерзла и превратилась в лед. Огромные сосульки поблескивали в тусклом утреннем свете.
        Несколько человек стояли рядом с Лэром, разглядывая остатки часовни.
        - По крайней мере, удалось спасти сарай, - сказал де Фонтен. О том, что сгорел весь запас дров на зиму, думать не хотелось.
        Почему начался пожар? Почему? Альбер и несколько крестьянских ребят ковырялись в обугленных поленьях. Одному удалось найти в черной золе изуродованный кусочек металла - все, что осталось от масляной лампы…

        У колодца люди поздравляли друг друга с тем, что удалось спасти коровник и животных.
        Всем хотелось разрядки. Люди смеялись, шутили. В это время к подъемному мосту подъехала телега с гробом святого брата.
        Стражник, всю ночь носивший ведра с водой, подошел к послушникам.
        - Вы видели пожар?
        Человек с шишковатым носом покачал головой.
        - Брат Гюи и я узнали о несчастье только утром, - ответил он, рассматривая руины часовни.
        - Спасли сарай, всех свиней и коров, - с гордостью сказал стражник. Он все еще продолжал рассказывать о том, как самоотверженно работали люди, когда телега тронулась в путь по настилу моста.

        Николетт была в ужасе. Нет, ей этого не вынести! Связанная, с заткнутым ртом, она была не в силах пошевелиться. Деревянные доски гроба окружали ее, удушающий запах не давал дышать.
        От холода и страха она вначале даже не могла плакать и звала на помощь только спасительное забвение. Когда телегу стало трясти на колдобинах, ее охватили мысли - одна ужаснее другой. Неужели ее хотят похоронить заживо? Наверняка, похитителям известно, кто она. Замешан ли во всем этом Луи? Может быть, это дело рук Изабеллы?
        Лэр будет искать ее. Николетт в отчаянии цеплялась за эту мысль, стараясь не думать о том, что де Фонтена могли убить, воспользовавшись суматохой во время пожара. Теперь было ясно, что похитители и поджигатели - одни и те же люди.
        Страдания ее еще больше усилились, когда дорога пошла в гору, и ноги оказались выше головы, которая уперлась в доски гроба. Она услышала голоса, затем шорох - начали распутывать веревки, привязывающие крышку.
        Когда крышку сдвинули, дневной свет на мгновение ослепил. К двум похитителям присоединились еще двое с тремя запасными лошадьми. У Николетт не было времени анализировать ситуацию. «Послушник» с шишковатым носом грубо вытащил ее из гроба и развязал ноги. Затем вскочил в седло и посадил Николетт перед собой.
        - Меня зовут Жан, - прошептал он ей прямо в ухо. И зловещим голосом пообещал: - Тебе придется запомнить это имя.

* * *
        Симон Карл шел по заснеженному двору своего замка. Ему уже сообщили о возвращении Жана. Понс Верне шел следом за шурином. Они остановились и, поднеся ладони к глазам, увидели, как по дороге мимо низких каменных оград скачут всадники. Симон Карл поднял в воздух кулак и радостно потряс им. Один из всадников сделал такой же торжествующий жест.
        Карл хлопнул руками по бедрам.
        - Хорошо, хорошо, кажется, это и есть маленькая миленькая подстилка нашего попугая!
        Он широко улыбнулся. Стало видно, что во рту не хватает нескольких зубов. Симон от радости так сильно толкнул своего шурина в бок, что тот едва не упал. Грубая шутка Симона донеслась до ушей Николетт. Ее лицо побелело не только от холода, но и от страха. С ужасом она посмотрела на толпу грязных слуг и солдат. Кажется, они, словно червяки, выползли из всех углов убогих строений. В этот момент их лошадь взбрыкнула. Девушка увидела, как рука Карла поднялась в неприличном жесте, а все мужчины во дворе похабно расхохотались.
        Ее стащили с лошади и поволокли в дом. Здесь любопытных было не меньше - женщины с младенцами на руках, полуодетые мужчины, банда грязных детей. Главный зал был невелик - особенно, по сравнению с залом Гайяра. А пахло так, будто жители особняка Карла испражнялись прямо в комнатах.
        - Куда вы ее тянете? - спросила женщина с грубыми, крупными чертами лица. Она бросила на Николетт ненавидящий взгляд. - Она же просто проститутка! Ее место вместе со свиньями!
        Карл оттолкнул женщину. Позже Николетт поняла, что говорившая - одна из любовниц Карла, от которой потребовали освободить комнату, чтобы разместить там «служанку» королевской узницы. Эта комната, прямо над залом, была чуть ли не единственной, которая запиралась снаружи.
        Убогая комнатушка, маленькая, без единого окна. Николетт сразу поняла, что выйти из нее можно только, открыв тяжелую дверь, обитую железом. На кровати лежало одеяло, сшитое из старых лисьих шкур, в углу стоял комод, в другом - ночной горшок и маленькая скамейка.
        Оставшись одна, Николетт еще раз внимательно огляделась. Никакой надежды на побег.

        Небольшая группа вооруженных всадников выехала из леса и галопом поскакала в сторону замка Карла. Пересекая первую линию оборонительных рвов, всадники замедлили ход.
        Полусонный стражник на деревянной вышке встрепенулся так, будто его окатили холодной водой. Он высунулся из башни и стал кричать, размахивая руками. Дюжина стражников, вооруженных луками, заняли позицию на вершине земляного вала.
        Когда всадники спешились, чтобы найти дорогу среди рвов, стражники узнали, наконец, Рауля де Конше, сюзерена Карла.
        Де Конше и еще двоих благородных лордов сопровождал небольшой отряд лучников. На большом расстоянии их луки вырисовывались на фоне белого снега, и солдаты казались крылатыми созданиями.
        Карл вновь поспешил во двор. Его распирала гордость: он вполне может сказать, что выполнил поручение, и выполнил наилучшим образом. Но все же появление де Конше несколько озадачило его. Карл не ждал столь поспешного возвращения сюзерена. Как удачно, подумал Симон, прищелкнув языком от удовольствия, что леди привезли пару часов назад.
        Усталых лошадей увели в конюшню, благородных рыцарей пригласили в дом, солдаты остались переминаться с ноги на ногу во дворе. На пороге де Конше положил руку в перчатке на плечо Карла.
        - Она у тебя?
        - Да, милорд, - с гордостью ответил Симон. - Леди Бургундская…
        - Потише, дурак! Я надеюсь, ты следовал моим инструкциям?
        - Я никому не сказал о том, кто она.
        - Хорошо, это очень важно.
        - Вы возьмете ее с собой на север, милорд?
        - Нет, не сегодня. У меня нет времени. Я оставляю ее под твоим присмотром. Пришлю за ней позже. Стереги девчонку пуще зеницы ока. Она - моя козырная карта, которую я постараюсь разыграть в свое время.
        Они вошли в зал. В воздухе плавал сероватый дымок. Карл отдал приказание слугам. Гостям принесли ужин и крепкое вино. После еды двое спутников де Конше задремали у камина, а Симон повел барона вверх по лестнице в комнату над залом.
        Звуки шагов заставили Николетт насторожиться. Она откинула одеяло из лисьего меха и вскочила. Скрипнули петли, дверь распахнулась. Молочно-белый свет, просачивающийся в коридор сквозь окна, проник и в ее комнату. На пороге появился Рауль де Конше. Симон стоял за спиной барона.
        Прилизанные темные волосы де Конше блестели от масла. Он приблизился к Николетт и улыбнулся.
        - Хотел убедиться, что это вы, - он четко произносил каждое слово. - Приятно удостовериться, что вы такая же потаскушка, как и ваши невестки Жанна и Бланш. Конечно, - он поднял брови, - мне было бы больно сознавать, что вы несете несправедливое наказание.
        - Не стоит вашей душе печалиться о моей, мессир де Конше. Я уверена, вам гореть в аду за множество других грехов.
        В его глазах промелькнула насмешка.
        - Боже, как невежливо с вашей стороны, мадам, ах, как неумно! - его рука дотронулась до щеки Николетт. - Больше для вас не будет спектаклей, моя маленькая лживая актриса.
        Николетт отбросила его руку.
        - Она послала вас убить меня? Ваша королева проституток, великая Изабелла!
        Он рассмеялся.
        - Убить? Нет, что вы! По крайней мере, не сейчас. Для вас и вашего любовника де Фонтена Изабелла задумала нечто более интересное.
        - Где Лэр? - тревога в голосе выдавала волнение Николетт. - Что вы с ним сделали?
        Де Конше только рассмеялся. Направляясь к двери, он обернулся и пробормотал:
        - Обычный офицер… Боже, женщины, кто поймет вас?
        Николетт отвернулась, стараясь сдержать слезы. Дверь захлопнулась. Она в отчаянии бросилась на постель. Неужели Лэра убили люди, похитившие ее? От страха Николетт начала рыдать, уже не пытаясь сдерживать себя.
        Она долго плакала. Тяжелые удары сердца глухо отдавались в мозгу. В какой-то миг ей показалось, что она слышит голоса. Ветер? Нет, слышится смех, мужской голос. Впечатление такое, что звуки доносятся из-под кровати.
        Николетт заглянула под нее - сквозь щель в деревянных досках пола пробивался свет. И вновь девушка услышала мужской голос - голос Рауля де Конше. Он стоял, видимо, прямо под щелью. Николетт замерла.
        - Очень хорошо, если именно свинья сопроводит на тот свет нашего возлюбленного короля Филиппа, - раздался четкий насмешливый голос де Конше.
        - А вы уверены, что сможете «отрезать» короля от других охотников? - второй голос, низкий и хриплый, Николетт не узнала.
        - Эти боровы непредсказуемы, - раздался третий бас. - Разве можно быть уверенным, что тварь заманит Филиппа на нужное расстояние?
        - Мои люди преданы мне, - вновь заговорил де Конше. - Вы, кажется, забываете, монсеньоры, что у меня уже есть опыт? Трагические случаи на охоте - мой конек.
        Все рассмеялись, кто-то упомянул случай в Блуа.
        - Эта чертова буря заметет нам путь, - хриплый голос грязно выругался.
        - Не бойтесь, господа, - возразил Рауль, - мы будем в Клермоне задолго до того, как туда прибудет король со свитой. Времени будет достаточно, чтобы пауку сплести свою сеть. Где вино? Пейте! А вот и Карл. Лошади оседланы?
        - Да.
        Далее Николетт услышала, как распахнулась дверь, в зал ворвался ветер. Видимо, на дворе буря. Затем дверь за мужчинами закрылась.
        Поначалу Николетт даже не могла осознать ужасающую важность того, что услышала. Слишком чудовищно! Де Конше и его неизвестные сообщники замыслили убить короля! И, наверняка, с благословения Изабеллы, может быть, даже по ее приказу, поскольку де Конше был заодно с нею задолго до того, как улегся в ее постель.
        Николетт не чувствовала жалости по отношению к старому королю. Он был полон злобы, безжалостен. Если Изабелла, дочь Филиппа, замыслила убить отца, то, может быть, в этом есть и доля справедливости? Ведь с самого начала Изабелла ставила своей целью добиться короны короля Франции для своего сына. От этой мысли Николетт похолодела. Как Изабелла хочет власти! Нет, ею движет не зависть, не ревность и даже не ненависть, а жажда власти, которая и заставила подстроить интригу, в результате которой три невестки короля сосланы в укрепленные замки. Бедные, несчастные Жанна и Бланш, ставшие пешками в руках Изабеллы!
        Как, наверное, радовалась английская королева, когда с легкостью, одним ударом устранила жен братьев и офицеров личной охраны короля! Как легко Готье и Пьер попали в ловушку! А что будет с сыновьями Филиппа? Неужели Изабелла уничтожит и собственных братьев? Сошлет их в отдаленные области Франции? Или же они просто подчинятся ее воле, поскольку глупы и слабы духом?
        Николетт знала: если корона будет в руках Изабеллы, у нее и Лэра нет будущего. Мысли путались. Прижавшись щекой к старому лисьему одеялу, она мечтала о том, чтобы сбежать из ловушки, которая крепко захлопнулась.
        В Гайяре не сразу хватились Одетты. Только когда Лэр и его спутники, голодные и усталые, вернулись в замок, подавая хлеб, Дора спросила:
        - А где Одетта? Лэр вскинул голову:
        - Что ты хочешь сказать? Разве она не здесь?
        - Нет, - ответила Жозина, вытирая руки о фартук. - Она сказал, что останется смотреть пожар. Но не вернулась.
        Замок по приказу Лэра обыскали от подвалов до чердака. Ее не было ни в комнате в башне, ни в кухне, ни в курятнике. Нигде. В отчаянии Лэр послал людей к обгоревшей часовне, и все долго раскидывали почерневшие бревна в поисках тела.
        - Никто не приходил в конюшню, - сообщил конюх Лэру. - Только два послушника, которые приходили забрать мулов.
        - Привезенный гроб - дурной знак, - один из мальчиков-конюших печально покачал головой.
        Лэр ругал себя за собственную глупость. Ведь правда была на виду! Появление гроба и трех обнаженных тел во рву… Послушники, конечно, люди Карла!
        Но похитили ли они Николетт просто в отместку, чтобы запросить выкуп и вернуть деньги, отданные за Понса Верне, или же ее приказал привезти де Конше, откуда-то узнавший правду?
        Лэр даже не мог ни с кем поделиться своими подозрениями. Все без труда поверили, что Карл мстит де Фонтену.
        Жюдо был вполне удовлетворен этим объяснением. Единственное, чего он не мог себе представить, что служанка, какой бы хорошенькой и способной она ни была, заслуживает выкупа. Здравомыслящий нормандец не будет и предполагать подобное.
        Лэр, Альбер и Жюдо обыскали весь двор. С каждым часом становилось все темнее и темнее. Черные тучи нависли над замком, холодные порывы ветра бились в стены. Затем поиски начались за пределами Гайяра. В двух лье от замка были обнаружены брошенная телега, три мула и пустой гроб. На снегу - множество следов копыт.
        Лэр отослал Альбера и нескольких человек в замок - отвезти телегу и мулов. А сам вместе с Жюдо и пятью солдатами отправился по следам, четко отпечатавшимся на снегу.
        К вечеру они подъехали к замку Карла.
        Под прикрытием леса Лэр и его спутники спешились. Серые каменные стены, словно призраки, вырисовывались в зимних сумерках. Полоска света просачивалась сквозь ставни. Крыша особняка была покрыта снегом, словно белой шапкой. Ветер завывал над головами притаившихся в лесу людей - только скрип обледенелых ветвей тревожил слух.
        Лэр присел на корточки, не отрывая взгляда от неуклюжего строения с множеством пристроек. От беспокойства он почти потерял возможность рассуждать здраво. Ведь нельзя даже быть уверенным, что Николетт все еще в руках Карла. Следы копыт указывали, что всадников было не так уж мало. Они также видели немало следов копыт, которые вели от замка на север.
        Де Фонтен гнал от себя мысль о том, что Николетт стала пленницей де Конше.
        Как жестока судьба! А ведь их план был близок к успеху! Всего через несколько недель они бы «похоронили» королевскую узницу, и зажили бы без особых тревог. Из всех воспоминаний для Лэра самым мучительным было воспоминание о нежности, которая распустилась, словно цветок, блаженный аромат которого он вдыхал вместе с Николетт. Ее мягкие губы, запах кожи, чистый голос, серебристый смех…
        Жюдо присел рядом с Лэром, положив руку ему на плечо. Лэр вздрогнул.
        - Что будем делать? - спросил Жюдо. Лэр пожал плечами.
        - Ждать, - он бросил взгляд на снежное пространство, расстилающееся перед ними. - А я попытаюсь проникнуть в дом Карла и найти Одетту.
        Брови Жюдо поползли вверх, но вслух он ничего не сказал. Вряд ли стоит говорить своему господину, что тот ведет себя неразумно.
        - Я с вами.
        - Мы не боимся Карла, - раздался голос одного из молодых солдат. Другие дружно согласились с ним.
        - У нас острые мечи!
        - Карл давно добивается взбучки!
        Лэр глянул на молодые лица, горящие воодушевлением. Такие лица заставляют поверить в справедливость и преданность. Де Фонтен почувствовал, что гордится этими крестьянскими ребятами, взявшими в руки мечи.
        - Вы отличные воины, - сказал он. - Но врагов больше. Не менее чем двадцать, а то и тридцать. В открытом бою они победят. Один я, может быть, смогу проникнуть в дом. Если найду Одетту, не исключено, что смогу тайком увести из замка. Но если не удастся, тогда мне понадобится ваша помощь. И я в вас уверен.
        - Мы будем готовы, - ответил за всех Жюдо. - Если поднимется тревога, мы подъедем к дому. Пусть они поволнуются. По крайней мере, может быть, отвлечем внимание, если они погонятся за вами.

