Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Вейн Пэнси: " Медальон С Бирюзой " - читать онлайн

Сохранить .
Медальон с бирюзой Пенси Вейн

        # На горнолыжный курорт в Швейцарских Альпах приезжает юная девушка. У нее грустный взгляд и нет с собой вещей - Бетти Кларк приехала сюда, решившись на страшный поступок. Но неожиданно ее захватывает поток событий, а рядом оказывается человек, чем-то неуловимо знакомый и непостижимо родной, и жизнь Бетти постепенно наполняется новым смыслом…

        Пенси Вейн
        Медальон с бирюзой

        Пролог

        Детский праздник был в самом разгаре. В просторном доме миссис Пирри, обожавшей молодое поколение и часто устраивавшей всевозможные развлекательные мероприятия для детей, царило сумасшедшее веселье. По всему дому прыгали, резвились и хохотали, примерно две дюжины детей от трех до десяти лет. Повод для веселья был стоящим - наступал канун Хэллоуина, когда позволяются любые безумства и можно всласть побеситься без оглядки на взрослых.
        Но все-таки безумства эти направляла и контролировала твердой рукой миссис Пирри.
        - А теперь все в большую гостиную, дети, - хлопала в ладоши Мэг Пирри, крупная дама с громким голосом. - Следующий конкурс - эстафета, после нее - ловля яблок зубами в лохани с водой. Победителя ждет приз - велосипед с тремя фарами. Участвуют только дети, взрослых просьба не беспокоиться, - сказала она какому-то папе, который по пути в курилку выразил желание принять участие в конкурсе, потому что в детстве очень преуспевал в этом виде состязаний.
        В углу гостиной сидел на подоконнике мальчик лет девяти с темными взъерошенными волосами и прямыми, как стрелы, черными бровями - у него был насупленный и недовольный вид. Его мать приехала погостить к своей давней подруге Мэг Пирри и притащила его с собой, хотя он лучше бы остался дома с отцом. У отца всю неделю ночные дежурства в больнице, а когда он вернется утром, то некому будет приготовить ему завтрак. Уж он бы позаботился об этом, он уже сам не раз жарил яичницу с беконом, отец научил его, говоря, что мужчина должен уметь о себе позаботиться. А вот маму не слишком волновало, что и когда отец ест и хорошо ли он высыпается…
        И вот теперь сиди здесь и любуйся, как малышня беснуется. К тому же сыновья миссис Пирри, близнецы Том и Билл, которым еще не исполнилось девяти, смеялись над ним за то, что он не умеет играть в крикет, любит только «Битлз» и не слышал о «Диких кроликах», и что кроссовки у него самые простые, а не флюоресцирующие. Зато он умеет многое такое, что им и не снилось. Например, пришить пуговицу…
        - Что ты сидишь как бука, иди поиграй с ребятами, - окликнула его мать, проходя по гостиной в сопровождении какого-то мужчины. - Нет, это просто второй Роберт, вот сядет так и сидит, и слова от него не добьешься, - с досадой сказала она мужчине, который только пожал плечами.
        - Какая разница, Лора. Наконец-то мы сможем поговорить обо всем обстоятельно…
        Мама и мужчина удалились, а мальчик упрямо нахмурился и отвернулся к окну. Почему нельзя оставить его в покое, ведь он все-таки поехал с матерью, как она захотела. Зачем он ей только понадобился? Но тут у его уха раздался тонкий веселый голосок:
        - А ты почему не идешь в гостиную? Сейчас уже начнется эстафета.
        Перед ним стояла маленькая девчонка в голубом платье. Ее щеки, красные, как два яблока, были испачканы шоколадом, а волосы были такие светлые, каких он раньше ни у кого не видел, словно крашеные. Но разве такие малышки красят волосы?
        Девочке было сегодня весело, но этот мальчик, который сидел с начала праздника хмурый в углу, очень ее беспокоил. Из-за него она не могла почувствовать себя совсем счастливой.
        - У тебя зубы болят? - спросила она сочувственно.
        - Нет. Отстань.
        - Тогда пойдем. А то эстафету начнут без нас. Я должна там участвовать.
        - Ну и участвуй. - Он пожал плечами. - Думаешь, что кого-то обгонишь? Тебе, наверное, только три года.
        - Что ты, мне уже пять, и я хожу в школу, - не обиделась девчонка. - Это я просто ростом маленькая. И я о-очень быстро бегаю. Вот увидишь, с книгой на голове я обгоню Нэнси, а ей уже восемь.
        Она указала на красивую девочку с длинными черными волосами до пояса, которая держалась очень гордо и делала вид, что просто снисходит к детским играм. Эта девочка несколько раз перехватывала его взгляд и надменно, как взрослая, усмехалась уголком рта. Она казалась ему очень красивой, но он и представить не мог, чтобы заговорить с ней первым. Вот если бы она сама подошла к нему, а не эта пигалица…
        - А потом будет бег в мешках - ой, это такая смехота. В прошлый раз мальчишки устроили кучу малу. Если не хочешь бежать, иди и просто посмотри - обхохочешься.
        Надо же, какая энтузиастка, подумал он. Так говорил папа про одну медсестру, которая работала в его отделении. Он посмотрел на девочку со снисходительной жалостью. Куда ей обогнать Нэнси - та гораздо ее выше. И вон какая длинноногая.
        - А вот яблоко мне никогда не удается вытащить из воды, ни одно, - вздохнула она печально. - Нэнси в этом конкурсе участвовать не будет, она говорит, что не такая дура, чтобы окунаться с головой. Наверное, победит кто-то из мальчишек. Такого классного велика ни у кого нет.
        - Ты бы хотела выиграть велосипед? - спросил он ее с невольным интересом. Девочка молитвенно сложила руки.
        - Ох, это моя мечта. Но родители мне ни за что не купят - у них нет денег на разные глупости. Дедушка обязательно бы купил, но мама все равно против - ка-те-горически, - старательно выговорила она. - Боится, что я упаду. А вот если бы я сама его выиграла, то уж тут ничего не поделаешь. Ей пришлось бы согласиться, ведь не возвращать же его назад.
        Ее голубые глаза так блестели, когда она говорила о велосипеде, что он невольно ей посочувствовал. Обидно мечтать о чем-то и знать, что едва ли получишь желаемое.
        - А вот в снэпдрагоне я могу победить, - сказала девочка. - Я нисколько не боюсь обжечься. Но там приз для девчонок - костюм принцессы, а мне он нисколечко не нужен…
        Его мать говорила, что снэпдрагон, в которой участники пытаются выхватить изюминки из блюда с горящим спиртом - варварская забава, а отец считал, что она развивает волю.
        До них донесся призывный голос миссис Пирри.
        - Начинается! - воскликнула девочка, встряхивая головой, отчего ее кудряшки разлетелись вокруг лица светлым облачком. - Ну что, идем?
        А любопытно взглянуть, как малыши резвятся, подумал он и встал.
        - Ну идем.
        Началась эстафета, и он невольно следил за голубым платьем. Надо же, какая шустрая малышка. Она и правда обогнала длинноногую Нэнси и получила первый приз - журнал с комиксами. Нэнси снисходительно вскинула подбородок, но было видно, что она терпеть не может девчонку в голубом.
        - Смотри не утони в лохани с водой, - сказала она ей неприятным голоском, замаскированным под заботу. - А то придется тебя откачивать, как в прошлый раз. И вообще это не женственно. Пусть одни мальчишки состязаются за велосипед, правда, миссис Пирри?
        Девочка в голубом платье испуганно посмотрела на устроительницу веселья.
        - Участвовать могут все, и мальчики, и девочки, - громко объявила миссис Пирри.
        - Все равно тебе ни за что не выиграть велосипед, хоть ты всюду и лезешь участвовать, - процедила Нэнси. - И никто никогда тебе его не купит. И собаку тебе тоже не купят. Моя мама говорила, что твой отец - ничтожество и не может обеспечить семью.
        Глаза белокурой девочки наполнились слезами.
        - Сама ты ничтожество. И не смей никогда так говорить про моего папу.
        - Ха-ха-ха, - услышал он, как обидно засмеялась Нэнси.
        У него перехватило дыхание, в глазах потемнело, как бывало всегда, когда он сталкивался с чужой злостью и несправедливостью.
        Он протолкался сквозь толпу участников к столу, на котором стоял большой таз с водой, где плавали крепкие красные яблоки, и, дождавшись своей очереди, погрузил лицо в воду и захватывал зубами скользкие яблоки с таким азартом, который удивил его самого. И когда вокруг все завопили и завизжали, он понял, что победил - вытащил яблок больше, чем все прочие.
        Велосипед, и правда, был роскошный, с тормозом и огромными фарами. У него самого был гораздо проще. Все обступили его. Он обвел взглядом ребят. Девочка в голубом платье стояла у окна и смотрела на него восхищенно. На него, а не на велосипед, он отчетливо это понял. Он подошел к ней.
        - Ты классно всех обставил, - сказала она с легким вздохом. - Велосипед теперь твой. Ты его честно выиграл. Но ты весь мокрый. Хочешь мой платок?
        - Не надо, - небрежно сказал он и придвинул к ней велосипед. - Это тебе от меня подарок. На, держи.
        Она резко втянула в себя воздух и застыла, глядя на него во все глаза.
        - Ни фига себе, - сказал кто-то за их спинами.
        А чей-то взрослый голос объяснял кому-то:
        - Это внучка старика Соммервиля, бедняжка, совершенно заброшена родителями. Хорошо, что дед привез ее сюда.
        Она стояла молча и неподвижно, и он сунул ей велосипед в руки, чтобы быстрее покончить с этой сценой - все смотрели на них, и ему было страшно неловко.
        - Я из него все равно уже вырос… ну… скоро вырасту.
        - Спасибо… - проговорила она, и ее глаза вспыхнули как звезды. - Спасибо. Спасибо.
        Кажется, она забыла все слова, кроме одного. Они какое-то время стояли молча. Тут он услышал, как его окликают по имени. Мать искала его в толпе детей. Вид у нее был мрачный.
        - Нам пора ехать, - сказала она. - Собирайся.
        - Лора, подожди, побудь еще немного, скоро праздничный ужин, - говорила ей Мэг Пирри.
        Но у мамы явно испортилось настроение, а значит, они уедут прямо сейчас. Не дождавшись праздничного ужина. Мальчик сильно проголодался после состязания, но знал по опыту, что просить мать задержаться бесполезно.
        Он последовал за мамой на крыльцо. Она уже садилась в их старый «пежо», и он тоже собирался открыть дверцу, как вдруг его взяли за руку. Это девочка в голубом догнала его.
        - Я хотела сказать… ты самый добрый. Я никогда, никогда тебя не забуду, - сказала она совсем как взрослая, наверное, видела такую сцену в каком-то фильме. - Это тебе от меня. Это талисман. Он очень старинный, его носила еще моя бабушка.
        Она что-то сунула ему в руку.
        - Спасибо, - проговорил он. - А тебя как зовут? Меня…
        Но не успел договорить, она поднялась на цыпочки, и он ощутил на щеке ее теплые губы.
        Он растерянно заморгал, залился краской, а она стремительно повернулась и убежала. Он забрался на заднее сиденье, и когда мать выехала на шоссе, незаметно разжал кулак и посмотрел. На его ладони лежал маленький овальный медальон из светлого металла, с голубыми камешками, выложенными в форме незабудки. Типично девчоночий медальон.
        Он усмехнулся, но на сердце у него вдруг стало так хорошо и тепло, как никогда в жизни не бывало. И это чувство длилось очень долго, целых несколько дней, но потом разные важные дела заставили образ голубоглазой малышки потускнеть и раствориться. А медальон он спрятал в нижний ящик стола, в самую глубину. И забыл о нем. А когда долгое время спустя случайно вспомнил и решил посмотреть, то не смог его отыскать.

1

        Снеговая завеса скрыла горы и деревья, и теперь Бетти окружала сплошная белая мгла. Невозможно было поверить, что еще час назад на ясном голубом небе светило солнце, и склоны Западных Альп, покрытые елями и соснами, видны были до горы Финстерархорн. Хотя саму гору, еще вчера отчетливо маячившую на горизонте, заволакивала серебристая дымка. По этому признаку местные жители безошибочно узнавали о приближающейся буре.
        Когда Бетти сегодня утром спустилась в холл, то увидела у телевизора, по которому передавали сводку погоды, группу людей, с которыми успела познакомиться за те три дня, что жила в этой маленькой гостинице на окраине городка Фрибург…
        Три дня назад, едва она вошла в холл со своим чемоданчиком, к ней подошли две девушки в спортивных костюмах и невысокий коренастый парень, и заговорили с ней.
        - Как классно, Бетти, а то тут одни старики и старухи, - защебетала одна из девушек, назвавшаяся Руби.
        - Надеюсь, вольешься в нашу компанию, - сказала вторая, ее подруга Пэт.
        - Хорошо катаешься? Тут спуски просто классные, - обрадовала ее Руби.
        Парень по имени Сайлас смотрел на Бетти с молчаливой глуповатой улыбкой.
        Бетти что-то отвечала им, улыбалась и кивала, как заводная кукла. Со времени своего возвращения из Парижа она не переставала видеть себя со стороны и удивляться сама себе - насколько ее внешняя оболочка не соответствует тому, что творится у нее внутри.
        В тот же вечер она спустилась в бар и полночи просидела со своими новыми приятелями, пила коктейли «Святой Бернар» и «Альпийское солнце», хотя от коктейлей у нее всегда на другой день разламывалась голова, смеялась и даже танцевала с неуклюжим Сайласом. И знала, что, оставшись одна в номере, будет лежать ничком на кровати, глядеть сухими невидящими глазами в темноту и вспоминать день за днем последние три месяца и свою первую и последнюю в жизни любовь, которая, в конце концов, привела ее в эту крошечную гостиницу, прилепившуюся к крутому склону горы.
        Утром новые знакомые встретили Бетти в вестибюле.
        - Мы идем кататься, ты с нами? - предложила Пэт.
        Но такое обилие свидетелей не входило в ее планы.
        - Я давно не вставала на лыжи и не уверена в своих силах. Хочу попрактиковаться в одиночестве, - пробормотала Бетти.
        - Ну, как угодно. - Они, кажется, удивились.
        Когда веселая компания двинулась к подъемнику, Бетти надела взятые напрокат лыжи, застегнула ярко-красную куртку, надвинула на лоб пушистую белую шапочку и легко заскользила по снегу в противоположную от подъемника сторону. Туда, где висели запрещающие знаки с надписью: «Осторожно, обрыв!».
        Она не испытывала никакого страха, только холодную спокойную решимость. Лучше как можно скорее исполнить то, зачем она сюда приехала. Вчера вечером она еще немножко колебалась - не написать ли прощальное письмо Клер. Но передумала. Пускай все выглядит как несчастный случай. Наверняка на подобных этому горнолыжных курортах каждый год происходит множество несчастных случаев.
        На склоне лежал глубокий нетронутый снег, и лыжи скоро начали замедлять ход. Бетти затормозила у забора и двинулась вдоль него, зарываясь лыжами в снег. Она еще наверху увидела, где можно его обогнуть. Вскоре она стояла на краю обрыва.
        Интересно, будет очень больно?
        Но что эта боль по сравнению с тоской, которая разрывала ей сердце последние три недели? Сначала - чувство полета, а потом она упадет в мягкий пушистый снег и уже не будет ничего чувствовать. Настанет блаженное забытье.

«А Бог?» - вдруг подумала она с невольным страхом.
        Бог простит - он же видит, что ей уже не под силу терпеть.
        Бетти медленно двинулась вдоль края, заглядывая вниз. Обрыв был крутой, кое-где встречались присыпанные снегом уступы. Если она упадет на такой уступ, то только сломает себе ноги или позвоночник, и придется медленно и мучительно умирать. А может, ее найдут и чего доброго спасут…
        Вот здесь, пожалуй, лучше всего, край ровный, совсем отвесный. Бетти внезапно ясно увидела перед собой лицо - его лицо. Когда он узнает о случившемся, он поймет все… даже без адресованного ему письма, которое найдут в ее куртке.
        Пора! Бетти подъехала к самому краю. Концы лыж уже зависли над пропастью… Она взмахнула палками и… со всего размаху села в снег. Лоб покрылся холодным потом - естественная реакция тела, которое ужаснулось тому, что сейчас должно произойти. Путаясь в лыжах, Бетти быстро отползла от обрыва и залилась злыми слезами. Это все потому, что действовать надо быстро, не раздумывая.
        Она снова поднялась к ограде, развернулась и, стараясь ни о чем не думать, сильно оттолкнулась палками и устремилась вниз. В ушах засвистел ветер, и слезы превратились в ледяные дорожки. Край обрыва был совсем близко. Ее тело напряглось до боли в мышцах, и вдруг… это не она, а ее ноги - они сами сделали резкий разворот, и она затормозила на склоне, упершись лыжами в сугроб.
        Бетти стояла в сугробе, тяжело дыша. На ее лбу выступили капли пота. Нет, сегодня она не в силах продолжать! Завтра. Завтра она придет сюда снова, покатится вниз по своей собственной лыжне, лыжи будут скользить, сами понесут ее и… она исполнит задуманное!
        Завтра она непременно сделает это. Бетти почувствовала, что вся дрожит. Хотелось как можно быстрее оказаться в своем гостиничном номере. Ничего, сегодня она всего лишь осмотрела место «несчастного случая». Бетти выбралась из сугроба, быстро начала подъем и, ни разу не оглянувшись, достигла вершины склона. Здесь она хорошенько осмотрелась - не нужно, чтобы кто-то заметил ее маневры с этой стороны горы, где спуск запрещен. Было пустынно, и Бетти, с облегчением вздохнув, поехала медленнее и, обогнув забор, неожиданно столкнулась с пожилой дамой, одетой с ног до головы в белое. Из-под белого капюшона выбивались пряди седых волос.
        - Добрый день, - поздоровалась дама и пристально посмотрела на Бетти. И вдруг подмигнула ей с видом заговорщицы. - Вас тоже тянет на это место? Значит, вы меня поймете! Я каждый день спускаюсь сюда, встаю на самый край обрыва и представляю, что один лишь неверный шаг отделяет меня от верной гибели. И испытываю ни с чем несравнимое, непередаваемое ощущение! Это просто опьяняет.
        Она ласково кивнула Бетти и скрылась за оградой.
        По спине Бетти пробежала дрожь.
        Она ненормальная, подумала девушка, изо всех сил спеша к гостинице, ей захотелось поскорее встретить обычных людей. Эта женщина просто сумасшедшая…
        И тут Бетти как будто наткнулась на невидимую стену. А сколько людей сочтут сумасшедшей ее саму!
        Упрямо закусив губу, она направилась к подъемнику, где кипела жизнь. Остановившись, она достала из кармана зеркальце и, заглянув в него, с испугом увидела, что от слез у нее распухли и покраснели веки. Дама в белом не могла этого не заметить. Но почему приходится прятаться от людей, как будто она собирается сделать кому-то зло! Нет ни одного человека на свете, кому ее смерть причинит боль. У матери есть Йен и маленький Энджи, у отца - Мэри, Минни и Милли, у Клер - Брюс и ее салон.
        А для Кевина она была всего лишь мимолетным развлечением… Можно обмануть себя, считать, что он любил ее, как он написал в той записке, просто «обстоятельства оказались сильнее». Но Бетти чувствовала, что он никогда ее не любил. Разве тогда он оказался бы способен на такое невиданное, невероятное предательство?
        Бетти сняла лыжи, поставила их в стойку и вошла в гостиницу. В дверях она столкнулась с мужчиной, который как раз выходил наружу. И, кажется, наступила ему на ногу.
        - Извините, - проговорил он, и она поняла, что перед ней соотечественник.
        Бетти подняла глаза, готовая тоже принести извинения. Но слова застряли в горле. Лицо парня, с которым она столкнулась, показалось ей знакомым. Первая ее мысль была: встретить знакомого в самом малолюдном уголке Швейцарских Альп - это просто верх невезения. Меньше всего ей сейчас нужны были встречи со знакомыми. Пока она вспоминала, где его видела, парень тоже странно посмотрел на нее и неуверенно произнес:
        - Мы раньше не могли встречаться?
        Да, что-то смутное знакомое было в этих глазах кофейного цвета, в прямых как стрелы темных бровях. Она встряхнула головой, прогоняя наваждение.
        - Не думаю, - пробормотала она, пытаясь проскользнуть мимо него побыстрее, пока они оба не вспомнили, где встречали друг друга. - Извините…
        - Да, наверное, показалось, - смущенно произнес он.
        Бетти, чувствуя, что ее нервы на пределе, стремительно взбежала по лестнице, ворвалась в свой номер, захлопнула дверь и бросилась на кровать. Еще полдня и целая ночь впереди! А ведь все уже могло быть кончено…
        Она вслушалась в себя. Неужели же она передумала? Нет, нет, решимость ее ничуть не ослабела. То, что она испытала на склоне горы, - всего лишь животный инстинкт самосохранения.
        Бетти медленно направилась в ванную, наполнила ее, вылила полфлакона фиалкового бальзама и легла в горячую воду. До чего раньше она любила лежать в ароматной ванне, а теперь совсем не чувствует ласкающего тепла. Только холод, холод и страшное одиночество, словно она оказалась в ледяной пустыне Антарктиды. Даже на краю обрыва, в одном шаге от края ей не было так страшно и холодно, как делалось при мысли о долгих пустых годах жизни, ожидавших ее впереди.
        После ванны Бетти завернулась в бледно-желтый махровый халат, достала свой чемодан с полки, чтобы сделать то, что она не решилась сделать вчера, вынула из кармашка фотографию… На фотографии были запечатлены мужчина лет тридцати в дорогом костюме и молодая девушка с развевающимися светлыми волосами. Она улыбалась кокетливо, он - покровительственно. Бетти и Кевин. Да-да, пусть три месяца, но они были счастливы, этого у нее никто не отнимет.
        Чувствуя, что вот-вот хлынут слезы, Бетти разорвала снимок и бросила в унитаз. И все равно перед ее глазами продолжало стоять его победительно-красивое лицо. Таким же она увидела его впервые, когда пришла на собеседование.
        Все говорили, что у нее нет шансов получить работу в этой процветающей рекламной фирме, но случилось чудо.
        - Кем вы видите себя в нашей компании? - спросил тогда Кевин, вовсе не иронически, разве что чуточку снисходительно.
        - Я не боюсь никакой работы, - бодро проговорила она и тут же испугалась - сейчас он предложит ей мыть полы и убирать кабинеты. Это было уже ее шестое собеседование, и везде ей отказывали. Бетти не особенно расстраивалась из-за этих отказов. Но тут вдруг ее захлестнуло страстное желание быть принятой именно сюда, работать под началом именно этого человека с синими глазами на худом загорелом лице, с темными, почти черными волосами, небрежно спадающими на брови, в расстегнутой у ворота голубой дорогой рубашке.
        Наверное, это как-то отразилось на ее лице, потому что он вдруг перестал улыбаться и пристальнее вгляделся в нее. И Бетти увидела, как в его лице что-то дрогнуло.
        - И все-таки? - спросил он, быстро пробегая глазами по ее немногословному резюме и небрежно отодвигая его в сторону. - Должность… скажем, помощника референта вас устроит?
        - Думаю, что справлюсь! - уверенно проговорила Бетти, у которой сладко замерло сердце. Неужели это не сон? - Я готова начать прямо сегодня.
        - Все же вам не помешает узнать заранее о ваших обязанностях, - слегка улыбнулся он, встал, прошелся по кабинету походкой хорошо тренированного человека. Затем, сев на краешек стола, принялся рассказывать ей о предстоящей работе, а она слушала, все больше попадая под обаяние чарующего глубокого голоса…
        Бетти вскочила и несколько раз прошлась взад-вперед по комнате. Давно следовало избавиться от фотографии, ведь в ее вещах станут рыться полицейские, вдруг она натолкнет на правильную догадку? Нет, несчастный случай так несчастный случай. Это последний долг, который она отдаст своим родным. О настоящей причине ее гибели должен знать только Кевин…
        Бетти переоделась в свитер и брюки, высушила феном шелковистые волосы, которые легли ей на плечи естественными кольцами. Льняные волосы и светло-голубые глаза достались ей в наследство от бабушки Бригитты, шведки по происхождению, которая познакомилась с дедушкой, когда изучала английскую литературу в Кембридже. Она не стала филологом, вышла за дедушку замуж и прожила свою недолгую жизнь на уединенной ферме в Восточном Суссексе, родила мальчика, который впоследствии стал отцом Бетти, и умерла совсем молодой.
        Дедушка всегда видел ее образ в маленькой Бетти и обожал ее безмерно. Сейчас Бетти казалось, что самыми счастливыми в ее жизни были те месяцы, когда она жила на дедушкиной ферме.

«Дедушка, если бы ты сейчас был жив! - подумала она. - Только тебе я могла бы доверить свое горе, прижалась бы головой к твоей жилетке, пахнувшей табаком, и рассказала бы тебе все. И, может быть, ты нашел бы слова, которые убедили бы меня, что ничего еще не кончено…»
        Внезапно Бетти почувствовала голод. Можно спуститься в бар и заказать коктейль
«Альпийское солнце», от него так славно шумит в голове и совсем ни о чем невозможно думать. Вчерашняя компания - как их? Руби, Пэт и Сайлас! Они наверняка уже там. Общаться с кем бы то ни было не хотелось, но оставаться одной в номере было еще тяжелее. И Бетти спустилась в бар.
        Обведя взглядом столики, она увидела, что из вчерашней компании в баре присутствует только одна Руби. Заметив Бетти, она энергично замахала рукой. Бетти вяло махнула в ответ, подошла к стойке, взяла коктейль и подсела к девушке.
        Руби, маленькая, крепкая, коротко стриженая шатенка, была уже изрядно навеселе.
        - А где остальные? - спросила у нее Бетти.
        - Поехали на экскурсию в монастырь. - Она закатила глаза.
        - А ты что же не поехала?
        - Это была идея Пэт, ее родители католики и воспитали ее в духе истинной веры.
        - Сайлас, кажется, не слишком-то разговорчив, - отметила Бетти. - Вчера, когда мы с ним танцевали, он и двух слов не связал.
        - Он, видишь ли, привык нецензурно выражаться, но Пэт решила его перевоспитать. Она сказала, если он хочет быть с ней, пусть откажется от этой привычки. А у него это настолько вошло в плоть и кровь, что он предпочитает молчать, - хихикнув, объяснила Руби. - Пэт его духовно развивает. Она сказала, что быть в двух шагах от монастыря святого Бернара и не побывать в нем - преступление. Сайлас ходит за ней как привязанный. Я решила им не мешать. Кроме того… - Она несколько смутилась, но ее подвижное лицо тут же приняло доверчивое выражение. - Скоро сюда придет один человек, - сообщила она шепотом.
        - Тогда мне лучше пересесть за другой столик, - предложила Бетти. - Я не хочу быть третьей лишней.
        - Что ты! Этот человек… в общем, мы пока не знакомы. Но я видела его уже несколько раз.
        На ее лице читались нетерпение, радость, предвкушение. Как, наверное, плохо иметь лицо, на котором все написано. У нее самой было такое еще совсем недавно… Но нельзя выказывать свои чувства. Она бы много чего могла порассказать Руби о пагубности этой привычки. Но та не услышит ее. Каждый должен сам пройти свой, предназначенный только ему путь до конца.
        Снова пришли воспоминания, лицо Бетти побледнело, и глаза сделались из голубых темно-лиловыми. Но Руби не замечала ее состояния, она была поглощена собственными переживаниями. Она то и дело посматривала на стеклянную дверь, откуда должен был появиться ее герой. Эта дверь то и дело открывалась, и в нее входили постояльцы гостиницы.
        Бетти отпила глоток коктейля. Джина в нем было изрядное количество, и непривычная к спиртному Бетти почти сразу чувствовала легкое головокружение. Но вот дверь отворилась в очередной раз, и в нее вошла дама в белом, та самая… На сей раз на ней было облегающее белое платье. Ее седые волосы были аккуратно уложены в старомодную прическу волнами.
        Бетти быстро опустила голову, чувствуя, как по спине пробежал озноб. Она сама не понимала, почему ей так страшно встретиться взглядом с этой женщиной. От ее старомодной миловидности веяло чем-то жутким… У Бетти похолодели пальцы, замерло дыхание… но, к счастью, дама, не заметив Бетти, отошла в дальний конец бара и села там за столик.
        - На кого ты сморишь? - наконец обратила на свою соседку внимание Руби. - На это бледное привидение? Когда мы приехали, она уже была здесь. Правда, вид у нее нелепый?
        Вместо ответа Бетти передернула плечами, развернула стул, чтобы не видеть Белой Дамы, и ее взгляд упал на человека, с которым она столкнулась при входе в гостиницу. Она и не заметила, как он вошел. Причем сидел он за столиком не один - рядом лежала, вытянув вперед передние лапы, большая собака.
        Бетти, видимо, просто показалось, что они знакомы. Иначе кто-кто из них наверняка давно вспомнил бы, где и при каких обстоятельствах это знакомство имело место…
        Нет, он не обращает на нее никакого внимания и о чем-то разговаривает со своей собакой. Ну конечно, это сенбернар, местная достопримечательность. Эту породу, как знала Бетти, разводили монахи монастыря Святого Бернара, который служил убежищем для путешественников, переходящих через этот трудный и опасный горный перевал между Италией и Швейцарией.
        Парень наклонился и что-то говорил собаке на ухо, и та слушала его напряженно и внимательно. У Бетти никогда не было собаки, хотя она в детстве усиленно просила об этом маму. Но мама твердила, что люди, любящие собак, не слишком любят людей, и время, которое придется уделять собаке, лучше посвятить заботе о своих близких.
        Так Бетти и не купили собаку, которая бы избавила ее от непреходящего чувства одиночества и ненужности, сопровождавшего ее все детские годы.
        Как ласково он поглаживает собаку по голове! Очень возможно, что его жена ждет и не может дождаться от него хотя бы малейшей ласки… А если бы у Бетти была собака, смогло бы это удержать ее от того шага, на который она решилась?..
        Бетти охватила пронзительная жалость к себе, все расплылось перед глазами. Стоп! Только не слезы. Она быстро достала платок и сделала вид, что чихает.
        - Этого парня я тоже здесь уже видела, - сказала Руби. - Он, кажется, представляет какой-то благотворительный фонд. Собаки раньше с ним не было. Ну и страшилище!
        Руби явно недолюбливает собак. И Кевин не любил ни собак, ни кошек, он был слишком брезглив. Бетти его чрезмерная чистоплотность казалось трогательной слабостью, и она даже готова была согласиться с ним, что собаки и кошки только обременяют и вовсе не заслуживают тех восторгов, с какими к ним относится ряд чудаков, наделяя эти творения природы чуть ли не человеческими достоинствами.
        Тем временем хозяин собаки явно почувствовал, что его разглядывают, и в свою очередь взглянул в сторону девушек. Вернее, посмотрел на Бетти, прямо ей в глаза. Взгляд у него был довольно сумрачный, Бетти к такому не привыкла. Обычно ее внешность вызывала в мужчинах интерес. А этот тип смерил ее угрюмым оценивающим взглядом, затем, явно решив, что она не представляет для него интереса, переключил внимание на собаку.
        Странное дело, почему-то Бетти это задело.

«Может быть, я так изменилась? - решила она. - То, что мне пришлось пережить, не проходит бесследно. Может, мои глаза потухли, а у губ появились горькие складки? Так обычно пишут в книгах».
        Бетти последнее время почти не смотрелась в зеркало, вернее смотрела, но не так, как прежде, с естественным для женщины желанием приукрасить себя, понравиться любимому человеку. Теперь ничего этого уже не нужно. Лишь бы не выглядеть опустившейся неряхой.
        Она боковым зрением заметила какое-то движение сбоку и повернулась. Рядом стояла собака и обнюхивала ее колени. Руби ойкнула и проворно подобрала ноги, хотя собака на нее не обращала никакого внимания. Бетти машинально протянула руку, собака обнюхала с интересом ее ладонь и вдруг лизнула ее широким теплым языком.
        - Не бойтесь, она не укусит, - прозвучал над ней голос.
        Она вскинула глаза и увидела хозяина собаки. Он незаметно подошел и стоял рядом с ней. Бетти отметила, что он не выше среднего роста. Лицо с резкими чертами, темные волосы, небрит. В нем не было и десятой доли утонченной элегантности Кевина. Одет в простой коричневый свитер и черные джинсы. Кевин бы скорее умер, чем надел такой свитер.
        - Я не боюсь собак, - ответила Бетти равнодушно и провела ладонью по спине сенбернара.
        Он смотрел на нее пристально и сурово, Бетти даже показалось, что она уловила в его взгляде некую враждебность. Она убрала руку - может быть, ему не нравится, когда трогают его собаку? Но тогда ему не следует отпускать ее…
        Вдруг она заметила, что у собаки только один глаз зрячий - второй был плотно прикрыт веком. Бедняжка! Так-то он заботится о своей собаке. Впрочем, какое ей до этого дело?
        - Разрешите вас пригласить на танец, - вдруг произнес он словно нехотя.
        Ага, она его явно заинтересовала, вот только он старается скрыть свой интерес. Что же, можно и потанцевать. Ей лучше вести себя, как ни в чем не бывало.