        Не подозревая о замыслах людей, притаившихся в лесу, Симон Карл развалился в кресле у камина в центральном зале, подсчитывая золотые монеты. Сто золотых экю! Именно эту сумму он получил от Рауля де Конше за похищение «служанки». Шурин Карла, Понс, сидел рядом, складывая монеты в аккуратные стопки. Солдаты, сидящие за столом, с нетерпением ожидали своей доли. Карл послал за вином - сегодня у него отличное настроение!
        Жан - тот самый «послушник» с шишковатым носом - радостно взирал на пять золотых монет: целое богатство! Его приятель Гюи, сидевший рядом, чуть прищурившись, рассматривал каждую монету на свету от масляной лампы.
        Слуга принес кувшин и кубки. Симон встал и провозгласил тост:
        - За попугаев! И прочих птиц с ярким оперением! - прорычал он, сотрясаясь от смеха. Солдаты встали, вторя своему господину. Вино вскоре исчезло в жадных глотках, слуга быстро принес еще.
        Вновь и вновь Карл требовал от Жана рассказа о похищении. Симон уже слышал эту историю раз шесть, но каждый раз безудержно хохотал, довольный тем, как они обвели вокруг пальца этого выскочку де Фонтена. Сеньор Гайяра не только пропустил в замок
«послушников», но даже распорядился об ужине!
        С каждым разом добавлялись новые детали. А чем больше было выпито вина, тем краше становился рассказ. Вскоре все были пьяны. Но описание Жаном горящей часовни вызвало новый прилив энергии. Рассказ сопровождали грубые шутки. Мужчины смеялись, как одержимые, все больше накачиваясь вином.

        Снаружи ледяной ветер гулял по заснеженным крышам, гоняя комья снега по скатам сараев. Во дворе буря вздымала белые вихри. Запертая в темной комнате над залом, Николетт слышала каждое слово Карла и Жана. Тысяча ужасных мыслей проносились в ее голове. Упоминания о Лэре заставляли ныть сердце. Но все же… Люди в зале ни разу не сказали о том, что им удалось убить де Фонтена. Если бы они это сделали, то похвалялись бы еще сильнее. Смех сотрясал деревянный пол - потолок зала. Взрывы хохота были громче, чем завывания ветра. Если они напьются, неизвестно, что придет им в голову. Сердце Николетт не покидала тревога. Хорошо, если они напьются до смерти.
        Шло время, в зале продолжал гореть свет. Николетт лежала, прислушиваясь к каждому слову внизу. И неожиданно, неведомо почему, ей вспомнились гуси, которых она видела на ярмарке в Жизоре. Белые жирные гуси с блестящими желтыми клювами, запертые в клетке, терпеливо ждущие, когда им отрубят головы. Сейчас она чувствовала себя таким гусем.
        Звук шагов за дверью заставил ее насторожиться. Николетт поняла, что спорят три человека. Узкая полоска света просочилась через щель под дверью. Николетт услышала странные звуки, напоминающие стоны. Кажется, там дерутся мужчины. Потом послышался стук падающего тела. Кто-то доказал, что он сильнее.
        - Послушай! - пробормотал пьяный голос. - Кажется, мы оба можем развлечься.
        Сердце Николетт остановилось, когда она поняла, что речь идет о ней.