2

        - А ваша собака станет сопровождать нас? - спросила она, тоже слегка усмехаясь.
        - Нет, я сейчас отведу ее назад к столу, и она будет терпеливо сидеть. Лотта очень понятливая.
        Он поманил за собой собаку, и она пошла за ним к его столику, там он что-то тихо сказал ей, и собака легла снова, далеко вытянув передние лапы и печально глядя на Бетти.
        - Я недолго, - пробормотала Бетти в ответ на заинтересованно-вопросительный взгляд Руби.
        Он вернулся к Бетти и протянул руку.
        Они вышли в середину зала, где под игру одинокого пианиста, исполнявшего что-то медленное, уже топталось несколько пар. Он уверенным движением положил руку на талию Бетти и плавно повел ее в танце. Она обратила внимание, что он привлек ее довольно близко, но в этом не было ничего нескромного, скорее просто уверенность, что следует танцевать именно так. Его коричневый свитер пропах сигаретами и можжевельником. Какое-то давнее воспоминание, скорее похожее на сон, промелькнуло в ее голове, когда она увидела близко перед собой его темные, прямые брови… Но оно тут же исчезло. Некоторое время оба молчали.
        - Меня зовут Джек Моран, - первым прервал он молчание. - А вас?
        - А меня Элизабет Кларк… или просто Бетти.
        - Вы ведь тоже англичанка?
        - Да, я из Лондона.
        - Вы отдыхаете здесь с подругой?
        Просто допрос какой-то, с некоторым возмущением подумала она. Рассказал бы лучше о себе.
        - С Руби мы познакомились только вчера.
        Сейчас спросит - одна я здесь или с приятелем, подумала Бетти, но он не спросил. Она спросила в свою очередь:
        - А вы отдыхаете здесь с вашей собакой?
        - Я здесь по делам, - ответил он. - А собака у меня всего четыре дня.
        - Вот как? Кажется, с ее глазом что-то случилось…
        - Лотте всего два года, но пережила она достаточно. Прежний хозяин плохо с ней обращался. Он сильно ударил ее по голове, и она потеряла один глаз. Он отвез ее к ветеринару, чтобы усыпить, но я случайно узнал об этом и забрал ее к себе.
        Все это Джек Моран произнес без каких-либо эмоций, спокойным глуховатым голосом. Бетти задержала дыхание. Как всегда, когда она слышала о том, как мучают детей или животных, в ней вскипала волна ярости. Она в принципе была против смертной казни, но мучители детей и животных, по ее мнению, заслуживали самой лютой смерти.
        - Надеюсь, вы проучили этого мерзавца? - прошептала она, бледнея от гнева.
        Ей показалось, что Джек Моран взглянул на нее с интересом. Стоило этой девушке услышать, что Лотта пострадала от жестокости своего хозяина, и ее лицо сразу словно сбросило маску равнодушия и стало живым и несчастным.
        - Нет. Я просто забрал собаку.
        - Это, конечно, очень добрый поступок с вашей стороны, - пробормотала она, поднимая на него глаза. - Но я бы, наверное, на вашем месте это так просто не оставила.
        Перед ее глазами промелькнула картинка из далекого детства. Маленькая Бетти, гостившая на дедушкиной ферме, залезла в куст ежевики и лакомилась сочными черными ягодами. Вдруг где-то за оградой раздался лай, который перешел в пронзительный душераздирающий визг. Живое существо взывало о помощи, и Бетти, на мгновение замерев от ужаса, в следующую секунду рванулась через заросли ежевики, оставляя на колючках клочья своего нового летнего платья, перескочила через невысокую ограду и оказалась на пустыре, который примыкал к дедушкиной усадьбе. Визг доносился из кустов орешника и становился все отчаяннее.
        Бетти пронеслась через кусты, раздвинула ветви и увидела двух присевших на корточки мальчишек - соседского Сэма и другого, незнакомого, выбритого наголо. Бритый затягивал ремешок на шее толстого лохматого щенка, а Сэм охотничьим ножом резал ему хвост у основания.
        Бетти налетела как ураган. Не успели они опомниться, как она крепким кулачком саданула бритого, так что он опрокинулся навзничь, и замолотила по голове Сэма, а потом изо всей силы дернула его за рыжие вихры. Они выпустили щенка, и бритый, схватившись за разбитую губу, отступил - он, как видно, был не слишком воинственным. Но Сэм, выругавшись, треснул девчонку по уху, так что она не удержалась на ногах. Но тут же вскочила.
        - Это наш щенок, поняла! Частная собственность. А хвост ему резать по породе положено, дура. Что, побежишь жаловаться дедушке? - процедил он.
        - Я и сама с вами разберусь, - презрительно фыркнула Бетти. - Ты последний подонок, раз мучаешь животных.
        - Как нехорошо ругаться приличной девочке, - ухмыльнулся Сэм, подхватывая забившегося в лопухи щенка. - Ну и что дальше? Что хочу, то с ним и сделаю.
        - Не сделаешь, Сэм! - произнесла она яростно. - Я тебе не позволю!
        И она бросилась вперед и вцепилась в щенка с отчаянной яростью, и некоторое время они рвали его друг у друга, а щенок пронзительно верещал. Тогда Сэм двинул ее носком обутой в тяжелый ботинок ноги по щиколотке. Щиколотку пронзила острая боль, на глазах выступили слезы, но ухмыляющееся лицо Сэма еще усилило ее злость, и она впилась зубами в его руку.
        Он взревел и выпустил щенка. С его кисти закапала кровь. Он отчаянно ругался, глядя, как распухает на глазах кисть. А Бетти, которой хотелось убежать сломя голову домой, все же помедлила со щенком на руках и громко и твердо проговорила:
        - Больше ты никогда не станешь мучить животных, не то будешь иметь дело со мной! Запомни хорошенько.
        Затем гордо повернулась и пошла, прихрамывая и прижимая к себе обретенное сокровище.
        Дома она рассказала все дедушке, и дедушка уже готовился к разговору с родителями Сэма, если они явятся за щенком. Но никто не явился, и щенку промыли ранку на хвосте, напоили молоком и накормили галетами. Бетти возилась с ним весь месяц и, когда пришла пора возвращаться в школу, долго уговаривала маму по телефону позволить ей взять щенка с собой, в Лондон. Но мама не позволила, и щенок так и остался у дедушки.
        Бетти плакала, уезжая в Лондон, и обещания дедушки заботиться о Фантике не утешали ее. Фантик прожил у дедушки пять лет, потом дедушка умер, а Фантик исчез - наверное, убежал искать хозяина, и больше его никто нигде не видел…
        Бетти вздохнула и посмотрела на своего кавалера, который едва переступал ногами - видимо, тоже о чем-то задумался.
        - Но как вы ввезете собаку в страну? Закон о полугодовом карантине для ввозимых животных, как мере против бешенства, еще действует.
        - Я думаю над этой проблемой. Есть разные пути. Можно найти хороший частный питомник, - ответил он уклончиво и нахмурился. Было видно, что этот вопрос его очень заботит.
        Бетти подумала о старой дедушкиной ферме, на которой теперь жили мистер и миссис Пауэлл. Насколько ей было известно, они содержали питомник породистых собак. Может быть, сказать об этом Морану? Но она тут же осадила себя. Если сказать, пообещать, надо будет связаться с Пауэллами, договариваться с ними, а сделать это можно только в Англии.
        Но у нее совсем другие планы. Ей сделалось холодно и пусто внутри.
        - Видимо, вы уже успели к ней привязаться… - заметила она.
        - К ним быстро привязываешься, - ответил Джек Моран сдержанно и как бы нехотя. - Она не совсем обычная собака. У Лотты удивительное чутье на людей. Вот, например, из всего зала она подошла именно к вам. Это неспроста. Несомненно, чем-то вы привлекли ее внимание. Признаюсь, это так меня заинтересовало, что я решил пригласить вас.
        Вот, значит, как? Этот тип пригласил ее танцевать потому, что ее выбрала его собака…
        Бетти вспыхнула. Да он над ней просто смеется.
        Она остановилась и сердито посмотрела ему в глаза.
        - Знаете, мистер Моран, в следующий раз вам лучше руководствоваться собственным выбором, чтобы избежать разочарований. А то у вас с вашей собакой могут оказаться разные вкусы.
        Она повернулась и пошла к своему столику, ожидая, что он пойдет за ней и попытается обратить все в шутку. Но он, слегка пожав плечами, преспокойно отправился на свое место и, склонившись к собаке, стал что-то снова нашептывать ей. Наверное, рассказывает, какая Бетти оказалась неинтересная, глупая и лишенная юмора. Впрочем, ей все равно! Какое ей дело до этого Джека Морана и до кого бы то ни было!
        И все-таки почему-то ей стало досадно.
        Когда Бетти села на стул рядом с Руби, ее новая знакомая легонько подтолкнула Бетти локтем.
        - Смотри! Вот он…
        Бетти проследила за ее взглядом и увидела светловолосого молодого человека высокого роста. От него веяло здоровьем, процветанием, энергией. На нем невольно останавливался взгляд.
        Руби не сводила с красавца восторженных глаз.
        - Это Артур Зоннер, - прошептала она с благоговением. - Он талантливый химик, работает в фармацевтической фирме, богат… Уже второй год приезжает сюда. Считает, что тут потрясающие возможности для экстремальных спусков. Мне это рассказала Рози, менеджер нашего отеля.
        - Красив, богат, талантлив, обаятелен, - пробормотала Бетти. - И все в одном человеке? Так не бывает. У него должен быть скрытый изъян. Вполне возможно, что он извращенец.
        Руби обиженно посмотрела на нее.
        - Если ты разочаровалась в своем парне, это еще не значит, что на свете нет совершенных мужчин. Как я мечтаю с ним познакомиться! Посмотри, как он держится. В его жилах наверняка течет королевская кровь. Вдруг он побочный сын какого-нибудь европейского монарха, - размечталась Руби.
        Артур Зоннер, между тем, пригласил на танец девушку с длинными черными волосами, и они закружились в медленном танце. Руби впилась в соперницу глазами, испепеляя ее взглядом.
        Бетти посмотрела на дурочку с глубоким состраданием. Этому Артуру нет дела до ее существования. Судя по всему, Руби еще не познала боль отвергнутой любви, не знает, в какие пучины отчаяния может затянуть растоптанное чувство.
        Красавец тем временем продолжал танцевать, а длинноволосая партнерша томно извивалась в его объятиях. Бетти показалось, что сам он не слишком поглощен своей партнершей. Глаза красавца скользнули по залу и встретились с глазами Бетти. Его глаза были очень светлыми, какими-то ненастоящими. Словно фарфоровые, подумала Бетти.
        Она не отвернулась, а посмотрела ему прямо в глаза, в упор, особенным призывающим взглядом. В его лице что-то дрогнуло, и, совершив со своей партнершей поворот и снова повернувшись лицом к столику Бетти, он снова поймал ее взгляд.
        - Говоришь, мечтаешь с ним познакомиться? - сквозь зубы спросила Бетти у Руби, не разрывая визуального контакта. - Сейчас тебе представится такая возможность.
        Руби, не заметившая этого обмена взглядами, живо повернулась к ней. Музыка тем временем прекратилась, и Артур со своей длинноволосой партнершей вернулись к столику. Но Бетти была спокойна - она не сомневалась, что наживка проглочена. Что же, пускай Руби получит желаемое и изведает свою долю страданий.
        Бетти научилась безошибочно угадывать интерес мужчин к своей особе. Теперь обмена взглядом с Артуром ей было достаточно, чтобы понять - он не прочь с ней познакомиться.
        Бетти допила ликер «Альпийское солнце» - крепкий и опьяняющий, как морозный воздух. Голова ее слегка кружилась, внутри стало пусто и легко. На Артура она больше не смотрела, но случайно встретилась глазами с Джеком Мораном, хозяином Лотты. И ей показалось, что он смотрит на нее с насмешкой. Бетти дернула плечом и, встряхнув головой, отбросила назад светлые, вьющиеся на концах волосы.
        А Джек с трудом отвел глаза от этой девушки в малиновом пуловере. Что-то в ней было такое, отчего он то и дело обращал на нее взгляд. Да, она хорошенькая, то, что называется пикантная, но мало ли на свете хорошеньких блондинок? Он украдкой смотрел на это юное лицо, которое при их столкновении в дверях показалось ему странно знакомым, на ее нежно-розовые детские губы, которые она складывала в странную горькую усмешку, на голубые, широко расставленные глаза, которые то и дело принимали отсутствующее выражение…
        Он готов был поклясться, что уже видел эти широко расставленные глаза с разлетающимися как крылья густыми бровями. Что-то в ней возбуждало его интерес и одновременно настораживало. Что-то пугающее и тревожное было в ее порывистых, небрежных движениях. Вдруг ему представилось, что она стоит на вышке и собирается броситься головой в воду, и, чтобы скрыть страх, напускает на себя браваду.
        Руби вся подобралась и торопливо пригладила ладонью растрепанные жесткие волосы. Бетти покосилась налево - так и есть, к ним неторопливой, упругой походкой приближался красавец-блондин Артур Зоннер.
        - Разрешите? - спросил он весело и, не дожидаясь ответа, широко улыбнувшись, уселся на свободный стул. - Меня зовут Артур Зоннер, - представился он с ходу. - Кажется, вас я уже видел здесь прежде, - улыбнулся он Руби.
        - Да, я отдыхаю здесь вместе с подругой и ее приятелем, - пролепетала та, краснея до ушей. - Я Руби Уоллз… а это Бетти…
        Бетти, занавесив глаза ресницами, разглядывала узор на бокале.
        - Для швейцарца вы хорошо говорите по-английски, - пробормотала она.
        - А я учился в Англии, - охотно пояснил он, светясь улыбкой. - К тому же моя мать англичанка.
        - Я бы скорее подумала, что вы немец. У вас типично арийская внешность.
        Руби ее замечание явно показалось неделикатным, и она незаметно толкнула Бетти ногой под столом. Впрочем, Артура эти слова нисколько не задели.
        - А где же ваш приятель? - поинтересовался Артур, поворачиваясь к Бетти.
        - Руби имела в виду не меня, - спокойно пояснила Бетти, поднимая на него глаза. Теперь ее взгляд выражал только вежливое равнодушие. - С ней мы познакомились здесь. А мой приятель - вот за тем столиком, с собакой, видите? - произнесла она неожиданно для себя. - Я только хотела договориться с Руби, чтобы завтра вместе поехать на экскурсию. А теперь я лучше поспешу к Джеку, он страшно ревнивый. Видите, как смотрит? Так что до завтра, киска, - кивнула она изумленно уставившейся на нее Руби, чей взгляд, впрочем, мгновенно налился благодарностью. Теперь дело за ней, пусть использует свой шарм на всю катушку и постарается завлечь своего красавца.
        Бетти поднялась, плавно прошествовала по залу до столика Джека Морана и уселась на стул напротив него.
        - Не пугайтесь, - проговорила она. - Я через несколько минут уйду и не буду вам докучать. Это всего лишь военная хитрость. Я оставила Руби наедине с парнем, с которым она хочет познакомиться.
        - Но почему вам было просто не уйти в номер? - полюбопытствовал Джек.
        - Может быть, я хочу еще выпить? - ответила она с вызовом. - Не бойтесь, я сама закажу. Еще один коктейль, - попросила она проходящего мимо официанта.
        - А не достаточно ли будет? - осведомился Джек.
        - Это решаю я, - твердо сказала Бетти, опуская ладонь на шелковистую голову Лотты, которая подошла, чтобы обнюхать ее колени.
        - Позвольте все же мне вас угостить, а то я стану чувствовать себя совсем троглодитом, - сказал Джек.
        - У вас уже была такая возможность, но вы ею не воспользовались, - отрезала Бетти, расплачиваясь с официантом.
        Но, так и не допив коктейль, она отодвинула его и, прищурившись, посмотрела на наручные часики - большие, детские, с Винни Пухом на розовом циферблате. Это был последний подарок дедушки на ее день рождения, и с тех пор Бетти с ними не расставалась. Даже Кевин не смог уговорить ее принять от него в подарок золотые часы с бриллиантовой россыпью.
        - Вы правы, я, пожалуй, пойду к себе, - пробормотала она. Легкость и веселье внезапно оставили ее, словно один за другим лопнули будоражащие пузырьки, и теперь на душе лежал мутный тяжелый осадок.
        - Вы уверены, что дойдете до номера? - спросил Джек Моран, озабоченно глядя на нее. - Может быть, проводить вас?
        - Не нужно, - осадила его Бетти. И, покачнувшись, поднялась. - Спокойной ночи, Лотта. Объясни своему хозяину, что сегодня просто не его день.
        Так ему и надо, подумала она про Джека Морана с непонятной обидой.
        Она как в тумане прошла по залу и вошла в холл. Лестница начиналась в противоположном конце, и до нее надо было дойти твердой уверенной походкой, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Она уже была на полпути, но тут дежурная за стойкой регистрации окликнула ее.
        - Мисс Бетти Кларк! Вас тут ждут.
        Удивленная Бетти обернулась. Из кресла поднялся худощавый мужчина в спортивной шапке и красном шарфе вокруг шеи.
        - Я думала, что вы с вашими знакомыми уехали на экскурсию, - виновато сказала дежурная.
        Мужчина подошел и, как показалось Бетти, начал оттеснять ее к креслам. Она упрямо осталась на месте.
        - Э… вам должны были сообщить обо мне, - тихо произнес он на плохом английском. - Я должен передать вам одну вещицу. Для миссис Браун. Вам, надеюсь, сообщили обо мне?
        - Я не знаю никакой миссис Браун, - удивленно проговорила Бетти. - Вы что-то перепутали.
        В его лице промелькнула тревога.
        - Но как же… Вас должны были предупредить, что я приду в ваш отель, чтобы передать вам вещицу. Сувенир. Для миссис Браун, на день рождения. Моя фамилия Соретти, - произнес он раздельно, и Бетти вспомнила.
        Перед отлетом Бетти встретилась в кафе со своей подругой Мойрой и ее приятелем. Мойра жалела, что сама не может съездить в Альпы, и перед тем, как они расстались, попросила:
        - Окажи, дорогая, услугу мне и Бену. К тебе в гостиницу заедет знакомый его матери и передаст подарок. Знаешь, судьба их развела, но каждый год он непременно дарит ей что-нибудь для ее коллекции статуэток. Его фамилия Соретти. Да, Бен?
        Бен равнодушно кивнул. Бетти тогда машинально дала согласие, абсолютно не подумав о последствиях. Только теперь она поняла, насколько этот подарок свяжет ей руки.
        - Ах… да. Только не могли бы вы переслать миссис Браун подарок каким-то другим путем? - спросила она. - Видите ли, мне это не совсем удобно. Я, возможно, не сразу вернусь, а поеду… куда-нибудь еще. И опоздаю ко дню рождения.
        - О, это неважно. День рождения еще не скоро, - успокоил ее Соретти. - Вот, возьмите. Главное - передать этой милой даме то, что она давно ждет. - Он сунул ей в руки коробочку. - Вы очень добры. А теперь простите, меня ждет такси.
        И не успела Бетти возразить, как человечек юркнул в дверь и исчез. Бетти растерянно повертела в руках коробку. Как ей сразу не пришло в голову, что чужая вещь создаст ей проблемы?
        Она поднялась к себе, заперла дверь и бросилась на кровать. Мысленно перенеслась она в парижскую гостиницу, и снова черная тоска нахлынула на нее. Ее любовь растоптана. Надо смотреть правде в глаза - Кевин не любил ее. Возможно, пока она упивалась счастьем с ним, он уже думал, с кем из своих обожательниц проведет следующий отпуск!
        Нет, в это нельзя поверить. Наверное, она просто идиотка, но так хочется думать, что он все-таки любил ее…
        Бетти со вздохом поднялась, достала ручку, присела к столику и написала на коробке имя и адрес Мойры. Когда разберут ее вещи, эту коробку со временем передадут по адресу. Сделав дело, она разделась и забралась под одеяло. И сразу провалилась в сон, но потом ей приснился Париж, и Кевин уходил от нее навсегда. Бетти проснулась и уже не могла спать. Вся ее жалкая и никому не нужная жизнь вспомнилась ей.
        Может быть, позвонить маме или Клер, последний раз услышать их голоса? Наверное, она все-таки любит их, но им она не нужна. Разумеется, никуда она не позвонит. Бетти вспомнила, как зашла в салон сестры перед отъездом в Швейцарию. Бетти подумала, что старшая сестра заставит ее взглянуть на происшедшее другими глазами. Она решила рассказать все Клер.
        В салоне было людно, Клер озабоченно порхала по залу в розовом халате, отдавая распоряжения, к тому же ее дожидались две важные клиентки. Она завела Бетти в служебную комнатку.
        - Не сердись, но у меня буквально пять минут свободных. Я тебе рада. Мы так давно не виделись. Расскажи хотя бы вкратце, как твои дела.
        Ну почему ее голос тогда звучал так покровительственно и снисходительно? Удачливая, преуспевающая, благополучная старшая сестра готова снизойти к неудачнице младшей и выслушать очередную порцию нелепостей. И это ей предлагалось сделать за пять минут. Бетти внутренне сжалась.
        - Я уволилась из фирмы. Хочу съездить ненадолго в Швейцарию… покататься на лыжах.
        - Одна? Кажется, у тебя кто-то был?
        Как-то раз Клер позвонила сестре и пригласила ее сходить вместе в кафе. Для Клер это была дежурная встреча - просто она считала, что сестры должны иногда видеться. Бетти тогда должна была ужинать с Кевином и отказалась. Клер легко, как и следовало ожидать, восприняла ее отказ.
        - Мы… расстались.
        В тот миг Бетти была близка к тому, чтобы выложить все Клер. Ей хотелось обхватить ее руками, прижаться головой к груди и выплакать свое горе. В глазах Клер промелькнуло что-то вроде сочувствия. Так добрая отличница сочувствует двоечнице, получившей двойку за диктант.
        - Это бывает, моя дорогая Бетти. Ты еще очень молода и ты ищешь. Прежде, чем найти своего мужчину, приходится ошибаться не один раз. Я тоже, ты знаешь, не однажды разочаровывалась… Брюс тоже далеко не идеален, но на данном этапе жизни он меня устраивает. Конечно, съезди в Альпы, развейся. Теперь у тебя есть свои деньги, и ты можешь себе это позволить. Если мама опять приставала к тебе с этим стартовым капиталом для Йена, не обращай внимания - эти деньги отец дал тебе, и ты не обязана ими ни с кем делиться. Но когда вернешься, то должна будешь хорошенько подумать, чем хочешь заниматься в жизни. Любимое занятие - это во многом спасенье от наших личных неудач…
        Вот так все просто! В нескольких словах Клер обрисовала проблему Бетти и разрешила ее.
        Весной после очередной ссоры с матерью Бетти решила, что должна, повидать отца, которого не видела вот уже восемь лет. Он обосновался в Канаде, где жил его старший брат и имел там свой бизнес. Он предложил отцу стать его компаньоном, и отец после развода с матерью оставил ей дом в Йорке и уехал на дальний Запад. А в их доме появился Йен, шеф-повар маленького ресторанчика, а потом родился Энджи. Клер перебралась в Лондон, мать была счастлива с новым мужем и сыном, и Бетти все больше и больше чувствовала себя лишней.
        Отца она предупредила перед самым вылетом.
        - Конечно, приезжай, дорогая, - проговорил он в трубку, и она изо всех сил старалась услышать в его голосе не растерянность, а радость. Пока она долгие часы летела через океан, то все думала, как он обрадуется ей и пригласит остаться в Канаде. Снимет ей маленькую квартирку, и она станет работать в его и дяди Билла фирме по продаже европейских автомобилей.
        Конечно, она знала, что у отца другая семья, но все равно ведь она оставалась его дочерью.
        При знакомстве Бетти неприятно поразила внешность папиной жены - у этой женщины была маленькая змеиная головка с гладкой прической, а губы слишком пухлые и оттопыренные. Она кисло улыбнулась Бетти и предложила называть ее «просто Мэри». А как еще могла она ее называть!
        У отца был хорошенький коттедж, но там Бетти сразу почувствовала себя лишней. Мэри чересчур долго подыскивала ей место для ночлега, как будто она не успела заранее решить этот вопрос. В конце концов, отец поместил ее в своем кабинете.
        Милли и Минни, шестилетние девочки-близнецы, смотрели на нее настороженно. Бетти услышала, как одна из них шепотом сказала другой:
        - Она уедет обратно в свою Англию через четыре дня.
        Значит, все решено без нее. Они вместе пообедали в ресторане, вместе показали Бетти Торонто. Потом ее повезли на водопады. Бетти все время хотелось побыть наедине с отцом, но такой возможности не представлялось. Вечером отец смущенно сказал ей, что купил ей билет на самолет до Англии на субботу - утром этого дня он уезжает в Оттаву по делам.
        Они наконец-то сидели вдвоем в его кабинете - крошечной комнатушке, куда помещались только кожаный диван и стол с компьютером. Он окинул Бетти внимательным взглядом.
        - Ты уже совсем взрослая… и такая красавица. Я восхищаюсь тобой. Ты говорила, что кончила секретарские курсы, но еще не знаешь, чем хочешь заниматься. Почему бы тебе не изучать историю? Ты ведь любила ее в школе…
        Он смущенно опустил глаза, и этот его виноватый вид вызывал в ней одновременно жалость и досаду. Это было совсем не то, чего она от него ждала.
        Он взял со стола конверт и покрутил его в руках.
        - Я виноват перед тобой, дочка. Так сложилась жизнь. Прости меня и позволь что-нибудь для тебя сделать. - Он обернулся на дверь и понизил голос: - Возьми этот чек, дорогая. Неплохо иметь свои деньги, правда? Вдруг ты захочешь учиться дальше? Тут тебе хватит на университет. И постарайся простить и понять меня, а главное - всегда считай меня своим папой.
        Бетти взяла чек, как она могла отказаться? На обратном пути она сидела, повернувшись к иллюминатору, и тихо плакала. Дома она сказала маме, что у нее теперь есть деньги и она решила поехать в Лондон и жить самостоятельно.
        Мама завела разговор о том, что Йен сделал для нее очень много, что это он платил за ее учебу в колледже, и что сейчас она могла бы помочь ему - выделить сумму, чтобы он смог открыть свой китайский ресторан, о чем давно мечтает.
        - Мама, эти деньги отец дал мне, а не твоему мужу! Неужели Йен согласился бы их взять?
        Мама забормотала что-то вроде: «почему нет, если ты дашь от чистого сердца», но Бетти ее не слушала. Оставаться с ними она больше не могла. Она собралась за один день и уехала в Лондон, остановилась у сестры, потом нашла квартирку и начала поиски работы. И нашла ее, а заодно и мужчину, который заставил ее забыть обо всем на свете.
        Бетти сидела в салоне Клер на розовом замшевом диване и молчала. Доброе и участливое лицо сестры казалось ей чужим и далеким. Она только зря потеряла время, придя сюда.
        - Клер, миссис Роуз говорит, что ты обещала ей сделать массаж лица сама, - проговорила какая-то девица, просовывая голову в дверь.
        - Сейчас иду! - Она повернулась к Бетти. - Прости, я должна бежать. Верчусь как белка в колесе. - Наверное, молчание Бетти несколько удивило ее, и она пристальнее вгляделась в лицо младшей сестренки. - Вечером мы с Брюсом ужинаем в японском ресторане, хочешь пойти с нами?
        Бетти встала.
        - Нет, спасибо. Мне еще надо сделать покупки. Я пойду.
        - Ну счастливо. Позвони обязательно, когда вернешься.
        Счастливым никогда не понять несчастных. Они с сестрой существовали в разных измерениях. Клер даже не спросила, куда именно она едет! Выходя из салона Клер, Бетти окончательно утвердилась в мысли, что никому на свете не нужна.

        Остаток ночи Бетти лежала без сна и смотрела сухими глазами на серый квадрат окна. Когда он посветлел, она встала, натянула куртку, надела лыжные ботинки и тихо вышла из номера. В коридоре царила тишина, в такую рань все в отеле еще спали. Вот и хорошо. Она дошла до лестницы и начала на цыпочках спускаться вниз. В вестибюле было полутемно, и дежурная за стойкой отсутствовала. Тоже удачно.
        Бетти отворила входную дверь и вышла на крыльцо. Только начало рассветать, но тут оказалось, что не одна Бетти поднялась так рано.
        У автомобиля с включенным двигателем стояли два человека и о чем-то беседовали. Похоже, ссорились. Заметив ее, они повернулись к ней спиной. Один из них, в котором Бетти узнала с некоторым удивлением вчерашнего посетителя, Соретти, передавшего ей подарок для миссис Браун, при ее появлении явно заторопился и сел в машину, готовясь уезжать.
        Бетти пожала плечами, отвернулась и принялась разыскивать свои лыжи. Зачем-то этот человек сказал ей, что торопится на такси, а сам остался здесь на ночь и сейчас уезжает на собственной машине. Его собеседник стоял к ней спиной, и эта спина показалась ей знакомой. Но она не задумалась над этим, ей хотелось добраться поскорее до края обрыва.
        Надев лыжи, она быстро заскользила по снегу вдоль фасада, стремясь поскорее скрыться от этих людей. За ее спиной отъехала машина. Она краем глаза видела, как второй человек быстро вошел в дверь. Не Артур ли это? Впрочем, какая разница?
        Бетти съехала с небольшого склона и остановилась на обзорной площадке, откуда было положено любоваться горным пейзажем. Из долины, раскинувшейся внизу, вставало солнце. Само оно еще не появилось, но горизонт отливал нежно-розовым, и узкая полоска неба над лесом уже пылала огнем, словно вот-вот взлетит ввысь ослепительная жар-птица! Бетти, сама не зная почему, вдруг так засмотрелась на восход, что забыла обо всем остальном. Ей захотелось дождаться солнца, и когда оно, медленное, сонное и золотое, выглянуло из-за края земли, она почувствовала, что по лицу ее бегут слезы.
        Бетти сердито смахнула их пушистой перчаткой, оттолкнулась палками и направилась по своей вчерашней лыжне. Лыжи резво несли ее вниз. Сейчас она доедет до ограждения, обогнет его, выедет на прямую, а больше делать ничего не надо, только оттолкнуться посильнее палками… А там - пустота под ногами, стремительное падение, удар и тишина…
        Только не думать ни о чем. Она обошла ограждение - в нем явно не хватало нескольких секций. Кто у них тут следит за безопасностью отдыхающих? Наверное, после «несчастного случая» с ней здесь поставят новые ограждения… Где то место над обрывом, к которому она приближалась вчера? Да, там еще рядом заросли кустарника. Бетти вздохнула, оттолкнулась палками и медленно поехала вниз по краю обрыва.
        Она скорее почувствовала, чем услышала, приближение лыжника за своей спиной. Она обернулась и увидела, как из-за ограды прямо на нее летит человек в лыжной куртке и вязаном шлеме, закрывавшем почти все лицо. Бетти похолодела, ноги ее приросли к лыжне. Он, кажется, не собирался сбавлять скорость - еще несколько секунд, и он налетит на нее, собьет с ног, и она кубарем покатится с горы. Уступить ему дорогу она могла, только шагнув влево, но тогда ей не удержаться на крутом склоне, и она все равно полетит с обрыва. Справа высились высокие сугробы. Неужели он ее не видит? А вдруг этот человек хочет сделать то же, что собирается сделать Бетти, - броситься с обрыва вниз? Но тогда он непременно увлечет ее за собой!
        Оцепенение сковало Бетти, она завороженно смотрела на летевшего на нее человека. Так и есть, это самоубийца, причем сумасшедший самоубийца, который решил захватить с собой кого-нибудь еще!
        Все эти мысли за секунду пронеслись в голове Бетти, и тут ее охватило безумное желание спастись, и в последний миг она бросилась вправо, вверх на сугробы, по склону, упала лицом в снег и уцепилась руками за кустарник, нависший над лыжней, а ее палки полетели вниз с обрыва. Безумный лыжник пронесся мимо, едва не задев ее, и, совершив на глазах потрясенной Бетти головокружительный вираж, вылетел на горку, на ту сторону, где спуск вниз был не такой отвесный, и устремился вверх. Ошарашенная Бетти, лежа в снегу, смотрела, как он мелькает между деревьями, пока он не скрылся из виду.
        По ее спине бежали струйки холодного пота, ее всю трясло. Она поняла, что была на волосок от гибели. Но если бы этот человек не появился, она уже лежала бы внизу, под обрывом, с переломанными костями.
        Бетти не могла пошевелиться, боялась встать. Она деревянными пальцами открепила от ботинок лыжи и высвободила ноги из креплений. Ноги так дрожали, что она не в силах была стоять на лыжах. Она поднялась, испытывая только одно желание - оказаться подальше от этого места.
        Неужели ей захотелось жить? Она прислушалась к себе. Нет. Просто этот способ - падение в ущелье - явно не для нее. Есть и другие способы уйти, для людей с робкой душой…
        - Я все видела, милочка!
        Сильно вздрогнув, Бетти обернулась. Сзади стояла вчерашняя дама. На ней, как и вчера, была белая куртка, белые брюки и шапочка, из-под которой выбивались белоснежные пряди. Лыжи и даже лыжные ботинки у нее были белые. Она смотрела на Бетти ласково и понимающе, и этот ласковый взгляд был страшнее всего.
        - Я знаю, что вы испытали, - произнесла она глуховатым голосом. - Этот леденящий душу ужас, когда вся жизнь проносится перед глазами. Так бывает с человеком перед неминуемым концом. Какое это непередаваемое переживание! Только в такие моменты мы живем полной жизнью, не так ли?
        Она, улыбаясь, смотрела на Бетти пронзительными черными глазами. Девушка увидела, что смотрит она не на нее, а куда-то внутрь нее. Улыбка застыла на неподвижном лице.
        Еще одна сумасшедшая, пронеслось в голове Бетти.
        - Еще одна секунда, и все было бы кончено для вас, - продолжала дама. - Но этот жалкий инстинкт взял над вами верх, деточка. Иначе вы уже испытали бы непередаваемое чувство освобождения. Вечного освобождения.
        Бетти показалась, что дама сделала движение по направлению к ней. Она хочет столкнуть меня! - пронеслось в ее голове. В ужасе Бетти отпрянула назад и начала карабкаться верх по склону, хватаясь за редкие кустики, торчавшие из-под снега. Ни на мгновение не останавливаясь, чтобы отдышаться, она добралась до вершины склона, перелезла через ограду и бросилась бежать к гостинице.

3

        Бетти пришла в себя только в номере. Дверь не была заперта на ключ, она забыла запереть ее, когда выскользнула утром в коридор украдкой. Сердце ее бешено стучало. В отчаянии она поняла, что больше не посмеет приблизиться к обрыву, который теперь внушал ей беспросветный ужас. Она не испытывала никакого желания жить дальше, но боялась и умереть. Значит, просто надо найти другой путь.
        Она прошла по номеру, машинально включила телевизор, потерла ладонями лоб. Ей вдруг вспомнился шекспировский монолог Клеопатры перед смертью, который она учила в школе:

        Так велик ли грех
        Ворвавшись в тайное жилище смерти
        Самой предупредить ее приход?..

        Он заканчивался так:

        Как должно, со свободною душою
        Без трепета, по-римски, горделиво
        На зависть всем сумеем умереть!

        Вот таким должно быть ее настроение. Будем брать пример с античных героев.
        В этот момент по телевизору начались новости, и фраза, сказанная ведущим, неожиданно заронила в голову Бетти новую идею. Ну конечно, как это раньше не пришло ей в голову. Этот способ как раз для нее, жалкой трусихи, испугавшейся высоты. Это не больно и не страшно и идеально подходит в качестве «несчастного случая». Так она и поступит.
        Завтрашний день станет для нее последним. А сегодняшний она проведет с удовольствием…
        Бетти приготовила ванну и, лежа в теплой воде, стала вспоминать счастливые моменты детства…
        Восемь лет назад дедушка уговорил ее родителей разрешить ему отвезти Бетти в Альпы на рождественские каникулы. Отец и мать уже тогда постоянно ссорились, и каникулы Бетти обещали обернуться кошмаром. Но вместо этого дедушка устроил ей волшебный праздник.
        Вдвоем с дедушкой они прилетели в Женеву, а потом поездом по горной железной дороге, проложенной сто лет тому назад, через перевалы и тоннели добрались до этого маленького городка неподалеку от итальянской границы. Именно благодаря дедушке Бетти научилась кататься на горных лыжах, увидела места потрясающей красоты, которые даже ее, двенадцатилетнюю девчонку, не могли оставить равнодушной.
        В один из первых дней дедушка повез ее в знаменитый питомник монастыря Сен-Бернар, в котором были выведены собаки-спасатели, находившие людей, заблудившихся в горах. Бетти пришла в восторг от сенбернаров и решила, что когда вырастет, то непременно возьмет такую собаку.
        С тех пор она выросла и стала самостоятельной, но мысль о собаке отступила на второй или даже более отдаленный план. Ведь в ее жизнь властно ворвалась любовь к мужчине…
        Пусть Кевин ни единой минуты не любил ее по-настоящему, но она любила его. Так любила, что жертвовала своими желаниями, готова была раствориться в его личности…
        Бетти вышла из ванны, закуталась в халатик и снова начала свое хождение по номеру. Сейчас она, пожалуй, готова взглянуть правде в глаза. В его отношении к ней не было нежности. Он утолил страсть и вернулся к привычному существованию, которое было у него таким благополучным и наполненным.
        А действительно ли я любила его? - подумала вдруг Бетти, и эта мысль изумила ее. Не ухватилась ли она за Кевина, как хватается утопающий за спасательный круг? Больше ей просто не за кого было зацепиться. Не стали ли их отношения для нее смыслом жизни, в которой прежде она не находила никакого смысла?
        Но теперь ее жизнь так же пуста и бессмысленна, какой была до встречи с Кевином. Ей некуда возвращаться, никто не ждет ее, ни одному человеку на свете она не нужна. До встречи с Кевином было то же самое, просто это стало непереносимо, после того, как она испытала чувство наполненности другим человеком, его интересами, мыслями, желаниями…
        Очевидно, дело не в Кевине, точнее, не в одном только Кевине. Со смерти дедушки ее не любил ни один человек на свете, ни одному человеку она не была нужна. Если она вернется домой в Англию, она вернется в пустоту.
        Бетти закусила губу и открыла чемодан. Он был практически пуст. Полагая, что несчастный случай с ней произойдет в ближайшие дни, она взяла с собой только смену белья, халатик, спортивный костюм, черные брюки и малиновый пуловер с золотой нитью. Его она сама купила себе в дорогом бутике на Оксфорд-стрит для поездки к отцу в Канаду.
        Множество туалетов, которые они покупали вместе с Кевином в Париже, Бетти выбросила.
        Бетти сбросила халат и надела пуловер и брюки. Сочный малиновый цвет подбадривал ее, придавал сил и решительности.
        Интересно, этот Джек Моран со своей собакой еще здесь? - почему-то вдруг подумала Бетти. Наверное, она вчера изрядно выпила, раз так нахально подсела за столик к постороннему мужчине. Теперь столкнуться с ним будет неловко. С ней явно сыграло злую шутку ощущение, что они где-то встречались… Надо будет просто кивнуть в ответ на его приветствие и, не останавливаясь, пройти мимо. Пусть думает, что хочет!