        ГЛАВА 20

        Пьяные солдаты пытались удержаться на ногах. Один, шатаясь, уцепился за дверь.
        - Мы должны быть осторожными. Надо поддерживать друг друга и предупреждать, если кто-нибудь поднимется по лестнице. Я пойду первым. А вы оставайтесь здесь и наблюдайте.
        - Но… я… я… - запротестовал второй. По крайней мере, это казалось протестом, если судить по тону. Речь была столь невнятна, что разобрать слова было просто невозможно.
        - Когда я получу свое, то покараулю вас, - сказал самый трезвый из троих. За этим последовало бормотание, выражающее несогласие. Двое были пьяны вдрызг. Особенно один, который ничего не соображал, а только невнятно мычал. Николетт услышала, как кто-то, спотыкаясь, вошел в комнату.
        Николетт вскочила при лязге засова и скрипе двери. Охваченная страхом, она бросилась под кровать и плюхнулась на пыльный, грязный пол. Темная комната озарилась желтым светом. Перед ее глазами показались сапоги, когда мужчина, шатаясь, прошел по комнате мимо нее. Он был сильно пьян. Николетт почувствовала сильный, резкий запах перегара.
        Но солдат был не настолько пьян, чтобы поверить - ее нет в комнате. Он начал говорить что-то неразборчивое - хм-хм-ага, потом прикрепил фонарь к груди и, продолжая невнятно бормотать, внезапно встал на четвереньки, и заглянул под кровать. На лице появилась злобная торжествующая улыбка.
        Это был Жан. Николетт пронзительно закричала и с силой бросила в него ночной горшок. Тот опрокинулся, содержимое разлилось по полу и запачкало его руки.
        Жан непристойно выругался, вскочил на ноги и схватился за деревянную спинку кровати. С силой безумца он поднял кровать и опрокинул ее набок. Николетт проползла под грязными досками.
        Крича от ярости, он пополз за ней, пытаясь схватить. Николетт ударила его по лицу, сбив с головы большую шапку, вырвалась из цепких рук. Она сумела высвободить ногу и лягнула его изо всех сил. Они раскачивались из стороны в сторону. Наконец Жану удалось схватить ее за ногу. Вспотевшие пальцы зажали лодыжку, как стальная мышеловка. Николетт изо всех сил ударила его другой ногой, больно стукнувшись голенью об кровать. Жан продолжал тащить девушку за ногу. Николетт ухватилась за решетку для матраца, но он чуть не вывихнул ей лодыжку. Николетт чуть не задохнулась от боли, и решетка выскользнула из рук. Жан схватил за другую ногу и потащил из-под кровати, а она боролась и визжала.
        Жан зажал рукой ее рот. Николетт почувствовала, как его ногти впились ей в щеку. Она яростно отбивалась руками и ногами. Когда он попытался взобраться на нее, Николетт с силой ударила его коленом в пах.
        Жан взревел от боли и опрокинулся навзничь. Николетт попыталась отползти в сторону и тут почувствовала, что зацепилась прядью волос за кровать. Жан выругался и снова схватил ее. Николетт отбивалась, но он вцепился ей в волосы, запрокинув голову назад. Она ударилась головой об пол.
        От удара в глазах заплясали искры, сознание помутилось. Сопротивление на мгновение прекратилось, и мужчина бросился на нее. Николетт хотела закричать, но, придавленная к полу, не смогла издать ни звука. Ослепленная ужасом, она отбивалась, стараясь столкнуть его с себя.
        Жан схватил ее за горло. Николетт яростно отталкивала его руками, пытаясь вырваться. Вдруг пальцы скользнули по краю горшка. Она ухватила его и изо всех сил ударила насильника по голове. Раздался глухой звук, Жан дернулся и обмяк, чуть на раздавив ее своей тяжестью. Горшок откатился далеко в сторону. С возгласом отвращения Николетт столкнула с себя неподвижное тело и отползла подальше от него.
        Мужчина застонал и попытался приподняться. Николетт похолодела от ужаса, схватила горшок, на этот раз обеими руками, и с силой ударила по голове мужчины, как дубиной. После этого он больше не шевелился.
        Минуту Николетт прислушивалась, дрожа, пытаясь определить, что делать дальше. Наверное, страх обострил ум, у нее появилась смелая мысль. Если она переоденется и ее примут за Жана, может быть, тогда удастся выбраться через окно в коридоре и пройти мимо стражей в башне.
        Николетт быстро сняла одежду с Жана, все еще находящегося без сознания. Хотя это было неприятно, сбросила с себя некогда красивое изумрудно-зеленое платье и поспешно напялила грязные бриджи, рубашку и камзол. Одежда была ей слишком велика, особенно сапоги, но выбирать не приходилось. Она натянула на голову большую шапку и выглянула за дверь.
        В коридоре было темно, как в брюхе у коровы. Ничего не видя, Николетт выскользнула из комнаты и закрыла засов на двери. Человека, который должен был дожидаться Жана, не было видно. Николетт недоумевала, куда тот запропастился. Пробираясь сквозь кромешную тьму, она ощупью нашла окно. Ставень долго не открывался, и в отчаянии она решила, что ничего не получится, но наконец ей это удалось.
        Окно располагалось очень высоко, и Николетт растерялась. Снизу доносились пьяные возгласы и грубый смех, слышимый на лестнице и в коридоре. Она знала, что люди в зале пьяны, как крысы, и почти ослепли от вина, но обманет ли их одежда Жана? И где его сообщник?
        Николетт прокралась по коридору, едва осмеливаясь дышать. На верхней площадке лестницы она увидела Гюи. Тот уселся на ступеньке, где его сморило, и оглушительно храпел. Отсвет горящего камина достигал лестницы, освещая путь. В зале возле огня, спинами к ней, сидели мужчины, выпивая и куражась. Некоторые нестройно пели, в то время, как другие руками отбивали такт по крышке стола. Она не заметила слуг, за исключением двух мальчишек, которые спали, прислонившись спиной к стене. Другие, очевидно, разошлись по своим постелям.
        Двери зала были не более, чем в двадцати шагах от подножия лестницы, но Николетт никак не могла набраться храбрости. Нужно пройти мимо солдат, и они наверняка заметят ее. Направо от лестницы - арочный проем в какой-то коридор. Наверное, проход в кухню, но куда повернуть - направо или налево? Она выбрала направление налево, и, крадучись, двинулась в темноте, все время держась спиной к стене.
        Николетт шла на ощупь, стараясь двигаться быстрее. Сердце билось так сильно, что она едва могла дышать. Вскоре обозначились темные контуры печи. Это кухня. Николетт перевела дух. Было тихо. Увидев еще одну дверь в глубине комнаты, пошла к ней.
        Огромные неудобные сапоги, казалось, двигались сами по себе, и наткнулись на что-то мягкое. Она упала на большую бесформенную груду, от которой несло вином и рвотой, и которая издавала приглушенное хрюканье. Из темноты возникла огромная жирная рука, и Николетт отшатнулась. Пьяный мужчина. Она вскочила, удерживая крик, застрявший в горле.
        Убегая, больно ударилась бедром об угол стола, но не остановилась, а, задыхаясь от ужаса, бросилась к двери. Двумя руками схватилась за деревянную ручку и толкнула изо всех сил. Темнота. Запах полусгнившей прогорклой еды ударил в нос. Кладовая. Позади слышалось недовольное ворчание пьяного, пытающегося подняться. Обезумев, Николетт закрыла за собой дверь и оперлась на нее. Глаза блуждали по темной комнате в поисках выхода. Наконец она заметила очертания другой двери и бросилась к ней.
        В это время за спиной послышалось бормотание. Дверь, в которую вбежала Николетт, распахнулась. На пороге показался пьяный. Николетт закусила губу, чтобы не закричать. Тот сделал несколько неуверенных шагов, протягивая к ней руки, но качнулся вперед, упал лицом вниз и больше не двигался. Она стояла, окаменев. Но слышался лишь отдаленный шум из зала, где бражничали пьяные.
        Николетт быстро двинулась к двери. Темная комната казалась бесконечной. Наконец, пальцы ухватились за ручку. Она толкнула дверь и, споткнувшись в огромных сапогах, почти вывалилась в снег. Закрыв дверь, на мгновение застыла. Голова кружилась.
        Казалось, до этого Николетт забыла, что надо дышать, и теперь упивалась большими глотками воздуха. Умирая от страха, побежала по заснеженной земле к теням от строений. Порыв ледяного ветра ударил в лицо, на мгновение остановил дыхание.
        Николетт вырвалась от людей в зале, но впереди была безнадежная попытка достичь леса. Оглядевшись, она не заметила никаких признаков жизни. Впереди была единственная сторожевая башня. Очевидно, стражники укрылись в ней от пронизывающего ветра. Она увидела клубы дыма, выбивающиеся через бойницы, и слабый свет, не более, чем мерцание, исходящее от жаровни.
        Николетт замерла, прижавшись к стене и собираясь с силами. Открытое пространство заснеженной земли лежало между нею и низкой оградой палисадника. Она побежала, но, услышав хруст снега, застыла на мгновение. Этот звук, приглушенный постройками, казалось, шел со всех сторон. Порыв ветра заложил уши, наполнил их шумом. Убедившись, что это только ветер и ее собственное воображение, она побежала дальше к углу сарая. Затем шло длинное низкое здание, чья тень и заснеженные изгороди могли бы укрыть ее от тех, кто находился в сторожевой башне.
        Пригнувшись, Николетт бросилась вперед. В это мгновение ее схватили сильные руки, подняв в воздух. Ноги повисли, несоразмерно большие сапоги готовы были свалиться. Она сделала глубокий вдох, чтобы закричать, когда что-то холодное и пахнущее кожей закрыло ей рот - мужская рука в перчатке.
        Знакомый голос, мягче, чем шелест ветра, прошептал в самое ухо:
        - Ш-ш-ш, это я, моя милая. Сначала я не был уверен, что это ты, и боялся испугать тебя. Ты могла закричать.
        - Лэр! - произнесла она с тихим рыданием в голосе и крепко прижалась к нему.
        Быстрым взволнованным шепотом Николетт начала задавать вопросы. Он прижал к ее губам палец в перчатке и пообещал:
        - Позже. Сначала нужно добраться до леса так, чтобы нас не заметили.
        Де Фонтен взял ее за руку и, пригнувшись, они побежали. В тишине хруст снега под ногами был опасно громким. Они продвигались короткими перебежками, пригибаясь к земле, прислушивались, потом снова бежали.
        В башне послышались голоса, сопровождаемые громким стуком. Лэр остановился, толкнул Николетт в снег возле себя. Чей-то силуэт, черный на фоне белого снега, спустился по ступеням башни. Через минуту человек уже поднимался с охапкой хвороста. Они немного помедлили, пока клубы дыма повалили из башни.
        - Пошли, - прошептал Лэр, поднимая девушку и бросаясь к палисаднику. Спустя мгновение они перебрались через ограду и были уже на другой стороне. Они бежали к рвам, скользя и спотыкаясь. У последней канавы остановились, оглянувшись назад. Кругом было тихо, не было заметно никакого движения. Лэр и Николетт сделали еще один рывок вперед, перебегая открытое пространство, покрытое снегом, к спасительной темноте леса.
        Там их окружили люди. Риго протянул Николетт руку:
        - Одетта!
        - Во имя Христа! - провозгласил другой голос. Николетт подняла глаза и увидела широкое лицо Жюдо, рассеченную бровь под шапкой. Он и Лэр обменялись фразами, к ним присоединились другие, пока холодный воздух не задрожал от голосов. Кто-то набросил на плечи Николетт накидку. Ее с головы до ног пробирал озноб. В полной темноте лошадей повели вперед.
        Прерывающимся голосом Николетт рассказала, как ее связали, заткнули рот и затолкали в гроб. О приезде де Конше и словах, которые она подслушала, о Карле и его людях, о том, как они напились и о своем бегстве.
        - Один из них, по имени Жан, вошел в комнату… Он был пьян… Я ударила его ночным горшком, - она перевела дыхание и, глядя на Лэра и на лица окружавших ее людей, сказала: - Они отправляются в Клермон, чтобы убить короля! Они говорили, что произойдет несчастный случай на охоте.
        Никто не произнес ни слова. Но о мыслях легко было догадаться по выражению лиц. Сама Николетт не испытывала симпатии к старому королю, но ее мольба, произнесенная шепотом, была полна чувства.
        - Мы должны остановить их! Изабелла хуже Сатаны!
        Младший сын Риго тронул Лэра за плечо.
        - Огни! - сообщил он, показывая на замок. На их глазах свет появился в дверных проемах и окнах. В морозном воздухе зазвенели голоса, солдаты выбегали из замка. Видимо, они были в полной растерянности. Крики и проклятия сливались с шумом ветра, двери распахивались настежь и с грохотом закрывались, а лошади неохотно давали седлать себя.
        Лэр поднял Николетт в седло впереди себя, и отряд поехал через лес, отодвигая низко свисающие ветви, отворачиваясь от порывов ветра. Огромные старые деревья стояли по краям дороги, а молодые деревца преграждали путь ветвями. Когда лес поредел, и начались пастбища, Лэр остановился.
        Жюдо подъехал ближе.
        - Мы едем в Клермон, милорд?
        - Нет, - Лэр уже решил, как поступить. - Карл сейчас очень опасен. Ты должен ехать предупредить всех в Гайяре.
        - А вы? - спросил ошеломленный Жюдо.
        - У меня нет выбора. Я поклялся святой клятвой защищать короля.
        Николетт повернулась к Лэру.
        - Я еду с тобой.
        - Ты возвращаешься обратно в Гайяр, где будешь в безопасности.
        - В такой же безопасности, как раньше? - возразила она, но увидев его упрямо сжатые губы, пригрозила:
        - Если ты отошлешь меня обратно в Гайяр, я последую за тобой, даже, если мне придется идти до Клермона пешком.
        Глаза Николетт вызывающе сверкнули. Она больше не чувствовала себя глупой и беспомощной женщиной.
        - Это все из-за Изабеллы. Подумать только, сколько от нее исходит зла.
        Чтобы заставить ее замолчать, Лэр сказал:
        - Но для тебя нет лошади! Послышались голоса из группы всадников.
        - Возьмите мою, - предлагал каждый.
        - Мадмуазель может взять мою, - настаивал младший сын Риго и быстро спрыгнул со своего приземистого гнедого.
        Николетт соскользнула с седла. Лэр едва успел подать ей руку. Он понял, что дальше спорить бесполезно, к тому же на это не было времени.
        Юноша помог Николетт взобраться на своего гнедого.
        - Его зовут Сейбл. Он быстрый и может прыгать, будто у него крылья, - мальчик передал ей поводья, а сам забрался на другую лошадь позади всадника.
        Собрав всех, кто был на лошадях, Лэр дал новые распоряжения Жюдо и другим всадникам. Жюдо и несколько человек должны ехать в Андлу, сын Риго и стальные - в Гайяр. Карл будет вынужден разделить свои силы. Можно надеяться, что он выберет дороги на север. Лэр и Николетт повернули лошадей навстречу холодному северному ветру и вскачь пересекли лужайку.
        Они ехали молча, потому что под шум ветра им пришлось бы кричать. Ближе к рассвету ветер утих, и окрестности погрузились в странную, почти мистическую тишину. Волшебный зимний восход окрасил небо в алый цвет.
        Они остановились перед черной лентой воды, пересекающей покрытое снегом поле. Прибрежные тростники чуть покрывал снег, а темная вода медленно стыла в своем неспешном течении. Колокольный звон плыл в воздухе.
        - Ты понимаешь, что делаешь? - спросил Лэр, спешившись и снимая Николетт с седла.
        - Да. Я еду с тобой, - выдохнула она, страстно обвив его шею.
        Его охватило такое сильное желание прижать девушку к себе, что он взял ее на руки и мгновение держал, прежде чем поцеловать.
        Все еще прижимаясь к нему губами, Николетт прошептала:
        - Не надо ненавидеть меня за то, что я возражала тебе. Я не могла отпустить тебя одного.
        - Ш-ш-ш, это неважно. Важно лишь то, что я снова нашел тебя. Нам надо ехать в Италию, путь они убивают друг друга. Другого они и не заслуживают.
        - Если Изабелла и де Конше победят, нас убьют. Де Конше мне прямо заявил: «Она задумала что-то особенное для вас и де Фонтена». О Лэр, она не успокоится, пока не найдет нас. И в Италии мы не будем в безопасности, в целом мире нет места, где мы могли бы укрыться. Что делать? Как остановить ее?
        Лэр огляделся, посмотрел на лошадей, от которых валил пар. Затем поцеловал Николетт.
        - В письме сестры сказано, что наш дядя д'Орфевре путешествует с королем. Ему надо присутствовать на церемонии подписания мирного договора с фламандцами. Если он в Клермоне, я попытаюсь послать ему сообщение… - он не закончил мысль, потом добавил: - Расскажи мне еще раз о том, что слышала. Постарайся вспомнить каждое слово.
        Николетт еще раз повторила все, что услышала.
        - Они обсуждали несчастный случай на охоте, и как все должно произойти.
        Лэр и Николетт поговорили еще некоторое время, не желая признать, что все бесполезно, потом пошли к ручью и напились ледяной воды. Прежде чем отправиться в путь, Лэр заставил Николетт надеть его перчатки. В то время как они продвигались на север, солнце скрылось за тяжелыми облаками.
        К середине дня снова начал идти снег. Сначала медленно падали крупные пушистые хлопья. Однако, через час снежинки стали меньше, но началась настоящая метель, закрывшая все плотной завесой. Ветер завывал все сильней, путники перестали чувствовать собственные руки и ноги, их лица обледенели.
        Лэр считал, что они находятся где-то неподалеку от Клермона, но в снежном вихре трудно было определить верное направление.
        Совершенно случайно они наткнулись на повозку торговца и двух несчастных лошадей, застрявших в снежном заносе. Торговец, грузный человек, закутанный в меховое одеяло, с огромным животом и лицом, заросшим густой бородой, сидел на снегу, оплакивая свою судьбу. Увидев всадников, он вскочил на ноги, крича:
        - Эй, путники! Моя повозка застряла! Слуги бросили меня, оставили замерзать. Помогите мне! Я вам заплачу, хорошо заплачу! - вопил он, опасаясь, что мужчина и мальчик проедут мимо.
        - Друг мой, как долго вы здесь? - спросил Лэр.
        - Несколько часов. Благослови вас Господь, сир. Мои красотки и я, - торговец показал на несчастных лошадей, - не пережили бы ночи.
        Лэр спешился и осмотрел колеса повозки. Он спросил торговца, далеко ли до Клермона.
        - О да, это дорога на Клермон, хотя сегодня трудно что-то утверждать. Но я ездил по ней двадцать лет.
        Торговец продолжал проклинать слуг, бросивших его, и сообщил, что дважды в год продает дубильные квасцы цеху кожевников в Клермоне. Он все еще бормотал, когда Николетт забралась в повозку и взяла вожжи, а мужчины уперлись плечами в заднюю стенку повозки.
        Та качнулась и заскрипела. Колеса начали медленно поворачиваться, в то время как покрытые снегом лошади скользили и бились. Пар поднимался от их боков и из ноздрей. Наконец, благодаря неимоверным усилиям людей и лошадей, повозка рванулась вперед и высвободилась из снега и льда.
        Торговец вознес хвалу всем святым и путникам. Когда Лэр отказался принять деньги, торговец сказал:
        - Раз вы не хотите платы, то должны позволить мне купить для вас и юного сквайра еду. С этой стороны Клермона в одном лье отсюда есть таверна, где я всегда останавливаюсь на ночлег. Поедем со мной.
        Наступили сумерки. Буря усилилась. Одно лье превратилось в два и три, по крайней мере, так казалось при ревущем ветре и снеге, залепляющем лица. Они не видели таверну, пока не оказались совсем рядом. Повозки и двуколки заполняли двор.
        Перед дверями конюшни Лэр помог торговцу распрячь усталых лошадей. Они ввели животных внутрь, укрыв от пронизывающего ветра и холода. В сумеречном тепле конюшни мальчик-конюший принял от них плату и указал стойла. Он тронул Лэра за локоть.
        - Тс-с, - сказал он вполголоса. - Если вам надо место для ночлега, то три обола за сеновал с вас и два за мальчика, он меньше. Внутри мест нет.
        Сначала Лэр отклонил предложение.
        - В самом деле? - спросил осторожный торговец, так как и сам был порядочным мошенником, да и дела его не всегда были честными.
        - Смотрите сами, - заметил толстощекий парень и добавил: - Позднее и у меня не будет мест.
        Пока купец торговался с конюшим о цене за спальное место, Николетт набрала в бочонках у входа в конюшню воды для лошадей. Когда она возвращалась с водой, навстречу ей прошли двое высоких мужчин с луками за плечами. Их плащи еще были покрыты снегом. Николетт они показались огромными, как горы, пришлось отскочить в сторону, чтобы они не затоптали ее, проходя мимо. Ледяная вода выплеснулась из бадьи на ноги.
        Когда они исчезли из виду, девушка поглядела на стойла, из которых только что вышли мужчины. Внутри стояли три лошади, две еще оседланные, а третья с грузом, представляющим собой какой-то бесформенный узел, завернутый в толстую ткань. В сумраке конюшни в этом зрелище было что-то зловещее. Николетт подумала, не мертвое ли это тело. Хотя, конечно, тюк мог быть просто грузом торговца.
        В этот момент лошадь переступила ногами, качнув груз, и Николетт показалось, что она увидела темную большую морду, высовывающуюся из-под тяжелой ткани. Конечно, это не человек: клык, как у кабана, поднимал губу в застывшем оскале, а глаз убитого животного был неподвижен. Она решила, что это огромный дикий кабан, когда ее коснулась чья-то рука.