        Бетти медленно спустилась в холл. Там стояли ее знакомые и о чем-то оживленно беседовали. Вернее, разговаривали Пэт и Руби, а Сайлас молчал. Бетти хотела тихо проскользнуть мимо, но Руби заметила ее и помахала рукой. Бетти неохотно подошла.
        - Привет. Побывали вчера в монастыре? - спросила она Пэт и Сайласа, изображая интерес.
        - Побывали! В соборе на, вечерней службе божественно играл орган, - мечтательно проговорила Пэт, типичная ирландка с веснушчатым лицом и боевым взглядом карих глаз.
        - А знаменитый питомник сенбернаров закрывают. Его содержание стало не по карману монахам, представь себе, - сказала Руби.
        Она сегодня была очень оживлена. Интересно, как у нее вчера все прошло с Артуром, подумала вяло Бетти.
        - Кажется, питомник собирается финансировать какой-то итальянский банк или фонд, - подумав, произнес Сайлас.
        - Здесь есть один парень с собакой… Он как раз и представляет этот фонд, - улыбнулась Руби. - Твой знакомый, Бетти! Кстати, он только что садился в машину со своей собакой.
        Но он же англичанин, как же он представляет итальянский фонд, недоуменно подумала Бетти и спросила:
        - А не знаете, сегодня есть экскурсия в монастырь?
        - Сегодня нет, сегодня понедельник и монахи заняты хозяйством, - ответила Пэт. - Мы идем кататься, ты с нами?
        - Пожалуй, нет, я лучше просто погуляю, - сказала Бетти, которая не могла подумать о том, чтобы снова встать на лыжи.
        - Как знаешь. Только странно - приехала на лыжный курорт и совсем не катаешься, - пожала плечами Пэт. - Пойдем переодеваться, Сайлас.
        Парочка удалилась, и Бетти осталась наедине с Руби. Не дожидаясь вопросов, та оживленно зашептала:
        - Огромное спасибо тебе, я твоя должница. Когда ты ушла, мы так славно посидели с Артуром. Сначала он, правда, спрашивал про тебя, но я мало что могла рассказать, особенно про твоего парня… - Она снова заговорщицки подмигнула. - А потом он заказал коктейли, мы болтали и танцевали. Он сейчас работает над новинками парфюмерии. Я пожаловалась, что обветрила лицо, и он предложил мне чудодейственный крем, качественно новый. Мы поднялись к нему в номер за кремом…
        Руби замолчала.
        - Ну и что? Вы целовались? - поинтересовалась Бетти.
        Руби торжественно кивнула.
        - Он поцеловал меня. Это было нечто. У меня подогнулись колени. Он мог бы воспользоваться ситуацией, ты меня понимаешь? Я не стала бы возражать, он это отлично понял. Но он этого не сделал. Просто проводил меня до номера. Где ты сейчас еще найдешь такое благородство?!
        Она подняла затуманенные глаза к потолку. Слушая ее, Бетти испытывала жалость. Этот Артур, конечно же, привык, что женщины сами вешаются ему на шею. Но, возможно, Руби и не рассчитывает ни на что другое, как только на кратковременный роман?
        - Сегодня вечером он снова будет здесь, - сообщила Руби. Ее глаза сияли. - Он спрашивал, ты придешь вечером в бар? - вспомнила она, и ее лицо омрачилось. - Только, чур, не отбивать.
        - Можешь быть спокойна, - заверила ее Бетти. - Твой Артур меня не интересует.
        Руби недоверчиво посмотрела на нее, она не могла представить, чтобы кого-то мог оставить равнодушным такой красавец. Но Бетти никогда не нравились мужчины с приторной внешностью. В Кевине ее привлекла его незаурядность… а может быть, его внешний блеск, несокрушимая уверенность, победительная манера? Какое теперь это имеет значение…
        - Хочу съездить в город, пройтись по магазинам, - сказала Руби. - Поедешь со мной?
        - Нет, спасибо. Мне нездоровится, - отказалась Бетти, которой вдруг вспомнился летящий прямо на нее лыжник в шлеме, закрывавшем лицо. По ее спине пробежал озноб.
        Руби побежала наверх одеться, а Бетти села в углу холла на диван. Никто не обращал на нее внимания, люди входили и уходили, жили своей жизнью, занимались своими проблемами.
        Вот в вестибюль вошла большая компания, должно быть, вернулся автобус с туристами, и все взволнованно обсуждали аварию, которая случилась на шоссе. Как поняла Бетти, какой-то человек ехал на машине и, не вписавшись в поворот, сорвался с обрыва. По-видимому, он ехал из этой самой гостиницы.
        - Машина разбилась вдребезги, - взволнованно говорила женщина в зеленой куртке, отороченной мехом куницы. - Мы проезжали мимо, когда полицейские пытались достать тело. Зрелище было ужасное.
        На самом деле это быстрая и не самая страшная смерть, подумала Бетти. И вдруг замерла. Руби сказала, что Джек Моран утром поехал куда-то на машине. Что, если речь сейчас идет о нем? Что, если эта авария случилось с ним?
        Она впилась глазами в женщину, рассказывавшую о несчастье, стремясь услышать новые подробности. Может быть, человек остался жив?
        А была с ним собака? - едва не вырвалось у Бетти. Ей вдруг страстно захотелось, чтобы беда приключилась не с этим мрачным и не слишком любезным Джеком Мораном, спасшим от злого хозяина сенбернариху Лотту, а с кем-то другим.
        Она стиснула руки, превратившись в слух, и даже не заметила, как рядом с ней сел какой-то человек. Только когда ей в колени ткнулся холодный нос, она очнулась и вздрогнула. И тут же ее сердце радостно затрепетало. Перед ней стояла целая и невредимая Лотта и смотрела на нее своим ласковым и печальным взглядом. А рядом на диване сидел ее хозяин.
        Бетти испытала мгновенное облегчение, которое сменилось возмущением. Этот человек заставил ее понервничать!
        - Доброе утро, Бетти, - сказал он. - Вы, кажется, чем-то взволнованы?
        - Тут говорили о том, как кто-то разбился на автомобиле, - ответила она. - Видимо, человек ехал из нашей гостиницы.
        Ей показалось, что он посмотрел на нее как-то странно. Сегодня Джек Моран был одет по-другому, но его одежда снова не отличалась элегантностью. На вязаном кардигане табачного цвета одна пуговица висела на нитке, грозя вот-вот оторваться. Разве можно представить, чтобы у Кевина болталась пуговица? Его костюмы отличались свежестью и аккуратностью… Интересно, когда Кевин убегал от нее, то бросал их в чемодан как попало или же действовал неторопливо и методично, расправляя каждую складочку?
        - Это так, - ответил Джек Моран. - Погибший останавливался здесь на ночь. Его фамилия Соретти. Может быть, вы его знаете?
        Соретти? Внутри у Бетти все похолодело.
        - Я его не знаю, но… мы разговаривали вчера. Он специально приехал сюда, чтобы передать через меня подарок для одной знакомой в Лондон, - пробормотала она.
        - Вчера? В котором часу это было? - спросил Джек.
        - Примерно… часов в семь. Но почему вы спрашиваете?
        - Просто так. Но, может быть, кроме встречи с вами у него были еще какие-то дела здесь? Вы не обратили внимания, встречался ли он с кем-то еще? Может быть, здесь остановился кто-то из его знакомых? Тогда надо сообщить им о случившемся.
        Бетти покачала головой. Она ничего больше не могла сообщить об этом человеке… Хотя кое-что ей вспомнилось.
        - Утром Соретти разговаривал с кем-то у входа в отель, - сказала она. - Мне показалось, что его собеседником был Артур Зоннер, он тоже здесь живет, но, может быть, я и ошибаюсь.
        Джек задумался над ее словами. Бетти в свою очередь подумала, что если Соретти - друг матери Бена, то, может быть, ей следует позвонить Мойре? Впрочем, можно написать об этом в письме, а письмо приложить к посылке, и печальное известие дойдет до них, когда им перешлют подарок Соретти. А заодно с этим Мойра узнает и о гибели своей подруги…
        Бетти сжалась, горло сдавил спазм. Ей стало так страшно, словно врач только что сообщил ей о неизлечимой болезни. Завтра ее ждет неминуемое, но почему мысль о нем не приносит ей облегчения, а пугает? Стоп-стоп, в этом надо разобраться…
        Джек что-то спрашивал ее, и Бетти встряхнула головой.
        - Простите, я вас не расслышала.
        - Я спросил вас, не хотите ли прокатиться в город? Я еду во Фрибург после обеда и могу вас захватить.
        - Н-нет, я никуда не собираюсь, - слишком поспешно произнесла Бетти и добавила неожиданно для себя: - Если вам надо ехать по делам, вы могли бы оставить Лотту со мной…
        Если с ней будет собака, она, возможно, решится выйти погулять.
        - Спасибо, но я не хочу пока оставлять ее. Она только начала привыкать ко мне. Но все равно большое спасибо, - повторил Джек. Сегодня он был сама вежливость.
        Бетти пожала плечами, а Лотта, которая явно прислушивалась к их разговору, внезапно встала, положила лапы на плечи Бетти и лизнула ее в лицо. Девушку обдало горячим дыханием. Она машинально отстранилась, но тут же невольный испуг сменился чувством тепла, которое разлилось в груди. Как приятно сознавать, что тебе сочувствуют, тебя жалеют. Пусть это лишь собака! Такое чувство, словно Лотта поняла ее мысли.
        Бетти снова подумала, что будь рядом с ней человек, которому она могла бы открыть душу, тогда «несчастный случай» отдалился бы на неопределенное время… или необходимость в нем отпала бы совсем.
        - Хорошая собака, - сказала она и благодарно погладила Лотту по голове.
        Собака опустила лапы на пол, при этом она зацепила когтем пуловер Бетти и вытянула длинную малиновую нить. Теперь спереди, на груди, на самом видном месте зияли несколько спущенных подряд петель.
        - Простите, ради бога! - воскликнул Джек Моран. - Фу, Лотта, лежать!
        - Не ругайте ее, - вступилась Бетти. - Она хотела меня утешить. - Она тут же испугалась, вдруг Джек спросит, отчего это она нуждается в утешении? Опустив голову, она попыталась втянуть нитку на место, но вместо этого только растянула нежную фактуру дорогого пуловера.
        - Не трогайте, дайте лучше я попробую! - Джек нагнулся к ней и принялся осторожно расправлять стянутые нити. Едва его руки коснулись груди Бетти под тонким кашемиром, как она сильно вздрогнула, по спине пробежал трепет. Бетти замерла, затем решительно отодвинулась.
        - Нет. Я сама.
        - Вы только сделаете хуже.
        - Все равно. Это абсолютно неважно.
        - Позвольте мне все-таки попытаться поправить дело, - настойчиво сказал он. - Все же виновата моя собака. Вещь дорогая. Вы снимите его и дайте мне, я все исправлю. Я сумею.
        Бетти встала.
        - Спасибо, но это ни к чему. Я пойду переоденусь.
        - Вы действительно не расстроились? - Он тоже поднялся и заглянул ей в лицо карими внимательными глазами. Отчего-то от его взгляда по спине Бетти снова пробежал легкий трепет.
        - Честное слово, - усмехнулась она.
        - А я вот хотел обратиться к вам с просьбой, а теперь не решаюсь, - сказал он без тени улыбки, вглядываясь в ее лицо, словно желая прочесть на нем ответ на какой-то свой вопрос.
        - А вы решитесь, - ободрила его Бетти. В ней даже шевельнулось любопытство.
        Он замялся.
        - Ну, в общем… я здесь по делам, но решил заодно получиться кататься на лыжах. Вы не могли бы мне помочь?
        - Не надежнее ли воспользоваться услугами инструктора? - проговорила удивленная Бетти.
        - Э… инструктору придется платить, а у меня сейчас каждый франк на счету. Предстоит много непредвиденных расходов, связанных с собакой. - Он кивнул на Лотту и снова заглянул в лицо Бетти. Его темные, кофейного цвета глаза, несмотря на просящие интонации, смотрели прямо и твердо. Ей почему-то подумалось, что этому человеку редко приходится просить, и он не особенно это любит.
        Что-то промелькнуло в темных глубинах его глаз, и словно какое-то важное, но еще нерасшифрованное сообщение достигло сознания Бетти. Она почувствовала, что не может отвести взгляд, его глаза странно притягивали, просто вынуждали согласиться.
        - Хорошо, только сначала я должна переодеться. Вам тоже следует это сделать. У вас, кстати, есть костюм?
        - Есть, есть, - обрадовался он. - Вот увидите, я буду послушным учеником.
        Может, он искусно притворялся, но в его голосе Бетти не уловила ни малейшего намека на заигрывание.
        - Ладно, ждите меня здесь. Но учите, что саму меня учили довольно давно, и тоже не профессиональный инструктор.
        Она побежала вверх по ступенькам. Дверь снова не была закрыта, как странно…

        Куртка валялась на полу в ванной. Бетти взяла ее в руки и увидела, что молния спереди разошлась. Видимо, когда она раздевалась, то в нетерпении слишком резко дернула замочек. Она некоторое время стояла в растерянности, держа в руках куртку, потом швырнула ее снова на пол, вбежала в комнату и бросилась ничком на кровать.
        Зачем, зачем ей переодеваться, зачем чинить этот пуловер, зачем спускаться вниз и общаться с этим Джеком Мораном, учить его кататься на лыжах? Все решено для нее, все кончено.
        И почему она только согласилась? Он словно загипнотизировал ее и вырвал согласие вопреки ее воле. Или нет, ей вдруг самой захотелось продолжить их знакомство. Чем-то этот человек сумел ее заинтересовать. Неужели кто-то еще может ее заинтересовать? Да полно, это всего лишь наваждение.
        Она встала и включила телевизор. Передавали новости, за которыми последовала сводка погоды. Синоптики подтверждали утренний прогноз: завтра с утра ожидался сильный снегопад с порывистым ветром. Всем альпинистам предписывалось отложить восхождения, отдыхающих на горнолыжных курортах призывали воздержаться от экскурсий и лыжных прогулок.
        Бетти позвонила в бар.
        - Принесите, пожалуйста, в пятнадцатый номер спагетти и кофе.
        Когда официантка ушла, она нехотя поела и снова легла поверх одеяла, ожидая, что ее увлечет водоворот парижских воспоминаний. Но вместо этого ей вдруг представилось лицо Джека Морана. Что-то странное было в его взгляде. Мужчины не так смотрят и не так разговаривают, если хотят познакомиться с женщиной. Интонации были не те. И взгляд - настойчивый, без улыбки, подозрительный даже…
        Она отчетливо вспомнила, как он коснулся ее груди, и снова ее охватило удивление, граничившее с растерянностью. После всего, что ей пришлось пережить, казалось бы, она должна стать совершенно бесчувственной. Но как же быть с непроизвольной реакцией тела? В ее груди вдруг растеклась теплая волна, она не испытала ни неловкости, ни неприязни.
        А вот когда ее касались руки Кевина, она ощущала холодок, словно никогда не знала точно, что именно должно было произойти - хорошее или плохое. И от этой неизвестности становилось страшно, и страх этот все время держал ее в напряжении. С Кевином она никогда не могла расслабиться. Ее желанием было одно - угодить ему, доставить ему удовольствие, но она никогда не была уверена до конца, что ей это удается.
        В дверь постучали. Бетти вздрогнула от неожиданности. Неужели это Джек Моран? Ну что же, она скажет, что неважно себя чувствует, что передумала, что ей нечего надеть, в конце концов.
        - Войдите! - крикнула она, приподнимаясь на локте.
        В дверь заглянула горничная. Лицо ее было смущенным.
        - Простите, но во время уборки я где-то потеряла ключи от бельевой. Вы не видели?
        - Нет, не видела, - пожала плечами Бетти.
        - Я уверена, что они где-то здесь, в вашем номере. Вы позволите взглянуть?
        - Конечно, смотрите, - пробормотала Бетти.
        Горничная обошла комнату кругом, заглянула в ванную и, пробормотав извинения, выскользнула за дверь. Бетти встала и еще раз осмотрела пол вокруг кровати. Никаких ключей не было.
        Горничная отвлекла ее от размышлений. Бетти потеряла нить, и теперь ей казалось, что она была близка к какой-то важной мысли. Но та безвозвратно ускользнула. Бетти снова легла и через некоторое время сама не заметила, как заснула.
        Разбудил ее звонок телефона. В комнате было темно. Бетти встрепенулась и схватила трубку аппарата, стоявшего на тумбочке у кровати. В голове промелькнула безумная мысль, что это звонит Кевин. Он разыскал ее и хочет оправдаться.
        - Алло! - воскликнула Бетти. - Слушаю!
        В трубке молчали, слышно было тихое дыхание. Затем раздались гудки. Кто-то, должно быть, ошибся номером. Но почему-то Бетти сделалось не по себе. Она зажгла свет, подошла к двери и заперла ее на ключ. Потом приготовила себе чай - в каждом номере к услугам отдыхающих имелся чайник и пакетики чая и сахара. Жадно выпив две чашки, она занялась молнией куртки и долго провозилась с ней, но так и не смогла починить. В досаде отбросив ее прочь, она забралась под одеяло и лежала без всяких мыслей до тех пор, пока снова не заснула.
        Проснулась Бетти, когда за окном светало, но свет был сумрачный. Как и обещали синоптики, небо заволокло тучами. Снег, должно быть, шел уже некоторое время. Бетти подошла к окну и увидела, что горная панорама скрылась из виду, все застилает белесая дымка. В воздухе плясали крохотные белые хлопья. Иногда налетал порыв ветра, и вершины высоченных елей у гостиницы раскачивались из стороны в сторону.
        Бетти быстро оделась. Она торопилась, словно ей предстояло сделать что-то неприятное, с чем хотелось побыстрее разделаться, чтобы потом перейти к более приятным занятиям. Запахнув куртку, она надела шапочку и вышла из номера.
        В холле у телевизора, где диктор местной станции снова и снова повторял сводку погоды, сидело в креслах несколько человек, в том числе Пэт и Сайлас. Им-то почему утром не спится? Бетти, стараясь не привлекать к себе внимания, тихо прошла за их спинами и вышла на улицу. К ее облегчению, никто ее не заметил и не окликнул. Ее лыжи стояли на прежнем месте в стойке. Бетти надела их и двинулась по накатанной лыжне, которую еще не успело запорошить, в сторону леса.

        После того, как горничная вышла из номера Бетти и сказала Джеку, что девушка просто лежит на кровати и с ней, кажется, все в порядке, он, поблагодарив, сунул ей в кармашек халата еще одну купюру и некоторое время задумчиво стоял в коридоре, прислушиваясь. В комнате Бетти было тихо. Он спустился вниз и сел в холле, напряженно сдвинув брови. Когда после того столкновения в дверях он снова увидел Бетти в баре, то разглядел ее очень хорошо. Красивые женщины не оставляли Джека равнодушным, но он любовался ими, как любовался картинами в галерее. С Бетти было иначе. Когда он смотрел на нее, его не оставляло чувство, что они давно знакомы. Может быть, она училась в его школе?
        Сначала он просто любовался ее белой нежной кожей, естественной грацией движений, потом отметил, что у нее припухшие глаза, она не накрашена, небрежно причесана, а главное - у нее пустой взгляд. Вернее, обращенный в себя. Да, она разговаривала, пила коктейль, даже улыбалась кончиками губ и при этом оставалась глубоко равнодушной к происходящему. И с ним она разговаривала точно так же, только губами, а глаза, кажется, вовсе его не замечали.
        Утром он увидел в окно, как она направилась на лыжах в сторону обрыва. У него в груди шевельнулось тревожное чувство, он решил дождаться ее возвращения, и дождался. Она вбежала в гостиницу и бросилась вверх по лестнице.
        Позднее Джек увидел ее в вестибюле. Она сидела в углу, все в том же малиновом свитере, в котором ходила уже третий день. Ей как будто больше нечего было надеть. Но когда Лотта зацепила его лапой, даже не огорчилась.
        Она пообещала покататься с ним на лыжах, но так и не спустилась вниз. Он ждал ее долго. Еще раз поднялся наверх и постоял около ее двери. Было слышно, как в номере передают по телевизору сводку погоды. Джек спустился вниз и позвонил из бара в ее номер. Бетти долго не брала трубку, потом ответила…
        Джек повесил трубку. В самом деле, что он мог ей сказать?
        Ночью он почти не спал, перед ним стояло лицо этой девушки со светлой кожей, широко расставленными голубыми глазами, коротким носиком, большим, созданным для веселого смеха ртом. Сейчас он вспомнил, что кончики этих губ были печально опущены вниз.
        Утром, еще не решив, что собирается делать, он занял наблюдательный пост у окна. Лотта вопросительно смотрела на него, пытаясь угадать мысли хозяина.
        Джек ругал себя за то, что не может ничего придумать лучше, чем просто дежурить у окна. Но его подозрения были настолько зыбкими, неопределенными, что предпринимать какие-то решительные действия было странно.
        И все-таки он проглядел ее. Зазвонил телефон, и пока Джек разговаривал, она, должно быть, вышла. Некоторое время спустя к нему в дверь постучали. Это была вчерашняя горничная.
        - Месье Моран, она минут пять назад вышла из гостиницы. Я ее видела. Она взяла лыжи и поехала в сторону леса!
        Пожилая швейцарка смотрела на него в надежде, что эта информация его заинтересует. Он не поручал ей следить за Бетти. Джек торопливо вынул деньги.
        - Благодарю вас. Что на ней надето?
        - Светло-желтый костюм.
        Джек схватил с вешалки свою куртку и, на ходу натягивая ее, быстро пошел по коридору к лестнице. Лотта следовала за ним, счастливая, что новый хозяин, к которому она еще продолжала присматриваться, но все больше и больше привязывалась, не оставил ее на этот раз в номере.
        Джек выбежал на крыльцо, и в лицо ему полетели снежные хлопья. Снег валил так сильно, что окружающие предметы застилало белой завесой. Сумасшедшая девчонка! Что она задумала? Неужели он окажется прав? Нельзя терять ни минуты.
        - Кажется, у тебя сегодня будет работа, - сказал он Лотте.

        Снег пошел так сильно, что в нескольких шагах невозможно стало различить предметы. Холод усиливался, целые облака пушистого снега крутились в воздухе и не только ослепляли, но и мешали дышать. Бетти поняла, что теряет ориентацию в пространстве. Она уже не могла с уверенностью сказать, в какой стороне находится гостиница.
        Она прошла еще немного вперед, неловкими от холода пальцами отстегнула крепления лыж и, проваливаясь в быстро нараставших сугробах, дошла до высокой ели и прислонилась к ней спиной.
        Теперь оставалось только ждать. Ветер пронизывал насквозь, и она в невольном поиске укрытия отошла подальше в лесок. Но даже деревья уже не сдерживали ветер. Вязаные белые перчатки не спасали руки от холода. Бетти присела на корточки, сжалась в комок и закрыла глаза. Сейчас ее начнет клонить в сон, в ушах зазвенят колокольчики и перед глазами замелькают чудесные видения. Именно так описывают впечатления замерзающих в книгах. Она уснет и больше не проснется.
        Ей стало жаль себя. Бедная одинокая девочка, которую не любил никто на свете. Кроме одного дедушки. Дедушка, встречай меня!
        Впрочем, дедушка вряд ли будет доволен ее поступком. Она представила его строгое нахмуренное лицо. Когда он сердился, его прокуренные желтые усы смешно топорщились, но Бетти его ничуть не боялась. Впрочем, он не умел на нее сердиться по-настоящему. Она забиралась к нему на колени, обнимала за шею, и дедушкино, сердце таяло.
        Но то, что она делает теперь… Простил бы он ее, понял бы? А если нет? Бедная Бетти, какую нелепую и никому не нужную жизнь она прожила. А может быть, все можно еще поправить?..
        Ей вдруг привиделось, как будто она собиралась ехать к дедушке в гости. Вот она нажимает звонок, и дверь тихо приотворяется. На пороге стоит дедушка, вид у него бодрый, глаза веселые, в руке любимая трубка. Он смотрит на нее удивленно и хочет что-то сказать, но Бетти его опережает:
        - Дедушка, меня предали, мне стало так тяжело и больно, что я сама устроила себе несчастный случай. Но ты ведь понимаешь меня, правда?
        - Тому, что ты делаешь, нет оправдания, - отвечает дедушка с несвойственной ему суровостью. - Прости, дорогая, но я не могу тебя принять. Ты должна вернуться назад.
        И закрывает перед ней дверь, из-за которой уже начал было изливаться золотисто-голубой восхитительный свет, и Бетти остается в полной темноте, совсем одна, и это уже НАВСЕГДА…
        Бетти резко вздрогнула и открыла глаза. Снег ледяными иглами впивался ей в лицо, за воротник стекали холодные струйки. Пальцев на руках она почти не чувствовала и принялась изо всех сил растирать их. Эти онемевшие пальцы не на шутку испугали ее. Отморозить пальцы - это тоже навсегда? Кажется, отмороженные конечности ампутируют?
        И вдруг ее охватил такой страх, что зашевелились волосы на затылке и, несмотря на ледяной холод, сделалось жарко. Что она натворила? Ведь еще немного, и она заснет снова и уже не проснется. Нет-нет, она не хочет этого, не хочет. Надо выбираться отсюда!
        Бетти попыталась подняться на ноги и поняла, что окоченевшие ноги ее не слушаются. Она отчаянно принялась растирать их и сумела сделать несколько шагов, проваливаясь в глубоком снегу. Но куда идти? Несколько окружавших ее деревьев - вот и все, что мог различить глаз. Она прошла еще вперед и натолкнулась на что-то. Нагнулась и пошарила руками в снегу. Оказалось, это ее собственные лыжи, которые уже успело засыпать снегом. Значит, надо идти в сторону, противоположную той, куда указывают кончики лыж.
        Нацепив лыжи, она побрела вверх по склону. Ветер был такой сильный, что Бетти задыхалась. Вдруг налетевший порыв сбил ее с ног, она упала и с ужасом поняла, что не дойдет до гостиницы. По ее щекам побежали слезы. Никто не видел, как она уходила, и ее не станут искать. Найдут только завтра, когда стихнет пурга. Замерзшую, заледенелую… Нет, нет, я хочу жить. Дедушка, помоги!
        Она отчаянно барахталась в снегу, пытаясь встать. И тут до ее ушей долетел громкий собачий лай. Впереди что-то мелькнуло, и в следующую секунду перед ней возникла лохматая собачья голова. Горячий язык облизал ей лицо. Это была Лотта!
        - Лотта! Помоги мне, - забормотала Бетти, цепляясь за ошейник собаки.
        Собака вытянула ее из сугроба и снова принялась вылизывать ей лицо. Бетти обняла ее за шею. Собака была такая теплая, что руки у нее немного отогрелись. Лыжи мешали, и она стала отстегивать крепления, но пальцы плохо слушались. Лотта отбежала немного в сторону и принялась громко лаять. Паника отпустила Бетти. Если Лотта здесь, значит, Джек где-то рядом…

4

        Ветер завывал так громко, что рокот аэросаней она услышала только тогда, когда Джек подъехал совсем близко. Она увидела, как он соскочил с сиденья. Лотта подбежала к нему, виляя хвостом, и снова вернулась к Бетти. Девушка попыталась встать, но он в два шага оказался рядом, и не успела она ничего сказать, как сильные руки подняли ее.
        - Не слишком удачная погода для прогулки, - сердито сказал он, направляясь с Бетти на руках к аэросаням.
        Бетти закрыла глаза. Ее охватило чувство покоя. Спасена! О ней позаботятся. Пусть он ругает ее, она заслужила это. Она заслужила гораздо худшее. Но только пусть он довезет ее до гостиницы, где она окажется в тепле и безопасности.
        - Сможешь удержаться на сиденье? - спросил Джек, ставя ее на ноги.
        Бетти невольно схватилась за него - замерзшие ноги слушались плохо.
        - Постараюсь. Очень замерзли ноги… и руки тоже.
        Он мрачно взглянул ей в лицо, пошарил в кармане и извлек оттуда фляжку. Открутив пробку, поднес к губам Бетти.
        - Выпей.
        Она машинально послушалась, и крепчайший напиток обжег ей горло. Она сделала еще глоток и закашлялась. В грудь пролился жидкий огонь, и тело словно начало оттаивать.
        - Это ром. А сейчас мы вот что сделаем…
        Он помог ей сесть на сиденье, сам сел за руль, снял с себя длинный вязаный шарф, забросил его Бетти за спину, а концы завязал у себя на талии спереди.
        - Держись за меня как можно крепче, - бросил он ей через плечо.
        - А Лотта? - забеспокоилась Бетти.
        - Она побежит по следу. Не волнуйся за Лотту.
        Аэросани тронулись, пронзительно засвистел в ушах ветер. Бетти обхватила своего спасителя руками и прижалась грудью к его спине. Конечно, он ломает голову, что заставило ее отправиться на прогулку в такую погоду. Придется что-то придумать, сказать, что никогда прежде не была в горах и не предполагала, что погода изменится так резко. Хотя стыдно и недостойно лгать своему спасителю, но разве она сможет признаться ему в том, что собиралась совершить?
        Ей показалось, что они ехали до гостиницы бесконечно - видимо, она зашла в лес дальше, чем полагала. Джек остановил аэросани перед входом и помог Бетти сойти с сиденья. Лотта уже стояла на крыльце, помахивая хвостом. Они вошли в вестибюль и столкнулись с дамой в белом. Увидев их, она довольно улыбнулась.
        - Вы тоже любите гулять, несмотря на ветер и снег? - оживленно спросила она. - Не правда ли, этот рев бури вызывает в душе чувство дикого восторга. Я тоже собралась пройтись. Брести, увязая в снегу, отдаваясь на милость стихии. Но снег, должно быть, еще недостаточно глубок?
        - На мой взгляд, достаточно глубок, - ответил ей Джек.
        Взяв Бетти под локоть, он быстро провел ее мимо дамы и увлек на лестницу. Лотта бежала за ними. Бетти остановилась перед своей дверью и стала шарить в кармане, разыскивая ключи. Наконец она нащупала их и вытащила, а вместе с ними и конверт, который упал на пол. Джек наклонился и поднял его.
        - Нет… прошу вас, отдайте. - Она выхватила у него конверт и, неловко засунув его в карман, начала вставлять ключ в замочную скважину, но пальцы не слушались. Джек взял у нее ключи, открыл дверь твердой рукой и завел ее в номер. Лотта вошла следом и легла у двери, глядя на хозяина. Бетти тяжело опустилась на кровать и стала стаскивать с себя куртку.
        - Прежде всего - тебе надо согреться, - твердо сказал он, вглядываясь в ее лицо. - Я наполню ванну.
        Он исчез в ванной, и оттуда послышался шум вода. Бетти стянула перчатки и поднесла ко рту посиневшие пальцы.
        - Ванна сейчас будет готова. А пока ты греешься, я приготовлю чай. Как твои руки? - спросил он, снова возникая рядом с ней.
        - Пальцы очень ломит, - сказала Бетти, едва сдерживая слезы от боли. - А ног почти не чувствую.
        Джек присел рядом с ней на корточки, расшнуровал ей ботинки и осторожно снял их, потом снял шерстные носки и осмотрел пальцы ног.
        - Ничего страшного, - произнес он с некоторым облегчением. - Надо сделать массаж.
        И он принялся легкими движениями растирать ее ступни. От первых же прикосновений по ногам разлилось приятное тепло, замерзшие клетки ожили, кровь снова пришла в движение и достигла бледных щек Бетти. Она почувствовала, как они заливаются румянцем. До сих пор она воспринимала его действия как действия спасателя, помогающего пострадавшему. Но теперь, согревшись, она испытала чувство неловкости.
        Наверное, Джек как-то ощутил эту неловкость, потому что выпустил ее ступни и сказал, поднимаясь на ноги:
        - Иди в ванную, а то вода перельется через край. Как следует согрейся, потом выпьешь чаю и ляжешь. Я спрошу у горничной, нет ли у нее бутылок, чтобы налить горячей воды.
        - Спасибо… но это лишнее. Мне уже гораздо лучше. Ванны будет достаточно, правда, - забормотала она, избегая его взгляда.
        Теперь она справилась бы без него. Однако он не уходил и, вероятно, ждал от нее объяснений.
        - Я тебе очень благодарна. - Она встала и заставила себя поднять на него глаза. - Если бы не вы с Лоттой… мне пришлось бы плохо.
        - Благодари Лотту, - сдержанно произнес Джек. - Это она тебя нашла. Мои поиски могли так ничем и не кончиться.
        - Ты… искал меня? - удивленно проговорила она, вдруг вникнув в смысл его слов. - Ты видел, как я ушла?
        И правда, как он понял, что она попала в беду и ее нужно срочно спасать?
        - Тебя видела горничная и сказала мне. А о том, почему ты выбрала для прогулки снежную бурю, мы поговорим потом… когда ты примешь ванну. Вода чуть теплая, но так должно быть. Постепенно подливай горячую.
        Он легко подтолкнул ее к двери ванной и повернулся к чайнику, который успел вскипеть. Бетти машинально послушалась. Забираясь в воду, она с трепетом обдумывала, что скажет, когда выйдет.
        Прохладная вода показалась ей горячей, переохлажденную кожу сразу обожгло. Пальцы рук и ног нещадно ломило. Но мозг был занят другим.
        Поскольку она виновата, ей, конечно, кажется, что ее вина бросается в глаза всем. Ведь она просто могла не слышать прогноза погоды. Пошел снег, было очень красиво, ей захотелось прогуляться, а потом вдруг снег усилился, подул ветер, и она просто заблудилась… Сейчас она выложит ему это вранье…
        Когда Бетти вышла из ванной, закутанная в махровый халат, Джека в номере не было, только Лотта лежала у двери и спокойно смотрела на нее. На тумбочке стоял дымящийся чай.
        Раз он не взял с собой собаку, значит, вернется за ней!
        Бетти подошла к Лотте и присела на корточки.
        - Спасибо, моя дорогая, ты спасла меня. - Она вздохнула и порывисто обняла шею собаки. - Я на самом деле этого не стоила, - прошептала она в собачье ухо.
        Лотта лизнула ей щеку.
        Потом Бетти забралась в кровать и натянула на себя одеяло. У нее болела голова, и слегка знобило. Она сделает вид, что спит, и этим избежит объяснений. По крайней мере, перенесет их на потом. Она зажмурилась. Ее, и правда, клонило в сон. В горле слегка пощипывало, но по телу начало разливаться приятное тепло. Спать и не о чем не думать…
        В дверь постучали. Бетти не шевельнулась, не открыла глаза. Послышался звук поворачивающейся дверной ручки. Сейчас Джек войдет, убедится, что она спит, и уйдет. Дверь начала тихо приоткрываться. И тут, одновременно со звуком открывающейся двери, раздалось угрожающее рычание. Бетти удивленно открыла глаза. Лотта, вскочив на ноги, с громким лаем бросилась к двери, которая тут же захлопнулась.
        Бетти изумленно села на постели.
        - Лотта! Кто это был? Кто там? - с запозданием крикнула она.
        Некоторое время было тихо, затем в коридоре послышались шаги, и в комнату без стука вошел Джек с двумя бутылками в руках. Лотта подбежала к нему с радостным повизгиванием. Увидев сидящую в кровати Бетти, он деловито сунул ей в ноги бутылки, поправил одеяло и сел в кресло у окна.
        - Спасибо. А… это не ты сейчас заходил? - глупо спросила она. - Наверное, горничная. Лотта на кого-то зарычала.
        Джек, сдвинув брови, внимательно смотрел на нее.
        - И еще раз спасибо тебе за то, что ты мне помог. Мне уже гораздо лучше. Я только очень хочу спать.
        - Я рад, что тебе лучше, - кивнул Джек и соединил кончики пальцев, явно не собираясь покидать ее номер. - Послушай, я ничего о тебе не знаю, но… ты не должна больше этого делать. Не должна!
        Бетти его слова нисколько не удивили. Она ждала чего-то в этом роде. Она могла бы сказать: «не понимаю, о чем ты», но, поскольку она была обязана этому человеку жизнью, такой ответ представлялся ей невозможным. Но и объяснить малознакомому человеку то, что с ней случилось, казалось невозможным. Она молча, беспомощно смотрела на него.
        - Во всяком случае, - снова заговорил он, не дождавшись от нее ответа, - ты могла бы сказать мне - почему?
        - Я не хотела причинять никому хлопот, - пробормотала она.
        - С тобой что-то случилось? - Он словно пробовал подойти к ней с разных сторон.
        - Да нет, я не сказала бы, что случилось что-то особенное. Наверное, со стороны это покажется банальным. Поэтому мне бы не хотелось об этом вспоминать, - проговорила Бетти.
        Если бы только он смог заставить ее выговориться!
        - А что, если я способен тебя понять? - сказал он. - Расскажи. Можешь быть уверена, что мораль я читать не стану.
        Бетти несколько раз тихо вздохнула.
        - Очень просто… Был один человек. То есть не был, он и сейчас жив-здоров. Мне казалось, что мы любим друг друга. Я… любила его и думала, что мы всегда будем вместе. Но оказалось, что он смотрит на это иначе.
        Джек посмотрел на нее долгим взглядом.
        - И ты не подумала, что твоя смерть кому-то может причинить боль?
        - В том-то и дело! Моя смерть никому не причинит боль! - воскликнула она горячо.
        - Расскажи по порядку, - не попросил, а потребовал он.
        Бетти вздохнула. Как она и боялась, без объяснений не обойтись. Ну что же, если он так хочет услышать ее историю, пускай слушает.
        - Он… был моим шефом. Год назад я впервые начала работать в крупной компании. У меня не было никакого опыта и никаких особых способностей, я просто окончила секретарские курсы и искала работу в Лондоне. И получала отказ за отказом, а потом просто так обратилась в эту компанию, крупную и процветающую. Я не буду говорить тебе ее названия, прости…
        - Да я нисколько на тебя не в обиде. Если желаешь, обойдемся без имен и названий, - невозмутимо произнес он.
        Бетти откинула назад падавшие на лоб волосы, которые от влаги завились мелкими кольцами, отчего она казалась сейчас маленькой девочкой, которой из-за простуды разрешили не ходить в школу.
        - Он тогда уже стал директором фирмы, но сам принял меня и разговаривал со мной так, словно я что-то из себя представляю. Это его обаяние… его не передать словами. Он сказал, что очень рад иметь такого сотрудника. Я была на седьмом небе от счастья.
        Бетти вспомнила, как накануне первого рабочего дня не спала всю ночь, словно ее ожидало первое свидание. Она и шла каждый день на работу, как на свидание.
        - Не только я, все сотрудники его просто обожали. А он держался со всеми на равных, как хороший товарищ, всегда расспрашивал о родных, о здоровье…
        Но неужели за этим блестящим фасадом скрывался трус и ничтожество? Или это другая крайность, в которую она готова удариться? А может быть, раньше она просто закрывала глаза на некоторые черты Кевина? Когда Мей Роуз собиралась уходить в декрет, Кевин уговорил ее написать заявление об увольнении. Мей не хотела уходить, но написала, словно под гипнозом. Кевин сумел убедить ее, что так будет лучше для нее. А на ее место потом взял племянницу одного из учредителей.
        - Я понял, - произнес Джек, глядя на нее все так же без тени улыбки. - Финансовый гений, супермен и свой парень в одном флаконе. Продолжай.
        - Я работала в секретариате, и он часто заходил туда. Он приносил конфеты, цветы девчонкам, просто так, даже без всякого повода. А когда у кого-то был день рождения, обязательно дарил что-нибудь. Когда он заходил, у меня перехватывало дыхание. А он всегда находил для меня несколько ободряющих слов и никогда не упрекал за ошибки.
        Кевин тогда казался ей богом, сходящим с Олимпа к простым смертным. Вскоре Бетти поняла, что страстно влюблена в своего шефа. Влюблена впервые в жизни.
        - Мне сказали, что он не слишком счастлив в браке и не живет вместе с женой. Как я ругала про себя его жену! Она представлялась мне ничтожной женщиной, не сумевшей оценить такого прекрасного человека. - Бетти усмехнулась. - Но я даже не смела представить, что он обратит на меня внимание. Многие женщины мечтали об этом. Но он был одинаково мил со всеми…
        - У тебя щеки пылают, наверное, поднимается температура, - сказал Джек. - Хорошо бы принять аспирин.
        - Нет, со мной все в порядке, - быстро уверила его Бетти. Щеки ее пылали вовсе не от температуры, а от воспоминаний. Теперь ей хотелось говорить.
        Да, она не смела и мечтать, что Кевин обратит внимание на нее, но воображение удержать было невозможно…
        - И вдруг произошло чудо! Однажды я шла пешком после рабочего дня, и вдруг рядом затормозил автомобиль. Серебристый «ягуар». Он предложил подвезти меня до дому. У него квартира на Рассел-Сквер, это по направлению к Муррей Гроув, где я живу, но я побывала в ней уже потом, когда мы…
        - В общем, вы стали встречаться? - подсказал Джек.
        Роль, которую приходилось играть, ему совершенно не нравилась. Но он понимал, что Бетти должна высказаться.
        - Он несколько раз подвозил меня до дома, а потом пригласил в ресторан, - сказала Бетти, глядя куда-то в окно. - В «Палас»…
        Она тогда очень растерялась. Ей нечего было надеть в такое шикарное место. Единственное вечернее платье показалось ей вышедшим из моды, тем более что спереди обнаружилось пятно от шампанского. Кевин должен был заехать за ней через полчаса, а Бетти в отчаянии сидела на краю ванной, держа в руках злополучное платье и проливая слезы.
        Когда он приехал и застал ее в таком виде, и вытянул из нее причину ее слез, то сказал только одно:
        - Едем.
        Кевин привез ее в «Харродс» и сразу повел на второй этаж в отдел элегантных платьев. Подвел к манекену, на котором красовалось шелковое голубое платье длиной до щиколоток, с прямой юбкой, с изящными кружевами спереди - стилизованное под двадцатые годы.
        - Это платье просто создано для тебя, - сказал он. - Я вчера случайно на него наткнулся. Позволь мне сделать тебе подарок.
        Она позволила. Это была огромная ошибка.
        - После ресторана он довез меня до дома и… остался. Тогда мне хотелось этого больше всего на свете, - выговорила она вызывающе, глядя Джеку в глаза. - А потом он оставался почти каждую ночь.
        - А на работе знали о ваших отношениях? - непроизвольно вырвалось у Джека.
        - Нет! Кевин… - Она смутилась, но тут же снова приняла уверенный вид, словно ей все равно, что о ней подумают. - Да, его так звали. Кевин не хотел, чтобы о наших отношениях сплетничали. На работе мы делали вид, что между нами ничего нет. Когда мы куда-то ходили вдвоем, я думаю, что он выбирал такие места, где нас не мог бы встретить никто из его знакомых.
        В то время Бетти не ходила, а летала по воздуху. Ее не покидало ощущение огромного счастья. На нее, обычную девчонку, обратил внимание такой человек! А когда Кевин сказал, что хочет, чтобы она стала его женой, она едва не потеряла сознание.
        - Он говорил, что хочет, чтобы мы поженились. Как только разведется с женой. И тогда он познакомит меня со всеми своими друзьями уже как невесту. - Бетти сжала руки. - Но до этого он не хотел, чтобы о нашем романе узнали в фирме, и я уволилась. Я сама, он не уговаривал меня. И я жила не на его деньги, у меня были свои. Я тратила их потихоньку, сама платила за квартиру.
        Потом он сказал, что развод затягивается, его жена не согласна с какими-то пунктами. Он тогда взял отпуск, и мы решили провести его в Париже. За это время развод должен был быть оформлен, и мы стали бы готовиться к свадьбе…
        В Париже они с Кевином поселились в старинной гостинице на Монмартре. Бетти жадно хотелось увидеть все достопримечательности Парижа. Но Кевин был здесь уже десятки раз и предпочитал не выходить из отеля. По правде сказать, ему хотелось лишь одного - лежать весь день в постели вместе с Бетти, разве что вечером спуститься вниз в кафе и легко поужинать. Обеды он заказывал прямо в номер. Им приносили омара, перепелку в белом соусе, икру, устриц, шампанское и голубику со сливками. Кевин не жалел денег!
        Когда миновали первые дни, и восторги и страсти слегка поутихли, они по его настоянию объехали дорогие бутики и приобрели для Бетти шикарный гардероб. Выбирал платья сам Кевин, и она соглашалась с его выбором. Кевин выбирал для нее туалеты приглушенных тонов - он считал, что пастельные оттенки выгоднее подчеркивают ее свежую красоту, хотя сама Бетти предпочитала яркие цвета. Несколько дней Бетти смотрела на Эйфелеву башню, Лувр и Нотр-Дам только из окна такси.
        - Теперь я ненавижу Париж, - глухо проговорила Бетти, глядя невидящим взглядом в окно, за которым бушевала метель. - Мы провели там двадцать пять дней.
        Однажды ей все-таки удалось уговорить Кевина, и они отправились гулять. Было тепло, и Бетти надела белое платье с вышивкой, облегавшее ее стройную фигурку, и встречные мужчины оглядывались на нее. Кевина это раздражало, а Бетти легкомысленно смеялась. Но она не могла перестать смотреть на Кевина снизу вверх и в глубине души не верила, что назовет его своим мужем. Наверное, это было предчувствие.
        Однажды вечером, когда она вышла из душа, то услышала, как он с кем-то говорит по телефону. Перед этим Кевин отключил мобильный, чтобы их никто не беспокоил. Только раз в день Кевин звонил в Лондон своему помощнику, который информировал его, как идут дела на фирме. Но этот разговор не был деловым. Она уловила фразу: «Это мы с тобой обсудим при личной встрече, дорогая».
        Увидев Бетти, он что-то пробормотал в трубку, отключил телефон и протянул к ней руки.
        - Какая ты красивая! Иди быстрее ко мне.
        Она не бросилась к нему, а села сбоку на кровать и спросила с неприятным, ревнивым чувством:
        - Ты кому-то звонил? И это не Бакстон.
        Бакстоном звали заместителя Кевина.
        - Сестра звонила, - произнес он, глядя на нее ясными глазами, все с той же ласковой улыбкой. - Спрашивает, скоро ли я возвращаюсь из отпуска.
        В его голосе она не уловила ни одной фальшивой нотки и, отбросив все сомнения, бросилась к нему в объятия. Кевин был пылким любовником, но иногда Бетти хотелось, чтобы в его нетерпеливых ласках было больше нежности. Но она готова была все делать так, как хочет он, втайне боясь, что разочарует его своей неопытностью. Впрочем, она чувствовала себя уже более уверенной, чем в начале их романа, но в глубине души у нее оставалось чувство, что он ждет от нее чего-то большего…
        - Утром, когда я проснулась, он еще спал. Он говорил, что ненавидит рано вставать. А мне хотелось прогуляться по утреннему городу, дойти наконец пешком до собора, который мы так и не успели осмотреть.
        Она приняла душ, вышла из ванной и стала одеваться, поглядывая на спящего Кевина в надежде, что он проснется и все-таки решит составить ей компанию. Но он сладко спал. Его ресницы вздрагивали, наверное, он видел что-то во сне. Бетти наскоро написала записку и оставила ее на туалетном столике:

        Любимый, я целую тебя много-много раз. Я только взгляну на Собор и сейчас же вернусь. Ты, наверное, еще не успеешь проснуться. Я приду очень скоро, и мы проведем этот день, как захочешь ты. Тысяча поцелуев. Любящая тебя Бетти.

        Теперь, когда она вспоминала эту записку, ее начинало тошнить.
        Бетти выскользнула из отеля. Утренний Париж был прекрасен - весь в голубой дымке. На площади Пигаль продавали жареные каштаны. Она купила себе пакетик и прошла по набережной до Нотр-Дам, вспоминая, как любила в детстве читать Гюго. Сначала она хотела только заглянуть в Собор и вернуться, но оказалась, что сегодня открыта смотровая площадка, и Бетти не удержалась, поднялась на самый верх Собора, чтобы полюбоваться оттуда Парижем. В общем, она отсутствовала не так уж долго.
        - Когда я вернулась в отель и хотела подняться в номер, меня окликнула консьержка. Она сказала, что мосье вышел и сдал ей ключ, так что я должна взять его, чтобы открыть номер.
        Первой моей мыслью было, что Кевин пошел за мной, и мы просто разминулись. Поэтому я не стала подниматься в номер, а снова вышла из отеля и вернулась к Собору, поглядывая по сторонам. Народу на улицах уже было много, я решила, что могу проглядеть его в этой суете и лучше всего вернуться в номер и подождать его там. - Бетти помолчала, прислушиваясь к себе.
        Сможет ли она рассказать Джеку Морану унизительные для себя вещи? Он молчал, не перебивал ее, и в его молчании ей чудилось сочувствие.
        - Я так и поступила. Но когда я вошла в номер, первое, что мне бросилось в глаза, - это отсутствие его чемодана, который лежал на полке в передней. Его обувь не стояла под вешалкой. Я бросилась к шкафу, распахнула его и увидела, что вся одежда Кевина исчезла.
        Ничего не понимая, я заметалась по номеру. И тут мне на глаза попался конверт - розовый такой конверт, на котором его рукой было написано мое имя. Он лежал на столике поверх моей записки.
        Тогда у нее подкосились ноги, а на лбу выступила испарина. Кевин уехал и оставил записку. Он собрался и уехал за какой-то час, пока она отсутствовала. Произошло что-то серьезное на фирме? Его срочно вызвали на работу? Но сердце уже подсказывало Бетти, что все обстоит гораздо хуже.
        Она дрожащими руками достала из конверта листок бумаги и прочитала его. Перед ее глазами запрыгали черные точки, все поплыло, и Бетти, чтобы не упасть, схватилась за край стола. Она машинально опустилась в кресло, перечитывая послание в розовом конверте. Она и сейчас помнила каждую его строчку!

        Моя бесценная девочка! Я вынужден немедленно уехать.

        Бетти подумала, что случилось что-то непредвиденное с кем-то из родных Кевина. Может быть, с его сестрой, которая должна была приехать в Лондон откуда-то из Уэльса. Какая она была наивная дурочка! Но дальше она прочитала следующее:

        Не зависящие от меня обстоятельства не позволяют нам быть вместе. К сожалению, нам придется расстаться. Если я и причинил тебе боль, подумай о той боли, которую испытываю я. Больше всего на свете я хотел бы быть с тобой всегда, но есть вещи, которые сильнее нас. Я улетаю в Лондон. Нам не стоит искать встреч, чтобы не растравлять раны.
        - Это было прощальное письмо, - выговорила Бетти сквозь зубы. - Он ссылался на какие-то обстоятельства, которые он не в силах изменить и которые мешают нам соединиться. И просил не искать с ним встреч.

        Я всегда буду вспоминать тебя с нежностью и благодарностью. Прими маленький подарок на память об этих волшебных днях. Твой К.

        Тогда Бетти, должно быть, потеряла сознание. Пришла в себя она оттого, что рядом стояла горничная и брызгала ей в лицо водой из чашки. У нее был испуганный и озабоченный вид.
        - Я видела, как вы вернулись! - сказала она. - Когда мосье уезжал на такси, он просил меня присмотреть за вами. Он сказал, что вы можете немножко расстроиться.
        - Он так сказал? - тупо проговорила Бетти, глядя на нее широко открытыми глазами.
        - Он тоже был огорчен. О, мадемуазель, я все понимаю. Вам пришлось расстаться. Но вы не горюйте. Вы такая красавица. У вас еще будет очень много поклонников. И смотрите, какой подарок он вам оставил. - Она алчными глазами взглянула на изумрудно-зеленую бархатную коробочку, стоявшую на столике.
        - Вы только взгляните, мадемуазель! - настаивала горничная, протягивая ей коробочку.
        Ей, наверное, самой не терпелось увидеть содержимое. Бетти взяла из ее рук коробочку и открыла. На изумрудном бархате лежало кольцо изысканного дизайна с черным бриллиантом. Горничная тихо втянула в себя воздух.
        - В чем бы ваш друг ни провинился перед вами, он искупил свой грех, - пролепетала она.
        Бетти стиснула коробочку в кулаке и вскочила. У нее должно быть было безумное лицо, и горничная схватила ее за руку.
        - Что вы хотите делать?
        - Что делать? Бросить это кольцо в Сену!
        - Не делайте этого! - воскликнула горничная. - Вы пожалеете. Это целое состояние. Подумайте, мадемуазель. И если не о себе, то о других. Бросать такую вещь в Сену - преступление. Кругом, в конце концов, столько нуждающихся…
        Бетти перевела взгляд на горничную.
        - Вы правы, я не стану бросать его в реку. Следует вернуть его назад… А теперь уйдите. Оставьте меня одну! - крикнула Бетти, уже не сдерживаясь, и едва за горничной закрылась дверь, как она бросилась к своему чемодану, где лежали их с Кевином билеты до Лондона. Ее билет лежал в боковом кармашке один - свой Кевин забрал, чтобы обменять его на сегодняшний рейс. Он бросил ее, сбежал, не удосужившись проститься, объясниться, сказать, почему он ее покидает. Он бежал тайком, как жалкий трус и предатель.

5

        - Он оставил на столике кольцо с бриллиантом, - выговорила Бетти. - Он расплатился со мной кольцом. Я думаю, если бы не кольцо, я бы не была так раздавлена… Но ты меня, кажется, не слушаешь? - воскликнула она, подняв глаза на Джека и увидев, что он явно отвлекся от ее рассказа.
        Лотта, которая до сих пор смирно лежала у двери, внезапно вскочила на ноги и тихо зарычала. Джек мгновенно поднялся с кресла и распахнул дверь. На пороге стояла Руби.
        Она окинула взглядом номер, лежавшую в постели Бетти и вопросительно глядящего на нее Джека.
        - Простите, но я не хотела мешать, - пробормотала она. - Я только что услышала, что ты попала в снегопад, - обратилась она к Бетти. - И хотела узнать, как ты себя чувствуешь?
        - Немного болит горло, а так все хорошо, - ответила Бетти, смущенно. - Спасибо, Руби. Заходи… - предложила она из вежливости, надеясь, что Руби не воспользуется приглашением.
        Однако Руби шагнула вперед.
        - Но только не сейчас, - решительно заявил Джек, беря девушку под локоть и мягко выводя ее в коридор. - Бетти лучше полежать спокойно. Отложи общение на вечер, а еще лучше на завтра. Она устала и хочет спать.
        - А ты, должно быть, поешь ей колыбельную, - обиженно пробормотала Руби. - Ну хорошо, тогда до вечера. Я хотела предложить ей таблетки, - сказала она, кивая на коробочку, которую держала в руке. - Чудесное средство. Принимаешь две таблетки на ночь, а утром никаких следов простуды.
        Она сунула Джеку коробочку и, пожав плечами, удалилась. Джек закрыл за ней дверь, повертел в руке лекарство и положил его на столик.
        - Молодец, хорошо, Лотта, - ласково потрепал он собаку по голове.
        - Если бы не пришла Руби, ты бы заснул и свалился с кресла, - язвительно произнесла Бетти. - Прошу прощения, что заставила тебя выслушивать то, что ты, конечно, считаешь полной чушью. Но я не стала бы утруждать тебя своим рассказом, если бы ты сам не…
        - Я вовсе не считаю это чушью. Как я понимаю, твой рассказ еще не окончен, - сказал Джек, снова опускаясь в кресло у ее изголовья. - Видимо, Кевин добавил к своему мерзкому поступку еще какую-то мерзость?
        Бетти закусила губы. У нее внезапно защипало глаза, и она испугалась, что расплачется.
        Минуту она молчала, борясь со своими эмоциями, затем заговорила снова. В том, что она рассказывает свою сокровенную историю совсем незнакомому парню, который, правда, спас ее, было что-то странное. Ведь какое ему, в сущности, до нее дело?
        Но желание рассказать пусть даже этому постороннему слушателю историю своей обманутой любви почему-то оказалось сильнее сомнений и неуверенности. И она поймала себя на том, что ей не терпится продолжить свое повествование:
        - Я весь день не выходила из номера и, наверное, была в каком-то трансе. Не помню, чтобы я ела. То, что произошло, доходило до моего сознания постепенно, и я испытывала все большее отчаяние. Вечером я поняла, что не могу больше оставаться здесь ни часа. Но сначала собрала все вещи, которые купил мне Кевин, спустилась к реке и бросила их в воду. Почему-то мне казалось, что бросить вещи надо именно в реку. Странно, что меня не оштрафовали. Я плохо соображала, что делаю. Потом взяла такси и поехала в аэропорт. Поменяла билет на утро и сидела на стуле всю ночь.

        В самолете ей вдруг стало казаться, что произошла какая-то чудовищная ошибка. Она приедет домой, а там ее ждет новое письмо от Кевина, где все объясняется. Или он позвонит ей и окажется, что его записка - это чьи-то коварные происки, результат недоразумения, как бывает в сериалах. Может быть, ее оклеветали? Может быть, его шантажирует жена? А сам Кевин ни в чем не виноват и любит ее по-прежнему!
        - Я приехала домой и стала ждать. Я не расставалась с сотовым и почти не спала - мне отчего-то казалось, что он должен позвонить ночью. Но он не звонил. Так прошла, наверное, неделя. И тогда я уже не могла больше этого вынести и позвонила сама, только не ему, а на фирму, секретарше Кэт Донован. Я спросила, как идут дела на фирме…
        - Бетти, куда ты пропала? - защебетала в трубку Кэт. - Ты так внезапно уволилась! Подцепила богатенького парня? Или устроилась совсем в сногсшибательное место?
        - Просто мне пришлось уехать на некоторое время… по семейным обстоятельствам, - пробормотала Бетти.
        Кэт пересказала последние сплетни об общих знакомых и выразительно добавила:
        - А самая большая новость знаешь, какая? Наш шеф вернулся из отпуска и объявил, что снова женится!
        Бетти покачнулась и вцепилась в край стола. В голове у нее царил полный хаос. Женится? Кевин? Но его невестой была она, Бетти. И кольцо с черным бриллиантом, которое должно было быть ее обручальным кольцом, лежало в уголке чемодана. Она привезла его с собой в Лондон и почему-то связывала с ним какие-то непонятные ей самой надежды…
        - Вчера мы праздновали открытие дочерней фирмы в Брайтоне, - весело продолжала Кэт. - Угощение было сногсшибательное! Всем выдали премиальные. А самое интересное - шеф привел на праздник свою невесту и официально ее представил. Это Мина Краузе, ее отец возглавляет совет учредителей. Так, ничего себе девчонка. Разве малость ноги толстоваты. Но платье на ней было - закачаешься…
        Бетти не помнила, о чем еще говорила ей Кэт. Кевин женится на дочери влиятельного человека. Это брак по расчету! Возможно, у него возникли какие-то проблемы, и он решил уладить их путем женитьбы. Но любит он все же ее, Бетти!
        Ей надо увидеть его и как можно скорее. Она готова простить ему все, если услышит от него, что он любит ее. Конечно, она не будет предъявлять никаких претензий. Она не станет напоминать ему о себе. Но один единственный раз им надо увидеться и поговорить.
        - Когда я узнала, что Кевин собрался жениться, то решила не тянуть дольше. На другое утро я поджидала его около стоянки, у того места, куда он всегда ставил свой «ягуар». Кевин приехал ровно в девять. К счастью, вокруг не было никого из знакомых. Я встала на видном месте на другой стороне дороги и ждала, когда он увидит меня. И он меня увидел. Он шел прямо на меня…
        Бетти вдруг почувствовала, как на нее навалилась усталость. Она замолчала. Никакими словами не выразить, что почувствовала она, когда снова его увидела. Кевин был такой же, как всегда, подтянутый, энергичный, уверенный в себе, излучал ауру силы и могущества. Словно ничего не произошло.
        - Ну и что же дальше? - негромко спросил Джек, когда пауза слишком затянулась.
        - Ничего, - нехотя ответила Бетти. - Он сделал, вид, что не замечает меня. Посмотрел сквозь меня и прошел мимо.
        Но Бетти тогда увидела, как в его глазах метнулся страх. И в мгновение ока поняла, что все, что между ними было, для Кевина действительно уже ничего не значит. И сейчас он боится только скандала с ее стороны.
        Он прошел, а Бетти медленно отошла в сторону и согнулась над урной. На нее накатила тошнота, голова сильно кружилась. Кое-как справившись с собой, она зашла в парк, села на скамью и просидела так до самого вечера.
        - Вот и все, - сказала она и, собравшись с силами, посмотрела в глаза своему слушателю. - А теперь скажи мне, что это все чушь, что все женщины дуры и что из-за банальной любовной неудачи кончать с собой - это верх глупости и безответственности. Что-нибудь в таком роде.
        Джек встал, прошелся по комнате, взял с кресла лежавший там малиновый пуловер и внимательно рассмотрел его.
        Что она знает о жизни и смерти? Сколько ей, лет? Девятнадцать? Двадцать? Но какой смысл взывать к ее рассудку, повторяя прописные истины? Он повернулся к Бетти.
        - Нет, я не скажу ничего подобного, - произнес он. - То, что с тобой случилось, не ерунда, и я понимаю, что можно решиться на отчаянный шаг. И что он - мерзавец, не стану тебе доказывать. Ты это сама понимаешь. - Джек сжал зубы. На всю жизнь он запомнил, какая страшная депрессия была у его отца, когда мать ушла из семьи к любовнику, оставив лишь небрежную записку. Джека охватило желание утопить этого Кевина в болоте. Только то, что он подонок, ей не мешает его по-прежнему любить, подумал он. Это никогда не мешает женщине. - Но ведь прошло почти два месяца. Ты жила. Тебя что-то удерживало? Или ты еще на что-то надеялась?
        - Нет, после того, как он предпочел меня не заметить, я ни на что больше не надеялась, - тихо произнесла Бетти. - Просто вдруг ощутила такую страшную пустоту. И на следующий день эта пустота не исчезла, и через неделю. Все мои родные живут своей жизнью. Мои родители в разводе. У матери новый муж и маленький ребенок. Отец живет в Канаде, у него другая семья. Сестра - преуспевающая деловая леди. А близких подруг у меня нет. И работы нет. И я поняла, что просто не в силах это вынести, эту пустоту. Ты понимаешь?
        - Но почему здесь, в Швейцарии? - спросил он.
        - Не знаю… захотелось еще раз посмотреть на горы. Я была здесь с дедушкой, еще в детстве. Дедушка меня любил… Но его давно нет на свете. И еще я хотела, чтобы это выглядело, как несчастный случай, - вздохнула Бетти. - Хотела упасть с обрыва, но не хватило духу. И вот сейчас тоже не смогла…
        Джек продолжал смотреть на нее требовательно и пристально.
        - И что же дальше?
        - Не волнуйся, - сказала она с легким вздохом. - Больше этого не повторится. Это было глупо. У меня в куртке письмо. Его должны были найти и переслать ему. Это прощальное письмо, совершенно идиотское.
        - Чтобы он понял, что ты сделала это из-за него, и раскаялся?
        - Ну… в этом роде. Там и кольцо лежит, в конверте.
        - Письмо, конечно же, непременно вскрыли бы после несчастного случая с тобой, - сказал Джек. - Оно могло причинить ему много неприятностей. Ты этого добивалась?
        Лицо Бетти залила краска стыда.
        - Нет, не знаю, не думала… Я просто хотела, чтобы он знал, какую боль мне причинил. И хотела вернуть ему его кольцо. Я не пишу там ничего такого, вроде: «В моей смерти виноват ты». Там все было бы понятно только ему одному. По крайней мере, я так думала… Это оно сейчас выпало из куртки. Ты мог бы его достать?
        Джек пошарил в карманах ее куртки, достал смятый конверт и вопросительно повернулся к Бетти.
        - А теперь, чтобы ты поверил, что я решила больше не повторять этой глупости, можешь взять и порвать его. И выбросить в унитаз.
        Но, не дожидаясь, пока он это сделает, Бетти спрыгнула с кровати, выхватила у него письмо и стала рвать его на мелкие клочки. Клочки упали на стол вместе с кольцом. Она схватила кольцо, подбежала к окну, подняла с усилием раму. В комнату ворвался ледяной ветер. Но Бетти, не обращая на это внимания, швырнула кольцо за окно. Потом сгребла обрывки письма, бросилась в ванную, и Джек услышал, как она спускает воду в унитазе.
        Слишком эмоционально это проделано, подумалось ему. Конечно, ей по-прежнему не все равно.
        Она вернулась в комнату и с вызовом посмотрела ему в глаза. Он видел, что она совсем забыла, что на ней надет всего лишь легкий халатик, который почти не скрывал очертаний ее тела. Она была отлично сложена, гибкая и тонкая, с длинными ногами и высокой маленькой грудью. Он с трудом отвел от нее глаза.
        - Вот и все! Теперь будь спокоен. Я даю честное слово. Ты мне веришь? Его для меня больше не существует. Я вычеркнула его из своей жизни. Я больше никогда не хочу его видеть. Это была всего лишь ошибка, все могут ошибаться.
        - Вот и молодец, - ответил он, стараясь придать своему голосу отеческие интонации. - А сейчас ложись и спи.
        Она послушалась, словно маленькая девочка. Джек подошел и укрыл ее одеялом, внутренне подсмеиваясь над собой. Можно подумать, что он годится ей в отцы.
        - Пожалуй, мне стоит выпить лекарство от простуды, которое принесла Руби, - хрипло пробормотала Бетти. Ее неудержимо начало клонить в сон. - Если тебя не затруднит…
        - Конечно. Сейчас, одну минуту.
        Джек налил в стакан воды из чайника, затем, взглянув на Бетти, которая лежала с закрытыми глазами, сделал странную вещь - взял коробочку с лекарством, лежавшую на столе, и спрятал ее в карман. Затем тихо вышел из номера и вскоре вернулся с пакетиком растворимого аспирина. Он высыпал содержимое пакета в стакан с водой и подошел к Бетти.
        - Выпей, вот лекарство.
        Она, не открывая глаз, села, выпила содержимое стакана и упала в подушки. Бетти спала.
        Джек присел на корточки возле Лотты и тихо сказал:
        - Ты останешься здесь, понимаешь? Ты будешь охранять ее. Ты никого не пустишь в комнату, да?
        Лотта посмотрела на него своим единственным печальным глазом и слабо стукнула хвостом по полу.
        Джек встал и повернулся, чтобы еще раз посмотреть на спящую девушку. Какое счастье, что она не отморозила себе руки и ноги. Сейчас ее лицо заливает румянец, возможно, поднимется температура, но это ерунда, она жива, это главное. Ее светлые локоны разметались по подушке влажными кольцами. Пушистые густые ресницы, гораздо темнее волос, оттеняли белые веки. Между бровями залегла легкая горестная складочка.
        Он тихо наклонился над ней. Она дышала ровно и спокойно. Ее губы были полуоткрыты. Им овладело стихийное желание поцеловать ее, но этого нельзя было делать ни в коем случае. Джек знал, что следует немедленно взять себя в руки, но охватившее его желание оказалось сильнее. Затаив дыхание, он легко коснулся губами горячих губ спящей девушки.
        Бетти не проснулась, только вздохнула, и он услышал, как она что-то пробормотала во сне. Кажется, она назвала чье-то имя. И это не было имя Кевина. Он готов был поклясться, что она произнесла «Джек»! Не веря своим ушам, Джек резко выпрямился и еще немного постоял около ее изголовья. Бетти спала крепко и глубоко.
        Он вздохнул, взял с кресла свитер Бетти, сунул его за пазуху, посмотрел на Лотту и, приложив палец к губам, вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь. Спустившись вниз по ступеням, Джек вышел на улицу. У входа намело высокие сугробы. Ветер немного приутих, но снег продолжал идти большими хлопьями. Джек обогнул здание отеля. С задней стороны он остановился и посмотрел наверх. Прямо над ним было окно номера Бетти, вот и белая шторка сдвинута влево.
        Джек внимательно осмотрел снег под окном. В сугробе была маленькая дырочка, Запустив туда руку, он после недолгих поисков извлек кольцо, которое девушка выбросила в окно. Пальцы свело от холода. Да, оно самое, с черным бриллиантом. Никак не меньше трех каратов. Джек положил его себе в карман, уже твердо зная, что с ним сделает.
        Теперь предстоит поговорить с горничной. Он порылся в бумажнике - деньги стремительно таяли, в нынешней его командировке возникло много непредвиденных расходов.