        ГЛАВА 21

        - Что ты делаешь? - спросил Лэр, беря у нее из рук ведро.
        Придя в себя, девушка прошептала:
        - Взгляни, это какая-то необычная порода кабана.
        Лэр бросил на него досадливый взгляд.
        - Похоже, дикий боров, - он пошел прочь. Николетт заторопилась за ним.
        Их ожидал торговец, который в споре с конюшим исчерпал все свои аргументы. Он все еще ворчал, когда они вышли из конюшни в снежную бурю.
        - С каждым годом все дороже. Честному человеку уже не прожить. Не знаю, чем все это кончится. Мир так не продержится, - он сердито выругался.
        Они прошли по заснеженной тропинке от домика до таверны. Слабый свет пробивался сквозь разукрашенные инеем окна. Над вывеской навис целый сугроб снега, дверь скрипела и болталась взад-вперед при каждом порыве ветра.
        Николетт еле смогла разобрать название: «Веселый путник», а подо льдом и снегом увидела грубо нарисованную фигуру в одежде кающегося грешника. Сразу же вспомнился запах грубого балахона, который ее заставляли носить, унижения, которые она была вынуждена терпеть, и девушку охватил внезапный страх.
        Дымный жар таверны окутал их как туман. Две комнаты с низкими потолками были битком набиты погонщиками мулов, возчиками, купцами, просто путниками и монахами какого-то братства, словом, всеми, кого на дороге застала зимняя буря.
        Когда носы оттаяли с мороза, их поразили смешавшиеся запахи прогорклого свиного жира, эля, сырой шерсти и людей, тесно сбившихся в кучу.
        Торговец, верный своему слову, заплатил за еду. Полная женщина бросила на дно деревянной чашки ломоть хлеба, а сверху навалила порцию свиного рулета. В рулете, более или менее пропеченном, было больше соуса и овощей, чем свинины. Если нужны были специи, в том числе соль, за них требовалось заплатить дополнительно. Услышав цену, торговец перевел дух и заметил, что это дороже, чем место в раю. Лэр и Николетт отказались от специй.
        Группа монахов, сидевших в конце длинного стола возле двери, подвинулась, чтобы уступить место вновь прибывшим. Члены братства оказались веселой компанией и рассказывали о своем долгом путешествии, чтобы помолиться перед оправленным в золото черепом Святого Жана в баптистском соборе в Клермоне.
        Эль продавали у столов крепкие молодые нормандки. Лэр настоял на том, что сам оплатит свой напиток. Он купил одну чашу и разделил ее с Николетт. Похоже, конюший сказал правду. Не было никакой надежды получить постель в таверне. Все было продано и перепродано. Во многих случаях первоначальные покупатели, стремясь подзаработать, перепродавали свое место с выгодой, раздражая этим хозяев таверны. Шумный спор по этому поводу возник, когда Лэр и Николетт заканчивали ужин.
        Прежде, чем разгорелся спор, Николетт разглядела двоих мужчин с луками и стрелами за плечами. Они сидели за отдельным столом у камина, с удовольствием ели и пили. Конечно, это были не торговцы, о чем говорили их грубая одежда и манеры. Николетт подумала, что они могли быть лесниками, но ее внимание отвлекли выкрики рассерженного хозяина таверны.
        Позднее торговец, с которым они прибыли, был вовлечен в спор с братьями относительно религиозных реликвий.
        - Я сам лично, - заметил холодно торговец, - видел два терновых венца, четыре реликвии Святой Маргариты и столько дерева от креста Господня, что из него можно было бы построить целую арку.
        Лэр и Николетт обменялись улыбками и не стали вмешиваться в разговор. Еще был день, но из-за метели потемнело. Сквозь ветер и снег они прошли в конюшню, которая показалась холодной после жары в таверне. Во мраке они взобрались по лестнице на чердак, чувствуя, как под ногами шатаются перекладины. Сеновал был набит спящими людьми, закутанными в одеяла, как мотыльки в коконы, бесформенные и черные во мраке.
        Лэр нашел место возле лестницы. У них не было одеял, и они улеглись рядом, закутавшись в плащи и прижавшись друг к другу. Ветер завывал под карнизом, рвал кровлю с крыши, врывался в щели между досками. Лэр и Николетт шепотом разговаривали.
        - А что если мы не успеем? - вздохнула девушка.
        Лэр привлек ее к себе и уверенно сказал:
        - Даже король, который так любит охоту, не выедет в такой день, как сегодня. Если послушать нашего друга-торговца, то Клермон меньше чем в трех лье отсюда. Завтра я найду способ отыскать дядю.
        - Я могу доставить ему известие, - предложила Николетт. Лэр тихо рассмеялся и поцеловал ее в щеку.
        - Нет, моя милая, ты никого не обманешь.
        - А торговца я провела, - напомнила она резко. Николетт обозлилась, что из нее делают посмешище, даже в такое время и в таком месте.
        Он засмеялся.
        - Только потому, что он стар, бакенбарды и борода мешают ему видеть.
        - Но тогда скажи, как мне замаскироваться? - потребовала она, схватив его за руки и держа их, как в плену. Он не сопротивлялся и прижался лицом к ее шее, покрывая легкими поцелуями.
        - Твой задик все равно выдаст тебя, - прошептал он. - Когда ты идешь, он так замечательно…
        Николетт ударила его локтем в ребра.
        - Я могу изменить походку, - но слова, произнесенные шепотом, были полны ярости. Лэр что-то пробормотал невнятно ей на ухо.
        - Нет, нет, - прошептал он, - это поэзия. Думаю, ты сломала мне ребро.
        Николетт повернулась в его объятиях, лицо выражало тревогу. Она увидела его ухмылку, но прежде чем успела что-либо предпринять, Лэр закрыл ее рот крепким поцелуем, хотя, скорее, это была игра, чем страсть.
        - А теперь, - он продолжал касаться ее губ, - время поспать хотя бы несколько часов.
        Снова, как всегда, он победил. Николетт отвернулась и, свернувшись клубочком, попыталась уснуть. Через минуту прошептала:
        - Лэр!
        Он что-то пробормотал в ответ, как уже задремавший человек.
        - Что мы будем делать? Мы должны остановить их, пока они не убили короля.
        - Да, - согласился он. - Завтра. Николетт лежала в темноте, прислушиваясь к храпу спящих, к тому, как они толкали во сне друг друга, поворачиваясь, тоже стараясь уснуть. Напрасно. Тело ныло от усталости, но мозг бодрствовал. Сердце буквально разрывалось от страха, мысли были ужасны. Она чувствовала себя, как существо, преследуемое роком, страшным и неизбежным, и каждый прожитый миг приближал ее к гибели.
        От резкого удара внизу открылась дверь и громко стукнула обо что-то. Сначала она услышала лишь испуганный голос молодого конюшего, потом загремел другой голос, мужской, грубый и требовательный.
        Николетт едва не задохнулась. Жан! От страха, казалось, что из ее груди исчез весь воздух. Она не убила его. Что из того, что она освободилась. От ее удара у него должна ужасно болеть голова, и теперь он жаждет мщения. Но когда раздался голос второго человека, ее отчаянию не было предела. Симон Карл!
        - Лэр, - она потрясла его за плечо, испуганно шепча и указывая рукой вниз. Лежащие вокруг них тоже прислушивались, некоторые заворчали и зашевелились, но никто не закричал, протестуя.
        Лэр приподнял голову и оперся на руку. Он услышал голоса и сразу же проснулся. Снизу гудел бас Симона Карла, перемежаясь резкими отрицательными ответами конюшего. Лэр вспомнил, что юноша, к счастью, не видел, как они возвращались из таверны. В конюшню вошли еще несколько человек, звучали голоса, слышался топот ног.
        Лэр подвинулся к лестнице и посмотрел вниз. Симон Карл выходил из конюшни, за ним еще четверо. Конюший с шумом захлопнул дверь и, ругаясь, вернулся к своей постели.
        Через несколько минут наступила тишина. Лэр и Николетт быстро спустились по лестнице, оседлали коней и вывели их через задние двери конюшни. Вскочили в седла и пустили лошадей легким галопом к лесу, окружающему таверну. Они ехали сквозь ветер и снег, желудки их были полны, лошади отдохнули. К ночи буря стала стихать, хотя снег продолжал идти.
        Город Клермон и его великолепный дворец заблистали в зимних сумерках. Башни, остроконечные крыши и церковные шпили казались опаловыми, отполированными ветром и озаренными ослепительным блеском льда.
        Заполненный снегом ров с перекинутым через него мостом предшествовал южным воротам в город. В этот час перед закатом они были еще открыты. Стражей не было видно. Лэра и Николетт никто не окликнул, хотя, медленно проезжая через двойные железные двери, они заметили дым, поднимающийся из бойницы одной из сторожевых башен. Лэр даже заметил мужское лицо.
        На главной дороге города движение было небольшим, похоже, в этот зимний вечер горожане поспешили домой к теплым очагам.
        Проезжая мимо городской ратуши, Лэр и Николетт увидели группу детей, играющих в снежки. Не замечая холода, дети лепили из снега крепкие комки и бросали их друг в друга, громко крича и насмешничая.
        В стороне от главной дороги и расположенных вдоль нее таверн покрытые снегом аллеи были погружены в тишину, которая иногда нарушалась петушиными криками или лаем собак. Почти стемнело, когда Лэр и Николетт нашли дорогу к большой площади, где находился собор Святого Себастьяна. На противоположной стороне красовался замок де Конше. Он оказался старинной архитектуры и состоял из трех импозантных башен и квадратного дома. Все строения были окружены стеной, закрывающей двор. Остальную часть площади занимали дома богатых горожан и церковников.
        Во дворе замка горел факел, в окнах мерцал свет. Лэр видел все это из темной аллеи, ведущей к площади.
        Николетт в отчаянии огляделась.
        - Как же мы сможем поговорить с твоим дядей? - она озябла и совсем измучилась, в этот момент задача казалась совершенно невыполнимой.
        - Для начала найдем таверну, укроемся от холода и поговорим.
        На самом деле Лэр уже придумал план, который был совершенно прост. Он подъедет к воротам поздно ночью, заявит, что у него послание к маршалу д'Орфевре, и потребует, чтобы его пропустили. Единственной проблемой было удостовериться, что его дядя в замке. Вполне вероятно, он уехал в Аррас с министрами короля, чтобы подготовить подписание соглашения с фламандцами.
        Во всяком случае, план был рискованным, и Лэр не хотел вовлекать в него Николетт. Он был готов ответить на ее возражения и отлично понимал, что поставлено на карту. Их будущее. И оно зависит от того, удастся ли им разрушить планы Изабеллы и де Конше. Больше всего Лэр опасался за Николетт. Он чувствовал, что может встретить любую опасность и выдержать все, если будет знать, что Николетт недоступна для Изабеллы.
        Поиски таверны вывели их на темную улицу, где верхние этажи тесно стоящих домов почти соприкасались. Они проехали ее почти наполовину, когда вдали узкого строя домов увидели факел, который нес человек, бегущий впереди нескольких всадников. Лэр решил, что это дворяне или, по крайней мере, один из них, а остальные - слуги. Де Фонтен натянул поводья и ждал, когда они проедут. Николетт остановилась позади, так, чтобы не привлекать внимание.
        Когда всадники приблизились, горящий факел осветил их лица. Лэр едва поверил своим глазам.

        ГЛАВА 22

        Лэр пришпорил коня и быстро выехал наперерез всадникам.
        - Тьери! - воскликнул он. - Тьери де Фонтен!
        Всадники остановились. Довольно грузный человек, облаченный в плащ, отделанный мехом, выехал немного вперед, чтобы рассмотреть в дрожащем свете факела, кто его окликнул.
        - Лэр? - радостно воскликнул он. - Да, это ты! - Убедившись, что это на самом деле брат, он сразу понизил голос. - Клянусь всеми Святыми! Откуда ты? И что делаешь в Клермоне?
        Видя, что его встречают без особого энтузиазма, Лэр успокаивающе улыбнулся - это ему всегда хорошо удавалось.
        - Я знал, что ты будешь рад меня видеть. Ты остановишься в замке?
        - Что? - пробормотал Тьери в смятении. - Нет. Я не принадлежу к избранным гостям. Я здесь только представляю своего тестя, - главной скрытой мыслью Тьери было лишь избавиться от брата на улице, убрать с глаз долой, чтобы он не навлек неприятностей на семью. - Я остановлюсь в доме банкира. Ты не ответил мне. Почему ты здесь? - продолжал он, хотя не был уверен, нужно ли ему это знать.
        - Конечно, чтобы увидеть тебя.
        - Это наглая ложь. Это твой сквайр? - спросил Тьери, взглянув на мальчика на лошади, стоящей в тени.
        - Да. Ты можешь дать нам приют на несколько часов?
        - Но после этого вы уедете!
        - Да, - согласился Лэр. В конечном итоге, всегда можно найти успокаивающую тему для разговора, и пока они пересекали площадь, он вызвал брата на разговор о буре, бушевавшей целый день, и о том, как однажды астролог сказал ему, что все это целиком зависит от расположения звезд.
        В доме банкира Тьери представил Лэра, как своего родственника, что не было ложью.
        - Мой кузен из Лиможа и его сквайр. Банкир, любезный, важного вида человек, с лысой головой на толстой шее и короткими руками, приказал слугам приготовить для поздних гостей комнату, примыкающую к комнате для гостей.
        - Мы уже поужинали, - сказал он извиняющимся тоном, - но я прикажу, чтобы слуги принесли еду и вино в вашу комнату.
        Лэр обладал приятными манерами. Годы, проведенные при дворе, сделали его поведение в обществе безукоризненным, что было ясно для всех, кроме его брата.
        По какой-то непонятной причине, может быть, из-за недостатка сна, Николетт находила все очень смешным и улыбалась, прикрывшись воротником плаща. Между братьями была огромная разница - Лэр полон изящной иронии, а Тьери лишен юмора. Когда они оказались одни в комнате для гостей, Тьери буквально прошипел:
        - Жалкий негодяй, что ты делаешь в Клермоне? И не смей мне врать!
        - Ты становишься похожим на Агнес, - насмешливо заметил Лэр. Он взглянул на Николетт, состроил гримасу шута и подтолкнул ее за плечо к скамье возле камина. Оранжевые языки пламени пылали благословенным теплом. Давно ей не было так хорошо. Тепло, как лекарство, сразу же начало снимать напряжение и усталость.
        Лэр на мгновение остановился возле нее, подмигнул и ободряюще похлопал по плечу.
        Тьери, стоя к ним спиной, снял меч и пояс и отбросил прочь.
        - Черт побери, Лэр. Не дразни меня. Король не далее, чем в лье отсюда, а ты хорошо знаешь - где король, там и его двор. Ты приговорен к изгнанию и хочешь заставить меня поверить, что настолько глуп, чтобы… - он заколебался, слишком разъяренный, чтобы связно выразить мысль. Наконец, его голос прорвался. - Если ты хочешь играть со смертью, я предпочел бы, чтобы это было не в моем присутствии! - его глаза с тревогой задержались на мальчике, сидящем у камина.
        - Ему можно доверять?
        - Да, полностью.
        - Ну так что? Я жду объяснений!

        Тьери буквально выплевывал слова, но тут раздался стук в дверь.
        Лэр впустил слуг. Две женщины средних лет принесли кувшин с вином, поднос с едой и несколько оловянных чашек. Они поставили еду и вино на стол у стены и быстро ушли. Лэр наблюдал за ними, пока они не скрылись, затем закрыл дверь.
        Повернувшись, спросил:
        - Наш дядя д'Орфевре в замке?
        - ВАШ дядя д'Орфевре, - с нажимом сказал Тьери. Он пересек комнату, подошел к столу и налил себе вина. - Нет, он уехал в Аррас, чтобы подготовить для короля подписание соглашения с фламандцами, - Тьери сощурился. - Почему ты спрашиваешь? Что вы задумали?
        Лэр вслед за братом подошел к столу и тоже налил вина из кувшина.
        - Тьери, у тебя злой ум. - Он начал понимать, почему брат всегда раздражал его. - Это не имеет ничего общего с Лагрумскими лесами, - он отпил глоток вина, вернулся к камину и протянул чашу Николетт.
        - Неужели? - Тьери злился. - Ты всегда был лжецом. И если это еще одна твоя шутка, я клянусь…
        - Изабелла и де Конше замыслили убить короля. И они не одиноки. С ними де Севри, де Варенто, есть и другие.
        Тьери едва не поперхнулся вином.
        - Что ты мелешь?
        - Это так. Несчастный случай на охоте. Как только король умрет, Изабелла объявит своих братьев неспособными произвести законных наследников и, опираясь на нормандских баронов, объявит своего сына королем, а себя, конечно, регентом.
        - Откуда ты узнал все это?
        - Подслушали разговор де Конше, - сказал Лэр, повернувшись к столу за едой.
        - Кто?
        - Служанка, - Лэр выбрал кусок сыра и попробовал его.
        Тьери уставился на него.
        - Ты с ума сошел. Становишься похожим на мадам Деньи, кузину нашей матери. Она была заперта в комнате навечно, вот так будет и с тобой.
        Николетт откинула капюшон и встала со скамьи.
        - То, что он говорит, правда.
        - Кто это? - требовательно спросил Тьери. У Лэра появилось искушение сказать брату правду, но он сразу же передумал.
        - Одетта Друэ, сестра моего сквайра.
        - Боже, Лэр, ты сумасшедший! - Тьери выругался, снова взглянув на девушку. - Так это он вовлек вас в это…
        - Нет, мессир, он не настаивал ни на чем. Я сама слышала Рауля де Конше и еще нескольких человек, чьи голоса не узнала. Они задумали убить короля во время охоты на кабана.
        Тьери некоторое время молчал. Она не была простой служанкой или крестьянкой, а еще к тому же и красавица, в чем он убедился, когда ее лицо не было скрыто капюшоном. Как она смотрит на него! Темные глаза казались очень убедительными.
        Тьери молча пересек комнату, все еще держа в руке чашу с вином, потом тяжело сел на кровать.
        - Завтра будет охота и, в самом деле, жертвой будет дикий кабан.
        Снова у Лэра возникло искушение все рассказать брату, но он сдержался. Чем меньше людей будут знать правду о Николетт Бургундской, тем безопаснее.
        - Тьери, - начал он.
        - Нет, - брат поднял руку, будто отстраняя слова. - Не говори мне ничего. Я не желаю знать.
        - Тьери, задумайся на минуту. Это касается также тебя и Гардинэ. Если Изабелла захватит корону, что станется с твоим тестем?
        Долгое время слышался только треск дров в камине. Наконец, Тьери сказал:
        - Изабелла здесь, в замке. Достоверно, что де Конше сам назначил охоту для развлечения короля на завтра, - он в упор посмотрел на Лэра. - Король не поверит вам. Он не поверит и мне. Мы ничего не сможем сделать.
        Печально, но Лэр понял, что брат прав.
        - Ты поедешь на охоту? - спросил он Тьери.
        - Да, на рассвете. Когда они планируют убить его?
        - Не знаю, - признался Лэр. - Может быть, засада? Хотя они едва ли выстрелят в него на глазах у половины министров. Де Конше должен найти способ отделить короля от основной массы охотников. И если бы мы смогли этому помешать…
        - Мы! О нет, нам и приблизиться к королю нельзя. Нас обоих убьют, нас казнят, как братьев д'Олни.
        - Тьери, другого выхода нет. Все вместе, втроем, мы могли бы спасти его.
        - Мы - втроем! Нет, я запрещаю. Ты не сможешь взять девушку с нами.
        - Здесь я не могу ее оставить. Кроме того, верхом на лошади, в мужской одежде, все решат, что это сквайр.
        Лэр налил вина себе и остальным.
        - А если кто-нибудь вас узнает? - Тьери замолчал.
        - В толпе всадников? - возразил Лэр, ставя кувшин на стол. - Не думаю. Я буду держаться позади, - он поднял чашу и отпил глоток вина. - Люди видят только то, что хотят увидеть.
        Тьери выпил вино залпом.
        - У тебя нервы, как у каменной статуи, - сказал он, со свистом выдыхая воздух. - И слушая тебя, я сам схожу с ума.
        После того как они опустошили блюдо с едой и обсудили планы действий, Лэр и Николетт ушли в примыкающую комнату к своим постелям.

* * *
        Ранним вечером в тот же день Симон Карл и четверо его вооруженных людей вступили в город Клермон. Поиск де Фонтена и «девушки-служанки» стал для Карла делом жизни и смерти. Карл знал, ему грозит гибель, если тем удастся предупредить короля. Лорд де Конше не тот человек, чьим планам можно мешать безнаказанно.
        Группа всадников проезжала по заснеженным улицам Клермона. Люди промерзли до костей и смертельно устали. Понс Верне потер замерзший нос рукой в перчатке и заметил:
        - Еще есть время предупредить лорда де Конше.
        - Предупредить! - насмешливо ответил Карл, взглянув на своего деверя. - Ты просто идиот. И признаться, что я провалил дело? - он с ненавистью посмотрел на Жана. - Идиоты! - повторил он.
        Карл предпочитал не думать о последствиях. Де Конше убьет их. Он должен найти де Фонтена и девицу. Только страх гнал его вперед, ведь он замерз и устал как все. Но еще есть время, говорил себе Симон. Он найдет их. Однако, эта мысль не отгоняла прочь отвратительное чувство отчаяния, которое разрывало его душу.
        На площади Карл натянул поводья и остановил лошадь.
        - Вы все знаете, что должны делать? - спросил он своих людей. Все кивнули или восклицаниями дали понять, что знают. - Обыщите таверны, церкви. Найдите их! - прорычал Карл.