        Бетти проспала весь день и всю ночь. Она смутно помнила, как к ней подходила горничная и давала ей пить горячий чай с медом. Однажды она с ее помощью добралась до туалета, а потом легла и снова заснула. Ей приснилось, что в ее комнату вплывает призрачная Белая Дама и склоняется над ее кроватью, и Бетти сильно перепугалась во сне, но все же не проснулась.
        Когда же она действительно проснулась, за окном рокотал какой-то механизм. Должно быть, именно этот шум ее и разбудил. Бетти встала, подошла к окну и выглянула. Вокруг гостиницы работали снегоочистители. Снегопад прекратился, но небо было затянуто облаками. Она вернулась в постель и прислушалась к себе. Кажется, если не считать легкой слабости, она чувствует себя вполне здоровой.
        Бетти провела рукой по одеялу, вздохнула. Она отлично помнила, что произошло с ней накануне, и подумала о Джеке Моране со смесью благодарности и смущения…
        Итак, ей предстоит начать жизнь заново. Прежде всего, надо вернуться домой и найти работу. Еще позвонить маме и помириться с ней… если получится. Но, кажется, в маминой жизни ей нет места. Хорошо, одна так одна. Надо доказать самой себе, что она достаточно сильна, чтобы не зависеть от других. Но сначала надо купить билет на ближайший рейс до Лондона.
        Вдруг рядом послышалось частое дыхание. Бетти испуганно повернулась - около кровати стояла Лотта и вопросительно смотрела на нее.
        - Как ты здесь оказалась? - воскликнула девушка. - Твой хозяин забыл тебя в моем номере? Ты была все время здесь? Кстати, который час?
        На часах было уже почти десять.
        Бетти похлопала рукой по кровати, и Лотта, словно только и ждала разрешения, вспрыгнула и, проваливаясь в мягком матрасе, подошла и легла рядом. Мокрый розовый язык коснулся ее ладони. Бетти вдруг стало спокойно и легко, как не было уже много месяцев. Надо еще завести собаку. Такую, как Лотта.
        - Ты моя спасительница! Знаешь, люди бывают ужасными идиотами. - Она ласково погладила собаку по голове. - Ну что, пора вставать. Пойдем искать твоего хозяина.
        Она снова встала и увидела на кресле малиновый пуловер. И тут только Бетти пришло в голову, что ей нечего надеть, кроме спортивного костюма. Она уже хотела облачиться в него, но тут ей бросилось в глаза, что дырки на пуловере нет. Что за чудеса?
        Она схватила пуловер и повертела его в руках. Кто-то искусно подтянул нитки, и только приглядевшись можно было заметить некоторую асимметрию рисунка.
        Господи, неужели это сделал Джек Моран? Ей почему-то стало жарко. Она смутно припомнила, как он давал ей лекарство, как укрывал одеялом. Тогда она приняла это как должное, ей так хотелось спать после своей исповеди, что она больше ни о чем не могла думать.
        Почему он все это сделал для нее? Ее охватило волнение, и она несколько раз глубоко вздохнула. Неужели он просто так добр? Ну да, он же представляет благотворительный фонд, его дело - всех спасать. Он спас ее, как перед этим спас Лотту…
        Бетти быстро оделась в пуловер и черные брюки. Надо найти Джека, вернуть ему собаку и поблагодарить его за все заботы. Поводок лежал на стуле. Бетти пристегнула его к ошейнику Лотты, которая с нетерпением царапала лапой дверь, и вышла в коридор. И почти столкнулась с Джеком, который как раз с озабоченным видом шел по коридору к ее номеру.
        Лотта гулко залаяла и натянула поводок, и Бетти вдруг поймала себя на том, что и сама испытывает нечто подобное. При виде Джека, его коричневого свитера и небритого подбородка, она испытала прилив радости, которой, как ей совсем недавно казалось, уже никогда не будет в ее жизни.
        - Ты встала? - воскликнул он, пытливо глядя на нее. - Жара не чувствуешь? Да ты просто молодец!
        И тут он впервые за все время их знакомства улыбнулся тепло и искренне. У него была потрясающая улыбка. Его суровость и настороженность сразу исчезли, перед ней стоял обаятельный, неотразимый мужчина. Бетти задержала дыхание.
        Тут он наклонился, чтобы приласкать Лотту, а когда выпрямился, то улыбка уже успела исчезнуть с его лица. Он смотрел на нее нейтрально-дружелюбным взглядом, как на случайную знакомую.
        Так его улыбка была адресована собаке? Бетти даже сама не поняла, что испытала при этом. Облегчение? Разочарование?
        - Я чувствую себя хорошо. Вообще-то я никогда долго не болею, - похвасталась она. И торопливо забормотала скороговоркой: - Я не знаю, как мне благодарить тебя за все, что ты сделал для меня. И за то, как терпеливо ты меня выслушал. И свитер! Неужели ты сам его починил?
        - Это было как раз нетрудно, - усмехнулся он.
        - Но ты не обязан был это делать.
        - Но тебе же больше не в чем показаться в гостинице.
        И об этом он тоже не обязан заботиться! В голове у Бетти все смешалось. Какая ему разница, в чем она покажется в баре?
        - Лотта, наверное, волновалась без тебя, - сказала Бетти. - Зачем ты оставил ее у меня? Или ты уезжал по делам? Но постой, кто же выводил ее гулять?
        - Я гулял с ней вечером и сегодня утром, ты просто крепко спала и не слышала, - успокоил он ее. - Да, а потом я ненадолго уезжал в город. Ты же не против, чтобы она была у тебя? Кажется, ей нравится тебя охранять. И ты сама ей нравишься, - добавил он, бросая на Бетти непонятный взгляд.
        - Уж не знаю, почему, - невольно улыбнулась Бетти, поглаживая собаку по спине.
        Его рука тоже как раз легла на спину Лотты, и, хотя их руки не соприкасались, Бетти испытала странное ощущение, что они соединились через эту совместную ласку. Тепло собаки передалось ей, как если бы оно было теплом его руки, и разлилось по всему телу. Бетти изумленно взглянула на Джека. С ней творятся какие-то непонятные вещи…
        А Джек больше всего боялся, что Бетти решит, будто он считает, что теперь имеет право вмешиваться в ее жизнь…
        - Схожу в бар выпить кофе, а потом узнаю насчет билета до Лондона… Снегопад уже закончился? - спросила она, чтобы заполнить паузу, словно сама не знала, что снег перестал идти.
        - Да, и склон уже расчистили. Здесь все великолепно организовано, - подхватил он. - Значит, ты намерена вернуться в Лондон?
        - Да. Думаю, завтра. А почему ты спрашиваешь?
        - Ты говорила, что не знаешь, как меня отблагодарить, - произнес он с каким-то особенным выражением. - Ты можешь сделать это сегодня.
        Бетти замерла. Как она раньше не догадалась? Ну конечно, узнав ее историю, он теперь считает, что она доступна. Жила с женатым мужчиной несколько месяцев. Правда, неудачно попыталась покончить с собой, но теперь истерика позади, и она будет искать нового мужчину. Видимо, он считает, что его кандидатура подходит. Ведь он ее спас!
        По ее спине пробежал трепет. Они смотрели друг другу в глаза, и она чувствовала, как у нее поджимаются пальцы на ногах. В глазах Джека что-то мелькнуло, словно он прочитал ее мысли, и уголок его губ нервно дернулся.
        - Я хотел снова попросить тебя поучить меня кататься на лыжах, - сказал он быстро. - Конечно, если это не будет для тебя обременительно.
        И что за чушь лезет ей в голову?!
        - Ну конечно, - ответила она растерянно. - Тебе надо взять напрокат лыжи и переодеться в подходящий костюм.
        - Тогда встретимся в холле после завтрака. Скажем, через час? - спросил он неуверенно.
        Она вспомнила, как в прошлый раз не сдержала своего слова, и смутилась.
        - Видишь ли, у меня сломана на куртке молния…
        - Тебе только это мешает? Скажи прямо, - не попросил, а потребовал он серьезно.
        Она вскинула на него удивленные глаза.
        - Конечно. В тот раз я просто…
        - Я понимаю. Не нужно ничего объяснять. А молнию я починю в два счета.
        - Ты, похоже, мастер на все руки? - усмехнулась она. - Как видно, мне не отвертеться!
        Она тут же пожалела, что так пошутила, вдруг он не поймет, что это шутка, и быстро добавила:
        - Я с удовольствием покажу тебе основные приемы, только я ведь не профессиональный инструктор.
        - Тогда через час.
        Он пошел по коридору, наверное, к себе в номер. Оглянувшись, Бетти увидела, что Лотта упирается и тянет его назад, словно жалеет, что Бетти не пошла с ними. Она нравится собаке! Сознание этого наполнило ее душу теплом. А вот ее хозяин… чем объясняется его повышенное внимание? Он боится, что она снова выкинет нечто подобное? Он может быть спокоен. Бетти твердо знала, что больше не станет этого делать. Ужас, испытанный ею сначала на обрыве, а потом во время метели, притупил боль и отчаяние. Кто бы ни спас ее - дедушка, Лотта, Джек Моран - с безумством покончено, она знала это твердо.

        А Джек шел и ругал себя. Конечно, он выглядит в ее глазах навязчивым идиотом. Не следовало второй раз заикаться про эти лыжи. Но завтра она улетит в Лондон, и у него нет ни малейшего предлога, чтобы ее удержать или договориться о будущей встрече. Навязывать свое общество спасенной им девушке - не по-джентельменски. Ведь ясно, что Бетти сейчас не до него.
        До чего же она любила этого подлеца, который обманул ее! В первый раз Джек пожалел, что время дуэлей прошло. Ему смертельно захотелось бросить вызов этому подонку и увидеть его дрожащим под дулом пистолета. Он откупился от девушки, которая любила его и доверилась ему, кольцом, которое она с таким презрением швырнула в окно.
        После ее рассказа желание заставить Кевина подавиться своим подарком овладело Джеком с такой силой, что он подобрал кольцо, твердо зная, что это не конец.

        Бетти наскоро перекусила в баре круассанами и кофе, потом снова поднялась к себе, чтобы переодеться в лыжный костюм. Проходя через холл, она увидела Джека, который с кем-то разговаривал по мобильному телефону. Они встретились взглядами, и она, кивнув, направилась к лестнице. В ее голове мелькали отрывочные мысли о будущем, которое теперь снова у нее появилось. Может быть, вернуться в родной Йорк? Так не хотелось этого. Может быть, что-то удастся подыскать в Лондоне? Но главное - считать случившееся с ней кошмарным сном и постараться твердо встать на реальную почву, не ждать ни везенья, ни невероятной любви.
        Она вернулась в номер, перебирая в уме знакомых, к которым она могла обратиться за помощью в поисках работы. Разве что Мойра, с которой Бетти училась в колледже. Мойра работала менеджером в универмаге… Мойра!
        Тут Бетти вспомнила о посылке, которую ей передал Соретти для матери Бена. Несчастный Соретти! Она с неясным предчувствием повернулась к столику, на котором лежала завернутая в бумагу коробка, уже заранее зная, что она там увидит. И точно. Она не увидела там ничего!
        Бетти была уверена, что никуда не убирала посылку, и, тем не менее, на столике ее не было.
        Кроме того, она была почти уверена, что ее не было там уже вчера. Может быть, горничная, наводя порядок, куда-то ее переложила?
        Девушка оглядела комнату, раскрыла полупустой чемодан. Коробки не было. Бетти села в кресло и задумалась.
        Припоминая последние два дня, Бетти подумала, что, конечно, ее голова была занята совсем другим. И все же она почти могла поклясться, что коробка исчезла не сегодня…
        Невозможно представить, чтобы горничная могла ее взять. Но тогда кто? В ее номере несколько раз побывал Джек Моран. Но странно думать, что он захотел присвоить посылку с неизвестным содержимым, на которой написан чужой адрес!
        Теперь ей вспомнилось, что когда она вернулась в номер после второй неудачной прогулки к обрыву, дверь в номер была не заперта. Кто-то мог заглянуть и польститься на коробочку. В конце концов, везде есть люди, готовые взять то, что плохо лежит.
        Теперь придется оправдываться перед Мойрой. Что, если содержимое коробки было достаточно ценным? Как неприятно получилось! И главное - ничего поделать нельзя!
        Бетти надела лыжный костюм и спустилась в холл. Джек ждал ее, с ним была Лотта.
        - Я не хочу оставлять ее одну в номере, - извиняющимся тоном произнес он.
        - И правильно. Она нам не помешает. Идемте.
        Они вышли наружу. Ярко сияло солнце, снежные вершины гор ослепительно сверкали, на голубом небе не видно было ни одного облака. Бетти показала Джеку, как застегивать крепления, после чего они двинулись к учебному спуску, где обычно тренировались новички. Лотта не отставала от них ни на шаг, помахивая хвостом. Джек в черной лыжной куртке казался большим и немножко неуклюжим, и почему-то ей это нравилось. Она то и дело незаметно посматривала на него, но несчастная посылка все не выходила из головы.
        Джек тоже покосился на нее и произнес твердо:
        - Если тебе не до лыж, скажи мне прямо, я не обижусь.
        Бетти поняла, что у нее, должно быть, чересчур рассеянный вид, и возразила поспешно:
        - Нет… просто случилась странная вещь. Из моего номера пропала коробка, которую привез тот самый Соретти… ну тот, который потом разбился на автомобиле. Он передал сувенир для парня моей подруги, вернее, для ее матери. Подарок ко дню рождения. Кажется, там была какая-то статуэтка, так мне сказали. Я, честно говоря, совсем про нее забыла, а вот теперь смотрю - а ее нигде нет. Ты не видел ее на моем столике, Джек?
        Джек остановился и повернулся к ней.
        - Да, это непонятно, - проговорил он, пристально вглядываясь в нее. - Твоя подруга, должно быть, расстроится.
        - Ну конечно, она же рассчитывала на меня. Я не должна была соглашаться, но как-то так вышло. Я написала на посылке ее адрес, чтобы… ну… в случае чего ее переслали Мойре.
        Джек о чем-то задумался.
        - А ты не заглядывала в коробку? Так, из любопытства? - спросил он.
        - Нет. Я бы и не смогла это сделать - коробка была завернута в упаковочную бумагу, такую золотистую, и заклеена скотчем. И меня совсем не одолевало любопытство.
        Они остановились на вершине небольшой горки.
        - Ноги надо немного расставить и согнуть в коленях, - начала свой урок Бетти. - Палки на таком спуске не нужны. На самом деле тут нет ничего сложного. Тебе только стоит начать, и ты сразу поймешь, что и как нужно делать, - объяснила она, вспоминая дедушкины наставления. - А теперь поехали!
        Джек с сомнением посмотрел вниз.
        - Неужели это горка для начинающих? Мне кажется, с нее впору кататься олимпийским чемпионам.
        - Смелее, - подбодрили его Бетти, испытывая покровительственные чувства. - Я буду рядом.
        - Да, главное - не бросай меня, - полушутя, полусерьезно предупредил ее Джек.
        - Не сомневайся.
        Лотта тем временем как безумная прыгала вокруг, оглашая окрестности звонким лаем. Она была на седьмом небе от того, что ее хозяин снова вместе с Бетти, этим милым человеческим существом с ласковыми руками и добрым голосом. Внезапно она с разбега прыгнула на спину все еще колеблющегося Джека и толкнула его лапами.
        Джек качнулся и заскользил вниз. Бетти последовала за ним. Вначале спуск был плавным, затем они постепенно набрали скорость, и Бетти решила, что разгоняться не следует.
        - А теперь берем налево и едем наискосок, - крикнула она. - Переноси центр тяжести на правую ногу.
        - Почему на правую? - удивился Джек, сосредоточенный на том, чтобы удержать равновесие. - Ведь мы поворачиваем налево. - Вид у него был серьезный и напряженный, и ей захотелось от души захохотать, но она сдержалась.
        - Не вникай в это, - сказала Бетти. - Сильнее согни в коленях ноги! Ну а теперь делаем плавный поворот.
        - Не получается, - проговорил он через некоторое время.
        - Надо тормозить, - взвизгнула она, потому что впереди показалась кочка. - Не то полетишь вверх ногами. Поворачиваем, черт возьми!
        Наперерез им пронеслись двое подростков, и Джек, которому показалось, что он вот-вот с ними столкнется, изо всех сил попытался изменить траекторию. Бетти, словно тень скользившая рядом, не покидала своего ученика.
        Теперь его несло прямо на трамплин, и Бетти невольно схватила его за руку и повисла на ней. Он в последний момент успел схватиться за нее, и в следующее мгновенье Бетти почувствовала, как ее ноги отрываются от земли. Она изо всех сил старалась удержать равновесие и помочь удержаться Джеку, но он был слишком тяжелым. Все замелькало перед глазами, их руки расцепились, и Бетти почувствовала, что лежит на животе лицом в снегу. Снег моментально забился ей за шиворот. Руки она, падая, выставила вперед, поэтому ладони, пробороздившие утрамбованный лыжниками снег, сильно саднило. Шапка слетела с головы, и Бетти, оглядевшись, не увидела ее. Но ноги и руки, кажется, были целы. Она села, подтянув к себе ноги с лыжами.
        - Джек, ты жив?
        - Как ни странно, - пробормотал голос прямо за ее спиной. - Только ты сидишь на моей ноге.
        - Ой, прости. - Она подвинулась и повернулась к нему.
        Джеку снег попал в рот, и он отфыркивался как пловец, вынырнувший из воды. Тут на них прыгнула Лотта, решив, что люди придумали очень забавную игру. Она нашла шапочку Бетти и принялась носиться с ней кругами. Джек никак не мог сесть, потому что запутался в лыжах, и Бетти, пыхтя от усилий, помогла ему поставить их горизонтально, после чего он тоже смог сесть.
        - Пошевели руками и ногами, - приказала Бетти. - Нигде не болит?
        Он послушался.
        - Кажется, я отделался только легким испугом.
        Небо было ярко-голубое, прямо перед ними на горизонте высилась гора Финстерархорн, кругом синел хвойный лес. Бетти вдруг охватило беспричинное веселье, то ли от того, что этот парень, с виду такой сильный, оказался таким неуклюжим на лыжах, то ли от того, что она просто жива, здорова, может дышать бодрящим как шампанское морозным воздухом, чувствовать под ладонями тающий снег, смотреть на Лотту, которая, тряся большой головой, увлеченно жевала ее белую вязаную шапку. За шиворот ей стекали холодные струйки воды, и это почему-то показалось таким бесподобно освежающим, что она радостно и громко захохотала.
        Джек немедленно откликнулся, словно перед этим еле сдерживал смех. Они сидели в сугробе, смотрели друг на друга и смеялись, словно знали друг друга всю жизнь, и не нужно было никаких слов для выражения чувств, потому что все понятно и так. Бетти было так хорошо, как не бывало с далекого детства.
        Постепенно смех утих, но они продолжали смотреть друг другу в глаза, и никто не хотел первый отвести взгляд. Бетти ясно разглядела, что у него глаза изумительного кофейного оттенка под густыми черными ресницами и соболиными, прямыми как стрелы бровями. Эти кофейные глаза были совсем близко от нее, как и его губы, в которых ей почудилось что-то трогательное.
        На его левой скуле белел небольшой шрам… Ей почему-то так сильно захотелось прикоснуться к нему пальцем, что она уже подняла руку, но усилием воли опустила ее.
        Взгляд Джека переместился ниже, и она поняла, что он смотрит на ее губы. Еще немного, и случится неизбежное…
        Бетти вдруг испытала сильнейшую неловкость. Может быть, он считает, что поскольку она обязана ему своим спасением, то он имеет право поцеловать ее? В общем, он прав, да и нет в поцелуе для современной девчонки ничего особенного. Разве она не целовалась с мальчишками в колледже просто так, в поисках нового опыта? Но сейчас все было по-другому.
        После Кевина вряд ли она сможет сблизиться хотя бы с одним мужчиной. Пусть даже таким привлекательным, как Джек Моран. Она чувствовала себя настолько опустошенной, что Джек сразу поймет, что рядом с ним просто восковая кукла.
        Бетти потупилась в сильном замешательстве и стала отряхивать куртку от снега, потом встала и позвала Лотту. Собака сразу откликнулась и даже принесла Бетти ее шапочку, правда, всю мокрую от слюны. Бетти сунула ее в карман, не решаясь снова посмотреть на Джека, а когда повернулась, то увидела, что он никак не может встать, потому что Лотта поставила лапы ему на плечи и вылизывала лицо.
        - Ах ты, шалунья!
        Джек с трудом отпихнул ее и бросил в нее снежком. И вся неловкость в одно мгновение исчезла. Бетти даже протянула ему руку, чтобы помочь подняться. Все-таки была в нем какая-то черта, исключавшая всякую натянутость.
        А Джек в это время ругал себя. Вот дурак! Бетти, конечно, догадалась, что он хотел поцеловать ее. Это желание было таким сильным и неожиданным, что он сам себе удивился. Пусть она не испытывает к нему ничего, кроме благодарности, и ее сердце принадлежит этому ничтожеству Кевину, но он был на все согласен, только бы ощутить сладость ее нежных губ… Но Бетти уклонилась, дав тем самым понять, что он должен и дальше оставаться безупречным рыцарем, не требующим ничего за свой подвиг. Иначе и быть не могло.
        - И ты готов продолжать? - Она смотрела на него выжидающе.
        - Если ты сама готова.
        - Мы еще только на середине склона, - напомнила Бетти. - Придется пройти спуск до конца, иначе мы не доберемся до подъемника.
        Джек с опаской посмотрел вниз.
        - Теперь попробуешь сам, без моей поддержки? - спросила она.
        - Э… пожалуй, поддержка все-таки потребуется, - смущенно произнес он. - Можешь смеяться, но твое присутствие придает мне уверенности.
        - Это ты надо мной смеешься, - с шутливой обидой проговорила Бетти. - Ну что с тобой поделаешь, раз ты такой трусишка, - сказала она таким тоном, каким разговаривают с маленькими мальчиками, уговаривая их пройти к дантисту. - Только не хватайся за меня, а то мы снова упадем. Лучше я буду сама держать тебя.
        Она встала рядом с ним и обхватила его за пояс одной рукой.
        - Едем по диагонали, медленно, и все делаем только по моей команде, - сказала она.
        - Слушаюсь, мэм.
        Но не успели они оттолкнуться, как откуда-то из недр куртки Джека зазвучал марш Радецкого.
        Она увидела, как его лицо мгновенно приняло озабоченный вид, он тихо чертыхнулся сквозь зубы и вытащил мобильный телефон.
        - Да, это я… Когда? Что ему ответили? Очень хорошо. Продолжайте в том же духе. - Он убрал телефон и с сожалением посмотрел на Бетти. - Мне надо вернуться в гостиницу. Срочное дело. - Он нагнулся, отцепляя лыжи. Ей показалось, что он разочарован. Она и сама почувствовала досаду.
        - Может быть, лучше все-таки съехать вниз, a потом подняться наверх на подъемнике? - неуверенно предложила она.
        - Нет-нет, - вздохнул он. - Ты поезжай вниз, а я полезу наверх.
        Он быстро взглянул на нее, и ей показалось, что она прочитала в его взгляде подозрение.
        - Ты вернешься в гостиницу? - спросил он. Неужели он боится, что она опять сделает какую-нибудь глупость? Что же, у него есть все основания.
        - Я же дала тебе честное слово, - сказала она с тихим упреком.
        Он молча кивнул, взял лыжи под мышку, позвал Лотту и быстро и энергично начал подниматься вверх по накатанному снегу. Собака, помешкав около Бетти, последовала за ним, несколько раз оглянувшись. Куда девалась его неуклюжесть? Джек двигался быстро и ловко, и Бетти поняла, что ей ни за что за ним не угнаться.
        А не притворялся ли он только что неловким и неуклюжим? - вдруг промелькнуло у нее в голове. Только с какой целью он разыгрывал увальня?
        Бетти задумчиво съехала вниз и встала в очередь на подъемник. Подъем занял минут двадцать. Поднимаясь, Бетти вспомнила, как смотрел на нее Джек, когда они сидели в сугробе. Он явно хотел ее поцеловать. Бетти вдруг пожалела, что испугалась и упустила эту возможность. Почему-то ей показалось, что если бы Джек поцеловал ее, в ее жизни что-то изменилось бы к лучшему. Прошлое отдалилось бы, перестало иметь большое значение. Она сама удивилась своим мыслям.
        В гостинице Бетти поднялась к себе в номер и переоделась в малиновый пуловер и черные брюки. Переодеваясь, она подошла к окну и увидела, как внизу бегает, проваливаясь в снег по грудь, Лотта. В одном месте собака остановилась и стала рыть снег. Она словно что-то искала. Ее хозяина нигде не было видно.
        У Бетти мелькнула мысль, что собака-спасатель почуяла погребенного под снегом человека. Может быть, в метель кто-то упал и замерз у самой гостиницы? У нее пробежали мурашки по спине. Но собака вытащила из-под снега зубами что-то небольшое и, радостно махнув хвостом, побежала и скрылась за углом отеля. Видимо, Джек просто выпустил ее погулять, и собака резвится, ведь она любит копать снег.
        Бетти перевела дыхание и решила спуститься в бар и съесть какой-нибудь салат, а потом заказать билет на ближайший рейс. Она подсчитала, что денег едва-едва хватит.
        Но когда она представила, что завтра покинет этот отель, который чуть не стал ее последним земным пристанищем, и вернется в Лондон, ей стало очень грустно и тоскливо. Она изо всех сил пыталась не поддаваться тяжелым мыслям, но на нее словно кто-то накинул траурное покрывало.
        Может быть, в баре она встретит Руби? С ней можно будет немного поболтать и отвлечься, расспросить ее, как продвигается роман с красавцем Зоннером.
        Но Руби в баре не оказалось. Зато, когда Бетти уже допивала кофе, дверь бара открылась, и на пороге возник сам белокурый красавец Артур Зоннер. Бетти сидела как раз у входа, и его взгляд сразу упал на нее. Он замер, и Бетти показалось, что лицо его выразило изумление. Он попятился назад и скрылся за дверью так быстро, словно спасался бегством.
        Удивленная Бетти оглянулась - может быть, он убежал не от нее, а от кого-то другого? И вздрогнула. Сзади за столиком сидела Белая Дама и, встретившись взглядом с Бетти, помахала ей рукой. Бетти заставила себя вежливо кивнуть, хотя при виде этой женщины у нее пробежал мороз по коже. Она уже собралась уходить, но тут в бар рука об руку вошли Пат и Сайлас. Странная парочка: она интеллектуалка, он неотесанный и не страдающий красноречием, но видно невооруженным глазом, как им хорошо вместе.
        - Привет, говорят, ты заблудилась во время метели, - воскликнула Пэт, увидев ее. - Вот это приключение! Тебя спасла собака! Тебе будет, о чем рассказывать в Лондоне. Но как все произошло? Ты очень испугалась?
        - Расскажу, только не сейчас, - ответила Бетти, мгновенно напрягаясь. - Сейчас меня ждут…
        - Спасатель и его собака, знаем, - кивнула Пэт с понимающей улыбкой. - Привлекательный парень, только мрачноват…
        - Не знаешь, где Руби? - спросила Бетти, чтобы сменить тему.
        - Она у себя в номере. Мы заглянули к ней, но она лежала, накрывшись с головой одеялом, и что-то буркнула. Вроде у нее нет настроения. - Пэт пожала плечами. - Похоже, ее никуда сейчас не вытащить. Сейчас, когда дорогу расчистили, мы отправляемся на экскурсию в Сан-Мориц.
        Они взяли по банке пива и заспешили на автобус, а Бетти решила заглянуть к Руби и поблагодарить ее за лекарство, которое оказалось так кстати.

6

        Руби жила на третьем этаже отеля. Бетти легонько стукнула в дверь, но ответа не последовало, и она приоткрыла ее и просунула голову внутрь. Руби сидела спиной к ней перед зеркалом и, наверное, не слышала стука, потому что когда Бетти ее окликнула, она вздрогнула и обернулась, но тут же закрыла лицо полотенцем. Бетти увидела, что она плачет.
        - Что случилось? - воскликнула она, подбегая к девушке и пытаясь заглянуть ей в лицо. Та некоторое время отворачивалась, но потом воскликнула:
        - Все равно. Смотри! - И отняла полотенце от лица.
        Все лицо Руби распухло, и его покрывали безобразные ярко-розовые пятна неправильной формы.
        - О Господи! - пробормотала Бетти. - У тебя аллергия. Главное - понять, на что. Раньше такое случалось? Надо принять лекарство.
        - Все приняла, ничего не помогает, - горестно пробормотала Руби. - Это все его мазь. Страшно зудит. А он уехал. Он вернется, и что я ему скажу? Для него это так важно.
        Она заплакала.
        - Ничего не понимаю, объясни толком, - потребовала Бетти.
        - Помнишь, я говорила тебе, как пожаловалась Артуру, что здесь в горах ветер очень сушит кожу, - жалобно пролепетала Руби. - И он предложил мне попробовать новую мазь, которую он сам составил в своей лаборатории. Он, правда, предупредил, что мазь еще в стадии разработки… Что она не прошла всех испытаний. Но он рассчитывает получить за нее большие деньги. Артур сказал, что она не будет уступать по качеству дорогим японским кремам, но некоторые новые компоненты позволят значительно снизить цену. В общем, он рассчитывал на эту новинку. - Руби вздохнула.
        - Он решил испытать ее на тебе! - воскликнула Бетти.
        - Я согласилась, - ответила Руби. - Он очень обрадовался.
        - Ну еще бы, - фыркнула Бетти. - Бесплатный подопытный материал. И вот результат - сильнейшая аллергия. Немедленно скажи своему Артуру об этом, пусть быстро скажет, как можно поправить дело.
        Руби горестно вздохнула.
        - Сегодня утром мы должны были ехать в Лозанну… Я позвонила ему в номер - сама понимаешь, не хочется показываться на людях с таким лицом. Он сказал, что сейчас придет ко мне и принесет средство, которое избавит меня от аллергии. Но он все не шел, я снова позвонила, но он не снял трубку. Пять минут назад я позвонила дежурному, и мне сказали, что Артур только что спешно куда-то уехал. Ничего не понимаю. Он никуда не собирался…
        - Значит, скоро вернется, - твердо сказала Бетти.
        - А как ты, кстати? - встрепенулась Руби. - Тебе-то помогли таблетки? Это ведь тоже дал Артур, для тебя. Когда узнали, что ты попала в метель, он принял это близко к сердцу. Он вообще такой добрый… - добавила она как-то не слишком уверенно. - Он попросил меня отнести тебе те таблетки и сказал, что это очень хорошее профилактическое средство.
        - Таблетки помогли, - пожала плечами Бетти. - Видишь, я жива и здорова. Но с этой мазью надо что-то делать. Ты знаешь номер его мобильного телефона?
        - Ничего я не знаю, - вдруг снова зарыдала Руби. - Так все шло хорошо. Он говорил, что никогда не встречал такой девушки как я, даже звал меня поработать в его лаборатории. Я когда-то изучала фармацевтику… В общем, предлагал остаться… и вдруг исчез, не предупредив, не сказав ни слова…
        У Бетти похолодело внутри. Этот случай напомнил ей ее собственную историю.
        - Я же видела его, он только что заглядывал в бар, - вспомнила она. - Может быть, он скоро появится. Я пойду поищу его. Может, он уехал в аптеку за лекарством для тебя?
        - Ничего я не знаю! - в отчаянии воскликнула Руби и уткнулась в подушки.
        Бетти выбежала из ее номера и спустилась в бар. Артура там не было. В ее груди клокотал гнев - какой подлец, бросить девушку в таком состоянии! Она испортила себе лицо его кремом. Да на него надо подать в суд, он испытал на ней крем, который, может быть, содержит вредные вещества. Вот скотина!
        Надо рассказать Джеку, он что-нибудь посоветует.
        Эта мысль возникла как-то очень естественно в ее голове. Джек был единственным человеком, на кого она могла положиться, к кому могла обратиться за помощью.
        Она вернулась в холл и тут же увидела того, о ком только что подумала. Джек спускался вниз по лестнице вместе с Лоттой и, по-видимому, очень спешил. Не успела Бетти окликнуть его, как к нему подошла Белая Дама. Бетти мгновенно замерла на месте - эта особа по-прежнему вызывала в ней безотчетный страх. Дама что-то торопливо сказала Джеку, и он, кивнув, поспешил к дверям.
        Сердце Бетти забилось часто и громко. Что-то случилось! Она почувствовала, что должна непременно догнать Джека и следовать за ним. Она выбежала из гостиницы и увидела, как он садится в синий «рено». Лотта уже сидела на заднем сиденье.
        Бетти стремительно подбежала к машине и распахнула дверцу пассажирского сиденья.
        - Я поеду с тобой! - воскликнула она. - Ну пожалуйста!
        - Бетти, я очень спешу, - сказал он.
        - Мне надо посоветоваться, это очень важно.
        И она, не слушая его возражений, прыгнула в автомобиль. Лотта сзади радостно забила хвостом по сиденью. Джек несколько мгновений смотрел на нее со смешанным чувством досады и, как ей показалось, удовольствия.
        - Ну тогда пристегнись и держись, я поеду очень быстро, - велел он. - Если тебя укачает, под сиденьем целлофановый пакет. Мне надо догнать один автомобиль.
        - Артура Зоннера, да?! - воскликнула она с внезапным озарением. - Что творится у Руби с лицом после его крема, ужас! Яркие красные пятна. Его надо лишить лицензии за такое! Кстати, меня никогда не укачивает в машинах.
        Машина Джека рванулась с места так резко, что Бетти прижало к спинке сиденья. Он свободной рукой вытащил из кармана куртки мобильный и, набрав номер, сказал в трубку:
        - Это Моран. Пришлите врача в отель для английской туристки мисс Руби… как ее фамилия? - повернулся он к Бетти.
        - Уоллз…
        - Руби Уоллз. Сильная токсическая аллергия.
        Они вылетели на шоссе и понеслись, набирая скорость. К счастью, узкое шоссе, тянувшееся вдоль обрыва, было почти пустым. Каждый раз, когда навстречу вылетал из-за поворота автомобиль, у Бетти замирало сердце и останавливалось дыхание. Но Джек ловко проскакивал мимо. Когда им предстояло обогнуть уступ скалы, Бетти невольно зажмуривалась. Но Джек аккуратно вписывался в поворот. Скорость на шоссе была ограничена, но на спидометре стрелка дрожала уже у отметки «100».
        Вот из-за поворота выскочил большой фургон и прижал их к краю обрыва. Из-под колес брызнул гравий. Из губ Бетти вырвался сдавленный вскрик. Ее швырнуло к дверце, Джек крутанул руль, мгновенно вырулил на полосу и продолжал гонку. Сзади Лотта возила лапами по обивке сиденья, стараясь сохранить равновесие.
        - Все в порядке, - успокоил он. - Машину я вожу лучше, чем катаюсь на лыжах.
        Она восхищенно покосилась на него. На лыжне он продемонстрировал крайнюю неловкость, но за рулем реакция его была мгновенной, движения - быстрыми и точными. Бетти вдруг почувствовала себя спокойно и уверенно. Какой-то глубинный инстинкт подсказывал ей, что рядом с Джеком она в безопасности.
        - Что еще натворил этот Артур? - спросила она. - Он еще кому-то дал какую-нибудь гадость?
        - Те таблетки - помнишь? Это ведь он передал их Руби для тебя? - задал он ей встречный вопрос, не отрывая глаз от дороги.
        - Да… Но они как раз были хорошими. Мне они помогли, - пробормотала Бетти. В голове ее с запозданием вдруг закружился вихрь вопросов. Почему, собственно, Джек гонится за Артуром? Неужели она чего-то не знает и с Руби действительно что-то серьезное? Джек вызвал ей врача! И при чем тут таблетки? Может быть, они тоже способны вызвать аллергию, и ее лицо вот-вот покроется такими же безобразными пятнами, как у Руби?
        Но пока Бетти не чувствовала никаких зловещих симптомов. И страх пропал. Ей стало даже весело. Сейчас они догонят этого Артура, и Джек ему покажет. Они миновали очередной поворот, за ним шоссе какое-то время шло прямо.
        - Вот он! - бросил Джек сквозь зубы. - Красный «сааб».
        Бетти увидела впереди ярко-красный автомобиль.
        - Мы его догоняем! - воскликнула она в азарте. Эта погоня напоминала увлекательную игру. Но что будет потом, когда беглеца догонят? В этом она целиком полагалась на Джека.
        Дорога круто пошла в гору, красный автомобиль достиг ее высшей точки и исчез. Меньше, чем через полминуты, они тоже взлетели на горку, преодолели подъем и устремились вниз. Бетти почувствовала пустоту в животе, как на качелях. И тут она увидела, что впереди шоссе перегородили две полицейские машины.
        Тут же из окна красного автомобиля вылетел какой-то предмет и, описав дугу, исчез в сугробе на обочине. Джек тоже это заметил и резко нажал на тормоза. Сзади тело Лотты тяжело обрушилось на пол, а Бетти буквально повисла на ремнях безопасности. Джек выбежал из машины и открыл заднюю дверцу.
        - Лотта, ищи, ищи! - настойчиво повторил он несколько раз, за ошейник подводя собаку к обочине. Погоня за Зоннером словно утратила для него интерес.
        Лотта радостно прыгала, взвизгивала и пыталась лизнуть его в лицо. Джек еще несколько раз строго повторил слово «ищи», указывая рукой в том направлении, куда упал загадочный предмет, выброшенный Артуром в окно.
        Бетти вышла из машины и увидела, что полиция остановила красный автомобиль. Странно, при чем тут полиция? Наверное, за превышение скорости, подумала она. Но тогда и им с Джеком тоже не поздоровится. Джек несся быстрее, чем Артур.
        Лотта тем временем перескочила через барьер и энергично принялась разрывать лапами сугроб. Бетти подошла к Джеку, который явно собрался лезть на помощь своей питомице.
        - Что она ищет? Почему Артура остановила полиция? Что все это вообще значит? - спросила она с некоторым запозданием и все возрастающим беспокойством. Она даже забыла, что на ней один только пуловер - она выскочила из гостиницы без куртки, и сейчас снежный ветер моментально проник под тонкий кашемир.
        - Я все тебе объясню, - обернулся к ней Джек. - А пока лучше вернись в машину.
        Он был так озабочен отысканием таинственного предмета, что, кажется, тут же забыл о Бетти.
        Она, ничего не понимая, вернулась в машину.
        Лотта и Джек дружно копались в сугробе. Вот Лотта вскинула голову, в зубах у нее было что-то зажато. Джек взял у собаки добычу, которую она неохотно отдала, и пошел быстрым шагом к машине. Посадив Лотту на заднее сиденье, он открыл дверцу и сел рядом с Бетти. Вся его куртка была в снегу.
        Бетти посмотрела на него молча и требовательно.
        В руках у Джека был небольшой плотный пакетик, который он спрятал за пазуху. Он тронул машину с места и направил ее туда, где рядом с полицейскими стоял Артур Зоннер.
        - Это наркотики, Бетти, Зоннеру сейчас предъявляют обвинение в их производстве и распространении. Я, видишь ли, работаю в полиции, в отделе по борьбе с наркотиками.
        Ошарашенная Бетти смотрела на него, широко раскрыв глаза. Она была так поражена, что не находила, что сказать.
        Они притормозили за одним из полицейских автомобилей, Джек вышел, подошел к полицейским и передал им находку, что-то попутно объясняя. Бетти не могла дольше оставаться в неведении и тоже вылезла наружу и приблизилась к оживленно переговаривавшейся группе.
        - Еще раз повторяю, я немедленно должен связаться со своим адвокатом, - почти кричал Артур, весь багровый от возмущения. - Всем вашим обвинениям грош цена.
        - Адвокату вы позвоните из управления, - успокаивающе говорил пожилой швейцарский полицейский.
        - А этот препарат… - Зоннер кивнул на сверток, который держал в руках один из полицейских, - …был похищен из моей лаборатории. Я собирался по этому поводу сделать заявление в полиции. Похитил некто Соретти и передал одной англичанке, проживавшей в отеле. Я обнаружил его в ее номере.
        Бетти от изумления лишилась дара речи. Что за чушь?
        - Но, кажется, вы отчего-то передумали делать заявление и выбросили наркотик в окно, - сказал Джек на неплохом французском и, сняв с себя куртку, набросил ее Бетти на плечи.
        Артур повернулся и увидел Бетти, кровь отлила у него от лица, и оно приобрело пепельный оттенок.
        - Я увидел полицию и испугался, это был непроизвольный поступок, - проговорил он глухо. - Соретти пригрозил, что свалит все на меня. Это был страшный человек.
        - Ваши таблетки, которые вы передали мисс Кларк через Руби Уоллз, были отправлены на анализ, - сказал спокойно Джек. - Уже получены результаты. Вы знаете, что в них содержалось.
        - Я ничего никому не передавал! - закричал Артур. - Откуда мне знать, какой дурью эти наркоманки травят друг друга.
        - Таблетки произведены в вашей лаборатории, - произнес какой-то человек в штатском, стоявший у полицейской машины.
        - Еще вы дали какую-то гадость Руби, и у нее началась сильнейшая аллергия! - воскликнула Бетти.
        Артур взглянул на нее с такой ненавистью, что у Бетти похолодела спина.
        - Я не собираюсь разговаривать с наркоманкой, - яростно воскликнул он. - И вообще, от меня больше слова не услышат без адвоката.
        Артура повели к машине, а Джек взял Бетти под локоть и усадил ее в «рено», а сам, о чем-то посовещавшись с полицейскими, вернулся в машину, развернулся и помчался в обратном направлении, правда, уже не с прежней быстротой.
        - Почему он назвал меня наркоманкой? - спросила Бетти.
        - Он пытается сделать тебя соучастницей, но эта версия не выдерживает никакой критики, - усмехнулся Джек.
        - Меня? Но каким образом? Какое я имею к нему отношение? И вообще, почему ты полицейский, если ты представляешь благотворительный фонд? - засыпала его вопросами Бетти, у которой голова шла кругом.
        - Я этого не говорил, по крайней мере, тебе. Но это действительно было моим прикрытием.
        - Соретти передал Зоннеру наркотики? - предположила Бетти.
        - Соретти передал тебе наркотики, - ответил Джек, быстро взглядывая на нее.
        В голове Бетти словно что-то щелкнуло, и разрозненные происшествия последних дней сложились в цельную картину.
        - В той посылке… были наркотики? - пролепетала она.
        - Да, Бетти. И ты должна была доставить их в Лондон.
        - Но я даже предположить не могла…
        - Я в этом уверен.
        Она некоторое время молчала.
        - Мне придется давать показания в полиции?
        - Думаю, обойдется без личного присутствия. Но тебе все это придется написать.
        - Что написать? Ведь я ничего не знаю!
        Тут она замолчала. Ей только сейчас пришло в голову, что посылка предназначалась Мойре… или ее приятелю, и что договаривалась с ней об этой посылке сама Мойра, ее единственная подруга в Лондоне.
        Будучи студентками колледжа Бетти и Мойра могли выкурить «косячок», но к сильным наркотикам не притрагивались и относились резко отрицательно. Мойра несколько раз говорила, что ничто в жизни не заставит ее употреблять «кислоту» и что ей достаточно примера брата, который уже два года лечится за бешеные деньги от наркомании.
        Неужели теперь ей придется давать показания против подруги? Но Мойра сама могла пасть жертвой обмана. Во всем виноват, конечно же, ее приятель, этот самый Бен. Мойра очень мало рассказывала о нем. Бетти была с Кевином в Париже, когда Мойра подцепила этого типа.
        Джек покосился на внезапно замолчавшую Бетти.
        - Ты на меня сердишься? - спросил он. - Честное слово, я расскажу тебе все, что ты захочешь знать, во всех подробностях, только позже. Сейчас я оставлю тебя в гостинице, а сам съезжу в Лозанну, но скоро вернусь. А ты тем временем напиши, кто и для кого передал тебе посылку.
        - Значит, мне придется задержаться здесь? - проговорила она упавшим голосом. - Но я хотела завтра вернуться в Лондон.
        - Уверяю тебя, что волноваться не о чем, Бетти. Все будет хорошо.
        Он затормозил перед крыльцом отеля. Бетти стащила с себя его куртку и протянула ему, он положил ее на колени.
        - Ты ведь не считаешь меня обманщиком? - спросил Джек, и она услышала в его голосе волнение.
        Теперь, когда он начал оправдываться, Бетти стало казаться, что все прежние поступки Джека явно выдавали в нем полицейского. Значит, он все это время был «при исполнении». Такая у него профессия - спасать несчастных дурочек. В груди у нее возник холодок.
        - Я узнаю, как чувствует себя Руби, - сказала Бетти, берясь за ручку дверцы. - Ты ведь вызвал к ней врача?
        - Я испугался, что Зоннер мог дать ей что-то нехорошее, ведь она знала о тех таблетках. Но мне сейчас сказали, что с ней все в порядке. Врач уже позвонил из отеля.
        - Что это все-таки были за таблетки такие? - озадаченно повторила Бетти.
        Джек протянул руку и взял ее маленькую теплую руку с длинными пальцами в свою, и его прикосновение растопило корочку льда в груди Бетти.
        - Те таблетки, которые Зоннер передал для тебя через Руби, содержали сильнейший наркотик. Я отдал их на экспертизу, а ты тогда выпила обычный аспирин.
        - Но… зачем ему это понадобилось? - изумленно раскрыла глаза Бетти. В ее голове не укладывалось то, что сказал Джек. Ее пытался отравить человек, с которым она едва знакома. Значит, Джек снова спас ее! А если бы он в тот момент не оказался в ее номере?
        - Тебе больше ничего не угрожает, - твердо сказал Джек, сжимая ей руку. - Подожди меня, я скоро вернусь. И тогда мы вместе напишем показания для полиции, если захочешь.
        Бетти слабо кивнула, выбралась наружу и проводила глазами отъезжающий автомобиль. Затем медленно вошла в отель и начала подниматься по лестнице. Она направилась к номеру Руби, но оттуда как раз вышел человек с чемоданчиком.
        - Вы врач? - догадалась Бетти. - Я знакомая Руби Уоллз. Как она себя чувствует? С ней все в порядке?
        И когда врач неуверенно посмотрел на нее, быстро добавила:
        - Джек Моран сказал мне, что с ней все будет в порядке, это так?
        - Вне всяких сомнений. - Швейцарец покачал головой. - После того, как я ввел ей лекарство. Это реакция на некий компонент, содержащийся в креме, которым она пользовалась. Сейчас она спит, лучше загляните к ней часа через два.
        Наверное, на лице Бетти отразилось недоверие, поскольку врач неожиданно рассмеялся и, достав удостоверение, раскрыл его и показал Бетти.
        - Я в самом деле врач, и ваша подруга в самом деле мирно спит. - Он приоткрыл дверь номера, и Бетти, осторожно переступив порог, услышала мерное дыхание Руби.
        Она смутилась.
        - Простите. Просто мне в последнее время попадались люди, не заслуживающие доверия.
        Она поднялась на свой этаж, не переставая думать о происшедшем и о словах Джека о том, что ей больше ничего не угрожает. Какие странные события вторглись в ее и без того запутанную жизнь… Что за опасность грозила ей неведомо для нее? Бетти вдруг вспомнился лыжник в натянутом на лицо шлеме… Кто это был? Зоннер?
        Девушка уже подошла к своему номеру, как вдруг в конце коридора возникла фигура Белой Дамы. Она словно предвещает беду, вдруг пронеслось в голове Бетти. Ей показалось, что женщина направилась к ней, желая что-то сказать, но Бетти быстро открыла номер и юркнула в него, захлопнув дверь.
        Она некоторое время с напряжением смотрела на дверь, испуганно думая, что станет делать, если дама начнет к ней стучаться. Но было тихо. Бетти прошлась по номеру и села к столу. Ее эмоции постепенно улеглись, и среди них выделилась одна, главная, которая затмевала все прочие.
        Ее охватило горькое чувство разочарования. Оно было связано с Джеком Мораном. Неужели она испытывала к нему нечто большее, чем просто благодарность? Она заглянула в себя и увидела, что это правда.
        Бетти ужаснулась сама себе. Немногим больше, чем две недели назад, она считала, что до самозабвения любит другого. И предательство этого другого сделало ее существование невыносимым. Но вот в ее жизнь вошел другой человек. Он в своем старом свитере и полным отсутствием стиля в одежде, со своей собакой, разрушил чары, которыми околдовал ее Кевин! Кевин ушел куда-то далеко в прошлое, он просто больше не интересовал Бетти. И она глазами своей души изо всех сил вглядывалась в Джека Морана. Такая быстрая перемена заставила ее посмотреть на себя с ужасом. Кто же она такая - ветреная сумасбродка? Истеричка? Только что погибала от любви к одному мужчине, и вот уже другой, совсем незнакомый, стал для нее близким, значительным человеком?
        Она вдруг отчетливо поняла причину своего разочарования. Она успела вообразить, что сама представляет для Морана какой-то интерес. И ее душа откликнулась на это с надеждой и трепетом. Но оказалось, что Джек - полицейский и выполнял здесь задание. Он, возможно, уже давно следил за Зоннером. И ее он спасал, заботился о ней и выслушивал ее исповедь только по долгу службы. Ведь как полицейский он обязан был предотвратить «несчастный случай». Он был терпелив с ней, как терпеливы профессионалы - врачи и полицейские - с больными людьми с неустойчивой психикой.
        Теперь Джек велел ей дождаться его, чтобы взять у нее показания против ее единственной подруги… Должно быть, все это время Джек общался с ней только потому, что подозревал ее и хотел проверить свои подозрения. Но потом убедился, что Бетти всего-навсего неудачница, обманутая и жалкая.
        Кровь прилила к ее щекам. Бетти сорвалась с места, распахнула дверцы шкафа и принялась бросать одежду в чемоданчик. Она заглянула в ванную, схватила фиалковый бальзам, обвела взглядом номер и, убедившись, что вещей не осталось, пересчитала деньги. Да, ей хватит на билет до Лондона и на такси до аэропорта.
        Она сбежала вниз и подошла к дежурному в вестибюле.
        - Я уезжаю. Вызовите мне такси, пожалуйста.
        - Ваш номер оплачен до завтрашнего дня, - напомнил ей дежурный, сверяясь с книгой регистрации.
        - Ах, ну передайте эти деньги в какой-нибудь благотворительный фонд!
        Но добросовестный дежурный, напустив на себя строгий вид, принялся отсчитывать ей деньги. Он так долго копался, что у Бетти уже лопалось терпение.
        Ожидая, пока приедет машина, она обвела взглядом холл. В двери вошли Пэт и Сайлас, Пэт оживленно о чем-то говорила своему приятелю. Увидев Бетти, стоящую с чемоданом у стойки, они подошли к ней, одинаково вскинув брови.
        - Уезжаешь? Что-то случилось? - спросила Пэт.
        - Нет, ничего плохого, просто возникли обстоятельства… Желаю вам всего наилучшего, - сказала она, подумав, что Пэт и Сайлас славные ребята.
        - Счастливо тебе долететь. - Пэт чмокнула ее в щеку, а Сайлас изобразил прощальный жест рукой.
        - Привет от меня Руби. У нее был врач, вы в курсе?
        - А что такое? Нас не было с утра, - всполошилась Пэт.
        Бетти объяснила, что у Руби началась сильная аллергия на крем, который порекомендовал ей Артур Зоннер.
        - Эта девчонка всегда во что-то вляпается, - озабоченно воскликнула Пэт. - Пойду к ней прямо сейчас. Сайлас, иди пока в бар и закажи пиццу.
        - Мисс Кларк, ваше такси! - окликнул ее дежурный менеджер.
        Бетти, кивнув на прощанье Пэт и Сайласу, побежала к дверям, думая об одном - только бы не столкнуться с Джеком. Ей показалось, что в холл вошла Белая Дама, но она не стала оглядываться, чтобы проверить, так ли это, и через минуту такси уже везло ее по шоссе. В ее голове мелькнула грустная мысль, что больше она никогда не вдохнет запах можжевельника, исходивший от старого свитера Джека… Но нет, все это чушь! Она должна бежать прочь от Джека, иначе никогда, никогда не сможет себя уважать!

7

        Бетти без проблем купила билет, села недалеко от табло и приготовилась ждать, когда пригласят пассажиров на регистрацию. Самолет в Лондон улетал через три часа.
        Когда регистрацию объявили и Бетти, чувствуя себя обманувшей полицию злоумышленницей, поспешила за барьер, она ощутила рядом чье-то присутствие. В ее руку ткнулся холодный нос, а над ухом прозвучал голос Джека, очень усталый:
        - У тебя не было причин бежать.
        - Я не хочу свидетельствовать против своей подруги, - сказала Бетти и повернулась к нему лицом.
        Джек был все в той же черной куртке, одной рукой он держал за поводок Лотту, а в другой был небольшой чемодан. Лотта довольно виляла хвостом. Эти двое людей, к которым она испытывала самые нежные чувства, снова вместе.
        - Ты меня арестуешь? - спросила Бетти с вызовом.
        Он только вздохнул.
        - Никто не собирался тебя арестовывать, Бетти, не глупи. Я тоже лечу в Лондон.
        Он не стал говорить ей, с каким трудом убедил коллег в швейцарской полиции удовлетвориться тем, что сам поговорит с этой свидетельницей.
        - Мне хотелось быстрее оказаться дома, - пробормотала она. - Извини, если я создала проблему.
        - Все в порядке. Значит, летим вместе? - спросил он, и она почувствовала себя так, словно с души у нее свалился огромный камень.
        Рядом с Джеком она неизменно ощущала спокойствие и уверенность. И еще чувствовала себя маленькой заблудившейся девочкой, которую нашел сильный и заботливый человек, взял за руку и теперь ведет домой.
        - Вот только надо купить клетку для Лотты. Ее не пустят в салон. Придется ей лететь в багажном отделении.
        - Я пойду с тобой, - решительно сказала Бетти.
        Бедная Лотта при виде клетки задрожала всем телом и уперлась четырьмя лапами в пол, а когда Джек, ласково уговаривая, потянул ее за ошейник, принялась рваться из его рук.
        - Прежний хозяин запирал ее в клетке на целый день, - гневно проговорил Джек.
        Бетти присела на корточки и обняла собаку за шею.
        - Это недолго продлится, Лотта! Тебе придется потерпеть только два с половиной часа. А потом ты никогда, никогда не переступишь порог этой противной клетки!
        С помощью работников аэропорта, открыто проявлявших нетерпение, им удалось завести собаку в клетку. Паспорт на нее Джек взял у ветеринара сразу же, как только собака перешла в его руки, так что с этим проблем не возникло. Не было только справки о прививке от бешенства - неизвестно было, привита собака или нет, ее последнего хозяина это не заботило.
        Джек снял с шеи шарф и просунул его между прутьями, и собака, которая забилась в самый угол, схватила его и, прижав лапами к полу клетки, уткнулась в него носом.
        Они побежали на регистрацию. Джек был очень мрачен, а у Бетти сердце обливалось кровью при мысли о бедной собаке.
        - Увы, ей придется провести в клетке много времени, - сказал Джек. - Ей предстоит полугодовой карантин.
        - Их держат там в клетках? - воскликнула расстроенная Бетти. - По-моему, этот карантин - ужасная глупость. Зачем он нужен, если собака привита?
        - В тот-то и дело, что в случае с Лоттой это неизвестно.
        Джек разделял ее чувства. Он ощущал себя предателем.
        - У тебя есть на примете хороший питомник? - спросила Бетти. Все мысли ее были заняты Лоттой, и она даже не заметила, как самолет взлетел.
        - Полицейский питомник служебных собак расположен около парка Баттерси, - сказал он. - Там вполне приличные условия. Но от клетки никуда не деться.
        - Ты такой законопослушный, сразу видно, что полицейский, - возмущалась Бетти. - Я бы не отдала ее на карантин. Может быть, я говорю глупости, - добавила она несколько более примирительно, - Но невыносимо думать, что собака, которая страдала от варварского обращения и едва начала привыкать к тебе, снова окажется в клетке и в одиночестве.
        - Бешенство - серьезная вещь, - оправдывался Джек, чувствуя, что его слова звучат жалким лепетом. - Стоит ввезти в страну бешенство, и эпидемия обеспечена.
        - Я буду приходить к ней так часто, как только смогу, - сказала Бетти.
        Она избегала смотреть на него, и Джек чувствовал, что она разочарована. Это больно задело его. В голове у него зрел план, но он был пока слишком неопределенным, чтобы делиться с Бетти сейчас.
        - Все-таки я не понимаю, - сказала Бетти через какое-то время. - Лотта - прекрасная служебная собака, она явно обучена спасать людей, находить предметы… Невозможно понять, как этот же самый хозяин, который занимался с ней и тренировал ее, в то же время обращался с ней так скверно, что она даже потеряла глаз? В голове не укладывается…
        - Первым хозяином Лотты был человек, состоявший в отряде добровольной помощи спасателям, - объяснил Джек. - Но он умер, и собака досталась его племяннику, которому она была не нужна.
        - Ах, теперь понятно… - Она посмотрела на Джека. - Помнишь, ты хотел рассказать мне… Этот Зоннер в самом деле торговал наркотиками? Я все ломаю голову. Неужели Мойра как-то с этим связана?
        - После того, как ты уехала, наш сотрудник тщательно осмотрел твой номер и обнаружил под матрацем пакетик с таблетками, - сказал Джек. - Зоннер, видимо, хотел в случае чего выставить тебя наркоманкой. Так что прими ты те таблетки, это в случае смертельного исхода могло быть расценено, как гибель от передозировки.
        У Бетти похолодела спина.
        - Но зачем ему надо было меня убивать? - пробормотала она, зябко поводя плечами.
        - Зоннер действительно производил в своей лаборатории парфюмерные средства, но они не пользовались большим спросом, и он решил переключиться на более востребованный товар, - сказал Джек. - Причем с ним он вполне преуспел. Начав с сильных транквилизаторов, Зоннер разработал новую формулу наркотических средств. Выпускаются они в таблетках и дают эффект, по силе почти не уступающий героину. Привыкание наступает невероятно быстро.
        - И он начал торговать ими? - негодующе спросила Бетти.
        - Функции наркокурьера осуществлял Соретти, - объяснил Джек. - Таблетки в основном переправляли в Италию. Мы начали заниматься этим, когда в Лондоне в одном доме во время облавы обнаружили эти самые таблетки. Тогда подозрение пало на некоего Бена Аффлика, который недавно вернулся из Лозанны. Так след потянулся в Швейцарию. Но швейцарская полиция уже раньше начала слежку за Зоннером. Оказалось, что Соретти продал партию препарата в Англию, не предупредив Зоннера, на свой страх и риск. Зоннер узнал, что его, во-первых, обманывают, во-вторых, ставят под удар. Я уверен, что это он испортил тормоза в машине Соретти. Он решил отделаться от ненадежного компаньона. Он перехватил Соретти в отеле и застиг его врасплох, когда тот передавал тебе сверток.
        - Неужели он мог так легко решиться на убийство человека? - недоверчиво произнесла Бетти. - Все-таки одно дело - продажа наркотиков, но убийство…
        - У Соретти нашли листок с твоей фамилией, - невозмутимо продолжал Джек.
        - И в полиции решили, что я из одной шайки с ними? - ахнула Бетти.
        - Прежде всего, это заключил Зоннер. Он в твое отсутствие вошел в твой номер, увидел там посылку, которую тебе передал Соретти, и забрал ее.
        - А я даже не заметила, когда она исчезла! - воскликнула Бетти. - То есть хватилась, но уже потом. На посылке я написала адрес Мойры в Лондоне…
        - Представляю, как разозлился Зоннер! Он понял, что его подставил собственный помощник. К тому же ты видела его вместе с Соретти. Ночью между ними был крупный разговор, можно только догадываться, о чем именно. Но Зоннер решил не рисковать. Сам он занимался продажей своего товара с большой осторожностью, а тут ситуация выходит из-под контроля. Риск был слишком велик, и он решил убрать и тебя, и Соретти.
        - Но он передал те таблетки для меня через Руби. Она же могла потом его уличить, - пришло в голову Бетти, которой казалось, что она читает какой-то детективный роман.
        - Невозможно было доказать, что наркотик содержался именно в тех таблетках. Он мог потом утверждать, что его таблетки были самым банальным аспирином.
        - Ты тоже считал, что я в этом замешана? - тихо спросила Бетти.
        Джек мог бы ответить, что стоило ему однажды заглянуть в ее голубые глаза, как он сразу понял, что она неспособна на ложь и грязный бизнес. Но это показалось бы ей неуместной сентиментальностью, хотя было чистейшей правдой…
        - Ты вела себя не так, как ведут наркокурьеры, - тоже тихо сказал он, осторожно сжимая ее руку, лежавшую на подлокотнике. - Но я понял, что с тобой что-то неладно. - Они некоторое время смотрели друг другу в глаза, потом Бетти покраснела и потупилась. - Наш агент в отеле, в чьи задачи входило наблюдение за Соретти и Зоннером, тоже обратила на это внимание… - добавил он. - Она видела, как ты съехала к обрыву, а потом стояла на краю…
        - Прошу тебя, не надо об этом вспоминать, - прошептала Бетти. - Это было сумасшествие. Теперь мне кажется, что это была не я. Но… ты сказал «она»? Кто видел меня на обрыве?
        - О, это очень опытный сотрудник швейцарского отдела по борьбе с наркотиками, - весело произнес Джек. - Ты встречала ее в отеле. Мадам Мурье предпочитает в одежде белый цвет.
        О Боже! Белая Дама - сотрудник полиции!
        - Она говорила мне такие странные вещи, - сказала Бетти. - Если она хотела напугать меня так, чтобы я больше не подходила к обрыву, ей это удалось…
        Чтобы увести разговор от тяжелого для Бетти воспоминания, Джек вернулся к их прежней теме:
        - Зоннер видел тебя сегодня утром?
        - Да, в баре. Он заглянул туда и тут же исчез.
        - Теперь ясно. Он увидел, что ты жива, и бросился наутек. Но ордер на его арест был уже готов.
        - А что, если Руби тоже как-то в это замешана… - вдруг спросила Бетти, у которой уже голова шла кругом.
        - Нет, она тут ни при чем, как и ты. Она познакомилась с Зоннером только здесь.
        Бетти стало стыдно. С какой стати она заподозрила бедняжку Руби?
        - Надеюсь, что с ней все будет хорошо… Но ты так и не сказал мне… Мойра замешана в это дело? - Неужели же Мойра сознательно хотела меня использовать, ужаснулась Бетти. - Постой… ты называл имя человека, у которого нашли наркотики - Бен Аффлик? Неужели, это друг Мойры? Бен!
        - Да, это именно тот Бен. Судя по всему, Мойра Доннован не подозревала, что именно тебе предстоит везти через границу.
        Бетти задумчиво смотрела перед собой широко открытыми голубыми глазами.
        - Подумать только! И все это происходило вокруг меня, а я ни о чем не подозревала! - проговорила она.
        Какой дурой я должна выглядеть в его глазах, подумала она и поняла, что Джек до сих пор держит ее за руку, а она непроизвольно переплела пальцы с его пальцами. Тепло из его руки переливалось в нее, а вместе с ним какое-то смутное обещание и надежда, которым Бетти не решилась бы подыскать точное определение. Они молчали, и ей было очень хорошо, несмотря ни на что…
        Неужели сейчас полет окончится, и они расстанутся? Он поедет по своим делам, у него ответственная работа, она в его жизни лишь мимолетный эпизод. Наверное, она не первая девушка, которую он спас, выручил из беды. Он может только жалеть ее, это в лучшем случае…
        Словно в ответ на ее мысли Джек произнес:
        - Сейчас мне придется сразу же решать проблему карантина. Прямо из аэропорта я поеду с Лоттой в питомник…
        В его словах Бетти усмотрела неожиданный шанс.
        - Я буду навещать Лотту в питомнике. Это возможно? - спросила она, и у нее замерло сердце в ожидании его ответа.
        - Конечно, если хочешь. Она, по-моему, очень тебя полюбила, - сказал Джек, заглядывая ей в глаза. И разве можно ее не полюбить? В ней словно трепетал ясный живой огонек. И сейчас собака - единственное, что связывало его с ней! - Если ты дашь мне телефон, я позвоню тебе, когда определится место, где Лотте предстоит провести карантин.
        Он не рискнул бы попросить ее телефон, если бы не этот предлог. Несомненно, она думает сейчас о Кевине. Конечно, это мысли о нем заставляют ее печально сдвигать брови. Ну разве что калейдоскоп событий этого дня заставил ее временно отвлечься от горестных мыслей. Но ее приключение подходит к концу, Бетти снова окажется дома, вернется к привычной жизни, а маленький швейцарский отель и все случившееся в нем уйдет для нее в прошлое, растворится в дымке воспоминаний…
        А может быть, она пожалеет, что выбросила кольцо Кевина за окно? Правильно ли он сделал, что подобрал его? Имеет ли он право сделать то, что ему так хотелось сделать?
        Джек мучил себя этими предположениями, но что-то подсказывало ему, что о кольце Бетти не пожалеет никогда. Она, скорее всего, уже забыла о нем. Но разве возможно, чтобы она забыла Кевина… Если бы он только мог надеяться, что у него есть хотя бы маленький шанс…
        Самолет зашел на посадку. Внизу горели огни аэропорта Хитроу. За иллюминатором было уже темно. Бетти достала блокнотик и карандашик и написала свой телефон на маленьком листке. Джек бережно спрятал его в нагрудный карман.
        - Что касается Лотты… если ты решишься нарушить закон - я на твоей стороне и помогу, чем только смогу, - сказала Бетти. - Неужели нельзя увезти ее и спрятать в надежном месте?
        Ее глаза ярко вспыхнули. Она все больше восхищала его. И как этому гнусному Кевину удалось заполучить ее сердце?
        - Я ничего не пожалел бы, чтобы избежать карантина, - сказал Джек, сознавая что падает в ее глазах. - Но закон обязателен для всех.
        Она грустно вздохнула.
        Они шли по коридору в здание вокзала, когда Бетти увидела, как впереди мелькнул знакомый силуэт. Длинные черные волосы, гибкая высокая фигура в темном плаще… Девушка обернулась, и Бетти обжег взгляд темных глаз, полный ненависти. Это же девушка, с которой танцевал Артур в баре отеля! Его знакомая…
        Ее взгляд поразил Бетти. Эта девушка словно знала, что Бетти летит этим же самолетом. И что означал этот взгляд? Ведь они не знакомы…
        Она уже хотела показать на нее Джеку, но девушка с черными волосами исчезла в толпе. Бетти напрасно вертела головой, она потеряла ее из виду. Джек торопился туда, где должна быть выгружена клетка с Лоттой.
        Бедная Лотта! Она сидела, съежившись, в тесной клетке и мелко дрожала. Когда Джек позвал ее, она сначала даже не прореагировала, только потом слабо шевельнула хвостом. Пока Джек договаривался насчет фургона, чтобы отвезти собаку в питомник, Бетти просунула руку в клетку и принялась гладить ее по голове, ласково приговаривая.
        Джек с озабоченным видом подошел к клетке. Бетти видела, что все его мысли заняты собакой, и почувствовала себя лишней, и когда Джек присел перед клеткой, чтобы поднять дверцу, невольно отошла в сторонку с тоскливым чувством в груди. Не успел он приподнять заслонку, как что-то промчалось мимо, едва не сбив Бетти с ног, и скрылось в толпе. Лотта исчезла раньше, чем Джек успел встать. Только крики в толпе указывали направление, в котором мчалась напуганная собака.
        Трем работникам багажного отделения, крайне недовольному полицейскому и Джеку с Бетти потребовалось полчаса, чтобы поймать собаку. Напуганное животное мчалось куда глаза глядят, чтобы только убежать. Во время поисков полицейский не переставал твердить, что не будет нести ответственности, если собака укусит ребенка или собьет с ног старушку.
        Наконец Лотту удалось загнать в угол возле одного из прилавков. Она тяжело дышала и казалась обессиленной и испуганной. Она прикидывала расстояние между людьми, преградившими ей путь, словно собиралась юркнуть между ними, но все же привычка к послушанию, кажется, брала верх. Она не двинулась с места.
        - Лотта, все хорошо, спокойно, стоять, - бормотал Джек, и Бетти видела, как он страдает за собаку.
        Лотта, несомненно, подумала, что и новый хозяин, которого она успела полюбить, предал ее, посадив в клетку. Но она все же подпустила его к себе, дала прицепить поводок и с какой-то обреченностью последовала за Джеком к фургону. Бетти показалось, что Джек забыл о ней. Лишь у самого фургона она окликнула его:
        - Я хотела сказать «до свидания». Пойду ловить такси.
        Джек резко повернулся к ней.
        - Бетти… прости, я боюсь, что не смогу проводить тебя.
        - Это совершенно не обязательно. Так ты расскажешь мне, как закончилось дело с оформлением на карантин? - спросила она как можно более деловым тоном.
        - Неужели ты сомневаешься? - Он понизил голос, и от его внимательного взгляда у нее сильно забилось сердце. - Я позвоню тебе вечером, хорошо?
        Она кивнула. Можно было идти своей дорогой, но она все мешкала. Джек внезапно наклонился и легко коснулся губами ее щеки. От этого невинного поцелуя у Бетти отчаянно задрожали губы, и, чтобы не расплакаться, она изобразила самую беззаботную улыбку, на какую только была способна, и, помахав рукой, побежала к парковке такси.