* * *
        Той же холодной ночью де Конше только что вернулся в замок Клермон после разговора с лесничими и охотниками. Все было подготовлено для утренней охоты. Де Конше все лично проверил, чтобы быть уверенным в конечном триумфе. Вся Нормандия скоро будет принадлежать ему, а после этого кто посмеет возразить?
        Короткий переход через освещенный факелами коридор привел Рауля к двери покоев Изабеллы. Он на мгновение остановился пригладить волосы. Де Конше был одет в великолепный, плотно облегающий камзол из алого бархата с вышитым золотыми нитями яростным нормандским кабаном, украшенным рубинами и другими драгоценными камнями, бриджи темно-синего цвета из лучшей шерсти, изготовленной во Фландрии, высокие мягкие кожаные сапоги. Серебряные шпоры блестели.
        Де Конше приветствовал Изабеллу учтивым поклоном и слегка коснулся губами ее холодных пальцев. Когда их взгляды встретились, его глаза радостно засветились. Он не стал располагаться у камина и говорил о разных мелочах, в то время как служанка разбирала высокую прическу Изабеллы.
        Изабелла готовилась ко сну после целого дня празднества. Она была одета в шелковый пеньюар, ее светло-золотистые волосы, тщательно расчесанные, спадали на плечи во всем своем великолепии. Когда ее туалет был завершен, Изабелла сразу же отпустила служанку.
        Та поспешно покинула комнату, и де Конше подарил Изабелле заговорщическую улыбку.
        - Все готово.
        Изабелла сжала губы, выражая нетерпение.
        - Вы также подготовили эту ужасную погоду, не так ли?
        - Увы, любовь моя, здесь никто не властен. Тем не менее астролог обещал завтра чистое небо.
        Черты лица Изабеллы смягчились, она встала с кресла, украшенного орнаментом. Сама Изабелла мало верила астрологу. Хотя тот действительно предсказал, что ее сын будет носить две короны - Англии и Франции.
        - Хорошо, - ответила она, останавливаясь возле Рауля. - Я готова к поездке.
        Несмотря на весь свой цинизм, де Конше был чрезвычайно привязан к Изабелле. Было нечто почти пугающее в красивой, дерзкой дочери Филиппа Валуа. Может быть, это просто чувство непреодолимой опасности. Он сказал:
        - Тогда завтрашний день принадлежит победителю.
        - Да, дорогой Рауль, мне. Я всегда побеждаю.
        Со времени своего возвращения из Англии Изабелла отклоняла пылкие притязания барона на ее сердце. Но в этот вечер у камина она говорила с ним нежно, положив унизанную кольцами руку на его плечо и поглаживая бархатный рукав его камзола.

* * *
        В маленькой комнатке, предоставленной Лэру и Николетт, не было ни фонаря, ни камина. В холодном мраке Николетт сняла большие сапоги и спряталась под одеяло. Было слишком холодно, чтобы раздеться, а утром не будет времени одеваться. Лэр отстегнул меч и пояс, сбросил сапоги и забрался под одеяло рядом с ней. Постель была ледяной, кроме мягкой, уютной середины, которую они согрели своим теплом и лежали, прижавшись друг к другу, стараясь не двигаться. Наконец, Николетт прошептала:
        - Можешь ли ты доверять ему?
        - Тьери? - спросил Лэр. - Сам не знаю, - он усмехнулся, но через мгновение добавил: - Он мой брат. А ты, - прошептал он, прижимая ее к себе, - а ты - моя любовь. Ты должна обещать завтра держаться рядом со мной. Она не произнесла ни слова, но кивнула.
        - В чем дело?
        - Я боюсь.
        - Да, - согласился Лэр, целуя ее волосы. - Я тоже.
        Прежде чем отдаться огромной усталости прошедших дней, Николетт прошептала молитву, страстную мольбу, чтобы Бог даровал ей и Лэру то будущее, что они запланировали.
        Спали они беспробудно и без снов.

* * *
        Николетт протерла глаза. Дрожащий свет двигался по темной комнате по направлению к ним. Она почувствовала быстрое движение Лэра, от которого качнулась кровать.
        - Сир, - прозвучал во мраке голос. Внезапно в желтом круге света свечи возникло лицо. - Время вставать.
        Лэр вскочил, его сердце буквально выскакивало из груди. Рука нащупала меч, лежащий возле постели. Вглядевшись, он узнал одного из людей Тьери.
        - Скажи, что я готов. Человек кивнул и удалился.
        Дрожа от холода, Николетт нашла сапоги. Лэр пристегнул меч.
        Тьери угрюмо приветствовал их. Он выглядел так, будто под тяжестью его мыслей все должно рухнуть. На столе уже стоял кувшин горячего сидра и блюдо с хлебом. Тьери отпил глоток сидра. Тот был слишком горячим, он отставил его, подошел к закрытым ставням, скрипнул щеколдой задвижки.
        - Я отослал Гаспара и Ранделя за нашими лошадьми, - он толчком распахнул ставень. - Охотники собираются на площади.
        У Лэра и Николетт едва хватило времени съесть по куску хлеба и глотнуть сидра. Сидр был невкусным, но достаточно горячим, обжигал язык. Они торопливо надели плащи и шляпы и последовали за Тьери во двор, где его люди ожидали с лошадьми. Небо посветлело, но во дворе еще было темно.
        Старший, Гаспар, по обычаю нес лук своего хозяина и колчан стрел. Младший вывел лошадь хозяина и держал уздечку, пока хозяин садился в седло.
        - Рандель, - сказал юноше Тьери, - принеси еще один лук моему родственнику.
        Когда юноша вернулся, Лэр взял оружие, намереваясь повесить его через плечо.
        - Его должен нести сквайр, - напомнил Тьери брату. - Ты же сам хорошо знаешь.
        - Я смогу, дайте его мне, - настаивала Николетт, изменив голос и с тревогой думая, сумеет ли сохранить маскировку. Она повесила лук и колчан через плечо. Они были невероятно тяжелыми и еще более громоздкими, чем казалось. Когда все выезжали со двора на площадь, страх сжал сердце Николетт, в горле пересохло.
        С каждой минутой небо становилось светлее. Площадь перед замком уже была заполнена толпой - дворяне на лошадях, бьющих копытами, ловчие и оруженосцы. Время от времени воздух прорезал хриплый звук охотничьего рога.
        Разномастные собаки лаяли и рвались на длинных кожаных привязях, дергая ловчих туда-сюда, вступая друг с другом в драки. Желто-коричневые, белые и пятнистые, они сбивались в пеструю стаю. Среди них были гончие, гладкошерстые доги, на вид более тяжелые и злые, все заходящиеся лаем в предвкушении охоты.
        Поначалу Лэру и его спутникам не удавалось различить короля среди многочисленных всадников. Около пятидесяти верховых охотников, нарядно разодетые дамы и мужчины, кружились на утоптанном снегу перед собором. Горожане со стороны наблюдали за толпой и приветствовали ее криками, добавляя еще больше суматохи и шума к этой картине.
        Протрубили сразу несколько рогов, и через просвет между всадниками Тьери заметил короля. Он поравнялся с Лэром.
        - Вот он, - указал Тьери кивком головы. - Ты его видишь?
        Лэр кивнул, вытягивая шею, чтобы лучше видеть, и в то же время крепко держа за поводья Ронса. Жеребец беспокоился, бил копытом, ненавидя окружающую толпу.
        На виду всех присутствующих на площади король казался довольным, шутил с ближайшими к нему придворными. Слева от короля находилась группа всадников. Рауль де Конше был в центре, восседая на большой черной лошади. Он и барон де Варенто, кажется, смеялись над тем, что только что рассказал барон де Севри.
        Николетт направила гнедую вперед, чтобы лучше видеть. Она узнала короля и де Конше, ее взгляд пробежал по толпе всадников, заметив закутанную в меха леди на светло-серой лошади. Изабелла. Вид ее надменного лица, обрамленного мехом, вызвал у Николетт волну горечи.
        Восклицаниям «На охоту! На охоту!» предшествовал хриплый, резкий хор охотничьих рогов. Воздух буквально дрожал. Охотники покидали площадь. Вынужденные на узких улицах вытянуться в длинную яркую кавалькаду, сопровождаемую лающими собаками, они представляли красивое зрелище для взоров любопытных. Горожане, разевая рты, высовывались из окон, стояли на порогах домов, чтобы увидеть великолепие королевской охоты. Дорога вела вниз по извилистым улицам города к старым восточным воротам. За стенами находились мельницы, колеса которых стояли неподвижно, а пруды были закованы зимним льдом. Заснеженное жнивье вело к пастбищам и затем к обширному Клермонскому лесу.
        Собаки тащили ловчих вперед через перелесок. Был дан сигнал, и рычащие псы рванулись вперед, побуждаемые звуками рога. Всадники поскакали по снегу сначала мелкой рысью, затем пустились в галоп. Лэр, Николетт, Тьери и Гаспар ехали далеко позади. Тьери подъехал к Лэру и дал знак о своем намерении приблизиться к королю. Ударив шпорами лошадь, он помчался галопом вместе со своим сквайром Гаспаром, прокладывая дорогу сквозь группу всадников.
        Лай охотничьих собак становился все громче, крики «Гей, гей!» повисали в морозном воздухе.
        Дикий кабан был грозным животным, существом коварным, которое нужно было выгнать из логова. Кабан может вести за собой охотников несколько лье. Затравленный, он яростно сражается. Его острые, как кинжалы, клыки могли убить собаку одним ударом.
        Толстый дворянин, скачущий недалеко от Лэра и Николетт, крикнул:
        - Холодный след!
        Но поскольку они въехали на узкие лесные тропы, человек впереди кричал через плечо:
        - Они бегут, они бегут!
        Вверх, а затем вниз по холму охотники следовали за собаками, пока не приблизились к длинному глубокому оврагу, заросшему и непроходимому. Здесь охотникам пришлось разделиться. Король и его оруженосцы оказались далеко впереди в обществе Изабеллы, де Конше и его людей. Справа слышались звуки рога и треск зарослей, через которые продирались охотники.
        В густой чаще Лэр и Николетт не могли видеть ни Тьери, ни короля. Несколько раз лук цеплялся за ветви кустарника, и Николетт с трудом удерживалась в седле. Лицо ее было поцарапано и кровоточило, на голове огромная шишка - она ударилась о толстую ветку. Только руки, благодаря толстым перчаткам Лэра, были защищены от колючих веток и шипов. Медленно и с трудом Лэр и Николетт продвигались вперед. Когда наконец они и другие отставшие всадники пробрались через чащу, то не увидели короля и сопровождавших его Изабеллу, де Конше и его фаворитов. Ловчие шумели, следуя за лающими псами. После легкого замешательства и путаницы, Лэр увидел брата и, приветственно подняв руку, крикнул:
        - Где король?
        В ответ Тьери многозначительно пожал плечами.
        - Должно быть, впереди, - прокричал он, пришпорив коня. Тот помчался галопом за толпой всадников, а его сквайр последовал за хозяином.
        Именно Николетт первая услышала отдаленный звук рога другой группы всадников.
        - Ты слышишь? - пронзительно крикнула она, резко поворачивая гнедого. - Там.
        Лэр услышал звуки охоты позади них и значительно левее, но все еще далеко в лесу.
        - Они осуществили это! - громко закричал он. Как он был глуп. Ясно, что де Конше выбрал чащу, где можно было отделить короля от охотников, увести его навстречу гибели.