8

        Все дорогу до дома в чувствах Бетти царила полная неразбериха. Сердце трепетало от непонятной надежды, которую она не смогла бы высказать словами. Оно то начинало биться часто и сильно, то сладко замирало. Но когда она повернула ключ в замке и перешагнула порог своей крохотной квартирки с обоями болотного цвета и окном, выходящим во внутренний двор, как все ее эмоции словно подернуло пыльной пеленой.
        Ее не было дома меньше недели, но все горизонтальные поверхности единственной комнаты и кухоньки, отделенной от нее раздвижной перегородкой, покрывала густая пыль.
        Бетти бросила чемодан в узкой прихожей, прошла в комнату и опустилась на продавленный диван, прикрытый яркой хлопчатобумажной накидкой, которую она сшила сама, чтобы скрасить уныние комнаты, и строго задала себе вопрос:
        - Ты, кажется, вообразила, что влюбилась в Джека Морана? А может быть, даже решила, что и он к тебе неравнодушен?
        Ответ на этот вопрос мог быть только один - обидный, язвительный смех.
        Джек не может испытывать к ней ничего, кроме жалости. На его пути, конечно, постоянно попадаются такие вот Бетти Кларк - несчастные создания, неспособные разобраться как следует со своей жизнью. И он в силу своих профессиональных обязанностей оберегает и защищает эти никчемные, заблудшие человеческие существа, указывает им по мере сил верный путь.
        Судьба свела их… и развела. Он пошел дальше, темноволосый, с щетиной на решительном подбородке, с загадочными кофейными глазами под прямыми бровями, в старом свитере, пропахшем можжевельником, со своей собакой, к которой привязан сильнее, чем к любой из женщин.
        По вечерам он будет сидеть у камина, вытянув ноги, и читать книгу, а Лотта ляжет у его ног, положив голову на лапы…
        А она сама - неужели возомнила, что испытывает к нему что-то большее, чем просто мимолетное влечение к сильному, решительному, мужественному человеку?
        Она просто готова уцепиться за него, как уцепилась за Кевина, страдая от одиночества и сознания собственной ненужности. Эту потребность быть любимой она уже однажды приняла за любовь…
        Ну и кто ты такая после этого, Бетти Кларк? Бездумная, легкомысленная девица, готовая в рекордный срок перебежать от одного мужчины к другому?
        Может быть, он и позвонит ей… из вежливости. Но сейчас в аэропорту разве не дал он ей понять, что все, что было в Швейцарии, позади, и его ждут новые заботы и жизнь, в которой ей нет места?
        Бетти встала и обвела взглядом комнату. Надо встряхнуться, взяться за уборку, а потом решить, что делать дальше. Через неделю пора вносить плату за квартиру. Потихоньку тратить папины деньги, данные им на образование, и подыскать новую работу, а в случае неудачи вернуться в Йорк? Или уехать туда, не откладывая, попытаться поступить на историческое отделение университета, поселиться в общежитии и вечерами работать?
        Второй вариант более разумен. Но тогда она никогда больше не увидит Джека и Лотту…
        Вздыхая, презирая себя, Бетти принялась за уборку. До поездки в Швейцарию она безобразно запустила квартиру. Когда она терла полиролем стенку шкафа, вдруг позвонил телефон. Сердце у нее так и подпрыгнуло. Она в одну секунду перебежала через комнату и схватила трубку. Твердая уверенность, что это звонит Джек, вдруг наполнила ее сердце весенним восторгом.
        - Алло?
        - Бетти, это мама, - услышала она знакомый голос, который совсем не ожидала услышать.
        - Да… привет, - протянула Бетти растерянно. От мыслей о маме она сейчас была далека.
        - Ты, наверное, недавно прилетела? - спросила мама напряженным голосом. - У тебя все в порядке?
        - Да… как будто.
        - Я звонила тебе несколько раз… Автоответчик был отключен. С тобой все хорошо, доченька?
        Обращение «доченька» было таким непривычным, что Бетти совсем растерялась.
        - Ну да. А как ты, как Энджи? - проговорила она, сделав над собой усилие.
        - Да-да, у нас все нормально, - торопливо ответила мама. Бетти слышала, как она тяжело дышит в трубку. - Я очень волновалась за тебя, - проговорила она внезапно.
        Клер что-то рассказала ей, промелькнуло в голове Бетти. Но что Клер могла рассказать, она сама ничего не знает…
        - Я не понимаю, о чем ты, - пробормотала она.
        - Мне было очень тяжело после нашей ссоры, - заговорила мама быстро, словно боялась, что Бетти прервет ее. - Я хочу, чтобы ты знала - я была не права. Я не должна была просить у тебя деньги, которые ты получила от отца. Кстати, Йен не знал об этом. А когда я сказала ему, он страшно расстроился.
        Это вполне возможно. Йен, в общем-то, неплохой парень, подумала вдруг Бетти неожиданно для себя, разве что слишком приземленный. Маме, наверное, с ним повезло.
        Все дело в том, что она страшно ревновала мать к нему. И завидовала их счастью. Эта незатейливая правда открылась вдруг Бетти, как озарение свыше.
        - Он сказал, что я не должна была просить у тебя деньги. Я поступила эгоистично и поняла это. Тебе трудно понять, дорогая, но я измучилась из-за Йена. Ему приходится по крохам собирать деньги и во всем себе отказывать. Он только для нас ничего не жалеет. Но все же самое главное - чтобы ты могла учиться и получить интересную профессию…
        - Мама! - сказала Бетти неожиданно для себя. - Я еще ничего не решила с этими деньгами. Я, правда, уже потратила часть из них, но осталось еще довольно много. Я думаю, что могла бы дать вам какую-то сумму. Мне тоже хочется, чтобы Йен открыл свой ресторан. Он ведь классный кулинар, правда?
        Мама замолчала, и Бетти опять услышала ее взволнованное дыхание.
        - Бетти, ты говоришь искренне? Не о деньгах, а о том, что считаешь Йена стоящим человеком? О Господи, мне всегда казалось, что ты смотришь на него, как на ничтожество!
        - Ничего подобного, просто… - Я была эгоисткой, прибавила про себя Бетти, чувствуя, как ледяная корочка, разделявшая их с мамой, стремительно тает. У нее из глаз неожиданно побежали слезы. Мама засопела в трубку, видимо, у нее тоже глаза были на мокром месте.
        Мы обе - неисправимые плаксы, подумала Бетти с какой-то новой нежностью. Семейная черта, ничего не поделаешь.
        - Девочка моя! - воскликнула мама. - Я очень тебе благодарна за твое предложение. Но об этом не может быть и речи. Я как раз хотела сказать тебе, что Йен добился получения банковской ссуды. Так что скоро дело закрутится! - Мама стремительно перешла от плача к счастливому смеху. - Я собираюсь на первых порах помогать ему, постараюсь вспомнить свои бухгалтерские познания. Уже разыскала старые лекции, - взволнованно говорила она. Мама действительно была по образованию бухгалтером, хотя работала по специальности совсем недолго. Но вдруг она спохватилась, что слишком увлеклась этой темой. - Бетти, Клер позвонила мне в тот день, когда ты улетела в Швейцарию. Я помню, как вы когда-то ездили туда с твоим дедом… Но вдруг ни с того ни с сего мне сделалось так не по себе! Я не спала всю ночь, я просто сходила с ума. Представь себе, мне вдруг померещилось, что с тобой что-то случилось! Весь следующий день у меня ныло сердце. Если бы я знала точно, где ты, то клянусь - все бросила бы и полетела к тебе! Мне даже приснился сон, очень плохой, словно ты проваливаешься в какой-то колодец…
        Бетти услышала в трубке рыдания.
        - Мама, успокойся, вот же я, здесь, дома, и со мной все в порядке. Честное слово! - заговорила она резко, чтобы мама побыстрее успокоилась. - Перестань плакать, слышишь?
        - Да-да, сейчас. - Мама глубоко вздохнула. - Какая я глупая. Как я рада, что ты вернулась. Но что ты собираешься делать? - спросила она осторожно, сомневаясь, что Бетти захочет с ней откровенничать. - Может быть, вернешься домой? Я согласна с твоим отцом - тебе стоит продолжать учение. Лили Вудсток, я недавно ее встретила, учится на юридическом факультете и просто в восторге от студенческой жизни.
        Лили была школьной подругой Бетти.
        - А Майк - твой преданный поклонник… - Она хихикнула. - Он скоро получает степень. Спрашивал, кстати, о тебе…
        Бетти вздохнула.
        - Не агитируй меня! Но… в общем, я подумаю, - сказала она веско, закрывая тему. - Я очень рада, что ты позвонила, - добавила Бетти.
        - И я рада, - сказала мама. - Моя дорогая, я все больше понимаю, как мне не хватает тебя. Нам всем тебя не хватает, - добавила она поспешно.
        - Я сейчас занималась уборкой, - сказала Бетти, которая уже не могла больше говорить - ей надо было справиться с эмоциями, которые всколыхнул мамин звонок.
        - Да, не буду больше мешать тебе, - заторопилась мама. - Целую тебя, Бетти. Ты ведь позвонишь рассказать, какое ты приняла решение?
        - Да. Я тебя тоже целую, - добавила она и подумала, что очень давно не целовала маму.
        В трубке раздались гудки, а Бетти все сидела на стуле и смотрела в пространство, рассеянно улыбаясь. Мысль о том, что наконец-то они помирились с мамой, сняла камень с ее души. Даже когда она, как ей казалось, была поглощена своим бездумным счастьем с Кевином, этот камень продолжал давить на нее… Мама почувствовала, что с ней что-то неладно! Все-таки существует такая вещь, как материнский инстинкт! Слава Богу, она никогда не узнает, что ее глупая дочь готова была совершить.
        Бетти словно увидела сейчас своих близких в другом свете. Трудолюбивый, непритязательный Йен, искренне любящий ее мать, милый и добродушный увалень Энджи и суматошная, впечатлительная мама с ее стремительными переменами в настроении. Разве не славно, что и она, и отец, в конце концов, нашли свое счастье…
        И она, подумав это, вдруг отчетливо поняла, что помог увидеть ей близких людей в другом свете ни кто иной, как Джек. Джек был ее ангелом-хранителем. С ним все казалось таким простым и ясным. И он бы очень обрадовался, если бы узнал, что она помирилась с мамой. И что за глупости только что лезли ей в голову? Скоро он позвонит ей, и завтра они встретятся.
        Эта мысль наполнила ее душу ликованием. Зачем заглядывать далеко вперед? Она увидит его завтра, они вместе пойдут навестить Лотту. Сейчас она закончит уборку и сходит в зоомагазин, тут недалеко есть такой, работающий круглосуточно, купит Лотте игрушек и печенья. И еще вкусных косточек.
        Лотта сейчас была единственным звеном, связывающим ее с Джеком.
        Но ей необходимо сделать один звонок. Замирая от недоброго предчувствия, Бетти подошла к телефону и набрала номер Мойры.
        - Алло? - прозвучал знакомый голос, показавшийся Бетти непривычно тихим.
        - Привет, это Бетти, - осторожно заговорила Бетти. - Я только что вернулась из Швейцарии. Хочу сразу сказать тебе, что я не выполнила вашей с Беном просьбы? Тот сувенир…
        - Не упоминай мне про Бена! - взвизгнула Мойра. - Проклятый наркоман! Я знала, что он ширяется, но и подумать не могла, что он еще и приторговывает дурью. Позавчера в его квартиру нагрянула полиция, и нас всех забрали. Мы как раз отмечали с друзьями его день рождения. Меня и других потом отпустили, а у Бена нашли этого добра навалом. Теперь его дружки мне названивают… Хочу пока пожить у матери. Я надеюсь, у тебя не было неприятностей? - спросила она, видимо вникнув в смысл Беттиного звонка.
        - Нет-нет, все обошлось, - успокоила ее Бетти, облегченно вздыхая. Она решила, что Мойра действительно понятия не имела, чем занимается Бен. - Я позвоню тебе позже, - сказала она Мойре. - Надеюсь, у тебя все уладится.
        Этот разговор окончательно ее окрылил. Напевая популярную песенку, Бетти надела пурпурный облегающий свитер с круглым вырезом. Кевин его не любил, считал слишком дешевым и просил Бетти его выбросить. Она поймала себя на том, что это мимолетное воспоминание о Кевине не вызвало в ней никаких эмоций - она просто отметила факт, и только. Бетти вдруг подумала, что позвони сейчас Кевин, она сказала бы ему спасибо за то, что он бросил ее. Он казался ей сейчас совсем далеким… И почему-то ей было его жаль.
        Думая о Джеке, она вышла на улицу. Уже смеркалось. Погода стояла необычно теплая для конца января, шел мелкий дождь, и редкие прохожие раскрыли зонты.
        Бетти шла вдоль дороги. Надо было перейти на другую сторону. Как раз загорелся зеленый, и она уже шагнула на проезжую часть, как вдруг какой-то автомобиль, вместо того чтобы притормозить у «зебры», рванулся вперед. Бетти едва успела отскочить. Ее мгновенно бросило в жар, когда она представила, что могло случиться. Стоявшая рядом старушка что-то возмущенно прокричала вслед водителю.
        - У вас случайно нет врагов среди мафии? - шутливо спросил Бетти какой-то мужчина у перехода. - Кажется, на вас только что было совершено покушение.
        Бетти, успев преодолеть испуг, улыбнулась ему как можно беспечнее. Но, покупая в зоомагазине игрушки для Лотты, она заметила, что руки у нее слега дрожат. Если бы ее сбила эта машина, она попала бы в больницу, и Джек напрасно звонил бы ей весь вечер. Он даже мог решить, что она дала ему неправильный номер телефона! Когда на обратном пути Бетти снова подошла к перекрестку, то отчетливо вспомнила, что за рулем автомобиля сидела женщина.
        Дома Бетти сразу бросилась к автоответчику. Она почти была уверена, что Джек позвонил в ее отсутствие, но оказалось, что звонков не было. Ее розовые часы с Винни-Пухом показывали половину одиннадцатого. Бетти села в кресло около телефона и приготовилась ждать. Она так устала за день, который тянулся невероятно долго, что не заметила, как заснула.
        Наверное, из-за неудобной позы ей приснился какой-то тяжелый, неприятный сон, и она несколько раз жалобно вздохнула.
        Проснулась Бетти оттого, что затекла рука, на которую она положила голову. И первой ее мыслью было - который час?
        Взгляд, брошенный на часы, которые безжалостно показывали без десяти минут двенадцать, наполнил ее сердце тоской и холодом. Джек не позвонил! И значит, все ее мечты развеяны в пух и прах. Все надежды оказались пустыми фантазиями.
        Бетти почувствовала, как слезы, ее неизменные спутники в любой беде, подступают к глазам. Она громадным усилием прогнала их. Нет! Больше она не позволит себе раскиснуть. И никаких мужчин в свою жизнь она не допустит! Она завтра же поедет в Йорк, устроится на работу и станет жить тихо, никого не беспокоя своей особой.
        И решительно отгоняя тоскливые мысли, она раздвинула диван, постелила постель, выключила свет и легла. Наволочка слабо пахла ее любимыми духами, свежими и горькими. Принятое решение принесло ей некоторое утешение. Она стала думать, как привезет домой подарки. Надо будет купить компьютерную игру для Энджи. Маме можно подарить комплект шелкового белья. А Йену - одеколон с модным запахом…
        Ее разбудил резкий звонок телефона. Еще не сообразив, в чем дело, Бетти села на постели и заморгала. Ее детские часы со светящимся циферблатом показывали половину второго ночи!
        Она схватила трубку и услышала знакомый голос:
        - Алло? Бетти? Это Джек.
        Бетти даже не смогла ответить утвердительно, потому что ее захлестнула волна счастья, отчего она временно лишилась дара речи. А Джек продолжал:
        - Прости, что я звоню так поздно. Я тебя разбудил?
        - Да, то есть нет… то есть это неважно… - забормотала она, крепче прижимая трубку к уху.
        - Я едва успел отвезти Лотту в питомник, как меня вызвали на работу, и я только что освободился. Сначала хотел позвонить утром, но потом подумал, что ты, может быть, ждешь. Не слишком самонадеянно было с моей стороны так думать? - спросил он с наигранной шутливостью, но Бетти почувствовала, что он спрашивает ее всерьез.
        - Я ждала, - тихо произнесла она, застенчиво, как школьница. - У тебя возникли какие-то проблемы на работе? Это не из-за меня? - забеспокоилась она.
        - Нет, - уверил ее Джек. - Мы завтра увидимся? Если хочешь, можно вместе навестить Лотту.
        Хочет ли она! Она хотела этого больше всего на свете.
        - Я купила Лотте подарки. Интересно, какое печенье она любит больше - с ягненком или с курицей?
        - Думаю, ей понравится все, что мы принесем, - сказал Джек. - А потом мы можем немного прогуляться с ней - но только по территории питомника.
        Все его предложения приводили Бетти в восторг.
        - В котором часу? - спросила она, изо всех сил сдерживая клокотавшую в груди радость.
        - Часов в одиннадцать я заеду за тобой? - спросил Джек, и Бетти показалось, что и он сдерживает чувства, боясь выказать, как он рад.
        Если так, какие же мы оба дураки, подумала она и ответила:
        - Я буду тебя очень ждать!
        Остаток ночи Бетти почти не спала и под утро с отчаянием подумала, что будет выглядеть страшилищем - с синяками под глазами, осунувшимся лицом. И к тому же ее всегда одолевала неудержимая зевота, стоило плохо выспаться. Она вскочила, хотя на часах было еще шесть, и бросилась в ванную, где едва не заснула снова.
        Завернувшись в халат, она села у зеркала. Тщательно высушила и уложила волосы феном, думая, что Джек впервые увидит ее причесанной и накрашенной. Она в последнее время совсем не думала о косметике и укладке.
        После получасовых трудов волосы легли на плечи красивыми волнами. Осторожно и тщательно она покрыла тушью длинные шелковистые ресницы, которые считала слишком светлыми - они была не черные, а только золотисто-каштановые, хотя и темнее волос. В мешочке с косметикой Бетти отыскала дорогую помаду, которую экономила, и слегка тронула губы. Безуспешно попыталась сложить их сердечком, посмеялась над собой и открыла шкаф. Выбрала тонкий облегающий светло-желтый свитер и самые новые голубые джинсы с вышивкой. Потом попрыскала на себя любимыми духами. Может быть, они пойдут куда-нибудь пообедать? Но Бетти тут же одернула себя. Джек на работе. Он, наверное, будет торопиться. И наверняка ему на его зарплату государственного служащего не по карману рестораны. Вместо того, чем рассчитывать, что он пригласит ее в кафе, лучше позаботиться о нем и что-нибудь взять с собой из еды. Она пошла на кухню и занялась приготовлениями. Пожалуй, стоит надеть сегодня на встречу с Джеком другую куртку - та, красная, надоела ему еще в Швейцарии. Ее короткое темно-синее пальто, правда, немного легковато для нынешней погоды, но
зато хорошо на ней сидит.

        Джек заехал за ней точно, как обещал. Бетти выбежала из подъезда и поймала его восхищенный взгляд. В выражении его глаз сомневаться не приходилось! Внутри нее словно расцвел волшебный цветок. День выдался пасмурный, но Бетти показалось, что все вокруг сияет яркими красками.
        Она легкой походкой подошла к нему и поцеловала его в щеку.
        - Привет.
        - Привет. Если я скажу, что ты затмеваешь солнце, что ты ответишь?
        - Поскольку солнца на небе нет, оно, видимо, заранее испугалось конкуренции, - улыбнулась Бетти.
        Джеку было трудно оторвать от нее глаза. Она вся светилась. Если в отеле Бетти показалась ему хорошенькой, то сейчас он находил ее ослепительной.
        - Поехали? - наконец сказала она, отводя глаза с радостно-смущенным видом. - Мне не терпится увидеть Лотту.
        - Поехали.
        За рулем Джек с трудом концентрировал внимание на дороге - ему все время хотелось смотреть на Бетти. Он даже не сразу понял, о чем она его спрашивает.
        - Куда ты поместил Лотту?
        - Лотта в питомнике Баттерси, - вздохнул он. - Когда я уходил, она смотрела на меня такими глазами… Я боюсь, она решила, что я ее предал.
        - Нет-нет, - поспешила возразить Бетти, видя, что он не на шутку расстроен. - Мы поговорим с ней и все объясним. Она такая умница, она должна понять.
        - У меня появилась одна идея, - начал он немного погодя. - Через месяц, возможно… - Но тут его внимание привлекло кое-что в окне заднего обзора. Бетти обернулась, но увидела обычный поток машин. - У тебя, случайно, нет тайного поклонника? - спросил Джек. - Мне показалось, что нас преследуют. Темно-синий автомобиль.
        - Если и есть, то мне о нем ничего не известно, - весело ответила Бетти. Но вдруг ей вспомнилось, как вчера ее едва не сбила машина на переходе. Тот автомобиль тоже был темно-синий… Может, следует сказать об этом Джеку? Но нет, пожалуй, не стоит…
        Джек еще раз всмотрелся в зеркало. Автомобиль, вызвавший его подозрения, затерялся среди машин. Конечно, ему только показалось, что их преследуют.
        Бетти, немного поколебавшись, рассказала о вчерашнем звонке матери. Она почему-то была уверена, что Джек порадуется за нее. И он порадовался. Но тут же его лицо приняло настороженное выражение.
        - Ты собираешься вернуться в Йорк?
        - Я не хотела бы уезжать из Лондона… пока, - ответила она осторожно. - Думаю устроиться на работу…
        И больше ни один из них словом не обмолвился, они словно боялись спугнуть то важное, что происходило между ними в тишине.

        У питомника был типично больничный вид. Пока они шли вдоль вольеров, собаки лаяли им вслед, а некоторые выжидательно поднимали головы. Лотта при их появлении не поднялась, а только несколько раз стукнула хвостом о пол клетки, словно не была уверена, что эти двое пришли сюда ради нее. Джек и Бетти присели у дверцы.
        - Лотта, здравствуй, вот и мы. Бедняжка, ты решила, что тебя бросили! Смотри, что я тебе принесла, - заговорила Бетти, открывая пакет и выкладывая игрушки. Лотта даже не взглянула на игрушки, ее взгляд был устремлен на Джека.
        - Мы можем прогуляться с ней по территории питомника, - сказал он и попросил служителя открыть клетку. Выведя Лотту, он нагнулся и что-то ласково прошептал ей на ухо. Она оживилась и даже лизнула ему руку.
        Они пошли по периметру питомника, и Лотта, вначале шагавшая медленно, приободрилась и побежала вперед на всю длину поводка. На площадке Джек отцепил поводок и подбросил в воздух мячик. Лотта с азартом принялась ловить его. Бетти тоже включилась в игру, и через несколько минут они напоминали беспечных детей, резвящихся на переменке.
        Время пролетело быстро. На прощание они расцеловали Лотту и наговорили ей ласковых слов. Теперь в клетке лежала куча игрушек. Но когда они, оглядываясь, уходили по проходу, Лотта не смотрела на игрушки, а не отрывала тоскливого взгляда от их удалявшихся фигур.
        Они вышли за территорию питомника и молча пошли по парку, слишком расстроенные, чтобы говорить о чем-то другом, кроме собаки. Но и не говорить совсем было грустно.
        - Тут неподалеку есть один паб, если хочешь перекусить, зайдем туда, - предложил Джек.
        Бетти радостно вскинула голову.
        - Тебе сегодня не надо возвращаться на работу?
        - Нет, сегодня я свободен, - сказал он, поворачиваясь к ней и беря ее за руки. Бетти увидела его глаза совсем близко.
        - Как хорошо! Вот только…
        - Что? - спросил он беспокойно.
        - Я подумала, что ты заторопишься на службу, и приготовила кофе в термосе и несколько сандвичей, - сказала она, смущенно кивая на свой замшевый рюкзачок.
        - Я непременно попробую твои сандвичи, - обрадовался Джек. - Мы вот что сделаем - сядем на какой-нибудь скамейке и пообедаем. Это будет настоящий пикник. А потом зайдем в кафе, если захочется чего-нибудь еще.
        В парке было совсем мало народу. Они быстро нашли свободную скамью, Джек протер ее носовым платком, и они сели. Бетти достала бутерброды и термос. Они сидели близко друг к другу. Во всем парке царила волнующая тишина. Деревья, трава, кусты - все словно замерло в ожидании чего-то необыкновенного.
        - Часто у тебя бывают свободные дни? - спросила Бетти.
        - Не очень. На самом деле совсем редко. Мне и сейчас могут позвонить по телефону и вызвать в управление.
        - Значит, ты никогда не можешь полностью расслабиться? - посочувствовала Бетти.
        - Я привык расслабляться в те короткие моменты, которые мне отпущены, - засмеялся он.
        - Может, ты собирался сегодня заняться какими-нибудь делами? - снова спросила Бетти и замерла, ожидая, что он ответит.
        - Я хотел провести этот день с тобой… если у тебя самой нет более важных дел, - произнес он тихо, заглядывая ей в глаза. - Ты не против?
        Против ли она! Сладкий восторг переполнил Бетти. Она покачала головой, глядя ему в глаза. Ее голова как-то сама собой опустилась на его плечо. Она не могла выразить свои чувства вслух, и вся надежда была на то, что Джек поймет ее без слов.
        Бетти почувствовала, как рука Джека медленно обвилась вокруг ее плеч. Он осторожно привлек ее к себе, и они некоторое время сидели молча. Дождь, моросивший весь день, перестал, было слышно только, как капают капли с деревьев на землю.
        Бетти слегка пошевелила головой, повернула ее так, чтобы было видно лицо Джека. Его взгляд опалил ее до самых костей и вызвал ответную огненную вспышку. Но когда их губы соприкоснулись, все растворилось во всепоглощающей нежности…
        Они сидели, обнявшись, голова Бетти лежала у Джека на плече, а ее ладонь ощущала грубоватую фактуру его черного свитера под курткой. Запах можжевельника сладко будоражил ее нервы, легкая щетина на его щеках заставляла трепетать. Но когда он снова поцеловал ее, то все бурные желания растекались в спокойную гладь тихого озера, с бесконечной нежностью омывавшего разгоряченный жарким солнцем каменистый берег.
        - Хочешь, сходим в кино, - глухо проговорил он некоторое время спустя. - Я давно нигде не был.
        - Я тоже, - ответила Бетти. - Пойдем, куда ты хочешь.
        Первый попавшийся фильм оказался новым и интересным, и Бетти даже увлеклась. Она, затаив дыхание, сопереживала герою и героине, попадавшим в опасные ситуации и выходившим целыми и невредимыми из самых невероятных переделок. Из кинотеатра они вышли, взявшись за руки.
        - Давай прогуляемся, - предложила она. - Дождь перестал, а машину ты удобно поставил на стоянке.
        Они гуляли долго. Снова начался дождь, но они ничего не замечали. Даже если бы налетел ураган, они едва ли обратили бы на него внимание.
        Потом уютно посидели в первом попавшемся кафе и съели по порции пастушьей запеканки.
        - Расскажи о твоей семье? Кто твои родители? Есть у тебя братья и сестры? - спросила она, почему-то робея.
        - Отец у меня детский врач, специалист по инфекционным болезням, он живет в местечке Мичелдон, это в часе езды от Лондона, - ответил он, и глаза его наполнились теплом. - Ты никогда не была в тех местах? Тебе бы понравилось. Старинная деревушка с замком на горе, просто сошедшая с проспекта для туристов, но никакого сонного оцепенения, жизнь там так и кипит.
        - А твоя мать? - спросила Бетти после небольшой паузы.
        - Она ушла от нас, когда мне было девять лет. С тех пор я ее не видел. Только знаю, что она снова была замужем, потом рассталась с мужем и живет где-то в Южной Англии. У нее не возникало желания повидать меня, а я не слишком хочу увидеть ее, хотя, наверное, это плохо. Но нам с отцом всегда было очень хорошо вдвоем. Я снял квартиру в Лондоне только тогда, когда начал работать в полиции, а пока учился в полицейской школе - продолжал жить с ним в Мичелдоне, и мы вместе ездили каждый день в Лондон. Вот, Бетти… - Он словно хотел добавить что-то еще, но замолчал. Бетти подождала, но он только взглянул на нее каким-то печальным взглядом.
        Бетти не знала, что хуже, когда тебя мать бросает в девять лет, или когда родители все твое детство не переставая ругаются. Оба они не из благополучных семей. Она почувствовала, что Джек стал ей еще ближе.
        - Ты проводишь меня домой? - спросила она, хотя это и без того было ясно.
        Они в молчании доехали до ее дома на Муррей Гроув.
        - Ты зайдешь? - спросила она тихо, когда он выключил двигатель, и наступила неловкая пауза.
        - Если хочешь, - ответил он и бережно коснулся ладонью ее щеки.
        - Да, - прошептала Бетти.
        Когда они поднимались в лифте, у нее мелькнула приятная мысль - как хорошо, что утром она надела новый комплект белья, кружевной лифчик цвета незабудок и такие же трусики.
        Войдя в ее квартирку, Джек, как ей показалось, с недоумением оглядел болотные обои.
        - Тебя разочаровала моя квартира? Я никогда не смотрела на это место, как на домашний очаг, - оправдываясь, сказала Бетти.
        - Ерунда, моя берлога немногим лучше. Чтобы как-то облагородить, я заставил ее спортивными тренажерами, так что едва можно протиснуться, - успокоил ее Джек.
        - А я мечтаю заработать денег и найти квартиру получше. - Она так отчетливо представляла свое идеальное жилище, что уверенно описала его Джеку: - Я хочу, чтобы в моем доме было много света, и окна обязательно выходили в парк. И чтобы было видно небо. На кухне должны быть белые стены, и на потолке темные балки, как в старинных гостиницах. И деревянные шкафчики, а на полу терракотовая плитка.
        Всяких современных приспособлений типа посудомоечных машин и микроволновых печей Бетти решительно не любила.
        - И даже телевизор нельзя поставить? - улыбнулся Джек.
        - Телевизор ладно, так и быть, - разрешила она. - А комнаты я бы оформила по-другому. Стены темно-вишневого или кораллового цвета, белые кожаные кресла и диван, на полу паркет из красного дерева, стеклянные столики и много цветов в напольных вазах… И пить чай - только не смейся - из серебряного чайника.
        - Я бы еще постелил пушистый ковер у камина, - предложил Джек. - Бронзовые настольные лампы с мягким светом. На полках книги, на диване мягкий плед. - Приблизившись, он обнял ее за плечи, привлек к себе и заглянул в глаза. - Может быть, когда-нибудь у нас все это будет?
        От выражения, с которым он произнес это «у нас», Бетти бросило в дрожь. А Джек продолжал с какой-то отчаянной решимостью:
        - Ты сочтешь это полным безумием, Бетти, но… выходи за меня замуж. Я пока мало что могу тебе предложить, и, конечно же, быть женой полицейского - труд не из легких, но… разве у тебя не возникает чувства, что мы знаем друг друга давно?
        Она почувствовала, что вся дрожит мелкой дрожью. Нервный тихий смех вырвался из ее горла.
        - Пожалуйста, не надо так шутить, - проговорила она, отстраняясь от него и прижимая ладони к щекам.
        Но Джек не отпускал ее.
        - Я не шучу. Мы можем зарегистрировать брак завтра. Я готов прямо сейчас. Только, наверное, уже все закрыто. Я хочу этого больше всего на свете. Ты можешь мне сейчас не верить, только не отвечай поспешно, прошу тебя.
        Он взял ее лицо в ладони и повернул к себе. У Бетти задрожали губы. Голова кружилась, лицо пылало. Он нежно поцеловал ее в обе щеки. Потом легко коснулся губами ее губ.
        - С той самой минуты, когда мы встретились в гостинице, я понял, что люблю тебя, - произнес он с горячей настойчивостью. - Это трудно, невозможно объяснить… но это так. Я не говорил таких слов ни одной женщине.
        Она уткнулась головой ему в плечо, потом подняла на него растерянные глаза.
        - Бетти, дорогая… Не говори «нет» хотя бы сразу, - произнес он умоляюще. - Подумай. Хочешь, я сейчас уйду?
        Но она не хотела, чтобы он уходил. Он заметил ее легкое движение головой и восторженно прижал ее к себе. Год назад, когда кончились ничем его запутанные отношения с Сарой, тянувшиеся три года, в которых стремления самоутвердиться с ее стороны и жалости с его было больше, чем любви, он твердо решил, что проживет всю жизнь один.
        Под конец он с трудом выносил присутствие Сары и был рад, когда она, устроив очередной скандал, ушла насовсем. Джек понимал, что его мягкость и стремление уйти от выяснения отношений действуют ей на нервы и виновато ловил себя на том, что нарочно еще больше понижал голос, когда она начинала кричать, и заботливо ставил на место опрокинутые ею на пол в порыве гнева стулья. Она говорила, что он издевается над ней. Он боялся, что в ее словах была правда, и чувствовал себя подлецом, но первым предложить расстаться не мог. И когда она ушла, он почувствовал себя абсолютно счастливым.
        С тех пор у него были лишь короткие связи, и расставание не причиняло боли никому. Но когда Джек познакомился с Бетти, то понял, что другие женщины перестали для него существовать. К ней он испытывал небывалую нежность. Хотелось взять ее на руки и пронести через все жизненные невзгоды. Хотелось, чтобы уголки этих губ никогда не поникали…
        Джек ждал, и если бы она отстранилась от него, сказала «нет», он немедленно ушел бы. Но после мучительной паузы она тихо приникла к нему, обвила руками его шею. И он, задыхаясь от счастья, стал покрывать поцелуями ее нежное личико и губы, которые она ему подставила…

9

        Бетти проснулась в темноте комнаты и услышала дыхание спавшего рядом Джека. Ей казалось, что она только что закрыла глаза, бесконечно счастливая и усталая. Между чередой нежных прикосновений и восторгов страсти она много раз была готова сказать: «Я люблю тебя», и каждый раз что-то мешало ей, она сама не понимала, что.
        Бетти никогда бы не подумала, что мужчина может быть таким нежным и бережным, и одновременно пылким. Он предугадывал каждое ее желание и помог ей раскрыться. Она сама не узнавала себя. Куда девались ее скованность, боязнь сделать что-то не то, оказаться не на высоте? С Джеком у нее не возникало и мысли, что она что-то делала неправильно, в его объятиях она была самой собой и на своем месте.
        Они были созданы друг для друга, она это поняла. И в то же время поняла, что лучше все кончить сразу же. Если они продлят отношения, он заполнит всю ее жизнь, и она не сможет обходиться без него. Но Джек знает ее историю. Как объяснить ему, что она ошиблась и приняла за любовь преклонение перед блеском и успехом? Что ей польстило внимание человека, наделенного властью? Как может она теперь сказать Джеку, что любит его, не вызвав скептической усмешки?
        Он никогда не поверит в ее любовь. И однажды все кончится. Лучше сразу…

        Когда Джек открыл глаза, то сразу увидел Бетти. Она сидела в халатике напротив кровати на стуле, положив голову на спинку, и смотрела на него без улыбки. Он улыбнулся и протянул к ней руки, но, разглядев выражение ее лица, почувствовал, как сжалось сердце. Ее взгляд был невыразимо печальным.
        - Что случилось? - воскликнул он, приподнимаясь на постели.
        Бетти подняла голову и посмотрела на него долгим взглядом, затем отвернулась. Она молчала, по ее щекам текли слезы. Ему сделалось страшно. Он вскочил, присел на корточки около стула и сжал ее руки.
        - Дорогая… солнышко… почему ты плачешь? Ради бога… - забормотал он что-то бессвязное.
        Она с видимым усилием подняла на него глаза и проговорила сухими потрескавшимися губами:
        - Джек, все было чудесно. Ты даже не можешь себе представить, как все было хорошо. Но этого больше не повторится. Мы не должны встречаться.
        - Но почему? - Он в недоумении смотрел на нее.
        Она помотала головой и зажмурилась. Объяснять бессмысленно. Он не поймет. И будет только хуже.
        - Поверь мне, что я не могу иначе, - жалобно сказала она. - И если ты… если я для тебя что-то значу, то умоляю тебя, уйди, оставь меня. Ты тут ни при чем. Ты такой замечательный…
        Она почувствовала, что сейчас разрыдается, и с силой стиснула руками спинку стула.
        - Мне уйти сейчас? - глухо спросил он, отодвигаясь от нее.
        - Да… пожалуйста. Так будет лучше всего.
        Ну конечно, же, она не любит его! Как он мог надеяться? Она раскаивается, она жалеет о том, что между ними произошло. Она все еще любит того, другого… Джека словно сильно ударили в грудь. Он неловко поднялся и стал одеваться. Глупо было что-то воображать себе. Она права, надо быстрее уйти. Преодолевая боль, он нагнулся и подобрал с пола свитер. Было такое ощущение, что боль поселилась в груди навечно.
        Джек медленно прошел по комнате, у него на языке крутился вопрос: «Ты все еще любишь Кевина?» Но он не стал его задавать.
        - Раз ты так решила… ты, конечно, должна поступать, как считаешь правильным, - медленно проговорил он.
        Может быть, подарив ему эту ночь, она вознаградила его, поскольку считала себя его должницей? И теперь решила, что они в расчете? Он отогнал от себя эту мысль. В любом случае она ни в чем не виновата. Это он круглый дурак - заговорил о женитьбе с девушкой, которая совсем недавно рассталась с любимым человеком. Заговорил о любви, хотя они знают друг друга только несколько дней. Он так и сказал вслух:
        - Ты ни в чем не виновата.
        Бетти слышала, как за ним закрылась дверь. Ее сердце разрывалось от боли, и в ту секунду, когда дверь глухо стукнула, у нее возникло такое чувство, словно ей вонзили нож в сердце. Словно она сама вонзила в себя этот нож.

        - Видишь, как все удачно складывается. Он сказал, что ты можешь приступить к работе в понедельник. Если ты им подойдешь, то через месяц тебя примут на полную ставку, - сказала, улыбаясь, Клер и ласково похлопала Бетти по руке.
        Они сидели в фешенебельном кафе универмага «Харродс». Вчера Бетти проходила собеседование, и теперь Клер сообщила ей, что она принята. Работодатель был ее знакомым, владельцем новой фирмы. Зарплата, которую Бетти предложили, была не большой, но вполне достаточной для того, чтобы оплачивать квартиру и прилично одеваться. Будущий шеф ей понравился, он казался приятным мужчиной. А главное - на его столе она заметила фотографию, где он сам и симпатичная женщина с двумя детьми стояли в обнимку на фоне хорошенького домика.
        Если Бетти захочет учиться, ей обещали предоставить свободные дни для подготовки и экзаменов.
        - Я за тебя рада, - сказала Клер. - Я не была уверена, что Джеффри возьмет тебя. Моя протекция, конечно, могла сыграть свою роль, но он всегда объективен, для него главное - интересы дела. Он счел, что ты будешь им полезна. Ты сама-то рада?
        Бетти кивнула с улыбкой, она не хотела огорчать сестру, которая так беспокоилась за нее и хлопотала.
        Клер вгляделась в ее лицо.
        - Ты все-таки какая-то странная. Приходи завтра в салон, мы покрасим тебе волосы и сделаем маникюр. Прости, но руки ты запустила. И не хочешь попробовать рыжеватый оттенок?
        - Посмотрим, - ответила Бетти. Ей хотелось поскорее проститься с Клер и остаться одной. Начиналась новая полоса в ее жизни, и ей требовалось поразмыслить о будущем.
        Расставшись с Клер у кафе, Бетти медленно шла вниз по Пикадилли, и в каждом встречном мужчине ей виделся человек, который каждую ночь снился ей.

«Ну и на что ты надеешься, оставшись в Лондоне? - спрашивала она себя сердито. - Как-нибудь случайно встретить Джека на улице? Да ведь ты сама приняла решение расстаться. Если сейчас ты с ним встретишься, тебя снова станут грызть те же сомнения, мучить те же вопросы».
        Разве может он искренне желать жениться на женщине, которая рассказала ему о себе такое? Это невозможно, невероятно. Его предложение было продиктовано или жалостью, или… его просто не следовало принимать всерьез. А это ужасно! Теперь любое предложение руки и сердца, кажется, будет напоминать ей о Кевине…
        Вот только при чем тут Джек?
        Бетти рассеянно шла по улицам, подставляя лицо февральскому бледному солнцу. Зима в этом году совсем теплая. Только на углу Тоттенхэм Роуд и Слоун-стрит она вдруг резко остановилась, поняв, что приближается к парку Баттерси.
        Ну и чего она испугалась? Давно надо было это сделать - навестить Лотту. Может быть, ей разрешат погулять с собакой по территории? А потом она простится с ней. С понедельника Бетти начнет работать и уже больше не увидит Лотту…
        Чтобы не переходить мост пешком, Бетти спустилась в ближайшую станцию метро. В вагоне ее внезапно посетило отчетливое видение. Она вдруг ясно вспомнила сон, который приснился ей, когда она заснула на стуле, дожидаясь звонка Джека…
        Ей снилось тогда, что она едет в метро, в таком же полутемном вагоне. Видит свое отражение в окне и знает, что прошло много лет и она уже старая женщина. Ее лицо покрывают морщины, на ней надет темный старушечий плащ, и главное - ее угнетает тяжелое чувство, что жизнь не удалась.
        Напротив, на сиденье, она видит Джека. Джек тоже состарился, у него седые волосы, плечи опущены, лицо мрачное и печальное. С ним сидит кто-то, но Бетти его вначале не замечает.
        Она моментально узнает Джека и даже окликает его. Но он не смотрит в ее сторону и собирается выходить. Он встает, а вместе с ним встает его спутник, и они выходят на станции. Бетти выходит следом и осторожно трогает его за рукав.
        - Джек? Ты меня не узнаешь?
        Он медленно поворачивается, и ей становится страшно.
        Он смотрит на нее пустым отсутствующим взглядом.
        - Нет, не узнаю, - говорит он холодно. - Мы ведь чужие. Ты ушла и покинула нас. И мы тебя забыли.
        Тут ее взгляд падает на того, кто идет рядом с Джеком, и она видит мальчика лет десяти в синем свитере, с такими же глазами и темными прямыми бровями, как у Джека.
        - Ты бросила меня и нашего ребенка, - говорит Джек и отворачивается от нее, чтобы идти дальше.
        - Нет! - кричит Бетти. - У нас никогда не было ребенка!
        И вдруг замолкает, потому что понимает, что ребенок как раз был - она очень хорошо помнит этого мальчика с темными, прямыми, немного насупленными бровями и серьезным взглядом. Они уходят и растворяются в темноте…
        Бетти тогда, проснувшись, забыла этот сон, но теперь он вспомнился ей необычайно отчетливо. Что он означает? Скорее всего, ничего особенного. Сновидения могут принимать самые фантастические формы. Но странно, что ей так ясно запомнилось лицо мальчика, словно она когда-то видела его наяву. И странно - ей казалось, что этот мальчик и есть Джек…

        Войдя в парк, Бетти направилась к питомнику, но вдруг остановилась как вкопанная. У ворот стоял «форд» Джека! Джек здесь?! Она не ожидала этого, хотя в этом не было ничего странного. Он, конечно же, навещает Лотту.
        Бетти спряталась за большой каштан и замерла. Надо подождать, пока он уйдет, и тогда она войдет в питомник.
        Джек вышел минут через пять, а вместе с ним какой-то человек. Они что-то обсуждали, до Бетти долетали обрывки слов. Она жадно вгляделась в его лицо. Он был таким же, как всегда, может быть, немного бледнее…
        Какое милое у него лицо. Вот он в своей обычной манере сосредоточенно сдвинул брови, слушая своего собеседника. Бетти охватило безумное желание поцеловать эти брови. Второй человек прощается с ним за руку и снова входит в ворота питомника. Все! Сейчас Джек сядет в машину и уедет.
        Словно невидимая пружина вытолкнула Бетти из ее укрытия.
        - Джек!
        Он резко обернулся, и какие-то бумаги, которые он держал в руках, упали на мокрый асфальт. Он, даже не сделав попытку поднять их, шагнул к ней. Его лицо осветилось радостью.
        - Бетти?!
        Бетти перешла разделявшую их асфальтовую дорожку.
        - Я хотела навестить Лотту. Как она поживает? - пробормотала она.
        Сердце ее сжалось, когда она увидела, как потухли его глаза, опустились вниз уголки губ.
        - Хорошо, спасибо. Я сейчас прогулялся с ней… А как ты живешь? - спросил он, с трудом выговаривая слова.
        - Нормально. Устроилась на работу… - Слова сами собой затихли, такими они казались неважными и ненужными. - Ты, наверное, спешишь… Я не хочу тебя задерживать, - выговорила она в полном отчаянии, совершенно не зная, что еще сказать.
        Джек взглянул на нее глазами раненой собаки и, как-то торопливо кивнув, поднял свои бумаги и стал открывать дверцу машины. И Бетти поняла, что это действительно конец - сейчас он уедет, и это будет НАВСЕГДА!
        - Джек!
        Он вздрогнул и поднял на нее глаза. И должно быть прочитал в них то, что готовы были сказать ее губы, - он стремительно шагнул к ней и взял ладонями за плечи.
        - Бетти?..
        - Прости меня… но я не могу без тебя жить, - произнесла она и почувствовала, что по щекам бегут слезы.
        - Я тоже, - выдохнул он, прижимаясь губами к ее волосам.
        Вся дрожа, Бетти уцепилась за него, чтобы не упасть, наверное, она все-таки на какой-то миг потеряла сознание. Пришла в себя она оттого, что Джек шептал ей на ухо какие-то глупые, восхитительные слова. А потом они заговорили одновременно, целуя друг друга в щеки, подбородок, губы:
        - Это я виноват…
        - Я так хочу, чтобы мы были вместе…
        - Я вел себя ужасно глупо…
        - Я просто дура…
        Бетти почувствовала, что тает от счастья. Но тут взгляд Джека устремился куда-то поверх ее головы, и в следующую секунду он с силой оттолкнул ее от себя, так что она упала на асфальт, и бросился через дорогу. И в тот же миг рядом раздался звук, словно из бутылки с шампанским вылетела пробка.
        Когда ничего не понимающая Бетти поднялась, то увидела, как Джек одной рукой обхватил за талию какую-то девушку с разметавшимися длинными волосами, а другой вырывает у неё маленький, блестящий, похожий на игрушечный пистолет.
        А девушка, в которой Бетти тотчас же узнала подругу Артура Зоннера, пронзительно выкрикивала:
        - Ненавижу! Дрянь! Это ты подставила Артура. Это из-за тебя он сейчас в тюрьме. А ведь мы должны были пожениться…
        Внезапно она безвольно повисла на руках Джека.

        Через час Джек и Бетти ехали в его «форде» из больницы, куда отвезли несчастную, потерявшую сознание, и где Джеку обработали рану - пуля все-таки задела ему щеку.
        Виктории Секвилл-Уэст, дочери сэра Эндрю, члена палаты пэров, предстояло серьезно лечиться от наркомании. Когда вызванный в больницу полицейский спросил Джека:
        - Будете ли вы подавать заявление о покушении на убийство?
        Джек, посмотрев быстро на Бетти, твердо сказал:
        - Нет.
        Виктория была не в себе и не отвечала за свои поступки. Она вбила себе в голову, что именно Бетти погубила Артура и разлучила ее с женихом.
        - Неужели Зоннер давал ей наркотики? - ужасалась Бетти.
        - Врач, с которым я разговаривал, считает, что она принимает наркотики очень давно. Он связался с ее родителями. Ее мать сказала, что они давно потеряли над ней контроль и даже не знали, где их дочь жила в последнее время. Мать приедет за ней и увезет ее в частную клинику, - рассказывал Джек.
        Его скула была залеплена пластырем. Холодея от ужаса, Бетти подумала, что пуля могла бы стать роковой, попади она чуть выше - в висок! Неужели она могла потерять Джека?! И в тот момент, когда они снова нашли друг друга? Бетти словно провалилась в омут с ледяной водой.
        Но высшие силы простили ее за глупость - в который раз - они вмешались и не допустили этого. Значит, там, наверху, ей дали еще один шанс! И в тот же момент Джек сказал:
        - Я заметил ее случайно, когда она вышла из-за кустов и подняла руку с пистолетом. Ведь она стреляла в тебя! Ох, Бетти…
        Лицо его было бледным как мел.
        - Останови машину! - воскликнула Бетти. Он резко затормозил у края тротуара, и она прижалась к нему всем телом и крепко обхватила его за шею.
        - Это был знак свыше! - лихорадочно зашептала она. - Ведь жизнь такая короткая. О Господи, прости меня…
        - Успокойся, моя радость, успокойся, - шептал он ей в ответ, целуя ее в глаза. - Мы больше не расстанемся. Все будет хорошо, только успокойся. Ведь ты меня теперь не прогонишь?
        - Не напоминай мне! - воскликнула Бетти, утыкаясь головой ему в плечо. - Просто я… я была уверена, что ты не сможешь меня любить. Я поняла, что не вынесу, если ты бросишь меня потом, какое-то время спустя…
        - А я подумал, что ты все еще любишь…
        - Кевина? - Она резко вскинула голову и увидела, как он смущенно опустил глаза. - Нет, Джек, посмотри на меня! Я не любила его. Я поняла, что такое любовь, только сейчас, когда со мной ты. А Кевин… Я была тогда такой одинокой. Мне польстило, что всесильный шеф обратил свой взор на бедную секретаршу. Наверное, я почувствовала себя Золушкой…
        - Прошу тебя, не надо об этом, - мягко сказал он, обнимая ее. - Ты не должна оправдываться. Ты ни в чем не виновата.
        - Но ты веришь, что я тебя люблю? - спросила она робко.
        - Да, но все же не так сильно, как я, - добавил он полушутя, чувствуя, как она постепенно перестает дрожать.
        Я сделаю все, чтобы ты мне поверил, поклялась себе Бетти перед тем, как прижаться губами к его губам.
        Она растворялась в его поцелуе. Тела их сплетались так естественно, словно они знали друг друга давно. А потом тело Бетти стало невесомым и рассыпалось на тысячу маленьких искр.

        Они лежали на ее старом диване, и Джек нежно водил пальцами по ее обнаженной руке.
        - Откуда у тебя этот шрам? - спросил он, осторожно касаясь белой полоски, тянувшейся от ее локтя до запястья.
        - Это? Я в детстве упала с велосипеда. У меня был настоящий велосипед, я его обожала и носилась на нем повсюду. Но однажды что-то подвернулось под колесо, и я упала, а там оказался осколок бутылки.
        Она дала ему поцеловать шрам и приникла губами к его темной макушке. Ее не оставляло чувство, что отныне в ее жизни все будет как надо, как было задумано кем-то могущественным и любящим. Она словно сделала опасный вираж, но потом вернулась на правильный путь, и пока с ней Джек, ее ангел-хранитель, она больше никогда с него не свернет.
        - Ты притворялся тогда, что не умеешь кататься на лыжах? - хихикнула она. - Я так и подумала. Но что у тебя за бедная фантазия! - поддразнила она его. - Кроме катания на лыжах ничего не мог придумать, чтобы поухаживать за девушкой.
        - Ты не поверишь, но я нисколько не притворялся, - сказал он, накручивая локон ее светлых волос на палец. - Моя мать обожала этот спорт и однажды повезла меня в горы. Она записала меня в группу старших ребят, но я был еще слишком мал. Ей казалось, что ее сын должен быть во всем первым. Но я ее разочаровал - упал и сломал руку…
        - К черту лыжи! - воскликнула Бетти. - Не думаю, что мне когда-нибудь захочется снова на них встать. Меня больше влечет парусный спорт, - размечталась она. - Представь, я стою на палубе яхты, в белом жакете и плиссированной юбке. А ты в синем кителе с золотыми пуговицами…
        - Ни дать ни взять принц Уэльский, - кивнул Джек.
        - Смотришь в бинокль на остров, к которому мы собираемся пристать. Ты ставишь парус, разворачиваешь яхту по ветру, и нас окатывает фонтаном брызг. Лотта лает от восторга…
        - Когда-нибудь у нас обязательно будет яхта, а пока могу обещать тебе только катание на лодке, - сказал он. - В Мичелдоне есть большое озеро.
        - Супер! Я никогда не плавала на лодке. А можем мы купить собственную лодку, пусть самую маленькую? - с надеждой спросила она, поднимаясь на локте.
        - У отца есть своя моторная лодка, которой он совсем не пользуется. Называется
«Шикарная Джейн».
        Бетти счастливо засмеялась.
        - Ты выйдешь за меня замуж? - прошептал он ей на ухо.
        Она на миг замерла, потом подняла на него глаза.
        - Ты, правда, этого хочешь?
        - Неужели ты сомневаешься? - воскликнул он. - Что мне сделать, чтобы ты мне поверила? Да, я хочу, чтобы ты была моей женой. Хочу быть с тобой до тех пор, пока буду тебе нужен. Но если ты вдруг почувствуешь…
        Она зажала ему рот рукой.
        - Молчи! Я знаю, что я тебя не стою. Но я стану лучше, вот увидишь. Не перебивай! - снова воскликнула она, когда он попытался что-то сердито возразить. - Да, да, да, Джек. Я буду твоей женой. Только…
        - Что? - спросил он. И у него замерло сердце.
        - Только… неужели ты любишь все эти пышные церемонии? - воскликнула она. - Платья со шлейфами, цветы в петлице и сто человек гостей?
        - По-моему, все это напоминает спектакль…
        - Мне хотелось бы пойти в бюро регистрации вдвоем и дать тебе клятву, чтобы свидетелем был один лишь Бог, - сказала Бетти, заглядывая ему в глаза.
        - Но твою маму и моего отца мы пригласим? - улыбнулся он.
        - Если считаешь необходимым, - вздохнула она и опустила голову ему на грудь. - Но меня устроил бы и один Господь…
        И они вернулись к поцелуям, которым, кажется, не предвиделось конца.
        - Я забыл сказать тебе важную вещь, - сказал Джек некоторое время спустя. - Мне разрешили забрать Лотту из питомника под расписку. Вечером я заеду за ней.
        Бетти стремительно села.
        - Как я рада! Но, Джек, где же ты будешь ее держать? Ведь ты говорил, что хозяин твоей квартиры запрещает держать собак.
        Он нежно привлек ее к себе.
        - Мой отец собирается поехать в Кению на два года, чтобы поработать в новом детском центре и заодно закончить свою диссертацию. Короче, на время своего отсутствия он просил меня пожить в нашем старом доме. Лотте там будет прекрасно - есть огороженный сад, чтобы она не контактировала с другими животными. Я стану ездить в Лондон оттуда - это почти час езды, но ничего, так делают многие. - Он взволнованно заглянул в ее лицо. - Ты согласна жить там со мной?
        Сдерживая волнение, он ждал ответа. Это нечестно с его стороны, он должен был сказать об этом Бетти до того, как сделал ей предложение. С чего он взял, что ей придется по душе деревенская жизнь?..
        Видя его волнение, Бетти приняла задумчивый вид.
        - В Мичелдон?.. - Она выдержала эффектную паузу. - Я поехала бы с тобой и в Антарктиду! Ты все еще сомневаешься?
        Она шутя накинулась на него, ему пришлось отбиваться от нее подушкой, и это снова кончилось объятиями и поцелуями.
        - Я все сделаю, чтобы ты там не скучала, - пообещал он.
        - Но я не хочу, чтобы ты со мной нянчился. Уж я найду себе занятие. Ты, кажется, упоминал, что там есть замок?
        - Да, он принадлежит семейству Хантингтон. Они живут в Лондоне и редко в него наезжают, только матушка сэра Томаса живет там подолгу. Он, кстати, открыт для посетителей.
        Джек бросил взгляд на часы, встал и начал одеваться.
        - Через час я должен быть на работе. Ты не представляешь, что значит быть женой полицейского. У тебя еще есть время передумать… - Он с улыбкой посмотрел на нее.
        - Нет, Джек Моран, ты от меня не отделаешься! - Бетти тоже вскочила и натянула халатик. - Сейчас я приготовлю тебе завтрак. Ты что предпочитаешь - омлет, сандвичи с кофе? А может быть, тебе сварить овсянку?
        - Обычно я утром только пью кофе…
        Бетти даже остановилась на пути в ванну.
        - Как же ты продержишься до ланча? А если будет срочная работа, и ты не успеешь поесть днем? Ну ладно, сегодня, так и быть, я уступлю, но в дальнейшем постараюсь тебя убедить в преимуществе сытных завтраков. Ладно, иди первый в ванную.
        - Ничего, я еще не опаздываю, иди сначала ты.
        - Нет, иди ты.
        - Если мы пойдем туда вдвоем, я точно опоздаю на работу, - сказал Джек, окидывая ее долгим взглядом, от которого по всему телу Бетти разлилось тепло.
        Но он тут же исчез за дверью ванной, а она побежала на кухню, чувствуя себя беззаботно-счастливой, как щенок, которого вывели гулять, и он радуется просто потому, что живет на свете.
        Пока Джек пил кофе, Бетти мечтала, что научится вкусно готовить и будет каждое утро радовать его чем-то необычным. Раньше она не увлекалась кулинарией, но сейчас ей хотелось, чтобы у Джека было всегда все самое вкусное. Впрочем, кажется, мужчины не любят изысков, предпочитают пищу простую и сытную.
        В двери он обнял ее и поцеловал долгим нежным поцелуем.
        - Я тебя люблю, - прошептал он ей на ухо.
        - Нет, это я тебя люблю.
        - Нет, я!
        Они могли бы еще долго стоять и говорить друг другу всякие глупости, но Джек уже спешил.
        - В шесть часов приезжай к питомнику. Мы возьмем Лотту и повезем ее к отцу. Он присмотрит за ней пока. Но потом нам предстоит поселиться там окончательно.
        Бетти почувствовала в его голосе виноватые нотки. Он все еще не уверен в ее любви. На то, чтобы он полностью в нее поверил, потребуется время. Бетти еще раз быстро поцеловала его и вложила в поцелуй всю нежность, на какую только была способна. Потом подбежала к окну и стала ждать, когда Джек выйдет из дома. Его «форд» стоял у самого подъезда. Она тревожным взглядом окинула улицу и сквер напротив. Бетти пришла в голову дикая мысль, что в этом сквере Джека может подстерегать очередная жертва наркомании.
        Если бы он мог брать с собой Лотту, я была бы спокойна, подумала Бетти.
        Неужели это не сон? Сегодня она увидит Лотту. Поедет вместе с Джеком к его отцу. И только от нее зависит, когда она станет женой Джека…
        От счастья у нее перехватывало дух и одновременно становилось жутко. А вдруг Джек передумает? Неужели счастье и боязнь потерять это счастье - неразлучные спутники?
        Бетти глубоко вдохнула, чтобы успокоиться, и прошла по комнате. У нее много дел, некогда поддаваться нелепым страхам. Прежде всего, она должна позвонить Клер и сказать, что не выйдет в понедельник на новую работу. Клер, конечно, рассердится, а если Бетти скажет ей, что выходит замуж, то назовет ее несерьезной. Она спросит, почему нельзя совмещать эти два занятия. Но Бетти и не собирается сидеть у Джека на шее, просто за эту работу она ухватилась от безысходности, а сейчас она найдет себе что-то более подходящее.
        Полистав справочник, она нашла адрес искусствоведческого колледжа, записала его и, поборов желание позвонить Джеку и сказать, что она его любит, отправилась в ванную.

        Джек зашел в буфет выпить чаю и развернул газету, которую купил по дороге на работу. В разделе светской хроники ему попалась заметка о презентации, которая сегодня состоится в ресторане отеля «Кумберленд». Одно имя в списке приглашенных моментально привлекло его внимание:

        Президент рекламной фирмы «Кандидос» Кевин Эдвардс…

        Какое-то болезненно желание увидеть этого человека овладело им. Этот тип отнесся к Бетти, как к бездушной кукле, мимолетной забаве, и едва не стал причиной ее смерти. Кругом много искушенных женщин, которые и сами только рады новому роману. Но Эдвардс выбрал невинную девушку, которую едва не погубил.
        Джек испытал приступ такой едкой ненависти, что у него даже заломило в висках. Подобные люди не подлежат суду, но сколько на их счету погубленных жизней. То кольцо, которым он откупился от Бетти, до сих пор лежало в кармане его пиджака.
        Отель «Кумберленд» находился в двух шагах. Джек подъехал к крыльцу, поставил
«форд» на стоянку и вошел внутрь. Презентация уже началась. Он махнул перед охранником своим удостоверением и попросил позвать мистера Эдвардса.
        Вскоре на лестнице зазвучали шаги. Высокий лощеный мужчина с крупными чертами лица остановился внизу и обвел взглядом вестибюль. В руке он держал бокал шампанского. Джек сделал несколько шагов по направлению к нему.
        - Это я вас спрашивал.
        - Мне сказали, что вы из полиции, - произнес Кевин, выражая всем своим видом готовность добропорядочного гражданина оказывать всяческое содействие органам власти.
        Молча глядя ему в лицо, Джек сунул руку в карман, достал кольцо и показал его на протянутой ладони. Он сразу понял, что Кевин узнал кольцо, что-то дрогнуло в его лице.
        - Вы, я вижу, узнали эту вещицу? - спросил Джек.
        - Ну… да, это был мой прощальный подарок одной девушке. С ней что-то случилось?
        - А имя этой девушки вы помните?
        - Конечно. Бетти Кларк. А в чем дело?
        - При каких обстоятельствах вы с ней расстались?
        Кевин неуютно повел плечами.
        - Это личное дело, но поскольку у вас, видимо, есть основания спрашивать, я готов ответить вам. У нас был роман. Я увлекся этой девушкой довольно сильно. Мы провели чудесные несколько недель в Париже, но потом… видите ли, я понял, что она строит какие-то планы, питает несбыточные надежды на будущее, и решил, что необходимо расстаться. Мы с ней совсем разные люди… В общем, я убедил ее, что так будет лучше.
        - Убедили, вот как?
        - Именно так! - уверенно произнес Кевин, заметно осмелев. - Но вы так и не сказали, в чем дело? Насколько мне известно, мисс Кларк благополучно вернулась в Лондон.
        - Я, пожалуй, должен поблагодарить вас за то, что вы от нее сбежали, - медленно проговорил Джек. - Она, даже поняв всю вашу несостоятельность, едва бы решилась вас бросить сама - у нее слишком доброе и преданное сердце. А теперь вы для нее всего лишь фантом. Дурной сон. Им и оставайтесь. А колечко возьмите. Она его выбросила, а я решил вам вернуть, чтобы оно напоминало вам о вашей трусости и подлости.
        Он бросил кольцо в бокал шампанского, который держал в руке Кевин, повернулся и пошел к выходу, думая, а не сделал ли он из себя дурака. Сзади царило молчание. У самого выхода Джек услышал дробный стук каблучков по лестнице и голос:
        - Ну куда же ты пропал?
        Он обернулся. По лестнице вниз спускалась высокая худая шатенка в сногсшибательном платье. Кевин поспешно заталкивал кольцо в карман. Метнув на Джека умоляющий взгляд, он повернулся к девушке.
        - Уже иду, дорогая.
        Джек отвернулся и вышел на воздух. Наверное, ревность делает всех мужчин смешными. Но на душе его полегчало.

        Уже близился шестой час, и Бетти ехала в метро. С ней был дорожная сумка, куда она упаковала самые необходимые вещи, чтобы переночевать в доме будущего свекра. Она долго колебалась, нужно ли купить мистеру Морану-старшему подарок, потом решила посоветоваться с Джеком и все-таки позвонила ему по мобильному. Джек ответил, что его отец очень неприхотлив в быту, и его единственная слабость - выпить бокальчик хорошего виски вечером перед сном. И Бетти выбрала бутылку самого дорогого виски, но решила, чтобы Джек передал ее отцу сам.
        Она раскрыла газету, которую купила, чтобы почитать в метро, и в глаза ей бросилась знакомая фамилия. Кевин Эдвардс! Презентация в отеле. Она прислушалась к себе и… ничего не почувствовала. Как будто это не она, а совсем другая девушка была влюблена в своего шефа, питала надежды, страдала…
        Дай Бог, чтобы Кевин был так же счастлив со своей новой женой, как она счастлива с Джеком! Она не испытывала к нему ненависти или обиды. Если бы она его встретила, то, наверное, только равнодушно улыбнулась бы.
        Но тут ей пришло в голову, что эта газета могла попасться на глаза Джеку. У нее болезненно сжалось сердце. Как ей убедить Джека, что Кевин для нее больше ничего не значит?
        С такими мыслями Бетти остановилась у ворот и приготовилась ждать - до шести оставалось еще десять минут. Но из-за поворота показался бежевый «форд» Джека. Остановив машину, он выбрался на тротуар, и они бросились друг к другу, словно не виделись целый год.
        Рука об руку они вошли в ворота питомника. Сначала следовало нанести визит директору и еще раз прослушать предупреждение об ответственности. Согласно закону Лотта не должна была общаться с другими собаками, прогуливать ее надлежало в наморднике до мая, после чего ей должна была быть сделана прививка от бешенства. Когда с формальностями было покончено, Джек и Бетти поспешили к вольеру.
        - Лотта! Лотта! - издалека закричала Бетти. - Это мы. Мы пришли за тобой.
        Лотта, кажется, поняла, что на этот раз ее не оставят в клетке. Оказавшись на свободе, она с жаром облизала лица присевших на корточки Джека и Бетти, а когда Джек прицепил к ее ошейнику поводок, радостно залаяла.
        В машине она сидела на заднем сиденье, и иногда они слышали, как она вздыхала - наверное, от счастья. Машина неслась на север, большой шумный город остался позади, а впереди лежала новая жизнь. Конечно, им еще предстояло вернуться в город, чтобы перевезти свои вещи в бунгало отца Джека, но Бетти знала, что десять дней промелькнут незаметно. Сейчас ее волновало одно - понравится ли она Морану-старшему… Интересно, похож ли он на Джека?
        - Смотри, вот за этим поворотом Мичелдон, - сказал Джек, когда они вынырнули из рощи, по которой давно уже петляла дорога, и выехали на равнину с невысокими холмами, поросшими кустарником. Слева тянулась живая изгородь. Сделав поворот, они увидели деревушку с каменными домами и высокой колокольней церкви.
        - Поздний георгианский стиль, - авторитетно сказала Бетти. - Ах, какое чудо!
        В следующий момент она снова ахнула, потому что ее взорам предстали высокие башни замка, высившегося на холме. Джек видел, что она восхищена искренне, и у него отлегло от сердца - он боялся, что это место ей покажется скучной дырой.
        Машина проехала по каменному мосту и оказалась на улице, состоявшей из одноэтажных домиков.
        - Как видишь, в них мало романтики, - сказал Джек.
        - Ты просто не замечаешь, потому что привык. Они необычайно милые. Какой же из них твой?
        Ей казалось, что она непременно угадает, в котором из этих домиков Джек провел свое детство. Но он не стал напускать таинственности.
        - Видишь высокое дерево? Этот ясень стоит у нашего дома. Отец посадил его, когда я родился. Двадцать пять лет назад.
        Он затормозил у белого заборчика. Ворота была открыты - их явно ждали. Джек завел машину во двор, и тут же на крыльце показался крепкий мужчина в джинсах и клетчатой рубашке.
        Джек вышел из автомобиля и хотел открыть Бетти дверцу, но она уже выбралась сама. Он обнял ее за плечи и подвел к отцу.
        - Вот папа, это Бетти.
        - Роберт Моран. - Он сердечно пожал ей руку.
        Бетти сразу подумалось, что отец Джека похож на Санту - только без бороды. Но у него было такое выражение лица, словно сейчас он достанет мешок и начнет раздавать подарки. Она сразу почувствовала к нему доверие. Жаль, что в детстве ее не водили к такому доктору!
        Джек пошел закрыть ворота, чтобы можно было выпустить Лотту. Собака, выпрыгнув из машины, подбежала к отцу Джека и внимательно обнюхала его колени, после чего лизнула ему руку, а он погладил ее по голове.
        - Теперь я спокоен - будет, кому присмотреть за вами в мое отсутствие, - сказал мистер Моран со смехом. - Идемте смотреть дом, Бетти.
        В доме было четыре комнаты и кухня. Увидев под потолком кухни темные деревянные балки, Бетти пришла в восторг и выразительно взглянула на Джека. Вот только стены не сверкали белизной.
        - Не стесняйтесь, переделывайте все по-своему, - сказал Роберт Моран, когда они сели за большой кухонный стол пить чай. - Мне жаль, что я оставляю вам дом далеко не в лучшем состоянии. Кухня нуждается в побелке. И обои давно пора поменять. Бетти, приложите к этому вашу женскую руку.
        Бетти признательно ему улыбнулась. Лотта лежала под столом, и изредка чья-то рука опускалась вниз, чтобы угостить ее кусочком кекса. И хотя она не любила сладкого, ей было приятно принимать эти кусочки из рук любящих людей, которые снова привезли ее на новое место. Но она уже чувствовала, что это место станет ее настоящим домом.
        - Как бы вы не соскучились здесь, Бетти, - выразил опасение Моран. - У Джека, сами знаете, рабочий день не нормирован. Он может иногда прийти домой только к полуночи.
        - Я стану готовить ему королевские обеды, - сказала Бетти. - И еще я буду учиться - сегодня я подала документы в колледж на отделение истории искусств. Я еще не успела тебе сказать, - виновато посмотрела она на Джека.
        Джек с восторгом взглянул на нее.
        - О, если вас интересует искусство - у нас тут в замке собраны неплохие картины. Кстати, миссис Элскин - она экскурсовод, водит туристов по замку - как-то обронила, что ей нужна помощница. Если вы захотите…
        - Если я ей подойду, то я с радостью попробую, - взволнованно сказала Бетти. Водить экскурсантов по замку и рассказывать им захватывающие истории из далекого прошлого - это интереснее, чем сидеть в конторе.
        Джек радостно смотрел на ее сияющее лицо.
        Но тут Бетти извинилась и встала, сказав, что должна позвонить маме. Весь день она не могла дозвониться в Йорк, трубку никто не брал, и она волновалась. Она вышла в гостиную, подсела к телефону и набрала номер. На этот раз трубку сняли сразу, и бодрый мамин голос сказал:
        - Алло!
        - Мама, это я, - вздохнула с облегчением Бетти. - Я звонила несколько раз, но вы куда-то все пропали.
        - Ах, Бетти, мы ездили смотреть помещение для ресторана. Йен нашел прекрасное место почти в центре города. Он пригласил подрядчика, и мы сразу же определили объем работ и составили смету. И знаешь - мы вполне укладываемся в ссуду, даже еще остаются деньги.
        Мамин голос радостно звенел. Бетти подумала, что сейчас ей предстоит ее огорошить.
        - Мама, я хотела сообщить тебе новость. Я в следующий вторник выхожу замуж. Он служит в полиции, и его зовут Джек Моран. Я подумала, ты захочешь присутствовать на церемонии. Впрочем, если у тебя сейчас много хлопот, это вовсе не обязательно, - прибавила она. - Все пройдет скромно. Двадцать пятого февраля в бюро на Ровелл-Роуд. Потом мы сразу вернемся в Мичелдон, где станем жить, потому что у нас собака… Почему ты молчишь, мама? - тревожно воскликнула она.

        Тем временем на кухне шел такой разговор:
        - Джек, - говорил отец сыну, - по-моему, тебе очень повезло. Мне кажется, она чудесная девушка. Только жаль, что все будет наоборот - после вашего бракосочетания в путешествие уеду я, а вы останетесь дома.
        - Мы перенесем наш медовый месяц на май, когда я смогу взять отпуск, - сказал Джек.
        У него были небольшие сбережения, и сегодня утром он узнал, сколько стоит взять в аренду яхту, чтобы совершить недельный круиз по Средиземному морю. Он еще не сказал об этом Бетти, пусть это будет для нее сюрпризом.
        - Кстати, как мы договаривались, я отдал кое-что из ненужной мебели соседям, - сказал отец. - Тут такая, знаешь, странность… Твой старый письменный стол взяли Карлтоны для малыша Бобби. И сегодня утром приходит Роза Карлтон и приносит вот это… - Роберт сунул руку в карман вязаного жакета и принялся рыться в нем. - Она сказала, что они вынули ящики, чтобы протереть их, и внизу нашли эту вещицу, которая, видимо, завалилась за ящик. Я вижу это в первый раз. Может, ты припомнишь, что это за штуковина?
        Он, наконец, нашел то, что искал, и протянул руку. Джек взглянул - на ладони отца лежал старинный медальон из светлого металла, на его крышечке бирюзой была выложена незабудка…
        КОНЕЦ

        Внимание!
        Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к