        ГЛАВА 23

        Решив, что пробираться через чащу бесполезно, Лэр предпочел поехать по дальней дороге, идущей по лесистому гребню горы, опоясывающему место ловушки. Если хотя бы немного повезет, можно перехватить короля. Де Фонтен знаком велел Николетт ехать за всадниками.
        - Найди Тьери! - прокричал он, направляя жеребца вверх по склону холма, густо покрытому заснеженными кустами.
        Мгновение Николетт колебалась, затем, повернув гнедого, галопом помчалась вслед за Лэром. Тот не понял, что девушка следует за ним, пока гнедой не ткнулся в бок его коня. Там, где гуще росли деревья, Николетт слезла с лошади и, проваливаясь, шла по следам жеребца, ведя гнедого в поводу.
        Дубовая роща резко перешла в глубокую лощину, пересеченную оврагами и заваленную упавшими деревьями. Они медленно продвигались вперед, кони вставали на дыбы, преодолевая препятствия. Когда земля становилась ровнее, лошади переходили на широкий шаг. Стуча копытами, пересекли замерзший ручей, серо-голубой, как сталь, отполированный ветром. Ветви и кусты тянулись к ним, как когтистые лапы. Толстый сук сильно ударил Лэра по колену и больно задел бедро.
        На подъеме к новому горному кряжу лошади с трудом карабкались вверх, скользя копытами по камням, покрытым снегом. С каждым шагом лай собак становился громче. И когда они пересекли кряж, яростный лай заставил их повернуть головы к лугу, на котором росла одинокая сосна, а дальше было довольно много деревьев.
        Внизу, впереди собак, мчался всадник. Николетт вгляделась и узнала, что человек на лошади - один из лесничих, которого она видела в таверне, его одежда была такой же по цвету. Дальнейшее убедило в том, что она права. Когда всадник проехал, девушка увидела туго натянутую веревку и тушу кабана, которую тащили по снегу.
        Всадник низко склонился к лошади, ускоряя бег, двигаясь впереди королевских волкодавов. Псы промчались мимо, пестрые, белые и коричнево-желтые. Они не лаяли, отдавая все силы бегу, спеша за кабаном молча и неумолимо, как смерть. За ними с яростным лаем мчались алаунты, псы для кабаньей охоты. Двадцать сильных собак проскочили вперед, их рычание буквально застыло в холодном воздухе.
        На дальнем краю луга движение среди деревьев выдавало засаду. Один стрелок занял позицию, потом другой. Шестеро держали луки наготове. Луг был пуст, виден лишь след собак. Человек, который тащил кабана, исчез, уводя за собой собак. Теперь лай звучал в отдалении.
        Из-за деревьев одновременно выскочили несколько всадников. Король и его оруженосец ехали впереди охотников. Де Севри и другие держались позади.
        Лэр не увидел де Конше. Страшная догадка пронзила его. Де Фонтен содрогнулся при мысли, как умно все рассчитал де Конше. Его люди завели охотников в чащу, где король оказался отрезан от других. Ловчий с убитым кабаном ожидал в чаще, а с приближением короля умчался, оставив ложный след. Лай собак из своры де Конше, несомненно, привлек королевских гончих, и они должны увести короля по следу убитого кабана навстречу гибели.
        Не было времени на размышление, оставалось лишь время, чтобы действовать. Лэр и Николетт обменялись тревожными взглядами.
        - Я еду с тобой! - воскликнула она.
        - Нет, - закричал де Фонтен, и, когда девушка привстала, чтобы быстрее повернуть лошадь, схватил ее за локоть и толкнул назад в седло. - Не следуй за мной! Поезжай назад, слишком поздно!
        Лэр действительно считал, что уже поздно, и, как солдат, который продолжает сражаться, хотя битва проиграна, был готов принять смерть. Николетт не ответила, только смотрела вслед, пока он спускался по склону холма. Слезы застыли в ее глазах. Из груди вырвалось рыдание, она ударила гнедого каблуками и бросилась вслед за Лэром.
        Спустившись с холма, Лэр направил коня в рощицу молодых дубов. Деревца стегали ветками, обжигая, как крапива. Поросль перешла в крупные деревья, время от времени появлялись сосны. Когда перед ним открылся луг, де Фонтен остановил лошадь. Между деревьями мелькали охотники. Король был цел и невредим, со своим оруженосцем он скакал далеко впереди остальных.
        Лэр пустил Ронса вперед, молясь, чтобы не опоздать. И тут краем глаза внезапно заметил всадника и блеск меча, когда тот поспешил к нему через перелесок.
        Слева, совсем близко, из укрытия за валежником показался другой всадник в плаще пурпурного цвета. На Лэра мчался Рауль де Конше, держа в руке меч. Его грудь прикрывал щит.
        Де Фонтен натянул поводья, резко поворачивая жеребца направо, и чуть не налетел на дерево. Крепко держа поводья, он выхватил из ножен свой меч.
        Николетт, скачущая галопом, услышала звон оружия. Она отпустила поводья, ужасаясь увиденной картине - Лэр, де Конше и остальные сражались, их лошади в яростной схватке поднимались на дыбы, скользили и сталкивались.
        Удар за ударом, они оттесняли Лэра назад за деревья, где могли окружить и убить.
        В отчаянии она вспомнила о луке за спиной. Но не знала, как его зарядить и выстрелить, а еще меньше о том, с какой силой его натягивать. Был только один способ использовать оружие.
        Она быстро замотала поводья за переднюю луку седла, сняла с плеча тяжелый лук и, размахивая им, как дубиной, галопом подъехала к сражающимся. Де Конше увидел ее, его рука дрогнула от неожиданности. Меч просвистел мимо головы Лэра и вонзился в дерево рядом. Она услышала лишь крик Лэра, обращенный к де Конше, но не могла разобрать слова.
        Человек, на чью спину она обрушила лук, закрутился на лошади. Отчаявшись, Николетт изо всех сил бросила лук и помчалась прочь. Оглянувшись, увидела, что всадник вывалился из седла. Она не убила его, но надеялась, что одним воином стало меньше. Наклонившись вперед, натянула поводья. У нее сейчас было единственное стремление - догнать короля.
        - За ней! - заорал де Конше человеку, барахтающемуся в снегу. Тот шатался, как пьяный, но поймал поводья своего коня и кое-как взобрался в седло.
        Лэр воспользовался замешательством врагов и развернул Ронса, чтобы атаковать. Острие меча задело край щита де Конше. Щит упал на снег. Без него де Конше был вынужден отступить.
        Когда Лэр осмотрелся, Николетт и второй рыцарь исчезли из виду. Он повернул жеребца и галопом поскакал за ними. Выехав из прикрытия деревьев, сразу увидел всю картину целиком. Король и его оруженосец, увлеченные охотой, мчались по направлению к поджидающей их засаде. Николетт на измученной лошади скакала через луг, чтобы преградить им путь. Кажется, они не видели ни ее, ни второго всадника.
        Николетт слышала приближающийся стук копыт сбоку от своей лошади и видела тень преследователя на снегу. «Он не должен помешать мне», - сказала она себе и взглянула на двух всадников, галопом приближающихся к стрелкам. Один из них - конечно, король - гнал лошадь в той же жесткой, безжалостной манере, с какой правил семьей и королевством.
        Ослепленная белизной снега и вихрем чувств Николетт не заметила впереди себя овраг, пока не достигла его. Поворачивать было слишком поздно, овраг зиял перед ней, пугающе широкий, с торчащими, как пики, кустами и ветками. У нее остановилось сердце, пальцы отпустили поводья. Лошадь, почувствовав свободу, взвилась вверх и, как на крыльях, перепрыгнула препятствие. Ее передние копыта мягко коснулись склона. Еще прыжок - и разгоряченный конь из последних сил поскакал наперерез двум всадникам, мчавшимся галопом.
        Король, увлеченный погоней за кабаном, не увидел всадника, мчавшегося к нему на опасной скорости. Но оруженосец заметил, и в его глазах застыл ужас.
        Тем временем стрелки, лежащие в засаде, наблюдали за происходящим, ничего не понимая. На лугу появились лишние всадники.
        - Что-то не так, - пробормотал один.
        - Что случилось? - в панике спросил другой.
        Их вожак, хотя и сомневался, но был полон решимости выполнить все указания. Он натянул лук и закричал:
        - Пускайте стрелы!
        Оруженосец короля рванулся вперед, отчаянно пытаясь схватить поводья несущегося галопом королевского коня. Это ему удалось, и конь, задрав голову, стал поворачивать, не замедляя галопа. В этот момент на его пути возникла лошадь.
        Николетт видела только мелькающие яркие силуэты. Внезапно в воздухе что-то зазвенело.
        Стрелы проносились мимо, как злые шершни. Резкий удар выбросил ее из седла, и Николетт упала, хватая руками воздух. Она не видела столкновения лошадей, но слышала их ржание.

        Галопом спустившись по склону, Лэр увидел, как столкнувшись, лошади не удержались и упали в снег. Когда он остановил жеребца, перебросил ногу через седло и спрыгнул, барахтающиеся лошади уже встали на ноги.
        Он подбежал к Николетт и поднял ее из снега.
        - Ты ранена? - он задыхался от ужаса.
        Николетт не могла ничего сказать. Ей нечем было дышать. Наконец ей удалось прошептать:
        - О Боже, ты жив! Я так боялась! - и обвила его руками за шею, целуя.
        - Ты не ранена? - повторил де Фонтен, ощупывая ее тело, чтобы убедиться самому.
        - А король? - воскликнула она. - Где король?
        Лэр забыл о короле, единственной его мыслью было спасти Николетт.
        Когда они нашли короля, тот, стоя в снегу на коленях, пытался подняться. Его также сбросило с седла. Лэр помог Филиппу встать на ноги. Король был весь в снегу, одежда изорвана, руки исцарапаны. В тяжелой ткани его плаща торчала стрела. Король отстранил Лэра и вырвал стрелу. В ярости он сломал древко, украшенное перьями, и бросил его в снег.
        Охотники, те, кто ехал позади короля, и те, кто вернулся с ложного следа, собрались на лугу, создавая еще большую неразбериху.
        Король приказал слугам найти лучников и арестовать. Только сейчас он начал искать оруженосца. Тот лежал мертвый, стрела торчала из его груди. Филипп с болью воскликнул:
        - Эта стрела предназначалась мне! О Боже! Они намеревались убить меня!
        Через несколько минут лучники были схвачены. Это были, несомненно, люди де Конше, так как их одежду украшали его знаки. Брошенные к ногам короля, они во всем сознались и стали умолять о пощаде, зная, что пощады не будет.
        Неожиданно толпа заволновалась, когда приблизился еще один всадник. Рауль де Конше качался в седле, склонившись набок. Кровь стекала по пальцам, впитываясь в плащ и оставляя на ткани темный след.
        - Предатель! - закричал король. - За свою измену ты умрешь на дыбе!
        Де Конше с пепельно-серым лицом наклонился и соскользнул на землю.
        Изабелла молча наблюдала за этой сценой. В отличие от других, она оставалась в седле. Ее лицо, обрамленное мехом капюшона, напоминало маску.
        Де Конше попытался заговорить.
        - Я действовал не один, - его голос дрожал, на губах показалась кровь.
        Испуганный взгляд Изабеллы остановился на де Севри и де Варенто. Они выступили вперед с кинжалами в руках.
        Де Конше, шатаясь, сделал несколько шагов к королю.
        - Вы полагаете, я единственная змея? - его глаза остановились на Изабелле.
        Казалось, она очнулась от злобного взгляда. Лицо исказилось, она взвизгнула:
        - Убейте его!
        Де Севри и де Варенто прыгнули вперед, глубоко пронзив кинжалами грудь де Конше. Его тело обмякло, упало на снег.
        - Довольно! - прокричал король, жестом приказывая слугам схватить обоих. Филипп был уверен, что они не менее виновны, чем де Конше. Вопреки их планам он остался жив, но предательство ранило его сердце. Филипп повернулся к дочери и голосом, в котором прозвучало обвинение, спросил:
        - Изабелла, что вы скажете обо всем этом?
        Бледное, красивое лицо Изабеллы превратилось в ужасную маску. Она не произнесла ни слова в ответ, но быстро повернула лошадь и поскакала прочь.
        Николетт следовало бы почувствовать, что она отомщена, но девушка ощутила лишь печаль. Прижавшись к Лэру, она не могла не сочувствовать королю. Его сыновья были дураками, а единственная дочь, во всем похожая на него, замыслила убийство отца, чтобы удовлетворить свою алчность и жажду власти.
        Король, постаревший буквально на глазах, дрожа, повернулся и спросил:
        - Где мальчик, который ехал за мной? Взгляд упал на Лэра.
        - Де Фонтен? - сказал он, пораженный.
        - Да, сир. Я нарушил приказ об изгнании и должен умереть за верность королю, что и произойдет. Но я не мог позволить им убить вас.
        Король опустил дрожащую руку на его плечо.
        - Ты полагаешь, я столь бессердечен? Твое изгнание окончено!
        Затем обратил свой взор на мальчика, чьи короткие темные волосы вились вокруг лица. Он сразу же понял, что эти прекрасные черты принадлежат не мальчику, а молодой женщине. Взглянув в большие темные глаза, Филипп тотчас же узнал, что это его невестка Николетт Бургундская.
        Лэр сразу понял сомнения короля и быстро воспользовался предоставившейся возможностью.
        - Ее имя Одетта Друэ. Она камеристка Николетт Бургундской и ваша верная подданная, - осмелев, Лэр продолжил: - Ее хозяйка находится в Гайяре при смерти, - он затаил дыхание, ожидая реакции короля.
        Страх сжал горло Николетт. Она слишком хорошо знала предательскую натуру Филиппа. Он может их осудить. Разве они не нарушили приговор Совета?
        В суматохе на лугу метались люди и лошади, подминая замерзший снег. Отдаленный лай собак, преследующих убегающего кабана, доносился с дальних холмов.
        Наконец, ровным голосом король произнес:
        - Вы спасли мне жизнь, де Фонтен. Чем я могу вознаградить вашу преданность?
        - Я прошу лишь свободы и права жениться на Одетте Друэ, милорд, - Лэру показалось, что в светлых глазах короля вспыхнула искра чувства.
        Король был коварен. Но все прекрасно понял и увидел возможность положить конец личной проблеме, касающейся Николетт Бургундской. Он спросил:
        - Вы говорите, узница умирает?
        - Да, милорд.
        Что-то похожее на улыбку скривило губы короля.
        - Возвращайтесь в Гайяр. Похороните Николетт Бургундскую и возьмите себе в жены эту женщину.
        Проницательный взгляд упал на Николетт.
        - Вы согласны, мадмуазель?
        - Конечно, милорд. Нет ничего большего, о чем я могу просить вас. Не судите жестоко Жанну и Бланш.
        Король не ответил, но то, что она не услышала в словах, прочла в его взоре.
        - Теперь отправляйтесь, - Филипп махнул рукой, - пока мое сердце не ожесточилось. Идите с Богом, верой и надеждой на новую жизнь.

        ЭПИЛОГ

        Торжественная процессия прошла по улицам Андлу и через каменный мост в Гайяр. Повсюду была апрельская грязь, яркое солнце отражалось в воде, слепило глаза тех, кто глазел, стоя на обочине.
        Впереди ехала только что повенчанная пара, сопровождаемая братом жениха, соседом-дворянином с женой, мэром, префектом и купцами.
        Горожане, толпящиеся вдоль дороги, выкрикивали приветствия: «Долгой жизни!»,
«Много детей!» Все вытягивали шеи, толкались, желая увидеть сеньора и его красавицу-невесту.
        К радости и удовольствию всех деревенских сплетников Лэр де Фонтен женился на Одетте, камеристке королевской узницы. Конечно, говорили злые языки, у нее нет приданого. Более романтично настроенные горожанки считали, что большая радость всегда приходит на колесах печали. Поскольку смерть принцессы была действительно печальной. Едва исполнилось восемнадцать - и уже в могиле!
        Ворота Гайяра были открыты настежь, и гости свободно следовали через мосты и проходы. Они проезжали мимо наружной стражи и мимо недостроенной церкви, встающей из руин. Возле цитадели приветствующая толпа была еще больше.
        Дворы были наполнены праздничной суетой, в воздухе витали дразнящие аппетит ароматы, смешиваясь с запахом набухших почек и молодой весенней листвы. Вереницы нарядных гостей постепенно заполняли территорию замка. Все весело улыбались в предвкушении свадебного пира.
        Когда Лэр и Николетт спешились и пошли в главный зал, гости все еще прибывали, проезжая через подъемный мост. Мужчины, женщины, дети и собаки перемешались в переполненном дворе, все желали приветствовать сеньора и его красивую жену. Темные волосы Николетт были собраны золотой сеткой и увенчаны золотым венком. В бледно-желтом шелковом платье с вышитой накидкой из Триполи она сияла, как весеннее солнце. Лэр был облачен в элегантный коричневый наряд, богато украшенный золотой вышивкой. Его одежда была из фламандской шерсти, а мягкие высокие сапоги с серебряными шпорами изготовлены в Андлу.
        Большой зал Гайяра заполняли ряды столов, за которые быстро садились гости. Лэр и Николетт проходили среди гостей, обмениваясь приветствиями и улыбаясь. Позднее, на возвышении жених и невеста начали празднование с того, что разломили пополам ломоть хлеба и выпили красного, как кровь, вина из одной чаши, которую передавали друг другу. Чаша была серебряной - подарок мэра и его жены.
        Ощущая во рту вкус вина, Лэр наклонился, чтобы поцеловать Николетт, и пир начался.
        Тьери, брат Лэра, приехал лишь накануне, возвращаясь из Арраса, где присутствовал на церемонии подписания соглашения с фламандцами. Переговоры длились четыре долгих месяца. Маршал д'Орфевре, все еще опасаясь за жизнь короля, не оставлял его. И это было кстати, так как Тьери и его дядя не ладили между собой.
        Тьери провозгласил первый тост, Франсуа Кашо продолжил, и вино полилось рекой. Пир продолжался, и все гости в зале ели и пили так, будто голодали несколько дней. Из кухни несли вереницы подносов, пиршество длилось несколько часов. Вспотевшие гости сидели с покрасневшими лицами, изнемогая от жары горящих каминов.
        Один за другим люди отказывались от предлагаемых кушаний. Жюдо ослабил пояс, а Дора, сидевшая рядом с ним, обмахивала лицо руками. Она слишком много выпила вина и теперь беспрерывно смеялась. Большинству мужчин тоже требовалось ослабить пояс и закатать рукава. Лица женщин лоснились, будто их намазали жиром, под столами они поднимали юбки, чтобы хоть немного охладиться.
        Прежде чем заиграли музыканты, мужчины высыпали во двор, чтобы размять ноги, так, по крайней мере, они заявляли.
        Тьери, чье лицо тоже покраснело от вина, прохаживался с Лэром. Когда они повернули за угол, где никого не было, он спросил:
        - Когда ты вернешься в Везелей? - до сих пор у них не было возможности поговорить о будущем.
        Лэр пожал плечами.
        - Позже, вероятно, летом. Я не могу уехать, пока король не назначит в Гайяр нового человека.
        Тьери был готов сказать, что все может произойти быстрее, если старый д'Орфевре приложит к этому руку, так как скоро на суд вынесут дело о Лагрумских лесах, но промолчал. В конце концов, это день свадьбы брата. Будет достаточно времени поговорить об этом позже.
        Когда мужчины возвратились в зал, во двор небольшими группками начали выходить женщины. Николетт вышла с Адель Кашо.
        - Вы должны мне все рассказать, - сказала Адель, беря подругу за руку. - Это чудесная перемена в вашей жизни. Вы с де Фонтеном будете счастливы, я уверена.
        - О, да, - согласилась Николетт, улыбаясь и поглаживая руку Адель. Она действительно была счастлива. - У меня осталось одно невыполненное желание. Больше всего на свете я хочу иметь ребенка.
        Адель, чей располневший живот выдавал уже третью беременность, тихо засмеялась и предупредила:
        - Не будь такой нетерпеливой. Скоро их у тебя будет больше, чем достаточно, - она хихикнула. - Любимая шутка моего мужа такая, что стоит ему повесить свои штаны на кровать, как я становлюсь беременной. Для него это все шутки, а для меня серьезно.
        Николетт посмеялась вместе с ней. Но для нее главным был ребенок, которого она хотела больше всего. И это желание наполняло ее с того времени, когда они вернулись в Гайяр и опустили в могилу пустой гроб. Прошло четыре месяца, но она была юной и нетерпеливой, и поэтому каждый раз, когда начинались месячные, Николетт горько плакала от разочарования. Она всем, кроме Лэра, доверительно рассказывала, как хочет ребенка. Мюетта посоветовала взять несколько веточек вербены, настоять в вине и пить настой каждый день в течение недели. Но это не дало результата, как и все остальное.
        Когда Николетт и Адель вернулись в зал, музыканты играли, некоторые гости уже стучали каблуками под веселую мелодию. За длинными столами, покрытыми льняными скатертями, еще подавали еду. Николетт заняла свое место. Она увидела Жюдо, задыхающегося после танца, с очень красным лицом. Дора держала его за руку, а когда они проходили мимо, подмигнула Николетт и что-то вложила в ее ладонь.
        Пир продолжался, играла музыка, повсюду слышались шутки и смех. Тут и там слышались веселые рассказы о женихах и невестах, так что Николетт приходилось краснеть от смущения.
        - Если бы я был таким грязным негодяем, как ты, - сказал Тьери, - я бы разыграл с тобой сегодня веселенькую шутку.
        - Ну, теперь я совсем не засну, - ответил жених. Двусмысленность его слов вызвала целый ряд грубоватых шуток у окружающих, которые весело расхохотались.
        В конце концов, Лэр, все еще смеясь, поднял руки и сказал:
        - Друзья мои, хочу рассказать вам одну историю. Она касается моего брата, который желал бы, чтобы все считали его здравомыслящим.
        Тьери, прекрасно зная эту историю, со смехом запротестовал:
        - Признайся, кто был моим исповедником. Лэр начал рассказывать, как он и Тьери до смерти напугали священника, который учил их латыни.
        - Наш духовный наставник был глубоко убежден, что существует множество демонов и дьяволов. А мы нашли способ пробраться в часовню к алтарю и решили напугать священника. В тот вечер мы пришли с фонарем, кузнечными мехами и ждали, когда он придет молиться. Как только он опустился на колени и приступил к молитве, мы начали выть и стонать, раздувая меха и направляя струю воздуха прямо на него. Священник, бледный от страха, подхватил полы рясы и побежал из часовни на четвереньках. Он был так напуган, что отправился в паломничество, а мы на несколько недель избавились от латыни.
        Тьери смеялся даже громче, чем другие.
        - Я не сомневаюсь, что теперь он готовит для нас теплый уголок в аду.
        Много шуток и историй слышалось у стола. Адель и жены торговцев сидели близко друг к другу, разговаривая о детях и семейных делах. Альбер и другие молодые люди танцевали, им было так жарко, что волосы прилипали ко лбам.
        Лэр взял Николетт за руку, и они встали, желая доброй ночи и оставляя гостей продолжать веселье. Поднимаясь по ступенькам, Николетт дрожала от волнения.
        В спальне Лэр поставил масляную лампу на сундук возле кровати и открыл ставни. Теплый ночной воздух был наполнен ароматами весны, а серебряная луна сияла в ночном небе.
        Николетт поставила возле лампы наполовину наполненную серебряную чашу с вином, села перед полированным металлическим зеркалом и расплела золотые украшения в волосах.
        Раздеваясь, Лэр краем глаза наблюдал за ней. Она сбросила платье и осталась обнаженной, если не считать тонкой рубашки, которая ничего не скрывала. Николетт что-то держала в руке и высыпала это в чашу.
        Лэр бесшумно пересек комнату и обнял ее за талию. Николетт тихонько вскрикнула от неожиданности и повернулась к нему лицом, уронив пакет.
        - Что это?
        Она молчала, но так как Лэр продолжал пристально смотреть ей в глаза, вынуждена была хоть что-то сказать.
        - Ничего.
        Он поднес пакет к носу. Запах трав ударил в ноздри.
        - Откуда ты это взяла?
        Николетт опустила темные глаза, потом тихо сказала:
        - Здесь нет ничего вредного. Это всего лишь средство, чтобы у нас был ребенок. Выпьешь? - она с надеждой взглянула на любимого.
        Неожиданно он улыбнулся.
        - Если это так много значит для тебя, да, конечно, я выпью.
        Николетт обнаженными руками обвила его шею и поцеловала, а потом быстро взяла чашу и подала ему.
        Лэр выпил и несколько мгновений стоял неподвижно. Внезапно лицо его исказилось и, схватившись рукой за горло, он упал на кровать.
        Николетт вскрикнула и в ужасе бросилась к мужу. Он схватил ее, прижал к груди и, смеясь, опрокинул на постель.
        Николетт не знала, смеяться ей, плакать или ударить его. Она откинула голову, глаза наполнились слезами.
        - А что, если я не смогу родить ребенка?
        Лэр прижался к ней и начал целовать быстрыми дразнящими поцелуями.
        - Для меня это не имеет значения. Я люблю именно тебя.
        Николетт ответила на его поцелуй. Она тоже была полна любви и подумала, что это на всю жизнь.

        notes

        Примечания

1

        Один из двух мостов, соединяющий остров Сите с берегом Сены.

2

        Тамплиеры (храмовники), один из средневековых рыцарских орденов, возник в Палестине в начале XII века. Уничтожен французским королем Филиппом Четвертым в начале XIV века (прим. переводчика).

3

        Тонзура - выбритое место на макушке у католических духовных лиц.

4

«Ангел Господень» («Angelus Domini» - лат.) - молитва к Богородице, читаемая католиками трижды в день.

5

        Рейнар (Reynard) - имя, которым традиционно называли лису в средневековом эпосе.

6

        Французская мера длины, равная 4,5 км.

7

        Атилла (406? - 453 гг. н. э.) - король гуннов, завоевавших обширную часть Европы.

8

        Мелкая серебряная (позднее - медная) монета.

9

        Префект - название различных гражданских, военных и полицейских должностей в Древнем Риме, во Франции и некоторых других государствах.

10

        Валтасар - младший сын вавилонского царя Навуходоносора. По преданию, нашедшему отражение в Библии, в ночь взятия Вавилона персами Валтасар устроил пир. В разгар пира, где настольными чашами служили драгоценные сосуды, захваченные в иерусалимском храме, и прославлялись вавилонские боги, таинственная рука начертала на стене непонятные слова. Только иудейский мудрец Даниил прочитал надпись, предрекавшую гибель Вавилона и раздел вавилонского царства.

11

        Старинная французская серебряная или медная монета, имевшая хождение с VIII века до конца XIII.

12

        Москатель - химические вещества - клей, краска, непищевое масло и др. - как предмет торговли.

13

        Подружка, любовница (фр.).

14

        Моя дорогая (фр.).

15

        Светло-каштановый, рыжеватый (о масти лошади).

16

        Народный танец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к